Book: Серая хризантема (Фантастические повести и рассказы)



Серая хризантема (Фантастические повести и рассказы)
Серая хризантема (Фантастические повести и рассказы)

Михаил Шаламов

СЕРАЯ ХРИЗАНТЕМА

Фантастические повести и рассказы

Серая хризантема (Фантастические повести и рассказы)

Серая хризантема (Фантастические повести и рассказы)

СЕРАЯ ХРИЗАНТЕМА

Рассказ

Оиси проснулся от цвирканья сверчка, проследил взглядом мерное качание его бронзовой клеточки под потолком и невольно вспомнил строки:

Какая долгая жалоба!

О том, как кошка поймала сверчка,

Подруга его печалится[1].

Он встал с тюфяка, быстро оделся и, раздвинув легкую седзи[2], выглянул на улицу. Ночь, черная, как тутовая ягода, гусеницей уползла за холмы. Утренняя прохлада заставила Оиси поежиться. Он любовался стареющим месяцем, когда услышал за спиной шаги. Громко шлепая широкими босыми ступнями, в комнату вошел хозяин гостиницы.

— Господин собрался в дорогу? — спросил он с почтительным поклоном.

— Да. Мне хотелось бы закончить свои дела до полудня. Заверните мне в дорогу чего-нибудь съестного и примите плату, почтенный!

Звякнула монета. Не слушая слов благодарности, Оиси вышел во двор и, опершись на красный лакированный столбик, надел потертые кожаные сандалии. Проходя мимо сливового дерева, он провел рукой по ветке и почувствовал клейкость первых листьев. «Ночью лопнули почки», — подумал он и улыбнулся, а через пять минут уже вышел на дорогу и легким шагом вошел в предрассветные сумерки.

Начинался Час дракона[3].

Кирисито Оиси был молодым самураем из клана Тёсю. Вот уже почти два года он не был дома. Неумолимые каноны бусидо[4] двадцать месяцев назад бросили его на эту долгую дорогу. С тех пор он жил только воспоминаниями о доме и желанием поскорее свершить данный себе и небу обет.

Двадцать месяцев назад его сюзерен, князь Хосокава, был подло убит ночью неким самураем по имени Кэндзабуро Харикава. И тогда восемь вассалов князя, повинуясь долгу чести, поклялись на алтаре отомстить убийце и отправились на его розыски.

Но Харикава скрылся, и отыскать следы его было непросто. Поэтому мстители, разбившись на маленькие группки, отправились в разные стороны. Кирисито поехал с младшим братом, твердо решив не возвращаться до тех пор, пока собственными руками не поднимет на шест голову преступника.

Оиси шел вперед привычно быстрым шагом. Похоже, что его поиски приближаются к концу. Нищий монах, встреченный им вчера на дороге, поведал мстителю, что человек, похожий на Харикаву, опередил Кирисито на полдня пути. А это значит — через какие-нибудь две недели Оиси будет дома. Скоро он снова сможет обнять жену.

О-Кими, милая О-Кими! Знала бы ты, как скучает по тебе супруг в походе за справедливостью! И месяца после свадьбы не прожили они вместе, не успели зачать наследника рода Кирисито. И так ясно представил Оиси ее, юную, гибкую и тонкобровую, что словно яшмовая нить лопнула в душе его. И на сердце стало вдруг тепло и покойно.

Месть прочно вошла в жизнь Оиси. Он казался себе садовником, который долго и терпеливо выращивает серую хризантему. На это потрачено два года молодости — и вот бутон уже раскрылся. Теперь нужно напоить хризантему кровью, чтобы цветок обрел цвет и запах. Иначе труд его так и останется незавершенным. Вассал, не отомстивший за господина, не достоин чести называться самураем.

Путь был долог и труден. Однажды Оиси совсем было настиг беглеца в провинции Суо. Но там свирепствовала чума, и ему не удалось уберечь от нее брата. Похоронив юного Тёэмона, он продолжил погоню, но беглец уже покинул провинцию.

За двадцать месяцев четырежды нападали на Кирисито разбойники. Три раза все заканчивалось благополучно. Но в последней стычке огромный, одичавший от голода бродяга-ронин[5], в драном, покрытом пылью синем кимоно, разрубил Оиси предплечье. Но голод — плохой учитель осторожности. Опьянев от запаха крови, разбойник сделал неверный выпад и встретил виском меч Кирисито. Самого Оиси долго лечили монахи маленького захолустного монастыря. И снова погоня…

Из-за гор вставало солнце. Еще отчетливее стал контраст снега в полях по обе стороны от дороги с черными жирными проталинами. На землю приходили рука об руку утро и весна.

Дорога плавно погрузилась в рощу. Теперь по обочинам высились заросли бамбука вперемежку с молодыми криптомериями. Над головой Оиси пролетела пестрая птица и скрылась в зарослях. Он, остановившись, проводил птицу взглядом. И в этот момент, не заглушаемый больше скрипом снега под подошвами, в уши молодого самурая вошел далекий тихий крик. Кто-то звал на помощь. Кричали впереди и чуть справа от дороги. Прижимая локтем колчан со стрелами, Оиси побежал на голос.

Продравшись сквозь бамбуковую чащу, Кирисито выскочил на большую поляну, покрытую блеклым весенним снегом. Из-под серой ледяной крупы торчали метелки жухлой прошлогодней травы. А на другом конце поляны двое неизвестных, затянутые с ног до головы в ярко-алую лакированную кожу, боролись с пожилым самураем в разорванном кимоно. Заломив старику руки за спину, они тащили его в заросли. Самурай кричал и упирался. «Зачем они его тащат? Ведь расправиться с путником удобнее на поляне…» — почему-то подумал Кирисито, а сам уже тянул с плеча лук. Потом началось жуткое.

Из зарослей, навстречу разбойникам, выползло огромное, величиной с пагоду, членистое тело гигантской сколопендры. Медно-красные бока ее лоснились, а огромные бессмысленные глаза тускло мерцали под лучами солнца.

Пленник, увидев чудовище, снова вскрикнул и забился в цепких руках разбойников, а те продолжали тащить его навстречу смерти.

Не медля ни мгновения, Оиси вогнал меч по гарду в сугроб и, наложив на тетиву длинную черную стрелу, прицелился в спину ближнего разбойника. Запела тетива, и стрела с глухим стуком впилась тому в левую лопатку. Разбойник выпустил жертву и ничком рухнул на истоптанный снег. Второй оглянулся, склонился над упавшим, но тот что-то прохрипел на незнакомом Оиси языке и махнул рукой в сторону зарослей. Второй разбойник медленно, словно нехотя, побрел к кустам. Но, увидев через плечо, что на тетиву легла еще одна стрела, ускорил шаги и растворился среди тростника.

Стрела поразила чудовище в глаз, но не воткнулась, а лишь скользнула по гладкой его поверхности и расщепила ствол чахлой криптомерии. Убедившись в неуязвимости сколопендры для стрел, Оиси вытащил меч из сугроба и начал наступать на монстра, а тот, как ни странно, роя наст тысячами коротких ножек, стал задом втискиваться в заросли.

Когда бамбук сомкнулся за чудовищем, Оиси обернулся к пожилому самураю. Тот стоял на подгибающихся ногах и вполголоса молился. Кирисито дождался конца молитвы и, подойдя к самураю, спросил:

— Как ваше имя, сэнсэй? Из какого вы рода?

— Харикава Кэндзабуро, — хрипло ответил тот, опускаясь на снег. Оиси встал над ним и заглянул в глаза. Ему хотелось понять, почему этот старый уже человек решился на преступление. Вот он сидит, враг… Кирисито скользнул взглядом по изможденному серому лицу, покрытому редкой седой щетиной, по драной одежде, прислушался, с каким хрипом он дышит, как он кашляет, пытаясь охладить лицо мокрым колючим снегом. А в глазах только бесконечная усталость и мука. В Оиси шевельнулась смутная жалость, но молодой самурай сумел без труда преодолеть ее.

— Сэнсэй, когда вы отдохнете, я вынужден вызвать вас на поединок. Меня зовут Кирисито Оиси из клана Тёсю.

Харикава молча кивнул и прилег на снег в надежде скопить силы. Кирисито хотел его предостеречь: холод высасывает из тела жизнь. Но промолчал: Харикава и без того человек конченый. Но и торопить старика он не хотел. Никто не сможет упрекнуть Оиси в том, что он убил обессиленного человека. Самурай приблизился к поверженному разбойнику, отломил у самой раны древко стрелы и перевернул тело на спину. Разбойник тихо застонал. Хотя он и был одет очень странно, но, несомненно, был японцем, молодым и красивым. Оиси сходил к своим вещам, вынул из дорожного бэнто[6] кувшинчик с черной китайской водкой и влил обжигающую жидкость в рот раненого. Тот мучительно заперхал и открыл глаза.

— Открой сумку у меня на поясе и дай мне порошок… — пробормотал он костенеющим языком. — Скорее!..

Оиси открыл маленькую красную, как и вся остальная одежда незнакомца, сумочку, вынул оттуда прозрачный, величиной с лесной орех шарик. Внутри него пересыпался розовый порошок. Алый сунул шарик за щеку и затих.

«Отходит», — подумал Кирисито, помолился за душу грешника и сел точить меч для поединка.

Когда он закончил, Алый уже не лежал, а сидел, привалившись здоровой лопаткой к трухлявому пню. Оиси удивился, как он с такой раной мог еще ползти. А тот жестом подозвал самурая и сказал прерывистым хриплым шепотом:

— Не убивай старика!.. Прошу тебя. Пусть живет!..

Оиси оглянулся на все еще лежавшего на снегу Харикаву.

— Я мог бы просто зарубить его. Он заслужил такую смерть. Но я вызвал его на честный поединок. Если небу будет угодно, Харикава победит меня.

— Но ты же видишь: он на ногах стоять не может!

— Он отдохнет и примет бой! — спокойно ответил молодой самурай. — Я не могу отпустить его без отмщения. Он…

— Убил твоего князя. Я знаю. За дело убил… А ты… Так ли уж ТЫ любил своего господина?

Кирисито на мгновение задумался.

— Да, у князя был крутой нрав. Многим от него доставалось. Любил или не любил, но я был и остаюсь его вассалом. И долг мой…

— Убить беззащитного? Нечего сказать, хорош долг чести! Как это у вас все просто получается!.. Убить… Пойми: Харикава — великий человек!

— Харикава? Это князь был великий человек! — убежденно сказал Кирисито.

— Скотина был твой князь! Он силой взял в наложницы дочь Харикавы. Девочка утопилась. Старик мстил за нее.

— А я мщу за князя.

— Страшные времена! Пойми, имя твоего князя через десяток лет будет забыто, а Харикаву Кэндзабуро будут помнить века. Его надо спасти!

Оиси улыбнулся неумелой лжи этого человека:

— А не ты ли хотел отдать старика чудовищу? Укус сколопендры пострашнее удара меча!

— Наоборот, я хотел его спасти! — прохрипел Алый. — Это была моя машина (этого слова Оиси не понял). Она только похожа на сколопендру, а тебе не с чем больше сравнивать. Попробуй перешагнуть гнусности своего времени — пощади старика! Он нужен людям.

— Он твой родич? — изумленно спросил Оиси.

Алый отрицательно помотал головой.

— Тебе объяснять бесполезно… Попробую… Слушай. Я, — он ткнул себя пальцем в грудь, — буду рожден через пять столетий. В двадцать третьем веке. А в конце двадцатого будут найдены незавершенные рукописи Харикавы. Старик опередил свою эпоху. Он сумел угадать истинную природу времени, создать теорию… Но Харикаву убили, не дав завершить работы. Ты убил. А поэтому воспользоваться рукописью смогут только внуки нашедших ее. Если ты не поднимешь на него сегодня меча, Харикава проживет еще несколько лет, допишет книгу и уже в первом десятилетии двадцать первого века можно будет построить машину времени…

Оиси слушал Алого с сочувствующей улыбкой, не понимая сказанного, и думал, что умирающий бредит. Алый, лихорадочно блестя глазами, продолжал:

— Ты конечно же не понимаешь, как можно спасти человека, которого убили пять столетий назад. Да, для моей истории Харикава уже потерян безвозвратно. Но, если ты послушаешь меня, возникнет новая ветвь реальности, параллельная нашей. В ней Харикава останется жив.

Алый застонал и на минуту забылся. Но потом снова разлепил веки.

— Мы сами пишем историю человечества… И я верю, что настанет день, когда люди параллельных времен сольются в единый союз, и тогда во всей Вселенной не будет ничего сильнее человека. Я верю!.. Нас с Иваном послали выручать Харикаву, помешать ему встретиться с тобой… И мы опоздали…

— Ты умираешь, — прервал его Оиси. — Прекрати лишние разговоры и помолись лучше, чтобы предстать перед Творцом со спокойной совестью.

— Думаешь, я брежу? — Алый рывком поднялся на локте и заскрежетал зубами. — Думаешь, это бред? Смотри!

Он вперил взгляд в бамбуковую чащу. Лицо Алого окаменело, и только синяя жилка билась на потном виске.

И Оиси увидел… Один за другим на границе зарослей надламывались и ложились в снег стволы бамбука. Скоро на этом месте образовалась глубокая просека.

Алый снова застонал и откинулся затылком на комель пня. Лицо его было куском белого мрамора.

— Я бы и с тобой мог так же… Не хочу… Противно это… Отпусти старика!

Кирисито нахмурился.

— Ты демон? — спросил он с угрозой в голосе.

— Да не демон я… — Алый страдальчески сморщился. — Человек. И ты человек! Неужели мы, люди, не сможем понять друг друга?.. Но знай, на какой бы поступок ты сейчас ни решился, ты обязан сначала подумать. Ты на то и человек, чтобы думать! Не забывай об этом. А сейчас отойди подальше. Я вызову Ивана…

Оиси послушно отошел. Он уже не испугался, когда из просеки на поляну полезла Машина. Волнообразно двигая кривыми ножками, она подковыляла к Алому, зависла над ним… и вдруг легла на него своим плоским брюхом. Кирисито представил, что стало с человеком под такой тушей, и ему сделалось нехорошо. Но когда чудовище поднялось и растаяло в воздухе, на том месте, где только что сидел Алый, остался лишь раздавленный трухлявый пень.

Оиси молча смотрел на вдавленные в мерзлую землю щепки. В голове его было пусто и гулко, словно она и не голова вовсе. Потом в ней появилась первая мысль: «Ты на то и человек, чтобы думать!»

Кто-то положил сзади ему руку на плечо. Рядом стоял Харикава.

— Я готов! — сказал он. — Будем биться!

Оиси скользнул взглядом по стоптанным соломенным варадзи[7] на ногах старого самурая, по одежде с прилипшим к ней снежным крошевом, по иззубренному в поединках с разбойниками мечу в костлявых пальцах, по усталому, решительному лицу его и выше: по небу, где высоко над их головами рождался новый день. Потом он спросил:

— Скажите, сэнсэй, как звали вашу дочь?




САГА О СКАЛЬДЕ КОНУНГА

Повесть

Посвящается А. А. Г.

«Хэх! Хэх!» — ухают гребцы, ворочая тяжелые весла. «Гри-и-и», — поскрипывает мачта. «Кр-ра!» — кричит в клетке ворон — талисман судна.

Мутно на душе у Гуннара.

Тогда Ганглери молвил: «Что же будет потом, когда сгорят небеса, и земля, и целый мир и погибнут все боги и весь род людской? Ведь раньше вы сказывали, что каждый человек будет вечно жить в одном из миров!»

Видение Гюльви.

Темный берег в полете стрелы. Ходко идет драккар, пеня широкие плоские волны, и уже не слышно уханья гребцов. Все привычно, продолжается много дней. Почему же не спится королевскому скальду? Он уже спал сегодня, но злой сон поднял его с медвежьих шкур. Снилось Гуннару, что скачет он в битву на сером коне, а в руках у него не боевая сталь, а безобидное феле[8]. И нет сил защититься от смертельного удара.

Страшен Гуннару серый конь — предвестник смерти. Не гибелью страшен. Гуннар — смелый воин. Не обойдут его труп валькирии[9] на поле брани, введут во дворец Одина. Жалко скальду неродившихся песен. Не дойдут до людского мира песни, сложенные в Вальгалле[10].

Шаги. Гуннар мгновенно обернулся, хотя и знал, что здесь, на судне, у него врагов нет. Просто привычка — не оставлять никого за спиной.

Не спалось Торвальду. За глаза его называли Торвальдом Луковицей, или Гунявым Торвальдом, что, впрочем, звучало не лучше. Гунявый, как всегда, был пьян, вонял прокисшим пивом и жаждал облобызать Гуннара.

Скальд увернулся от его мокрых губ, но Торвальда это не смутило. Ухватившись за волчий мех его куртки, Гунявый осторожно усадил Гуннара на кучу твердокаменных овечьих сыров и, брызгая слюной, начал в сотый раз рассказывать, как лет восемь назад раскопал курган Харальда Сивобородого и как набросился на него там, внутри, могильный житель:

— …Я, понимаешь, только за золотую чашу, а мертвец уже лезет на меня из темноты, руки тянет. А ногтищи у него — как крючья. Правду говорили люди, что Харальду перед смертью забыли ногти обрезать. Я — за меч, а чашу не бросаю. Мертвец все ближе. Воет: «Отдай! Мое золото! Отда-а-ай!», и в черепе у него будто снова глаза прорезались… Ну, я его тяпнул по башке. Башка его вонючая запрыгала по полу и давай кусать меня за штаны. Но я ее словил и приложил покойнику к ляжкам. Они после этого успокаиваются… Потом вытащил из могилы золото и честно поделился им с обоими внуками Харальда. Они, слышь ты, меня на это и подрядили. А мне в могилу к старику лезть было сподручно. Я ведь покойнику не друг и не родич. Только говорят, такое золото впрок не идет. И правда — все спустил. Вот только этот браслет и остался… — И Торвальд начал тыкать Гуннара в грудь грязным и тяжелым браслетом из червонного золота и канючить, чтобы тот поменял на него свой заговоренный кинжал из кости морского змея, с которым не страшны никакие оборотни и тролли.

Гуннар устало отмахнулся от Гунявого:

— Ну сам подумай, зачем мне твой браслет, когда мы за золотым идолом плывем? А заговоренный кинжал всегда пригодится!

Торвальд продолжал что-то доказывать. Его одолевала икота, и слова стали совсем неразборчивыми. Постепенно лепетание старика перешло в шепот и преобразилось в богатырский храп. Уж что-что, а храпеть Торвальд Луковица умел.

Скальд тихо встал и пошел на нос драккара. Гуннар долго смотрел вперед по курсу. Богатое звездами небо резали на сочные ломтики высокие края соснового паза, в который перед боем викинги вставляли деревянную голову воина, собственноручно вырубленную когда-то отцом нынешнего конунга. Спать не хотелось.

Полная луна тянула к судну зыбкую дорожку, которую лишь изредка рябил всплеск русалочьего хвоста.

Речные девы-ундины плыли рядом с кораблем, разметав по поверхности струи зеленоватых волос. Вот уже неделя, как плывет драккар по реке, а они не отстают. Гуннару подумалось неожиданно: «Мне уже тридцать зим, а слышать русалочье пение так и не пришлось. Обидно, ведь перед другими ундины не таятся…» И снова в мысли его вошел серый конь.

Рядом в клетке заворочался и глухо каркнул во сне ворон. Скальд просунул меж деревянных прутьев палец и потрогал жесткие перья его крыла. Точно такой же ворон был вышит на стяге конунга.

Вдруг звук лопнувшей струны повис над водами, и под пальцем викинга уже не живое тело птицы, а холод камня. И мир меняется на глазах. Огненно-белым камнем стало море, а с неба цвета декабрьского снега грозно насупилась луна, черная, как сажа. Встрепенулись гранитные скалы и ударили прибоем в морскую твердь, а по аспидной лунной тропе сошли к Гуннару Чужие Боги. Гуннар сразу понял, что это боги, ибо не людьми были пришедшие. И сразу стало ясно ему, что это боги чужие. Впервые видел скальд такую черную кожу, а то, что издали виделось шлемами на их головах, вблизи оказалось глазами. Чужих Богов было двое, и на плече у каждого сидел тролль, гнуснее жабы и отвратительнее врага.

Скальд испытал судьбу. Он сделал шаг в сторону и поднял лук спавшего мертвым сном берсерка[11] Эйрика. Гуннар презирал это оружие слабых, но пользоваться им умел.

Тяжелая стрела бесшумно впилась в выпуклый стрекозиный глаз одной из фигур. Впилась, покачнулась и выпала. И уже там, внизу, воткнулась в лунную дорожку на воде и осталась торчать, чуть подрагивая. Гуннар отбросил лук. Действительно боги. Жалко, что чужие! Хотелось бы ему вот так, с глазу на глаз, встретиться с Христом или Одином.

А боги стояли молча и чего-то ждали от скальда. Уродливые тролли на их плечах молча скалили свои безгубые и беззубые рты в дьявольской усмешке. Потом тихий голос раздался в ушах Гуннара:

— Подойди и слушай!..

Скальду стало страшно, впервые за эти долгие мгновения. Сжав в кулаке рукоятку костяного кинжала, он спрыгнул за борт и, скользя по гладкой тверди вод, встал перед богами.

И тут мир погас. Упругая тьма обвила коконом их троих, и не было больше ни моря, ни неба, ни корабля.

— Подойди и слушай! — Голос богов не колебал густого воздуха. — Ты прав. Мы — не твои боги. Мы пришли низвергнуть асов[12].

Прежде, чем Волк светило сгубит, дочь породит оно; боги умрут, и дорогою матери дева последует.

Речи Вафтруднира.

Ольга вышла на крыльцо продышаться после пропитанной табачным дымом комнаты.

— Я на минутку, — сказала она ребятам. А теперь хотелось задержаться на улице, посреди наполненной смолистым запахом июньской ночи. Но неудобно. Они там, за стенкой, ждут. Впрочем, она и отсюда хорошо слышит вечно простуженный голос Толика Субботина, леспромхозовского плотника. С диким самозабвением он поет:

— И странно, и страшно, и приятно мне. Я снами пленен необъятными, с бесчислием лиц и сцен. Когда потухаю во взоре я, встает предо мною история и предков предлинная цепь…

«Вот выдумал, — „потухаю во взоре“! — сердилась Ольга. — За такие выражения гнать надо из поэзии немедленно! И вообще, что за казенный стиль?!»

А Толик тем временем продолжал, и Ольга представила, как он поет там, за освещенным окном, и клонит набок, к грифу гитары, тонкую шею с большим кадыком.

— …Вот снятся мне степи холмистые, повозки, ползущие издали, — кочевника утлый приют. Да здравствуют скифы! Мне кажется, что там, среди лиц примелькавшихся, в одном я себя узнаю… То кажется, будто ремесленник, мой предок, готовит месиво из глины для братин и чаш. А в случае осаждения на стенах ведет сражение, профессии воина учась…

И этот куплет Ольгу огорчал. Все-таки плохая песня у Толика получилась. А ведь у него есть и лучше. И у других сельчан нет-нет да и появляется теперь желание сложить песню или просто взять в библиотеке книжку хороших стихов.

Два года назад Ольгу распределили в этот богом забытый медвежий угол. И не раз она локти кусала, что не выскочила заблаговременно замуж, как большинство подружек, счастливо избежавших распределения, прогнала от себя в последний момент ухажера Витюню, лаборанта с кафедры научного атеизма. А он потом припомнил ей свой позор. Но все-таки хорошо, что не сдалась!

— …А вот и татарская конница, на запад волною клонится. У каждого свой удел. Скуластые, узкоглазые, на трупах победу празднуют. Ужель мои предки здесь?..

«Да, какая только кровь не течет в жилах русского человека, — подумала Ольга, — с какими только племенами не переплетала История судьбу великого народа. И там, за освещенным окном, ждут ее возвращения русские, манси, башкиры, татарин и даже украинец, бог ведает какими ветрами закинутый в эти края с карпатских предгорий. А ведь всего-то в творческом кружке — девять человек!» — Ольга представила их лица: влюбленный взгляд Эли Мунзуковой, которым она сверлит Толика, деликатнейшего счетовода Фарита Гаптукаевича, вечный жизнерадостный оскал завклубом Славки, сивые усы шофера Марченки и набившую оскомину серьезность комсорга Саввы, который стихов не пишет, да и чужих не читает, но посещать «культурные мероприятия» считает для себя делом обязательным.

— …То мнится, что род мой из викингов. Ладьи через воды великие летят на разбой…

«Все! Хватит», — решила она и шагнула в сени, объявшие ее терпким ароматом привядающей блошницы и мяты. Сквозь непритворенную дверь в избе она уже видела край стола и могучую фигуру Павло Ивановича, перечеркнутую плывущим грифом Толиковой гитары. Марченко всегда садился рядом с гитаристом, внимательно слушал и нещадно драл себя за усы. Ольге всегда было жаль этих роскошных усов, страдавших за поэзию.

Она протянула руку, чтобы открыть дверь, но что-то мягко оттолкнуло ее пальцы, и Ольга поняла, что стоит в абсолютной темноте, со всех сторон окутавшей ее, словно скорлупа огромного яйца, снесенного черным лебедем Стикса.

Но вот тьма посерела, оставаясь тем не менее такой же плотной, и навстречу Ольге шагнуло Существо. Ольга закричала, и никто не откликнулся на ее крик.

— Сядь и слушай, — прозвучало в ее мозгу. Бесстрастный взгляд выпуклых фасеточных глаз заставил ее замолчать и подчиниться. Ольга, не отрывая зрачков от нечеловеческого лица, пошарила рукой и, нащупав что-то вроде пенька, села. Теперь Существо высилось над ней безжизненной статуей черного дерева.

— Мы пришли вылечить ваш мир! — Голос был мертв и бесстрастен.

Ольга смотрела на черную фигуру непонимающе, скорее предчувствуя, а не видя еще странное копошение в большой красной розетке на груди Существа, и замирала в ожидании ужасного.

— …Да, вылечить! Ваш мир давно и безнадежно болен жестокостью и насилием. И есть лишь один способ закрыть путь инфекции, которая может распространиться отсюда по всей Вселенной, — удалить с планеты главного ее носителя. Человека.

Еще не успев осмыслить услышанное, Ольга широко распахнула глаза. Из алой розетки на матовом панцире пришельца высунулись синяя жабья морда и тонкие трехпалые лапки, которые уперлись в грудь Существа, выдавливая наружу тщедушное голое тельце.

Ольга снова вскрикнула и, закрыв лицо руками, метнулась из кокона. С минуту она, как муха, билась о податливую сталь преграды, а когда смирилась и вернулась на место, синей твари поблизости уже не было.

— Садись и слушай, — так же бесстрастно повторил незнакомец. — Мы прилетели сюда недавно. Но прошлое подвластно нам, и, чтобы исследовать вашу Историю, чтобы понять всю опасность Человека для Вселенной, нам не потребовалось слишком больших сроков. Мы заглянули в ваше прошлое и повсюду во все времена и у всех народов Земли видели главное. Жестокость. Ваш мир слеплен из крови. Человечество готово стать космической расой, а это значит, что злоба и насилие, которые оно несет в себе, выплеснутся на мирные звездные народы. Вы — носители опасной инфекции. Мы не можем позволить вам существовать.

— Какая ерунда! — тихо сказала Ольга. — Что вы о нас знаете?!

— Мы знаем о вас все. Скоро ты уже не посмеешь со мной не согласиться!..

Асмунд взял секиру и спустился из усадьбы, и, когда он дошел до перекрестка, навстречу ему поднимались Харек и его люди. Асмунд ударил Харека в голову так, что секира рассекла ему мозг. Тут и был конец Хареку. Асмунд же возвратился в усадьбу к конунгу. У секиры обломился весь край лезвия. Тогда конунг сказал:

— Думается мне, Асмунд, кости у этого мужика крепкие. Какой был бы толк в тонкой секире? Сдается мне, что и эта больше ни на что не годна.

Сага о Магнусе Добром.

Пытка Историей продолжалась целую вечность, а когда она кончилась, Ольга подняла заплаканные глаза на пришельца и сказала:

— Это гадко и бесчестно видеть в человечестве только скопище убийц и изуверов!

А перед глазами ее все еще стояли та бесконечная очередь в газовые камеры Освенцима и лицо маленькой палестинки, в руках у которой взорвалась нарядная кукла.

А в ушах Ольги не умолкал мерный вой толпы женщин, которых азартно и методично резали скифские воины, чтобы было кому сопровождать в загробном мире их умершего от водянки царя.

— Наша история не только это!

— А что же еще?

И тогда она представила красные башни и стены Московского Кремля, мирные улицы столицы, и свой родной уральский город, и белые ночи Ленинграда…

— Да?

И на мысли девушки начали наслаиваться другие картины. Плахи и виселицы вокруг лобного места, красные кафтаны стрельцов и кошачье лицо молодого царя с перекошенной тиком щекой. Потом — Москва тревожная, военная, с черным небом, перекрещенным пыльными столбами прожекторов и жесткими стропами аэростатов, и, без суда и следствия, расстрел ракетчика в глухом дворике. Короткая автоматная очередь, эхом отозвавшаяся в незрячих окнах…

— Это была жестокая необходимость! — крикнула она и подумала, что еще вчера плюнула бы в лицо тому, кто бы ей напророчил, что сегодня ей придется вот так защищать чужую жестокость. Ей стало страшно самой себя, ведь жестокость никогда не бывает необходимой.

— Вот именно жестокая! — сказал пришелец. — А вы уже готовы вынести эту жестокость во Вселенную. Это очень хорошо, что мы не опоздали на Землю… Наша раса — раса борцов со злом, защитников мирных и беспомощных народов Космоса и…

— А те, другие… — В голосе девушки дрогнуло жуткое подозрение. — Другие народы знают о том, что вы здесь, о том, что вы задумали?

Пришелец равнодушно и, как показалось Ольге, демонстративно промолчал. А минуты через три, когда она уже убедилась, что ответа не будет, продолжил:

— Не случится ничего страшного. Небольшое вмешательство в вашу раннюю историю — и на смену человечеству придет другая раса, надеюсь, менее жестокая, чем ваша.

— Кто же?

— Человек, собственно говоря, всего лишь один из бесчисленных альтернативных вариантов сапиенса. Вы добросовестно вытеснили из жизни своих неудачливых конкурентов по эволюции, менее безжалостных и кровожадных. А нам ничего не стоит дать шанс одной из этих рас. И тогда «хомо сапиенс» просто исчезнет вместе со всей своей кровожадной историей. На планете воцарится другой народ. Может быть, не такой интеллектуально изощренный, зато подлинно кроткий и миролюбивый. Например, чисто биологическая цивилизация.

— Да? — в запальчивости воскликнула Ольга. — А не перекраивали ли вы таким образом по своей мерке историю тех, ныне «мирных и беспомощных народов Космоса»?

— Всякое бывало, — спокойно и равнодушно ответил пришелец. — Смотри. Это называется «альтернативная история». Век двадцатый. То место, где сейчас стоит город Кунгур.

…Это была большая, хорошо ухоженная поляна, с ровным, словно подстриженным подлеском по краю. На поляне коренастая, широкоплечая и некрасивая девушка в свободной серебристой накидке с меховой оторочкой играла с лисенком.

И, странное дело, чем дольше Ольга смотрела на их игру, тем понятнее становилась ей красота девушки. Это была красота, какой прекрасны лошадь и пантера, породистая собака и змея, — красота функциональной гармонии живого существа.

Эта девушка не была человеком, но и в низковатом лбе с клинышком начинающихся от переносицы волос, и в тяжеловатой грации фигуры чувствовалась завершенность формы и замысла природы. А лисичка живым факелом металась перед ней, умильно заглядывая в глаза.

— Это неандертальцы? — спросила Ольга. — Вы хотите, чтобы они заменили нас?

— Мышление неандертальцев не имело социальной направленности, — ответил пришелец. — Они не смогли бы создать цивилизацию. А этому существу в вашем языке нет даже названия. Твои предки истребили их так давно, что даже память о них заглохла в тысячелетиях. Ты видела эту девушку. Неужели считаешь, что она хуже тебя и несправедливо будет, если она займет твое место?

Ольга долго молчала, не отводя взгляда. Синяя жаба давно уже выбралась из махровой розетки и, соединенная с ней тонкой пуповиной, сидела теперь на плече пришельца. Но Ольге уже было не до нее.



— Ты считаешь, будет несправедливо, если она займет твое место?

— Для них, может быть, и справедливо, но ведь я — человек!

— А она — не человек?

— Их нет, а мы уже существуем. Вы упрекаете нас в жестокости, а сами готовы убить нашу цивилизацию. Разве это гуманно? Вот так наскоро, между делом, решать судьбу целой планеты…

— А мы не торопимся. Исследования вашей истории еще не закончены. Никто не сможет упрекнуть нас в поспешности выводов. А пока мы устроим вам тест. Для этого я и привел тебя сюда. Мы хотим дать шанс человечеству. Попробуй доказать мне, что человек может договориться с человеком, и мы взглянем на вас по-иному.

Ольге показалось, что она спит, а гротескные фигуры пришельцев и слова, которые звучат в ее голове, всего лишь ночной кошмар, который вот-вот кончится. Но сон не кончался, и ей пришлось примириться с мыслью, что она не спит. То, что она услышала и увидела, было чудовищно. Книги и фильмы о великих и малых войнах всегда оставляли Ольге надежду, что те ужасы, которыми порой они были переполнены, — выдумка. Пусть не полностью, пусть только наполовину. И все равно она не могла представить себе человека, для которого убийство было бы так же обыденно и естественно, как суп к обеду, как подушка в постель, как обувь на ногах.

Она иногда читала, но никогда не любила фантастические книги. Герои их казались Ольге надуманными, высосанными из пальца, а наивная вера авторов в непогрешимость внеземного разума выводила из себя. Придут добрые зеленые дяди со звезд и уладят земные проблемы. Не будет больше ни войн, ни голода. И воспоют все вокруг, и воспляшут… А не хотите ли вот таких: омерзительных и жестоких, мудрых и ничего не понимающих нелюдей, которые смертельно боятся нас и мечтают уничтожить? И уничтожат, потому что в сотни раз сильнее землян с их атомными и нейтронными боеголовками.

Они пришли, чтобы победить злом зло, которое видят в людях Земли. Они кажутся себе поборниками справедливости, и нет у Ольги слов, чтобы доказать пришельцам, как страшно они ошибаются, что не бывает «плохих» и «добрых» народов, что все они одинаковые перед Вселенной, что зло приходит и уходит. Ольге хотелось бежать куда-то, просить, протестовать. Но разум предсказывал ей, что делать все это уже поздно. Эшафот не место для дебатов с палачами, и ей остается только принять их жестокую игру и выиграть партию, ставкой в которой будет жизнь Ольги, всех тех, о существовании которых она даже и не подозревала, — жизнь Человечества планеты Земля.

Девушка выпрямилась под холодным взглядом пришельца и, проглотив вставший в горле ком, сказала чуть охрипшим голосом:

— Я готова. Что нужно делать?

— Тебе что-нибудь говорит слово «викинги»? — прозвучал безмолвный вопрос.

— Конечно, но при чем здесь они?

— А легенду о божестве народа манси, о Золотой Бабе, приходилось слышать?

— Конечно. Ее у нас до сих пор кое-кто ищет.

— Викинги ее тоже искали. И не раз. В 1024 году по вашему летоисчислению викинги под предводительством некоего Туре Хунда и двух братьев Карле и Гунстейна приплыли в эти места и даже добрались до капища богини Иомалы, где стояла золотая статуя. Награбили, сколько могли, хотя статую увезти не посмели. На обратном пути они поссорились. Это так характерно для вас, людей!.. Из похода вернулись только воины Хунда. Он оказался хитрее и кровожаднее остальных и поэтому выжил. Через несколько лет была предпринята новая экспедиция. Ее возглавил человек, известный современникам под именем Кале Змей, — доверенное лицо короля. Назад экспедиция не вернулась. Ты не догадываешься почему?

— Нет, — шепотом ответила Ольга, холодея от предчувствия.

— Корабль викингов не вернулся, потому что заблудился во времени. Как ты думаешь, чем закончится встреча норманнов с жителями вашей деревни? Ведь именно в этих местах когда-то находилось капище золотого идола. А о хронопереходе они, естественно, подозревать не будут. Кроме одного. Мы выбрали из них самого смышленого и все ему растолковали. И если вы вдвоем сумеете предотвратить резню, это зачтется человечеству. Но, честно говоря, шансов особых я у вас не вижу. Вы, люди, во все времена были так недоверчивы! А викингов манит золото. Представляю, что будет с теми, кто встанет у них на дороге!

— И все-таки я попробую, — тихо, но твердо сказала Ольга. — Сколько вы мне даете времени?

— Трое земных суток и все то время, пока вы будете находиться в этом континууме. Здесь оно течет по-другому. Здесь ты можешь совещаться со своим партнером по испытанию, обдумывать ходы и поступки. Чтобы попасть в кокон, нужно только ОЧЕНЬ этого захотеть.

Ольга уже настроила себя на действие:

— А этот… викинг… Он что, знает русский язык? — спросила она у пришельца.

— Общаться будете мысленно, как сейчас со мной. Этому научиться просто, да ты уже и готова. Вот с викингом было труднее — ему пришлось внушить некоторые понятия о времени и истории. Но это не нарушит чистоты эксперимента, ведь психология-то у него осталась прежняя. Итак, с той секунды, как ты выйдешь из кокона, начнется отсчет времени. В вашем распоряжении семьдесят часов. Это не так уж много. Тем более что судно викингов уже перенесено в ваш век и находится довольно близко от деревни, в низовьях реки. Вам придется поспешить.

Яркий свет ударил Ольгу по глазам. Она зажмурилась, а когда разомкнула веки, снова стояла в темных сенях перед приоткрытой дверью.

— …впечатанные судьбо-ой… — закончил Толик свою песню.

— Молодец, Толька! Так держать! — басом сказал ему Марченко и опустил руку от усов.

Был в Дании один конунг по имени Хрольв Жердинка. Это был славнейший из древних конунгов, всех он превзошел щедростью своей, отвагой и простотой обхождения.

Язык поэзии.

Кале Змей был наперсником конунга. Худощавый и узкоплечий, он не походил на настоящего воина. Но те, кто знал его близко, хорошо помнили, что на совести тщедушного Кале больше отправленных в девять миров Хель[13], чем загубил за свою жизнь сокрушитель великанов могучий Тор[14].

Жертвам Кале никогда не пировать в чертогах Одина. Не среди битвы покинули они этот мир. Мастер интриг и наветов, несколько лет назад Кале ядом и медом речей своих расчистил место у трона власти. Немало знатных ярлов и герсов[15] поплатились головой за один только непочтительный взгляд в сторону сына простого рыбака, выскочки Кале.

Сейчас наперсник из-под ладони смотрел в сторону берега. Правая рука его безжизненно висела на перевязи. Прилетевшая вчера вечером из густых прибрежных кустов оперенная биармская[16] стрела размозжила ему сустав.

«Как бы рубить не пришлось», — беспокоился Кале. Он вспомнил своего старшего брата Асмунда. Тогда, в абордажном бою с гардами-поморами[17], Асмунд получил точно такую же рану. Двадцатилетний витязь тогда храбрился перед братишкой, впервые вышедшим в то лето в викинг[18], и «плевал с высокого холма на эту царапину». Но от локтя к плечу пошла синяя гниль, и когда испуганный вояка все-таки дал согласие: «Рубите!» — было уже поздно. Асмунд потерял разум, метался по землянке. Словно берсерк, бросался он на людей. А утром его нашли у порога. Асмунд сжимал окостеневшими пальцами рукоять кинжала, проткнувшего его глупое сердце.

Боязно! Но не рубить же, вот так, сгоряча, раненую руку! Нет, не таков Кале Змей, и жизнью ломанный, и врагами губленный, и себе цену знающий. Но если гниль пойдет, тогда не дрогнет, пожертвует рукою за жизнь свою.

Кровью красной рдея,

Раны нас не красят.

Стрел пурга тугая

Губит многих, люба.

Вострый вихрь вонзился,

Верно, прямо в сердце.

Тормод, Скальд Черных Бровей

— Болит? — кивнул Гуннар на перевязанную руку наперсника конунга.

— Пустяки, царапина! — буркнул Змей, отворачиваясь от Гуннара.

— Я много думал, Кале…

Змей молчал, занятый своим. «Неужели все-таки рубить придется?» Ох, как не нужен был сейчас ему рядом что-то слишком навязчивый сегодня Гуннар!

— Кале, ты помнишь легенду об Одде, скальде Серых Скал?

— Ну…

— Его опоили тролли, и он проспал у них в пещере девяносто девять зим, а когда проснулся и вернулся домой, то не нашел ничего. Какая это страшная доля — остаться без семьи, без родичей. Среди потомков. Одд был скальдом. Он сложил об этом песни. А как бы поступил на его месте ты, воин? Представь, ты возвращаешься ко двору, а наш конунг давно похоронен и место у трона занято…

— Что-то не пойму, о чем ты, Гуннар! — прошипел Кале.

— Так что бы ты делал, окажись на месте Одда?

Змей еле сдерживался, но, опасаясь потерять лицо перед воинами, подавил готовый сорваться стон и улыбнулся скальду:

— Я попытался бы стать тем, чем был до встречи с троллями!

— И снова лилась бы кровь?

Кале презрительно поморщился. Они с Гуннаром считались друзьями и не таили друг от друга своих дел.

— Так все-таки у тебя поднялась бы рука на потомков?

— А почему бы и нет? В детстве я знавал двух братьев — берсерков. Они утопили собственного отца. И это, заметь, берсерки! Ты же знаешь, как они держатся друг за друга. А я, слава богу, не берсерк!

— Скажи мне, Кале, а если бы мы этой ночью перенеслись с драккаром в мир собственных правнуков, ты дал бы воинам приказ вырезать биармов в деревне?

Наперсник конунга зло сплюнул за борт:

— Скальд, не путай женщину с овечьей шкурой! Биармы не могут быть потомками норманнов. Я бы дал приказ, и вы бы их вырезали. Ты бы сам резал их, Гуннар!

— Не знаю, Кале… Но предстать перед людьми будущего убийцами…

— Не бойся казаться тем, кто ты есть. Следуй моему совету, скальд, и ты доживешь до седин. А думать о разном… Брось, Гуннар! За нас с тобой конунг думает. Пойди лучше разбуди Гунявого. Пусть посмотрит, не у той ли скалы высаживался прошлый раз Туре Пес?

Гуннар чувствовал себя опустошенным и оплеванным. Кале без труда разрубил узел, который сплели вокруг него слова скальда. Значит, все-таки не зря так доверяет ему конунг!

Скальда переполнила злоба на Чужих Богов, из-за которых ему, призванному в набег, чтобы воспеть удачу и добычу, приходится теперь строить козни своим же товарищам. Но ослушаться воли небесных пришельцев он все же не смел. Теперь, когда земные боги повержены, нельзя допустить, чтобы вместе с ними погибли и люди. А для этого Гуннару предстоит совершить предательство. Что может быть тяжелее?

Чужие Боги сказали: «Если предки убьют потомков, погибнут все». Не все понял Гуннар из их слов. Понял главное: кончилась бездумная жизнь. Теперь жить предстоит по-новому, и только от них двоих, от Гуннара и неизвестного потомка, зависит, жить ли на земле людям. Первая попытка самостоятельно справиться с заданием Чужих Богов провалилась, значит, надо посоветоваться со своим единственным союзником, прежде чем решиться на вторую.

— Гуннар, я жду! Буди Гунявого! — подхлестнул его голос Кале.

Торвальд Луковица еще не просыпался. Он спал, завернувшись в плащ, на корме среди свежего навоза, отмахиваясь сквозь сон от робких овечьих ног. Скальд потряс проводника за плечо:

— Вставай, Торвальд! Хель проспишь! Вон, за тобой уж и валькирии пришли!

— Че-ево? — зевая во весь рот, спросил Гунявый.

— Хель, говорю, проспишь!

— A-а, Хель… Хель не просплю. — Торвальд причмокнул губами и, смахнув с рукава раздавленный овечий катыш, вознамерился было снова прикорнуть. Гуннар рывком поставил его на ноги.

— Ну, чего привязался? — спросил старик с укоризной.

— Тебя Кале ждет.

— Ишь какой! Ему уж и не подожди… Подождет твой Кале!

— Ты забыл, что сегодня высаживаемся? Тебе сегодня не спать, а по сторонам смотреть надо. Проскочим мимо скалы, под которой была последняя стоянка Туре Пса, — какой из тебя тогда, к троллю, проводник будет?!

— А ведь и то правда! Пошевеливаться надо. Глянь, а вон и скала та! Видишь, слева по борту… Крикни Змею, чтобы причаливал, пока и вправду не проскочили!

И вот уже сам Торвальд Гунявый бежит к наперснику конунга, спотыкаясь о нерпичьи мешки с крупой и сушеным мясом.

Он им сказал:

— Срок вам для сна —

пока куковать

не кончит кукушка

иль, замолчав,

опять не начнет!

Младшая Эдда.

Ольга вошла в черный кокон и огляделась: страшно и пусто. Споткнулась обо что-то невидимое. Знакомый пенек. Оказывается, он прозрачный. Села. Если верить пришельцу, что желания союзников встретиться будут совпадать, то сейчас появится ее предок. Или не ее предок, а чей-то чужой. Хотя если как следует пересчитать, то веков восемь назад у Ольги было родственников добрых пол-Европы. Уж не одного ли она корня с человеком, который войдет сейчас в это чужое для них обоих место?

И предок вошел, осторожно, по-волчьи оглядываясь, держа перед собой тяжелый мясницкий топор. Ничего себе предочек! Вместе с ним в кокон ворвалась волна спертого запаха прелых кож, паршивого пива и едкого мужицкого пота.

«Ну, здравствуй!» — подумала она. Предок вздрогнули метнулся в сторону. Потом разглядел девушку и плюнул:

— Тьфу! Думал — воин будет!

Ольга посмотрела на его плевок — тот скользил по дымчатому полу шариком, словно капля ртути.

«Здравствуй! — еще раз мысленно повторила она. — Меня Ольга зовут. А вас?»

— Кого «нас»? Один я. А с тобой кто есть? — напряженно спросил он. — Лучше сразу скажи, Хельга, если кто-то прячется. А то найду — не помилую!

«Трусишь ты, батенька! — подумала она не слишком почтительно. — Кулаки с пивную кружку, а трусишь!»

Предок медленно наливался багрянцем. Его густые и шикарные, если их хорошенько вымыть с шампунем, русые усы воинственно встопорщились. Викинг повернулся к Ольге в профиль, и ей стал отчетливо виден безобразный, грубо заросший шрам, скатывающийся с виска в светлую недельную щетину на длинном подбородке. Сейчас этот шрам был совсем пунцовым.

«Взять бы эту бабенку, да и..! Только так с ними, вертихвостками, и надо!»

Ольга привстала:

— Но-но! Меня парни каратэ обучали. Сунься только! Всю жизнь на аптеку работать будешь! — И, поняв всю нелепость этой фразы, она весело рассмеялась. Предок посмотрел на нее недоверчиво и тоже улыбнулся широко, по-простецки. Он напомнил сейчас Ольге этакого сытенького доморощенного хиппи.

— То-то! — Викинг принял нормальный колер и, нащупав призрачное сиденье, пристроился напротив Ольги, прислонив рукоятку топора к колену. — Ну что, девка, ЭТИ тебе все рассказали или растолковать чего надо?

— Все поняла. Давай вместе думать, как нам выйти из жизни такой!

Разговор их длился долго. Гуннар рассказал ей о цели похода, об экипаже драккара, о Кале Змее. Потом он неловко пытался утешить Ольгу, когда та поняла, с кем ей придется иметь дело. Потом скальд понял, что девушка настроилась поплакать вволю, и тихо ушел делать дело…

«Змея мне не переубедить, — думал он, выходя из кокона на просмоленные доски драккара. — Кале видит перед собой золото, и глаза его слепы для всего остального». За долгие века скальды придумали тысячи названий для желанного металла: «солнце волн», «льдины пальцев», «метель Хрольва»[19], «свет вод»… Теперь все это метельное сверкание заслоняет Змею мир, и нет силы, которая заставила бы его свернуть с дороги. Уж Гуннар-то это знает!.. Кале даже мысли не допустит, что золотого идола унесли и спрятали в непролазных чащах столетия назад предки сегодняшних биармов и что никакие пытки не помогут ему вырвать тайну исчезновения Золотой Бабы, что нет ее, а можно считать, и не было никогда под солнцем и луной.

А драккар «Голова ярла» уже причаливал к левому берегу. Гребцы дружно подняли весла, и судно ткнулось штевнем в траву.

«Приехали! — подумал скальд. — Если давить не на Кале, то на кого же? Кто, кроме него, влияет на исход набега? Как ни странно, Торвальд Луковица, проводник и толмач[20], единственный, оставшийся в живых из воинов Туре Хунда, видевших золотую статую. Итак — Гунявый Торвальд!»

Ударились о берег дубовые сходни. Воины стояли вдоль борта и недоверчиво смотрели на эту, такую чужую для них землю, на лес, кишащий неведомыми опасностями, в котором таились, наверное, духи чужих предков, лесные существа — хозяева дебрей. Викинги прислушивались: не свистнут ли из ближних кустов оперенные стрелы биармов, не начаться ли битве?

— Эйрик Бесстрашный и ты, Красный Камень, обшарьте здесь все, чтобы ни одной биармской морды вокруг не осталось! — громко и холодно бросил в толпу Кале. — А остальным — быть готовыми к сече!

По сходням скользнули на берег две фигуры. Минута — и оба берсерка, любимцы Кале, скрылись в зарослях. Воины напряженно следили за ними из-под железных шлемов. И тогда Гуннар отложил меч и провел пальцем по струнам. Он запел одну из своих песен. Дрогнули спины витязей от знакомых слов. Дрогнули и расслабились. Странный взгляд бросил на скальда Кале. А на берегу уже появились разведчики, подавая знак, что все в порядке и врагов поблизости нет.

Нестройной толпой хлынули викинги по сходням. Словно паводком прорвало плотину на реке. И вот уже разжигают костры, жбанят пиво и волокут на берег жалобно кричащих овец.

— Не забывайте: биармы коварны! Будьте настороже, витязи! — кричит Кале. — Пятеро в караул! Вечером сменим.

В сутолоке Гуннар разыскал Гунявого. Торвальд устроился в тенечке под развесистым кустом рябины, грыз сухарь и с удовольствием сосал из корчажки крепкий оль. Скальд остановился над ним и сказал с усмешкой:

— Ты, Торвальд, словно сам Один, сыт одной выпивкой!

Гунявый рыгнул и улыбнулся Гуннару голыми деснами:

— Садись, сынок, чего стоишь? На вот, пива выпей!

— Да подожди ты с пивом! Хочешь, я тебе свой талисман подарю?

— Кинжал?

— Конечно…

— Хороший у тебя кинжал. Только тебе он нужнее. Я уже старик, а тебе — жить…

— Но ты же сам просил его у меня!

— То — ночью…

— А жаль! Мне бы очень хотелось тебе что-нибудь подарить. А этим кинжалом я особенно дорожу. Когда я был мальчишкой, на холме, под которым стояла наша усадьба, поселился гоблин[21]. Он был старым и одиноким, этот гоблин. В полнолуние он показывался людям, и я сам часто видел его горбатый силуэт на фоне лунного диска.

Мы боялись гоблина, но не обижали его, относились к нему уважительно, как к старшему. Мы с матерью носили на холм хлеб и молоко. И однажды я нашел утром рядом с плошкой из-под молока этот кинжал. Видишь, на нем руны? Здесь сказано, что кинжал выточен из кости морского змея…

— Вот и оставь его себе, Гуннар, а мне подари песню. Подари мне хорошую песню, скальд!

Жеребенок был серой масти и о восьми ногах, и нет коня лучше у богов и людей.

Видение Гюльви.

— Я уже стар, — сказал Торвальд, — и это мой последний поход. Найдем идола биармов, я получу немного золота и вернусь к своей старухе, если она жива, конечно. Я ведь уже четыре года в викинге. Из похода в поход… С конунгом, с Кале, ходил и с покойным Туре Хундом. Лихой был рубака…

— Расскажи мне о Псе, Торвальд! — попросил скальд.

— Скотина он был! — охотно ответил Гунявый. — Но воинов своих не обижал и добычу делил справедливо. А вот за конунга Олава ему никто спасибо не скажет. Короли нам даны свыше, и резать их, как свиней, не каждому дозволено.

— Ты знаешь, — сказал он задумчиво, — а я видел последний бой Олава Святого! Он дрался здорово, да где ему до Туре — тот вон какой бугай был… И копье у него, как оглобля, толстое — вмиг конунгу кишки выпустил. Страшное это дело — война за веру!..

— Ну… вот ты ругаешь Пса, а все-таки служил ему он столько лет…

— Можно подумать, что ТЫ сейчас СЛУЖИШЬ Змею! Служить — одно, а просто держать его сторону — совсем другое. Так и я тогда держал сторону Туре. И со старой верой не так просто было расставаться, и войско Пса в те годы было сильнее витязей конунга. Но вождем Туре мне никогда не был, как не вождь нам сейчас Кале Змей. Все мы с ним и каждый за себя.

Торвальд подобрал с земли щепочку и почесал ею в ухе. Потом сплюнул в траву и продолжал:

— Был у меня друг, Грани. Славный был парень, вроде тебя. Был он с Гунстейном, в его дружине. И за Золотой Бабой мы с ним вместе плавали в эти земли. Когда стали делить добычу, что в капище биармов взяли, повздорили, и в драке порешил я друга. Ты знаешь, Гуннар, я часто теперь его во сне вижу. И снова мы теперь с ним друзья… Грани мне благодарен, что похоронил я его по всем правилам, как родича. Бывает, всю ночь мы с ним беседуем, а проснусь утром — и не помню ничего…

Торвальд надолго замолчал и, задумчиво глядя на вершины деревьев, скреб пятерней бороду. Скальд не мешал ему думать. Но молчание старика слишком уж затягивалось, и он сам его нарушил:

— Сколько витязей нашло себе могилу в биармских чащобах, в погоне за проклятым золотом Иомалы! Не для нас оно, это золото. Змей ведет нас к могиле, и ты, Торвальд, ему помогаешь!

— Нет, — задумчиво протянул старик, — ты не похож на Грани, Гуннар! Ты не такой. Ты — скальд, а мы все — воины, и кровь — наша цена за биармское золото. Мы придем и возьмем Золотую Бабу. И не потому, что это приказал нам Кале, и не потому, что это нужно конунгу. Проста война — наша работа, и не мне втолковывать тебе эту истину. Я не верю, что ты испугался смерти. Все мы рано или поздно сойдем в Хель. Я всю жизнь воевал, и золото не раз лежало на этой ладони. А в курган мне положат только один браслет. Больше ничего у меня не осталось. А было, было золото! И три сына было. Они ушли в викинг двадцать лет назад. Теперь ждет меня дома только одна старуха… если она жива, конечно. Разве можно мне вернуться домой таким же голодранцем, каким уходил? Лучше уж сдохнуть в этой глуши, чтобы ей на мою тризну не пришлось тратиться. Так что или золото, или смерть. Или — или. Палкой айсберга не прошибешь!..

Уже не слушая Гунявого, скальд положил на траву корчажку с пивом, из которой так и не отхлебнул, и пошел прочь, чувствуя спиной взгляд старого воина. И было Гуннару страшно. Мутно на душе, даже жить не хочется…

Тело Бальдара перенесли на ладью, и лишь увидела это жена его Нанна, дочь Непа, у нее разорвалось от горя сердце, и она умерла. Ее положили на костер и зажгли его. Тор встал рядом и освятил костер молотом Мьелльнир. А у ног его пробегал некий карлик по имени Лит, и Тор пихнул его ногою в костер, и он сгорел.

Видение Гюльви.

Наперсник конунга любил темноту и вечером устроился не у костров, а поодаль, на потертом шерстяном плаще возле ствола огромного кедра. Он лениво жевал тетеревиную ногу и прихлебывал оль. Кале считался тонким знатоком пива, и сейчас выпивка была ему не в радость. Никогда в набегах ему не приходилось пить настоящего, королевского напитка. Качка убивает пиво.

Заметив Гуннара, Змей подвинулся на плаще, не нарушая молчания. Но скальд не стал садиться. Он опустился на корточки в двух шагах от него. Они долго молчали. Потом Гуннар глухо сказал:

— Гунявый оскорбил мою мать.

— Так дай ему по морде! — усмехнулся Кале. — Мне ли тебя учить?!

— Он сказал о ней ОЧЕНЬ плохо, — почти прошептал Гуннар, и ему стало противно за себя, словно он раздавил босой ногой лягушку.

— Тогда убей его, — зевнул Змей, — только по всем правилам, при свидетелях. «Подлых» убийств я в лагере не допущу. — И он отбросил в кусты обглоданную кость.

— Как я могу убить Торвальда, если он проводник? Без него мы не найдем дороги к капищу.

— Кто сказал, что не найдем? Час назад прошел совет. Ты же сам там был. Гунявый подробно описал путь до капища. Теперь даже слепой не собьется с дороги. День пути на восход солнца — и мы у цели. Так что можешь со спокойной душой действовать. Мне и самому он надоел хуже тролля!

— Да не могу я! — Змей услышал в голосе скальда безнадежность. — Ведь Торвальд — молочный брат моего отца. К тому же он однажды спас отца от меча в Осло-Фиорде. Не могу я его убивать!..

Кале криво усмехнулся и чуть слышно зашипел от боли — снова дала о себе знать искалеченная рука.

— Не думал я, что ты настолько скальд, как кажешься, мальчик мой, — зло сказал он. — Нельзя так долго думать о разном — зубы выпадут. Не горюй — угробим Гунявого. Туда ему и дорога! Труха, не человек!..

Они снова надолго замолчали. Гуннар чувствовал, что к горлу подкатывается тошнота, и ему было жалко старого Торвальда. Но другого выхода он не видел. Только смерть проводника могла помочь им с Хельгой выиграть время. Кале найдет на месте биармского капища вековые дебри, а на поселок может и не выйти. Дай бог, чтобы все случилось именно так! С Торвальдом нужно было бы поговорить еще раз, откровеннее. Но поздно — Кале уже начал обсасывать имя Гунявого своим ядовитым языком. Значит, конец старику.

На дальнем краю поляны зашумели. Раздался тонкий болезненный вскрик. Кале насторожился, неуклюже поднялся, опершись на здоровую руку, быстро пошел на шум. Скальд тоже поднялся и, подобрав с земли плащ Змея, двинулся следом.

Воины плотно стояли возле лежащего на земле связанного мальчишки. Впрочем, мальчишки ли? Гуннар, глядя на его искаженное страхом лицо, подумал, что примерно в этом возрасте сам он впервые ушел в викинг.

Берсерк Эйрик Бесстрашный, брызгая слюной, увлеченно рассказывал, как взял мальчишку в плен:

— Я наткнулся на дорогу и решил подождать, не пройдет ли кто. Повезло. Эти двое ехали мимо на телеге. Совсем не таились. Я издалека услышал их песни и музыку. Думал — отряд едет, спрятался. А оказалось всего двое: старый хрыч да мальчишка…

Витязь захихикал, закатив свои голубые глаза, совсем потерявшиеся в густой русой шерсти, и пнул пленника ногой:

— Старый хрыч еще икнуть не успел, а я уже на дорогу выскочил и развалил его секирой от ключицы до пупа. Щенок глазенки вылупил и — орать. А у меня с ними разговор короткий. Я кулаком телку валю. Я сильный! — И он снова дробно захихикал, обдав всех мелкими брызгами слюны. — Сильный я…

Льот Секира, квадратный, мощный, как медведь, шагнул вперед и рывком поднял пленника на ноги. Тот, всхлипывая, сверлил викингов взглядом. Гуннар заметил, что Кале подошел поближе и с интересом рассматривает одежду парня, его голубые штаны и пеструю обувь на мягкой подошве. Потом он тихо сказал скальду:

— Тролль его знает, биарм этот парень, гард или еще кто? На биарма вроде не похож… — И, обернувшись, крикнул в толпу: — Эй, вы! Куда запропастился этот мешок с дерьмом? Тащите сюда Гунявого. Что он, уж совсем слух потерял?!

Сбегали за Торвальдом. По его лицу было видно: дрых без просыпу, бестолковщина. Икая и почесываясь, он обошел вокруг пленника, ткнул его под ребра толстым коротким пальцем и залопотал что-то по-биармски. Говорил он долго. Сначала, похоже, спрашивал, и в вопросах его мелькали то и дело уже знакомые Гуннару слова «пупы» и «сорни-эква»[22], потом сердился, базлал и снова спрашивал. Наконец утомился и сказал Змею:

— Не-е, это не биарм! Ни шиша не понимает…

— Может, гардарик? — подсказал Кале.

— Может, и гардарик! — охотно согласился Гунявый. — Только вот по-ихнему уже я — ни шиша. С десяток слов умею, не больше…

Змей сердито сплюнул, а Гуннару стало странно, почему Гунявый солгал наперснику конунга, ведь Торвальд не раз рассказывал о своем долгом плене у поморов-гардариков.

Старик ломал комедию. Старательно запинаясь на каждом слове, он выжал из себя вопрос. Повторил, сбился и снова повторил, щурясь на парня близоруко и простовато.

Гард ответил ему коротко и злобно.

Гунявый наклонился к уху Кале и перевел ему шепотом ответ.

Змей сверкнул глазами, осклабился и, шагнув вперед, ударил пленника ногой в пах, а когда гард согнулся от нестерпимой боли, второй удар — в лицо — бросил его на землю. Тяжелые золотые перстни на руке Змея вспахали лицо парня. На траву закапала кровь.

— Вельси, займись щенком! — прошипел Кале, сделав окровавленными перстнями сложный жест своему глухонемому телохранителю, безродному подкидышу, которого никто и не называл иначе, чем этой презрительной кличкой. Вельси, длинный, сутулый, с руками, свисающими ниже колен, положив костлявую ладонь на плечо молодого гарда, мягко, почти по-дружески, повлек его к костру. Витязи, галдя, потянулись следом, предвкушая развлечение.

— А Гунявый пусть переводит! — крикнул Кале им вслед.

Торвальд сплюнул на траву и нехотя поплелся туда, где уже толпились, заслоняя огненные языки, темные фигуры воинов.

Гуннар остался один с наперсником конунга.

— Вернешь мой плащ? — спросил Кале, зевая. — Спать пора.

Скальд протянул Змею грубую кусачую тряпку, и тот накинул ее на плечи, старательно укутав раненую руку.

— Ночи сейчас теплые, — пробормотал он, — костер — лишняя роскошь. Кстати, скажи этому болвану-берсерку, чтобы вернулся на дорогу и перегнал телегу в лес. Не стоит, чтобы о нас знали. Пусть биармы подольше останутся такими беззаботными!

— Я сам схожу за телегой, — отозвался Гуннар.

— Сходи, если хочешь… Ох, вижу: не любишь ты теперь крови! Удивляюсь, как из тебя получился стоящий воин. Да, кстати, когда ты вернешься, Вельси, должно быть, уже закончит. Скажи ему, чтобы принес мне обувь гарда. Мне она будет по ноге. Хорошая у щенка обувь. Мягкая.

Еще раз зевнув, он отправился в темноту.

— Смотри, Кале, — бросил ему вслед скальд, — не храпи слишком сильно — мару[23] приманишь!

— Да нет их тут! — беспечно отозвался из сумрака Змей. — Это же Биармланд!

— Ведьмы есть везде. А здесь к тому же еще и медведей до лешего…

Не успел Гуннар отойти подальше в кусты, как ухо резанул животный вопль. Глухонемой Вельси начал допрос пленного.

«Плохо держится парень! — подумал Гуннар. — Боли боится». Ему вдруг стало обидно за гарда. Такие ли слухи ходят про его народ! Молод? Так это мужеству не помеха. Вспомнилось, как четыре года назад люди Кале напали на усадьбу Хегни Плясуна. Родичи и рабы Хегни бились до последнего. Жена его, дочка старого Маркуса из Вороньего Урочища, пала с секирой в руках, а хозяин сжег себя вместе с добром в доме, до последнего момента отбиваясь от витязей Кале.

Когда крыша рухнула и Змей увидел, что ему достались одни головешки, он выместил злобу на сыновьях непокорного бонда[24].

Четыре рыжеголовых мальчика, старшему из которых было не более пятнадцати, сидели на длинном бревне, окруженные пьяными от крови победителями. Гуннар тогда внимательно смотрел на них и видел, что ни один мускул не дрогнул на лицах старших, когда Эйрик Бесстрашный, хихикая, смахнул секирой голову их семилетнему брату. Когда очередь дошла до последнего, тот протянул руку, всю в мелких брызгах крови, и, выхватив из-за пояса стоящего рядом Вельси кривой кинжал, воткнул его себе в грудь. Кале Змей в тот вечер жестоко избил своего телохранителя, а по возвращении ему самому влетело от конунга, который по одному лишь ему ведомому капризу запрещал своим воинам убивать детей. Витязи, хотя и посмеивались за его спиной этому чудачеству, уважали конунга за безрассудную смелость. Ведь дети, которых он щадил, подрастая, могли отомстить убийце родителей. Но приказ есть приказ.

Кале был открыт для Гуннара. Тогда, ведя свой отряд на усадьбу Хегни Плясуна, Змей подзадоривал их:

— Хегни — мужик домовитый. У него в погребах и пожрать и выпить найдется. А какая баба у Плясуна! Пальчики оближешь! Несправедливо, что такая баба досталась грязному язычнику! Уж мы-то с вами живо обратим ее в правильную веру! Правда, мужики?

— Ага! — весело отвечали витязи, плевались во все стороны, выражая этим презрение к гадким язычникам, и забывали на минуту, что и сами порой были не прочь погулять на языческих гульбищах.

Религия мало волновала Гуннара. И, хотя он носил под курткой маленькое серебряное распятие, хотя и обучен был нескольким молитвам, в ад не верил, а рай представлялся ему традиционной Вальгаллой, с выпивкой, готовыми на все валькириями и ежедневной предобеденной резней. То же он знал и о большинстве викингов, которые готовы были молиться хоть троллям, лишь бы только никто не мешал им жить в свое удовольствие. Они резали язычников во славу Христа в войске Олафа Святого, но с не меньшим рвением могли бы резать и христиан, чтобы доставить удовольствие Тору и Одину. Интересно, а какой веры Хельга?

Гуннар вышел на дорогу. Вот и поворот, о котором говорил Эйрик. На обочине пасется серый в яблоках мерин. Скальд осмотрелся, поворошил барахло, лежащее в телеге, повертел в руках маленькую черную шкатулку, которую нащупал в сене. Шкатулка была не слишком тяжелой, но казалась плотно набитой: когда Гуннар потряс ее, внутри ничего не стучало. Скальду доводилось видеть шкатулки ирландской работы с хитроумными замками. Эта и походила и не походила на них. На ней было несколько белых костяных выступов. Одни, круглые, свободно вертелись, другие, если на них нажать пальцем, легко «залипали», вдавливались. Не мудрствуя лукаво, Гуннар поддел топором инкрустированную стеклом крышку и разочарованно вытряс в дорожную пыль разноцветный и абсолютно бесполезный хлам, которым шкатулка была доверху заполнена: штучки-дрючки, цветные веревочки. И зачем только хранил все это глупый гардский старик?

Гуннар разыскал и вытащил из придорожной канавы труп, поднял и уложил его на телегу. Потом собрал несколько горстей пыли и тщательно засыпал ею все кровавые пятна, которые только разыскал. Вернулся к лошади и повел ее в поводу в лес. Проклиная все на свете, продрался с телегой к ближайшему оврагу. Там распряг лошадь, а телегу вместе с телом незадачливого старика столкнул вниз и забросал хворостом. Теперь его соплеменники не скоро сыщут пропажу.

Уже подходя к лагерю, он внезапно осознал, что лошадь, которую он ведет за собой, которая так уютно дышит сейчас ему в правое ухо, серого цвета, цвета чьей-то смерти. Он остановился в предчувствии надвигающейся беды, задумался. Так, задумавшись, он и вышел на поляну. У потухающих костров викинги обступили лежащее на траве тело, а рядом, прислонив к колену рукоять топора, берсерк Эйрик Бесстрашный примерял на руку знакомый золотой браслет и широко улыбался.

— Берсерк с Гунявым повздорили из-за рубашки гарда, — бросил мимоходом Льот Секира, — это была честная схватка…

Дел я знаю девять:

Добрый висописец,

Лих в игре тавлейной,

Лыжник я и книжник.

Лук, весло и славный

Склад мне рун подвластны.

Я искусен в ковке,

Как и в гуде гусель.

Рёнгвальд Кали

— Все в порядке, — сказал Гуннар, — Кале остался с носом! — Он смотрел, как на лице Ольги оживает недоверчивая улыбка, и сам улыбался ей широко и одобряюще. — Кале привел воинов к тому месту, где должно быть капище, и не нашел там даже прошлогодней шишки. Ох как он теперь зол, Хельга, как зол! Как он измордовал Вельси, когда тот подвернулся сдуру ему под руку! А сейчас сидит и думает. Скоро снова будет созывать совет!

— А ты уверен, что он не пойдет теперь на деревню? — спросила Ольга с наивной деловитостью в голосе.

— Еще как пойдет! — рассмеялся скальд. — Теперь ему или к вам в деревню, или восвояси. Третьего выхода у него нет.

Улыбка девушки умерла, едва родившись.

— Как в деревню?!

— Обыкновенно! Только ведь он на дорогу теперь не сунется, не захочет вашим глаза мозолить. А вдоль дороги, лесом, через буреломы да чащобу, — путь нескорый. За это время можно так подготовиться!.. Или в леса сбежать всей деревней. В общем, считай, Хельга, что волю Чужих Богов мы с тобой выполнили!

Гуннар сел с видом смертельно уставшего, но довольного человека.

Сейчас он напоминал Ольге отца, каким она помнила его с детства, еще до его болезни. Отец приходил с завода поздно, когда Ольга лежала в постели, и еще с порога говорил матери:

— Все, Люська! Пустили мы этот чертов стан! — И рушился в кресло, уставший до дрожи в руках, но довольный. И тогда Ольге разрешалось выскакивать из-под, одеяла, прыгать к отцу на колени и хохотать до упаду. Отец только улыбался ей. А на следующий день его захватывали другие проблемы огромного цеха, и он вновь забывал о семье, приходя домой только для того, чтобы, наскоро поужинав, забыться сном до предрассветного звонка будильника.

Ольга подошла к скальду и положила руку на его плечо.

— Этого не будет, Гуннар! — очень тихо, почти шепотом, сказала она.

— Чего не будет? — не понял викинг.

— Они не убегут в лес, не станут готовиться к бою…

— Как не станут? — Гуннар даже привстал от неожиданности.

— Так. Эти боги… они знали, что дают нам слишком трудную задачу. В деревне мне никто не поверит.

— Да ладно тебе! — Гуннар блаженно потянулся. — Глупые вы, бабы!..

Ольга отвернулась от него. Гуннар больше не напоминал ей отца. Теперь он был похож на сытого кота, который задавил в погребе крысу и, притащив ее на кухонный стол, ждет, когда хозяйка за отвагу почешет ему бока. Как объяснить все этому самодовольному варвару, который не желает понимать логику изменившегося мира? Он слышит Ольгины мысли, но считает их глупой блажью перепуганной женщины.

Она вздрогнула всем телом, ощутив обвившие ее сзади сильные руки викинга. Не давая Ольге вырваться, Гуннар рывком повернул девушку и прильнул дремучей и душной бородой к ее лицу. Его губы искали ее губы.

— Хельга! — прошептал он, сжимая ее еще крепче. — Хельга…

Ей не были противны ни его руки, ни его губы, но все-таки, когда она ткнула его под подбородок и Гуннар, кашляя и хватаясь руками за горло, отшатнулся от нее, Ольга почувствовала облегчение.

— Не время, Гуннар! — сказала она. — Мы не должны подпустить их к деревне! — И быстро вышла из кокона. Она читала о берсерках и боялась, что Гуннар может оказаться одним из них.

Олав конунг спросил:

— Что это лопнуло с таким треском?

Эйнар отвечает:

— Это лопнуло дело твое в Норвегии, конунг!

— Никогда не было такого громкого треска, — говорит конунг. — Возьми-ка мой лук и стреляй. — И он бросил ему свой лук. Эйнар натянул тетиву на острие стрелы и сказал:

— Слаб, слишком слаб лук конунга!

Сага об Олаве сыне Трюггви.

Ольга вернулась домой. С полчаса слонялась она из угла в угол своей тесной квартирки. Думала. Потом решительно собрала в кошелку кое-что из продуктов и представила себе матово-блестящие стены континуума. Гуннар ждал ее в коконе.

— Больно? — спросила она скальда.

— Я воин, — ответил тот, сдерживаясь.

— Извини! Так было нужно!.. Я вот тебе поесть принесла…

— Спасибо, фрея Хельга, отказываться не буду!

«Дьявольски корректен», — подумала Ольга, открывая кошелку. Она достала оттуда краюху хлеба, двухлитровую банку с еще теплыми пельменями и чекушку водки. Водку в сельмаге еще вчера купил по ее просьбе Толик: все-таки неудобно учительнице за бутылкой стоять.

— А вот вилку забыла! — огорченно заметила она, вытирая платком граненый стакан.

— Ерунда, — ответил скальд. Сколупнув пальцем пластмассовую крышку, Гуннар цеплял пельмени острием заговоренного кинжала и с удовольствием жевал. Через минуту — Ольга могла дать руку на отсечение — все обиды прошли. Ржаной хлеб тоже уминал за обе щеки — давно не ел такого свежего. На водку Гуннар реагировал странно. Когда Ольга налила ему стакан, Гуннар посетовал, что вода — не пиво. Цапнул полный, глотнул и закашлялся, выпучив глаза. Банка покатилась по гладкому полу кокона. Влажные, сочащиеся ароматным соком пельмени рассыпались вокруг.

— Отравить меня задумала? — прохрипел викинг, надсадно перхая.

— Ты чего? — непонимающе глядела на него девушка. А когда до нее дошло, что норманны не только водки, но и сухого вина в одиннадцатом веке выдумать не успели, Ольга испугалась не на шутку. Но скальд довольно быстро успокоился.

— Извини, — сказал он ей, — я все понял. Парни, которые ходили в набеги на Ирландию, рассказывали, что их вино крепче нашего оля, но я и представить себе не мог, что настолько. Слава богу, вовремя сообразил, чем ты меня угостила! Не взял греха на душу…

Он быстро и катастрофически пьянел. Ольга впервые видела, как стакан водки валит с ног такого здоровенного мужчину. Никто из ее знакомых на чекушку и смотреть бы не стал серьезно. Что поделаешь, другая культура — другие дозы. Не прошло и четверти часа, а храбрый витязь уже спал у ее ног, разметавшись среди посуды и остывших пельменей.

Жутко злая на себя за все, Ольга побежала домой за веником. Ей было жалко этого непутевого, провонявшего потом и дымом мужика.

Она постаралась не задерживаться дома. Время работало не на нее. Когда Ольга вернулась с огуречным рассолом, подмела в коконе и уселась вязать, ей все равно было не слишком-то уютно. Ольга продолжала мысленно считать секунды, хотя понимала разумом, что в коконе время над ней не властно…

Гуннар заворочался во сне. Ольга отложила спицы и поправила у него под головой принесенную из дому подушку. Вязание шло туго. И с ее миссией дела обстояли не лучше. Председатель Макар Петрович мягко отослал ее из своего кабинета, по-отечески выругав за дурацкие и совсем неуместные фантазии. Молодой милиционер Прокопий сначала слушал ее настороженно, но, когда узнал, что нападение на деревню готовят не беглые зэки, а давным-давно вымершие викинги, сразу потерял к Ольгиному рассказу всякий интерес.

— Задурила девка! — сказал он жене, когда учительница спустилась с крыльца его хаты. — Замуж ей надо!

— А ты ей найди жениха! — хихикнула смуглая красавица Настя и обвила полными, с ямочками на локтях, руками мужнюю шею.

— Мне бы хоть Матвеича найти, — задумчиво ответил ей Прокопий. — Вчера вечером поехал на полустанок внука из города встречать — и сгинул. Боюсь, не балует ли кто в округе!

— А ты не думай. Ешь давай, — подвинула ему Настя тарелку с горячим борщом, а сама села напротив, подперев щеку кулачком.

Единственное, чего Ольга добилась своими рассказами и предостережениями, — по деревне от старухи к старухе пополз шепоток: «Учительша-то с ума тронулась!»

А вечером к ней пришел комсорг Савва и авторитетно отчитал Ольгу за распространение идеалистических и антинаучных учений. Он так и сказал: «идеалистических и антинаучных учений». Именно так. Ольга, чуть не плача, пробовала ему все объяснить, но Савва не захотел слушать и, сославшись на занятость, ушел домой, составлять для райкома комсомола справку об охвате деревенской молодежи лекционной пропагандой.

Гуннар шумно хлебал огуречный рассол. Оклемался он все-таки довольно быстро. Слава богу, а то бы Ольга совсем за него извелась. Когда он почти протрезвел, девушка рассказала викингу о своих бесплодных злоключениях.

— Вы, потомки, что, совсем чокнутые? Вас что, давно не резали?

Объяснений Ольгиных он так и не понял. Точнее — не принял. Не понял он и причин, по которым Ольга отказалась предъявить его своим соплеменникам в качестве доказательства надвигающейся угрозы. В голове Гуннара не укладывалось, что может на свете существовать такое беспечное и легкомысленное племя. «Так им и надо, дуракам бестолковым!» — думал он, ярясь на непроходимую тупость потомков.

Потом они молча сидели и думали. Обоих грызла безысходность.

— Я, кажется, нашла выход, — тихо, но твердо сказала девушка, — ты должен прийти в деревню и убить меня. При свидетелях. Тогда нам поверят.

Гуннар поднял на нее непонимающий взгляд:

— Ты ошалела, Хельга?

— Это последний и единственный выход, — сказала она. — Сегодня ночью кончается срок, который нам дали пришельцы. — Гуннар смотрел на ее спокойное лицо, и ему было страшно. А девушка продолжала: — Сегодня вечером, после киносеанса, ты придешь к клубу и убьешь меня на крыльце. Оденься пострашнее. Надень шлем с рогами…

— У меня нет шлема с рогами, — как завороженный, пробормотал Гуннар.

— Так возьми у кого-нибудь…

— Никто из наших не носит рогатых шлемов, — тем же тоном возразил скальд, не в силах оторвать взгляда от Ольгиного лица. Кто знает, какие мысли бродили в его голове в эти минуты.

— Ты выстрелишь в меня из лука. Ты метко стреляешь?

— Метко, — кивнул головой викинг.

— Вот и выстрелишь… — Голос Ольги дрогнул. Она подошла к скальду и осторожно дотронулась пальцем до бугристого шрама на его щеке. — А это больно, когда убивают?

— Больно, — ответил Гуннар.

Ольга вздрогнула.

— Ты только не промахнись, пожалуйста, — попросила она, — я очень боюсь боли. Я всегда такая трусиха…

— Я не хочу! — сказал Гуннар, вставая. — Я не буду стрелять.

— Нужно! — твердо возразила девушка. — Ты должен!

Курган Хельги был насыпан слоями: слой из золота и серебра — слой из земли и камней.

Язык поэзии.

— Утром — бой, — почесываясь, сказал Кале. — Сегодня всем спать, беречь силы. Завтра, парни, повеселимся! Мы вырвем у этих дикарей правду. Можно считать, что эта самая «сорни-эква» уже греет нам руки! — Наперсник конунга демонстративно зевнул, видом своим показывая, что сейчас он завалится под куст и всем медведям страны Биармланд не поднять его с жесткого елового ложа.

Кале уже накрыл плащом груду лапника, когда Гуннар тенью выскользнул из-за куста и присел рядом на корточки.

— Что, Кале, мы так и двинемся завтра наобум? А если биармы подстроили нам ловушку? Ты думал об этом?

— Думал! — буркнул Змей. — Я посылал к деревне Красного Камня. Биармы не подозревают ни о чем, вовсю жгут огни. Они даже не удосужились выставить караулы.

Похоже, давненько в этих лесах не звенели мечи. Ничего, завтра мы проучим этих безмозглых короедов!

— А не беспечен ли ты сам, Кале? Глупо было поручать вечернюю разведку Красному Камню. Он храбрый воин, но стареет, и глаза у него уже не те, что прежде. Он незаменим в схватке, но в вечерней разведке от этого берсерка мало проку. Красный Камень мог пройти в сумраке мимо вражеских постов и не заметить их. Я не верю глазам Красного Камня, Кале!

— Что ж, пожалуй, ты прав, — задумчиво сказал Змей. — Бери Эйрика и иди с ним к деревне. Можете пошарить вокруг нее, вдруг биармы перенесли капище поближе к селению! — Глаза Змея недобро сверкнули. — Эх, послушал я тебя, угробил толмача! Был бы жив Гунявый — пленных бы взяли, допросили бы… А то и капища не нашли, и деревню чуть было не проглядели! Ты виноват перед всеми нами, Гуннар, и ты должен оправдаться делом.

— Я постараюсь, Кале! — послушно ответил скальд.

Эйрик Бесстрашный играл со своим бурундучком, когда Гуннар подошел к нему.

— Куда ты собрался, Гуннар? — дружелюбно спросил берсерк, осторожно подкладывая полосатому зверьку кусочки сухого сыра. Бурундучок деликатно брал их и засовывал на черный день за щеку.

— Собирайся и ты, витязь! Змей послал нас с тобой на разведку.

Эйрик сунул зверька за пазуху, высыпал туда же остатки сыра и встал.

— Я рад, что мы пойдем вместе, Гуннар!

Когда они завернули за оружием к остывающему кострищу, берсерк очень удивился, увидев, что скальд собирается в разведку, как на бой.

— Эй, зачем ты лук-то берешь? Нам же по кустам ползать! Можно подумать, что это твоя первая разведка!

— Воин должен устрашать врага своим видом, — терпеливо объяснил ему Гуннар. — Ты — берсерк, тебя и так все боятся, — Эйрик расплылся в простодушной улыбке, — а я должен одеться пострашнее. А то ведь завидно: тебя будут бояться, а меня — нет.

Эйрик улыбался уже во весь свой щербатый рот.

— Люблю тебя, как брата! — сказал он, хлопнув Гуннара по плечу. — Пошли, скальд!

Гуннар промолчал. Он не вымолвил ни слова, пока они шли к опушке. Скальд вел в поводу серую лошадь.

У околицы они долго лежали в бурьяне.

— Похоже, у биармов сегодня праздник, — заметил берсерк, — ишь, сколько факелов понавтыкали!

Гуннар впервые видел эту деревню и теперь с интересом рассматривал ее, залитую светом. «И это не факелы, — думал он, — это что-то другое. Что ж, будет легче выполнить план Хельги, если в деревне светло, как днем».

— Слушай, витязь, — обратился он к Эйрику, — а ведь здорово будет, если мы притащим в лагерь еще одного пленника. Уж вы-то с Вельси сумеете развязать ему язык!..

— Еще бы! — обрадовался берсерк. — Я ему пальцы по одному отрежу. Заговорит как миленький! А еще лучше, если мы захватим бабенку. Ко всему прочему еще и позабавимся! — И он дробно захихикал, прикрывая рот рукой.

— Вот и прекрасно! Я пойду в деревню и выберу нам с тобой бабенку. Ты ведь пухленьких любишь?

Эйрик трясся от беззвучного хохота.

— Так я пойду, а ты, витязь, жди меня здесь, у дороги. Погрузим бабу на лошадь — и в лагерь. Если сделаем все без шума, Кале похвалит нас с тобой, Эйрик. Здорово, правда?!

— Ага! — ответил берсерк. — Я скажу Змею, что это — твоя затея, и Кале, может быть, позволит тебе позабавиться с ней первому. Ты отважный воин, Гуннар.

— Стереги лошадь! — Скальд сунул поводья в потный кулак Эйрика и, поддерживая лук, скользнул в темноту.

У биармов были добротные дома. На родине Гуннара редкий бонд имел такое жилище. И сейчас, пробираясь в тени огороженных штакетником палисадов, за которыми лиловели в сумерках тяжелые гроздья сирени, скальд завидовал владельцам таких усадеб.

«Эх, бросить бы все, взять Хельгу и поселиться с ней здесь, пусть даже с биармами. Лесу вокруг — море. Построим усадьбу, заведем овец… Рабов Гуннар добудет. Чем не жизнь? И постоять за семью Гуннару не трудно — умелый воин, полжизни в боях. Характер у него покладистый, с соседями ссориться не станет. Жить бы да радоваться!»

Гуннар уже знал, что делать. Он сумеет убить одним гарпуном двух тюленей: и угодить новым богам, и спасти для себя Хельгу. Чтобы не прозевать свое счастье, нужно действовать решительно. Теперь викинг чувствовал прилив сил.

А вот и тот дом, о котором говорила Хельга. Перед ним, в центре ярко освещенного пространства, стоит вырубленная из серого гранита фигура. «Новый бог биармов», — понял Гуннар и на всякий случай, коснувшись серебряного распятия под курткой, прочитал молитву Одину.

Из двери здания, над которой красовалась блестящая доска с биармскими рунами, на крыльцо начали выходить люди. Они не расходились, а, разбившись на группки, бродили вокруг. Ни у одного из них Гуннар не заметил оружия. Это его подбодрило. Он подобрался поближе и затаился в тени двух огромных повозок на упругих колесах. «Интересно, сколько пар лошадей нужно запрячь, чтобы эти махины сдвинулись с места? Чудаки все-таки эти потомки!»

Он снял с плеча лук и приготовил стрелу. Сейчас на крыльцо выйдет Хельга. Гуннар проверил свою экипировку. Достаточно ли внушительно он выглядит? Остался доволен. Сойдет!

А вот и Хельга. Она вышла на крыльцо в группке молодежи. Хельга разговаривала с невысоким худым парнем и улыбалась. «А я мог бы улыбаться, чувствуя кожей место, в которое через минуту должна впиться стрела? — подумал скальд. — Пожалуй, не смог бы… А Хельга улыбается».

Он шагнул в круг света. Гомон голосов постепенно замолк, и десятки глаз уставились на Гуннара с немым вопросом. Страха ни в одном взгляде он не почувствовал. И в глазах Хельги тоже не было страха. Только ожидание.

Гуннар оскалился, зарычал раненым медведем и натянул тетиву. В перекрестье ресниц он увидел, как высоко вздымается грудь замершей в ожидании выстрела Хельги, отметил недоумение в глазах ее спутников. Он опустил лук и снова поднял. Хельга закрыла глаза и затаила дыхание. «Стреляй же! — кричала она всем своим телом. — Не мучай, стреляй!» Гуннар снова нацелился, взял чуть-чуть левее и выше и спустил тетиву.

Тогда сказал Ганглери: «Великое множество людей в Вальгалле. Всякий день, лишь встанут они, облекаются в доспехи и, выйдя из палат, бьются и поражают друг друга насмерть. В этом их забава. А как приходит время к завтраку, они едут обратно в Вальгаллу и садятся пировать».

Видение Гюльви.

С предсмертным хрипом, хватаясь за торчащую из горла стрелу, скатился с крыльца тощий Хельгин собеседник. Хельга распахнула глаза, и из них хлынул на Гуннара океан ужаса.

— А-а-а-а… У-у-у-у… — завыли голоса, и безоружные люди бросились на викинга. Он кошкой прыгнул во мрак и, отбросив в сторону лук, меч и секиру, что есть духу побежал по дороге.

Обернувшись, он увидел, что Хельга плачет над убитым, а еще одна биармская девушка рядом с ней падает в обморок. И еще увидел Гуннар ужасное: ожили и зарычали дикими зверями огромные повозки, возле которых он только что прятался. Они распахнули огненные глаза и, набирая скорость, покатились следом за викингом.

«Только бы добежать до лошади!» — билась в голове испуганная мысль. Для других мыслей там места уже не было. Колесницы Ужаса все ближе, а чуть поодаль мелькают и гудят уже совсем невероятные двухколесные повозки. Гуннара догоняют желтые лучи их огненных глаз.

С обочины дороги к скальду шагнул Эйрик.

— Предупреди наших, Гуннар! — проорал он, роняя с губ белую пену. — Скачи и расскажи все! — Он кивнул туда, где в сумраке угадывался черный силуэт пасущейся лошади. — А я задержу чудовищ!..

Эйрик Бесстрашный, подняв над головой тяжелую секиру, медленно пошел навстречу повозкам.

Уже вскочив на лошадь, Гуннар завороженно смотрел на дорогу. Берсерк и повозки сближались. Передняя вильнула, чтобы обогнуть Эйрика, но тот невероятным чутьем берсерка предугадал этот маневр и, отпрыгнув, встретил ее лоб в лоб. С придыханием ухнув, он всадил секиру в тонкий металл корпуса повозки и тут же, отброшенный ее тяжелой тушей, исчез под колесами.

Скальд ударил лошадь пятками и, заставив себя вернуться на дорогу, повел ужасную погоню туда, где спали перед утренним боем викинги. Он представил, как будет улепетывать Кале Змей, и хрипло рассмеялся в голос. Главное — жива Хельга. Остальное — ерунда. Они смогут найти свое счастье.

О тех людях, которых он всю жизнь называл своими друзьями, Гуннар не вспоминал. У него не было больше друзей. Только враги. И он в эту минуту был врагом всему свету, викингам и биармам, себе самому, всем на свете богам. Он сорвал с шеи и бросил в придорожную канаву маленькое серебряное распятие. Начиналась жизнь без богов.

Тормод, Скальд Черных Бровей, взял клещи и вытянул из раны наконечник стрелы. На его крючьях зацепились волокна сердца, одни красные, другие белые… Тут он упал навзничь мертвый. Здесь и кончается рассказ о Тормоде.

Сага об Олаве Святом.

Пришелец вошел в кокон бесшумно. Когда Ольга подняла голову, он уже стоял перед ней и выпуклые фасеточные глаза его тускло отсвечивали серым. Ольге до того никогда не приходилось видеть серого света, но она не удивилась, а только молча смотрела на ненавистное чудище и думала о Гуннаре.

Глупый, в последнюю минуту он пожалел ее, и вот теперь между ними навсегда встала тень Толика.

— Дикари! — услышала она безмолвный голос пришельца. — Дикари…

Пришелец все еще стоял неподвижно, но розетка у него на груди зашевелилась, и из нее вылезла знакомая синяя «жаба». Волоча за собой длинную пуповину, она вскарабкалась вверх по руке и, усевшись на плече хозяина, уставилась на Ольгу немигающими глазками. «Жаба» сунула в рот палец и зачмокала, роняя на панцирь пришельца нитку клейкой слюны. Только сейчас Ольга заметила, что взгляд этих фиолетовых с красными прожилками глаз пристален и осмыслен. И если сравнить этот взгляд с неживым блеском фасетки, то нужно еще подумать, кто из этих двух существ хозяин, а кто исполнитель его воли.

— Дикари! — повторил пришелец. — Только вы, люди, способны добиваться высокой цели такими варварскими способами. Конечно, вы с Гуннаром выполнили мое задание. Резни не было. Но вы продолжаете оставаться опасными для Вселенной. Даже не знаю, что с вами делать! — «Жаба» вынула палец изо рта и, растопырив лапы, раскорякой зависла над головой пришельца, медленно поворачиваясь вокруг своей оси. Пуповина, связывающая ее с махровой розеткой, перекручивалась. Ольге в этот момент захотелось подняться, дернуть за пуповину и разорвать связь между этими двумя существами. Или все-таки одним?

На ее мысли среагировали оба. «Жаба» шустро нырнула в розетку, а пришелец угрожающе выставил вперед трехпалую руку.

— Сиди!

Пришелец нащупал рукой «пенек», нелепо сложившись пополам, опустился на него, и сразу же в его фигуре появилось что-то беспомощное.

— Ты не молчи. Говори, — сказала она ему мысленно, но пришелец безмолвствовал, и Ольга всем телом чувствовала его жуткое, ледяное одиночество в этом мире. Наконец он сказал:

— Вы, люди, еще не видели настоящей жестокости. Жестокость — это когда гибнут целые расы и народы. Не от склонности к садизму дали мы вам это испытание. В галактике только что закончилась большая война, и мы не можем позволить, чтобы она когда-нибудь повторилась. Та раса, которая ее начала, тоже очень рано вышла в космос, вошла в наш Союз и переняла знания Объединенных Человечеств. А потом использовала их против остальных. Это была сильная и способная раса, как ваша, только она слишком рано вышла в космос… Теперь ее нет. Но, к сожалению, не только ее. Исчезли с лица Вселенной сотни цветущих и мирных планет, погибли десятки народов. Из восьми миллиардов людей моего народа в живых осталось чуть больше ста тысяч. Союз не мог рисковать. Мы должны были ’убедиться, что вы не будете повторять чужих ошибок. Слишком уж вы похожи на ТЕХ… Теперь вы доказали… Но все-таки я не могу понять, почему это у вас получилось!

Ольга пыталась и не могла подавить в себе чувство жалости к этому существу, чуть было не ставшему палачом земного человечества.

— А что здесь понимать? — сказала она ему. — Ведь мы просто не желаем никому зла. Это так просто — не желать никому зла. Ни себе, ни другим.

— Но кровь!..

— Да, — сказала Ольга, — кровь лилась и все еще кое-где продолжает литься, но ТЕПЕРЬ мы не любуемся ее видом и делаем все возможное, чтобы крови было меньше. Значит, мы выходим из своего жестокого Детства. В этом нам не нужно ни помогать, ни мешать. Со своим делом мы справимся сами. И воевать с вами нам не к чему.

— Возможно, ты и права, — сказал пришелец, вставая, — но мы исполняли свой долг… Прощай! Вряд ли мы еще когда-нибудь встретимся с тобой, Ольга…

Он растворился в клубящемся сумраке, оставив девушку одну. Она стояла посреди кокона, и на душе ее было неспокойно. Что будет дальше? Увидит ли она когда-нибудь Гуннара? Что ей скажут в деревне? Ответов на эти вопросы Ольга не знала. Знала только одно: до конца своей, долгой наверное, жизни будет она чувствовать вину перед той некрасивой девушкой, у которой она отняла лисичку, и перед миром планеты Земля, у которого она отняла эту девушку. Ольге было тяжело.


Звук лопнувшей струны повис над водами, и мир изменился на глазах. Огненно-белым камнем стало море, а с неба цвета декабрьского снега грозно насупилась луна, черная, как тоска Гуннара. И по аспидной лунной тропе сошли к нему Чужие Боги.

— Мы уходим! — сказал один из них, и мерзкий тролль на его плече оскалил голые десны. — Мы уходим и оставляем все, как было до прихода в ваш мир. Живите, люди, и поклоняйтесь тем богам, которых себе выдумаете… — И они повернулись, чтобы уйти.

— Стойте! — закричал им вслед Гуннар. — А Хельга? Я смогу снова увидеть Хельгу?

— Забудь о ней, — сказал, обернувшись, один из богов, и белые тени упали на лицо его. — Ваш корабль снова вернулся в свое время, и на том месте, куда вы приплывете, будет капище и золотой идол. Вы сможете перерезать всех биармов, если вам этого захочется. Или они перебьют вас… Но это уже не наша забота. Считай, что ни Хельги, ни серого коня, ни селения потомков ты не видел. Все это тебе пригрезилось… — И, отвернувшись, Бог пошел по лунной дорожке вслед за товарищем. В бессильном гневе выхватил Гуннар костяной кинжал и метнул его вслед Богу. Кинжал не долетел и упал в ожившие волны, рассыпав по ним руны тайных заклятий.

— Дикари… — еще раз услышал скальд чужую, угасающую мысль.

Гуннар в растерянности стоял на носу драккара. Все вернулось на круги своя. Посапывают во сне товарищи, которых он предал; видит хмельные сны старый Торвальд Луковица; полосатый бурундучок свернулся на груди мирно похрапывающего берсерка Эйрика. Все живы. Предательства не произошло. Впереди ничего не подозревающие биармы и капище, а между Гуннаром и Хельгой пропасть, которую не перешагнуть ни одному смертному, — пропасть веков. Мутно на душе у Гуннара.

Скальд нагнулся и нащупал рукой связку просмоленных сосновых факелов, разорвал пальцами веревку. Чуть поодаль в глиняном горшке тлеют угли. Скальд сунул в них факел, и тот, затрещав, занялся. Гуннар подождал, пока пламя разгорится, и бросил факел туда, где, свернутый, лежал сейчас парус. Потом он перевернул горшок с углями над связкой.

Первыми почуяли пожар овцы и заметались на корме. Проснулись и воины. Они бегали по судну и пытались потушить пожар, но пламя было уже сильнее их. Пробовали повернуть к берегу, но оба борта пылали. Горели и весла, и обитые железными полосами щиты викингов. Тогда с кормы начали прыгать за борт. Гуннар стоял среди пламени и мечущихся теней. Он думал о Хельге. Он мог бы сложить о ней вису, но не хотел. Он хотел ее видеть, держать ее руку в своей, закрыть за ней дверцу своей спальной ниши.

Толчок в спину заставил его обернуться. Сзади стоял Кале, сжимая в здоровой руке окровавленный нож. Гуннар не чувствовал боли, но и не слышал уже тех слов, которые бросал ему перекошенным ртом наперсник конунга. Ему пели русалки.

Никто здесь не должен

зло замышлять,

вред учинять

иль убийство готовить;

здесь рубить не пристало

острым мечом

даже брата убийцу,

в узах лежащего…


ОРИГИНАЛЬНЫЙ «УСАТИН» ТОРОПОВА И ЛЕНЦА

(Фантазия в стиле «ретро»)

Пошел титулярный советник…

Ф. И. Вейнберг

Уважаемые дамы и господа! Если у вас хранятся еще журналы прошлых лет, не поленитесь наведаться в чулан и смахните пыль с подшивки «Нивы» за 1907 год.

Внимательно перелистаем отделы объявлений. Нас интересует единственное. Вот оно — скромно приютилось между рекламой самоучителя вегетарианства с интригующим названием «Я никого не емъ» и панегириком в честь патентованных геморройных свечей товарищества «Юргенсъ».

Гарантірованное вырощеніе усовъ на всякой физіономіи.

!!!!!!!!!!!!!

«УСАТИНЪ».

!!!!!!!!!!!!!

Абсолютно безвредное, дешевое и общедоступное оригинальное средство.

!!!!!!!!!!!!!

Продается во всех аптекарскіхъ магазинахъ.

!!!!!!!!!!!!!

Цена одного флакона — 75 копеекъ.

!!!!!!!!!!!!!

ОСТЕРЕГАЙТЕСЬ ПОДДЕЛОКЪ.

!!!!!!!!!!!!!

Поставщики для всей Российской Имперіи гг. Тороповъ и Ленцъ.

Городъ Саратовъ.

Вы разочарованы? Видит бог — зря! Сейчас я расскажу вам необычайную и, надеюсь, увлекательную историю об оригинальном «усатине» и о злоключениях его создателей. Ах да, я забыл представиться! Василий Гаврилович Торопов, собственной персоной…

Сразу сознаюсь: изобрел «усатин» не я. Я даже не знаю точно его автора. Но семинарист Вася Верейский, который отыскал этот рецепт в средневековой инкунабуле и променял мне его на чудесную золингеновскую бритву, уверял, что творец «усатина» — пресловутый библейский Самсон, сила которого заключалась не в волосах, а, вопреки легенде, в усах. Но, честно говоря, не верю я этому Васе — известному в городе вралю и выпивохе!

До того как судьба послала мне в руки рецепт «усатина», я содержал маленькую парикмахерскую на окраине Саратова и еле сводил концы с концами. С прекрасной немецкой бритвой расстаться было не просто, и, если бы какое-то шестое чувство не шепнуло мне: «Бери, дурень! Такой шанс выпадает только раз в жизни!» — я до сих пор прозябал бы в этой дыре. И я решился.

Надо сказать, что приготовление первых доз «усатина» влетело мне в копеечку, но результаты были превосходные. Концентрированный «усатин» не за три-четыре, как говорилось в рекламных объявлениях, а за один сеанс наводил клиенту такие усищи, что даже сбрить их потом было затруднительно.

Вот тут-то и появился на сцене господин Ленц. В любом начинании, как известно, должны соседствовать инициатива и кошелек. Инициативы у меня — хоть отбавляй, а вот кошелька, извиняюсь… А у г-на Ленца он был, и довольно тяжелый. Этот кошелек и стал финансировать нашу маленькую фирму.

Г-н Ленц был захудалым дворянчиком из полуобрусевших немцев с замашками коммерсанта. Иван Карлович пускал свой капитал, казалось бы, в самые сомнительные предприятия. Но какое-то безошибочное чутье помогало ему выйти из любой авантюры с прибылью. Коммерция намертво въелась в его сухое жилистое тело, и, казалось, не было на свете такой вещи, из которой не светил бы ему меркантильный интерес. Лично я готов биться об заклад, что и в раю Иван Карлович сколотил бы капиталец на поставках в грешный мир гуано ангелов.

Когда я продемонстрировал г-ну Ленцу действие своего «усатина» на его слуге Федоре и тот почти мгновенно обзавелся шикарными усами «а’ля Бисмарк», Иван Карлович сделал первый взнос в мое дело, и с этой минуты фирма стала называться «„Усатин“ Торопова и Ленца».

С тех пор как саратовские модники убедились в правдивости нашей рекламы, от покупателей у нас отбою не было. Приходилось разводить «усатин» водой, чтобы усы у клиентов росли не слишком быстро и количество продаваемого снадобья не уменьшалось.

Для начала мы приготовили двести четвертей «усатина» и разместили его в загородном имении Ивана Карловича. Имение стало пахнуть словно винокуренный завод («усатин» настаивался: на дорогом французском коньяке), и многие соседи-помещики начали частенько заглядывать сюда на запашок.

Я забросил парикмахерскую, перебрался в усадьбу г-на Ленца и занялся исключительно «усатином»: отвечал на письма иногородних заказчиков, рассылал по газетам рекламные объявления, отвозил на почту запломбированные посылки с зельем. Между делом я экспериментировал, пытаясь выявить новые свойства «усатина», а Иван Карлович в это время с удовольствием наблюдал, как набухает его банковский счет, поплевывал в потолок и обдумывал новые заманчивые начинания.

Мои опыты со снадобьем зашли уже далеко. Я выяснил, что неразбавленный «усатин» способен в кратчайшие сроки содействовать вырастанию усов практически на любой части человеческого тела.

Однажды Матрена, толстая и рябая служанка г-жи Ленц, мыла пол в комнате, где мы хранили запасы «усатина», а младший сын той же г-жи Ленц в шутку вылил ей на спину полуведерную бутыль. После этого Матрена подала на нас в суд, утверждая, что все ее тело тотчас же поросло щегольскими усиками и поэтому муж начал ее стесняться.

Этот процесс послужил нам прекрасной рекламой. Иван Карлович уплатил Матрене триста рублей золотом, и она уволилась из имения. Муж ее, Федор, остался, но с горя запил. Не найдя в доме трезвенника Ивана Карловича ничего спиртного, Федор по достоинству оценил вкус отменного хозяйского «усатина». Каждый раз после изрядного возлияния он начинал тяготиться человеческим обществом и искал уединения. С угрюмой обреченностью шлялся он по имению, распугивая малолетних усачей — хозяйских отпрысков.

Федор выпил треть наших запасов, но Иван Карлович не обращал на это внимания. Кажется, впервые в жизни г-н Ленц столкнулся с неразрешимой задачей. Долгое время выбирал он, вложить ли средства в перепродажу военной амуниции, оставшейся после русско-японской кампании, или заняться каким-нибудь другим, мирным делом. Кончились эти раздумья для всех нас неожиданно: Иван Карлович списался с более чем сомнительной итальянской фирмой и закупил на корню излишки животных из миланского зоопарка. Он посчитал, что саратовские обыватели охотно выложат денежки, чтобы поглазеть на разных заморских тварей, и оказался прав. Мы, простые люди, охочи до интересных зрелищ. Не учел г-н Ленц лишь одного: холодного российского климата. Доставленное из солнечной Италии зверье хирело и охотно дохло. Иван Карлович проклял все на свете.

— Уфы, герр Фасилий, — стонал мой компаньон, схватившись за свою многомудрую голову, — кторый тёйфель дернул меня брать дизе тире?! Я не должен был приобретать зверинец! Маленький фаенный спекуляций дал бы мне караздо больший доход!

Молитвы и проклятия Ивана Карловича не доходили до Всевышнего. Зверье дохло дюжинами, и к весне от всего зверинца моего компаньона остались лишь пожелтевший от старости белый медведь да Пронька — мрачная и слюнявая тварь, исправно проедавшая по пятнадцати рублей в месяц.

Кто такой был этот Пронька, одинаково похожий на лошадь и на корову, для всех оставалось тайной. Одним словом — неизвестный науке зверь. Когда зверинец ехал из Милана в Саратов, Пронька сожрал картонную этикетку со своей клетки. От длинного латинского названия на огрызке осталось лишь полуприличное словечко «гну», по которому остаток первоначальной надписи восстановить было невозможно. Только среди горожан ходили слухи, что он — потомок от мезальянса быка симментальской породы с любимой лошадью Наполеона Бонапарта. Иван Карлович продал белого медведя цыганам, а Проньку велел убрать с глаз долой — в коровник. На потомка монаршьей кобылы покупателя так и не нашлось.

Как-то поздно вечером Федор, дыша усатиновыми парами, уныло слонялся по усадебному двору, дымил старой прокуренной трубкой и искал, с кем бы подраться. Приличного партнера не находилось. Федору было скучно. Заковыристо матюгнувшись и сделав порядочный глоток из фляжки, Федор отправился искать укромное местечко для сна. Судьба привела его в коровник, где пережевывал свою бесконечную жвачку Пронька. Федор нагло потеснил животное в его стойле, дохнул ему в глаза дымом и, потехи ради, выколотил трубку о луковицу Пронькиного хвоста.

Посыпались искры. Испустив дикий вопль, Пронька вскинул задние ноги и долбанул обидчика огромным, размером с пивную кружку копытом…

Утром некому было запрячь лошадь в хозяйскую бричку. Федора искали, но так и не нашли. Г-н Ленц посулил ему «драй таузенд тёйфель» (а по-русски — три тысячи чертей) и запряг кобылу сам.

Федор объявился лишь к вечеру, бодрый, трезвый, с прекрасной окладистой бородой на месте вчерашней щетины. Одет он был во что-то жутко восточное и бесстыдно сиял дюжиной бриллиантовых перстней. Узрев слугу в таком виде, Иван Карлович долго плевался по-немецки, а потом дал ему несколько исконно русских названий.

— Сам ты выщипок собачий! — невозмутимо ответил ему Федор и хлопнул дверью.

Вряд ли, донельзя оскорбленный в лучших чувствах, Иван Карлович сохранил способность к трезвому рассуждению. Но я-то знаю, что такую бороду, как у Федора, за одну ночь не вырастишь. Уж не открыл ли кто ему секрет чудесного «бородина»? Да и алмазы на пальцах Федора были ох какие настоящие!

Я поймал его во дворе, соблазнил бутылкой «усатина» и услышал такую историю, что волосы у меня на голове зашевелились и зашуршали под шляпой. Расскажи мне об этом кто другой — ни за что бы не поверил. Но за Федора я был спокоен. В нем фантазии меньше, чем в подшитом валенке, и сочинить что-либо подобное этому мужику труднее, чем его хозяину понять смысл русской пословицы.

Вот что рассказал мне Федор, время от времени прерывая повествование громким бульканьем, с которым вливался в его глотку ароматный «усатин».

— …И вот, когда этот самый Пронька, благослови его господи, звезданул меня в лоб, я полетел черт знает куда. Потом что-то черное и мягкое стало меня выкручивать, словно тряпку, так, что у меня аж нутро наружу полезло. Потом вроде полегчало, но уж больно спать захотелось… — Федор смачно зевнул и перекрестил багровый зев сияющей пятерней. — И каким макаром занесло меня в эту туречину — не ведаю. Мужики там все носатые, злющие и не по-нашему лопочут. А бабы, те как староверки какие, до единой — в черных платках. Даже глаз не видно. И все воду на голове носят. В кувшинах. Для этого у них специальные вмятины на маковке. Я шшупал…

Походил, потыкался пару дней, оголодал. Того и гляди, в рабство продадут. Потом, прости мя господи, благословил в закоулке кулаком какого-то нехристя в шелках и одолжил у него кошель золота.

Прижился у одной вдовицы, за пару месяцев балакать по-ихнему выучился…

— Как это — «за пару месяцев»?! — оторопело переспросил я.

— Не перебивай! — цыкнул на меня Федор и продолжал: — А еще через месяц султан мною заинтересовался…

— Какой султан?

— Знамо — ихний, турецкий! Прослышал он, что я усы умею выращивать. А ему это только и нужно. У него ведь гарем… Ей-богу — сто жен! То с одной поцапается, то с другой… Глядишь: а уж усишки ему с корнем повыдергали. Ну, я их ему «усатином» и навел. Наградил он меня по-царски… — Федор с довольным видом обозрел перстни на своих пальцах. — А потом султан баловать начал: закупил у меня весь остаток зелья и давай им своих жен марать. Те усищами обрастают, а ему хохотно. И мне хорошо, от султановых-то щедрот лавочку открыл, махоньку ковровую фабричку, супругу завел молодую — не Матрене чета! Как сыр в масле катался — вишь, в какое тело вошел! А потом как-то за обедом перца нанюхался, чихнул и здесь оказался. А больше меня и не спрашивай — не знаю ничего…

Федор замолчал, сгреб со стола четверть «усатина» и тут же, не сходя с места, упился до скотского состояния. Лег и ножкой не колышет. Тогда я пошел к Ивану Карловичу и честно пересказал ему эту историю. Г-н Лени начал в ответ ругаться по-немецки, но я ему об алмазах напомнил и о бороде, которая за день на аршин не вырастает. Стал мой компаньон серьезным, смекнул: не иначе как деньгой пахнет. Подождал он, пока Федор проспится, и форменный допрос ему устроил: где, мол, был да как туда попал. А тот ему: «Шваркнул меня Пронька по зубам, а больше — ничего не помню!» В тот же день Федор взял расчет, вставил золотые зубы и откупил у грека Семирамидиса ресторан «Гурия». Будете в Саратове — обязательно загляните. У него прекрасная кухня.

Но не об этом речь.

Задумался я, каким образом Пронька Федора в Турцию отправил. Похоже, без фокуса тут не обошлось! Тем более смутила меня в рассказе Федора одна деталька: рабы. Рабство-то в Турции уже давненько отменено — в «Ниве» об этом подробно писали, а в «Ниве» врать не будут! Вот и похоже было, что кобылин сын Пронька забросил Федора не только в Турцию, но и в глубь веков. Хочется проверить, а стра-ашно! Но все-таки пересилил я свой страх, отправился ночью в. Пронькино стойло, обмотал физиономию полотенцем и, глотнув для храбрости «усатина», получил, как положено, по зубам так, что небо с овчинку показалось. Потом меня выкручивало, корежило, но не долго.

Открываю глаза — батюшки, думаю, куда это меня только занесло?! Во все стороны далеко Видать. Стою я на стене каменной, а подо мной город. Большой город, на семи холмах, и ни тебе в нем паровоза, ни тебе завода, ни тебе городового на перекрестке. Народ ходит без штанов, в разноцветных туниках и плащах — значит, это или древняя Греция, или древний Рим. Ай да Пронька! Ай да кобылин сын!

Я думаю: подожду до темноты, потом слезу и по улицам погуляю, посмотрю, как тут люди живут. Интересно все-таки. Сел в тени и сижу, жду, пока солнце сядет. От нечего делать вдаль гляжу, на равнину.

Вот пастух прогнал в город овечье стадо, вот по дороге проехал на двуколке дядька в красной тоге, а по бокам его — воины с копьями. А когда уж совсем темнеть стало, разглядел я вдалеке, у речки, в береговых зарослях, какое-то шевеление и металлические отблески. Пригляделся: батюшки — армия целая в ивняке прячется! И пехота с копьями, и конники с саблями, и даже музыканты с трубами под кустом в кости играют. И одежда на них не такая, как у остальных, в городе. Значит — все понятно: не спи народ — враг у ворот! А как им об этом скажешь? Самого ведь, не разобравшись, на копья поднимут! А мне еще рано на копья.

Потом вижу — от реки в нашу сторону двое поползли. Подползли под стену и спрятались в кустах. Лазутчики. А уж совсем темнеет. Минут через пятнадцать звякнуло что-то в сажени от меня об стену. Крюк медный, а к нему веревка мочальная привязана. Слышно: внизу пыхтеть начали. Лезут лазутчики. Я дождался, пока первый над стеной голову поднимет, и молча скорчил ему в сумраке такую рожу, что он у меня со стены лебедем полетел. Но тоже молча, соблюдая полную конспирацию.

А второй продолжает карабкаться. Вот над стеной голова показалась, а вот и рука с мечом. Этого на испуг не возьмешь. Я за зубцом стены спрятался, а когда вражеский лазутчик убедился, что вокруг пусто, взобрался на стену и повернулся ко мне спиной, я лягнул его не хуже Проньки, Этот лебедь уже курлыкал. Лазутчик рухнул внутрь цитадели. Снизу послышался треск досок и оглушительное гоготание. Похоже было, что бедолага раздавил с налету гусиный хлев.

Внизу, в городе, замелькали огни факелов, еще громче загалдели гуси, спасая от нашествия вечный, город. Им начали вторить и человеческие голоса. Из темноты вылетело и ударилось о зубец возле моего плеча небольшое копье. В воздухе повисло облачко кирпичной пыли, и я оглушительно чихнул…

Ивана Карловича не столько заинтересовал мой рассказ, сколько случайно захваченный из древнего Рима дротик с погнутым о камень медным наконечником и вырезанным на древке именем «Fortunatus». Ему тут же захотелось второй такой же. Горюя о непрактичности русской нации, он устремился в Пронькино стойло и сунул бедному животному под хвост зажженную свечу. Двадцать пудов возмущенной говядины лягнули Ивана Карловича в нос…

На этом все и кончилось. Ведь г-н Ленц не глотнул на дорожку нашего чудесного «усатина».

Нос долго не заживал. Пока Иван Карлович сидел в кругу семьи, украшенный гипсовой нашлепкой, я самозабвенно путешествовал между странами и столетиями. Боже, чего только не довелось мне испытать! Побывал я даже на торжественном заклании Цезаря. Кинжал Брута, который я подобрал с окровавленных плит сената, г-н Ленц повесил на ковре над оттоманкой и чуть только на него не молился.

Со временем дом моего компаньона начал смахивать на арсенал или кунсткамеру. Он заставлял меня тащить из прошлого всякое оружие: ружья, мечи, арбалеты. А когда нос его все-таки сросся и он обрел способность путешествовать самостоятельно, арсенал г-на Ленца начал расти с неимоверной быстротой.

Однажды я застал Ивана Карловича в кабинете. Он рассматривал в лупу огромный серо-стального цвета шар.

— Бомба, — промолвил он благоговейно. — Я нашел их там, в лесу, целую дюжину, но домой доставить сумел лишь один штука. Только фот не понимаю, как она устроена. Зер интересант!

Ночью из «бомбы» вылупился допотопный ящер, съел цепного волкодава вместе с будкой и ошейником, а потом уполз в ближайший пруд. Теперь в этом пруду не купаются. Неудача с «бомбой» Ивана Карловича не обескуражила. Его охота была пуще неволи.

— Герр Фасилий, — сказал он мне на следующее утро, — а ведь дизе яйца могли бы быть карошим… как это по-русски?., зверским… нет — биологише ваффе! Вир зарыфаем дизе яйца на пути у протифник и отходим на заранее подготовленные позиции. Дизе тире фылупаются и эссен протифник подчистую. Ура-ура! Мы победили! Ферштеен зи, герр Фасилий?

Когда Иван Карлович заговаривал об оружии, он не умолкал часами. Обсосав идею ящерных мин, он прикинул достоинства этих яиц в фортификационном деле, предложил использовать их в качестве походного приварка для нижних чинов, прикинул, сколько можно из каждого яйца изготовить солдатских котелков. Меня это не вдохновляло.

Мы с г-ном Ленцем совершили множество захватывающих путешествий. Боже, чего мы только не испытали! Вас когда-нибудь сжигали живьем на одном костре с кошкой и черным петухом? А со мной это случилось в славном городе Тулузе 15 февраля 1514 года. А продавали вас в рабство финикийские пираты? А позировали вы великому Фидию? Так что мне найдется о чем рассказать вам, господа! Как ни странно, хуже всего мне пришлось на Аляске бог знает в каком году. Наивные эскимосы скурили мой нюхательный табак, а я целый месяц не мог чихнуть и вернуться домой. Мне порой кажется, что до сих пор от моего жилета попахивает тюленьим жиром, а в свиной отбивной чувствуется явственный вкус перемерзшей строганины. А потом случился главный эпизод этой истории. Ивану Карловичу повезло. Из его сбивчивого рассказа я понял, что он побывал в будущем. В будущем воевали.

— Это было ошень страшно! — захлебывался г-н Ленц. — Гораздо страшнее, чем японский кампаний. Фесде идет бой. Огонь, фзрыфы и не поймешь, кто с кем фоюет. Ошень, ошень страшно! Я фзял у один мертфый зольдат его финтофка. Он стреляет часто-часто, как пулемет.

Он сунул мне под нос странное ружье. Оно было очень короткое, короче даже кавалерийского карабина. Ствол был засунут в какую-то дырчатую трубу, а снизу крепилась круглая обойма с уймой патронов внутри. Смею вас уверить, господа, — это было ужасное оружие! Я посоветовал г-ну Ленцу поскорее избавиться от него, но тот, и не подумав прислушаться к доброму совету, унес ружье в свой кабинет и запер в ящик секретера.

Четыре дня об ужасной находке не вспоминали, а потом, как-то за обедом, Иван Карлович сказал:

— Фчера я послал ф фоенный министерстф описание той финтофки. Это ошень нофый и мощный оружий. Вундерваффе! Нам отфалят много тысяч. Ты, майн фройнд Фася, откроешь ф Санкт-Петербурх большой парикмахерский салон, а я снофа займусь коммерций.

Он потрепал по щеке зардевшуюся жену и добавил благодушно:

— Мария, скоро мы будем жить ф столице. Ты сможешь каждый зоммер возить детей отдыхать ф Ниццу. — Бледно-голубые глаза его увлажнились, и тень сентиментальной задумчивости упала на чело. — О, Ницца, Ницца… — шептал он умиленно.

Но шли дни, недели, а ответа из министерства г-н Ленц так и не получил. Видели бы вы, как он томился душой!

— Да плюньте вы на это! — советовал я ему. — Зачем искушать судьбу? Для чего давать в руки наших вояк такое страшное оружие? Ваш «скорострел» войной пахнет, и не шуточной! Одумайтесь! Нужна нам эта война? Нужна она вам, мне, вашим детям? Подумайте о детях, Иван Карлович!

Но он не успокаивался. Он то кричал о верности царю и отечеству, о патриотизме и справедливости, то принимался ругать на двух языках «глюпи русски бюрократен». Со временем я стал все чаще и чаще замечать, что в его разглагольствованиях стала упоминаться Германская Империя.

— Найн! — ворчал он. — Ф Россия нет умный чинофник! Тут у фас думкопф на думкопфе сидит и думкопфом погоняйт. Фатерлянд — фот моя надежда. Там меня поймут! Ф Дойчланд умный челофек фсегда поймет умного челофека!

От волнения в таких случаях он еще больше коверкал и перевирал оба языка, так что понять его без привычки было очень сложно. Да я его и не слушал. В такой нервной обстановке жили мы четыре месяца. Г-н Ленц ходил мрачнее тучи, жена его с утра до ночи жаловалась на мигрень, а ваш покорный слуга подыхал со скуки. Но когда я узнал, что Иван Карлович, окончательно разочаровавшись в деловых качествах русского чиновничьего аппарата, всерьез задумал ехать в Германию на рандеву с немецким кайзером, я понял, что надо действовать. Ближайшей же ночью пробрался я к нему в кабинет, взломал секретер и выбросил «скорострел» в Волгу.

О, как рычал утром г-н Ленц! Он ругался на восьми языках с жутким немецким акцентом, он устраивал обыски в комнатах прислуги и домочадцев, он перекопал землю во дворе и на огороде, он захлебывался от бессильной злости. На меня подозрение не пало — вот что значит хорошая репутация!

Иван Карлович с той поры немного тронулся. Теперь в усадьбе уже не было уголка, где бы поленницами не лежали копья, кистени, алебарды — безразлично что, лишь бы это можно было назвать оружием. Г-н Ленц тащил эту пакость из прошлого охапками и вязанками, как хворост. Теперь он отстранил меня от вояжей и пользовался Пронькой единолично.

Иван Карлович совсем замучил нашу зверюгу. Пронька отощал, страдал от ожогов и держался на копытах только благодаря львиным дозам «усатина». Сил у него заметно поубавилось. С каждым днем Пронька забрасывал моего компаньона во все более и более близкое прошлое. Однажды Иван Карлович признался, что побывал в позавчерашнем дне:

— Паршифый швайн кинул меня ф позафчера. Пришлось фсдуть дизер скот и снофа тыкать его факел.

— Дали бы вы ему хоть недельку передышки! — жалел я Проньку. — Того ведь и гляди, окочурится божья тварь. Ему ожоги залечить надо…

— Я не могу ждать, Фасилий, если деньги сами плыфут ф мои руки, — обрывал меня компаньон и снова, который уже раз на дню, лез в коровник, чтобы через час выйти оттуда обвешанным оружием. Было понятно, что он не успокоится, пока не отыщет на замену пропавшему «скорострелу» что-нибудь подобное, если не хуже. А помешать ему я не умел.

Но в дело вмешалось провидение. В одно прекрасное утро, получив от Проньки традиционную зуботычину, г-н Ленц исчез навсегда. Я долго не мог объяснить этот факт. И только в прошлую пятницу в голову мне пришла великолепная догадка: Пронька ударил Ивана Карловича так слабо, что тот отлетел в прошлое на долю мгновения, приземлившись на том же месте и в то же время, когда измученное ожогами животное его ударило. Г-н Ленц снова получил по зубам, чтобы проделать это путешествие во второй, третий, десятый и стомиллионный раз.

Так окончилась эта история. «Усатиновую» индустрию я прикрыл в том же году. Примерно тогда же отошел в лучший из миров отпрыск императорской кобылы. Отмучился Пронька… Пророчество, г-на Ленца сбылось. Я переселился в столицу и купил большую парикмахерскую в самом центре Питера. Время от времени пишет мне соломенная вдова моего бывшего компаньона. Марии Адольфовне удалось оформить развод, и вот уже четвертый год она замужем за отставным гвардии поручиком Чешпорёвым.

Сейчас, когда около семи лет прошло с той поры и над Европой нависла зловещая тень большой войны, я чувствую, что только слепая случайность помешала ей стать предсмертной войной человечества. А что, если бы Иван Карлович прислушался к моим опрометчивым советам и дал отдых Проньке? Что было бы тогда?..

Благослови, господи, ненасытную алчность человека, который летает сейчас по замкнутой временной баранке, получая по зубам сегодня, завтра, вечно!..


ДОРОГА НА КИЛЬДЫМ

Рассказ

Геня Несмертный, партизан из отряда Данилова, умирал в кустах возле тропинки. Когда он очнулся, в памяти оставались только надсадное сипение мины, взметнувшееся возле корней пламя, долгий полет в никуда и почему-то чувство досады.

Он попробовал встать, но тело не слушалось. Левая рука была как неживая, а из правой Геня никак не мог выпустить приклад ППШ.

По тропинке мимо него, там, где недавно прошли партизаны, теперь двигались немцы. Они шли налегке, весело, надеялись уже к вечеру настичь отступающих партизан.

Сейчас, когда Гене нечего было терять, он хотел одного: прихватить кого-нибудь из этих коричневых от грязи солдат к себе в попутчики. «А если вдруг повезет, я пришью сразу двоих, скажу там, на небесах, спасибо богу, дьяволу или кто там у них сейчас…»

Но вражеские солдаты в прицельной рамке двоились и плясали. К тому же пальцы задубели от запекшейся крови и гнулись плохо. Геня с трудом отцепился от ППШ и сунул непослушные пальцы в рот, зубами соскабливая с них солоноватую корку.

Теперь он понял, что не будет стрелять в эту безлико кишащую массу гитлеровцев. Ему и его пулям нужен был один, которого они узнают в лицо и не промахнутся ни за что на свете. Человек, с которым Геня долгие недели делил постель из елового лапника и скудный партизанский паек.

Дорога на Кильдым… Кто знал, что она окажется такой долгой? Кто знал, что тракторист из Кынищ Игнат Мацюра, не выдержав побоев, поведет гитлеровцев по следам отряда? Кто знал?..

Геня напряг слепнущие глаза, вглядываясь в чужие небритые лица. Пальцы его снова вцепились в приклад автомата. Он считал секунды. Вот сейчас, сейчас должен мелькнуть знакомый курносый нос и темный чуб над глазами предателя. Но они все не появлялись в сгущавшихся сумерках перед плывущей Гениной мушкой. А секунды жизни шли… Из-под его изжеванного осколками тела расползалось по земле алое пятно. Стебли молодой травы при встрече с ним ржавели и клонились долу, как обожженные.

Дышать было все труднее. Невыносимым стал терпкий запах смолы, которой залечивало свои раны дерево. Откуда-то сверху упала на ствол автомата тяжелая смоляная капля, вспыхнув на мгновение живым янтарным огнем. Гене вдруг вспомнилось, что вот так же, вспыхнув, как эта капля, падал утром в лес потрепанный «Дуглас», посланный с Большой земли за ранеными.

Отчаянный летчик Славка Морозов сумел поднять самолет с лесной поляны под минометным огнем. Геня глядел тогда ему вслед из-под руки. Вместе с ранеными улетала санитарка Маруся, не чужой для Гени человек.

Самолет, натужно гудя моторами, попытался скрыться в туче, которая укрыла бы его до близкого уже Кильдыма — маленькой партизанской республики, на соединение с которой шел потрепанный отряд. Но возле этой тучи уже кружил, подкарауливая, «мессер». Славка пошел напролом, и самолеты исчезли в туче, гремя пулеметами. Потом они оба рванулись к земле в столбе пламени. Страшно было подумать, что внутри этого клубка исковерканного металла его Маруся, Маша, Машенька…

В небе долго еще звенел лопнувшей струной отголосок прошедшего боя.

Геня дождался еще одной капли и загадал на нее, как на падучую звезду: «Хочу еще раз Марусю увидеть!» Но увидел он не Марусино, а другое, усталое, потное лицо с набрякшими синяками на скулах и темным чубом, выбивающимся из-под кубанки. Знакомый овал стал четче, затем превратился в тяжелый профиль, потом в прицеле закачался затылок, потом скрылся и он. Выстрела не было. Холодеющие пальцы не справились с упрямством тугого спуска, тропа опустела. Лес стыл в стеклянной тишине. Только под сосной в измятых кустах молочая плакал от злого бессилия умирающий партизан.


Мало что изменилось в лесу за эти годы. Только чуть раздались вширь стволы сосен, затянулись на них старые раны, да совсем размыли дожди глиняные холмики солдатских могил. Геня Несмертный шел по лесу, узнавая знакомые места. Он искал дерево, под которым закончилась его жизнь. Но найти было непросто. Одно место показалось ему знакомым: сосна, густые заросли молочая под ней, тропа совсем рядом… Но, подумав, он понял, что это не та сосна, не те кусты. Природа не может столько времени оставаться неизменной. Геня махнул рукой и двинулся дальше, тяжело переставляя отвыкшие от ходьбы ноги. Он искал могилы друзей, но не находил их. Только однажды увидел он в траве насквозь проржавевшую каску, взял ее в руки, но изъеденный ржавчиной металл крошился у него под пальцами. Геня положил каску обратно в траву и ушел, стараясь не оглядываться на свое прошлое.

Становилось пасмурно. Упали первые капли. Геня запрокинул голову. Водяные брызги ударяли его по широко раскрытым глазам и скатывались вниз, как слезы. Но это были не слезы. Плакать Геня Несмертный больше не умел. Он стоял и ловил глазами слезы неба. Идти ему было некуда. Нет, он знал, куда идти, хотел идти, но не мог. Там, на другом конце тропинки, стояло село Кильдым, к которому он стремился все эти годы.

Он мечтал войти в Кильдым, пройти по улицам, посмотреть на людей, на дома, на небо над домами. Но не мог. Если люди не узнают его, не примут, он умрет во второй раз, теперь уже навсегда. Геня не смог себя пересилить. Он круто повернулся и побрел в глубь леса, пытаясь заглушить в себе зов тропы, зов долгой дороги на Кильдым. Он шел так до темноты, машинально обходя буреломы и глухие овраги, пока усталость не бросила его на ствол поваленной ели. Он сел, скрючившись, глядя в ночь. Сейчас его фигура напоминала черную бесформенную корягу. Ему захотелось разжечь костер. Темноты он не боялся, отлично видел в самом непроглядном мраке, но огонь принадлежал его прежней, ушедшей жизни, будил воспоминания. Геня нашарил в ветхой планшетке позеленевшую зажигалку из винтовочной гильзы, заправленную вечным «бензином» зукхов. Порохом полыхнула кучка сухого хвороста. Геня прикрыл свои незакрывающиеся глаза ладонями и смотрел на пламя сквозь пальцы. Между языков огня метались тени. Они мелькали в костре, взвивались вслед за искрами, сливались в трепещущие картины.

Геня вспомнил первые минуты своего второго рождения. Говорят, младенец начинает жить, двигаться, думать, еще не родившись. Геня же не ощущал до этой минуты ничего. Вспышка молнии ударила по глазам — и он понял: смерти больше нет.

Высоко над головой был потолок, а может быть, и не потолок вовсе, а просто голубоватая дымка. Геня смотрел в эту дымку, и странные, словно чужие, мысли бродили в его голове. Потом над ним сомкнулись страшные бледные лица, он разочарованно подумал: «Вот те на, черти! Значит, я все-таки кончился и не брешут попы насчет ада?»

Черти смотрели на Геню выпуклыми глазами-фарами, и по глазам этим вращались фиолетовые спирали зрачков. Морды у них, жуткие своей необычностью, были не такими уж страшными, но Гене на них смотреть не хотелось. Тошно было смотреть. Он попробовал отвернуться — не смог, хотел зажмуриться, но не сумел закрыть глаза. Вдруг одна из морд наклонилась ниже других, зрачки завертелись быстрее, и в мозгу Гени словно граната взорвалась. Он сразу понял, зачем он здесь и какие существа склонились над ним…

В костре треснула, расколовшись, толстая ветка. Взвился фонтан искр, черные тени сложились в другую картинку…

День второго рождения. Час первый.

— …Так, значит, это не «Дуглас» падал из тучи, а ваш э-э-э… корабль, когда «мессер» его обработал? — закричал мысленно Геня.

— Да, наша разведкапсула! — подтвердил, тоже мысленно, один из пришельцев по имени Зликк. — Ваш летательный аппарат наткнулся на нее, когда мы, зукхи, наблюдали за боем, укрывшись в облаке.

— Это не наш самолет, фашистский! — возмутился Геня.

— Хорошо, хорошо, пусть не ваш. Мы еще плохо различаем здешнюю технику. И к тому же ваше деление на нации и государства…

Геня не слушал его. Самолет не погиб. Он долетел до Кильдыма. Значит, Маруся жива. Сегодня же Геня попросит, и эти странные ребята зукхи отпустят его домой. Он найдет Марусю, и они будут гнать фашистов до тех пор, пока Москва и Кильдым не сольются в одну Россию. Привычным жестом Геня потянулся пригладить волосы, но рука нащупала голый шишковатый череп. Геня приблизил ее к глазам и впился взглядом в семипалую коричневую ладонь, покрытую шершавой, точно сосновая кора, кожей. Рука не была человеческой.

— Извини нас! Мы не смогли сохранить твое тело, — прошептал Сресс, старший из зукхов. — Теперь ты почти как мы. Почти, но не совсем. Тот, чье тело ты занимаешь, не был рожден матерью. Его создали ученые. Это был механизм из плоти и крови. Слуга, зунг. Мы вселили твой мозг в его тело. Можешь считать себя одним из нас, если захочешь.

— Никогда!..

…Костер догорал. Геня протянул длинную руку, отломил несколько веток, от ствола, на котором сидел, и бросил их на угли. Снова, словно стекляшки в калейдоскопе, языки пламени сложились в картинку.

Они со Срессом стоят рука об руку возле огромного, во всю стену, экрана. Там, в тысячах километров под ногами, бурлит Юпитер. Зукх и человек разговаривают молча. Это — последняя беседа за сорокалетнюю дружбу.

— Выбирай! — говорит зукх. — У тебя две дороги. Полетишь с нами — навсегда останешься нашим братом. Больше сорока земных лет ты не был дома. Столько лет с нами… Ты даже не знаешь, чем кончилась твоя война. Здесь, на корабле, ты вдвое пережил себя земного. Неужели мы за это время не стали твоим народом?

— Извини, Сресс, не стали!

— Но ведь ты уже не человек!

— Ты так думаешь?

— Мне так кажется. Удерживать силой мы тебя не собираемся, но подумай хорошенько, прежде чем уйти!

— У меня было время подумать. Целая жизнь. Ты прав, мне виднее: я — человек. И если я не смогу жить среди людей, то умереть среди них — в моих силах! Вам пора домой. Мне тоже пора. И если люди не признают во мне своего — это будет расплатой за то, что я не умер тогда, возле моей тропы.

— А мне кажется, что сорок лет назад ты был прав, когда согласился отправиться с нами в долгую экспедицию к Центру Галактики. Ты не решился остаться на своей планете, и мы улетели. Разве можно вмешиваться в дела чужого мира, когда об этом не просят?

— Нужно, Сресс! Если можно помочь — помогай. Это наш принцип, земной. Постарайся понять его.

Сресс долго молчал. Потом его ладонь с сухим шелестом легла на руку Гени. После этого ни один звук не потревожил больше воздух в просторной рубке корабля.

Костер догорал. Лишь багровые огоньки пробегали иногда по подернутым серым пеплом углям. Геня долго смотрел на них, потом встал было, но почувствовал, что за спиной у него стоит человек. Геня слышал его мысли, в которых боролись страх, голод, желание подойти и снова страх. Он медленно обернулся. Шагах в десяти от него стояла за сосной маленькая девочка.

Когда отсвет углей вырвал из темноты Генино лицо, девочка вскрикнула и бросилась в лес, но споткнулась о корягу и громко заплакала. Геня взял ее, обмершую, на руки и беззвучно спросил:

— Как тебя зовут?

Девочка вздрогнула от слов, возникших у нее в голове, и прошептала:

— Олё-она!

— А что ты делаешь здесь в лесу, одна?

— Заблудилась я-а-а!!! — снова во весь голос заревела девчушка.

— Не плачь, Леночка! Я покажу тебе дорогу. Не надо меня бояться, слышишь?

— А ты кто такой? — спросила она настороженно.

— Я леший. Ты слыхала про лешего? Мы добрые.

Девочка уже с интересом глядела на Геню.

— Неправда, леших не бывает! Я знаю! Мне папа говорил, что лешие только в сказках водятся.

— Да, — согласился Геня. — Леших не бывает. А я есть. Я отведу тебя домой. Ты ведь из Кильдыма?

— Из Кильдыма! — кивнула девочка и, больше не всхлипывая, смотрела на него доверчивыми зелеными глазами.

Геня, сам не зная почему, вдруг спросил у этих добрых детских глаз:

— Лена, а дедушка твой воевал?

— Дедушка у меня погиб на войне! — гордо ответила девочка. — Давным-давно. А Вадик — в Афганистане, в прошлом году. Его привезли на вертолете в красивом гробу и долго хоронили. Я даже устала стоять, так это было долго! Но я тогда еще маленькая была.

Геня лихорадочно пытался вспомнить, что приходилось ему в юности слышать про Афганистан. Кажется, он первым признал Советскую Россию. Как же он мог тогда вероломно напасть на нас? Или… Или Советского Союза уже нет? Не верю… Не верю! — Из груди Гени рвался крик.

Дрожащей рукой он открыл планшетку. Там лежал еще один талисман прошедших времен — залитый зукхами в прозрачный пластик, пожелтевший листок партизанской газеты.

— Аленушка, ты знаешь этого дядю?

— Нет, не знаю, — сказала девочка равнодушно.

— Это же… товарищ Сталин… Аленушка, — сказал Геня совсем тихо. — Ты… никогда не видела это лицо?

— Ой, вспомнила, — вдруг засмеялась довольно девочка. — У дяди Гоши на машине такой портрет был на стекло приклеен. Он к нам из города на уборочную приезжал и долго у нас в колхозе жил. На машине нас катал часто!

«Если в России не забыли товарища Сталина, если есть в ней колхозы, значит, победила врагов Советская власть!» Очень аккуратно Геня сложил газету вчетверо и положил ее обратно в планшетку.

Его радость передалась и девочке. Та засмеялась. Геня подвинул ее к костру, раздул тлеющие угли и кинул на них охапку хвороста. С удовольствием смотрел он, как розовеет от тепла мордочка ребенка.

— Дяденька Леший, я кушать хочу! — шепнула девочка.

— Зови меня дядя Геня!

— Нет, лучше уж дяденька Леший! Так интереснее!

Накормить ее Гене было нечем. Сосредоточившись, он внушил девочке, что она сыта, и есть она больше не просила.

С полчаса они сидели в тепле и говорили о разном. Потом Геня встал со ствола.

— Пойдем домой! Там тебя ждут.

— Пойдем!

Он взял девочку на руки и пошел, прикрывая ее ладонью от колючих веток, туда, где была знакомая тропинка.

— Наш дом рядом с околицей, — бормотала девочка в полусне. — У меня есть два старших брата и собака Пистолет. Ты иди побыстрее, а то бабушка уже волнуется. Ты ее не бойся. Она тоже добрая. Ты ей понравишься… понравишься…

В небе тихо, одна за другой зажмуривались звезды. Лес чернел уже далеко позади. По обе стороны проселка шуршала начавшая уже наливаться пшеница. Утро сменило короткую ночь. Оно готовилось взорваться петушиными криками. Под горкой виднелись темные избы Кильдыма.

С горы спускалась странная нечеловеческая фигура. Путник шел, бережно прижимая к груди маленькую спящую девочку. Это Геня Несмертный прошел свою дорогу на Кильдым.

В деревне запели первые петухи. Было уже утро.


ПРИЗНАНИЕ ХЛАМИДОМОНАДЫ

Рассказ

«В счет конца июля работает токарь цеха № 42 Семен Николаевич Лядов. Неоднократный победитель социалистического соревнования, он постоянно перевыполняет свои нормы выработки на 55–60 процентов, чем заслуживает уважение коллектива.

За успехи в труде С. Н. Лядов награжден медалью „За трудовое отличие“. Один из старейших работников участка, он уже много лет занимается наставничеством. Его нынешний ученик Сергей Мазунин по праву может гордиться своим учителем.

На снимке: токарь цеха № 42 С. Н. Лядов.

Фото В. Ившина».


…Вовка еще раз перечитал свою писанину, аккуратно сложил газету ин-кварто и так же аккуратно разорвал ее на подстилку Эдгару. Ворон спал в своей клетке и, недовольно заворочавшись, когда хозяин насыпал ему горсть свежей мебели, брюзгливо на него каркнул.

«Вот тут-то моему опусу самое место», — подумал Вовка, не терпевший себя газетного, и сел за письменный стол.

Для души он всегда писал копеечной ученической ручкой. В чернильницу вечно лезли мухи, но Вовка с ними ладил и прощал им ту беспардонность, с какой они летали в нее купаться. Вот и сейчас, вытащив из хлябей очередную утопленницу, он положил ее сушиться на лист герани. Муха облегченно вздохнула и поползла по его ворсистой поверхности, вычерчивая брюхом сложную траекторию.

Для рассказа у Вовки было припасено довольно милое название «Признание хламидомонады». Сюжет — наполовину фантастический, наполовину детективный. Одним словом, памфлет из не нашей жизни, по задумке, в общем-то, неплохой. А главное — можно свернуть его достаточно компактно и протолкнуть в страничку фантастики молодежной газеты. Перо нависло над чистым листом…

И ПРИШЕЛ СЛАВКА ЗИНЧЕНКО.

— Привет, Зина, — сказал ему Вовка без всякого энтузиазма и пропустил гостя в комнату.

— Привет! — весело ответил Славка.

— Пр-ривет!!! — заорал с жердочки тут же проснувшийся Эдгар, который из принципа разговаривал исключительно с Зинченкой. — Кр-рабов пр-риволок?

Зина развел руками и вывернул карманы. На пол вывалились зажигалка, моток подержанной перфоленты и пластмассовая коробочка с электронной шпаргалкой.

— Пр-рощаю, дур-рынду! — великодушно, но чуть разочарованно констатировал ворон, который был к Зинченке неравнодушен. — Пр-роходи, р-располагайся.

Зина уселся на продавленном диване и засиял. Вовка понял, что друга распирает какое-то известие, но, желая отомстить за отложенную «Хламидомонаду», спросил с натянутой простодушностью:

— Ну, как смена?

— Ишь, вспомнил! Да я три дня на отгулах просидел.

— Вот уж чего, глядя на тебя, не скажешь! Скорее можно подумать, что на тебе воду возили. Ты все три ночи не спал, что ли?

— Да было мне время спать! Творил я, Вовка! — Зина блаженно потянулся, зевнул и встал с дивана.

— И сотворил?

— Еще бы. Вот уже час, как готова! — В голосе Славки сквозило самолюбование. — Шикарная получилась!

— Поэма, что ли? — Вовка продолжал, как теперь говорится, «прикидываться шлангом».

— He-а, не поэму! И даже не серенаду. Машину я, брат, сработал.

— На ней и прикатил?

Зина обиделся:

— Да чего ты на самом деле! Я ж с тобой серьезно, а ты хиханьки разводишь, мух мучаешь.

Вовка покосился на письменный стол. И правда, муха уже упала с герани и успела украсить листок ненаписанного рассказа причудливой виньеткой, за что и была тут же наказана автором.

— Живодер-р-р! — укоризненно заметил на это ворон. В присутствии Славки он становился жутко разговорчивым.

— Вот машина! — Зинченко улыбнулся торжественно и лукаво, распахивая потрепанный свой дипломат. На белый свет появилось то, что совсем еще недавно было транзисторным приемником. Теперь из приемника торчали две лупоглазые линзы, которые придавали ему интеллигентный, но нагловатый вид.

— Шерш! — торжественно представил Зина свое детище.

— Рад безмерно вашему визиту! Владимир Шлыков, эсквайр, к вашим услугам, месье Шерш!

— А может быть, попробуешь угадать, для чего он, родимый, предназначен? — Изобретателя распирало самодовольство.

— Если судить по названию, то, видимо, для шершения прелестных фамочек. Угадал?

Зина заметно огорчился, и Вовка понял, что угодил в яблочко.

— Не забывай, что имеешь дело с фантастом. У меня фантастическая интуиция, а за плечами — «отл.» по лексикологии. А теперь я разинул уши и приготовился слушать тебя, добрый сэр!

А Зина, казалось, утратил к своему Шершу всякий интерес. Эффект неожиданности пропал, а вместе с ним и энтузиазм.

— Ну, в общем… вводишь в него антропологические данные своего идеала и ходишь по улицам, пока Шерш не сработает. А сработает — подходи и знакомься.

— И очень даже глупо! — скривился Вовка. — Если мне понадобится с кем-нибудь познакомиться, я и без твоего транзистора познакомлюсь. А не сумею — то ворона я, а не кавалер. А ты бы лучше, чем ерундой заниматься, готовился бы к приемным экзаменам. Или хотя бы выбрал, куда поступать будешь!

С выбором жизненного пути у Зины, действительно, было туго. Он разрывался между политехническим и филфаком университета. Вовка тщательно пестовал в друге филфаковские наклонности, постоянно интригуя его заманчивым миром литературы. А Зина, имевший за плечами ПТУ, службу в армии и вечернюю школу, все никак не мог выбрать, словно пресловутый осел гражданина Буридана. На всякий случай он заполнял свою электронную шпаргалку знаниями из разных дисциплин. При желании от нее можно было получить сведения по истории, медицине, агротехнике, палеоботанике и хиромантии, не говоря уже о точных науках. Такой запас ему кармана не ломил.

— Да ты не огорчайся! Ведь не только же девчонок можно будет искать твоим Шершем. Для милиции, например, он — незаменимая штука, для криминалистики. По сходству антропометрических данных можно помогать людям разыскивать пропавших в войну родственников, и вообще… — Тут его взгляд снова упал на загубленный мухой лист, и Зина увидел, как вытянулось и посерьезнело лицо Вовки. — Слушай, да ты же гений, Славка! Как мы с тобой раньше недопетрили?! Им же можно пришельцев искать?

— Кого-о? — переспросил Славка.

— Пришельцев! Все люди на Земле вмещаются в рамки нескольких антропологических типов, ну, монголоиды, европеоиды, негроиды там… и, естественно, их производные. А пришельцы из космоса, даже если они и гуманоиды, не попадут ни в один из основных и ни в один из промежуточных типов. Значит, если ввести в твой Шерш систему антропометрических данных человека, то любой, выпадающий из их пределов, — несомненный пришелец. Ведь могут же они скрываться среди людей! На этом половина всей мировой фантастики держится.

— А что, — повеселел Славка, — ввести данные — это я мигом. Они у меня все тут! — И он нежно погладил бочок своей шпаргалки.

Через час усовершенствованный Шерш был готов для трудов. Пока Зина программировал, Вовка приладил к крышке транзистора фотокамеру, которой предстояло запечатлеть наконец неуловимого пришельца. Автоспуск ее должен был сработать по сигналу Шерша.

— По-моему, лучше всего ловить пришельцев в телевизоре, когда станут показывать большие скопления людей. В толпе больше шансов подцепить что-нибудь стоящее Как ты думаешь, Эдгар?

Задремавший было Эдгар невнятно каркнул то ли «ура», то ли «мура», открыл клювом щеколду клетки и слетел на плечо своего любимца. По пути он цапнул с тарелки недоеденный хозяином кусок плавленого сыра и на черный день заложил его за воротник Славки Зинченко.

По телевизору передавали новости. Миловидная дикторша, по всей видимости, в родственниках у Аэлиты не числилась. Сменивший ее диктор тоже. Не имели никакого отношения к пришельцам ни передовики сельского хозяйства из колхоза «Рассвет», получившие в этом году от каждой свиноматки в среднем на два с половиной поросенка больше, чем в прошлом, ни молодые строители БАМа. Стотысячный трактор марки «Урожай» изготовили и выпустили на поля тоже не гости с Кассиопеи.

Настроение у друзей стало совсем философским. Они уже готовы были сидеть у телевизора до конца программы. Но вот, когда диктор срывающимся от волнения голосом читал комментарий к кадрам разгона мирной демонстрации студентов в Гамбурге, автоспуск аппарата тихо щелкнул. Зина ойкнул и схватил Шерш.

А через час на столе перед ними лежала нечеткая любительская фотография: резиновая полицейская дубинка, занесенная над головой тоненькой девушки с распущенными волосами.

— Вот она, Аэлита! — вырвалось у Вовки.

Вечером, когда в программе «Время» передавали репортаж о финальных играх на первенство Европы по гандболу, Шерш сработал снова. Рядом с портретом девушки легла фотография одного из зрителей, ничем не примечательного пожилого человека с портфелем и большой лысиной.

Они сидели за полночь, смотрели на фото и думали. Что это, неполадки в механизме Шерша или действительно перед ними лежат первые в истории человечества портреты братьев по разуму? Уж больно обычные у этих людей лица: добродушное и азартное у болельщика, милое и испуганное у девушки, склонившейся над упавшим транспарантом «НЕТ НЕЙТРОННОЙ БОМБЕ!» Ответить на мучивший их вопрос мог только сам Шерш. Но он молчал.

— Вот что, — сказал задумчиво Вовка, — как бы там ни было, а искать надо самим. Ведь не узнаешь же теперь, кто эти люди на самом деле, если одна — в Гамбурге, а другой — в Мадриде. Надо выйти на «отечественного» пришельца, прижать его к стенке и добиться правды.

— Что ж, будем искать! — эхом откликнулся Зина. К себе в общежитие он не пошел. Остался ночевать у Вовки. Этой ночью ему снилась худенькая гамбургская Аэлита, которую он спасал от полицейской дубинки. Вовка видел во сне прекрасный и уже напечатанный в центральном журнале рассказ «Признание хламидомонады». Эдгар спал без сновидений, прикорнув на драной хозяйской газете. Каждого из них ждало таинственное «завтра».

«Завтра», как всегда, наступило своевременно. Промаявшись от нетерпения (один — за столом в редакции заводской многотиражки, другой — в полукилометре от него, возле фрезерного станка с программным управлением) положенные восемь часов, друзья встретились в проходной.

— Ты знаешь, — мрачно сказал Зина, — я за сегодняшнюю смену наворотил брака больше, чем за все четыре года работы.

— Так по уважительной же причине, — утешал его Вовка, хотя, согласно своему журналистскому долгу, должен был бы строго осудить бракодела. — Ну, пошли! — И он поправил на плече ремень Шерша. Отвинченный аппарат наготове нес Славка.

Областной центр жил своей жизнью. Улицы жонглировали толпами, магазины томно шевелили длинными хвостами очередей. Шерш на боку у Вовки молчал.

— Придется ехать в Москву! — огорчался изобретатель. — Что у нас здесь делать пришельцам? Провинция…

— Как что делать? — возмущался репортер. — Самый резон им здесь обосноваться! Суди сам: во-первых, город миллионный, крупный промышленный центр, во-вторых, рядом крупнейшие в Союзе стройки, КамАЗ, газопровод дот тянут в Европу… а в-третьих, не сам ли ты весной видел над Бахаревкой летающую тарелку, а?

— Я знаю, куда идти! — неожиданно остановился Славка. — К ЦУМу. Там иногда возле входа торгует карточками «Спортлото» один мужик. Такого необычного лица мне больше ни у кого не приходилось видеть. Глаза огромные, лоб выпуклый, а волосы — желтые-желтые, все в мелких кругляшках, как у негра. Если и этот не пришелец, тогда я сам сознаюсь, что прилетел с Антареса.

— Так пойдем!

Они нашли этого дядьку, долго бродили вокруг, прицеливаясь с разных сторон видоискателями Шерша, потом плюнули и ушли. Славкина машина не сработала;

— Не унывай, Зина! В августе в Москву поедем. Уж оттуда-то без Аэлиты не вернемся, — вздохнул Вовка, — а я к тому времени свою «Хламидомонаду» допишу. Заодно попробую протолкнуть ее в какой-нибудь журнальчик.

Но Зинченко был безутешен.

* * *

Хронодесантник Иван Никифорович Онисимов, почетный член Президиума Совета Объединенных Человечеств, нырнул в хронопространственную спираль, даже не собрав с лотка карточек «Спортлото». Он наконец-то выполнил свою миссию: увидел воочию и заснял на вриор первый в истории земной цивилизации эксперимент с первым, совсем примитивным еще, адвентоскопом. А главное — он видел собственными глазами самого Вячеслава Зинченко, поэта и изобретателя, имя которого они, люди двадцать четвертого века, почитали наравне с именами Циолковского и Леонардо да Винчи.


ВОСЕМЬ СТРОЧЕК ПЕТИТА

Рассказ

Валентину Пикулю

— …А потом он выстрелил и продырявил мне плечо. А я выстрелить не смог — рука уже не слушалась. — Морщась от боли, Вовка Шлыков покосился на свою перебинтованную конечность. Бинты на плече у него уже промокли. — Тьфу! — добавил он. — Только и хватило у меня сил, чтобы обложить его, этого гаденыша, по-нашему, по-русски!

— Ну и дур-рак! — угрюмо каркнул из клетки говорящий ворон Эдгар. — Пр-римитивно ср-работал! Стр-рогий выговор-р-р в пр-риказе!

— Да ладно тебе, не горячись! — миролюбиво заступилась за мужа Иришка. — Сам бы попробовал…

— И попр-робовал бы! — лез в бутылку Эдгар. — Пр-рошу ор-ружие!

— Ну, лови. — Иришка бросила на диван самодельный пистолет-поджигу, с которым Вовка обычно тренировался за городом. — И что только ты с ней делать собираешься?

Эдгар открыл носом дверцу клетки, важно слетел на диван, мелким скоком добрался до поджиги, покосился, тюкнул, зацепил крылом и сбросил на пол.

— Вот то-то и оно, — констатировала Иришка, — и вообще, не брюзжи!

Из соседней комнаты вышел задумчивый Славка Зинченко. Он молчаливой тенью проскользнул мимо молодоженов, рассеянно почесывая за ухом паяльником. Машина времени снова барахлила.

— Зина, а Зина, — окликнул его Вовка. — Что у тебя там?

— Контакты плавятся при форсаже. Золотом паять нужно. Где я возьму это золото? Рожу?

— Ты что, не знаешь, как это делается? — ухмыльнулась Иришка. — Берешь кистень, дожидаешься темной ночки и выходишь на большую дорогу. Все миллионеры так начинали.

— Нет, ребята, смех смехом, а без золота я никак, — жалобно ныл Зинченко, поплевывая на шипящий паяльник.

— Ладно, — вздохнул Вовка, — раз пошла такая пьянка — режь последний огурец! — Виновато косясь на молодую жену, потянул с пальца обручальное кольцо. Иришка молча показала ему кулак.

— Бр-рось, др-ружище! — встрял в разговор Эдгар, взлетая хозяину на голову. — Я пр-риволоку! — взъерошил перья и — в форточку. Не успели перекинуться парой фраз, а ворон уже впорхнул обратно и, выплюнув на Славкину ладонь массивный аметистовый перстень, успокоился на плече у хозяйки, косясь круглым глазом на оживление в коллективе.

— Бер-ри от щедр-рот! — каркнул он и добавил как бы между прочим: — А пер-рстенек-то кар-рдинальский!

— И правда, кардинальский, — сказала Иришка, пытаясь разглядеть микроскопические буковки латинской надписи внутри кольца. — Вот только не разберу, что написано.

— Эдгар, где ты его взял? — лез к ворону с расспросами Вовка.

— У кар-рдинала спер-р-р! — признался Эдгар. — Зине пер-рстень пор-резнее, а у кар-рдиналов пер-рстней до чер-рта…

— Да какие же в нашем городе кардиналы?

— В Пар-риже кар-рдиналы, в Пар-риже! Тр-риста лет назад спер-р-р! У кар-рдинала Мазар-рини!

— Э, сэр! А вот это ты заливаешь! Я тебя к ветеринару носил, тебе еще и сотни лет не исполнилось. Это — научный факт, его не опровергнешь. Так что колись, сэр Эдгар, а не то — в клетке запру! — морщась от боли, рассмеялся Вовка. — Колись, брат.

— Не пр-риставай! Закр-рюю! Тр-риста мне! Тр-риста! — заорал ворон в припадке старческого кокетства и клюнул хозяина в палец здоровой руки. — Что, зар-работал?!

— Ладно, триста так триста, у Мазарини так у Мазарини! — смирился Вовка, обсасывая палец. — Главное — золото теперь есть. Бери, Зина, перстень.

— Ну уж нет! — заявила Иришка. — Грех такую красоту плавить! Бери, Славка, мои золотые сережки — тебе же все равно! А я уж в кардиналах как-нибудь…

На том и поладили. Вовка остался обдумывать, как ему без особого ущерба для здоровья скрыть от врачей сквозную огнестрельную рану плеча, молодая его жена ушла в новом перстне на кухню стряпать яичницу, а Славка Зинченко удалился в другую комнату, где дожидалась золотой дани изобретенная им машина времени, урожденная МАВРА.

* * *

А началось все с того, что самодеятельный писатель-фантаст Владимир Иванович Шлыков написал для молодежной газеты рассказ с неприличным названием «ПЛАГИАТ». Как всегда, первыми его слушателями стали жена Ирина и ситный друг Зинченко. Сэр Эдгар был в тот вечер в отлете. Маленькая аудитория расселась на диване, и Вовка начал чтение:

«Виктор Георгиевич Крушинин был незаурядной личностью: литературный критик-профессионал, грибник-любитель, бывший сердцеед, а ныне — собаковод, знаток современной живописи и почитатель пельменей в одном лице, К тому же с детства он был самозабвенным общественником, а в более зрелом возрасте начал пописывать стишата. И еще одна была у него черта: он обожал Пушкина. Дома у него стояло четыре шкафа, битком набитых пушкинскими произведениями. Одних только полных собраний сочинений любимого классика в этих шкафах было больше двух десятков.

Среди этих библиографических сокровищ разгуливало восемь болонок: Татьяна, Евгений, Германн, Черномор, Гирей, Гвидон, Ленский и, неизвестно как затесавшаяся в эту литературную компанию, некомплектная Жулька.

Даже на обеденной тарелке, с которой Виктор Георгиевич поедал высоко чтимые им пельмени, красовался портрет поэта. Его любовь к классику была столь велика, что Любую свою критическую статью он сводил к Пушкину. И горе тому бездарному писаке, в творчестве которого Крушинин не мог отыскать пушкинских традиций. Таких он просто съедал с кашей.

Когда сосед его и закадычный дружок Гоша Копошидзе изобрел машину времени, Виктор Георгиевич приложил все усилия, чтобы выиграть ее у изобретателя в преферанс. Тщетно потом умница инженер бродил по пятам за Крушининым и клянчил обратно его выигрыш. Литературный критик был неумолим, и дружба их дала трещину.

А товарищ Крушинин уже вынашивал идею, касающуюся Пушкина естественно. Вот в чем она заключалась.

Поэт, как известно, погиб молодым. 38 лет — разве это возраст для гения? И, если бы голова его не была занята Онегиными, Людмилами и царями Салтанами, он несомненно написал бы множество других гениальных произведений. А ведь тут не только математику, но и ежику ясно, что лучше иметь два множества гениальных произведений, чем одно; и неважно, чьим именем будет подписано первое.

Если издать, например, „Медного всадника“ до того, как он будет написан Пушкиным, то поэт напишет другую поэму, про Пугачева например. А „Медный всадник“ останется в активе у предприимчивого плагиатора. Да и не будет это воровством! Не грешно присваивать еще не написанные произведения.

И Крушинин решил рискнуть. Он пропал куда-то на целую неделю, а потом снова появился в кругу своих знакомых, обтянутый великолепной фрачной парой, но слегка постаревший и обрюзгший. И никому не рассказывал Виктор Георгиевич, за что его били шандалами в доме графов Растопчиных.

Крушинин вернулся к прежней жизни. Изменилось только имя его кумира. Теперь он влюблен в великого русского поэта В. Г. Крушинина, а семь литературных и одна некомплектная собака прогуливаются теперь среди шкафов, битком набитых книгами, на корешках которых красуется имя их хозяина. Сам хозяин в это время кушает пельмени с тарелки, украшенной его гордым профилем.

И горе тому бездарному писаке, в творчестве которого не обнаружит Виктор Георгиевич крушининских традиций. Дерзкий преступник тут же съедается с кашей.

„А что же Пушкин?“ — спросит проницательный читатель. — Как, неужели вы не помните фамилию довольно известного пасквилянта, который пользовался скандальной славой в середине XIX века? Сразу видно, сильно обидели человека, если он столь желчно смотрел на мир!»

Когда Вовка кончил читать, критики для приличия помолчали. Потом Славка задумчиво сказал:

— Гоша Копошидзе, говоришь… А Вячеслава Зинченко не хочешь? Мы ведь тоже не лаптем чаи гоняем! Не веришь? — И, больше ни слова не говоря, он ушел к себе в общежитие.

И вновь повторилась знакомая история: в цехе, где работал Зинченко, в непосредственной близости от стенда БРИЗа, украшенного Славкиным портретом, повисла «молния» «Комсомольского прожектора»: «ПОЗОР БРАКОДЕЛУ В. ЗИНЧЕНКО!!! ОН ПОЗОРИТ ЗВАНИЕ СОВРЕМЕННОГО РАБОЧЕГО…» Что поделаешь, если в те дни, когда Славкина голова была занята очередным изобретением, он одну за другой выдавал на-гора бракованные детали. К сожалению, кем-кем, а Цезарем Зинченко никогда не был.

В конце недели родилась МАВРА, и уже в субботу Славка представил ее супругам Шлыковым.

Вовка, как истинный фантаст, с недоверием отнесся к машине времени — «сам не раз о таких писал: знаем, чего они стоят!» А вот ворон принял МАВРУ беспрекословно и тут же предложил испытать машину на себе. Славка направил на сэра Эдгара широкий латунный раструб, щелкнул тумблером, и ворон исчез. Он появился ровно через пятнадцать минут в полном обалдении. С хрипом отдышался и вымолвил:

— Потр-рясающе!

— А теперь меня перебрось! — засуетился фантаст. — Хочу быть первым хрононавтом. Я наста… — И замер на полуслове. Перед ним на столе сидело два совершенно одинаковых Эдгара. Эдгары, заметив друг друга, оторопели по первости, но мгновенно спелись и начали драть изобретателя за уши, выражая свой восторг.

— Пр-риобр-рел альтер-р-р эго! — орал один из них в правое ухо Зинченко. — Бр-раво изобр-ретателю!

— Чар-родей! Бр-рагодетель человечества! — каркали в левое. — Так дер-ржать, бр-ратец!

Потом альтер-Эдгар растворился в воздухе, и Зинченко облегченно вздохнул:

— Это я его из будущего в прошлое забросил! А заметили, как он исчез? Реле времени. А человека можно и без реле, просто нужно взять с собой аппаратуру. Хороший эксперимент. Сейчас проделаем его практически! — И он послал последнего из воронов на пятнадцать минут назад. — Ждем. Через пять минут вернется.

* * *

По праву хозяина, Зинченко сам решал, как использовать МАВРУ. Спасти Пушкина — вот какую задачу поставил перед машиной времени изобретатель. А кому лететь в прошлое, как не самому Славке?

— Не дури, — кипятился Вовка, — подумаешь, Эдгара на пятнадцать минут послал! Ведь ты-то не птица, а человек! Только после серии экспериментов на вороне!

— Довер-ряюсь экспер-рименту! — не совсем уверенно, но вполне жизнерадостно каркнул сэр Эдгар.

— Что ж, — задумчиво поскреб затылок изобретатель, — действительно… Надо же и пространственные координаты уточнить. Итак, возьмем сентябрь 1836 года, Петербург. Сейчас отрегулирую…

— Слушай, Зина, — спросила Иришка, — а если хроноклазм будет? Тогда как?

— Посмотрим! — легкомысленно ответил изобретатель. — Ну, вот, готово… Пожалуйте бриться, сэр!

Эдгар заглянул в раструб МАВРЫ:

— Пр-риступим!

Напряженно ждали результата. Молчали. Вовка делал вид, что читает книгу, Иришка пробовала вымыть пол в прихожей, а Зинченко мерил из угла в угол гостиную. Наконец, минут этак через тридцать, ворон материализовался на старом месте, отряхнул с перьев брызги сентябрьского дождика и, мрачно прокаркав: «Пр-ривет вам от Алек-сандр-р-р Сер-ргеича!», удалился в свою клетку. На вопросы друзей он ответил только:

— Пр-ривет пер-редал, и не пр-риставайте!

— Ну и шут с тобой, хмырь ты этакий! — изрек в ответ Зинченко. — Вернулся, и слава богу. Сейчас моя очередь.

И он шагнул к машине…

…и вернулся вечером.

— Ну и как? — спросила его Иришка.

— Да так, поговорили… Я ему свои стихи почитал, он мне свои… Пробовал уговорить его не стреляться. Не убедил, по-моему! Дворянин. Гипертрофированное чувство чести, да и вообще — темперамент…

— Ну я так и знала! — возмутилась Ирина. — Нельзя тебе серьезные дела доверять. Тютя ты, Зиночка! «Я ему свои, он мне — свои»… Тоже мне, гений выискался! Сейчас посмотрим, что ты там накуролесил! — Она сняла с полки последний, десятый, том ПСС Пушкина и начала внимательно просматривать письма в самом конце его. — Вот, нашла!

«21 ноября 1836 года. П. В. НАЩОКИНУ…

Любезный мой, Павел Войнович, только что отписал письмо Бенкендорфу и вот сел писать Вам. Хочется дружественного участия. Вам, наверное, уже писали о моих злоключениях. Теперь сообщаю, что дуэль с господином Д. уже неизбежна. В обществе об этом имеются самые разноречивые мнения. Многие, и даже самые близкие мне люди, считают, что я не прав и должен просить г-на Д. считать мой вызов как бы не имевшим места.

Сегодня ко мне пришел один молодой человек, совершенно мне не известный, и тоже уговаривал не драться. Он мне сказал так: „Ваша смерть была бы невосполнимой потерей для Отечества“. Потом читал мне стихи. Прекрасные стихи! Если со мной случится нехорошее, теперь знаю: есть кому меня заменить. На всякий случай запомните имя этого г-на. Вячеслав Николаевич Зинченко. Больше о кем мне ничего не известно. Эта встреча рассеяла мою тоску и вселила надежду в благополучный исход дуэли. До свидания. Жду писем.

А. ПУШКИН».


Вовка первым нарушил затянувшееся молчание:

— Представляю, как бесились все эти годы ученые, дабы выяснить, что за человека Пушкин назвал своим преемником в литературе! — мрачно сказал он. — Об этом, наверное, сейчас десятки книг написаны… И Ираклий Андроников…

— Что — Ираклий Андроников? — совсем сник Зина.

— А то… Скоро узнаем.

Но оказалось, что споры в науке улеглись давно, лет двадцать назад. Неутомимый Андроников нашел документальное подтверждение тому, что в своем имении под Могилевом действительно обитал в те годы помещик Вячеслав Николаевич Зинченко, который пописывал любовную лирику. Стихи забытого литератора извлекли из пыли и плесени бывшего губернского архива, с благоговением прочли их.

К сожалению и разочарованию знатоков, покойный Вячеслав Николаевич оказался безнадежным графоманом. Андроников наговорил по этому поводу новеллу «Последняя ошибка гения», но это не помешало выходу в свет шикарного академического издания «Избранной лирики» В. Н. Зинченко.

И уж совсем скис Славка, когда Ирина застала его в тот момент, когда он, уединившись с сэром Эдгаром на лестничной площадке, свистящим шепотом читал тому нотацию.

— А ну-ка, никаких секретов от коллектива! — решительно заявила она. — Брысь в комнату и — без утайки…

— Ну, пр-рилетел я, — сварливо пробурчал ворон. — Р-разыскал Александр-р-р Сер-ргеича, пр-роник в фор-рточку… А в Петер-рбур-рге сентябр-рь, гр-роза, хмар-р-рь… Поздор-ровался, пр-рисел на гр-реческую скульптур-ру… Бр-рось, говор-рю, Сер-ргеич, стр-реляться! Пр-ришьют, говор-рю… Р-расквась, говор-рю, мор-рду кава-лер-ргар-рдишке, не доводи до гр-реха!..

Молчавший до сего момента Вовка вдруг присвистнул, закрыл глаза и, жестом остановив Эдгара, прочитал на память:

Только приоткрыл я ставни, вышел ворон стародавний,

Шумно оправляя траур оперенья своего.

Без поклона, важно, гордо выступал он чинно, твердо:

С видом леди или лорда у порога моего,

Над дверьми на бюст Паллады у порога моего,

Сел — и больше ничего[25].

— Нет, этого не может быть! — тихо сказала Иришка.

— Почему же, ведь подарил же Пушкин Гоголю идею «Ревизора»!

— Но, в отличие от Гоголя, Эдгар По не был знаком с Пушкиным!

— Похоже, что был, — задумчиво сказал Славка. — Когда Александр Сергеевич рассказывал мне про этот случай, он упомянул, что сам бы с удовольствием использовал этот сюжет, да подарил его одному поэту из Америки, который посетил его незадолго до меня.

— Но ведь По не был в России! Нет сведений о такой встрече!

— Но нет и опровержения. История умалчивает. И в конце концов, что нам с вами известно о биографии Эдгара По!

— А я Сер-ргеичу «невер-рмор-р-р» не говор-рил! — вмешался ворон. — Я тр-ри языка знаю: р-русский, гер-рманский да фр-ранцузский. А по-бр-ритански не р-разу-мею. Совр-рал амер-риканец!

— Не бухти! — сказали Эдгару. — Виноват, так сиди и молчи!

* * *

Зинченко от расстройства заболел флюсом. Взяв бюллетень, он сутками не вылезал от Шлыковых и в конце концов усовершенствовал МАВРУ. Теперь машина смогла бы перенести в прошлое сразу несколько человек. Но старался он напрасно.

— Болезных не берем! — произнес жестокий приговор Вовка. — Не хватает только подцепить там на твой флюс какую-нибудь сибирскую язву! Еду я, и никаких разговоров!

Он никому не рассказывал, что вот уже неделю ходит в заводской тир упражняться в стрельбе из пистолета, а в запертом ящике его стола на работе хранится толстая пачка ветхих банкнотов начала прошлого века, купленных за два червонца в клубе филателистов. Церемониться с дантесами было не в его привычках.

Вовка убыл в прошлое вечером в пятницу, а в субботний полдень уже сидел дома, на тахте и баюкал простреленную руку. Он морщился от боли и рассказывал:

— Ой, Ирка, какую севрюгу подавали в трактире Костанди! Так бы всю наличность в эту севрюгу и всадил! А какая там была померанцевая!

У Зинченки глаза были завидущие. По всему видно — и он не прочь узнать, какова на вкус эта самая севрюга и подо что она лучше идет — под померанцевую, под анисовку или под хреновую настоечку. Сэр Эдгар тоже был само внимание, хотя спиртного он не употреблял принципиально, а севрюжку уважал только с душком.

Иришка обожгла мужа суровым взглядом, и тот начал рассказ. Он коротко поведал о том, как московский дворянин Владимир Иванович Шлыков месяц прожил в Петербурге, соря деньгами и ища дружбы с кавалергардами. За это время он умудрился спустить в карты более сорока тысяч ассигнациями и поссориться с блестящим офицером месье Дантесом, обронив на того ненароком ломберный столик.

Дуэль состоялась на Черной речке 17 января 1836 года. Стрелялись до первой крови, Дантес прострелил Вовке мякоть правой руки и уехал домой отсыпаться. Вовка своего выстрела так и не сделал.

— Р-р-раззява, — грустно сказал Вовке Эдгар. — Хоть бы стрельнул р-разок!

Обидно за друга было и Славке. А вот Иришка, напротив, не казалась разочарованной.

— Ты сможешь в понедельник на работу идти? Ведь в поликлинику тебе нельзя. Как объяснять будешь, кто тебя подстрелил? Хорошо еще — кость не задета!

Она позвонила по телефону другу семьи студенту-медику Коле Бельтюкову, и тот приехал, чтобы без лишних вопросов выполнить клятву Гиппократа.

Когда заинтригованный медик ушел, Иришка конфисковала у мужа оставшиеся пятнадцать тысяч в ассигнациях, велела Зинченко отрастить усы и принялась скрупулезно изучать пушкинскую эпоху.

Через месяц, когда усы отросли, рана зажила, а Иришка научилась отличать кринолин от пелерины, она дала старт маленькой экспедиции. Отправились сама Иришка, Славка, сэр Эдгар и собранная Зинченкой цветомузыкальная установка. На прощание изобретатель ехидно бросил другу:

— Болезных не берем! Не хватало еще на твою царапину какую-нибудь ветрянку подхватить!

Оскорбленному в лучших чувствах фантасту пришлось остаться дома.

* * *

«ИЗ ЗАПИСОК ГВАРДИИ ПОРУЧИКА Б. Н. НОРИЦИНА»

(рукопись сгорела 14 декабря 1942 года в Ленинграде во время артобстрела)

…В ту зиму вся столица была положительно без ума от княгини Ирины Курбской. Имя ее пращура навевало вокруг Ирины Михайловны туман романтической тайны, а далекая Америка, из которой приехала в Северную Пальмиру наследница опального князя, и мрачная слава графа Сен-Жермена, с которым почему-то связывали имя молодой княгини, делали эту тайну невыносимой, а следовательно, притягательной для всего столичного общества.

Бал происходил 19 января в особняке Урусовых, и конечно же здесь собралась вся лейб-гвардия, привлеченная как красотой самой хозяйки бала, так и тем, что на бал была приглашена заморская гостья.

За мной заехал Ванька Белорецкий фон Шварцкопф. Он, как всегда, был пьян, весел и хвастал тем, что выспорил у штабс-капитана Зернина чалую кобылу и, привязав к ее хвосту портрет графа Бенкендорфа, напихал под портрет сухих репьев.

— О-о-ой, князинька, как она бежала па-а-а Невскому!!! Да с Бенкендорфом на хвосте! Кобылу арестовали, привели к Зернину, а тот, понимаешь, стесняется сказать, за что мне ее проспорил. Ты-ы знаешь, о чем мы спорили? Хи-и-и-и, сил моих больше нет! Дай на ухо скажу!..

Ванька спросил шампанского и стал еще пьянее.

— К Урусихе едем? Там будет Ирина Курбская. Та-акой шарман! Говорят, она три года пробыла в плену у американских дикарей, Научилась у них ворожбе, стреляет из пистолета, как завзятый Дуэлянт, и поет, как сирена. Ты уже слышал, как она поет? Это надо слышать!

Я любил пьяного Ваньку. После третьего бокала он становился русским до печенок. С похмелья же — немчура немчурой. В нем просыпался наследник вестфальских баронов, надменный, мелочный и противный. В августе 1854-го ему оторвало голову французское ядро под Севастополем. Но в тот вечер он конечно же не подозревал о своей злой судьбе. Приглашения были у обоих, и мы поехали на бал.

Княгиня Курбская была неотразима. Я видел ее впервые, и меня поразило ее лицо, обычное во всем, кроме глаз, которые в равной мере могли бы принадлежать античной жрице или королеве амазонок. В них были ум и неимоверная для женщины смелость. Меня представили ей. Я не смог и на шаг отойти от этой женщины, присоединившись к когорте безнадежных вздыхателей, фланировавших возле ее кресла.

Курбская не танцевала. Она сидела рядом с хозяйкой дома, и та смотрела на нее с обожанием. Женщины перебрасывались веселыми фразами, игнорируя французский язык. Ирина Михайловна кормила парной телятиной большого черного ворона, который, словно сокол у ловчего, сидел на ее перчатке. Большое блюдо с кусочками мяса держал стоявший рядом с княгиней старый лакей.

— Мазур-рку! Мазур-рку! — вдруг заорал ворон.

Курбская благосклонно улыбнулась, а хозяйка дома, забыв светский этикет, захлопала в ладоши от восторга.

Ирина Михайловна снова отказала кавалерам в ангажементе. Мне — четвертому. Я расстроился и ушел в голубую гостиную. Там совсем уже одуревший от шампанского Ванька рассказывал барону Геккерну историю про кобылу, портрет и репьи. Барон натянуто улыбался. Я оттащил Ваньку от посланника и сдал его с рук на руки разобиженному штабс-капитану Зернину, который тут же напоил Ваньку до зеленых чертей. Приказав лакею грузить барина в сани, мы со штабс-капитаном вернулись в залу, рассуждая о масонских ложах, Ванькиной выходке и привидениях.

В зале творилось необычное. Музыканты уже не играли, а, свесившись с антресолей, глазели, как лакеи, возглавляемые затянутым в кожаную куртку усатым юношей, расставляли вдоль стены странные ящики. Юноша в куртке пощелкал разноцветными костяшками на одном из ящиков, почтительно поклонился Ирине Михайловне и сказал ей на неизвестном мне языке:

— Аккумулятор в ажуре, валяй, пой, Иришка!

Княгиня осторожно пересадила ворона на подлокотник, взяла у слуги испанскую гитару, пробежалась по струнам длинными пальцами, запела:

— Кавалергарда век не долог,

И потому так сладок он.

Трубач трубит, откинут полог,

И где-то слышен сабель звон.

Еще грохочет голос трубный,

А командир уже в седле.

Не обещайте деве юной

Любови вечной на земле!..

Неожиданно лакеи задули свечи, и зал на мгновение погрузился во тьму. Потом в одном из ящиков неуловимой саламандрой заплясал переменчивый свет, желтый, зеленый, синий, и, из ниоткуда, со всех сторон, послышалась тихая мелодия, подхватившая мотив гитары и еле перекрывавшая общий вздох. С антресолей уронили скрипку.

Когда я глядел на княгиню, утонувшую в этом безумстве музыки и красок, я чувствовал себя вождем дикой орды, внезапно плененным красотой прелестной невольницы. Урусова казалась рядом с ней провинциальной барышней и не стеснялась этого. Такой я ее не видел.

— Каббала! — произнес рядом штабс-капитан.

Княгиня улыбнулась нам и, склонив набок красивую голову, начала новую песню:

— Сумерки, природа,

Флейты голос нервный,

Позднее катанье.

На передней лошади

Едет император

В голубом кафтане…

И снова всех закабалила песня. Когда кончилась и она, Зернин тронул меня за плечо:

— Смотри, Жорж появился! Но эта, кажется, орешек не для него!

Жорж вошел в залу стремительным шагом, почти вбежал, и, машинально кивая знакомым, направился к княгине.

— Вот уже месяц он безуспешно добивается ее благосклонности. Влип Жорж!

Жорж поклонился и рухнул перед Ириной Михайловной на колено. Он был бледен, как никогда, глаза безумно блестели. Дрожащими руками он выхватил из-за пазухи шкатулку и протянул княгине. Она молча приняла дар и, с вороном на плече, удалилась из залы в комнатку, в которую лакеи только что унесли таинственные музыкальные ящики. Молодой человек в кожаной куртке почтительно открыл перед нею двери и захлопнул их перед Жоржем.

— Дур-рак ты, пар-рень! — отчетливо сказали из-за двери.

Жорж рванулся внутрь. Створки распахнулись, и все увидели, что комната пуста, только у порога лежит испанская гитара.

Убитые чудом гости тихо разошлись.

Утром мне сообщили, что Жорж Дантес взят под стражу за растрату ста тысяч казенных денег.

* * *

…Вслед за императором

Едут генералы,

Генералы свиты.

Флагами увиты,

Шрамами покрыты,

Только не убиты…

Иришка пела, склонившись к грифу гитары. Вовка стоял рядом и смотрел на нее тяжелым взглядом. Ему было странно, почему жена, вернувшись из XIX столетия, не говоря ему ни слова, сразу села и стала петь.

…Следом — дуэлянты,

Флигель-адъютанты.

Блещут эполеты…

— Слушай, — не выдержал Вовка. — Ты там так и ходила с таким декольтищем?

— Ах, мон шер, ты еще не видел моего платья из синей парчи! — беспечно ответила княгиня Курбская.

…Все они красавцы,

Все они таланты,

Все они поэты…

— Да перестань же ты наконец! — взмолился Вовка. — Выкладывай, что и как!

Сэр Эдгар, сочувствуя хозяину, тоже заорал: «Выкр-радывай!!!» — и немузыкально закаркал, пытаясь перекрыть Иришкино пение. Каркнув напоследок, он приготовился слушать. Ведь и ему не были известны все тонкости произошедших с ними событий.

— Ах, месье, — томно сказала Иришка, — компроне ву ситуасьён? Я спать хочу! И распорядитесь насчет ванны!

Ворон молча опрокинул на нее вазу с цветами.

— Господа, в вас так мало светского лоска! — огорчилась Иришка, выуживая из декольте красные гладиолусы. — Удивляюсь, Вова, как тебе удавалось целый месяц притворяться дворянином?

— Пр-радъяви подар-рок Жор-ржика! — сатанел на столе ворон.

— Зиночка, ты только посмотри, какие они хамы!

— Угу! — откликнулся Славка из другой комнаты, где он осматривал МАВРУ.

— Шут с вами, господа, смотрите! — Иришка высыпала на стол горсть крупных бриллиантов и ушла в ванную переодеваться.

— Думаешь, клюнул Дантес? — усомнился Вовка.

— Клюнул, Р-Р-РАЗЗЯВА! — довольно ответил ворон и от полноты чувств так долбанул черным носом в самую середину кучи, сверкающей всеми цветами радуги, что бриллианты брызнули во все стороны.

— Но-но, ты не очень-то, — пробурчал Славка, выковыривая их из-под плинтуса, — они еще для МАВРЫ сгодятся!

— Ладно, не лезь пока с МАВРОЙ! Давай Пушкина проверим!

Вовка снял с полки последний том четырнадцатитомного собрания сочинений и начал лихорадочно листать страницы:

— Не найду. Здесь письма с тридцать восьмого года. Ну-ка, тринадцатый том… Вот ОНО!

«27 января 1837 года. Ж. Дантесу…

Милостивый государь!

Смею Вас уведомить, что вынужден считать свой вызов как бы не имевшим места, ибо дворянская честь не позволяет мне драться в равном поединке с человеком, запятнавшим грязным поступком не только честь русского мундира, но и самое дворянское звание.

Заступничество г-на Геккерна оградило Вас от Камчатки, но вход в приличные дома столицы Вам отныне заказан, и в мой в том числе. В случае Вашего визита я буду вынужден приказать Никите, дабы он спустил Вас с лестницы.

С сим остаюсь.

АЛЕКСАНДР ПУШКИН».


Заурядное письмо. Всего восемь строчек петита.

— А я что вам говорила?! — весело сказала Иришка, появляясь на пороге в желтом махровом халатике. — Чтобы такое дело провернуть, нужно быть по крайней мере женщиной. Вот так-то, братцы!

— Я пляшу на шкуре Шер-Хана, но тяжесть на сердце моем! Ирка, скажи правду, у тебя ничего не было с этим… с Дантесом? — бледнея, спросил фантаст Владимир Шлыков.


КОМАНДИРОВКА

Рассказ

Сразу за станцией начинались дебри. На платформе традиционный дедок в порыжелом, теплом не по сезону треухе указал мне тропинку.

— Туды иди и иди себе, по тропинке-то. А как увидишь, что дале идти некуда, так налево свернешь. Потом версты две еще, мимо Ведьминой Кочки, вдоль оврага. А за болотцем — кордон. Компас-то есть у тебя, паря?

— Угу, — уныло согласился я. Поход мимо какой-то Ведьминой Кочки не сулил мне ничего хорошего.

— Ну, если компас есть — дойдешь! — успокоил меня дед, попыхивая прокуренной носогрейкой. — Дойдешь, ежели комарье тебя не слопает.

Надо ли объяснять, как полегчало у меня на душе после этих его слов. Я мрачно козырнул деду двумя пальцами и побрел к опушке. Дедок, заломив треух на затылок, смотрел мне в спину из-под ладошки и покачивал бывалой головой. А потом, видно удумав какую-то думу, крикнул вслед:

— На кордоне скажи ему, Васильеву-то, что Пахомыч кланяться велел. А я, как вернусь из района, забегу к нему чайком побаловаться. С ликерчико-ом!

Я махнул ему рукой: мол, не беспокойся, папаша, в лепешку расшибусь, а передам твой привет.

При ближнем знакомстве лес этот дебрями не оказался. Лес как лес, в меру густой, но с тропинки далеко видно во все стороны. Не страшно.

Житель я городской и в лес попадаю разве что по воскресеньям, когда с соседом моим, восьмиклассником Севкой, едем в автобусе под Суслята за рыжиками. Да еще в таких вот командировках.

А лес жил своей жизнью. Ему было наплевать на меня. Он аукался птичьими голосами, тряс на ветру ветками. Словно папуасы на барабанах, набрякивали на стволах черные дятлы. И никогда в жизни не видел я столько белок. То и дело пролетали они над тропинкой, распуская за собой шикарные хвосты.

Прямо возле тропы росла земляника. Кустами. Я нарвал целый букет, объедал по ягодке и нисколько не жалел, что судьба, то есть командировка, забросила меня в этот глухой уголок у разъезда сто шестьдесят восьмого.

Это была не очень серьезная командировка. Послали меня так, на всякий пожарный случай. Ничего, хоть отдохну на природе.

В сенсации я не верю, хоть и корреспондент. Да нашей прессе и не нужны они, эти сенсации. А тут вызывает меня Главный. Прихожу, а у него сидит Таращенко из детского отдела. Он у нас «Лесную угадайку» ведет и тем знаменит, что чей угодно голос проимитирует. У нас на радио таких людей ценят. А мне он не нравится. По-моему, так просто самодовольная посредственность, разве что соловьем петь умеет!

Усаживает меня Главный рядом с Таращенко и без лишних слов нажимает клавишу магнитофона. А оттуда — того же Таращенки голос. Текст передачи читает:

— …А еще, ребятки, нарисуйте и пришлите мне птичек, которые прилетят на вашу кормушку. Вы их легко узнаете. Снегирей — по алой грудке, синичек — по желтым перышкам, а воробьев — по веселому чириканью. Нарисуйте и других пичужек, посетителей вашей птичьей столовой. Письма с рисунками отправляйте на радио, прямо мне, дедушке Мазаю Мазаевичу…

Старая такая передача, январская еще. И к чему ее Главный нам прокручивает? Не понимаю. А наш Лесной Угадай, вижу, все прекрасно понимает и лыбится во всю свою необъятную физиономию, словно мамкин блин, маргарином смазанный.

— Ну и что? — спросил я.

— А вот что! — ответил Главный и сунул мне под нос листок, вырванный, похоже, из детского альбома для рисования. А на листке этом нарисована полуптица-полузверь. Археоптерикс. Я его сразу узнал. Мне еще в школе в учебнике биологии его портрет запомнился. Помните: он на той картинке в кроне дерева нарисован. По сучьям лазает, пальцами на крыльях цепляется. А тут почти точь-в-точь перерисовано. Только вместо сучьев метелка. И он на ней висит, зубы скалит.

— Ну и что? — зевнул я, не раскрывая рта.

Главный молча подвинул ко мне еще один лист. На нем двор деревенский нарисован. Мужчина в форменной фуражке лесника кур кормит. А рядом, возле сарая, — пара археоптериксов. Крылья растопырили, клювы зубастые раскрыли. Своей очереди ждут.

— Эти рисунки прислал к нам на радио третьеклассник Коля Васильев из деревни Брусничники. Он написал, что зимой, весной и осенью живет в деревне у бабушки, а летом — на кордоне у отца-егеря. Мальчик очень любит животных. Он еще много рисунков прислал: косулю, сову, зайцев и этого самого, археоптерикса. Усекаешь?

— Ну и что? — в третий раз повторил я. — Он же из любого учебника биологии мог этих пташек перерисовать!

— Мог. Но ты все-таки съезди, проверь. Может, и правда — сенсация какая? Материал сделаешь. А если сбрехнул мальчонка — поживешь у них на кордоне, с отцом его побеседуешь, о природе что-нибудь напишешь. Тем более у тебя в плане стоит репортаж о проблемах экологии. Завтра же и отправляйся!

И вот я здесь…

Снова в кронах мелькнула белка. Я задрал голову. Зверюшка в листве громко шуршала и с кем-то ссорилась. Прямо мне в глаза с дерева полетел всякий мусор. Я вытащил из кармана зеркальце и, проклиная всех белок на свете, принялся протирать глаза. А когда наконец продрал, то увидел в зеркальце, что в трех шагах за моей спиной на тропинке сидит самый натуральный заяц, упитанный и нахальный. Я обернулся и заметил, как мелькнули в кустах его пыльные пятки.

Потом я шел дальше, а заяц преследовал меня, прыгая по тропинке (я видел это в зеркало), останавливался, когда останавливался я, сигал в кусты, когда я оглядывался, и снова возвращался на тропинку, как только я поворачивался к нему спиной.

Мало-помалу темнело. В траве начали шалить светляки, а настырный заяц все так же прыгал за мной по пятам. Наконец тропинка уперлась в ствол неохватной сосны и кончилась. Дальше идти было некуда. Мы с зайцем решительно свернули налево и шагов через пятнадцать чуть не свалились в овражек. Пошли вдоль него. Я посвечивал под ноги слабым своим фонарем и ждал встречи с Ведьминой Кочкой.

Ее я узнал сразу. Это был невысокий, в рост человека, бугор, зажатый между четырьмя соснами. На вершине его сидела ведьма, и огромные, как блюдца, глаза ее светились в ночи недобрым пламенем.

Это была деревянная скульптура, умело вырезанная из сухого соснового пня. На лакированной черной спине ее, прикрученная шурупами, поблескивала алюминиевая табличка:

Васильев Ф. Н.

«ВЕДЬМА» июль 1980 г.

И долго еще, обернувшись, можно было видеть, как горят в темноте ее выкрашенные люминесцентной краской глаза.

В небольшом, но довольно противном болотце комары наглядно доказали нам с зайцем, что мы — недурной закусон. Как старые друзья шли мы теперь бок о бок и расстались только у крыльца сторожки. Заяц, не простившись, юркнул в собачью конуру, а я открыл дверь и вошел в пропахшие душицей и мятой сени.

Первое, что я увидел в горнице, — третьеклассник Коля Васильев за столом старательно срисовывает из тома энциклопедии тиранозавра. Мальчик был так увлечен делом, что не заметил, как я вошел. Я стоял у него за спиной и смотрел, как рождается картинка. Громадная рептилия отбивалась от наседавших на нее лаек, а чуть поодаль человек в форменной фуражке лесника целился в нее из карабина. Теперь не оставалось сомнений, что передо мной сидит юный, но не по годам талантливый мистификатор. Никакого зла я на него не держал, но проучить как следует хотелось. Я положил ему руку на плечо. Он вздрогнул и обернулся.

— Здравствуй, Коля! Я — корреспондент радио, приехал, чтобы посмотреть на твоих птичек.

— Каких птичек? — спросил он заинтересованно.

— Вот этих! — Я положил на стол его рисунки.

Сейчас, скорее всего, мальчишка должен испугаться наказания за свой обман, даже зареветь и броситься извиняться.

Но ничего этого не случилось. Просто глаза его стали еще зеленее, и в них промелькнула затаенная грусть.

— Пашку вчера ночью лиса унесла! Вот этого. — Коля ткнул пальцем в одного из археоптериксов на картинке. — Теперь папа в лес ушел, лису эту выслеживать.

— А второй? — спросил я с невероятной надеждой.

— Машка? Она в сарае сидит. Только туда сейчас нельзя. Она сегодня грустная и очень злая.

Мне стало не по себе.

— А ты не врешь?

— Честное пионерское! — ответил парень.

Теперь я почувствовал, что не засну этой ночью, если сейчас же, сию минуту, не увижу легендарную зубастую птицу.

— Ну, если вам так уж хочется… — нехотя пробормотал Коля, — идите. Это через двор, направо. Только берегите глаза!

Я вышел из дома и долго плутал по двору, пока не наткнулся на сарай. Тусклый свет моего фонаря вырвал из темноты грязно-коричневую птицу, сидевшую на насесте. Машка открыла глаза и в следующую секунду уже висела на моей ноге, терзая зубами штанину джинсов. Кажется, я кричал, брыкался — не помню. Но когда я снова оказался во дворе, археоптерикса на моей ноге уже не было, хотя разорванная снизу доверху штанина красноречиво напоминала о моем визите к нему. Джинсы были загублены. Значит, археоптерикс Машка не был галлюцинацией.

* * *

Фрол Николаевич Васильев, лесник Брусниченского заповедника, сидел за столом и зашивал мои джинсы. Пять минут назад он отобрал их у меня, когда увидел, как неумело обращаюсь я с иголкой. Он работал привычно. Строчка шла ровно, и я невольно залюбовался его работой. Изредка пощипывая каштановую, аккуратно подстриженную бородку, он тихо рассказывал:

— …Да, Игорь, так вот и живу шестой год без жены. Летом вот с сынишкой, а все больше — один. Разве что Пахомыч завалится, чайку с ликерчиком выпить…

— Пахомыч? Это старичок такой маленький? У него еще шрам на левой щеке?

— Да. А ты откуда его знаешь?

— Я его на станции видел. Он в район уехал. Обещал на обратном пути сюда заглянуть, кланяться велел.

— Опять, значит, у него ликер кончился!

— А что, пьет старик? — пособолезновал я.

— Лечится. Он, Игорь, настойку из шоколадного ликера делает. На тараканьем камне да на липяном корольке. Еще туда чего-то кладет…

— А что это за тараканий камень? — спросил я от нечего делать.

— Да метеорит такой. С ножками, вроде таракана, — спокойно ответил мне лесник. Его шутка была такой неожиданной, что я так и подавился следующим вопросом о липяном корольке. А Фрол Николаевич, как ни в чем не бывало, даже не улыбнувшись, продолжал:

— И помогает старику таракановка. Пахомычу уже восемьдесят седьмой, а он от роду ничем не болевал. Народная медицина, одним словом!..

— Фрол Николаевич, — перебил я его, — а не скучно вам в лесу одному, когда без сына живете?

— Скучно, конечно… — Васильев ласково посмотрел на прикорнувшего в углу дивана Колю. — Да я привык. Со зверями беседую.

— Кстати, а где вы раздобыли археоптериксов?

— Хм, где раздобыл… Да сами прилетели. Прошлой весной. Видишь вон ту толстую березу за сараем? На ней у нас испокон веков грачи селились. А год назад эта парочка гнездо свила. Грачей разогнали и устроили нам этакое милое соседство. Я смотрю: что за чертовщина на нашей березе поселилась? Ни птица, ни зверь — уродина какая-то. И эти, знаете… пальцы на крыльях. Жуть! Потом привык и полюбил даже. Ласковые они и приручились легко.

— Да уж, ласковые! — сказал я с иронией. — Вон как меня ободрали.

— Ласковые. А на тебя Машка от огорчения бросилась. Очень уж она Пашку любила. Когда лиса его унесла, с Машкой истерика случилась. Еле выходил.

Мы с минуту молчали. Лесник шил, а я рассматривал висящую над печкой птичью клетку, в которой, обреченная на одиночное заключение, томилась пленница-лиса.

Фрол Николаевич проследил за моим взглядом:

— Ее для меня Лёка выследил. Заяц ручной. Он у нас во дворе в собачьей будке обитает. Нюх — похлеще, чем у пса. А вот душонка — заячья. Довел меня до норы, а сам — в кусты…

Мне почему-то стало жалко лису, разрушительницу Машкиного счастья.

— Вы, наверное, с нее шкуру за Пашку спустите, Фрол Николаевич?

— Зачем? — вздохнул лесник. — Перевоспитывать будем! Вот пообвыкнет в доме — станет мышей в погребе ловить. Их, лесовиков, трудом перевоспитывать нужно. Они ведь почему у человека воруют? Сами не работают и не понимают, каким трудом это все добывается. Вот в позапрошлом году в Лисенятском леспромхозе случай был. Косолапый столовую разворотил. Компотом решил полакомиться. А как принял у меня курс трудотерапии, поработал месяц на лесоповале — не узнать стало медведя. Или тот же Лёка… Знали бы вы, как он мне однажды огород попортил! А поработал за собаку — с должности уходить не хочет. И в огород больше — ни-ни! Перевоспитался. Я утром тебя с ним познакомлю.

— Мы уже знакомы. Вместе до кордона шли. Мило так побеседовали. Я было ведьмы испугался, так он меня успокоил. Кстати, для чего вы ведьму-то в лесу поставили?

— А для красоты! Нынче много о красоте-то говорят. Точно, нужна она. И в дому, и в работе. А я считаю, и природу иногда украсить надо. Вернуть ей душу ее сказочную. А то все открыли, изучили, разложили по полочкам, изучают, словно машину какую. Забывают, что природа — она живая, целая. Ее по винтикам нельзя развинчивать. Душа в ней. Я этих скульптур с десяток вырубил, в лесу, на болоте. Пройдет человек, остановится, удивится, а уйдет — унесет в сердце кусочек сказки, зернышко души природной. Может, оно потом и прорастет в человеке, это зернышко?

Лесник замолчал. Слышно было, как посапывает во сне Коля.

— Ну, получайте свои брюки! Как новенькие.

Я горячо поблагодарил хозяина, а он очень смутился, когда я хвалил его портновские способности. Но видно было, что он доволен.

— Вы, Игорь, примерьте, — сказал он, — а я пока постель постелю, — и стал доставать из шкафа чистые простыни.

Я сунул ноги в джинсы, и… затылок мой гулко стукнулся о диванный валик. Испуганно ойкнул проснувшийся Коля. Я сидел, прислушиваясь к гудению в голове. Пол приятно холодил. Я опустил глаза и увидел, что обе ноги мои торчат из правой штанины. Такого казуса не случалось со мной с ползункового возраста.

«Стыд-то какой!» — подумал я и, не вставая, попробовал исправить ошибку. Тот же результат. Я нервно хихикнул и попробовал еще раз. Ноги снова попали в одну штанину. Стало не по себе. Я посмотрел на Васильевых. Коля откровенно покатывался со смеху, а отец сочувственно улыбался. Я стянул джинсы с ног и углубился в изучение феномена. Снаружи все выглядело добротно, обыкновенно, но, когда я совал руку в левую зашитую штанину, ладонь выходила из правой.

Я смотрел на ладонь и боялся пошевелить пальцами. Потом пошевелил и услышал над ухом взрыв хохота. Теперь не смог сдержаться и Фрол Николаевич. Очень уж глупый вид, наверное, был у меня в эту минуту. Прохохотавшись и приняв всегдашнюю свою серьезность, он задумчиво протянул: «М-да-а!», отобрал у меня джинсы и подвел к старомодному ореховому шкафу.

— Примерь-ка вот это, — дал он мне снятый с вешалки солдатский китель. Я послушно сунул руки в рукава и обмер: обе руки вышли из правого. Но засовывал-то я их, естественно, в рукава РАЗНЫЕ!!!

— Вот видишь, — показал Васильев на заштопанный левый рукав. — Сам зашивал. Видно, зря ты работу мою нахваливал. Сплоховал я. Женщина бы никогда такого брака не наделала. Не подумай плохого. Тут никакого фокуса нет. Наука одна. Я недавно в книжке про такую штуковину прочитал. Обыкновенное дело. Просто твои штаны стали теперь «ШТАНАМИ МЕБИУСА»…

— Че-ем?

— Штанами Мебиуса. Был такой… Они у тебя проткнули левой штаниной третье измерение, прошли через четвертое и вернулись обратно, только уже с вывертами. И с кителем то же самое. Это все от штопки…

Я долго и безуспешно пытался осмыслить то, что мне сказал лесник. Хотел бы я посмотреть на легендарного Мебиуса в таком костюме!

Потом мы долго сидели с Фролом Николаевичем над книгой из серии «Эврика», в которой автор описал различные шутки, какие порой выкидывают время и пространство. А перед сном, уже погасив свет, лесник сказал:

— Наука наукой, а штаны перештопывать придется!

* * *

Когда утром я поднял голову с подушки, хозяева были уже на ногах. В утреннем воздухе слышался аромат вареной картошки. Мне тоже надо было приниматься за дело. Сразу после завтрака, проводив Васильевых в лес на работу, я засел писать сценарий будущей радиопередачи.

Провозился я часов до двух, а потом, прихватив со стола свежий огурец, вышел на двор, поболтать с толстым и отважным зайцем Лёкой. Но его во дворе не оказалось — ускакал по каким-то хозяйственным делам. И тогда я, хрустя огурцом, пошел в сарай, проведать овдовевшую Машку.

С первого взгляда было видно, что Машка этой ночью не сомкнула глаз. Вид жалкий и растерянный, кирпичного цвета перья встрепаны, а длинные костлявые пальцы на крыльях сжаты в кулаки. Я осмелел и вошел в сарай. Машка разлепила матовую пленку век и в упор посмотрела на меня. В круглых зеленых глазах вспыхнул на мгновение хищный огонек. Но, заметив на мне старые хозяйские галифе, Машка растерянно присмирела. Я подошел вплотную и погладил пальцем ее пульсирующую шею. Машка подвинулась на насесте и оскалила на меня треугольные, как у маленького крокодила, зубки. Я сунул в эти зубки остаток огурца, и мы помирились. Расстались мы через час совсем друзьями.

Как и откуда появился во дворе старик Пахомыч, я не заметил. Я сидел на завалинке и экспериментировал со штанами Мебиуса, когда дедок вырос передо мной, как из-под травы. Добродушно, с хитрецой улыбаясь, он сказал:

— Привет, старый знакомый! Ну, как тебе здесь нравится?

Старик оказался умницей и интересным собеседником. За разговором мы прозевали приход Васильевых.

Вечером был чай с ликером, а для Коли — с рябиновым вареньем. Старик не поскупился — принес большую фляжку и другую, поменьше, из которой прихлебывал один, а после долго поглаживал ее по крутому, слегка помятому боку. «Таракановка, — подумал я. — Чудит старик. Да пусть себе чудит!»

Вообще-то человек я не пьющий, и от дедова ликера меня быстро развезло. Шоколадное тепло разливалось по жилам, и все вокруг легонько покачивалось. Коля ушел спать, а Пахомыч куда-то запропастился. Мы с Фролом Николаевичем остались в горнице тет-а-тет.

— Ты, Игорь, не думай, — говорил мне доверительно лесник, — природа, она поумнее нас с тобой. Она все наперед знает, какой ключик к какому замку. А про себя не держит. Нет-нет да и покажет кончик тайны заповедной. А уж наше дело — за этот кончик потянуть и наружу тайну вытащить. Природа не жадная — отдаст и взамен ничего не попросит, кроме разве любви и уважения. Многому она нас научить сможет по-матерински…

— Да, Фрол Николаевич, как я с тобой согласен! — пробормотал я и, нашарив на столе фляжку с таракановкой, глотнул мало чем отличающуюся от ликера жидкость.

* * *

Проснулся я в одиннадцать утра под Машкиным насестом с чувством стыда за вчерашнее. Шел последний день моей командировки.

Настроение было странное. Конечно, жалко покидать лесную сторожку. Грустно становится, как подумаешь о расставании с лесом, пропитанным запахом чуда; но в то же время инстинкт журналиста гонит меня обратно в город, а сознание того, что на боку у меня висит магнитофон с кассетой, которая стоит всего моего пятилетнего стажа, наполняет меня священным трепетом.

* * *

Солнце клонилось к закату. Мы с Колей стояли на платформе и ждали электричку. Мальчик мурлыкал себе под нос какую-то песенку, а я снова думал о чудесах.

— Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам! — произнес я машинально избитую фантастами фразу.

— То-то! Усвоил. Давно бы так, мила-ай! — поддержал меня старик Пахомыч, по своему обыкновению неожиданно появляясь из ничего.

Мы взглянули на него: Коля с улыбкой, а я с изумлением. Ведь еще секунду назад его здесь не было. Видимо, я изменился в лице, потому что старик вдруг испуганно засуетился.

— Чего это ты? А, из-за этого… Так это, милай, все таракановка. Вот и вчера тоже залетел аж на Ведьмину Кочку. Еле потом до дома добрался.

— Это как это «залетел»?

— Да говорю ж я, что с таракановки! — Старик досадливо махнул рукой и, вытащив из кармана помятую солдатскую фляжку, потряс ею над заскорузлой своей ладошкой. Из фляжки капнули остатки таракановки, потом вывалилось несколько бурых слипшихся корешков. Последним выпал тараканий камень.

Это была тоненькая каменная пластинка, коричневая, вся в малахитовых разводах. Она лежала на дедовой ладони и размеренно махала в воздухе десятью тоненькими лапками с колесиками на концах.

— Вот! — сказал старик. — Десять лет назад с неба упал. Окромя пользы от него никакого вреда. Таракановку на нем настаиваю. Липяной королек — для скусу, а тараканий камень — для крепости. Без него таракановка не впрок и этой самой, теле… телепуртации не получается.

Я поймал себя на том, что тихонько икаю. А Пахомыч тем временем ссыпал корешки обратно во фляжку, потом пальцем запихнул туда же и инопланетного робота: сгодится, мол, еще для настоечки. Потом он кивнул мне и медленно растаял в воздухе.

— Ага, это он может, — констатировал Коля, вертя в руках берестяное лукошко. — Он всегда так: то появится, то исчезнет.

Я машинально погладил его по рыжеватому ежику волос, а сам думал: «Робот роботом… пришелец — это понятно. Но при чем же тут телепортация? Или, может, все дело в липяном корольке?»

— А вот и ваша электричка! — сказал Коля.

Я подсадил его на высокую ступеньку, и мы вошли в полупустой вагон. Сели на скамейках друг против друга, и каждый начал думать о своем. Я — о чудесах, свалившихся на меня за эти дни, а Коля — быть может, о своей тетушке, к которой он едет гостить в районный центр, а может, обо мне, взрослом наивном дядьке из большого города, который как на невиданное чудо смотрит на такую обыкновенную, такую привычную Машку, словно ребенок изумляется папиным фокусам и до икоты пугается проделок доброго дедушки Пахомыча.

В вагоне было тихо. Кто читал, кто подремывал под мерный диалог колес. Только рядом, под крышкой Колиного лукошка, кто-то сопел и покряхтывал.

— Что у тебя там?

— Шевелилка, — зевнув, ответил мальчик. — Везу ее в подарок тете Даше.

— Это какая такая «шевелилка»? — От знакомого предчувствия необычного у меня снова привычно начала отвисать челюсть.

Коля молча приоткрыл крышку. В лукошке действительно копошилась самая настоящая шевелилка, розовая и тягучая.

— Где ты ее нашел? — спросил я.

Коля поставил лукошко на край ведра, в котором рябая курица Капитолина высиживала для редактора доказательство правдивости моего репортажа — пестренькое Машкино яичко, и не спеша начал рассказывать про шевелилку.

Но это уже совсем другая история.


ОТПРЫСКИ

Рассказ

1

Ровно в полночь, когда Марья Лукина родила крылатого дракончика, муж ее, Макар, проводив взглядом выбежавшую с воплями из дома толстую бабку Радостиху, вошел в горницу взглянуть на своего третьего отпрыска. Взглянул, плюнул на чисто вымытый пол, бросил перепуганной жене: «Весь в тебя уродился!» — и, сняв со стены двустволку, ушел в тайгу, вымещать бессильную злобу на белках и куницах.

2

Саня Теткин топтался под окнами больницы с вечера. С пяти часов, как привез сюда на КамАЗе свою нежданно вздумавшую рожать жену Лариску. Теперь он не мог себя заставить вернуться домой, в соседнюю деревню Рассоленки.

Нянечка Дуся сказала:

— Подожди ты!.. Часов через пару родит твоя баба, никуда не денется!

И вот уже ночь, а Лариска все не рожает. Странно было ему думать: Саня — и вдруг отец. А Лариса — вдруг чья-то мамка. Сане хотелось сына. Или дочку.

Он присел на освещенное крыльцо родильного отделения и, подобрав валявшийся неподалеку клочок газеты, прочитал, что в далекой Карельской АССР «на базе лесозаготовительной промышленности получили развитие деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная. Карелия производит пиломатериалы, целлюлозу, бумажную тару и лыжи». Когда Саня прочитал про лыжи, ему показалось, что в глубине больничного корпуса кто-то заплакал. Саня бросил газету и, затравленно оглядываясь на замелькавшие за окнами тени, поскребся в дверь больницы.

Открыли ему удивительно быстро, и Саня оказался нос к носу с главврачом. Тот глянул на Саню рассеянно, поверх очков, кашлянул и пропустил его в чистые сени.

— Родила? — спросил Саня, смущаясь чего-то.

— Родила… гм-гм… — ответил старый врач.

— Парня?

— Дочку… гм-гм… в некотором роде… — был ответ.

А Саня уже чувствовал, что тут что-то не так.

— Что случилось, Василь Иваныч? — шепотом спросил он. — Лариса что, умерла, да?

— Да что вы, Саша! — ответил доктор. — К сожалению… гм-гм… здесь все гораздо сложнее…

И он рассказал Сане все без утайки. Когда доктор кончил, он предложил молодому отцу валидол. Саня от таблетки не отказался.

3

У сельской учительницы Надежды Фоминичны Лыковой в ту ночь тоже родилась девочка. Когда мать, отдохнувшая от родовых мук, попросила принести ребенка, нянечка тихо заплакала и ушла. Слез ее Надежда Фоминична не заметила и очень забеспокоилась, что ей так долго не несут дочь.

Наконец, все еще всхлипывая, Дуся принесла белый сверточек и положила его на кровать. Надежда Фоминична осторожно откинула одеяльце и несколько минут тупо смотрела на открывшуюся розовую крокодилью мордочку.

Потом ребенок заплакал, и она дала ему грудь.

4

Так в деревне Рассоленки Новоильинского района в одну ночь родились Вовка Лукин, Таня Лыкова и Леночка Теткина. Все они были маленькими розовыми дракончиками без хвостов и когтей.

В деревне к ним скоро привыкли, ведь трое — не один; трое — это уже почти как и надо. Потянулись долгой чередой дни, недели, месяцы, годы…

5

Любимой куклой Леночки был Крокодил Гена, пластмассовый, в шляпе и с трубкой. Если вынуть трубку из Гены, из нее можно было пускать мыльные пузыри. Но Леночка любила Гену не за трубку, а за то, что он — крокодил, почти такой же, как и она сама.

Мама Лара в дочери души не чаяла, хотя на второго ребенка они с мужем так и не решились.

Когда Леночка впервые взлетела, неумело махая перепончатыми крылышками, с матерью случился нервный припадок.

— Что плачешь, глупая?! Дочь летает — авиатором будет! — сказал ей покуривавший в это время неподалеку квартирант, леспромхозовский шофер Миша Пантиашвили. Миша хоть и приехал в эти места за длинным рублем, но был не жадный, и в деревне его уважали.

— Так ведь летает же! — всхлипнула Лариса.

— Ну и что? — резонно ответил Пантиашвили. — Орел тоже летает, так ведь не плачет же никто!

В этот момент трехлетняя Леночка вспорхнула на березу и уселась там в прошлогоднем вороньем гнезде. С дерева посыпались мелкие веточки, и Лариса, прекратив бесполезные слезы, побежала за сарай, искать лестницу.

— Мам, я Гену тут оставлю! Я буду к нему прилетать! — закричала девочка сверху. — Хорошо, мама?!

6

Доктор Златкин прописал Тане очки. Стекла для них привезли из районного центра, а оправу из лосиного рога выточил на досуге охотник Макар. Он резал рог, время от времени примерял оправу на своего сына, а Вовка злился, что из-за этой воображалы Таньки отец не выпускает его на улицу.

К вечеру оправа была готова, и Татьяна Петровна Лыкова, пяти лет от роду, с форсом прошлась в новых очках по деревне.

Таня рано научилась читать, года в четыре, и все донимала мать: возьми да возьми ее в школу. Мать взяла. В тот же год девочка освоила задачи «с иксами» и могла показать на глобусе Кольский полуостров.

— Бери пример с учительшиной дочки, обалдуй! — приговаривала, бывало, мать какого-нибудь трудяги-второклассника. — На три года тебя моложе, а знает в тысячу раз больше!

— Да-а-а, — отвечал трудяга-обалдуй. — Танька, она — крокодила, а крокодилы — они все ученые. А я-то ведь не крокодил!

— И слава богу! — меняла гнев на милость мамаша, гладя сынулю по чубчику. — Не крокодил!..

А на улице за «крокодилу» сынуля вполне мог бы схлопотать по шее и от не по годам рослого Вовки Лукина, и от его старших братьев, которые за младшего и за Таньку с Ленкой горой стояли.

7

Когда Вовке исполнилось шесть лет, отец впервые взял его с собой на охоту.

— Папка, я подманю зайца! — просил Вовка. — Мамке шапку сошьем!

— Сейчас зайца нельзя, — терпеливо объяснял сыну Макар, — у него еще шкура плохая. Зимой зайца подманишь!

— А я сейчас хочу! — хорохорился Вовка. — Стреляй не стреляй, а зайца я все-таки подманю! — И, не дожидаясь отцовского согласия, он потешно зашевелил кожистыми ушами, настраиваясь на заячью волну. Отец, прищурившись от солнца, смотрел на его сосредоточенное драконье лицо и выступившие на лбу капельки пота.

Затрещали кусты — это шел заяц. Он нес перед собой волну ужаса. Волну эту чувствовал даже Макар. Да и как тут вусмерть не перепугаться, когда неведомая сила тащит тебя вперед и хочешь не хочешь, а прыгать приходится.

Заяц скакал к охотникам с дикой неохотой. Прыжок, еще прыжок… На пути пень — через пень… На пути осина — лбом в осину. Оклемался — еще раз в осину…

— Отпусти его, Вовка! — тихо сказал Макар. — У него и так полные штаны…

Вовка расслабился и засмеялся. Потом они долго смотрели, как заяц, совсем одурев, метался по поляне.

Макар думал: «Нельзя Вовке в охотники. С его даром ни зверю, ни птице в лесу спасения не будет. Хорошо, хоть не злой парень растет. А то бы вообще хана лесному зверью…»

— Пойдем к болоту, Вовка! — сказал Макар. — Я тебе там совиное гнездо покажу. С совенятами.

8

Годы шли своим чередом. И никто в Рассоленках не знал, что в восьми километрах от деревни, в глубине тайги, за Совьим Логом, на островке среди болота стоит черный от копоти, латаный-перелатаный звездолет космических скитальцев.

9

Вовка с Леной плескались в Серебрянке, а Таня со старшим Вовкиным братом, Славкой, сидели над ними на мостике и болтали ногами. К ним по мосту подошел дядя Миша Пантиашвили, нежадный человек. Он так и остался жить в Рассоленках, поблизости от Длинного Рубля. Дядя Миша отсыпал ребятам из кармана фундуков, которые ему регулярно присылали родственники с солнечного Кавказа, и встал рядом, покуривая.

— Вовка! Долго под водой сидишь. Подводником будешь? — спросил дядя Миша.

— Не-а, — ответил Вовка, — космонавтом! — и снова нырнул.

— Вах, — сказал дядя Миша, — все равно подводником!

Вовка вынырнул. Его загорелое драконье лицо сияло.

— Глядите, что нашел! — закричал он, подпрыгнул и, захлопав мокрыми крыльями, вылетел из воды. Вслед за ним из реки вылетела и Ленка. Столпившись впятером на мосточке, они рассматривали находку.

— Бутылка, — удовлетворенно констатировал дядя Миша, словно ничего другого и увидеть не ожидал.

— А вот и не бутылка! — возразила Таня, поправляя пальцем сползающие очки. — Это какой-то баллон. И он не должен был лежать на дне. Он запаянный. Такие должны плавать!

Не слушая умную Таню, Вовка тюкнул «баллон» о камень, потом — еще раз, посильнее; потом долбанул его со всего размаха и наконец расколол.

— Сережки!.. — зачарованно сказала Таня.

— Клипсы, — разочарованно поддержал ее Вовкин братан Славка.

— И свисток! — закончил довольный Вовка. — Свисток — нам со Славкой, а сережки — сами делите! — И он оглушительно засвистел в свое приобретение.

— Вах! — сказал дядя Миша Пантиашвили. — Хороша свистишь! Гаишником будешь!..

Девчонки тут же нацепили по сережке и ревниво посматривали друг на друга. Потом Таня решилась и предложила Леночке отступного — зеленое нефритовое колечко, которое мама подарила ей на десятилетие. Лена милостиво согласилась, отдала подружке клипсу и, надев на палец прохладный нефрит, пошла со Славкой на пруд. Она давно уже обещала ему выманить из-под коряги большого замшелого рака.

10

В эту ночь Таня постелила себе на сеновале. Лето стояло жаркое, ночи душные — только на сеновале и спать. С огорода тянуло свежим запахом наливающихся яблок, где-то внизу, под сеном, шуршали тихие мыши, а за деревней, у речки, кто-то свистел и стрекотал.

— Приди! — вдруг услышала она вкрадчивый голос. — Приди, мы ждем тебя…

Таня поднялась на локте и огляделась. В сумраке сеновала никого не было. Она лежала одна, среди сена и ночи.

— Приди, — продолжал голос, — приди к нам, не бойся нас, мы твои друзья.

— Кто вы? — испуганно спросила Таня у темноты.

— Твои друзья, твои друзья, — прошептал голос. — Мы ждем тебя…

Поколебавшись с минуту, Таня оделась, слезла с сеновала и, прихватив на всякий случай топорик, которым мать обычно щепала лучину для самовара, пошла в темноту.

Она прошла Рассоленками, вышла за околицу и — через поле, в лес. Таня не боялась. Ей было интересно. Девочка уже поняла, что голос раздавался из ее сережек-клипсов.

Таня шла уже дольше часа, посвечивая под ноги прихваченным из дома фонариком. Близко уже было до Совьего Лога. Не напорись она в темноте на заросли чудовищно хищной и жгучей крапивы, не поняла бы Таня, что за ней кто-то следит.

Когда девочка, вдоволь наойкавшись, чесала обожженную крапивой ногу, она услышала какой-то шорох в кустах за спиной. Быстро обернувшись, она выхватила из-за пояса топорик и направила луч фонаря на шум.

Из кустов, защищаясь ладонью от света, вышел Вовка.

— А, это ты, Тань, — сказал он. — Ленка тоже здесь?

— Тебя звали? — спросила Таня, не отвечая на его вопрос.

— Ага! Через свисток. — Вовка зевнул и ткнул пальцем в висящую у него на шее речную находку.

11

Кдорр и Трыгг приготовили для гостей гравимост через болото.

— Подходят! — сказал командиру Трыгг, глядя на экран, на черном фоне которого к желтому веретену корабля приближались две светлые точки.

— Дождались! — прошептал Кдорр, молитвенно раскинув крылья над головой. — Сейчас или никогда! — И он бросил взгляд на край экрана, где три радиобуя покачивались в трясине над могилами трех членов экипажа, не переживших аварии, которая приковала корабль скитальцев к этой планете.

А светлые точки уже ступили на мост, проложенный поверх болотных зыбей… вот они уже в шлюзовой камере.

— Проходите, дети! — сказал Трыгг. — Чувствуйте себя как дома!

12

— Теперь вы знаете нашу историю, — печально улыбнулся Трыгг, — без вашей помощи этот корабль не взлетит. Его могут поднять с поверхности планеты лишь усилия пятерых эллоитян. А вы, ребята, такие же эллоитяне, как и мы с командором. Так что нам без вас троих никак нельзя!

— А почему вы не попросили помощи у людей? — серьезно спросила Таня. — Вам никто не отказал бы в помощи.

— Это бесполезно! Только нервная система эллоитян приспособлена для подключения к координирующему мозгу нашего корабля. И притом… для любого из них помощь эллоитянам значила бы расставание с родной планетой навсегда.

— Как — навсегда? — воскликнул Вовка.

— Как — навсегда?.. — эхом отозвалась у него из-за плеча Таня. — Так вы хотите увезти нас с Земли?!

— Конечно, дитя мое! — ответил командор. — Вот ты, например, красивая, очень даже красивая девочка. А на Земле никто не сможет оценить этой красоты. Для всех без исключения землян ты — монстр, некое теплокровное подобие местных рептилий. Сейчас вы — дети и не понимаете того, что на этой планете вы обречены. Здесь вам нечего ждать от людей, кроме презрения и ненависти. Ваш дом на Эллое, среди таких же, как вы!

— А папа, мама? Как мы их оставим?

— Это не твои родители, девочка! Просто без их помощи мы не смогли бы вырастить на этой планете эллоитян. Они лишь посредники, не более того. И, поверь мне, они только облегченно вздохнут, когда узнают, что вы улетели. Да ты не плачь, не плачь, Таня! Теперь ты среди друзей!

— Нет! — решительно сказал Вовка. — Мы не полетим! Я вам не верю! Они любят нас!

— А ты не думал, никогда не думал, мальчик, что для родителей ты — обуза? Для них ты — вечный укор неизвестно в каких грехах, а их так называемая любовь к тебе на самом деле всего лишь жалость, не более того. Так что, дети, думайте и решайте сами. Мы с Трыггом подождем до утра и торопить вас не станем.

Уведя детей в их каюту, Кдорр вернулся к навигатору и сел рядом с ним в свободное кресло, опустив руки между коленей.

— Что, тяжко? — тихо спросил его Трыгг.

— Тяжко. Столько лет ждал этого дня, а сегодня чувствую себя последним мерзавцем.

— Но ты же говорил им чистую правду!

— А сам-то ты в эту правду веришь? — вопросом ответил ему командор, на сей раз на телепатической волне, пока еще не доступной для мозга детей. — Сам-то веришь?

— Но ведь иначе нельзя, командор…

— Иначе нельзя… Готовь обучающий комплекс. Завтра стартуем!


Вовка и Таня тихо сидели в уголке каюты, возле столика, уставленного вкусными напитками, а Трыгг, манипулируя своим сознанием, излучал на них доброжелательность и обаяние, когда дверь бесшумно отъехала в стену и на пороге выросла фигура Лены.

— Здравствуйте, — сказала она. — А вот и я…

13

Уже неделю доктор Златкин не находил себе места. В журнале «Вопросы медицины» была опубликована его статья «О некоторых физиологических и психологических патологиях, вызванных местными мутациями». Конечно, посылая в солидный научный журнал свою статью с толстой пачкой фотографий рассоленских дракончиков, доктор предполагал, что ее могут и напечатать. Никакой опасности в этом для себя он не видел, ведь кроме него «Вопросы медицины» в деревне больше никто не выписывал. Но вместе с экземпляром журнала доктор получил письмо от известного физиолога профессора Кубатиева, который изъявил желание приехать в Расселении и разобраться с «патологиями» лично.

Не профессора боялся доктор Златкин. Он знал, что драконьи родители не пожалеют усилий, чтобы спустить шкуру с того, кто произнесет в адрес их отпрысков слово «патология».

А доктора еще дернул черт послать пару Таниных фотографий лично Василию Пескову, ведущему передачи «В мире животных». В деревне Пескова уважали, но причисления доктором Златкиным Вовки, Тани и Леночки к «миру животных» ему уж точно не простят.

Ругая себя за недальновидность; доктор Златкин ждал бури. Злополучную телеграмму «ВЫЕЗЖАЮ РАССОЛЕНКИ тчк РАЗРЕШИТЕ ОСТАНОВИТЬСЯ У ВАС? ПЕСКОВ» доктор порвал и выбросил в день получения.

14

— Ну что, дети? — ласково спросил их командор, потрепав по плечу ближайшую к нему Леночку. — Если все усвоили, произведем учебный старт. Вспоминайте, чему вы за ночь научились!

Он сел в командорское кресло и, напрягая мозг в одном с детьми усилии, ощутил единение с кораблем. «Старт!» — приказали кораблю пять объединенных разумов, и двигатели, заворчав, проснулись.

«Отбой!» — радостно произнес вслух Кдорр. Знакомое блаженное состояние переполняло его. Впервые за последние десять лет он снова ощутил свою власть над кораблем. Значит, не зря сидели они с Трыггом в трясине над бездонными могилами товарищей. Значит, не зря, подвергаясь риску быть в клочья разорванными местными аборигенами, подбирались они по ночам к селению, облучая биотрегнером жилища тех семей, в которых суждено было появиться на свет новым эллоитянам. Значит, не зря!

— Готовьтесь, дети! Скоро старт! — сказал он, вставая.

15

— Доктор! К вам из Москвы приехали! — закричал с улицы женский голос.

Доктор Златкин уронил на пол журнал «Иностранная литература» с жутким фантастическим романом Джона Уиндема «Кукушки Мидвича», который он читал у себя в кабинете, истекая противным холодным потом.

— Нет, этого не может быть! — шепотом сказал он сам себе и, пошатываясь, вышел на крыльцо.

Профессор Роберт Иванович Кубатиев, покряхтывая, выбрался из «козлика». Умаялся бедный! В такой коробушечке, да по русской дороге…

Следом за ним из машины высунулись длинные ноги. Доктору показалось, что это были, так сказать, ноги в чистом виде, отдельные и самостоятельные. Но он ошибся. К ногам была приделана кандидат наук доцент Инна Макоедова. И, хотя доцент была не такая красивая, как ее ноги, доктор Златкин все равно влюбился в нее с первого взгляда.

Доктор подошел и поздоровался с учеными. Профессор деловито пожал ему руку, а Инна с интересом вертела головой. Доцент впервые в своей жизни покинула город, умудряясь даже в студенческие годы медицинской справкой прикрываться от сельхозработ.

Возле сельсовета стоял председательский «уазик», а из-под него торчали сапоги сорок третьего размера. Кандидат наук Инна Макоедова подошла к «уазику» и подергала за сапог. Из-под колес вылез с монтировкой в руке дядя Миша Пантиашвили.

— Вах! — сказал дядя Миша. — Откуда к нам такие длинноногие? Из области, да? Науку приехали делать, да?

— Науку, науку! — сказала длинноногая доцент. — Председатель у себя?

— У себя. Уже ждет вас. Его предупредили из района, что вы едете!

— Тогда — к нему! — решительно сказал профессор Кубатиев и взошел на высокое крыльцо.

16

На заливном лугу возле речки, свистя лопастями, приземлился пожарный вертолет. Из него выпрыгнул на землю человек, лицо которого было знакомо каждому в этой стране. Придерживая одной рукой кепку, а другой полдюжины свисающих с плеча фотокамер, писатель и журналист Василий Песков отбежал от поднимающегося в воздух вертолета и помахал на прощание летчикам.

— Девочка, как в деревню пройти? — спросил он у пятилетней Анютки, которая пасла в этих краях мамкину козу.

— Вон туда, через лог, дядя Вася! — ответила девочка.

17

В горнице Теткиных судили доктора. Доктор Златкин сидел в красном углу под портретом Горбачева, во главе покрытого льняной, с красными петухами, скатертью стола и выслушивал упреки, которые бросали ему в глаза родители Вовки, Тани и Леночки.

— Вот уж не ожидал я, доктор, что вы так будете нам воду мутить! — возмущался Макар Лукин, подаваясь на стуле, и Златкин хорошо мог разглядеть большой кулак, которым охотник постукивал по столешнице.

— Да как вы могли мою Леночку, — всхлипывала хозяйка дома, — психической какой-то патологией обозвать?! И это вы-то, человек образованный! Опозорили ребенка перед всей страной!

— Абсолютно недопустимая профанация научных методов! — поддержала Ларису учительница Лыкова. — Абсолютно недопустимая!

— И будьте добры, доктор, сами замять это дело с экспедицией! — подвел итоги глава семьи Теткиных. — Идите к профессору и скажите ему, что все выдумали, что вы — научный авантюрист и прохиндей и что фотографии наших ребят — тоже ваша подделка! Слава богу, что они попрятались, городским на глаза не попадутся!

— Но я же… — начал было возражать доктор Златкин.

— И никаких «я же»! — назидательным тоном оборвала его учительница. — Идите и реабилитируйте себя в наших глазах!

Доктор встал из-за стола, подобрал с табуретки шляпу и шагнул к двери. Но в этот момент дверь открылась и на пороге появился улыбающийся журналист.

— Товарищи, — сказал он. — Я — ведущий передачи «В мире животных». Мне написали, что в ваших краях водятся необыкновенные зверюшки. Вроде крокодильчиков!..

В воздухе повисла гнетущая тишина.

— Наши дорогие папы и мамы! — вдруг сказало голосом Вовки радио на стене. — Мы улетаем к далекой планете Эллое, где живут такие же люди, как и мы. Но мы вернемся!

— Мы все равно вернемся, потому что любим вас! — перебила его Таня.

Леночкин голос в радиоприемнике только плакал.

18

— Это как это «улетели»? — грозно спросил председатель Фома Акинфыч, наступая на доктора Златкина.

— Да, так прямо по радио объявили, — бормотал доктор. Губы его тряслись.

Профессор Кубатиев поминутно снимал и протирал дорогие очки в черепаховой оправе и взирал на мир неодобрительно, словно ожидая от него подвоха. Инна Макоедова, обсуждавшая в это время с дядей Мишей Пантиашвили и старым пасечником Евсеевичем лечебные свойства прополиса, подошла к профессору и сказала:

— Я видела, как из-за леса ракета взлетала. Подумала, что метеорологическая…

— Да тут на сто верст ни одного метеоролога! — авторитетно заявил председатель. — Это как же получается, дорогие мои колхозники?! К нам люди из самой столицы, а вы своих детей в космос спровадили! Это же нашей науке урон и поругание!

Председатель так страдал за авторитет советской науки и родного колхоза, что даже вспотел в своем солидном, но теплом не по сезону зимнем пиджаке.

— Да как же я товарищу профессору, товарищу доценту и товарищу журналисту в глаза глядеть стану?

— Вах! — сказал в пространство дядя Миша Пантиашвили. — Говорил же я, что они космонавтами вырастут!

— Не смейтесь над родительским горем, Михаил Георгиевич! — выговорила ему Надежда Фоминична. Она еще не успела осознать всю степень постигшего ее сиротства и держалась как подобало, по ее мнению, настоящей учительнице.

— М-м? — произнес профессор Кубатиев, оглядываясь на присутствующих. — Похоже, здесь нам абсолютно ничего не-покажут. Аб-со-лют-но ничего!

— Похоже на то, Роберт Иванович! — откликнулась длинноногая доцент.

Доктор Златкин смотрел на Иннины ноги и на саму Инну с каким-то щемящим чувством.

19

И тогда над деревенской площадью, над сельсоветом, раздались далекие детские голоса. Все высыпали на крыльцо и задрали головы.

Прямо к ним из завесы белых перистых облаков летели дети. Тяжело взмахивая уставшими крыльями, Вовка, Таня и Леночка опускались к сельсовету.

— Папка, вот я и вернулся! — крикнул Вовка, опускаясь на траву. Чуть поодаль приземлились и девочки.

Песков умудрялся фотографировать их одновременно всеми своими фотокамерами. Взрослые молчали.

— Вах! — первым нарушил молчание дядя Миша Пантиашвили.

— Вах! — эхом откликнулись горожане, которые успели за полдня научиться у него грузинскому языку.


КРУГ ДЛЯ ОБЕЗЬЯНЫ

Рассказ

Вчера я получил по подписке очередной том «Всемирной энциклопедии». На букву «П». Меня поразило, что в этом томе ни слова не было сказано об Эдварде Пирсоне. А ведь лет двадцать назад это имя еще гремело. Как же! Эдвард Пирсон… Горилла Пирсон! У него была масса поклонников, но и врагов тоже было ничуть не меньше. Его книги становились бестселлерами еще до выхода из печати, а личное знакомство с ним открывало любые двери…

И вот — забвение.

Я познакомился с ним незадолго до его гибели. Долгие часы проводили мы с ним в беседах, в спорах. Порой я его ненавидел, порой мне казалось, что я начинаю его понимать. Но в те годы я был еще слишком молод и глуп, чтобы постичь в полной мере ту Идею, которой Пирсон служил всю свою жизнь. Потом я понял. Но неужели я был единственным, кому открылась истина? А если нет — то почему не стоят сейчас на всех перекрестках золотые памятники Горилле Пирсону… извергу Пирсону… спасителю человечества? Почему энциклопедия, самая полная в мире «Всемирная энциклопедия», не сочла нужным уделить ему ни строчки? Или просто они не смогли простить ему той Ошибки? Его Идея была Ошибкой, а Ошибка — Спасением. Не слишком ли это сложно? Но наш мир таков, какой он есть, во многом благодаря Пирсону.

Именно эта мысль заставила меня взяться за перо. Я не писатель и до этого не пробовал свои силы в литературе. Не знаю, что у меня получится: рассказ, эссе, биографический очерк, научная статья… Да, наверное, это и не так важно. Просто слишком мало уже осталось в живых людей, которые лично знали Пирсона. А ведь их нельзя забывать, тех, кто служил лжи ради правды и злу ради добра. Как Эдвард Пирсон…

Летний вечер. Масло. Холст.

Тлеет ржавый свет заката.

Это сумрачный некроз

Неба в пятнах лиловатых.

Рыжей сажей дальний лес

Пересыпал кромку неба,

В чащу Эреба и крепа

Свет ушел из этих мест.

Никнет бурая трава

У дороги кривобокой.

Тень последняя легла

В акварельные потеки…

Из юношеских стихов Эдварда Пирсона

Горилла Пирсон смял окурок в пепельнице и щелкнул рычажком. Экран телевизора затуманился и погас. «Легко им болтать! — подумал он с неожиданной злобой. — Разводят дебаты, а дело стоит». Он отложил в сторону пульт и вынул из пачки новую сигарету.

— Бэби! — крикнул Пирсон в темноту. — Принеси зажигалку!

Из сумрака в углу родился дымчатый дог, постукивая когтями по паркету, подошел к хозяину, вложил ему в руку «ронсон» и растянулся возле кресла. Ладонь хозяина легла псу между ушей, дог поднял лобастую голову, и глаза их встретились. «Стареет», — подумал Пирсон, затянулся сигаретой и, закашлявшись, бросил ее вслед за первой.

— Пора спать, Бэби. Будем спать.

Пес поднялся и вернулся обратно в сумрак. Пирсон устроился поудобнее и поехал следом. Кресло-коляска тихо лязгнуло, задев за косяк, когда Эдвард выводил его в гостиную. Теперь его мир ограничивался первым этажом виллы. Спал Пирсон на широком, обтянутом обезьяньими шкурами диване. Этот диван — память о начале его дел, о молодости, о Камеруне. Только память, пыльные шкуры да прозвище Эдварда Пирсона остались от камерунской гориллы. Пыль, шкуры да тщательно скрываемая от всех тоска.

Пирсон попытался вспомнить, как выглядели гориллы. Но ничего, кроме косматого квадрата туловища, в памяти не возникало. А морда была обыкновенной, обезьяньей. Эдвард попытался придать ей выражение сапиенса, но почувствовал — не то. Память лгала ему или мстила за то, что человек вот уже столько лет обманывал свою память.

«Природа мстит человеку», — вспомнились ему слова Сида Тальони. Пирсон подкатил кресло к дивану, как мог расстелил простыни и, неуклюже перевалившись на ложе, заворочался, устраиваясь поудобнее. Потом зажег ночник и раскрыл книгу. Не читалось. «Может, не стоило выключать телевизор перед выступлением Андрея Карионова? Хотя что нового могут предложить русские? Сидеть и ждать, пока Круг распространится на весь континент? Ждать, пока к тебе придут и перегрызут тебе глотку?» И снова под его закрытыми веками закачался на кривых лапах мохнатый квадрат и оскалились клыки, блестящие от потеков слюны. Чертит в воздухе плавную кривую отлетевшее в сторону мачете. А клыки все ближе… ближе…

Неожиданно Пирсон вспомнил давно забытую деталь, которая в ту ушедшую минуту показалась ему странной: от камерунской гориллы не пахло зверем.

Но это был зверь.

Бэби. Серебристая тень на спине обезьяны. Возня, короткий всхлип и обмягшая туша у ног.

— Спасибо, пес! — сказал тогда Пирсон возбужденному схваткой догу. — Это здорово, что ты не струсил!

А тот, вывалив розовую лопату языка, устало улыбался хозяину.

— Нет, Эдвард! Я не верю, что это просто обезьяны! Они покрыты шерстью, они походят на обезьян — это правда. Но они изготавливают себе орудия и оружие, они разговаривают на языках местных племен. На шести человеческих языках, Эдвард! И от этого не отмахнуться. А ты знаешь шесть языков? Они свирепы. Но и это скорее не звериное, а человеческое качество. Одно из двух: или это — новая порода гомо сапиенс, или… или это сама Природа мстит человеку! Мы обязаны найти ответ. Я пойду в джунгли и узнаю. Пойду один и без оружия, как парламентер. Я просто не верю, что они хотят этой войны. Я им объясню…

— Не ходи, они убьют тебя…

Из последнего разговора Эдварда Пирсона с Сидом Тальони.

Появление разумных горилл в джунглях Камеруна стало сенсацией. Правительство страны, напуганное все учащающимися налетами этих чудовищ на мирные деревни, запросило помощи у ООН. Так на черный континент попала группа ученых. Среди них был и Эдвард Пирсон. Англичанин по происхождению, бельгийский подданный, он считался среди коллег «политиком от науки». Этот очкастый сорокалетний биолог у себя на родине был вхож в правительственные круги. Хорошо знали его и за границей.

На первый взгляд Пирсон не производил впечатления деятеля, но, узнав его поближе, можно было убедиться, что ученая степень не делает его кабинетной крысой. Именно он первым решился перейти от пассивного созерцания к действию.

Камерунская горилла была разумным и хитрым существом. Вид человека мгновенно приводил ее в бешенство. Обезьяны буквально опустошили несколько районов государства и двигались в глубь страны, к столице.

Их было немного. Но даже при всей их агрессивности справиться с гориллами не составило бы особого труда, если бы оружием обезьян были только зубы да мускулы.

Легкий свист — и в шею водителя петляющего по проселкам грузовика впивается отравленный шип. Ни крика, ни стона — только удивленный взгляд стекленеющих глаз. А сидящий на соседнем сиденье с карабином наготове солдат охраны не замечает ничего, пока сам не получит второй такой же шип из придорожных зарослей. А волчьи ямы на дорогах… А слухи об идущих бок о бок с гориллами полчищах смертельно ядовитых древесных змеек маабу…

На приеме у главы правительства Эдвард Пирсон выразил готовность создать инициативную группу из местных студентов-добровольцев для поисков действенного оружия против нашествия. Президент Мбванга дал согласие и средства.

Наступил решающий момент. Пока правительство в Яунде, а международная Научная Комиссия в своем кочующем по стране лагере спорят и препираются друг с другом, Пирсон собирает отряд добровольцев, получивший название «Альфа». «Альфа» начинает действовать.

Эдвард Пирсон связался по телефону с ближайшей военной базой американских военно-воздушных сил. Оттуда его соединили с Пентагоном. Никто не знает в подробностях, о чем разговаривал он с генералом Гарднером, но уже на следующий день Америка предложила правительству Камеруна для борьбы с обезьянами культуру вируса «Проказы-бис». По заверениям Пентагона, этот вирус был совершенно безвреден для человека, зато зараженные им обезьяны не выздоравливали. Скрепя сердце, Мбванга согласился. К тому времени столица уже была наводнена беженцами из провинций, и пресечь возникшую панику можно было только решившись на крайние меры.

В газетах об этом не было ни строчки. Десятки маленьких бипланов распылили над джунглями культуру «Проказы-бис». Может, оказывается, хоть на что-то пригодиться и бракованная продукция секретных лабораторий Пентагона!

Приехавший в Камерун военный советник Альфред С. Джайлс, полковник, бакалавр медицины, был в восторге от этого «полевого эксперимента» и в своих донесениях правительству именовал Камерун не иначе как «полигоном». А невидимые вирусы тем временем уже начали свою страшную работу.

Эдварду уже не раз приходилось видеть в джунглях гниющие трупы горилл. А одну из них, живой смердящий скелет, он пристрелил сам, за день до того страшного 25 декабря.

В газеты просочились первые, робкие еще, сведения о деятельности отряда «Альфа». Пирсона срочно вызвали в лагерь Научной Комиссии.

Гориллы напали на лагерь в ночь на 25-е.

— Я отказываю этим тварям в праве на разум!..

Из выступления Эдварда Пирсона перед Научной Комиссией ООН.

После «трибунала», который устроили Пирсону руководители Научной Комиссии, уже глубоким вечером, Эдвард сидел в трейлере профессора Кнутсона. Жена Кнутсона Эльза разливала по чашечкам черный кофе. Эльза тоже была биологом, но о науке с гостем старалась не говорить.

— Ужасная глушь, — щебетала молодая женщина, — кроме кофе, ничего не достать. Это, конечно, ужасно — пить на ночь кофе, но чай здесь не достать, а спиртным мы не запаслись.

— Значит, будем пить кофе, — примирительно отозвался Пирсон.

Мало-помалу за светской беседой начала прорисовываться главная тема разговора.

— Ты делаешь трагическую ошибку, Эдвард! — говорил ему скандинав. — Ваша «Альфа» даже не пытается нащупать причину той ненависти, которую гориллы испытывают к людям. А ведь причина должна быть! Помнишь, на той неделе ты рассказывал, что твои парни поймали в джунглях молодого самца? Почему ты не позволил мне поговорить с ним?

— Горилла была заражена проказой, — криво усмехнулся Пирсон, мелкими глоточками смакуя свой кофе. — Не мог же я в самом деле рисковать вашим драгоценным здоровьем!

— Но… — Эльза тоже отважилась на вопрос, всем видом своим показывая, впрочем, что лишь исключительная важность темы заставляет ее нарушить этикет, — мы слышали, что… Вы ведь ее сожгли? Как можно сжигать живое существо? Вы ведь ученый!..

— Такие поступки недостойны цивилизованного человека, — поддержал ее муж. — А все эти басни о проказе — чушь! Если бы она была опасна для человека, правительство страны не дало бы разрешения ее использовать. Ты не должен был так поступать!

— А вот это уж мое дело! — беззлобно огрызнулся Пирсон. — Сами-то вы работаете не с обезьянами, а с бумажками и кинопленками. А я сам видел парней, которых эти твари насаживали на кол, словно индюшат на вертел! И с такими — церемониться?! Это вы мне предлагаете? А знаете ли вы, гуманисты, что в моем отряде нет ни одного камерунца, у которого бы гориллы не убили кого-то из близких?! Они вступили в «Альфу», чтобы мстить, и не мне их останавливать!

— Но все-таки…

Дремавший под столом Бэби, казалось, тоже вступил в спор. Он подошел к двери, скаля зубы, глухо рыча.

— Никаких переговоров с этими тварями, — с деланным хладнокровием продолжал Пирсон. — Эти гориллы разумны ровно настолько, чтобы половчее перегрызть нам глотку. Они — слепое орудие в руках Природы. И существовать будут лишь до той минуты, пока не укокошат на этой планете последнего человека. Потом вымрут и уступят место какому-то другому виду. Камерунская горилла для человечества то же самое, что для нее самой вирус «Проказы-бис». С ними надо не дискутировать, а истреблять, пока этих бестий на планете не так уж много! Природа мстит нам, Кнутсон! Это — Природа!..

В открытое окошко трейлера влетела бамбуковая палка. Она ударила женщину в плечо и упала на стол.

— Что за дурацкие штучки! — сморщилась Эльза, потирая ушиб. Кнутсон потянулся к палке. В тот момент, когда его пальцы коснулись гладкого бамбука, из отверстия в ней высунулась острая змеиная головка с блуждающим язычком. Швед тихо охнул, отдергивая укушенную руку.

Эдвард и Эльза с недоумением смотрели на обреченного. Тело профессора еще не успело осесть на пол, а из бамбуковой трубки, шипя, уже выползали одна за другой пестрые змейки маабу. Значит, слухи о их странной дружбе с обезьянами были верны.

Пирсон снял со стены мачете, разрубил одну из змей и уже поднял клинок над другой, как дверь трейлера с грохотом слетела с петель и на пороге вырос квадратный силуэт гориллы. Бэби бросился на обезьяну и отлетел в угол под ударом мощной лапы. Но этой секундной отсрочки хватило Пирсону, чтобы вытащить револьвер.

Эдвард никогда не был хорошим стрелком, да и очки его лежали сейчас на столе, среди шипящих змеек. Он стрелял чудовищу в грудь, а попал в переносицу. Горилла беззвучно рухнула во тьму, уже пронизанную вспышками выстрелов и человеческими воплями.

В окне показалась еще одна обезьяна. Угрюмым взглядом окинула она внутренности вагончика и сунула внутрь трубку духового ружья, выцеливая женщину. Пирсон трижды выстрелил горилле в морду. Рев — и обезьяна исчезла. Тростниковая трубка духового ружья осталась лежать на подоконнике.

— Надо бежать, спасаться! — Эдвард лихорадочно перезаряжал оружие. Краем глаза он увидел, как Эльза бросилась к выходу, крикнул ей вслед, пытаясь удержать. Но было уже поздно. Откуда-то сверху, с крыши вагончика, протянулась огромная обезьянья рука, вся в клочьях отставшего мяса, схватила Эльзу за голову. И вот уже в дверном проеме качаются только ее ноги и подол зеленой юбки.

Пирсон подскочил к двери и выпустил всю обойму в потолок. Тело женщины тряпичной куклой упало к порогу. Потом ее накрыла рухнувшая с крыши туша обезьяны.

Что-то живое ткнуло Эдварда под колени. Бэби. Контуженный, окровавленный, но — живой. Пирсон отбросил бесполезный уже револьвер и, сжав в кулаке рукоятку мачете, вторую руку положил на голову пса. В эту минуту он чувствовал себя сильнее всех чудовищ Вселенной…


Воспоминания Пирсона оборвал звук пистолетного выстрела, потом раздались звон будильника и хриплый вопль:

— Карраул! Чаррлея не коррмят!

«Проснулся, — подумал Эдвард, — теперь всю ночь горланить будет!»

— Эй, Бэби!..

Цокая когтями, пришел пес.

— Мы с тобой Чарли покормить забыли. Выпусти его!

Пес ушел и через минуту вернулся с попугаем на спине. Хозяин снял птицу с подрагивающей собачьей шкуры и посадил ее на тумбочку возле дивана.

— На вот… орешков.

Поев, попугай вспорхнул на спинку дивана, притих.


К сообщению о том, что в Камеруне перебили обезьян, человечество отнеслось неоднозначно. Одним было наплевать на трагедию, произошедшую в далеком африканском государстве, у других людей сообщение о говорящих обезьянах вызвало только любопытство. Но много нашлось и таких, кто воспринял весть об истреблении камерунской гориллы как потерянный шанс установить контакт с братьями по разуму. С этими Пирсону было особенно тяжело.

А в штаб-квартире «Альфы» все еще жили и медленно умирали четыре зараженные «Проказой-бис» гориллы.

Все три месяца, до смерти последней обезьяны, Пирсон пунктуально вел протоколы допросов. Результаты были для многих неожиданные: обезьяны с каждым днем теряли разум. В конце концов, сохранив еще способность пробормотать две-три бессвязные фразы, они больше ничем другим не отличались от обычных четвероруких приматов.

Сынок, ты был лучше меня!

Надпись на надгробной плите Джона Пирсона.

Через год разразилась трагедия на острове Корсика. Пирсон прочитал в газетах о сенсационном открытии археологов. Раскапывая какие-то развалины в безлюдных горах острова, они наткнулись на поселение совершенно иного рода.

«Разумные сурки! Господи! Дожили!» — разнеслось по всему миру. Сотни ученых из разных стран изъявили желание помочь контакту с добродушными грызунами.

Уже на следующий день Эдвард Пирсон во главе небольшой группы вылетел на родину Бонапарта.

Сыну Эдварда, Джону Пирсону, исполнился в ту пору двадцать один год. Молодой биолог, выпускник Говардского университета, оказался на Корсике раньше своего отца. А Эдварда известие о той бойне на острове застало еще на борту «боинга»…

Насекомых, которые селились в глубоких разветвленных норах разумных сурков, назвали «свинцовыми осами». Латинского названия им дать еще не успели. Не проявлявшие до сих пор никакой агрессивности, осы неожиданно набросились на ученых. Яд их убивал мгновенно. Никто и не подозревал, что сурковые катакомбы, которыми изрыт остров, буквально нашпигованы осиными гнездами. Это был своеобразный симбиоз: сурки предоставляли насекомым жилье, а свинцовые осы, в свою очередь, охраняли их от хищников или в данном случае — от слишком уж назойливого внимания человека. Осы были лишены разума, но справлялись со своей функцией отменно. Яд их был вчетверо эффективнее яда королевской кобры, а жало — достаточно прочное и длинное, чтобы проткнуть брезентовую куртку.

Не опускаясь на землю Корсики, «боинг» Пирсона повернул на материк. В тот же день он выступил с речью по французскому радио.

От берегов Корсики еще не успели отойти последние корабли с беженцами, а имя Эдварда Пирсона уже снова было у всех на устах. Газетчики придумали ему титул «Мститель за человечество».

«Мы не можем согласиться с теми, кто предлагает оставить Корсику суркам и осам! — говорил он в одном из более поздних своих выступлений. — Кто же прокормит тогда триста тысяч корсиканских крестьян? Не нищенские дотации правительства нужны людям, у которых наглые полуразумные твари отняли родину, а конкретные энергичные действия, конкретная помощь! Земля — наш дом, и только мы, люди, имеем на нее право. А поэтому — не должно быть никакой пощады ни свинцовым осам, ни пресловутым корсиканским суркам…»

Несмотря на многочисленные протесты частных лиц и организаций, группа «Альфа» возродилась к жизни, на сей раз уже в ипостаси международного комитета, и приступила к работе.

Неделю на поверхности острова пылал напалм. В огне погибла и группа ученых, которые на свой страх и риск пытались организовать эвакуацию с Корсики обреченных сурков. Пирсону доложили, что среди погибших был и его сын Джон…

Природа сотворила Человека для добра. Но мы не оправдали ее надежд. И вот сейчас, когда она хватилась и пытается противопоставить нам один разумный вид за другим, чтобы исправить свою роковую ошибку, задача Человечества — выжить любой ценой. Мы больше не можем позволить себе такой роскоши, как внутривидовые войны. У нас сегодня противник посерьезнее, чем мы сами. Этот враг — наша мать Природа.

Э. Пирсон. Кто идет нам на смену, или Стрессовая эволюция.

Через три года международный комитет «Альфа» имел филиалы во всех государствах Западной Европы. Его влияние распространилось и за океан.

Многолетние затяжные баталии с международными ассоциациями, со внезапно набравшим силу во всем мире движением «зеленых» изматывали Пирсона. ЮНЕСКО навязала ему целый легион ксенологов. Давно ли эта профессия упоминалась только на страницах журналов фантастики, но вот ксенологи уже тут как тут и вставляют Горилле Пирсону палки в колеса.

Но Пирсон нанес ответный удар. Секретная директива — и в Миланском НИИ «Альфы», где велись изучение последней микроколонии корсиканских сурков и работы над искусственным синтезом яда свинцовых ос, началась эпидемия. Осы передохли все до одной. Пусть сидят теперь господа ксенологи и гадают, почему сурки, эти их хваленые умники-разумники, тупеют с каждой минутой.

Только сам Эдвард знал причину: Природа поняла, что бита и эта ее карта. Без ос сурки нежизнеспособны. Мавр не справился со своей задачей — мавр должен уйти.

Порою возникали непредвиденные сложности. Кто-то предположил, что неизвестный ранее штамм чумы, опустошившей половину Австралии и сделавшей само понятие «австралийские аборигены» достоянием истории, — очередное оружие, обращенное Природой против человечества. Однако оказалось, что это провокация австралийских расистов, решивших под шумок претворить в жизнь свой лозунг: «Австралия — для белых».

Как ни странно, эти события ударили и по Пирсону, который к появлению этнического оружия не имел ровно никакого отношения. После памятного процесса над «Белыми Ягуарами» Пирсон вздохнул свободнее. Потом наступило время, когда газеты сменили возмущенный тон по отношению к Пирсону на шутливый, посмеиваясь над чудачествами «Мстителя за человечество». На званых обедах, на официальных приемах у глав правительств, на трибуне Всемирного Конгресса не расставался он с огромным дымчатым догом. На карикатурах их любили изображать сиамскими близнецами, а иногда Пирсона рисовали в виде существа с телом гориллы и собачьей головой. К таким карикатурам комментариев уже не требовалось. А Эдвард просто был благодарен своему псу.

Это случилось осенью 1999 года, когда Пирсон должен был лететь на Тринидад, открывать конгресс по защите малых государств от экологической угрозы. Возле ожидавшего у подъезда автомобиля Бэби словно взбесился. Он рычал, бросался с лаем на хозяина, не давал ему открыть дверцу. Полиция обыскала машину и обнаружила в ней пластиковую мину. По официальной версии ответственность за это неудавшееся покушение ложилась на одну из крайне левых политических группировок. Покушались на жизнь Эдварда Пирсона и крайне правые.

Корреспондент: А что вы скажете о Круге?

Эдвард Пирсон: Круг? Это что-то новенькое. Феномен Круга еще предстоит внимательно исследовать, но уже можно сказать a priori — пресловутый Круг это еще одна угроза существованию человечества на планете и притом гораздо более серьезная, чем все ей предшествовавшие вместе взятые…

Из интервью Эдварда Пирсона журналу «Экология мира».

Следующий удар Природа нанесла в Северной Америке. На сцене появился Круг, а с ним нельзя было расправиться так же бесцеремонно, как с гориллами и сурками. На сей раз карта Природы оказалась крапленой — разумные биоценозы. Совокупность обычно неразумных всем знакомых и привычных животных, растений, насекомых и микроорганизмов в некоторых районах Канады, и особенно на западе острова Ньюфаундленд, неожиданно проявила признаки разумной деятельности.

Пирсон воспринял известие о первых контактах людей с биоценотами как сигнал к действию. Но впервые за всю историю существования «Альфы» ни Пирсону, ни одному из его ближайших помощников не было выдано разрешение на въезд в страну. Канадцы решили обойтись без «мстителей за человечество».

— Правительство Канады в силах само решать свои внутренние проблемы, — сказал в своем телеинтервью министр экологии и лесного хозяйства Канады Джордж Вишняк. Пирсон принял эти слова в свой адрес.

Как раз в те дни взлетела на воздух контора квебекского филиала «Альфы». Случайно или не случайно — кто знает? Только это событие помогло Пирсону пересечь границу в качестве руководителя экспертной комиссии.

Эдвард хорошо запомнил свою первую встречу с биоценотами. В сопровождение ему дали четверых ксенологов. Старший из них, рыжий детина Клод Ришар, ходил за гостем, как телохранитель. Но уж Пирсон-то хорошо знал, кого от кого охраняет эта стража. Самому ему с лихвой хватало охраны Бэби.

Большой крытый фургон доставил их в резервацию. Это было огороженное колючей проволокой лесистое место у подножия одинокой скалы. Пирсон угрюмо огляделся: мокрая октябрьская трава под ногами, безучастное небо, серый фургон в заросшей подорожником колее и трое ученых в одинаковых светло-серых плащах. Четвертой была женщина — сухопарая и очкастая ученая дива. Звали ее, кажется, Патриция, а фамилии Пирсон тогда не мог удержать в памяти.

— Скоро они выйдут, — сказала она.

Ришар достал из багажника большую банку бекона, открыл ее и, разделив содержимое на три неравные части, разложил мясо на траве. Безымянный ксенолог тем временем раздобыл где-то охотничий рог и трижды протрубил в него. Потом с минуту все всматривались в кусты у дороги. Послышался шум — кто-то продирался сквозь заросли.

— Шорох, — удовлетворенно сказала Патриция. — Сегодня с нами будет говорить Шорох.

— Это гризли, — подсказал Пирсону второй из безымянных ксенологов с кургузыми бакенбардами на длинном лошадином лице. Эдвард машинально проверил, надежен ли поводок Бэби.

— Гризли будет с нами говорить? — спросил он недоверчиво. — По-английски или по-французски? Сомнительно. Медвежья глотка не для человеческой речи!..

— Они говорят по-английски. Но не сами. Через переводчика. Вы сами скоро все увидите.

С ближнего дерева метнулась в траву белка. Пирсон внимательно следил за ней.

— Эта уже здесь! — Женщина была довольна. — Клод, ты захватил для нее орешки?

Доктор Ришар вынул из кармана завернутую в салфетку кедровую шишку и бросил ее в траву. Белка изящно прыгнула к угощению.

Рядом с ней черной тенью спланировал большой ворон. Он опустился на дальний кусок бекона и начал долбить его, недоверчиво косясь круглым глазом на людей. Последним из кустов вышел молодой самец гризли. Он косолапо подковылял к мясу, отправил в пасть самый большой кусок, постоял с минуту в раздумье и съел второй; потом покосился на третий, над которым трудился ворон, с тяжким вздохом отвернулся и сел на окорока. Пирсон почувствовал, как напрягся возле его ноги Бэби, и обмотал поводок вокруг кулака. Впервые он пожалел, что взял с собой дога.

Звери кончили есть. Когда ворон спрыгнул с бекона, гризли протянул лапу и отправил мясо вслед за первыми двумя кусками.

— Мы готовы, — хрипло прокаркал ворон. Пирсон вздрогнул от неожиданности.

— Видите, за медведя говорит птица, — шепнул Ришар, — у них специализация. У гризли самый большой мозг — он мыслитель и защитник. Ворон — язык и переводчик этой компании, белка — экстрасенс, а москиты…

— Еще и москиты? — удивленно переспросил Пирсон. Он снял очки и протер их замшевым лоскутом. Действительно, возле медвежьей морды кружило плотное облако насекомых. Зверь не обращал на них никакого внимания.

— Чего хотят от нас двуногие, не имеющие перьев? — шепеляво и без выражения спросил ворон.

— Мы хотим, чтобы вы рассказали о себе нашему гостю.

— Гость и его волк — наши враги, — так же тускло сказал ворон. — Эта чувствует, что это так.

Белка что-то торопливо зацокала, подпрыгивая в высокой траве.

— Гость и его волк — наши большие враги, — снова повторил ворон. — Мне хочется молчать с ними, а Шорох хочет взять Гостя себе. Волка Шорох боится.

Пирсон инстинктивно отступил на шаг, таща за собой рычащего Бэби.

— Не робейте, док, это вполне мирные звери, — тихо сказал ему Ришар. — Белка — детектор эмоций, эмпат. А у остальных с нею телепатическая связь. Смотрите внимательно, сейчас сработают москиты!

Действительно, при последних словах ворона жужжащая туча опустилась на морду зверя. Гризли оторвал от Пирсона взгляд налитых кровью глаз и, заворчав, хлопнул себя лапой по носу. Потом высунул длинный розовый язык и начал сосредоточенно слизывать с ладони раздавленных насекомых.

— Москиты — «громоотвод». Как только биоценоз чувствует, что приближается критическая ситуация, он переключает внимание Шороха на москитов. Теперь он не слишком скоро вспомнит о своем желании «взять вас себе». Мы здесь подсчитали, что за время получасовой беседы с человеком гризли давит около трех тысяч насекомых.

А ворон тем временем продолжал:

— Спрашивай, Гость. Ты ведь пришел спрашивать.

— Что вы сделаете с людьми, когда вас будет много? — задал Пирсон заранее подготовленный вопрос.

Ворон не умел лгать.

— Да, мы не любим вас, двуногие без перьев. Но в нашем лесу найдется для каждого и корм и нора. Красный Клод сказал, что вас очень много. Но и нас скоро тоже будет много. У двуногих хорошие умелые лапы, двуногие сильны. Они могут рыть хорошие норы и вить хорошие гнезда. Мы примем их в свой Круг.

Последняя фраза ворона звучала слишком высокопарно. Но Пирсон уже знал, что биоценоты называют «Кругом» свое единство. «Хорошенькую же перспективу приготовили для человечества эти ублюдки!» — подумал Пирсон неприязненно.

Гризли зарычал и исподлобья глянул на Эдварда. Снова ему на морду упали москиты. Вторая половина тучи облепила ощерившегося дога. Бэби, повизгивая, завертелся на поводке.

— Похоже, Круг предложил сотрудничество и вашей собаке, — заметил, ехидно прищурившись, Ришар. Пирсон мысленно изрыгнул проклятие, и с этой минуты гризли рычал не переставая. Из чащи к нему летели все новые и новые тучи москитов.

— Враг не хочет беседы, — сказал ворон. — Шорох зол и бьет слишком много комаров. Вам лучше уйти. Шороху мало комаров, он хочет Врага.

И тогда Пирсон совершил то, о чем никогда после не жалел. Он выхватил пистолет. За последние девять лет он научился стрелять гораздо лучше, чем тогда, в Камеруне.

Шороху хватило четырех пуль, пятой он снес голову ворону, поискал взглядом белку и, не найдя ее, дважды выстрелил в гущу москитной тучи.

Четверо ксенологов молча смотрели на него. Потом Патриция достала из сумочки маленький браунинг с перламутровой рукояткой и, близоруко сощурившись, выпустила в Пирсона три пули.

Эдвард почувствовал толчок в грудь и внезапную боль в правом колене. Прежде чем потерять сознание, он дернул назад рванувшегося к женщине Бэби и тихо сказал ему:

— Фу, Бэби! Прости ее, пес! — покосился глазом на расползающееся по белому плащу багровое пятно и лицом вперед упал на липкую шкуру медведя.

Последнее, что он почувствовал, — шершавый и теплый язык собаки на своем лице…

Сверкают пылинки льда,

И снег хрустит под подошвами,

Слоняется в небесах

Луна, как кусок мороженого.

За дымной оградой верб,

Не серая и не синяя,

Она будто снежный герб —

Мороженое апельсиновое.

Из последних стихов Эдварда Пирсона

В палату к нему пришел один из безымянных ксенологов, тот самый, с лошадиным лицом и кургузыми бакенбардами.

— Бенедикт Шварц, — представился я.

Пирсону было еще не до меня. Первые дни после ампутации он находился в депрессии — он только тупо смотрел мне в лицо и молчал. Чтобы отвязаться от докучливого посетителя, Пирсон подписал составленную нами с Ришаром просьбу к суду о смягчении приговора Патриции Эро. Наверное, Пирсон надеялся, что нам с ним больше не доведется встретиться. Но он ошибался.

Спустя месяц, когда здоровье его пошло на поправку, я посетил его снова и с тех пор навещал уже ежедневно. Мы так и не подружились, но я видел, что он с нетерпением ожидает каждый мой новый приход.

Были долгие прогулки в больничном парке. Я качу коляску, и мы спорим. Однажды Пирсон признался, что порою не спит всю ночь, придумывая аргументы для завтрашней дискуссии.

А для себя Пирсон знал одно: тогда, девять лет назад, ему удалось огорошить человечество, запугать его новой угрозой, пусть не такой ужасной, как ядерная война, зато непонятной и от этого кажущейся во сто крат ужаснее.

Недаром годы, во время которых Горилла Пирсон бесчинствовал на трибунах международных конгрессов и научных симпозиумов, когда он, отбросив сантименты, бросал в дело мальчиков из «Альфы», совпали с периодом разрядки международной напряженности, когда подали друг другу через океан руки дружбы две сверхдержавы. Кто знает, может быть, в решающий момент их лидеры и оглянулись на истерические вопли Гориллы? Но факт остается фактом: государства, ступившие, казалось, на зыбкую грань между войной и миром, пошли друг другу на уступки, чтобы объединить силы против той угрозы, которую противопоставила им сама Природа.

Пирсону было несложно играть роль нерассуждающего фанатика. Но он был плохим актером и часто перегибал палку. Шеф «Альфы» был глубоко убежден, что человечество можно оградить от ядерной войны только держа его в постоянном иррациональном страхе.

Природа после тысячелетий ошибок и заблуждений поняла наконец, что человек, самое совершенное из ее творений, поставил под угрозу само существование планеты. Ее лихорадочные попытки спастись и заполнить экологическую нишу человека новым биологическим видом были обречены на провал. Теперь человечеству могло грозить смертью только оно само. Что ему несколько тысяч жалких обезьян или рой ядовитых насекомых? Но толпы обывателей были перепуганы, и кончалась власть правителей, показавших себя недостаточно гибкими политиками. И чем чаще задумывались народы над своим будущим, тем дальше уходил мир от ядерной катастрофы.

А разумные биоценозы были чем-то совсем иным. Они стали попыткой Природы вернуть человека в свое лоно, дать блудному сыну возможность искупить свою вину. И это испугало Пирсона. Ему показалось, что примирение с Кругом может стать первым шагом к новому ядерному апокалипсису. И поэтому он стрелял…

Выписавшись из клиники, Эдвард Пирсон вернулся на родину и безвыездно поселился на своей вилле в пригороде Серена. Но и отсюда он, как и прежде, руководил работой «Альфы» и регулярно присылал видеозаписи своих выступлений на конгрессы и съезды международных научных обществ.

Власть над умами и судьбами человечества постепенно уходила из его рук — Пирсон чувствовал это. Человечество хотело жить в мире с Кругом, а профессор биологии Эдвард Пирсон не хотел. «Лучше воевать с природой, чем с людьми!» — говорил он. А люди уже были способны обойтись без войн вообще.

Б. Шварц. Прыжок стеклянного тигра, или Жизнеописание Эдварда Пирсона.

«Пора спать, — подумал Пирсон. — Завтра трудный день». Утром к нему должен был приехать работник информационного агентства, чтобы взять у него интервью для журнала «Курьер ЮНЕСКО». Журнал был настроен к Пирсону враждебно, и тот готовился к тяжелой баталии. Он протянул руку, чтобы выключить ночник. И вдруг почувствовал, что кто-то смотрит на него из темноты.

— Это ты, Бэби? — спросил Пирсон тихо.

Пес, не сводя с него взгляда, вошел в светлый круг.

— Почему не спишь? — Пирсон почувствовал, что голос его дрогнул.

— Но ведь и ты не спишь! — прозвучало в ответ откуда-то сверху и сзади. Пирсон быстро приподнялся на локте — какаду на спинке дивана проснулся и лапой чистил горбатый клюв.

— Это ты разговариваешь со мной, Чарли?

— Я и Бэби, — ответила птица.

— И что вам нужно от меня?

— Чтобы ты умер! — Ответ биоценота был прост и краток.

Пес, не отводя от хозяина влажных глаз, подошел и положил на коврик возле дивана матово блеснувший кольт.

— Мы любим тебя, но ты опасен для всех. А больше всего — для таких, как ты. Ты мешаешь. Уйди или уйдут все… — Голос попугая, лишенный обычной своей пародийной картавости, звучал в ушах Пирсона холодно и жестко.

— Или ты, или все мы!..

Пирсон снял очки и положил их на тумбочку.

— Вот ты и настиг меня, Бэби! — сказал он, грустно улыбнувшись, и, опустив руку, нащупал кончиками пальцев шершавую рукоятку револьвера.

Не берусь спорить с теми, кто утверждает, что Пирсон в последние месяцы жизни осознал свое положение и не смог с этим смириться. Но что-то мне говорит, будто это не так.

Почему же столь чисты и покойны строки его последних стихотворений?!

Карандашная пометка на поляк рукописи.

НОЧЬ ЛЮБВИ

Киноповесть

Цыганка нагадала мне ночь любви. Ну не дуры ли эти гадалки!

Она остановила меня на углу, возле хлебного магазина, когда я, сильно припозднившись, возвращался домой после профсоюзного собрания. Дебаты в тот вечер шли немилосердные: решали, нужен ли нашей конторе совет трудового коллектива; а если его создавать, то за что тогда будет получать зарплату наш освобожденный профорг. Докладчик попрал регламент, и в прениях участвовали человек двадцать. Спорили, орали с трибуны, а к единому мнению так и не пришли. А я всю эту бодягу стенографировал и завтра должен буду подготовить по итогам собрания разворот в номер нашей многотиражки. Всегда у нас так: по всей стране уже и кампанию закончат, а наша контора только шевелиться начинает. Болото, одним словом.

И вот когда я, злой на все на свете и уставший, уже подходил к своему дому, меня остановила цыганка. Я не хуже других знаю, что при встрече с цыганкой не стоит смотреть ей в глаза — тогда есть шанс проскочить. А здесь я зазевался и влип, как кур в ощип. Вот и получил от нее за свой кровный рубль — «ночь любви» и «дальнюю дорогу». Ну, с «дальней дорогой» все более или менее ясно — через неделю мне предстояла командировка в Полазну. А с «ночью любви» цыганка «пенку дала», как выражается наш брат-газетчик.

«Хм! Ночь любви, — внутренне усмехнулся я, — легко сказать — ночь любви, когда тебе тридцать, вдрызг поссорился с единственной любимой женщиной, а при росте метр семьдесят пять ты весишь сто шестнадцать килограммов». В общем, я хмыкал над глупой цыганкой всю дорогу до дома. «„Ночь любви“ — придумает тоже»…

В подъезде снова темень была несусветная. Влюбленные парочки здесь каждый вечер выворачивают лампы, чтобы им не мешали целоваться. Вот и сейчас под лестницей возле батареи кто-то несвязно перешептывался и чувственно вздыхал. Но это — их дело, а мне — на пятый этаж.

На площадке между первым и вторым этажом я остановился. Там на перилах меня ждал мстительный кот Гименей. С недавних пор эта тварь подкарауливает меня по вечерам в подъезде и набрасывается из темноты. Уже два года Гименей живет в нашем подъезде и мерзко орет ночами. В беседе с его хозяйкой я как-то посоветовал кастрировать кота. Гименей все слышал и начал мстить, а это в конце концов надоедает. Его зеленые глаза смотрели сейчас на меня сверху. «Прыгнет, гад, и в лицо вцепится», — подумал я и, пытаясь опередить кошачий прыжок, изо всех сил послал ему навстречу свою спортивную сумку, качнув ее за длинные ручки. Когда сумка уже врезалась куда-то между зеленых глаз, я вспомнил о лежавших внутри бутылках «Тархуна». «Похоже — каюк пришел животному!» — успел пожалеть я его.

В этот момент тьму подъезда прорезал гортанный, совсем не кошачий вопль, и кто-то большой, гораздо крупнее кота, рухнул в проем между подоконником и полом площадки. Под лестницей ответно взвизгнули, внизу раздался топот, и дважды хлопнула дверь подъезда. Я спустился вниз и, одну за другой зажигая спички, осмотрел закуток под лестницей. Никого. Только на полу стоял черный кожаный дипломат и на батарее висела пестрая девичья кофточка.

Я оставил все как есть и ощупью поднялся к себе на пятый этаж. Долго не попадал ключом в замочную скважину. Потом вошел в прихожую и переобулся. На свету первым делом открыл сумку и проверил бутылки. Обе целы. Отнес сумку на кухонный стол и включил свет в комнате. Там в кресле возле выключенного телевизора сидела женщина изумительной красоты. Таких я видел только во французских фильмах, да и то не в каждом.

— А, Мих Квадрат, собственной персоной, — с неуловимым акцентом полуспросила она. Я молча кивнул. Совсем это мне не понравилось, что такая женщина назвала меня студенческим полузабытым прозвищем. Как-то такое обращение не располагает к интиму. А в голове вдруг встало дурацкое предсказание цыганки. Тьфу ты, наваждение какое!

— А я тебя жду, — интимно сообщила мне дама, вставая. — У тебя здесь не найдется рюмочки коньяка?

— Найдется. — Я кивнул в угол, где еще со вчерашнего вечера стояла бутылка, недопитая поэтом Юркой. Там же горкой лежали наши бокалы. Я взял оба, сполоснул их под краном и плеснул коньяка, жалея, что это «Белый аист», а не «Камю» или «Наполеон».

— «Бонапарт», кажется, так это называется? — без всякой натяжки пошутила гостья, и это меня умилило.

С удовольствием разглядывал я незнакомку. Высокая, стройная, черноволосая. Замуж такие выходят только за завмагов и процветающих кооператоров. А она, окунув в коньяк кончик языка, поставила бокал на пол и скользнула с кресла мне навстречу.

Потом случился поцелуй. Такие у нас тоже показывают только во французских кинолентах, да и то лишь до тех пор, пока какой-нибудь кретин не вырежет его из ленты. Небесное создание промурлыкало: «Жди!» — и нырнуло в мой совмещенный санузел. Поздновато я вспомнил о развешанных там после холостяцкой постирушки носках и плавках. Впрочем, будь что будет!..

Минут пять в душе шумела вода. «Неужели днем воду горячую дали?» А когда моя гостья наконец-то появилась в комнате, я ахнул: всей одежды на ней было только вафельное полотенце, обмотанное вокруг бедер. «Да и не то чтобы туго обмотано, — заметил я, — а так, чисто для проформы. Ну, цыпочка! Встречу ту цыганку — трешницы не пожалею!»

С еле слышным стоном красавица рухнула ко мне в объятия.

* * *

Очнулся я на полу. Странное это ощущение, когда не можешь шевельнуть ни рукой, ни ногой, а в то же время не связан. Уж не паралич ли? А где же моя красотка? Побежала «неотложку» вызывать? Нет, так вон же телефон на подзеркальнике! А я что, умираю, или как? Почему-то было не столько страшно, сколько интересно. Это, кажется, Мопассан мечтал умереть в объятиях женщины? Вот ведь как получается: мне удалось, а ему — нет. Странное ощущение — даже взгляд перевести со стоящей на полу рюмки нет сил.

Потом в поле зрения попала рука в белом манжете. В ней был зажат странноватого вида шприц. Потом игла ткнулась мне в шею, чуть пониже уха, и весь комплекс чувств вернулся. Место укола тотчас же жутко заныло. Я сморщился и сел. Незнакомец тоже присел передо мною на корточки и, криво усмехнувшись, сказал:

— Что может быть естественнее, чем ночь любви, — не правда ли? — А потом жестко добавил: — Но не с ламией! Еще немного — и мы бы вас недосчитались, Михаил Фомич!

Он помог мне подняться в кресло, сходил в ванную, принес оттуда смятое платье, черные колготки и прочее дамское барахлишко и бросил все это в угол, где уже валялось вафельное полотенце.

— Осторожнее нужно быть, друг мой, — произнес незнакомец менторским тоном, с явным интересом меня рассматривая. — Но раз уж вы попались на удочку этой бестии и впутались в сие опасное дело, то вам придется послужить на благо Отечества, так сказать.

Его манера выражаться меня чуточку покоробила. Да и вообще не нравятся мне люди такого склада: их нарочитая «аристократическая» расслабленность, самоуверенность, под которой зачастую скрывается знание каратэ, усы в ниточку, тонкие бледные губы и стальные глаза без блеска.

— Итак, коллега, вам придется мне помочь. Пока отдыхайте тут, а потом я вам все расскажу. — И он нырнул в мою спальню.

Я бросил взгляд в угол. «Интересно, куда это ушмыгнула моя ночная пташка, даже без полотенчика?» Все-таки странный народ эти женщины!

А незнакомец мой уже вернулся с озабоченным видом и вышел на балкон, резко звякнув шпингалетом. Через минуту он возник в проеме, держа в щепотке какую-то малую вещицу. Присел на стул напротив меня, закинув ногу на ногу.

— Отыскал. Вот смотрите… — Он положил мне на ладонь тяжелый перстень из белого металла. Перстень тускло поблескивал матовой полировкой, и только на плоскости треугольной головки его была резьба — тонкое изображение глаза со вставленным вместо зрачка голубым камушком.

— Примерьте на палец, Михаил Фомич. Вот так. Теперь поверните кастом к ладони. Видите — индикатор засветился. Значит, есть след. Сейчас вы выйдете из дома и вернетесь сюда с человеком, на которого укажет камень. Он прячется где-то неподалеку отсюда. Пока вы идете по его следу, кольцо будет светиться, и погаснет, как только вы отклонитесь от маршрута. А я останусь здесь, чтобы оградить вас от вмешательства нежелательных пришельцев. Да, чуть не забыл — как только найдете того, кто нам нужен, сразу же покажите ему кольцо. Это будет гарантией вашей лояльности. И, пожалуйста, не удивляйтесь его виду: наш друг — странноватое существо. Вы его сразу узнаете, да и кольцо подаст звуковой сигнал, когда вы приблизитесь вплотную. Конечно, я и сам мог бы туда отправиться, только лучше, если я буду прикрывать вам тылы. И не вздумайте попасться еще раз на удочку той девицы, если она вам встретится. Очень опасная тварь!

— Да-да, понимаю, — снова кивнул я головой. — СПИД, наверное?

— Если бы… — развел руками мой собеседник. — Тут бы от вас и СПИДа не осталось! Вот, кстати, вам на всякий случай! — И он вложил мне в ладонь маленький пистолет. — Стреляет бесшумно, парализующими иглами, так что, если понадобится, стреляйте смело, не бойтесь взять грех на душу.

Я повертел пистолет в руках:

— А кто вы такой, собственно говоря?

— Можете называть меня Викентий Петрович. Фамилия Алябьев, происхожу по прямой от известного композитора. Песенку такую, «Соловей», слышали? Только в отличие от пращура у меня другая работа! — И он кивнул на пистолет. — Не вижу причин, Михаил Фомич, чтобы вам не помочь Отечеству!

Вот всегда они так, эти… «Родина», «Отечество», «Народ»… Килограммы и килограммы патриотических словес, а сами — пистолет в руки.

Я решительно отодвинул оружие:

— Услуга будет только в обмен на полную информацию. На исчерпывающую!

Алябьев снова кривовато улыбнулся:

— Ну уж и «на исчерпывающую»… Я и сам в полном объеме не ознакомлен. Ну да, впрочем, вы человек проверенный…

— Проверенный?

— Да. Мы там у себя подняли архивы, внимательно изучили ваше досье. Пухлое у вас досье, Михаил Фомич. Но — ничего вопиющего. Так, в юности — фрондерство, с кем не бывает. Потом остепенились, за малой малостью. Но и малость эта, в общем-то, ерунда. Так что вверху, — он кивнул куда-то в сторону люстры, — вашу кандидатуру одобрили. А то, что вы на досуге фантастические рассказики пописываете, тоже не грех. Значит, поверите мне быстрее.

— Ну-ну…

— А вы не иронизируйте! Видали, наверное, ходят по рукам, в списках как говорится, всякие псевдонаучные протоколы и лекции, из которых обыватели делают вывод, что армия наша занимается тайком от широких научных кругов изучением разнообразных парапсихологических явлений и следов визитов НЛО. Приходилось в руках держать такие бумажки?

Я молча кивнул.

— Так вот, уважаемый Михаил Фомич, это все — подделки. С парапсихологией, правда, есть кое-какие нюансы, а вот с летающими тарелочками контакта никакого не было… До сегодняшнего дня…

Я постарался выразить во взгляде бездну иронии. В ответ — все та же кривоватая усмешка.

— Неделю назад, — продолжал Алябьев ровным голосом, — мы получили послание инопланетной цивилизации с предложением установить дипломатические отношения. Они давно уже изучали земную цивилизацию и вот сподобились… По расчетам они должны были прибыть сегодня днем. И они прибыли, вот только не в то место, куда было обусловлено. И мы только сейчас узнали, что это место находится здесь.

— Здесь?.. В моей квартире? Уж не эта ли дама… как вы назвали? Ламия?

— Да, ламия в некотором роде тоже пришелец. Только не из космоса, а из соседнего измерения Земли. Видите ли, их тысячи, этих измерений, тысячи параллельных вариантов истории нашей планеты. Некоторые из них отличаются от нашей Земли лишь немногими деталями, некоторые не имеют с нами ничего общего. Вот и ламия — из мира, где мужчины как объективная реальность отсутствуют. Там построено женское тоталитарное общество, замешанное на партеногенезе и кастовой системе. Есть миры и без женщин, есть и вообще без людей. Мне пришлось побывать в одном, где разумная раса тюленей строит свои города на шельфе материков. И неплохо строят, между прочим.

Я слушал его раскрыв рот. Если потомок композитора и врал, то врал он вдохновенно и ему хотелось верить. Есть люди, вранью которых хочется верить, — Алябьев был из таких. Он продолжал:

— Так вот, не скрою, что не одним нам хотелось бы завязать дипломатические и особенно торговые отношения с пришельцами. Они выбрали контакт с нашим измерением, и это пришлось кое-кому не по душе. Одного конкурента вы видели, ламию. Она не человек. Биоробот-убийца, хотя, судя по всему, на этот раз у нее более мирная программа — выкрасть посла и принудить его заключить договор с ее миром. Есть данные: активизировались и другие заинтересованные стороны. Кроме того, цивилизация нашего гостя ведет давнюю войну с другой разумной расой…

«Расизм какой-то!» — подумал я.

— Поэтому их враги, так называемые Тихие Ангелы, тоже заинтересованы в срыве переговоров. Они опасаются, что Земля окажет сарафангам военную помощь.

— Сарафанги? Так их называют? Странное название. Нет-нет, я внимательно слушаю!..

— Так на чем мы остановились? На военной помощи…

— Подождите, подождите! — прервал я Викентия Петровича. — Как мы сможем оказать военную помощь цивилизации, владеющей техникой, которая значительно превосходит нашу? Неувязочка!

— Э, батенька! — улыбнулся Алябьев. — Вот тут-то мы и подходим к самому интересному факту. Вы, наверное, принимаете меня за представителя КГБ или контрразведки? Нет. Я, уважаемый Михаил Фомич, тоже пришелец. Только не из космоса и не из параллельного мира — хотя в параллельных мирах проживает, надо сказать, множество моих, да, впрочем, и ваших, аналогов, — я пришелец из будущего. Прибыл на вашу жилплощадь прямиком из 2077 года. Проживаю в Москве на Тверском бульваре. Так что будете в наших краях — заходите!

Голова моя окончательно пошла кругом.

— Но при чем тут я, моя квартира?.. — Я чувствовал в своем голосе дрожь и противное заикание.

— А дело вот в чем: добавлю в уточнение ранее сказанного, что посол сарафангов ошибся при визите не столько местом, сколько временем приезда. Он прибыл на 88 лет раньше назначенной даты — такие, знаете ли, досадные неполадки в технике. Так вот, друг мой, ваша квартира находится точно на том самом месте, где полстолетия спустя будут расположены залы Дворца Мира, в которых планировалось провести подписание договора.

— Можно, я схожу воды выпью?

— Конечно, конечно…

И я ушел. А когда вернулся, Викентий Петрович не возобновил больше свой рассказ.

— Вот что, друг мой, — время дорого. Когда вернетесь с нашим гостем, я расскажу вам все гораздо полнее. Не забывайте, от вас зависит будущее двух цивилизаций. Даже трех, если принимать во внимание Тихих Ангелов. Да, кстати, я не ответил на один из ваших вопросов. Был ли здесь пришелец? Да, был. Он и оставил этот перстень, чтобы мы могли его найти. А сам скрылся — ламия висела у него на хвосте.

— Так почему же она сама не воспользовалась прибором?

— Ламии и прочая нечисть этим перстеньком не смогли бы попользоваться — он настроен на биополе людей только этого измерения Земли, на такого человека, как мы с вами. Ну, вы готовы? Отправляйтесь, вас ждут великие дела!

И я отправился. Что мне еще оставалось делать?!

* * *

Из-под двери в темноту с противным мявом шарахнулся кот Гименей. Шаровой молнией взлетел он по лестнице на чердак. «Жив, курилка», — подумал я. Вздуть — не спорю, но пришибить насмерть кота у меня желания не было. Сверху на меня таращились его нахальные буркалы. Я мысленно сплюнул и осторожно пошел вниз по темной лестнице.

Парой этажей ниже — что за черт — снова кошачьи глаза, на сей раз прямо подо мною. Ну и кошек здесь развелось!

— Брысь, поганая, — вяло сказал я в темноту и шагнул на следующую ступеньку. В грудь, прямо в косточку, мне уперлось что-то острое. Чертовщина какая-то! А зеленые кошачьи глаза вдруг засияли каким-то дьявольским светом, из них вырвались изумрудные лучи и ударили мне в лицо. В призрачном свете этих фосфорических глаз я увидел упершийся мне в грудь узкий клинок. И уж конечно не кошка держалась за его рукоятку. Обладатель зеленых глаз был на голову ниже меня, одет в какой-то долгополый балахон и небольшой тюрбан на голове. Лицо его… Господи, это же морда, поросшая мехом!

Я рванулся назад, но спиною встретил острие другого клинка. Взгляд через плечо — там, на верхней площадке, стояла другая такая же образина, разве что глаза у этого подкачали: один светился ярко и яростно, а другой чуть шаял, подернутый мутной пеленою. Уж не по нему ли я угодил недавно бутылкой «Тархуна»?

— Пойдешь с нами! — прошипел тот, что внизу. — Шаг назад, шаг в сторону — смерть. Понял? Пш-шел! — И он опустил клинок, освобождая мне дорогу. Я продолжал стоять. Тот, второй, верхний, мстительно пнул меня в спину:

— Пш-шел, гр-рят!

Боже, благослови мои сто шестнадцать килограммов! Как пташка малая, сорвался я со ступеньки, и, прежде чем нижняя образина вновь подняла свой клинок, я всем весом своим уже рухнул ему на голову. Прими, господи, душу его!

А потом — спринт по лестнице…

Из-под лестницы мне наперехват метнулся еще один зеленоглазый. Мы столкнулись. Но этого я просто переехал и расплющил о стену подъезда. Хлопнули двери — и я на свободе.

Притаившись во дворе в кустах сирени, я увидел, что из подъезда выскочил один (!) зеленоглазый и бросился за угол дома. Пусть теперь поищет!

Кольцо у меня на пальце молчало и не светилось. Чтоб ему!.. Придется обойти вокруг дома, чтобы отыскать след. Я вылез из кустов и двинулся по стопам зеленоглазого. «Неужели это и есть Тихие Ангелы? Не впечатляют!»

Почти сразу же камешек на кольце замерцал слабеньким умирающим светом, и, выйдя на улицу, я быстрым шагом направился мимо бани, мимо кооперативного кафе «Цитрон» и дальше до угла, мимо хлебного магазина к универсаму. «Интересно, как далеко этот пришелец мог убежать от страха?» — думал я, отмахивая квартал за кварталом. Свет камушка привел меня к железным воротам запертого колхозного рынка — и все…

Побродив около ворот и выяснив, что след ведет на рынок, я решил пройти вдоль забора и проверить дальние ворота. Или все-таки лезть через забор? Ветхий, уронить его можно. Да и мало ли какая ерунда может меня поджидать там, внутри! Нет, сначала проверю.

Я пошел вдоль забора, уже не обращая внимания на колечко, и вскоре уже был у дальних ворот рынка. Проверил по индикатору — здесь было все истоптано проклятым пришельцем. Прямо какой-то клубок инопланетных следов. Похоже было, что сарафанг раз десять выходил и заходил на рынок. Зачем? Не за семечками же?!

Мимо меня, отчаянно тарахтя, промчались трое на мотоциклах — рокеры. С некоторых пор и в нашей провинции появились эти веселые ребята. Впрочем, сейчас не до них. Я сделал широкий полукруг и обнаружил три цепочки следов. Вот только бы узнать, какая из них ведет к рынку, а какая из него.

Я выбрал правую ветвь и по подземному переходу — через шоссе Космонавтов (по бывшему Казанскому тракту действительно прокатились один раз космонавты Беляев и Леонов, которые умудрились приземлиться в наших местах в марте 1965 года). Потом следы повернули к автовокзалу. Уж не решил ли этот непоседа с комфортом прокатиться по области? Нет, видимо, не решился, потому что следы повернули назад и повели меня вниз по улице.

Вокруг было почти безлюдно, только изредка проносились машины и пустые автобусы.

— Закурить не найдется? — спросил меня кто-то, нагоняя сзади.

— Что? — Я оглянулся. За моей спиной стоял высокий молодой парень в белой рубашке. Я не курю, но ношу с собой сигареты — это помогает сходиться с людьми, а газетчику без этого нельзя. Достаю из кармана пачку «Стюардессы». Парень закурил, прикрывая спичку ладонью от ветра. Неверный огонек высветил у него на лбу выбегающий из-под волос свежий багровый шрам.

— Спасибо, — сказал парень, пряча в карман коробок, отвернулся было, но, изменившись в лице, вдруг схватил меня за шиворот и бросил на асфальт. — Ложись, дур-рак! — заорал он хрипло, плюхаясь на землю рядом со мной.

Я ничего не понимал. Ну, просто ничегошеньки! Но в этот момент над нашими головами бесшумно просверкали две ослепительно зеленые молнии и ударили в стену ближнего здания — клуба ДОСААФ.

— Стреляют, не видишь?.. — прохрипел парень. — Дождешься пули в лоб!

Взглянув через улицу, я увидел, что ее перебегают четыре хорошо знакомые мне фигуры. Зеленоглазые!

— Прорвались, гады, — скрипнул зубами парень. — В укрытие надо…

Он вскочил и, властно рванув меня с земли, бросился к разверстому отверстию в кирпичной стене клуба. Я — за ним. Протискиваясь в дыру, я телом чувствовал какое-то сопротивление воздуха, словно кирпичи все еще оставались в стене, только стали невидимыми и проницаемыми для плоти.

Мы оказались в какой-то комнате, похожей на класс, быстро пробежали ее насквозь и выскочили в коридор.

— Здесь должны быть автоматы. Ты бывал здесь?

— Тут во дворе бэтээр стоит, — сказал я, задыхаясь от бега.

— Если у них нет гранатометов, на бэтээре прорвемся. — Голос моего спутника был уже почти спокоен. Чувствовалась военная косточка. «Неужели это и есть сарафанг, — думал я. — Алябьев говорил, что они ведут длительную войну с Тихими Ангелами. Но если это пришелец, то здорово маскируется под нашего, подлец!» А пришелец уже решился на что-то:

— Автоматы хранятся под замком. Нам их не добыть, Нужно отбить оружие у противника!

Задвинув меня плечом в какую-то кладовку с ведрами и швабрами, он решительно скользнул по коридору назад.

«Вот угораздило в чужую войну ввязаться! Как бы из-за меня всей планете не поплохело!»

А пришелец уже возвращался, таща в руке отрезок водопроводной трубы и недлинную шпагу с узким лезвием. Такую я видел у зеленоглазых в подъезде.

— Вот. Больше у него ничего не было! Ну как с таким оружием против базуки воевать!

Я взял шпагу. Рукоятка ее была явно приспособлена не для человеческой руки: слишком короткая, и причудливо изогнутая. Пальцы нащупали рычажок. Легкий щелчок — и с конца клинка слетела и ударила в стену знакомая зеленая молния. Он посмотрел в открывшееся отверстие и сказал довольным голосом:

— Ну вот. Другое дело. Сейчас пойдем за автоматами!

— Ну и в кого стрелять прикажешь? — мрачно спросил я.

— В кого — в кого… В «духов», конечно! — огрызнулся он. — Вот гады! До Урала добрались!

И тут до меня дошло:

— Слушай, ты давно из Афганистана?

— Второй год. Полгода в госпитале.

А через пять минут, вручая мне «Калашникова»:

— Разберешься? Кстати, можешь называть меня Николаем. Фомин моя фамилия. Старший сержант запаса. Да, кстати, там такая чертовщина — видел, когда за трофеем ходил, — вокруг всего здания словно стена какая-то непроницаемая. Словно куполом нас здесь накрыли.

Я выглянул в дыру, которая вела во двор. Действительно, прямо за забором стояла какая-то серая пелена, даже на взгляд прочная и монолитная. «Вот и влипли, кажется», — подумал я.

А Николай, возясь с ручным пулеметом, приговаривал себе под нос:

— Ничего, браток, прорвемся! На бэтээре прорвемся!

Я отбросил автомат в угол:

— Не буду в людей стрелять.

— Что? — закричал он. — В людей? Да ты знаешь, сколько в Афгане они наших ребят положили?! Гады они долбаные, а не люди! А ну, бери автомат, скотина! — И он толкнул меня в бок стволом пулемета.

— Не забудь, ты не в Афганистане! — рявкнул я на него. — Ты в России, на Западном Урале, и не на душмана ты ствол поднимаешь. Думать надо, Коля!

— Ну ты сволочь! Ну ты и сволочь! — простонал Николай. — Пока мы там исполняли свой интернациональный долг, пока мы там за вас кровь проливали, ты тут салом обрастал, свинья жирная! — Он схватил меня за руку. — Что это у тебя? — Он уперся взглядом в кольцо. — Масонскую символику на колечке носишь. Масон? От вас, от жидомасонской мафии, в нашей стране все беды! И Родину пропили, и Афган по вашей милости душманам на разграбление оставили. А мы еще за русскую кровь не сполна с ними расплатились! «Введение наших войск в Афганистан — ошибка брежневского правительства…» — просюсюкал он яростно, явно кого-то цитируя. — Осибоська, знасит, вышла. И инвалидность второй группы я, значит, ошибочно имею? И орден мне по ошибке выдали? Масонские бредни! Правильно мне говорил капитан Прохоров… А ну, вставай к стене, гад!

Мне стало страшно. Николай грозно клацнул затвором и поднял ствол пулемета на уровень груди. Ну, как ему все объяснишь, бедолаге контуженому?!

В это время из дыры в стене ударил сноп зеленых молний. Мы оба рухнули на пол, и Николай, просунув ствол пулемета в пролом, начал поливать двор длинными истеричными очередями.

Я тоже подобрал с пола «шпагу» и послал в темноту пару молний. Не сидеть же здесь смерти ожидаючи. Небось я не толстовец какой! Нападающие фигуры зеленоглазых, действительно, походили издали если и не на душманов, то уж во всяком случае на басмачей с «Узбекфильма»: длиннополые хламиды, тюрбаны на головах и блестящие в свете зеленых молний клинки. В воспаленном мозгу ветерана афганской кампании они действительно могли возбудить нездоровые ассоциации.

Но я-то знал, что наступление на нас ведут не душманы и не люди даже, а пришельцы с поросшими черным кошачьим мехом лицами. Пулеметные очереди сбивали их как кегли. Но ни один из них не оставался лежать на земле. Они поднимались и неуклонно продолжали наступление.

— Да что они, гады, в бронежилетах?! — кричал Николай. — Так не должен держать жилет пулеметную пулю. Бей по левому флангу! Мажешь, сука! Нужно к бэтээру пробиваться. Машина старая — все выдюжит, не то что нынешние…

— Иди, я прикрою! — бросил я через плечо, и он, волоча за собой пулемет, выскользнул через пролом.

Жалко, но не было у меня в те минуты времени задуматься над ситуацией. А ситуация складывалась — не дай боже: я, советский журналист, сижу в развалинах клуба ДОСААФ и обстреливаю из трофейного оружия толпу иномирян. И все это — в центре миллионного уральского города. А город, похоже, ничего об этом и не подозревает, иначе стянули бы сюда войска и милицию. Черт знает что получается!

Стреляя, я не старался попадать в наступающих. Но один дурак под выстрел все-таки подвернулся. Удар молнии не сшиб его на землю. Зеленоглазый только приостановился, рассыпая мощные искры, и, став полупрозрачным, продолжил наступление.

И тогда я опробовал на нем пистолет, который мне вручил при расставании потомок композитора Алябьева. Пластмассовый пистолетик выглядел несерьезно, особенно по сравнению с Николаевой громоздкой тарахтелкой. Но сработал он классно: пять выстрелов — и четверо зеленоглазых задремали на асфальте двора. И остальные попрятались в укрытия, поняв, что с ними больше не шутят. Краем глаза я видел, как Николай в левом углу двора рвет чехол с БТРа. Противники внимания на него, похоже, не обращали.

Зеленоглазые пошли перебежками. Я стрелок паршивый, и большинство выстрелов моих пропало впустую. «Ну что им всем от меня надо? — думал я. — И чего ради я здесь торчу?!»

А они подошли уже вплотную. Доплюнуть можно до переднего. Кажется, хана пришла Мишеньке.

И тут взревел бронетранспортер, как-то суетливо дернулся с места и рванул наперерез цепочке зеленоглазых. В нашем мирном городе БТР кажется техникой внушительной. С непривычки его и испугаться можно. Кажется, Колькиным душманам БТР тоже был в новинку: дрогнули, отступили. А хрипящая, болотного цвета машина уже совсем рядом, жмет — и повернули зеленоглазые, побежали, высверкивая машину через плечо лучами своих глазищ.

Потом случилось неожиданное. Несколько молний снесли забор, и открылась во всей красе наведенная врагом серая завеса. Вся орава, как по команде, повернула туда, а за ними, провизжав юзом по асфальту, повернул и Николай.

«Интересно, почему они не стреляют в машину? Он же их так всех передавит…» А в серой пелене тем временем прорезалось, как бы всплывало из ее глубины темное пятно. Я долго не мог понять, что это такое, но потом дошло: зеленоглазые открыли ворота.

Только ворота эти вели не на улицу, не в мой спящий город. Там, в колышущемся черном проеме, увидел я клок мрачного багрового неба с несущимися по нему облаками, которые бодро переползали через четыре тусклых лунных диска. Чуть ниже были дикие горы, и на самом краю отверстия — ствол мощного дерева, покачивающего ветвями на ветру.

— Пять, восемь, четырнадцать… — шепотом считал я нырявших в отверстие душманов. — Девятеро — своим ходом, остальных — внесли. Ну, прощевайте, зеленоглазенькие мои! А ты куда, дурак?!.

Зеленая махина на полном ходу ворвалась в проем. Николай чуть не рассчитал и проскоблил правым крылом бронетранспортера по стволу дерева. Брызнули длинные щепки. БТР скрылся с глаз, оставив во дворе только быстро рассасывающуюся пелену выхлопных газов. А последнее, что я услышал из смыкающегося отверстия, — далекая пулеметная очередь. Потом стало тихо. Отверстие исчезло.

Пожалуй, я не удивлюсь, если этот парень доделает в том, чужом, мире все, что не удалось ему в горах Афганистана. Таким ребятам легко — они уверены, что их жертвы приносятся не зря. Эх, добраться бы мне до этого, как его… до капитана Прохорова! Хотя… тот, наверное, тоже искренне верит в свою правоту, иначе он не был бы офицером.

Во дворе клуба — полный разгром: лежал на боку помятый маленький автобус, покореженный БТРом, всмятку был раздавлен чей-то мотоцикл. И вообще было здесь как-то неуютно. Я выбрался из здания и побрел туда, где совсем еще недавно была дверь в иной мир. От нее — ни следа. Только на асфальте валялись светлые щепки. Я отыскал среди них обломок ветки. Странная такая веточка. Листья на ней свернуты миниатюрными «фунтиками». Когда я сунул в один из таких «фунтиков» палец, из края листа выдвинулись миниатюрные шипы и впились мне в кожу. Злым он все-таки был — мир зеленоглазых.

Растоптав слабо шевелившуюся ветку на асфальте, я задумался, чем же теперь заняться. Пелена, заслоняющая город, тончала, а отверстия в стенах клуба на глазах заполнялись прозрачными еще кирпичами. Начал прорезаться в воздухе и полуневидимый забор. Здесь все, или почти все, будет в порядке, а вот я рискую остаться в этой мышеловке до утра, если не потороплюсь отбыть отсюда в ближайшие минуты.

Преодолевая заметное сопротивление материала, я пролез сквозь твердеющий забор и встал в узком пространстве между ним и серой пленкой, заслонившей клуб ДОСААФ от всего остального мира Земли.

Пелена все больше проминалась под рукой, с той стороны начали долетать первые звуки — треск мотоциклов. Где-то там, по недоступной мне пока улице, мимо проезжала ватага развеселых рокеров. Скорее бы мне к ним поближе!

* * *

Пустынная рыночная площадь. В высотном общежитии мединститута горят несколько окон. Кто же там не спит, за этими стеклами?

На пальце моем мерцал «масонский» перстень. Значит, я вновь пересек след пришельца. Как ищейка по запаху на асфальте, я последовал за огоньком. И стоило тащиться сюда, под удар зеленоглазых, если приходится возвращаться обратно! Я вновь у рыночных ворот. Чуть было не потерял след — сарафанг умело запутал его. Поневоле сделаешь вывод, что не сладко живется ему там, у себя, наверху.

А вот и сам он, голубчик. Забился в узкую щель между аптечным ларьком и киоском «Союзпечати». Еще не разглядев его как следует в темноте, я поманил его из этой грязной отдушины, выставляя напоказ фирменный перстенек.

Послышался глубокий вздох, и ко мне вышел тщедушный человечек. Невысок, не первой свежести, лысоват, но высоколоб. В неровном свете фонаря на углу кожа на лице пришельца отливала нездоровой прозеленью, а так — ничего мужичок, симпатичный.

Он сделал ко мне пару шагов, и я увидел еще одно отличие от землян — коленки у него назад были повёрнуты, как у собак или античных сатиров. Впрочем, сегодня я еще и не на таких насмотрелся. Он остановился передо мной, вглядываясь мне в лицо, потом прохладной и влажной рукой прикоснулся к моим пальцам, проверяя, тот ли на мне перстенек. Потом еще раз вздохнул и хрипло прошептал:

— Здравствуйте. Ну и страху я у вас здесь натерпелся…

Голос у пришельца был глубокий и бархатистый.

— Не беспокойтесь, — ответил я ему. — Ваши враги нейтрализованы и, думаю, надолго. Мы применили бэтээр образца 1954 года.

Теперь я разглядел пришельца получше. Стало понятно, что это много повидавший на своем веку и очень умный человек. Именно такими я представлял себе дипломатов. Впрочем, это, скорее всего, и был дипломат. Не пришлют же сарафанги к нам кого попало!

— Ну, пойдем! На всякий пожарный случай у меня есть пистолет. А у вас есть оружие?

— Оружие? Я же на чужой планете, в гостях у вашей цивилизации. — Он посмотрел на меня так, словно сомневался в моих умственных способностях. — Какое же тут оружие, молодой человек?!

«Интересно, — подумал я, — как это он умудряется разговаривать без малейшего акцента?» Потянул его за рукав:

— Ну, пойдемте. Может, удастся последний трамвай перехватить.

Конечно, у меня было огромное искушение взять пришельца за пуговицу и выкачать из него как можно больше информации. Но удержался — мало ли что может случиться, пока мы будем тут беседовать.

Мы стояли у края тротуара, когда мимо нас с ревом и грохотом пронеслись мотоциклисты. Молодые ребята и девчонки в кожаных шипастых куртках, в шлемах, залепленных обалденными наклейками. Девушка, сидевшая за спиной переднего рокера, помахала мне рукой в черной перчатке. Я помахал ей в ответ. Помахал рукой, казалось, и еще один из мотоциклистов. Я проводил их взглядом и обернулся к своему пришельцу. Тот навзничь лежал на асфальте, а возле его украшенной огромной шишкой головы валялась треснувшая пивная бутылка. Поневоле вспомнилось, что отцы города обещали нам к празднику увеличить выпуск пива.

Я рухнул на колени перед пришельцем. Тот был жив, дышал, но было ясно: в сознание он придет не скоро.

Только этого мне еще не хватало!

* * *

К остановке подошел пустой, последний уже, наверное, в эту ночь, трамвай. Взвалив на плечо обвисшего сарафанга, я втащил его на переднюю площадку. Пристроил на ближайшем сиденье, а сам прислонился к столбику. Ехать было совсем недалеко.

За спиной раздались шаги, чья-то рука властно легла на плечо:

— Гражданин, ваши документы!

Батюшки — милиционер! Молодой сержант с усталым лицом и при полном параде.

— Ваши документики!..

Вот нет же у него такого права — требовать у первого встречного документы, а потом — «пройдемте, гражданин!» Но спорить с этими «друзьями» противопоказано. Порылся я в кармане и подал ему свое журналистское удостоверение. Ой, видел бы кто, как он обрадовался! «Все, — говорит, — попался! Думаете, если вы в газете работаете, то и надираться можете до полного бесчувствия? Не-ет, шутишь! Вы — с запахом в общественном месте». С содроганием вспомнил я ту злополучную рюмку коньяка, которую выпил с ночной гостьей.

— Да что вы, товарищ сержант!..

— Не спорьте! — С него слетела вся усталость. — Вы с запахом, а ваш коллега (?) лыка не вяжет. Как миленькие, в вытрезвитель загремите, и штраф будет, и на работу вам сообщим, гражданин газетчик. Пусть общественность к вам меры принимает!

Он придвинулся ко мне поближе, спрятал удостоверение в нагрудный кармашек и быстро сказал свистящим шепотом:

— Дали вам свободу, щелкоперы! Теперь из-за вас что человека, что муху газетой можно прихлопнуть. И никто вам не указ — глассссность…

Я лихорадочно начал вспоминать, что было за последнее время в городской прессе про милицию. И вспомнил. Если парнишка из этих, то «со товарищи» подгадит мне по первое число. В это время трамвай остановился, и я малодушно подумал, не выскочить ли на остановке. Но милиционер молодой и шустрый — враз догонит. Да и удостоверение мое у него в кармане. Да еще и сарафанг мой квелый на сиденье своем зашевелился. Не бросать же его на милость вытрезвителя!

А сержант уже поднял к устам рацию:

— Третий, третий, я седьмой! Дайте машину к универсаму на трамвайную остановку. Третий… — и осекся.

Я проследил за его взглядом. В последний миг в заднюю дверь вагона просочилась пассажирка. Это была ламия. Более откровенного «ню» я не видел даже во французских фильмах. Такие остались разве что на частных «видиках». Ламия, как ни в чем не бывало (простите за неуклюжий каламбур), заструилась к нам, покачиваясь в тронувшемся вагоне. Сержант, обалдело распахнув глаза, шагнул ей навстречу.

— Седьмой, седьмой, я третий, тебя слышу… — раздалось из рации. — Машина будет. Алкашню ущучил?

— Баба… — с надрывом в голосе протянул сержант. — Голая! Бля буду — голая! Э-э-э-э, гражданка…

Ламия приблизилась к нему вплотную и, обхватив паренька за плечи, впилась поцелуем ему в губы.

— Мммммм… — еле слышно промычал милиционер, весь как-то вдруг вытянулся, одеревенел и застыл дровяным идолом со взглядом сомнамбулы, привалившись к поручню. Я взглянул на ламию и уловил момент, когда белые изогнутые иглы ее ядовитых клыков исчезли под чувственными губами.

— Миилый, — промурлыкала она, глядя мне в глаза, — иди сюда, приласкааю! — и поплыла, качая бедрами, в мою сторону.

Я отодвинулся от нее в самый конец вагона, только она все равно уже рядом и щекочет розовым ноготком мне бороду.

— Это не больно. Как пчелка ужалит…

Я готов был закричать.

В это время трамвай остановился, и в вагон с хохотом ввалились двое милиционеров и дружинники. Они без лишних слов подхватили ламию под локотки и буквально на руках вынесли ее из вагона, туда, где их ждал серый фургон «спецмедслужбы». Старлей, мой ровесник, скользнув по моему лицу равнодушным взглядом, кивнул прислоненному к поручню сержанту:

— Что, Саня, сомлел от такой красотки? Выходи, а то с трамваем уедешь. Вот отбудем с девкой без тебя… — Он кивнул в ту сторону, где его коллеги впихивали в фургон царапающуюся ламию.

Саня деревянно повалился на асфальт из уже закрывающейся двери. За окнами, все убыстряясь, проплыла «немая сцена».

Следующая остановка была наша. Я бежал по улице, поддерживая уже немножко оклемавшегося пришельца. В голове билась мысль: «Удостоверение осталось у сержанта. Правде не поверят. Скажу — потерял документ. А может, и не придут за мной. С ламией они быстро разберутся. Или она с ними… Господи, как гадко все, как гадко…»

А пришелец тем временем уже довольно сносно шевелил ногами.

* * *

Уже заворачивая за угол своего дома, во двор, я усомнился, стоит ли вот так, с ходу, соваться в осиное гнездо, еще утром бывшее моим подъездом. Неплохо было бы внутренне подготовиться, поразмыслить о том, что делать. Как нельзя лучше подходило для этого ночное кооперативное кафе «Цитрон», которое пару месяцев назад открыли в помещении бывшего пивбара-стекляшки, что завсегдатаи величали по-дружески «чипóк». В «Цитрон» я, бывало, тоже заглядывал, но унаследованная от пивнушки антисанитария, с которой можно было мириться, пока в сих чертогах была возможность хлебнуть пивка, теперь угнетала, а цены на безалкогольную продукцию — и того более. Но в данной ситуации «Цитрон» нам подходил, и мы повернули туда. Из дощатых стен забегаловки, казалось, не выветрился еще пивной дух. Столы были все такими же липкими, хотя между ними и бродила грандиозных размеров тетка с тряпкой и ведром в руках. Больше в зале никого не было.

Я взглянул, куда бы нам сесть. На один из столов тетка при виде нас поставила свое ведро, на другом разлеглась спящая кошка, а по пятнам разлитого варенья ползали мухи. Три столика были свободны. Придерживая спутника, я прошел к дальнему от стойки.

— Чего брать будете? — с вызовом в голосе спросила тетка.

— Два чая, — ответил я. — Но с сахаром!

Тетка пробурчала что-то под нос и ушла за стойку, так и не расставшись с тряпкой. Через минуту она вернулась с подносом, на котором стояли два стакана.

— Тридцать три копейки! — почти прорычала она.

Удивившись, почему вдруг получилось нечетное число, я сыпанул на стол мелочи. Тетка собрала копейки, пересчитала, шевеля губами, и отошла. У соседнего столика она склонилась над кошкой и, пробормотав: «Ить тебя так, сдохла все-таки!», смахнула ее в подставленное ведро.

Мы приступили к чаепитию.

Чай оказался вкусным. Я отхлебнул и подтолкнул пришельца локтем:

— Попробуйте, неплохой чай!

Он посмотрел на меня мутными глазами, машинально как-то ухватил стакан семипалой рукой и глотнул. Его тут же вытошнило. Тетка, обернувшись, презрительно хмыкнула.

«Итак, впереди — самый ответственный этап моего путешествия: темный подъезд и квартира. Там может случиться все, что угодно. В деталях продумаем дальнейшую тактику…»

Пришелец перестал корчиться в конвульсиях и, подцепив из граненого стакана на столе салфетку, вытер ею губы. Похоже, что ему полегчало.

— Живем! — подмигнул я ему.

В это мгновение уши мои уловили еле слышную прекрасную музыку. Словно порыв ветра распахнул дверь кафе. Мы оба обернулись в темноту, а потом на пороге из лунных лучей начала ткаться фигура. Минута — и в дверном проеме уже стоял Некто в белой струящейся тоге, с узкими крыльями за спиной. Лицо незнакомца было бы почти человечьим, если бы над его удлиненным безбровым овалом, прямо на лбу не начиналась гладкая шевелюра из нежных перьев. «Тихий Ангел», — вспомнил я слова Викентия Петровича. А фигура, грациозно опираясь на тонкий извилистый двуручный меч, уже сделала движение по направлению к нам. И тогда я заметил его огромные, розовые, как у летучей мыши, прозрачные уши, через которые сочился мерцающий блеск луны. Ни страха, ни удивления я почему-то не почувствовал, только краем глаза заметил, как скорчился и пополз под стол мой многострадальный пришелец.

— Ну уж нет! — решительно сказала тетка-кооператорша. — Хватит мне и того, что на стол наблевал! Закрыто заведение! Завтра приходите! — и захлопнула дверь перед носом Тихого Ангела. С минуту мы прождали повторного вторжения, но все было тихо.

— Вот что, ребята, — шепнула тетка, подходя к нашему столику, — допили свой чай, так идите. Через заднюю дверь идите. Не понравился мне шаромыга этот, что в дверь ломился. Как бы он с вами не сотворил чего… — И она посмотрела на нас умно и проницательно, чего я от нее никак не ожидал.

Сказав женщине «спасибо», мы выскочили в заднюю дверь и продолжили свое путешествие. Как ни странно, Тихий Ангел в той же позе стоял у «парадного подъезда» кафе. Просто стоял — и все, а вокруг него кружились какие-то херувимчики с одною только головкой и крылышками.

— Убивашки, — с дрожью в голосе прошептал мой пришелец. — Еще бы чуть — и мне конец.

Он вполне чисто говорил по-русски.

Ни Ангел, ни «херувимчики» не обратили на нас внимания. А меня почему-то вдруг вновь поразили его уши. Так бы стоял и смотрел на них всю ночь. Завораживающие уши у Тихого Ангела!

Мы обошли эти уши стороной и продолжили свой маршрут. Пока можно было расслабиться — следующий напряженный момент ожидался только в подъезде.

— Слушайте, — спросил я пришельца, — почему они все так на вас ополчились? И те, с зелеными глазами, и Тихий Ангел, и ламия ко мне вяжется…

— И ламия… — повторил пришелец дрогнувшим голосом. — Я видел ее в…

— В трамвае, — подсказал я.

— Я видел ее в трамвае, но мне показалось, что это все еще бред. Значит, правда, что и Бродячие Девственницы тоже включились в игру. Да, молодой человек, нам с вами не позавидуешь!

— А все-таки… — снова начал я. Но сарафанг вдруг остановился, придержав меня рукой. Я замолк на полуслове. Из сумрака прямо на нас вышел здоровенный зловещий детина. Он медленно двинулся нам навстречу, угрожающе раздвинув руки в черных перчатках. Эти кожаные перчатки на его руках меня окончательно доконали: в августе-то месяце! Я шагнул к краю тротуара, увлекая за собой спутника. Незнакомец повторил маневр. Нет, этот своего не упустит!

В одном из американских боевиков наемный убийца впечатляюще стрелял через карман. Я проделал то же самое с усыпляющим пистолетом Алябьева. Бесшумно выстрелил раз, другой… А противнику хоть бы что. «Значит, есть в космосе и такие твари, которым не страшно это оружие, — подумал я. — Как же их от людей отличать-то?!»

Надеяться оставалось только на себя. Я сорвался с места и, как видел в кино, неуклюже подпрыгнув, выкинул вперед правую ногу, целя противнику в грудь. Потом, явно запоздало, выкрикнул: «Ийй-яа!» — и начал ждать результатов.

В неимоверном звоне и грохоте, нелепо взмахнув руками, враг мой повалился навзничь. Полежал на асфальте несколько секунд, заслоняя лицо перчатками, и, сев, начал проворно отползать от меня к газону.

Мы с пришельцем оба были поражены такой быстрой и внушительной победой. А детина, перекосив рот, вдруг неожиданно тонким голосом начал выкрикивать:

— Каратисты дерьмовые! Да не украл я это долбаное стекло! Купил я его за свои кровные! Что, я не имею права стекло для парника купить? Мать вашу!.. — Все это время он продолжал отползать на заду, а я уже понял, что случай свел меня с соотечественником, и потерял к нему всякий интерес, отметив только для себя, что игла усыпляющего пистолета не проходит через слой стекла.

— Извините, у вас, кажется, штаны лопнули! — деликатно кашлянув, заметил пришелец.

* * *

Против ожидания в подъезде обошлось без приключений. С неимоверной осторожностью, единожды только дав в темноте кому-то по шее, поднялись мы на пятый этаж.

— Ну, вот и все, — сказал я, открывая ключом дверь и пропуская гостя в прихожую. — Теперь вы в безопасности. Товарищ Алябьев будет доволен.

— Алябьев?! — В голосе пришельца послышался мне нескрываемый ужас. — Так вы человек Алябьева?! О, боже!

* * *

Только мы уже были внутри. Нечего и говорить, что в дом свой я вошел в расстроенных чувствах. Последнее восклицание сарафанга, хоть и показалось мне не мотивированным, поселило в душе смятение. Вдоль хребта скользнула вниз капля холодного пота, а рука сама потянулась к усыпляющему пистолету. Невольно подтолкнув плечом запаниковавшего инопланетянина, я вошел в комнату. Она была ярко освещена. Даже как-то неестественно ярко для трех стоваттных лампочек, горевших в старенькой люстре. И сразу же увидел я Викентия Петровича. Он стаял вытянувшись, как солдат на плацу, в дальнем углу за телевизором. У меня мелькнула мысль, что пыли там со времен последней уборки накопилось пуда четыре. Да и что бы ему там делать, потомку композитора?! А он стоял там, бешено вращал глазами и кривлялся, словно хотел что-то мне сказать, да не мог.

— Эй, что вы там…

В это мгновение откуда-то сбоку по моей правой руке ударил тонкий световой жгут, в пепел искрошивший зажатый в ней пистолет. Рука сразу же словно свинцом налилась. А второй такой же жгут, ударивший под коленки, бросил меня на пол. Но прежде меня на полу оказались обрывки обеих штанин. Впрочем, брюки мои и без того были уже загублены из-за злоупотребления каратэ.

Ко мне подошли двое, мужчина и женщина. Он подошел первым, и я подумал, что неплохо было бы сейчас лягнуть этого наглого типа в голень, чтобы знал: с советскими журналистами такие штучки не проходят. Вот только лягнуть было нечем — ноги мои остались при теле так, только для формальности. Но на всякий случай я все-таки выкрикнул: «Йййа-а-а!» — и увидел с его стороны полное отсутствие реакции.

— Будьте благоразумны, Михаил Фомич! — сказал он абсолютно спокойно. — Мы не хотим причинить вам ни малейшего вреда. И нейтрализовал я вас временно, пока не объясню вам сути происходящего. Мы с Людой боялись, что вы разнервничаетесь и натворите здесь дел. Мы очень благодарны вам за то, что вы живым и здоровым доставили сюда товарища Мехвандрата. — И он кивнул в сторону сарафанга, возле которого суетилась светловолосая девушка. — Ну, обещаете быть паинькой?

Я молча кивнул.

Незнакомец подошел поближе, и из машинки в его кулаке вырвался новый жгут. На сей раз он казался материализованным сгустком темноты, холодной и колючей. Ноги отпустило.

Первым делом я все-таки лягнул обидчика в голень, и, пока тот прыгал вокруг меня на одной ноге, я видел в глазах стоявшего в углу Алябьева сатанинскую радость и надежду. Потом, когда незваный (впрочем, все они у меня сегодня такие) гость чуть успокоился и, все еще держа ногу на весу, нацелил на меня свое негуманное оружие, я учтиво перед ним извинился, сославшись на непроизвольное сокращение мышц. А я просто-напросто не люблю ни у кого оставаться в долгу.

Кажется, этот поверил. Он позволил мне подняться и сесть в кресло. Когда я, устраивая поудобнее на подлокотнике так и не освобожденную от паралича правую руку, бросил взгляд вниз, то увидел, что икры мои стремительно покрываются густыми, медного цвета и на диво курчавыми волосами.

Перехватив мой взгляд, незнакомец невозмутимо произнес:

— Естественная реакция на действие направленного стимулирующего поля. Вы погодите — то ли еще будет!..

Да, еще немного — и я стану походить на фавна.

Мучитель мой, тем временем подвинув поближе второе кресло и два стула, предложил кресло инопланетянину. Но тот учтиво усадил в него молчаливую даму.

Я получил шанс получше их разглядеть.

1. ОН — высокий, широкоплечий, белобрысый, кучерявый, с недвусмысленной рязанской физиономией. Держится просто и свободно, без развязности, если, конечно, не считать развязностью нападение на меня в собственном доме. Впрочем, может быть, у них там так принято?

2. ОНА — ну, просто прелесть!

3. ТОВАРИЩ МЕХВАНДРАТ — к этому, пожалуй, добавить нечего. Впрочем… Мех-вандрат… «Мих Квадрат» — назвала меня тогда ламия. Уж не спутала ли она меня с этим кузнечиком? Тайна, покрытая мраком!

Я размышлял, а мой визави тем временем прервал наше затянувшееся молчание.

— Можете называть меня Вова, — сказал он.

— Во-ва, — повторил я, внутренне стервенея.

— Я, старик, хочу поговорить с тобой как коммунист с коммунистом. Ты стал участником события мирового масштаба. Дело в том, что мы — я и Людмила Васильевна — уроженцы светлого будущего. Твоего будущего, Миша!

— Ну да, — кивнул я, — тоже небось на Тверском бульваре проживаете? Как этот… — Я показал взглядом на Алябьева.

Вова нахмурился:

— С этим господином мы ничего общего иметь не можем. Я уже понял, что полковник ввел тебя в заблуждение. Постарайся понять, старик, что в природе существует множество равноправных параллельных миров — словно дольки в необъятном апельсине.

— Спасибо, в эту проблему меня уже посвятили!

— Ну, думаю, теоретический аспект вопроса полковник тебе изложил без искажений, — задумчиво протянул мой собеседник. — Но главное-то… главное намеренно исказил! Я просто уверен, что он назвался человеком этого мира, в то время как само его присутствие здесь является незаконным, а намерения — преступными.

— А ваши? — спросил я нагло, не веря уже никому.

— Я… я докажу! — Вова вскочил и протянул мне руку. — Дай мне индикатор!

Я неохотно подчинился.

— Вот смотри! — Он простер пятерню над головой сарафанга. — Видишь, светится! А если проделать то же самое с полковником?

Он стремительно прошел в угол и, с трудом сняв с пальца кольцо, надел его на безвольную руку Алябьева.

— Можно вас попросить, товарищ Мехвандрат?..

Дождавшись, пока тот подойдет, Вова проделал то же с ладонью Викентия Петровича и воскликнул с воодушевлением:

— Вот видишь — никакого эффекта! Что и требовалось доказать!

— Видишь ли, старик, параллельные миры Земли уже полстолетия знают о существовании друг друга, — объяснил Вова. — Я имею, разумеется, в виду самые развитые из цивилизаций. И, к сожалению, любопытство принимает порой самые уродливые формы. Вот вам ярчайший пример шпионажа: полковник Секретного департамента Его Императорского Величества государя Павла III Викентий Петрович Алябьев. Кавалер орденов Анны и Владимира с мечами — и все за гнусную шпионскую деятельность в чужом пространстве и времени! А ты, коммунист Никитин, ему помогал, кстати сказать…

Тут, наверное, мне следовало бы пригорюниться и виновато пустить слезу. Но я поступил проще: скрыв смятение чувств, попросился на кухню поставить чайник. Вова это мне разрешил, взглянув на меня при этом с легким недоумением.

— Руку освободите, одной левой неудобно!

И он подчинился.

Через пять минут я вернулся в комнату с чашками на подносе. Одну поставил на крышку телевизора, перед лицом коварного шпиона, а чтобы он мог без труда из нее напиться, вставил в рот полковника пластиковую соломинку. Остальные чашки я расставил на столе. Потом принес на тарелочках ломти хлеба, плавленые сырки и колбасу.

Колбаса очень заинтересовала молчаливую Людмилу. Наколов кружок на вилку, она разглядывала его, медленно поворачивая. Потом зачем-то посмотрела через, колбасу на свет лампы.

— Кооперативная, — сказал я. — По одиннадцать пятьдесят!

Девушка вздрогнула и положила колбасу обратно на тарелку. Странная какая-то леди!

Вова задушевно улыбнулся:

— Людочке, конечно, все здесь в новинку. Это ее первый темпоральный переход. Как историку, ей интересно ознакомиться с реалиями вашего быта. Все-таки почти легендарные времена — первые годы Перестройки…

Девушка очень мило мне улыбнулась.

— Но вернемся к делу. Для контакта цивилизация сарафангов выбрала именно нас, мир, в котором строится коммунизм. И, конечно, кое-кому из соседей это не понравилось. Ведь экономическое сотрудничество с сарафангами упрочило бы наше влияние в Союзе Миров. Восемь параллельных цивилизаций выступили с протестом, потребовав сотрудничества с сарафангами на паритетных началах. Но мы не могли этого допустить — протестовали самые агрессивные наши соседи. Да и сарафанги хотели только нас. Подумай сам, Михаил, ну как мы могли уступить такое сокровище Вселенскому Ордену Иезуитов или Тысячелетнему Рейху? Да тому же императору Павлу Алексеевичу?! Только мы могли оказать сарафангам действенную помощь в конфликте с Тихими Ангелами, выступив посредниками между этими великими народами. Не говоря уже о подлинно взаимовыгодной торговле. Ты согласен со мной, старик?

Мне оставалось только кивнуть.

Алябьев в эту минуту опрокинул с телевизора свою пустую уже чашку. Пока я подметал осколки, он почти беззвучным шепотом проговорил:

— Не верьте, не верьте ему! Загубили свою экономику, заколебали весь Союз Миров своим альтруизмом и ищут решение проблем в афере с пришельцами. Чего вы ждете, вы же знаете приемы! Гарантирую вам имперское гражданство и миллион золотом. Вы же умный человек!..

На душе у меня стало совсем паскудно. Ну и ночка!

— Сколько он предлагает? — поинтересовался от стола Вова.

— Миллион! — буркнул я.

— Ха, мог бы и пощедрее!..

С грохотом распахнулось окно. Там, в темноте, неловко балансируя на цветочном ящике, стоял Тихий Ангел. Он был гораздо выше оконного проема, и я ясно видел только его нижнюю половину: подол белоснежной хламиды, концы крыльев да птичьи ноги, которые я совсем уж никак не ожидал увидеть. Под прекрасную завораживающую музыку он нагнулся, и в окне показалось его лицо. Я машинально ткнул в это лицо веником, и Тихий Ангел с громким гортанным криком рухнул во тьму. А в комнату вдруг устремился рой убивашек.

Я как следует не успел разглядеть этих зловещих тварей, но почти машинально заработал веником. После хорошего удара от убивашки оставалось только мокрое место. Через минуту в комнате стало ужасно слякотно. Алябьев корчился в невидимых путах и дико выл, Вова без устали хлопал своим силовым жгутом, калеча при этом мебель, а Людочка мужественно отгоняла убивашек от закаменевшего в кресле Мехвандрата лаковым подносом. Последнюю убивашку я размазал веником по лбу полковника Секретного департамента, и он мне благодарно улыбнулся сквозь слой отвратительной белесой слизи.

Потом я тщательно собрал с загаженного ковра убивашек, парализованных силовым жгутом, и унес их на совке в унитаз. По дороге разглядел: теннисный мячик с крылышками и мушиными фасеточными глазами, мощные ядовитые жвалы и стрекало на лбу. Слава богу, что эти твари так и не успели никого цапнуть!

Спустив воду в унитазе, я вернулся.

Вова с Людочкой уже проводили в комнате дезинфекцию, посыпая ков, ер из пробирок каким-то желтоватым порошком. Слизь исчезала, ковер чернел и расползался. Впрочем, он все равно был исполосован следами ударов силового жгута. Я мысленно простился с ковром.

Когда они закончили, я предложил:

— Пойдем на кухню, там чище!

Вова молча кивнул, вежливо отобрал у меня веник и, продезинфицировав, выбросил его в окно. Алябьева мы с Вовой вытащили из-за телевизора и, словно негнущийся манекен, унесли прополоскать под душ. Под воздействием слизи раздавленной убивашки у него уже вылезли брови, усы и передняя часть прически. Полковник приобрел дурацкий вид, и я попросил Вову пройтись по его лицу стимулирующим полем. Вова согласился, и скоро лицо потомка композитора стало напоминать морду давно нестриженной болонки.

— Может, освободить его? — спросил я, потея. — А то больно тяжелый шпион!

Но Вова отказался:

— Если бы ты знал, на что способен этот субъект, ты бы за него не просил. Удивительно беспринципный тип, тем более — дворянской крови.

Странно, но я никак не мог почувствовать сродства душ с этим открытым и по всей видимости хорошим парнем. Ну, прямо, как с «афганцем» Николаем. Что же я, дефектный какой, что ли?.. Невольно подумалось о том, что если бы я не увлекался так фантастикой, то, наверное, давно бы уже спятил. А мое удивительное сегодняшнее спокойствие в самых убийственных ситуациях объяснялось скорее всего защитной реакцией организма, профилактикой сумасшествия.

Боже, как мне хотелось, чтобы все это быстрее кончилось! Мы вернулись на кухню, еле-еле разместившись там вчетвером. Я предложил гостям еще по чашечке.

— Послушайте, а для чего вы мне все это рассказываете? Не проще ли было меня скрутить и тоже за телевизор засунуть?

Вова улыбнулся:

— Стари-ик… Мы же с тобой люди одной великой страны, и я вполне мог бы быть твоим внуком, если бы ты, по нашим сведениям, не умер бездетным. Так что же мне от тебя таиться?

— И в котором это году я умер?

— Прости, старик, запамятовал! — Вова заразительно захохотал, и мне вдруг захотелось порвать ему веселую его пасть. Но я сдержался.

— Ну, если нет секретов, то обрисуйте мне поподробнее мир, который мы для вас построили. Ведь НЕТ же у вас секретов!

— Лучше не проси, Миша, — вдруг сказала Людочка, — вот это как раз запрещенные сведения. Без визы Главлита они разглашению не подлежат. Но вы правы в одном: МЫ ЖИВЕМ ИМЕННО В ТОМ МИРЕ, КОТОРЫЙ ВЫ ДЛЯ НАС ПОСТРОИЛИ! Оглянись вокруг и попробуй представить, что это за мир и почему для нас так важно сотрудничество с народом сарафангов. Мы сможем оказать им военную помощь, а они нам — экономическую. Сам понимаешь…

Меня аж передернуло:

— И вы… вы будете за них воевать?

— Ну, так уж сразу и воевать? — Вова повернулся к Мехвандрату. — Мы поможем нашим друзьям мирным путем урегулировать конфликт с противником. Посреднический кооператив «Земля», если перевести на понятия твоего времени.

— А не кажется вам, дорогие потомки, что вы кладете палец между молотом и наковальней? Не проще ли мирно сотрудничать с параллельными мирами собственной планеты, не ввязываясь в чужие драки?! Вот мы только-только развязались с афганской проблемой — почувствовали на своей шкуре, чего это нам стоило. А вы туда же! Что, снова наши парни будут умирать во исполнение «интернационального долга»? Пусть хоть трижды дружественным будь по отношению к нам мир сарафангов, но я прокляну его, если за какие-то экономические блага там будет литься кровь наших ребят!

— А вот это крайне не дипломатический ход! — быстро сказал Вова. — Слава богу, что далеко не все мыслят как ты, старик! Друзьям нужно помогать, и мы будем им помогать, несмотря на происки врагов и заблуждающихся. Вот так-то, товарищ Никитин!

Я смотрел на него и как никогда ярко понимал ту простую истину, что семена завтрашнего мира прорастают в наземе сегодняшнего дня. Я легко мог представить в эту минуту вместо лица потомка Вовы любое другое лицо из сотни раз виденных мною по телевизору. Даже лицо полковника Алябьева хорошо вставало на это место. Как все-таки, оказывается, недалеко отстоит от нас 2077 год! И, между делом, я понял, для чего Вова передо мной разоткровенничался: лишняя попытка оказать впечатление своей убежденностью на инопланетного дипломата. А так — наплевать ему на мое мнение и убеждения. Дерьмо он, этот Вова!

А Вова уже поглядывал на машинку, заменявшую ему часы.

— Близится оптимальный момент для перехода, — сказал он сарафангу. — Приготовьтесь, товарищи!

«Ну вот, как припекло, так сразу и в кусты!» подумал я. А Вова вышел из кухни и, удобно примостив на широком плече полковника Секретного департамента, прислонился к косяку. Люда и Мехвандрат встали рядышком: она — с виноватой улыбкой, он — с непроницаемым лицом. Значит, не понравилось кузнечику, что я им наговорил! Я сбегал к холодильнику и подарил Людочке кус кооперативной колбасы.

— Это лично вам, для коллекции!

Она молча кивнула и вдруг поцеловала меня в щеку:

— Прощай!

— Можешь написать про это фантастический рассказ! — с ехидцей в голосе произнес Вова. — В знак протеста. Кстати, будь спок, репрессий против тебя не будет! Я поставлю перед Комитетом вопрос об объявлении трех ближайших десятилетий зоной, запретной для хронопутешествий. Можешь доживать спокойно — мою просьбу удовлетворят.

— Слушай, старик, — сказал я, — ты в каком звании?

— Звания отменены, — улыбнулся Вова. — Но, пожалуй, — полковник. Ну, прощай, старик, извини, если что…

Потом на месте настенного зеркала открылся проход в иной мир. Они вошли в него, небрежно помахав мне напоследок. Проход затянулся. Я стоял посреди разгромленной квартиры на остатках ковра. На душе было муторно.

За окном уже занимался рассвет. Прошла ночь.

— Ночь любви… — сказал я вслух с отвращением. — Ночь любви! Ну как теперь жить на свете?!

Снаружи кто-то поскребся во входную дверь.

Я открыл. Там стояла ламия. Я заставил себя не захлопнуть дверь перед ее носом. Смотрел через щель на нее, голую, покрытую посиневшей гусиной кожей, совсем не красивую, на синяки на предплечьях и бедрах, на заплывший левый глаз.

— Холодно? Бросили тебя твои?

Она молча кивнула. Я подумал: «Не замерзать же ей на улице, этой девчонке!» — и откинул цепочку.

— Как хоть звать-то тебя?

— Ланка, — ответила она, поеживаясь.

— Ну, проходи, Ланка!..

* * *

Мы прожили с ламией 24 года. И жена из нее получилась не хуже любой другой.



Серая хризантема (Фантастические повести и рассказы)

Сканирование — Беспалов, Николаева.

DjVu-кодирование — Беспалов.


Серая хризантема (Фантастические повести и рассказы)


Примечания

1

Стихи японского поэта Кикаку (1661–1707) в переводе В. Марковой.

2

Седзи — раздвижная наружная стена традиционного японского дома.

3

Час дракона — по старинному японскому календарю — одна из двенадцати частей суток, с 7 до 9 часов утра.

4

Бусидо — кодекс чести самураев.

5

Ронин — самурай-бродяга, не имеющий сюзерена. Для японцев это слово синонимично слову «разбойник».

6

Бэнто — коробка для провизии.

7

Варадзи — обувь для дальних путешествий.

8

Феле — струнный музыкальный инструмент.

9

Валькирии — в скандинавской мифологии воинственные девы, служительницы главы богов Одина. Участвуют в распределении побед и смертей в битвах.

10

Вальгалла — небесное жилище павших в бою храбрецов; времяпрепровождение их наполнено бесконечными пирами и битвами.

11

Берсерки — особая категория воинов. Впадали перед битвой в боевое безумие, не чувствуя затем страха и боли.

12

Асы — боги скандинавов.

13

Хель — загробное царство.

14

Тор — скандинавский бог.

15

Ярлы и герсы — родовая и имущественная знать в средневековой Скандинавии.

16

Биармы — манси.

17

Гарды (или гардарики) — русские.

18

Выйти в викинг — отправиться в набег.

19

Здесь имеется в виду датский конунг Хрольв, который, спасаясь однажды от погони, разбросал по дороге золото.

20

Толмач — переводчик.

21

Гоблин — сверхъестественное существо скандинавских легенд, похож на лешего.

22

Пупы — идол, Сорни-эква — Золотая Баба (манси).

23

Мара — ведьма, которая душит спящих.

24

Бонд — владелец усадьбы, помещик.

25

Перевод стихотворения «Ворон» Эдгара По сделан М. Зенкевичем.


home | my bookshelf | | Серая хризантема (Фантастические повести и рассказы) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу