Book: Ночной странник



НОЧНОЙ СТРАННИК

Робин Л. Ротэм

Перевод Seville Communion

Глава 1

- Обратите внимание на небольшой вспомогательный мужской половой орган или, как называют его Гаратанцы, селекционную шпору.

Келлен с трудом сдержал смешок. Сейчас в аудитории, освещенной в тусклом театральном стиле, шла демонстрация лекции Доктора Элвина Сноу по ксенофизиологии   (Прим.: Имеется в виду, физиология инопланетян). Это монотонное бурчание напомнило ему одну из тех захватывающих телевизионный передач о дикой природе, где ведущий, одетый в камуфляж, прячется в кустах с микрофоном, а в это время пара диких животных занимаются  этим , не обращая внимание на зоркий объектив его видеокамеры. Только вот конкретно  эти  двое животных были прекрасно осведомлены о своей аудитории и могли слышать и понимать каждое слово, сказанное мужчиной.  Женская особь, пухленькая и ненасытная рыжеволосая землянка, чьи мимические морщины и серебристые растяжки на животе свидетельствовали о том, что она достигла установленного возрастного предела на репродуктивные услуги, с волнением вцепилась в энсина Хастиона , сжала его ягодицы и снова захныкала, прося еще. Он дал ей это, заполняя ее без остатка, зная, как собственно и все присутствующие, что ранее эта женщина с легкостью уже приняла еще одного Гаратанского воина. Мошонка Келлена сжалась от ее восторженного крика, и он коротко задышал, пытаясь расслабиться. Степень эксгибиционизма у представленной женской особи была неслыханна среди Гаратанских женщин, но он не собирался ее за это осуждать, в свете того, каким образом он служит своему народу, не говоря уж о викарном удовольствии, которое он получил  (Прим.: викарное удовольствие удовольствие, получаемое от наблюдения за наслаждением других, иначе, удовольствие вуайериста).

Седой, соответственно своему имени, Доктор Сноу прочистил горло и продолжил.

- Известные Гаратанские тексты указывают время от проникновения полового члена до полного выхода шпоры, как правило, десять-пятнадцать минут. Однако, из-за затяжного характера вынужденного воздержания у этих мужчин, сегодня этот интервал будет несколько короче.

Насколько он слышал, это было еще мягко сказано. Уже сейчас шпора Хастиона почти погрузилась в ложбинку, где интригующая узкая полоска рыжих лобковых волосков встречалась с голыми половыми губами женщины, которая была в таком состоянии, словно сейчас умрет от удовольствия. А это явно было приятно, хотя некоторые из присутствующих шестнадцати землянок выглядели так, словно сомневались в природе этих ощущений. С другой стороны, большинство мужчин выказывали явные признаки возбуждения: их лица раскраснелись, а дыхание участилось.

Такая беспристрастная отстраненность давалась им нелегко. У них было контроля не больше, чем у него и его людей, некоторые из которых страдали без спаривания больше одиннадцати земных лет.

Было ли у них хоть какое-то представление о том, какая это восхитительная пытка для Гаратанского воина стоять на страже во время подобной демонстрации? Очевидно, нет. Если бы они об этом подозревали, они бы надежно спрятали своих коллег-женщин в другой части К омплекса, а не оставили бы здесь, среди них, таких ароматных, таких нежных, словно умоляющих, чтобы им засадили «по самое не могу» без предупреждения, не говоря уже о персональном разрешении.

Но его силы хватит, чтобы усмирить свою и чужую плоть, если они не смогут сопротивляться зову плоти. Его голова кружилась от мускусного запаха женского возбуждения, и исходил он не только со сцены.  Еще трое сидели среди толпы, истекая своими женскими прелестями и, несомненно, воображая, что их влажные секреты остаются неузнанными. В этом случае невежество, действительно, благо. Земные женщины до странности стесняются их личных ароматов, и эти трое, вероятно, помрут со стыда, если узнают, что каждый Гаратанский нос в комнате недалеко ушел от Гаратанских «петушков », мысленно уже размещенных на их гениталиях.  Петушок. Это слово вызвало внутреннюю улыбку, в воображении возникли образы буйных пернатых голов, натягивающих униформу его офицеров в попытке сбежать. Несмотря на комплексную загрузку, английский был труднопостижимым и удивительно запутанным языком, и Келлену изо дня в день приходилось расшифровывать специфические иносказательности. Ни одна программа Церекома   не сможет объяснить все очаровательные тонкости языка в той же мере, что и год-два проведенных среди коренного населения Земли.

Доктор Сноу прервал полет его мыслей, продолжив комментировать.

- Полностью выдвинутая шпора предназначена для проникновения в комплементарное отверстие Гаратанки, что в вольном переводе называется шпорным кармашком.  (Прим.: комплементарное соединение соединение по типу ключ-замок)  У нас нет возможности из первых рук узнать об этой структуре, так как в наших исследованиях принимают участие только Гаратанские мужчины, но врачи делегации уверяют нас, что в нем содержится эквивалент клитора Гаратанских женщин.

Келлен сменил позу. Последнее, о чем он хотел думать, это о том, каким приветливым может быть кармашек вокруг его так давно обездоленной шпоры. Взглянув через всю аудиторию на Шаусса, который, казалось, страдал, словно приговоренный к агонии, что в конечном итоге вызвало у Келлена улыбку, он подключился к своему Церекому.

*Лейтенант, вы разве уже не собираетесь уйти отсюда достойно?

Шаусс ответил на ухмылку гримасой, при этом у него со лба стекла капелька пота.

*Надежда умирает последней, сэр.

*А эта фраза мне нравится. Ё мко.

*Да, Коммандор, сделайте одолжение. Давайте следующие три-пять минут побеседуем о сложностях английского языка. Возможно, это спасет мои каштаны, они сейчас словно жарятся на открытом огне.

Грудь Келлена затряслась от беззвучного смеха.

*О, эта мне нравится еще больше, друг мой.

*Почему вы не страдаете так же, как я?

*Будь уверен, я так же напряжен и разгорячен, как и все остальные. Наверное, хорошо, что в комнате нет ни одной Гаратанской девушки. Пятеро из нас уже валялись бы под столом.

*Под столом, сэр?

*Пьяные в хлам.

*А-а

Судя по всё более и более грубым толчкам, и поту, выступившему на гладкой мускулатуре, энсин Хастион достиг критической точки. Не в состоянии сдержать себя, Келлен смотрел, как Хастион вышел и, перевернув самку на живот, вздернул её на колени, и немедленно вдавил свою отчаянно нуждающуюся плоть в ее блестящую красную вагину. Шпора с каждым толчком приближалась к её анальному сфинктеру.

Скоро на этом же месте может оказаться Келлен, и он был немного встревожен, пытаясь понять, каково это, погружаться своей плотью в неизведанный задний проход - в этом действе скорее больше чего-то звериного, чем чувственного. Он никогда не брал женщин в такой позиции, никогда бы даже не подумал ввести шпору в выводящий канал своей женщины , не говоря уж о том, что она бы такого не позволила. Но, учитывая промелькнувший промежуток лет с тех пор, как он в последний раз проливал своё семя, идея казалась гораздо менее неприятной, чем могло бы.

- У землянок положение ануса относительно вагины , а также прочность и толщина тканей стенок , разделяющих прямую кишку и влагалище, не только дают возможность шпоре Гаратанца проникнуть внутрь, но и сжимают её с силой, достаточной для семяизвержения, - продолжил доктор. Именно поэтому женщины с Земли являются идеальными кандидатками для оказания Гаратанцам двух услуг, копулятивной и репродуктивной.  (Прим.: копулятивный имеется в виду сексуального характера, для удовольствия; репродуктивный для размножения).

Хастион остановился, чтобы поправить положение своих коленей , и поудобнее ухватился за мясистые бёдра женщины, тем самым совершенствуя угол для двойного проникновения. Он уже почти вошел внутрь, и тут доктор Сноу откашлялся.

- Простите, энсин, сейчас, возможно, наиболее походящий момент, чтобы студенты могли взглянуть на вашу шпору.

Настроенный на канал Хастиона, Шаусс посочувствовал:

*Ой, вот это зверство.

*Но таков договор , - Хастион лишь вздохнул. С жав челюсти и зажмурив глаза, он полностью вышел и откинулся на руки, выгнув бёдра вверх, чтобы продемонстрировать свои выступающие половые органы. Шпора с гладкой кожей, более пологая и широкая, чем у Келлена - под пристальным вниманием землян она не выказывала никаких признаков ослабления. Из-за обилия естественной женской смазки темные волосы в паху Хастиона слиплись, одна мерцающая нить тянулась на всём протяжении между головкой его члена и её набухшим лоном. Как долго она может так провисеть?

И только острый гаратанский слух Келлена , улавливающий два еле слышных шепота из задней части аудитории, спас его от бездны похоти, угрожающей поглотить его от интимности этого зрелища.

- Если бы у меня был бинокль.

- К черту бинокль. Вот если бы у меня под рукой была камера.

Песерин, ох уж эти медицинские халаты! Он отвел взгляд с натянутой улыбкой, стараясь удерживать мысленный образ на безопасном расстоянии, прежде чем он поставит его на колени.

- Обратите внимание, пропорции эрекции этого мужчины соответствуют научным пособиям, длина шпоры примерно равна половине длинны пениса, - одобрительно прокомментировал доктор. Мы до сих пор не выяснили, почему семяизвержения нельзя достигнуть при помощи рук или искусственной стимуляции , но мы будем продолжать исследовать все возможные причины, начиная с физиологических и заканчивая психологическими.

*Прошу прощения?  Глаза Шаусса расширились, и он весь подался вперёд.   Неужели он просто предположил, что вся проблема у нас в голове?

*Отставить, лейтенант, - приказал Келлен.  Земляне, как правило, проверяют все возможные, и даже невозможные, варианты. Вы уже должны были к этому привыкнуть.

- Спасибо, энсин. Продолжайте, пожалуйста.

Не нуждаясь в дальнейших уговорах, Хастион рванул вперёд и с силой вонзился членом в рыжую. Та издала хриплый вопль и сжала в горстях белую больничную простынь под своим лбом, а чуть выше его шпора глубоко погрузилась в её анальное отверстие , которое было тщательно подготовлено для демонстрации. По крайней мере, так сказали Келлену, хотя методы такой подготовки выходили далеко за рамки того, что ему хотелось бы знать.  Бросив ещё один взгляд на аудиторию, он открыл для себя ещё нескольких женщин, которые выглядели сейчас определенно взволнованными, несмотря на то, что они уже видели субъекта предыдущего опыта.

Когда крики женского оргазма грозили полностью уничтожить его самоконтроль, Келлен перевел взгляд на стену перед собой, отделанную деревянными панелями, и мысленно стал проговаривать элементы «таблицы Менделеева », - их полную версию, а не жалкую куцую версию землян, - и их удельный вес. Только он успел дойти до гелия, как услышал совсем близко продолжительное булькающее урчание голодного желудка.

О н резко опустил подбородок вниз и осмотрел ближайшие к нему места. Когда звук бурчания снова повторился , он уставился на парочку земных самок. Крошечная блондинка раньше уже успела привлечь его внимание, попросту потому что она сосредоточилась, не просто пытаясь, как все, рассмотреть парочку подробнее, а была здесь явно с исследовательской целью. Другая наклонилась над столом, сложив руки на животе. Во всяком случае, он был практически уверен, что это женщина. Он несколько раз видел её мельком в Комплексе , и ещё удивлялся её андрогинному и довольно необычному виду. (Прим.: андрогины мифические существа, перволюди , соединяющие в себе мужские и женские признаки; реже бесполые)  Маленькие ушные раковина были усеяны металлическими заклёпками и кольцами , антрацитово-чёрный цвет безжалостно-коротко подрезанных волос явно был искусственным, а косметика нанесена на лицо, словно каким-то строительным мастерком.

Мастерком, что бы это ни было.

Немного любопытно, что он также услышал и принял к сведенью, как её коллеги величают ее «Доктор Готчайлд »; он даже поднял из архива имя, только чтобы обнаружить, что в реестре живущих в Комплексе нет такого человека. Случайная дискуссия среди их людей просветила его о субкультуре готов, что объясняло ее внешний вид, и он тогда сразу же выбросил из своего разума облик эксцентричной женщины.  (Прим.: Готчайлд не фамилия, а просто прозвище, ребенок-гот).

Возможно, это было ошибкой.

Когда желудок женщины-гота вновь заурчал, её спутница уставилась на неё в изумлении.

*Коммандор, вы слышали, что я сказал?

Резкий взгляд Шаусса перехватил его.

- Боже, Тиг , попробуй в следующий раз позавтракать, - наклонился и прошептал один из мужчин.

- Я завтракала, - ответ из-за склоненной головы прозвучал еле слышно, что вызвало тревожный звоночек в голове Келлена.

- Моника, ты в порядке? спросила ее подруга-блондинка.

В ответ сгорбившаяся Моника невнятно пробормотала:

- О, Боже, что они приготовили на обед? Пахнет абсолютно божественно!

Мысли Келлена заметались. Выглядит, как андрогина , голодный ответ, обонятельное перевозбуждение

- Святые угодники, ты пьяна? прошипела напарница.

И столь очевидное опьянение в комнате, где буквально взорвались Гаратанские мужские феромоны Может ли она быть потомком Спарны?

Келлен связался с сервером Церекома:

*Эмпран , поиск: Моника Тиг , текущее местоположение: город Бомонт , Комплекс Тайер. Запросил он, при этом его связь с Шауссом всё ещё была открыта.

Компьютер ответил почти мгновенно:

*Бомонт Тайер файл неполный. П оиск альтернативных источников. - Через три секунды Эмпран продолжила :  *Доктор Моника Сесьен Тиг , пол женский, возраст тридцать два земных года. Медицинская специализация перинатология (Прим.: - перинатология - наука, которая изучает перинатальный период, находится на стыке акушерства и педиатрии). Заключен десятилетний служебный контракт на Гаратан.

Значит, Сесьен.

Его глаза сощурились, когда Эмпран закончила. Имя было слишком похожим для простого совпадения, и ей тридцать два, идеальный возраст

*Известные аномалии развития?

* Поиск Коммандор, конфликт данных. Единственная доступная из семи педиатрических карт показывает неполное развитие репродуктивных органов. Одно гинекологическое обследование в возрасте пятнадцати лет, прекращено досрочно по неизвестной причине, отмечено замедленное развитие вторичных половых признаков. Бомонт-Тайер , документы свидетельствуют о стерильности, приписываемой ановуляции , причина патологии не выяснена.

Его сердцебиение отдавало в ушах, Келлен приказал:

*Эмпран, подать срочное ходатайство в Высший Совет от моего имени, потребовать полноправного спаривания с Доктором Моникой Тиг. Предварительно идентифицировать ее как гибрид ГараТер. Запрос на массовое уведомление сразу после утверждения. Скрыть среднее имя женщины и ограничить доступ к петиции.  (Прим.: ГараТер Гара им. в виду Гаратан, Тер Терра, Земля на латыни)

Глаза Шаусса расширились, но он не стал ничего комментировать.

* Вторичный истец? - Запросил Эмпран.

*Лейтенант Шаусс.

*Сэр, думаю, я вас люблю. - Шаусс улыбнулся ему.

Келлен нахмурился.

*Прибереги это для дочери Спарны.

* Третичный истец?

*Резерв.

Следующие восемьдесят четыре секунды были самыми длинными в его жизни. Он и Шаусс, оба смотрели на женщину с таким напряжением, которое, наверняка, испугало бы ее, если бы она подняла голову и заметила их. Демонстрация на сцене продолжалась, но была позабыта двумя офицерами, пока они наблюдали, как она раскачивалась вперед-назад на своём кресле, жадно вдыхая воздух, густо насыщенный их взбесившимися феромонами.

*Ходатайство рассмотрено, Совет не требует аудиенции, односторонне утверждено министром Ц есином. Ожидается массовое оповещение.

После слов Эмпрана , предвкушение, которого он не знал годами, огненным валом пронеслось сквозь Келлена, и улыбка, изогнувшая его губы, должно быть, стала хищной, потому что Шаусс предупредил:

*Коммандор, осторожнее. Пройдут месяцы, если не годы, прежде чем она достаточно созреет для спаривания. - Затем он отключился, но вернулся и добавил:  *Если она, конечно, выживет.

Келлен поморщился. Это была, не много ни мало, истина, - ее смерть, увы, не была за гранью невозможного. Лишь немногие Гаратанские девушки , менее двух дюжин за всю историю их народа, испытывали подобную задержку в развитии, к тому же шестеро из них не пережили бурное созревание, попав под действие мужских феромонов. Невозможно предсказать, какой эффект на развитие данного процесса окажут ее земные гены. Ранее казавшаяся странной, но сейчас бесконечно драгоценная, Доктор Тиг попадет в анналы истории Гаратана.

Прискорбно, но он сомневался, что она насладиться этим опытом.



*Срочное уведомление, - объявила Эмпран по системе Цереком каждому Гаратанцу в диапазоне своего действия. Даже Хастион остановился на середине толчка, чтобы его прослушать.

*Вступает в силу немедленно. Коммандор Келлен , третий сын Айзери , первый дом Менина , награжден привилегией полноправного спаривания с гибридом ГараТер , известной как доктор Моника Тиг , текущее место жительства город Бомонт , Комплекс Тайер , Монтана, США, планета Земля. Вторичным истцом К оммандором назначен лейтенант Шаусс , первый сын Франтера , третий дом Андагона , передача прав ожидается. Третичный истец в резерве. Данная награда и вся информация , с нею связанная , закрыты печатью Высшего Совета Гаратана за подписью М инистра Ц есина.

*Что ж, херово , - Хастион насмешливо поморщился через плечо, продолжив вгонять свою партнершу в эротическое небытие.   *Вот он я, тружусь один за всю команду

*И мы все так тебе сочувствуем , - Шаусс растягивал слова.  * пока вы двое заняты тем, что отхватили одну из утраченных

гибридов прямо за моей спиной!!!

Хастион с рёвом разрядился внутри женщины, что вызвало волну бумажного шелеста и покашливаний от одного конца аудитории до другого.

Келлен только улыбнулся.

* * *

- Проклятье, Моника, - пробормотала Шелли, как только зажглись лампы, и вокруг них постепенно начали расходиться врачи и медсестры. Ты выбрала дьявольски удачное время, чтобы прийти вдрызг пьяной.

- Богом клянусь, я не пила ни капельки! Моника откинулась на спинку сидения, моргая от внезапно яркого света.

- Клянешься, что это правда?

- Прелестно, - фыркнул Шон. Тебе лучше вытащить голову из задницы, пока Сноу не перекрыл поддержку твоему контракту.

- Маккей , отвали! Шелли открыла ответный огонь. Я позабочусь о Монике.

Моника вздохнула, ее затуманенный и всё ещё мечтательный взгляд споткнулся о доктора Шона Маккея , когда он побрёл к двери.

- Господи, Шел, я так тебя люблю! Спасибо, что спасла меня от этой ябеды-корябеды. Она захихикала от своей смекалки, и захохотала еще громче, когда Шелли закатила глаза.  (Прим.: Сreepin ’ cretin - главная героиня немного коверкает слова, чтобы получилась фраза-обзывалочка , что-то вроде кретин-подлиза)

- Да что с тобой? Ты диабетик или что-то наподобие ? Может, у тебя уровень сахара в крови упал ниже некуда?

- Я не знаю, но я такая голоооооодная ! протянула Моника, всё ещё озадаченная ощущениями внизу живота, которые так громко о себе заявили. Отведи меня к катеф каф-фетерий и возьми мне да не важно, что всё , что они приготовили на сегодня, потому что, Боооже , пахнет достаточно офигенно , чтобы для разнообразия поесть там!

- Тсс! Шелли дико осмотрелась вокруг, прежде чем наклонилась к ее столу и прошептала: - Шон не шутил, когда сказал, что Сноу порвёт твой зад на лоскуточки, если подумает, что ты пила.

- Тсс-Шон, Шелли, Шноу. Тсс-Шон, Шелли, Шноу , - напевала М оника.

- П охоже на мини-скоро-вогорку , ведь так?

- На скороговорку, ты идиотка! Теперь заткнись, пока сюда не пришел Сноу!  (Прим.: tongue-twister (англ ) скороговорка, главная героиня бормочет lil ’ tittie-twister )

- Дамы, могу ли я вам помочь?

Тревожный взвизг Шелли заставил Монику громко рассмеяться. Затем ее глаза наткнулись на выступающую промежность, величественно покрытую серо-стальным синтетическим материалом, и она замолкла на середине гогота. Ее взгляд поднимался вверх, ещё и ещё , скользнул по гранитному животу, мышцам груди, которые были четко очерчены даже под униформой, и плечам, слишком широким, чтобы быть реальными. На секунду она застряла на паре скульптурных губ, и буквально заставила свои глаза тащиться вверх, пока они, наконец, не встретились с темно-синими глазами грозного К оммандора Келлена.

Кстати говоря, вот кто достаточно хорош, чтобы его съесть! На неё взирал гигантского размера горячий тамале , и вся женская половина в этом К омплексе хотела бы откусить от него хоть кусочек, да и несколько парней, кстати, тоже.  (Прим.: Тамала кукурузная лепешка с начинкой) Но только не она. Не-не-не, ни за что, потому что, Боже, он был так офигенно далек от ее орбиты, что ему понадобится телескоп Хаббл, чтобы ее просто заметить. Она была бы глупее, чем пробка, если бы попыталась увязнуть в этом сладком львино -темноволосом великолепии.

В любом случае

- Оууу , привет, Коммандор , - донесся до нее ее же полу-вздох полу-стон. Боже, когда она начала говорить, как Мэрилин Монро? Вы добрый великан, да?

Потом она шлепнула себя по лбу. Чтоб тебя !.. Конечно же, он ни разу не такой. Он разрушил планету Нартан до пылающей головешки и поджарил на ее тлеющих углях колбаски. Ну что за херня! Никто не совершенен, и не скажешь, что у него на то не было причины, ведь перед этим он потерял жену и маленькую дочку.

Ох, бедный парень, возможно, ему требуются объятия ?  Изгиб его губ, когда он присел перед ее столом, оказался достаточно привлекательным, чтобы у нее дыхание сперло в горле. Ладно, бедолагу нужно приласкать. И обнять. Он был красавчиком и знал об этом, Конан -варвар с акцентом Джеймса Бонда.

- Когда этого требует случай.

- А когда не требует? осмелела она. Дерьмо, кажется, прозвучало, словно она с ним флиртует. С воинственным К оммандором, профессионально надирающим вражеские задницы где-то в космическом пространстве. А судя по тому, что Шелли вылупилась на нее рыбьими глазками, той показалось точно так же.

И черт возьми, если он не вызвал у нее впервые в жизни трепет где-то в районе трусиков. Ну, хорошо, второй раз в жизни. Первый спровоцировало зрелище, как потный пришелец проталкивает свою твердую длину в раскрытые прелести Кэрри. Может быть, это было только начало целого фестиваля трепета к югу от ее границы? Это будет самая улётная вещь на свете?

Она всегда втайне мечтала о такой дрожи, особенно, когда проходила мимо К оммандора в холле. Он был достаточно горячим, чтобы

Нет! Моника тряхнула своей шипастой головой , стараясь не дуться. Черт возьми, это просто несправедливо! Она может флиртовать с К оммандором, пока рак на горе не свистнет, но, в конце концов, это не даст ей ничего. И никогда. Даже если эта реальность перевернулась с ног на голову и превратилась в альтернативную, и ей вдруг удалось привлечь внимание этого охрененного пришельца , это обернется жестокой шуткой для них обоих, так как единственные две вещи, которые он от нее захочет, она не в силах предоставить.

Секс и дети.

Черт возьми!

- Тогда я великан совсем другого рода. - ответ К оммандора на ее выходку сопровождался широкой ухмылкой, которая заставила ее поерзать от... чего-то. Чего-то влажного, жаркого и волнительного. Но довольно обо мне, - продолжил он, понизив тон. Доктор Тиг , я должен перед вами извиниться.

- Да?

Ее небольшой праздник жалости к себе тут же был позабыт, Моника проследила за его взглядом, когда он моргнул в сторону доктора Сноу, который был глубоко увлечён разговором с как его там зовут? Лейтенант как-то там Шаусс, точно, это лейтенант Шаусс. А вот и ещё один главный герой пьесы о чужеродной земле. Почему же она раньше не замечала, какой он аппетитный? Эти густые прядки голубого в абсолютно черных волосах просто божественны. Господи, она бы всё отдала, чтобы они струились по её

- Ради вашей же собственной безопасности, - сказал Келлен, - я бы посоветовал вам сохранить в тайне всё , что я собираюсь сказать. Он сделал паузу и пристально посмотрел на Монику, вероятно, чтобы убедиться, что она его слушает. Чтобы доказать, что так оно и есть, она заставила свои глаза распахнуться так сильно, что они чуть не вылезли из глазниц, на что он лишь покачал головой и вздохнул. Мне кажется, доктор Тиг , что вы испытываете интоксикацию феромонами.

- Простите? воскликнула она одновременно с Шелли.

- Черт! С тебя конфетка! пропела Моника.  (Прим.: В оригинале фраза звучит - Jinx ! You owe me a Coke !, шутливое выражение, когда двое одновременно сказали одну и ту же фразу)

- Поздравляю, доктор, - сухо сказал Келлен. Как я уже сказал, вы, по-видимому, страдаете от передозировки феромонами Гаратанцев. У вас, должно быть, двадцать первая халетоидная мутация, которая делает обонятельные рецепторы З емлян более восприимчивыми к их влиянию.

- Я не такая! Моника задохнулась от возмущения.

- Доктор, в этом нет ничего зазорного.

- Нет!

- Но вам же кажется, что здесь пахнет божественно, не так ли? бросил он с вызовом, ещё раз бросив взгляд на Сноу.

- В общем, да, но это просто обед.

Келлен посмотрел на бейджик Шелли и спросил:

- Итак, Ш. Бонэм , вы отметили что-нибудь необычное? Пахнет ли здесь так, словно на кухне готовят что-то особенно вкусное?

Шелли, нахмурившись, покачала головой.

Нет, здесь пахнет, как и всегда, как новый госпиталь и старый суспензорий.  (Прим.: суспензорий разновидность ракушки, плотный тканевый бандаж для мошонки)

Моника с трудом поднялась на ноги, внезапно её охватила тревога.

Я не мутант. А теперь оставьте меня в покое.

Когда она развернулась, чтобы уйти, мир вокруг неё закружился, и она почти шмякнулась на задницу. Что еще унизительнее, её спас К оммандор, подхватив на свои невероятно мощные руки, как ребенка-переростка, которого она напоминала. Захватывающе, но унизительно.

- Позвольте , я провожу вас в ваше жилище, - мягко предложил он. Эффект должен пройти в течении получаса после моего ухода.

Поскольку её голова кружилась, словно она выпила на одну , или шесть , М аргарит больше, чем следует, Моника положила голову ему на грудь. Эту твердую, как камень, шириной в милю грудь. Её ладошки чесались исследовать каждый холм и долину, затянутые в мундир с атласной отделкой, но, со вздохом сожаления, она ограничилась лишь визуальным туром. Некоторые модели поведения попросту слишком глубоко укоренились, чтобы вот так просто их перечеркнуть, даже будучи пьяной до состояния «танцую-на-столе-с-абажуром-на-голове ».

Черт возьми.

- Дерзай, Макдуф , - пробормотала она, закрывая глаза и купаясь в новизне этой заботы, что происходило впервые не её памяти. Этот чудесный, просто восхитительный запах привёл её нос к его подмышке , где она втянула дыхание до упора в легкие и задержала, прежде чем выдохнуть в восторженном порыве. О, Боже мой, тебе кто-нибудь раньше говорил, что ты пахнешь достаточно хорошо, чтобы тебя съесть?

- Да, но не в последнее время, - до её ушка донесся удивленный смешок , и шепотом: - Спасибо за такие слова.

- Эй, а почему с ней раньше такого не случалось? судя по тому, как Шелли пыхтела и отдувалась, ей приходилось практически бежать, чтобы не отстать от них. Она же практически каждый день работает с вашими парнями.

Внезапная заминка, вынудившая Келлена заколебаться, заставила Монику открыть глаза и внимательно посмотреть на него. Она весьма смутилась, обнаружив, что и он смотрит на нее в упор. Такие удивительные глаза. Возможно, если она достаточно долго будем вглядываться в эту бархатистую тёмную синеву, то сможет увидеть звёзды.

- Мы активно испускаем феромоны, только когда возбуждены. Сексуально.

Сексуально   Ооо , какое дразнящее слово для взрослых, такое насыщенное и вкусное, оно словно капнуло с его языка и заставило ее содрогнуться. Она увидела звёзды, ещё бы, они быстро упали и тяжело приземлились прямо в её ноющую от пустоты ложбинку.

- Итак, тот парень, который эээ   выступал  на сцене, он стал тому причиной? спросила Шелли.

Остановившись в центре холла, Келлен своими удивительными глазами посмотрел на друга.

- В некотором роде. Если быть абсолютно честным, демонстрация была достаточно возбуждающей и для остальных из нас, поэтому наши железы скажем так, заработали на повышенных оборотах. Требуется больше одного испускающего самца, чтобы насытить феромонами комнату такого размера.

Монике, отвлеченной на время разговора игрой мышц на его челюсти, потребовалось мгновение на осознание, что же он сказал.

- Ты возбудился! вынесла она приговор, с широко распахнутыми глазами и колотящимся сердцем. Отчасти она была в ужасе, понимая, что должна покраснеть до кончиков пальцев и от самой этой идеи, и от своей откровенности. К счастью, сейчас управляющая часть ее мозга была попросту смыта шквалом удовольствия от интригующего видеоряда, чтобы беспокоиться.

- Вот почему ты так хорошо пахнешь.

- Ага, ну всё , Моника, у нас есть полная картина, - Шелли поспешила перебить ее.

И хотя взгляд Келлена до сих пор был сосредоточен на ней, теперь Монику отвлек уже его язык, высунувшийся облизать губы, прежде чем он ответил, словно Шелли ничего не говорила.

- Виновен по всем статьям.

Ой-ой. Ее сердце остановилось от его признания, эхом отдающегося в голове. Вот просто замерло прямо у нее в груди.  Бейся, черт тебя дери, бейся! Тут и мозг дал знать, что она больше не получает воздуха.  Дыши, черт тебя дери, дыши! Что за фигня происходи с ее вегетативной нервной системой? Разве не подразумевается, что подобные процессы должны сами о себе позаботиться?

Пульс восстановился с глухим стуком, дыхание вернулось с содроганием. Но потом она заметила скопление слюны под языком, ее пришлось проглотить, и очень громко. О Боже, К оммандор был возбужден, и он держит ее, и губы его полные и блестящие, и они достаточно близко, чтобы их всосать, если только у нее не слишком тонка кишка, чтобы схватить его за шею

Да разве он захочет поцеловать такую уродину, как ты, - глумился гадкий голос трезвости.

Моника зажмурилась и крепко стиснула зубы, внезапно став подавленной и усталой.

- Ну ничего, не волнуйтесь, скоро вы вернетесь к нормальной жизни, - задыхаясь от горького смеха, она прижалась к его груди в последнем объятии, пока он шёл дальше по коридору. Шелли залетела, а я эндокринно-недоразвитая, так что здесь вам ловить нечего.

Он пробормотал свой ответ слишком тихо, чтобы разобрать, а она слишком устала, чтобы переспросить. К тому моменту, как он уложил ее в кровать, у нее не хватило сил даже поблагодарить его по-человечески, и, прежде чем он вышел из комнаты, она уже спала без задних ног.

***

Келлен, окрыленный успехом, в быстром темпе шагал по коридору, удачное начало этого утра и последующая встреча с новой спутницей жизни зарядили его небывалой энергией.

Держи карман шире , - сказал он себе. Неожиданно и очаровательно необычная доктор Тиг не может испускать собственные феромоны, но только пока, и ее нынешние формы пусть и вызывали у него сомнения, что она сможет когда-нибудь развить свои физические параметры до прекрасных, но знание о ее Гаратанский корнях, и такая практически всеобъемлющая связь с ней, заставили его хозяйство напрячься от пристального внимания. И, чтобы убедить его отступиться, пока она не станет готова к спариванию, потребуется попросту героическое усилие. Или целая бочка Маласканского эля.

Но, чтобы убедить его отступиться  после  того, как она созреет к спариванию Его губы скривились в жестокой улыбке. Он сидел здесь, готовясь к редким и по возможности кратким актам с землянками, а вместо этого Провидение сочло нужным благословить его объектом его темных фантазий Гаратанской женщиной без ранга и влияния.

Отказываясь даже думать, как ее земные гены могли проявить себя и между ее ног, Келлен начал представлять способы, которыми будет наслаждаться ею. Будет удивительно, если его член когда-нибудь выйдет из состояния повышенной боевой готовности.

Ему пришлось остановиться за дверью и привести себя в порядок, прежде чем войти в зону дипломатических офисов. Лист ожидания направил его непосредственно к послу Прету.

- Коммандор, поздравляю, - сказал Прет. - Я был просто ошеломлён, когда узнал, что прямо у нас под носом скрывался гибрид.

- Спасибо. Келлен опустился в крупногабаритное кресло для совещаний и взял протянутую кружку чая Лорба , хотя, лучше бы вместо него достать эля. Никто не был удивлен сильнее, чем я.

- И позвольте мне отметить ваше умелое руководство в этом вопросе. Многие другие, скорее всего, перед подачей ходатайства запросили бы тест на вероятность гибридности или С парнизма.

- Запросы этих многих других мог перехватить какой-нибудь оппортунист  (Прим.: Оппортунизм следование своим интересам любым путем, в том числе обманным), сетевой хакер, - Келлен акцентировал на этом внимание. Я решил не рисковать, учитывая, что я более, чем способен рассчитать такую вероятность самостоятельно.

- С вашей стороны это проницательное, если не сказать циничное, решение, командор. Когда это задание подойдет к концу, вам стоит рассмотреть вопрос о переводе в дипломатический корпус. Нам бы очень пригодился офицер, так быстро реагирующий, как вы только что продемонстрировали.

Маловероятно , - подумал Келлен, позабавленный затруднительным положением: он от рождения слишком честен для дипломатических поручений, но слишком дипломатичен, чтобы сказать об этом. Он сделал глоток чая, а после потянулся, чтобы поставить кружку на подставку, стратегически расположенную на отполированном из вишеневого дерева столе посла.



- Я был бы признателен, если бы вы назначили доктора Тиг моим помощником, - небрежно сказал он, откинувшись на спинку стула и скрестив ноги в лодыжках.

Брови Прета взлетели.

При всем уважении, К оммандор, я ожидал, что вы сразу же переместите ее на «Гепторал ».

- Конечно же, я бы и сам предпочел так поступить. На самом деле, только присутствие бдительной медсестры Бонэм помешало ему вспышкой забрать маленького доктора прямо в его бортовую каюту. Его изначальное раздражение сменилось весельем, а затем и невольным уважением из-за того, как она защищала свою потерявшую сознание подругу. Было очевидно, что она боится, но все же стояла , схватившись рукой за ручку открытой двери, бессловесно намекая ему покинуть помещение. Бросив долгий взгляд на обмякшую на кровати фигуру, он все же соизволил выйти.

Его поклон, некогда глубоко укоренившаяся привычка, жест почтения из ушедшей эпохи, застал его в врасплох. Он не кланялся женщине с той поры На самом деле , он вообще не мог вспомнить, когда последний раз чувствовал себя обязанным поклониться женщине в силу подлинного уважения.

Он всегда кланялся только лишь потому, что этот жест был уместным и ожидаемым. Или, что еще важнее, когда не поклониться означало навлечь на себя кару.

- Но, к моему сожалению, - продолжил он, скрещивая взгляд с Претом , - П омимо моих личных интересов, в данной работе есть ряд своих особенностей.

Посол тотчас отвернулся, делая вид, что хочет подлить чай во всё ещё полную кружку Келлена из богато украшенного и безупречного чайника. Изысканный земной антиквариат не мог выглядеть более нелепо, находясь в этих длинных пальцах.

- Конечно, судить вам, - он с особой тщательность поставил чайничек, выровняв ручку под точным углом в девяносто градусов к подносу, а затем сфокусировался на Келлене. Перевод хорошего врача под ваше начало не должен создать проблем, и, уверен, вы согласитесь с необходимостью как можно дольше скрывать от землян правду о ее происхождении. С них станется выкрасть ее, чтобы использовать в качестве рычага давления на нас.

- С их стороны, это было бы весьма неразумно, - сухо сказал Келлен. Нам даже не придется уничтожать их самостоятельно. Можно просто разместить сигнальный маячок о наличии жизни в Солнечной системе, и это привлечет к себе все расы падальщиков , от Апторна до Зецы.

- Мудрость и власти редко идут рука об руку, К оммандор.

- Меня больше беспокоят не представители власти.

- Ах, вы имеете ввиду ЗПМС?

- Среди прочих. Земляне Против Межвидового Скрещивания организация, конечно пренеприятнейшая, но это лишь одна из дюжины или более групп, которые возникли в противовес Альянсу практически год назад, с момента его официального становления. Большинство из них зарождались в киберпространстве и по большей части в нём и существовали, распространяя причудливую пропаганду в попытках склонить общественное мнение против Г аратанцев. ЗПМС, напротив, хорошо организованная компания с, кажется, практически бездонными карманами и достаточно здравым подходом. Их запугивающая стратегия далеко продвинулась в разжигании недоверия к Альянсу среди землян. Но Келлен был убежден, что они не станут реальной угрозой. Нет, таковой была безликая и безымянная группа отступников.

- Приставьте к ней защитную группу, на всякий случай, - предупредил Прет.

- Уже. Ее сейчас прикрывают боевики Баян и Таркан , и ещё трое призваны на смену.

- Прекрасно. Ц есин будет очень недоволен, - заключил посол с горящим взором, - если с ней что-нибудь случится.

Челюсти Келлена сжались. Как он узнал так быстро?

Мысленно послав всех дипломатов в самые промасленные уголки Песеринова ада, Келлен вернул ему прямой взгляд.

- Н о не на столько, как буду недоволен я.

Глава 2.

Моника покосилась на циферблат электронных часов, ярко светящийся в темноте ее комнаты, и застонала. Три тридцать не самое любимое время начинать утро, но в последнее время она начала его яростно ненавидеть. Живя собственной жизнью, ее ноги сдвинулись под одеялом, в которое она закуталась в бесполезной попытке предотвратить жёсткую боль в костях и судороги, которые не давали ей спать последние несколько ночей. Ибупрофен, принятый перед сном в одиннадцать часов, выветрился, и теперь интенсивная боль в ногах попросту пульсировала, вызывая желание закричать. Такое ощущение, словно сотни крошечных гремлинов с помощью ледорубов выкалывают из ее бёдер костный мозг, а теперь они принялись за работу ещё и в икрах, и в ступнях.

Перекатившись на живот, она вновь застонала, как от беспокойства, так и от боли. Боль в костях в ее возрасте редко бывает хорошим знамением, и если она позволит себе задуматься над возможными причинами, каждая последующая из которых была всё более и более ужасна, чем предыдущая, то уже через пару минут окажется с истерической пеной во рту.  Сыпля проклятьями, Моника откинула одеяло и, спотыкаясь, побрела в ванную.

Воспользовавшись туалетом в тенях ночного света, она зарылась в аптечку в поисках парацетамола, прекрасно понимая, что, принимая столько безрецептурного обезболивающего, скорее всего, убивала больше клеток печени, чем могла себе позволить. Боже, может ей лучше обратиться к кому-нибудь

Она подавила эту мысль, прежде чем та прижилась в голове. Если это нечто, что может оказаться смертельным, то пусть убивает, ее жизнь станет неприглядной, если ее исключат из состава миссии.

Спустя три таблетки и пол-литра ледяной воды «Монтана», она снова сжалась под одеялом, раздумывая над тем, что утром ей придется заказать у начальника снабжения электрическое одеяло или грелку. Так, дрейфуя в унылом полусне, она, наконец-то, нашла облегчение в пьянящем мире своих сновидений.

Сначала она всегда ощущала его запах, этот восхитительный, пряный, пикантно-сладкий аромат, который никто, кроме нее, не замечал. Все Гаратанцы пахли аппетитно, как огромные домашние пряничные человечки. Но  его  запах особенный, и напоминал ей, скорее, большой пирог с мясным фаршем, отчего у Моники живот заурчал от голода. Она сделала несколько глубоких вдохов, заполняя им свои дыхательные пути и насыщая все органы чувств, ощущая, как при этом ее тело расслабляется и одновременно странным образом возбуждается.

Затем одеяло откинули, и сквозь ее термобелье просочился холодный воздух градусов пятнадцати за мгновение до того, как ее спину вновь накрыли, на этот раз необычайно большим и тяжелым мужским телом.  Моника с восторгом вздохнула. О, вот теперь гораздо лучше. Такого рода мечту она всегда желала воплотить. Она постанывала от удовольствия в ответ на ритмичные порывы теплого и влажного дыхания у шеи, дрожала в предвкушении его огромных жестких рук, обхватывающих ее плечи. Его раздвинутые прильнувшие к ней бедра принесли ей слезы облегчения, и их невероятный жар заставил ее извиваться в попытке придвинуться ещё ближе. В ответ он накрепко прижался к ее спине, отчего она вновь застонала. Забудьте про электрическое одеяло, этот мужчины был доменной печью А-класса.

- Боже, ты не мог бы делать это каждую ночь? пробормотала она, вытягивая руки вверх и упираясь лбом в сложенные ладони. Низкий гул его довольного смешка и быстрые порывы горячего дыхания заставили Монику вздрогнуть ещё сильнее. Однако, от волнообразных покачиваний возле попы она напряглась, осведомленная после практической демонстрации по ксеноанатомии , насколько сильным мужчиной, и насколько чуждым, он был в действительности.

Вот теперь ей стало не по себе, она подняла голову и открыла глаза.  О, да... Этот сон она бы с радостью смотрела каждую ночь до конца своей жизни. Ее занесло на песчаный пляж с пальмами, бирюзовые волны Карибского моря стремительно приближались к ней и отступали, полуденное солнце резвилось у нее на спине. Вот бы ей сейчас фруктовый напиток с зонтиком и последний триллер Майкла Крайтона

- Ты спишь, - донесся до ее ушка успокаивающий шепот, и она, вздохнув, снова опустила голову.

- Знаю, но это всё равно странно. Не часто у меня бывают сны, в которых я осознаю, что сплю. Кажется, мне это нравится.

Его аромат становился всё сильнее, и она упивалась им, жадно вдыхая, пока лежала, наслаждаясь невероятной жарой.

- Кто я?

- Келлен, - без колебаний ответила она. Ты всегда Келлен.

- Ты часто обо мне мечтаешь, - это был не вопрос.

- Иногда. Нечто шевелящееся возле ее попы стало толкаться, и она беспокойно заерзала. Но не так.

- А теперь будешь так, - пробормотал он, ещё сильнее прижимаясь к ее спине.

- Обещаешь? этот вопрос прервался вздохом, когда он скользнул одной из своих гигантских рук ей под грудь. Она попыталась выкрутиться, даже во сне стыдясь своей неполноценности , но он проигнорировал этот намёк и накрыл ее правый сосок ладонью. Большой палец скользнул по нему, и его шероховатость даже через ткань термобелья вызвала такой интенсивный прилив ощущений, что из ее легких выбило весь воздух. Он снова и снова поглаживал крошечный сосок, и Моника забилась под его тяжестью. Ее пульс участился, дыхание стало беспорядочным, и сквозь неё проносились такие пугающие ощущения.

А может , она испугалась мысли, что вот-вот проснется, и эти ощущения исчезнут, словно их никогда и не было?

- Что ты со мной делаешь? простонала она. В ответ он ущипнул её сосок большим и указательным пальцем и резко потянул. Её тело пронзила молния, ударив прямо между бёдер и вырвав из горла сдавленный крик.

- Готовлю тебя, крошка-З емлянка, - ответ был мрачный, с ноткой юмора и чего-то ещё Всякая попытка, которую она пыталась предпринять, чтобы разобрать эту интонацию, была провалена под ощущениями от его раскрытого рта на ее горле. Его язык проложил огненную дорожку к уху, и она всхлипнула.

- О, Господи, к чему?

Его левая рука скользнула под белье, чтобы ущипнуть другой сосок, сноп искр опалил её живот, она взвыла и подскочила. О н усмехнулся, покусывая мочку её ушка.

- К инопланетному вторжению.

***

Моника вздрогнула и подорвалась на кровати. Яркий утренний свет резал глаза, и она быстро заслонила их рукой, ее голова стучала в ритме сердца.  Яркий утренний свет?.. Святой дерьмо, сколько же времени?

- Десять четырнадцать!!!

Прежде чем эхо ее крика стихло в комнате, она уже вскочила с кровати и разделась догола.

Благодарная за то, что в ванной не было окон, она отбросила тщеславие, проглотила ибупрофен и почистила зубы. Открыв кран, она шагнула под прохладные струи и приняла душ в рекордные сроки, несмотря на головную боль, отдающуюся где-то в глазных яблоках. Вытерев волосы, она нанесла на них фиксатор и пальцами превратила в привычный шипастый беспорядок, пряча глаза от яркого света. Сколько времени прошло с последней стрижки? Кажется, около недели, но черт возьми, если метёлка на ее голове не стала опять лохматой.

Щурясь в солнечной спальне, она впервые с момента прибытия в Бомонт-Тайер прошла мимо своего ящика с косметикой. Если бы до этого ее коллеги не знали, что она уродина, то сегодня бы в этом убедились. Драматичный готский макияж заставлял ее кожу выглядеть пепельной, но без него она выглядела позитивно-синюшной. Черт, да практически сиреневатой , на самом деле.

К черту всех, подумала она, натягивая на ноги простые белые трусики, достаточно длинные, чтобы быть удобными , затем влезла в пару шерстяных носков.

Ей только что пришло в голову, что боль, наконец-то, оставила ноги хоть на ночь.

Жаль, что сейчас у неё словно пуля застряла в мозгах. Боже, не понос, так золотуха. Она сокрушалась от несправедливости всего происходящего, влезая в ультратонкую нательную одежду и в медицинский костюм. Как только все её украшения оказались на месте есть же предел, сколько железяк может надеть девушка - она шлёпнула на нос большие очки в роговой оправе. Контактные линзы исключены, глаза и так её просто убивали.

- Хмм. Передумав, Моника сняла очки и засунула их в нагрудный карман, затем открыла верхний ящик комода и пошарилась в нижнем белье, пока не наткнулась на жесткий пластиковый футляр с солнечными очками с диоптриями.

Она не носила их месяцами, потому что посреди большого холодного севера в них было некуда пойти и нечем заняться. Сдув с линз несколько пылинок, она нацепила их. Ох, намного лучше. Теперь она может подойти к окну, не покрывшись от боли холодным потом.

Она подошла к тумбочке и нахмурилась, увидев, что ее будильник выключен. Чувиха , это насколько же нужно быть ошалевшей , чтобы сделать это и не заметить. Но, опять же, это была тяжелая ночь, наполненная причудливыми снами.

Эротическими  снами.

Моника опустилась на колени перед кроватью, пытаясь добраться до сабо, но ничего себе ! Наконец-то у нее случился первый эротический сон, а мужчина в нем совершенно сногсшибателен. Тепло растеклось по ее животу, несмотря на то , что она рвано задышала от ужаса. О черт! Пожалуйста, скажи, что тебе снился не он! Ей каждый день приходилось работать с К оммандором, начиная с того внезапного перевода три недели назад.  Может быть, это был лейтенант Шаусс. Да, вот и всё. Этот парень был повсюду, куда бы она ни пошла в эти дни, и он всегда, казалось, наблюдал за ней, поэтому чья в том вина, если у нее возникли странные идеи?

Не ее, чертовски верно.

Яростный стук в дверь заставил ее вздрогнуть.

- Эй, Готчайлд ! Ты здесь?

Голос Шелли был островком спокойствия в этом море волнений. Натянув башмаки, Моника отбросила чувство надвигающейся беды и схватила ключи, перед тем как открыть дверь.

- Я решила, что хочу рабочий день, как у банкира, - пошутила она с застенчивой улыбкой, выходя в холл и направляясь в исследовательскую клинику. Сделав несколько шагов, она пошла тяжелее, пытаясь засунуть ступни подальше в сабо. Боже, и почему ей кажется, что пятки свисают с подошвы? Может, эти носки слишком толстые, ей придется поменять их на обеденном перерыве. Конечно, если предположить, что этот перерыв у нее будет. Боже, ей, определенно, лучше пообедать.

После пропущенного завтрака казалось, что ее пупок сейчас поцелует позвоночник.

- Даже банкиры выходят на работу раньше, - усмехнулась Шелли. Меду прочим, ты сегодня нанесла очаровательный лавандовый оттенок.

- Отцепись! они провели вместе достаточно внерабочего времени, чтобы Шелли и раньше видела ее без камуфляжа, но видимо не настолько часто, чтобы та удержалась от комментариев.

- И прикольные очки. Ты прошлой ночью нализалась или что?

- Или что, - она взглянула на Шелли и добавила, - я всё расскажу за обедом, хорошо?

- Хорошо, но будешь должна. Твой начальник заходил в клинику, разыскивал тебя и стоял вот настолько, - она показала большим и указательным пальцами расстояние где-то в миллиметр, - близко ко мне, спасибо тебе за это большое. Шелли содрогнулась. Я не знаю, как у тебя получается проводить с ними столько времени, и, черт возьми, определенно не понимаю, почему ты хочешь провести следующие десять лет, живя среди них.

- Какой ты тепличный цветочек, - отшила ее Моника с усмешкой.

- Можешь сколько хочешь подставлять свою задницу, а я, как всякий порядочный цветочек, принадлежу Земле, в которую меня посадили.

- Это же просто прекрасно, значит , для меня в космосе будет больше места. Я утром пропустила что-нибудь важное?

- Только первое ориентирование, - сухо произнесла Шелли. Но не переживай , в любом случае, доктор Эмрих хотел поменяться на утреннюю группу.

Моника затормозила перед стойкой регистрации и уставилась на нее.

Не могу поверить, что проспала начало ориентирвания. Боже мой, это же одна из основных причин, почему я здесь, чтобы помочь этим женщинам

- Остынь, Готчайлд. Как я уже сказала, ты проведешь его дневную сессию, где сможешь проинструктировать столько же женщин, как и утром, если не больше. А теперь, пошли скорее. Тебя ищет К оммандор, помнишь?

- Точно.

К ее щекам прилил жар, когда всплыли воспоминания о том сне, и Моника отвела глаза, ее пульс все ускорялся. Она могла как угодно лгать себя, но это был он. Елки-иголки. Почему к ее спине не мог прижаться Джордж Клуни, и ласкать ее несуществующую грудь под тропическим солнцем? Нет ни малейшего шанса, что ей придется смотреть в глаза ему.

- Так почему ты стоишь? спросила Шелли, когда она замешкалась.

- Да так, задумалась.

- Хорошо, лучше подумай о том, чтобы заняться своими корнями. Сегодня утром твои волосы фанкаделичны.  (Прим. Funkadelic американская психоделическая рок-группа, солист, Джордж Клинтон, красил волосы в разные цвета, корни зачастую оставляя естественными)

- Уже?! руки Моники взлетели к волосам.

- И устрой в прачечной адские разборки, тебе выдали не ту форму. Ты похожа на жертву наводнения.

Моника взглянула на свои лодыжки в пушистых носках и нахмурилась.

- Ну и дела, я всё исправлю. Что-нибудь ещё , мамочка?

- Ага, пошевеливайся!

***

К счастью, кроме группы каменнолицых охранников, которые с недавних пор дежурили в холлах, единственной душой, встретившейся ей по пути в маленькую «коморку для швабр», была Жасмин Кинг, одна из общих секретарей.

- Только не говори мне, что твоя машина не завелась, - поддразнила Жасмин, передавая ей чашку кофе из машины для гурманов на ее столе. Или ты попала в пробку?

Моника заворчала и оскалила зубы над краем кружки, прежде чем сделать огромный обжигающий глоток. Есть определенные неудобства в том, чтобы жить практически на работе, главное из которых для опоздания нет никаких уважительных причин. И ты не сможешь посачковать , ведь стоит только сказаться больной, как сразу же в дверь постучится толпа врачей, жаждущих снять твои показатели, пропальпировать каждый дюйм кожи и залезть в каждое отдельное отверстие.

Она уже это узнала на собственном опыте, который ни за что на свете не захочет повторить.

Улыбка Жасмин стала ещё шире.

Итак, ты, что ли, сегодня идешь на кастинг на главную роль в фильме про вампиров?

- Каждый сам себе комик, - пробормотала Моника.

- Серьезно, женщина, ты абсолютно похожа на труп. И для чего очки? Ты кого-то вконец вывела из себя , да так, что на тебя напали?

Приспустив солнечные очки, она впилась взглядом в прекрасную Жасмин, высокую и элегантную, как всегда в бежевом деловом костюме, подчеркивающем ее аппетитные изгибы и заставляющем ее лицо цвета персика в сливках светиться, словно она проглотила рассвет. Маленькая ведьма носила макияж? Если и так, то он превосходен. Действительно превосходен. От этого неброского совершенства Моника ещё сильнее ощутила себя придурковатой чудилой, но Жасмин была такой милой, когда не была той ещё болью в заднице, что она попросту не могла держать на нее зла.

- У меня болит голова, Степфорд , и если ты кому-нибудь расскажешь, тебе понадобиться кое-что покрупнее солнечных очков, чтобы скрыть то, что я сделаю с твоим лицом.

- Прелестно. Разве ты не давала какую-то клятву «не навреди»?

- Зная, что рано или поздно наткнусь на таких людей, как ты, я скрестила пальцы.

От короткого смеха Жасмин Моника еле скрыла улыбку, проходя по коридору в свой офис.

- Эй, Моника, подожди минутку.

Она остановилась и посмотрела на Жасмин, которая махала ей вернуться, украдкой поглядывая на лицо. Заинтересовавшись, Моника вновь подошла к ее столу, Жасмин встала, огляделась, а потом сделала знак приблизиться.

- Тебя искал К оммандор, - сказала она тихим голосом.

После того, как подскочивший пульс выровнялся, Моника изогнула бровь.

Конечно, он меня искал. Я опоздала на три часа.

Жасмин закусила губу.

- Эй? пробормотала Моника, когда та не смогла ничего ответить. Чего ты мне не договариваешь?

- Я не уверена, - раздался разочарованный ответ. В последнее время я улавливаю некие вибрации.

- Вибрации ? Типа, моя аура дрожит или что-то в этом роде?

Жасмин нахмурилась.

Моника, я серьезно. Разве ты не заметила всех этих охранников в холлах?

- Да. А что с ними?

- Разве тебе не показалось, словно они защищают тебя?

Моника вздрогнула. Дерьмо, а она, кажется, права. Несомненно, это К оммандор натравил на нее охранников из опасения, что инцидент с феромонами повториться. Зануда. Она же сказала ему, что рецидива не будет, теперь, когда она знает, что должна держаться подальше от демонстраций.

- Не переживай, - сказала она уверенно. Я позабочусь об этом.

Она брела по коридору, всё сильнее раздражаясь на каждом шагу. Плохо было уже то, что он перевел ее, не спросив разрешения, и что приставил лейтенанта Шаусса шнырять вокруг и присматривать за ней. Но выставить целую кучу охранников, дабы убедиться, что она не пристает к кому-нибудь невинному

Боже, неужели он думает, что я наброшусь на него?

С горящими щеками Моника захлопнула за собой дверь и тут же пожалела об этом. Чертова головная боль Она сняла с крючка не стене и натянула свой лабораторный халат, затем опустилась в дешевое кресло из искусственной кожи, затаив дыхание, когда оно заскрипело под ее весом. Нетерпеливый щелчок мыши активировал компьютер, она отхлебнула побольше кофе со вкусом фундука фаворит сегодняшнего утра - и задумалась, ожидая, пока откроется папка с электронной почтой.

Посмотрите на нее, ей снятся эротические сны про К оммандора, а он приставляет к ней побольше охраны! Черт возьми, почему именно он вызывает у нее учащение пульса?

Ничего не найдя в почтовом ящике сюрприз, сюрприз она вытащила из завала на рабочем столе папку и попыталась вникнуть в работу. Распахнув и разложив бумаги на столе , она пролистала несколько первых страниц, пока не добралась до списка новобранцев для дневного ориентирования. Всего семьдесят два имени, и хотя сейчас они были едва ли большим, чем чернилами на бумаге и бессмысленным набором статистических данных, вскоре многие из этих женщин станут ее пациентками, подопечными и, возможно даже, друзьями.

Завтра начнется их первичная медицинская оценка, что ещё на шаг приблизит ее к взлетной площадке.

От этой мысли у нее чуть не вырвался победный воинственный клич.  Если бы пять лет назад ей кто-то сказал, что однажды она полетит через, Бог знает сколько , световых лет, чтобы помочь населению планеты, которую враги довели до геноцида, она бы поклялась, что этот кто-то сидит на крэке. Или поискала бы скрытую камеру. Все знают, что она конченый космический фанат, и с ее коллег станется унизить ее по национальному телевидению.

Сколько себя помнила, Моника всегда мечтала стать космонавтом, но со списком физических недостатков длинною с руку у нее не было даже микроскопического шанса попасть в космическую программу. Поэтому, вместо этого, она занялась изучением астрономии, поглощением научно-фантастических романов и отслеживанием всех воплощений «Звездных Войн» и «Звездного Пути». Такая одержимость космосом не принесла множества друзей, но зато помогла пройти через врожденные нарушения и, как следствие, через хренову вечность в системе патронажного воспитания Денвера, а затем и через одинокие загруженные годы в медицинском институте.

Ошеломляющую посадку Гаратанского корабля транслировали по всему миру на всех языках, и Монику поочередно охватывал то холодок недоверия О, ради Бога, они пожали руки политикам! то согревала необоснованная надежда на будущее. Пока однажды, в одно нереально солнечное утро после тридцатишестичасовой смены в больнице она не ответила на стук в дверь, одетая в выцветшую футболку с «Секретными материалами» и боксеры, держа недоеденную миску кукурузных хлопьев Cap’n Crunch , чтобы обнаружить на своем крыльце пару Людей В Черном ну чем не звёздное начало ее карьеры как Доктора Тиг , Медицинской цыпочки.

Они блеснули значками Секретной Службы, пристально с тонко завуалированным презрением глядя на ее футболку, вошли внутрь и выключили телевизор, даже не извинившись. Затем они допросили ее с пристрастием о жизни. С их слов она поняла, что ее жизнь не имеет смысла, и уже было решила достать одно из своих ружей и заставить их проглотить эти слова, как они предложили ей возможность стать кем-то большим, сделать что-то большее. И она приняла это предложение, хотя бы чтобы просто узнать, существуют ли Гаратанцы на самом деле.

Конечно, ей пришлось продать свой симпатичный маленький английский коттедж в Садах Келлена, и словно сердце из груди вырезали пластиковой ложкой, как у Chicken Shack.  (Прим.: Chicken Shack , британская блюзовая группа, основана в 1967 году). Вы могли бы сбить ее с ног даже ватной палочкой, когда на следующий день после приезда в К омплекс Бомонт-Тайер ее напарник по ориентированию указал на семифутового  (213 см) пришельца в безбожно облегающей униформе и проворковал: «Это К оммандор Келлен. Боже, ну разве он не красавчик ?!»

Ну каковы шансы, что в ее жизни снова появится еще один Келлен, и так скоро после отказа от последнего? Это имя не так часто встречалось, по крайней мере, на этой планете. А на планете Гаратан кто знает? Может быть, это их аналог Джона.

- Рад, что вы к нам сегодня присоединились, доктор Тиг.

Моника дернулась, толкнув пустую чашку из-под кофе, которая проскользнула по столу и шлепнулась на такой практичный ковер.

- Большое спасибо, К оммандор, - пробормотала она, наклонившись, не глядя на него и стараясь не покраснеть. Вы когда-нибудь слышали о том, что надо хотя бы стучаться?

Их пальцы неожиданно встретились на гладкой керамике, и она отдернула руку, словно обжёгшись.  Вот вам и не покраснела. Когда он без комментариев поставил чашку на стол, Моника всего на мгновение встретилась с его взглядом, и прежде чем она успела отвернуться, ее щеки просто загорелись. Обычно солнцезащитные очки дарили ей своего рода чувство анонимности, но не сегодня. Сегодня, перед ним, она чувствовала себя абсолютно голой.

- Спасибо.

- Вы сегодня утром встали не с той ноги, доктор?

Его точёное лицо было лишено эмоций, но по его тону она могла понять, что он наслаждается ситуацией , спрашивая ее об этом. У мужчины было необычайное понимание тонкостей английского языка для пришельца и всем хорошо известная слабость к эвфемизмам, и чем они мудрёнее , тем лучше. Невозможно было понять, пытался ли он ее развеселить или раздосадовать, но, по крайне мере, он предоставил удобное оправдание ее поведению. Он напугал ее настолько, что у нее пропал всякий настрой спорить с ним из-за охраны. Она просто хотела, чтобы мужчина ушёл и оставил ее с миром.

- В точку, - сказала она, кивнув.

- Почему?

«Вот дерьмо! Коммандор, уходите », - сигналили ее глаза через затемнённые линзы.

К сожалению, он не получил негласного сообщения. Слегка расставив ноги пошире и сложив руки за спиной, он уставился на нее, словно слышал, что с ней произошло что-то чудное, и не хотел это упустить. Эта поистине военная поза превратила выпуклость в его промежности в весьма заметный бугор , и только божественное вмешательство могло уберечь ее и не дать опустить взгляд туда. Но что-то никто не вмешался.

Кстати, говоря о чудных вещах, вы ни за что не захотели бы отвести взгляд от

- Доктор?

Моника с трудом сглотнула внезапную слюну и встретила его взгляд. Уголки рта изогнулись в улыбке.

- Я я просто плохо спала прошлой ночью. О, черт, она покраснела. Опять. Черт бы побрал этот глупый сон! До сегодняшнего утра она чувствовала себя довольно комфортно с К оммандором и другими представителями Гаратана. Теперь же в его присутствии она чувствовала себя выведенной из равновесия и смущенной. Раздраженной. Была, конечно, надежда, что, как и в случае с большинством снов, эффект смены настроения скоро пройдет, и она вернется к своему обычному чудачеству. Тогда она точно сможет сказать ему, куда конкретно засунуть этих охранников.

- Возможно, вам стоит вернуться в свою квартиру и отдохнуть до дневного инструктажа.

- Спасибо, но в этом нет необходимости, - заверила она его, перебирая бумаги, словно у нее есть хоть какие-то мысли в голове, и хоть какое-то прозаическое занятие. Вам что-то нужно?

- Нет. Я просто беспокоился о вас.

Его неуверенность заставила ее поднять взгляд.

- Ох. Ну, как видите, я в порядке. Боже, что бы она не отдала за такой Покер-фейс , как у него! Эти лазурные глаза так смущающе ее разглядывали. Она считала, что уже привыкла к немигающему взгляду Гаратанцев, до этого момента, когда ее так тщательно изучали.

Фантомные ощущения того сна выбрали как раз этот момент, чтобы околдовать ее, покалывая в сосках и стреляя прямо между бедер.  К инопланетному вторжению , - сказал он, и она инстинктивно поняла, что он говорил не в планетарном масштабе.

На этот раз жар, пронёсшийся по шее, был мучительным, поглощая всё ее лицо огненным шаром унижения, когда ее сердце оглушительно заколотилось в груди. Она закрыла папку руками, сдерживая их дрожь, и протянула руку, чтобы открыть ящик с файлами, отчаянно избегая его пристального взгляда.

Он пальцами сжал ее подбородок и медленно приподнял его для пристального осмотра.

- Ты выглядишь неважно, крошка-Землянка.

Крошка-Землянка. Если его горячее прикосновение кожа к коже не заставило ее оцепенеть, то эхо из ее сна обязательно заставит, черт возьми. Он когда-нибудь ее так называл? Она не могла вспомнить - мозг словно закоротило, как будто она подключила слишком много устройств к одному источнику.

Она, определенно, выбрала самый неподходящий день, чтобы пренебречь боевой раскраской. Неужели этот адский румянец никогда не исчезнет?

Ну всё , пора переходить в наступление. Дёрнув подбородком, Моника встала и со стальной решимостью встретила его взгляд. Ладно, ладно, со слабенькой решимостью.

- Уверяю вас, я в порядке. Выровняв своё дрожащее дыхание, девушка резко спросила: - Почему вы назначили охранников приглядывать за мной?

- А аа. И вот теперь она увидела, как его взгляд просто загорелся пониманием. Он склонил голову набок , заставив каштаново -золотую гриву заколыхаться. Так вот что вас беспокоит.

- Чертовски верно, беспокоит, - она скрестила руки перед собой. Это ведь правда, не так ли? Они стерегут  меня.

Он бесстрастно ее разглядывал, а затем медленно кивнул.

Да, вас.

- Черт возьми, К оммандор, я же сказала вам, что буду избегать

- Доктор, они для вашей защиты.

- Моей защиты, - она невежливо фыркнула. Для чего мне потребовалась защита? Вы здесь единственный, кто - Моника стиснула зубы, чтобы остановить поток откровений.

- Я единственный, кто - Келлен выглядел зачарованным. Продолжайте, доктор.

- Что ж, вы вероятная мишень для нападения со стороны ксенофобных землян, - она импровизировала, до абсурда довольная собой, что сумела придумать нечто правдоподобное в таком стрессовом состоянии.

- Ваша восприимчивость к нашим феромонам делает вас более чем вероятной мишенью для безнравственных подвижек доведенных до отчаяния мужчин.

- О, хватит заливать! Для этого они должны быть нереально отчаянными.

- Смею напомнить, что мы именно поэтому прибыли на Землю.

Она обратила внимание, что он не опроверг ее утверждение. Ауч !

- Послушайте, К оммандор, я уверена, вы думаете, что оказываете мне услугу, но факт в том, что я не могу жить под постоянным наблюдением. Можете просто отозвать охранников, я готова попытать счастье, - каким бы оно ни было , молча закончила про себя.

- Прошу прощения, но я не могу на это пойти, - прежде чем девушка успела возразить, он поднял руку и продолжил: - Возможно , вы и захотите попытать счастье, но вы едва ли не единственное, что стоит на кону. Если вас атакуют, то не исключено, что политические последствия заморозят всю программу на неопределенное время.

Она заскрежетала зубами.

Но

- Доктор Тиг , - четко проговорил он, - женское неповиновение может непредсказуемым образом сказаться на моем самообладании. Уперевшись руками в стол, он низко склонился к ее лицу. Возможно, вам следует уступить в этой битве интересов, прежде чем охранникам придется оттаскивать от вас меня!

Если бы было куда отойти, Моника поспешила бы шагнуть назад. Как бы там ни было, она попросту проглотила язык.

- Мы поняли друг друга? спросил К оммандор, не отступая. Она энергично закивала. Рад это слышать. Охрана остаётся, но с непременным условием, что они немедленно вас покинут, если станут возбуждены.

- Это, гмм , приятно знать. Моника несколько раз моргнула, отчаянно пытаясь собраться с силами.

Черт побери, она опять позволила ему уложить ее на лопатки с этой его нелепой тактикой запугивания.

Взглянув на него с вновь ожившей решимостью, она твердо сказала:

- Теперь, если вам от меня больше ничего не нужно, у меня много кандидатов , с которыми нужно работать.

Настала его очередь моргать, отметила она с некоторым удовлетворением. Но тут его глаза потемнели, и он наклонился, пока почти не коснулся ее носа своим.

- Ты меня  отпускаешь ?

От этого тона все ее инстинкты самосохранения завопили, что ее жизнь в опасности, словно она тонула в глубоководном течении, решение о тактическом отступлении показалось приемлемым, и Моника позволила ослабевшим коленям опустить ее на стул.

- Ну что вы, это было бы слишком! легкие панические нотки в ее голосе испортили весь эффект, но она стойко держалась. Некоторым из нас действительно нужно работать.

- Хммм , - его ответ, как и выражение лица, был расслабляюще-невозмутимыми. Как вам будет угодно, доктор. Но запланируйте большую часть завтрашнего утра провести в моем офисе. У нас есть ряд деталей, касающихся оценки добровольцев, которые ещё предстоит согласовать.

- Я внесу вас в расписание, - поклялась она, снова открывая папку с файлами и устремив свой взгляд на первую попавшуюся страницу.

Никогда еще звук захлопнувшейся двери не был столь приятен. Моника сняла очки и с протяжным стоном уткнулась лицом в стол; облегчение, что К оммандор наконец-то ушёл, было настолько острым, практически оргазмическим. Ну, или как она себе этот оргазм представляла. И если это покалывание на юге станет еще интенсивнее, она может и узнает, каков он в реальности, - и это мысль была очень заманчивой. Боже, от него так хорошо пахнет, а она так голодна

Возможно, вам следует уступить в этой битве интересов, прежде чем охранникам придется оттаскивать меня от вас.

Да, правильно. Очевидно, что репутация этого мужчины в стратегических операциях была вполне заслуженной. И конечно, он без труда нашел ее Ахиллесову пяту. Боже правый, картины, которую он привнёс в ее мысли, в которых охранники пытаются стащить его массивное тело с нее, оказалось достаточно, чтобы заставить ее захныкать. И вовсе не от испуга.

Желудок заурчал, и Моника выпрямилась с очередным стоном, задаваясь вопросом, когда же ей удастся сбежать на обеденный перерыв. Стон превратился в смех одна из страниц с информацией на добровольца приклеилась ко лбу. Отлепив ее, она положила ее обратно вместе с остальными документами и заставила свой мозг вернуться к работе.  Этому тревожному искажению реальности лучше ограничиться минувшей ночью , - уныло подумала она, - или завтра ей опять предстоит адский денек.

Глава 3

Не прошло и часа, как Моника скользнула за Шелли в очередь за обедом со своим подносом.

Направляясь в столовую, она ловила на себе всевозможные смеющиеся взгляды, из-за своей трупной бледности, словно в панике торчащих волос и униформы, как у жертвы наводнения. Когда она проходила мимо двери, брошенный в зеркало взгляд заставил вырваться из нее проклятье учитывая, сколько она заплатила, эта краска должна была продержаться на волосах до самых седин.

- Боже, Готчайлд, ты затариваешься на случай какого-то молочного кризиса, а мы и не в курсе?

Моника посмотрела на свой поднос, швырнув на него четвертую коробку с молоком, и пожала плечами.

Я люблю молоко. Можешь подать на меня в суд.

Она заметила, что Шелли и сама взяла две порции молока, но не стала это комментировать. В конце концов, у той, по крайней мере, была на то причина шестой месяц беременности. Ни много ни мало, близнецы.

- Ты понимаешь, что с молочными усами тебе будет неловко, учитывая твой образ.

Моника ухмылялась, продвигая их подносы в очереди.

Лучше так, чем настоящие усы.

- И с каких это пор ты отказываешься от фруктов и овощей? Ты знаешь, что сделает с твоими артериями вся эта дрянь? Шелли качала головой, в изумлении уставившись на обед Моники, состоящий из двух стейков, двух кокотниц с мускатным орехом и экстра-огромного куска тыквенного пирога со взбитыми сливками. Ты, что, тоже залетела? Ведь нет?

- Тебе ли не знать, - строго сказала Моника. В любом случае, кто -то умер и сделал тебя холестериновым копом ?

- Ну, прости меня за то, что интересуюсь, что за фигня с тобой происходит, - прорычала Шелли, направляясь к пустому столику в дальнем конце столовой. Большую часть года ты ничего не ела на обед, кроме салатов, а теперь ты внезапно всасываешь калории, как голодающий беженец с войны.

- А что уж не самом деле чудно, - продолжила она, когда они уселись за стол, - ты все-равно продолжаешь терять вес. Она помолчала, пристально глядя на Монику. Ты ведь не больна, или что-то подобное, не так ли?

- Если и так, то я не в курсе, - ответила Моника. Она позволила себе опустить взгляд, жалея, что сняла солнечные очки, когда головная боль утихла. Иногда пытливые глаза Шелли видели слишком много. И я не теряю вес. За последние несколько недель я набрала пару кило. Можно подумать, мне это было нужно, - она посмотрела на свой поднос и нахмурилась. Не удивительно, что с каждым днем она всё ближе приближалась к ужасной отметке, девяносто килограмм.

Но странные пищевые пристрастия, которые появились у нее в последнее время, были слишком сокрушительными, чтобы с ними бороться.

- Ты уверенна? По мне, ты выглядишь хуже, особенно лицо. Ты занялась спортом? Возможно, ты прибавила в мышечной массе.

- Ага, точно, - Моника фыркнула, - я и спорт. Одного взгляда на дверь в тренажерный зал было достаточно, чтобы она зашипела и скорчилась, как вампир при виде креста. Она открыла коробку молока и выпила его несколькими огромными глотками, затем за секунду расправилась со второй и набросилась на стейк.

- Что за - Она перестала жевать и просто перекатывала еду во рту, с отвращение определив в ней нечто тяжелое. Как можно осторожнее она выплюнула всё содержимое на бумажную салфетку.

- Они что, снова стали класть в мясо зубы и ногти? спросила Шелли. Ненавижу, когда так происходит.

Поковырявшись в своей салфетке, Моника ахнула.

Святая корова! Ты угадала. Она подняла нечто, похожее на зуб, и, сузив глаза, стала его рассматривать.

- Как по мне, так это не похоже на коровий зуб, святая она или нет, - сказала Шелли. У тебя ведь зуб не выпал, правда?

- Неее - поводив языком, Моника была потрясена, ощутив провал на нижней левой стороне челюсти. Боже мой, это мой! У меня выпал зуб. О, ну просто прекрасно, - пробормотала она.

- Как будто я и так не ходячий фриказоид вселенной.

- Дай посмотреть, - подтолкнула Шелли.

Моника протянула ей свой зуб, со вздохом ощупывая щель во рту, встревоженная металлическим привкусом крови. Ей только этого сейчас не хватало, чтобы еще и зубы начали выпадать. Должно быть , в прошлой жизни она натворила немало дерьма, это единственное паршивое объяснение, почему ей досталось такое тело.

- Похож на молочный моляр, - наконец, произнесла Шелли. Вздрогнув, Моника взяла зуб из руки Шелли и повертела его на ладони.

- Да, похоже на то, - сказала она с облегчением. Она почти забыла, что у нее до сих пор сохранилась горстка молочных зубов. Стоматолог клялся, что где-то под ними прячутся коренные, но они всё никак не желали появляться. Возможно, я получу четвертак от Зубной Феи.

- Четвертак? усмехнулась Шелли. Ну уж нет! Сейчас эти молочные стоят минимум доллар.

- Меня устраивает. Она бросила зуб в карман своего халата и вернулась к бифштексу. Казалось немного странным, пытаться прожевать жесткое мясо с этой новой щелью, и, конечно же , та оказалась на стороне, которой чаще пользуются.

- Не оглядывайся, пришёл твой бойфренд, - пробормотала Шелли, схватив ее за руку.

Одну шокирующую секунду Моника думала, что та имеет в виду К оммандора, и обжигающая краска залила ее с ног до головы. Было почти что облегчением понять, что Шелли говорит о ее новой тени, лейтенанте Шауссе.

- Просто игнорируй его, - посоветовала она.

- Я так и делаю. Уверенна, это К оммандор Келлен попросил его приглядывать за мной, дабы убедиться, что я не стану, ну, ты знаешь - она не могла заставить себя произнести это вслух. - Опьянеть от их феромонов.

- Не нравится мне, как он на тебя смотрит, - настаивала Шелли. Ты должна пресечь эти мелкие заморочки в зародыше, пока они не стали проблемой.

- Я видела его на ксеноанатомии , - Моника хихикнула, - и, поверь мне, они далеко не мелкие.

- Черт возьми, я серьёзно! Он смотрит на тебя, как - она замолчала, кусая губы.

- Как? Ох, эта неизвестность убивала ее. Воистину, как часто потрясающие мужчины смотрят на нее, как да хоть как-нибудь?

Шелли сначала посмотрела по сторонам, а потом наклонилась вперед и прошептала:

- Словно хочет оприходовать тебя до потери сознания.

Успокоившись, Моника ответила ей:

- Боже, Шел , это уже через чур. Может, тебе стоит обратиться к психотерапевту , или ещё что-нибудь... Мне кажется, у тебя у самой есть мелкие заморочки.

- Прекрасно, - сказала явно оскорбленная Шелли. Просто не приходи потом ко мне, когда окажешься на обложке какого-нибудь инопланетного БДСМ-журнала, обнаженная и опутанная лишь цепями.

На этот раз она уже не смогла сдержаться. Моника хлопнула ладонью по губам, и ещё разочек, повизгивая от смеха и едва не утопив челку во взбитых сливках. Она смеялась всё сильнее, а Шелли просто сидела со скучающим видом, ковыряясь в своем тако-салате, затем сказала:

-  Ты такая незрелая.

И тут, когда Моника отвернулась, чтобы вытереть глаза, она мельком увидела лейтенанта Шаусса, и последний смешок застрял у нее в горле. Он ей просто улыбался, и ничего необычного в этом не было. Но как он улыбался

Вот зараза! В животе вспыхнул пожар, и она тут же отвернулась, потрясённая. Шелли попала в точку насчет этого взгляда, и Моника понятия не имела, как на него реагировать. Проклятье, она ведь и не собирается никак реагировать! Мужчины не смотрят на нее так, на то есть свои причины , и она чертовски хорошо об этом помнит.

- Ммм-хмм - задумчиво пропела Шелли, продолжая жевать.

- Просто игнорируй его, - повторила Моника, уже не так уверенно, как бы ей хотелось.  И может быть, он сам уйдет. Но он, конечно, этого не сделал, и она сосредоточилась на том, чтобы тщательно пережевывать стейк, задвинув мысли о нём подальше.

Что стало ещё сложнее, когда Шелли прошептала:

- Я думаю, что Жасмин влюблена в него.

- В лейтенанта Шаусса?

Когда Шелли кивнула, Моника откинулась на сидение и в шоке уставилась на нее. Секретарь Степфорд втюрилась в пришельца с обложки женского журнала? О, это слишком забавно.

- Ни за что!

- А вот и за что. Присмотрись к ней в следующий раз, когда он будет поблизости.

- Но он всегда поблизости, а я ничего подобного не замечала.

- Это потому , что ты не зациклена на всей этой фигне мальчик-девочка. Пришелец-девочка, - поправилась она с гримасой.

Моника снова вернулась к стейку, не желая углубляться в эту тему.  Пришелец-девочка. Боже, возможно у нее и Жасмин гораздо больше общего, чем она думала.

- Итак, как ты думаешь, что это значит? наконец, спросила Шелли. - Я имею ввиду потерю зуба.

- А это должно что-то значить?

- Ну, обычно мы теряем молочные зубы, когда готовы вылезти коренные, правильно?

- Да, если ты близок к норме, а мы обе знаем, что это не так. С моей удачей, они все просто выпадут, и мне придётся их приклеивать, когда я полечу через галактику.

- Ну же, Моника, - Шелли отодвинула остатки своего салата и распечатала коробку молока, - подумай хорошенько, для разнообразия. Возможно, это начало твоего пути к чему-то значительному.

Моника вздрогнула.

Боже, только не это. Обычно, если со мной происходит что-то значительное, это всегда что-то очень и очень отстойное.

Шелли выгнула бровь.

О, да? Так скажите-ка мне, доктор Готчайлд, что за высокий, умный астро -чудик собирается стать одним из первых людей на Земле, покинувших Солнечную систему, всего через несколько месяцев?

- Хорошо, ладно, это не отстой, - призналась Моника. Но этого ведь ещё не произошло, так? И сейчас что-то значительное может мне всё обломать.

Например, история с феромонами. Она снова вздрогнула от напоминания, как близко она подошла к тому, чтобы ее имя вычеркнули из списка миссии. Она почти ничего не помнила об этом дне, но, по словам Шелли, доктор Сноу остановился возле ее квартиры, чтобы ее проведать, менее чем через десять минут после того, как К оммандор ее уложил. Если бы Шелли не задержалась и не вмешалась, полностью раскритиковав пищевые привычки Моники и пообещав подобрать ей диету получше из того, что предлагает столовая, всё могло стать действительно скверным, и очень быстро.

- Будь осторожна со своими словами, - предупредила Шелли, накрывая рукой баскетбольный мяч, которым стал теперь ее живот. Я сквернословила, что когда-нибудь забуду принять одну из противозачаточных таблеток, а теперь взгляни на меня - классическую жертву сбывшегося пророчества, с двойным возмездием.

- Да, что ж, вот только разница в том, что ты подсознательно хотела залететь от своего нерасторопного женишка. С другой стороны, моё сознание и подсознание полностью за отлёт за пределы Солнечной системы. Эти двое, как единое целое, - закончила Моника никудышной Восточной мудростью, - в мире со вселенной и со всеми, кто в ней живет.

Шелли закатила глаза.

Кузнечик, ты несешь полную ахинею.

- Конфуций сказал, что каждый судит по себе.

- Очень глубокая мысль. Ну а если серьезно, мне кажется, вся эта история с зубами что-то да значит.

- А что касается меня, надеюсь, что ты ошибаешься. Моника отодвинула тарелку в сторону и принялась за тыквенный пирог. Наконец-то, я довольна тем, куда движется моя жизнь, и не хочу сейчас сбиться с курса.

***

- Коммандор, как там сегодня поживает наша маленькая дочь Спарны? раздался голос посла через ком-экран позади него.

Наша  маленькая дочь? Повернув кресло к тому лицом, Келлен сказал:

- Всего минуту назад у нее выпал один из молочных зубов.

Глаза Прета расширились.

Коммандор, вы в этом уверены?

- Определенно. В данный момент он лежит в кармане ее халата. Я достану его, для изучения и проверки, конечно.

- И как же вы планируете это сделать?

Келлен улыбнулся, обнажив свои большие белые зубы , спрашивая себя, знает ли Прет о Зубных Феях.

Вам лучше не знать. Сможете отрицать правдоподобно.

- Возможно, вы правы, - Прет вздохнул.

- Также она выросла почти на три сантиметра за прошлую неделю и прибавила два с половиной килограмма в весе за последние две.

- Матерь Песерин ! Такой темп акселерации просто не может быть безопасным. Или комфортным.

Келлен нахмурился, но кивнул.

По ночам она испытывает боль в ногах, и, несомненно, по мере роста всё станет ещё хуже.

- Возможно, настало время вызвать хорошего врача с   «Гепторала ». От земных врачей ей будет мало пользы, особенно учитывая, что они даже малейшего понятия не имеют , что на самом деле означает ее состояние.

- Пока рано, - Келлен выглядел настолько непререкаемо, насколько мог.

- Коммандор, мы не можем ждать слишком долго. Если они успеют во всем разобраться, мы никогда не сможем забрать ее с планеты.

- Я не переживаю по этому поводу, Прет, - прорычал Келлен. Я скорее с землей сровняю Северную Америку, но не уйду отсюда без нее.

- Как пожелаете.

Когда соединение разорвалось, Келлен откинулся на спинку кресла и вытянул длинные ноги под массивным, сделанным на заказ из красного дерева столом, слепо глядя на погасший экран. Он не был таким беззаботным в отношении акселерации маленького доктора, каким хотел казаться. На самом деле он волновался сильнее, чем Прет может себе представить.  В течении нескольких недель с тех пор, как она стала его спутницей жизни , его привязанность к маленькому ксенофилу довольно сильно окрепла. Несмотря на всю ее досаду на перевод в штат к К оммандору, она проявляла почти детское возбуждение при мысли о более тесном контакте с Гаратанским контингентом. Хотя в самый первый день она предупредила его, что ее основным приоритетом по-прежнему остаётся обслуживание женщин, о которых она будет заботиться, и, если ему это не нравится, он волен перевести ее обратно в основной штат.

Ему не потребовалось много времени, чтобы оценить недвусмысленную помощь доктора Тиг в решении вопросов, связанных с Землей. Более того, ее взаимодействие с другими землянами, которое он ежедневно наблюдал, доставило ему немалое наслаждение. Она была колючим сгустком противоречий, держась в стороне от сплоченного сообщества и вызывая гордость, метая ёмкие и меткие словесные гранаты в своих более снисходительных коллег.

Если бы она приложила максимум усилий , чтобы вписаться, то могла бы стать лидером группы. Как бы то ни было, ей повезет, если, попав на корабль Гаратанцев, она сможет общаться с кем-нибудь из землян. К несчастью, ее нервная подруга-медсестра зачислена на службу только для внутреннего обслуживания. Хотя Келлен был бы рад заполнить зияющую дыру в медицинском штате.

Социальная жизнь Тиг рухнет, когда они отстыкуются , и он жалел о том, что она останется совершенно одна, когда преобразование дочери Спарны начнётся всерьез. Он с такой же силой боялся физических испытаний, с которыми ей придется столкнуться, с каким нетерпением их ждал, и она ему нравилась настолько, что почти не хотелось , чтобы она через это проходила.

Почти   подходящее слово.

Уже сейчас боль, которую она испытывала, терзала его совесть, что, в общем-то, было несколько эгоцентрично с его стороны. В конце концов, ее переход инициируют не только его феромоны. Но именно он извлечёт из этого максимальную выгоду, и ему необходимо удостовериться, что она будет страдать как можно меньше, и именно поэтому прошлой ночью он всё-таки лёг рядом с ней, балансируя на грани между раем и адом.  За последние недели он совершил много тайных экскурсий в ее покои и принял ряд мер, направленных на повышение своих знаний о ней, и не последнее место здесь занимало введение подкожного импланта БиоМет в ее левую руку. Крошечный многоцелевой датчик посылал ему непрерывный поток данных через связь Церекома, гарантируя, что в любой момент времени Келлен будет знать о физическом состоянии доктора больше, чем она сама. Именно благодаря биометрии, а также сосредоточенному изучению ее, когда она спала, он знал о ее быстро прогрессирующих болях в ногах.  Что ей нужно, так это облегчение, которое может предоставить только полный контакт с Гаратанским мужчиной, и он удостоверится, что она получает его так часто, как ей потребуется по мере необходимого.

Тем не менее, это облегчение не проходило для каждого из них даром. Такой контакт проверял пределы его самоконтроля, пусть даже при этом стимулируя ее и без того неустойчивый переход. Но он просто не мог сидеть сложа руки во время ночных приступов и, принимая сигнал, наблюдать, как она корчится в агонии на своей узкой кровати. Он побеседовал с одним из Гаратанских врачей и убедился, что прийти к ней единственный способ помочь.

Поэтому он улёгся рядом с ней, накрыл ее своим теплом и укутал анальгетическим действием своих феромонов, разжигая все это время пламя ее созревания собственной похотью и пытливыми руками. Он поместил их в изменчивый карман своего энергетического поля, обманывая ее глаза и ослабленный разум яркими образами, и предоставляя ей возможность слегка ощутить вкус плотских удовольствий.

Келлен застонал, когда воспоминание скрутило его пах.

*Коммандор, о, мой К оммандор, - протянул Шаусс у него в голове.   Угадайте, кто сейчас испускает

Глава 4

- Коммандор, ни за что.

Моника яростно замотала головой в отрицании, ее терпение готово было вот-вот сорваться с хрупкого поводка. Она стояла лицом к лицу с бесстрастным каменнолицым истуканом , замерев в тревоге от встречи с мужчиной, который однажды стёр с лица земли целую цивилизацию, но сейчас, когда она заняла твердую позицию, она ни за что не отступит.

Кстати говоря о сбывшемся пророчестве , подумала она с отвращением. Еще только девять часов утра, а ее день уже напоминал экспресс-доставку в ад.

Вчера день из просто плохого превратился в полное собачье дерьмо. После обеда она читала информацию на своем инструктаже, спотыкаясь на каждом шагу, словно получила ее в последнюю минуту, а не составила самостоятельно большую часть этого проклятого документа, заработав попутно много сконфуженных и сомнительных взглядов со стороны своей группы рекрутов. И вовсе не поспособствовало обузданию ее нервной болтовни незримое присутствие К оммандора где-то на галерке, и, когда она пробралась через последнюю страницу, она была готова плюнуть ему в глаза.  Затем она сразу же пошла в свою комнату, ее голова стучала, как бас-барабан, и она так сильно споткнулась о комод, что ее последняя бутылка тонального крема соскользнула и разбилась на тонком ковре, расплывшись уродливым пятном. Слишком усталая и расстроенная, чтобы поужинать, она сбросила свой лабораторный халат и пижаму на пол и просто забралась в постель, отчаянно ища убежище во сне. И конечно, тогда на нее напали невероятные боли в ногах, и она часами беспокойно металась, прежде чем отключиться.  Сегодня всё началось гораздо лучше. Она проснулась вовремя, успела нарисовать лицо, но так и не смогла найти ни одной лабораторной пижамы, которая прикрыла бы ее лодыжки. Поэтому она, пожав плечами, натянула смятый халат, накануне столь беззаботно сброшенный на пол, и сколь же велико было ее удивление, когда она залезла в карман и нашла там доллар вместо зуба.

Заинтересовавшись, как Шелли, черт возьми, это проделала, она отправилась на завтрак с улыбкой на лице. Но Шелли полностью отмела от себя роль Зубной Феи и устроила целое представление, гадая, кто это устроил. Не сказать, что это такой уж чудовищный проступок, но Шелли так не считала. Вот же вздорная женщина, ей нужно было просто сказать правду, и они бы посмеялись над этим. Но она всё отрицала, сверкая своими большими невинными глазами, и Моника покинула кафетерий, ощетинившись от раздражения.

Все переживания последних двадцати четырех часов довели ее до такого состояния: опухшие глаза, спутанное сознание, и при этом она рвалась в бой с раздражающим К оммандором Келленом.

Ее сверхинтерес к нему вовсе не исчез в одночасье. О, нет.  Благодаря откровенным сексуальным грёзам, в которые она погружалась в скудные часы предрассветного сна, и ярким флешбэкам , отдающимся в ней этим утром, она была чувствительнее, чем оголенный нерв, и готова была просто взвыть от неудовлетворенности.  (Прим.: Флешбэк яркие воспоминания; обратный кадр, используемый в искусстве художественный приём, временное прекращение повествования сюжетной линии с целью демонстрации зрителю событий прошлого)

Она вновь заснула на животе, и он опять лежал на ней, как живое одеяло. Но на этот раз, беспощадно подразнив ее жалкие груди, он, толкнувшись в ее попу, одной рукой скользнул в трусики. Она попыталась отползти от грубых пальцев, гладящих ее лобок, но он навалился на неё всем своим весом, стимулируя длинным пальцем узкую колыбель ее щелочки. До сих пор она могла слышать свои вопли, когда этот палец мягко надавливал на ее плоть, и до сих пор она была благодарна, что это был всего лишь сон. Сама мысль о К оммандоре Келлене, исследующем ее недоразвитые гениталии, заставляла ее живот сжиматься от страха и стыда.

И черт бы побрал эту нужду. Боже, это ужасно, просыпаться, пульсируя от сексуального возбуждения.

И почему она всегда желала тех вещей, на воплощение которых нет никакой надежды?

Ее соски болели и ныли с каждым прикосновением пижамы и нижнего белья, а окружающие их железы распухли и были горячими на ощупь.  Черт возьми, ей придется забыть про майки и раздобыть тренировочный лифчик или что-то в этом роде. А такие делали на ее размер? О, это будет весело, попросить дородного, жующего сигары завхоза раздобыть двойной блинчик сорок второго размера для ультра-позднего цветочка.  (Прим.: Двойной блинчик бюстгальтер для девочек с чашечками нулевого размера )

Ее жизнь дерьмо. Абсолютное яйце-сосущее дерьмо.

Келлен прервал ее горькие мысли:

- Боюсь, я вынужден настаивать.

- Я тоже! откликнулась она, от унижения и обиды у неё покалывало затылок. Извините, но ни за какие коврижки я не позволю вашим парням толпиться в комнатах, где оценивают женщин. Для них и так эти исследования будут достаточно неудобными.

- Если бы они заботились о личном комфорте, они бы не предложили копулятивных услуг, - непринужденно ответил он.

Моника съежилась. Копулятивные услуги! Боже, неужели они не могли придумать более личный или деликатный термин?

Но в действительности ее разозлило то, что он был прав. Большинство заявителей, которых приняли для оценки, в графе «наблюдение в интимных ситуациях» указали «равнодушны», остальная часть на полном серьезе выбрала графу «возбуждает», отчего она неловко заёрзала. Этим женщинам было без разницы, увидит ли кто-нибудь, как их исследуют и измеряют. Всё дело в ее чувстве приличия и личном достоинстве, которые бунтовали при мысли о том, что эти мега-альфа самцы играют в вуайеристов, в то время как рекруты подвергаются таким интимным обследованиям.

При всех намерениях и целях эти женщины были не более, чем проститутками и племенными кобылами, хорошо оплаченными Гаратаном , но она сделает всё , чтобы удостовериться, что к ним будут относиться с уважением. В конце концов, они проявили инициативу, чтобы спасти Богом забытую расу К оммандора. И сейчас Моника задумалась, как им сохранить достоинство.

- Забудьте. Просто поверьте мне на слово относительно их пригодности.

- Нет, доктор, я не могу, - объяснил Келлен с подчеркнутым терпением. - Совет требует двух свидетелей Гаратанцев.

- Для чего? ее голос поднялся на целую октаву, но она не смогла сдержать гнев. Хотите заглянуть в зеркало, когда я буду делать тазовый осмотр, или, возможно, самолично пальпировать их матки?

- Да, если посчитаю, что это необходимо.

- О, с меня хватит. Моника толкнула его массивную грудь обеими руками и с такой силой, что заставила Келлена отступить на шаг назад. Его лохматая голова наклонилась в сторону, когда он пялился на нее, и вид этой настороженной позы послал по ее венам яростное испепеляющее удовлетворение. А он и должен насторожиться!

- А почему бы вам не вернуться на свой корабль, Капитан Дрочила? закричала она. И найди другую планету, чтобы набрать себе секс-игрушек!

Она снова толкнула, и он ещё на шаг отступил назад. Всё заволокла красная дымка ярости, посылая волны жара , расходящиеся по коже, заставляя ее выпрямить плечи и продолжать на него злиться.

- Эти женщины, эти люди, - толчок, - В ы так чертовски бессердечны, они готовы отказаться от всего, что когда-либо знали, просто чтобы вы и ваши соратники могли достичь треклятого оргазма! толчок. А в благодарность вы собираетесь похотливо подглядывать, пока они лежат, беспомощные, - толчок, - С широко раздвинутыми ногами, засунутыми в стремена, вы , грязный, неблагодарный сукин сын!

Резкий стук в дверь кабинета Келлена прервал ее не полуслове.

- У вас там всё в порядке?

Робкий вопрос Жасмин с силой удара в гонг вывел Монику из «сумеречной зоны». Она почувствовала, как по ее покрасневшим горячим щекам побежали слёзы, услышала свое рваное дыхание, которое было столь же резким и быстрым, как и оглушительный пульс, и тут же содрогнулась. Она обхватила себя за талию, словно от внезапного озноба.  Келлен продолжал смотреть на неё , прижавшись к стене, его лицо, как всегда, было нечитаемым.

- Всё в порядке, мисс Кинг, - спокойно сказал он. Просто небольшое недоразумение. Можете возвращаться к своим обязанностям.

После продолжительного молчания сквозь дверь донеслось ее невнятное:

- Ну, ладно.

- Боже мой, - Моника икнула. Коммандор, мне очень жаль. Я не знаю, что сейчас произошло, клянусь, не знаю, - из ее горла вырвалось рыдание.  На мгновение она подумала, что всё в порядке. Лицо Келлена смягчилось от того, что на первый взгляд казалось состраданием, и он шагнул к ней. Но тут ее живот заурчал, и она внезапно осознала густую сладость феромонов, обволакивающих ее дыхательные пути.

Коммандор Келлен был возбужден.

Из-за нее.

- Стойте! воскликнула она, поднимая дрожащие руки в попытке удержать его. Не прикасайтесь ко мне!

***

*Эмпран, немедленно отправить в мой кабинет Кетрока, - приказал Келлен. Сначала он был ошеломлен её яростью. Затем пришло бешенное возбуждение. Если бы этого не сделал крик, то толчки несомненно, ничто не заставляло его кровь бурлить сильнее, чем физическое противостояние. Коммандора терзало искушение повалить ее на рабочий стол, и через чрево самым восхитительным образом доказать, насколько она неправа, но он его проигнорировал, позволяя огню медленно разгораться, и даже позволяя ей протолкать его через весь кабинет.

Он никогда не был благодарен сильнее за стальной самоконтроль над потребностями плоти, чем в этот момент.

*Отправка подтверждена,  - пришёл отчёт.

Есть надежда, что Гаратанский врач знает, что делать с Моникой. Очевидно, что в ее теле происходили глобальные потрясения, и Келлен не знал, как справиться с нарастающей истерией. Краска пылала под бледной кожей, а на лбу и над верхней губой блестели бисеринки пота. Око Песерина , что же она должна чувствовать?

Сделав последний шаг назад и прижавшись к стене плечами и ягодицами , он поднял руки, показывая, что сдается.

- Доктор, всё в порядке. Я постою здесь.

- Смотрите, что вы наделали, - сказала она дрожащим голосом, обнимая себя. Затем она несколько раз моргнула, прежде чем согнуться пополам и ахнуть.

- Моника, что случилось?

- Стойте там! закричала она. Я серьезно, стойте там!

- Стою, - пообещал Келлен. Просто скажи, что у тебя болит.

- Живот, - выдохнула она. Голова, глаза - Затем она рухнула на колени и припала лбом к полу с рваным криком: - Что со мной происходит?

*Эмпран, мне нужен Кетрок, СЕЙЧАС ЖЕ!

*До прибытия Кетрока девять секунд.

В последний раз Келлен чувствовал себя таким бессильным во время био-войны, когда наблюдал, как его вторая половинка и маленькая дочка пали в последней сокрушительной волне вируса Нартани. Они умирали в таких невыносимых мучениях, что раскололи его разум и вырвали душу.  Эта  беспомощность так же сводила с ума. Он хотел ударить кулаком по чему-нибудь и вогнать его с достаточной силой, чтобы сокрушились кости. Но он запер под замок бессильную ярость и удерживал свою позицию у дверей, не желая пугать Монику еще сильнее, схватив ее в свои объятья, потому что каждый его инстинкт кричал, что он так и должен поступить. Сейчас она судорожно раскачивалась, возя лицом по полу и крича от боли.

Затем он увидел, как по её штанам расплылась кровь, быстро намокая вокруг коленей, и почувствовал, как его внутренности сковал леденящий холод.

Глава 5

Просыпаться ещё никогда не было так тяжело.  Моника понимала, что уже пора. По другую сторону ее закрытых век светились яркие огни, и она чувствовала себя расслабленной и отдохнувшей, чего не случалось неделями. Тем не менее, было так приятно просто лежать здесь и дрейфовать в полусне. У нее были удивительные сны, целые вереницы снов, в которых она совсем не помнила о боли. Должно быть, кто-то подсунул ей действительно клёвые лекарства.

- Моника, ты меня слышишь?

Нежные пальцы откинули со лба волосы, и она удовлетворенно вздохнула.

- Привет, Шелли, - пробормотала она, не открывая глаз.

- Эй, Готчайлд, как ты себя чувствуешь?

- Удивительно. Грудь была тяжёлая, и ее сил не хватило бы, даже чтобы облизать почтовую марку, но, в остальном, она никогда не чувствовала себя лучше.

- Это прекрасно. А теперь можешь открыть для меня глазки?

- Не знаю. Они очень тяжёлые.

- И всё же попробуй, хорошо?

- Ну если ты настаиваешь, - на этот раз ее вздох был многострадальным.

Ее первой мыслью было, что кто-то забавный отремонтировал больничное крыло. Все было синее, поразительно переливчато-синее.

- Ну здравствуйте! слабо воскликнула она. В «Хоум Депо» была распродажа на краску для пульверизатора?  (Прим.: The Home Depot - американская торговая сеть, являющаяся крупнейшей на планете по продаже инструментов для ремонта и стройматериалов )

- Не совсем, - перед ней появилось улыбающееся лицо Шелли. Ты на борту «Гепторала ». - Заметив отсутствующий взгляд Моники, она пояснила: - Корабль Гаратанцев.

- Ого, правда? Моника попыталась сесть, но волна тошноты, нахлынувшая на нее при смене положения, убедила, что это реально плохая идея.

- Просто полежи спокойно, ладно? Тебе все объяснит К оммандор, как только доберётся сюда.

По спине побежали мурашки возбуждения. Она на космическом корабле! Моника повернула голову и осмотрелась вокруг, не удивляясь стерильному спартанскому виду того, что, вероятно, являлось одним из четырёх медотсеков корабля. Насколько она смогла разглядеть, сейчас ее койка была единственной занятой из шести.

- Что со мной случилось? задумалась она, наконец, в груди стало тревожно.

- Солнышко, сейчас с тобой всё в порядке, - заверила ее Шелли.

- Ну а что случилось  тогда ? Почему я здесь?

- Если ты не возражаешь, я бы предпочла, чтобы это объяснил К оммандор Келлен.

- Но почему? спросила она.

- Моника, прекрати подначивать свою преданную подругу. Ей приказано предоставить все объяснения мне, - голос Келлена пронесся над ней, как легкий горный ветерок, и ее глаза рефлекторно закрылись.

Когда он подошел к кровати, она приоткрыла веки, отбросив мечтательное чувство, возникшее под его острым взглядом.

- Коммандор, - произнесла она. Не желаете ли рассказать о том, что происходит?

- Расскажу, как только медсестра Бонэм убедиться, что у тебя всё хорошо.

- Если она может метать взглядом кинжалы, значит, определенно, идёт на поправку, - заявила Шелли с широкой усмешкой. Затем она наклонилась и поцеловала Монику в лоб. Я так рада, что с тобой всё в порядке , подруга. Никогда меня так больше не пугай, слышишь?

- Сделаю всё , что в моих силах, - смущенно согласилась Моника. И как она когда-то жила без друзей?

- Вернусь, как только смогу. Подойдя к двери, Шелли обернулась и строго сказала: - Готчайлд, будь любезной с К оммандором. Он спас тебе жизнь. Если бы он не был таким большим и страшным, я бы поцеловала его за тебя.

- Ещё не поздно, - быстро вмешался Келлен, но Шелли только улыбнулась и вышла из комнаты. Он повернулся к Монике.

Я ведь не настолько страшный, правда?

Своим жалобным тоном он заработал улыбку.

- По сравнению с полутораметровым тепличным цветочком, очень страшный.

- Но не для тебя.

- Неа. В ы просто большая зефиринка , - если не считать планету Нартан.

- Кажется, в последнюю нашу встречу ты так не считала.

При виде его нахмуренного лба в животе Моники что-то сжалось. Ее мозг дразнили смутные воспоминания о том столкновении, но не всплыло ни одной сколько-нибудь точной детали. Она помнила, что была просто в ужасе, на даже и помыслить не могла, что причиной этому мог стать он. Скорее всего, она была напугана тем адом, что творился с ее телом.

- Мне кажется, в тот день я была вне себя от боли. Надеюсь, я не сказала ничего, что задело ваши чувства. Возникала мысль, что у него может вовсе не быть чувств, во всяком случае, насколько она его знает, но лучше не рисковать. Ладно, и как давно это было?

Глаза Келлена стали темнее, пока он разглядывал ее.

- Десять дней назад.

- Мать честная! Правда? Что со мной случилось? Мне потребовалась операция? Зачем меня сюда доставили? И как мы

- Давай по одному вопросу за раз, крошка-Землянка, - он улыбнулся. Да, тебе потребовалась небольшая операция. Мы прибыли сюда с помощью молекулярной вспышки передовой технологии, которую мы ещё не открыли представителям Земли. Учитывая чрезвычайный характер твоей ситуации, скорость была очень существенна, именно поэтому мы пошли на риск и воспользовались ею.

- И почему я не удивлена? Было бы глупо выложить все карты на стол, особенно, если этого можно избежать, - пробормотала она себе под нос.

- Именно, а мы вовсе не глупцы. Хотелось бы надеяться, - мрачно добавил он.

- Я заметила, что вы пропустили мимо ушей вопрос «что со мной случилось».

- Надеялся, что ты ещё слишком слаба, чтобы обратить на это внимание.

- Простите. Его сомнения заставили засомневаться и ее. А что, если с ней произошло что-то ужасное?

- Ничего опасного для жизни, - поспешил заверить он, угадав ее страхи. - По крайней мере сейчас, когда кризис уже позади.

- Тогда к чему эти увёртки?

- Меня не радует твоя возможная реакция.

-  Вот теперь  вы меня пугаете , - прорычала она. Коммандор, просто говорите начистоту.

- Наверное, лучше просто показать тебе. Он очень осторожно присел на край постели. Эмпран, станция один, приподнять голову на двадцать градусов.

Моника испугалась, почувствовав, как матрац у нее под головой тихо приподнялся.

- Прикольно. В ы мне это хотели показать?

- Едва ли, - выражение его лица не соответствовало сухому тону. Моника, чего я хочу, так это, чтобы ты положила руки себе на грудь.

- Простите? Она моргнула. Когда это мы перешли от ханжества к эксцентричности?

- Уважь меня, пожалуйста.

- Лааадно , - протянув, она приподняла руки, застыла в нерешительности и осторожно накрыла ребра.

Экстравагантные изгибы плоти, на которые наткнулись руки, были   Определенно не её.

- Что за  ху *ня ?!!

***

- Вы доставили меня сюда, чтобы вставить грудные импланты ? спросила она, в неверии приподняв свои темные брови.

Келлен смотрел на нее, видимо, сомневаясь, что она всерьез верит в этот сценарий.

- Нет, они твои.

Она быстро захлопала ресницами, переваривая информацию, ее руки неподвижно лежали на новоприобретённых выпуклых грудях.

Хорошо, повеселились и ладно, а теперь скажите правду, - потребовала она опасным тоном.

- Мы транспортировали тебя сюда, потому что твоё тело претерпевало ускоренное созревание, и его насущные потребности вышли за рамки земной медицины.

Он удивился, когда она уронила голову на кровать и закатила глаза.

- Боже милостивый, мое глупое-преглупое тело никогда не вело себя нормально. Только я могу вырасти с 80/ноль до 80/С

- D.

- До 80/D всего за неделю. Елки-иголки, D-чашка? Так странно, но что же будет, когда я вернусь в К омплекс? Никто не поверит, что они настоящие.

Келлен всё ещё спорил сам с собой, говорить ли ей, что она не вернётся в К омплекс, но тут ее глаза вновь расширились.

Созревание, да? Полагаю, что и отвернитесь, - приказала она. Келлен без вопросов повиновался, отвернувшись к двери.

- Черт возьми! Без  этого  изменения я уж точно могла бы обойтись. Теперь мне понадобится воск.

Ох. Ей не понравились густые шелковистые кудряшки между ног. Он бы запретил ей их удалять, но решил оставить своё разочарование при себе. К чему бы они не пришли, воск не вариант.

- Не могу поверить, что это всё произошло менее, чем за две недели, - пробормотала она. Уже можно поворачиваться.

Она подтянула одеяло к подбородку.

- Такого не могло произойти без глобальных повреждений твоего тела, - сказал он серьёзно. Доктор Кетрок сравнил процесс с серией катастрофических землетрясений на вашей планете. Он погрузил тебя в искусственной кому, чтобы помочь преодолеть худшее, после чего ты около семидесяти двух часов проспала естественным сном. Нужда привлечь ее под защиту своих объятий была почти подавляющей, но он сдержался. Твоё бурное преобразование было шокирующим зрелищем, особенно в первые несколько дней, поэтому я до сегодняшнего дня не разрешал сестре Бонхэм посещений.

Келлен тотчас отвел от неё взгляд, до сих пор во власти шокирующего видения, как она стоит на коленях в пол-литровой луже собственной крови.

- Особенно жёстко шло развитие твоих репродуктивных органов. Ты помнишь то кровотечение в моём кабинете?

Она медленно кивнула.

Смутно. Будто во сне.

- Неудивительно, - согласился он. Ты была в шоке. Кровотечение было вызвано взрывным развитием эндометриального слоя, который не мог самостоятельно отслоиться и выйти, поскольку девственная плева была аномально толстой и твердой. Наконец, когда давление стало достаточно высоким, эта мембрана прорвалась, как и ряд более крупных сосудов, проходящих в вагинальных мышцах.

Ее щеки окрасились во все оттенки красного, и она отвернулась лицом к перегородке, что было несколько странно, учитывая, кто она по профессии.

- Незначительная операция, говорите ? недоверчиво спросила она.

- Я не хотел тебя напугать.

- Вас ведь там не было, не так ли?

Она посмотрела на него, ее серые глаза были широко распахнуты, уязвимы, и просто умоляли его солгать.

Но он не собирался начинать отношения между ними со лжи. Он уже дважды ввёл ее в заблуждение относительно характера ее реакции на свои феромоны, и, хотя то объяснение было правдивым, в самом строгом смысле этого слова оно было неполным.

- Был, - сказал он мягко. Пульсирующий поток крови, расплывшийся между ее бедер, беспокоил его сильнее, чем любая боевая травма, которую он когда-либо видел, и, когда Кетрок спешно запечатывал ее сосуды, пока она не истекла кровью, Келлен впервые взмолился Силам после гибели своего Дома. Эта была первая из многих молитв, что срывались с его губ в последние дни.

Моника вновь отвернулась.

Итак, кажется, вы видели каждую частичку меня, - горько сказала она. Для чего, К оммандор? Что дало вам право лезть во все мои секреты?

Келлен исследовал ее профиль, так радикально изменившийся с момента начала ее Спарн -перехода, и почувствовал по ней прежней неожиданную тоску. Когда они впервые встретились, она казалась такой молодой, такой нежной и невинной, несмотря не все ее попытки ожесточить внешний вид с помощью несуразного макияжа и пирсинга, и от этого изменения казались более резкими и явными.

Хотя Гаратанские врачи сделали всё возможное, чтобы удовлетворить ее потребности в питании и обеспечить калориями, необходимыми для преодоления этапов гиперметаболизма , Моника потеряла значительную часть жировых запасов, что сильнее всего отразилось на щеках. Но, даже если бы она не потеряла весь свой детский жирок, который был признаком Спарнизма , она всё равно выглядела бы совершенно иначе. Костная структура ее лица стала более вытянутой и ярко выраженной, как и остальные кости ее тела. Он задумался, узнает ли она собственное отражение.

Со временем Моника привыкнет к своему новому облику, и, хотя это может занять ещё больше времени, она, в конце концов, научится принимать истинную реальность своего происхождения. Однако ее внезапная половозрелость и последствия той, несомненно, приведут каждого из них к бесчисленным испытаниям. У него возник соблазн отложить ее просвещение об этом аспекте жизни и дать ей несколько дней, чтобы сориентироваться во всех изменениях, но Келлен знал, что такая отсрочка никому не пойдет на пользу.

Как бы ему этого ни хотелось, но в этом случае ему и Шауссу придётся спариваться с ней задолго до того, как она будет готова защищать собственные интересы. Будучи единственной Гаратанской женщиной на расстоянии четырех парсеков от этого корабля, Моника была наградой, ради обладания которой многие пожертвовали бы своей честью, судьбой и, возможно, даже своей жизнью, и только дитя его Дома в ее чреве может гарантировать ей защиту.  (Прим.: 1 парсек 3,26 световых лет)

И да проклянет его Песерин, если мысль о том, как он заделает этого ребёнка, не поднимала его естество.

- Совет Гаратана дал мне это право, - ответил он, нежно коснувшись пальцем впадинки на ее обновленной щеке, той, что была повернута к нему, - когда наградил меня тобою.

Она стиснула зубы, и Келлен услышал, как ее дыхание стало быстрым и поверхностным, но она так на него и не посмотрела.

- Наградил тебя мною, - повторила она с обманчивым спокойствием. Я не уверенна, что это должно означать, К оммандор, но никто, особенно ваш проклятый Совет, никому не смеет меня  вручать.

- А вот в этом ты ошибаешься, крошка-Землянка, - доверительно сказал он бархатным голосом. Или я должен сказать,  крошка-Гаратанка ?

Глава 6

Она никогда не считала себя непонятливой, но Моника, наконец, подняла на него недоумевающий взгляд.

- Крошка  кто ?

В его взгляде был укор.

- Я уверен, ты прекрасно слышала меня, но я повторюсь,  крошка-Гаратанка. И это ты, Моника.

Она нервно облизала губы.

- В каком смысле?

- Во всех смыслах.

- Черт возьми, не могли бы вы выражаться поконкретнее? - Она внезапно распсиховалась, страх скручивал болезненные узлы у неё в животе. - Что, черт возьми, вы несете?

- Пожалуйста, успокойся, малышка, - он пытался успокоить её.  Мне многое нужно рассказать тебе, и это нелегко будет принять поначалу. Но ради себя самой, ты должна постараться.

- Просто скажите мне! - Закричала она.

- Ну что ж, тогда хорошо. Твой отец был гаратанским разведчиком, - сказал он без обиняков. - Он..

Моника почувствовала, что её челюсть отпала, а мозг временно застыл от шока

- был частью команды разведчиков, отправленных на Землю более тридцати .

- Я знала это! - Вскрикнула она. - Черт побери, я  знала, что   это был не первый раз, когда ваши люди были здесь! Все вели себя, как будто эта посадка была каким-то великим историческим событием, - фыркнула она, - когда вы уже находились здесь в течение  десятилетий. Вы подыскивали себе подружек уже тогда? Боже мой, вы же похищали людей и проводили эксперименты над ними, а затем отправляли их обратно на Землю, чтобы те выглядели психами, не так ли? Вы хоть представляете, сколько жизней вы разрушили..

- По телевидению, они хлопают людей по лицу, чтобы вывести их из истерики, - заметил он непринужденным, но любопытным тоном.

- Только сделай это, и ты умрешь, мудак, - парировала она.  А сейчас дай мне выбраться из этой кровати.

- Моника, тебе будет очень плохо, если ты попытаешься

- Пусти меня! - Заорала она, борясь с лёгким одеялом, укрывавшим её. Келлен вздохнул и быстро встал, отодвигаясь от неё , когда она спустила ноги с края кровати и приняла вертикальное положение.

В тот же момент, водянистый поток рвоты извергся изо рта и с глухим звуком приземлился на пол. Унижение, охватившее её в этот момент, просто бы прикончило на месте, если бы слабость не накрыла первой. Моника тяжело качнулась вправо, когда головокружение накатило на неё, заставив потемнеть в глазах. К счастью, Келлену удалось подхватить девушку, прежде чем она шлепнулась в лужу, которую сама же создала.

- Ты же прекрасно знаешь, что нельзя подниматься так внезапно после продолжительной болезни, доктор Тиг. - Осторожно уложив её обратно на тёплый матрас, он исчез в соседней комнате. Спустя несколько мгновений, он прижал прохладную влажную ткань к задней части её шеи, вытирая щеки и подбородок другой.

- Ваши ботинки, - пробормотала она. Он стоял прямо там, где она срыгнула.

- Все в порядке. Внутренний интерьер этого судна выстлан биологическим ковром, который питается отходами органики, - объяснил он. - Он потребляет всё , начиная от клеток кожи, что мы теряем, и до отходов, что мы выделяем, включая микробов, которые вредят нам, и в свою очередь производит много газов и питательных веществ, необходимых нам для выживания.

Моника достаточно приподнялась, чтобы глянуть вниз на пол - и конечно же, все доказательства её позора исчезли. Слава Богу! Но значит ли это, что все просто мочились на ближайшую стену? Конечно, нет. Они должны были иметь отхожие места для этого.

Разве не так?

Келлен присел рядом с ней снова, и сердце тяжело заколотилось в груди. Боже, он был огромным. Как она могла забыть, насколько здоровенным он был?

- Это ещё не все плохие новости, которые ты знаешь.

- Говорите.

- Зубная Фея оставила тебе еще семь долларов, и теперь у тебя есть двадцать новых моляров.

Она втянула дыхание.

- О, нет! Это были вы?

- Виновен по всем статьям.

- Подождите - двадцать новых моляров? Так сколько же у меня, черт возьми, зубов?

- Сорок четыре, полный гаратанский комплект. И твое зрение теперь немного улучшилось, по сравнению со средним Землянином. Ты можешь видеть на двадцать футов, тогда как большинство из них может не более чем на восемь.

Она задумалась на минуту.

Так то, что вы скармливали мне о халетоидной мутации, было полным дерьмом?

- Нет, это не совсем так. Халетоидные мутации, появляющиеся на этой планете, являются естественной частью эволюции человечества. Ты носитель почти всех из них из-за твоих гаратанских генов; тысячи лет спустя, все Земляне, вероятно, станут теми, кто Гаратане сейчас. Единственной причиной, по которой их эволюция отстала от нашей, является чрезмерно высокий уровень радиации, исходящей от Солнца.

Она выгнула бровь.

- Вы говорите мне, что мы все Гаратане внутри?

- Нет, я говорю тебе, что есть причина, почему Земляне и Гаратане совместимы для спаривания. Мы произошли от одной и той же расы существ. Согласно вашим биологическим терминам, мы немного разные виды одного и того же рода.

- Ага.

- Я знаю, это большой объём информации, чтобы переварить всё сразу, - сказал он со вздохом, - Но, пожалуйста, просто позволь мне довести до конца своё объяснение, как это произошло.

- А я могу остановить тебя? - Кисло поинтересовалась она.

- Нет, но я могу остановить тебя , - пригрозил он холодным тоном. - Это не редкость для Гаратанских женщин, которые не могут держать язык за зубами, когда их затыкают спутники жизни.

- О, это очень мило. Вы их связываете, что ли?

- Мы их только трахаем, - медленно произнес он.

Моника напряглась, дыхание замерло в лёгких, а в ушах загудело от интенсивности низких обертонов ответа. Произнесенное его губами, характерное словцо паучком скользнуло вниз по позвоночнику. Она никогда не слышала, как Келлен или любой другой Гаратанец сквернословили, и уж точно не это время она бы выбрала для того, чтобы начать.

- Так-то лучше. Как я уже говорил ранее, твой отец был частью разведывательной группы, которая провела два года на Земле, собирая информацию о различных культурах. Я оставляю на его усмотрение поделиться подробностями, но, очевидно, он имел половой контакт с твоей матерью, что привело к зачатию.

- Оставите это... - глаза Моники расширились. - Вы имеете в виду, что он еще жив?

- Да, это так. Я считаю, что твоё второе имя является извращённой версией его.

Её умный ротик автоматически выдал: «извращенная - как это подходяще», в то время как мозг вопил,  Боже мой ,  твоя мать согрешила с пришельцем ! По какой-то причине подобное просто не приходило в голову - что её зачатие может быть результатом полового акта. Вместо этого, её фантазия пала жертвой многолетнего увлечения научной фантастикой, что вызывало в воображении процесс оплодотворения при помощи неизвестных, превосходящих современные технологии, средств доставки эмбрионов, наподобие Pregomatic-9000. Или, на крайний случай, опасный и мучительной укол в области пупка.

Очевидно, её собственная мать была обслужена одним из этих огромных воинов. О господи, она принимала его шпору в

- У тебя нет причин неуважительно относиться к себе или своим родителям подобным образом. - Нахмурился Келлен. - Твой отец один из величайших воинов нашего времени, и быть рожденной от него невероятная честь. Насколько я понимаю, он был близок с твоей матерью единственный раз в ту ночь, прежде чем его должны были отозвать, и он не имел ни малейшего понятия, что результатом их близости оказался ребенок. До тех пор, пока не

Сардоническая улыбка вызвала ямочку на его щеке.

- И как меня не огорчает, по-видимому, подтверждать твои низменные подозрения, но да, мы действительно забрали небольшое количество женских особей почти десять лет назад, уже после нападения и био-войны, и да, мы действительно проводили с ними эксперименты.

Когда Моника открыла рот, чтобы раскритиковать его, он вытянул руку перед собой.

- Тем не менее, - сказал он громко, - в любом случае, они не подвергались пыткам или жестокому обращению, и не были возвращены на Землю, чтобы столкнуться с насмешки других. Это были женщины, которые не имели близких родственников, и многие из них с тех пор стали высоко-ценными членами нашего общества. Именно с помощью этих экспериментов мы узнали, что межвидовое размножение было возможно.

Моника в раздражении шлёпнула по его руке, но продолжала мятежно сжимать губы, что позволило ему продолжить.

- Наши учёные были поражены, обнаружив, что реагент в Гаратанской сперме вызывает мгновенную овуляцию у Землянок, и, как следствие, приводит к зачатию почти при каждом контакте. На данный момент, около шестисот пятидесяти гибридов были зачаты женщинами, привезёнными с вашей планеты, из которых триста двенадцать до сих пор живы.

- Триста двенадцать? - выдохнула Моника.  Но это показатель смертности более чем пятьдесят процентов!

- Эксперименты не обходятся без рисков, Д октор. К сожалению, значительная часть женщин, которых мы привезли в своё время, были слишком малы, чтобы спариваться с нашими мужчинами. Некоторые не смогли выносить плод полный срок, а из тех, кто был в состоянии успешно выносить, многие не смогли самостоятельно разродиться из-за размера плода. В большинстве случаев гибели плода оказалось, что младенцы были слишком крупными, а материнские утробы слишком малы, ну, и, к сожалению, часть женщин погибло от кровотечения по той же самой причине, и последующих осложнений. - Он наклонился ближе, пронзив её взглядом.  Почему, ты думаешь, мы так придирчивы к физическому состоянию кандидатов? Последнее, что мы хотели бы для женщин, которые послужат нашему делу, это излишние страдания или гибель.

Моника была ошеломлена и немного в ужасе от того, что он только что рассказал. Женщины, многие женщины и их младенцы уже отдали свою жизнь в попытке спасти людей Гаратана, и эта информация не была предоставлена репродуктивным кандидатам. Они могли бы подписаться на ...

Боже на небесах, собственная мать умерла всего через несколько дней после её рождения!

- Такая ситуация неприемлема, Коммандор, - неуверенно сказала она.

- Я отказываюсь обсуждать мораль наших действий, Моника. Мы прилагаем максимум усилий, чтобы выбранные женщины были в состоянии родить детей, зачатых нами, и это всё , что я собирался сказать об этом.

- Ну, хорошо, зато я много чего хочу сказать об этом!

- После того, как я закончу, ты можешь содрать мою кожу своим острым как бритва языком хоть до костей, если захочешь, но, пожалуйста, до тех пор держи себя в руках.

- Пошел на х*й, Коммандор! - прорычала Моника, повернувшись снова лицом к стене. Её остроумие испарилось по ветру, когда Келлен обхватил длинными пальцами подбородок и заставил посмотреть на него. (Прим. - Fuck you , Commander звучит как ругань, но он отвечает буквально по смыслу)

- Поверь мне, ты так и сделаешь, - произнёс он высокомерно, с пылающим огнём в глазах. - Как только тебя объявят здоровой повторно.

* * *

Возможно, это был не лучший способ сообщить ей о новых изменениях в жизни , подумал с сожалением Келлен, втирая в волосы пахнущий орехом шампунь, пока струи душа колотили по его телу.

После того, как она вытаращилась на него, её глаза закатились, и Моника замертво рухнула в обморок. Кетрок был абсолютно не рад найти свою пациентку без сознания снова, и нахрен выгнал его из медотсека.

Келлен нырнул головой под душ, в надежде, что горячая вода смоет напряженность вместе с пеной.  Песерин , но паршивка могла быть невыносимой! Он немного приврал про связывание и затыкание рта Гаратанским женщинам в попытке заставить её замолчать, но когда слова сорвались с губ, он знал - эта выдумка станет реальностью, как только он заберет девушку от Кетрока. Если её страстная защита кандидатов являлась неким признаком, она станет своеобразным эротическим вызовом в постели при обряде утверждения, и его член прямо распирало от будущей перспективы.

Последние две недели были самыми худшими из придуманных пыток - держать в объятиях, когда она лежала беспомощная, ласкать маленькое тело, успокаивая своим теплом и запахом, всё это время фантазируя о бананах и сходя с ума от невозможности облегчить переполненные спермой яйца.  Безумный сумасшедший бред о бананах. Келлен усмехнулся. Он представил себе фаллический плод, очищенный от своей кожуры и безумно веселящийся , не в состоянии попасть в предназначенное отверстие.

Без сомнения, Моника откусила бы ему собственный банан, и он должен постараться, пытаясь накормить её.

Одной этой мысли было достаточно, чтобы заставить его вздрогнуть, но образы были настолько дразнящими, что он обхватил себя и застонал с комической смесью трепета и похотливого любопытства. Что было бы, если затолкать большую часть своей пульсирующей плоти в её рот и ощутить, как его естество омывает бархатное тепло, зная, что она может кастрировать его в любой момент одним движением челюстей? Каким искушением для неё будет попробовать, зная, что он может свернуть ей шею одним движением руки?

Набрав немного скраба в одну ладонь, Келлен начал намыливать свой пах с грубой чувственностью. Он редко обдумывал подобные вопросы, или присущие им побудительные мотивы, связанные с контролем и доверием, за пределами тёмного царства своих фантазий.  Матриархат, правящий железным кулаком на Гаратане до нападения, жестко и неумолимо раздавил бы любого мужчину, который выразил заинтересованность в гораздо меньшем, не говоря уже о домогательстве или получении орального секса. То, что это не служит достижению полезной цели,  стало обоснованием для отказа их женщин делать подобное, и это было правдой, учитывая, что мужчины не могли достигнуть оргазма от фелляции, в отличие от женского куннилингуса. Поэтому не было ничего удивительного, что Гаратанские женщины испытывали отвращение к идее предоставления такой услуги, и в те времена их совершенно не беспокоило, что они этого не делают.

Келлен так хохотал, когда впервые увидел слоган «Девочки устанавливают правила , мальчики пускают слюни!», красующийся на футболке молодой девушки. (Прим.: Girls rule , boys drool ! , можно так же перевести «Девчонки крутые, а пацаны слюнтяи!»). Только Земляне могли низвести в конечном итоге принцип существования Гаратанской культуры до нападения к легкомысленной мерчандайзинговой фразе. Концепция взывала к нему на столь многих уровнях, что он отправился прямо к своему компьютеру и заказал футболку, чтобы сохранить на память, как визуальное напоминание о жизни, которую он когда-то знал. Фраза выглядела бы актуальнее и острее, будучи вышитой на уже не существующем планетарном знамени той эпохи, но, к сожалению, некоторые вещи невозможно было заказать даже на eBay.

Закрыв воду, Келлен рассеянными движениями начал вытирать свои распущенные волосы. Он был уверен, что Моника ничего не знала об истории матриархата на Гаратане. Эта информация намеренно скрывалась от Землян, и, по сути, была засекречена, хотя Келлен с трудом мог себе представить любого мужчину на этом корабле, который бы стремился вновь пережить те дни в качестве гражданина второго сорта, рассказывая подобные истории. Учитывая, что у Землян уже были смешанные представления о гендерной доминантности, Совет счёл целесообразным ограничить информирование добровольцев о текущем общественном порядке на Гаратане. Технически, «новая демократия» предоставляла женщинам равные права, но всё это было ещё в зачаточном состоянии, так как на данный момент работали исключительно мужчины, и чем раньше новобранцы приспособятся к их статусу меньшинства, тем лучше им будет.

Моника, однако, была совершенно другой коленкор. Как Гаратанка и дочь Министра, она имеет полное право, да, собственно, чего и следовало ожидать, в конце концов, она узнает более полную картину истории Гаратана. Нет никаких сомнений - она сочтет незаслуженным его обращение с ней, из мстительных мотивов, что сделает её подчинение ещё сложнее. И это она еще не знает о Шауссе.

Келлен снова поморщился. После того, как она проснётся и успеет переварить сказанное, Моника, вероятно, додумается до всего остального самостоятельно и подпрыгнет до потолка от злости. Она прекрасно разбирается в современных брачных ритуалах Гаратанцев, в конце концов - она просто не ожидает, что должна в них участвовать.

Но, вспомнив её восторженность касаемо всех гаратанских штучек, он мог только надеяться, что когда-нибудь она примет его и Шаусса с таким же энтузиазмом. То, что девушке придется простить их сначала за спаривание до её принятия, было предрешено. Она была упёртой, как пьяный крунитский шахтёр, и, несмотря на крошечные размеры, без сомнения, вдвойне опасной. На это могут уйти годы - спать с кинжалом под подушкой, прежде чем она, наконец-то, отдастся ему и Шауссу без всяких оговорок.

Конечно, для него было бы идеально убедить её принять их знаки внимания заранее, хотя, у него не было особой надежды, что это произойдет. Он мог бы попробовать очаровать её, когда вернётся в медотсек утром ...

Со вздохом Келлен вынужден был признать, что и этот план вряд ли выполним. Он не пытался никого очаровывать в последнее время, и уж конечно, не Землян. Его не особо привлекало их искусство и развлечения, дабы убедиться, что их идея ухаживаний существенно отличалась от его, и теперь, когда Келлен задумался об этом, их маленькая экс-Землянка, казалось, была ещё менее восприимчива к обаянию, чем большинство.

Надо ещё учитывать тот факт, что он не был её любимым Гаратанцем на данный момент.

Может, следовало бы позволить Шауссу попытать счастья с ней.

* * *

- Эта маленькая ведьма Спарны пыталась выпотрошить меня! - Шаусс злобно выругался, пока Кетрок обрабатывал рваные края раны на животе, используя шприц с регенерирующим гелем. - И к тому же моим собственным кинжалом!

- И в чём же была причина её нападения? возмутился Келлен.

- Только Силы знают, - ответил Шаусс. - Я едва присел и выразил своё удовольствие её восстановлением, когда она ударила.

- Её удерживают?

- Да, Коммандор, - ответил врач, не отрываясь от своих манипуляций. - Она была слишком слаба, чтобы продолжать бороться после своего первоначального нападения.

Хотя дискомфорт Шаусса почти сразу же ослаб, Келлен всё не успокаивался. Он метался по хирургическому отсеку, наполненный яростью, и не только на смертоносного маленького доктора. Почему ему не пришло в голову, что девушка может прибегнуть к насилию? Он должен был предостеречь Шаусса заранее.

- Успокойтесь, Коммандор, - сказал Шаусс с грустной усмешкой. - Это был поучительный урок, который я должен был узнать. Я никогда не позволю застигнуть себя врасплох снова.

- Как и я, - заверил его Келлен, всё ещё свирепо хмурясь. - Но её действия не могут остаться безнаказанными

- В этом мы с тобой согласны, мой друг. У тебя есть соображения?

- Парочка вещей, - сказал он с злорадной улыбкой. - Но большинство из них не очень-то подходят для выздоравливающего, и не имеет значения, какой вздорной она себя чувствует. - Ухмылка Келлена расширилась при взгляде на свирепо нахмурившегося Кетрока.

- Нет, доктор, как бы это ни было заманчиво, я не собираюсь шлёпать её. Или трахать, - добавил он.  Хотя, она заслуживает и то, и другое.

- А я бы трахнул, - мрачно сказал Шаусс, - одновременно отшлёпав её. Если она в достаточно хорошей форме, пытаясь проткнуть меня, значит достаточно здорова, чтобы нанизать себя. Ой! Не так жёстко!

Кетрок немного ослабил поршень шприца, но хмурая гримаса осталась на месте.

- Пока я не объявлю её состояние удовлетворительным, держите пенисы в штанах и руки при себе, или я заставлю вас предстать перед Советом.

- Зануда, - пробормотал Шаусс. Но затем на его лице снова появилась улыбка. - На самом деле, если бы наша крошка ГараТер так пристыдила любого воина, кроме меня, я был бы более склонен наградить её за демонстрацию храбрости.

- Не говори ей этого. - Келлен закатил глаза. - Ей будет и так достаточно трудно освоиться с происходящим.

Шаусс открыл рот, явно собравшись поспорить, затем захлопнул его снова с выражением досады. И это правильно, так как он был единственным, чьё тело будет отмечено шрамом в знак её непримиримости.

- Нет, - произнес Келлен.  Она, пораскинув мозгами, решила бороться с нами, но мы, в свою очередь, должны заставить её пересмотреть свою позицию.

* * *

Боже, что же она наделала?

В какой-то момент она проиграла борьбу, когда Шаусс пытался выхватить клинок, обагрённый собственной кровью, из её безжизненных пальцев, а в следующий - она была окружена этой захватывающей пустотой. Такое ощущение, как будто кто-то нажал кнопку отключения звука на телевизоре, только это было не просто звук, который заблокировали.

Белый шум. Пожалуй, это был единственный способ, чтобы описать то, что она видела и слышала.

В первое мгновение, размышляла Моника, она чуть не вырубилась. Перед тем, как Келлен ошарашил её по полной, она падала в обморок только один раз в своей жизни. Это произошло в конце утомительной спаренной смены в больнице, когда она услышала тот же шипящий звук и подумала, что это был один из неиспользованных кислородных баллонов, пока края зрения не начали темнеть. Но сейчас с глазами всё было в порядке - она могла видеть свои ноги, скрещенные на покрытых кровью простынях, и руки на коленях, вцепившиеся в край одеяла. Тем не менее, шум и белизна сохранялись, и это ощущалось , как если бы окружающий мир был уменьшен до её тела и этой кровати. Она протянула руку в сторону, следя за пальцами, покрытыми кровью Шаусса и дрожащими, как никогда прежде, а затем отдёрнула их обратно, когда столкнулась с барьером, который послал ощутимые покалывания вверх по руке.

Её пальцы ... Моника рассматривала свою руку, спереди и сзади, как будто она никогда не видела её раньше. А может быть, она и не видела. Это не было похоже на её руку. Ногти были продолговатыми и прочными, пальцы казались ещё длиннее и, уж точно, более костлявые, чем раньше. Ради Бога, они выглядели как когти!

Что она сделала?

Моника снова задалась вопросом, страх леденящим комом осел в животе. Она подтянула колени, обхватила их, не обращая внимания на кровь, и начала раскачиваться. Она только что пыталась убить лейтенанта Шаусса, выхватив устрашающего вида кинжал из-за его пояса и вонзив по рукоятку ему в живот. И почему?

Потому, что она почувствовала ароматный запах его гаратанских феромонов.

После того, как Коммандор оставил её накануне вечером, она лежала в кровати, в той самой кровати, которая была теперь единственной вещью в окружающем мире, и пыталась переварить всё, что он рассказал. Их прощальный обмен любезностями крутился по кругу в мыслях.

Пошел на х*й ,  Коммандор.

Поверь мне, ты так и сделаешь. Как только тебя объявят здоровой повторно.

Коммандор Келлен собирался спариваться с ней. Не было никаких вариантов, чтобы как-то иначе истолковать его ответ, и сама мысль об этом поражали ум, и страшно пугала её. Он был пришельцем. Он был больше семи футов. Он был крупнее в таком месте, о котором ей даже не хотелось думать, и будет только ещё больше.

И сама она... что? Возможно, она даже знает, что была иной? Всю свою жизнь она была другой, отделенной от мира деформированным и неразвитым телом. Теперь же, вместо нежно расцветающей женственности, как она всегда мечтала, она взорвалась бурно, почти в одночасье, в ..

Боль. Ужас. Замешательство.

Инопланетянка?

Как бы то ни было, это, конечно, не ощущалось женственностью. Её тело, возможно, подверглось какому-то причудливому процессу трансформации, но часть её ещё не догнала остальное, и было трудно себе представить, что внутренние уродства могли бы волшебным образом исчезнуть. Хотя, в эти дни ничто не казалось таким уж невозможным, как раньше. Она подавила порыв проверить себя там - соблазн был велик, но её осведомленность о возможных невидимых наблюдателях оказалась сильнее.

Если Коммандор не понимал, что она родилась с врожденными дефектами, для него это может оказаться неприятным сюрпризом, когда он залезет ей между ног. А если её тело как-то чудесным образом трансформировалось в более приемлемую форму, для неё это может оказаться ещё худшим сюрпризом. Потому что, хотя Моника и довольно хорошо разбиралась в физиологии секса, опыта у неё не было. Никакого. Она никогда даже не целовалась, ради Бога!

Девушка забралась под одеяло на несколько часов, мучительно размышляя над возможными сценариями, с которыми она столкнулась. И когда Шаусс появился в медотсеке первым делом с утра, и она увидела его собственнический взгляд, и не очень-то тонкое предвкушение в глазах, вот тогда-то осознание ударило её как сапог в голову - необходимость, наряду с законом Гаратана, требует, чтобы все мужчины разделяли их спутниц жизни. Возможно, с более чем одним партнером, в зависимости от их статуса и обстоятельств.

Шаусс предназначен для спаривания с ней тоже.

Всхлип прозвучал глубоко в горле, приглушенный странным полем, которое отделяло её от реальности. Это было молниеносное осознание того, что эти две горы чужеродной плоти планировали сделать с ней, в сочетании с коварным ароматом феромонов Шаусса, что и спровоцировало её опрометчивое нападение. Моника содрогнулась, вспомнив энсина Хастиона, врывающегося в Кэрри Рэй сзади, разрабатывающего её влагалище и анус одновременно, и слеза скатилась по щеке. Это не могло происходить с ней. Она умрет, прежде чем станет безликим вместилищем похоти, удовлетворяя их стремление к детям.

На каком-то подсознательном уровне, она знала о нерациональном и абсурдно лицемерном характере своей реакции. Она была более чем счастлива планировать эту самую судьбу для сотен, и надеясь, даже для тысяч других женщин, чтобы сопровождать их через всю галактику , в то время как они удовлетворяли потребности этих могущественных существ, а также контролировать и ухаживать за ними, пока они вынашивали чужеродных младенцев. Тогда это было похоже на призвание, так как истинная причина её существования, наконец-то, была раскрыта.

Теперь же казалось, что это какой-то чудовищный заговор с целью...

Истерика вызвала смех от мысли, что кто-то может участвовать в заговоре, чтобы уложить её в постель. Её! Монику Тиг , оригинальную чудачку. Как Коммандор мог запланировать её любовь к звёздам или странную зацикленность на его имени. Как он смог бы устроить, так или иначе, незапланированный переезд за границу её соседей, оставив ей их милого маленького колли по имени Келлен. А её первое страстное увлечение Айданом Келленом , профессором гуманитарных наук на последнем курсе в колледже, который вдохновил её на глупые каракули.  М иссис   Моника Келлен было исписано   каждое поле её тетрадей в течение двух полных семестров. И ещё её дом в Kellen Gardens.

Её дом

Мысль об этом заставила сжаться её грудь, всхлип тоски вырвался из горла, и слёзы хлынули потоком, создавая большие мокрые круги на коленках.

* * *

- Мы должны это сделать сейчас?

Сомнение, звучавшее в вопросе, заставило Келлена вздохнуть, пока он наблюдал за унылыми страданиями Моники за пределами силового поля. Она всё ещё была таким ребенком ...

- Ты знаешь, что мы сделаем, - сказал он решительно.  Если отложить, это только напугает её ещё сильнее.

- Она ещё всего лишь ребенок.

Эхо его собственных мыслей заставило Келлена скользнуть взглядом по Шауссу.

- То есть, ты не хочешь спариваться с ней?

- Я этого не сказал.

- У неё нет никакого выбора в этом, Шаусс, и мы не можем ей позволить воображать, что он есть.

- Я знаю! - Шаусс вздохнул. - Сожалею, Коммандор. Я просто не ожидал, что привяжусь к ней так быстро.

- Скажи мне, Шаусс, - вкрадчиво поинтересовался Келлен, - это её грязный рот или её умение управляться с лезвием, так сильно подействовали на тебя?

Едва сдерживаемый хохот Шаусса заставил Коммандора усмехнуться.

- Хорошо, давай сделаем это.

Глава 7

- Я так понимаю, ты выяснила , кто мой второй.

Ироничный комментарий Келлена заставил Монику резко взглянуть вверх. Мир вернулся. Или, по крайней мере, вернулся в медотсек, вместе с двумя объектами её воспаленного , если не сказать, истерического , воображения.  Держась настороже , она посмотрела на них, отодвигаясь дальше к стене , и поджимая коленки ещё ближе к груди.

Они были без формы.

И в выражении их лиц читалось нетерпение.

Да они просто свихнулись , если думали, что смогут поиметь её прямо сейчас. Моника сцепила челюсти, отведя взгляд в сторону. Но не слишком далеко.

- Т ы знаешь значение слова «дисциплина», Моника?

Она даже не моргнула, не желая давать повода для их удовлетворения, но её пульс участился от тревоги. Она осознавала , что будет наказана за причинение вреда лейтенанту , и пыталась собраться с силами в преддверии происходящего.

- С мотри на меня, когда я обращаюсь к тебе , малышка , - мягко потребовал Келлен.

Имя, звание и серийный номер. Разве не разрешено всем военнопленным отказываться? Но это была не война , и эти мужчины уже знали о ней всё , как и многое другое. Намного больше. Поэтому девушка просто игнорировала их, игнорировала  его , даже при том, что акт вопиющего неповиновения заставил её дыхание стать прерывистым.  Этот мужчина уже имел историю по поджариванию людей, разозливших его.

Краем глаза она увидела, как Келлен и Шаусс подтащили два контурных стула к её кровати и расположились на них.

- Я чувствую, мне понадобится попкорн и коробка Milk Duds , - сказал Шаусс легкомысленным тоном.

Раздражение заставило её распушить пёрышки, что общепризнано , было шагом вперёд от желания сжиматься от страха. Мудак дразнил её !

- Т ы хоть знаешь , что такое попкорн и Milk Duds , пришелец ? насмешливо хмыкнула Моника.

- Фастфуд для развлечения , - быстро ответил он. - И, честно говоря, ты выглядишь , как будто собираешься устроить нам настоящее шоу.

Низкий смешок Келлена привёл её просто в бешенство.

- Я сомневаюсь, что она намерена устроить нам шоу , которое собиралась.

Не выдержав, она окатила Коммандора испепеляющим взглядом.

- Зачем ты это делаешь? Я думала - ты хороший!

Соскользнув пониже на стуле и скрестив пальцы на животе , Келлен ответил:

- Я могу быть очень хорошим. Но сейчас тебе требуется дисциплина, как для твоей собственной безопасности, так и для нашей.  Не могла бы ты помочь мне определить наказание, Моника?

Она посмотрела на него с колотящимся сердцем.

- Ты и сам придумаешь.

- Это лишнее. В этом случае, наказание будет заключаться в твоём обучении подчиняться моему авторитету без вопросов.

Его неуловимый акцент на слове  подчиняться   заставил её затаить дыхание на какое-то время , и она снова отвернулась, смутившись, встревоженная ощущением болезненного , неистового покалывания в низу живота. Если бы она не знала лучше, она могла бы поклясться , что это было ... предвкушение.

- Ха! Как будто это когда-нибудь случится.

- Но так и будет.

Грудь Моники сжалась при этом тихом обещании, и она чувствовала ,  как каждая клеточка в её теле потянулась к нему. Она напряглась , чувствуя его магнетическую притягательность , в ярости, что это новое и улучшенное тело было столь же слабым и дефектным , как и старое. Она не желала, чтобы этот ублюдок её контролировал.

- Да пошло оно

- От такого сквернословия уши вянут , - выругался восторженно Шаусс.

Моника закатила глаза.

- Да пошёл ты, тоже!

О ба Гаратанских офицера посмотрели друг на друга, как бы говоря: «Ну, мы сделали всё возможное» и поднялись. Дрожь паники скользнула по спине, и, чёрт побери, сосредоточилась прямо в её промежности.  Иисус, она становится всё более извращённой с каждым днём !

- Эмпран , активировать нейронное ограничение , объект Моника Тиг , - услышала она приказ Келлена.

- Нейронное ограничение активировано , - ответил похожий на женский голос.

Моника ахнула, когда она свалилась, в шоке от самой себя. Её голова откинулась к стене , руки упали с коленей , тяжело опустившись рядом с ней. Она не могла двигаться!

- Не бойся, Моника.  Твоя нервная система прекрасно работает, - мягко сказал Келлен.  - Нейронное ограничение влияет только на сознательные движения от шеи вниз.

Волна беспокойства захлестнула девушку , когда два огромных мужчины приблизились и переложили её тело. Её взгляд бешено метался между ними, в то время, как Шаусс взял её за плечи и уложил на спину , а Келлен обхватил за лодыжки и осторожно вытянул безвольные ноги.  Потом Шаусс отстранился , но Келлен не так быстро отпустил её. Он провёл своими тёплыми , сухими ладонями по её голеням, коленкам , погладил бёдра...

Из-за того, что она лежала отвернувшись от них, шёпот мольбы отразился от стены.

- Не смотри на меня.

Его руки продолжали медленно двигаться , как будто он не слышал, прихватив край её рубашки и сдвигая выше.  Ладони скользили по изгибам бёдер, талии и дальше вверх , уложив руки рядом с головой, после чего он полностью сдернул с неё всю одежду. Моника плотно зажмурила глаза, когда он вернул её руки в исходное положение и слегка повернул голову к ним лицом.

- Т ы научишься подчиняться, - прошептал он ей на ушко.

- Т ы ещё пожалеешь об этом, мудак, - выдохнула она в ответ , чувствуя отвращение к дрожи в голосе , прозвучавшей в её обещании. Она была обнажена. Боже, она была полностью обнажена перед мужчиной , который преследовал её в мечтах и заставлял почувствовать то, чего она никогда не ожидала.

В этот момент, запах феромонов ворвался в её нос, и она широко распахнула глаза.

- Смелые слова, для кого-то , кто полностью в нашей власти.

Моника захлебнулась от ярости в ответ на насмешливое замечание Шаусса , а потом ахнула от чего-то ещё , когда мужчины одновременно стянули туники через голову и бросили на пол. Запах их феромонов сгустился в воздухе , заставляя её задыхаться с каждым вдохом.

Боже, это так несправедливо , но  как же великолепны они были!  Шаусс оставил свои волосы распущенными, и вида длинных прядей смесь чёрного и бледно-голубого шёлка - дождём падающих на его плечи , было достаточно, чтобы заставить её сглотнуть слюну. Его грудь была невероятно широкой , литые мускулы густо опушены шелковистыми чёрными волосками, и ей ничего так не хотелось в данный момент,  как зарыться лицом в них , помять его, как кошка , и замурлыкать от удовольствия.

Кто бы мог подумать, что нейронное ограничение будет ей на руку ?

Обнажённый торс Келлена был ещё мощнее и более загорелый , яркий пример удерживаемой на привязи силы , которая заставляла её кости плавится от желания. О , дерьмо ...

- Т ы не хочешь меня, - выдавила она, заставляя себя поднять глаза на его лицо.

- У меня эрекция, что говорит об обратном. - Глаза Келлена блеснули, когда он выпрямился , подбоченившись, и чёрт побери, она просто должна была посмотреть. А потом вытаращилась с заколотившимся сердцем на гребень, мощно выпирающий из его свободно облегающих чёрных брюк.

- Я тоже вижу твою эрекцию , и в придачу парочку синих шаров, - язвительно пошутил Шаусс , заставив её глаза сместиться влево. Боже, она не должна смотреть.

- Я деформирована ! - Выдохнула она.

- В каком смысле? Ты выглядишь идеально , на мой взгляд. Достаточно хорошо, чтобы съесть, на самом деле.

П реднамеренные слова Шаусса вызвали пожар смятения в её груди и на щеках.  П риятно, когда такой красивый мужчина думает , что она выглядит прекрасной. Моника почувствовала смущение от воспоминания о том, как она когда-то сказала эти же самые слова К оммандору, и - о, Боже, да! - захлестнувшее желание, густое и тяжёлое, от ментального образа , который вызывали его слова. Когда она сказала их К оммандору , её намерение было чисто и невинно, но тон Шаусса был далёк от этого. Кровь стучала в голове от запаха их возбуждения , бежала по венам, чтобы вспыхнуть огнём в сосках и животе, и ниже между бёдрами. Её ладони и подошвы ног начали гореть.

- Мои половые органы, - ей удалось прошептать.  - Они никогда не были правильными. - И в этот момент, чувствуя, как они оба одуряюще пахли, она страстно пожелала , чтобы это было не так.

О твет Келлена немедленно заставил её захотеть, чтобы она держала свой рот на замке.

- Может, мы лучше посмотрим?

* * *

- Эмпран , отобразить полноразмерное изображение тела, станция один.

Подчиняясь его кивку , Шаусс подошёл к изголовью кровати и обхватил взъерошенную голову Моники ладонями, поворачивая её таким образом , чтобы она могла смотреть прямо вверх.

Её глаза расширились от шока, когда поле вспышки застыло над головой, отражая её обнажённую фигуру.

- Что это? - выдохнула она.

- Это ты.

- Это не я! Я так не выгляжу.

- Т ы так выглядишь сейчас , - сказал ей Келлен.

- Я не знаю, что ты пытаешься сделать, но здесь нет никакого зеркала. Это обман.

- Ты права , это происходит по-другому. Это не зеркало как таковое , а поле молекулярной вспышки, наподобие той, что мы использовали для транспортировки тебя сюда. И ли белое поле , которое мы использовали, чтобы ограничить тебя.

По его молчаливому приказу Эмпран на мгновение переключила поле в белый режим , после чего восстановила её изображение.

Келлен пытался понять , какой она увидит себя в первый раз. Её волосы, выросшие больше чем на фут, с тех пор, как она в последний раз видела своё отражение, теперь выглядели как разноцветное сплетение коричневого и пепельно-русого , с мелкими чёрными кончиками.  Л ицо стало удлинённым и худощавым, а глаза , далёкие от желтого оттенка её родной планеты, выглядели почти фиолетовыми , глубоко посаженные и мрачные.

Сухожилия на шее , такие вытянутые и хрупкие, что выглядели как sumiswan (изображение анимэ ), ключицы, рёбра и тазовые косточки выделились ярким контрастом на впалом теле. Её конечности , уже удлинённые , теперь напоминали земное изображение «палка-палка-огуречик », и понадобится ещё много недель дополнительного откармливания , чтобы вернуть ей прежние аппетитные округлости.

О днако , груди были на удивление пышными, и Келлен видел , что она никак не может оторвать от них взгляда. Даже в её положении - лежа на спине - они были круглыми и торчащими. Их внезапное появление ещё не позволило коже достаточно растянуться , чтобы анатомически естественно расплываться по грудной клетке.

- Кетрок сказал, что твоя грудь со временем смягчится и будет выглядеть более естественно на своём месте , - сказал он ей.  Н о даже учитывая относительную разницу в гравитации Гаратана , они никогда не обвиснут достаточно, как это могло бы произойти на Земле.

Они были прекрасны, без сомнения - изысканно нежные, несмотря на их быстрое появление, и одной мысли об этом было достаточно, чтобы зажечь адский огонь в его жилах.  О н уже мог слышать страстные крики, вырывающиеся из неё , когда он будет сосать эти нетронутые соски, те же самые, что он вызывал , когда ласкал их ещё незрелыми. Она будет поначалу смущена, а потом возмущенно разбушуется в ответ на легкую боль от его пощипываний и потягиваний. Если бы он тогда не осторожничал, не желая полностью разбудить её , он бы впился и сосал, пока она не закричала бы об освобождении.

*Полотенце или ведро ?

Келлен озадаченно взглянул на Шаусса.

*Для слюней.

Он прищурился:

*Продолжай в том же духе , Шаусс , и она станет бабушкой , прежде чем ты снова увидишь её грудь.

Шауссу с трудом удалось замаскировать свой смешок под кашель, стараясь держаться вне поля зрения Моники.

Келлену пришлось отвернуться, борясь с улыбкой.  Песерин , но было трудно оставаться педантом, когда похоть и юмор объединились , пытаясь уничтожить его решимость. Затем его взгляд упал на её покрытый завитками лобок и юмор растворился в потоке изнывающего желания. Настроенный не отвлекаться, он провёл рукой вниз по её бедру, и , игнорируя непроизвольный рывок, потянул коленку в сторону , пока она не упёрлась в его живот.

- Не надо!

Быстро взглянув, он увидел , что её глаза были снова закрыты, а лицо покраснело.  От стыда , понял он. Она действительно считала себя уродливой.

Он посмотрел на Шаусса и почувствовал , как слабая улыбка расплывается на его лице. Конечно, вдвоём они смогли бы придумать парочку приятных способов , чтобы прояснить её маленькие заблуждения.

* * *

- Один из самых жестоких парадоксов бедствия, постигшего нашу расу, - пробормотал Шаусс , громко вздохнув ей на ухо, - в том, что выжить смогли в основном Гаратанские самцы, которые не в состоянии достичь удовлетворения своими руками.

- В то время как наши женщины, - продолжил Келлен , как по команде, - которые могли и достаточно часто доставляли удовольствие себе и друг другу , пока мы ждали от них своего облегчения , почти все погибли.

Тёплые пальцы скользнули по внутренней части бедра и остановились, чтобы проследить паховую ложбинку. Она должна быть напугана. На самом деле , должна. В любую минуту так и будет.

Возможно.

О Боже, она чувствовала себя так хорошо!  Порхающие бабочки в её животе вынудили соски напрячься и выпрашивать внимания, заставляя пальцы рефлекторно поджиматься. Каждый глубокий вдох, который она делала в попытке остыть , как это ни парадоксально , заставлял её напрягаться ещё сильнее.  Это было похоже на то , подумала Моника, что она испытала в старшей школе в Д оме девочек, где ей было достаточно одиноко, когда она попыталась покурить косячок с несколькими вражескими соседями по комнате, а потом в состоянии параноидального бреда блевала шесть часов подряд.  Она никогда больше не пробовала других галлюциногенов , но если их эффект был чем-то сродни этого, неудивительно, что люди становились зависимыми.

Она почувствовала , как  эти блуждающие пальцы скользнули по другому бедру и осторожно толкнули его в сторону, и знала , что на самом деле, на самом деле  должна возражать , пытаясь отвлечь их любопытные глаза. Но это было слишком хлопотно.

- Моника.

Боже, она обожала, как Келлен выговаривает её имя в своей слегка напыщенной манере.  Сейчас его голос звучал гуще , как будто камушки перекатывались под языком.

- Посмотри на себя.

Повинуясь без раздумья , она лишь на мгновение открыла глаза, чтобы поглазеть на странную женщину, парящую над ней, с раскрытыми бёдрами как у запеченного цыплёнка , прежде чем образ таинственно превратился в ...

Жёсткое порно?

Святое дерьмо, перед глазами крупным планом оказались её совершенно новые пушистые кудряшки , в десять раз крупнее , чем в жизни, и всё стало слишком интимным. Она внутренне начала извиваться , когда пальцы размером с бейсбольные биты возникли перед глазами и нежно развели половые губы , раскрывая для мучительной инспекции.

- У тебя , мой дорогой доктор, имеется   прекрасная маленькая гаратанская вульвочка , - промурлыкал одобрительно Келлен откуда -то , вне её поля зрения.

- Такая безупречная и сладкая , насколько я могу видеть , - согласился Шаусс. Без предупреждения, его лицо снова оказалось над ней, по-прежнему удерживая в ловушке между ладонями, и его полные губы коснулись её, заставив всё внутри перевернуться. Электричество дугой вспыхнуло между ними, когда восхитительная шероховатость его языка погладил её нижнюю губу, оставляя влажный след.

- И я собираюсь попробовать её на вкус , прежде чем трахну , - пообещал он, прежде чем отстранился.

Что-то тугое свернулось в животе в ответ на его слова, и хлынуло в область обнаженного лобка , заставив её задохнуться и захныкать , бессознательно выгибаясь аркой на кровати.

- Это... - палец Келлена нежно погладил верх расщелинки , снова привлекая её рассеянное внимание обратно к изображению.  Похоже, там может быть Господи, только не это... Вот это, Моника, твой шпорный кармашек.

- Мой что? - Она попыталась сморгнуть окутавший её туман феромонов.  - О чём ты говоришь? - Т ермин колокольчиком звякнул в голове , но она просто не могла думать.

- Это часть тебя , где находится средоточие всего твоего удовольствия, - пробормотал Шаусс.  - Т о местечко , которое станет обладателем наших шпор.

Их шпоры.  Шпорный кармашек... Её глаза расширились.  У неё был шпорный кармашек ?!

- Означает ли это, что я не должна ...

Как бы спросить об этом поделикатней ?

И ли в этот момент ни о какой деликатности не может идти и речи ?

- Брать в задницу? - подсказал услужливо Шаусс.

Хорошо, никакой деликатности. Она подавила желание поинтересоваться , где он узнал эту фразу.

- Правильно.

- Нет, определённо , ты не будешь. слова Келлена прозвучали довольно убедительно , и она вздохнула с облегчением.

После необычайно затянутой паузы , Шаусс снова появился прямо перед её лицом и вкрадчивым тоном добавил :

- Если ты не захочешь.

- Парень , да ты необузданный малыш, не так ли? - Фыркнула она, испытывая смутное отвращение, немного забавляясь, но, черт возьми , неожиданно заинтригованная.  - Надо попробовать всё , не важно , как бы мерзко не звучало , но хоть один разочек, так что ли?

Шаусс поцеловал девушку снова, на этот раз скользя языком между губами и задевая зубы. Моника нечего не смогла сделать , действительно не могла. Она открыла рот и всосала его язык , прежде чем он смог отстраниться. Господи, если бы она могла только двигать руками, она бы так крепко вцепилась в эти красивые волосы, что ему никогда бы не удалось уйти.  Умм -мм , вкусняшка ...

Шаусс отстранился , дыша тяжелее, чем она.

- Я сделаю всё , что ты мне позволишь , - ответил он таким глубоким тоном, что его было почти не слышно.

Озноб пробежал по её коже. Он хотел, чтобы она была плохой девочкой , и он мог получить её. И она действительно должна сделать для него такие вещи , что было ей отнюдь не присуще.

- Придержи свои а-а-а! Что ты делаешь ?!

Шаусс снова отодвинулся , позволяя ей увидеть увеличенное изображение блестящего влажного мизинца Келлена, медленно скользящего в это странное новое отверстие.

- Т ы же не думала , что у тебя нет клитора , сладкая?

Глава 8

Келлен не стал дальше погружать палец и начал потирать нежное местечко лёгкими кругами. Удовлетворение взревело в нём, когда её спина сразу выгнулась на матрасе и из горла вырвался крик.  Шаусс выглядел таким же довольным её отзывчивостью , когда наклонился и впился своим ртом в мягкие губы. Она яростно ответила, и он заворчал с одобрением, глубже погружаюсь языком в жар нежного рта. Интригующе.  Поцелуи не совсем та вещь, которой обычно увлекались мужчины их народа.

Наблюдая , как натянутые мышцы горла Моники сокращались , когда она поглощала рот Шаусса , Келлен толкнул палец чуть глубже и нахмурился. Её кармашек оказался не совсем таким , как он ожидал, слишком узким для ...

Потом его лицо прояснилось. Возможно, её земные гены проявились не так катастрофично , как он поначалу подумал.  Келлен вытащил палец, провоцируя ещё один приглушенный всхлип , и наклонился, чтобы посмотреть поближе. Вместо того, чтобы прятаться в более глубоких тайниках укромного уголка, как это было характерно для Гаратанских женщин , маленький клитор Моники трепетал у самого входа внутри отверстия и возбуждение выдавило его наружу.

- Ну , надо же - прошептал он.  - Кто-то хочет выйти и поиграть. - Под любопытным взглядом Шаусса , он намочил больший палец во рту и погладил пуговку несколько раз, с каждым движением проникая чуть глубже и сохраняя лёгкое , осторожное давление, когда стал проверять глубину её кармашка. Б ыло счастьем , что крошечное средоточие чувствительной ткани оказалось снаружи, а это означало, что его шпора если и поместится то еле-еле.  Ему не хотелось думать, что им обоим придётся делать в противном случае. В отличии от женского влагалища, имеющего достаточно большую глубину , чтобы вместить головку новорожденного, её кармашек проходил через лобковую кость и поэтому был определённого размера.  И если у Шаусса окажется более толстая шпора...

Возможно, тайное увлечение этого мужчины анальным проникновением действительно очень пригодится ему на самом деле.

Келлен взглянул на своего второго, и судя по прищуренным глазам , его развлечение было замечено. Он не стал просвещать партнёра.  Шаусс поймёт это сам , когда придёт время.

Его яички поджались , когда усилившиеся по воздействию прикосновения заставили Монику закричать в открытый рот Шаусса. Она была очень близка к оргазму, о чём он подумал с большой завистью.

Потом он увидел , как руки Шаусса заскользили вниз по шее к её груди.

*Я первый.

Не прекращая благоговейно прикасаться губами , Шаусс склонился ниже и, не справившись с собой, бросил неприязненный взгляд на Келлена.

*Почему бы тебе не испробовать её здесь?  - В ответ на приподнятые брови Шаусса , он пояснил :  Так как я буду претендовать на право первого спаривания , я полагаю,  что должен позволить тебе первым...  попробовать её на вкус. Ты говорил , что хотел...

*Я хочу.

Отчаянное хныканье Моники, когда Шаусс резко отстранился, почти заставило Келлена улыбнуться , если бы происходящее не было таким ужасающе возбуждающим.

- Куда ты собрался ? - закричала она, всё ещё зажмурив глаза, и беспокойно мотая головой туда-обратно. Ах, не было ничего лучше двух самцов , испускающих феромоны в непосредственной близости, чтобы превратить самку в бесстыдную массу дрожащей похоти. И не было никаких сомнений в том, что Моника сама активно испускала феромоны в настоящее время. Её аромат был необычайно возбуждающим, лёгким, но отчётливым и.. инопланетным.  Он никогда ещё не ощущал подобного запаха от любой другой женщины.

Келлен приподнялся и осторожно ухватил её за подбородок. Она сразу напряглась, глаза распахнулись.  В близи, они выглядели ещё огромнее и более уязвимыми.

По-прежнему связанный с её датчиком БиоМет , он почувствовал, как пульс девушки резко участился. Интересно. И она дрожала. Она явно чувствовала большую угрозу от него ,  значительно больше , чем от Шаусса , что было одновременно интригующим и тревожным.

- Я никогда не обижу тебя, - прошептал он. - Я никогда не возьму тебя против твоей воли, и я никогда.. - он легонько провёл языком по её сомкнутым губам , не разрывая зрительного контакта , - не оставлю тебя неудовлетворенной. Но  я добьюсь   твоей покорности , Моника Тиг.

У неё, похоже, закончились дерзкие ответы , поэтому он сразу переключился на её грудь.  Опустив взгляд , он обнаружил, что Шаусс уже позиционировал Монику для своего удобства, таким образом , подготавливая её тело к грядущему шторму наслаждения , после чего опустил голову и позволил себе отдаться удовольствию.

*Эмпран, деактивировать нейронное ограничение.

* * *

- О, Боже, пожалуйста!

Роскошная грива Келлена мерцала под её жадными пальцами , когда он начал ласкать груди от основания до вершинок долгими, неторопливыми облизываниями, оставляя влажные дорожки на чувствительной коже. Соски начало покалывать , они поднялись вверх, мокрые , напряженные и нуждающиеся , а его язык мягко исследовал сморщенные комочки плоти , рисуя дразнящие круги и заставляя её извиваться от беспокойства. Она инстинктивно выгнулась , чувствуя жар его рта, но слабых посасываний явно было не достаточно.

- Сильнее, черт возьми! - Услышала она собственный вопль, не за заботясь ни о чём -  ни о чём , кроме голода ,  пожирающего её. Он сразу же отреагировал, жёстко зажав сосок между шершавой поверхностью языка и нёбом , чуть ли не причиняя боль краем зубов, и посылая настойчивые сигналы , вспыхивающие огнём в её промежности.  В то же время его пальцы грубо обхватили другой сосок, скручивая , потягивая, и шок от этого, чистого удивительного возбуждения , чуть не вынудил её громко разрыдаться , заставляя каждый мускул в напряженном теле сокращаться от чертовски сильной нужды ...

- Всемогущие Силы.. в голосе Шаусса звучало изумление.  - Посмотри на неё. Я даже не успел прикоснуться к ней, и она уже собирается кончить.

Келлен в ответ потянул сильнее, и время, казалось, исказилось и застыло на вдохе , а что-то такое жгучее , настолько полностью подавляющее, сосредоточилось в её теле... Вид крупных пальцев Шаусса, широко раскрывающих лепестки её лона , демонстрируя влагу, покрывающую розовые складочки и стекающую в щель между ягодицами, заставил её напрячься.  Очевидный трепет нежной плоти подтолкнул её за грань. Она разлетелась с оглушительным визгом, захваченная волнами высвободившейся энергии, пока мощные судороги скручивали её тело , заставляя напрячь шею и выгибая плечи на матрасе в мучительном удовольствии.

О сознание накатило невероятно медленной волной , когда наслаждение отступило, оставив её дрожащей и задыхающейся. Должно быть, она плакала, потому что волосы на висках были прохладными и мокрыми , она чувствовала влагу в раковине ушей. Высвободив руки из волос Келлена , она стёрла раздражающую влагу кончиками пальцев, пока пыталась отдышаться. Его хищные, голодные потягивания стали мягче , но он по-прежнему не отрывал рта от её груди, разминая другую с явным удовольствием. И Шаусс всё ещё держал её раскрытой, как будто он был там просто чтобы смотреть, в предвкушении дальнейшего.

- Замечательно, маленькая девственница , - промурлыкал он.

И, как будто по молчаливой команде , вид сверху опять изменился, отражая её ещё раз с головы до ног.

- Вот дерьмо.

Большие руки Шаусса внезапно раскинули её худощавые бедра ещё шире, и он протиснул свои плечи между ними.

- Шаусс, нет!

Он приподнял голову достаточно высоко , чтобы послать ей усмешку , что заставило его волосы рассыпаться каскадом по её самой чувствительной плоти, и она начала извиваться от мучительного наслаждения. Его блестящие, красивые волосы сейчас станут все липкими ...

- Нравится, не так ли?

Голос Келлена испугал её. Его голова была сейчас приподнята , оставив её грудь милосердию своих рук, и она видела, как он пристально наблюдал , как другой мужчина сознательно снова скользил гривой волос над ней.

- Я ещё не купалась !

Не отрываясь от дела , Келлен прошептал:

- Ты купалась каждый день.

О Боже, ей даже не хотелось думать о том, кто этим занимался.

Трепетная дрожь поселились внутри , когда Шаусс потянулся , перекинув волосы на одну сторону через плечо , и положил подбородок на её бедро , потираясь на удивление гладкой кожей по нему , после чего глубоко вдохнул.

- Пожалуйста , не..

Она почти сказала. Боже, она чуть не сказала пожалуйста, не останавливайся , и именно это , по-видимому, он и услышал, потому что сразу же скользнул языком по складочкам несколько раз, медленно, умело, осторожно , чтобы не блокировать её взгляд.

Моника подпрыгнула в безумном порыве ощущений.

- Иисус Христос, Шаусс! вырвалось у неё грубо.  - Т ы был порно-звездой или кем-то ещё , прежде чем присоединился к воинам? Потому что ты мог бы сделать действительно великолепную карьеру в этом образе жизни

Он проделал это снова, и она инстинктивно попыталась оттолкнуть его, в ужасе от своей собственной реакции. Но Келлен быстро блокировал её , обхватив хрупкие запястья , и прижав к матрасу возле головы. И , проклятый ублюдок, он остался рядом , глядя ей в лицо горящими тёмными глазами, отказываясь моргать, чтобы позволить ей хотя бы долю секунды отступления. Она попыталась выдернуть руки , чтобы освободиться , а потом ахнула.

Нейронное ограничение исчезло. Когда , кровавый ад, это случилось?

Но когда она начала бороться не на шутку , Келлен просто улыбнулся. Она не могла вырваться из его удерживающего захвата прямо сейчас, и он знал это.

- Крысиный ублюдок!

Он усилил хватку на запястьях, опустившись и уперевшись локтями в матрас чуть выше её плеч , и обхватил ладонями голову. Его дыхание было сладким и каким-то странно знакомым, срываясь с приоткрытых губ, а взгляд пристальным и настойчивым , когда он впился в неё глазами. Гордость не позволила ей отвести взгляд.

- Т олько кармашек, Шаусс , - тихо скомандовал он.  Наслаждайся вкусом.

* * *

Он должен был дать маленькой проказнице пять баллов за усилия. Она выдержала его взгляд ровно шесть целых две десятых секунды, сцепившись с ним глазами.

Шаусс, должно быть, понял, чем всё закончится, потому что её глаза расширились, она ахнула и застыла, как будто схватила оголённый провод.  Келлен не имел ни малейшего понятия , каким удачным станет выбор его второго. О, он знал - Шаусс был отличным воином , прекрасным другом, которого хорошо иметь за спиной в случае опасности и всё такое , но у него не было никакого реального представления о его навыках и способностях в таких вопросах, как этот. Учитывая, сколько лет он должен был накапливать сексуальный опыт до Н ападения, он был на удивление сексуально раскрепощённым и смелым. И, казалось, достаточно эксцентричным по части извращенного секса. (Прим.: kinky часто используется применимо к БДСМ)

Это была интригующая идея.  При условии, что в Гаратанском языке никогда не было конкретного термина для этого понятия , потому что, несмотря на сравнительно недавнюю необходимость осуществления взаимного разделения пары , извращения на Гаратане не существовали, или, по крайней мере, никогда не были признаны в качестве таковых. Их женщины всегда наслаждались телами друг друга, но это было сочтено естественным если они могли получать удовольствие и ублажать друг друга , так почему бы и нет ?

Конечно, это было ещё до того, как слово мужчины стало законом в таких вопросах.

Ах, времена определенно меняются , усмехнулся он про себя.

Моника опять сделала попытку вырваться из-под него , и, хотя она и пыталась сдерживаться, действия Шаусса вызывали у неё непроизвольные стоны.  Чуть смежив от удовольствия глаза, она, не отрываясь, упорно не сводила растерянный взгляд с Коммандора.

- Ты чувствуешь, как он толкается языком в твой укромный уголок, маленькая Гаратанская богиня ? - прошептал Келлен вслух, удерживая её запястья одной рукой над головой и поглаживая бархатистую впадинку щеки указательным пальцем другой.  Хотелось бы мне первым оказаться на его месте, чтобы заняться твоим очаровательным отзывчивым маленьким клитором.

*Ты что, не можешь найти лучшего применения для своего языка, кроме как болтать с ней?

Келлен подавил усмешку , услышав язвительное замечание Шаусса , и немного усилил хватку, когда М оника снова начала биться в его руках.  Приглушенные стоны срывались с её губ почти непрерывно, и из уголков прекрасных испуганных глаз струились слёзы.

Нагнувшись , чтобы слизнуть солёную каплю языком, он парировал:

*Безусловно. Но сначала я хочу посмотреть, что ты такого делаешь, чтобы довести её до слез.

*Тогда смотрите и учитесь, Коммандор.

Келлен на мгновение закатил глаза, но вытянул шею , чтобы понаблюдать , как именно Шаусс наказывает своего потенциального убийцу. Сцена,  представшая его взгляду, бросила его в испарину.

С одним стройным бедром , перекинутым через плечо, а другим, прижатым к матрасу предплечьем , Моника была совершенно беззащитна перед Шауссом.  Полностью раскрыв пальцами её лоно , он жадным ртом с упоением поглощал набухшие складочки, как Винни-пух, дорвавшийся до мёда.

На глазах Келлена , Шаусс жадно облизывал нежную плоть, поглаживая языком снизу-вверх несколько раз, на мгновение останавливаясь, чтобы обвести её сладкую дырочку.  Потом нырнул внутрь , вырывая сдавленные стоны из Моники, и когда жадный язык вновь появился, на нём блестела сладость её сливок. Он посмотрел на Келлена потемневшими от похоти глазами, облизнулся и сглотнул.

Келлен ощутил, как его кожа занялась жаром.  Выражение лица Моники и промелькнувшая гамма эмоций заставили его желание вспыхнуть огнём. Он почувствовал, как его собственные глаза заволокло вожделением и член просто окаменел , когда Шаусс возобновил свои интимные исследования.

Сухожилия на внутренней части бедра Моники стали отчётливей , когда она вонзила пятку в его спину, без сомнения, вряд ли сознавая, что рефлекторное движение заставило лицо Шаусса ещё глубже уткнуться в её влажную плоть.  Но Шаусс обладал более чем достаточной силой , чтобы сопротивляться непроизвольным движениям девушки, и ещё несколько раз лизнув , он широко открыл рот и засунул язык достаточно глубоко в её кармашек , чтобы вызвать полноценный визг.

Когда Шаусс закрыл глаза и ритмично заработал челюстью , Келлен понял , что он занялся клитором всерьез. Тяжело сглотнув и прерывисто дыша, он опустил голову рядом с ней и прижался губами к ушку, наслаждаясь всхлипами и хныканьем , как мощнейшим афродизиаком. Они превратились в громкие рыдания, когда он всосал нежную кожу чуть ниже ушка в рот, впиваясь в неё с едва сдерживаемой ненасытностью.  О Песерин , когда он сможет свободно скользить между её бедрами...

- Я собираюсь трахнуть тебя , Моника Тиг , - прорычал он в её плоть.  - Трахать твою красивую маленькую щелку, пока ты не охрипнешь от крика , трахать, пока ты не сможешь даже  уползти  прочь от меня, а потом я собираюсь взять тебя снова.

Моника сходила с ума в его руках, крича его имя -  его  имя! - снова и снова, и Келлен почувствовал покалывание в загривке от вероятности того, что он уже никогда не сможет быть прежним. Он обернулся, наслаждаясь зрелищем бьющегося в конвульсиях тела , таким напряженным , выгнувшимся вверх так сильно , что только затылок касался матраса.  Худощавые бёдра крепко сжимались вокруг шеи Шаусса , обе ноги настойчиво упирались в обнажённую спину , а его руки обхватили девушку за бёдра,  пока он жадно пожирал её , впиваясь в сладкую плоть ненасытным ртом.

Это было самым невероятным эротическим зрелищем, которое он никогда прежде даже не надеялся увидеть, и Келлен молился Силам , чтобы смог выйти из происходящего с незапятнанной честью. Примитивная потребность заклеймить свою половину , первобытное стремление самому глоток за глотком испить из источника её страсти , а затем погрузить свою измученную плоть в её невинную, влажную глубину , быстро становилось всепоглощающим искушением , которому он уже не мог сопротивляться.

Самая последняя , тонкая как паутинка , нить его самоконтроля могла оборваться в любой момент.

* * *

Келлен не поцеловал её.

Осознание этого раздражало даже двадцать восемь часов спустя.

Моника встала перед зеркалом - простите,  полем молекулярной вспышки  - и пристально уставилась на новенькую городскую девчонку.  Не бери в голову ! Она минут десять раздирала спутанную массу волос , пока обесцвеченные секущиеся кончики локонами не легли на плечи , но она по-прежнему выглядела как пресловутый десятилетний Рип Ван Винкль. Черт, выкинь из головы , она просто выглядела до нелепости странно. Вид как у жирафа. Гигантского грёбаного Чиа -Пэт жирафа , с двумя перезрелыми грейпфрутами , привязанными к груди. Непосредственно под его подбородком. И, черт побери , все отверстия в ушах тоже заросли. И зубы у неё были покрыты налётом! Её чертовы зубы были покрыты налётом , и она ещё играла  в «ты достань мои миндалины ,  а я достану твои » с Шауссом

Эта мысль заставила её вздрогнуть,  когда она выдавила толстый слой синего геля на зубную щетку. Она сунула раз, потом другой, зубную щетку под кран , как показывал ей Кетрок ранее.  Н икогда бы в жизни она не нашла эту штуку самостоятельно , потому что это выглядело так странно. И туалет ... Сейчас у некоторых инженеров и сотрудников производства с Земли могло бы появиться множество комментариев. Она использовала его стоя, как писсуар, только повернувшись спиной к стене. Удлинённый резервуар был достаточно узким в середине, чтобы скользить между бёдрами женщин , и автоматически поднимался и опускался в соответствии с потребностями каждого пользователя.

Но это единственная вещь, которая ей здесь понравилась. Она запихнула щётку в рот и тщательно почистила зубы.  Её возмущало до глубины души , что Шаусс поцеловал её первым. Если кто и должен был получить её первый поцелуй, то это был Келлен. Не то, чтобы он был кем-то особенным. Просто его имя, Келлен, и какое-то странное, непонятное чувство, что всё должно быть так, и не иначе. Но, по-видимому , он не посчитал её достойной поцелуя. Достойной большего, засоса к примеру , это да. Но ни одного поцелуя.

Моника покачала головой , отмахиваясь от разочарования , пряча фиолетовое пятно засоса под распущенными волосами.

Что касается того, что ещё сделал Шаусс первым ...

Она сплюнула в раковину и сполоснула рот, её разум пытался отстраниться от воспоминаний о полной и абсолютной капитуляции.  С неохотой , Моника призналась самой себе, что она, вероятно, должна ему не то , что первый поцелуй, а , возможно,  и ещё несколько, за «операцию на животе » без анестезии, да тем более без информирования о письменном согласии. Черт, было бы чудом, если она сохранит медицинскую лицензию, гипотетически предполагая, что она когда -либо ступит на твердую землю снова. Но наказание , которое он потребовал , а точнее, они  с неё взыскали...

Она решила отбросить эти мысли и сосредоточилась на том, как бы приспустить свои штаны достаточно низко, но чтобы прикрыть впалый пупок.  Ничего не получилось. Вся одежда , которую Кетрок переправил ей с поверхности , оказалась короче дюйма на четыре , как сверху, так и снизу. И можно забыть о туфлях - она посчитала бы себя счастливчиком, если всё ещё вписывалась в женский размер. Она была шесть футов три дюйма (Прим.: около190 см) в настоящее время. Шесть , бл *ть , и три! И кто знает, будет ли она ещё расти ? Боже, Шелли будет не просто в шоке. Моника и до этого-то была выше неё на несколько дюймов, но сейчас эта разница стала более фута. Встречайте новых Мутта и Джеффа ... (Прим.: амер. Герои комиксов, типа наших Штепселя и Тарапуньки )

И она думала, что пойти на свидание раньше было невозможно.

Свидание. Она коснулась губ кончиками пальцев. Если Келлен верен своему слову , она уже никогда не пойдет на свидания , по крайней мере, ни с кем, кроме него или Шаусса.

- К ому ты принадлежишь , Моника? - потребовал он ответа, после того как они с Шауссом вывернули её наизнанку своими руками. И своими талантливыми , голодными ртами...  Даже не начинай ! Измученная и обессилевшая , она попыталась оттолкнуть его, но он притянул её лицо к своему и настойчиво потребовал:

- Скажи это, Моника. Т ы принадлежишь нам.

- Хорошо , - она слабо огрызнулась.  - Я принадлежу тебе , ты , высокомерный придурок!

- Скажи «Я принадлежу Келлену и Шауссу » - надавил он решительно.  - И прекрати оскорбления, или за последствия я не отвечаю.

Уже подавленная и мучительно осознающая насмешливое присутствие Шаусса , она проглотила свою гордость и пробормотала:

- Я принадлежу Келлену и Шауссу. - И про себя добавила «придурок».  Но он увидел это в её глазах и ухмыльнулся.  Мудак!

И вот она здесь , подчинена двумя инопланетными любовниками.

Н и хрена !

Моника помотала головой, пока в ушах не зашумело. Ни одного, бл *ть , грёбаного шанса , она ни для того так старалась , и так тяжело вкалывала , чтобы провести остаток своей жизни , разыгрывая секс-рабыню для двух чванливых межгалактических умников.  (Прим.: по принципу desk jockey канцелярская крыса, comet jockey межгалактический умник) Они ещё увидят , кто кому принадлежит.

Убедившись, что она не лыком шита и готова прогрызть двери своим белоснежным оскалом , она решила прорваться в командный центр корабля.

Глава 9

И врезалась лицом в двери медотсека.

- Дерьмо !  Когда бы Келлен или Кетрок , или даже Шелли не приходили , серебристый дверной отсек просто самопроизвольно открывался, как на предприятии , только без  пфф -звукового эффекта.

- И что теперь? - Она посмотрела на гладкую, без намёка на ручку поверхность с омерзением. Потом что-то , ранее сказанное Келленом, щёлкнуло у неё в голове.

- Эмпран , кем бы вы ни были , не могли бы вы открыть эту дверь?

- Выход не авторизован, - сообщил ей тот же голос, который она уже слышала раньше.

- Какого черта вы несёте?! - взбеленилась Моника.  И что же должна сделать девушка , чтобы получить разрешение?

- На выход требуется разрешение К оммандора Келлена.

Закатив глаза, она рявкнула:

- Отлично , тогда свяжите меня с К оммандором.

- Невозможно выполнить.

Моника собралась было просто послать Компьютерную Сучку в известном направлении , когда дверь вдруг открылась, и она оказалась нос к носу с Шауссом, чьи тёмные глаза насмешливо смотрели из-под тяжёлых век , а губы кривились в провокационной улыбке. Её пульс помчался галопом, и она , не раздумывая, быстро отступила на пару шагов.

- К уда-то собираешься ? - Спросил он, приближаясь. Она едва успела бросить взгляд на открытую дверь и прикинуть свои шансы быстренько проскользнуть мимо него, когда та закрылась. Черт возьми!

Его рука метнулась и обхватила её за затылок, притягивая ближе к себе, прежде чем она даже успела дёрнуться.

- Ты скучала по мне? - Пробормотал он ей на ушко, зарывшись в волосы, в то время, как другая рука скользнула вниз и по-хозяйски обхватила её задницу , потянув немного вверх и плотно прижав к себе.

- Изо всех сил! - Все её отпихивания и попытки вырваться ни к чему не привели, вызывая только головокружение, но она просто не могла сдаться, даже задыхаясь от ощущений. О Боже, у него был стояк , и это просто убивало её! Если она не отпрянет в ближайшее время, то покроет себя позором как женщина , кончив от его грубого обращения в одиночку.

- Я тоже адски скучал по тебе, ангел. - Его дыхание становилось всё громче, пока он потирался подбородком об её волосы.  - Я почти не спал , не в состоянии забыть твой сладкий вкус на своём языке. - Слабость охватила её , и она упёрлась лбом ему в горло с низким стоном.  Даже если мне никогда не удастся получить большего , чем глоток наслаждения между твоих восхитительно распахнутых бёдер, я умру счастливым человеком.

- Ты кто , ёб*ный поэт? (fucking poet ) - Простонала она.  - Просто заткнись!

Он рассмеялся и обнял ее крепче.

- Поэт - возможно.  А вот еб*ться - ожидает официального одобрения Кетрока. (The fucking awaits Ketrok's sanction. труднопереводимая игра слов fucking )

- Самонадеянный придурок, - вздохнув, сказала Моника. Он снова подобрался слишком близко , осознала она, вдыхая его одуряющий аромат с расстроенным облегчением.

- Б удешь паинькой , и тебя ждёт сюрприз, - пообещал он , нежно покусывая мочку уха. Ах, Боже ... это было слишком хорошо!

- Какой ещё сюрприз?

- Сперва поцелуй меня.

Ей удалось откинуть голову достаточно далеко, чтобы взглянуть на него в упор.

- М ожешь поцеловать меня в задницу!

- Так ещё лучше, - сразу согласился он, выгнув одну бровь в преувеличенном удивлении.

- О х , ради всего святого... - пробормотала она. Обняв его голову ладонями , она потянулась вверх и прижалась сомкнутыми губами к его губам.  Шаусс сразу открыл рот , обхватил её затылок пальцами и наклонился , свирепо ворвавшись языком в сладость её рта. Её собственные пальцы запутались в шёлковом водопаде его волос, и с ней всё было кончено. Она ухватила горстями роскошную шевелюру, трепеща от ощущения прохладной гладкости, стекающей по тыльной стороне ладоней. Его язык был подобен неугомонному мародёру, бархатистый и упругий, хозяйничая у неё во рту с мастерством заклинателя змей.

- Нет, - вскрикнула она беспомощно, когда он отстранился. Затем она покраснела от обиды, узрев самодовольную улыбку на его лице.

- Ты получил свой поцелуй, ты , самонадеянный придурок, - прорычала она. - Теперь выпусти меня отсюда, пока я не надрала тебе задницу.

* * * * *

Как будто одного пушистого биологического коврика под её босыми ногами было недостаточно, Моника довольно быстро заметила , что едва ли не каждый гаратанец , мимо которых они проходили по коридорам, останавливался как вкопанный и начинал тяжело дышать, глядя на неё. И вот тогда она начала думать, что возможно - только возможно - перестала чувствовать себя цирковым уродцем. П римерно после сорокового остекленевшего взгляда она не вытерпела.

- В чём , бл *ть , проблема каждого? Резко спросила она, скрещивая руки на груди и ссутулив плечи. Каждый встречный грёбаный лузер пялился на её торчащую грудь.  - Господи , у тебя есть куртка или что-нибудь наподобие ? Я чувствую себя "О, Боже мой, я в школе в одних труселях !"

- Тебе кажется , - опроверг Шаусс, не задумываясь.  Постепенно замедлившись , Моника пристроилась на шаг позади и показала ему средний палец.

- Здесь ?  Сейчас ? - Предложил он через плечо , ухмыльнувшись.

- У тебя что, глаза на затылке ? - Проворчала она, решив на всякий случай держаться за Шауссом. Потом её осенило, что они все внезапно перестали пялиться на неё. Шутки в сторону. Мало того, они не только не смотрели, они намеренно отводили взгляды, когда она проходила мимо.

Эти люди действительно начинали напрягать её и действовать на нервы.

* * *

Келлен внимательно изучал Монику , когда она прошествовала в его частную столовую следом за Шауссом , убедившись , что она цела и невредима.  Её трансформация сегодня утром была просто поразительной.  Г лаза ярко блестели , губы были пухлыми и влажными , а кожа окончательно потеряла свою призрачную полупрозрачность.  На самом деле, она выглядела готовой к сражению.

Его член нагло дернулся от этой мысли.  Позже , пообещал он себе.

Она остановилась возле стола, уперев руки в боки , и хмуро уставилась на него.

- Если это ты мой сюрприз , я буду пинать задницу лейтенанта всю дорогу обратно до медотсека.

Келлен покачал головой , скрыв улыбку.

- Ты выглядишь отдохнувшей, - сказал он, радуясь, когда она немного порозовела. Несмотря на неоднократные попытки Кетрока поднять и накормить её , она проспала много часов после своего чувственного дисциплинарного наказания и, конечно, на его взгляд, выглядела намного лучше.

- Я надеюсь, что тебе понравится еда.

Шлепнувшись на сиденье рядом с ним, она поморщилась.

- На самом деле, всё это немного странно. Как будто бургер и картофель фри из китайской закусочной, если ты понимаешь , что я имею в виду.

- Боюсь, не совсем.

Закатив глаза , она распорядилась:

- Просто в следующий раз дайте мне то, что вы, парни, едите сами , ладно? Либо это, либо позвольте мне самой приготовить яичницу-глазунью.

- Как тебе угодно , - согласился он нейтральным тоном , хотя в глубине души был очень доволен. Моника была одной из немногих землян в Бомон-Тайер , рисковавших попробовать образчики Гаратанской кухни, и единственной, кто на самом деле наслаждался некоторыми блюдами.  - *Копир, отменить бургер и картофель фри. Доктор разделит еду с нами.

*Как прикажете, Коммандор, - пришел многострадальный ответ из камбуза.

- Итак, что мы здесь делаем? Это уже ланч ?  Где мой так называемый сюрприз? - Поинтересовалась она , бросив острый взгляд на Шаусса , усевшегося в кресле напротив неё.

- А ланч с командующим   «Гепторала» разве недостаточный сюрприз ?

Моника вопросительно посмотрела на Келлена.

- О н что, двинулся на всю голову ещё младшим лейтенантом , или уже родился таким ?

- Б оюсь , он просто придурок.

- Точно придурок , - фыркнула она.

- Подожди, пока не увидишь меня голым, многозначительно расплылся в ухмылке Шаусс.  - И ты можешь иронизировать сколько угодно, моя кровожадная маленькая крошка Спарны , но всплеск феромонов , которые ты просто излучаешь, говорит мне

- Сохраните это для брачных покоев , - прервал Келлен их пикировку , когда , казалось, Моника уже готова была броситься с кулаками на Шаусса.  - Вы оба!

* * *

- Итак, мы когда-нибудь доберёмся до моего сюрприза ? - Спросила она вслух после того, как  проглотила последний сочный кусочек мяса Адоранского морского гуся и сложила хрупкие разбухшие косточки в кучку на своей тарелке.  Ах, наконец-то наелась.

Хотя , надо отдать ей справедливость, вид их еды поначалу заставил её слегка побледнеть.  Стол практически ломился под тяжестью экзотической трапезы - с десяток или более блюд, представленных на двух огромных круглых металлических подносах , и никакой последовательной подачи блюд. Всё было свалено в неаппетитные кучки , и смешавшиеся подливы создавали вызывающую тревогу канаву - на ум приходил речной ил - вокруг края каждого лотка.  Присутствующим также были поданы небольшие металлические тарелки , тяжелые красные бокалы с Маласканским элем и плошки с водой , которые, в отсутствие столовых приборов, Моника планировала использовать в качестве посуды для омовения пальцев. Всё, что она знала пусть будет то , что будет, так или иначе.

Она приподняла брови, когда стюард выложил три горки тёмных хлебцев - они были слишком бесформенными , чтобы называться буханками - непосредственно на столешницу.  По сути , изысканные манеры не являлись обязательным требованием для обеда с командующим.  Её не сильно удивило, когда мужчины стали бросать обглоданные кости и другие остатки еды за плечо , вместо того, чтобы складывать их на собственные тарелки разве что био-коврику тоже надо питаться , но существовали же вещи и похуже? Средневековая обстановка искушала её стукнуть кулаком по ближайшему блюду , где лежали индюшачьи ножки и закричать: «Требую перемену блюд !»

Сдерживая себя, она внимательно слушала и тщательно повторяла за Келленом наименования различных Гаратанских блюд - индюшачья ножка на самом деле была лапкой Фири когда он называл и одновременно кормил её маленькими кусочками из своих пальцев. Тяжелое дыхание положил конец этому после третьего блюда , и она самостоятельно начала выбирать маленькие кусочки на свой вкус , чтобы попробовать. Некоторые блюда имели настолько гротескный вид , что она с трудом могла заставить себя прикоснуться , не то что их продегустировать.  Неужели они выглядели так же ужасно , прежде чем были приготовлены? Трудно себе представить, что они могли бы выглядеть ещё хуже, но она твёрдо решила никогда не совершать набега на судовой холодильник для полночного перекуса , так, на всякий случай.

К счастью, ничего на вкус не было так уж плохо, как казалось на первый взгляд , и несколько блюд действительно ей приглянулись , в частности, морской гусь. Келлен и Шаусс были очень любезны, оставив большую часть мяса птицы для неё. В свою очередь , она разделила эль между двумя стремительно пустеющими бокалами , до сих пор испытывая рвотные позывы от того первого - и последнего глотка горечи. Кто-то должен познакомить их пивоваров с немцами.

- Такая нетерпеливая , - поддразнил Келлен , взяв длинный, скользкий побег, поднёс ко рту и демонстративно всосал его, как лапшу спагетти. После чего облизал сок с пальцев интересно, эти люди когда-нибудь думали о салфетках? - и продолжил: - Т ы , должно быть, стала испытанием для своих бабушки и дедушки , при праздничных обменах подарками.

- Я была испытанием для моих бабушки и дедушки каждый день, - ответила Моника, пытаясь скрыть улыбку , что не вполне удалось. Заметив несвойственную серьезность на лице сидящего напротив , она подколола: - Не думай так напряженно , Шаусс. Т ы можешь навредить себе.

- Не меняй тему, Моника. - Келлен протянул руку и , взяв кусок хрустящего хлеба , который она оставила на тарелке , обмакнул в соус на подносе. Когда он вежливо предложил ей, Моника с содроганием помотала головой, что заставило его улыбнуться.  - Почему ты думаешь , что была испытанием для них?

С лишком увлеченная игрой мышц , перекатывающихся на квадратной челюсти , пока он жевал, она уткнулась носом в тарелку, проклиная свои предательские гормоны.

- Потому что так и было.

- Откуда ты знаешь?

- Когда кто-то, кто должен любить тебя, отдает тебя на усыновление , это очень явный признак, что ты являешься испытанием для них, - сказала она ровным голосом , поднимая одну из гусиных костей и начиная возить ей, размазывая соус по тарелке.

Келлен нахмурился.

- Тебя отдали на усыновление в незнакомую семью ?

- Нет, я было согласилась , но этого так и не произошло. Никто не захотел принять тринадцатилетнюю уродину с физическими и эмоциональными проблемами. - Её ладони взмокли от пота. Она думала, что уже ничего не может быть более неловким , чем ситуация, когда Келлен и Шаусс увидели её обнажённой, но, видимо, это был не тот случай.

- Можем ли мы сменить тему, пожалуйста?

- Когда ты удовлетворишь моё любопытство. - Боже, высокомерие этого мужчины не знает границ!  - Где же ты была , если тебя не усыновили ?

Было очевидно, что он не собирался отступать, пока она не поделится , так что , сделав глубокий вдох, чтобы успокоиться, Моника продолжила повествование с преувеличенным терпением.

- В приёмных семьях.  Поначалу кочевала по нескольким частным приёмным домам , но в основном я жила в государственном Д оме для девочек. - Она вздохнула , поймав их недоуменные взгляды.

- Послушай,  я была проблемным ребёнком.  Очень тяжело оказаться на попечении бабушки и дедушки, которым было почти семьдесят, когда я родилась. Казалось, что я всегда был слишком шумной или слишком неуклюжей , всегда ломала вещи и влипала в неприятности , и я так вела себя , потому что было непохоже , что они любили меня...

- Я уверен, что это не так.

Она посмотрела на Келлена , раздраженно хмыкнув. Как мог человек испытывать достаточно горечи, чтобы взорвать планету и до сих пор остаться неисправимым оптимистом, глядя на жизнь сквозь розовые очки ?

- На самом деле, я думаю, что это было именно так. Они родились в эпоху , когда незаконнорожденный ребенок считался позором , и тот факт, что никто не имел ни малейшего представления, кем был мой отец , делал ситуацию ещё хуже. Честно говоря, теперь, когда я задумываюсь об этом, я удивляюсь, что они тогда забрали меня из роддома домой. Если бы моя мать умерла немного раньше , они, вероятно, этого бы не сделали.

Келлен и Шаусс оба нахмурились на пару.

- Наказывать детей за грехи своих родителей - варварство. Ребёнок является бесценным даром, и я не могу себе даже представить обстоятельств, при которых любой Гаратанец откажется от дитя , - прокомментировал Келлен.

Ей пришло в голову, что у него не было никаких сомнений по поводу наказания детей Нартана , но решила , что было бы неблагоразумно говорить об этом сейчас.

- Ну, они однозначно отказались от меня. И , если честно , я не могу винить их, - призналась она.  Я была хулиганкой в сопливом возрасте , но это было ничто по сравнению с тем, как я стала вести себя , как только мои другие недостатки стали очевидны.

- Н едостатки ?

Она выгнула бровь, взглянув на Шаусса.

- Помнишь меня, свою кровожадную малышку Спарны ?

- Спарнизм является вопросом физической незрелости, а не недостатком , - отрезал Келлен.

- Да, безусловно , но нюансы спарнизма не входят в большинство программ младших классов средней школы, - с кривой усмешкой сказала Моника.  - И даже если бы это было так, дети всё равно бы обращался со мной, как с дерьмом. В этом возрасте быть непохожим на других - ужасно.  Замкнутый круг. Вот тогда -то я и начала бороться. Я воевала с другими детьми, с бабушкой и дедушкой, с моими учителями ... - Боже, теперь, когда она начала говорить , она уже не могла заткнуться.  - В конце концов , я докатилась до сражения с администрацией , и когда вмешалось государство , мои бабушка и дедушка воспользовались своим шансом покинуть мою жизнь навсегда. Конец истории. - Она заставила себя улыбнуться.  Положительный момент в том , что они оставили мне достаточно денег, чтобы заплатить за обучение в медицинской школе и хороший дом, так что, думаю в итоге я оказалась в выигрыше.

Выражение лица Келлена говорило, что он пока не собирается оставить эту тему в покое , поэтому она расправила плечи и выпятила подбородок. К черту благоразумие.

- Похоже, вы ,  парни , знаете всё , что нужно знать обо мне, так как насчет того, чтобы мы покопались в вашей голове , К оммандор? Скажи -ка мне, каково это знать, что ты уничтожил миллионы женщин и детей, которые ,  по всей вероятности , не имели никакого отношения к биологической атаке на вашу планету ?

Несмотря на собственные утверждения и воинственную позу, её сердце колотилось всё сильнее с каждой проходящей секундой. Келлен неторопливо глотнул эля, и посмотрел на неё с чем-то, неуловимо напоминавшем сострадание, что в конце концов , заставило её отвести взгляд.

- Вот как ты обо мне думаешь, Моника?  Считаешь меня не более чем массовым убийцей невинных людей?

Мягкий, почти задумчивый тон его вопроса озадачивал. Если бы кто-то задал ей подобный вопрос , она бы свихнулась, порвав их на тряпки в защиту своего долга и чести , кипя праведным возмущением. Но вместо того , чтобы обижаться и выглядеть оскорблённым , в его голосе звучала почти что жалость к ней , как будто именно она была тем, кто что-то должен узнать здесь и сейчас.

Не в состоянии помочь себе, она снова посмотрела на него и сразу же утонула в бархатной синеве магнетизма его глаз.  Господи , он выглядел так , как будто его на самом деле волновало, что она думает о нём, как будто сама мысль о том, что она считает его убийцей, причиняла ему боль. И самое страшное было в том , что она  так не  думала ,  да и никогда не собиралась, по большому счёту. На самом деле, чем больше времени она проводила рядом с ним , тем труднее было поверить, что он мог быть таким... бессердечным.  Келлен бывал разным - смешным , высокомерным , потрясающе умным, а иногда прям -таки приводил в бешенство - но он никогда не причинял ей зла ,  не был бездушным или безжалостным.

- Когда я стал офицером Армады , - начал он, не отпуская её взгляда , - Я присягнул на верность Гаратану. Я поклялся защищать жизни нашего народа и подчиняться моему Правителю в осуществлении этой цели. Даже если бы я не был обязан помочь в окончательной ликвидации более двух миллионов трупов, даже если бы я не наблюдал, как моя пара корчилась в адских муках на смертном одре... - Его глаза сузились.  - Даже если бы я не прижимал свою любимую дочь к груди, в то время, как она плакала последними , кровавыми слезами, я бы всё равно выполнил свой долг. Я человек чести, Моника, потому что без чести мужчина - ничто.

Взор Моники заволокло слепящими слезами, пока она кивала, не в силах выговорить ни слова.  Боже!  Одно дело - прочитать беспристрастный отчёт о годах глобальной катастрофы постфактум, но услышать об этом живьём, из уст того, кто прошёл через всё это безумие ... просто невыносимо.

Её голос был хриплым, когда она, наконец, выдавила из себя :

- Сколько лет ей было ?..

- Три года с четвертью.

Моника сглотнула , с трудом переводя дыхание. Три годика. Боже, она бы, наверное, сама начала нападение, если бы это была её дочь.

- Как её звали ?

- Кэлесчи.

- А твою жену ?

- Спутницу жизни , - поправил он.  Её звали Дэндрайн.

Что-то в голосе , в том, как он произнёс это имя , заставило её вдруг спросить:

- А ты её любил ?

Это прозвучало ревниво, Моника.

- А как бы ты определила любовь, малышка-Землянка ? - Он наклонился чуть ближе в своём кресле, по-прежнему вглядываясь в неё спокойными , пытливыми глазами.  - Если под любовью ты подразумеваешь выполнение моих обетов по отношению к ней, то тогда да. Наш союз был организован нашими матерями, и результат был удовлетворительным для всех участвующих сторон.

Моника моргнула, а потом внезапно подавилась смехом.

- Вау   прикольно.

- Тебя рассердил мой ответ?

- Нет.. нет. П росто ... значит, вот как обстоят дела на Гаратане... Я постараюсь привыкнуть к этому. - Так почему же это заставило сжаться в груди от боли , и не только за него?

Она с опаской посмотрела на Шаусса , почти боясь узнать о его подноготной.

- Как насчет тебя?

- Я никого не потерял.

Она нахмурилась, когда он замолчал с бесстрастным покер-фэйсом.  Я никого не потерял. Что это значит? Н икто не умер из любимых или ему некого было терять ?

В этот момент подали десерт, и у неё не хватило мужества , чтобы расспрашивать дальше. Остальная часть обеда проходила в напряженной звенящей тишине , как будто что-то сладостное , но очень хрупкое возникло между ними, и никто не осмеливался это испортить.

- Ну, это было довольно любопытно , - нарушила она , наконец, молчание, отодвигая прочь практически нетронутую тарелку с чем -то грязно-коричневым. В глубине души она искренне надеялась, что это не их идея шоколадного торта по-гаратански , потому что тогда у неё будет по-настоящему дерьмовый день рождения, если это так.

Когда они, наконец, поднялись - и она следом - стюард поспешил предложить тёплые, влажные полотна ткани.  Келлен наблюдал за ней , медленно вытирая пальцы, и очевидное сочувствие в его изучающем взоре заставило девушку заскрипеть зубами.  За каким таким хреном он смел её жалеть? Он, вероятно, страдал в тысячу раз хуже, чем она когда-либо в своей жизни.

Отвернувшись, Моника сосредоточилась на своём полотенце , с чрезмерным энтузиазмом оттирая руки, пока они не засверкали розовым , и промокнула оставшиеся следы от еды на губах и подбородке. Затем бросила ткань на стол и обвела их своим коронным «ближе к делу» взглядом.

- Теперь я готова к моему сюрпризу.

* * *

Это был не тот сюрприз, который запланировал Келлен в настоящий момент, но каким-то непостижимым образом это казалось целесообразным.  Сделав незапланированный крюк от их непосредственно места назначения , он повёл ее по анфиладе внешних коридоров , в то время, как её откровения продолжали бурлить в его сознании.

Она не имела ни семьи, ни защиты. Никого. Этот факт заставлял его злиться , и в то же время осознание её полного одиночества с самого начала жизни вызывало мучительную боль , которую он и не думал, что снова может испытывать после смерти Дэндрайн и его любимой дочери.  Поэтому было не удивительно, что она выросла такой обидчивой и раздражительной.

- Боже мой! - ахнула Моника рядом с ним, широко распахнув засверкавшие восторгом глаза, когда перед ними от пола до потолка открылся потрясающий вид , демонстрируя клубящиеся синие и белые завитки над поверхностью планеты.

- Э то настоящее окно? - воскликнула она, вытягивая руку , но не прикасаясь к мембране.

- Это поле молекулярной вспышки.  На «Гепторале» нет настоящих окон, но поле отражает именно то, что мы бы увидели через окно в настоящий момент.

- Могу я прикоснуться к нему?

- Твоё прикосновение будет искажать изображение, но это не причинит никакого вреда. Шаусс остановился позади, глядя на её макушку с лёгким беспокойством, что соответствовал его собственному состоянию. Он не сделал ни единого движения в попытке прикоснуться к ней, не сомневаясь , как собственно и Келлен , что любое проявление нежности после прозвучавших личных признаний , вероятно, будет рассматриваться как жалость , и отвергнуто соответственно. И без сомнения, бурно. Возможно, даже яростно и неистово.

- Н у ничего себе, - выдохнула она восторженно, её глаза внимательно следили за собственным указательным пальцем , осторожно касавшимся изображения на поле.  - Я в космосе. Я действительно в космосе !

- Технически, ты на орбите, - поправил Шаусс.

- А можно ли дышать с другой стороне этого барьера ?

- Конечно же нет.

- Тогда я в космосе. - Е ё вздох на этот раз был полон довольства и Келлен чувствовал странное желание откликнуться на его.  Чтобы ещё сильнее впечатлить её , он негласно послал команду через Цереком Эмпрану , и Моника восторженно взвизгнула , когда изображение на поле внезапно стало увеличиваться , с шагом в одну секунду, как бы притягивая их ближе и ближе к поверхности Земли. Когда желаемое увеличение было достигнуто, они увидели изображение Комплекса Бомон -Тайер , и картинка была настолько чёткой , что он мог рассмотреть даже макушки нескольких людей, ходящих по территории.

- Святое дерьмо , я не могу поверить в это! Это ведь Комплекс , не так ли?  Господи , и мы ещё говорим о каких-то шпионских технологиях ! Это просто потрясно ! Охренительно!!

- Я рад, что тебе нравится.

Моника стремительно обернулась, чтобы взглянуть на Келлена , и в его груди что-то замерло при виде первой по-настоящему тёплой улыбки, дарованной ему бескорыстно.

- Спасибо, К оммандор. Это был идеальный сюрприз.

Коммандор.  Келлен был достаточно разумен ,  сочтя ,  что она использовала формальное обращение в знак уважения. Даже искренне радуясь , она дистанцировалась от него.

- Хм , но не это было сюрпризом.  Он ожидает тебя дальше по коридору. - Полуобернувшись, он предложил ей руку и стал ждать. После долгих колебаний, она осторожно положила пальцы на сгиб мужского локтя.

* * *

Он должен был знать , что её покладистость окажется мимолётной.

Несмотря на окольный путь , они прибыли в помещение палаты Совета почти на полчаса раньше, и если ожидание не испортило её нрав поначалу , то этому поспособствовала неугомонная натура Шаусса.

- Тебе говорит  что-нибудь термин  «торопиться » или «ждать »? - Спросила она после первых пяти минут ожидания.

Только что вернувшийся из гальюна (сортир) Шаусс обошёл своё собственное место и отправился к Монике , нахально расположившись на подлокотнике её кресла.

- Я знаю кое-что, что помогло бы нам скоротать время , сладкая. - Его интимный тон и то, каким образом он склонился к ней, заставило её напрячься и оскалить зубы в раздражении.

- Только в твоих мечтах!

- А я так думаю , в  твоих   мечтах , радость моя, - поддразнил Шаусс.  Келлен увидел яркий румянец , полыхнувший на её щеках и съёжился в ожидании взрыва.

- Можешь попробовать , но только через мой труп , - огрызнулась она, пихая его в бедро.  Вали отсюда , ты , заносчивый полудурок !

*Может, тебе лучше отступить и дать ей возможность успокоиться, прежде чем мы встретимся с Министром.

Шаусс сразу встал и вернулся на своё место, но на этом всё не закончилось.

- Кстати, Моника, я учитываю все твои сквернословия, и как только Кетрок сочтёт тебя здоровой , я собираюсь отшлепать твою аппетитную задницу за твой грязный язык , по шлепку за каждое слово. Услышав, как у неё перехватило дыхание , он добавил : - И по пять за каждый раз, когда ты называешь меня высокомерный придурком , что означает ты уже заработала двадцать только за это.

Когда её возмущенные глаза вытаращились на него, Келлен удовлетворённо пожал плечами. Он наслаждался её улыбкой , но ничего так не взывало к его естеству , как её ярость.

- Я полностью согласен, хотя у меня есть ... в некоторой степени более приятное наказание.

- Это полная херня ! - закричала она.

- Двадцать один , - вышел из себя Шаусс.

- Aaaa ! - взвыла Моника.  - Это не справедливо!!! Не успел Шаусс открыть рот, как она добавила: - И если ты только скажешь , что никто никогда не говорил, что жизнь справедлива, я запихну твои яйца в твою собственную глотку , ты меня понял ?

Келлену далось подавить улыбку и прищуриться на Шаусса:

*Пожалуй, я не совсем это имел в виду, когда сказал, чтобы ты дал ей возможность успокоиться.

- Министр примет вас, - раздался спокойный голос из открытой двери палаты Совета.  Келлен сразу встал и кивнул вызывавшему.

- Спасибо, Милнон. - Он ещё раз вежливо подставил локоть.  - Д октор  Тиг ...

- Нет , он не стал бы  Он не мог

Моника не двигалась, удерживая его на месте пронизывающим взглядом.

- И нет никакого способа   Пожалуйста , скажи мне, что вы не притащили меня на встречу с Министром Высшего Совета?!

Келлен честно выглядел в замешательстве.

- Я думал, что ты обрадуешься.

- Обрадуюсь !  Да ты совсем долбанутый на голову ?!

Румяный посланник замер и вытаращил глаза, когда она вскочила на ноги.

- Ч то - начал Келлен.

- Да ради Бога, посмотри на меня! - Она взмахнула рукой перед собой, проведя сверху вниз.  - Я одета для домашних посиделок , а не для общения с Г лавами государств!  Сверкая собственным пупком в,,,  - провозгласила она с рычанием в голосе , и накал постепенно начал увеличиваться.  - Мои волосы похожи на гнездо крысы, я не накрашена , и я , бл *ть , даже не могу вписаться в мои грёбаные  туфли !!!

- Так что, нет, Келлен, - проревела она ему в лицо, тяжело дыша и уперев руки в бёдра.  - Я-НЕ -РАДА!!!!!

Три вещей поразили её в этот момент - аромат феромонов, мгновенно ударивший в нос, опасный блеск вожделения во вспыхнувших глазах Келлена и сердитое ворчание Шаусса: «Двадцать два », непосредственно за её спиной.

Сердце заколотилось в горле, и она замерла как кролик , преследуемый огромными голодными кошками , вздрагивая от осознания, как тепло разливается в низу живота и закручивается пульсирующим предвкушением между ног. Одно неверное движение , и она серьезно вляпается по самое не балуйся , но по какой-то непонятной причине, она чувствовала себя вынужденной сделать этот последний шаг.

- Это звучит для меня, К оммандор, как будто ваша женщина больше всего подходят для связывания.

Сдержанный грохот голоса был похож на кубик льда , попавший ей за шиворот , и она медленно обернулась лицом к легендарному министру Цесину во всей его огневолосой славе. Глубоко посаженные глаза, искрящиеся от развлечения, на удлинённом худощавом лице отвлекали внимание от шрама , пересекавшего одну щёку и исчезавшего под подбородком. Кулаки упирались в бёдра стройных сухощавых ног , распахивая церемониальные одежды и демонстрируя все семь с половиной футов в полный рост.

- Возможно, мы должны отложить наше знакомство , пока вы не поможете ей избавиться от некоторого разочарования.

- Но я вы - Моника скосила глаза в кучу от ярости. Лидер Гаратана рассматривал их со снисходительной улыбкой , как будто они были влюблёнными юными молодоженами , взволнованными проведением медового месяца на Г авайях.  - Вы должны защитить меня от этих придурков!

- Двадцать три.

Как будто со стороны , Моника отстранённо увидела, как её рука взлетела и со всего размаха опустилась на щёку Шаусса.  Возмутительно, хотя её пальцы обожгло от силы удара, его голова не только не откинулась назад, мужчина даже не вздрогнул.  По большому счёту , на её пощечину никто не отреагировал, но уровень напряжения в помещении резко возрос.

- Спасибо за ваше понимание, М инистр, - вежливо кивнул головой Келлен.  Не могли бы мы попробовать встретиться снова завтра?

- Я с нетерпением буду ждать этого.

Цесин повернулся к ним спиной и зашагал обратно в палату Совета, под внимательным взглядом своего помощника.  У Моники дыхание перехватило в горле, когда дверь за ним тихо закрылась.

Вот дерьмо, сейчас она поплатится за всё и сразу.

Глава 10

Пелена страсти плотным, невидимым туманом повисла в воздухе, и она задыхалась в этой обольстительной ласковой дымке.

Бежать! Бежать! БЕЖАТЬ!

Моника попыталась было, но как только дёрнулась вперёд, руки, похожие на железные наручники, обхватили её запястья и остановили непроизвольный порыв с внезапностью, выбившей её из равновесия. Опьянённая адреналином, она сражалась молча, дрыгая ногами и выкручиваясь из хватки двух удерживающих её мужчин, в попытке уйти от неизбежного. Когда каждый из них крепко ухватил по вырывающейся лодыжке, она оказалась зажатой между ними, всё ещё упорно извиваясь, напрягая каждую мышцу и не желая признавать их господство. По крайней мере, не без боя.

Патина пота проступила на её коже, пока она вырывалась изо всех сил, облегчая скольжение их удерживающих рук и непроизвольно создавая тесную влажную связь с их горячими ладонями, и Бог ей в помощь, но она, в конце концов, застонала от чистого примитивного трепета собственного естества. Разум постепенно оттеснял бессмысленные волны паники, но она была так встревожена и взволнована, смутно чувствуя пропитавшую трусики влагу , совершенно не в состоянии понять, что сопротивление этим мощным самцам, которые, без сомнения, собирались жёстко оттрахать её, подчиняя, удовлетворяло их какой-то извращённый внутренний аппетит, даже если она своей независимостью распаляла другой.

Она могла бы бороться с их непреклонным желанием до конца времён, но была беспомощна перед лицом своего собственного.

- Нет! - Закричала она, и её тело обмякло между ними, лишившись потребности сопротивляться.

В этот момент, в напряжённой тишине, нарушаемой лишь её прерывистым дыханием, она ждала, закрыв глаза, пока они по очереди не отпустили щиколотки и подняли её в вертикальное положение. Но ни один из них не ослабил хватку на хрупких запястьях.

- Ты пойдёшь добровольно в мою комнату, или мы должны отнести тебя? Задал вопрос Келлен неумолимым тоном. Сволочь, он даже не запыхался.

Проглотив вертевшуюся на языке язвительную реплику, она с достоинством ответила:

- Я пойду.

* * * * *

Моника держала голову опущенной, скрывая волнение и собственную нервозность, пока они вели её по огромным, извилистым голубым коридорам, через длинный атриум. Келлен чуть замедлил шаги, когда они вошли в похожее на пещеру помещение, гудящее от разговоров, которые стали ещё громче, пока они совершали бесконечный переход на другую сторону зала. Даже не глядя по сторонам, Моника отчётливо чувствовала давление ста, а то и более , пар глаз, следящих за ними, оценивающих её состояние, и осознание того, что её позор должен быть всем очевиден, заставило её щёки заполыхать.

Разозлившись на Келлена из-за продления её унижения, она попыталась вывернуться из его захвата, и в одно мгновение оказалась зажата между двумя невероятно мощными телами.

- Может, я должен позволить Шауссу выпороть тебя прямо здесь? - прорычал Келлен ей на ухо, вцепившись свободной рукой в волосы на затылке и заставляя повернуться лицом к себе. Боже, он выглядел сердитым. И чертовски возбуждённым.

- Осмотрись вокруг, Моника, - прошептал он, не отпуская её взгляд. - Ты единственная присутствующая здесь женщина, свежая молодая красавица, на корабле, полном одиноких мужиков, которые не касались женской плоти в течение десятка лет, если не больше. Ты действительно хочешь рискнуть вызвать бунт, который запросто может вспыхнуть, если Шаусс вдруг обнажит твою девственную задницу прямо перед всеми? Я сомневаюсь, что он успеет сделать пару-тройку шлепков, прежде чем окажется погребённым под огромной кучей распалённых самцов.

Хоть глупая девочка-подросток в ней прекратила слушать его на «свежая молодая красавица», остальная часть её была в ужасе. Она не осмеливалась поднять глаза, но шорохи и бормотание, наполнившие наступившую было тишину, реально нервировали. Когда одинокий голос из угла зала жалобным тоном начал в шутку умолять её рискнуть, она ещё больше напряглась, её лицо побагровело от унижения. Они все до одного слышали каждое грёбаное слово, произнесённое Келленом. Бл *ть !

Без предупреждения, он склонился к её лицу, приподнял за подбородок и впился губами, прорвавшись сквозь преграду зубов, начал хозяйничать языком в глубинах её рта. Наконец-то... Сознание в очередной раз поплыло, когда он настойчиво и решительно - не нежно, не лаская начал просто трахать её рот своим языком, явно и наглядно демонстрируя своё право собственности на неё на благо своих людей. И как бы ни хотелось ей возненавидеть Келлена за испорченное впечатление их первого настоящего поцелуя его тактикой пещерного гамадрила, только его рука на её шее удерживала Монику от падения на пол, растёкшись лужицей от плавящей тело необходимости.

- Кому ты принадлежишь? - наконец, жёстко потребовал он, с трудом переводя дыхание и ухватив в кулак её волосы на шее.

- Тебе, - прошептала она, ошеломлённая и потерявшаяся в его потемневших от страсти глазах, упиваясь его пикантным ароматом.

Он сильнее сжал её шею, пока она не вскрикнула, и снова потребовал:

- Кому ты принадлежишь?

- Келлену и Шауссу, - задохнулась она.

- Скажи им всем!

- Я принадлежу Келлену и Шауссу! - Закричала она громко, смаргивая слёзы ярости.  Высокомерный придурок ещё заплатит за это! Сполна!

* * * * *

Вечность спустя, она не приблизилась ни на йоту, чтобы заставить его платить.

- Эмпран, это объект Моника Тиг , - прорычала она. - Я требую, чтобы вы освободили меня немедленно!

После того, как они оказались в покоях Келлена, её раздели догола и втолкнули в открытый круглый душ, где уже шестым способом с минувшего воскресенья её окатило струями горячей воды. Шаусс указал на диспенсер на стене со скрабом для кожи, и она намылилась с ног до головы, отчётливо сознавая, что их глаза хищно следят за каждым её движением.

После того, как она ополоснулась и вытерлась огромным и сказочно гигроскопичным полотенцем, которое Шаусс передал ей, Келлен подтолкнул её в центр спальной комнаты, спиной к двери, и приказал Эмпран зафиксировать её распятой в нейронном ограничении. Таким образом создав из неё какую-то грёбаная статую в натуральную величину, он напоследок обшарил её рот языком ещё раз, прежде чем они оба покинули комнату.

И вот теперь она стояла тут, как казалось, уже на протяжении нескольких часов, расставив ноги на ширину плеч, руки за головой, локти отведены назад, а её невероятно высокая грудь выпячивалась до такой степени, что она могла видеть свои сиськи, не глядя вниз. Это была классическая поза при аресте полиции, и по какой-то неведомой причине её своенравные мысли продолжали дрейфовать к более интимным аспектам задержания. Как при обыске. Осмотр внутренней полости  Ещё бы дубинку... И, твою же мать, если эти образы не вдохновили горячие, скользкие струйки, стекающие вниз по внутренней стороне её левого бедра.

Она, должно быть, больная на голову собачонка.

- Кончать не разрешено.

- Бл *ть !

- Уже двадцать четыре, я считаю. - Шаусс появился в поле её зрения, ухмыляясь. - И это не считая того - я ещё не решил - что ты заработала за проявление неуважения ко мне перед Министром.

Моника почувствовала, как её щеки порозовели. Снова. Черт, и когда он успел появиться? Невозможно придумать что-нибудь в ответ, чтобы не оказаться ещё глубже в дерьме, поэтому она демонстративно сжала губы и мятежно уставилась на него.

- Ага, она понемногу учится, - подначивал он, расхаживая рядом и поглаживая указательным пальцем туда-сюда по пушистым кудряшкам, покрывающим её венерин холмик. Ох, как же он одуряюще пах! По его влажным волосам и шелковистой, свободно облегающей одежде было заметно, что он тоже освежился, но это не был запах мыла или туалетной воды, сводивший её с ума и дразнящий её чувства. Не в состоянии контролировать пульсацию плоти или жар, захлестнувший низ живота, Моника сосредоточилась на глухой стене за его головой и попыталась очистить свой разум. Он ни за что не сможет добраться до неё, скотина!

В это время его любопытный палец плавно скользнул вниз.

- А что у нас здесь? - Пробормотал он негромко. Увидев его улыбочку краем глаза, она внутренне прокляла собственное отсутствие контроля, глубоко благодарная в душе , что он не в состоянии читать пикантные мысли, которыми она развлекалась в то время, как их не было.  Мне кажется, кому-то нравится быть в нашей власти, Кел.

Её пульс мгновенно участился, и она с трудом втянула дыхание.

- О, а она действительно к тебе не равнодушна, - протянул Шаусс, растягивая слова, а потом потёр влажным пальцем пульсирующую жилку на её горле.  Один только звук твоего имени заставляет её сердце биться чаще.

Моника стиснула зубы, отчаянно жалея, что не в состоянии снова врезать ему, независимо от того, чего ей это будет стоить.

- Это ещё что, - пришёл весёлый ответ.  Удовольствие слушать её делает меня крепче, чем крунайтный столб.

Шаусс отодвинулся в сторону, и вдруг перед ней предстал грозный Коммандор Келлен собственной персоной, огромный, с голым торсом, и настолько красивый, что, должно быть, ангелы запели на небесах. Он захватил её взгляд, прежде чем она смогла отвести глаза, сердце Моники чуть не выпрыгнуло из груди. Не говоря ни слова, он протянул руку и коснулся влажных кудряшек между ног. Но его прикосновение было на удивление холодным, что заставило Монику громко ахнуть от неожиданности.

А затем нечто холодное скользнуло в лоно; тепло его жесткого пальца протолкнуло это глубже во влагалище, и девушка снова охнула, когда Келлен немного отодвинулся и сунул внутрь палец ещё раз, дабы убедиться, что всё запиханное плотно расположилось как надо.

- Что... - Она умолкла на полуслове, когда он убрал руку, глубоко дыша, а в следующий момент ощутимое покалывание начало исходить от холодной штуки внутри и озноб промчался по каждому дюйму её кожи. - Что ты со мной сделал?

Его улыбка ни капли не утешила. Он провёл пальцем, влажным от её секрета, по пухлой нижней губе, прежде чем ответить.

- Я ввёл тебе мышечный релаксант, чтобы облегчить моё инопланетное вторжение.

- Но я думала ты же сказал, что моя плева разорвана, - прошептала она, смутившись.

- Это больше предназначено от боли неопытности, чем от разрыва девственной вуали, - заверил он девушку, проталкивая палец между её губами, зубами, осторожно касаясь им её языка. - Специально для таких маленьких, как ты. - Погладив её язык, он предложил, - Попробуй вкус своего желания для меня.

Повинуясь без задней мысли, она всосала кончик пальца глубже в рот и ощутила извращенно возбуждающий вкус собственного естества. Тогда его слова, наконец, обрели смысл.  Инопланетное вторжение.

Это могло быть самой безнравственной вещью, которую он когда-либо делал. Конечно, некоторые люди посчитали бы уничтожение несколько городов Нартана верхом безнравственности высшего разряда, но это было делом чести. И долгом. И хладнокровным, личная отмщением. Мучить же Монику - было жарким, ослепительным, чистейшим удовольствием.

Зарождающееся осознание в её широко распахнутых глазах было бесценно, и, к счастью, он скомандовал Эмпран сохранить изображение происходящего утверждения при обряде связывания для его будущего удовольствия. Моника, вероятно, вряд ли будет очень довольна узнать об этом, во всяком случае, гораздо меньше радоваться, просматривая потом с ним эти кадры, что только щекотало его нервы ещё больше. Он никогда по-настоящему не осознавал свой потенциал сексуальной безнравственности, пока это твердолобая крошка Спарны не возникла в его жизни. Теперь же он не мог дождаться, чтобы увидеть, как ещё он сможет шокировать её.

Конечно, у Шаусса тоже имелась парочка грязных шокирующих фантазий для реализации.

Эта мысль заставила Келлена поёжиться от дискомфорта, испытывая боль в яйцах от перевозбуждения, и он улыбнулся, предвкушая её реакцию на его следующее откровение.

- Эмпран, ограничение номер три, отобразить на поле изображение Карибского пляжа.

Глаза Моники расширились до комических размеров, когда пляж её мечты появился вокруг них.

- Извращенец, - сдавленно прошипела она. - Ты лапал меня, когда я спала!

- Ты испытывала сильные боли, - сказал он просто. - Это выглядело бы бессовестно с моей стороны - позволить тебе страдать, когда в моих силах было облегчить твою боль. Именно поэтому, - добавил он, - я вставил пенетаб. Я никогда не слышал о таких штуках прежде, пока Кетрок не просветил меня сегодня утром. Не стесняйся поблагодарить его за его предусмотрительность в следующий раз, когда увидитесь.

Шаусс прижался сзади и погладил её ягодицы ладонями, заставляя девушку пискнуть и рефлекторно дёрнуться.

- Что ты делаешь? - вскрикнула она, резко втянув дыхание.

Шаусс наклонился вперёд, нежно потянул за мочку уха своими зубами и вкрадчиво ответил:

- Облегчаю путь для  моего  инопланетного вторжения.

Он же не станет...

- Эй! - Он слегка раздвинул её ягодицы и, собрав побольше влаги из истекающего лона, понемногу начал проталкивать палец в колечко ануса. - Это больно!

- Следовательно, необходимость в этом есть. - Его голос курился тёмным смыслом, и вдруг прохладное прикосновение другого пенетаба заставило непроизвольно сжаться её нежную плоть, раздвигаемую крупным пальцем прямо следом за ним. Когда она напряглась от непривычного ощущения, он твёрдо сообщил: - Это в любом случае случится, хочешь ты этого или нет, поэтому постарайся расслабиться, вместо того, чтобы выталкивать его. Это должно существенно облегчить проникновение.

- Черт побери, Шаусс, ты же сам сказал - только если я захочу! - воскликнула она.

- Это было прежде, чем ты ударила меня, - проворковал он. - Но я сделаю так, что ты не просто захочешь

- А вот это вряд ли! Никто на самом деле не захочет

Моника судорожно втянула дыхание и всхлипнула, когда горячий рот Келлена сомкнулся на одном из её сосков.

- О, Боже! Вот дерьмо! Пожалуйста-пожаааалуйста

Незнакомые волны леденящего алого жара начали распространяться внизу живота, пока Шаусс исследовал её там , и необычные звуки, которые он издавал, взрывали её перегруженные чувства, как пушечные выстрелы. Он начал поглаживать осторожно, понемногу, бережно толкаясь вглубь снова и снова, и ритмичные посасывания Келлена превратили эти странные волны во вспенившийся океан потребности кроваво-красного цвета.

- Вот так, крошка Спарны, - выдохнул Шаусс ей в шею, принимаясь посасывать нежное местечко чуть ниже ушка.  Давай-ка посмотрим, как тебе понравится дальнейшая смена ролей...

Грудь Моники вздымалась от усилий в попытке сохранить контроль, когда одна из рук Келлена ласково скользнула вдоль впалого живота, по нежному холмику, и нырнула ниже, раскрывая сочившиеся от влаги половые губы. И у неё не осталось достаточно связанных мыслей, чтобы спросить у Шаусса, о чём он говорит.

- Ты собираешься потерять свою девственность не с одним, а с двумя голодными мужчинами, которые не проливали семя в течение двадцати лет на пару, - тихо продолжал он, пока Келлен, легко касаясь, поглаживал её влажные кудряшки.

- Кел собирается взять тебя первым. Электрические искры опалили её кожу желанием, зажигая кровь чистой потребностью при этих словах. - Он уложит тебя навзничь, широко раскроет твою красивую сладкую киску и постарается прорваться языком наружу через твоё горло изнутри. А когда он вылижет весь твой вкусный, мускусный крем, он собирается накормить эту дрожащую маленькую щелку бесконечными дюймами своего каменно-жесткого петуха, сколько ты сможешь принять, сладкая. И всё же тебе придется взять их все до конца, так что, когда его шпора выйдет полностью, он вонзится в твой укромный кармашек до упора.

Монику охватила крупная дрожь, когда Келлен с силой присосался ко второму соску, одновременно сжимая и скручивая первый другой рукой.

- И когда он так приятно и плотно заполнит твои ноющие дырочки, то начнёт растягивать обе, трахая их достаточно сильно, чтобы заставить тебя исходиться криком, но самая лучшая часть в этом - твой разум будет настолько далеко, что ты даже не сможешь понять, доставляет это удовольствие или боль...

Она извивалась с зажмуренными глазами и громко стонала, пока его палец погружался всё глубже и глубже, вкручиваясь и преодолевая сопротивление плоти. - И это вполне может оказаться боль, потому что только при помощи пенетаба можно подготовить неопытного новичка для такой безумной поездки, как эта. Хотя я сомневаюсь, что тебя будет волновать хоть что-то к тому моменту.

Моника была поражена, не в состоянии устоять под этим эротическим натиском. Дрожь предвкушения распространялась по спине и мурашками растекалась по рукам и ногам, в то время, как волны жара нарастали внутри отверстий, которые они так тщательно подготавливали. Ступни ног стали обжигающе горячими, и дыхание напоминало пыхтение парового двигателя.

- Как тебе мои грязные разговорчики, Моника? порочно поинтересовался Шаусс. - Я усердно учился, только ради тебя. - Когда она смогла только проскулить в ответ, он вдумчиво хмыкнул. - Она уже в прострации, а я ещё даже не дошёл до моей излюбленной части.

- Ты немного ошибся в деталях, - прокомментировал Келлен, выпуская напряжённый сосок изо рта с громким чмоканьем, и крепко сжал ее бёдра обеими руками.

Глаза Моники резко распахнулись при звуке его голоса, когда он опустился на колени и образ, возникший перед глазами, был подобен удару под дых.

Окружавший их Карибский пляж исчез и на его месте оказалось отражение всех троих - воплощение декадентства в своей потрясающей откровенности. Она была поражена видом обнажённой плоти перед ней, широкой, мощной спиной Келлена, плавно сужающейся в узкую талию, её собственное незнакомое лицо, изгиб шеи и чувственно торчащие груди, и над ней лицо Шаусса - напряжённое и потемневшее от перевозбуждения. Когда его глаза уставились на неё, он нарочито медленно вытащил палец из её попки и жёстко засунул его обратно внутрь, вплоть до основания ладони, толкая её прямо на ожидающий языка Келлена.

Хриплый тембр её крика, когда он вонзился языком в укромный кармашек, заставила Келлена порадоваться, что уже стоит на коленях.

Он слишком долго ждал, чтобы услышать его снова, и жаждал целую вечность ощутить вкус этого момента, более волнующего, чем тысяча жестоких сражений, эту женщину, такую чувственную и страстную, и эту влагу, опьяняющую сильнее самых лучших вин.

Терпение это понятие осталось за гранью его понимания.

Затем, склонившись к ней ближе, Келлен широко открыл рот и жадно впился в трепещущую плоть губами, лакая бусину клитора каждым грубым скольжением своего языка, потом вонзил два пальца в лоно и ритмично начал трахать её, задевая чувствительное местечко внутри, пока мускусная влага не потекла вниз по ладони , упиваясь громкими криками, вырывавшимися из её горла. Когда его вытянутый указательный палец задел тыльной стороной палец Шаусса, вспышка осознания едва не снесла ему голову напрочь. Она была наполнена ими...

Он чувствовал, как непроизвольно подрагивали её ноги и понимал, что её удовольствие уже совсем близко. Отстраняясь назад с сожалением, и понимая, что действительно должен казаться безумным, Келлен произнес единственное слово, которое - он знал наверняка - разозлит её до черта.

- Стоп.

Глава 11

- Ублюдок! - Взвизгнула Моника, когда Келлен выпрямился , неудавшийся оргазм свербел у неё внутри, как невозможность чихнуть или почесать зудящий укус.  - Ты бесчувственная скотина!

Она почти кончила , когда Шаусс следом вытащил свой палец тоже.  Ключевое слово «почти ».

Черт бы их побрал!

Келлен усмехнулся ей в лицо.

- П олагаю, с этим не поспоришь.

- А я полагаю - ты понимаешь - я собираюсь просто завалить тебя , когда ты меня отпустишь , - бушевала она в ярости от того , что позволила им завести себя так далеко снова.

- Я с нетерпением буду ждать этого , - прозвучала его самодовольная реплика.  - Но всему своё время начнём с главного. Я считаю, что наказание должно всегда предшествовать награде , а ты просто напрашиваешься на порку.

- Что ?! у неё глаза стали как у лемура.  - А оставить меня висеть здесь, как на распятии , в  буквальном смысле , недостаточное наказание?

- О, даже близко недостаточное , - мурлыкнул Шаусс.

- Вы, парни , просто отмороженные на голову.

- Возражение принято к сведению.  А сейчас , Моника, послушай меня очень внимательно, - посоветовал Келлен.  - Когда я сниму твоё ограничение, ты подойдёшь прямо к этому креслу и наклонишься над спинкой. Если ты откажешься подчиняться, то снова окажешься ограничена при наказании. Т ы улавливаешь ?

Она посмотрела на него.

- Да, повелитель , - ехидно усмехнулась она. Он выглядел настолько довольным её ответом, что Монике пришлось закатить глаза.  - Это был сарказм, Эйнштейн.

- Двадцать пять.

- Хей , это не ругань!

- Это было оскорблением, точно так же.

- Я назвала его самым выдающимся человеком в истории!

- Подразумевая как раз наоборот.

- Шаусс, ты бы лучше почаще оглядываться , - пригрозила она своим наиболее опасным тоном , - потому что я никогда об этом не забуду.

Нейронное ограничение резко пропало, и она безвольной кучкой осела на пол.

- Спасибо за предупреждение, мудак, - пробормотала она себе по нос , отмахиваясь от услужливо протянутой руки Келлена и неуклюже поднимаясь на ноги. От долгого неподвижного заключения её суставы затекли , пальцы онемели.

- Я дам тебе поблажку , так как мы не успели подхватить тебя, - неохотно признал Шаусс.

- Спасибо за то, что не помогли.

Стремясь поскорее покончить с этим , Моника , даже не делая попытки сбежать , двинулась прямо к креслу и неловко склонилась над спинкой.  Оно было достаточно высоким , и когда её голова и локти упёрлись в сиденье, пальцы ног повисли над полом.

- Ладно, валяйте , чтобы поскорее забыть об этом - она капризно вздохнула , уткнувшись в скользкую ткань.

Первый удар оказался не тем , что она ожидала.  Он последовал мгновенно , резкий и болезненный , и Моника подскочила , взвизгнув:

- Эй, поосторожнее !

Второй оказался хуже, уже по другой ягодице , и она инстинктивно отпрянула назад ,  пытаясь защитить свой зад , однако Келлен ухватил её за запястья , и удерживая их одной рукой, прижал к спине. Отказываясь вести себя как размазня , Моника закусила губу и напряглась , вздрагивая, но не издавая ни звука ,  когда жёсткие шлепки Шаусса посыпались на её многострадальную задницу. Пытаясь справиться со своим гневом , она молча повторяла с каждым ударом:  я ранила Шаусса,  я заслуживаю это ,  я ранила Шаусса...

Когда количество шлепков достигло тринадцати, вся её задница полыхала как в огне.  После пятнадцати , она заметила, что пожар начал перемещаться вниз к бёдрам.  На двадцатом она резко втянула воздух.  Кончики пальцев приземлились на мокрые, нежные складочки , вызывая ощущение взрыва сверхновой , и она не могла для себя решить, хорошо это или плохо. Ещё парочка подобных шлепков вызвали её хныканье, но жюри пока продолжало совещаться, и вопрос «хорошо или плохо » оставался открытым.

Шаусс переместился по другую сторону кресла, и получившегося изменения угла его следующего шлепка оказалось достаточно, чтобы заставить её закричать в голос. Его ладонь приземлилась прямо на складку между ягодицами, пальцы чётко попали на нежным губкам ниже, и когда он в очередной раз шлёпнул её , реверберация, пронзившая её опухшую плоть, стала невыносимой.

- Т ы не можешь так делать! - Выкрикнула она хрипло, выпрямляя свои болтающиеся ноги и сжимая их вместе в попытке остановить его. Пальцы Келлена ощутимо ущипнули её за бедро, и, когда её тело дернулось в оборонительном движении , он обвил ладонями её бедра и растянул их в стороны , удерживая широко раскрытыми для безжалостного внимания другого мужчины.

- А кто остановит меня? - прорычал Шаусс.

Он снова нанёс ей два, три, четыре точных шлепка по горящему клитору , и она напряглась, вдруг почувствовав затягивающийся узел похоти внизу живота.

- Господи , - задохнулась она.  Как будто

Его ритм участился , а следом волна необычных ощущений , гораздо более интенсивных, чем прежде , огнём прокатилась по её возбуждённому телу. Она взорвалась , словно тысячи скользящих булавочных уколов под кожей, глубоко в её мышцах, каскадом вырвались наружу из её живота в невероятной спешке, так что она не могла даже вдохнуть , не то что кричать.

Жюри вынесло свой вердикт это было катастрофически , унизительно  хорошо.

* * * * *

- Значит , это правда , - прокомментировал Келлен хрипло ,  осторожно приподнимая её. Он позволил ей отдохнуть в течение нескольких минут , чтобы отдышаться, но теперь настала его очередь. И он желал её сопротивления. Он  жаждал  их битвы.

Шаусс попятился и опустился в противоположное кресло , его руки заметно дрожали , опустившись на палаткой натянувшиеся штаны. Он откинул голову на спинку кресла , внимательно наблюдая за ними прищуренными, блестящими от испытываемых эмоций глазами.  Келлен никогда прежде не проводил обряд связывания в присутствии свидетелей, с тех пор, как произошло его церемониальное утверждение Дэндрайн почти восемнадцать лет назад , поскольку тогда, как предполагалось , нарушенная невинность давно была подарена другому. Т о была чистая формальность, проведённая только в присутствии их матерей, но сейчас... сосредоточенное участие с похотью во взгляде наблюдавшего за ними Шаусса реально неимоверно возбуждало.

- Что правда ? - томно поинтересовалась Моника, обеими руками откидывая волосы с лица.

- Земные  девушки легкодоступны.

Как оказалось, его насмешка поразила со смертельной точностью, когда вспыхнувшие глаза полоснули убийственным взглядом по его лицу , челюсти напряглись, а её щеки полыхнули злым румянцем.

- Я говорил тебе , - пророкотал Шаусс с откровенным развлечением в голосе.

- Да, ты говорил , - ухмыльнулся Келлен - А я -то думал, что твоя привязанность к фильмам Землян была пустой тратой времени.

Взгляд Моники скользнул по сторонам , без сомнения, в попытке оградить себя от его внимательного изучения.

- За последнее столетие появилось много качественных американских фильмов, и какой же ты выбрал из них , чтобы посмотреть ? - Усмехнулась она. Краем глаза он заметил, как Шаусс ладонью скользит вдоль гребня своей вздыбившейся эрекции с ленивой откровенностью, без сомнения, возбуждённый видом Моники. Шипение её затруднённого дыхания чуть не заставило его рассмеяться.  Мужик был абсолютным гением в умении доводить её до предела.

- Название подразумевает , что он был бы вполне уместен в нашей ситуации, - с намёком проговорил Шаусс.  Хотя , должен признаться, я был разочарован отсутствием постельных сцен. Если бы в те дни я знал достаточно, чтобы поискать с ХХ X-рейтингом , я бы не стал терять время не него.

- И почему я не удивлена , что тебе в кино нравится обнажёнка ?

- А как ещё узнать, что нравится женщинам Земли ?

- О х , помилуй , - фыркнула она.  - Эти фильмы практически все ориентированы исключительно на мужские вкусы, а не женские. Если ты действительно хочешь узнать, что нравится женщинам , читай любовные романы.

Ухватив пальцами за подбородок, Келлен заставил всё её внимание сосредоточиться на себе.

- Но мы же уже знаем, не так ли?  Тебе, чтобы кончить в ближайшее время достаточно хорошей порки. - Провокация заставила напрячься её челюсть , увеличивая неровность дыхания, и тогда он надавил чуточку сильнее, сказав бархатным голосом: - Ну же, давай, крошка-З емлянка.  Ложись на кроватку и расставь для меня свои ножки, и я снова отшлепаю твою вкусную маленькую киску до сокрушительного оргазма.

Она качнулась вперёд, замахиваясь.

- Я  не  легкодоступная , - завизжала она ,  с размаху врезав ему ладонью по челюсти.

- А как бы ты себя тогда описала ? Вкрадчиво спросил он, смакуя тепло от отпечатка её ладони на своей коже.  Распутной?

Оскалив зубы, Моника ударила его снова , кончики пальцев обожгли его левое ухо.

-  Бесстыжей?

На этот раз удар пришёлся чуть выше, едва не задев его глаз ногтями.

Склонившись к ней, он зарычал :

-   Извращённой?!

- Т ы грёбаный ублюдок! - яростно заорала она, набросившись на него.  Но Келлен был готов к нападению.

Ярость и похоть смешались в обжигающий коктейль, вскипевший в её венах , как стоградусный виски, провоцируя её на уровень агрессии, на который даже она сама никогда не подозревала, что способна. Она зарычала, как зверь , исступлённо колошматя кулаками по рельефной плоти груди и плеч Келлена. Когда он подхватил её с пола, Моника пнула его по голени и пыталась зарядить коленом в пах.

Следующее , что она осознала - он швырнул её на постель и последовал за ней, удерживая на матрасе одной рукой , в то же время стягивая вниз свои штаны и сбрасывая их полностью. Даже когда она в кровь расцарапала его руку, реакция на его наготу накрыла её с головой , незамедлительная и радикальная.

- Святое дерьмо, - пискнула она, извиваясь напротив его каменно-жёсткой груди , безуспешно отталкивая мощное запястье. Он опустился на колени рядом с ней, его огромные мускулы напряглись , и используя свою свободную руку, он приподнял своё впечатляющее хозяйство в явном ожидании, позволяя ей разглядеть, позволяя ей получить хорошее представление и испугаться его огромного , нечеловеческого размера.

Я  никогда не причиню тебе боли.

Внезапное воспоминание о его обещании заставило её моргнуть. Боже, как он мог взять её , не причинив боли ? Его эрегированный пенис, покрытый темными прожилками , болезненно покрасневший , был больше, чем она могла себе представить когда-либо. Почти такой же поразительной была плоть , покрывавшая кость его полностью появившейся шпоры, размером с приличный палец мужчины , слегка изгибаясь книзу и почти касаясь плотной кожи его эрекции.  И Келлен собирался запихнуть оба этих органа в энную часть ее анатомии , которую она ещё не имела возможности изучить ?! Э то чертовски сильно испугало её. О н никогда не казался более чуждым ей, чем в этот момент.

- Это в меня не поместится !

- Я смогу протиснуться. В его решительном обещании прозвучала убедительная уверенность , и она начала бешено сопротивляться , когда Келлен коленями раздвинул её бёдра и опустил своё огромное тело между её взбрыкивающими ногами. Он схватил её за запястья и прижал их к матрасу над головой, удерживая свой вес на локтях.

Наблюдая за выражением её лица горящими глазами, он немного сместился между её бёдрами и упёрся головкой члена в истекающую влагой дырочку.

- Ты готова принять меня ?

Она застонала и откинула голову, отгораживаясь от него, желая , чтобы он прекратил нести это доминирующее дерьмо и просто уже сделал это.

- Ответь мне, Моника, - настаивал он.

Что-то в его тоне, в этой настойчивой резкости, снова вынудило её взглянуть ему в глаза.  Лицо было напряжённым , взгляд испытующим, как будто он что-то ждал от неё...

Конечно же, не  разрешения ?

Я никогда не возьму тебя против воли

- Что, если я скажу «нет »?

Она затаила дыхание, когда он чуть сместился, медленно скользнув своей плотью вверх-вниз по её клитору.

- Т ы говоришь «нет »?

- Нет! - Выдохнула она, когда он повторил провокационное движение.

- Что ты говоришь, Моника? - Настаивал он, продолжая нежные дразнящие движения бёдер.  - Скажи мне , чего ты хочешь.

И я  никогда не оставлю тебя неудовлетворенной.. Боже, ему давно пора продолжить, бл *ть !

- Просто завязывай болтать и сделай уже это ! - задохнулась она.

- Что сделать? Я не уверен, что понимаю

- Трахни меня, ты , мудак!

Он снова упёрся головкой члена во влагалище, и она начала нетерпеливо извиваться , пытаясь заманить его внутрь.

- Попроси меня вежливо. Замершая Моника моргнула в недоумении. Попросить его?  Вежливо ?!  Язвительные слова вертелись на кончике языка, отчаянно пытаясь сорваться , но , Б оже, потребность поскорей заполучить эту манящую толщину, настойчиво прижимающуюся к её ноющей дырочке , вынудила её сдержаться.

Сглотнув сухость во рту, она прошептала:

- Пожалуйста.

Он толкнулся чуть глубже, заставляя её мышцы сжиматься в предвкушении наполненного болью экстаза.

- Пожалуйста, что? - Спросил он ещё раз , в его тоне переплетались шёлк и сталь.

Слёзы унижения и невыносимого возбуждение сползли по вискам , когда она попыталась толкнуться своими бёдрами вверх, в попытке соединить их тела.  Но он был слишком силён для этого.

- Пожалуйста, Келлен пожалуйста ,  трахни меня! - После того, как она произнесла это вслух , то уже не могла остановиться.  - Пожалуйста, о, пожалуйста,  пожаааалуйста ! О , Боже, ты мне нужен !!!

Его ворчание , когда он уткнулся головой ей в плечо , могло звучать как благодарственная молитва.  Но это было мгновенно забыто , когда он ворвался в неё без лишних слов. Шок от его вторжения заставил её выгнуться аркой от боли , но это непроизвольное движение только погрузило его глубже, и их одновременные стоны громко прозвучали в тихой комнате.

- Неважно , - выдавила она между всхлипами.  - Забудь, что я сказала это !

Святое дерьмо, он точно что-нибудь повредит , если попытается войти глубже.

Он проигнорировал её и толкнулся вперёд, погрузившись ещё на пару дюймов, и они оба снова застонали.

- Остановись , Келлен, просто остановись !.. О, Боже, я же сказала , что ты не поместишься ! Отвали от меня!

- Моника, попытайся дышать глубже , - выдохнул он.  - Это не продлится долго, я обещаю.

Отчаявшись получить освобождение от разрывающей боли его вторжения , она повиновалась, глубоко дыша, пока он втискивался внутрь. Пышные волосы Келлена рассыпались по её лицу, и, втягивая носом его чистый, одуряющий аромат, она рассеянно потерлась щекой о пряди , позволяя одному из шелковистых локонов проскользнуть между губами , пробуя ту языком. Боже, это даже  на вкус  замечательно...

Он отстранился и вонзился снова, и снова, медленно и уверенно погружаясь глубже в её упругое лоно с каждым толчком.  Отблески огненной судороги , одновременно болезненной и заманчивой , трепетали по краям её внутренних складочек , и ещё одна слеза медленно скатилась по виску.

- Я сожалею,  сзискела , - вздохнул он в то же время, как его язык едва прикоснулся к углу глаза, слизывая солёную слезу и оставив влажный след.

- Тогда засунь этот чертов телефонный столб куда-нибудь ещё , - пробормотала она , вздрагивая.

В ответ он улыбнулся ей, прищурив горящие глаза.

- О, но мы почти добрались до самого интересного в настоящий момент.

Огненный шар застыл у основания позвоночника, когда его шпора, наконец, вошла в шелковистый закуток Моники , посылая щупальца пламени вплоть до его яичек.  Келлен охнул и позволил весу его нижней части тела осесть на её бёдра , вне себя от упоения , когда его естество плотно обхватили упругие складочки.

Он почувствовал, как у неё внезапно перехватило дыхание от ощущений и точно знал от жестокого удовольствия. Стальная кость его шпоры прижала пуговку клитора к краешку укромного кармашка , и Моника , без сомнений , ощутила внезапную сладкую боль , которая были лишь прелюдией к безумству, ожидавшему их обоих в дальнейшем.

Сопротивляясь искушению опухших приоткрытых губ, Келлен начал медленно двигаться вперёд и назад , жаждая большего , его фрикции, осторожные и неглубокие поначалу , постепенно начали набирать темп , пока она продолжала судорожно извиваться под ним. О н выпустил её запястья из захвата - она сразу же потянулась к его груди и возликовал, когда Моника нежными ладошками ласково прикоснулась к его лицу. Занавес его волос в этот момент отгородил их от всего мира и Келлен пожирал её глазами, убеждённый, что ничто и никогда не будет столь совершенным во вселенной снова.

Рваный ритм его толчков стал усиливаться , мошонка напряглась в предвкушении разрядки, и каждый мускул в его теле начал дрожать от напряжения. Углубляя наклон бёдер, он вонзался своим естеством в неё снова и снова, усилием воли сдерживая собственную жёсткую необходимость , пока она не достигнет своего пика. Моника испытывала его стойкость , крепче обвиваясь руками вокруг его шеи и приподнимая свои бёдра, судорожно всхлипывая от собственной потребности.

Длинные, протяжные стоны с хрипом вырывались из его груди, сжимая горло и заставляя выгибаться голову назад, когда годы лишения восстали, завоевывая его, не терпящие никакой дальнейшей задержки в уплате штрафа. Он уже был не в состоянии ждать её.

- Прости Огненный шар ледяной дрожью прокатился вдоль позвоночника , а затем его стоны превратились в крики, когда Келлен , наконец, взорвался от ощущения экстаза , охватившего его тело сокрушительным пожаром.  Но даже сквозь мучительные судороги он , вглядываясь в заплаканные глаза , увидел, как они расширились от обжигающих потоков его семени , затопивших её, а затем плотно зажмурились , когда Моника тоже потеряла контроль, выкрикивая в упоении его имя , в то время , как мир растворился вокруг них в ослепляющем оргазме.

* * * * *

*Холлиган, К оммандор Келлен?

Неужели это раздражающее жужжание в голове никогда не прекращается?

*Энсин Холлиган, К оммандор Келлен?!

Келлен оторвал голову от влажного , ароматного изгиба женской шеи, моргая и озираясь по сторонам. Мать Песерина , он отключился на Монике !  Почувствовав, как слегка вздымается и опускается её грудь под ним, он вздохнул с облегчением от мысли , что она не умерла, а просто потеряна для мира.

Потихоньку приподнявшись , он повернул голову и обнаружил Шаусса , всё ещё ссутулившегося в своём кресле. Е го глаза наблюдали за их расслабленными телами , и желание , судя по всему , угасло. На данный момент.

- Как долго мы были...

- С орок минут.

Келлен поморщился.

- Мои извинения.

- Нет необходимости. - Шаусс кивнул с беспрецедентным добродушием.  - Ваше шоу стоило каждой минуты ожидания , хотя я бы не отказался от попкорна и Milk Duds для полноты картины.

*Холлиган, К оммандор Келлен!

*В чём дело, энсин ?

*С поверхности прибыл челнок с Землянками.

*Землянками ?  О н нахмурился в замешательстве.

*Они планируют  обедать с доктором   Тиг ,  сэр ?

- Черт возьми, я совсем забыл об том, - вздохнул он расстроено.  - Медсестра Бонхэм и мисс Кинг на борту.

Ещё один сюрприз , который он запланирован для своей бесценной подруги жизни. Он мог только надеяться, что Моника оценит этот больше, чем последний.

*Спасибо ,  энсин.  Проводите их обеих к моему столу.

- К счастью, я вспомнил , - заметил Шаусс.  Именно поэтому я сижу здесь спокойно, а не с пеной у рта.

- Почему ты не разбудил нас? Т ы мог бы... - Губы Келлена изогнулись в кривой ухмылке.

- Поспешить , чтобы получить своё ? - Шаусс выглядел повеселевшим. - Нет, спасибо. Я предпочитаю , чтобы всему было своё время.  Помимо этого, было весело наблюдать, как наша крошка пытается дышать под твоей тушей.

- И не одна женщина никогда не обвиняли тебя в том , что ты не джентльмен ?

- Н и одна.

- Интересно, почему, - фыркнул Келлен Он всё ещё нависал над дремлющей Моникой , и при взгляде на неё его глаза смягчились от любви.  - Возможно, это когда-нибудь изменится.

О твет Шаусса был едва слышен.

- Это бы меня не удивило.

Глава 12

- Я до сих пор не могу поверить, что вы, девчонки, принесли мне пиццу, - вздохнула Моника, посмотрев на последний треугольный кусочек двойной пепперони с небесной тоской.  Он выглядел так одиноко, просто находясь там... - Это самая лучшая вещь, которую кто-нибудь когда-либо делал для меня.

- Обвинение в адрес мужчин -З емлян , такого я никогда не слышал.

Моника даже не потрудилась обернуться.

- Уходи, Шаусс. Мы ещё не закончили.

- Как скажешь , сладкая , - пришёл издевательский ответ, прежде чем дверь закрылась снова.

- Давай, - поощрила Шелли , указывая на последний кусок пиццы.  - С ожалею, мне нужно было принести парочку.  Вот что значит , когда твой метаболизм работает приблизительно со скоростью света.

- Т ы можешь повторить это снова.

Они находились здесь почти в течение часа и Жасмин всё ещё никак не могла отвести своих округлившихся глаз от Моники.  От её шеи, в частности. В отличие от метки Келлена, засос, поставленный ей Шауссом, находился слишком низко, чтобы спрятаться его под волосами.

- Ты выглядишь как грёбаная борзая.  Ну, знаешь , та , над которой издевались и морили голодом , и чей нюх остался уже в прошлом.

- Не сдерживайся , Жасмин. - Моника ухмыльнулась во все свои сорокс лишним , в наглую зацепив последний кусок.  - Скажи мне, что ты на самом деле думаешь.

- Ну так , посмотри в зеркало и скажи мне, что я не права.

Она не стала. Моника подумала то же самое, застёгивая на себе сизо-серый комбинезон, который Келлен вручил ей совсем недавно. Невероятно, но хоть тонкий костюм и сидел идеально, его цвет льстил ей ещё меньше , чем болотно -зелёный её медицинской формы. Она могла бы и пахнуть немного посвежее, кстати.  Повторный душ тоже не помешал бы, но Келлен стащил её с постели, чтобы показать очередной возникший сюрприз, пока она была ещё в полусне, заставляя её чертовски спешить, чтобы собраться на встречу.

- Ф раза  предварительное уведомление  что-нибудь значит для тебя , Келлен? ворчала она не переставая,  пока управлялась с волосами, расчёсывая пряди щёткой. Эти , по крайней мере, было чистыми и высохли довольно аккуратно, пока она стояла  распятая в своих ограничениях. Её промежность, с другой стороны... Гаратанская сперма была весьма ароматной штукой. Греховно восхитительной и ароматной.  Ей оставалось только надеяться , что две другие женщины не почувствуют на ней этого запаха , но даже если почувствуют , то не могут сказать , что это было.

Это сводило   её с ума.

- Итак , - застенчиво отважилась Жасмин, вырисовывая круги на столе своим ухоженным пальцем.  Ч ем бы ты хотела поделиться с нами, доктор Тиг ?

Дерьмо!  Похоже, Жасмин заметила её   Парфюм инопланетного производства.

- И чем же ? - Нерешительно спросила она.

- Ну, мы же рассказали тебе о том, что происходило в Комплексе , - подтолкнула Ж асмин, прежде чем румянец Моники распространился на всю физиономию. Слава Богу !  - Я просто подумала, что ты хотела бы вернуть нам должок.

- Полегче , Ж асмин, - наблюдавшая за ней Шелли нахмурилась.  - Давай поспокойней.

- О !.. До сих пор находящаяся в ступоре Моника чуть не облажалась.  - Ну, на самом деле особо нечего рассказывать. Помимо очевидного, я имею в виду. Я проснулась несколько дней назад, выглядя, как сейчас.

- И с тех пор?

- Ты что, попутно подрабатываешь межгалактическим инквизитором,  или как ?

- Т ы увиливаешь от темы , - фыркнула Шелли.  - Давай, Готчайлд , колись.

- Да нет ничего такого , о чём можно рассказать.

- О, даже так ? Тогда почему бы тебе не заполнить парочку пробелов в отношении этого брачного ритуала для нас?

Что-то в упрямом выражении лица Жасмин подсказывало ей , что маленький бульдог так просто не собирался отказываться от преследования. К счастью, последний кусок пиццы застрял поперёк горла, спасая её от ответа на драгоценные несколько минут, пока она задыхалась с кляпом во рту и из неё чуть не выколотили всё дерьмо, любезно похлопывая по спине.

- Что ты имеешь в виду? - наконец поинтересовалась она небрежно, насколько могла, вытирая слезящиеся глаза , и отпила колы , которую девушки притащили на борт.

- Ой, да ладно тебе , Моника, - пожурила Шелли.  - Когда К оммандор сказал Сноу , что переводит тебя сюда, то объяснил это тем, что, по его утверждению, ты являешься его спутницей жизни.

- Он так сказал ?

- Ммм-хмм. Е го   и  лейтенанта Шаусса, - добавила та многозначительно.

Хорошо, теперь она действительно покраснела. Она не знала , почему, но идея , что все в Комплексе знали о том, что она...  состоит в отношениях   с двумя инопланетянами , заставляла её корчиться от дискомфорта. Этого не должно было случиться. Черт, да при том внимании, которое ей уделяли - присутствующие не в счёт она могла бы также спокойно раскачиваться на люстре арт-деко в центральном офисе Комплекса, делая это с половиной делегации Гаратанцев.

Они не могли бы игнорировать её больше, чем уже это делали. С тех пор, как она на викторине заявила, что государственным гимном штата Монтана являлась Embraceable Ewe (дословно соблазнительная овца), большинство из обитателей Комплекса смотрели на нее, как на мокрое место.  Мудаки без чувства юмора...

Ну, и хер с ними.

- Хорошо, слушайте , - призналась она вызывающе.  - Да, я думаю, что в паре с обоими, с Келленом и Шауссом.

- Боже мой, ты имеешь в виду , вы все вместе...

Ей вдруг показалось , что глаза Жасмин не могут стать ещё круглее.

- Нет, Жасмин, пока нет.  Во всяком случае, пока.

- С одним из них?

Моника посмотрела на свою тарелку. Что она могла сказать?  Да ,  я  трахалась с К оммандором ,  а Шаусс просто отшлёпал мою щелочку, пока я не обкончалась...

Так  нельзя.

- Оставь её в покое, Жасмин, - заступилась за неё Шелли.  - Это на самом деле никого из нас не касается.

Ну вот, черт! Теперь она почувствовала себя засранкой. Они проделали весь этот путь, чтобы встретиться с ней - ну, технически это было всего несколько миль прямо вверх - но она предполагала, что им пришлось покинуть поверхность под несколько менее кардинальным углом и для этого пришлось проделать весьма длинный путь, а она здесь ещё что-то скрывает от них.

- Это не так , - начала она.

- Она права, Моника, - перебила её Жасмин с извиняющимся взглядом.  - Это никого не касается, кроме вас. Пожалуйста, прости меня за то, что так любопытна. Я просто ты же знаешь , как мне интересно всё , что связано с Гаратанцами.

- Я прекрасно понимаю , - согласилась Моника с благодарностью за их понимание , задрожав от облегчения.  - И я сожалею,  что меня так охраняют.  Мне всегда хотелось иметь подруг, и теперь, когда я , наконец ,  обзавелась парочкой , я не знаю , как себя вести. - Сделав глубокий вдох, она расправила плечи.  - Да, у нас был секс с К оммандором, с Шауссом ничего не было.  Хотя это  «только вопрос времени ».  подумала про себя.

Вместо того, чтобы завизжать, как школьницы и задать миллион вопросов, как она , собственно, ожидала, обе женщины уставились ей в лицо, как будто ища признаки... чего? Наслаждения? Сожаления ?

- И? - Шелли , наконец ,  задала свой   вопрос. Они обе склонились к ней, и Моника сгорбился в своём кресле. Боже, это было так тяжело ! Она  хотела поговорить об этом, так хотелось кому-нибудь довериться. Но как она должна была объяснить , что , держа её связанной , подчинённой и наказанной, они подарили ей несколько невероятно-крышесносных оргазмов , прежде чем один из них удосужился трахнуть её ? И что она хотела, чтобы это случалось снова , и снова , и снова? ....

- И.... это было не то, что я ожидала , - пробормотала Моника , не в состоянии удовлетворить их любопытство.

Жасмин, наконец, сжалился над ней.

- Так, Шелли сказала , что ты хотела бы постричься?

* * * * *

- Я поймал странный сигнал с внутренней поверхности челнока , Коммандор, - сказал ему Холлиган.

- Какой сигнал ?

Келлен был вызван вниз к отсек, где швартовались челноки, специально согласно Протокола потенциального нарушения безопасности, но это было отнюдь не то, что он ожидал услышать.

- Посмотрите, сэр. - Энсин отступил от диагностической панели и указал на аномальную энергетическую подпись.

- В ы это узнаёте ? - Спросил Келлен, нахмурившись.

- Нет, К оммандор, но если бы мне пришлось высказать предположение, я бы сказал, что это был какой -то нестандартный след вспышки.

- Новая разработка ? - Келлен сорвался.

- Гипотетически , сэр, если предположить, что они были в состоянии получить доступ к достаточной энергии отдельно от  «Гепторала», и кто-то в состоянии создать поле молекулярной вспышки , которое может быть использовано незамеченным на нашем судне. Возможно ,  втайне

- Кто прибыл на этом челноке в последний раз?

- Две женщины-Землянки , сэр.

О пасно прищурив глаза , Келлен по внутренней связи объявил:

*Информация по безопасности !  Полная боевая готовность !  Нарушитель на борту.  Эмпран,  ограничить любую активность молекулярного поля.

Добравшись до тран -лифта , добавил :

*Срочно,  Шаусс,  держи руки на Монике и не отпускай её ни на шаг.

* * * * *

- Какого черта? - Пискнула Шелли, уставившись взглядом мимо Жасмин , что заставило их обеих повернуться и посмотреть, что происходит.  - Откуда ты взялся ?

Моника закатила глаза, когда увидела фигуру в мантии, стоящую перед дверью.

- Остынь , Шел. Это просто посол Прет. - Она вежливое кивнула дипломату.  - Добрый день, посол.

- Д октор  Тиг. - Тот любезно поклонился.  - В ы хорошо выглядите.

- Но как-то же он попал сюда? - Настаивала Шелли.  - Он не прошёл через дверь. Он просто выскочил из какой-то воздушно-пузырьковой штуки...

- Ой. Ну, я на самом деле не могу распространяться об этом , - виновато сказала Моника.  - Но это не важно.

Она сильно удивилась , когда мужчина прошагал прямо к её креслу, переступил через кучку отрезанных черных волос, и встал настолько близко, что его мантия коснулась её локтя.  Гаратанцы , как правило, вели себя более осмотрительно.

- Привет!

Меньше, чем через удар сердца , и Шелли, и Ж асмин, и весь зал исчезли.

* * * * *

Вцепившись обеими горстями в мундир, Келлен с грохотом швырнул энсина Верра на переборку.

- Что значит -   она  «пропала»?!!

Ярость и страх смешались в уродливой, весьма неустойчивой массе энергии , которая разъедала его нутро. Если он выпустит её из-под контроля , то может убить кого-то. Если что-нибудь случилось с Моникой, это, несомненно , убьёт   его !..

- Я заслуживаю лютой смерти , К оммандор! - Прохрипел охранник.  - Вспышка исчезла прежде, чем я выломал дверь.

- Прет забрал её.

Слова Шаусса, перекликавшиеся с едва подавляемой жаждой насилия, заставили примёрзнуть Келлена к полу , когда он уставился в лицо побагровевшего Верра.

- Откуда ты знаешь ?

- Женщина.

Отбросив энсина на пол, он развернулся и выбежал из комнаты. Сила , с которой его ладони грохнули по столешнице , заставила обеих женщин вздрогнуть от испуга.

- Скажи мне, что ты видела?! - потребовал он, безуспешно пытаясь приглушить безжалостность в своём рычащем голосе.  Обе схватили друг друга за руки , прежде чем одна из них ответила.

- Это был посол, - секретарь подтвердила свои слова коротким кивком. Другая , медсестра , подруга Моники, только безмолвно кивнула , её подбородок дрожал от слёз.

Краем глаза Келлен увидел М инистра , появившегося в комнате , но он был слишком сосредоточен на своей цели, чтобы поприветствовать его.

- Он не сказал что-нибудь?

- Не совсем ,  - снова ответила мисс Кинг.  Просто : «Эй, Моника, ты хорошо выглядишь», что-то в этом роде , а потом  бац !  И они ушли в этот... этот пузырь света

*Холлиган   сканирует поверхность на предмет следов вспышки, соответствующих найденной подписи на челноке.

Келлен угрюмо смотрел на стоящую перед ним парочку , мгновенно прокручивая в уме информацию. Маленькая блондинка, глубоко беременная , смотрела сквозь наворачивающиеся на глазах слёзы. Она выглядела так, как будто хотела задать ему какой-то вопрос, но слишком боялась. Секретарь же... Что-то в её осанке, или, скорей даже, в выражении лица, внезапно насторожило его. Инстинкт заставил его склониться к её лицу.

- Ты врёшь! - заявил он категорически.

Она сразу же побледнела и начала заикаться , прижимая руки к груди.

- Нет! К лянусь - я рассказала вам всё , что знаю.

Сверля её взглядом, Келлен увидел явные признаки соучастия в исчезновении Моники.

*Поверхностный анализ сканирования отрицательный ,  К оммандор.

Понимая, что гнев , полыхающий в его крови , может привести его к убийству этой дряни прежде, чем он получит нужную ему информацию, Келлен посмотрел на Цесина и выдавил:

- М инистр, эта женщина стоила лейтенанту Шауссу его шанса на обретение спутницы жизни. Он заслуживает компенсации.

Цесин даже не моргнул.

- Лейтенант, женщина твоя , - бесстрастно провозгласил он.

Келлен ещё раз посмотрел на искажённое страхом лицо секретаря

- Забирай её , Шаусс, - приказал он.  - И сделай это так болезненно , насколько это возможно.

Глава 13

Ничего хорошего ожидать не приходилось.

В какой-то момент она сидит за столом, поддерживая приятную, хоть и немного неловкую беседу с двумя близкими подружками - хорошо, с двумя единственными   подружками, а в следующий - она уже падает на собственную задницу в забытой Богом пещере. Моника прищурилась от неожиданного полумрака, разглядывая вырубленные в камне стены и потолок. Возможно, она оказалась в шахте.

Называй как хочешь, а это наверняка тёмная, промозглая дыра в земле. А она ненавидела темноту. И сырость. И особенно она ненавидела дыры в земле.

Прет стоял над ней, и выражение его лица отнюдь не улучшило её видов на будущее.

- Я полагаю, что должна благодарить за это вас? - Поинтересовалась она осторожно, незаметно отодвигаясь на шаг назад, прежде чем подняться на ноги.

- В самом деле. - Искусственный свет, до жути синий, исходил от какого-то странного фонаря, подвешенного на крюке к стене, и чем больше её глаза привыкали к его виду, тем страшнее посол выглядел. Он и так от природы был высоким и тощим, а здешнее освещение сделало его немного похожим на трупы, которые она изучала в своё время.

- Но вы сможете выразить свою благодарность после нашего связывания.

Черт, нет! Он просто не мог сказать этого.

- Простите, - рассмеялась она недоверчиво, но я думаю, вы меня спутали с кем-то, кто на самом деле сможет прикоснуться к вам без защитного скафандра.

- Я бы посоветовал вам, доктор Тиг , - сказал он, сбрасывая мантию с плеч, - спрятать в ножны клинок, который вы называете своим языком, прежде чем окажетесь без него. Коммандор Келлен может проявлять терпимость к вашей наглости, но вы поймёте, что я существенно менее снисходителен.

- Ну, уж простите  меня,  если я нахожу вас существенно менее привлекательным, чем лоснящаяся задница бабуина, - парировала она в ответ, испытывая, до смешного, громадное облегчение, когда убедилась, что он не оказался голым. Тело Прета выглядело поистине тощим в темном однобортном костюме, в стиле губошлёпа Тоби Магуайра.

- Я заставлю вас проглотить эти слова!

- Келлен и Шаусс заставят вас сожрать свой собственный член, если вы хоть пальцем ко мне прикоснётесь, - отрезала она, оглядываясь на выход.

- Наоборот, моя дорогая. Очевидно, лейтенант Шаусс ещё не успел завершить ваше утверждение, и хотя мой упреждающий его обряд может выглядеть не политкоректно, это никоим образом не является нарушением наших законов.

- Другими словами, если ты промедлил - ты проиграл, так что ли?

- Совершенно верно. И я далёк от безрассудства. Шаусс, безусловно, будет рад остаться вашим третьим, как только вы принесёте мне малыша. - Его губы скривились. Только не ждите, что я буду смотреть от идеи, как эти двое охотятся на ваше тощее тело, у меня выворачивает желудок.

- Как это великодушно с вашей стороны. - Её презрительные слова прозвучали довольно смело, но сейчас Монике становилось страшно. Могло ли это быть правдой? Или действительно был открыт сезон охоты на её задницу? - Если всё это законно, тогда почему мы скрываемся здесь?

Вместо ответа, Прет схватил её.

- Вы действительно должны уделять больше внимания гигиене после совокупления, - жёстко сказал он, когда попытался завалить её, пинающуюся и царапающуюся, на землю.  От вас разит трухнёй (сперма, эякулят) Келлена.

- Ты скоро сам станешь трухнёй Келлена, ты, уёбок, потому что это всё, что останется от тебя, когда он появится здесь, - Моника оказалась на земле и начала боролась, пытаясь выбраться из-под него, попутно расцарапав о каменистый пол всю спину. Боже, а он оказался сильным для такой тощей каланчи! Конечно, он был на добрых шесть дюймов выше, и, в отличие от неё, не прошёл только недавно через мучительный процесс трансформации.

Вырвав одну руку из его хватки, она ногтями вцепилась в ненавистное лицо, и услышав, как он взвыл, почувствовала с примитивным удовлетворением, как его кровь и эпителий скапливаются под ее ногтями.

Удар кулаком заставил её увидеть звезды.

* * * * *

- Нет!

Женщина попыталась сорваться со своего места, но Шаусс ухватил её сзади за воротник и рывком дёрнул вверх. Она превратилась в крутящийся клубок мельтешащих рук и ног, явно находясь в ужасе. Келлен не чувствовал ничего, кроме нетерпения и желания её удавить к чертовой матери.

- Прекратите! - Закричала медсестра, явно испугавшись за её здравомыслие. - Она ничего не сделала!

Он сожалел, что ей пришлось наблюдать эту тактику устрашения в действии, но сейчас у него не было времени, чтобы успокаивать её.

- Успокойтесь, мисс Бонхэм. Это не займет много времени.

Жасмин Кинг довольно сильно сопротивлялась для женщины её размера, но Шаусс в кратчайшие сроки скрутил ей руки за спиной и зафиксировал в левой руке. Правой ухватился непосредственно за пояс юбки и сорвал одежду с неё одним плавным движением. Шок на мгновение парализовал девушку, но, когда он порвал белый лоскут ткани на её прелестях, она снова бешено начала вырываться, хрипя и содрогаясь в рыданиях. Её легкая обувь уже давно свалилась и Келлен подумал, что оказаться обнаженной от талии и ниже, должно быть, стало худшим видом страха в её жизни.

- Шаусс, пожалуйста, не надо! - Она ахнула, когда он одним плавным движением подсёк её ноги.

- Что случилось, Жасмин? - Ответил он резко, толкая её ничком на пол. - Разве ты не хочешь меня?

- Нет!

Он опустился на колени рядом с корчившейся в судорогах девушкой и сжал её руки за спиной, зафиксировав положение.

- Забавно, а я слышал, что ты не прочь.

Блондинка захлёбывалась рыданиями, и скорее даже, забота о чувствах Моники в будущем, нежели её подруги, заставила Келлена наклониться и прошептать:

- Успокойся, маленькая. Он не доведёт дело до конца. - Она не смотрела вверх, но её дрожь, кажется, уменьшилась.

Шаусс легко удерживал женщину внизу одной рукой, в то время как второй демонстративно расстегнул мундир, мучая её зловещим звуком раскрываемой застёжки. В порыве слепого бешенства, она умудрилась освободить одну руку и пыталась залезть под подол своей блузки.

- Что ты задумала на этот раз? - Зарычал Шаусс, перехватывая ее руку и отбрасывая в сторону.

- Не делайте этого, Шаусс, пожалуйста, не надо! - Умоляла она, краем глаза поглядывая на демонстративно торчащий эрегированный пенис. Его шпора увеличивалась на глазах, и Келлен начал задаваться вопросом, сможет ли мужчина остановиться, прежде чем нанесёт ей реальный ущерб.

- Что ты пытаешься сделать? рявкнул Шаусс, задирая её блузку вверх и обнаруживая небольшое электронное устройство, прикрепленное к грудной клетке. Они с Келленом склонились ближе, а потом посмотрели друг на друга с зарождающимся ужасом в глазах. Шаусс содрал устройство с груди вместе с кожей и ткнул ей в лицо. Увидев коробочку, она обмякла, на её лице было написано, что она потеряла всякую надежду.

- Почему вы это делаете для Прета? - Потребовал ответа Министр, присев рядом с её головой. - Вы хоть представляете, какую боль эта смерть принесёт вам?

- С-смерть? - Он подумал, что её и до этого бледное лицо стало вдруг белее блузки.  О-он с-сказал, что эта ш-штука т-тр -транспортирует м-меня от-тсюда , - выдавила, она, заикаясь, её зубы громко застучали во внезапно наступившей тишине.

- Мисс Кинг, это устройство является фейо -оболочкой, - угрожающе сказал Келлен. - Это просто испарит вас, как и всех, кто находится здесь рядом.

- Жасмин? - Блондинка выглядела ещё более шокированной, чем в тот момент, когда Келлен санкционировал допрос. - Ты  помогла  ему?

- Как же он убедил тебя? - Сердито прорычал Шаусс. - Обещанием денег? Власти? Технологий?

- Ничего подобного! - Вскричала Жасмин, съёжившись при взгляде на его всё ещё ярко выраженное возбуждения, что заставило её бедра непроизвольно сдвинуться и плотно сжаться. - Он п-пришел ко мне и с-сказал, что Моника не хоо-оочет быть с вами, что она н-несчастна и умоляла его в-вытащить её отсюда, и я подумала, ч-что это правда, потому что я с-слышала, к-как она кричала на вас в в-вашем офисе, в тот день, к-когда она исчезла! Пожалуйста, Коммандор, я клянусь Богом, я только пыталась помочь ей!

- Куда он забрал ее?

- Я не знааааю , - разрыдалась она.

Шаусс немедленно толкнул её обратно на живот и бросился поверх неё, силой раздвигая бёдра коленями, и её крики переросли в оглушительные вопли.

- Скажи мне, куда он забрал мою спутницу жизни, или я и каждый солдат на этом корабле будем трахать твою задницу, пока она не превратится в бесполезные, кровавые клочья! - Проревел он.

- Я не знаю! - Она кричала на него. - Всё, что я знаю - они где-то под землей!

Келлен ударил кулаком по столу, заставив блондинку подпрыгнуть. След вспышки невозможно обнаружить под поверхностью планеты.

Затем он посмотрел на Цесина.

- Кетрок не удалил её БиоМет.

* * * * *

- Ты подчинишься! - приказал Прет , задыхаясь от усилий в попытке взнуздать её.

- Т ы  пожалеешь, что не сдох, прежде чем Келлен покончит с тобой, - прохрипела она. Адреналин зашкаливал, и она в бешенстве попыталась вывернуться из-под него. Монике удалось вырвать руки из грубого захвата и глубоко впиться ногтями в удерживающие запястья. Вопль его ярости стал заслуженной наградой, в которой она так отчаянно нуждалась. - И после того, как Келлен и Шаусс искромсают каждый дюйм твоей плоти, превратив в скулящую массу обнаженных нервных окончаний, я возьму свою цифровую камеру, и сделаю снимок

- Молчать!

- А потом размещу его на alienassholes.com! (Инопланетные-придурки-точка-ком)

Прет рванул ворот её комбинезона и потащил ткань вниз, обнажив грудь, тем самым зажимая её руки обрывками ткани. Она почувствовала царапанье ногтей, когда он достиг промежности. Ещё раз сильно рванул, разрывая гладкую ткань в клочья. Девушка с ужасом ощутила холод и прикосновение его грубых пальцев.

- Под запись: «Прикасаюсь к Монике Тиг » . хотя бы раз, один единственный раз, и это будешь ты!

Он потянулся к своей застёжке и дернул её вниз.

- Как ты думаешь, посол? - Продолжала она издеваться, решив не поддаваться страху, захлёстывающему её с головой. - Как ты думаешь, что может отбить охоту кому-угодно ещё раз попытаться забрать меня от них?

- Это я ! - раздался из темноты насмешливо-довольный рык Шаусса.

Глава 14

Прет на мгновение застыл над Моникой, а затем прытко отскочил от неё , когда Келлен зарычал:

- Эти слова послужат более эффективно - в виде его эпитафии.

- Келлен!

Р адостный крик Моники отозвался трепетом в его душе, когда Келлен ухватил за шиворот Прета , пытаясь вздёрнуть его на ноги.  Юркий дипломат , вырываясь, высвободил руки из ткани и рыбкой нырнул на каменный пол, оставляя собственный костюм с обувью позади. Потом перекатился и привстал на ноги , демонстрируя удивительную ловкость.

Несмотря на то, что его внимание было сосредоточено на сидящем на корточках Прете , и испытывая необходимость пощадить её скромность, брошенный быстрый взгляд на обнажённую грудь Моники и выставленную на всеобщее обозрение порванную промежность комбинезона заставил его внутреннего зверя взвыть от ярости. Он смутно осознавал, что Шаусс помог ей натянуть одежду обратно на плечи и подняться на ноги, но не отводил разъярённых глаз от человека, который собирался умереть в самое ближайшее время.

- Тронешь меня - на свой страх и риск, - заявил Прет с пафосом , хотя дрожь в его голосе опровергала его уверенную манеру держаться.  - Я не сделал ничего противозаконного, и любой, причинивший мне вред , навлечёт на себя гнев Совета.

- А давно ли домогательство Гаратанской женщины является законным? - потребовал ответа Келлен , обалдев от наглости дипломата.

- Поскольку она ещё не востребована вторым партнёром , доктор Тиг является объектом утверждения для любого мужчины , которому хватит смелости, чтобы взять её.

- Смелости, ну ни фига себе !  А как насчёт трусости , ты, жалкий членосос! - Восклицание Моники заставило Келлена осклабиться , но дальнейшее её бормотание: «К то-нибудь, пожалуйста, дайте ему трусы , пока я не блеванула! Иисусе , люди, вы что , никогда не слышали о нижнем белье?» - растворило разрушительный шар энергии в его животе, послав её обратно в его органы, его тело, его конечности, его кожу , его мозг, пока он не почувствовал в результате чистую радость.

- Утвердить невостребованную женщину не является противозаконным , в отличие от попытки убийства Землянки. - Келлен почувствовал удовлетворение, когда Прет нервно передёрнулся.

- Н ичего подобного я не планировал.

- Убийство? - Пискнул Моника.  - К ого?

- Жасмин Кинг, - ответил Шаусс.  - Он использовал её в качестве источника информации о тебе , а потом пытался устранить - а заодно и нас вместе с ней - используя фейо -оболочку.

- Ох ! Жасмин пыталась получить информацию для  него ? - Содрогнулась Моника.  Тогда не удивительно,  почему маленькая сучка была такой чрезмерно любопытной, когда мы обедали.

- Не стоит слишком злиться на неё , - предостерёг Келлен.  - Она слышала наш спор , и Прету удалось убедить её, что ты не желаешь оставаться с нами и просила его помочь при побеге.

- И она поплатилась за свою доверчивость.

Убеждённость в голосе Шаусса заставила Монику насторожено взглянуть на него, её сердце вдруг заколотилось от тревоги.

- Какой ценой ?

- Кое-чем, очень похожим на цену, которую ты чуть было не заплатила за нашу небрежность.

- Цену , которую я чуть было не заплатила - повторила она безучастно.  О , Г осподи, это же не может означать ...

Келлен внёс ясность:

- Для того, чтобы обеспечить её сотрудничество, я приказал ему изнасиловать мисс Кинг. Если бы я этого не сделал, мы не смогли бы найти тебя вовремя.

Ужас , смешанный с отвращением, запульсировал ознобом под кожей.

- Шаусс, ты же этого не сделал !

- Нет, я не сделал, - согласился он с мрачным видом.  - Но мог бы. Поверь мне, нет такого , чего бы я ни сделал ради того , чтобы вернуть тебя.  Ничего ! - он сплюнул в сторону Прета.  - Если бы в результате её действий я потерял тебя навсегда, она бы заняла твоё место в моей постели и расплачивалась за это до конца своих дней.

Прет выбрал именно этот момент, чтобы попытаться проскользнуть мимо Келлена , но более крупный и сильный, К оммандор толкнул его ничком на землю и в одно мгновение придавил ногой. Посол дёрнулся и заскулил от боли. Едва заметив произошедшее , Моника посмотрела на обоих, переводя взгляд с одного своего спутниками жизни на другого , биение сердца оглушительно грохотало в ушах.  А знает ли она их вообще?

- Келлен? Нервозность заставила её облизнуть губы.

- Он имел бы моё благословение. - Сталь в его голосе подсказала ей, что сейчас речь шла о принципах.

- А Гаратанская женщина ценится безумно дорого упавшим голосом произнесла она, подавленная реальностью. Они хотели её только потому , что она была редким «товаром», как алмазы. Нет, подождите - не то чтобы очень редким , просто это жёстко контролировалось. Куриные зубы - вот   это   встречалось крайне редко.

Ну , конечно же , они сделают всё что угодно, дабы сохранить обладание ценным призом - тем более, когда они сделали ставку на свои притязания - вплоть до изнасилования невинной женщины.  Изнасилование! Как она могла любить

- Единственная дочь министра стоит любых жертв ! - Объявил Прет.

Вот дерьмо !..  О , нет !..  Стало быть, она не может влюбиться ни в одного из этих варварских

Её глаза шокировано округлились от потрясения, когда до неё дошло, и она, наконец, осознала слова Прета.

- Единственная дочь ?!...

- Министр Цесин твой отец. - Келлен внимательно посмотрел ей в лицо.

Её отец !  Цесин был её отцом  Черт, она , оказывается, была не только редкой - она была единственной в своём роде! Неудивительно, что все они так отчаянно хотели её.

Она отвернулась лицом к стене, чувствуя , как от унижения начинают гореть щёки.  А она -то надеялась, что, возможно , они на самом деле чувствуют... Бл *ть , ей достаточно лишь подумать о слове на букву «Л», и мужики выстраиваются в очередь , чтобы надрать ей задницу.  Любовь. Ага , как же!

- Почему ты не сказал мне?

Подавляя дрожь в голосе, она взглянула на Келлена , только чтобы обнаружить, что его прищуренные глаза уставились на неё в упор в мерцающем синем свете. Х м, он выглядел немного более обозленным , чем должен быть, по логике , учитывая, что его враг оказался на земле под его каблуком.  Причём, буквально.

- Эмпран , активировать нейронные ограничения. - Она резко втянула воздух, а затем облегчённо перевела дыхание , когда Келлен закончил.  - Объект посол Прет.

Прет сразу расслабился, став очень похожим на змеиный коврик на голом камне, и Моника не смогла удержаться от улыбки , кривившей губы.

- Приятно видеть, что кто-то ещё почувствует вкус этого , для разнообразия.

Келлен поднял ногу с «коврика » и принял агрессивную позу. Глядя на неё с огоньком в глазах, он указал на пол перед собой.

Дерьмооо.

- Моника, иди сюда.  Сейчас!

Её глаза скользили по сторонам , глядя куда угодно, кроме него, когда она прошествовала вперёд и встала перед ним, дерзко выпрямившись , несмотря на непрезентабельное состоянии комбинезона.

Скользнув двумя пальцами под подбородок, Келлен медленно приподнял её лицо, пока она не встретилась с ним взглядом. И всё , что он намеревался сказать Монике, мгновенно потерялось в блестящей глубине её глаз, сметённое одной единственной слезой , которая сперва повисла на ресницах, а потом упала на каменный пол.  Услышав тихий всплеск разлетевшейся капли , Келлен почувствовал её тяжесть , как будто булавой со всего маху ударило в его грудь.

- Мне не очень-то нравится то направлении , которое принимают твои мысли, - сказал он резко.

- Т ы понятия не имеешь о моих мыслях.

И это, к сожалению, было совершенно верно. Но он легко мог узнать неуверенность в себе, когда это было видно невооружённым глазом.

- Твоя ценность для меня, Моника Тиг , не имеет ничего общего с твоим отцом.

Она прикрыла глаза, ещё больше слёз потекло по щекам. Наклонившись вперед, девушка молча прислонилась лбом к его груди и громко сглотнула , но Келлен не мог позволить ей оставить эту тему так просто. Он снова приподнял её лицо, пытаясь заставить встретиться с ним взглядом, но её глаза оставались закрытыми, и слёзы молча продолжали катиться по щекам, одна за другой. Он начал слизывать их губами и языком, отказываясь допустить, чтобы хоть ещё одна капелька оказалась на камнях.

- Мне жаль , - сглотнула она.  - Это просто реакция

- Тише, - прошептал он, касаясь языком уголка её рта.  - Ты была очень смелой ,  сзискела , но тебе не нужно быть сильной ежедневно и ежесекундно.  Именно для этого и существуют спутники жизни.

Её рыдания стали большим , чем Келлен мог выдержать. О сторожно обхватив её своими руками, он начал целовать покорный мягкий рот, когда она плакала, поглощая губами задыхающиеся всхлипы , пока она не затихла и успокоилась в его объятиях.

- Если ты думаешь , что я хочу тебя только потому , что ты дочь Цесина , тогда это ты не имеешь ни малейшего представления о моих мыслях, - тихо произнёс он, откидывая волосы с её глаз. Они медленно открылись, огромные, блестящие и наполненные болью ,  которую он не мог понять.  - Я не смогу даже назвать тебе все причины, почему ты нужна мне. Но я хочу тебя , Моника.  Именно   тебя! Никогда не сомневайся в этом.

- Т ы хочешь меня, - повторила она. Сомнения, всё ещё плавающие в умытых слезами глазах, заставили его напрячься от разочарования. И какого-то смутного ощущения беспокойства.

- Я хочу вас ! - Раздался слабый крик с пола позади него.  - Я хранил бы вас как сокровище

Келлен заставил замолчать Прета ударом ноги , но момент был упущен.

- О, неужели тебе обязательно нужно было говорить об этом перед ним, а ? - очнулась Моника, вырываясь из его объятий.  Потом смахнула остатки слёз с щёк кончиками пальцев и по-детски вытерла под носом рукавом комбинезона.  Еб *ные дипломаты , - пробормотала тихо сама себе.  - Готовы сказать всё что угодно , только бы спасти свою задницу.

- Он уже ничего он сможет сказать , чтобы спасти свою задницу, - нахмурился Келлен.

- Вы что задумали, нехристи ?

Они с Шауссом одновременно выхватили кинжалы.

- Господи ! - взвизгнула Моника, бросаясь к нему обратно.  Вы что , Комитет бдительности ?  Уберите нахер эти штуки, пока кто-нибудь не пострадал.

- Т ак в этом и заключается весь смысл , - медленно протянул Келлен.  Прости за каламбур.

- Забудь об этом !

- А как насчет твоей фотографии на alienassholes.com? - Ухмыльнулся Шаусс и получил локтем в бок.

- Я просто так сказала , только чтобы напугать его. Я действительно не имела в виду, что вы пустите его на мыло , если он на самом деле ... - Она заметно сглотнула.  - Поверьте мне, парни , я бы дорого дала , чтобы увидеть, как этот ублюдок корчиться в агонии, но я же врач, Христа ради ! Я не могу просто стоять здесь и смотреть , как вы мучаете его. Это прерогатива Совета, вот пусть тогда они и разбираются.

Келлен покачал головой.

- Не раньше, чем мы сполна поимеем свой фунт плоти.

- Фунт плоти ?! Истерично расхохоталась она.  - Ты не можешь подожди минутку  Фунт плоти, говоришь ?

- И что за план сейчас созрел в твоей восхитительной головке ? - Потребовал немедленного ответа Шаусс , очевидно, доверяя расчетливому выражению её лица и шальному взгляду не больше, чем Келлен.

- Т ы желаешь фунта плоти ? - повторила она.  - Т ы получишь его. - В её словах проскальзывал вызов, но именно соблазнительная интонация заставила глаза Келлена расшириться.  Ты не мог бы переместить нас всех куда-нибудь, где немного другая обстановка и капельку больше комфорта?

* * * * *

- Оставь его в нейронном ограничении и задвинь куда-нибудь в угол, - скомандовала она, стараясь не ухмыляться при виде своих спутников жизни, застывших на месте соляными столбами.  Всё ещё моргающая и немного дезориентированная после того, как молекулярная вспышка неожиданно переместила их в покои Келлена , она, тем не менее , быстро скинула с себя обувь и комбинезон , и теперь стояла , вызывающе обнаженная , ожидая , когда выполнят её распоряжение.

- Что , именем Песерин, ты задумала, а ? задал вопрос Келлен.  У него был такой настороженный вид , что это выглядело почти смешно.

Хотя, кому как....

Такое ощущение, что она за последние пару дней потеряла некую важную часть себя, некую крайне необходимую толику личной власти, что заставляло её сейчас отчаянно пытаться вернуть это обратно. Был только единственный способ, который она смогла придумать, чтобы воплотить это.

- Око за око.  Что-то в этом роде , так или иначе , - сказала она нарочито оживлённым тоном. Боже, она совсем свихнулась ?  - Если вы действительно хотите наказать его, предлагаю наглядно продемонстрировать , о чём он будет скучать , когда отправится в Б иг Хаус и станет костлявой сучкой для парочки здоровяков.

- Моника!!! рявкнули оба сразу.

- Да ладно тебе , Шаусс , - возразила девушка. Уперев кулачки в боки , она посмотрела ему прямо в глаза.  - В отличие от тебя , он не сможет на это спокойно смотреть , и поэтому - трахни меня!

Рык,  вырвавшийся из его горла, был   таким   вдохновляющим !

Моника игриво поманила его пальцем.

- Я  бросаю тебе вызов. Иди сюда и трахни меня прямо сейчас, прежде чем какой-нибудь другой йо-йо не появился здесь с блестящей идеей опередить твоё утверждение.

Это убедило его.

- Я не собираюсь спорить с тобой , - фыркнул он, потом оттащил Прета к стене и , прислонив, усадил его вертикально.  - Но ты примешь мою шпору в задницу. - Как по волшебству, маленькая засранка в ней настаивала на своём , и она задалась вопросом , каким образом

- Эй, минуточку !  А может, это ты нуждаешься, чтобы засадили в задницу!

Смешок.

- Если ты , конечно, думаешь , что ты достаточно мужчина. - Он улыбнулся, приближаясь к ней.

- Шаусс , на твоём месте, я бы поостерёгся , - посоветовал Келлен.

Шаусс бросил на него косой взгляд.

- Она меня не испугает.

- Давай , Шаусс , - дразнила она.  - Давай поиграем в доктора. Т ы сейчас тащишь свою девственную задницу сюда и позволяешь мне провести тщательное обследование, а я даже не стану выставлять счёт вашей страховой компании.

Он высвободился из мундира, прежде чем она завершила вызов, и битва воль продолжилась.

- Где бы ты хотела меня видеть ? - Спросил он.

- Вы позволяете этой женщине разговорить с вами в таком

- Эмпран, нейронный кляп, объект Прет , - произнёс Келлен утомлённым голосом.

Ну, это был отличный трюк. На ком -то другом.

- Оставайся там, где стоишь , - сказал Моника Шауссу.  Но всё по порядку.  Келлен, ты тоже должен раздеться полностью. Смешанное выражение нерешительности и предвкушения на его лице заставило её неумолимо и беспощадно улыбнуться. Он тоже немного помучается.

С эмоциональными стенами , которые он возводил вокруг себя в течение многих лет , и сейчас лежащими в руинах, Келлен чувствовал себя более беззащитным, полностью одетый, чем когда на нём ничего не было. Идея полностью обнажиться в присутствии Прета была неприятной , но он мог сопротивляться приглашение Моники не больше, чем противостоять необходимости дышать. Она стояла перед ними обнажённая, с развевающимися вокруг неё в диком беспорядке волосами , ещё более красивая и смелая , чем он когда-нибудь видел. И единственное , что он мог сделать, это , послав всё к грёбаной матери, надеяться , что сможет покинуть комнату по собственной воле, вместо того, чтобы выполнять роль подстилки , став жертвой её ненасытных требований.

Он положил лодыжку на колено и снял один ботинок.  Когда тот грохнулся на пол, он заметил:

- Я от тебя такого не ожидал. Мне это нравится.

Её уверенность немного ослабла , прежде чем она собралась с духом и начала защищаться.

- Мне твои подачки не нужны. Не стоит любезничать со мной, К оммандор. Мы уже всё выяснили , помнишь ?

- Ну, не знаю, - протянул он, потом поменял ноги и стянул другой ботинок.  Мне казалось, мы установили, насколько сильно я хочу тебя. И, несмотря на его скрытность, я ничуть не сомневаюсь, что Шаусс чувствует то же самое.

- Ты прав , - на полном серьёзе согласился лейтенант.

- А вот ты , с другой стороны, остаёшься загадкой , милая. - Он выпрямился и посмотрел на неё выжидающе.  - Пожалуй ,  мы  единственные,  кому необходимы комплименты.

- Да ерунда всё это , - усмехнулась она с сарказмом.  - Единственное поощрение, которое вам обоим требуется , это несколько правильно размещённых дырок , чтобы запихать себя.

Е ё комментарий вызвал раздражение , но решив, что сейчас неподходящее время , чтобы обсуждать этот вопрос, Келлен выбрался из своего комбинезона и бросил его в растущую кучу одежды на полу. Он встал лицом к ней, скрестив руки на груди, в то время как Шаусс приблизился с другой стороны. Когда они оба оказались в пределах досягаемости, она положила руки на груди, удерживая их на месте, и прерывисто перевела дыхание , пока её глаза нервно метались с его обнажённой плоти на возбужденного Шаусса. Её нерешительность напомнила ему, что, несмотря на браваду, эта ситуация оказалась новой для неё , собственно, как и для них.  Для него , в всяком случае.  Шаусс выглядел напряжённым и готовым к действию.  Даже если у него возникли какие-то проблемы, он не показывал вида.

Келлен подумал, что не может обалдеть сильнее , когда Моника подтолкнула его, заставляя откинуться назад и упасть в полу -лежачее положение на краю кровати. Потом она опустилась на колени перед Шауссом.

Его глаза расширились от шока. Конечно, она не собиралась ...

Надежда, что она, возможно, осела в приступе истощения , испарилась , когда кончик её языка осторожно прикоснулся к напряжённому члену Шаусса. Удивлённый и потрясённый бурлящим шквалом эмоций,  грозящих потерей самоконтроля , Келлен повернулся лицом к переборке и сосчитал до пяти. П отом до десяти. Но это не сработало.  Ему всё ещё хотелось убить Шаусса. Он горел желанием оттащить Монику за волосы от другого мужчины и заставить её попробовать на вкус  его  член. Прямо перед тем , как  он оттрахает её до умопомрачения.

Всевышние силы , да он  ревнует!

Логика тут же прочитала язвительную лекцию о потенциальных последствиях такой разрушительной эмоции на трехстороннюю связь.  В новом миропорядке их общества не было места для собственничества. Но , разумно это или нет, Келлен чувствовал себя бесспорно взбешённым. Хуже того, он чувствовал себя незаконно оттеснённым - ощущение, которое не сулило ничего хорошего для будущего продвижения военной карьеры Шаусса.

Пытаясь натянуть на лицо маску сладострастного распутника , чтобы не выказать ни единой частицы его внутреннего смятения, Келлен снова посмотрел на происходящее перед ним.

Вид её рта , обхватывающего крупную пурпурную головку Шаусса, потряс его до основания, захватив воображение с жестокой чёткостью , и зверь в нём взревел, желая освобождения.  Зрелище было невыносимо эротичным. Это выходило за грань его самоконтроля, и требовалась каждая капля решимости, которую он в состоянии был собрать, чтобы сидеть на месте , прищурив глаза , и бесстрастно наблюдать , как толстая блестящая плоть скользит туда и обратно между её сладкими губами.  Осознание того ,  что Моника , желая одарить своими оральными ласками, выбрала Шаусса первым , пожирало его, как самая сильная кислота. Она была  его !

Он чуть не ослаб от облегчения , когда она отстранилась с влажным чмокающим звуком.

- Я даже не знаю, достаточно ли голодна, чтобы съесть всё это, - с насмешкой выдала она, глядя на вздымающуюся эрекцию Шаусса с неожиданным юмором.

Запутавшись пальцами в её волосах , Шаусс со стоном потянул её голову вперёд.

- Заставь себя.

Когда его член снова начал толкаться в её губы, Моника приказала:

- Расставь пошире ноги , для начала.

Его мгновенное послушание было вознаграждено, когда она приоткрыла губы ,  позволяя ему вернуться обратно в рот. Она сосала его с голодными мяукающими звуками, которые подпитывали собственное бушующее либидо Келлена, воспламеняя его желание убить соперника. Она вела себя так, как будто бы они с Шауссом были одни в комнате , как если бы его и Прета не существовало в помине.  Стиснув зубы при мысли о том, что этот мудак тоже здесь , он наклонился вперёд, положив локти на колени и уставился на них горящими глазами, тихо сходя с ума ,  когда Шаусс воплощал   его  фантазии , трахая рот М оники.

Её хриплый стон раздался набатом у него в ушах, когда она в очередной раз отстранилась , выпустив изо рта разбухшую головку плоти с сочным причмокиванием.

- Подожди , - выдохнула она.  - У нас есть перчатка, я знаю.

Зверь сразу успокоился , насторожившись.  Невозможно было предугадать , что крошка Спарны будет делать дальше. Если судить по выражению его лица , её поразительный талант к применению пыток затронул Шаусса так же глубоко , как и его. Она села на корточки и обсосала свой средний палец в откровенной имитации того, что только что проделывала с задыхающимся лейтенантом , толкая его между губ и обратно , пока они оба не застонали. Когда Моника , наконец, вытащил палец изо рта , он стал блестящим от стекающей слюны.

Опустившись на колени в очередной раз, она посмотрела на Шаусса из-под опущенных ресниц.

- Ну всё, поехали , большой мальчик.

Усмешка Шаусса стала чуть напряженной , с оттенком высокомерия , когда её рука проскользнула между его расставленных бёдер.  Мужчине было явно более комфортно с интимными исследованиями , чем Келлену в аналогичной ситуации , а потом внезапно снисходительность быстро сменилась жгучим возбуждением , когда Моника приподнялась на колени и снова плавно вобрала толстый член в рот. О бхватив его мошонку левой рукой, начала мягко сжимать и поглаживать , одновременно облизывая и ритмично посасывая головку.  И исследовала его.  Келлен видел , как мышцы на правом предплечье сокращаются , когда она массировала анус Шаусса , видел , как его колени стали смыкаться ближе и бёдра непроизвольно напряглись от усилия сохранять неподвижность, пальцы мёртвой хваткой вцепились в распущенные волосы, а лицо исказилось гримасой наслаждения.

В конце концов, тишина в комнате сменилась звуками хриплого дыхания, и не только Шаусса. Взглянув на Прета , Келлен расплылся в злобной ухмылке , увидев жёсткий стояк между его бёдер.  Посол выглядел донельзя униженными и Келлен отстранённо подивился, какое подходящее наказание Моника придумал для него.

- Бл *ть !

Проклятие привлекло его внимание обратно к Шауссу , который глубоко засунул член в рот Моники, накрутив её волосы на кулаки так крепко, что, несомненно, причиняло ей боль.  Но, судя по всему , её это не особо волновало.

- Она меня трахает! Хриплое рычание прозвучало ошеломлено и не совсем счастливо.  - Моника, прекрати , ты должна остановиться!  Сейчас!!! О -о -ооо , пресвятая матерь

Он с потрясением наблюдал, как Шаусс резко и мощно толкнулся раз, другой а потом громко заревел , выплёскивая своё семя прямо между поблёскивающих влажных губ Моники.

Прошло секунд десять , прежде чем Келлен смог захлопнуть свою челюсть и неверяще прошептать:

- Святое дерьмо!!!

Глава 15

По-прежнему на коленях, Моника уставилась на место, где всего мгновение назад находился Шаусс, и ахнула:

- Что? Что я такого сделала?!

Он растворился во вспышке без единого слова.

- Святое дерьмо, - снова восхищённо пробормотал Келлен. Затем он перекатился на живот и разразился таким гомерическим хохотом , подобного которому она никогда не слышала ни от одного Гаратанца. Он смеялся, пока ему не пришлось схватиться за свои ноющие бока, пока слёзы не потекли по щекам, пока он не сполз на пол и не откатился в сторону, задыхаясь в состоянии агонии. Келлен!  Импозантный К оммандор, рыдающий от смеха на полу.  Абсолютно голый. И перед таким же голым дипломатом, не меньше!

Минуточку... А куда делся   противный старый посол?

Она окинула взглядом комнату, но там никого не оказалось.  С трудом поднявшись на ноги, она схватила свой комбинезон и прижала к груди. Крысиный ублюдок не мог уползти далеко, и этот факт заставил Монику почувствовать себя слишком уязвимой. Она с ненавистью уставилась на Келлена , в то же время пытаясь натянуть на себя порванную одежду и стянуть обрывки ткани на груди, но он, судя по всему , ничего не замечал, потерявшись в истерике , и, похоже, за её счет. Коммандор всё ещё никак не мог успокоиться и взять себя в руки к тому моменту, когда она обулась , что действительно не на шутку обозлило её.

- Послушай, ты не против ?.. - Она слегка пнула голую задницу Келлена носком ботинка.  - Где П рет?

Он только глянул на её лицо и снова зашёлся в неконтролируемом приступе хохота.

- Находится под арестом , - задыхаясь, выдавил он.

- Прекрати ржать надо мной , говнюк , - она сплюнула , и сделала шаг назад, чтобы на этот раз как следует врезать ему с ноги. Он ухватил её за лодыжку и дернул на себя, заставив плашмя рухнуть сверху.

- О, Песерин , радуйся! М оя   сзискела , - прохрипел он, сжимая её в объятиях.  - Я смеюсь над собой, а не над тобой, сладкая.

- Ну конечно, - пробурчала она.  А теперь заткнись и скажи мне, что происходит?

- И это говоришь мне ты?! - выдохнул он, изо всех сил пытаясь успокоиться.  - Ну-ка, ты врач.  Уж ты -то должны быть в состоянии понять это !

- Что именно ? Я сделала минет Шауссу , и что такого ?  Могу добавить, что миллионы американских женщин постоянно делают то же самое миллионам американских мужчин каждый день.

- И -и ? - Ему , наконец, удалось овладеть себя и перекатить их обоих в сидячее положение.

- И что? - Она скептически посмотрела на него.  - Я отсосала ему, и он кончил... Святое дерьмооо !!! Он кончил мне в рот!!!

- В от видишь, ты потихоньку начинаешь понимать эпичность происходящего , - согласился Келлен, утирая глаза.  - Насколько мне известно, за всю нашу историю ещё ни один Гаратанский мужчина не смог извергнуться нигде , кроме половых органов женщины. Мы не думали , что это возможно, и поверь мне, когда я говорю, что мы испробовали всё , что только смогли придумать , и не только за последние десять лет, а за весь период нашего существования , чтобы получить именно такой результат. Что , именем Песерин, ты с ним сделала ?!!

- Да ничего такого потрясающего , - оправдываясь, произнесла Моника. Боже, она даже не задумывалась , что ушла  тааак   далеко от проторенных путей  Она , конечно, раньше слышала , что многим парням нравилось, да и Шаусс , казалось,  не испытывал никаких предрассудков и был открыт для всего.  - Я просто массировала его простату.

- Массировали его простату, - повторил Келлен беспомощно.

- Ну, ты знаешь, предстательная железа такая штука, похожая на маленький пончик..

- Я знаю, что такое простата. Я элементарно не могу поверить, что можно просто

- Т ы хочешь сказать, что вы, парни , никогда не пробовали это раньше?

Он поморщился.

- Конечно, нет. Зачем нам? Эта конкретная железа не имеет никакой связи с нашими шпорами, и она может быть доступна только через выводящий канал, ради Песерин !

Покачав головой, она фыркнула.

- Господи , я не могу поверить, что вы, парни , оказались в космосе раньше нас.  Вот и говори о нестандартном мышлении !  Н е хочешь же ты сказать, что никто, ни один из вас на всей планете , не является геем ?!

- Да, на самом деле, именно это я  и могу  тебе сказать, - заверил он Монику с раздражением в голосе.  - Наши самцы не разделяют ваши извращения ,  в отличие от мужчин вашей планеты.

Моника одарила его дерзким оскалом:

- Сплошь гомофобы ?

Келлен напрягся.

- Нет, я просто констатирую факт, и я вновь повторю это на языке , который ты можешь понять - мы не  развратничаем   таким образом.  Точка.

- Так чего ж вы, парни, кормили меня байками о ваших женщинах , ублажают друг друга вот так запросто

- Мы не наши женщины, - выдавил он.

- Конечно, вы не такие , - фыркнула она.

- Моника

Он выглядел , как будто мог сжевать стальную балку и выплюнуть гвозди , поэтому она постаралась задушила смех, который пузырился у неё в груди. После этого, быстро накинув форму , он одарил её мрачным взглядом и растворился во вспышке без единого слова.

Это уже начинало порядком надоедать.

* * * * *

Пицца давно переварилась , и Моника, как ни трудно поверить, просто умирала с голода , но эта, бл *ть , К омпьютерная Сучка по-прежнему ничего не желала делать для неё , например, открыть дверь или прислать немного еды , поэтому она просто сидела в кресле. В том самом кресле, лёжа на котором совсем недавно , она так сильно перепугалась, когда её отшлепали. М ысли крутились по кругу , как собака за собственным хвостом.

Келлен покинул её почти три часа назад, и с тех пор его было не видно, не слышно.  Ей нестерпимо хотелось бы понять эту грёбаную технологию вспышки и воспользоваться ею , чтобы наконец-то свалить отсюда.  С тановилось очевидным, что он использовал какую-то невербальную связь с компьютером - слишком много всего вокруг, казалось, происходило без малейшего намека на команды от него, типа вспышки или ограничений , но будь она проклята, если станет задавать ему вопросы. Теоретически предполагая, что у неё когда-нибудь появится такая возможность.

Б еспокойный взгляд остановился на поле вспышки. Темнота наступила , когда она принимала душ, отмываясь от пещерной грязи, и теперь не осталось даже последнего развлечения наблюдать за окружающим миром. Это оказалось самой ужасной вещью при нахождении на геостационарной орбите пропадала возможность что-либо видеть, когда солнце пряталось за контуры Земли. Т ут не было даже телевидения, чтобы посмотреть, и ей оставалось только пялиться на эту странную скульптуру на столе - какой-то крылатой богини с удивительно уродливыми чертами лица - достаточно долго, прежде чем она начала устрашающе колыхаться в её глазах.

Она уже раньше обшарила все встроенные шкафчики , в поисках хоть чего-нибудь,  чем можно заняться - почитать книгу, покрутить головоломку , разложить  пасьянс - но нашла только одежду.  На удивление, отлично подошедшую на её рост, так как  парочка из них  оказались её размера. Жаль , что у Гаратанских дизайнеров одежды имелось так мало фантазии для расцветок. Три комплекта , которые выглядели подходящими, оказались серого , черного и белого цвета. Н икакого белья , разумеется , так что , по крайней мере ,  ей не придётся беспокоиться о дизайне трусиков. К сожалению, носков тоже не было. Её ботинки , без сомнения ,  окажутся вне досягаемости ещё до конца недели.

Она также обнаружила шелковую белую ночнушку , сложенную вместе с комбинезонами.  Натянув её через голову сразу после душа, попутно старательно избегая последствий «приключения», долго любовалась своим отражением в поле вспышки. Лицу однозначно понадобится некоторое время, чтобы зажить , тем более в этом состоянии - когда одна скула щеголяла черно-фиолетовым кровоподтёком. Но её волосы, после новой стрижки переливающиеся прядями каштанового и блонда, задорно подпрыгивали каждый раз, когда она поворачивала голову. А её тело ...

Усевшись поглубже в кресло , она поддалась искушению и обхватила руками холмики пышных грудей, смущаясь, но в то же время приходя в восторг , когда плотные соски немедленно отозвались, набухнув и потемнев. Да, её роскошное тело определенно было создано для греха, и невозможность вкусить его вызвало у девушки смутные сожаления.

Моника откинула голову назад и, отбросив в сторону сиюминутные колебания , позволила своим ладоням продолжить изучение грудей сквозь шёлк.  Приятные ощущения, когда её пальчики заскользили по напряжённым соскам , очень быстро стали ошеломляющими , и она продолжала делать это снова и снова - пока ареолы не превратились в ноющие пики , а дыхание стало тяжелым и прерывистым. Муки голода , беспокоившие до этого, внезапно сменились другим страстным желанием , но немного пониже и намного жарче.

Келлен.

Моника зашевелилась в своём кресле , испытывая чувство дискомфорта из-за плотного комка, поднимающегося в горле при мысли о нём. Он востребовал её сегодня утром.  Боже , если бы только он был её !  Одних воспоминаний о том, как он обладал ею, было достаточно, чтобы вызвать трепет предвкушения в низу живота, и она всё ещё чувствовала , как он раздвигал её ноги, втискивался в неё , изливал в неё своё семя......

В неумолимой пустоте её громкий стон раздался на всю комнату.  Покраснев , она быстро оглянулась по сторонам, дабы убедиться, что всё ещё одна.

- Идиотка , -  облегчённо рассмеялась девушка. Как будто оба - Келлен и Шаусс - уже не слышали всю какофонию звуков от неё. Боже, только сегодня утром она приказывала ему,  умоляла  его трахнуть её , и липла к нему, как банный лист, в то время как он именно этим и занимался.  Было совершенно невозможно выкинуть то, что происходило, из головы.  Моника никогда не ожидала и ничего не просила у кого-либо.  Привязанность к человеку вызывала только чертовски сильное разочарование.

Моника сглотнула. Она отказалась просить его о поцелуе , когда он взял её , а потом он не предложил это.  Последующие насыщенные часы , проведённые в страхе и разочаровании, оставили ей мало времени поразмышлять об этом.  А потом он поцеловал её, по-настоящему поцеловал , и, несмотря на отсутствие страсти в тот момент , Моника посчитала его самым сладким , самый упоительным опытом в своей жизни. Она хотела большего. Плохо  Она хотела , чтобы её целовали, и баловали, и боготворили!

Дерьмо ! Желание чего-то , что «плохо », просто просило от него избавиться. Ей необходимо сосредоточиться на этом сейчас, пока она ещё хоть что-то соображает ,  пока он не вернулся  и не поймал её на том, как она трогает себя , мечтая о нём...

П ульс помчался со скоростью света, когда в воображении вдруг всплыло, как Келлен поймает её за мастурбацией. Что бы он что бы  они -  с ней сделали?

Чертов Шаусс, в любом случае! Она уже многого добилась , занимаясь этим с ним перед Келленом , и это же ударило рикошетом по ней сейчас.  В любом случае, на что он, бл *ть ,  так разозлился?  Помилуйте , да она ,  судя по всему ,  сделала ему величайший минет в истории Гаратана, и её же бросили на произвол судьбы с собственными проблемами.  Это ей   полагается обижаться или злиться !

Несмотря на то, что она пока ещё не начала это маленькое путешествие самопознания с намерением поиграть сама с собой, а её сердце уже заколотилось от предвкушения. Могла ли она сделать что-то столь откровенно сексуальное, особенно в окружении пришельцев ? Мысль о том,  чтобы узнать своё новое тело и как оно функционирует, да и, возможно, получить небольшое облегчение от происходящего , была крайне заманчива.  Особенно в окружении пришельцев  ...

Грудь вздымалась от волнения и нервного напряжения, когда Моника скользнула руками вниз по ребрам, по вогнутой ямке живота, медленно раздвигая ноги по полу , начиная свои изыскания. Когда ладони достигли бёдер, пальцы замерли на подоле короткой ночной рубашки , она вдруг остановилась, замерев в ожидании.

Почему ?  Удар молнии ?

Сделав глубокий вдох, она скомкала ткань между пальцами и потянула медленно вверх, пока полностью не задрала подол. Вид густых коричневых завитков заставил её содрогнуться от прилива возбуждения. Дерьмо, она на самом деле стала женщиной.  Удерживая ночнушку на животе левой рукой, правой медленно продвигалась вниз, пока ладонью не накрыла шелковистый холмик. Развела колени пошире , открывая половые губы, и позволила кончикам пальцев утонуть во влажной расщелинке.  Потом слегка погладила, изучая интимные складочки таким образом, как никогда себе не позволила даже в душе.

Когда кончик пальца нашёл шпорный кармашек , она задрожала, обводя дырочку с жадным любопытством. Б ыло не трудно предугадать , когда она нашла свой клитор;  бёдра задрожали, и девушка непроизвольно застонала , когда искры удовольствия бабочками запорхали внизу живота.  Толкнувшись пальцем внутрь, сильно удивилась , когда обнаружила, что укромный уголок был достаточно глубоким , чтобы её средний палец утонул полностью до самой ладони. Вытащив , издала тихий вскрик, коснувшись клитора , но пока не готовая заняться самоудовлетворением, погладила ищущим пальчиком ниже , добавила ещё один, экспериментируя. Они сразу скользнули в гладкую глубину лона , познание которого , учитывая её профессию, априори не должно быть столь новым и увлекательным.  Интересно, у неё есть точка G ?

Закрыв глаза, девушка начала исследовать нежное местечко, потирая небольшими кругами , постепенно прикладывая чуть больше давления. В мгновение ока , напряжение узлом стянуло низ живота , и она постаралась подавила стон.  Ооо ,  да -аа ,  это должно быть здесь!.. Она ослабила давление и потянулась к клитору большим пальцем.  Бусинка выступила из своего укромного уголка и в настоящее время была болезненно чувствительной.  Осознавая себя очень, очень плохой девочкой , она погрузила большой палец полностью в кармашек , а когда костяшки слегка задела клитор, ей стало капельку стыдно за вырвавшийся от удовольствия низкий стон. Боже, ощущая пальцы и в лоне, и укромном кармашке, ей так сильно захотелось кончить .....

* * * * *

- Посмотри на нее, Шаусс , - резко сказал Келлен.  - Это приказ. Посмотри на её пальцы, как она упоительно трахает себя , и скажи мне, что ты не испытываешь дикого желания вытащить и занять их место в её влагалище.

- Она твоя, - настаивал Шаусс , не сводя глаз с переборки. Он ссутулился в углу , который Келлен в голове окрестил как «персональное место », его мундир всё ещё болтался вокруг талии. Поле вспышки полностью скрывало их присутствие; и только потому, что у Моники не было достаточно времени , чтобы изучить технологию вспышки для обнаружения изменений в воздушных потоках, когда поле находилось рядом, она понятия не имела , что Шаусс находился тут же, наблюдая за ней в течение большей части времени.

- Она  наша , ты , придурок! - Прорычал Келлен.  - Я не могу поверить, что ты позволяешь гордыне удерживать себя от утверждения своей собственной подруги жизни!

- Тебе легко говорить.  Это не тебя она , можно сказать, просто кастрировала перед Претом.

- Так и не тебя тоже , - настаивал Келлен.  - Ради Песерин , да она опустилась на колени у твоих ног и взял в рот твой член, и я точно знаю, что твоё хозяйство осталось неповреждённым. Сколько Гаратанских мужчин могут претендовать на такую привилегию?  Прет практически рыдал от зависти , да и  я  был настолько поглощен ревностью, - неохотно признался он, - что готов был оторвать тебе башку голыми руками.  Мы  единственные, кого  она выхолостила.

- Она трахала мою задницу и заставила меня кончить !

- И Кетрок сделал то же самое с Претом , только перед десятком свидетелей.  И именно он станет тем , кто войдёт в историю как пионер анального оргазма, и , кстати говоря, при помощи позорных толчков каучукового дилдо в заднице вместо прекрасного ротика, сосущего его член.

-   Она  сделала это со   мной   первым, - упорно утверждал Шаусс. - И мы все это знаем!

Келлен замялся в нерешительности.  Насколько он ревновал и завидовал Шауссу в тот момент , это правда, но совершенно не хотел бы поменяться с ним местами сейчас. Он понял значимость достижения Моники почти мгновенно , и так же быстро после осознания пришло постыдное облегчение, что это не он оказался её целью. Тогда ирония этого внезапного разворота на 180 градусов поразила его, и он приказал взять под стражу Прета прежде , чем шок от произошедшего накрыл его с головой.  Шаусс уже оказался «потерпевшей стороной», и он точно не нуждался в Прете в роли свидетеля его реакции , и уж тем более, чтобы разболтал об этом другим. Это могло быть слишком легко истолковано неправильно и нанести ущерб их репутации, а не как безобидные подшучивания в адрес Шаусса.

- Ну, отплати ей тогда, мужик , - поддел он.

Хныкающий звук привлёк его внимание обратно к Монике. Она поглаживала большим пальцем, влажным от её манипуляций в кармашке, вокруг клитора ленивыми , умопомрачительными движениями.

- О оо , Келлен ...

Его тело охватил огонь вожделение. Она думала о нём, пока гладила и ублажала себя.

- А теперь скажи мне, что она  наша ! - прокомментировал Шаусс расхолаживающим тоном.

- Будь ты проклят, Шаусс , - опять застонала Моника.  - Т ы должен был меня трахнуть!

- Что ты сказал?  вздёрнул бровь Коммандор.

Шаусс не смог скрыть кривую ухмылку, но принципиально не стал признавать свою ошибку.

- Даже теперь она вздыхает над тобой и продолжает приказывать мне.

- Я просто валяюсь , Шаусс. Ну ты даёшь! - Келлен взмахнул ладонью.  - Моника может приказывать тебе всё , что хочет, но ты такой же доминант для неё , как и я. И мы оба прекрасно знаем, что как бы она не ненавидела это признавать, даже перед самой собой , она обожает это также сильно , как и мы. И что тебе стоит сделать - скорее уж ради себя, чем неё - так это восстановить своё господство и контроль над ней.

Прекрасно понимая , что именно означает протяжный стон , изданный Моникой , Келлен отдал приказ на нейронное ограничение, желая предотвратить её приближающийся оргазм , и ухмыльнулся визгу возмущения, мгновенно последовавшему за этим.  Шаусс наконец -то усмехнулся.

- Мое господство над ней , - повторил он, размышляя и почёсывая грудь.  - Мы оба отлично осведомлены , что это ты - тот , кто ей владеет и на кого она запала , а я просто рядом, примкнул за компанию. - Он выпрямился в низком кресле и развернулся лицом к Монике.  - Ладно, сперва ты заставишь её подчиниться , а я последую твоему примеру.

* * * * *

Моника исходилась от ярости в нейронных оковах, вдруг обездвиживших её как гром среди ясного неба. И в такой неподходящий момент!  Свооолочи !!!

- Келлен, ты сукин сын ! ты где , сволочь ?!!

Мгновение спустя он материализовался из воздуха прямо перед её креслом.

- Не надо так громко кричать, - произнёс он мягко.  - Я прямо здесь.

- Не надо

- Хотя , надо сказать, было забавно смотреть, как ты играешь со своими прелестями , и приятно знать, что ты можешь сама себя развлекать , когда мы далеко, - добавил Келлен , медленно расстёгивая молнию вниз, - Я настаиваю, чтобы ты не делала этого без моего разрешения.

-   Твоего   раз

- Когда я сниму твоё ограничение, ты можешь использовать свои пальцы, чтобы довести себя до оргазма для нас, - продолжал он как ни в чём не бывало.

Сердце Моники заколотилось от прозвучавших слов.  В какой-то момент она находилась на грани предвкушения оргазма, а в следующий - Келлен снова здесь и играет в свои доминирующие игры с ней.

По крайней мере, они вернулись на знакомую территорию.  Это было так здорово , чтобы продолжать сердиться на него.  Привычно.

Он отбросил свой комбинезон и обувь в угол и выпрямился перед ней , голый, демонстрируя великолепный длинный и жёсткий член.  И сейчас , когда она видела его прямо перед собой , то не могла отвести от него жаждущих глаз.

- Я не расслышал тебя.

Помотав головой, чтобы рассеять туман похоти, она встретилась с ним взглядом.  Что он сказал? Она ничего не ответила.

- Когда я отдаю тебе приказ, - сказал Келлен терпеливо, - Я ожидаю подтверждения, что ты поняла , Моника. Т ы можешь сказать: «Да, Коммандор » или «Да, господин» - что тебе больше нравится.

Дерьмо! Он снова намеренно провоцировал её , но Монике так сильно хотелось сейчас кончить , что она была уже не в состоянии спорить с ним.

- Я жду.

Девушка закрыла глаза и застонала, в раздрае. Боже, он приказал ей заставить себя кончить ... для  них.

- Шаусс здесь?

- Он был здесь всё это время.

Моника всхлипнула. О, она была так близко...

Пальцы Келлена ухватили её за подбородок и слегка встряхнули , заставляя открыть глаза.

- Что я велел тебе сделать?

- Да, К оммандор, - сказала она беспомощно, дрожа всем телом.

- Что я велел тебе сделать? - снова потребовал он решительно.

- Т-трахать себя пальцами , - всхлипнула девушка.

Её ограничение мгновенно исчезло.

- Тогда сделай это.

Моника резко толкнулась пальцами в лоно , одновременно погружая большой палец в кармашек , и громко протяжно закричала , когда оргазм обрушился на неё с силой приливной волны.

- Не останавливайся. раздался голос Келлена, когда спазмы немного ослабли.  Продолжай трахать себя, чтобы мы могли видеть, как тебе это нравится.

У неё не осталось сил подчиняться.  Ослабев от невероятного ощущения облегчения, девушка рухнула в кресло , потрясённая настолько , что не чувствовала слёз, градом катившихся по её щекам. Иисусе , она была так влюблена в него, а Келлен даже не прикоснулся к ней.  Её сердце разбивалось на миллионы крошечных осколков, кровоточащих каждый раз, когда смотрел на неё , а он, по-видимому, даже понятия не имел , что такое любовь. Она была просто объектом для него, средством для достижения цели.

Возьми себя немедленно в руки !  обругала она себя.  Распрямив плечи, ей удалось подавить рыдания; уставившись на него ,  девушка опустила сорочку вниз,  прикрывая колени , и скрестила руки на груди.

- Давай выеби себя сам , - сознательно произнесла она грубо.  - На самом деле, почему бы вам с Шауссом не выебать друг друга, теперь , когда мы знаем, что вы можете.

- Я бы не стал давить на него прямо сейчас, Моника, - предупредил Келлен.

- Где он вообще ? Я не вижу

Шаусс материализовался рядом с Келленом , абсолютно голый и выглядевший настолько разъярённым , что у неё на самом деле перехватило дыхание. Он швырнул что-то на кровать, а затем наклонился и схватил её за запястья, заскрипев зубами:

- Я заткну ей рот. Ты её трахнешь.  Сейчас! - вздёрнул девушку на ноги.

По-настоящему встревоженная , и от этого извращённо чувствуя себя ещё более возбужденной , Моника начала сопротивляться изо всех сил, когда он поднял её скрещенные руки над головой.  Подтолкнув, развернул лицом к кровати, и двинулся вперёд, пока она упиралась ногами каждый дюйм пути. Ожидая , что толкнут лицом вниз и возьмут сзади , Моника очень удивилась , когда Шаусс поднял её за запястья и перевернул над большим матрасом как пушинку , уложив на спину головой в изножье кровати.

- Вот так.

Келлен передал Шауссу штуку ,  напоминавшую детский резиновый мячик с ремешками.  Какого дьявола ?!!

Усмешка Шаусса заставила её кровь вскипеть и одновременно заледенеть.  - Это мячик-кляп, - сообщил он.  Открой рот шире.

Она вызывающе закусила губу.

- Мне кажется , она снова хочет, чтобы ты жёстко отшлепал её киску, - пробормотал Келлен.

Черт бы их побрал !  Девушка приоткрыла рот и взяла кляп, переводя тревожный взгляд между двумя мужчинами; её пульс участился ,  когда Шаусс застегнул ремешки у неё на затылке.

- И почему я не удивлён, что у тебя есть такая штука ?

- Интернет - удивительная вещь, - ответил Шаусс , тон его буквально лучился удовлетворением.  - Я мог бы использовать нейронный кляп, но так гораздо более провокационно.

О, ей это слишком сильно нравилось ! Это было ненормально и неправильно - и она  безумно наслаждалась   этим... Душистые волосы Шаусса коснулись её лица, когда он наклонился, чтобы стащить ночнушку , и она всхлипнула от жёсткой потребности.

Затем почувствовала, как матрас провис под её бедрами.

- Держи её , - приказал Келлен.

Шаусс немедленно прижал хрупкие запястья к постели, и Моника дёрнулась от ощущения горячих ладоней на внутренней стороне бёдер, широко разводящих их в стороны.  Келлен забрался между ними и замер там, глядя на неё сверху вниз с величественным выражением, за что ей сразу захотелось ударить его. Его внезапная усмешка подсказала, что он прекрасно прочитал её мысли.

- Обычно я предпочитаю хорошую схватку , но это тоже доставляет удовольствие. - Он медленно провёл руками вверх по рёбрам и обхватил ладонями высоко вздымающуюся грудь, сжимая и поглаживая торчащие соски. Всё это время пристально наблюдая за выражением её лица.  Потом осторожно сжал их вместе и издал низкий звук сожаления.

- Они ещё недостаточно мягкие, чтобы трахать их.  Вот что я действительно хотел бы попробовать.

- Подожди годик или два, - проворчал ему Шаусс.

Веки Моники дрогнули и сомкнулись , когда Келлен наклонился и втянул один жёсткий сосок в рот.  Но сразу же снова распахнулись, когда она ощутила такое же лёгкое посасывание на другой груди. Это было ошеломляющее двойное нападение, и девушка непроизвольно выгнулась , когда давление усилилось, всхлипывая и поскуливая около пушистой груди Шаусса.

Она хрипло закричала в кляп, когда, по-прежнему присосавшись к её груди , Келлен выгнул спину и втиснулся в неё.  Лоно было влажным, но по-прежнему узким и достаточно чувствительным , чтобы его толстый член ощущался неотёсанным бревном. Крик быстро перерос в хныканье , когда он остановился, глубоко погрузившись в шелковистую упругую плоть , шепча слова похвалы и поощрения между долгими посасываниями груди.

Ладони Шаусса погладили вверх и вниз по внутренней стороне рук , свисавших теперь над изножьем кровати. Затем неровные края его зубов чувствительно сомкнулись на воспалённом соске.  От вспышки ощущений влагалищные мышцы сильно сжались , и она снова сдавленно закричала.  Вот дерьмо, когда это она успела стать мазохисткой?  Шаусс сделал это снова, и она застыла, запаниковал. Он причинял достаточно сильную боль , чтобы заставить её кончить.

- Что  ты с ней делаешь ? - застонал Келлен с коротким смешком.

- Кусаю её.

- Хм... - Тогда и его зубы присоединились к восхитительной пытке сосков.

Крышесносный оргазм был подобен цунами, пронизывая каждый нерв её тела огненными волнами. Келлен застонал и содрогнулся, выскальзывая и мощно толкаясь обратно в сокращающееся от спазмов лоно до упора , заставляя её выгнуться дугой на постели. Оба отстранились от воспалённой груди, но она уже не могла остановить оргазм , не могла прекратить кричать, когда он грубо врезался в неё , и приглушенный звук, ощущение слюны , стекающей по щекам от кляпа, только подтолкнули её выше.

Моника подумала, что  сейчас потеряет сознание , когда его шпора со всей силы начала вонзаться в кармашек. А потом произошло нечто странное возникло ощущение , как будто она вдруг оказалась в каком-то изолированном зачарованном мире, связанная с ним невидимыми нитями , покорённая им,  принадлежащая   ему полностью. Там не было никаких прикосновений ,  кроме его тела , жаждущего её , ни иных звуков ,  кроме его прерывистых гортанных стонов, ничего ,  кроме его лица, возвышающегося над ней, напряжённого, потемневшего и непреклонного. Его рот исказился в гримасе невыносимого наслаждения , и тогда он закричал её имя .....

О, да! Она радовалась кляпу с каждой минутой всё сильнее.  Ведь тогда можно сказать всё , что хотела , и не будет причин беспокоиться , что он на самом деле это услышит.  Я так сильно люблю тебя ,  Келлен !  О, Боже , я сейчас кончу снова !.. П ожалуйста,  только люби меня ,  Келлен   я так люблю тебя...  любовь моя

Она была почти в отключке от изнеможения , когда он в конце концов отстранился от неё.

Прикосновение твёрдой пушистой груди , опустившейся сверху, заставило глаза Моники широко распахнуться. О на уставилась в чёрные глаза лейтенанта Шаусса и почувствовала, как его толстый член осторожно погружается в её трепещущее , саднящее лоно.

-   Вот такая ты мне больше нравишься , - заурчал он.  Мягкая, влажная и истощённая. - Он наклонился и нежно прикусил мочку уха ,  когда медленно вытащил и так же плавно толкнулся обратно. - Слабая и беспомощная, позволяющая мне делать всё  что угодно с твоим восхитительным телом.

Чувствуя себя размякшей и совершенно беззаботной , Моника тихо вздохнула и запуталась пальцами в его волосах , перебирая их с чувственным удовольствием.  Возникшее было лёгкое недовольство , когда он выскользнул и приподнялся на одной руке , быстро исчезло в тот момент , когда Шаусс обхватил свой член ладонью и потёрся головкой сквозь сверхчувствительные складочки. Вверх и вниз, и вверх и вниз, и начал скользить вниз, и вниз.....

Глава 16

- Уф !

Глаза Моники стали размером с Рэмберианскую ледяную монету.

Его, возможно, такими же. Он не мог поверить, что его консорт на самом деле собирался...

*Шаусс ,  ты что сейчас задумал ?

- Она трахала мою задницу, так что я буду трахать её.

*С воей шпорой.

- Своим членом. Я хочу видеть её лицо.

Келлен напрягся, а Моника начала бороться.

*Я сказал овладеть   ей ,  Шаусс ,  а не мучить её.

Когда Шаусс открыл рот, он рявкнул:

- Ты пугаешь её. Используй Ц ереком , и это приказ, лейтенант!

Шаусс опустился на корточки и уставился на Келлена сузившимися глазами на окаменевшем лице. Моника перебралась через край постели и встала на колени рядом с ним, торопливо расстёгивая ремешки на затылке.

*Это уже слишком , не надо командовать мной в брачных покоях!

*Моника находится под нашей защитой ,  Шаусс.  Защитой, ясно?!  Если мне придётся использовать своё служебное положение , чтобы защищать её от тебя ,  то я это сделаю.

*Я не собираюсь причинять ей боли ,  К оммандор !  Земляне занимаются анальным

Моника отбросила кляп на матрас.

- Черт бы побрал вас обоих !  Хватит говорить обо мне, когда я вас не слышу.

- Приношу свои извинения, - сразу произнёс Келлен. Она прямо ощетинилась от раздражения.  - Я просто ясно дал понять лейтенанту Шауссу, что

- Его слово закон в брачных покоях , - закончил сердито Шаусс , упираясь в матрас.  - Он считает, что я смог бы причинить тебе вред что явно доказывает, как мало он в действительности знает или уважает меня.

Когда же их связь успела так переплестись, и всё так быстро вышло у него из-под контроля?

- Шаусс

- Я знал, что идея разделение подруги жизни никогда не сработает со мной. - Он наклонился и схватил свой комбинезон , потом с сожалением посмотрел на Монику.  - Я желаю тебе всего хорошего, сладкая.

Когда он растворился во вспышке , показалось , будто Аптормианскиа обезьяна с размаху плюхнулась на грудь Келлена. Он несколько раз моргнул, пытаясь осмыслить уход Шаусса , поморщившись от боли, комом набухавшей за грудиной.

- Келлен, что только что произошло?

Она выглядела такой же пораженной, каким и он себя чувствовал.

- Х отел бы я знать... - К сожалению, он  прекрасно   знал.  Келлен протянул руку, и Моника опёрлась на неё , отбрасывая волосы с лица, когда поднималась.  Ощущение правильности её тонких пальчиков в мужской ладони заставило его затаить дыхание.  Но он также лишился Шаусса , что было гораздо более мучительным. И это было огромной потерей. Он,  по всей вероятности ,  собирался аннулировать свои претензии на Монику, и эта мысль стала почти невыносимой.  Песерин , когда же его сердце успело настолько прикипеть к этим двоим ,  оказавшимся под его защитой ?

Почувствовав прикосновение её руки к своей челюсти, Келлен сосредоточился на Монике. Она взирала на него с беспокойством.

Но это ведь не означает, что он..?

- Он, несомненно, это сделает.

Девушка поджала губы.

- Прости. Я не хотела встать между вами.

- Встать между  нами ? раздавшийся смешок Келлена оказался коротким и горьким.  Злая ирония судьбы с каждым днём становилась всё нестерпимее. Он поцеловал девушку в лоб и начал натягивать одежду.  - Я бы сказал, что мы успешно справились без маломальской помощи от тебя , крошка-Землянка. Я должен найти его и посмотреть, могу ли хоть что-нибудь сделать , чтобы попытаться спасти остатки нашей дружбы.

- Но он же ушёл не потому , что я вела себя

- Это не имеет никакого отношения к тебе , Моника.

Келлен обул сапоги, затем выпрямился и запустил руку в её спутанную гриву. Обхватив ладонью затылок, притянул её ближе и подарил ещё один поцелуй в лоб, довольный , что девушка , казалось бы ,  совершенно не замечает своей наготы. Дело в том, что она, на самом деле,  стала его  единственным утешением , которое он мог найти в настоящий момент.

- Он , вероятно,  был прав , говоря о невозможности разделять подругу жизни. Любую подругу жизни.  Понятия не имею ,  где я буду искать консорта... - Он тяжело вздохнул и застегнулся.  - А значит, мне придётся более внимательно подходить к выбору и искать следующего второго с покорной натурой.  Давай, ты сходишь и примешь душ. Я вернусь позже.

* * * * *

- В последний раз требую , ты , грёбаный никчёмный кусок инопланетных отбросов , - хрипло зарычала Моника, - открой эту проклятую дверь и  выпусти меня !

- В выходе отказано.

- Aaaaa ! - Она еще раз грохнула кулаком по двери , понимая , что это бесполезно, но желая выплеснуть хоть немного своей агрессии. Она уже пыталась пробить себе дорогу этой тяжелой статуэткой, но была остановлена каким-то энергетическим лучом за все свои труды. Её волосы всё ещё стояли дыбом от шока, развеваясь , как поле пшеницы под летним бризом.  Вещица валялась неподалёку , абсолютно целая, несмотря на грубое обращение. Должно быть , сделана из какого-то суперпрочного материала.

- Соедини меня тогда с К оммандором Келленом , кибер -сука, или я потребую твой жёсткий диск на блюде!

- Невозможно выполнить.

- Да ради Бога! - Она заметалась по комнате, пытаясь пригладить волосы ещё раз.  - Почему ты не можешь позволить мне поговорить с ним несколько секунд?

- Голосовой контакт требует разрешения К оммандора Келлена.

- Он  уже труп , - завопила Моника не своим голосом ,  топая ногами.  - Я сама его убью! Я собираюсь взять этот уродливый грязный кусок мрамора, засунуть ему прямо в задницу и смотреть , как он станет превращаться в грёбаный куриный Ой !

Белое поле возникла так внезапно, что она врезалось в него прямо лбом.  О ,  только не это...

- Я пошутила , ты , тупое ведро с дверными болтами !

- Все угрозы для граждан Гаратана приводят к немедленному заключению , пока Совет безопасности проводит расследование.

- И как долго это продлится ?

- Невозможно оценить.

- Ну, и черт с тобой. - Моника издала последний рык разочарования, потирая до сих пор ноющий лоб. Без сомнения, её волосы в настоящий момент выглядели ещё грандиознее. Пузырь поля полностью укутал её с ног до головы.  Д аже пола не было видно под ногами, что заставило её подозрительно отнестись к попытке сесть.  Последнее, что ей было нужно - это мега-толчок в задницу. Слава Богу, она успела одеться и обуть ботинки прежде, чем случился приступ бешенства. Вздохнув, девушка встала поустойчивее , скрестила руки на груди и приготовилась к долгому ожиданию.  Р ано или поздно , Келлен всё равно вернётся.

М не придётся более внимательно подходить к выбору и искать следующего второго с покорной натурой

Парень понятия не имел , какой ад она собирается обрушить на его голову после этих слов.  Но это было ничто по сравнению с тем, что она хотела сделать с ним в тот момент, когда мелькнула вспышка , и прежде чем она смогла выдавить хоть звук из парализованных в ахуе голосовых связок.  Его следующий второй ,  бл *ть !  Да кем он себя вообразил?!

Поле растворилось, явив взору министра Цесина , минус церемониальные одежды. Его поза копировала её полностью.

- Так это ты угроза безопасности четвёртого уровня для нашего К оммандора? - он недоверчиво выгнул бровь с неприступным выражением лица.

- Л учше бы вам поверить в это. - Моника сердито нахмурилась.  - И если вы хотите сохранить ему жизнь, сэр, вам бы лучше отпустить меня с этого межзвездного трахмобиля.  Сейчас же!

- Это было бы крайне неразумно, дочь.

- Полное дерьмо! Я готова свалить отсюда. - Потом её глаза сузились.  - И я вам  не дочь!  Вы позволили им сделать это со мной !

- Сделать с тобой что ? - посмотрел он скептически.

- Позволили им...  - Трахнуть меня ?  Она ни за что не могла позволить себе произнести это вслух.  - Позволили им

Что же она может назвать как причину ?  В конце концов, что они такого с ней сделали, что ей в конечном итоге не понравилось ?  Кроме   этого  в груди появилась зияющая воронка , так что она испугалась , что больше никогда уже не станет прежней.  - Они заставили меня - Горло перехватило слезами , и ей пришлось отвернуться, прежде чем она опозорится в истерике прямо у него на глазах.

Они заставили меня влюбиться в них ,  и это причиняет чертовски сильную боль !

- Они сделали мне больно! - наконец, удалось ей сдавленно выдавить.

- Мне трудно в это поверить. Теперь он не казался таким самоуверенным, и Моника обернулась к нему лицом, позволяя увидеть слёзы , текущие по её щекам.

- Ну, так поверьте. - Её голос срывался от обиды и Цесин угрожающе нахмурился.

- Доченька... - Он сделал к ней шаг, и девушка отшатнулась назад.

- Меня зовут Моника.

Цесин протянул свои длинные руки в жесте мольбы.

- Моника, есть только одна причина, которую я могу предположить когда Келлен и Шаусс могли бы... действовали таким образом, который ты могла бы счесть неприятным. Я уверен, у них не было намерений причинить тебе боль...

Склонив голову на бок , она внимательно посмотрела на него.  О чём, черт побери , он говорит ?!

- Я слушаю, - отрывисто бросила она.

- Ты не присядешь ?

Так как он сформулировал это в форме вопроса , она шлёпнулась в кресло и стал ждать продолжения.  И чуть не вздрогнула, когда он устроился рядом в её кресле для порки.

- Тебе Келлен что-нибудь рассказывал о нашей культуре перед био-войной ?

- Нет.  А он должен был ?

- Нет, не должен.  До тех пор , пока мы не покинем орбиту Земли.

- Ну, тогда он оказался отличным маленьким солдатом.

Его глаза сузились от лёгкого сарказма , но Министр сделал вид, что не заметил.

- Да, этого ему не занимать , возможно , к своему собственному ущербу.  Пожалуй, если бы ты понимала , какое обращение ему и Шауссу пришлось пережить в руках наших женщин, ты, возможно, была бы более восприимчива к их ... требованиям.

Требования. Ах да, они уже сделали достаточно много, чтобы она стала намного более восприимчивой.

- Обращение ? - Слово вдруг внезапно всплыло в голове, и Моники почувствовала, как внутри неё зашевелились липкие щупальца страха.  О каком   обращении   вы говорите?

- Наше общество перед нападением было матриархальным , Моника.  Женщины правили железным кулаком , и они использовали секс как оружие, чтобы контролировать своих партнёров , а на самом деле, всех мужчин в обществе... Как будто они нуждались в другом оружии , - добавил он устало.

Шок, замешанный на недоверии, просто парализовал её. Келлен и Шаусс вынуждены были подчиняться женщинам? Идея была поистине смехотворной. Она ещё никогда не встречала мужчин , больших альфа -самцов по своей натуре, чем эти двое.

Наши женщины могли ,  и довольно часто получали удовольствие, ублажая себя и друг друга , пока мы ждали от них облегчения... Слова Келлена внезапно приобрели совершенно новый зловещий смысл.

- Я вижу, ты ухватила общий смысл этой постыдной истины, моя дорогая , - сказал её отец.  - И прежде чем начать обличать редкостных сук , возомнивших себе, что способны выступать в качестве мужчин , позволь мне заверить тебя , что наше общество прекрасно существовало на протяжении почти тысячелетия , как матриархат.  Подобного не было, пока наши правители не начали воспринимать свою власть как само собой разумеющееся, а затем злоупотреблять ей с каждым годом всё больше, пока ситуация не стала критической.  Возмущение среди мужчин росло , хотя заявить об оппозиции женскому диктату было равносильно тому, чтобы взять свою жизнь в собственные руки. Несмотря на то, что они использовали мужчин для личного услужения и защиты, наказания , которые они применяли за нарушения как зафиксированных законов, так и правил быта, были быстрыми и суровыми.

У Моники закружилась голова от услышанного.

- В ы меня разыгрываете!

- Едва ли. Если бы стало известно, что я... - Цесин невесело усмехнулся.  - Позволь мне выразиться так - я был бы казнён, если бы известие о моей связи с твоей матерью достигло Гаратана.

- Казнён ?!

- И хотя наше недолгое время вместе стоило того, чтобы умереть, твою мать, вероятно, постигла бы та же участь, если б я попытался увидеть её снова. Моя спутница жизни в то время была жива , и хотя она уже не использовала меня в своей постели, всё равно ни за что бы не потерпела, чтобы я нашёл новое счастье в другом месте. Мстительность и злопамятность в значительной степени отличала природу некоторых женщин той эпохи. Е сли бы я знал, что зачатие возможно... - Он тяжело вздохнул и покачал головой.  - Мне в любом случае пришлось бы держаться в стороне ради вашей защиты.

- Ты любил её.

- Да !  Сесилия была прекрасной , доброй и очень щедрой. - Он откашлялся.  - Конечно, когда я сказал ей, что никогда не смогу вернуться, то ожидал, даже надеялся, что она найдёт своё счастье в паре с другим. Узнать о её смерти было очень больно.

- Она ведь назвала меня в честь вас, правда ? Моника Сесьен. Моя бабушка и дедушка произносила Сес-син.

Его улыбка окрасилась ностальгией.

- Очевидно, что орфография не была включена в наш очень короткий список «обязательных действий». Она была удивительной. - Он пришёл в себя.  - Как и ты, дочь.  Моника.  Ты для меня огромное удовольствие и счастье.

Н е было никакой возможности сдержать слёзы на этот раз. Е ё лицо скуксилось при его словах, но она не могла отвести от него глаз.

- Я? - Выдавила она.

- Т ы , милая.  Не сравнимое ни с чем в жизни.

- Но вы даже не знаете меня.

- О, это не так. Я внимательно наблюдал за тобой со того дня , как Келлен утвердил тебя.

- Вот как? Я никогда не видел вас...

Он загадочно улыбнулся.

- У нас есть свои способы.  Есть многое, за что можно любить тебя, Моника, но твоё сострадательное сердце радует меня больше всего.  Как и твоё мужество. Ей пришлось отвести взгляд на этих словах.  Если бы он только знал...  - Т ы потратила свою жизнь , превращая невзгоды в возможности , и, несмотря на то, что от тебя отказались в детстве , ты посвятила себя защите и заботе о других. Это признак истинного лидера.

Е ё нос снова защипало от подступающих слёз , и она тихо фыркнула. Боже, он изобразил её , как Индиру Ганди, но она чувствовала себя больше как сопливый ребёнок. Где был платок , когда он так нужен?

- Я сожалею , что ты так мало знала о любви в свои детские годы, дитя моё. Могу я?.. - Цесин протянул руки, и она , поколебавшись лишь мгновение,  бросилась в его объятия. Родной отец крепко обнял её , пока она тихо плакала ; и от этой радости , и от мучительной боли отказа от Келлена и Шаусса , девушка разрыдалась только сильнее.  О ,  Келлен !

- Келлен прекрасный мужчина , Моника, мудрый и очень цельный. - Он отодвинулся немного и посмотрел ей в лицо.  - Я выбрал его для возмездия Нартану , потому что знал, что могу доверять ему полностью, и он проявит сдержанность , выполняя миссию по уничтожению исключительно виновных.

Моника нахмурила лоб и по-детски вытерла глаза пальцами.

- Я думала , что он просто поджарил всю планету.

- Это отвечало нашим целям , информация предназначалась для З емлян. - Он мрачно улыбнулся.  Н о нет, мы разослали планетарный бюллетень заранее , за пять дней, чтобы обеспечить эвакуацию трёх крупнейших городов Нартана , так же, как и на все их военные объекты и космические корабли дальнего следования , прежде чем уничтожили их. Мы хотели предотвратить любые возможные попытки покончить с нами.

Вау !  Сейчас она чувствовала себя достаточно умной , что в своё время не стала думать о Келлене, как о массовом убийце.

- Одной из причин для нашей снисходительности

Это была снисходительность ?!

- Было подозрение, что мятежные Гаратанские мужчины, возможно, сыграли немаловажную роль в доставке вируса.

- Святое дерьмо, вы , должно быть , шутите ! Они помогли уничтожить половину населения своей планеты ?

- Это никогда не было доказано, но мы так и не смогли придумать иного объяснения для одновременного появления вируса в восемнадцати крупнейших населенных центрах нашей планеты.

- Это просто отвратительно, - пробормотала Моника.

- Так и есть. Но я хочу заметить, что ни одному человеку я не доверяю больше, чем Келлену. И Шаусс тоже один из самых доверенных людей. Монику осенило , что она всё ещё сидит на коленях у отца.  Осознав это , она попыталась отодвинуться, но он быстро её удержал.  Ты сможешь рассказать мне, как они причинили тебе боль? Возможно, мы могли бы во всём этом

- Министр... - его взгляд сказал, что он предпочёл бы другое обращение , но она уже не могла остановиться , - Это не то, что может быть улажено. Честно.  Шаусс сам уже решил отменить нашу связь...

Цесин практически сбросил её на пол от удивления. Но успел подхватить девушку за руки как раз за секунду до того, как её зад чуть не ударился об пол , и втянул на колени обратно.

- Т ы , должно быть , заблуждаешься.

- Н ет. Спросите его сами.

Моника замерла - сердце колотилось в горле - когда он ушёл в себя , сосредоточившись на том, что происходило в его голове. Его хмурый взгляд подсказал ей , что Шаусс сделал всё официально, и этого хватило , чтобы  она снова чуть не зашлась в отчаянных рыданиях.  Шаусс?!!

- Я понял. - Он пристально посмотрел на неё.  - И нет никакой возможности, чтобы спасти союз с Келленом ? Должен ли я связаться с ним по этому вопросу тоже , а?

- Нет. Он не согласится , но я не понимаю, как я могу когда-нибудь... - Она не смогла закончить, просто сидела , молча мотая головой, в то время как её сердце рассыпалось в прах.

- Ну, я полагаю, что ничего не смогу сделать, кроме как отменить вашу связь, - тяжело вздохнул он.  - Я надеюсь, что ты всё равно будешь сопровождать нас?

- Конечно. - Она наклонилась и поцеловала его в щеку.  - Я бы ни за что не пропустила это. Хотя , я бы не хотела сталкиваться с Келленом или Шауссом чаще, чем необходимо.

- Я позабочусь об этом.

- Благодарю тебя , отец.

- Дочь. - Он отпустил её и встал.  - Я бы хотел сказать , что был рад помочь вам обоим в этом вопросе , но это было бы ложью.

Моника скривила губы в небольшой усмешке.

- Т ы справишься с этим.

Его ответ полностью стёр ту с лица.

- Да , но справишься ли ты ?

* * * * *

- Что вы имеете ввиду - она  ушла ?

Келлен пошатнулся , в шоке преодолевая состояние, которое З емляне называют дежа вю. Его голос звучал как будто издалека , возможно, даже из какого -то чужого рта.  Учитывая вопрос, он мог только надеяться на это.

- Я аннулировал связь моей дочери с вами и лейтенантом Шауссом , - повторил М инистр. Он стоял в поле зрения одного из конференц-залов Совета, опустив взгляд вниз на потемневшую поверхность, скрестив руки на груди.  - Она была доставлена обратно домой час назад.

В ушах Келлена зазвенело , и ему показалось , что  это какая -то паническая атака.  Моника уже не моя подруга жизни!... Его рот открылся, но в течение нескольких секунд не вылетало ни звука , прежде чем голосовые связки , наконец , не восстановились.

- Я понимаю,  чего Шаусс хочет от союза. Я пытался убедить его, чтобы дал себе время. Но могу я спросить, почему вы... - Он подавился словами.

- Она не была счастлива с тобой.

- Не была... - Теперь он точно знал, что у него случилась паническая атака. Маленькие яркие звездочки вспышками света взрывались по периферии зрения , и он с трудом всасывал воздух в легкие.  Келлен моргнул, пытаясь очистить взгляд , но вспышки остались , и звон в ушах стал ещё громче.  Живот свело диким спазмом , и на секунду ему вспомнился страшный момент из прошлого , когда инерционный демпфер вышел из строя во время боевого взлета на одном из космических шатлов.  Тогда были точно такие же тошнотворные ощущения - перегрузка двадцать G и здоровенная доза паники.

- Конечно, она была счастлива! заявил он срывающимся голосом , пытаясь взять своё состояние под контроль.

Цесин повернулся к нему лицом.

- Тогда объясните мне, К оммандор. Если она была так счастлива, то почему рыдала в моих руках, как будто её сердце разрывалось на части ?

- Что вы сказали ей? рычаще потребовал Келлен.

- Я? - Цесин выглядел оскорбленным.  - Она сказала, что  это вы  оба причинили ей боль.

- Причинили ей боль?! - Его сердце глухо забилось.  Клянусь моей честью, М инистр, я бы никогда не причинил вреда ни одной женщине , и уж тем более той, которую я О , милосердная Песерин, он же влюбился в неё! Ужасающе, мучительно влюбился.  В Монику, его маленькую крошку-Землянку - которая уже была не его...

- Которую вы ...?

Келлен моргнул.

- Которую я просто обожаю, - закончил он хрипло.  - Я должен поговорить с ней, выяснить, почему она сделала это.

- Ах, Келлен. - Цесин покачал головой.  Как бы это не огорчало меня, но я должен наложить запрет.

- Нет! Министр, я прошу вас, пожалуйста, не делайте этого.

- Я не могу иначе. Она моя дочь. - Он повернулся к окну.  - Я уже связался с брачными консультантами на Гаратане и договорился о вашей связи с чистокровной Гаратанской девушкой, которая достигнет совершеннолетия через два года. Я понимаю , что это неравноценная компенсация за потерю

- Компенсация! - Вскричал Келлен с мукой в голосе.  - Я не хочу никакой компенсации! Я хочу, чтобы Моника вернулась...

- Возьмите себя в руки , К оммандор, или будете освобождены от должности до тех пор, пока вы не стабилизируете своё состояние.

Келлен автоматически принял уважительную позу , неподвижный и холодный, и коротко кивнул. Затем он развернулся и ушёл, не сказав ни слова.

Глава 17

Стоя в темноте за кулисами, Моника обтёрла липкие ладони об халат и сделала несколько глубоких, очищающих вдохов.  Господи , у неё не было страха перед сценой с тех пор , как она играла старушку в второсортной театральной постановке. Тогда трясущиеся руки и дрожащий голос сослужили ей хорошую службу, сделав игру супер-правдоподобной , когда она стояла лицом к злому помещику , хотевшему заехать ей в ухо. Теперь же это просто заставляло её выглядеть супер-трусихой.

Она  и была  супер-трусихой.  Скрываясь в собственной комнате в течение последних трех дней , зализывая раны и топя горести в корневом пиве ,  которое Шелли привозила из закусочной по два раза на дню.  На самом деле, это было не совсем её виной - лидер Альянса принял решение , что она на время остаётся вне поля зрения , пока они не решат , как объяснить сам факт её существования населению Земли. Но теперь в этом вопросе ничего от них не зависело , и девушка в настоящее время семенила впереди кандидатов в попытке предотвратить побег с корабля большинства из них.

Излучай уверенность ,  Моника !  Сейчас ты крупнейший планетарный специалист для Гаратанцев     так и веди себя соответственно!

Её отец сейчас находился там, решив, наконец, расставить все точки над «i » для кандидатов. Несмотря на то, что более ста из них уже покинули поселение , восемьсот двадцать сидели в похожем на пещеру огромном зале, беспокойно перешёптываясь , когда Цесин сделал несколько кратких заявлений , чтобы противостоять инсинуациям против Гаратанцев , наводнивших страну практически в одночасье. Тот, кто стоял за внезапной дискредитирующей компанией в СМИ , грамотно смешал достаточное количество истины в утверждениях для того, чтобы пришельцы производили впечатление опасных.

- Согласитесь, это было бы достаточно безответственно для нас массово прибыть на вашу планету , в полном неведении относительно вашего вида , и со скрещенными пальцами , что ваши женщины могут быть пригодны для наших целей. Для любого первого контакта с цивилизацией, технологически менее продвинутой, чем у нас , требуются годы предварительной разведки и исследований. Мы занимались поиском новых планет в течение почти двух столетий и устанавливали там дипломатические отношения ; и в настоящее время торговые соглашения заключены практически со всеми из них. Н о у нас не было достаточно времени, чтобы должным образом оценить готовность Земли для межпланетарных отношений, когда наш народ внезапно поразил вирус после вероломного нападения , в следствие чего возникла необходимость для медицинских исследований.

Он откинул мантию и упёрся кулаками в бёдра в агрессивной позе.

- Они, скорее всего, попытаются отрицать это из корыстных соображений , но мы поддерживали контакт с вашим правительством и несколькими другими в течение почти восьми лет. Женщины, которые были доставлены на Гаратан для медицинских экспериментов, по сути, были предоставлены правительствами стран Земли, и у нас не имелось возможности выбора без их участия. Это изначально было результатом соглашения с мировыми лидерами совместными усилиями , точнее, репродуктивной помощью в обмен на технологии, которые будут переданы вам иной расой из космоса.

- Эти утверждения о генеральном плане , - он взмахнул рукой в воздухе , - чтобы уничтожить ваших мужчин , поработить ваших женщин и занять ваш мир - не имеют на самом деле никаких оснований в реальности. Если бы это было нашим планом , мы бы вряд ли ждали два года и прошли через кропотливый процесс отбора только наиболее подходящих нам добровольцев для репродуктивной услуги. Хотя у нас , несомненно, есть технологии и ресурсы, чтобы захватить эту планету, наш Д ом - Гаратан , и в отличие от Земли, это незагрязненный и далекий от перенаселения мир. До сих пор ни один Гаратанец не выразил желания остаться на вашей планете , когда закончится эта миссия.

Наконец, он замолчал , и сразу же подскочила женщина.

- То есть , вы не захотите получить возмещение ущерба за тысячу лет женского доминирования?

Цесин тяжело вздохнул.

- Несмотря на то, что наше общество по необходимости вернулось к патриархату это правда - идея принуждения или причинения вреда женщинам глубоко претит нашему образу мышления.  Смотреть, как наши подруги жизни, наши матери , наши сёстры , дочери , - его судорожное сглатывание услышали все , - умирали вспоминать их лица , застывшие в агонии ...

Монике пришлось широко открыть глаза , сдерживая закипающие слёзы , в то время, как её отец продолжил более грубым голосом:

- Большинство из нас с удовольствием смирились бы с ещё тысячей лет матриархата, чтобы наши женщины вернулись к нам. Две мои дочери , и все четыре внучки погибли в результате нападения , и ещё три дня назад я и помыслить не мог, чтобы ощутить мягкость женской руки в моей ладони, сладость поцелуя на моей щеке за прошедшие более десяти солнечных лет. Я никогда бы не стал рисковать таким бесценным подарком, плохо обращаясь с любой женщиной.

Не в силах сдержать себя , Моника выскочила на сцену и бросилась к отцу , расплакавшись, когда родные руки крепко обхватили её в отеческом объятии.  Цесин зарылся лицом в её волосы, шепча:

- Дочь.

- А как насчет отчетов, касавшихся изнасилования женщины-Землянки, которая умерла во время родов вашего ребенка?

Голова Моники резко дёрнулась, и она посмотрела в сторону голоса.

- Мой отец не насиловать мою мать! Они любили друг друга. Она не истекла кровью после травматичных родов , как сообщалось в СМИ , а у неё случился обширный инсульт во время родов, потому что не имела возможности получить медицинский уход вовремя. И несмотря на то, что потом она была не в состоянии говорить, моя бабушка часто рассказывала мне, что, когда ей задали вопрос , кто мой отец, моя мать нацарапал сердечко с его именем в середине. А когда её спросили, как она хочет назвать меня, она указала на него...

- Это... - Отец повернул её лицом к толпе выжидательных лиц.  Вот кем ваши дочери могут быть - сильными, красивыми , умными женщинами , которыми вы могли бы гордиться. Даже недавно пережив тяжелейший процесс трансформации при отсроченном созревании , она великолепна. Дамы, это доктор Моника Тиг , моя Гара-Терранская дочь.

В течение примерно трех секунд тишина стояла такая , что можно было услышать, как пролетит муха. Затем взволнованный женский гомон, и вдруг одинокий голос вскрикнул :

- Н у ни фига себе !

Моника подошла к микрофону и кивнула.

- Это я. - Она подняла обе руки , и , что удивительно, болтовня сразу прекратилась.  - Я была здесь всего пару недель назад и жила своей жизнью, не уверенная в собственной ориентации , помните? В ы все называли меня доктор Готчайлд из-за моих волос , макияжа и пирсинга. Ну, я была такой , потому что на протяжении многих лет не подвергалась воздействию нужного количества Гаратанских феромонов, чтобы завершить свое физическое созревание. Я чувствовал себя уродцем. Я имею в виду, я и была отчасти уродом , но всегда полагала , что оказалась не в той очереди , когда бог раздавал всё самое прикольное девушкам.  Поэтому образом гота я всего лишь пыталась скрыть свои недостатки.

Она поморщилась.

- Если бы я знала , что на самом деле окажусь дитя запретной любви , то , вероятно, приложила бы ещё больше усилий , чтобы скрыть себя настоящую. Неважно , по какой причине, но, поверьте, очень трудно настолько сильно отличается от всех остальных, особенно, когда ты остаёшься один в юном возрасте.

Несколько голосов выкрикивали вопросы, но Моника отчётливо услышала только один.

- Как ты могла так сильно измениться за такое короткое время ?

- Это произошло потому, что я подверглась усиленной дозе мужских феромонов на демонстрации спаривания. Это заставило меня измениться практически в одночасье, хотя, к счастью, я не помню большинство моментов произошедшего. Я бы сказала , это было довольно неприятно. Коммандор Келлен... - Голос Моники сломался.  Келлен. Как же она скучала по нему !

Она сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться, прежде чем продолжила.

- Коммандор Келлен и Гаратанский врач по имени Кетрок спасли мою жизнь. Но вашим дочерям не придётся проходить через то, что довелось мне , - поспешила успокоить их она.  - Гаратанские самцы испускают постоянный остаточный поток феромонов, и при их воздействии на регулярной основе, девушки созревают постепенно, как и человеческие женщины.

- А как насчёт слухов, что вас вынудили вступить в связь с К оммандором и ещё одним офицером в качестве их пары ? - Раздался циничный мужской голос из задней части комнаты.  - Или вы таким образом просто увековечиваете свой вид?

Глаза Моники сузились от блеска прожекторов.

- Я не состою в паре с К оммандором или любым другим Гаратанцем , доктор Маккей , не то, чтобы это было ваше дело. Но я надеюсь когда-нибудь. - Она склонила голову набок.  - Вы знаете, а меня вдруг осенило - а ведь мать-природа знала, что делает, не давая мне созреть раньше. Мысли о том, чтобы оказаться связанной по жизни с каким -то ничтожным , наглым и завистливым человечишкой мужского пола, когда я могла бы иметь Гаратанца, вполне достаточно, чтобы меня стошнило.

Воодушевленная низким гулом смеха, она продолжила.

- На самом деле, я чувствую себя чертовски здорово от всего этого. Я хочу сказать , посмотрите на меня!  Возможно, перед вами не ангельское личико , но зато у меня есть формы , которые бы заставили позеленеть от зависти супермоделей. Кроме того, в моём распоряжении целая планета, полная невероятно горячих мужчин, чтобы выбрать кого-нибудь из них.  Кому бы не понравилось быть Моника Тиг ? Черт, да они должны поместить   меня  на обложку   «Cosmo »  бьюсь об заклад , что смогу привлечь больше новобранцев, чем старый  Д ядя Сэм * (*Правительство США ) сможет себе представить.  Да женщины во всей Америке согласны будут подписаться на рождение следующего поколения детей Гара -Тер.

Аплодисменты , свистки и пронзительные крики , наполнившие воздух , заставили Монику громко рассмеяться. Потом она краем глаза заметила слева вспышку поля и повернулась в тот же момент , как Келлен появился на сцене, не глядя на неё. Нахмурившись, отец ухватил её за предплечье, оглядываясь вокруг, как будто ожидал внезапных неприятностей. Она всё ещё моргала, пытаясь отдышаться от вдруг зашедшегося от беспокойства сердца, когда он внезапно оттолкнул её в сторону Келлена со словами:

- Уходи.  Немедленно.

Зрительный зал мгновенно исчез.

* * * * *

- Что, черт возьми, происходит?

Келлен бесцеремонно пихнул её в кресло. Они появились на короткое время в транспортном отсеке и были немедленно перенаправлены в комнату, которую она никогда не видела раньше. Это выглядело как какое-то помещение для тактических совещаний , и оно было битком забито Гаратанскими офицерами.  Шаусс тоже находился здесь, но даже не посмотрел в её сторону.

Келлен остановился рядом с одним из пяти огромных экранов-полей , воссоздающих панорамный вид на планету , с мрачным выражением лица.

- Эмпран , последовательность отображения два-девять-ноль-четыре, объект наблюдения Терра, скорость изображения один-к-десяти.

Поле вспышки мгновенно перераспределилось сразу на восемь отдельных экранов , показывая , как выглядели со спутника изображения городов. Через несколько секунд крошечная точка света появилась в центре каждого изображения и стала быстро распространяется, пока все экраны не ослепли от жуткого огненно-желтого света. К ожа Моники мгновенно похолодела.

- Семь минут назад восемь крупнейших военных объектов в Соединенных Штатах, Китае и России испарились от взрыва , по всей вероятности , аббаринт -устройства , уничтожив несколько миллионов З емлян, подавляющее большинство из которых оказались мужчины. Взрывы были идеально синхронизированы между собой, менее одной миллисекунды между первым и последним взрывом.

- О, Боже мой! - Моника зажмурилась в ужасе, когда изображения начали воспроизводиться снова. Е ё возглас раздался в оглушительной тишине, а затем все присутствующие заговорили разом.

- Аббаринт -устройства?!

- Коммандор, вы уверены?

- Там должно быть что-то другое

- Тихо! - Он грохнул кулаками по столу и все звуки мгновенно прекратились.  - Датчики регистрируют высокие уровни аббарана в облаках мусора, и хотя каждый компонент этой конкретной молекулы естественным образом существует на Терре , земным ученым понадобятся столетия высоких технологий , чтобы синтезировать это.

Моника молча смаргивала с глаз слёзы, её мозг судорожно пытался обработать всё , что она слышала.

- Ты хочешь сказать

- Э ти города уничтожило оружие внеземного происхождения.

- Внеземного... в смысле Гаратанское ?

Возмущённое рычание прокатилось вокруг неё , но Келлен поднял руку и всё стихло.

- Это именно то,  во что кто-то хотел бы , чтобы З емляне поверили; и в настоящий момент - это то,  во что они,  вероятно,  верят.

- Но - Моника закрыла рот.  Кто ещё это может быть?  - Есть ли какие-нибудь другие инопланетяне в этой глухомани ?

- Никого, о ком бы мы знали , но надо полагать - Его голова дернулась в сторону, когда он сделал паузу.  - Эмпран , отобразить основные сетевые спутниковые каналы.

Информационные поля разбились на сегменты отображения сетей , которые оказались информационными новостными каналами. По команде Келлена, квадраты снова объединились , образуя единое большое поле, на котором появилась женщина с суровым взглядом, в чёрном пальто и меховой шапке. Она стояла на фоне Белого дома.

- Видео , которое мы собираемся показать вам, появилось в нескольких крупных сетях , слитое анонимным источником всего несколько минут назад, - сообщила она , явно взволнованная , но пытавшаяся выглядеть серьёзно.  - Кадры сопровождаются подробными схемами оружия, используемого при нападении, и дан полный спектральный анализе аббаринта , крайне нестабильных молекул , используемых в качестве топлива для смертоносных взрывов. Наши эксперты сходятся во мнении , что кадры , на которых неопознанный Гаратанский офицер устанавливает неизвестное взрывное устройство , являются подлинными.

Картинка изменилась на кристально яркое полноцветное изображение мужчины со спины.  На нём был надет - на первый взгляд очень похожий - Гаратанский мундир со знаками отличия высокой офицерской должности. Установив продолговатую коробку, размером с небольшой чемодан , на одном из столов, он перевернул круглый мусорный бак и забрался на него. Посмотрев по сторонам , человек потянулся к коробке, затем отодвинул одну из панелей подвесного потолка и засунул туда коробку. После того , как панель заняла своё место, он перевернул мусорный бак и отошёл от стола, прежде чем растворился в поле вспышки.

В комнате повисла гробовая тишина, и Моника подумала, что её сейчас вывернет.

- Там нет ни слова в отношении Белого дома

Голос Келлена заглушил слова репортера.

- Эмпран , доставить посла Прета в тактическую-два немедленно.

Прет пораженно захлопал глазами, оказавшись перед ними, а затем самодовольно ухмыльнулся, когда новое поле вспышки сферой сформировалось вокруг него.

- Эмпран!!! - Заорал Келлен.  Заглушить всё

Поле заколебалось, затем начало медленно вытягиваться и изгибаться.  У Моники было всего лишь мгновение осознать , когда все офицеры попадали на палубу, а затем Шаусс с Келленом метнулись к ней , и, вышибив весь воздух из лёгких , сбили с места на стуле, затолкали под стол и накрыли её своими телами.  Вопль ужаса Прета оборвала жуткая тишина.

* * *

Щурясь от ослепительно -яркого света, Келлен осторожно повернул голову , немного приподнявшись над девушкой и обхватив руками лицо Моники. Его глаза слегка расширились от вида огромного огненного шара, парящего в углу комнаты, а затем он быстро отвел взгляд. Там не было никакого излучения тепла, только вихри переливающегося ослепительного света. Он медленно сел, радуясь, что жив и здоров. Это было первым настоящим испытанием новых С истем сдерживания «технологии вспышки» флагманского корабля, и он непроизвольно ожидал оказаться зажаренным заживо в результате взрыва до того, как всех бы высосало в небытие через здоровенную пробоину в корпусе.

- Все в тактическую-три, - рявкнул Коммандор.  Шаусс вскочил на ноги, и они вместе на пару выволокли Монику, задыхаясь и кашляя, в соседнее помещение.

- С тобой всё в порядке, сладкая ? - Спросил Шаусс у Моники , осторожно подталкивая её к стулу.  Когда она неуверенно кивнула, Келлен посмотрел ему в глаза долгим взглядом, и Шаусс в конечном итоге медленно опустил подбородок в знак согласия.  Келлен почти осел от облегчения. Независимо от того, какое решение вынес М инистр, Моника всё ещё принадлежала им, и они с Шауссом готовы были пойти на убийство , чтобы сохранить её.

Когда все офицеры собрались вокруг стола, и дверь , наконец, отгородила их от резкого свечения , он ровно произнёс:

- Эмпран , статус корабля.

- Состояние удовлетворительное.  С истемы локализации взрыва активированы, в настоящее время зарегистрировано тридцать четыре процента крунайт -выработки электроэнергии. Все несущественные системы деактивированы.

- Что , бл *ть , случилось? - Потребовал ответа Шаусс.

- Эмпран , анализ событий произошедшего.  Повреждение случилось в поле посла?

- О твет отрицательный, К оммандор. Сканирование показало реакцию конвергенции (совпадение реакции) в результате переполюсовки активатора посла Прета.

Резкий смех вырвался изо рта Шаусса.

- Кто-то взорвал его тощую задницу!

*Коммандор Келлен ,  объяснить задержку эвакуации , - потребовал Цесин.

*Министр ,  у нас чрезвычайная ситуация на борту.  Эвакуация будет немедленно возобновлена.  По крайней мере, он надеялся.

*Эмпран , - раздался приказ М инистра ,  - активировать анти -поле флагманского корабля над Комплексом.

*Не удалось выполнить.  Недостаточно мощности.

*Как у вас обстоят дела ,  М инистр ? -  поинтересовался Келлен.

*США подняли стелс -бомбардировщиков для ответного удара по Комплексу.

- Матерь Песерин ! - Он резко вскочил на ноги.  - Эмпран , поднять эскадру Айэрра для воздушных оборонительных манёвров над Комплексом.  Цели Системы - только оружие Землян.

- Подтверждаю.

Моника тоже поднялась на ноги.

- Келлен, что происходит?

- Ваше правительство клюнуло на приманку, - раздражённо сплюнул он.  - Эмпран , ориентировочное время Системы сдерживания «технологии сгорания»?

- Семьдесят два часа , двадцать три минуты, девять секунд по солнечному времени.

- Установить связь с президентом Лэндоном.

- Н ет ответа.

Всевышние Силы! Что ещё могло пойти не так?

- Сколько Гаратанцев и З емлян в общей сложности осталось в Комплексе ?

- Четыреста пятнадцать.

Он закрыл глаза на мгновение, потом огляделся.

- Я требую варианты, офицеры. Нам нужно собрать достаточную мощность для трёх вспышек широкого спектра.  Немедленно.

- Келлен, скажи мне, что происходит ?!  М ой отец в опасности?

Взлохматив ладонями волосы , он пристально посмотрел на неё.

- Они будут пытаться разбомбить Комплекс , а мы не можем использовать вспышки широкого спектра , чтобы закончить эвакуацию или сохранить защитный купол над Комплексом. С истема локализации взрыва, сдерживающая реакцию в этой области вспышки по соседству, создаёт поле, потребляющее слишком много мощности из нашей энергосистемы, а реакция не прогорит достаточно быстро для того , чтобы помочь тем, кто ещё остался в Комплексе.

Она уставилась на него.

- Ну, а вы не можете просто... запульнуть её лучом в космос , к примеру ?

- Учитывая неудовлетворительное состояние наших резервов мощности, не получится взорвать эту сферу достаточно далеко от корабля. Мы всё равно должны поддерживать защитное поле, чтобы предотвратить при возможном взрыве разрушение нашего корпуса.

- Е *ическая Сила!!!

- Эмпран , оценить экономию электроэнергии, если весь персонал эвакуировать в Таркан -сектор корабля и отключить все системы жизнеобеспечения в остальных секторах.

- Незначительные.

- Черт побери! - Моника в ярости огляделась по сторонам.  - Я только что нашла своего отца.  И не собираюсь терять его сейчас ! Что ещё мы можем сделать?

Мы. В его сердце вспыхнула искорка тепла, услышав это мы.

- Я не слышу ваших предложений , джентльмены.

- Отключение всех систем двигателей может обеспечить необходимую мощность, - предложил один из офицеров.

- Нет ! - Шаусс прислонился к переборке и скрестил руки на груди , качая головой.  - Мы находимся слишком низко на орбите.  И не сможем вовремя их реинициализировать , чтобы удержаться от падения в атмосферу...

- Ахрр ! - Моника упала в кресло и ударилась головой об стол.  - Давайте здесь применим нелинейное мышление , парни , там должно быть что-то , что мы можем сделать, точнее, нам нужно избавиться от этого огненного шара. У вас нет никаких огнетушителей, которые можно впрыснуть туда? Какой-нибудь химической пены или что-то наподобие ?

Келлен запустил пальцы в волосы на затылке и обхватив её тёплую, тоненькую шею.

- Нет, любовь моя, реакция должна сгореть сама - Он выпрямился.  - Эмпран , доставить вспышкой врачей Кетрока и Тайсона в тактическую-три.

Кетрок появился сразу.  Тайсон возник в следующий момент.

- Да, К оммандор?

Келлен подошел к двери, и она скользнула в сторону.

- Вы видите реакцию вспышки конвергенции, содержащуюся в этой сфере , и очень важно, чтобы мы смогли уменьшить её достаточно быстро. Есть ли какое-либо вещество на этом корабле , которое мы могли бы материализовать вспышкой в конвергенциальное поле, чтобы разом поглотить такое количество энергии? Элемент или химическое соединение, что-нибудь вообще?

Тайсон задумчиво нахмурился.

- Позвольте мне вернуться к моей станции и изучить

- Тайсон. - Шаусс вырвал страничку из книги Моники, закатил глаза и пару раз приложился к стене затылком , хотя , не прозвучало ни звука из-за биологического коврика.  У нас нет времени для исследований.

Он не издавал ни звука ...

- Биологический коврик   Послушай, Кетрок , а структура коврика в принципе может поглощать эту энергию?

- Желательно не убив всех нас в первую очередь?

- Нет , нет! Если мы материализуем массу био-структуры в поле, она будет потреблять энергию? М ы сможем получить достаточно  большой объём   там , чтобы заставить потреблять энергию?

Тайсон поднял руку, его взгляд сфокусировался на несколько минут, а затем волнение отразилось на худощавом лице.

- Это может сработать. Неважно , насколько мал будет образец био-структуры, который мы сможем «имплантировать» в реакцию , он станет размножаться в геометрической прогрессии, в прямой зависимости от количества энергии, которую он потребляет. Но чем больше мы запихнём , тем быстрее продукты реакции будут потребляться до полного распада.

Затем он нахмурился.

- Несмотря на то , что поле будет прямо пропорционально расширяться, пытаясь вместить почти бесконечное количество материи, однозначно нельзя сказать то же самое о корабле. З а исключением Командного Ц ентра, нам необходимо полностью эвакуировать этот уровень , а также уровни непосредственно выше и ниже этого и нужно оставить все двери и тран -лифты между этими уровнями открытыми , чтобы обеспечить расширение твердого вещества   А ещё придётся откалибровать поле, чтобы вышли нелетальные газы, и перенастроить вентиляционные системы для их принудительной продувки , с учётом выравнивания давления воздуха или риском разгерметизации и позднее , ещё возникнут вопросы декомпрессии и рекомпрессии

Келлен резко кивнул, не дослушав, и дверь рядом с ним закрылась.

- Собери лучших спецов , и займитесь этим побыстрее !

Когда группа офицеров уже гремели за дверью , стараясь, по-видимому, побыстрей организовать процесс, полуночные глаза Келлена напряжённо сосредоточились на ней, и Моника почувствовала, как её дыхание перехватило , словно после удара под дых. Глядя в сторону, она потянулась и нервно заправила волосы за ухо , чувствуя лёгкую дрожью в пальцах.  Девушка не могла видеть, но точно знала, что Шаусс всё ещё стоит у неё за спиной.

Она осталась наедине с ними. Осознание этого послало острые иголочки возбуждения, волной прокатившиеся вниз по позвоночнику.

- Д олжен признаться, сейчас я испытываю несвойственное мне двойственное чувство в голове , любовь моя.

Она упёрлась глазами в грудь и не поднимала их, пока Келлен не приблизился к ней.

- Даже так ?  И что ?

- С одной стороны , я хочу, чтобы Шаусс проводил тебя в самую безопасную часть корабля

- И не мечтай!

- пока всё не закончится. - Он остановился прямо перед ней. Когда девушка отказалась поднимать взгляд на него , мужские пальцы коснулись подбородка и слегка дёрнули вверх. Её инстинктивное сопротивление заставило его надавить сильнее, но Моника прикрыла глаза , когда мужчина заставил её приподнять лицо вверх.  Б ольшой палец чувственно погладил нижнюю губу, вырвав тихий всхлип.  А с другой , я жажду забрать то, что моё.

Он дождался , пока она не откроет глаза, и рычащим тоном пообещал:

- Я не отпущу тебя снова, Моника.

Дерьмооо ! Он выглядел абсолютно безжалостным,  убеждённым в своих словах, и девушку затрясло не на шутку ,  когда его лицо потемнело ещё больше.

- Келлен ...

- Твой отец может попытаться лишить меня военного статуса и сослать в пустошь Барренского квадранта за попытку востребовать тебя снова. - Его глаза на несколько мгновений приклеились к её груди с напрягшимися сосками, и чувственность его хищной улыбка стала почти пугающей.  Жар взорвался тянущей ломотой внизу живота , пропитывая влагой крошечные трусики при одном только сжатии внутренних мышц лона.  - Он даже может зайти так далеко, чтобы приказать убить меня. Но ни на мгновение не думай , что этой перспективы будет достаточно, дабы заставить меня отказаться от обладания тобой , прежде чем я сделаю свой последний вдох , пока моё сердце не перестанет биться и последняя капля силы не уйдёт из моего кулака.

Он набросился с молниеносной скоростью, вытаскивая её из кресла и жадно накрывая её губы своим. Их зубы столкнулись на долю секунды, а потом она покорно приоткрыла рот навстречу его языку с пронзительным стоном.  Тревога и возбуждение сплелись в неистовстве , когда Моника зарылась пальцами в блестящий водопад шелковистых волос и использовала их в качестве узды, чтобы оттолкнуть от себя его мощное тело.  Я хочу.  Мне нужно.  Я люблю.  Мне больно. Она вернулась к Келлену с вскриком отчаяния, когда он схватил её за задницу обеими руками и притянул к оттопыривающему комбинезон набухшему члену.

А потом обвил её руками вокруг своей шеи.

- Нет! - Всхлипнула девушка.  - Келлен, пожалуйста , не надо !

Ещё одна пара сильных рук сомкнулась вокруг неё , укачивая, как ребёнка , когда Келлен отступил назад, хватая воздух ртом, его лицо приобрело глубокий бронзовый оттенок от прилива возбуждения.

- Я не могу позволить своей потребности утвердить тебя прямо здесь, сию минуту , перед множеством мужиков , хотя она на данный момент превалирует над твоей безопасностью.

Даже когда её киска сжалась в ответ на его образные выражения , глаза Моники расширились от потрясения. Ну конечно же , некоторые из офицеров уже вернулись и стояли навытяжку полукругом вокруг стола.  Боже , а она ничего не заметила!  Румянец смущения вспыхнул на её лице , когда она отвернулась и уткнулась носом в грудь Шауссу.

Тяжёлая рука нежно погладила по затылку.

- Береги её , друг мой.

Глава 18

- Почему, бл *ть , так долго?

Она металась , как тигрица в клетке, по атриуму корабля; белые спортивные тапочки издавали раздражающие ухо хлюпающие звуки при соприкосновении с биологическим ковриком.  Эти хождения туда обратно, вероятно, уже протоптали в нём тропинку, но она просто не могла остановиться.

- Моника, прошло всего семнадцать минут.  Как там люди выражаются - Рим не в один день строился? (Rome wasn't built in a day ? - В английском языке выражение впервые зафиксировано в 1545 году. Значение - Важная работа требует времени. Выражение применяется чтобы убедить, уговорить кого-либо быть терпеливым.)

Вздохнув, она остановилась, уперев руки в боки. Несмотря на сброшенный лабораторный халат , от нервного напряжения кожа казалась липкой и горячей.

Шаусс терпеливо стоял и наблюдал за ней, скрестив руки на груди и плечами прислонившись к стене. Сочувствие в его глазах заставило её неожиданно взвиться.

- Да, конечно же, они не пытаются выстроить грёбаный Рим  Они просто стараются сохранить его , что б нахер не взорвался вдребезги - Рыдание на секунду перехватило горло , и она вытерла навернувшиеся слёзы тыльной стороной ладони.  - Проклятье! Почему он не позволил мне остаться с ним?!!

- Может, потому что трудно спасти положение , когда твоя героиня выебла нахер весь мозг ?

Е ё испуганный смешок прозвучал скорее похожим на всхлип, когда она снова начала мерить шагами коридор.

- Некоторые героини , наподобие меня , застряли здесь , ковыряясь пальцем в заднице. Я должна что-то делать, чтобы помочь...

- А вот сейчас мне захотелось кое-что увидеть

Она снова остановилась.

- И что же ?

- Тебя с пальцем в заднице.  Интересно, как глубоко ты сможешь протолкнуть его ? поинтересовался мужчина невозмутимым тоном и, как обычно, по выражению лица ничего не возможно было понять.

- Шаусс... уставилась на него Моника.  - Я что-то не поняла тебя. Т ы пытаешься разозлить меня или просто пытаешься затащить в постель ?

Он смотрел, не двигаясь.

- Я уже побывал в твоих трусиках , сладкая. Я тут просто подумал, что было бы интересно посмотреть на тебя в таком положении.

- Херня всё это! - Она снова начала горячиться, и, уперевшись кулачками в бока , заявила:  - Ты всё ещё хочешь меня трахнуть.

- Моника, за исключением М инистра, в этом секторе нет ни одного Гаратанского офицера , который не захотел бы тебя трахнуть.

- Да, ну тогда , похоже, ты единственный, кто в данный момент не изображает палатку на своей униформе.

Е го челюсти напряглись от напряжения.

- Не стоит задираться со мной.  Угомонись.  Немедленно!

-   Не стоит задираться со мной , - поддразнила она , гримасничая. Его раздражённое рычание заставило её рассмеяться.  - Т ы сам всё это начал , Шаусс.  И теперь я очень хочу знать,  почему ? Если ты пытаешься отвлечь меня от Келлена и большого тарарама внизу, то мог бы выбрать намного лучший способ сделать это.

Глядя в сторону, он натянуто произнёс:

- Приношу свои извинения. А теперь прекрати , пока ты всерьёз меня не разозлила.

- Прежде , чем  я  тебя не разозлила ? - Е ё глаза просто выпучились.  - Шаусс , это не я вышвырнула тебя на обочину   от нехер делать, без каких-либо предупреждений о своих намерениях , не давая никакой возможности наладиться нашим отношениям.  Это ты  отказался от   меня , помнишь?!

В конце концов, снова взглянув на неё , он открыл было рот.

- Я ещё не закончила , - рявкнула она, тыкая пальцем ему прямо в лицо.  Это не я вела себя так, как будто не стою и пяти грёбаных минут, чтобы хорошенько обсудить происходящее , и знаешь  что, Шаусс ? Это действительно бесит , потому что я  этого достойна , черт бы тебя побрал !

- Я знаю , что ты

- Т ы не дослушал !

Он прищурил глаза, но заткнулся.

- И сейчас я не имею ни малейшего представления, почему ты оказался - или согласился стать, уж не знаю - моим второстепенным партнёром, когда ты явно чувствуешь потребность быть основным или это имеет отношение к вашему рангу или социальному статусу ? Я просто не знаю, и что бы это ни было , по-видимому, я ничего не могу изменить. Но сам факт того , что ты так легко свалил из-за какого-то грёбаного недоразумения, действительно заставило меня почувствовать себя дерьмом. Я уже чувствовала себя как утешительный приз... - Слёзы внезапно перехватили горло , и ей пришлось сглотнуть , прежде чем продолжить.  И, как полная идиотка потому что успела влюбиться, а оказалось, что вы, парни, хотели меня только потому , что я дочь своего отца!

Скрипнув зубами , Шаусс схватил её и крепко прижал лицом к своей груди, сжимая затылок.

- Я сожалею, - прошептал он хрипло.  - Ты должна знать, что это не так, сладкая.  Я испытываю... очень сильные чувства к тебе , которые не имеют никакого отношения к твоей родословной.

- Тогда почему? Почему ты даже не  попробовал?!

- Моника... - Его подбородок уткнулся в её волосы.  - Т ы любишь Келлена.

Моника отстранилась.

- И что ? Я люблю тебя тоже, и не могу смириться , чтобы всё так обернулось между нами.

Он мрачно улыбнулся.

- Ты любишь меня   тоже. Я второстепенный, понимаешь, Моника? - Она открыла рот ,  пытаясь отрицать это, но он крепко сжал пальцы.  - Это Келлен занимает главное место в твоём сердце, Келлен, чьё имя заставляет твой пульс ускоряться , Келлен, за которого ты, вероятно ,  готова умереть, и так оно и должно быть, потому что  он чувствует к тебе то же самое. И теперь, когда я это увидел, я просто не способен согласиться на меньшее, чем то , что происходит между вами.

Её глаза расширились, когда она переваривала сказанное , пытаясь осознать его слова, и Шаусс покачал головой , нахмурившись.

- Не испытывай чувства вины за то, что любишь его больше, чем меня. Это не единственная проблема, которая существует в настоящий момент. С момента появления на Земле , я обнаружил в себе склонность к некоторым вещам... - Он неуверенно прикусил губу.

- Каким ?

Его озорная ухмылка застала её врасплох.

- Конечно, ты заметила , что я предъявляю... необычные требования ?

Моника моргнула.

- А Келлен разве не делает? О -оо , ты имеешь в виду - О гонь румянца полыхнул на её щеках, и девушка вырвалась из его объятий, скрестив руки на груди. Дерьмо, одной только мысли о том, что он пытался сделать с ней , оказалось достаточно, чтобы заставить её артериальное давления резко подскочить вверх. А то, что он делал между ног невыносимо даже думать об этом.

С трудом сглотнув, она продолжила:

- Ну, если бы ты тогда подождал некоторое время , пока я очухаюсь и вытащу кляп, я бы предложила тебе сходить найти лубрикант, прежде чем ты попытался ... сделать это со мной.

Настала очередь Шаусса моргнуть от неожиданности.  Склонив голову немного набок , он протянул неверящим голосом:

- И ты бы позволила мне трахнуть твою задницу?! - Слова чуть не вырвали стон предвкушения из неё. Когда она смогла только кивнуть, он надавил сильнее: - М оим членом ?

Моника закатила глаза.

- А что, тебе требуется нотариально заверенное согласие ? Да, Шаусс , я бы занялась анальным сексом с тобой , хотя нет никакой гарантии, что мне бы это понравилось...

- Тебе бы не просто понравилось , - пробормотал он с хищной усмешкой.

- О х , только не начинай

П ронзительный вой сирены резанул по ушам , и секунду спустя ослепительная вспышка ярко-жёлтого света заставила потускнеть вереницу голографических молекулярных полей.  От вибрации , прокатившейся по кораблю, в животе Моники что-то ёкнуло и кровь бросилась в голову, заставив потемнеть в глазах от страха.

- Келлен!!!

* * * * *

*Коммандор ,  если вы в состоянии ,  немедленно тащите свою задницу в атриум.  Ваша подруга жизни в истерике.

Чувствуя сильное головокружение и зажимая глубокую рану на руке, Келлен нахмурился, рассматривая обломки уничтоженной мебели. Переборки и двери были искорёжены и деформированы расширяющимся сдерживающим полем.  Био -структура поглотила энергию конвергенциального поля, но возникшая ударная волна разнесла напрочь четыре палубы , сокрушая всё на своем пути.  Критическая масса взорвалась в К омандном Ц ентре без предупреждения, чуть не уничтожив его самого и несколько старших офицеров , прежде чем они смогли с помощью вспышки оказаться в безопасном месте.

*Хастион ,  возобновить эвакуацию с поверхности,  после окончания отозвать эскадру Айэрра.  Сообщить мне, когда весь персонал окажется на борту.  Эмпран ,  объявить экстренное совещание для всех офицеров миссии на стартовой палубе в четырнадцать -ноль-ноль.  Д о тех пор я буду недоступен.

Вспышка переместила его прямо в атриум, и не успело поле раствориться, как Моника опрометью бросилась к нему.

- Келлен! Боже мой, что случилось? крепко обхватив руками вокруг шеи и прижимаясь влажной щекой, ногами обвилась вокруг талии.  - Я думала , что ты умер! внезапно разрыдалась она.

Келлен моргнул и скользнул ладонями вниз по округлой заднице , чувствуя пальцами влажную ткань между её бедер.

- Т ы нашла идею возбуждающей ?

Она откинулась назад и шлёпнула его по плечу , глядя в лицо сквозь слёзы.

- Нет, ты , дебил! Я была ужасно напугана!

- Она просто накрутила себя , устраивая мне взбучку , когда прозвучал сигнал тревоги, - растягивая слова , пояснил Шаусс.

- Моника, любовь моя, - пробормотал Келлен.  - Что же мне с тобой делать? - Её бедра , обернутые вокруг него , и его пальцы , прижатые к её одуряюще-ароматному жару, сделали ответ явно очевидным для его члена , но он был решительно настроен прояснить отношения между ними троими , прежде чем уступить обуревавшему его страстному желанию. Он разжал руки , неохотно освобождая её зад, и позволил сползти на пол ; её глаза расширились от ужаса , когда она внимательно рассмотрела его в полной красе.

- Господи , ты ранен! Из глубокого пореза снова начала сочиться кровь, пачкая пол под ногами. Моника обхватила его предплечье и зажала рукой рваную рану , применяя значительно большее усилие , чем он ранее.  - Что случилось?

- Наш эксперимент оказался намного успешнее , чем мы поначалу рассчитывали.  Био-структура потребляла продукты реакции в таком ускоренном темпе, что получившаяся критическая масса успела взорваться в К омандном Ц ентре до того, как реакция уменьшилась достаточно, чтобы вспышкой выбросить в открытый космос.

- Вы смогли переместить энергоструктуру за пределы корабля?

- Да - вы, наверное, видели взрыв. - Он кивнул в сторону голографического молекулярного поля.

- Чёрт , это испугало меня до чертиков. Я думала , вы взорвали себя - Она нахмурилась, тщательно сканируя его лицо.  Без сомнения, Коммандор выглядел сильно потрёпанным.  Лицо явно пострадало, когда он врезался в переборку, ещё до того, как все смогли оказаться в безопасном месте.  - Тебе нужно срочно добраться до медотсека, чтобы врачи обработали раны.  У меня нет с собой аптечки черт , у меня нет даже пластыря!

- Д ля этого будет достаточно времени, любовь моя, после завершения эвакуации.

Она закусила губу, неуверенно глядя ему в лицо , и единственное , что ему захотелось сделать в этот момент страстно поцеловать её.

- Ты продолжаешь называть меня любовь моя.

Откинув чёлку , упавшую ей на глаза , он промурлыкал:

- И как ты думаешь, почему ?

Моника вглядывалась в его лицо довольно долго.

- Потому что ты любишь меня?

- Что-то не слышу уверенности в голосе.

- А ты ничего и не сказал.

- Я люблю тебя.

Она чуть прищурилась, а затем короткий смешок вырвался из её рта.

- Вау , это прозвучало достаточно страстно.

Хотя его сердце бешено колотилось в груди, в улыбке, мелькнувшей на лице, сквозило сожаление.

- Мой легендарный самоконтроль имеет давнишне причины , любовь моя.

Но он всё равно привлёк ее к себе, настойчиво удерживая у своей груди, когда склонился, чтобы захватить её рот требовательным поцелуем. Их губы едва соприкоснулись, когда рядом раздался голос М инистра.

- Я отчетливо помню, что запретил вам преследовать мою дочь, К оммандор. Обстоятельства вынудили меня воспользоваться вашей помощью для её защиты, а теперь я вижу , как вы набрасываетесь на неё ?  Эмпран , срочно направить сюда офицеров безопасности для сопровождения К оммандора Келлена и лейтенанта Шаусса под стражу.

- Нет! - Свободной рукой Моника обхватила его вокруг талии и крепко сжала.  - Отец, пожалуйста, не нужно никого присылать.  Я виновата ничуть не меньше остальных.

- Тогда отойди от К оммандора Келлена, и будь любезна объясниться , дочь.  Насколько я понял , ты не хотела никаких дальнейших контактов с этими двумя.

Она отстранилась от его тела, не убирая ладонь с раны.

- Шаусс , ты не мог бы оторвать рукава от моего халата?

Пожав плечами в некотором замешательстве , Шаусс повиновался, отрывая оба рукава от медицинской робы. Моника быстро вытерла руки , используя испорченную одежду , а затем сложила один из рукавов в виде прямоугольного тампона и прижала его к ране. Обернув другой рукав вокруг руки в качестве повязки , она туго стянула концы, плотно фиксируя прокладку на месте.

Ну вот, какое-то время продержится , пока один из ваших врачей не сможет обработать рану той штукой , которую они использовали на Шауссе , когда я ранила его.

Министр скрестил руки на груди, мантия колоколом колыхнулась вокруг него.

- Так скажи мне, дочь , что стало причиной этой внезапной перемены в твоём сердце? Т ы заставила меня поверить , что испытываешь страх перед Келленом и Шауссом , потому что они причинили тебе боль.

- Прости. Я просто... - Она нервно откинула волосы с лица обеими руками, ни на кого не глядя.  - Боже, это трудно объяснить...

- Пожалуйста , постарайся.

Моника глубоко вздохнула.

- Теперь я понимаю , что это прозвучит очень глупо но они просто имели такую власть надо мной, и это было... страшно.  Я не имею в виду грубую силу... торопливо добавила она.

Девушка, наконец, подняла свой взгляд на Келлена, и в его груди что-то дрогнуло, когда он увидел слёзы, мерцавшие в её расстроенных глазах.

- Они заставляли меня чувствовать то, что я не хотела. Что-то, что сделало меня такой чертовски уязвимой и беспомощной , и Бог свидетель , есть не так уж много вещей на свете , которые я ненавижу больше, чем чувствовать себя уязвимой и беспомощной. Я должна быть сильной.  И я не должна нуждаться в ком -то

Она развернулась и подошла к голографическому полю вспышки, слепо взирая в бесконечную ночь, и судорожно сглотнув, продолжила:

- Как правило, мой опыт подсказывает , что любить кого-то - это самый верный способ потерять навсегда , а я их уже так тогда любила... капелька слезы стекла по щеке, и она резко стёрла её тыльной стороной ладони.  А затем, как и следовало ожидать , Шаусс свалил, отказавшись от меня, и Келлен что-то заикнулся о поиске своего   следующего   консорта , и меня просто накрыло   Я имею в виду, что, черт возьми , я должна была сделать? Я не какой-то грёбаный компьютер, я не могу просто нажать на кнопку «Удалить », чтобы отменить свои чувства к одному парню, а затем загрузить новые чувства к следующему. Я заслуживаю лучшего , чем это

Келлен зажмурился, когда сожаление о своём собственном эгоистичном пренебрежении захлестнуло его с головой. Мысль о том, чтобы найти другого консорта, потрясла его, но в его распоряжении были годы , чтобы привыкнуть к идее обязательного разделения подруги жизни.  И он даже не задумывался , как она могла бы себя чувствовать в этой ситуации.

Когда он взглянул на Монику ещё раз, её глаза были наполнены болью и тоской.

- Ты говоришь, что любишь меня, Келлен но что, если в один прекрасный день ты решишь , что я не совсем то, что ты хотел, в конце концов? Что, если я слишком стервозная , или не смогу забеременеть, или ещё что-нибудь, и ты решишь забить на меня тоже?  Тогда я должна просто позволить тебе отдать меня тому, кто был бы в настроении для небольшого гибридного перепихона ?!

Не совсем то , что я хотел ?  У него в уме не укладывалось.

- Дочь. - Голос Цесина был нежным, но твердым.  - Я прекрасно понимаю, что у тебя было недостаточно времени познакомиться с нашими обычаями , чтобы понять природу

- Министр, я возьму на себя смелость прервать вас.

- Да, К оммандор?

- Я хотел бы запросить экстренной аудиенции у Верховного Совета.

Голова М инистра немного склонилась на бок.

- Сейчас ?

- Да, М инистр. И я хотел бы попросить, чтобы присутствовали все свободные старшие офицеры.

Цесин посмотрел на него долгим взглядом.

- Вы помните, что сами запланировали экстренное совещание для всех офицеров на стартовой палубе меньше чем через час?

- Да, М инистр. Это не займет много времени.

Вздохнув, М инистр кивнул.

- О тлично!

* * * * *

Анфилада апартаментов Совета стала сплошным разочарованием. Она ожидала грандиозности , пышности и великолепия , или хотя бы красной дорожки , по крайней мере, но главная Зала была очень похожа на любое другое общее помещение на корабле. Ну, за исключением огромной серебряной с чернью фрески , изображённой на одной из стен, с шестью золотыми звёздами, произвольно разбросанными по ней.

Келлен стоял в пустом центре Залы, склонив голову, расставив ноги и сложив руки за спиной, в позе ожидания.  Спутанные волны волос , раскинувшиеся по плечам, заставили девушку пожалеть об отсутствии расчёски.  С ами же плечи заставили её жаждать чего -то совсем другого.

Её отец занял своё место в центре длинного изогнутого стола, по бокам разместились четверо Гаратанских мужчин, которых она никогда прежде не видела.  С того места , где она расположилась в небольшой нише в глубине Залы , они выглядели старыми. На самом деле старыми.  Можно сказать, древними.

Центральная дверь справа от неё распахнулась, появились старшие офицеры и заняли все оставшиеся места рядом с ней. Остальные офицеры стоя устроились по периметру Залы.  Пришло по меньшей мере, человек сорок в общей сложности.

Когда дверь закрылась, её отец громко провозгласил :

- Коммандор, аудитория в вашем распоряжении. Говорите!

Голова Келлена поднялась вверх.

- Я прошу разрешения на выполнение ритуального обряда.

На мгновение все замерли и не проронили ни слова; Моника недоумённо посмотрела на Шаусса , который сидел рядом с ней. Он просто покачал головой , когда вокруг послышался ропот мужских голосов.

Один из старых Советников наклонился вперёд за столом , с раздраженным видом поинтересовался:

- Почему вы тратите наше время на глупость, Коммандор?

- Это я буду решать , пустая трата времени или нет , Люид.

С оветник поколебался, прежде чем склонить голову.

- Да, М инистр.

- Коммандор Келлен , вы осознаёте , что вам больше не требуется выполнение ритуального обряда в качестве прелюдии к утверждению своей подруги жизни.

- Да, М инистр.

- Как вы думаете, исполнение вами этого ритуала может негативно повлиять на команду?

- Нет, М инистр.

- Почему нет?  Здесь присутствуют многие , кто способен рассматривать такой поступок как признак вашей слабости.

- Они всегда могут бросить мне вызов на поединок, Министр. Я знаю свои собственные возможности , и выполнение ритуального обряда ничего не изменит.

Цесин наблюдал за ним, кивая.

- Согласен. И тот факт, что вы готовы выполнить его добровольно и с готовностью, показывает мне , что ваши сила и мудрость только увеличились с годами. Вы можете продолжать.

- Спасибо, М инистр. - Келлен повернулся и посмотрел прямо на неё , выражение его лица было загадочно-непостижимым , как никогда.

- Моника Тиг , пожалуйста, выйди вперёд.

Моника испуганно привстала , широко распахнув глаза.  Что он собирается делать?

Шаусс настойчиво потянул её за руку и встал, безмолвно требуя, чтобы она последовала его примеру. Затем он взял стул в свободную руку и понёс его в центр залы, увлекая её следом за собой. Когда мужчина поставил его прямо перед её отцом, лицом к Келлену , и жестом предложил ей присесть , её сердце тревожно заколотилось в горле.  Что за чертовщина тут происходит?

Шаусс вернулся на своё место , и в комнате воцарилась оглушительная тишина. Келлен пристально смотрел на неё в течение долгого времени, а затем его взгляд опустился , когда он , балансируя на одной ноге, стянул правый ботинок.

Что за херня?

Левый ботинок оказался рядом, а потом он выпрямился и размотал импровизированную повязку с руки, позволяя той упасть на пол. Её глаза сузились от раздражения , когда свежая струйка крови побежала вниз , пропитывая ткань, закрывающую его предплечье , и закапала с локтя на пол, когда он потянулся к молнии...

Её глаза сосредоточились на его лице.  Келлен смотрел ей прямо в глаза, когда расстегнул молнию и скинул мундир с плеч, медленно стягивая его вниз , до щиколоток, прежде чем высвободиться из него полностью. Дыхание застряло у неё в горле, когда он вернулся в исходную позицию, расставив ноги врозь, руки сложены за спиной. Она как-то не заметила раньше, но он определенно задался целью добиться стояка. Всё , что он делал - просто стоял , наблюдая за ней, но его член поднимался выше и выше с каждым толчком крови , пульсировавшим в его теле. Её собственная кровь неслась по венам , заливая жаром щёки, грудь, трепещущий низ живота... Она молилась , чтобы все присутствовавшие мужчины были слишком заняты, наблюдая за Келленом и его большим жёстким членом, и не замечали сильнейшего возбуждения , переполнявшего её.

Используя свою неповрежденную руку, он обхватил набухающую плоть вместе с мошонкой , подталкивая её вверх , как он сделал это в первый раз в брачных покоях , предлагая ей себя , и у неё в горле мгновенно пересохло от жажды.  Монике на самом деле пришлось закрыть глаза на секунду , чтоб немного успокоиться.  Господи , становилось трудно дышать

Когда она снова открыла их, он взял свой член в руку и начал ритмично гладить , сжимая его снова и снова, как бы стараясь усилить приток крови к головке. Когда создалось впечатление, что эрекция уже не сможет стать больше , Келлен вдруг сделал несколько шагов вперёд, пока не остановился в паре футов перед ней и снова занял свою демонстрационную позу , глядя прямо перед собой, а не вниз на неё.

- Доченька, ты можешь внимательно осмотреть и оценить К оммандора любым способом , которым пожелаешь.

Моника шокировано вытаращила глаза. Означает ли это, что он имел ввиду...

А что, черт побери ,  вообще   он имел в виду? С этой шикарной огромной великолепной штукой, покачивающейся прямо перед её лицом, было трудно придумать что-либо ещё для оценки ,  кроме как попробовать.

Не успела мысль окончательно сформироваться , как она сдвинулась вперёд на своем стуле и вытянула руку перед собой , обхватила его за ягодицу , притягивая головку члена к губам, и с наслаждением всосала его глубоко в рот , провоцируя хор громких мужских стонов. Она едва успела распробовать его на вкус, когда Келлен сделал шаг назад, резко втянув дыхание и моргнув несколько раз. Выражение его лица стало отнюдь не бесстрастным , но было также далеко от подбадривающего , а скорее, странным сочетанием шока, возбуждения и ужаса, которое заставило огнём полыхнуть на её щеках.

Дерьмооо !  Речь шла о полном отсутствии самообладания !  Член вкусняшка...  Так бы и проглотила прямо сейчас ! Нет никаких сомнений в том, что она только что совершили некую непростительную бестактность при обряде спаривания ,  память о которой будет преследовать её до конца жизни, пока она не состарится. Кусая губы и медленно  откинувшись на спинку стула, она закрыла глаза и начала молиться о быстрой смерти.

Приглушенное фырканье раздалось за её спиной , но никто не произнёс ни слова.

- Моника Тиг , дочь Цесина.

Взяв себя в руки , она приоткрыла глаза и увидела стоявшего на коленях перед ней Келлена , положившего руки на бёдра ; ручеёк крови медленно стекал по его колену. Его тёмные полночные глаза теперь сверкали юмором, на левой щеке проступила игривая ямочка , и на самом деле, создавалось такое впечатление, что он с трудом сдерживается , чтобы не расхохотаться. Она не могла не улыбнуться в ответ, её румянец полыхал ярче, чем когда-либо.

- Моника Тиг , - произнёс он снова, возвращаясь к серьезности.  - Ты самая красивая , самый независимая , самый заботливая женщина, которую я когда-либо знал, и я объявляю своё скромное желание стать твоим другом жизни.

Она прижала дрожащие пальцы к губам, испытывая смесь радости и любви , и все эти эмоции нахлынули сразу, заставляя её лицо скривиться от слёз, когда он продолжил:

- Я фертилен и уже стал отцом одного ребёнка. Я предлагаю свои навыки для твоего удовольствия в брачных покоях, и моё семя , если ты захочешь его, для рождения малышей. Я предлагаю тебе своё имя, которое многие почитают, и всю свою немалую собственность , которой я владею. Я предлагаю свою защиту, которая не имеет аналогов среди наших мужчин, свою верность и клятву чести , которая свяжет нас до конца моих дней. И превыше всего , Моника Тиг , я предлагаю тебе свою любовь, которая не исчезнет даже после нас , оставшись в памяти внуков наших детей !

- Келлен, - прошептала она, протягивая ему руку. Вместо того, чтобы принять её , он положил руки на пол и ничком уткнулся вниз лицом, пока не коснулся лбом коврика.

- Теперь я понимаю, любовь моя, что заставил тебя чувствовать себя как вещь. Испытав это ощущение из первых рук в моем предыдущем союзе , я сожалею об этом больше , чем ты, возможно,  понимаешь , и сделаю всё возможное, чтобы возместить тебе это в дальнейшем. - Его голос звучал приглушенно.  - Я недостоин тебя ,  сзискела. Мой маленький воин. Но я прошу тебя рассмотреть вопрос о восстановлении меня в качестве основного партнёра.

Ошарашенная , она открывала и закрывала рот, но ничего не могла выдавить.

- Тебе не нужно сейчас отвечать, дочь моя.

Он что, издевается ?!!

- Конечно, я должна ответить прямо сейчас! - Она соскользнула со стула на колени и осторожно положила руки на волосы Келлена , упиваясь их шелковистостью. Когда он остался в прежней позе, она ухватила их в две горсти и потянула вверх.  Пожалуйста , вставай.

Её руки скользнули по мощным плечам, когда он медленно поднялся и пристально посмотрел ей в лицо с вопросом в глазах. Она наклонилась вперёд, не сводя с него взгляда , и нежно поцеловала в губы , прежде чем попросить снова:

- Не мог бы ты встать?

Он нахмурился.

- Я уже.

Она закатила глаза.

- На ноги, К оммандор. - Он поколебался, прежде чем выпрямиться , и когда встал на ноги, кровь закапала на коврик с тихим шелестом, прежде чем растворилась , как будто её никогда там и ни было.  - Черт побери, ты должен был оставить эту давящую повязку.

Это заставило его снова улыбнуться.

Опустившись на пятки , она смотрела на него снизу-вверх.

- Ну, я, пожалуй, не так поэтична , как вы с Шауссом, но здесь сойдёт. Я тоже люблю тебя, Келлен ! Д умаю, что всегда любила, с самого начала. На самом деле, я думаю, что была создана именно для тебя.

- Я это знаю.

- Тише - теперь моя очередь, К оммандор. - Она положила руки на бёдра, копируя его позу , только её ладони были расслаблены и развёрнуты вверх.  - Я твоя , и ты можешь делать со мной всё , что только захочешь. Я могу быть стервой , но это в основном просто привычка. Я знаю, что ты справедливый и мудрый , и принимаешь решения делать то, что лучше для всех, включая меня. Я постараюсь быть милой на публике, но ничего не обещаю. Я постараюсь также быть немного более приемлемой в спальне ну , не слишком, но ведь иногда интереснее побыть занудой и принять наказание... - Она покраснела, когда смех прокатился по Зале. Келлен тоже громко рассмеялся, провоцируя серию маленьких взрывов возбуждения глубоко в её животе.  - Господи , не могу поверить, что я это сказала. Ну да ладно

Затем она сосредоточилась на Шауссе.

- Я также люблю тебя, Шаусс , и я хочу, чтобы ты вернулся к нам. Если надо , я постараюсь научиться жить с кем-то новым, но , если честно, я бы не хотела. Понимаю, что я не девушка твоей мечты, и ты не в восторге от разделения , но если мы все просто поговорим капельку дольше, то, вероятно, сможем наладить наши отношения , по крайней мере, пока для тебя не подвернётся что-нибудь получше.

Он подарил ей самую что ни на есть примирительной усмешку.

- Как будто кто-нибудь может оказаться лучше тебя , сладкая.

- Ну, ты никогда не знаешь заранее. - Она развернула голову, чтобы посмотреть на своего отца.  - Мы ведь сможем сделать это , или не сможем? Отпустить его, если он найдет кого-то ещё ? Связь же не может быть нерасторжимой, правда ?

- Нет, если вы все согласны с этим.

- Келлен? - Она посмотрела на него умоляющим взглядом , и он протянул руки и потянул её вверх , поднимая на ноги.  Потом обхватил её лицо ладонями и склонился медленно, ох, так мееедленно.  Мужчина захватил её нижнюю губу в скользящей ласке, проделал то же самое с верхней губой, когда она прерывисто вздохнула. Когда её колени дрогнули , Келлен обхватил одной рукой девушку за талию и , наклонив на бок голову, поцеловал её со всей силой страсти, которую она так жаждала почувствовать, и всё остальное мгновенно было забыто.

Слишком быстро подняв голову , криво улыбнулся Шауссу , крепко прижимая девушку к себе , пока его стояк тыкался в её живот.

- Тебе не надоело одиночество, лейтенант? Думаю, ты сможешь пожертвовать частью своей гордости ради любящего прикосновения женщины ?

- Если он отказывается - я согласен! - громко сказал кто-то. Волна предложений прокатилась по Зале, и Моника свирепо нахмурилась.

Двое мужчин пристально смотрели друг на друга в течение долгого, напряженного момента, и она вдруг почувствовала, как член Келлена пикантно так зашевелился, прежде чем его глаза с хищным интересом прищурились на неё.

- Я могу жить с этим , если сможет она.

Ох, круто! Какого же рода сделку, бл *ть , они заключили?

- Ну, тогда, - ответил Шаусс , вставая и скрещивая руки на груди.  - Это грязная работёнка, но я считаю, что кто-то должен это делать.

- Эй, полегче! - Моника нахмурилась чуть сильнее.  - Тебе бы лучше поработать над своим отношением или получишь такие   любящие прикосновения ,  что запомнятся надолго.

Смех прокатился по помещению.

- Коммандор, - прервал шум её отец.  А сейчас , когда этот вопрос был улажен ко всеобщему удовлетворению, мы должны вернуться на стартовую палубу. Тысячи озабоченных Землян ждут нашего руководства, и я бы не хотел затягивать состояние неопределённости больше, чем необходимо.

Келлен сразу отстранился и потянулся к мундиру.

- Вы отправитесь прямо в медотсек и займётесь своей раной. - Келлен открыл было рот , собравшись поспорить, но её отец поднял в магическом жесте руку, обрывая весь разговор.  - Кетрок , проследите , чтобы он не покидал медотсек , пока не станет пригоден для выполнения своих обязанностей.

- Да, М инистр.

- Дочь, ты можешь отправиться со своим другом жизни.

- Да, отец.

После того, как Цесин покинул Залу , и следом за ним ушли все офицеры , Келлен потянулся за своей обувью , посмеиваясь.

- Не так уж было и страшно, правда? Н емного уважения , проявленного в нужный момент, может иметь непредвиденные преимущества.

- Даже не разговаривай со мной, пока не остановишь кровотечение, если не собираешься загнать себя в могилу молодым.

- Моника, это просто царапина. - снисходительно улыбнулся он.

- Расскажешь мне, когда всё кончится заражением крови и встанет вопрос, сохранишь ли ты руку

Шаусс одним из последних покидал помещение; и когда он выходил через дверь , прикоснувшись пальцем ко лбу в сардоническом приветствии, внезапная мысль пришла ей в голову.

- Так с чем ты там сможешь жить , если смогу я ?

Келлен настойчиво потянул её за руку.

- Пойдём со мной в медотсек ,  сзискела. Кажется , у нас появилась парочка интимных вопросов, которые нужно уладить между нами.

Глава 19

Моника развалилась в изголовье кровати, дрожа от внутреннего жара , не в состоянии шелохнуться. Несмотря на то, что на ней была тонкая белая сорочка , Келлен стянул вырез вниз , обнажая торчащие груди , и расположил её ноги в непристойной позе , оставляя все прелести полностью открытыми для обозрения. Но он даже не смотрел. Вместо этого он скинул свою окровавленную униформу , отбросил её в угол, и начал копаться в шкафу , пока она молча наблюдала за ним. Вытащив чистый комбинезон , положил его на стул , бросил свои ботинки в камеру очистки , а затем нырнул в душ без единого слова.

Мудак , бушевала она , испытывая болезненное покалывание внизу живота, и чувствуя, как влага сочиться из интимных складочек лона.  Обращаться со мной, как с куском сраной мебели !

Вот в таком состоянии и нашел её Шаусс мгновение спустя, и нечестивый оскал его хищной улыбки послал озноб вниз по позвоночнику.

- Моя , моя , - прошептал он с предвкушением, растягивал слова.  - Келлен обладает подлинным талантом для извинений. - Он подошел ближе и опустил матерчатую сумку на один из стульев, а затем повернулся к Монике.  Бросив взгляд на её промежность, он поинтересовался :

- А он вставил пенетаб ?

Непроизвольный всхлип сдавленно прозвучал , когда её спина выгнулась на постели.

- Ах!  Нейронный кляп   А я задавался вопросом, почему ты ведёшь себя так тихо. - Обогнув угол постели , он опустился на колени , лицом к ней.  - Я просто проверю...

Правой рукой подтолкнув её колено вверх и вбок ещё дальше, второй погладил по внутренней стороне бедра и скользнул к её широко раскрытому лону , поколебавшись лишь секунду, прежде чем погрузил пальцы в её влагу. Несмотря на то, что он старательно избегал чувствительных точек , она всё равно отреагировала , и Шаусс понимающе улыбнулся, почувствовав пальцами обилие естественной смазки.

- Я полагаю, Келлен сказал тебе , что мы достигли определённого соглашения, - прошептал он, нежно поглаживая вокруг её укромного кармашка и размазывая влагу - не совсем то место, где она нуждалась в прикосновении так сильно.  - Не сомневайся , заронить семя в чрево для любого мужчины будет огромной честью , сладкая , но если я не готов взять на себя обязательство в этой связи на всю жизнь , у меня нет права становиться отцом любого из ваших детей. Именно поэтому я буду проводить время только здесь - Он протянул руку и толкнул две скользких пальца между её приоткрытыми губами, слегка поглаживая язык.  Острый привкус собственного естества заставил её застонать.

- И, конечно же - его веки опустились , когда он вытащил свои пальцы изо рта и скользнул ими вниз между её ягодицами, - З десь. - Она тихо пискнула, когда один из них углубился внутрь её попки.  - Я принес смазку, как было велено , и ещё несколько маленьких сюрпризов.

О дерьмо! Сюрпризы были последним,  в чём она нуждалась прямо сейчас.  Господи, да трахни меня   уже !..  Я  просто   умираю тут!

- Ну что, все наши гости устроились ?

Келлен вышел из душа, вытирая махровым полотенцем свои волосы, и Моника застонала от сожаления , когда Шаусс отстранился от неё и встал.

- Да, хотя некоторые из них отнюдь не в восторге от размещения , и многие интересуются о своих семьях. Б ольшая часть волнений утихла, когда М инистр сообщил им о том, что Комплекс был уничтожен.  И все , казалось , вздохнули с облегчением , узнав, что члены их семей , которые пожелают, могут присоединиться к ним завтра , переправленные на борт вспышкой.

- Какие-нибудь ещё существенные проблемы возникали после того, как я ушёл?

- Только одна.  Это касалось ночного содержания в заключении.

- Отлично. - Полотенце упало на пол и Келлен предстал в своём голом великолепии , уперев кулаки в бёдра и выглядя совсем как Тарзан.  Уже щеголяя отменным стояком , он взирал на неё с развлечением.  - Твоя маленькая подружка медсестра был удивительно непреклонна в требовании увидеть своего мужа , поэтому его тоже доставили на борт сегодня. Мисс Кинг, с другой стороны, нечего было сказать любому из нас.

Моника сочувственно изогнула брови.  Бедная Жасмин. Неужели она пережила недостаточно?

- Полагаю, я не могу винить её , но ей придётся преодолеть свои уязвлённые чувства. Я считаю , что жизнь на Гаратане сложится намного безопаснее для неё и для других, по крайней мере, пока мы не докажем , что не имели никакого отношения к свершившемуся нападению.

На этот раз она приподняла одну бровь с сомнением.

- Да, я знаю, что  кадры на видео с установкой взрывных устройств и эпизод с Претом поставили под угрозу все наши договорённости... - Она закатила глаза на его лёгкую усмешку.  - Но мы доберёмся до причин произошедшего в кратчайшие сроки. Наша техническая команда специалистов уже определила , что изображения были зафиксированы в режиме «записи вспышки» и по факту это означает, что он , несомненно ,  вёл двойную игру с одним или несколькими сообщниками. - Его лицо потемнело.  - По крайней мере , один из которых, вероятно, находится на борту  «Гепторала» в   настоящее время.  Прета раздели догола , прежде чем он был задержан и помещён под стражу, так что кто-то же должен был дать ему поляризованный активатор. К сожалению, камеры наблюдения не выявили ничего интересного.

Шаусс зевнул.

- Т ы закончил брифинг, или мне лучше вернуться утром?

Усмехнувшись ещё раз, Келлен опустился рядом с ней, алчно поглаживая по раскинувшимся в своей завораживающей откровенности бёдрам.  Слава Богу !

- Я считаю, что её брифинг завершён, на данный момент.

- Благодарение Всевышним Силам! - Шаусс подошёл и взял холщовую сумку.  - Я ждал весь день, чтобы попробовать это.

- Что это?

Келлен с нахмуренными бровями наблюдал , как Шаусс обрызгал прозрачным гелем по всей поверхности какой-то пластиковой штуки.

- Это анальная пробка.

- Шаусс... - Он склонил голову набок , игнорируя возбужденное хныканье рядом с собой.  - Я думал, ты собирался заняться этим самостоятельно?

- Это поможет заранее растянуть девственные мышцы, чтобы она смогла вместить меня , не испытывая сильной боли при проникновении. - Шаусс серьезно посмотрел на него.  - Я принял твоё беспокойство близко к сердцу, особенно после того, как она со страхом отреагировала в последний раз, когда я попробовал это. Когда она упомянула сегодня о лубриканте , я решил, что было бы целесообразно немного почитать , и немного глубже покопался в моей сокровищнице земных игрушек.

Келлен покачал головой, когда Шаусс на коленях прополз между ногами Моники, держа блестящий от смазки плагин.

- Иногда ты меня удивляешь , лейтенант.

Шаусс бережно раздвинул её ягодицы пальцами и начал осторожно проталкивать пластиковую игрушку в анальный сфинктер Моники. Её дыхание стало тяжёлым, и соски напряглись и заострились от пристального внимания.

- Одна из целей нашей миссии заключалась в том, чтобы наблюдать и участвовать в большинстве обычаев Землян, насколько можно.

Келлен громко рассмеялся.

- Я сильно сомневаюсь , что Совет именно это  имел в виду. Хотя , если бы они могли видеть эту маленькую сценку , то , вероятно,  представляли бы это в голове довольно часто в дальнейшем.

- Как ты себя чувствуешь , Моника?

Услышав её гортанный стон, Келлен приказал убрать нейронный кляп. Она сразу же разрыдалась:

- О, Боже мой, Шаусс! Просто убери эту штуку, и наконец трахни меня. Пожалуйста,  пожааалуйста ! Мне нужно кончить , черт возьми!  Немедленно!!!

- Такая сговорчивая сегодня, - промурлыкал Шаусс , не отрываясь от своей задачи.  - Терпение, сладкая.

Она издала короткий вопль.

- Черт бы вас побрал , я никак не ожидала, что вы , парни , способны мучить меня!

- Ты уверена ? - мурлыкнул Келлен , склоняясь к её лицу.  - Я отчетливо помню, как ты наслаждалась каждым мгновением чувственного наказания, которое мы провели на прошлой неделе.

- Ну вот и всё. - Шаусс откинулся на пятки и осмотрел проделанную работу с удовлетворением.  - Мы оставим это ненадолго.  Было ли что-то, что ты хотел сделать, пока я жду?

Ч лен Келлена дернулся от воспоминаний , всплывших в памяти.

- В самом деле... Эмпран , снять ограничение , объект Моника Тиг.

Женские пальцы мгновенно порхнули на стык бёдер , и он громко расхохотался, перехватывая её за запястье.

- О, нет, ты этого не сделаешь.

- Ублюдок! - Завизжала она, пинаясь ногами.

- Моника, я делаю это для твоего же блага.  Чем отчаяннее ты будешь жаждать освобождения, тем меньше вероятность, что почувствуешь сильную боль, когда его член скользнёт в твою попку.

- В раки всё это! - выплюнула она, свирепо глядя на него.

- Ладно , тогда... - Он плотоядно ухмыльнулся.  - Я делаю это потому , что хочу, чтобы ты закончила то, что начала в зале Совета сегодня днём , и я не позволю тебе достигнуть оргазма, пока ты этого не сделаешь!

Она на мгновение замерла, моргая.

- А что, ты не мог об этом просто попросить?

- А в чём же тогда удовольствие от этого?

Закатив глаза, она с силой начала выдергивать ладонь из его захвата.

- Так ты хочешь , чтобы я вынесла тебе мозг минетом , да?

- Я имел в виду не только сосание. - Когда он выпустил хрупкое запястье , Моника было уселась , а потом сразу же переместила вес на одну сторону с легким содроганием.

- Означает ли это, что ты хочешь все девять ярдов?  (По полной программе)

Он долгое мгновение смотрел на неё сверху вниз, а затем утвердительно кивнул.

- Все девять ярдов!

От её ликующей улыбки у него внутри что-то ёкнуло.

- Я думала - ты никогда не попросишь

* * * * *

- Ты не представляешь , как часто я воображал это, - заурчал Келлен, когда они на пару устроили её на постели по своему разумению , заставив опуститься на руки и колени совершенно обнажённой. Он стоял с одной стороны постели , чуть расставив ноги, и ладонями ласкал её плечи, в то время, как Шаусс быстро разделся и расположился позади неё.

- Шауссу повезло не заняться изучением брачных игрищ пингвинов на полярной ледяной шапке Терры в течение следующих десяти лет. Я собирался первым трахнуть твой рот.  Его счастье , что я не мог придумать подходящего наказания для тебя , и так как именно ты была инициатором , спровоцировавшим его, мне пришлось позволить ему сорваться с крючка тоже...

Моника отвела взгляд, упрямый шип запомнившейся боли внезапно пронзил её при воспоминании.

- Расплата за минет , так что ли?

- Почему расплата ?

- Ерунда.  В любом случае, это уже не имеет значения...

- А я думаю, что имеет. - Он присел на корточки, пока не оказался на одном уровне с ней глазами.  - Расплата за что ?

- Келлен, это просто глупая девчачья блажь , о ’кей ? Просто забудь об этом.

- Н икаких оргазмов, пока ты мне всё не расскажешь.

Она начала отодвигаться назад , но Шаусс не позволил, удерживая на месте. Вздохнув, с горящим лицом , она упёрлась глазами в матрац и с трудом пробормотала:

- Я хотела , чтобы твой поцелуй стал первым в моей жизни , ясно ? Не обижайся , Шаусс , но я просто

- Никто и не обиделся. - Его рука нежно погладила ее бедро.  - Я всегда знал, что ты выбрала его.

Келлен наклонился и заглянул ей в лицо.

- Мне искренне жаль, любовь моя. Я понятия не имел, что поцелуй так много будет значить для тебя.  Дендрайн никогда не позволяла мне приближаться к её рту с какой-либо частью моей анатомии. Конечно, я не раз видел , как З емляне целовались, но они делали это так часто и небрежно , и я просто предположил, что всё это... просто ерунда. - Он настойчиво притянул её лицо к своему, исследуя сладкий рот своим языком, пока она не задохнулась и застонала.  - Х отел бы я знать об этом раньше. Я обожаю целовать тебя.

- Всё хорошо. - Она улыбнулась.  - Шаусс проделал превосходную работу, и я решила не оставаться перед ним в долгу, устроив праздник.

- И в самом деле , - заявил Шаусс, отвесив адски жгучий шлепок по попке.

Она проигнорировала его.

- Но я никогда не говорила, что пытаюсь вызвать у тебя чувство вины , Келлен - я просто хотела, чтобы ты понял, что я знаю, откуда ты.

- Не совсем, - сказал он сдержанно.  - Т ы испытывала чувство боли , а я в то время с пеной у рта от зависти готов был вспышкой отправить Шаусса в расплавленное ядро планеты.

- Я ценю твою сдержанность, - пробормотал Шаусс , положив горячую руку на ее венерин холмик.  - Разве ты не собирался испытать её рот на себе ?

- Всё верно. - После последнего , затяжного поцелуя , Келлен снова поднялся.  - И если говорить о благодарности, Моника, - добавил он, обхватив её подбородок и улыбаясь ей в лицо.  Я весьма благодарен за то , что взяла меня в рот перед моими офицерами. - Она застонала от смущения.  Боже, неужели он серьезно?  - Честно говоря, любовь моя, ничто не могло увеличить их уважение ко мне сильнее.

- Ну, я рада , что это доставило тебе удовольствие , - пробормотала она, мучительно покраснев.  Мне никогда не дадут забыть об этом, правда ?

Всё ещё удерживая её за подбородок, он обхватил свой возбуждённый член рукой и подтолкнул его к полуоткрытым губам.

- Я искренне надеюсь, что нет.

* * * * *

Судорожные подрагивания его бёдер были почти так же приятны , как и гортанные стоны , вырывавшиеся из него один за другим, почти столь же восхитительны , как и вкус его предэякулята на языке. Скользнув рукой между своими бёдрами, Моника обильно смазала пальцы собственной естественной смазкой , попутно натыкаясь на пальцы Шаусса в процессе. Он был чересчур хорош , удерживая её на самом краю.

Н емного передвинувшись вперёд на коленях , она выпрямилась , обхватив одной рукой бедро Келлена , а второй пробралась между его расставленными бёдрами.  В олнение , замешанное на предвкушении, охватило Монику , когда она деликатно размазала смазку вокруг его ануса, а затем осторожно начала погружать в него палец. В то же мгновение , его руки конвульсивно намотали её волосы на кулаки.

- Моника! - Захрипел он, глубже толкаясь в её горло и задевая щеку шпорой. Ощущение было невероятно возбуждающим , но она не смогла полностью подавить рвотный рефлекс и Келлен сразу же начал отстраняться , выдавив:

- Мои извинения.

Так вежлив.

Улыбнувшись про себя, так как её губы были слишком растянуты, занятые его членом , она одним движением всосала его обратно, решив заглотить длину полностью. Затем кончик её пальца достиг своего назначения и начал медленно поглаживать пульсирующую выпуклость. Через несколько секунд член разбух во рту, став невероятно толстым , и тогда Келлен громко закричал, извергаясь в распахнутый рот. Моника сглатывала , пока не осталось ни капли семени , прежде чем выпустила его , напоследок лизнув головку языком.

Келлен рухнул на колени, и она начала обмякать на локтях, чуть склонив лицо над постелью. Он оказался рядом до того, как это произошло , перекатывая её на бок и прижимая к своей груди, а потом начал лихорадочно целовать , пока маленькие искорки не засверкали перед глазами.

Моника ахнула, когда Шаусс удалил пробку из попки и уложил её на спину.

- Я не могу больше ждать. - Он подтолкнул её колени вверх , а затем бёдрами прижался к ней.  - Держи их.

Келлен обхватил её за лодыжки и потянул вверх , пока она практически не сложилась пополам. Широко раскрыв глаза, Моника зашарила ладонями по матрацу, а затем вцепилась в тонкую простынь , когда Шаусс протолкнул головку своего члена в анальное отверстие с животными хрипом. Он не останавливался, только толкался и толкался , медленно, неумолимо заполняя её. Не желая беспокоить Келлена , она старалась не издавать слишком много шума, но , Господи, это было... странно.  Обжигающие ощущения... О, Боже, она растягивалась слишком сильно.

- Э-э! - Шаусс вошёл глубже.  - Вот дерьмо !..  Шаусс ... Келлен! - Слеза скатилась к виску.

- Моника?

- Всё нормально !  Прости , Келлен, я в порядке. - Она судорожно перевела дыхание, так быстро, как получилось.  Ощущений было слишком много.

- Моника, посмотри на меня. Слепо подчиняясь, она услышала участие в голосе Шаусса.  - Т ы хочешь , чтобы я остановился?

- Ещё очень много ?

- Больше не надо. Просто полежи немного и привыкни к ощущениям , пока я здесь сижу и схожу с ума.

- Ладно, лежу здесь. - Она закрыла глаза и очень постаралась расслабиться. Теперь, когда худшее осталось позади , она могла слышать, как хрипло и возбуждённо дышали мужчины. Потом одновременно склонились , впившись в её соски своими ртами , и она уже не слышала ничего, кроме собственных отчаянных визгов. Ощущения вспыхнули везде и сразу, гладкие прохладные волосы скользили в одной руке, тёплые волнистые в другой, горячие , влажные посасывания на груди, сильные руки , гладящие её ноги, скользящие по всему телу ..

Когда она открыла глаза, сосок Келлена оказался непосредственно перед её лицом, поэтому она обхватила его губами , возвращая покусывание за подёргивание , и его громкий стон раздался прямо в её ушах. Затем Шаусс толкнулся вглубь , приподняв себя на руках, и начал ритмично двигаться внутри неё.  Густая, навязчивая боль заставила её засомневаться , что она сможет кончить, но когда Келлен накрыл её рот и , отпустив лодыжки, начал играть в её укромном кармашке пальцами , весь ад вырвался на свободу. Она была слишком занята, визжа и содрогаясь , чтобы заметить, когда шпора Шаусса начала втискиваться в лоно , но внезапное осознание того, что он с силой вонзается сразу и в анус, и во влагалище , и что каждое имеющееся отверстие стимулируется одновременно , толкнуло её прямо за край здравомыслия.

Когда она пришла в себя , Келлен всё ещё упивался её ртом , и Шаусс продолжал размашисто долбить ноющие дырочки. В олосы кудряшками свалялись на влажной от пота груди, когда он , не сдерживаясь, вбивался в упоении , захлёбываясь в ощущениях, и она обхватила его ногами за талию, делая всё возможное, чтобы внести свой вклад и поощрить его.

Это было, по-видимому , всё , что ему требовалось.

- Матерь Песерин ! - Его оглушительный рёв заставил сжаться её сердце, а ощущение его горячего эякулята , изливающегося в её зад , вырвало собственный вопль восторга из её горла. Он рухнул на неё с тяжелым стоном, задыхаясь, и уткнувшись ей в горло.  А вот это по-настоящему вдохновляет !

Келлен опустился на матрац рядом с ними.

- Д руг мой , ты и понятия не имеешь , насколько...

* * * * *

Её крики превратились в хриплые всхлипы к тому времени , когда Келлен просунул руки под её плечи и вонзился в последний раз, судорожно вздрагивая, когда снова кончил в неё.  Содрогания были настолько интенсивными , что Моника вцепилась в него руками, плотно обвившись вокруг мощных плеч, тяжело дыша ему в шею, пока они полностью не прекратились.

- Ничего себе - Моника растеклась в бескостную лужицу на матраце.  - Вы, парни , просто поразительны.

Келлен скатился с неё набок и опёрся на локоть, нежно отбрасывая волосы с её лица.

- Поверь мне, любовь моя, это ты удивительна. Я посрамлён.

Смущённая его серьезным выражением, она неуверенно рассмеялась.

- Да уж, этот денёк запомнится правда, Шаусс ?

Ответа не было. Когда она приподнялась на локоть и посмотрела вокруг, его нигде не было видно.

- Куда он делся?  Когда  он ушёл ?

- Мне кажется, что он ускользнул , пока мы экспериментировали с позицией шестьдесят девять.

- Это всего лишь шестьдесят девять, а не  позиция  шестьдесят девять, - сказала она, стараясь не хихикать. Потом нахмурилась.  - Ну, крысёныш ! Он мог бы , по крайней мере , поцеловать на прощание. - Её глаза расширились, и она резко села.  - Келлен, я никогда не целовала его сама. Боже мой, ты думаешь

- С ним всё в порядке, Моника. - Он потянул её обратно , пока она не прижалась к его груди.  - Теперь, когда мы оба знаем о значении поцелуев, я не думаю, что он склонен целовать тебя.

- Но я люблю его тоже, и независимо от того, насколько жестко он ведёт себя , он всего лишь человек. Ему нужны поцелуи, как и всё остальное

- Как ты так любезно указала однажды , любовь моя, мы на самом деле не люди , мы - Гаратанцы.

- Я знаю, но

- В настоящее время, всё, что нужно Шауссу это секс, который ты свободно даришь ему. Не надо подталкивать его на нечто большее, когда он никогда не сможет быть первым в твоём сердце. - Келлен сжал её плечо.  - Или может?

- Не вздумай даже спрашивать об этом. - Она скользнула ладонью по его ребрам, а затем ещё ниже. Несмотря на то, что Келлен кончил второй раз за последний час , или около того, его плоть опять шевельнулась под её ищущей шаловливой ручкой. Улыбаясь, она села и настойчиво уложила его на спину для тщательного исследования , про себя удивляясь подрагиванию мощных пластин пресса под её осторожными прикосновениями.

- Неужели она действительно относилась к тебе как объекту ?

Когда он не ответил, девушка ласково обхватила лицо Келлена ладонями и нежно поцеловала его, приоткрыв рот и приглашая его поиграть; а когда он принял кокетливое приглашение, она со вздохом закрыла глаза. После того, как долгое время они старательно изучали рты друг друга , наслаждаясь, она подняла голову и расположилась сверху , сжимая его полноценную эрекцию между бёдрами.

- Она была дурой.

Он улыбнулся.

- Может быть. Но я , по крайней мере, не жаловался.  Тем более, у меня создалось впечатление , что Шауссу , возможно, не так повезло. В любом случае, он испытывает потребность держать некоторую дистанцию , и на твоём месте было бы разумным уважать это...

Мысль о том , что Шауссу могли серьезно причинять боль, заставила её каждый защитный инстинкт встрепенуться , но она стиснула зубы и прикусила язык. Время для его защиты давно прошло. Он уже был взрослым мальчиком и должен сам найти способ разобраться в себе.

- Т ы, наверное, прав, - ответила она наконец, задумчиво перебирая руками его волосы.  - Я просто надеюсь, что он когда-нибудь найдет кого-то себе по душе. Он действительно особенный и заслуживает такого же счастья , как у нас. - Тогда она ухватила в две горсти его волосы и резко дёрнула.  - Но мы должны будем что-нибудь придумать с этим   «следующий второй»  требованием. Я не думаю, что когда-нибудь буду готова к этому...

Келлен перевернул её на спину и внимательно посмотрел ей в глаза.

- И я тоже , любовь моя, но нам просто нужно подождать и посмотреть, что случится в будущем. До тех пор я намерен наслаждаться каждым мгновением , что ты моя.

Нежность в его взгляде заставила её сердце заколотиться от счастья , но она не отрывала от него глаз. Она была его. И он принадлежал ей.  Ей! Реальность пока ещё не до конца была осознана.

- Ну, не слишком перевозбуждайся! - Она не могла сдержать усмешку.  - Я пока ещё не превратилась в идеальную модель инопланетянки за ночь.  У тебя уйдут годы , чтобы привести меня в форму...

Грудь задрожала от смеха, когда он страстно поцеловал её губы.

- Я с нетерпением жду этого.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ .  ..


home | my bookshelf | | Ночной странник |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу