Book: Факультет призраков



Наталья Жильцова

Факультет призраков

Роман

Не держи во врагах Пепел.

Никогда не перечь Тлену.

Все призраки носят маски.

* * *

Любое использование материала данной книги, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.


© Н. Жильцова, 2020

© ООО «Издательство АСТ», 2020

Пролог

Лежащее перед ним на кровати обнаженное тело молодой женщины было почти идеальным. Узкая талия, длинные ноги, тонкие черты лица с пухлыми губками, еще час назад дарившими ему удовольствие…

Мужчине нравились даже разметавшиеся по подушке темно-русые волосы, хотя обычно он предпочитал блондинок.

Не нравилось лишь то, что тело это было залито кровью, а меж упругих грудей зияла колотая рана.

Девушка была мертва.

– Жаль, – пробормотал он. – А ведь я почти поверил, что хотя бы с Шестой все получится.

Да, в отличие от предыдущих, Эмма действительно подавала большие надежды. Ее талант проявился довольно быстро, и казалось, его необходимо лишь подтолкнуть. Но… не вышло. Сил, чтобы завершить начатое, ей не хватило.

Мужчина с досадой махнул рукой, и поднявшийся ветерок смел круг, начерченный углем под кроватью. После чего в последний раз бросил взгляд на ту, что не оправдала его надежд, и вышел из комнаты.

Придется начинать все сначала.

Глава 1

Я влетела в свою комнату, швырнула рюкзак на стул и рухнула на диван. Хотелось разреветься. Столько сил, столько времени потрачено – и впустую!

– Не поступила, – констатировала заглянувшая в комнату мама. – Так я и знала.

Закусив губу от досады, я сердито стерла со щеки предательскую слезу.

Да, не поступила. Не хватило какого-то балла, чтобы открыть себе путь в мир журналистики. А ведь это была моя мечта! Я даже вела канал на «Ютьюбе», где школьные подруги с удовольствием смотрели мои шуточные репортажи. И для более эффектной внешности волосы покрасила! Вместо невзрачных светло-русых они уже несколько месяцев радовали меня переливом от платины до лилового.

Но все надежды рухнули в момент, когда вывесили списки и меня, Евы Аксаковой, в них не оказалось.

В рюкзаке завибрировал смартфон, но доставать его не стала. И так понятно, что это девчонки в чате делятся своими успехами. Все четверо поступили. Даже Ирка, которая шла на юридический. Только я оказалась неудачницей. Вот почему?!

– А я говорила, что затея с журналистикой добром не кончится, – напомнила мама с укором. – Во всю эту журналистику и конкурсы огромные, и поступают туда только по блату или за деньги. Вон шла бы, как твои подруги, на медсестру какую-нибудь или в педагогический. Спокойно бы поступила и образование полезное получила. А теперь что делать будешь?

– Не знаю, – буркнула я. Признавать ее правоту даже сейчас не хотелось.

Да, я могла пойти вместе с Алинкой в медицинский колледж. Или со Светкой и Ольгой в педагогический. И поступила бы – баллов хватало. Но у меня была мечта! И кем бы я была, если бы не попыталась ее исполнить?

К тому же я целый год готовилась и действительно была уверена в успехе. Даже запасного варианта на случай неудачи не подготовила.

Как оказалось – зря.

– Вот. – Мать бросила передо мной на кровать справочник вузов Москвы. – Берись уже за ум, изучай и определяйся. Может, еще успеешь хоть куда-нибудь, пусть на заочное поступить. Нечего год терять.

И ушла, оставив меня наедине со взрослой жизнью.

Смартфон снова зажужжал. Чтоб его!

Признаваться подругам в провале не хотелось. Я вообще никогда не любила жаловаться. Обсуждать успехи – сколько угодно. А говорить о проблемах, пусть и считается, что друзья помогают и поддерживают, – нет. Мне банально не нравилось, когда меня жалеют.

Так что в стремлении отсрочить неизбежное я без особого энтузиазма открыла справочник. На разделе заочного обучения обнаружилась закладка, а среди первых же объявлений попались отмеченные маркером.

Н-да. Мама оказалась куда большим реалистом, чем я, раз заранее купила этот справочник и даже просмотрела. Или просто настолько в меня не верила?

Настроение еще больше испортилось.

Я листала страницу за страницей, пробегая взглядом однообразные списки колледжей и институтов, надеясь найти хоть что-то близкое к моей мечте. Ведь зачем тратить год на изучение какой-то ненужной педагогики, если найдется журналистика?

И она находилась! Но платно. А денег на платное обучение у нас не было.

Неужели все-таки придется идти в педагоги?

Уныло поморщившись, я в очередной раз перевернула страницу. Скользнула взглядом по новому объявлению… и недоуменно моргнула, потому что начиналось оно весьма оригинально:

Академия магии имени Гастана Саррийского объявляет очередной набор. Доступно очно-дистанционное обучение!

Академия магии?

– Да ладно? – Я хмыкнула.

Не ожидала, что в серьезном издании, призванном рассказать абитуриентам о вузах, будет такая шутка! Или это очередные вымогатели денег в справочник пролезли?

И как это – очно-дистанционное обучение? Через интернет, типа конференции в скайпе? Прогрессивные маги пошли!


В этом году руководство приняло решение выделить для студентов и бюджетные места.


Хм, бюджет – это значит бесплатно. А вымогатели бесплатно не работают. Может, это секта? Интересно, кто этот Гастан? Известный маг Средневековья какой-нибудь? Или современный колдун из шоу «Битва экстрасенсов»?


Для прохождения вступительного экзамена обращайтесь в приемную комиссию с 1 по 30 июля…


А сегодня уже двадцать восьмое, кстати сказать. Совсем мало времени осталось!

«Может, попробовать? – мелькнула шальная мысль. – Бесплатно же. А если секта – уйти».

Впрочем, едва я прочитала, куда необходимо обращаться, с досадой вздохнула. Нет, все-таки это чья-то шутка. Потому что адреса у этой магической академии не было. Не было даже телефона или электронной почты. Вместо них значилось только указание: абитуриентам задать на хрустальный кристалл запрос-маяк на посещение магической академии и подготовиться к переходу. А все энергозатраты на перенос эфирной оболочки, мол, берет на себя принимающая сторона.

– Хрень. – Я поморщилась и, отбросив справочник, потянулась к рюкзаку.

Неизбежности не избежать. Надо все-таки рассказать девчонкам, что я не поступила.

Взяв смартфон, я открыла мессенджер и отправила девчонкам приветственный смайл.

«Ну как?», «Прошла?» – один за другим тотчас посыпались вопросы.

Глубокий вздох, и пальцы с трудом набрали признание:

«Нет. Балла не хватило».

Ну вот. Вот я это и написала.

Реакция последовала незамедлительно, и ровно такая, какой я боялась: Светка, Алина и Оля ожидаемо принялись наперебой меня успокаивать. Сами того не понимая, они прошлись по всем больным мозолям: и о высоких конкурсах на место напомнили, и на теме безденежья потоптались, а потом еще и о потере целого года поговорили.

Только и оставалось, что отсылать кривые смайлы и угукать в ответ.

«Фигово, но, наверное, ожидаемо, – Ирка была более прямолинейна. – Вот зря ты с девчонками не пошла в педагогический поступать! Чего теперь делать будешь?»

«Пойду на заочное, – закусив губу, набила я. – Варианты уже есть, так что год отучусь, а на следующий поступлю уже точно. Один балл – ерунда».

Да, я немного приврала. Во-первых, потому, что слова Ирки неприятно зацепили. Если от матери я ожидала критику, то от подруги вот вообще нет! Тем более сама-то она пошла именно туда, куда мечтала!

А во-вторых, я все еще надеялась найти что-нибудь подходящее. Ну или устроиться на подработку и с вырученных денег оплачивать обучение. Чем не вариант?

После чего свернула разговор, сославшись на то, что мне надо бежать. Получила вдогонку очередное пожелание не расстраиваться и впервые за все наше с девчонками общение с облегчением закрыла чат.

Ничего. Переживу. Главное – у меня есть четкий план действий. Осталось только собраться и последовать ему.

О своем плане совместить подработку с оплатой обучения я сообщила за ужином и маме.

– Подработка? – Та с сомнением покачала головой. – Я, конечно, не против, но лучше бы ты просто поступила в какой-нибудь нормальный институт.

– Я и поступлю, – уверенно сказала я. – И выучусь на журналиста.

– Хм…

– Оставь, Марин. У ребенка есть мечта и настойчивость, пусть пробует, – вступился папа.

Спасибо ему за это!

– Время она только зря потеряет, – пробормотала мама, но больше спорить не стала.

Ну а я, ободренная поддержкой хотя бы одной стороны, решила с самого утра засесть за изучение подходящих вакансий на сайтах по поиску работы. И может, еще каких-то заочных факультетов. Ведь в справочнике, который дала мама, наверняка перечислены не все.

Бросив на него короткий взгляд, я снова поморщилась. Вот же составители! Как нормальных бесплатных институтов побольше абитуриентам предложить – так фигушки. А как платные объявления о каких-то несуществующих магических академиях пихать – пожалуйста. Везде только деньги решают!

Внезапно в голову пришла идея. А ведь с этим дурацким объявлением можно забавное видео заснять! Выложу свое «поступление» на «Ютьюб», чтобы девчонки посмеялись. Заодно и покажу, что со мной все в порядке и я ни капельки не расстроена, а продолжаю заниматься любимым делом.

Быстро включив камеру, я зачитала в нее объявление, помахала справочником в объектив и серьезно заявила, что собираюсь пойти по стопам Гарри Поттера.

Конечно, необходимого реквизита – хрустального кристалла, указанного в объявлении, у нас в квартире отродясь не водилось. Зато у матери в серванте стояли внушительные советские хрустальные бокалы на длинных толстых ножках.

– Уж извините, господа маги, ничего другого нема, – хмыкнула я, вытаскивая один из фужеров и демонстрируя в объектив. – Надеюсь, приемная комиссия окажется не слишком придирчивой.

Та-ак, теперь надо запрос сформировать каким-то образом. А каким?

Я нахмурилась и задумчиво куснула губу. Во всех фэнтези-фильмах маги только и делали, что хмурились и принимали важный вид. Значит, и я так же буду.

Сосредоточившись для антуража, я сжала бокал. Выразительно, с пафосом проговорила название академии и водрузила свой хрустальный «проводник в мир магии» на подоконник, как раз у изголовья дивана.

– Все, мои дорогие зрители. Я отчаливаю в приемную комиссию! – торжественно возвестила я и, не удержавшись, хихикнула.

После чего завершила запись, отключила камеру и забралась под одеяло.

Завтра ролик отредактирую и на «Ютьюб» залью. А сейчас – спать.


Заснула я быстро, но сон оказался странным. Казалось, только что я погружалась в темную воронку беспамятства и расслабления, как сознание вдруг вновь стало ясным и чистым, а я очутилась в огромном, заполненном людьми зале.

Или нет, не в зале, а в холле! Невероятных размеров, с высоченными потолками, мраморными полами и колоннами, с тяжелыми люстрами.

Атмосферное место, ничего не скажешь!

– Вау! – восхищенно выдохнула я, с интересом оглядываясь по сторонам.

Впрочем, почти тотчас меня одернул недовольный мужской возглас:

– Эй, призрак! Чего застряла на самом проходе?

– Что? – Я недоуменно уставилась на остановившегося передо мной хмурого парня в темно-серой форме.

– Что-что, вали уже, куда шла, а то сквозь тебя пройду! – проворчал он.

Я изумленно отступила на шаг, пропуская хама, а потом запоздало удивилась: меня назвали призраком?!

Короткий взгляд вниз, и осознание: я действительно призрак! Полупрозрачная голубоватая фигура!

– Некислый сон, – ошарашенно пробормотала я. – Вот кем-кем, а призраком я еще не становилась.

Правда, окружающие меня видели и реагировали совершенно спокойно, словно так и надо. А приглядевшись, я обнаружила и еще несколько таких же светящихся фигур. Все они уверенно направлялись в дальний конец холла к длинной регистрационной стойке из серого мрамора, где толпился народ.

Движимая любопытством, я пошла туда же. За стойкой обнаружилось несколько девушек и молодых людей в строгих костюмах несколько старомодного покроя. На стене за их спинами красовалось изображение стилизованного, вставшего на дыбы единорога. Медные таблички перед ними гласили: «Регистратор приемной комиссии».

Стоп, комиссии? Приемной комиссии? Это уж не магической ли академии? Ничего себе! Видать, сильно я вечером впечатлилась, раз мне еще и сон о магах снится!

– Девушка! Вы, если не подходите, пропустите тех, кто следом по очереди! – раздался за мной очередной недовольный голос, и я поспешила к освободившейся стойке, за которой находилась высокая молодая брюнетка. Правда, о чем говорить с ней, не имела понятия, поэтому для начала уточнила:

– Простите, это академия магии Гастона… э-э…

– Гастана Саррийского, – с легким высокомерием поправила та, доставая из-под стойки новый бланк. – Имя, фамилия? Оплачивать будете золотыми или картой?

– Ева Аксакова. И я, вообще-то, на бюджет поступать планирую, – сообщила я.

Девушка слегка поморщилась. Видимо, в моем сне эта академия была каким-то магическим аналогом МГИМО и бюджетники тут не котировались.

– Конкурс на бюджет – девятьсот сорок шесть человек на место, – сообщила она. – Если у вас нет выдающихся способностей к магии или медалей учебных заведений за отличие в учебе, советую не тратить время, а просто заплатить.

Нет, ну надо же! Мало мне в реальности платных вузов, так еще и во сне кто-то условия ставить будет! Нет уж! Мой сон – мои правила!

– Девушка, свои ценные советы оставьте для других, – холодно произнесла я. – Лучше оформляйте быстрее, я не намерена тут всю ночь… или какое тут у вас время суток… торчать.

Брюнетка недовольно фыркнула, но быстро внесла мои данные на бланк, после чего затребовала:

– Вашу руку.

А едва я протянула ее, шлепнула мне на тыльную сторону запястья небольшой овальный стикер. Белый и без единой надписи. Что интересно, он прилип, даже несмотря на мой призрачный облик.

– Ваш пропуск на экзамен. По лестнице второй этаж, алая дверь номер пять. И советую поспешить, приемный день скоро закончится.

– Погодите. – Я нахмурилась. – А что насчет факультета? Вы не спросили, куда я хочу…

– Экзамен, девушка, общий, – с раздражением перебила она. – Распределение по факультетам идет только после его окончания и при положительном решении о зачислении. Всего хорошего. – И, демонстративно переведя взгляд, с улыбкой посмотрела мне за спину. – Проходите, молодой человек!

Мерзкий внезапный зуд, пронзивший, казалось, всю меня, заставил почти отскочить от стойки. А обернувшись, я увидела, что на моем месте уже стоит высокий парень в дорогом костюме с коротко остриженными рыжеватыми волосами.

Видимо, неприятное ощущение вызвало его соприкосновение с моей призрачной сутью.

– Алан Камерано, Домен Пепла, – представился тот, протягивая брюнетке тонкий золотой прямоугольник. – Очное. Платить буду картой.

Вот, пожалуйста, очередной мажор.

Я скривила губы и отправилась к ближайшей из трех широких лестниц. Меня ждет экзамен, и уж во сне-то я должна его сдать!

Оказавшись на нужном этаже, я без проблем нашла нужную мне пятую алую дверь. Перед ней толпилось несколько таких же полупрозрачных фигур, как и я.

– Привет, – поздоровалась я и уточнила: – Кто крайний?

– Я, – поднял руку хмурый парень.

И я подошла к нему ближе, чтобы точно не пропустить свою очередь, а заодно ненавязчиво выяснить, что же происходит за красной дверью.

Правда, парень оказался не слишком разговорчив. В ответ на вопрос он пожал плечами и коротко ответил:

– Просканируют ауру. Может, попросят что-то сделать. Потом комиссия вынесет вердикт.

И замолчал.

– Ясно-понятно, – пробормотала я, хотя понятно ничего не было, и прислушалась к разговорам остальных ожидающих.

– И почему именно ректор принимает? Это же заочное отделение, – тихо вздохнула худенькая рыжеватая девушка, которая стояла практически рядом с дверью.

– Так потому и принимает. Факультет-то экспериментальный, – так же тихо ответила ей стоявшая рядом блондинка. – Раньше тут бесплатных отделений не было, вот и отбирают самых перспективных.

В следующий момент дверь открылась, выпуская печального паренька-призрака. Едва выйдя в коридор, тот со смесью обиды и злости глянул на нас и практически сразу растворился в воздухе.

– Не повезло, – прокомментировала блондинка. – А я сразу знала, что ему не повезет.

А вместо него в приемную направился очередной нервный парень.

И потянулись минуты ожидания.

В отличие от прочих соискателей, я особо не переживала. По крайней мере, старалась, поскольку понимала, что это всего лишь сон и я им могу управлять. Но на задворках сознания нет-нет да и появлялись мысли о неудаче. Ведь девушка-регистратор явно намекнула, что все здесь покупается за деньги. Да и конкурс на место озвучила какой-то совсем уж дикий: под тысячу человек!

Но я тут же отбрасывала эти мысли прочь. Особенно после того, как уверенная блондинка вышла из приемной, сияя от счастья, и, прежде чем исчезнуть, сообщила нам всем, что поступила. Правда, до того, как подошла моя очередь, она в итоге оказалась единственной, кому повезло. Ни ее рыжеволосая собеседница, ни стоящий передо мной парень экзамен не сдали. Но тем не менее я уже знала, что шанс есть. А значит, по законам сна я поступить просто обязана!



Так что, глубоко вдохнув, я запретила себе думать о провале и вошла в просторную аудиторию.

Мебели здесь практически не было. Только у противоположной стены за широким длинным столом расположилась комиссия. Их было трое. По центру сидел полноватый, крепкий мужчина с короткими волосами, в темно-вишневом балахоне. Классическом таком, как во всех фэнтези-фильмах про магов.

По правую руку от него находилась сухощавая пожилая женщина с забранными в пучок волосами. Ее балахон, впрочем, как и балахон сидящего слева высокого седовласого мужчины, был темно-серым.

Под пронзительными взглядами троицы я внезапно ощутила робость. С трудом подавив желание опустить голову, подошла к нарисованной на полу красной черте и вежливо поздоровалась:

– Добрый день.

– Добрый, – ответил ректор, чуть прищурившись.

Глаза его, да и всех остальных, к моему изумлению, неярко засветились. Жутковатое зрелище! Это они что, как тот парень предупреждал, мою ауру сейчас сканируют?

– Второй базовый уровень по первичной подкачке силой, – уверенно изрек ректор коллегам, после чего обратился уже ко мне: – Ну что ж, девушка, продемонстрируйте нам свои способности, чтобы мы могли посмотреть вашу ауру в активной работе и оценить, так сказать, потенциал и перспективу.

И выжидающе на меня уставился.

А как мне эти самые способности демонстрировать-то? И какие? Что там маги обычно делают?

Перед внутренним взором замельтешили картинки, как мегакрутые колдуны кидаются огненными шарами. Не самый плохой вариант, наверное?

Я сосредоточилась, прикрыла глаза, развела руки и постаралась представить, как между ними появляется пылающая сфера. Ясно, во всех деталях, вплоть до трещащего звука пламени…

– Слабоватая иллюзия, – сообщили мне.

Тотчас открыв глаза, я обнаружила болтающийся полупрозрачный красный шарик без какого-либо намека на огонь. И че за фигня?

Злость на собственное подсознание, которое даже во сне не дает мне права на безоговорочную победу, заставила скрипнуть зубами. Я резко выдохнула, и воздух внезапно уплотнился, отчего «иллюзия» шлепнулась прямо в мои ладони шаром льда. От неожиданности я вздрогнула, и тот выскользнул из рук прямо на мраморный пол, где с протяжным «дзынь!» разлетелся на мелкие тающие кусочки.

– Уже лучше. Спасибо за демонстрацию… Ева Аксакова, верно? – теперь ректор смотрел на меня уже с интересом.

– Да. – Я кивнула, чувствуя облегчение и радость. Получилось ведь!

– Вы не указали, из какого вы Домена.

Домен? Какой еще Домен?

Я вспомнила, что у стойки регистрации парень, шедший за мной, называл Домен Пепла. Получается, это приставка к фамилии, что ли? Местность проживания? Или титул? Хм… в любом случае, у меня такого нет. Об этом и сказала:

– Ни из какого, я сама по себе.

Вот только мне неожиданно не поверили.

– Что ж, понимаю, – ректор усмехнулся. – На то факультет и экспериментальный, дистанционный, чтобы сюда могли поступить даже те, кто ограничен условиями… разными условиями. Так что требовать от вас полного раскрытия личности мы не имеем права. По крайней мере, пока. Что ж, ждите. Комиссию прошу к обсуждению. – Он махнул рукой, и по воздуху пробежала радужная рябь. – Что думаете, коллеги, об этой кандидатке?

– Не вижу смысла ее обсуждать, – откликнулась женщина. – Иллюзия вышла крайне слабая.

– Но все же ей удалось исправить первую оплошность, Ламарна, – отметил мужчина слева. – А материализация однозначно получилась.

Я нервно кашлянула. Не привыкла я к тому, чтобы людей вот так беззастенчиво при них же и критиковали. Зато вредная тетка, похоже, с этим проблем не испытывала.

– И что? – как ни в чем не бывало продолжала она. – Если она потенциальный маг воды или воздуха, в этом нет ничего удивительного. У каждого второго в момент эмоционального всплеска может получиться подобное. Только толку-то? Она не из Домена Пепла, тут эмоций недостаточно. Нет, поступи она на платное, базовый курс девчонка освоила бы, я не спорю. Но она идет на факультет призраков! И выдающегося таланта для зачисления сюда я не вижу. Посредственная, как и остальные. Дальше в списке поступающих, по моему мнению, есть куда более перспективные кандидатуры.

Я устало закатила глаза. Значит, даже на формально бесплатный факультет уже списки с «перспективными» предоставлены? Ну-ну. Теперь понятно, почему этот «экзамен» такой простой и вольный. А зачем напрягаться и что-то подробнее выяснять? Ковыряться в почти тысяче человек, которые все в перспективе могут быть магами? Куда проще самых-самых просто принять по блату, да и все. По сути-то все примерно одинаковые.

Да, если появится кто-то сверходаренный и проявит себя, его возьмут, но об этом девушка-регистратор сразу и предупредила. Мол, без побед в олимпиадах нет смысла и соваться.

В душе вспыхнули обида и злость. И вот почему даже в моем сне все уже кем-то проплачено и зарезервировано?

– Зачем тогда вообще устраивать экзамен и звать всех желающих, если уже составлен список тех, кто должен поступить? – не удержалась и спросила я вслух.

Вся комиссия удивленно обернулась ко мне. Видимо, не ожидали такой наглости от абитуриентки. Только мне уже терять было нечего! Это мой сон! Что хочу, то и спрашиваю.

– Гхм… вы нас слышите? – недоверчиво уточнил ректор.

– А не должна? – с вызовом уставилась на него я.

– Не должны, – серьезно подтвердил он. Потом посмотрел на молчащую теперь женщину и сообщил сразу всем: – Думаю, решение очевидно. И оно положительное. Ева Аксакова, подойдите.

А сон-то начинает выравниваться! Вот так бы сразу!

В душе вспыхнула гордость. Я уверенно приблизилась к столу.

– Вашу руку, – потребовал ректор.

Послушно протянула правую. Честно говоря, ожидала, что мне ее банально пожмут, но нет. Ректор вытащил откуда-то из нижнего ящика тонкую серебристую полоску и приложил к моему запястью. Удивительно, но та не прошла насквозь, а обернулась вокруг руки браслетом и исчезла.

– Поздравляем с зачислением, – произнес он. – И желаем успехов в учебе. Можете быть свободны.

Пусть это и сон, но все равно было приятно добиться успеха, который предал меня в реальности. Я кивнула в знак благодарности и, с трудом сдерживаясь, чтобы не подпрыгивать на ходу от радости, чинно покинула аудиторию.

В коридоре, правда, тоже сообщать окружающим о своем успехе не стала. Тем более что внимания на меня никто не обращал. Вместо этого решила пройтись по академии и посмотреть, как она вообще выглядит.

Но увы, не получилось. Оказалось, какой-то незримый барьер преграждал дальнейшую часть коридора и лестничный пролет, ведущий наверх. Я могла только спуститься вниз, в знакомый, забитый абитуриентами холл.

Перемещаться по нему было не слишком приятно, поскольку через меня постоянно проходили люди, вызывая мерзкий зуд во всем теле. Так что я поспешила к высоким арочным дверям с сияющим в лучах заходящего солнца мозаичным витражом. Не изнутри, так хоть снаружи на академию посмотрю! Да и вообще на мир вокруг.

Толкнув дверь, я уверенно вышла на просторный, мощенный плиткой двор…

А в следующий миг ощутила резкий рывок куда-то наверх, и сознание погрузилось в темноту.

Глава 2

– Ева! Я ухожу на работу!

Окрик матери и хлопок закрывающейся двери заставили меня поморщиться, не открывая глаз. И вот зачем она продолжает это делать, когда вставать мне уже никуда не надо? Жалко ей, что ли, что я еще пару часиков посплю?

Стоп. Сон!

Меня буквально подбросило на кровати. Странная академия и магический экзамен стояли перед внутренним взором так ярко и отчетливо, словно я действительно там была. Не удержавшись, я даже невольно потрогала запястье, на котором ректор застегнул браслет. Разумеется, ничего не обнаружила.

Да и откуда бы? Я ведь всю ночь проспала и, кстати, практически выспалась. А если бы мама не разбудила, то через часик-другой уж наверняка.

Но магическая академия была такой реальной…

Нет, ну надо же! Вот это нафантазировала!

Надеюсь, фантазия не подведет и при составлении резюме для поиска работы. С учетом того, что я недавняя школьница и опыта у меня никакого, придется постараться. Хотя, конечно, на крайний случай всегда можно устроиться в какую-нибудь сеть быстрого питания. Но вдруг повезет найти более интересное предложение? И сразу получится подобрать хорошую платную заочку по журналистике.

В конце концов, во сне я в академию поступила. Так пусть это будет удачным знаком и в реальности тоже повезет.

Так, мысленно подбадривая себя и подбирая выгодные определения для резюме, я отправилась на кухню. Сжевав пару бутербродов, заготовила большую кружку кофе и, воодушевленная, села за компьютер изучать сайты поиска работы.

Увы, реальность оказалась куда менее радужной, чем я ожидала. Резюме мое, пусть и составленное хорошо, с самой лучшей фотографией, но без опыта работы, ровным счетом никого не интересовало. Оно просто потерялось на фоне сотен тысяч таких же, и предложений от работодателей не приходило.

Через неделю я окончательно поняла, что просто сидеть и ждать бесполезно, и начала проявлять максимальную инициативу сама. Куда я его только не отсылала! Но и так успеха не достигла. Мне отвечали, что я не успела, не подхожу или совсем ничего не отвечали. Складывалось ощущение, что в этом мире для меня работы просто нет.

Время шло, а я, по словам мамы, оставалась «ни рыбой ни мясом». И работы нет, и зачисления на обучение, соответственно, тоже. А это такой хороший повод, чтобы ежедневно читать мне нотации!

Какое-то время отдушиной был наш с девчонками чат. Но и там мы общались все реже и реже. А вечером первого сентября, листая новостную ленту социальной сети, среди кучи сообщений, в которых знакомые поздравляли друг друга с началом студенческой жизни, я увидела фотку моих подруг в нашем любимом кафе. И подпись: «Классно отметили поступление!»

«Замечательно посидели… без меня…» – написала я в наш общий чат. И приготовилась ждать оправданий.

Первое сообщение не заставило себя долго ждать:

«Ой, да мы случайно там пересеклись», – пришло от Алины.

«А мне позвонить?!» – нервно набила я.

«Прости, не подумали:(»

«Да тебе все равно было бы неинтересно, – добавила Ирка. – Мы обсуждали экзамены, предметы, которые будут…»

Я отключила чат. Внутри клокотали злость и обида. Если раньше я молчание в чате списывала на занятость подруг, то теперь остро ощутила собственную ненужность. Меня просто вычеркнули из клуба успешных студенток!

Нет, с этим надо что-то делать! Вот если за эту неделю ничего не подберу, пойду хотя бы в какой-нибудь Макдоналдс! Я обязана начать учиться!

Я накручивала себя весь вечер. Даже за ужином почти не реагировала на очередную мамину лекцию о том, что «все нормальные дети уже учиться пошли, и только ты сиднем дома сидишь». Только механически пережевывала рис с овощами, сдерживала злые, бессильные слезы и нервно сжимала в пальцах вилку… пока внезапно запястье правой руки не засветилось!

Чуть не подавившись, я сглотнула и испуганно уставилась на собственную руку, не веря собственным глазам. Что за фигня?!

А свет, словно осознав, что достиг цели и привлек мое внимание, пошел рябью и сложился в короткую надпись: «2 эт., 5 алая, 30 мин».

Я, что называется, подвисла. Откуда это? Что это? Что вообще происходит?

«29 мин».

Так это еще и таймер? Что бы это ни было, оно хочет, чтобы я была где-то… где?

«Второй этаж, алая дверь номер пять», – голос-воспоминание девушки-регистратора из сна месячной давности про магическую академию зазвенел в ушах, и я снова сглотнула.

Да ладно?! Это ведь был всего-навсего сон! Обычный сон!

Таймер отсчитал еще минуту.

А ведь ректор именно на это место мне тогда полоску налепил!

– Ева? Ты чего застыла?

Оклик матери вывел меня из оцепенения.

– Рука… – пробормотала я.

– Что рука? – мама недоуменно посмотрела на сжатую в ней вилку.

Меня прошиб холодный пот. Она не видела! Не видела сияния!

– Заболела. Не хочу больше есть. Спать пойду, – выдавила я и, быстро встав из-за стола, рванулась к себе в комнату.

Что со мной? Стресс? Глюки? Или магия действительно существует?! И та академия тоже?!

– Да быть того не может. – Я от волнения заговорила вслух. – Не бывает такого. А объявление то было просто шуткой. Правильно? Где этот чертов справочник? Покажу его маме…

Не покажу.

Я вспомнила, что еще недели полторы назад выкинула его в мусорку.

Но у меня осталось видео!

Подскочив к компьютеру, я зашла на «Ютьюб» и быстро перекрутила ролик на момент махания справочником в камеру. Нажала на паузу и вгляделась в картинку. Кадр был смазан, но даже так я увидела, что объявления о магической академии на бумаге не было! Вместо него оказалось совершенно другое!

Но как так? Ведь я совершенно точно его видела! Точно так же, как сейчас вижу сияние на своей руке! Но почему мама не видит?!

Верить в собственную болезнь я отказывалась и психом себя не считала. Но во что еще верить? Неужели это и вправду – правда?!

Сердце застучало быстро-быстро, а паника в душе начала отступать, вытесняемая предвкушением чего-то удивительного и невероятного.

Могу ли я допустить существование других миров? Пожалуй, могу. А наличие магии… что ж, и это легко проверить! Ведь я вроде как в магическую академию поступила. Вот и посмотрим, что из этого выйдет. Если научусь магии – это будет самое лучшее доказательство того, что все реально.

А если не научусь…

«Если не научишься, тогда и будешь об этом думать. Проблемы надо решать по мере их появления», – решительно оборвала я себя. Протерла от пыли стоящий в углу подоконника хрустальный фужер и забралась в кровать.

Опаздывать в первый учебный день не следует.

В знакомом огромном холле я оказалась мгновенно, едва закрыв глаза. И это было потрясно!

Отметив, что людей сегодня здесь практически нет, я поспешила к знакомой лестнице. Второй этаж, та самая алая дверь, и вот я на месте, в просторной приемной, где месяц назад прошла вступительный экзамен.

То, что я не ошиблась, стало ясно сразу: здесь уже находилось трое призраков. Два парня и знакомая по поступлению блондинка. Все трое – в однообразных призрачных коричневых балахонах. Кстати, и я, оказывается, тоже!

Миленько. Нас еще и формой сразу обеспечили.

А блондинка меня узнала. Пока я оглядывалась и разглядывала себя, она подошла ближе, сообщив:

– А я тебя помню. Ты ведь со мной в один день поступала, верно?

– Да. – Я кивнула. Хоть о девушке у меня и осталось двойственное впечатление – слишком самоуверенной она тогда показалась, делать вид, что не помню ее, не стала. Все ж учиться предстоит вместе.

– Не ожидала, что ты пройдешь, если честно. А я редко ошибаюсь.

Нет, похоже, у нее действительно такой характер – самоуверенный и прямолинейный.

– Сама не ожидала, – буркнула я. – Но, как видишь, взяли. Видимо, посчитали достаточно одаренной.

– Одаренной? В чем? – заинтересовалась девушка и кивком указала на парней. – Вон те двое – медалисты-выпускники, победители турниров и всего такого. Кстати, страшные зануды и совершенно никакие собеседники. Но, говорят, очень перспективные в магии. Ректор их работы посмотрел и сразу кандидатуры одобрил. А ты чем его поразила?

Хм, по крайней мере, она общительна и может рассказать что-нибудь полезное.

– Смогла услышать, как они меня между собой обсуждали, когда находились под защитой от прослушки, – ответила я.

– Ого! – теперь на меня смотрели с искренним изумлением. – Ты обошла «Полог тишины»? Серьезно? Такое только в Доменах Воздуха и Воды умеют! Значит, ты…

– Я не принадлежу ни к какому Домену, – перебила я, отрицательно мотнув головой. – Я сама по себе.

Вот только блондинка, как и тогда ректор, мне не поверила. Только улыбнулась этак понимающе и хмыкнула:

– Ну-ну. Не хочешь, не говори. В конце концов, я сама тут полулегально.

– В смысле?

– В моем клане, как и во многих других, перспективным невестам запрещено обучение вне родовых земель. – Девушка скривилась. – Но у меня высокий потенциал, и я не хочу зарывать его в землю. Я хочу стать магом! Хорошим, с дипломом, а не только выучить то, что разрешат дома, и всю жизнь просидеть в четырех стенах, выращивая мужу наследников. Так что этот факультет для меня – шанс изменить свою жизнь. Мой старший брат тут вполне успешно учится, значит, и я смогу. По крайней мере, ректор в меня поверил, – закончила она с жаром.

И с таким искренним возмущением все это прозвучало, что мое мнение о новой знакомой полностью переменилось. Стало понятно, отчего у нее такой характер. Она ведь, как и я, пытается любым способом исполнить свою мечту, даже наперекор явно влиятельным родственникам. А чтобы сделать это, без уверенности и силы воли не обойтись.

– В этом мы с тобой похожи, – улыбнулась я и представилась: – Ева.

– Иланна, – улыбнулась и она.

Что ж, кажется, первое иномирное знакомство прошло успешно.

– Слушай, ты сказала, что здесь полулегально. Получается, родители обучения не одобрили? – уточнила я.

– Если бы не одобрили, меня бы и не зачислили. – Иланна качнула головой. Потом хихикнула и добавила: – Поэтому они вообще о моем поступлении не знают.



– Так если твой брат тут учится, не боишься, что вы встретитесь, он узнает тебя и скажет родителям? – обеспокоилась я.

– Каждый поступивший имеет право пройти курс обучения до конца. Так что теперь ничего мне уже не сделают, – заверила она. – Ну а вообще я подстраховалась. Мы же призраки. А все призраки носят маски. Так что на самом деле я совсем по-другому выгляжу. Как и ты.

– У меня нет иллюзии, – не согласилась я. – Я выгляжу точно так же.

– Ага-ага. Особенно твои волосы. – Иланна фыркнула.

– Да я серьезно! Я их покрасила!

Но девушка только отмахнулась, мол, хорошо-хорошо, как хочешь.

Пока мы разговаривали, в приемную подходили новые призраки. К моменту окончания отсчета на таймере нас набралось двадцать. Причем девушек оказалось лишь семь, включая меня.

Интересно, это только тут или во всей академии такой расклад? Вот чувствую, что во всей, раз девушек предпочитают оставлять на домашнем обучении.

О том, хорошо это или плохо, задуматься не успела, поскольку дверь приемной открылась, являя первого настоящего человека.

Этого высокого сухощавого мужчину я помнила. Седые, коротко остриженные волосы, пронзительный взгляд стальных глаз, нос с горбинкой – именно он был третьим в приемной комиссии и заступился за меня.

Быстро оглядев нас, он удовлетворенно хмыкнул и прошел к столу.

– Меня зовут магистр Базиль Крост, – сев, представился он. – Я – декан факультета дистанционного обучения, или иначе – факультета призраков, так что со всеми проблемами можете обращаться ко мне. Хотя лично я о проблемах слышать не хотел бы.

Хм, оптимистичное начало. Это нам только что сообщили, что мы все – обуза? Хорош декан, ничего не скажешь!

Мы с Иланной недоуменно переглянулись, однако следующие слова магистра все прояснили:

– Как вы уже знаете, факультет экспериментальный и открыт только в этом году, поэтому положение его еще зыбкое. Организовать такой вид обучения было сложно по многим причинам, так что многие до сих пор сомневаются, а стоило ли оно того. Учитывая, что факультет бюджетный и, соответственно, прибыли академии не приносит, а только расходы, любые наши проблемы и неудачи сыграют на руку тем, кто хочет его закрыть.

– А в чем сложность? – спросил кто-то из парней. – Деньги на наше содержание выделять не хотят? Так мы даже не едим тут.

– Затраты на факультет призраков куда выше, чем снабжение столовой продуктами, – ответил магистр. – Чтобы перемещаться в эфирной оболочке между мирами, необходимо огромное количество энергии. За счет собственного магического резерва такое доступно лишь очень сильным магам, да и то недолго. Раньше наша академия позволяла в такой, призрачной, форме лишь проходить вступительный экзамен, чтобы не тратить время и средства на дорогу. Но даже для обеспечения этого приходилось временно отдавать в распоряжение приемной комиссии один из наших энергонакопителей. Сейчас же, чтобы обеспечить ваше присутствие здесь, их работает уже три, причем постоянно.

Видимо, это и впрямь был внушительный объем, поскольку вокруг послышались изумленные вздохи.

– Разумеется, мы постарались максимально оптимизировать траты, – продолжил декан. – Поэтому не удивляйтесь, что большая часть академии окажется вам недоступна. Необходимая подпитка для вашего удержания действует лишь в местах общего пользования и там, где проходит обучение. Если же вы выйдете за их пределы, то сразу будете отброшены обратно к своим телам. Мы, конечно, поставили защиту от призраков на границах, чтобы вы по незнанию или случайности не исчезали из академии внепланово, но все же будьте внимательны и соблюдайте осторожность.

Вспомнив, как у меня не получилось подняться по лестнице на этаж выше, а затем и вовсе выбросило при выходе на улицу, я автоматически кивнула. Вот, значит, в чем причина была.

– В общем, вы обязаны оправдать вложенные в организацию вашего обучения силы и средства и показать, что проект достоен развиваться дальше, – заключил магистр Крост. – Его обсуждения и критика идут до сих пор. Именно по итогам вашего обучения будет принято решение, стоит ли продолжать эту практику или нет.

– Удивительно, что на нас вообще разорились, – вполголоса буркнул стоящий справа полноватый рыжеволосый парень.

Однако декан услышал.

– Ничего удивительного, – сказал он. – Согласно распоряжению Совета Содружества миров наша академия, как и многие другие, способствует поиску одаренных магов. – Потом тонко улыбнулся и добавил: – А заодно испытывает возможность удаленного обучения для тех отпрысков из богатых семей, которым не разрешают покидать родные владения. Если все получится, то базовый курс вместо домашнего обучения они смогут проходить здесь, только уже платно, разумеется.

Среди призраков послышались понимающие смешки.

Ну вот с этого и надо было начинать! Без всяких патетических речей о поисках одаренных. Сейчас, конечно, несмотря на попытки той вредной тетки пропихнуть своих, одаренные среди нас есть: те же ребята – победители каких-то турниров. Да и меня вон не по блату взяли. Но оно и понятно: надо же перед главным Советом отчитаться и бедных самородков вживую продемонстрировать. А вот через год-два, если все пойдет хорошо, уверена, здесь ни одного случайного студента не будет. Даже на теоретически бесплатном отделении все места нелегально распродадут.

– А сколько длится обучение? – спросила я, тотчас удостоившись косых взглядов окружающих. Мол, ты из какой деревни, что даже таких вещей не знаешь?

Пришлось делать независимый вид, словно я ничего не заметила.

– У нас не школа, здесь нет точного срока, – ответил магистр Крост. – Каждый студент учится столько, сколько требуется для развития его дара. Кто-то достигает потолка уже через год-два, а кому-то и пяти лет мало. Но для факультета призраков, в силу особенностей, время на обучение ограничено только годовым курсом. Магия слишком серьезная и зачастую опасная дисциплина, а дистанционно мы не сможем проконтролировать все последствия ваших тренировок. Поэтому дадим только базовые основы, а потом наиболее перспективных и достойных переведут на очное обучение со стипендией академии.

Судя по мигом оживившимся и заволновавшимся сокурсникам, все же не зря я вопрос задавала.

– Что ж, основное я разъяснил, а теперь все следуйте за мной. – Декан поднялся из-за стола и направился к выходу.

Развернувшись, мы поспешили за ним.

Интересно только куда? На ознакомительную экскурсию? Или за учебниками? Хотя какие могут быть учебники у призраков? Как вообще мы будем учиться без тетрадок, ручек и всего такого?

– Вот ведь демон, я совсем не ожидала, что поступаю лишь на год, – отвлекая от размышлений, поделилась тревогой шедшая рядом Иланна.

– Ну, это еще не факт, – напомнила я. – Все же потом будут выбирать…

– Да, только выбирать из лучших! Не будь наивной, Ева. Поступить при определенных возможностях не так сложно. С самого начала было ясно, что одних медалистов сюда брать все равно не будут, так что возможность… м-м… проскользнуть, – она слегка запнулась, прежде чем подобрала удачное слово, – имеется. Совсем другое – соревноваться с этими самыми медалистами за право пройти дальше. Ведь брать будут явно лишь несколько человек. Причем окончательное решение примет ректор, а он, как оказалось, мужик тяжелый.

– В смысле неподкупный? – поддела я, понимая, что моя новая знакомая все-таки не просто так на этом факультете оказалась.

– Да. – Иланна раздраженно кивнула. – По крайней мере, подкупить его сможет не каждый. Это не магистр Ламарна, – добавила она уже совсем тихо.

Ха! Ну вот так я и знала!

– Но мне нужно остаться! – теперь в голосе девушки слышалось отчаяние. – Базовый курс не даст мне профессионального диплома и независимости. Он по факту мало чем будет отличаться от домашнего образования. Но личных денег у меня уже не осталось. Я все потратила. До монетки. Подумать только, а ведь я хотела уже сегодня сообщить родителям, что поступила в академию. Счастье, что не успела! Они бы точно надавили тут на весь ректорат, чтобы у меня и шанса не осталось перейти на следующий курс.

Все-таки двойственное у меня сложилось к Иланне отношение. С одной стороны, новая знакомая относилась к тем, кого я так не любила. Из обеспеченной семьи, самоуверенная, готовая ради достижения своей цели использовать не самые законные способы.

С другой – если мне в случае неудачи грозило просто стать каким-нибудь заштатным бухгалтером, то Иланну выдадут замуж неизвестно за кого и запрут в четырех стенах наследников рожать. Та еще перспективка! Тут уж любые средства, чтобы незавидной участи избежать, хороши. Даже подкуп.

– По крайней мере, ты точно знаешь, что у тебя есть способности к магии, и достаточно сильные, – отметила я и вздохнула. – А вот я о своих понятия не имею. Дома у меня они ни разу не проявлялись. Я сюда вообще наудачу поступать пришла.

– Видимо, ты просто недостаточно концентрировалась на том, что хочешь. Здесь для лучшего усвоения обучения ты находишься под действием заклинаний Памяти и Концентрации. К тому же на вступительном экзамене твою ауру дополнительно накачивали силой, чтобы ты смогла продемонстрировать свои потенциальные умения, – сообщила Иланна.

– Да-а? – Новость оказалась неожиданной, но и впрямь объясняла мои внезапные успехи в магии. – Значит, когда они на меня сияющим глазами смотрели…

– Именно тогда, верно, – она кивнула. – А сейчас тебе надо научиться накапливать магический резерв самой. Чем больше ты сможешь удерживать силы, тем круче заклинания сможешь использовать.

– Накапливать? Интересно как? В специальную емкость складывать, что ли?

– Складывать, скажешь тоже, – хихикнула Иланна. – Откуда ты такая странная, элементарных вещей не знаешь?

– Из самого далекого захолустья, которое ты только можешь себе представить, – ответила я.

– Удивительно. Ладно, не переживай, скоро поймешь, – успокоила собеседница.

Тем временем длинный коридор закончился очередным просторным холлом, заполненным студентами в синих мантиях. Все они спешили к открытым двустворчатым дверям, за которыми виднелся огромный, ярко освещенный зал, с высоким потолком-куполом. Вот только магистр Крост в холл так и не вышел, свернув в неприметный узкий боковой коридорчик и остановившись у небольшой боковой двери.

– Проходим сюда, – открывая ее, скомандовал декан.

«Словно черный ход для прислуги», – мысленно скривилась я.

Впрочем, едва я вошла внутрь, неприятные ассоциации вылетели из головы, сменившись искренним восхищением.

Интерьер зала совсем не походил на привычный антураж актовых залов в моем мире. Он вообще ни на что не походил!

Вдоль двух его стен, расположенных по обеим сторонам от центрального входа, тянулись иссиня-черные мраморные постаменты, на которых сияли огненные звезды. Условно они чем-то походили на наши неоновые вывески, но я отчетливо понимала, что внутри полыхают не светодиодные светильники, а та самая пресловутая магия. Эти звезды тянулись к дальней части зала, где возвышались три огромные статуи. Две темные – дымчато-черная и дымчато-пурпурная, и третья, сияющая белым перламутром, по центру. Материал, из которого они были сделаны, я определить не смогла. Он был одновременно и плотным, и невесомо-полупрозрачным.

У подножия статуй располагался высокий подиум, на котором находилось четверо, судя по серым балахонам, магистров.

– Вот это да! – восторженно протянула Иланна. – Всю жизнь мечтала попасть в Зал Славы!

– Нереальное место! – поддакнул полноватый парень рядом с нами. – Я до последнего не мог поверить, что здесь все создано из чистой энергии! Вы только гляньте на Звезды лучших выпускников! Это ведь сжатая, кристаллизованная магия!

– Да что там Звезды! Ты на статуи смотри! – подключился еще кто-то из ребят позади нас.

– Так это не камень? – удивилась я.

– Камень? Скажешь тоже! – фыркнула Иланна. – В этом «камне» столько энергии, что можно город испепелить! А то и несколько городов.

– Прямо ядерное оружие, – с изумлением и уважением оценила я. – Поближе бы посмотреть…

– По залу не ходить! – тут же одернул магистр Крост. – Станьте у стены и не мешайте другим ученикам. Хотя вы и бестелесны, поверьте, им будет неприятно проходить через тело призрака.

«А мы, видимо, будем просто в восторге!» – мысленно возмутилась я, вспоминая уже испытанный при поступлении спектр ощущений от чужого тела.

Снова вернулось неприятное чувство собственной чуждости этому месту. Вон и стоящие неподалеку «живые» студенты при виде нас морщились, задирали носы и всем своим видом демонстрировали, что мы здесь люди даже не второго сорта. «Лузеры и нищеброды» – читалось абсолютно во всех взглядах, которые бросали в нашу сторону.

– Платники, – скривившись, констатировала Иланна, тоже заметив взгляды «серпентария единомышленников». – Да если б они только знали…

Она осеклась и сердито поджала губы.

Что ж, вот и ей, обеспеченной, пришлось почувствовать себя на месте «черной кости». Хотя радости или злорадства я не испытала. При всем своем положении Иланна им не особо и кичилась. Со мной вон вполне нормально общалась, да и в сторону «бедных, но одаренных самородков» из числа медалистов нос не кривила. Лишь переживала, что они ее на годовых экзаменах обойдут.

– О, а вот и элита, – шепнула девушка, когда впереди показалась гордо шествующая группа студентов под предводительством знакомой мне уже магистра Ламарны. Их мантии от традиционных отличались более гладкой дорогой тканью и золотой отделкой по краям.

И эти «золоченые» смотрели на нас так, что обычные платники сразу показались просто дружелюбными душками. Для элитных студентов мы словно были самой грязной грязью с самой грязной улицы самого грязного мира. Проходя мимо нас, некоторые даже демонстративно приподняли подолы мантий, чтобы их, видимо, не коснулась и призрачная грязь с наших призрачных одежд.

Среди таких, особо брезгливых, я заметила и памятного Алана Камерано. Вот не зря он мне сразу не понравился!

И ведь главное, между собой они были чем-то похожи! Чем – с ходу сообразить не смогла, потому что черты их лиц были разными, но все равно ощущалось это странное сходство.

– Чудесное заведение, заботливые преподаватели, добрые сокурсники, – вполголоса пробормотала я, провожая «золоченых» снобов мрачным взглядом. – И в чем же они элита?

– Ну, для них лучше условия проживания и индивидуальный подход на семинарах, – ответила Иланна. – На том факультете учатся одни дархаты.

– Дархаты?

– Другая раса.

– О как! – Я посмотрела вслед «золоченым» уже с интересом. – А внешне выглядят как обычные люди. Или у них под одеждой что-то специфическое? Чешуя? Хвост, гм, не только спереди, но и сзади?

Иланна фыркнула.

– Скажешь тоже! Ничего такого нет. Это ведь не другой вид, а другая раса, говорю же. Просто много поколений сильнейшие маги старались подбирать себе таких же сильнейших магов в пару, и в результате потомки несколько… м-м… эволюционировали. У дархатов изначально очень высокий магический резерв, они лишены физических недостатков, не болеют, ну и сильнее намного. Например, кость человеку сломать даже их женщины могут легко.

После такого описания «золоченые» не понравились мне еще больше.

– Ясно. Супермены, значит, – констатировала я.

– Кто? – не поняла Иланна.

– Да это я так. Кино одно вспомнила.

– Кино?

– Забей, – отмахнулась я. – Хорошо, говорю, что мы призраки. Нам рук не поломаешь.

– Ну это да, – задумчиво согласилась она. – Слушай, а ты реально, что ли, совсем ничего не знаешь?

– Реально и совсем. – Я кивнула. – Зачем мне врать-то. Я вообще удивлена, что в нашем мире объявление о приеме в магическую академию дали. Потому что магов у нас вроде как и нет.

– Ну, тут как раз ничего удивительного. Объявление просто настраивается на поисковое заклинание. Оно само по мирам разлетается.

Вот кстати о мирах!

– И сколько этих миров? – заинтересовалась я. – Много?

– Ну, не то чтобы много, пригодные к обитанию миры не так легко найти, – поделилась Иланна. – Древние маги создали порталы две тысячи лет назад, и с того времени до наших дней в Содружество вошло только двадцать шесть миров. Есть, конечно, еще какие-то, на окраинах. Но там захолустья, которые не считаются перспективными. Вот типа твоего, наверное. А вообще, я в политике не сильна, извини.

Но мне и этой информации более чем хватило, чтобы восхититься и проникнуться масштабом. Это же надо! Столько миров, столько удивительных мест! Невероятно! Даже если я сплю, не будите!

Вот бы еще попасть куда-нибудь и посмотреть…

От разыгравшейся фантазии меня отвлекло усилившееся оживление в зале. Быстро оглядевшись, я увидела, что на подиум к магистрам поднимается ректор. Ага, видимо, сейчас будет официальная речь.

Я не ошиблась. Встав в центре, ректор поднял руки, призывая к вниманию, и все разговоры мгновенно стихли. А затем по залу прокатился громкий голос:

– Приветствую новое поколение молодых людей, решивших посвятить себя великому делу изучения магии! Меня зовут Данариус Лидар, я – ректор магической академии имени Гастана Саррийского. Искренне надеюсь, что каждый из вас достоин чести обучаться в стенах, подаривших миру магов, чьи имена навсегда вписаны в Книгу Славы. Таких, как известнейший Аскар Тленник, победивший в одиночку армию нежити!

С рук ректора сорвался небольшой светящийся шар и, пролетев по залу, ударился в одну из звезд. Сияние ее дрогнуло и тотчас сложилось в живую картинку, на которой суровый черноволосый мужчина, направляя потоки льющейся энергии, обращал в прах толпы двигающихся на него зомби.

– Или Теодор Жизнетворец, поправший смерть!

Новая ожившая звезда в этот раз показала сухощавого блондина, исцеляющего израненных и не подающих признаков жизни людей.

– Возможно, имя кого-то из вас украсит этот зал и потомки будут веками славить великого мага, защитника или целителя! Но для этого вы должны учиться! Совершенствоваться ежедневно и ежечасно! Магия не дается ленивым и небрежным. Она покоряется только тем, кто штурмует ее, как неприступную вершину, не жалея сил и времени! И если вы готовы вступить в ряды тех, кто уже на верном пути познания, произнесите клятву и станьте одним из нас – познающих силу!

Прямо над нашими головами вспыхнули огненные буквы, сложившиеся в слова:

Мой путь – сила!

Мой путь – знание!

Моя дорога – только вперед!

Я не сойду с пути!

И сила покорится мне!


Слова клятвы я произнесла машинально, в унисон со всем остальным залом.

– Теперь вы с нами! – торжественно возвестил ректор. – И можете гордо носить звание студентов академии имени величайшего из магов древности Гастана Саррийского!

Глава 3

Если честно, клятва меня не впечатлила. Слишком она пафосно звучала. Красиво, конечно, и для момента удачно подобрана, но по факту бесполезна.

По крайней мере, так мне казалось ровно до того момента, как были произнесены последние слова ректора. Ибо едва тот замолчал, запястье правой руки ощутимо нагрелось и налилось сиянием!

Раздавшиеся вокруг изумленные вздохи показали, что произошло это не только со мной. Ошарашенная, я быстро посмотрела на то место, где до этого была полосочка с таймером, и тоже, не сдержавшись, ахнула. Сияющая полоска значительно расширилась с внутренней стороны руки, теперь напоминая жирный такой браслет-наруч сантиметров в десять, не меньше!

А дальше и вовсе началось удивительное. Сначала в голубоватом прямоугольнике возник символ академии – стилизованный, вставший на дыбы единорог. Повисел пару секунд, как какой-нибудь фирменный лейбл при загрузке смартфона, мигнул и сменился самым настоящим полупрозрачным меню! Нет, правда, никак иначе назвать стилизованные картинки-иконки на мерцающей проекции «экрана» я не могла.

Иконок было четыре: календарь, книга, перо и звездочка. И, разумеется, я сразу же решила их проверить. Календарь, как оказалось, открывал вкладку «расписание». Правда, его еще не было, в графах светились только цифры с датами и временем. Звездочка вела в «новости академии», где уже значилась первая – «Добро пожаловать!». Книга открывала пустой раздел, который, видимо, был как-то связан с учебой. А вот перо… перо оказалось чатом! По крайней мере, каким-то его аналогом, судя по высветившемуся «контактов нет, сообщений нет».

– Вот это годнота! – восхищенно выдохнула я.

– Функционал у этого кейлора урезанный, – не согласилась Иланна. – И контакты ограничены только студентами и преподами академии, и новости только местные, и допов не внести…

– Так он же учебный, – резонно отметил все тот же полноватый парень. – Зато мощность у него хорошая, и подпитывается он не от твоего резерва, а от накопителя академии.

– Да? – Иланна взглянула на свое запястье уже другим, заинтересованным взглядом. – А и вправду. Надо же!

– В этом как раз ничего удивительного, – подключился к разговору еще один из парней – темноволосый и высокий. – Мало ли где мы можем находиться? Сил на поддержание связи с академией может потребоваться много, вот и избавили студентов от проблем.

Дождавшись, пока первые восторги поутихли, ректор вновь призвал оживившийся зал к вниманию.

– Понимаю ваш интерес и надеюсь, вы приложите максимум стараний в обучении, – с довольной улыбкой произнес он. – Расписание занятий будет загружено на ваши кейлоры уже в ближайшие часы. А сейчас мне хотелось бы представить тех, кто будет обучать вас весь этот год. Магистр кафедры энергоконтроля Эван Тирон!

Стоявший с правого края высокий сухопарый мужчина с короткими темными волосами и породистым лицом коротко кивнул.

– Магистр Тирон будет обучать вас работе с магическими потоками, – пояснил ректор, а затем представил второго из магистров, седовласого и хмурого: – Кастор Дангар! Глава кафедры накопительной медитации. Магистр Дангар поможет вам увеличить свой магический резерв.

Третьим был представлен полноватый, коренастый магистр Джейк Саттар, который должен был прочитать нам курс истории магии. Ну а последней оказалась худощавая темноволосая женщина средних лет, которая вела курс прикладной магометрии. Что интересно, звали ее Брук Синеводная, явно по названию какого-то Домена.

Услышав это, ребята рядом со мной скептически захмыкали. А один из неразговорчивых, по недавнему утверждению Иланны, медалистов даже озвучил:

– Магометрию – и женщина ведет? Да ладно!

Из чего у меня возникли нехорошие догадки о смысле этого предмета. Уж не аналог ли это какой-нибудь местной алгебры или физики? С формулами и расчетами?

Вот очень надеюсь, что я ошиблась! Магия – это ведь… магия! Волшебство! Взмах палочкой, как у Гарри Поттера, и все такое. На крайний случай желание, озвученное в стихотворной форме. Ну какие тут могут быть расчеты? Верно?

Тем временем официальное представление магистров и торжественное приветствие первокурсников завершились. Напоследок ректор еще раз пожелал всем удачного обучения и спустился с подиума, показывая, что можно расходиться.

Новоявленные студенты, весело переговариваясь и явно собираясь отмечать, тотчас устремились к главному выходу. Ну а для нас декан Крост вновь ожидаемо открыл боковую дверцу.

Быстро миновав уже знакомый длинный коридор, мы вернулись в приемную. Зачем, правда, я понятия не имела. Неужели нельзя было показать нам аудиторию нашего факультета? Если она, конечно, есть…

– Что ж, я тоже поздравляю вас с началом первого учебного года в академии, – произнес магистр. – Эту аудиторию выделили для вашего факультета, так что свободное время вы можете проводить здесь.

Э-э? Вот эта приемная – наша аудитория? Серьезно?

Мы с сокурсниками растерянно уставились друг на друга.

– Простите, магистр Крост, но… здесь же ничего нет. Она пустая, – с сомнением произнес один из отличников.

– Ну почему же? Здесь есть стол для преподавателя, – не моргнув и глазом, отметил тот. – А вы – призраки. Вам ничего и не нужно. Ладно, ребятки. Если возникнут какие-то вопросы по учебному процессу, мой кабинет на третьем уровне в сером секторе магистров.

И, пока мы переваривали услышанное, быстрым шагом покинул помещение.

– Потрясающе, – выдохнула первой невысокая кудрявая девчонка и поморщилась. – Столько унижений за вечер я даже дома не получала.

– Да ладно, зато мы поступили, – напомнил рыжий парень. Среди нас всех он был самым общительным и подключался к любому разговору. – Просто прими к сведению: здесь мы причислены к самой нижней ступени студенческой иерархии. И расслабься.

– Расслабиться? Сам расслабляйся! А я требую к себе уважения…

– У кого требуешь? У меня, что ли?

– У платников! У преподов! У ректора!

– Ну так и ори на них, че тут-то развопилась?

– Ребята, потише, – вмешалась еще одна девушка – высокая, худенькая и немного чопорная брюнетка. – Мы все в одном положении, отрицать которое глупо. Но криками ситуацию не исправишь. Давайте все успокоимся и для начала хоть познакомимся.

Несмотря на явное недовольство, кудрявая все же хмуро кивнула. Предложение было разумным, нам и впрямь стоило хоть немного узнать друг друга.

Впрочем, имена сокурсников оказались слишком вычурными, не похожими на имена в моем мире, поэтому большую их часть я не запомнила. В голове отложилось только, что кудрявую девчонку зовут Джил, говорливого рыжего парня – Аксель, а его высокого темноволосого приятеля – Ритан. Ну и то, что чопорную брюнетку зовут Галаилора, постаралась зазубрить, потому что ее выбрали старостой.

Остальных же просто занесла с помощью Иланны в список контактов кейлора и с ее же помощью вступила в созданный чат факультета «Призраки».

После этого все, посчитав знакомство состоявшимся, стали прощаться до завтра и расходиться по домам. Продвинутые отличники, которые умели управлять своей призрачной сутью, сразу исчезли из аудитории. Остальные же, включая меня, двинулись на выход.

Оказалось, для того чтобы покинуть академию, проще всего было выйти из нее, как я сделала в прошлый раз. Но, если честно, уходить вот так сразу не хотелось. Ведь в прошлый раз осмотреться не удалось, так хоть теперь бы узнать, что и где здесь находится.

Так и не дойдя до лестницы, я в задумчивости остановилась, размышляя, куда пойти в первую очередь. Вот чего не хватало в магическом «смартфоне», или, как там его, кейлоре, так это карты академии.

– Чего остановилась? – поинтересовалась идущая следом Иланна.

– Да вот думаю посмотреть, что тут еще есть, – поделилась я. – Домой вроде как рановато, а академия такая большая… интересно.

– Знаешь, а идея неплохая, – неожиданно поддержала она. – Посмотреть другие аудитории, библиотеку найти – наверняка пригодится. Пошли!

– Мы с вами, – неожиданно раздалось из-за спины, а затем с нами поравнялись Аксель и Ритан. – Мы тоже как раз собирались здесь оглядеться.

– Я, кстати, уже проверил, можно ли проходить сквозь двери, стены и пол, – добавил рыжий.

– Было бы чего проверять. – Иланна фыркнула. – Думаешь, в академии забыли поставить защиту, которая в любом нормальном доме установлена?

– Ну-у, нам ведь здесь открыли доступ, пусть и не везде, – напомнил тот. – Так мало ли…

– И как?

– Нельзя. – Аксель разочарованно развел руками.

– О чем я и говорила, – констатировала Иланна. – Ладно, пойдем библиотеку искать. Она где-то на первом уровне, я от брата слышала.

– Твой брат тоже здесь учится? – заинтересовались ребята.

– Угу. Только я очень надеюсь, что обо мне он не узнает. – Иланна поморщилась.

– Так ты из этих, из династических невест, что ли? – тотчас заухмылялись оба.

В ответ Иланна рыкнула что-то невнятное, но явно ругательное, и ускорила шаг.

– Да брось, у вас ведь судьба на зависть: выгодно замуж вышла, наследника родила и живи в свое удовольствие, – продолжил скалиться Ритан. – Домен обо всем остальном позаботится. Танцульки, шмотки, украшения…

Раздался очередной рык Иланны. Теперь, кажется, его просто прямым текстом куда-то послали.

– А что вообще представляют собой Домены? – поспешила перевести тему я. – Это типа кланы магов с разными способностями?

– Ты прикалываешься, что ли? – Ребята одарили меня дружными недоуменными взглядами.

– Она из какого-то окраинного мира, там, похоже, вообще с магией туго, – чуть успокоившись, вместо меня ответила Иланна и пояснила: – Не совсем так. Точнее, вообще не так. Магия у всех едина. Ее просто развивают, изучают и выбирают себе специализацию. И в этой специализации все дело. Каждый Домен – это, по сути, собрание магов одной основной специализации. Вот Домен Пепла, например, в течение почти тысячи лет изучает способы обращения с огнем и физического уничтожения. У них есть самые сильнейшие заклинания этого направления.

– Жгут они не по-детски во всех смыслах? – Я хмыкнула.

– Да. – Иланна тоже улыбнулась. – Поэтому они и входят в тройку сильнейших Доменов Совета. Хотя это не значит, что среди них сплошь боевые маги, ведь такую силу можно применять в самых разных направлениях. Например, из Домена Пепла выходили и гениальные архитекторы. Родовой замок главы Домена сделан прямо в скале, и это, я тебе скажу, невероятное по красоте сооружение. Никакие каменщики вручную не создадут того, что сотворили дархаты Пепла. Или, например, Домен Жизни. Там ведь тоже не все поголовно целители. В общем, только для прямых наследников сильнейших семей у дархатов выбор родовой ветви магии обязателен. Тем более мало кто из магов настолько силен и опытен, чтобы использовать сильнейшие заклинания своего Домена. Главные Домены, которые управляют Советом Содружества, – Пепел, Жизнь и Тлен. Остальные поменьше, так что находятся в подчинении у основных.

– Ясненько. – Я кивнула. – Значит, по итогам обучения можно выбрать свою специализацию и вступить в один из Доменов?

– Теоретически – да, – подтвердила Иланна.

– А на практике, сначала тебе надо будет доказать, что ты этого достойна, – добавил Ритан. – И чем круче Домен, тем весомее доказательства потребуются.

– Зато потом можно будет называться какой-нибудь Евой Пепел, – мечтательно улыбнулась я.

– Не-е, вот об этом вообще забудь, – фыркнули все трое. – Приставку получают только дархаты. Обычным людям она не светит.

– Вообще? – вот от этого стало обидно. Это еще что за расовая дискриминация?

– Вообще. – Аксель потрепал свои призрачные рыжеватые волосы. – Исключений не делают ни для кого. Даже вон для ректора Лидара и его зама Ламарны, а уж они-то очень сильные маги.

– Погоди-ка, – припомнила я. – Получается, женщина-магистр, как там ее, Брук Синеводная, которую представил ректор сегодня, – дархат?

– Ага. – Он кивнул. – Домен Синей Воды. Сам по себе он довольно малочисленный, но кто-то у них там состоит в родственных связях с Доменом Тлена.

– Сестра Брук, – подсказала Иланна.

За разговорами мы спустились на первый этаж, завернули куда-то направо и пошли по очередному длинному коридору. Попутно, раз уж все равно тут, пытались заглядывать во все двери, которые попадались на пути. Открывалась не каждая, но тем не менее нам удалось обнаружить несколько просторных аудиторий без окон и пять однообразных небольших залов. Залы эти были абсолютно пустыми, но в каждом на каменном полу, ровно по центру, был высечен круг с какими-то символами.

– Изоляторы, – пояснили мне ребята. – Если надо отработать потенциально небезопасное заклинание, это делают вот тут.

– Хм, а не маловато их тогда? Пять штук на всю-то академию? – удивилась я.

– Почему на всю? – не согласился Ритан. – Их тут много, просто расположены в разных местах. Удобно же не бежать через всю академию в одно место, а практиковаться рядом с аудиториями, где проходил теорию. Разве нет?

– Да, верно, – признала я.

– А вот и библиотека! – указала Иланна на видневшуюся в конце коридора большую дверь из темного дерева. Тускло сияющее изображение книги, такое же, как в менюшке кейлора, не оставляло сомнений в том, что она права.

Ну, сейчас посмотрим, по каким книжкам маги обучаются!

Вслед за Иланной и Акселем я с предвкушением шагнула внутрь… и тут же отшатнулась назад, с трудом подавив желание схватиться за дверь в попытке удержать равновесие!

Помещение, в котором я оказалась, представляло собой огромную перевернутую полусферу. То есть сверху над нами был вполне обычный потолок, а вот вниз уходил здоровенный котлован!

По нему, словно линии на глобусе, тянулись круговые параллели-ярусы этажей, соединенные меридианами-лестницами. Их, казалось, бесконечные ступени разделяли окутанные белесым туманом стеллажи с книгами, а дно котлована-библиотеки терялось все в том же тумане.

С учетом того, что стояли мы на самом верхнем ярусе шириной не больше метра, а ограждением от туманной бездны служили лишь декоративные перильца, не доходящие мне и до колена, это было жутко страшно!

Хорошо, что я призрак! Упасть с такой огромной высоты и выжить – нереально!

– Вот это да! – ошарашенный вздох вырвался сам собой. Даже «шоу со звездами», устроенное ректором во время приветственной речи, не впечатлило так, как эта библиотека.

– Полусфера Родега, – с благоговением в голосе пробормотал Аксель. – Впервые вижу это чудо вживую. В моем мире таких нет.

– В моем тоже, – выдавила я. – У нас книжки просто в шкафах стоят. Что это за полусфера такая? И почему здесь о безопасности не позаботились? Тут же упасть – раз плюнуть. Столкнешься с кем, или голова закружится от высоты, и все…

– Нет, упасть отсюда нельзя. – Иланна отрицательно качнула головой. – Защитный барьер не позволит. А библиотеку эту создал Родег Туманный, один из сильнейших магов-основателей Туманного Домена. Он прославился способностью сплетать в своих заклинаниях воду и воздух. Собственно, вся библиотека функционирует только за счет разработанного им сложнейшего заклинания, связавшего эти две стихии, отвечающие за знания и защиту. За свою жизнь Родег создал всего три таких места. Наша библиотека, библиотека Бастиона Совета Содружества и Запретная библиотека при храме Орта Бури.

– Орт Буря? А это еще кто? – уточнила я, заслушавшись историей. Тем более слово «запретная» вдвойне манило.

– Глава секты чокнутых магов, куда входили три Домена, – пояснил Ритан. – Только он давно помер, Домены те истребили, а библиотека была разрушена вместе с их храмом. Так что не заморачивайся.

– За прошедшую тысячу лет никому больше так и не удалось повторить заклинание Родега, поэтому таких библиотек всего две во всех мирах, – завершил Аксель.

Ничего себе! После рассказа ребят удивительное место впечатлило меня еще сильнее.

– И как в этой эксклюзивной махине ориентироваться? – Я огляделась в поисках библиотекаря или хотя бы каталога.

– Проще простого, – ответила Иланна и прислонила свое запястье с кейлором к невзрачному углублению на стене около входа. Перед девушкой прямо в воздухе тотчас неярко вспыхнул шарик размером с кулак. – Магометрия, – произнесла она.

Цвет шарика тотчас сменился на оранжевый. Он плавно подлетел к ближайшей лестнице и замер, словно в ожидании.

– А теперь надо просто идти за вешкой, – сообщила Иланна и бодрым шагом направилась к шарику. – Таким же образом можно конкретную книгу назвать, и, если она есть в библиотеке, а у тебя есть к ней доступ, вешка проведет.

– Ясненько, – кивнула я.

И мы двинулись за золотистым указателем.

Поначалу я, конечно, надеялась на эскалатор из живых ступеней, который вмиг домчит нас в нужную точку или хотя бы передвинет, как в фильмах про Гарри Поттера. Увы, создатель этого места, видимо, не только магию развивал, но и физкультурой не пренебрегал. Топать по лестницам приходилось именно ногами, без волшебства. А лестницы, кстати, крутые и узкие. Поэтому, даже несмотря на заверения Иланны о защите, спускаться все равно было неуютно. Хорошо хоть, всего на два уровня.

Наконец впереди, среди легкой туманной дымки, показалась большая вывеска: «Раздел: Магометрия». Наш золотистый шарик-проводник коснулся ее и рассыпался мерцающими искорками.

– Вот мы и на месте, – констатировала Иланна и взяла со стеллажа первую попавшуюся книгу. – Ну-с, что у нас тут?

Она открыла первую страницу и…

– Рады приветствовать тебя, познающий силу!

От раздавшегося из ниоткуда уверенного, хорошо поставленного голоса я едва не подпрыгнула. Это что, книжка говорит? В нее аудиозапись встроили?

Похоже, да. Потому что голос продолжил:

– Ты взял в руки творение целой команды талантливых магов! И конечно, ты не можешь не оценить качество носителя, любезно предоставленного мастером Тунурсом, продукцию которого можно приобрести по адресу…

– Современные книги! – скривившаяся Иланна с досадой захлопнула книгу. – Пока доберешься до содержания, выслушаешь тонну рекламы.

– Надо подальше отойти, – предложил Аксель. – Где книжки постарее.

А Ритан пробормотал:

– Надеюсь, в учебниках рекламы не будет.

– С учетом того, что мы – призраки и в нашей аудитории нет даже стульев и столов, сомневаюсь, что нам выдадут учебники, – поделилась мыслью я. – Скорее, тактично скажут, что нам все равно их некуда девать, а тут, мол, всякие заклинания памяти, концентрации и всякого такого. Типа учитесь хорошо – и базовый курс освоите без проблем.

Лица парней и Иланны дружно вытянулись. Похоже, они только сейчас до конца осознали, насколько попали.

– По крайней мере, у нас есть кейлоры, – неуверенно протянул Аксель.

– Там память ограничена, – напомнил Ритан.

– Значит, дома надо будет ручками переписывать все, что получено здесь, в тетрадочки, – озвучила очевидное я.

– Но это же двойная работа! – Иланна аж ногой притопнула от возмущения. – Сначала лекции перепиши, потом в библиотеку сходи, найди учебник, тему из него законспектируй, а потом еще и это тоже дома перепиши!

– Зато точно все запомнишь. – Я нервно хмыкнула. – Ведь если памяти в кейлоре и впрямь мало, то ни на зачетах, ни на семинарах конспекты нам будут недоступны. Только собственные головы.

Ребята выругались.

Иланна с силой пихнула книгу обратно на стеллаж. Не будь она призраком, уверена, я бы услышала скрип ее зубов. Да и самой мне стало не по себе. Это ж сколько писать придется!

– Пойдемте обратно, – буркнула она. – Кажется, к завтрашнему дню надо хорошо подготовиться.

Спорить никто не стал. Интерес к исследованию академии у всех разом угас. Не знаю, как остальные, но лично я вновь почувствовала себя как тогда, на вступительном экзамене, под неприязненным взглядом магистра Ламарны. В этой пафосной и, без сомнения, наикрутейшей академии я чувствовала себя чужой.

Это злило.

«Ничего, мы еще посмотрим, – шагая к выходу, пыталась успокоиться я. – Посмотрим, кто кого…»

Однако этот день, видимо, решил, что успокаиваться нам рано. Потому что, когда до выхода из библиотеки оставалось всего несколько шагов, дверь открылась. Сверкнуло золотистое шитье, а затем в библиотеку зашли аж восемь элитных студентов с Аланом Камерано во главе.

И судя по тому, с каким неудовольствием и брезгливостью они уставились на нас, спокойно к выходу пройти шансов не было.

Я угадала.

– Надеюсь, книги в этой библиотеке имеют защиту от грязи? – почти тотчас спросила стройная брюнетка нарочито громким манерным голосом у своих спутников. – Мало ли что можно подцепить после этих… – Она смерила нас выразительным взглядом и поморщилась.

– Если только после вас их придется обрабатывать, – огрызнулся Аксель.

– О, оно еще и разговаривает? – делано удивился один из «золотистых» парней.

– Он! Или со зрением так плохо? – съязвил Ритан.

– Оно – это пустое место, так что все правильно, – парировал элитник, а его друзья засмеялись.

– И часто ты с пустыми местами разговариваешь? – не выдержав, полюбопытствовала я. – Странно, что богатенькие родители не показали семейному доктору сынишку, разговаривающего с пустотой. Или на врача уже денег не хватило?

– У моих родителей денег хватит на все! Они отправили меня учиться на самых лучших условиях, – вспылил тот. – А вот выходцам из придорожной канавы, в которой вы все обитали до поступления, можно рассчитывать только на жалкое состояние приживалы и призрака!

– Зато мы здесь благодаря уровню дара и таланту, – припечатал Аксель. – Место в академии нам не за родительские денежки купили. Так что нам не надо цеплять на себя побрякушки и расшивать ленточками мантию, чтобы что-то кому-то доказать.

– Доказывать? Вас здесь даже нет! Вы – ничто! – отчеканил Алан. – И я более чем уверен, что ректору и магистрам скоро надоест возиться с кучкой неудачников, которые даже на койку в помещении со швабрами и ведрами монет наскрести не смогли.

– Скорее они после первых же экзаменов выпрут богатенького бездаря, если, конечно, родители своевременно не внесут спонсорскую помощь в фонд бездарных ленивых детишек, – бросила в ответ Иланна. – Так что советую заранее получить реквизиты для отчислений, вы же сюда приехали звездить, на учебу время явно не останется.

– Да ты хоть знаешь, с кем говоришь?! – аж побагровел парень.

– Знаем-знаем, Алан Камерано из Домена Пепла, – с мстительным удовольствием протянула я. Вот ведь как удачно его имя подслушала! – Поэтому никакой ошибки. А вот ты явно ошибся. Дверью. Это библиотека, тут не брендовые мантии надо рекламировать, а головой работать. Но у тебя, Пепельница, с этим явные проблемы.

– У кого-о?! – взвыл он. – Да ты!.. Ты! Да я сейчас!..

– Что? Воздух пинать начнешь? – Я издевательски ухмыльнулась. – Ты в следующий раз, перед тем как надумаешь мне угрожать, хоть вентилятор какой захвати. Вдруг повезет и я развеюсь? А сейчас счастливо оставаться, Пепельница!

После чего мысленно сжала зубы, готовясь к неприятным ощущениям, и, не дожидаясь ответной реакции, с независимым видом прошествовала прямо сквозь элитников на выход.

Возмущенные вопли, полетевшие в спину, показали, что неприятно было не только мне. Причем, судя по тому, что вопли не прекращались, сокурсники последовали моему примеру. Вот и славненько!

Я удовлетворенно улыбнулась и ускорила шаг.

Правда, едва мы отдалились от библиотеки, пришлось все же замедлиться, так как Иланна поравнялась со мной и обеспокоенно спросила:

– Ева, а ты уверена, что это был Алан?

– Конечно. – Я кивнула. – Он поступал в один день с нами. Сразу следом за мной к администратору подошел и представился. Я потому и запомнила.

– Бли-ин!..

– А что такое?

– Насколько я помню, клан Камерано управляет Доменом Пепла, – сказал Ритан. – Их глава заседает в Совете Содружества.

– Угу. – Иланна нервно кивнула. – Таких врагов лучше не иметь.

– Да брось, какой из Алана враг? – Аксель беспечно махнул рукой. – Пацан мелкий, пусть даже и из влиятельной семьи, ничего не решает.

– В академии он тоже ничего нам не сделает. Мы ведь призраки, – напомнила я. – Так что пусть исходит злобой. На это приятно смотреть.

И хихикнула.

– Ну… да, наверное, – неуверенно протянула Иланна.

Девушка явно переживала. Хотя с чего, спрашивается? Она-то вообще вон под чужой внешностью и именем здесь прячется.

– Мы призраки. Нечего нам бояться. Не-че-го, – заверила я ее на прощание и вышла из здания академии, погрузившись в знакомую черноту.

Глава 4

– Ева! Я ухожу на работу!

Я резко открыла глаза, кажется, впервые в жизни проснувшись сразу, резко и с хорошей такой дозой адреналина. Вот это сон! Как самая настоящая реальность! Ведь все помню! До мельчайших подробностей!

Но как узнать – было это на самом деле или не было?

Правая рука была изучена тотчас, но запястье выглядело совершенно обычным. Ни следа магического наручного смартфона-кейлора. Но на призрачной-то руке кейлор был виден постоянно!

Надо узнать, как он включается в реальности, иначе я не смогу переписывать лекции!

«Если он вообще существует, а не просто приснился, как и все остальное…» – проскочила непрошеная мысль.

Нет. Не хочу верить в то, что это простой сон! Даже если чертов кейлор не проявляется! И чтобы в этом убедиться окончательно, надо лишь закрыть глаза, настроиться на хрустальный бокал…

И рывком очутиться в холле академии!

Получилось! У меня получилось!

Я со смесью восхищения и восторга озиралась вокруг, разглядывая огромный и на этот раз совершенно пустой сумеречный холл. Здесь, в этом мире, сейчас царила ночь.

С трудом подавив желание побродить по академии прямо сейчас, я отправилась к выходу, а вскоре открыла глаза в своей комнате. Причем на этот раз сразу – сон организму больше не требовался.

– Потрясно! – подскочив с кровати, выдохнула я. – Я буду учиться магии! На самом деле!

Теперь надо было лишь дождаться вечера. Хотя в таком взбудораженном состоянии это не так-то просто.

Весь день я провела как на иголках. Сначала, не находя себе места, бессмысленно металась по квартире. Потом, все же взяв себя в руки, провела ревизию запасов оставшихся со школы тетрадей. Заодно и убралась. А когда протирала подоконник, наткнулась на хрустальный бокал и с беспокойством куснула губу: вдруг мама его увидит и заберет? Я ведь тогда в академию попасть не смогу.

Решение нашлось сразу же: старая коробка из-под обуви. Положив в нее бокал, я задвинула коробку под кровать у изголовья и удовлетворенно кивнула сама себе. Теперь я уж точно обезопасила себя от неприятных неожиданностей.

А потом наконец наступил вечер, и точнехонько, как вчера, во время ужина на запястье вновь зажегся таймер, высветив:

«История магии. 29 мин. 2 эт. Крас. 32».

Кейлор! Значит, ты тут все-таки работаешь!

Я сделала мысленную заметку обязательно расспросить ребят, как его активировать. И, стараясь ничем не выдать волнения, спокойно доела и отправилась к себе в комнату. Наконец-то!

Забравшись в кровать, я заученно представила хрусталь и – вот она, академия! Ура!

Прямо передо мной мерцали спины других призраков. Вот только они почему-то стояли на месте и… эй, это что, ругань?

Ребята и впрямь ругались, причем самыми последними словами!

Радостное возбуждение поутихло, сменившись легкой тревогой.

– Что происходит? – Я быстро шагнула вперед, пытаясь обойти их и разглядеть причину…

И с размаха во что-то влетела! Аж искры из глаз посыпались!

– Вот это и происходит, – мрачно прокомментировал мой вскрик Аксель. – Барьер против призраков. Кто-то поставил его на месте нашего появления, и теперь мы дальше пройти не можем.

– Почему кто-то? Как раз кто – мы все прекрасно знаем, – поправил Ритан и хмуро кивнул куда-то в сторону.

Поворачивая голову, я уже понимала, что увижу. Точнее кого.

Неподалеку стояли элитники с Аланом во главе, смотрели на нас, как на каких-то зверьков в клетке, и ржали.

– Это безобразие! Хулиганство! Я жаловаться буду! – воскликнула староста.

Увы, никто из студентов в огромном холле ни на ее крики, ни на ругань остальных призраков не реагировал. Все спешили по своим делам, не обращая никакого внимания на кучку заблокированных в магической ловушке призраков.

– Что случилось? – раздался рядом взволнованный голос появившейся Иланны.

– Элитные придурки слепили здесь какой-то антипризрачный барьер, чтобы мы не смогли пройти, – коротко ввела я ее в курс дела. И, не удержавшись, сердито зашипела, когда «золотистые» уроды дружно сделали нам ручкой и направились к лестнице. Через несколько минут должна была начаться первая лекция.

– Счастливо оставаться, бродяжка, – выразительно, чтобы можно было прочитать по губам, произнес Алан, презрительно глядя прямо на меня.

Надо же, еще и мое прощание вчерашнее припомнил. Ну не скотина, а?

И главное, никто, вот вообще никто вокруг по-прежнему не обращал на нас внимания! Студенты все так же проходили мимо, будто мы и впрямь пустое место. Ну сгрудилась у стены кучка призраков, и пусть себе стоят. А что кричат и зовут на помощь – да плевать на них. Вот еще, до неполноценных снисходить.

От злости и обиды захотелось закричать и что-нибудь ударить. Да хоть стенку пнуть! Вот только от криков толку не было. Это доказывали просьбы о помощи и ругань сокурсников. А ударить я ничего не могла – только удариться сама.

– На первую же лекцию опоздаем! – всхлипнула стоящая рядом с Акселем девчонка. Тайрин, кажется. – Стыд-то какой! Ни разу ни на одно занятие не опоздала за всю свою жизнь!

– Вот тебе и возможность попробовать, каково это, – криво улыбнулся тот.

– Надо связаться с деканом, – предложила я. – У кого есть контакт?

Все дружно посмотрели на старосту.

– Да у меня-то откуда? – Та расстроенно развела руками. – Меня же выбрали после того, как он ушел. Я его еще и не видела даже.

– Н-да… дела, – протянул Аксель.

– Точно опоздаем, – простонала Галаилора.

– Ну, если весь факультет опоздает, то нам ничего не будет, – постарался обнадежить всех Ритан. – Особенно после того, как станет известно о причине. А этим элитным…

– Этим элитным тоже ничего не будет, – буркнул стоящий с ним худощавый парень, чьего имени я еще не запомнила. – Поди докажи, что это именно они. И найди, кто из них конкретно виновен. Крайнего не найти, так что и наказывать некого. Я это уже не раз проходил.

Он ругнулся.

– Дирион! – внезапно оживившись, выкрикнула Иланна чуть ли не на ухо.

– Чего?

– Вон там, видишь? Дирион идет! Нам бы его привлечь, он бы помог!

Я проследила за ее рукой и увидела входившего в академию высокого парня с широким, открытым лицом, короткими светлыми волосами и яркими голубыми глазами. Даже его мантия не могла скрыть рельеф явно мощного, хорошо сложенного тела. Вот только на этой самой мантии знакомо поблескивала золотистая оторочка.

– Он же элитник из дархатов, – скривилась я. – Да к тому старшекурсник.

– Зато Дирион из Домена Жизни, – возбужденно сообщила Иланна. – Прямой потомок и целитель из сильнейших. Домены Пепла, Тлена и Жизни между собой не ладят, поскольку все трое – равны в Совете. Так что, уверена, он нам поможет!

– Из выгоды и чтобы насолить своим условным врагам? – сообразила я.

– Ага. – Она кивнула, не отрывая взгляда от шедшего к лестнице блондина. – Только бы привлечь его внимание!

– Влегкую! – откликнулся Аксель, который тоже слышал наш разговор, и, повысив голос, гаркнул: – Народ! Хватит галдеть! Вон идет наш шанс на спасение! Дружно, вместе орем его имя. На раз-два: Ди-ри-он!

И мы ка-ак закричали!

Особенно расстарались девчонки. Тайрин и Галаилора едва на ультразвук не перешли.

Парень не просто нас услышал, он аж вздрогнул! И уставился на завизжавших девчонок, кажется, решив, что это беснуются настоящие баньши.

Правда, к его чести, Дирион почти сразу опомнился, вопросительно изогнул бровь и направился к нам.

– Что за групповой призыв, глюки экспериментальные? – подходя, поинтересовался он.

Как мило, у нас, оказывается, еще и такое прозвище есть!

Хотя сейчас мы были согласны на любое, лишь бы вырваться наконец отсюда. Так что, «экспериментальные глюки» в лице Иланны, Тайрин и Галаилоры, не дав нашим ребятам и слова сказать, втроем взмолились о помощи. Причем если Иланна и староста попутно сыпали гневными эпитетами в сторону обидчиков, то Тайрин просто драматично заламывала руки и всхлипывала.

– Так, успокоились все трое! – не выдержав и пары минут столь масштабного давления на свою психику, взвыл Дирион. – Я все понял, вас тут заблокировали против вашей воли. И вижу… – он на мгновение прищурился. – Вижу базовую заградительную линию защиты от призраков. Правда, сделанную весьма неумело, явно новичком.

– Первокурсник из Домена Пепла с дружками постарался, – тотчас доложила Иланна. – Среди них даже кто-то из младших кланов Домена Тлена был. Объединились, чтобы нам гадость сделать.

– Ясно. – Дирион хмыкнул. – Поэтому вы решили позвать на помощь меня?

– Да.

Мы дружно кивнули. А Галаилора с надеждой добавила:

– Вы ведь сможете помочь?

Вот умная девчонка! Как правильно вопрос задала!

Ведь если просто спросить: «Вы поможете?» – то отказаться легко. А если уточнить: «Сможете ли помочь?» – отказ может быть воспринят как слабость или отсутствие нужного мастерства.

И вроде мелочь, а все равно хоть и незначительно, но на принятие решения влияет.

Вот и Дирион ожидаемо подтвердил:

– Я-то смогу. Только откуда вы вообще меня знаете?

– Мой брат тут… учился, – с запинкой сказала Иланна. – И рассказывал о вас. Он готовится к испытаниям в ваш Домен.

Ну да. На самом-то деле он учится здесь и сейчас, но моя новая знакомая решила проявить разумную осторожность. Ну и польстить Дириону заодно.

Впрочем, блондин ответом удовлетворился и кивнул:

– Ладно, сейчас блок рассею. Только к стене обратно отойдите… или отлетите… в общем, как вы там передвигаетесь. На всякий случай, мало ли что.

Просьбу выполнили мгновенно, всем факультетом сгрудившись у стены. Рассеиваться вместе с антипризрачной защитой никому не хотелось. Хорошо хоть, призраки, как оказалось, друг друга никак не ощущают, поэтому неудобств от такого тесного соседства никто не испытывал.

Я тотчас уставилась на Дириона, желая вживую узреть, как колдуют настоящие маги. Весь этот свет, сверкание и спецэффекты, которыми так изобилуют фэнтези-фильмы и описания в книжках.

Увы, реальность оказалась куда прозаичнее. Старшекурсник даже рукой не взмахнул. Только прищурился на миг, и в воздухе раздался легкий треск.

– Все, – сообщил Дирион. – Можете выходить.

Мы недоверчиво подались вперед, но стены и впрямь больше не было.

Свобода!

Стоило ребятам это осознать, как наперебой послышались слова благодарности. Особенно отличились девчонки. Даже я несколько раз протараторила счастливое: «Спасибо!» А уж Тайрин с Галаилорой и вовсе дифирамбов парню напели столько, что тот аж разулыбался до ушей. Пусть Дирион и был элитником и старшекурсником, все ж такое всеобщее обожание, пусть и призраков, ему явно польстило.

– Ладно, глюки, вы, конечно, забавные, но я на занятия опаздываю, – наконец прервал галдеж он. – Да и вы, я так понимаю, тоже.

Дружное «ох!» стало ему ответом. Ведь времени на таймере и впрямь уже практически не осталось!

Быстро распрощавшись с единственным доброжелательным студентом во всей этой академии, мы всей призрачно-глючной стаей дружно помчались к дальней лестнице.

К счастью, обозначенная в кейлоре дверь оказалась не очень далеко от пролета, и вскоре мы уже переступали порог заполненной первокурсниками аудитории.

– Ого! – выдохнул кто-то из впереди идущих парней.

И ему вторили голоса остальных. Ведь восхититься действительно было чем!

Аудитория оказалась просто огроменной! Ряды длинных столов и скамеек с мягкими сиденьями поднимались полукругом вверх до самого балкона. Да-да! Здесь был балкон! Как в каком-нибудь театре!

Ну а напротив, по центру, у темно-серой стены находился небольшой подиум с тумбой для преподавателя.

Окон здесь не было. Освещалось помещение солнцем – иначе здоровущий светящийся шар под потолком я назвать не могла.

– Это еще что такое? Неужели они будут учиться вместе с нами?!

Возмущенные голоса находившихся в аудитории студентов напрочь разрушили все очарование момента.

Рядом со мной кто-то глухо зарычал. Кажется, это был Ритан.

– Как дать бы им в морду! – а это неожиданно Тайрин.

– Ну что вы, надо идти в ногу с прогрессом! – громко провозгласил Алан, вальяжно разместившийся на первом ряду. – Прислуга в нынешнее время тоже должна быть с образованием!

– Но почему их не учат отдельно? – визгливо возмутилась какая-то девица.

– Видимо, чтобы хозяев в лицо запоминали. – Алан фыркнул.

Его поддержали хохотом, и вот тут я не выдержала.

– Скорее для того, чтобы запомнить лица неудачников, с которыми точно не стоит иметь дела, – бросила я. – К примеру, ты уже доказал, что ничего толком не умеешь, кроме как кичиться родительскими деньгами. А сам даже базовую защиту от призраков поставить толком не сумел. Говорят, дархаты вашего Домена самые крутые, но тебе, Пепельница, я бы и спасение хомяка не доверила.

И гордо продефилировала мимо.

За мной потянулись остальные призраки, демонстративно игнорируя его оскорбительные выкрики о «бесправных безродных бродяжках» и «расплодившейся грязи». Главное-то было уже сделано: на весь курс Алана ткнули носом в неудачу. Никто ведь не знал, что Дирион нам помог, да и выяснять это станут немногие. Большинство так и будут считать, что из-за ошибки Алана факультет призраков выбрался сам.

Так что внимания на его крики мы больше не обращали. Вместо этого осматривались, где можно устроиться.

Но найти себе место неожиданно тоже оказалось проблемой. Нижние ряды были заняты, а на следующие ряды нас попросту не хотели пускать!

Чем выше мы продвигались вверх по каменным ступеням аудитории, тем более явственным становился недовольный ропот вокруг. Кто-то брезгливо подбирал полы мантии и торопливо клал сумки на свободные места. Другие демонстративно преграждали путь на свой ряд, не стесняясь громко восклицать:

– Занято!

– Призракам выше!

– Балкон пустой, туда и валите!

В итоге так мы на балконе и оказались. Он действительно был пустым, причем во всех смыслах этого слова. На полу виднелась четкая граница стертого пола и дырки от болтов. Надо же. Неужели специально из-за нас и лавочки скрутили?

– Как это… мило, – с тихой злостью выдохнула Иланна.

– Да ладно. Подумаешь, повисим. Мы ж призраки, ноги не заболят, – попытался успокоить ее Аксель, но судя по мрачному виду девушки, успеха не достиг.

– На таком расстоянии и кейлор, наверное, с трудом лекцию записывать станет, – расстроенно пробормотала Галаилора.

– Почему? – не поняла я. – И вообще, как ее записывать, кстати?

– Так же, как и обычные разговоры. – Та пожала плечами.

– Смотри. – Иланна, уже знающая, что я не умею обращаться с чудным артефактом, показала свое запястье. – Выбираешь вкладку с книгами и жмешь на первую свободную графу. Видишь, засветилась ярче?

– Да. – Я и впрямь заметила пульсацию.

– История. Лекция первая, – выразительно произнесла Иланна и ткнула пальцем в полоску.

И вместо полоски появилась надпись!

– Как название сделала – два раза стукни по нему, и кейлор начнет запоминать все, что сейчас говорится, – пояснила она. – Как захочешь закончить запись – стукни еще два раза. Прослушать то, что записано, – стукнуть один раз. Удалить запись – нажать и удерживать.

– Ага. Как диктофон. – Я кивнула.

– Что?

– Средство записи в моем мире. В общем, я поняла, спасибо, – поблагодарила я и тоже с сомнением посмотрела вниз.

Да, голос преподавателя отсюда будет слышно плохо. Даже если у него есть какой-то аналог микрофона, тут наверняка гуляет эхо, плюс гул голосов студентов наложится фоном. А еще, если магистр начнет что-то писать на той черной стене, не факт, что получится разглядеть… хотя какого, собственно, черта? Почему я должна страдать-то, вообще?

И, решительно мотнув головой, сообщила:

– Знаете, вы как хотите, а я вниз.

После чего начала спускаться по лестнице.

Честно говоря, где-то в глубине души я рассчитывала, что мою инициативу хоть кто-нибудь из ребят поддержит. Все ведь возмущались и расстраивались! Но нет. Остальные призраки остались на балконе. Хотя чего боятся, спрашивается? Хамства элитников? Да плевать на их слова, тем более им и ответить можно! А больше они ничего сделать не смогут. Не станут же свои перегородки антипризрачные прямо на глазах у преподавателя наколдовывать?

В общем, если остальные призраки хотят, чтобы их ни во что не ставили – пожалуйста. А я хочу лекцию нормально послушать и записать. И сделаю это!

С такими мыслями я, под удивленно-недовольные возгласы студентов прошла вдоль первого ряда и решительно встала прямо между подиумом и Аланом.

– Какого?.. Эй! Ты! – осознав, что уходить я не собираюсь, возмущенно окрикнул тот.

А вот ноль ему внимания и полфунта презрения!

– Ты! Бродяжка глючная! Кыш!

Ага, спешу и падаю.

– Оглохла, что ли?! – теперь к нему присоединились и приятели.

– Можете не кричать, это бесполезно, – не оборачиваясь, елейным голосом сообщила я. – Раз сидячих мест нет, постоять я могу и здесь, а не только на балконе. И постою. Всю лекцию.

– Да мы…

– А на вас мне плевать. Не нравится – ищите другие места. Или сами на балкон валите.

Ругань усилилась. Однако едва я довольно улыбнулась сама себе, как раздался мгновенный неприятный зуд, а потом передо мной, перескочив стол, возник злющий Алан.

– Ты, бродяжка, переходишь всякие границы, – прошипел он прямо мне в лицо. – Убирайся отсюда немедленно!

А сам аж побагровел весь. Кулаки сжаты, глаза сверкают, жуть, в общем! Была бы я здесь в физическом теле, точно бы сбежала.

Но вот нюанс: я призрак! Поэтому страха совершенно не испытывала, даже наоборот! Ведь впервые в жизни я могла абсолютно безнаказанно хамить напыщенному дитятку богатых родителей. Так что только широко улыбнулась и сообщила:

– И даже не подумаю, меня тут все устраивает. Я мешаю тебе? Так попробуй убери. Подуй на меня. Или тетрадкой помаши. Хочешь, покажу, как сложить из бумажки веер? Это оружие как раз для тебя, Пепельница. Настоящими-то заклинаниями ты, как оказалось, пользоваться не умеешь.

Выдав тираду, уставилась прямо на Алана, ожидая продолжения очередных прекрасных и милых сердцу воплей. Но на этот раз их не последовало.

Парень медленно, глубоко вздохнул и неожиданно холодно, с убийственным спокойствием произнес:

– Я ведь найду тебя, Ева Аксакова. Вычислю, кто ты в реальности и где находишься. Ты рано или поздно появишься здесь в своем настоящем теле. И тогда очень сильно пожалеешь о каждом слове, которое произнесла.

И вот тут мне впервые стало страшно. Сердце на мгновение сжалось в дурном предчувствии, а в голове промелькнуло сомнение – достаточно ли удален отсюда мой немагический мир?

Но я тут же себя одернула. Не достанет он меня, как бы ни старался. А сама я в академии физически появиться не смогу.

Это успокоило. Правда, достойно ответить Алану я все равно не успела: дверь аудитории открылась, впуская магистра Саттара.

– Доброе утро, студенты! – поздоровался он.

Зал ответил приветственным гулом, и Алан тотчас перемахнул обратно за свой стол. Ну а я осталась стоять победителем на отвоеванной территории и смотреть, как магистр идет к подиуму. Приближается ближе… еще ближе… а затем, в шаге от ступеньки, останавливается. И, недоуменно глядя на меня, вопрошает:

– Хм. А вы что здесь делаете?

– К знаниям стремлюсь, магистр, – бодро отрапортовала я.

– Э-э… – Он запнулся и поправился: – То есть, почему вы стоите здесь, а не на положенном месте?

– Так я бы с удовольствием, но, как оказалось, мест для призраков здесь не предусмотрено. – Я развела руками. – Видимо, по какому-то техническому недоразумению нам забыли освободить первый ряд кресел. Вместо этого их скрутили на балконе, но там все плохо видно, да и звук искажен. А я недостаточно хорошо обращаюсь с кейлором, поэтому боюсь упустить что-то важное из лекции по вашему замечательному предмету. В общем, надеюсь, скоро эту проблему решат.

– Э-э, н-да. Да, конечно. Решат. – Магистр Саттар не очень уверенно кивнул, но больше расспрашивать меня ни о чем, к счастью, не стал. И, к еще большему счастью, не потребовал моего возвращения обратно на балкон. Просто поднялся на подиум и провозгласил: – Ну-с, начнем!

Это была победа. Абсолютная и окончательная!

Я с улыбкой активировала кейлор.

Глава 5

После моего победно-сокрушительного выступления за права удаленно учащихся, магистр прочистил горло и приступил к лекции:

– История – один из важнейших предметов, ибо учит нас не повторять ошибок предков и создавать счастливое будущее. В этом году мы с вами будем изучать наиболее значительных личностей среди магов, начиная от древности и до наших дней. Их вклад в развитие магии, влияние на политику и все мировые сообщества. Но сегодня, на первом занятии, пожалуй, для начала вкратце пройдемся по тому, что вы уже знаете, чтобы освежить вашу память. И советую не терять бдительности. На экзамене вас ждут вопросы по всему материалу. Итак, перенесемся с вами во времена появления первых магов. Времена появления новых возможностей и кровавых войн…

Профессор рассказывал увлекательно. Для меня. Остальные откровенно скучали, ибо для них это была обыденность. Они жили с этой историей. А я слушала с упоением, словно самую интересную в жизни сказку. Ведь сказка эта была реальной!

И начиналась она с падения кометы.

Да, как и на мою Землю, на этот мир, названный по имени местной богини жизни Иара, тоже когда-то упала комета. Только не такая большая, чтобы вызвать глобальную катастрофу, да и произошло это где-то на севере, так что бо́льшая часть людей не пострадала. Лишь те, кто жил рядом.

По уцелевшим описаниям, черная ночь стала белым днем, а затем земля содрогнулась, и прокатившаяся смертоносная ударная волна повалила дома и вырвала с корнями множество деревьев. На месте кратера образовалось огромное озеро, северный берег которого поднялся скалами. Дно озера и эти скалы от сильного жара оплавились так, что стали походить на огромное черное зеркало. Только скалы со временем покрылись коркой льда, который скрыл их обсидиановый блеск, а вот вода в озере так и кажется до сих пор черной.

С тех пор люди, которым повезло уцелеть во время разразившейся катастрофы, стали постепенно меняться.

Процесс этот шел долго, и сведения о первых магах были весьма обрывочными. То кто-то ворожил о погоде, чтобы собрать большой урожай. То вдруг выходил из тех мест чудесный лекарь. Или воины-наемники появлялись, способные не только с мечом и стрелами управляться, но и вызванным огнем испепелять деревянные стены крепостей.

А потом люди, обладающие удивительными способностями, в полной мере осознали свое преимущество, и началась Первая магическая война. Короткая, но кровопролитная, она стала основным переломным моментом в мире Иара. Исчезли королевства, королевская власть ушла в небытие, и управление перешло к Советам магов. Простым людям вход во власть был закрыт навсегда.

Древность рода теперь не играла никакой роли. Ты мог вырасти в любой семье, но если в тебе открывался магический дар, ты становился на ступень выше простых людей. И чем тот дар был сильнее, тем большим уважением ты пользовался и тем больше власти имел.

Тогда же начали образовываться и первые магические кланы – маги хотели удержать силу и власть, поэтому запрещали своим детям связываться с простолюдинами. Так, с течением поколений магический дар стал укрепляться и появились дархаты. Кланы расширялись, преобразовываясь в Домены – содружества магов, объединенных приоритетным направлением в изучении магии. Ведь этих направлений было слишком много, и все изучить не представлялось возможности.

Кто-то стремился лучше лечить, кто-то, наоборот, убивать. Так или иначе – это было золотое тысячелетие в развитии магии. И именно тогда исследователи открыли порталы между мирами.

О! Величие этого открытия было воистину несоизмеримо ни с чем! Ведь теперь границы Иары буквально рухнули. Не только маги, но и потоки обычных людей хлынули в новые найденные миры за лучшей жизнью, пусть миров было не так и много. Тем более разумной жизни на них не существовало, что значительно облегчало захват территорий.

Переселенцы почувствовали свою независимость от Совета Иары и старались оградиться от него все больше. Потому случилось неизбежное: Совет, осознав, что может окончательно потерять контроль над новыми территориями, развязал Вторую магическую войну. Или, как ее еще назвали, Войну за независимость миров.

В отличие от Первой магической, эта война продлилась почти два столетия. Однако путем жесткого контроля над порталами и долгих переговоров все же была закончена. Результатом стало образование Содружества миров и расширение Совета Иары до Совета Содружества.

Казалось бы, миры наконец-то смогли вздохнуть спокойно. Но нет. Слишком много за это время образовалось кланов и Доменов. Слишком много магов тянули одеяло власти на себя, пытаясь интригами и коварством попасть на самый верх, в Совет Содружества. В ход шли всевозможные средства: от интриг до магических проклятий и убийства потенциальных конкурентов.

Неудивительно, что в итоге противостояние и вражда перешли в открытые стычки, и тысячу лет назад вспыхнула Третья магическая война – война Доменов за власть.

Именно тогда крупные Домены – Жизни, Пепла и Тлена – подмяли под себя множество мелких, лишив большинство из них права управления. А тех, кто не пожелал подчиниться, уничтожили.

Среди уничтоженных оказались и Домены Бури, Стужи и Тени, которые в попытке защититься от чужой воли даже создали весьма сильную коалицию. Их основной храм-цитадель с той самой Запретной библиотекой, о которой я уже слышала, находился в утесе расплавленной скалы на Черном озере, пока его не стерли с лица земли.

Да, их все-таки победили, но с большим трудом. И, как вскользь упомянул магистр, наравне с силой использовалась хитрость. А все потому, что нелюдимые маги, притом что было их немного, сражались с исступленной яростью, которая граничила с безумием. Даже маги Домена Пепла, заклинания разрушения которых сильно завязаны на эмоциях, не доходили до такого.

Но, как бы то ни было, закончилась и эта война. И с тех пор вот уже тысячу лет Содружество миров живет спокойно под управлением Совета и контролем верховной тройки Доменов – Пепла, Жизни и Тлена.

Два часа лекции пролетели незаметно, и по ее окончании я поняла, что предмет станет одним из самых любимых. Интересно же! Такую историю я была готова слушать бесконечно. Причем запоминалось все, до малейших деталей. Пожалуй, я бы смогла написать конспект по ней и без помощи кейлора. Хотя, может, работало то самое заклинание Памяти.

Но вот магистр объявил об окончании занятия, и очарование сказки спало, сменившись гулом оживившихся студентов. Я покосилась на Алана, ожидая продолжения стычки, однако тот с остальной «золотистой» компанией вышел из аудитории, на меня даже не взглянув. Демонстративно не смотрели на меня и остальные платники.

Впрочем, меня это устраивало, тем более вниз стали спускаться призраки.

Первой подлетела Иланна.

– Ну ты и отчаянная, Ева! – выдохнула она.

– Или просто дура, которая не понимает, с кем связалась, – проходя мимо, бросила Галаилора. – Алан ее с потрохами сожрет при первом удобном случае.

– Просто я уверена в собственной безопасности, – поправила я.

– Неуязвимая или бессмертная? – деловито поинтересовался подошедший Ритан.

– Практически. – Я улыбнулась. – Мой мир находится так далеко, что Алану жизни не хватит его отыскать, а потом обыскать.

– Вообще-то поисковым заклинаниям расстояние не помеха, – с сомнением протянул идущий за ним Аксель.

Поисковые заклинания? Черт!

Я занервничала. Сердце пропустило удар, а затем застучало быстрее. О таком варианте я как-то не подумала. Хотя, конечно, в моем мире вообще нет ни магии, ни магических порталов, но вдруг… чисто гипотетически…

– Не помеха только очень сильным, из Тайной канцелярии или Канцелярии наказаний, – отметила Иланна. – Обычные заклинания все же ограничены личным резервом. Чем дальше мир, тем больше придется вкладывать в них сил. Алан точно не справится. А напрягать семью, чтобы те послали запрос в ТК или КаН ради мелкой мести за стычку? Да архимагистр Домиано первый своего отпрыска куда подальше пошлет. Вы о его характере, что ли, не слышали?

– Да, пожалуй, – ребята хмыкнули.

– Что, такой строгий? – уточнила я.

– Строгий – не то слово. – Ритан мотнул головой. – Он жесткий, дальновидный и расчетливый политик. Это все знают.

Уф! От сердца отлегло. Такой тип точно потакать сыночку не станет.

Тихонько выдохнув от облегчения, я уже бодро уточнила:

– Ну и фиг с этой Пепельницей тогда. Что там у нас следующее по расписанию?

А следующей значилась медитация. Причем, едва взглянув в кейлор, я обнаружила, что после нее на сегодняшний день больше ничего не запланировано. Удивленно хмыкнула – надо же, какое щадящее тут расписание. Но потом увидела продолжительность занятия – аж четыре часа!

Ничего себе! Хотя, если подумать, медитация – дело, наверное, небыстрое. Я, конечно, никогда всякими там йогами и прочими фэншуями не увлекалась, но слышала, что тибетские монахи могли вообще годами в одной позе сидеть. Так что нам, похоже, еще повезло.

Мы двинулись догонять своих, а вскоре уже входили на этот раз в синюю дверь. Аудитория для медитаций тоже оказалась весьма большой. Без окон, с привычно высокими сводами, ярким золотистым шаром под потолком и… полным отсутствием мебели. Здесь не было даже подиума для преподавателя! Только устланный тонкими циновками пол.

Мы переглянулись.

– Забавно, – выдал Аксель. – Похоже, здесь полное равноправие. Стулья отобрали у всех.

Я ухмыльнулась, наблюдая, как обескураженно озираются платники. Как ахают и постукивают по кейлорам, пытаясь понять, в чем ошибка. В общем, картина «Звезды в шоке». Как же можно такое пропустить? Никак. Вот мы с остальными призраками вовсю и наслаждались.

Жаль, удовольствие оказалось недолгим. Послушать возмущенные восклицания и поязвить толком не удалось, поскольку буквально через пару минут в аудиторию зашел магистр Дангар.

Седовласый мастер накопительной медитации окинул взглядом растерянных студентов и произнес:

– Приветствую вас на первом практическом занятии по медитации. Располагайтесь поудобнее.

– Поудобнее?! Здесь?! – послышались сердитые возгласы. – Но аудитория пуста! Даже присесть негде!

Вместо ответа магистр выразительно указал на лежащие под ногами циновки. Затем небрежно повел рукой, и стены аудитории вдруг наполнились светом, растворяясь, а в лицо ударил порыв свежего ветра. Миг – и мы оказались на лесной поляне у небольшого горного водопада!

По рядам студентов пролетел восхищенный вздох. Я заозиралась по сторонам, пытаясь понять, как далеко нас забросило, и лишь потом заметила все еще лежащие под ногами циновки. Неужели иллюзия?!

– Она самая, – тихонько подтвердила Иланна.

Видимо вопрос я задала вслух.

– Присаживайтесь, – тем временем повторил магистр Дангар. – Большего вам здесь и не надо. А эта атмосфера поможет настроиться на правильный лад.

– Я не для того деньги плачу, чтобы на дерюге сидеть, – пробормотал кто-то. – Хоть бы лежаки какие выделили. Подушки. Матрасы…

– А во время активной работы или, не приведи боги, боевых действий вы тоже при переутомлении себе лежак потребуете? – услышав, холодно поинтересовался магистр. – Ваши действия должны быть отработаны до автоматизма. Вы должны научиться восстанавливать силы в любой ситуации, а не только дома на кровати.

После такой отповеди роптание тотчас прекратилось. Пристыженные молчаливые студенты принялись покорно рассаживаться по циновкам.

Когда же все устроились на выбранных местах, Дангар удовлетворенно кивнул и продолжил:

– Как вам уже известно, медитация – один из эффективнейших способов накопления магической энергии. В академии вас научат как нарастить свой магический резерв. Я же помогу его сохранить и восстановить.

Магистр сел в классическую позу лотоса со скрещенными ногами и расслабленно встряхнул кистями рук. А затем его неожиданно охватило легкое мерцание!

– Вот так, – произнес Дангар. – Большинство из вас уже знают основы медитации, но теперь вы займетесь ею более углубленно. Для начала научитесь запускать процесс здесь, с открытыми глазами. Расслабьтесь, успокойте свой дух и очистите разум. Настройтесь на окружающий мир, почувствуйте его, ощутите энергию, которая пронизывает все вокруг. И впитайте ее. Вам необходимо повторить результат, который только что продемонстрировал я. Приступайте.

Исполненные энтузиазма студенты тотчас зашевелились, тряся руками и принимая показанную Дангаром позу. Кто как мог, конечно, и по большей части не идеально, но все-таки. Даже мы, призраки, воспарили над полом с неумело скрещенными ногами.

Подойдя к делу со всей ответственностью, я уставилась на журчащую воду и, как могла, расслабилась. Пригасила возбуждение и честно попыталась ощутить окружающую меня энергию. Даже моргать постаралась как можно реже. Мало ли?

Однако результата не последовало. Я чувствовала лишь прохладу и влажный легкий ветерок. Сонное умиротворение пейзажа вокруг. И все. Часы на кейлоре равнодушно отсчитывали минуты занятия, но ни через четверть часа, ни через час ровным счетом ничего не изменилось.

Только магистр ходил между нами и нудел:

– Расслабленность и спокойствие! Абсолютное спокойствие! Впустите в себя силу!

Но если он хотел нам этим помочь, то, как по мне, зря. Бубнеж Дангара больше раздражал, а со временем и вовсе начал казаться какой-то издевкой.

Урок называется! Сделай то, не знаю что! Понимать бы еще, что конкретно я должна почувствовать! Какая она, эта магическая сила? Холодная? Горячая? Может, мокрая? Как ее распознать-то?

Первоначальный запал энтузиазма у меня, да и, похоже, у всего курса давно погас. Послышались первые сонно-скучающие зевки. Только на каком-то внутреннем упрямстве я, насупившись, все продолжала и продолжала пробовать.

Внезапно кончики пальцев начало чуть покалывать, а по позвоночнику пробежал холодок, словно от воды, на которую я смотрела. Неужели оно?

Я затаила дыхание, боясь спугнуть это слабое, едва ощутимое чувство…

Но тут рядом раздался громкий всхрап, рывком возвращая меня в реальность.

Покалывание и холодок исчезли. Я со злостью уставилась на правого соседа, мечтая высказать все, что о нем думаю. Однако меня опередил магистр Дангар, быстро оказавшись рядом со слишком «расслабившимся» сокурсником и влепив тому увесистый подзатыльник.

Тот вздрогнул и усиленно заморгал, изображая полную готовность к учебе. Но что толку? Мне-то теперь все равно надо было начинать все сначала. К тому же, оглядевшись по сторонам, я обнаружила, что «спящий красавец» оказался не один. Дремота сморила большую часть студентов. Носами клевали почти все, а многие практически спали с открытыми глазами. И даже бубнеж Дангара никому уже не мешал.

В итоге к концу занятия так никто и не засветился. Но при этом большинство студентов, очнувшихся после громкого хлопка Дангара в ладоши, разочарованными не выглядели. Напротив, казались бодрыми и, да, выспавшимися. Пожалуй, если занятия будут проходить так и дальше, у многих медитация станет самой любимой дисциплиной. Даже при отсутствии успеха.

Подтверждение предположению услышала сразу же на выходе от платников, которые потягивались и разминали ноги после длительного сидения:

– Ну, Дангар хоть мозги не грузит. Вместо учебы подремать несколько часов тоже неплохо, – обсуждали они. – Хотя само по себе занятие – полная фигня, только геморрой зарабатывать. Какие, к Дашшу, боевые действия? Че он вообще нес? Мы тысячу лет не воевали.

– Да если бы и начали воевать. – Одна из «золотистых» девчонок капризно фыркнула. – Мы, что ли, должны это делать? Лично я точно не собираюсь ни на какую войну.

«Угу, кто бы сомневался. Богатые во всех мирах одинаковы».

Я презрительно скривилась, но от комментариев удержалась и прошла мимо молча. Терять время на глупую стычку не хотелось – у меня были другие планы.

Призраки тем временем стали прощаться. Кто-то, как и раньше, исчез сразу, а те, кто еще не умел «самовозвращаться», в том числе Аксель и Ритан, пошли к лестнице. За ними почему-то решила направиться и Иланна, хотя я помнила, что исчезать по собственному желанию она могла.

Так, все вместе, мы спустились на первый этаж, а потом я остановилась, вспоминая, в какой стороне находится библиотека.

– Ева, ты идешь? – поторопила Иланна, тоже останавливаясь.

– Еще нет, не жди. До завтра. – Я махнула рукой. – А я в библиотеку сначала. Вроде бы память в кейлоре еще есть, почитаю немного.

– Чего?

– Историю. В отличие от вас, я знаю историю только своего мира. Так что от остальных отстаю. Надо бы хоть как-то наверстать, – пояснила я.

– А-а, ну давай, счастливо.

– Ага, пока… хотя погоди, скажи, как кейлор в реале включить-то? – спохватилась я.

– Просто два раза по запястью стукни, и все, – ответила Иланна.

Действительно просто! А я-то вчера сколько мучилась!

Поблагодарив свою новую уже практически подругу, я еще раз попрощалась, и мы разошлись.

Глава 6

Дверь с мерцающим изображением книги я нашла быстро и вскоре уже переступала порог удивительной библиотеки-котлована.

Потрясное все-таки место! Как же жаль, что я не могу взять с собой камеру и заснять туманный котлован и ярусы книг! Представляю, сколько бы просмотров это видео собрало на «Ютьюбе»! А с поясняющим репортажем и рассказом о магах я бы точно стала звездой.

«Угу. На Рен ТВ, – добавил язвительно внутренний голос. – Там как раз всякую мистическую штуку любят».

Хмыкнув, я повернулась к местной справочной системе. Пора опробовать маготехнологии самолично.

Как в прошлый раз это делала Иланна, я прислонила запястье с кейлором к углублению на стене. В воздухе тотчас вспыхнул знакомый шарик, предлагая сформулировать запрос.

– Оʼкей, Гугл, хочу раздел истории, – хмыкнув, озвучила я по привычке пользования голосовым поиском смартфона.

Шарик неуверенно замерцал, а я запоздало сообразила, что вряд ли местная система поймет специфическое обращение к иномирному поисковику. Однако, прежде чем я успела повторить запрос без дурашливости, шарик, к удивлению, все-таки сменил цвет на оранжевый и полетел прочь.

Я поспешила за ним к лестнице и послушно спустилась на один пролет. Пройдя пару сотен шагов по узкому ярусу, свернула за огоньком в широкий пролет с сияющей в воздухе вывеской «Раздел: История Общ. Ур. 2» и запетляла между подернутыми легкой туманной дымкой стеллажами. А вскоре увидела, как шарик остановился возле одной из полок на уровне моей головы и замер напротив какого-то толстого книжного корешка.

Хм, и что у нас там?

Едва я коснулась книги, огонек погас. Я с некоторым усилием вытянула толстый тяжелый том, взглянула на обложку… и громко рассмеялась. Нет, ну надо же!

Витиеватая надпись сообщала: «Жизнь и удивительные открытия Гугло Балбау, что совершил он в искусстве начертательной магии».

Магический поиск сработал даже лучше, чем я ожидала. Хотя, конечно, биография одного конкретного «магического начертателя» – это не то, что бы мне хотелось начать изучать прямо сейчас.

Отсмеявшись, я попыталась запихнуть увесистый том обратно на полку, но сделать это оказалось неожиданно проблематично. Слишком плотно стояли книги, да и томик был тяжел, чтобы на вытянутых руках его туда запихивать. Так что я просто положила его сверху на книжки, расположенные полкой ниже.

А в следующий миг с изумлением увидела, как вокруг «Гугло Балбау» сгустился туман, а книга, воспарив, шмыгнула на свое место.

Ну надо же! Чудо за чудом, продуманно и удобно!

Я в очередной раз повосхищалась невероятной библиотекой, а затем огляделась, задумавшись, что делать дальше. Не перебирать же все книги подряд, чтобы найти интересную?

По счастью, неподалеку оказалось знакомое углубление библиотечного поисковика. И логично: не бегать же из-за каждого запроса к выходу?

Осталось лишь определиться, о чем я хочу узнать. Я закусила призрачную губу, выбирая тему. Великая война, последние кланы, уничтожение трех Доменов… вот!

Я поднесла к углублению кейлор и затребовала:

– Хочу почитать про Домен… ну, пусть будет Тени!

Вот только вопреки ожиданиям, на этот раз шарик не поменял цвет на оранжевый. Наоборот, он заметно потемнел и явно не желал двигаться с места. И как это понимать?

Я нахмурилась.

Неужели к информации о Домене Тени нет общего допуска? Но это ведь история! Его вообще уже не существует!

Однако шарик вести меня по-прежнему не хотел. Причем спустя пару минут выяснилось, что к информации о Доменах Бури и Стужи тоже доступа не было. Вот почитать о Домене Пепла или какой-нибудь Жизни – пожалуйста, сколько угодно. Шарик мгновенно вспыхивал оранжевым и был готов сопроводить меня к книгам о них тотчас. А узнать подробности о давно уничтоженных врагах владетельной троицы – ни-ни.

– Ну и пожалуйста, – мрачно буркнула я. – И не веди. Сама похожу и найду, какое дело.

И, проигнорировав сияющий шарик, двинулась вдоль стеллажей, всматриваясь в корешки книг.

Вот только это оказалось не так-то просто! Буквально через пару шагов стеллажи стала затягивать туманная дымка, все плотнее и плотнее, так, что ничего прочесть уже не получалось. А когда я попыталась достать книгу наугад, обнаружила, что завеса еще и не позволяет ни к чему прикоснуться. Рука просто скользила по ней, как по гладкой стеклянной поверхности.

Теперь стало ясно назначение местного тумана. Охранная магия! Получается, без разрешения тут ни увидеть, ни взять ничего нельзя!

Ругнувшись от досады, я признала поражение и уныло вздохнула. Что ж, придется брать, что дают. В конце концов, о существующих сейчас Доменах тоже стоит узнать поподробнее.

«Особенно учитывая, что наследник одного из них имеет на тебя большой зуб», – мысленно заключила я и отправилась к оранжевому шарику изучать историю Домена Пепла.

Тут библиотечная магия расстаралась: выбор мне был предложен огромный. Оранжевый шарик просто ударился в длиннющий стеллаж и растаял, а вместе с ним исчезла и легкая туманная дымка. Кни-иг – учитаться!

Жаль только, ни столов, ни стульев здесь не предусмотрели. Ну, или я просто не знала, где в библиотеке находятся места для чтения, так что пришлось листать и конспектировать прямо в проходе.

Хорошо хоть, вокруг никого не было. Видимо, раздел истории не пользовался популярностью. Да и, если подумать, что вообще студентам делать в библиотеке в первые дни обучения? Это у меня случай особый.

Несмотря на то что к Домену Пепла я после знакомства с Аланом испытывала неприязнь и предубеждение, читать о магах-разрушителях все равно было интересно. Именно их предки первыми открыли возможность вызывать огонь и рушить стены старинных городов. Магия их была, безусловно, эффектной, особенно с учетом того, что иллюстрации в местных книгах заменяли «живые» картинки. Словно лайв-фото смартфонов или гиф-анимации, они красочно демонстрировали яркие вспышки магического пламени, слепящие молнии и почерневшие руины строений.

Правда, вскоре мне стало казаться, что книги сюда подбирались специально. Слишком уж положительным в описаниях выглядел Домен Пепла. Главы входящих в него кланов, как один, были превосходными стратегами и тактиками, непобедимыми, справедливыми и безупречными. Они никогда не ошибались, действовали исключительно на благо всего Содружества и боролись исключительно с коварными террористами и повстанцами.

В общем, читала бы я подобные книги по истории нашего мира, с уверенностью бы сказала: Домен Пепла уже многие годы, если не столетия, старательно отслеживает и корректирует исторические факты о себе. Потому что не бывает идеальных правителей! Тем более тысячу лет подряд. Даже несмотря на то, что книги утверждают обратное.

Вывод: все плохое из них попросту убирают.

Впрочем, время все же было потрачено не впустую. По крайней мере, теперь я могла оценить весь масштаб влияния, который Домен Пепла оказывал на Содружество. А еще более-менее поняла, что он собой представляет.

Кроме главенствующего клана Камерано, в Домен Пепла входило еще несколько весьма сильных родов, не уступающих по влиянию отцу Алана. Например, член Совета Содружества из клана Лиард, который являлся главой Канцелярии наказаний. К ним же фактически принадлежали все сильнейшие боевые маги войск Содружества.

Пополнить ряды членов Домена Пепла было крайне почетно и очень сложно. И при этом еще и весьма выгодно: «пепельницам» полагались значительные привилегии и повышенные проценты при любых финансовых сделках.

Ну и, самое главное, Домен Пепла держал в своих руках практически всю информационную сеть Содружества. Я то и дело встречала торжественные титулования глав старейших новостных агентств, гильдии журналистов и прочих медиаперсон, и все они так или иначе относились именно к Домену Пепла.

«Н-да, похоже, журналистом мне и здесь стать не светит. А уж независимым – тем более. Алан лично затравит и сожрет», – со смешком поздравила я себя.

Конечно, всерьез о перспективе стать журналистом в этих магических мирах я до этого момента не задумывалась – некогда было. Но все же в глубине души зашевелился легкий червячок досады и недовольства.

Подумать только, Содружество миров! Казалось бы, столько возможностей! Ан нет, если ты не маг и не дархат, то ловить тебе нечего.

По факту обычные люди здесь куда более ограничены в правах, чем люди моего мира. Даже монархия ничто по сравнению с диктатурой магов.

– Нацисты какие-то. Межмирового масштаба. Так вот и начнешь понимать мотивы инквизиторов, – пробормотала я и, отложив последнюю книжку, мрачно пронаблюдала, как та уплывает на свою полку.

Истории на сегодня с меня, пожалуй, достаточно.

Развернувшись, я отправилась к выходу из библиотеки. Едва не заблудившись в лабиринте стеллажей, кое-как нашла лестницу и поднялась на верхний ярус. А пока подходила к двери, в библиотеку зашел незнакомый грузный магистр.

Едва глянув на меня, он приложил свое запястье к выемке в стене и затребовал:

– Труды Бишопа Песчаного.

А затем каким-то странно глухим голосом добавил:

– Ауродим Фаркид Паэльсдар.

И потемневший было шарик-вешка неожиданно окрасился в сапфирово-синий.

Ого! Это что же, какой-то спецдоступ по кодовому слову?

Я потеснилась, уступая дорогу чинно следующему за синим шариком магистру, и проводила его недоверчивым взглядом. Неужели все так просто?

Да ну, не может быть. Ведь я стояла неподалеку! Зачем тогда вся эта безопасность, если магистры, совершенно не таясь, запросто произносят слова-ключи? Ведь любой студент может так же, как я, подслушать и…

Или не любой?

«Гхм… вы нас слышите?» – «А не должна?» – «Не должны».

Воспоминание об услышанном разговоре магистров на приемном экзамене резануло память, и я застыла от пришедшей на ум догадки.

Как там они говорили? «Полог тишины»? Может, магистр активировал свой доступ именно под этим «Пологом», а я, сама того не желая, опять взяла и подслушала? Не случайно ведь его голос показался мне странно глухим. Хотя, конечно, изначально предполагалось, что в тот раз у меня получилось это сделать из-за накачки силой, но мало ли?

Секунда, и я оказалась рядом с углублением в стене. Я обязана была все проверить!

Вновь активировав справочную систему, я оглянулась напоследок и тихо сказала:

– История Домена Тени, пожалуйста. Ауродим Фаркид Паэльсдар.

Во рту на мгновение сделалось горько, а по призрачной спине и волосам словно кто-то прошелся тяжелой такой ладонью. Показалось даже, что сейчас эта «ладонь» даст мне увесистый подзатыльник, чтоб не лезла, куда не следует, но…

Но тут шарик наполнился синевой и неспешно отплыл прочь, предлагая следовать за собой!

Сработало! Какова бы ни была местная защита, теперь она соглашалась меня пропустить! Это действительно были кодовые слова!

Я с радостным возбуждением дернулась было за синей вешкой, но тут же себя одернула. Нельзя! Мало ли кто заинтересуется, с какого перепуга призрак-первокурсница идет за шариком повышенного уровня допуска? Нет уж, не надо нам такого!

Лучше я сначала время выберу поудачнее, память в кейлоре заранее освобожу, да заберусь подальше вглубь библиотеки, чтобы минимизировать вероятность встречи с кем-либо. А уж там допуском попользуюсь по полной программе!

Проигнорировав подмигивающий шарик, я вышла из библиотеки и, едва не пританцовывая, направилась вперед по коридору.

Пора возвращаться домой. Проснусь, перепишу все конспекты, а потом прикину по времени, когда можно будет в следующий раз сюда прийти…

Фффссссс!!!

Внезапно что-то зашипело, ярко вспыхнуло, и меня дернуло куда-то в узкий боковой коридор. А в следующий миг я поняла, что не в состоянии сдвинуться с места и нахожусь прямо в центре тускло светящегося болотной зеленью круга с какими-то надписями!

– Опять эти элитные уроды отличились! – перепуганно прорычала я, безуспешно пытаясь хотя бы пошевелить рукой. – Тоже мне, звездуны недоделанные! Больше фантазии ни на что не хватило, Пепельница?! Иди ты знаешь куда!

– И впрямь грубиянка, – неожиданно прервал мои излияния спокойный мужской голос. Более низкий, с легкой хрипотцой, он совсем не походил на голос Алана. – У тебя, бродяжка, действительно отсутствует не только тело, но и воспитание. В этом Камерано не ошибся.

Скосив глаза, я узрела прислонившегося к стене высокого черноволосого элитника явно из старшекурсников.

Наверное, именно такие породистые и надменно-аристократические лица смотрели на потомков с портретов в замках титулованных особ. И как раз с таким фирменным выражением лица, в котором даже за минимумом мимики угадывалось презрение ко всем, кто ниже его статусом.

– Ты еще кто такой? Тебя Алан подослал?!

– Подослал? Мальчишка этот? – Надменный тип отлепился от стены и подошел ближе, разглядывая меня и мерцающий круг. – Он просто сказал, где тебя можно найти. Я, знаешь ли, всегда мечтал проверить «Капкан души» в действии, но ни разу случая не представлялось: на моей родине призраков давно извели. А тут вдруг прямо в академии и такая удача – целый факультет подопытных. Тренируйся сколько угодно.

– Тренируйся?! Мы тебе что, учебные пособия?! – возмутилась я и дернулась, пытаясь освободиться.

– Практически. Только вы, в отличие от пособий, ничего не стоите, – подтвердил черноволосый гад. – Но в данную минуту от тебя хотя бы есть толк, так что стой спокойно и не мешай исследованию.

Ага, щас! Я, наоборот, задергалась сильнее.

– Выпусти! Ты, звезданутый на всю голову элитный урод!

Внезапно кольцо с шипением слегка сжалось, буквально опаляя жаром мою призрачную кожу. От неожиданной боли я вскрикнула.

– Думай, что и кому говоришь. – Во взгляде болотно-зеленых глаз мужчины промелькнуло раздражение. – Ты – всего лишь жалкая приживалка в этой академии. Только благодаря деньгам, которые за обучение платит элита, руководство смогло предоставить такой безродной нищете, как ты, возможность здесь находиться. Так что имей уважение к тем, кто финансирует твое пребывание в этих стенах.

– Может, еще поклониться тебе, благодетель? – огрызнулась я, стараясь унять накатывающую панику.

Но в ту же секунду взметнувшийся темный удушающий вихрь надавил на плечи, помимо воли сгибая меня в поклоне.

– А вот это была хорошая идея, – констатировал черноволосый.

– У тебя нет права! – отчаянно пытаясь выпрямиться, крикнула я.

– У меня? – на его губах появилась холодная усмешка. – Ошибаешься, бродяжка. Это у тебя здесь нет никаких прав. А я могу делать все что хочу.

– Да ты… ты… – Я задохнулась от бессилия, но все-таки выплюнула: – Высокомерный сноб!

– Высокородный, – поправил меня он, продолжая наблюдать за пульсацией границы круга. – Мой род насчитывает больше двадцати поколений магов с чистой кровью и высоким уровнем дара. А кто и как из твоих предков обзавелся магией, догадаться нетрудно. Полагаю, это произошло от заезжего мага, решившего позабавиться с очередной деревенской дурочкой в самом глухом мире.

– У меня приличная семья! И я живу в нормальном мире, где таких, как ты…

– Айландир, ты чего творишь?! – перебивая меня, раздался вдруг из-за спины знакомый голос, а затем я увидела спешащего к нам Дириона.

Неужели пришло спасение?!

Мой мучитель, впрочем, даже бровью не повел. Спокойно обернулся и ответил:

– Небольшой эксперимент. Тебе-то что? Решил освоить магию Тлена?

– Мне своей хватает! А она – студентка академии! Снимай круг, или я рассею!

– Прямо так и рассеешь? Силенок-то хватит, Дир? – фыркнул черноволосый. – Помнится, в последней нашей дуэли ты проиграл.

Обычно улыбчивое лицо Дириона помрачнело, а глаза сердито сощурились.

– Еще одну хочешь? – процедил он. – Перед ректором за вызов готов ответить? И за издевательство над студенткой факультета призраков, в который вложена куча золота Совета?

Родовитый элитник на мгновение закатил глаза. Непохоже, чтобы упоминание ректора его сильно испугало. Скорее, он досадовал, что «исследование» пришлось прервать.

Но, к счастью, сковывающий круг исчез.

Дрожа от слабости и страха, я упала на пол.

– Не преувеличивай, – произнес Айландир. – Ничего особенного я с ней не сделал. Так, проверил пару сдерживающих заклинаний, и только. Девчонка просто излишне нервная попалась. Я ж не пытал ее и не пытался развеять или убить. Что такого?

– Что такого?! – выдохнула я, из последних сил сдерживая подступающие слезы. – Я – живой человек, а не подопытный кролик!

– Бродяжки от кроликов ничем особо не отличаются, – парировал этот черноволосый гад. А затем, оглядев меня, распластавшуюся практически у его ног, слегка прищурился и констатировал: – Хм. А мне нравится, как это выглядит. Пожалуй, как-нибудь встретимся снова. А дуэль… – Айландир вдруг нахмурился и прямо посмотрел на Дириона. Взгляд его стал совсем жутким. – Если тебе приспичит, за пределами академии зови. И не думай, что я откажусь.

После чего, развернувшись, как ни в чем не бывало направился прочь по коридору.

– Да кто он такой? – выдавила я, со страхом глядя черноволосому маньяку-исследователю вслед.

Пусть этот взгляд предназначался не мне, я все равно его запомнила. Потому что это не был взгляд обычного человека. Даже не взгляд хищника. Это был взгляд кого-то совершенно чужого.

– Айландир Грейв, тленник, – ответил Дирион. В отличие от меня, он выглядел намного спокойнее. – Мой сокурсник. Идет на получение Звезды лучшего выпускника академии. Ты в порядке?

– В полном, – выдохнула я и, поднявшись, обхватила себя руками, чтобы унять дрожь. – Спасибо тебе за помощь. Еще раз. И это лучший выпускник, говоришь? Тленник? Из Домена Тлена?

– Ага, – подтвердил Дирион и усмехнулся. – Мы, как ты уже догадалась, сильно не ладим, так что за помощь можешь не благодарить.

– А как ты узнал, что мы вообще тут?

– Младшенький Камерано особо и не скрывался, когда подошел с предложением к Айлу прямо в столовой, – ответил он. – Ребята услышали и передали мне.

– Ну, Пепельница! – Я зло выдохнула. Потом мотнула головой и, хоть Дирион и сказал, что благодарить его необязательно, повторила: – Спасибо. И тебе, и твоим друзьям.

– Только не питай надежд на будущее. – Дирион развел руками. – Призраков в академии действительно не жалуют, и в целом до ваших проблем никому дела нет. Сейчас меня предупредили только потому, что знают о наших личных счетах с Айландиром.

– Да я уже поняла, еще утром. – Я кивнула. – Но тем не менее. Ты – единственный, кто вообще с нами хоть как-то общается. Если я смогу чем-то тебе помочь, только скажи.

Я говорила абсолютно искренне, но Дирион лишь улыбнулся и рукой махнул. Мол, какая там помощь от слабой первокурсницы практически состоявшемуся магу-дархату.

– Брось и не бери в голову. Лучше передай вашим, чтоб поодиночке не ходили, – посоветовал он. – Азы магии Тлена не особо сложные. При желании возвести, к примеру, утренний барьер против призраков сможет любой маг. Не всякий, конечно, рискнет связываться потом с ректоратом, но… в общем, лучше будьте осмотрительнее.

На этой не слишком утешительной ноте мы и простились. Дирион отправился по своим делам, а я вышла в практически пустой холл академии. Быстро пересекла, открыла дверь и, отметив, что солнце уже зашло, переступила порог.

А затем провалилась в уютную черноту сна.

Глава 7

Утром злость на академическую элиту так и не отпустила. Напротив, я проснулась злая, нервная и жаждущая мести. Подумать только, для этих снобов мы не просто существа второго сорта, но еще и подопытные кролики, с которыми можно творить все, что вздумается!

Бутерброды нарезала с таким остервенением, словно делала их из дархатов. Успокоилась только после выпитого чая и твердого решения нажаловаться на издевательства со стороны старшекурсника декану. Хоть какая-то организация и дисциплина в академии должна быть, в конце концов? Ведь, как правильно напомнил черноволосому хаму Дирион, в создание факультета призраков вложили немало средств. Так вот пусть теперь разбираются!

После быстрого завтрака я, уже более-менее успокоившись, села изучать кейлор. На этот раз заставить магический смартфон проявиться удалось без труда. Расписание, первые контакты, все мои записи – все было в сохранности. Даже несколько тестовых сообщений от ребят в чате факультета обнаружилось. В общем, проблема связи была решена.

Раздражение ушло окончательно, и я с удовольствием погрузилась в переписывание полученного материала. Плевать на чванливых дархатов и их элитных подпевал. Главное – знания. А их в академии, да с учетом полученного доступа к закрытым разделам, море!

Причем, если понадобится, соблюдая осторожность, можно подслушать даже ректора. Если он считает, что моя способность проявилась только после накачки силы, может, и не будет беспокоиться, что я где-то рядом.

Пока я размышляла об открывающихся перспективах, ручка бодро бегала по тетрадным листкам, переписывая все, что удалось добыть на лекциях и в библиотеке. Лишь негромкое пиликанье обычного смартфона, уведомляющее о пришедшем сообщении, вернуло меня в реальность. Едва взглянув на экран мобильника, я раздраженно удалила рекламную эсэмэску, вернулась к записям…

И недоуменно нахмурилась. Буквы в кейлоре оказались не русскими! Что там, эти витые закорючки вообще с трудом можно было буквами назвать! Арабская вязь – вот самое близкое, на что они походили! Но при этом я полностью понимала, что там написано!

Стоп, я еще и вслух это могу произнести?! Я на этом языке разговариваю?!

Неожиданное открытие ввергло меня в легкий ступор. До этого момента я как-то не задумывалась о причинах, по которым могу понимать и общаться с иномирянами. Для сна такое общение было нормой, а потом оно воспринималось как само собой разумеющееся.

Но теперь, когда я столкнулась с этим вот так, вживую, оставалось лишь растерянно моргать и глядеть на чужеродные завитушки в кейлоре. Взгляд скользил от тетрадки с русским текстом к закорючкам, а мозг пытался осознать факт синхронного перевода и того, что одновременно может думать на двух языках сразу.

Вот это, я понимаю, магия! Взяли и походя вложили в голову знание языка! Интересно только, почему таким же образом лекции в нас не «загрузят»? Энергии, что ли, на это много надо?

Вопрос не давал покоя, так что я задала его в общий чат. И даже не стала обижаться на ответные подколки ребят о незнании настолько элементарных вещей.

«Любой язык – это набор букв, звуков и слов. Заклинание просто дает тебе аналог тех, которые ты использовала ранее, и базовую грамматику, – назидательно пояснила Галаилора. – А вот знания предметов ни к чему уже не привяжешь. Это новая для мозга информация. Так что единственное, чем могут помочь в академии, – это поддерживать на ее территории заклинания Концентрации и Памяти».

«Ясненько. Спасибо», – поблагодарила я и отключилась.

Что ж, халява не бесконечна. Но мне и так нереально повезло со знанием языка, так что грех жаловаться. А учиться магии и без халявы интересно.

Закончив с делами учебными, я перешла к делам земным и насущным. Для начала заглянула в почтовый ящик, проверить возможные отклики на резюме. Несколько предложений на собеседования и впрямь обнаружились, но, к сожалению, либо из сетевых заведений быстрого питания, либо с призывами стать распространителем рекламы и курьером.

Конечно, с одной стороны, я понимала, что на большее недавняя школьница вряд ли может рассчитывать, но вот так сразу сдаваться не хотелось. А вдруг все-таки повезет?

Поэтому почту я закрыла. Ну а чтобы вечером мама не пилила нотациями про тунеядство и бесполезность моего существования, решила сделать что-нибудь полезное для дома.

Так, в уборке, помывке полов и посуды, пролетел день, и я устало завалилась на диван со смартфоном.

– Опять лежишь? – с легким недовольством констатировала вошедшая ко мне в комнату мама.

– Я помыла полы, посуду и протерла пыль, – перечислила я.

– Это ты молодец, хвалю, – улыбнулась родительница и бросила взгляд на мой стол. – А это что? История Домена Пепла?

Я мысленно отвесила самой себе подзатыльник за неубранную тетрадку. Было глупо рассчитывать, что мама не заметит странные записи и не спросит!

– Книгу пишу, – ляпнула я первое, что в голову пришло. – Фэнтези. Эпическое. Как Мартин или Толкин.

– Хм. Пафосное название.

Мама неопределенно пожала плечами, мол, ну-ну. То репортажи, то книги – все едино баловство, после чего принялась расспрашивать про предложения о вакансиях.

И, узнав о присланных, настояла все-таки на том, чтобы в ближайшее время я куда-нибудь сходила и устроилась.

Пришлось пообещать.

Проводив задумчивым взглядом выходящую из моей комнаты маму, я убрала тетрадку с «эпическим фэнтези» в ящик стола. Пожалуй, история магии и впрямь могла вполне сойти за фэнтези-роман. Только и требуется, что пару учебников переписать и отправить. Даже придумывать ничего не надо.

Еще бы читатели нашлись!

Я фыркнула и вернулась к игре в смартфоне. До ужина и учебы еще оставалось время, которое можно было потратить на отдых.

Конечно, с куда большим удовольствием я бы пораньше отправилась в академию, но так рано уснуть мне бы все равно не дали. Еще и расспросами бы замучили, все ли со мной в порядке и не заболела ли я. А этого не хотелось. Тем более я и сама не могла с уверенностью ответить на этот вопрос.

Нет, чувствовала я себя замечательно, но собираться на учебу в сон было более чем странно. Ведь я до сих пор не имела никаких физических доказательств того, что происходящее там – реальность. И поутру чувствовала себя не уставшей, а выспавшейся. Да, на запястье светился кейлор, но, кроме меня, его никто не видел.

Однако, едва я «засыпала» и оказывалась в академии, то сразу начинала воспринимать ее как настоящую реальность. И, находясь там, не могла и помыслить, что просто сплю. Слишком все было живым, ярким, настоящим! Так что признавать другой мир и кейлор глюками по-прежнему не желала. Хотя, уверена, скажи я о магической академии матери, та точно потащила бы меня по врачам. А те, особо не вникая в мое персональное чудо, прописали бы какие-нибудь таблетки.

Поэтому, пока академические «сны» не приносили никакого вреда ни мне, ни окружающим, я молчала. А там, глядишь, и вправду получится применить магию в моем мире. Вот это будет отпадно!

Стану как мутантка из «Людей Икс». Или нет, как волшебница из «Гарри Поттера». Или… короче, кем-нибудь точно стану! Только выучиться сначала надо.

Так, в размышлениях и мечтах, пролетело время, и кейлор наконец запустил получасовой обратный отсчет.

Быстро доев ужин, я привычно забралась в кровать. Сегодня стоило поторопиться, ведь до начала занятий предстояло поговорить с деканом.

К счастью, на этот раз никаких неприятных сюрпризов при появлении в академии не поджидало, так что уже вскоре я поднималась на третий этаж. Именно там следовало искать серый сектор магистров и, соответственно, кабинет Базиля Кроста.

Шагала уверенно, потому что шла за справедливостью. И была готова ее добиться во что бы то ни стало, хотя помнила слова декана о том, что о наших проблемах он слышать не хотел бы. Но, в конце концов, я не на обучение жаловаться собиралась, а на издевательства, так что магистр Крост просто обязан был отреагировать.

Чтобы попасть в сектор преподавателей, понадобилось пересечь весь коридор и, завернув за угол, через широкие двустворчатые двери войти в новый. Такой же длинный, с выкрашенными в серый цвет стенами, с рядом дверей по правой стороне и аркадой узких, высоких стрельчатых окон по левой.

Утреннее солнце ударило в глаза, заставляя прищуриться и слегка замедлить шаг, чтобы полюбопытствовать, что там на улице. Однако и с этой стороны ничего интересного увидеть не удалось: все тот же парк, да где-то почти на самом горизонте очертания гор.

Хм, негусто. Красиво, конечно, но таких пейзажей и в моем мире полно. Выглядывая из окна другого мира, хочется обнаружить нечто совсем необычное.

Разочарованно вздохнув, я отвела взгляд от окон и приступила к изучению дверных табличек.

Как оказалось, кроме большой вывески «ректорат» в противоположном конце серого коридора, больше никакой схемы в расположении магистерских кабинетов не было. Не оказалось ни привычных нашему миру деканатов, даже кафедры на дверях не указывались – только имена. Так что пришлось читать все подряд. Повезло, что искомая дверь с табличкой «магистр Базиль Крост» оказалась лишь девятой по счету.

Глубоко вздохнув, я решительно постучала. А затем, не дожидаясь разрешения, вошла в кабинет.

Рабочее помещение декана нашего факультета оказалось небольшим, причем размеры его еще больше скрадывались из-за книжных стеллажей. Высокие, от пола до потолка, они тянулись от двери вдоль всех стен, вплотную подступая к окну, прикрытому портьерой пыльно-синего цвета. Ну а оставшуюся часть кабинета почти полностью занимал массивный стол. За ним в глубоком кожаном кресле восседал магистр Крост и пил что-то из большой кружки, очень похожей на пивную.

– Доброе утро, – вежливо поздоровалась я. – Войти можно?

– Ты уже вошла, – с легкой досадой констатировал он и отставил кружку на стол. – Чего хотела?

Н-да. Как и ожидалось, видеть меня здесь явно не рады. Ну и пусть!

Я закрыла за собой дверь и, подойдя ближе, на одном дыхании выпалила:

– Хочу подать жалобу на насильственную блокировку моего перемещения по академии другим студентом при помощи магии.

Выражение досады на лице магистра Кроста стало более отчетливым.

– Ваша староста мне вчера уже нажаловалась, – сообщил он. – Разъяснительную работу с шутниками провели. Так что можешь идти…

– Нет, я не об этом, – быстро перебила я. – Вчера вечером меня на выходе из библиотеки заловил в какой-то блокирующий круг старшекурсник. Заявил, что хочет исследовать призраков, и, удерживая меня силой, использовал на мне свою магию! Если бы не помощь другого старшекурсника – Дириона из Домена Жизни, я не знаю, чем бы все закончилось. Это возмутительно! Я не подопытный кролик! И я прошу… нет, я требую для него наказания!

– Тихо, тихо. – Декан мигом посерьезнел. – Сейчас разберемся. Описать хотя бы примерно этого энтузиаста-исследователя можешь?

Я кивнула.

– Могу, и даже более того. Я знаю его имя. Это Айландир, тленник.

Имя обидчика произнесла с мрачным удовлетворением. Уж теперь-то возмездие точно достигнет цели!

Но потом увидела, как вытягивается лицо магистра, и поняла: с назначением наказания все не так просто.

– Ты уверена, что это был он? – с нажимом и какой-то надеждой спросил декан Крост.

– Абсолютно, – отчеканила я. – Если не верите, спросите Дириона. Он подтвердит мои слова.

– Хм… м-да…

Магистр побарабанил пальцами по столешнице. Лицо его становилось мрачнее с каждой секундой. Теперь не оставалось никаких сомнений: связываться с Айландиром Базиль Крост не хотел.

Неужели богатым наследничкам даже такие вещи сходят с рук?! Не может быть, чтобы на них вообще не было управы!

– Так вы примите какие-нибудь меры? – Я с вызовом посмотрела на все еще молчащего магистра. – Или нападение студентов друг на друга тут в порядке вещей?

– Нет, конечно. – Тот нервно качнул головой. – Я, хм, разберусь. А ты… иди. У тебя там занятия скоро начнутся.

Декан взмахнул рукой, и меня легко и ненавязчиво выдуло в коридор. Я опомниться не успела, как дверь передо мной закрылась. Миленько!

Взял и выставил меня прочь! Обалденный декан!

Я сердито уставилась на дверь. На миг даже возникло желание опять войти в кабинет. Сдержалась лишь потому, что, кроме возмущения, сказать было нечего. А толку ругаться, если тебе вроде как пообещали разобраться?

Вот если магистр Крост обещания не сдержит… я покосилась на вывеску ректората. И туда схожу, если понадобится.

После чего сердито выдохнула и отправилась на лекцию по прикладной магометрии. Времени до ее начала и впрямь оставалось мало, а предмет, судя по всему, серьезный. Так что опаздывать не стоило.

Ускорив шаг, я постаралась сосредоточиться на учебе и хотя бы временно не думать о проблемах с местной элитой. Да только если бы это было так просто!

Едва я вошла в аудиторию, раздался ненавистный голос Алана:

– Ну что, бродяжка, готова кланяться? Слышал, Айландир преподал тебе урок этикета и уважения к сильнейшим.

Я окинула его и остальных ухмыляющихся «золоченых» деток хмурым взглядом. Вот ведь трепло пепельное! Всем уже сообщил! Хотя этого стоило ожидать.

И что самое обидное – я не знала, как ему отомстить. Что может призрак? Лишь выругаться и послать рыжего хама от всей широты души.

Но, сделав это, я показала бы свое бессилие и дала компании Алана очередной повод для злорадства. Поэтому просто с равнодушно-независимым видом, не замедляя шага, прошла мимо них к остальным призракам.

Кстати, на сей раз наш факультет расположился не на балконе, а в углу у противоположной от входа стены. Сегодня нам все-таки выделили место в первом ряду. Правда, оно больше походило на загон, пыльный и тесноватый даже для призраков. Но тем не менее! Прогресс, можно сказать.

А как только я заняла свободный закуток, ко мне сразу же подскочила Иланна.

– Ты действительно вчера столкнулась с Айландиром? С тем самым? – спросила она взволнованно. Уверена, не будь мы призраками, еще бы и за руку схватила.

Блин, вот как я не люблю признаваться в собственной беспомощности! Особенно при таком количестве народа. Но игнорировать вопрос, когда ответ все равно уже всем известен, глупо. Поэтому я скривилась и кивнула.

– Столкнулась. И да. Видимо, с тем самым. Спасибо, Дирион вмешался. Второй раз уже помогает. Еще немного, и я буду искать пути присоединения к Домену Жизни, хотя до этого профессия медсестры меня не привлекала.

Иланна фыркнула.

– Ну, ты не обобщай. У нас не только лекари…

Она запнулась. Однако главное уже было сказано и понято: семья Иланны принадлежала именно к Домену Жизни.

Теперь-то ясно, почему ее брат хорошо знал Дириона. И почему сама Иланна поспешила обратиться за помощью именно к нему. В стрессовых ситуациях всегда тянешься к тому, кого знаешь и кому доверяешь.

Но прежде, чем я успела высказать догадку вслух, гул в аудитории стих. В дверях появилась магистр Брук Синеводная. Вежливо улыбнувшись, магистр приятным грудным голосом поприветствовала:

– Доброго утра, студенты.

И направилась к кафедре. Вся такая изящная, с летящей походкой от бедра, идеально уложенной прической, макияжем и маникюром. На шпильках и в видневшемся под мантией костюме нежно-сиреневого цвета. Настоящая леди, попавшая сюда по какой-то нелепой случайности, а не профессор-магистр!

Похоже, такое же впечатление сложилось абсолютно у всех. Аудитория вновь наполнилась гулом, а рабочее настроение покинуло студентов окончательно.

– Можно расслабиться. С ней проблем не будет, – развязно констатировал сидящий неподалеку от нас платник. – Пара улыбок на экзамене, и пятерка в кармане.

Приятели поддержали его согласными смешками.

Но не только платники с пренебрежением отнеслись к магистру. Наши ребята тоже смотрели на Брук Синеводную со скепсисом. Стоящий за моей спиной Ритан даже буркнул, что это неуважение – ставить преподавателем столь серьезного предмета женщину. У них, мол, способности к логике и вычислениям намного хуже.

Лично я, хоть и прозвучало это по-сексистски, спорить не стала. Мои способности к математике были весьма средними. Зато Галаилору сказанное неожиданно зацепило.

– А за слова ответишь? – тотчас зашипела она. – Мне, между прочим, всегда только высшие баллы ставили!

– Ты – исключение, – парировал Ритан. – Исключение, как известно, подтверждает правило.

– А почему ты решил, что магистр Брук не такое же исключение?

– Да ты на нее посмотри! Макияжик! Брендовый костюмчик и шпильки! – тотчас перечислил он. – Какая ей магометрия? Этой молодящейся «магистре» с подружками в салоне красоты сидеть надо, а не лезть туда, где ей не место. Вот вам типичный пример того, что с деньгами любую блажь себе позволить можно…

Ворчание Ритана прервал неожиданно громкий хлопок в ладоши.

Мы дружно перевели взгляд на кафедру, за которой расположилась магистр Брук. А та, с улыбкой оглядев зал, все так же доброжелательно изрекла:

– Призрачному факультету плюс балл за то, что встречают преподавателя стоя. Всем остальным минус два балла за невежество. Но если кто-то скажет, как рассчитать векторный интеграл направления силы, я смягчу наказание.

В аудитории повисла тишина. Народ растерянно, недоверчиво взирал на «безобидную» женщину, которая только что взяла и с милой улыбкой с ходу влепила большей части курса неуд. Абсолютно во всех взглядах читался вопрос: как это? Это что, правда?

Кто-то из наших робко поднял руку, однако магистр Брук только отмахнулась:

– Призракам можно не беспокоиться. Было бы странно, если бы победители олимпиад этого не знали. Меня больше интересуют остальные.

И оглядела аудиторию снова. Да, по-прежнему улыбаясь, но так пристально, что под ее взглядом студенты-платники несколько сжались.

Я же тихо порадовалась, что стою рядом с отличниками местных олимпиад. Потому что, судя по вытянутым лицам остальных, вопрос магистра Брук совершенно точно не входил в программу обучения местных школ, или как они тут называются.

А та, так и не дождавшись желающих ответить, укоризненно покачала головой:

– Печально, что никто из вас не интересовался прикладной магометрией до поступления в академию. Надеюсь, вы хотя бы к концу обучения усвоите достаточно, чтобы в дальнейшем не покалечить себя или окружающих.

– Чем? Цифрами? – буркнул один из дружков Алана.

Хищный взгляд леди-магистра мигом устремился к нему.

– Последствиями неуважительного к ним отношения, – припечатала она. – И я уверена, к следующей лекции вы подготовите нам замечательный пятидесятистраничный реферат на эту тему. Ну а сейчас мы все посмотрим небольшую демонстрацию того, что происходит при ошибках в расчетах.

Свет в аудитории, как в кинотеатре, пошел на убыль, а затем стена перед нами высветлилась, и появилось изображение обветшалого здания, чем-то напоминавшего наши старинные особняки – с колоннами и вычурной лепниной. Причем изображение было объемным, как в 3D-фильмах, а по аудитории пролетел легкий ветерок, давая ощущение полного присутствия.

Я словно действительно стояла на той улице!

По обеим сторонам от «особняка» располагались примерно такие же по архитектуре дома, только более прилично выглядящие. А перед главным входом в него стояли пятеро мужчин в форменных коричнево-красных мантиях и что-то неспешно обсуждали.

– Сейчас мы наблюдаем подготовку к сносу старого здания, – услышала я голос магистра Брук. – Направленное, точно выверенное магическое воздействие – и от этой неприглядной постройки должна остаться лишь гора пылевидного песка. Теоретически. Однако вот что произошло на практике…

Одновременно с ее последними словами мужчины вскинули руки и ударили огненными шарами!

Картинка замедлилась. Теперь дымные клубы огня летели тягуче-медленно, давая возможность рассмотреть себя получше.

– Маг, бросая подобное заклинание, обязан учитывать не только его силу, но и баллистическую кривую направления полета, – пояснила магистр. – Как видите, все ликвидаторы стоят рядом. Это необходимо для того, чтобы соблюсти максимальную синхронность в работе и добиться одновременного выброса определенного объема магической энергии для уничтожения этого конкретного объекта. При этом воздействие должно идти на несколько различных точек, так что огненные шары брошены не по прямой, а по дуге, причем для каждого своей. И если кто-то из магов ошибется…

Она выразительно замолчала, вместе с нами наблюдая, как четвертый из шаров все больше отклоняется вправо, к пятому. Как медленно, но неотвратимо приближается к нему и касается, не дотянув до стены обветшалого «особняка» буквально пары метров.

В этот же миг замедление исчезло, и я одновременно ослепла и оглохла от ярчайшей вспышки и жуткого грохота!

Пыль столбом взвилась в воздух, закрывая обзор окончательно. К счастью, она была иллюзорной, иначе все, кто находился в зале, точно покрылись бы ее толстым слоем. А когда видимость восстановилась, я ахнула.

«Особняка» больше не было. Но обратился он не в горку пыли. Здание буквально смело взрывом с лица земли, разметав в разные стороны и попутно уничтожив оба соседних дома!

– Маг ошибся, в результате чего сложная схема общего заклинания разрушилась и оно стало неуправляемым, – резюмировала магистр Брук. – Фирма, занимающаяся сносом, понесла большие убытки, поскольку им пришлось не только заново отстраивать пострадавшие здания, но и выплачивать родственникам компенсации за десятерых погибших.

Я поежилась. Вот вам и волшебство со взмахами палочкой! Бед – как от нашего динамита!

И этот пример оказался не единственным.

Дальше нам показали рудник с шахтером, попавшим в какую-то гадость, напоминающую липкую паутину. Правда, поначалу испуганным мужчина, спеленатый по рукам и ногам толстыми мохнатыми нитями, не выглядел. Даже шутил, когда к нему подходил маг. Видно было, что подобные происшествия в шахтах не редкость.

– Либетриум, как вы видите, ошибся, приняв шахтера за свою добычу. Опутал, но задушить не смог. Такое в шахтах случается часто, – подтвердила догадку магистр. – У шахтеров даже примета имеется: кого попытается сожрать либетриум, тот вскорости найдет богатую жилу. Путы этого существа для человека не страшны, разве что долго потом надо отмываться от клеевой субстанции. Находящийся в бригаде маг запросто обратит это полурастение в пепел.

Я увидела, как этот самый маг, смеясь над шуткой шахтера, подошел и ткнул пальцем в одну из мохнатых «веревок».

А дальше произошло страшное. Вместо того чтобы слететь с шахтера в виде невесомого пепла, «веревки» вдруг налились темным свечением! Шахтер заорал, когда они начали буквально вплавляться в его тело!

Опешивший маг отступил на шаг, явно пытаясь понять, в чем дело, но больше ничего сделать не успел. Либетриум в считаные мгновения буквально разорвал жертву на окровавленные куски, чавкающим шлепком упав вниз грудой маслянисто блестящих «веревок», в которых запутались внутренности шахтера. А затем, не давая магу опомниться, ринулся уже на него, разворачиваясь в воздухе влажно поблескивающей гигантской паутиной.

В этот миг картинка замерла. При виде застывшей в воздухе окровавленной мерзости с прилипшими клочьями чего-то красного, я почувствовала, что еще немного, и на собственном примере узнаю, могут ли призраки блевать. И, судя по раздающимся вокруг покашливаниям, сие знание желало открыться не только мне.

– Маг настолько привык к рутинной работе, что, делая привычное дело, не озаботился проверить окружение на искривление магопотоков, – сообщила магистр Брук как ни в чем не бывало. И, глядя на нас, она опять улыбалась. Правда, как мне кажется, теперь не из простой вежливости, а довольно и искренне. – Однако именно здесь, буквально в нескольких шагах, на поверхность выходил край рудной жилы металлида. Который, как вам, несомненно, известно, обладает особенностью усиливать магическое воздействие. Поэтому вместо того, чтобы аккуратно испепелить либетриум, маг влил в него огромную силу. Результат, так сказать, перед вами…

Картинка вновь «ожила», позволяя нам во всех подробностях «насладиться» зрелищем второй разорванной жертвы.

Кашель в аудитории усилился, теперь перемежаясь с глухими ругательствами. Но кровавая демонстрация магистра Брук по-прежнему продолжалась.

Случай на стройке, где маг, вместо того чтобы аккуратно поднять одного из строителей на этаж, насадил его на торчавший из стены железный прут. А потом, запаниковав, еще и раскалил этот прут добела…

Неудачное планирование со скалы, когда призрачные крылья, что должны были удержать девушку в воздухе, просто разорвали ее пополам…

Вышедшее из-под контроля заклинание, вбившее по гвоздю в каждый палец человека, который всего лишь решил повесить полку без помощи молотка…

И еще, и еще, и еще…

Кровь, крики, искаженные от боли лица, дергающиеся конечности и смерть, смерть, смерть!

Когда экран с последними кровавыми ошметками наконец погас, большая часть студентов имела землисто-зеленый цвет лица. Даже призраки и то зеленоватый оттенок приобрели, причем я исключением не была.

Я, конечно, смотрела сводки с мест происшествий на видео для того, чтобы оценить работу репортеров и подачу материала. Так, на будущее. Но даже там не показывали настолько откровенных подробностей, на которые смело можно было ставить хештег «жесть»! И там я не слышала криков умирающих, агонизирующих людей и не чувствовала запаха горелых тел!

– Теперь, надеюсь, ни у кого не возникнет вопроса о том, зачем нужна магометрия, и мыслей, что лично вы сможете прожить без нее, – с видимым удовлетворением подвела итог магистр Брук. – Без расчетов, только при помощи одного магического резерва вы можете использовать лишь простые заклинания. Бытовые или, например, ударить грубо и сильно по прямой цели. Но когда надо применить сложносоставное заклинание, скажем, отсроченного или выборочного действия, чтобы оно сработало не сразу или не на всех, одной силой не обойтись. Чем сложнее и мощнее заклинание, тем тщательнее необходимо над ним работать. И тем страшнее будут последствия ошибки. Так что, если хотите жить долго, посещаемость на моих занятиях должна быть стопроцентной. И учтите, по окончании курса вас ждет тестирование на время, теоретический экзамен и практическое задание. А теперь открывайте тетради, активируйте кейлоры и записывайте первую тему: «Расчет базового процента резервной магической нагрузки заклинания».

Требование было выполнено студентами моментально. Ослушаться никто даже не подумал.

Ну а когда магистр Брук начала лекцию, опасения насчет ее компетенции окончательно рассеялись. Материал она давала не торопясь, с примерами и пояснениями, которые я неожиданно понимала, хотя всю жизнь не любила математику. Конечно, все формулы и графики запомнить сразу было нереально, но здесь я положилась на кейлор. Дома все перепишу и разберусь окончательно. Главное, что лекция, вопреки опасениям, не оказалась «белым шумом».

Тем не менее от обилия информации к концу лекции голова все же загудела. Причем, похоже, не только у меня, ибо сигнал о завершении занятия аудитория встретила слаженным облегченным вздохом.

Платники тотчас поспешили к выходу. А вот большинство призраков, напротив, уходить не торопились. Вместо этого изменившие свое мнение о женщине-магистре победители олимпиад потянулись к той с дополнительными вопросами. Ну и я рядом постояла на всякий случай, чтобы не выделяться. Мало ли?

В результате наш факультет покидал аудиторию в числе последних.

Однако едва первые двое призраков – Ритан и еще один парень, кажется, Еллан, – переступили порог, над их головами внезапно громыхнуло, словно лопнул воздушный шарик, и призраков обдало черной, как смола, субстанцией! Причем она не прошла сквозь бестелесные оболочки однокурсников, а облепила с ног до головы!

Парни взвыли, пытаясь стряхнуть с себя черную мерзость, а из коридора послышался злорадный, быстро удаляющийся многоголосый гогот.

– Разойдитесь! – раздался уверенный голос спешащей к нам магистра Брук.

Мы тотчас отшатнулись назад, пропуская ее вперед. Легкий взмах рукой, и с пальцев женщины сорвалось несколько ослепительно-белых искр.

У меня сердце замерло, когда светлячки, пролетев по спирали, начали «жалить» тьму на ребятах. Как-то не вовремя вспомнился случай с шахтером. Но светлячки не причинили призракам вреда, а вот черная мерзость от их прикосновения вспыхнула и пропала.

– Все в порядке? – Магистр Брук окинула пострадавших внимательным взглядом.

– Д-да, – выдавили те. – Что это было?!

Хороший вопрос!

Взгляды остальных призраков тотчас устремились на магистра. Судя по гоготу, который мы услышали, это явно произошло не случайно.

– Магическая отработка, – ответила она и пояснила: – В академии постоянно накапливается остаточная энергия от тренировок большого количества магов. Ее наличие может вызвать искажения заклинаний. Поэтому, для поддержания нейтрального фона, выбросы собирают и утилизируют в специальные артефакты-поглотители, где отработка ужимается до состояния концентрата. Такой магический мусор сродни плазме, которую вырабатывают настоящие призраки, поэтому он может с вами контактировать. Для вас это не опасно, хотя, конечно, эстетически неприятно.

– То есть нас, типа, помоями облили, – сердито резюмировал Ритан.

– Я сообщу руководству о хулиганской выходке, – пообещала магистр Брук. – С шутниками проведут воспитательную беседу.

Угу. Был бы с нее толк! Одну беседу вон, по словам декана, уже провели. И что? Отчислять за вылитое на голову ведро помоев никто не станет, а от остального они откупятся.

Это понимали абсолютно все, поэтому провожали уходящую магистра Брук мрачными взглядами.

Вот только я сдаваться так просто не собиралась. Нельзя молча терпеть издевательства! Надо что-то сделать самим! Дать совместный отпор!

– Ладно, пошли. – Ритан уныло махнул рукой.

– В конце концов, ничего действительно плохого нам сделать не смогут, – поморщившись, поддержала Галаилора.

– И что? – Я уставилась на них. – Это значит, можно позволять себя унижать?

– А что еще делать? – Еллан, который пострадал вместе с Ританом, хмуро уставился на меня.

– Еще не знаю, но пытаюсь придумать! А ты предлагаешь просто сдаться и терпеть!

– Я предлагаю тебе не лезть! – голос парня стал злым. – Ты и так уже дел натворила!

– Я?! – Я изумленно уставилась на него.

– Ты! Это ты их выбесила! Кто тебя за язык тянул и просил злить Камерано?! Из-за тебя на нас срываются куда больше, чем могли бы! Не лезла бы ты на рожон, над нами бы лишь изредка глумились да обзывались, и все!

Выпалив все это, Еллан развернулся и быстро вышел из аудитории. Остальные призраки потянулись за ним. Молча и стараясь в мою сторону не смотреть.

– Офигеть, я еще и виновата! – ошарашенно выдохнула я.

Вот правильно говорят: не делай добра, не получишь зла! Я ведь пыталась помочь остальным! А они… вместо того чтобы бороться за самих себя и отстаивать свои права, решили стать тем, кем их и считали изначально!

– Ну, доля правды в его словах есть, – тихо сказала стоящая рядом Иланна. – Ты действительно сильно разозлила Камерано. А вставать у него на пути никто не хочет. Тем более после того, как подключился и Айландир. Так что сейчас призракам, которые имеют отношение к знатным родам, придется открыться перед Аланом и его дружками, чтобы избежать неприятностей. Остальные же будут терпеть и надеяться, что основной свой гнев платники все-таки будут выплескивать на тебя.

Не была бы я призраком, заскрипела бы сейчас зубами. Нашли, значит, крайнюю? Смалодушничали и выставили жертву для битья?

– А ты? – Я прямо посмотрела на Иланну. – Ты к какой категории относишься? К первой или ко второй?

Та замялась. Отвела взгляд. А потом неожиданно спросила:

– Скажи, ты бы хотела выйти замуж за такого, как Алан? Только лет на десять старше?

– Упаси боже! – Я едва не перекрестилась.

– Вот и я не хочу. А если я не смогу задержаться в академии, именно это и произойдет. Он мерзкий, Ева. Мерзкий, самовлюбленный, надменный и грубый тип. Мне очень неприятно то, что здесь происходит и как здесь относятся к призракам. Тем более что я, ну… в общем, я к такому отношению точно не привыкла. Я бы хотела помочь тебе. Честно, ты мне нравишься. И я бы хотела поставить этих уродов на место. Но у меня нет возможности это сделать. Выдать себя я не могу, сама знаешь по какой причине. И по той же причине не могу открыто вступать в конфликт. Иначе все будет зря. Понимаешь?

Что ж, винить ее я не могла, поэтому молча кивнула.

Похоже, оставалось положиться только на себя.

Глава 8

В аудиторию, где должно было проходить занятие по энергоконтролю, мы с Иланной вошли последними, одновременно с магистром Тироном. Но за выбор места поудобнее здесь, как оказалось, можно было не беспокоиться. Аудитория выглядела точь-в-точь как та, в которой проходили медитации. В распоряжении студентов вновь были только циновки, ну а призракам и вовсе ничего не предлагалось.

Аксель махнул рукой, подзывая нас поближе. Что ж, ребята меня хотя бы не игнорируют, и то хорошо.

Едва мы заняли места рядом с ними, магистр Тирон, который, слегка нахмурившись, до этого момента только рассматривал аудиторию от самого входа, сделал несколько шагов к центру.

– Гм… кое-кому не мешало бы приходить слегка заранее, дабы показать интерес к изучаемому предмету. – Он бросил взгляд на нас с Иланной. – А уж тем более тем, кто обучается дистанционно. Однако начнем, пожалуй. Я попрошу всех быть внимательными.

С этими словами магистр плавно развел ладони, и между ними вспыхнули алым тонкие нити, быстро сплетаясь друг с другом и образуя заключенную в круг десятиконечную звезду.

– Умение сосредоточиться на потоках энергии и контролировать их – наиважнейший навык для мага, – сообщил магистр Тирон. – На моих занятиях вы научитесь управлять своей силой и использовать ее максимально эффективно. Внимательно посмотрите на иллюзию, которую я для вас визуализировал, и постарайтесь ее воспроизвести. Я хочу увидеть, как вы направляете свою энергию и, главное, сколько времени вы сможете удержать этот небольшой демонстрационный образец в активном состоянии.

– В смысле – сколько сможем? – недоверчиво уточнил кто-то из платников.

– В прямом, Танаан, – ответил магистр. – Пока весь резерв не выработаете или пока концентрацию не потеряете.

– Но у нас тут у многих хороший резерв. Мы так сидеть сможем долго.

– Вот и отлично. Значит, будете сидеть долго, – с елейной улыбкой «поздравил» Тирон.

– На фига?!

– Чтобы я узнал ваши возможности на данный момент, оценил общий потенциал и предпочтительный вектор развития, – отрезал магистр. – Мне вас потом по подгруппам на виды деятельности распределять. Так что хватит пререкаться, начинайте работать. Понятно?

– Понятно, – вполголоса пробурчал Танаан. – Понятно, что в этой позе мы встретим закат. Эх…

Студенты один за другим принялись отрешенно разводить руки.

Вспыхнул темным пурпуром символ между пальцами Алана. У тех, кто сидел рядом с ним, «звездочки» так же заполыхали всеми оттенками красного. Ага. Это, значит, пепельники и все, кто использует в основном огненную стихию.

– Магистр Тирон, а нам всем необходимо работать в огненном спектре? – уточнила Галаилора.

– Нет. Работайте с теми энергиями, которые для вас более комфортны, – разрешил тот.

Галаилора кивнула, и между ее пальцами замерцали ярко-синие искорки.

– О как, а наша староста водичку предпочитает, – тихонько хмыкнул парящий рядом Аксель. – Надо же, у нас есть что-то общее.

Появившийся перед ним знак и впрямь замерцал сине-голубым. Не таким ярким, как у девушки, со вкраплениями аквамарина, но тем не менее явно из того же спектра.

А вот его приятель Ритан, как оказалось, работал с энергией теплого желто-оранжевого цвета. Очевидно, это было что-то воздушное.

Отдельная небольшая группка студентов светилась болотно-зеленым. Кто темнее, кто светлее, но одинаково отвратительно, ибо, как я уже знала по вчерашнему злоключению, это была энергия, связанная с Доменом Тлена.

И среди этого радужного разнообразия сияли несколько белоснежных знаков, указывающих на спектр энергии жизни. Один из них ожидаемо принадлежал Иланне.

Студенты с интересом разглядывали друг друга. Пожалуй, именно теперь все по-настоящему знакомились.

– Работаем, Ева, работаем! Или вам нужно особое приглашение?

Окрик магистра заставил меня ойкнуть и вернуться в реальность.

Интересно, как выбрать предпочтительный спектр энергии? Или его выбирать вообще не надо? А, пусть будет как будет. Главное, вообще хоть что-то изобразить.

Тонкостей самого процесса вызова каких-то там энергетических нитей я не знала, но, помнится, на вступительном экзамене иллюзия огненного шарика получилась и так. Главное – хорошо представить результат. Так что я прикрыла глаза и изо всех сил постаралась нарисовать перед мысленным взором вписанную в круг десятиконечную звезду.

– Занятно. Я думал, что ты все-таки больше с воздухом связана. А это что? Вода и огонь? Неудивительно, что ты такая вспыльчивая – на противоположностях работать…

Шепот Акселя заставил меня открыть глаза и уставиться на холодное аметистово-фиолетовое сияние.

Рассматривала получившееся плетение с удивлением, восторгом и чувством… какого-то внутреннего родства, что ли? Я не смогла бы словами его описать, но абсолютно точно понимала: вот эта энергия, в отличие от кривоватой иллюзии на экзамене, настоящая. Моя.

И это было потрясающе!

– Любопытное сочетание, – отметил и проходящий между рядами студентов магистр. – Не припомню, чтобы какой-то из кланов Воды входил в Домен Пепла. Вроде бы почти все они к Домену Тлена относятся. Откуда вы?

– Я сама по себе, – пожала я плечами.

Магистр Тирон недоверчиво приподнял брови.

– Понимаю. Ваше право сохранять это в тайне. Пока. Однако к концу обучения в любом случае придется ее раскрыть.

Он развернулся и двинулся дальше, расспрашивать других призраков.

– И этот не верит. А чего не верит-то? – тихонько буркнула я, глядя магистру в спину.

– Так видно же, – отреагировала Иланна. – Сама ведь себя выдала.

– Как?! – Я уже изумленно уставилась на нее.

– До сих пор не поняла? – Подруга фыркнула. – Смотри, вон у Акселя, например, цвет блеклый, не насыщенный, бледный. Это говорит о том, что он не особо сильный маг. А у того же Алана, Галаилоры или у нас с тобой цвет сочный, яркий. Это указывает на большой резерв. Кланы магов с таким резервом по-любому числятся в каком-то Домене.

– А-а. Ну-ну.

– Да ладно, – примиряюще улыбнулась Иланна. – Понимаю, почему не хочешь говорить. Если твоя семья в Домене Пепла, ссора с Аланом – веский повод молчать до последнего. Но будь осторожнее, теперь ты сузила для него круг поиска. Он ведь тоже не дурак и все увидел.

– Ага. Удачи ему. – Представив, как Алан безуспешно перерывает списки входящих в здоровущий Домен Пепла семей, я довольно ухмыльнулась, а затем уже окончательно сосредоточилась на своем знаке, который начал тускнеть.

Потекли минуты ожидания. Поддержание звезды в активном состоянии давалось без особых проблем, главное было – не отвлекаться. Пару раз моя звезда пыталась превратиться в непонятную кляксу, но я успевала ее выправить до того, как магистр Тирон замечал. В общем, это было несложно, только уж очень однообразно.

Восторги и любование собственной силой поутихли уже к концу первого часа, а занятие все продолжалось. Время тянулось как резина. Прошел второй час. На исходе третьего стали срываться и терять концентрацию первые платники, а к окончанию четвертого часа погасли звезды практически всех «золоченых» детишек.

При этом призраки, как ни странно, держались. Все до единого. Даже те, у кого знак сиял не так ярко, что, по словам Иланны, означало посредственный уровень дара.

Платники одаривали нас недовольными взглядами и перешептывались. И чем дальше, тем больше вытягивались их лица. А когда сдались даже последние из дархатов, включая Алана, кто-то не выдержал и возмущенно воскликнул:

– Да какого хрена-то?! У этих бродяжек резерв бездонный, что ли?!

– Мы олимпиады выигрывали, а не дома на диване деликатесы вкушали, так что завидуйте молча, – хохотнул Ритан.

Завязалась было перебранка, но магистр Тирон тотчас ее пресек. Осмотрел нас и хмуро констатировал:

– Нет, здесь явно что-то не так. Потенциал не изменился даже на единицу. Вы что, вообще усталости не испытываете?

– Ни капельки, – бодро отрапортовали мы.

– Хм…

Магистр активировал кейлор и что-то в него тихо буркнул, а буквально спустя минуту порог аудитории перешагнул наш декан.

– Что стряслось?

– Сам посмотри. – Магистр Тирон обвел нас широким жестом. – Пятый час сидят, и ноль усталости. Вообще у всех.

– Странно, – протянул декан Крост и вгляделся в нас уже более пристально, со скептическим неверием.

Лично мне даже немножко обидно стало. Нет бы порадовался за своих подопечных! Может, мы и вправду одаренные тут все? А он подвох ищет.

– А если так? – в этот момент декан взмахнул рукой, и нас окутало легким туманом.

Знаки призраков тотчас поблекли, но, едва туман исчез, тут же восстановились!

Базиль Крост с досадой фыркнул и констатировал:

– Ясно. Их питает энергонакопитель академии. Он не дает призракам потерять с академией связь от нехватки энергии и восполняет ее. Вот и получается такой побочный эффект.

Возмущенные возгласы платников слились с отчетливым ругательством магистра Тирона.

– Ничего себе побочный эффект! Занятие мне сорвал! – выдохнул он. – И как от него избавиться?

– Пока не могу сказать. – Декан Крост развел руками. – Факультет ведь экспериментальный. Надо все изучить, прикинуть размер ограничителя…

– Короче, это долго. Я понял. – Магистр Тирон поморщился и обернулся к нам. – Заканчивайте работу. Придется откорректировать план дальнейших занятий, исходя из того, что есть на данный момент.

Мы расстройства магистров не разделяли. А когда из аудитории выползали уставшие платники, даже лишний раз порадовались багу системы нашей подпитки.

– Это не занятие, а садизм в чистом виде, – простонал кто-то из студентов на выходе.

– Угу, – согласились с ним товарищи по несчастью. – Хуже медитации. Пойдем в столовую, может, там еще осталось что поесть.

Когда платники проходили мимо нас, я поймала взгляд Алана. Тот довольно усмехнулся и одними губами произнес: «Теперь точно никуда не денешься».

Ну-ну, дерзай. Посмотрим, кого найдешь.

Я лучезарно улыбнулась и послала ему демонстративный воздушный поцелуй, после чего показала средний палец. Посыл, надеюсь, был понятен.

Потом повернулась и направилась было к лестнице, но тут кейлор издал легкий переливчатый звон и сообщил приятным мелодичным женским голосом:

– Ева Аксакова, пройдите в ректорат.

Хм? Я удивленно моргнула, но тут же вспомнила обещание декана разобраться с моей жалобой и приободрилась. Видимо, Крост все-таки довел мое обращение до ректора и теперь есть реальный шанс, что Айландира накажут!

Пока шла уже знакомой дорогой до серого административного сектора, вспоминала все подробности произошедшего. Наверняка ведь меня зовут именно для того, чтобы расспросить получше. А дверь открывала, преисполненная воодушевления и предвкушения справедливого возмездия.

Приемная ректората оказалась просторной проходной комнатой, выдержанной в строгих серо-синих тонах. Около окна, расположенного напротив входа, находился длинный стол, за которым сидела пожилая дама-секретарь. А по обеим сторонам от нее виднелись еще две двери. На левой была табличка с именем ректора, на правой – с именем проректора, магистра Ламарны. И именно на правую указала мне секретарь.

Радужный настрой несколько поугас. Ламарне я еще на вступительном собеседовании, помнится, не очень понравилась. Да и она мне тоже. Но все же магистр – одна из основных управленцев академии, а значит, должна отстаивать интересы всех адептов, и мои в том числе.

Постучавшись и дождавшись приглушенного «входите», я открыла дверь и едва сдержалась, чтобы не присвистнуть от изумления. В отличие от сдержанной приемной и уже виденного мной кабинета декана, это помещение буквально утопало в роскоши. Мебель с витыми позолоченными ножками, кресла, обитые дорогой тканью, лепнина на стенах и потолке, хрустальные светильники…

Около окна, за невероятным резным столом расположилась магистр Ламарна, а за ее спиной возвышался изящный сервант, в котором были аккуратно расставлены какие-то награды и, судя по всему, настоящие драгоценные кристаллы размером с мой кулак.

Честное слово, я будто во дворце времен Людовика XIV очутилась, а не в ректорате!

– Добрый день, Ева, – поприветствовала Ламарна. – Декан Крост передал мне, что у вас случилось недопонимание с Айландиром.

Очарование сказочно-королевской обстановкой слетело в один миг.

– Недопонимание? – выдохнула я с негодованием, собираясь подробно обрисовать это самое «недопонимание», но продолжить мне не дали.

Магистр примиряюще подняла руку и с нажимом проговорила:

– Возможно, термин несколько… м-м… смягчен. Айландир, безусловно, проявил своеволие. Но все же давайте отбросим эмоции и взглянем на ситуацию со стороны. Объективно физического вреда он вам не причинил.

– А моральный вы не учитываете? – не выдержав, возмущенно вставила я.

– Да, конечно, вам было неприятно. – Магистр слегка поморщилась. – Я это понимаю. Но вы уже взрослая девушка, к тому же выбрали столь серьезную профессию мага. А все маги должны уметь держать эмоции под контролем.

– То есть мне спасибо ему сказать за проверку моих эмоций на устойчивость? – Я резко выдохнула. – А Айландиру, значит, можно издеваться над другими? Унижать их? Проводить опыты против воли?! Все равны, а некоторые равнее, так, что ли?!

– Нет, разумеется, – поспешно заверила Ламарна. – Насилие над личностью между студентами академии запрещено. И мы, конечно, напомним Айландиру, что все подобные эксперименты следует проводить только по взаимному согласию.

– Напомните? И это все?!

– Он получит строгое взыскание. – Магистр слегка нахмурилась. – Я считаю, что этого вполне достаточно. Ведь, повторюсь, физического вреда вам не причинили. И, уверена, не хотели бы причинить. Просто Айландир у нас очень увлеченный студент, истинный фанат науки, и иногда в стремлении добиться наилучших результатов несколько, гм, забывается. Так что я не вижу необходимости раздувать эту ситуацию, нагнетать обстановку и вызывать для разбирательств его отца.

– Который член Совета, я помню, – буркнула я.

– Именно, – кивнула проректор. – И, надеюсь, вы также помните, что именно Совет решил дать шанс одаренным, но ограниченным в средствах юношам и девушкам стать настоящими квалифицированными магами. Решил дать вам шанс! Так что давайте проявим благодарность Совету, который позволил обеспечить вас базовыми магическими знаниями совершенно бесплатно. И не будем отрывать уважаемого архимагистра Кантора Грейва от важных государственных дел. Вы согласны?

Согласна я не была. Но, едва столкнувшись с пронзительным давящим взглядом магистра Ламарны, поняла, что возмущаться бесполезно. Мне уже указали место, которое я здесь занимала.

Призрак. Никто. Экспериментальный проект для будущих платников, которые не пожелают покидать ради обучения свои роскошные комфортные особняки. И уверена, даже если бы я добилась вызова отца Айландира, лучше бы не стало. Скорее наоборот, меня бы еще и несдержанной истеричной девчонкой выставили.

В любом случае ясно одно: наказания тленнику не будет. И сделать с этим фактом я ничего не могу.

Так что, как ни противно мне было, пришлось согласно кивнуть.

– Я рада, что мы пришли к взаимопониманию. – Ламарна удовлетворенно улыбнулась. – И надеюсь, больше никаких проблем с обучением в нашей академии у вас не возникнет. А в конце года вы продемонстрируете нам впечатляющие результаты, которые оправдают надежды Совета и вложенные в ваше обучение силы и средства.

– Я тоже на это надеюсь, – процедила я и быстро вышла из кабинета.

Академию покидала в самом отвратительном настроении, которое не оставило меня и после пробуждения. Раздражение, злость и досада бурлили в крови, и, несмотря на то что часы показывали лишь пять утра, я поняла, что заснуть уже не смогу.

Подумать только! Невероятная, сказочная магическая академия по факту оказалась такой же, как наши пафосные институты! Та же самая травля богатенькими бедных, блат, то же самое покрывательство выходок мажоров руководством… все точно такое же! И пусть иерархия Содружества миров строилась в первую очередь на магической силе, а не на деньгах, сути дела это, как выяснилось, не изменило. Ведь по этой самой силе дархаты намного превосходили обычных людей.

Будь ты хоть трижды одаренным магически человеком и олимпиадником, до дархата не дотянешься. Никак. Да, наличие магических способностей поднимает тебя над простыми людьми, у которых нет и их, но и только. Дархаты, наделенные силой и облеченные властью, все равно выше. Намного выше.

Ну а раз в наших мирах все одинаково, уже нет ничего удивительного в том, что никто из призраков в конфликте с платниками меня не поддержал. Пусть я и злилась из-за этого, но все же теперь их понимала. Заступничества от руководства академии ждать бесполезно, поэтому идти наперекор «золотистым» деткам – только врагов и неприятности наживать. Это для меня угрозы Алана остаются лишь угрозами. А для остальных призраков – нет. Любого из них он действительно может найти и порядком испортить жизнь. Учеба для призраков – реальный шанс на лучшее будущее. Глупо потерять его из-за совершенно незнакомой девчонки. Лучше уж перетерпеть.

С другой стороны, мне, в отличие от остальных призраков, терять было нечего. И потому, в отличие от них, Алану и его охамевшим дружкам я могла противостоять…

«Угу. В теории. Ровно до того момента, как тебя опять „совершенно случайно“ не затянет в ловушку».

От воспоминания о давящем принуждении в круге Айландира я невольно сглотнула и сжала похолодевшие пальцы. Тленника я, в отличие от Алана, боялась. По-настоящему. И все самовнушение, что мой мир далеко и меня так просто не достать, улетучилось, едва стоило вспомнить взгляд его болотно-угольных, как трясина, глаз. Чуждый, надменный и полностью уверенный в собственном превосходстве.

И как такому противостоять? Защититься бы суметь, и то счастье! Но как? Как призраку защититься от одного из сильнейших студентов-дархатов, если призраки – это его прямой профиль деятельности?

Конечно, в теории любые оковы можно разбить. Но на практике у меня нет ни знаний, ни сил для этого! Так неужели придется, как и остальным призракам, просто терпеть?

Не хочу! Не хочу терпеть унижения!

И оставлять академию тоже не хочу.

Я должна, обязана найти выход!

Тяжелые размышления не оставляли меня все утро. И во время завтрака, и пока конспектировала лекцию по магометрии. Отвлеклась я только во время разбора формул, которые все же понимала с трудом. Хорошо хоть, по словам магистра Брук, расчеты требовались лишь для коррекции готового заклинания под определенные условия. А само заклинание необходимо было просто заучить.

Закончив наконец с вычислениями, я решила перейти к практике и на пробу создать светящуюся звездочку. Ну и заодно в предвкушении включила камеру, чтобы, если получится, ее записать. Очень уж хотелось получить наконец настоящее весомое подтверждение реальности моего магического дара.

И после нескольких минут сосредоточения звездочка между моими ладонями вспыхнула!

Я мгновенно метнулась к камере, чтобы просмотреть запись, но тут же разочарованно вздохнула. Как и кейлор, магическое сияние там не отображалось, его видела только я.

Неприятно.

Однако мысли о галлюцинациях были отброшены сразу же, и я вновь вызвала звездочку к жизни. Здесь, дома, кстати, это требовало серьезных усилий, и о том, чтобы удержать ее так же долго, как на занятии, не было и речи. Я, конечно, пыталась, старалась, как могла, но в итоге сдалась через полтора часа, чувствуя себя выжатой как лимон.

Некстати вспомнив, что Алан продержался четыре с лишним часа, я сердито куснула губу. Вот оно, еще одно живое подтверждение тому, что до дархатов обычному человеку не дотянуться.

Оставалось надеяться, что тренировки помогут хотя бы уменьшить этот разрыв. Моя звезда все же была яркой, и Иланна подтвердила, что резерв у меня большой. Просто я использовала силу только второй раз в жизни.

Как все-таки повезло, что в академии у нас, пусть и из-за побочного эффекта, безлимитная энергия! Хоть не опозорилась на первом же занятии. А когда халяву пофиксят, глядишь, уже и сама смогу продержаться подольше…

Стоп!

Я застыла на месте, боясь спугнуть пришедшую в голову мысль. Вот ведь она, возможность! В моем распоряжении куча энергии! А значит, сделать можно все что угодно!

«Ну, пусть не совсем все, – тут же поправила я себя. – На серьезные заклинания у меня не хватит ни концентрации, ни опыта. Но что-то не очень сложное и при этом мощное вполне получится. В моем распоряжении практически вся библиотека академии, так что, если знать, что мне нужно, найти это не составит проблемы. А чтобы понять, что искать…»

Пальцы сами собой потянулись к запястью, активируя кейлор, и спустя мгновение я уже диктовала в мессенджере сообщение Иланне:

– Ты сказала, что хотела бы помочь, но не имеешь возможности. Так вот, сейчас у тебя эта возможность появилась.

– Как? – Ответ пришел почти сразу.

Я глубоко вздохнула и решительно произнесла:

– Помоги мне подобрать заклинание.

Глава 9

Когда я переместилась в академию, здесь царила глубокая ночь. Коридоры были абсолютно пусты и темны, и это меня вполне устраивало. Лишние свидетели мне совершенно ни к чему.

Опустевшая академия выглядела непривычно и загадочно. Я словно шла по старинному готическому замку. В кино в таких местах обычно водились привидения. Ну а здесь привидением была я.

Моей целью являлась библиотека и названное Иланной заклинание.

Изначально я надеялась обойтись заклинанием, которое использовал Дирион, когда всех призраков заперли в холле, чтобы нас освободить. Однако, когда я озвучила идею Иланне по кейлору, та сказала, что оно не подойдет, поскольку имеет очень ограниченное действие. И, к примеру, круг принуждения, который использовал на мне Айландир, таким не разорвать. Тут нужно что-то более мощное, разрушительное и универсальное.

Так что пришлось еще около часа подождать, пока она осторожно расспрашивала своих родственников.

И ожидание оказалось ненапрасным.

– Мне перечислили несколько вариантов, однако практически все они так или иначе касаются направленного взлома той или иной защиты. А это для нас пока сложно, – сообщила Иланна. – Универсального и простого в применении рассеивателя заклинаний тоже, увы, не существует. Иначе, как мне сказал отец, каждый второй недоучка вскрывал бы все, что хотел. Поэтому искать надо не рассеивающие заклинания, а разрушительные.

– Например? – уточнила я.

– Во время разговора отец упомянул какое-то «Леденящее дыхание». Оно было одним из популярнейших во время войны Доменов. Быстрое и щиты сносило хорошо, – поделилась она. – Ну и я так поняла, что раз оно быстрое – значит, само по себе не сложное. Сил, конечно, требует кучу, но в нашем распоряжении ресурсы академии, так что это не проблема.

– Именно. – Я в предвкушении потерла руки. – «Леденящее дыхание», значит? Отлично, пойдет.

В ответ мне прислали прищуренный смайлик:

– Мне даже интересно, получится у тебя или нет. Конечно, если ты сможешь заклинание достать. Где ты искать-то его собираешься?

– Ну-у… у меня тоже есть свои источники информации, – важно заявила я и, поблагодарив за сведения, распрощалась с подругой.

Про библиотеку я ей не сказала. Да, изначально хотела, более того, подумывала взять Иланну с собой. Но потом осторожность взяла верх. Иланна, конечно, неплохая девчонка, и спасибо, что мне помогает. Однако для полного доверия мне известно о ней слишком мало. При этом я точно знаю, что она из обеспеченной семьи. И пусть сейчас она скрывается, мало ли как пойдет дело дальше?

Может, Иланна не выдержит издевок и откроется платникам. Может, мы поссоримся. Если даже школьные, самые близкие подруги от меня отдалились, что тут можно ожидать? Все-таки доступ к закрытым уровням библиотеки – это важная тайна. Такие надо хранить при себе. А заклинанием, если она попросит, можно будет просто поделиться, не распространяясь о том, где я его нашла.

Библиотека, к моему счастью, на ночь не закрывалась. Правда, этот факт наводил на мысль, что я могу оказаться не единственным полуночником, решившим потянуться к знаниям, поэтому порог переступила с осторожностью. Только оглядевшись и убедившись, что вокруг никого нет, я сформулировала запрос.

Как и ожидалось, боевое заклинание находилось в закрытом доступе: появившийся шарик-вешка окрасился не в оранжевый, а в голубой. Вновь воровато осмотревшись, я спешно последовала за ним к лестнице.

На этот раз пришлось спускаться гораздо глубже. Я оставляла пролет за пролетом, а туман вокруг становился все плотнее, не давая увидеть ничего, кроме нескольких ступеней и пары метров пола перед собой. Интересно, не была бы я призраком, ощущала бы его кожей?..

Наконец я миновала пульсирующую в тумане грязно-зеленым цветом вывеску «Раздел: Противодействие. Ур. 6. Огранич. д.» и вскоре уткнулась в какой-то стеллаж. Синяя искорка целенаправленно рванулась сквозь плотные космы тумана и разбилась, открывая моему взору один из книжных корешков.

Довольно хмыкнув, я взяла с полки предложенное и оглядела.

В моих руках оказался небольшой потертый томик с простой однотонно-коричневой обложкой и отпечатанной на ней стилизованной молнией. Убористая надпись под картинкой гласила: «Противодействие: продвинутый курс. Кафедра боевой магии».

Ух ты! Вот это повезло!

Я в предвкушении открыла книгу, готовая прочитать ее целиком, но тотчас разочарованно поморщилась. Практически все страницы оказались девственно чисты. Методом перелистывания выяснилось, что видимый текст начинается только со слов «Леденящее дыхание».

Что ж, шарик-поисковик выполнил мой запрос буквально, позволив найти только конкретное заклинание. С одной стороны, удобно – не пришлось в его поисках перерывать всю книгу. С другой…

«А с другой стороны, теперь у меня есть название этой книги, и никто не помешает следующим запросом затребовать ее целиком», – сообразила я и, успокоившись, приступила к чтению.

Это действительно было исключительно техническое обучающее пособие. О том, кто изобрел заклинание, когда и для чего, в книге не говорилось – сразу же шли расчеты по затратам силы. И цифры там значились весьма внушительные. Даже без сегодняшнего занятия магистра Брук они бы меня впечатлили, а уж с пояснениями тем более!

Если, к примеру, магический резерв среднестатистического человеческого мага равнялся ста условным единицам, а для среднестатистического мага-дархата четыремстам единицам, то «Леденящее дыхание» одномоментно «отжирало» двести единиц.

То есть из обычных людей использовать его могли только очень сильные маги, да и дархатов оно серьезно истощало. И это в идеальных условиях, если разрушить требовалось простую базовую защиту! Сколько оно забирало в более сложных случаях, я даже представить не бралась.

Да и зачем, если в моем призрачном распоряжении был энергонакопитель академии?

Так что я перешла сразу к практической части.

И вот тут меня ждало новое открытие. Чтобы создать заклинание, требовалось направить на источник разрушения силу определенной структуры. И эта структура изображалась на странице картинкой, отдаленно напоминающей пентаграмму, которую мы воспроизводили на занятии по энергоконтролю.

Точнее, в изображениях вообще не было ничего общего, кроме того, что оба они заключались в круг. Звезда здесь больше походила на морского ежа: лучей-иголок в ней оказалось аж тридцать две, и топорщились они во все стороны, сдерживаемые лентой из нескольких повторяющихся символов-закорючек. Но это было не важно. Главное, теперь я поняла, что вообще обозначала та визуализация. Она сама и являлась заклинанием!

«Вот так и познаешь то, что для остальных студентов естественно и знакомо с детства». – Я фыркнула.

Что ж, будем запоминать и пытаться мысленно воспроизводить изображение этого «ежа». Внешне оно и впрямь выглядит не очень сложным.

Быстро законспектировав страницы с заклинанием в кейлор, я поставила книгу на место. Ну вот. Теперь смогу ходить по академии спокойно и не бояться, что при очередном походе, например в библиотеку, меня опять поймают. Конечно, «Леденящее дыхание» – заклинание боевое, и его применение в стенах академии вряд ли разрешено. Но я и не собираюсь демонстрировать его на публике. Ведь нападать-то при толпе народа на меня никто не станет.

Зато стычка один на один – совсем другое дело. К тому же с моей стороны это будет самозащитой, а где я этой самозащите научилась, дело десятое. И вообще, что мне, защититься от нападения, что ли, нельзя?

Вот, кстати, что вообще тут можно, а что нельзя? Как-то при поступлении в академию нам не озвучили правила поведения и устав. Конечно, скорее всего, остальные об этом знают по умолчанию, но я-то – не все. Так что следующий запрос поисковой системе я сделала все же не на учебник боевой магии, а на поиск устава академии.

И обнаружила, что этого самого устава тут попросту не существует! По крайней мере, вешка на все мои вопросы о правилах поведения в стенах академии оставалась тусклой и недвижимой.

Но ведь не может быть такого, что здесь можно все? Я ведь уже точно выяснила, что, например, стычки между студентами запрещены. Значит, правила все-таки существуют. Однако найти их самостоятельно почему-то не получалось. Спустя несколько минут бесплотных попыток пришлось констатировать, что без помощи Иланны опять не обойтись.

«Завтра надо будет обязательно ее расспросить, – сделала я себе мысленную пометку. – Ну а теперь, раз время еще имеется, можно все-таки и в учебник по боевой магии заглянуть…»

Однако едва я открыла рот, чтобы его затребовать, внезапно услышала шум приближающихся шагов и глухие голоса.

Сюда кто-то идет? Сюда кто-то идет!

Забыв обо всем, я хаотично заметалась по туманному пятачку, пытаясь найти, куда спрятаться. Пусть лично я в тумане ничего не видела, но, кто знает, вдруг для приближающихся этого тумана не существует? По крайней мере, в этом разделе?

Однако никаких ниш поблизости нащупать не удалось. Коридор, в котором я находилась, был абсолютно прямым вплоть до ярко освещенной читальной зоны. Оставалось только сжаться у стеллажа, замереть и надеяться, что в мой коридор ночные посетители библиотеки не завернут.

Мне повезло ровно наполовину. До меня они не дошли, но остановились совсем рядом, у предыдущего поворота, так что теперь нас разделял только один стеллаж с книгами. Причем я не могла пройти обратно к лестнице, не рискуя быть ими замеченной.

Ну надо же было так вляпаться!

И тут раздался вкрадчивый мужской голос:

– Мы на месте. Информация о разработках защитных решеток на этих полках. Хотя до сих пор сомневаюсь, что вы найдете здесь что-то полезное, кроме замшелой истории и прототипов. Библиотека академии намного беднее, чем библиотека Бастиона Содружества. Там-то точно есть все, что нам нужно.

– А еще там намного сложнее получить доступ к закрытым разделам и уж совсем невозможно остаться при этом незамеченными, – заметил второй голос, тоже мужской, но более низкий и холодный. – Так что давай все-таки сначала изучим книги здесь. Не зря же они помещены в закрытый раздел.

– Как пожелаете, – не стал спорить первый. Только вежливо уточнил: – Но все же почему такая спешка?

Нетрудно было догадаться, что по отношению ко второму мужчине он занимал подчиненное положение. А еще – что это кто-то из преподавателей, тогда как второй посетитель библиотеки был явно не местным.

Голоса мужчин звучали знакомо приглушенно. Похоже, я опять подслушивала сквозь защитный полог.

«Мало того что в запрещенном разделе нахожусь, так еще и чужие секреты подслушиваю, – мрачно поздравила я себя. – Это точно на отчисление тянет!»

– Домен Тлена начал наращивать ресурсы, – ответил тем временем второй. – А теперь, после решения Литы Кристаллин расстаться с независимостью и перейти под его влияние, и вовсе терять время нельзя. С каждым днем Кантор усиливает влияние на Домены второго уровня. Если мы в самое ближайшее время не понизим его рейтинг, за Доменом Кристаллин последуют и другие.

– Кристаллин присоединилась к Домену Тлена?! – охнул первый.

– Да. – Второй шумно втянул носом воздух. – Озвучила это самолично вчера на Совете. Подумать только, эта стерва, столько лет твердившая о своей независимости, все-таки прогнулась. Так не вовремя! И под кого! Ведь практически все горняки так или иначе строят отношение с Пеплом, а она подалась к тленникам!

– Вы с ней говорили?

– Пытаемся, но все бесполезно. Вырвать что-то из рук Кантора нереально.

– Этот Кантор последнее время имеет все больше и больше власти, – сердито выдохнул первый. – Мало ему Канцелярии наказаний, теперь, получается, и крупнейшие рудники энергонакопителей под его контролем. Еще немного, и Тлен займет лидирующую позицию в Совете.

– Не займет, – процедил второй. – Как Кантор взлетел, так и упадет. Крылья ему я лично подрежу… и вот эта милая книжечка мне поможет. Видишь? А ты говорил, ничего не найти.

– «Механика энергорешеток»? – в голосе первого послышалась неуверенность.

– Именно, друг мой. Именно, – довольно подтвердил второй. – Посмотри. Эти решетки обеспечивают безопасность рудников Литы. А здесь подробно разбирается их создание и, главное, слабые места, зная о которых можно воссоздать заклинание разрушения. Да, это дольше, чем если бы я просто нашел его в библиотеке Содружества, зато безопаснее.

– Особенно с учетом того, что вскоре эти решетки начнут массово выходить из строя, вызывая обрушения шахт, как я понимаю? – понятливо хмыкнул первый. – Да, рейтинг тленника тогда обрушится вместе с ними.

Ого! Тут еще и политика замешана!

Перспективы моего обнаружения стали еще менее радужными.

«В таких ситуациях не отчисляют. Лишних свидетелей заговоров обычно просто убирают. И то, что я тоже ненавижу тленников, вряд ли пройдет как аргумент».

Счастье, что я здесь нахожусь в призрачном облике! Осознание того, что ничего по-настоящему страшного со мной случиться не может, немного успокаивало.

Еще спокойнее стало, когда двое заговорщиков закончили с копированием книги и наконец покинули опасно близкий коридор. Пару минут я напряженно вслушивалась в отвратительно медленно удаляющиеся шаги, и лишь когда они совсем стихли, облегченно распрямилась.

Уф! Вроде ушли. Теперь и мне пора отсюда валить, пока еще кто-нибудь не объявился.

Тихо, крадучись, я прошмыгнула к лестнице и буквально взлетела по ней наверх. А спустя пару минут уже выходила из библиотеки.

Только теперь, в спокойной обстановке, можно было поразмыслить над всем, что я услышала.

Кем бы ни были те двое, они хотели устроить гадость тленникам. И это было хорошо.

Нехорошим был сам факт диверсии.

Но что с этим знанием делать? Подойти к Айландиру, тому, кто меня унижал, и предупредить о проблемах?

Ага, так он мне и поверил!

А если поверит? Тогда придется рассказывать, где и как я об этом узнала. Выдать первейшему врагу все свои тайны. И отказаться не получится – Айландир уже продемонстрировал, как умеет давить. Надо будет – вытрясет из меня все, в буквальном смысле.

К тому же раз его отец – дознаватель, еще и, не дай бог, заставят слушать голоса всех преподавателей, чтобы выяснить, кто там что против них замышляет. А потом предъявят меня в качестве свидетеля. После такого на спокойную учебу точно можно не надеяться.

Политика – очень грязная и опасная штука. Особенно для человека, у которого нет связей. Это я уже давно уяснила, для себя твердо решив даже в области журналистики с ней отношений не иметь.

И теперь вляпаться во все это? Пойти наперекор собственному решению?

Оно мне надо – идти на такие жертвы ради наглого, уверенного в своей безнаказанности гада? Или его отца, который позволяет сыночку любые развлечения?

Да пошли они! Пусть сами выпутываются! К тому же, если тленников щелкнут по носу, показав, что они не такие уж и всемогущие, только лучше будет.

А насчет того, что кто-то может пострадать… вряд ли. У них тут кругом маги. И защита. И лечение.

«И вообще, про человеческие жертвы те двое не говорили. Они просто хотели испортить рудники. А такие диверсии обычно делаются тогда, когда вокруг никого нет, чтобы не обнаружили», – окончательно успокоила я себя, после чего решительно отбросила тему о грядущих проблемах Домена Тлена и переключилась на собственные.

Благодаря заклинанию Памяти, которое действовало в академии, образ «Леденящего дыхания» стоял перед внутренним взором довольно четко. Мне даже не нужно было сверяться с изображением в кейлоре. Однако получится ли воспроизвести его правильно по-настоящему?

Не знаю, не знаю. По-хорошему, на всякий случай не мешало бы сначала потренироваться. Помнится, при первом осмотре академии мне попадались помещения-изоляторы для отработки потенциально опасных заклинаний. Пожалуй, завтра ночью надо будет туда заглянуть.

На этой разумной мысли я академию и покинула.

А открыв глаза, обнаружила, что уже почти шесть часов вечера. Ничего себе! Три часа на поход в библиотеку потратила!

«Все-таки вживую учиться удобнее, – мелькнула мысль. – Валяясь целыми днями и ночами, пролежни получить можно. И за фигурой сложнее следить…»

Подскочив с кровати, я попрыгала, разминаясь, включила бодрую музыку и спешно принялась за домашние дела. До возвращения родителей оставалось не так много времени, а ужин сам собой не приготовится. Да и стирку запустить было надо.

Успела, что называется, в последний момент, избежав очередной нотации матери о «бесцельно сидящих дома упрямицах». Отчиталась ей о проделанной работе, очередных полученных вакансиях на курьеров, и все оставшееся до отправления на «сонную учебу» время провела, рисуя в голове образ «Леденящего дыхания».

Судя по сверкам с изображением в кейлоре, получалось у меня это вообще без ошибок. А значит, в теории, когда образ наполнится силой, заклинание сработает. Вот и отлично!

Теперь, по крайней мере, пока баг с избыточной подпиткой призраков не исправят, я буду чувствовать себя защищенной. Все-таки знание – это сила!

Жаль только, мощь энергонакопителя здесь, дома, была недоступна. Так бы сразу проверила работоспособность заклинания. А может, еще и физическое доказательство его реальности получила бы…

Кстати! А ведь это идея! Надо узнать, может, существует какое-нибудь маленькое, слабенькое заклинание, которое оказывает физическое воздействие на предметы? Ведь слышала же я о том, что их используют в быту. Пыль, там, может, протереть? Или еще что? Ну хоть что-нибудь! Такое, что я смогу сделать дома, сама, и наконец окончательно закрыть вопрос о своем психическом здоровье.

«Надо спросить у Иланны!» – Рука сама потянулась к кейлору.

Вот как я об этом сразу не додумалась?! Хотя, конечно, столько всего интересного узнаешь и за такое короткое время – голова кругом. Сосредоточиться на чем-то одном очень сложно – хочется знать все.

Однако на этот раз разговора не вышло.

«Занята. Потом. В акад.», – пришел отрывистый ответ.

Тут только я вспомнила, что Иланна от родственников свое обучение скрывает. А ее родня – сплошь маги. И следовательно, в отличие от моих, могут увидеть ее кейлор.

Подставлять практически уже подругу было нельзя, поэтому я просто с удвоенной силой принялась ждать, когда придет время отправляться на занятия.

Последние полчаса и вовсе провела как на иголках. Особенно когда поняла, что родители решили, прежде чем лечь спать, досмотреть какой-то фильм. На всякий случай даже на головную боль пожаловалась, чтобы меня не стали потом по какой-нибудь причине будить. А когда наконец на кейлоре сработал таймер, буквально прыгнула к кровати.

Спать, правда, не хотелось: организм, и так пролежавший полдня, был бодр и полон сил. Поэтому под одеяло забиралась с легкой тревогой – удастся ли вообще в академию сегодня попасть?

Однако сомневалась зря. Едва я закрыла глаза и сосредоточилась на хрустальном бокале, как провалилась в темноту, а спустя миг уже стояла в знакомом холле.

Как и всегда по утрам, здесь было многолюдно. До лестницы пришлось добираться, глядя строго перед собой и лавируя между студентами, чтобы никого не задеть и не получить неприятных ощущений.

Именно поэтому стоящего возле лестницы Айландира я заметила, только когда тот сам демонстративно шагнул навстречу, преграждая путь.

От неожиданности я чуть было не развернулась и не припустила прочь, но тотчас взяла себя в руки. Хватит его бояться! Ничего этот богатенький сноб мне не сделает. У меня теперь защита есть!

Усилием воли подавив страх, я вздернула голову, мысленно сжала зубы и вознамерилась пройти сквозь Айландира. Но…

Вместо этого со всего маху вдруг с ним столкнулась! Так, словно была обычным живым человеком!

– Не спеши, – хмыкнул Айландир, пока я ошарашенно моргала, пытаясь понять, как такое возможно.

А в следующий миг тленник схватил меня за руку!

Он держал меня! По-настоящему!

– Но… как?! – вырвалось само собой.

– Ты действительно настолько глупа, что до сих пор не поняла, с кем имеешь дело? – Айландир прищурился. Моя реакция его явно забавляла. – Я же тленник, бродяжка. Один из сильнейших здесь. Для меня что твоя эфирная оболочка, что твое тело – все едино.

И только теперь я заметила вокруг него легкую, едва заметную болотно-зеленую дымку. Этот гад опять колдовал!

И главное, проходящие мимо нас студенты, как один, старательно делали вид, что этого не замечают!

– Отпусти! – опомнившись, я попыталась отшатнуться и вырвать руку, но силы оказались не равны. – Ты не имеешь права!

– О правах мы вроде уже вчера поговорили, – скучным тоном напомнил он. – А сегодня поговорим о том, что не стоит бегать и писать на меня кляузы. Ты должна усвоить, что это бессмысленно. Своими жалобами ты лишь заставляешь меня тратить лишнее время на выслушивание занудных проповедей Ламарны. Не более того. Я всегда получаю что хочу. И если сказал, что хочу провести эксперимент, значит проведу. Так что не раздражай меня и не мешай работе. Чтобы сегодня после занятий сама пришла во второй изолятор, ясно?

– Сама?! – Я аж задохнулась от злости. Такая откровенная наглость буквально вышибла из меня все остатки страха. – Найди себе другую дуру!

– Не хочу, – заявил Айландир. – У твоей иллюзии миленькое личико. И ты забавно эмоциональна, в отличие от унылых и забитых остальных призраков. Считай, что мне интереснее развлекаться с тобой.

Развлекаться! Ну конечно, такие, как я, для таких, как он, – только игрушки для развлечений! И даже сломать их не жалко! Только я – не игрушка! И не подопытный кролик!

– Плевала я на твои интересы! – с ненавистью выдохнула я. – И лучше держись от меня подальше! Может, ты и сильнейший в этой академии, но не во всех мирах! Черта с два я тебе позволю над собой издеваться!

– Мм? И как же ты мне не позволишь? – Айландир широко улыбнулся. – Давай удиви меня, бродяжка. Пожалуй, в таком случае я даже пообещаю выбрать для тренировок другого призрака. Не тебя.

И это стало последней каплей.

– Да пожалуйста! – рявкнула я и активировала «Леденящее дыхание».

Образ игольчатой звезды встал перед внутренним взором со всей четкостью, а спустя миг к нему рванулась сила. Огромная, невероятная, бездонная мощь разом наполнила всю меня, пронзила каждую молекулу моего призрачного тела. И, вспыхнув ярчайшей вспышкой, буквально впечатала Айландира в стену, отчего на той появилось быстро темнеющее пятно.

У меня получилось!

Гордая собой, я с торжеством улыбнулась…

И тут взвыла сирена.

От громкого, леденящего душу воя я едва не подпрыгнула на месте. Вокруг зазвучали взволнованные, испуганные выкрики, и у лестницы начала собираться толпа.

А темное пятно на стене стремительно разрасталось, словно выгорала какая-то невидимая до этого момента покрывающая камень сеть. И от этого будто выгоревшего пятна явственно тянуло холодом, который я неожиданно почувствовала, даже несмотря на то, что была призраком.

Торжество сменилось страхом.

Что это? Что я такого наделала?!

Чувство самосохранения взвыло, требуя тотчас, сию секунду покинуть место преступления. Опомнившись, я отпрыгнула от слегка контуженного и мотающего головой тленника, но больше ничего не успела. Вокруг было слишком много народа, а к нам уже протискивался магистр Крост. Его крайне разозленное лицо не предвещало ничего хорошего.

Ой, что сейчас будет!

Я в панике сжалась, но декан на меня и внимания не обратил.

– Айландир! – едва оказавшись рядом, заорал он. – Это переходит всякие границы!

– Это не я, – хрипло выдохнул тленник и потер лоб. Приложило его, видимо, знатно.

Стало страшно уже вдвойне. А вдруг я ему что-то повредила? За нападение точно накажут!

«Это было не нападение, а самозащита! Он первый начал!» – тут же нервно одернула себя я, готовясь отстаивать свою позицию до последнего.

Вот только меня по-прежнему никто не обвинял. Декан продолжал наседать на Айландира:

– А кто?! Покажи мне! Кто вообще здесь еще на такое способен?!

– Что тут происходит?! – раздался строгий, уверенный голос ректора.

Еще и ректор пришел! Ну почему я не умею просто исчезать из академии? Сейчас бы вжух – и…

– Вот что! – указующий перст декана ткнул в меня, отчего сердце сразу ушло в пятки. – Ваш лучший студент напал на первокурсницу-призрака, причем не в первый раз! Но теперь еще и защиту академии повредил!

– Айландир?! – Ректор, мрачнея на глазах, уставился на нас.

– Да не я это! – сжимая виски, выдохнул тленник.

Я же, уцепившись за версию декана как за соломинку, в поддержку своей невиновности одарила ректора Лидара самым испуганным и беззащитным из возможных взглядов. Мол, ну вы же не думаете, что это я? Правда? Безродные призраки и первокурсницы на такое точно не способны!

И результат не заставил себя ждать. Вспыхнувший от злости ректорский взор тотчас метнулся к Айландиру.

– Я на многие твои выходки закрываю глаза, но это уже перебор! – рявкнул архимагистр Данариус. – Защитный контур академии нарушен!

– Я…

– Не отпирайся! Марш в ректорат, нас ждет серьезный разговор! А всем остальным, – он оглядел столпившихся вокруг студентов, – остальным, надеюсь, стало наглядно понятно, почему ваши драгоценные родственники отправляют вас учиться в стены нашей академии! Подобные разрушения, – ректор махнул рукой на пожираемый чернотой камень, – в обычном здании уже привели бы к обрушению стены! Так что еще раз напоминаю, что занятия магией допустимы только под надзором магистров или в специально оборудованных изоляторах! А сейчас всем покинуть этот коридор! Декан Крост, факультет призраков отправьте по домам. Им сегодня здесь вообще находиться не следует. Необходимо сначала восстановить барьеры и защитный контур.

Раздав указания, архимагистр Лидар активировал кейлор и что-то тихо, быстро принялся туда наговаривать. Похоже, вызывал кого-то для ремонта стены. Студенты же под тяжелым взглядом магистра Кроста начали неохотно расходиться.

Я же, наоборот, поспешила к выходу со всей возможной скоростью. На какое-то время буря миновала, но дальше надо было продумать, что отвечать, когда Айландир расскажет ректору всю правду. Он ведь не станет скрывать, что защиту разрушила я, тем более наедине с ректором, где в своем провале признаться не стыдно. И дальше останется только мое слово против его.

Увы, скорее всего, в итоге меня отчислят из академии. Несправедливо! Но я хотя бы им все выскажу! И про покрывательства издевательств, и вообще!

Борясь с разрастающейся в душе жгучей обидой, я рывком открыла дверь, делая шаг вперед…

Но внезапно оказалась схвачена за руку и резко вытянута за пределы академии!

Миг, и я стою, практически вплотную прижатая к Айландиру. На улице стою, без поддержки энергонакопителя академии, удерживаемая исключительно силой тленника! Причем на этот раз пошевелиться не могу вообще. Могу лишь снизу вверх неотрывно смотреть в жуткие, опасно прищуренные болотно-зеленые глаза.

И ведь, главное, защитное заклинание больше недоступно!

– Далеко собралась? Мы не договорили, – процедил Айландир.

– А не о чем больше говорить! – понимая, что терять больше нечего, резко выкрикнула я. – Так что просто иди и пожалуйся уже на меня ректору! Скажи, что во всем виновата бродяжка-первокурсница. Меня отчислят, и проблем у тебя не будет. Ты ведь этого хочешь?!

– Нет. Мне плевать на ректора. Я хочу узнать, откуда у тебя столько силы, чтобы использовать «Леденящее дыхание», – отрезал тот. – Ты первокурсница. Твой резерв не может быть равен резерву полноценного мага-дархата.

Так значит, мое отчисление Айландиру не нужно? По крайней мере, пока? И движет им сейчас не столько злость, сколько интерес?

Паника начала отступать, а голова лихорадочно заработала, пытаясь хоть как-то обратить ситуацию в свою пользу.

– Значит, я все-таки тебя удивила? – вкрадчиво уточнила я.

– Отвечай!

Меня сжали сильнее, однако я продолжала стоять на своем:

– Сначала признай, что удивила!

Резкий выдох.

– Хор-рошо. Откуда?

Что ж, рано или поздно Айландир все равно об этом узнает. А если меня решат отчислить, то отчислят даже без выяснения этого факта, просто по одной его жалобе.

Так что скрывать не стала:

– Призраков подпитывает академия, причем ограничений на подпитку не установлено. Об этом стало известно вчера, и декан признал, что это побочный эффект. Так что я смогла использовать мощность энергонакопителя академии вместо собственного резерва. Каждый призрак сейчас способен такое сделать. Если догадается, конечно, и заклинание необходимое получит. Я вот догадалась. И получила.

Во взгляде Айландира промелькнуло неудовольствие.

– Пожалуй, ты не такая дура, какой казалась, – бросил он.

– На факультете призраков вообще дураков нет, – отметила я. – В отличие от вас, элитных папенькиных сынков, у нас защитников не имеется. Приходится рассчитывать только на себя и свою голову.

А вот это тленника неожиданно задело.

– Я никогда не обращался к отцу. Все свои проблемы решал сам, – отрывисто рыкнул он.

– А тебе и не надо обращаться, – парировала я. – Твоя фамилия сама по себе гарантия блата и всеобщего подхалимажа.

Не знаю, что заставляло меня продолжать тянуть кота за хвост и препираться с Айландиром. Но удержаться не смогла.

Гнев вспыхнул в его глазах, резанув точно бритвой. Но почти сразу угас, и Айландир усмехнулся:

– Пытаешься дерзить? А я ведь и так уже по твоей милости попал на выяснение отношений с ректором и отцом. Так что тебе бы, напротив, следовало быть повежливей. Иначе уже завтра придется потратить куда больше усилий, чтобы поддерживать свою миленькую иллюзию цельной. Это если я вообще не расскажу о том, кто в действительности повредил защиту академии. За подобный проступок тебя сразу отчислят, в отличие от меня. Это ведь моя фамилия «гарантия блата и всеобщего подхалимажа». Не боишься?

Боюсь! Только страх таким, как он, показывать нельзя.

– Ты дал мне слово, Айландир, – отчеканила я. – Ты обещал, что, если я удивлю тебя, ты не станешь больше мне вредить. И сам признал – я тебя удивила. Так что? Наследник Домена Тлена сдержит слово? Или он такое же обычное трепло, как остальные?

Клянусь, я услышала, как черноволосый тленник скрипнул зубами. У него даже желваки на скулах заходили, а взгляд стал тем самым – чуждым и жутким.

– Я свое слово держу всегда, – рыкнул Айландир.

– Тогда будь любезен, отпусти уже меня, и разойдемся мирно. Тем более что я – не иллюзия. Не хотелось бы действительно получить синяк.

Для меня самой было удивительно, как при столь диком выбросе адреналина голос до сих пор не дрожал.

Вместо ответа тленник наградил меня долгим и на этот раз задумчиво-изучающим взглядом. А потом рывком затянул обратно в холл академии, и я вновь ощутила свободу.

– Дашш с тобой, – бросил Айландир и, развернувшись, направился прочь.

Неужели ура?

Я смотрела ему в спину, едва веря, что все получилось и теперь этот жуткий тип оставит меня в покое. Не будет больше сковывающих заклятий, принуждения…

«А если все это теперь выпадет на долю Иланны?»

Я нерешительно замерла. Стало неуютно. Она ведь единственная, кто согласился хоть как-то помочь. С помощью Иланны я выторговала себе неприкосновенность, и теперь она в любой момент может пострадать…

– Айландир! – окликнула, прежде чем додумала мысль до конца.

Тот обернулся и мрачно вскинул бровь.

– Что еще?

– Подругу мою, Иланну, не трогай тоже. Ладно? – попросила я.

Вторая бровь тленника поползла на лоб тоже, теперь уже от изумления.

– Ты еще торговаться со мной решила?

– Нет, – заверила я быстро, отрицательно качнув головой. А затем, переломив собственную гордость, умоляюще добавила: – Просто прошу. Пожалуйста.

Глаза Айландира сузились. На миг показалось, что меня сейчас попросту пошлют куда подальше, однако он только фыркнул:

– Наглая ты все-таки, бродяжка. Но это, пожалуй, даже забавно. Хорошо. – Тленник махнул рукой. – Не попадайтесь мне обе на глаза, чтобы я не передумал.

После чего быстрым шагом двинулся к лестнице.

Вот теперь точно ура!

Глава 10

Я очнулась в кровати с бешено стучащим сердцем и чувством собственного триумфа. Часы показывали половину одиннадцатого. Родители только-только досмотрели кино и укладывались спать, а вот у меня от избытка эмоций сна не было ни в одном глазу.

Это была полная, абсолютная победа! Я добилась даже больше, чем изначально планировала!

Хотя надо признать, что мне повезло. Очень повезло! Во-первых, в том, что Айландир удачно предложил пари. Во-вторых, никто не увидел, что это я испортила защиту академии. В ином случае все могло быть намного хуже. А если бы еще и пострадал кто-нибудь?

Но как еще было реагировать, если тленник вопреки ожиданиям решил больше не играть втихую? И если все поголовно вокруг делали вид, что ничего особенного не происходит?

Кричать? Звать на помощь? Унижаться на радость платникам?

Другие, может, так бы и поступили, но не я. Я не могла. Даже ради того, чтобы остаться в академии.

Хотя сейчас искренне радовалась, что никому не навредила и отчисления все же избежала. А в дальнейшем пообещала самой себе быть осторожнее с заклинаниями.

Я поерзала на кровати, пытаясь хоть немного сбросить напряжение, и тут на руке запульсировал кейлор.

«Входящие. Иланна», – увидела на экране я и активировала чат.

– Ева! Ты как?! Что это было? Это было заклинание? То самое? Ты смогла его достать? А что с Айландиром? Я видела, после того как все закончилось, он опять тебя перехватил. Что тебя теперь ждет? Надеюсь, не отчисление?! – один за другим посыпались вопросы, едва развернулось окно мессенджера.

– Погоди, погоди, не части. Сейчас все расскажу, – едва удалось вставить мне.

Только после этого установилось выжидающее молчание, и я начала быстрым шепотом надиктовывать все, что произошло.

Сначала подтвердила: да, заклинание я смогла достать. Где – сказать не могу, но, если она хочет, могу поделиться. Затем отметила, что применять «Леденящее дыхание» вот так, у всех на виду, не хотела, но Айландир не оставил выбора. Однако все закончилось хорошо и теперь тленника мне можно не опасаться.

– В смысле? – не поняла Иланна.

– Я заключила с ним сделку, – пояснила я. – Айландир поставил условие – если я его удивлю, он меня трогать не будет.

– И-и?

– И вот. Удивила. Он это признал. Так что теперь из списка возможных жертв на эксперименты мое имя вычеркнуто.

– Обалдеть! – ошарашенно выдохнула она.

– Более того, я попросила, чтобы тебя он не трогал тоже.

– Что?!

– И он согласился.

У Иланны кончились слова. На аудио раздалось сначала невнятное бульканье, а потом нервный смех.

– Ева, ты невероятна! – наконец выдавила она. – Это же Айландир! Он ведь даже ректора ни во что не ставит!

– Зато держит слово, – отметила я. – К нашему общему счастью.

– Да уж… Но почему он вообще его тебе дал?

– Может, ему было скучно? – фыркнув, предположила я.

Однако подруга веселья не разделила:

– Ага, конечно, скучнее некуда. И когда ты попросила меня не трогать, ему тоже скучно было? Особенно после того, как от первокурсницы огреб?

– Слушай, вот чего ты хочешь от меня услышать? – буркнула я, теперь тоже занервничав. – Я без понятия, что было у него в тот момент в голове. Да и какая, по сути, разница? Главное, жаловаться Айландир не пойдет. И для нас одной угрозой меньше. Все закончилось хорошо. Разве это плохо?

Тут уж возразить Иланне было нечего.

– Мне вот другое интересно: сильно ему за поврежденную мной защиту академии влетит? – поразмышляла я.

– Пф-ф, ты что. Это же Айландир. – Подруга уверенно фыркнула. – Ничего ему не будет.

Направляясь легкой походкой в ректорат, Айландир Грейв, наследник правящего клана Домена Тлена, считал точно так же. Да, на сей раз нотацию ему прочтет не нудная Ламарна, а еще более нудный Данариус. Но тем дело и закончится.

Однако, увидев входящего в кабинет ректора отца, Айландир начал в этом сомневаться.

Характер своего родителя он знал очень хорошо. Как знал и вот это бесстрастное выражение лица. Означало оно одно: Кантора Грейва отвлекли от чего-то очень серьезного.

А это грозило дополнительными проблемами.

Отца Айландир не боялся. Он его очень сильно не любил. У облеченного высшей властью вечно занятого члена Совета Содружества миров, главы Домена Тлена и Канцелярии наказаний редко когда находилось время на собственных детей. Да и жесткий неуживчивый характер не способствовал общению. Кантор Тленник мог только приказывать и требовать. А после того, как старший брат Айландира погиб, требований стало больше. Намного больше!

При этом Артеса постоянно, по любому поводу ставили Айландиру в пример, отчего погибшего брата он возненавидел тоже. Это Артес должен был пойти по стопам отца! Он должен был стать идеальным, безупречным наследником Домена Тлена и соблюдать все эти идиотские правила!

А Айландиру нужны были знания. Магия. Не политика. Однако после смерти брата ему не оставили выбора.

Как и всегда, терять время на пустые разговоры отец не захотел.

– Что за срочность? – едва кивнув в ответ на приветствие архимагистра Лидара, сухо спросил он.

– Уверяю, отрывать вас от государственных дел по пустякам я бы не стал, – тотчас произнес ректор. – Но без вашего участия в разборе возникшего, гм, инцидента, увы, не обойтись. Дело в том, что ваш сын и, без сомнения, наш самый одаренный студент сегодня утром нанес урон защите академии. Весьма серьезный урон.

– Гхм… что?

Айландир пронаблюдал за недоверчиво вскинувшейся бровью отца, ощутив легкое внутреннее удовлетворение. Не так и часто привыкшего все рассчитывать и держать под контролем отца удавалось чем-то удивить.

Защита академии Гастана Саррийского была весьма серьезной, и повредить ей мало что могло. Даже сам Айландир признавал: пробоину, подобную утренней, он смог бы сделать, только истратив практически весь свой резерв. И выглядел бы после этого куда хуже, чем сейчас.

О возможностях резерва Айландира отец, в отличие от ректора, знал, поэтому такое заявление его и удивило. А уж когда архимагистр Лидар рассказал подробности, Кантор Грейв и вовсе помрачнел.

– Ясно, – произнес он сухо. – Отправьте моему секретарю сумму компенсации, вам все перечислят незамедлительно. И если нужна какая-то помощь по восстановлению защиты, мы, разумеется, тоже готовы ее оказать.

– Помощи, благодарю, не требуется. – Ректор отрицательно качнул головой и слегка улыбнулся. – У нас все-таки крупнейшая магическая академия в Содружестве. Наши магистры вполне справятся сами. Но, конечно, процесс восстановления очень трудоемкий и энергозатратный. Нам бы не хотелось, чтобы подобное произошло снова. Тем более такие действия, гм, незаконны…

– Подобное больше не повторится, – твердо перебил Кантор. – А теперь позвольте мне поговорить с сыном наедине.

– Разумеется. – Данариус Лидар поспешно кивнул и исчез за дверью.

Тяжелый, пронзительный взгляд отца мгновенно уперся в сына.

– И как это понимать?

Айландир, впрочем, к этому взгляду давно привык, поэтому лишь равнодушно пожал плечами.

– Испытывал модификацию одного рассеивающего заклинания. Неудачно. Девчонка не вовремя дернулась, я ошибся, – произнес он заготовленную заранее ложь. – В общем, мелочь.

Однако Кантор сегодня был действительно не в настроении и просто так спускать сыну оплошность не собирался.

– Мелочь?! Ты считаешь прилюдное нападение на первокурсницу и поврежденную защиту академии мелочью? – рыкнул он. – Я и так на многое закрываю глаза и многое тебе позволяю. Но это не значит, что можно так откровенно подставляться! Ты эту девку что, не мог в более тихом месте зажать? У меня полно дел, Айл! А из-за твоей идиотской выходки пришлось ехать сюда вместо рудников, которых я добивался почти семь лет! И, приехав, узнать, что мой сын еще способен ошибаться!

– Не ошибается только тот, кто ничего не делает. А в исследованиях без ошибок вообще не обойтись, – отметил Айландир. – Тем более ты до сих пор не дал мне доступ к прадедову архиву, хотя я уже несколько лет как практикующий маг. Приходится реконструировать нужные заклинания самому.

– И как? Получается? – с издевкой спросил Кантор и тут же одернул сам себя: – Конечно же, не получается. Мой визит сюда тому доказательство.

– Как изящно ты уходишь от ответа, отец, – буркнул Айландир. – Впрочем, как и всегда. Этому твоему умению я поистине завидую.

Кантор усмехнулся. Не мог не усмехнуться, понимая, однако, что его сын только что сказал дерзость. А дерзость надо пресекать. Немедленно.

– Ты только что обвинил меня в неискренности по отношению к тебе? – вкрадчиво спросил он.

И в этом голосе Айландир расслышал рокот надвигающейся бури. Похоже, он несколько перестарался на этот раз. Злить отца было совершенно нежелательно.

– Прости, сам не знаю, что несу. – Он примирительно поднял руки. – Это говорит обида, а не я.

– Обида? На кого?

– На себя! – старательно сдерживаемая злость прорвалась наружу. Проклятое соглашение с этой призрачной безродной! – На кого мне еще злиться? И вдвойне обидно, что своим невежеством я подставил не только себя, но и наш род. А когда мне обидно, я злюсь еще сильнее!

Кантор покачал головой, старательно следя за тем, чтобы на лице не появилась довольная усмешка. Рано еще.

– Приятно видеть, что ты понимаешь, что ответствен не только за свою репутацию…

– Да понимаю я все! – прервал его Айландир, рубанув рукой воздух. – И тем не менее… – Он сделал небольшую паузу, а затем, рискнув, продолжил: – Тем не менее, отец, я буду продолжать свои изыскания. Мне мало быть хорошим магом. Я привык быть лучшим. Однако в твоих силах сделать так, чтобы подобных… инцидентов было меньше. А то и вовсе не было.

– Архив! Опять ты об этом. – Кантор поморщился. – Твой брат уже сунул нос в этот архив и от своего неуемного любопытства погиб! Хочешь того же?

– Хочу, чтобы ты перестал, наконец, меня с ним сравнивать! Я – не Артес! И намного лучше его разбираюсь в магии.

Услышав это, лишь могучим усилием воли Кантор не дал волю бешенству. Айландир знал, куда направить острие своих слов. И Кантор с удивлением понял, что кроме ярости где-то глубоко внутри него появилось чувство некоего удовлетворения. Это все-таки был его сын.

– После того что ты сегодня устроил, это довольно проблематично, – делано равнодушно произнес он и, не давая возможности возразить, заключил: – В общем, так. Сейчас я уезжаю на рудники. Вернусь, и мы поговорим еще раз. И о том, как и чем ты вскрыл защиту академии, и о доступе к архиву. Если будешь достаточно убедителен, возможно, я переменю решение. Однако если я получу хоть одну жалобу на тебя…

– Буду самым идеальным студентом в этой академии! – тотчас перебил отца Айландир.

– Это касается любых жалоб. Любых! Включая те, что я могу случайно услышать от местных девок. Наши враги, как ты знаешь, могут зацепиться за самый малый повод.

– Разумеется. Исключительно по обоюдному согласию, – пообещал Айландир и вовсе с легким сердцем: ведь он и до этого уже дал слово девчонку не трогать.

– Хотелось бы верить. – проворчал Кантор, но в его голосе Айландир расслышал довольные нотки.

На том разговор и закончился.

Удовлетворенный покладистостью обычно не особо послушного сына, Кантор Грейв поспешил по своим делам. Ну а не менее довольный перспективой вскоре добраться до заветного семейного архива Айландир отправился в столовую.

Удачно все-таки ситуация с девчонкой обернулась!

Доступ к архиву прадеда интересовал его очень давно. Однако отец до сегодняшнего дня и слышать ничего не желал о том, чтобы допустить Айландира к высшим родовым заклинаниям. Ни способности, ни достижения сына в учебе не могли его переубедить. Сработало лишь осознание того, что упорный отпрыск уже практикует самостоятельно и без необходимых знаний рискует навредить окружающим или себе. Кто бы мог подумать!

«Ради этого, пожалуй, стоило разнести защиту и самому», – хмыкнул про себя Айландир.

Жаль, в его распоряжении не было безграничной подпитки от энергонакопителя академии. Такие перспективы открылись бы!

В общем, надо отдать бродяжке должное. Мозги у нее имелись, и использовать свое преимущество девчонка смогла с максимальной отдачей. Правда, при этом у нее, похоже, напрочь отсутствовало чувство самосохранения. Подумать только, она осмеливалась ему перечить! И торговаться!

С одной стороны, это раздражало, но в то же время было необычно и ново. Даже жаль, что пришлось так быстро оставить ее в покое.

«На время. А дальше видно будет».

В таких размышлениях Айландир добрался до столовой, где за одним из столиков у дальней стены его уже поджидали друзья. Трион Скальник – высокий мощный парень с короткими каштановыми волосами и широким лицом – сидел, развязно вытянув ноги, и жевал кусок отбивной. Рядом, с чашкой освежающего зеленого као, расположилась его девушка Дианэ Черноводная. Ее иссиня-черные длинные волосы обрамляли овал лица и тугими локонами соскальзывали по изящным плечам на пышную грудь. Выразительные темно-синие глаза и пухлые губки Дианэ манили многих, но девушка отдавала предпочтение только Триону.

Их союз был в целом закономерным. Оба они являлись сильными перспективными магами, оба состояли в Доменах, подвластных Тлену. Да и по характеру подходили друг другу как никто. Циничный шутник мог полюбить только циничную стерву, способную ответить на любую шпильку и поддержать в любой ситуации.

И только эти двое могли длительное время выдерживать неуживчивый, упрямый и бескомпромиссный характер Айландира. За что их Айландир и ценил. И многое позволял, например язвить над своей сегодняшней якобы неудачей.

А именно это парочка, судя по прищуренным, устремившимся к нему взглядам, и собиралась сейчас делать.

«Плевать. Пускай развлекаются, – мысленно махнул рукой Айландир. – А наша маленькая договоренность с девчонкой останется при нас двоих».

И, нацепив на лицо легкую ухмылку, направился к столику.

Несмотря на то что разговор с Иланной продлился недолго, он все же помог мне успокоиться. Под конец я даже сообразила спросить у подруги об уставе академии и узнала, что его действительно не существует. Как оказалось, правила поведения там ничем не отличались от младших учебных заведений, поэтому отдельно не прописывались. От студентов требовалось не так и много: взаимоуважение, послушание и запрет на использование магии вне специальных помещений. Все остальные проблемы решались руководством по факту появления.

К сожалению, даже обретенное спокойствие не помогло мне уснуть, так что бо́льшую часть ночи я прокрутилась в кровати. В итоге задремала только под утро, а очнулась уже к обеду, чувствуя себя совершенно разбитой.

«Вот так и становятся из жаворонков совами», – неохотно вставая, констатировала я.

Делать абсолютно ничего не хотелось, так что большую часть дня я просто смотрела видео и лениво пролистывала развлекательные сайты. Лишь перед приходом матери по инерции зашла проверить отклики на свое резюме и убедиться в том, что ничего, кроме очередных вакансий курьеров, там нет. Но тут же недоверчиво моргнула, потому что было!

Невероятно, но среди стандартного мусора оказалось приглашение подъехать завтра на собеседование в какую-то строительную компанию! Предлагалась должность личного секретаря, удобный график работы с 10.00 до 17.00 и заработная плата… ого-го какая!

От восторга я аж воздухом поперхнулась. Если я действительно сюда устроюсь, то и обучение смогу оплатить, и еще сверх того останется! Только бы взяли!

Конечно, я понимала, что, скорее всего, шансы у вчерашней школьницы без опыта невелики и приглашение наверняка рассылали для массовки. Но, несмотря на это, надежда окрыляла, и думать о неудаче совершенно не хотелось. По крайней мере, я обязана сделать все, чтобы выглядеть на собеседовании достойно!

Так что вернувшаяся с работы мама застала меня взбудораженной и полураздетой, перекапывающей недра гардероба. И, едва узнав о приглашении, тотчас присоединилась к перебору одежды.

Меня заставили перемерить все юбки, брюки и блузки, что были. Потом начались эксперименты с прической, попутно перемежающиеся критикой окрашенных лавандовым омбре волос. Мол, в серьезных организациях такое непозволительно и будет мне минусом.

– На фотографии на сайте мои волосы прекрасно видно, и это их не смутило, – парировала я, поскольку с окраской расставаться не хотелось. Впрочем, к маме все же прислушалась, поэтому принялась экспериментировать с накручиванием «ракушек» и заколками.

В итоге провозилась я до позднего вечера. Пока дождалась окончания стирки блузки, пока ее отгладила, кейлор даже пощипывать стал, показывая, что я опаздываю. Но что тут сделаешь? Все-таки это реальный мир, и тут выпал шанс, который упускать нельзя.

Когда же я наконец очутилась в холле академии, оказалось, что с момента начала занятия прошло уже двадцать минут.

Прилично.

Я пересекла холл и, поднявшись по лестнице на пролет, задумчиво остановилась. Идти на историю или не идти? С одной стороны, конечно, надо. С другой – если я сейчас там появлюсь, то не избежать публичного выговора за опоздание и последующих язвительных подколок платников. А уж как разойдется Алан!

Меня передернуло от отвращения. И ровно в тот же момент позади раздался знакомый недовольный голос:

– Появилась все-таки? Подумать только, первая неделя учебы, и уже опоздание.

Я быстро обернулась. По лестнице ко мне спускался декан Крост и выглядел он крайне недовольным.

– Я… это не специально, – тут же принялась я на ходу выдумывать оправдание. – Просто, видимо, из-за вчерашнего происшествия голова болела весь день, и я с трудом смогла сосредоточиться на хрустале.

Вот только декан не проникся.

– Удивительно, – язвительно произнес он. – И с чего бы это? Ты же не затратила ни капли силы. Это у Айландира после того, что ты с ним сотворила, голова болеть должна.

Сердце испуганно дрогнуло. Я что-то не поняла, или декан что-то знает?

– Простите?

– Признаю, ты очень креативно подошла к вопросу мести, использовав недоработку с восполняемой энергией у призраков. Но тем не менее хочу напомнить, что подобные вещи в академии запрещены.

Он знает! Значит, Айландир все-таки обо всем рассказал?!

Это был удар под дых. Того, что тленник не сдержит слово, я вообще не ожидала!

– Это была самозащита! Он первый начал, – пролепетала я.

– Я понимаю. И только поэтому, ну и потому, что Айландир не стал подавать на тебя заявление о нападении, сделаю вид, что, как и ректор, об истинной причине повреждения защиты не знаю.

Будь я сейчас в своем теле, от облегчения у меня бы коленки подкосились! Меня не станут наказывать!

Но если Айландир меня не выдал, то откуда декану все известно?

Видимо выражение моего лица говорило само за себя, поскольку декан Крост сухо усмехнулся:

– Я, деточка, в отличие от ректора, все произошедшее своими глазами видел. И твой призрак сиял от избыточной подпитки даже сильнее, чем вчера во время занятия. Ошибиться было бы трудно.

– Тогда почему обвинили Айландира? – рискнула уточнить я.

– Потому что, как я уже сказал, прекрасно понимаю, почему ты так поступила. А Айландир – достаточно взрослый мальчик и в моей защите не нуждается.

– Спасибо, – прошептала я.

В ответ декан махнул рукой и уже строго добавил:

– Факультет дистанционного обучения – очень перспективный проект. Но так считают не все, поэтому чтобы впредь подобного не повторялось. Мне не нужны лишние поводы для критики. Тем более ты всего лишь первокурсница. Вчера защиту повредила, а завтра можешь и людей искалечить. Интересно, о чем думали твои родители, когда показывали формулу «Леденящего дыхания». Отец у тебя, видимо, из военных?

– Э… ну… да… – выдавила я.

Не признаваться же в том, что на самом деле заклинание я в библиотеке нашла!

– Ладно, к концу года разберемся. И надеюсь, больше проблем не будет. Ни у тебя, ни у меня из-за тебя. Иначе поблажек больше делать не стану, сразу отчислю. А теперь марш на занятие. Прогул в начале учебного года непозволителен.

Быстро кивнув, я тотчас поспешила на лекцию по истории магии, пока декан не передумал.

Ох, какое же счастье, что все обошлось! Но на будущее надо быть крайне осторожной. Везение все-таки небезгранично.

Глава 11

Разумеется, магистр Саттар встретил мое появление недовольным прищуром, а по аудитории пронесся предвкушающе-злорадствующий шепоток. Но после того как я со спокойной совестью сообщила, что задержалась из-за беседы с деканом, интерес окружающих иссяк, а магистр уже спокойно кивнул, разрешая занять свое место.

Быстро скользнув к группе призраков, я тихо заверила взволнованную Иланну, что все в порядке, и активировала кейлор. Разговоры подождут. Сначала – учеба. Тем более что лекция обещала быть не менее интересной, чем прошлая.

– Итак, как я уже сказал, сегодня мы разбираем принцип универсальности магии, которому следуют во всем Содружестве, – произнес магистр Саттар. – Кто напомнит мне, в чем он состоит?

Он кивком указал на девушку из платников во втором ряду.

– Любой из нас может взять любую магическую профессию и развивать ее, – слегка манерно растягивая слова, ответила та.

– Верно, – согласился магистр. – Конечно, существуют предрасположенности, и многие из магов предпочитают следовать по пути своих кланов. Однако никто не помешает вам выбрать и какое-то иное направление деятельности. Но если бы история повернулась иначе, такого выбора у вас могло бы и не быть. И основной поворотной точкой послужила война Доменов. Домены Пепла, Тлена и Жизни поддерживали принципы универсальности, в то время как многие их противники, например Домены Бури, Стужи и Тени, придерживались правил селекционного отбора. Они были резко против неравных и, главное, неравноценных браков. Партнеров для своих сыновей и дочерей кланы этих Доменов подбирали исключительно по направленности силы. Никаких чувств, только расчет. В результате предрасположенность к определенному виду магии у дархатов этих Доменов с рождения оказывалась очень высокой и проявлялась даже без особого обучения.

– Так это же здорово, – послышался голос кого-то из «золотистых» парней.

– Вы так считаете? – Магистр Саттар слегка усмехнулся. – Это было бы здорово, если бы попутно способности к большинству других видов магии у таких дархатов не пропадали. А именно это и случилось. Так что маги Доменов, которые проповедовали селекцию, лишились всякого выбора. Представьте, что вам с рождения уготована одна-единственная судьба. Одна единственная, пусть и сильная, но ограниченная ветка развития способностей, которая совершенно не считается с вашими желаниями. Ну и, разумеется, никаких отношений без одобрения клана и Домена. Флирт, романтика, любовь – обо всем этом можно сразу забыть. Под запретом стояли даже мужские развлечения без обязательств.

По аудитории разнесся разочарованный вздох.

– Ну, тогда хорошо, что они все передохли, – констатировал все тот же парень. – Еще не хватало жить всю жизнь с одной бабой!

– Ага. Причем, с большой вероятностью, страшной на рожу, – фыркнул еще один с ним рядом.

– В общем, преимущество магов-универсалов неоспоримо, и война Доменов это подтвердила, – заключил магистр Саттар.

На сей раз несогласных с его утверждением не оказалось. И даже несмотря на то, что поверженным Доменам я сочувствовала, а победителей – Тлен и Пепел – искренне не любила, все же их концепция свободы выбора мне нравилась больше. Отбор и селекция, возведенные в высшую степень вплоть до мужской и женской телегонии, по отношению к людям – это как-то слишком.

Ну а дальше магистр начал рассказывать об известных магах-универсалах и ситуациях, в которых им удавалось выжить лишь за счет разноплановых умений. Особенно яркими были примеры, касающиеся колонизации новых миров, где подстерегали неожиданные и непредсказуемые опасности. Там уж действительно одним, пусть и сильным даром, например разрушения, как в Домене Бури, было не обойтись. Что толку от умения вызывать молнии аки Зевс Громовержец, если тебя за ногу змея ядовитая укусила?

Хм…

Воспоминание о мифах Древней Греции внезапно натолкнуло меня на странную мысль: а ведь маги в моем мире, похоже, все-таки были. Иначе откуда бы у меня проявились магические способности? Ведь родина всех магов – Иара.

Получается, мой родной мир – один из тех, куда уходили колонизаторы, только во время войны про него забыли, как о многих окраинных мирах. А значит, теоретически в древних архивах вполне может существовать указание на то, как создать портал между Землей и Иарой!

От такого предположения я даже головой помотала. Ну никак не получалось представить, что в один прекрасный день на Землю вдруг могут заявиться все эти маги, дархаты и Домены Содружества миров!

Хотя, конечно, узнать о происхождении моей магии было бы интересно. Кто знает, может, мои давние-давние предки и вправду принадлежали к какому-то Домену? И если допустить, что принадлежали, то к какому?

«Надо бы расспросить родителей о родственниках и предках, – сделала мысленную пометку я. – А еще все-таки составить список первоочередных дел. Иначе я просто разорвусь, пытаясь узнать сразу все и обо всем».

В общем, и на этот раз с лекции по истории я выходила, обуреваемая сильным желанием опять покопаться в библиотеке. Но, увы, посещение «туманного храма знаний» пришлось отложить на потом. Во-первых, потому что в коридоре меня сразу же заловила с расспросами Иланна, жаждущая услышать подробности нашего вчерашнего разговора с Айландиром. А во-вторых, в расписании еще значилось занятие по энергоконтролю.

Конечно, многие из сокурсников всерьез сомневались, что оно состоится, поскольку проблему с бесконечной поддержкой магического резерва у призраков еще не решили. Но магистр Тирон встретил нас с довольной улыбкой и с порога сообщил, что скорректировал программу, поэтому нашим тренировкам ничего не помешает.

– Наоборот, такая подпитка дает возможность проводить более интенсивные тренировки даже слабейшим из вас и расширяет возможности совместной работы. А значит, гораздо быстрее пройти базовый материал, – заключил он и потер руки. – Поэтому сейчас сразу разделимся на рабочие группы и приступим. Такой шанс упускать нельзя.

Несмотря на то что энтузиазм магистра оказался заразителен в основном только для факультета призраков, к информации о распределении студенты отнеслись с интересом. Как, кого и с кем?

Оказалось, что все очень просто. Сначала магистр Тирон попросил отойти дархатов, как элитников, которым полагался индивидуальный подход. Их оказалось всего семеро, включая Алана. А затем принялся делить остальных – и платников, и призраков – по цвету.

Те студенты, которые в магии использовали огненный и различные оттенки пурпура, отправлялись в одну сторону вместе с магами-пепельниками. Те же, кто предпочитал оттенки зеленого и болотного, а также синего, означающих либо работу с землей, либо с водой, – в другую, под предводительство тленников.

Следом магистр Тирон отделил группу слепяще-ярких потенциальных целителей и начал прибавлять к ним всех, кто использовал те или иные оттенки желтой воздушной магии. Их магистр назвал группой, больше склонной к созиданию, нежели к разрушению, и сообщил, что тренировки созидателей имеют свою специфику.

– Ну что, – когда очередь дошла до меня, произнес магистр. – Тебе, как и другим, у кого преобладает вода в разрушительном аспекте, лучше присоединиться к группе Домена Тлена.

– Нет, только не туда! – мгновенно отказалась я.

Ничего общего с Айландиром и его Доменом я иметь не желала. Хватит! Мне нужно было налаживать контакты с теми, кто более адекватен и в будущем способен оказать покровительство. Поэтому быстро добавила:

– Я бы хотела к ним.

И кивком указала на группу Иланны.

– Созидатели? – Магистр Тирон с сомнением, оценивающе взглянул на меня, а затем отрицательно качнул головой: – Нет. Если не хочешь к своим, можешь попробовать с огненным разрушением. Но созидатели – однозначно не твой вариант.

– Но почему? – возмутилась я. – Я ведь имею право на свободу выбора!

– Верно. Право на свободу, но не на глупость, – возразил магистр. – Ты, конечно, можешь пойти к ним, но учти, что твоя сила больше склонна к разрушению, нежели к созиданию. И в чем смысл – получать низкие баллы и лишить себя шанса перейти на второй курс?

А вот об этом я не подумала и растерянно моргнула.

– С низким баллом по энергоконтролю на продолжение обучения можешь не рассчитывать, – припечатал Эван Тирон. – Так что гарантирую: пойдешь к созидателям, и в следующем году о свободе выбора будешь рассуждать уже дома.

Блин! Ну надо же!

Взгляд заметался между двумя группами. И кого теперь выбрать? Чьи издевки терпеть? Пепельников или тленников?

– Зачислите ее к нам! – внезапно громко произнес Алан.

Абсолютно все в аудитории, включая магистра Тирона, с искренним удивлением уставились на него. Ну да, с чего бы это какую-то безродную девчонку звать в элитный кружок дархатов?

И только я напряглась, понимая, что тот задумал очередную гадость. Знать бы какую!

Хотя нет, не желаю знать! Сейчас просто откажусь и пойду к тленникам. Уж лучше там, чем выслушивать издевки Алана. В конце концов, Айландир далеко и вообще обещал меня не трогать…

– К вам, студент Камерано? – ворвался в лихорадочные мысли недоверчивый голос магистра.

– Да, – уверенно подтвердил рыжий гад. – У нее есть склонность к разрушению, вы сами сказали. А в этом мы, как известно, лучшие.

– Но Ева – призрак. Ее статус…

– С ее статусом все в порядке, уж поверьте, – перебил Алан и неожиданно широко мне улыбнулся. – Я это знаю лучше, чем кто-либо другой. И ей действительно уже не стоит иметь ничего общего с тленниками. Моей девушке разумнее находиться ближе ко мне и Домену Пепла.

Его… кому?! Девушке?!

На мгновение показалось, что я просто не расслышала слов Камерано. Потому что такого сказать он просто не мог! Но всеобщее потрясение на лицах и мгновенно воцарившаяся в аудитории звенящая тишина подтверждали: ошибки не было. Алан действительно назвал меня своей девушкой!

Не в силах поверить собственным ушам, я вытаращилась на явно спятившего Пепельницу и сипло выдавила:

– Ты что несешь?

А в следующий миг обалдела окончательно, потому что рыжий гад проникновенно заявил:

– Милая, я до последнего не хотел, чтобы наша с тобой размолвка вышла за пределы наших кланов. Но – хватит. В конце концов, я уже решил, что не намерен от тебя отказываться, так что мне плевать, пусть все знают.

– Что?!

Мой истеричный взвизг был проигнорирован. Алан обвел всех находившихся в аудитории серьезным взглядом и сообщил:

– Хочу всем объяснить происходящее. Ева – моя будущая жена. Но не так давно мы поссорились, потому что я запретил ей поступать в академию. Она сделала это в пику мне, тайно пройдя отбор на факультет призраков, и теперь всячески пытается вывести меня из себя. Сегодня утром я узнал, кто она на самом деле, и понял, что люблю ее даже такую.

Под общий сочувственный вздох женской половины курса взгляд Алана, полный наигранной, насквозь фальшивой скорби, устремился ко мне.

– Прости меня, – с торжественной печалью произнес он. – Я был не прав.

Нет, он точно рассудком повредился!

– Да это бред! – выдохнула я и решительно посмотрела на магистра Тирона. – Вы были правы, магистр, мне самое место у тленников!

Однако прежде, чем тот успел ответить, раздалось многоголосое:

– Не, извини, подруга, нам тут чужих семейных разборок не надо! Вали к жениху!

– Какие семейные разборки?! – вспылила я. – Он врет!

– Чтобы Камерано просто так взял и назвал нищенку своей будущей женой? Ага, конечно, – раздались издевательские смешки вокруг.

– Любимая, я понимаю, что ты сердишься, но все же я говорю правду…

– Я тебе не любимая! – рявкнула я, перебивая Алана. – Ты даже не знаешь, кто я! Ты вообще ничего обо мне не знаешь!

Мы бы препирались и дальше, но магистру Тирону это надоело.

– Довольно споров! – повысив голос, сердито вмешался он. – Мы теряем время! Личные проблемы необходимо оставлять за порогом академии, сюда вы пришли, чтобы учиться, а не решать вопросы замужества и личных предпочтений. Студентка Аксакова, ваши метания неуместны. Так что либо вы присоединяетесь к рабочей группе, либо покидаете аудиторию.

Я в последней надежде посмотрела на зелено-голубую и пурпурную группы, но те, проявив редкостное единодушие, демонстративно замахали руками.

Что ж… похоже, выбора нет.

Медленно, словно на эшафот, я направилась к группе Алана.

Ничего, Пепельница о своих словах еще сильно пожалеет!

– Зачем весь этот цирк?! – приблизившись к сияющему от удовольствия и смакующему победу рыжему гаду, прошипела я.

– А почему нет? – наклонившись ко мне, тихо фыркнул тот. – Если в реальности твое личико хоть вполовину такое же миленькое, как призрачное, я не против развлечься. Хотя выбор у тебя есть. Если ты перед всеми сбросишь иллюзию и сообщишь, из какого ты рода, я готов перед всеми признать, что ошибся.

– Я – не иллюзия! И я ничего не скрываю! – отступив на шаг, отчеканила я.

– Ну-ну. Значит, не хочешь? – улыбка Алана стала особенно неприятной. – Тогда наслаждайся моим вниманием, любимая.

– Мне ничто не помешает по-прежнему посылать тебя куда подальше. Будешь терпеть? – процедила я сквозь зубы.

– Не буду, – согласился он и внезапно нахмурился. – Так что советую не забывать о том, что призраков много. Когда они соотнесут твои истерики с моей местью им, тебя свои же возненавидят. Они уже не сильно-то тебя жалуют, насколько я успел узнать.

А затем резко отвернулся к друзьям, показывая, что разговор окончен.

Впрочем, я и сама жаждала свести наше общение к минимуму. Тем более что распределение студентов по группам закончилось, магистр Тирон поднял руку, призывая всех к вниманию.

– Итак, давайте перейдем к теме сегодняшнего занятия, – выйдя на середину аудитории, начал он. – Первое, чему необходимо научиться магу, чтобы в дальнейшем успешно формировать и удерживать сложные заклинания, особенно в групповой работе, – это «Передача образов». Многие из вас уже наверняка пробовали обмениваться образами с родственниками или друзьями, например играя в «Угадайку». Но теперь эти детские развлечения забудьте. Правильное, базовое заклинание «Передачи», кроме настройки и трансляции образов собеседникам, обязательно содержит защитный фильтр. Он нужен для того, чтобы во время установленной связи никто из собеседников не смог проникнуть в вашу голову. Вы ведь не хотите, чтобы вас взяли под контроль, внедрили ложные воспоминания или выведали информацию, которую вы не желали бы открывать? – Магистр Тирон дождался согласных возгласов и резюмировал: – В общем, умение создавать базовый фильтр жизненно необходимо для дальнейшей работы. А теперь смотрите, как выглядит структура заклинания. Она не сложная.

Магистр оказался прав. Действительно, заклинание «Передача образов» оказалось запомнить просто. Больше всего оно походило на крупноячеистую сеть, состоящую из нескольких тонких нитей, на пересечении которых сверкали искорки-звездочки.

Эту сеть, когда мы ее разглядели, сосчитали и запомнили количество звездочек, магистр Тирон заставил обернуть вокруг головы.

– Вот таков должен быть итоговый результат, – сообщил он, и сеть погасла. – Только вам, разумеется, визуализировать заклинание не нужно, я и так его увижу. И надеюсь, с ним вы справитесь быстро. Все-таки передача образов строится в первую очередь на способности к концентрации и не зависит от вашего магического резерва. Конечно, есть куда более серьезные и энергозатратные разновидности «Передачи», но это, базовое, заклинание доступно всем магам без исключения, так что проблем у вас быть не должно. Приступайте к работе.

И мы приступили.

С удовольствием отделившись от компании Алана, я быстро представила сеть и начала «зажигать», точнее, наполнять энергией точки пересечения. И вот тут неожиданно возникла проблема.

По сравнению с точками-звездочками, нити сети были слишком тонкими, поэтому энергия из звездочек сразу попыталась равномерно распределиться по всей поверхности. Для меня сей факт оказался неожиданностью, так что среагировать я не успела, и сеть распалась.

Вторая и несколько последующих попыток тоже успехом не увенчались. Чтобы сохранить сеть целой, как и предупреждал магистр, требовалось хорошо сосредоточиться. Однако удерживать концентрацию сразу на всех звездочках было не так-то просто, особенно в момент перемещения сети и закручивания ее вокруг своей головы.

Конечно, магистр Тирон пытался приободрить нас, заверяя, что после правильной установки заклинание стабилизируется. Однако работе это мало помогало. Сеть раз за разом становилась неравномерной, кривой, тускнела или, напротив, вспыхивала ярче, и в итоге самоуничтожалась. Сволочь!

Вскоре, несмотря на то что физически мы энергии действительно не тратили, на лицах большинства платников от напряжения заблестели капельки пота. Даже я, будучи всего лишь эфирной оболочкой, практически чувствовала, как на призрачной спине проступает призрачный пот.

А между нами все это время невозмутимо дефилировал магистр Тирон, давая ценные указания и поправляя совсем уж явные ошибки.

– Молодой человек, не пытайтесь контролировать все нити, удерживайте только точки их соприкосновения, – напутствовал он. – А вам, милая, не надо так махать руками. Вы же магию творите, а не мух отгоняете, руки вам здесь вообще ни к чему. Головой работайте. Головой! Концентрируйтесь!

Увы, даже спустя пару часов мучений удержать на голове готовую сеть никому не удалось. Однако объявивший об окончании занятия магистр Тирон все же удовлетворенно подытожил:

– Для первого раза неплохо. Думаю, еще пара таких практических интенсивов, и сможем двигаться дальше.

Кто-то из стоящих неподалеку парней тихо выругался.

К выходу из аудитории студенты устремились с такой скоростью, что в дверях даже небольшая давка возникла. Всем хотелось покинуть «пыточную» как можно быстрее. Только призракам пришлось задержаться, поскольку пролезть сквозь эту толпу без неприятных ощущений было нереально.

– Сочувствую, – внезапно раздалось рядом. Пока я ждала очереди на выход, ко мне подошла Иланна. – Теперь я поняла, что тебе даже хуже, чем мне. И ты извини, что я тогда такой пример привела, ну, о том, что вы с Аланом… в общем, я же понятия не имела, что вы и вправду…

– Да он врет! – возмущенно перебила я подругу. – Просто бесится, что не может меня найти, это роняет его имидж! Вот и придумал все это, чтобы все считали меня просто истеричкой. Ну или я бы призналась, кто я на самом деле, чтобы он меня нашел!

– Н-да…

Иланна сочувственно покачала головой, но продолжать разговор не стала. Похоже, сомневалась, верить мне или нет.

А вот остальные точно не верили. Ведь теперь у призраков появилось логичное объяснение моему бесстрашию и злости на Алана! Особенно после того, как в коридоре очередной потоп магической отработки, хлынувший откуда-то с потолка, облил всех призраков, кроме меня. Нет, вслух в мою сторону не прозвучало ни одного обвинения, но взгляды, которыми меня искоса наградили, сказали больше любых слов.

Как ни мерзко это было признавать, Пепельница все рассчитал правильно. Если так пойдет дальше, скоро призраки и впрямь перестанут со мной общаться.

От осознания этого настроение окончательно испортилось, и я поспешила прочь из академии. Даже в библиотеку идти уже не хотелось. Надо было успокоиться, собраться с мыслями и решить, что делать дальше.

А еще – съездить на собеседование.

Глава 12

Проснулась я резко и, как обычно в последнее время, с плохим настроением. Пришлось даже несколько минут полежать с закрытыми глазами и глубоко подышать, чтобы немного успокоиться и отбросить мысли о Пепельнице, который задался целью превратить мою учебу в кошмар.

Все это осталось в другой реальности. Здесь и сейчас у меня дела поважнее, чем размышления о ненавистном сокурснике. Впереди ждет собеседование, которое откроет мне новые перспективы в жизни. Настоящей, а не призрачной.

Настроившись на нужный лад, я встала и принялась готовиться к отправке в светлое будущее с высокооплачиваемой работой и учебой на журналиста. Нужно было показать себя с самой лучшей стороны, чтобы использовать пусть и минимальный, но шанс на успех.

Правда, погода моего боевого настроения не разделяла: на улице моросил дождь. Пришлось набросить куртку и надеяться, что прическа не сильно растреплется от капюшона или ветра.

Безуспешно сражаясь с собственным волнением, я отправилась в центр города.

Главное здание строительной фирмы, где мне предстояло пройти собеседование, оказалось старинным, отреставрированным трехэтажным особняком. Входя внутрь, в просторный холл с мраморным полом, колоннами и лепниной на потолке, я даже поймала ощущение дежавю. Словно в академию вживую попала! Только размерами поменьше.

Тут даже стойка ресепшена была такая же, из серого мрамора. Хотя много ли я этих стоек в своей жизни видела?..

Впрочем, я не о том думаю.

Мотнув головой, я отбросила ненужные мысли и подошла к одной из секретарей. Протянула, как было указано на небольшой табличке, паспорт и представилась:

– Ева Аксакова, пришла на собеседование.

– Минуточку, – откликнулась секретарь, а спустя эту самую минуточку ко мне уже спешила вызванная ею молодая девушка-эйчар Елена.

Шатенка с белозубой улыбкой оказалась мила и приветлива. Она быстро помогла оформить мне временный пропуск и попутно ввела в курс дела. Оказалось, что в организации недавно сменился генеральный директор и теперь он подбирает окружение под себя.

– Собеседования Александр Викторович тоже предпочитает проводить сам, чтобы сразу составить личное впечатление о кандидате. Так что сейчас я провожу вас к нему, – сообщила Елена и повела меня к лестнице. – Сюда, пожалуйста. И аккуратнее на ступеньках, у нас тут ремонт только-только заканчивается. Ковровую дорожку еще не положили, а мрамор скользкий.

Судя по суетливости и чрезмерной расторопности, похоже, и она себя в безопасности не чувствовала, поэтому стремилась угодить всем, чтобы тоже не лишиться работы. Тем более что новый гендиректор подбирал кадры на административные должности сам, опираясь на собственное личное мнение, а не на ее советы.

С одной стороны, этот факт лично для меня являлся плюсом. Если я произведу хорошее впечатление, то шансы получить эту работу серьезно повысятся. С другой – стало немного страшно. Что ждать от такого начальства? Непонятно.

Тем временем Елена привела меня на третий этаж, где за одной из дверей скрывался просторный секретариат. Здесь, у стеллажа рядом с широким угловым столом, разбирала какие-то папки грудастая длинноногая блондинка. Елену она встретила вежливой улыбкой, а меня наградила колючим взглядом. Явно уже была в курсе, кто я и что иду устраиваться на ее место.

Хотя, если честно, я не поняла, чем такая эффектная, холеная секретарь могла кого-то не устроить. По сравнению с ней я выглядела серой мышью. Даже после того, как куртку сняла и прическу поправила. Ни костюм, ни макияж не спасли: эта блондинка «делала» меня одной длиной ног.

Впрочем, может, потому ее и меняют, чтобы от работы не отвлекала? Скажем, жена нового начальника резко против…

Пока я приводила себя в порядок, Елена и блондинка о чем-то тихо переговорили, и секретарь по внутренней связи сообщила:

– Александр Викторович, к вам на собеседование пришла Аксакова Ева.

– Пригласите, – раздалось в ответ.

«Приятный голос, – мельком оценило сознание. – Низковатый, бархатистый и наполненный спокойной уверенностью».

Я выпрямилась, глубоко вдохнула, словно перед экзаменом, и вошла в кабинет с табличкой «Александр Викторович Анветтер», обставленный в стиле минималистичного хай-тека. Тут же на входе сразу вежливо поздоровалась, а затем вгляделась в того, кто поднимался из-за хромированного, со стеклянной столешницей стола мне навстречу, и…

«Таких мужчин не бывает».

Это была моя первая мысль при виде потенциального начальника.

Так мог бы выглядеть Джейсон Момоа, если бы был гладко выбритым платиновым блондином и обладал более ровным аристократическим носом. Удлиненные пряди стильной стрижки красиво обрамляли загорелое лицо с четко очерченными скулами и прищуром нереально ультрамариновых глаз. Ну а вишенкой на торте стала его легкая полуулыбка, от которой сердце трепыхнулось и само собой застучало быстрее.

Я невольно вздохнула поглубже, отчего нос ощутил разлитый по кабинету странный, но приятный холодно-горьковатый запах какого-то парфюма.

А мистер Совершенство вышел из-за стола, позволяя даже под шикарным костюмом оценить мощную подтянутую фигуру с широкими плечами и узкой талией. И, самолично подвинув поближе один из стульев, произнес:

– Добрый день, рад вас видеть, Ева. Присаживайтесь. Чай? Кофе?

Он еще и потрясающе вежлив!

Недовольство на лице нынешней секретарши стало вдвойне понятно. Мало того что ее увольняли с такого удачного места, так еще и начальника невероятного лишилась. Поэтому от кофе я решила тактично отказаться: не хотелось, чтобы мне тайком плюнули в чашку. И, пробормотав «нет, спасибо», села на предложенный стул.

– Разумный выбор, – с улыбкой одобрили мое решение. – Признаться, нынешний секретарь кофе делает не ахти. Впрочем, это тема другого разговора. А сейчас давайте перейдем к делу.

Мой потенциальный работодатель вернулся обратно в свое кресло и переплел пальцы рук. Я тут же собралась с мыслями и приготовилась к расспросам. Однако собеседование пошло совсем не так, как ожидалось. Вместо того, чтобы задавать вопросы мне, мужчина продолжил рассказывать сам:

– Эту компанию я приобрел недавно. Она довольно старая, однако в этом не только ее плюс, но и минус. Персонал привык, что все достается им легко, в большинстве своем разленился и не желал ничего менять. Поскольку с таким подходом расширять бизнес и браться за более амбициозные проекты невозможно, мне пришлось решать проблему радикально. Так сказать, влить новую кровь. Знаете, Ева, это как в поговорке: старую лошадь новым трюкам не обучишь. Поэтому я предпочитаю рассматривать кандидатов с наименьшим багажом опыта. Более молодых и гибких. Таких, с которыми в дальнейшем можно будет комфортно работать. Таких, как вы.

И все это было сказано с такой покровительственной полуулыбкой, что в голову закрались странные мысли: в каком плане удобство и гибкость его интересуют?

– Ваше резюме мне понравилось. Составлено креативно. Судя по вашему увлечению журналистикой, сразу ясно, что вы коммуникабельны и стараетесь разносторонне развиваться как личность. Это бесспорные плюсы, – продолжал нахваливать он. – Думаю, вы и обучаетесь быстро.

– Да, конечно, – тотчас кивнула я, припомнив, что нынешняя секретарь, например, до сих пор не научилась делать нормальный кофе.

Хотя чувство неуверенности и напряжения начало нарастать. Слишком льстил мне будущий начальник, при этом так ничего толком и не спросив. Где подвох-то? Неужели он все-таки рассчитывает на…

– Замечательно. Кроме того, хочу особо отметить, что в нашей компании запрещены неуставные отношения, – перебив едва оформившуюся мысль, сообщил Александр Викторович. – И если вы готовы войти в состав новой команды, сразу это учтите. Проблемы на работе из-за личных дел недопустимы.

Уф-ф! А вот это хорошо! Честно говоря, когда зашла речь о комфорте в работе, который предпочтительнее опыта, я начала переживать, не потребуется ли от меня чего-нибудь… специфического. Начальник, конечно, красив как бог, спору нет, но все же продаваться за деньги – это слишком.

Ну а раз у него такой категоричный подход, похоже, я все-таки оказалась права: этот идеальный мужчина глубоко женат. И именно поэтому от предыдущей секретарши избавляется. Точно жена, оценив длину ее ног, от конкурентки потребовала избавиться.

А то, что он кольцо не носит, – мало ли почему? Может, у него пальцы опухают!

– Я готова и меня все устраивает, – мгновенно приободрившись, заверила я.

– Вот и хорошо. – Он удовлетворенно кивнул. – Итак, от секретаря мне требуются по большей части аккуратность в ведении документооборота, пунктуальность и дикция. Прочитайте вот это серьезным и деловым тоном.

Мне придвинули бумагу со стихом-скороговоркой… про выдр в гетрах.

«В недрах тундры выдры в гетрах тырят в вёдра ядра кедров. Выдрав с выдры в тундре гетры, вытру выдрой ядра кедра, вытру гетрой выдре морду – ядра в вёдра, выдру в тундру», – пробежала я взглядом текст и едва сдержалась, чтобы не хихикнуть.

Вместо этого глубоко вздохнула и представила себя новостным диктором, читающим сводку криминальных новостей. Это было сложно! Но я смогла ни разу не улыбнуться и запнулась всего один раз, под конец. Хотя, признаюсь, только потому, что читала выразительно и медленно. Как можно было произнести такое быстро и без ошибок, я понятия не имела.

– Очень неплохо, – оценил мужчина, и я заметила, как глаза его весело сверкнули. – Что ж, вы мне подходите. И раз условия и зарплата вас устраивают, с понедельника можете приступать к своим обязанностям. Трудовой договор вам подготовят.

Как? И все? Вот так просто? И меня даже не спросили о моем опыте? Хотя о чем я, его же нет… но все равно!

– Спасибо, – выдавила я, стараясь не показывать свою растерянность.

– Вам спасибо. Жду в понедельник, – повторил мой теперь уже по-настоящему начальник и улыбнулся.

От этой улыбки и вновь коснувшегося носа горьковатого запаха его парфюма в голове окончательно воцарился сумбур. Из кабинета я вышла слегка оглушенная и не до конца веря, что это не еще один странный сон.

Меня по-настоящему взяли на шикарную работу! В солидную компанию, с идеальным, на первый взгляд, начальником и идеальным графиком: с десяти утра до пяти вечера. То есть я и утром успею неспешно собраться, и вечером останется куча времени, чтобы домашнюю работу сделать. А приличная зарплата позволит еще и заочно на факультет журналистики поступить!

Со стороны это казалось сказкой. Скажи мне о таком сумасшедшем везении кто-нибудь из знакомых – ни за что бы не поверила, что такое возможно! Даже сама я, собираясь сюда утром, хоть и мечтала о таком исходе, все равно понимала, насколько минимальны мои шансы на успех. Но – вот! Меня взяли!

Такой же вечером была и реакция мамы. Она даже пару раз недоверчиво переспросила, не разыгрываю ли я ее, и лишь потом впервые за эти месяцы за меня порадовалась. Только папа, как и всегда, остался спокоен, ограничившись фразой: «Ну вот, я же говорил. Все будет в порядке».

В общем, неделя закончилась отлично! Жаль, правда, что только на Земле. На Иаре она длилась не семь, а десять дней, и выходные в наших мирах не совпадали. Так что к ночи эйфория все же отступила, ибо пришлось вновь собираться на учебу.

Время перехода в академию подгадала так, чтобы появиться буквально за несколько минут до начала занятия и войти в аудиторию вместе с магистром Брук. Таким образом я старалась заранее избежать возможной стычки с Аланом. Мало ли чего этот ненормальный еще удумал? Лучше сразу ограничить общение по минимуму.

Стратегия сработала, и я удостоилась лишь пристального взгляда, после чего без помех погрузилась в лекцию «Основные магические константы и коэффициенты потери при переходе одного вида энергии в другой». Несмотря на жутковатое название и большое количество таблиц, она была очень важной.

Я уже знала, что магическая энергия не являлась однородной. Разные маги предпочитали использовать в работе разные ее виды. Кто огненную, кто воздушную, кто, как я, например, связи из нескольких ее видов. При этом созданные на основе одного вида энергии заклинания можно было, грубо говоря, «переделать», перевести в другой ее вид.

И вот тут начиналось интересное. Переход магической энергии из одного вида в другой являлся весьма сложным делом и не проходил без потерь. К примеру, при переходе от магии огня к магии воды, которые являлись противоположными по своей сути, процент этих потерь был весьма велик. То же самое происходило при переходах между воздухом и землей.

В иных случаях энергия рассеивалась меньше, но даже эти потери необходимо было учитывать, просчитывать и компенсировать. И чтобы иметь возможность сделать это в любых условиях, от нас требовалось к концу года, да-да, именно выучить все таблицы коэффициентов наизусть!

Этой новостью магистр Брук нас под конец занятия и «обрадовала».

А таблиц аж девять штук, между прочим! И все здоровые!

От их вида даже наши олимпиадники слегка приуныли, а платники так и вовсе на выходе из аудитории через одного ругались сквозь зубы. Громко ругаться побаивались: помнили об общем наказании на прошлом занятии.

Признаться, я тоже едва сдерживалась. Нет, я понимала, что тема нужная, но объем для зазубривания был уж очень большим. Оставалось лишь уповать на академическое заклинание Памяти. Без него и отличники такое быстро не осилят. Вот и еще одно доказательство преимущества обучения в академии, а не на дому.

И это только первый курс!

Задумавшись о том, что же в таком случае может ждать нас дальше, я вышла из аудитории. Но не успела и нескольких шагов по коридору сделать, как передо мной, преграждая путь, возник ухмыляющийся Алан. Вот как чуяла, что «жених» все-таки заготовил на сегодня какую-то пакость!

– Детка, не хмурься. Улыбка тебе куда больше идет, – сообщил он.

– Угу, – буркнула я и, не желая, чтобы меня опять втянули в перепалку, решительно шагнула вперед, чтобы пройти прямо через парня.

Вот только Пепельница, как оказалось, именно этого и ждал, поскольку тотчас широко раскинул руки, словно принимая меня в объятья.

– Крошка! Я тоже скучал! – возвестил Алан на весь коридор. – Ты же знаешь, как я тебя люблю! Конечно, я попробую тебя обнять, иди сюда!

И получилось, словно я действительно шагнула к нему по его же просьбе! А сразу после того, как прошла насквозь, вслед раздался тяжелый вздох и исполненное вселенской скорби:

– Нет, опять не вышло. Ну да ничего, я обязательно доработаю это заклинание, не расстраивайся! Вечером, после занятий, в любом случае обниму тебя по-настоящему.

Ну не сволочь?!

– Обойдусь, – сквозь зубы процедила я, не оборачиваясь, и пошла было дальше, но…

– Милая?! Неужели я недостаточно порадовал сегодня ночью мою ненасытную кошечку?! – мгновенно донеслось вслед.

В коридоре раздались смешки, а я всей своей призрачной кожей ощутила, как возросло количество устремленных на нас взглядов. Послушать про наши с Камерано несуществующие постельные приключения хотелось всем. Даже призраки затормозили и навострили уши.

Что ж, если Пепельница так хочет выяснения отношений на публике…

– Ну что ты, дорогой, – в этот эпитет я вложила весь имеющийся сарказм. – Я действительно прекрасно провела время. Одна. Не видеть твою физиономию несколько часов – это настоящий праздник.

– Ах, вот почему ты злишься. Из-за того, что мне пришлось раньше уйти? – елейным тоном парировал тот. – Ну прости, крошка, иначе я бы не успел вернуться в академию. Все-таки я, в отличие от тебя, учусь здесь очно. Хотя решить эту проблему легко: тебе лишь нужно переехать ко мне. Тогда и думать обо мне ночами в одиночестве не придется.

Как же меня этот самодовольный тип бесит!

Захотелось крикнуть ему и всем вокруг, что Камерано лжет и ничего между нами нет. Однако я сдержалась. Кричала уже вчера, но в результате никто так и не поверил. Зато толпа платников, включая самого Алана, знатно развлеклась.

Нет уж. Больше я им радости слушать мои бессильные выкрики не доставлю. Камерано пытается меня унизить? Отвечу ему тем же.

– Если б мне платили каждый раз,

когда я думаю о тебе,

я бы стала самой бедной из людей,

– продекламировала я удачно всплывший в памяти припев из песни Монеточки. – Хорошая попытка, Пепельница, но нет. Понятия не имею, к кому ты там ходил сегодня ночью, но явно не ко мне, потому что, пока я сама не отпущу, от меня уйти невозможно. Даже такому явному неумехе, как ты. Так что не выдавай желаемое за действительное.

Хохот вокруг усилился. Только на этот раз, к моему удовольствию, смеялись уже не надо мной, а над Аланом.

Я же, не желая больше продолжать этот фарс, направилась на следующее занятие. Им по расписанию значилась медитация.

Очень кстати, мне как раз надо было успокоиться.

Вот только я совсем забыла, что во время медитации в академии до спокойствия далеко. Особенно когда ничего не получается.

Нет, поначалу все шло неплохо. После недавнего использования заклинания «Леденящее дыхание» я запомнила ощущение проходящей через меня энергии и теперь знала, к чему необходимо стремиться. Так что покалывание в кончиках пальцев и легкий холодок открытого магистром Дангаром для нашей подпитки магического потока из «водопада» почувствовала довольно быстро.

Однако дальше дело неожиданно застопорилось. Казалось бы, вот она, энергия, совсем рядом! Бери, черпай горстями! Но… не получалось, хоть ты тресни!

Организм впитывал только мелкие брызги, а такими темпами после использования любого заклинания восстанавливаться придется о-очень долго! Ведь энергонакопители академии не будут поддерживать мой резерв вечно. Научиться поглощать энергию из окружающего пространства необходимо самостоятельно.

И я пыталась научиться. Как могла, изо всех сил старалась вытянуть из потока хоть немного больше, чем мелкие капли, но не получалось!

В результате спустя почти четыре часа мучений я имела гудящую голову, раздражение, и больше ничего.

Немного успокаивало лишь то, что положительного результата не достигли и остальные. По крайней мере, к концу этого занятия никто из сокурсников так и не засветился.

Вот интересно, кстати, почему? Неужели собирать энергию и впрямь так сложно всем, а не только мне? Вон даже Пепельница к выходу из аудитории с измученным видом рванул, на меня внимания не обращая.

– Ты в порядке? – пока я провожала «женишка» мрачно-задумчивым взглядом, подошла обеспокоенная Иланна. – Камерано, конечно, сильно переигрывал сегодня. Даже если вы и в ссоре…

– Ой, плевать на него, – отмахнулась я. – Лучше скажи, что с этой медитацией не так, а? Ладно я. Я вообще о ней до недавнего времени понятия не имела. Но «золотистые» наследнички-то одаренные? Или наши победители олимпиад. Почему у них ничего не получается?

Подруга хмыкнула и недоуменно качнула головой, словно не понимала, из-за чего тут переживать.

– Почему ничего? Что-то получается. Восстанавливать энергию все мы умеем в той или иной степени.

– Тогда чего не светится никто?

– Светится? – Иланна на миг нахмурилась, но потом поняла: – А, ты о гало? Гало показывает, что ты восполняешь энергию по максимальному каналу. Пьешь, грубо говоря, не из трубочки, а из ведра, и быстро. А это уже сложно. Чтобы так суметь, надо тренироваться и канал расширять. С чем бы сравнить… вот, скажем, петь мы умеем все. Только во все ли ноты попадаем? И сможем ли дать концерт часа на три? Вряд ли. Для этого даже тем, у кого несомненный талант, сначала по специальным методикам ставят голос. Вот и нам здесь тоже ставят. Только не голос, а умение собирать и восстанавливать энергию максимально эффективно.

– Ясно. Это сложно и трудно. – Я вздохнула. – Но все же почему дархаты своих наследников не обучают?

– Обучают, – не согласилась Иланна. – Но только самым простым вещам. Изучать и испытывать более сложные заклинания в домашних условиях чревато неприятностями. Забыла разве, что сама недавно устроила? И это в академии, где очень мощная защита! Мало в каких домах есть хотя бы примерно что-то подобное. А уж специальные тренировочные изоляторы – тем более. Их создание денег стоит немереных. Да и если создашь, потом все равно магистров для домашнего обучения нанимать надо. Проще в магические академии детей учиться отдавать, их, в конце концов, для этого и придумали.

Логично. Как-то я об этом не подумала.

Хотя, конечно, не представляю, что может быть опасного, например, в нашей медитации…

– Как что? А поток силы? – в ответ на озвученный вопрос Иланна кивнула в сторону все еще льющегося «водопадика». – Это, между прочим, весьма мощная штука. Расход энергонакопителя знаешь какой? У-у! К тому же следить за ним надо постоянно. Это же поток чистой концентрированной энергии, знаешь, какой он нестабильный?

Я не знала, но поверила ей на слово. У нас вон фонтаны из бензина никто не делает или оголенные высоковольтные провода просто так в квартирах не оставляет. А в эту концентрированную штуку мы, новички, еще и пальцами, грубо говоря, лезем.

– Так что дома подпитываемся только обычной рассеянной энергией и в спокойной обстановке. В кровати чаще всего… – завершила она и мечтательно вздохнула. Затем поморщилась и добавила: – Ладно, пойду я. Голова болит, надо отдохнуть. Нормально, а не так, как здесь.

И, едва мы покинули аудиторию, тотчас исчезла. Даже до выхода из академии вместе со всеми не пошла.

Я ее желание полностью разделяла, поэтому, на всякий случай ускорив шаг, тоже поспешила домой.

Глава 13

Проснулась я, как обычно, выспавшейся и рано. Особенно рано для субботы и выходного дня. Но надо отдать должное, не я одна страдала синдромом жаворонка. Мама уже вовсю гремела посудой в процессе приготовления завтрака.

Когда я вошла на кухню, мама тут же вручила мне тарелку с блинчиками и сообщила:

– Сегодня нужно будет пройтись по магазинам. У тебя слишком мало подходящих вещей офисного стиля. Тем более ты будешь фактически лицом компании.

Спорить даже и не подумала: кто же в здравом уме от шопинга откажется? Только быстро прикинула, сколько времени необходимо на переписывание лекций и попросила:

– После обеда пойдем, ладно? Хочу кое-что доделать.

– Хорошо. – Мама кивнула. Подробности, к счастью, выспрашивать не стала: отвлеклась на вошедшего папу. Только пробормотала, что неплохо бы еще в парикмахерскую заглянуть и вернуть мне нормальный цвет волос.

Но я тут же отрицательно замотала головой:

– Нет уж! Меня с ним приняли, значит, он подходит.

И, ухватив кружку чая с парой блинчиков, поспешила ретироваться из кухни во избежание дальнейших нотаций.

Пока ела, быстро пролистнула новостные ленты соцсетей и, обнаружив еще одно совместное фото теперь-уже-не-подруг-а-знакомых, с подпорченным настроением поспешила сесть за конспекты. Их было много, я была одна, а время на переписывание было ограничено, ибо в мамином понимании «после обеда» могло наступить ровно в одну минуту первого.

Так в действительности оно и оказалось. Едва стрелки часов миновали полдень, меня практически за шкирку вытащили из-за стола. И со словами «потом над своей ерундой пострадаешь, великий писатель» вытянули из дома.

На обход магазинов торгового центра и примерки вороха блузок, юбок, пиджаков и брюк ушло почти четыре часа. Мама не желала пропускать ни одну из потенциально подходящих мне вещей! Только после того, как было пересмотрено абсолютно все, а я созрела до убийства приторно-вежливых продавщиц вешалками, мы наконец взяли несколько блузок и пару костюмов.

Потом меня отправили на маникюр и сделать, по требованию мамы, «хотя бы приличную прическу». Так что домой я вернулась под вечер, выжатая как лимон и готовая уснуть даже сидя.

И в любом другом случае точно уснула бы! Но слишком раннее появление в академии было чревато очередной стычкой с Пепельницей. Поэтому я, как и вчера, дотянула до последнего момента, чтобы зайти в аудиторию одновременно с магистром Саттаром. А увидев, что мне машет почему-то хмурая Иланна, быстро направилась к ней.

– Ты в порядке? – приблизившись, обеспокоенно спросила я. – Как твоя голова?

– В порядке, – ответила она, а потом шепотом добавила: – Алан сегодня какой-то уж больно довольный появился. И очень активно распинался о том, что вы сегодня точно помиритесь. Так что ты поосторожнее будь. Похоже, он задумал очередную гадость.

– Не удивлена. – Я поморщилась. – Спасибо.

Вот как чувствовала, что эта пепельная пиявка просто так не отстанет!

Ожидание неприятностей заставляло слушать лекцию в напряжении. Даже несмотря на то, что она опять была довольно интересной.

На этот раз магистр Саттар рассказывал о происхождении заклинаний и о том, как они приобрели нынешний вид. Оказывается, изначально заклинания не были оформленными в виде строгих звезд или чего-то им подобного, а представляли собой просто шарообразный сгусток энергии.

– Да и каждый из вас, уверен, когда только начинал осваивать собственную силу, именно такие шары и пытался сделать, – отметил магистр.

Он был прав. Помнится, на приемном экзамене я и впрямь создавала исключительно шары, а о другой форме и не думала.

Так же и в древности очень долгое время никто и помыслить не мог, что заклинание можно усилить, не увеличивая размеров шара, а придавая ему определенную форму и сплетая эти формы в единый узор.

Только спустя почти тысячу лет первый из известных магов древности Дарот Сотрясатель открыл, что энергетические сгустки можно модифицировать и программировать. Именно он выделил основное ядро заклинания с запасом энергии и несколько отходящих от него лучей, предназначенных для баланса и настройки. Так появились первые «звезды».

В общем, лекция действительно оказалась познавательной и полезной. Но поскольку я все еще пыталась предугадать, что задумал Камерано, под ее конец напряжение только усилилось. Чем еще можно нагадить призракам, и в частности мне?

Увы, ответа на вопрос не было. Так что ничего не оставалось, кроме как дожидаться нового раунда публичного общения с Пепельницей.

И он состоялся, как только я вышла из аудитории.

– Де-тка! – протянул Алан набившее оскомину приветствие, а затем вдруг покаянно выдал: – Я был не прав!

Неужели?

На мгновение я даже понадеялась, что опасения Иланны не подтвердятся, а этот гад, напротив, решил закончить фарс с «невестой» и оставить меня в покое. Но чуда не случилось, ибо он тут же добавил:

– Я не должен был оставлять мою девочку без поцелуев так надолго!

Вокруг вновь зазвучали смешки, а студенты, шедшие по коридору, в предвкушении замедлили шаг. Еще немного, и на наши с Камерано «любовные сцены» можно будет билеты продавать. Тем более что некоторые особо жаждущие зрелищ и так, кажется, уже ходят за нами по пятам.

– В таком случае вытряхни пепел из мозгов, иди к своей девочке и целуй ее, а не ори об этом, – мрачно посоветовала я, после чего попыталась было обойти Алана, но…

Но тут Камерано схватил меня за запястье и резко дернул на себя.

Совсем как Айландир!

– Именно это я и собираюсь сделать, и прямо сейчас! – провозгласил он на публику.

В ответ зазвучали удивленные и восторженные выкрики.

А я, сжавшись от накативших воспоминаний, только и смогла испуганно выдавить:

– Как?!

– Сюрприз, крошка! – с ухмылкой прошептал Алан и многозначительно скосил глаза на массивное кольцо с мутным зеленым камнем, надетое на безымянный палец его правой руки.

Кольцо! Это всего лишь артефакт! Алан не имеет надо мной такой власти, как наследник Домена Пепла!

Паника слегка отступила, а вспыхнувший было перед внутренним взором взгляд болотно-зеленых глаз Айландира потускнел.

– Ты меня недооценила и забыла, с кем имеешь дело, – тем временем продолжал шипеть «жених». – Представляешь, сколько всего интересного я могу теперь сделать лично с тобой при помощи этой маленькой безделушки? Могу даже при всех поцеловать твою смазливую мордашку. Или ты сама это сделаешь?

Гогот друзей Алана и подбадривающие возгласы окружающих усилились.

Испуг окончательно вытеснила злость. Значит, мы можем друг друга касаться? Отлично!

– Хорошо, я тебя поцелую, – процедила я фразу из известного фильма. – Потом. Если захочешь.

И одновременно с силой врезала «золотистому» гаду коленом между ног.

Ох, как же прекрасно он взвыл!

«Надеюсь, у клана Камерано еще остался перспективный наследник с неотбитыми… мозгами», – мысленно хмыкнула я и поспешила удалиться подальше от изрыгающего проклятья Алана. Пожалуй, этот раунд таки остался за мной.

Уже у входа в тренировочную аудиторию по энергоконтролю меня догнала хихикающая Иланна и предположение полностью подтвердила:

– Над Аланом даже друзья подшучивают и вовсю поздравляют с вашим феерическим «примирением». – Правда, потом посерьезнела и уже с легкой тревогой добавила: – Слушай, все-таки он в бешенстве. Просто так точно этого не оставит.

– Ну а чего было делать? – Я развела руками. – Не целовать же его было в самом деле? И заклинанием не ударить. Зато коленом, как оказалось, вполне можно: в отличие от магии Айландира, артефакт работает в обе стороны, а приемы самообороны я знаю. Так что еще повоюем. Не станет же он драку с девушкой на людях затевать?

– Это да, – согласилась Иланна. – Вообще глупо будет выглядеть.

С этой здравой мыслью мы вошли в аудиторию, где нам предстояло потратить кучу времени, сил и терпения. Одно мотивировало – все это ради собственной безопасности!

– Интересно, как же тогда обычные люди живут? – устраиваясь над выбранной циновкой, поразмышляла я вслух. – Им ведь, получается, что угодно можно внушить?

– Не совсем так. – Иланна отрицательно качнула головой. – Внушить, конечно, теоретически можно что угодно и кому угодно, но для защиты от обычного ментального вторжения кроме магии еще и артефакты охранные есть. А вот во время передачи образов ты сама устанавливаешь контакт и раскрываешься, поэтому больше всего уязвима.

– Понятно, – протянула я и с довольной улыбкой пронаблюдала, как вслед за преподавателем заходит мрачнющий Алан.

Брошенный им в мою сторону взгляд красноречиво показывал, что Пепельница очень бы хотел продолжить наше продуктивное общение, но увы – магистр Тирон возвестил о начале занятия и потребовал полной сосредоточенности. Нам предстояло все же надеть на голову защитную сеть.

На этот раз построение заклинания удалось намного быстрее, и бо́льшую часть времени я старалась переместить сеть на голову, а затем ее там удержать. Раз, другой, третий, десятый… несмотря на срывы, я все же не отчаивалась и постепенно продвигалась вперед. Хорошее настроение этому весьма способствовало, и вот к последнему, четвертому, часу мне все-таки удалось обзавестись «звездчатой шапочкой».

– Неплохо, – похвалил проходящий мимо магистр. – Очень даже неплохо!

– Спасибо, – радостно поблагодарила я и… потеряла концентрацию.

Пришлось повторять все с самого начала.

Но это ничуть не расстраивало: я уже знала, что смогу. А если удастся удержать сеть еще хотя бы четверть часа, оставшиеся до конца занятия, будет совсем хорошо…

Внезапно раздавшиеся вокруг удивленные возгласы выдернули меня из приятных мыслей. Я подняла голову и увидела, что воздух в центре аудитории подернулся дымкой и начал быстро сплетаться в какую-то фигуру. Пара секунд, и перед нами соткался образ обнаженной девушки, стоящей в весьма развратной позе кошки на невидимой кровати. Девушка еще более развратно вильнула бедрами, обернулась, демонстрируя аккуратную тугую грудь, и…

У нее было мое лицо!!!

В аудитории грянул дружный хохот. Со всех сторон зазвучали сальные шуточки. А посреди всего этого веселья восседал торжествующе ухмыляющийся Алан.

От стеснения и бешенства у меня аж в глазах потемнело.

Я убью его!!!

– Ваши успехи в трансляции образов несомненны, студент Камерано, но все же подобные, гм, вещи демонстрировать на публике несколько неуместно, – прерывая всеобщее веселье, укоризненно отметил магистр Тирон.

– Ох! – со лживым смущением выдохнул Алан, и иллюзорная девушка, напоследок томно, вызывающе потянувшись, исчезла. – Прошу прощения, я не специально. Просто задумался и вспомнил…

Камерано еще раз вздохнул и послал мне воздушный, будто бы извиняющийся, а на деле откровенно издевательский поцелуй.

– Извини, кошечка!

Я точно его убью!!!

– Ева, только спокойно! Держись, слышишь?

Лишь вовремя раздавшийся рядом голос Иланны удержал меня от того, чтобы сделать большую глупость и покрыть Пепельницу матом прямо здесь, при всех. Вместо этого я титаническим усилием взяла себя в руки и с безразличием в голосе бросила:

– Ограниченная у тебя фантазия, Пепельница. На будущее: у меня на плече татуировка. И грудь на размер больше.

После чего демонстративно вернулась к тренировке.

По крайней мере, очень постаралась сделать вид, что вернулась. На самом деле внутри все кипело и клокотало как под крышкой мультиварки, так что ни о какой концентрации не могло быть и речи. Тем более окружающие, несмотря на оклики магистра, все еще весело перешептывались, и то тут, то там слышалось мое имя.

В общем, окончание занятия, как и мое настроение, было сорвано.

И если бы ограничилось только этим!

Едва все засобирались на выход, Камерано быстро подошел ко мне и тихо отчеканил:

– Надеюсь, урок был для тебя показательным, детка? Если не хочешь его повторения, советую до завтра серьезно подумать о своем поведении. Либо ты подчиняешься, либо я начну транслировать такие картинки в качестве ежедневного шоу для всех желающих, причем не только на нашем курсе. И да, я все еще хочу, чтобы ты меня поцеловала. При всех. Сама. Выбирать тебе.

После чего, не оборачиваясь, уверенным шагом победителя покинул аудиторию.

Сволочь!

– Ева?

– Самовлюбленная, эгоистичная, обнаглевшая в край скотина! – дрогнувшим от бессильной злости голосом выдала я Иланне уже вслух. – Он меня еще и шантажирует, урод элитный! Ну как? Как мне ему отомстить? Тоже «Дыханием» приложить?

– Нельзя. Подставишься, – сочувственно отметила та. – Один раз тебе повезло, но вряд ли повезет во второй. Правильно все-таки говорят: не имей во врагах Пепел. Камерано, в отличие от Айландира, вряд ли смолчит.

– Да уж. – Я ощутила, что окончательно впадаю в отчаяние. – Алан не Айландир. С тем хоть получилось договориться…

Внезапная мысль заставила меня осечься и нахмуриться. А ведь и вправду!

– Эй! Ты чего? – забеспокоилась подруга.

– Пойду договариваться с Айландиром, – решительно сообщила я. – Снова.

– Чего?! – Иланна вытаращилась на меня как на сумасшедшую. – Да он пошлет тебя куда подальше! Это если не придумает что похуже! Тебе проблем с Аланом мало?!

– Наоборот. У меня их слишком много, так что все равно терять нечего, – буркнула я. – Поэтому лучше подскажи, где можно его найти.

– В столовой. Сейчас все идут обедать. Но знай, что ты сумасшедшая, если и вправду веришь, что он тебе поможет!

Спорить не стала. Может быть, Иланна и права. Но выбора все равно не осталось.

К тому же кое-что я тленнику все-таки могла предложить.

Где находилась столовая, я представляла смутно. Но сейчас, когда большая часть студентов шла именно туда, найти ее труда не составило. Правда, входить в здоровый, забитый народом зал, да еще через толкучку в дверях, решиться было трудно. Все-таки я – призрак, и делать мне здесь, по-хорошему, нечего. Сразу привлеку внимание. А там уже наверняка заседает Алан…

Я неуверенно остановилась неподалеку от входа. Как-то я эту часть плана не продумала.

Однако удача в этот день все же решила мне немного помочь. Оглядываясь по сторонам, я вдруг, к собственному счастью, заметила приближающегося Айландира. Кто бы знал, что я когда-нибудь этому факту обрадуюсь!

Тленник был не один, а в компании высокого крепкого парня и изящной черноволосой девушки. Однако, несмотря на то что шли они вместе, Айландир в разговоре приятелей не участвовал, хмурился и думал о чем-то своем.

«По крайней мере, он выглядит спокойным», – отметила я и, набравшись храбрости, шагнула всем троим навстречу.

– Это еще откуда? – первой отреагировала девушка и, сморщив нос, махнула рукой. – Кыш с дороги, призрак.

Следом поднял на меня взгляд и Айландир. Узнав, поморщился и с легким раздражением произнес:

– Тебе чего, бродяжка? Кажется, я ясно сказал не показываться мне на глаза.

Что ж… все или ничего!

Я прямо посмотрела на тленника и решительно выпалила:

– Мне нужна твоя помощь.

Троица вытаращилась на меня, не веря своим ушам.

– Какая, на фиг, помощь? – обалдело выдохнул Айландир.

– Алан Камерано из Домена Пепла. Я хочу ему отомстить, – охотно сообщила я. – Но сама не имею возможности. А у тебя, уверена, есть способ это сделать.

Их лица вытянулись еще сильнее, хотя, казалось, это невозможно, а темноволосый парень аж поперхнулся и закашлялся.

– Я?! Отомстить? За… тебя? – Айландир, похоже, не мог уложить мои слова у себя в голове. – Ты что, серьезно?!

– А почему нет? Ваши Домены, в конце концов, друг с другом не обнимаются, – напомнила я.

– Нет, это уже феерическая наглость, – пробормотал он.

– Айл, дай я ее просто вышвырну отсюда, а? – просипел, откашлявшись, его приятель.

– Да я сам это сделаю с удовольствием, – процедил Айландир и начал поднимать руку.

– А еще я взамен соглашусь стать подопытной на твоем эксперименте! – быстро добавила я.

Рука застыла.

– Что?

– Соглашусь на один эксперимент, – повторила я отрывисто. – И никаких жалоб. Все полностью добровольно.

Глаза Айландира на миг сверкнули жутким изумрудом.

– Хм-м, – медленно протянул он. – А ты умеешь делать правильные предложения, детка.

– Айл…

– Погоди, Трион, – отмахнулся от друга тленник, не отрывая от меня пронзительного болотно-зеленого взгляда. – Допустим, я заинтересовался. Что конкретно тебе надо?

Уф! Мой единственный козырь все-таки сработал!

– Ты знаешь, что у нас с Аланом конфликт. Но если раньше мы просто ругались, то теперь Алан достал артефакт, который позволяет прикасаться к призракам и держать их, как ты держал меня, – быстро пояснила я. – Так что теперь отделаться от него практически невозможно. Причем, если я начинаю сопротивляться, в ход идет шантаж. И как решить проблему, я не знаю.

– Что за артефакт? – Айландир заинтересованно поднял бровь.

– Кольцо какое-то. Массивное, с зеленым мутным камнем, – описала я.

– Кольцо Таххона? – предположила девушка.

– Похоже. – Тленник согласно кивнул. – Небось у своего папочки из хранилища спер. Только оно ведь бесполезное, даже опасное, поскольку работает на обе стороны. А призраки бывают весьма агрессивны и когтисты и могут ответить.

– Вот и я ответила. Коленом, – призналась я. – Чем добавила себе проблем.

– Наследничка Домена Пепла по самому сокровенному приложила? – Черноволосая девушка весело хмыкнула. – Ты что, бессмертная? Айл, тут без шансов. Камерано ее в порошок сотрет буквально за пару дней.

– Это твое официальное предсказание, Дианэ? – уточнил Айландир и, неожиданно тонко улыбнувшись, искоса взглянул на нее. – Звучит как вызов.

Брови девушки удивленно дрогнули. Она даже хотела что-то сказать, но в последний момент передумала и лишь отрицательно качнула головой.

Айландир вновь перевел взгляд на меня и произнес:

– Предложение принято. Я помогу.

Да!

Облегчение накатило волной, смывая напряжение этого дня. Я все-таки смогла с ним договориться! Опять! А Иланна не верила!

– Спасибо! – выдохнула я.

– Завтра поблагодаришь. А сейчас иди уже отсюда. Хочется поесть нормально.

– Приятного аппетита, – ничуть не расстроившись на грубоватый тон, искренне пожелала я и поспешила прочь от столовой.

Настроение снова начало подниматься, а предвкушение сладкой мести всячески этому способствовало.

В способностях Айландира сомнений не было. Скоро Пепельница сам будет от меня шарахаться!

– Миленькое личико, – глядя вслед быстро удаляющейся фигурке, прокомментировала Дианэ. – Но, Айл, она же призрак. Иллюзия. Тем более какая-то бродяжка. Неужели тебе стало настолько скучно с нормальными девушками, что захотелось, гм, такой экзотики?

– Нет, конечно. – Тленник фыркнул.

– Тогда на кой Дашш эти игры в благородство? – полюбопытствовал Трион. – Мне казалось, у нас с Пеплом перемирие. Твой отец…

– Мой отец уехал очаровывать Литу Кристаллин и переоформлять ее рудники в собственность нашего Домена, – перебил Айландир. – На мои мелкие пикировки с пепельниками ему глубоко наплевать. Да и вообще, кто докажет, что это именно я? Тленников в академии немало, а за ее пределами и того больше.

– Ну… тоже верно. Что планируешь сделать?

– Как минимум развлечься. У меня есть замечательная идея. – Айландир усмехнулся. – С этим кольцом пепельник сунулся не в свою вотчину. И мне будет интересно посмотреть на реакцию Камерано, когда он это поймет.

– Заинтриговал. Теперь мне тоже интересно, – прищурилась Дианэ.

– Ждите до завтра. – Улыбка на лице Айландира стала шире. – А сейчас пойдем обедать. Заодно гляну там на Камераново колечко. Надо все хорошенько обдумать.

Глава 14

Воскресенье прошло в напряженном ожидании. Нет, я, конечно, верила, что Айландир что-нибудь придумает, но… мало ли?

Чтобы отвлечься, я заново перемерила купленную одежду, повторила все конспекты, даже села тренироваться «звездчатую» сеточку на голову цеплять. И таки нацепила! Но тут внезапно ощутила легкое покалывание запястья от кейлора.

Брошенный на экран взгляд обнаружил светящуюся надпись: «Сообщение от незнакомого контакта. Принять?»

Странно. Кто это?

Я недоуменно хмыкнула и, нажав «да», прочитала: «Можешь обнимать своего „жениха“, детка».

Айландир!

Сердце вмиг застучало часто-часто. Он выполнил обещание!

И заодно, похоже, узнал суть нашего с Пепельницей конфликта.

«Мне что-то нужно сделать?» – быстро уточнила я.

«Ничего, – пришел ответ. – Я уже все сделал. Так что просто наслаждайся процессом».

«Спасибо!!!»

«Благодарить будешь после занятий в семнадцатом изоляторе», – сообщили мне, после чего экран погас.

– Да! – не удержавшись, тихонько воскликнула я и хлопнула в ладоши.

Остаток вечера чуть ли не приплясывала от нетерпения: очень уж хотелось подарить обещанный поцелуй настырному «женишку». Так что в этот, последний, день первой недели учебы даже отправилась на занятия пораньше. Нужно было как можно скорее осчастливить страдальца потоком нежностей!

Алана я обнаружила стоящим в коридоре перед дверьми аудитории с группой своих «золотистых» приятелей. Губы тотчас растянулись в улыбке. Никогда я еще не была так рада видеть этого гада! Да что там, окутанный моим предвкушением мести, сейчас он мне даже почти нравился.

– Милый! Ты опять так надолго меня оставил! – капризно-высоким голосом закричала я, устремившись навстречу Пепельнице.

Камерано дернулся, но, заметив меня, тотчас ухмыльнулся и что-то сказал дружкам. Видимо, мою покорность воспринял как доказательство своей неимоверной крутизны.

– Люблю сговорчивых и покладистых крошек! – довольно фыркнул он, с триумфом глядя на мое приближение.

Вместе с Аланом на меня уставились абсолютно все, кто находился в коридоре. Любопытство окружающих можно было ложкой черпать!

«Этому миру явно не хватает реалити-шоу», – мелькнула мысль, и настроение скакнуло еще выше. Что ж, устрою им просмотр серии «Дом-2»!

– А я на тебя обижаюсь-обижаюсь! – подходя ближе, продолжала я голосом капризной принцессы. – Но все равно люблю! Поэтому хочу, чтобы ты знал: я согласна!

– На что? – расплылся в широкой улыбке рыжий кандидат в жертвы. – На поцелуй?

– Конечно! И на поцелуй, и на свадьбу! – торжественно оповестила я Алана и всех окружающих в придачу. – Я осознала, что никто не будет меня любить так сильно, как ты. Так что я готова! И не будем надолго откладывать, я всегда хотела быть весенней невестой! Ты же не будешь против, если я надену полупрозрачное платьице? Сам подумай, для чего мне закрытый подол, если все уже все видели? – Я похлопала ресничками. – Только представь, как красиво в прозрачном будут смотреться мои ножки! Думаю, все твои родственники оценят!

Улыбка на лице Алана начала меркнуть. Пепельница начал понимать, что я переигрываю. Сообразив, что еще немного, и эффект неожиданности пропадет, я перешла к активным действиям. И, призывно взвыв:

– Котик, ну обними же свою кошечку! – вцепилась в «жениха», подставляя губы для поцелуя.

Тот по инерции обхватил меня…

А в следующий миг Камерано тряхнуло так, словно он схватился мокрыми руками за оголенные провода!

«На каждую пепельницу найдется розетка», – поздравила я себя, глядя, как отскочивший от меня Алан трясет руками.

А затем полным деланого беспокойства и удивления голосом спросила:

– Что такое, милый?

– Что это было? – прохрипел тот.

– Сила любви! У меня тоже звездочки в глазах! – бодро ответила я, снова кидаясь в объятия «жениха».

На этот раз от силы удара Алан натурально взвыл и, не удержавшись на ногах, оказался на полу. Правда, сразу подскочил.

– Не подходи! – рявкнул он, уставившись на меня полным злого бессилия взглядом.

– Что?! Ты не хочешь меня обнять? А говорил, что любишь! Неужели врал?! – заломив руки, завопила я на весь коридор. – Ты разбиваешь мне сердце!

Моя трагедия была достойна «Ники», «Маски» и «Оскара» в придачу. Да что там, все драматические театры мира теперь должны были мне срочно предложить место примы!

– Мне так больно! Его слова были ложью! – замаскировав душивший смех под горестные всхлипы, я обвела страдальческим взглядом зрителей.

И если мужская половина непонимающе переводила взгляды с меня на Камерано, то девушки, невзирая на статус, обвиняюще и недобро смотрели на Алана, не так давно заставившего всех поверить в неземную любовь. Женскую солидарность еще никто не отменял, так что теперь, выражаясь языком моего мира, рейтинг Пепельницы стремительно летел вниз.

Дольше сдерживаться у меня не получалось, поэтому, закрыв лицо руками, я устремилась в аудиторию. Надеюсь, что трясущиеся от смеха плечи все расценят как горькие слезы обманутой в надеждах девушки.

А в аудитории ко мне мгновенно подскочила Иланна.

– Это было потрясно! – выпалила она. – Неужели ты действительно опять договорилась с Айландиром?

– Да. – Я улыбнулась. – Только говори потише, иначе раньше времени мне Пепельницу спугнешь и веселья больше не будет.

– Потрясно! – повторила Иланна уже возбужденным шепотом. – Во второй раз! Как у тебя получилось?!

– Мне трудно отказать, я умею убеждать, – фыркнула я, но, заметив, как ее глаза ошарашенно округляются, тут же добавила: – Да не о том ты подумала. Я просто предложила ему выгодную сделку. Кроме того, Айландир, как мне показалось, еще и захотел проверить свои способности на Алановом артефакте. В общем, звезды сошлись и мне помогли.

В ответ Иланна только изумленно покачала головой.

Я же пронаблюдала, как в аудиторию входит мрачный Камерано, и изо всех сил постаралась сдержать счастливую улыбку.

Настроение было изумительным! Оно не испортилось даже за следующие два часа, что шла лекция магистра Брук. Напротив, сегодня расчеты и формулы казались почти интересными.

А сразу после ее окончания веселье продолжилось, потому что Алан вновь попытался ко мне прикоснуться. Точнее, он явно хотел придержать меня за руку для разговора и даже успел выдохнуть короткое: «А ну, стой…»

После чего опять взвыл и отшатнулся.

– Да какого Дашша ты творишь? – выдохнул «жених».

– Я? – Я выразительно округлила глаза. – Я лишь выполняю требования, которые ты сам мне вчера озвучил. Ты хотел поцелуев – так я готова прямо сейчас.

– Какие поцелуи?! Меня от прикосновений к тебе разрядами бьет!

– Ну а я при чем? Все вопросы к поставщику твоего оборудования, я в артефактах не разбираюсь, – пожала плечами я, а затем, повысив голос и добавив трагичности, взмолилась: – Ну поцелуй же меня! Не верю, что ты мог просто так забыть нашу любовь!

Выходящие из аудитории студенты вмиг оживились и начали оборачиваться.

Заметив это, Алан скрипнул зубами.

– Потом договорим, – бросил он и, едва не расталкивая сокурсников, быстро вышел.

Вот так, еще немного, и отобью у «женишка» желание красоваться на публику!

Я ухмыльнулась и направилась на следующее занятие.

А следующим был энергоконтроль и магистр Тирон.

– С сегодняшнего дня начинаем тренироваться работать в группе, – возвестил он. – Для начала вам необходимо совместно сформировать визуальный образ звезды с количеством лучей, равным количеству человек в группе. Каждый из вас отвечает за проекцию только своего луча, но при этом вы должны добиться одинакового свечения всей звезды. Будьте предельно собранны и внимательны. Иначе энергия может выйти за пределы луча и стать излишне рассеянной у вас, но при этом концентрация энергии в лучах одногруппников увеличится, и им тоже придется ее корректировать, – завершил магистр.

И началось распределение.

Я совершенно не удивилась, когда нас с Камерано поставили в одну группу. Более того, была только за и даже села с ним рядом. Затем посмотрела на шестерых согруппников в нашем рабочем кружке и бодро провозгласила:

– Ну что, начнем? Предлагаю для создания командного духа взяться за руки… ах да, вы же не можете. Или не хотите. – Я с укором выразительно посмотрела на Алана.

К сожалению, тот на провокацию не поддался. Только зубы сцепил так, что желваки на скулах заходили, и первым обозначил над центром нашего кружка контур восьмиконечной звезды.

– Начинаем потихоньку, – скомандовал он.

Наполнение магических потоков было мне уже знакомо, так что особых проблем в этом я не видела. Ну, по крайней мере, до того момента, пока не подошла к краю своего луча и не столкнулась с границей луча Алана. Его огненный пурпур, видимо, не слишком хорошо сочетался с частицей воды в моем аметистовом спектре, поэтому начал неприятно давить. Однако Пепельница этого словно не замечал.

Пришлось нацепить на лицо самую нежную улыбку и проворковать:

– О, милый, я ощущаю твою энергию так близко. Она входит в мою, и это слияние заставляет трепетать мое сердце.

– Чего? – поперхнулся он.

– За лучом своим следи, говорю, – посоветовала я. – Ты лезешь на мою территорию. Хотя, конечно, как мой мужчина ты имеешь на это право, но не думаю, что наше соитие прямо здесь положительно воспримет магистр Тирон.

– Чего?!

Ослепительная вспышка нашей звезды, превратившейся в сверхновую одновременно с воплем Камерано, полностью ее уничтожила.

– Да что б тебя!

– Алан!

В один голос возмущенно воскликнули согруппники.

– Алан, мы знаем, что у вас весьма впечатляющий магический резерв, – подал голос и Эван Тирон. – Но наше занятие посвящено в первую очередь его контролю. Так что, пожалуйста, контролируйте себя.

– Да, магистр, – сквозь зубы процедил тот и с шумом, глубоко вздохнул. – Поехали заново.

Без проблем.

– Одно удовольствие подчиняться тебе, любимый, – мурлыкнула я. – Ты такой сексуальный, когда руководишь.

Едва намеченный Аланом узор звезды вспыхнул снова.

– Ева! – теперь сердитых окриков окружающих удостоилась уже я.

Пришлось потупить взор и покаяться:

– Извините, рядом с моим Аланчиком очень трудно сосредоточиться. Особенно после того, как он отказался меня поцеловать. Я сильно переживаю.

– Твою мать, ты можешь уже заткнуться и начать работать? – рявкнул тот.

Я тут же изобразила печально-телячий взгляд и с надеждой уставилась на него.

– А ты меня поцелуешь?

В ответ раздался глухой рык.

– Я…

– Я все поняла, у тебя другая! – перебив, патетически воскликнула я.

Алан поперхнулся невысказанными словами.

– Сдурела?

– Изменник!

– Да вы достали оба! – не выдержав, раздраженно выдохнул парень, сидящий напротив нас. – Из-за вашей, блин, любви, мы задание выполнить не можем!

– Не лезь! – огрызнулся на него Алан, однако тут же был послан куда подальше с пожеланием заткнуться.

«А вот нечего! – мысленно восторжествовала я. – Своих элитных приятелей так же, как простых людей, не пошлешь!»

И продолжила методично выводить Пепельницу из себя.

В итоге результат нашей команды и впрямь оказался в тройке самых худших. Однако это меня не расстроило. Стараться и заниматься я, конечно, собиралась, но не сегодня. Сегодня – день мести, и я наслаждалась ею до самой последней минутки!

Честно говоря, я рассчитывала еще и по окончании энергоконтроля с Аланом «пообниматься», но на этот раз тот предусмотрительно приближаться ко мне не стал. Только преградил дорогу и требовательно зыркнул на приятелей, чтобы те отошли. А потом тихо, но грозно рыкнул:

– Что с кольцом?

– Понятия не имею, сказала же. – Ответила, между прочим, совершенно честно. – Надеюсь, тебе на этот ширпотреб гарантию выдали? Советую съездить и сдать это барахло обратно.

– Советую тебе перестать меня бесить! Иначе…

– Иначе что? Напоминаю, что ты во всеуслышание назвал меня своей невестой, признавался в любви и требовал поцелуев, – отчеканила я. – А теперь, когда я, опять же перед всеми, ответила «да», будешь демонстрировать будущую жену обнаженной посторонним, чтобы прослыть идиотом? Ну-ну, давай. У тебя и так после сегодняшнего дня фанатов поубавилось.

– Ты!..

Он было дернулся, но я тут же выставила руку вперед.

– Не провоцируй. Я ведь умею не только обниматься, но и кубики на твоем прессе полезть считать могу. На публику.

– С-с-стерва! – выдохнул Алан и, резко развернувшись, направился на выход.

– Я тоже тебя люблю, милый! – громко крикнула ему вслед и широко улыбнулась.

Месть состоялась!

А завтра начинались выходные, и перспектива два дня не видеть рожу Пепельницы радовала еще больше. Правда, перед отправкой на отдых надо было завершить последнее на сегодня дело.

Как говорится в пословице: долг платежом красен. Так вот, мне за день удовольствий предстояло платить по счетам. Точнее, идти на встречу с Айландиром и его непонятным экспериментом.

Жутковато, конечно, но я подбадривала себя тем, что призраку причинить физический вред нельзя. К тому же сделка есть сделка, и свою часть «договора с дьяволом» нужно было выполнять. Поэтому я простилась с Иланной и пошла искать семнадцатый изолятор.

Чтобы добраться до места встречи, мне пришлось изрядно поплутать по коридорам и несколько раз спросить дорогу. Семнадцатый изолятор, как оказалось, находился в самом дальнем углу северного крыла академии. И чем ближе я к нему подходила, тем реже в коридорах встречались студенты.

Мысли о том, что так начинаются большинство фильмов ужасов, я постаралась выкинуть из головы. Да и, собственно, чему тут удивляться? Вряд ли эксперименты тленника законны и санкционированы деканатом. Логично, что он выбрал место, где нас даже случайно никто не потревожит.

Наконец необходимая дверь была найдена. Собравшись с духом, я ее толкнула и вошла в абсолютно пустое помещение, больше напоминающее каменный мешок без окон.

– Действительно как тюремная камера… пыток, – пробормотала я и услышала, как сзади с шорохом открывается дверь.

– Привет, – ровно поприветствовал вошедший Айландир. На его лице светилась предвкушающая улыбка. – Плюсик за пунктуальность. Днем было весело?

Теперь и я не сдержала улыбки, вспомнив все сладкие моменты мести.

– Да, очень. Спасибо. А что ты сделал-то?

– Внес небольшую модификацию в артефакт Камерано, – сделав неопределенный жест рукой, пояснил тленник. И, заметив мое непонимание, добавил: – Рассинхронизировал его частично на параметры твоей эфирной оболочки.

Понятней не стало, но признаваться в этом я не стала. Просто поставила еще одну галочку в список интересной литературы, которую стоит на досуге поискать в библиотеке.

– Ладно. Времени у нас немного, так что начнем, – скомандовал Айландир.

– Что начнем? – уточнила я, опять начиная нервничать.

– Сейчас я активирую удерживающий круг и попробую внедриться в твою структуру. После чего изменю ее немного как иллюзию, – ровным голосом пояснил тленник.

Иллюзия? Это вроде не страшно.

– Хорошо. Давай пробуй. – Я согласно кивнула.

Айландир прищурился и неожиданно спросил:

– Не боишься?

– Ну, мне же не грозит умереть, верно? – уточнила я в шутку.

А тленник пожал плечами и сообщил:

– Абсолютной гарантии дать не могу. Мало ли что может пойти не так?

Ой. Он что, серьезно?

– Ты, говорят, лучший студент в академии. Разве у того, кому уже практически вручили Звезду академии, может что-то пойти не так? – делано удивилась я.

Айландир довольно фыркнул: комплимент ему явно понравился. Однако переубеждать меня не стал. Просто сделал рукой какой-то странный жест, и подо мной начал разгораться знакомый зеленый узор, лишая способности двигаться.

Нахлынули неприятные воспоминания нашего знакомства, но я постаралась выкинуть их из головы. Все-таки тогда я боролась за свободу. Сейчас же все происходило по обоюдному согласию. Поэтому, пожалуй, стоило уточнить, что нужно делать. Глядишь, и все пройдет безболезненно.

Это и спросила.

– Ничего. Просто стой и не мешай, – ответили мне.

Хм. Ну ладно, это несложно. Я постаралась расслабиться… и охнула от нахлынувшей внезапно тошноты. В какой-то момент мне показалось что пол с потолком поменялись местами.

– Айл… дир… – еле смогла выговорить я. – Меня сейчас стошнит… Это вообще нормально?!

– Без понятия, я никогда не находился на месте призрака, – равнодушно донеслось в ответ.

Сволочь!

Кажется, еще немного, и я на собственном опыте узнаю, может ли призрака вывернуть наизнанку!

– Ну на фиг такие опыты! – прохрипела я. – Отпусти!

Ага, как бы не так!

– Ты обещала, – холодно напомнил Айландир. – Так что терпи и не отвлекай. Еще долго, ибо опыт один, а надо все успеть попробовать.

Он сделал очередной пасс рукой, создав яркую звездочку. Та стремительно подлетела ко мне, а спустя миг меня скрутило судорогой, всю, от макушки до самых пяток!

– Прекрати! – возмущенно вскрикнула я, когда приступ прошел.

Однако на этот раз меня даже ответом не удостоили. Эксперимент продолжался, и я ничего не могла сделать, чтобы его остановить. Я по-прежнему даже с места сдвинуться не могла!

Оставалось только предполагать, что происходит с моим телом, если здесь мне так плохо. А еще мысленно проклинать тот миг, когда в мою голову пришла мысль согласиться на эксперимент этого маньяка.

В глазах от дурноты стояло багровое марево. Я костерила себя за эту глупую идею и обещала Пепельнице, который довел меня до этого, все возможные кары, начиная от недельного поноса и заканчивая самой жуткой смертью. И чтобы после нее он попал в руки тленника!

– И последнее. Дай руку, – сквозь шум в ушах от перенапряжения услышала я голос Айландира и подняла на него глаза.

В руках тленника сиял сотканный из магии полупрозрачный зеленый кинжал.

– Зачем? – сдавленно выдавила я и, наоборот, нервно сжав кулаки, спрятала их за спину.

Совершенно не хотелось, чтобы в меня тыкали острыми предметами. Даже несмотря на то, что я вроде как бестелесная, да и ножик ненастоящий. У тленника были слишком неординарные способности делать плохо призракам, так что я начала сомневаться в собственной неуязвимости.

Айландир скучающе закатил глаза.

– Ну, раз по-хорошему не хочешь…

И моя рука сама по себе вытянулась в сторону мага!

Я с ужасом смотрела, как лезвие приближается к моей ладони, касается… и взвыла от пронзившей руку боли!

Сознание затуманилось, и меня резко потянуло куда-то в сторону.

– Стоять! – тут же рявкнул Айландир.

Круг под ногами вспыхнул ярче, и они буквально налились свинцом, насильно удерживая меня в этом мире с пульсирующей от дикой боли рукой. А тленник как ни в чем не бывало ее оглядел и занес что-то в свой кейлор. Лишь после этого маньяк-экпериментатор наконец заключил:

– Теперь все.

Щелчок пальцев, и круг под моими ногами исчез, а вместе с ним и якорь, удерживающий в академии. Ощущение короткого полета, и я погрузилась в темноту. Правда, ненадолго.

Рука, которой коснулся призрачный нож, дико болела!

Распахнув глаза, я с облегчением и радостью увидела свою родную комнату. Тут же потянулась к мобильнику и включила фонарик. А едва подсветила свою ладонь, сердце похолодело. На ней синело пятно!

Когда я хотела получить доказательство существования другого мира, не думала, что первым из них станет травма! И получается, можно по-настоящему ранить призрака?!

Конечно, это был не порез, но… но что это вообще?!

Часы показывали пять утра. Понимая, что в таком паническом состоянии все равно не засну, я быстро вышла на кухню. И, включив чайник, уже при нормальном свете вновь всмотрелась в пострадавшую руку.

В таком виде меня и обнаружила мама.

– Ты чего так рано вскочила? Нервничаешь перед первым рабочим днем? – входя, понимающе произнесла она. Потом увидела мою руку и нахмурилась. – Что это? Ударилась?

– Н-нет. Наверное. Не знаю, – промямлила я.

От пережитого организм все еще слегка потряхивало.

– Дай. Хм. – Мою ладонь внимательно рассмотрели, после чего огласили вердикт: – Да, точно ударилась. Видно, что капилляр лопнул. Наверняка об угол стола. Во сне рукой махнула неудачно, у тебя иногда бывает.

Неужели так просто? Если предположить, что академия – просто сон, то…

Я нервно мотнула головой.

Нет, не может это быть сном! Это был нож Айландира!

Но в таком случае почему синяк, а не порез?

«Потому что нож был магическим. И вообще, ты что, хочешь, чтобы у тебя еще порезы на руках обнаружились?»

От такой перспективы меня передернуло, и я решительно прекратила этот сумбурный диалог с самой собой. Этак и впрямь до дурдома недалеко!

Хватит. Нужно успокоиться и думать о более важном – о новой работе.

Глава 15

Благодаря раннему подъему на работу собиралась неспешно, смакуя новые ощущения. Да, я волновалась. Отчего наносить простой, достаточно привычный макияж пришлось дважды. Вдобавок ко всему еще и мама занялась ревизией моего вида, ведь «необходимо создать хорошее впечатление в первый рабочий день».

В любом случае времени было более чем достаточно, и на работу я приехала задолго до прихода начальства. Причем, как оказалось, не я одна. У входа я встретилась с Еленой, которая сразу взяла меня в оборот.

– Ключи от кабинета всегда сдаются на охрану, – сообщила она на ходу, подводя меня к регистрационной стойке и открывая прикрепленный за ней стальной ящик-ключницу. Там на каждом крючке висел либо один, либо несколько ключей. Необходимые мне два ключа обнаружились под табличкой «дирекция». – Когда берешь ключ, обязательно расписываешься.

Елена развернула ко мне журнал, где заставила написать время прихода, свою фамилию и указать, какие ключи я взяла. После чего посоветовала подняться к себе, переодеться и ждать ее, предупредив:

– Зайду через пять минут, и начнем ознакомительный обход.

Кивнув в ответ, я поспешила выполнить распоряжения.

Когда заходила в приемную, невольно заметила, что стол полностью избавился от личных вещей бывшей хозяйки. Остались компьютер, пара пластиковых ящиков для документов и стакан под карандаши и ручки.

Что ж, значит, мы с ней больше не встретимся. Хорошо.

Отыскав в дальнем углу шкаф для одежды, я повесила туда свою куртку и переобулась в захваченные из дома туфли. Нервно оправила перед зеркалом юбку и, почему-то не решаясь сесть в секретарское кресло, принялась расхаживать туда-сюда в ожидании Елены.

Благо пришла она быстро и первым делом сразу повела меня к себе, чтобы подписать трудовой договор. А потом началось знакомство с расположением кабинетов замдиректора, финансового директора, начальника архитектурного и дизайнерского отделов, столовой, офисом менеджеров по работе с клиентами и еще с десятком помещений. И главное, с куда большим количеством людей, которые постепенно все прибывали и прибывали.

Чувствовала я себя все это время главным экспонатом, который всем необходимо продемонстрировать. Хотя, конечно, это было логично. Все должны знать секретаря руководителя.

– А теперь пойдем, познакомлю тебя с Ольгой, – под конец экскурсии сообщила Елена. – Это секретарь замдиректора. Она там дальше тебе расскажет об основных обязанностях.

Я бездумно кивнула. От беготни по зданию голова уже несколько пухла. Но я постаралась собраться, ибо впереди ждало самое главное.

Ольга оказалась холеной и улыбчивой миниатюрной девушкой лет двадцати пяти. Услышав, кто я, она сразу решила начать с самого главного и, подхватив под руку, заявила:

– Пойдем, сначала я познакомлю тебя с важнейшим для утра аппаратом.

После чего отвела меня в подсобное помещение, расположенное между кабинетами дирекции, и принялась рассказывать, как управлять кофемашиной:

– Запоминай. Чтобы сделать обычный кофе, берешь зерна, насыпаешь порцию в кофемолку. Дальше плотно забиваешь рожок, и не экономь, иначе вместо кофе получится жижа коричневого цвета. Вставляешь, проверяешь, есть ли вода, и выбираешь в меню «Американо. Одна порция». Жмешь старт. Она сама нальет тебе нужное количество. Все чашки у нас вот в этом шкафчике. Так, теперь капучино…

Я несколько раз пожалела, что на этот мини-курс баристы не взяла с собой блокнот! Особенно когда дело дошло до пропорций пряностей и сиропов, которые могут попросить добавить в кофе кто-нибудь из клиентов. Поэтому в конце я как можно безобиднее улыбнулась и попросила:

– А если я что-то забуду, можно первое время к тебе обращаться?

– Да, конечно, – кивнула Ольга. – А пока, главное, запомни, какие сорта чая и кофе любит наш директор.

– Что еще мне надо делать как секретарю?

– Самое главное – это график встреч. Он у нас в ноутбуке. Тебе нужно следить, чтобы события не накладывались друг на друга и между ними оставалось свободное время. И переговорные! Их очень любят занимать менеджеры по работе с клиентами. Поэтому на них отдельное расписание. Также будешь печатать приказы и распоряжения, все шаблоны тоже найдешь в компе. Ну и по мелочи: разбирать почту, отвечать на звонки, а если нет начальства, то записывать, кто звонил и по какому вопросу. Никакие сверхважные задачи мы не решаем, лишь создаем комфортную атмосферу для работы руководства. А, и еще. Улыбайся. Всегда.

На этой приятной ноте мы распрощались с Ольгой, которая понесла своему руководителю сделанный в моей компании кофе. Я же, наконец переборов неуверенность, села за свой стол и включила компьютер с целью просмотреть все графики и шаблоны, о которых мне рассказали. За этим благородным занятием меня и застал начальник.

– Доброе утро, Александр Викторович, – едва завидев его, с заученной улыбкой поздоровалась я.

– Доброе, Ева, – улыбнулся тот в ответ. – И давайте договоримся, зовите меня просто Александр, хорошо? Я привык к этому в Европе, и здешняя привычка окружающих звать меня по имени-отчеству все-таки слегка раздражает. Я начинаю чувствовать себя человеком, которому глубоко за пятьдесят.

– Конечно, как скажете, Александр… – Я сделала над собой усилие, чтобы сдержаться и не ляпнуть-таки по инерции отчество начальника. Ну правда сложно было! Непривычно.

– Замечательно, – оценил мои старания руководитель и, направляясь к своему кабинету, попросил: – Сделайте мне кофе. Обычный американо.

– Какой сорт вы предпочитаете? – вспомнив советы Ольги, сразу поинтересовалась я.

– Арабика максимальной прожарки, – охотно пояснили мне.

И я пошла сдавать свой первый тест на профпригодность.

Старалась все сделать как в лучших ресторанах, которые периодически видела в блогах успешных ютуберов. Блюдечко, чашечка, салфеточка. Сообразив под конец, что не спросила про сахар, водрузила сахарницу сразу на поднос.

Со всем этим великолепием я вернулась в кабинет начальника и аккуратно стала расставлять все на указанный край стола.

Кейлор зазудел ровно в тот момент, когда я взялась за сахарницу. Кисть дернулась от неожиданности, и ноша опасно качнулась. Благо у нее была крышечка, так что я чудом ничего не просыпала.

Мысленно выдохнув, я нервно потерла запястье. Это не укрылось от Александра, и он пристально посмотрел на мою руку. В его глазах явно промелькнул неподдельный интерес. На мгновение мне показалось, что он видит мой магический смартфон, который продолжал нервировать своей вибрацией. Но этого быть не могло! Или?..

Сердце дрогнуло, но в следующий момент Александр поинтересовался:

– Что у вас с рукой? Болит?

Уф-ф! Я сообразила, что его заинтересовал синяк.

– Ночью о тумбочку ударилась, – демонстрируя травму, призналась я. – Немного ноет, но терпимо.

– У нас есть аптечка. Если что, в ней обезболивающее, – с пониманием предложил мужчина. – Надо быть аккуратней ночью с тумбочками. Надеюсь, скоро у вас все заживет.

– Спасибо, я тоже надеюсь, – с улыбкой поблагодарила я и после разрешения покинула кабинет.

Оказавшись за дверью, тут же посмотрела на кейлор. Вдруг что важное!

Но там были лишь какие-то иномирные мемы от сокурсников, которые я, в силу оторванности от их быта, не понимала.

Пришлось терпеть зуд. Впрочем, совсем скоро он отошел на второй план, ибо я полностью окунулась в мир секретарской работы. Когда периодически звонит телефон, надо распечатать бумаги, передать на подпись распоряжения, сделать напитки посетителям и внести изменения в план встреч на завтра, уже не до постороннего общения.

В общем, как прошел день, я даже не заметила. Слишком много новой информации приходилось усваивать и не теряться, ведь никто не любит нерасторопных секретарей. Так что в пять вечера я чувствовала себя хоть и удовлетворенной, но полностью и безоговорочно уставшей. Оставалось лишь надеяться, что, когда я войду в рабочий ритм, будет проще.

Прежде чем собираться домой, я предусмотрительно заглянула к начальству и уточнила, буду ли я ему еще нужна.

– Нет, – ответил тот, не отрывая взгляда от бумаг. – Я и сам скоро ухожу. Можете быть свободны.

Что ж, вот и отлично.

Пожелав начальнику приятного вечера, я быстро переобулась, накинула куртку и поспешила вниз.

А в холле встретилась с Ольгой.

– Ну, как прошел день? – с улыбкой поинтересовалась она.

– Плодотворно. – Я тоже улыбнулась. – И, несмотря на волнение, намного легче, чем я ожидала. С работой действительно повезло.

– Это точно, – подтвердила Ольга. – Как и с внешностью.

– Что? – Я непонимающе моргнула.

– Ой, ну что ты. – Она улыбнулась еще более выразительно. – Всем ведь известно, что Александр Викторович лично вакансии кандидатов на замену Ларисе просматривал. Лену только перед фактом поставил, чтобы тебя на собеседование пригласила. И если его не интересовали профессиональные умения, то критерий отбора очевиден: внешность.

– Ну мне, во всяком случае, ничего такого… специфического не предлагали, – возразила я. – Даже наоборот, сказали, что все личные отношения здесь под запретом.

– Под запретом? – Ольга хохотнула. – Ага, конечно. Как же. Да ладно, ты не думай, я тебя не осуждаю. В этом ничего плохого нет, только плюсы одни. Зарплата большая, премии, бонусы… ну и еще что-то сверху за сверхурочную работу. – Она многозначительно поиграла бровями. – А что Лариску заменили, я, лично, только рада. Слишком заносчивой стервой она была.

– Зато красивая, – буркнула я. От высказанного на мой счет предположения стало неприятно. – И для начальства наверняка, гм, услужливая. Смысл в замене?

– Красивых много. Может, наш шеф не любит высоких. Или просто не захотел б/у после прошлого начальника пользоваться. – Она хихикнула и первой вышла на улицу. Правда, тут же поежилась от ударившего в лицо промозглого ветра. – Брр! – Потом с сомнением окинула взором мою короткую курточку и уточнила: – Тебе не холодно?

– Нет. – Я отрицательно мотнула головой. – Я вообще холодоустойчивая. Очень редко мерзну. Мне, наверное, и в тундре комфортно будет.

– Везет, – позавидовала Ольга и, снова поежившись, быстро достала из сумочки брелок от машины. Серебристый «Ауди» чуть впереди по тротуару тотчас пискнул и приглашающе мигнул фарами. – До метро подбросить?

– Не надо, тут близко. Дойду, – отказалась я.

Продолжать общение с излишне откровенной секретаршей замдиректора и выслушивать пошловатые намеки не хотелось. К тому же мне действительно было не холодно, а метро находилось всего метрах в ста от поворота по нашей улице. Так что в небольшой прогулке я ничего плохого не видела. Не дождь ведь, в конце концов.

– Тогда до завтра, – попрощалась Ольга и поспешно нырнула в машину.

Ну а я пошла вперед. Но не успела дойти и до поворота, как рядом затормозил джип.

– Ева! – из окна выглянул Александр. – Вас подвезти?

От неожиданности я едва не споткнулась и отрицательно мотнула головой.

– Нет, что вы, не нужно. Спасибо.

– Но на улице холодно.

– Мне нет, – заверила я, еще больше смутившись.

Однако начальник на это только недоверчиво хмыкнул:

– Бросьте. Северный ветер не располагает к прогулкам. А я не хочу, чтобы мой новый помощник слегла с воспалением легких после первого же дня работы. Так что не стесняйтесь, садитесь.

И дверь изнутри открыл, не оставляя мне другого выбора.

С чего такое беспокойство, спрашивается?

Борясь со смущением и одновременно отмахиваясь от назойливо полезших в голову двусмысленных намеков Ольги, я неуверенно забралась в машину.

В салоне пахло кожей и странным горьковатым парфюмом Александра. И еще чем-то едва уловимым, восточным, что ли? Словно кто-то сжег ароматическую палочку, а затем пытался все проветрить. Хотя, наверное, это просто был какой-то специфический ароматизатор для машины. Вон болтается же на переднем зеркале мелкая висюлька…

Машина тронулась с места. Я с усилием оборвала глупые мысли, сообразив, что излишне крепко вцепилась пальцами в краешек сиденья. Поэтому заставила себя расслабиться и уже спокойнее откинуться на спинку.

– А вам, похоже, действительно не холодно, – бросив быстрый взгляд на мои руки, с легким удивлением отметил Александр. – Надо же. Какое полезное качество. Закалялись в детстве?

– Нет. – Я отрицательно качнула головой. – Просто повезло с организмом.

– Это несомненно, – охотно согласился он и наградил меня улыбкой, от которой мое только-только обретенное спокойствие пошатнулось.

Да что происходит-то? Это я что-то неправильно понимаю, или мне и впрямь отвешивают завуалированные комплименты?

– Спасибо, – пробормотала я, а затем, увидев, что машина оставляет позади указатель с красной буквой «М», обеспокоенно сообщила: – Мы метро проехали.

Только Александр даже и не подумал скорость сбавить. Вместо этого произнес:

– Вы ведь на северо-востоке живете? Нам по пути, подвезу вас.

Мой начальник в первый же день работы решил меня подвезти? И как это понимать? Неужели Ольга и впрямь была права? Или это только мои домыслы и такое поведение совершенно нормально?

Я нервно куснула губу, не зная, как реагировать на происходящее и правильно себя вести.

– Как вам первый рабочий день? Надеюсь, вы не сильно устали? – тем временем спросил Александр и заодно похвалил: – Справлялись вы замечательно.

– Спасибо, – выдавила я снова. Потом поняла, что со стороны выгляжу стеснительной мямлей при полном отсутствии объективных к тому поводов. Ведь на самом деле мне еще не предложили ничего особенного. И, постаравшись взять себя в руки, уже увереннее добавила: – День прошел замечательно. Работа очень интересная.

– Приятно слышать. А что еще вас интересует? В резюме вы упомянули журналистику. Любите общаться с людьми? Узнавать что-то новое? Путешествовать?

– Узнавать что-то новое – это точно, – подтвердила я. – Путешествовать тоже люблю, только возможности особо нет.

Точнее, совсем нет. За всю свою жизнь я лишь пару раз ездила в Питер, да в Псков к бабушке, а другие страны лишь на «Ютьюбе» и по телевизору видела. Но признаваться в этом было как-то неловко.

– Что ж, уверяю, теперь у вас такая возможность появится, – сообщил Александр. – К примеру, вы были в Париже? У нашей компании там офис европейского отделения. Вам обязательно надо побывать в этом городе, он удивительно красив. Или вот Мальдивы. Чистое, дикое место. Потрясающий дайвинг. Я очень люблю сочетать работу с отдыхом, так что помощник везде необходим.

Опять намеки? Или я снова себя накручиваю?

И… погодите, меня что, всерьез собираются возить по разным странам? Вот так запросто?!

В полной мере осознав очерченные перспективы, я едва воздухом не поперхнулась. Только и смогла выдавить:

– Э-э, это здорово… А ваша жена путешествия любит?

– Моя жена путешествия, несомненно, полюбит, когда она у меня будет, – наградив меня очередной улыбкой, поправил он.

Ой-ой!

– Извините, – смутилась я еще больше.

Он все-таки не женат! А значит, вероятность того, что Ольга действительно права, возрастает во много раз!

И что делать? Александр, конечно, красивый мужчина, вежливый и обеспеченный… но не готова я так вот быстро и сразу настолько резко менять свою жизнь!

«Надо просто сделать вид, что никаких намеков не понимаю, – слушая рассуждения мужчины о путешествиях и командировках, решила я. – И ждать, что будет дальше».

– Вы, кстати, кофе не хотите? А то можем заехать по пути в одно неплохое место, я часто там по вечерам бываю.

Новый вопрос, и я вновь выбита из колеи.

Да что ж такое-то!

– Э-э, спасибо за предложение, – протянула я, лихорадочно придумывая вежливую и правдоподобную отговорку. – Я бы с удовольствием, но сейчас не смогу. Правда. Мне надо матери помочь, еще с утра договаривались. Она ждет уже… вот.

К счастью, настаивать Александр не стал.

– Что ж, понимаю, это действительно важно, – согласился он. – Тогда кофе можем отложить до следующего раза.

Я благодарно улыбнулась и кивнула.

За окном мелькали дома, менялись улицы. Разговор с начальством окончательно сошел на нет. Не сказать, что я была против, даже наоборот. Никаких двусмысленных намеков. Можно просто смотреть в окно и ни о чем не думать.

Наконец показались знакомые места, и машина, свернув с шоссе, замерла на светофоре.

– Где будет лучше проехать? – уточнил Александр.

Я с готовностью всмотрелась в окружающие нас дома и неожиданно заметила своих бывших подруг, идущих со стороны метро.

А если?..

– Можно прямо тут остановить? – протараторила я.

– Уверены?

– Да-да! Я вспомнила, мне еще в магазин надо!

Начальник кивнул и затормозил у обочины. Глубоко вздохнув, я открыла дверь и вышла навстречу своей маленькой минуте славы.

– До свидания, Александр, – громко проговорила я.

– До свидания, Ева, – с улыбкой откликнулся тот. – Надеюсь, завтра у вас дел с мамой не будет.

– Я тоже. – Я постаралась сохранить уверенность в голосе, а затем, закрыв дверь внедорожника, отошла на пару шагов.

Машина тут же сорвалась с места, оставив меня один на один с обалдело смотрящими вслед Александру девчонками.

– Ева? – удивленно выдохнула Ирка.

– Мм? – Я сделала вид, что только сейчас их заметила. – Ой, девочки! Какая неожиданная встреча. Рада вас видеть. Последнее время что-то совсем времени нет, ничего не пишу, извините.

– Да у нас тоже… ничего… – вразнобой, как-то неуверенно сообщили они. – А это кто был?

– Вы об Александре? – Я изобразила на лице самую счастливую улыбку. – Это мой молодой человек. На работе познакомились. Я же помощником руководителя строительной компании сейчас работаю.

Театральная пауза, олицетворяющая всеобщий шок, была просто великолепна. Они явно не ожидали, что вчерашней неудачнице может так крупно повезти. А вот выкусите! Я еще и диплом журналиста получу!

– Ну ладно, удачи. Извините, у меня еще полно дел, – не дожидаясь дальнейших расспросов, попрощалась я и поспешила в магазин.

Настроение было просто отличное!

Да, может, мое желание немножко покрасоваться перед бывшими подружками со стороны выглядело несерьезным. Ну и что? Тем более что они-то своими успехами то и дело хвастались. Кто из девушек на моем месте не поступил бы так же? В конце концов, раз совместная поездка с начальником уже состоялась, почему бы не извлечь из нее пользу?

Пока бродила среди полок с товарами и выбирала, какой торт купить в честь первого удачного рабочего дня, полностью уверилась в правильности своего поступка. А вернувшись домой, и вовсе неожиданно для себя задумалась: может, зря я от кофе отказалась?

Что вообще плохого в том, чтобы начать встречаться с мужчиной? В конце концов, я уже совершеннолетняя и имею полное право на все что угодно. Тем более перспективы этого «всего» пока что только самые радужные.

И вообще, надо возвращаться к реальной жизни. Слишком за эту неделю я от нее отдалилась. И главное, ради чего? Ради магии, существование которой еще доказать надо?

Может, и нет ее, а мой сон – лишь болезненное, навязчивое отражение реальности? Ведь в первый раз это произошло, когда я остро переживала свое непоступление на факультет журналистики, о котором сильно мечтала. А после того, как обнаружила предательство подруг, начались и стычки с однокурсниками в академии. Что это, если не подсознательное переживание о друзьях, которые перестали со мной общаться?

Ну а пытка Айландира – банальный кошмар, рожденный ударом во сне рукой об угол стола и лопнувшим капилляром, как и сказала мама.

Так, может, хватит уже? Если в реальной жизни все налаживается, может, сдаться врачам и пролечиться от глюков? И быть счастливой тут, а не страдать от нереальных снов?

Хотя все-таки этот синяк…

Я в который уже раз оглядела ладонь, а затем нервно куснула губу. Неужели действительно банальный удар?

В голове все больше и больше нарастал сумбур. Мне просто необходимо было наконец принять окончательное решение, что делать и как жить дальше!

И тут я вспомнила, что собиралась узнать у Иланны какое-нибудь простое заклинание, которое можно попытаться опробовать дома. Только разборки с Аланом отвлекли.

Зато сейчас времени полно!

Я с мрачной решительностью активировала кейлор, отыскала нужный контакт и набрала:

«Привет, не занята?»

«Нет, – пришел ответ почти сразу. – А что такое?»

«Хотела узнать у тебя какое-нибудь простое бытовое заклинание. Может, есть что-нибудь легкое, с чем я могла бы потренироваться? Я ведь вообще ничего не знаю, ты же в курсе».

«Хм… ну я, например, иногда остужаю магией као, если он слишком горячий, – поделилась подруга. – Это вроде не сложно и сил требует не очень много. Подойдет?»

«Думаю, да, – тут же согласилась я. Изменение температуры можно было легко измерить градусником, физически, так что мне вполне подходило. – Давай».

Пара секунд, и в кейлоре высветилось изображение очередной звездочки.

Ну, теперь назад дороги нет.

Поблагодарив Иланну, я отключилась и пошла на кухню, где подрагивающими от волнения руками взяла кастрюлю, налила в нее воды и погрузила градусник. Затем глубоко вздохнула, развела ладони и принялась старательно визуализировать заклинание.

Делала все, как учили: наметила контур, наполнила энергией середину, аккуратно отвела на немногочисленные линии… а буквально через несколько минут держала в руках сияющий шарик размером с мяч из дымчатого тумана. Яркий, искристый, да только реальный ли?

Что ж, вот он, момент истины, и наступил.

Не отрывая взгляда от шкалы термометра, застывшей на четырнадцати градусах, я судорожно втянула носом воздух и резким рывком отправила шарик в кастрюлю.

На поверхности воды пробежала легкая рябь. Ртутный столбик слегка дрогнул, опустился на градус… еще… а затем вдруг резко вся кастрюля покрылась толстой коркой льда!

Несколько секунд я тупо смотрела на лед, не в силах поверить собственным глазам. Потом неуверенно потрогала его пальцем.

Твердый. Холодный. Настоящий.

И только тут до меня в полной мере дошло, что это все происходит на самом деле. Что академия магии существует!

– Мамочки… – тихо, сипло вырвалось у меня.

От восторга и адреналина сердце застучало так, что, казалось, готово было вырваться из грудной клетки.

Все эти дни я действительно не фантазировала и не ловила галлюцинации, а училась! А значит, другие миры реальны! Магия реальна! Все эти далекие королевства, все существует! И только люди, живущие здесь, в крохотном мирке на окраине миров, ничего о них не знают!

Ох…

От переизбытка чувств, я схватила кастрюлю и вместе с ней закружилась было по кухне, но почти сразу остановилась и нахмурилась. За восторгом пришла тревога.

Существование магии – это потрясающе. Но обучаться ей я могу лишь призраком в академии.

«А ведь на втором курсе к тому же надо будет учиться очно».

Раньше я не задумывалась об этом, а теперь вдруг поняла, что надо же будет как-то туда попасть. Конечно, может, мне магистры академии помогут…

Но если мой мир недоступен для порталов?

И если я вообще не пройду на второй курс?

Неужели уже через год дверь в другие миры для меня закроется навсегда?

Ведь я даже призраком в другой мир прийти не смогу: слишком много надо сил, а я не архимагистр. Да и даже архимагистр, как нам говорили, долго продержаться в эфирной оболочке не сможет. И что тогда?

От мысли о том, что лишусь даже такой малости, как доступ в академию, и останусь ни с чем, после того как узнала, что другие миры и магия реальны, стало страшно.

Не хочу! Не хочу всю оставшуюся жизнь прожить, зная и не имея возможности туда попасть! Только не это! Должна быть возможность туда переместиться, и я готова на что угодно, чтобы суметь попасть туда в настоящем теле!

Да я должна дневать и ночевать в библиотеке академии! Всю ее перетряхнуть, но узнать о перемещениях между мирами и оставить для себя лазейку на крайний случай! Чтобы, если даже сейчас я ничего не умею, со временем все-таки найти дорогу в другие миры.

Сегодня выходной, и это замечательно. Вот весь его в библиотеке и проведу!

Глава 16

Вечера ждала еще сильнее, чем вчера. И, едва отчитавшись маме за ужином о первом рабочем дне, помчалась в кровать.

Несмотря на выходной, в холле академии царило оживление. Правда, скорее всего, в основном из-за возвращающихся с завтрака студентов. Чем дальше я отходила от маршрута «центральный вход – столовая», тем меньше народа встречала в коридоре.

В библиотеке так и вовсе на первый взгляд никого не оказалось. Однако для себя я все равно решила сразу не рисковать и в закрытый раздел, если возникнет такая необходимость, не соваться. Мало ли кто попадется в тумане? Пусть и выходной, но день все-таки.

Лучше начать с общедоступных исторических сведений о порталах. Заодно и узнаю получше, что вообще стоит искать, а что нет.

Вспыхнувший после запроса оранжевый шарик-вешка привел меня к находящемуся парой уровней ниже разделу истории. И судя по тому, как много книг на полках оказалось не скрыто туманом, тема о переходах между мирами была популярной.

Однако обрадовалась я рано. На деле оказалось, что порталы в книгах описываются лишь в общих чертах, безо всякой конкретики. Пришлось хорошенько порыться на стеллажах, чтобы обнаружить книгу с подробностями их возникновения. Ею оказался увесистый томик с неудобоваримым названием «Мысли и размышления о природе, особенностях, а сверх того, об опасностях явных и тайных в преодолении расстояний огромных скрытым образом, дабы уберечь неразумных и оказать вспоможение мудрым».

Похоже, автор решил не заморачиваться и переместил на обложку сразу аннотацию своего труда. И, чувствую, пробираться сквозь такой витиеватый язык будет не самым легким делом. Однако с чего-то начать все равно надо, так что…

Пройдя в читальную зону, я расположилась за столиком и углубилась в чтение, постепенно привыкая к неудобным речевым оборотам.

Как оказалось, заклинание межмирового портала имело много общего с обыкновенным телепортом. Во всяком случае, как я поняла из долгих разглагольствований автора, базовые структуры этих заклинаний были очень схожи. Основная разница между ними заключалась лишь в целеуказании и приложенной силе.

Я почему-то сразу представила себе этакую комнатно-декоративную собачку на тоненьких дрожащих лапках толщиной в мой палец и стоящего рядом с ней ирландского волкодава. Захотела собачка пройти в другую комнату, толкнула тонюсенькой лапкой дверь и прошла. Это телепорт в пределах одного мира. Захотел волкодав выйти на улицу и… тоже вышел. Правда, снеся перед этим входную дверь. Открыл, так сказать, себе портал вовне.

Усмехнувшись собственной аналогии, я продолжила чтение и вскоре поняла, что сравнение с собаками тут все-таки неверно. А если быть точнее, то и вовсе притянуто за уши.

Как сообщал автор, просто открыть «путь промеж мирами» недостаточно. Как будет себя чувствовать маг, если, пройдя через свой портал, окажется, к примеру, в центре солнца, в самой гуще термоядерных реакций? Думаю, что если он что-либо и почувствует, то очень и очень недолго. А если ему повезет и он окажется в обитаемом мире, но на вершине, скажем, извергающегося Везувия? Тоже приятного мало.

Так что подготовительная работа перед открытием каждого такого портала занимает несколько лет, а то и десятилетий. Найти пригодный для жизни мир, определить нужные координаты, которые, кстати говоря, совершенно не статичны. Автор объяснял это странными выражениями, среди которых встречались «мир живой и изменчивый», «магопотоки имеют тенденцию менять течения сообразно приливам и отливам вселенских сфер», а под конец отметил крайне, по его мнению, важный совет: «неразумен тот, кто прежде всего не отправит ученика для проверки созданного портала».

Учеников отправляли, кстати, совершенно спокойно. А потом долго качали головами, когда те не возвращались или возвращались, например, с рукой, выраставшей из середины лба и ногой на месте руки. Ну а что? Потоки-то изменчивы.

Я поежилась, представив, сколько жизней было положено на то, чтобы прийти к выводу, который автор объяснил как «…только найденные точки равновесия сил позволяли магам без опаски перемещаться между мирами. При всех колебаниях, как физических, так и магических, точки эти непременно оставались неизменными».

То есть, если говорить упрощенно, места возможных открытий порталов были жестко закреплены в определенных координатах. И главное, таких безопасных мест для открытия межмировых путей было мало – всего пара-тройка на планету! Неудивительно, что сразу с момента открытия такие стратегически важные точки очень и очень тщательно контролировались Доменами.

Ну а дальше, в разделе «Магоприложение сил и точный расчет оных», пошли подробные объяснения того, как эти самые порталы работают.

С первых же абзацев от обилия мудреных формул и чертежей глаза у меня просто разъехались в стороны. Нет, я честно пыталась продраться через эти заросли высшей магии, однако чуда не случилось. Я не понимала практически ни-че-го, начиная с незнакомых терминов, заканчивая неизвестными аксиомами в утверждениях и константами в уравнениях.

В результате из прочитанного я лишь усвоила, что для открытия портала мало найти нужную точку и определить нужные координаты. Надо еще и приложить огромную силу, сопоставимую с двумя-тремя энергонакопителями нашей академии.

Вывод напрашивался простой: фиг мне, а не портал в моем мире. Разве что запитать его от какой-нибудь атомной станции, преобразовав непонятно как атомную энергию в магическую. Кто там у нас сейчас номер один в розыске Интерпола? Не я? Есть возможность наверстать упущенное.

Я невесело улыбнулась собственным мыслям и перешла к последнему небольшому разделу, где говорилось о том, что после Войны за независимость был составлен реестр открытых миров. Чтобы, значит, никто больше не затерялся и десятилетия поисков не уходили впустую.

Вряд ли, конечно, в нем упоминалась Земля, иначе у нас давно бы появились маги с Иары. Но тем не менее взглянуть на реестр все же стоило. Мало ли? Тем более я все равно не знала, куда теперь двигаться дальше.

Предположив, что местоположение миров вряд ли является тайной за семью печатями, я активировала кейлором поисковую библиотечную систему и запросила этот самый реестр. Так и оказалось. Не прошло и несколько минут, как я держала тоненькую книжицу в руках.

Ладно, что там у нас?

Раскрыв «Реестр открытых миров», я быстренько пролистала введение, обращая внимание лишь на те места, где чаще всего встречались слова «опасность», «особая рекомендация» и «контроль осуществляет Домен…». И, дойдя до начала таблицы с убористым текстом, серьезно, если можно так выразиться, залипла.

Например, как оказалось, существовал мир-океан, в котором люди жили на гигантских плавучих островах. Причем «плавучесть» этих островов обеспечивалась ни разу не магией, а пористой структурой их каменных плит, скрытых под почвой. А еще описывался мир с очень агрессивным солнечным излучением, поэтому люди в нем жили исключительно под землей. Мир этот был очень богат на ценные и редкие ресурсы и, кстати, находился под контролем Домена Кристаллин. Того самого, с которым папочка Айландира собрался заключить союз.

Затем нашелся и мир самого тленника. Да, несмотря на то, что основатели Домена Тлена, как и Домена Пепла, не покидали Иару, в отличие от пепельников, тленники официально владели еще одним из миров. Но, прочитав пометку о том, что в болотистой местности существуют крайне специфические соединения, которые способствуют частому появлению энергетических сущностей, я поняла почему. Без контроля магов Тлена нормальные люди там вряд ли смогли бы жить спокойно. Большинство призраков, конечно, сами по себе не способны причинить физический вред, однако видеть их на каждом углу приятного мало.

Так, изучая один мир за другим, я старательно искала в реестре свою родную Землю. Но, увы, как и предполагала, поиски оказались тщетными. Что-то сходное проскальзывало лишь в описании мира под названием Наравия. Там упоминались раздробленные государства и «темные ереси», из-за которых местные одно время даже сжигали друг друга. Однако связь с этим миром у магов Иары все же была, а обитатели Наравии, хоть и сильно магию не любили, все же о ней знали.

В итоге я законспектировала координаты точек для открытия порталов в кейлор и отложила реестр в сторону. Я по-прежнему находилась в тупике.

Можно было, конечно, попробовать найти такие точки в моем мире, но толку? Портал-то я, как уже выяснила, создать не смогу – энергии не хватит. Хотя… а если предположить, что портал в моем мире когда-то уже существовал? Тогда, если я его найду, есть шанс, что смогу и активировать.

Крохотный, конечно, но тем не менее! Ведь я слышала про всякие таинственные места, которые вполне могли быть просто крепко запертыми дверьми. Стоунхендж, египетские и ацтекские пирамиды, Аркаим в Сибири… да хоть Бермудский треугольник, в конце концов! И пусть это займет много времени, выбора-то нет.

Остановившись на этой мысли, я вновь подошла к библиотечному «справочнику» и попросила выдать мне методичку с конкретным описанием техники и расчетов обнаружения портальных планетарных точек.

И обнаружила, что эта информация закрыта.

Вот ведь!

– Тоже мне, нашли секреты, – буркнула я с досадой.

С чего, спрашивается? Домены ведь свои точки контролируют. Никто мимо них и так не пройдет, чтобы экспериментами по обнаружению новых миров втихаря заниматься.

Искушение пробраться в закрытый раздел прямо сейчас было очень велико, но я все же его в себе поборола. В конце концов, учиться мне еще долго, так что рисковать доступом неразумно.

Поэтому пока решила заняться чем-нибудь разрешенным. Например, проработать получше последнюю тему по магометрии и поискать к ней дополнительные материалы и комментарии. Наверняка ведь есть. Все ж, если в будущем мне предстоит остаться один на один с магией, надо хотя бы сделать так, чтобы она меня не убила. А то вон я даже с простейшим заклинанием намудрила. Вряд ли Иланна охлаждает напитки настолько радикальным способом.

Кстати, этот факт надо бы уточнить.

Я еще додумывала эту мысль, а рука уже потянулась к кейлору, отбивая подруге короткое:

«Занята?»

«Относительно. Если подрезку теткиных цветов можно назвать занятием, – пришел ответ. – А ты? Получилось с заклинанием?»

«Получилось, и еще как, – быстро отчиталась я. – Собственно, по этому поводу и пишу. Я попробовала воссоздать его по твоей схеме и начисто заморозила кастрюлю с водой».

«Чего?! Как?!»

«Вот именно это я и хотела тебя спросить…»

«Сколько ж ты энергии в него бахнула?»

«Да вроде немного». – Я задумалась, как объяснить Иланне, собственно, количество затраченной энергии, и поняла, что понятия об этом не имею. Вот точно надо засесть за учебники по предмету магистра Брук!

«Немного – это понятие относительное, – отметила Иланна. – Опиши приблизительный объем ядра заклинания. С полмизинца? С мизинец?»

«Э-э-э… – даже несмотря на то, что сейчас я была призраком, почувствовала, что отчаянно краснею. – Вообще-то я делала его как наши учебные пособия на энергоконтроле. С мяч где-то…»

«С мяч?!» – подруга буквально взвыла.

«Ну, я как-то не думала, что размер имеет значение…»

«Вот еще мужикам такое скажи! – съязвила она. – Размер всегда имеет значение! Ох, Иара Светлейшая, счастье, что я тебе охлаждение дала, а не подогрев! И ты тоже молодец, конечно! Запудрила мне мозги своим „я слабый человек, я ничего не умею“».

«Но я и вправду простой человек и ничего не умею!» – возразила я.

Но мне в ответ только сморщенный смайлик прилетел и скептическое:

«Еще скажи, что ты пластом на кровати сейчас лежишь и мне на последнем издыхании пишешь, как обычный человек после такого расхода сил. Восстанавливать-то ты их быстро не умеешь».

«Я – нет. Но я сейчас в библиотеке академии сижу, а тут вроде наш резерв сам собой восстанавливается», – порассуждала я.

Правда, слова Иланны все равно заставили задуматься, ведь после замораживания кастрюли я все-таки никакой слабости не ощущала.

«Угу. Значит, ты в библиотеке? – тем временем уточнила подруга. – А что ты там делаешь кроме восстановления своего резерва?»

«Да вот решила подтянуть магометрию, – ответила я. – Информации дают много, предмет сложный, дома его учить напряжно. А в академии и заклинание Памяти помогает, и дополнительные материалы можно найти. И, судя по тому, что сейчас выяснилось, пришла я сюда вдвойне не зря».

«Логично, – согласилась Иланна и, чуть помедлив, добавила: – Знаешь, плевать на теткины цветочки, лучше я к тебе присоединюсь. В конце концов, надо уменьшать фору олимпиадников. Сейчас только отболтаюсь и приду».

Время в ожидании Иланны я решила не терять. Воспоминания о замороженной кастрюле пришпорили меня так, что я чуть ли не бегом бросилась к ближайшей системе поиска, благополучно пройдя сквозь какого-то задумчивого студента. На мое счастье, его сознание парило в столь высоких эмпиреях, что на мою вопиющую небрежность он не обратил никакого внимания. Лишь досадливо отмахнулся, даже не обернувшись на призрака-первокурсницу.

Так что через несколько минут я выкладывала на стол «Общий курс начальной магометрии», написанный, судя по обложке, целой кучей авторов и рекомендованный для использования в учебных заведениях. Туда же легли книги «Магометрия – от простого к сложному» Беатриссы Клопп, «Сначала считай, потом колдуй, или Магометрия для задних парт» Дживалли Бартоломью и толстый том, озаглавленный как «Магометрия как конвергентная структура. Теория и практика магометрического анализа» Карморана Сайруса.

Правда, едва заглянув внутрь последней книги, я содрогнулась и отодвинула ее в сторону. Кажется, лучше начать с азов.

Тихонько завибрировал кейлор на запястье.

«Ты где сидишь?» – пришло сообщение от Иланны.

Я коротко объяснила, и уже через минуту та вошла в облюбованный мной закуток.

– Ого, я смотрю, ты решила взяться за дело серьезно, – произнесла подруга, усаживаясь рядом. – Но от магометрического анализа, боюсь, у тебя глаза начнут съеживаться с первых строк. Уж не обижайся.

– Я не обижаюсь на правду, – усмехнулась я. – Я в него уже заглянула, так что теперь размышляю, с чего начать.

Иланна придвинула ко мне «Магометрию для задних парт»:

– Вот с этого и начни. Ее в школах олимпиадникам рекомендуют для самостоятельной проработки. И язык простой. Относительно, конечно.

Я с готовностью открыла книгу и быстро пролистала введение, где автор расписывал, какой он отличный педагог и как легко по его методу доносить свои мысли до учащихся. Ну и заодно слегка поливал грязью тех, кто не сделал этот гениальный, опять-таки по его мнению, труд официальным учебником.

– Будут вопросы, спрашивай, – сказала Иланна. – А я, пожалуй, возьмусь за господина Карморана Сайруса, да будет вовек забыто его имя для всего студенчества. Преизрядная сволочь, говорят, был и до первокурсниц охочий.

С этими словами она придвинула к себе «Магометрический анализ» и, глубоко вздохнув, тоже открыла книгу.

– Спасибо, что помогаешь, – поблагодарила я и окончательно углубилась в труд господина Дживалли Бартоломью.

«…Длиной окружности ядра заклинания называется предел периметров правильно вписанных многоугольников при бесконечном удвоении числа их сторон. Длину окружности можно рассчитать по формуле…»

«…Коэффициентом подобия плоскостей заклятия можно назвать соотношение сторон плоскостей приложения силы, полученной…»

«…Две фигуры лучей заклинания называются подобными, если они переводятся друг в друга преобразованиями подобия. То есть таким преобразованием, при котором расстояние между точками лучей изменяются в одно и то же число раз…»

Не прошло и четверти часа, как я почувствовала, что мои призрачные волосы на призрачной голове начинают шевелиться. Причем отнюдь не от замысловатых определений, а от того, что я их по-ни-ма-ла! С трудом, со скрипом, иногда обращаясь к Иланне, но понимала! И теперь со всей ответственностью могла сказать, что метод автора этого труда действительно работал.

В общем, следующие несколько часов пролетели практически незаметно.

Наконец Иланна захлопнула книгу и зевнула, вежливо прикрыв рот ладошкой.

– Ох, и скучная же все-таки наука, хоть и нужная, – сказала она. – Давай сделаем перерывчик? А то обед уже, меня скоро искать начнут.

Я согласно кивнула:

– Мне тоже, пожалуй, пора просыпаться. Но знаешь, мне понравилось. Никогда не думала, что разбираться в формулах и определениях может быть интересно.

Иланна округлила глаза:

– Тьфу, рассыпься, призрак! Тебя кто-то подменил, а я и не заметила?

Я засмеялась, и мы вместе направились к выходу из библиотеки.

Уже выходя наружу, я быстро попрощалась со спешащей Иланной, которая собралась переместиться домой прямо отсюда.

Но внезапно грудь пронзила острая боль, и я пошатнулась. Сознание поплыло, как тогда, в изоляторе, во время опыта Айландира.

– Ева!

Одновременно с ворвавшимся в уши возгласом Иланны меня охватило легкое тепло, притупляя чувства. Я растерянно проморгалась, подняла взгляд на подругу, чтобы спросить, что произошло… и увидела, что Иланна стала другой!

Черты ее лица стали более резкими, властными и одновременно более холеными и совершенными. Волосы из обычных светлых изменили цвет на снежно-белый, а глаза сияли, как точки электросварки.

– Что с тобой? – просипела я. – Ты…

– Это с тобой что случилось?! – перебила она почему-то испуганным голосом. – Твое тело повреждено, тебя буквально вытягивает в реальность! Я едва тебя держу!

Мгновение я непонимающе смотрела на подругу, а потом, когда дошел смысл ее слов, перепугалась сама.

– Как повреждено? Чем? Почему?

Я рванулась было вперед по коридору к выходу из академии, но была почти тут же остановлена истерическим воплем Иланны:

– Куда?! Стоять!

– Почему? Если со мной что-то случилось…

– То потом ты сюда уже можешь и не вернуться!

– Но…

– Меня слушай! – вновь перебила она. – Я, Дашш побери, целитель, хоть и не обученный!

Истерически-приказной тон подруги заставил меня окончательно запаниковать.

– И что тогда делать?

– Помощь искать! – рявкнула Иланна. – Целителя обученного!

– Где?! Сегодня выходной, магистров нет!

– Зато сейчас время обеда, в столовой можно найти Дириона! – выпалила она. – Пошли! Быстро!

Спорить даже не подумала. Развернулась и поспешила вслед за Иланной. Вот только окутывающее меня легкое тепло стремительно таяло, а боль вновь начала нарастать. С каждой секундой шаги давались все сложнее, и я начала замедляться.

– Потерпи, слышишь? – заметив это, тотчас принялась уговаривать Иланна. – Еще немножко потерпи, держись, не уходи только!

И я держалась как могла. Сквозь страх, боль и непонимание шла за подругой, цепляясь за ее слова. Очнулась, только когда пересекла порог столовой.

Народа в зале было мало. Видимо, большинство уже отобедало, а может, и вовсе предпочло выходной провести в другом месте. И главное, Дириона среди присутствующих не оказалось! Старшекурсников здесь вообще находилось лишь несколько, включая, правда, компанию Айландира.

Из груди Иланны вырвался разочарованный стон. А потом она решительно подскочила к ним и закричала:

– Помогите!

– Ложечку подержать? – Трион заржал. – Призрачные ручки не справляются?

– Еву удержать! С ней в реале что-то случилось, ее эфирная оболочка тает, я справиться не могу! Свяжитесь с Дирионом!

Честно говоря, в помощь элитников я не верила. Даже сейчас выражения их лиц не утратили надменности. Однако едва они посмотрели в мою сторону, надменность переросла в озабоченность.

– Айл, она и вправду тает, – констатировала с каким-то удивлением Дианэ и, уже обращаясь ко мне, крикнула: – Эй, у тебя в груди дырка! Тебя что, проткнули чем-то, что ли?

Сил на ответ не было. Боль пульсировала и грозила добраться до головы. А если я потеряю сознание, то окажусь в своем мире, в своем теле и…

– Да сделайте что-нибудь! – взвыла Иланна. – Она же сейчас умрет!

И тут отреагировал Айландир.

– В сторону! – поднимаясь, рявкнул он, одновременно взмахнув рукой.

Столы рядом со мной тотчас отшвырнуло, а на полу под ногами вспыхнул магический круг, с умопомрачительной быстротой наполняясь символами. Именно такими, помнится, Айландир меня уже дважды удерживал помимо воли. Но сейчас я была этому только рада: сохранять ясность сознания, даже несмотря на подпитку энергонакопителей академии, было уже практически невозможно.

Пульсация в груди нарастала все сильнее, а багровое марево застилало глаза все больше, заставляя окружающих расплываться в сплошное грязное пятно. Я чувствовала, что еще немного, еще совсем чуть-чуть, и…

– Лови!

Выкрик Дианэ совпал с мгновенной тугой болью и ощущением абсолютной пустоты. Сознание резко рванулось куда-то вверх, словно затягиваемое слепящим водоворотом…

Но в тот же миг Айландир каким-то совсем нечеловеческим голосом рыкнул:

– Ниинентаде!

И свет пропал, а меня буквально швырнуло обратно в пределы круга. Багровое марево перед глазами как-то в один миг исчезло, а разум стал кристально ясным.

– Что это было? – растерянно охнула я.

– Поздравляю, бродяжка, – откликнулась Дианэ. – Ты только что умерла.

Глава 17

Я умерла? Мое тело умерло?! На самом деле?!

– Как умерла?! – взвизгнула я.

– Без понятия. Это ты нам расскажи, в какой подворотне тебя закололи. Вот и пообедал, называется. Отдохнул. – Айландир устало скривился.

– Какая подворотня? Почему закололи? Я дома была, – пролепетала я, не в силах поверить, что, по сути, от окончательной смерти меня удерживает только круг тленника.

– Не тупи! – резко оборвал тот. – Говори, где ты в реале. Выдернем сюда твое тело, пока его еще можно реанимировать! Если можно.

– Я? Я на Земле…

– Мы все на земле! – рыкнул он. – Не в воде же!

– Мой мир так называется – Земля!

– Ты придуриваешься, что ли?

– Я умерла! Вот мне еще врать в такой ситуации не хватало! – Я всхлипнула.

Айландир выругался. Дианэ же просто констатировала:

– Капец. Ее мир настолько отсталый, что даже собственным названием не озаботился. Образы для настройки кидай, бродяжка. По эфирной нити поймать попробую.

Подчинилась сразу. Как бы меня ни корежило от их обращения, сейчас эти трое, похоже, были единственными, кто мог помочь. Поэтому как могла, со всей четкостью, представила свой город и квартиру.

– Очень похоже на Наравию, – задумчиво пробормотал Трион.

– Похоже. Но, кажется, это все-таки не она. – Айландир отрицательно качнул головой.

– Не она, – подтвердила Дианэ. – Хотя тоже окраина, но нить тянется дальше. Айл, мы ее оттуда не выдернем. Без шансов. На такое расстояние сил даже у нескольких архимагистров не хватит.

– Плевать на архимагистров. У нас в распоряжении энергонакопители академии, – отмахнулся тот и неожиданно с азартом посмотрел на меня. – Ты когда-нибудь работала в связке?

Я быстро отрицательно мотнула головой:

– Мы только на прошлом занятии по энергоконтролю начали ее изучать, но у нашей группы ничего толком не получилось, потому что я в группе с Аланом Камерано, а он…

– Отлично, значит, понимание имеешь, – довольно перебил Айландир.

Да какое понимание?! Он не расслышал мои слова о том, что у нас ничего так и не получилось?!

Запаниковав, я было попыталась снова объяснить, что ничего не получится, но меня уже не слушали.

– Ди, собирай цепь, – приказал Айландир. – Действуем по стандарту: ты направляешь, Трион фиксирует, основной массив на мне.

– Что происходит? – внезапно вмешался в разговор громкий, уверенный мужской голос.

Дирион!

Обернувшись, я увидела, как тот быстро приближается к нам.

– Мне сказали, что здесь что-то срочное… – Дирион осекся, обалдело уставившись на сияющий ядовито-зеленым круг и заключенную в него меня. Казалось, старшекурсник не верил собственным глазам. – Эт-то что такое? – наконец выдохнул он. – На ней печать принадлежности, что ли? Ты совсем сдурел, Айландир?! Она, по-твоему, обычный призрак?! Это же насилие над личностью! И…

– И только это «насилие» еще удерживает ее в нашем мире, – отрезал Айландир. – Девчонку только что убили, Дир, так что сейчас она действительно обычный призрак.

– Убили?! Кто?!

– Ну не мы явно, – фыркнула Дианэ.

– Но…

– У нас мало времени, – вновь перебил Дириона Айландир. – Так что давай обсудим это позже. А сейчас, если хочешь помочь девчонке, готовь «Сферу регенерации», скоро она ей понадобится. Не хочешь – просто отойди, заткнись и не мешай.

После чего вновь обратил взор на меня и как ни в чем не бывало сообщил:

– Кстати, тебе очень повезло, что я успел изучить твою эфирную оболочку. Сейчас не придется тратить на это время.

А затем меня коснулось что-то чуждое. Ощущения были чем-то сходны с касанием энергии Алана на энергоконтроле, только усиленные во много раз. Там оно было легким, неприятно зудящим, а здесь… здесь меня буквально схватили, лишая воли, и жестко зафиксировали, сжав сразу всю, целиком, до звездочек в глазах.

Звездочки, кстати, я видела по-настоящему. Объединенные в одну цепь – багрово-коричневую и иссиня-черную чуть в отдалении и яркую болотно-зеленую совсем рядом.

– Ну что, поехали. – Айландир с азартом потер руки, и сквозь меня хлынул поток силы.

Огромный, чудовищный, он с ужасающей скоростью начал сплетаться в какую-то совершенно невероятную сеть из больших и маленьких звезд, закольцованных и нет. Это было самое невероятное сложносоставное заклинание из всех, которые я видела сегодня в учебниках! Черт, да такому в учебниках вообще не учили! Нечто подобное мне попадалось лишь в книге по… порталам!

А что, по описаниям в книге, случалось с учениками экспериментаторов, которые пытались перемещаться в другие миры не из определенных точек, а через нестабильные порталы?!

«Это другое, – внезапно раздраженно рявкнуло прямо у меня в голове голосом Айландира. – Твое тело – самый лучший маяк. Мы просто соединяем две половинки тебя самой, так что не паникуй, мешаешь!»

Легко сказать – не паникуй! Вот только если знаешь, что ты фактически мертва и твое тело лежит где-то очень далеко, не до спокойствия!

Однако я своими глазами видела, насколько сложно то, что делает тройка старшекурсников, поэтому изо всех сил старалась не мешать и быть хорошей батарейкой.

А мельтешащих звездочек вокруг становилось больше и больше. Заклинание достигло такой плотности, что теперь напоминало искрящийся кокон. Этот кокон стремительно рос и вытягивался, обретая сначала легкие, а потом все более четкие изгибы. Формировал голову, контур ног, рук, груди одновременно, сияя все сильнее. И вдруг, в один момент, резко, ослепительно вспыхнул, буквально ослепляя, а потом погас, оставив перед нами лежащее на полу тело.

Одновременно с этим несущийся сквозь меня поток силы остановился, а спустя пару мгновений распалась и удерживающая связь с дархатами цепь. Мы вернулись в реальность, наполненную гулом встревоженных голосов и воем гудящей сирены.

Но я не обращала на все это внимания. Я расширенными от ужаса глазами смотрела на свое тело и желтую домашнюю футболку, залитую кровью. Пока я спала, кто-то проткнул меня ножом! Прямо в сердце!

Мамочки…

– Оказывается, у тебя на самом деле такой цвет волос. А я до последнего думал, что это иллюзия, – устало хмыкнул Айландир.

– К-какие волосы?! – взвизгнула я. – Меня зарезали!

– Ну об этом мы и до твоего перемещения знали. А вот цвет волос оказался сюрпризом. Дир! – позвал он. – Клиент готов, тащи сюда свою сферу.

Заставлять просить себя дважды Дирион не стал. Тут же подскочил к нам и склонился над моим телом, выдохнув:

– Капец, вы реально ее вытащили! Как вам это удалось-то вообще?

– Из этих экспериментальных призраков получились потрясающие бесконечные батарейки, – вместо Айландира довольно сообщил Трион. – Иначе фиг бы мы такое проделали. И так-то тяжело прошло, даже с халявным резервом. Еще и мешало что-то под конец. Щит, что ли, кто-то пытался ставить? Не в курсе, кто бы это мог быть?

Парень вопросительно посмотрел на меня.

– Н-нет. – Я нервно мотнула головой. – В моем мире нет магов.

– Да-а? А чего тогда ты сама тут делаешь, немаг?

Тем временем Дирион быстро осмотрел рану и сообщил:

– Удар смертельный. Отлететь должна была сразу. Удивительно, как ей удалось добраться до вас на своих двоих? – Он вопросительно взглянул на нас.

– Ну…

– А вот она ей помогла, – опередив меня, с какой-то странной ухмылкой кивнул в сторону съежившейся неподалеку Иланны Айландир. – Между прочим, куда более расторопной, чем ты, оказалась. Даром что первокурсница.

Дирион по инерции проследил за кивком тленника, а затем в изумлении уставился на Иланну.

– Какого… ты что тут делаешь?!

– Уч-чусь, – отчего-то сжавшись еще сильнее, выдавила та.

Несмотря на собственную панику, я все же не могла этого не отметить. Получается, они знакомы?

– Я вижу, что учишься! Я спрашиваю, какого Дашша?! С ума сошла?! – рявкнул он.

– Я как раз нормальная! – отчаянно воскликнула Иланна. – Ты сам сказал – удар убил Еву мгновенно. А я при этом почти шесть минут удерживала ее здесь! Пусть мой резерв и восстанавливался за счет энергонакопителя академии, все равно! Ты не можешь не признать, что у меня сильный дар! И я хочу его развивать!

– Да даже если я признаю, отец…

– Слушайте, может, отложите свою семейную ссору на потом? – вмешался Айландир. – Дир, займись уже телом. Я сил потратил немерено, не хочу, чтобы все было зря.

Семейную? Получается, они родственники? Неужели Дирион ее брат?

В другое время я бы очень сильно этой новости удивилась. Ведь Дирион – наследник главенствующего клана Домена Жизни, и Иланна, получается, из того же рода. И чтобы она с таким высоким статусом по собственной воле обреталась среди низшего сословия призраков? Да, она не хотела замуж, но она ведь элита! Неужели там настолько все плохо?

Однако сейчас эти мысли пролетели в голове лишь вскользь, и я вновь уставилась на собственное тело.

Дирион же после окрика Айландира опомнился и, бросив последний недовольный взгляд на Иланну, медленно, тягуче провел рукой над раной. Судя по всему, какую-то заготовку по просьбе тленника он действительно сделал заранее, поскольку искрящаяся сеть сорвалась с пальцев Дириона практически сразу. Миг, и лежащую на полу меня окутала легкая мерцающая дымка.

Вслед за первым плетением полетело второе, легло с небольшим смещением относительно первого, и сияние уплотнилось. Третью часть кокона Дирион сплетал медленнее и более вдумчиво.

– Что здесь происходит?! – внезапно раздался требовательный голос.

В столовой появился встревоженный ректор. Судя по его парадной одежде, архимагистра Лидара выдернули с какого-то торжества. Быстрым шагом преодолев разделяющее нас расстояние, он окинул происходящее цепким взглядом и, помрачнев как туча, грозно уставился на Айландира.

– Труп и призрак с печатью! Только не говори, что это твоих рук дело!

– Только печать, – отрицательно качнул головой Айландир и равнодушно пожал плечами. – А что еще оставалось делать, если девчонку кто-то в реале решил зарезать? Или вы предпочли бы сократить количество учащихся на призрачном факультете, и я зря напрягался?

– Нет, конечно! – тут же поспешно сменил тон ректор. – Дирион, что с телом?

Пока шел разговор, целитель успел создать еще одно плетение, и теперь я реальная была полностью погружена в молочно-искристый туман. Сквозь получившийся кокон едва проглядывали очертания рук и ног.

Но я все равно неотрывно смотрела на себя. И переживала, что же будет дальше?! Поэтому ловила каждое слово своего спасителя:

– Уже более-менее порядок. Внешние повреждения закрыты. Но внутренними лучше пусть займутся профессиональные хирурги в лазарете. Я регенерацию сердца в одиночку проводить не рискну, так что пока просто погрузил девушку в стазис.

– Отлично. – Ректор слегка расслабился и посмотрел на меня. – Целителей уже вызвали, так что все будет хорошо, – успокаивающе пояснил он. – Через пару дней ваше тело будет полностью здорово.

Уф-ф! Господи, и вправду повезло!

– Угу, – согласилась я, потихоньку начиная успокаиваться. – А сейчас мне что делать?

– Оставаться призраком, – хмыкнул Айландир. – Тебе не привыкать.

– Очень смешно, – буркнула я.

– На самом деле студент Грейв прав, – мягко произнес архимагистр Лидар. – Пока что вам ничего другого не остается. Конечно, вы можете покинуть стены академии и вернуться в свое тело, но тогда два дня пробудете без сознания.

От такой перспективы меня передернуло. А если я потом не очнусь? Не то чтобы я не доверяла местным врачам, но мало ли? Лучше оставаться в гуще событий, тем более они напрямую меня касаются!

– Вы правы. Лучше призраком похожу, – быстро согласилась я, а потом увидела, как в столовую вбегают трое мужчин в белых мантиях и устремляются к Дириону и кокону.

– А вот и целители! – довольно прокомментировал ректор.

Мужчины же быстро выяснили у Дириона характер повреждений и действия, которые он успел произвести, после чего заставили мое тело воспарить над полом и поплыть в сторону выхода.

Я было дернулась за ними, но круг тленника до сих пор крепко меня держал. А попроситься на волю язык не поворачивался. Вдруг исчезну?

Так что я просто проводила саму себя затравленным взглядом. Когда тело находилось рядом, мне определенно было спокойнее.

Но, как оказалось, переживала я зря. Едва целители исчезли за дверьми, наблюдавший за ними ректор, будто опомнившись, спохватился и произнес:

– Можешь уже отпустить девушку, Айландир. Она не развоплотится.

Круг моментально погас. Вздрогнув, я прислушалась к себе, но ничего странного, к счастью, не ощутила. Меня никуда не тянуло, и моя эфирная оболочка была целой.

Облегчение накатило волной. Только сейчас я по-настоящему поверила, что самое страшное, кажется, позади.

И только теперь сообразила, насколько же много в столовой народа. Казалось, абсолютно все, кто не покинул сегодня академию, сейчас набились сюда. При этом вокруг царило почти гробовое молчание. Все, будто сговорившись, всматривались и вслушивались, боясь пропустить хоть что-нибудь.

А я перед всей этой толпой в одной футболке лежала… окровавленной…

Стало неприятно и неуютно.

К счастью, архимагистр Лидар тоже не оставил толпу наблюдателей без внимания и громко произнес:

– Господа, представление окончено. Прошу всех возвращаться к своим делам.

После чего сделал нам с Айландиром и его компанией знак следовать за ним и вышел из столовой.

Я первой поспешила за ним.

– Ева… вы ведь Ева, я правильно запомнил? – уточнил ректор.

– Да. – Я кивнула.

– Кому и куда сообщить о вашем состоянии?

А вот к этому вопросу я оказалась совершенно не готова.

– Э-э… – замявшись, протянула я. – Я… видите ли, моя планета далеко, и я не знаю названия…

– Планета? Так вы не с Иары? – Он недоуменно изогнул бровь и взглянул уже на Айландира.

– Наравия, – уверенно ответил тот.

Трион и Дианэ бросили на него быстрые взгляды, но промолчали. Ну да, мне тоже было непонятно, зачем озвучивать хоть и похожий, но не мой настоящий мир. Хотя, может, тленник просто решил не заморачиваться с объяснением мира без названия? Вроде как это уже не его проблема, а моя.

Что ж, имеет полное право. Я вообще по гроб жизни ему обязана, пусть делает, как считает нужным.

– Наравия? – тем временем переспросил ректор с еще большим удивлением. – То есть вы перенесли девушку из другого мира? Но как?! На это же необходимо огромное количество сил!

– Верно. – Айландир согласно кивнул и с удовольствием описал, насколько расширились его возможности благодаря постоянно пополняемому магическому резерву у призраков. – Только благодаря тому, что Ева была нашей безлимитной батарейкой, все и получилось. Без этого я бы ничего подобного сотворить не смог. Так что впервые готов признать: идея создания факультета призраков потрясающая. Я даже готов хоть завтра перейти на подобную модель обучения, – заключил он.

– Погодите, погодите, – забормотал растерянный архимагистр. – Мне, конечно, сообщили о специфических особенностях пополнения магического резерва у студентов факультета дистанционного обучения, но я и подумать не мог, что все настолько серьезно. – С каждой секундой он хмурился все сильнее. – Ладно, пока можете быть свободны, а мне надо срочно обсудить этот инцидент с коллегами. Академию пока никому не покидать. Особенно вам, Айландир. Ваши способности меня крайне впечатлили… как и знания запрещенных к использованию ритуалов.

Последнее было сказано совсем мрачно.

Ой-ой! Это ведь был намек на печать принадлежности? Кажется, у Айландира проблемы!

Однако тленник и глазом не моргнул.

– Отец в курсе моих знаний, – спокойно сообщил он. – И с удовольствием обсудит с вами размер компенсации.

Компенсации? Он всерьез надеется откупиться? Да за насилие над личностью, судя по тому, что я услышала от Дириона, уголовное дело должны завести! Я, конечно, со своей стороны готова на каждом углу кричать, что только благодаря Айландиру и его запрещенной магии осталась жива, но…

– Я тоже с удовольствием снова с ним пообщаюсь, – кивнул ректор. – В конце концов, спасение человеческой жизни – приоритетная задача для каждого из нас. Полагаю, мы сможем прийти к соглашению. Но все же постарайтесь не использовать больше в наших стенах ничего подобного. Все-таки закон есть закон, а вы – наш лучший студент.

– Разумеется, архимагистр Лидар. – Айландир кивнул, правда, с абсолютным равнодушием.

Но ректор внимания на это не обратил. Он уже активировал кейлор и, что-то в него забормотав, начал быстро удаляться.

– Н-да. Не задался денек, – хмыкнул Трион. – Устал как последняя сволочь.

– Угу. – Айландир посмотрел на друзей и устало буркнул: – Пойдем ко мне. Надо выпить.

И троица последовала за ректором.

– Спасибо! – запоздало крикнула им вслед я.

Но мои спасители даже не обернулись. Лишь Айландир махнул рукой и сообщил:

– Одним спасибо не отделаешься.

После чего старшекурсники исчезли за поворотом коридора, оставив меня в одиночестве, растерянную, с кучей вопросов.

Что делать? Как теперь быть? И главное, кто и за что меня убил?

Даже в этом мире я никому не нужна, а уж в моем, где о магии вообще никто не знает, тем более. Или знает? Дианэ ведь упомянула о том, что они столкнулись с каким-то щитом. Так, может, мой мир не так прост?

И главное, ведь я находилась дома, в своей кровати! А раз убийца достал меня там…

Что с моими родителями?!

Эпилог

Он стоял и смотрел на пустую кровать с пятнами крови, которая хранила очертания еще минуту назад лежащего на ней тела, и не мог поверить собственным глазам. Изо всех предполагаемых исходов такого он точно не ожидал.

Сначала все шло хорошо: Седьмую он нашел быстро. Дальнейшая схема действий тоже была отработана до мелочей. Устроить неприятности в жизни, затем подарить надежду, войти в доверие и постепенно активировать магический дар, чтобы провести инициацию.

Но уже на третьем пункте все пошло совсем не по плану. Он увидел на руке Седьмой кейлор! Более того, проследив за ней, узнал, что девчонка уже и магию использует вовсю!

Думать, кто из магов нашел Седьмую раньше и сделал ли это случайно или намеренно, времени не было. Если ее эфирная оболочка станет стабильной, то шанса провести инициацию на доминирование стихии уже не будет. Поэтому он решил действовать незамедлительно.

Подготовив все необходимое, он той же ночью начал обряд. И ждал чего угодно! Даже того, что опоздал и смерть девчонки не закончит инициацию, так что останется только использовать последний, восьмой шанс на удачу.

Но тело внезапно просто исчезло!

Вопрос – куда? Кто оказался настолько силен, чтобы выдернуть девчонку? Да еще и несмотря на его блокирующий щит?

Оторвавшись наконец от созерцания кровати, он принялся с лихорадочной быстротой обыскивать комнату. Нужно было найти хоть какие-то намеки на то, с кем или чем ему придется иметь дело.

И практически сразу же, во втором ящике стола, объяснение было найдено.

Тетради с лекциями! Седьмая каким-то невероятным, непостижимым образом поступила в магическую академию!

Он в бессильной злости заскрипел зубами.

Все осложнялось. Просто так девчонку оттуда не забрать. Тайну сохранить будет очень сложно.

Ему нужны подготовка и легенда.


home | my bookshelf | | Факультет призраков |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 13
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу