Book: Колонисты



Колонисты

Сердитый Коротыш

Колонисты

Колонисты

   Справочник мер и весов, скромно составленный М. Ивановой, под редакцией Конана и Леди Зинеллы.

   Счет: 1 единица - 1 черта, 12 черт - полная рука, 12 полных рук - ряд, 12 рядов - период, 12 периодов - цикл, 12 циклов - полный круг.

   Расстояние: 48 см - ладонь, 12 ладоней - шаг, 12 шагов - прыжок, 12 прыжков - скачок, 12 скачков - малый перебег, 12 малых перебегов - большой перебег, 12 больших перебегов - оборотный перебег.

   Масса: Щепоть, приблизительно 0,083 кг, 12 щепотей - горсть, 12 горстей - кулек, 12 кульков - мешок, 12 мешков - куча, 12 куч - гора, 12 гор - завал.

   Площадь. То же, что и расстояние, но в квадратах. То есть квадратный скачок, это квадрат со стороной в скачок и т.д. Единственное обозначение определенной площади - место, приблизительно равно 10 квадратным километрам.

   Объем имеет такое же обозначение, что и масса, поэтому отдельно его не выделяют, что для нас странно, для них нормально соотносить объем и вес.

   Время: 1 риска - 60 черт, 1 оборот - 60 рисок, 1 день - 24 оборота, 6 дней - неделя, 24 или 36 дней в луне (месяце). Год - Лето. Далее 12 лет - полная рука и т.д. как счет.

   Стороны света: Восток - Закат, Запад - Восход, Север - Холод, Юг - Жарко или Пекло, в зависимости от места проживания. Стоит учесть, что родной мир учуров вращается в обратную сторону, нежели все остальные, вроде Венеры в Солнечной системе.

   Учуры не пользуются космическими судами и понятие измерения между звезд для них не существует, есть только безмерная Пустота, которая заполняет объем между мирами.

   Пролог

   Хлесткий резкий удар разбил мне губы, голова мотнулась на шее, уставшие мышцы медленно попытались вернуть ее на место, по второй удар в челюсть окончательно взбил мне мозги в черепной коробке, да так, что я даже сознание на время потерял. Язык ощутил чуть солоноватый вкус крови из губ, подбородок онемел, тело повисло на веревках, которыми было примотано к стулу. Я разлепил левый глаз и глянул в ухмыляющуюся бородатую рожу горного бандита, который упивался своей властью над безоружным человеком. Правый глаз уже давно заплыл и веко прочно закупорило зрачок - видеть им я не мог, да и пофиг. Все равно мне один путь - на небеса. Только вот героически сдохнуть не получиться - сдали меня. Еще на подходе к цели. Да и сам я сплоховал - засаду не почуял. Хотя мог. Давно уже по горам не приходилось скакать как козлу какому-нибудь, отвык я, забыл как действовать. Все последнее время по городам да весям нашей необъятной родины.

   Позвольте представиться - Николай Степанович Ковалев, для близких друзей, которых у меня аж две штуки просто Степаныч или Колян, для всех остальных - агент под номером 876 со своим старым позывным с прошлого места службы - Степняк. Почему Степняк? Да я просто на татаро-монгола похож - выступающие скулы, черепушка азиатская, подбородок маленький и острый, бреюсь почти налысо, терпеть не могу длинные волосы и никогда не понимал этих патлатых чуваков, которых расплодилось в последнее время видимо невидимо. Толерантность, все дела, права гомосеков и прочих извращенцев. Хотя меня по большому счету это не касается, но все же задевает.

   По профессии я киллер. Да, да, убийца на государственной службе. Когда государству необходимо устранить неугодного лидера какой-либо партии или зарвавшегося бандита, или проворовавшегося чиновника, а сделать это по законным причинам невозможно, то у него такие влиятельные друзья, то лапа настолько волосатая, что даже президент не может с ним ничего сделать. Ну как с Рыжим. Тут-то и появляется наша Контора. Которая получает напрямую приказ от Самого. В обход всех этих правозащитников и их воя по поводу прав человека, прав гомосеков и прочих коз... чего-то это опять меня понесло. Но вернемся к нашим баранам. Кто управляет Конторой, кто в ней еще служит мне неизвестно. Каждый день я проверяю электронную почту и веду вполне себе мирный образ жизни - хожу по магазинам, в кафе иногда бываю, в кино, в парк на прогулку, работаю, если вдруг кто решит доехать в Реутово или в Химки там. Таксую, короче. Для души. Машина у меня старенькая ауди бочка, но доведенная до ума смекалистыми ребятами из правительственного автосервиса, где обслуживают только членовозы. Ну и нас в порядке исключения. Я же знаю из конторы только двоих, тех самых, которые меня называют Степанычем. Такие же киллеры, просто несколько раз приходилось работать вместе - один бы не вывез. Клиент попался больно сложный - обложился в своей берлоге и носа не показывал, так что пришлось штурмом брать его замок. Вот тогда и познакомились. Вова Болт и Сеня Гюрза. Оба из спецподразделений ГРУ к нам перешли. Я же простой боец из разведбата. Просто наш взвод оказался не в том месте и не в то время когда конторские проводили спецоперацию по устранению очередного полевого командира. А тут мы, такие хорошие нарисовались. Ну и помогли им по мере возможностей - отвлекли на себя часть сил противника, потаскали их по лесам, покружили малость, а потом взяли в штыки и оприходовали по полной. Кто другой скажет - ну что за чушь, не могут обычные срочники с подготовленными боевиками наравне по горам прыгать. Так-то оно так, да только наш командир на всю голову отмороженный морпех капитан Дятлов, позывной Дятел так нас вымуштровал, что за полгода я вырыл несколько километров окоп, расстрелял десятки тысяч патронов, срубил для маскировки десятки кубометров лапника и веток и научился не просто растворяться в лесу - грибник пройдет, не заметит, да еще и грибочек с моей головы аккуратно ножичком срежет. Время было такое - бандформирования на каждом углу и в любом ауле, все заявляют о своей независимости и посылают великую державу, которая их поила и кормила на три буквы. А она пытается свое влияние если не вернуть, то хотя бы сохранить. Сохранишь тут как же - перли все что можно украсть.

   Попал я в армию после института аккурат к началу второй чеченской кампании, думал, в штабе, писарем отсижусь. Хрена лысого! Мне срок службы продлили в связи с боевыми действиями. Так я в разведроту и попал - роста я небольшого, кривоногий, как тот самый умывальник, только не хромой, глаза раскосые - ну натуральный казах или еще какой туркмен. Сначала Чуркой звали, потом, после того как я самым языкастым популярно объяснил, что к этому роду-племени не имею никакого отношения, стал называться Степняком или Татарином, что уже получше и подняло мой ранг повыше чмырдяев и духов. Что же касается неуставных взаимоотношений, то их не было. Каждый с автоматом, да с боевыми патронами и полными магазинами, так что обидчика могут и в спину пристрелить. Случайно. Вот так я и начинал службу, пока нас безродных и голопузых неумех не подобрал капитан Дятлов. Его перевели откуда-то с Мурманска или еще какого портового города, никто толком не знал, но взялся за нашу подготовку капитан знатно. Гонял как сидоровых коз и стоит сказать ему не простое огромное спасибо, а нижайший поклон до самой земли - вколоченные им навыки очень сильно пригодились при боевых действиях в горах.

   Так вот Контора на меня и вышла. На всех нас. Присматривались, решали что-то кумекали. А потом подошли и пригласили, так сказать, в качестве исключения в порядке поощрения. Я тогда сразу отказался - чего это я зря в институте штаны протирал, чтобы всю жизнь по горам бегать? Ну и после дембеля на гражданку с чистой совестью. Тут-то они меня и прижали - участника боевых действий никуда не берут, боятся чеченского синдрома, а то как пойду причинять добро направо и налево, головы рубить, да глотки резать, что тогда? Первейшим делом работодатель на документы смотрит, а эти сволочи мне такую медсправочку и характеристику выправили, что не дай Бог каждому. Вынуждали, одним словом. Это сейчас я их понимаю - структура они тогда были новая, выросшая из состава старого КГБ, просто один из отделов, который и должен был решать "щекотливые" вопросы с неблагонадежными гражданами, стоящими у власти. Ну и до кучи с полевыми командирами. Так что пришлось мне к ним подаваться - кушать хочется всегда, а денежки имели свойство очень быстро заканчиваться.

   Стоит сказать, что своих родителей я не знал - детдомовский я. Наверняка, поэтому они на меня и вышли и решили завербовать - в случае чего никто плакать по мне не будет да в военкомат запросы строчить. В институт я поступил сам - голова на плечах есть, память хорошая, да и наш директор, очень хороший человек, постарался с характеристикой, да и попросил своего приятеля от ректората посодействовать так сказать. Блата не было - был строгий обстоятельный отбор на бюджетные места и я прошел. Чего не скажешь о еще двоих наших из детдома. Специальность у меня - инженер-автомобилист. То есть я и автослесарем могу и баранку покрутить, да и в документах разобраться. Скажете, такие люди всегда пригодятся? Так то оно так, да только, как я уже сказал выше, Контора постаралась. Подобрала меня, бестолкового, умыла, обула, одела и научила тому, что ей требовалось - бесшумному идеальному убийству с признаками естественных причин. Чтобы и ментам никакой головной боли и родственники землю носом не рыли. С появлением видеокамер и компьютеров пришлось изучать микроэлектронику, схемы и платы, языки программирования, вирусы и антивирусы, взломы систем и способы защиты от них. Голова пухла от всех этих знаний, да и занятия как правило проходили в закрытых комнатах, где "студенты" и преподаватель не видели друг друга, да и сами ученики тоже не знали о присутствии других обучающихся. Хотя я догадывался.

   Учился я легко - благодаря своей отличной памяти, хотя вот разобраться с этими логами и паролями все же было сложновато, но вскоре нам, оперативникам, инженерный отдел собрал специальное устройство, которое могло подключиться к чему угодно по беспроводной связи и с помощью заложенных в него программ либо взломать тревожную сеть, либо выставить на мониторах наблюдения статичные картинки или закольцованную запись. Что для минутной акции вполне себе подходило.

   В перерывах между "миссиями" я тренировался, читал, играл в игры, смотрел кино. Буквально перед подготовкой к очередной акции зашел перекусить в кафе-столовую. Готовили здесь отменно, все было вкусным и недорогим, поварихи толстыми, раздатчица румяной, а девушка на кассе приветливой и обходительной. Я взял как всегда соляночку, драники со сметаной, кружку чая, полную до краев и трубочку со сгущенкой, терпеть не могу просто пить чай без закусона. Сел за столик спиной к стене, лицом к выходу, чтобы видеть весь зал. Привычка, вбитая инструкторами. Не спеша ел себе супчик и разглядывал посетителей вполглаза. Раздатчица изредка стреляла в мою сторону глазками и хоть я здесь и примелькался, переходить к активным действиям не решалась. Я, впрочем, тоже. Не хватало еще погореть на этом. Здравствуйте, а вы кем работаете? Я киллер, мадам, хотите, вон того усатого в шляпе сейчас шлепну? Он совершенно не умеет есть - все время швыркает и по подбородку у него суп течет. Крайне неприятный тип, не находите. Так что ли? Да ну нафиг!

   Честно, я даже прозевал момент, когда ко мне подсел парень в темных солнцезащитных очках, футболке в облипку, на которой выделялись рельефные мышцы. Что там у него внизу, я не заметил - то ли штаны, то ли шорты. Руки он положил на стол - две лопатообразные ладони. В линзах очков отражалась моя удивленная физиономия - киллер, киллером, а чего-то я замечтался, так и пулю схлопотать недолго. Хотя, чего-то этому хлыщу от меня надо. Я спокойно продолжал хлебать суп, заедая его драником, а парень пока не собирался начинать беседу. Он подождал, когда я прожую и спокойно сказал:

   - Смерть от удушья вам не грозит - можете есть спокойнее и не так быстро.

   Я опустил ложку в тарелку и положил левую руку на столешницу.

   - Если вы хотите выколоть мне глаз, то уверяю вас, для меня это будет не более чем неприятность, а вот для вас грозит серьезным арестом и заключением под стражу. Оно вам надо?

   В столовую как назло вошли два мента - перекусить после обхода лавок и бутиков. Парень ничего не ел, даже не заказал, так что убить его и выдать смерть за то, что он подавился куском не выйдет.

   - Чего надо? - грубовато спросил я.

   - Я намерен вам предложить работу по вашему профилю, только слегка своеобразную и с начального уровня. - Парень чуть придвинулся. - Оплата после выполнения в любой валюте и проживание в любом месте по желанию.

   - Да я тут как бы немного занят. - Я показал на стоящую на стоянке возле столовой машину. - Диспетчер может вызвать в любой момент, а у меня джипиэс стоит, так что налево без предупреждения не получится съездить.

   - Я не говорю о вашем маленьком приработке в качестве таксиста. - Парень был невозмутим. - Я говорю о вашей основной работе в Конторе.

   Тут уже я напрягся. Что если это проверка? Конторские любят такие штучки устраивать - проверять на лояльность. Подсаживаются так незаметно в метро или в общественном транспорте, в том же кафе или столовой и заводят непонятные но провокационные речи. Так что этот фрукт вполне может оказаться таким вот подсадным утенком. Я откинулся на спинку стула.

   - Не понимаю о чем вы. - Спокойно глянул в темные очки, в свое собственное отражение.

   - Я не подсадной из вашей Конторы. - Парень вздохнул. - Как тяжело с вами. Другие за такое с радостью душу продадут, но они совершенно не подготовлены, хилые, слабые, опыта нет, а вот вы... вписываетесь идеально.

   - Во что это я вписываюсь?

   Парень удовлетворенно кивнул.

   - Может погибнуть много народа с той и с другой стороны. Нужен общий знаменатель, объединитель, имеющий оба корня. Только он сможет выправить ситуацию.

   - Люди всегда гибнут. - Я пожал плечами. - Я вообще не понимаю о чем ты говоришь. Нужен переговорщик? Так поймай любого болтуна с телевидения, они гораздо лучше меня, простого таксиста, справятся.

   - Болтунов у нас своих хватает. - Парень снова вздохнул. - Я не могу ничего объяснить, таковы правила, не я их придумал.

   - А ты попробуй, вдруг получится. - Я подмигнул, в очередной раз запустив ложку в тарелку с едой.

   - Только после заключения контракта. - Парень как фокусник достал из ниоткуда листок с золотой печатью. - Сначала подпись и согласие, только потом полный расклад.

   - Кота в мешке хочешь мне втюхать? - спросил я. - Иди, парень, отсюда, пока ты меня совсем не разозлил. Да и на ментов этих мне плевать.

   - Зря вы так. - Парень поднялся. - Я хотел как лучше, а придется через боль. Да и сами вы поймете только через... но это уже не важно. Воин, который знает будущее, всегда выйдет победителем.

   - Ты мне угрожаешь?

   - Просто предупреждаю. Ваше последнее дело не за горами.

   И ушел.

   Как в воду смотрел, сучонок. Сдали меня с потрохами. Я лежку так замаскировал - хоть пляши на ней, но нет, прямо куда надо полезли. Двоих я успел убить, да только взять меня живым хотели - ноги прострелили в коленях, в бицепс ранили, дельту разворотили. Перевязали по быстрому чтобы только кровью не истек и сюда притащили, в хибару какую-то посреди гор. К стулу примотали и стали пытать - в рану головешку нагретую в печи совали, ножом ковыряли, били. Да только я и сам ничего толком не знал - только фотография цели и время, когда будет проезжать по дороге. И место акции. Все! Я на точку вышел раньше положенного срока, оборудовал себе схрон по всем правилам и залег в ожидании. А тут эти как снег на голову свалились.

   Бородатый их командир, тот самый, которого мне и заказали, лютовал больше всех. Карами грозил, вопил, да я только кровью харкал, да губы в улыбке и смог растянуть. Ослабел от потери крови, башка кружилась, да в глазах зайцы прыгали. Чувствовал, что уже не жилец, а сделать ничего не мог. Обидно, аж жуть. Одно душу грело - тех двоих, что первыми на меня полезли все же я уконтрапупил. Бородач сильно был недоволен, так, что все почки мне отбил. А что толку - я сейчас как кусок хорошо подготовленного для жарки мяса, хоть клади на сковородку. Разве что молотком и кувалдой меня не били. О, а это что? Похоже, накаркал.

   - Говори, собака! - заорал бородач и стукнул меня по колену молотком.

   Крик сам собой вырвался из горла, натужно захрипели связки, кровь, почувствовав свободу, рванула наружу и я захлебнулся в ее потоке. С нижней губы капало, от дергания моей головы попало и на бородача, который рассвирепел пуще прежнего и начал неистово колотить меня молотком по всему что можно - плечам, ключице, груди, животу, по челюсти, которую сейчас же и сломал. Белая кость острым краем вылезла из кожи, рот перекосило, подбородок раздробило, последние державшиеся на деснах зубы вылетели и как кости застучали по дощатому полу. Я харкнул ему на штаны напоследок и отключился.



   Бородатый полевой командир переглянулся со своим товарищем, находившемся в комнате и вопросительно указал на сидящего, скрючившегося на стуле убийцу, который находился без сознания. Второй, за время допроса не проронивший ни слова, только кивнул.

   - Нэ признаэтся, сабака. - Пожаловался командир.

   - И не станет. - Ответил тот на чистейшем русском языке без акцента. - Крепко в него установки в учебке вдолбили. Я предупреждал тебя, Аслан, не зарывайся. Сейчас прислали одного, потом по твою душу придет группа.

   - Аллах всэ видэт, викручус, нэ впэрвой. - Полевой командир хмыкнул. - А за прэдупрэждэниэ спасиба, толька запаздала оно - мы эго ужэ на лэжкэ паймали. В прицэл винтавки сматрэл, гад. Ждал, кагда мы па дарогэ паэдэм.

   - Вышел на точку раньше, чем нужно. - Собеседник пожал плечами. - Бывает.

   - Эта тваэ бываэт? Я за што тэбэ плачу? Штобы мэня на пароге сваэго дома нажом па горлу правэли?

   - Я не всемогущ. - Товарищ развел руками. - Эту информацию получил одним из последних, да и у него на подготовку почти времени не было - заказ срочный, выполнить надо было быстро.

   - Кто мэня заказал? Кто?! - закричал Аслан.

   - Откуда же я знаю. - Спокойно ответил собеседник. - У меня таких данных нет, да и он ничего не знает. Надо было его там же и убрать, а не тащить сюда. Прикрытия ему организовать еще не успели, а то бы мы тут с тобой не разговаривали. А так труп нашли, следов никаких, очередной агент не вышел вовремя на связь. Пока суд да дело, ты бы уже в Ираке или Пакистане бы был.

   - Я и сэйчас магу, толька дэло у мэня здесь ищэ.

   - Никаких дел, Аслан, если хочешь остаться в живых. Уходи, пока можно.

   - Нэ магу, я людям абещал и дэньги взял. Нэ выпалню - они меня самого зарэжут.

   - Ну, как знаешь. - Собеседник пожал плечами. - Режь уже ему глотку, да пойдем, мне еще до точки километров двадцать шлепать по ущельям.

   - Магу падбросить.

   - Силенок у тебя не хватит меня подбрасывать. - Предатель засмеялся. - Ладно, бывай.

   Он направился к двери, а полевой командир со знанием дела вынул нож, острый как бритва и, взяв голову киллера за лоб - тот был пострижен налысо и за волосы не получилось - сделал глубокий разрез, обходя кадык. Кровь потекла ручьем, заливая обмякшее тело, изуродованный подбородок упал на грудь, рана схлопнулась, но сердце на последних секундах работы продолжало выталкивать живительную жидкость. Киллер содрогнулся, его левый глаз чуть приоткрылся, он издал тихий хрип-вздох и окончательно умер. Аслан вытер нож о его одежду и сунул в чехол. Повернулся, чтобы выйти вслед за предателем, и заметил, что тот настороженно прислушивается.

   - Што? - не понял он, как в это время стекло хибары зазвенело и девятимиллиметровая пуля, выпущенная из Винтореза ударила Аслана прямо в шею. Он инстинктивно вскинул руку, зажимая ладонью входное отверстие, тогда как из выходного толчками вытекала кровь. Вторая пуля, выпущенная невидимым стрелком, аккуратно вышибла ему мозги. Предатель первым сообразил, что происходит и рванул от двери назад в помещение, моментально оказавшись на полу. Он как ящерица пополз ко входу в подвал, чтобы по подземному выходу покинуть место встречи - все отходы и подходы были разведаны им заранее и он знал, как действовать в случае провала. Но свалить ему было не суждено - через окно проникла сначала одна тень, потом другая, которые тут же открыли бесшумный огонь из "Валов", простреливая конечности. Предатель стиснул зубы и попытался раскусить капсулу с ядом, но к нему подбежал один из нападавших и сунул нож прямо в рот, разрезая губы и щеки, не заботясь о состоянии его лица, главное, чтобы он был жив. Тот захрипел и попытался стиснуть зубы еще сильнее, однако острое лезвие легко преодолело сопротивление кожи и челюстей и полностью проникло в рот. Нападавший придавил ему шею коленом, второй в это время вязал руки и ноги. Третий зашел через дверь.

   - Чисто. - Доложил он. - Во дворе трое двухсотых.

   - Что с ним? - командир отряда кивнул на киллера.

   Третий подошел к нему, проверил пульс.

   - Опоздали. - Сказал он и посмотрел на командира.

   - Черт! - Тот на миг промолчал, собираясь с мыслями. - Ладно. Придется его забрать с собой.

   - Зачем? - спросил третий. - Сожжем тело здесь, все равно никто разбираться не будет, документов у него никаких. А так труп нас только задержит, да еще и этого кабана на себе тащить.

   - Согласен. - Кивнул второй. - Только надо все сфотографировать.

   Командир обдумал предложение и кивнул.

   - Хорошо, действуйте. Только здесь мы его жечь не будем - километром выше есть старая сторожевая башня еще с императорских времен стоит. С нее огонь не виден - сожжем его там.

   - Тогда потащишь его туда сам. - Сказал третий, фотографируя труп киллера.

   - Хорошо. Уходите с этим по маршруту номер два, я догоню вас на точке через час.

   Командир поднялся, подошел к мертвецу, второй в это время поудобнее устраивал на плечах предателя, а третий отвязывал тело замученного. Старший подсел и третий навалил на него труп, так, чтобы командиру было удобно его тащить. Тот приподнялся на ногах, привыкая к тяжести. "Вал" висел за спиной и упирался в ногу мертвеца. Крови много вытекло, подумал командир, выходя на свежий воздух из хибары, хоть след останется не слишком заметный.

   Его группу сорвали внезапно и, получив приказ, бойцы выдвинулись в предписанный квадрат, однако там исполнителя не оказалось. Тогда они кинулись его искать по еще не остывшим следам и довольно быстро вышли к этой хижине. Пока третий занимал позицию для стрельбы, командир и второй скрытно подобрались к хижине, убрали часовых и затаились под окном. После того, как они поняли, что бандиты внутри собираются уходить, старший отдал приказ о штурме и третий отработал по цели, которую видел. Второго повязали уже внутри, а остальных во дворе, уложенных командиром и его напарником проконтролировал третий. На всякий случай, а то вдруг среди них затаился недобиток. Только опоздали они чуть-чуть, уже при первом взгляде на исполнителя командир понял, что тот не жилец. Тогда он сразу же поверил тому странному парню, что буквально за несколько часов до начала операции навестил его в палатке и попросил отнести тело в эту старую сторожевую башню. Зачем и почему не объяснил, по предупредил, что лучше бы выполнить. И командир, который вообще ничего не боялся, вдруг почувствовал себя не просто неуютно - ему стало по настоящему жутко. От парня веяло таким странным холодом и непонятной силой, что перечить ему совсем не хотелось. Двое его напарников не знали об этой встрече, да и непонятно было видели ли они вообще этого человека, но вот командир решил, что стоит выполнить его просьбу. Тем более, что все необходимые процедуры опознания и фиксирования смерти исполнителя они уже провели.

   Командир минут через двадцать добрел с телом до башни, которая встретила его черным полуобрушившимся проходом внутрь, кривыми зубцами верхнего яруса, которые как старые старушечьи зубы, глядели в темное звездное небо. Жуткое место. Командир повел плечами, устраивая мертвое тело поудобнее и разминая затекшие мышцы. Навстречу ему вышагнул тот самый парень, как привидение одетый в белый костюм и с белым же лицом, на котором черными пятнами выделялись провалы глаз. Он махнул рукой и предложил следовать за ним. Старший шагнул внутрь и оказался в хорошо освещенном месте, хотя снаружи огня не было видно. Парень протянул руку и предложил уложить тело в середине каменного круга. Все это молча. Командир подошел и бережно, насколько это было возможно, уложил труп. После чего взгляну на парня. Тот по глазам прочитал его вопрос.

   - Этот обряд позволит твоему сородичу послужить частице славного народа, который оказался в очень затруднительном положении. Только от него будет зависеть, каким случится их будущее - светлым и свободным или темным и безрадостным. - Парень замолчал. - И да, я не сатанист. Так что можешь идти дальше со спокойной душой. Может быть в будущем и тебе повезет также как и ему и не придется ждать перерождения.

   Командир пожал плечами - бред и ахинея, но все же стоило убедиться.

   - Я должен увидеть, что тело будет действительно сожжено.

   - С чего ты взял, что я предам его огню? - спросил парень. - Оно превратится в прах тотчас же. Ведь это суть сосуд для удержания духа.

   Он забормотал какие-то непонятные мантры на неизвестном языке, командир попятился - тело вспыхнуло каким-то неземным зеленым светом, лучи озарили небольшое помещение башни и яркая вспышка, последующая за ними, ослепила старшего. Когда же тот проморгался, то ни парня, ни тела на каменном круге не было. Обманул, черт рогатый, подумал досадливо командир и, повернувшись, вышел из башни. Предстояло еще догнать своих.

Книга скачана с сайта mirknig.su (бывший mirknig.com)

   Глава 1

   Я кое-как разлепил глаза. Боли не было, она куда-то ушла, оставив за собой только неприятные ощущения в памяти. Попытался повернуть голову на бок, но шея как-то плохо слушалась, да и тело оказалось каким-то вялым. Взгляд все никак не мог сфокусироваться, словно смотре сквозь мутное стекло. Два огромных зеленых пятна склонились надо мной, но вот хоть убей подробностей я разглядеть не мог. Пятно которое было слева фыркнуло и пошевелило чем-то и тут вдруг кто-то как будто навел резкость - все стало таким ясным и понятным. Я с интересом стал разглядывать тех, кто склонился надо мной.

   Госпиталем тут и не пахло и даже розовощекие медсестры в мятых белых халатах не бегали по коридорам, гремя склянками и утками, а больные не просили: "сестра, ну дай докурить, ты ж меня пойми" и не делали скорбных физиономий, хотя сами от этого курева и загибались. Полежал я в больницах и их белоснежные потолки с отваливающейся штукатуркой и редкими вкраплениями грибка выучил наизусть. Здесь же надо мной нависал деревянный потолок из хорошо оструганных досок, на котором сиротливо притулилась одинокая лампочка в подобие абажура, освещающая келью. По-другому это помещение язык не поворачивался назвать. А надо мной склонились два натуральных орка. Нет, не то шакалье подобие, которое изобразил Питер Джексон в бессмертном творении Дж. Дж. Р. Толкина или Толкиена, как там его правильно, я не помню. Эти напоминали варкрафтовских тварей - клыки, торчавшие из пастей, были не слишком длинными, но могучими. Во всяком случае у левого. Правый же отличался от левого более миниатюрными чертами лица, не такими выдающимися клыками, аккуратным носиком, а не свиным пятачком как у второго и чуть раскосыми глазами, тогда как у левого они были большими и с вертикальными зрачками, как у кошки или змеи. Впрочем, у второго точно такие же, с зеленоватым отливом, тогда как у левого они были желтоватыми. Кожа имела зеленоватый цвет с редкими вкраплениями коричневого и черного, как словно полосы. Прямо природный камуфляж, который однако не казался аляповатой татуировкой, а был своего рода тотемным рисунком, отличающим воина от ремесленника или там торговца. О том, что левый легко сойдет за бойца, говорили его непомерно широкие плечи и раздутые бицепсы вместе с дельтовидными мышцами. Небольшая голова крепко сидела на толстой накачанной шее. Второй был ничуть не слабее, но мышцы не были столь гипертрофированно выкачанными - скорее тренированными как у акробатки какой-нибудь и плавно переходили одна в другую. Мужчина, а это наверняка представитель сильного пола, был одет в тканевую безрукавку и подобие майки под ней, которая туго натягивалась, выделяя грудные мышцы. Женщина была одета в подобие сарафана и в той же безрукавке. Заплетенная коса уютно устроилась на ее левом плече, тогда как мужчина был полностью лыс. Или побрит налысо. Впрочем, я наверняка не лучше. Оба склонились надо мной и внимательно разглядывали, прямо как в музее или кунсткамере какой.

   - Ишь, как глазками лупает, серьезный такой, рассматривает, изучает. - Пророкотал мужчина и что самое интересное я его понял без труда. Как будто кто-то включил в голове синхронный перевод. А может быть я подсознательно выучил местное наречие. - И молчит. - Он посмотрел на женщину. - Будет Молчуном.

   - Эк ты ему сразу имя прилепил. - Возмутилась было та. - Чего же не Орец, как Горшка?

   - Так тот даже глаза еще не разлепил, а уже голосил на весь дом. - Мужчина фыркнул и я понял что именно он издал тот звук в самом начале. - А это добрый воин будет, уже сейчас вижу.

   - Так уж и воин. - Женщина качнула кроватку, в которой оказывается я и лежал. - Наукам обучится - будет мыслителем. Хватит с нас уже воинов.

   - Мыслителей у нас и без него хватает. - Мужчина привлек женщину и потерся носом о ее нос. - Ладно, я пошел на смену. Одна-то справишься или соседку позвать?

   - Думаю, Молчун мне неприятностей не предоставит. - Улыбнулась та, обнажив белые ровные зубы и небольшие аккуратные клыки.

   Вот тебе на! Это что же, я вновь родился, так что ли? И не человеком каким-нибудь, а самым натуральным орком. Да, прав был тот парень, сбылась бы мечта многих земных идиотов, которые желают, нет прямо вожделеют попасть в такие вот фэнтэзийные миры. Однако что-то я здесь холодного оружия не наблюдаю, да и лампочка под потолком, к которой проводов невидно. Я прищурился и светильник вдруг резко придвинулся. Лампочка заняла почти весь обзор и стало нестерпимо больно от яркого света. Новый для меня организм сработал как надо, уменьшив зрачки, чтобы улавливать меньше света. Прямо как кошка. Значит и природный зум у меня есть, прикольно. Только не прикольно то, что я младенец и лежу в кроватке, даже руками-ногами еле шевелю. Кстати о руках.

   Я попытался повернуть голову на бок и рассмотреть свою правую длань, которая по ощущениям находилась где-то рядом с головой. Каково же было мое удивление, когда я увидел не тонкую детскую ручонку, а миниатюрную копию папашиной (тот могучий орк по-видимому мой генетический папа, а это моя мама), только не такую мускулистую. Ну, это дело наживное. К тому же имелось серьезное отличие от человеческой ладони - пальцев было не пять, а шесть и два из них противостояли остальным как наш большой палец. А тут сразу с двух сторон и ребром ладони теперь не ударишь - шестой палец легко сломать можно. Зато кулак приобретал не просто каменную твердость, а был настоящим кувалдометром. Позже, внимательно разглядывая папашины руки, я заметил сплющенные ударные кости, хоть и выглядели они набитыми кентосами, но природной своей твердости тоже не растеряли, так что у меня такие же будут. Такие же как и у мамани, но у той более гладкие что ли.

   К моей кроватке подошел орк поменьше, можно сказать малыш и заглянул в "мою обитель".

   - Он проснулся. - Заметил наблюдательный орчонок. - А когда он мне можно будет с ним играть?

   - Вот лун через пять начнет ходить и твердо на ногах держаться, тогда и можете поиграть, но только осторожно, он же еще совсем маленький.

   - Так он две луны и так тут пролежал. Ему разве не надоело?

   - Может быть и надоело, да только он нам не расскажет, пока говорить не научится. Да и сам ты разве помнишь себя в его возрасте? - мать потрепала вихрастого сына по голове.

   Что?! Мне здесь еще пять месяцев валяться?! Да ну на фиг, скорее, скорее тренировать это мелкое тело, чтобы можно было покинуть ненавистную кровать. Выходит, я уже провел здесь некоторое время и остальное провести в постели уж совсем не хочется. Я попытался заворочаться и закряхтел от усердия.

   - Ишь, кряхтит, как будто понял, о чем ты говоришь. - Сказала мама. Я тут же замер в нелепой позе. - Ну точно Молчун, серьезный такой и целеустремленный. Ладно, иди во двор поиграй с Лютым, я этого карапуза кормить буду.

   Мама сняла лямку сарафана, обнажила титьку и взяла меня на руки. Я прямо сопротивлялся - ну не хотелось мне чпокать чужую для меня грудь, да только тело решило иначе - присосался как клещ и в рот потекла густая питательная жидкость, вкусная и сладкая. Тут уж и я не оторвался - схватился за ткань обеими ручонками, чтобы не удалили раньше времени. Брат, а это был он, посмотрел немного и удалился во двор, играть с этим непонятным Лютым, а я занялся своим непосредственным делом - расти да сил набираться.

   Что сказать - весть о переселении моей души я воспринял спокойно, тем более, что лучше быть живым, чем оставаться мертвым с перерезанным горлом. Надеюсь, мои боевые товарищи за меня отомстят - прикнокают этого козла, который меня как барана зарезал. Но вот я хоть убей не понимаю, как это Небесная Канцелярия допустила такую ошибку закинув меня в это тело, да еще и к оркам, не стерев мне память? Что-то они там видимо не доглядели или пропустили через отдел кадров, который в это время чай пил. На что им огромное спасибо. Тело мне досталось огого, а с теми навыками, что в меня вколотили в учебке, да и вообще в армии мне здесь здорово повезло - судя по комплекции да и природному кожному покрову местные орки постоянно воевали с кем-то и владение оружием, также как и телом может мне очень даже неплохо пригодиться.



   Насосавшись, тело захотело спать и я тут же отключился, чтобы проснуться от того, что предательский организм вывел продукты своей жизнедеятельности наружу и я сейчас лежал весь мокрый, да еще и обоср..ый в придачу.

   - Ыыыы! - воззвал я, однако без плача. - Ыыыы!!

   Ясно, что наверняка была ночь, а тело всех младенцев так любит облегчаться именно в это время суток, когда уставшие родители приходят с работы. Я все понимаю, им хочется отдохнуть, но тут орущий посреди ночи сынок (или дочка) портят всю картину и приходится вставать, менять пеленки и подгузники, успокаивать малыша и потом еще попытаться уснуть. Если сможешь. Я постарался этого избежать, поэтому после того, как никто не откликнулся на мой зов (а папаша вообще храпел так, что я легко проснулся бы и без этого дела), я поворочался насколько мог, чтобы повернуться хотя бы на сухое, руками попытался стянуть с себя подобие уделанных мной пеленок, засучил ногами и все это молча, словно оправдывая данное мне папашей имя. Наконец удалось стянуть с себя уделанные мной же трусы и я с облегчением растянулся на простыне.

   - Нет, посмотри что наделал этот хряк! - проснулся я от возгласа матери. - Стянул с тебя трусики и изгваздал ими всю простынь!

   - Ну и что? - подошел отец и заглянул в кровать. - Зато ночью не орал, правда и я спал как убитый, но все же. Молодец, Молчун. - Похвалил он меня.

   - А я молодец? - влез мой брат.

   - А ты вообще молчи, засранец. - Отец повернулся к нему. - Пеленку отстирать легко, а тебя пришлось от своего же г..на отмывать. Устраивать внеплановый банный день. - Он улыбнулся, заметив замешательство на лице старшего сына. - Ладно, Горшок, иди за стол садись. Сейчас завтракать будем. Ты этого с собой возьмешь или мне Хису попросить?

   - Нет, - мать покачала головой. - С собой. Кто его тут покормит. Да и Хиса эта... лучше не надо. Еще придумает там себе что-нибудь.

   - Как скажешь. - Спокойно согласился батя. - Лютый за хозяйством присмотрит. Хотя опасаться здесь нечего, но все же... так спокойнее.

   Меня быстро помыли под струей теплой воды и я как настоящий разведчик осмотрел свое будущее жилище. В доме было электричество! Во всяком случае лампочка под потолком была не одна, присутствовал также торшер и настольная лампа. Комнат в доме было несколько - собственно гостиная и столовая в одном флаконе, комната родителей с большой кроватью, комната Горшка, в которой наверняка найдется место и для меня, кухня с электроплитой и духовкой, причем конструкция ее сильно отличалась от земной. И если духовка чем-то напоминала русскую печь, то варочная поверхность больше была похожа на индукционную, хотя нагревательных элементов видно не было, к тому же использовалась стальная посуда, что уже говорило о довольно развитой металлургии. Присутствовала и микроволновка - во всяком случае тот волшебный ящик, который быстро подогрел кашу всем троим (я довольствовался маминым молоком) очень на нее был похож и использовалась там глиняная посуда. Во всяком случае металлических вставок я в ней не заметил. И что самое странное - к бытовой технике не подходил ни один провод, но тем не менее она работала. Опять же вода из-под крана. Значит, водопровод точно присутствует, есть и канализация, системы водоотведения и очистки, то есть довольно развитая инфраструктура поселка или города. Ну ничего, выползем на улицу, там узнаем, где это я очутился, тем более, что скоро мне предстоит прогулка на работу вместе с матерью. Кстати, почему не в детский сад? Или он здесь не в ходу? Надо срочно разобраться - этот мир мне очень интересен, хотя бы с точки зрения технических устройств.

   Мать устроила меня в специальной подвесной сумке и повесила ее за лямки на торчавший из стены штырь. Я заболтался как это самое в проруби, но отсюда хоть было хорошо все видно и я тщательно рассмотрел жилище, пока старшие метали в себя кашу. Пока я так висел, я начал разминать пальцы, сжимая и разжимая кулаки и вообще размахивая руками, болтая ногами, пока лямка не соскочила со штыря и я не полетел на пол. Поразмла меня реакция папаши, который вот только что отправлял очередную ложку в рот и вот летит в прыжке и ловит меня над самым полом своей могучей лапищей. На все про все доли секунды. Если все орки такие, то это довольно опасные бойцы. Отец встал, повесил меня назад и как ни в чем не бывало сел доедать кашу, как будто он всегда так младенцев ловил. Мать строго посмотрела на меня и я припух. Сорваться еще раз что-то не хотелось, вдруг мои кости еще достаточно хрупкие, так и шею свернуть недолго. Вот встанем на ноги, тогда и посмотрим.

   Тем временем завтрак подходил к концу. В стиральной машине крутилось испачканное мной белье. Никакой тебе программы - просто ручка таймера как на наших старых советских стиралках. Но стоит отдать ей должное - машина с задачей справилась, постирала очень быстро, когда мои еще ели. Мать собрала всю посуду, быстро помыла в раковине, поставила в шкаф сушиться, вынула белье и вышла во двор, видимо развесив на веревках, потом, когда отец уже собирался уходить, она завела ужин в горшке и поставила его в нагретую духовку, после чего шлепнула Горшка по рукам - он хотел отведать сладких пряников и тянулся к ним через весь стол, повесила меня себе за спину, взяла брата за руку и вышла из дома, прикрыв дверь. Никаких замков и запирающих устройств я не заметил и сделал вывод, что здесь все друг другу доверяют, но однако же опасаются, потому что во дворе нас встретило такое чудо-юдо, что мой организм чуть опять не расслабился, но воля уже кое-какая появилась, да и я уже стал привыкать к новому телу и не дал ему вновь огорчить мою мать, которая и так видно опаздывала на работу.

   По двору скакал огромный волкокабан. Толстая кожа, грубый волос, огромные торчавшие из пасти клыки, которыми он рылся в земле, влажный пятак, выискивающий съестное - такая туша, моему папаше до плеча. Вытянутая морда и стоячие уши как у волка и в то же время что-то неуловим похожее не свинью. Мутант-переросток, блин. Впрочем, я только сейчас обратил внимание на рост. Поначалу мне орки показались большими в виду моего мелкого состояния, но во дворе я заметил, что папаша мой был вполне себе среднего роста, мать на голову ниже его, а все вещи не страдали гигантизмом и были нормальных размеров. Так что несоответствие могло быть только с моей мелкой точки зрения.

   Отец еще не ушел, почесал зверюгу за ухом, отчего та сомлела и потерлась боком о папашу, тот аж качнулся, сказал что-то в него, я не расслышал. Листовидные уши папаши шевельнулись как у кошки - он по шагам матери узнал ее, отворил калитку и мы вышли на улицу.

   Ну что сказать, деревня как деревня. Невысокие заборы, покатые крыши домов, широкие улицы, плотно утоптанные десятками ног. Местное светило только встало на горизонте и сейчас его позолоченные лучи играли красками на расписанных затейливыми узорами черепицах домов, зелени листвы деревьев, растущих во дворах и осветили каменные кручи ближних гор. Наша деревня или поселок, как его лучше назвать даже не знаю, находились у отрогов скалистого кряжа. Чуть выше была заметна шахта, откуда вагонетками доставляли породу и скидывали ее на конвейер, который скрывался в пузатом здании. Что именно там добывали я не знал, а через крыши домов рассмотреть не удалось - мать бодро топала на работу вместе с другими своими сослуживцами, которые приветствовали ее взмахами руки.

   - Привет, Майя. - Обратилась к ней дородная тетка. - Не рановато ли ты младшего с собой взяла? Я бы могла посидеть с ним.

   - Благодарю покорно, Хиса, но не нужно. - Вежливо ответила мать. - Он вполне себе спокойный, так что не доставит больших неприятностей и на работе.

   - Ну как знаешь. - Пожала та плечами и двинула в проулок, который шел между двумя домами. - Вас, богатых, не поймешь. - Шепнула она себе под нос, но я услышал.

   Вот тебе на, и здесь зависть. А о каком она это богатстве говорит? Что-то я большой кубышки у отца не заметил, да и миллионы он под кроватью не прятал, так что не права тетка. Одета вроде бы прилично, а туда же. Никогда не понимал завистников - кто тебе самому мешает жить лучше? Президент и все правительство в целом? Они тебе пособие по безработице платить не станут, с ручки кормить не будут, сам выкарабкивайся. Кто хотел хорошо жить и в достатке, тот и живет нормально, а не водку глушит. Здесь, выходит, тоже самое. Хотя может быть с поправками на другие культурные ценности. Поживем, увидим, тем более что я тут надолго. К тому же на улице оказалось много интересного.

   Во-первых люди, то есть не орки. По улице на работу ватагой шли гоблины - носатые, зеленые с мелкими клыками как у орков, такими же острыми ушами и все как один с панковскими гребнями волос. Одеты они были в форменные куртки и штаны, размахивали своими длинными грабарками с шестью пальцами и что-то живо обсуждали. За спинами гоблинов были рюкзачки, вероятно с едой или инструментом. Ростом гоблины сильно отличались от орков - были мелкими, даже Горшок вполне мог сравняться с одним из них, хотя ему всего два лета, как я понял из вечерних разговоров. Орку среднего роста они были едва до пупа, совсем мелкота, короче. Ватага коротышек скрылась в направлении зданий, напоминающих ангары, тогда как мать шла прямо по улице, никуда не сворачивая. К ней пристраивались все новые ее подружки с работы, тоже с дитятями за спинами и начали бурно обсуждать у кого чей карапуз ночью опять обгадился, кто орал как резаный, а кто и спал. Мать похвасталась, что я сам себя раздел, но при этом испачкал простынь. Подружки подивились и одна сказала, что цены бы мне не было, если бы я стал переодеваться сам. На что все дружно засмеялись.

   - А где Нилина? - спросила маман.

   - Так в больнице еще, роды тяжелые. - Ответила ей крайняя справа. Бабы по своему обыкновению выстроились строем и так и топали, отчего встречным прохожим приходилось проходить мимо "по стеночке" вдоль заборов. Женщины, что с них взять, они везде во всех мирах одинаковы.

   - Это ее первенец, так что со всеми бывает. - Сказала другая.

   - Ну ладно, дай ей Бог здоровья. - Сказала мать и приложила пальцы ко лбу. Ее примеру последовали и остальные.

   - А что там с Красой? - спросила третья подружка, - на работу уже третий день не выходит.

   - Не знаю. - Пожала плечами другая, - я у Хлыста спрашивала, так тот сам ничего не знает, хотя домой к ним ходил.

   - Притворяется, гад, что не знает. - Ответила еще одна.

   Дальше я к бабской болтовне не прислушивался - на улице появились кадры интереснее гоблинов. Натуральные тролли. Большие, шире в плечах моего папаши раза в два и выше на полкорпуса. Орк был троллю по грудь, словно мелкий гоблин, а те вообще в ногах как собачки путались, причем один из здоровяков спокойно так себе нес на плече небольшого гоблина, который рассказывал ему что-то на ухо и заливисто смеялся. Бочкообразная грудь, широкие лапищи, также с шестью пальцами, круглые головы, вислые уши, крупные носы картошкой и такие же узкие глаза с вертикальными зрачками. Ноги - тумбы тяжело бухали по и так утоптанной улице. Никакого катка не надо - стадо таких вот троллей пройдет и дорога готова. Здоровяки приветливо помахали женщинам руками, (гоблин чуть на свалился при этом, ухватившись за ухо тролля) и тем пришлось сбиться в кучу, чтобы уступить им дорогу - этих-то не сильно и подвинешь, сами кого хочешь подвинут. Я оказался нос к носу с еще одним орчонком, болтающимся в такой же сумке.

   - Гыыы! - сказал он, оплевав мне все лицо.

   Да чтоб тебя плевуна, подумал я, пытаясь вытереться, однако рука даже и не думала подчиняться и гнулась весьма неохотно, но я все же добился своего и утерся, а гад продолжал пускать пузыри и норовил еще измазать меня своими соплями. Этого я уже вытерпеть не мог и толкнул его левой рукой. Попал прямо в рот, еще и пальцы измазал.

   - Ааааыыыыы! - завопил тот как сирена и мамочки наконец сообразили, что за их спинами происходит что-то интересное.

   - Что такое? - встрепенулась владелица сопливца. - Ты чего орешь? Майя, это твой что ли его так?

   - Почему именно мой?

   - А вон как виновато глядит и молчит. Ну как есть молчун. Вы как его назвали-то хоть?

   - Молчун.

   Женщины засмеялись.

   - Ты смотри! - восхитилась мама сопливца. - Точно Молчун. Твой Гром как скажет, так точное имя прилепит.

   - Это да. - Кивнула мать.

   - Я бы его не позвала на именины своего сына. - Произнесла другая. - А то назовет Говнецом, или еще как, как потом с таким именем жить?

   И все засмеялись снова. Сопливец, видя, что на него не обращают никакого внимания, взревел еще громче и мать, ловко извернувшись, поддала ему по заду.

   - Будешь орать, титьки лишу. - Предупредила она, но тот все равно ничего не понимал и вопил пуще прежнего. - Вот ведь крикун.

   - Недаром твой муж его Горлопаном назвал. - Хихикнула самая молодая из женщин. - Знает толк.

   - Похоже, жить ему с таким именем до самой старости. - Покачала головой женщина. - О, Древляна идет, да замолчи ты уже.

   На дороге появилась процессия, возглавляла которую настоящая эльфийка - белые широкие одежды, такие же широкие рукава, длинные, аккуратно уложенные волосы, из-под которых торчали длинные уши, вполне себе человеческие глаза, без знакомого по остальным вертикального зрачка и пять пальцев на руке, что уже насторожило меня. Это создание явно лишнее на оркском празднике жизни, однако все зеленокожие били ей поклоны кивком головы и проходили дальше по своим делам, но никто не лебезил. В свите эльфийки было также несколько представителей ее рода, облаченных в подобие формы, позади шагали несколько орков и троллей. Гоблинов не было, отчего я сделал вывод, что они тут занимаются самой черной и неблагодарной работой. Что самое интересно ростом эльфы были с гоблинов, то есть такими же мелкими, но вот гордости им было не занимать - важно и неторопливо они семенили по улице. Хорошо хоть все остальные просто приветствовали местное начальство кивками, а не бухались в пыль на колени. Кстати о пыле - ее не было. Грунт был прочно утоптан, но вот вездесущей мелкой фракции в его составе не было. Вместо асфальта видимо используется обычная земля, только по интересному обработанная. Надо бы разобраться в этом вопросе. Сопливец не унимался и Древляна странно посмотрела на него, отчего тот сразу же заткнулся, а его мать стала бормотать извинения. Наверняка магия, чтоб ее. Главное, чтобы она меня не просекла в ментальном там или астральном каком плане, а то посмотрит во Всевидящее Око и тут же обнаружит засланного казачка в качестве меня. Подальше от нее и быстрее, быстрее. Давай, маманя, поспешай, скорее на работу, труба зовет.

   Процессия пошла дальше по улице, а мы свернули в еще более широкий проспект, по которому катили несколько экипажей с водителями за рулем. Вот тут я немало подивился - всей техникой управляли гоблины. Они сидели, развалившись в кресле, одной рукой рулили, второй ковыряли в носу все как один, чуть придавливая педаль газа. Кабина водителя была открытой, а сами машины напоминали транспорт времен конца девятнадцатого века, где рулевой сидел на козлах наподобие возницы. Также и здесь. Пассажирским транспорт не выглядел - на шасси каждого были смонтированы различные устройства - бочка для воды, ассенизационная цистерна со шлангами откачки, подъемный кран, самосвальный кузов, подметалка и увлажнитель. Видимо им и избавлялись от пыли - машина ровным слоем разливала жидкость, не оставляя грязных разводов, и по поверхности уже можно было спокойно идти. Короче, одни гоблины приводили поселок в порядок, другие спешили по заданиям, розданным им на предприятиях. Мать посмотрела вслед водовозу.

   - Надо бы воды заказать, а то с этими постирушками... - она вздохнула. - Да и откачать из ямы тоже не помешает.

   Я смекнул, что система подачи воды в доме замкнутая - наполняется цистерна и жидкость по мере необходимости расходуется. Все сливается в отстойник, откуда и выкачивается. И за все нужно платить, также как и везде. Вот маман и вздыхает - денег никогда в полной мере не хватает. И за что ее можно считать богатой? Только за то, что дом наполнен техникой и она сама воду из речки не таскает, а платит водовозам? Однако, зажралась эта Хиса. Надо бы всех этих завистников взять на карандаш.

   Тут я одернул себя - вести в новом для меня мире по своим старым привычка негоже, так можно и семью, которая у меня появилась, подставить. Тут надо действовать с умом, а то еще как пойдут доносы строчить, не отмоешься потом. Доказывай, что ты не верблюд.

   Маман, наконец-то добралась до работы - большого здания оранжереи, где она трудилась генетиком-биологом или что-то в этом роде. Я был усажен, точнее повешен на специальный крюк рядом с ее рабочим местом, на точно такие же крюки ее сотрудницы определили своих чад, некоторые из которых спали, а другие крутились и верещали, так что гвалт стоял еще тот, но у каждого рабочего был свой отдельный кабинетик и мама, когда вошла туда, нажала на небольшую полусферу, стоящую возле стола и все звуки извне пропали. Хотя я видел, что младенцы открывали рты и явно голосили, но похоже их слышали только их мамаши. Мать вздохнула и счастливо посмотрела на меня.

   - Хорошо, что ты у меня такой молчун. - Она села за стол, вытащила колбочки и пипетки и стала что-то там разводить в питательном растворе, смотря в увеличительное стекло и то и дело прививая молодые росточки и побеги, которые стояли у нее аккуратным рядком. Горшок вертелся рядом и то и дело порывался улизнуть, но был засажен за пересчет каких-то там листков с записями. Он шевелил губами и отделял каждый лист так натурально, что я даже подумал, что он умеет в таком мелком возрасте считать, однако ошибся.

   - Сколько там? - спросила у него мать только затем, чтобы спросить, внимательно отмеряя жидкость пипеткой.

   - Много. - Был ответ.

   - А много - это сколько?

   Ровно в семь раз больше чем до е..ной матери, подумал я, но понятное дело озвучить это не мог.

   - Пять. - Выдал экспромт Горшок.

   - Пять это вот. - Мать отвлеклась и загнула один палец, оставив пять. - Считай на пальцах.

   Горшок сильно задумался и стал откладывать листы и загибать пальцы, чем отвлекся еще как минимум на полчаса. Я почувствовал, что хочу в туалет и воззвал:

   - Ыыыы?!

   Мать тут же повернулась.

   - Что, уже? - спросила меня она, хотя и не ждала ответа. - Сейчас, еще одну культуру привью, а потом и тобой займусь.

   К кабинке матери подошел высокий дядька-орк в белом халате и в очках. Он мельком взглянул на меня, но я был сосредоточен, чтобы не пустить струю, так что сильного внимания на него не обратил. Горшок продолжал шевелить губами и загибать пальцы. Начальник сунулся к матери.

   - Майя, ты что, погибели моей хочешь?

   - Ты это о чем, Хлыст? - не поняла та.

   - Ты на время смотрела? - начальник поднес к ее глазам часы с хорошо знакомым мне циферблатом. - Не больше одной трети для матерей с грудными детьми и с перерывом каждые полоборота на пять черт, а ты своего как оборот назад на крючок повесила, так он и болтается. Нарушение трудового законодательства налицо.

   Точнее на клыкастую морду, подумал я и все же не смог удержаться и предательское тело расслабилось, а из правой штанишки закапало на пол. Мать посмотрела на меня, на начальника и всплеснула руками.

   - Прости, Хлыст, я сейчас все уберу. - Она кинулась ко мне, а орк внимательно посмотрел на меня и произнес:

   - Какой стойкий юноша, даже не заплакал, и взгляд такой серьезный. Далеко пойдет.

   - Восемь! - объявил Горшок, раскладывая листы, которые даже я, пересчитав навскидку, определил не меньше двадцати, но что с него, неуча, взять?

   Орк покачал головой.

   - Математик? - спросил он у матери, которая быстро переодевала меня в сухое и вытирала пол тряпкой, где желтая лужа уже доползла почти до ног начальника, но тот ее никак не хотел замечать.

   - Да пусть хоть чем-нибудь займется, дома его одного все равно не оставишь. Еще четыре лета и потом только в училище пойдет.

   - Тогда что он тут считает?

   - Пусть считает, я ему счет до полной руки показала.

   - Я уже научился. - Обиделся подслушивавший Горшок. - Полная рука! - И радостно продемонстрировал листы.

   - Молодец. - Похвалил его начальник и отобрал листы. - А лунным отчетом ты все же не давай ему играть - порвет, сама потом переписывать будешь.

   - Так не было ничего такого под рукой. - Оправдалась мать.

   - Эх, молодо-зелено, - сказал начальник, махнув рукой. - Все вы такие, молодые безголовые.

   На это маман не обиделась и вернулась к работе, а орк, забрав листы, пошел дальше проверять своих работников, которые притащили младенцев и сейчас больше занимались ими, чем своими непосредственными обязанностями.

   - А сколько там было? - спросил Горшок про листы.

   - Две полные руки. - Ответила со вздохом мать и вернулась к пипеткам, мельком взглянув на меня. - Прости меня, Молчун, что-то я и вправду увлеклась.

   Эх, нам бы таких увлеченных, подумал я, мы бы за пять лет страну в лидеры вывели. А то все сейчас и пальцем не пошевелят просто так, только за деньги. Платите мне тридцать тысяч, я буду на кресле перед монитором сидеть и в одноклассниках или в контакте там чатится. А работа, хрен на нее, за меня ее Вася сделает. Или Глаша какая-нибудь. А я денежку получу. Прямо злость берет на таких вот уродов. Я неосознанно сжал кулаки, а мать и Горшок повернулись и посмотрели на меня внимательно.

   - Ты это чего, Молчун? - спросила маман. - На меня разозлился, что ли?

   Вот тебе раз, они и настроение могут чувствовать! Это не есть гут, так и спалиться недолго. Надо бы свои чувства держать в узде, а то мигом расколят. Я попытался мило улыбнуться, но беззубый рот являл собой жалкое зрелище. Даже у Горшка вон молочные клыки вылезли, а я так, как старушка сухарик в воде размочу и деснами его прожую. Черт, что же со мной будет, когда зубы резаться начнут? Боль нестерпимая, я всегда к стоматологам не любил ходить, а здесь они есть или нет, не знаю. Может папаша просто в челюсть даст, от его удара точно все зубы повылетят. Да еще и в школу потом идти, да что за наказание такое! Лучше бы сразу в здорового орка закинули, который уже прожил лет так двадцать. Кстати, как у них тут с продолжительностью жизни? Хорошо бы как эльфы, хотя бы лет до восьмисот. Хотя эти остроухие уроды наверняка вообще бессмертные. Такой удивительный мир, который требует пристального и внимательного изучения. Я сам не заметил, как уснул.

   Глава 2

   На ноги я встал месяца через четыре с половиной. Здесь же месяца назывались луны и примерно соответствовали земным, хотя я могу и ошибаться - привычных цифр я естественно не увидел. Календарь состоял из различных значков, так что пришлось сосчитать количество значков в одной луне, причем они серьезно отличались друг от друга, как будто в разные месяцы было различное количество дней. Всего их было двенадцать и они составляли одно лето, первые два шли по тридцать шесть дней, последующие шесть по двадцать четыре, затем последние четыре по тридцать шесть. Итого мы имеем общим количеством дней год равный 360 дней. Чуть-чуть не дотянул до земного. Почему нельзя было сделать десять месяцев по тридцать шесть я не знаю, да и не узнаю, наверное. Но, так или иначе, но все население жило именно по такому распорядку.

   Кстати о населении. Поселок этот единственный на планете. Да, да, это оказывается колония. Пришлось держать ушки на макушке и впитывать всю информацию, пока мать таскала меня на работу и назад. Где-то неосторожное слово сослуживцев, где-то рев глашатая на общей площади по поводу отмечаемого в Метрополии праздника. Метрополия это родина орков и всех остальных с которой имеется прямое сообщение через портал - огромный каменный круг на площади. Можно подумать, что здесь используется какая-нибудь невиданная магия или еще что-то в этом роде, да вот фиг. Механизмы точно скрыты внутри, причем я еще два раза был свидетелем того, как он работает.

   На площадку кладутся отправляемые материалы - колония не отправляла готовые изделия, только выделенный из породы концентрат минерала, очевидно очень ценного. Часть наверняка оставляли себе, но думаю боссы в Метрополии, которые послали сюда столько народу, чтобы разрабатывать одно единственное месторождение на планете, хотя здесь и без него хватало что добыть. Слышал как гоблины трепались там же стоя возле круга, что сейчас в лесах и горах рыщут три поисковые партии, но большее количество отправлять не хотят. Тем более, что естественный прирост населения еще очень мал (то есть это я и остальные), а жители других миров сюда не стремятся - им и там неплохо живется. Из чего я сделал вывод, что колония эта не одна, а есть еще и другие. Так вот, я немного отвлекся. Если не считать завывания шамана, то телепорт приводили в действия два гоблина с хитрыми мордами, которые спустились вниз, под каменную площадку и запустили механизм. С круга снялись два металлических кольца, которые, войдя один в другой начали бешено вращаться на невидимой оси, что весьма меня озадачило. Никаких креплений я не заметил, а как именно держались эти кольца не понял. Возможно, здесь использовались некие силовые или магнитные поля, но тем не менее действо выглядело завораживающе и искрило молниями во все стороны, так что народ шарахнулся подальше от такого представления. Один из гоблинов, стоящих рядом, с радостью поделился информацией с другим, пытаясь перекричать завывания колец, о том, что вот такая же штука на Славном от вибрации разбалансировалась и покосила толпу наблюдателей, как сенокос траву. Гоблины захохотали, а мне что-то расхотелось наблюдать за этой крутящейся хренью. В общем, через несколько секунд груз растворился в воздухе и на площадке уже ничего не было. Орки стали расходиться, что-то неодобрительно ворча, хотя и так было понятно, что обратной поставки нам не видать - все отправлялось в Метрополию, оттуда ничего не ждали - колония была на полном своем обеспечении. Так что фермеры, с обязанностями которых отлично справлялись орки и тролли, старались накормить всю немаленькую нашу общину, не задирая цены. Но даже с их помощью продуктов не хватало и орки, которые имели собственные дома, заводили огороды. И вот тут мы переходим к самому интересному.

   Оказывается, те, кто подписал контракт на работы в новой и малонаселенной колонии, обеспечивались минимумом бытовых принадлежностей, домиком, принадлежащим компании "Минералы и Ресурсы", на которую тут все и вкалывали и работой. Отец по прибытии вместе с матерью озаботился строительством собственного дома, потому что терпеть не мог жить в арендованной халупе. Ибо компания не страдала альтруизмом - за все это необходимо было платить аренду, половину своего заработка. Кому-то казалось эта сумма небольшой вот они и жили на двух центральных улицах, где и стояли такие типовые домики, собранные предприимчивыми гоблинами. Вообще же каждая раса имела свою специализацию, но были и исключения.

   Взять хотя бы тех же гоблинов. Они занимались обслуживанием, ремонтом, вождением механизмов и машин, которые сами же и создавали. С виду они были неотесанными и неказистыми, но функциональными и не ломались по пустякам. Как отец один раз проболтался за столом, что торгаши Метрополии еще пока не добрались до нашей мелкой колонии - покупательная способность у населения не та. По его прикидкам здесь жило две с половиной, три тысячи разумных, которые и ютились в поселке и на близрасположенных фермах. Поисковые геодезические партии не в счет.

   Орки как правило занимались горными разработками - были шахтерами, металлургами, редко фермерами, в основном работали с металлом. Все что касалось ковки доспехов и оружия, обработки металлов это к ним. Забегая вперед скажу, что в ремонтном цеху вполне можно было встретить орков-токарей и фрезеровщиков, а слесарями были уже гоблины. Что не говори, но эти мелкие проныры и крупные орки довольно хорошо ладили.

   Тролли же в основном были фермерами, копошились в земле, выращивали злаки и корнеплоды, распахивали почву, корчевали деревья и занимались более трудными физическими работами - силушкой создатель их не обидел. Все это деление было не более чем условностью, но тем нее менее в поселке преобладали именно такие вот расовые предпочтения. Так что чтобы не быть полностью зависимыми от компании отец тут же нанял бригаду гоблинов-строителей и те за две недели сварганили ему неплохой такой домишко. Стоит сказать, что папаша сюда не бедным приехал - продал свое имущество в одной из колоний, откуда был родом. Все его родственники полегли на дуэлях, кто-то так умер, вот он и решил сменить место жительства. И в Метрополии, где стоял в отделе кадров в компании встретил мою мать. Любовь это с первого взгляда или нет, я не знаю, но они решили строить свое будущее вместе и отправились сюда. Маман же сбежала он семьи, которая настойчиво советовала ей выйти замуж за местного чиновника невысокого полета, но очень влиятельного в маленькой луже. Мать была девушка упертая (вся в деда, как говорила с удовольствием ее бабка, когда родители начинали настаивать) и решила, что ее семья и без нее прекрасно справится, тем более что ее смена вот-вот подрастет - еще две младших сестры и брат, так что родители на старости лет одни не останутся. Ссора, ругань, отец ее тогда чуть не убил, но вовремя появившийся мой батя (маман ходила в компанию втайне от родни, знала только бабка, которая и "дала совет") ловко придержал рассерженного родителя за руку, ну и... надавал ему люлей. За что тот его сразу же вызвал на дуэль. Да только мать воспротивилась, да и ее мать тоже была против, так что мужчины, скрепя сердце, пожали друг другу руки и отец маман дал свое благословление на брак и напутствовал, чтобы духу обоих в этом доме не было. Что мои родители с удовольствием и проделали. Наверняка мама скучала по родителям, но "съездить" в отпуск не представлялось возможным - переброска стоила не то что дорого, а очень дорого. Если не есть и не пить, до зарплату за десять лет можно было выложить за право оказаться на территории Метрополии. Других "рейсов" на соседние колонии у нас не было - похоже, что портал имеет только единственную привязку. Но мать сильно не переживала - существовала межпортальная связь, что-то вроде смеси нашего скайпа и почты, где заказывали телефонные переговоры в советское время. Входишь в будку и разговариваешь с тем, с кем желаешь пообщаться по видео. Также ждешь своего времени. Мать меня мелкого показывала. Удовольствие не из дешевых, но мы могли себе его позволить, тем более что общалась она больше с бабкой и изредка на заднем плане мелькала ее мать, тяжко вздыхая, но поговорить с дочерью не решалась. Именно в таком разговоре я и узнал эту историю - бабусю пробило на воспоминания и матери пришлось даже доплатить несколько минут, пока она выговориться. Орки уважали мнение своих старших и никогда им не перечили. За исключением случая с моей матерью и еще миллионами таких случаев, но вот мнение "пенсионного" возраста было непререкаемым и обсуждению не подлежало - раз я так сказал, значит так и будет.

   Что же касаемо дуэлей, то это дело среди орков частой, причем все три расы имеют право вызывать друг друга на поединок (эльфы, сволочи, и тут отмазались, типа они слабые и вообще, кто же это варварским способом будет доказывать свою правоту, хлеща начальника по мордасам? Тут интеллигентный подход нужен). Так что если тебе была нанесена непоправимая обида, то ты вполне мог за нее спросить. Вызов приходил официально, указывалась серьезная причина (а не то, что "он меня толкнул в толпе и я, придя домой, решил его убить"), назначались секунданты, время поединка и до какого периода он продлится. Будет ли временное ограничение, до первой крови или до смертоубийства. Все это способствовало вежливому друг с другом обращению и те, кто не хотел сложить свою голову на арене, сидели тише воды ниже травы. Ну а такие как мой папаша и иже с ними, задиристые орки, постоянно дрались, пусть и не на арене, но и так, на улице. Их ловил патруль, садили на два дня отдохнуть в камере и подумать о своем поведении, а также лишали части зарплаты. Так что самые лихие парни либо сами повывелись, либо остепенились как мой батя и сейчас спокойно ходили на работу, добывая всем нам денежку на кусок хлеба. Это раньше папаша когда был молодой постоянно дрался - гены по-видимому такие достались. Здесь же у него было всего два поединка, причем оба закончились смертью оппонента (сами так захотели). Мстить родне воспрещалось и если таковое случалось, то всю их семью вырезали под корень, вымарывали из всех документов и имена предавали забвению. Занимался этим шаман лично, так что надежды отмыться от позора не было, поэтому самые горячие головы остужали более мудрые родичи. Именно для поединков ковали сабли, мечи, боевые топоры, палаши и другое холодное оружие. Доспехи также не возбранялись. Пользоваться огнестрельным оружием запрещалось. Что это такое за оружие я пока не понял (не удалось повертеть в руках, хотя у папаши и был собственный арсенал, но держал он его под замком), но не пороховое точно. Во всяком случае патроны представляли собой мелкие шарики. Сначала я подумал, что дробь, но где заряд? Вот подрасту, тогда и разберемся, а пока же я еле-еле начал ходить - тело хоть и окрепло, но балансировке поддавалось еще с трудом. Только серьезными тренировками можно было заставить его выполнять команды мозга.

   По стеночке, по стеночке, я стал изучать внутренности дома уже на своих ногах, а не глазея из люльки, где просиживал целыми днями. Мать по этому поводу устроила праздник, да еще и клыки наконец-то резаться начали. Я думал, что придется грызть все что не попадет на зуб, но вот не пришлось. Просто в один прекрасный момент я ощутил языком, что у меня есть уже четыре зуба и остальные не за горами. Скоро мне будут давать местный аналог мерзкой манной каши или еще какую вязкую субстанцию. Понимаю, что не отрава, но вот как быть с вкусовыми ощущениями, тем более, что человеческая память еще помнит ту самую детдомовскую жратву.

   Но все обошлось - еда оказалась не только вкусной, но и полезной и сейчас я уже сидел на большом стуле за общим столом ибо с обычного просто не достал бы. Патлатый Горшок баловался рядом и мать уже сделала ему замечание, но тот словно ее не заметил - отец ушел в "город" по делам. А проще говоря отправился в лавку за кое-какими покупками. Матери еще надо было покормить местных "кур" - небольших ящериц, несущих очень вкусные и крупные яйца, полить растительность в огороде, выгнать Лютого, чтобы не потоптал ростки, устроить постирушки, приготовить завтрак, обед, ужин, накормить двух оболтусов (что поделать, силенки мои пока малы, чтобы помочь матери, а этот оглоед вообще ни к чему не годен), дождаться мужа, накормить и его, убраться в доме, "перемыть всю посуду и протереть полы повсюду, дров на вечер наколоть и подшиться не забыть". Ну прямо Золушка, а не жена. Так что я твердо решил - часть обязанностей надо бы распределить между членами семьи. Горшку, как самому шустрому, заняться грядками, хотя пропольщик из него выйдет тот еще - все нужное и ненужное повыдергает. Так что прямая ему дорога на птицеферму, клетки чистить и яйца собирать, а я уж здесь как-нибудь справлюсь. Тем более, что до школы еще долго.

   С языком были проблемы - понимать-то я все понимал, а вот сказать что-нибудь, выходила какая-то абракадабра. Впрочем, мои не слишком-то и переживали, научится, махнул рукой отец, так что я больше всего помалкивал, чем еще сильнее подтвердил свое имя. Но, видя, что никто не беспокоиться и не тащит меня к психологу, шаману или логопеду, то и я не стал слишком по этому поводу расстраиваться. Тем более, что рычащие фразы отца и матери мое ухо воспринимало без труда и я точно знал, о чем они говорят и что хотят от меня. Тем более, что даже орки частенько использовали невербальный язык жестов, хотя были среди них и говоруны, но относилось это по большей части к гоблинам.

   Кстати, орки, это я сам так придумал, потому что такое уж определение данным персонажам дали в человеческой литературе, ну а уж потом изобразили в фильмах и играх. Кто бы мог подумать, что такие идеи найдут свое отображение во внешнем облике одной из рас. Естественно, что самоназвание четырех различных видов разумных существ было совершенно другим. Эльфы - Айне, орки - Учуры, гоблины - Ичиги, тролли - Гхрах. Хрен выговоришь, верно? Но и троллий язык был довольно труден для изучения - разговаривал все на Всеобщем, а он, естественно, был родной эльфийской молвью. Чего это они будут рыкать и хыкать как орки и тролли? Не пристало это интеллигентным особам скатываться до варварского уровня. Откуда я это все узнал? Да маман мне частенько на ночь сказки и легенды народа орков читала, вот и сообразил кто есть кто и встретив незнакомое слово в их письменности... тут бы еще с письменностью разобраться. Никто, понятно, меня учить не стал, но мать уже показала счет на пальцах до двенадцати естественно и тут я понял, что я влип.

   Орки также как и все остальные используют двенадцатеричную систему счисления. То есть у них десяток это не десять, а двенадцать. И тут мне с моим человеческим сознанием крышу-то и переклинило. Считай я десятками, как и привык, я всегда получал неверный результат, а при переводе из одной системы в другую у меня выходила какая-то хрень. Была большая надежда на школу, что там меня хоть писать и считать научат ибо мать показала только счет на пальцах, а вот как именно выглядят цифры я даже и представить себе не мог. Так что забросил все это и сосредоточился на более интересных вещах, тем более, что математика с их производными и интегралами мне никогда не нравилась, а уж член на многочлен разложить так и вовсе вызывали неприятные ассоциации. Так что я лучше воздержусь до определенного времени.

   Так, постепенно ползая по дому, я изучал пока только на ощупь те технологии, которые мне были доступны. Например вся бытовая техника, а также лампочки, в которых наверняка была угольная нить, а не вольфрамовая (местные производители еще не додумались до того, чтобы делать вещь с ограниченным сроком годности, ну может быть только в Метрополии) питалась от волшебного ящичка, который я назвал генератором. Потому что похож он был ну очень сильно на так хорошо знакомый мне электродвигатель - та же медная обмотка ротора, магниты статора, щетки, диодный мост и прочее, причем генератор был переменного тока, который нет-нет, да долбанет. Это я так рассудил по его компактным размерам. Что самое интересное никаких проводов от него к лампочкам и к технике, хотя с краю устройства я заметил небольшую коробочку. Точно такие же стояли и на бытовой техники. Значит можно сделать вывод, что сбылась мечта Теслы по внедрению беспроводной передачи электроэнергии. Хотя, это еще бабушка надвое сказала, что он там намудрил в своих экспериментах, но вот факты, как говорится, были на лицо (то есть х.й на рыло если по грубому) - вся эта машинерия работала и давала тепло и свет. Как ни крути, а электроэнергия вот она родимая. Осталось узнать какое у них в сети напряжение и частота тока. Только вот пальцы в розетку не сунешь, так как нет ее. Также как и проводов.

   Что касается тепла, находимся мы наверняка на экваторе, потому что здесь практически постоянная температура, которая по ощущениям незначительно колеблется. Фермеры наши не боятся засухи и дождей - шаман выступает в качестве персональной климатической установки. Он вообще у нас нарасхват, но, слава Богу, не один - готовит из молодых разумных достойных продолжателей его профессии. Первое время я считал его шарлатаном, также как и наших плясунов с бубнами, но что-то такое в его действиях показалось мне реальным. Его взывания к духам предков, разговоры со стихиями и песнопения определенно как-то воздействовали на мир. Магией это не назовешь, но что-то такое непонятное было. Хорошо, что мне эта участь не грозит - еще когда я был совсем мелким и слепым (а тогда наверняка в моем теле была другая душа, но уж извини, приятель, я не виноват, что занял твое место) шаман ничем меня особым не выделил, только странно так посмотрел, как мать рассказывала и брякнул, мол, этот еще сыграет свою роль. Артистом что ли меня решил назначить? Да вот уж фиг! Некоторым не повезло - увидев в них особый потенциал, шаман тут же без раздумий принял их в ученики. Что касаемо расы шамана, то был он стопроцентный орк, в учениках держал всех, кроме эльфов.

   Эти остроухие вообще были отдельной кастой - жили в специальном корпусе, стоящем особняком от остальных, редко когда вылезали из Управы, в основном сидя в мягких креслах о Ро... э-э-э, о колонии думали. Древляна, глава нашего поселка, была еще туда-сюда, часто обходила "свои" владения, вела разговоры с населением, помогала чем могла, оказалась нормальная тетка, но вот ее выражение лица. Все же среди остальных эльфов она резко меняла свое мировоззрение, хотя и старалась смягчить наказание провинившемся или же просрочившему платеж. Да, долбанные денежные отношения были и здесь, а эльфийские евреи как всегда сидели на дебетах и кредитах, выдавая ссуды под бешенные проценты, не говоря уж о том, что за аренду требовали денежки и немаленькие. Нормальные орки, такие как мой отец и еще особей так за двести старались избегать денежной кабалы, но вот все остальные не могли выбраться из долговой ямы. Еще бы, это так удобно - рабы вот они под рукой, верти и делай с ними все что хочешь. Мать, понятное дело, рассказывала мне сказки, но я-то уже начинал соображать, что остроухие и здесь приложили свою руку, переписав в свою угоду историю. Самая первая легенда, которую я услышал это была история о том, откуда взялись орки и все остальные народы.

   Мать села рядом с моей кроваткой и раскрыла книжку с картинками. Книга была сшита из плотных листов какого-то растения, были они серыми, а аккуратные буковки, написанные на ее страницах черными чуть блестящими чернилами, были хорошо видны даже мне. Вообще, создавалось ощущение, что детская книжка была отпечатана на станке, который создавал именно такой эффект, чтобы читающий не напрягал глаза. Незнакомые технологии, мать их.

   - Давным-давно, - начала мама, не сильно напрягая зрение. Папаша в это время возился в соседней комнате, а Горшок уже видел первый сон, потому что плотно поел и его первого унесло в объятия Морфея. Я же еще шарился по дому, обследуя каждый закоулок. Папан явно хотел исполнить супружеский долг, только вот здесь присутствовало одно такое малолетнее препятствие. - Когда еще учуры были дикими племенами, а гхрахи грызли камни в своих горных пещерах в наш родной мир пришла внешняя угроза - народ, который называл себя гнарги. Они открыли порталы и вывалили волной на наши земли, уничтожая все на своем пути, выжигая посевы, осушая реки и озера, высасывая из земли богатства ее недр. Когда наш материк был поглощен почти полностью, а уставшие сражаться с напастью воины племен уже готовы были отдать свои жизни в последней битва из-за океана явились высокомудрые айне (тут я скептически ухмыльнулся - плавали, знаем), которые принесли не только избавление, но и воспитали в нас разум. Они обратили гхрахов в сильных воинов, пробивающих стены, а нас в стальной всесокрушающий кулак, тараном разбивающий полчища врага. В качестве поддержки они придали нам ичигов (значит, гоблины - это разведка. Ну что ж, умно), хитроумных и пронырливых, которые проникали в стан врага и узнавали все его секреты, чтобы мы уже могли ударить в оборот Шерха, когда их солдаты спят. Только с помощью айне нам удалось отбросить врага и завладеть порталом, через который противник получал подкрепления. Благодаря нашему мужеству, стойкости гхрахов и шустрости ичигов нам удалось отстоять свой собственный мир. - Мать закрыла книжку. - А теперь спать.

   Ибо папан заворочался сильнее на кровати в соседней комнате. И как это орки умудряются делать такие бесшумные ложа?

   С этой сказочкой тоже не все гладко - с чего это вдруг эльфы появились, чтобы спасти каких-то дикарей? Скорее уже наоборот - это они натравили этих самых гнаргов на орков и троллей и потом явились такие все из себя спасители. К тому же в легенде между строк прозвучало слово "обращение", а под этим можно понимать все что угодно - от внедрения догматов религии, до генетических экспериментов над теми же орками и троллями. К тому же непонятно откуда взялись гоблины. Типа, эльфы дали их в помощь. И если тролли это штурмовые отряды, орки - пехота, то гоблины - записные диверсанты благодаря своему росту. Хотя последние больше похожи на нас, чем на эльфов, даже если они с ними и прибыли. К тому же бросается в глаза одна немаловажная деталь - количество пальцев. У гоблинов их шесть, также как и у нас, а вот эльфы щеголяют человеческой пятерней. И опять же двенадцатеричная система счисления. Если бы эльфы к нам принесли свою культуру и науки (про финансовую систему и не говорим и ежу понятно, что без остроухих тут не обошлось), то считали бы они хотя бы до десяти. Потому что на пальцах так удобнее. Но нет - двенадцать и точка. Хотя, что-то такое в древности на Земле было и у нас и считали там по фалангам пальцев, если я не путаю. Читал где-то на просторах интернета. Но все равно пришли в итоге мы к десятичной системе, а не к двенадцати. А здесь устоявшаяся математическая модель. Ну, тут уж мне бы до школы добраться, там я сразу разберусь кто что и кому навязал. Но то что с этими гнаргами и эльфами не все так просто это я зуб даю. Сказка ложь да в ней намек.

   Потом были еще несколько историй про великих героев тысячелетней давности - про орка Заруба, тролля Кулака и гоблина Проныру, который был святыней у всех наших гоблинов. Да и остальные тоже ничего так тянули на пантеон Богов, хотя им просто возносили молитву в трудную минуту, обращаясь за советом. Все же вера в духов предков делала свое дело. Понятно, что эльфы считали это варварскими традициями, но хотя бы Древляна не запрещала нечастые подношения к статуям, символизирующим дух орка, тролля и гоблина. Причем все трое были разными, хотя и создавали единую композицию. Все это называли Триглав - три главы рас, объединившихся перед общей опасностью. Тролль был впереди, по правое плечо у него орк, слева гоблин. Короче, Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алеша, а откуда и так все знают. Три богатыря. Смеяться над этим я не стал - в ухо не дадут, а отцу отдуваться потом. За меня это сделал Горшок, который спросил кто это. Дело было на площади, когда осуществляли поставку в Метрополию. Статуи стояли тут же и судя по кислым рожам эльфов вообще портили весь пейзаж, однако возразить серьезным лицам орков и троллей у них кишка была тонка - хилые они и хрупкие. После ответа матери и тщательного разъяснения кто это и чем знамениты, Горшок выдал что-то в своем духе, вроде как фермер, шахтер и слесарь идут в обнимку с гулянки. Мать быстро заткнула ему рот, а стоящие рядом орки неодобрительно покосились на этого "шалуна". Что поделать, если он накануне видел именно такую троицу на улице - дядька Глыба, орк Трещун и гоблин Шмяк где-то здорово поддали (в аналог земной пятницы ну как после долгого трудового дня не расслабиться?) ну и решили срезать путь до домика Трещуна, где и продолжить возлияния. По пути Глыба запнулся на ровном месте, упал носом в землю, Шмяк полностью оправдал свое прозвище, слетев с плеча тролля по параболе и приземлившись метрах в трех от него, а Трещун начал смеяться над обоими. В итоге все это развлечение чуть не переросло в драку, потому что Глыба и Шмяк сильно разобиделись на "веселушку" и решили надавать ему по шее. Хохотунчик битым быть не пожелал и попытался адекватно ответить обоим, но так как выпито было уже немало, а троица орала на всю улицу так, что посмотреть на них повылазили все соседи. Устроив знатный махач, совершенно не попадая по противнику и проносясь мимо, Глыба сломал своей тушей забор соседа напротив. Тот этого не выдержал и отвесил полновесную плюху разрушителю. Тот отлетел уже в нашу сторону и проломил башкой калитку. Отец не выдержал и тут я первый раз увидел как правильно надо бить тролля, запоминая движения. Шкура у Глыбы была толстая и прочная, однако жизненно важные точки еще никто не отменял, а места соединения мышц были самыми уязвимыми. Подколенный сгиб - тролль валится на землю, удар под лопатку, потом острым локтем в район основания шеи - не в затылок, там кость толстая хрен пробьешь. Глыба выведен из строя. Трещуну залепил в челюсть сосед и тот отрубился сразу, пропахав носом борозду. Гоблин, оставшись в меньшинстве, вынул ножик из кармана и попытался отмахаться им - прошлые обиды на друзей уже были забыты. Появились новые враги. Однако отец ловко отнял нож из руки пьяного, даже два противостоящих пальца не помогли, хотя они удерживали рукоять очень плотно и сильно, но тут необходимо было знать технику захвата. Одной рукой папаша захватил запястье, а второй нажал на шестой палец и вывернул вооруженную руку - нож сам упал на землю. Хотя в этом не было необходимости - лапы моего отца полностью скрыли ручку Шмяка почти до локтя. Достаточно было просто завернуть руку и поставить гоблина раком - он бы сам сделал все что нужно. Но отец поступил так как поступил. Надо бы самому подумать и разработать ухватки для вооруженной руки - шестой палец доставит некоторые проблемы, но они решаемы. Одним словом гоблин оказался разоружен и непонимающе хлопал глазками, пока прямой удар в челюсть не отправил Шмяка в его длительный пятиметровый полет. Потом вызвали службу безопасности и троицу утащили в Управу, где те, протрезвев, потом каялись и винили во всем Гнуса, державшего кабак на перекрестке второй и пятой улиц. Ну понятно, кто же еще виноват как продавец алкоголя, тем более, что Гнус продавал только лицензионное питье, а вот самогоном они набрались у приятеля Глыбы фермера Щелчка. Служба порядка тряхнула его и отобрала спрятанный в подвале его дома волшебный аппарат, сварганенный как раз тем самым Шмяком. Всех четверых лишили недельной зарплаты и отпустили с указанием починить сломанное ими имущество порядочных орков. Моего отца и соседа напротив. Как сейчас помню виноватые рожи тролля и орка, когда они меняли доски в заборе, а гоблин в это время подвез стройматериалы и помогал по мере сил. Трещун в качестве замирения развернул перед отцом набор холодного оружия в чехлах. Я видел, как загорелись глаза папаши - орк знал что предложить. Любители выпить были прощены, впрочем по другому и быть не могло - ответили за содеянное, восстановили порушенное, на что здесь обижаться? Соседу тоже перепало и он был доволен. Недовольна была только его жена, но орк цыкнул на бабу и та замолчала. Все же патриархат решает.

   Весь мусор, оставшийся от "уличного побоища" утилизировали в яме. Вообще мне понравился подход орков к уборке - все неорганические материалы, доски, сломавшуюся технику, которую невозможно больше починить, стекло и прочее забирали в переработку, причем стеклянную тару отдавали только когда она разобьется. Так мать ходила с одними и теми же бутылками в магазин, где ей продавали напитки на разлив. Естественно, что перед этим банки тщательно мылись с маленькими кусочками фильтрующего минерала, который очищал воду в доме. Замкнутый цикл водоснабжения позволял использовать одну и ту же воду по нескольку раз, после чего менялись фильтра и приезжал ассенизатор, который и откачивал все дерьмо из колодца, а в баки заливали чистую воду. Собственно, это могла быть одна и та же вода, только прошедшая более глубокую очистку на станции. Вся эта жидкость шла только на технические нужды - помыться, постирать, посуду помыть. Пили всегда чистую влагу, причем ее привозили в отдельных бочках. Скотину тоже поили ей же - зачем давать животным дистиллят. Ведь по сути после многочисленных очисток это был именно он, а лишать ящериц минеральных солей, которые содержатся в обычной воде не хотелось бы, тогда придется давать им подкормку, а покупать то, что можно получить бесплатно... В общем орки чистую воду не пили, предпочитая ей жидкость из колодцев. У Горшка уже появились свои обязанности - баки с водой должны быть всегда полны. Двух с половиной годовалый орк вполне мог справиться с этой задачей, таская полдня ведерком воду из колодца, наполняя емкости. Ведра это хорошо, но вот поставить в колодец насос... тогда надо выкопать свой, а то к общественному на улице большая очередь. Правда он освещен шаманом, так что этот вопрос придется еще прояснить. А вообще наладить водоснабжение в доме можно, подключив саму систему к внешнему питанию. Только почему орки не стали создавать центральную систему, непонятно, если уж имеют представление о водоснабжении.

   В общем жилось неплохо. Я ел, спал, тренировался, изучал свой новый мир, тренировал язык, пытаясь выговаривать слова, но меня понимали плохо. Значит в этом пока что виноват мой организм. Лютого я не боялся, хотя волкокабан был где-то с два моих роста, но зверюга была умной и понимала, что есть хозяйского детеныша не есть гут, так что с ним мы поладили. Мать обрядила меня в короткие штанишки, майку и я так целый день носился по двору. Работу мне никакую не поручали, но я нашел ее себе сам, предложив матери не таскать нас с собой на работу, а оставить дома. На что мой родитель, с грехом пополам разобрав мои мычания и распальцовку, позвала папашу и указала на меня.

   - Молчун хочет остаться дома. Говорит, что присмотрит и за хозяйством и за Горшком.

   - Как это? - не понял папан. - Как младший присмотрит за старшим?

   - Не знаю. - Пожала плечами мать. - Первый раз такое вижу.

   - Он ведь ходит еле-еле.

   Нормально я хожу, подумал я, неодобрительно покосившись на отца. Тот заметил мой взгляд и хмыкнул.

   - Ну что ж, попробовать можно. - Наконец сказал он. - Я на смене до конца второй трети, а тебя наверняка Хлыст отпустит пораньше.

   - Если я попрошу, то вполне. - Кивнула мать. - Работы сейчас уже немного, все основные культуры мы приспособили к местным условиям, так что осталось только высадить в грунт и вырастить, чтобы проверить урожайность, а потом можно будет отдать фермерам.

   - Грядет сокращение? - спросил отец.

   - Может быть. - Кивнула мать нисколько не расстроившись. - Я все же ученый специалист, в поселке работы полно.

   - Думаю, что Хлыст терять такого сотрудника не будет. - Отец снова посмотрел на меня. - Хорошо, остаешься за старшего, Молчун. И смотрите тут оба, если что сломаете... приду, проверю. - И отец похлопал себя по пряжке ремня, поддерживающего штаны. Намек ясен.

   Горшок попытался что-то там возразить, но был быстро поставлен на место. Родители ушли, а я занялся делом. Во-первых проверил воду в баках - едва треть. Отправил брата за водой. Тот попытался было возмутиться и свалить на улицу поиграть с мальчишками, но я пресек все его попытки, напомнив про отцовский ремень. Не доходит через голову, дойдет через битую задницу. Горшок намек понял и ушел за водой, а я проверил клетушки, насыпал корма ящерицам. Они так забавно залопотали, увидев нового орка - привыкли к матери, но потом успокоились. Надо бы наполнить поилки, да только Горшка с ведром все не было. Я приоткрыл калитку и увидел этого засранца, увлеченно играющего в войнушку с другими орчатами с надетым на голову ведром. Пришлось подозвать Лютого и при его поддержке погнать братца за водой - возле колодца как раз никого не было - все на работе. Волкокабан был рад размяться и как я его загоню во двор, об этом я как-то не подумал. Горшок завопил от обиды и кинулся на меня с кулаками. Я хоть и мелкий еще но на ногах стою крепко - как начал ходить так сразу же стал тренировать мышцы. Братец промахнулся, я подставил ему подножку и он пропахал носом грунт. Ребятня смотрела на представление, когда я придавил коленом ему шею и ласково прогыркал, что надо выполнять данное им обещание родителям меня слушаться. Горшок проскрипел, что, мол, понял, встал, отряхнулся и потопал за водой, подобрав ведро. Я пошел загонять резвившегося на улице кабана, который раздувая ноздри, смотрел на ребятишек. Только сейчас я понял, как бы чего не случилось и проклял себя за тугодумие. Но слава Богу обошлось - шедший мимо по своим делам тролль помог мне определить волкокабана в "стойло", намекнуть Горшку, что надо бы слушать умных советов и помогать родителям, а сам остановился и с интересом посмотрел на меня.

   - Жду не дождусь, молодой учур, когда же ты станешь моим учеником.

   С этими словами учитель отправился на занятия, а я встал столбом посреди улицы и смотрел ему вслед, заодно приглядывая за тащившим ведро Горшком. Стоит ли говорить, что все дела мы закончили до полудня и я отпустил брата играть на улицу, что он и проделал с гиканьем и благодарным ревом. Разобрать генератор руки чесались, но испортить налаженный быт в доме что-то не хотелось, так что я отложил все это до другого раза. А сам занялся макиварой на вырост. Я хоть и мелкий, но силушкой орков их Бог не обделил, даже у младенца, который недели две как научился ходить, она легко могла сравниться с силенками человеческого восьмилетки.

   Глава 3

   Мне уже четыре года, что по человеческим меркам составляет возраст пятнадцатилетнего подростка. Хотя бы по силе и выносливости. До взрослого орка мне еще далеко, да и ростом опять же не вышел, хотя брат выше меня уже на четверть корпуса. Короче, я ему до груди едва макушкой достаю. Но не все так плохо под луной - плечами я еще шире отца буду это точно. Мать говорит, что в ее деда пошел - такой же кряжистый крепкий коротыш. Ну да мне без разницы, главное, что это тело гораздо лучше моего прежнего человеческого.

   Взять хотя бы скорость реакции - она просто феноменальная. Если тролли вроде как неповоротливые, но силушкой их точно Бог не обидел, то орки быстрые и выносливые бойцы, тогда как гоблины действительно шустрые и незаметные. Как только я встал на ноги и научился более-менее сносно ходить, то вплотную занялся тренировками своего собственного тела, потому что помирать на арене ну очень не хотелось, а вызвать здесь могли по любому серьезному поводу. Не зная обычаев можно очень даже хорошо накосячить. Хотя до совершеннолетия, а это в двенадцатилетнем возрасте детей не трогают, а сами они решают свои проблемы с помощью тумаков и уличных драк. Это не значит, что все тут поголовно бьют друг друга по башке, совсем нет, но если случится такая ситуация в которой виновны обе стороны - один обзывался, другой не стерпел - то тут уж влетает обоим от родителей, а те даже не обращают внимания на случившийся казус. Быть битым у меня желания не было, также как и благородства в драке - тут более старший может дать подзатыльник младшему, но вот поднять руку это надо быть полной гнидой. Таких сразу же отправляют на корректировку к шаману. Что это за процедура и как ее проводят у меня выяснять желания не было, так что я сидел в своем доме тише воды ниже травы, только чтобы не сильно выделяться. И так с Лютым тогда опростоволосился.

   В общем часть домашних работ плавно перетекла на мои плечи (готовкой я не занимался, помня свою стряпню еще по Земле) - задать корм, вычистить клетушки, полить огород, прополоть сорняки, которые есть, в доме прибраться, воды натаскать (Горшок спихнул на меня это, хотя отец быстро припахал старшего на более тяжелые грязные физические работы - двор мести и воду в отстойниках проверять и если что, то бегом к ассенизаторам, так что мой братец накручивал круги по поселку, исполняя поручения, бегунок, блин), за Светкой проследить. Да, у меня и брата появилась еще и сестра, на два с половиной года младше меня. Назвали ее Светлая, так я переименовал по привычному. Маленькая орущая капризуля, отец хотел ее пришпилить совсем уж неблагозвучным именем как Горшка, но мать отговорила, хватит мол. Они даже тогда чуть не поругались из-за этого, но тут вышел я и дипломатично намекнул, что ей потом всю жизнь с этим именем жить, так что родители, давайте без истерик. Разговаривал я уже неплохо, но все еще недостаточно понятно, не знаю, почему так, хотя слова вроде бы говорил по-русски (или мне казалось наречие орков русским, не знаю), но понимали меня все же с трудом, хотя и понимали, так что я больше помалкивал. Отец тогда гневно посмотрел на меня, но увидев честные глаза сына, сдулся и махнул рукой - делайте что хотите. Вот мама и озвучила старую заготовку. Она прямо сияла когда сестра на свет появилась. Еще бы - три мужика в доме кого хочешь с ума сведут. Имена девочкам вообще давали все такие ботанические - названия растений, трав, цветов, стихий, светил и восходов солнца. Сумерки, блин. С мужиками было проще - что натворил, такое имя и прилепилось. Как с Горшком. Раньше то он был Орец, потому что орал постоянно, говорить понятное дело не мог, а как начал ходить, сидел на горшке по большим делам и баловался. Ну и опрокинул его на себя вместе с содержимым. Как только отец его Говнецом не назвал или еще как похлеще, все же постеснялся. Однако имя прилепилось, а брат сильно не переживал по этому поводу. Был он у меня спокойным, права не качал, хотя баловаться и любил, да и работы избежать это у него было любимым занятием. Когда я в огороде пропадаю, это по двору на метле скачет, вместо того, чтобы убраться. Когда мать нас первый раз тогда оставила одних она сильно переживала - прибегала каждые два оборота, отпрашиваясь у начальства, с проверкой. Но, видя, что все в порядке, потом успокоилась и перестала бегать, а потом и на полный рабочий день вышла, хотя ее подружки так и продолжали таскать своих чад на работу. Им же не объяснишь, что моей матери со мной таким опытным и умным так повезло. Полдня я возился по хозяйству, напрягая братца, если сам справиться не мог. Хорошо хоть дрова колоть не нужно - тепло здесь круглый год и надобности в отоплении нет, хотя в северных широтах наверняка снег в горах лежит. Но мы туда пока не собираемся - вот когда эту жилу полностью выработают, то тогда переберутся в другое место, где есть похожие полезные ископаемые.

   Вообще подход у орков к экологии мне понравился - все они пускали в переработку, бездумно лес не вырубали, а только там, где указывал шаман. Что такого в нем было особенного я не понимал, но мать объяснила, что духов леса лучше слушать, чем им перечить. Если пойдешь против их воли, то на поселок придут беды и болезни, а это никому не нужно. Какое-то рациональное зерно в ее словах было - я до сих пор также как и каждый в нашей семье не болел. И регистрировать меня в больничку по месту жительства никто не потащил - лазарет был, но лечили там в основном переломы, ушибы, синяки и колото-резаные раны, которые получали на арене. Был и отдельный корпус родильного отделения. Когда Светка родилась мы всем семейным гуртом отправились за ней. Причем не мы одни такие были в тот день - управление колонии было заинтересовано в скорейшем естественном приросте населения, потому что специалисты прибывать прекратили, а работяг и здесь можно было найти. Воспитывать новое поколение необходимо было уже на месте, чем в школе или как ее здесь называют в училище и занимались. Горшок первым отправился в сие заведение и, придя оттуда, сделался чрезвычайно задумчивым. Учились там до обеда, после чего все расходились по домам. Второй смены как я понял не было - здание было большим, строилось с учетом прироста и даже несколько классов пустовали, потому что не были заполнены. Мне это горе предстоит через два года. Я попытался выяснить у Горшка значение значков-рун, которыми писали орки, но тот то ли сам не до конца все понял, то ли не пытался, а вот из его путанных объяснений я понял, что попал.

   Так вот, возясь по хозяйству, я и проводил свои дни. Сварганил макивару, которую увидел отец и не оценил, заметив, что боевой топор всяко лучше махания кулаками, но все же пару ухваток показал - как защититься от вооруженной руки, выбить нож из ладони противника, воздействия на болевые точки. После его объяснений даже тролль перестал мне казаться непобедимой машиной для убийства. Конечно кожный покров, мышцы и кости у него крепкие, но он как тот слон - нетвердо стоит на ногах. Подрезать ему сухожилия - он и свалиться. Также как удары в подколенный сгиб, по голени, внутренняя часть бедра ну и пах соответственно - тут уж все равны. У орков много чего общего с человеческой анатомией, единственное только различие это размеры и некоторые особенности. Например, мы отлично видим в темноте. Гоблины те вообще жутко зрячие, да и фокусировку на цели еще никто не отменял - очень хорошая способность. Это своего рода рефлекс, охотничий инстинкт для опознавания цели. Но что самое интересное - эльфы слепы как котята. В темноте совершенно ничего не видят, поэтому ползают всегда днем. Прямо как люди. Вообще мне их появление на нашей родной планете показалось странным - читать я еще не умел, а рассматривать картинки в книжках, где бравурные эльфы благородно держась за эфес шпаги, направляли своими дланями вперед орды орков и троллей было неинтересно, а оппозиционных нынешней власти изданий я еще не видел. Я вообще удивил своим визитом библиотекаря, если этого гоблина можно было так назвать. Сидел себе низкорослый старичок в тишине и покое и тут к нему приперся молодой орчонок, на голову его выше и шире - трех гоблинов сложи вместе не хватит - и потребовал книжку с картинками, где бы описывались приемы и удары. Библиотекарь поразился, но нашел требуемое и вынес во всегда пустой читальный зал - оркам некогда было по книжным архивам разгуливать, они все в поле да в шахте "уголек рубали" на благо далекой родины. В общем, книжки я пролистал и они оказались детскими по рыцарей и прочую сказочную чепуху. Тогда пришлось еще раз нажать на гоблина, чтобы он мне внес что-нибудь для взрослых. Тот сначала подумал про эротическую литературу, но кое-как я ему втолковал, что мне нужно. Ходил я в библиотеку один, брата оставил на хозяйстве, а этот свин притащил своих друзей и они устроили форменный бедлам, но об этом позже.

   - Книжка нужна. - Насупившись, говорил я, - где бы нарисованы были картинки с ухватками и приемами боевых искусств.

   Гоблин матюгнулся себе под нос и ответил, что де такую литературу не держим.

   - Ну а дуэльные зарисовки? - спросил я, - неужели ничего такого нет?

   - Есть кодекс. - Ответил старичок и удалился в книжные закрома.

   Он вынес старую толстую книгу, сплошь покрытую непонятными для меня значками.

   - Неужели читать умеешь? - спросил библиотекарь с ухмылкой.

   - Нет. - Мотнул я головой. - Для этого и картинки нужны.

   - А зачем тебе? - спросил он вкрадчиво.

   - Всяко пригодиться. - Я пожал плечами. - Предупрежден, значит вооружен.

   - Как, как ты сказал? - гоблин взял стило, - повтори, я запишу. Не каждый день слышишь от мальчика такую мудрую фразу.

   Я повторил. Что мне, жалко что ли? Тем более, что она не моя, а за плагиат с меня тут не спросят - некому просто. Так что надо пользоваться, если есть возможность. Гоблин чиркал по листу стилом, а я терпеливо ждал, когда он закончит. Наконец он перестал царапать лист, аккуратно отложил его и придвинул книгу ко мне.

   - Читай. - Ехидно сказал он.

   Я раскрыл книгу тут же в зале - выносить из библиотеки было запрещено. Тут все книжники во всех мирах одинаковы, сидят на бумаге как на сокровищах. "Там царь Кощей над златом чахнет, там оркский дух, там орком пахнет". Это который мусолил страницы и сморкался в них же, а также проливал взвар, листая книгу. Отметин таких было полно, некоторые прямо на пол листа, так что я вполне себе библиотекаря понимаю - дай такому малолетнему балбесу книгу, так он ее по прямому назначению и использует, страниц много, да мягкие все, даже мять не нужно. Тут мне стало весело от своих мыслей и я засмеялся. Гоблин неодобрительно покосился на меня, но ничего не сказал.

   - А скопировать ее можно? - спросил я.

   - Что? - услышал незнакомое слово библиотекарь. - Что ты сказал?

   - Ну, переписать там, или только картинки перерисовать?

   - А, сделать дубликат. - Понял старикан. - Это запросто, пять средних монет и она твоя.

   А вот с деньгами у меня напряг - нет их. Не положены оркам моего возраста деньги, вообще деньги не положены, пока сам не заработаешь. Тут-то я и озаботился их нахождением - книжка, конечно, так себе, написано все равно непонятно, но вот картинки в ней нарисованы искусно, все движения тела выписаны очень четко. Как я понял, Дуэльный Кодекс это не просто свод правил - это искусство побеждать на арене. Были даны азы работы с различным холодным оружием, краткое их описание и назначение. Слава тому, кто составил эту книгу, она чем-то напомнила мне справочник по стрелковому оружию, которым я тоже постоянно пользовался. Так что такую книгу желательно иметь на полке, а то у нас в доме только кулинарное пособие и похабные картинки, которые отец прячет под подушкой. Телевизоров у орков нет, видео соответственно тоже, вот они как могут так и развлекаются. Книжку эту нашел Горшок и ничего не понял, показал мне. Я-то сразу смекнул и заверил братца, что ему еще рано этим интересоваться. Так что найденное "добро" было отложено в отцовский "тайник" и скрыты все "следы взлома". А сейчас мне пришлось озаботиться поиском денег.

   - Слушайте, - сказал я, - может вам здесь починить что-нибудь нужно или там вытащить?

   Я с надеждой посмотрел на гоблина. Тот словно ждал этого вопроса и лукаво прищурившись, напомнив мне вождя пролетариата, ответил:

   - Я бы дал тебе задание вон тот шкаф перебрать и книги по порядку расставить, да только ты читать не умеешь. Значит, остается одно - старые рукописи утилизировать. Вот ключ от подвала. - С этими словами гоблин достал железный болт с нарезками. - Если ты такой смышленый, что уже пришел в библиотеку, то разберешься. Можешь даже в хламе том порыться, может что-то и найдешь. Как справишься, приходи, я сделаю тебе дубликат.

   Я поймал на лету кинутый им ключ, повертел в руках.

   - Не понимаю, зачем в колонию тащить всю эту рухлядь. - Я покачал головой.

   - Я тоже не понимаю. - Гоблин покачал мне в ответ. - Но таков порядок - каждый документ должен вылежать свой срок. Эти акты списали еще в Метрополии, только там утилизировать дорого, вот они и рассылают по колониям. - Старик ухмыльнулся. - Нам это добро без надобности, а сжечь все руки не доходили, так что давай, займись.

   - Пассажиром портал пройти дорого, а барахло тащить нет. - Посетовал я.

   - Таможенный сбор. - Поделился гоблин. - Когда новую колонию образовывают, то портал держат открытым оборотов пять-шесть и везут сюда все что под руку попадется. Вот так вот и впихивают хлам, а нам потом разгребать.

   - Однако. - Покачал я головой.

   - Ничего не поделаешь. - Гоблин развел руками. - Мы ичиги подневольные, что скажут, то и делаем. Да и вы тоже от нас недалеко ушли.

   Пришлось мне для начала спуститься в подвал, увидеть всю эту гору мусора, чихнуть пару раз и выйти на свет божий. Задал мне задачку старикан, даже разбираться в этой макулатуре не хотелось, но надо, раз хочу книжку получить. Так что придется все же заняться.

   Первым делом я напряг брата, который "работал" бегунком по поручениям отца, пока тот был на смене. Где находится ассенизационная станция, к кому там обратиться, кто занимается вывозом бумажного мусора. Насчет бумаги я погорячился, но брат меня понял и объяснил. Тогда я взял его с собой и мы отправились на станцию. Как раз у матери был выходной и она хлопотала по хозяйству, к тому же приучала Светку к прополке огорода, а то уже достаточно большая. Я в ее возрасте уже воду потихоньку таскал, но она же все-таки девочка, так что наша помощь дома была не нужна.

   Станция находилась рядом с ремонтными цехами и заправляли там гоблины, шустрые, быстрые и ловкие. Поймать кого-нибудь из них практически было невозможно, но я справился - ухватил за ухо ближайшего торопыгу и спросил у него дорогу. Тот попытался вырваться, обозвал меня попутно, типа такой мелкий, а уже такой наглый. Но я вежливо его попросил оказать нам помощь в одном очень интересном деле. Подкрепив его недвусмысленными наемками. Гоблин внял и отправил нас к начальнику цеха, который уже как-то прознал, что его разыскивают два молодых пацана-орка и важно вышел нам навстречу. Выслушал нашу просьбу и сказал, что транспорт для вывозки выделить не может, потому что тот весь занят на обслуживании поселка, а хлам в библиотеке как лежал, так и еще полежит. Тут я скрипнул зубами, но гоблин был тертый калач и приветливо мне улыбнулся, разведя руками. Что поделаешь, заботы и хлопоты. Ладно, решил я, пойдем другим путем.

   Мы вернулись к подвалу, спустились вниз. Стоит сказать, что здание библиотеки стояло на отшибе и задней своей частью выходило как раз к реке, которая текла внизу. Сам поселок располагался на небольшом плато, с одной стороны его подпирал хребет, с другой плавно огибала река, где предприимчивые орки ловили рыбу и был поставлен небольшой причал. Я решил поступить так, как поступил бы на Земле - раз гора не идет к Магомеду, то Магомед идет к горе - сжечь всю макулатуру на месте. Ну и что, что будет виден дым, зато проблема будет решена.

   Сказано - сделано. Мы нашли емкость (ну как нашли - сперли на заднем дворе ремцеха, пока гоблины сидели внутри), поставили ее рядом со входом в подвал и стали выносить книги по нескольку штук и кидать в огонь. Стоит сказать, что рукописи славно горели - листы были высохшими и отменно высушенными, так что даже напрягаться не надо, а огниво я прихватил с собой, забежав по-быстрому домой. Короче, развели мы бурную деятельность, пока нас не спалили два орка, проходящие мимо.

   Оказывается, самовольное уничтожение мусора запрещено, необходимо согласовать день и час, то есть оборот со службой утилизации, они все вывезут и сожгут в печах либо переработают во что-нибудь другое. А так как мы мелкие, то на первый раз нас прощают, но все же чтобы больше мы этим не занимались. Спалить мы успели только небольшую вязанку у входа. Горшок было загрустил, а я тут же настучал орку на гоблинов, которые засели в администрации и не хотят нам помочь. На что тот ответил, что есть более приоритетные цели, а не какой-то мусор из библиотеки, который и так еще лет сто пролежит безвывозно.

   Ну ладно, подумал я, раз так, вы у меня получите кузькину мать. Я спросил, где взять транспорт и можно ли это сделать в аренду. Оказалось, что можно сделать все - надо только записаться в очередь и его выделят для личных нужд. Но нам не выделят, потому что мы дети. Придется все-таки напрягать отца, а мне бы этого делать очень не хотелось. Но я решил схитрить и сначала подключил маму к этому вопросу.

   Та вникла без труда, поговорила с начальством, и ее руководитель выделил нам машину от лаборатории, которая все равно простаивала, но была за ней закреплена. Ее водителем был словоохотливый гоблин, который даже начал нам помогать выносить мусор. Машину мы забили полностью, потратив на это полдня, после чего поехали в кабине вместе с водителем на мусоросжигательный завод. Этот транспорт отличался от всех тех, что я уже видел - отдельное место водителя и пассажиров, широкий обзор, вогнутое стекло как в кабине башенного крана, защищающее от мошкары и от ветра, едешь и дорогу под ногами видно. Знакомый мне мотоциклетный руль заменили рычаги как на танке. Выжал правый - повернул направо, хотя транспорт был колесным, а не гусеничным и педали на полу. Вроде все как у людей. Коробки передач как таковой не было ее заменяла педаль реостата - изменять нагрузку на электродвигатели, которые были расположены в каждом колесе, как у нашего БелАЗа. Вот только никакого двигателя внутреннего сгорания - тот самый генератор, который стоял у нас дома был использован и здесь. Вся машинерия питалась от него, так что транспорт у орков был полностью экологически чистым на электрической тяге.

   Заехали во двор завода и выгрузились прямо на конвейер. Вот так вот просто - никто даже не спросил ни кто мы, ни откуда и зачем приехали. Подъехал, вывалил и уехал. Я спросил гоблина как это так, на что тот мне с ухмылкой ответил, что развели нас как котят, никто слушать, а уж тем более бегать по поручениям молодых орков-детей не будет, да и начальник у них тот еще свин, пальцем не пошевелит без высшего указания. Хотя можно было оформить заявку на вывоз мусора у них же в отделе и тут бы он не отвертелся. Еще и рабочих бы прислали - они бы все вынесли за те полдня, что мы втроем только одну машину успели загрузить. Почему его еще не сняли? Дак никто больше на станции очистки работать не хочет, этого-то еле уговорили. Так что вот он носом и крутит - маленький, а начальник.

   Короче, вывезли мы три полных машины, я даже разбираться не стал что там такое - грузили и все тут. Два дня нам на это понадобилось. А потом я заявился к библиотекарю и потребовал свою плату. Тот хмыкнул и пошел проверять подвал, думая, что я ничего не сделал. Ну или хотя бы вход расчистил. Машину он не видел, сидел безвылазно в своей конуре и вообще с внешним миром не общался. Каково же было его удивление, когда вместо полного подвала он увидел девственно чистый пол, который мы еще и подмели. Горшок профессионалом стал уже в этом деле. Метельщик, блин.

   Гоблин на радостях отсыпал нам за работу десяток полновесных средних монет и еще пару книжек добыл в придачу как раз по моему вопросу - "Боевое наставление учура Хака - захваты и уловки" и "Метание подручных предметов", книжка тоненькая, скорее как брошюра, но в ней были точные рисунки и описания как и за что держать то, что под руку попадется - тарелки, ножи, ложки, инструмент. Речи про топор даже не шло - орки учатся владеть этим оружием с малолетства, хотя носить его им запрещено. Только после совершеннолетия, которое наступает лет в двенадцать, как я уже говорил. Именно то, что и было нужно. На деньги я вообще не рассчитывал, забыв сказать Горшку, что работаем мы за идею, но вот этот гоблинский подгон оказался как нельзя кстати. Так что отсыпал я братцу все монеты, чему тот был несказанно рад - будет чем полакомиться после училища. Стоит сказать, что Горшок учился первые полдня, остальные был полностью свободен, но прохлаждаться ему все равно никто бы не дал - то я со своими придумками, то мать чем-нибудь озадачит или же отец с вечера распишет подробную карту действий на следующие полдня. Что же касается меня, то папаша в основном меня не трогал - с одобрением смотрел на мои тренировки, а также обучение Горшка, которого я выбрал себе спарринг-партнером - высокий, сильный, ловкий, как и мои будущие противники, а то что они появятся я не сомневался. Мир не без добрых людей. То есть орков.

   Вот топаем мы назад домой, никого не трогаем и видим такую картину - трое здоровых лбов докопались до тонкого и худого высокого орка. Горшок сразу же опознал всю троицу - учились на соседней ступени. Это здесь так класс называется. Шесть ступеней обучения, один учитель на все шесть лет, каникул у орков не бывает - постоянные занятия и зубрежка знаний. Мне это еще предстоит, так что будущее все же немного вгоняло меня в уныние. Но вернемся к этим шестилетним баранам. Что им нужно было от орка я не понял, но то, что это не косяк я выяснил сразу, потому что неподалеку в песочнице возились гоблины близняшки одного со мной возраста. Четверка была недалеко, парочка из них насторожено поглядывала в нашу сторону, но пока беспокойства не проявляла, а самый главный и заводной из них продолжал напирать на худого и высокого орка.

   - Привет, мелкота. - Поздоровался я, подняв правую ладонь вверх - в левой держал книжки и полностью приветствовать по правилам не получилось. - Что за дела там творятся? - и кивнул в сторону разборок.

   - Мы не мелкота, - обиделся правый гоблин. - Сам-то ты недалеко от нас ушел.

   - Это верно. - Признал я и приподнял нижнюю губу, чтобы чуть скрыть клыки. Верхней накрыть их не получилось бы. Это что-то вроде улыбки у орков. Когда они скалят зубы и обнажают клыки - значит готовы к схватке и демонстрируют силу. Поэтому счастливых учуров узнают по крепко стиснутым зубам и широко раскрытым глазам - вот я весь такой открытый и неопасный. Особенности физиологии и ритуалов. - Извиняй, если что не так. Я Молчун, этой мой брат Горшок. А вас как зовут?

   - Я Прыг. - Правый ткнул себя пальцем в грудь. - А это Скок. - Он указал на брата. - Так чего хотели?

   - Давно они этого прессуют? - спросил я и незаметно для гопников, указал гоблинам на них.

   - Чего делают? - не понял Прыг.

   Что поделать, использовал оркское слово, обозначающее действие при стирке, когда белье выжимают. Я не виноват, что здесь оно обозначает именно это.

   - Ну, докапываются до него. - И заметив опять непонимающий взгляд, пояснил. - Чего привязались-то?

   - А, ты про этих. - Гоблин мотнул головой в сторону четверки. - Это Жердь, он младше их на лето, хотя и высокий. А это троица с соседней улицы занимается тем, что вымогает монеты.

   - Зачем им монеты? - не понял я. - Рановато еще за покупками для себя в лавку ходить. Семьей обзавестись надо и работой.

   - Ну ты странный. - Покачал головой Скок. - Сладостей купить или еще что. Родители не дают, так они придумали способ - приходят к тем, кто сделать с ними ничего не может и просят по-хорошему вынести пяток монет из дома. И к нам подходили, да только у нас самих дома никаких сбережений нет.

   - Да и отдавать кому-нибудь заработанное честным трудом... - Сказал Прыг. - Отец у нас управляет техникой в шахте, когда проходчики заряд закладывают и породу взрывают, он ее вынимает, а другие потом стены укрепляют.

   - А мать там же оператором конвейера. - Кивнул второй брат. - Дома еще четверо сидят.

   - Если четверо дома сидят, то вы что здесь делаете? - спросил Горшок.

   - Там Забава за ними присмотрит.

   - Это наша старшая сестра. - Пояснил Прыг.

   Жердь кивнул троице и скрылся во дворе дома. Я проследил за ним взглядом.

   - За монетами пошел? - скорее уточнил, чем спросил я. Ну не было в лексиконе орков слова деньги. Зарплата была, сбережения, накопления, монеты, было понятие "крум", его можно было отнести к слову "деньги", но обозначало оно просто большую денежную массу, кучу золота, если можно так выразиться.

   - Ну да, сейчас вынесет. - Скис Скок. - А потом они сюда подойдут и будут нас бить.

   - За что это?

   - За то, что мы монеты достать не можем. - Скок повернулся и продемонстрировал рассасывающийся синяк за длинным ухом. - Вчера прилетело.

   - Ясно. - Для себя я все уже решил. - Надо бы этим изгоям рога пообломать.

   Изгои - это категория в народе орков, своего рода отщепенцы, бандиты, неблагонадежные, в общем, криминальные элементы. Потому что слова гопники у них нет.

   - Не ходи. - Брат положил мне руку на плечо. - Он сам слаб, раз не может разобраться со своими проблемами. И они слабы. - Горшок указал на притихших гоблинов.

   - А ты силен. - Парировал я. - И будешь смотреть на свершающуюся несправедливость? Когда сильный довлеет над слабым и отбирает у него последнее?

   - Таков этот мир. - Видно услышал где-то, раньше-то я за ним философских мыслей не замечал.

   - Это мир таков, каким мы его делаем. - Я пристально посмотрел ему в глаза. - Если мы отвернемся сейчас, то они окончательно обнаглеют. Это пока они обходятся только кулаками, потом в ход пойдут ножи и боевые топоры, а мы получим хорошо организованную банду в поселке. - Слово "банда" в языке орков была.

   Горшок задумался. Гоблины тоже переваривали мои слова.

   - Ну хорошо. - Сказал наконец он. - Только без убийств, а то родителей потом в Управу вызовут.

   - Я что - больной, детей убивать? - спросил я, сжав губы. - Так, покалечу немного.

   Гоблины с удивлением и восторгом смотрели на меня.

   - А вы сидите здесь и не вмешивайтесь. - Наказал им я. - Взрослые все равно все на работе.

   - Старуха Житовка только дома безвылазно сидит. - Пискнул Прыг. Житовка - это не еврейка, это название серпа, которым фермеры жнут урожай. Почему не комбайнами? Да не знаю, говорят, что при машинной обработке весь полезный дух из зерна уходит и оно становится мертвым. Пусть как хотят так и делают, я в чужой монастырь со своим уставом не лезу.

   - На улицу выходит?

   - Изредка, но сегодня ее точно не будет. - Доложил Скок. - Она ногу сломала, к ней дочка бегает только после работы.

   - Чего же она в доме и одна? - спросил Горшок. - Негоже старому человеку одному оставаться.

   - Так ведь дочка в семью к мужу ушла, у них свой отдельный дом на Пятой улице, а этот они потом или продадут, когда Житовка помрет или сами в него въедут - у мужа дом небольшой, да еще двое братьев помладше, а ну как они тоже жениться надумают?

   Ну все-то эти разведчики знают, я покачал головой, да тут как раз и Жердь из дома с деньгами вышел. Я решительно двинулся в их сторону. Троица занервничала - они и так все время на нас посматривали, Горшка может быть и узнали, а про своего младшего брата он мало кому рассказывал, так, может быть хвастался немного. Однако их старший отмахнулся от вредных мыслей - и не таких обламывали. Тем более, что младший ему едва до груди, ну что он сделает с большим и могучим орком?

   Я подошел в тот момент, когда Жердь протягивал немного мелких монет в подставленную ладонь главаря.

   - Такой здоровый и милостыню просишь. - Я растянул губы в улыбке, обнажая клыки, демонстрируя, что любезничать не собираюсь. - Нехорошо как-то. Может тогда в шахту пойдешь, каллон добывать?

   - Вали отсюда, пока цел. - Отмахнулся главарь.

   Я подошел ближе и схватил его за запястье.

   - Верни монеты назад. - Спокойно произнес я, глядя ему в глаза.

   Тот попытался вырваться - неудачно, твердая рука держала крепко, а наличие шестого пальца.

   - Он мне должен. - Заявил главарь. Все же драться пока не собирался. А может быть наличие Горшка за моей спиной, который был чуть выше главаря его останавливало.

   - Это правда? - спросил я у Жерди, не отводя взгляда от орка. Краем глаза было видно, как кожа худого просветлела. - Говори, не бойся, тебе ничего не грозит.

   Губы Жерди затряслись.

   - Они пришли, сказали, что отлупят меня, если я им монеты не вынесу! - закричал он. - А у нас и так накоплений мало!

   Главарь решил действовать - он попытался пнуть меня. Да только забыл, что его рука находится в моей. Я крутанулся, удар главаря пропал впустую, его рука удачно легла мне на плечо локтевым сгибом и со смачным хрустом переломилась. Деньги посыпались на дорогу перед ногами Жерди, а главарь заорал от боли и притянул больную ручку к себе, к тому времени я выпустил ее и поддал ему под зад, так что бандит-орчонок влип головой в забор.

   Двое его приятелей позеленели и кинулись на меня. Горшок стоял и смотрел на все происходящее раскрыв рот, два гоблина тоже раззявили варежки, наблюдая за происходящим. Для меня же это была своего рода легкая разминка. Первый атаковал стремительно, но хорошо поставленный мной удар прямо в печень заставил его задохнуться и попытаться вдохнуть, а удар второму между ног в паховую область вообще поставил жирную точку в драке. На все про все у меня ушли секунды и вот трое противников валяются в пыли и стонут - один со сломанной рукой, второй сжавшись в калачик, а третий похож на выброшенную на берег рыбу с выпученными глазами. Я подошел к главарю и присел рядом с ним на корточки - у того из глаз текли слезы.

   - Да отсохнет рука берущего. - Сказал я и продолжил. - Теперь слушай внимательно - если продолжишь заниматься этой фигней, то я клянусь тебя закопаю. Даже не посмотрю на кровную месть от твоих родичей. - Чуть придвинулся к уху и прошептал. - Весь твой род вырежу до десятого колена, усек?

   Главарь затих и закивал головой - понял мол. Его приятели пытались подняться и я перешел к ним.

   - Не угодное вы дело затеяли. - Покачал я головой. - Вашему главарю я уже все сказал, теперь вам заясню - чтобы даже близко вас я не видел рядом с ним. - Я указал на Жердь, который уже собрал монетки. - И вообще ни с кем. Учитесь, может что из вас путное и выйдет, а если продолжите... закончите как Изгои. Все ясно?

   Те закивали. Даже Горшок согласно закивал - и его проняло. Когда нужно, я могу быть очень убедительным.

   - Все, валите отсюда. И этого в больничку определите.

   - А что сказать? - спросил тот, которому я отбил яйца.

   - Споткнулся. - Я пожал плечами, - придумай что-нибудь.

   Гопники закивали головами и потащили главаря, поддерживая. Тот морщился и скулил. Ничего, регенерация у орков неплохая, кости сложат как нужно, к концу недели даже следов от перелома не останется - будет как новенький.

   - Пошли. - Махнул я рукой Горшку.

   - Спасибо, спасибо вам. - Жердь порывался меня обнять, но это все равно, что тролль будет брататься с гоблином - слишком он уж высокий.

   - Тренируйся в рукопашном бою и у тебя все будет нормально.

   - Да мне некогда. - Стушевался Жердь. - Три сестры малолетних, за ними присмотр нужен, а мать только одна.

   - А отец где? - поинтересовался Горшок.

   - Погиб недавно. - Жердь поник. - Только шесть дней назад сожгли.

   Орки кремируют своих мертвецов в день своей смерти - таков обряд.

   - Ну что ж, ты главный в семье. - Я попытался положить ему руку на плечо, но не удалось и похлопал по спине. - Держись и уж тем более не отдавай последние монеты неизвестно кому.

   - Научишь? - глаза Жерди блеснули энтузиазмом.

   - Приходи к нам, научу, что сам умею. - Я показал книжки. - Читать умеешь?

   - Умею. - Кивнул тот.

   - Э, - не понял Горшок. - Ты же пятилетка! Как научился?

   - Мать учителем в училище работает. Она и научила. - Жердь посмотрел вдаль удаляющейся и ковыляющей троице. - Лет с трех.

   - Понятно.

   - Заодно и расскажешь, что здесь написано, а то картинки есть, а объяснений нет. - Я пролистнул книжку.

   - И мы! И нас! - закричали два голоса в унисон - это гоблины прибежали из песочницы. - Мы тоже как ты хотим - раз и в пыль!

   - Тренироваться надо. - Я улыбнулся, скрыв клыки. - Научу, как не научить.

   Вот, я уже и стал сенсеем местного разлива.

   Гром в шахтерской столовой вкушал кашу с мясом и заедал все это салатом. Компот из вареных ягод был следующим после первого блюда. За его столиком пока никого не было - смена выдалась малочисленная, в основном проходчики и операторы техники, которая занимается выемкой грунта. Жила неожиданно свернула влево и концентрата каллона в породе стало меньше, поэтому руководство шахты пока сократило рабочие руки на этом участке, перебросив их на другой, а вот Грома оставили как наиболее опытного проходчика и вместе с ним еще пару человек. Сейчас в шахте на их участке ползали геологи, ковыряли молоточками скалу, носились в лабораторию за анализами, снова ковыряли. Начальство уверило, что в заработке они не потеряют, но кто же начальству верит?

   К нему за стол подсел Тычок, шахтер с соседнего участка. Он поставил разнос, передвинул тарелки и посмотрел прямо на Грома.

   - Твой младший моему старшему руку сломал. - Сказал он прямо.

   - Ну? - спросил Гром, отправляя очередную порцию каши в рот.

   - Ты бы поговорил с ним, что ли. - Пожаловался родитель. - Морду набить это одно, но руки ломать... слишком жестко.

   - Значит, было за что. - Спокойно ответил орк.

   - Может и было, мой не признался. - Согласился Тычок и подцепил ложкой большой ком слипшейся каши. - Все же еда из столовой ни в какое сравнение с домашней не идет.

   - Это да. - Кивнул Гром.

   - Поговоришь? - спросил Тычок с надеждой.

   - Поговорю. - Кивнул орк.

   Оба спокойно продолжили обед, говоря уже на другие темы, однако осадок в душе у Тычка остался.

   - Как такое могло произойти? - спросила Древляна, сверля взглядом в начальнике очистных сооружений дырку. - Почему вы не предоставили транспорт для вывозки мусора?

   - Ну дак. - Гоблин теребил шляпу, уткнувшись взглядом в пол. - Они же заявку не составили, не заверили, просто так пришли, как я мог машину с рабочими отправить?

   - Про библиотеку уже все в курсе? - спросила Древляна, оглядывая малый совет. Ее помощник эльф, пара троллей, орков и гоблинов. - Дети занимаются работой взрослых! Да и этот библиотекарь тоже хорош, нашел добровольных помощников, хотя, как он признался, заплатил им честь по чести. Ребята, конечно, не подозревали, но вот от вас, уважаемый Блин, я не ожидала, что используя свое служебное положение вы откажете в просьбе подрастающему поколению. Если мы все начнем юлить и делать только то, что нам хочется, то каким в будущем будет этот мир? Можете не отвечать, это я так, мысли в слух. - Древляна села в большое кресло, которое поглотило ее всю без остатка. - Можете идти и чтобы впредь безукоризненно выполняли просьбы населения. Нужна заявка? Пусть составят как необходимо. Надо подсказывать, а не отправлять на все четыре стороны. Вы согласны со мной? - гоблин кивнул. - Все, свободны.

   Когда он вышел за дверь, она посмотрела на оставшихся советников.

   - А вы что скажете?

   - Младший Громовский руку сыну Тычка Залипале сломал. - Доложил начальник службы порядка. - Родители не заявили в Службу, также как и пояснений от самого Залипалы не было.

   - Что, просо так подошел и сломал?

   - Они монеты вымогали. - Сказал орк-шаман Ведун. - Молчун их остановил. Пока предложил завязать с этим делом. Угрозами, конечно, но сказано это было так, что они поверили, что он и правда всю их родню вырежет.

   - А он может? - спросила Древляна.

   - Вполне. - Кивнул шаман. - Странный мальчик, замкнут, приятелей близких нет, общается только со своими родными, говорит мало, но по делу. Что-то в нем такое... непонятное.

   - Шаман?

   - Нет. - Помотал головой Ведун. - Точно нет, я бы почувствовал. Что-то другое, но тоже не из этого мира.

   - Хм. - Древляна задумалась. - Приглядывайте за ним на всякий случай. Да и этих малолетних вымогателей тоже возьмите на заметку. Вдруг еще и коррекция понадобится.

   - Все может быть. - Кивнул шаман.

   - Когда ему в училище?

   - Через два лета. - Ответил огромный тролль, который по размерам очень сильно отличался от других - даже в кресле не помещался. - Хочешь, чтобы я взял его в свою ступень?

   - Да, Кремень, возьми новый набор через два лета. И чтобы Молчун попал в него.

   - Сделаю. - Кивнул тролль, который преподавал в училище и был вхож в малый совет. Большой собирался только по чрезвычайным случаям.

   - Хорошо. - Древляна хлопнула ладонями по столу. - Что у нас с урожаем?...

   Глава 4

   Я сидел на уроке и страдал. Да, да именно так. Как только мне исполнилось шесть лет меня тут же записали в училище на первую ступень. Хотя здесь ступени обозначались как у нас в институте, потому что их было несколько и путаница бы вышла изрядная. Я учился в "классе" имеющим порядковый номер 2378 по идущему сейчас году. Все мы были учениками первой ступени, поэтому полное название нашей группы было ступень 2378 - 1. То есть первый набор. Был еще второй и третий, они учились в соседних кабинетах. Я же попал в группу где все были более-менее равны по возрасту, различие составляло может быть несколько лун. Так если мне было шесть лет и две луны, то некоторые гоблины едва дотягивали до шести. Я так понял, что наборы объявляли раз в четверть года и соответственно учеников подбирали из поселка примерно подходящего возраста. Колония понемногу разрасталась, уже появились первые выпускники, которые шли на работу либо на завод, кто-то подался в фермеры, кто-то на рембазу, как многочисленные гоблины или в водители. В колонии всегда были рады рабочим рукам - дома строились, государственная аренда, что бы там не говорили тунеядцы была небольшой и ее вполне можно было потянуть даже молодой семье. Да, орки и все остальные уже считаются совершеннолетними в двенадцать лет и могут создать официальные семьи. Так моему отцу было около двадцати одного, а матери девятнадцать, хотя по ним и не скажешь. Как тут с продолжительностью жизни, я еще не выяснил, но та же старуха Житовка говорят дожила до восьмидесяти и еще намерена прожить столько же. Только эльфы, долгожители чертовы, наверняка еще не раз плюнут на наши могилы, хотя они мне ничего плохого не сделали, но вот этот самый червячок, который в душе поселился так и сидит там и грызет потихоньку.

   Горшок злорадствовал, когда я пошлепал в школу в первый день. Мать снабдила меня несколькими пухлыми тетрадями, где предполагалось записывать втолковываемую нам премудрость, решая примеры и изучая алфавит. Вот тут я серьезно влип - все же взрослая человеческая память имеет свои недостатки: очень сложно переучиться. Это как учить английский или немецкий язык лет так в сорок или пятьдесят, хотя там их закорючки все же более-менее ближе к русским буквам, а здесь... Но все по порядку.

   Орки пишут рунами. Да, вот такими вот закорючками похожими на иероглифы и арабскую письменность одновременно. Причем и в той и в другой черт ногу сломит, а я уж и подавно. Всего в оркском алфавите 144 руны, 36 из которых используются как обозначения букв, а вот остальные 108 - слогов. Причем все это можно записать вперемешку, пара слогов, пара букв и вот слово готово. На все про все ушло три или четыре знака, а информацию на бумажный носитель ты уже нанес. Например слово ВОДА состоит из двух слогов ВО и ДА и его можно записать двумя резами, а можно и поочередности как буквами, тогда надо будет четыре. Тем более, что хоть в русском алфавите и 33 буквы вместе с мягкими и твердыми знаками и так любимой мной буквой Ы, то у орков 36. Добавляются еще три гхыкающих звука, скорее похожие на рычащий, причем гласных у них не так много, как согласных и поэтому все слова хрен выговоришь. Ну, это я понял по тому, как все это пишется, если сравнить с русским языком. Поэтому у орков и нет компьютеров и программирования, даже калькуляторы они не используют - обычные для меня уже позабытые деревянные счеты, которыми ловко оперируют торговцы в лавках и эльфы в банках. Хотя, сдается мне, именно на орков вся эта система и рассчитана - чтобы смухлевать и обмануть при счете, поэтому все орки учатся считать в уме и делают это надо сказать неплохо, чего нельзя сказать про меня.

   С письменностью ладно, можно разобраться в конце концов, все же даже в школе немецкий язык учил и настропалился вроде как сносно шпрехать, но вот со счетом выходила полная ерунда. Во первых - двенадцатеричная система счисления, когда у тебя десяток не десяток, а двенадцать как целое и все расчеты ведутся от этой цифры. То есть 12, 144, 1728, 20736 и так далее. Голова кругом, хотя все остальные в этом ориентируются как рыба в воде. Основанием идет число 12, прямо чертова дюжина. Стоит ли говорить, что в математике я полный ноль? Даже два ноля. Агент спецразведки, блин.

   Числа наносятся первыми 12 резами, то есть буквами. Поэтому число 13 это будет 12 рез и первый, 14, соответственно 12 рез и 2 и так далее. Число 144 имеет свое собственное обозначение, это вроде как сотня по человеческим меркам и к ней прибавляется все то же самое, что и в начале. 12 резов - полная рука, 144 - ряд, 1728 - период, 20736 - цикл, а дальше я даже не замахивался. Орки редко считают до периода (разве что зарплату в кассе, которая составляет от восьми до десяти рядов), а до цикла и подавно. Это нужно в основном банкирами и прочим кровососам от финансов и экономики. Мы же как первоступенники решали более простые примеры на сложение и вычитание и уже здесь у меня начались серьезные проблемы - я попытался перевести оркские числа в знакомые мне десятичные значения и решить их там, но вот на выходе получалась полная фигня - результат всегда был неправильным. А считать в двенадцатеричной системе у меня не получалось, хотя чего там, десятки и единицы заменяют резы букв, а счет вроде как похожий. Но все равно, не идет у меня математика. Да и честно сказать в письменности я тоже плаваю. Хорошо хоть пока отметок не ставят, но учитель Жгут что-то записывает в своем блокнотике и это мне не нравиться. А то как турнут из школы с белым билетом? На работу хрен где устроишься, а услуги киллера тут никому не нужны - сами все с усами. Придется тогда в Изгои в леса податься.

   Вот и сейчас учитель задал контрольную на прошедшую тему, а сам сидит и с понтом газету читает, хотя я-то вижу, что он за всеми в классе внимательно следит. Здоровый огромный тролль с могучими бицепсами и крутыми круглыми плечами возвышался как скала за своим столиком. Насколько я смог выяснить он входил в малый совет поселка, изредка заседал там, решая производственные вопросы и вообще был представителем от образования. Вообще политика Древляны была мне непонятна - она ввела в систему управления орков, троллей и гоблинов, усадила их на места эльфов. Недовольные, понятное дело, тут же сбежали в Метрополию и там наябедничали кому следует, даже комиссию присылали. Та пошарилась по нашему поселку, сунула нос туда-сюда, выяснила как идут отгрузки готовой продукции, насколько хватит месторождения и ведут ли поиски еще новых, а потом, написав отчеты, смоталась назад. Так что кляузникам не повезло - колония работает, дает продукт и даже выше нормы, естественный прирост населения есть, никто не бежит (конечно, с такими-то ценами), люди заняты. То есть орки. Все вроде при деле и от Древляны отстали. Та, впрочем не осталась в долгу и тут же напрягла службу порядка выявить "неблагонадежные" элементы и отправить их куда подальше, чтобы воду здесь не мутили. С чем я с ней был абсолютно согласен - не фиг лезть в растущий здоровый организм, которым является колония.

   Но это я опять отвлекся, а контрольная никуда не делась. Первый ряд уже закончил считать и чинно сидит сложа руки в ожидании, пока такие тугодумы как я перестанут скрипеть мозгами, шум от которых даже слышит наш учитель и сдадутся на его милость, оставшись на следующий внеплановый урок по повторению пройденного. Стоит ли говорить, что я тут был частый гость, если не постоянный его посетитель.

   Мой класс был смешанным - девочек чуть больше чем мальчиков, всего тридцать шесть разумных. Эльфов не было - они учились отдельно. Еще бы, кто бы отдал своих чад в классы с этими варварами неотесанными. Ну прямо апартеид как в ЮАР - эльфы отдельно, все остальные отдельно. А вот в нашем классе троллей было восемь, орков четырнадцать как и гоблинов, причем девочек-орков восемь, нас шесть, а гоблины почти все мальчишки, кроме двух родственниц из разных семей, которые приходились друг другу двоюродными сестрами. Троллей было пять на три - мальчиков и девочек соответственно. Первый ряд был отдан на откуп гоблинам - ну еще бы, эту мелкоту еще не сразу и заметишь, а тут они все под прицелом. На втором ряду сидели орки. Последний ряд отдали троллям и нескольким не влезшим на средний ряд оркам, в том числе и мне. Я сразу же в первый день подсуетился, пока эти балбесы ходили и клювами щелкали - подсчитал сколько учеников, понял, что все не влезут и если гоблины легко могли уплотниться на первом ряду, чтобы не мешать друг другу, то вот с нами и с троллями возникала проблема. Весь класс представлял собой три длинные лавки-парты, как в нашем институте и подиум перед ними, где восседал учитель, чтобы видеть всех нерадивых учеников, таких как я, протиравших штаны на последнем ряду.

   Вместе со мной в классе оказались Прыг и Скок, которых я довольно быстро поднатаскал в защите и нападении и они с удовольствием лупили друг друга. Работу с оружием орки осваивают лет с восьми и Горшок уже сейчас ходит на специальные курсы при школе. Они обязательны, так что даже девочки сражаются достойно. Мы же в моем дворе обходились деревянными палками, заменяющими мечи и такими же ножами. Как правильно выбить его из руки (при достаточно сноровке это оказывается возможно, строение кисти позволяет, я не знаток анатомии и не вдавался в такие подробности, но отец показал, куда и как нужно воздействовать, да и хвала Богам книжка достопочтенного Хака здорово выручила), как отразить вооруженную атаку, как уйти с линии нападения, в общем мы довольно плотно поработали и против гоблинов у меня накопилось достаточно приемов, тогда как троллем выступал Горшок в силу своего роста и комплекции, хотя я его был все же шире и Жердь. Тот вообще сошел бы за взрослого, если даже моему отцу был до подбородка. Занимались мы после обеда, когда приходили Горшок и Жердь после мук в училище, да прибегали гоблины, переделав всю домашнюю работу, а может быть по простому свалив все на сестру. Троица вымогателей больше не появлялась, Горшок сказал, что этих троих перевели в спецкласс и занимаются ими отдельно, так что ребятам вполне вколотят в башку, что поступать так по отношению к своим же поселковым нехорошо. Больше никто в нашу "секцию" записаться не хотел, да и мы не горели желанием посвящать кого-нибудь в наши тайны. Конечно такая подготовка не возбранялась, но соседи иногда странно так поглядывали на меня, да еще и эта вездесущая Хиса совала всюду свой нос, хотя мать ей как-то намекнула, что хорошо бы заняться ей своими делами, а не высматривать, чем занимаются другие. Тетка фыркнула, но злобу наверняка затаила, завидущая сволочь, наверняка. Я бы ее ликвидировал от греха, да только слишком заметно будет.

   После той памятной драки в наш дом приходил шаман Ведун, вел пространные расспросы, меня не теребил, но пару раз посмотрел так, что захотелось спрятаться. Мать отвечала односложно, но вежливо, накормила гостя, как и положено у орков. Ведун отведал яств и ушел явно чем-то удовлетворенный. Я спрашивать не стал, главное, что мама успокоилась и на время запретила нам тренировки. Пока не уляжется, пояснила она. Что именно уляжется я не понял, но честно две недели тренировался сам. Хотя отец меня поддержал и высказал мысль, что его сын растет не таким уж оболтусом как старший, который даже топором как следует взмахнуть не может. Зря, конечно, это он, Горшок потом на меня обиделся, но я пошел к брату и честно с ним поговорил, что отец это так, не со зла сказал, а просто на работе может быть проблемы или не в духе пришел. Самое главное что отец того главаря, которому я руку сломал, не вызвал его на дуэль выяснить отношения. В нашем поселке дуэли были не очень частым явлением, не то что в Метрополии, хотя арена была и каждое лето в начале года там устраивали состязания. Своего рода празднование Нового Года, только без выпивки и салата оливье как у нас, а нормальная такая потеха и забава, когда толпа орков, гоблинов и троллей сходится на такую же толпу, состоящую из тех, кому надо выпустить пар и снять негатив. Отец участвовал каждый год. Иногда забывались и ломали руки и ноги, но все заканчивалось выбитыми зубами, которые потом вставляли пострадавшим ученики шамана. Были они здесь своего рода скорой помощью - лечили вывихи, ушибы, растяжения. Ну и присматривали за состязаниями. Денег брали немного, так что можно было хоть каждый день зубы выбивать.

   И вот сейчас контрольная. После двух лун обучения - короткой и длинной. Каникул у орков нет, также как и отпусков. Если тебе необходимо куда-то срочно отлучиться, пишешь заявление, указываешь причину, тебе дают перерыв. Не вышел на работу вовремя - денежный штраф. Так что у тебя серьезная заинтересованность чтобы не нарушать трудовую дисциплину. В школе такое не прокатит. Я спрятался от взора учителя за спинами двух худеньких орчанок, сидевших впереди. Прыг и Скок возились на первом ряду - все уже сделали и возможно неправильно, но их это не волновало. Они играли в кубики, что-то вроде наших костей. Конечно, Жгут такое не потерпит на своем уроке и наверняка заметил обнаглевших гоблинов, но пока ничего не предпринимает. Как я уже понял он очень отличный психолог и точно знает как воздействовать на зарвавшегося разумного.

   Я заглянул в тетрадь соседа-тролля. У него были те же проблемы и другие примеры. Он посмотрел на меня и вздохнул.

   - Похоже, останемся после занятия, Молчун. - Тихо, как ему показалось произнес Кремень.

   Спины орчанок напряглись, а слева от них послышалось хихиканье. Это умник Тощий веселился над нами, тугодумами. Он уже все сделал, я впрочем тоже, только не был уверен в результате. Проверил бы хоть кто-нибудь. Я подался вперед к орчанкам.

   - Цветик, - попросил я жалобным шепотом, - проверь, а?

   - Сиди тихо, Молчун. - Зашипела та. - Учитель смотрит.

   - Да не смотрит он, дневку читает. - Это так газета называется - дневка. Ежедневник по-нашему.

   - Все он видит. - Прошипела та.

   - С тобой каши не сваришь. - Пробурчал я. - Неж, может быть ты?

   - Сдурел, Молчун. - Ответила ее соседка. - Я же на виду. Попроси Тощего, он рядом.

   - Руку протяни, я тебе в нее тетрадь вложу, сверху положишь, будет незаметно.

   - Ага, а потом меня вместе с тобой оставят. - Шикнула та. - Не буду.

   - Ну чего вам стоит, проверьте, а? - заныл я.

   - Ты не Молчун, ты Брехун. - Сказала Цветик и захихикала.

   - Черт. - Буркнул я. - Э, Тощий, ну-ка, наклонись сюда, слышь чего скажу...

   - Отвали, Молчун. - Орк отодвинулся от девочек. - Сам знаешь, что за тебя я решать не буду.

   - Да не надо решать, проверить только.

   - Иди в... далеко, короче.

   - Ну, блин, я тебе это припомню. - Типа мстительно пожелал я, намереваясь Тощего припугнуть.

   - Припомнишь, обязательно. - Пообещал орк и отвернулся, заметив, что учитель убрал газету и смотрит в нашу сторону.

   Сидел я с краю самым правым, так что спросить больше было не у кого.

   - Сдаем работы. - Заявил Жгут и приподнялся с места. - Скок, кубики давай сюда.

   По полу с отчетливым стуком граней покатились кости. Зеленая кожа гоблина мигом посветлела. Учитель между тем продолжил:

   - Канава, прекрати жевать, дома поешь, Тормоз, ты закончил листы пачкать? Сдавай работы я сказал. Что мотаешь головой, не согласен? Хочешь продолжить и в нагрузку еще примеров получить? Смотри, я тебя за язык не тянул. - Раздались смешки. - Кому весело? Тощий, опять ты? Останешься с Тормозом, объяснишь ему тему, заодно повторите начертательные резы, а то правописание у вас обоих хромает. Кто там хрюкает? Шишка, куда подсказку спрятала, у ну-ка доставай, что там у тебя? Любовное письмо? - орчанка позеленела. - Не рановато ли? Ладно, читать не буду, сама съешь. Размочишь в воде и съешь. При мне. Чтобы больше дурью на уроке не маялась. Обычно этим старшеступенники занимаются, а не такие детишки как вы. Молчун, чего затих? Неси сюда, проверю, чего ты там накарябал. А, впрочем и так все понятно. Так, остаются Молчун, Шишка, Тощий, Тормоз, Прыг, Скок и Дергач.

   - А я то за что? - спросил недоумевающий гоблин.

   - Так, за компанию. Думаешь я не видел, что ты все у своего приятеля сдул? Только подзабыл, что примеры разные. А ты, Фига... тоже останься. За то, что дал ему списать.

   - Нуууу, учитель, - заныл Фига, - ну отпустите меня, у меня дома ящерицы не поены и корм задать им надо.

   - Так чего же ты когда в училище пошел этого не сделал? - Жгут прищурился. - Поленился? Вот и попадет тебе от матери. К тому же у тебя там дома две сестры сидят, так что и без тебя справятся. Остальные могут быть свободны.

   Класс вздохнул и начал быстро собираться, упаковывая тетради в сумки. Названые, в том числе и я остались. Жгут быстро проверил работы. Просмотрел он и мою, хмыкнул и разложил тетради веером.

   - Разбирайте, садитесь подальше друг от друга, Молчун на первый ряд к своим приятелям. Думаешь я не знаю, чем вы после занятий занимаетесь? Кулаки друг о друга чешете, лучше бы мозги напрягали.

   - Так они же кость. - Брякнул я.

   Тощий захохотал.

   - У тебя, Молчун, в родове троллей не было?

   Я пожал плечами.

   - Знаю, что не было. - Махнул рукой Жгут. - И не будет. Это мы с вами на пятой ступени будем проходить про взаимоотношения полов, так что Шишка можешь забыть про Хруста.

   Орчанка покраснела. Хруст - это тролль, сидящий через одного от нее на третьем ряду.

   - Почему? - спросил любознательный Скок.

   - Набор клеток у нас разный, состав кислот и симптоматики. Я же сказал, на пятой ступени все подробно объясню.

   Ясно, это он про ДНК и хромосомы говорил. Понятия-то здесь разные, а шаманы наверняка в этом разбираются. Значит межвидовые связи исключены - потомство можно получить только от своего родича. Вот почему я не видел смешанных браков троллей, орков и гоблинов. Про эльфов вообще никто не говорит - на километр к себе не подпустят. Хотя тут другая система измерений. Километр, это примерно девять, десять скачков. Сначала идет ладонь, двенадцать ладоней - прыжок, 12 прыжков - скачок, 12 скачков - малый перебег, 12 малых - большой перебег. 12 больших перебегов - оборотный перебег. То есть бег в течение полусуток. С системой веса тоже все не так как у людей (конечно, откуда им тут взяться) - самая малая величина, это щепоть, 12 щепотей - горсть, соответствует наверняка нашему килограмму или чуть больше, не с чем сравнивать, 12 горстей - кулек, 12 кульков - мешок, 12 мешков - куча, 12 куч - гора, так что куча это почти две тонны, а гора соответственно около двадцати пяти тонн. Дальше я не знаю счета, да и незачем.

   - Но это к делу не относиться. - Продолжил Жгут. - Вот вы вроде бы неглупые парни, а простых вещей понять не можете. Вот взять к примеру Молчуна - считает он правильно, но постоянно резы путает, оттого и результат неправильный. А ты, Тормоз, перепроверяешь по двадцать раз и поэтому так долго над задачей сидишь. Про этих и говорить нечего. - Махнул рукой учитель в сторону приятелей гоблинов. - Все сделают самыми первыми, а потом дурью маются. Причем не всегда правильно. Берите пример с Тормоза - проверьте несколько раз.

   - А чего их проверять? - возразил Прыг. - Или верно или нет.

   - Это да. - Согласился Жгут. - Но должно быть верно всегда, а не так как у вас, серединка на половинку.

   Тощий захихикал.

   - А тебе вообще лучше прекратить смеяться, а то я уже подумываю не балуешься ли ты дурман-травой. Чуть что его на хихи пробивает. - Жгут пристально посмотрел на орка. - Тощий, ты слышишь меня?

   - Да, учитель, и я не курю. - Ответил тот. - Просто вы так смешно говорите.

   - Это вам смешно, а я из вас должен сделать нормальных полезных членов общества, а то загребут в регулярные войска Метрополии.

   - Куда? - не поверил я своим ушам.

   - Неважно куда. - Тролль явно оговорился. - Сейчас раздам вам по ряду примеров, как сделаете, можете быть свободными.

   Пришлось снова напрячь мозги, я проверил все на два раза, был уверен, что все правильно и пошел сдаваться. Жгут принял мою работу, посмотрел в тетрадь, посмотрел на меня, вздохнул.

   - Иди уже, бестолочь. Твои приятели тебя ждут.

   Прыг и Скок мялись возле выхода из класса. Они сделали все еще быстрее, неправильно, конечно, но учитель просто махнул на них рукой, что, мол, с гоблинов взять и отпустил. Тощий ретировался самым первым вместе с наказанной за любовь Шишкой. Тормоз точно уйдет самым последним, также как и Дергач, которому учитель подсунул примеры посложнее - на умножение. Мы прошли эту тему, только сейчас он напряг нас обычной арифметикой, не давая такие недоступные дебри. Я сложил тетради в сумку и вышел за дверь, провожаемый тоскливым взглядом Тормоза.

   - Вот пристал! - сообщил Скок. - Чего ему от нас надо?

   - Он же сказал тебе - хочет сделать из нас полноправных членов общества, а не лохов, которых каждый эльф в банке обует.

   - Кого?

   - Простаков. - Перевел я, похлопав гоблина по плечу.

   Мы вышли из здания, которое стояло чуть вдали от улицы и его придворовая территория занимала достаточно места со стадионом, тренировочными снарядами и отдельным спецкорпусом, где учились не положительно характеризующиеся орки и тролли с гоблинами. Главные двери заведения выходили прямо на улицу, где располагались две лавки со сладостями - некоторым ученикам родители давали монетки, чтобы они побаловали себя. У меня деньги не водились, также как и у друзей-гоблинов, но в магазинчик я все же заходил иногда, так поглазеть, ведь продавали там не только сладости, а хлебобулочные изделия и крупы, так что большая часть орков просто закупалась там на родительские деньги и тащила все это домой. Занимались в основном этим девочки - мальчишки чесали от школы домой так, что аж пятки сверкали. Ну и я иногда выступал добытчиком.

   - Что, на снаряды пойдем? - спросил я братьев.

   - Да нее, - протянул Скок. - Мать сегодня рано придет, надо загончики почистить, а то мы с утра поленились.

   - Понятно, ну что, значит до завтра?

   - До завтра. - Гоблинам было в другую сторону.

   Ухо Прыга дернулось в левую сторону. Он повернул голову за здание школы.

   - Что там? - спросил он у меня.

   - Я ничего не слышу.

   - Плачет как будто кто-то и слышны шлепки.

   - Ну-ка, пойдем. - Решительно я направился за угол, стена здания которого выходила на берег реки. Только с двери крайней лавки было видно, что там делается.

   Я быстро завернул за угол и увидел следующую картину - два тролля и три орка прессовали Тощего, а рядом с ним сидела на заднице и плакала, размазывая слезы по щекам мелкая орчанка из соседнего класса первой ступени. Скок еще не появился из-за угла, а Прыг только начал высовывать свой длинный крючковатый нос, чтобы полюбопытствовать, а я уже мгновенно оценил ситуацию.

   Во-первых, троица орков была мне хорошо знакома по событиям двухлетней давности. И главарь тот же. Похоже никак не успокоятся, хоть их и перевели в спецкорпус. Там они подцепили двух тугодумных троллей и скорешились с ними, чтобы, значит, встать на старую дорожку. Здесь, за углом школы, их заметно не было, если только не пройти по крайней улице, где стояла хлебная лавка. Силы явно не равные и я притормозил Прыга, шепнув ему:

   - Беги за Жгутом.

   После чего оттолкнул его назад, кинул сумку Скоку, который поймал ее и решительно шагнул к гопникам, которые уже заметили меня.

   - Ба, знакомые все лица. - Сказал я, чтобы потянуть время. - Все никак не уйметесь?

   - Это он? - спросил один из троллей.

   - Он. - Кивнул главарь. - Вали его, ребята.

   Они кинулись на меня все впятером. Да вот только не учли, что больше помешают друг другу. Я отступил спиной к стене и атаковать меня могли только трое. В руках двух орков блеснули остро заточенные лезвия ножей. Ну, значит игра сейчас начнется серьезная. Тощий отполз чуть в сторону, орчанка редко всхлипывала, ее глаза набухли влагой, а под скулой разрастался синяк и левый клык был сломан. Похоже, это тролль засветил ей такую оплеуху.

   Первыми кинулись на меня два тролля и орк. Главарь и его подельник остановились и ждали позади, поигрывая ножами. Так, на всякий случай. Слабым звеном здесь выглядел только орк, с него-то я и начал, не церемонясь в выборе приемов. Перехват летящей мне в пах ноги, резкий толчок рукой и смена направления движения - орк летит прямо в несущегося на меня тролля. Произошло неминуемое столкновение и оба покатились мне под ноги. Второй тролль замешкался и я, встав на шевелящуюся подо мной массу из двух тел, прямым ударом в челюсть зарядил громиле. Тот свалился с копыт - когда тренируешь удар постоянно, то рука так сама и бьет, к тому же бить надо не по поверхности, а как бы за нее, представляя точку приложения силы после кожи. Потом выяснилось, что я ему челюсть сломал и выбил ее из сустава, но это потом.

   Тролль сложился пополам и рухнул, потеряв сознание. Двое подо мной стали вставать, но я не дал им этого шанса, сильным ударом в затылок отправив тролля в небытие, а орка пнул в ухо. Остались двое, причем один из них уже был занят - Скок выскочил из-за угла и, бросив сумки, кинулся на помощь. У него хватило ума сначала подбежать к орчанке и Тощему и спросить их о самочувствии, но второй орк с ножом заметил его движение и решил перехватить ретивого гоблина. Однако Скок все же не зря посещал мои уроки - он заступил орчанку, прикрыв ее спиной, набрал горсть земли и швырнул ее в глаза орку и пока тот плевался и протирал глаза, отмахиваясь ножом, гоблин со всего маху засадил ему в пах, вызвав своим ударом потерю сознания.

   Главарь как-то быстро остался без свиты и, перехватив нож обратным хватом, (я заметил, что с ним он обращается достаточно хорошо) ринулся в атаку. Под ногами мешались бесчувственные тела, также как и моему противнику, но он не остановился, а ловко перескочил через них, и, балансируя, провел несколько молниеносных атак ножом мне в грудь и горло. Если бы не природная способность орков к быстрой реакции то лежать бы мне с перерезанной глоткой, а так я ушел от них. Время привычно замедлило свой бег как на тренировке, нож прошел рядом с моим носом, рука плавно легла на запястье противника. Я продолжил его движение, вписался в него, увлек за собой, подставляя острое колено, на которое животом наткнулось его тренированное тело. Я только сейчас разглядел что он серьезно прибавил в силе и весе, а также нарастил мышечный каркас. Дух у главаря вышибло от удара, он выпустил рукоять ножа, потому что я сдавил его нижний большой палец и заломал кисть. Железка ударила лезвием по телу лежащего орка, хорошо хоть не воткнулась в него и соскользнула куда-то в утоптанную траву. Рука еще была в моем захвате и грех было ее повторно не сломать. Крак и главарь взвыл от боли, а потом сильным прямым ударом в грудь ногой я отбросил его от приятелей.

   - Что здесь произошло?! - спросил громогласный голос учителя, появившегося из-за угла в сопровождении Прыга.

   Жгут профессиональным взглядом оценил ситуацию. Пятеро учеников спецкласса, лежащие бес сознания кто-где, хотя один еще шевелится и баюкает свою сломанную руку, пытаясь встать. Спокойно стоящий рядом с телами тролля и орка Молчун, смотрящий на учителя честными глазами, Скок, который гладит по голове заплаканную орчанку, на щеке которой виден след от удара огромной лапы. Не иначе кто-то из троллей приложился, Тощий, обалдело смотрящий на все произошедшее - отметины есть и у него на лице, левый глаз заплыл, значит били с правой. И четыре поверженных противника. Картина ясна, но послушаем версию самих пострадавших и нападавших.

   - Это он сам на нас напал! - заявил орк со сломанной рукой. - Мы здесь просто из лавки шли.

   Скулы у Молчуна заострились, а клыки обнажились. Что-то такое промелькнуло у него в глазах и Жгут понял, что мальчишка сейчас совершит самую большую глупость в своей жизни. Он быстро подошел к нему и положил руку на плечо. У орчанки моментально высохли слезы, она вытерла их тыльной стороной ладони и гневно посмотрела на лежащего орка.

   - Неправда!! - крикнула она. - Это они виноваты, все пятеро!! А он не виноват!! - она указала пальцем на Молчуна.

   Тот стоял столбом и не вмешивался в разборки.

   - Рассказывай. - Предложил ей Жгут.

   - Они возле двери поджидали. - Начал Тощий вместо девочки. - Я только вышел, Шишка позади шла и не заметила, они меня схватили и за угол завели, а потом бить стали. Вроде как удары пробовали. Молча и смотрели так страшно. Я отмахнуться попытался, вот в глаз дали.

   - А она как здесь? - учитель показал на девочку.

   - Она из лавки вышла, все увидела, закричала и побежала в школу, только они ее поймали и сюда приволокли.

   - А Шишка где?

   - Не знаю. - Пожал плечами Тощий.

   - Сбежала твоя Шишка от страха. - Ответил за него Скок. - Она в туалете в школе сидит, когда мы выходили, я видел, что она дверью хлопнула и заперлась там.

   Жгут вынул передатчик из кармана. Молчун заинтересованно посмотрел на устройство, но ничего не сказал. Учитель набрал код вызова.

   - Краса, пойди в туалет, успокой девочку и скажи шаману, пусть кого-нибудь сюда пришлет. - Потом вызвал участок. - Опергруппу сюда и Куратора спецкласса, нападение на ученика.

   - Это что у вас? - спросил Прыг.

   - Передатчик. - Не вдаваясь в ответы, сказал Жгут. - Что, навыки проверить захотелось? - спросил он, обращаясь к орку со сломанной рукой. - Да еще и с холодным оружием. Однозначно вам корректировка светит.

   - Не надо!! - завопил тот.

   - Еще как надо, если вы нормального языка не понимаете. Молчун же тебе в прошлый раз объяснил, разве нет?

   - Откуда вы знаете? - тихо спросил орк.

   - Я много чего знаю, забыл кем я работаю. - Жгут усмехнулся, сжав губы в тонкую линию. - Как это ты с ними справился?

   - Да я кулаки постоянно чешу, вот и пригодилось. - Язвительно ответил Молчун и подошел к своей сумке, отряхнув ее от земли.

   - Рассказывай давай. - Жгут сложил руки на груди в ожидании ответа, но орк не торопился говорить. - Отец научил.

   - По книжке. - Спокойно ответил он.

   - По какой такой книжке?

   - "Боевое наставление учура Хака", - ответил за Молчуна Прыг. - Это ему библиотекарь дал.

   Орк метнул грозный взгляд на болтливого гоблина, тот понял, что сказал что-то не то и замолчал.

   - Ничего, шаман разберется. А пока все в класс. И этих тоже тащите.

   Гоблины вздохнули и подхватили одного из орков под руки, как к школе быстро подкатили два автомобиля, из которых вылезли оперативники службы порядка, быстро оцепили территорию, забрали пострадавших, а Молчуна и Тощего с орчанкой провели в класс, где усадили на лавку. Там же пристроили Прыга и Скока. Мальчишки напугались серьезных дядек в форме, только Молчун был спокоен, как будто его каждый день опергруппа забирала в участок.

   Опросили всех, кто, как, зачем и почему. Кто где стоял, кто первым услышал, с чего все началось. После чего отпустили всех домой и я уже вздохнул с облегчением, но тут ко мне подошел учитель и снова положил мне руку на плечо, как тогда, когда остановил меня от убийства этого урода. Заставил мозги работать.

   - Ты молодец, Молчун. - Сказал он. - Все сделал правильно. Только справиться с ними ты бы не смог - из них же в спецкорпусе готовят элитных убийц.

   - Как это? - не понял я.

   - В каждой из колоний есть такое заведение. - Пояснил учитель, встав рядом. - Туда берут тех, у кого есть негативные склонности к жажде наживы, убийству, виду крови или криков боли. В общем, всяких ненормальных. Их учат, как правильно подкрадываться к жертве, убивать без следов, зачищать места преступлений, если их совершили те, кто стоит у власти. Только перед этим им проводят корректировку на полное подчинение. Они уже шагу не могут ступить без воли хозяев. В Метрополии этого делать нельзя, а определенным кругам во власти такие услуги нужны, вот они и распихивают этих подонков по колониям. Это наши, местные. Два года назад Древляна сообщила куда следует про тот инцидент, произошедший между тобой и ими. Хозяева заинтересовались ими, пришел приказ, ослушаться нельзя, пришлют регулярные войска и колонию объявят попавшей под нападение Гнаргов или Изгоев. Так что, сам понимаешь. И, пожалуйста, не болтай об этом никому.

   - Почему вы мне все это рассказали? - задал я закономерный вопрос.

   - Ты выглядишь старше своих лет, не теряешь самообладания в критической ситуации, имеешь свое, но правильное представление о чести. Да, бить слабого, возвышаясь над ним, это низко и подло. Так поступают только те, кто сам слаб духом. Тебе это не нужно, я же вижу.

   - Что с ними будет?

   - Их спишут. Уже окончательно. Всех пятерых. Неуправляемые убийцы хозяевам не нужны.

   - И что, эти хозяева и на меня могут убийц натравить?

   - Боишься?

   - Нет, но лучше знать, чем все это может обернуться.

   - Тут ты прав, дело пахнет фораксом (вонючая жидкость для смазки механизмов, вроде нашего масла), но мы колония на самообеспечении, так что справимся со своими проблемами сами. В любом случае в обиду тебя мы не дадим. - Жгут похлопал меня по плечу. - Беги домой, время уже позднее.

   - Как там Тощий и та орка?

   - Кто?

   - Э-э, девочка-учур.

   - Тощий потрясется немного да успокоится - шаман поработает с его памятью. А насчет девочки... храбрая учур, кинулась на помощь слабому, хотя сама не сильнее его. Будет добрая жена. - Жгут улыбнулся. - Ну, беги.

   Он посмотрел вслед необычному орку. Все же не первый день видишь тех, кто в столь малолетнем возрасте может справиться с четырьмя противниками, причем один из них вооружен. Не побоялся вступиться, услышал, оценил ситуацию, послал за помощью. Жгут очень удивился, когда Прыг влетел в класс и заверещал как резаный о драке за углом школы. До Тормоза только доходило, что он сказал, а учитель уже сорвался с места, надеясь успеть, разнять. Мальчишки редко прибегают к драке без взаимных оскорблений. Не успел. Все закончилось очень быстро. Надо бы библиотекаря расспросить про ту книжечку, что Молчун у него взял. И как этот выживший из ума гоблин мог отдать малолетке такую страшную книгу как "Боевое наставление"? Она в Метрополии запрещена. Хотя, сюда в первые лета всякий хлам сплавляли, вот в нем видно и попалось. Все равно библиотекарь забил тот подвал действительно ненужной литературой. Жгут постучал стилом по столу и начал писать отчет о событиях, произошедших за углом школы. Дознаватели и так быстро разобрались, еще бы, прислали двух мыслителей, те тут же разложили все по полочкам, взглянув на события глазами участников. У нас еще невиновный никогда наказанию не подвергся.

   Я пришел домой, повесил сумку с тетрадями на крюк. На стук двери вышел Горшок и Светка.

   - Ты поздно. - Сказал брат убитым голосом.

   - Что случилось? - насторожился я.

   - Отец умер. Завалило в шахте. - Сказал тот и я увидел стоящие в уголках его глаз слезы.

   Глава 5

   После сообщения брата о смерти отца, мои мысли заработали совершено в другую сторону. В душе поселилось тяжелое гнетущее чувство и одновременно с ним проснулась ярость. Захотелось кого-нибудь разорвать голыми руками. Своих человеческих родителей я не знал, а воспитатели детского дома не идут с ними ни в какое сравнение. Когда я вырос, то не воспринимал родственных уз так близко как все люди, только потому что был их лишен. Наоборот, во мне поселилась твердая уверенность, что родители мои обычные пьяницы или бомжи, которым ребенок был на фиг не нужен. Вот они от него и избавились. И хотя было еще советское время, но не все так счастливо жили в той далекой стране. Так что для меня родственные узы были как пустой звук. До недавнего времени.

   Взрослые орки не так много времени проводят с детьми - работа и хозяйство, домашние дела отнимают очень много времени, так что общение между поколениями происходит редко. Так, видимся только за завтраком и ужином. Но отец это отец, какой бы занятой он не был, он все же дал жизнь моему телу (хотя здесь, конечно, большая заслуга матери, но без папаши все равно бы ничего не получилось) и за это я ему благодарен. Хотя кто-то же постарался, чтобы я сохранил человеческую память, так что этот неведомый Бог вполне мог подкинуть мне испытания.

   Я подошел к брату и положил ему руку на плечо. Так орки и все остальные выражают свое участие в сопереживаниях близкого им друга или родича. Зареванная Светка обхватила меня за пояс и повисла на мне, ее худенькое маленькое тельце содрогалось от рыданий, слезы так и текли из глаз. Горшок обнял меня, поместив сестренку между нами и под его плотной кожей я ощутил как ходят мышцы от содроганий - плакал он беззвучно, без завываний, но тело не обманешь. Только из себя я не мог выдавить не слезинки, словно чужой орк на этом страшном празднике смерти. Видимо, свой отпечаток наложила на меня прошлая профессиональная деятельность. Я похлопал брата по спине.

   - Где мать?

   - Там. - Голос Горшка дрожал. - За столом сидит.

   - Уложи Свету спать. - Не своим сухим надтреснутым голосом сказал я. - Потом сам ложись, я разберусь.

   - Молчун, как мы будем жить дальше? - брат с надеждой смотрел на меня своими наполненными влагой глазами.

   - Также как раньше. - Я отстранил брата в сторону и пошагал к матери.

   Она сидела за столом и теребила маленький портретик отца, который художник нарисовал по случаю. Плечи молодой женщины опустились, вся она как-то сгорбилась, постарела и в свои двадцать пять неполных лет выглядела как замученная постоянной работой и кучей детей матрона. Тонкие пальцы рук, которые привыкли держать пипетки и оперировать с лабораторным оборудованием мелко дрожали, вертели карточку, мама вглядывалась в резкие черты лица отца. Он был изображен победителем на Арене, его первый выигранный бой. В руке боевой топор, с которого капают капли буро-коричневой оркской крови, волосы завязаны в пучок на затылке, тогда еще он носил шикарную шевелюру, прежде чем стал бриться налысо. Спокойный выдержанный взгляд, расслабленная поза, но выдающая готовность бойца вновь продолжить битву. Мать гладила пальцами это лицо и внимательно всматривалась в каждую черточку, хотя уже очень давно досконально изучила портрет. Я подошел и сел напротив. Она подняла на меня сухие выплаканные глаза и посмотрела отсутствующим взглядом, словно перед ней было пустое место. Я отнял у нее карточку, мать положила руки на стол, потом словно очнулась и взглянула на меня по-другому.

   - Где ты был так долго? - спросила она.

   - Как это произошло? - не стал я отвечать на ее вопрос, а сам задал свой.

   Мать как-то сразу стушевалась и замолчала, словно переваривая и вспоминая произошедшее. Потом она начала говорить:

   - Мне сообщили на работе. Они вели подрывные работы, что-то там не рассчитали и выскочить не успели, когда тоннель обрушился. - Мама замолчала, собираясь с мыслями. - Сейчас там расчищают завалы, когда откопают тела, то вызовут меня для опознания.

   - Кто еще погиб?

   - Двое. Один муж Нилины Колун, второй молоденький совсем, недавно устроился на шахту. Прибыл буквально три шестых назад вместе с партией запчастей и техники. Его семья живет на третьей улице. - Мать отвернулась. - Жена на сносях, вот-вот должна родить.

   - У отца были враги? - спросил я.

   Мама удивленно посмотрела на меня.

   - Нууу, - протянула она. - Может и были, да только он об этом ничего не говорил. Ты что же, думаешь, что это не несчастный случай.

   - Отец - очень опытный проходчик. - Я сцепил пальцы в замок. - Он в шахте работает уже почти девять лет, десятый год пошел и ни с ним, ни с кем ничего такого пока не случалось.

   - Все бывает в первый раз.

   - Нет, он не мог так лопухнуться, заложить заряды и подорвать сам себя, если только не самоубийца. Кто еще работал с ним в смене?

   - Да откуда же я знаю?! - возмутилась мать. - Молчун, что за вопросы? Ты не понимаешь, что твой отец умер!

   - Отставить истерику. - Может чуть грубовато, но резко сказал я. Мать как будто язык проглотила - еще бы, командный тон она узнавала сразу. Да и в голосе сына ей послышались знакомые Громовские нотки, когда тот требовал беспрекословного выполнения и спорный вопрос обсуждению не подлежал. Скулы Молчуна заострились, она видела, что сын тоже испытывает душевную боль, но загнал ее в самый свой темный и тайный угол, а сейчас призвал все свое хладнокровие, чтобы справиться с навалившейся бедой. И сама эта его мысль о том, что Грома могли убить... Майя поймала себя на том, что верит сыну безоговорочно. Не мог ее муж вот так просто подставиться, тем более, что она знала, как проводят взрывные работы - бурят отверстия, вставляют заряды, подключают все это к детонатору, разворачивают шнур и взрывают с безопасного расстояния. Пласт скалы отделяется, потолок укрепляют, породу убирают и повторяют процедуру. Если надо расширить коридор, то используют специальные ручные молотки. Кайлами и кирками уже давно никто не машет, а пускать буровую машину перемалывать горную породу, просто выбросить буры после недолгой работы. Руководство шахты на это никогда не пойдет. Нет, сын прав, что-то тут не то. - Думай, мама, кому отец мог перейти дорогу? - продолжил Молчун тем временем. - Это должен быть тот, кто не может вызвать его на Арену, кто-то, кто слаб духом и боится честного боя.

   Я внимательно посмотрел в ее глаза. Мать поняла мою мысль и ее мозги заработали в поисках ответа. Сам же я тоже перебирал варианты, связанные со мной или Горшком. Может быть это отец этого обалдуя, которому я уже повторно руку сломал? Хотя между этими событиями прошло всего несколько часов, то есть оборотов и сообщить ему о задержании сына и последующей за этим экзекуции могли только сейчас или чуть раньше. Если матери позвонили на работу (в лаборатории есть стационарный передатчик, назвать это устройство телефоном язык не решится - коробка с динамиком и микрофоном в виде раструба патефона), а трудится она где-то до восьми, значит обвал произошел максимум оборот назад, хотя у нас тут же сообщают родственникам о том, что случилась беда с их близкими. Подрался я где-то в три, этих уродов забрали тогда же. Могли ему сообщить на работу? Могли. Щелкнуло у мужика что-то в голове, вот он и кинул динамитную шашку в тупик, где отец с товарищами по работе взрывными работами занимался, хотя о динамите тут и не знают, используют другое вещество - аламит, это я так, по привычке называю, потому что его запаковывают в брикеты как С4. Просто чтобы отомстить за позор, который причинили ему через его сына. Какой-то малек побил его здорового отпрыска. Вполне такое могло быть. Исключать эту версию нельзя. Но можно проработать и другой вариант. Допустим, подстава. Кто-то захотел, чтобы на него подумали. Разногласия между ними были? Может и были, отец не рассказывал мне, а вот мама может быть в курсе. Надо давить ее, пока не ушла в несознанку, потом отмахиваться будет.

   - Это мог быть отец того оболтуса, которому я руку сломал?

   Мама захлопала глазами, вспоминая.

   - Тычок? Нет, вряд ли, тем более, что его сына тут же отдали в... э-э...

   - Я знаю, куда его отдали и что он там делал. - Спокойно глядя на нее сказал я.

   - Откуда?

   - Неважно. Сегодня он с дружками напал на ученика моей ступени, да еще и девочку ударили, вот я и вмешался.

   - Не смог пройти мимо? - мать как-то горько улыбнулась.

   - А ты бы смогла?

   - Нет. - Мотнула она головой. - И никто бы не смог. - Она помолчала, рассматривая меня. - В деда пошел. Он тоже такой как ты был, пока в Метрополии не сгинул.

   - Про деда потом расскажешь. - Я отмахнулся. - Где живет этот Тычок?

   - Лучше тебе к нему не ходить. - В глазах матери вспыхнула тревога. - Давай вызовем службу порядка, она разберется.

   - Они даже и слушать не станут, не то что верить в наши бредни. - Сказал я, вспомнив доблестную милицию, то есть полицию. Да один черт, от перемены мест в названии сумма не поменялась.

   - Они должны будут проверить. - Твердо сказала мать. - Таков порядок.

   - Потом, когда будут нужные доказательства. А вообще он наверняка был зол на меня? И на отца?

   - Ну, может быть. Гром ничего такого не говорил. Хотя... в столовой он как-то к нему подсел и побеседовал на тему той драки с его сыном. О чем они говорили я не знаю, отец не рассказывал, но общаться они не перестали. И давно ты подрался? Вчера?

   - Сегодня, после занятия.

   - Тогда он бы не успел подготовить обвал, если это он.

   - Да там много не надо, швырнул аламит в тоннель и всего делов. Он свое дело сделает.

   - Я не верю, что это он. - Мать замотала головой. - Сынок у него, конечно, тот еще Изгой получился, но вот остальные же нормальные, шаман смотрел и сказал, что все в порядке. Просто первый блин комом.

   Ну да, знакомая поговорка. Это я ее в семью внедрил, внес, так сказать, свой вклад в лексикон орков.

   - Значит кто-то это был другой, а Тычка просто подставили.

   - Куда подставили?

   - Ну, оболгали. - Нашел я синоним, а то вышло, что Тычок вместо ножки стола или колонны стоит. - Вспомни, может есть кто-нибудь еще? Может кто-то прибыл недавно?

   - Постой... - Мать задумалась, - подожди, похоже ты прав. С последней партией прибыли несколько рабочих семей и пять одиночек. Мне еще тогда показалось, я подумала что обозналась, но, кажется, среди них был Капкан.

   - Что за Капкан? Вспомни точно, как одет, вооружен или нет, поведение, где живет?

   - Ты прямо как Дознаватель. - Мать посмотрела на меня с восхищением. Горе никуда не делось, оно ушло на другой план, затаилось до времени, а я пока изъял у нее карточку с отцом и положил изображением вниз, чтобы не будоражить материнскую беду. - Капкан - это парень из моей деревни, все за мной ухаживал, до того, как начальник предложил за него пойти. Тут твой отец... - она запнулась, - появился. Он его слегка... побил что ли, в общем объяснил тому, что это дурная идея, за мной ухаживать. Я думаю, тогда Капкан злобу затаил, он редко с кем общался, родственников у него была только старая бабка, с которой и жил, так что в той деревне его ничего не держало. А начальник, когда мы сбежали, нашел себе невесту еще краше, чем я и о нас даже не вспоминал, так что с его стороны никакой подлости можно было не ждать.

   - Не скажи. - Покачал я головой. - В любом случае с этим Капканом надо разобраться. Он устроился на работу в шахту?

   - Откуда же я знаю? - мать пожала плечами. - Наверное, это надо списки в кадрах поднимать.

   - Ясно. - Я встал из-за стола, хлопнув ладонями. - Мне надо отлучиться на время.

   - Куда же ты на ночь глядя? - забеспокоилась мать. - Да еще и не ужинал, поешь хоть, а потом я сама завтра в Управу схожу.

   - Свалит этот Капкан сегодня ночью в лес, ищи его потом. Или портал активирует. Я слышал, что так можно, только надо при себе активатор иметь.

   - Так он же дорогой и настроен только на тот мир, где создан. - Мать покачала головой. - Да и отследить его легко.

   - А вот преступника, который там затеряется очень непросто, так что надо спешить.

   Не слушая причитания матери, которая однако слишком быстро смирилась с моим неожиданным отсутствием (а что самое главное не подвергла сомнению, что ее малолетний сын собрался неизвестно куда на ночь глядя, словно поверила мне), я переоделся в "ниндзячий" костюм, как я его мысленно назвал - черная обтягивающая одежда, темное трико, мокасины. В большинстве своем орки предпочитают эту легкую обувь, только тролли ходят в сапогах, а панковатые гоблины в ботинках с высоким берцем и толстой подошве. Вот такие вот рокеры, еще и цепей всяких понавесят и бродят по улицам разукрашенные, как уволившиеся дембеля. Мне это было не нужно - скрытность, вот что самое главное. Костюмчик я попросил сшить мать, когда она была на выходном. Как чувствовал, что пригодится. На голову вязаную шапочку, чтобы торчащие уши прикрыть, да и разворачивалась она на манер спецназовской, тоже моя придумка. Помнится, тогда отец покачал головой и сказал ну до чего же странные мысли у сына в голове, а я сослался на рисунки из "Боевого наставления", показал ему с понтом вырванную страницу, которую нашел в обложке книги. Стоит ли говорить, что я ее сам и нарисовал, пускай и коряво, но ведь и я не художник. Короче, экипировался по полной. Клинок в чехол на ключицу, на предплечье метательные ножи. Вроде готов. Мать, как посмотрела на меня, так чуть в обморок не упала.

   - Не пущу! - заорала и вцепилась мертвой хваткой.

   Я ловко вывернулся.

   - Успокойся, мама, никого я убивать не буду, просто расследование проведу и в службу о результатах доложу, а они ему уже мозги вскроют. А то может это и не он.

   - Может быть. - Мать села на стульчик и сложила руки на колени. Я погладил ее по голове.

   - Все будет в порядке, не волнуйся. Присмотри за младшими.

   - Ты у нас, значит, самый старший. - Она улыбнулась, прикрыв клыки и сжав губы. - Ну иди, все равно ведь тебя не переубедить, упертый как дед.

   Я улыбнулся в ответ и вышел из дома. Лютый почувствовал мое настроение и засопел рядом, пристраиваясь в кильватере.

   - Не сегодня, друг. - Шепнул я ему на ухо, почесав бок. - Стереги дом и охраняй мои.

   Волкокабан согласно засопел и его глаза блеснули в свете малой луны. Тучи набежали на небольшой спутник планеты - похоже что ночью будет дождь, который и смоет все следы. Я перемахнул через забор и направился к дому Тычка. Где живет мой обидчик я выяснил еще два лета назад - друзей держи близко, а врагов еще ближе. Было бы глупо не знать где обитается это чмо.

   На улице народу было немного, а точнее вообще никого, да и костюм здорово позволял прятаться в тени. Орки и все остальные, кроме эльфов, хорошо видят в темноте и меня могли бы заметить, как серое пятно только когда я двигался. А стоит замереть в тени и орк продет мимо - такая вот особенность. Так что мне повезло - переулками я добрался до нужного мне дома, пройдя незамеченным (ну, я так думал). Высокий забор не преграда, тем более, что крыша "курятника" как раз нависала над забором. Карты мне мог спутать только такой же ошивающийся бесшумно во дворе волкокабан. Своих от чужих эти твари отличают не просто по запаху, а ощущают каким-то шестым чувством. Ментально, что ли? Я никогда над этим вопросом не задумывался, а вот стоило бы. Транквилизатором его толстую шкуру не возьмешь, а пройти по крышам вряд ли получится - если почует, то такой визг поднимет, что весь поселок сбежится с топорами и мечами. Да и не было у меня снотворного, а убивать ни в чем не повинного охранника, который просто выполнял свой долг было бы неправильным, тем более, что вдруг Тычок и не виноват вовсе. Но попробовать стоило.

   Я по забору влез на крышу, разглядел лежащую тушу волкокабана возле порога дома - перепрыгнуть с птичника на крышу дома не было никакой возможности - слишком далеко. Так что придется спускаться. Кабан шевельнул ухом - я замер. Он встал, потянулся, было слышно, как затрещали все его мышцы, разминаясь, и потрусил в мою сторону. Я распластался на крыше, дыша через раз, чтобы тварь не почувствовала меня, однако кабан один хрен что-то такое заподозрил и крутился все время возле меня. Видит Бог, я не хотел.

   Прыжок прямо на спину несчастному животному и укол ему под ухо. Не ножом, а пальцем в биологически активную точку. Прижать и держать так три секунды. Животное заскакало подо мной, пытаясь извернуться и повалить меня на бок, чтобы размазать своей тушей. Я усилил нажим, кабан затрепыхался, упал на бок, все-таки скрыв меня под своим могучим телом. Не многие знают про такую вот особенность этих сторожевых животных - отец показал как-то и научил. Как будто предвидел, что мне пригодится. Он и Горшку показывал, да тот все попасть правильно не мог - сноровки не хватало. Тренировались мы понятно на Лютом. Крепкий здоровый сон на четверть оборота ему не повредит, а больше мне и не надо.

   Наконец туша успокоилась, не издав ни звука. Уже хорошо, а то перебудил бы всех хозяев. Я уже собирался вылезти из-под волкокабана, как окно в доме открылось и выглянул сам Тычок, внимательно разглядывая двор. Я навострил уши и затих, лежа под кабаном - меня от его взора скрывала туша, а я видел орка через редкий волос твари. Он постоял так полриски и ушел обратно в комнату, оставив окно открытым - ночь была жаркой и душной и поэтому должна была разродиться дождем под утро. Я осторожно выполз из-под охранника, что сделать было непросто - слишком тяжел и массивен, но тренировки не прошли даром. Подскочил к окну и аккуратно заглянул в дом, прикрытый ставней, глядя в щель между ней и косяком.

   Тычок лежал на кровати, обнимая жену. Та что-то шептала ему на ухо, но он молчал, уставившись в потолок. Потом его баба поднялась на локте и посмотрела на мужа.

   - Ну, чего молчишь? - спросила она. - Скажи что-нибудь.

   - Что ты хочешь от меня услышать?

   - Твоего сына хотят отправить на корректировку и все из-за этого Громовского сопляка! А ты лежишь тут и ничего не делаешь!

   Все зло от баб, подумал я и продолжил слушать.

   - Что я должен сделать? - чуть громче чем нужно спросил муж. - В Управу пойти? Так Залипала сам виноват в своих бедах.

   - Как ты можешь так говорить о своем сыне?! - возмутилась жена.

   - Он не мой! - вдруг рявкнул муж. - Или забыла? Так я тебе напомню, нагуляла хрен знает от кого и на выходе получила это! Мне все в Управе еще тогда два лета назад рассказали, когда экспертизу взяли! Что молчишь? Покайся уже, что от Изгоя какого понесла.

   - Раз ты все знаешь, то почему молчал? - спокойно спросила его жена.

   - А что говорить? - спросил Тычок. - Эти двое-то мои и нормальные, как видишь. А я дурак, повелся на тебя, а ведь говорили люди...

   - Кто тебе говорил? - зашипела змеей жена. - Злые языки всегда завидуют чужому счастью!

   - Также как и ты завидовала? - с горькой усмешкой спросил муж. - Так завидовала, что натравила своего отпрыска на Громовского младшего? Та драка тебе покоя уже два лета не дает, что решила руками убийцы, которому все спишут разобраться с позором? - Тычок повернулся к жене и взял ее своей рукой за шею. - Придушить бы тебя, да на корректировку вместе с твоим уродом отправят. А у меня еще двое.

   - Что? - прохрипела баба. - Как ты теперь с такой женой жить будешь?

   - Придется. - Тычок отпустил ее и посмотрел на орчанку. - Столько лет... - произнес он, - а я узнал только тогда, что ты оказывается такая.

   - Какая? Какая я? - жена полезла в бутылку. Зря это она - Тычок зарядил ей оплеуху, голова женщины мотнулась.

   - Мерзкая. - Произнес он. - От твоего корня дите, но ничего, этих я воспитаю как должно.

   - Выгнать меня хочешь? - спросила зловредная баба.

   - Выгнал бы, да жалко тебя, дуру. - Сказал орк. - Сегодня Гром погиб. Завалило в шахте.

   - Туда ему и дорога! - мстительно произнесла жена. - Услышал мои молитвы.

   Еще один удар, на этот раз посильнее отбросил женщину с кровати на пол. Как дети не проснулись, не знаю, а вот ящерицы в "курятнике" зашевелились и заквохтали, разбуженные голосами из открытого окна.

   - Молчи, дура! - Сказал в сердцах муж. - Такой учур погиб, а она злорадствует!

   - И поделом. - Раздалось из-за кровати.

   - Да я тебя сейчас... - Муж перегнулся, чтобы как следует приложить вредную бабу.

   Я пролез в окно - сейчас он совершит то, о чем будет очень сильно жалеть потом. На морде маска, мокасины мягко ступают по крепко сколоченному полу, рука метнулась и захватила за запястье руку Тычка. Мои пальцы были послабее крепкой мужской руки, да и взрослы орк всяко сильнее пацана, но вот против костоломного захвата он ничего сделать не мог - я завел ему руку за спину и наклонил к лежащий на полу жене. Тычок совершенно не ожидал, что кто-то еще может появиться в доме, поэтому дал себя спеленать, а вот вырваться из захвата у него не получилось - я только усилил нажим и в плече возникла нестерпимая боль, такая, что он даже зарычал.

   - Тихо будь. - Хриплым голосом сказал я ему на ухо.

   У жены расширились зрачки - она видела только темное пятно за спиной у мужа и открывала рот для крика. Хлесткий удар ногой ей по челюсти на время исключил злобную фурию из игры, однако Тычок тоже был парень не промах и попытался схватить меня за конечность. Пришлось нажать еще сильнее и в плече кости отчетливо хрустнули. Он взвыл и выпустил мою ногу, которую я убрал обратно и уютно устроился у него на спине.

   - Рассказывай. - Потребовал я.

   - О чем? - прохрипел тот.

   - Что произошло сегодня в шахте?

   - А ты не знаешь?

   - Хочу получить сведения из первых уст.

   - Да я сам не знаю, я на смену пришел, а там перекрыто все, закрыли левый коридор, никого не пускают, Дознаватели рыщут, всех опросили и по домам отправили, до выяснения. - Простонал Тычок. - Я сегодня в ночную смену, даже переодеться не успел.

   - Сегодня днем ты отдыхал?

   - Да, да, на работу не ходил, только вечером. - Закивал тот, приняв меня за подосланного убийцу или еще кого. - Я ничего больше не знаю, отпустите меня!

   - Не голоси. - Посоветовал я, не выпуская захвата, понимая, что взрослый дядька справиться со мной без труда. Это мне не старшаков лупить, тут по полной огрести можно, даже врожденная ловкость не поможет. - Кто недавно устроился в шахту работать? Новенькие были?

   - Да, да, были, только я их не знаю. - Закивал Тычок. - Еще не познакомились, они как две шестерки только работают.

   - Сколько их?

   - Трое. Один породу вывозит, молодой ичиг, второй гхрах на погрузке стоит, силен, вот его туда и определили, а третий - учур - в проходчики пошел на соседнем с моим участке.

   - Этот третий, кто такой, где живет?

   - Не знаю, как его зовут, а живет наверняка в гостевых домиках возле шахты. - Заголосил Тычок. - Больше про него ничего не знаю!

   - Кто еще живет в домиках?

   - Только семейные, а он один!

   Совпадает.

   - А как же гхрах и ичиг?

   - Они со своими прибыли, им тут же домики побольше выделили.

   - Все ясно. - Кивнул я. - Отдыхай, в Управу не ходи. И жене мозги вправь. - Сказал я напоследок и ударил его по затылку. Тычок отключился.

   Баба может быть притворялась без сознания, так что я и ее отправил в аут. Так, на всякий случай. Дом я покинул также как и пришел - по крыше, пока волкокабан не пришел в себя. Только потом я понял, как мне повезло с ним - зверь оказался слишком неповоротливым и ленивым. Наш Лютый порвал бы меня на куски, а к своему телу не допустил бы, но видно провидение было на моей стороне, так что все обошлось. Теперь ноги в руки и к этому Капкану. Я уже не сомневался, что это он.

   По улицам прогуливался патруль, так что пришлось избегать встречи с ним. Я пролез закоулками и щелями между соседскими заборами - орки редко ставили общую ограду, предпочитая все же жить отдельно и обособлено, а то вдруг любопытный сосед просверлит дырочку и будет подглядывать, чем занимаются хозяева, так что пройти незаметно между домами можно было, но надо было обладать гоблинской комплекцией - слишком уж тесными были эти закоулки, хотя некоторые делали их широкими - удобно ходить в лавку, а не переться до перекреста по всей улице. Так что я довольно быстро добрался до гостевых домиков. В окнах некоторых еще горел свет, остальные были погашены. Как тут вычислить нужный даже не представляю. Что их все по очереди проверять? Но здесь хотя бы собак нет, в смысле волкокабанов. Дверь одного из них отворилась и показался тощий орк, который притворил дверь, закинул себе сумку на плечо и, воровато оглянувшись по сторонам, отправился в сторону Управы. Оба на, на ловца и зверь бежит. Все же я оказался прав - слинять решил наш убийца. И именно сейчас этой пасмурной ночью. Я спрятался между заборов, а потом пошел за ним. Хотя это мог быть и вор. Так что тут лучше не ошибиться. Я довольно быстро догнал шагающего орка, который был выше меня на треть. Все же и я чуть прибавил в росте, хотя и был мелким в семье, скоро Светка меня догонит, хотя ей всего ничего.

   - Эй, уважаемый! - окликнул я его. - Закурить есть?

   Орк встрепенулся, оглянулся, увидел фигуру в черном, бросил сумку и припустил бегом. Да вот только от летящих в тебя ножей не сильно то и убежишь. Я высыпал все шесть как горох, истыкав орка, превратив его в дикобраза. Умереть он не умрет, но вот кровопотеря будет серьезная, тем более, что целил я в мелькающие ноги. Один нож, правда, потерял, но остальные нашли свою цель и довольно серьезно снизили темп бега преступника. Если побежал, значит рыло в пуху. Я быстро нагнал прихрамывающего орка, сделал подсечку, тот даже сопротивляться не стал и рухнул носом в пыль. Я вынул у него ремень из штанов и быстро связал ему руки, а потом собрал ножи и перевернул на спину. Бегун тяжело дышал, из многочисленных ран текла кровь, но уже сворачивалась и смерть от кровопотери ему не грозит. Он увидел, что противник только один и тут же попытался достать меня ногами, да только я был начеку - глупо подставляться под удар, когда противнику терять нечего, а этот явно хотел сбежать.

   - Чего же ты лягаешься, скотина? - спросил я, чувствительно ударив орка под дых. - Я к тебе по хорошему, а ты бежишь от меня, разговаривать не желаешь. Как зовут?

   Орк стиснул зубы и сжал губы - насмехался надо мной. Пришлось приложить его еще раз, а потом еще, но на удары он никак не реагировал. Ладно, полежи пока тут, отдохни, тем более что отвечать он мне не намерен. Я ощупал его карманы, вывернул даже внутренние и возле подклада нащупал нечто круглое. Распороть ткань было секундным делом и вот в моей руке переливается и покачивается крохотный рубиновый шарик. Активатор портала. Видел его на картинке. Открывает доступ в мир, где был создан на несколько рисок, чтобы только проскочить. Воспользоваться можно только вложив его в специальную нишу в портале. Ну прямо мысли мои угадал, сученыш, свалить, значит, решил. Может и в сумке у него какая пакость?

   - Ого! - Сказал я и подкинул шарик в ладони. - Лет на десять строго тянет.

   Орк явно меня не понял, но по участившемуся у него дыханию было ясно, что он очень не рад находке.

   - Давай, дружок, колись, где взял, откуда?

   - Это не мое. - Прохрипел он.

   - Как все это мне знакомо. - Сказал я с кислой миной на лице, хотя ее и под маской видно не было. - Дай угадаю, куртку эту ты купил недавно в лавке, что в подкладе есть активатор ни сном ни духом, а по ночам шаришься, потому что у тебя бессонница? Где я не прав?

   Орк закивал головой.

   - Я не прав?

   Он замотал, мол, нет, все так и было.

   - Ладно, колоть тебя у меня времени нет, так что пойдешь сейчас в Управу вместе со мной. Хотя нет, полежи пока здесь.

   Тощий легко может меня отоварить, поэтому я его вырубил и бегом припустил в участок службы порядка. А то вдруг он очнется и смоется, лови его потом. Двери участка были открыты днем и ночью, дежурный офицер восседал за большим дубовым столом и что-то писал в тетради. Я ввалился внутрь - дежурный вздрогнул, но опознав во мне мальчишку, улыбнулся.

   - Ты чего так вырядился? - спросил он.

   - Быстро. - Прохрипел я. - Там преступник на улице лежит связанный - я задержал.

   - Что, прямо так и лежит? - офицер продолжал давить лыбу. - Иди спать, днем доиграешь в героев.

   - Слушай, остолоп, - нельзя так обращаться к представителю власти, но время тикало, да и ясно, что никто мне не поверит. - Позови Дознавателя и Мыслителя, пусть проверят парня, зачем-то ему это было нужно.

   И я выложил перед дежурным шарик Активатора. Тот сразу же подобрался как охотничья собака и осторожно взял пальцами шарик, осмотрел со всех сторон. Потом посмотрел на меня и поднял коробочку передатчика, которая была в разы меньше, чем стационарный.

   - Круглый, Холст, спуститесь вниз, тут парнишка интересную вещицу принес.

   - Понял. - Прозвучал ответ из коробочки и по лестнице со второго этажа загрохотали сапоги - спускались тролль и гоблин.

   - Смотри. - Дежурный протянул шарик этой парочке.

   Гоблин принял предмет, понюхал его, посмотрел на тролля.

   - Где этот урод? - спросил он меня.

   - Там на улице, связанный лежит. - Я указал пальцем на выход. - Только у него руки связаны, ногами и уйти может, а так я его вырубил.

   Тролль поглядел на меня с уважением. Он бросил шарик дежурному.

   - Показывай.

   Я швырнул сумку дежурному.

   - Это его. - И выскочил за дверь.

   Втроем мы ринулись назад, причем эти двое от меня не отставали. Бежали быстро, но подонок как-то быстро очнулся и уже успел смыться, хотя по следам крови его можно было найти - раны были потревожены и закровоточили вновь. Гоблин принюхался, как Лютый, когда рыл пятаком землю.

   - Туда. - Он указал пальцем на дом, из которого вышел орк.

   - Он вышел оттуда. - На бегу пояснил я. - Свалить хотел.

   - Ты, парень, как сам-то тут оказался? - спросил меня тролль.

   - Расследование проводил. - Буркнул я.

   - А чего в Управу не пошел?

   - Пока я ходить и заявы писать буду, преступник уйдет.

   Сотрудники переглянулись.

   - Это кто тебе такое сказал?

   - Ну, я так думаю. - Смутился я.

   - Неправильно думаешь, мы все случаи сразу же на месте разбираем. Ты чей вообще?

   - Отец мой в шахте недавно погиб, а в случайности я не верю. - Буркнул я на бегу.

   - Это Грома сын. - Сказал гоблин. - Я его узнал по отпечатку, он сегодня четверых возле школы отделал.

   - Погоди, так это ты вломил этим неучам? - Тролль чуть приотстал. - Ну, парень, ты даешь! Один против четверых, далеко пойдешь. Айда к нам в участок?

   - Выучиться еще надо писать и считать. - Буркнул я.

   - А нам это не нужно. - Развеселился гоблин. - Знай руби кого прикажут.

   - Вот то-то и оно, что кого прикажут. - Пробормотал я себе под нос.

   Было видно, что орк скрылся в двери дома - мы чуть-чуть не успели. Тролль с размаху ударил плечом в дверь, вышибая ее, протиснулся внутрь, мы с гоблином были на подхвате. Орк уже замер возле стола, в руках у него была аламитовая шашка.

   - Назад! - закричал он. - Иначе я здесь все взорву!

   - Взрывай, черт с тобой. - Сказал тролль.

   У орка расширились глаза и он поднес огонь к фитилю. Руки были также связаны, только этот черт умудрился вывернуться так, чтобы они оказались впереди и сейчас огонь быстро приближался к запальному шнуру. Время растянулось для меня, я выхватил нож с чехла на ключице и метнул его в движущуюся руку орка. Лезвие пропороло кожу, нож ушел мимо, но этого было достаточно, чтобы рука чуть дернулась и огонек изменил свою траекторию. Тролль с гоблином тоже клювом не щелкали - здоровяк прыгнул к орку и протягивая руку, выбил взрывчатку из руки, удар был сильным, да еще и запястье преступника пострадало, а гоблин метнулся ему в ноги и уронил орка на пол. Тролль живо скрутил его в бараний рог, приподнял и посадил на стул. Гоблин поднялся и посмотрел ему в глаза.

   - Ну что, расскажешь, чего это ты от нас бегаешь? - и странно посмотрел орку в глаза.

   Зрачки того затуманились, но потом снова вернулись к изначальному состоянию.

   - У него блокировка стоит. - Пожаловался гоблин. - В Метрополии ставил, гад, я не могу пробиться.

   - Все из-за тебя, урод! - взвизгнул орк, обращаясь ко мне и плюясь при этом. - Из-за тебя и твоего отца! Что, думаешь я тебя не узнал?! Я всю вашу породу за версту чую!

   Я подошел поближе и подобрал лежащий нож, пока орк сыпал проклятиями и бесновался, потом резким ударом в затылок вырубил его и тело обмякло на стуле, но после нескольких секунд очнулось и преступник продолжил свои ругательства.

   - Вот почему он не вырубился. - Закивал тролль, совершенно не обращая внимания на мои действия. - Он себе еще и пластину под кожу вшил, удар ослабляет, чтобы не вырубили. Матерый. - Даже с каким-то уважением в голосе сказал Дознаватель. - А ты, паренек, молодец. Не ожидал он, что на улице к нему подойдет кто-то, да еще и ножи ты отлично метаешь, вон как его истыкал. Да заткнись ты уже. - Это он орку сказал. - А то мой удар точно через твою защиты пройдет, веришь, нет?

   Орк замолчал и тоскливо посмотрел в сторону выхода. Гоблин тем временем связался с кем-то в участке.

   - Щелчок, нужен шаман... Нет, Ведуна не беспокоить, справиться и его ученик, тем более, что он сегодня дежурит... Ага, пришли его к гостевым домикам... Номер?... Какой тут номер? - спросил он у меня. Я пожал плечами - не знаю. - Будь другом, сходи, посмотри.

   Пришлось отправиться на улицу, зажечь свет у порога и вглядеться в руну, нанесенную возле выломанной двери. Кажется, восемь.

   - Восемь. - Уверенно сказал я.

   - Дом номер восемь. Ага, давай побыстрее, а то клиент вдруг загнется, у него в башке блокировок полно.

   - А это что такое? - спросил тролль, принюхавшись и открыв подвал. - Ого, труп. Кто это? Как ты его раньше не почуял?

   - Да этим занят был. - Оправдался гоблин. - Ну все, ты влетел по крупному. - Пообещал ему Мыслитель.

   - Аккуратнее там. - Сказал я троллю, который хотел уже залезть в подвал, чтобы вытащить труп. - Может там все во взрывчатке.

   Тот остановился на полпути.

   - Соображаешь. - Похвалил он меня. - Если у него аламитовые шашки, то и в доме могут быть. Чего же нас не взорвал вместе с собой?

   - Так этот гаденыш помешал. - Орк кивнул в мою сторону. - Все равно до тебя доберусь, как до твоего отца!

   - Не получится. - Покачал головой гоблин. - Болтаться тебе на веревке посреди площади послезавтра. Это я тебе обещаю.

   - Посмотрим. - Орк сузил глаза.

   - Хорохоришься? - спросил тролль. - Ну ничего, сейчас запоешь. Где шаман?

   - Тут я. - Послышался от дверей спокойный тихий голос. - Что тут у вас?

   - Да вот, малец преступника взял, а тот все никак разговориться не может. - Посетовал тролль.

   - У него блокировка стоит. - Пожаловался гоблин.

   - Сейчас посмотрим. - Шаман подошел к орку, который инстинктивно отшатнулся от него.

   В отличие от формы, в которую были одеты оба сотрудника службы порядка, шаман пребывал в широких свободных одеждах, которые не сковывали движений и чем-то в своей хламиде был похож на джедая из Звездных Войн, причем пассы руками он перед лицом несчастного орка не делал, а просто вгляделся в его глаза, отчего в тех зрачок полностью расширился, сделав глаза черными и бездонными. Неприятное зрелище, но когда еще увидишь шамана за работой. Он считывал его память не более пяти секунд или рисок по местному времени, потом оторвался, а глаза орка так и остались черными.

   - Это он. - Сообщил он. - Устроил взрыв в шахте. Целью был не только Гром, он проходил как сопутствующий бонус, его личная месть Майе. Истинной целью было устроить диверсию на шахте, желательно с многочисленными жертвами, чтобы скрыть было невозможно. Да только не удалось задуманное - слишком много народа крутилось рядом, а заложить заряды незаметно не получалось. Вот он и решил хотя бы так отомстить, но основную задачу не выполнил - теперь Колониальное Бюро не сможет провести проверку и сменить руководство шахты, а заодно и поселка.

   - Им-то это зачем? - не понял тролль. Шаман повернулся к нему.

   - Ты что, Круглый, совсем соображать перестал? - Орк улыбнулся. - Кроме каллона, который в шахте добывают ниже были обнаружены богатейшие залежи авидиума.

   Гоблин присвистнул.

   - Ого! - восхитился тролль.

   - Что это такое - авидиум? - спросил я, не понимая о чем разговор.

   - А это, малец, - шаман повернулся ко мне, - такой минерал, с которым сплав самого мягкого металла вига образует очень прочное соединение, которое невозможно разрушить. При этом он очень легкий. Из него делают иглы энергопушек и лучевиков, самые крепкие доспехи и броню, используют как ось в генераторах энергии, что у тебя дома стоит. Потому что он ни подвержен износу. Никогда. Ну, может быть лет эдак через триста - четыреста. Правда открыли его недавно и только в одной из колоний он есть, на Ледяной Шапке. А теперь и у нас.

   - Они-то как об этом узнали? - спросил гоблин.

   - Не знаю. - Шаман пожал плечами. - Он не знает. Может какой-нибудь землемер отослал отчет, помнишь, когда жила повернула? Вот тогда-то его и нашли и работы по его добыче вели самые опытные проходчики, других на этот участок не ставили. Так что, паренек, твой отец погиб не зря. - Шаман положил мне руку на плечо. - И ты оказался прав, что не поверил в его смерть, хотя некоторые и утверждали, что это несчастный случай.

   - Устроишь чистку? - спросил Круглый.

   - Обязательно, только надо посоветоваться с шефом.

   - С Михал Иванычем? - не удержался я.

   - С Михал Иванычем. - Кивнул шаман и улыбнулся. - Ладно, на сегодня все, берите этого и в камеру, а этого проводите домой, а то патруль в таком наряде задержит, а я пока группу вызову, пусть займутся разминированием.

   Тролль вылез из погреба.

   - Тут все взрывчаткой напичкано? - спросил он на всякий случай.

   - А ты что, не чуешь, что аламитом воняет? - спросил шаман. - Ты-то должен был унюхать. - Он обратился к гоблину.

   - Да я на эту шашку грешил. - Оправдался он.

   - Тут вместе с этим домом разлетелись бы и оба соседних, знатный был бы фейерверк. - Шаман покачал головой. - Давайте, дуйте, да мальца не забудьте домой отвести.

   - Будет сделано. - Вытянулся тролль во фрунт и, подхватив на плечо преступника, вышел первым из дома.

   - Ты чего так вырядился все-таки? - спросил меня гоблин.

   - В Черного Плаща играл. - Буркнул я, только чтобы отвязались.

   Глава 6

   Тело отца нам отдали к вечеру следующего дня. В училище я не пошел, не до того было. После своих ночных похождений рассказал матери, что все в порядке, а потом утром к нам заявился уже знакомый мне Дознаватель Круглый и предложил пройти в посещенный мной участок, дать показания. Хотя бумажной волокиты я у орков до сего времени не заметил, но может быть так надо. Мать стойко выдержала появление огромного тролля, а Горшок раскрыл рот и уставился на представителя службы порядка, как на статую ожившего божества - с таким же благоговением и обожанием. Все же орки более привычны к смерти, чем люди - долго переживать не будут, стиснут зубы и продолжат жить. Перед этим найдя обидчика и отомстив ему за смерть близкого. Только это я сделал еще ночью, так что на удивление мама тут же успокоилась и моментально заснула - сказалось напряжение последних оборотов. Словно у нее с души сняли тяжелый груз.

   Делать нечего, потопал за Круглым. По дороге спросил, что может мне какую справку дадут, что я сегодня в училище не буду присутствовать на занятиях, на что тролль улыбнулся и сказал, что в случае потери родственника имеешь право не посещать рабочее место и занятия в течение шестидневки. Это здесь так неделя называется. Шесть дней, одна рука, все логично. Так что тут я прикрыт.

   Пришли в участок, никакого праздного шатания я не заметил - все были заняты делом. Собственно "полицейских" в поселке было немного - ночной патруль сейчас отсыпался, чтобы заступить на новую смену, следователи, если так можно было назвать дознавателей, сидели по кабинетам и разбирали мелочевку - редкие пропажи имущества, несчастные случаи и спорные вопросы, которые возникали между гражданами. Не скажу, что орки воровали друг у друга, скорее этим грешили клептоманы-гоблины, но все же иногда такие случаи происходили. Как я уже говорил расследование проводили быстро - здесь на всю катушку пользовались способностями шаманов, так что о такой науке как криминалистика даже не слыхали. Анализы крови никто не брал, про отпечатки пальцев не слышали, остатки ворсинок одежды или грязь из протектора ботинок тоже за улики не считались. Просто сначала потерпевшего, а потом и подозреваемого притаскивали к шаману, тот мигом "вскрывал" его черепушку и добывал нужные сведения. Конечно, если стояла блокировка, как у нашего ночного убийцы, то тут уже менталист не церемонился - выворачивал мозги наизнанку, да так, что тот потом слюни пускал, впадая в идиотизм. Я, конечно, чутка струхнул, а вдруг шаман заглянет чуть глубже мне в память и узнает, что я не тот, кто есть на самом деле? Но вроде бы обошлось - меня отвели к начальнику службы порядка, крепкого телосложения орку в форме и пилотке на голове, как отличительному знаку руководства.

   Я сел на стул, а Круглый застыл за моей спиной изваянием. Орк сцепил пальцы перед собой и взглянул в мои честные глаза, что-что, а уж на допросах я уже бывал и в Конторе вколотили манеру поведения в таких случаях, так что я был в себе уверен. Начальник расцепил пальцы и покрутил стило в пальцах.

   - Меня зовут Крут, я начальник всего этого бедлама, - орк обвел рукой помещение. - Я задам тебе несколько уточняющих вопросов, ты не против?

   - Нет. - Мотнул я головой. Как будто у меня был выбор.

   - Во-первых, это ты проник в дом шахтера Тычка и нанес легкие телесные повреждения ему и его жене?

   - Он что, заявление на меня накатал? - ответил я вопросом на вопрос.

   - Нет. - Начальник хитро посмотрел на меня. - Но все же просил передать ночному мстителю, чтобы в следующий раз, когда полезет к нему в дом, лучше стучался в двери, а не шастал в окошко, да и животину бы пощадил.

   Передавил что ли, подумал я, да нет, кабан вроде здоровый на вид был.

   - Что, думаешь зверя его убил? Бегает по двору здоровый, только ноги немного заплетаются, точки ты перепутал, парализационную от сонной в темноте не отличил, так что Хмыря только под утро отпустило. Зачем ты к нему лазил?

   Отпираться было бесполезно, все равно они раскрутили всю цепочку от меня до сынка этого Тычка, да и дневное происшествие все равно записано в журнале, так что сложить дважды два... тут много ума даже троллю не надо.

   - Я подрался с его сыном. - Честно глядя в глаза, ответил я. - Подумал, что рассерженный родитель может отомстить, а потом подслушал разговор и понял, что не он.

   - А в окно зачем полез?

   - Жена у него дура. Он мог ее зашибить в гневе, да и сынок этот оказывается не от него.

   Начальник переглянулся с Круглым.

   - То есть ты его спасать от необдуманного поступка полез, так?

   - Выходит так.

   - А как на этого вышел?

   - Мать видела его на площади, как из портала выходил. Знакомое лицо, раньше за ней ухлестывал, пока мой отец не появился. Ну...

   - Ясно, дальше не продолжай. - Крут поднял руку. - Отвергнутый жених, увидел любовь всей своей жизни, решил отомстить мужу. Прости меня парень за такие слова, но твой отец всю колонию спас. Если бы этот убийца на него не отвлекся, то мы бы сейчас с тобой не разговаривали.

   - А что такое?

   - Дело государственной важности, извини, не имею права разглашать. А насчет гостевых домиков тебе Тычок сказал?

   - Да.

   - Этого ты как нашел?

   - На ловца и зверь бежит. Сам вышел, когда решил ноги делать.

   - Как ноги делать? - не понял Крут и вновь переглянулся с Круглым. По шороху одежды я понял, что тот пожал плечами. - Ладно, неважно, в общем, парень, ты здорово нам помог. И еще один вопрос - тебя отец научил так драться, что ты даже здорового мужика вырубить можешь?

   - По книжке научился. - Ответил я.

   - Так ты же читать не умеешь. - Прогудел позади тролль. - Как можно по книжке научиться?

   - Картинки смотрел. - Буркнул я.

   - Почему он не умеет читать? - спросил тролля Крут.

   - Я его попросил номер дома назвать, а он руну "Восемь" перепутал с "Четыре". Над четверкой значка нет, а над восьмеркой есть.

   Вот блин, подумал я, на пустом месте опозорился. Как завещал великий Ленин, учиться, учиться и еще раз учиться.

   - Может в темноте и перепутал. - Заступился за меня начальник. - А ты бы не перепутал?

   - Я - нет. - Заверил тролль. - У меня в училище по правописанию высший балл.

   - Вот раз у тебя высший балл, то иди писать отчет о проделанной работе на пяти листах, кто, где, как, когда вошли, что увидели, в общем, ты знаешь, давай иди.

   Тролль поскучнел, развернулся и вышел, хлопнув дверью чуть громче, чем нужно было. Начальник улыбнулся.

   - Я тоже на первой ступени числа и буквы путал, привыкнешь. - Он аккуратно опустил стило в маленький стаканчик с грифелями. - Работы на шахте ведутся, скоро погибших откопают, так что можете провести обряд на рассвете. Расходы на себя возьмет Управа, Древляна распорядилась. Все подготовит служба, приходите на холм Скорби.

   - Может вы отца нам отдадите? - спросил я. - А то мать наверное попрощаться захочет.

   - Только лодку его сильно слезами не заливайте, а то он не выгребет к Острову Рождения. - Серьезно сказал Крут. - Он отмщен, круг замкнулся, дух может спокойно уйти на перерождение, тут ты молодец, что не поверил официальному заключению.

   - А кто его давал? - насторожился я.

   - Мастер участка... - Крут задумался. - Он же не инженер, а просто руководитель... хм, значит вот кто поспособствовал... ладно, малец, иди домой, а нам тут еще надо клубок предательства раскрутить. - Начальник хлопнул ладонью по столу. - Тебя проводят. И если еще что-нибудь случится, ты больше по чужим домам не лазь, а лучше к нам иди, мы никогда в помощи не откажем.

   - Спасибо. - Поблагодарил я и по-быстрому удалился.

   На центральной площади перед Управой народ гудел как растревоженный улей - шахта была закрыта до проведения расследования и орки, которые пришли на работу, тут же принялись выяснять почему такое могло произойти и как теперь на них отразится пересчет зарплаты, которая и так была небольшой. Все уходило на налоги и прочие сборы, а ведь нужно было еще и кушать, да и обуться не помешает, хотя у нас здесь как такового ткацкого и обувного производства не было - все везли из разных миров. А этот таможенный сбор "через границу" еще только увеличивал стоимость вещей, хотя, как оказалось открыть портал копейки стоит. И тут евреи окопались.

   Никто народ не разгонял, но и причину закрытия шахты не объявляли, так что орки и прочие тролли маялись от безделья и страдали в догадках, что же это могло быть. Кто-то слышал вопли и крики ночью в районе гостевых домиков, а одна всклокоченная тетка с пеной у рта доказывала, что это служба порядка чертей вчера гоняла, а то и агентов самих Гнаргов! Народ ей сильно не верил, но особенно впечатлительные уже собрались вокруг нее в кружок и слушали бредни раскрыв рты. Два мужика - гоблин и еще раз гоблин - даже затеяли драку, чтобы кулаками доказать свою точку зрения, но тут же были разняты стоящими рядом орками. Драчунам предложили пройти на Арену, отчего их пыл как-то сам собой утих и гоблины, позыркав друг на друга и пошмыгав носами, разошлись от греха. Где-то уже соображали на троих - любители выпить среди орков тоже были, но весьма крепких напитков здесь не готовили, максимум что-то похожее не пиво и напиться вдрабадан можно было только самогонкой из местных перебродивших ягод или медовухой, веществом, напоминающим земной мед, также производящимся насекомыми. Только продавался он в лавке знахаря-травника и для лечебных целей, но парочка хитроумных изобретательных гоблинов перегоняла его в брагу и толкала из-под полы. Этих доморощенных бутлегеров безуспешно искала вся служба, но, думаю, что они сами иногда прикладывались к их изделию, а то и калдырили вместе, вот почему гоблинов никто изловить не мог. Потому что они на хрен никому не нужны, все прекрасно знали, где они прячут разборный аппарат и складывают готовый товар. Впрочем, изредка совершаемые налеты на этот склад наверняка пополняли коллекцию бутылок у начальника Крута, которую я заметил у него под столом. Понимаю, должность нервная, надо и расслабиться иногда.

   Так что потолкавшись для приличия между орками и послушав разговоры, я двинул домой. Там, уже немного отошедшая от горя мать, наводила порядок, Светка кормила ящериц, а Горшок по своему обыкновению мел двор. Когда я отворил калитку и вошел во двор, то все тут же уставились на меня как на привидение.

   - Что? - спросил я.

   - Что от тебя хотели в Управе? - с тревогой в голосе спросила мать.

   - Медаль дали. - Ответил я. - Орден Сутулого.

   - Кто это? - спросил Горшок. - Не знаю такого.

   - Потом поймешь. - Махнул я рукой. - Все в порядке, не беспокойтесь. Отца привезут к вечеру. Завтра похороны на холме Скорби.

   - Надо все приготовить. - Мать убрала рукой прядь и пошла в дом. Видно за деньгами.

   - Расходы на себя возьмет Управа. - Оставил я ее. - Древляна распорядилась.

   Мать застыла на пороге и обернулась.

   - С чего вдруг такая щедрость? - спросила она. - Или ты мне не все рассказал?

   - Скажем так, выдал неполную информацию. - Ответил я. - Не волнуйся, мама, все в порядке. Отец наш герой, только об этом будем знать только мы, остальным незачем.

   Я обернулся и резко раскрыл калитку. Хиса, которая так целеустремленно шла к ней, тут же изменила свое направление движения и сделала вид, что просто прогуливается. Я пристально проводил ее взглядом.

   - Пойдемте в дом. - Закрыв калитку, сказал я. - А то здесь чужие уши из каждой щели торчат. - Сказал это специально очень громко.

   Закрыл калитку на щеколду, подозвал Лютого, кабан с радостью потрюхал ко мне и потерся о бок, требуя ласки. Я почесал ему за ухом и поманил всех в дом. Так как я еще не завтракал - Круглый прибежал очень рано - то с удовольствием наложил себе еды из чугунка и принялся уплетать. Светка протянула руку и схватила печеньку из корзинки. Мать шлепнула ее по ладошке.

   - Не таскай! Потом в обед поешь.

   Сестра надулась и обиженно уселась на лавку. Мать села напротив меня, Горшок устроился рядом. Я быстро доел кашу и пошел к раковине, чтобы помыть посуду.

   - Молчун, что ты молчишь? - не выдержала мать. - Скажи что-нибудь?

   - Что именно? - не понял я.

   - Ты же теперь за главного в доме.

   - Вот как. - Крякнул я. - С чего бы это вдруг?

   - От меня толку все равно нет. - Произнес Горшок. - Хоть я и старше, а совсем не представляю, что делать.

   - Номинально главным считаешься ты. - Я ткнул в брата чистой ложкой. - Так что тебе и карты в руки.

   - Молчун, хватит говорить загадками. - Поморщилась мать. - Мне, конечно, на работе дадут единовременное пособие по потере мужа, но эти деньги очень быстро закончатся.

   - Вот ты о чем. - Я моментально просек мысли матери. - Ничего, выкарабкаемся. Исключим из рациона ненужные и вредные продукты вроде печенья. - Я кивнул на тарелку с лакомством.

   Светка посмотрела на меня как на врага народа, как же так, лишать ее такого маленького удовольствия. Я улыбнулся ей и подмигнул.

   - Просто надо рационально жить. - Заявил я. - Что у нас там с финансами?

   - Я зарабатываю в луну пять полных рук больших монет. - Сказала мать. - В отложенных средствах у нас не больше двух с половиной рядов, но этого хватит при сильной экономии луны на три - четыре.

   - Это если ты на работу ходить не будешь. - Сказал я. - А если мы устроимся к кому-нибудь подмастерьями...

   - Никто вас не возьмет, пока не окончите хотя бы четвертую ступень. - Сказала мать. - А это два лета ему и четыре тебе, так что придется затянуть пояса.

   - Не придется. - Заявил я. - У нас есть хозяйство, есть яйца, огород (хотя там кроме салата ничего не растет, орки не знают, что такое картошка, помидоры и огурцы, хотя для них местный климат самый смак), все же монеты будут нужны на хлеб и другую выпечку. Хотя... можно ведь у мельника муку покупать и самим хлеб печь. Так наверняка выйдет дешевле.

   - Я не пробовала. - Сказала мать.

   - Ну, значит самое время научиться. - Ответил я. - И потом, если брать муку, то можно и лавку со сладостями прямо здесь открыть, чтобы наша улица в центр не таскалась.

   - Тогда уж лучше у Нилины. - Буркнула мать.

   - У кого? - не понял я.

   - Нилина, она со мной работает, жена Колуна, который тоже погиб. - Пояснила она. - Они до сих пор в арендном доме живут. У нее четверо и все девочки, старшая на две луны тебя младше, только в училище пошла, а самая младшая только глазки открыла.

   Черт, подумал я, ну и кто же вас заставляет плодиться? Блин, имели бы по одному ребенку, всем бы было хорошо, так нет, хотя орков я понимаю - живут как китайцы, никакой пенсии от государства. Дети тебя в старости кормят и если их не будет... теперь я понимаю родителей матери, которые ее чуть не прокляли. Хотя, у них же вроде еще двое здоровых лбов есть, так что проживут.

   - А эта? Вторая?

   - Новенькая? Я не знаю, как ее зовут, но сам понимаешь, что ей одной без работы ребенка не вытянуть, тем более такое горе, она наверное уже в роддоме - очень сильный стресс.

   Я почесал затылок.

   - Может быть стоит объединить наши активы?

   - То есть как? - не поняла мама. Ну ясно, никакой ассоциации, все женщины одинаковы.

   - Я предлагаю из трех семей создать одну. - Сказал я, глядя ей в глаза, и стал загибать пальцы. - Ты сама сказала, что у Нилины дом удачнее расположен, так что там можно открыть лавку. Какой-никакой доход она приносить будет. Эту новенькую взять к себе или к ней в дом, думаю, что сильно много она нас не объест, а то что ее могут выставить за дверь, это как два пальца. - Горшок недоуменно расширил зрачки. - У нас здесь монеты правят миром - нечем заплатить, катись на все четыре стороны, даже не посмотрят, что у тебя горе. Даже странно, что Древляна взяла на себя расходы на похороны. Вот если бы она снизила аренду или вообще от нее отказалась.

   - Это невозможно сделать - все отчетные документы отправляют в метрополию и если хоть одну приписку найдут, сюда такая комиссия нагрянет. - Мать покачала головой.

   - Зачем вообще они так делают?

   - Таков порядок и закон. - Ответила мама. - Вы еще не знаете, да и об этом мало кто говорит, а остальному народу скормили неправду, чтобы вопросов не задавали. Пару периодов назад одна из колоний восстала. Закрыли портал, перестали пересылать готовую продукцию в Метрополию, прервали все связи. Вот тогда шумиха серьезная поднялась - не были готовы руководители к этому, весь документооборот шел в колониях, главное, чтобы результат работы присылали в виде концентрата или продовольствия. Вот тогда заявили о нападении Гнаргов и происках Изгоев и ввели туда войска.

   - Как же они ввели войска, если портал отключен? - спросил я.

   - А как ты думаешь обнаруживают новую планету и строят на ней портал? - мать прищурилась. - Делают точечный прокол, посылают строителей, те возводят установку, подключают, настраивают и все. Планета готова к заселению.

   - Как все это делается? - мне было действительно интересно.

   - Я не знаю, мне это Гром рассказал, он вообще много чего знал. - Мать опустила голову. - Вот тогда после восстания и ввели такой закон - все документы должны пересылаться в Метрополию, потому что только просмотрев отчеты можно понять, утаивает ли колония ресурсы, создает ли вооружение или нет. Так что с тех пор восстаний не было - не получится все держать втайне.

   - А эти Изгои? Они же где-то живут.

   - Это еще одна сказка, которой Метрополия кормит своих граждан. Про спецучилища уже знаешь? - я кивнул, а Горшок мотнул головой - я, мол, не знаю, расскажите мне. - Там и формируют регулярную армию, которая борется не с внешней угрозой, а со своим народом. Берут туда всех тех, кто отличается от остальных, проводят корректировку и вот готов воин, который честно и верно будет служить своим хозяевам.

   - Фашистское государство какое-то. - Буркнул я.

   - Какое? - не поняла мать, но я только махнул рукой.

   - Ладно, мы здесь революцию устраивать не будем, нам бы пока самим выжить. Ну так как? Принимаете вы мое предложение? Все же вместе нам будет легче, чем по отдельности. Старших будет больше, младшие по хозяйству, вы сможете нормально работать, не отвлекаясь, а эта молоденькая присмотрит за остальными, пока вы на работе. Ну, решайте. - Я сложил руки на груди.

   Мать задумалась. Она слышала, что иногда не только семьи, но и целые деревни объединяются в одну большую общину и действительно так выжить легче, младшие всегда под присмотром, старшие заняты делом, да и старики тоже не обижены, хотя здесь их и нет. Майя была в хороших отношениях с Нилиной, да и шапочно была знакома с ее детьми, так что отторжения у нее они не вызывали. Вот новенькая, имени которой она еще не знала, как воспримет такую новость? Да и Молчуна к ней лучше не посылать, а то еще напугает. Она сразу же доверилась младшему сыну - был он рассудительным, последовательным и создавалось впечатление, что разговариваешь с умудренным жизнью опытным мужчиной, а не мальчишкой. Майя уже подумывала, что это душа ее деда воплотилась в ее младшем сыне, сохранила свою память и разум и теперь помогает, как может, хотя тело еще маленькое. Поэтому за советом она обратилась именно к младшему - старший на такую роль совершенно не тянул, вел он себя слишком по мальчишески, тогда как младший сразу же серьезно подошел к делу, не поверил в случайность, как не поверила и сама Майя. Она чувствовала, что с этим обвалом что-то не так, не верила, что ее осторожный муж допустил такую ошибку, а ее сын раскрутил такой змеиный клубок, так что сейчас в Управе думают, как его развязать. Она просто в этом уверена, недаром Молчуна вызвали в службу порядка, наверняка за стенкой шаман сидел, да начальнику сообщал говорит он правду или нет. Так что ее сын сейчас прав в одном - помощи от руководства они не дождутся, а жить как-то надо, так что его предложение не лишено смысла.

   - Хорошо, я поговорю с Нилиной. Если она согласиться, то пусть переедут в наш дом, а тот мы перестроим в лавку, только надо будет подписать и завизировать кое-какие документы.

   - Это не проблема. - Я кивнул. - Горшок читает и пишет гораздо лучше меня, будет писарем. Тем более, что он вроде как старший в доме. - Я засмеялся, вслед за мной улыбнулась и мать.

   Отца, также как и двоих погибших вместе с ним возложили на каменное ложе. Как только солнце взошло, шаман Ведун прочитал молитву, полил тела жидкостью из бутылочки, первые лучи коснулись тел и те вспыхнули ярким огнем. Шамана уже не было на постаменте, а то сгорел бы вместе с ними - что там за состав в склянке, я не знал, но явно он как-то зажигается от ультрафиолета или еще какого теплового воздействия. То, что это не магия, я стопроцентно уверен, хотя шаман перед этим и произнес определенной тональности слова. Возможно, здесь происходит тот же процесс, что и с порталом - там Ведун воздействовал голосом на камни и они резонировали в такт его частотам. Можно было даже него не повышать, все сработало бы и так. Похоже, орки очень хорошо знают вибрации и звуковые волны, вот почему их передатчики это просто обтесанные камни с закрепленными на них "вибраторами". Принимая волны, он передает их предмету, к которому примотан, но вот как собеседник слышит только голос передающего, а остальные его не улавливают? Не понятно, а разбирать, чтобы понять принцип работы мне никто не даст - передатчики дорогие, если уж стационарный стоит как лунная зарплата.

   Вместе с нами на похоронах присутствовали шаман собственной персоной, Нилина с двумя детьми, младших оставила дома под присмотром соседки, редкие товарищи с работы, учитель Жгут и начальник Крут. Жены новенького не было - мать угадала, от стресса у нее начались роды и сейчас лекари возились с тяжелым пациентом - ребенок родился раньше срока, был маленьким и слабым и жизнь матери тоже была под угрозой, так что Ведун, после обряда, намеревался ее навестить, чтобы поддержать жизненные силы в отказывающемся жить теле.

   К своему удивлению среди детей Нилины я увидел ту самую девочку-орчанку, которая храбро полезла защищать Тощего от банды Залипалы. Она тут же заметила меня и подошла сама, ее глаза уставились в мои, смотрели честно и словно изучали, запоминая мое лицо. Мне даже стало как-то не по себе от такого пристального взгляда. Однако, мир тесен, хотя нас тут в поселке всего-то тысячи три.

   - Меня зовут Зорька. - Представилась она. - Я хочу поблагодарить тебя за то, что вступился за нас. Спасибо.

   Я кивнул, принимая ее пожелания. В горле встал сухой ком, отчего бы это? Девочка не уходила, стояла рядом, тела пылали, быстро превращаясь в прах, который подхватывал ветер и уносил вдаль. Солнце вставало выше, уже почти полностью показался его огненный диск и теперь его яркие лучи уже нестерпимо били в глаза. Я прищурился, также как и все, кто стоял рядом. Я ощутил, что маленькая ладошка схватила меня за мою шестерню и крепко сжала. Я посмотрел на Зорьку - та стояла и глядела, как постепенно тело ее отца исчезает в воздухе. Вот закружились последние остатки праха и светило перестало так жарить. Оно превратилось в обычный звездный фонарик, дарующий свет и тепло.

   - Огнебог принял их. - Возвестил шаман. - Теперь они прибудут на Остров Рождения и вскоре мы встретимся с ними не в этом, так в другом мире.

   Он мельком стрельнул на меня глазами и первым покинул холм, за ним потянулись и остальные.

   - Твоя мама приходила к моей и я слышала весь разговор. - Сказала Зорька. - Я думаю, что она согласиться на твое предложение.

   Я снова кивнул.

   - Как тебя зовут? - с любопытством спросила она, заглядывая мне в глаза.

   - Молчун. - Выдавил я. Сказывалось отсутствие опыта общения с женщинами еще в том мире.

   - Заметно. - Засмеялась девочка. Что было довольно странно, потому что только что ее отца сожгли на солнце.

   Хотя, судя по просветленным лицам, орки не плачут на похоронах, а наоборот радуются за своих близких, которые получили новую путевку в жизнь. Уж я-то об этом точно знаю. Да и как там сказала мама, зачем наполнять лодку слезами? Может быть она и права, тогда отца точно утянет на дно, когда он будет пересекать море до Острова.

   К нам подошел учитель Жгут.

   - Вижу, вы уже познакомились. - Он улыбнулся. - Молчун и Зорька, жду вас через шестерку в классе. Обоих. Подтянешь этого балбеса по правописанию и счету.

   - Меня перевели к вам? - удивилась девочка.

   - Ну, как я понял, вы же теперь названые брат и сестра, а родственники всегда учатся вместе. - Жгут улыбнулся. - Ну идите, у вас сейчас дел очень много.

   Древляна собрала малый совет - начальник службы порядка Крут, учитель Жгут, руководитель шахты гоблин Шмыг, начальник производства эльф Голый, орк-шаман Ведун, главный горный инженер землемер орк Сапог - все те, кому она могла довериться. За ее спиной привычно стоял советник Прав. Древляна не зря ввела представителей этих рас в совет - она не одобряла политики, которую вели Наследные Дома, управляющие Метрополией. И среди "низших" рас, как они их называли, находились свои самородки, причем некоторые из них отличались не просто умом и сообразительностью, а также нестандартным подходом к решению поставленных задач. Вот и здесь случившееся две ночи назад выбивалось из налаженной колеи.

   - Инженер Сапог, может быть расскажете нам, как информация просочилась в Метрополию? - спросила она, сверля орка взглядом.

   Тот пожал плечами.

   - Не знаю. - И заметив заинтересованный взгляд шамана, положил руку на грудь. - Ну правда не знаю! Вот хоть наизнанку меня выверни!

   - Правду говорит. - Заверил шаман. - Это кто-то из мастеров или землемеров.

   - Скорее, мастер участка, на котором проводились работы. - Сказал, откинувшись на спинку стула Крут. - Рассчитывал усесться на место Шмыга, - он кивнул в сторону гоблина. - Два года назад все сведения о наличии у нас авидиума были стерты из землемерных отчетов, а с персоналом проведена разъяснительная работа, да только подпоил он одного землемера, тот и разболтал по пьяной лавочке. А ичиг, не будь дураком, тут же настучал в Колониальное Бюро. Помните внезапную проверку? Видно по его наводке они тут появились, да только ничего не нашли. Гром, молодец, так шахту надежно завалил, что пробиться туда проблематично будет, а землемеры еще и породы натаскали, чтобы все признаки истощения каллона были. Но, кто-то там не успокоился и прислал на всякий случай этого диверсанта.

   - Как же вы его прохлопали? - спросила Древляна.

   - Так за всеми не уследишь, а официальный запрос пришел только сегодня, хотя мы его луну назад отправляли. - Крут развел руками.

   - Тянули, сволочи. - Буркнул себе под нос Голый. - Ждали, когда у нас народ в шахте завалит и слетелись бы на трупы как летунги на добычу. Хорошо еще, что обошлись малой кровью.

   - Сын Грома помог. - Сообщил Крут. - Вышел на след этого диверсанта.

   - Что, сам? - не поверила Древляна. - Погоди, это тот, который четверку из спецкорпуса отделал? Жгута ученик?

   - Ну да. - Кивнул учитель. - Интересный ученик.

   - Да, необычный. - Согласилась Древляна. - Но речь сейчас не о нем. Есть сведения, кто его прислал?

   - Нет. - Мотнул головой шаман. - Работали в темную, лиц заказчиков он не видел, должен был провести акцию и уйти по выделенной линии. - Ведун выложил на стол шарик-активатор портала.

   Древляна взяла вещицу и покрутила в пальцах - та переливалась рубиновым цветом, переходя в красный и малиновый.

   - Дорогая штучка. - Заключила она. - Что ж, выходит нам не поверили?

   - В любом случае на завал Металлургическая Компания должна будет отреагировать, колония-то ей принадлежит. - Произнес Голый. - А Колониальное Бюро тут так, за компанию примазалось, вот только кто мог про авидиум узнать ума не приложу.

   - Да и не надо. - Сказала Древляна. - С этого времени всех новоприбывших подвергать полной проверке, провести работу с населением, может быть среди них есть Мемы, все странные случаи мне на стол и уже отберите этот самогонный аппарат у этих Плюха и Плиха, будут они мне тут население спаивать.

   - Они славный напиток получили, вкусный и сладкий, и совсем без похмелья, веселит душу и тело. - Вступился за гоблинов Крут. - На званном ужине или приеме комиссии не грех и подать, не злаковой же горилкой их поить, что фермеры у себя в сараях гонят.

   - Ох допрыгаешься ты у меня, Крут. - Древляна погрозила тому пальцем. - Скажи честно, эти два изобретателя на тебя работают?

   - Да уж лучше пусть на меня, чем на кого-то другого. - Пояснил начальник. - А то уйдут в подполье, ищи их потом.

   - Подполье, это в шахту забьются что ли? - спросил со смехом Шмыг. - Некуда им отсюда деться, только в леса податься.

   - Кстати о лесе. - Вспомнила Древляна. - Сапог, что там с поисковыми партиями?

   - Землемер Каша нашел богатое месторождение вига. - Сказал тот.

   - С этого и надо было начинать! - воскликнула Древляна. - Вот почему они предприняли попытку. Информация уже ушла в Метрополию?

   - Нет, он сообщил буквально вчера. - Сапог помотал головой. - Не поэтому они сюда полезли, а потом что даже не будь здесь вига, авидиум как простой минерал дает на выходе чистейшую прибыль в десятки раз большую, чем затраты на его добычу и разработку. О перемещении я вообще не говорю.

   - Так, про месторождение пока никому не говорить, из отчетов удалить, с землемерами провести разъяснительную работу, чтобы не трепали языками.

   - Эти не будут. - Кивнул Сапог. - Это те же, что авидиум под горой нашли. Основная жила с той стороны хребта, а пробиться к ней проще с этой, тем более, что каллона хватит на разработку еще как минимум лет на пять-шесть полных рук, после чего можно будет заняться и добычей минерала.

   - Заняться добычей необходимо уже сейчас. - Сказала Древляна. - Отряди самых надежных и верных шахтеров, пусть добывают породу и вывозят под видом каллона.

   - Как же ее спрячешь, она же светится? - спросил Голый.

   - Пусть добычу ведут только днем - не так заметно. - Произнесла Древляна. - Голый, пристроишь еще один цех по обогащению руды.

   - А как насчет оборудования и материалов?

   - Закупать на стороне не будем, сделаем все здесь, тем более, что рембаза практически простаивает.

   - Надо доложить в Колониальное Бюро о месторождении вига. - Сказал шаман. - И под это дело достать нужное нам оборудование.

   - Здрасьте, приехали! - воскликнула Древляна. - Таким образом мы сами расскажем им, что у нас здесь натуральный клад под ногами.

   - Месторождения вига есть почти в каждой колонии, кроме Степи. - Веско сказал шаман. - Было бы глупо, что у нас его может не быть, в любом случае бы разведали. Мы - форпост Метрополии, конечная точка, торговли с другими колониями у нас нет, а через наш портал можно пробиться на Лесную Тень, которая находится на другом конце занятого нами пространства. Или вы об этом не знали? Авидиум, это так, придаток к основному доходу. Главное, что тянуть нитку через Пустоту не придется, можно воспользоваться нашим порталом как передатчиком, но только после его перестройки. А для этого нужен виг. Если связаться с Бюро и предложить им такую идею, то они вцепятся в нее всеми руками и ногами тоже. Заключат контракт с Металлургической компанией на транзит через их колонию, ну и подкинут нам то, что мы попросим. Менять никого не будут - пока новое руководство вникнет, да разберется в управлении много времени уйдет, а так мы транзит наладим, а потом в случае чего, мы ведь и отключить его сможем, верно?

   - Ты хочешь повторения событий как на Восходе? - тихо спросила Древляна.

   - Восход - это дело прошлых лет. - Махнул рукой шаман. - Там дураки у руководства стояли, независимости потребовали, когда у самих ничего готово не было. А мы под это дело Блокиратор построим - ни один отряд сюда не пробьется через Пустоту.

   - Да ты стратег. - Восхитился Курт. - Давно придумал?

   - Еще когда на Восходе был. - Спокойно ответил шаман. - Я видел, что там сделали Мемы - вода в реках была бурой от крови, а леса и луга напитались ненавистью и страхом. Вырезали всех как животных. Их тоже немало полегло, но мертвым же не поможешь. Они их в землю зарыли, чтобы гнили там. Не сожгли, а оставили, чтобы дух не смог возвратиться и отомстить. Метрополия и так уже раскинула свои сети слишком широко, а айны полностью подчинили себе некогда гордый народ учуров. Ты знаешь, о чем я говорю. - Палец шамана уперся в Древляну.

   - Да. - Кивнула та. - Я знаю. И я не допущу повторения событий как на Восходе.

   - Значит к этому надо готовиться. - Шаман расслаблено откинулся на спинку стула. - Поставь задачу мыслителям, они должны проверить все вероятности, но по-другому нам нужное оборудование не получить.

   - Они пришлют новых работников.

   - Не надо. Скажи, месторождение небольшое, хватит и переброски наших шахтеров с семьями, чтобы образовали там деревушку и шахту. Возить будем сюда - тут всего-то девять-десять больших перебегов, рядом почти что, так что руда будет поступать малыми партиями и только для наших нужд. Это нужно указать в контракте, а то я из знаю, потребуют долю и немалую, так что мы ни с чем останемся.

   - Мысль дельная. - Согласилась Древляна. - Прав, подберешь персонал для переезда?

   - Тут спешить не нужно. - Произнес Сапог. - Месторождение еще полностью не разведано, они еще пару шестидневок там пробудут, а потом с отчетом ко мне, тогда и будем решать, как и что.

   - Хорошо. - Древляна подкинула шарик-активатор на ладони. - А я пока займусь этим вопросом.

   - Отправь туда Тень. - Посоветовал Жгут. - Он все же бывший гвардеец, да и навыки у него нужные имеются.

   - Я именно о нем и подумала. - Улыбнулась Древляна обычной человеческой улыбкой. Все же айны сильно отличаются от всех остальных. - Прав, где Тень?

   - Он в экспедиции за Крутым Кряжем.

   - Если его срочно отозвать, когда он прибудет?

   Советник что-то быстро подсчитал в уме.

   - Дня два ему понадобится.

   - Время есть, отправляй послание. - Древляна кивнула Праву и тот вышел. - Что будем делать с диверсантом?

   - Повесить его и все. - Заявил Крут.

   - Официальное заявление для народа уже подоготовили?

   - Да. - Кивнул Жгут. - Неосторожное обращение с взрывчаткой, повлекшее за собой гибель трех шахтеров. Думаю, этого достаточно.

   - Хорошо, объявляйте о казни на Арене завтра вечером. Тело закопать, как Изгоя.

   Собравшиеся синхронно кивнули и стали покидать малый зал, а Древляна еще раз посмотрела на шарик, который может привести к тому, что затеял всю эту историю с подрывом.

   Глава 7

   После похорон все "новые" родственники собрались у нас в доме. Первоначально я выстроил их во дворе и чмокнул Лютому, обозначив как своих. Волкокабан покосился на меня, но спорить не стал, поочередно обнюхав всех женщин (вот ведь, в семье Колуна одни бабы), запоминая их характерный запах. Испугались только самые маленькие - Шелковичка и Застежка - сначала захныкали, а потом и завопили в голос. Колун животных не держал, да и негде было, арендованное жилище оно на то и арендованное, что там только домик, даже двора как такового нет, просто небольшое отгороженное от других пространство, где только веревки для сушки белья натянуть. Так что молодое орочье поколение видело впервые этакого гиганта. Еще бы, даже я до сих пор до холки Лютого не дорос, если уж кабан и отцу был по грудь. Очень большое животное.

   На вопли волкокабан фыркнул и демонстративно удалился вглубь двора, а родственники прошли в дом, где мать уже приготовила еду. Взрослые женщины еще вчера до похорон обсудили все возможные выгоды от такого слияния. Нилина согласилась, что она теперь всех четверых не вытянет, даже если Зорька бросит училище. На что моя мама заметила, что без образования в этом мире никуда, да и меня она подтянет - училась орчанка не просто на хорошо, все схватывала на лету. Кто бы сомневался - абсолютная память. Один раз сказать и показать достаточно, чтобы нужная ячейка в мозгу заполнилась. Это я тугодумный, как сказала мать, два плюс два сложить не могу.

   - Но ведь это он предложил такой вариант. - Усомнилась в моих способностях Нилина. - Разве нет?

   Мать вздохнула.

   - Он, кто же еще. - Она положила руки на колени. - Где-то он умнее нас всех взятых, а вот писать и считать никак не научится.

   - Значит учитель такой.

   - Ты что! Его сам Жгут к себе взял, а он и не таких дуболомов обучал.

   Пока они обсуждали мои кости на кухне, а Горшок и Светка возились с маленькими, причем одна была чуть младше ее самой, то я повел Зорьку и ее сестру Кувшинку показывать хозяйство - стайку с квакающими ящерицами, огород с салатом и прочей зеленью. Вот прожил уже столько лет в этом мире, а так отчаянно хотелось картошечки жареной да с рыбкой соленой или сальцем. Как я это вспомнил, так слюни сами потекли. Орки в основном едят каши, изредка сдобренные мясом, которое добывают местные охотники, причем довольно редко. Приправляют все это как китайцы разными соусами и салатами, вымачивают листья растений в подобии уксуса, потом варят. Жареное употребляют очень редко, ну может быть по праздникам, которых в лете всего два - типа Новый Год и День Объединения. Хорошо хоть не независимости, когда от тебя уже ничего не зависит. Девочки сунули носы туда-сюда и Зорька хитро посмотрела на меня.

   - А ты чем занимаешься?

   - Ну, - протянул я. - Огород полю, стайки чищу, воду ношу иногда, когда брат не успевает, так, еще что-нибудь по хозяйству делаю.

   - Да? А это тогда зачем? - показала она пальцем на макивару и вытоптанный вокруг нее грунт до состояния асфальта.

   - Да это для тренировки. - Пояснил я.

   - Руками и ногами машешь? - понимающе кивнула Зорька. - Сам сделал или подсказал кто?

   - Сам. - Кивнул я. - Здесь этого... - хотел сказать не умеют и не знают, да вовремя варежку захлопнул. Вот не везет мне с бабами - им из меня информацию добыть, раз плюнуть. Сам не знаю, как так получается, поэтому и в прошлой жизни я старался с ними близких знакомств не водить. - Еще ни у кого нет. - Закончил я.

   Зорька хитро на меня посмотрела, но ничего не сказала, а я повел их в дом, знакомится более ближе и так сказать быт показать. Когда вошел женщины на кухне решали, кого нанять, чтобы переделать дом в подобие лавки.

   - Никого звать не надо, сами справимся. - Сказал я, входя.

   Обе уставились на меня, как на приведение.

   - Как это сами? - не поняла мама.

   - Обыкновенно. - Ответил я. - На месте определимся. Может быть придется комнату расширить, забор убрать, вывеску над дверью, кухню расширить, плиту там поменять.

   - А монет у тебя хватит? - спросила Нилина. - К тому же никто не даст нам арендованный дом переделывать.

   - А лавки как же? - спросил я. - Они же все переделаны и не в собственности. Надо в Управу сходить и спросить, как жилое помещение перевести в нежилое. Может аренду и повысят чуть-чуть, но и приработок кое-какой будет.

   - Ага, а кто печь будет и торговать? - спросила Нилина. - На это же время нужно, а у меня еще работа.

   - Да ладно вам, - махнул я рукой. - Из пипетки в чашку капать, какая это работа.

   - Зарплата шестьдесят больших монет, это в среднем больше в полтора раза чем у остальных. - Заметила мать. - Ты хочешь, чтобы я или Нилина от нее отказались?

   Блин, вот дилемма, об этом я как-то не подумал.

   - Может, пока молодая мама займется выпечкой? - спросил я их. - Вы с ней не говорили?

   - Не до разговоров ей сейчас - ребенок раньше срока родился, слабенький, может не выжить. - Сказала мать. - Так что пока мы к ней не ходили и не затрагивали эту тему.

   - Ладно, могу и я тесто замесить и испечь. - Сказал я. Все женщины и Горшок выпучили на меня глаза.

   - Это где же ты научился? - ехидно спросила меня мать.

   - За тобой подсмотрел, да и в книжках много интересных картинок есть. - Нашелся я. Ну как им скажешь, что готовить иногда мне приходилось, хотя моя стряпня не слишком вкусной была, но я надеялся, что распробовав мою готовку, женщины сами займутся ею.

   - Когда это ты успел? - спросила с подозрением мать.

   - Да я много чего успеваю.

   - Я заметила. - Кивнула она. - Ладно, мы за тебя все придумали - одну смену буду я работать, другую Нилина, молоденькая, кстати, ее зовут Золянка, за детьми присмотрит и так по хозяйству. Ну а на вас, обормотах, вся мужская работа и еще про воду не забывайте.

   - Может Золушка? - Невинно спросил я.

   - Какая еще Золушка? - не поняла мать.

   - Это которая раздатчицей в заводской столовой работает? - спросила меня Нилина.

   Я расхохотался, вот уж не ожидал. Остальные тоже заулыбались, поддержав меня, хотя будь среди нас люди, то рожи орков показались бы им серьезными, а поведение вообще ни в какие рамки не укладывающимся - только что с похорон и веселятся. Однако тут надо глубже вникнуть в культуру народа - орки и остальные, проводив своих родственников в последний путь, не носят горе в себе, а отпускают его, открыв души для радости за ушедших на перерождение. Орки верят, что твой прадед или дед в скором времени родится в мире и продолжит свое существование но уже в новом теле. Поэтому и к смерти они относятся легко, как к ступеньке в будущее. Из праха пришел, в прах и превратишься, что-то вроде этого. Закапывают в землю орки только преступников и безжалостных убийц-маньяков, которые идут против народа, желая им никогда не возродиться. Вот такая вот вера. Со своим уставом в чужой монастырь я не лез и не собирался, так что принял все как есть.

   - Пусть будет Золянка. - Согласился я. - Тем более что у нее маленький. Теперь остается только договориться с Управой об открытии лавки и провести агитационную компанию.

   - Это чего? - не поняла Нилина, а мать, уже привыкшая что я иногда говорю непонятные слова или понятные, но совершенно под ними понимаю другое, только вздохнула.

   - Это значит, - пояснил я, - что наши булки самые сдобные и сладкие, чем у других.

   - Дак их и так брать будут. - Сказала Зорька. - На нашей улице это будет единственная лавка, чтобы в центр не идти.

   - Тем более. - Поддержал я ее. - Ну что, сейчас поедим и посмотрим фронт работ, да пусть кто-нибудь сейчас же в Управу сходит.

   - Нам через три дня на работу. - Сказала мать. - Хлыст время дал, чтобы обустроиться, да и пообещал машину выделить, вещи перевезти.

   - Чего там перевозить. - Махнула рукой Нилина. - Пожиток немного, кроватей всего две, а шкафы у вас и свои не заполнены, так что мы и так утащим.

   - Если пообещали, то надо пользоваться. - Сказал я. - Стройматериал там привезти или еще что, надо сначала посмотреть, как можно дом в лавку превратить.

   - Монеты ты где возьмешь? - в очередной раз спросила Нилина.

   - Можно на охоту пойти. - Сказал молчавший до этого Горшок, который подпирал косяк входа в нашу с ним комнату, которая на время становилась детской. Мы же с ним будем спать "на мужской половине" - на чердаке места много, своего рода второй этаж, а вот весь дом отдаем в распоряжение девочек.

   - Ты что ли охотник? - спросила мать, сузив глаза. - Лука и в жизни в руках не держал.

   - Дядька Кнут хорошо платит за шкуры, а мясо можно сдать фермерам. - Сказал упрямый Горшок. - Я слышал, что пару постоянных охотников поймали на браконьерстве, а больше в лес никто не ходит, некогда, да и некому.

   - Ну-ка, отсюда поподробнее. - Попросил я.

   И Горшок начал колоться. Подслушал он разговор двух мужиков в лавке, этого самого Кнута и второго, который занимался шитьем одежды. И если первый был кожевенных дел мастер, но сам в лес за добычей предпочитал не ходить, просто покупая ее у охотников, то портной, который изредка брал у него кожу для вставок, закупал текстиль в Метрополии и вставало ему это в копеечку, поэтому одежда и была такая дорогая. Вот эти два предпринимателя и решили попробовать сшить одежду полностью из кожи, но с подкладом. Так как этого еще никто не делал (а может быть и делали, но я не знал, а в нашем поселке кожаные вещи можно было увидеть у эльфов и то изрядно поношенными, но еще годными к использованию), то эти два кулибиных решили попробовать и Кнут заказал охотникам кожу. Много. Да только те уже выбрали лунную квоту на добычу шкур. Так, оказалось, можно было в лунный период добыть пять шкур Круторога, четыре Клыкаря или с десяток Горного Скакуна, который и размером был поменьше. Водились у нас тут и более мелкие хищники, но их шкуры Кнут не брал, предпочитая именно эти и если Клыкаря он брал исключительно из-за красивой расцветки меха, чтобы потом перепродать в Метрополию, то Круторога использовал как основной материал - дубил, выделывал и продавал уже как готовый к использованию. Посулил Кнут неплохо - как минимум двадцать полновесных больших монет за одну шкуру. Охотники польстились на деньгу ну и отправились в лес. Кто же знал, что шаман зорко следит за всеми вот такими вот любителями наживы. Ну и взяли их там тепленькими, когда они засаду на Круторога готовили - голыми руками зверя не возьмешь. Стоит сказать, что охота проводится с использованием лука со стрелами, ножа, боевого топора или другого какого холодного оружия, лучевое и энергетическое не используется, так что местной гаусс-пушкой воспользоваться не получится - мигом отберут и еще припишут незаконное использование дальнобойного оружия. Я, конечно, понимаю, зачем это сделано. Чтобы орки-охотники подчистую не выкосили всю местную живность. Она же не виновата, что здесь возникло поселение разумных индивидуумов, которые тоже хотят носить кожаные вещи. Короче, Кнут крепко задумался, где же ему сейчас взять кожу и даже в Управу ходил, просил, чтобы одна из поисковых партий, если вдруг напорется на кого крупного, то непременно кожу с него сняла и ему доставила, а он, так уж и быть, в обиде их не оставит. Но Древляна скрутила ему дулю - ты, говорит, уже и так все окрестное зверье на свои кожи извел, хочешь планету вообще без животины оставить? Ну это она зря - мелких хищников наподобие земных волков, гиен и шакалов здесь водилось многовато, так что фермеры сами уже начали их отстреливать. Даже не их, а грызунов, которые портили посевы, эти же охотились за грызунами и вытаптывали их, так что фермеру и от тех и от других было несладко. А шкуры этих хищников Кнут как назло не брал, хотя ему-то какая разница.

   Выслушав Горшка, я положил руку на стол.

   - Пожалуй стоит поговорить с этим Кнутом. - Я посмотрел в глаза матери.

   - Совсем сдурел. - Заявила она. - Ты хоть знаешь, кто такой этот Круторог и как выглядит?

   - Знаю. - Кивнул я. - И понимаю, зачем его шкура понадобилась Кнуту. Из нее можно сразу пять-шесть курток сшить или с десяток плащей.

   - Послушай, сын, - начала мать, - выбрось эту идею из головы. Этот зверь больше тебя раза в три и сильнее, стрелой из лука его не возьмешь, его шкуру можно пробить только из лучевика, а на охоту тебя с ним не отпустят, а если поймают, то такой штраф придется выплатить - мы всех денег сразу же лишимся.

   - Но ведь охотники его как-то ловят? - спросил я.

   - Они копают большую яму, втыкают туда колья, маскируют, а потом заманиваю в нее жертву. Там минимум двое нужны, эти двое и работали вместе - один ты не то что его самого, шкуру его не поднимешь. - Заявила с уверенностью мать.

   - Ну, чтобы поймать зверя, необязательно яму копать. - Заявил я. - Тем более что Круторог ведь не с дом величиной, а просто большой тупой бык, который живет в предгорьях. И его можно обмануть или взять хитростью. Надо посоветоваться с охотниками, может подскажут чего.

   - Он такой же упертый как и твой муж? - спросила Нилина мать. Та вздохнула.

   - Сама не видишь? Если втемяшится чего в башку, то пока не сделает не отступится. Послушай, Молчун, может и денег на перестройку хватит, может и не придется на охоту идти.

   - Лишними не будут. - Сказал я. - А пока надо бы прикинуть затраты по переделке.

   - К охотникам не ходи - им конкурент не нужен. - Сказала Зорька. - Они наоборот тебе что-нибудь неправильное наговорят, никто своими секретами делиться не будет.

   - И ты туда же! - воскликнула ее мать. - Посмотрите на этих двоих, полдня знакомы, а уже спелись!

   - Просто я знаю, что по-другому не получится. - Твердо сказала Зорька.

   Нилина вздохнула, а мама посмотрела повнимательнее на девочку, а потом на ее мать. Та показала знаком, что не при всех, но потом расскажет, хотя я страсть хотел узнать, что там за тайна такая, но видимо, для моих ушей она не предназначалась.

   В общем, решили. Отобедали и двинули в будущую лавку. Я посмотрел, что можно сделать - расширить сени, чтобы покупатель сразу же попадал в лавку, снести одну стену, а вместо ее поставить две колонны из крепкого бруса, а поверху кинуть балку. Дом был типовой постройкой из готовых плит, но это не цемент и не бетон, скорее спрессованные опилки, вроде нашего ДСП, но более толстые и прочные. Инструмент у меня был - остался от отца. Тот иногда любил повозиться с деревом, повырезать что-нибудь, сколотить табурет или из цельного куска ствола искусно сделать лавку или корытце, в общем тот еще затейник был. Так что инструмент есть. Никаких ручных дрелей, дисковых пил и лобзиков - все на электроэнергии с очень мощными аккумуляторами, заряда которых хватало как минимум на трое-четверо суток непрерывной работы. Потом батарея вынималась и ставилась на зарядку от генератора, который брал энергию из ничего. Вот так вот - как отец мне и сказал, так я и повторяю - из ничего. Он правда добавил, что бесконечно энергию брать не получится, надо и возвращать, потому что этого требует Закон Природы, но производя и пользуясь вещами, мы сами возвращаем в этот мир энергию. Короче, бред какой-то, но он работает, так что я даже не стал вникать в то, откуда же берется преобразуемое электричество - даже разобрав генератор (а точнее сняв кожух), я так и не понял, а вот маленькую коробочку разобрать не получилось - был пойман на месте преступления и бит, как сидоров коз. Как же я могу воспротивится родительской воле?

   Короче, инструмент есть, часть забора уберем, вход перестроим, внутренние помещения тоже, работы не так много. Самое главное - это заменить варочную плиту на большой духовой шкаф, а то толку от нашей работы будет ноль, а стоит она, надо сказать прилично - заказывать надо в Метрополии и стоит поторопиться, потому что очередная поставка техники ожидается через шестидневку, а у нас денег не хватает, это если вытащить из заначки. Так что я опять начал давить на мать, что неплохо бы организовать охоту. Если посчитать прибыль, которая пришла бы от этой операции, то духовку мы могли бы заказать уже сейчас, а не ждать еще три луны до следующей поставки. Поэтому маман, скрепя сердце, согласилась на эту мою авантюру.

   Переделку мы с Горшком начали в тот же день, пока старшие женщины были на работе, а Зорька и ее сестра помладше Кувшинка занимались хозяйством и приучали к труду Светку и Шелковичку. Застежка уж больно маленькая была, едва глазки открыла. Вообще по возрасту Зорька на две луны младше меня, Кувшинке едва исполнилось четыре, Шелковичке почти полтора, также как и нашей Светке, ну а про младшую и разговоров не было, так что теперь в нашем доме верховодила Зорька, распихивая вещи по шкафам, двигая кровати и наводя порядок. Переезд мы осуществили в тот же день, когда провели заседание на кухне, я расставил приоритеты и Нилина, как владелица съемного помещения, пошла в Управу, где и заполнила все необходимые бумаги. Стоит сказать, что она в отличие от моей матери пипетками в лаборатории не занималась, а была кем-то вроде бухгалтера, так что собаку съела на всех этих договорах и выплатах. Пришла довольная - сама Древляна согласилась на три луны снизить арендную плату за дом и перевести его в нежилой фонд за почти символическую сумму в пятьдесят средних монет. Не ей лично, а в кассу. Орки, конечно, знали о взятках, но относились к ним брезгливо, предпочитая дать мздоимцу в морду, чем платить ему, отчего и страдали. Это в Метрополии можно было все (а точнее, только через взятку). Здесь же колония маленькая, а Древляна, как я уже смог убедиться, заботилась о ее процветании. Бремя многих налогов Управа взяла на себя, перераспределяя полученную от разработки месторождения прибыль и если в Металлургическую Компанию уходило где-то восемьдесят процентов от денежной массы, то остальные двадцать оседали здесь и на них закупалось новое оборудование или сборные домики для семей, тянули освещение на улицах (без всяких проводов, только столбы с лампочками на них для патруля), закупали реагенты для дорожек, ссуживали фермерам под небольшой процент средства для борьбы с грызунами и занимались прочими делами, пытаясь освободить колонию от зависимости со стороны Метрополии. Я прекрасно понимал политику Древляны - если хозяева захотят, то мы все здесь загнемся без помощи с той стороны, так что она все делала правильно - для начала орды орков надо накормить, потом одеть и обуть, ну а после уже можно и обустройством заняться и если сейчас фермеры давали более-менее постоянный урожай и уже голод нам не грозил, то вот с остальным уже были проблемы. Так что работы еще непочатый край.

   Так что пока мы с Горшком занимались строительством, в котором я кое-чего соображал, а он был совершенным дубом (что взять с восьмилетнего пацана), женщины обустраивали быт в доме, налаживали отношения (хотя они оказывается всегда были дружескими, на работе ведь общались, да и общая беда тоже сближает), я не забывал и про охоту. Для начала надо было узнать, что это за зверь такой - Круторог и с чем его едят. Плотно поработав три дня, перестроив все внутри, заказав у плотников торговое оборудование, причем тут я вспомнил человеческие хлебобулочные магазины и предложил свой вариант, хотя гоблины и заворотили вперед носы - мол, так никто не делает. Но, позвенев монетами, они все же решили удовлетворить все мои прихоти и сварганили требуемое за два дня, тогда как мы с Горшком занимались переустройством. Стеллажи привезли на самосвале с тем самым гоблином, который помогал нам книжки грузить и выкидывать. Расставили все в лавке, я протер полочки. Нилина наморщила нос.

   - И как тут товар будет лежать? - спросила она.

   - Под наклоном. - Ответил я, - а не как в обычной лавке на столе и не поймешь, где булка, а где крендель. На верхней полочке, допустим, хлеб, на средней сладкие булки, на нижней - крендельки. Сразу видно, что тебе нужно и покупатели толпиться не будут.

   - Они и так здесь не будут толпиться. - Скептически сказала Нилина, но идею приняла, а я побежал к учителю Жгуту, может он что-нибудь посоветует.

   Время было позднее, занятия в училище уже закончились и я не надеялся, что застану тролля на его рабочем месте, но мне повезло - Жгут находился в классе, вчитывался в каракули учеников, исправлял ошибки и оценивал работы. Я постучал в дверь, привлекая внимание, учитель оторвал голову от прочтения очередного опуса и вопросительно посмотрел на меня. В приветствии я поднял обе ладони и, дождавшись кивка, прошел к его столу.

   - С чем пожаловал? - спросил учитель, ухмыльнувшись, - тяга к знаниям одолела?

   - Что-то вроде того. - Кивнул, соглашаясь, я, - необходим ваш совет.

   - Так вы вроде и без мои советов справляетесь. - Учитель продолжал улыбаться. - И где ты такие прилавки подсмотрел? В Метрополии вроде бы не был, а картинок из хлебобулочных лавок оттуда я не припомню.

   - Да так, навеяло что-то. - Я помахал пальцами в воздухе. - Ну раз ичиги про них знают, то почему возмущались?

   - Эти не из Метрополии, а с Тихой Заводи, там такого нет, поэтому и не знают. - Пояснил учитель. - Что ты хотел спросить?

   - Хочу на охоту сходить. - Прямо сказал я. - Только надо бы про повадки местных животных побольше узнать, а местные охотники сейчас в Управе отдыхают, да и я думаю делиться со мной знанием все равно не будут.

   Учитель посмотрел на меня с интересом.

   - Правильно думаешь, кто же секреты своего ремесла раскрывать будет? А насчет повадок... это тебе лучше к Хмуру обратиться, он у нас тут местный животновед, он тебе все как есть про Горных Скакунов расскажет.

   - Зачем мне эти прыгуны, я на Круторога собрался. - Ответил я.

   - Не высоко ли берешь. - Покачал головой Жгут. - Круторог хоть и глуп, но его шкуру обычной стрелой не возьмешь, а близко подобраться он не даст - нюх у него очень приличный, он за малый перебег корень Перевертыша чует, так что подходить к нему нужно с подветренной стороны, а то и вообще яму рыть и заманивать. К тому же он больше тебя раза в два, его вдвоем-то не сразу одолеешь.

   - Ну вот, а говорили, что не знаете повадок. - Я стянул губы в узкую полоску.

   - Это еще по старой памяти, когда только колонию тут образовали. - Жгут поднял глаза к потолку, вспоминая. - Тут на плато большое пастбище Круторогов было, они же в предгорьях живут, в лес не ходят, блудят там и являются хорошей добычей для стай Зубанов. А в предгорьях им вольготно, корень есть везде, трава опять же, а из естественных хищников и врагов только Клыкарь и то если совсем оголодавший, так-то они в основном на Горных Скакунов охотятся, у того и шкура тоньше и мясо слаще, хоть и мало его, а Круторог зверь с буйным нравом, если кинется, то в землю втопчет.

   - Так вы были в партии охотников, что место под поселение готовили? - спросил я.

   - Я был в исследовательской экспедиции Прокола. - Сказал Жгут. - Мы место искали, землемеры указали, что это самое подходящее, здесь леса почти нет, можно не тревожить Духов, только стадо Круторогов мешало, вот мы его и отманили к Холодо-Закату (стороны света у орков: север - холод, восток - закат, запад - восход, юг - жарко. Все просто и понятно), тогда я набегался на всю оставшуюся жизнь. Стадо бежало так, что проделало целую просеку в лесу, все местное зверье в норы забилось. Мы вывели его к небольшой долине в полуоборотном перебеге отсюда, да и рассосались по лесам, чтобы они наш след потеряли. Да только несколько упертых самцов продолжали преследование, да где-то там голову и сложили. Одного правда я собственноручно завалил.

   - Это как?

   - Вот этой самой гирей. - Жгут сжал кулак размерами с три моих головы. - У тебя так не получится, даже не надейся. Это надо моими габаритами обладать и силушкой не в пример твоей. Я все же до сих пор от груди легко четыре мешка поднимаю и с тремя приседаю (ого, здоров учитель, по полтонны тягает), а тот Круторог самое большее на пять-шесть мешков тянул, молодой еще был, зеленый и глупый. Я его ближе подпустил и потом в сторону резко, а кулаком в район затылочной кости по горбушке. Там она слабая, срастается из трех и мозг закрывает, но когда разрушается, то мгновенная смерть - осколки прямо в содержимое черепушки входят, так что тому Круторогу не повезло. Правда и пробить туда кулаком сложно - лучше копьем или с размаху топором, словно голову отделяешь. Но это надо, чтобы он на месте стоял, а какой Круторог будет спокойно пастись, когда ты к нему с убийственными намерениями лезешь? Он хоть и глупый, но не настолько же, чтобы жизнью жертвовать. Слушай, ну зачем тебе это надо? Охота для взрослых и опытных учуров и гхрахов, а не малолетних сопливцев.

   - Монеты нужны, нам не хватает. Просто есть легкий способ их добыть. - Сказал я.

   - Совсем не легкий - против Круторога выйти. - Покачал головой учитель. - Оставил бы ты эту затею, а средства я вам дам, отдадите потом.

   - Берешь чужие и на время, отдаешь свои и навсегда. - Ответил я. - Нет, спасибо, справлюсь. Если с умом к проблеме подойти. Чем вы их приманивали?

   - Они терпеть не могут фиолетовый цвет, прямо бросаются на него сразу. Не знаю, почему. - Пожал плечами тролль. - Так их и приманили - бежали впереди стада и тряпками махали, а они за нами.

   - А чего же тогда те за вами погнались?

   - Нюх у них исключительный - они наш запах запомнили, ну и кинулись догонять. Они же упертые, как степные быки - пока не втопчут обидчика в землю, не успокоятся.

   - Ну, это-то как раз и понятно. - Пробормотал я. - Где вы говорите они водятся?

   - В полуоборотном перебеге от поселка прямо вдоль хребта. - Учитель махнул рукой. - За день на своих двоих может и доберешься, только если ты его завалишь, то что будешь делать? В поселок ведь на себе не притащишь.

   - Возьму на рембазе машину. - Сказал я. - Прыг рассказал, что ичиги повозку сварганили и с свободное время на ней по двору катаются, а так она им не нужна.

   - Это про самоходную платформу? - учитель махнул рукой. - Про нее все знают, хотя эта мелкота только и способна что запчасти переводить. Хм, а мысль дельная, если тушу на нее погрузить и в поселок отвести, то пожалуй и получится. А ловить как будешь? Отдельно от стада только буяны по горам лазят, а они еще сильнее и здоровее обычных, такого не сразу и зашибешь.

   - Использую боло. - Сказал я.

   - Это что такое? - спросил учитель.

   Орки хорошо разбираются в холодном оружии и у них есть почти все разновидности мечей, топоров и копий, но вот метательного практически нет, хотя кто-то вроде бы придумал нечто похожее на моргенштерн, но, получив им же по затылку, тут же предал данное изделие забвению, хотя в брошюре о нем и упоминалось, так что про боло тут не знали, а вот я его слепил из прочных веревок, хотя лучше бы использовать цепи, для борьбы с такими великанами как тролли. Спеленаешь ему ноги и мутузь здоровяка. Почему бы не применить его на охоте, тем более, что у Круторога довольно длинные ноги, а судя по картинке он похож на нашего лося, только без рогов. Почему Круторог? Да он в брачный период трубит так, что заслушаешься, в поселке слышно. Я когда первый раз его услышал, думал тревожная сирена включилась, а это просто зверь так забавляется.

   - Это такая штука, очень нужная вещь. - Ответил я. - Если получится Круторога спеленать, то потом расскажу и покажу принцип работы.

   - Тоже в своей книжке подсмотрел? - спросил учитель.

   - Ну да, в разделе "забытое оружие предков". Только там форма другая и назначение, но почему бы не попробовать?

   - Надо мне ознакомится с этой твоей книжкой. - Возжелал Жгут.

   А мне надо срочно написать недостающие страницы, подумал я, а сам ответил:

   - Как-нибудь потом. Спасибо, что уделили мне время, буду готовиться и собираться на охоту.

   - Один пойдешь? - удивился Жгут. - Хоть этих братьев-ичигов с собой возьми, они же разведчики от природы, кого хочешь почуют в лесу.

   - Им еще учится и учится, кто же их отпустит?

   - Да хотя бы и я, новых тем пока не предвидится, все равно ступень пока на месте топчется - все вас ждут.

   - Как это? - не понял я. - Нас всего двое, а их вон какая толпа, мы нагоним материал, тем более если у меня теперь в семье появилась такая смышленая сестра.

   Жгут хитро прищурился.

   - Нравится она тебе? - спросил он.

   - Чего?! - не понял я и выпучил глаза.

   - А ты ей нравишься. - Сказал тот. - Она сама в твою ступень попросилась, пришлось даже перевести в ее одного. - Жгут вздохнул. - Хотя может быть я и ошибаюсь. Она тоже как ты, странная немного, только в другую сторону.

   - О чем вы вообще? - не понял я.

   - Вырастешь, поймешь, хотя... тебе только физически вырасти, мозги-то у тебя уже давно на место как надо встали. Только писать и считать научись как следует.

   - Это не самые главные проблемы. - Махнул я рукой. - А ичигов все же возьму с собой, если вы их отпустите. Пусть они мне свою таратайку добудут.

   - Это верно, займи оболтусов делом, а то они тут страдают. - Жгут усмехнулся. - Ладно, иди, готовься, потом расскажешь, чем дело кончилось.

   Я ушел. Жгут посидел немного, постучал пальцами по столешнице, потом решительно вынул передатчик и мысленно представил образ вызываемого абонента. Тот откликнулся не сразу - видно далеко был от средства связи, а те, кто рядом, почувствовали вызов и тут же сообщили ему. Наконец вызываемый откликнулся.

   - Слушаю. - Знакомый спокойный голос тихо и четко произнес слово.

   - Приветствую, Шорох. - Поздоровался Жгут. - Там в твоей местности охота намечается - один молодой паренек с приятелями на Круторога пойдут. Ты пригляди за ними, но так, чтобы молодежь тебя не просекла. Уважишь?

   - Айны?

   - Нет, наши, но довольно способные, да и молодняк как никак, не хотелось бы, чтобы голову сложили по глупости.

   - Ладно, пригляжу. - Абонент отключился, а Жгут положил передатчик в ящик стола и погасил свет лампы - пора и домой, в пустую холостяцкую конуру.

   Древляна смотрела в окно на засыпающий поселок - вот на нескольких улицах загорелись фонари освещения, хлопнула дверь кабака, откуда вышли два учура и весело потопали домой. Не слишком пьяные, горячительные напитки там хоть и подвали, но не больше одной бутылки на рыло, а то сопьются совсем. Круто закручивать гайки тоже не стоило, а любители выпить все равно найдут себе пойло, а то и вовсе как те ичиги сварганят самогонный аппарат и загнутся от бормотухи. Она еще помнила по Метрополии, где айнам было наплевать на здоровье местных избирателей - они не гнушались ничем, чтобы привлечь к своим персонам внимание и сыграть на избавлении от зеленого змия в свои политические игры. Введя сухой закон, они добились только того, что те, кто хотел нализаться, стал более хитроумным, а введя казни за употребление спиртного только еще больше настроили против себя народ. Учуры они же такие - что им в голову втемяшится, то они непременно постараются выполнить с максимальной быстротой и разрушениями для всего города. Такие вот варвары, но зачем-то их Природа создала, хотя айны и не имеют к этому никакого отношения. Древляна вздохнула. Дела давно минувших дней до сих пор бередили ей душу, заставляя совестливую айну хотя бы так искупить деяния ее предков. Она отвернулась от окна и вздрогнула, увидев среднего роста учура, одетого в широкого покроя штаны, с вдетым толстым кожаным ремнем, на котором висели подсумки с непонятным содержимым, безрукавку, мехом наружу и небольшую шапочку на голове, из-за которой торчали острые уши. Учур переступил с мокасина на мокасин и уставился своими узкими зрачками на Древляну. Та шумно выдохнула.

   - Ну что за привычка такая, Тень, врываться ко мне без стука и предупреждения.

   - Я тоже рад тебя видеть, Древляна. - Прошелестел учур и подошел чуть ближе, отчего айна инстинктивно отстранилась. - Извини, все время забываю про трансляцию.

   Стоять рядом с Тенью теперь стало гораздо комфортнее. Древляна вздохнула и протянула ему шарик-активатор.

   - Узнай, кто за этим стоит. - Сказала она. - Исполнителя вздернут завтра, но заказчик ждет от него подтверждения выполненного. Можно с ним встретится и выяснить, кто же затеял с нами такую мерзкую игру в духе айнов.

   - Мир?

   - Тихая Заводь.

   - Образ?

   - Спустись в подвал, там в цепях сидит исполнитель.

   - Ликвидация или расследование?

   - Если нитка поведет на самый верх, то не лезь, будем готовится к самому худшему, а если это личная инициатива... то устрой ему преждевременный уход на Остров Рождения.

   - Скорее, к Темному Властелину. - Ответил со смешком Тень. - Снаряжение?

   - Используй, какое считаешь нужным. Обратись к Круту, он выдаст.

   Учур кивнул.

   - Я понял. Время акции и отхода?

   - Пока не выяснишь, а отход... используй этот шарик, зарядить найдешь где.

   - Не впервой. - Кивнул Тень. - Надо строить Блокиратор и чем быстрее тем лучше.

   - Уже занимаемся этим вопросом.

   - Тогда я пошел. - Учур кивнул и натурально растворился в воздухе.

   - Показушник. - Вздохнула Древляна.

   - Я все слышал. - Раздался голос из воздуха и она вздохнула еще раз, словно подчеркивая, что у некоторых детство в заднице так и играет.

   Глава 8

   Достать транспортное средство оказалось непросто, хоть оно и было неучтенным, но гоблины вцепились в него мертвой хваткой и не хотели отдавать, мотивируя свой отказ тем, что "малолетние пацаны как пить дать разобьют машину да и сами с нее навернутся". Прыг, конечно, завыл, изображая каприз, но ему это не помогло, отец ведь не на рембазе работал, а в шахте породу возил и отношения с местными у него были не дружескими, а так, знакомый да знакомый. Видя, что толку с братьев-акробатов никакого нет, я вынул свой козырь - предложил гоблинам взятку. А именно на какую сумму они сдадут в аренду мне свое незаконное транспортное средство. Судя по тому, как заблестели их глаза, ремонтники уже надеялись на сумму с несколькими нулями, а самый старший даже руки потер от открывшихся перспектив. Ага, сейчас, надежды юношей питают. Я согласен был максимум на пять-шесть средних монет (что уже само по себе очень даже неплохо). Гоблины озвучили сумму монет в тридцать и отнюдь не мелких. На что я им заявил, что пусть они сами катаются на свой платформе и повернулся, чтобы уйти. Огорченные таким поворотом гоблины смекнули, что лучше синица в руке, чем журавль неизвестно где и наперебой закричали, снижая сумму каждую секунду в итоге я даже остался в плюсе сторговавшись на десять мелких монет. Получив оговоренную сумму, самый мелкий и резвый гоблин был отправлен в лавку за закуской, а начальник цеха вместе со своими подчиненными отправились в каморку, где их дожидалась неплохая такая бутыль самогонки, хотя, по стакану на брата им вообще ничего не будет. Ключ зажигания мне никто не дал, как управлять машиной не объяснили - было видно, что гоблины точно чтут букву заключенного соглашения - они мне тарантас, а я делаю с ним что хочу. Например, пялюсь на это странное транспортное средство.

   Но я не унывал, подумаешь, не показали, сами разберемся. Залез на табуретку, именуемую здесь сиденьем. Машина напоминала транспортную платформу для перевозки багажа в аэропорту - впереди водитель, позади него плоская площадка, которая опирается на раму, к которой крепятся шесть луноходных колес на независимой подвеске. Очень простая и удобная конструкция. Управлять ей тоже много ума не надо - два рычага для поворота и две педали - газ и тормоз. Больше 30 км наверняка не поедешь, да мне и не нужно, я не на гонки собираюсь, а на охоту. Главное, что платформа очень маневренная - передняя и задняя пара колес сделана поворотными и радиус разворота просто потрясающий, очень пригодится при петлянии в лесу среди древовидных папоротников и елок. У нас здесь лиственных деревьев нет - в основном хвойные с разной длиной игл и их расположением, да еще папоротники времен динозавров, хотя сами древних ящеров я не видел.

   Залез на водительское сиденье, нашел кнопку пуска - никакого тебе ключа, замкнул цепь от генератора, подача электроэнергии на двигатели, расположенные в колесах началась, придавил чуть-чуть педаль газа и вперед. Оставалось только вспомнить навык, еще сохранившийся с прошлой жизни, тело было новым и органы управления непривычными, но все же заученное однажды очень тяжело забыть. Покрутился по двору - гоблины вытаращили глаза от удивления и даже забыли про горилку, как это пацан и такие кренделя выписывает, а я, освоившись с управлением (не надо резко дергать ручку, не танк все-таки), сделал им ручкой и укатил с территории рембазы, прихватив по дороге приятелей, которые сели на платформу и беспечно болтали ногами. Я прикрикнул на них, чтобы держались крепче, а то может произойти ДТП с особо тяжкими последствиями, но они даже слушать не хотели, начали бегать по платформе и скакать. Гоблины, что с них возьмешь, дети природы. Пришлось остановится и всыпать обоим хорошенько. А потом то же самое проделала их мать и старшая сестра, после того, как увидели, что гоблинята подкатили на платформе к дому - дал Скоку порулить. Он так слезно просил, что пришлось уступить. Наверное он все же не мужского пола - так ныть могут только женщины. Хотя, у него такой пример перед глазами - сестер много, а их мужиков, не считая отца, только двое в семье. Так или иначе, но оба брата были лишены привилегии идти со мной на охоту, даже упоминание учителя Жгута не произвело необходимого впечатления на мать гоблинов - та стояла уперев руки в боки.

   - Ладно этот дурак. - Указывала она на меня. - Но вы-то куда с ним собрались? А ну, марш домой, работы полно, а они тут на машинах раскатывают! Пока все не переделаете, на улицу не выйдете. А ты давай, езжай на свою охоту, чтобы духу твоего тут не было!

   - Ну строга же ты мамаша. - Покачал головой я.

   Гоблинша надулась.

   - Я вот тебя как тряпкой сейчас отхожу, сразу научишься как со старшими разговаривать!

   - Не надо. - Буркнул я и тронул машину, побыстрее покидая нарастающую позади сирену и бросая братьев на растерзание их мамани. Мне еще со своими своей головной боли хватает.

   Машину оставил возле калитки, сам пошел прихватить рюкзачок с харчами, боло, пару ножей, метательный чехол на шесть штук, за пояс топор, которым можно не только ветки рубить. Надел широкий отцовский кожаный ремень, нацепил на него пару мешочков - в одном травы, в другом мази от ран. Так, на всякий случай, остальное разместилось в рюкзаке - смена белья, еда на три дня, огниво, веревки, спальник, так, мелочевка всякая, которая тоже может пригодиться. В общем собрался как тогда, когда по горам приходилось бегать, только патронов и огнестрельного оружия не взял - нет его здесь, да и на охоту меня никто не выпустит. Осталось только в Управе отметится, лицензию на единовременный выход я уже получил. Как так? Жгут помог. Он же не зря в малый совет входит. Поговорил с Древляной, та поначалу охала, но тролль ее убедил, что я справлюсь, потом к Круту зашел, тот сразу сделал нужные документы, глянул на меня так по-отечески, вроде как гордясь, потрепал по лысой голове (брился я, не люблю космы, хотя Горшок подсмотрел панковский хаер у гоблинов и себе захотел такой же, сейчас отращивает гриву) и сказал напутственное слово. Так что я был благословлен на охоту самым высоким нашим руководством.

   Мать вышла из дома, вытирая полотенцем руки - у нее еще один свободный день оставался. Переделку в доме Нилины мы закончили, духовой шкаф уже заказали, Управа пошла нам навстречу, внеся недостающие монеты, а мы должны были отдать их по прибытии оборудования. Денег, полученных от Кнута с лихвой бы хватило, чтобы окупить затраты - дядька впал в уныние и сейчас был согласен купить шкуру уже за тридцать больших монет, когда я пришел к нему с предложением. У кожевенных дел мастера пропадали редкие и дорогие вещества, которые он получил персональной посылкой и обоим очень уж хотелось побыстрее провести опыт по выделки кожи и шитью, а тут такая оказия - оба браконьера отдыхали в камере, а никто больше не брался, хотя пара фермеров и принесла им шкуры Зубанов, но Кнут отправил их куда подальше - тонкие, мелкие, а нужна толстая и волосатая - в горах по ночам холодно, вот Круторог и обзавелся такой вот "шевелюрой". Мама посмотрела на меня внимательно.

   - Не ходил бы, Молчун. - Сказала он, глядя на меня с какой-то грустью в глазах.

   - Придется. - Я двинул плечами, застегнутая безрукавка натянулась на груди. - Я и транспорт добыл, чтобы на своем горбу не тащить.

   На крыльцо вышла Зорька, посмотрела на мать.

   - Пусть идет. - Сказала она и глянула на меня. - Только мясом не забудь поделится.

   - Это ты о чем? - не понял я, а мама странно на нее посмотрела.

   - Поймешь. - Кивнула девочка и ушла обратно в дом.

   - Ладно, пойму так пойму. - Я повернулся и вышел со двора, притворив калитку. Разогнал мелкоту, которая уже вовсю лазила по машине.

   Майя прошептала про себя слова напутствия, приложила руку ко лбу и вернулась в дом - оставалось еще много дел. Она была уверена что с ее сыном ничего не случится - когда он одел ремень Грома, то не просто стал напоминать ей ее деда, словно дух старика склонился рядом с женщиной и шепнул ей, чтобы отпустила парня. Все его движения, повадки, этот взгляд исподлобья, все так сильно напомнило деда, который сгинул неизвестно где, когда Майя была еще маленькая и запомнила его именно таким, уходящим из дома. Вот почему так защемило сердце, заставило тревожно забиться. И только вышедшая на крыльцо Зорька остановила ее от желания сбежать по ступеньками крыльца и заключить сына в объятия, как будто она его никогда больше не увидит. Маленькая ладошка девочки тронула ее в сенях - та не пошла в дом, а просто отступила назад, чтобы сын ее не увидел и подумал, что она вернулась к работе по хозяйству.

   - Я знаю, что все будет хорошо. - Произнесла она. - Но все же что-то тревожно в сердце, как будто есть какое-то препятствие.

   - Что-то случится на охоте? - спросила Майя.

   - Нет, что-то будет потом, может быть через много лет. - Девочка подняла на нее свои глаза. - Я это чувствую с рождения. Что-то произойдет и Молчун будет в самом центре событий.

   - Хорошо бы не война. - Произнесла мать. - А с кем он должен поделиться мясом?

   - С Духом Гор. - Серьезно ответила Зорька. - Я думаю, он поймет. Я не вижу отчетливо, только чувствую.

   - Шаман тебя смотрел?

   - Давно. - Кивнула та. - Сказал, это не его дар, другое, но тоже не менее важное. Но вот учить отказался. Нечему там, говорит, учить.

   - Правильно. - Кивнула в ответ мать. - Видящих не учат, они сами и так все знают. Ладно, пойдем в дом.

   Я подкатил к зданию Управы - вышедшие из участка орки выпучили глаза. Малец, а уже управляет такой штукой - удивительно, не иначе. Дежурный записал мое имя в журнал, повернулся к сидящим в клетке браконьерам.

   - Вот, учитесь. - Сказал он. - Вы на своем горбу туши таскаете, а этот тележку приспособил.

   Оба уставились на меня ненавидящим взглядом.

   - Жадность фраера сгубила. - Сказал я.

   Никто не понял, что это значит, но то, что адресовано высказывание любителям незаконной охоты это было и ежу понятно. Один из них засопел, а второй улыбнулся.

   - Повезло тебе, паренек. - Сказал он. - Ну, удачи!

   - Ты обалдел? - спросил его сокамерник. - Он же наш куш из-под носа увел!

   - Сами виноваты, правильно он сказал, жадность этого, как его, фурера сгубила. - Ответил тот. - Да и я хорош, тебя послушал.

   - Это что же, я во всем виноват! - взревел товарищ по несчастью и попытался ударить приятеля.

   - Ну-ка, тихо мне! - крикнул дежурный, доставая дубинку, - а то сейчас обоих так отделаю, что в больничке окажетесь. - Орки посопели, но успокоились. - И дня не проходит, чтобы не передрались. - Пожаловался он мне. - Охотники, блин! Как же вы вместе работаете, если глотки друг другу перегрызть готовы?

   - Так и работаем. - Ответил спокойный. - Он загоняет, а я ловлю.

   Я не стал дослушивать перепалку, а вышел из Управы, сел в повозку, вокруг которой собрались орки, ну словно дети малые и двинул на выезд из поселка вдоль хребта, именно туда, куда и указывал дядька Жгут. Что самое интересное - у орков нет такого понятия как право управления техникой. Умеешь, значит садись и рули, никто даже не спросит у тебя документы. Не знаю, как обстоят дела в Метрополии, но здесь именно так. Удивление вызвало скорее мое появление на месте водителя, что было очень необычно - дети до управления не допускались. А тут такой уникум за рычагами сидит. Вот они и глаза выпучили, но никто меня с водительской табуретки не прогнал. Что же насчет угона транспортного средства - куда здесь ехать? Поселок один, вокруг лес, ну уедешь ты за крайний дом и чего? Зачем тебе машина нужна, если и так все есть, работа рядом, продукты тоже, материалы если надо привезут. В личную собственность? А зачем? В малых колониях таких как наша этого просто не было - орки отделяют свое от общественного, но что касается транспорта, то здесь скорее процветающий Советский Союз без личного владения. Так что ни у кого даже мыслей не возникло, чтобы прыгнуть на водительское сиденье и уехать куда-нибудь. Если человек, то есть орк приехал на машине по делам, то значит так нужно. Простые правила и простые разумные.

   Дома закончились быстро, потянулись поля, потом мельница и впереди уже замаячил темнотой хвойный лес. Машинка бежала ходко, о топливе я не заботился, самое главное смазкой были набиты все подшипники и оси - здесь авидиум не использовали, брали более дешевый металл, поэтому и конструкция была такой простой. Делать посложнее ради того, чтобы просто покататься по рембазе и так, изредка, перевезти тяжелые запчасти было бы верхом глупости. За сиденьем у водителя располагалась лебедка, а сама платформа наклонялась, чтобы втянуть на нее тяжелую деталь, именно это мне и пригодится, когда я буду запяливать тушу на площадку. Все же молодцы гоблины - именно их рационализаторская мысль и лень толкали научно-технический прогресс именно с практической точки зрения. А ну как сварганят они очередную постройку, которая согласно всем физическим законам и работать не должна, а она крутится, работает, а ученые мужи потом голову ломают - как? Я же такими вопросами не заморачивался, работает и ладно, главное, чтобы не ломалась.

   Лес, он и на Земле лес. Мелкие птички что-то там поют себе в кронах деревьев, шумят ветви от ветра, насекомые жужжат, пролетая мимо. Мошка мелкая лезет в ноздри и глаза, хорошо хоть кровососущей пакости здесь не наблюдается - исключительно жуки и "пчелки", а по опавшей хвое маршируют многочисленные отряды "муравьев", своими жвалами напоминающими скорее термитов, однако это такой гибрид. Я даже остановился и поймал одного в качестве предмета для изучения - большая голова, такое же большое тельце, восемь лап, четыре жвала, причем хваталки у него еще те, так и норовил укусить на палец, да утащить в муравейник. После того, как я его поймал вокруг моих ног начала собираться нехилая такая толпа, очевидно для того, чтобы освободить своего коллегу, я решил больше не тревожить лесных мурашей, отпустил пленного на волю и поскорее забравшись в повозку, продолжил свой путь, хотя незаконные пассажиры уже успели набиться везде, где только можно и еще на протяжении нескольких скачков я "отправлял в полет" этих "зайцев".

   Лес шумел, я ехал и наслаждался жизнью. Такого у меня уже давно не было - все время под присмотром. Я даже петь что-то там начал из земного репертуара, переиначивая слова на оркский лад, с купюрами, потому что сам уже не слишком хорошо помнил оригиналы эстрады. Да это и не важно - настроение хорошее, солнышко светит сквозь кроны, птички поют, красота.

   До места я добрался спустя несколько часов - лучше тихо ехать, чем хорошо идти. Поставил машину между двух крупных стволов деревьев, определил место для костра, расстелил спальник на платформе - спать на земле я не собираюсь, причем вездесущие мураши лазали и здесь, причем те, которые приехали со мной, тут же устроили драки с местной "братвой". Скрежет их жвал было слышно даже с нескольких прыжков. Я взял боло, рюкзак за спину, тряпку в карман и пошел выслеживать добычу, желательно одинокую. Если попадется стадо, то мне от него не убежать или на кручу влезть, тогда эти "буйволы-лоси" меня будут не одну шестидневку тут караулить.

   Пролазил по предгорьям до вечера, нашел несколько старых куч навоза и пару свежих следов. Только это были не отпечатки лап Круторога - скорее отметился Горный Клыкарь, который от обычного отличается серо-стальной расцветкой шкуры и размерами он крупнее. Клыки у него как у нашего саблезубого тигра, да только не парный комплект, а сразу два - сверху и снизу, причем сверху их четыре. Тварь шустрая, гибкая и бесшумная, как все кошачьи, только на не относится к их отряду, скорее что-то среднее между тигром, хотя бы по шкуре и окрасу и летучей мышью, что касается его морды. Телом же напоминает змею - длинное и худое, хвост не слишком выделяется, скорее он как у рыси. Короче, та еще химера, ну а что касаемо морды, если такую в темноте встретишь, то заикание тебе обеспечено. Неприятная зверушка, благо, что охотится не стаями - одиночки по натуре. Но мне и такого хватит. Однако я еще полазил немного по камням, определяя место для будущей охоты. Если что, то Круторога лучше заманить на эту площадку - разбег он возьмет приличный, а со спутанными ногами гарантированно сломает себе шею. Только заманить сюда его фиолетовой тряпкой придется постараться. Я посмотрел на закатное солнце, которое уже почти скрылось за горизонтом. На лес уже упали сумерки, тогда как верхушки хребта были позолочены последними лучами. Идиллия. Я вздохнул горный воздух полной грудью, напитывая им легкие. Как будто у нас в поселке воздух другой, хотя никаких выбросов в атмосферу завод и комбинат не производили - трубы не дымили, хотя в самих цехах стоял еще тот запашок. Плавился камень, текли расплавленные реки металла, но получавшийся при этом выход газа фильтровался через специальные установки и в атмосферу уже попадал без примесей - орки заботятся об экологии. Здесь жить и трудится их детям. Да и лес они бездумно не вырубали, а только тот, что указывал шаман. Тоже интересный подход.

   Я вернулся в лагерь. Ночь огласилась новыми звуками - на охоту вышли хищники и становиться их добычей у меня не было никакого желания. Я развел костер рядом с машиной, подкидывая сухие веточки, устроился удобно возле колеса. Мураши отправились спать, закрыв входы в свое жилище, но все равно спать на земле я не рискнул - мало ли кто там еще ползает. Огонь мерцал, пепел улетал к вершинам деревьев, было тихо и спокойно. До определенного момента.

   Я почувствовал взгляд. Это не был зверь - он смотрит не так, изучает, сопоставляет шансы на удачную охоту, а то и вовсе уходит от человека, потому что природный инстинкт заставляет боятся огня. Лесные пожары еще никто не отменял, причем не всегда они происходят по вине человека. Лес сам себя чистит от старых и покалеченных деревьев, освобождая место для новой жизни. Здесь же взгляд принадлежал вполне себе разумному существу, а я всегда безошибочно отличу зверя от человека. В данном случае от орка.

   Топор за поясом, метательные ножи закреплены на руке на предплечье. Я расслабился напоказ и даже зевнул, сам продолжая следить на направлением, откуда пришел взгляд. Там словно усмехнулись, догадавшись что его заметили и взгляд удалился, а потом и вовсе исчез. Но это не значит, что его обладатель покинул это место. Я клевал носом возле костра, то проваливаясь в дрему, то чутко прислушиваясь к происходящему, вспоминая сон разведчика. Там тоже вроде все в порядке, но вот неправильно хрустнувшая ветка выдает противника с головой, а ты уже готов к отражению атаки, да и час Быка никто не отменял.

   Лес просыпался, а вместе с ним и я. Разогрел себе каши, быстро съел, провел небольшую зарядку, разогревая мышцы и готовясь к охоте. Начался новый день, который либо принесет мне удачу, либо поражение.

   Круторога я заметил, удалившись от лагеря на несколько малых перебегов. Бык жевал траву и ковырял своими тремя пальцами камни, отодвигая их с места и слизывая языком питательных насекомых, которые прятались от неминуемой гибели. Можно было метнуть боло и так, оно бы надежно оплело его длинные ноги и при рывке Круторог неминуемо бы упал, но бычара заметил меня краем глаза и повернул голову в мою сторону, отвлекаясь от лакомства. Я помахал ему фиолетовой тряпкой. Судя по тому как расширились его ноздри, он моментально рассвирепел. Поднял голову к небу и завыл громко и протяжно, а потом взял сразу с места в карьер.

   Надо сказать, что несмотря на всю свою массивность и неповоротливость бегал он резво и шустро. Я раскрутил боло над головой, удерживая его за средний шарик, тогда как два остальных уже набрали приличную скорость и метнул его прямо в передние ноги набегающего на меня Круторога. Стада поблизости не оказалось, я понял это по тому, что никто не ответил на его зов, а сам зверь посчитал меня слишком мелким хищником, чтобы боятся. Боло раскрутилось в воздухе, запутываясь и захлестнуло его ноги чуть повыше колена. Прочная плетеная веревка резко затормозила продвижение быка, но тот был силен и даже чуть порвал путы, но все же боло сработало как надо и Круторог здорово приложился челюстью о камень, да так, что на время потерял сознание. Я тут же подскочил к нему - медлить нельзя, маленький мозг вполне терпим к сотрясениям иначе зачем ему такая толстая лобная кость? Лезвие топора опустилось быку на затылок. Брызнула кровь, оружие обагрилось кровью, Круторог дернулся, приходя в сознание от боли, я добавил еще, пока следующим ударом чуть не отрубил ему голову - острое лезвие из сплава авидиума и вига, заточенное до состояния японской катаны легко взрезало ему шкуру и отделило позвонки. Где я добыл такой топор? Остался от отца. Батя молодец, потратил монеты не зря, заказав такое оружие. Ему сносу не будет и точить его опять же не нужно - приданная один раз острота остается навсегда. Я вздохнул и вытер топор о шкуру Круторога.

   - Неплохо для новичка. - Раздался незнакомый мне голос тролля, а сам он появился из-за камней, наблюдая за охотой.

   Я так понял, что это он приглядывал за мной ночью, не попадаясь за глаза, а может быть специально позволив себя почувствовать. Потому что именно сейчас я не ощутил ничьего присутствия и появление его для меня было полнейшей неожиданностью.

   - Спасибо. - Поблагодарил я. - Поможете отделить шкуру?

   Тролль улыбнулся и мягко спустился с камня, словно перетек из одного состояния в другое. Движения были скупыми и ни одного лишнего. Этот не простой охотник, скорее всего из одной из поисковых партий и движется он как воин, значит охрана от зверья. Висящий в ножнах кинжал покинул их и перекочевал в его руку. Он подошел ближе и остановился перед тушей.

   - Однако, на Круторога стоит охотится вдвоем, так проще. - Сказал он. - Как вышло что ты один, да еще такой юный?

   - Так сложились звезды. - Буркнул я. - Приятелей мама не отпустила.

   Тролль захохотал.

   - А тебя, значит, отпустила?

   - Мне веры больше.

   - Ясно. Ну что ж, верный ты наш, как хоть тебя зовут?

   - Молчун.

   - Я Шорох. - Тролль показал ладонь. - Наша поисковая партия тут рядом и я тоже иногда охочусь в горах на них. - Он указал кинжалом на Круторога. - Но твой способ охоты вижу впервые. Что это за штука?

   - Боло. - Сказал я, распутывая ноги зверя. - Подсмотрел в книжке, там, правда немного по-другому было, но я продолжил мысль изобретателя.

   - У ичигов научился? - Шорох присел и ловко перевернул тушу на спину, чтобы начать отделять шкуру от мяса с ног.

   - Просто голову приложил и фантазию.

   - Богатая у тебя фантазия. А книжка эта наверняка запрещенное "Боевое наставление Хака"?

   - А вы откуда знаете? - удивился я.

   - Болталась такая в библиотеке, пока архивариус ее под замок не засунул от греха. - Тролль начал разделку туши. - Премерзкий старикан, должен я тебе сказать, боится собственной тени.

   - А мне он показался добродушным и покладистым.

   - Ага, а сам тут же настучал куда следует. - Шорох усмехнулся. - Знаю я таких, покладистых. А книжку у тебя не отобрали только потому, что ты читать не умеешь, там ведь вся соль в словах, а не в картинках. Вот в училище пойдешь, тогда точно изымут.

   - Так я вроде и так уже учусь.

   - Ну и как успехи?

   - Неважно.

   - Оно и видно, раз на охоту пошел. - Добродушно усмехнулся тролль. - Не умеешь работать головой - будешь работать руками.

   - Знакомое выражение. - Промямлил я. Не может быть, чтобы наш инструктор тоже здесь оказался.

   - Это сказал запрещенный в Метрополии философ Ручка. - Ответил, филигранно работая ножом, Шорох.

   - Похоже, что все диссиденты по колониям разбрелись. - Тихо пробурчал я.

   - Кто?

   - Инакомыслящие.

   - Есть такое. - Кивнул тролль. - Но здесь нас отловить проще.

   Что-то прошуршало слева и я резко повернул голову, а Шорох оторвался от своего занятия и тут же перебросил окровавленный кинжал в руке, держа его за лезвие. На нас не мигая смотрел Горный Клыкарь, очевидно привлеченный сюда запахом крови. Его голова оставалась на месте, тогда как тело плавно и неторопливо переместилось вниз и заняло выгодную для атаки позицию - сверху. Я не шевелился, разглядывая красивого в своих движениях хищника. Страха не было, было только любопытство. Шорох тоже ничего не предпринимал, только прошептал:

   - Сиди тихо, может быть сам уйдет.

   - Не уйдет. - Ответил так же шепотом я. - Здесь добыча, а он голоден. Может нас атаковать, если долго без еды был.

   - Согласен, но убивать его не хочется, все же зверь неразумный.

   - Надо ему мяса дать. - Вспомнил я наставление Зорьки, вот тоже проблема, хорошо бы с ней разобраться. - Может примет и уйдет?

   - Дельная мысль! - согласился Шорох и отпластал крупный шмат мяса. - Держи, зверь, нам не жалко.

   Кусок пролетел по дуге и шлепнулся на уже начавшийся нагреваться от солнца камень. Клыкарь неспешно, не отводя от нас взгляда, подошел к куску, лизнул его и заглотил целиком, даже не жуя. Потом уставился уже более добрыми глазами.

   - Так еще и с ним возиться придется. - Проворчал тролль, отмахивая кинжалом кусок побольше. - Приручишь на свою голову.

   - Мне мясо не нужно, только шкура. - Сказал я. - Так что можно и этому оставить или себе заберите.

   - Возьму пару кусков, а больше и не нужно. - Кивнул Шорох, бросая Клыкарю еще один кусок мяса, только уже покрупнее. - Будет сегодня на ужин жареное мясо с корнеплодами.

   - Что за корнеплоды? - насторожился я. Может быть картошка?

   - Да выкопал тут у недалеко. - Махнул рукой тролль в сторону леса. - Росли на полянке, я попробовал на вкус, вроде ничего, но вареные мне нравятся больше. Все же кое-какое разнообразие, а то эти крупы у меня уже вот где. - Он провел ладонью по горлу. Знакомый и общий жест.

   - Дадите парочку на развод?

   - Я тебе полянку укажу, сам накопаешь сколько тебе надо, хоть все забери. - Шорох продолжил отделять шкуру от мяса, не обращая внимания на подобревшего Клыкаря, который похоже понял, что этим странным зверям не нужно самое вкусное, они шкуру берут и спокойно ждал, когда мы закончим.

   - Я пока транспорт подгоню. - Я встал, - а то думаю, что не дотащу.

   - Давай. - Кивнул Шорох. - А за этого не беспокойся, он уже понял, что мы не враги и делимся мясом, так что не нападет.

   Я быстрым шагом прошел в сторону тарантаса.

   Тихая Заводь встретила Тень тишиной и покоем, как и полагалось этой колонии, не имеющей океанов, но зато многочисленные реки и речушки, озера и моря, топи и болота изрезали единый континент как жуки-древоточцы кору дерева. Ему уже приходилось бывать в этом мире и подобном ему, так что ничего такого удивительного. На лице личина исполнителя, так что если заказчик и видел его, то опознать он его сможет обязательно. Шарик-активатор погас, исчерпав залитую в него энергию, а Тень прошагал к лавке, где торговали сувенирами и зарядными устройствами для таких вот шариков. Все же одиночные путешественники были здесь не редкостью - колония существовала уже как рядов десять и была полностью обустроена, хотя крупных городов было всего три, а поселков поменьше не больше десятка. Все же болотный металл хоть и имел свое преимущество, но основными поставками так и оставались деликатесные море и речные продукты.

   Встреча с заказчиком должна была состоятся только после извещения оного о прибытии, поэтому Тень обратился на переговорный пункт и составил нужное сообщение. Все же работа в гвардейской контрразведке научила его многому, а оперативная работа на местах так и вообще приучила продумывать свои ходы вперед, опережая противника. Так же как и сейчас.

   Тень не удивился заданию Древляны, что-то подобного он ждал, когда ему поступило предложение от молодой айны оставить государственную службу и отправиться вместе с ней основывать новую колонию. Он тогда подумал, ну чем он там может пригодиться, если шпионы заинтересуются ей только тогда если там найдут богатейшие залежи редкого минерала или изобретут нечто такое, что положит конец империи айнов. Тень ведь касался государственных секретов и был в курсе, что и как произошло почти полтора периода лет назад и как ему при этом не стерли память, что тоже было удивительно. Но, как понял Тень, это была целиком заслуга Древляны. Как вообще эта девушка, на четверть крови приходящаяся оркам родней смогла достигнуть таких высот в иерархии управления, ведь ее подобных считали чуть ли не выблядками, нарушившими чистоту расы. Ну еще бы, ведь это только айны могут иметь потомство от всех остальных, тогда как учуры, гхрахи и ичиги не смешиваются. Точнее они могут, но вот плода любви уже не получится ни при каких обстоятельствах. Тень никогда сильно не задавался этим вопросом, поэтому не переживал по поводу.

   Отправив сообщение заказчику, он снял небольшую комнатку и приготовился ждать. Нетерпеливые хозяева откликнулись почти тут же - в комнату принесли послание с указанием места встречи, где и произойдет передача монет за выполненную работу. Тень поднялся. То, что исполнителя ликвидируют именно там, он не сомневался, сам бы поступил так же. Концы в воду.

   Темный переулок на окраине города. С освещением у них тут совсем плохо, влажность повышенная, к тому же постоянная жара и духота, короче, ходишь весь мокрый от кончиков сапог до макушки. Когда Тень появился в переулке из двух дверей вышли двое айнов, а за ними маячили двое гхрахов. Силовая поддержка.

   - Ты не выполнил в полной мере контракт. - Сказал правый. - Сообщений об обрушении и жертвах из колонии не поступало.

   - Может быть, они просто не хотят огласки? - спросил Тень. - Поэтому не сообщили о происшествии в Колониальное Бюро.

   Закинем удочку - для начала надо выяснить, что им известно и какую контору они представляют. Айны переглянулись.

   - Ты точно выполнил контракт? - спросил левый. - Мы не можем проверить твою работу.

   - К тому же та сторона могла заплатить тебе больше просто за информацию.

   - Я вообще вижу вас впервые. - Сказал Тень и попал в точку, исполнитель не знал лиц своих заказчиков. И то это могут быть подставные.

   - И в последний. - Ответил правый и вытащил из кобуры энергопушку.

   Ну, это мы уже проходили, подумал Тень, привычно ускоряясь. Айны нужны ему для допроса живыми, гхархов можно ликвидировать прямо тут. Правый удивился, когда его пушка вылетела из руки, а сам он упал носом в землю, с которой ему очень не хотелось вставать. Его товарищ сунулся за своей пушкой, но Тень крутанулся на пятке и его мокасин четко попал айну в кочан, от удара того унесло к высокой глухой каменой стене дома и заказчик отключился вслед за приятелем. Гхрахи синхронно вынули топоры и Тень сжал губы в улыбке - до этих болванов еще не дошло, что они уже трупы. Он метнулся к ним. Несмотря на крупные габариты те были довольно проворными, но вот достать Тень все равно не смогли и даже дубленая кожа и толстые загривки им не помогли - оба упали как подкошенные, а ликвидатор сломал им шеи.

   Он встал, подошел к айну, которого вырубил первым, быстро прошелся по карманам, извлек отправленное им самим послание, склянку с веществом, вынув пробку которого определил на псионный смыватель следов. Видно ребятки готовились заранее и даже припасли средство от шаманов, чтобы не учухали по ментальным отпечаткам жертвы. Ничего, это пригодится гхрахам, которые лежали бесформенными кучами посреди переулка. Недаром такой выбрали - рядом никто не жил, квартал был рабочим, а переулок вел между двумя текстильными фабриками, которые были закрыты в силу своей нерентабельности. Оказалось, что таскать сюда одежду через портал дешевле, чем производить на месте, тем более, что льняные культуры совершенно не приживались в этой почве, а искусственное производство ниток было слишком затратным. А здания уже построены еще в первую волну колонизации. Вот так и определяется специализация мира. Хорошо что Кряжу это не грозит - там все идеально.

   Тень обобрал второго айна, нашел у него второй пузырек с растворителем органики - значит все яйца в одной корзине не хранят, обильно полил им туши гхрахов - они стали корчится и растворятся, исчезая на глазах, потом все это сдобрил псионной настойкой, подхватил первого и с телами на плечах зашел внутрь здания, откуда они и появились.

   У ребят здесь стояли койки, на столе высилась гора огрызков, стационарный передатчик, дополнительное штурмовое оружие - лучевики и иглометы. Чего же они так опасались? Уж наверняка не исполнителя, которого собирались просто прижечь, а потом растворить. Тень обыскал помещение - в редких вещах наемников он нашел планы здания фабрики, планы шахты колонии Кряжа, планы поселка, имена руководителей и их краткая характеристика. Неудивительно, что Древляна была среди них. А вот зачем им руководители Тихой Заводи? Или акцию они планировали и здесь? А потом подкинули бы улики с Кряжа, чтобы развязать войну между ними? Но зачем? Кряж - молодая колония, Тихая Заводь вообще никому даром не нужна, отдача от нее едва покрывает расходы на содержание. Если колонии и обменяются взаимными обвинениями, то призовут судейскую коллегию, а та приостановит все ведущиеся в колониях работы, а это значит, что... что Металлургическая Компания, которая владеет одной из колоний, а во второй имеет большой пай на разработку месторождений, потеряет свое влияние в этом секторе космоса, ведь между колониями возможно прямое сообщение. Кому это нужно? Ну точно не Колониальному Бюро, у тех прибыль капает с компаний, владеющих колониями. А тут такая подстава. Кому тогда? Надо допросить пленных.

   Тень подвесил за ноги обоих вниз головой и поднес к носу сначала одного, потом второго бинт, пропитанный настойкой Кхара. Оба синхронно чихнули и открыли глаза, залупали ими, соображая где они оказались и почему так неудобно.

   - Эй, - заорал один, - я приказываю отпустить меня! Немедленно!

   - Приказывать дома будешь. - Спокойно отозвался Тень и снял личину. Можно и показаться, все равно в живых он их оставлять не намерен. - Ну что, кто из вас расскажет мне правду? Зачем нужен был подрыв шахты Кряжа и отравление озер Тихой Заводи? Вы уже успели сделать свое черное дело?

   - Пошел ты. - Вякнул второй.

   - Неправильный ответ. - Тень подошел к нему и сломал палец. Айн заверещал как баба. - Я буду ломать тебе сначала пальцы, потом руки, потом ноги, отобью все органы, пока ты не превратишься в кусок отбитого мяса. Ну если ты и после этого ничего не расскажешь, то придется прибегнуть к экспрессивным методам допроса - как тебе взлом твоей черепушки?

   - Ты не шаман. - Сказал тот, что еще остался целым. - У тебя не получится.

   - У меня - нет. - Согласился Тень. - А вот у него вполне.

   Он осторожно извлек из подсумка баночку в которой извивался склизкий и мокрый червяк, напоминающий пиявку. Оба айна побледнели и заговорили хором. Никому из них не хотелось испытать на себе действие грызущего мозги Шатсана.

   - Это из Транзитной компании!! - завопил тот, что был ближе всех. - Это их план!! Они берут под контроль колонии, меняют руководство согласно Кодексу о Землях, ставят своих айнов, потом тянут ветку через обе планеты с выходом на Ледяную Шапку!!!

   Все понятно, кивнул себе Тень. Ледяная Шапка, холодный морозный заснеженный мир, битком набитый авидиумом, разработка которого обходится в копеечку - туда можно попасть только через Лазурную Гавань, а та не имеет прямой связи с Метрополией. Значит, транзитники решили сыграть в свою игру - протянуть "левую" ветку через форпост Кряжа и Тихую Заводь, а за перевозку плату брать как через Лазурную. Будет не просто экономия, а обалденная экономия. Смена руководства в дальних колониях не заинтересует разведку Метрополии, даже если Металлургическая Компания и заявит о претензиях, то, пока разберутся, все документы подчистят, а исполнителей уберут, как вот этих двоих дураков. Наверняка, после того, как они тут закончат их тоже ликвидируют.

   - Уже успели отравить озера? - спросил Тень.

   - Нет, планировалось только через два дня после обвала шахты. - Сказал один. - Потом надо было отправить сообщение куратору в Горный.

   - А чего сразу не в Метрополию?

   - Не знаю. - Мотнул головой айн и покосился на банку. - Отпустите нас, пожалуйста, мы сменим имена и документы и спрячемся в самой глухой колонии.

   - Хорошо. - Кивнул Тень, спрятал банку и достал нож, чтобы срезать веревки.

   Это айны так подумали. На самом деле он перерезал горло сначала одному, а потом и второму, когда тот понял, что пощады не будет и забился, пытаясь развязаться. Так я вас и отпустил, подумал Тень, обливая тела остатками кислоты из склянки и разбивая псионную настойку. Пусть местные сами разбираются, почему Нюхачи не могут отследить убийцу и откуда на старой фабрике чужие вещи. А насчет отравы надо бы предупредить их, все же не чужие, пусть у Управы хоть какая-то работа появится. А этого куратора надо бы навестить. Может быть, это все частная инициатива и Транзитная Компания тут не причем. Тень ощутил былой азарт расследования и словно заново родился, а то эта беготня вместе с землемерами по лесам его уже начала немного доставать. Запись признания айнов не годится как доказательство - любой опровергнет ее, как полученную под давлением. Надо искать документы, ведь должны же быть следы закупа хотя бы того же оборудования, подготовка групп, ну и конечно компромат на них, а то вдруг исполнители окажутся слишком умными и в случае их смерти обнародуют материалы. Их-то и надо найти. А куратор здесь как раз подходит на эту роль, как связующее звено, значит колоть надо его. Дуракам оставили передатчик для связи, через него я и выйду на этого интригана.

   Тень оглядел еще раз место казни, подчистил свои следы и покинул здание через другой выход. Не хватило еще и засветиться.

   Глава 9

   Часть мяса я отвез в лагерь поисковиков-землемеров, которые по земным меркам могли считаться геологами. Они рыли шурфы с помощью буров, брали пробы земли в отдельные склянки, чтобы потом в лаборатории спокойно исследовать на предмет наличия здесь выхода полезных руд или минералов. Как сказал Шорох в этих горах если копнуть как следует, то крупное месторождение вига обеспечено. Он даже показал мне осколок минерала. Я не силен в геологии, а минералы даже в музее не видел, но медный блеск ни с чем не перепутаешь. Спросил, зачем он нужен и глава партии, седовласый орк-геолог, которому даже по моим прикидкам было ну никак не меньше шестидесяти, охотно пояснил, что мелкие монеты, обмотки для генераторов, электродвигателей изготавливают из самого вига, а вот применение его в сплавах огромно, если уж у нас медь скрещивают с цинком и оловом, полчая латунь и бронзу, если мне не изменяет память, то здесь и говорить нечего. А уж применение с авидиумом, про который я знал, но не болтал языком где не надо, потому что и так ясно, что чужие уши, пускай и вполне осведомленные это не есть гут, то здесь сам Бог велел расположить в колонии производство этого чудесного сплава. Так что в скором времени в местах моей первой охоты расположится поселок, добывающий медь. И закрутится тут такая свистопляска, что мама не горюй, сразу же понаедут, в смысле по перемещаются все кому не лень.

   Геологи обрадовались добыче, Шорох плюхнул мясо Круторога на скатерть и землемер, который был назначен на сегодня поваром, тут же схватился за нож и немытыми руками начал его разделывать, а его помощник уже разогревал огромную сковородку. Я понимаю, что они тут немного одичали вдали от цивилизации, но хотя бы какие-то мысли о гигиене должны же посещать их развитые мозги. Так что от предложенной мне порции я отказался (фиг знает, что еще в этом мясе содержится), Шорох понимающе усмехнулся, щедро посыпал кусок каким-то порошком, остальные глотали прямо так, после чего вонзил зубы в жареную плоть, ловко разрезая волокна клыками, насаживая на них мясо как на шампур. Я спросил про клубни и тролль указал пальцем, где небольшой кучкой лежали корнеплоды. Но форме и размерам они напоминали переросшую морковку - такой же цилиндрической формы, вот только цвет был самый что ни на есть картошечный, а на вкус... м-м-м, как же я соскучился по жареному и пюре! Только распробовав тщательнее, я понял, что не такая уж это картошка, скорее сладкий батат, но на безрыбье как говориться и это сойдет. Поэтому, вызнав координаты полянки, где произрастал данный корнеплод, я покинул гостеприимных землемеров, хотя они и звали меня переночевать с ними, потому что ночь уже укутала лес, но я отказался. Шорох что-то шепнул одному из них и от меня отстали, предоставив полную свободу действий. Я поплотнее пристроил шкуру и взял курс на полянку, где зажег костер, устроился рядом с вездеходом, заодно в свете огня подкопав несколько кустов. Шкура воняла немытым волосом, а также запекшейся кровью и вскоре я расслышал осторожное шуршание по кустам. Топор сам прыгнул в руку - это не тролль меня пугать явился, это ночное зверье привлек оставшийся запах смерти. Страха не было, просто надо было держать ушки на макушке. Все же ночевка в лагере выглядела более безопасной, но я не мог вынести общества горланящих и вопящих орков, которые наелись до отвала и теперь их потянуло на разговоры и выпить. А я терпеть не могу пьяных, еще с прошлой жизни, хотя в поселке и существует сухой закон и Древляна старается прививать культуру пития, чтобы не нажираться вдрызг, но есть индивидуумы, которые ни перед чем не остановятся, только чтобы употребить лишнюю чарочку. Также и здесь - похмелившиеся геологи потом идут рыться в земле с больной головой и такое порой находят... послушав пару баек, понял, что больше ни одной минуты в лагере не вынесу. Одному спокойнее, да еще и шкура в порядке будет, а то один ее уже на свои плечи примеривал, будучи под градусом, хотя Шорох ему вроде объяснил.

   Из кустов раздалось аккуратное покашливание, словно гиена просится на ужин. У меня еще оставались взятые из дома харчи и первым делом надо бы задобрить зверье, может довольствуются малым, убивать не хотелось, тем более, что прошлую ночь я провел довольно спокойно. Я достал из сумки ковригу, разломил ее, добавил немного каши и кинул в сторону кустов, где горели жадные до мяса звериные глаза. Судя по высоте головы и визгам - стая Зубанов, которые вышли поохотится. В отличие от земных волков эти довольно тупы и могут только нападать все скопом, мешая друг другу, а драки возле пищи в их кругу вообще частое явление. Каша с хлебом им не понравилась - кусты зашуршали справа и слева. Огонь их не пугал, то ли они не знали, что это такое, то ли этот молодняк еще с ним не сталкивался. Так что на полянку с клубнями выползло пятеро, а со стороны платформы и правого бока еще по четыре. Итого тринадцать. Нехорошее для людей число, однако, орки лишены такого предрассудка - у них это просто первая черта второй полной руки, так что никаких проблем. Ну, у меня-то они могут вполне начаться.

   Я стоял спиной к платформе, расслаблено держа топор в правой руке, а остро отточенный нож в левой. Метательные ножи я использовать не стал, шкура у Зубанов тоже довольно плотная и лезвие ее может не пробить, так что прямой резкий удар лучше всего. Нападения со спины я не боялся - платформа прикроет, хот на нее может взобраться Зубан и пощипать шкуру - челюсти этих тварей словно гибрид акулы и крокодила. Шорох рассказал. Вместо старых зубов вырастают новые и это длится до десяти раз. Во всяком случае он выбивал одному Зубану десять раз один и тот же зуб. Чисто в исследовательских целях. Так что проверено на практике.

   Наконец вся стая решилась на атаку - кинулись с трех сторон. Я запрыгнул скачком назад на платформу и опустил одному на шею топор, а переднего поймал на нож. "Собака" заскулила, получив остро отточенную железку в грудь, а второй, которому прилетело топором лишился головы - оружие вошло в плоть как нож в масло, даже не встретив сопротивления. Два Зубана попытались подпрыгнуть, чтобы укусить меня за ноги, но топор в моей руке уже изменил свою траекторию - он прошел по горлу одному, благо, что тварь сама подставила ее, а второго я ударил в ухо, точнее мазнул и рассек его, но тот остался жив и теперь отбегал подальше, скуля от боли. Итог - трое мертвых, один ранен и девять голодных глаз, парочка из которых смотрит на их бывших товарищей, наверняка соображая, что не стоит ли закусить лучше ими, чем этим непонятным существом, которое так ловко расправляется с их приятелями. Я уже собирался спуститься вниз, чтобы продолжить геноцид в отдельно взятой стае, как вдруг помощь пришла оттуда, откуда не ждали.

   Из-под платформы винтом вывернулся Горный Клыкарь. Наверное тот самый, с которым мы поделились мясом. Он рывком сблизился с Зубаном и единым движением располосовал ему горло своими клыками. Стая качнулась, взвизгнула и пустилась наутек - своим умишком они понимали, что ситуация резко поменялась не в их пользу. Я держал наготове топор и нож, с которых капала кровь, но Клыкарь будто не замечал меня. Он деловито разодрал своими когтями (только сейчас вблизи я рассмотрел, что у него четыре подвижных пальца и твердая подушечка) и стал поглощать мясо огромными кусками. Я осторожно слез, зверь шевельнулся в мою сторону, но не атаковал, словно предупредил, что сейчас его лучше не трогать. Да я и не собираюсь, здоровье дороже. Клыкарь очень быстро насытился, сверкнул в мою сторону своими глазами, подхватил тело одного из убитых мною Зубанов, вроде как плату за мое же спасение и канул в ночь. Двигался он очень бесшумно и быстро, так же я даже не понял, куда он мог деться, вроде и листва на кустах шуршала и трава приминалась, а вот уловить малейшее движение невозможно.

   Со стороны лагеря послышался треск и на полянку вломился Шорох, держа кинжал в своей лапище. Он оглядел место побоища, сверкнул на меня глазами.

   - Живой? - осведомился он и спрятал оружие в ножны. - Как ты?

   - Нормально. - Чуть треснувшим голосом ответил я.

   - Зря ты ушел из лагеря - свежая кровь привлекает зверей. - Шорох покачал головой.

   - Не могу терпеть пьяных. - Честно признался я, хотя тролль пил наравне со всеми.

   - Но я же не пьян. - Возразил он и улыбнулся, хотя разило от него как от бочки.

   - Так ведь...

   - Ну да, я много могу выпить. - Сказал он и подошел к трупу, пошевелил его ногой. - Навык. Еще из прошлой жизни. Его не пропьешь. Чего это они, сильно голодные что ли были, вдвоем на одного, обычно стая не меньше полной руки.

   - Так их столько и было, только чуть больше. - Кивнул я. - Горный дух помог.

   - Какой еще дух? - с интересом спросил Шорох.

   - Тот Клыкарь, с которым мы мясом поделились. Хотя, я не уверен, он ли это был.

   - Он, он. - Покивал Шорох, разглядывая примятую траву, потом пошел по следам и обошел платформу. - А вот и еще двое. Славно он их располосовал.

   Я пошел посмотреть. За тележкой лежали чуть поодаль два тела Зубанов, убитые Клыкарем - у одного сломана шея, второй с перекусанным горлом. Я, конечно, думал, что с тыла могут напасть. Эти видно самые хитрые из их роду-племени. Тролль тем временем ходил по траве, исследуя следы - костер чуть подсвечивал и этого было достаточно, чтобы видеть как днем. Также как и для меня.

   - Вот, видишь, он пришел по твоим следам, точно по примятой колесами колее, чтобы не оставлять своих следов. - Шорох указал в траву. - Здесь сошел, тут напал на Зубанов, они его не почувствовали, ветер дул от них, да и были полностью увлечены охотой на тебя. Вот отсюда напал, а потом из-под платформы, я так полагаю. Верно?

   - Ну да. Выскочил как черт из табакерки.

   - Откуда?

   - Из коробочки, из ящика, а не важно. - Махнул я рукой. - Так что же, он меня выслеживал, а эти стало быть спасли? Вот тебе и благодарность за мясо.

   - Вряд ли. - Шорох пожал плечами. - Горных Клыкарей я встречал очень редко, лесных больше, и те живут малыми семьями. И они очень сообразительные.

   - То есть?... - я помахал пальцами в воздухе и покрутил ими возле головы.

   - Почти. - Кивнул Шорох. - Они местные жители на этой планете. Роют землянки, у каждой семьи своя территория для охоты, мясо едят сырым и умеют делать запас впрок - в землянках есть небольшая кладовка, где постоянная температура и влажность.

   - Как это они умудряются? - спросил я.

   - Там проделаны небольшие норы, словно землеройки постарались. - Шорох пожал плечами. - Я видел уже заброшенную, осмотрел, как мог, и я тебе точно скажу - звери такое точно не сделают. Слишком все хитро устроено, на одних инстинктах и рефлексах далеко не уедешь. - Тролль поднял голову к звездному небу и прошептал. - Нам нечего с ними делить, на их территорию мы не посягаем, а если уж придется, то шаманы договорятся.

   Надо бы взять это на заметку, подумал я и вспомнил про термитов и бобров - те тоже строят очень интересные домики, однако разумными их никто не называет, а в земной природе есть и не такие проявления животных инстинктов, так что..., но может быть Шорох и прав.

   - А кто-нибудь здешнюю природу изучал до того, как мы тут появились? - спросил я.

   - Да кому это нужно. - Махнул тот рукой. - Великие Дома думают только о прибыли, которую им принесет новая колония. Нам еще повезло, что у нас глава Управы Древляна, за это ее сюда и сослали.

   - За что сослали?

   - За независимый и мудрый подход к основанию колонии. - Шорох улыбнулся. - Когда сюда первый раз проникли исследователи и землемеры, взяли образцы грунта, убили нескольких животных, шаман вслушался в разум планеты и сказал, что она пока не занята, хотя слабые сигналы имеются.

   - Стоп, как это вслушался? - не понял я.

   - Это тебе потом в Училище объяснят на последней ступени. - Шорох поморщился. - Я сам не до конца понимаю, как это можно, но шаманы не обычные учуры и гхрахи, есть даже среди ичигов, но их мало и то потому что они второстепенная ветвь от айнов.

   - А кто же тогда шаманы?

   - Изредка в семьях рождаются чистые дети - те, кто может "слышать" других, улавливать мельчайшие вибрации миров, - пояснил тролль, - те, кто способны владеть умами и народами, видеть то, что будет и то, что было. - Короче, экстрасенсы, решил я про себя. - Случается это редко и, как правило, в колониях, в самой Метрополии истинных учуров и гхрахов уже давно вытеснили Измененные.

   - Измененные - это кто?

   Тролль вздохнул.

   - Я не учитель, Жгут бы тебе все подробно объяснил, но в двух словах - мы не всегда были такими. - Он указал на себя. - Нас изменили айны для своих целей, в первую очередь войны. Ичиги - сами измененные айны с примесью нашей симптоматики, поэтому чистокровные считают их вроде как недостойными существования, поэтому они всегда трудятся на тяжелых работах. Учуры и Гхрахи - отдельная статья, но тоже того же поля ягода - ты, наверное, обратил внимание, что во главе поселений и вообще различных организаций стоят айны?

   - По нашему поселку это не скажешь, а в других колониях я не был. - Буркнул я.

   - А, ну да, - согласился Шорох. - В других поселках все обстоит так же - нам нельзя занимать руководящие должности - это привилегия айнов. Вот так они нами и управляют.

   - И что, Древляна хочет это изменить?

   - У нее примесь учурской крови, незначительная, но она есть. Видно, она говорит за нее. Никто не хотел отправляться во вновь образуемую колонию, потому что здесь очень много работы и мало дохода, а айны терпеть не могут гнуть спины. Не все. - Оговорился сразу же тролль. - Но все же основная масса любит ничего не делать, а зарплату получать. Вот Великие Дома и придумали им такую забаву - провинившихся ссылают в новообразованные колонии.

   - И чем же Древляна провинилась? - спросил я.

   - Я так думаю, что она сама это все устроила специально. - Шорох нахмурился. - При всех оскорбила представителя соседнего влиятельного Дома, так что ее отцу пришлось принести извинения, выплатить значительную сумму и отправить дочь куда подальше.

   - А ты-то откуда все это знаешь? - поинтересовался я.

   - Я - один из четверки ее персональной охраны. - Шорох ткнул себя пальцем в грудь и стал загибать фаланги на ладони. - Есть еще Тень, Дух и Шептун. Личным советником у Древляны выступает Прав, ее персональный опекун.

   - А зачем ты мне все это рассказываешь?

   - Так все равно бы узнал на последней ступени - именно там изучают политическую обстановку в мирах. - Пояснил Шорох. - Все поселковые знают об этом и уважают ее выбор, тем более, что она первая создала малый совет, где присутствуют шаман, гхрахи и учуры, тот же Жгут например.

   Вот оно как, присвистнул я, однако слишком невероятно, чтобы быть правдой. Прямо Санта-Барбара какая-то, скоро выяснится что "я твой мать", так что ли выходит. И если у них управление колонией считается как изгнание, то на всех же в Метрополии мест не хватит, ага, так они вот как решили кадровую проблему на местах, типа за косяк, а Древляна сама видно подобрала себе мирок, чтобы не отослали в какую-нибудь неизвестную Тьмутаракань да еще и холодную вдобавок. Здесь же вполне себе такие комфортные условия существования. Шорох прошелся по поляне, скидывая трупы зверей в одну кучу.

   - Тебе что, их шкуры не нужны? - спросил он.

   - Кнут не возьмет.

   - Да все он возьмет, это тот еще барыга, а монеты не помешают. Иди сюда, потренируешься, как шкуру снимать.

   Провозился я до утра, освобождая тела от шкур под чутким руководством Шороха. Спать не хотелось, хотя я еще не знал, что организм орка может некоторое время обходится без сна если это необходимо, мобилизуя все его резервы на выполнение задачи, так что к утру, погрузив на платформу четыре шкуры и оставив для Клыкаря подарки в виде разделанных туш, я отправился в обратный путь. Шорох прихватил несколько кусков и заверил меня, что зверь точно заявится на место бойни, запомнив, что здесь еще осталась еда. Мы только выкопали небольшую ямку и прикрыли ее ветками, Шорох объяснил, что Горные Клыкари живут в естественных пещерах и хранят свою добычу там, так что в отличие от лесных у этих проблем с запасами нет. Я пожелал Шороху удачи и тот вернулся в лагерь, где храпели пьяные "геологи". На разящих самогонным духом орков за ночь не позарилась ни одна стая Зубанов - вот чем от них надо было защищаться, стоило только пролить круг спиртом, они бы и носа не сунули, мигом нюх отшибает. Но кто же знал, да и "геологи" не дали бы расходоваться такому важному продукту, который можно употребить внутрь для "сугрева". Вот они и наклюкались. В поисковых партиях это обычное дело, как сказал тролль. Гоблины гонят самогон в своих аппаратах, а землемеры, когда получают необходимое оборудование на складах больше берут выпивки, чем продуктов, которые и так наловить можно, вон они по лесам бегают. Так что никто в обиде не остался - я приобрел охотничий опыт, "геологи" - повод выпить (хотя он им как бы и не нужен), а Шорох наконец-то нашел себе слушателя, потому что в лагере он и так всем надоел. Так что отправившись в обратный путь, я от езды по пересеченной местности еще был бодрячком, а когда вышел на финишную прямую и пошли поля, стал клевать носом. Солнце поднялось уже высоко и стояло в зените, когда я въехал в поселок - ребятня, преимущественно гоблинята, побежали за мной, тыча пальцами в шкуры и восхищенно вопя что-то, так, что даже взрослые оборачивались. Я как герой проехал по улице и остановился возле лавки Кнута. Сам хозяин выглянул на ор и расплылся в улыбке.

   - Ба, Молчун, все же достал шкуру, шельма! - Он выдвинулся к повозке. - А это что у тебя? Шкуры Зубанов? Плохонькие, да и воняют, возьму да двадцать мелких монет.

   Обалдел, барыга, подумал я, сам впарит их же но уже за сотню. Ну и еврей!

   - Бери за тридцать. - Сказал я.

   - Ого, ты еще и торговаться будешь! - восхитился Кнут. - Тогда вообще не возьму!

   - Тогда я сам их мастеру Факелу предложу. - Ответил я.

   - Э, погоди Молчун, зачем так торопиться. - Глаза Кнута забегали. - Я же так, пошутил. Возьму за двадцать пять.

   - Тридцать и не монетой меньше.

   - В убыток себе покупаю, - заныл торгаш. - Ну хорошо, уговорил, тридцать так тридцать и за шкуру Круторога тридцать, так.

   - Тридцать больших монет. - Напомнил я, а то еще с этого жулика сдастся меня объегорить.

   - Молчун, что ты такое говоришь, конечно, я помню наш с тобой уговор. - Кнут замотал головой. - Или ты серьезно думаешь, что я бы смог обмануть своего спасителя?

   Да легко, подумал я. Толпа собралась возле повозки и внимала, как барыга торгуется за товар с мальчишкой, который с таким трудом добыл шкуру Круторога. Взрослые знали, что это очень непросто сделать в одиночку.

   - Ладно, куда выгружать? - спросил я.

   - Да я сам их заберу, тебе даже трудиться не надо. - Кнут свистнул двоих работников.

   Я развязал ремни, они поднатужились, взвалили шкуру на себя и потащили, пригибаясь под ее тяжестью. Толпа подивилась, какого большого зверя я добыл, взрослые орки захлопали по груди ладонями, выражая одобрение, гоблинята глядели восторженными глазами и подпрыгивали от нетерпения на месте. Я получил свои деньги, Кнут прилюдно, то есть при орках, пересчитал их и вложил мне в ладонь неплохой такой мешочек с монетами. Оставалось только отогнать транспорт на рембазу и вернутся домой, что я и проделал, подвезя радостных гоблинят на платформе. Впрочем, некоторые взрослые тоже были не прочь прокатится. Странно, что народ был не на работе и я спросил об этом у своих "пассажиров", на что услышал ответ, что это та смена, которая должна работать в шахте, где произошел обвал. Пока тот тоннель закрыли для выработки и сейчас около пятидесяти шахтеров просто подвисли в ожидании решения руководства. Что-то Древляна затеяла, подумал я, но ничего, дома узнаю.

   Гоблинам я вернул платформу в целости и сохранности, отмыв от крови, в чем мне помогли гоблинята, на совесть почистив площадку. Я одарил детвору монеткой и указал путь в единственную на весь поселок лавку, что стояла рядом с училищем. Гоблинята умчались за сладостями, а я сдал технику с рук на руки и, поправив оружие и мешочек с монетами, потопал домой.

   Пройти решил переулком между домами соседей, сократив путь и как только завернул за угол забора, как увидел, что Горшок и два орчонка что-то выпивают из бутылки и при этом морщатся. Я ускорил шаг - троица меня не заметила - и очень скоро поравнялся с ними. Брат заметил меня и глядя в его косые глаза, я понял, что они пробуют самогон.

   - О, Молчун, ты как здесь? - не успел он удивится, как упал в землю с расквашенным носом.

   Его товарищи удивленно воззрились на меня. Бутылка плавно перекочевала из руки одного в мою и я демонстративно вылил содержимое на землю. В глазах орков зажегся недобрый огонек, да и братец стал вставать, хлюпая носом и постепенно наливаясь зеленью - типа рассердился.

   - Ты что делаешь, гад! - возопил один из них и попытался меня ударить.

   Усталость брала свое, ночь не спал, от Зубанов отмахивался, а тут еще какие-то сопляки на меня лезут, хоть и на два года старше. В общем злость сама предала мне сил - я подставил топор лезвием плашмя под удар орчонка, тот завыл от боли - неприятно, когда твои кости ломаются о прочную сталь, обухом ударил в подставленную руку второго, потом пнул его в подколенный сгиб - тот сложился - и добавил сверху локтем по шее. Первый тряс рукой и никак не мог отойти от боли. Братец выпил видно лишнего и его не впечатлила такая скорая расправа - он кинулся на меня как разъяренный волкокабан, забыв про все ухватки и тренировки. Уйти с линии атаки, его кулак проваливается в пустоту, подсечка, второй раз за последнее время он валится на землю и вдобавок крепкий пинок под зад. Все трое отдыхают на земле - даже трясун предпочел прикинуться не боеспособным и шлепнулся на задницу просто за компанию.

   - Значит так, сопляки. - Сказал я, встав над ними. - Еще раз увижу как вы за углом выпивку хлещете - отделаю так, что родная мать не узнает, усекли?

   - Что, даже меня? - спросил, шамкая прокушенным языком Горшок.

   - А тебя в особенности. - Я подхватил его за руку и рывком поставил на ноги. - Где достал? И кто надоумил попробовать?

   - Я не обязан перед тобой отчитываться! - рявкнул Горшок и попытался выдернуть руку, но я живо вывернул ему запястье, чтобы не дергался. - Пусти!

   - Ты слышал, что я сказал? - спокойным ледяным тоном спросил я его.

   Что-то такое отцовское проскользнуло в голосе брата и Горшок предпочел согласиться, кивнул головой, мотнув патлами. Почудилась тень родителя, который сейчас говорил устами Молчуна и смотрел так же укоряющее, когда он, Горшок, бывало провинился и все знали, что это он, но тот продолжал отпираться. Он видел, что брат хочет ему только добра, также как и отец, когда наставлял на путь истинный с помощью ремня.

   - Это все Шкет. - Прохныкал Горшок. - Предложил выпить, мы согласились.

   - Который из них Шкет? - спросил я, кивая на приятелей.

   Те замотали головами и Горшок пояснил.

   - Шкет - это ичиг с рембазы, он там работает, как училище закончил.

   - Недавно?

   - Да.

   - Потом покажешь, я с ним поговорю, объясню ему популярно, как молодежь спаивать. - Мои глаза блеснули, я уже представлял, как держу гоблина за горло. Троица, включая моего брата, поежилась. - А теперь по домам и чтобы сидели тихо. А ты пойдешь со мной. - Это уже брату.

   - Мама дома. - Тихо сказал он.

   Я посмотрел на него.

   - Ладно, иди на реку, умойся, хот нет, утонешь еще. - Брат фыркнул. - Сейчас вместе пойдем, отметим мой удачный поход. - Я потряс мешочком с монетами. - Девчонок возьмем, устроим посиделки.

   Горшок позеленел.

   - Мама говорит, рано еще посиделки устраивать.

   - А ты что, пробовал уже? - не понял я.

   - Ну-у-у, - протянул братец. - Теперь я понимаю, зачем отцу те картинки нужны были.

   Я сразу же понял куда ветер дует. Его приятели стояли и слушали, развесив уши.

   - Так, вы двое, потеряйтесь отсюда. - Орки недоуменно переглянулись. - Пошли по домам, говорю, нечего семейные тайны подслушивать. А ты давай, рассказывай.

   - Да чего рассказывать. - Горшок стушевался и продолжил, когда приятели ушли. - Одна девочка мне нравится из соседней ступени.

   Я кивнул. Половозрелыми орки становятся лет в десять - одиннадцать, так что к двенадцати это нормальный здоровый сильный мужик, который может завести семью и продолжить род. Другое дело, что живут они не так долго, если шестьдесят лет уже очень почтенный возраст. С троллями и гоблинами та же история, только мелочь живет чуть дольше, видно им от эльфов досталось.

   - И что? Ты ее позвал на посиделки?

   Посиделками у орков назывались общие гуляния у молодежи, которые проходили в строго отведенных местах под присмотров представителей порядка, где юноши и девушки общались и находили общие интересы, слушали музыку. Вроде дискотеки, только без мордобоя (на это служба порядка и нужна) и без громких звуков - исполнителями были сами молодые орки, кто на чем умел играть. В основном в ходу были барабаны и что-то вроде лютни или гитары - струнный инструмент. Мне еще в человеческом обличье медведь на ухо наступил, так что играть я даже не учился, а вот Горшок озаботился этой темой еще на второй ступени и требовал у матери гитару. Теперь понятно зачем.

   - Нет. - Замотал головой братец. - Боязно.

   - А на речку она с нами пойдет? - спросил я его. - Поговори, с лоб-то не ударит.

   - А вдруг не согласится. - Горшок от битья немного протрезвел и стал более-менее разумно мыслить. - Как тогда быть?

   Мне бы его проблемы неразделенной любви, сейчас не об этом думать надо, а как вывернуться перед матерью, хотя у нее просто отличный нюх.

   - Попытка не пытка, - сказал я. - Попробуй, а то так и будешь ходить вокруг да около. Или хочешь, я за тебя попробую.

   - Нет!!! - завопил Горшок. Ну, его возражения понятны, кому понравиться, что за тебя просят.

   - Как хочешь, - пожал я плечами. - А вот умыться тебе не помешает, так что дуй-ка ты к колодцу, да смотри там не спались, чтобы твою помятую физиономию много народу не видело.

   Горшок просиял.

   - Я мигом. - И убежал.

   А я побрел домой. Усталость навалилась с новой силой и, отворяя калитку, я услышал девчачий визг, а потом на мне повисла Зорька и потерлась носом о мой нос.

   - Ты что это делаешь, паршивка?! - крикнула ей Нилина. - Меня и себя позоришь!

   - Так я же от радости. - Девчонка выпустила меня и посмотрела прямо в глаза. - Ты же не обиделся?

   Я от проявления такой нежности вообще встал столбом и ударь меня кто-нибудь по затылку, так точно бы тут же вырубил. Нилина смотрела грозно, но даже в ее глазах читалось какое-то облегчение от того, что я вернулся живой и здоровый и даже с монетами. Зорька рассматривала меня как диковинного зверя, случайно залезшего к ним во двор. Я знаю, зачем орки трутся носами и совершенно не ожидал этого от девчонки, которая официально приходится мне сестрой - мама и Нилина заключили "семейный" союз, если его так можно назвать. Теперь все вместе мы одна семья, которая официально установила узы родства.

   На пороге дома появилась мама, привлеченная криками и звуками голосов.

   - Молчун! - она сбежала с крыльца и обняла меня, что для ее высокого роста было легко - она присела на колено, ее длинные руки гладили мою лысую башку, теребили за уши, словно проверяя, что я не фантом, а всамделишный ее сын. - Живой! Больше не ходи в лес один, и вообще не ходи, дух с ними, с монетами и так проживем.

   - Ну, - я побренчал мешочком. - Не все так плохо, как ты придумала. Операция увенчалась успехом, правда не без посторонней помощи, но потом расскажу, а пока хорошо бы отдохнуть и пожевать чего-нибудь.

   - Золянка уже накрыла на стол. - Улыбнулась Нилина. - Как будто тебя специально ждали.

   - Зорька сказала, что ты сегодня придешь. - Мама смотрела на меня, словно изучая и запоминая каждую черточку. Я зыркнул глазами в сторону девочки, та опустила взгляд.

   - Будущее видишь? - прямо спросил я ее.

   Мама отстранила меня, переглянулась с Нилиной, потом вздохнула.

   - Она только твое видит. - Ответила за Зорьку мать.

   - Как это? - не понял я.

   - А вот так, - развела она руками. - Сама не знает, как так получается, но ее видения настроены только на тебя. И недалеко, так что, что там дальше узнать не получится, да и нехорошо это, будущее знать, можно оступиться.

   - Разберемся. - Я отдал мешочек с монетами матери. - Пойдемте в дом, а то я что-то устал.

   - И еще этот оболтус где-то шляется. - Мать уперла руки в бока. - Ну, я ему задам!

   - Не надо. - Я махнул рукой. - На сегодня он свое уже получил.

   Мама не поняла, а Зорька хитро на меня посмотрела, словно зная, что я устроил взбучку Горшку.

   Горный встретил Тень холодным пронзительным ветром и хмурыми тучами, которые цеплялись за многочисленные вершины хребтов и упирались своими наполненными влагой животами в острые пики. Планета была полностью "колючей" - горные цепи торчали даже из океанских вод, образовывая скалистые острова. Вероятно, своим обликом она была благодарна трем лунам-гигантам, одну из которых было видно даже днем. Тень втянул носом воздух, принюхиваясь, вдыхая ароматы нового необычного мира. Везде пахнет по своему и если в Кряже лесной воздух приятно бодрит, в Заводи влажная болотная отдушка заставляет чуть наморщить нос, то здесь холодный ветер приносит с гор свежесть и здорово отрезвляет. Тень сошел с площадки портала и направился к таможенной кабинке, откуда уже вылезал здоровый гхрах-охранник. Путешественники были здесь не редкостью, горнодобывающим компаниям, которых здесь было целых три, постоянно требовались сотрудники и таможня, после уплаты необходимого транзитного сбора, с улыбкой указывала путь в ближайшую контору. Куда Тень и отправился для успокоения бдительности внимательного охранника.

   Площадь с порталом была круглой и на ней располагались три конторы найма, торговые представительства с других миров и продуктовые лавки. Стоит ли говорить, что с продовольствием здесь была напряженка - на скалах вообще ничего не растет, чего не скажешь о рудных ископаемых, но камнями сыт не будешь. Тень скрылся в одной из контор, чтобы тут же выйти из нее в другом образе, который нацепил на себя. При должной сноровке, которую он еще не растерял, бегая по лесам Кряжа, это можно было сделать незаметно для окружающих. Выйдя, он свернул на ближайшую улицу, прошагал до питейного заведения, где и устроился за столиком в углу.

   В кабаке было немного народу - троица старателей что-то отмечали, парочка дружно работала челюстями, поглощая обед и двое сидели возле раздатчика, который то и дело подливал им выпивку. Все они знали друг друга и на новичка покосились, но спрашивать не стали - необходимо учуру уединиться, так пусть себе сидит, никого не трогает. Тем более, что повышать градус с утра никто не хотел - мигом вылетишь с работы. Во всех мирах строго соблюдался сухой закон, который опять же везде обходили хитроумные ичиги. Тень достал передатчик, настроился на его резонансные колебания, по которым можно было определить вызываемого абонента. Ему повезло, что передатчик не был многообразным - только один номер, пусть и не четкий, но с характерным "запахом", по которому и можно определить куратора. Зря они так сделали, подумал Тень, получив полные сведения об абоненте. Я бы затер все образа, оставив только мысленный слепок, чтобы меня можно было вызвать. А тут полный набор. Или куратор глуп и не боялся исполнителей, или его тоже приговорили на ликвидацию, поэтому серьезно не заморачивались с установкой вызова. Тем не менее, мне же проще. Тень встал, расплатился за тонизирующий напиток, к которому не притронулся и вышел из кабака. Жующая парочка проводила его взглядом, а от раздатчика отлепился один из учуров и пружинящей походкой вышел вслед за Тенью.

   Ликвидатор сразу же почувствовал слежку, но пока проявлять беспокойство не стал, а двигался прямо к цели - конторе, где должен был трудится куратор. Топтун позади даже не прятался - так и пер буром за ним, сверля спину взглядом. Тень остановился и резко обернулся.

   - Что? - спросил он.

   - Не подскажешь сколько время? - нагло спросил тот.

   - Время рабочее, топай на смену, а то выговор схлопочешь.

   - А ты чего такой дерзкий? - спросил его, сближаясь с Тень, преследователь, а следом за ним вприпрыжку мчались еще трое - двое жевунов и еще один.

   Банальный грабеж, подумал со скукой Тень, и ведь никак не успокоятся.

   - А вы не боитесь, что служба порядка заинтересуется вашими выходками.

   - Это тебе нужно ее опасаться. - Ухмыльнулся бандит. - Мы здесь главные, этот мир наш.

   - В каком смысле вы главные? - не понял Тень.

   - "Кирка" здесь заправляет всем. - Снисходительно ответил налетчик. - Передатчик отдай, понравился он мне.

   - Сейчас, только из кармана достану. - Тень сунул руку в сумку, имитируя, что хочет отдать требуемое, а сам "выстрелил" растопыренными пальцами учуру в глаза.

   Тот завопил от боли, потому что мигом ослеп - толстые тренированные пальцы Тени погрузились тому в глазницы, выдавив зрачки и размазав мягкие ткани по коже. В левой руке оказался позаимствованный им игломет и Тень не стал дожидаться, когда же преследователи достанут свое оружие - уж очень характерно у них оттопыривались куртки. Выжал спуск - короткая очередь и вот три тела валятся на улицу, а первый налетчик, кряхтя от боли, отправляется вслед за ними - Тень никогда никого не оставлял в живых у себя за спиной. Привычка, накрепко вколоченная инструктором в учебке. Будучи в охране папаши Древляны, Тень постоянно участвовал в войнах компаний за передел собственности и влияния и таких наглых учуров укладывал пачками. Он, конечно, понимал, что это все забава власть предержащих, но разве с карусели на полном ходу соскочишь? Как итог - четыре трупа за пару рисок. Тень скинул оружие тут же на грудь слепого налетчика, предварительно стерев с него все следы своего ментального образа и отправился дальше. Городок как будто вымер, что он почувствовал, как только очутился в Горном. И только сейчас понял - здесь четко поселился образ страха и отчаянья. Теперь понятно, почему. Надо как можно быстрее добраться до этого чертового куратора.

   Здание, где тот работал, располагалось в двух уличных переходах от места стычки - пятиэтажная постройка с большими окнами. Тень уже успел сменить образ на другой и в здание вошел средних лет учур в кожаной тужурке, холщовых штанах и мокасинах с непонятной прической на голове. Охранник на входе встрепенулся и внимательно посмотрел на него, поправив в кобуре лучевик. А он вооружен серьезнее, чем те придурки на улице. Иглометы у всех в ходу, лучевики - оружие гвардии также как энергопушки. Этот поджарит меня как котлету с приличного расстояния. Тень подошел к стойке и обратился к миловидной девушке-учуру.

   - Я ищу господина Тха, не подскажете, где его кабинет?

   - А вы по какому делу? - подозрительно спросила она.

   - По личному вопросу. - Тень склонил голову. - Это касается его заказа в Тихой Заводи.

   По тому как нахмурился лоб девушки Тень понял, что она не в курсе. Но упоминание про какой-то заказ дало толчок ее действиям и она ответила:

   - Господин Тха занимает кабинет три второго ряда.

   - Я понял, спасибо. - Кивнул Тень и прошел к лестнице мимо охранника. Третий этаж это вам не пятый, можно будет и из окна сигануть в случае чего.

   Господин Тха был очень удивлен, когда отворилась дверь и в кабинет вперся незнакомый учур, который бесцеремонно закрыл за собой вход на замок и уселся на его стол. Его изумрудные глаза пристально смотрели на айна.

   - Рассказывай. - Потребовал он.

   Тха сначала растерялся, но потом стал наливаться злобой.

   - По какому праву...! - начал вопить он, как незнакомец с ленцой ударил его в грудь и дыхание у Тха перехватило.

   Он выпучил глаза, пытаясь вдохнуть, а незнакомец тем временем продолжил:

   - Ты нанял одиночку и группу для проведения акции в двух мирах - Кряже и Тихой Заводи. Мне нужны мотивы и главный заказчик. Советую ответить честно, только это гарантирует тебе долгую счастливую жизнь.

   Тха тут же понял, о чем говорит незнакомец. Вот только в его планы не входило делиться информацией, после разглашения которой он будет не нужен. Его рука метнулась под стол, но учур был быстрее и успел ее перехватить.

   - Глупо. - Покачал он головой. - Очень глупо. Говори, не томи, а то придется ломать тебе пальцы по одному, потом перейти на конечности, потом уже поковырять тебя ножом, потом вылечить и снова поковырять и так до тех пор, пока ты не созреешь для ответов.

   Тха понял, что он в любом случае не жилец - его убьет не этот, так те, кто подписал его на это дело. Он вымученно улыбнулся и сказал:

   - У меня есть чем защититься. - Он сообразил, что исполнители провалили дело и теперь разведка этой чертовой Древляны пришла по его душу. А ведь он не хотел связываться с этой девкой! Ну, подумаешь, дело прошлое, ну выставила она дураком сынка этого Храбра, хотя имечко его не соответствует статусу, ну поплевались и забыли, тем более, что отец уже принес официальные извинения и выплатил неплохую сумму, так чего беситься? Нет, этот дурак потребовал мести! Решил втоптать ее в грязь, хотя тут еще одно неплохое дело нарисовалось, но это так, побочный результат. А то, что Тха не уничтожил информацию, так это его страховка от смерти. - Вся информация по делу спрятана в одном из миров и где именно, знаю только я.

   - Ну тогда у меня есть средство для добычи такой информации. - Незнакомец добыл банку с червем Иго. - Сам расскажешь или под его давлением?

   - Так бы сразу и сказал. - Тха уныло поник. - В случае моей смерти все данные и схемы попадут в руки разведки компании "Молот", а уже оттуда к Сиятельному Лорду Дома Чистых Каракошу.

   - Я имею некоторое отношение к этому Дому, так что без разницы передашь ты их мне или твоя смерть нам поможет. - Тень усмехнулся. - Кто все это затеял?

   - Сынок Храбра Пистон. - Ответил Тха и отвернул голову.

   - Из мести?! - поразился Тень. - Однако, силен гаденыш!

   - Не только. - Куратор покачал головой. - Он владеет компанией "Сломанная кирка", которые уже почти прибрали этот мир к рукам, также как Ледяную Шапку и все залежи авидиума на ней. Транзит через миры и смена руководства нужна только затем, чтобы Сиятельные Лорды не узнали прежде времени, что один из Домов приобрел очень сильное влияние на экономику Империи. Монарху придется переизбрать Палату согласно Закону и тогда Дом Видящих займет больше половины кресел, а там и до смены династии недалеко.

   - Глубоко копнули. - Тень присвистнул. - И это все из-за оскорбления почти полутораруковой давности?

   - Она дала толчок, чтобы Дом стал задумываться о мести. - Кивнул Тха. - Древляну не просто захотели втоптать - ее бы отозвали и принародно осудили, а потом и казнили. Отец бы не вынес этого, хотя с дочерью и не общается, ну, тебе ли не знать, а потом он наверняка совершил бы ошибку - попытался бы развязать войну, что позволило бы Дому Видящих официально смыть оскорбление кровью. Дом Чистых перестал бы существовать.

   - Значит, они не знают... - Пробормотал себе под нос Тень, - тогда бы точно использовали такой козырь... Пойдешь со мной, расскажешь все Древляне, да и про информацию не забудь, где она кстати?

   - В Метрополии, в ячейке хранения в зале ожидания портала, дверца настроена на образ Каракоша.

   - Не высоко ли ты замахнулся?

   - У него охрана, справится как-нибудь. - Проворчал Тха. - Когда отправляемся?

   - Немедленно. - Заявил Тень и слез со стола.

   Стекло за спиной Тха вспучилось и обезглавленное тело айна повалилось на стол, повесив руки. Тень метнулся в угол - стреляли из мощного лучевика, а дверь в это время вылетела внутрь от сильного удара ногой и в кабинет первым проник тот самый охранник снизу с оружием наперевес.

Книга скачана с сайта mirknig.su (бывший mirknig.com)

   Глава 10

   Древляна стояла и смотрела в окно на площадь с порталом. Молодежь в училище, взрослые на работе, только мелкота носится по улицам и играет в свои детские игры, вечные догоняшки и прятки. Она вздохнула, слишком многое поставлено не карту, чтобы расслабляться. Все-таки она управляет этой колонией и жизни всех этих разумных зависят от ее решений, а в свете недавних событий... и еще от Тени нет никаких вестей. Как в воду канул, хоть бы весточку послал. Она отвернулась от окна и прошла к своему креслу. Малый совет собрался почти в полном составе, не хватало только начальника производства. Учуры, ичиги и гхрахи сидели и молча ждали от нее распоряжений. Какие же они все-таки верные, подумала Древляна, и ведь не понимают, что наш народ не просто изменил их, он их подчинил, заставил делать то, что выгодно нам. Никакого сожаления.

   - Вестей нет? - спросила она у Права, который как всегда занимал место по правую руку.

   Тот отрицательно мотнул головой. Совет уже знал, что она отправила разведчика выяснить мотивы заказчиков акции и теперь ждал результатов. Но Древляна собрала их здесь не только по этому поводу.

   - Почему Голого нет? - спросила она.

   - Пришло новое оборудование с последней поставкой. - Ответил Шмыг. - Он как раз занимается его монтажом. Цех под выплавку вига уже расширили, надо только установить печь и конвейер для отправки готовой продукции в цех сплавов.

   - Пускай занимается. - Махнула рукой Древляна. - Что там со списками?

   - Я просмотрел всех. - Ичиг пошуршал листами. - Подходят около пятидесяти учуров, многие из них уже работали на добыче вига, так что руки помнят. Это все те с взорванного участка, пока могу дать только их, все равно выработку жилы авидиума мы не ведем, а там нужно будет специфическое оборудование, да и персонал еще нужно будет переучить.

   - Переобучение я могу взять на себя. - Поднял руку шаман. - Необходимые ментальные техники еще сохранились, да и учеников стоит поднатаскать.

   - Ага, чтобы они совсем башку свернули моим шахтерам. - Проворчал Шмыг. - Пусть лучше методом проб и ошибок учатся.

   - Ага, и загубят такой бесценный металл? - спросил Сапог.

   - Вы полностью определили границы месторождения? - спросила Древляна.

   - Да. - Кивнул учур. - В глубину на несколько прыжков и в ширину как минимум три-четыре малых перебега. Концентрация в породе очень высока и если тщательно все отделить, то на выходе мы получим металл, чистотой превосходящий даже тот, который добывают на Ледяной Шапке.

   - В наших нынешних условиях это можно сделать?

   - В принципе, должно получится, но вот результата я не гарантирую, все-таки лучше подготовить сталеваров.

   - Ага, если мы отправим их в училище в Метрополию, то всем тут же станет известно, что мы тут нашли. - Проворчал Ведун. - Это исключено, Сапог. Лучше справимся своими силами или ты мне не доверяешь?

   Учур поежился под взглядом шамана.

   - Я, конечно, не разбираюсь в твоих этих шаманских методиках, но сворачивать мозги моим работягам... чо если после этого они даже говорить не смогут?

   - Значит, не веришь. - Удовлетворенно кивнул шаман. - А давай я на тебе ее испробую. - Его глаза странно сверкнули, белки резко поменяли цвет.

   - Верю, верю! - тут же согласился Сапог. - Только давай без твоих этих выкрутасов, хорошо.

   - Как скажешь. - Ведун улыбнулся. - Значит, даешь добро?

   - А куда я денусь. - Обреченно вздохнул Сапог. - Только ты там без фанатизма пожалуйста.

   - Сделаем в лучшем виде. - Шаман прямо сиял. - Можно прямо сейчас приступить.

   - Пока не надо. - Древляна подняла руку, показывая ладонь. - Рабочим сообщили о переселении?

   - Нет еще. - Замотал головой Сапог. - Часть с семьями, надо будет сначала обустроить поселок, так что приступить к добыче и разработке шахты они смогут не ранее чем через полторы-две луны.

   - Так долго? - удивилась Древляна.

   - Ну а как по-другому? - подал голос Жгут. - Им нужно создать все с нуля, обеспечить себя продовольствием и хотя бы минимальными условиями для комфортного существования, а для этого нужно как минимум две фермы, поля, охотники... кстати об охотниках, места там довольно глухие и часты нападения стай Зубанов, да еще и Шорох обнаружил три семьи Горных Клыкарей, а они могут возражать против образования у них под боком крупного поселения на их территории.

   - Клыкари - это тупые звери. - Буркнул Крут.

   - Вот слова начальника службы порядка. - Со смехом произнес Шмыг. - Настоящий дуболом. Давайте всех вырежем под корень, чтобы нам спокойнее жилось. Ты в курсе, дубовая голова, что Клыкари местный аналог потенциально разумной жизни?

   - И что мне теперь, сплясать перед ними? - спросил Крут, накаляясь.

   - Мы все помним, что произошло почти полтора периода лет назад. - Тихо сказала Древляна. - Вы хотите повторения той же ошибки?

   - Это была ваша ошибка, не наша. - Узловатый палец шамана уткнулся в Древляну.

   - Да, я знаю. - Она опустила голову. - И до сих пор сожалею о том что сделали наши предки.

   - О чем это она? - спросил Шмыг у Жгута. Тот посмотрел на него как на невежу, покачал головой.

   - Все это дело прошлых лет. - Произнес он. - И мы не будем их ворошить. - Очень выразительно посмотрел на шамана, который просто пожал плечами, я, мол, только напомнил. - К худу это было сделано или к лучшему, но результаты мы видим только сейчас и должен сказать, что они привели наш народ к более цивилизованному состоянию.

   - А до этого мы были дикарями? - спросил Крут.

   - Жгут, не надо. - Попросила Древляна, но учитель махнул рукой, успокаивая.

   - До того, как в наш мир пришли айны племена учуров и гхрахов резали друг дружку и вели кочевой образ жизни, постоянно перемещаясь по равнинам Родины, которая сейчас носит название Метрополии. Мы жили, живем и будем жить в единении с природой. - Шаман кивнул, соглашаясь, - тогда как айны всегда придерживались технологического пути развития, что и привело к их космической экспансии. Когда на планете высадились их первые корабли и наши равнины стала топтать железная пята космодесантника, только тогда мы объединились перед общей опасностью, предпочитая смерть в бою, чем рабство. Однако, к чести айнов, они смогли договориться с вождями кланов, чтобы обошлось без кровопролития и заключили брачные союзы, от которых произошли вы. - Жгут ткнул пальцем в Шмыга. - Результат не сильно понравился Домам и они совершили еще одну ошибку - распылили над нашим народом симптоматический реагент, который позволяет нам иметь потомство только от своей расы. Вот почему зачатия не происходит при межрасовых союзах.

   - А как же? - Шмыг стрельнул глазами в Древляну.

   - Айны ведь не дураки, чтобы подвергать себя воздействию реагента. - Жгут хмыкнул. - Одним из его побочных эффектов является вот такая вот зверская рожа. - Он обнажил клыки. - И клыки эти не к месту, а выдирать их больно. - Совет издал редкие смешки. Древляна не вмешивалась в повествование - пускай говорят. - Сейчас в Метрополии все измененные - несколько десятков рядов лет сделали свое дело. Чистота расы остается только в колониях, самые первые из которых были образованы меньше чем за полряда лет.

   - Я не понял. - Прогудел Сапог. - Так что же айны не пришли порталами?

   - Порталы - это наши психотехники. - Ответил за Жгута Ведун и учитель кивнул. - Также как и метод определения пригодных для заселения нами планет с подходящей атмосферой и климатическими условиями. Айны тут же сообразили выгоду всего этого и плавно подвели экономическую базу под строительство порталов и заселения миров. Есть несколько закрытых для посещения нами миров, где они живут и процветают. Именно оттуда иногда к нам "ссылают" некоторых проштрафившихся. - Ведун посмотрел на Древляну. - Которые не умеют держать язык за зубами.

   - Это была случайность. - Ответила с достоинством она. - К тому же вы все младше меня по возрасту и должны...

   - Это с какой точки зрения посмотреть. - Усмехнулся Жгут. - Да, вы живете гораздо дольше нас, но и взрослеете также долго. И если учур в полную руку лет уже считается половозрелым и сильным воином, то у вас это так, младенческий возраст. Так что, девочка моя, не спорь, а лучше прислушайся к нашим советам. Мы ведь на твоей стороне выступаем и не хотим, чтобы колонию постигла участь Восхода.

   - Это правда. - Кивнул Крут. - Надо побыстрее уже приобрести Блокиратор, чтобы сюда ни одна тварь не сунулась.

   - Сунется и еще как. - Покачал головой Жгут. - Только к этому мы должны быть готовы. Я предлагаю отправить в новый поселок кроме шахтеров с семьями также несколько фермеров, специалистов из лаборатории растений, которые уже сейчас могут вывести новые продовольственные культуры, мастеровых и ремесленников, чтобы народ из нового поселка не мотался сюда каждый день за простыми вещами.

   - Они не захотят покидать насиженных мест. - Пробормотала Древляна.

   - Их имущество передадим нуждающимся, а там бесплатно выстроим дома и перевезем вещи и оборудование. - Сказал Жгут. - Теперь мы должны надеяться только на себя, просит о помощи Метрополию глупо, тем более так мы раскроем перед ними все карты и тогда твоя мечта о свободной и независимой колонии накроется тазом из вига. И вообще, зря ты отправила Тень. Он слишком импульсивен и всегда за своей спиной оставляет кучу трупов, по которым могут выйти и на нас.

   - А кого мне надо было отправить?! - резко спросила Древляна.

   - Хотя бы Духа. - Жгут спокойно пожал плечами. - Он ведь как шаман, только боевой, проник бы в разум, а потом стер все воспоминания о себе.

   - Это даже хуже, чем убить. - Проворчал Ведун. - Часть личности стирается вместе с ними.

   - Ну тогда Шороха. Он на вид такой добродушный.

   - Ага, как кулаком треснет, так голова в задницу провалится. - Засмеялся Крут своей шутке, но его никто не поддержал.

   Древляна встала с кресла и вновь подошла к окну, сложила руки на груди.

   - В любом случае, надо тщательнее подготовить списки и просмотреть все кандидатуры. Кого ты назначишь шаманом в поселок, Ведун?

   - Думаю, Всевидящее Око подойдет.

   - Не длинноватое у него имя? - спросил Жгут.

   - Мы зовем его между собой Воко, хотя он и обижается и предпочитает полный титул. - Ведун засмеялся. - Но я поговорю с ним, так что он не будет возражать.

   - Почему ты спросил? - спросила Древляна.

   - Потому что я отправлюсь вместе с ними. - Жгут встал с кресла и подошел к айне.

   Он возвышался над маленькой Древляной, которая едва достигала ему макушкой до пояса, как скалистый кряж, такой же незыблемый и глыбообразный, твердый как камень. Айна задрала голову и посмотрела ему в глаза.

   - Зачем?

   - Кому-то же надо учить детей этих оболтусов, хотя бы вот этих. - Он ткнул пальцем в окно, где по площади перемещались двое, согнутые под тяжестью мешков с мукой.

   Древляна посмотрела в ту сторону куда учитель указал и увидела, что два молодых учура, явно уже ученики училища, еле-еле бредут через площадь под тяжестью мешков, а мелкие ичиги бегают вокруг них и явно дразнятся, а может быть заключают пари на то, когда же кто-нибудь из них уронит мешок под ноги. Учуры явно упертые, хотя ноша им и не по силам, но идут они твердо и точно к цели, аккуратно ставя ноги и утверждаясь с каждым шагом. Древляна распахнула окно.

   - Эй, мелкота, вам что, заняться нечем? Лучше бы помогли. - Прокричала она.

   Ичиги раскрыли рты и тут же скрылись в переулке подальше от гнева управительницы поселка, а один из учуров повернул в ее сторону голову, сверкнул своими глазами и вновь продолжил путь. Второй, который поменьше, так вообще не обратил внимания, а только подбодрил брата, чтобы шагал веселее.

   - Кто это? - спросила Древляна у Жгута.

   - Это Молчун и Горшок, сыновья Грома. - Гхрах провел пальцами по подбородку. - Их бы я тоже взял с собой.

   - Погоди, этот Молчун нашел того взрывника? - вспомнила Древляна. - Не поверил в естественную смерть отца и решил сам все расследовать? Это его мы должны благодарить за то, что вовремя остановил вал событий?

   - И его и его отца. - Кивнул Жгут. - К тому же, как оказалось он отличный охотник, Шорох остался им доволен, узнал много нового. И еще - его мать работает старшим культиватором растений в лаборатории и может вырастить все что угодно. Ее практические навыки очень сильно пригодятся на новом месте.

   - К тому же они собираются открыть хлебную лавку, даже оборудование для нее купили. - Сказал Сапог и пояснил. - Я живу по соседству с Нилиной, женой Колуна, так они арендованный дом перестроили под лавку, причем полки такие необычные, весь товар видно, который лежит, прямо на тебя смотрит.

   - Они недавно заключили семейный союз, приходили в Управу оформить все официально. - Вспомнила Древляна. - И что, ты хочешь согнать их с только что обустроенного места? В то время, когда они обе потеряли своих близких?

   - Это будет лучшим решением для них и для колонии. - Сказал Ведун. - Все же здесь все напоминает о них, а на новом месте они смогут начать новую жизнь, возможно даже истинные семейные союзы, а не объединенные как сейчас.

   - И мальчишек туда же?

   - Пускай работают. - Кивнул Жгут. - А я за ними пригляжу. Все же Молчун странноват, очевидных вещей не понимает, а соображает даже лучше чем я иногда.

   - Это потому что он перерожден. - Спокойно сказал Ведун и, заметив непонимающие взгляды, пояснил. - Я ее тогда заметил, два лета назад, когда он подрался со старшими по возрасту, чего вообще не может быть. Он перерожден, но сохранил память. Кто он был и откуда, я не понял, но те знания, которыми он владел очень крепко в нем сидят, поэтому он пишет криво и считает абы как. Очень сложно старика научить чему-то новому.

   - Но дерется от знатно. - Сказал Жгут.

   - Значит в своей прошлой жизни он был воином. - Пожал плечами Ведун.

   - А это никак не скажется на его отношении к нам? - тихо спросила Древляна, наблюдая за корячащимися под мешками мальчишками.

   - Он живет среди нас, родился здесь, обжился, действует в наших интересах, он принял свою новую жизнь, свыкся с ней, почему он должен быть против? - спросил шаман.

   - Но как так оказалось, что он ее помнит? - спросил Жгут.

   - Прошлую жизнь? Не знаю. Может быть у них есть методики, по которым они хоронят своих родичей. - Ведун пожал плечами. - Но спрашивать его об этом не нужно, он и так довольно замкнут, друзей у него немного, а так, благодаря этому союзу он сможет хоть о ком-то заботиться, чтобы полностью раствориться в нашем роде. Так или иначе, но нам с ним повезло.

   - Я не слышала о таких случаях. - Задумчиво произнесла Древляна.

   - Это потому что вы глухи к разуму. - Сказал Ведун. - Я знаю как минимум о двоих пришествиях перерожденных. Это вождь Бодун, великий объединитель племен и создатель пенного напитка, который все зовут элем и шаман Расколдун.

   - Это тот, который чуть не уничтожил Родину открытием множества порталов в одном месте? - спросил Жгут.

   - Да. Экспериментатор хренов. - Кивнул Ведун. - Лучше этого Молчуна держать при себе.

   - Шорох предложил обучить его. - Жгут посмотрел на Древляну и Ведуна. - Чувствую, пригодится. Приглядись к его названой сестре Зорьке, она имеет серьезный ментальный потенциал.

   - Я уже смотрел ее и к нашему делу она не пригодна, потому что... - Ведун махнул рукой и тут его зрачки расширились от понимания того, что он хотел сказать. - Потому что ее видения связаны с судьбой Молчуна.

   - Как это? - не поняла Древляна, а шаман подпрыгнул с кресла и начал носиться вокруг стола кругами, что-то бормоча себе под нос, так что понять никто не мог.

   - Мы сделаем из них боевую двойку! - наконец провозгласил он. - Они идеальная пара!

   - Их ведь готовят с самого малолетства и их очень мало. - Брякнул Крут. - А тут уже старший возраст, могут не синхронизировать разумы.

   - Ерунда. - Отмахнулся шаман. - Все у нас получится! Тем более, что она родилась на две луны младше Молчуна, только когда он открыл глаза... так, что если она тоже перерожденка, только не говорит об этом? Вполне может быть, так мне срочно надо заняться этой семьей!

   - Смотри-ка, ожил! - воскликнул Сапог, - а то сидел тут нахохлившись как куртун.

   Все в помещении засмеялись, Древляна посмотрела, как учуры скрылись в переулке, таща на себе неподъемные мешки.

   - Хорошо, займитесь их обучением, но только раскрывать того, что мы о них знаем не надо, вдруг это приведет к худшему.

   - Вполне. - Кивнул головой Жгут. - Что, расходимся? Мне надо подготовить список тех, кого бы предпочтительнее перевести на новое место.

   - Давайте, займитесь работой, а то расселись тут. - Древляна улыбнулась.

   В дверь тихо постучали. Вошел посыльный и передал ей письмо с хорошо знакомыми вензелями и печатями. Она быстро вскрыла его и пробежала глазами.

   - Меня вызывают в Метрополию. - Она оглядела притихший совет. - Отец.

   Когда дверь вылетела с петель, Тень метнулся к косяку и схватил протянутую руку гхраха с оружием. Рывок, чего здоровый и сильный охранник совершенно не ожидал от тщедушного учура, крак, сломанное запястье повисло плетью, а гхрах взвыл, а потом его лучевик перекочевал в руки к Тени. Выстрел и обмякшее тело свалилось возле порога. Стрелок со стороны окна поспешно выстрелил и промазал - луч прошел немного выше, а Тень выметнулся в коридор.

   Там его уже ждали четверо и тут же открыли беспорядочный огонь из иглометов. Пара дротиков обожгли тело и руку, появилась кровь, первые капли упали на пол. Тень выжал спуск и повел лучом, перечеркивая располовиненные фигуры. Нападающие попадали, дергаясь в конвульсиях и вопя, у кого еще сохранились глотки. Ликвидатор метнулся к ним и подобрал игломет, выбросив опустошенный лучевик. Хорошее оружие, но заряжаться будет долго, а тут надо быстро уносить ноги и желательно в сторону портала, который уже наверняка заблокировали. Как же они так быстро на него вышли? Не иначе в кабинете у Тха стоял маячок, по которому они его слушали и контролировали все перемещения. Почему тогда не заминировали рабочее место? Не хотели обрушения здания? Их бы это не остановило. Однако, каков Пистон, банальная месть. Вот же мелкий гаденыш. А он еще тогда предлагал Древляне его ликвидировать тихо и бесшумно, да так, что никто не сообразит, что это было убийство, ну подавился айн куском за столом, так нечего чревоугодничать. Однако эта жалостливая особа отказалась и теперь пожинает плоды своей благодарности. Никого за своей спиной оставлять нельзя, никого. Эту истину в него крепко вколотил инструктор в спецучилище.

   Тень заскочил в кабинет на противоположной стороне коридора - испуганный работник вжался в кресло. Ликвидатор открыл окно, посмотрел вниз - не так уж и высоко - и сиганул из окна. Ноги привычно сгруппировались, он приземлился жестко, откатился в сторону, встал, даже не отряхиваясь, побежал кружным путем в сторону портала. Ближайшие улицы точно заблокированы, а надолго отводить глаза у него не получится - слишком много народу. Вот Дух, тот мастер на такие штуки, а Тень так, баловался только. Он перед Древляной-то красовался. Вот клыки бы удалить, тогда может быть она и ответит ему взаимностью. Эх, мечты, мечты.

   Из-за угла вывернули трое. Тень вскинул иглометы и выпалил с двух рук на бегу. Часть зарядов ушла в сторону, но основная масса попала и теперь троица напоминала иглошипов из тенистых лесов Зари. Тела попадали кто где, но за углом был еще кто-то и с воплями выбежал навстречу Тени. Прыжок вперед с кувырком чтобы противник не успел как следует прицелится, удар ногами снизу прямо в живот - учур отлетел в сторону, рефлекторно выжимая спуск и иглы полетели кто куда, в том числе и в своих же товарищей, которых за углом оказалось еще двое. Те вскинули свои иглометы и Тень был вынужден ответить остатками зарядов, пока и они не закончились. Кровь уже свернулась за время бега, но от акробатических прыжков раны открылись и вновь улицы окрасились его живительной жидкостью. Один из нападавших упал как подкошенный, второй завыл, катаясь по улице. Тень встал, усталость пока еще не навалилась, но уже приближалась. Он подошел к первому, которого ударил ногами - тот возился на земле как червяк, пытаясь встать. Совсем молоденький учур. Без сожаления Тень ударом каблука вбил тому нос в голову. Кости сломались, войдя внутрь черепа и учур умер. Подобрав его игломет, ликвидатор пристрелил третьего, пополнил боезапас и потрусил дальше по улице.

   К порталу он вышел совершенно с противоположной стороны и аккуратно выглянул из-за угла. Портал охранялся - несколько групп-шестерок ходили кругами, часть выходов к площади была уже перекрыта, к остальным поспешали бойцы. Я вовремя, подумал Тень, сжимая заряженный еще в Тихой Заводи шарик-активатор. Как чувствовал, что официальным путем ему воспользоваться не дадут. Он принял образ одного из убитых им противников и вышел из-за угла, приволакивая ногу.

   - Сюда! - позвал он. - Скорее, он здесь!

   - Быстро, две группы в тот переулок и блокируйте с заката. - Прокричал главный распоряжения. - Боец, где остальные?

   - Убиты. - Прохрипел Тень. - Я ранен, помогите!

   - Сейчас. Лекарь! Где лекарь?!

   Тень, подволакивая ногу, приближался к порталу, все ближе и ближе. Главное сейчас сохранять спокойствие, не дергаться, а то можно все испортить. Мимо него в переулок пробежала полная рука бойцов, гремя оружием и второпях натянутыми доспехами. Те вообще были никак не прикрыты - простая черная одежда. С этими просто так не справиться - тут поможет только лучевик и то, если у них броня не из сплава авидиума и вига. "Сломанная Кирка" может себе это позволить, она все может себе позволить - монеты рекой текут.

   К Тени подбежал лекарь.

   - Что с ногой?

   - Ранение. - Спокойно сказал ликивдатор. - Помогите дойти хотя бы до скамьи.

   Которая располагается рядом с порталом. Не иначе как для ожидающих. Молодой лекарь сунулся под руку, приподнял Тень.

   - Здесь никого нет! - закричали из переулка.

   - Ищите, он не мог далеко уйти. - Главарь подошел к Тени. - Где ты видел его, боец.

   До портала осталось каких-то половина малого перебега, а лицо главаря было таким участливым и сосредоточенным, что Тень понял - этот раскусит его без труда. Охрана портала чуть расслабилась и теперь тянула шеи в направлении поисков. Тогда он решил действовать. Лекарь рухнул на землю со сломанной шеей, а главарь получил дротиком в горло и лицо из игломета. Тень метнул пару взрывпакетов в сторону патруля, которые приберег на этот самый случай. Громко бухнуло, все заволокло пылью и дымом, под прикрытием которого Тень и метнулся к порталу, сжимая в ладони шарик-активатор. Со спины послышались беспорядочные плевки иглометов, в очередной раз кожу обожгло попадание, но плотная рогожа все же задержала дротик и он застрял в верхнем слое шкуры, не добравшись до внутренних органов. Тень знал, как одеваться, чтобы быть защищенным и не привлекать внимания. Шарик знакомо и приятно запульсировал в руке и перед ним открылась такая знакомая муть портала. Он влетел в него вперед руками, чтобы выскочить с той стороны уже в зале ожидания Метрополии.

   Путешественники вздрогнули от неожиданности, когда из принимающего круга вылетел порезанный и раненый учур, который умело перевел свое падение в спасительный кувырок. По выложенным обтесанным камнем плитам застучал металлический дротик игломета, вывалившийся из его спины. Учур встал, отряхнулся как ни в чем не бывало - на него смотрели сотни глаз отбывающих и прибывающих, которые чинно сходили с площадки портала, а не как вприпрыжку и кувырком. К странному путешественнику уже спешила служба охраны и таможенники. Они взяли его под ручки и тут же уволокли в свою контору. Путешественники еще немного пообсуждали такое удивительное событие и вскоре отбыли по своим мирам.

   Тень вел себя спокойно - эти пока не разберутся, голову с плеч сносить не будут. Он улыбнулся и попросил, чтобы вызвали Каракоша, для которого у него есть важная информация. Таможенники и охрана принадлежали к Дому Взывающих, а те всегда занимали нейтралитет в политических дрязгах Домов. Его посадили за решетку, вызвали лекаря, старикан, ворча, обработал его раны и Тень впервые после своего отбытия расслабился, валяясь на топчане.

   Сколько времени он так просидел, неизвестно, но успел знатно выспаться, отведать местной баланды, перекинуться парой слов с охранником, который совершенно не желал общаться. Ну еще бы, не каждый день в каталажку попадают те, кто требует присутствия представителя Великого Дома, да еще и самого главного. Так что оставалось только дождаться Каракоша и объяснить ему все. Поэтому Тень чувствовал себя спокойно и вольготно, болтал ногой, лежа на топчане, закинув руки за голову и размышляя, как бы не проколоться в следующий раз.

   Наконец раздались чьи-то громкие шаги, за которыми послышался знакомый стук каблучков. Неужели, подумал Тень и сел на топчане, протирая глаза - думалось лучше в полудреме.

   - Отдыхаешь? - спросил знакомый голос и на него уставились глаза Древляны. - Что ты опять натворил.

   - Каракош здесь? - спросил Тень.

   Древляна сделала огромные глаза и мотнула головой себе за спину, мол, веди себя прилично, это не колония, а Метрополия, на что учур только махнул рукой, пофиг. Позади девушки выросла высокая фигура ее отца, но даже она не дотягивала до роста самого Тени. Тот встал и поклонился главе Дома, приложив левую руку к груди.

   - Зачем ты хотел меня видеть? - спросил сквозь зубы Каракош. - Говори быстро, иначе я прикажу повесить тебя.

   - Зачем лишать головы источник информации, который принес хоть и дурные, но важные вести. - Ответил Тень. - Выпустите меня и позовите шамана.

   - Говори оттуда.

   - Боюсь, эта информация не для чужих ушей. - Тень смотрел прямо в глаза отца Древляны.

   Айн, хоть и был искушен в политических интригах и сам мог поиграть в гляделки, все же узнал одного из четверки охраны его дочери. Что бы там между родственниками не произошло, оно ни в коем случае не должно касаться подчиненных, а этот был не простым охранником, который просиживает зад перед дверью - полевой оперативник, агент. И во что же опять ввязалась его дочь, интересно? Почему-то каждый раз это выходит Дому боком и сулит большими финансовыми потерями.

   - Выпустите его. - Распорядился Каракош.

   - Надо подписать кое-какие бумаги. - Суетливо брякнул начальник охраны зала ожидания.

   - Чтооо?! - повысил голос айн и тот тут же заткнулся, а его подчиненный споро отпер клетку.

   - Спасибо. - Поблагодарил Тень и без обиняков установил прямой ментальный контакт с отцом Древляны.

   Зрачки того расширились, когда тот быстро просмотрел события, произошедшие с Тенью, а самое главное, наличие информации в ячейке хранения.

   - Идем. Ты тоже. - Это было уже обращение к дочери.

   Каракош в сопровождении своей охраны поднялся из казематов, вышел из помещения службы охраны и направился к ячейкам. Он уже знал, что искать - нужная дверца при его приближении просигнализирует и отворится. Тень догнал его и придержал за руку - охрана напряглась.

   - Они могут ждать этого. - Прошептал ликвидатор. - Вы уверены в своей охране?

   - Я не уверен в тебе. - Каракош брезгливо выдернул руку из лапищи Тени. - Однако я в первую очередь позаботился о своей безопасности.

   Только сейчас Тень увидел, что зал пуст - ни одного путешественника, а на галереях сверху стоят вооруженные учуры и гхрахи. Однако, силен папаша Древляны, остановил транзит на пусть и короткое, но время. Каракош подошел к ячейкам и сработала та, что была посередине на уровне его груди - Тха знал, что по сравнению с ним айн невысок и не стал класть важную информацию на самый верх, туда, куда только гхрах и дотянется, а передавать ее в чьи-то чужие руки, нет уж. Каракош подошел к ячейке, взял кипу листов, быстро пролистал их, сморщился, как будто проглотил целиком кислый кнухт и резко повернулся к Тени и стоящей рядом с ней Древляне.

   - Вы двое со мной. Возвращаемся в резиденцию. - Объявил он охране.

   Тень с интересом смотрел в окно - в Метрополии он не был, хотя это вроде как родина учуров и гхрахов. Аккуратные подстриженные газоны, ровные дорожки, покрытые каким-то гладким твердым веществом, по которому роскошная машина с мягкими сидениями, напоминающими подушки катилась быстро и плавно, сады, стоящие в окружении деревьев двухэтажные домики, никаких высоких зданий и тусклых коробок компаний, где трудится очень много сотрудников. Тень не знал, как они называются. По улицам прогуливались айны, учуров и гхрахов было мало и те спешили куда-то по отдельным дорожкам. Ликвидатор скосил глаза на Древляну - та тоже смотрела в окно, но как-то безрадостно.

   Наконец машина въехала в неплохой такой особняк, ворота за ней закрылись и Каракош покинул транспорт, предложив остальным тоже выметаться. Тень профессиональным взглядом окинул двор, наметил пути проникновения и отступления, количество охраны. Похоже, здесь никто дурью не мается - все при деле. Глава Дома прошел в здание, поднялся по лестнице - приглашенные топали за ним. Он прошел в большой кабинет, расположился за огромным столом, кинул на него пачку листов и уставился на дочь. Тень подпирал макушкой потолок - слишком низко даже для него.

   - Что, поиграть в независимость захотелось? - спросил дочь отец. - Почему сразу же мне не сообщили? Я бы прищучил им хвосты и без этих его выкрутасов.

   Древляна смело взглянула на Каракоша.

   - Я поступила так, как посчитала нужным и это только моя вина. - Твердо заявила она.

   Каракош побарабанил пальцами по столу.

   - Сейчас политическая ситуация не в нашу пользу, а Дом Видящих уже давно решил прибрать власть к рукам. Сразу видно, что этот план они разрабатывали не одно лето, просто так с бухты-барахты устроить взрыв в шахте у них бы не вышло. Повезло тебе, что исполнитель встретил там своего давнего врага и наплевал на все условия. Вот если бы сделал все как надо, то мы бы тут с тобой не разговаривали... Значит так, возвращайтесь в колонию, хотели независимости - вы ее получите. Я закрою доступ к вам на полную руку лет. Хотя нет. - Каракош уставился на Древляну. - Я ДАЮ тебе срок полную руку лет, чтобы ты привела колонию к благосостоянию и процветанию. Сделаешь это, я вновь включу тебя в список наследования.

   - Просто оставь меня в покое! - Прошипела дочь. - Не нужны мне твои монеты и собственность! Кроме меня у тебя полно своих нахлебников!

   - Именно, что нахлебников. - Как-то спокойно отреагировал отец и стран посмотрел на дочь. - Вся в бабку.

   - НЕ СМЕЙ ТАК ГОВОРИТЬ О НЕЙ!!! - Древляна прямо пыхала бешенством, Тень видел ее такой впервые.

   - Даже лицевая операция не помогла. - Отец хмыкнул, заметив чуть выступающие клыки у дочери, которая она умело прятала за губой и сейчас виновато ее прикусила. - А ведь это бабка виновата, что не удержалась от любви к такому как он. - Он указал на Тень. - Ты тоже хочешь пойти по ее стопам? Она же испортила нам всю родословную и мы уже не можем в полной мере называться Домом Чистых.

   - Это моя жизнь и я решаю, как мне ее прожить. - Ответила злобно Древляна. - Ты помог мне получить назначение в колонию, за это тебе огромное спасибо, - она отвесила поклон отцу прямо до пола, - вот только не надо вмешиваться в мою жизнь и учить меня, с кем мне любиться.

   - Ну, вылитая бабка. - Каракош улыбнулся. - Такая же упертая и своенравная. Хорошо. - Он хлопнул по столу. - Я договорюсь с металлургической компанией, чтобы они продали свои активы моей компании. Будешь поставлять готовую продукцию на мои заводы. И желательно доведи чистоту авидиума хотя бы до девяносто процентов.

   Древляна испуганно отшатнулась.

   - Ты знаешь про месторождение? - спросила она со страхом.

   - Только я. - Заверил ее отец. - Ты все сделала правильно, скрыла все следы в документообороте, отослала болтунов куда подальше, хотя я бы их ликвидировал, - и, заметив изменившееся выражение лица дочери с испуганного на яростное, поправился, - хотя это твое дело. Месторождение действительно богатое и содержит довольно чистый концентрат, так что сама понимаешь, это очень лакомый кусок и если бы он достался "Кирке"... тут они бы развернулись еще больше. Но с этим, - Каракош потряс листами, - я прижму их к стенке на Собрании Палаты Лордов, а я еще как ты помнишь Лорд и монарх прислушивается к моему совету. Правда он потребует наказания для тебя и твоей колонии за самовольные действия и тут я предложу ему следующее с чем и тебе лучше будет согласиться. - Каракош наклонился вперед и уставился дочери прямо в глаза. - Мы закроем доступ в колонию на полную руку лет для всех. За это время вам придется выживать самим. Налаживать производство, быт, изучать мир, приспосабливаться к нему, отражать возможные угрозы.

   - Какие такие угрозы? - не поняла Древляна.

   - Внешние. - Каракош показал рукой вверх. - Или ты думаешь возле наших колоний на орбитах не крутятся разведчики других цивилизаций? Я тебя удивлю - каждую луну мне ложатся отчеты погранслужбы, о том, что в пределах звездной системы обнаружен очередной кораблик чужой цивилизации.

   - И ты молчал! - воскликнула Древляна. - Почему тогда с ними не установили контакт? Или вы их так и гоняете из наших систем.

   - Ты помнишь звездный атлас? - спросил ее отец.

   - Так, в общих чертах.

   - Значит должна знать, что наша империя разбита на кусочки, которые расположены по всему коловороту. Один здесь, другой за множество лиг от него на другом конце звездного одеяла. Мы не можем вести космическую экспансию с помощью звездных судов - это слишком долго и занимает много времени, опять же отнимает огромное количество ресурсов. Нам повезло, что соседняя с нами система оказалась обитаема. - Каракош уставился на Тень. - Они, конечно, варвары, но их технологии порталов и поиска систем с необходимыми нам планетами это было именно то, что нам и нужно.

   - И поэтому вы не зачистили от них этот мир, потому что лишились бы этого? - спросила Древляна.

   - Кто же режет куртуна, несущего золотые яйца? - удивился ее вопросу отец. - Мы просто немного изменили мировоззрение местного народа ну и чуть-чуть поработали с их симптоматикой. На выходе получили отличных воинов - управляемых и честных. Разве это не подспорье?

   - Если уж пошла такая честная игра, то мне нужен планетарный щит. - Древляна подошла к столу и уперла в него кулачки. - Иначе вы лишитесь своего золотого месторождения в результате налета каких-нибудь залетных пиратов или работорговцев.

   - Согласен. - Кивнул отец. - Составляй список, все необходимое я подготовлю, но это будет последняя поставка.

   - И еще мне нужны специалисты по работе с авидиумом, а то мои оболтусы только испортят породу.

   - Я пришлю проверенных рабочих. Что-то еще?

   - Дай подумать. - Древляна по примеру Жгута потеребила подбородок.

   - Идите и думайте. - Каракош махнул рукой. - А ты теперь с нее глаз не спускай и если хоть один волос упадет с ее головы... хотя, я и так знаю, о чем ты думаешь, так вот, если осмелишься, то... - Отец девушки изобразил секатор двумя пальцами.

   - Понял. - Тень кивнул и открыл дверь перед Древляной.

   Та вышла, держа спину прямо, но за дверью вся как будто растаяла и прижалась к Тени.

   - Что же теперь делать? - спросила она. - Мне так не хватает мудрого совета.

   - Хорошо бы спросить у шамана или Жгута, но ведь их нет рядом, так что придется самим.

   - А что если их вызвать сюда?

   - Кто тогда будет управлять в колонии? Нет уж, пусть сидят там.

   - Но где мне взять столько специалистов?

   - Воспитать новых. - Тень не понял ее затруднения. - Почему все решили, что учуры должны быть шатерами и воинами, гхрахи фермерами и цветоводами, а ичиги постоянно что-то ремонтировать? Думаешь я всегда мечтал бегать по мирам и сворачивать бошки? Я вообще охотится люблю, а там, на Кряже, наконец-то сбылась моя мечта. А Дух всегда мечтал копаться в земле, возделывать ее, снимать урожай, растить злаки. А Шорох любит возиться с оружием и железяками, ковать доспех, ремонтировать что-нибудь. Шептун тот вообще любитель кулинарить, его выпечка - просто шедевр! А их определили в спецучилище, потому что показатели их видите ли подходят. Так почему бы нам не попробовать сломать все устои и не дать ребятам заниматься тем, чем они хотят? Мы получим увлеченных работников, которым нравится то, что они делают. Тем более, что на полную руку лет мы теперь вроде как обрели независимость от Метрополии.

   - А что будет потом? - Древляна уставилась на Тень изучающими глазами, в которых светилась надежда.

   - Поживем - увидим. - Ответил тот, пожав плечами.

   Глава 11

   Чертов мельник подсунул тяжеленные мешки с мукой, хотя я у него просил всего лишь по полмешка. Это значит что вес вытянул бы килограммов на семьдесят, а тут все сто пятьдесят. Конечно, мельнику-то хорошо, он-то тролль и сыновья у него все такие же огромные и сильные. Это мы слабые и хилые орки, которые тяжелее лопаты в руках не держали, а тут сразу полцентнера на плечи. Я думал я помру по дороге, пока еле-еле переставлял свои ноги, передвигаясь шаркающей походкой старика. Горшок даже не ныл по пути - дыхание берег, хотя он ведь выше и здоровее меня, а мельник, гад, почему-то самый здоровый мешок мне на плечи кинул. Или мне так кажется?

   По дороге привязались чертовы гоблинята, которым делать было нечего и они дразнили нас, да еще и заключали сделки на тот случай, кто же первым из нас упадет. Я не обращал внимания - сосредоточился на цели и пер к ней, а вот братец нервничал и все норовил огрызнуться, но вот ноша не позволяла. Спасибо Древляне, которая высунулась из окна и прогнала приставучих гоблинов - те мигом исчезли, побоявшись гнева тетки-управленца. Горшок извернулся и посмотрел на нее, я же не мог себе этого позволить - мешок с мукой плотно сидел на шее, да и стоило чуть шевельнутся в сторону, как он начинал сползать, а вот валите его на улицу мне очень не хотелось, как его потом поднимать. Так вот и перли до лавки, надрывая пуп, пока не показалась знакомая входная дверь. Я стукнул в нее лбом. Никакого эффекта.

   - Открывайте! - заорал Горшок во всю мощь своих легких, видимо копил крик до этого момента. - Сил держать больше нет!

   Дверь открылась наружу, стукнув меня по лбу - не успел отойти, с мешком за плечами мобильность резко понизилась, надо бы потренироваться драться с грузом - и на пороге возникла Нилина. Она посмотрела на нас и закричала.

   - Вы что, обалдели оба такую тяжесть таскать?!

   Я ввалился внутрь, за мной почти бегом заскочил Горшок и повалил мешок на пол. Я упал следом за ним.

   - Это мельник, гад. - Пожаловался я. - Я у него полмешка просил, а он от щедрот нам отсыпал по полному.

   - Ладно уже, муконосы, отдохните, а потом тесто месите, я пока первую партию испеку. - Нилина пошла к новенькому духовому шкафу, который нам установили технически подкованные гоблины, хотя я бы и сам справился, да только не было меня, в лесу я был.

   Приготовили тесто и поставили его в темный теплый угол - пухнуть, а сами пошли к мельнику за следующей партией. Судя по тому, как Горшок переставлял ноги еще одного забега с мешком он не выдержит. Черт, не надо было тарантас так рано отдавать. Или может быть завернуть к гоблинам и снова взять его в аренду? А почему бы и нет, чего же это я сразу не сообразил, точно говорят, мужик задним умом крепок. Я махнул Горшку - пошли на рембазу.

   К этому времени занятия в училище уже закончились и навстречу нам попались "одноклассники" брата, моих пока не было видно. Ребята поздоровались, а пара девчонок подошла ближе.

   - Горшок, а почему ты на занятия не ходишь? - спросила одна симпатичная орчанка с двумя аккуратно уложенными косами и сарафаном в горошек, вторая была одета попроще - подпоясанные отцовские штаны (а может и брата, две таких засунуть можно), рубаха с широким рукавом, волосы уложены назад, сразу видно что семья рабочая, ртов много и одеть обуть сразу всех не получается. И что самое интересное социальный статус не играет у орков никакой роли, будь ты хоть расфуфыренным попугаем или скромно одетым ботаником. Орки в первую очередь обращают внимание на внешность и поступки, а кто там в чем одет это дело десятое. Может быть это оттого, что все более-менее поставлены в одинаковые условия и все зависит от них самих - хочешь хорошо выглядеть и плохо питаться - покупай шмотки. Не хочешь, дело твое, никто на тебя пальцем показывать не будет. Это айны друг перед другом выпендриваются, как мне рассказывали, а наша молодежь с них пример берет. Точнее не наша, а Метропольская, наша вот так вот, как эта орчанка ходит - в перешитых штанах и рубахах, редко в сарафанах и платьях. Юбок здесь не знают и не признают за одежду, считая как за набедренную повязку варвара. Мужчины если не в рабочей робе, то одеты в кожанки и безрукавки и штаны разных фасонов, а вот женщины иногда требуют к себе внимания, одеваясь очень неожиданно. Ну, на то они и женщины, во всех мирах одинаковы. Но дело даже не в этом, а в реакции моего братца на эту орчанку в сарафане. Я со стороны наблюдал и посмеивался.

   - Э-э, - промямлил братец. - Дак у нас вроде как, э-э... - и посмотрел в мою сторону, ища поддержки.

   - Траур. - Подсказал я, изучая орчанку.

   Та заметила мой пристальный взгляд и смутилась еще больше, чем братец. Ее подружка тоже как-то зарделась, но я не понял отчего это.

   - Вас, девушки, как зовут? - спросил я.

   - Это вот Лиля, - Брат показал на сарафан, - а это Тиша.

   - Молчун. - Я протянул руку для рукопожатия, но орчанки остолбенело смотрели на меня. - Очень приятно. Так куда, девушки, держите путь? Если вы сегодня свободны вечером, то можно сходить на реку, рыбу поудить.

   Я имел в виду именно то, что и сказал, но они как-то странно на меня посмотрели и, обогнув нас по дуге, побежали по улице. Я посмотрел им вслед.

   - Спугнул. - Сказал я. - Чего это они?

   - Болван. - Горшок провел ладонью по своему панковскому хаеру. - Лучше бы ты молчал.

   - Чего я такого сказал? - я так и не понял.

   - Когда вечером предлагают пойти рыбу поудить это предложение интимного характера. - Ответил брат.

   - Ты-то откуда знаешь?

   - Старшеступенники рассказали. - Горшок опустил взгляд. - С пятой ступени. Некоторые уже ходили "рыбу удить". Это вроде как крючок закидываешь ну и... короче...

   - Ладно, я понял, не продолжай. - Я поднял руку. - Как все запущено, однако. Я ведь просто предложил вместе посидеть у реки, рыбу половить.

   - Вот и объясняй им потом сам. - Огрызнулся Горшок. - Если никому не расскажут, то хорошо, а если родителям брякнут, позора не оберешься.

   - Да ладно, отмоемся как-нибудь. - Я махнул рукой. - Ну хочешь, я к этой Лиле или как там ее с удочкой вечером приду? Честно расскажу, что не хотел ее обидеть и позову на рыбалку, а там ты уже подскачешь? А?

   - Я сам ей все скажу.

   - Так уж и скажешь? - хитро прищурился я. - Одобряю твой выбор, симпатичная. - Брат нахмурился. - Только как у нее с взаимностью?

   Горшок пожал плечами - не знаю. И сразу как-то поник.

   - А то вдруг еще повесишься от неразделенной любви. - Я засмеялся, а брат сжал кулаки. - Ладно, вижу, что все серьезно. Потерпи еще несколько лет, сейчас пока рановато "строить" любовь, - я вспомнил ТНТ, - вот на пятой там или шестой ступени будет видно, нравишься ты ей или нет. - Брат загрустил. - Да сразу видно, что нравишься, иначе не подошла бы и не спросила, а с подружкой не так уж и страшно.

   Я похлопал его по плечу.

   - Ладно, пошли, а то сейчас мои одноступенники вылезут из училища, еще с ними придется разбираться. Пошли быстрее.

   - Дашь порулить?

   - Дам. Бегом.

   Мы вовремя свалили со "школьного" двора, прежде чем учитель отпустил своих учеников. Честно, не понимал переживаний брата по поводу девчонки - надо будет, сама подойдет. Я же вообще не парился по этому поводу и без этого проблем хватало - воды наноси, тесто замеси, муку принеси, приберись, подремонтируй, повозись с мелкими, хотя ими сейчас Золянка занимается. Когда мама объяснила ей ситуацию, то орчанка немного напугалась, ну еще бы, ей лет-то максимум четырнадцать и уже вдова, только можно сказать жизнь начала, а тут еще взрослая тетка приходит и предлагает жить вместе. Я бы тоже напугался. Хотя, по человеческим меркам мама так вообще молоденькая, но мы ведь не там, а здесь, верно? Так что наши понятия тут не подходят. Но мама все же смогла объяснить этой молодой дурехе, что сейчас ей не просто необходима поддержка - она не вытянет суровую жизнь в колонии вместе с ребенком. У нас и так баб полон дом, так что лишней не будет - работа найдется. Тем более раз она по образованию техник-металлург, ей и карты в руки, на шахте ее с распростертыми объятиями примут. Она сразу на работу не устроилась только потому, что беременная была, а переход через портал видно серьезно сказался на здоровье малыша, о чем ей Ведун и сказал. В не самых лестных эпитетах. Это она потом, после того как мальчишка подрастет чуть-чуть хотела на шахту устроится, а тут все само так сложилось.

   Гоблины на рембазе возились с очередной поделкой - шагоход они что ли строят? Во всяком случае у конструкции я не заметил колес и прочего - были две "ноги" и незаконченный торс. Я подошел поближе, меня узнали и поприветствовали радостными криками.

   - Это чего? - спросил я, тыча пальцем.

   - Доспехи. - Откликнулся главный изобретатель всего и вся на базе. - Залезаешь сюда и рулишь ими, для нас в самый раз.

   Ага, типа экзоскелет. Не фига себе умник, до чего додумался.

   - Сам придумал или подсказал кто? - спросил я.

   - Да в книжке на картинке увидел. - Похвастался гоблин. - Во, смотри!

   И он показал мне книгу, в которой я опознал одну из тех, которые мы благополучно выбросили из подвала - забыть этот твердый переплет, а самое главное тяжесть, с которой я ее один из архива вытаскивал было невозможно. Только раскрывать тогда я ее не стал - пыльно, да и тяжелая она. А гоблины, значит, притырили. Ну, и чего там интересного? Пролистывая страницы измазанным в смазке пальцем, гоблин быстро нашел нужную картинку и показал мне. Оба на, айн в экзоскелете, причем неплохой такой доспех и в руках у него не фига не магический посох, а хорошо узнаваемое огнестрельное оружие. Во всяком случае магазин точно патронов на пятьдесят. Или это батарея к лазерному оружию. Но судя по срезу ствола оружие точно огнестрельное, очень напоминает Калашников, хоть и форма другая, но вот отвод пороховых газов виден четко, да и окошко выброса гильз точно никуда не делось.

   - Это откуда?

   - Художник нарисовал. А я воплотил. - Гордясь собой, гоблин выпятил грудь. - В металле. Здорово, правда?

   - Что это за штука у него в руках?

   - Не знаю, напоминает лучевик, но он не такой громоздкий, наверное, тоже какое-то выдуманное оружие.

   Ага, сейчас, так я и поверил. Черт, я ведь читать не умею, то есть через пень колоду. Надо бы эту книжку позаимствовать и Зорьке подсунуть, пускай мне "переведет" с написанного на разговорный.

   - Слушай, дашь почитать?

   - А ты айновский знаешь? - хитро спросил меня гоблин.

   - А тут что, не по нашему написано?

   - Было бы понятно написано, я бы ее сам прочел, интересно ведь. Да только его в училище не преподают.

   - А перевести книжку можно?

   - Ну только если Древляна сподобится и то я не уверен, что она знает.

   - Почему?

   - Это древнеайнский. - Сказал другой гоблин, позеленее и поменьше. - Его в Метрополии не каждый книговед-то знает, а уж в нашей дыре и подавно. Тут только картинки интересные.

   - У меня есть одна знакомая с абсолютной памятью, что если ей ее показать? - спросил я гоблинов. - И кто может этой письменности научить?

   - У нас точно никто, ну может быть Жгут или Клык, остальные даже не слышали о таком языке. - Ответил тот же гоблин-языковед.

   - А ты откуда о нем знаешь?

   - А ты зачем пришел? - спросил он в ответ.

   - Да тележку вашу в аренду решил снова взять. Дадите на оборот-другой? За пару монет? - я побренчал в кармане.

   - Это дело. - Гоблин потер руки. - Все равно пока в ремонт ничего не несут, эй, Кишка, подгони-ка тарантас сюда.

   Надо же, прижилось словечко. Я платформу так назвал, когда ее гоблинам сдавал.

   - Слушай, может дашь книжку хотя бы на день посмотреть? - попросил я.

   - А чего вы ее тогда выкидывали?

   - Сказали выкинуть, мы и выкидывали. И все равно я тогда читать не умел.

   - А сейчас резко научился? - спросил с ехидцей гоблин.

   - Резко поумнел. - Спокойно ответил я. - Ну что, дашь книжку?

   - Да забирай хоть всю, там все равно кроме этой картинки ничего интересного, так, айнская мода и города со шпилями.

   - Идет. - Я протянул руку и мы скрепили договор рукопожатием. - А доспех твой ходить не будет, ноги владельцу сломает, тут надо шарнирное соединение и тяги вот отсюда сюда протянуть.

   Гоблин почесал затылок.

   - Верно, это что-то я не подумал. А ну-ка, бестолочи, за работу! - И повернулся ко мне. - А ты что же, в технике соображаешь?

   - Пока на платформе вашей ездил, поневоле пришлось. - Я пожал плечами.

   Кишка подогнал машину и я усадил Горшка за рычаги.

   - Сильно на педаль не дави и рычаг не дергай, это тебе не х... э-э, не писька, делай все плавно, медленно, машина дико вертлявая.

   Братец от усердия двинул рычагом от себя и я слетел на землю вместе с книгой, а тот закружился на месте, пока сам не вылетел из седла.

   - Вот бестолочь! - рассердился я. - Тебе только по прямой ездить.

   - Я не специально, оно само! - завопил тот, а гоблины покатывались со смеху, тыча в нас пальцами.

   - Где-то я это уже слышал. - Пробормотал я. - Ладно, я пока поведу, потом домой ты поедешь, груженая она не такая вертлявая.

   Мельник был неприятно удивлен, когда мы подкатили к его лавке на тарантасе. Я подал платформу задом к дверям лавки, подсчитал наличность, которую Нилина выделила нам на муку, посчитав, что этого хватит примерно дней на пять и чтобы запас был. Поля были большими и муку у мельника брал только лавочник Кочан, который единолично и занимался выпечкой в нашем поселке, а тут у него появился конкурент. Доход наверняка упадет, но я думаю, что орк не обидится на нас, клиентуры и так хватает и кушать хочется всегда. Единственный недостаток это то, что злаки, из которых готовилась мука (а была она разной по сезону пока вызревал один, жали другой) не успевали так быстро поспевать, как орки поглощали их. Так что у фермеров и мельника всегда была работа, чему способствовал и климат планеты, а может быть и климатическая зона, карту я до сих пор не видел и даже не представляю на какой мы широте, может быть вообще на экваторе, поэтому и смены времен года нет. Короче, мельник скис и выдал нам на все монеты еще шесть мешков, то есть на платформу нагрузили почти тонну и что самое интересное торсионы даже не выгнулись. Значит и нагрузку вполне себе должны будут выдержать.

   Усадил Горшка за рычаги и попробовал дубль номер два. На это раз получилось, хоть и с рывками, но братец умудрился не растерять мешки и не вывалить меня на улицу. Так мы и прикатили к нашей лавке, тут уже я сменил водителя на его посту и сам подал задом к двери. Хорошо бы такой транспорт заиметь в личное пользование, подумал я. А что, мысль неплохая, может быть поговорить с мамой? Как тут у них в собственность машины оформляют? Если в магазине есть хотя бы маленький грузовичок, то я готов несколько лет шкуры Кнуту таскать, только чтобы его купить. Или устроится к гоблинам на рембазу? Тогда и самому можно будет собрать нелицензированное транспортное средство, с документами у орков проблем нет. В том смысле, что самих документов на машину нет. Все знают, что она поселковая и ладно. Или что моя. Куда тут ехать, в лес что ли? А от мельника там привезти или еще какой строительный материал так грузовичок очень даже пригодится. Надо подумать над этим.

   Пока я так предавался мечтам и вдвоем с Горшком затаскивали мешки в кладовую, в дверь лавки постучали. Нилина подошла к двери и распахнула ее, думая, что это уже покупатели идут. Но на пороге стоял посыльный из Управы, который вручил женщине письмо и мигом испарился, стуча уже в другой дом по этой же улице. Я подошел ближе. Нилина быстро пробежала глазами пару строк и опустила руки вместе с письмом.

   - Что там? - спросил я, предвидя, что новости не очень хорошие.

   - Мы переезжаем. - Сказала она. - Накрылась тазом наша лавочка, еще даже не открывшись.

   - Куда?

   - В шести больших перебегах, примерно где ты и охотился закладывают новую шахту по добыче вига. Нам предлагают туда переселиться.

   - Так это же хорошо, конкуренции никакой. - Расцвел я. - А ты чего загрустила?

   - Да жалко, столько старались и все бестолку. - Нилина обвела взглядом помещение. - Вы старались и тут на тебе.

   - И что, переезд за свой счет? - спросил я.

   - Нет, Управа все сделает, имущество помогут погрузить, наши дома пойдут в зачет строительства новых, так что без крыши над головой не останемся. - Нилина еще раз перечитала. - Странно все это, ни в одной колонии так не делают.

   - Это делает честь нашей управляющей. - Сказал я. - Все же она заботится о своих колонистах. В другом месте нас бы просто вышвырнули на улицу, я так понимаю?

   - Да.

   - И когда переезд?

   - Караван соберут через шестидневку. Так что у нас есть время подготовиться, собрать все необходимое, утварь там, куртунов, шкаф этот. - Нилина поднесла руки к лицу и заплакала.

   Я подошел поближе и погладил ее по голове.

   - Да что ты в самом деле так расстроилась. Начнем все на новом месте.

   - Ох, Молчун, ты даже не представляешь, как это тяжело. - Вздохнула женщина. - Вещей много, как все это грузить, да и везти тоже незнамо как будут, побьют посуду, технику испортят, куртунов опять же куда девать, надо клетки колотить.

   - Надо так надо. - Сказал я. - Будем колотить. Пойду обрадую мать. А ты пока тесто меси, надо бы продать всю выпечку, чтобы много муки не везти, да затариться у мельника по полной, чтобы потом не бегать за сотню километров.

   - За что?

   - Э-э, в такую даль. - Вот же это дал я маху, с рождения тут живу, а мозги автоматически переводят единицы измерения в привычные мне. Поэтому я никак счет и не могу запомнить. - Ладно, я пошел, не скучайте тут без меня.

   Правильно говорят - два переезда приравниваются к одному пожару. Все эти сборы затянулись дня на три и не только у нас - некоторые семьи шахтеров, которые давно устроили свой быт, ходили в Управу ругаться по поводу переезда. Вскоре Древляна собрала всех жителей нашей "деревни" и объявила, что в связи со сложившейся политической обстановкой нас отключили от сети порталов, но оставили переговорную связь, так что жители ничего не потеряли, но вот поставок больше не будет и мы сами должны обходиться тем, что произведем тут. Я воспринял эту новость с большим энтузиазмом чем все остальные, вот это я понимаю импортозамещение. Когда выхода другого не просто нет - хочешь не хочешь, а товарами местного производителя будешь пользоваться. Как же вовремя мы купили этот духовой шкаф! Прямо как в воду глядел.

   Народ побухтел для приличия, но остался доволен, недовольны были только барыги, которые покупали товар в Метрополии и продавали его здесь втридорога. Вот они больше всего и орали, особенно надрывался торговец одеждой Шмат, хотя Кнут и его товарищ кожемяка молчали. Они как будто просекли эту тему и раньше всех подсуетились со шкурами и теперь молчали в тряпочку. Еще бы, сразу же поняли где выгода. Древляна было попыталась всех успокоить и угодить всем, но тут на трибуну залез дядька Крут и так рявкнул, что торговец поприжал язык. По всем прошелся да еще такими словами, что некоторые орчанки покраснели, а Древляна прикрыла ладонью глаза. Если резюмировать, то его спич сводился к следующему, что от добра добра не ищут, а если кому что не нравиться, то он, Крут, может с ним побеседовать индивидуально. Я прямо заслушался и положил себе запомнить некоторые из его речевых оборотов и идиом, напоминающих больше армейские выражения. Как напрямую сказал Крут торговцу: " на х.. я вертел тебя с твоим товаром!" отчего тот резко погрустнел и куда-то удалился. Наверное в кабак. После такого заявления народ как-то воспрял духом и ближайший переезд уже не казался таким уж страшным, тем более, что шахтеры прониклись и теперь готовы были шахту зубами рыть, ведь все, что они нароют останется в колонии и их благосостояние будет расти. Ну и что, что купить новую модную одежку еще нельзя будет в течение полной руки лет, так они и без нее нормально обходились, тем более, что Кнут пообещал прилюдно, что не просто всех обеспечит штанами, но и сделает запасец, который можно будет выгодно продать в Метрополии, потому что там такого не знают. В общем народ в итоге начинание Древляны поддержал и разошелся строить коммунизм в отдельно взятой колонии, а я задумался, отчего это нас отключили от сети? Может быть в связи с этим камикадзе-взрывником? И нахождением у нас авидиума? Причем про последний в связи с его стратегическим назначением Древляна и словом не обмолвилась. Все-таки они что-то задумали, раз решили, чтобы сюда никто лишний свой нос не совал, хотя после собрания прибыло нехило так народу - семей тридцать, которых срочно разметили по гостевым домикам и по тем постройкам, которые вскоре покидали шахтеры, которых переселяли вместе с нами. Причем вместе с новенькими прибыло и довольно странное оборудование вроде наших промывочных систем, которыми добывают золото, но эти были компактнее и вполне могли поместиться в шахте. Значит, все же решились на добычу этого самого авидиума, а это значит шахтеры, которые соображают в технологии его извлечения из породы. Ну что ж, умно, привлечь сторонних специалистов и запечатать колонию, чтобы бежать и слить информацию было некому, хотя переговорные пункты и остались, но их контролировать легче, а использовать межпортальный передатчик, когда последний отключен вообще невозможно. Так что с этой стороны наша Управа подстраховалась, молодцы.

   Вместе с шахтерами прибыла непонятная сфера, которую тут же куда-то осторожно укатили. Я поинтересовался что это и мне был дан ответ от соседа по толпе, что это планетарный щит для защиты от орбитальных бомбардировок. Если таковые случатся. Но пока возле колонии никто в пространстве не крутился и звездознатец, хоть и иногда следил за небесами, но тревоги не давал и поэтому надобности в нем не было. Как пояснил сосед, это дорогое оборудование получили в связи с закрытием портала, активировать который можно только со стороны Метрополии, у нас стоит простейший резонатор, который и конфигурирует сигнал. Из его объяснений я понял одно - изредка на колонии совершали нападения другие космические цивилизации, те же гнарги например, хотя я их считал скорее сказкой. Хорошо бы досконально выяснить, когда были эти нападения и не являются ли они вымыслом. Хотя наличие планетарного щита говорит об обратном.

   Пока размещали новеньких и готовили караван к выходу, управленцы носились как угорелые - ведь все это надо было организовать и согласовать и если мы уже давно сидели на чемоданах, только погрузись, то некоторые семьи еще только начинали сборы и хватали что ни попадя, а не самое необходимое. Безголовые в общем. Наши куртуны уже засиделись в клетках и хотели на волю, когда уже к нашему дому подогнали несколько грузовиков - мама и Золянка сходили в контору и описали все их имущество, которое необходимо перевести, а Нилина подсчитала нужное количество подвижного состава. Стоит ли говорить, что все, даже наша молоденькая мама получали рабочие места гарантировано в новом поселке. Мама становилась завлабораторией по выведению гибридов (тут я ей подсунул картошку, которая как оказалось не растет в пределах поселка, а поисковые партии ищут только ископаемые, а не новые растения, способные прокормить население) и она натурально обрадовалась, предчувствуя интересную работу. Нилину позвали счетоводом в шахту, Золянка автоматически получала место горного инженера по добыче и обогащению руды, что с ее специальностью было плевым делом. Знания у молодой мамы еще были свежими в голове, а тут такая простая руда как виг, так что сильно она не переживала - практика все расставит по местам. Вроде бы лавкой некому и некогда было заниматься, но тут выступила Кувшинка, которая заявила, что она могла бы печь булочки и хлеб если ей помогут. Кашеварила она изумительно и хоть была маловата, но при нашей помощи ей все удавалось. Зорька поддержала сестру, да и я отказываться от своей идеи не стал, тоже вылез. В общем, на семейном совете немного покричали, но решили, что не простаивать же дорогому шкафу, тем более, что на новом месте народ надо будет чем-то кормить, а растворимых каш надолго не хватит - мужики после работы много жрут. Так что глядишь, мы тут еще и раскрутимся.

   В общем, переезда ждали с нетерпением, только один Горшок ходил сам не свой - еще бы, его зазнобу-то не взяли в переселенцы. Но я подбодрил брата, мол, вот и проверишь чувства. На что тот так сверкнул на меня глазами, что я предпочел заткнуться, пусть со своими амурными делами сам разбирается, я уже как-то помог, родители этой Лили приходили разбираться, мол, чего это сын Майи такое их дочери предлагает. Меня крикнули и я вышел с удочкой и, делая глупое лицо, заявил, что я не понимаю, в чем здесь проблема. На меня посмотрели, как на идиота, но отец Лили сделал скидку на возраст, да еще и на удочку обратил внимание, так что я был прощен на первое время, а на мои слова объяснить, что же здесь не так, все взрослые как-то живо стушевались, хотя я и понимал, но отыграл роль четко и по плану, так что родители Лили извинились за непонятливость и откланялись. Хотя я и держал нож за пазухой. Так, на всякий случай. Мать тоже странно посмотрела на меня и сказала:

   - И что, ты бы его убил?

   - Ты это о чем? - не понял я.

   - Зачем тебе нож?

   - Так, для самообороны.

   - Вот я и спрашиваю, ты бы его убил?

   - Да вот, подумал, куда труп прятать, то ли закопать, то ли в печи сжечь, мы же все равно переезжаем. - Мрачно пошутил я.

   - Молчун, нельзя же так. - Мать покачала головой - приняла за чистую монету. - И слова такие девочкам говорить нельзя их говорят только... нехорошие учуры. Да и прекращал бы ты уже с этими железками баловаться, а то доведут до греха, прямо как сейчас. Откуда вообще у тебя такие мысли в голове?

   Я проигнорировал вопрос. Стоило ли отвечать, что никого я убивать не собирался, что я псих отмороженный что ли, своих же поселковых резать. Подраться, это всегда пожалуйста, а вот нормальный орк без ножа или топорика из дома не выйдет, что мама думает я у него за пазухой тесака не заметил, что ли? Так и выпирала рукоять. А вызвать меня на Арену он еще как минимум лет шесть не сможет. Хотя, теперь уже вряд ли.

   - Когда-нибудь эти железки спасут тебе и мне жизнь.

   - Отцу твоему не помогли. - Вздохнула мать и ушла в дом. Пока еще наш дом.

   В общем перевозить всех решили сразу, хотя я бы сделал по другому - отправил бы партию рабочих для строительства бараков на первое время, а уже потом вывозил бы остальных. Но Управа торопилась, к чему такая спешка я не понял, но руководство решило всех перевезти одновременно, чтобы уже на месте разобрались, главным в экспедиции назначили Жгута, также как управляющим нашего маленького поселка. Учитель набрал себе помощников, взял нескольких молодых учителей, а то нас большая орава набралась, причем всех возрастов, от старшеступенников и до нас, малолеток. А кто учить нас будет, если на пятьдесят взрослых приходится в среднем сто пятьдесят детей - у каждого в семье минимум по трое, а то и больше, хотя есть среди нас и одиночки, но это ведь среднестатистические данные. Так что решать эту проблему предстояло Жгуту, а тот по-видимому уже придумал нам задание. Ну, глядя на его сосредоточенную физиономию я так понял.

   Караван ехал вдоль хребта по вычищенной дороге - лесорубы постарались, причем она интересно петляла и я спросил, почему не сделать по прямой, на что получил ответ от водителя-гоблина, что шаманы договорились с духами леса и те разрешили проложить дорогу именно здесь. На это я пожал плечами - только шарлатанских заявлений мне не хватало, хотя с одной стороны не все так просто с этими шаманами.

   Например, когда мы прибыли на место, Всевидящее Око, которого Ведун назначил шаманом поселка, потоптался, помахал своим посохом, бубня себе под нос.

   - Я освобождаю это место. - Тихо пробурчал я, но Зорька услышала меня и неодобрительно покосилась, приложив палец к губам. - Чего он делает? - спросил я ее тихо.

   - Разговаривает с духами леса. - Так же шепотом ответила она. - Просит их выделить нам место под застройку и пашни, но что-то не ладится, духи гневаются.

   - Плохо посохом машет. - Я пожал плечами. - Надо сильнее и над головой, тогда все духи разбегутся и можно будет рубить где хочешь, а из стволов получатся отличные бревна.

   - Дурак ты Молчун. - Зорька обиделась.

   Вот так, я же еще и виноват. Наш Сарумян по ходу выдохся и тяжело дышал, а его завывания и взмахи посохом стали все реже. Ну а что? Напялил на себя белую хламиду с капюшоном, что при его-то контрастной зеленой роже никак не смотрелось. Лучше бы камуфляж одел что ли, вот у меня ассоциация и выскочила сама собой. Ему не хватает еще посохом взмахнуть и крикнуть: "урки мои верные, сейте разумное, доброе, вечное. Мочи козлов!". Я даже развеселился от таких мыслей, а что, я довольно таки позитивный орк в отличие от остальных. От нашей толпы отделился Жгут и подошел к шаману.

   - Хватит, видно же что они не согласны.

   - Они согласны только на пашни, здесь и здесь. - Воко указал на территорию, примерно с пару квадратных скачков и вдоль гор, - но вот на строительство домов не хотят давать древесину, мол, мы и так взяли слишком много, вырубив дорогу.

   - И что же делать? - спросил его Жгут.

   - Сухари сушить. - Буркнул я, но учитель меня услышал и резко повернулся ко мне, безошибочно найдя меня в первом ряду взглядом.

   - А ты что скажешь, шутник? - спросил он грозно, но я почувствовал, что тролль просто хочет поставить меня на место. Ну, я ему отвечу в своей манере. Я вылез вперед, мама и Нилина со страхом смотрели на своего выскочку, остальные кто с интересом, кто с презрением, а кто с банальным любопытством, в том числе и сам "недошаман".

   - Можно поселиться в горе. - Сказал я и указал пальцем на гранит. - Прорыть тоннели и пещеры, устроить комфортные комнаты, машины и оборудование у нас есть. Если горные духи не против.

   Жгут склонил голову на бок и с удивлением посмотрел на меня.

   - А малец прав. - Сказал кто-то из толпы сзади и сверху. - Эй, Воко, спроси у духа горы, разрешит он нам поковырять его недра?

   - Сейчас узнаю. - Шаман подарил мне ненавидящий взгляд, но Жгут стукнул его по затылку - учитель такие настроения чувствовал точно.

   - Не вздумай. - Произнес он и пошел следом.

   Сарумян снова начал свой танец с бубнами и довольно быстро получил согласие, но с одним условием.

   - На той стороне горы живут Клыкари, три семьи, их не трогать, а также не ковырять камень в сторону поселка. На жарко-закат можно и виг нам разрешили добывать, все равно под ним естественные пещеры, подземная река пробила и месторождение можно потерять, так что вести выработку надо с осторожностями, лучше с подгорья подрыть и вести вверх, постепенно срывая гору и перерабатывая породу. А поселок можно разместить в горе, где скальный грунт твердый, даже потрясения не страшны.

   - Зачем нас всех сюда пригнали, могли бы еще в поселке пожить. - Проныл кто-то.

   - Ага, чтобы вы там по кабакам шлялись и морды друг другу били? - спросил Жгут. - Так Золянка, Шурф, Резчик, Каменотес, идите сюда.

   Наша молодая мама испуганно и осторожно приблизилась к Жгуту, который ободряюще ей улыбнулся.

   - Да никто тебя тут не съест, не бойся. Ты же теперь горный инженер, так что соображайте давайте. Вот Шурф, лучший проходчик. - Маленький даже для гоблинов ичиг почесал нос. - Резчик - оператор камнедробильной машины. - Неплохих габаритов орк приложил руку к груди, - Каменотес отлично управляется с ручным отбойником. - Невысокий тролль улыбнулся. - Они лучшие в своей профессии и теперь подчиняются тебе, наберут помощников и за шестидневку подготовят для всех апартаменты лучше чем в Метрополии. - Жгут хмыкнул. - Пока встанем лагерем здесь, начнем вырубку деревьев под пашню, а вы обмозгуйте, с чего лучше начать. Молчун, иди-ка сюда.

   Я подошел к Жгуту.

   - Ты уже тут был, может быть что посоветуешь?

   Я задумался. Горняки смотрели на меня с интересом.

   - Тут иногда попадаются Крутороги, но они все же ходят по тому склону, где живут Клыкари. Сарумян прав - лучше их не трогать, можно даже подкормить, тогда они помогут нам со стаями Зубанов.

   - Зубанов? - спросил Резчик.

   - Сарумян? - спросил Жгут.

   - Ну, шаман Всевидящее Око. - Я чуть стушевался, вырвалось блин.

   - Сарумян. - Произнес учитель, пробуя слово на вкус. - Сарумян, а что, мне нравится, тем более, что Всевидящее Око уж больно длинное имя. Эй, Воко, ты слышал? Как тебе такое имя?

   - Меня зовут Всевидящее Око. - Твердо сказал тот.

   - Отныне, ты Сарумян. - Жгут засмеялся и с ним полпоселка, а на меня как будто ушат холодной воды вылили. - И не спорь, это имечко тебе малец прилепил, а ему наверняка духи подсказали. - Жгут уставился молодому шаману в глаза. - Думаешь, я не знаю, что Всевидящее Око это ты сам выдумал? Нарушил закон обретения имени, так что привыкай. Тебе еще повезло, что каким-нибудь Говнецом не назвали.

   - Или Жруном! - завопил кто-то.

   Орки, гоблины и тролли засмеялись, но беззлобно, просто как хорошей шутке, да и шаман похоже если и затаил обиду, но не показал ее, посмеялся вместе со всеми. С именем Жгут был прав - само мироздание вкладывает имена в уста орков, иначе с чего это мой папаша меня так пригвоздил? Да и Горшок вполне был им доволен, причем в течении жизни орк мог несколько раз сменить его, но не сам, а благодаря своим поступкам и делам, так что все еще впереди.

   - Хорошее имя. - Отсмеявшись, сказал Жгут. - Непонятное и странное, тебе подходит, как никогда.

   Шаман даже приободрился, выпятил грудь колесом, гордясь и смакуя про себя непонятное слово. Ладно, с этим разобрались, надеюсь, он не превратит меня в жабу ночью. Учитель обернулся ко мне.

   - А что там насчет Зубанов?

   - Это была залетная стая, но расслабляться не стоит. - Раздался чей-то знакомый голос и на ближайшем камне показался Шорох. - Привет Жгут и вам, поселенцы, здравствовать.

   Нестройный хор голосов был ему ответом.

   - Зубаны постоянно кочуют, а здесь в лесу живет крупная община Клыкарей, поэтому лесной дух запретил вам рубить лес - это их охотничьи угодья. Предгорье - нейтральная территория между горными и лесными, ее мы и займем. Пашню можно вытянуть вдоль хребта на несколько малых перебегов к жаре, ничего страшного.

   - Рад видеть тебя, Шорох. - Жгут подошел к троллю и оба здоровяка похлопали друг друга по плечам. - Ты останешься с нами?

   - Иначе зачем еще я здесь появился? И еще привел отличных землемеров, которые уже пятый день без работы маются.

   - Это хорошо. - Жгут похлопал себя по груди, как горилла, выказывая одобрение. - А сейчас займемся расчисткой. Золянка, а вы продумайте, откуда начать рыть тоннели.

   Работать, негры, солнце еще высоко, подумал я и взял топор на длинной ручке - валить деревья будут все и даже мы не исключение, хотя совсем маленьких никто и не возьмет, да и приглядеть за ними наверняка найдется кому, я же лучше топором помашу.

   Глава 12

   - Что это такое? - ныл Тощий, ковыряя лопатой плотный дерн у корней пня и пытаясь перерубить многочисленные отростки. - Третий день пни корчуем, а заниматься когда?

   Я с интересом посмотрел на него, но ничего не сказал. Оно и понятно - Тощий к физическому труду не приучен и был мигом прикреплен к нашей группе, куда входил я и Зорька. Как сказал Жгут - товарищ по несчастью, намекая на тот инцидент возле школы. Отец Тощего был опытным шахтером, к тому же работал на руднике по добыче вига, да еще и оператором глубинного бурения и, когда узнали, что под залежами протекает река, Жгут мысленно послал духам благословление, что подтолкнули его на эту мысль, взять Толчка с собой. Орку приходилось сталкиваться и не с такими подземными трудностями, он два раза был погребен под завалами, но его всегда умудрялись откопать и чего стоило ему это везение неизвестно, но с тех самых пор Толчок таскал на шее амулет - камешек магнетита, веря, что именно он спасает его от опасности. Как я уже смог убедиться, вера народа орков очень сильная вещь - если они верят, что именно так должно быть, все так и происходит. Вроде как исполнения желания коллективного бессознательного. Так что вера в духов леса, гор, рек, озер и воздуха точно подкреплена непонятными явлениями, которые происходят в природе. Блуждающий по чаще орк всегда найдет дорогу к поселению, если попросит духов о помощи и это реально работает. Мне же это было в новинку, тем более, что отравленный цивилизацией мозг совершенно не хотел воспринимать очевидные вещи, даже если глаза узревали и руки осязали их. Так что Тощий теперь был наказан физическим трудом - помогал расчищать землю под посадки.

   Матери выделили опытный участок, на котором она буквально вчера высадила первые саженцы, взятые из лаборатории - гибрид местной картошки и оркской репы. Продукт должен был получиться питательным и вкусным с большим наличием необходимых микроэлементов и витаминов, чтобы укрепить кости и повысить иммунитет. Ей помогали фермеры, которых было всего три семьи, хоть и многочисленных.

   Про училище пока пришлось забыть - не до того. Взрослые только начали возводить постройки из привезенных с собой панелей. Мою идею поселиться внутри горы немного переработали - решили, что там будут кладовые, рембаза, ангары для техники, научные лаборатории, а жить лучше на свежем воздухе. Для этого расчистили площадки под каждый домик индивидуально в зависимости от количества членов семьи и теперь таскали лес или возводили скорые постройки - кто что заказал. Я сразу же намекнул, что нам необходим большой дом как для жилья, так и для лавки - мука, полученная от мельника никуда не делась и теперь должна была пойти в дело, к тому же столько ртов постоянно требовали жратвы и если взрослые могли затянуть кушаки и потерпеть (орки легко могут работать в авральном режиме, тем более, что если это им же и нужно), то вот маленьким детям этого не объяснишь. Жгут определил часть учителей на возню с мелкотой, а нас, начиная с первой ступени, поставил на расчистку пашни, вырубку леса, подай-принеси и прочие мелкие заботы, которыми взрослым заниматься недосуг, но надо. Вот теперь мы так и трудились, корчуя пни, тогда как старшаки рубили лес и оттаскивали лесины на мобильную пилораму, установленную на шестнадцати колесном монстре - целый завод по переработке древесины. Тут тебе и брус, и круглое цилиндрическое бревно и доски разных размеров и горбыль - все шло в дело. Я прошелся несколько раз, разглядывая чудовищную технику, гоблины как раз были заняты пилением леса, внушает.

   На шум работ, как взрывных, так и лесных появились Клыкари, сначала осторожно, разглядывая издалека диковинные машины и самих непонятных существ, лесные жители аккуратно и тихо ступали по хвое, подбираясь все ближе. Ими занялся Шорох при поддержке Сарумяна - установить контакт все же лучше, чем начинать истребление ни в чем не повинных существ. На их территорию мы не лезли, иногда оставляя угощение на срезе пня или еще в каком месте. Лесные приняли подношение и одарили нас в ответ веночками, сплетенными из трав и плотных прутьев кустарника, такие я видел на шеях некоторых, возможно символы статуса или еще чего, некогда было разбираться, тем более что Сарумян проникся этими их подарками, относился к разумным тварям с уважением и даже посетил их селение глубоко в лесу. Естественно, сообщили об этом в поселок и Древляна тут же внесла Клыкарей в список запрещенных к охоте, как разумных существ, хотя раньше охотники ставили на них капканы. Хорошо что они не держат на нас зла, хотя, кто их там знает, примитивные дикари, все же.

   В отличие от Горных Клыкарей, которые жили обособлено и ютились в естественных пещерах, лесные образовали довольно крупную общину из десяти - двенадцати семей, нарыли в почве землянок, устроили нечто вроде общего холодильника, куда и стаскивали добычу. Огня они не знали и ели пищу сырыми, одежды, кроме тех самых веночков на шее, не имели. Да и зачем она гибкому шустрому зверю, который нападает из засады. Их пальцы были довольно развиты, напоминали чем-то хваталку как у енота, не мешали им передвигаться. К тому же лесные играли на подобие каких-то музыкальных инструментов, вроде как медведь на том пне. Только здесь были натянуты несколько тугих прутьев на каркас "арфы", по которым музыкант и брякал. Музыка выходила еще так, но народу нравилось. Сарумян попытался воспроизвести звуки с помощью своего бубна, но потерпел крах - шумные удары там-тама совершенно не понравились Клыкарям. Тогда пришлось взять струнный инструмент и шаман получил от меня звание лесной рок-звезды, когда наиграл благодарным слушателям какую-то композицию. Клыкари поворчали, покивали головами и разошлись. Непонятно, понравилось им или нет, во всяком случае шамана они не съели, а он выторговал у них что-то вроде беспошлинного прохода через земли племени. Когда я предложил показать им огонь, то на меня посмотрели как на идиота, а Жгут пояснил, что каждый разум должен созреть до своей технологии, за них никто этот путь проходить не будет. На мое же возражение, что они тут и так насмотрелись всякого, был получен адекватный ответ, что за просмотр денег не берут, а понять принцип, как оно работает не всякий учур и сможет. Так что никакой подсказки в этом нет. Я, конечно, отстал с вопросами, но зарубил себе как-нибудь разобраться со всем этим.

   Что же касается Горных Клыкарей, то кроме моего приятеля здесь никто не показывался, а тот как-то безошибочно находил меня среди других орков. Что самое интересное - он совершенно не обращал внимание на копошащихся разумных, иногда проходя прямо по территории начавшегося формироваться поселения. Домики располагались ступенчато, уходили вверх в горы и раскинулись веером по предгорьям. Естественно при таком расположении ни о какой обороне от внешнего врага не было и речи, но руководство не беспокоилось, а я чего, за всех думать должен? Так что оставим это на совести Жгута и остальных. В общем, Клыкарь приходил, когда хотел, чем напугал моих домашних, да еще и нескольких маленьких, а взрослых заставил насторожиться и потянуться к оружию. Но удалось избежать кровопролития, задобрив зверя едой, которую он утащил в свое логово. Рэкетир, блин. Так или иначе, но пока проблем с местными "индейцами" удавалось избегать.

   Я молча шерудил ломом между корнями, стараясь подернуть пень, который крепко цеплялся за жизнь всеми своими отростками. Тощий засопел, не найдя поддержки у нас - я работал сосредоточенно и молча, Зорька тоже взяла с меня пример и тихонько подкапывала под пень. Почему ее не оставили на хозяйстве? Да не знаю, так Жгут распорядился, с малышами все равно сидела Кувшинка и тетка Лада, от слова ладная, учитель Горшка. Кстати, так как полной группы по возрасту все равно набрать не удалось, то сейчас они будут смешанными - мы вместе с второступенниками, а третий с четвертым. Так что Горшку скоро придется выбирать специальность, по которой он и будет учиться. Первые три ступени общеобразовательные, последующие - узкоспециализированные, причем с практикой прямо на месте. Кто будет шахтером - уйдет в тоннели прямо во время учебного процесса, кто захочет заниматься наукой или быть оператором техники, того возьмут на стажировку к себе уже опытные рабочие - передавать так сказать опыт. Так что ему сейчас нужно было решить - пойдет он по стопам отца или выберет что-то другое. Никто на него не давил и не советовал - здесь каждый сам кузнец своего счастья. Так что братец пребывал в раздумьях, ковыряя пень недалеко от нас.

   Тролль-фермер, который также принимал участие в расчистке, ухнул и выдернул из земли пень с корнем, отшвырнув его от себя. Тощий мечтательно оперся на лопату и уставился на тролля.

   - Мне бы так. - Вздохнул он, подняв глаза к небу.

   - Болтай поменьше, работай почаще. - Буркнул я, выворачивая ком земли и подкладывая полено под лом. Нажал, пень чуть затрещал. Все же орк в силе почти ничем не уступает троллю. Тем более с ломом.

   Зорька утерла пот со лба, волосы она завязала в хвост назад, чтобы не мешали копаться и стрельнула глазами в сторону Тощего. Стоит отметить, что она была не единственная девчонка среди нас - старшеступенники тоже принимали участие и хотя их мысли были далеко от рубки деревьев, все же воспитатель среди них имелся, который и не давал волю чьи-то рукам. Дело молодое, вокруг природа, она же обалдевает, тут ты ее и... как говорил егерь Кузьмич, на дальний Кордон и там. Только мы сейчас на этом самом дальнем Кордоне и находимся. Тощий так же ни черта не делал, мечтательно уставившись в небо.

   - Ну-ка, Тощий, помоги. - Попросил я, садясь на лом, от моего веса пень еще чуть приподнялся. - Сейчас я его приподниму, а ты суй полено подальше, чтобы рычаг подлиннее был.

   - Куда совать? - не понял тот.

   - Вот удивляюсь я с вас, отличников, - сказал я, уставившись на орка. - Вроде все понимаете, задачки там решаете, примеры, писать умеете каллиграфическим почерком...

   - Каким?

   - Каллиграфическим, но это к делу не относится. Я продолжу свою мысль - все это вы хорошо делаете, а вот в очевидных вещах не фига не разбираетесь. Я же кажется ру... э-э, нормальным языком сказал, передвинь полено ближе к пню, чтобы у меня плечо рычага увеличилось. Понял, нет?

   - Понял. Только ты лом подними.

   - Куда ты это полено тянешь? Другое возьми, балда, да подложи. Вот ведь, умник!

   - Так?

   - Иди сюда, навалимся вместе. - Я сел на лом. - Зорька, вали оттуда на хрен, а то лом выскочит, да еще и тебя прибьет.

   - Не прибьет. - Уверенно заявила та, но от пня все же отбежала. - Силенок у вас не хватит.

   - Как это не хватит? - удивился я, - а сейчас?

   Пень затрещал, стали видны корни основного ствола, которые и держали дерево.

   - Руби, чего ждешь! - закричал я от натуги, наваливаясь на лом. - Тощий, подложи под пень полено! Да не то, идиот, другое! Черт, все надо делать самому, так ведь не удержишь.

   - И незачем так орать. - Спокойно сказала Зорька, отчего все заготовленные мной слова для несообразительного Тощего превратились в пшик.

   Я выдохнул, ослабив давление, пень пошел назад, Тощий, как стоял с поленом в руках, так и остался, не понимая, куда его надо подсунуть. Я плюнул на все и пень снова удобно лег в свою яму.

   - Перекур. - устало возвестил я и присел на полено.

   Два умника собрались возле меня, я тоскливо посмотрел на них и махнул рукой, ладно, черт с вами. Однако они устроились рядом.

   - Я не понимаю тебя, Молчун, ты мог бы говорить яснее, а то только кричишь. - Посетовал Тощий.

   - Ладно, проехали.

   - Куда проехали?

   - Неважно. Вон, глава поселка идет, похоже по нашу душу, так что еще раз выход силой и переходим к следующему. Сейчас мы снова поднимем пень, бы подложишь под него полено, потом перехватимся, я просуну лом дальше, чтобы выворотить дерево, а ты перерубишь центральный ствол. Теперь понял?

   - Да. - Кивнул Тощий.

   - Тогда навались.

   Вдвоем с Зорькой мы сели на лом, отличник проворно сунул бревно, пень чуть присел, оперся на него, я просунул лом дальше, передвинул опору и еще раз нажал - на этот раз корни натянулись максимально. Тощий принялся махать топором, который неумело держал в руке, но хоть как-то умудрился перерубить отростки. Жгут подошел к нам и понаблюдал немного, как мы выворачиваем пень из ямы.

   - Вы двое, - обратился он к нам. - Есть разговор. А ты пока здесь посиди, отдохни, а то Молчун тебя совсем загонял, так отец лишиться единственного наследника.

   Я вылез из ямы и вопросительно посмотрел на учителя, но тот покачал головой - не при всех. Зорька также повела себя - молча уставилась на Жгута.

   - Пошли уже, уникальная парочка. - Пробормотал он.

   Тощий проводил нас завистливым взглядом и остался сторожить инвентарь, хотя кто его тут мог украсть? Жгут миновал делянку, приветствовал кого-то, обменялся мнением с фермером Громилой - огромным троллем, даже по их меркам и привел нас в свою "командирскую" палатку. Все сейчас жили в таких походных шатрах и палатках, спали на земле в спальниках, ну, кроме женского комсостава и маленьких.

   Мы вошли внутрь вслед за троллем и я сразу же заметил Ведуна, который скромненько так приютился в углу и дул отвар. Сарумян тоже был здесь, также как и советник Древляны Прав - эльф был самым мелким среди нас (даже я его уже превосходил по росту на голову), но нисколько не комплексовал по этому поводу. Видимо, привык. Я кивком головы поздоровался со всеми, Зорька немного смутилась, когда увидела, что к Жгуту в палатку пожаловало столько высокопоставленного народа и спряталась за мою широкую без преувеличения спину. Ведун хитро на меня посмотрел, отставил чашку, встал из угла и подошел ближе, посмотрел сверху вниз, пощупал плечи и осмотрел запястья, я еле сдержался чтобы не выдернуть руку, потом резко выбросил руку, попытавшись щелкнуть меня по носу. Здесь уже сработал рефлекс на нападение - тело отпрянуло, а моя ладонь оплела запястье Ведуна, вторая рука уже ложилась на его плечо, потому что ноги шагнули куда надо и теперь шаман неожиданно для себя уставился носом в пол. Он не пытался вырваться, хотя наверняка мог. Я сам выпустил его из захвата.

   - Извините. - Попросил прощения и опустил голову.

   Шаман хмыкнул, отряхнул одежды, сверкнул зло на Сарумяна, который уже хотел кинуться учителю на помощь, но Жгут положил ему руку на плечо, останавливая, а Прав заступил дорогу. Совсем не такой реакции ожидали от него старшие, совсем не такой.

   - Не за что извиняться. - Произнес Ведун. - Скорее это мы должны извиниться перед вами. - Он помолчал, собираясь с мыслями. - Молчун и Зорька, я хочу предложить вам стать боевой двойкой. - И выжидающе уставился на нас.

   - С этого места поподробнее, пожалуйста. - Попросил я.

   Шаман переглянулся со Жгутом, сел в угол и начал рассказывать.

   - Боевая двойка - это группа воинов, в количестве двух особей, которые работают как один боец. Они связаны между собой не просто на ментальном уровне, их души по сути объединены в одну, что позволяет им быстрее реагировать на опасность, потому что, что слышит один, то воспринимает и другой. Пара всегда неразлучна, она единый ментальный организм, к тому же усиленный физически.

   - То есть вы предлагаете нам объединить разумы? - спросил я. - Чтобы она постоянно копалась у меня в голове?

   - Как будто и так непонятно, о чем ты думаешь. - Фыркнула Зорька.

   - То есть ты и так умеешь читать мысли? - спросил я ее.

   - У тебя все на лице написано, нужно быть таким тугодумом как ты, чтобы этого не понять. - Ответила девчонка, а остальные заулыбались. Я повернулся к Жгуту.

   - И вы хотите, чтобы с этим я объединил разумы? Да ни в жизнь!

   - Боюсь, я неправильно объяснил. - Ведун сложил ногу на ногу и сцепил пальцы. - Индивидуально вы останетесь сами собой, но сможете работать вместе, мгновенно получая оперативную информацию один от другого. И еще - в двойке всегда есть исполнитель и аналитик. То есть один работает руками, второй головой и они никогда не меняются местами.

   - Хотите сказать, что я гожусь только для того, чтобы руками размахивать?

   - А почему бы и нет? - спросил Ведун, обнажив клык. - Что ты нам и продемонстрировал несколько рисок назад. Ведь ты не думал над своими действиями - тело все сделало само, отточенные тренировками движения выполнили свою задачу как только тебе стали угрожать. Пока мозг переваривал поступившую информацию, тело действовало. То же тебе предстоит в боевой двойке - только скорость твоей реакции возрастет на порядок.

   - А сам я превращусь в слабоумного идиота, пускающего слюни?

   - Ну зачем так категорично. - Покачал головой Прав. - Просто она возьмет на себя основную обработку поступающей информации, а ты будешь выполнять ее команды. И все это за доли риски, практически мгновенно.

   - Назначение двойки? - я уже понял, что отвертеться не удастся.

   - Разведка, устранение целей, диверсия, много еще чего. - Ведун пристально смотрел мне в глаза.

   - Зачем это нам здесь, в колонии, тем более, что нас отрезали от Метрополии?

   - Верный вопрос. - Кивнул Ведун. - Когда-то же они возобновят сообщение и политическая остановка может оказаться совсем не в нашу пользу, так что иметь при себе такую группу очень даже желательно (я бы сказал, туз в рукаве, но орки не играют в карты, предпочитая кости). Боевые двойки есть только у Великих Домов и то не у всех.

   - Почему именно мы? - спросил я. - Нельзя взять кого-нибудь постарше?

   - Потому что наши мозги уже синхронизированы? - полувопросительно ответила Зорька вместо шамана и уставилась на него. - Именно это вы увидели, когда изучали нас еще тогда, после взрыва в шахте.

   - После взрыва я обратил на него свое внимание. - Ведун указал пальцем на меня. - А потом уже на тебя. Да, ты права, ваши сознания очень сильно похожи своими ментальными отпечатками и обряд Слияния может завершиться успехом даже в таком позднем возрасте.

   - Это вы про что говорите? - спросил я, насторожившись.

   - Слияние происходит тогда, когда младенцы еще не открыли глаза. - Ответил за шамана Жгут. - Когда их сознание еще не получило сведений об окружающем мире и не составило свою картину мироздания. Объединив их разумы, на выходе получают готовую боевую двойку, которую готовят отдельно от всех, спецучилища это не для них. Здесь же вам уже по шесть лет и присутствует определенный риск во время проведения обряда.

   - Поэтому нужен он? - Зорька ткнула пальцем в Сарумяна. - Чтобы держал второго?

   - А ты сообразительная девочка. - Покивал головой шаман. - Именно. Думаю, что Во... э-э, Сарумян, справится. Должен справиться.

   - А если мы откажемся? - спросил я. - Что тогда?

   - Что ж, тогда будем присматриваться к другим кандидатам и ждать, пока подходящая пара не появится. - Шаман вздохнул. Как мне показалось, делано и специально.

   - Молчун, чего ты ломаешься? - прогудел Жгут. - Они ведь могли все это провернуть и без вашего согласия, а просто во сне, даже не предупредив.

   - Мамы не знают? - спросила Зорька.

   - Нет. - Жгут мотнул головой. - Они бы грудью встали на вашу защиту.

   Я завел руки за спину и сцепил пальцы на военный манер и стал ходить по палатке.

   - Итак, - возвестил я. - Вы хотите сделать из нас боевую группу, которой необходимо будет действовать по приказу, убивая и взрывая мирное население, как это пытался провернуть тот хмырь на шахте, правильно я понимаю? Ведь это же политические игры как никак, а значит жертвы среди мирного населения будут всегда. И вы хотите, чтобы я... мы запачкали свои руки в их крови вместо вас?

   Прав поежился.

   - И как тебе такое могло прийти в голову? - спросил он.

   - Вот и мне интересно. - Кивнул Жгут.

   - Всего лишь логика.

   - Хромая какая-то логика. - Ввернул Сарумян. - Мы не собирались воевать с мирным населением, мы вообще не собирались ни с кем воевать, и я не понимаю, зачем нам нужна боевая двойка.

   - Логика в словах Молчуна есть. - Ведун подался вперед. - Куда кривая будущего выведет, неизвестно. Но я могу тебе обещать точно - вы будете делать все для безопасности нашей колонии. Если ты заболеешь, ты же не будешь ждать, когда болезнь поразит весь организм? Ты пойдешь к шаману и он выведет из тебя эту хворь. Также и здесь. Вы будете вроде нас, только придется решать более... специфические вопросы и не всегда мирным путем. Думаешь, я хотел быть шаманом? - спросил меня Ведун. - Я не виноват, что родился с этими способностями и вы не виноваты, что подходите друг к другу. Но я не отказался, а пошел этим путем, потому что решил для себя так будет лучше для всего нашего народа, неважно какого они вида. Такое же решение предстоит принять и вам.

   Ведун выжидающе уставился на нас. В голове крутились разные мысли и одной из них было: "а это больно", словно я уже для себя все решил. Хотя, так оно и было. Просто отвечать мне придется еще и за девчонку, которая не бельмеса не смыслит в боевых действиях. А то, что она будет мозгами, так это еще ничего не значит, вон, они даже свое серое вещество не смогли применить при корчевании пня, так чего уж тут говорить про просчет действий противника и реагирование на них? Хотя, может нас этому научат? Я покосился на Зорьку и встретил такой же ее ответный взгляд. И понял, что она также сомневается во мне, как будто это я буду для нее обузой. Да ты же даже не знаешь, как тролля завалить, не говоря уже про орка или гоблина! Зорька едва моргнула глазами - я согласна, дело за тобой. Мне, значит, оставила принять решение, ну что ж, будь что будет, тем более, что я уже связал свою жизнь с этим народом, просто родившись здесь после смерти, хотя где-то там в небесной канцелярии и произошла накладка с моей памятью. Будь я настоящим орком, уже бы наверное прыгал от счастья при первых словах шамана. Так что хуже не будет.

   - Если мы согласимся, то как будет проходить наше обучение? - спросил я.

   По вздоху я понял, что собравшиеся сообразили, что мы согласны, хотя формально я еще не сказал свое твердое да. Хотелось поторговаться, как еврею, "пора уже говорить за деньги", подумал я.

   - Он мне напомнил того айна-торговца, с четвертой улицы в Корыте в Метрополии. - Жгут повернулся к Ведуну. - "Я бы продал вам товар, но мне нужны обоюдные гарантии, что при вас есть монеты, которые вы желаете поменять на этот превосходный чайник!". Как сейчас помню его хитрую рожу. И этот такой же.

   Шаман засмеялся - видимо вспомнил того айна-еврея.

   - Обучением вашим займется личная охрана Древляны - Тень, Шептун, Шорох и Дух. С Шорохом вы уже знакомы, а вот остальных увидите впервые, так что просьба не пугаться.

   - Если они выживут. - Буркнул Сарумян.

   - Они ДОЛЖНЫ выжить. - Ведун пробуравил взглядом ученика и тот стушевался. - Я же уже говорил тебе - с Молчуном работать легче, Зорьку я возьму на себя, ведь этой ей предстоит играть основную партию.

   - То есть я буду у нее на посылках? - спросил я.

   - Твое тело подвергнется трансформации. - Произнес Ведун. - Ты станешь сильнее, быстрее, выносливее, чувства заострятся до предела, будешь видеть и слышать дальше, чем кто либо, различать малейшие запахи. Но ты же и будешь отвечать за свою вторую половину. Она станет хрупкой, не такой сильной и выносливой, голова чуть увеличится, мозгов значительно прибавится, также как ментальных способностей. Представь, что ты будешь ощущать с ее помощью ментально всех живых существ в пределах круга размерами где-то со скачок. Что очень хорошо. Если она дальше разовьет свои способности, то круг увеличится.

   - Так что же, я буду сидеть в засаде? - спросила Зорька. - А он будет обо мне заботится, таскать еду, как прирученный?

   - Это уже как вы сами решите. - Улыбнулся Жгут. - Дух покажет как действуют боевые двойки - он был свидетелем их подготовки.

   - А сами они почему не могут ей стать? Или обязательно нужны два разных пола? - спросил я.

   - Не обязательно, просто в вашем случае так совпало.

   - А почему раньше не провели обряд без нашего ведома? - спросила будущая напарница.

   - Потому что распознали вас только сейчас. - Повинился Ведун. - Согласен, моя вина, не обратил внимания на признаки, да и дел хватало, а теперь уже поздно. Ну что, согласны?

   - Ну, если выживем, то да. - Кивнул я. - Где будет проходить обряд?

   - В узловой точке пересечения четырех стихий. - Ведун показал на склон горы. - На вершине кряжа, где берет начало река Петлявая.

   - Когда идти? - спросила Зорька.

   - Прямо сейчас. Медлить, значит причинить еще больше боли.

   - Неплохо бы перекусить.

   - Лучше ничего не есть перед ритуалом, а то всякое может случиться.

   Ага, как будто я кишку ФГС глотать туда иду.

   - Все же, каково это, быть в двойке? - спросил я. - И что, мне теперь ее придется на себе таскать?

   - Ну, она определенно будет слабее, хотя я уже не уверен. - Пожал плечами шаман. - Во всех боевых двойках было именно так.

   - Поживем - увидим. - Сказал я.

   - Если доживем. - Добавила Зорька.

   Мы вышли из палатки, солнце уже клонилось к закату и я понял, что придется идти всю ночь. Похоже Ведун специально подгадал так время, чтобы выйти за темно и к первым лучам уже оказаться на вершине. Соединение четырех стихий - огня, которым будет солнце, горного воздуха, земли как твердой скалы и истока реки - вода. Вот ведь черт, уже и место подобрал. Брешет, орк старый, все он знал, но зачем тогда тянул? Или тогда просто не было необходимости. Как бы мне эта авантюра не аукнулась, да еще и эта подруга теперь в голове сидеть будет, в уголке не порукоблудишь, мигом на смех поднимет. Не то что я знатный мастер этого дела, но Горшок сам первый мне показал, по братской простоте, хотя я тогда еле-еле от смеха сдерживался.

   Ночь прошла спокойно, если не считать, что мы топали. Зорька стала уже уставать и засыпать на ходу, но упорно продолжала волочить ноги. В итоге Ведун подхватил ее на руки и понес, я же обошелся без их помощи, еще в прошлой жизни приходилось сутками не спать, уходя от преследования. Правда, потом вырубался на долгое время, но это было уже в безопасности.

   На вершину мы взобрались, когда до рассвета оставалось хорошо если полоборота. Ведун уложил нас головами друг к другу и точно сориентировал по сторонам света - головой к холоду, руки по сторонам, ноги на юг. Название жарко не слишком-то подходило к этому обозначению и мне не нравилось, но кто я такой, что вводить новые названия тому, что уже было до меня многие тысячи лет? В общем шаман расположил нас согласно своим представлениям о ритуале и начал монотонно бубнить себе под нос, заставив перед этим выпить противно-горький отвар. Мерзкое пойло.

   И вот тут меня начало плющить. Сначала тело растянули так далеко, как это было возможно, словно руки и ноги стали резиновыми, а неведомые бурлаки все тянули и тянули, накручивая на ворот мои конечности. Сознание не просто раздвоилось - растроилось, раздесятирилось, заполнило собой весь космос от края до края Млечного Пути.

   А потом пришла боль. Такая дикая и безудержная, словно каждую клеточку твоего тела разрывали на части и склеивали, а потом разрывали и склеивали заново, стало жарко, нестерпимо, я уже не слышал слов шамана - все превратилось в сплошной бубнеж, потом в гул, затем наступила тишина, звук пропал, зрение отключилось и наступила темнота. Давящая и пугающая, она обволокла мое мятое тело, до сих пор горящее огнем под лучами солнца, проникла в каждый закоулок души, вывернула ее наизнанку, словно изучая под лупой, а потом отпустила. И я расслабился. Размяк, стек киселем с горы, уподобился реке, воде, которая огибает препятствия, пробивает себе путь среди камней или под землей, шлифует камни и полирует до блеска дерево. Сбежав с горы я взлетел к небесам, помогая себе руками как птица, почувствовал легкость и воздушность каждой клеточкой своего тела. Пришло ощущение, что сам я нахожусь снаружи, а тело мое существует отдельно от меня, ходит, двигается, питается. Я даже увидел сверху свое лежащее тело - молодой орк, одетый в безрукавку и свободного покроя штаны. Увидел себя и не узнал - тело, казалось, было чужим, слишком могучим и широким для мальчика. Клыки чуть увеличились в размерах и торчали теперь изо рта как у взрослого. Над телом склонились двое и пытались взывать ко мне, но я не хотел заключать себя в эту физическую клетку - хотелось летать и порхать, легкость и воздушность никуда не исчезла. Но эти двое настойчиво звали меня к себе.

   А потом к ним присоединился еще один голосок. Был он тонкий и мелодичный. И еще очень грустный, он звал так, что защемило сердце, захотелось вернуться только чтобы успокоить его, прижать к себе, убаюкивая на груди. Я сделал над собой усилие и внезапная боль скрутила тело и я закашлялся, резко поднявшись. Жидкость, которой напоил меня шаман, потекла изо рта напополам с желчью. Я запачкал штаны блевотиной, мутными глазами осмотрел три зеленые рожи, которые встревожено смотрели на меня. Пока они были расплывчатыми, но уже постепенно обретали четкие очертания.

   - МОЛЧУН!!! ТЫ КАК? ЖИВ?! - закричал Ведун.

   Я рефлекторно зажал уши ладонями. Они удивились, потом шаман сделал знак остальным и произнес своим нормальным голосом.

   - Попробуй настроиться на звук. Я сейчас говорю с тобой одними губами, остальные так не умеют и будут причинять тебе боль.

   - ЧТО ТЫ СКАЗАЛ? - завопил Сарумян. - Я ТЕБЯ НЕ СЛЫШУ!

   - Аааа, - заорал я. - Прекратите говорить.

   - Все придет в норму. - Ведун выпрямился и залепил в ухо своему ученику. - Я же четко сказал, держи его. Спасибо девочке скажи, это она его вернула. Он только ради нее и вернулся, а то так бы и ушел на Остров Рождения.

   - Да, я виноват. - Покаялся Сарумян. - Но он слишком силен, я не смог справиться.

   - Тебе надо было только привязать душу к телу, пока происходила трансформация, я же объяснял.

   - Простите, учитель, я еще молод и не так опытен как вы.

   - Для меня это тоже первый раз. - Пробормотал Ведун. - Проводить инициацию боевой двойки это очень сложный процесс, а тут еще и возраст. Но хорошо то, что хорошо кончается. Молчун, пришел в себя?

   - Похоже что да. - Теперь голоса вернулись к своему обычному состоянию, но добавились еще новые ощущения присутствия других живых существ. - Все закончилось?

   - Да. - Кивнул Ведун. - Посмотри на себя, разве ты не замечаешь изменений?

   Руки стали мощными и узловатыми, кожа приобрела прочность стали, я потыкал в нее и не ощутил даже намека на боль и прогиб мышцы. Во всем теле появилась такая неизмеримая мощь, что казалось, я смогу раздавить камень. Что я и проделал, подхватив булыжник и просто растерев его в пыль.

   - Как твои ментальные способности? - спросил Ведун, повернувшись к Зорьке, после моей демонстрации.

   Сама девочка тоже изменилась - стала выше и как будто плотнее, ее отнюдь нельзя было назвать слабой, наоборот, она стала чем-то похожа на меня, если не лицом, то статью. Точно вторая половина. Ее движения были выверенными и плавными, тогда как мои рублеными и резкими, словно я слон в посудной лавке. Инь и Янь блин. Зорька посмотрела на меня и улыбнулась, а в голове возникла ее мысль:

   "Ну как тебе обновленное тело, Молчун?"

   "Здорово!", - также мысленно ответил я. - "Ты сейчас можешь читать все мои мысли?"

   "Я вижу тебя насквозь, переродившаяся душа из другого мира". - Глаза Зорьки искрились весельем, Ведун понял, что между нами идет ментальный диалог. - "Не бойся, тайну твоей памяти я никому не открою, тем более, что ты рожден истинным орком, ведь так вы называете мой народ? Все же учур наше самоназвание, но осознавать, что кто-то придумал твой образ в другом мире и величает его по своему, согласись, довольно приятно. Хотя нас там и воспринимают как детей Тьмы, к которым мы не имеем никакого отношения, тебе ли не знать?" - Зорька поклонилась. - "Спасибо тебе, что выбрал мой народ как свой собственный, не затаил обиду на духов, подаривших тебе жизнь в незнакомом для тебя обществе и теле. К тому же в твоей памяти много интересного, что недоступно нам".

   "Ты как-то резко поумнела. И что, теперь будешь копаться во всякой погани?". - Мысленно проворчал я.

   "Это все обряд, он словно открыл во мне затаенные резервы. Но если тебе будет приятно, то я не смогу сравниться с тобой в рукопашном бою, хоть и получила практически такое же тело, как и у тебя, только чуть-чуть слабее. Что же насчет погани... - чертовка улыбнулась, - то я нахожу ее весьма любопытной, в которой еще нужно разобраться".

   "Ведун же сказал, что у тебя увеличится голова и все уйдет в мозги. Разве не так?"

   "Этот обряд сам по себе прошел не так, как нужно. Возможно, сыграла твоя прошлая жизнь, я не знаю причин, но в одном я уверена точно - наша связь окрепла и ты уже можешь встать и постирать свои штаны, которые ты обляпал".

   "Может, ты этим займешься?"

   "Я подсмотрела в твоей прошлой жизни, что ваши женщины добились равноправия"

   "Но тебе это не грозит - в нашей двойке я главный". - Заявил я ей, вставая. - "Давай, женщина, займись делом".

   "Да, мой господин!" - Зорька сложила ладони на индийский манер и заразительно засмеялась. Что еще она там увидела, в моей наполненной всяким хламом голове?

   - Ну просто таки ограбили. - Произнес я, уперев ладони в начавший нагреваться под восходящим солнцем камень.

   Зорька засмеялась еще сильнее - она поняла скрытый смысл это фразы.

   Глава 13

   Вот уже почти луну я живу с девчонкой в голове. Пирожки печет, наверное, только я об этом не знаю. А так все даже не плохо, чем представлялось сначала. Я думал у меня появятся все эти женские замашки в результате Слияния, но на мою индивидуальность, слава Богу, она не покусилась. Также как я на ее. Просто ее ментальные и аналитические возможности резко возросли, учиться ей почти не нужно, она и раньше на память не жаловалась, но чтобы вот так сходу все запоминать и решать задачки буквально за несколько рисок это необходимо обладать ТТХ неслабого компьютера. Атлон такое не потянет, а у нее в голове не иначе как хрензнаетсколькоядерный процессор появился, причем вполне так себе может работать на мозговых клетках и синапсах. Я ведь не биолог и уже тем более не генетик, чтобы разбираться в этой мешанине хромосом и ДНК, но что-то там этот настой наверняка развернул в нужную сторону.

   С помощью Зорьки удалось многое понять, потому что, как следует покопавшись в моей человеческой памяти, она перевела мне местные аналоги технологии орков на знакомые мне понятия. Так для получения электрической энергии они используют энергию того, что мы понимаем под словом "эфир", тот самый, про который еще Эйнштейн упоминал, но так как бы вскользь, хотя основная масса наших ученых предпочитает вообще не замечать такую вот неизмеримую субстанцию. Эфир окружает миры, нас, он проникает всюду, самым ближайшим понятием будет джедайская Сила, хотя больше всего подошло бы китайская Ци. Айны с помощью своих технологии научились добывать электроэнергию и вскоре вовсе перешли на экологически чистые ее источники. Откуда я это узнал? Да все из той же книжки, которую выменял у гоблинов. Зорька получила возможность обратится к родовой памяти и перевести ее для меня. Ну и для Ведуна с Сарумяном конечно. Эти два шамана после обряда Слияния еще несколько дней нас исследовали своими психотехниками, чтобы разобраться, что все прошло гладко и мы функционируем нормально. В общем еще на заре цивилизации до прихода айнов у учуров существовали ментальные техники, позволяющие им становиться невидимыми (отвести взгляд), проникать в разум, внушать и извлекать необходимую информацию, короче, джедайская секта не иначе. А также самое главное - совершать точечные проколы пространства-времени. Да именно так. Ведун рассказал нам о природе этого явления.

   Как я уже заметил орки почти никогда не болеют, то есть они совсем не подвержены болезням. Хотя любая колония это другой мир со своими микроорганизмами и болезнетворными бактериями, которые непременно кинутся на свежую плоть. Однако никто не загнулся от неведомой лихорадки или животного (свиной, птичий, верблюжий, нужное подчеркнуть) гриппа, наоборот все чувствуют себя прекрасно. Тогда я спросил у матери как так происходит, ведь раз она занимается микробиологией, то должна знать об этом все. И получил исчерпывающий ответ, который мне перевела Зорька в человеческие понятия, хотя кое что я и додумал сам.

   В организме орков присутствует скажем так лейкоциты и антитела, которые успешно борются с любыми вирусами и враждебными организму носителя бактериями. Как они их выявляют? С помощью биоэнергетики, собственно, также как и нас лечат шаманы наложением рук. Он просто отмечает закупоренные энергетические каналы в теле, открывает их или перенаправляет поток так, чтобы поврежденный орган сам восстановился до исходного состояния. Клетки имеют свою память, а энергия Ци (ладно, назовем ее так, потому что очень уж похоже) позволяет им разбудить ее, запустить процесс излечения, подпитывая. Собственно поэтому у энергии есть две ипостаси - энергия созидания и энергия разрушения. Так вот, враждебные микроорганизмы и бактерии несут в себе отпечаток именно энергии разрушения и поэтому антителам очень легко их найти в организме, потому что все остальные полезные его жители уже опознаны и признаны симбионтами. Также используя эту Ци подготовленный орк (которыми в основном являются шаманы) может совершать с нашей точки зрения невозможное. Короче, это сильное колдунство, но основанное на знаниях собственного тела и окружающего природного мира. Разговор шамана с духами это ни что иное как влияние его на природные потоки энергий, которые он ощущает. Зорька тоже стала их чувствовать, вплетаться в нити и узнавать о событиях, которые происходили например в Городке, или в дальнем лесу или слушать ругань фермеров на пашне. Хотя ее возможности тоже были ограничены, я же был вообще слепым и глухим к энергии Вселенной, так что просто махнул рукой, не пытаясь понять, но принимая все на веру. Вера, кстати, тоже очень сильная вещь, но об этом позже.

   В каждой колонии время течет по-разному, потому что находятся они далеко от материнского мира. То есть у нас на Кряже может пройти уже миллионы лет, прежде чем зародится жизнь на родине орков или наоборот. Чтобы путешественник вернулся обратно примерно за тот же промежуток времени, за который отсутствовал айны придумали стабилизатор временного потока, о котором учуры даже не помышляли - для них путешествие в другой мир было не более чем развлечением, ну и за трофеями тоже неплохо так сбегать. Теперь все живут по единому времени Метрополии. Стабилизатор устанавливается в первую очередь прямо в портале и начинает работать с момента активации. Во время точечного прокола такое невозможно, поэтому изредка исследователи возвращаются назад через несколько лет, а некоторые и до сих пор не вернулись, хотя и провели там, куда отправились, возможно, не так много времени. В общем, с этими пространственно-временными флуктуациями такая неразбериха, что я половины не понял, усвоил только одно - не лезть в воду не зная броду. Так что использовать порталы только когда их активирует шаман.

   Собственно стоит сказать про активацию, также как и про обряд. Настой, что мы выпили, он позволял воздействовать шаману на наши клетки звуковыми вибрациями, а также ментально лепить из нас, что его душе угодно. Только Ведун делал это первый раз, сам был не в курсе, что именно должно получиться, поэтому сделал нам совместную привязку только разумов, а мог бы и вообще получить на выходе двух рабов, которые станут беспрекословно выполнять все его желания. Возможно, более просвещенные шаманы так и делали и их боевые двойки не более, чем искусные молчаливые исполнительные убийцы, но вот наш идеалист до такого не додумался и слава Богу. А то бегал бы я сейчас, мычал и травку жевал.

   Все психические техники орков основаны на похожих на индийские мантры фразах. Именно своими звуковыми колебаниями они погружают себя в транс, во время которого и разговаривают с Духами Энергий. Я в эту фигню никогда не верил, однако именно вера и есть тот самый источник их невероятных способностей. Например, орк-шаман верит, что он станет невидимым для остальных, если произнесет именно эту фразу и нужным тембром и голосом. И действительно становится невидимым - остальные не воспринимают его зрительно, хотя и видят, но информация о его существовании просто проходит мимо мозга, как мы иногда пропускаем слова мимо ушей, хотя собеседник и надрывался. Это, конечно, довольно слабый и грубый пример, но другого объяснения я подобрать не смог, тем более, что сам мог убедиться в способностях Духа, одного из четверых наставников, которых нам представил Ведун. Им и предстояло нас научить взаимодействию друг с другом и с окружающим миром. В особенности слушая духов воды и ветра, которые могли принести важную информацию. Поэтому орки предпочитают ничего не делать, не посоветовавшись с шаманом, ибо нанесенный впоследствии ущерб потом будет очень трудно исправить. Как сказал Ведун, Метрополия это не родной мир учуров, чему я был несказанно удивлен, да не я один. Четверка тоже ничего об этом не знала и не подозревала, также как и остальные наши поселенцы. По словам шамана, духи того мира уже давно умерли, позабытые айнами. К тому же разве они смогли бы жить в нашем суровом мире, хитро намекнул шаман. На самом деле родной мир орков - это эллипсовидная планета чудовищных размеров, которая превосходит родной мир айнов раз в пять, а по гравитации так вообще в два раза. Поэтому наши размеры от гхрахов так сильно отличаются - те живут в районе экватора, а учуры на северном и южном полушариях, где сила тяжести возрастает, поэтому наши размеры меньше, а сила как оказывается чуть больше. Айны исправили этот недостаток, утяжелив скелет гхраха и изменив его кожный покров, которым теперь мог и я гордится. Только если у меня трансформация произошла естественным путем, то вот гхрахам и учурам не позавидуешь - их называли Измененные и жили они в Метрополии, потому что на родной планете их бы раздавило силой тяжести. Те, кого распихали по колониям в первые десятки совместного существования еще сохранили истинный генокод народа, но даже и к тем условиям существования имя пришлось приспособиться, так что настоящего облика предков уже никто не помнил - зверская рожа учура и гхраха была искусственно создана айнами, чтобы наводить страх на другие народы. Шаман тогда горько рассмеялся - нами, мол, пугают как минимум две цивилизации, которые платят своего рода дань айнам, чтобы они не трогали их миры. Хотя они и не жадные - просто даже проглотить те миры, в которых сейчас они живут и переварить их ресурсы они не в состоянии. Почему тогда Древляна и другие с нами? Потому что не все разделяют политику Великих Домов. К революции это не приведет - никому не нужна кровь, но вот чтобы дать чуть-чуть свободы порабощенным народам это всегда пожалуйста. Все же это двенадцатилетнее заключение без влияния Метрополии пойдет колонии на пользу, да и вообще, Древляна сделала все, чтобы проверяющие не совали в этот глухой угол свой нос - ее мечтой всегда была процветающая равноправная колония без преступлений и подавлений мятежа. Конечно это утопия, учуры всегда найдут повод подраться, тем более, что это у нас в крови, но на то и есть Арена, где можно выплеснуть свою ярость и гнев на соперника, хотя попадаются и такие экземпляры, которые предпочитают домашний террор. В общем поговорили с шаманом о наболевшем, тот словно радовался разговору, высказывая все, что накопилось у него в душе, даже Сарумян делал круглые глаза, не говоря про нас. Естественно, все это было сказано конфиденциально, а Сарумяну в отдельности, чтобы не поднимал бучу, а то по его глазам было заметно, что этот деятель от ментальной окружности и астральной плоскости точно что-нибудь отчебучит и потом нам же и расхлебывать.

   Пока мы отсутствовали дела в новом поселке шли своим чередом - строились дома, помещения под рембазу и кладовые были уже готовы, а мамы не впали в панику, хотя мы пропали на несколько дней. Шаман предупредил и сделал это в своем духе, так что родительницам даже возразить не удалось, стояли как воды в рот набрали. Горшок похлопал глазенками, переводя взгляд с шамана на мать, ничего не понял, но усвоил, что ничего страшного похоже не случилось, только кто-то отлынивал от работы. Ну, тут уж мы не причем.

   Училище начало работать буквально шестидневку назад, пока подготовили помещение, поставили лавки и столы, составили списки учеников. Я думал, что мы будем свободны от учебы, а вот фиг - для нас Жгут приготовил специальную программу и, хотя учились мы вместе со всеми, то нагрузка резко возросла, но я должен признаться стало намного легче, когда у тебя в голове сидит такой гений. Цахейлу, мать ее. Вот и сейчас улыбается - поняла о чем я думаю.

   - Зорька, Молчун, не отвлекайтесь. - Строго прикрикнул Жгут. - Или думаете я не вижу, чего вы там друг у друга переписываете? А ты перестань ему подсказывать и решать за него, пусть своими мозгами соображает.

   - Сообразишь тут. - Буркнул я. - Когда они у нас общие.

   В поселке скрывать не стали - объявили что мы официально прошли обряд Слияния и теперь составляем одно целое. Учуры похлопали да и разошлись - удивительно, конечно, но работу за них мы не сделаем, а вот молодежь явно позавидовала. Хотя я не стал бы на месте руководства объявлять об этом - и у гор есть уши, вдруг такая либерастия вылезет потом нам же боком? Пытался отговорить шамана, но тот успокоил - орки это не люди, завидовать не будут, наоборот, уважение возрастет, а также снимаются разные вопросы по поводу поведения. Так что я успокоился. На время. Ибо чувство было такое, что все это нам еще аукнется.

   Тощий теперь смотрел на нас как на Высших Духов, стал подлизываться. Еще бы, ведь Зорька уже на первой ступени за шесть дней освоила весь курс и теперь Жгут выдал ей третьеступенные примеры, тогда как мое положение не изменилось - я так и сидел на умножении и делении, пугаясь при виде дробей и процентов. В школе-то их не понимал, да еще и тут с этой системой счисления. Где тут числитель, где знаменатель, что на что умножать, фиг его знает. Как учитель в школе объяснил, так и понял. Хорошо мой персональный вычислитель наконец-то соизволил разжевать мне все по порядку, так что дело вроде пошло. Сидели мы на разных концах лавки, что не мешало мысленно общаться. Еще один плюс ментальной техники - обменяться мнениями и выработать общую стратегию можно было на доли риски. Кстати, Зорька вычислила примерное соответствие оркской риски человеческой секунде и вышло что-то вроде один к полутора. То есть одна риска - полторы секунды, примерно, потому что после запятой идет еще куча цифр. Как ей это удалось? Ну, мое субъективное ощущение времени не совпадало с ее, ей стало интересно, она вытащила из моей памяти (точнее вспомнила сама, потому что в первый раз набралась оттуда сверх меры) циферблат часов, сравнила с нашим, вычислила задержку, ну и поведала мне. Так что орки живут довольно долго по меркам людей и я успокоился. Тут год точно за полтора идет тогда, хотя это может быть и не так.

   Так что сидел я за партой, скрипел мозгами вместе с такими же тугодумами. Зорька самая первая все сделала, сдала работы и поспешила в лавку, которую мы все же открыли - работы и там хватало. Частенько в лавке работала мать, потому что выведением гибридов занимались ее две сотрудницы, ей помогала иногда Нилина, Кувшинка же поселилась прямо в лавке, тогда как Золянка, изредка корректируя горные работы, возилась с детьми - мелкие требовали внимания. Горшок таскал муку, убирался, месил тесто, хотя теперь я все же был гораздо его сильнее, сказалась трансформация, я ему помогал, как только приходили с училища, мы уже два раза смотались к мельнику на гоблинском тарантасе - никто мне тут полноценный грузовик не дал. Ведун вернулся в поселок и доложил Древляне, что "операция Ы" удалась в полной мере и тетка успокоилась. После работ в лавке мы плотно занимались тренировками - я узнавал новые ухватки и блоки, захваты и броски, болевые точки - Шептун был в этом мастер и если Тень был просто удачливым ликвидатором, свернуть голову для него не проблема, то Шептун предпочитал более спокойный и безболезненный способ устранения цели. Сломанные руки и ноги противника тоже легко выводили того из строя и не вели к ментальному исходу духа из тела. Шорох был отличным следопытом, помогал разбираться со следами зверей, отличать тяжело нагруженного противника от идущего налегке, устраивать ловушки и избегать их, искусно использовать природный камуфляж, раздеваясь до трусов. Пользоваться любым оружием, находящимся под рукой учил меня Тень, который мог превратить обычный писчий лист в сверкающий отрезной круг. Все предметы на столе у учителя могли с легкостью того убить - стило, стаканчик для него, чернила, журнал, книга, даже газета. Все это было очень познавательно и поучительно. Один только Дух ко мне не лез, ограничившись осмотром и сказав, что не видит смысла тратить на меня энергию, в чем я был с ним согласен. Бесшумно передвигаться по лесу меня мог научить и Шорох, а уж если я спрячусь в кусту, то вообще никто не заметит. Единственное мне помогала моя вторая половина, ментально защищая от чужого взора, то есть заметить меня мог только очень сильный шаман или группа таких индивидуумов, если я находился под Зорькиным щитом. Так что за себя я не слишком и переживал, тем более, что занятия рукопашным боем вскоре сошли к минимуму и уже Тень и Шептун с Шорохом могли у меня кое чему поучится, множество человеческих боевых искусств, из которых по настоящему эффективными были боевое айкидо, винь чунь, тхэквондо и самбо (с системой Калашникова я был знаком шапочно, предпочитая испытанные и эффективные приемы, приводящие если не к смерти противника, то хотя бы к его выходу из строя). Ну, может быть чуть-чуть унибоса. Еще служа в Конторе, я объединил наиболее понравившиеся мне приемы в отдельную категорию и не просто вызубрил их на зубок - руки и ноги сами делали что необходимо. Так что вскоре мне пришлось отражать атаку уже сразу четверых противников, которыми и были мои учителя. И если Дух атаковал меня в ментальном плане (тут уже выкладывалась во всю моя напарница), в котором я был не просто слаб, а вообще никаким, то вот те трое действительно доставляли хлопот и я нередко бывал первое время бит, хотя списывал все это на мой малый рост и еще не повзрослевший организм.

   После трансформации наши тела стали очень сильно гормонально меняться. Хотя я должен был подрасти еще чуть-чуть, но явно не дотягивал до размеров своего брата, не в смысле широты в кости, а роста, то вот Зорька наоборот вытянулась, ее кожа облепила мышцы, избавившись от подкожного жира, что было совсем плохо, иначе как она будет держать удар и тепло, но потом все пришло в норму и девочка даже быстрее повзрослела, чем я. И да, шаман предупредил, что теперь детей ни у нее ни у меня не будет. Такое вот побочное действие трансформации. И если я не сильно переживал по этому поводу (сказался опыт прошлой жизни), то вот для девчонки это был удар. Но оправиться ей опять же помог я своими воспоминаниями и опытом, так что Зорька довольно быстро пришла в норму и загнала мысли о семье в самые далекие уголки своего мозга. Хотя иногда у нее проскакивала непонятная тоска, да и взгляды в мою сторону были четко определенными, так что я тоже старался убрать эти мысли куда подальше, да ведь куда денешься с подводной лодки, да еще с таким капитаном, от которого так и веет депрессией.

   В общем первый год мы притирались друг к другу, учились взаимодействовать, вырабатывать стратегию проведения операций. Учеба у меня шла гладко, тогда как Зорька уже окончила весь курс училища, выбрала специализацию как моя мама - возиться с пипетками. Ну еще бы с ее-то мозгами. Тем более, что генетические модификации айнов и кое-какая информация со стороны моей человеческой памяти заинтересовала ее и девочка решила разобраться. Ее никто не отвлекал, даже многочисленные ухажеры, которые сообразили, что я не обращаю на свою вторую половину никакого внимания и катили к ней яйца. В восемь лет она выглядела на десять, сказался гормональный взрыв так сильно изменивший тело. Хотя, первопричиной было явно не желание возиться с пипетками - Зорька отчаянно искала лекарство от бесплодия. На меня тоже начинали посматривать наши поселковые орчанки, но кто же знал, что моя напарница такая собственница - живо их отвадила, бесцеремонно влезая в мозги и чуть ли не доводя до идиотизма. На что Сарумян ей сделал замечание. Я же вообще молчал в тряпочку и делал вид, что ничего не понял, хотя это было невозможно. Зорька заимела кучу подружек-недругов, хотя некоторые и обращались к ней с просьбой "приворожить вон того парня". Но если кто указывал пальцем на меня, то... глаза у моей половины тут же превращались в узкие щелочки и не сулили ничего хорошего, а та, кто позволила себе такие мысли, живо вспоминала, что у нее еще дома куча неотложных дел.

   Я же работал в лавке, также как и Горшок, помогал Кувшинке, на которую матери свалили всю работу. Мелкие сестры тоже уже подросли и помогали по хозяйству, так что стало полегче, Светка пошла в "первый класс", Шелковичка попала вместе с ней в одну ступень. Кувшинка же училась ни шатко ни валко, занимаясь выпечкой и изобретательством возле печи. Ее булочки и хлебцы, плюс некоторые рецепты из моей головы, которые подсказала ей сестра так полюбились нашим поселковым, что они их расхваливали на всю колонию и даже из Городка изредка приезжали покупатели, напрашиваясь в попутчики к водителям самосвалов, которые возили добытую породу в обогатительный цех. Древляна начала пробную добычу авидиума и теперь наш виг был ей просто необходим как воздух. Сталевары (у которых сила не только в плавках) получили первые пробные образцы материала, которые тут же опробовали на испытательном полигоне. Можно было приниматься за изготовление игл для лучевиков и энергопушек, осей для генераторов, износостойких рам и машин, и если последние мы могли использовать в нашей колонии, то первые детали предназначались на экспорт, запасы которых можно было создать заблаговременно. Все равно только два завода в Метрополии производили оружие - айны никогда бы не отдали такую технологию в колонии.

   Я еще в училище выбрал специализацию слесаря на рембазе. Ну а что, материал всегда под рукой, запчасти и металлы мы теперь можем производить сами, выплавляя нужные в формах. Вот только один недостаток сплава авидиума и вига - он очень прочный и совершенно не поддается обработке. А получить деталь можно только отлив в первоначальной форме, а изготовление индивидуальных форм это та еще морока, так что ограничились пока рамами с крепежными отверстиями, осями, рулевыми тягами (ну да, я ввел рулевую трапецию, которой у орков не существовало. Мотоциклетный руль не в счет, он просто поворачивал одно колесо) и рессорами. Крепежные болты тоже изготавливали из сплава, что было конечно расточительно, но зато про ремонт вообще можно было забыть, а наша рембаза довольно быстро превратилась в конструкторское бюро, где вместе с гоблинами я вспоминал устройство автомобиля. Очень сильно помогала память Зорьки, которая все же чуть усилила и мою - вспоминалось легче и чертеж был более четким и доскональным. Одновременная учеба, работа в лавке и на рембазе, где мы потихоньку переоборудовали машины для добычи на конструкции из сплава, меняя рамы, ножи и буры. Тем же самым занимались и гоблины в Городке, так что выходы из строя могли случиться только если электродвигатель не выдержит нагрузки и обмотки ротора либо замкнут либо расплавятся. Щетки опять же были вполне себе расходным материалом, а графитообразного проводника землемеры пока не могли найти, хотя излазили все близлежащие горы вдоль и поперек.

   Собственно, сейчас в колонии были напряги с бытовой техникой, потому что закрытый для нас портал прервал этот поток, хотя сейчас мы себя полностью обеспечивали продуктами и голод нам не грозил. Деньги как таковые тоже в скором времени должны были отменить, потому что накопленную монетную массу некуда было тратить, да и ходили они по кругу, возвращаясь в Управу в виде налогов и отчислений, а оттуда уже в виде зарплаты. Нилина да и остальные бухгалтера заметили эту особенность и доложили Древляне, после чего наша светлая голова крепко задумалась, что же делать дальше. Наштамповать монет из вига? А смысл, если орки практически уже перестали пользоваться монетами, предпочитая бартер. Например, фермер за мешок зерна получал от мельника полмешка муки, а то и сам строил минимеленку и молол свое же зерно для себя, сдавая излишки в Управу, предпочитая рассчитаться товаром. Шахтеры добывали полезные ископаемые и им капала приличная зарплата, но вот куда им тратить монеты, если товар не реализовывался, а новые штаны можно было получить у того же Кнута, который открыл неплохое ателье и использовал местное сырье, которое получали из злака вроде льна. Ткачихи тоже трудились на благо колонии, производя ткань, все были заняты делом, но вот шахтерам и некоторым другим рабочим, да тем же ремонтникам нечего было предложить в виде бартера таким производителям как пекари, ткачи, швеи и другие. Но где же взять тогда монеты, ведь их количество в колонии ограничено? Вот Древляна и морщила ум, пока я ей (ну не ей, а Жгуту, который напряг Зорькины мозги, а той уже подсказал я) не подсказал ввести трудовые карточки, по которым и рассчитываться. Рабочий, отпахав смену, получил свои восемь часов и может их потратить на штаны или еще куда, надо только правильно рассчитать расценки и можно вообще обойтись без тяжеловесных монет, а потом, когда придет время открыться остальному миру, снова ввести оплату труда деньгами. Ведь сейчас мы живем обособлено, колония маленькая, все друг друга знают (ну, большая часть, наш поселок так вообще как все родственники в деревне) и дают не просто в долг, а дарят просто так. Кувшинка в лавке завела себе тетрадь и теперь записывает кто что сколько взял. Потом, к Городскому мельнику мы уже не мотались, наш фермер дядька Хлоп вырастил на поле отличный урожай, перемолол его в муку и теперь мы у него были единственными покупателями, вот он нам бартером и давал - мы ему сладкие крендельки, он нам мешок муки. Кстати, вместо сахара, который здесь не знают - это субстанция вроде меда, которую выделяют привезенные с Метрополии растения. Матери удалось все же получить в местной среде здоровое поколение, раньше колония завозила часть продуктов из "главка".

   С Лесными Клыкарями удалось здорово подружиться. Как-то случилась жуткая гроза, молнии так и сверкали в небе, били мощными разрядами по верхушкам деревьев ну и подожгли лес. Дух Грозы на что-то рассердился и довольно серьезный пал пошел в сторону поселка. Зорька первая почувствовала панику лесных обитателей, сообщила Сарумяну, тот поднял тревогу. Согласно составленной Шорохом карте на пути лесного пожара находилось две "деревни" Клыкарей, пожар был не верховым, а вообще все выжигал. Срочно все бросили работы, укрыли детей с няньками в помещениях рембазы и кладовых, а сами выдвинулись на пожар. Как предполагалось его тушить, я не понял, потому что цистерн с водой у нас не было, да и технику мы не взяли. Гроза была сухой, без дождя и поэтому только наделала бед, хотя тучи и бродили где-то в небесах, но вот тушить пожар совершенно не собирались.

   Клыкари уже собирались бежать в нашу сторону - первый их поселок уже настигли языки пламени и взрослые посадили детей на спины, те вцепились лапками в мех, некоторые взяли с собой немного заготовленной пищи - все же кочевать они не привыкли, чисто территориальные особи. Шаманы и ученики, которых набралось где-то с полную руку, встали напротив огня полукругом, Зорька тоже примкнула к ним, а мы все расселись на земле и взялись за руки. Я тоже в этом участвовал, не понимая, что происходит. Шаманы затянули песнь и к ним стали постепенно примыкать остальные мои сородичи, помогая настроится менталистам. Я тоже стал подпевать, постепенно вникая в их смысл, а может быть это Зорька помогала. Шаманы вызывали сильный дождь, прося Духа Грозы смилостивиться, а Духа Ветра и Духа Дождя направить сюда напитанные влагой тучи. И буквально через несколько черт упали первые капли, а потом хлынуло как из ведра. Дух Огня жалобно зашипел, постепенно затухая, огонь остановился перед плотной стеной дождя и хотя нам удалось немного сбить пламя, но пожар уже серьезно повредил деревья и кусты. Клыкари нам не мешали, наблюдая из-за наших спин за действиями шаманов, которые были как выжатый лимон. Оно и понятно очень серьезная нагрузка на мозг. Зорька была очень слаба, остальные шаманы тоже были не лучше и мы понесли их в поселок на руках. Вождь Клыкарей, если его можно было так назвать, протянул нам несколько грязных корней - формой и цветом напоминающих женьшень. Шорох кивнул - можно, мол, их пожевать. Отвар здорово восстанавливает силы и я тут же скормил Зорьке часть и попробовал кусочек. Корень был терпким и напоминал по вкусу имбирь и после его употребления по телу разлилось обжигающее тепло.

   Любопытный детеныш Клыкаря потрогал еще тлеющий уголек и завопил от боли, ну что ж, отрицательный опыт тоже опыт. Мать тут же принялась зализывать его лапку, а Шорох приблизился к ним - Клыкари смотрели настороженно, но не убегали и не звали сородичей на помощь - извлек из рюкзака кусочек сырого мяса (недавно поймал аналог земного кролика, которых здесь зовут Прыгунами) и зарыл его в горячие угли. Клыкари смотрели с интересом. Думаю, что тролль уже давно это задумал. Поселковые возвращались назад, я же остановился поглазеть, да и Зорька тоже пришла в себя. Должен сказать, что Слияние действует на нас обоих - как только ее вырубило, я тут же почувствовал слабость, захотелось лечь и не вставать, через силу заставил себя двигаться, поэтому и употребил кусочек живительного корня, чтобы прийти в норму. Шорох извлек из углей чуть подкопченный кусочек мяса и протянул его Клыкарю. Тот осторожно понюхал жареное мясо, не нашел что оно отравлено, попробовал сначала маленький ломтик, а потом чуть не отхватил Шороху руку вместе с добычей. После чего пролаял что-то остальным и члены племени кинулись к углям, закапывая свою мороженую добычу. Шорох покачал головой и попытался объяснить, что мясо должно быть свежим, прежде чем подвергаться термической обработке. Но Клыкари уже получили определенный опыт и теперь плевались, а некоторых охотников "вождь" отправил в лес для поимки добычи. В общем, Шороху удалось наладить кое-какой контакт с ними и к неудовольствию Ведуна, он стал чем-то вроде шамана племени. Наладить диалог пока не получалось, даже шаманы не могли распознать их речь и привлекли такого знатного лингвиста как Зорька. Та наморщила ум и морщила его на протяжении нескольких недель, чтобы хотя бы выделить основные звуки и привязать их к движениям, которые совершают Клыкари по велению "вождя". Итогом ее работы стала небольшая брошюра, написанная рунами - язык лесных зверей беден, отображает основные понятия, такие как "еда", "бег", "охота", "свой", "чужой". Никаких предлогов и союзов, глаголы отсутствуют, только существительные, обозначающие предметы. Действия не обозначаются совсем, только взмахи лапами и рыки. В общем, работы для единственного лингвиста еще хватало. Ну и я был рядом, вроде как на подхвате.

   Спарринги с четверкой я еще устраивал, но уже без прошлого интереса - все же стал более резким, гибким и сильным, превосходил даже Шороха, хотя тот мог легко выдрать дерево с корнями. Ну, если не выдрать, то наклонить. Силушкой своей я не хвастался, мне это не зачем, хотя будь я каким-нибудь прыщавым юнцом, у которого гормон в голову ударил, то да, развернулся бы на полную. А так зачем? К тому же надо было плотнее заняться Зорькой, а то девочка вся с головой ушла в мозговую деятельность, а такое хорошо слаженное тело пропадает. Я оторвал ее от пробирки, вытащил в лес и заставил тренироваться. На меня ее ментальные удары не действовали - все же вторая половина, так что она на меня серьезно обиделась первое время, совершенно не понимая, зачем ей нужно учиться руками махать. Да так, на всякий случай, я же не буду всегда рядом, тем более, что Дух решил устроить нам проверку. Так что надо было поднатаскать ее в исполнении приемов, тем более, что неумехой она вроде не была, а сноровки и рефлекторной реакции тела не хватало. Так что я соорудил новую макивару и внимательно следил за ее движениями. Зорька постоянно сбивалась на хихи и хаха, но я не велся на ее провокации, был строгим и справедливым учителем, подмечая ее ошибки и она, в конце концов, сдалась. Начала прилежно учиться, приучая тело совершать нужные движения. И если с мозгами у нее было все в порядке, то зафиксировать мышечную память с каждым днем удавалось все лучше и лучше. Я все равно был ее сильнее и быстрее, но вскоре, почти через лето тренировок, она стала вполне так на уровне хорошего бойца. Я учил ее работе с кинжалом и метательными ножами, все же уповая на доработанный мной игломет, зарядами для которого служили дротики из сплава, пробивающими любой доспех, ну кроме того, что был сделан из того же материала. Разбирая игломет, я подивился самой простоте конструкции - обойма с зарядами, маленький генератор, создающий узконаправленное электромагнитное поле, которое и посылает иглу в полет. Прицельная дальность не более трех-четырех прыжков, то есть оружие явно ближнего радиуса действия. Для дальнего есть лучевики, по сути тот же лазер, только поражающая способность огромная, дырку в теле делает на раз. Спасает только доспех из сплава - его луч пробить не в силах. Энергопушка - тот же электрошокер, валит противника с ног, используется как парализующее оружие. Есть еще более мощный Растворитель - смесь кислотного и молекулярного оружия, перед которым пасует даже сплав авидиума, но у нас такого в колонии нет, да и вообще ни у кого нет, кроме имперской гвардии. Которое они держат на случай бунта, например. Так что про него можно забыть. Я же занялся модификацией игломета - повысить дальность стрельбы и его точность, благо, что такие пушки мы могли производить и сами.

   Увеличить мощность генератора и батареи не проблема, но тогда оружие превращалось в тяжелую турель, которую даже тролль поднять был не в силах, так что пришлось ломать голову и идти по другому пути. Я сначала задумал простой огнестрел, но потом подумал, а почему бы не сделать гибрид. Но для пороха нужна селитра, а такого вещества я пока не встречал. Что если взять чуть-чуть аламита, который используют для взрывных работ. Изготовить гильзу не проблема, потом пьезоподжиг, а электромагнитное поле нужно будет для стабилизации полета дротика. Попробовал - игломет порвало от взрыва, хорошо что я догадался закрепить его на стенде. Похоже, переборщил с аламитом. Или может быть попробовать раздельное заряжание? Но тогда это получится туфта - пока засыплешь заряд, потом пулю, тебя уже несколько раз пристрелить успеют, так что это тоже не вариант. Придется придумывать с гильзой.

   Аламит оказался очень взрывоопасным веществом - буквально несколько крупинок хватало, чтобы устроить небольшой бум, а расположить их в гильзе - не срабатывал пъезоподжиг. Тогда я придумал делать капсуль прямо из аламита и изменил форму дротика - теперь с тыла он напоминал пульку для пневматики. Испытания показали, что такая конструкция может жить, осталось только изменить саму форму заряда и провести уже полевые стрельбы. Провозившись так дня два, я вышел со своим модернизированным иглометом, поставил полена на пень и произвел серию выстрелов - дротики пробили полено насквозь и улетели в лес, где я кое как нашел два, остальные бесповоротно потерялись. Изобретение продемонстрировал Жгуту, тот покивал, одобрил и Древляна распорядилась, чтобы переделали все имеющиеся в нашем распоряжении оружие и произвели как можно больше патронов к нему.

   Горшок женился как раз на той самой Лили, которую я так бесцеремонно склонял к... к этому самому. Она знала в какую семью идет и с радостью согласилась, да еще и родители ее вроде как не держали на меня зла за тот случай. Вокруг повзрослевшей Кувшинки тоже крутились парни из нашей деревни и мне была непонятна такая настойчивость, пока Зорька не объяснила. Быть принятым в семью, в которой есть боевая двойка очень почетно. Все родители надеются, что их чадо, когда родит, то внук будет иметь хоть немного тех генов, которые достались двойке, короче серьезную роль играет родословная. Так что Горшок даже не испытывал сопротивления со стороны Лили - сама на шею кинулась. Ну еще бы, брат ведущего бойца в двойке! Его дети точно получат толику удачи от дядьки. То же самое и с девочками Нилины, раз Зорька стала такой сильной в ментальном плане, то и у ее сестер возможно родится будущий шаман, который и прославит род. А я еще первое время этих горе-ухажеров гонял. Услышу в торговом помещении лавки, что приперся очередной велеречивый соискатель руки нашей Кувшинки, выйду так, перекатывая кусок теста в лопатообразных лапищах (весь в папашу!), строго так посмотрю, чуть приобнажив клыки, которые были не фига не маленькими, даже взрослые завидовали. Ну вроде того как мальчишки членами меряются, так и орки - клыками. Соискатель что-то там промямлит и тут же испариться, а Кувшинка так на меня посмотрит и скажет:

   - Что же ты, Молчун, всех моих женихов распугал?

   - Чего они тут крутятся? - отвечаю, - ладно бы помогали, а то только посетителям мешают.

   - Так ведь нет никого.

   - Вот поэтому никого и нет, там этих воздыхателей поди толпа стоит и сейчас жребий тянут, кто следующий. - Я улыбнулся и подошел к двери.

   Открыл - точно, собрались стайкой и рты пораскрывали, когда меня увидели.

   - Так, - объявил я, - Кувшинка сегодня уже никого не принимает, так что приходите завтра. А лучше, мы устроим смотрины, тот, кого выберет, тот и получит право приходить в лавку в любое время. Как вам такое?

   - А когда смотрины? - спросил самый храбрый высокий орк, мой погодок Укол, - не врешь, Молчун?

   - Отвечаю, - голосом переводчика Гоблина-Пучкова сказал я. - Сейчас решим и сообщим дополнительно.

   Толпа загудела - воздыхатели требовали немедленно ответа.

   - Тихо! - рявкнул я и они мигом заткнулись. Знали, с кем имеют дело. Крепко меня уважали в училище, да и вообще в нашей деревне. - Ждите.

   Вернулся назад.

   - Ну что, королева булки, выбирать будешь будущего ухажера?

   - Да я... - замялась Кувшинка и позеленела. - Я как-то об этом не думала, а тут их столько много, вдруг остальные обидятся, если их не выберу?

   - Я им сразу шеи посворачиваю, чтобы мстить не вздумали. - Черный юморок прорезался, а сестренка выпучила глаза.

   - Не надо. - Замахала она руками.

   - Да я пошутил. - Улыбнулся я. - Ну что, давай после учебы, оборотам к трем пусть подтягиваются на заросшую поляну, там и решим. Добро? - Кувшинка кивнула. - Сейчас я им объявлю.

   Дверь лавки открылась и вошла моя половина, неся под мышкой кипу книг, а в левой руке таща сумку, где виднелся кулек с мукой. Видно к Хлопу заходила.

   - Это что там за сборище влюбленных идиотов? - спросила она, взяв свежую булку и отхватив сразу половину.

   У меня набралась, подумал я, вздохнув. На меня даже не смотрела - глядела на сестру, которая опустила глаза.

   - Что, Молчун опять твоих женихов гоняет? И правильно делает, среди них нет ни одного достойного.

   - Это как? - вскинулась Кувшинка.

   - Меня увидели, так сразу как испуганные Шуршунчики разбежались, разве это женихи?

   - Так они боятся, что ты им мозги в трубочку скрутишь. - Я улыбнулся.

   - А тебя, значит не боятся, что ты им руки переломаешь?

   - Руки что, заживут, а вот мозги точно спекутся.

   - Что решили? - зачем спрашивала если уже знает, но это так, только для Кувшинки.

   - Завтра смотрины. - Сестра посмотрела прямо в глаза Зорьке.

   - Я тоже приду.

   - Не надо! - завопила Кувшинка. - Тебя увидят, как сейчас разбегутся.

   - Значит, будем выбирать из самых храбрых. - Сказал я, сложив руки на груди. Тесто легко поместилось в ладони. - Или ты хочешь, чтобы твой будущий муж шарахался от каждой тени?

   - С боевой двойкой под одной крышей жить - можно головушку сложить. - Зорька ухмыльнулась.

   - Вы двое и так всю деревню в страхе держите.

   - Боятся - значит уважают. - Я поднял палец вверх.

   - Ничего. - Пробормотала Кувшинка. - Вот увидите, как только совершеннолетними станете, тут-то вас из поселка и выкинут.

   - Это еще почему? - не понял я, а вот моя половина задумалась и ответила за сестру.

   - Потому что мы не просто другие - мы чужие здесь. Мы же своего рода оружие, которое держат для обеспечения собственной безопасности, мирная жизнь нам не светит. - Она повернулась ко мне и посмотрела прямо в глаза, передавая мысль. - Мы несем угрозу для обычных граждан, Ведун не мог этого не знать и только то, что мы еще несовершеннолетние нам позволено жить здесь. Действительно, наиболее лучшим выходом для всех будет то, что мы уйдем из поселка в леса и поселимся отдельно.

   - Значит, я зря тут напрягаюсь?

   - Ты насчет лавки? Не зря, будет на кого дело оставить. - Зорька кивнула на сестру. - А если мы понадобимся, нас вызовут.

   - Через тебя?

   - Да.

   - Ну, тогда надо повеселиться напоследок, выбрать сразу женихов для сестер, оставить задел на будущее.

   - Тогда завтра в три?

   - В три. - Я пошел к двери, но вспомнил. - А кому объявлять, все же разбежались?

   - Да там они, за углом стоят. Самые храбрые. Двое точно не придут - убежали далеко, слабы духом.

   - Ну ладно, посмотрим этих, а может вообще сразу всех парней поглядеть?

   - В деревне тридцать два оболтуса подходящего возраста, замучишься разглядывать.

   - Ничего, как-нибудь справлюсь.

   В общем, объявление я сделал и на поляну пришли не только соискатели, но еще и любопытные взрослые, а гоблинов так вообще было не счесть. Поляну неспроста именовали заросшей - кусты опоясывали ее полным кругом, а в центре произрастала вкусная ягода, напоминающая по вкусу землянику, вот только формой она была круглая и черная, как смородина. Мы с Зорькой сели в центре, сунули Кувшинку, зеленую от стыда и внимания между нами, ну еще бы, столько народу собралось посмотреть на представление. Даже мать прибежала - узнала на работе. Нилина и Золянка отлучиться не смогли - заняты были сильно, а то так бы тоже поприсутствовали. Даже Жгут пришел, теребя по привычке подбородок, сел среди зрителей, которые облепили кусты. Вырубать их никто не собирался - все же орки ценили природу, так, раздвинули чуть-чуть, а самые сообразительные принесли с собой переносные стульчики, тоже, кстати, мое внедрение. Мелкие гоблины залезли на плечи к троллям и все уставились на центр поляны, где выстроилась первая пятерка. Зорька считала эмоции парней, я же просто сидел рядом, играя мышцами, тугие клубки которых перекатывались под плотной кожей.

   - Так, - объявила моя половина. - Этот кривой, этот хромой, этот глухой, этот дальше своего носа не видит, а этот вообще дурак!

   Кусты вздрогнули от смеха, а парни дико смутились и уже собрались тикать, как шаманка остановила их рукой.

   - Это была шутка. - Добавила она. - А так, ребята вы хорошие, но наша сестра вам не подходит. Дело не в вас, а в ней. Потомство будет слабым и хилым - ваши энергии не совпадают.

   Уж что-что, а в этом она здорово разбиралась, смотрела биотоки тел и циркуляцию Ци, чтобы не было расхождения и конфликтов (ну не знаю я, как эту энергию назвать, у орков вообще никакого обозначения нет). Все же она у меня лекарь и шаман в одном лице. Я махнул рукой, провожая их с поляны и крикнул:

   - Выводи следующих.

   Так и пошло. Народу стало интересно смотреть на сам процесс отбора. Пока Зорька набрала восьмерых, которые более-менее подходили нашей Кувшинке. Один так вообще вписывался идеально, хотя и не был красавцем, да и возрастом был даже чуть ее младше, но на это орки плевали с высокой колокольни - главное сочетание энергий. Когда Зорька закончила свой осмотр, я встал на ноги. Парни настороженно посмотрели на меня.

   - Теперь выбирать буду я. - Объявил я. - Нападайте как хотите, кто простоит две черты, тот и выиграл. Можете выбрать оружие. Вилку не трогать, как самую опасную.

   Народ веселился в кустах, гоблины, орки и тролли радовались моей придумке - что-то, а мордобой они никогда не пропустят.

   - Так их, Молчун!

   - Бей в полную силу!

   - Руки только не ломай!

   - Аккуратнее с ребятами. - Проревел Жгут, перекрыв вопли. - А вы тихо, не на Арене!

   - А пусть бы и на Арене, да здесь даже веселее! - крикнул немного поддатый гоблин. И где успел уже приложиться. Я ведь специально все самогонные аппараты разобрал, но эти мелкие прохиндеи все равно умудрялись ходить на работу навеселе. Уволить их за это было невозможно - гоблин работал много и четко, но вот только его язык чуть заплетался, да и пахло от него тоже не цветами.

   Я вышел в круг. Все восемь с напряжением смотрели на меня, зажав в потных ладошках ножи. Я предупредил Зорьку, чтобы не лезла в бой, а то получится не просто нечестно - избиение младенцев. Оно мне надо? Наконец самый правый решился и с воплем атаковал, пытаясь нанести удар ножом мне в грудь. Вместе с ним ринулись и остальные, да только не учли одного - максимум атаковать могут только четверо, остальные мешают друг другу. Двое столкнулись и повалились на траву, толпа завопила от восторга и зрелища. Первый, который кинулся с ножом, уже отдыхал на траве, а его оружие валялось рядом с ним - так, только слегка подправил его траекторию, чтобы он не просто пропахал носом землю, а еще и боднул своего товарища головой в живот. Итак, четверо пока выведены из игры - один очнется через черту, остальные встанут раньше, но им это не поможет. Оставшиеся кинулись сразу с четырех сторон и я крутанулся к самому опасному, пнув попутно в бедро вооруженного топором, принимая удар на предплечье сверху - рука сама провела захват и глаза у противника расширились от ужаса - он понял, что его тело помимо его воли несется на нож его товарища. В самый последний момент я выбил ногой нож из руки и противник рухнул на траву с облегчением. Стоит сказать, что двигался я все же немного быстрее их - сказывалась трансформация тела. Так что для стороннего наблюдателя все смешалось в единый клубок тел и рук, из которого один за другим повылетели ухажеры, пока на ногах не остался один, самый умный, который не полез с воплями на меня и не стал мешать своим товарищам, которые были для него соперниками. Он спокойно сжимал в руке рукоять топора и смотрел на меня, а его товарищи лежали рядом, постанывая. Вот еще двое кинулись на меня - эти были из первой четверки - и снова легли отдыхать на траву.

   - А ты чего ждешь? - спросил я.

   - Когда истечет время. - Спокойно ответил тот. - Ты же сам сказал, кто останется стоять на ногах, тот и победил. А насчет того, что нужно драться, ты не говорил.

   - Вот ведь хитрец! - воскликнула Зорька. - В следующий раз, Молчун, правильно формулируй предложения!

   - Этим у нас ты занимаешься. - Я улыбнулся и подошел к настороженно стоявшему в стойке парню. - Ладно, герой, ты выиграл. Как он тебе, Кувшинка, глянулся? - я обернулся к сестре, которая не поднимала глаз от земли.

   - Посмотрим. - Ответила она, также не отрывая взгляда от травы.

   - Ну что ж, концерт окончен. - Сказал я. Зрители завыли в голос - хотели продолжения банкета. - А ты можешь приходить в лавку в любое время, мое слово тверже камня. - Я похлопал худенького парня по плечу, это тот самый молокосос, который лучше всех подходил нашей сестрице, сообразил как вывернуться, ну что ж, хорошая будет партия. - Только, если ты не против, я тебя немного подучу сражаться, хорошо?

   - И меня, и меня!! - заголосили со всех сторон.

   - В очередь, сукины дети, в очередь! - ответил я, веселясь и видя на лице Жгута довольную ухмылку.

   Глава 14

   Понятно, что школу боевых искусств мне открыть запретили - хватит с них и обычных знаний, тем более, что это входит в программу обучения, а простым гражданам совсем необязательно знать, как быстро и безболезненно лишить жизни противника. А то еще могут использовать друг против друга, дурости в головах хватает. В этом орки не сильно от людей и отличаются, все же агрессивное поведение присутствует, хотя, наблюдая за населением колонии я сделал вывод, что все это очень сильно притянуто за уши.

   Как только мы здесь обосновались, то неизбежные конфликты и ссоры были частым явлением - разумные притирались друг к другу, да еще к тому же население постоянно добавлялось извне, присылали всякое отребье или же вовсе неудачников. Но после того, как закрыли ворота поток к нам иссяк и местные, уже более-менее привыкшие друг к другу стали дружественнее. А может быть просто поняли, что сейчас им в любом случае придется держаться вместе, иначе выжить будет тяжело. В общем, колония теперь напоминала одну большую деревню родственников, которая и жила по таким же понятиям.

   На наше совершеннолетие Дух подготовил испытание и объявил нам цель, предварительно договорившись с Древляной об экзамене двойки.

   - Вот что вам нужно добыть. - Он показал мне мой же игломет, но покрытый красной краской. - Это образец нового оружия, необходимо его выкрасть и так, чтобы охрана ничего не заметила. Убийства запрещены. - Зорька нахмурилась. - Помутнения разума тоже, так что думайте, как будете действовать. Я раздал листовки охране с вашими физиономиями и они будут в курсе, что этих учуров на объект не пускать, ловить и устраивать допрос с пристрастием. Вопросы?

   - Еще какая-нибудь информация будет, кроме той, что образец хранится в поселке?

   - Да. Образец будет помещен в подвал Управы Службы Порядка, находится будет под круглосуточной охраной. Так что действуйте. - Дух уехал в Городок с образцом.

   Мы переглянулись. Проверка, это и так ясно. Как мы будем действовать в подобной ситуации, решать поставленную задачу.

   - Нужны планы здания и постов охраны, а также их маршруты. - Начала Зорька. Весь диалог шел мысленно, чтобы нас не подслушали. - Поэтому первоначально разведка, потом проникновение.

   - Согласен, но как быть с рисунками наших рож? Перекраситься что ли?

   - Можно использовать чужой образ. Ты что, Духа совсем не слушал?

   - Я не такой башковитый как ты. - Огрызнулся я.

   - Это заметно. - Зорька улыбнулась. - Ладно, определимся на месте, личину я тебе придумаю, а меня они и так не заметят. Можно пройти даже мимо охраны. - Она задумалась. - Я и без тебя справлюсь, спущусь в подвал и выкраду образец.

   - Ага, а если там стоит сигналка? Помнишь, Ведун о такой рассказывал? Как раз рассчитана на таких проникателей как ты, которые в мозги лезут.

   - Да, Дух вполне мог еще приготовить сюрпризов, о которых я не знаю, так что придется идти вдвоем. Но все равно нужно знать планы здания.

   - Надо запустить туда Шуршунчиков. - Сказал я. Это что-то вроде местных грызунов. - Они разбегутся по помещению, а ты срисуешь их ментальный отпечаток.

   - Это будет просто, можно даже управлять парой из них, их разум слаб. - Зорька улыбнулась. - Я попробую, но что если их обнаружат?

   - Их обязательно обнаружат, главное чтобы ловить не начали, да и насторожиться могут - откуда ни возьмись в здании вдруг появились грызуны.

   - Тогда что делать?

   - В любом случае запускать их туда нужно. Я же зайду с крыши.

   - Патрули будут ходить вокруг здания, тебя заметят. - Зорька покачала головой.

   - Дух сказал убивать нельзя. Значит, можно охрану вырубить. Только незаметно у меня проскочить не получится - их наверняка там как селедок в бочке.

   - Я поняла твое выражение, не надо переводить. - Вот что значит общие мозги, все идиомы понимает. - Тогда выдвигаемся?

   - Чем скорее, тем лучше.

   Я быстро собрал еду в дорогу - добираться будем на своих двоих, транспорт нам никто не даст, да и покинуть деревню лучше незаметно. Можно конечно все предупредить, куда мы идем. "Мама, мы идем грабить Управу, когда вернемся, не знаю, так что не волнуйся", вроде того. Бред. Так что я просто быстро начеркал записку (надеюсь, ничего не перепутал, да и половина проверила), сунул отцовский топор за пояс и вышел из дома, тут же завернув за угол. Оружие для меня стало чем-то вроде талисмана, да и в руке он лежал как влитой и если когда я был меньше, то приходилось держать его двумя руками, то теперь рукоять удобно крутилась между пальцев правой руки, а лезвие при этом описывало опасные финты. Ну, нравилось мне это оружие - легкое, прочное и удобное. Метательные ножи и кинжал я тоже с собой взял. А больше мне и не нужно - все равно убивать я не собираюсь, а с взрослыми мужиками (я стал одним из них две луны назад, когда мне исполнилось двенадцать и Сарумян провел надо мной соответствующий обряд, пришлось ждать Зорьку) я и так справлюсь, голыми руками.

   Камуфляжная кожа, наука двигаться бесшумно и незаметно сослужили мне хорошую службу - никто меня не заметил и уж тем более не почувствовал, хотя одна малолетняя парочка миловалась на окраине поселка. Неумело тыкалась носами, вдыхала запах друг друга и гладила по плечами. Меня бесцеремонно толкнули в спину - Зорька шла следом не скрываясь. Уж она-то легко могла отвести взгляд и эти горе-любовнички все равно ничего бы не заметили, однако она не стала наблюдать за ними, да и мне не дала шею завернуть, иди, мол, поскорее, у тебя другое дело есть. А ведь я хотел их немного попугать, чем несомненно нанес бы обоим серьезную психологическую травму, ну вот такой я, уже не переделаешь. Хорошо что за таким оболтусом есть кому проследить и вовремя остановить.

   Чтобы было быстрее, я взвалил "панночку" себе на плечи и ускорился. Для меня пробежка километров в сто с грузом за плечами была обычным делом - Шорох, сволочь, заставлял себя на спине таскать. А вы представить не можете себе дядьку с его габаритами. Тогда я чувствовал себя не просто как загнанная лошадь, это все равно, что лилипут будет таскать на себе Гулливера - меня не было видно из-под его туши. Однако Шорох устроился на мне, как взрослый дядька на детском велосипеде. Я думал, он меня тут же придавит, однако упрочненные кости, усиленные связки мышц и толстая кожа сделали свое дело, а начавшийся гормональный рост организма под физическими нагрузками сделал свое дело - по силушке я превосходил даже того же Шороха, чего не скажешь о росте и габаритах. Как был невысоким, так и остался, даже Зорька превосходила меня на голову и частенько подсмеивалась по этому поводу, но я уже давно не велся на такие провокации - не мальчик все же. Крепкий, очень крепкий середнячок. Так что моя половина, которая схватилась за шею, чтобы не упасть, я же подхватил ее за подколенный сгиб, ломанулся как лось сквозь чащу. Рюкзак она надела на себя. Прямо как в том анекдоте - давай я возьму чемоданы, а ты возьмешь меня. Хотя бараний вес я и не воспринимал, сразу же взял темп, выровнял дыхание, обострил слух, да еще и Зорька давала четкую картинку животной жизни впереди, ощущая все их биотоки и точно вычисляя, разумный перед тобой или зверь. Попалась стая Зубанов, но мы просто обошли ее по дуге, не вмешиваясь в разборки - зачем дразнить неразумных зверей, тем более когда они на охоте. Буквально через несколько оборотов показались первые поля Городка и пришлось закончить забег - дальше пошли уже пешком, аккуратно следя за местностью. Отныне, это вражеская территория.

   Зорька предложила было дождаться темноты, однако я отмел все ее доводы - этого ждут в первую очередь и к ночи усилят охрану. Тут нужно пошуметь с помощью все тех же Шуршунчиков, которых она приманила на полях. Здание Управы располагалось на площади, окнами выходило на портал, с задней ее части начинались предгорья, навороченные валуны камней, справа и слева от дома находились лаборатории в одной из которых работала мать, а вторая была выстроена на случай расширения колонии, но и сейчас не пустовала - часть учеников перевели в ее кабинеты, часть заняли под конструкторское бюро, которое возглавил гоблин Шлеп. Все же заменители бытовой техники нам были очень нужны, да и прочие вещи тоже бы пригодились и кроме переделки оружия, которую я предложил, его отдел занимался чисто утилитарными вещами, необходимыми для комфортного существования колонии.

   Расположили свою точку наблюдения в здании лаборатории, к которому удалось подойти без помех - Зорька отвела взгляд двоим болтунам на входе, а внутри мы удачно избегая встречи (да чего там говорить, ведьма точно определяла куда смотрит орк за углом), поднялись наверх на чердак, куда редко заглядывали. Зорька проверила крышу на предмет сигнальных маячков - этакие небольшие волосинки или ворсинки, которые реагируют на псионические колебания и выдают их владельца с головой тому, кто установил такую защиту. Здесь постарался кто-то из учеников Ведуна (точнее, совершенно не старался, тяп-ляп подвесив волосок) - ворсинка была только одна и направлена в сторону входа, тогда как я не полез по лестнице - Зорька определила чужой ментальный отпечаток, установщик был тут максимум восемь оборотов назад - а проник в помещение через крышу, взобравшись с балкона по стене. Я не человек-паук, просто даже здесь есть за что ухватиться - стена не гладкая. Я думал, что карниз не выдержит грузное тяжелое тело, но Зорька помогла мне настроить сознание на уменьшение веса. Да-да, именно так, уменьшение веса. Шаман с помощью своего сознания может влиять на физические параметры организма, как своего, так и пациента, я так не могу и не умею (сказывается человеческое сознание), а вот моя половина вполне себе так ничего освоила этот метод. Конечно, воспарить я не смогу, но вот стать на пару десятков килограмм вполне. Так что я как кот залез на крышу, спустился вниз, убрал ворсинку (надо было ее просто открепить от балки - ее действие узконаправленно и указывало на дверь), после чего Зорька, вся блестящая от пота, поднялась на пыльный чердак. Ну еще бы, ничего так не выматывает, как необходимость защиты своего напарника от чужого глаза, когда он лезет по стене.

   В общем, я ее накормил, сознание она не теряла от перенапряжения, но сил потратила немало, так что необходимо было подкрепиться, а сам приступил к наблюдению - все равно делать пока было нечего.

   К вечеру патрули закружились возле Управы как пчелы вокруг цветка с нектаром - видимо Крут привлек всех сотрудников. Один ходили в пределах видимости друг друга, контролируя окружающую местность, на крыше выставили два поста с часовыми, которые очень внимательно всматривались в сторону гор - думали, что мы пойдем оттуда. Да, там было где спрятаться, но я еще больше был уверен, что и сюрпризов там было немало, поэтому выбрал такой вот вариант - надо ломать орочьи шаблоны. Зорька восстановилась и мы забросили на крышу двух грызунов, которые и без ее помощи тут же поползли по зданию. Часовые ничего не заметили - заброска произошла в полночь, когда происходила смена и орки с троллями топотали так, что даже здесь было слышно. На крыше выставили пару Нюхачей, но Зорька закрыла меня и себя от их взора в ментальном плане, не расходуя на это много сил, так, для нее это разминка, а вот тем пришлось бы напрячь все свои мозги, которые от усилий через уши бы вылились, чтобы нащупать живое существо на крыше. Врочем, они там были - аналог летучих мышей очень полюбил для поселения чердаки лаборатории, Управы, училища, рембазы и завода. Как их только не гоняли, потом смирились. Просто мы не стали трогать "местное население", их присутствие даже пошло нам на пользу, как прикрытие. А вот часовые постоянно отвлекались на неожиданную для них "бомбардировку", которую устроила Зорька. Вообще эта ночка выдалась для охраны очень тяжелой - все время срабатывала ментальная сигнализация в здании, "летучие мыши" устроили учения для полетов молодняка, а внутри подвала шумели грызуны, ползая внутри перекрытий. К утру охрана вымоталась, Крут был зол и с красными от недосыпа глазами, до начала рабочего дня оставалось совсем немного времени, солнышко уже взошло и позолотило своими лучами крыши и зевающих часовых, когда я перепрыгнул с крыши на крышу.

   Блин, это было как в "Матрице", только расстояние не такое большое, да и Зорька помогла, уменьшив мой вес настолько, насколько это было возможно. Такой прыжок невозможно было не заметить, часовые уже клевали носами, так что я вырубил четверых орков без труда - они даже не поняли, что произошло. Была вероятность, что Ведун или кто там за шамана сейчас дежурит в здании почувствует, что часть охраны отключилась, но тревогу не дали и я спустился вниз.

   - Справа патрульный, прижмись к стене... хорошо, он отвернулся, входи в дверь напротив... так, теперь через кабинет выходи в коридор... подожди, пока пройдут... давай... бегом по лестнице вниз. Слева от тебя дежурный за столиком, иди тихо, он спит... отлично, теперь давай в подвал. - Командовала Зорька, ощущая всех через меня. Ее способности резко возрастали, если она пользовалась мной - все же связка давала о себе знать. Находясь на крыше соседнего здания, через все эти стены и перекрытия, которые не являлись для нее преградой, она чувствовала меня даже на таком большом расстоянии.

   Я спустился в подвал, где услужливо подсвеченный лампой стоял в центре игломет на стенде. Ага, сейчас я к нему так и брошусь - это же явная подстава.

   - По углам трое, слабый отпечаток. - Сообщила половина.

   Ясно, учителя здесь, просидели всю ночь, ждут меня. Ну что ж, цель близка, будем атаковать первыми. Шорох был неприятно удивлен, когда его из темноты здорово и знакомо лягнули во внутреннюю часть бедра - нога тут же отнялась и он стал падать, открывая рот, чтобы заорать, но воздух застрял в легких, второй удар, обрушившийся совместно с первым выключил его сознание, в котором затухала единственная мысль: "провел, гад!". Но это скорее было восхищением, чем обидой, все же хорошие у него ученики.

   Тень услышал "шорох от Шороха" (меня позабавила такая тавтология), поднял энергопушку, высматривая цель, которая ловко маскировалась в темноте, все же у него сильный менталист и вполне мог скрыть молодого орка даже от взора опытного воина. Тень переглянулся с Шептуном, который тоже услышал непонятную возню. Не отреагировал только Дух, который сосредоточился на обнаружении. Из темноты (все же отдельно горящий светильник не в счет, который только усиливал ее своим пятном) прилетел нож, сильно ударивший по стволу оружия, Тень выстрелил в том направлении, откуда был бросок, но спиной почувствовал, что цель сместилась, а чужая рука уже оплела горло и чуть сдавила, пережимая артерии. Тень выпустил мешающее оружие из руки и попытался снять захват, но несколько быстрых ударов по болевым точкам другой рукой заставили его передумать. Научили на свою голову, подумал он, теряя сознание.

   - Все, хватит! - громко произнес Дух. - Испытание засчитано.

   Он вышел в круг света.

   - Там наверху еще кто-нибудь на ногах остался? - спросил он.

   - Полно. - Кивнул я, выпуская из рук бесчувственного Тень, тот мешком свалился на пол. - Придет в себя, ничего ему не сделается.

   - Вижу. - Сказал Дух. - Что ж, все условия выполнены - без убийств и помутнения разума. Где сидит вторая?

   - На крыше лаборатории. - Я показал пальцем вверх.

   - Хм, сильна, достать оттуда в подвал. - Дух почесал за длинным ухом. - Даже мне нелегко ей противодействовать. Ладно, похоже, что вы справились и даже лучше, чем я предполагал. Думал, вас поймают еще на подходе. А теперь вижу, что вы умеете творчески мыслить и подход у вас к делу необычный, тем лучше будет для вас следующее задание.

   - Какое такое задание? - спросил я. Зорька просто слушала через меня, не имея возможности ответить и спросить.

   - В горах, в двух-трех оборотных перебегах от Городка пропала поисковая группа. - Сказал Шептун, выйдя из своего угла. - Мы узнали об этом еще вчера - не вышли во время на связь. Пока только они отсутствуют два дня, может быть просто забыли или выпили чуток. - Он переглянулся с Духом. - Но все же проверить не помешает. Места там глухие, неисследованные. Думаю, если выйдете прямо сейчас, то через двое суток уже будете там. Двигаться придется бегом, да к этому тебе не привыкать, заодно и девочку по физподготовке подтянешь. С вами пойдет Шорох - руководитель группы его в лицо знает, вас же вряд ли когда-нибудь видел.

   - Сколько в группе учуров? - спросил я.

   - Пятеро. Из них два гхраха, остальные учуры. Обычные землемеры, искали полезные ископаемые.

   - Думаете, прокол?

   - Все может быть, поэтому надо разобраться. Да и прокол бы Ведун почувствовал - все же не каждый день к тебе в мир исследователи ломятся. В любом случае надо разобраться.

   - Древляна в курсе?

   - Она вообще предложила отменить испытание, судьба поисковиков ее волнует также, как и каждого в колонии, но я настоял о продолжении. - Дух смотрел прямо в глаза.

   - Ладно. - Я подошел к Шороху, который уже начал шевелиться, приходя в себя, протянул ему руку. - Пойдем налегке или с оружием? - я кивнул в сторону иглометов.

   - Как хочешь. - Пожал плечами Дух. - Я бы взял.

   - Уже рассказал? - ворчливо осведомился тролль. - Ну и дал ты маху, как только ко мне так бесшумно подкрался? А ведь нас Дух закрывал.

   - Он закрывал от внутреннего взора, а ворочаетесь вы как куртуны в стайке - все слышно. Особенно ты сопишь. - Я указал пальцем на Шороха.

   - Надо же, не думал. - Тот помял пальцами подбородок.

   - У него обостренный слух. - Напомнил Шептун. - Поэтому он нашу возню и слышал. Мы же живые, не каменные, чтобы статуями стоять. А напарница его закрыла. Вон видишь, Дух весь мокрый от умственных упражнений.

   - Что, и тебя проняло? - захохотал Шорох. - Ладно, отдохнуть нам тут не дадут, Древляна торопит как никогда, так что выдвигаемся прямо сейчас. До деревни доедем на транспорте, оттуда еще два с половиной оборотных перебега через горы и лес.

   Это, блин, около семисот километров. Далеко же они забрались! И что, они хотят, чтобы я бежал по пересеченной местности со скоростью пускай 20км/ч за двое суток! Да вы охренели! Я же не выдержу! Срочно, просто крайне срочно надо придумывать вертолет! Почему орки не летают?

   Зорьку обрадовали свалившимся на нас заданием и мы, наскоро собравшись, проверив оружие и захватив харчи, прыгнули в машину Управы и помчались в деревню - все же оттуда ближе, чем через горы от Городка. Матерям уже сообщили, что нас отправили на задание, поэтому чтобы не волновались и не поднимали панику раньше времени. Обе вздохнули - что ж, такая вот судьба и пошли на работу. Кувшинка вместе со своими парнем хозяйничали в лавке, Горшок им иногда помогал, если его отпускала супруга, которая уже была на сносях и вот-вот должна была родить. Так что у родных своих забот хватало, что им два оболтуса, которые бегают по лесам.

   Шестнадцатиоборотный перебег дался мне... не скажу что легко, так серединка на половинку, тогда как Зорька и даже Шорох чувствовали себя неважно. Все же наша скорость слегка превосходила те двадцать км, да и ползать пришлось по горам, так что мы максимум двести пятьдесят сделали. Трое суток, не иначе, а то к финишу мы придем совершенно уставшими и тут бери нас голыми руками, так что это не пойдет. Я так "начальнику" и сказал. На что тот кивнул согласием - устал до того, что даже слова вымолвить не мог. Мы устроили привал, расположившись лагерем в небольшой пещерке, к счастью не занятой Клыкарями или Горными Буянами. Были здесь и такие, помесь пещерного медведя и тигра - очень шустрый, сильный и непредсказуемый зверь, которого опасаются даже Клыкари. Все же был он диким, жил одиночками, находя самку только в период спаривания, причем их "отношения" не выходили за рамки вынужденных - Буяны терпеть не могли нарушения своей территории, даже самки ворчали и тут же прогоняли самца после свершившегося процесса. Природа, мать ее.

   На стоянках Зорька валилась без сил - все же физическая конституция сказывалась, так что мы с Шорохом кипятили отвар, варили кашу, заедая ее кусочками вяленого мяса, после чего определяли очередность дежурства. Себе опытный следопыт оставлял предутреннюю треть, тогда как я обычно дежурил посередине, а Зорька сразу же, как только мы ложились отдыхать. Скоро девчонка втянулась в ритм походной жизни и на крайнем привале перед возможным местонахождением лагеря уже кашеварила сама, чтобы мужики могли набить свое ненасытное брюхо.

   К стоянке геологов вышли в полдень - вещи разбросаны, котелок с давно остывшим варевом так и висит над потухшим костром, тел и вообще никого не видно. Лагерь находился в предгорьях, лезть наверх они явно не собирались. Шорох первым вошел на стоянку, читая следы на земле. Зорька прислушивалась к "эфиру".

   - Так. - Объявил следопыт. - Вот один из них прибежал сюда, очевидно раненый, заляпал все кровью. Остальные побежали за ним вот туда. - Шорох указал рукой.

   - Это недалеко, буквально за углом. - Сказала Зорька. - Осторожно, я чую смерть.

   - Идем аккуратно. - Кивнул я и приготовил оружие.

   Шорох и я пошли первыми, за нами тихо ступала девчонка, не оглядываясь. Зачем, если она и так чувствует опасность? Тропа, натоптанная землемерами, ломанувшимися вслед за раненым, была отчетливо видна - здесь сдвинули камень, там повредили ветку. В предгорьях в основном росли кустарники, семена деревьев если и залетали, то очень редко приживались на каменистой почве, хотя жизнь она такая - цепляется за любую возможность выжить. Так что и здесь не редкость "ходульные" растения - хитросплетения корней над землей, в которых очень удобно устроить убежище.

   - Берегись! - крикнула Зорька, когда из-под одного из таких деревьев выпрыгнул Клыкарь.

   Шорох запоздало махнул кинжалом, но лезвие боком ударило того в бок, тогда как он ловко цепанул тролля когтем, разодрав тому плечо. Я не стал доставать оружие, Зорька попросила его не убивать, просто обездвижить, прыгнул тому наперерез. Клыкарь был быстрым, его змеиное тело гибким и податливым, а шкура скользкой, к тому же он был довольно силен и ловок, раз не стал повторно атаковать Шороха, а продолжил движение, напав уже на меня. Я вполне мог с ним сравниться в скорости и быстроте рефлексов, но вот обычный орк вряд ли, если уж мне пришлось нелегко. Тело Клыкаря взвилось в прыжке, я сшиб его в своем прыжке, одной рукой придавив шею - его голова вытянулась как у мурены и острые зубы щелкнули прямо возле моего лица, а задние лапы уже занимали позицию, как у кошки, готовые разодрать мне брюхо своими когтями - все же позиция на спине была для Клыкаря удобной. Вот только я тоже не зевал - прижал его извивающееся тело к земле, переплетя своими руками и ногами, а Зорька нанесла ментальный удар, на время лишив того подвижности. Тот перестал трепыхаться, его зрачки закатились. Я тут же извлек веревку, без которой в горах никуда и ловко связал ему передние лапы, тогда как Шорох мотал задние, а Зорька держала его, чтобы он не мог очнуться. Когда Клыкарь был тщательно связан, мы отпустили его и зверь затрепыхался, придя в сознание. Все же у них была природная сопротивляемость ментальному воздействию, да и вообще, как рассказал Шорох на привалах надобности в звуковой передаче речи как таковой не было - их язык это прямая передача образов, только на других частотах. Он сам это понял недавно, когда все еще безуспешно пытался составить словарь. Зорька, хоть и помогала на первых порах, позже самоустранилась, решив, что Клыкари слишком примитивны для общения. Однако смотри ж, они вполне себе развиты, раз уж до Шороха дошло, что некоторые особи выполняют определенные действия под руководством "вождя", который вообще не произносит ни слова. Это что-то да значит. Я помог быстро обработать рану Шороху, наложил повязку, которая тут же пропиталась бурой кровью.

   Мы сели вокруг Клыкаря, который с ненавистью смотрел на нас, и сами вопросительно посмотрели на нашу ведьму. Зорька шмякнулась на задницу и пробормотала:

   - Он не виноват! Не надо его убивать!

   - Что случилось? - спросил Шорох.

   - Там дальше, по тропе, все увидите. - Девчонка позеленела. - Я не пойду.

   Дурно стало даже мне - раздувшиеся трупы пятерки лежали кто где, с вспоротыми животами и порванными напополам телами. Недалеко от них аккуратно сложенными трупиками лежали по видимому "родственники" Клыкаря - два маленьких тельца детей и двое взрослых, хотя по принадлежности они были разнополыми. Шорох повел носом - запашок витал еще тот.

   - Ну и кто кого? - спросил он. - Не поверю, что это сотворил он, слишком крупные раны, да и некоторых частей мяса не хватает. - Тролль деловито шевелил тела.

   Черт, я ведь не девчонка, чтобы так пугаться цвета крови и полуразложившихся трупов, однако меня мутило. Видно, это чертово Слияние. "Отключись", - мысленно сказал я и тут мне резко полегчало - Зорька наконец-то догадалась закрыться. Я почувствовал себя лучше и стал вместе с Шорохом разглядывать трупы, тот шагал через них, определяя время и причину смерти.

   - Этих троих точно убили Клыкари - следы ран аккуратные и все возле горла. А вот этих двоих задрал кто-то покрупнее.

   - Может, Буян?

   - Вполне возможно. Хотя они в таких местах не живут, а этого привлек запах крови, вот и постарался. Или подключился к сражению, когда наши стали одолевать - эти Клыкари убиты с иглометов. - Шорох подобрал оружие и продемонстрировал разряженную обойму.

   - Чего же они не поделили? Территорию?

   - Не знаю. - Тролль пожал плечами. - Но вся поисковая группа лежит здесь уже дней пять. Большая ее часть.

   - Надо сообщить в Городок.

   - Погоди, не торопись, делать поспешные выводы не разобравшись как следует пока рано. - Шорох остановил меня, потянувшегося за рацией.

   - Клыкари не виноваты. - Сказала Зорька, переборов свою тошноту. - Это наши сами полезли к ним. Здесь недалеко у них пещера, где они жили, а один из поисковиков залез туда. Вломился в дом под градусом. Клыкари "вежливо" его выпроводили, куснув за бок. Тот разъярился и вернулся уже с приятелями и вооруженный. Завязалась драка, троих здорово покусали, а этих двоих задрал Буян-Шатун, Клыкари сами не ожидали, что он тут появится. В общем, досталось всем, а Буян ушел в том направлении. - Зорька махнула рукой дальше в сторону восхода солнца.

   - А этот как выжил? - спросил я.

   - Это их старший сын или вроде того. - Девушка пожала плечами. - Я когда его "держала", чуть считала воспоминания - он вернулся с охоты, а тут такое. Сложил родных рядком и затаился ждать гостей, как знал, что придут другие "двуноги".

   - Двуноги?

   - Так он окрестил нас.

   - Так ты понимаешь его речь? - удивился Шорох.

   - После того, как ты сказал, что они общаются на другом уровне сознания, я стала перебирать их все и услышала отклик. Сейчас он зол и в гневе и не может воспринимать адекватно события, а убедить его в том, что мы не все такие как они. - Зорька указала на тела орков. - Будет очень трудно.

   - Придурки! - выдохнул Шорох. - Вот так всегда, стадо идиотов найдет как все испортить. И как теперь нам оправдаться перед ним?

   - Все же может попробуешь его убедить? - спросил я

   - Можно попробовать, но это вряд ли. - Девушка вздохнула и тут со стороны Клыкаря послышался визг и утробный рык.

   Мы бросились к нему, на ходу выхватывая оружие - Буян вернулся, проголодавшись. Похоже, он не брезговал и мертвечиной, отхватывая неплохие такие куски, а тут целый и здоровый Клыкарь, связанный по лапам, просто готовый к употреблению. Буян был рад. Он подошел еще ближе и, не обращая внимания на клацающего зубами хищника, попытался оттяпать у него кусок мяса из бока. Я выстрелил очередью из модернизированного игломета, нашпиговав Буяна острыми дротиками. Тот взревел от боли и кинулся уже на меня, тогда как из его ран толчками вытекала кровь, но могучий зверь не обращал на это никакого внимания - ему важно было убить того, кто причинил ему боль. Его мышцы вздулись буграми, лапы мелькали по земле. Клыкарь затих, наблюдая эту картину. Я вытащил отцовский топор, Шорох продолжал стрелять, выпуская весь магазин в зверя, но тот только набирал скорость. Я уже знал, что он точно до меня доберется, поэтому не видел необходимости в трате боеприпасов. Когда осалившаяся морда уже оказалась у меня перед носом, а лапа замахнулась, чтобы смести букашку со своего пути, я подпрыгнул, в глазах Буяна отразилось удивление и топор, описав дугу, опустился ему прямо на шею. Лезвие с молекулярной заточкой (теперь я знаю, как это делают, кузнец-шаман просто правильно располагает энергетические линии металла и воздействует своими силами на сам процесс) вошло в шкуру, как в масло, перерубая ткани и отделяя голову от туловища. Буян отшвырнул меня телом в кусты, топор остался торчать рукояткой в его горбу, а сам он промчался еще некоторое время и упал, убитый дротиками и моим ударом. Все же модернизированный игломет сделал свое дело - заряды дошли до внутренних органов и до сердца, нарушив их работу, но зверь держался на одной силе воли и жажде убийства. Меня он тоже серьезно задел, да и падая, я здорово приложился спиной. На груди разорванной рубахи проступали капли крови и хотя организм уже начал регенерацию, то перевязка мне бы не помешала, фиг знает какая зараза у него на когтях.

   Шорох подошел к Буяну и выдернул мой топор, осмотрел лезвие, аккуратно вытер пучком травы и подошел ко мне.

   - Отцовский?

   - Да. - Кивнул я.

   Вокруг меня уже суетилась Зорька, снимая рубаху, стягивая края раны, шепча слова заживления и посыпая их антисептиком - растертыми сушеными травами. Грудь обожгло, но я радовался, что боль вернулась, значит нервные окончания не задеты, рассекло только мясо. Связанный Клыкарь наблюдал за этим очень внимательно, делая какие-то свои выводы. Не скажу, что это тупое племя, думать они умеют, только не так как мы. Шорох протянул мне топор, я вложил его в чехол, закрепленный на поясе, кряхтя встал. Зорька попыталась поддержать меня, помогая, но я мягко отстранил девушку - все же не безрукий и безногий.

   Клыкарь наблюдал за нашими действиями и его взгляд все больше наполнялся ненавистью. Все же убедить его будет сложно. Я ткнул в его сторону пальцем.

   - Попробуй с ним договориться, а то он нас будет преследовать до самого дома, а там все же женщины и дети. А мы пока сложим погребальный костер.

   Провозились мы до вечера, стаскивая тела всех - и наших оболтусов и Клыкарей. Последним загрузили Буяна, обложили все это хворостом, добавив пару сухих стволов. Клыкарь попросил его развязать и я аккуратно распутал веревки - еще пригодятся. Он не нападал, хотя внутренне я ждал от него такого действия. Зверь подошел к костру, в пламени которого горели его близкие. Он как завороженный смотрел на огонь, следя за искорками, летящими вверх, к темному небу. Наш костер было видно далеко, только наблюдать его могли такие же Клыкари и, вероятно, недоумевали, что же это такое. Мы стояли рядом и смотрели, как наши родичи горят в огне. Шорох сообщил в Городок о результатах расследования, чем немного шокировал Древляну, но тетка сразу же взяла быка за рога, попросила нас проведать еще одну поисковую партию, которая находилась в другом районе и добираться до нее своим ходом мы будем как минимум шестидневку, а то и дольше, но теперь нас никто не торопил.

   Мы ушли не прощаясь - Клыкарь остался там, возле костра. Нападать он не напал, но очевидно в его звериной душе остался негативный оттенок от встречи с орками. Ну что ж, поживем увидим. Каково же было наше удивление, когда мы обнаружили его возле нашего лагеря, заходящего со стороны заката. Он появился из лесной чащи, держа в зубах Попрыгунчика. Зорька заметила его еще раньше нас - почувствовала знакомые биотоки. Я приподнялся на спальнике и с интересом посмотрел на зверя, Шорох храпел как ни в чем не бывало, даже не проснулся.

   - Он все обдумал. - Повернувшись ко мне, сказала Зорька. Ее глаза по-ведьмачьи блеснули в свете костра. - И просит присоединиться к нашей стае.

   - Что, вот так просто?

   - Он сравнил нас с некими Общинниками. Сделал похожие выводы.

   - Это еще кто?

   - Лесные жители. Живут общинами. Горные Клыкари живут семьями обособленно, охотятся только на своей территории, к лесным испытывают некоторую неприязнь, потому что те не живут как предки. Что-то вроде этого. Он потерял всю семью из-за нас, но благодарен за спасение его жизни от разъяренного Буяна. Он понял, что мы легко могли его убить, но умеем прощать. Он хочет научиться, все равно территория его семьи для него потеряна.

   - Короче, он хочет присоединиться и в качестве подарка притащил эту тушку?

   - Да. - Кивнула моя половина.

   - Ну так разделай ее и приготовь мясо. - Зевая, сказал я. - Разбудишь меня когда наступит моя очередь.

   - Нахал. - Зорька махнула рукой и Клыкарь осторожно и мягко вошел в лагерь, чуть вздрогнув от всхрапнувшего во сне Шороха.

   Глава 15

   На окраине системы в области гиперпереходов возникло возмущение ткани пространства. Материя прогнулась, завернулась воронкой, по черноте пошли круги, словно от брошенного в воду камня, звезды в фокусе искривления отплясывали чудовищно безумную ламбаду, прыгая и скача туда-сюда. Наконец эта свистопляска закончилась и из образовавшейся дыры величаво и степенно показался огромный круглый звездолет. При ближайшем рассмотрении он напоминал плоский заглаженный восьмигранник с пирамидальными надстройками и возвышающемся в центре конструкции рубкой управления. По краям были видны светящиеся пленками силового поля ангары, многочисленные орудийные башенки с плазменными пушками и ракетными установками, радарами и антеннами всевозможных форм и размеров. Звездолет закончил выход из гиперпространства и замер, навострив все свои электронные уши, сканируя неизвестную систему.

   Операторы в рубке управления, которых на такой большой корабль набралось больше сотни, щелкали кнопками, бубнили в микрофоны, передавая информацию экипажу и техническим службам, которые тут же начали проверку всех узлов и систем корабля - путешествие в гипере было долгим и механизмы судна вполне моли получить повреждения в результате износа. Особенно внимательно трудилась команда в криоотсеке - все же 55.000 колонистов, которые спали сном младенца, могли и не проснуться после перехода. Такие случаи уже бывали и не раз, хотя с того времени аппаратура совершенствовалась.

   Капитан, позевывая - его разбудили за несколько часов до выхода из гиперпространства, когда он наконец-то решил чуток отдохнуть после долгой вахты, да и вообще засиделся за картами и документами, хотя по большому счету в гипере и делать-то было нечего, но этот деятель трудился вовсю - прошествовал к своему креслу, взобрался в него, уютно и привычно откинувшись на спинку и протянул руку за чашкой кофе, которую наполнил услужливый робот-стюард. Все же в гражданскую жизнь механические помощники еще вошли не полностью - военные до сих пор контролировали все производство роботов и не собирались делиться разработками даже с собственным народом. Что поделаешь, они все подозрительные маньяки. И хотя Конгломерат изредка закупал у Протектората военные разработки, до своих машин ему было еще далеко. Поэтому в скором времени Конгломерат полностью и перейдет под протекцию, мрачно подумал капитан, прихлебывая горячий напиток, все же мы не можем тягаться с Землей в их разработках. Операторы шумели, каждый на своем месте, создавая приятный рабочий гул, к которому капитан уже давно привык и если на корабле наступала тишина, как при переходе в гипере, то ему становилось по настоящему страшно. Как тогда, в скафандре, в забортной пустоте, когда только слышен шум тока крови в ушах и гулкое биение собственного сердца. Вот где настоящий страх - вся безысходность ситуации говорила об этом. Когда нет спасения и ты ждешь, что аварийный бот прилетит на твой маяк и сильные руки парней втащат твою почти окоченевшую тушку в шлюз. Капитан тогда успел проститься с жизнью, потому что ждать помощи пришлось почти сутки. Он выкрутил подачу кислорода на минимум, потерял сознание и очнулся уже в госпитале, хваля Бога, что ему так повезло. Прилети спасатели на несколько часов позже и все, пришлось бы им оставить окоченевший труп в космосе согласно традициям, а сам капитан уже наверняка держал бы путь в рай или ад. Но нет, на этот раз ему удалось обмануть смерть и вот сейчас он сидит в кресле корабля-колонизатора и это его последний рейс. Не крайний, летать он уже не собирался, а именно последний. Ему уже сто шестьдесят восемь, пора и осесть в новом для человечества мире, чем задыхаться в тех бетонных коробках на освоенной лет сто назад планете. Что ни говори, а подыхать в загазованном мире не хотелось, хотя среди планет Конгломерата наверняка найдется и та, из которой еще не успели высосать все соки и превратить в полностью аграрный мир, чтобы кормить орды расплодившегося человечества. В этом наши с Термитником расы очень похожи. Поэтому и приходится пошевеливаться, чтобы занять как можно больше жизненного пространства. Капитан пошевелился в кресле, поерзал, зыркнув на сидящую неподалеку оператора. Та поняла его взгляд по-своему, всмотрелась в экран монитора.

   - Одну секунду, сэр! - произнесла девушка. - Полные данные сканирования пока не пришли, но предварительно можно сказать, что нам повезло.

   - В каком смысле?

   - Система имеет пять планет, две из которых находятся в поясе жизни. Одна очень большая, по размерам сопоставима с нашим Юпитером или даже чуть больше, вторая немного меньше, сойдет за Уран, полные данные будут позже, но пока можно предварительно сказать, что первая имеет твердую кору и атмосферу, вторая - планета-океан, еще с не поднявшейся сушей.

   Капитан потер ладони.

   - Вот свезло, так свезло. - Он вспомнил персонажа из одной старой хроники, еще из средних веков. - В системе чужих буев не обнаружено?

   - Нет, сэр! - откликнулся другой оператор. - Эта система точно не посещалась представителями Термитника или Земноводными, хотя третья планета как будто для них приготовлена.

   - Мы можем сдать ее в аренду лягушатам, как считаешь, старпом? - спросил капитан у более молодого парня, который уже давно наметился на его кресло. Амбициозный и умный товарищ.

   Тот склонил голову на бок, задумавшись.

   - Надо спросить специалистов по галактической политике будет ли нам это выгодно и не приведет ли к локальному конфликту, потому что лягушки вполне могут терраформировать и четвертую планету, там океан тоже есть, хотя и всего один континент. Прикажите держать курс на четвертую планету?

   - Погоди, не торопыса. - Сказал капитан, придерживая ретивого помощника. - Что по сканированию системы?

   - Пришли полные данные. - Откликнулась первый оператор. - Звезда класса Ж, как наше солнце, но по размерам гигант, пять планет, две первые слишком близко к светилу и представляют собой обугленные головешки - слишком жарко и совсем нет воды, хотя судя по сканеру минералов они полны железа, ниодима, молибдена, вольфрама, кобальта и других редкоземельных элементов. Если и вести их разработку, то придется сильно потратится, к тому же приобрести дорогостоящее оборудование.

   - Об этом будем думать потом. Что там дальше?

   - Третья планета полностью покрыта водой. Температура на поверхности колеблется от десяти градусов тепла ночью до пятидесяти четырех днем, атмосфера состоит из водорода, гелия, углекислоты и аммиака. По данным происходит первичное формирование газовой оболочки, планета очень молода. Гравитация в пределах земной.

   - То есть для терраформирования там есть все компоненты? - уточнил капитан.

   - Да. Если ускорить процесс и обезводить часть суши, то вполне можно основать колонию.

   - Оставим ее про запас. У нас же есть атмосферные процессоры? - спросил он у старпома.

   - Да, четыре штуки. - Кивнул тот. - Прикажите подготовить персонал?

   - Да не торопись ты, как голый в баню. - Раздраженно произнес капитан. - Чего спешишь? Тут надо все тщательно обдумать. Что там со второй планетой?

   - Это уже вполне сформировавшаяся планета с твердой оболочкой и газовым составом. - Оператор пощелкала клавишами. - Азота семьдесят процентов, кислорода двадцать семь, остальное различные газы. Нахождение без респираторов грозит кислородным отравлением, температурный режим от минус тридцати пяти на полюсах и до пятидесяти шести на экваторе. Гравитация повышена и составляет примерно один и четыре от земной. По предварительным данным единственный континент покрыт хвойными и папоротникообразными лесами.

   - Тяжеловата для нас. - Покачал головой капитан и подумал в первую очередь о себе. Он выдержит такую гравитацию только в экзоскелете - возраст уже не тот. Молодые и сильные приспособятся. Хотя, глядя на старшего помощника по нему не скажешь. Этот спит и видит себя в его кресле. Навязали мне это чудо на голову. Конечно, один из семи кораблей-колонизаторов вполне пригодится и в другом месте и после того, как они построят в системе ноль-врата...

   - Подождите, пришли более точные данные сканирования. - Взволновано произнесла оператор. - На планете есть крупные месторождения практически не требующие обработки - содержание металла девяносто девять процентов!!

   - Этого не может быть! - воскликнул капитан, а у самого закралась подозрительная мысль, он был очень опытным. - Вышлите зонды-разведчики, перейдите на орбиту пятой планеты, прикройтесь ее массой от наблюдения, а лучше затеряйтесь в астероидном поясе, ведь здесь есть такой?

   - Нет, сэр, пояса нет. - Отрицательно мотнула головой оператор.

   - Вы думаете, что...? - спросил старпом.

   - Не думаю - уверен. - Капитан посмотрел ему прямо в глаза, а все операторы прекратили стучать и уставились на командира. - Девяносто девять процентов материала в природе не встречается, самое богатое месторождение, которое я видел - семьдесят процентов. Кто-то уже занял планетку до нас и ведет разработку.

   - В системе не обнаружено чужих орбитальных станций и спутников. - Доложил другой оператор. - Сигнатур радиоизлучений также не зафиксировано.

   - Возможно, я перестраховываюсь, - пробормотал капитан, - но лучше перебздеть, чем недобздеть.

   Команда привыкла к подобным изречениям своего командира, а вот старпом презрительно наморщил нос, ну еще бы, ему ведь не пристало общаться с таким вот быдлом, которое по недоразумению заняло пост капитана. Быдло прекрасно прочитало мысли молодого и никак на них не отреагировало. Ничего, придет время, я тебе покажу кто здесь главный, подумал старпом. Дедуле давно уже пора на покой.

   Зонды достигли планеты за какие-то полчаса - плазменные движки позволяли развить почти около световую скорость - и тут же приступили к работе, собирая всю информацию, особенно из района, где были зафиксированы "чистые" месторождения. Картинка пришла не сразу, но когда пришла...

   - Разбудите ксенопсихолога. - Твердо сказал капитан. - Как там ее... фамилия такая редкая... Иванова, кажется. - Он повернулся к старпому и уставился на него не мигая. - Вот ты и займись. И еще - вызовите полковника Мейсона.

   Крышка криокапсулы медленно отошла в сторону и Маша проснулась под сигнал побудки. Система наблюдения за состоянием организма радостно пискнула, возвещая, что пациент вернулся к жизни, амортизационная жидкость схлынула в щели и мокрое тело тут же почувствовало холод, хотя в криоотделении поддерживалась необходимая температура, но это было субъективное мнение самого сознания, которое еще не очнулось от сна. Маша приоткрыла ставшие тяжелыми веки, слипшиеся длинные ресницы, которыми она гордилась (потому что натуральные, а не выращенные искусственно как у этих безголовых блондинок) не хотели разлипаться, но мышцы тянули "заслонки" вверх и наконец в глаз проник чуть притушенный свет ламп и на нее уставилось молодое лицо старшего помощника капитана, который разглядывал голую девушку, облепленную датчиками с каким-то маниакальным интересом. Маша чуть смутилась и руки сами поползли, прикрывая интимные места. Подошел доктор и бесцеремонно отпихнул старпома - лицо того вытянулось и он уже готовился произнести гневную речь, как врач хмыкнул и сказал ему прямо в лицо.

   - Вы еще не командир этого корабля, молодой человек и пялиться вам на своих пациентов я не позволю.

   - Технократы чертовы, - буркнул Старпом про себя и обернулся к Маше, напоследок облизав ее взглядом. - Капитан ждет вас в тактическом зале, после ознакомления с данными.

   Так, подумала девушка, уже окончательно проснувшись - доктор освобождал ее от датчиков и его прикосновения совершенно не несли в себе эмоциональной составляющей - просто так ксенопсихолога будить не будут, значит система к которой они шли в гипере девять месяцев уже занята, наши военные наверняка опять обосрались, как с Саянами 4 и теперь требуют у противника переговоров. Кто это, интересно? Земноводные или Термитник? Или вообще какая-то другая новая раса, которую еще не открыли? Все это очень любопытно.

   Она попыталась встать, но выбраться самостоятельно из ванны не смогла - доктор взял ее на руки и положил миниатюрное тельце на массажный стол, который немедленно включился в работу. Мышцы загудели, разогреваясь, все тело стало трястись - за те месяцы, что она пролежала (или проплавала) в амортизационной жидкости они успели чуть-чуть атрофироваться и теперь нужно было время, чтобы вернуть им подвижность. Доктор поднес к ее губам питательную смесь для желудка, который не получал за это время никакой пищи, пока она спала - только необходимые микроэлементы и витамины вводились в кровь по трубкам. Маша приникла к трубочке, чуть приподняла голову, но тут же рухнула назад - мышцы шеи работали еще плохо, хотя аппарат старался вовсю, давая необходимую нагрузку, разгоняя кровь. Доктор сверился с показаниями датчиков, потыкал в прозрачный планшет.

   - Ну что могу вам сказать, дамочка, анабиоз вы перенесли хорошо, отклонений я не заметил. Слабость в мышцах и головокружение это нормально. Сейчас подниму для вас гравитацию на десять процентов выше нормы, чтобы вы быстрее адаптировались.

   - Доктор, а...

   - Одежду получите после душа. - Врач еще раз хмыкнул. - Хватит валяться, я же вижу, что организм уже восстановился.

   Так быстро, удивилась Маша, обычно необходимо было лежать почти сутки, прежде чем начать ходить, а тут всего пять минут. Похоже, оборудование на этом корабле новой модификации - Конгломерат не поскупился на оснащение экспедиции, видимо им позарез нужна местная планета. Ну ничего, ознакомимся с данными, там посмотрим.

   Маша осторожно встала с массажного ложа, которое прекратило доставлять удовольствие и дискомфорт одновременно, прошлепала босыми ногами по полу вдоль ряда таких же капсул к душевой кабинке в конце коридора. Что бы там врач не говорил, а халат он ей предложил и она теперь закуталась в него, отгородившись от любопытных сравнительных взглядов медперсонала. Женщины всегда точно определяют параметры своих соперниц, сравнивают их с собой, так и эти медкукушки откровенно пялились на ее небольшую грудь и ровные ноги. Захотелось закутаться в халат еще глубже, спрятаться от их буркалок. Она проскользнула в дверь душевой, включила воду и подставила лицо и волосы под струи живительной влаги. Амортизационная жидкость потекла в щели на полу, смешиваясь с водой и приобретая розовый цвет. Говорят, что у мужчин она голубая. Маша усмехнулась своим мыслям - и ты туда же. А ведь тебе уже тридцать пять и в эту экспедицию ты напросилась просто потому, что уже отчаялась найти себе спутника жизни в цивилизованных мирах. Там, в Протекторате, все были слишком занятыми и думали только о деньгах, тогда как ей, дуре, хотелось любви и романтики. Получила сполна, когда после окончания университетского курса ее направили в пограничную с Термитником систему Саян, где на четвертой планете... но не будем о грустном. Всегда можно начать новую жизнь, что она и сделал, отправившись в эту экспедицию, которую формировал Конгломерат.

   Отведенный на помывку лимит воды закончился и даже остатки в дудке не капали на голову, а Маша все продолжала стоять, предаваясь воспоминаниям. Потом вздохнула и вышла из душа, где в раздевалке уже лежала чистая и выглаженная ее одежда - бриджи, белые носки, легкая обувь вроде кроссовок, маечка, бюстгальтер (обязательный атрибут одежды на корабле, полном озабоченных мужиков), легкий пиджачок. Особенного дресс-кода не было, а форма ей вроде как и не была положена, потому что она обычный поселенец и не входит в состав экипажа. Это флотские все ходили в одном и том же - техники в оранжевых комбезах, пилоты в черных, а операторы в синих. Только командир выделялся как попугай, одевая не капитанскую форму, а штаны и рубашку, с закатанными по локоть рукавами. И еще трубку курил. Не хватает еще деревянной ноги и обезьяны на плече или того же попугая - будет вылитый "морской волк" и пират прошлого. Маша быстро оделась - одна из медсестер протянула ей планшет с данными. Ого, девичьи мечты сбываются! Тут надо плотно поработать, прежде чем идти на доклад к капитану, да и в сферу наблюдения тоже заглянуть не помещает, лично так сказать убедиться в пропорциях.

   Капитан не стал высказывать свое неудовольствие тем, что Маша опоздала - он понимал, что специалисту надо еще систематизировать и проанализировать полученные данные, чего не скажешь о полковнике Мейсоне и старпоме, которые сидели как на иголках. Последнего вообще надо бы выгнать из зала - пусть займется своими прямыми обязанностями. Капитан уже приоткрыл рот, но тут дверь ушла в сторону и в зал вошла миниатюрная девушка, одетая в легкую не стесняющую движений одежду, с планшетом под мышкой. Она оглядела пустующий зал, в котором сидело три человека, кивнула, приветствуя.

   - Капитан Керк, полковник Мейсон, старший помощник, - хотела сказать Лом, но не стала, - Грейсон, приветствую вас.

   Маша подошла к монитору во всю стену, пощелкала сенсорными клавишами на планшете, переводя информацию на экран.

   - Как вам уже известно, зонды-разведчики обнаружили на четвертой планете от звезды два поселения, занятых неизвестной расой. Причем я должна заметить это не одна, а четыре разных расы, две из которых согласно сканированию являются очень близкими друг другу, одна чисто гибридной, а последняя вообще разительно отличается от этих трех. Но обо всем по порядку. - Он включила изображение.

   - Это представитель серьезно отличающейся от остальных расы, которого можно условно назвать "эльф". Он не сильно отличается от человеческой расы, только уши у него длиннее, лицо более заостренное, что видно по подбородку и строение тела такое же как у человека. Одно сердце, два легких, желудок, печень, почки, кишечник, селезенка, набор органов очень похож, также как и их рост, который варьируется от метра семидесяти до метр девяносто. Но это уж больно высокий экземпляр, который в колонии один. Слишком мало данных для полных статических вычислений. Ясно только одно, что эльфы занимают в обществе высшую ступень управления, хотя некоторые особи других рас вероятно входят в систему управления, но их мало. В большом поселке так или иначе правят эльфы, тогда как в малой деревне всем заправляет "тролль" и пара "орков" извините за такие понятия из литературы фэнтези.

   - Давай, жги дальше. - Сказал капитан, закинув ногу на ногу. - Про орков.

   - Что касаемо остальных рас, - продолжила как ни в чем не бывало Маша, - то можно выделить орков как наиболее крупно представленную группу среди остальных. В численности они не уступают даже "гоблинам" и являются основной рабочей силой. Как видите их характеризуют выделяющиеся вверх клыки с нижней челюсти, крупные носы, глаза с вертикальным зрачком, листовидные уши, почти как у эльфов и практически полное отсутствие растительности на голове у мужчин, за редким исключением, тогда как женские особи следят за своей внешностью. Орки и остальные две расы имеют на руках по шесть пальцев, причем два из них противостоят другим как наш большой палец.

   - Из такого захвата не сильно-то и вырвешься. - Пробормотал себе под нос полковник Мейсон.

   - Ростом орки серьезно превосходят эльфов и гоблинов и если последние имеют почти одинаковый рост с эльфами, то орки примерно раза в два их выше и средний их размер варьируется от двух восьмидесяти метров, до трех двадцати, что само по себе странно, учитывая их размеры, то они должны жить при очень низкой гравитации, однако чувствуют они себя достаточно комфортно. Силы им не занимать, если даже мелкий орк, которого можно считать подростком легко ломает толстое бревно об колено. Для нас это бревно. - Заметила Маша. - Для них просто ветка. Набор органов у них серьезно отличается как размерами, так и назначением, причем сердце имеет несколько неработающих клапанов, которые "включаются" в процесс перегонки крови в случае отказа работающего. Как итог мы имеем очень серьезную прочность как органов, так и всего организма в целом не говоря уже про скелет. На кулаках орков есть специальные костные наросты, очень прочные, которые сравнимы со сталью. Возможно, бетонную стену он и пробьет, но вот что будет с его рукой, я не берусь утверждать, необходимы исследования.

   - Вам бы всегда кого-нибудь выпотрошить. - Пробормотал капитан.

   - Этот вопрос адресуйте патологоанатомам. - Ответила Маша. - Я делаю выводы по их внешнему виду. Теперь насчет троллей - это те же орки, только ростом в четыре, четыре двадцать метров. Внешне они сильнее своих более мелких собратьев, их кожа толще, а мышцы прочнее.

   - Из чего сделан такой вывод? - спросил полковник.

   - Во время наблюдения зонда был зафиксирован факт драки двух, назовем их фермерами. - Сказала Маша. - Что они там не поделили, неизвестно, но один из них схватил кол, размерами с хорошее бревно и шарахнул им другого. У второго не образовалось даже гематомы, тогда как кулаком в челюсть второй, отправил в нокаут первого. После чего помог ему подняться и оба как ни в чем не бывало отправились пить спиртной напиток.

   - Кого-то они мне напоминают... - задумался капитан. - Уж не ваших ли соотечественников?

   - Может быть. - Нейтрально сказала Маша. Ей, русской от рождения, хотя сейчас никто уже не делил себя по национальностям (что не мешало англичанам следить за чистотой своей крови, а остальные унтерменши пускай себе смешиваются) было тяжеловато пробиться не то что в университет, но и остаться на кафедре. Кого еще пошлют в горячую точку, как не безбашенную русскую, которая еще и заявляет об этом на каждом углу. Говорила мама, держи язык за зубами. Маша немного отвлеклась, вспомнив, что первыми колонизаторами были именно русские, они проторили дороги для остальных, а другие нации просто воспользовались их плодами. А потом случились Колониальные Войны и... но не будем о грустном. - Тем не менее их организм очень прочен и явно превосходно приспосабливается к любым внешним физическим условиям.

   - Почему вы так решили? - спросил капитан.

   - Сами их размеры и гравитация планеты не позволил бы таким организмам комфортно существовать. Можно предположить, что их родной мир еще больше и гравитация там еще выше, но вот их рост просто не лезет ни в какие физические рамки.

   - Что там про гоблинов? - спросил старпом, который с интересом рассматривал изображения эльфов. Особенно заострил внимание на главной эльфийке, прямо пожирал ее глазами.

   - Что, старпом, захотел жениться на эльфийской принцессе? - спросил его, ухмыляясь, капитан.

   - Нет. - Молодой тут же убрал планшет, но картинки явно не удалил.

   - Ну, ну. - Покивал головой командир и кивнул Маше, чтобы продолжила.

   - Гоблины - помесь орков и эльфов, имеют сходный с последними рост, но их лица типичны для изображения нашей литературы - длинные крупные носы, такие же уши, небольшие клыки, панковские прически, вертикальный зрачок и очень худое, тщедушное тельце. Они выполняют все ремонтные работы в поселках, а также водят грузовики и управляют оборудованием.

   - Вот отсюда поподробнее. - Вскинулся Мейсон. - Значит это не средневековые орки?

   - Почему вы так решили, полковник? - спросил того капитан. - Если увидели фэнтезийных персонажей во плоти, это еще не значит, что они сбиваются в банды и с гиканьем носятся по лесам, разбивая друг другу головы. Продолжайте. - Это уже Маше.

   - Расы владеют технологиями конца двадцатого, начала двадцать первого веков по летоисчислению Земли. - Девушка показала изображение самосвала. - Машина предназначена для доставки породы на завод, где ее обогащают и получают на выходе чистое выделенное вещество. Сама технология нам не понятна, потому что вполне соответствует такому же процессу, существующему у нас, но превосходит его, хотя их оборудование выглядит примитивным. Плавильные печи, формы для отливки, полученный шлак они тоже перерабатывают, не оставляя от породы даже следов, формируя прочные строительные блоки и плиты, отсыпая им дороги. То есть получается безотходное производство и так в любой сфере, в которой присутствуют технологии. Они знакомы с электроэнергией, фонари по ночам освещают улицы поселков, но вот наличия проводов зонд не обнаружил. Как передается электроэнергия - непонятно, вероятно существует какой-то беспроводной способ.

   - Нам уже нужно хотя бы это. - Пробормотал капитан.

   - Что там с вооружением? - спросил Мейсон. Ну понятно, военный в первую очередь должен знать о противнике все.

   - Каждый индивидуум в обоих поселках вооружен холодным оружием, кроме совсем уж маленьких детей. - Маша показала изображение. - Используется полный набор - боевые топоры, палаши, мечи, кинжалы, ножи всех мастей и размеров, метательного оружия не заметно, причем часть населения, его можно назвать охраной, вооружена чем-то вроде пистолетов. - Возникла картинка уродливого оружия. - Как оно применяется, увидеть не удалось - никто не активировал. Похоже, им пользуются только в особых случаях, так орки и остальные предпочитают решать конфликты с помощью холодного оружия, для этого существует подобие Колизея, однако он пустует. Охотники идут на промысел исключительно с луком и стрелами.

   - Дикость какая-то! - воскликнул старпом. - Если есть пушка, зачем нужны все эти луки, стрелы, топоры и мечи?!

   - В этом есть смысл. - Спокойно сказала Маша. - Они заботятся об окружающей среде, в которой живут. С луком и стрелами много добычи не отстреляешь, к тому же наверняка на это есть квоты. Они вырубили часть леса, распахали под поля и не расширяются дальше, предпочитая возделывать то, что есть, причем не бездумно засеивая каждый раз, а оставляя землю отдыхать. Вооруженное население, среди которого и случаются конфликты, вспомним хотя бы двух фермеров, которые не схватились за ножи, но настучали друг другу в бубен, - Капитан ухмыльнулся, - все же предпочитает не доводить конфликт до кровопролития, разбитые носы не в счет. Да и охрана поселка относится к дракам как к само собой разумеющемуся, то есть задержания не проводили, но вот со спиртным борются. Тех же троллей не задержали потому, что они глушили у соседа в сарае, хотя ряд гоблинов и был посажен в клетки за бутлегерство.

   - Что, так все серьезно? - удивился капитан. - И когда это произошло?

   - Два часа назад. На планете сейчас день в самом разгаре, все на работе, а гоблины отлынивают.

   - Тогда самое время нанести орбитальный удар. - Встрепенулся полковник. - Покончим с ними разом.

   Капитан посмотрел на него как на умалишенного.

   - Вы что, переохладились, полковник? - ласково спросил он. - Если на орбите нет станции и спутников связи, то как-то они здесь оказались? Колония существует давно, они уже основали два поселка, мы не знаем, какова их численность была в начале, но подсчитали их сейчас. Сколько их там?

   - Не больше четырех тысяч вместе с женщинами и детьми. - Сказала Маша.

   - Вот видите, их очень мало. - Капитан поерзал в кресле. - И возможно корабль-колонизатор уже в пути. Лягушки применяют такую тактику - малый разведчик высаживает на планету исследовательскую партию и если все хорошо, то потом доставляют поселенцев.

   - Но они ведь не лягушки. - Возразил полковник. - Да и никто не узнает, если мы шарахнем по ним ударом. Построим ноль-врата и отсюда нас уже никто не выбьет.

   Капитан вздохнул. Ну почему на старости лет ему достаются такие тугодумы?

   - Послушайте, полковник. Их корабль может быть уже в пути, может он появится через час или через сутки. Как мы тогда будем выглядеть?

   - Этот корабль может раскатать любую посудину Термитника, не говоря уже про этих, - полковник кивнул на изображение, - которые с топорами бегают.

   - Как же вы не поймете, полковник, что нам всем это потом выйдет боком. Худой мир всегда лучше доброй ссоры. - Возразил капитан. С этим утверждением Маша была согласна.

   - Вспомните Саяны четыре. - Сказала она. - Где случился конфликт интересов с Термитником. Там тоже сначала кинули бомбы, а потом бегали, искали повод для заключения мирного договора. Иначе насекомыши растоптали бы весь Конгломерат и Протекторат вместе с ним просто задавив нас массой. Вы там случайно не командовали?

   - Попридержи язык, девчонка! - прошипел Мейсон. - Да я людей из такой задницы вытаскивал, когда ты под стол пешком ходила! Не тебе меня учить!

   - А по-видимому придется. - Спокойно произнес капитан. - Мисс Иванова права в одном - рубить с плеча не стоит. Тут нужно тщательно все обдумать, навести мосты. Планета большая, хватит места всем. Если же они упрутся рогом, то есть ее соседка, которую легко можно терраформировать. Но сначала мирный договор. - Капитан пробарабанил пальцами по колену. - Предлагаю следующее - начать постройку ноль-врат немедленно. Это займет у нас от трех, до трех с половиной месяцев. Вы же построите базу внизу, проведете разведку, но аккуратно, без самодеятельности. В конфликт не вступать, местных не убивать, постарайтесь выйти на контакт. Нам повезло, что среди поселенцев есть хоть один ксенопсихолог. - Капитан уставился на Машу. - Вам и карты в руки. Отправитесь вместе с гарнизоном на планету.

   - Я могу взять всех своих людей? - холодно осведомился полковник.

   - Пять тысяч?! - удивился капитан. - Хватит и трехсот.

   - Но их там четыре тысячи!

   - Вы что, собираетесь развязать войну?

   - А что если они первые полезут?

   - Главное, чтобы вы не полезли. - Капитан встал с кресла. - Или вы другого мнения, полковник? Пока что я командую всей этой миссией и не вам оспаривать мои приказы, тем более, что вы получаете за это неплохие деньги. Берите все, что сочтете нужным, но без фанатизма. И вы, девушка, отправитесь с ними. Отчеты будете присылать лично мне, докладываете обо всем, обо всех проведенных вами мероприятиях по налаживанию контактов. Чему-то вас в университете же научили.

   - Хорошо, капитан. - Кивнула Маша, внутренне подготовившись к противостоянию с полковником. Этот придурок может все испортить.

   - Выполняйте. И разведайте, что там за месторождение неизвестного металла рядом с крупным поселком. Сканеры так и не смогли точно определить его состав.

   - Хорошо, но нужны будут геологи.

   - Я распоряжусь, чтобы подготовили полную исследовательскую группу. - Капитан кивнул всем присутствующим и вышел первым из зала.

   - После вас. - Прошипел Мейсон, широким жестом приглашая Машу на выход.

   Древляна в срочном порядке собрала малый совет. Даже Жгута вызвала из поселка. Он еще не знал, что произошло, остальные же были в курсе и теперь нервно переминались и барабанили пальцами. Когда гхрах вошел, то Древляна указала ему пальцем на место и начала рассказ, как только он уселся.

   - Сегодня, на шестом обороте в пределах нашей системы появился звездолет инопланетной цивилизации, который в данный момент находится на орбите пятой планеты, выслав на орбиту нашей своих разведчиков. Что будем делать?

   - Планетарный щит уже активировали? - спросил бывший не в курсе Жгут.

   - Первым делом. Высадиться они не смогут. - Кивнула Древляна.

   - Пока их судно не вышло на орбиту нашей и что они предпримут, неизвестно. - Ведун почесал подбородок. - Я бы пока не спешил с выводами. Если они пойдут на контакт, то в этом нет ничего страшного.

   - Но ведь это чужие! - воскликнула Древляна. - Стоит сообщить в Метрополию, пусть пришлют войска!

   - И лишиться всей колонии? - спросил Голый. - Они наверняка превратят все это в плацдарм для наступления и здесь протолкнуться не будет от войск, к тому же все наши запасы авидиума растворятся прибылями в карманах руководителей. И все, чего мы добились, превратиться в прах. - Голый замотал головой. - Я этого не хочу, я не для того надрывался, чтобы вся моя работа пошла насмарку, а кто-то воспользовался плодами моего труда.

   - Голый прав. - Кивнул Жгут. - Если не справимся своими силами, то тогда уж придется просить помощи.

   - Активация портала - дело не быстрое. - Сказал Ведун. - Займет день, может быть два.

   - Тогда что будем делать? - Древляна очень сильно нервничала. Одно дело знакомые подковерные интриги Домов и другое инопланетная цивилизация, с которой она столкнулась впервые, как и все остальные.

   - Подождем. - Жгут хлопнул ладонью по столу. - Если они захотят высадится, не будем им мешать, не хватало еще показать все наши возможности. Тем более, что планетарный щит лишит их связи.

   - Это может насторожить тех, кто на орбите.

   - Ты уже перехватил их передачи? - спросил Шмыг у Ведуна.

   - Слабый диапазон частот, такой заглушить не проблема. Язык примитивен, никаких образов, только передача информации, причем серьезно искаженная. Как они друг друга понимают?

   - Как-то понимают, раз построили корабль и добрались сюда. Что-нибудь известно об их внешнем облике? - спросил Жгут.

   - Нет. - Покачал Ведун головой. - Разведчик передавал только картинки нашей повседневной жизни.

   - Значит, надо все оставить как есть. - Произнес Прав. - Если начнем готовится, это сразу же будет заметно. Пусть думают, что мы ни о чем не догадываемся.

   - А как же высадка, если таковая случится? - спросила Древляна. - Они же могут захватить кого-нибудь из охотников или поисковую группу для изучения.

   - Мы сработаем на опережение, - улыбнулся Прав. - Вызовете сюда боевую двойку. Эта работа для них.

   Глава 16

   Высадку решили произвести километрах в двухстах от маленького поселка - Маша видела, как капитан тыкал пальцем в карту местности. Там рядом было месторождение железной руды, протекала река, добывающие комплексы легко изъяли бы алюминий из бокситов, к тому же медная жила была и здесь и если в поселке орков был как бы ее небольшой кусочек, то тут выход практически на поверхность. Почему они не основали тут свою деревню - загадка. Может быть потому что место открытое, до гор рукой подать, а находится посреди леса, просто нанос почвы скрыл обширное каменное плато, на котором и решили развернуть мобильный комплекс.

   Команду набрали быстро - колонизаторский челнок был довольно больших размеров и предполагалось его использовать как основу для базы. Собственно он и был базой - кораблик в миниатюре. Таких челноков колонизатор нес пять штук, кроме них имея в ангарах бомбардировщики, транспортники и истребители. Полковник развернулся вовсю, выписав себе в помощь четыре атмосферных бомбера и десяток перехватчиков. О дронах и боевых роботах и речи не было - отряд штурмовиков явно был не три сотни, а куда больше, к тому же военные взяли полный штат операторов дронов, техников и ремонтников. Так что дипломатическая миссия к ничего не подозревающим оркам превращалась в маленькую победоносную войну. Маша покачала головой - никакого влияния на полковника она оказать не могла, скорее подчинялась ему также как и остальные ученые, которых выскребли по капсулам. Из научной братии взяли трех биологов-ботаников, физика, химика, пару высококвалифицированных докторов, генетиков и ни одного хотя бы близкого к психологии, так что отдуваться придется все же ей одной. Кроме военных команду разбавили шахтерами и работягами - полковник не собирался оставаться без ресурсов.

   Еще на заре космоплавания, когда людишки ковыряли астероиды в Солнечной системе, была разработана методика моментального грабежа планет. С орбиты определялось крупное и богатое месторождение минералов или металлов, садилась мобильная добывающая база и пока местным заговаривали зубы, а то и давали по соплям (воевали тогда в основном с людьми, потому что других разумных не было поблизости), шахтеры споро извлекали из породы необходимы материал, оставляя после себя натуральную пустыню, испещренную воронками. Такой варварский способ никому не нравился, но позволял быстро обогатится и существовали (да и сейчас существуют) пиратские шахтерские артели, которые грабят астероидные пояса и высаживаются на планеты. Для успешного набивания трюмов концентратами полезных ископаемых достаточно от десяти до пятнадцати дней и если в системе нет ноль-врат, а это довольно дорога технология и не каждый может ее себе позволить, то ждать подмоги можно и месяцами. Пираты точно знают на какую систему можно напасть, чтобы не огрести по шапке, поэтому первым делом колонизаторы - а они ничем по сути не отличаются от пиратов, просто имеют официальный договор на разработку планеты от правительства сектора - обеспечивают свою безопасность, возводя укрепления, устанавливая системы ПВО, запуская дроны-беспилотники и развешивая датчики по всей системе, чтобы они предупредили о выходе кораблей из гипера. Житуха в человеческом секторе была веселая.

   Конгломерат отправил сюда колонизаторский корабль с единственной целью - занять жизненное пространство, потому что пока Термитник не интересовался этим сектором на перспективу, матки вообще были странными существами и их нелогичные с точки зрения людей поступки невозможно было объяснить, а Земноводные вообще были на другом конце (или краю, как лучше) сферы влияния человеческой цивилизации, которая включала в себя уже пространство с диаметром в пятьдесят парсек (по оси Y правда не так много, все же галактика скорее плоская чем шарообразная). Эта система располагалась дальше от сферы человечества и включала в себя соседние перспективные системы, поэтому сооружение ноль-врат было высказано простейшей элементарной необходимостью. Кто же знал, что здесь уже занято.

   Челнок сел, выжигая под собой траву и деревья. Пилот увеличил тягу - если вниз полет прошел легко, то вот торможение сожгло почти четверть баков горючки, чертова повышенная гравитация. Он бы предпочел вообще болтаться на орбите, там хоть не так давит на грудь и не ноют мышцы от обычной ходьбы, однако, приказам возражать не станешь. Десантникам хорошо, они привычные в экзоскелетах ходить, что им эта гравитация, правда техники замучаются детали менять - металл-то подвергается повышенному износу. Вот если бы получить такую сталь, которая вообще бы служила вечно! Пилот задумался о перспективах, привычно выравнивая огромный корабль, который он считал даже маленьким. Обычный шахтерский транспорт, который легко проглатывает километровые астероиды был для него средним судном, этот же челнок, как небольшой астероид в диаметре не больше полукилометра вообще был карликом. Опоры нащупали твердый грунт и челнок грузно осел на них, чтобы еще чуть-чуть провалиться под собственным возросшим весом. Пилот защелкал клавишами, гася движки, переводя реактор в холостой режим, отправляя часть энергии в накопители - она потом пригодиться при взлете ибо стартовать с такой тяжелой планеты это сжечь полбака топлива.

   - Готово. - Сообщил он стоящему рядом с ним полковнику, который был назначен главой операции. Что бы там не хотел капитан, а другого более подкованного и опытного он назначить не мог. Дашь волю ученым - те еще больше наломают дров со своими гуманистическими идеями. Нет, лучше назначит военного до мозга костей, который все же будет учитывать интересы человечества. Хотя с этой орбитальной бомбардировкой он палку перегнул, но это нормальная естественная реакция - уничтожить препятствие, которое потом может сильно помешать.

   Полковник подошел к обзорному экрану и оглядел шумящий недовольный лес, которому нанесли непоправимый ущерб. Стволы деревьев качались, где-то пламя из дюз подожгло траву и там сейчас тлели, постепенно разгораясь, очаги воспламенения. Мейсон оглядел местность.

   - Вырубите все деревья в полукилометре от базы, установите турели и пустите патрульных ботов. Шахтерам начать добычу немедленно, готовьте перерабатывающие комплек