Book: Сила закона



Сила закона

Отряд Неудачников 3: Сила закона

ЭПИЗОД 7. Отряд Неудачников и "Дело о пафосном Робокопе"


Паренек в очередной раз проверил, работает ли стоящая на «треноге» камера, и отошел на несколько шагов, встав в месте, отмеченном меловым крестиком на асфальте.

Повернулся к объективу.

Откашлялся.

Вытер со лба капли едкого пота, уже стекающего прямо в глаза.

Высунул язык, облизал им губы быстрыми «ударными» движениями: вверх, вниз, влево, вправо.

Мазнул по влажному рту рукавом кофты и снова облизал, только уже круговыми движениями: по часовой и против.

Затем легонько прикусил нижнюю и верхнюю губу.

— Ха! — с шумом выдохнул остатки воздуха из легких.

Поднял листок-распечатку до уровня глаз и, пару раз сбившись, зачитал с него первую строчку:

— На мели мы налима лениво ловили.

Сплюнул. Снова откашлялся, прочищая горло.

— Карл у Клары украл кораллы, Клара у Карла украла кларнет, — уже увереннее, прочитал он следующую скороговорку.

И перешел к третьей строчке.

— Шла саша по шоссе и сосала… сучка!

Эта скороговорка напомнила ему о бывшей, сучке Сашеньке, которую он как раз застукал со своим бывшим лучшим другом в тот момент, когда девушка сосала ему совсем не сушку…

Злобно скомкав листок, паренек швырнул его в мусорку, так и не дойдя до своей фирменной про лигурийского регулировщика, который «…регулировал в Лигурии, но тридцать три корабля лавировали, лавировали, да так и не вылавировали».

Не попал.

Снова шагнул на отмеченное крестиком место и с видимым усилием приподнял стоявшую у ног коробку. Поставил ее таким образом, чтобы она попадала в прицел объектива камеры.

— Итак, мои сорок восемь тысяч подписчиков, сегодня у нас четверг, а это значит, что с вами снова я, Ангар, с обзором очередной новинки в мире электротранспорта. И на этот раз в моих руках оказалась необычная версия моноколеса от наших соседей-китайцев, которая только-только начинает набирать популярность!

Выдержал паузу, считая мысленно до пяти и…

— Эй, пацан!

Грубоватый мужской голос раздался совсем рядом, хотя перед тем, как начать съемку, видеоблогер по прозвищу «Ангар» убедился, что в этом переулке никого нет, и знак «Ремонтных работ» хорошо заметен прохожим.

Откуда этот тип здесь взялся? Неужели кто-то из рабочих?

Часть асфальта, неубедительно изображающего из себя тротуар на пешеходной части дороги, и впрямь была снята, но ни материалов, ни инструментов, ни каких-то других признаков активных ремонтных работ больше видно не было. Поэтому он и надеялся, что никто не помешает съемке нового ролика.

Как оказалось — напрасно.

Ангар обернулся.

Нет, стоявший неподалеку мужик рабочим определенно не был. Скорее, он смахивал на одного из тех психов-реконструкторов, что готовы в тридцатиградусную жару разгуливать в металлических доспехах. На нем оказался сверкающий нагрудник, странной конструкции шлем и наручи — разве только что плаща не хватало, да увесистого кривого меча.

— Магазин комиксов в другой стороне, — махнул ему Ангар, — А эльфы сидят в какой-нибудь кофейне и жрут мороженое.

— Твоя камера? — не обратил внимания на грубость паренька мужик.

— Моя, а что?

— Стримишь, или видео пишешь?

— Делаю новый обзор для своего Ютуб-канала. А что?

— Отлично! Бери камеру, и пошли со мной.

Ангар усмехнулся. Ну да, разбежался — к нему в руки в кои-то веки попал действительно необычный девайс, который еще не засветился в обзорах у топовых блогеров. А он прямо так взял, все бросил и пошел за психом, считающим себя не то рыцарем, не то гномом.

Хотя, молотка у мужика в руках тоже не было. И бороды.

В смысле, бороды на лице не было, а не в руках.

— И чего ты встал? Давай-давай, сейчас у тебя будет такой материал, который порвет все топы!

— Например?

— Сейчас мы с тобой предотвратим настоящее преступление! Точнее, я остановлю грабителей, а ты все это заснимешь и выложишь на своем канале.

Ну точно псих!

— Каких еще грабителей? — Ангар попробовал потянуть время.

— За моей спиной — ювелирный магазин, и прямо сейчас его грабят трое. А четвертый подельник сидит во-он в той машине.

И мужик указал на старенький тонированный «Лэндкрузер», припаркованный у перекрестка, прямо под знаком «Стоянка запрещена».

— Гонишь!

— Малой, ты упускаешь настоящую сенсацию. Ладно, дело твое.

И странный незнакомец в доспехах достал пистолет. Обычный такой вполне современный пистолет из висевшей на поясе кобуры. Снял его с предохранителя, взвел курок и сделал пару шагов в направлении тонированного «Крузака».

Обернулся.

— Так что, будешь снимать?

— Мужик, ты реально псих!

— Нет. Я — обычный инструмент правосудия, а это, — он помахал пистолетом, — мой инструмент правосудия. Инструмент инструмента.

Если это была шутка, то не смешная. Но говорить об этом вооруженному мужику Ангар не стал.

Он снял с треноги камеру, взял ее поудобнее и обмотал ремешок вокруг ладони, для надежности. Если этот придурок в доспехах действительно начнет палить почти в самом центре Иркутска посреди белого дня, то такой видос имеет все шансы ворваться в топы.

— Куплю себе нормальный «Гоу-Про». И дрона, — бормотал паренек, шагая за психом.

— Я! Есть! Закон! — внезапно заорал мужик, когда до внедорожника оставалось метров тридцать.

А затем он начал стрелять.

По машине, двумя точными выстрелами пробив передние колеса «Лэндкрузера».

Из которого тут же выскочил человек в черной маске, натянутой на лицо — точно такой же, как у киношных грабителей банков.

Он тоже оказался вооружен, и начал отстреливаться.

Пули злобно защелкали по доспеху психа, который действительно оказался металлическим.

В смысле, металлическим оказался доспех, а не мужик внутри него.

Из здания, которое тот обозначил как «ювелирный магазин», выскочили еще три фигуры во всем черном, в масках и с оружием в руках, и тоже открыли огонь по придурку в пуленепробиваемой броне.

Тот рассмеялся, повторил в сторону новоприбывших свое «Я есть закон!» и достал второй пистолет…

У Ангара небыло ни оружия, ни брони. Зато была работающая видеокамера, запись с которой — теперь он в этом был уверен — побьет все рекорды просмотров. Поэтому он спрятался за ближайшей машиной, и продолжал снимать потенциальную сенсацию.

И он оказался прав…


Глава 1. Награда для спасителей


— Поберегись! Посторонись! — зычно орал Физик, расталкивая столпившихя суперов всех классов и рангов локтями и плечами.

За ним важно вышагивал я, собственной персоной, гордо вытянув вперед руку с медалью «За спасение нечеловечества», на которую таки действительно расщедрилось начальство. Правда, вручили их всем Неудачникам, а также Корвину, Михалычу, Сакриду и Экскалибуру.

Который, между прочим, за все время нашей спасательной миссии ни разу не то, что выстрела не сделал — даже своими стальными пальцами ни одного клона не проткнул! Поэтому, подловив этого недо-Росомаху в темном углу Базы, мы с Химиком и Физиком его наградную медаль отполовинили, восстанавливая историческую справедливость.

А отломанную у него часть торжественно вручили Михалычу — уж если кто и заслужил эту награду, так это наш усатый завхоз, собственноручно перебивший несколько десятков Дублей. Эффектно смонтированные Химиком записи его боя с десятка видеокамер уже третий день вся База смотрит по кругу, открыв рты.

— А ну пропустите своих спасителей! — помогал товарищу Химик.

Супермутанты роптали, перешептывались, но послушно уступали дорогу Неудачникам: все они знали, кому обязаны своим спасением и отменой протокола «Феникс» с его жутким таймером.

Приятно все же быть героем!

И не только потому что у меня наконец-то случился первый секс после освобождения из тюрьмы… И второй, и третий, и даже первый в жизни секс втроем… И нет, я вовсе не хвастаюсь.

Бля, да кого я пытаюсь обмануть?

Конечно, хвастаюсь! Первый раз за все время имя Уборщика звучит с уважением и восхищением, а в отдельные интимные моменты — даже со сладострастными стонами или причмокиванием. А вовсе не для того, чтобы в очередной раз унизить, грубовато подколоть или обозвать дебилом…

— Уборщик, ты дебил!

Ну еб же твою мать, а? Физик!

Он немного приотстал, пристроился рядом и повторил, уже потише:

— Ты дебил, да?

Ну вот, уже и сомнения появились. И нахера тогда надо было так орать при всех?

— Я же всех предупредил, что Лизка у меня на очереди, и чтобы никто из вас к ней свои грязные яйца не подкатывал!

— Эй, приятель, расслабься. Во-первых, это случилось сразу после душа. Я бы даже сказал, не выходя из него, так что яйца у меня аж сверкали. А во-вторых, это не она была, а ее сестра. Близняшка.

— Реально? У нее есть сестра?

В ответ я лишь многозначительно улыбнулся и дружески похлопал его по плечу.

Разумеется, никакой сестры у Лизы не было. Но пока Физик это выяснит, у меня будет время придумать что-нибудь другое.

— Уборщик, притормози-ка.

Ого. Шеф, собственной персоной. Первый раз вижу его в аномальной зоне. Сегодня у всех суперов особый день: «Мясорубка» раздает награды. Точнее, наше щедрое начальство раздает всем заслужившим очередные прыжки в «Жопокрут» за бесценными очками прокачки.

Мне, например, как и прочим «героям клонических войн», перепало аж три счастливых билета.

— Что-то случилось? — я с тоской провожал взглядом спины товарищей, виднеющиеся на фоне чернильного пятна аномалии.

Которая, к слову, сейчас была окружена тройным количеством проводов, странных агрегатов, манипуляторов и так далее. База готовилась к переезду, а без «Жопокрута» он не имел бы никакого смысла. Поэтому сейчас все умники Конторы занимаются упаковкой аномалии, которая превращает обычных людей — в обычных супергероев.

Хотя, чаще, конечно, просто в кучу человеческого фарша.

И это вторая причина, по которой я никогда не беру в нашей столовой пельмени, беляши и котлеты.

— Хочу попросить тебя об одном одолжении, — Шеф наклонился к самому моему уху и прошептал, — Когда получишь Очки Развития, одно из них вложи в талант «Несъедобный».

Еще чего! Буду я на всякую хрень тратить драгоценные очки прокачки, заработанные своими потом и кровью! Причем, в прямом смысле.

Но вслух, разумеется, я такого не сказал.

— Зачем?

— Надо. Это моя личная просьба.

— Так ведь все равно ничего не получится — у меня этот талант уже на максимуме.

— Тогда тебе тем более нечего бояться.

— А если получится?

— То мне придется поднять твой уровень доступа, и ты на пару шагов приблизишься к ответу на вопрос, который давно не дает тебе покоя.

— Хорошо. Я попробую.

Или просто скажу, что ничего не получилось. Ведь, скорее всего, так оно и будет. Я уже максимально невкусный для любых аномалий, и они не будут превращать меня в кучу фарша, хоть двадцать раз в них прыгай. Интересно, а как насчет новых суперспособностей?

Если верить Дублям, то у загадочного Босса, объявившего войну Конторе, есть своя аномалия, в которой он клепает собственную армию «ручных» мутантов. А если в нее залезу я?

— Спасибо. Сделаешь — и сразу ко мне, с докладом.

И Шеф исчез среди десятков суперов и искаженных.

— Уборщик, ты где там застрял? — раздался со стороны «Мясорубки» окрик Рапиды.

Нашего куратора и на одну четверть — объекта моих сердечных томлений. По моим прикидкам, суперспособность, позволяющая Шизе менять личности, уже должна была перезарядиться. А значит, она снова может превратиться в прекрасную Сирену, радость моих очей и усладу моих ушей.

Или в «железную» Спорти. Или в ту же Шизу.

Но Шеф сказал, что для выполнения новой миссии нам нужна именно Рапида, а значит, в ближайшее время нашим куратором будет капитан полиции Ирина Лаврова.

Которая, к слову, уже вывалилась с обратный стороны чернильной кляксы. А значит, теперь моя очередь прыгать в аномалию.

Ну здравствуй, реконструктор человеческих тел и, как мне кажется, душ!

Разумеется, «Мясорубка» мне не ответила. Это же просто какая-то неведомая хрень, нарушающая законы физики и логики. С чего бы ей опускаться до бесед с жалким Уборщиком?

Делай р-р-раз!

И два…

И три!

Трижды нырнул я в великое шестидесятисекундное НИЧТО и ВСЕ одновременно.

Новых умений мне не обломилось, так что пришлось довольствоваться тремя Очками Развития. О чем я тут же жестами сообщил своим товарищам, демонстрируя им неприлично средний палец. Трижды. Наверное, можно было просто показать три пальца, но так же не интересно?

Ну вот, дело сделано, осталось только решить, куда их засунуть.

Не пальцы, а три полученных очка мутации. У меня есть две суперспособности, которые можно прокачивать. Или, если верить Шефу, то целых три:


Несъедобный [1]. Класс В (тип: голубой).

Мыльная сфера [1]. Класс F (тип: голубой).

Гормональная регуляция [5]. Класс Е (тип: фиолетовый).


По-хорошему, самый полезный и эффективный сейчас для меня навык, это управление собственным гормональным фоном. Его бы мне и развивать, но…

«…моя личная просьба», — прозвучало в рокоте приборов голосом Шефа.

— Ну, как все прошло, — улыбнулась Мистик, когда я вынырнул из толпы жаждущих прокачки суперов.

К слову, выглядела она неважно. Бледнее обычного, под глазами темные пятна, «нарисованные» усталостью, а не умелой девичьей рукой, а улыбка — жалкое подобие того великолепия, которым она одаривала мужчин обычно. Но все равно, даже в таком состоянии наша гадалка выглядела чертовски привлекательной.

Хотя, гадалка ли, в свете недавних открытий?

— Да как обычно, — я пожал плечами, — Как сама, когда вернешься?

Мистик сейчас все время проводила или в лаборатории, где десятки ученых торопливо брали у нее анализы и проводили серии тестов, или у инструкторов, и мы за все это время ни разу не виделись. Через пару дней База должна была быть уничтожена, точнее все то, что не удастся разобрать и вывезти на новое место, отсюда и вся эта спешка.

— Так мы же завтра днем вылетаем в Иркутск, все вместе. Вот, как раз Марина передала.

Девушка помахала прозрачной папкой, в которой лежали паспорта, кредитки, билеты и еще какие-то бумаги.

— Чем они тебя там кормят? Вон, смотри, сплошные сиськи да ребра! — Физик навалился на хрупкую готку сзади и сграбастал ее в свои неуклюжие объятья, — В общем, все, как я люблю!

— Витаминами, физрастворами, контрастом и стимуляторами, — начала перечислять Мистик, даже не делая попыток вырваться, — Задушишь же, медведь!

— Значит, завтра? — Рапида выхватила у нее папку с документами, — Привет, а мы скучали. Выглядишь ты и впрямь неважно. Пошли-ка, угостим тебя нормальным обедом. Заодно и решим, кому чего лучше прокачивать.

— От обеда не откажусь, — прорицательница кивнула, и ее роскошные рыжие волосы медной гривой расплескались по плечам, — А вот моим развитием теперь толстолобики занимаются.

«Толстолобиками» мы называли работников Исследовательского центра. Все они, как один, были лысоваты, высоколобы и непроходимо тупы. Не понимали элементарных вещей и даже самую простую информацию были не в состоянии донести человеческим языком.

«Ладно, была, ни была!»

Все же, вопросы моего утерянного прошлого волновали меня ничуть не меньше, чем супергеройского будущего, поэтому…


Внимание! Нельзя улучшить способность «Несъедобный»!

Получена новая способность: «Сверхъестественное чутье»!


И описание, тут же пририсованное микрочипом к новому таланту супергероя:


«Сверхъестественное чутье», способность 1-го уровня, класс-С. Тип «желтый».


«Желтый», это значит всякая мистически-телепатическая хрень, вроде прорицания или мысленного управления людьми. Неужели мой «жопочуй» — это и впрямь супергеройский талант, а не обычное «очко жим-жим» в ситуациях, сулящих разного рода неприятности? Развернутого описания по старой доброй традиции к скиллу не прилагалось. И что мне теперь с этим «щастьем» делать? Впрочем, ответ нашелся сам собой, и зазвучал он у меня в голове голосом Шефа:

— Ну что, закончил? Жду тебя через две минуты…

— Эй, ты это куда намылился? — окликнул меня Физик, — А как же разработка командной стратегии развития и холодный пивас?

— Мне на ковер к Шефу вызывают…

— Понял. Осознал. Посочувствовал. Вазелин дать, или своим супермылом обойдешься?

— Просто не трогайте мое пиво. Чувствую, понадобится.

Секретарша Марина, как всегда, была занята скоростным набиванием чего-то там на компьютере. Правда, теперь я знал, что так быстро она печатает не потому, что владеет какой-то особенной техникой скоростного набора, а потому что живет «в ускоренном ритме».

Интересно, а сколько ей тогда лет? Выглядит она максимум на двадцать два, двадцать три…

— Марин, можно тебе личный вопрос? — окликнул я девушку.

— Шеф уже ждет. И с ним господин Руперт.

Ну вот почему наш великий и ужасный начальник — это просто Шеф, тогда как этот рыжий ушлепок, аж целый «господин»?



— Проходи, присаживайся.

Все тот же кабинет, все тот же стильный Шеф в пиджаке и c неизменным бокалом виски. И все та же мерзкая рыжая рожа, которая до сих пор вызывает у меня желание бросить в нее кирпичом.

Я сел.

— Итак? — хозяин Базы многозначительно вскинул правую бровь.

Точнее, левую, но так как я сидел напротив него, то для меня она была левая. Сознание начало цепляться за незначительные детали, игнорируя действительно важные моменты. Например то, что помимо нас троих в кабинете находится еще пятеро автоматчиков, а между мной и Шефом появилась невероятно прозрачная и такая же невероятно прочная перегородка.

— Новое умение. Называется «Сверхъестественное чутье». Класс «Цэ», цвет желтенький, — нарочито спокойно пожав плечами, сообщил я о своем приобретении.

— Подробнее! — нетерпеливо прикрикнул на меня Руперт.

— Так вы же все по своим приборам видите, разве нет? Обвешали меня датчиками, наставили свои сканеры и прочие жуткие штуковины — это вы мне скажите, чем таким меня на этот раз наградила «Мясорубка»!

Стоп…

Навык я получил не в самой аномалии, а уже покинув ее. Значит, этот было не новое умение, а раскрытие потенциала уже имеющегося. Например, как у Физика дистанционное применение его «ломастерской» способности, или обострение нюха у Химика.

Я озвучил свои соображения Шефу и Руперту.

— Похоже на то, — заметно повеселел первый, словно его радовало, когда подчиненные получают непонятные и бесполезные таланты.

— И что это умение делает? — нетерпеливо поинтересовался рыжий.

— Мне почем знать? Система на этот счет ничего не пишет. Наверное, жопа чесаться начинает, когда грядут какие-то неприятности. Вот как сейчас, например.

— Придурок… — прошипел ирландец.

— Ясно, — тонкие длинные пальцы Шефа нетерпеливо забарабанили по столешнице какую-то незатейливую мелодию.

Я невольно бросил взгляд на боевиков, стоявших у стены — вдруг это какой-то секретный сигнал на ликвидацию бесполезного и чересчур наглого мутанта-Уборщика?

Но те застыли, словно каменные изваяния, не обращая никакого внимания на происходящее. Интересно, а это тоже суперы? Или простые наемники, которых контролирует кто-то из наших? Есть ли у них в шее микрочипы? А у самого Руперта?

— Значит так. Раз ты получил это умение при прокачке своей «несъедобности», то эти две твои способности наверняка как-то связаны, — наконец, заговорил Шеф, — к сожалению, сейчас у нас нет времени на дополнительные эксперименты с аномалией и исследования. Поэтому тебе задание: внимательно наблюдай за своим состоянием и ощущениями. Все необычное, все изменения —запоминай. А еще лучше —записывай в интерфейс микрочипа. Каждую мелочь, любые детали: что, где, когда, почему, в каких условиях и что могло стать причиной этих… странностей. Понятно?

— Ага. Чего уж тут не понять. А что там насчет моего уровня доступа и обещанного рассказа о стирании памяти?

— Увы, — Шеф развел руками, — Ты же нам так ничего не рассказал о своем умении.

— Ага, — снова повторил я, — Так себе мотивация.

— Ждем от тебя новостей. Руперт? — и он уставился на рыжего.

Тот нехотя потянулся, сунул руку в один из многочисленных карманов своего защитного комбинезона (ни в чем другом я его ни разу и не видел, кстати), что-то достал и выложил на стол прямо передо мной.

Я опустил взгляд.

Шприц. Размером с мой указательный палец и наполненный мутной жидкостью неприятного болотистого цвета.

— Что это?

— Боевой стимулятор С-класса, разработанный нашими лабораториями. Повышает общую выносливость и удваивает величину шкалы твоих суперспособностей. Однократно и временно, разумеется. Создан на основе «Заживителя», так что усиленная регенерация идет приятным бонусом…

— Благодаря этой штуке Михалыч и смог продержаться так долго в бою с Куделькиными, — добавил Шеф, — Это тебе. Надеюсь, что не пригодится, но…

— Спасибо. А если я его разобью? Может, есть какой-нибудь футляр? Вводить нужно сразу всю дозу, или можно растянуть? И куда колоть надо? Если в задницу, то я пас! А иголка есть потоньше?

— Колоть нужно полный объем. В вену, желательно на шее, но можно и в руку.

— Если тебя не устраивает такой способ инъекции, можем сделать тебе имплант, управляемый через интерфейс микрочипа, — раздраженно вмешался Руперт.

— Да! Хочу!

Рядом со шприцом лег еще один, чуть сложнее по конструкции, но поменьше в размерах.

В два раза.

То есть примерно с мой мизинец.

Охуенные у них тут нано-технологии. Или «палец» — это минимальная стандартная единица измерения в Конторе? Так я могу им линейку подарить! Не нанометровую, конечно, но хотя бы миллиметровую…

— Ладно, обойдусь шприцом. Имплант, как я понимаю, тоже одноразовый?

Руперт кивнул, широко при этом улыбаясь.

Садюга рыжая. Не удивлюсь, если он и деда своего… лопатой…

На этом «аудиенция» была закончена, и я вернулся к Неудачникам.

Глава 2. Аутентичность

За совместным распитием спиртных напитков в компании остальных Неудачников было решено не тратить полученные очки мутации — кто его знает, что нам пригодится на новой миссии?

Я не стал скрывать ни своего нового навыка, ни полученного от Руперта шприца с волшебным стимулятором.

— И с этой штукой ты в два раза больше сможешь этого своего кортизола выделять? — поинтересовался Физик, равнодушно разглядывая инъектор.

— Или адреналина. Или эндорфина. Плюс ускоренная регенерация, — добавил я.

— Хрень какая-то, — мастер-ломастер почесал затылок, — Запасы «Заживителя» у нас еще не кончились, а лишняя доза погоды не сделает.

Несмотря на гибель супера, который (я даже не хочу думать, как именно!) создавал чудодейственный заживляющий раствор для мутантов, запасов на ближайшие пару месяцев на Базе должно было еще хватить.

Химик перехватил мой растерянный взгляд и рассмеялся:

— Так-то он прав: всем, кроме тебя, это средство бесполезно. Мои навыки вообще в бою не играют. У Рапиды нет никакой супергеройской энергии, она крута сама по себе. Физик и без того чаще ломает, чем чинит, так что у него шкала всегда на максимуме. Ну а для Мистик возможность использовать карту не один, а два раза — очень сомнительный эффект.

А ведь действительно.

Блин!

А я чуть голову по пути в комнату отдыха Неудачников не сломал, стоит ли им рассказывать про стимулятор! Скорее всего, Шеф догадывался, что я не стану скрывать от товарищей такой ценный подарок, вот и подобрал именно то, что максимально подходит для Уборщика, и почти бесполезно для всех остальных.

Оставшееся до отправки на миссию время мы провели в абсолютном грехопадении: предавались безделью, чревоугодию, алкоголизму и игромании, даже не покидая своей комнаты. У нас было достаточно поклонников и просто благодарных суперов, которым было не трудно сгонять за пивасом или жратвой для своих спасителей.

И мы на все это даже ни единого талона не потратили.

Хорошо быть героем! Это не только вкусно и приятно, но еще и выгодно.

Но если честно, то повторять подобный опыт лично мне не хотелось бы.

В Иркутск мы отправлялись налегке: наше спецснаряжение и нехитрые супергеройские пожитки летели не просто в багаже, а еще и отдельным самолетом. И на спецквартиру их доставит специально выделенный отряд охранения на спецтранспорте.

В самолете мы изучали досье на свои новые личности, а так же документы и видеоматериалы по «Делу о пафосном робокопе», как назвал его Физик. Точнее, может остальные что-то там и изучали, а лично я спокойно проспал все пять часов полета.

У аэропорта, который находился в черте города, нас встречал начальник местного отделения УМВД собственной персоной, тот самый, который и попросил помощи у Конторы — я узнал его по фото на папке с личным делом. Которую, напоминаю, даже не открывал.

— Капитан Лаврова? — вместо приветствия, сухо поинтересовался он, безошибочно вычленив нас среди остальных прибывших.

Скорее всего, получил описание Неудачников от Шефа.

— С кем имею честь? — так же сдержанно поинтересовалась куратор.

— Меня зовут Сергей Иванович, и это я вас сюда вызвал. Идемте, моя машина вон там…

Вот так вот просто, без чинов, регалий и даже фамилий. Хотя, он был в штатском, и приехал на стареньком японском микроавтобусе. Праворульном. Как потом оказалось, большинство машин здесь было именно такими — видавшими виды «корейцами» или «японцами» с правым рулем.

Более того, этот Сергей Иванович еще и машину оставил на обычной платной парковке, хотя с его то «корочками» мог встать где угодно. И хоть целый «забор» из эвакуаторов вокруг выставить.

— У тещи одолжил, — словно извиняясь за внешний вид потертого грязно-белого «Мицубиси», пробормотал он, открывая двери.

Мы с Физиком переглянулись: начало явно не обнадеживало.

— Рапида, а это точно тот бравый полковник, которого нам обещали? Ну, который местная самая главная полицейская шишка и чуть ли не гений сыска? — используя внутренний канал Коммуникатора, высказал общие опасения Химик.

— Ты же видел его личное дело.

— Вот именно. Потому и спрашиваю. По фото, вроде, похож, а вот по антуражу…

— Конспирация, — многозначительно отозвалась Рапида и уставилась в окно.

Мне с моего места пялиться на окружающие нас красоты (красоты ли?) было неудобно. Также неудобно, но по другим причинам, было бы сейчас зарыться в бумаги, содержимое которых нам всем полагалось знать.

— Жить вы будете в историческом центре, в пяти минутах от известного «сто тридцатого квартала», — не оборачиваясь, жизнерадостно объявил Сергей Иванович, уверенно ведя свою «Мицубиси» в жиденьком утреннем потоке машин.

Старенького японца заметно потряхивало: то ли от возраста, то ли от состояния местных дорог, то ли и от того, и от другого одновременно. Впрочем, бывало и хуже — уж не мне-то жаловаться. Я путешествовал и в угольном вагоне, и на мешках с картошкой, и даже в мешке из-под картошки… Правда, уже не по своей воле — тяжела и неказиста жизнь простого вора.

— …целая улица в уникальном стиле «древнерусский модерн» — все приезжие обязательно туда заглядывают или даже селятся. В общем, это стоит увидеть, — с нескрываемой гордостью продолжал хвастаться местный не то Шерлок Холмс, не то Глеб Жеглов, — А вот и ваша гостиница!

Натужно скрипнули тормоза, жалуясь на свою нелегкую судьбу.

— Лично я бы уже хотел это развидеть, — с тоской в голосе произнес Физик, сидевший у двери, — А вы уверены, что мы приехали туда, куда нужно?

— Конечно. Это арт-отель — гостевой дом в аутентичном стиле, бережно сохраненный и тщательно восстановленный. И он весь будет в вашем распоряжении! Давайте сейчас вас разместим, и вы сможете еще пару часов погулять по городу, пока не привезут ваши вещи…

Громыхнула дверь «Мицубиси», и Неудачники начали выбираться наружу.

Я выбрался последним.

Бросил беглый взгляд на «аутентичный арт-отель» и снова залез в машину.

— Что это с ним? — раздался голос полковника снаружи.

— Впечатлительный он у нас, — пояснил Физик, — Тонкая ранимая психика, ну и жить хочет. Я, кстати, тоже. Вы уверены, что эта штуковина не грохнется нам на голову?

— Дурак ты, хоть и Физик. Как же она грохнется, если у нее вон, аж целых две подпорки? — «успокоил» его Химик.

Нет, они не прикалывались.

Разместиться нам глава местной полиции предлагал в самой настоящей старинной русской избе. Так сказать, в аутентичной.

Ну это которая сложена из аутентично мшистых бревен, покрыта аутентично частично съехавшей черепицей, а аутентично разбитые окна в избе были прикрыты аутентично подгнившими ставнями с вычурной резьбой.

И покосившаяся двухэтажная домина действительно подпиралась парой бревнышек.

Но хрен с ним, с этим арт-отелем: пусть хоть половинку ананаса напоминает, хоть старинный рыцарский замок — испугало меня совсем не это. Испугали меня соседи, точнее, соседние дома примерно такого же обреченного вида и «древнерусского» качества. С выбитыми окнами, покосившимися ставнями, держащимися на честном слове и бурных зарослях крапивы заборами и частично обвалившейся трубой.

— А что, в тех домах тоже люди живут? — удивился Химик.

— Здесь нет, ав том и вон том, вроде да. Видите, там окна чистые и занавески висят?

— Живые люди? — на всякий случай уточнил студент.

Я взял смартфон и включил приложение-навигатор. Нет, полковник не обманул: мы приехали по верному адресу и находились в историческом центре Иркутска. Вон, до хваленого «бабра» и «130-го квартала» всего ничего топать…

— Очень удобное местоположение, между прочим. И внимания особо привлекать не будете — ну, туристы и туристы. К тому же, ваш приезд я организовывал лично, на свой страх и риск… и за свой счет… Так что цените, господа коллеги.

Смотрел он при этом на нашу Ирину Васильевну, которая как раз была одета в полицейскую форму, чтобы поддерживать свою легенду в глазах этого неандертальца. Который, судя по антуражу, до сих пор не знает, что такое «взятка» и «использование служебного положения».

— Проводим этого ангела во плоти — и тут же свалим в нормальный отель, — молча улыбаясь и пожимая протянутую руку, сообщил через Коммуникатор наш мастер-ломастер.

— Машину я оставляю вам, — передал ему ключи полицейский, — Сейчас мне нужно отскочить на работу, но через пару часов вернусь, и мы продолжим...

— И арендуем нормальный транспорт. Или еще лучше — купим, — добавил Физик.

Разумеется, нашей «телепатической» беседы Сергей Иванович не слышал.

Впрочем, внутри все оказалось не так уж и плохо… почти.

По крайней мере, администратор отеля оказалась не аутентичной «Бабой Ягой», а вполне себе милой улыбающейся девушкой. Симпатичной и суетливой.

— Здравствуйте, вы от Корнеева? Давайте я вам все здесь покажу, — поприветствовала она нас и «поплыла» по коридору, рассказывая, — На каждом этаже по три номера, кухня общая, вон там. На ней есть все необходимое: посуда, холодильник, кофеварка, плита...

— Эм… это что, печка? — нахмурился Химик, — И самовар?!

— Не волнуйтесь, печка электрическая. Как и самовар. А баранки — пластиковые, и они здесь висят просто для антуража!

— Это я уфе пофял, — прошамкал Физик, невероятным образом ухитрившийся откусить половину пластмассовой бутафории.

Видать, все же скрыл от нас какой-то супергеройский талант, не иначе.

— А вон те огромные жуткие пауки в углу — они тоже для антуража?

— Это — экологически чистый аналог «Фумитокса»… — пояснила ему со знанием дела Рапида, — Защищает нас от мух и комаров. Биотехнологии!

Девушка-администратор улыбнулась:

— Действительно. Нужно будет запомнить. И заодно поругаться с клининговой компанией.

— Эм… Только не говорите, что удобства у вас во дворе, а купаться нам придется в бочке с дождевой водой.

— Бочка у нас где-то была, но лучше все же воспользоваться удобствами и душем в своем номере. Постельное белье, ванные принадлежности, фен, чайник — там все есть. А то здание, что вы приняли за «удобства во дворе» — это наша баня. Правда, если захотите ей воспользоваться, то нужно предупреждать заранее, чтобы ее успели для вас затопить.

— Спасибо, э-э-э…

— Аня, — снова улыбнулась девушка, — Гостиница полностью в вашем распоряжении. Ключи в замках, так что можете сами выбирать, где и с кем поселиться. Все номера двухместные.

— Анечка, — Физик пригладил непослушные волосы и старательно втянул живот, — Вы такая милая, такая воздушная и к счастью совершенно не аутентичная, словно солнечный лучик в этом царстве мрака и кровожадных членистоногих… Это я про пауков, если что…

— Да, я поняла…

— А не оставите ли вы мне свой номерок? Люди мы, сами понимаете, не местные, города не знаем. Мало ли что?

— Конечно. Записывайте…

Физик достал выданный ему на миссию смартфон и вбил озвученные девушкой цифры.

— Спасибо, Анечка! Вы просто прелесть. Все, сделал вам дозвон, так что можете записать и мой номер — на всякий случай.

— Если что-то понадобится, то я еще минут двадцать буду здесь, а потом уезжаю.

Полчаса ушло у нас на то, чтобы выбрать себе номера — поселились мы каждый отдельно, благо места было предостаточно — принять душ с дороги и, наконец, собраться на кухне, вокруг аутентичного самовара и недоеденных Физиком баранок. Или правильнее будет «баранков»?

— Ну что, господа и дамы Неудачники: по пицце, или закажем роллы? — предложил тот, видать, не насытившись трофейным куском пластика.

— Побойся древнеславянских богов! — возмутился Химик, — Раз уж мы находимся в старинной аутентичной усадьбе с печью…

— …и с аутентичными пауками, — подсказал ему я.

— …то готовить будем сами! Я вам покажу, что такое настоящие русские блины, борщ и…

— …горилка? — оживился Физик.

— Самогонка! Горилка, это на Украине.

Рапида открыла холодильник и ухмыльнулась:

— Ну давай, гений-кулинар, смастери нам из этого блины, борщ и самогон. И про сметану с квасом не забудь.



На пустых полках сиротливо притаились три небольших куриных яйца.

— Ну… могу сделать яйца пашот, — пожал тот плечами.

— Эй-эй, стопэ! — одернул его Физик, — Яйца Ашота — это последнее, что я бы хотел взять в рот. Давайте-ка лучше закажем пиццу. И очень надеюсь, что ее привезет не аутентичная древняя баба в ступе и с помелом…

— Хам. Варвар. Дикарь, — беззлобно отмахнулся от него Химик.

Пиликнуло.

Рапида достала смартфон и прочитала СМС. Нахмурилась.

— Так, Неудачники. Вот-вот привезут наши вещи и оборудование, а потом вернется Корнеев, и он хочет провести для нас брифинг. Так что решайте побыстрее, что или кого мы будем есть.

Снова пиликнуло. На этот раз у Физика.

Тот, удивленно вытаращив глаза, вытащил свой телефон.

— Ого. Кажется, наша милая Анечка приглашает меня на свидание, — смущенно пробормотал он.

— Это все потому что ты похож на аутентичного древнерусского барина. Так что не забудь прихватить с собой розги и сапоги в конском навозе. И непременно позови ее в баньку, попариться… — посоветовал я.

— Отставить баню и розги в конском навозе! — Рапида покачала головой, — Ты нам нужен живым и трезвым. Так что просто сводишь девушку в кафе и попробуешь что-нибудь разузнать по нашему делу. Мы сюда работать приехали, а не местных селянок по амбарам портить… Тьфу ты! Как же вы меня затрахали с этой своей аутентичностью!

Глава 3. Такое вот кино

Пицца приехала на пять минут быстрее, чем наши вещи.

Вот только суперспособностью расплачиваться с курьером и поглощать стремительно остывающее слоеное тесто, сдобренное сыром с грибами, ананасами или беконом, выбирая себе самые аппетитные куски — и все это за пять минут, никто из нас не обладал. Грузчиков к вещам и оборудованию не прилагалось, так что доедать пиццу пришлось уже после того, как мы разобрали груду сваленных коробок и чемоданов, и, натужно кряхтя, растащили их по номерам.

Внезапная зарядка не прибавила нам ни настроения, ни аппетита, поэтому вернувшийся полковник Корнеев застал нас уже злыми и все еще голодными.

— Ну, как вам наш городок? — приветливо улыбаясь, осведомился он, — Куда уже успели прогуляться: на набережную или в сторону сто тридцатого квартала?

Его взгляд упал на остатки упаковочной бумаги и небрежно сложенных коробок.

— А! Выбрались на рынок? Одобряю ваш деловой подход…

— Вот же сука! — простонал Физик в чат Коммуникатора, — Еще и лыбится, что твой Гагарин, так искренне и лучезарно. А я, между прочим, себе спину сорвал, кажется.

— Могу тебя подменить на свидании, — тут же предложил я.

— Еще чего! — фыркнул тот, — Чур, Анечка моя. А ты найди себе какую-нибудь не шибко разборчивую подслеповатую и кривоногую бурятку.

Тем временем, Корнеев достал из кармана флэшку и протянул ее Рапиде.

— Ирина Васильевна, у вас найдется, на чем просмотреть презентацию? Если что, то я прихватил с собой планшет, он в машине.

— Разрешите, я этим займусь? — Химик, не дожидаясь ответа, выхватил у него флэшку и вскоре его шаги загрохотали по лестнице на второй этаж, где мы оставили оборудование.

Вернулся он через несколько минут с ноутбуком. И, пока Химик подключал ноут к висящему на кухне совершенно не аутентичному плазменному телевизору (хоть и прикрытому каким-то фабричным подобием старинных рушников), я все же глянул досье этого «Гагарина».


Сергей Иванович Корнеев, 34 года.

Полковник полиции, заместитель начальника ГУ МВД РФ по Иркутской области.

Родился в Хабаровске. Переехал в Иркутск по семейным обстоятельствам после развода родителей. Поступил в Восточно-Сибирский институт МВД, который закончил с красным дипломом. После учебы устроился во 2-ое Отделение Полиции областного УМВД, где проработал 6 лет, дослужился до капитана и был переведен в Главное Управление.


До этого места все выглядело вполне обычным. А вот потом капитан Корнеев совершил весьма впечатляющий рывок по карьерной лестнице за рекордные сроки — для своего относительно молодого возраста и ничем не примечательной фамилии, разумеется.

Помогли Корнееву в этом отличные характеристики и рекомендации, высочайший уровень профессионализма и почти сто процентная раскрываемость дел, благодаря чему его заметили в руководстве… Особенно после того, как он успешно раскрыл несколько весьма неприятных «висяков», не первый год тяжким грузом висевших на Главном Управлении. Почти политического значения — и, как следствие, посыпались на молодого капитана звездочки-звания, персональные кабинеты и длинноногие секретарши в офицерских погонах.

С одной из которых он, кстати, уже второй год счастлив в браке.

Любой другой заподозрил бы неладное, например, вмешательство каких-то сторонних и весьма влиятельных сил в карьеру молодого полицейского. Но я ничего не подозревал, а был уверен на все сто процентов: именно тогда и пересеклись дорожки Сергея Корнеева и загадочной Конторы.

А уж с ее-то ресурсами и возможностями он мог и до генерала дослужиться.

Видать, поскромничал наш «Гагарин».

— Прошу, — все также улыбаясь, полковник пододвинул стул Рапиде, приглашая ее сесть.

Сгреб со стола остатки пиццы, точным броском отправил их в мусорную корзину, смахнул крошки и предложил Мистик место в «первом ряду».

И где их только таких воспитывают, а? В институтах благородных эм-м-м… пацанов?

— Вы позволите?

Корнеев взял у Химика ноутбук и его пальцы уверенно забегали по клавиатуре.

— Слушай, приятель… в смысле, товарищ полковник, а может этот твой брифинг до завтра потерпит, а? Мы с дороги, уставшие… — начал ныть Физик.

— Так вы же на самолете прилетели? — нахмурился Корнеев.

— Вот именно! Пять часов в позе зародыша — ты что, никогда «Победой» не летал что ли? Плюс все эти пересадки, ожидания, смена часовых поясов… Лучше расскажи нам про свой замечательный город. Или даже покажи! А уже вечерком, как мы оклемаемся, можно и по работе… А еще лучше — завтра, прямо с утречка…

Полицейский даже голову не поднял, словно пропустил мимо ушей эту тираду.

— Времени на праздный отдых у нас нет, к сожалению, — наконец, отозвался он, — Завтра мы снова ждем появления этого, как он себя называет… Законника…

— Ого, — только и ответил Физик.

Наконец, на телевизоре появилось уже знакомое нам видео с мужиком в доспехах.

— Итак, — начал рассказ Корнеев, — Первое видео с Законником появилось полтора месяца назад. Мы тогда все управление на уши поставили, потому что четыре трупа грабителей при неудачной попытке вынести ювелирный магазин — это все равно четыре трупа. Трое из них были ранее судимы, а четвертый, водитель, оказался родственником одного из преступников.

— Кто-то сделал за вас вашу работу? — ухмыльнулся Физик.

— Радуешься? Ну а теперь представь, что кто-то слопал за тебя твою пиццу, а потом еще и в штаны тебе нагадил. И видео всего этого на Ютуб выложил.

— Понял. Вы публично обосрались.

— Ролики мы пробовали удалять, пытались выйти на автора — но все безуспешно.

— Не местный?

— Ангар-то? Нет, он-то как раз Иркутский, и вполне себе популярный по нашим меркам. Делает обзоры на всякое китайское барахло на колесах: гироскутеры, электросамокаты и велосипеды. Но после того, как появилось первое видео, он пропал.

— Кстати, — Химик поднял руку, — А почему Ангар?

— Раньше он писал свои ролики на автодроме, что находится на берегу Ангары, под мостом. Вот и взял себе ник в честь реки.

— Пропал в смысле?.. — и Физик многозначительно провел ребром ладони по горлу.

— Нет. Парнишка жив, но дома не появлялся, трубку не берет и даже со своими спонсорами больше не связывался. Это пара магазинов, которые ему давали для обзора свои новинки. Тем не менее, видео он продолжает выкладывать и даже отвечает на комментарии.

— С обзорами техники?

— Нет, — полковник вздохнул, — Репортажи с мест преступлений. И рейтинги у них на порядки выше, чем у любых обзоров.

— Можно? — Рапида подняла руку.

— Конечно.

— То есть вы не можете найти мальчишку, который продолжает бегать по городу с камерой в компании этого, гхм, Законника, и выкладывать горячие видео с ограблений? Да еще и совершаемых при свете дня?

— Там не только грабежи, — Корнеев кивнул, — Но в целом вы удивительно точно обрисовали нашу удручающую ситуацию.

— А разве «Ютуб» не должен удалять контент подобного рода? — поинтересовался Химик.

— Они и удаляют. Но видео успевает расползтись по сети. У Ангара появились сотни поклонников… И, к сожалению, у Законника тоже. Например, позавчера они под окнами Управления целый митинг устроили, мол, долой продажных копов, даешь Законника в мэры.

— А есть видео? — оживился Физик.

— Могу даже вас посадить в камеру к задержанным демонстрантам. Хотите?

— Сколько уже таких роликов появилось? — дипломатично сменила тему Рапида.

— Пять штук за полтора месяца. Промежутки между ними примерно одинаковы, плюс-минус один день. Так что, по нашим предположениям, завтра-послезавтра Законник снова объявится…

— Да ладно! Вы хотите сказать, что раз в неделю какой-то псих напяливает пуленепробиваемые доспехи, берет с собой мальчишку-оператора и идет гулять по городу. И непременно натыкается на какой-нибудь криминальный шухер, и тут же причиняет свой закон и порядок всем виновным? Как по мне, так это все пахнет обычной постановкой для хайпа. Так что искать нужно именно этого вашего Ангара, а не мужика в броне, который, скорее всего — обычный нанятый актеришка… Причем, очень скверный, судя по видео.

И Физик с довольным видом откинулся на спинку стула: мол, я вам за минуту преступление раскрыл и на виновного указал. Кланяйтесь и аплодируйте.

— Этот, как вы выразились, криминальный шухер у нас каждый день случается, — грустно улыбнулся Корнеев, — В области два десятка колоний, куда ссылают преступников со всей страны. Часть отсидевших потом задерживается у нас. Кто-то легализуется и живет нормальной жизнью… Или пытается. А кто-то — берется за старое.

— Версию с постановкой рассматривали?

— Слишком много трупов. И почти все они — с криминальным прошлым. Опять же, есть видео, и что-то не сильно оно похоже на актерскую игру со спецэффектами и каскадерами.

— Может, кто-то сводит старые счеты или убирает конкурентов? А эта вся бутафория — просто для отвода глаз.

— Не исключено, — согласился полковник, — Хотя мы пока никакой связи между жертвами не нашли.

Химик, все это время что-то сосредоточенно записывающий в блокнот, поднял руку:

— А можете нам остальные ролики показать?

— Разумеется. Это я и хотел сделать, узнать ваше мнение.

И он по очереди включил нам пять роликов, начиная с самого первого.

Ограбление ювелирного магазина.

— Это залетные. Точнее, они только освободились, и решили немного разжиться деньгами «на дорогу», — прокомментировал полковник, — У них уже и билеты на руках были до Красноярска…

Угон машины с парковки бизнес-центра.

Бравый Законник выскочил на дорогу перед мчащимся автомобилем и расстрелял обоих угонщиков через лобовое стекло.

Ограбление заправки на окраине города.

Нетрезвый преступник оглушил пожилую кассиршу, выгреб всю выручку, но скрыться не успел: Законник пристрелил его у самой двери автомобиля, на котором тот приехал.

Разборка двух молодежных банд: куски арматуры, биты, кастеты, ножи и даже несколько травматов — все как положено. Собралось подростков двадцать-двадцать пять…

— Здесь он впервые убил всего пару человек, лидера одной банды и «боевика» из второй.

— Банды? На вид им даже шестнадцати нет!

— Угу. Дворовая шпана вышла против АУЕ-шников, — Корнеев болезненно скривился, — Эта зараза у нас в каждой второй школе сидит, никакой управы на нее нет.

— То есть Законник убил… детей?

— Старшему было девятнадцать — это он науськивал будущих уголовников. У него самого за спиной уже две ходки. Среди дворовых ребят было несколько и постарше, не только школьники. Второй убитый только недавно отметил свое восемнадцатилетие. Он вытащил травмат и начал стрелять по детишкам… В его крови потом обнаружили следи алкоголя.

— Раненые?

— Пятеро. И еще троим Законник прострелил руки — тем, кто тоже пустил травматы в ход…

И пятый ролик.

Пьяный до зеленых чертей «афганец» вооруженный «Калашниковым» открыл огонь по жилому двухэтажному дому. «Аутентичному», как сказал бы Физик, хотя выглядел тот вполне новеньким.

Стрелок получил пулю в голову от Законника, успев выпустить несколько очередей.

— Пришел мстить бывшей жене и ее новому мужу, — пояснил Корнеев, — Двое легко раненых. Ирония в том, что его бывшая пару недель назад переехала с супругом на новую квартиру.

— И что: каждый раз на месте появлялись Законник с оператором, вершили правосудие и пропадали? — уточнила Рапида.

— Угу.

— А как же вы?

— А вот так, — полковник развел руками, — Слишком медленно реагируем.

— Камеры, системы наблюдения, регистраторы? — деловито поинтересовался Химик.

— Есть. Только записи на них — испорчены.

— На всех?

— Да. И даже на телефонах у случайных свидетелей, которые пытались снять происходящее, — кивнул Корнеев, — Например, Синильников… ну, который «афганец»: он почти полчаса разгуливал под окнами с автоматом и орал. Его многие успели заснять, но… — и полковник развел руками.

Неудачники дружно переглянулись.

Все это очень напоминало эффект от микрочипов Конторы, что мы таскаем в своих шеях. Он вызывает помехи в электронике, которые не позволяют посторонним заснять нас и наши лица.

— И, тем не менее, у этого Ангара видеокамера работает нормально.

— Судя по всему, да. Если больше нет вопросов, то позвольте мне кое-что у вас спросить по увиденному. Вы не заметили ничего странного?

— Кроме пафосного мужика в броне? — ухмыльнулся Физик.

— Конкретно, именно в этом, как вы выразились, пафосном мужике и в его броне, — ответил ему с улыбкой полковник.

И если наш коллега при этом гримасничал и весь сочился ядом и сарказмом, то Корнеев улыбался вполне открыто и искренне, становясь похожим на большого румяного ребенка в погонах. К слову, вернулся он в полицейской форме. Похоже, действительно ездил на работу, как и говорил.

— Я заметил, — поднял руку Химик, — у него меняется доспех. Сначала он был похож на кустарный рыцарский, со вмятинами и царапинами. Но уже на втором видео он выглядит как новый, изменилась форма, появились гофрированные детали. И шлем тоже изменился. А на последнем видео его экипировка уже больше похожа на броню какого-нибудь киборга из фантастического боевика.

Он встал и подошел к телевизору, тыкая в экран пальцем.

— Смотрите. Раньше на локтях были элементы брони, которые крепились ремнями. А теперь здесь — гибкое сочленение и что-то похожее на гидроцилиндр экзоскелета.

— И что вы по этому поводу думаете?

— Думаю, что Законник апгрейдит свой костюм. Делает его современнее и функциональнее. Помните, как он с легкостью отодвинул в сторону мешающий ему мусорный контейнер на четвертом видео? А ведь такой даже пустой весит не меньше сотни килограмм.

— И оружие, — подала голос Рапида, — На первом видео это был старенький «Макаров». На последнем он стреляет из, мать его, настоящего «Дезерт Игла»!

— И какой вывод?

— Во-первых, — девушка загнула палец, — Законник подозрительно быстро и точно появляется на месте преступления. Не исключено, что у него есть информатор в полиции.

— Или что он слушает полицейскую волну через какой-нибудь кусок говна с проводами с «Али-Экспресса», — фыркнул Химик.

— Во-вторых, у него наверняка есть какое-то средство передвижения.

— Логично… — согласился Корнеев.

— Ну и в третьих, если его не остановить в ближайшее время, то потом это будет сделать гораздо сложнее.

— Это почему же?

— А это, товарищ полковник, потому что у вас завелся, мать его, иркутский Тони Старк:плэйбой, миллиардер и филантроп, — назидательным тоном пояснил Физик, — и скоро вы получите на свою голову неуязвимого летающего Стального Человека с огнем из жопы и лазером из рук…

Глава 4. Дела полицейские

— Э-м-м… Ты хотел сказать, «Железного человека»? — поправил я его.

Недоумевающие взгляды присутствующих скрестились на мне.

— Уборщик, не разочаровывай меня. За «Марвел» и за двор — стреляю в упор! К тому же, какой смысл делать суперкостюм из железа, если оно ржавеет и удар не держит?

Я хотел, было, возразить и обратиться к всеведущему «Гуглу», но Корнеев снова перехватил на себя внимание:

— То есть вы хотите сказать…

— Да ничего я не хочу сказать, кроме того, что у вас по городу разгуливает какой-то псих в железяках и с пушками наперевес. А вы тут мышей не ловите…

Полковник напрягся. Лоб его разделила глубокая и совсем не Гагаринская морщина: похоже, он пытался не то осмыслить, не то вообще понять услышанное.

Мне вдруг стало интересно: а насколько глубоко этот полицейский погружен «в тему», как много ему можно рассказывать, и можно ли при нем демонстрировать наши способности? Одно дело, пользоваться услугами загадочных покровителей, и совсем другое — знать и понимать их природу. И только я собрался задать этот вопрос Рапиде, как та поднялась с места:

— Химик и Уборщик: собирайтесь, вы идете со мной.

— Куда?

— В Управление, — вместо нее отозвался Корнеев, — Нужно вас оформить, как, в качестве приглашенных экспертов. Так вы сможете на официальном уровне использовать наши ресурсы…

«А ты — ресурсы Базы, которые куда лучше и эффективнее», — хотел сказать я, но не сказал.

Так же, как и не спросил про наши легенды, потому как я давно уже должен был все внимательно изучить и быть в курсе.

— Десять минут на сборы, жду вас на улице, — подытожила куратор.

— А мы? — поднялся Физик.

— Разберите оборудование. Осмотритесь на месте. Обеспечьте снабжение. Подготовьте план действий.

С каждой новой фразой наш мастер-ломастер становился все скучнее и скучнее. Видать понял, что не будет у него сегодня свидания с длинноногой Анечкой-«селянкой».

Ибо нефиг!

И что она вообще в нем нашла, а? Даже тот же Химик куда моложе и симпатичнее. Хоть и выглядит немного не от мира сего и одевается, как типичный задрот.

Мне достался 2-ой номер, который находился на первом этаже, так что тут и топать-то было всего ничего. Я открыл чемодан с вещами, расфасованными по пакетам. Повседневная, деловая, спец-униформа, рабочая… Хм… Значит, опять работаем по схеме «полицейский — эксперт-криминалист — клининговый работник», судя по лежащим под целлофаном последнего пакета документам и удостоверению?

Разорвав прозрачную оболочку, я извлек из него униформу. На этот раз она оказалась темно-коричневого цвета и состояла из брюк, рубашки, ботинок и перчаток с поясной сумкой.

«Пчелки»… — прочитал название компании на оранжевой полосе на груди.

Серьезно?!

К обычной человеческой униформе я добавил свои сверхчеловеческие инструменты: многофункциональное ведро-диск и телескопическую швабру-дубинку.

Посмотрел на себя в зеркало и даже остался вполне доволен получившейся картинкой! Новая одежда смотрелась куда симпатичнее обычных ярко-оранжевых бесформенных балахонов, в которые меня наряжали. Надо бы побеседовать на эту тему с «портными» и дизайнерами Базы, которые работали над моим супергеройским костюмом.

— Эй, ты скоро? Все собрались, только тебя ждем, — раздался за дверью голос Химика.

— Уже выхожу!

Я закрыл чемодан, рассовал по карманам комбинезона мобильник, кредитку и документы, выключил свет и вышел из номера.

Рапида и Химик — оба в полицейской форме — действительно уже ждали меня. Последний также щеголял белыми перчатками, а в руке держал продолговатый кейс со своими инструментами.

А мне полицейскую форму?! Не хочу быть «пчелкой»!

— «Пчелки»? Серьезно?! — гоготнул Физик, который, к сожалению, тоже умел читать, — Медку нам к ужину организуешь, член секты «Пчелайна»?

— А жалом по ебалу? — экспромтом срифмовал я, — К тому же, ты где здесь черно-желтые полоски увидел, инвалид по зрению и чувству прекрасного?

— Пф, — фыркнул тот, — Ты просто завидуешь, что на меня все бабы вешаются.

— Если бы прямо все, то я бы не завидовал, а сочувствовал.

Полковник любезно распахнул двери перед Рапидой:

— Прошу, Ирина Васильевна.

— Можно просто Ира, — кокетливо улыбнулась та, выскальзывая на улицу.

Мы с Химиком, переглянувшись, последовали за ней.

— Ха! И все таки берет! — выдохнул студент.

— Кто берет, что берет и у кого берет?

— «Гагарин» наш, говорю, все таки берет взятки. Смотри, на какой «ракете» он прилетел!

Напротив гостиницы был припаркован блестящий, зловеще черный пикап «Тойота-Хайлакс» — судя по отсутствию других машин в пределах видимости, именно на нем и приехал наш бравый полковник.

— Судя по номерам — она служебная, так что расслабьтесь, мальчики, — процедила сквозь зубы Рапида, прекрасно нас слышавшая.

Пиликнула сигнализация, и «Хайлакс» приветливо подмигнул нам фарами.

— Прошу! Места занимать согласно званиям и степени привлекательности! — все так же улыбаясь, объявил показавшийся на пороге Корнеев.

Мы с Химиком переглянулись.

— Слушай, а какая разница, где именно сзади сидеть? — не понял я.

— Ну, если справа, то удобнее выбираться, — предположил тот, — наверное, такая логика.

Спорить, кто из нас милее, кто румяней и белее, мы не стали. Химик, как младший по возрасту, а не по званию, сел слева, прямо за Рапидой, а я пристроился за водительским сиденьем — разумеется, «Хайлакс» полковника оказался тоже праворульным.

— Да ладно?! — дружно возмутились мы минут через пять, когда «Хайлакс» припарковался на стоянке возле невероятно официального здания.

«Главное Управление МВД по Иркутской области» — гласила вывеска, а большинство машин на парковке оказалась полицейскими, или с госномерами.

— Я же говорил — ваш отель очень удобно расположен, — белозубо сверкнул улыбкой полковник, верно истолковав наш эмоциональный порыв.

Первые сложности возникли уже на входе. Выражались они в трепетно знакомом «Не положено…», и все увещивания Корнеева о том, что мы — присланные из столицы специалисты, которых нужно оформить, как положено, не возымели никакого успеха.

— Это со мной. Коллеги из Москвы.

— Товарищ полковник, — виновато разводил руками упитанный полицейский за стеклом, — ну вы-то хоть поймите: не имею права.

— Бумаги из Москвы вот-вот придут! — возмущался Корнеев, тряся корочками, хотя толстяк и без того его узнал.

— Вот как бумаги придут, приказ выпишут, пропуска ваши гости из Москвы получат — так сразу и обращайтесь, — нудно повторил уже раз в пятый «вахтер».

— Развели тут бюрократию! — вспылил полковник.

— Вот и я о том же! — аж просиял толстяк, — Ну невозможно же нормально работать!

— Простите, ребята, — виновато развел руками наш хозяин, — Ничего не могу поделать.

— Так может, и не надо? — улыбнулся Химик и развернулся к выходу.

— А ну стоять! Я тебе покажу «не надо»! — схватила его за шиворот Рапида, — Сейчас я позвоню начальству и попрошу ускорить процедуру…

Она вышла из здания, на ходу доставая телефон.

Угу, как же: «Москва», «начальство», «приглашенные специалисты» — все это просто пыль в глаза. Сейчас, небось, позвонит Физику и попросит его смастерить нам пропуска на Фотопринтере. Не зря же она сфотографировала Корнеевский «образец»…

Запыхавшийся Физик прибежал минут через двадцать, притащив наши пропуска. Все это время наш бравый полицейский полковник куда-то звонил, с кем-то спорил, и даже пробовал ругаться, но безуспешно.

— Простите… — в очередной раз развел он руками как раз, когда товарищ передавал нам заламинированные картонки, — Э-э-э… А это, простите, что такое?

— Пропуска, — обворожительно улыбнулась Рапида.

Хм. Мне показалось, или черты лица ее в этот момент неуловимо сгладились, и она стала похожей на Сирену?

— Но они же… фальшивые? — нахмурился человек-Гагарин.

— Вот сейчас мы это и узнаем…

Девушка подошла к окошку, за которым сидел упитанный лейтенантик, увлеченно тыкая сальными пальцами в экран смартфона.

— Опять порнушку смотрите, товарищ лейтенант? — почти промурлыкала Рапида, протягивая тому пропуск.

— Нет! Никак нет! — бледнея, вскочил тот, — Прошу прощения, товарищ капитан.

— Пропуск, — помахала куратор, привлекая его внимание.

— Да-да, конечно… — он бросил быстрый взгляд на документ, — Можете проходить.

Мы с Химиком переглянулись и сунули в окошко свои пропуска.

— И вы тоже. Ну вот умеют же нормально работать, когда захотят, да?

Толстяк что-то нажал на пульте, и электронный замок на двери приглашающе щелкнул.

— Вот видите, товарищ полковник — настоящие, — повернулась Рапида к Корнееву и улыбнулась.

Тот подскочил к нам и сунул ногу между дверным косяком и уже закрывающейся дверью. Ухватился за ручку и распахнул ее:

— Прошу, Ирина Васи… то есть, просто Ирина. И вас, господа, тоже. И не беспокойтесь — это недоразумение больше не повторится. Сегодня же сделаем вам нормальные электронные пропуска, — и он помахал своей пластиковой картой доступа.

Кабинет Сергея Ивановича Корнеева находился на третьем этаже. Лифта, разумеется, в здании не было, так что пришлось нам топать по лестнице на общих основаниях.

— Гоша, знакомься! — распахнул полковник двери своего кабинета, — Это коллеги из Москвы, про которых я рассказывал.

«Гошей» оказался хмурый детина лет тридцати, который насиловал клавиатуру, неуклюже тыкая в нее кривоватыми пальцами.

— Мой секретарь, — представил его Корнеев.

Ага. Впрочем, на предыдущей своей секретарше он женился, так что со стороны госпожи Корнеевой было вполне разумно и предусмотрительно контролировать половую принадлежность помощников своего высокопоставленного супруга.

— Лаврова Ирина Васильевна, капитан убойного отдела, — представилась Рапида.

— Селезенкин. Геннадий Лекторович, — кивнул Химик, приподнимая и демонстрируя свой чемоданчик, — Эксперт-криминалист.

Я с трудом сдержался, чтобы не заржать, вытащил свой пропуск и прочитал:

— Прохор… э-э-э… Халявин Прохор Инно-кен-тьевич…

Да что б тому умнику, который придумывал мне рабочий псевдоним, икалось и пукалось одновременно! Прямо не человек получился, а какой-то вербальный тест на трезвость!


— Уборщик! Ты дебил, и когда-нибудь я тебя задушу! — прошипела Рапида через Коммуникатор, — Ты что, не читал вводные данные?!

— А что, надо было?

— Вернемся, и будешь мне все на зубок рассказывать. От «А» до «Я», на всех Неудачников. Громко, с выражением и стоя на табуреточке!

— И конфетку получу?

— Пизды ты получишь, если хоть раз запнешься! Пора уже быть серьезнее — мы не на прогулке в парке, а на важном задании.

— А чью, пардон, вагину я получу в персональное пользование? Можно Сирены? Не то, чтобы я имел что-то против конкретно тебя, но….


Ответом мне стало злобное рычание куратора.

Химик отвернулся к окну, притворяясь, что любуется открывающимися там видами, хотя на самом деле едва сдерживал смех.

— Итак, вот. Все материалы, которые у нас есть по делу об этом Законнике, — на стол с громким хлопком легла тонкая папка. — Выносить бумаги из кабинета строго запрещено, — извиняющимся тоном пояснил Корнеев.

— На этот счет не беспокойтесь, — улыбнулась ему Рапида, — У меня отличная память. Где можно присесть и спокойно изучить эти дело?

— Да вот, пожалуйста. Можете устроиться прямо здесь, в моем кабинете, все равно я сейчас должен на пару часов отлучиться.

— Мне бы на улики взглянуть, — поднял руку Химик.

— Сделаем. Не сейчас, но непременно сделаем.

Кабинет полковника оказался разделен на две половины: на приемную и, собственно, на его личный кабинет, который он нам любезно и предложил. Собственноручно притащил еще один стул из приемной и, еще раз извинившись, отбыл.

— Ты что, действительно собираешься это все запомнить? — указал я на папку с материалами, усаживаясь.

— Нет конечно, — фыркнула девушка, — Я же сказала, что у меня отличная память. Целых шестьдесят четыре гигабайта отличной встроенной памяти…

Она достала смартфон и принялась фотографировать документы, листик за листиком.

Хитро.

— Ну а ты? — спросила вдруг Рапида, не отрываясь от своего занятия.

— Что «я»? — переспросил я.

— Почувствовал что-нибудь?

— В смысле?

— Своим новым умением, которое «Сверхъестественное чутье».

Со стороны окна, где примостился Химик, раздался тихий смех:

— Готов поспорить, что он его даже не включал, — выдавил тот из себя, едва сдерживаясь.

— Почему ты так думаешь?

— Да потому что наш Уборщик — это помесь дауна со шваброй! Прости, это не я так думаю, это так Физик тебя называет. Кстати, когда он предложил поспорить, сообразишь ли ты включить свой новый скилл, на тебя никто даже не ставил.

Как же они мне дороги с этими своими спорами!

Впрочем, Химик оказался прав.

Я действительно за все это время ни разу так и не активировал свое новое умение.

Проклятье!

Да я даже и не подумал о том, что его нужно «включать», хотя оно и находилось в разделе активируемых суперспособностей.


Внимание! Вы активировали умение «Сверхъестественное чутье»!

Радиус действия: 50 метров. Длительность: 10 секунд…

Глава 5. Теория и практика "пиф-пафа"

Краски окружающего мира потускнели, поблекли, словно Великий Творец в кои-то веки вспомнил про некогда созданный им мирок, открыл его исходный файл в своем «Редакторе Вселенных 5.0» и сдвинул влево ползунок настройки «Насыщенность цвета». Хотя нет, это она так в «Фотошопе» называется, а в божественном «Редакторе Вселенных» наверняка будет звучать как «Радость от бытия» или «Сочность мироздания».

Звуки и запахи, кстати, тоже заметно ослабли.

Я принялся крутить головой по сторонам, стараясь заметить, услышать или учуять что-нибудь необычное. Я бы даже сказал «сверхъестественное», но безуспешно.

Все, что мне удалось рассмотреть, это был обычный блекло-глуховатый мир во всей его тусклой красе. Серо-голубые стены кабинета, пыльно-деревянная мебель, невыразительно-бледный Химик да невзрачно-ржавый тугой хвост некогда рыжеватых волос Рапиды, мотыляющийся туда-сюда.

Ровно через обещанные десять секунд, наигравшийся Великий Творец вернул настройки окружающей меня Вселенной к базовым и снова позабыл про некогда созданный им мирок на следующие пару-тройку тысяч лет.

— Ну что? — нетерпеливо поинтересовалась куратор.

— Да ничего, — пожал я плечами.

— Совсем-совсем ничего?

— Ага. Может, оно сломалось?

— Что, «оно»? — не понял Химик.

— Ну это, чутье мое?

— Нет, скорее это просто ты действительно помесь дауна и швабры, и не смог разобраться, как она у тебя работает, — «успокоил» он меня. — Когда умение откатится?

Я посмотрел на таймер перезарядки.

— Через час.

— Только ты нас в следующий раз предупреждай, прежде чем его использовать. Попробуем все вместе разобраться с тем, как им правильно пользоваться. Хорошо?

— Как скажешь, гений ты наш. Юный падаван смиренно исполнит любые ваши указания, о великие джедаи. Или правильнее будет вас называть суперджедаями?

— Скучно, — Рапида демонстративно зевнула, встала и подошла к двери в приемную, — Гоша, а чего у вас тут интересного есть посмотреть?

— Э-э-э… — завис человек-секретарь, — На допросы взглянуть хотите? Или на прикольные вещдоки? Иногда такое попадается… У нас тут одна тетка мужа в измене подозревала, так решила ему хер откусить. А чтобы у нее все получилось, как надо, она тренировалась на этих… На резиновых дилдах из секс-шопа. Мы с десяток штук обгрызенных к делу приобщили, — в голосе Гоши зазвучала неподдельная гордость за преступников родного города.

— Нет. Пожалуй, на прикольные вещдоки мы точно смотреть не будем, — решила Рапида, — Кстати, а нам хотя бы рации полагаются, раз уж нас к этому делу аж из Москвы притянули?

— Я узнаю.

— А программки какие-нибудь для иногородних полицейских — имеются? Что-то вроде путеводителя по местным злачным местам. Ну или хотя бы по местам боевой славы?

— Э-э-э… Я узнаю, — не сразу ответил Гоша.

— А где тут у вас ближайший стриптиз-бар? Или ночной клуб для геев? — продолжала напирать девушка. Не дождавшись ответа, она предположила, — Дай-ка угадаю: ты узнаешь?

— …я узнаю… — совершенно растерялся тот.

Дверь захлопнулась.

— Думаю, он даже если бы и знал — то не признался бы. Пидоров тут вряд ли жалуют. Места суровые, от столицы с ее модными радужными тенденциями удаленные… — рассмеялся Химик.

— Эй ты, морда псевдо-столичная! Я не для того за поправки голосовал, чтобы мне каждый встречный полицейский мог адрес гей-клуба назвать.

Я швырнул в него какой-то книгой.

Не попал.

Юркий студентик нырнул под стол, уклоняясь от импровизированного снаряда, беспомощно прошелестевшего над ним своими крыльями-страницами и ударившегося в стену.

— Будь я настоящим копом, — заговорил стол голосом Химика, — Я бы туда каждый вечер катался в обществе полицейской дубинки и пары кастетов — вместо спортзала.

Рапида уже закончила фотографировать материалы, и сейчас покачивалась на стуле, лениво перелистывая распечатки из папки, больше не приставая к Гоше и не обращая никакого внимания на нашу дружескую перепалку и переброску не шибко метательными снарядами.

— Нашла что-нибудь интересного? — отвлекся я и пропустил прямое попадание остатками чего-то съедобного в голову себя любимого.

Этот «Гагарин», к слову, оказался тем еще неряхой. Вон, сколько всего по кабинету разбросано.

— Законник появляется там, где сработала сигнализация или кто-то уже вызвал полицию. Пули из пистолета его не берут.

— А из автомата?

Девушка пожала плечами:

— Похоже, что в него еще никто не стрелял из автомата. Прежде чем открыть огонь, пафосно кричит, что он есть закон, словно предупреждая противника. В общем, ничего нового…

— Следы? Гильзы? Пальчики?

— Все есть, кроме «пальчиков». Правда, следы странные. Точнее, не типичные. Обычная обувь таких не оставляет, — Рапида протянула Химику листок с ксерокопией фотографии.

— Угу. Размер пятидесятый. Глубокие. Это грунт сухой, или влажный?

— А мне по чем знать?

— В любом случае, весит он точно больше центнера.

— Пф, — фыркнул я, — больше центнера у нас и Физик весит, и без всякой там брони.

— Следы машин? Местные умники проследили хоть, где он запрыгивает в тачку?

Еще одна фотография легла перед Химиком.

— Хм. Не могу вспомнить такого рисунка протектора.

— А ты ее лизни, — посоветовал я, —может, поможет…

— И не вспомните, — раздался у двери голос Корнеева, — По крайней мере, в нашей базе резина с такими отпечатками не числится. Это что-то не стандартное. Широкий профиль, машина, скорее всего, хоть и крупная, но не особо приметная на фоне того, что у нас по городу катается.

— Джип?

— Внедорожник. Или микроавтобус. Это даже вероятнее — должен же он где-то перевозить свою экипировку, оружие и боеприпасы? А в микроавтобусе можно даже переодеться, не привлекая постороннего внимания.

Ишь ты. А он и впрямь неплохо соображает.

— Смотрю, вы тут не сильно скучали, — спокойно прокомментировал полковник, окидывая взглядом устроенное нами побоище и сопутствующий беспорядок.

И все — больше никакой реакции.

То ли терпила, то ли яйца у него стальные, как у настоящего «Робокопа».

— Ирина Васильевна, — во взгляде полицейского, брошенном на Рапиду, заплясали озорные огоньки, — А не хотите ли… пострелять?

Вот же гад, а! Знает, чем увлечь существо, которое только внешне похоже на женщину. А по сути — биологический придаток к пистолету и с замашками гестаповца. Еще и озабоченный в придачу…

— С удовольствием! — аж просияла та.

Мне даже на какой-то миг вдруг показалось, что у нее сильнее стала выделяться кобура под униформой. Бр-р-р…

По пути к тиру, Корнеев дал нам несколько советов, как туристам, где и что можно посмотреть, не особо отдаляясь от нашей гостиницы. Я его слушал в пол-уха, наблюдая за тем, как наша куратор глаз не сводит с этого «мистера идеальный полицейский». На фоне подтянутого и чеканящего шаг полковника я сам себе показался вдруг жалким и неуклюжим, выряженным в мешковатое нечто уборщиком…

Это что, ревность?

Да ну нахер!

Даже если он ее за задницу схватит, то это будет задница капитана Лавровой, рыжей полисменши, а уже никак не моей Сирены. Которая ничего и не почувствует.

Или почувствует?!

Интересно, как это все вообще у них работает? Надо будет расспросить при случае.

— Под ноги смотри! — ткнул меня в бок локтем Химик, когда я в очередной раз чуть не отдавил ему ногу, — Ты чего кислый такой?

— Просрал очко мутации на какую-то непонятную херню, которая еще и не работает, — проявив чудеса сообразительности, выкрутился я.

— Понимаю.

И все. Больше никаких комментариев.

Стрельбище при Главном Управлении полиции Иркутска находилось в подвальном помещении, которым оказалось старое бомбоубежище, как объяснил нам Корнеев. Оно было разделено на несколько секций, для нескольких групп стрелков и разных видов оружия.

— Из чего хотите пострелять? — поинтересовался он у Рапиды.

— Пистолет, — коротко отозвалась та, не сводя взгляда с нескольких полицейских в наушниках-шумоподавителях, которые увлеченно дырявили мишени из табельных «Макаровых».

— Толик?! — окликнул полковник кого-то.

Из дальней ниши выглянула взъерошенная голова.

— Чего?

— Где мы можем пострелять?

Тот что-то неразборчиво крикнул в ответ, стараясь перекричать грохот выстрелов.

— Идемте за мной, — скомандовал Корнеев, и зашагал вглубь помещения.

Мы прошли несколько секций, которые уже оказались заняты, и, наконец, отыскали свободную. На специальной подставке висели защитные очки и наушники.

— Оружие нужно?

— Патроны, — в руке Рапиды тускло сверкнул пистолет.

— «Глок»? — удивился полковник, — У нас тут все поскромнее: «Макаровы» да «Стечкины», — и он достал из кобуры свое табельное оружие.

— Вы позволите?

Не дожидаясь ответа, Корнеев нажал кнопку на пульте. Из ниши с противоположной стороны выехали мишени. Встали по центру сектора обстрела и замерли.

Полицейский, явно рисуясь, ловко крутанул пистолет на пальце, подражая дикозападным ковбоям, широко расставил ноги и, вытянув обе руки вперед, сделал десяток выстрелов: по пять в каждую из двух мишеней.

Я бросил быстрый взгляд на Рапиду.

Если верить ее же инструкциям, то этот выскочка все сделал неправильно. И полубоком не повернулся, и ногу вперед не выставил, и пистолет держал не прямо, а под углом. Удивительно вообще, как он при всем при этом ухитрился попасть в цель.

И очень даже неплохо попасть: мне такая точность и не снилась, например.

Тонкие ноздри девушки широко раздувались, зрачки были увеличены, и она медленно провела языком, смачивая пересохшие губы, и не отводя при этом взгляда от мишеней.

Корнеев потянулся к кнопке, но Рапида остановила его, накрыв руку своей ладонью.

Отрицательно покачала головой и, вскинув оружие, сделала тоже десять выстрелов, грохот которых слился в один сплошной звук, напоминающий раскаты грома.

— Мои чуть покрупнее будут, — помахала она пистолетом, — Десяточка.

— Я заметил, — улыбнулся полицейский, нажимая на кнопку, и мишени с неприятным шуршанием поехали к нам.

Отверстия в которых действительно оказались разных размеров. Разброс у «больших» оказался не такой сильный, к тому же, «маленьких» я насчитал всего семь из десяти.

Неужели промазал?

— Ого. Три перекрытия — примите мое восхищение! — заулыбался Корнеев.

Это выходит что — она попала туда же, куда и он? Ха! Знай Неудачников, лузер!

— Прошу, — он уступил место Химику.

Тот вытащил из кобуры табельный «Макаров», дождался смены мишеней и отстрелялся. Похуже, конечно, но тоже вполне сносно. По крайней мере, мне за него краснеть не пришлось.

— А вы?

Полковник посмотрел на меня.

— А я что? Я — простой уборщик, мне оружие даже и не положено…

— Вот, держите. Неужели никогда не хотелось попробовать?

Он сменил магазин в своем пистолете и протянул его мне.

Снова неприятно зашуршали, меняясь, мишени.

— Кстати, — вспомнил вдруг я, — А ведь этот ваш Законник — он ведь отлично стреляет, как мне показалось. Или нет?

— Вы правы, — кивнул полковник, — Одна цель — один-два выстрела.

— Два? — присоединилась к разговору Рапида.

— Первый в плечо или в бедро, предупреждающий. Если противник не бросает оружие, а продолжает сопротивление, то второй уже летальный: в голову, в шею или в грудь.

— Предупреждающий в плечо? — ухмыльнулся Химик, — А еще нашу полицию обвиняют в жестокости и превышении полномочий… да они… да мы просто агнцы божии!

— Не очень-то похоже на любителя старинных доспехов и мечей, — продолжил я свои умозаключения.

— Так мы же уже, вроде, решили, что это какой-то миллионер-изобретатель в супердоспехах, разве нет? Там наверняка и система прицеливания есть.

— Скорее всего, — согласился я.

— Кстати, а это хорошая зацепка, — продолжал развивать свою мысль Корнеев, — У нас в городе не так много миллиардеров, как и инженеров, работающих с робототехникой…

Я его уже почти не слушал, поднимая непривычно тяжелое оружие.

Конечно, мне доводилось стрелять и из «Стечкина», и даже из «Дезерт Игла» во время тренировочных занятий с Рапидой, но все же основной упор был на стандартные «стволы» или те, что несложно достать в наших реалиях.


Внимание! Обнаружен повышенный уровень Кортизола!

Внимание! Обнаружен повышенный уровень Дофамина!


«Бах! Бах! Бах! Бах…»

Конечно, показать результат уровня Рапиды мне не удалось, и даже до Корнеева не хватило, зато Химика я уделал. Впервые.

И, кстати, отыграл проигранную ему когда-то на стрельбище двадцатку.

Приятно, черт побери!

А еще, никто кроме меня не обратил внимание на феноменальную точность Законника. Который на первых двух видео щеголял в самых обычных рыцарских доспехах: ни тебе сервоприводов, ни стекла дисплея, ни лазерного целеуказателя — простой шлем с узкой щелью забрала, через которую так хрен нормально прицелишься, как по мне.

Если ты только не опытный тренированный стрелок.

Или не супермутант, с каким-нибудь телекинезом, феноменальной координацией или со способностью к точной стрельбе.

Глава 6. Супергеройское чутье

Настрелявшись вволю, мы отправились «столоваться» в ближайшую кофейню. Которых, к слову, как и всевозможных гостиниц, на улицах города оказалось просто какое-то нереальное количество — буквально на каждом шагу! А вот вездесущих «шаурмоверточных» и «виноводочных» на глаза мне что-то не попадалось.

Меню оказалось скудноватым, впрочем, чего еще ожидать от подобного заведения? Да и не жрать мы сюда пришли, а пообщаться в неформальной обстановке.

— Знафит так, коллефи… — прошамкал Корнеев, запихав в рот целый круассан, — Фообрафения у меня такие…

И он озвучил свой план.

Судя по всему, Законник выходит «на охоту» раз в семь-восемь дней, и как раз завтра должен объявиться снова. Скорее всего, он действительно каким-то образом узнает о вызовах, поступающих в полицию, и спешит на место горячих событий, успевая навести свой «закон и порядок» раньше, чем появляются, собственно, его блюстители. И благополучно исчезает в неизвестном направлении, оставляя после себя трупы, несколько гильз и испорченные записи видеокамер.

— И с этим можно и нужно работать! — с азартом воскликнул полковник, впиваясь зубами в следующий круассан.

Его что, дома жена вообще не кормит? Хм. И вообще, если он женат, то какого тогда хрена подкатывает свои окольцованные яйца к Рапиде? Интересно было бы взглянуть на госпожу Корнееву…

— Нужно, — согласился Химик, — Так когда я смогу изучить вещдоки-то?

— Сделаем, — отмахнулся полковник, — И вот что я придумал: устроим для него западню! Ограничим количество информации в эфире, понизим уровень преступной активности и локализуем потенциально криминогенные районы. А посты выставим таким образом, чтобы получилась сеть: и тогда, куда бы Законник не сунулся, мы успеем его перехватить!

— Не поняла, — нахмурилась Рапида, не донеся чашку с ароматным кофе до рта, — Что значит «понизим уровень преступной активности»?

— Договоримся с авторитетными в определенных кругах людьми, чтобы их «подчиненные» посидели денек тихонько, да и за остальными тоже присмотрели.

— Договариваться с преступниками?

— Учитывая, что именно их Законник и отстреливает — то они оказались весьма заинтересованы в его поимке, и охотно пошли нам навстречу!

Мда, вот так парой оброненных фраз и рушится образ честного, благородного и талантливого Гагарина… Тьфу ты! То есть, полицейского.

— А если не удастся договориться?

— Ограничим выход в эфир по тем районам, которые будут вне зоны нашего контроля. Даже если там что-то и случится, то Законник об этом не узнает.

И добивающий удар: пусть себе грабят, убивают и насилуют — а мы будем тихонечко сидеть в засаде и ждать, пока Законник попадется в наши сети, не обращая никакого внимания на творящийся в городе произвол.

— Это если он сидит на полицейской волне, — уточнил Химик.

— Вот заодно и узнаем, на чем он там сидит, кроме той дури, что заставляет его корчить из себя супергероя, — и Корнеев хохотнул, подмигивая Рапиде.

Я зашаркал под столом ногою, виртуально сгребая виртуальные осколки пушисто-рыцарского образа лучшего полицейского Иркутска. Интересно, это на него так кофе действует?

— Вот, я тут набросал план, но вы не местные, так что мало что поймете.

Полковник разложил на столе карту, расчерченную красными, желтыми и зелеными линиями и точками.

— Точками я отметил наши посты. Линиями — границы районов. Зеленые, это «безопасные» зоны. Оранжевыми обведены места, где возможно обострение обстановки по независящим от нас причинам. И красным — районы, где скорее и «рванет», если вы понимаете, что я имею в виду.

— Так почему бы тогда самим не подстроить ограбление? — предложила Рапида, — Выбрать удобное место и заранее его оцепить. Переодеть толковых ребят в штатское и под зэков: одни пусть изображают заложников, а вторые стволами помашут, да постреляют аккуратненько, шуму наведут. Ну и по всем каналам об этом раструбить, чтобы даже слепо-глухо-немой Законник мимо не прошел…

Корнеев замер, открыв рот, из которого торчал кусок непрожеванного круассана. Он что — бездонный? Не меньше десятка уже умял! Его расширившиеся глаза с нескрываемым восхищением смотрели на девушку.

— Фениально! Мне факое и в голофу не прифло!

Он смущенно прикрыл рот, поспешно прожевал, запил остатками кофе и продолжил:

— Теперь я понимаю, почему прислали именно вас. Сразу видна столичная выучка и хватка! Только не уверен, что мы успеем отменить работу по моей схеме, и четко отработать по предложенному вами сценарию… Я не один день потратил, чтобы все устроить, и теперь переиграть назад будет очень сложно.

— Да и не надо. Ваш план наверняка сработает, а мой будем держать в уме, как запасной.

— Действительно, — полковник улыбнулся, — Так и сделаем. В таком случае, предлагаю вам присоединиться ко мне. Вот, — он застучал согнутым пальцем по карте, — Я планирую поставить здесь три-четыре машины. Тут удобная развязка, откуда можно охватить вот этот, этот и этот сектора. Видите, они все красные?

— Красный — цвет опасный, — почти пропела Рапида.

— Именно. Я буду стоять вот здесь, — очертил он ногтем, — А вам предлагаю ждать на вот этой стоянке. Кстати, надо бы обеспечить вас нормальным служебным транспортом.

Ну надо же. А как же «Ирина Васильевна, не хотите ли составить мне компанию в моем большом и черном джипе с мягкими кожаными сиденьями?»

— Хорошо, — кивнула куратор.

— Прекрасно! Давайте-ка обменяемся номерами, а потом я, к сожалению, буду вынужден вас покинуть. Служба, как вы понимаете. Но обещаю: как только разберемся со всем этим, — он кивнул на карту, — то с меня экскурсия по Иркутску для всей вашей компании!

— Вещдоки, — напомнил ему Химик, и продиктовал свой номер.

Через несколько минут, взяв у нас номера телефонов и оставив свой, Корнеев Сергей Иванович исчез, оставив после себя лишь блеск сверкающей белозубой улыбки, подобно Чеширскому коту.

Попросить, что ли, у полковника номерок его стоматолога?

Буду соблазнять Сирену голливудской улыбкой и манерами человека из прошлого. Вон, даже суровую Рапиду проняло.

— Уборщик, возвращайся на землю, у нас еще куча дел! — окликнула меня куратор.

— В смысле?

— Нужно выяснить, что там надумали наши, и разобраться с твоей новой способностью. Она уже давно должна была откатиться.

— Да, можно снова использовать, — проверил я.

— Погоди, сперва посоветуемся с остальными, может, вместе что-то сообразим. Ну что, все пообедали, можем возвращаться в гостиницу?

Возражений не было.

Я вдруг понял, что мы при Корнееве спокойно используем свои супергеройские имена, ничуть не скрываясь. И он спокойно реагирует на все эти «Уборщик», «Физик» и так далее. Разумеется, полковник в курсе, что никакие мы не москвичи-коллеги, но насколько глубоко этот суперполицейский «в теме»?

Можно ли при нем использовать свои способности или упоминать о Базе и мутантах?

Возвращаться пришлось пешком, благо, здесь оказалось совсем недалеко. И чем ближе мы подходили к своей гостинице, тем ярче становилась удивительная эклектика этого сибирского города. Это когда современные дизайнерские здания ютятся рядом с обшарпанными бетонно-оштукатуренными хрущовками, а их подпирают кособокие деревянные домишки сельского образца с обвалившимися крышами и деревянными облезшими ставнями на пыльных окнах. И тут же через дорогу напротив возвышаются вполне симпатичные новенькие деревянные усадьбы или коттеджи, за которыми виднеются стекло-бетонные гиганты торговых или бизнес-центров.

Словно кто-то взял и смешал вместе несколько разных эпох и кусочков России 19-21 веков.

— Тихо все! — рявкнул вдруг Химик, хотя никто за все время пути и звука не проронил.

Он достал смартфон и ответил на вызов:

— Да? Ага, хорошо, спасибо. Мы уже почти пришли, минут через пять будем.

Убрал телефон и ответил на невысказанный нами вопрос:

— Это Физик. Говорит, что моя программа закончила работу.

— Программа?

— Я попытался восстановить голос этого Законника. Он каким-то образом искажает его, вот я и пропустил аудиодорожку с видеороликов через анализатор.

— Приятно слышать, что хоть кто-то из вас, бездарей, серьезно относится к делу, — похлопала его по плечу Рапида.

— Пф, — я тоже решил блеснуть умом и логикой, — Если это сумасшедший ученый, работающий над доспехом, то у него должна быть и мастерская. С инструментами, реагентами и жрущая электричество килотоннами. А еще он наверняка где-нибудь заказывает какие-то необычные материалы и микросхемы…

— Это-то как раз понятно, — отмахнулся Химик, — поэтому мне и нужно осмотреть вещдоки, чтобы понять, из чего именно сделан его доспех и боеприпасы.

— Осмотреть? Теперь это так называется? Любезный, подайте мне, пожалуйста, во-о-он то пирожное, я его сейчас «осматривать» буду.

— Ты бы лучше помог, чем ерничать по каждому пустяку, — одернула меня девушка.

— Вот сейчас вернемся, как включу свое суперчутье и ка-а-ак всем помогу! — пригрозил я.

Увы, но программа Химика ничем нам не помогла. Ну, голос и голос. Мужик как мужик. Разве что гласные тянет и слегка фонит, как наши звезды, что поют через «автотюн». Никаких зацепок — не устраивать же нам прослушивание для всей мужской части населения Иркутска от 20 до 50 лет, заставив их орать «Я есть закон!» по бумажке?

И вообще даже не факт, что это мужик — поди разбери там, под доспехами.

Так что мы перебрались на кухню, чтобы я снова задействовал свое новое умение.

— Сколько у нас времени на попытку? — деловито поинтересовался Химик, включая секундомер на смартфоне.

— Десять секунд…

— Мало. Ладно. Что ты при этом чувствуешь, что происходит?

— Ну… Мир вокруг становится… Даже не знаю, как это объяснить: тусклым, наверное. Краски, звуки, запахи — все приглушается.

— Ага. Ясно. А потом?

— А потом становится как и раньше.

— Да я не про это. Какие-то новые ощущения или странности появляются?

Ну вот привязался! Мир без вкуса, без цвета и запаха — этого ему мало?

— Нет, ничего такого.

— Хорошо, будем разбираться уже в процессе. Ну-ка, все отошли, дали нам место!

Наш вундеркинд начал раскладывать какие-то приборы на столе, прямо напротив меня. Среди них я заметил несколько смартфонов: на одном был включен диктофон, на другом видеокамера. Хм.

— А разве на видеозаписи не будет и звука тоже?

— У меня тут звук еще три разных прибора пишут. Чем больше данных мы получим, тем лучше.

— Ставлю двадцатку, что наш Уборщик опять облажается! — голос Мистик.

И я тебя тоже обожаю, радость моя бледно-рыжая.

— Ха! Я сотку готов поставить на то же самое, — влез Физик.

— Начали!

По сигналу Химика я активировал способность.


Внимание! Вы активировали умение «Сверхъестественное чутье»!

Радиус действия: 40 метров. Длительность: 12,5 секунд…


Странно. Радиус упал, а вот длительность выросла, о чем я тут же сообщил товарищам.

Мир вокруг снова поблек. И даже голоса Неудачников звучали сухо, словно были лишены любой эмоциональной окраски, и приглушенно, как через подушку.

— Что видишь? Что чувствуешь?

— Да все точно так же как и в тот раз. Слабо выраженные цвета и звуки.

— Запахи?

— Хрен его поймет. Носки Физика как воняли, так и воняют.

Тот показал мне средний палец. Причем, средний палец ноги, демонстрируя, что он сейчас в сандалиях на босу ногу, а значит, носки его пахнуть не могут.

— Ну или ноги, — пожал я плечами.

— Нюхни…

Химик сует мне что-то под нос. Не то серое, не то тускло-зеленое, не то голубое — не получается даже разобрать оттенок.

— М… паста с травами?

— Ешь…

Чайная ложка зачерпывает невнятно-серое месиво и настойчиво лезет ко мне в рот.

Послушно глотаю.

— Сметана? Мед? Не могу понять…

— Какие-то новые ощущение появились? Или что-то, заметно отличающееся от остальных — есть в этой комнате? А среди звуков, запахов? Что-нибудь необычное чувствуешь?

Я покрутил головой.

Прислушался.

— Нет, все по-прежнему. Даже жопа не чешется.

— Глаза закрой. Попробуй почувствовать.

Я послушно зажмурился и…

— Сука-блядь-нахуй! Что это было, ебать тебя паравозом?!

Голову словно обожгло и одновременно раскололо пополам. Острая боль пронзила череп, глаза невольно наполнились слезами. Я попытался их открыть, но передо мной все плыло и двоилось. Во рту появился едва-едва различимый неприятный привкус.

Оборачиваюсь.

Виновато улыбающийся Физик стоял сзади, сжимая в руках мою супер-швабру, сложенную до размеров дубинки.

— Я думал, ты почувствуешь опасность и успеешь уклониться.

— Убью. Я. Тебя. Убью.

В мир снова вернулись краски, запахи и вкус.

В том числе и вкус васаби, целую ложку которого мне пару секунд назад сунули в рот.

— И тебя убью, глиста задротская! — прошипел я, поворачиваясь к Химику.

— Кажется, ты перестарался. Похоже, у него сотрясение: вон, своих не узнает…

Тот начал торопливо сгребать свои приборы, поглядывая на меня с опаской. Я попробовал встать, но полноцветный мир качнулся и едва меня не опрокинув, так что пришлось снова сесть.

— Ой дебилы, — простонала Рапида.

Вместе с Мистик, они довели меня до комнаты и уложили на кровать. Кто-то из девушек смочил прохладной водой полотенце и положил на лоб.

— Полежи пока, а мы прогуляемся, аптеку поищем, — раздался заботливый голос прорицательницы, — Ты как? Тошнит? Голова кружится?

— Угу.

— Этих двух дебилов мы тоже заберем, от греха подальше.

Хлопнула дверь. Затем раздались стихающие вдали шаги, и я остался совершенно один. Избитый, униженный и…

…еще и проблевавшийся, чтобы жизнь совсем уж медом не казалась.

Пришлось подниматься, наощупь искать бутылку с водой, что стояла на столе. Кое-как открыл ее, сполоснул рот, сделал пару глотков. Стянул с себя испорченную рубаху уборщика из «Пчелок» и прямо так завалился на кровать.

И не то уснул, не то потерял сознание.

В себя я пришел ровно через час. А все потому, что специально завел в Интерфейсе будильник, чтобы тот отсчитывал время до отката бесполезного «Сверхъестественного чутья». Мысленно потянулся, чтобы выключить навязчивую пищалку, но промахнулся.


Внимание! Вы активировали умение «Сверхъестественное чутье»!

Радиус действия: 30 метров. Длительность: 15 секунд…


И снова уменьшился радиус, зато выросло время действия.

Вот только… ничего больше не изменилось! Мир остался таким же, каким и был. С сочными красками, тупой головной болью, противным кисло вкусом во рту и запахом блевотины. Фу! Еще и васаби!

Я покрутил головой по сторонам.

Все в порядке.

Облизнул собственный палец, почувствовал вкус… себя, наверное.

Опять сломалось? Неужели от удара по голове?

— Эй, есть кто дома?! — за окном раздался голос Сергея Корнеева.

Нормальный такой, четкий и вполне знакомый голос.

Я поднялся и сделал пару шагов.

И тут меня накрыло.

— Э-э-эй! Ко-о-оллеги-и-и, — невнятное пробормотало нечто за окном.

Которое вдруг оказалось задернуто не небесно-голубой, а грязно-серой занавеской.

Пропали запахи и неприятный вкус во рту.

Выходит, что мой скилл сработал не сразу, а какой-то задержкой?

Я посмотрел на таймер. Нет, уже несколько секунд прошло, вон, шкала активности суперумения послушно сокращается, отмеряя оставшееся время действия.

Вспомнив, в каком я нахожусь состоянии, бросился к шкафу, переодеться. И, едва сделав несколько шагов, снова выпал в неприятную, невкусную и противно пахнущую блевотиной нормальность. Заполненную правильными и настоящими цветами и звуками.

— Ребят, передайте этому вашему тощему, что после шести вечера он сможет заняться уликами, а то он почему-то трубку не берет. А мне пора…

Я бегом бросился к окну, считая шаги. Три… четыре… Есть!

Снова пропали цвета, звуки и запахи. И, к счастью, вкусы.

Взглядом отыскал где-то на противоположной стороне дороги черный «Хайлакс», который непривычно глухо загудел, заводясь. Сколько там до него? Вроде как раз около тридцати метров.

Пикап тронулся с места.

А когда он немного отъехал, меня снова вышвырнуло в «нормальность».

Работает, сука! Все у меня работает! И еще осталось целых две секунды «Сверхъестественного чутья» в запасе, а это значит, что причина всех этих «цветное-нецветное» только что покинула радиус действия моего супергеройского скилла.

Глава 7. Внезапные мутанты

Итак.

Самая первая попытка использовать умение «вышвырнула» меня в Тусклый Мир, как я решил его называть. Впрочем, как и вторая. Не заметив в нем ничего выделяющегося или необычного, что можно было бы назвать «сверхъестественным», я решил, что способность не работает.

Но все оказалось совсем наоборот — она работала!

Именно поэтому все вокруг оказалось серым, блеклым и приглушенным.

Почему именно так? Да Жопокрут его знает!

Но по какой-то причине в третий раз я оказался в нормальном, «цветном» мире. Точнее даже, в полноценном. По какой именно? Ответ тот же: хер его знает! Другое место, время, мое собственное состояние. Или компания…

Какие факторы в первых двух попытках оставались неизменны?

Всего два: мое физическое самочувствие и мои спутники. Если, конечно, не считать чувства голода и жажды, потому как второй раз мы уже успели перекусить. И пострелять, но вряд ли это могло иметь какое-то значение.

Если этот мой талант срабатывает только при получении сотрясения мозга, то ну ее на хуй, такую суперспособность — этак рано или поздно можно и швабру казенную сломать.

Шутка.

Самый очевидный вариант: это мое окружение.

Во время первой активации рядом были Химик и Рапида. Во время второй — все Неудачники вместе. И только в третий раз я находился совершенно один.

Пока в радиусе действия моего «Сверхъестественного чутья» не оказался Корнеев на своем большом и пафосно-черном пикапе.

Вывод?

Я умею чувствовать присутствие людей!

Это, разумеется, самый отстойный вариант. Хуже которого, наверное, разве что жуткая чесотка в присутствии воды или металла где-нибудь поблизости. Версия куда более интересная и оптимистичная: «Сверхъестественное чутье» позволяет чувствовать сверхлюдей!

И при этом мои органы чувств не могут работать нормально, и я оказываюсь в Тусклом Мире, сером и скучном. Клево, правда?

А вот хуй!

Во-первых, не нравится мне эта депрессивная обстановочка. И вкус васаби — тоже.

Во-вторых, а как понять, кто именно стал причиной творящегося вокруг безобразия? Взять, к примеру, того же суперполицейского Корнеева. Может, он тут и вовсе не при чем? Просто как раз в этот момент какая-нибудь потомственная 100-летняя бабка-ведьма решила выглянуть в окошко, и вызвала срабатывание скилла?

Угу.

А потом Сергей Иванович усадил ее в свой «Хайлакс» и повез в номера, предаваться безудержной геронтофильской страсти на противно пахнущих хлоркой и хрустящих от крахмала простынях, не иначе.

В любом случае даже эти мои догадки — уже что-то, и с ними можно и нужно работать. К тому же, все это элементарно проверяется при помощи пары Неудачников и самых обычных, нормальных людей без сверхспособностей.

Я снова попробовал дозвониться до своих, и снова абонент оказался не абонент.

Что за хрень?

От нетерпения я не мог найти себе места, разгуливал взад-вперед, меряя шагами комнату и коридоры. Пытался поспать, но чувствовал себя нехорошо, и горизонтальное положение все еще было мне противопоказано.

Принял душ.

Сделал себе кофе.

Еще раз шагами измерил длину коридора.

Поймал муху.

Отпустил муху.

Проверил телефон.

Скачал пару игр. Поиграл.

Удалил.

Я уже третий или четвертый раз успел принять душ, когда вернулись Неудачники.

— А вот и мы! Эй, ты там как — живой? — раздался довольный голос Физика за дверью.

— Не дождетесь! Кстати, напоминаю, что на дворе двадцать первый век, и уже давно изобретена мобильная связь и вот такие вот стеклянно-пластмассовые штучки.

Я вышел из своего номера, демонстративно помахивая телефоном.

— Угу, — улыбнулась Рапида, — Только лучше убери его подальше, пока…

Договорить, что «пока не» она не успела, потому что рюкзак за спиной Физика вдруг зашевелился, задергался и, оборвав лямки, соскочил на пол и побежал прямо на меня.

— Это еще что за херню вы подцепили? — спокойно поинтересовался я, отвешивая бегающему рюкзаку смачного пинка.

Тот отлетел на полтора метра назад и плюхнулся на пол, не издав при этом ни единого звука, кроме вполне ожидаемого и физически обоснованного «шмяка».

Сверху на него тут же рухнул Химик, придавливая своим, должен заметить, весьма скромным весом. Из-под него торчали лишь грязные ботинки размера этак тридцать пятого, которые дергались, вхолостую перемалывая воздух.

— Или вы украли ребенка, или наткнулись на Питера Динклэйджа, и решили взять у него сотню-другую автографов в спокойной обстановке…

— Почти, — кивнул Физик и пнул рюкзак, стараясь не зацепить товарища, — Это Искаженный, который выводит приборы из строя… Увязался, падла, за нами возле рынка, и все наши мобильники разом сдохли.

Ага. Теперь понятно, почему я не смог дозвониться.

— А следом за ним тут же появляется здоровенный и волосатый армянин. Подваливает и предлагает по дешевке у него телефон купить. Ты когда-нибудь видел «Айфон» в коробке из-под обуви и с нечеткой ксерокопией сертификата?

— Дожили. Уже и барыги мутантов в помощники берут. И что теперь с ним делать?

— Передадим, куда положено. Шеф уже выслал за ним человека.

— Человека, или Корвина?

Физик шутку оценил.

Наш крылатый недоангел-телепортатор позволит сэкономить часов пятнадцать времени, которое ушло бы у курьера на перелет туда и обратно. А в качестве «бонуса», искаженный прогуляется по Лабиринту, словно сотканному из кошмаров шизофреника.

— А тот армянин — точно человек, а не какой-нибудь мутант повышенной мохнатости? Может, и его надо было тоже брать?

— Он мамой поклялся, что нормальный, а этого, — мастер-ломастер еще раз пнул уже переставший дергаться рюкзак, — Отобрал на какой-то свалке у стаи собак.

— Ой! — спохватился я, — А у меня тоже есть хорошие новости. Я наконец-то понял, как работает моя новая способность.

Рапида наконец-то улыбнулась:

— Здорово! Так, мальчики, запихните куда-нибудь этого уродца, чтобы не сбежал. Только свяжите покрепче, и держите его подальше от техники. Еще не хватало, чтобы он нам все оборудование угробил.

— А Физик что — починить его заново не может?

Тот нахмурился:

— Всю энергию слил, и пока только мобильник Рапиды смог «оживить». У меня же ремонт плохо прокачен, особенно по части электроники. Сломать чего-нибудь — это да, это я запросто…

Я пнул рюкзак (а что, всем можно, а мне нельзя?) и спросил:

— А вы уверены, что там внутри не сбежавшая нижняя половина нашего Физика?

— Походу, я реально перестарался с ударом, — покачал тот головой, — И наш Уборщик все мозги на подушке оставил…

Они с Химиком взяли рюкзак с двух сторон, перевернув его ногами вверх — причем, в прямом смысле — и понесли куда-то на улицу. А когда вернулись, то мы расселись на кухне. Мистик уже успела сделать всем чай и кофе, а Рапида смастерила нехитрые бутерброды из хлеба, колбасы и сыра, которые они принесли с собой. И мне наконец-то дали слово.

— Значит так. Помните, я сказал, что все вокруг «тусклое»? Так вот — это происходит только тогда, когда рядом находится какой-нибудь супер. В противном случае, все остается по-прежнему…

— То есть, это ты у нас теперь типа ходячий детектор мутантов получаешься?

— Почти. И если я все правильно понял, то Корнеев — тоже супер! Я именно по нему и отследил, как работает моя способность. Кстати, Химик, он просил передать, что после шести ты сможешь изучить вещдоки по делу о Законнике.

Наступила тишина.

Ну, как тишина? Физик шумно пил обжигающе горячий кофе. Химик чавкал, жуя бутерброд. Рапида задумчиво барабанила пальцами по столу, выстукивая какую-то знакомую мелодию. Мистик машинально теребила свою колоду. Жирная муха билась головой в стекло, видать, пытаясь таким образом привести в порядок свой мушиный навигатор, который упорно отказывался строить маршрут к открытой форточке, находившейся совсем рядом.

— Кстати, неужели тот барыга взял и вот запросто отдал вам такой ценный экспонат? — поинтересовался я.

Куратор усмехнулась, козырнула, и в ее руке появилось удостоверение:

— Капитан Лаврова, миграционная полиция! Предъявите, пожалуйста, свои документы. Паспорт, регистрация, миграционная карта. На каком основании находитесь на территории Российской Федерации?

— И что, показал?

— Свои да, а вот на карликового «подельника» нет, так что пришлось его задержать «для установления личности».

— Ясно. И куда вы дели эту свою «неустановленную личность»?

Рапида перевела взгляд на Химика и Физика.

— К дереву привязали, — отозвался студент, — Повыше.

— А если он вдруг начнет кричать и звать на помощь? — спросил я.

— Так ему нечем, — негромко пробурчал Физик, пытаясь «оживить» чей-то смартфон.

Мне вдруг представился Питер Динклэйдж, которому «нечем звать на помощь», и кушать что-то сразу перехотелось.

— А ведь Шеф наверняка в курсе насчет нашего полковника, — сказал вдруг Химик, — раз уж они давние «приятели». Может, спросим у него, мутант Корнеев, или нет?

— Хорошо, — Рапида кивнула и достала смартфон, отойдя в дальний угол кухни.

Мне почти ничего не удалось разобрать из ее невнятного бормотания. Впрочем, я особо и не прислушивался: все равно ведь сейчас сама все расскажет.

— Хм, — мне вдруг в голову пришла очередная гениальная идея, — Интересно, а Законника этот ваш искаженный может «испортить»? Или хотя бы его броню, или систему наведения — наверняка у него есть какая-то электроника, раз он искажает видеозаписи!

— А ведь действительно — отличная мысль! Молодец, Уборщик, — улыбающийся Физик показал большой палец, — Надо тебя почаще по башке лупить. Вон, сразу мозги заработали!

Наконец, куратор закончила разговор и вернулась за стол.

Мы молча смотрели на нее, отложив в сторону бутерброды и отставив чашки.

— Да, — кивнула она, — Шеф подтвердил, что Корнеев действительно супер, и владеет способностью «Бинарная эмпатия» Д-класса. Именно благодаря ей он сумел стать полицейским с самым высоким уровнем раскрываемости дел и сделать такую карьеру.

Я с облегчением выдохнул: очень уж не хотелось становиться обладателем умения, которое определяет присутствие вообще любых людей, а не только мутантов.

— Что такое эмпатия — мне понятно, — начала рассуждать Мистик, — Но как к ней можно применить понятие «бинарности»? Как это работает?

— Как детектор лжи, — раздался вдруг у входа на кухню голос Корнеева, — Простите, что вот так врываюсь, без предупреждения, но я по-прежнему не могу до вас дозвониться.

— Заходите, — приветливо улыбнулась ему Лаврова, — Чай-кофе будете, Сергей Иванович? Не нужно извиняться, мы всегда вам рады.

— Чай, если можно. Зеленый, пожалуйста. Без сахара.

Ишь ты. Он еще и чай без сахара пьет, мистер суперполицейский.

Корнеев вошел и уселся на предложенный ему стул.

Улыбнулся.

Нет, все же нужно взять у него телефон стоматолога. Тем более, когда стало понятно, что голливудская улыбка — это не часть его особого таланта.

— Читаю немой вопрос на ваших лицах, коллеги, — спокойно произнес он и взял чашку с чаем, — Спасибо, прелестное создание. Итак, бинарная эмпатия, и как она работает…

Выдержав небольшую паузу и сделав глоток, он продолжил:

— Я вижу, когда испытываемые человеком эмоции отличаются от тех, что он транслирует во внешний мир. То есть выражение лица и тело говорят об одном, но внутри он чувствует совершенно другое. Вот, например, Ирина Васильевна вполне искренне заинтересована моим рассказом. Физик только делает вид, что меня внимательно слушает. А тоска в прекрасных глазах вашей рыжей коллеги — это лишь тень испытываемой ею депрессии.

— Как-то не особо похоже ни на эмпатию, ни на детектор лжи, — заметил Химик.

— Да. Не самый удобный инструмент, — согласился с ним полицейский, — Но в сочетании со знанием психологии, умением читать язык жестов и тела — им более-менее можно пользоваться. Особенно в контексте.

— Это как? — заинтересовалась Рапида.

— Как правило я — представитель закона, который имеет дело с подозреваемым или с преступником. В такой ситуации спектр возможных эмоций весьма ограничен. И мне нужно лишь спровоцировать на них своего эм-м-м… клиента и убедиться, что он искренен.

Корнеев бросил быстрый взгляд на отвлекшегося Химика и вдруг заорал:

— Горячо!!!

Тот вздрогнул. Пальцы его разжались, и кружка с недопитым чаем упала на пол, орошая все вокруг сладковато-желтыми пятнами.

— Заче-е-ем? — с досадой протянул Химик, рассматривая намокшие брюки.

— Вот как сейчас, например. Какие эмоции может испытывать этот юноша? Злоба. Досада. Растерянность. Ненависть конкретно ко мне — не самый большой диапазон, верно?

— Все равно, не очень понятно.

— Это вопрос практики и решаемых задач, только и всего. Молодой человек, э-э-э…

— Химик, — недовольно пробурчал тот.

— В качестве компенсации предлагаю вам прямо сейчас прокатиться со мной в управление: заглянем в хранилище улик.

Студент что-то невнятно пробормотал про «переодеться», «тянут резину» и «понаберут по объявлениям», и отправился наверх, в свою комнату.

— Вы там это… Без присмотра его не оставляйте, пожалуйста, — посоветовал я.

— В смысле? — полицейский нахмурился, — Что, употребляет? В любом случае, я обязан проследить, чтобы он «нечаянно» не прихватил с собой что-нибудь оттуда.

— Или не проглотил, — добавил я.

Корнеев улыбнулся:

— Ну, он же не маленький, чтобы всякую гадость в рот тащить, в самом деле?

На лицах Неудачников синхронно расплылись многозначительные широкие улыбки…

Глава 8. Ищейка

Химик с мутантом Корнеевым ушли, а мы продолжили свой импровизированный совет.

— Так что решаем с нашей карликовой версией Физика? — поинтересовался я.

— Вот как нашлю ломательное проклятье — у тебя ни один прибор до конца жизни работать не будет, — пригрозил «оригинал».

— Наверное, есть смысл его пока придержать при себе, — задумалась Рапида, — Радиус действия его способности примерно шагов десять. Извини, Физик, но по этому параметру он тебя уделывает. И лично я бы предпочла подставить под пистолеты Законника левого уродца, чем товарища по отряду.

— Да я как бы и не претендую, — пожал тот плечами.

— Тогда я пока даю отбой Корвину, и нужно перепрятать этого красавца в более надежное место. Жаль, что в номерах нет сейфа.

— Так ведь задохнется, — вмешался я, — Или ему тоже… нечем?

— Нужно что-то вроде погреба. Может, в баню его?

— На святое замахиваешься, командир, — покачал головой Физик, — Баню не трожь!

В итоге мы оттащили затихшее существо (в том же самом рюкзаке) в соседний полуразобранный домишко, в котором шел ремонт — судя по всему, владельцы гостиницы собирались превратить его во второй корпус или еще во что-то полезное.

— Что-то мне кажется, что концентрация мутантов в Иркутске какая-то нездоровая, — высказал я свои мысли, — Мы тут еще и суток не пробыли, а уже двоих встретили. И еще где-то третий бегает, железом гремит.

— Насчет Законника еще ничего не доказано.

— Это как раз легко. Оставьте меня с ним один на один, и я скажу, наш это клиент, или нет.

— Смотри-ка! — Физик довольно оскалился, — А наш малыш-то уже совсем большой стал! Скорого, того и гляди, бриться начнет и сигареты таскать у папки…

Рапида погрозила ему пальцем и задумчиво произнесла:

— Это ничего не значит. Могло быть несколько одноразовых аномалий, которые давно уже выдохлись. Например, Корнеев не может развивать свои умения, вот и приходится ему призывать на помощь психологию и знание языка тела. И тварь, что мы поймали, скорее всего, тоже нечаянно попала в какую-нибудь «хлопушку».

— Может, это даже и не человек был… — добавила Мистик.

После того, как она снова присоединилась к команде, рыжая гадалка была подавлена и молчалива, почти не принимала участия в общих беседах, и лишь нервно теребила свои карты. В свете вскрывшихся фактов о ее способности «Конструктора реальности», Шеф запретил прорицательнице предсказывать будущее. Так что немудрено, что девушка чувствует себя не в своей тарелке, да еще и совершенно беспомощной. И бесполезной для Отряда Неудачников, чего уж греха таить.

— Не исключено, — согласилась куратор.

Хотя, а вот какая польза для команды от меня? Ну да, я могу неплохо махать своей шваброй-дубинкой, «подскальзывать» противника и отмывать пятна крови с одежды.

Вот только против армии клонов или того же Законника все это бесполезно.

А мои воровские таланты перестали иметь значение после того, как нас перевели на «расширенное довольствие» — и теперь мы вполне законно можем снимать жилье, арендовать или даже покупать транспорт. Про художественные навыки я и вовсе молчу — вон, Фотопринтер чего хочешь изобразит, да еще и заламинирует и даже водяные знаки, где нужно, шлепнет.

На меня вдруг накатила тоска.

Только-только начал чувствовать себя настоящим героем, и на тебе — если рассудить здраво и по фактам, то никакой моей заслуги в спасении Базы не было. Любой другой из Неудачников сделал в разы больше, чем Уборщик. Считай, что мне просто перепало немного чужой славы.

Повезло оказаться рядом в нужное время и в нужной команде.

Банальная удача — стать одним из Неудачников.

В команде которых я просто как пятое колесо, даже не запасное.

Как чемодан без ручки.

Как зонтик для рыбы.

Как Уборщик без грязи.

В общем, я в очередной раз осознал себя никчемным, бесполезным и никаким не супергеройским супермутантом. И сделал то, за что в любой другой ситуации сам бы себе руки оторвал, и в рекомендуемое Физиком место засунул не раздумывая.


Вы хотите потратить отложенную мутацию, чтобы развить способность «Сверхъестественное чутье»?

Мутаций осталось: 2.

[Подтвердить] [Отменить]

Внимание! Получен 3-ий уровень способности «Сверхъестественное чутье»!


Я глянул описание скилла, которое, кстати, после первого же использования стало подробнее, и содержало данные о радиусе и времени действия умения. Теперь же информации стало еще больше:


«Сверхъестественное чутье» [3]

Способность «С-класса» (активная, сенсорная).

При активации позволяет обнаруживать сверхъестественные сущности.

Радиус: 60 метров.

Длительность: 12 секунд.

Перезарядка: 1 час 20 минут.


Все числовые показатели увеличились — даже время перезарядки, к сожалению. Как там говорилось у классика? «С большой силой приходит и большой кулдаун…»?

Но взгляд зацепился совсем не за это, а за слово «сущности» в описании. Не существ. Не мутантов или суперов. А «сущности», что бы это ни значило.

— Эй, гляньте-ка, наш Уборщик, похоже, какой-то дрянью закинулся, и стал на дебила похож больше, чем обычно! — раздался взволнованный голос Физика.

Точно. Я ведь еще и глаза закрыл, чтобы проще было управляться с интерфейсом.

— Все в порядке, — пришлось отозваться, — Просто улучшил свою новую способность.

— И как?

— Еще не знаю. Тестировать надо. Только теперь у нее радиус стал еще больше, так что нужно место попросторнее и без посторонних, для чистоты эксперимента.

Такое место нашлось неподалеку, в 20 минутах ходьбы — что-то вроде заболоченного пустыря рядом с крупной сетью торговых центров, напоминающей нагромождение гигантских разноцветных кубов. Пустырь этот зарос высокой спутанной травой, в которой виднелись проплешины сочащейся влагой грязи, несколько стихийных мусорных куч да невзрачные, едва заметные тропинки, видать, проложенные жителями соседних домов, не желающих тратить время на обходные пути.

При помощи шагомера и нескольких веток мы сделали нехитрую разметку, отсчитав и обозначив дистанцию 50, 55, 60, 65 и 70 метров. Мистик поставили на последней. Физика на отметке в 65 метров, а Рапиду на дистанции чуть дальше 60 метров — в паре шагов от области, теоретически накрываемой моим «Суперчутьем».

— Давай! — скомандовала куратор, и я «дал».

То есть переключился в суперчувствительный режим, активировав способность.

И, вполне ожидаемо, ничего не случилось — потому что в области действия не оказалось ни одного мутанта. И вообще ни одного живого существа.

— Давай! — эхом отозвался я.

И Рапида сделал шаг вперед, к 60-тиметровой отметке.

Никакого эффекта: мир вокруг по-прежнему оставался красочным, шумным и далеко не благоухающим, учитывая близость мусорной кучи, которую какому-то идиоту (по имени Физик) взбрело в голову сделать «центральной точкой для нашего эксперимента».

— Еще!

Девушка шагнула снова.

Нет. В Тусклый мир я не переместился.

Или он не возник вокруг меня — в природе этого явления мне разобраться еще не удалось.

Значит, или я что-то сломал в своем умении, или мы ошиблись с разметкой, и Рапида все еще за пределами действия моего «Суперчутья». Радиус и время действия которого во время активации были указаны базовые: 60 метров и 12 секунд.

Шкала действия скилла приближалась к середине, и отсутствие какого-либо результата начало меня нервировать — ждать еще полтора часа до следующей попытки не хотелось.

— Еще!

И снова нулевой эффект.

— Еще. Еще! Еще!!! — я начал паниковать и сорвался на визг.

Жужжание мух на мусорной куче стало даже громче, как и исходящее от нее благоухание. И трава еще, как назло, такая мерзко-зеленая, сочная и пушистая.

Я поднял голову, чтобы скомандовать отбой эксперименту.

И замер.

Застыл, не сводя взгляда с тускло-сероватой Рапиды, которая невнятно мне что-то кричала.

— Физик! Пять шагов вперед! Скорее! Бегом! — заорал я, не сводя с него взгляда.

И тот послушно рванул в мою сторону, и когда ему оставалось всего пару шагов до застывшей неподвижной девушки, он вдруг «потускнел». И трава вокруг него в радиусе примерно метра — тоже.

Присмотревшись, я понял, что аналогичная картина наблюдается и рядом с Рапидой.

Вот они, стоящие в двух шагах друг от друга «сверхъестественные сущности».

Бинго! Теперь я могу с точностью до метра определять, кто и где выпадает из картины обыденной реальности, привнося в нее частичку Тусклого мира.

Счетчик времени отмерил последнюю секунду, и Физик с Рапидой снова обрели глубину цвета, вкуса и запаха — насчет последних, правда, я сомневался. Зато больше не сомневался в том, что принял правильное решение, прокачав свою новую способность — с этой минуты в Отряде Неудачников появилась «ищейка», способная находить мутантов!

И уж это-то умение сложно назвать бесполезным, даже не смотря на некоторую ограниченность его использования.

— Ну как?

Товарищи окружили меня, и в их взглядах и безо всякой там психологии легко угадывался один и тот же немой вопрос.

Для нагнетания драматизма я выдержал двухминутную паузу и, наконец, сообщил:

— Теперь я знаю кунг-фу! В смысле, могу отличать мутантов от обычных людей.

И лучшей наградой мне стало шуршание двух сотен баксов, которые перекочевали в руки Рапиды от остальных Неудачников, которые не поверили в Уборщика.

Так вам и надо, лузеры!

Глава 9. Несемейный ужин

Прежде, чем вернуться в гостиницу, мы пробежались по супермаркетам, раз уж оказались рядом. Купили продукты, алкоголь, а Физик присмотрел себе какие-то фирменные кроссовки, «о которых давно мечтал». Странные, конечно, у некоторых мечты: всего за 4 999. Я бы даже сказал, что весьма приземленные.

А к стремительно приближающемуся ужину мы взяли с собой несколько больших сетов роллов, чтобы не заморачиваться с готовкой. Тем более, что обещавший поразить нас своим кулинарным искусством Химик сейчас наверняка кусал и облизывал всякую дрянь в полицейском управлении.

— Кыс-кыс, — присела вдруг на корточки Мистик, когда мы возвращались через пустырь.

Она вытащила пару роллов из коробки и протянула их дрожащему и мурлыкающему кусту, что находился шагах в трех-четырех от нее.

Куст прекратил всякие шевеления и затих.

Прошла минута.

Мы с Рапидой и Физиком замерли чуть в стороне, ожидая, что же случится дальше. Впервые за все время наша гадалка хоть к чему-то проявила явный интерес.

Наконец, куст не выдержал и дрогнул.

И явил на свет крошечную кошачью мордочку цвета ночи. С огромными ушами, круглыми глазищами и белоснежным пятнышком-треугольником на пушистой грудке.

— Какая прелесть! — выдохнула рядом со мной суровая капитан Лаврова, до сих пор так отзывавшаяся лишь о чем-нибудь громыхающем и крупнокалиберном.

«Прелесть» сделала неуверенный шаг вперед, осторожно ступая крошечными лапками в сторону соблазнительно пахнущего угощения.

— Мр? — вопросительно муркнул оживший кусочек пушистой тьмы, снова застыв буквально в полуметре от кусочка Филадельфии.

— Тебе, тебе… — улыбнулась Мистик.

Но котенок застыл на месте, не решаясь идти дальше. Его крошечный носик легонько вздрагивал, впитывая соблазнительные ароматы, но, видать, в этом миниатюрном мохнатом организме не нашлось места для такого чувства, как «храбрость».

Это поняла и девушка.

Вздохнув, она, положила ролл на землю, выпрямилась и сделала несколько шагов назад.

Миниатюрное создание, еще недавно напоминавшее клочок черного пушистое облачка, вдруг превратилось в молнию, в какие-то доли секунды преодолев последние полметра и ухватив белоснежными зубками соблазнительно пахнущее угощение…

…и тут же застыло, словно превратившись в статую.

— Чего это с ним? — нахмурился я.

— Карта Отшельника…

Мистик сделала пару шагов и подхватила мохнатую «статую» котенка, которая на такое отношение к ней никак не отреагировала, даже не пискнула и не шевельнулась.

Только теперь я заметил, что ролл лежал не на земле, а на Карте Таро.

— И что она делает?

— Временно изолирует объект вне нашего пространства и времени. Выглядит, как паралич, но это совсем другое, — гадалка волнообразно провела свободной рукой, — например, сейчас его и дождь не намочит и пуля не возьмет.

— Ого! А с Законником такой трюк сработает?

— Слишком большой и тяжелый, — вздохнула девушка, — Средних размеров собаку Отшельник «изолирует» на пару секунд максимум. Теоретически, на секунду-полторы может подействовать и на ребенка лет десяти, но я на детях эту карту не пробовала.

— Фш-ш-ш! — встрепенулся в ее руках котенок, не выпуская, тем не менее, изо рта честно добытый кусочек семги.

— Назову тебя Младшей Сестрой Тиамат, Владычицы Тьмы! — тоном, не терпящим возражений, заявила пушистой крохе Мистик.

Та в ответ сделала «кусь», вцепившись в палец готки.

— Похоже, ей не нравится, — заметил Физик, — Может, это пацан? Эй, мелкий, как насчет имени «Отрыжка Ночи»?

Судя по тому, что в этот момент котенок обгадился, новый вариант его тем более не устроил.

— Фу! Вот вроде же маленький, а воняет, как большой! — скривился мастер-ломастер.

— Ладно, Тьма, потом разберемся, кто ты у нас и как тебя звать, — решила новоиспеченная котенковладелица и, передав Физику свой пакет с продуктами, зашагала вперед, разговаривая с уютно пристроившимся в ее испачканных ладонях черным клубочком.

Физик открыл рот, чтобы что-то сказать, но куратор прижала палец к губам, призывая его к молчанию. Тот тяжело вздохнул и двинулся следом за готкой. На всю возню с этим «воплощением Тьмы» у нас ушло минут десять, и в гостиницу мы возвращались с обновленным составом.

— А если вдруг нет? — спросил я, приотстав и дождавшись Рапиду.

— Что «нет»?

— Если здесь не куча одноразовых аномалий, а одна «блуждающая», типа нашей «Мясорубки»? Появляется где-нибудь и ждет очередного бедолагу. Лепит из него карлика-уродца или наоборот, эталонного Гагарина, и снова пропадает на какое-то время.

— Хм… Такое вполне может быть. Я сообщу Шефу о твоих предположениях. Спасибо, что поделился.

— И если я прав, то что тогда?

— Скорее всего, Контора пришлет сюда комиссию, которая будет изучать этот вопрос. И там уже по ситуации: аномалию могут изолировать, придумать, как ее можно использовать, а в крайнем случае — даже ликвидировать.

— Их можно уничтожать?

— Даже нужно, — усмехнулась куратор, — Хорошо, что почти все аномалии — это или одноразовые «хлопушки», или «пугачи».

О! Новое слово!

— Что значит «пугачи»?

— Они реагируют только на сильнейший эмоциональный всплеск, например, во время стресса или смертельной опасности. В таком случае человек получает способность, которая должна помочь ему выжить. Как правило, это телекинез, суперсила или сверхскорость. В обычном состоянии ты пройдешь сквозь нее и даже не заметишь, как и она тебя. Но даже получив в ней суперспособности, человек далеко не всегда это осознает. Если вдруг кто-то спасает свою жизнь, отшвырнув в сторону мчащийся на него автомобиль или перепрыгнув трехметровый забор…

— …то это списывают на всплеск адреналина, — закончил я.

— Верно. И свежеинициированный супер и дальше живет самой обычной жизнью лишь потому, что ему и в голову не приходит повторить свой подвиг. Да и умения «пугачи» дают относительно слабые, максимум D-класса.

— А вот я слыхал,— подал голос Физик, который шел чуть впереди, и слышал весь разговор, — что наш ангел сизокрылый тоже через «очкосжимательное пятно» прошел.

— Ты про Корвина?

— А ты знаешь других пернатых суперов на Базе?

— Только вот его способность не назовешь ни банальной, ни слабой… Это в какой же заднице надо было очутиться, чтобы крылья отрастить и спиться?

— Вот у него самого и спросишь. Не хочу детям страшилки на ночь рассказывать, а то потом за тобой еще простыни менять…

— Как скажешь, дедушка. Кроссовки-то, небось, купил, чтобы на свиданке покрасоваться? Тогда уж лучше взял бы нормальный костюм с галстуком, если хочешь впечатление на даму произвести.

— Я что, похож на пижона или мелкого офисного задрота? — фыркнул Физик.

— Согласен, виноват. Камуфляж или мятый тельник тебе подойдут больше.

— Хамишь.

Со стороны бодро шагающей впереди с котенком на руках Мистик раздалось мурлыканье на два голоса: похоже, девчонки нашли друг с другом общий язык.

— Теперь только попробуй ее задеть или неудачно подшутить, — недовольно пробурчал Физик.

— Боишься, что проклянет, или натравит на тебя свою жуткую мохнатую зверюгу?

— В новые кросовки нассыт, и скажет, что это все мелочь пушистая.

Я попытался представить эту картину и, не выдержав, рассмеялся.

— Смейся-смейся.

— Просто признайся, что ты не любишь животных, вот и все.

— От них шерсть, блохи и мебель драная! — заявил Физик.

— У тебя вообще хотя бы хомячки или рыбки были когда-нибудь, эксперт-животновод?

— Хуже! — вмешалась Рапида, — У нашего Дон-Жуана был настоящий роман с женщиной-кошкой. Тоже, кстати, с настоящей.

При этих словах мне, сперва, вспомнилась героиня их комиксов про Бэтмена. Ну, та соблазнительная длинноногая деваха, что бегает в обтягивающем латексном костюме и решительно доминирует над всякого рода преступниками.

Потом перед моим внутренним взором начали проноситься фотосеты разного рода азиаток-косплеерш с мимимишными ушками, хвостиками и сиськами навыкат — я таких называю «сисьплеершами». Конечно, вся эта фурри-тематика немного не мое, но некоторые модели в подобных образах выглядят действительно весьма эффектно и соблазнительно.

А потом я вдруг вспомнил, с кем рядом нахожусь. И в какой вообще ситуации оказался после своего «освобождения» из тюрьмы. И понял, что недовольное бурчание Физика про «…шерсть, блох и мебель драную» может быть напрямую связано с «настоящей женщиной-кошкой».

— Вернулись, — коротко прокомментировала Рапида, указывая на припаркованный напротив гостиницы «Хайлакс» Корнеева.

Рядом стоял не менее черный и такой же служебный, судя по номерам, «Лэндкрузер». Интересно, кого еще к нам нелегкая занесла, и имеет ли этот бравый полицейский полковник понятие о таких терминах как, «конспирация» и «секретная организация мутантов-супергероев»?

Мы зашли внутрь.

— О-о-о! А вот это от души! — приветствовал радостным возгласом Физик довольно богато уставленный закусками и алкоголем стол на кухне.

— Вот. Как-никак, вы у меня в гостях, — смущенно шаркнул ножкой Корнеев и белозубо улыбнулся, — Прошу к столу, господа и прекрасные дамы!

Он подскочил к нам и забрал пакеты у Рапиды.

— Мы тоже не с пустыми руками, — принялся я доставать купленную нами выпивку.

Пиво и шампанское отправились в холодильник, вино и виски — на стол. Следом за ними и роллы, извлечение которых сопровождалось пристальным взглядом пары огромных кошачьих глаз.

— Ой, а кто это у нас тут такой хорошенький! — засюсюкал Химик, когда Мистик передала ему своего пушистого питомца.

— Я хочу, чтобы ты его проверил, — попросила девушка.

— В смысле?

— Ну, не болеет ли он чем. Блохи там, глисты…

Наш эксперт-криминалист скривился.

— Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста, Химик, ну миленький! — взмолилась гадалка, — А я тебе приворожу любовь всей твоей жизни.

— Не надо никого мне ворожить. Давай сюда…

Студент вздохнул, поднес котенка ко рту и… лизнул его во влажный носик.

— О! Гляньте, ща они с Химиком будут друг другу задницы вылизывать! — гоготнул Физик, и с громким хлопком открыл шампанское.

— Не дождешься. Держи… Блохи есть, но совсем немного, животное довольно чистое. Легкое расстройство желудка, может болеть живот, поносить. Глистов нет, прививок не делали.

— Спасибо! — довольная Мистик чмокнула «Айболита» в щеку, отобрала у него котенка и первой схватила бокал с шампанским.

Сделала приличный глоток, перехватила мой взгляд, смущенно улыбнулась и пожала плечами.

— Эй-эй! Ну-ка, не расслабляемся! — прикрикнула Рапида, — Давайте сперва закончим рабочие вопросы, и уже потом будем отдыхать.

— Нет, вы только посмотрите, — Физик обвиняюще ткнул в нее вилкой, на которую был зверски насажен только что выуженный из банки малосольный огурец, — ну ничего святого для этой стремной бабы нет!

— Во-первых, я красивая, — отозвалась куратор, — Во-вторых, мы с ангелом на брудершафт пили, и с бессмертным невидимкой в карты на раздевание играли. Так что со святыми я на «эй ты, хватит мухлевать: у тебя руки прозрачные, и я все вижу!» Химик! Что нового выяснил?

— Узнал, что в местной полиции работают лодыри и бездари, — недовольно отозвался тот, — Даже улики собрать нормально не могут. Ни тебе отпечатков ног, ни образцов крови пострадавших, ни… — он махнул рукой, — Ай…

— А по фактам?

— Факты у нас такие. Законник таскает на себе броню из титанового сплава. А в сочленениях, скорее всего, используется углеволокно: вроде того, из которого корпуса болидов «Формулы-1» мастерят. Боеприпасы он применяет обычные, оружие, скорее всего — тоже.

— «Дезерт Игл» — штука приметная, по крайней в этих местах, — Заметила Рапида.

— Уже копаем, — кивнул Корнеев.

— Кстати, а чья машина рядом с вашей припаркована?

— Ваша, — полицейский улыбнулся, — Я же обещал достать вам нормальный служебный автомобиль для завтрашней операции. Вот.

Он положил на стол связку ключей и добавил:

— И еще одна у вашего юного друга. Кстати, очень… забавные у него методы анализа… Я был несколько… удивлен. Но и очень эффективные, должен заметить.

И кивнул на Химика.

— Так кто этот Законник: наш клиент, или обычный гений-миллиардер? — спросила у него Рапида.

— Без понятия. Мне бы изучить свежие следы, а не всякий мусор, собранный кривыми добрыми руками бездарей из Управления. Тогда, может быть, и смогу ответить на этот вопрос. А у вас что нового?

— Мистик нашла свою младшую сестру, вон, в жопу ей дует, — подал голос Физик, — А у Уборщика открылся третий глаз в интимном месте, и он не хочет нам его показывать.

Я хотел, было, ответить какой-нибудь колкостью, но обратил внимание, что тот почти ничего не ест, и бокал с вином перед ним стоит не тронутый.

— Что, язва открылась, пердун ты старый?

— Неа. У меня же свидание через час.

— Ирина Васильевна, — полковник повернулся к куратору, — Я могу вам еще чем-то помочь? Оружие, или бронебойные боеприпасы, средства связи?

— Спасибо, Сергей Иванович, — та ответила ему улыбкой, — Нам ничего не нужно. А ваши бойцы — они, надеюсь, вооружены с учетом того, кто им будет противостоять?

Он посмотрел на наручные часы:

— Через час-полтора я должен провести инструктаж перед командирами отделений, и обязательно объясню, с чем мы имеем дело.

— Ой! А можно с вами?

— Конечно! Буду только рад.

Полковник поднялся с наполненным бокалом:

— Ну что, господа и прекрасные дамы. И животные. За успех нашей операции!

Мы дружно выпили. Закусили. Снова выпили… Физик лишь печальным взглядом провожал мелькающие мимо закуски и делал не больше пары глотков. А когда вдруг у него в кармане завибрировал телефон, он извинился и вышел из-за стола.

Я тоже поднялся и выглянул в окно.

Там стояло желтое такси, а рядом — администратор Анна, которая тоже разговаривала по мобильнику. Понятное дело, с кем.

Способность моя откатилась, и я ее активировал.

У машины стояла обычная симпатичная девушка, в ярко-желтом коротком, несмотря на вечернюю прохладу, платьице. И водитель в такси тоже сидел самый обычный. По крайней мере, он не «потускнел». В отличие от тех, кто продолжал есть и выпивать на кухне.

Прошелся до выхода из гостиницы, приоткрыл ее и высунулся наружу. Посмотрел на недостроенный дом рядом, где мы оставили искаженного «Динклэйджа». То ли мое умение не позволяло видеть через стены, то ли карлик давно уже сбежал, но мир в той области оставался нормальным, полноцветным.

Я вернулся за стол.

Физик же, напротив, извинился и свалил, а через полминуты за окном раздался стук закрывающейся двери и звук удаляющегося автомобиля.

Мистик почти поровну делила свое внимание между котенком, скармливая ему по чуть-чуть из каждой тарелки, и бутылкой виски. Первый раз я видел, чтобы она столько пила.

Что же такого с ней делали наши «толстолобики»? Сама на себя не похожа!

Корнеев продолжал изображать из себя галантного кавалера, подавая тарелки, подливая вино и шампанское, рассказывая бородатые, но все равно смешные анекдоты и забавные случаи из своей практики полицейского следователя. Сам он при этом не пил: за рулем. Да и, опять же, ему еще инструктаж перед бойцами спецназа проводить.

Химик лениво ковырял вилкой гору разнообразной еды, которую водрузил перед собой на огромной тарелке. Пить он не пил вообще: опасался сжечь свои суперчувствительные рецепторы.

Всякое говно жрать с пола и из мусорных ведер, видите ли, он не боится, а пару сделать пару глотков вина в компании приятелей — так фигушки. Вон, даже Рапида нет-нет, но делает глоток-другой.

Через полчаса ушли и Корнеев с Лавровой.

Химик включил какой-то фильм по кабельному, и смотрел его одним глазком. Вторым «глазком» он смотрел в бокал Мистик, который та требовала наполнять, как только он пустел.

От выпитого и пережитого меня начало клонить в сон, и я пошел в свой номер.

Сил не осталось даже на то, чтобы принять душ. Да и «надушился» я уже за сегодня на неделю вперед, пока ждал Неудачников и страдал от сотрясения мозга. Поэтому я разделся, разбросав одежду по комнате, и завалился на кровать. Нащупал подушку, обнял ее и закрыл глаза.

Минут через десять звук телевизора стал потише, и я мысленно поблагодарил Химика за заботу.

А еще через пять что-то влажное ткнулось в мою руку.

Затем мазнуло пушистым по лицу.

И крохотный шершавый язычок принялся вылизывать мне нос.

— Ты здесь откуда взялось, воплощение Тиамат? — прошептало я, — Где хозяйку потеряла?

В комнате сверху раздались осторожные звуки шагов, внезапный грохот какой-то упавшей мебели и приглушенные ругательства.

Щелкнул выключатель.

Скрипнула, сминаясь под тяжестью тела, постель. И еще раз. И еще.

И снова голос — точнее, два едва различимых голоса, которые сменились ритмичным скрипом работающих пружин матраса, через который иногда прорывались сдавленные женские стоны.

— Каждой твари по паре, — пробормотал я, и притянул к себе поближе пушистый комочек тьмы, — И только мы с тобой никому не нужны.

Котенок согласно муркнул и свернулся клубочком возле моей шеи. Зевнул…

— Фу, подруга! Ты бы хоть иногда зубы чистила! Воняет хуже, чем носки Физика!

Не прошло и минуты, как кошечка ритмично заурчала.

Негромко, но это расслабляющее урчание заглушило раздражающие звуки сверху. Приятное тепло, исходящее от пушистого клубочка, тесно прижимающегося ко мне, тоже действовало успокаивающе, и я сам не заметил, как уснул…

Глава 10. В засаде

Проснулся я от того, что кто-то настойчиво пытался отгрызть мне большой палец на правой ноге.

— Изыди, Тиаматское отродье, или как тебя там, — дернулся я и попытался спрятаться под одеялом.

Но черный пушистый комок из шерсти, когтей, зубов и мурчания тоже оказался там, и продолжал грызть человечину в моем лице.

Точнее, в лице моей ноги.

— Неудачники, подъем! — раздался зычный голос Рапиды, — Жду весь личный состав через двадцать минут. Чистыми, трезвыми и...

— Тьма! — заглушил ее речь крик Мистик, — Мелочь пушистая, ты куда запропастилась, раздери тебя Тиамат? Привет, ты кошку мою не видала?

— Черная, блохастая и такая же вредная, как ты? Нет, не видела.

Я поймал запутавшегося в одеяле котенка и притянул к себе. Погладил и попытался почесать пальцем за ушко, но был безжалостно за него пойман, облизан и искусан мелкими, но довольно острыми зубками.

— Утешать и развлекать меня, как я понимаю, ты не собираешься? — сделал я логичный вывод.

— Мяу!

— Ты слышала? — голос Мистик раздался совсем рядом за дверью.

В дверь моего номера забарабанили крохотные решительные кулачки:

— Эй ты, а ну открывай, гнусный похититель беззащитных котят!

— Если ты беззащитная, то я — Американская королева, — я ткнул пальцем в мохнатое пузико и тут же отдернул руку, чтобы не угодить в когтистый плен.

— Мяу, — обвинительный тоном отозвалась малышка.

— Я знаю, что в Америке президент, а не короли.

Стук в дверь возобновился:

— Вот, опять — я все слышала! Уборщик, открывай!

Угу. Я ночью тоже кое-что слышал... Но вслух ответил:

— Мы в душе! И тебе, кстати, тоже советую поскорее привести себя в порядок.

— Пятнадцать минут, — напомнила Рапида.

Пришлось-таки вставать, потягиваться и ползти в душ. Черный комочек тьмы все это время ошивался рядом, не желая оставлять меня наедине с льющейся водой, но и не решаясь шагнуть под тугие струи.

— Ты — мелкое ссыкло, — попробовал подначить ее (или, все же, его?).

Не вышло.

— Мяу, — охотно согласилась со мною зверушка, и в знак доказательства надула приличную такую лужу.

— Маленькая, а ссыт, как большая, — всплыли в памяти слова Физика.

Закончив с водными процедурами, я переоделся в «конторскую» униформу Уборщика. Раз уж мы идем на серьезное дело, то мне бы хотелось оказаться максимально защищенным. Бросил быстрый взгляд в зеркало: вид вроде вполне товарный. Еще бы не раздражающе-оранжевый цвет униформы!

— Мур-р-р? — котенок потерся о мою ногу и начал скрестись в дверь.

Я толкнул ее.

Заперто.

— Дамы вперед! — объявил я, поворачивая ключ, открывая дверь и пропуская перед собой Тьму.

Та, словно услышав и поняв меня, задрала свой короткий хвостик трубой и с важным видом продефелировала наружу.

— Кыс-кыс-кыс, — тут же позвала Мистик, — Я же говорила, что это Уборщик ее забрал! Иди ко мне, моя девочка. Надеюсь, этот жуткий дядька не обижал тебя?

Остальные Неудачники уже в полном (не считая меня, конечно) составе собрались на кухне. И, судя по внешнему виду, они тоже прекрасно понимали всю серьезность предстоящего мероприятия. Я окинул их быстрым взглядом, пытаясь хоть что-то прочесть на невозмутимо суровых лицах.

Как прошло свидание Физика?

Ограничилась ли Рапида только присутствием на инструктаже, и оказался ли мистер идеальный полицейский еще и примерным мужем?

И что теперь между Химиком и Мистик?

Вели себя все совершенно обычно, насколько я мог судить. Лениво жевали холодные роллы — остатки вчерашнего пиршества — да пытались воскресить себя при помощи кофе или чая. И молчали.

— Ну фто, — Рапида осеклась, наскоро проглотила свой завтрак и повторила, — Ну что, готовы?

— Нет! — синхронно отозвались мы, демонстрируя довольно редкий для нашей сумасбродной компании образец единства мыслей и желаний.

— Плевать! Время не ждет, так что сейчас мы по-быстрому экипируемся, и выдвигаемся.

И я, максимально неразборчиво выражая недовольство себе под нос, зашагал следом за нашим неугомонным куратором на второй этаж. Остальные двинулись за мной…

— Прошу!

Рапида распахнула дверь.

Быть первым, кто туда войдет, мне не хотелось, но никто и не спрашивал моего мнения, так что…

И я зашел в комнату.

— Кто-то ограбил полицейский склад? — удивленно воскликнул Физик прямо мне на ухо, ввалившись следом.

— Просто кто-то внимательно изучает суть задания и занимается планированием миссии и подбором снаряжения, — отозвалась капитан Лаврова.

Она же Рапида, но здесь и сейчас это была именно офицер полиции. И всем нам предлагалось последовать ее примеру, судя по тому, что находилось в комнате.

Это было омоновское снаряжение.

Форма, бронежилеты, шлемы, ростовые щиты и прочая амуниция, предназначенная для спецопераций, включая балаклавы, электрошоковые дубинки и рации.

Кстати, а почему все еще «ОМОН», если милицию давно уже переименовали в полицию? А значит, это должен быть «ОПОН»: отряд полиции особого назначения. Или это переименование приберегают на будущее, как очередной веский повод попилить бюджетное бабло? А сейчас, вон, еще не все аэропорты переназвали…

— И если вдруг кого-то волнует этическая сторона вопроса, то это не полицейское снаряжение, а наше, с Базы. Для «отряда мутантов особого назначения», — добавила Рапида, — Легче, прочнее и обеспечивает какую-никакую защиту от всякой дряни, с которой мы обычно имеем дело. Не мнется и не пачкается…

— Слава Профессору и трудам его, аминь, — закончил Физик.

«Профессором» называли какого-то супера, который славился своими изобретательскими способностями и, по словам остальных, мог из говна и палок смастерить хоть электросамокат, хоть фиалковое мыло. Именно он и отвечал за появление большинства хитрых устройств на Базе. Например, тот же Фотопринтер или моя многофункциональная швабра-дубинка — его рук дело. И мозгов, разумеется.

Лично я с ним пока еще знаком не был, но наслышан.

— А оружие? — прозвучал логичный вопрос.

— Увы, самое обычное. С киборгами нам дела иметь еще не приходилось, так что и методов борьбы с ними не разрабатывалось. Кстати, важное замечание: сперва — переговоры, потом пытаемся взять его живым. И только в самом крайнем случае — ликвидация. Так что…

С этими словами Рапида откинула покрывало с кровати, под которым оказалось разложено оружие. Очень, должен заметить, разное.

Тазеры, то есть дистанционные электрошокеры.

Шоковые дубинки.

Обычные «сетеметы» и даже один пистолет, выпускающий «разрядную сеть» — тонкую металлическую сетку, по которой можно пустить разряд до 40 000 вольт. Пару раз мы упражнялись с такими, и это оказалось… забавно.

Это было оружие для «захвата живым».

Рядом лежали «машинки» посерьезнее, среди которых обнаружилось даже два спецназовских штурмовых «буллпапа» под двенадцатый калибр и ручной многозарядный гранатомет «Гном».

— О, шнягомет! — радостно возвестил Физик, извлекая из груды блестящих и пахнущих маслом железок компактный пистолет-пулемет «Бизон» со шнековым магазином на шестьдесят патронов.

— Это для создания огневого заслона, — пояснила Рапида.

— Сдается мне, что «девяточками» его броню не взять.

— Поэтому остальное оружие калибром помощнее и все боеприпасы — бронебойные. Но, повторяю, огонь на поражение открывать только в самом крайнем случае!

— Есть, сэр! То есть, мэм! — дурашливо отсалютовал тот.

— Переодевайтесь, вооружайтесь — и к машине. Мистик, ты укомплектовала свой «Метатель»?

— Да, как ты и просила, — кивнула девушка.

— Физик?

— Паутинный клей, электромагнитные «глушилки», «гравитон», — кивнул тот, демонстрируя свой спецпистолет.

Выпускаемые им массивные особые заряды разлетались на десятки снарядов поменьше благодаря использованию особого умения супера. Прицельная дальность стрельбы при этом была никакущая, зато область поражения… Однажды Физик десятком выстрелов заполнил целый спортзалпрыгающими по нему резиновыми пулями со свинцовыми сердечниками, от которых мы должны были уворачиваться. Не получилось.

— «Гравитон»? — переспросил я.

— Лови!

Вместо ответа, мастер-ломастер бросил мне один из своих зарядов, размером с мячик для пинг-понга. Я попытался его поймать и…

— С-сука! Предупреждать же надо!

Эта «дробинка» весила килограмм двадцать, не меньше! Естественно, удержать ее не удалось, так что пуля упала мне на ногу с вполне предсказуемым эффектом. Хорошо еще, что я надел спецобувь Уборщика повышенной прочности, и это помогло избежать травмы.

В общем, Законнику не позавидуешь. Если Неудачники прижмут его в каком-нибудь углу, то никакие доспехи не помогут.

Увешавшись оружием и взяв по сумке с боеприпасами, мы спустились к выданной нам местной полицией служебной машине. «Лэндкрузер» как раз оказался достаточно вместительным, чтобы впихнуть в него всех нас вместе с прихваченным добром. Которое, лично я, исходя из его назначения, предпочитал называть не добром, а «разнокалиберным злом широкого спектра действия».

— Чур, я за рулем! — завопил Физик, бросаясь к водительской двери.

Рапида никак не отреагировала на эту его выходку, а спокойно села с правильной стороны и вставила ключ в замок зажигания.

— Проклятые япошки! — не обнаружив на своей половине салона положенных руля и педалей, неудавшийся водитель в сердцах пнул колесо.

Я оказался на заднем сиденье, зажатый между Химиком и Мистик.

И такое положение подарило мне весьма неожиданное и очень интригующее открытие.

Разумеется, оба старательно делали вид, что ночью ничего необычного не случилось: гадалка снова вернулась в свое молчаливо-депрессивное состояние, а студент увлеченно резался в какую-то игрушку на смартфоне.

Но если первая при этом демонстрировала вполне убедительную актерскую игру, то второй оказался совершенно искренен в своем незнании: потому что я почувствовал исходящий от него едва-едва уловимый аромат миндаля…

Делая вид, что моя хата тоже с краю, ничего не знаю, я уставился в окно.

Уж не знаю, как Рапида ухитрялась отыскать дорогу через все эти хитросплетения улиц, подъемов и спусков, но стало понятно, что катается она здесь не впервые — даже навигатором не воспользовалась.

Через полчаса мы оказались на месте.

Как я это понял?

Наша машина припарковалась на полупустой стоянке, с которой было сразу несколько выездов, где дежурили подозрительно подтянутые и нервные «охранники». А на другой стороне улицы стоял черный «Хайлакс» со знакомыми номерами, водитель которого приветливо помахал нам. Ну или мне так показалось через тонировку машины.

— Все. Сидим тихо и слушаем, — скомандовала Рапида, закрепляя на приборной панели и включая полицейскую рацию.

Та ожила, но вместо ожидаемых голосов диспетчеров и патрульных, из нее раздался лишь характерный треск пустого эфира.

Прошло пять минут, прежде чем в него прорвались дежурные сообщения:

«Старокузьминская семьдесят четыре. Старушке стала плохо. Перенаправили Ноль-Третьим».

«Двенадцатая школа, драка с применением холодного оружия. Патруль-семнадцать?»

«Патруль-семнадцать, принято».

Как пояснила в дороге Рапида, отзыв «принято» означает, что данный патруль находится в засаде по нашему делу, и на вызов выезжать даже не собирается.

За первый час было около десятка таких мелких происшествий, и лишь на три из них отправились патрульные машины из числа тех, что оставались не задействованы на нашей операции — иначе полное бездействие блюстителей порядка показалось бы слишком подозрительным.

Я ожидал, что будет как в американских фильмах, что-то в духе: «У нас код-девятнадцать, альфа-браво, ваш район!», а тут… словно я не полицейскую волну слушаю, а переговоры таксистов. Но Физик, выслушав мои претензии, лишь ухмыльнулся:

— Ты сильно переоцениваешь нашу полицию. Какие «код-восемь», если некоторые даже не в состоянии ФИО своего непосредственного командира запомнить за полгода службы? Не говоря уже о том, что закрепленные за патрульными районы и машины постоянно меняются.

— Зачем?

— А чтобы не примелькались и не прикармливались…

«Магазин на Шевцова, попытка вооруженного ограбления. Патруль-четыре».

«Патруль-четыре. Принято, выезжаю».

А вот это уже серьезная заявочка на то, что Законник тоже объявится по указанному адресу: это тебе не пьяная разборка между собутыльниками и не стрельба по голубям на свадьбе. А значит, все полицейские и спецназовцы, что находятся рядом в засаде, сейчас аккуратно оцепят тот район.

От нас далековато, так что мы просто и дальше сидим и слушаем.

«Это патруль-четыре, ведем грабителей. Двое, уходят пешком в сторону Чапаева».

Нет, не объявился. Видать, мелковата все же оказалась для него рыбешка.

Или он просто не успевает.

Или вообще спит себе дома и даже не планирует выбираться в город, а по радио слушает какой-нибудь симфонический концерт для фортепьяны с фаготом, а не полицейскую волну.

«ДТП на развилке с Академического в сторону Байкальской. Патруль-двенадцать».

Я навострился. Заметно напряглась и сидящая рядом Мистик: «Патруль-двенадцать», это кодовое обозначение нашего района. И сигнал для всех машин, что здесь находятся в засаде.

«Патруль-двенадцать, принято», — отозвался хорошо знакомый голос Корнеева.

Который, похоже, считает, что заниматься обычной аварией Законник не станет.

И снова томительно тянутся секунды, выстраиваясь в бесконечные минуты, которые складываются в ужасно скучные получасия и, даже страшно о таком подумать, в целые часы, состоящие из «совсем ничего» и «абсолютно нихрена».

Несколько раз мы пытались завязать беседу, но разговоры не клеились и сами собой утихали.

Обстановка не располагала.

Пару раз с нами по рации связывался полковник Корнеев и интересовался, все ли у нас в порядке.

В таком бестолковом ожидании прошел еще час. Все это время где-то что-то случалось, но ни одного серьезного происшествия, которое могло бы привлечь внимание Законника — похоже, что местные сорви-головы и всякие авантюристы криминального толка действительно взяли сегодня выходной.

«…ограбление винного магазина. Два наркомана. Есть раненые…» — вдруг выхватил я часть фразы сквозь полудрему, в которую успел погрузиться незаметно для самого себя, — «Патруль-двенадцать!»

Адрес я пропустил, а вот кодовое обозначение района услышал отчетливо.

Взревел мотор нашего «Крузака».

«Патруль-двенадцать, принято. Выезжаю», — отметил важность сигнала Корнеев.

И тут же его голос раздался из другой рации, работающей на специальной чистоте:

— Вот примерно на что-то такое я и рассчитывал: появление залетных отморозков или что прижмет какого-нибудь наркомана. Готов поспорить на звездочку, что именно здесь и объявится наш поддельный «Робокоп». Так что смотрите в оба.

— Мы в одном квартале от места ограбления, — спокойно отозвалась Рапида, выруливая со стоянки.

— Да, буду сразу за вами.

Черный «Хайлакс» тоже тронулся с места.

— А знаете, почему я так уверен, что наш «Робокоп» поддельный?

— Нет… — машинально отозвался Физик.

— Потому что отсюда до Китая ближе, чем до Америки!

И в этот момент мимо нас промчался замызганный старый «Опель», за которым… бежал здоровенный детина в футуристическом доспехе, действительно похожем на «Робокопа» — из старого фильма, а не его римейка! Причем, он спокойно выдавал километров сорок-пятьдесят в час, если судить по скорости общего потока автомобилей…

— Вон он, вон он! — тут же заорал Физик, показывая ему вслед.

— Вижу, — отозвалась Рапида, резко выворачивая руль влево и вываливаясь на встречку прямо через двойную сплошную…

По ушам ударил рев автомобильных гудков, раздавшихся со всех сторон, а потом в этот безумный рев беспомощно вклинился едва различимый звук выстрелов…


"Награда" для неудачника


Пронзительное «Би-и-ип!» раздалось где-то справа, и вынырнувший из параллельного потока машин «Хайлакс» пристроился рядом.

— Шустрый, гад, — недовольно процедил Физик, — Эх, был бы я за рулем!

— То вряд ли стал бы делать вот так… готовь свои умения, мастер!

С этими словами Рапида снова крутанула руль и, пробивая ограждение, выскочила на соседнюю трассу, пристраиваясь в нужный поток, как раз на ту полосу, по которой шла погоня Законника за, как можно было предположить, грабителями.

— Ха! Уделали мы твоего полковника! — довольно выкрикнул Физик, глядя на беспомощно маневрирующий во встречном потоке «Хайлакс» Корнеева.

— Он такой же мой, как и твой…

Рапида обеими руками вцепилась в руль и сосредоточенно смотрела на дорогу. Еще не хватало выбыть из гонки из-за какого-нибудь идиота.

Я глянул на спидометр и присвистнул:

— Ого! Выходит, он почти под сотку выдает на своих двоих?

— Не знаю. Но мне показалось, что он не бежал, а катился. Кстати, ты его своим умением проверил?

— Слишком далеко, — я мотнул головой, — Нужно хотя бы полсотни метров.

— Физик?

— Потеряли фару и кусок бампера. Помяли крыло, — с готовностью отозвался тот, — Ничего серьезного. Извини, командир, но придется тебе пока с одним глазом покататься: я в ремонте оптики не силен.

— Это электроника вообще-то, — фыркнула девушка.

— Один хер, — беззаботно махнул тот рукой, — Пока поберегу силы. Может, удастся что-нибудь этому «Робокопу» сломать.

Угу. Вот только для этого тебе придется выйти против него в рукопашную. И что-то мне подсказывает, что Законник такой возможности никому не предоставит, так что все наше электрошокирующее оружие даже не пригодится.

— Вот, попробуем так…

Мистик прогнулась, протиснулась между мной и сиденьем, и налепила уже знакомую мне карту «Колесницы» прямо на приборную панель «Крузака». Мотор взревел и машину ощутимо дернуло. Стрелка спидометра поползла вверх.

— Ох, радость моя рыжая, обещаю, что прихвачу тебя вторым пилотом на свою следующую гонку, — довольно крякнул Физик, — Студент, а ты чего сидишь без дела?

— А что я могу сделать? Мои умения тут бесполезны…

— Выйди и подтолкни, а-ха-ха-кхе-кхе… Ого. Мне показалось, или дорога впереди чистая?

И действительно, поток машин давно уже превратился в скудный ручеек, а теперь и тот иссяк, превратившись буквально в пару-тройку испуганно жмущихся в тротуару автомобилей.

— Что он делает?! — испуганно-удивленно пробормотала Рапида.

Ого, а это уже что-то новенькое.

Я глянул вперед и увидел его.

Законника.

Он стоял прямо на нашем пути, в двух сотнях метров. Прямо за его спиной дымились искореженные остатки машины, в которой можно было узнать «Опель» грабителей разве что по цвету.

— И что делать будем?

Наш «Лэндкрузер» заметно сбавил скорость.

— Тарань! Тарань этого сукиного сына! За тачку не боись — размажем урода, и нам все спишут!

— Сначала переговоры, — напомнила Рапида, еще больше сбрасывая скорость, — К тому же, он не вооружен. Сидите в машине и держите его на прицеле, я выйду одна.

Вот только куратор ошиблась.

Да, руки Законника оказались пусты. Но тут вдруг набедренная пластина его брони сдвинулась в строну, и из открывшейся ниши выехал пистолет — совсем как у, мать его, «Робокопа» из фильма. До бронированного психа оставалось меньше полусотни шагов, когда он выхватил оружие и открыл огонь по нашей машине. И его пистолет стрелял короткими очередями — тоже, совсем как в кино про робота-полицейского.

Я почти инстинктивно «включил» свой детектор мутантов и выпалил:

— Он — супер!

Взвизгнули тормоза. Машину начало бросать из стороны в сторону. Рапида, отчаянно выкручивающая руль, пытаясь вывести нас из заноса, крикнула:

— Головы берегите! Она меня не слу…

И в этот момент наш «Лэндкрузер» врезался в стоящий у тротуара мусоровоз. Не в полицейскую машину, а в огромный, железный и вонючий спецгрузовик, перевозящий мусор.

Тряхнуло. Я едва успел выставить перед собой скрещенные руки, когда меня вырвало из кресла и бросило вперед, выворачивая из суставов и ломая кости. Правую руку пронзила острая боль.

Краем глаза заметил, как рядом мотнуло Химика и приложило его головой о дверную стойку.


Внимание! Обнаружен повышенный уровень адреналина!


Шум в висках почти стих, картинка перед глазами перестала расплываться. Кстати, даже в таком состоянии интерфейс микрочипа был виден вполне отчетливо.


Внимание! Обнаружен критический уровень эндорфина.


Я не жалел свой организм, напрягая гормональную систему по максимуму — жизнь дороже. Отступила боль в сломанных руках, превратившись просто во что-то горячее и острое. Но не настолько, чтобы вызывать сильный дискомфорт. Даже наоборот, ощущение стало почти приятным.

Этак недолго и в мазохисты заделаться!

Дурнота отступила, и я наконец-то смог нормально осмотреться.

Безвольно обмякшее тело Мистик лежало на моих коленях.

Впереди уткнулись в белоснежные «пузыри» неподвижные Физик и Рапида.

На подушке безопасности перед лицом куратора расплывалось неприятно-алое.

Химик сидел, облокотившись спиной о дверь и неестественно вывернувшись, лицом ко мне. И оно было все залито кровью. Впрочем, грудь его медленно вздымалась: жив, студент!

«Вж-бум, вж-бум, вж-бум», — донеслось откуда-то снаружи.

— Я! Есть! Закон! — возвестил о своем прибытии Законник неестественно механическим голосом.

«Пидор ты с титановой жопой», — хотел отозваться я, но прикусил язык.

И почувствовал, как нежные женские пальчики легонько сжимают мою ладонь.

Мистик! Жива!

Со стороны Химика раздался сдавленный стон. Похоже, он начал приходить в себя.

— Я! Есть! Закон!

Рука в металлической перчатке ухватилась за верхнюю часть двери со стороны гадалки, одним рывком вырвала ее и отбросила в строну, явив моему взору Законника во всем его титановом великолепии.

— Ага. Вот прямо взял и поверил. Это я тут закон!

С этими словами я левой рукой нащупал в кармане полицейское удостоверение. Вытащил его, кое-как развернул непослушными (сломанными?) пальцами и показал этой жестянке.

Законник мазнул по нему коротким взглядом:

— Фальшивые документы фальшивого полицейского! — громыхнул он.

— Свои покажи, киборг недоделанный, — огрызнулся я.

— Зато патроны у меня — настоящие!

С этими словами он наставил свой пистолет прямо на меня:

— Я! Есть! За…

Последние слова его утонули в грохоте выстрелов.

Последнее, что я почувствовал перед тем, как пули вонзились в прикрывающий мое тело бронежилет, а потом, дробя ребра и разрывая легкие, прошили меня насквозь, это было легкое, едва ощутимое прикосновение куска картона к безвольно болтающейся сломанной правой руке…


ЭПИЗОД 8. Уборщик и вопросы морали


Свет.

Яркий банальный свет ударил по глазам.

Но, столкнувшись с плотно зажмуренными веками, бессильно расплескался по лицу легкой дымкой тепла, словно невесомыми ладонями обхватывая его, согревая и…

— Апчхи!

И я открыл глаза, уставившись в небесно-голубой потолок.

Так вот вы какие, адские чертоги?

Никаких иллюзий по поводу своего посмертного места обитания я никогда не строил — не та порода и образ жизни, чтобы рассчитывать на райские кущи и расстроенную арфу-бренчалку в руках.

А значит…

Я огляделся.

Хм.

Кажется, кое-кто поспешил записывать себя в покойники, потому как ни на рай, ни на ад место, в котором я оказался, никак не походило. Конечно, еще оставался вариант с Чистилищем, но…

Вокруг меня возвышались стены.

Высокие.

И грязновато-белые.

До каждой из них было шагов десять-пятнадцать навскидку, то есть помещение оказалось квадратным, или около того.

Кровать, на которой развалилось мое бренное тело, стояла у одной из стен, и ее я решил принять за точку отсчета. Пусть тогда здесь будет север. Ну а что? Это мое персональное Чистилище, судя по отсутствию других людей, так что как хочу, так магнитные полюса и расставляю.

Окей.

Раз под моей задницей уютно разместился север, значит, все остальное расположено к югу.

Например, квадратный стол, стоящий в самом центре комнаты.

Все — на этом инвентаризация мебели была окончена: кровать, одна шутка, и стол, тоже одна штука. И больше в комнате ничего не было: ни стульев, ни тумбы, ни окон или дверей. Даже источников света не наблюдалось, и я решительно не понимал, откуда он здесь вообще берется.

Потому и Чистилище, а не больничная палата или тюремная камера.

Тем более, что я умер. Как-то сложновато выживать, если тебе в грудь всаживают очередь из крупнокалиберного пистолета, и ты чувствуешь, как пули пронзают тебя насквозь, дробя ребра, разрывая легкие и выходя из спины…

Бр-р-р…

Я машинально ощупал свою грудь в том месте, куда попали выстрелы Законника.

И обнаружил две вещи.

Во-первых, я совершенно голый.

Во-вторых, на мне нет ни царапинки. Ни ран, ни шрамов, ни других следов полученных ранений.

В общем, еще один довод в пользу Чистилища.

Я спрыгнул с кровати и подошел к столу, шлепая босыми ногами по твердому и приятно прохладному полу, материал которого наощупь напоминал камень. Мое внимание привлекли странные предметы, стоявшие на столе.

Их было четыре, и первым я взял в руки огромный кухонный нож, потому что очень уж хотелось почувствовать себя чуточку увереннее даже несмотря на полное отсутствие одежды. И приятная тяжесть оружия в руке мне немного этой уверенности придала.

Теперь если кто-нибудь попробует на меня напасть, то я сумею дать отпор!

Вторым «обычным» предметом оказался стакан с водой.

Самый обыкновенный граненый стакан из недавнего прошлого некогда великой страны. Таких уже и не делают, наверное. Граненых старичков давно уже вытеснили стыдливо круглые бокалы всех форм и размеров, от туповато-примитивных цилиндров до соблазнительно изгибающихся женскими очертаниями «специальных» бокалов для мартини, вина и так далее…

Воды — или какой-то другой прозрачной жидкости — в нем оказалось ровно наполовину.

По крайней мере на глаз.

Сбоку какой-то шутник приклеил бумажку с надписью: «Выпей меня!»!

Ага, щаз, хлебаю, аж падаю!

Третий предмет.

Булочка.

Точнее даже «мини-булочка» размером чуть меньше куриного яйца. С одним зернышком кунжута сверху и криво прилепленной рядом с ним бумажкой: «Съешь меня!».

Ну вот. Уже понятно, что с голоду я не помру. От обжорства, правда, тоже.

А вот четвертая хреновина оказалась похожа на что-то вроде электрической мясорубки. Размером с тостер, металлическая, сверху — большая воронка для забрасывания чего-нибудь, а сбоку располагалось прямоугольное отверстие для выхода того, что получилось.

И даже инструкция прилагалась! Прямо рядом с большой красной (и единственной) кнопкой была наклеена бумажка, послание на которой было выдержано в том же лаконичном стиле: «Нажми меня!»

Уборщик умный, он не пьет, что попало, и не нажимает большие красные кнопки на странных приборах, что бы там на них написано не было.

Я окинул взглядом комнату.

Что тут у нас еще?

На кровати нет даже следов постельного белья.

У восточной стены — какой-то странный не то выступ, не то ступенька.

В углу на юго-западе, под самым потолком, пристроилась видеокамера.

Я повернулся к ней, демонстративно показал средний палец и крикнул:

— Завидуй молча, эксгибиционист хуев!

И помахал, собственно, тем, размеру чего неизвестный мне зритель должен был позавидовать.

Прикинул, высоко ли висит камера. Судя по всему, высота стен около пяти метров.

Не допрыгнуть. Разве что бросить чем-нибудь тяжелым, например, тем же «тостером». Или это все же мясорубка?

«Мясорубка»!

Я вдруг вспомнил, что бегаю тут не просто как голый мужик с ножом в руке, а как, мать вашу, Уборщик! Мутант и супергерой в одном флаконе! А значит, могу прямо сейчас накачаться адреналином и одним прыжком расхерачить камеру в мелкие детальки неизвестного мне назначения.

В следующую секунду произошло сразу две непонятные мне вещи.

Во-первых, я обнаружил полное отсутствие хоть каких-нибудь следов интерфейса.

А во-вторых, по небесно-голубому «потолку» высоко-высоко надо мной пролетела птица.

Какого хера.

Мать вашу.

Тут происходит?


Глава 1. Размышления


Где я оказался? Что со мной случилось? И, самое важное, что со мной будет дальше?

Вариант первый: я попал Чистилище или какое-то другое посмертное место.

За него говорят отсутствие ран, шрамов и интерфейса. А значит, и микрочипа. Все остальное, включая логику, здравый смысл и мой атеизм, было против этой версии. Издевательские записки, видеокамера, граненый стакан — все это было делами рук человеческих, а не каких-нибудь мифических сверхъестественных сил.

Так что засовываю эту версию в… самый дальний угол своего разума.

Вариант второй: все это просто сон, а на самом деле моя бренная тушка валяется где-нибудь в больнице под капельницей — это по версии меня-оптимиста. По версии меня-пессимиста, жить мне осталось всего пара-тройка секунд, и тело мое до сих пор бьется в агонии в расстрелянном «Крузаке» посреди Иркутска, а вся эта бутафория — просто бредовое порождение умирающего разума.

Согласен, херовая версия, но и самая правдоподобная.

Проверяется она очень просто, достаточно всего лишь себя ущип…

— Ай! Больно же! Уборщик, ты дебил!

Ну вот, теперь точно синяк останется.

Продолжаем разминать мозги и генерировать версии. На очереди третья.

Это не сон, а явь. Значит, я все же выжил, раны мои зажили, а сам я нахожусь…

Где-то.

Где-то, где умеют извлекать микрочипы, лишать супергеройских способностей и считают себя невъебенными юмористами.

Больница?

Вряд ли. Больше похоже на какой-нибудь исследовательский центр, где ставят эксперименты над мутантами и макаками. Или Уборщиками, хоть и бывшими. Контора?

Им это ни к чему.

Значит, это или проделки Босса, который таки до меня добрался, или…

Или Законника.

Разложил мой несчастный мозг в своей мастерской на верстаке, бегает вокруг, тычет в него электродами и гнусно хихикает.

— Хе-хе…

Нет, это уже я сам. Нервный смешок — очень уж жуткая и убедительная картина получилась.

А почему бы и нет? Не самая худшая версия, на самом деле. То, что он супер с завышенным чувством собственного величия и со скверным чувством юмора, вовсе не значит, что это не может быть его механизированных рук дело. Даже наоборот, все эти «съешь меня» и «нажми меня» — шуточки как раз в его духе.

«Зато у меня патроны настоящие!» — тьфу, аж блевать хочется.

Или это я с голодухи? Или от лекарств? Не сам же по себе я тут такой красивый голышом бегаю: на мне нет ни шрамов, ни кровоподтеков, ни даже гипса. А руки-то хрустели, ломаясь, это я точно помню! Бр-р-р, аж до сих пор оторопь берет.

В общем, никаких следов недавних повреждений. Только какой-то синяк на левой руке…

Ах да, точно.

Кстати, еще не факт, что лишившись микрочипа, я потерял и свои умения. Вон, тот же Корнеев или Дубли прекрасно справлялись без импланта и интерфейса. Так что эту мысль нужно держать где-то рядышком и чуть позже проверить ее.

Обычный голый мужик и голый, голодный и злой мутант-Уборщик — это два совершенно разных человека, скажу я вам.

В животе предательски заурчало.

Интересно, а где здесь туалет? Я — существо чистоплотное, и мне проще придумать способ, как «катапультировать» отходы моей жизнедеятельности за пятиметровую стену, чем мириться с грязью и вонью на вверенной мне жилплощади.

— Э-э-эй! — заорал я, — В туалет хочу! И жрать. И домой, к маме.

Разумеется, меня если кто и услышал, то все равно реакции никакой не последовало.

Ладно, значит, продолжаем дальше гимнастику для ума.

Итак, версия четвертая.

Не было никогда никакой Конторы, Базы, Неудачников и мутантов, и все это мне просто приснилось. А на самом деле я все это время пролежал в коме или на каких-нибудь таблетках, вот мне весь этот бред и мерещился. А значит, не было у меня микрочипа и суперспособностей. И никакой киборг не расстреливал нашу машину в Иркутске — потому что я там и не был никогда.

Эта теория прекрасно объясняет отсутствие шрамов и всего прочего, что мне привиделось не то в горячечном, не то в наркоманском бреду. Это просто подсознание крутило мне мультики про супергероев, пока сам я валялся в отключке.

Да, очень детализированные мультики, должен признать. С ядреным сюжетом, нетипичными персонажами и так далее. Я бы даже еще в паре-тройке серий поучаствовать не отказался. Хотя бы ради того, чтобы вдуть наконец-то этой Сирене. И уделать Физика. И разузнать историю Корвина.

Кстати, эту версию проверить тоже вполне реально.

Достаточно смартфона, интернета и «Гугла».

Во время всех этих приключений я посетил немало мест, и до сих пор помню названия кафе, магазинов и улиц, имена людей… Да и тот же Иркутск с его невероятной эклектикой и «аутентичностью» — хоть как раз и оказался похож на порождение больного разума, но достаточно несколько фотографий того же «Сто тридцатого квартала» (если он, конечно, существует) или здания Главного Управления МВД, чтобы стало понятно — был я там на самом деле, или все выдумал.

Хотя…

В этих своих бреднях получал по шее, и мне было больно. По-настоящему боялся. Ел вкусную и не очень еду. Занимался сексом в полном, так сказать 5D-формате, испытывая все сопутствующие приятности и не очень. Кстати, теперь я точно знаю, что БДСМ-формат с его наручниками, плетками и прочими жуткими штуковинами — это не мое.

Это я все к чему?

Если во сне можно почувствовать и пережить ТАКОЕ, то банальный щипок тем более не может служить доказательством того, что все это мне не снится прямо сейчас. Может, это очередной дурацкий сон с полными ощущениями?

И это тоже можно проверить.

Наверное.

Например, сломать себе руку. Или разбежаться и удариться башкой в стену — выглядит она достаточно материальной и твердой для подобного фокуса.

Способ попроще — нанести ножом достаточно серьезную рану, чтобы прочувствовать полную гамму сопутствующих неприятных ощущений. Кстати, это еще и способ свалить отсюда: пораниться и сделать вид, что я ослабел от потери крови и потерял сознание.

И тогда мои тюремщики будут вынуждены войти в камеру, чтобы оказать мне помощь — и тут-то я их ка-а-ак... В общем, что-нибудь наверняка придумаю. Тут главное не увлечься и действительно не вырубиться, а то ведь так можно и все самое интересное пропустить.

А если не войдут?

Вдруг они должны просто пассивно наблюдать, как и когда я сдохну?

— Не дождетесь, пидарасы!

Я погрозил камере кулаком.

Кстати, ее вполне можно сбить тем же ножом. Метать кухонные ножи нас, конечно, не учили, но тут и расстояние-то смешное: хватило бы и самой обычной палки. Правда, он может улететь за стену, и тогда я останусь без оружия.

Или все же попробовать?

Я подошел поближе и встал под самой камерой. Перехватил нож за лезвие, как это обычно делают герои разных фильмов. И вдруг почувствовал, что на клинке что-то выгравировано: пальцы мои нащупали бороздки, которые определенно складывались в символы.

Поднял нож до уровня глаз и присмотрелся.

И действительно, на лезвии была сделана надпись: «Используй меня»…

— Ха-ха-ха, ну очень смешно. Я вот прямо почувствовал себя девочкой Алисой. Осталось только говорящую гусеницу дождаться с косяком и галлюциногенными грибами.

Кстати, оружие оказалось далеко не новым. Кончик лезвия был обломан, а тыльная сторона рукояти явно переживала и лучшие времена — до того, как кто-то пытался заколачивать ею гвозди. Но самое неприятное открытие преподнес мне клинок, который оказался покрыт едва заметными бурыми пятнышками.

И это была не ржавчина, а засохшая кровь…

Глава 2. Исследования

Как я это понял?

Ржавчина не отваливается с лезвия, если потереть ее кончиком ногтя.

Более пристальное изучение ножа больше ничего не дало, никакой новой информации. Эх, мне бы сюда волшебный язык Химика! А еще лучше, его целиком. Во-первых, вряд ли его язык обладает независимой от хозяина функциональностью, и сможет сам осознать и озвучить мне результат своих исследований. А во-вторых, тогда Неудачника можно было бы поставить к стенке и использовать в качестве лестницы, чтобы забраться наверх и свалить из этой дурацкой комнаты.

Зачем?

В данный момент это совершенно лишний вопрос.

Небо, кстати, по-прежнему оставалось безмятежно голубым. На нем не появилось ни облачка, ни солнца, ни пролетающей мимо птицы.

Может, мне показалось, и это все же потолок?

Впрочем, это как раз легко проверить.

Бросать нож было жалко, стакан с водой или «мясорубку» — глупо. Поэтому роль летчика-испытателя выпала микро-булочке. Которая, совершив недолгий полет, благополучно вернулась на бренную землю, упав к моим ногам. В пути она не встретила никакого препятствия, а значит, даже если это действительно потолок цвета неба, то очень высокий потолок. Уж точно выше стен.

Следовательно, через них можно перебраться.

Теоретически.

Надо бы изучить остальные предметы в комнате повнимательнее, может, что-то еще интересное удастся обнаружить. И начать лучше всего с кровати. Вдруг ее можно прислонить к стене вертикально и использовать в качестве лестницы?

Или хорошенько «распрыгаться» на ней и катапультироваться наружу?

Увы, но нет.

Кровать оказалась довольно низкой, и возвышалась над полом от силы на полметра. И как только я сразу не обратил на это внимание, едва придя в себя? Да и «кровать» — это даже слишком громко сказано! Скорее, это больше было похоже на широкую двухметровую доску на ножках, поверх которой кто-то наклеил плотный кусок губчатого упругого материала желтоватого цвета. Ни матраса, ни чехла, ни даже простыни предусмотрено не было.

Я попробовал эту «губку» кончиком ножа на прочность.

Она поддавалась, но очень уж неохотно. То ли нож оказался тупой, то ли материал «матраса» обладал какой-то феноменальной ножеусточивостью. Тогда я решил вырезать небольшой кусочек клинообразной формы, сделав несколько глубоких надрезов.

Хер там плавал!

В итоге мне пришлось приложить массу усилий, пилить, надавливать второй рукой сверху, плевать и материться. И все это ради того, чтобы за десять минут отковырять кусочек размером едва ли больше ногтя на моем мизинце.

Только вспотел, да жрать захотелось — так себе успехи, если честно.

Внимательное изучение кровати показало, что мне достался явно бэ-ушный экземпляр: местами эта «губка» была покрыта царапинами, неглубокими надрезами и даже следами зубов (!). Кое-где недоставало небольших фрагментов, вроде того, что удалось вырезать мне. В самую большую канавку я даже ухитрился почти целиком засунуть большой палец. Не знаю, кто и как сумел выскоблить или вырезать такой кусок, но респект ему и уважуха — тут явно не на один час работы!

Я забрался на кровать. Попробовал подпрыгнуть и дотянуться до края стены, но безуспешно: «губка» едва-едва пружинила, и амортизировала тоже так себе. Да и стена, похоже, оказалась несколько выше, чем мне думалось изначально.

Ладно, у меня в запасе имеется другой план-банан.

Я ухватился за край кровати и попробовал ее приподнять.

Не поддается.

Взялся поудобнее, расставил ноги пошире и рванул…

Суставы в плечах хрустнули, и левую руку пронзила острая боль. Слезы непроизвольно брызнули из глаз, и я опустился на колени, пытаясь отдышаться.

— Уборщик, ты дебил!

Теперь, когда я оказался внизу, то прекрасно видел, что металлические ножки кровати уходят прямо в бетон, которым был залит весь пол. Чтобы вырвать их оттуда, нужно что-то посильнее чем простое желание и не особо упитанный недосупергерой.

А еще я нашел валяющуюся под кроватью подушку.

Точнее то, что от нее осталось — это был фрагмент площадью примерно в две моих ладони, приставленных друг к другу, и толщиной в два пальца. Похоже, кто-то основательно над ней поработал, причем ножом — об этом явно говорили многочисленные царапины и следы надрезов.

Сделана она оказалась из того же материала, что и «матрас» кровати.

Это кому же настолько нечем было заняться, чтобы долгими часами нудно и бесцельно кромсать несчастную подушку? Зачем?!

Я лег на пол и посмотрел на кровать снизу.

«Дно» оказалось металлическим. И чем-то острым на нем была нацарапана корявая надпись: «БЕГИПОЛ».

Ну, хоть не «Поспи на мне», как на других предметах. Хотя, тогда в надписи был бы хоть какой-то смысл, а не это вот нагромождение букв.

Шифровка? Или просто кто-то не успел ее закончить? Тогда, это могло бы означать, например, «Беги Пол». Или «Беги через пол»?

«Бег и Пол»?

Понапишут тут всякие, а я потом голову ломай.

На этом кровать кончилась. Точнее, я изучил каждый ее квадратный сантиметр, и получил всю информацию, который мог дать этот бесхитростный предмет мебели.

Наступила очередь стола.

Точнее, «стола», потому что это был никакой даже и не стол, а просто бетонный куб примерно метр на метр и на метр, который выступал из пола и был его частью.

— Эй! У вас что, нормальной мебели не нашлось для важного гостя? Хоть бы скатерку какую постелили! — крикнул я в камеру.

Разумеется, мне никто не ответил.

Внимательно изучил этот «куб». У самого пола обнаружил выцарапанную на нем надпись. Крошечные корявые буковки, которые я даже и не заметил бы, если бы специально не искал что-то похожее: «КОЗ…». Остальные символы были тщательно затерты, так что разобрать их не было никакой возможности.

Хм. И к чему все эти сложности? Я знаю хорошее трехбуквенное слово, которое содержит в себе ту же самую информацию. И царапается оно при этом куда проще — там же все символы из одних прямых линий, без всяких кружочков и завитков.

Предметы, стоявшие на этой имитации стола, я решил оставить напоследок, и перешел к последнему предмету интерьера или к тому, что таковым казалось — к странному выступу у восточной стены. При самом первом рассмотрении, эта штуковина показалась мне совершенно непонятной херней, но раз уж я взялся за тщательное изучение комнаты, то придется заняться и ей.

Я подошел и присел рядом. Присмотрелся.

Внимательно изучил странный объект со всех сторон.

Потрогал. Постучал. Попробовал поскрести сперва кончиком ножа, потом ногтем.

В результате тщательного обследования ранее совершенно непонятная херня превратилась в херню очень даже понятную — это были ступеньки, сложенные из кубиков конструктора «Лего». Кубики эти оказались одинакового размера и твердости, и отличались лишь цветами. В основном это был темно-коричневый. Нашлось также несколько элементов желтого и серо-зеленого цвета, пара — грязно-белого и даже один совершенно прозрачный!

В этой странной «лесенке» оказалось три ступеньки высотой в две моих ладони каждая. Длина каждой ступени была примерно в ладонь, а ширина — вдвое больше.

Я попытался отодвинуть странную конструкцию от стены, но та никак не поддавалась, словно была к ней приклеена или вделана. Сами кубики худо-бедно, но можно было снять, поддев кончиком ножа прямо по стыку. Правда, разбирать лестницу я не стал — этот процесс оказался бы тоже весьма не быстрый и достаточно трудоемкий, потому что подогнаны фрагменты друг к другу были очень плотно.

Лестница, значит? Тогда где моя большая-пребольшая коробка с «Лего», чтобы я мог ее достроить под пристальными взорами моих тюремщиков-наблюдателей, что-то записывающих в толстые блокноты и деловито поправляющих очки на переносице?

Я хочу честно заслужить свой банан, или кусок сахара, или чем там у вас поощряют подопытных!

Стоп!

Кубики, бананы, видеокамера, странные предметы, большая кнопка и даже отсутствие хоть какой-нибудь одежды — все это напоминает лабораторию по изучению интеллекта всякого рода приматов. Только в роли подопытной обезьянки выступаю я, собственной персоной.

И это наталкивает меня на пятую версию творящегося вокруг бреда, которая с легкостью объяснила бы любые странности, что происходили со мной в последнее время.

Пришельцы.

Меня похитили и изучают пришельцы!

Глава 3. Дурацкие мысли и поступки

Ебануться, правда?

От такой версии у меня аж задница зачесалась, но я усилием воли подавил желание даже прикасаться к зудящему месту из страха, что там обнаружится анальный зонд или чем там еще зеленые человечки с Альфа-Центавры делают детей похищенным человекам любого пола.

Но даже в таком случае, все равно мне нужно чем-то заниматься и как-то отсюда выбираться.

Так почему бы и не продолжить изучение комнаты? Вон уже сколько забавных открытий сделал, осмотрев всего несколько предметов интерьера. А там уже и увидим, кто виноват: пришельцы с анальным зондом, секретные лаборатории ЦРУ или все это просто наркоманский бред коматозника.

Кстати, версию с моим попаданием в застенки ЦРУ, МИ-6, Моссада или даже доблестной отечественной Контрразведки я еще не рассматривал. А ведь у них в арсенале наверняка есть штуковины пострашнее анальных зондов.

Бля! Дались мне эти зонды?! Лезут и лезут, и лезут… В смысле, в голову лезут, а не по месту назначения. Как будто мне больше и подумать не о чем.

Вон, стакан стоит.

И «мясорубка».

Чтобы как-то отвлечься от неприятных мыслей, я вернулся к исследованию обстановки.

Теперь наступила очередь стакана.

На нем не обнаружилось ничего странного или подозрительного, кроме вышеупомянутой не то записки, не то инструкции. «Вода» в нем ничем не пахла, на стенках при взбалтывании не оседала, а стекала вниз, повинуясь всем законам физики жидких тел. Кончик ножа не растворяла, и с таким трудом отрезанный мною кусочек губчатого матраса на нее тоже никак не реагировал: просто впитал те пару капель, что я спустил на него по лезвию.

Пить эту гадость я, разумеется, не собирался.

Весил стакан примерно так же, как и самый обычный стеклянный стакан, наполненный самой обычной водой, добытой в любом водоеме или водопроводе планеты Земля.

Хотя, насчет воды из Мертвого Моря я не ручался. Не знаю, не был, не видел, не плавал, не ссал.

Сколько я здесь уже торчу? По субъективному времяизмерителю — часа два, не меньше. Эх, как же мне не хватает уже ставшего привычным интерфейса, с его хронометром, будильником, калькулятором и прочими примочками! Ну или, на худой конец, обычного смартфона с аналогичными функциями.

Ладно, хватит отвлекаться.

Итак.

Булочка!

Как я уже упоминал, миниатюрная — примерно с некрупное куриное яйцо размером. Похожа на те, что подают в самолетах с крохотным кусочком масла. Наощупь скорее упругая, чем мягкая. При сдавливании — сминается, но потом снова возвращается к исходной форме.

Отщипывать от нее кусочки или, тем более, разрезать я не решился.

Может, это и вовсе никакая и не булочка, а внутри нее заключено что-нибудь опасное? Например, ядовитые споры или личинка Чужого! Или самовстраивающийся запахо-термочувствительный анальный зонд!

Да что ж такое-то, а?!

Может, я какой-нибудь латентный аналозондист?

Фу-фу-фу!

Тьфу-тьфу-тьфу три раза — не моя зараза.

Я машинально потер место, где красовался синяк, чтобы боль помогла отвлечься от дурацких навязчивых мыслей… Но синяка там уже не было — так, едва заметное темное пятнышко, которое никак не реагировало ни на почесывания, ни на тычки пальцем.

Забавно.

И я перешел к странному агрегату.

Поднял его.

Навскидку весит килограмма четыре, что многовато для простого тостера и даже для мясорубки, как по мне. Таким и убиться можно, если постараться. Никаких проводов из прибора не торчало. А это означает, что он работает от аккумулятора, или не работает вовсе — липистричества-то нет. Интересно, а эта штука беспроводная чтобы я шнуром не удавился, или у этих альфа-центавриан все приборы беспроводные?

Включая анальные зонды.

Да еб же твою мать!!!

Я психанул, и едва не грохнул «мясорубку» об пол, но вовремя сдержал свой порыв. Вместо этого аккуратно поставил ее на место, отошел на два шага, взял в руки нож и совершил, наверное, самый глупый поступок за всю мою жизнь.

Вытянул руку с зажатым в ней ножом и кончиком лезвия нажал таки на Большую.

Красную.

Кнопку.


**********************

Внимание, конкурс!!!!!

Уважаемые читатели. Вы можете в комментариях указывать свои варианты того (включая уже озвученные), где именно оказался Уборщик. Тот, кто первым назовет правильную версию, получит промо-коды на ВСЕ книги какой-нибудь из моих серий. На уже написанную, пишущуюся или любую будущую серию — по его желанию.

Глава 4. Эксперименты

И…

Ничего не случилось.

Агрегат не затрясся, не издал ни звука и не попытался затянуть меня в свою Черную Воронку. И внешне он совершенно не изменился.

Я подошел поближе. А, нет — кое-что все же изменилось. Рядом с кнопкой зажегся цифровой индикатор, вроде таймера на микроволновке. И надпись на нем гласила: «Загрузка: 0%».

Вау.

Офигеть.

На инопланетный компьютер эта штуковина не сильно похожа, так что вряд ли имеется в виду процесс загрузки операционной системы или какого-то меню. Кстати то, что альфа-центавриане позаботились о поддержке моего родного русского языка — тоже было приятно. Хотя, скорее, это был лишний довод в пользу земного происхождения «мясорубки». И, скорее всего, именно российского.

Несмотря на то, что на металлической коробке не было ни логотипа, ни названия бренда, ни даже наклейки с указанием мощности или других параметров эксплуатации, от внешнего видаэтого «кирпича» веяло родной безалаберностью, криворукостью, а также отсутствием вкуса и фантазии.

«Загрузка 0%» — загрузка чего? Или чем?

Я беспомощно огляделся по сторонам: что у меня есть лишнего, чего не жалко сунуть в воронку?

Булочка, стакан с водой (водой ли?), нож и кусочек честно добытой от матраса «губки» — выбор, на самом деле, был весьма простым.

Комок упругого и на удивление прочного материала отправился в воронку и…

«Загрузка: 0%».

Да ладно? Или я что-то не так делаю? Может, здесь нужно использовать какой-то специальный материал или наполнитель. Например, только свежее фермерское мясо.

Или достаточно просто еще раз нажать кнопку, что я и сделал.

«Загрузка: 17%».

Ага. Уже что-то. А если еще раз нажать?

Надпись замигала, окрасилась в оранжевый цвет, но прибор, тем не менее, едва слышно загудел и задрожал. Под цифрами появилась быстро бегущая шкала прогресса. Секунд через десять она заполнилась целиком, и «мясорубка» выплюнула из бокового прямоугольного отверстия…

…Маленький желтый кубик Лего.

Примерно в пять раз меньше тех, из которых была сложена лестница.

Я схватил этот «кирпичик» и попробовал его сжать. Ого! Твердый, как камень. Разумеется, чтобы воткнуть его как фрагмент в лестницу, он был слишком маленьким, но теперь хотя бы понятно назначение этого странного прибора.

Ну-ка, ну-ка…

Я схватил свежеиспеченный кубик, нож, и бросился к недостроенной лестнице.

Ага. Во-первых, некоторые из ее элементов оказались точно такого же желтоватого цвета, как и тот, который только что создала «мясорубка». Вот и раскрылся секрет исчезновения куска подушки.

Во-вторых, я при помощи лезвия измерил длину и ширину кубиков Лего, из которых состояла лестница, а потом проверил размеры выходного отверстия кубикоштамповочного аппарата — и совсем не удивился, когда они совпали.

Кстати, а почему именно «кубики Лего», если они на самом деле в основном — прямоугольники? Или даже, точнее, параллелепипеды, ну в самом крайнем случае — кирпичики! С самого раннего детства нам врут эти противные взрослые…

Итак, суть моего испытания на интеллект оказалась вполне понятной: нужно достроить лестницу, используя миниатюрный «кирпичный завод».

Всего-то?

Вот только что-то вокруг не наблюдается изобилия строительных материалов.

Я осторожно попробовал поскрести куб «стола». Шершавая поверхность поддавалась неохотно, но небольшую кучку каменной пыли и крошки мне таким образом добыть удалось. Аккуратно сгреб ее на ладонь и закинул в приемник «кирпичного завода».

«Загрузка: 3%».

Маловато будет. Зато стало понятно, что эта штуковина всеядная, раз она охотно принимает и куски бетона, и подушки. А если так?

Одна пятая часть мини-булочки, отрезанная ножом, отправилась туда же.

«Загрузка: 16%».

Целиком забрасывать ее туда мне не хотелось — вдруг придется пробыть здесь достаточно долго, чтобы проголодаться? Тем более, что на инструкции к булке было написано «Съешь меня», а не «Наштампуй из меня кирпичей, землянин».

Я присел рядом с кроватью и начал долбить ножом пол рядом с ножкой, таким образом пытаясь задолбать сразу двух зайцев: добыть еще немного материалов для кирпичей, и выяснить, нельзя ли выковырять кровать из пола и все же использовать ее в качестве лестницы.

Пол поддавался неохотно. Я бы даже сказал что почти никак, и настроение начало портиться.

— Если б мишки были пчелами, то они бы нипочем, никогда и не подумали б, так высоко строить дом! — нехитрым мотивчиком я задавал себе ритм, в котором монотонно долбил бетон.

Очень непродуктивное занятие. За то же время можно было куда успешнее покромсать подушку и уже смастерить пару желтых «кирпичей».

Я задумался.

И в этот момент нож зацепил ножку кровати, крутанулся, и рука моя бессильно соскользнула по рукояти…

— Да что ж это за день-то такой сегодня, а?

Алая полоса пополам рассекла ладонь. Порез оказался довольно глубоким, болело сильно, аж до темноты в глазах и подкатывающего к горлу кома. Но хуже всего было то, что я — правша. А значит, о любых манипуляциях с ножом теперь можно забыть. И это уже не говоря о том, что можно было занести в рану какую-нибудь гадость. Кто его знает, что раньше этим ножом делали и куда совали?

Я бросился к столу.

Плеснул на порез немного воды из стакана, смывая кровь и стараясь вымыть попавшие в рану частички каменной крошки. Аккуратно согнул ладонь таким образом, чтобы края раны сошлись.

Уф-ф-ф.

Похоже, все оказалось не так плохо, как я думал сначала: вон, уже и не болит почти. И кровь едва-едва сочится, а не хлещет, как раньше. Еще бы перемотать чем-нибудь — ну хоть каким-нибудь куском ткани или заклеить пластырем. Да хоть пластилином залепить, на худой конец!

Ох!

Перед глазами внезапно поплыло, и мне пришлось опереться на край стола, чтобы не упасть. Меня начало подташнивать, во рту появился неприятный привкус. Уф, мне вот сейчас только проблеваться не хватало…

Чтобы побороть внезапную тошноту, я сделал небольшой глоток.

Отпустило.

Боль и вовсе прошла, и я аккуратно разжал ладонь.

Странно. Мне казалось, что порез был куда длиннее и глубже. И кровь почти остановилась — вон, буквально несколько капель просочилось, и все.

У страха глаза велики?

Я обернулся.

Там, где случился этот неприятный инцидент, на полу оказалось несколько алых пятен. Небольших, но зрелище все равно неприятное. И целая дорожка из капель крови, ведущая от кровати прямо ко мне.

В глазах снова потемнело.

Странно — никогда ведь не боялся вида крови, а тут вдруг поплыл, как девчонка-первоклассница. Видать, порез и впрямь глубокий, поэтому меня так и мутит. Так что чем быстрее отыщу, чем можно перевязать рану, тем лучше.

Огляделся.

Заметно опустевший стакан воды, остатки булочки, кирпичный завод… и валяющийся на полу возле кровати нож, который я там так и бросил.

Хм. А почему бы и нет?

Я левой рукой взял хлебобулочное изделие и откусил небольшой кусочек. Кстати, довольно свежий и вкусный оказался хлебушек. Тщательно прожевал, смачивая слюной и стараясь ничего не проглотить, а потом выплюнул получившуюся массу в руку. Размял ее, раскатал в небольшую колбаску и получившимся мякишем залепил рану на правой ладони.

Аккуратно сжал руку в кулак, пальцами прижимая импровизированный заменитель бинта.

Ну вот, теперь можно не бояться истечь кровью.

Рана уже почти не болела, а вот перед глазами все по-прежнему плыло и двоилось, что я списал на свое стрессовое состояние — не каждый день тебя ловят пришельцы, помещают в лабораторию и пихают…

Все! Больше ни единой мысли об анальном зонде!

А что до тошноты, так это скоро пройдет. Обязательно пройдет. Вот немного полежу, и мне сразу станет легче. Должно стать!

С этими мыслями я кое-как добрался до кровати и улегся. Даже про кусок подушки забыл.

Все равно своя рука куда роднее, мягче и удобнее, чем кусок желтого непонятно чего.

Хорошо-то как!

А если закрыть глаза, то можно представить, что я валяюсь где-нибудь на пляже. Подо мною желтый песок, а не губчатый матрас. Вокруг не стены, а море. А над головою чистое голубое небо.

Впрочем, так ведь оно и есть?

Или нет…

Главное — это не залеживаться. Потому что мне еще нужно кирпичи делать.

Стоп. Какие кирпичи?

Мысли начали путаться, мешая друг другу.

Ах да, точно, вспомнил — желтые кирпичи. А еще красные. Точнее, даже не красные, а такие… кирпичного цвета. Кирпичи кирпичного цвета и кирпичной формы. Только с дырочками. Хотя нет. Дырка — это когда насквозь и нечаянно. А когда углубление и специально, то это называется «функциональное отверстие».

Одно функциональное отверстие в кирпиче… два функциональных отверстия в кирпиче… три…

Глава 5. Пробуждение

Свет. Яркий свет вонзился в узкую щель плотно сомкнутых век и попытался приоткрыть их, чтобы ударить ослепительным лучом, выжигая сетчатку нахуй.

Фигушки!

— А-апчхи!

Я чихнул, одновременно прикрывая глаза рукой и отмечая, что на этой самой руке, судя по всему, нет никакой одежды. Легонько приоткрыл веки: совсем чуть-чуть, чтобы глаза привыкли к розоватой дымке, наполненной светом. А потом открыл их и убрал ладонь.

Небо.

Голубое, чистое небо нависло надо мной.

Я провел рукой по поверхности, на которой лежал. Пальцы нащупали что-то непривычно странное и дырчато-упругое, словно меня уложили на гигантскую мочалку или губку для мытья посуды.

Скосил взгляд вниз.

Хм. Визуальный осмотр подтвердил тактильные ощущения: мое тело действительно возлежало на каком-то подобии твердой и упругой губки. И было при этом совершенно обнажено.

Ну и куда меня занесло на этот раз?

Последнее, что я помнил, это грохот выстрелов, и пронзающие мою грудную клетку раскаленные пули, выпущенные Законником почти в упор. Выжить после такого — нереально, а значит…

Приподнялся и беглым взглядом окинул помещение, в которое меня занесла… да хрен его знает кто или что! Это оказалась небольшая квадратная комната, в центре которой возвышался бетонный куб. Кровать же, на которой я лежал, находилась у одной из стен, которая ничем не отличалась от трех остальных.

— Быть тебе «севером», — окрестил я свой лежак в качестве ориентира.

Звук собственного голоса разнесся по комнате, отразился от стен и вернулся назад. Слуховые мембраны послушно преобразовали колебание воздуха в акустический сигнал…

Получается, каким-то невероятным образом я выжил? Но как?!

Вряд ли Законник промахнулся, или стрелял холостыми: болезненные ощущения того, как пули дробят мои ребра и вонзаются в легкие, до сих пор меня не покидают.

Я схватился за грудь и опустил взгляд вниз.

Хм. Ни дыр, ни шрамов, ни косых стежков, сделанных дрожащей рукой непохмелившегося хирурга. Ну и как это прикажете понимать? Хотя… Мне вспомнилось прикосновение к руке одной из Карт Таро. Выходит, Мистик как-то успела меня защитить?

Но тогда как же тогда вонзающиеся в меня пули? Я точно это не выдумал!

«Карта «Суд». На самом деле она читается как «Высший Суд», то есть вмешательство высших сил. Оно же — воскрешение или возвращение из мертвых», — всплыло в памяти пояснение Мистик.

Охуеть! Выходит… я — зомби?

Причем, одноразовый и одноминутный!

— Один, два, три, четыре…

Фу-у-у… Прошло уже три минуты с лишним, а я все еще жив и вполне сносно себя чувствую, для ожившего покойника. Ну-ка…

— Ай! Больно же! Уборщик, ты дебил!

Ущипнул я себя от души, и как следует прочувствовал, насколько это неприятно. Ну вот, теперь точно синяк останется. Ладно, все это мелочи. Сейчас нужно связаться с остальными Неудачниками и потребовать, чтобы они меня отсюда вытащили — где бы это «отсюда» не находилось, и чем бы оно ни было.

Я привычным мысленным усилием активировал Интерфейс своего микрочипа и…

Ничего не произошло.

Это еще что за нахуй?

И вторая и третья попытки ничего не дали — мой конторский интерфейс со всеми его примочками и наворотами оказался недоступен. Неужели меня разжаловали из мутантов-супергероев? Посмертно…

Нет! Вот же он я, живой, здоровый, умеренно волосатый и уже немного злой. Торчу в какой-то непонятной комнатушке, где из всей обстановки только кровать, каменный стол с непонятными хреновинами, странный выступ да…

Видеокамера!

Висящая в углу, под самым потолком, камера, которая прямо сейчас смотрела на меня. Ох сейчас я ее…

Увы, но мысленные угрозы и все мои деструктивные желания так и остались нереализованными — прибор висел слишком высоко. Пять-шесть метров, не ниже. Что-то не припомню я таких высоких потолков ни в больницах, ни в психушках, ни в тюрьмах. Куда меня вообще занесло, что это за место?

Если я помер, то варианта всего три: Рай (ха-ха), Ад (скучный он какой-то) или Чистилище. Правда, есть еще Великое Ничто и Реинкарнация, но вот смотрю я вокруг, и как-то не верится в эти две версии. Или это самая дебильная реинкарнация, которая только может быть.

Может, я какой-нибудь стремный попаданец в другой мир или время?

Ну нет. Такое разве что в книгах всяких графоманов случается. А у нас тут вокруг сплошная суровая реальность. И даже попахивает, как и положено суровой реальности. Да и тело мое, родное, а не какого-нибудь бесталанного наследника древнего рода лет пяти-шести…

Кстати, в комнате не оказалось ни окон, ни дверей.

А вот если я каким-то чудом выжил, то количество версий вырастает на порядок, начиная от секретных правительственных лабораторий и заканчивая совершенно безумными вариантами. Например, Законник потихоньку разбирает меня на органы, меняя свои вышедшие из строя «человеческие запчасти», а мой обрубок в это время смотрит наркоманские мультики под капельницей где-нибудь в его мастерской под Иркутском.

Хотя, вот же синяк на руке, который я сам себе только что сделал.

Болит, зар-раза.

Тогда где следы от выстрелов? Микрочип с интерфейсом? Мои суперспособности, наконец! Я столько денег за эти пару месяцев на мыле сэкономил — вы бы только знали!

— Ай!

Второй щипок подавил начавшую, было, зарождаться во мне истерику. В конце концов, способности и без интерфейса работают, даже у меня. Сейчас как накачаюсь адреналином с эндорфинами, и сам проломаю в стене и двери, и окна. Выйду с улыбкой идиота и поубиваю там всех нахуй…

Но для начала нужно хотя бы осмотреться. Вдруг я лежу в больнице при сиротском приюте, а детишечки меня выхаживают, утки за мной выносят и кормят с ложечки? Тогда как-то неудобно получится, если я их всех того…

Итак, кровать. Невысокая, покрытая какой-то непонятной упругой фигней, похоже на желтую губку. Попробовал отщипнуть от нее кусочек — не получилось. Ну и ладно, не очень-то и хотелось.

Спустился на пол.

Теплый, хоть и каменный. За что от моих босых ног отдельное спасибо тем, кто меня сюда засунул. Ножки кровати уходили глубоко в этот пол, так что ни поднять, ни передвинуть ее не было никакой возможности.

Хм. А ведь кто-то, похоже, как раз и пытался это сделать: рядом с одной из ножек на полу обнаружились царапины, сколы и даже неглубокая выемка, судя по всему, выдолбленная чем-то твердым.

Любопытно.

Я подошел к каменному кубу в центре комнаты, который, похоже, заменял собой стол. На нем находилось пять предметов. И первым мое внимание привлек нож. Обычный кухонный нож, с обломанным кончиком и следами легкой ржавчины на лезвии.

— Ай!

Острый! Дурацкая привычка проверять остроту лезвия кончиком пальца!

Я машинально сунул порезанный палец в рот.

Интересно, а не этим ли ножом мой явно недалекого ума предшественник пытался выковырять кровать из бетонного пола? Судя по внешнему виду инструмента, моя догадка вполне могла оказаться верной.

Что там у нас дальше?

Небольшая булочка, размером примерно с куриное яйцо. Мягонькая, пахнет вкусно, так и просится в рот! Причем, как в переносном, так и в прямом смысле: какой-то шутник прицепил к ней бумажку с надписью «Съешь меня!».

Пожалуй, с этим спешить не стоит.

Третий предмет: стакан с водой. И сбоку тоже бумажка: «Выпей меня!».

— Ага, щаз, хлебаю, аж падаю!

Я демонстративно повернулся к камере, указал пальцем на стакан, а потом продемонстрировал наблюдателям всю степень своего негодования, возмущения, недовольства и отсутствия культурного воспитания: то есть показал им пальцево-ассиметричный жест, в народе известный как «фак».

Та-а-ак… А это у нас, надо думать, остатки подушки или кусок «матраса» с кровати. Точно такой же материал и цвет, разве что размер маловат. Скорее всего, потому что кто-то жестоко над ней надругался и откромсал едва ли не половину: вся поверхность изрезана, исцарапана и покрыта ямками.

И последний, самый загадочный предмет, похожий не то на большой тостер, не то на маленькую микроволновку. Этакий металлический кирпич, у которого сверху находится воронка с отверстием, куда с легкостью войдет мой кулак, а сбоку — прямоугольное отверстие поменьше.

Все. Ни проводов, ни дверцы — больше ничего. Разве что сверху большая красная кнопка, индикатор «Загрузка: 43%» да ироничная бумажка с посланием: «Нажми меня!»

Я почти машинально потянулся к кнопке, но тут же отдернул руку.

Нож, задетый локтем, свалился со «стола» и зазвенел по полу. Пришлось нагибаться за ним. Стоп! А это что еще такое?

У самого пола кто-то старательно и коряво выцарапал надпись. Возможно даже, что тем самым ножом, который я сжимаю в руке: «КОЗЛ».

Ну и что это все значит? «Козел» с опечаткой? Незавершенные «Козлы»? «Позли меня»? Или какая-то аббревиатура?

Ладно, фиг с тобой. Остался последний неизученный мною в комнате объект, если не считать камеры, которая висела уж слишком высоко. Это была небольшая лесенка из трех с половиной ступеней, которую кто-то прислонил к стене…

Глава 6. Эксперименты

Я подошел поближе, присел и потыкал в нее пальцем — твердая наощупь, комнатной температуры. Порезанный палец, к слову, уже и не болел. Кровь перестала идти, а края ранки стянулись, превратившись в едва заметный шрам. Теперь главное ее не тревожить, чтобы снова не начала кровоточить…

Итак, лестница, или какое-то ее подобие. Она была сложена из разноцветных кубиков Лего: желтых, коричневых, белых и даже совершенно прозрачных. Детали оказались так плотно подогнаны друг к другу, что мне не удалось просунуть между ними кончик ножа.

Какой смысл строить лестницу в наглухо закрытой комнате?

Если только…

Я поднял голову и пригляделся.

А вот это уже действительно неожиданно! То, что я до сих пор считал потолком, оказалось самым настоящим небом! У моей тюрьмы отсутствовала крыша! В общем, план побега при помощи лестницы перестал казаться безумным. Вот только где мой предшественник раздобыл эти самые «кирпичи»?

Может, тюремщики выдавали ему конструктор перед тихим часом, поиграться?

А мне — тоже полагаются игрушки?

Непонятно.

И я снова вернулся к столу.

Стакан с водой, булочка, огрызок подушки и странный прибор, застывший на загрузке в 43%, что бы это ни значило. А если вот так?

Я взял и просто перевернул «тостер».

На стол из воронки посыпались куски желтого губчатого материала, каменная крошка, осколки стекла, куски какого-то непонятного материала, внешне похожего на пластик, но наощупь словно деревянного.

Бред какой-то.

Аккуратно все собрав, я вернул этот мусор назад в воронку, все до последней крошки.

«Загрузка: 42%».

Значит, не все. Интересно, а насколько эта штука всеядна?

Я собрал слюну и харкнул в загрузочное отверстие.

«Загрузка: 42%».

То ли брезгует, то ли нужно побольше слюны. Заняться все равно было нечем, поэтому следующие полчаса я использовал непонятный прибор в качестве мусорки и плевательницы. Даже клок волос себе срезал и бросил в воронку.

«Загрузка: 48%».

Ладно. А если кнопку нажать?

Загорелась и быстро поползла шкала прогресса. А когда она оказалась полностью заполнена, из бокового отверстия вывалилась ровно половинка кубика Лего серо-зеленого цвета.

Ага.

Вот оно, значит, как?

Я с сомнением повертел в руках остатки подушки: не влезет. Поковырял ее ножом, но с таким же успехом можно было долбить железное дерево. Наверное… Никогда не пробовал…

Оставив эту пустую затею, я вернулся к стакану с водой.

Ну что, перефразируя классику: пить или пить — вот в чем вопрос!

Надпись на сосуде говорить, что пить. А вот интуиция и мой врожденный попачуй прямо таки кричат, что лучше этого не делать. «Не пей, а то козленочком станешь, братец Уборщик!»

Козленочком…

«КОЗЛ»…

Совпадение? Не думаю!

Ну и хрен с ним!

Я осторожно макнул в прозрачную жидкость палец.

Ничего. Прохладная, жидкая субстанция. Плоть не растворяет, неприятных ощущений не вызывает. Приятных, впрочем, тоже.

Облизнул.

Вода как вода. Со вкусом пальца.

Немного отхлебнул, но не глотая, а пытаясь почувствовать вкус и готовясь в любой момент выплюнуть выпитое.

Да ведь вода же! Без вкуса, без цвета и запаха — как и положено.

Проглотил и почувствовал, как живительная влага смачивает успевшее пересохнуть горло и стремится дальше по пищеводу. Прохладная, освежающая и жидкая вода.

Я сделал еще глоток и с наслаждением зажмурился: хорошо ведь!

Сиди себе да наслаждайся, и не нужно бегать туда-сюда, как обосравшемуся. Уборщик то, Уборщик се, ты дебил, Уборщик… То Шеф, то Шиза, то Физик…

Или Фунтик?

Или Фундук? Не могу вспомнить это дурацкое имя.

А кто такой Шиза? И Уборщик?

Так, стоп. Уборщик, это, кажется, я сам и есть. А шиза — это сокращенно от «шизофрения», болезнь такая. Или наоборот — лекарство? Ой-е-ей, мысли-то как путаются!

Соберись, тряпка!

Хотя нет, я — Уборщик, а тряпка это то, чем я пользуюсь при уборке. Уборщики — убираются, это же логично! Потому их так и называют.

А где они убираются?

И зачем?

Глупый вопрос: ну конечно везде!

Я встал и огляделся по сторонам: вроде не особо-то и грязно, значит, уборка не нужна.

А зачем я тогда собирался убираться?

Ах да, потому что я этот… как его…

Я машинально сделал еще глоток и понял, что совершенно забыл, кто я такой. А также, где нахожусь и как тут оказался. Сижу и просто хлебаю зачем-то эту воду…

Стоп.

Вода!

Могла она как-то повлиять на мой мозг и стереть воспоминания?

Да запросто!

Значит, нужно оставить предупреждение. И не какого-то там «козленочка», а нормальное и понятное послание о том, что воду пить нельзя, иначе все забудешь нахрен!

Я подошел к стене и окинул ее взглядом, каким обычно художники смотрят на чистый холст.

Откуда мне известно, как они смотрят?

Да потому что я и сам — художник! Сейчас тут все ка-а-ак зарисую!

Вот только чем?

Может, ножом нацарапать? Главное не забыть, что именно. Простую и понятную надпись: «Не пей! Вода отнимает память!»

Нет, слишком длинно.

«Вода отнимает память»?

Тоже могу не успеть, вот-вот забуду, как буквы пишутся.

«Вода = -Память»! То, что нужно!

Несколько минут шкрябания ножом по стене ничего не дали: всего несколько едва различимых царапин. А времени почти не осталось: я уже забыл, сколько мне лет и какого я пола. Нет, то, что у меня член, это я и помню, и прекрасно вижу, благо одежды на мне никакой нет. Но вот у кого он бывает: у мужчин, или у женщин — уже не помню.

Недолго думая, я резанул ножом левую ладонь, прижал ее к стене и принялся писать:

«ВОДА = - ПАМЯТЬ…»

Хм. Какой странный запах идет от стены, словно от бытовой химии. Точнее, даже от специальных моющих средств, которыми отмывают сложные органические загрязнения. Например, кровь, дерьмо или блевотину…

Уф, успел.

И я полным гордости взглядом окинул работу своих рук. К тому моменту я изрезал уже обе ладони. И при этом совершенно не чувствовал боли.

Хм. Странно.

А почему?

Недолго думая, я от души полосонул по предплечью. Нож буквально вспахал руку, рассекая кожу, мышцы, сосуды. Лезвие оказалось куда острее, чем я думал.

— Ай!

На этот раз я хорошенько прочувствовал боль. А потом сделал еще один глоток из стоявшего наготове стакана.

И боль ушла. Совсем. Вот рана, из которой хлещет кровища и в которой даже видны сухожилия, такой глубокой она оказалась. И при этом совершено не болит. Так можно незаметно и кровью истечь, с такими экспериментами!

Любопытства ради, и чтобы драгоценная жидкость не пропадала зря, я вытянул руку так, чтобы кровь капала прямо в воронку-приемник миниатюрного «кирпичного завода».

Забавно.

Пошла загрузка! Вон, уже 18%… 20%… 25%…

До сотни приемник заполнился за пару минут, и я нажал кнопку.

Из бокового отверстия вывалился кубик Лего коричневатого цвета. Точнее, цвета запекшейся и свернувшейся крови, как теперь стало понятно. Которая, кстати, все еще льется. И загрузка началась заново. Прямо таки донором себя чувствую.

Так, стоп!

Я доковылял до стены, чувствуя, как тело охватывает слабость.

Прижал ладонь к ране, пачкая ее в крови и дописывая к надписи: «-БОЛЬ».

Вот. Пусть тот, кто окажется в этой дурацкой тюрьме после меня знает, что вода не только стирает память, но и убирает боль. А там уже сам решает, что делать с этой информацией.

Я вернулся за стол и продолжил цедить кровь в резервуар.

«Загрузка: 48%».

А ведь хорошо льется, родимая! Сколько мне жить осталось, прежде чем я истеку кровью? Полчаса? Час? В любом случае, еще парочку кирпичей нацедить успею. Это тебе не мусор всякий, а ценнейшая биологическая жидкость! Третья отрицательная, между прочим…

Я машинально откусил кусок булочки. Торопливо прожевал, не чувствуя вкуса, и проглотил.

Все равно скоро помру, так что хуже мне уже не станет.

Кровь вдруг остановилась.

— Эй! Ну же, еще немного! Всего десять процентов осталось!

Я поднес нож к ране, чтобы расковырять ее сильнее. И с удивлением понял, что она уже почти затянулась, и превратилась в относительно глубокий, но совершенно неопасный порез. Прошло минуты три-четыре, и на предплечье остался лишь бледный шрам.

— Вот тебе и «Съешь меня», озадаченно почесал я затылок исцелившейся прямо на моих глазах рукой.

И машинально допил все то, что оставалось в стакане…

Глава 7. Пробуждение

Я открыл глаза и машинально вскинул руку, прикрываясь.

— Да уберите уже кто-нибудь этот долбанный свет! Не сплю я уже, не сплю!

Разумеется, никакой «кто-нибудь» на мои вопли не отозвался, и свет никто и не думал приглушить. Пришлось привыкать к нему постепенно, своими силами. И, едва зрение привыкло к этому дурацкому свету, я огляделся.

Не понял.

Где я вообще?

Меня окружали стены. Высокие, метров пять-шесть стены грязно-белого цвета. Сама комнатушка оказалась, напротив, совершенно небольшой — едва ли десяток шагов вдоль и поперек, если прикинуть на глаз. Впрочем, если я сейчас начну по ней разгуливать и высчитывать, вряд ли она окажется намного больше.

В центре комнаты стоял большой каменный куб, на котором лежали… в общем, разные странные вещи, вроде стакана с водой и громоздкого не то тостера, не то микроволновки, по металлической зеркальной поверхности которого блудливо разгуливали солнечные зайчихи.

Куда это меня занесло, а?

И как я вообще здесь оказался? Потому как ни окон, ни дверей в комнате не обнаружилось.

Конечно, они здесь наверняка есть, просто хорошо замаскированные. И если тщательно поискать и простучать все стены… и пол… и потолок…

Я поднял голову и уставился на висящую в углу камеру наблюдения, которая была направлена прямо на меня.

Ага. Любопытно.

Рука поднялась машинально. И так же совершенно автоматически пальцы сжались в кулак. Все, кроме среднего. Разумеется, это вышло невольно и даже случайно — обычно я веду себя с незнакомыми и подсматривающими за мной людьми куда приличнее.

Даже если на мне совершенно нет одежды, как сейчас.

Я осмотрел сам себя.

Ни синяков, ни шрамов, ни бинтов, ни торчащих из вен капельниц — в общем, для человека, которого только что расстрелял из футуристического пистолета Робот-полицейский, я выглядел очень даже живым и здоровым. Осталось лишь выяснить, как такое возможно и куда меня занесло. И кем. И зачем.

— Эй! Хотя бы трусы принесите, извращенцы херовы! — крикнул я в сторону камеры.

Та продолжала молча на меня смотреть, бликуя черной линзой.

Сука бессердечная.

Ну и фиг с ней. И с ними. И вообще со всеми. Пора искать выход и выбираться отсюда!

Я соскочил с кровати, которая оказалась неожиданно невысокой, так что левая нога, нащупав опору гораздо раньше ожидаемого, вдруг подвернулась и отозвалась резкой болью в стопе.

— Проклятье!

В общем, пришлось мне к столу не пафосно прогуливаться, размахивая причиндалами, а неуклюже хромать, постанывая при каждом шаге. Кое-как доковыляв до этой тумбы, торчащей из пола, я уселся прямо на нее голой задницей.

Шершавая. Теплая. Каменная.

Это я про поверхность стола, если что, а не про свою задницу.

Что тут у нас? Стакан с водой, маленькая булочка вроде тех, что раздают в самолетах, окровавленный кухонный нож и странная металлическая штуковина с дыркой сверху. Точнее, с каким-то функциональным отверстием-воронкой.

Разумеется, первым делом я вооружился — мало ли кто сюда ворвется, и с какими нехорошими намерениями? А тут голый Уборщик сидит, беспомощный и беззащитный.

Хотя…

Я напрягся, сформировал в воздухе мыльную сферу и легким толчком отправил ее в ближайшую стену.

Точнее, попытался проделать этот уже ставший привычным за многие часы тренировок со Спорти жест, но у меня ничего не получилось: ни сферы, ни толчка, ни влажного мыльного пятна, расплескавшегося по грязно-серой поверхности.

Эм-м-м…

Не понял.

А если через интерфейс?

Вот только не было у меня никакого интерфейса. А значит, и конторского микрочипа тоже. И еще десять бесплодных попыток активировать Мыльную Сферу и столько же — спровоцировать у себя выброс кортизола или адреналина, ни к чему не привели.

Вот и все, оборвалась моя супергеройская карьера, так толком и не начавшись: ни мир не спас, ни с президентом за руку не поздоровался, ни смазливую блондиночку не трахнул. По крайней мере ту, на которую у меня такие планы были.

Мой взгляд рассеянно блуждал по скудной обстановке комнаты: низкая кровать, покрытая упругим губчатым материалом грязно-желтого цвета, нехитрый «завтрак» на каменной тумбе «стола», узкая лестница высотой ступеней двенадцать, сложенная из небольших разноцветных «кирпичиков» у одной из стен.

Хм. А рядом с этом лестницей что-то нацарапано, прямо на стене.

Я подошел ближе и присмотрелся:

«Пей! Используй! Загружай! Ешь! Нажимай! Строй!»

Это еще что за херня? Режиссерская версия «Ешь, молись, люби»?

Надпись ничуть не прояснила ситуацию, но где есть одна — там могут оказаться и другие. Так что я, стиснув зубы, доковылял до «стола» и принялся его изучать. Тот, по результату моих исследований, скорее был приподнятой частью пола, чем отдельным объектом из того же материала. Скорее всего из бетона.

Есть!

С одной сторон, в самом низу обнаружилось две странные надписи.

Одна из них оказалась перечеркнутой: «КОЗЛ».

Вторая была больше похожа на математическое выражение: «ВОДА = -БОЛЬ -ПАМЯТЬ».

Да ну нахер! Это еще что за ребусы? Нога разболелась еще сильнее, так что обход комнаты с осмотром, ощупыванием и простукиванием стен я решил отложить на потом. Тем более, что и здесь еще остались предметы, которым до сих пор не перепало моего внимания.

Стакан с водой. И с криво приклеенной бумажкой, надпись на которой гласила: «Выпей меня!». А ведь в нацарапанном на стене послании первым пунктом тоже было «Пей!».

Ну ладно, почему бы и нет?

Я пожал плечами и сделал крохотный глоток.

И боль в поврежденной ноге тут же прошла. Совершенно.

«ВОДА = -БОЛЬ».

И действительно, как отминусовало. Выходит, не врут надписи-то?

Вторым пунктом настенной инструкции значилось «Используй!».

Я начал внимательно изучать и остальные предметы, разложенные на столе. На булочке оказалась бумажка с посланием «Съешь меня!» — что совпадало с пунктом четвертым в «Инструкции». К металлической хреновине была приклеена записка «Нажми меня!», рядом с большой и единственной кнопкой (пункт 5), и тут же горел индикатор: «Загрузка: 83%» (пункт 3?). А вот по поводу второго слова в надписи на стене — ничего. Разве что нож…

И я изучил его внимательнее.

Есть!

«Используй меня!» — гласила гравировка на лезвии.

Ну вот, пять пунктов из шести найдено, и первый даже выполнен. Осталось использовать нож, загрузить непонятную хреновину, сожрать булку и нажать кнопку. Вроде, именно такая там последовательность?

Я покрутил в руках нож.

И?

Так-то его можно тысячей способов использовать, начиная от самовыпиливания и заканчивая пусканием солнечных зайчиков в глаза дикобразам.

— Эй! Может, нормально объясните, чего вам от меня нужно, без этих вот шарад?

Я встал перед камерой, махал руками, прыгал, тряс ножом и всякими частями тела, орал, умолял, просил, требовал — все без толку.

Пришлось вернуться к «столу».

«Загрузка: 83%».

Это что? Какая-то программа зависла? Или что-то нужно засунуть внутрь? Внимательный осмотр показал, что в непонятном устройстве нет больше ни кнопок, ни дверцы, ни каких-либо регуляторов. Зато обнаружилось второе, относительно небольшое прямоугольное отверстие сбоку.

А снизу?

Я перевернул штуковину, которая оказалась довольно тяжелой, и из воронки начали вываливаться всякие странные предметы.

Кусочек желтой «губки» вроде той, из которой был сделан матрас на кровати.

Осколки стекла.

Хлебные и каменные крошки.

Клочья волос. Кстати, таких же, как у меня.

Последним выпал… палец.

Обычный человеческий палец. Ну надо же, как заботливо! А запасную печень или почки туда для меня не положили, а?

Я поморщился, взял его в руки и сравнил со своими. Хм, а ведь действительно похож. Правда, синюшного цвета и скрюченный, но размер, форма, и даже неудачно обгрызенный ноготь — почти один в один, как у меня!

Хотя… К чему все эти увиливания и нежелание признавать очевидное?

Это и есть мой палец. Вон, даже шрам на второй фаланге, оставленный соскользнувшим ножом, которым я еще в детстве пытался расколоть грецкий орех, вставив нож в «жопку» и провернув — точно такой же, как и на моем указательном пальце левой руки. Конечно, можно сравнить отпечатки, но что-то подсказывает, что и они окажутся идентичны.

Мой взгляд упал на лезвие ножа и скользнул по гравировке: «Используй меня!»…

Глава 8. Эксперименты

Несколько капель крови из надрезанного пальца худо-бедно заменили чернила и помогли подтвердить догадку: застрявший в «приемнике» неизвестного прибора палец был моим.

Ну или точно копией моего пальца, которым я сейчас задумчиво ковыряю в носу.

Из-за того, что от волшебной водички у меня почти пропали болевые ощущения, я перестарался, и кровь текла, прямо скажем, как из поросенка. Похоже, что задел какой-то сосуд.

Мой взгляд упал на воронку устройства, где лежал палец и прочий мусор. На индикаторе рядом с отверстием горела надпись: «Загрузка: 1%». Так что даже сомнений никаких не оставалось, что третий пункт настенной инструкции относился к этой металлической штуковине.

И я аккуратно сгреб все и сложил обратно, включая палец: мне-то он зачем?

«Загрузка: 86%».

Странно.

Моя рука замерла над воронкой. Было же меньше?

«Загрузка: 87%».

Ясно.

Моя кровь, которая до сих пор лилась из пореза. Она тоже идет в качестве ресурса. Жутковато. И забавно одновременно. И любопытно, что же будет, когда резервуар заполнится на все 100%?

Чтобы ускорить процесс, я резанул ладонь. Лейся, кровушка! Как там в песне было? «Лей, лей-лей не жалей…»

«Загрузка: 100%».

Уф… Рука совершенно онемела и уже плохо слушалась. Я убрал ее в сторону, орошая каменную поверхность «стола» крупными алыми каплями. Бля. А остановить-то ее теперь как? Увлекшись, я нехило так изрезал левую руку и теперь могу истечь кровью!

И на этот счет в инструкции ничего не сказано, между прочим!

Или сказано?

Пункт 4: «Ешь!».

Я взял булочку и откусил кусочек. И с удивлением заметил, как прямо на моих глазах затягиваются раны. Меньше чем через минуту от четырех глубоких порезов, наискосок пересекающих левую ладонь, остались лишь едва заметные шрамики.

Охуеть. Работает!

Большую Красную Кнопку я нажал (пункт 5) уверенно и сильно. Прибор не издал ни звука, лишь цифровой индикатор превратился в графический, имитируя шкалу прогресса в каких-нибудь играх. И когда она заполнилась, из бокового отверстия вывалился темно-красный кирпичик с характерными выступами и впадинами.

Похожий на деталь конструктора Лего — такую же, из которых была сложена лестница.

Пункт 6: «Строй!».

Тем временем к левой руке полностью вернулась подвижность и чувствительность. Боли не было, словно и не резал я ее, остервенело, несколько минут назад острым кухонным ножом. Так что алгоритм создания лестницы вполне понятен, и укладывается в шесть простых команд.

Итак, разрезать руку…

— Ай, сука, блядь, нахуй! Больно же! Уборщик, ты дебил!

Нож — это второй шаг, а первым нужно выпить немного воды, чтобы потерять чувствительность. Понятия не имею, как это работает, но едва я сделал небольшой глоток, как боль исчезла.

Наполнить воронку кровью, зажевать все это дело волшебной булочкой, исцеляющей раны за считанные секунды, и получить свежеотпечатанную на 3Д-принтере деталь Лего для лестницы. Сделанную из моей собственной крови, между прочим.

Отдышаться.

Проматериться.

Повторить.

Отрезать себе палец я решился где-то после пятого «кровавого» кирпича.

Несмотря на приличную кровопотерю, настроение и самочувствие были прекрасными, так что думать долго и не пришлось: нож с легкостью отделил левый мизинец от руки, и я проводил его падение на пол совершенно спокойным, полным любопытства взглядом.

Нет, не больно и совершенно не страшно. Скорее, немного странно.

Страшно стало, когда отрезанный палец начал отрастать обратно. Ушло у него на это минуты три: я специально отсчитывал вслух секунды. И только за счет этого мизинца резервуар заполнился наполовину — куда быстрее, чем если выцеживать из себя кровь литрами… Поэтому, после недолгих раздумий и уговоров самого себя, я принял жестокое, но необходимое решение: оптимизировать процесс производства кирпичей.

Вам когда-нибудь доводилось наблюдать, как вам отпиливают руку кухонным ножом? А если это делает ваша собственная вторая рука, причем с вашего же на то добровольного согласия?

А приходилось делать это многократно?

Уверен, что максимум один раз. Если же вы гутаперчивый акробат, способный ловко орудовать ножом при помощи ног, то аж целых два раза! Я же отпилил себе руку по меньшей мере восемь раз, когда понял что с каждым глотком обезбаливающей воды меня покидает память.

Исчезали имена, лица, места — словно кто-то большой и невидимый бродил по страницам книги моего разума, и вырывал из нее целые страницы. Включая мое собственно имя и события нескольких последних месяцев, исчезнувших начисто.

«ВОДА = -ПАМЯТЬ».

Забавно.

Уничтожая и себя физически, я одновременно разрушал себя и как личность. Потому что исчезает не только боль и воспоминания: пропадают и другие чувства. Грусть, страх, любопытство, целеустремленность — и даже желание жить.

Жутко.

Впрочем, этого можно было избежать — достаточно лишь отказаться от волшебной жидкости и остаться наедине с болью. И снова познать злобу, отчаяние, жажду свободы. Быть может даже вспомнить свое имя. Свое прошлое…

Да ну вас всех нахуй!

Пусть кто угодно пилит себе руки и ноги без анестезии, но только не я! Только не… хер его там знает, как меня зовут, но в превозмогающие боль и страх супергерои я точно не нанимался. Поэтому: выпить, отрезать, закусить — вот мой девиз!

Только вперед, только наверх — любой ценой.

Воды осталось всего несколько глотков, после чего я перестану существовать. Поэтому, пока сознание и способность мыслить меня еще не покинули, нужно все перепроверить.

Надписи: на месте.

Что еще?

Ах да, палец! Нужно оставить в воронке палец.

Да отрастай же ты скорее!

Дождавшись, когда на указательном пальце сформируется обгрызенный ноготь и появится характерный шрам от неизвестно когда и как полученного пореза, я сделал глоток и уже привычным, точным движением отсек часть себя.

Положил кусочек плоти в воронку.

Ну вот, кажется, все готово.

Окинул взглядом плоды своих трудов: лестница выросла еще на 20 ступенек. Гребанная лестница к свободе, построенная моим потом, кровью и плотью в самом прямом смысле. Будь проклят тот урод, который это все придумал и засунул меня в это жуткое место!

Клянусь всем, что от меня осталось: однажды я найду этого мудака, и самого его засуну в этот гребанный «кирпичный» завод. По маленьким кусочкам! И нет, он не получит обезбаливающей воды — ни единой капельки!

Я залпом допил остатки волшебной жидкости, дарующей забвение, и улегся на кровати.

Пустой стакан выпал из руки, и до меня донесся звон разбившегося стекла.

Проклятье! Нужно было и его засунуть в воронку, — с этой мыслью я закрыл глаза и попытался расслабиться.

Воронка? Какая еще воронка? Может, «ворона»? Кажется, есть такой зверь. Большой и черный, прыгает по деревьям и кричит «Караул».

Лестница.

Однажды я все же дострою эту проклятую лестницу и выберусь отсюда!

И тогда…

Тело мое словно током пронзило, и я содрогнулся от боли. Но боль эта была не физической, а следствием внезапно промелькнувшей мысли: а что, если за стеной нет никакой свободы? Если там окажется такая же комната с кроватью, каменным кубом «стола» в центра и стоящим на нем «кирпичным заводом»? И там уже не будет стакана с водой из «анестезианской» скважины?

Или еще что похуже, придуманное моими тюремщиками и мучителями?

Глава 9. Схватка

Густая тень встала между мной и солнечными лучами.

Почувствовав это, я крутанулся, одновременно выбрасывая ногу в сторону и открывая глаза. Как раз вовремя, чтобы увидеть удивленный взгляд падающего человека, потерявшего равновесие от моей подсечки.

Даже лишенный своих суперспособностей, я по прежнему остаюсь тренированным агентом Конторы. Теперь нужно оглядеться и выяснить, насколько глубока задница, в которую меня занесло.

— Это Третий, — раздался в стороне незнакомый мужской голос, — Он не спит…

Автоматически ставлю блок на пути руки, в которой зажат шприц. Разворачиваюсь и одновременно всаживаю локоть в переносицу уроду, который собирался сделать инъекцию.

Разворачиваюсь на пятке.

Незнакомцев пятеро. Одеты во все черное, лица скрыты балаклавами, в руках — шоковые дубинки. Быстро обшариваю взглядом стены комнаты-ловушки и замечаю веревочную лестницу, спускающуюся с одной из них.

— Раст, это бесполезно. Ты проделывал это уже десятки раз, и ты по-прежнему здесь, — устало сообщил сбитый мною на пол мужчина, поднимаясь.

— Нас пятеро и мы вооружены. А ты один и… — второй многозначительно умолк, обводя меня взглядом снизу вверх.

Голый, да.

Только вот хуй вы угадали, господа хорошие! У меня есть нож, а еще, едва заслышав, как вы спускаетесь в комнату, я слопал остатки регенерирующей булки и допил воду, лишающую боли и страха!

Разумеется, ничего этого я не сказал, а просто ударил, пытаясь вспороть брюхо ближайшему бойцу в черном. Несмотря на то, что мое оружие — это кухонный нож, уж мне ли не знать, насколько он остер, особенно, когда дело касается человеческой плоти!

Сразу две шоковые дубинки ткнулись в меня.

Запахло горелой плотью (моей плотью!), посыпались искры.

В глазах, едва заметных через прорези скрывающих лица масок, не появилось даже тени удивления, когда я зловеще улыбнулся контратаковал, не обращая никакого внимания на спазм мышц и ожоги.

В рукопашной эти ребята оказались не особо сильны, похоже, полагаясь исключительно на свое оружие и численное превосходство. Один из них ухитрился вытащить нож и даже пару раз меня им пырнуть.

Просто потому что я позволил ему это сделать.

— Опять? — недовольно простонал он, наблюдая, как за считанные секунды затягиваются раны на моем обнаженном теле.

Я с силой оттолкнул его в сторону и бросился к лестнице. Не той, что по кирпичикам складывал из собственной крови, и которая возвышалась уже на добрых три метра у стены, а к веревочной, по которой в комнату попали незнакомцы.

Те самые, что каждый раз снова и снова ставили новый стакан, новую булочку, и оттаскивали мое бесчувственное тело на кровать, «перезапуская» пытку с потерей памяти и самоистязанием.

До цели осталось три шага.

Два.

Меня никто и не пытался преследоваться.

Последний шаг.

Прыжок!

Мои пальцы ухватились за перекладину и…

И громким шелестом и стуком, веревочная лестница свалилась вниз, мне под ноги.

— Каждый раз одно и то же, — раздался совсем рядом голос, — Ну когда ты уже угомонишься, Раст? Просто делай то, что от тебя требуется…

Самого удара я не почувствовал, но ноги подломились, и тело мое рухнуло на колени.

Ударил наотмашь, целясь в лицо.

Противник отшатнулся, и рука моя вместо того, чтобы вбить ему нос в череп, беспомощно скользнула по маске, цепляясь в нее пальцами и срывая с незнакомца.

Под нею оказался обычный мужчина лет тридцати-тридцати пяти. Черноволосый, с перебитым носом и тонкими бесцветными губами. Широкие скулы, кустистые брови и разного цвета глаза: один голубой, второй желтоватый. Кажется, у этого явления даже какое-то специальное название есть.

Пока я его рассматривал, кто-то из людей в черном подскочил ко мне и вонзил в предплечье шприц. Перед глазами все поплыло, в ушах раздался монотонный гул, заглушая все звуки вокруг.

Последней мыслью, возникшей в моей голове, было: «Кто такой Раст? Я — Уборщик!»

И я вдруг понял, точнее даже вспомнил, что уже думал эту мысль — много-много раз. И сражался за бесполезную веревочную лестницу тоже неоднократно. Единственное, что случилось впервые за все время моего плена, это то, что мне ответили:

«Раст — это я… Мне кажется, ты уже готов…»

А потом я снова проснулся. На этот раз — по-настоящему.

Глава 10. Вопросы морали

Я открыл глаза, и впервые за все эти мои бесконечные «перевоплощения» по ним не ударил яркий свет: вокруг был полумрак. Знакомый мне полумрак регенерационной капсулы, что стоит в Медицинском отсеке Базы супермутантов.

Я шевельнул рукой, нащупывая мерзкую «пуповину», соединяющую меня с заживляющим аппаратом. Так, быстро, экспресс-тест!

Я — Уборщик. Мутант, супер и агент Конторы супермутантов. Один из Отряда Неудачников, мне двадцать семь лет, бывший квартирный вор, влюблен в одну из личностей своего куратора Шизы и меня застрелил в Иркутске спятивший Робот-полицейский!

А еще у меня есть — да, мать вашу, есть! — интерфейс и суперспособности.


Внимание, обнаружен критический выброс адреналина!


Едва капсула открылась, моя ладонь змеей метнулась, перехватывая руку, сжимающую шприц. Шприц, от которого явно пахло миндалем:

— Даже не думай тыкать в меня этой штукой, пидор! Все гляделки вырву! Все восемь!

Помощник Дока испуганно отпрянул и попытался вырваться.

— Окто, оставь нас вдвоем, — раздался знакомый мне голос.

Я повернулся. Рядом на стуле сидел Шеф собственной персоной, с неизменным бокалом виски в руке. Рядом с ним на столике стояла открытая бутылка и второй бокал. Точнее, стакан.

Граненый, мать его, стакан!

Пустой.

Шеф перехватил мой взгляд и улыбнулся:

— Значит, ты все помнишь?

И я ответил вопросом на вопрос. Нет, меня не интересовало, каким образом мне удалось выжить после атаки Законника, как я оказался на Базе, и даже что это был за бесконечный поток кошмаров со странной комнатой и записками на стенах.

— Кто такой Раст?

— Давай, выбирайся оттуда, и я все тебе расскажу. Нужно сперва отсоединить тебя от этой штуковины.

Точно. «Пуповина» регенерационной капсулы. Я и забыл про нее. Бр-р-р, какая же это мерзость! Избавившись от этого жуткого отростка и отсоединив себя от прибора, я выбрался наружу и уселся на стул напротив шефа. Голый и покрытый слизью.

А впрочем, мне не привыкать расхаживать голышом.

— Будешь?

Шеф приподнял бутылку и легонько ее встряхнул.

— Нет конечно! — фыркнул я, — Чтобы мне опять память стерло? Знаю я ваши фокусы!

— Как хочешь. Итак, ты видел странный, бесконечно повторяющийся сон, верно?

— Что-то вроде того. Только он не повторялся.

— Почему ты так думаешь?

— Потому что все, что я делал в текущем цикле этого вашего якобы сна — сохранялось в следующем. Надписи на стенах, лестница, оставленные в напоминание пальцы… — я осекся, — Вы ведь знаете, о чем именно этот сон?

Тот утвердительно кивнул.

— Откуда он? Кому снилась такая жуткая хрень?

— Это не сон. Это были воспоминания. Воспоминания Раста, которые он иногда транслирует тем, кто находится при смерти.

— Значит Раст, это…

— Тот, кто пережил все эти ужасы в той комнате без потолка. Пережил их по-настоящему. Тот, чью роль играл и ты, снова и снова. И я тоже. И некоторые другие суперы тоже прошли через это. И сейчас я хочу задать тебе один очень важный вопрос, Уборщик.

Он умолк.

Пододвинул ко мне пустой стакан и налил в него виски из бутылки. Затем вытащил из кармана второй стакан и флакон с совершенно прозрачной жидкостью. И вылил его содержимое в пустой сосуд.

Пахнуло ароматом миндаля.

— А вопрос такой: хочешь ли ты сохранить эти воспоминания?

«Кирпичный завод», падающая на каменный стол отрезанная рука — моя собственная рука, надписи на стенах, оставленные самому себе, презрительный взгляд глаз разного цвета из-за черной маски, скрывающей лицо…

— Кто такой Раст?

— Искаженный, которому не повезло попасть в руки очень плохим людям.

— Зачем они сделали с ним такое?

— Хотели усилить его способности. Одноразовая аномалия наделила его даром регенерации. Очень сильным, но недостаточным. И тогда они создали комнату, в которой он должен был прокачивать свою способность. Калеча себя и восстанавливая, снова и снова. Так что насчет моего вопроса, Уборщик?

— Подождите, я еще не принял решение. И это сработало?

— Да.

— То есть… Наши умения можно прокачивать даже не входя в Жопокрут?

Шеф взял свой бокал и сделал глоток.

— Да.

— Как? Почему мы не делаем этого?

— Способности усиливаются при многократном использовании, если делать это в максимально стрессовых ситуациях. Снова и снова. Сотни и сотни раз. Поэтому для Раста и была создана эта комната.

— Очень плохими людьми? — я ухмыльнулся.

— Именно.

— И где сейчас этот Раст?

— Мы его вытащили из этого кошмара, и сейчас он работает на нас.

— Мутант с сильнейшей способностью к регенерации? Что-то я не слышал о нем.

— Давай договоримся так, Уборщик. Я отвечу на твои вопросы, если ты — так же честно и искренне ответишь на мои.

— Хорошо.

— Твоя новая способность… Что насчет нее?

— Ах да…

Я небрежно закинул ногу на ногу.

— Работает. Кстати, я ее немного прокачал.

— И что она делает?

— Помогает распознавать суперов. Выявлять мутантов в радиусе пятидесяти метров. Если вы дадите мне пару премиальных визитов в Жопокрут, то я подниму ее до пятого уровня и, думаю, смогу получать больше информации.

Длинные пальцы Шефа забарабанили по столу, выбивая незатейливую мелодию.

— Так что? Я ответил на ваши вопросы? Теперь моя очередь?

— Спрашивай.

— Я раньше уже видел эти забавные сны Раста?

— Да.

— И забывал их?

Я щелкнул кончиками пальцев по стакану с «водой», стирающей память.

— Да.

— Добровольно?

— Нет. Мы успевали сделать это до того, как ты приходил в сознание. Но многие твои коллеги принимали именно такое решение. Надеюсь, что и ты тоже.

— Почему?

— Потому что ты наверняка спросишь снова, кто такой Раст. И мне придется ответить, потому что я пообещал.

Какая интересная игра в вопросы и ответы! Надо бы почаще в нее играть — мне это начинает нравиться!

— Итак. Кто такой Раст?

Взгляд Шефа сместился в сторону. Он смотрел на что-то прямо за моей спиной.

Я обернулся.

Там у стены стояла регенерационная капсула. В которой я и сам бывал неоднократно, залечивая несовместимые с жизнью раны. Говорят, что она способна даже отращивать потерянные конечности.

«Раст, это искаженный с сильнейшей способностью к регенерации…»

«Мы его вытащили, и теперь он работает на нас…»

«Раст транслирует свои воспоминания тем, кто находится при смерти…»

То есть в капсуле.

— Да ну нахуй! — вырвалось у меня.

Мерзкая пуповина, словно созданная из настоящей плоти, которая соединяет пациента с капсулой все то время, пока он находится в ней…

В нем.

В Расте, искаженном, обладающего сильнейшими способностями к регенерации.

— Дошло? — Шеф печально улыбнулся.

— Он… он живой?

Кивок.

— Он в сознании? Он вообще понимает, где находится и что с ним делают?

Пауза. И медленный-медленный кивок.

— Вы — садисты! Мерзкие ублюдки! На кол вас всех до единого! Вы же… вы же пихаете людей в живого, мать вашу, человека!

— Умирающих и искалеченных людей. Которые временно становятся частью Раста, и он их восстанавливает, словно самого себя. Вытаскивая с того света, отращивая им новые руки и ноги. Ты знаешь, сколько жизней он спас? Да хотя бы на себя посмотри, ты, святой Отец Терез!

Шеф вскочил на ноги и навис надо мной:

— Сколько раз ты лежал в капсуле? А твои друзья?

— Они мне не друзья…

— Хорошо, пусть они будут члены твоего отряда. Знаешь, куда бы ты попал, если бы не Раст? Тебя бы встретил Физик с раздавленными после аварии ногами. Химик, с обезображенным кислотой лицом. Мистик, которой отрубили кисти рук за ее «карточные фокусы»… Мне продолжать, ты, жалкая эгоистичная сволочь? Мы здесь не в бирюльки играем, пойми ты уже наконец, Уборщик. Повзрослей! Это — жизнь, и от наших с тобой решений зависят жизни многих сотен людей и нелюдей.

— Но…

Я бросил взгляд на стоящую у стены регенерационную капсулу, увешанную .

На мутанта Раста, в шкуре которого мне пришлось побывать, снова и снова нарезая себя по кусочкам и скармливая «кирпичному заводу».

Ради прокачки способностей.

Которые теперь спасают жизни и рассудок сотне других мутантов.

— Ну что, Уборщик. Что ты выбираешь?

Шеф пододвинул ко мне оба стакана.

— Я хочу помнить.

— Уверен?

— Да. Можно? — я кивнул в сторону капсулы.

— Только не делай глупостей. Пойми, Уборщик. Мы стараемся максимально облегчить его участь, сделать его существование… сносным…

— Как? Пичкая наркотиками и стирая память?!

— А что предлагаешь ты, рыцарь без плаща и с хером наперевес? Прервать его мучения и лишить сотни людей шанса на выживание? Убить сотни человек ради спасения одного?

— Мутантов. Это не люди.

— Ты тоже мутант. Думаешь, коллеги скажут тебе «спасибо» после такого? Кстати, как раз перед тобой Раст исцелил Сирене раздавленную при столкновении грудную клетку.

Вот же сука! Специально использовал именно это имя!

— Шизе.

— Погибнет она — умрут и все остальные.

— Я вас понял. Никаких глупостей, не беспокойтесь. Я просто хочу поговорить с ним. Он ведь услышит меня?

Шеф кивнул Окто, и тот засуетился возле приборов.

— Теперь да. Только недолго. Ему… дискомфортно.

Пидор ты в костюме. «Дискомфортно»!

Я подошел к капсуле-Расту и сел рядом, прямо на пол. Положил на него руку и сказал:

— Спасибо. За все спасибо. За меня, за… за Сирену. И за других ребят. Я все помню. Я всех этих ублюдков помню. И клянусь тем, что от меня осталось, что найду их и засуну в этот гребанный «кирпичный завод» по кусочку. Обещаю…

Я вернулся к столу, за которым сидел Шеф. Схватил стакан с виски и залпом опрокинул его в себя. И спросил:

— Вы ведь тоже видели эти сны, да? И что же выбрали?

Он ничего не сказал, а просто посмотрел мне в глаза. И по его взгляду я понял, что он тоже все помнит. Пришлось мне извиняться за «пидора в костюме».

Разумеется, мысленно…


Награда для мазохиста


— Я согласен, — заявил Шеф, когда я снова вернулся к нему за стол.

— На что? — осторожно поинтересовался я.

— Ты получишь два внеочередных билета в аномалию в качестве компенсации за… случившееся, — он кивнул в сторону капсулы-Раста.

— Как-то жидковато, — мне оставалось лишь усмехнуться от такой «щедрости».

— Не дерзи, Уборщик. Но взамен на полученные очки мутаций ты прокачаешь это свое умение, позволяющее находить суперов.

— Не находить, а отличать от обычных людей.

— Согласен?

— В общем-то, я ведь сам это и предложил.

Я пожал плечами: глупо было отказываться от такого предложения.

— Идем.

— Прямо сейчас?

— Разумеется. Ты ведь еще на иркутской миссии, не забывай.

— Кстати… как там… ребята?

Он усмехнулся и отошел в сторону, пропуская меня первым в лифт.

— Все живы. Относительно целы. Смогли отбиться от этого, как его…

— Законника, — подсказал я.

— Да, точно. Отогнали его, вытащили твое тело из машины и доставили в безопасное место. Оттуда экстренно вызвали Корвина. Я взвесил все «за» и «против» и дал свое согласие.

— Не понял…

— Твоя ценность на килограмм груза растет, — вздохнул Шеф, — не забывай, что за каждый переход Лабиринт требует плату, и немалую. В обе стороны, прошу заметить.

Вау. Ну надо же! Это меня все еще штырит после галлюцинаций Раста, или кое-кто только что признал меня ценным сотрудником?

Лифт доставил нас на этаж, где находилась Мясорубка. Интересно, База уже на новом месте, или это старое здание? Пока ни в Лаборатории, ни в переплетении коридоров я не заметил ничего нового.

А вот в зале с аномалией новым оказалось все.

— Усиленная система безопасности, — пояснил Шеф, — Мы учли свои недоработки после недавнего… инцидента.

Увеличенное количество охраны.

Камеры и датчики на каждом шагу.

Сканер микрочипа, сетчатки и рентген при каждом переходе из секции в секцию.

Сам ангар теперь оказался разделен на девять частей при помощи прозрачных бронированных перегородок, и между каждой — усиленная система досмотра и охраны.

Появились даже автоматические турели и…

…Робот?! Мать вашу, это еще что за трехметровая хуйня там стоит и пушками отсвечивает?

— Это Киборг. Один из наших боевиков-искаженных, — перехватив мой взгляд, пояснил Шеф.

— И какого хера он здесь делает?

— Охраняет стратегически важное место, разумеется.

— Пока обычные агенты из костей и мяса воюют в Иркутске с, мать его, настоящим Робокопом, эта гора железа торчит тут со своими «пукалками», и просто «охраняет»?

— Именно так. Руперт!

Шеф окликнул рыжего ирландца, и тот подбежал к нам, спокойно пройдя через три «рамки» и блок-поста. Турели проводили его равнодушным взглядом своих орудий.

— Да, звали?

— Вот. Нужно провести нашего Уборщика через аномалию. Дважды.

— У меня вот-вот придет первая партия материала, — нахмурился тот, — А оборудование еще толком не настроено после переезда…

— Это приказ.

Хорошо быть самым главным. Вон, даже этот рыжий ублюдок не смеет перечить. «Партия материала» — это надо же, так назвать обычных людей! Да, чаще всего это закоренелые преступники, маньяки, психи и прочий человеческий мусор. Вот только когда-то и я был таким же «материалом». И Физик, и Мистик… И даже Сирена…

— Стой!

Я уже шагал к лестнице, что веля к Мясорубке, которая находящейся уровнем ниже, когда меня настиг окрик Шефа. Он нагнал нас с Рупертом.

— Твое умение. Используй его сейчас, — тоном, не терпящим возражений, «попросил» он.

Пф. Да без проблем!

И я активировал свое «Сверхъестественное чутье» и осмотрелся.

Почти ничего не изменилось. Разве что некоторые из охранников «потускнели» и перешли в «серое» измерение. Хм, а вот Киборг не изменился. Странно. Хотя, это же гора железа, которое вряд ли можется похвастаться обилием оттенков — просто издалека разница не особо заметна. Это у доспехов Законника были цветные элементы, по которым я и вычислил в нем супера.

Хм.

Меня вдруг посетила забавная мысль.

Проверю, как только вернусь к своим, в Иркутск.

Я повернулся к Шефу, чтобы озвучить свои наблюдения…

И ослеп.

Там, где секундой назад находилась шевелящаяся непроницаемо-черная клякса аномалии, теперь было нечто совершенно иное.

Не знаю, сколько у этой штуковины было граней — не меньше сотни. И каждая из них переливалась множеством цветов одновременно, подобно трехметровому калейдоскопу. Свет, попадавший на эти грани, тоже окрашивался и менял оттенок, превращаясь в крохотную радугу.

— Она охуенно прекрасна! — непроизвольно выдохнул я.

— Кто? Аномалия? Что ты видишь? На что она похожа?

— Не знаю. Не могу описать. Это невероятно!

А вот хер тебе, садюга. Мучайся теперь в догадках.

И я зашагал прямо в этот хоровод цветных огней, игнорируя доносящиеся сзади крики.

Ну здравствуй.

Я вернулся.

Увы, но сверхъестественное чутье выключилось за секунду до того, как я оказался в чернильно-пустом НИЧТО. Жаль. Возможно, мне удалось бы увидеть там еще что-то. Ну, значит, как-нибудь в другой раз.

Через три минуты я во второй раз вывалился из Мясорубки, и получил 2 Очка Мутации и никаких новых умений. Впрочем, так оно даже и лучше.

— Ну что, до тебя дошло, надеюсь? — на выходе меня встретил не Руперт в компании своих толстолобиков, как обычно, а лично Шеф.

— До меня что-то не особо доходит, что именно до меня должно было дойти.

— Ты видишь не суперов и не мутантов, а в том числе и аномалии. Все то, что не нормально, что не вписывается в привычную нам картину мира. Нашего мира…

Вот тебе и «Сверхъестественное чутье»!

Я закрыл глаза, активировал интерфейс и…


Вы хотите потратить отложенную мутацию, чтобы развить способность «Сверхъестественное чутье»?

Мутаций осталось: 2.

[Подтвердить] [Отменить]

Внимание! Получен 4-ый уровень способности «Сверхъестественное чутье»!

Внимание! Получен 5-ый уровень способности «Сверхъестественное чутье»!

Получено улучшение способности: «Сверхъестественный след»!


— Ну, что, получилось?

Я открыл глаза и оказался нос к носу с Шефом. Тот схватил меня за грудки и только что не тряс, пытаясь вытряхнуть ответ.

— Да. Отпустите.

— Что тебе дала аномалия?

— Теперь вы можете видеть остаточный след, оставленный сверхъестественными сущностями и объектами. Чем сильнее аномальность объекта, тем более четкий он оставляет след, — вслух и с выражением зачитал я описание своего апгрейда, — Слушайте, тому, кто составляет эти тексты, нужно тщательнее вычитывать свои писульки — сплошная тавталогия!

— Используй и скажи, что ты видишь! — потребовал Шеф.

— Не могу, — я пожал плечами, — Перезарядка.

— С тебя подробный отчет об этом твоем «Чутье» и его новых возможностях. Жду через час.

— Через полтора.

Шеф недовольно нахмурился.

— Так ведь перезарядка же, — я пожал плечами.

— Хорошо. Через час.

— Когда я смогу вернуться к своим, в Иркутск.

— Марина уже покупает билеты. Но сперва вот, — он сунул руку в карман, что-то достал из него и протянул мне, — Загляни к Профессору и получи у него новое оборудование.

Ого. Ну надо же, какая честь!

Я попрощался с Великим и Грозным Начальником Базы.

Так и не рассказав ему еще кое о чем.

Во-первых, у меня появилась еще одна новая способность. Причем, произошло это еще до посещения аномалии — после увиденного, у меня даже мысленно язык не поворачивался называть ее «Жопокрутом».

Назвалась она «Усиленная регенерация». Пассивная, но с возможностью активации и собственной шкалой ресурса и перезарядки. Не знаю, как такое могло случиться, но подозреваю, что это «подарочек» от Раста, частью которого мне пришлось побывать — и не только физически. В самом деле, почему бы и не получить новый скилл, если я восстанавливался и одновременно прокачивал регенерацию в том бесконечном кошмаре?

В любом случае, пальцы себе резать еще рановато. Сперва нужно рассказать обо всем Доку, пусть он решает, что это такое и как мне теперь жить.

Во-вторых, мне удалось выяснить кое-что презабавное.

До сих пор я слышал много слухов и мифов о невероятных способностях нашего Шефа, и все эти версии были одна другой невероятнее. Интересно, а кроме меня на Базе и в Конторе кто-нибудь знает, что он вообще не мутант, а самый обычный человек, в котором нет ни грамма суперспособностей?

Что бы такое с него потребовать за молчание об этом ма-а-аленьком факте из его медицинской карты, а?..


ЭПИЗОД 9. Отряд Неудачников и Мститель


Тихонько тренькнул колокольчик у входной двери, и продавец, встрепенувшись, оторвался от смартфона, на экране которого мелькали кадры видео вполне определенного содержания. Из тех видео, где актерам вовсе не обязательно заучивать текст и убедительно играть свои роли — куда большее значение имеют их физические данные и возможности, чем актерское мастерство.

— Спиртное уже не продаем! — на всякий случай крикнул он припозднившемуся покупателю, и снова вернулся к своим «веселым картинкам».

Юноша даже не посмотрел на прилавки, заставленные тем, что обычно продается в подобных магазинчиках, пытающихся выживать за счет разнообразия ассортимента «на все случаи жизни». Он сразу направился к кассе.

— Тебе восемнадцать-то есть? — ухмыльнулся продавец, — Паспорт покажи сначала!

Вряд ли паренек собирался купить жвачку или шоколадку — в пол двенадцатого-то, а кроме них да сигарет на кассе больше ничего не продавалось.

Впрочем, он снова ошибся: поздний гость вообще не был клиентом и ничего не собирался покупать. Вместо кошелька тот достал видеокамеру и навел ее на вмиг посерьезневшего мужчину.

Только этого ему еще в магазине не хватало!

Чего именно, он еще и сам не решил, но ничего хорошего мальчонка с видеокамерой явно не сулил. Все эти блогеры, пранкеры и прочие недожурналисты искали скандалов и хайповых тем, так что вряд ли все закончится простым интервью у самого обычного работника круглосуточного магазина.

На всякий случай продавец положил левую руку на «тревожную кнопку», а правую — на рукоять травматического пистолета, который таскал с собой чтобы «собак отпугивать».

— Итак, с вами снова Ангар и это мой очередной видеовыпуск! — хорошо поставленным голосом начал паренек.

«Ангар»…

Мужчина за кассой напрягся и нахмурился.

Знакомое имя, определенно, он его уже где-то слышал.

Снова тренькнул колокольчик, и в магазин зашел еще один посетитель. Бросив на него один лишь взгляд, продавец побледнел и покрепче сжал рукоять бесполезного пистолета:

— Законник!

Не опознать приближающуюся к нему громадную закованную в металл фигуру не опознать было невозможно: весь апрель в Иркутске только о нем и говорили.

Киборг приблизился и громыхнул синтезированным голосом, словно раздающимся из неисправного динамика:

— Законником меня называют недалекие журналисты да полицейские. Да, я — есть закон. Но я предпочитаю называть себя Мстителем, вершащим правосудие и карающим преступников!

— Мстителем? — стоящий за кассой мужчина ненадолго задумался, — Может, тогда лучше Карателем? «Мститель» это немножко про другое, как мне кажется.

— «Каратель» уже есть. Про него целый фильм сняли! — отозвался киборг.

— Сериал, вообще-то. Так ведь и «Мстителей» тоже целая толпа бегает, и про них есть куча фильмов от «Марвел».

— Я — Мститель! Я — закон! Я — вершу правосудие!

Продавец, который уже понял, что убивать его никто не собирается, немного расслабился и осмелел:

— А может, тогда «Вершитель»? Тоже круто звучит, — продолжал он размышлять вслух.

Парень с видеокамерой, назвавшийся Алтаем, в спор не влезал, а продолжал снимать.

— Ты признан виновным в укрывательстве преступника! — вдруг резко переключился с темы своего прозвища Законник-Мститель.

— Я?! Преступника?! — удивился продавец, — Никого я не укрываю.

— Вон там лежит и истекает кровью человек, ограбивший сегодня магазин, — киборг развернулся и вытянул руку в сторону небольшой двери, ведущей в подсобное помещение.

Элемент брони на его правом бедре сдвинулся в сторону, и оттуда выскочил массивный пистолет, прыгнувший прямо в подставленную ладонь.

— Это подсобка, — мужчина пожал плечами, — Там стоят ведра, швабры, коробки с разным хламом. Нет там никаких преступников.

— Неопознанный гражданин! Вы признаетесь виновным в совершении вооруженного ограбления! — заорал на весь магазин Мститель, — выходите с поднятыми руками!

Наступила тишина.

Прошло пять минут. Все это время и продавец, и киборг, и парень с видеокамерой не сводилиглаз с двери подсобного помещения.

— Вот видите, — наконец, не выдержал кассир, — Нет там никого!

— Предупредительный выстрел, — не слушая, объявил Киборг.

Пистолет в его руке громыхнул, и в двери появилось пять пулевых отверстий размером с кулак.

— Эй! А за ремонт мне кто запла… — начал возмущаться продавец, который был еще и хозяином этого магазинчика.

Но он прервался на полуслове.

Потому что дверь вдруг распахнулась, и из нее вывалился незнакомый ему мужчина. Он хромал, и левой рукой зажимал рану в боку. А в правой держал пистолет.

— Сдохни, пидор! — заорал раненый, вскидывая оружие.

Мститель сделал шаг в сторону, прикрывая своим телом оператора с камерой.

Пули беспомощно защелкали по его броне.

Преступник продолжал что-то кричать и стрелять, и за грохотом выстрелов было невозможно разобрать его слов. Лишь по интонации было понятно, что почти все они — ругательные.

Наконец, пистолет в его руке щелкнул и отказался выплевывать свинец в неподвижную мишень.

— Виновен! — спокойно объявил Мститель.

И выпустил короткую очередь, прошивая незнакомца насквозь.

— Я. Есть. Закон, — повторил он свою любимую фразу и повернулся к продавцу.

Теперь пистолет смотрел прямо ему в лоб.

— Но… — тот съежился и медленно поднял руки, — Я действительно ничего не знал! Я в ту комнату уже дня три не заглядывал! Клянусь!!! Я понятия не имел, что там кто-то прячется.

Киборг молчал, внимательно изучая перепуганного человека. Потом он, наконец, кивнул:

— Оправдан!

Развернулся, и направился к выходу.

Следом за ним двинулся и оператор, так и не произнеся ни слова…

Глава 1. Странные встречи

— Уборщик! — хриплый голос Корвина застиг меня возле лифта.

Вслед за акустическими волнами, меня нагнали и алкогольные пары. Судя по всему, наш далеко не ангел был в очередном запое. Впрочем, мне уже начало казаться, что для него это, как и для Толика-Алкомэна, скорее даже естественное состояние.

— Привет, приятель!

Я натянул максимально радушную улыбку и обернулся, задерживая дыхание.

Высокий, болезненно осунувшийся и как всегда небритый, он кутался в свой старый потертый плащ, словно позаимствованный из реквизитов со съемок сериала про Коломбо. Судя по пятнам и дырам — позаимствованный насильно.

— Спешишь?

Корвин кивнул в сторону лифта.

— Угу. Шеф велел разобраться, что за очередной «подарок» мне подкинула «Мясо»… аномалия, — я осекся на полуслове, но тут же исправился.

— Ясно.

— А что ты хотел, что-то серьезное?

— Да так…

Человек-полуангел нервно дернул плечом, словно поправляя плохо сидящий плащ. Хотя дело наверняка было в крыльях, сложенных под этим самым плащом.

— Что случилось?

— Все как обычно. Просто… хотел с тобой кое-что обсудить. Но ничего, раз у тебя дела… Беги, не буду задерживать…

Двери лифта распахнулись, и Корвин почти силой впихнул меня в кабину, шагнув следом.

— Хотя, один вопрос все же задам, если ты не против.

Я ухмыльнулся, многозначительно обводя взглядом тесную кабину, мол, куда ж я денусь то, с секретной базы мутантов?

— Там, в Лабиринте… ты ведь слышал голоса, да?

— Да.

— А видел кого-нибудь? — он ненадолго умолк, облизнул пересохшие губы и дрожащим голосом продолжил, — Детей, например?

— Неа. Только голоса: какой-то пацан пристал и все копеечку у меня клянчил. Да ты ведь и сам слышал, разве нет? Сказал отдать ему камень…

— Ясно. Спасибо. Мой этаж…

Корвин хлопнул рукою по кнопке, останавливающей лифт и, даже не дожидаясь, когда двери откроются полностью, выскочил наружу.

Странный он сегодня какой-то. Даже для беспробудно пьющего мужика с крыльями и собственным параллельным измерением в кармане. Интересно, а если он сунется в Лабиринт в стельку пьяным, возьмет там, да и заблудится? Или вообще заснет? Как это все работает вообще?

А если в Лабиринте оставить какую-нибудь вещь, что с ней станет? Можно будет когда-нибудь и как-нибудь ее снова оттуда забрать?

Проклятье! Да туда впору целую исследовательскую экспедицию собирать с толпой «толстолобиков» и с тоннами оборудования в придачу!

Мой этаж.

Я заскочил в свою комнату переодеться и принять душ. Специально не сделал этого в Медицинском отсеке: такой вот символический протест перед Шефом. Да и сейчас не особо-то торопился — все равно для моих целей прошло еще недостаточно времени.

— Эй! Мутант-переросток! — раздался знакомый голос в комнате.

Мини-Мы. Крошечный и невероятно сильный искаженный, для которого любой карлик окажется гигантом. Кстати, интересно, а как там поживает пойманный ребятами иркутский Питер Динклэйдж? Мы же его так и оставили в недостроенном здании, связанного…

— Привет, веселый почтальон. Можешь просунуть свою записку под дверь, — отозвался я.

— Нет записок. Документы есть и билеты на самолет. Марина просила передать, — недовольно пробурчал тот.

Спустя минуту громыхнула захлопнувшаяся дверь, да так, что в ванной чуть зеркало не упало.

— Что-то наш малыш сегодня не в духе. Не иначе, как паук его перепутал с мухой и попытался сожрать… — донеслось из комнаты.

Это Жерар Шишкин, один из моих соседей. Разумеется, тоже мутант. Кстати, он невероятно картавит, шепелявит и заикается. Не похоже, верно?

Все потому, что его суперспособность — «Идеальная дикция». В любом состоянии. Поэтому, чтобы нормально общаться, ему приходится постоянно ее использовать. Самое забавное то, что до визита в «Мясорубку» с речью у него было все в порядке, и вообще он на радио работал. Но из-за мутации у него деформировались язык и гортань, вот и…

А «Жерар Шишкин» это даже не имя, а супергеройское прозвище, придуманное ребятами уже на Базе. Для картавого, шепелявого и заикающегося мутанта, напоминаю.

Такие вот мы здесь все шутники.

Без имен, без прошлого — и без адекватного чувства юмора.

Я вышел, переоделся в чистое и бросил взгляд на хронометр. Химик показал мне недавно расширенный вариант настройки, при котором можно вынести нужные элементы интерфейса прямо на сетчатку глаза, и тогда они будут видны всегда.

Удобно.

Правда, скорее в теории, чем на практике. Потому как с непривычки постоянно хочется протереть глаза или проморгаться, чтобы избавиться от помехи, чуть-чуть мешающей обзору.

Есть! «Сверхъестественное чутье» перезарядилось, так что пора его испытывать.

А полигоном для эксперимента я выбрал… Медицинский отсек! Там как раз есть почти все, что мне нужно, включая Дока, всякого рода оборудование и даже парочка искаженных имеется, если считать и Раста.

Кстати о нем.

— Эй, Жерар, помнишь, у тебя был такой маленький приемничек? Ты его вроде у Носа на что-то выменял?

— На б-белуфи. Эфоф п-плидулок их… их…

Сосед по комнате грязно выругался и повторил, включив свою способность:

— На беруши. Этот придурок их себе в нос пихает.

— Ага, точно. Он как, еще работает? Дашь погонять на денек?

— Полсотни баксов.

Вот же морда еврейская!

— По рукам. Там есть какой-нибудь канал с приятной музычкой, и чтобы минимум рекламы крутили? Можешь мне на него настроиться?

— Еще десятка.

— А дегтярное мыло вместо обычного не хочешь? А то ведь я могу и устроить… Будете тогда с Носом по очереди берушами пользоваться.

— Ладно, уже сделал.

Я обменял мятую банкноту с американским президентом на небольшой приемник размером со спичечный коробок. Включил, чтобы проверить.

— Эй, а батарейки там хоть нормальные?

— Без понятия. Я же их у Профа брал, так что могут сутки проработать, а могут и десять лет.

Ладно, и один день меня вполне устроит.

И я вернулся туда, откуда начал свой странный путь в мир живых, а если точнее, то недобитых мутантов. В Медицинский отсек, в царство Дока и его многоглазого помощника.

— Окто, привет, раб градусников и помповой клизмы! А твой хозяин на месте?

— Он мне не хозяин, а начальник.

— Но он же тебя учит, да?

— Да.

— Значит, он твой наставник, мастер своего дела?

— Пожалуй, что так, — согласился многоглазый мутант.

— Ну а теперь вбей в Гугл слово «master» и посмотри, как оно переводится…

Больше не обращая внимания на возмущения многоглазого мутанта, я направился в отсек интенсивной терапии. Прямо к капсуле регенерации, которая в данный момент была активна. Не знаю, кто там сейчас восстанавливался, да и какая разница? Мне был нужен не он.

— Привет, Расти!

Я сел рядом и положил руку на капсулу.

— Мне вот чего подумалось. Скучно ведь тебе, наверное, вот так просто стоять неподвижно в одной и той же комнате, да слушать, как Окто дрочит на порнуху сомнительного качества, верно? Так что вот… я тебе музыку принес. Надеюсь, ты слушаешь такое.

И осторожно поставил включенный приемник рядом.

Встал, развернулся и нос к носу столкнулся с Доком.

— Забавно, — пробормотал тот, — Не думал, что ты так скоро вернешься.

— Такой вот я весь внезапный, да. Но если серьезно, то у меня есть к вам дело и пара вопросов.

— Забавно, — он даже и не слушал меня, а словно завороженный смотрел на приемник.

— Эй, Док, я здесь!

— Как думаешь, Уборщик, может, стоит иногда включать ему какие-нибудь аудиокниги?

Ага, значит, все-таки слышит.

Я задумался.

— Не знаю. Наверное, лучше чередовать музыку с книгами. Только надо бы сперва узнать, какие именно ему авторы нравятся. Вдруг он не переваривает истории про попаданцев-нагибаторов, а предпочитает классические детективы? Или британскую школу ужасов?

— Интересный вопрос. Что ж, попробуем это выяснить экспериментальным путем, изучая ответные реакции объекта на внешние акустические раздражители разных типов.

— Его зовут Раст, вообще-то. Всего четыре буквы, не так-то и трудно запомнить. Имя «Окто» же вы как-то выучили?

Неспособность Дока сосредотачиваться уже начинала меня раздражать.

— Но вообще я пришел к вам по другому вопросу. Эй, Док, вы здесь? Планета Земля вызывает…

— Да-да, конечно, я вас внимательно слушаю.

Окто тоже подошел поближе, видать, заинтересованной причиной моего визита.

— У меня есть вопрос. Может ли супер получить свои способности без аномалии, как-то иначе?

— Например? Если не ошибаюсь, то именно вы как раз и имели дело с людьми, которые обрели нечеловеческую силу и живучесть благодаря химическим препаратам.

Наемники Проклятого, суперсолдаты на стероидах. Есть такой факт в моей биографии агента Конторы — помню, горжусь.

— Нет, я о другом. Например, можно получить их от… от другого мутанта?

Док задумчиво почесал кончик носа и улыбнулся:

— А, понял! Вы, наверное, имеется в виду свою усиленную регенерацию?

— То есть, вам про нее известно?

Наш мутантский аналог Айболита улыбнулся еще шире, словно его лицо могло становиться резиновым. Или он втихаря готовился к роли Джокера и перестарался с острыми предметами.

— Ну разумеется! Ваш случай далеко не уникален, так что это явление я уже давно изучаю. К сожалению, вынужден вас огорчить: у этого дара больше минусов, чем плюсов.

— Да ладно?!

— Увы, — Док развел руками, — Во-первых, это умение имеет фиксированный уровень, и при помощи Жопокру… при помощи аномалии его никак не усилить.

Допустим. Конечно, это неприятная новость, но есть еще и «развитие через многократное применение навыка в стрессовых ситуациях».

— А во-вторых, оно блокирует вам возможность получить аналогичную способность при помощи нашей… «Мясорубки».

— Это как?

— Как показывает практика, аномалия не дает одному и тому же мутанту умений, работающих схожим образом. Нельзя получить два навыка управления огнем или два таланта, позволяющих быстро заживлять полученные ранения. Хотя, вы все еще можете научиться исцелять других… Или, например, вырабатывать химические вещества, по свойствам схожие с медицинскими препаратами.

Охуеть! Всю жизнь мечтал срать аспирином и плеваться «Смектой»!

Мда, неприятно. А впрочем, с моей удачей нормальную регенерацию в аномалии можно хоть целую сотню лет ловить, но так и не дождаться. А сейчас, когда исчез источник чудодейственного «Заживителя», даже слабая регенерация становится весьма актуальным талантом. Уж лучше так, чем после каждой потасовки залезать в брюхо к Расту и сливаться с ним организмами! Извини, приятель…

Ладно, с этим разобрались.

— Послушайте, у вас не найдется пара помощников… — я бросил быстрый взгляд на Окто, — ну… нормальных? Без всяких там способностей и отклонений?

— Есть. А зачем они тебе?

— Хочу проверить улучшение своей способности «Сверхъестественное чутье», которая помогает отличать мутантов от обычных людей.

— Хм. А разве не люди Руперта занимаются подобными исследованиями? У них есть и оборудование, и программы, и доступ к чипу…

— Мне он не нравится.

— Ясно. Хорошо. Сейчас я их вызову, а ты пока расскажи, что это за способности и какие параметры мы хотим отслеживать…

При этом он не достал мобильный телефон и не использовал устройство внутренней связи. Забавно. А это означает, что Док вызвал своих помощников через приложение-Коммуникатор. И у них тоже есть вживленный в шею микрочип с интерфейсом и взрывчаткой.

Любопытно-любопытно.

А у остального персонала Базы?

Например, у того же Руперта, который так любит размахивать пультом от взрывателя?

Через десять минут все было готово к испытанию и, предупредив всех, я активировал свое «Сверхъестественное чутье» и осмотрелся.

Как и ожидалось, Окто с Доком «погасли», перейдя в состояние заунывной серости. И капсула-Раст, к слову, тоже. А вот два вызванных нашим медицинским светилом лаборанта — нет, они так и остались разноцветными и яркими.

Два их трех.

Интересный факт.

Но что там насчет «Следа»?

— Вы двое, — я указал на пару лаборантов, — Идите вон в тот угол. А ты, Окто, в противоположный.

Они послушно исполнили мой приказ.

— Док, теперь вы. Два шага к столу. И идите к Окто.

Ага. Понятно. За мутантами протянулся едва заметный светящийся спецэффект, что-то вроде шлейфа. Совсем слабый, и быстро обрывающийся за многоглазым искаженным, и более плотный за доктором.

За одним из лаборантов тоже тянулся этот след, чуть слабее, чем за Окто.

Я поднял руку. Обычную человеческую серую руку, и полюбовался оставляемым ею светящимся шлейфом. А потом сформировал мыльный шар и отправил его в полет через всю комнату.

И за ним тоже прямо в воздухе повис аналогичный спецэффект, повторяя траекторию снаряда.

Узнать бы еще, как долго он провисит!

Действие мой суперспособности уже почти закончилось, когда я обратил внимание еще на одно различие между этими шлейфами — цвет! Очень слабый, едва-едва выраженный, но все они имели разный оттенок!

Потом мое суперзрение «выключилось», а вместе с ним пропали и «глюки».

— Ну как, успешно? — поинтересовался Док, который тоже знал, как долго действует мое «Сверхъестественное Чутье».

— Думаю, что да. Спасибо вам большое. Кстати, этот ваш… Силь-вестр, — прочитал я на бейджике, — Тоже мутант.

Медикус довольно улыбнулся и кивнул:

— Да, я позволил себе несколько… усложнить эксперимент. И очень рад, что у вас действительно все получилось.

Ну вот. Материал для отчета Шефу есть, теперь можно заглянуть и к Профессору.

Глава 2. Знакомство с Профессором

Где находятся владения Профессора — Инженерный Сектор — я понятия не имел, и ни разу его не видел. После переноса База сохранила свою планировку, вот только она всегда была весьма условна. Не знаю, менялся сам комплекс, мои воспоминания о нем или восприятие, но лишь часть комнат и коридоров имели постоянную «прописку».

А вот, например, тот же Спортзал или Оранжерея порою обнаруживались совершенно в другом крыле и даже на другом этаже. В таких случаях меня выручал встроенный в микрочип Навигатор, который вычерчивал путь прямо к месту назначения в виде едва заметной линии или стрелок под ногами.

Места, куда вход был запрещен, на карте не обозначались, и выбрать их в качестве цели было невозможно. И я бы не смог их обнаружить даже при всем желании — уже пробовал, и даже брал с собой Физика в качестве проводника. Только тогда мне и удалось узреть арочный вход в Массажный Салон, но вот пройти туда — фигушки. А как только мой напарник исчез внутри, пропала и дверь, и доносящиеся с той стороны ароматы благовоний и тихий смех.

Но сейчас у меня в руке был кусок пластика, на котором указаны лишь буквы «ИС», цифра «1» и желтая полоса, обозначающая мой уровень доступа. Не знаю, как это все работает, но теперь Инженерный Сектор появился на карте — туда я и направился.

Вход обнаружился на нулевом этаже, рядом с Гаражом — еще одной «константой» в этом архитектурном безумии. И выглядел он как дверь между отсеками космолета в каком-нибудь не шибко дорогом фантастическом боевике про доблестных американцев с пиу-пиу бластерами, и жутких пришельцев, неизменно стремящихся уничтожить человечество, только почему-то исключительно в лице благословенной Америки.

В общем, дешево, нелепо и нефункционально.

Я приложил карту к панели доступа. Та пиликнула, мигнула, и дверь открылась. С ожидаемо пневмо-механическим звуком ушедших в стену сегментов, словно позаимствованном в Голливудской базе шаблонных наборов для бесплатной озвучки трейлеров и презентаций.

Цифра «1» на карте доступа пропала, а цветная полоса стала серой.

Одноразовый пропуск?

Скорее всего.

Признаться честно, с учетом увиденного ранее на Базе, в Инженерном Секторе я рассчитывал найти что-то вроде фабрики дроидов из «Звездных Войн»: огромные котлы, вездесущие манипуляторы, суетливые роботы-помощники, огромные панели с рычагами и бесконечные ленты конвейеров.

Но нет.

Я оказался в чем-то больше похожем на старый гараж, куда стаскивают всякий ненужный хлам, и где нашел приют кружок радиолюбителей, паяющих всякую фигню в свободное от напрочь отсутствующей личной жизни время.

Повсюду стояли стеллажи, столы, верстаки и коробки, заваленные всяческим барахлом: инструментами, деталями, платами, пучками проводов и так далее. Посреди этой свалки возвышалась небольшая платформа, в центре которой обнаружился компьютерный стол с ноутбуком и удобным креслом, а перед ним — непонятная конструкция, «украшенная» линзами, манипуляторами, зажимами и прочими хитрыми и не очень штуковинами.

На платформе спиною ко мне стояла сгорбившаяся фигура в ослепительно белоснежном халате, и что-то на удивление мелодично напевала хорошо поставленным тенором, копаясь в разобранном не то тостере, не то микроволновке.

— Гхм-гхм, — вежливо кашлянул я.

Ноль реакции.

— Здравствуйте!

Эффект аналогичный.

Я подошел к ближайшему верстаку и «нечаянно уронил» с него на пол массивный гаечный ключ, который упал с довольно таки громким звоном.

— Ой, простите, я не хотел!!!

Мои руки уже потянулись к стоящему на краю стола ящику с инструментами, когда фигура в халате, наконец, обернулась.

— Ой! Кто здесь?! — испуганно воскликнул мужчина.

— Это я здесь, — отозвался я, рассматривая чудаковатого незнакомца.

У меня и тени сомнений не оставалось, что это именно Профессор: передо мной стояла почти точная копия Эйнштейна, разве что гораздо моложе, и растрепанные торчащие волосы этой копии не утратили своего насыщенно рыжего цвета. В остальном же — пышные усы, безумный взгляд, толстые линзы очков — сходство было весьма заметным.

— Кто, «я»? — вполне логично поинтересовался Профессор.

— Уборщик.

Он с недоумением огляделся, оценивая царящий вокруг срач, и пожал плечами:

— Так вроде здесь убрано.

— Другой Уборщик, оперативный агент. Меня к вам прислал Шеф, за спецоборудованием.

Я забрался на платформу и сунул ему под нос карту доступа.

— Уборщик… Шеф… Оборудование для агента… А, вспомнил!

Профессор радостно заулыбался, поднял свои очки в массивной черной оправе на голову и, схватив меня за руку, потащил куда-то вглубь Инженерного Отсека.

— Идемте! Вы непременно должны это увидеть! — воскликнул он, от нетерпения подпрыгивая, словно ребенок, который хочет похвастаться тем, как хорошо он выполнил домашнее задание.

Мы оказались перед большим столом, заваленным чем-то, что лично я бы охарактеризовал как «куча бесполезного хлама». Похоже, сам Профессор придерживался аналогичного мнения, поэтому он нажал какую-то кнопку на панели, что находилась сбоку, и выползший из отверстия в углу стола манипулятор смел все это на пол.

Изобретатель же принялся выкладывать на освободившееся место какие-то детали, извлекая их из бесчисленных карманов своего халата. Шестеренки, рычаги, гнутые куски металла, болты и гайки, резиновая лента с прорезями, знакомая каждому пацану «звездочка»…

— Сейчас вы увидите! — почти пританцовывал он, хватая детали и соединяя их друг с другом, — Оно приснилось мне вчера, и я еле-еле успел зарисовать схему…

Сперва мне было интересно, что же такое собирает великий конструктор. Но едва устройство приобрело относительно цельный вид, как я поскучнел.

— Ну, как вам? — радостно воскликнул Профессор, с гордостью демонстрируя свое «изобретение», — Наверняка вы задаетесь вопросом, что это такое, и как оно работает?

— Вот эти гнутые штуковины. Их нужно крутить. «Звездочка» вращается и при помощи вот этого ремня передает крутящий момент вон на ту шестерню. А она, в свою очередь, может приводить в действие, например, колесо или поворотный механизм, — «догадался» я.

— Ого! — в глазах рыжей копии Энштейна появилось уважение, — Инженер?

— Нет. Кстати, вместо ремня лучше использовать роликовую приводную цепь, а на рычаги надеть широкий упор на подшипниках. Педали в смысле.

— Гениально! Послушайте, милейший, а не хотите пойти ко мне в помощники? — восхищенно выдохнул гениальный изобретатель, который не только внимательно меня слушал, но еще и что-то записывал в блокнот.

— У вас выход в Интернет есть? — кивнул я на стоящий в центре мастерской компьютер.

— Конечно! Выделенная линия, двести мегабит…

— Тогда погуглите «велосипед». Мне кажется, что кто-то уже украл ваше изобретение.

— Ну вот… опять, — разочарованно вздохнул тот, нервно теребя пуговицу халата.

Я присмотрелся и понял, что передо мною стоит не человек. Точнее, не совсем человек. Прическа «Эйнштейна» оказалось не такой уж и пышной, просто голова у него была непропорционально большой, от чего и создавалось такое впечатление. Глаза навыкате, а пальцы — необычайно тонкие, удлиненные и очень гибкие, словно в них было вдвое больше фаланг, чем положено.

Искаженный.

Видать, со способностью «Бессмысленное изобретательство давно существующих вещей».

— Опять украли? — обеспокоенно и участливо поинтересовался я, стараясь при этом выглядеть максимально серьезно.

— Опять убил кучу времени на то, что человечество давно уже изобрело и успешно использует, — отозвался Профессор.

— И часто у вас случаются такие… озарения?

— Ай, — искаженный махнул рукой, — Я однажды целую неделю потратил, пытаясь собрать прототип самогонного аппарата с функцией кофе-машины… Кстати, хотите кофе с коньяком?

— На работе не пью.

Он понимающе кивнул и вдруг просиял, словно снова придумал что-то совершенно гениальное, но на этот раз действительно полезное и еще не изобретенное.

— А вы любите рыбалку?

— Ну-у-у… — сдержанно отозвался я.

— Вот!

С этими словами он вытащил из внутреннего кармана мормышку совершенно потрясающего вида — в худшем смысле, разумеется. На такую разве что Ктулху ловить, потому как любая нормальная рыба бросится в ужасе прочь, едва завидев эту страхолюдину.

Точнее, страхорыбину.

— Я называю ее «мормышка»! — с гордостью заявил Профессор.

Ну кто бы сомневался.

— Смотрите. Чувствительная мембрана обнаруживает присутствие рыбы за тридцать метров, после чего включаются датчики колебаний и реактивный мини-двигатель. Навигационный прибор фиксирует цель, нагоняет, вонзает в нее специальный щуп и оглушает ударом тока, после чего мормышка подает свето-звуковой сигнал рыбаку, что пора вытаскивать!

Он аж светился, рассказывая это.

Конечно, звучало все очень круто, вот только…

— А в чем, собственно, рыбалка? — поинтересовался я, — Десяток этих ваших «мормышек» сами всю рыбу выловят, пока рыбак спит или пьянствует. А где азарт, где томительное предвкушение богатого улова? Выждать правильный момент, ловко подсечь, а потом еще и ухитриться вытащить трепыхаюшуюся скользкую добычу?

— Э-э-э… — Профессор задумчиво пожевал нижнюю губу.

— Дайте угадаю: вы никогда не ловили рыбу?

— Конечно ловил! — возмутился он, — У меня серебряный ранг в виртуальном симуляторе шестой версии! Со всеми апдейтами!

— А-а-а. Ну если так, то конечно. Крутое изобретение. Очень нужное, да… А для меня у вас что-нибудь есть? Только, желательно, попроще.

Изобретатель сунул свою супер-мормышку назад в карман и зашагал к стоящему неподалеку металлическому шкафчику, вокруг которого наблюдался относительный порядок. Он принялся в нем копаться, и, наконец, вытащил из какой-то коробки пару… ну, наверное, это были старые калоши.

— Вот! Прыгающие ботинки.

— Супер, — вполне искренне обрадовался я, — И как они работают?

— Тут все элементарно. Мощная пружина, встроенная в носок и в каблук, при каждом шаге подбрасывает пользователя на высоту от полутора до четырех метров в зависимости от его массы…

— При КАЖДОМ шаге? — уточнил я.

— Разумеется, — раздраженно отозвался Профессор, — Слуховые аппараты у меня тоже есть. Могу вам выдать парочку.

Я сделал глубокий вдох.

Выдох.

Вдох.

Выдох.

И это тот самый человек, который придумал мою супершвабру, уникальный защитный костюм и «Метатель» для Мистик, стреляющий Картами Таро? Гениальный изобретатель, способный «из говна и палок создавать по-настоящему удивительные вещи», как мне сказали?

Впрочем, его «супер-мормышку» вполне можно превратить в охотника на диверсантов-подводников или даже в потоплятель субмарин.

— Может, у вас есть что-то специально для меня? — уточнил я и на всякий случай добавил, — И слуховой аппарат тоже несите.

Профессор исчез среди стеллажей и верстаков, и объявился снова минут через пять.

— Вот, — протянул он мне два очень похожих по размеру и форме цилиндра диаметром сантиметра три и такой же длины. Только один был розовый, а второй — светло-зеленый, — Это функциональные насадки.

— Ага, — кивнул я с понимающим видом, — Это как раз таки видно. Но что они делают?

— Вот эта, розовая, предназначена для распыления вязкой субстанции при помощи вашего фазового акселератора импульса… — Профессор опустил очки на нос и внимательно-внимательно посмотрел на меня, — Вы ведь действительно Уборщик?

— Мылом клянусь! — кивнул я, создавая между большим и указательным пальцами полупрозрачную сферу. То бишь, мыльный пузырь.

— Насадка двухрежимная. Вот в таком положении — падает дальность, но втрое повышается площадь покрытия. А вот так, наоборот, дистанция и точность вырастает почти на двадцать процентов.

Отлично. Примерно то же самое, что делал и я при помощи подручных средств, то есть пальцев, превращая один большой пузырь в целую стайку мелких.

— А черная — это аккумуляторная батарея с блоком преобразования напряжения в электрический разряд и усилителем тока.

— Чего-чего?!

— Контактный электрошокер, который надевается на ваш МФУ пятой модели. Батареи хватит на шесть разрядов мощностью сорок тысяч вольт.

— Неплохо, — оценил я этот апгрейд для моей боевой телескопической швабры.

Глядишь, удастся дотянуться до Законника и задать ему небольшую встряску.

— Ну и слуховой аппарат…

Хм. Выглядит как обычный Айрподс, только почему-то телесного цвета. Конечно, если за эталон брать какого-нибудь краснокожего североамериканца доколумбовских времен.

— И как оно работает?

— Улавливает колебания, расшифровывает, фильтрует, усиливает и преобразует в акустический сигнал, — сухо и монотонно пробубнил Профессор, — Есть три режима фильтрации: голос, фоновый шум и техногенные звуки.

Ой. Да это же…

— И сколько у вас таких штучек?

— Три пары. Но их можно использовать и по одной.

Я вставил «каплю» в ухо и прислушался.

Вроде никакой разницы.

А потом я положил руку на стол.

«Пиб-бип-топ, тилип», — пропищала кодовая панель снаружи, и дверь Инженерного Сектора открылась. На этот раз вместо механического «вжж» и пневматического «тшшш» я отчетливо услышал, как треснул, принимая разряд, пусковой механизм. Как пришел в движение поршень, как застонал, сжимаемый им воздух, и зашипел, вырываясь наружу через клапана, как заскрипела пружина регулятора и заскрипели «лепестки» открываемой двери…

— Беру! Все! — не дожидаясь ответа, я сгреб остальные «наушники», лежавшие на ладони растерявшегося при виде моего энтузиазма Профессора.

Хотя…

— Вот, — я вернул один из них, — Покажите Шефу, пусть тоже попробует. Уверен, что он сразу десяток закажет, а то и два.

— Вы так думаете?

— Уверен! Очень полезная штуковина.

— Уборщик! — раздался у двери резкий неприятный голос, который я бы узнал и без усилителя акустических колебаний, — А ну живо на выход!

Руперт. И нахрена я ему понадобился, этому мерзкому ирландцу?

— Спасибо, Профессор. Я бы еще с вами поболтал и посмотрел на ваши удивительные изобретения, но сами слышите — дела зовут.

— Да-да, — рассеянно кивнул тот, полностью поглощенный изучением слухового аппарата собственной конструкции, словно видел его впервые.

— Что-то случилось? — повинуясь указующему персту Руперта, я вышел из Инженерного Отсека и дождался, пока появится ирландец.

— Слушай ты, жалкий придаток к тряпке и швабре!

Без всяких «привет», «как дела?» и «рад тебя видеть, дружище», этот ублюдок сразу перешел к делу, схватив меня за шиворот и с силой впечатал в стену. Аж ребра хрустнули.

Он что, какой-то дурью вмазался? Сейчас я ему!..


Использование Гормональной Регуляции невозможно!


Чего? А ну-ка падай на колени перед великим Уборщиком! Ну или хотя бы просто на пол шмякайся — меня и такой вариант устроит.


Использование Мыльной Сферы невозможно!


— Что, нравится? — ухмыльнулся рыжий, — Новая мера предосторожности против уродов вроде тебя.

— Ты про вонь у тебя изо рта? Я бы и так с тобой сосаться не стал, извращенец! — прохрипел я.

— Слушай внимательно, Уборщик, и запоминай. Если я узнаю, что с капсулой регенерации хоть что-нибудь случится: отключится система жизнеобеспечения, или кто-нибудь сердобольный вдруг случайно забудет в ней воткнутый нож или другие опасные предметы, или устроит передоз, то я тебя, суку, лично в лоскуты порежу и в унитаз смою, ты меня понял?

— Тебе-то до Раста какое дело, нормал? Он же урод еще похлеще меня или Окто?

— Я все сказал.

Он отпустил меня, развернулся и зашагал прочь, насвистывая что-то незатейливое и зловещее: не то похоронный марш, не то очередной высер какого-нибудь говнорэппера…

Глава 3. Вечер занимательных историй

— Ну и долго ты там будешь торчать, а? Хоть бы помог, что ли…

Я по-прежнему был с наушником слухового аппарата, так что вполне отчетливо слышал дыхание, раздающееся из дальнего конца коридора.

Между прочим, совершенно пустого.

— Кстати, ты и в душе за мной подглядываешь, а? Привет, Крид.

Крид, он же Сакрид, он же Жертва. Наш конторский бессмертный, который по совместительству исполняет функцию соглядатая Шефа, таская на себе шкуру-невидимку и наблюдая за тем, что творится на Базе. Доводилось несколько раз с ним работать — неплохой, в общем-то, паренек.

— Привет, Уборщик.

Верхняя половина Крида, примерно по пояс, появился рядом со мной прямо из воздуха. Похоже, что он немного приспустил кожу, снятую с помершего супера Не-Видимки.

Я пожал протянутую сухонькую ладонь.

— Не знаешь, какая муха укусила этого рыжего урода? Ты же все видел и слышал?

— Слышал, — неохотно кивнул тот, — Знаю.

— Расскажешь?

— Покажу. Идем со мной…

Он крепко сжал мою руку, и мы пошли «не знаю куда», потому как уже через несколько поворотов навигатор микрочипа начал сбоить и показывать, что мы находимся внутри стен. А это означало, что для меня доступ сюда был закрыт. Поэтому я лишь крепче сжал ладонь Крида, опасаясь, что если выпущу его руку, то действительно окажусь внутри стены Базы и застряну тут навсегда.

— Что это? — я смотрел на огромную бронированную дверь со множеством усиливающих ребер, засовов и отпирающих «штурвалов» вроде тех, которыми снабжают банковские хранилища.

— Чистилище, — хрипло отозвался голос невидимки.

Это было что-то между тюрьмой и складом, где хранятся разного рода опасные твари: безумные искаженные, результаты разного рода экспериментов и так далее. Это, выходит, какой у Крида уровень доступа, если он может сюда войти?

— Вглубь нас не пустят, уровня доступа не хватит, — отозвался он в унисон моим мыслям, — Но нам туда и не надо. Идем…

И мы пошли. По самому обычному коридору с бежево-зелеными стенами и самыми обычными деревянными дверьми, словно мы оказались в какой-нибудь средней школе. Или в больнице, только без характерного запаха. К слову, воздух здесь вообще был какой-то… стерильный

— Стой.

Все двери оказались совершенно похожи. Ни номеров, ни цветовых меток, ни других отличительных знаков — но, похоже, для Крида все выглядело несколько иначе.

Он принялся возиться с панелью управления, заменяющей дверной замок. Наконец, та разрешающе пиликнула и…

Нет, дверь не открылась. И не ушла в стену.

Она стала… прозрачной.

Там, за толстым стеклом, в мутной жиже плавало странное существо, похожее на…

— Русалка? — вырвалось у меня.

Девушка. Симпатичная, с ладной фигуркой и совершенно обнаженная. Приятные черты лица, плотно сжатые губы и закрытые глаза. Разве что скулы резковато очерчены на мой взгляд. Офигенная грудь — два крупных шара, завораживающе покачивающихся в этом странном сиропе. И плоский красивый животик, переходящий… в огромный рыбий хвост вместо ног.

Крид ничего не ответил.

Он молча стоял, и мне ничего не оставалось делать, как тоже наблюдать. Впрочем, смотреть на обнаженную красотку было довольно приятно, хоть и скучновато в полной тишине. Ее не портило даже полное отсутствие волос на голове.

— И чего мы ждем? — не выдержал я.

— Тс-с-с…

И в этот момент «русалка» повернулась, и я чуть не сел на пол прямо там, где стоял.

Это было отвратительно.

Из поясницы монстра торчало нечто, напоминающее деформированного человека или пришельца, с непропорционально огромной головой и крохотными ручками. Это существо выступало примерно по пояс. Вместо носа у него оказалась какая-то кожистая трубка, уходящая в заднюю часть шеи девушки. Глаза жуткого паразита были плотно закрыты, а крохотный рот ритмично сжимался и разжимался, выпуская в жидкость стайки воздушных пузырей.

— Что это?

— Это жена и сын Руперта, Натали. Она оказалась в числе первых добровольцев, вошедших в «Жопокрут». Тогда никто не знал, что Нэт беременна, да там и был-то всего третий месяц. Выяснилось это, лишь когда девушка вышла из аномалии — вот в таком виде, со своим нерожденным сыном…

Охуеть.

Блевать до горизонта.

— С тех пор Руперт ни на шаг не отходит от «Мясорубки» и лично проверяет каждого, кто оттуда выходит более-менее живым. Он ненавидит мутантов и искаженных, но ждет, что однажды кто-то их них получит дар, с помощью которого можно будет вернуть его семью в нормальное состояние.

— Это… это ужасно!

— Угу. К сожалению, капсула регенерации ничем не помогла. Она восстанавливает их точно в таком же виде. Док предполагает, что если Натали с ребенком разделить и засунуть в капсулу по отдельности, то есть небольшой шанс… Но никаких гарантий он не дает, да и их тела не способны существовать друг без друга — они используют одни и те же органы. Легкие и желудок Нэт, например. Поэтому Руперт до сих пор не решается на этот шаг, и надеется на милость аномалии.

Я, словно завороженный, смотрел на девушку и ее ребенка. На прекрасную русалку и присосавшегося к ней паразита-младенца. На жуткого сиамского гомункула, слепленного из двух тел. На семью рыжего мудака и ублюдка Руперта.

— Идем, — панель снова пиликнула, и жуткое зрелище исчезло.

Перед нами снова оказалась самая обычная деревянная дверь.

Назад мы возвращались молча.

— Как тебе экскурсия? — негромко поинтересовался Крид, когда мы оказались в лифте.

— Останусь сегодня без ужина и обеда. И все из-за тебя. И без сна, скорее всего, тоже. Кстати, тебе не влетит за такую самодеятельность?

— Я спросил у Шефа разрешение, — ухмыльнулся тот.

— Ясно.

Значит, это был очередной урок от великомудрого и всеведующего Шефа. Мол, не все есть то, чем кажется на первый взгляд, и внутри даже самого последнего урода скрывается любящий отец — ну или что-то в таком духе.

Только вот хер ты угадал, дяденька в костюме. Срать я хотел на чужие семейные драмы, если меня припирают к стенке и угрожают смыть в унитаз по кусочку. Раст здесь, разумеется не при чем, но Руперту этот его пассаж с рук не сойдет.

Не будь я Уборщик…

— Уборщик…

— А?! — я даже не сразу понял, что это Крид обращается ко мне, приняв его голос за эхо собственных мыслей.

— А ты знаешь, что до того как попасть к Шефу и стать супером, наш Профессор был самым обычным уборщиком?

— В смысле?

— Он мыл столы и пробирки в каком-то занюханном НИИ биологии и втайне мечтал о блестящей карьере ученого. В итоге намешал и выпил какую-то дрянь, чтобы стимулировать свои умственные способности, ну и попал в больницу. Сначала в обычную — сжег себе пищевод и желудок, а потом в психушку… Так что, считай, твой коллега, — и Крид коротко хохотнул.

Невидимая рука ткнулась мне в ладонь и легонько ее сжала.

— Ладно, бывай, мне еще нужно в пару мест заглянуть…

И Крид ушел.

А я в очередной раз задумался о вселенской несправедливости.

Ну как так-то, а?

Сраный лаборант-уборщик, который мечтал стать ученым — превратился в гениального изобретателя и конструктора. Ведущий радиопередач получил идеальную дикцию, а гадалка-шарлатанка — способность изменять реальность!

И только я, далеко не самый худший квартирный вор, научился заметать следы.

Не способность проходить сквозь стены или становиться невидимым, а, мать его, сраные мыльные пузыри с ароматом ванили!

Что со мной не так?

Где мои пальцы-щупальца и взгляд-рентген? Где гипнотический взгляд и голос, которому невозможно сопротивляться, даже если он просит вас переписать на обаятельного незнакомца квартиру в центры Москвы, я вас спрашиваю?!

— Чего разорался? — недовольно пробурчал незнакомый голос за спиной.

Я обернулся и открыл рот от удивления.

Это был мой коллега, уборщик. В смысле, самый настоящий, с обычным пластиковым ведром, деревянной шваброй и вонючей тряпкой, похожей на сдохшего енота.

— Топчут тут всякие, — продолжал негромко возмущаться немолодой мужчина в ярко-оранжевом костюме, яростно натирая и без того вполне чистый пол.

Хм. А почему бы и нет? Должен же кто-то здесь убираться и следить за порядком, пока супер-Уборщик где-то крошит мутантов и киборгов, выполняя спецзадание Конторы?

— Извините, — виновато пробормотал я и, включив указатель Навигатора, бочком-бочком вдоль стеночки заспешил назад, в свою комнату, стараясь не наступать на свежевымытый пол…

Глава 4. Полет разборов

В Иркутском аэропорту меня встречал Сергей Корнеев.

Один.

И чем-то сильно обеспокоенный.

— Что случилось? — взволновался и я, — Где остальные Неудачники, с ними все в порядке?

— Да, насколько это вообще возможно после… такого, — попытался успокоить меня полицейский, — А вот насчет Законника новости у меня исключительно плохие.

Я передал ему свой рюкзак.

— Новая машина?

Корнеев с силой рванул ручку багажника, открывая его и укладывая мои вещи.

— Скорее, старая.

Это был видавший виды «Форестер», но при этом с весьма приличной аэрографией, стильными литыми дисками, эффектными неоновыми фарами и обтекаемым спойлером.

— Это со штрафной стоянки, конфисковали ее у одного любителя погонять ночами по городским улицам. Погонять быстро и громко, как вы понимаете.

— А «Хайлакс»?

— В ремонте, — коротко отозвался полковник, с громким стуком захлопывая багажник и давая тем самым понять, что тема закрыта.

Я сунулся к передней двери и едва не сбил Корнеева с ног. Извинился:

— Простите, привычка. Забываю про правый руль…

— Ничего. Не вы первый, — натянуто улыбнулся тот.

— Так, а где все остальные?

— В гостинице. Готовятся к завтрашней операции.

Я удивился:

— Как это завтра? Неделя же еще не прошла.

— А это и есть плохие новости. Законник позавчера расстрелял грабителя, который пытался спрятаться в подсобке круглосуточного магазина. И, кстати, теперь он требует называть его Мстителем.

— Кого «его»? — не сразу понял я, — Убитого преступника?

— Законник — себя. Не понравилась ему наша кличка.

— Так ведь у «Марвела» же целая толпа этих Мстителей бегает, прыгает и даже летает?

Корнеев лишь пожал плечами. Повернул ключ в замке зажигания, и «Форестер» рванул с места, заурчав, словно голодный зверь, почуявший добычу. Физик бы одобрил!

Ехали молча. Я смотрел на просыпающийся хмурый город в окно, а полковник пялился на дорогу, всем своим видом показывая, что на беседу он не настроен. Ну и ладно. У него, небось, сейчас и без всяких свалившихся на голову Уборщиков хлопот предостаточно.

— Приехали.

Из машины Корнеев даже не вышел. Дождался, когда я заберу рюкзак и закрою багажник, прощально «бибикнул» клаксоном и умчался прочь, творить новые подвиги, не иначе.

Интересно, какая муха его укусила? Начальство? Переживает из-за «Хайлакси»? Или, может, Рапида чего учудила? Уж за ней-то не заржавеет…

— Я вернулся! — громко возвестил я о своем прибытии, едва переступив порог гостевого дома.

— Смотри-ка, все таки живой, засранец, — первым объявился Физик, — Выходит, я из-за тебя целую сотку баксов проиграл…

Он шагнул ко мне, распахнув объятья, но, когда я повторил его жест, то внезапно отскочил назад и плеснул мне прямо в лицо чем-то жидким, мокрым и холодным.

— Какого хера ты творишь?..

— Святая вода, — пояснил тот, сжимая меня в объятьях, — Тебя Корвин когда на руках уносил, то мы думали все — отжил свое наш Уборщик. Из тебя же кровищи натекло — как с трех поросят!

— Переживаешь, что больше некому будет драить твой тарантас?

— Да вот думаю, вдруг нам вместо тебя зомби прислали? Ладно, чего это мы с тобой танцуем на пороге? Пошли, остальным тебя покажем. Кстати, если ты закатишь глаза, вытянешь руки вперед и будешь медленно плестись, издавая зловещее «мозги-и-и», то обещаю очень интересный эффект!

— Осиновый кол в пузо? К тому же, по части мозгов у нашей шайки совсем туго. Во время зомбиапокалипсиса нас даже не тронут, уверяю…

— Уборщик!

Нечто радостно визжащее и стройное промелькнуло через всю кухню вспышкой рыжего пламени и повисло на моей шее, прижимаясь всем своим упруго-горячим телом.

— Живой! — радостно прокомментировала мое появление Шиза.

Не Рапида, а именно сама куратор собственной персоной и во плоти. Интересно, как воспринял ее превращение Корнеев? Может, оттого он и ходит, как в воду опущенный? Тоже мне, примерный муж и семьянин!

— Позы будешь? — а это Химик, который хлопочет у плиты.

Даже повернуться не соизволил, кулинар недоделанный!

— Ни в какой позе я тебя не буду, извращенец малохольный! Или ты предлагаешь тройничок с этими прекрасными барышнями? Тогда, разумеется, я всеми выступающими из моего организма частями тела согласный!

— Позы, они же буузы — это бурятское национальное блюдо, похожее на манты, только готовится посложнее. Я раздобыл рецепт у настоящей потомственной шаманки и решил приготовить к твоему возвращению. Будем пробовать местную кухню!

— Лучше бы ты его у потомственного повара раздобыл, а то знаю я эти шаманские рецептики, — с сомнением заметил я, — Еще отправят меня туда, куда Законник недоотправил…

— Теперь он Мститель, — поправила все еще висящая на мне Мистик.

— Уже слышал об этом странном ребрендинге, ага.

Что-то почти невесомое, но весьма прыгучее и целеустремленное вцепилось сзади мне в правую штанину чуть повыше колена и поползло вверх, вонзая в ногу крошечные,но очень острые коготки…

— Ай! Малявка блохастая, и ты все еще здесь? Неужели Химик не нашел рецепта чего-нибудь бурятского из кошатины?

— Пусть только попробует!

Наконец, Мистик оставила меня в покое и занялась Тьмой, отцепив ее от моей ноги.

— Сильно поцарапала? — проявила заботу Шиза.

— До свадьбы заживет, — ухмыльнулся я.

Только тогда на поиск невесты у вас остается минут пять-десять, с моей-то «Ускоренной регенерацией»!

— Ладно, всех рад видеть, всех целую: девчат в алые губки, а Физика с Химиком — в суровые лысеющие затылки. Вы лучше расскажите, что тут интересного без меня произошло. Причем, желательно, с того самого момента, как Законник нас всех чуть не угандошил нахрен…

Я пододвинул к себе ближайший стул, уселся и обвел Неудачников выразительно-вопрошающим (по крайней мере, мне хотелось надеяться, что именно таким он и был) взглядом.

— Да собственно… — Мистик бросила быстрый взгляд на Шизу, и та кивнула, разрешая ей взять инициативу на себя, — Прихожу я в себя после столкновения и слышу, как вы с этим киборгом мило общаетесь на повышенных тонах и с переходом на личности…

Мистик решила, что Законник пришел, чтобы добить раненых. Она затаила дыхание и замедлила биение сердца, как учила ее мать, потомственная не то гадалка, не то шарлатанка. Поняв, что Химик вот-вот очнется и выдаст себя, она нацепила на него карту «Повешенного», не позволяющей дышать и говорить. Благодаря чему Законник принял того за мертвого, да и выглядел он соответственно, хотя ранен оказался не так уж и серьезно.

А когда раздались первые выстрелы, прорицательница вывела меня из пространства и времени при помощи того самого «Отшельника». От всех пуль это не спасло, но помогло выжить и дало время Физику. Тот успел очнуться и вывел из строя пистолет киборга. Попробовал «сломать» и его самого, но скилл не сработал.

Оставшись без оружия, Законник попытался оторвать крышу, чтобы протиснуться в салон и добить Неудачников. И в этот момент объявился Корнеев, который протаранил его на своем черном двухтонном пикапе — точнее, на служебном. И киборг решил бежать с поля боя.

«Машина в ремонте», — вспомнилось мне.

Мистик вызвала Корвина, чтобы тот доставил меня на Базу. Остальных забрали и более-менее подлатали медики, после чего Рапида и Химик, как самые пострадавшие, отправились туда уже своим ходом и получили заслуженный сеанс восстанавливающей терапии в капсуле.

Вернулись назад и сразу же включились в разработку и подготовку плана, предложенного Рапидой: организацию фиктивного ограбления-ловушки.

— А почему ты сейчас Шиза? — не удержался я от вполне логичного вопроса.

— Запасной вариант: возможно, у меня получится скопировать личность Законника… то есть, Мстителя, и что-то выяснить о нем самом и его планах, — отозвалась куратор.

— И как вы Корнееву объяснили такую рокировку?

— Рапида оказалась тяжело ранена, так что меня прислали на замену. Кстати, если что, то мы с ней двоюродные сестры.

Хорошая версия, логичная — мог бы и сам догадаться.

— Знаете, что мне во всей этой истории не нравится? — начал я, — Во-первых, Законник наверняка сообразил, что на него объявили охоту. Во-вторых, он впервые огреб нормальных таких пиздюлей, как я понимаю… И вместо того, чтобы залечь на дно и уползти зализывать раны, этот полуорганизм наоборот — начинает появляться чаще.

— Примерно такие же мысли, — кивнула Шиза, — И на последнем видео он выглядит вполне себе целехоньким. И даже опять проапгрейдил броню и оружие.

Физик поднял руку, требуя дать ему слово.

— А мне вот вообще интересно, с чем были связаны эти его недельные отлучки. Совершенствовал свой костюм в мастерской? Восстанавливался после визита в свою версию Жопокрутки? И вообще, все эти железяки — это часть самого Законника, или личный предмет вроде колоды Таро у нашей Мистик?

Вопросы-вопросы-вопросы.

Ответы на которые сильно облегчили бы нашу задачу, вот только где их взять?

— Кстати, а я не с пустыми руками, у меня для вас есть гостинцы от Профессора!

С этими словами я достал не то наушники, не то вкладыши.

— И что это такое? — Шиза протянула руку и с заметной опаской взяла один из них.

— Это вставляется в нос и повышает слышимость. А если в ухо засунуть — то вообще, прям почти идеальный слух. Причем с фильтрацией шумов и усилением голоса. Ну или вроде того.

— О, чур мое! — обрадовался Физик, — Буду слушать как Шиза поет в душе и как Химик на детскую порнуху дрочит.

— Это не детская! — возмутился студент, — Это японки пищат, у них так принято.

— Никаких подслушиваний! — вмешалась куратор, — Приборы я прямо сейчас конфискую и буду выдавать их исключительно на миссии.

О том, что у меня уже имеется такой, я благоразумно умолчал.

— Ладно, господа и дамы Неудачники. Жрите свои пузы…

— …позы, — поправил меня Химик.

— …а я только с самолета, и очень хотел бы принять душ. Кушать можете без меня: в полете давали такую шикарную курочку, что я теперь два дня на еду смотреть не смогу. А вас, госпожа Тьма-или-как-там-тебя, я прошу пройти со мной.

С этими словами я отобрал у Мистик котенка.

— Эй, ты чего удумал, живодер? — возмутилась та.

— Привез ей средство от блох. Да не переживай ты так — говорю же, не голодный!

Я закрылся в номере, открыл дверь в ванную и включил воду, чтобы та шумела, имитируя принятие душа, хотя, разумеется, пока что умываться не собирался.

— Ну здравствуй, чудо волосатое, — ласково почесал котенка за ушком.

Тот довольно заурчал.

— И как это сразу я не сообразил, что ты у нас итак в монохромном режиме бегаешь, а? А теперь давай, рассказывай, как ты ухитрилась оказаться в запертом на ключ номере, и где находится аномалия, которая тебя этому трюку обучила?

Вместо ответа, Тьма лишь негромко мяукнула и принялась вылизывать себя под хвостом.

Глава 5. Новый старый план

— Пожалуй, тоже надо бы умыться…

Я зашел в ванную комнату, плотно закрыл за собой дверь и шагнул под тугие струи…

— А-а-ай! Уборщик! Ты дебил!

…кипятка. Потому как, создавая шумовую завесу, я просто выкрутил рукоятку регулятора до упора, особо не задумываясь, какая там льется вода.

Больно-то как!


Внимание! Обнаружено повышенное выделение эндорфина!


Уф. Боль в ошпаренных плечах и руках отступила.

Как же все-таки хорошо снова стать самим собой!

Мутантом.

Сверхчеловеком.

Я при помощи «Мыльной сферы» поверхностного действия выделил немного мыла прямо на ладонях, придав ему легкий аромат грейпфрута с мандаринами, и принялся растирать по всему телу…

За дверью раздалось недоумевающее и вопросительное «мяу?». Которое вскоре сменилось на требовательное «мяв!», и в дверь настойчиво заскребли коготки.

— Занято! — крикнул я.

— Мяу! — отозвалось совсем рядом, а затем где-то у моих ног раздалось характерное фыркание мелкой зверушки, попавшей под струю ненавистной воды.

Ну вот, что и требовалось доказать.

Говорят, трудно найти черную кошку в темной комнате… И не менее сложно понять, что животное перешло в «сумрачный мир» и потеряло цвета и оттенки, если оно само и есть монохромная черная тьма. Ну ладно, черно-белая кошка.

И тоже мутант. Интересно, она телепортируется, или проходит сквозь стены? Или расплющивается в тонкий блин и проползает под дверью? Эх, надо было понаблюдать!

Покончив с ванными процедурами, я оделся и вернулся на кухню, к Неудачникам.

— Эй, ты как, — окликнул меня Химик, — не передумал еще насчет завтрака? Я тебе оставил несколько штук. Ребята хвалили.

— Ты лучше скажи, мой кулинарный друг, как давно ты лизал киску?

Я специально встал так, чтобы одновременно видеть лица интересующих меня Неудачников. Ха! Химик вполне искренне возмутился, а вот Мистик смущенно потупила взгляд, и на щеках ее заиграл едва заметный румянец. Если бы я не ожидал увидеть что-то подобное, то и внимания бы не обратил.

— Не знаю, кто тут чего подумал, но я имел в виду настоящую. Вот такую, например, — и я вытащил из-за спины отчаянно сопротивляющуюся Тьму.

— Отпусти животное, изверг! — вступилась за кошечку Мистик.

— И не подумаю. Потому что это — самый что ни на есть мутант, и она при мне дважды каким-то непонятным образом оказывалась за закрытой дверью.

— Ты о существовании форточек и вентиляции слышал? Отдай ее мне, сейчас же!

Гадалка протянула руку.

И в этот момент Тьма, ловко извернувшись, полоснула меня по руке своими коготками, да так, что распахала основание ладони до крови.

Больно, блин!

Разумеется, пальцы мои непроизвольно разжались, и, мягко приземлившись — как и все обычные кошки — на четыре лапы, эта хвостатая сволочь скрылась в коридоре.

— Больно? — гнев на лице рыжей гадалки сменился обеспокоенностью, — Подожди, сейчас обработаю…

Он бросилась к своей сумочке и засуетилась, доставая ватные диски и флакон с нашим особым, конторским «Мирамистином». Вот только когда девушка вернулась меня спасать, от четырех довольно жутких борозд разорванной коготками плоти остались лишь едва заметные светлые ниточки шрамов.

Да и те пропадут через час-два.

— Не поняла, — нахмурилась Мистик.

— Как-то так, — развел я руками, — Обучился паре новых фокусов, так что теперь будем экономить на мне «Заживитель». Запасы-то пополнять больше негде.

— О! — обрадовался Физик, — Так это же реальный охуенчик! Ребята, мы сказочно богаты.

— В смысле?

— Да ты же теперь сможешь кровь сдавать двадцать четыре на семь! Был никчемным уборщиком, а станешь величайшим донором всей планеты! И, разумеется, подаришь своим лучшим друзьям по небольшому островку где-нибудь на Мальдивах…

— Перебьешься. Максимум — высажу тебя на необитаемом острове. Голого и с одним номером порножурнала… Причем годов этак девяностых… и чтобы выпуск был для геев.

— Злой ты. Это в тебе говорит дурная кровь, которую нужно выпустить. Литров так триста, по десять баксов за каждые четыреста миллилитров… И это у нас получается…

— Отставить кровопускание! — скомандовала Шиза, — А вот гонять на спаррингах, я так понимаю, тебя теперь можно без оглядки на синяки, ссадины и выбитые зубы...

Бля. Ну вот и зачем я им про свою регенерацию рассказал? С нее ведь станется и настучать Спорти, и та с удовольствием начнет драть с меня по три шкуры — в прямом смысле!

— Так что там с кошкой-то? — напомнил Химик.

Ай спасибо, дружище. А то я уже нервничать начал с этой «кровавой» темой.

— Она — мутант, а значит, где-то отыскала аномалию, которая и подарила ей способность проходить сквозь стены. Или телепортироваться. Или плющиться — неважно! Я думал, что ты сможешь по вкусу определить, где эта мелкая зараза гуляла и могла наткнуться на источник этих ее талантов…

— Смеешься? Я не настолько хорош. Тем более, что Мистик моет свою киску дважды в день, а то и чаще. Особенно лапы, которые та постоянно в тарелку с едой сует.

Первым не выдержал и заржал Физик. К нему присоединилась Шиза и я, и даже сама гадалка, в конце концов, тоже рассмеялась…

Наконец, когда все успокоились, куратор поинтересовалась:

— А с чего ты вообще взял, что она чего-то там умеет? Что-то увидел?

— Типа того. Да это легко проверить: достаточно просто запереть ее в шкафу или даже накрыть коробкой. Уверяю, что она преспокойно выберется.

— Хорошо. Попробуем, как только Тьма снова объявится, — подытожила Шиза.

К моему удивлению, Мистик даже не стала возражать и вступаться за свою питомицу.

Интересно, а как часто она вообще расслабляется таким образом, ну, как с Химиком? Может, и у меня тоже с ней что-то было, просто я этого не помню? Надо бы с ней поговорить на эту тему и попросить, чтобы впредь мне память не стирала — секс с такой эффектной и горячей штучкой я бы точно хотел запомнить!

Бля. А что, если я с ней уже разговаривал, просто и этого тоже не помню?

Надо бы проверить вещи и карманы на предмет записок самому себе. И диктофон. И флэшки — вдруг там отыщется какое-нибудь послание Уборщику от Уборщика? Так ведь недолго и в паранойю скатиться, с этими стираниями памяти…

— Между прочим, завтра у нас облава на этого Мстителя по плану Рапиды, — заметила Шиза, — И надо бы тебя ввести в курс дела.

Ох, все никак не привыкну к тем моментам, когда она говорит о себе в третьем лице. Пусть даже и имея в виду одну из своих личностей, которые по-другому выглядят, общаются, у них разные вкусы, характеры и так далее…

Надо бы уже научиться отделять их друг от друга.

При мысли об «отделении друг от друга», перед моими глазами снова появилась жуткая картина: сцепившиеся телами женщина-русалка и младенец, покачивающиеся в мутном «сиропе».

Меня аж передернуло.

— Эй, с тобой все в порядке? Ты бы присел, может?

Физик заботливо придвинул стул, и я не стал от него отказываться.

— А если Законник… то есть Мститель, завтра не появится? Прошла всего пара дней, вряд ли он настолько зачастил в Иркутск. Кстати, может, он вообще живет в каком-нибудь другом месте? Или даже патрулирует по разным городам, проводя в каждом какое-то время. Это могло бы объяснить его недельные отлучки…

— Не исключено, — задумчиво согласилась Шиза, — Но о появлении Мстителя в регионе больше никто не сообщал. Поэтому пока придерживаемся версии, что за пределы Иркутска этот киборг не выбирается. К счастью для нас.

— Еще не доказано, что он именно киборг, — поднял руку Химик.

— Тоже верно. Значит, план такой, слушай внимательно. Мы придумали фальшивую группу грабителей-гастролеров, которые грабят ювелирные магазины. Разработали образы, подобрали экипировку, Сергей даже выделил нам под это дело микроавтобус из конфиската…

Ну надо же, уже Сергей, значит?

Впрочем, это ведь Шиза, а не капитан полиции Лаврова. Отсюда и другое отношение к Корнееву, да и подход к работе тоже.

— …запланировали целую серию ограблений — налеты будут совершаться каждый день, по одному магазину в разных районах Иркутска. Разумеется, о том, что в городе орудует новая банда, растрезвонят по всем полицейским и не только каналам. Думаю, местные криминальные авторитеты помогут поддержать нашу легенду, потому что они в этом тоже заинтересованы.

— А то как же! Это ведь их «эксперты» помогали нам выбрать магазины и подсказали, как бы действовали настоящие грабители, — хохотнул Физик, — Не удивлюсь, если под устроенный нами шумок где-нибудь на другом конце города реально кого-то грабанут…

— Эксперты? Какие еще эксперты?

— Самые что ни на есть внештатные: Гнида, Косоворот и Сипатый. Видел бы ты эти уголовные рожи!

Мда-а-а…

— Дареному коню в зубы не смотрят, — мрачно заметила Шиза.

— Это потому что у них тридцать два зуба если и наберется, то на всех троих. Лично я в местные стоматологии после такой «презентации» — ни ногой, — не унимался Физик.

Чего это на него нашло? Столько подколок на количество сказанных в минуту слов от нашего мастера-ломастера даже в мой адрес не прилетало… Ах да! Он же у нас бывший угонщик и самый отъявленный уголовник среди Неудачников!

— В общем, у нас есть пять точек и пять дней на то, чтобы поймать Мстителя. Хозяева и работники магазинов, полиция, ОМОН, спецназ — все в курсе и все в деле.

— Что знает двое — знает и свинья, — мрачно прокомментировал я.

— Полковник Корнеев заявил, что лично проверял каждого из участников «шоу» и заверил меня, что все держит под контролем.

Ну да, он же у нас супергерой-эмпат, человек-Гагарин. Интересно, этот бинарно-одаренный полицейский при допросе на проверяемых орал, плевал им в лицо или просто бил по затылку, провоцируя на нужные эмоции? Или сообщал, что они выиграли в лотерею или получили наследство от внезапного заокеанского дядюшки-миллионера?

Хотя, чего это я на него так взъелся-то, а? Полковник вон, жизнь нам всем спас, рискуя собой, между прочим. Даже служебного «Хайлакса» не пожалел, тараня жестяного пидораса, помешанного на служении закону. Правда, не понятно какому именно. Закону Ома, разве что.

— Кстати, а вы хоть актеров, которые будут кататься на казенном фургоне и размахивать казенными стволами, предупредили, что они ловят неуязвимого киборга с пулеметом, который очень любит дырявить людей?

— Не-а! — жизнерадостно заявила Шиза.

— То есть они не знают, что их там всех может положить псих-одиночка, приняв за настоящих грабителей, я правильно понял?

Вместо ответа, куратор повернулась к гадалке:

— Мистик, ты же в курсе, что мы ловим робота-полицейского, палящего во всех подряд?

Та молча кивнула.

— Химик, ну а ты знаешь, что в тебя будут стрелять из большого железного пистолета?

— Угу, — со вздохом отозвался тот.

— Уборщик, как насчет тебя?

— Я из-за этого урода несколько дней в капсуле провалялся и такого там насмотрелся, что теперь сплю со включенным светом.

— Ну вот, — Шиза радостно улыбнулась, — Теперь все наши «актеры» предупреждены.

Я, может, иногда туговато соображаю или даже подтупливаю, но не сейчас. Тот факт, что именно Неудачники будут выступать в роли наживки для киборга, который нас всех уже один раз чуть не прикончил, слегка испортил мне настроение, о чем я тут же сообщил коллегам по отряду:

— Ах ты ж ебаный, блядь, нахуй!

— Я знала, что тебя впечатлит наша идея, — довольно кивнула Шиза.

— Пивка?

Что-то твердое и холодное ткнулось мне в ладонь, и я благодарно кивнул Физику.

— Ну, Уборщик, за твое благополучное возвращение из мертвых! — предложил тот тост, — И, если честно, то я еще ни разу в жизни с такой радостью не проигрывал сотню баксов, приятель!

Зазвенели бутылки, бокалы и рюмки, а у меня вдруг живот скрутило от дурного предчувствия, что в ряды живых я вернулся совсем ненадолго. Знаю, что мое «Сверхъестественное чутье» работает не так и совсем не про это, но легче от этого не стало…

Глава 6. По следу Ангара

— Не бзди, Уборщик, прорвемся! — ободряюще хлопнул меня по плечу Физик, — Тем более, что ты у нас все равно зомби.

— Сам ты зомби! — огрызнулся я, поднимая бутылку, — За успех задуманного!

— За удачу… — поддержали меня остальные.

Шиза вдруг нахмурилась — не особо свойственный для нее жест, в отличии от Рапиды. Впрочем, возможно мне так лишь кажется: все же с капитаном Лавровой я провел гораздо больше времени, чем с «главной» личностью нашего куратора. Которая не особо-то и балует нас вниманием, если честно.

Нахмурилась, потому что, несмотря на позднее время, у нее зазвонил мобильник.

Она достала смартфон и удивленно прокомментировала:

— Это Корнеев.

— А не поздновато ли для звонков одинокой девушке от по уши женатого человека? — ухмыльнулся Физик.

— Может, случилось что?

И Шиза ответила на вызов. Судя по ее вытянувшемуся лицу, новости действительно были важными или необычными.

— Да? Когда? А до этого они что делали? А вы? И сколько дней? И как? Не проверяли? Да нет, почему же — я вам верю. А вот вашим людям… Хорошо, как скажете… И что вы думаете делать?

Игра в этот «еврейский телефон» продолжалась минут пять.

Закончив разговор, девушка положила телефон перед собой на стол, вместо того чтобы снова убрать его в карман, и коротко сказала:

— Родители Ангара подали заявление в полицию о пропаже сына.

— Серьезно?

— Когда?

— Так он же давно с Законником спутался — что они до этого делали?

— И что полиция? — начали мы засыпать ее вопросами.

— А ну тихо все! — рявкнула Шиза, — Корнеев обещал заехать минут через двадцать и рассказать все, что знает, а мне с вами в испорченный телефон играть не охота. Но завтрашнюю операцию никто не отменял. Просто предлагаю перед этим навестить безутешных родителей.

— Угу. Прямо в масках и с автоматами наперевес давайте к ним и заглянем. Они со страху нам сразу все и выложат! — с азартом предложил Физик.

— Фу! — скривился Химик, — Ну не за столом же!

— Вообще-то я имел в виду информацию.

И мы продолжили ужин.

Как и положено эталонному служителю закона, полковник постучал в двери ровно через двадцать минут. И я был готов поспорить, что приехал он раньше, просто специально выжидал до заявленного им же промежутка времени

— Итак, — начал рассказ полицейский, — На родителей Ангара мы вышли не сразу, а недели через две после того, как он выложил свое первое видео с Законником — свое настоящее имя парнишка в сети не светил, а в розыск его объявлять не стали, чтобы не спугнуть киборга…

Настоящее имя Ангара — Николай Жуков, студент второго курса в местном геологическом ВУЗе. Для подписчиков и конкурентов это секретом не было — сложно оставаться неузнанным, если ты молодой человек, ведущий вполне социальный для своих 19-ти лет образ жизни. Да и одногруппники прекрасно знали, что вместе с ними учится если и не звезда, то вполне себе популярный по местным масштабам блогер.

Но, разумеется, в полицию этих данных никто не передавал, отсюда и такая задержка.

Люди Корнеева осторожно навели справки и выяснили, что почти всю сессию Жуков сдал досрочно, оставалась лишь пара экзаменов, так что в институте он не появлялся с конца апреля. Куда парень пропал и чем занимался — никто из его одногруппников не знал. Ну, если только не считать «бомбовых видосов с этим психом-роботом», которые поначалу они считали хоть и качественным, но все же фейком ради того, чтобы поймать хайп и раскрутить канал.

С родителями Ангара все вышло еще забавнее.

Они утверждали, что отправили сына в какой-то санаторий, отдохнуть «от учебы и этих ваших интернетов». Ни о каких роботах с пистолетом и о наказанных преступниках Жуковы ничего не слышали, да и вообще не особо интересовались тем, чем там их сынок занимается. «Катается и снимает, как коленки расшибает, на этих своих гаджетах»…

— Может, врут? — предположил Химик, — Не из леса же они вышли, должны знать, что такое «Ютуб», и что их сын вполне себе популярный блогер.

— Может и так. Но они уже старенькие, обоим около шестидесяти — Ангар у них очень поздний ребенок.

— Единственный? — уточнил я.

— Старший сын погиб лет восемнадцать назад. Авария. В общем, я тоже думаю, что они его скорее всего выгораживали.

— Ролики их Ангара в местных новостях крутят, так-то, — заметил Химик, — Хотя бы телевизор они должны смотреть!

— В любом случае, предъявить им нечего.

— Подозрение в соучастии? Сокрытие информации о преступниках? А может, они вообще пацана убили, расчленили и съели! — не унимался Физик.

— Ну попросил же… — застонал студент, — Я тут, между прочим, поужинать пытаюсь!

— Мы попробовали узнать, в какой такой санаторий он поехал, но родители сказали, что просто подарили ему деньги к окончанию сессии, а путевку и билеты Николай покупал сам.

— А как они объяснили видео?

— Монтаж. Или они были сняты давно. Или кто-то подделал голос Ангара. Сам он появился в кадре всего дважды: на самом первом ролике, и на том, что был выложен вчера. Разумеется, я приказал установить слежку за институтом и за домом родителей, но она ничего не дала: Ангар ни там, ни там так и не появился. Родители дали нам номер телефона Николая. Разумеется, мы тут же поставили его на прослушку. Но кроме невинных звонков родителей раз в неделю — ничего, нам даже отследить его положение не удалось. Он мог находиться как в Иркутске, так и в любой точке страны.

— Именно России? — уточнила Рапида.

— Роуминг не подключался.

— Тогда почему родители обратились к вам, если все так чинно и благородно?

— Банковская карта Николая, — коротко отозвался Корнеев, — Похоже, наши визиты и допросы переполошили госпожу Жукову, и она каким-то образом ухитрилась взять выписку из банка. И по его карте нет ни единой транзакции за все это время.

— Может, он ее дома оставил, или потерял?

— И где-то пропадает почти два месяца и на что-то живет, уверяя родителей, что у него все отлично и море сегодня теплое?

— А что Ангар сам на этот счет говорит?

— Не берет трубку уже пятый день. В розыск мы его, конечно, объявлять не будем. Зато теперь наконец-то родители готовы сотрудничать с нами как положено.

— Да толку с них, — недовольно пробурчал Физик.

— Близкие друзья, контакты парня, с которым они вместе начинали канал, телефоны постоянных заказчиков-рекламодателей, номер второй сим-карты — теперь они очень охотно делятся информацией. А еще я хочу завтра с утра зайти к ним в гости прихватив с собой вашего… — полковник указал на Химика, — …эксперта. Пусть осмотрится на месте, может, найдет что-нибудь интересное.

Я поднял руку.

— Да?

— Думаю, это все не имеет смысла. Видно же, что Законнику… то есть Мстителю, парнишка подвернулся случайно. И тот сделал Ангару предложение, от которого пацан не смог отказаться.

— Пригрозил?

— Или пообещал регулярно снабжать его сенсационными материалами. В обмен на… некоторые неудобства и определенный риск, разумеется.

— Кстати, на последнем видео Мститель закрыл парня собой, — заметила Мистик.

— Хорошо, — Шиза кивнула, приняв решение, — Химик завтра прогуляется с вами к родителям этого Ангара. Сергей Иванович…

— Да?

— Я по поводу завтрашней операции. Вы уверены, что нам подходит этот магазин?

— Все дороги к нему очень удобно перекрываются, и оттуда Мститель не сможет попасть на оживленные улицы, как это случилось во время нашей за ним погони…

— О том и речь. Наша ловушка слишком похожа на ловушку. Не боитесь, что этот страж закона решит не соваться в явную западню?

— И оставит ограбление магазина безнаказанным? — ухмыльнулся Корнеев.

— Фальшивое ограбление.

— В таком случае на следующий день он по телевизору увидит разоренный магазин, свежие трупы и услышит, что в городе объявилась банда отморозков, — полицейский пожал плечами, — И на следующее «свидание» не сможет не прийти.

— Трупы? — удивилась Шиза.

— Да. Мы позаимствовали несколько штук из морга. Не бойтесь, их уже переодели в форму охранников и сотрудников магазина и подготовили к… представлению.

Основательный мужик, этот Корнеев. Наверняка у него и гандоны всегда с собой двух размеров, трех вкусов, с усиками и ребристые…

— Еще вопросы? — и он обвел нас внимательным взглядом.

Химик поднял руку:

— Во сколько завтра к родителям этого блогера?

— Заеду за вами в семь утра. Не слишком рано?

По лицу бедного «эксперта» было видно, что да, это очень и очень рано. Но это явно не тот случай, когда совы прогибают жаворонков под ритмы своих биологических часов:

— Нет, все нормально. Буду готов к семи, — отозвался Химик, страдальчески вздыхая и с сожалением глядя на почти нетронутую бутылку своего любимого вина.

Корнеев козырнул и попрощался.

Остаток вечера прошел довольно скомкано — несмотря на обилие новой информации, обсуждать тут было особо и нечего, а план завтрашнего «мероприятия» даже я успел вызубрить. Поэтому мы посидели часов до одиннадцати и разбрелись по своим номерам.

Обиженная предательством Тьма сегодня меня проигнорировала, а звуки сверху оказались на редкость пристойными, так что я — подвыпивший, одинокий и лишенный сомнительного акустического развлечения — вырубился очень быстро. И спал так крепко, что пропустил не только отъезд Химика, но и его возвращение. Все это, включая мой крепкий сон, напоминало затишье перед бурей.

А учитывая, ЧТО нам сегодня предстоит сделать, сравнение было очень верным и неприятным.

— Доброе утро, соня, — поздоровалась Мистик, которая хлопотала сегодня на кухне вместо студента, — Чай, кофе, сок, минералка?

— Рассол, пожалуйста, и другую голову — не такую тесную, — попросил я.

— Это потому что пить нужно умеючи! — бодро заявил объявившийся на пороге Физик, — Доброе утро всем выжившим и Уборщику-зомби.

Вот же гад. Теперь долго будет мне этот эпизод припоминать.

И свои проигранные сто баксов.

— Раз все собрались, то можешь начинать, — Шиза ткнула Химика локтем в бок.

И тот, едва не подавившись чаем, отставил чашку в сторону и вздохнул:

— Да в общем-то ничего особенного. Живет в отдельной комнате в родительской старой двушке, ведет обычный образ жизни обычного подростка. Разве что с поправкой на то, что он блогер и вэйпер.

— Вэйпер? — ухватилась за ниточку куратор, — Значит, наверняка должен покупать эти свои картриджи, заправки или как их там?

— Жижку. А толку? Свою карту он не использует, магазинов в городе всего несколько штук, но это как раз и плохо: слишком большой поток клиентов. Запомнить какого-то там пацана, который взял запас на месяц-два — нереально.

— А камеры?

— Отсмотреть лица всех посетителей за два месяца? Да проще застрелиться! А если рядом в этот момент маячил Мститель, то записи наверняка будут испорчены.

— Что-нибудь еще? Что-то странное и необычное?

— Ну… Есть кое-что, но это так… просто наблюдение.

— И что же это?

— Дрочит он подозрительно мало для пацана своих лет, у которого нет девушки.

— А ты уверен?

— Насчет отсутствия девушки, или что он…

— По обоим пунктам, — перебила его Шиза.

— Если баба у него и есть, то в гости он ее ни разу не приводил.

— А может он того… ну… из этих? — влез Физик.

— Из ваших что ли? — не упустил возможность его подколоть Химик.

— А в глаз?

— На его старом ноуте порнухи нет, но в поиске запросы по этой теме вполне адекватные: сиськи, мамаши, гэнг бэнг…

— Гэнг бэнг, май бэйби шат ми даун! — начал напевать на мотив популярной песенки из «Убить Билла» Физик…

В караоке я с ним ни ногой! Впрочем, и без него тоже — не любитель я подобных развлечений.

— Жаль, — Шиза вздохнула, — Девушка — это была бы годная зацепка. Ну или бойфренд.

— Ну и насколько я могу судить, со времени первого видео дома этот Ангар больше не появлялся, — закончил свой отчет Химик, — Считай, только зря съездил.

Конечно, надежд на этот след было катастрофически мало, но все равно, неудача нашего эксперта означает, что дальше Неудачники работают по намеченному плану. Плану, в котором нам отведена роль подсадных уток…

Глава 7. Охота на Мстителя

До начала операции «Ловушка для Мстителя» оставалось всего несколько часов, так что мы поспешно вооружились и переоделись. Снова.

Правда, на этот раз наша экипировка и оружие были куда попроще, и больше подходили не шибко удачливой шайке уголовников, чем отряду агентов-супергероев. Разумеется, под черными балахонами мы носили свою спецодежду, и припрятали на себе по паре-тройке хитрых штуковин. Например, в кобуре Мистик лежал ее Метатель, а не обычный пистолет, а то, что можно было принять за полицейскую дубинку на моем бедре, на самом деле было МФУ 5-ой модели. То есть моя супер-швабра.

Я бросил быстрый взгляд на Шизу.

Да уж. В данном случае я бы предпочел, чтобы с нами была Рапида, боевые навыки которой существенно превосходят человеческие. Конечно, способности Шизы тоже были очень сильными и полезными, но не в бою. У нас и так уже есть Химик, за которым нужен глаз да глаз. Но он хотя бы стреляет вполне сносно. И тощий — хрен попадешь в такого!

Конечно, нас будут страховать десятки бойцов ОМОНа и СОБРа.

Да, мы тертые калачи и тоже умеем показывать зубы.

А еще у нас есть суперспособности и микрочип с интерфейсом.

Только вот все равно как-то ссыкотно.

Наверное, это после первой встречи с тогда еще Законником.

Который, к слову, нас не прикончил только благодаря находчивости Мистик и своевременному появлению Корнеева.

— Эй, Уборщик, ты там что, завис? — окликнул меня Химик.

Я тряхнул головой, избавляясь от мрачных мыслей.

— А ты на кого ставишь?

— В смысле?

— Мы тут тотализатор устроили. Кто первым попадет в этого Киборга, кто его прикончит, кого он сам первым подстрелит, ну и кто из нас помрет, разумеется.

— Да пошли вы!

Хотя, с другой стороны их можно и понять. Когда смерть — часть твоей работы да и вообще жизни, к ней начинаешь относиться иначе… наверное. Сколько они этим всем занимаются: год, два, три? К тому же, все мы уже однажды вытянули у смерти свой счастливый билет, выйдя из аномалии на своих двоих ногах. Так почему бы и не превратить все это в игру?

Вот только я еще не достаточно зачерствел для подобных развлечений.

Да и история Раста до сих пор стоит перед глазами.

Между прочим, несколько раз я ловил себя на том, что машинально почесываю левое запястье. Как раз там, где была линия разреза в кошмарных чужих видениях, ставших и моими...

— Эй, Уборщик, а ведь на твою смерть никто так и не поставил, — раздался голос Физика, — Кстати, я вот что подумал. А вдруг Мститель боится зомби? И если Уборщика переодеть в лохмотья, испачкать кровью, и он покажет этот свой фирменный пустой и лишенный признаков интеллектуальной деятельности взгляд, то киборг уссытся со страху и не сможет убежать, потому что доспехи заржавеют!

— А если он в туалет ходит машинным маслом? — поинтересовался Химик.

— Э-э-э… Ну, тогда уссымся мы…

— С каких это пор концепция поменялась, и мы больше не собираемся вести с ним переговоры, брать в плен и надеяться на сотрудничество? — спросил я.

— С тех самых, как он тебя убил. Или уже ты на него зла не держишь?

— Держу…

Я поднял повыше помповый дробовик и эффектно дослал патрон. Одной рукой, как Шварц в «Терминаторе». Всегда мечтал это сделать.

— Смотрите-ка, а наш мальчик, кажется, вырос, — уголками губ улыбнулась Мистик.

— Угу. И теперь он не Уборщик, а Мусоросжигатель!

— Намекаешь на то, что мы охотимся на русский аналог робота-полицейского? — «отбил» я попытку Физика поглумиться, — А вот, кстати, огнемет был бы в тему...

Мы загрузились в наглухо тонированный черный микроавтобус, выданный Управлением специально для проведения операции. Он не был бронированным, но внутри пассажирского салона оказались приварены металлические плиты, за которыми вполне можно было укрыться от вражеского огня. Поможет ли такая защита от Мстителя?

Неизвестно.

Наклейки, логотипы, номера и прочие опознавательные знаки с машины были сняты. В обычный день на такой тачке и пары километров не проедешь, чтобы тебя не тормознули ДПС-ники, но сегодня на нашей стороне была вся полиция города…

Мотор нашего «броневика» взревел, кашлянул, чихнул и заглох.

— Дай я! — не выдержал Физик, выпрыгивая наружу.

Он сел на водительское сиденье, сменив Шизу. Закрыл глаза, положил руки на приборную панель и глубоко вздохнул. Улыбнулся, и погладил правой рукой рычаг переключения передач.

И машина завелась, хотя мастер-ломастер к торчащему из замка зажигания ключу даже не притронулся.

— Ого! — удивился Химик, — Освоил какой-то новый фокус?

— Неа. Просто по-новому использую старые. Замкнул провода. Дистанционное применение способностей — очень удобная штука, оказывается!

До контрольной точки мы добрались минут за сорок. Еще раз пробежались по сценарию и повторили, кто что делает, что говорит и так далее.

Это было не просто инсценированное ограбление — это было заранее спланированное и расписанное как по нотам ограбление, каждый участник которого играл свою роль и заучивал текст. Начиная от фальшивых грабителей и заканчивая трупами несчастных, которым даже после смерти нет покоя. У нас и план магазина имелся, да не простой, а с крестиками, стрелочками и подписями: кому где стоять, куда идти и даже кому из статистов врезать в живот прикладом. Понарошку, конечно.

— Ну что, готовы? — глядя на часы на приборной панели, спросила Шиза.

Нервничает. Есть же таймер в интерфейсе.

— Не-е-ет! — на удивление слаженно отозвались Неудачники.

— Отлично! Тогда поехали грабить ювелирку…

И мы поехали.

Грабить ювелирный магазин.

На этот раз за рулем сидел Химик, как самый бесполезный в деле и уязвимый в бою. Если вдруг случится погоня (не важно, мы за Мстителем, или он за нами), то он поменяется местами Физиком.

Мы же, вчетвером, вооруженные дробовиками, укороченными «Калашниковыми» и пистолетами, ворвались в магазин, грозно крича про «руки вверх», «никому не двигаться» и «это ограбление».

И «охрана», и «работники магазина», и «покупатели» сыграли свои роли на крепкую четверку. Девушки завизжали, секьюрити схватились за пистолеты и так далее.

Разумеется, палили мы исключительно в потолок или в специально для этого поставленный старый шкаф. Ну и я разок стрельнул по камерам, которые одновременно вывел из строя Физик при помощи скилла: на тот случай, если вдруг Мститель умеет подключаться к системам наблюдения и захочет взглянуть, что происходит внутри.

По всем полицейским каналам понеслись тревожные рапорты о том, что «залетные» грабят магазин по такому-то адресу.

На улице, заслышав выстрелы, поспешно разбегались «случайные прохожие». Все, как на подбор, лет 20-40, в неплохой физической форме и в удобной одежде.

— Ждем полчаса. Потом начнут подтягиваться полицейские, — кивнула Шиза, когда была сыграна первая часть представления.

На самом деле, они давно уже были тут, как в самом магазине, так и на улице — как в штатском, так и одетых по форме, как положено. Но несколько патрульных машин стояли наготове через пару кварталов, чтобы «приехать по вызову об ограблении».

По моим приблизительным расчетам, в операции было задействовано человек пятьдесят «актеров», не меньше. И в соседних домах и машинах притаилось еще несколько десятков спецназовцев, экипированных и вооруженных для проведения боевых операций. Если Мститель все это вывезет, то я, пожалуй, устроюсь к нему помощником видеооператора. Буду делать Ангару кофе да протирать тряпочкой доспехи Иркутского супергероя в свободное от подвигов время.

— Как думаешь, этот киборг поведется на наш спектакль? — раздался рядом шепот Мистик.

— Тс-с-с, вдруг он где-то рядом и может нас слышать? — шикнула на нее Шиза.

Даже находясь в здании, вдали от посторонних глаз, мы продолжали разыгрывать свои роли. Орали на «перепуганных покупателей», сгребали в сумки фальшивые украшения, изредка постреливали в потолок и морщились от запаха: денек выдался по-весеннему жарким, и валяющиеся в магазине трупы воздух явно не озонировали.

— Десять минут до прибытия полиции! — объявила Шиза, сверяясь с наручными часами, — Давайте, пошевеливайтесь! Химик, что там у тебя? — связалась она по рации с нашим «водителем».

— Снаружи пока все тихо, — отозвался тот.

— Пошевеливайтесь, если жить хотите! — прикрикнул я на нерасторопную «администраторшу» радуясь, что в моей роли не было сцен насилия с применением кулаков и прикладов.

Даже и не знаю, смог бы я это сделать, или нет, прекрасно понимая, что передо мной один из сотрудников Управления. Или и вовсе какой-нибудь воспитанник Школы Милиции, проходивший практику и просто попавший в какой-то там «типаж». Зато Физик раздавал зуботычины налево и направо от души, вжившись в роль «плохого грабителя».

— Серьги снимай, сучка крашеная! — орал он на жмущуюся к стене девушку, тыча в нее стволом автомата.

— Внимание, есть движение! — ожило переговорное устройство, закрепленное на плече, заговорив голосом Корнеева, — Со стороны храма к вам едет неустановленный автомобиль. Пассажир один.

— Принято. Начинаем отход, — отозвалась Шиза, тем самым объявляя начало второй фазы.

— К стене все, живо! Увижу у кого в руках трубу — пристрелю нахуй! — Физик дал короткую очередь в потолок.

Разумеется, мобильные телефоны (бутафорские, конечно) мы собрали заранее в какую-то коробку, обыскав всех пленников. Но уходить нужно было шумно, чем мы сейчас и занимались.

— Вы двое, в машину, — Шиза бросила нам с Мистик сумки с украденными «украшениями», — Заводите мотор и ждите нас. А мы пока выберем заложников.

При слове «заложников» перепуганные люди начали кричать и жаться друг к другу — как и было прописано в сценарии.

— А ну заткнулись все!

— Через четыре минуты ждите «гостей», — снова объявил рация-Корнеев, — Так пока что особо не торопитесь с выходом, пусть одна из патрульных машин вас встретит. И про заложников не забудьте.

Точнее, про «живые щиты», которые, по мнению тех, кто разрабатывал операцию, должны были дать нам несколько лишних минут. У Мстителя было одно несомненно замечательное качество: он не трогал невиновных. И даже наоборот, всеми силами пытался их защитить.

В общем, супергерой классический, масса двести кило, одна штука.

Через три минуты мы все четверо, загруженные «добычей» и прикрываясь «заложниками» оказались снаружи, как раз под вой сирен одинокой полицейской машины, которая, сделав эффектный разворот, перегородила единственный выезд.

Из нее выскочило трое «лютых бойцов», в легких бронежилетах и с табельными пистолетами. Следуя всем канонам дурацких голливудских боевиков, они спрятались за распахнутыми дверьми машины, которая даже не была бронированной. И это не говоря о торчащих ногах, попасть в которые с такого расстояния смог бы даже близорукий Химик.

А еще через две минуты к горе-полицейским, которые только-только расчехлили «матюгальник», прибыло добровольное «подкрепление».

Здоровый сверкающий киборг, чтоб ему болтами-десяточками сралось.

Между прочим, на своих двоих, а не на машине. Видать, решил не светить свой транспорт.

— Сдавайтесь! Вы окружены, все улицы перекрыты и вам некуда бежать! — неуверенно прокричал один из полицейских в мегафон, играя свою роль.

— У нас заложники! — рявкнул Физик.

Шиза дважды выстрелила в дверь, за которой прятался «переговорщик» — специально для этого у нас были малокалиберные пистолеты с облегченными боеприпасами, чтобы не наделать лишних отверстий там, где не нужно.

Разумеется, все мы были в масках, скрывающих лица, так что опознать нас Мститель не сможет… надеюсь…

— Я! Есть! Закон! — громыхнул знакомо металлический голос.

И началась потеха.

Только вот совсем не так, как было запланировано нами. Похоже, о наших гениальных планах Мститель понятия не имел, поэтому и придумал свой собственный…

Глава 8. Недобойня

Та-а-ак, что там у нас дальше по плану? Кажется, мы прикрываемся заложниками и тянем время, пока спецназ окружает Мстителя и перекрывает ему пути к отступлению, а «статисты» внутри магазина вооружаются.

Я прищурился и присмотрелся.

А Законнику ребрендинг явно пошел на пользу! Он заметно раздался в плечах, на броне появились довольно стильные неоновые вставки, и «забрало» шлема сменилось на зеркальную непроницаемую маску. И предплечья стали толще — или это я уже себя накручиваю?

— Остановитесь! Я пришел поговорить и не хочу никого убивать! — сказал вдруг Мститель.

Он замер на месте, вытянув вперед руки и демонстрируя, что его ладони пусты.

Хотя, кто его знает, может, там уже боевые излучатели, как у Железного Человека? Тогда еще пара-тройка апгрейдов, и наш киборг научиться летать и нормально шутить…

В любом случае, сейчас его поведение выглядело необычно и весьма странно. Может, это вовсе и не он, а какой-нибудь фанат-косплеер? Еще не хватало ненароком пристрелить левого пацаненка…

И, чтобы предотвратить возможный конфуз и убийство невиновного, я начал прикидывать расстояние: смогу ли превратить асфальт под ногами «киборга» во что-нибудь скользкое и травмоопасное? Пусть уж лучше ноги себе переломает…

— Я знаю, что все здесь присутствующие — невиновны и не заслуживают смерти, — продолжал вещать динамик.

Бля-я-я… Да он, сука, у нас пацифист оказывается? Точно подделка!

— И даже те, кто пытаются выдать себя за преступников — на самом деле просто делают свою работу, — лже-Мститель ненадолго запнулся, — Пусть даже их руки и обагрены кровью…

Смотри-ка, у нашей Мистик появился конкурент, еще один умелец гадать по рукам.

По окровавленным.

— Ваш план провалился. И я пришел, чтобы сказать вам: не стойте на пути у правосудия! Потому что есть высший Закон и Справедливость, и я — его верное орудие!

Он что, на завтрак жрет хрустящие шарики пафоса с молоком?

— Мы с вами делаем одно, общее дело. Эй ты, а ну стоять! Вы все! Опустите оружие и никому не двигаться! Пожалуйста…

Последняя его просьба прозвучала почти жалобно, умоляюще. Наверное, пятеро бойцов спецназа, которые наконец-то выбежали из-за машин и сейчас бодро окружали киборга, решили, что это признак страха, и осмелели. Они начали приближаться к нему, сжимая кольцо.

Ну и где Корнеев, чего молчит? Нам-то что сейчас делать?

Я очень внимательно наблюдал за Мстителем, но все равно пропустил тот момент, когда он успел вооружиться. Еще какую-то долю секунды назад его руки были пусты, а вот уже на — в каждой он сжимает по Большому Черному Пистолету, а в на бедрах сдвигаются бронепластины, закрывая ниши, из которых оружие словно само прыгнуло в подставленные ладони…

«Тр-р-р-р-р…», — дробно затарахтели скорострельные пистолеты-пулеметы спецназа.

«Ду-ду ду-ду», — ударили короткими очередями «Калашниковы».

Стальные разнокалиберные шмели защелкали по броне Мстителя, не причиняя ей никакого видимого вреда.

«Вж-ж-ж-ж…» — издали неожиданно непривычный звук пистолеты киборга, выплевывая очереди пуль, бьющих точно в цель.

Два бойца отлетели на пару шагов, получив каждый по заряду в их бронежилеты.

У меня аж живот свело от неприятных воспоминаний.

«Вж-ж-ж-ж…» — и еще двое упали и покатились по асфальту.

За спиной Мстителя зарябило от обилия камуфляжа. Не меньше десятка бойцов ОМОНа выбежало и своих укрытий. Передний ряд тут же встал на колено и открыл огонь. Судя по звуку, в ход пошли крупнокалиберные варианты устранения проблем, пару раз даже сверкнули трассеры.

Спина киборга с честью выдержала первый залп, и он начал медленно разворачиваться.

Ах ты ж е… ежик, бродящий в тумане!

Второй ряд бойцов оказался вооружен штурмовыми винтовками, к каждой из которых был прицеплен подствольный гранотомет. Именно их они и пустили в ход.

Мститель присел, выставив вперед правую ногу и опускаясь на одно колено, словно пародировал ОМОНовцев. Обе руки он сомкнул в какое-то подобие блока и низко опустил голову таким образом, чтобы она оказалась прикрыта сомкнутыми впереди предплечьями.

Громыхнуло, да так, что со всех сторон послышался звон разбитых стекол и вой сработавших автосигнализаций. А потом мой слух решил временно дезертировать.

— Пизда котенку, — едва-едва смог расслышать я рядом с собой чей-то голос.

Причем, не Физика — это оказался один из «заложников», которого удерживала Мистик.

Вот только он ошибся.

Потому что не успел еще дым развеяться, а слух вернуться ко мне, как со стороны стальной громадины снова замелькали вспышки выстрелов, и бравые бойцы в камуфляже посыпались на землю, как горох, хватаясь кто за ногу, кто за руку, кто за живот.

Ибо нехер!

Кто тут у нас вообще супергерои, а?

Пока киборг развлекался, расстреливая спецотряд полиции, в бой вступили Неудачники.

Рванулся вперед Физик, стараясь сократить расстояние между собой и Мстителем до заветной половины метра (он специально накануне еще немного прокачал дальность своего умения).

Чуть впереди него стремительно бежала Шиза, которой нужно было во что бы то ни стало коснуться этого психа, чтобы скопировать в свой несчастный разум частичку его личности и памяти.

Отстав от нее всего на пару шагов, мчалась оказавшаяся на удивление проворной Мистик, вытянув вперед руку со своим Метателем. В который, наверняка, была заряжена самая убойная карта из всей ее Колоды.

Но чемпионом в этом забеге со смертью стал никто иной, как Уборщик собственной персоной.

Потому что, сука, адреналин.

А еще — личные счеты. Ведь это оказался нихуя не безобидный пацифист-косплеер, а самый настоящий кибернезированный мутант-убийца, успевший положить десятка два людей за какие-то полторы минуты, пока мы тут клювами щелкали.

Тоже мне, супергерои, мать нашу!

Я выбросил вперед руку, одновременно активируя свою чудо-швабру. Вытянувшись на два метра, она ткнулась прямо в грудь как раз успевшего развернуться Мстителя и в месте соприкосновения посыпались искры: сработал новенький апгрейд, выдав 40 000 вольт.

— Не надо так, — за зеркальной маской было непонятно, всерьез он это, или шутит.

Стволы обоих пистолетов уставились мне прямо в грудь.

Ой.

«Вж-ж-ж-ж…» — словно невидимый кулак гиганта вышиб из легких остатки воздуха и отправил меня в бесконечный полет. Тут никакой бронежилет не выдержит, хоть ты его в два слоя напяливай и в трусы заправляй — уж я-то по своему опыту знаю. Да и новообретенная регенерация наверняка не справится с такими серьезными повреждениями.

Гребанные флэшбэки.

И нет рядом Мистик с ее волшебными картами, способными уберечь от шага за край.

Только и остается, что сложить лапки да подохнуть, как последняя…

…эм.

А не слишком ли какой-то я дохуя задумчивый для покойника?

Лево веко приподнялось, открывая глазу замечательный вид на небо.

Обычное голубое небо с облаками, птицами и нитками проводов.

Уф. Ну, хотя бы возвращение в Страну Чудес Раста не состоялось — и то ладно. А если повернуть голову вправо?

Химик.

Лежит и смотрит на меня. То ли живой, то ли притворяется живым. А нет, вон — чего-то бормочет едва слышно. Я, конечно, не мастер чтения по губам, но короткое «живы?» вполне себе узнаю.

— Мы что, живы? — раздается эхом его голос в моей голове.

М-м-мать, у нас же Коммуникатор есть!

— Живы, — это Шиза, — Все живы — он стреляет резиновыми пулями и бьет точно в защищенные части тела или по рукам и ногам. Даже раненых почти нет.

— Выходит, и впрямь не хочет никого убивать?

О, и Физик с нами.

— Отставить огонь! — орет Шиза уже вслух, — Не стрелять!

— …не стрелять! — эхом доносится голос Корнеева из валяющейся рядом рации.

Грохот выстрелов начинает смолкать.

Зловещее «вж-ж-ж-ж…» тоже прекращается.

— Может, все же сдашься? — уставшим голосом произносит Шиза, поднимаясь и потирая бронежилет в той области, куда пришлись выстрелы Мстителя, — Нас больше.

— А я — есть Закон! И мне смешно и грустно смотреть как вы, вместо того, чтобы ловить настоящих преступников, встаете на пути Правосудия.

— Лично я в данный момент валяюсь на пути этого твоего правосудия. Да и вообще, с чего ты взял, что ты и есть истина в последней инстанции, а? Кто дал тебе право убивать без суда и следствия?

Ох, ну ведь нарывается же!

Наша куратор выпрямилась во весь рост. Вытащила откуда-то пистолет и демонстративно отшвырнула его в сторону.

Мститель внимательно осмотрел девушку.

— А второй? — почти доброжелательно поинтересовался он.

Шиза вздохнула, вытащила еще один и положила перед собой на асфальт.

— И шокер?

Ну, приплыли, у него там еще и металлодетектор встроенный имеется, походу.

Девушка избавилась и от тазера. А затем стянула балаклаву, прикрывавшую лицо.

— Я пришел для переговоров, а вы пытались меня уничтожить, — начал киборг.

— Ну, извини, — Шиза развела руками, — Ты вообще-то разгуливаешь по городу и людей убиваешь.

— Я. Есть. Закон. Я — несу возмездие!

— Во имя Луны?

Рядом с девушкой во весь рост выпрямился и Физик, опираясь на дробовик, как на костыль.

— Вам не понять, — Мститель покачал головой.

— Это потому что мы — простые люди? Так-то мы тоже закону служим. Только преступников ловим и в тюрьму сажаем, а не убиваем. По закону, между прочим, сажаем.

— Ты лжешь. На твоих руках крови не меньше, чем на моих. И ты — не простой человек.

Ну охуеть! Он теперь что, еще и мысли читает?

— Делать-то что будем? — вздохнула Шиза, — Сдаваться, я так понимаю, ты не собираешься. Мы, как ты наверняка понимаешь, не хотим, чтобы псих в доспехах разгуливал по городу и убивал людей только потому, что возомнил себя каким-то там носителем возмездия…

— Я пришел сказать, что ваши уловки не помогут поймать меня. А ваше оружие — не способно причинить мне вреда. Этот город находится под моей защитой, а вы можете или помочь, или держаться в стороне. Иначе — будете уничтожены.

— Сам-то хоть понимаешь, какую чушь ты несешь? У нас, между прочим, есть еще танки, вертолеты и ядерная бомба.

Во время разговора она сделала пару шагов к киборгу, пытаясь подобраться поближе.

С какого расстояния действует ее способность?

И где носит Корнеева? Почему переговоры ведет Шиза, а не мистер «идеальный полковник»?

— Стой, — пистолет уставился прямо на девушку, — Еще один шаг и я буду стрелять. И на этот раз пули будут не резиновыми.

На сверкающей броне Мстителя, между прочим, нет ни единой серьезной вмятины. Царапин, конечно, прибавилось, но я бы такие даже зеленкой мазать не стал. Из чего он сделан вообще?! В России такой технологии точно не водится…

— Переговоры окончены. Вы либо вершите правосудие, либо не мешаете делать это мне. Я ухожу. Любой, кто пойдет за мною следом — пусть сперва убедится, что оставил завещание, написанное разборчивым почерком.

Сказав это, киборг хлопнул себя по бедрам, укладывая пистолеты назад в специальные ниши. Развернулся и зашагал прочь. Спокойным размеренным шагом. Не оборачиваясь, словно был уверен, что никто не станет стрелять ему в спину. Или что это не причинит ему вреда.

Но идиоты все же нашлись. Вот только, похоже, у Мстителя оказались если не глаза на затылке, то камеры заднего наблюдения уж точно. Потому что он обернулся, и в его руке снова сверкнул пистолет.

«Взы-зы-зы-зы…» — как-то иначе теперь звучали выстрелы.

Стоявшие слева и справа пустые машины из числа тех, в которых раньше укрывались бойцы, вдруг окутали огненные шары, и те начали медленно подниматься вверх. И только потом до нас докатился грохот сдвоенного взрыва, экспериментально доказывая, что скорость света быстрее скорости звука.

Ну или что уши на голове торчат дальше, чем глаза — потому до них все и доходит дольше.

Надо же, а ведь он не соврал и действительно прихватил с собой на рандеву не только резиновые пули, но и нормальные, убивательные. Прошло минут пять после того, как шагающая стальная фигура скрылась за ближайшими домами, прежде чем возле «недоограбленного» магазина снова зашевелились люди, которые все это время даже дышали через раз, чтобы не спровоцировать Мстителя на новую демонстрацию силы…

— Физик, что там у тебя? — Шиза снова перешла на наш внутренний канал.

— Нашел вокруг четыре «жучка», все вывел их из строя. Самые обычные, не марсианские и не пиндоские, насколько я могу судить.

— Химик?

— Он сжег все мои «подарки», так что на меня не рассчитывайте.

— Мистик?

— Карту киборг пока не заметил. Движется на северо-восток.

— Отлично! Теперь наша задача — выследить его логово и оказаться там раньше, чем это сделает полиция. Наверняка они тоже его как-то ведут.

В одном Мститель был прав — мы действительно далеко не простые люди.

Точнее, не совсем люди. И методы работы у нас тоже нечеловеческие.

Глава 9. Погоня за киборгом

За время своего отсутствия, Мистик освоила еще один новый трюк: теперь она могла чувствовать свои карты, где они находятся. И ухитрилась, таки, прицепить одну из них на Мстителя, так что у нас появился своеобразный маячок.

Правда, с ограниченным радиусом действия и указывающий только общее направление…

— На север! Сворачивай на север! — внезапно крикнула гадалка.

Матерясь, Физик резко вывернул руль влево, сворачивая в какой-то незнакомый переулок. Впрочем, в этом чужом городе для нас незнакомыми были любые улицы и площади.

— Вообще-то я сказала «на север».

— А вот я отчетливо слышал, как прозвучало «сворачивай», — отозвался сосредоточенно ведущий «грабительский» микроавтобус Физик, — И это был единственный поворот, между прочим.

— Мист, он прав. Ты не могла бы объяснять поконкретнее? Тут, конечно, хватает домов поросших мхом, но не на каждом ведь шагу, — заступилась Шиза, — Нам откуда знать, где север, а где юг?

— У вас смартфоны есть с компасом. И я давно говорила Шефу, что нужно в наши микрочипы добавить приложение с указанием сторон света. Вас же в лес вывези — так вы даже дорогу назад не найдете, на сто процентов уверена!

— Если меня вывезут в лес, то у меня будут заботы посерьезнее, чем поиски севера и юга. Ладно, хватит спорить. Куда ехать-то? — Физик ударил по тормозам, и всемогущая сила инерции безжалостно швырнула нас вперед.

— Сейчас…

Гадалка закрыла глаза, а потом указала куда-то налево:

— Туда. Еще метров триста, если по прямой. И, кстати, он стоит на месте.

— Понял.

Физик тоже прикрыл глаза, сверяясь со встроенным в наш микрочип Навигатором. Конечно, за пределами Базы из него был так себе путеводитель, но худо-бедно он все же позволял ориентироваться на местности. Правда, гораздо хуже, чем те же Гугл-карты, да и детализация оставляла желать лучшего. Ох и не дорабатывают программисты Конторы, кем бы они ни были!

Мотор снова взревел, и мы начали разворачиваться.

— Осторожно, — предупредил водитель, — Сейчас нас немножечко трях…

Машина подпрыгнула, и я внезапно осознал, что голова моя гораздо тверже, чем могло бы показаться. По крайней мере, вмятина осталась не в ней, а в потолке «микрика».

— …нет, — закончил фразу Физик.

— Ошень швоевременно, — заметил Химик,— Нуфно дорогу фапомнить. Кафется, я где-то там потерял кушок яжыка…

Мистик протянула ему флакон с «Заживителем», но студент благоразумно отказался: по такой тряске лучше рот лишний раз не открывать. Поэтому мы перешли на общение через Коммуникатор.

— Он еще там? Стоит? — уточнила Шиза.

— Да. Двести десять метров. Едем правильно.

— Я бы предпофел неправильно… Тут дорофи нет.

Трясло нас и впрямь основательно, потому что ехали мы по какому-то полю, где не то что дорог не было, но даже какой-нибудь заросшей тропы не наблюдалось. Я достал смартфон, и тот подтвердил мои худшие опасения: впереди была Ангара.

— Может, он забыл, что не умеет плавать, и утоп? — похоже, Физик тоже сообразил, куда мы вот-вот выедем.

— Или нашел карту Мистик и бросил ее в чистом поле…

Шиза высказала самое мрачное предположение, о котором наверняка думали все, но боялись озвучить его вслух.

— Приехали…

Машина остановилась в десятке метров от обрыва. Внизу размеренно несла свои волны могучая Ангара, и где-то там у самого берега, в зарослях тростника, медленно покачивался на воде картонный прямоугольник с рисунком: мужчина, уплывающий от берега на лодке с воткнутыми в нее мечами.

Мистик достала свою колоду и щелкнула по верхней карте пальцами.

Виднеющийся далеко внизу прямоугольник пропал, а в стопке стало на одну карту больше.

— И что все это значит? Он утоп? Или уплыл? — спросил Физик.

Я коснулся плеча гадалки:

— Можешь сказать, как давно он оставил здесь карту?

— Движение остановилось минут пятнадцать назад. Но когда она потеряла контакт с Мстителем — этого я не знаю.

Ладно. Все равно других вариантов у нас не осталось.

И я активировал свое «Сверхъестественное чутье».

Во время полета в Иркутск я пытался с ним экспериментировать, но убедившись, что в салоне нет ни одного мутанта, быстро потерял интерес к этому развлечению, и сразу выключил скилл. А потом решил проверить заодно и стюардесс… И внезапно для себя обнаружил, что нерастраченные в прошлый раз четыре секунды действия умения приплюсовались к двенадцатисекундному значению шкалы таймера.

Каждый час по будильнику включая и сразу же выключая «Чутью», к настоящему моменту я накопил почти полторы минуты непрерывного действия способности. И заодно выяснил, что мой собственный «след» висит в воздухе около четырех минут, а след от применения «Мыльной Сферы» — примерно шесть с половиной.

Но у киборга явно класс суперсилы повыше, чем у меня, а значит, и ее «отпечаток» должен исчезать не так быстро…

— Есть! Судя по следу, он ушел по воде. Или научился каким-то образом плавать, или его здесь ждала лодка…

Едва заметный, уже основательно подтаявший шлейф спецэффекта закладывал крутой вираж прямо по поверхности Ангары, и удалялся в сторону одного из полудесятка островов, торчащих посреди реки. Или куда-то за них.

— А машина? — поинтересовался Физик.

— Без понятия. Может, бросил где-то раньше — бегает-то он и на своих двоих ого-го! Или за рулем сидел кто-то другой, а сейчас катается на ней по городу, запутывая следы и уводя полицию.

— Хуево запутывает, скажу я тебе.

Позади нас раздался шум мотора, и, подпрыгивая на ямках и кочках, появился «Субару» полковника. Эффектно затормозив у самого края обрыва, он замер, и из него показался Корнеев собственной персоной.

— Ишь ты. Ни бронежилета не напялил, ни бронетрусов — не боится ни черта, ни киборга наш супермент! — недовольно бурча, сплюнул себе под ноги Физик.

— Ну что, удалось выяснить, куда он скрылся и каким образом? — поинтересовался подошедший полицейский.

— Как вы нас нашли?

— Не вас, я тоже шел по следу Мстителя.

— Вот только его машины здесь нет, зато есть ваша, — Химик кивнул на черный «микрик», на котором сюда приехали Неудачники, — А жучки, которыми она напичкана, мы специально не стали искать, чтобы вас не нервировать лишний раз.

— Разумно, — кивнул Корнеев, — Но если его машины здесь нет, то что здесь делаете вы?

— Любуемся местными красотами. Как раз собрались селфи сделать на фоне Ангары. Правда, ребята? Но раз уж вы здесь, товарищ полковник, то, может, сфотографируете нас на память, а?

С этими словами Шиза протянула ему свой смартфон и принялась строить нас в шеренгу на краю обрыва.

— Осторожно! — вскрикнул вдруг Корнеев, бросаясь вперед.

Слева от меня раздался испуганный вскрик, и Физик, под ногами которого начала осыпаться земля, взмахнул руками и начал медленно падать вниз…

Я опомниться не успел, лишь машинально попробовал схватить его хоть за что-нибудь выступающее, но не сумел дотянуться. Зато это удалось полицейскому: он крепко вцепился в ремень, опоясывающий падающего мастера-ломастера.

— Держу! — крикнул полковник.

И он действительно удерживал Физика, буквально вгрызаясь ногами в землю и отклоняясь назад, чтобы компенсировать смещение центра тяжести. Одной рукой вцепившись в пояс, а второй обхватив внушительный пучок травы, Корнеев начал потихоньку вытаскивать бедного Неудачника.

— А вы чего встали? — рявкнула Шиза, — Помогайте!

И действительно, чего это мы тупим? Особенно один временно и недолго сверхсильный Уборщик.


Внимание! Обнаружен повышенный уровень Адреналина!


Я бросился на помощь и тоже схватил Физика за ремень.

— Отпускай, сам вытащу!

— Уверен? — вскинул бровь Корнеев.

— За меня не переживай…

И я рванул нашего товарища на себя, одновременно упираясь в землю. Хм, а ведь действительно тяжелый, зар-раза! Сколько он весит-то? Хотя, на нем ведь полно всякой экипировки и оружия …

— С-спасибо. Бр-р-р… Еще бы чуть-чуть и…

— Плавать не умеешь, что ли? — ухмыльнулся Химик, — Вон, аж поседел со страху.

— С пятнадцатью килограммами железа, в одежде и в ледяной Ангаре? Неа. Давай я тебя сейчас вниз сброшу, а ты научишь, как это делается, умник!

Вмешалась Шиза, остановив назревающую перепалку, и отправила нашего эксперта изучать склон и берег в поисках возможных улик. Ему помочь вызвался Физик, правда, предварительно сняв с себя все лишнее и оставив в «микрике» под неодобрительным взглядом полковника.

— Что, беспокоитесь, что Законник опять начнет нас расстреливать? — ухмыльнулась Шиза.

Корнеев ее оговорки не заметил, или сделал вид:

— Разумеется. Вы же мои гости. Какой же я буду хозяин, если отправлю назад мешки с трупами?

— Скупой. Вон, даже денег на нормальные гробы зажал, — влез я в их милую беседу.

— Нашли! — раздалось снизу, — Тут действительно была лодка! И полно следов. Правда, только нашего стального человека. Других или нет, или он их специально затоптал.

Железного же!

Я достал смартфон и убедился, что мобильный интернет работает. Вики-вики-вики…


«Стальной человек (англ. Steel Man); настоящее имя — Энтони Эдвард «Тони» Старк — персонаж, изданий Marvel Comics и их адаптаций, созданный писателем Стэном Ли»…»

«Был как частью команды Мстителей, так и участвовал в сольных проектах…»

«В фильмах, относящихся к кинематографической вселенной Marvel, роль Стального Человека играет актёр Роберт Дауни-младший…»


Бред какой-то. Может, память можно не только стирать, но и заменять?

Вот только какой смысл в такой дурацкой рокировке? Хотя, у статьи много правок, и некоторые из них совсем свежие. И это шутка вполне в духе Химика с Физиком: залезть в Вики только для того, чтобы поприкалываться надо мной.

— Эй, Уборщик, ты чего там застрял?

Я обернулся. Остальные Неудачники уже грузились в машину, и только я один стоял на краю обрыва, уткнувшись в экран телефона.

— Идите, я своим ходом доберусь.

— Не поняла.

Я махнул телефоном:

— «Тиндер». У меня тут поблизости свидание с симпатичной буряточкой назначено.

— Так давай подбросим тебя до места встречи.

— На этом? — я ухмыльнулся, — Вот с полковником я бы прокатился, его тачка куда больше тянет на роль колесницы сибирского Амура.

— Дело твое. Адрес гостиницы помнишь? Гугл-картами пользоваться умеешь?

— Ага.

— А гандонами? — высунулся в окно Физик.

— Не-а. К тебе же даже инструкция не прилагается.

— Злой ты, Уборщик, — наигранно-обиженно надулся тот, — Это все потому, что ты не трахаешься. Так что давай, не тупи там со своей буряточкой… Или с коренастым бурятом?

И они уехали, оставив меня одного.

Я присел на обрыве, свесив ноги и уставившись вдаль. Выждав минут двадцать, сунул руку в карман и достал из него чудо-очки, которые незаметно «позаимствовал» в комнате Шизы. Влетит мне, конечно, за такое самоуправство, но…

Личные счеты должны оставаться личными.

Нацепив очки на нос, включил десятикратное увеличение.

Проклятье!

Ни рентген, ни металлоискатель в таком режиме не работали.

Эх, не хотелось делать этого, но, видимо, другого выхода нет.

И я снова включил уже перезарядившееся «Сверхъестественное чутье», всматриваясь вдаль до рези в глазах.

Есть!

На одном из островов обнаружилась не то лодочная станция, не то приличный сарай. Лодок поблизости не было, но я искал и не их. Вокруг деревянного здания роились тусклые, едва заметные «спецэффекты», выдающие присутствие чего-то не то мутантского, не то аномального.

Выходит, мне не показалось.

Осталось только придумать способ, как туда перебраться — ну не вплавь же, в самом деле?

— Уборщик, ты дебил! — сказал я сам себе.

Потому что только сейчас сообразил, что нахожусь вообще-то в чужом городе.

В незнакомом месте.

Один, без денег и документов.

В черной одежде, балаклаве, бронежилете и увешанный оружием, что твоя новогодняя елка юного арабского террориста. Если, конечно, мусульмане украшают елки…

Глава 10. Мирные переговоры

— Утром деньги, вечером — лодка, — не соглашался румяный не то армянин, не то грузин на мое предложение арендовать транспорт в обмен на обещание оплаты когда-нибудь потом.

— Ты мне тут классиков не цитируй, я и без того вижу, что умный. Слушай, друг, ну сам же видишь — нет у меня при себе денег.

Я похлопал себя по карманам черного комбинезона.

— Мобила давай тогда…

Ишь ты, хитрый какой.

— Слушай, пока мы с тобой спорить да торговаться будем — он уйдет, если уже не свалил. Будь человеком, выручи, а? Будут тебе деньги, обещаю. Пять тысяч за полчаса аренды: ну где ты еще столько заработаешь?

— Весной арбузы хорошо идут, — задумчиво пробормотал носатый представитель союзно-братского не то юга, не то востока.

— Ладно! Уговорил! — наконец, не выдержал я.

— Ай хорошо, ай молодец, — довольно заулыбался предприимчивый лодочник, на которого я наткнулся минут двадцать назад, бредя вдоль берега, — Деньги давай, лодка получай.

— А вот хуй тебе в рыло, а не бабки.

Разумеется, в лицо я ему тыкал не тем органом, который озвучил, а пистолетом. Конечно, все лишнее у меня было надежно спрятано в рюкзаке: оружие, броня, балаклава и прочие аксессуары не очень дружелюбного человека.

Но этот нехороший улыбчивый южанин таки вынудил меня кое-что оттуда достать.

— Заводи мотор, сука, пока я тебе мозги не вышиб!

— Эй! Зачем так говоришь, уважаемый? Зачем ствол меня тыкаешь? По-хорошему просить надо, по-братски! Разве я не понимаю, э? Помочь нада — Рубэн поможет, не вопрос…

Вот. Всегда знал, что я фантастически хорошо умею торговаться. У меня прямо таки прирожденный дар к убеждению и ведению переговоров. А те полчаса, что мне пришлось его уламывать, разве что не на коленях ползая, так это была просто разминка.

Затархтел мотор лодки, характерно пахнуло соляркой.

Я опустил очки на глаза и всмотрелся вдаль, увеличивая изображение. Хоть и отошел далеко от предполагаемого убежища Мстителя-Законника, но нужный остров с одиноким строением все еще было видно — минут за десять доберемся, если этот хитрожопый опять что-нибудь не учудит.

— Куда плыть надо, уважаемый?

— Давай пока греби вон туда, — я махнул рукой, продолжая держать его на мушке, — Как доберемся до островов, скажу точнее.

— Грести зачем? Мотор есть, соляра есть — лодка сам плыть будет.

Что там у меня в арсенале имеется? Пара пистолетов, обрезанный «Калаш», моя швабра-дубинка, пара наручников и стандартный шокер контактного действия.

Маловато будет. Хотя, вон, спецназу и гранатометы не помогли — они его даже не помяли и не разозлили. Так, слегка огорчили, не более того.

— Вон туда давай, к правому острову. Только подальше от сарая. Видишь дерево кривое? К нему причаливай…

Грустный лодочник в точности выполнил мои указания. А когда он вытащил нос лодки на берег и привязал ее к березе, то включил на лице искренность, терпение и понимание, и затараторил:

— Ты иди, друг. Рубэн тебя здесь ждать будет. Тихо сидеть будет, природа любоваться, птица слушать, рыба смотреть.

— Конечно будет, куда же он денется, — ухмыльнулся я, — Вылезай.

— Зачем вылезай? Куда вылезай?

— Живо, я сказал!

Стрелять было нельзя — еще услышат в сарае. Провоцировать этого горца на всякого рода раздражающие вопли и крики тоже.

— Чем быстрее я заберу свои бабки, тем быстрее расплачусь с тобой и мы отсюда свалим. Так что давай, пошевеливайся…

Не знаю, убедила его моя речь или болезненные тычки стволом пистолета в бок, но уже через две минуты я приковал его наручниками к дереву метрах в 10 от лодки. Переключил очки в режим металлоискателя и осмотрел пленника:

— Давай сюда нож, зажигалку, ключи от лодки и мобильник.

Собрав все это барахло, запихал его к себе в рюкзак.

— Жди тут, никуда не уходи. Минут через пять-десять вернусь, так что и соскучиться не успеешь…

— Лан марды, очкхари орд’эу шнагиль! — неразборчиво забормотал тот себе под нос что-то не то на армянском, не то на грузинском.

— И это… ноги держи сухими, а то простудишься…

Напутствовав своего нового «друга», я отправился в сторону дощатого домика, того самого, вокруг которого обнаружил остаточные следы присутствия чего-то или кого-то сверхъестественного. Вот будет смешно, если там обнаружится какая-нибудь аномалия, и я влезу прямо в нее.

Правда, хвала моей «несъедобности», на фарш меня не пустят, но какой-нибудь хобот или третью руку к неприличному месту приделать могут запросто.

Или там засела семейка кошек-телепортаторов, рыдающих по своей пропавшей младшей сестренке, которая сейчас вылизывает себе задницу в центре Иркутска. Возможно даже, что именно на моей кровати, зараза мелкая…

Развлекая себя подобными не шибко интеллектуальными задачками, я подкрался к сараю и заглянул в щель между досками.

Бинго!

Мститель собственной персоной, стоит в самом центре, аки железная статуя «Я Есть Закону».

Может, это просто пустой доспех, а сам хозяин выбрался из них и, например, нужду справляет где-нибудь вне моего поля зрения?

— Входи, или будешь уничтожен, — громыхнула знакомым синтетическим голосом эта груда металла, еще секунду назад казавшаяся совершенно безжизненной.

— Это вы мне? — на всякий случай уточнил я.

— Да. Двери открыты.

Ну, грех отказываться от такого любезного приглашения. Так что я обогнул сарай и вошел через приветливо приоткрытые ворота. Ага. Вот и лодка, на которой он сюда добрался.

— Ты один из тех, что устроил на меня западню, — не спросил, а уверенно заявил киборг.

— Есть немного такое, — чего уж скрывать-то?

— Вы шли по моему следу.

— Угу.

— И ты пришел один.

— Не совсем. Там снаружи меня ждут.

— Ты пришел без подмоги и своих друзей.

— Вот это уже ближе к правде, — согласился я.

— Зачем?

— Ну… наверное, чтобы поговорить…

— Тогда для чего тебе оружие?

Я опустил взгляд на свою руку, в которой по прежнему сжимал пистолет.

— Ты про это? Да это просто… оплата за проезд… Могу убрать, если так ты себя будешь чувствовать спокойнее.

— Мне все равно. О чем ты хотел поговорить со мной?

— О жизни и смерти. О порядке и хаосе. О том, что убивать людей нехорошо и о том безобразии, которое ты творишь и называешь правосудием…

— Я. Есть. Закон.

— Да фигушки. Ты сам себя назначил на роль судьи и палача, и убиваешь тех, кого и без тебя бы прекрасно выследили, поймали и приговорили. Не к смертной казни, конечно — в этом отношении наша судебная система несовершенна.

— Она неэффективная. Неповоротливая. Продажная. Прогнившая. Устаревшая…

— Эй-эй, я и так верю, что у тебя там встроенный словарь синонимов. Ну и что? Что ты предлагаешь взамен, а?

— Неотвратимость наказания, беспристрастность и справедливость для всех, кто нарушает закон!

— Кстати, мне вот интересно — ты отвечаешь за нарушение закона по каким-то конкретным статьям, или в принципе мочишь всех подряд? Допустим, муж ударил жену во время ссоры. Или кто-то превысил скорость?

Киборг не ответил.

— А что будет, если ты ошибешься, а? Ты ведь не собираешь улики, не устраиваешь допросы — просто приезжаешь на место преступления и мочишь всех, кого подозреваешь. Вдруг однажды преступник уже успеет скрыться, а на его месте окажется кто-то невиновный и «бах!» — получит от тебя заряд правосудия прямо в лоб?

— Я. Есть. Закон. Я никогда не ошибаюсь.

— Да ну брось. Даже самые совершенные программы иногда дают сбой. А ты, как я понимаю, хоть и мутант в жестяных побрякушках, но все же — живой человек.

— Я знаю людей. Я вижу людей насквозь. Чувствую их помыслы и стремления. Именно так я и понял, что вы устроили для меня западню, и там не было никаких грабителей. И вообще обычных людей ни в магазине, ни на улице возле него.

Ага. Вот оно, значит, как. А этот Мститель крут, ничего не скажешь. Если, конечно, он не врет и ему не «стучит» кто-нибудь из Управления про все наши спецоперации — такой вариант тоже исключать нельзя.

— Выходит, ты у нас киборг-телепат? Охуенная суперспособность! И даже не одна, как я понимаю… Здорово. Нет, я серьезно: получается ты — самый настоящий супергерой. Даже мысли мои можешь прочитать и убедиться, что это правда.

— Ты не лжешь.

— Жить хочу, — я вымученно улыбнулся, — Еще не хватало, чтобы ты меня сейчас приговорил за дачу ложных показаний.

— Теперь, когда ты понял, кто и что я есть, ты согласен, что вам лучше не вставать на пути правосудия? Иначе те, кто был над законом, окажутся под ним.

С этими словами Мститель поднял закованную в металл ногу и с силой опустил ее на стоявший рядом ящик. Тот с хрустом и треском разлетелся в щепки.

— Угу. Наглядно, убедительно и даже немного смешно. С пафосом, правда, есть некоторый перебор, но я так понимаю, что это твоя супергеройская концепция.

— Ты напрасно иронизируешь.

— Это нервное, извини. Хорошо, тогда давай ближе к делу: ты когда начнешь нормально работать, а не бегать по улицам со стволами наперевес и повышать уровень энтропии в мире?

Наступила тишина. Наверное, никто до сих пор так с этим стальным ублюдком не разговаривал. Впрочем, а чего с ним нянчиться-то? Не маленький уже — вон, под три метра вымахал.

— Я тебя не понимаю.

— Уф-ф-ф, как же с тобой тяжело! Вот скажи, чем ты занимаешься?

— Караю преступников.

— Не-а. Ты приезжаешь на место уже случившегося преступления и раздаешь пиздюлей правым и виноватым… Ну, хорошо — только виноватым. Вершишь, так сказать, правосудие во имя закона. Верно?

— Если выделить суть сказанного, без унизительных метафор и словесной эквилибристики, то да.

— Угу. А знаешь, чем еще занимается полиция? Она не только расследует преступления, но и старается их предотвратить! Не допустить всех этих ограблений, убийств на бытовой почве, изнасилований и похищения детей. Сотрудники органов ведут наблюдение за уголовниками, выискивают потенциальные источники проблем, ведут работу с населением, смотрят, чтобы детишки не подсели на какую-нибудь дрянь и так далее… Твои возможности — да им бы в руки! Знаешь, как сразу преступность упала бы?

— Я тоже предотвращаю. Мертвый преступник больше никогда не нарушит закон. Значит, граждане могут спать спокойно.

— Эх ты, голова две антенны — ничего так и не понял.

Мститель снова завис, раздумывая.

Наконец, он издал довольное (как мне показалось) жужжание и вскочил:

— Кажется, до меня дошло! От моих действий жертвам не становится лучше, потому что преступление уже было совершено.

— Эм-м-м…

— Но я могу использовать свои способности для того, чтобы никто не пострадал. Предотвращать насилие еще до того, как оно случится.

— Бинго!

— Спасибо тебе. Ты раскрыл мне глаза на мое истинное предназначение. Мой дар дан не для того, чтобы карать преступников за совершенные злодеяния. Я буду убивать их еще до того, как они исполнят задуманное! Уничтожать семя зла еще до того, как оно пустит корни и даст побеги!

Упс.

Кажется, я только что сотворил какую-то прямо таки неебически стремную хуйню…


"Награда" для переговорщика


Я смотрел на него и не верил, что все это происходит на самом деле. Я же просто прикалывался! Нес всякую чушь и тянул время в надежде, что придумаю какой-нибудь адекватный план. Или что подвернется удобный момент, чтобы начать действовать…

— С большой силой приходит и большая ответственность. Думаю, что я готов взвалить на себя это бремя! — продолжал тот сочиться пафосом, — Но тогда мне нужно будет и новое имя! — заявил Мститель, он же бывший Законник, — Что скажешь насчет «Охранителя» — звучит?

— Ужасно, — честно ответил я, — Ты бы еще Предотвращателем назвался. Или Спасителем.

— Нет, — киборг покачал головой, издавая металлический скрежет, — Вопросов религии и веры лучше не касаться — это очень конфликтная и провокационная тема.

— Кстати, а ты сам-то хоть крещеный? — попытался я выяснить хоть что-то об этом загадочном супере и его человеческой личности.

— Нет. Вроде бы нет...

— Меня Прохором звать. А тебя? Раз уж мы тут так мило общаемся, то можно было бы уже и познакомиться.

Но на мою неуклюжую провокацию он не поддался.

— Ликвидатор, Каратель? Нет, эти имена уже заняты. Может, Палач?

— Вроде тоже есть такой. Или нет?

Киборг ненадолго задумался и твердо заявил:

— Все, решено — буду Палачом. Он тоже выполняет свою работу, очищая этот мир от преступного мусора и человеческого отребья!

— Ну… Звучит круто. Пафосно и функционально, все как ты любишь, — не стал спорить я с двухсот-килограммовым бронированным ходячим арсеналом.

В руке новоиспеченного Палача появился пистолет. Кажется, до него наконец-то дошло, что пора ликвидировать лишнего свидетеля.

— Эй-эй! Я ведь помог тебе новое имя выбрать! Неужели в тебе не осталось ни капли человеческого, а?

— Спасибо за помощь и за то, что указал мне на мое истинное предназначение, Прохор.

Таки запомнил, ведро с болтами и микросхемами.

— И в благодарность за это прими от меня…

«Джиу-у-у»…

Что-то обжигающе раскаленное вонзилось в мое правое плечо, чуть пониже ключицы. Размером примерно с мизинец, оно прожгло плоть и скрылось в глубине моего тела, оставив после себя неровное шестигранное отверстие.

— …этот имплант. Я называю его «пеленгатор», и с его помощью ты всегда сможешь позвать меня на помощь, если угодишь в беду или на твоих глазах будет свершаться преступление.

— С-с-с… — прошипел я, морщась от боли и не решаясь применять свои способности, чтобы избавиться от нее.

— Не нужно благодарностей, я просто служу Закону.

— С-с-сука, ну вот нахуя такое делать, а? Ведь нормально же общались! И что это еще за варварские импланты-пеленгаторы, если Бэтмен давно придумал куда более зрелищный и безболезненный способ — светить прожектором в небо!

Я не особо следил за своими словами, да и смысл, если этот Палач умеет читать мысли?

— Теперь я вынужден покинуть тебя, Прохор.

И он вышел. Причем, прямо сквозь хлипкую дощатую стену сарая. Вот только, в отличии от мультиков, пробитая его стальным телом дыра по контуру ничуть не напоминала самого Палача-Законника-Мстителя. Обычная неровная хрень три на два метра…

— Пидарас! — крикнул я вслед, убедившись, что тот достаточно далеко отошел и не сможет меня услышать.

Где-то взревел двигатель заводящейся моторной лодки, а потом звук работающего мотора начал стремительно удаляться. Ну, зато хоть понятно, что ни летать, ни плавать, ни даже ходить под водой иркутский киборг еще не научился — и то слава Великому Конструктору, да чертится имя его на спецификациях во веки веков…

— Ну что, ты там уже закончил? — раздался в голове голос Шизы.

— Закончил что? — не понял я.

— Свидание своей с железной «буряткой».

— Вы что — за мной следили?

— Пф, сдался ты нам, извращенец. Вместо того, чтобы нормальную резиновую куклу в секс-шопе купить, наш Уборщик запал на киборга-убийцу, — объявился в «эфире» и Физик.

— Просто хотели убедиться, что с тобой все будет в порядке. И, кстати, на будущее. Ты перед такими отлучками хоть предупреждай своего куратора, чтобы я детонатор отключала. А то захочешь однажды в кино с настоящей девушкой пойти, и как-то неудобно получится, когда посреди сеанса твоя голова вдруг окажется у нее на коленях отдельно от тела…

Бля-я-я-я! А я ведь реально забыл про эту штуковину в своей шее!

— Спасибо.

— Надеюсь, у тебя для нас хорошие новости?

— Так вы ведь сами все слышали…

— Нет. Он заглушил сигнал, как только ты оказался внутри сарая.

— Ну… Новости, скажем так, разнообразные, — уклончиво отозвался я.


Внимание! Обнаружен повышенный уровень эндорфинов!


Боль почти ушла, и стало полегче. Активировать усиленную регенерацию я не стал: во-первых, рана и так уже начала затягиваться, а во-вторых, еще не понятно, как и чем шкалу этой самой регенерации нужно восполнять. Кстати, я реально дебил: надо было спросить у Дока! Раз уж это не единственный случай, то он наверняка знает куда больше моего…

А вот интересно, это «заглушил сигнал» относится только к кураторской способности следить за своими подчиненными, или и к дистанционному управлению детонатором тоже?

— Эй, ты там жить решил остаться, что ли? Будешь выращивать картошку и коноплю на необитаемом острове вместе со своим армянским Пятницей?

— Да иду я, иду.

С другой стороны, может, ничего страшного и не случилось, и Палач действительно будет предотвращать преступления еще до того, как они произойдут? Меньше жертв среди людей, а грабители и насильники будут бояться даже подумать о преступлении — разве это плохо?!

Как же я тогда ошибался!


ЭПИЗОД 10. Отряд Неудачников и криминальные войны


Натужно скрипнула входная дверь.

Запоздало тренькнул колокольчик, возвещая о приходе нового посетителя. Совершенно бесполезный «портье», который и срабатывает далеко не сразу, и перекричать жуткий скрежет, издаваемый проржавевшими петлями, не в силах.

Девушка за прилавком со вздохом закрыла лежавшую перед ней «Сексологию и Сексопатологию» и прикрыла ее журналом, на котором красовалась деваха с крупной силиконовой грудью. Хотя, чего уж там — почти 80% обложки занимали просто огроменные сиськи, тайный предмет вожделения большинства мужчин и приличного количества женщин, которых природа в этой области обделила.

Посетитель не особо торопился войти в магазин: то ли смущался, то ли увлекся рассматриванием «веселых картинок», висящих на стене коридора. Незатейливое содержание которых не сильно отличалось от того, что было на обложке лежащего перед девушкой журнала.

Впрочем, а что еще должно висеть в обычном секс-шопе?

Уж явно не репродукции классиков «Ренессанса».

Наконец, у входа в торговый зал раздались осторожные шаркающие шаги.

Покупатель был один, как оно чаще всего и бывает. По опыту Алисы, смущенно хихикающие парочки — самые редкие гости, и обычно сюда ходят именно одиночки.

Мужчина. Худой, в длинном плаще — и это в середине далеко не по-весеннему жаркого апреля!

А значит, скорее всего, это один из тех извращенцев, что хоть и крайне редко, но все же заглядывают на розовый огонек магазина, «укрепляющего семью». То бишь продающего резиновые письки, наручники, презервативы и прочие атрибуты здорового и не очень секса.

Бегающий взгляд масляных глазок, руки в карманах — ну точно, стопроцентный изврат!

Девушка нащупала рукой лежащий под прилавком баллончик с перцовым газом и мысленно приготовилась пустить его в ход. Впрочем, вряд ли до этого дойдет: подобные типы обычно безопасны, и кроме как трясти своими причиндалами, мало на что способны.

— Д-девушка, — наконец, заговорил посетитель, — А можно мне взг-глянуть н-на…

И он кивком головы указал на объект своего интереса.

Даже не объект, а объектище! 25-ти сантиметровый дилдо провокационно-черного цвета, якобы слепок с «оригинала» какого-то там известного порноактера.

Алиса едва заметно улыбнулась — самыми уголками губ.

— Цвет вас устраивает? — лениво поинтересовалась она, — Есть такие же, но в более классических вариантах.

— Ус… устраивает, — быстро кивнул эксгибиционист и опустил взгляд в пол.

С другой стороны, а с чего это она вдруг решила, что перед ней именно извращенец? Может, обычный гей, который ищет себе партнерозаменитель на ближайшие пару ночей.

Плащ не по погоде?

Ну, приспичило дядечке, вот он и выскочил пробежаться до магазина в первом, что под руку попалось. Или наконец-то уломал свою консервативных нравов жену на «особенный секс» после двадцати лет традиционно-интимных отношений без света и под одеялом…

— Оплата безналичная? — заученно поинтересовалась девушка.

А сама мысленно взмолилась: «Только бы у него при себе была карта!»

Ну не любила она брать деньги из рук… таких вот типов. Вон, у нее даже пачка гигиенических спиртовых салфеток специально для подобных случаев припасена.

— Д-да, сейчас… я только… Еще чуть-чуть посмотрю, — снова засмущался незнакомец и принялся разгуливать вдоль стеллажей с товарами.

Алиса разочарованно вздохнула: судя по всему, он и не собирался ничего покупать, потому что бродил по магазину бессистемно и не отдавая предпочтения чему-то конкретному. Просто ходит и смотрит, затягивая время и набираясь смелости для…

Она покрепче сжала в руке баллончик и вздрогнула, когда снова скрипнула входная дверь.

Пальцы ее разжались: чтобы там не задумал этот извращенец, вряд ли он посмеет что-то сделать в присутствии других покупателей. Не та порода.

— Мы скоро закрываемся! — повернулась Алиса к распахнувшейся двери.

И снова схватилась за бесполезный баллончик.

Потому что в магазине объявилась проблема куда посерьезнее, чем одинокий любитель поразмахивать вялым писюном перед лицом испуганной девушки.

— У нас санитарный день, — пискнула она, делая шаг назад.

Алиса бросила взгляд в сторону извращенца, надеясь хотя бы на моральную поддержку, но тот даже не замечал, что происходит совсем рядом. Он пялился на постер c обнаженной «милфой», стоя спиной к прилавку, а его правая рука скрылась под плащом, который при этом ритмично подергивался.

«Значит, не гей», — промелькнула неуместная мысль.

— Так я и есть «санитар», — голос второго посетителя гулким эхом разнесся по залу, — Исцеляю мир от мерзких паразитов и вредителей, вроде этого.

Закованная в металл фигура развернулась, и мощная рука вытянулась в сторону извращенца с характерным звуком работающего сервопривода.

— Ты обвиняешься в желании совершить акт насилия над этой девушкой! Приговор окончательный и приводится в исполнение здесь и сейчас.

— А? Что?

Мужчина в плаще обернулся и испуганно отшатнулся.

Он, как и девушка, тоже узнал героя всех последних новостных каналов Иркутска.

Киборга-убийцу, называющего себя то Мстителем, то Палачом.

— К-какое еще н-насилие? — залепетал извращенец, — Ч-чем? У меня тут вот, сами смотрите — все н-на полшестого…

И он распахнул полы плаща, под которым действительно не было одежды. Совсем. В общем и целом открывшееся невольным зрителям зрелище оказалось весьма удручающим.Алисе даже стало жалко этого несостоявшегося насильника — совсем чуть-чуть.

Одна из бронированных пластин на правом бедре киборга сдвинулась в сторону, и из открывшейся ниши выскочил пистолет, ткнувшись черной рукоятью прямо в подставленную ладонь.

— Эй-эй, н-не надо! Никого я не собирался насиловать и вообще уже ухожу! У меня кошка дома одна, некормленая, — затараторил извращенец, запахивая полы плаща и пятясь.

Но он почти сразу наткнулся спиной на стеллаж с выставленными на полках членами.

Два десятка вибраторов разных цветов и размеров закачались туда-сюда в своих подставках, словно громадные указательные пальцы, грозящие, мол, смотри у нас!

— Я. Есть. Закон! — рявкнул киборг.

«Чпунь», — негромко, почти робко «сказал» ствол направленного на перепуганного мужика пистолета.

И во лбу несостоявшегося насильника появилась аккуратная черная дырочка.

Убийца развернулся к прилавку и отдал честь девушке:

— Преступник ликвидирован. Хорошего вам вечера гражданка… Алиса, — прочитал он имя на бэйджике.

И ушел, громыхая своими металлическими ногами по каменному полу.

На котором остался лежать полуголый мужчина в потертом старом плаще, а под ним медленно расплывалась лужа густой темной крови.

Глава 1. Разбор полетов

— Ай! Говорю же больно!

Я с силой оттолкнул от себя Химика, который тыкал в безобразный рубец на моем плече какой-то металлической штукой, отдаленно напоминающей пинцет.

— Вот, держи…

Объявившийся с кухни Физик протянул нашему «эксперту» здоровенный кухонный нож.

— Эй-эй, вы чего! Ребята?

— А ты хочешь, чтобы мы оставили эту хрень внутри тебя?

— Нет, но… Давайте в нормальную больницу поедем, что ли? Эта штука даже не стерильна!

Физик задумчиво почесал затылок. Шумно выдохнул и сделал глоток прямо из бутылки коньяка, которую он сжимал в руке, затем дыхнул на лезвие ножа и довольно улыбнулся:

— Все! Продезинфицировал. Можно резать.

— Нельзя меня резать. А вдруг она рванет?

Шиза, до этого спокойно листавшая одну из местных газет, отложила ее в сторону и вступилась:

— Уборщик прав, лучше эту штуку не трогать, чем бы она ни была.

— Это имплант, — подсказал я.

— Хуянт, — Химик ухмыльнулся, — Тебе ее не имплантировали, а просто всадили, нарушая все медицинские предписания и меры предосторожности. Или когда ты на кнопку жопой садишься, то появляется надпись «Имплантировано новое устройство»?

Бля! Уборщик, ты реально дебил! У тебя же есть микрочип с интерфейсом!

Я открыл окно своего «персонажа», вкладку, где отображались надетые предметы.


Черная рубаха злодея.

Черная футболка злодея.

Черные дырявые брюки злодея.


Проклятье! И впрямь, сзади слева обнаружилась дыра и свисающий лоскут вырванной ткани. И когда только успел? Наверное, это все те колючие кусты на острове…


Черные дешевые кроссовки, подделка под «Адидас».

Серые трусы-боксеры, б/у.


Надо бы в душ сходить и белье поменять. И в магазин, за нормальной обувью.


Черная балаклава террориста (в кармане).

Электронное устройство неизвестного назначения (имплантировано).


— Мда. Вот уж действительно, «непонятная хрень», — прокомментировал я свое открытие.

— Что, в интерфейс залез? Так у микрочипа база данных только из тех предметов, которыми пользуются агенты или что были созданы на нашей Базе. А чего в памяти нет — того он и не знает.

— И что делать? Вдруг она рванет?

— Скорее всего, при помощи этой штуки Мститель может отслеживать твое местоположение. Возможно даже, что и подслушивать все наши разговоры.

— То есть…

— То есть с этого момента все важные беседы в присутствии Уборщика ведем только через Коммуникатор, — командирским тоном объявила Шиза.

— Ну и детонатор тоже может быть встроен, — продолжил Химик, но теперь его голос звучал внутри моей головы, — Он не сказал, как именно нужно его вызывать?

— Неа. И, кстати, теперь наш киборг называет себя Палачом, а не Мстителем. Новый имидж, новое прозвище…

— Угу. И новая жертва. Видали?

С этими словами вошедшая в комнату Мистик включила телевизор, по которому как раз шли новости. Картинка на экране была частично размыта цензурой. Оно и не удивительно — съемки велись в каком-то секс-шопе, так что все неприличное, попадающее в кадр, маскировалось.

То есть вообще практически все.

— Звук?

— …у вас есть версия, почему этот робот вас не тронул? — обращался журналист к довольно симпатичной девушке с дредами, на груди которой красовался бейджик продавца интимных товаров.

— Так ведь я ничего плохого не сделала, — пожала та плечами, — Но перепугалась, конечно. Я же не знала, что он за этим психом пришел.

И камера переместилась куда-то вниз, показывая огромное размытое пятно на полу.

— Он его что, расплющил? — удивился я.

— Неа. Просто там валяется голый извращенец с дыркой во лбу. Люди Корнеева уже на месте, так что скоро получим всю информацию. Да, Сергей, спасибо, держите нас в курсе…

Шиза отложила в сторону телефон.

— Уборщик не соврал: теперь этот Иркутский Робокоп требует называть себя Палачом, и убивает за одни лишь преступные мысли, еще до совершения самого преступления. И, кажется, сегодня он спас эту девку от изнасилования…

Камера как раз взяла крупным планом лицо «продавца-консультанта Алисы», как гласил ее бэйд. И в глазах девушки можно было прочитать что угодно, но только не страх…

— Блядь, ну вот почему, как только за дело берется Уборщик, так непременно что-нибудь ломается, а? Даже если это мутант-убийца в доспехах Стального Человека? — возмутился Физик.

— Почему сразу «ломается»? — возмутился я, — Может, наоборот, я его починил? Вон, сегодня наш рыцарь в кибернетических доспехах девушку спас. А не заявился, как обычно, когда все уже самое стремное случилось, нести свое никому не нужное возмездие во имя Илона Маска.

— Во имя Луны, — поправил меня Химик, наш эксперт по аниме.

— На девочку-волшебницу он что-то не сильно похож. Может, его вообще Николай Петрович зовут, и это счастливый отец пятерых детишек?

— Счастливые отцы не бегают по городу в техно-броне, убивая сексуальных маньяков.

— У каждого свое понятие о счастье.

Пустую болтовню прекратила Шиза, громко стукнув ладонью по столу:

— Отставить базарный треп! Итак, на повестке дня у нас три вопроса...

Мы повернулись к куратору, изображая самых внимательных слушателей. При этом Физик пнул меня ногой под столом, и я ответил ему тем же. Завязалась подстольная потасовка…

— …Первый, что делать с херней, которую Палач запихал в нашего Уборщика. Второй, как нам теперь ловить киборга, который появляется еще до того, как совершится преступление и вообще, как выяснилось, гребанный телепат.

— И, скорее всего, может нас подслушивать и знает, где мы находимся, — напомнила Мистик.

— Именно. Ну и третий: ты какого хера поперся к нему один, не сказав нам ни слова, а?!

Упс, кажется, это мне…

— Я же вам сказал, что иду на встречу…

— С девушкой! И, кстати, актер из тебя паршивый. С твоим талантом разве что доверчивых подслеповатых старушек разводить, представляясь слесарем из ЖЭКа! Ах да… Ты же, кажется, именно этим и занимался до того, как попал к нам, верно?

Кажется, мамочка-Шиза разозлилась не на шутку.

— Вообще-то, напоминаю, он меня чуть не убил, так что у нас с ним личные счеты.

— Как и всех нас! Но почему-то Физик не бежит с ним на свиданку…

— Так у меня же с Анечкой все чики-пуки, джиги-дзаги, — влез тот, о чем тут же пожалел.

— А ты вообще молчи. Как самый старший и опытный в отряде, ты первым должен был догадаться, что учудит это поломойное недоразумение!

Как бы дело не дошло до рукоприкладства. Вон, как у этой стервочки глазищи-то сверкают!

К счастью, помощь пришла, откуда не ждали.

От Шефа.

Который совершенно бесцеремонно влез на канал нашего отряда, заглушив всех остальных Неудачников. Даже и не думал, что такое возможно, а вот остальные ничуть не удивились: видать, не первый раз сталкивались с подобным самоуправством нашего Великого и Ужасного.

— …Палача нужно брать живым. И сперва выяснить, где находится его аномалия, и только тогда ликвидировать.

— Здрасьте, — поздоровался Физик.

— У него как минимум три способности, и все они — связаны в единый комплекс «супергероя». А может и больше. Таких аномалий попадается хорошо, если одна на тысячу.

Ого. Выходит, наша Жопо… Мясорубка — уникальное явление?

Тысяча аномалий.

Тысячи мутантов.

Тысячи психов и уродов, обладающих всевозможными суперспособностями.

Цифры прозвучали весьма впечатляющие. Да пара-тройка Джиннов или «решал» могут запросто перекроить весь наш мир на свой лад, если захотят!

— Три? Броня, телепатия и …? — удивилась Шиза.

— Гаджет, который получил Уборщик, не относится ни к одной из них, а значит, есть еще что-то, о чем нам не известно.

Ай да я, ай да молодец!

— Извлекать его не стоит. Не знаю, умышленно или специально, но Палач дал нам средство, с помощью которого его можно заманить в ловушку.

— Пробовали уже, — вздохнул Физик, — Этого чурбана железного никакой калибр не берет. Не ядерным же фугасом по нему шмалять, в самом деле.

— Есть еще «Ти» варианты, — возразил Химик.

— В смысле?

— Методы, которыми убивали Терминаторов: жидкий азот, заводской пресс, расплавленный металл.

— Ты же про кино сейчас, да? — уточнил я, — Ты же в курсе, что это все фантастика, выдумка сценариста и вообще было не по-настоящему?

— Ха-ха-ха…

— Отставить разговорчики! — рявкнул Шеф, чего раньше за ним не водилось, — Уборщик, как ты нашел его убежище?

— По оставленному следу. У сильных мутантов он держится минут десять-двадцать.

— Но ведь у твоего умения таймер секунд десять?

— Двенадцать. Но я освоил один хитрый фокус…

И мне пришлось подробно рассказать про свои эксперименты в самолете, и про искусственное продление времени действия суперспособностей.

— Ого! — похоже, я сумел произвести впечатление на Шефа, — А с другими твоими умениями этот трюк работает?

— Не пробовал.

— А надо бы.

Тут и возразить нечего: растянуть мой пятисекундный адреналиновый «овердрайв» хотя бы в два-три раза — уже вполне себе чит. А если в десять раз? Главное, не сдохнуть в процессе таких экспериментов от истощения или от перегрузки.

— Шеф, — вспомнил вдруг я, — Можно вопрос?

— Давай, только быстрее. На таком расстоянии связь поддерживать… сложно…

— Шкала моей регенерации — от чего она зависит, как ее можно восстанавливать?

— Тебе нужно хорошо и регулярно кушать.

— В смысле?

— Ускоренный метаболизм требует больше энергии и «строительного материала» чтобы исцелять твои раны. Обильное питание с повышенным содержанием белков и минералов.

Да ладно? Неужели ларчик открывался настолько просто?

— Необходимую литературу возьмешь у Дока, когда вернешься. Все. Отбой.

Опять читать нудные книжки? Я и так отлично справляюсь! А уж в том, чтобы больше жрать, и вовсе нет никакой хитрой науки. Наливай да пей. В смысле, пихай в рот да глотай.

— Ах да, совсем забыл, — снова вернулся в эфир голос Шефа, только теперь звучал он вдвое тиши и словно бы медленнее, — Что там с вашим котенком-мутантом?

— Ничего, — отозвалась Шиза, — Не было времени на эксперименты.

— Мистик, займись этим. Под твою ответственность.

Наступила тишина, в которой особенно отчетливо прозвучал печальный вздох гадалки. А вот Физик, напротив, довольно осклабился:

— Ну подруга, раз ты отвечаешь за блохастика, значит, и те какашки, что я на своей кровати обнаружил, убирать тоже тебе. И, кстати, моя комната была заперта. Так что Уборщик в кои-то веки оказался прав: мы подобрали на помойке мутанта.

Очередной вздох, на этот раз со стороны Шизы и Химика.

Куратор положила перед улыбающимся мастером-ломастером сотенную купюру.

— Можно, я тебе на карту переведу? — махнул пустым бумажником студент, — По курсу.

— Не-а, сам же знаешь: спорим только на хрустящую наличку с мордами пиндосских президентов. Так что давай, метнулся ужиком до банкомата. И заодно прихвати по пути пивка. На все. Только смотри, не надорвись…

И Физик сунул ему в карман выигранные только что (за мой счет!) сто баксов…

Глава 2. Напряжение нарастает

— Слушай, а как далеко это твое чутье работает? — пристал ко мне Химик, когда я уже собрался покинуть комнату.

— А что?

— Я вот чего думаю. Это же можно тебя привязать к вертолету и прокатить над городом, на бреющем полете. Чтобы ты своими супергляделками все аномалии и всех мутантов обнаружил!

— Себя привяжи да покатай.

— Нет, ну а если серьезно?

— Во-первых, радиус все равно слишком маленький, а во-вторых, я не могу видеть сквозь препятствия. К тому же, самый четкий и долгий след остается сразу после использования суперспособностей.

— Но это же лучше, чем совсем ничего.

Я изобразил глубокую задумчивость, а потом задал встречный вопрос:

— Слушай! А если тебя привязать к швабре, заставить высунуть язык и быстренько пробежаться по комнате туда-сюда — ты же быстрее улики найдешь, чем обычно, да?

— Злой ты, Уборщик…

— Угу. Потому что не трахаюсь, помню-помню.

Добрую половину дня мы с Неудачниками просто сидели на попе ровно, открыв глаза, уши и принесенное Химиком пиво. Ютуб, телевидение, радио, регулярные звонки-отчеты Корнеева — словно пауки, мы сидели в центре паутины информации о новых бесчинствах Палача. И пытались анализировать эти данные.

Места, где он чаще всего появлялся, хронологию и очередность совершаемых им «казней», мотивы и характер предотвращенных преступлений — все, что могло хотя бы теоретически натолкнуть нас на мысль, как и когда он выбирает следующую жертву своего «возмездия».

— Бред какой-то! — в очередной раз не выдержав, вспылил Физик и выключил телевизор, — или он научился летать, или телепортироваться, или их как минимум трое!

— Расслабься, выпей пивка и включи мозги, — назидательным тоном заговорила Мистик, — Это же телевизор! Пока журналисты прибудут на место, пока снимут материал, привезут на студию, там его смонтируют, найдут ближайшее окно в эфире… Кто-то успевает уложиться и за час, а кому-то нужно два дня, чтобы выпустить «горячие и шокирующие новости об очередных бесчинствах Иркутского Потрошителя»!

— Палача, — машинально поправил я ее.

— Ты это «Байкал-ТиВи» объясняй, а не мне…

Полиция пасовала точно так же, как и мы. Да, к ним оперативно поступали звонки от жителей города, которые видели нашего неуловимого киборга. Но как понять, кто действительно стал очевидцем его деяний, а кто просто хочет денег и славы?

Да-да, за информацию о местонахождении Палача была объявлена награда, а сам он — официально в розыск. Потому как скрывать его бурную деятельность по наведению «порядка» в Иркутске стало совершенно невозможно.

Если раньше он «катался» по местам уже случившихся преступлений, всего на шаг, а то и на полшага опережая полицию, то теперь действовал на опережение. А предсказывать, кто и где еще только планируется нарушение закона, наши бравые служители закона еще не научились, в отличие от Палача.

И, главное, киборг еще ни разу не ошибся! Все его жертвы, так или иначе, оказывались «неблагонадежными элементами» — имели судимости или справки, и было лишь вопросом времени, когда они снова преступят черту закона.

У наркомана, застреленного им в магазине, при себе обнаружились пистолет и маска. А вот с деньгами было туговато, так что он туда явно не за «Кириешками» пришел.

Два подростка, попросивших закурить у гражданина Н. в темной подворотне, были вооружены кастетами и обрезками труб. А еще сильно «подогреты» алкоголем, и оба уже имели судимости за разбойное нападение.

Гражданка Зюкина совсем не по ошибке добавила ядовитых грибов в суп, которым собиралась угостить ненавистного мужа, собиравшегося все свое имущество, включая трешку в центре Иркутска, завещать любимой дочери.

Пьяного водителя грузовой «Мазды» Палач пристрелил за минуту до того, как тот должен был въехать в витрину торгового центра.

И так далее, и тому подобное.

Случись со всеми ними что-нибудь менее заметное, чем двухметровый стальной киборг, вооруженный пистолетом-пулеметом среди бела дня — все бы только перекрестились и вздохнули с облегчением. Подумаешь, еще одним мерзавцем стало меньше, наконец-то Господь воздал ему по заслугам.

Но вместо Бога у нас по городу разгуливал Палач, а вместо небесных молний и сердечного приступа — пули девятого калибра, чаще всего выпущенные точно в лоб жертвы. Которой, разумеется, перед этим громко и пафосно зачитывался приговор.

При свидетелях, между прочим.

Даже если сама мишень была не в состоянии этот самый приговор услышать, потому что была обдолбана в хлам или ей мешал звук бензопилы, режущей дверь, за которой прятался плачущий от страха ребенок.

И с каждым новым случаем Шиза мрачнела все больше и больше.

Шила, как известна, в мешке не утаишь.

Но куда сложнее скрыть от людей факт существования здоровенного киборга, с удовольствием мелькающего перед видеокамерами и фотоаппаратами. Да-да, он выключил свое маскирующее поле, или что там у него раньше портило все записи и не позволяло снять Палача на видео.

— Такими темпами он скоро интервью давать начнет, — комментировал Физик очередные новости о появлении Палача.

— Хорошо бы. Тогда мы сможем притвориться журналистами и взять его, — заметил я.

— А ты что, с вашей прошлой встречи какие-то новые «взялки» себе отрастил?

— Нет. Но мы еще не пробовали его бить током и замораживать.

— Яму с кольями тоже не пробовали. И рояль на голову ронять.

— Ну вот! Было бы желание — а способы найдутся!

— Дебил ты, Уборщик… — вздыхал Физик, и на этом, как правило, наш очередной мозговой штурм заканчивался.

Ни о каком режиме секретности не могло быть и речи, столько фактов и материалов с доказательствами вываливалось в Интернет ежедневно. Не говоря уже о человеческой памяти — не знаю, где, как и сколько добывал Шеф средство, стирающее воспоминания, но уверен, что зачистить целый город Конторе не удастся.

Разве что сброшенной в самый центр Иркутска ядерной бомбой.

Шутка!

Это я на всякий случай. Вдруг Палач решит, что я всерьез обдумываю уничтожение города? Появится весь такой в сверкающих доспехах и ка-а-ак…

— А что Корнеев?

— Бесится, — коротко отозвалась Шиза.

Ну да. С него ведь начальство требует. А что он может сделать-то? Тут и вся Нацгвардия будет бессильна, даже сойдись они с Палачом в чистом поле. Только ведь киборга сперва нужно поймать или выманить в это самое поле.

Наш бравый полковник выдвигал одну идею за другой: и собрать всех «неблагонадежных» в какое-то одно место; и создать специальный «Думательный корпус» из числа полицейских-добровольцев, которые будут мысленно совершать самые ужасные преступления…

И боялся он не за звездочки на своих погонах — Корнеев боялся, что начнется война.

Настоящая, только не между странами, а между Палачом и теневыми хозяевами Иркутска. Потому как рано или поздно, но неутомимый и безжалостный киборг устанет от «бытовухи» и всерьез возьмется за настоящих преступников. И дотянется до криминальных баронов, воровских авторитетов и прочих «уважаемых людей».

А в том, что он дотянется — не сомневался никто.

Вот только и они спокойно сидеть не станут, дожидаясь, пока их перестреляют, а дадут отпор.

По крайней мере, попытаются.

И тогда город превратится в самое настоящее поле боя, чего Корнеев и его начальство всеми силами старались избежать.

Конечно, у нас было два надежных способа выйти на Палача, но один из них не нравился Шефу, а второй — мне. Способности к предсказанию Мистик, которыми ей запретили пользоваться, и имплант-гаджет, который сидит в плече одного скромного Уборщика-мутанта.

— Дело ясное, что дело темное, — после десяти часов такого «безделья» сделала вывод Шиза, — Нужно выходить в «поле» — сидя на попе ровно нам Палача не взять.

— Берем сачки и удочки? — традиционно схохмил Физик.

— Микрофон и видеокамеру. Нужно допросить свидетелей. А еще лучше — спасенных им жертв.

— Таких десятка два, не меньше, — заметил Химик, который записывал всю информацию, которую считал интересной или полезной.

— Убери случайных прохожих, темные места, всякую заброшку и... Точнее, даже не так: есть места, где его могли заснять видеокамеры? Особенно уличные?

— Банк, автосалон, магазин свадебных платьев и секс-шоп.

— Свадебный магазин? — удивилась Мистик.

— Секс-шоп? — почти одновременно с ней воскликнул я.

— Ну, вот и выбрали, кто куда пойдет. Физик, тогда на тебе пусть будет салон подержанных авто, ну а Химик идет в банк. Нам нужно выяснить, как Палач перемещается по городу, и по какому принципу выбирает мишени. Может, дело именно в потенциальных жертвах?

— Ясно. Работаем!

Несмотря на поддержку Главного Управления и некоторую финансовую свободу, предоставленную Базой, мы не обзавелись каждый личным автомобилем, так что добираться до места пришлось на такси. Впрочем, в незнакомом городе так оно даже удобнее.

И действительно, по указанному адресу оказался именно секс-шоп. Потому как вряд ли «магазином для укрепления семьи» назвали бы мебельный салон или магазин посуды. И уж тем более не стали бы вешать на него неоновую табличку «18+», в которой единица напоминает стоячий член, а восьмерка — пару сочных сисек.

Я расплатился с таксистом, заплатив ему втридорога. Потому что специально указал самый долгий маршрут к месту назначения с парой остановок.

У каждого из Неудачников свои методы работы.

Физик притворяется «своим в доску», этаким работягой с золотыми руками по локоть в масле и по колено в солярке. Сыплет шутками-прибаутками, уместно матерится и показывает себя реальным механиком-профи. Или электриком, хотя и реже — не прокачены у него эти скиллы.

Эффектная красотка Мистик обычно «косит» под журналистку или представительницу шоу-бизнеса. То молоденькая подающая надежды звездочка из категории «поющие трусы», то личная помощница какого-нибудь известного продюсера, вроде Рудковской или Фадеева, то главный редактор новой передачи для центрального канала.

Химик же может перевоплотиться в айтишника или технического эксперта почти в любой области . Компьютеры, интернет-телефония, системы наблюдения, «умные дома» и так далее: в своих узеньких очочках субтильный «студент» проникает в любые дома и офисы вдоль кабелей и витых пар — метафорически, разумеется.

Ну, с Шизой и так все понятно: она просто натягивает на себя наиболее подходящую личину. Чаще всего капитана Лавровой, волшебные «корочки» которой с легкостью открывают любые двери и развязывают языки.

И только у меня нет ни своих методов работы, ни каких-то «фишечек» и наработанных легенд и образов. Поэтому я решил действовать по старинке, как действовал еще в бытность свою домушником.

И за те 40-50 минут, что мы окружными путями добирались до места, я «сталкерил» очаровательную продавца-консультанта Алису, отыскав ее в «Инстаграме», на «Фейсбуке» и даже на сайте знакомств. Это совсем не трудно, если умеючи.

Самая лучшая случайная встреча — это заранее и тщательно спланированная.

Конечно, можно было действительно представиться журналистом и в очередной раз задать наверняка уже надоевшие девушке вопросы, и получить на них все те же дежурные ответы. Или даже смастерить на «Фотопринтере» какие-нибудь важные корочки и побеседовать «официально».

А можно и просто пригласить симпатичную девушку на кофе, прогуляться по набережной Ангары и пообщаться с ней в непринужденной обстановке.

Я открыл ее страничку на сайте знакомств.


«Была на сайте 13 минут назад».


Отлично!

Итак, как там обычно советуют начинать знакомство всякие пикап-мастера?


«Мистер П: Привет! А твои родители, случайно, не аргентинские плантаторы?»

[Отправить]

Глава 3. Свидание

В ожидании ответа, я пристроился в кафе неподалеку и заказал себе пару кофе с пирожным. Не то, чтобы мне так уж хотелось есть, но когда шалят нервишки, руки сами тянут в рот чего-нибудь сладкое. Ничего не могу с этим поделать. Помогает разве что наблюдение за работой Химика, и то ненадолго.

Видео, что ли, записать, как он по помойкам ползает, а потом все это облизывает и обсасывает?

Алиса, Алиса, Алиса…

В ее «Инстаграме» не было ничего необычного: природа, кофе, разноцветные прически, преимущественно с дредами, и собака. Пару раз мелькнул сигаретный дым и бутылки со стариной «Джеком».

Плохая девочка, однако.

Точнее из тех, что «любят выражать свою свободу в своем луке», или как там говорится? Пирсинг, татуировки, смелые эксперименты с прическами — мимо такой на улице точно не пройдешь. Девочка яркая, симпатичная, но не в моем вкусе. Впрочем, свидетелей убийства не выбирают, а тот извращенец в секс-шопе оказался самой первой жертвой.

На сайте знакомств тоже обычная анкета. Несколько самых удачных фоток, ищу «общение, дружбу, отношения, совместные путешествия». В интересах: «собаки», «психология» и «развитие».

Ну и короткая «осебяшка», согласно которой продавец-консультант по резиновым дилдам «…в сауны не ездит, за деньги не встречается, не хочет ни детей, ни замуж, а только радоваться жизни и найти достойного мужчину, чтобы делить радости и горести пополам»...

— Эй, уважаемый! — окликнул я официанта, — Не подскажете, где тут у вас ближайший зоомагазин?

— Без понятия, — пожал тот плечами.

Хам.

Гугл оказался куда сговорчивее, и обозначил пару вариантов в пределах 5-10 минут пешком.

Отлично!

Я зашел на сайт, проверить, отозвалась ли девушка. Если она меня проигнорирует, то придется придумывать новую личность, создавать для нее анкету и менять подход.

Есть ответ!


Алиса: ладно, сдаюсь! весь интернет облазила, но такого варианта подката не нашла!


Еще бы. Авторская разработка, как-никак. Я бросился на улицу, на ходу печатая ответ:


Мистер П: Ты отвечаешь: «нет».

Мистер П: А я говорю что жаль, потому что выиграл целый месяц бесплатного кофе на двоих в одной кафешке, и в одиночку мне с такой бедой не справиться, нужна помощь профи.

Мистер П: Потом, разумеется, у нас завязывается интересная непринужденная беседа.

Мистер П: И внезапно выясняется, что я выгуливаю собаку как раз неподалеку от твоего места работы.

Мистер П: А еще я совсем не против занести чашечку горячего ароматного кофе девушке, которая пол дня отстояла на ногах, даря людям всяческие радости.


Лаконичный ответ не заставил себя ждать:


Алиса: не поняла.

Алиса: мы что, знакомы?


Нет, но сейчас будем это исправлять.

Я влетел в ближайший зоомагазин, махнул кредиткой и ткнул пальцем в подходящий аксессуар. А пока продавец возился и упаковывал покупку, сделал несколько снимков кормов, лекарств от блох и всего прочего, что тут было — на случай возможных каверзных вопросов.

Не на телефон, разумеется, а при помощи приложения своего микрочипа.


Мистер П: Алиса, давай не буду ходить да около. Увидел тебя утром по телевизору и ты мне очень понравилась. Решил познакомиться, но заходить к тебе по… рабочим вопросам постеснялся, поэтому нашел на сайте и написал.

Мистер П: Сейчас я действительно гуляю с собакой неподалеку. И как раз вижу впереди несколько кофеен. Хочешь ты того или нет, но я сейчас возьму два вкуснючих горячих кофе и мне будет очень некомфортно с ними бродить.

Мистер П: Ты готова взять на себя ответственность за мой испорченный костюм, обожженные пальцы и недовыгулянного Сантьяго?


Вау!

А я тем временем наткнулся еще на одну страничку в Инстаграме, которая тоже, скорее всего, принадлежала Алисе, но оформлена она была под один из тех вариантов Интернет-магазинов, которыми нынче модно заниматься «сильным и независимым».

Но если обычно они пестрят фотками ноготочков, бровок-ресничек и самопального мыла, то здесь тематика была куда более суровая. А именно, всякие жуткие штуковины, призванные «укреплять семью»: наручники, плетки, огромные кривые и ребристые вибраторы, зажимы для сосков всех мастей смазки и афродизиаки…

Барыжит налево, или мечтает открыть свое дело?


Алиса: а Сантьяго это кто?

Мистер П: Это вот он.


Спасай, Гугл! Давай мне фото симпатичного лабрадора с жалобным взглядом!

Есть…


[Фотография загружена]

[Фотография отправлена]


Алиса: ой, какой красавец!

Мистер П: Это точно. А я в нашей парочке отвечаю за ум и чувство юмора.

Алиса: и за аргентинских плантаторов?

Мистер П: Неудачная была шутка, признаю. Но мне Сантьяго подсказывал.

Мистер П: Так что насчет кофе? Ты какой предпочитаешь?


На этот раз пауза затянулась. Неужели «рыбка» сорвалась с крючка?


Алиса: подожди минут пять. кофе не бери, я сама покажу тебе приличную кафешку.

Алиса: а вообще я люблю раф с розмариново-цитрусовым сиропом…


Ну что ж, Сантьяго, пришло твое время!

Я достал из пакета только что купленный собачий ошейник, разорвал упаковку и выбросил ее в ближайший мусорный бак. Расстегнул, и прицепил к нему купленный там же поводок.

Повернулся направо и, глядя в свое отражение в витрине магазина, попытался придать лицу растерянно-скорбное выражение. Мда, на троечку с плюсом. Впрочем, мне не перед Щукинской приемной комиссией рожи корчить, так что сойдет.

К чести Алисы, объявилась она строго в указанное время.

Как обычно это водится, инстаграмный образ оказался чуточку приукрашен «Фотошопом», правильными ракурсами и выгодным освещением. Но все равно, девушка была довольно миленькая.

— Привет. Мистер П?

— Он самый.

— А где… — она огляделась по сторонам и вопросительно уставилась на поводок в моих руках, — Сантьяго, да?

Так. Большие жалобные глаза, опущенные уголки губ, бровки домиком:

— Сбежал… — тяжелый вздох, — Опять…

Пожалуй, заламывание рук пускать в ход не стоит.

— И что теперь?

— Придется ждать, когда он набегается за местными котами и вернется к хозяину. Думаю, что за чашечкой кофе и в компании такой прелестной девушки это время пролетит незаметно…

— Хорошо, — и Алиса робко улыбнулась.

А ей определенно идет улыбка! О чем я тут же сказал девушке, и получил обещание почаще радовать меня ею в обмен на интересные истории и хорошие шутки.

Правда, возможность блеснуть остроумием и богатым жизненным опытом мне так и не представилась — моя спутница и сама прекрасно справлялась с задачей развлечь нас в ожидании несуществующего блудного Сантьяго. Она не умолкала ни на минуту, как-то незаметно и довольно органично перескакивая с одной темы на другую.

— …поступила на журналистику. Очень люблю писать и собирать всякие слухи и сплетни — так почему бы не совместить приятное с полезным? Правда, по семейным обстоятельствам учебу не закончила, но проработала почти полгода в модном журнале, вела свою колонку…

— …потом увлеклась психологией. И не спрашивай меня, как это сочетается с эзотерикой — потому что я и сама не знаю!…

— …кстати, а я говорила, что моя бабка — настоящая ведьма? Так что смотри, будь хорошим мальчиком… Или плохим, я еще не решила…

— …вот так запросто махнула рукой — и ушла к хуям из журналистики. В самом прямом смысле…

— …просто захотелось попробовать что-то этакое. Тем более, что я поступила на сексологию. Да и вообще люблю дарить людям радость! Даже если она из латекса…

Я едва успевал за бурными потоками ее мыслей. Максимум, на что меня хватало, это вовремя вставить свои «ого!», «да ладно?» и «а почему?» имитируя неподдельный интерес и восхищение. Но сам думал совершенно о другом.

Почему именно она?

Почему здесь, в этом магазине с резиновыми письками и прочими пыточными инструментами?

Не в смысле, почему именно сюда пришел несостоявшийся насильник и получил пулю в лоб, а как о его намерениях узнал Палач?

Понятно, что прочитал мысли но… Он что — просто бесцельно бродит по городу и напрягает свой телепатический орган в надежде, что где-то рядом кто-то замыслил что-то недоброе?

Бред.

Тут в обычном разговоре один на один невозможно угадать, что взбредет Алисе в голову в следующую минуту: пожаловаться на свои детские психические травмы или посмеяться с какой-нибудь нелепой истории из жизни простого «продавца оргазмов».

Вряд ли маньяк-насильник днями или даже хотя бы часами вынашивал свой план и выбирал подходящую жертву, намечал место будущего преступления. Скорее всего просто увидел вывеску «18+» и решил, а почему бы и нет? А уж когда увидел за прилавком симпатичную девушку, то перевозбудился и…

…и тут на его беду совершенно случайно мимо проходил Палач, думая, кого бы ему пристрелить на сон грядущий?

Ох, что-то не верится мне в такие совпадения.

— …представляешь? Вместо пятнадцати минут таскал ее часами! Говорит, что остался очень доволен результатом: все девушки на пляже пялятся. Правда, он у него посинел и болит, но…

Ага. Очередная история про странных покупателей. Этот, вроде, решил использовать вакуумную помпу, чтобы увеличить член.

Увеличить…

Увеличить!

А с чего я вообще взял, что радиус действия телепатии Палача сильно ограничен? Тогда, у ювелирного магазина, он с легкостью «прочитал» полсотни человек в радиусе двух сотен метров. Но что, если зона действия суперспособности киборга — десятки километров? Сидит он себе такой дома, пьет кофе с машинным маслом и слушает свое телепатическое радио, а потом р-р-раз — есть сигнал! Полуголый маньяк надрачивает в углу свой вялый писюн, чтобы засадить его симпатичной продавщице.

И наш бравый киборг врубает мигалку и мчится предотвращать преступление.

Вариант?

Вариант.

Эх, знать бы, с какой скоростью и на чем он перемещается! Тогда можно было бы обозначить область возможного местонахождения «наблюдательного пункта» Палача.

— …думала, что нормальный покупатель, симпатичный, представительный. А он такой выходит из примерочной, а на нем — ЭТО! Представляешь?

— Нет, — честно признался я, не имея ни малейшего понятия, о чем там идет речь, — Погоди, ты про киборга что ли?

— Так. Ты меня вообще слушаешь? Я рассказываю про парня, который пришел купить белье с чулками якобы для своей девушки, а потом сам же в него и переоделся. Эх, и ведь пока они не вытворят чего-нибудь этакое, фиг догадаешься, нормальный перед тобой человек, или извращенец.

Ну, слушать про любителей примерить на себя бабские чулки и стринги мне не интересно.

Хотя…

А ведь Палач ведь тоже наверняка не все время проводит в своих доспехах. И когда он без них, то попробуй понять в толпе, кто там обычный человек, а кто — двинутый на теме возмездия мутант. Вот как такого выследить?

Хоть ты действительно привязывай себя к вертолету и на бреющем полете над Иркутском…

— Что-то долго твоей собаки не видно. Как бы чего не случилось.

Ого, а ведь действительно беспокоится.

— Может, домой вернулся? Сейчас позвоню соседке и узнаю…

Я отошел в сторону и заговорил с телефоном, имитируя звонок.

— Что? Уже сами звонить собирались? А я все бегаю по парку и ищу его, засранца. Хорошо. Скоро буду, Тамар Пална. Да-да, конечно. Спасибо вам большое. Таське вашей привет от меня…

— Вернулся?

— Ага. Ух, он у меня получит за самоволку!

— Да ладно тебе, — холодная ладонь девушки легла на мою руку, — Зато хоть прогулялись на свежем воздухе. А то сижу целый день в этом каменном склепе, как… как…

— Как хранительница камеры сладких пыток?

— Ну-у… Да, точно! А хорошо звучит, прямо как название для какой-нибудь статьи.

Она остановилась и что-то беззвучно забормотала, глядя себе под ноги.

— Алиса?

— Ох, прости, это привычка осталась еще после журфака. И никакими резиновыми дилдами ее из меня не выкурить… Ой!

Девушка умолкла и смущенно прикрыла рот ладонью, сообразив, насколько двусмысленно прозвучала ее фраза.

— Ты, наверное, уже и про свою встречу со знаменитым Палачом какую-нибудь статью в голове набросала, я угадал?

— Есть чуть-чуть, — она улыбнулась.

— Слушай, а ты сильно испугалась, когда появился… ну… этот? — я неопределенно покрутил рукой, словно пытаясь подобрать нужное слово.

— Ты про того унылого дрочилу, или про железного робота?

— Про киборга. Уж на всяких маньяков, думаю, ты насмотрелась и знаешь, как с ними обращаться.

Алиса снова улыбнулась, но улыбка тут же пропала и девушка озадаченно нахмурилась:

— Даже не знаю, комплимент это, или наоборот.

— Наглая, грубая, неприкрытая, но совершенно искренняя лесть.

— Принимается, — она снова расслабилась и призналась, — Очень испугалась! Я же слышала о нем и о том, что он убивает преступников. И тут вдруг раз — и герой криминальных хроник собственной персоной стоит в моем магазине с пистолетом в руках и вещает о том, что он пришел уничтожить каких-то там паразитов...

Да уж, действительно, чувствуется журналистское прошлое.

— А я что? Простая девушка. Вокруг только члены, плетки да газовый баллончик в руке.

— Даже не знаешь, за что и хвататься? Ой, извини, вырвалось…

— Да ничего.

И я решил, что пора переходить к «цели» нашего знакомства:

— Ты ведь действительно могла бы написать статью. И даже с фотографиями — у вас же наверняка стоят видеокамеры в магазине? Можно нарезать со стоп-кадров…

— А, — она махнула рукой, — Полиция сделала копии, а оригиналы записей удалили.

— Прямо таки все-все? И даже никаких копий не осталось?

— Увы… — Алиса развела руками, — Не успела скинуть в облако. Вот как надо, так их вечно не дождешься, этих ментов. А как не надо — тут, как тут.

— У тебя, так-то, в магазине валялся голый труп маньяка-насильника, — напомнил я.

— Вот-вот. А я даже селфи на его фоне не сделала…

Какая прелесть! И это все, о чем она в тот момент думала?

— А снаружи есть камеры?

— Конечно. Мы же работаем почти до самого утра, так что с безопасностью полный порядок.

Девушка вдруг умолкла, а ее голубые глаза удивленно расширились:

— Ой! А ведь про них полиция не спрашивала!

Эх, Корнеев, Корнеев… Плохо ты своих людей дрессируешь — такие улики упустили!

— Это значит что… — осторожно начал я.

— Там должны быть записи того, как он входит в магазин! Ну, этот твой киборг.

Алиса схватила меня за руку и, бросив в мусорку уже третий стаканчик с недопитым кофе, потащила в сторону своего магазина «простых человеческих радостей». И уже через пятнадцать минут мы своими глазами наблюдали «Прибытие Великого и Ужасного Палача» на небольшом выцветшем экране старенького ноутбука.

Ну надо же.

Кто бы мог подумать, что это чудо сверхъестественной военной кибер-инженерии прибывает к месту будущей казни на самом обычном такси?

Причем, в качестве пассажира?

Самого обычного нормального пассажира из плоти и крови и совершенно стандартных человеческих пропорций, как я и предполагал. А когда машина уезжает, то этот самый обычный пассажир трансформируется в закованного в броню киборга-убийцу. Не достает из сумки стальные доспехи и не надевает их, а именно превращается, словно оборотень при полной Луне.

И занимает этот процесс около полуминуты.

К сожалению, недостаток света и паршивое качество записи не позволили рассмотреть ни машину такси, на которой приехал Палач, ни его самого в человеческом облике. Но это уже и не важно.

Главное, что теперь мы знаем, как он перемещается по городу.

И что наш киборг не всегда разгуливает в своей «боевой форме», а выглядит как самый обычный человек в свободное от убийств и пафосных заявлений время. И это объясняет если не все, то очень многое. Хотя, по-прежнему остается не понятным, как и когда он узнает, где и когда очередной преступник задумывает совершить свое гнусное злодейство. Да еще настолько заранее, что успевает вызвать такси, дождаться его и приехать на место, пока будущая жертва все еще остается «будущей».


**********************

Примечание автора:

Скорее всего в третьей книге будет не 4 эпизода, а 5.

Глава 4. Кольцо сжимается

— И это все? — лицо Шизы разочарованно вытянулось.

— Нет, ты это сейчас серьезно?

Я огляделся по сторонам, ловя взгляды остальных Неудачников.

— Она это серьезно? Я один накопал информации больше, чем вы все вместе взятые со всеми своими микрофонами, камерами, малиновыми корочками и многолетним опытом оперативной работы.

— Мутная картинка и пока недоказанные размышления на тему? Отличная работа, Уборщик.

Физик ободряюще похлопал меня по плечу.

На огромном экране кухонного телевизора застыла полученная мной видеозапись с приехавшим на такси Палачом. Самый удачный кадр, на котором едва-едва был заметен контур лица и смутные обводы машины, из которой вышел киборг.

Точнее, пока еще человек.

— Как хорошо, что судьба свела меня со всесторонне развитыми и адекватными людьми, — довольно объявил Химик, колдующий за ноутбуком.

— В смысле?

— Радуюсь, что никто не просит увеличить лицо и проявить детали, как это обычно делают в шпионских боевиках, превращая три пикселя в детальный портрет подозреваемого.

— Итак, благодаря Уборщику мы теперь знаем, что наш супергерой разгуливает по городу в облике простого смертного, а на место будущей казни приезжает на такси, — подвела итог Шиза, — Кто-то может добавить еще что-нибудь?

— И читает мысли преступников еще до того, как те успевают их подумать, — недовольно пробурчал я.

— Да хватит уже нудеть. Этот тип там отирался почти полчаса — может, Палач вообще его мысли подслушал случайно где-нибудь на улице и пошел следом?..

— Или сам работает в такси, — предположил Химик, — И читает мысли клиентов.

— И сам себя привез на своей машине на место будущего убийства? Как-то уж слишком палевно, не думаешь?

— Мы не знаем, сколько у него еще есть сообщников, и чем они занимаются.

На раздавшийся звонок мобильника Шизы нервно отреагировали все.

— Да? Какой канал? Хорошо…

Куратор взяла пульт и переключила телевизор на один из местных новостных каналов.

— Ого, — прокомментировал Физик, — Это что, тоже работа нашего железного парня?

— …словам местных жителей, этот склад был заброшен уже многие годы, и стал пристанищем для бездомных и наркоманов. Неоднократно жители соседних домов пытались обратить внимание властей на этот рассадник преступности, где нередко гуляли их дети, но безуспешно…

Симпатичная ведущая маячила перед камерой, а на заднем фоне бушевало яркое пламя. Черный дым заволакивал небо, успешно конкурируя по мрачности с надвигающимися грозовыми тучами.

— …Полиция пока не дает официальных комментариев, но по нашим источникам, на этой подпольной фабрике, помимо оборудования, находилось не меньше полутора тонн готовых наркотических веществ и сырья для их производства…

— …Мы не знаем, что именно произошло на складе, и кто устроил перестрелку. Выстрелы, как утверждают свидетели, раздались около сорока минут назад, а потом появились первые языки пламени… — пытался перекричать ее стоявший неподалеку журналист с конкурирующего канала.

— …несмотря на своевременное прибытие двух пожарных расчетов, нет никаких сомнений, что огонь уже уничтожил все улики произошедшего…

— …работники бригады скорой помощи не дают никаких комментариев, но мы насчитали пять мешков, предположительно, с телами, которые увезли с места происшествия машины с красными крестами…

— …полиция уже оцепила участок, так что попасть внутрь не представляется возможным. Да вы и сами посмотрите на тот ужас, что там сейчас творится. Невозможно представить, чтобы что-то смогло уцелеть в таком пламени…

И камера крупным планом взяла пылающее здание.

Самый обычный заброшенный склад, которых еще несколько штук стояло поблизости.

— Чисто-то как вокруг, — тут же подметил странности Физик, — И вон, даже контейнеры мусорные стоят. А нахуя, спрашивается, они нужны рядом с унылой заброшкой?

— Для коробок от пиццы, которые доставка привозит, — рассмеялся Химик.

— Ты-то чего зубы сушишь? Это ведь тебе скоро по ним ползать и доедать объедки, оставшиеся после «химиков».

Эксперт мигом перестал смеяться и печально вздохнул.

— Ставлю сотку, что это проделки нашего Железного Дровосека! — тонкие пальцы Мистик с традиционно траурным черным маникюром положили купюру на стол.

— Да тут и к гадалке не ходи, что его рук дело.

— Не факт, — возразил Химик, — давай по полсотни — думаю, что это могли и конкуренты подстроить, чтобы под шумок свалить все на Палача. Он обычно работает аккуратнее.

— Сейчас приедет Корнеев и все расскажет, — поставила точку в споре Шиза, — Говорит, у него есть доказательства того, что это все устроил именно наш «объект».

— Чур, мое!

Прорицательница с довольной улыбкой сгребла свои деньги и пятьдесят баксов Химика.

То, что показал нам Корнеев, превзошло даже самые смелые ожидания.

— Да ладно? Камера на подпольной фабрике по производству наркотиков? Серьезно?

— Ага. И не одна — похоже, что у них там очень строгий контроль за сотрудниками.

— И в жопы на выходе с фонариком заглядывают? — осклабился Физик.

— Не знаю. А что, работу хочешь поменять? Думаю, там как раз появилось тринадцать новых вакансий.

Сюжет видео, которое показал нам полковник, был простым и незатейливым.

Вот стоят люди в белоснежных халатах, очках и перчатках работают.

А вот входит Палач и всех убивает. Сперва пятерых охранников, а затем и восьмерых «химиков». Почти ювелирная работа: тринадцать выстрелов и тринадцать трупов.

Четырнадцатый же выстрел и вызвал пожар, попав в стол, заставленный каким-то оборудованием и легко воспламеняющимися реактивами.

— А запись у вас откуда? Там же пожар все уничтожил?

— Это как раз и есть самое интересное. Смотрите дальше.

И Корнеев снял видео с паузы.

Стоявший в центре комнаты, усеянной трупами, Палач медленно огляделся.

И уставился прямо на нас.

Точнее, на видеокамеру, которая вела запись.

И киборг направился к ней. Стальная маска с неоновой полосой света в районе глаз заполнила почти все пространство, потом показались металлические пальцы.

И изображение сменилось черным экраном.

— То есть он ее специально оставил? Для вас?

Полковник утвердительно кивнул.

— А можно копию? — попросил Химик, — Так крупно и с хорошей детализацией его еще ни разу не удавалось заснять. Может, смогу найти что-нибудь интересное.

— Вот и началась игра по-крупному, — вздохнула Шиза.

— Именно. Еще одна-две таких его выходки — и нашему Управлению придется заказывать вазелин бочками, — согласился Корнеев.

— Почему? Наоборот же! Накрыли целую фабрику! — не понял Химик, — Тонна наркоты! Тут самое время дырочки под ордена и звезды готовить.

— Угу. Во-первых, как это мы допустили, чтобы такое творилось почти под самым нашим носом? Во-вторых, как так вышло, что кто-то среди бела дня спокойно расстрелял тринадцать человек и ушел? И почему мы его до сих пор его не поймали? И это вопросы только начальства! А ведь есть и другие заинтересованные лица с неудобными вопросами.

— Ты про хозяев этого «цеха», что ли? — осклабился Физик.

Корнеев поморщился, словно съел что-то кислое или живое:

— Скорее про тех, кто попадет под следующий удар Палача. А в том, что на этом он успокоится, лично я сильно сомневаюсь. Есть мнение, что это такой «предупредительный выстрел», адресованный криминальным авторитетам, за которыми началась охота.

— Четырнадцать выстрелов, если точнее. Слушай, полковник, а ты-то чего дергаешься? Пусть киборг делает за вас вашу работу. Покончит с организованной преступностью, очистит улицы от всякой дряни — вам же меньше работы!

Полицейский внимательно посмотрел на мастера-ломастера, пристально всматриваясь в его лицо, словно пытался рассмотреть на нем что-то очень-очень крошечное.

— Он ведь шутит, да? — Корнеев повернулся к Шизе, — Он ведь это все не всерьез?

Та лишь пожала плечами.

— Понимаете, эм… господин Физик. Если бы речь шла действительно только об улицах и, как вы выразились, о «всякой дряни», мы бы уже открывали шампанское и сверлили дырки под звездочки, как вы верно заметили. Но увы, этим Палач наверняка не ограничится.

— И что?

— На кону стоят интересы очень серьезных, влиятельных и, как бы странно это ни звучало, крайне полезных для существования города людей.

— Пусть уползают в тень или учатся жить честно, не нарушая закон. Небось, наворовали уже достаточно — с голоду не подохнут.

— Нет, — Корнеев грустно улыбнулся и покачал головой, — Не понимаете.

— Да все он понимает, просто троллит вас, Сергей Иванович, — вмешалась Шиза, — Палача нужно остановить, и как можно скорее. Ну или завербовать…

— Вы ведь сейчас тоже меня троллите, да?

Девушка неопределенно развела руками.

— У вас есть какие-нибудь предположения, куда будет направлен следующий удар?

Химик вывел на экран телевизора карту Иркутска.

— Десятки вариантов, а то и сотни. Мы же понятия не имеем, как он выбирает цели. Это может оказаться как одинокий насильник, так и какой-нибудь транзитный бензовоз c контрабандным оружием. Или притон с девицами не самого тяжелого поведения…

Мне вдруг вспомнилась миловидная продавец-консультант из секс-шопа. Продающая резиновые члены в свободное от обучения на сексопатолога время и вот так запросто бегающая пить кофе с незнакомцами из интернета.

Не в контексте упомянутых Корнеевым «девиц» или нашего киборга, а просто, как воспоминания о приятно проведенном вечере. Сколько уже времени мне не доводилось вот так просто прогуляться с симпатичной девушкой по парку за непринужденной беседой? Полгода?

Когда я последний раз вообще на нормальные свидания-то ходил?

Рука машинально нащупала в кармане мобильник.

Ничего ведь плохого не случится, если я просто ей позвоню и предложу встретиться? Погулять, выпить кофе или сходить на какой-нибудь фильм. Блин. А она вообще в кинотеатры-то ходит? Вот и узнаем!

— Эй, Уборщик, ты еще здесь, с нами? — Физик помахал рукой перед моим лицом.

— А?

— Мы тут пытаемся предугадать, что произойдет, когда кольцо начнется сжиматься…

— Ах да, кольцо… ну, это…

Я судорожно рылся в мозгу, пытаясь понять, о чем вообще идет речь и что я прослушал. Но в свете последних мыслей об Алисе, в голове всплывали только ее нелепые и забавные истории о странных клиентах или товарах интим-магазина.

— …яйца посинеют? — наконец, выбрал я вроде более-менее подходящий вариант.

— Бля-а-а. Какие еще яйца?

Лицо Физика можно было хоть прямо сейчас отдавать в музей эталонов в качестве выражения искреннего удивления.

— А про какое кольцо ты спрашивал?

— Да уж точно не про такое, от которого яйца пухнут. Мы обсуждаем результаты последней выходки Палача. Как поведут себя местные криминальные боссы, когда он начнет к ним подбираться, и запахнет жареным?

— Ну… очко у них точно сожмется. Или опять не то?

— Уже ближе, но… Слушай, Уборщик, после встречи с этой девкой из секс-шопа ты какой-то странный, сам на себя не похож. Уверен, что она не сделала с тобой ничего… такого?

— Какого «такого»?

— Противоестественного.

— Дурак ты, Физик, и шутки у тебя дурацкие.

Я попытался изобразить обиду, но получалось, судя по лицам Неудачников, неубедительно.

— Сергей Иванович, — раз не получилось отбрехаться, значит, придется переключить их внимание на что-то более важное и интересное, — Мы выяснили, что Палач прибыл к секс-шопу на такси. Может, вы сможете узнать, что это была за машина, и кто сидел за рулем? Химик, сделаешь копию товарищу полковнику?

Я постучал согнутым указательным пальцем по флэшке с записью с камеры, установленной у двери интим-магазина.

Корнеев кивнул:

— Попробую. Время и адрес назначения известны. Если это не бомбила, а таксист, работающий через диспетчеров или приложение, то шансы найти его довольно высоки. Спасибо за работу!

Рука куратора легла на мое плечо и едва заметно сжала его.

— Молодец, — едва слышно прошептала девушка.

Хм. А устная благодарность спецагента секретной правительственной организации, которая занимается поимкой Палача — достаточный повод, чтобы пригласить девушку на свидание?

И не, вовсе не потому что мне понравилась Алиса.

А потому что мне очень понравился взгляд Шизы, который та украдкой бросила на меня, когда Физик вспомнил про симпатичного продавца из секс-шопа. Взгляд, который принадлежал не ей, а Сирене — даже цвет глаз при этом изменился!

И если есть эффективный и, чего уж греха таить, приятный способ заставить эту снежную королеву ревновать, то почему бы и нет?

Глава 5. Начало пиздеца

От этих мыслей меня отвлек очередной виток обсуждения. На этот раз речь зашла об Ангаре. Паренек до сих пор так и не появился ни дома, ни в институте, ни по другим известным полиции контактам. Даже родители всерьез забеспокоились, хотя продолжали стоять на своей версии о том, что сын уехал отдыхать на море.

— Кстати, а ведь и последние видеоролики тоже не он снимает, — обратил внимание Физик, — Это все просто записи с видеокамер или те, что сделал кто-то из свидетелей.

— А жив ли мальчик, ты это имеешь в виду?

— Только вот на его канале они тоже появляются, причем смонтированные и обработанные, — Химик вывел на экран изображение, — Количество посетителей растет, правда, комментарии теперь закрыты.

— В общем, пока что в этом направлении у нас тоже нет никаких подвижек, — развел руками Корнеев.

Я задумался.

Возможно, Палач больше не берет с собой парнишку, потому что это слишком опасно. Хотя, ну какой вред может быть от насильника-импотента? Или от «поймавшего белочку» мужика с бензопилой?

Разумеется, если ты стоишь за спиной бронированного и вооруженного киборга.

Самый худший вариант, это если Ангар ему больше не нужен — тогда не исключено, что он мог и избавиться от него, как от лишнего свидетеля.

— А может, киборгу просто не нужен лишний свидетель? — озвучил я свои мысли.

— Думаешь, мальчишка все же мертв?

— Вряд ли, с такими-то заскоками по поводу справедливости и закона. Но если он раскатывает на обычном такси в облике человека, и превращается в робота-убийцу уже на месте, то ему не нужен тот, кто увидит его настоящее лицо.

— Не сходится, — мотнул головой Корнеев, — Иначе бы мы находили тела таксистов чуть ли не каждый день.

— Но они-то не знают, кого и для чего везут. Если Ангар видел Палача только в доспехах, то может быть не в курсе о человеческой личности киборга.

— Тогда тем более нет смысла держать его в плену. Пусть себе идет домой и рассказывает, что угодно — Палачу-человеку он не угроза.

Да, пожалуй, полковник прав.

Интересно, а не слишком ли будет попросить наших красавиц выбрать симпатичный букетик для свидания с девушкой? Или догадаются, что я это делаю специально, чтобы вызвать ревность у Шизы?

То есть у Сирены.

С другой стороны, никто никому ничего не обещал, а пара якобы нечаянно оброненных слов о какой-то там симпатии могли быть просто манипуляцией.

Или нет?

Да что ж все так сложно-то, а?! И ведь не позвонишь ей, чтобы вызвать на разговор по душам и расставить все точки над «ё» и закорючки над «й».

«Алло, тетя Шиза? А позовите, пожалуйста, Сирену к телефону»…

— …случае, количество сигналов о появлении Палача упало почти до нуля. Так что, думаю, он наверняка планирует какую-то масштабную операцию, и не хочет отвлекаться на мелочи вроде насильников и наркоманов-одиночек, — вздохнул полковник.

— Или его таки ранили в перестрелке, и он уполз подыхать в свою конуру, — подхватил Физик, — Что, ни разу больше не появился после разгрома того склада?

— Подтвержденных случаев не было.

— Ну вот! Будем надеяться, что шальная бандитская пуля таки нашла уязвимое место в его броне.

— Лично я бы на это особо не рассчитывал, — мрачно заявил Корнеев.

— Ребята, я тут кое-чего сообразил в «Фотошопе», — поднял руку Химик, — Ничего не замечаете странного?

И картинка на экране снова сменилась.

Новое изображение состояло из двух половин, каждая — стоп-кадр с разных видео. Слева — с того, которое полиция изъяла в секс-шопе, а справа более свежее, со склада, где работала подпольная нарколаборатория.

— Ну… броня меняется. Да мы это и раньше знали. Матереет наш «мальчик», — и Физик наигранно смахнул несуществующую слезу, — Растет в плечах и в количестве заклепок. Видать, жрет корма с повышенным содержанием витаминов и железа. Молодец какой!

— Не только. Функционально тоже.

Химик подошел к телевизору и принялся тыкать в него пальцем:

— Вот это наверняка видеокамера. И похожие штуки видны сзади, в районе лопаток, так что не удивлюсь, если у него теперь круговой обзор. А вот эта странная хрень на плече… боюсь, как бы он не отрастил себе автопушку!

— Как у Хищника? — не поверил я.

— Угу.

— Эй, полковник, у вас как со свободными местами на кладбищах?

Камеры…

Круговой обзор…

Самонаводящаяся автопушка, как в фильме про инопланетного Хищника-охотника…

Какая-то полезная мыслишка кружила где-то совсем рядом, никак не желая показываться мне на глаза...

Глаза!

— А как он вообще смотрит? — я ткнул в стальную монолитную маску, закрывающую лицо Палача, словно сетка у фехтовальщиков.

— Может, она прозрачная с той стороны? — пожал плечами Химик, — Или киборг получает изображение с внешних камер, которое проецируется на дисплей. Или сразу в мозг, как… — и он многозначительно постучал себя по виску.

Намекая на наш микрочип и его интерфейс.

— Но ведь тогда можно попробовать ограничить ему видимость? Вспомни историю с картиной! — вот она, мысль, попалась!

— Ты про пацанов с пейнтбольными ружьями?

— Вроде того. Залепить ему краской камеры и морду лица — глядишь, и поубавится прыти.

— Для этого нужно знать положение всех камер. Может, они у него и на ладонях есть, чтобы удобнее было целиться?

— Значит, нужно его целиком обмазывать. А еще лучше — макать в краску.

— Тогда уж сразу в цемент, — ухмыльнулся Физик, — Тем более, сейчас он связался с теми, кто как раз и любит подобные фокусы проделывать.

— Я передам эту идею нашим ребятам, — кивнул Корнеев.

— И не нашим? — вскинул бровь мастер-ломастер.

На этот вопрос с подвохом полковник отвечать не стал. Коротко попрощался, сослался на какие-то неотложные дела и был таков. Что и мне не мешало бы сделать.

— Мне завтра нужен свободный вечер, — набравшись духу, выпалил я.

— Мне бы того, отлучиться вечерком… — почти одновременно заявил Физик.

Шиза посмотрела сперва на меня, затем на него.

— Вы что, сговорились? — наконец, спокойно поинтересовалась она.

— Нет!

— Нет! — синхронно выкрикнули мы и переглянулись.

— И зачем же вам свободный вечер?

— Свидание у меня, с Анечкой, — протараторил, словно скороговорку Физик.

— Свидание с Алисой, — эхом отозвался я.

На этот раз пауза заметно затянулась.

— Та-а-ак, — в голосе куратора не прозвучало ни тени удивления, — Еще кому-нибудь нужен завтра свободный вечер. Или, быть может, утро? А то и весь день? Химик… Мистик?

Двое названных Неудачников обменялись недоумевающими взглядами и одновременно замотали головами из стороны в сторону. Ну да, им же еще лучше, если все свалят — вся гостиница в их распоряжении останется.

Или нет?

— Вот! Берите пример со своих коллег. Все мысли только о работе, а не о том, как бы с кем шашни закрутить.

— Смилуйся, госпожа-сударыня, над холопами нерадивыми! — дурашливо взмолился Физик, бухаясь на колени.

Разумеется, предварительно постелив на пол сложенное вдвое полотенце.

— Итак света белого не видим, день-деньской в кельях своих торчим, все о благе народном бздим… бдим! Скоро уже и забудем, как живая баба без исподнего выглядит, пока снова дырку в стене душа вашего не проделаем!

Дошло до Шизы не сразу.

Зато когда дошло…

— Слушай, а у нее точно нет какого-нибудь таланта швыряния совершенно неаэродинамических предметов в спину убегающей цели? — отдышавшись, поинтересовался я у Физика.

— Уже не уверен, — мрачно заявил тот, рассматривая расползающееся по одежде майонезное пятно.

— И что теперь? Ночевать-то хоть пустит?

— Не уверен. Как бы не пришлось укладываться рядом с нашим секретным мутантским оружием, — вздохнул мой коллега по изгнанию.

— В смысле?

— В бане со связанным уродом-карликом.

Точно! У нас же есть «глушитель» для всякой электроники! Пусть и малого радиуса действия, но все же — вдруг он и против киборга тоже будет работать?

— Ты думаешь о том же, о чем и я? — осторожно поинтересовался Физик.

— Я тебе не Палач с его телепатией. А думаю о том, где можно снять нормальный номер поблизости, — и показал ему кредитку.

— Классно тебе…

И он вывернул карманы своего спортивного «домашнего» костюма. В которых после короткой ревизии обнаружились: половина пачка жевательной резинки, дырка и… и все.

— Угощаю, — я добродушно помахал кредиткой, — Контора платит.

— Не бахвалился бы ты, добрый молодец, к банкомату едучи. А хвалился бы, наличность с этой своей картой снявши.

— Думаешь, она могла ее заблокировать?

А вот этого мне бы решительно не хотелось — на эту карту у меня были вполне конкретные и весьма разорительные планы на завтра. Кстати о планах.

Я достал телефон и набрал Алису.

Занято.

— Шизе звонишь?

— Неа, подруге.

— Это которая членами торгует? На мордаху вроде ничего была, да и в целом ебабельная —одобряю! Ладно, давай заглянем вон в ту кафешку. И карту твою проверим, и хоть пожрем…

Телефонный звонок застал нас еще в очереди, которая оказалась на удивление большой.

Алиса?

Шиза.

Бросила в трубку короткое: «Возвращайтесь. Код красный» и разорвала связь.

— Эй, Физик. «Код красный» — это чего такое вообще?

— Зависит от контекста. Угроза эпидемии, сбежавший опасный мутант или война. Погоди, это что, Шиза была?

— Угу.

— Значит, не пожрем, — вздохнул Физик, взглядом пересчитывая стоящих впереди людей, — Надо возвращаться. А по пути пиццу закажи, богатенький ты наш Буратино…

Он ошибся.

Никакой войны, беглых мутантов или нового смертельного вируса. Но красного было в избытке, и лился он с экранов телевизора и ноутбука, на которых полыхало пламя пожара. Причем, насколько можно было судить, камеры показывали совершенно разные места.

— Что случилось?

— Палач снова нанес удар. Даже два.

— Одновременно?

— Нет, к счастью…

И куратор быстро ввела нас в курс дела.

За те полчаса, что мы отсутствовали, случилось просто таки дохуя всяческого говна. Точнее, случилось, может, оно и раньше, но запашок до нас долетел именно сейчас.

Судя по всему, Палач взорвал одну из крупнейших заправок на выезде из города, принадлежащую местной сети заправочных станций. И оружейный склад на территории одной из военных частей.

О человеческих жертвах или причинах такого поведения киборга-предупредителя ничего не сообщалось. Как сообщил Химик, в виртуале на этот счет тоже ничего не было, кроме «разнокалиберных догадок от всяких юзеров-нонеймов и диванных експертов сомнительного качества».

Это цитата, если что.

— А сам-то что думаешь? — поинтересовалась Шиза у нашего специалиста по работе с информацией.

— Не знаю. Да и вообще, пока где-то рядом гуляет этот псих-телепат, опасно думать всякое противозаконное. У меня версий нет от слова «нихуяшеньки». Вменяемых, по крайней мере.

К счастью, незваным гостем на пороге гостиницы вскоре объявился наша надежда и опора, единственный адекватный и всеведущий островок спокойствия в этом безумном мире, Сергей свет-Иванович Корнеев.

Тьфу-ты! Это все Физик со своими челобитными!

— Ну что, надеюсь, уже успели соскучиться? — традиционно по-Гагарински улыбнулся он.

— По вам, или по новым бесчинствам Палача? Так этот гад теперь работает без выходных и по двойному тарифу. Вон, как полыхает, — и я кивком указал на экран телевизора.

Улыбка на лице полковника погасла, словно мои слова повернули какой-то рубильник. Впрочем, зад у него сейчас наверняка полыхает не хуже заправочной станции, прямо хоть мешки со льдом прикладывай. Ведь за все, что творит Палач, именно с него начальство и спрашивает.

— Да, выглядит это все действительно… неприятно.

Блядь, сука, тебя что, из книжки про дядю Степу-великана вырезали? А если тебе молотком по яйцам вмазать, ты что, тоже заорешь: «Ой-ой, что-то мне неприятно»?!

— Вопрос! — подняла руку Шиза, — А это точно работа Палача? Больше похоже, что кто-то пытается придавить бизнес конкурентов и под шумок свалить все на нашего киборга.

— Почему вы так думаете?

— Работа очень грязная, не в его стиле. Расстояние между объектами слишком большое, а пауза между взрывами — впритык, чтобы добраться с места на место. И это вечером, в конце рабочего дня, когда самые пробки?

— Звучит разумно, — согласился полковник, — И даже более того, именно к этому все и идет, только в несколько… ином ключе.

— Ждем пояснительную бригаду, или вы нам сейчас сами все расскажете?

— Расскажу. Но для начала…

И на стол упало несколько фотоснимков. Большие, размером с альбомный лист, но паршивого качества. Почти три четверти каждой фотографии занимало сплошное красно-ало-оранжево-желтое мессиво.

Оставшуюся треть занимал Палач собственной персоной, словно позирующий на фоне бушующего за его спиной пламени.

— Оригинал, не подделка? — нахмурилась Шиза.

— Снимки сделаны по записям с видеорегистраторов стоящих на стоянке через дорогу машин. Там сзади заправка горит, если что.

— Да уж понятно, что не детский сад, — Химик взял фотографию и поднес едва ли не к самому своему носу, — Я спрашивал про самого киборга — это точно не косплеер какой-нибудь?

— Вот вы нам и скажите.

— К сожалению, настоящий, — и эксперт передал снимки куратору, — Доспех вчерашней итерации, а сделать точно такой же меньше чем за сутки… Я в такое не верю.

— А на военной базе — тоже он похозяйничал?

— Да. Записи оттуда тоже есть, но не для всех… В общем, поверьте мне на слово.

— Тогда следующий вопрос: причины?

— По документам заправка принадлежит некоему Маге Шахназарову, но на самом деле ее хозяин — широко известный в узких кругах бизнесмен, который владеет…

Итак, жертвами Палача стали два «бизнесмена», и оба занимались оружием. Один из которых специализировался именно на доставке контрабанды, приспособив под это дело бензовозы своей компании. А второй беззастенчиво разворовывал закрома родины, то есть оббирал воинские части благодаря своему славному генеральскому прошлому и наработанным за время службы связям.

Давние конкуренты, они кое-как делили сферы влияния, изредка пытаясь урвать кусочек чужого «рынка», но беззлобно, без крови и поджогов, а скорее действуя на экономическом и бюрократическом уровне.

И, тем не менее, невозможно не испачкаться крови, если работаешь с оружием. Так что за спиною обоих было достаточно «исчезнувших» конкурентов, неудобных свидетелей и несговорчивых собственников.

В общем, карать было за что.

Вот только Палач пришел не за самими «дельцами», а накрыл действующие «точки», которые оказались важными звеньями в схеме нелегального обогащения обоих авторитетов — и это никак не вязалось с тем, как киборг работал раньше.

— Проблема не в том, что сгорела заправка и склад. И даже не в том, что это все устроил Палач, — подытожил свой рассказ Корнеев, — А в том, что и Зарецкий, и Каравадзе обвиняют друг друга в том, что это был заказ конкурента, на которого якобы наш «объект» и работает.

— Так ведь пострадали оба?

— Либо сделали вид. Чего им стоит сжечь пустой склад или полдесятка списанных бензовоза?

— И?

— Наши источники сообщают, что началась война, и обе стороны уже забили друг другу стрелку. Прольется кровь, много крови…

— Ай да Палач, ай да красава! — Физик радостно хлопнул по столу, — Без машины времени возвращает на улицы лихие девяностые! Сейчас ваши эти мафиози перестреляют друг друга, а он сэкономит и время, и боеприпасы. Ему ведь даже свою стальную жопу под бандитские пули подставлять не надо.

Судя по кислой роже Корнеева, он ликования агента Конторы не разделял.

А вот Шиза новости восприняла совершенно спокойно:

— Да уж, сюжетец — прямо сейчас сиквел «Оружейного барона» снимай, такие страсти… — только и прокомментировала она.

— У меня один вопрос, — я поднял руку, — Как обо всем этом узнал и спланировал операцию Палач? Который, на минуточку, не криминальный гений, а киборг-мутант-убийца, заряженный пафосом и оптимизмом.

Корнеев молча развел руками.

— Сдается мне, что у вас в Управлении сидит крыса. А то и где повыше… — хмыкнул Физик.

— Как бы там ни было, но лично мне бы не хотелось, чтобы начались разборки между бандами, и все это выплеснулось на улицы города.

— И что вы предлагаете, полковник?

Полицейский пристально посмотрел на Шизу и твердо сказал:

— Предлагаю устроить очную ставку с Палачом. Снова.

Глава 6. Жернова закона

Та-а-ак. Кажется, запахло жареным, причем, жареным Уборщиком.

Он-то откуда знает про мой имплант?

Я машинально потер внезапно занывшее плечо, в котором сидел «подарок» Палача.

— А смысл? — вполне резонно поинтересовалась Шиза, — Разговаривать с ним бесполезно, вы же сами помните.

— Мы вызовем опытных переговорщиков из Москвы.

— И много их там таких, у которых есть опыт ведения переговоров со спятившим киборгом-убийцей, а? Сергей, ну вы же понимаете, что нам его не запугать, не купить и не уговорить.

— Понимаю. А что делать?

— Наблюдать. Изучать. Анализировать. Должны же быть у этого Палача уязвимые места или какие-то слабости?

— Электричество, расплавленный металл, гидравлический пресс, жидкий азот. Цемент, в конце концов, — напомнил Химик.

— И «Терминатор», специально присланный из будущего, ага, — мрачно кивнул Корнеев, — Есть у вас такой?

Физик коротко хохотнул, но быстро осекся под испепеляющим взглядом Шизы.

Не понял.

Неужели действительно у Базы есть свой собственный ручной киборг?

Или это он вспомнил про Экскалибура с его пальцами-лезвиями, как у Ти-1000?

Я переключился на командный канал Коммуникатора:

— У нас еще «глушилка» есть. Ну, тот мутант-карлик, который гаджеты вырубает. Можно попробовать его натравить на Палача. Тоже, в своем роде, «гаджет».

— Уже думали, — отозвался Химик, — Оставили пока как запасной вариант.

— После электрошокера, тазика с цементом и лавы? Надеюсь, хотя бы до атомной бомбы?

— Не гони волну, Уборщик, — присоединился к беседе Физик, — итак по уши в дерьме.

Вот только хлебать его, в основном, мне.

— А что с тем таксистом: есть какие-то новости? — уже вслух спросил он.

— Ищем, — коротко отозвался полковник, — Как только что-то появится, то вы узнаете об этом первыми, обещаю.

— И, желательно, чтобы единственными. Ставлю сотку баксов, что кто-то в вашем Управлении стучит этому самому Палачу, как дятел по весне.

— А почему по весне? — не удержался от вопроса Химик.

— Потому что зимой он спит и лапу сосет.

— Какую еще лапу?

— Медвежью, конечно. А ты думал, как лесные звери в холода и голода выживают?

Так, все, хватит с меня всего этого дерьма!

— Я спать. Всем спокойной ночи.

— Эй-эй! А тебе одному не многовато будет?

Мистик многозначительно постучала по тарелке, которую я прихватил с собой. На ней лежало пять вареных яиц, четыре куска пиццы стопочкой и килограммовое ведерко мороженого. И еще три банана и два «Сникерса» в карманах, но их гадалка не заметила.

— У меня стресс и молодой растущий организм! — решительно заявил я, накрывая тарелку вафельным полотенцем от чужих взглядов.

— Мордой растущий? Гуд! — одобрительно поднял большой палец Физик, — Наедай себе авторитет и солидность, как нормальный мужик, — и похлопал себя по округлому пузу.

И в самом деле, чего это со мной?

Раньше мне бы и четверти этой еды хватило, чтобы день питаться, а сейчас раздумываю, не прихватить ли еще несколько яблок из тарелки с фруктами. Неужели это все ускоренная регенерация виновата?

Так ведь там всего четверть шкалы ушла на восстановление после «имплантации».

А что будет, когда я ее всю израсходую? Съем коллег по отряду?

Волевым усилием я заставил себя отложить половину — если будет мало, то возьму еще. А то ведь так недолго и переборщить, с солидностью-то.

Снова набрал Алису.

Не берет трубку, хотя еще вроде не так уж и поздно. Ну вот, отпросился на свидание, а свидеться-то и не с кем. Хотя…

Есть!

На сайте знакомств, про который я уже и забыл, девушка не только оказалась онлайн, но и оставила мне несколько сообщений: «спасибо за вечер», «спасибо за кофе», «приятных снов», потом на следующий день «доброе утро, а я на работу топаю» и «привет, как день прошел?».


Мистер П: Привет! Извини, совсем замотался, у нас тут полный аврал, задница и все такое.

Мистер П: Проблемы изо всех щелей хлещут, не успеваем разгребать.


Она отозвалась почти сразу:


Алиса: привет! кстати, а кем ты работаешь?

Алиса: надеюсь, не гинеколог и не сантехник? )

Мистер П: У меня очень важная, опасная и секретная работа!

Алиса: и какая же? ))

Мистер П: Секретная, говорю же ;-)

Алиса: ой ой, какие мы важные.

Алиса: а ведь я даже не знаю, как тебя зовут, Мистер П.

Мистер П: А давай я завтра встречу тебя после работы, и за чашечкой кофе все свои секреты и выложу? И про работу, и как меня зовут?


Ответ, разумеется, оказался вполне в духе всего сегодняшнего дня:


«Алиса была на сайте 2 минуты назад».


Ворочался я в кровати часа два, постоянно то впадая в состояние полудремы, то вскакивая в холодном поту: мне снова снилась Комната с Лестницей, только теперь она была совсем игрушечной и стояла на столе у Палача. А сам киборг в виде гигантской головы маячил где-то вверху, заслоняя собой небо. Киборг внимательно наблюдал за происходящим и подбадривал:

— Давай! Еще кусочек! Это же совсем не больно, видишь?

И он снимал свою механическую руку и размахивал ее надо мной.

А я, словно завороженный, смотрел на него, хватал нож и…

…и просыпался.

От страха и от боли в правом плече.

«Включал» повышенное выделение эндорфинов, чтобы притупить боль и расслабиться, и снова проваливался в очередной кошмар, пока, наконец, усталость и нервное истощение не стали критическими, и я не уснул обычным сном без сновидений…

— Кто рано встает, тому девки дают! — разбудил меня радостный вопль Физика за дверью.

— А кто громко орет, тому Уборщик в глаз сильно бьет, — отозвался я.

— Давай-давай, вылезай из своей норы, сурок. Ты на часы-то смотрел?

М-мать перемать, а потом еще раз пять! Полпервого уже!

— И чего ты меня раньше не разбудил?

— Ты уж там реши, тебе еще спать, или уже вставать?

— Жрать. И, желательно, чтобы еду мне притащили в постель.

Я шевельнул рукой, и та наткнулась на что-то неприятно липкое и влажное.

Кровь.

И мне даже Химик не нужен, чтобы уверенно сказать — это моя кровь. Быстрый осмотр показал, что никаких ран или даже царапин на мне нет, но с моей-то регенерацией все вполне могло и зажить. Я наскоро принял душ, доел холодные остатки пиццы, половинку вареного яйца и банан, почти не прожевывая и не чувствуя вкуса, а просто глотая. Словно стремился заполнить в себе какую-то дыру, неважно как и чем.

Оделся и вышел из комнаты.

— Мр-р-р, — тут же атаковало меня пушистое недоразумение, и начало тереться о ноги.

— Чего это с ней? — удивился я.

— Жрать хочет. Хозяйка-то куда-то свалила ни свет ни заря.

Ого. Разве у нас были на сегодня какие-то планы, кроме как сидеть на попе ровно и ждать новых шагов Палача?

— Извини, малышка, но у меня ничего нет, — развел я руками и спросил у Физика, — И что, Мистик до сих пор так и не вернулась?

— Никто не вернулся. Они же все вместе свалили.

— Куда?

— Да хуй его знает. За ними этот полковник с улыбкой дебила аж в восемь утра заехал и куда-то увез. С тех пор ни слуху, ни духу. А я сижу и скучаю…

— И Химика увез? — на всякий случай уточнил я.

— Говорю же: свалили ВСЕ. Только мы вдвоем и остались.

Он бросил взгляд на Тьму, которая в этот момент безуспешно пыталась отгрызть кусок моего тапка и поправился:

— Втроем. О, кстати! Гляди, чего интересного покажу! Кыс-кыс-кыс…

Котенок оторвался от своего занятия и заинтересованно повернулся на звук. Затем сделал несмелый шажок в сторону Физика, и еще один, и еще…

Тот подмигнул мне, сунул руку в карман, вытащил из него свой «Расщепитель» и…

…выстрелил прямо в Тьму!

Отрикошетив от пола, десятка два резиновых шариков запрыгали по комнате, отскакивая от стен, от мебели и раскатываясь во все стороны.

— Мр, — коротко и определенно недовольно прозвучало в нескольких шагах позади меня.

— Видал? — довольно ухмыльнулся супер, — Все утро ее дрессировал!

— Значит, я оказался прав, и она таки умеет телепортироваться.

Физик спрятал свое оружие и пожал плечами:

— Да мы особо-то и не сомневались. Ты мужик вполне адекватный, такую дичь выдумывать бы не стал, а алкашкой и травой не балуешься. Так что если нас Контора выставит за дверь, то сможем в цирке выступать с этим блохастиком. Верно я говорю, Лишай?

— Ее Тьма зовут.

— Да пусть себе зовут, как им угодно. А у меня она и на Лишая отзывается.

За окном раздался настойчивый и протяжный звук автомобильного сигнала.

— Неужели явились, не запылились? — удивился Физик и выглянул в окно, — Ого! Нехуевая такая рокировочка по транспортным средствам, скажу я вам!

Мне стало любопытно, и я пристроился рядом.

Напротив гостиницы, через дорогу, припарковался армейский «тупоносый» грузовичок цвета хаки, тентованный пятнистым брезентом-камуфляжем. Рядом с ним стоял Корнеев и призывно махал нам рукой.

— Эй, долго мы вас ждать будем, а? Давайте, спускайтесь, здесь ваша помощь нужна! — раздался у меня в голове голос Химика.

«Неужели они таки ухитрились как-то поймать Палача?» — промелькнула у меня мысль.

Увы, но нет. Мимо прошел полковник, волоча в руках жестяной темно-зеленый ящик.

— В кузове. Хватай и тащи, — коротко бросил он мне.

— Что случилось? Откуда у вас эта машина? Что в ящиках? — забросал я вопросами выпрыгнувшего из кузова Химика.

— Мы ее угнали. Там оружие, — улыбаясь, отозвался тот.

Ну охуеть.

— То есть как это «угнали»? У кого?

— У местной мафии, разумеется. Той, что нашу оборонку разворовывает.

Охуеть, часть вторая. Тоже мне, бля, Робин Гуды.

— И что, вас вот так запросто отпустили с машиной, забитой оружием?

— Ты не болтай, ты таскай давай.

Рядом со мной пристроился вернувшийся Корнеев и пробурчал:

— У вашей подруги на редкость убедительные доводы. И она очень настойчиво попросила нас не преследовать…

Подруги?

Это он про Мистик, что ли? Или…

Из кабины армейского грузовика выпрыгнула Рапида собственной персоной.

Ага.

То-то наш бравый полковник словно в воду опущенный. Видать, сообразил, что Шиза и Рапида — это две стороны одной и той же длинноногой и языкастой медали.

Я схватился за ручку ближайшего ящика и потянул его на себя.

Точнее, попытался.

С-сука! Сколько он весит-то, а?

Резкая боль «прострелила» плечо, в котором сидел имплант.

— Помощь нужна? — поинтересовался Корнеев.

— Обойдусь…

Тот пожал плечами, стянул ящик на землю, присел, приподнял его и взвалил на плечо.

— Вы уверены?

— Иди-иди… те…

Я забрался в кузов и попробовал поднять другой ящик. И еще один. И третий.

— Может, вдвоем? Хватайся там, а я тут… — похлопал меня по плечу Физик.

— Да тут делов-то, — ухмыльнулся я.


Внимание! Обнаружен высокий уровень адреналина!


Рывком поднял один из ящиков и без особых усилий взвалил его на плечо, как совсем недавно проделал то же самое Корнеев.

— Сойдет, вместо зарядки… — объявил я, и спрыгнул на землю.

Ноги пружинисто ударили в асфальт, мышцы загудели, связки туго натянулись — но накаченное адреналином тело достойно выдержало и это испытание. Надо бы только побыстрее шевелиться, пока эффект не прошел.

— Биороботы ебанные, — донеслось мне в спину недовольное бурчание.

Я активировал приложение Коммуникатора и спросил в «чат» нашего Отряда:

— Так что за дела-то? Зачем нам столько оружия, да еще и краденного? Будем собирать и вооружать отряд добровольцев?

— Почти угадал, — весело отозвалась Мистик, — Только все наоборот. Мы отобрали его у «отряда добровольцев». Точнее, у головорезов Зарецкого, которые собирались на стрелку с конкурентами.

— Зачем?

— Чтобы они никуда не пошли, разумеется. Не с битами и кастетами же им против обрезов идти, в самом деле.

— Да ладно. Думаешь, у местного «оружейного барона» больше стволов не найдется?

— На три десятка бойцов? Наскребут, конечно, по сусекам, но на это тоже время нужно. А вообще это была идея полковника, с него и спрашивай.

— Товарищ полковник! — окликнул я Корнеева вслух, — Можно вопрос?

— Спрашивайте.

— Зачем вы отобрали оружие у бандитов, и зачем мы таскаем его в дом?

— Чтобы они друг друга не поубивали, конечно. Хватит, все. Четырех ящиков достаточно, спасибо. Я хочу переписать номера этих стволов и вбить их в нашу базу данных. Глядишь, и снимем пару висяков с каких-нибудь отделов…

— Если они армейские, то вряд ли засвечены на чем-нибудь криминальном.

— Сейчас нет. А вот через месяц другой… Кто его знает, где они осядут и в чьих руках? В любом случае, пока люди Зарецкого снова вооружатся, они упустят время — а у бандитов с этим делом строго, пропускать разборки не рекомендуется. Так что сегодня, надеюсь, обойдется без стрельбы, а завтра мы придумаем что-нибудь новое.

— Не обойдется, — вздохнул Химик, — Точнее, они уже стреляются.

Он сидел за своим ноутбуком, и из динамиков во всю грохотало, вопело и материлось, словно там крутился дешевый боевичок.

— Вот. Я поставил несколько камер на месте предполагаемой стычки бандитов. Качество, конечно, не очень, но ситуация вполне однозначная.

— Уже? Еще только середина дня! — удивился я.

— А ты думал, бандиты «стрелки» вечером забивают? Когда уже темно, нихрена не видно и автобусы до места разборок не ходят?

— Молодой человек, а вы не могли бы вывести картинку на большой экран? — попросил Корнеев, — Ага, спасибо, так гораздо лучше.

Минут пять мы наблюдали, как человек сорок вяло перестреливаются через улицу, укрываясь за машинами, мусорными баками и прочими препятствиями урбанистического характера. Переходить в наступление никто не решался, как и использовать оружие посерьезнее. Дураков помирать из-за каких-то хозяйских непоняток было мало.

— Эх, сюда бы попкорна! — мечтательно вздохнул Физик, — И бутылочку прохладной гази…

Он осекся на полуслове.

Потому что на экране появился Палач, собственной персоной. И довольно эффектно, должен заметить: киборг рухнул откуда-то сверху, вдавив своей стальной массой асфальт, который тут же вздыбился и пошел трещинами.

— Я! Есть! Закон! — заявил он, — А вы обвиняетесь в распространении беззакония и хаоса!

И начал всех убивать.

То есть вообще всех: и тех бандитов, что засели слева, и их конкурентов.

Теперь он палил сразу с двух рук, из двух пистолетов.

А еще Химик оказался прав: наш неугомонный киборг действительно отрастил себе на плече автопушку, как у Хищника, и она тоже изредка поплевывала свинцом во все стороны, лениво вращаясь на какой-то хитрой шарнирно-суставчатой опоре…

Через две минуты стрельба стихла.

И на улице остался стоять лишь Палач.

— Миссия завершена. Счет: «тридцать четыре — ноль» в пользу справедливости! — объявил он, спрятал пистолеты и утопал в неизвестном направлении.

Глава 7. Сила противодействия

— Слышь, товарищ полковник, — Физик по-отечески положил руку ему на плечо, — На твоем месте я бы прикупил смазки с охлаждающим эффектом, и побольше…

— Или новые документы. И морду лица, — добавил я.

— Тридцать четыре трупа за несколько минут, — едва слышно простонал Корнеев, — Среди белого дня, на глазах у десятков свидетелей…

— Я же говорю — растет наш малыш, растут и его аппетиты.

— Смотри, как бы они у него до самого Кремля не отросли, — мрачно пошутила Рапида.

А ведь она права. В Иркутске, конечно, говнеца предостаточно — Палачу его еще разгребать и разгребать. Но что будет, когда он здесь закончит и наведет свой «закон и порядок»? Пойдет дальше гулять по стране и сеять разумное, доброе, вечное? Или объявит о независимости региона, выйдет из состава «Великомогучей» и будет принимать всех законопослушных беженцев в этом райском местечке, очищенном от преступности даже случайно-бытового характера?

— Эх, его бы аккуратненько упаковать, загрузить в самолет да сбросить на Великую Пиндосию, — мечтательно закатил глаза Физик.

— Боюсь, если его удастся упаковать, то он не покинет пределов исследовательских центров какого-нибудь «Роснано» или «СБЕР Роботикс лаборатори». Разве что по частям…

— Тогда уж, скорее, он «Концерну Калашникова» достанется, — ухмыльнулся Корнеев, — Переименуют его в «Игорька-2020» и отправят осваивать оборонные госбюджеты.

— Короче, хуй им всем на рыло, и Калашниковым, и Кокошниковым! — подытожил мастер-ломастер и нехорошо прищурился, — Сами его скрутим, и сами на винтики разберем.

И у меня от его слов снова нестерпимо зачесалось плечо.

Что-то как-то быстро подзабыли мы указания Шизы поменьше трепаться в «прямом эфире». А что, если Палач нас действительно может слышать через имплант?

— Минуточку… — извинился полковник, вытаскивая вибрирующий мобильник, — Дела.

И пропал почти на полчаса, оккупировав для переговоров один из свободных номеров. Мы тоже времени даром не теряли, а устроили блиц-совещание через Коммуникатор. Окажись сейчас в комнате кто-нибудь посторонний, он бы сильно удивился. Пять человек сидят и молча переглядываются, то утвердительно кивая, то мотая головой, а то и вовсе закатывая глаза. И не издавая при этом ни звука, если не считать покашливания и поскрипывания.

Ну и редкий смех Физика над собственными шутками.

Было решено, что у Иркутских бандитов всяко ресурсов и возможностей побольше, чем у официальных органов (разумеется, в этом месте не обошлось без шутки от нашего балагура про органы и про размеры), с которыми мы якобы сотрудничаем. А значит, пусть себе воюют против киборга — может, у них получится найти эффективное оружие против него? К тому же, всякого рода отморозков и не жалко пускать в расход.

Неудачники же пока просто будут стоять в сторонке, наблюдать, выжидать и анализировать. И тратить на все это казенные средства.

Снова перекинувшаяся в саму себя Шиза даже на свидание сходить разрешила. Разумеется, тут же напомнив нам про гандоны, опасность группового анального секса и нелицензированных наркотиков, которыми может накачать доверчивого спецагента Конторы уличная давалка. Гипотетическая, разумеется.

Эх, вот чего у капитана Лавровой не отнять, так это сдержанности и адекватности. Нет в ней той беспардонной хабалистости и озабоченности, присущей что Рапиде, что Спорти. Даже жаль, что она снова самоустранилась.

— Шиза, — я начал обращение с позывного, переключаясь на приватный канал, — Я бы предложил стереть нашему полковнику воспоминания о Рапиде. Ну, о том, что вы с ней одно целое. От многих знаний — многие печали.

— Разумно. Пожалуй, так и сделаю.

А вслух она сказала, обращаясь к вернувшемуся Корнееву:

— Сергей, давайте я помогу вам переписать номера с оружия, а потом вы с ребятами снова вернете его в фургон. Мне неуютно, когда под самым боком целая куча стволов, да еще и краденных.

— У местных бандитов, которые наверняка его ищут, — добавила Мистик.

— Уже не ищут, — махнул тот рукой, — Их хозяин мне тоже только что звонил. Извинялся, что не послушал нас и отправил ребят на бойню. Но вернуть это все добро, конечно, придется.

— Ничего себе, «добро», — присвистнул Физик, — С его помощью можно столько зла наворотить, что в аду будут встречать хлебом, солью и ковровой дорожкой из шкурок девствениц!

— Та-а-ак. Еще какие новости?

Неудачники встрепенулись. Очень уж интересна была реакция местных авторитетов на показательную казнь, устроенную Палачом.

— Плохие. Среди убитых оказался племянник самого Каравадзе, так что тот мобилизует своих бойцов и собирается мстить. Разумеется, перед Зарецким он за свои беспочвенные обвинения извинился, и «мочить пидараса» они собираются вместе. Говорят, что Каравадзе даже из Грузии специалистов вызвал.

— Специалистов?

— Отряд матерых боевиков, воевавших чуть ли не во всех в горячих точках третьего миллениума.

— Мда-а, — Физик задумчиво почесал кончик носа, — Предлагаю грузовик с «гостинцами» вернуть поскорее. И открыточку подписать, мол, просим прощения, были не правы…

— Так, а где плохие новости-то? — поинтересовалась Шиза, — Бандиты за вас будут делать вашу работу.

— Угу. Уже шестеро авторитетов выразили свое желание принять участие в охоте, создаются патрули для круглосуточного дежурства на улицах. А это, по меньшей мере, сотня уголовников, и вооружены они будут явно не хлопушками и свистками.

— Палач перебьет их по одному.

— Наверняка к патрулированию привлекут и школьников из АУЕ… Не думаю, что он станет убивать детей. Хотя, кто его знает…

— И у вас эта зараза прижилась? — поморщился Физик.

— А в резерве планируют держать несколько мобильных бригад из боевиков и «быков».

— Киборг и их прикончит, и даже не вспотеет. Метафорически, разумеется.

— Вы представляете, какая накаленная будет обстановка в городе, когда вся эта шушера окажется на улицах?!

— Наоборот же! Преступникам будет, чем заняться вместо грабежей и угонов, притоны и подпольные цеха временно приостановят работу — красота! Да и вы сможете улучшить статистику, взяв пару десятков судимых с оружием на руках. Остальных перебьет Палач, рано или поздно кто-то засветит его настоящее лицо или найдет убежище, где киборг заправляется машинным маслом и заряжается от розетки — тут-то мы его и возьмем!

— Или опять огребем смачных пиздюлин, — перебил Химика наш вечный пессимист.


Внимание! Способность «Сверхъестественное чутье» перезарядилась!


Этот таймер я выставил с интервалом в час двадцать, и примерно каждые полтора часа включал и выключал способность, накапливая ее «заряд». То есть, продлевая время действия сенсорного умения.

На самом деле эта штука уже начала меня серьезно раздражать, и даже пару раз хотелось выключить его нахрен. Но мое «чутье» на данный момент — единственный имеющийся у нас способ узнать Палача в его человеческом облике, так что…


Вы активировали умение «Сверхъестественное чутье».


Ого! Оказывается, у меня набежало уже почти полторы минуты непрерывного действия. Проверив шкалу, я потянулся к кнопке выключения и…

…и не нажал ее. Точнее, нажал не сразу, а лишь спустя пару секунд.

— Шиза! Можно тебя на пару слов? — позвал я куратора.

Мы вышли в соседнюю комнату.

— Ну давай, выкладывай, чего там у тебя?

Я многозначительно похлопал себя по плечу, напоминая про имплант, и переключился в приватный канал Коммуникатора.

— Ты можешь превратиться в Сирену, скажем, примерно через полтора часа? Мне нужно проверить кое-какие свои догадки.

— Слушай, Уборщик. Ты же сам просился на свидание с какой-то левой бабой. Я тебя отпустила — гуляй с кем хочешь, трахайся с кем хочешь. А теперь что, хочешь еще и у нее отпроситься? Или это просто твои какие-то очередные эротические фантазии? Ну, так у меня, вроде, сиськи побольше будут, можешь и на меня пофантазировать — нечего девочку смущать.

Я глубоко вдохнул и медленно выдохнул, успокаиваясь и приводя мысли в порядок.

— Хорошо, тогда другой вопрос. Когда ты с… подругами меняешься местами — у вас ведь разные суперспособности?

— Во-первых, он мне не подруги. Они — это я и есть. Во-вторых, а ты, я смотрю, очень наблюдательный!

Вд-о-о-ох. Вы-ы-ыдох.

Вд-о-о-ох. Вы-ы-ыдох.

— Давай тогда зайдем с другой стороны. У этих ваших способностей — разный ранг и класс, верно? Ну, кроме Рапиды и Спорти, у них у обеих просто улучшены физические кондиции и боевые навыки.

— Неа. Спорти всего достигла сама, путем упорных и жестоких тренировок. Она и без всех этих суперталантов — настоящая действующая чемпионка по боям без правил. Так же, как и Лаврова — реальный капитан полиции.

— Стоп. Тогда какая у нее способность?

— Рентгеновское зрение.

Я с недоверием уставился на девушку.

— Да ладно? А какой в этом смысл. Ну, то есть, какая польза мастеру боевых искусств от такого навыка?

— Дай-ка подумаю, какое преимущество над противником дает способность видеть его кости, полную картину мышечного строения, все связки, сухожилия и нервные узлы…

Ого!

— Ого! — повторил я вслух, — Круто!

— Ага. Это тебе не мылом бросаться и выделять его изо всех щелей.

Вд-о-о-ох. Вы-ы-ыдох.

Как же с ними всеми тяжело-то, а!

— Ладно, я вот что хотел узнать. Все наши способности делятся по типу, цветовая шкала: красный — атакующие, оранжевый — защитные, желтый — ментальные и так далее.

— Да. Ты к зачету на полевого агента готовишься, что ли?

Вд-о-о-ох. Вы-ы-ыдох.

— У твоих разных личностей — они тоже отличаются?

— Уборщик, ты дебил! Если разные способности, то, разумеется, у них будут отличаться и ранги, и типы и все остальное!

— Спасибо. Это все, что я хотел узнать.

Девушка сердито фыркнула и вышла, нарочито громко хлопнув дверью. Ну да, я ведь имел наглость бесцельно потратить аж две минуты ее невероятно драгоценного времени!

— Физик! — обратился я к бывшему гонщику-угонщику через Коммуникатор.

— Ась? Кстати, ты что такое нашей мисс Шизофрении сказал, что она выскочила раздувшаяся, как самый озабоченный в пруду жаб в брачный период. Научи меня, я тоже так хочу!

— Раздуваться?

— Балбес. Шизу из себя выводить, конечно!

— Я к тебе по делу. Помнишь, ты иногда смотришь на «Ютубе» всякие ролики про угоны машин, аварии, нелепые случаи, погони и тому подобное?

— Не иногда, а постоянно. А что?

— С высоты твоего жизненного опыта и просмотренных на «Ютубе» километров видео, скажи, какова вероятность при сильном лобовом столкновении, что водитель не получит ни царапины?

— Это смотря какой водитель, какой машины, во что именно он врезался и на какой скорости.

— Ну, допустим, водитель «Лексуса»-внедорожника въехал на сотке «камэче»… в тачку с кирпичами килограмм так триста!

— Да ничего не будет с ним. Бампер помнет, тележку катапультирует, а кирпичи разлетятся во все стороны. Что до водителя, так не факт даже, что подушка при таком ударе сработает. Машина сама весит под две тонны, что ей эти три сотни кило?

Так. Что-то у меня не сходится.

— А если нос у «Лексуса» весь всмятку, колеса растопырило и лобовуху выбило нахрен?

— В твоей задаче точно не кирпичный дом, а тачка с кирпичами, а? Это вообще что за учебник такой — для подростков-суицидников?

— Мне не до шуток, вопрос серьезный.

— Тогда вот тебе мой серьезный ответ: судя по состоянию машины, въехала она не в тачку с кирпичами, а в столб. И ее водитель вместе с лобовым стеклом продолжил свой путь. Самостоятельно и преимущественно по воздуху…

— Ясно. Спасибо.

Я предупредил ребят, что хочу ненадолго отлучиться, прикупить себе кое-что из шмоток, раз уж мы в Иркутске застряли всерьез и надолго. И даже ничуть не соврал: хотелось хотя бы на втором свидании предстать перед Алисой в более пристойном виде. Она, кстати, с утра написала, что освободится после шести часов и будет меня ждать.

А еще мне нужен был большой и вместительный рюкзак.

И, желательно, звуконепроницаемый и мутантоустойчивый, но вряд ли такое найдется в обычном магазине с сумками и чемоданами.

Глава 8. Город в осаде

Я выглянул в окно.

Нет, мне не показалось — возле угнанной машины с оружием стоял пацан лет 12-14 и увлеченно фотографировал армейский фургончик на свой смартфон. Особенно тщательно номера и водительскую кабину.

— Товарищ полковник, кажется, вас нашли, — окликнул я полицейского и постучал по стеклу.

— Угу, — коротко отозвался тот, — Но я сказал, что верну машину и груз в целости и сохранности вечером, так что вряд ли они станут сейчас что-нибудь предпринимать.

— А если не вернете?

— Тогда станут, — спокойно ответил Корнеев.

Я вернулся свой номер и накинул джинсовую легкую куртку — несмотря на ясный весенний день, было не так уж и жарко. И вышел из гостиницы.

— Окей, «Гугл»: где купить рюкзак?

Но проклятый шайтан-алгоритм почему-то решил облагодетельствовать меня подержанным «Крузаком».

— Рюк-зак… Да бля, рюкзак я хочу, тупая железка! Где ближайший магазин сумок?

Наконец, на карте появилась вожделенная метка, и я отправился в путь, оглядываясь по сторонам и всматриваясь в редких прохожих. Не знаю, то ли место нашего обитания не пользовалось особой популярностью, то ли это в целом особенность города, но людей на улицах Иркутска было мало. Даже вечером, когда все уже заканчивали работу, «оживал» разве что 130-ый квартал да окрестности рынка и торговых центров.

И тем заметнее оказались гуляющие туда-сюда в не по-весеннему тяжелых кожанках мужчины и молодые ребята, чаще всего коротко стриженые, а то и вовсе бритые под ноль. Цепкие взгляды исподлобья, одна рука все время в кармане, и тоже пристально изучают прохожих. Про татуировки и цепи в палец толщиной и говорить нечего — у них они вместо униформы.

К гадалке не ходи — что это и есть «патрули» Каравадзе, Зарецкого или кого-то из примкнувших к ним «охотников» на Палача.

Быстро сработано, однако! Оперативности местных криминальных авторитетов впору позавидовать. Хотя, им в отличие от полиции, для того чтобы организовать облаву, не нужно подписывать кучи бумажек и оббивать десятки порогов.

— Эй, малой! — один из «бритых» окликнул скучающего мальчишку, отирающегося у витрины со сладостями.

Они о чем-то зашептались, в руки пацаненка перекочевала смятая «пятихатка», и тот скрылся за поворотом.

Я прошел мимо парочки «патрульных» и тоже свернул. Если верить «Гуглу», то именно там ждал меня «чемоданно-сумочный рай» и немного зонтов с ремнями. С противоположной стороны улицы носилась по двору стайка мальчишек разного возраста, гоняя в мяч. Когда-то это была оборудованная детская площадка, но теперь от нее остались только сломанные качели, которые «футболисты» использовали в качестве ворот.

«Малой», которому за что-то заплатили уголовники, тоже оказался там и о чем-то беседовал с двумя ребятами постарше.

А вот это уже интересно.

Потому как посыльный явно кивнул в мою сторону, после чего один из мальчишек исчез, забравшись в какую-то дыру в заборе.

Я сделал вид, что очень заинтересован сувенирами, выставленными в витрине магазина, мимо которого как раз проходил, и остановился. Простоял ровно столько, чтобы заметить, как из кустов в трех-четырех домах позади от меня вывалился покрытый пылью и паутиной пацан со скейтом в руках.

Тот самый.

Он бросил доску на земли и неторопливо покатился вперед.

В мою сторону.

Я развернулся и снова зашагал туда, куда вел меня маркер навигатора, но уже чуть помедленнее, чем обычно гуляю. Еще одна пара патрульных уголовников, ждущая зеленого светофора на перекрестке, не обратила на меня никакого внимания.

Позади раздался приближающийся характерный грохот колесиков скейтборда.

Неторопливо, с остановками и хитрыми вывертами, словно бросая вызов своему искусству наездника, паренек сокращал расстояние между нами. Пока, наконец, не врезался прямо мне в спину. Не то, чтобы больно, но вполне чувствительно.

— Ой, дяденька, простите, я нечаянно.

Пацан отпрянул назад. Нижняя губа его заметно дрожала, а испуганный взгляд огромных голубых глаз метался между мною и упавшей на землю кепкой.

Эх, такой талантище пропадает!

— Осторожнее, смотри, — я поднял головной убор, отряхнул его и протянул мальчонке, — Тем более, рядом дорога и машины носятся.

— Спасибо, дяденька! — радостно улыбнулся тот, схватил кепку, напялил ее и ловко запрыгнул на доску.


Внимание! Обнаружен критический уровень адреналина!


Ну надо же. Вроде такой проворный, а не заметил, как я вытащил у него из кармана свои документы и бумажник.

Ха! А пальчики-то свое дело помнят! Хоть и не мой профиль, но иногда приходилось и по карманам шарить, за теми же ключами от домой и квартир.

Интересно, они меня уже на улице срисовали, или от самой гостиницы пасли? Видать, сильно за свой грузовичок трясутся, вот и решили прощупать, с кем Корнеев увел их стволы.

А вот и магазин.

Выбрав подходящий рюкзак и сложив в него несколько ремней, я пробежался еще и по магазинам одежды. Взял себе симпатичную рубашку, обычные внешне, но понтовые брендовые джинсы и дорогущие кожаные туфли в «дико-западном» стиле.

— Эх, где наша не пропадала!

Завершил я свой шоппинг, прихватив шлапу на манер ковбойской. Судя по некислой цене и характерному запаху — та была действительно кожаной, — Если Алиса не впечатлится, так хоть поржет. А это уже треть успеха! Или четверть…

Сложив все купленное в рюкзак, я ввалился в ближайшую кофейню. Обедать в нашей веселой компании почему-то сегодня не хотелось. Нужно было побыть в одиночестве и привести мысли в порядок. Переварить все случившееся за несколько последних дней и разработать план дальнейших действий.

— Ай!

Усаживаясь за столик, я зацепил плечом вешалку, и плечо прострелило внезапной острой болью. А вот интересно, если Палач может определять мое местоположение через сидящую во мне штуковину, может, это и в другую сторону работает? Надо бы обсудить это с Химиком.

Если так, то…

Мои размышления были самым бесцеремонным образом прерваны раздавшимися снаружи выкриками и выстрелами.

Я тут же выскочил на улицу и огляделся.

Точнее, «огляделся» — времени прошло уже достаточно, и мое умение откатилось.

На том самом перекрестке, где я видел парочку «патрульных», сейчас собиралась толпа. Движение застопорилось, и первые машины уже начинали нетерпеливо сигналить. Где-то вдали раздался вой полицейских сирен, к которым присоединилась и трель скорой помощи.

Быстро, однако.

Увы, ничего сверхъестественного мне обнаружить не удалось. Так что пришлось быстренько расплатиться за несъеденный обед и протискиваться к месту происшествия.

Три трупа. Двое — здоровых детин в кожаных куртках и один пожилой мужчина, вполне себе благообразного вида: в светло-сером костюме, рядом лежат шляпа и трость. И если бы не пистолет, который он сжимал в руке, то я бы ни за что на него и не подумал.

Неужели все оказалось вот так вот просто?

Или это не Палач, а просто случайный прохожий, у которого случайно оказался с собой пистолет? Кстати, самый обычный старенький «ТТ», а не навороченный «Миротворец».

Вот только случайные прохожие не кладут двух отморозков с двух выстрелов точно в лоб.

— Кто стрелял? Кто-нибудь видел, кто стрелял? — переходил я от одного очевидца к другому, но ничего внятного так и не услышал.

Три трупа — и ноль информации.

На всякий случай я отзвонился Шизе и кратко описал случившееся и указал адрес. Пусть Корнеев выяснит по своим каналам, что тут случилось, и кто в кого стрелял.

Хм. А ведь если Палач — обычный житель Иркутска, внезапно получивший свои способности, то у него наверняка может быть и самая обычная семьи. Родители, жена, возможно даже дети и собака, с которой он гуляет вечерами. Как простой мирный горожанин.

Или нет?

Родные его, допустим, случайно оказались не в том месте не в то время, и погибли от рук бандитов, как вот этот дедок. И превратился простой обыватель в ведомого жаждой мести и чувством справедливости Палача.

Чем не мотив?

И если моя теория насчет аномалий верна, то его «трансформа» в виде киборга-убийцы и есть исполнение заветного желания: покарать преступников и сделать город безопасным.

Карман завибрировал, и я заработал локтями и плечами, выбираясь из толпы.

— Да?

Это была Шиза.

— Прохор, ты издеваешься? Почему не предупредил, что уходишь так далеко и надолго, а?

Ну надо же, еще и мое временное официальное имя использует, вместо традиционного «Уборщик, ты дебил»? Скорее всего, рядом с ней находятся люди, при которых стоит быть осторожнее в обращениях. Окей, понял, не дурак.

— Я же сказал, что иду в магазин.

— Ты сказал, что отскочишь недалеко в магазин.

— Слушай, давно бы уже сняла меня с поводка.

— С какой это стати такие привилегии, бывшему уголовнику, да еще и посреди Сибири, а? Возвращайся немедленно. От твоих десяти минут осталось чуть больше половины.

Вот тебе и конспирация.

— Так я того… не успеваю.

— Успеваешь. Поменьше заглядывайся на чужие задницы и топай побыстрее.

Вот же сучка.

— Бегу.

Ну почему все красивые бабы — непременно комплектуются мерзким сволочным характером, а? Или тараканами таких размеров, что мадагаскарских они сами на завтрак трескают.

Ладно. Запишем этот эпизод в графу «Проявления ревности». Или в «Имитацию заботы»?

— Алиса? Привет, не отвлекаю? Да вот, бегу… ага, за Сантьяго. Опять погнался за какой-то драной кошкой… Ты как, на вечер все в силе? От… отлично! Буду в шесть…

Глаза мои машинально выискивали среди прохожих подозрительные парочки и троицы «быков», а также подростков с не по-детски серьезными и внимательными взглядами. Но то ли они все попрятались после случившегося, то ли их было не так и много, как мне показалось вначале, но больше «патрульных» мне по пути не встретилось.

— Ну и где ты был? — встретила меня у входа в гостиницу Шиза.

— Бе… бегал, — переводя дыхание, отозвался я.

— Ну и какого хера?

— Не правильно. Ты должна была спросить, а почему у меня футболка совсем сухая и ничем не пахнет.

— Так ведь ты мокрый. И разит от тебя за километр…

Я принюхался. Ну да, в душ сходить действительно не помешает. Тем более, что вечером у меня свидание намечается. Если, конечно, одна злая фигуристая тетка не решила передумать:

— Тетя Шиза, не бейте меня, пожалуйста. Я за обновками в магазин ходил.

— Целый рюкзак вещей?

— Рюкзак — и есть вещь!

— Только не говори, что решил курьером заделаться.

— Почти. Если ты сегодня и завтра ослабишь свой поводок и повременишь с вопросами, то я принесу тебе целый рюкзак всяческих радостей!

— Надеюсь, ты не имеешь в виду свою самодовольную рожу после того, как тебе таки удастся присунуть этой мартышке Анфисе во все дыхательно-пихательные?

— Ее зовут Алиса. И она не мартышка, а очень милая девушка.

— Твои половые похождения мне не интересны.

Ревну-у-ует! Может, даже и сама этого не осознает, потому что это не ее чувства, а прорывающаяся изнутри ревность Сирены. Ну, или мне бы хотелось думать, что все именно так и есть. Каюсь, грешен.

— В любом случае, я имел не мое свидание, а достоверную информацию о том, кто скрывается под маской Палача.

Глава 9. Недостающие фрагменты

— Ага…

И все. Сказав это, Шиза уставилась на меня. И мы начали играть в гляделки-молчалки.

— То есть, ты хочешь сказать, — первой не выдержала девушка, — что знаешь настоящую личность Палача?

Разумеется, весь диалог мы вели через приложение-Коммуникатор своих микрочипов, чтобы чужие уши, микрофоны или импланты не могли нас подслушать.

— Я говорю, что у меня есть версия. И собираюсь ее завтра проверить.

— Вызвав его при помощи…

Девушка коснулась своего плеча, намекая на «подарок» от киборга.

— Нет, конечно! Я же не дебил, подставляться под пушки робота-убийцы!

— Ага…

И снова тишина, которую через пару минут снова нарушила Шиза:

— А когда проверишь, то что потом?

— Вернусь и все тебе расскажу — если я прав, конечно. Ну или жиденько обосрусь, вы надо мной поржете, и нам придется ждать, когда он совершит ошибку.

— Ага. А ты в курсе, что за сегодняшний день Палач убил семерых уголовников, патрулировавших улицы? Причем, в разных районах города.

— Баба с возу… — пожал я плечами.

— И еще шестерых застрелили или избили до смерти люди Зарецкого и Каравадзе, приняв их за киборга. Включая парнишку лет семнадцати, который просто работал аниматором в костюме трансформера у торгового центра.

— Психи больные. Выходит, правильно их Палач казнил?

— Ладно. Надеюсь, ты понимаешь, что делаешь.

— А поводок? — напомнил я.

— У тебя есть сутки. И на свидание с твоей мартышлюшкой…

— С Алисой.

— …и на проверку подозрений. Надеюсь, тебе хватит ума не бросаться в одиночку на киборга?

— Мне и двух встреч с ним за глаза хватило, — я поморщился, вспоминая свой визит в недра больного разума Раста.

— Это хорошо, что ты понимаешь. И, Уборщик…

— Ась?

— Береги себя, балбесина…

— Это ты мне сейчас как куратор говоришь?

— Как… как друг и коллега по отряду.

— Сойдет, — махнул я рукой, — Хотя по эмоциям, конечно, немного не добираешь.

Девушка лишь фыркнула, развернулась на каблуке и зашла внутрь. Мне вдруг в голову пришла одна мысль:

— Эй, Шиза!

— Ну чего тебе еще?

— Ты ведь, кажется, умеешь копировать чужие личности?

Она помедлила с ответом:

— Нет, не совсем. Скорее, это больше похоже на грубый слепок. Что-то копируется в точности, где-то детали смазываются, а кое-что и вовсе не отпечатывается.

Ни хрена не понятно, ну да ладно.

— И способности тоже?

— Как повезет. С Дублями, например, не прокатило.

— Мне кажется, что нам нужны таланты Корнеева, но без самого полковника. Как думаешь, эту его эмпатию у тебя получится скопировать?

— Нет.

— Что «нет»?

— Не получилось.

Ого!

— А подробности будут? С чего это вдруг ты решила его проверить? Когда?!

— Когда он, непонятно за каким хером повез нас к бандитам. Я уж думала, что полковник решил подзаработать, продав мафиози несколько полезных мутантов и информацию о Конторе.

— И?

— Я плохо подумала о нашем мистере идеальном полицейском, только и всего.

— Да я не про это! Про копирование его личности.

— Ничего не получилось. Полный ноль.

— А почему?

— Как сказал сам Корнеев, «потому что мое кунг-фу сильнее твоего».

— В смысле?

— Видать, его развитая бинарная эмпатия дает какую-то защиту от моих способностей. Других объяснений у нас не нашлось. Разумеется, я ему не сказала, в чем конкретно заключается мой дар и почему вдруг решила на нем его использовать.

С трудом верится, но если Шиза решила мне соврать, значит, у нее были на то причины.

— Уборщик.

— А?

— Почему ты не доверяешь полковнику?

— Да мутный он какой-то.

— Да ладно? Не пьет, не курит, спортом занимается, образцовый полицейский и семьянин.

А еще спортсмен, комсомолец и просто красавец, ага. Хотя, про спорт она уже сказала.

— Тогда почему до сих пор нет никаких подвижек по Ангару или по тому таксисту? Это ведь прямые ниточки к Палачу! И за оба эти направления отвечает Корнеев.

— Думаешь, он что-то скрывает?

— Или специально саботирует расследование.

— Зачем ему это?

— Да я откуда знаю? Может, получил такой приказ сверху. Может, он искренне симпатизирует киборгу и поддерживает его крестовый поход. Или знает, кто это такой и выгораживает его. Не знаю!

— Понятно. Хорошо, я постараюсь в обход полковника что-нибудь узнать по мальчишке и пропавшему таксисту. Может, ты и прав. Голодный? — сменила она вдруг тему.

— Есть маленько.

— Мы заказали роллы, скоро их привезут. Ты как?

Я бросил взгляд на таймер интерфейса. С одной стороны, до встречи с Алисой оставалось всего ничего, и наверняка мы с ней пойдем куда-нибудь поужинать. С другой, я за сегодня успел только всухомятку позавтракать остатками своего вчерашнего ужина, а обед мне обломали…

— Пожалуй, не откажусь.

И ведь не отказался! Умял целый десяток за милую душу, наконец-то поняв, насколько я голоден. И совсем забыв, что мной регенерирующий организм теперь потребляет куда больше калорий.

Первым свалил на свидание Физик, за которым заехала Анечка.

Черт, а ведь удобно, когда баба на машине-то! Она тебя покатает, покажет город, куда надо отвезет, привезет — а ты при этом еще и набухиваться можешь, потому что не за рулем. Вызванное мной такси задержалось минут на десять — как сказал водитель, все из-за пробок, не забыв при этом заранее отметить в приложении, что он уже на месте и ждет пассажира.

Козлина.

Впрочем, я тоже в долгу не остался, пролив кое-что химически агрессивное, но при этом лишенное запаха на обшивку сидений.

— Нет, ну чего творится, а?! — пылал таксист праведным гневом, размахивая руками.

— А что творится?

— Среди белого дня уже стреляются. Раньше, хотя бы, вечером или ночью разборки свои устраивали, а теперь?

— А теперь? — продолжал я имитировать увлеченного слушателя, думая о своем.

— С самого утра начинают!

— Что начинают?

— Так ведь это… — водитель растерялся от моего вопроса, — убивать!

— Кого убивать?

— Да робот этот из новостей. Бандитов, конечно.

— Ага. Точно.

Ха! Вот и еще один кусочек паззла нашелся и лег рядом с остальными, помогая еще больше прояснить картину. А ведь главное, не так-то и много у этой мозаики оказалось фрагментов. И если хорошенько поискать, то лежат они под самым носом. Вот как сейчас, например.

В бытность свою еще Законником, киборг действительно «работал» по вечерам, а то и ночью, когда все нормальные люди смотрят с семьей «зомбоящик» или укладывают сопливых детишек в кроватки. Если особо не задумываться, то это кажется вполне логичным: насильники, грабители и прочие уроды тоже вылезают из своих нор лишь с наступлением темноты.

А если напрячь извилины?

Если вспомнить, что Палач — это обычный человек, точно такой же, как и все? И значит, у него тоже есть семья, друзья и работа. И что отсюда вытекает? А то, что киборгом-убийцей он подрабатывает в свободное от своего основного занятия время.

Возьмем, допустим, обычного гражданина Иванова, который вкалывает на заводе положенные восемь часов. И вот, приходя домой после смены, он снимает пропахшую потом одежду и с наслаждением влезает в разношенные домашние тапочки. Берет газету и включает телевизор в поисках чего-нибудь интересного.

А наш мутант, вернувшись с работы, снимает свои пропахшие потом и жаждой справедливости шмотки и влезает в технологичный кибер-доспех. Берет пару автоматических пистолетов и включает полицейскую волну в поисках чего-нибудь интересного.

Но с тех пор что-то изменилось.

То ли наш «Робокоп» уволился, то ли взял больничный, то ли перешел на работу в свободном графике — отсюда и такая мобильность в дневное время. Логично?

Логично!

И вот так, один за другим складывая попадающиеся мне кусочки мозаики, я и составил портрет предполагаемого Палача.

— Привет! Да, уже подъезжаю… Не замерзла? Тогда с меня самый вкусный и самый горячий кофе в этом городе! Все, скоро буду…

Я отзвонился Алисе и предупредил, что немного задержусь.

Впрочем, как и положено симпатичной девушке, только-только отработавшей целый день, она тоже опаздывала минут на десять.

И, судя по эффектному макияжу и симпатичному платью цвета весеннего неба, эти минуты были потрачены на наведение красоты и смену рабочей одежды на более подходящую для свидания. По крайней мере, мне очень хотелось, чтобы все это было ради меня.

— Шикарно выглядишь! — ничуть не кривя душой, заявил я и вручил девушке белоснежную розу.

— Гхм. Ты… тоже. Этот наряд как-то связан с твоей работой?

Вот и пойми, понравился ей мой «ковбойский» прикид, или нет?

— Почти.

— Так. Уважаемый и грозный Мистер Пэ. Я и шагу с этого места не сделаю, пока не узнаю, кто ты и чем занимаешься!

— Замерзнешь ведь.

— Обязательно, — заверила меня девушка, — И все из-за тебя.

— Ладно. Только обещаешь не смеяться?

— Я попробую. Честно. Но гарантировать не могу.

— Хорошо. Итак, звать меня Прохором — такое вот странное было чувство юмора у моего папаши, чтоб ему там икалось и пукалось.

Ты слышал, Химик?

— Имя как имя, — девушка пожала плечами, — Редкое, запоминается.

— А работаю я секретным агентом. Больше ничего не могу сказать, иначе мне придется тебя того… ликвидировать, как лишнего свидетеля!

— Ой. Боюсь-боюсь. Не хочешь говорить — так и скажи.

— Хочу, но не могу.

— Ну и ладно.

Вот же женщины! Наврал бы ей про космонавта или про конструктора боевых человекоподобных роботов — сто процентов поверила бы. А как говоришь правду, так сразу обиженно надувают губки.

— Ой! Ты же наверняка жутко голодная! — «спохватился» я, переводя тему, — Я честно изучил по «Гуглу» все ближайшие заведения, но так ничего и не смог выбрать. Может, ты что-нибудь подскажешь?

Во время нашей прошлой встречи я честно признался ей, что не местный, а в Иркутск приехал в рабочую командировку на неопределенный срок.

— Есть неплохое место в сто тридцатом квартале, мы с подругой там часто ужинаем после работы, — задумчиво предложила она, — Бывал там?

— Естественно!

— И как тебе?

— Необычно. Прянично. Эклетично. Деревянно. В общем, я за!

Идти было далековато, так что пришлось вызвать такси. И все то время, что мы его ждали, я пытался развлекать и веселить Алису. Получалось, если честно, неважно. И вместо мыслей о том, когда будет уместно девушку первый раз поцеловать, мне пришлось думать о том, как выдавить из нее хотя бы пару искренних улыбок, а не оскалов.

И уже в ресторане, удобно расположившись на террасе и взяв меню, я спросил прямо:

— Что-то случилось? Ты сама не своя сегодня. Если я вдруг тебя чем-то…

Девушка вымученно улыбнулась:

— Нет-нет, ты здесь не при чем. Простой мой песель тяжело болеет уже третью неделю. Врачи говорят, что его, возможно, придется усыплять.

— Ого! Что с ним?

— Почки отказывают.

— Мда. Хуево… ой, прости, скверно!

— Нет-нет, все верно — именно хуево. Так что извини, но собеседница из меня сегодня так себе. Но я по-прежнему могу внимательно слушать и мило улыбаться.

Мда-а-а.

— Не можешь, — честно раскритиковал я ее жалкую попытку, — И это даже хорошо, иначе бы я решил, что ты бессердечная сука.

— Ну, — Алиса развела руками, — Как-то вот так. Правда, извини. Я думала, что получится развеяться, отвлечься — да и с тобой мне очень хорошо, но…

— Может, того? Просто чтобы чуточку расслабиться…

Я пододвинул поближе к девушке карту бара.

— Да мы с Наташкой уже, еще на работе, — она вздохнула, — Не помогает.

Ага, выходит, мне не показалось, что от нее попахивает алкоголем. Что ж, последние надежды на томный и стонный вечер окончательно развеялись под порывами прохладного вечернего ветерка.

— Тогда у меня есть план-банан! — заявил я, — Давай попросим упаковать нам все это с собой и пойдем ужинать на какую-нибудь крышу. А еще лучше — на безлюдный берег Ангары. Чтобы ты могла спокойно поорать, поплакать или еще как-то выплеснуть свои эмоции. Не стесняясь и не оглядываясь по сторонам.

— Ага. Или чтобы ты мог совершить со мной что-то гнусное и маньячное, — неуклюже пошутила она.

Внезапно.

А хотя, чего еще ожидать-то? Я нарисовался, как хрен с горы. Следил за ней, вынюхивал, навязал дурацкую прогулку в поисках несуществующей собаки, а теперь и вовсе пытаюсь заманить куда подальше и где потише — тут и первостатейная дурочка задумается.

— Мда, действительно, теперь я даже сам себя испугался, — я рассеянно почесал затылок, пытаясь перевести все в шутку.

— Прости, что испортила тебе вечер.

— Глупости какие! Я в свое время с Сантой тоже намучился, так что хорошо понимаю, каково тебе сейчас. Так что давай просто возьму для тебя бутылочку вина и вызову такси до дома. Выпьешь за здоровье своего…

— Тяпы…

— Вот! Тяпнешь за Тяпу. Пусть удивит врачей и порадует тебя выздоровлением… Официант!

Усадив девушку в такси и дождавшись, когда машина скроется в вечернем сумраке, я задумался. Возвращаться так рано в гостиницу не хотелось — все сразу поймут, что свидание у меня обломалось, а то и вовсе не было никакой встречи. Хотя, думаю, Шизу это только порадует. Да и Физик поглумится, как обычно — может, даже, выиграет пятьдесят баксов…

Но раз уж вечер у меня выдался свободный, то почему бы не заглянуть в предполагаемое место обитания Палача, а? Только сперва нужно вернуться за рюкзаком…

Глава 10. Маски сброшены

Я в третий раз вдавил кнопку звонка и решил, что если меня опять проигнорируют, то вернусь ночью и проникну в квартиру старыми методами.

В том, что меня именно игнорируют, не было никаких сомнений: я заранее убедился, что в окне на кухне горит свет и движутся тени. А значит, мой подозреваемый и его семья дома. Ну или хотя бы кто-то один. И звонок трезвонит, будь здоров — и это не смотря на то, что у меня в рюкзаке сидит мутант, выводящий из строя электронику. Хотя тут тоже непонятно: мой телефон и навигатор в машине он «заглушил», но вот радио вполне себе работало.

За дверью раздались едва слышные шаги и усталый женский голос поинтересовался:

— Кто там?

— Инна Анатольевна? Здравствуйте, а можно вашего мужа позвать на пару минут? Очень срочное дело.

— А вы, простите, кто такой и почему ваше дело не может подождать до утра?

— Коллега я его, вместе работаем. Ну и, сами ведь знаете, в последнее время у нас как в той песне: и нет нам покоя ни ночью, ни днем, — неуклюже напел я.

— Солнышко, кто там? — раздался из глубины квартиры мужской голос, едва перекрикивая шум работающего телевизора.

Ну надо же. Смотрят какую-то комедию с закадровым смехом, судя по всему.

— Это я, Прохор! — выкрикнул я, опережая девушку, — Разговор есть!

Ну все, понеслась нелегкая. Или сейчас с кухни вывалится бронированный Палач во всеоружии, или… Хотя, вряд ли он станет раскрываться перед любимой женой.

Через приоткрытую дверь мне была видна зеркальная стена коридора, в которой отражались вешалки и полки для обуви. Судя по содержимому которых, чета «Палачей» жила небедно, но детей у них не было. Интересно, этот факт как-то связан с влиянием аномалии?

— Инночка, иди в комнату, мы с товарищем немного прогуляемся. Тебе взять чего-нибудь? Привет… Прохор.

— Да уже как бы виделись сегодня… Серега.

Жена чмокнула полковника в гладко выбритую щеку и попросила:

— Фруктов каких-нибудь возьми, утром салатик сделаю.

Красивая. Не зря вырвал он ее из секретариата.

— Обождите секунду, я только накину чего-нибудь.

— Так ведь там не холодно. Да и мы на пару минут буквально.

Я решительно вклинил носок ботинка в дверь, не позволяя той закрыться.

— Ну-ну, — ухмыльнулся Корнеев, а потом вдруг напрягся и нахмурился, — Погодите. Что-то случилось? Не просто так ведь вы заявились сюда, да еще и в такое время!

— Вот именно. Давно уже догадались бы, товарищ полковник. Есть новости по Ангару…

— Я сейчас!

Дверь широко распахнулась, так что мне прекрасно было видно, как он набрасывает джинсовую куртку и надевает кроссовки. Торопливо, но не так, чтобы уж слишком — видать, мне удалось подобрать правильные слова и не вызвать подозрений.

Бросив быстрый взгляд в зеркало, Корнеев повернулся ко мне, подмигнул и надел наплечную кобуру. Разумеется, она не была пустой.

Ишь ты.

Или не удалось.

— Но и в магазин нам заскочить все же придется, — широко улыбнулся Корнеев, — Раз уж обещался фруктов купить. Так что там по Ангару? Мне звонила Симонова и спрашивала, как продвигаются поиски таксиста и мальчишки. Вам удалось выяснить что-то новое?

Симонова?

Ах да, официальная временная личность Шизы.

— У меня есть к вам просьба личного характера, товарищ полковник. Но сперва… не могли бы вы включить свою «глушилку»?

— Э-э-э… чего?

— «Глушилку». Прибор, который блокирует средства связи и возможность записывать вас.

— Я вас не понимаю. Что за бред вы несете?..

— Руки! Держи их так, чтобы я видел! На трансформацию тебе нужно секунд тридцать. Этого времени мне хватит, чтобы освежевать и тебя, и твою жену-красавицу. А потом расфасовать вас по пакетикам и зачистить все следы. Как думаешь, почему меня называют Уборщиком?

Я вытащил «УЗИ», позаимствованный из того самого фургончика с оружием и наставил его на Корнеева. Расстояние между нами было достаточно большим, чтобы он не вздумал строить из себя героя, но и достаточно маленьким, чтобы изрешетить его.

— Вы бредите. Сейчас я позвоню вашей начальнице, и она…

Полковник потянулся к внутреннему карману куртки.


Внимание! Обнаружен высокий уровень адреналина!

Внимание! Обнаружен повышенный уровень эндорфина!


«Чпок»!

Пистолет с глушителем выплюнул малокалиберную дозу свинца и ударил в стену чуть выше левого плеча полицейского. Надеюсь, тот оценил скорость, с которой я достал второй ствол.

— Я сказал: руки!

— Вы совершаете большую, очень большую ошибку. И сильно об этом пожалеете, Прохор.

— Меня зовут Уборщик. И да, давайте сразу расставим все точки над «ё».

С этими словами я приставил пистолет к своей груди и выстрелил.

Пуля пробила новую рубашку, кожу, плоть, вошла между ребер, на пол сантиметра разошлась с сердечной артерией и застряла где-то под лопаткой.


Вы активировали способность «Усиленная регенерация»!


Я рванул рубашку, не обращая внимания на посыпавшиеся на пол лестничной площадки пуговицы — один хрен, обновка уже испорчена. И продемонстрировал полковнику стремительно затягивающееся пулевое отверстие.

— Вы уже убивали меня однажды, помните, в машине? Ваше оружие все равно бесполезно, так что можете выкинуть его в мусоропровод.

— Там заварено, — пожал плечами Корнеев, — Да и пистолет табельный, а мне потом за него отчитываться. Но если он вас так нервирует, то могу его дома оставить.

Ишь ты. И ведь ни капли не волнуется, сученыш.

— Так что за личная просьба? — напомнил он.

— Глушилка, — снова повторил я.

— Чтобы она заработала, нужна боевая трансформация. Но если вы настаиваете…

В яблочко! Ай да я! Кто у нас молодец и раскрыл личность Палача? Я у нас молодец!

— Даже не думай, а то я тебя живо… трансформирую!

«Чпок»!

Пуля ударила Корнеева в руку, чуть пониже локтя.

— Какого… — зашипел он, зажимая рану и едва сдерживая крик.

— Хочу убедиться, что ты живой человек, и без своей брони — самый обычный смертный.

— Убедились?

— Ага! — радостно отозвался я, — Ну а теперь, собственно, переходим к цели моего визита: ты можешь вытащить из меня свой имплант?

— Могу. Но нужна боевая трансформация, — злорадно усмехнулся Корнеев-Палач.

— Тогда второй вопрос. Только подумай внимательно, возможно, от ответа будет зависеть твоя жизнь.

— Слушаю.

— Ты можешь вытащить из человека микрочип, имплантированный в его нервную систему?

Полковник прищурился.

— Вы про ту штуку, что сидит у вас пятерых в шее? Нет, мне такое не по силам.

Ого. А ведь Шиза уверяла, что Корнеев ничего не знает про наши чипы.

— Как узнал?

— Увидел, — пожал тот плечами, — У меня несколько режимов зрения. В боевой, разумеется, трансформации. Встречный вопрос: как вы догадались, что это я?

— Ты сильно палишься, полковник. Вылетаешь через лобовое стекло, не получая при этом ни единой царапины; сильный, как сотня бабуинов…

— Это вы про тот случай с вашим коллегой на обрыве?

— И про ящики с оружием. В общем, как-то крутовато даже для такого суперполицейского, как ты! И еще шуточки эти твои, словно со страниц комиксов с дерьмовым переводом. И в разное время — у тебя разный цвет ауры «супера». Это, я так понимаю, тоже какая-то трансформация?

— Нет, — он улыбнулся, — Просто вы ошиблись. Я — самый обычный человек с бинарной эмпатией. А по части суперсилы, скорости и неуязвимости, так это вам не ко мне, а к нему…

И полковник кивнул куда-то за мою спину.

Конечно, я слишком сообразительный и недоверчивый, чтобы попадаться на подобный уловки. Типа: «Эй, смотри, сзади тебя байкеры пиздят Киркорова дилдами!» Вот только позади меня действительно раздались звуки шагов, словно кто-то поднимался по лестнице.

Я обернулся.

На меня снизу вверх смотрел второй Корнеев, стоящий на нижнем лестничном пролете. Точная его копия, разве что в полицейской форме. Этот двойник не был вооружен, но я жопой чуял, что он куда опаснее, чем Корнеев-первый с его табельным пистолетиком…

Глава 11. Уборщик и Палач

— Да ну нахуй… Вас что, двое? А у меня с собой только один мешок для трупа!

Корнеев-второй продолжал медленно подниматься по лестнице, молча и с серьезным, сосредоточенным лицом.

Я краем глаза заметил, как Корнеев-первый встал, словно на физкультуре: ноги вместе, руки по швам, разве что смотрит не вперед, а куда-то на потолок. Словно в жизни не видел ничего интереснее, чем приклеившиеся к грязной побелке спички.

Именно в этой позе человек-Палач с видеозаписи и превращался в киборга-Палача.

— Брат-близнец? Эй ты, а ну прекрати, а не то я второго прикончу!

«Чпок! Чпок!» — я решил показать, что у оперативников Конторы слова не расходятся с делом, и влепил сразу две пули в живот Корнееву-второму. Правда, тот даже не дернулся и все так же продолжал подниматься, медленно и неотвратимо.

— Не поможет, — прокомментировал «оригинал», — Это голем, мой робот-двойник — именно он подменял меня, когда я занимался «зачисткой», обеспечивая алиби. Титановый скелет, карбоновое покрытие, независимый источник питания и базовый искусственный интеллект. Поначалу были некоторые проблемы с имитацией человеческих эмоций и с автономностью, но он тоже совершенствуется — вместе со мной.

Так вот как ему удавалось находиться в двух местах одновременно! Впрочем, я уже сталкивался с Дублями, так что не особо удивился. Подумаешь, два Корнеевых — зато теперь стало понятно, почему во время первой охоты на киборга полковник отказался ехать с нами, и сидел совершенно один в своем «Хайлаксе».

«Проблемы с автономностью», говоришь? Так он у тебя что, дистанционно управляется?

Едва эта мысль пришла мне в голову, я вытащил свою швабру-дубинку и резко вытянул вперед руку, одновременно удлиняя МФУ до двух метров.

Многочасовые тренировки не прошли даром, и конец швабры ударил точно в горло Корнеева-первого. Который, в отличие от своего двойника, пока еще был человеком, а значит, нуждался в кислороде и не был защищен броней.

Полковник закашлялся, схватился за шею и сделал несколько шагов назад.

Я бросил быстрый взгляд на робота, идущего по лестнице. Тот ненадолго замялся, занеся ногу над очередной ступенькой, но потом снова сделал шаг, и еще один, и еще. Пять-шесть ступенек, и мне пиздец. Корнеев, тем временем, восстановил дыхание и снова встал в позу трансформирующегося киборга.

— Не помешал?

С этими словами я подскочил к нему и буквально вонзил пальцы в кровавую рану на его руке.

Тот зашипел от боли и попытался меня ударить, но мне удалось уклониться и схватить Корнеева за предплечье. С силой дернув на себя, я заехал локтем в лицо полковнику. Того отбросило назад, и он, налетев спиной на стену, сполз по ней вниз. Кажется, потеряв сознание.

— Теперь твоя очередь, чурбан железный.

Я повернулся к «голему», который делал свой последний шаг по ступенькам.


Внимание! Обнаружен высокий уровень адреналина!


Разбег оказался коротким, всего два метра. Но мое тело, под воздействием адреналина напоминающее тугую пружину, взмыло в воздух, и я обеими ногами ударил в грудь неуверенно стоящего Корнеева-второго, который как раз занес ногу над ступенькой.

Сколько бы тот не весил, но количество точек опоры, текущее положение центра тяжести и законы физики сыграли на стороне человеков, и робот-двойник кубарем скатился по лестнице.

— Теперь ты…

Я вернулся ко все еще сидящему неподвижно у стены у стены Корнееву-оригиналу, взвалил его на плечо и бросился вниз.

По пути перепрыгнул через валяющегося на полу «голема», который лишь проводил меня взглядом. Непонятно, насколько серьезно тот поврежден, но лучше не рисковать и убраться подальше, пока есть хоть какая-то фора.

Раз ступенька, два ступенька…

Адреналиновое усиление пропало где-то между вторым и первым этажом, и меня тут же придавило девяносто килограммовым грузом. Ну, хоть не триста, и на том спасибо.

— Куда вы меня та…

Корнеев прервался на полуслове, когда я швырнул его на сиденье «Логана», арендованного на трое суток. Слышно только было, как щелкнули его зубы.

— Смирно лежи, пока я тебе еще что-нибудь не продырявил, — приказал я, и принялся стягивать ему руки строительными «хомутиками».

— Вы же понимаете, что он все равно вас найдет? Точнее, меня.

— Вопрос лишь в том, в каком состоянии. Для тупых полицейских повторяю еще раз: если я увижу хоть одно подозрительное движение, или ты попытаешься превратиться, то сразу буду стрелять. Первая пуля в бедро, вторая живот, а третья в глаз. Или наоборот — с порядком я еще не определился. Усек?

— Да. Подозрительно не двигаться и не трансформироваться. Куда мы едем?

— А вот это ты сейчас мне и скажешь. Понимаешь, полковник… или ты предпочитаешь, чтобы тебя называли Палачом?

— Меня Сергеем зовут.

— Так вот, товарищ Палач Корнеев, тебе это покажется странным, но мне, по большому счету, срать на тебя и на твои разборки со всякими уголовниками. Вот прямо с Эйфелевой башни и прямо на твою титановую макушку срать. И Конторе тоже ты на хуй не сдался. Нам нужна твоя аномалия — вот к ней мы сейчас и поедем. Ведь поедем?

И я ткнул его стволом пистолета в раненую руку.

Шипит и стонет — значит, еще человек.

— Адрес говори!

— У меня дача есть, под Иркутском…

— Что-то мой навигатор такой улицы не знает.

Точнее, все электронные устройства вроде мобильника, видеорегистратора и так далее сейчас вообще не работали в радиусе двадцати метров из-за сидящего в рюкзаке за моей спиной мутанта. А вот против киборга и его двойника-голема «глушитель» оказался бесполезен.

А ведь я столько надежд на него возлагал! В результате, все же пришлось от него избавиться, закинув рюкзак в кусты, где погуще да потемнее. Выруливая на ближайшую дорогу в центр города, я напомнил Корнееву о своем вопросе:

— Ты что, построил дачу вокруг аномалии?

— Я ее туда перевез… Миловиды, Рябиновый переулок. Дом четыре…

— Сука, доехать туда как? Я же не местный!

— А ты меня за руль пус-с-сти… — впервые обратился он ко мне на «ты».

Я наощупь ткнул в него рукоятью пистолета, получив в ответ болезненный стон.

— Дебил! Ты хоть понимаешь, что сейчас повезешь раненого полковника полиции через весь город? Да стоит мне поднять шум возле любого поста, как тебя…

Я резко ударил по тормозам. А потом развернулся, и приложил его в висок, надеясь, что киборги-убийцы даже не в боевой форме вполне способны пережить такое небрежное обращение со своей персоной. Интересно, а есть ли у нас какое-нибудь усыпляющее средство? Надо будет спросить у Шизы или у Химика — это бы сильно облегчило нашу работу.

Наконец-то заработавший навигатор послушно вычертил мне маршрут, ведущий в сторону Дзержинска. Миловидами оказался не то дачный поселок, не то садовое товарищество — хрен их там разберешь.

На дорогу в результате ушло ощутимо больше времени, чем обещало приложение: не разбираясь в хитросплетении улиц чужого города, я особо не торопился. Тем более, что приходилось одновременно следить и за дорогой, и за своим пленником. Да еще и в зеркала заднего вида поглядывать: не появился ли там «чоппер» с преследователем в солнцезащитных очках, вооруженный помповым ружьем.

Вот доберусь до места, гляну, что там за аномалия, и вызову подмогу — пусть сами разбираются и с Корнеевым, и с его двойником, и с Палачом.

— Серьезный ты мужик, однако, — раздался сзади голос пришедшего в себя полковника, — Особенно, когда сам себя прострелил — я тебя даже зауважал.

— Других не держим. Долго нам еще?

— Так мне отсюда ничего и не видно.

— Не хочешь скрасить дорогу непринужденной беседой? Ты мне расскажешь, как дошел до жизни такой, про аномалию, про Палача… ну и про двойника своего…

— Неа, не хочу. Ты мне все желание отбил.

Ну да, действительно. А то я уже размечтался, что он мне сейчас все и выложит — вот только у нас тут не дешевый Голливудский комикс-боевик про супергероев. А суровая, мать ее, реальность, пусть и поехавшая по всем фазам с этими ее мутантами и аномалиями.

— Что со мной будет? — прервал он затянувшуюся паузу.

— Судить тебя будут, по всей строгости закона — все, как ты любишь. За массовый геноцид и всякое прочее, чего ты успел натворить.

— Врешь ведь.

— Вру, — не стал спорить я.

Да и смысл, если он бинарный эмпат и чувствует, когда я лгу?

— А моя семья?

— Ты про жену свою? Так ведь раньше об этом думать надо было. Да ничего с ней не случится, не переживай. Она молодая, красивая, профессия у нее хорошая и востребованная. Вернется назад в Управление, а через годик-другой охмурит какого-нибудь перспективного симпатичного майора, а то и подполковника, и замуж выскочит. Нарожает ему детишек…

— Хватит! — не выдержал Корнеев.

— Как я и говорил: раньше надо было думать.

— Ну и мразь же ты, Уборщик.

Вау! Он даже ругаться умеет!

— Других не держим, — снова согласился я, — Кажется, приехали.

— Слева от дороги, дом с синей крышей, — пробурчал Корнеев, — Он в сарае.

— Он? Ты про аномалию? А почему «он»?

— Сам увидишь…

— Не хами. Забыл, у кого тут из нас пистолет, полковник? Хотя да, у тебя их аж целых два. А еще броня, несколько режимов зрения и автопушка — но только в боевой трансформации, верно?

Ответом мне стал лишь скрежет зубов и испепеляющий взгляд.

Я притормозил возле ворот, за которым стоял описанный полицейским дом. Над почтовым ящиком красовалась табличка с названием улицы и номером: «пер. Рябиновый, 4».

Приехали.

Если, конечно, он не соврал.

— Выметайся! Устроишь мне маленькую экскурсию на правах хозяина.

Я распахнул заднюю дверь «Логана» и наставил на своего пленника ствол «УЗИ», показывая ему, что шутить не намерен.

— Как? Ты же меня так скрутил, что я уже и рук не чувствую!

— А ты потихоньку, гусеничкой…

Неразборчиво чертыхаясь, полковник вывалился на землю и кое-как поднялся на ноги.

По-хорошему, надо было сперва проверить и сарай, и дом — не прячется ли там кто-нибудь из подельников Палача — например, тот же Ангар или «пропавший» таксист. Или нет ли там оружия, которое Корнеев мог бы внезапно схватить.

Но оставлять его одного было куда опаснее. Мне тут неуязвимый киборг с пулеметами вообще ни разу не сдался.

— Топай давай! — я ткнул ему в спину стволом пистолета-пулемета, задавая скорость и направление.

— А может, опрокинем по стопочке? — предложил вдруг Корнеев, — У меня своя, домашняя.

— На службе не пью.

Да и не верилось мне, что этот образцовый полицейские на досуге увлекается самогоноварением. Не в его это стиле.

В сарае оказалось внезапно светло благодаря неоновым лампам. Да и на сарай он внутри похож не был. Этакий вариант гаража для геймера-задрота: ни машины, ни инструментов, зато есть несколько компьютеров, удобные кресла и пара кроватей. Три плоских телевизора, какой-то навороченный радиоприемник и стопка пустых коробок из-под пиццы прилагались. Часть помещения была отгорожена свисающей непрозрачной ширмой из черного полиэтилена.

— И как ты только еще в форму влезаешь, на такой-то диете? — не удержался я.

— Бегаю много. А еще здесь есть гантели и скакалка.

Ишь ты, бегает он. Хотя, если на своих двоих добираться отсюда и до самого Иркутска, то…

Но мое внимание уже было целиком поглощено тем, что обнаружилось в самом центре сарая. Это «что-то» было подвешено при помощи сетки к потолку и висело в метре над полом: громадный булыжник невнятной формы, покрытый мхом и чем-то скользким и влажным, судя по игре света.

Самый обычный камень, пусть и большой — метра три диаметром, не меньше.

— Это еще что за сувенир?

— А это и есть аномалия, которую ты так хотел увидеть, — пожал плечами Корнеев.

Я указал ему стволом «УЗИ» на кресло, которое дальше всех стояло от компьютера и стола:

— Присаживайся, товарищ полковник.

Тот грузно опустился в кресло и вскрикнул от боли, неудобно подмяв под себя раненую руку.

— Слышишь, Уборщик. Может, хоть перевяжешь меня, а? А то перед глазами уже темно.

— Это хорошо. Значит, не вздумаешь творить никаких глупостей, верно?

И снова в ответ неразборчивое бурчание. Вообще как-то у нашего Гагарина заметно поубавилось лоску. И разговаривать стал нормально, и зубы уже не сушит по поводу и без. Так, глядишь, в обычного человека превратится.

Или в киборга-убийцу.

— И как ты в нее залезаешь?

Я подошел к камню и включил свое суперзрение.

Не обманул, действительно, эта многотонная глыба переливалась всеми цветами радуги, как и положено аномалии.

— С разбегу, как в «Гарри Поттере». Хочешь — попробуй. Только непременно головой вперед прыгать надо.

— Не смотрел я твоего «Поттера». Детские сказочки.

— Очень даже зря. Вон там на полке лежат диски, можно включить. А я тебе расскажу о том, где и как нашел эту штуковину, и как превратился в Палача.

Заманчивое предложение, даже слишком. Следовательно — отклоняется.

— От многих знаний — многие беды, — пожал я плечами, — Пусть с этим другие разбираются.

— Да послушай ты, Уборщик! — вспылил Корнее, — Ну ты же такой же, как и я — оба мы служим народу и закону, подчищаем всякий… мусор!

— Убиваем людей, ты хотел сказать?

— Да разве это люди? — лицо полковника исказилось, — Мрази! Твари, не достойные топтать землю! Если бы не наша гнилая система правосудия, лживая и продажная, они бы все получили по заслугам! Но мы живем в несовершенном мире, в котором приходится все брать в свои руки!

Я подошел к полкам, на которых стояли диски с фильмами. Забавно, все до единого — лицензионные. Верен себе и своим идеалам до последнего, наш человек-Гагарин!

Мда, теперь мне стало понятно, откуда у него такие сдвиги: сплошные «Мстители» с «Росомахами», вперемешку с «Робокопами» и «Крепкими орешками». Пуленепробиваемые копы, бесстрашные мутанты и прочие комиксы, где «хорошие» непременно побеждают «плохих». Как правило — уничтожая их физически. Хотя нет, еще какие-то сказочки в духе того же «Поттера» — целая полка оказалась заставлена всякого рода фэнтезятиной.

— Ну же, Уборщик! Ты же не хуже меня понимаешь, что миру нужны такие герои, как мы!

— И какие же?

— Неподкупные! Беспристрастные! Только мы способны навести настоящий порядок!

— Ага. Как в твоих любимых фильмах: чтобы победило добро, нужно убить всех злых?

— Я не тронул ни одного невиновного человека.

— Ты — нет, а вот из-за тебя уголовники знаешь, сколько народу порешили?

Что-то раскричался наш бравый полковник…

— Увы, но одному мне за всем не уследить. Поэтому я и предлагаю тебе сделку.

— Сделку?

А вот это уже что-то новенькое!

— Я расскажу, как правильно активировать аномалию. Она избавит тебя от микрочипа — меня, например, исцелила от рака...

Ого. А вот про это в его досье не было ни слова.

— …Ты получишь киберброню, автопушки, способности к эмпатии и собственного «голема». Вдвоем мы быстро наведем порядок, а потом найдем еще достойных кандидатов…

Ого! Выходит, у него аж четыре разных способности, и все довольно сильные и полезные. Круто — вполне себе тянет на А-класс по шкале Конторы.

— Классно, — вполне искренне отозвался я, — Это ж голема можно вместо себя за пивом в магазин гонять! А что у тебя за ширмой спрятано?

— Полигон. Там я проверял свои новые способности и апгрейды. Точность и скорость стрельбы, прочность брони и так далее. Учился использовать новые модули брони и программы. После каждого прыжка в аномалию что-то улучшалось или появлялось.

— И по какому принципу?

— Мне так и не удалось этого выяснить. Сперва я думал, что это награда: чем сильнее были прегрешения убитого мной преступника, тем качественнее окажется очередной апгрейд.

— И?

— Ошибся. Ну так что, Уборщик?

— Что?

— Я о своем предложении. Ты меня отпускаешь, а взамен получаешь сверхчеловеческие возможности. По моим расчетам, еще шесть-семь прыжков — и мои доспехи не возьмет никакое орудие! Почти полная неуязвимость!

— Есть еще боевые отравляющие вещества, лава и жидкий азот.

— У меня замкнутая система фильтрации и полная герметичность. Высокая температура плавления и встроенная терморегуляция, даже запас питательной смеси имеется…

— Да ну нахер! Что, и в расплавленный металл тебя макать можно?!

— Могу показать, — пленник криво ухмыльнулся, — У меня и такой стенд имеется… — он кивнул в сторону ширмы.

Я машинально повернулся в направлении его взгляда и пропустил тот момент, когда Корнеев рванулся вперед и бросился прямо к висевшему напротив него камню.

«Тра-та-та-та!» — застрекотал в моих руках «УЗИ».

— Стой, сука, стрелять буду! — заорал я, старательно преследуя его стволом.

«Цинь-цинь-цинь», — беспомощно зацокали пули, высекая искры из надежно защищенной броней спины получеловека-полукиборга.

Этот пидорас заговаривал мне зубы, а сам, тем временем, успел частично трансформироваться! Признаться честно, я и не предполагал, что он способен на такие фокусы, и теперь должен был поплатиться за свою оплошность…

Глава 12. Финита, бля, комедия

— Стой, сука!

К каким отчаянным и крайним мерам может прибегнуть Уборщик, полностью разрядивший свой адреналиновый ускоритель, вооруженный внезапно оказавшимся бесполезным «УЗИ» и двухметровой шваброй-дубинкой, которой до бегущего к аномалии супера уже не дотянуться?

Правильно.

Устроить большой «плюх».

Ноги влетевшего в мыльную лужу Корнеева взлетели выше головы. Которой он при падении приложился о свой чудо-камень так, что я услышал явный хруст ломающегося черепа.

«А ты с разбегу и головой вперед, как в Гарри Поттере», — вспомнились мне пророческие слова.

Недочеловек-недокиборг рухнул на пол мешком безжизненной плоти и микросхем. Не только спина, но и шея, и левая рука его уже были покрыты сверкающей броней, на которой выпущенные мной пули не оставили ни царапинки.

Под головой бывшего полковника растекалась черная лужа. То ли это так кровь выглядела в тусклом свете горящих неоновых ламп, то ли это он уже смазкой начал истекать, или электролитом. Или на чем там нынче аккумуляторы у Роботов-полицейских работают?

— Бля. Извини, что повторяюсь, но скажу еще раз: Уборщик — ты дебил! Ты там что, Палача прикончил, что ли?

— И я тоже рад снова тебя слышать в своей голове, моя незабвенная Шизофрения… Только это не я его убил, это он сам убился…

Если честно, то у меня ни на минуту не возникало сомнений, что Шиза меня обманула, сказав, что сняла «поводок». Да, детонатор, может, она и отключила, но не отслеживание моего положения. А еще, как выяснилось, куратор умеет слышать, что творится рядом.

— Мы уже в пути. Скоро будем.

Да я и мутанта-глушителя с собой в первую очередь взял, чтобы тот не позволял меня отслеживать через микрочип, а не против Палача.

Проверить что ли, действительно он сдох, или только притворяется?

Я снял с пояса швабру-дубинку и переключил ее в режим максимальной длины. Наставил на валяющееся тело пистолет-пулемет и потыкал в него своей палкой-проверялкой.

— Эй ты! Живой хоть? — я даже добавил в голос капельку тревоги и любопытства.

Мутант никак не реагировал. Если, конечно, не считать усилившегося кровотечения.

Мда. Прямо как-то неудобно получилось. Ведь даже не в бою погиб, сражаясь, как герой за правое дело, а тупо поскользнувшись. Надо бы его чем-нибудь накрыть. Я начал осматриваться по сторонам, как вдруг в двери сарая что-то бухнуло, да так, что я аж подпрыгнул.

— Открывай, Уборщик!

До чего техника дошла! Вашего Корнеева и тут, и там показывают!

— Завтра приходи, мы заняты! — крикнул я.

«Бух!»

Ого. Еще один-два удара, и замку хана — силен все же, этот голем! А у меня тут как раз остывает труп его хозяина, и что-то подсказывает, что у робота-двойника появятся ко мне очень неудобные вопросы.

Я перевел швабру в «жесткий» режим, и вставил ее вместо засова в специальные скобы.

— Т-ты серьезно? Его эт-то не удержит, — раздался сзади тихий голос.

— Спорим на сотку баксов?

Мда, чего уж тут удивляться? Раз голем по-прежнему функционирует, значит и хозяин его жив-здоров. Ну или хотя бы относительно жив. Я обернулся.

Корнеев сидел на полу и смотрел прямо на меня немигающим взглядом. Выглядел он ужасно. Часть черепа снесло начисто, а лицо было залито черной кровью. Из дыры торчали какие-то шестеренки, микросхемы и провода. Вместо одежды его частично металлизированное тело покрывали лишь лоскуты обгоревшей ткани. Так вот откуда этот запах жженых тряпок!

С-сука, да он почти же почти добела раскален, вон, аж светится! И если вздумает сыграть со мной в обнимашки, то получится стейк из Уборщика сильной пожарки в натуральную величину.

«Бух!»

Многофункциональное изобретение Профессора с честью выдержало испытание разъяренным киборгом, даже не согнувшись.

«Бух! Бух! Бух!»

— По голове себе постучи! — рявкнул я, прекрасно понимая, что голем вот-вот сообразит, что ему проще пробить где-нибудь стену, чем войти через ворота.

Но мое внимание по-прежнему было приковано к светящемуся отечественному аналогу Терминатора. Обзаводиться своей кибер-броней он почему-то не спешил, видать, действительно серьезно поломался.

— Похоже, я сильно вас недооценил, — бесстрастно произнес Корнеев, опираясь на здоровую руку и медленно поднимаясь под натужный рев сервоприводов.

Мне захотелось подколоть его снова вернувшимся уважительным обращением на «вы», но я понял, что он имеет в виду не именно меня, а всех Неудачников и приславшую нас Контору.

— Но вам все равно не заполучить его! — выкрикнул он.

Его раскаленное тело выпрямилось и обхватило камень, словно пытаясь обнять его. Тот зашипел, в некоторых местах появились струйки пара. Запах гари, терзавший мои ноздри, заметно усилился.

— Вы не достойны такой силы! Пять!

«Бах!»

— Чего-чего? — переспросил я, бросая взгляд да дверь.

Швабра по-прежнему достойно держала удар.

— Четыре!

— У тебя там это… к голове прилипло что-то… Кажется, мозги вываливаются!

«Бах! Бах!»

— Три!

Сука, да он же обратный отсчет ведет! И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы сообразить: ничем хорошим это все не закончится. Так что я огляделся по сторонам в поисках подходящего укрытия, и не нашел ничего лучше, чем массивное кожаное кресло.

— Два!

Зубы лязгнули, когда я неуклюже приземлился по ту сторону.

— Один.

Так. Как там нужно делать при взрыве: закрыть глаза и открыть рот?

Или наоборот?

Вот только никакого взрыва не было. Раздался пронзительный свист и… По креслу забарабанили крупные тяжелые «градины», а мимо пролетели обломки камня, куски плоти и металла. Что-то плюхнулось мне прямо за шиворот, и я машинально схватил это «что-то».

Рука. Обычная оторванная человеческая рука.

— Бу-э-э! — не стал сдерживать я порывы своего желудка.

Смелости и наглости выглянуть из-за своего укрытия мне хватило лишь минут через пять. Впрочем, я прекрасно знал, что там увижу. И картина моих ожиданий не обманула.

Несколько крупных обломков «аномалии» лежали на полу в окружении щебня. Черные влажные пятна покрывали камни, да пара элементов брони валялась сверху, припорошенных пылью. Ах да, и еще там стояли ноги, оторванные чуть ниже колена: одна человеческая, а вторая уже не очень.

— Бу-э-э! — гребанные роллы.

— Уборщик? — раздался в голове взволнованный голос Шизы, — Что там у тебя стряслось?

— Бу-э-э! — красноречиво отозвался я.

— Мы уже рядом. Держись!

К счастью, с гибелью Корнеева-оригинала успокоился и штурмовавший двери голем. Более того — выйдя на улицу, я обнаружил перед сараем лишь комок оплавленного металла диаметром не больше полуметра. Конкретно его так скукожило!

Обещанная «кавалерия» прибыла аж через полчаса, когда я уже сидел на лавочке у дома, наслаждаясь ночной прохладой и любуясь россыпью звезд. Таких близких и таких далеких одновременно.

Долго же они собирались! Зато тщательно: из притормозивших у дома броневиков и джипов выскакивали, словно резиновые мячики, бойцы СОБР-а и какие-то странно камуфлированные ребята, вооруженные «Бизонами» и «Вихрями». Простым спецназовцам такие «машинки» не дают, а значит, это как минимум боевики особого отдела ФСБ — в общем, хрен разберешь.

Мои родные любимые Неудачники выбрались из Большого Черного Джипа с номерами Управления, и не одни, а в сопровождении какой-то шишки в погонах.

— Майор Филипенко, — представилась «шишка», почти не удостоив меня вниманием, — Где он?

Я махнул рукой в сторону сарая, и тот, ускорив шаг, утопал дальше.

— Ты как? — пристроилась рядом Мистик.

Надеюсь, продемонстрированный мною большой палец был достаточно красноречивым ответом, потому как разговаривать мне ни с кем не хотелось.

— Здание! Вторая группа, проверьте здание, — принялся командовать кто-то громкий и незнакомый.

— Химик, займись уликами! — а это уже мой внутренний голос во плоти.

Судя по звуку шагов, идет прямо сюда.

— Ты как, живой?

Снова большой палец вверх.

— Разговаривать можешь?

Теперь — средний.

— Не хочешь?

Киваю.

— Компанию нам составишь? Покажешь, что тут к чему, или и дальше загорать будешь?

Пришлось вставать и возвращаться в сарай. Бойцов внутри не было, все они остались снаружи. Только я, Неудачники и майор Филипенко. Ах да, и еще какой-то долговязый тип в камуфляже, но без оружия, зато с белоснежным чемоданчиком в руках.

Глаза которого буквально пожирали груду осколков, оставшихся от аномалии Палача. А вот куски кибер-брони, валяющиеся в комнате, его даже не заинтересовали. Зато юркий Химик тут же бросился на колени и принялся сгребать их в свой чемоданчик «эксперта-криминалиста».

Кстати, Шизе полицейская форма шла ничуть не меньше, чем Рапиде-Лавровой. Первый раз вижу ее при полном параде, и зрелище это определенно ласкает взор. Хм. Вот бы на Сирену в таком прикиде глянуть, хотя бы одним глазком!

— Полегче с фантазиями, любовничек, — ткнула меня в бок куратор, — А то ведь и впрямь придется одним глазом смотреть, потому что второй Сирена тебе выковыряет.

Блядь, похоже, я сказал это вслух.

— Говно вопрос. Я же теперь живучий сукин сын с ускоренной регенерацией: новый отрастет. И вообще, могла бы и поласковее быть с победителем неуязвимого киборга-убийцы!

— Ты ему в спину стрелял, «победитель», — фыркнула девушка, — а перед этим, судя по всему, раздел догола. Кстати, как тебе наш «мистер идеальный полицейский» без штанов? У тебя хоть встал?

— Завидуй молча.

Филипенко, вдоволь налюбовавшись обломками, подошел ко мне и протянул какую-то бумагу:

— Скажите, до взрыва этот камень выглядел примерно так?

Я бросил быстрый взгляд на фотографию.

— Вроде похож. Я его особо и не рассматривал — не до того было. А что это за снимок?

— Так выглядел утерянный в конце прошлого года обломок Шаман-камня. Который, выходит, все это время находился здесь. Интересно, как он сюда попал?

— Может, нашаманил кто? — предположил Физик.

— Не смешно. А это, между прочим, культурно-историческое наследие Байкальского края! Охраняемый объект, место паломничества бурятских шаманов и туристов…

Выходит, аномалия — это кусок какой-то скалы, раньше торчавшей из вод Байкала, и по легендам исполняющей желания и приносящей удачу? Мистика, однако! И тем не менее, в том сарае валяются куски киборга-убийцы, в которого превратился полицейский-идеалист, мечтающий очистить родной город от преступности.

А вдруг обломки Шаман-камня сохранили свои необычные свойства, а?

И тоже могут исполнять желания: хотя бы самые крохотные? В конце концов мы ведь ни хрена не знаем ни о природе аномалий, ни об их свойствах. Я присмотрел кусок камня покрупнее, валяющийся неподалеку от входа, и присел рядом.

Положил на него руку и задумался.

Чего бы мне такого загадать?


"Награда" для мутантов


За моей спиной раздалось многозначительное покашливание.

Шиза.

— Думаешь, сработает?

— По крайней мере, почему бы и не попробовать?

Я выпрямился, отряхивая руки.

— И что загадал?

— Ничего, — я тяжело вздохнул, — Что-то меня в последнее время фантазия подводит.

— А как же избавление от микрочипа? Ты же об этом просил Палача?

Ишь ты. И все-то она знает, даже не смотря на карликов-мутантов, глушащих сигналы.

— Да как-то… привык я к нему уже, что ли. И к вам, обормотам. Да и База, если подумать — не такое уж и паршивое место, видали и похуже. Особенно если уровень доступа позволяет наслаждаться ее «особенными» предложениями.

— Это намек? — усмехнулась куратор.

— В жопу гордость, скажу прямо: я тоже хочу в сауны, аквапарки и жрать осьминогов, запивая их дорогущим вискарем!

— А почему ты отказался от предложения Корнеева? Получил бы свободу и доспехи Стального Человека в придачу.

— Вот как раз про свободу никакой речи и не шло. Повесил бы себе на шею новый хомут в виде обязанности зачищать улицы Иркутска от всякой шушеры. А в придачу еще и начальника-Палача, сурового и неподкупного. К твоим сдвигам по фазе я уже хотя бы привык. Да и мир мы тут спасаем от мерзостей куда похуже насильников да грабителей.

— Вау! Неужели у нас тут состоялась инициация нового супергероя?

— А можно личный вопрос?

— Валяй.

— Тебя когда на хуй посылают, ты одна обижаешься, или весь твой мозговой табор сразу?

— Дебил ты, Уборщик.

Наконец-то она отвалила со своими дурацкими расспросами, оставив меня в покое. Физик, стоявший рядом и наблюдавший эту пикировку, хмыкнул:

— Всегда бы ты с ней так.

— В смысле?

— Я говорю: завязывай ты уже с этим.

— Да о чем ты?

— Про блондинку ту сисястую, по которой ты слюни пускаешь. Про Сирену. Слушай, ну ты же вроде адекватный мужик, с мозгой и руками. Киборга вон, сам по винтикам разобрал… Так что сделаю тебе один махонький подарок, по личной, так сказать, инициативе.

Я непроизвольно опустил взгляд на его пустые руки.

— Способность у нее такая: мужиков охмурять. Да и не только мужиков. Она вроде как подбирает тембр голоса, который затрагивает… ну… Короче, специально очаровывает простаков вроде тебя, чтобы им потом под ее указкой работалось веселее. Думаешь, ты один такой за ней бегаешь, с выпученными глазами, стоящим хуем и слюнями по подбородку?

Ну охуеть, «подарочек»! Да как он только посмел заявить такое про НЕЕ!

Кулаки мои непроизвольно сжались, а крепко стиснутые зубы заскрежетали.

— А за слова свои ответишь?

— Ишь ты, — Физик прищурился, — Да больно мне надо с тобой возиться-то, с юродивым. Я сказал, а уж твое дело — слушать меня, или нет.

Да уже поздно — я-то все услышал, каждое слово. И теперь надо бы эту информацию хорошенько обдумать в более спокойной обстановке.

— Эй, — я окликнул уходящего Физика, — Огоньку не найдется?

— Так ты же, вроде, не куришь?

— Да я и не собирался. Зажигалку, говорю, дай.

Тот принялся шарить по карманам, но в конце концов лишь беспомощно развел руками:

— Извини, кажется, где-то обронил…

Ну и ладно. Уборщик я, или кто?

Я вышел наружу. Щербатая убывающая луна давала недостаточно света, чтобы можно было разобрать содержимое бумаги, извлеченной мной из кармана. Впрочем, я и так прекрасно знал, что это за документ, и что там написано — уже успел изучить его, и не один раз. И должен стать последним человеком, который это сделал.

Поэтому я открыл интерфейс и отрегулировал свою «Мыльную сферу», выставив параметр «химической агрессивности» в максимальное значение. Ладонь покрылась тонким слоем зеленоватой слизи, и я провел ею по листку бумаги, наблюдая, как печатные символы превращаются в размытые неразборчивые кляксы.

За два года счастливого супружества чета Корнеевых так и не обзавелась детьми. Карьера, работа, ипотека, ремонт — видать, решили повременить. А вот в бытность свою студентом будущий полковник полиции вел куда более безбашенный и явно не Гагаринский образ жизни. И при этом молодой статный красавец пользовался большим успехом у девчонок с младших курсов.

Вот и «допользовался».

— Что там у тебя? — коснулась моего плеча Мистик, — Фу, мерзость какая! Как ты вообще это в руки взял?

Ну да, оплывшие под воздействием самого сильного моего мыльного концентрата чернила стали похожи на буро-фиолетовую слизь, которая сползала на руки и капала на пол. И от документа, подтверждающего то, что Николай Жуков, больше известный нам как Алтай, был усыновлен своими «родителями», остался лишь влажный испачканный кусок бумаги.

Надо же. И как я сразу не понял, а? Да он же почти точная копия папаши, только лет на 15-20 моложе! А мы все строили догадки, какими такими угрозами или обещаниями киборг-убийца принуждает мальчишку таскаться за ним со своей камерой…

Две кровати. Двойной набор посуды и одежды. Два ноутбука. Отдельная полка для дисков с фильмами. Пленником Алтай явно не был — по обстановке «сарая» это читалось сразу. Но чтобы вот такое…

Я смял и отбросил в сторону то, что осталось от документа.

Интересно, а что бы загадал я на месте 20-летнего подростка, узнав, что он приемный, а настоящий его папаша крошит преступников, наряжаясь в Робокопа?

Может, у него самого и спросить?

Я потер правое плечо, которое внезапно сильно зачесалось. Как раз там, где по-прежнему сидел «подарок» Палача.

Да ну нахер, хватит с меня общения с этой ебанутой семейкой. Если пацан не полный дебил, то будет сидеть на попе ровно. А если пошел в своего родного батю, то скоро Неудачникам снова предстоит командировка в Сибирь — вот тогда и спрошу его со всем пристрастием.

— Химик, ты закончил?

Тот сунул в чемоданчик последний обломок, повернулся к Шизе и кивнул, без особых усилий размахивая контейнером, в который только что запихал несколько камней, по пять-десять кило весом каждый. И это не считая уцелевших фрагментов брони Палача!

— Ну что ж, Неудачники. Поздравляю вас с очередной успешно завершенной миссией! Завтрашний день в вашем полном распоряжении, а вечером летим домой, — улыбнулась Шиза.

Увы, она ошиблась.

Несмотря на позднее время, по возвращении в гостиницу состоялся сеанс связи с Шефом, он же разбор полетов, он же раздача заслуженных медалей и не менее заслуженных пиздюлей. Не знаю, как остальным Неудачникам, а лично мне чертовски хотелось спать, поэтому бодрый и веселый голос начальника всея Базы я воспринял, как издевательство.

Пока не вспомнил про существенную разницу во времени между часовыми поясами.

В первую очередь нам влетело за то, что дело оказалось слишком затянутым и громким, а общественный резонанс вышел далеко за пределы региона, и теперь Конторе предстояло провести серьезную работу с населением.

— Будете «стиралку» с вертолетов распылять? — пошутил Физик, но тут же осекся под строгим взором Шефа.

— Нет. Для всех Палач — это бывший инженер, работавший над секретными военными проектами и укравший новейшую разработку, над которой трудился по заказу Министерства Обороны последние несколько лет. А разыскал его и остановил ценою своей жизни полковник Корнеев Сергей Иванович. Между прочим, посмертно награжденный орденом.

— Слыхал, Уборщик? Твои ордена теперь покойный Палач таскать будет.

— На жопу ему их приварите… — махнул я рукой.

— Наша служба и опасна и трудна… — негромко начала напевать Мистик.

И, должен заметить, получалось у нее очень даже неплохо. Послушать бы их с Сиреной дуэт в караоке! Моя сладкоголосая Сирена… Эх, Физик-Физик, ну вот кто тебя за язык-то тянул, а?

— Вопрос можно, — поднял руку Химик, — А как они будут объяснять его регулярный апгрейд? Или скажут, что он также украл группу инженеров и мастерскую в придачу?

— Будем надеяться, что не все такие умные, как ты, и подобных вопросов не будет.

— А что с мальчишкой, с Ангаром? — вмешался я, — Он ведь до сих пор в розыске, хотя ни в чем и не виноват.

— В розыске как свидетель, — уточнил Шеф, — Да, этот вопрос мы решим с региональными силовыми структурами. Палач убит, все совершенные им преступления доказаны и дело закрыто.

Надеюсь, ему хватит мозгов не поднимать выроненное биологическим папашей знамя. И не захочется найти его убийцу — то есть меня — и отомстить.

А если захочется? Может, зря я за него вступился?

— Мне бы в наш Медцентр поскорее, решить вопрос с имплантом, — поднял я руку.

— Увы, а теперь пришло время плохих новостей, — вздохнул Шеф с экрана телевизора, — вам придется еще немного задержаться. Так что и больница, и новые уровни прокачки — все это непременно будет, но попозже.

— Но ведь дело Палача закрыто, вы сами сказали? — нахмурилась Шиза.

— Верно. Химик, помнишь проект «Чистый Лед»?

Все повернулись к нашему эксперту. Тот задумчиво поправил очки на переносице. Которые, к слову, он носил скорее для солидности, и чтобы было что поправлять вот в такие моменты.

— Да.

— С этим проектом и будет связано ваше новое задание, раз уж так вышло, что вы оказались рядом. На время новой миссии на тебя возлагается роль командира отряда и куратора. Нужный софт и коды доступа тебе перешлют.

— Но… — вскинулась Шиза.

— Не перебивать! — рявкнул Шеф, — А ты, девочка моя, завтра с утра нужна мне здесь, на Базе. У тебя будет отдельное поручение. И Мистик тоже заберешь с собой — мы с ней еще не закончили работу…

— А как же наше задание? — нахмурился Химик.

— Справитесь и втроем. Бывший угонщик, хакер и вор — идеальная команда для того, что вам предстоит сделать. В конце концов, один из вас пару часов назад голыми руками ликвидировал неуязвимого киборга-убийцу и даже не вспотел…

— Я вспотел. И даже чуть-чуть обосрался…

— Ну, раз уж ты сам подал голос, то перейдем к тебе, Уборщик. А обосрался ты очень даже конкретно, понимаешь, о чем я?

«Экранный» Шеф перевел взгляд прямо на меня.

— Вы про уничтоженную аномалию? Да кто же знал, что он…

— Я говорю про твое самоуправство, инфантильность, необоснованную самоуверенность и полную неспособность к командной работе! И ведь это далеко не первый раз!

— И не последний, — едва слышно пробурчал за моей спиной Физик.

— Ну как же ты не поймешь, что вы — команда, делаете одно общее дело и должны помогать друг другу, дополнять и страховать. А не пропадать неизвестно куда и зачем. До полевого агента-одиночки у тебя еще яйца не доросли, сынок…

— В душе за мной подглядывали?

— Ну вот опять, — вздохнул Шеф, — Пора уже тебе взрослеть и определяться, чего ты хочешь в этой жизни и к чему стремишься.

— Можно подумать, меня кто-то спрашивает, чего я хочу, — я ухмыльнулся, — Что-то не помню, чтобы я просился в тюрьму. Или в Жопокрутку. Или в пасть к джинну…

— Так может, потому и не спрашивали, что ты еще не дорос для самостоятельных решений, а? И в очередной раз это доказал?

— Я нашел Палача. И убил.

— Довел до самоубийства, если уж начистоту. И меня тоже скоро доведешь своими выходками. А ведь если бы ты работал в команде, то все могло сложиться совсем иначе. Мы бы получили и киборга-мутанта, и уникальную аномалию…

— Или нет — это все гадание на кофейной гуще. Хотя, можно попросить Мистик раскинуть картишки...

— В этом твоя беда, Уборщик. Ты слишком много говоришь, и слишком мало думаешь. А когда думаешь много — то ничего никому не говоришь.

Признаться честно, я даже слегка подзавис, пытаясь осмыслить услышанное.

— И кстати, ты куда дел того карлика-мутанта, которого ребята прятали в бане?

Бля-я-я! Совсем про него забыл! За это время тварь, скорее всего, смогла выбраться или кто-нибудь нашел рюкзак и выпустил ее. Или чего похуже.

— Вот-вот, очередной пример твоей вопиющей безответственности и неспособности отвечать за свои необдуманные поступки.

Крыть мне было нечем, так что я просто виновато опустил голову вниз.

— Надеюсь, ты меня услышал и сделал правильные выводы. Итак, Шиза и Мистик возвращаются завтра на Базу первым рейсом. Остальные выдвигаются на Байкал. Химик назначается старшим, он вас и введет в курс дела. Там ничего сложного, так что считайте это легкой прогулкой по главной местной достопримечательности — почти отпуск. Все нужные материалы Марина сейчас пришлет. Удачи вам, Неудачники!

— …в Жопокрут! — машинально отозвались мы, пялясь на почерневший экран.

— Гони сто баксов, — улыбнулась Мистик, дергая застывшую неподвижно Шизу за рукав…



ЭПИЗОД 11. Трое Неудачников и проект «Чистый Лед»


— Майна! Майна давай потихоньку! — разнесся зычный голос по помещению склада, — Да что ж ты творишь-то, ирод! Куда ты ж ты его «вира», если я тебе русским языком ору «майна»?

— Задрал ты уже, Семеныч, со своим «русским». Ты по-человечески скажи, поднимать его, или ставить?

— Так я и го… — бригадир махнул рукой, — Опускай! Только осторожно, не поцарапай, а не то товарищ генерал из тебя самого экспонату заделает. Майна!.. Тьфу, вниз ее давайте, ебантяи…

Разгрузка фургона, в котором приехала «экпоната», уже почти была завершена. Все оборудование давно уже выгрузили и остался, собственно, самый главный и ценный груз. Сейчас он был завернут во что-то вроде фольги, так что оценить можно было разве что форму и габариты: это оказался куб примерно три на три метра.

И, судя по бережному с ним обращению, довольно хрупкий.

— Да куда ж ты его майнишь-то, а, ирод? Потом на руках будет на место ставить? Вира, вира давай, кому говорю!.. Левее надо, Зизюлин, ты там что, опять поддатый?

Безмятежно наблюдавший за процессом разгрузки мужчина был одет в обычный спортивный костюм. Недешевый и фирменный, но все же… И выбранная им одежда никак не вязалась ни с густой сединой волос, выдающих давно уже преклонный возраст. Ни с заметно выпирающим брюшком. Ни с трубкой, которой тот затягивался с видимым наслаждением.

— Николай Ростиславович? — подскочил к нему тощий тип в пиджаке, протягивая папку с документами, — Вот, здесь все нужные бумаги, я лично проверил…

— Товарищ генерал, — невозмутимо поправил его мужчина, выпуская тощему густые клубы дыма прямо в лицо.

— Т-товарищ генерал, вот д-документы, — исправился тот, старательно пытаясь не закашляться.

— Все проверил?

— Да. Страховка, дорожные, экспертиза — все в двух экземплярах.

— Это хорошо, — кивнул генерал и снова затянулся, — А груз?

— Так вот же он, — тощий махнул в сторону рукой, в которой была зажата папка, — Сейчас как раз устанавливаем на платформу, потом подключим оборудование, и экспонат будет готов. Куда хотите его поставить? Лично я бы рекомендовал Бирюзовый зал — он туда очень хорошо впишется. Как думаете, товарищ генерал?

— Думаю, что тебе нужно быть поосторожнее, Костик, а не разбрасываться документами…

Мужчина проводил взглядом медленно опускающийся на пол листок, который вылетел из папки.

— В-виноват, товарищ генерал!

Константин, личный помощник Николая Ростиславовича Селиванова, бросился подбирать выпавший листок бумаги, неуклюже перебирая слишком длинными ногами, больше похожими на ходули. Сейчас, пригнувшийся к полу и вытянувший руки, он напоминал огромного человекообразного кузнечика, изготовившегося к прыжку.

— Товарищ генерал? Готово, принимайте работу!

Бригадир подошел к мужчине с трубкой и махнул рукой в сторону установленного на специальную платформу куба, по-прежнему затянутого в термоизолирующее покрытие.

— Спасибо. Можете быть свободны.

— Вира! — рявкнул бригадир своим людям, — Собираем все и выметаемся. Миха! Проследишь, чтобы не оставили чего лишнего…

— Так что, товарищ генерал, я прикажу, чтобы его установили в Бирюзовый… кхе-кхе…

Помощник таки не выдержал и закашлялся, когда Селиванов снова выдохнул ему в лицо клубы едкого табачного дыма.

— Приказываю здесь я, Костик. А ты — выполняешь. Это понятно?

— Д-да, товарищ генерал.

— Ничего никуда увозить не надо, пусть экспонат остается здесь.

— Но… он же, ему же надо…

— Повторяю: приказы здесь отдаю я! Сейчас приедет специалист и займется им.

Константин нервно сглотнул и уставился на куб, вокруг которого суетились люди, таская какие-то шланги, устанавливая вокруг специальные опоры и подключая оборудование.

— Специалист?

— Юрий Николаевич. Ты же знаком с Юрием, Костик?

— Конечно! Но… он же… Зачем экспонат нужен инженерному корпусу?

— Им он не нужен. Юрий будет заниматься извлечением объекта из экспоната.

— Но… по условиям сделки этого делать нельзя! Он должен оставаться внутри, по этому вопросу в договоре есть отдельные пункты, с которыми мы… то есть с которыми вы согласились при покупке!

Селиванов снова затянулся и прикрыл глаза, наслаждаясь. Врачи строго ограничили ему количество никотина, поэтому каждую затяжку он смаковал, как последнюю, а трубку брал в руки только по особым случаям, и превращал процесс курения во что-то вроде ритуала.

И сейчас, на предпоследней затяжке в ближайшие полторы-две недиле, наступил момент тишины и осознания. Пауза затянулась, но Константин знал, что генерала пока что лучше не беспокоить, и просто стоял рядом, выжидая и мысленно отсчитывая секунды.

— Ух, хор-рош табачок, а, Костик?

— Кстати, должен напомнить вам, товарищ генерал, что наши кубинские друзья снова подняли цены. Прикажете поискать новых поставщиков?

— Не суетись, Костик, — Селиванов поморщился, — Что такое деньги? Деньги, это просто бумага, которая сгорит и превратится в дым, который развеет ветер, не оставив и следа. А хороший табак, это… это настоящее искусство! Заплатишь, сколько скажут.

— Сделаем, — кивнул помощник, — А по поводу объекта?

— Будем доставать.

— Но продавец сказал, что этого нельзя делать!

— Иначе что?

— Иначе будет очень плохо…

— Теперь я хозяин экспоната, и могу делать с ним, что захочу! А я хочу его разрушить и извлечь объект. К тому же, мы ведь никому об этом не скажем, да, Костик?

Генерал подмигнул ему, сунул в руки помощника трубку и, по-армейски развернувшись на каблуках, зашагал в сторону выхода…

Глава 1. Проект "Чистый лед"

— Вау! Ю-ху! Ну что, неудачники, кто хочет сыграть со мной в прятки?

На лице Химика был написан восторг. Студент стал в боксерскую стойку и провел серию стремительных двоек, атакуя воздух.

— Ты уверен, что точно понимаешь смысл игры в прятки? — осторожно поинтересовался я, — Там кулаки не нужны.

Физик швырнул в Химика полотенце, точным броском набросив его на голову непонятно чему радующегося ботаника.

— Не обращай внимания, скоро он успокоится. Видать, обновил свои программы до кураторского уровня.

— И чем это чревато?

— Головными болями и раздувшимся эго, — пожал плечами Физик.

— Ого. И как Шиза с этим справляется?

— С чем?

— С постоянными головными болями.

— Вообще-то я имел в виду нас с тобой. Теперь все наши косяки — проблема этого малахольного. Эй, дрыщ! Может, лучше расскажешь, что там по новой миссии? Куда бежать, кого искать и убивать…

Высвободившийся из полотенечного плена Химик выглядел растрепанным и растерянным.

— А ты что, не слышал про проект «Чистый лед»? — удивился он.

— Я-то слышал, а вот Уборщик — нет. А раз ты у нас теперь за главного, то тебе и карты в руки.

К слову о картах. Мистик и Шиза самым первым утренним рейсом уже улетели назад, на Базу. Так что сегодня наша троица основательно выспалась и позавтракала пиццей, пивом и футболом по телевизору. В общем, отдыхали, как самые обычные безответственные и ленивые мужики, предоставленные самим себе.

— Скажи-ка мне Уборщик, — поправив очки, начал наш временно ИО куратора, — Как ты думаешь, откуда у Шефа деньги на содержание Базы, на исследования и на вот это все? — обвел он руками вокруг.

— Да хрен его знает, — пожал я плечами, — Может, его мафия спонсирует, может из государственного бюджета. А может Корвин под покровом ночи таскает мешки, набитые золотом, из какого-нибудь швейцарского банка.

— А если подумать?

— А если подумать, то ты все равно мне сейчас сам все расскажешь.

— Ну совсем извилинами шевелить не хочет, — вздохнул Химик, поворачиваясь к Физику.

Тот лишь неопределенно взмахнул куском пиццы, которым в данный момент был увлечен куда больше, чем нашей беседой.

— Значит так. По большей части База находится на самофинансировании, для чего использует находящиеся в ее распоряжении ресурсы…

— Ну вот, я же говорил — обносят хранилища какого-нибудь Рокфеллера.

— Мелко мыслишь. Тем более, если Корвин вздумает протащить через Лабиринт мешок золота, то его, скорее всего, в уплату за проход и лишится.

Хм, об этом я как-то не подумал.

— Наш гениальный хакер Химик угоняет бабки со счетов террористов? Или Госдепартамента США? Заказные убийства политиков? Средство от рака для старых пердунов с первых строчек «Форбс»?

— Химик наш — лопух и профан, заказная мокруха оплачиваются не так уж и хорошо, как тебе думается, а лекарства для лечения от рака нет даже у нас, — парой фраз разнес мои хрустальные замки в пыль Физик.

Ну вот, приехали. А у Палача, между прочим, оно было. Только об этом лучше никому не говорить, иначе мне начнут с удвоенной силой припоминать уничтожение фрагмента Шаман-Камня. Кстати, оставшуюся в Байкале его часть люди Конторы уже начали изучать, но пока ничего необычного в ней не обнаружили — скала, как скала, самый обычный кусок камня.

— Изобретения Профессора и пилюльки Дока? Омолаживающие процедуры в капсуле регенерации? Суперспособности с десятипроцентной гарантией выживания? — предлагал я версии того, чем же может торговать Шеф.

— Мимо, мимо и снова мимо! Но пара твои вариантов оказались довольно близки к истине — мы действительно продаем кое-что уникальное и почти бесценное. Артефакты!

— Какие-какие факты?

— Артефакты — редкие старинные находки, имеющие культурно-историческую ценность.

— Я же говорю, что тут замешан Профессор! Небось, в очередной раз изобрел каменное колесо или прялку?

— Нет. Обычно это что-то вроде щупальца неизвестного монстра, или зуб древней акулы. Или рог единорога…

— Подделки что ли? — не сразу понял я.

А потом вдруг как понял.

Жопокрут! На одного выходящего из него супера приходится несколько искаженных, которые вполне могут быть и с рогами, и со щупальцами и даже с дыхальцами. Там, на Базе, имеется кунсткамера похлеще той, что в Питере туристам показывают. Да я и сам нередко сталкивался с мутантами подобного рода: не все они безумные уродцы, есть среди них и в вполне нормальные, адекватные и даже полезные ребята. Тот же Окто или Мини-мы.

Хотя нет, Мини-мы — премерзкий коротышка с отвратительным характером и совершенно дурацким чувством юмора. Обмазать спящего коллегу зубной пастой, заменить крем для бритья клеем или насыпать муравьев в трусы — ну что в этом смешного? Детский сад какой-то…

Впрочем, а что еще ожидать от мутанта размером с пятилетку и с силой слоненка?

— Выходит, вы разбираете неудачных искаженных по частям и продаете их коллекционерам редкостей? А как же экспертиза и все прочее?

— Не проблема, этот момент с покупателями обговаривается особо. И не обязательно по частям.

— В смысле?

— Слыхал когда-нибудь про найденных в глыбах льда замороженных мамонтов или других доисторических животных? Так вот, проект «Чистый лед» — это примерно то же самое. Только мы используем для создания экспонатов воду из Байкала, и лед получается невероятной чистоты и прозрачности, позволяя хорошо рассмотреть заключенного заточенного в ней…

— Мутанта, — закончил я.

— Верно. Разумеется, мы продаем их исключительно в частные коллекции, которые никогда и нигде не выставляются. А значит, и не могут привлечь лишнего внимания специалистов. Дорогие уникальные игрушки стоимостью в десятки и даже сотни миллионов долларов!

<