Book: Мертвый Инквизитор. Рассказы



Мертвый Инквизитор. Рассказы

Иван Магазинников


Мертвый Инквизитор

(рассказы)


Театр одного актера

– Сюдашеньки пожалуйте, милсдарь инквизитор! – мэр небольшого городка, невысокий полный человечек, ловко перемахнул через обломки двери и скрылся внутри дома.

Я огляделся по сторонам и в очередной раз проклял себя за жадность и поспешность решений: городок явно не внушал доверия. Мало того, что находится едва ли не у самой границы Империи, так и выглядит так, словно сюда веками сгоняли преступников, бездомных и прочее отребье. Видавшие виды перекошенные дома, заборы, что держатся на одних лишь молитвах и ползучих стеблях вереска, тощие псы, провожающие меня голодным взглядом – это как же нужно их было довести, чтобы звери на мертвечину позарились?

– Собсно, туточки все и случилось, – толстячок по-хозяйски обвел рукой вокруг.

Я перешагнул через порог.

Несмотря на полуденное солнце снаружи, внутри было довольно темно, настолько, что замигала иконка активированного Ночного Зрения. Впрочем, внутри было столько грязи и беспорядка, что солнце наверняка просто побрезговало соваться сюда.

Последовать бы и мне его примеру, но нельзя – аванс уже уплачен, надо хотя бы видимость работы создать. Вообще Нарвус оказался весьма странным городком. Мы ведь в игре, а значит, такой хаос либо был изначально заложен разработчиками, во что мне верилось с трудом – по крайней мере, за все то время, что я играл, подобного мне ни разу не встречалось. Домики в игре были аккуратными, «неписи» – бережливыми, и даже обезлюдевшие селения не выглядели настолько запущенно.

А значит, были какие-то внешние причины – например, древнее проклятье или поселившийся в окрестностях колдун. И разбираться с этим мне совершенно не хотелось, подряжаясь на простенький квест с наградой в пару тысяч. Всего-то и нужно было, что найти мертвяка, который разорил дом местного купца, похитив все ценности. Правда, с системы станется подсунуть мне очередной мирообразующий квест – это мы уже проходили. Впрочем, за отказ от задания никаких штрафов не было, так что соскочить можно в любой момент. Жаль только потраченного на дорогу времени…

– Кстати, любезный, а с чего вы взяли, что вашего купца зомби обнес? – поинтересовался я, брезгливо переворачивая валяющийся на полу грязный полушубок носком башмака.

– Так ведь этого… видели его, упокойника энтого! Три свидетеля, как на духу… Так что вы не сумневайтесь, ваше святейшество, дело самое то по вашей части…

– Гхм…

Мэр повернулся ко мне и, побледнев, отшатнулся, прикладывая пальцы поочередно к левому плечу, ко лбу и к правому плечу.

– В-ваше темнейшество, простите, бес попутал!

– Гхм-гхм!

«Непись» окончательно перепугался. Ну да, его можно понять, ведь перед ним стоит не священник, а самый настоящий темный инквизитор, и при этом – зомби по имени Бес.

– Я хочу поговорить с ними. Со свидетелями.

Толстячок шумно выдохнул и вытер лоб рукавом, оставляя на нем жирные разводы.

– Так они уже дожидаются вас, в нашей управе с самого утра сидят.

– Я сперва здесь осмотрюсь, а потом загляну к вам в управу.

Мигнула иконка карты, сигнализируя, что на ней отмечено новое место. Мэр вышел, оставляя меня наедине с этим бардаком. Ну-с, поработаем?

Разумеется, «Поиск нежити» ничего не дал – да и использовал я его, скорее, для очистки совести. Не то, чтобы я был таким уж специалистом по повадкам зомби или по особенностям их психологии, но одно мне было известно наверняка: зомби плевать на сокровища занюханного уездного купца. Разумеется, если на это не было прямого приказа его хозяина.

Теперь «Поиск улик».

Уф. Это умение из инквизиторского арсенала отмечает те вещи и объекты, которые находятся не на своих местах. То, что было сдвинуто, окрашивается в тусклые нейтральные цвета, а вещи, которые кто-то сюда притащил – в более яркие расцветки.

Нужно ли говорить, что здесь буквально ВСЕ было не на своих местах? Но и только – ничего, что мог бы обронить злоумышленник, здесь не оказалось.

«Поиск следа» раскрасил пол десятками разноцветных отпечатков, ведущих как наружу, к выходу, так и внутрь здания. Распутать эту головоломку было сложно, но возможно. Итак, большая часть следов шла от ближайших зданий или с площади, и возвращались они или назад, или, что вполне логично – все к той же площади, где находилась и городская управа, совмещавшая в себе функции здания суда, дома советов и временной тюрьмы.

Все, кроме одного, и этот след, окрашенный в тускло-голубой цвет шел в обратном направлении, к городской окраине. Что там у нас? Кузница, пара гостевых домов с трактиром, два жилых и мастерская чучельника. Хм… Кажется, я знаю, куда поведет меня этот след…

Увы, но моему предположению было не суждено сбыться, потому что цепочка грязно-голубых отпечатков прервалась посреди улицы. Нет, «Поиск следа» по-прежнему работал – исчез именно след, по которому я шел.

А значит, наш мертвец или отрастил себе пару крыльев, или забрался в повозку.

В том, что это именно след мертвеца, не было никаких сомнений: короткий шаг, глубина оттиска неравномерная, словно идущий сильно раскачивался, носки вывернуты внутрь – обычный человек такой след не оставит, если только он не мертвецки пьян.

Надо бы опросить свидетелей!

С этими мыслями я развернулся и направился к городской управе, не забыв напоследок сделать снимок отпечатков.

Вот только допрос протекал совсем не так, как я ожидал: стоило мне показаться в комнате, как один из свидетелей тут же истошно завопил:

– Это не! Я не убивал, отец инквизитор, на мне нет ее крови!

– Кровь? Убийство?

Я повернулся:

– Мне ничего не сказали про убийство! Кто-то погиб?

– Служанка, господин инквизитор, обычная челядь, не стоит внимания.

Как раз наоборот, это все меняет, потому как теперь у меня был самый лучший из всех возможных свидетелей, потому как жертва наверняка смогла хорошо рассмотреть своего убийцу.

А что до того, что девушка мертва – так некроманта-инквизитора это не помеха, а лишь мелкое неудобство.

– Мне нужна живая курица, желательно черная, и пряные травы… Где тело девушки?

– На лед бросили, до той поры, пока дознаватели не прибудут, как и положено.

– Отлично! Веди!..

Ледовая комната находилась в этом же здании, в подвале. Благодаря наложенным на стены заклинаниям, прямоугольные пласты льда на которых лежало несколько тел, дожидаясь своей очереди, не таяли даже в полуденную летнюю жару.

– А вот она валяется, милостивый господарь, – небрежно махнул рукой «непись» куда-то в темный угол.

Пришлось зажечь «Болотный Огонь», чтобы получить дополнительный источник света.

Жертва оказалась хрупкой девушкой, одетой в серо-черный наряд горничной-служанки. Насколько можно было судить при таком неровном освещении, довольно симпатичная. Если только не принимать во внимание неестественно вывернутую шею. Похоже, неизвестный грабитель был очень силен, потому как шея служанки была свернута одним ударом.

– Ну что, красавица, познакомимся?

Я ухмыльнулся и активировал «Допрос мертвеца».

Девушка, больше напоминающая сломанную куклу, дернулась и попыталась усесться, но руки ее лишь бессильно скользнули по скользкой ледяной поверхности.

– Помоги ей, – скомандовал я сопровождавшему меня смотрителю, и тот, бесцеремонно ухватив ожившую покойницу за отворот платья, одним рывком заставил ее усесться.

– Слушаюсь, господин, – глухо пробормотала та, высказывая свою готовность ответить на все вопросы.

– Тебя убили?

– Да.

– Это сделал грабитель?

– Да.

– Это был человек?

– Нет.

У использованного мной умения было одно неприятное ограничение, помимо очень короткой длительности: мертвец не мог солгать, отвечая на вопрос, но при этом ответить мог лишь «Да» или «Нет» – и ничего более. Потому и приходилось задавать вопросы, подразумевающие односложный ответ, утвердительный, или отрицательный.

Последний ответ меня сильно расстроил: играть в угадайку, пытаясь верно назвать расу нападавшего, было непозволительной роскошью, потому как повторно применить «Дознание» на Люсиль – так вали служанку – я смогу не раньше следующего дня.

Впрочем, у меня был еще один важный вопрос, и в случае отрицательного ответа, мне можно будет спокойно прощаться и с потным мэром, и с его захолустным городишком.

– Тебя убил мертвяк?

– Да.

Не прокатило. Нежить, а значит, это дело по моей части, по инквизиторской.

– Это был зомби?

Молчание. Ну да, оно и понятно – ну откуда служанке-простушке знать, чем один мертвяк от другого отличается?

Вот и кончились мои каникулы.

Описать внешность девушка не могла, но это и не нужно – мертвые не лгут, в отличие от живых, которые вполне могли попытаться свалить свою вину на мифического ожившего покойника, ну или чтобы выгородить кого-то из знакомых.

Теперь же я не только убедился в их правдивости, но и слухи об устроенном мной допросе наверняка доберутся и до свидетелей.

– Мертвые не лгут, – словно размышляя вслух, пробормотал я.

Мой провожатый вздрогнул и нервно сглотнул.

Вот теперь свидетели точно узнают обо всем, что тут случилось и побоятся лгать или злить меня.

– Ну что ж, здесь все понятно. Теперь можно подняться наверх, к очевидцам.

– Лестница за дверью, – буркнул смотритель, даже не двинувшись с места. Это вам не заискивающий мэр, готовый чуть ли не мусор с моего пути убирать голыми руками.

Пожав плечами, я вышел из ледяной комнаты и поднялся наверх. Вышел из здания и, свернув за угол, замер у стены, прислушиваясь Тонкий слух позволил мне четко расслышать приближающиеся шаги смотрителя, а потом и хлопок двери.

Дав ему еще с десяток минут, чтобы нужные сведения уж точно попали, к кому нужно, я зашел в управу через главный ход, где меня уже дожидался нервно потеющий мэр.

У него что, других дел нет, кроме как бегать за мной, словно голодная собачонка? Или все дело в том, что именно пропало? Кстати, хоть какую-либо информацию об украденных ценностях мэр сообщать отказался…

Допрос перепуганных свидетелей много времени не занял, напротив, они все так старались поделиться сведениями с «любезным господином инквизитором», что я даже записывать за ними не успевал!

А точнее, зарисовывать портрет предполагаемого убийцы со слов очевидцев. Благодаря навыку «Каллиграфии», я мог воспроизвести образ с точностью до 60 %.

Ну вот, теперь у меня есть грубый рисунок с портретом мертвеца, который ограбил мэра и затаился где-то в городке. Почему я уверен, что он не покинул это место сразу после того, как закончил свои дела?

Да потому что в моей сумке сидит местный Леший, заточенный в тотем друида. Он заверил меня в том, что ни один мертвяк не проезжал через его владения, а если и объявится такой, то я об этом узнаю. И сейчас окрестные леса прямо таки кишат всякими белочками-зайчиками, соглядатаями моего пленника, которые ему обо всем сообщают.

А еще, если верить его словам, кроме меня в город и не входил ни один оживший мертвец.

Так что это кто-то из местных, либо восставший, либо кем-то поднятый.

– Мне нужен список всех магов и колдунов, живущих в вашем городке или в окрестностях, – обратился я к начальнику управы, едва закончил допрос.

– Так ведь нет у нас таких, – почесал тот затылок, – Травница есть, звериный пастух да каменщик-чудодей, вот и все чародеи.

– А из тех, что не практикуют? Давно отошедшие от дел или просто здесь живущие?

– Обижаете, господин инквизитор, всех городских наперечет знаю, и нет среди них магиков.

Хм, это все усложняет и упрощает. Упрощает, если мертвец был поднят стихийно, а не по чьей-то злобной воле. Хотя, лично я в это не верю – «дикие» зомби не станут шарить по домам и выносить ценности, им-то всего и нужно, что пожрать да укрыться от палящего солнца.

А вот если в городе объявился тайный маг, то он наверняка знает о том, что по его следу идет инквизитор, и постарается замести следы.

Радиус действия «Поиска нежити» – 135 метров. Расчертив весь город на квадраты, я отправился бродить по улицам, не забывая регулярно использовать поисковое умение. На то, чтобы прочесать Нарвус полностью, у меня ушло пол дня.

И, разумеется, обнаружить мертвеца мне не удалось.

Его могли спрятать, могли уничтожить, а могли и просто перевести в уже проверенную мной часть, раскусив мою примитивную схему поиска.

Стоп! А с чего я решил, что зомби поднял местный чародей? С таким же успехом, это мог проделать и кто-то из приезжих. Конечно, Нарвус та еще жопа мира, но наверняка даже сюда нет-нет да приезжают «туристы»…

Встав на собственный след, чтобы получить прибавку скорости, я поспешно вернулся в управу, и затребовал список тех, кто в последнюю неделю прибыл в город, а также тех, кто уехал после ограбления.

К счастью, таковых оказалось всего-ничего. После налета на дом мэра выезд из Нарвуса был закрыт, и никто не мог его покинуть, а в первом списке было всего-то три человека:

Тардус Клац (гоблин), торговец.

Амарон и Камарон Великолепные (бродячие артисты).

Сиррилла Торуорская (странствующая дворянка).

Хм. Ну надо же, какие все подозрительные!

Впрочем, часть моих подозрений тут же развеял начальник управы. Как он пояснил, гоблин-торговец вовсе никакой не чужой, а свой, Нарвусский, каждый месяц уезжает за товарами, а спустя две недели – возвращается и открывает свой магазинчик, куда все местные стекаются. В городе балагура-Клаца все любили не только за хороший товар и приемлимые цены в его лавке, но и за веселый нрав.

Ладно, оставим его напоследок.

Сиррилла оказалась вдовствующей графиней, которая вроде как возвращалась из траурного путешествия в родной замок.

– Хотя, конечно, и сбрехать могла. С ентих благородных станется, – едва ли не выплюнул слова мэр, демонстрируя свое презрение к не то классовому неравенству, не то к слабому полу.

Ну никуда от этого колобка не деться! Что же такого важного было украдено?

Конечно, далеко не все благородные вдовушки увлекались исключительно вышиванием да готовкой с использованием грибов сомнительной пищевой ценности, иные и некромантией баловались, или еще какой зловредной магией, но и визит к госпоже Сиррилле я решил отложить на потом.

Итак, кажется, у меня внезапно наметилась культурная программа: поход в местный бродячий театр! На самом деле нет прикрытия лучше для совершения всяческих пакостей, чем бродячий цирк или театр. И повод покататься по Империи есть, и куча возможностей для маскировки или сокрытия странных странностей.

Узнав, где сегодня братья дают представление, я отправило прямо туда, в восточну. ю часть города, к рынку. А по пути выяснил, что по городу действительно все еще бродит вурдалак.

Каким образом?

Очень просто – он на меня напал!

Приземистый и длиннорукий, вурдалак спрыгнул с крыши ближайшего здания, одним махом преодолев разделявшие нас 20 метров.

Даже одетый в испачканные землей обноски мертвяк 35-го уровня был бы грозным противником благодаря длиннейшим когтям-лезвиям (вроде моих) и броне из окаменевшей мертвой плоти, вот только не против инквизитора и некроманта!

Разумеется, едва оказавшись в городской черте, я повесил на себя «Щит Веры», принявший на себя удар. Правда, расплатиться за это пришлось половиной своего запаса Благодати – противник оказался силен!

Пришлось ответить.

Погрузив ноги вурдалака в землю, я сперва окружил его Темным Пламенем, одновременно ослепляя, а затем обрушил сверху «Молот Правосудия».

Тварь взревела, потеряв едва ли одну пятую здоровья, и бросилась наутек.

Я активировал свиток «Скачка», бросившись в погоню, но за вурдалаком было не угнаться.

«Поиск следа» и «Поиск нежити» указали мне не только направление, в котором удрал мертвяк, но и его укрытие: оказывается, тварь не стала убегать, а спряталась в одном из зданий дальше по улице.

А еще я окончательно убедился, что это не переодетый и загримированный актер-циркач, а самый настоящий оживший мертвец.

Дверь в здание была закрыта, так что пришлось использовать Отмычки Разгатуса, купленные на аукционе специально для таких случаев. Артефакт управился с дверью за пару минут, и я вошел…

Интуиция предупреждает вас о грозящей опасности!

Вот только было уже поздно: доски под моими ногами подломились, и я рухнул вниз.

Вы получили 35 урона (физический).

Вы получили 42 урона (физический).

Колья! Дно ямы было усеяно острейшими кольями, на которые я и насадился. Тут уж никакой «Щит» не поможет, потому как воздействие постоянное. Хорошо еще, что я не могу истечь кровью!

– Глыррр, – раздалось торжествующе сверху, а потом на меня посыпалась земля, доски и прочий мусор.

Да он же сейчас меня прямо тут закопает! Зато теперь окончательно стало ясно, что вурдалаком кто-то командует, а то и управляет.

«Поиск нежити» помог мне понять, когда тварь закончит хоронить меня замертво и уберется прочь. Ну что ж, теперь у меня есть около десяти минут, чтобы выбраться отсюда, или отправиться на перерождение…



Закапывался я не сам, а значит и умение «Выкопаться» – было неактивно. Лопатой тоже не помашешь в таких условиях, а значит…

Оставалось лишь призвать Дохлятину, и по просить его откопать хозяина, что я и сделал. Моя зомби-кошка справилась с задачей на отлично, и уже через 10 минут я снова оказался на свободе. Разумеется, вурдалака уже и след простыл – как в прямом, так и в переменном смысле. «Поиск следа», как и в прошлый раз, показал, что мертвец растворился в воздухе.

Отрастил крылья, забрался в телегу или был телепортирован – неважно. К слову, у всех троих подозреваемых был в распоряжении транспорт.

Очистив одежду от грязи, я снял дебаф на Харизму и Удачу, и снова направился к городской площади, где вот-вот начнется представление бродячей труппы.

Как ни пытался я спешить, но все же к началу выступления успеть не удалось, а потому, кто есть кто, пришлось определять уже по ходу. Должен признать, труппа отыграла замечательно! Кажется, это была сцена из какой-то популярной в Империи легенды о злом, но умном колдуне Ишемире и доблестном рыцаре Умаре, у лошади которого мозгов было больше, чем у седока. Разумеется, как и в любой сказке, удача была на стороне положительного героя – ничем другим его победу объяснить было решительно невозможно. Ну и внушительной харизмой, благодаря которой леди Алисия вытащила этого увальня из темницы и украла для него Летучий Клинок из сокровищницы Ишемира.

По моим прикидкам, труппа братьев состояла минимум из человек: палача и рыцаря играл плотного сложения артист с носом-картошкой, колдуна и старую ведьму – тощий лицедей, плюс актриса, что играла леди Алисию, плюс ловкач, принимавший участие в потасовке в баре. Возможно, он сыграл и роль узника, сидевшего вместе с Умром в темнице.

Согласно игровой механике, на помосте над головами «неписей» отображались не их настоящие имена, а имена играемых персонажей, так что понять, кто есть кто, было невозможно. Раса и профессия у всех были одинаковы: «человек» и «лицедей».

Когда представление закончилось, и зрители начали расходиться, я уже был за кулисами.

– Простите! – окликнул я двоих парней, разбиравших бутафорскую лошадь.

Амарон Великолепный (НИП). Человек, лицедей 35-го уровня.

Здоровье: 310/310

Сильные стороны: высокая Ловкость, аура Убеждения.

Ага, похоже, это старший: худощавый, короткая бородка, ловкие руки несуразной длины.

Камарон Великолепный (НИП). Человек, лицедей 35-го уровня.

Здоровье: 310/310

Сильные стороны: высокое Обаяние и Уклонение.

Внешне – точная копия, разве что лицо гладко выбрито, да волосы чуть длиннее.

– Сегодня представлений не будет, приходите завтра, – повернулся ко мне старший.

– А где ваша труппа? – задал я вполне логичный вопрос, с удивлением оглядывая небольшую комнатку.

Признаться честно, я был в смятении. Дело в том, что если верить «Поиску жизни» и «Поиску Нежити», в радиусе сотни метров никого не было, кроме нас троих. Ни плечистого рыцаря, ни хрупкой леди Алисии, ни сгорбленного тощего карманника…

– Все здесь! – рассмеялся Амарон, хлопнув брата по плечу.

– Я требую объяснений…

– Объяснений?

– Требуешь?

На этот раз они расхохотались одновременно.

– Сейчас будет тебе остальные…

Камарон вышел из комнатки, хлопнув дверью. Я, было, двинулся за ними, но Амарон схватил меня за руку и покачал головой: «Не нужно».

И тут же с треском распахнулась дверь, и оттуда выскочил рыцарь Умар собственной персоной, едва протиснувшись в узки проем. Мощный удар латной перчатки отбросил меня в сторону, а сверкающее лезвие меча закачалось в опасной близости от горла.

– А на каком основании ты требуешь, мертвяк?

– Я веду расследование ограбления… и убийства… И у меня есть все основания подозревать вас.

– Преступник – оживший мертвец, это даже мы слышали.

– Сними шлем, – приказал я.

– В виде исключения, я сделаю это… – пробасил актер, напяливший на себя латы Умара, и обнажил голову.

На меня смотрел совершенно незнакомый детина с густыми пшеничного цвета усами.

Не имеющий ничего общего с Камароном.

А «Поиск жизни» по-прежнему показывал, что нас здесь лишь двое.

– И куда делся твой брат?

– Шел бы ты, господин нехороший, не мешал честным артистам на хлеб с маслом зарабатывать…

– Как вы это делаете? – я уже все понял, но хотелось получить подтверждение из первых рук.

– Профессиональный секрет.

– Иллюзия? Трансформация? А в вурдалака превратиться тоже сумеете? Что вы похитили из дома и зачем убили невинную девочку?

– Эй-эй! Полегче, господин инквизитор, нас там и близко не было!

Возможно, они и не врали – монстр напал на меня тогда, когда в самом разгаре было представление, так что оба брата в это время были на сцене. Разумеется, если только у них в труппе действительно больше никого нет. Но вот их уровни и умение к перевоплощению, которое, как оказалось, работает даже вне зачарованной сцены – вселяли в мое сердце недоверие.

Я озвучил свои домыслы, и братья-Великолепные вздохнули с облегчением:

– Не знаю, что ты там себе надумал, господин мертвяк, но оно работает по-другому, – подал голос Амарон, – начнем с того, что нас только двое.

Хм. Если припомнить, то и впрямь – на сцену ни разу не поднималось больше двух артистов. Но их манеры, фигуры, голоса в конце-концов! Даже если предположить, что рыцарь Умар – это переодетый и загримированный Камарон в доспехе на пять размеров больше, то как объяснить появление в представлении хрупкой невысокой девушки с весьма аппетитной фигуркой и миловидным личиком?

– Смотри, инквизитор, но учти, что это наш секрет – так что о нем чтобы никому!

Рыцарь снял наплечник, затем второй… Бутафорская броня была легкой и ее элементы были закреплены таким образом, что снять их не представляло большого труда даже самому артисту.

И вот на пол упала последняя деталь, правый сапог и…

Грузная фигура поплыла, меняя свои очертания и съеживаясь. И вот уже передо мной стоит Камарон собственной персоной. И ни усов, ни следов грима на лице.

Все же магия.

– Вот, взгляни на это…

Доспех рыцаря-защитника(тип: артефакт)Особое: полностью изменяет внешний вид владельца, будучи одетым.

– Попробовать не хотите? Правда, голос и походка останутся прежними, – уточнил актер.

– И запах…

Ну да, атмосферу я явно не улучшаю. Впрочем, что еще взять от гниющего зомби.

– Выходит, все дело в костюмах?

– Не только. Еще настойки для изменения голоса и актерский талант.

– Хорошо. С этим понятно. Но где гарантия, что у вас не завалялся где-нибудь костюмчик вурдалака?

– Могу показать вам весь реквизит и нашу программу за последний год. Железный голем, древень, русалка, гнумлинг и кобольд – вот и весь список нечисти, которая бывает на этих помостках.

– Костюм можно спрятать. Продать, одолжить или удачно потерять.

– Слушай, господин инквизитор, а разве у вашего брата нет способов отличать правду от лжи? Ну, кроме раскаленных клещей и иголки под ногти?

Такое умение у меня было, вот только…

– Слыхал я, что на опытных артистах такие трюки не работают.

– Верно, – вздохнул Камалон, – ложь и притворство, это наша суть.

– Но у нас есть сотня свидетелей!

– Я так понимаю, такой костюмчик может кто угодно напялить? – пинаю панцирь, и тот с грохотом скатывается по лестнице.

– Да… Но еще нужен талант…

– И запах…

Вот только я – мертвяк, и ароматов не различаю. Так что не могу сказать, правильно пах напавший на меня вурдалак, или нет.

– До конца расследования не вздумайте мне покидать город! – пригрозил на прощание, и покинул фургон.

Кроме подозрений и домыслов, предъявить братьям мне было нечего.

Следующей в моем списке оказалась вдова, вот только попасть к ней так и не удалось: истеричная дамочка сняла себе небольшую гостиницу, и вокруг было полно угрюмых стражников, не желавших пускать меня дальше ограды.

– Я инквизитор, и веду расследование убийства и ограбления.

– Бумагу покажь, квизитор… – равнодушно отзывался стражник, не сводя с меня арбалета.

Пришлось возвращаться к мэру за бумагами, потратив на его поиски несколько часов. Ну вот почему когда он нужен, то фиг найдешь, а как нет – так постоянно где-то рядом крутится?

Кстати о запахах.

Я ведь видел его и слышал. Обычный живой мертвяк. Двигается, рычит и зыркает уж точно как настоящий. Единственное, что мне не удалось почуять, так это его запах.

А эти странные исчезновения посреди улицы?

И снова возвращаемся к версии с волшебным костюмом, который можно запросто одеть или снять. Вот только актерский талант… мда…

Я снова вернулся к злосчастному дому и проверил следы. Теперь я точно знал, который из них принадлежит вурдалаку. В общем, и в первый раз мне удалось определить его верно.

Теперь же стало ясно, что никто другой не появлялся в доме или рядом с ним вместе с монстром, то есть в то же самое время. В доме жил местный купец, но сейчас он был в разъезде. Регулярно следившая за порядком служанка жила в пристройке для слуг и, скорее всего, в дом вошла, услышав подозрительный шум – по крайней мере, об этом говорили следы.

Вошла она через дверь, что проделывала уже не раз – у девушки были ключи…

Стоп!

Дважды обойдя дом кругом, я понял, что именно меня смутило: все окна и двери были целы, кроме главной! Вот только она была выбита наружу!

Но тогда как монстр попал внутрь дома?

Открыл дверь? Вурдалак?! Ха! Такое мертвяку не под силу физически – не так устроены пальцы, и будут мешать когти. Он даже ключ взять не смог бы!

Зашел в открытую кем-то другим? Допустим, служанка зашла прибраться, а дверь оставила открытой… Тварь вошла следом…

И закрыла за собой дверь, да?

Чем дальше, тем страньше и страньше…

С бумагами от мэра лучше не стало:

– Это что? – ухмыльнулся охранник графини, водя грязным пальцем по строчкам.

Читал он, судя по всему, по слогам.

– Бумага.

– Слушай ты, гнилой кусок мяса, шел бы ты отсюда а, вместе со своей писулькой? Графиня Торуорская приходится троюродной тетей внучатого племянника двоюродной сестры принца Криана!

– А кто такой принц Криан? – я даже не пытался расшифровывать генеалогическую формулу родства всех этих двоюродных-троюродных…

– Смердячий плебс! – сплюнул мне под ноги непонятно откуда появившийся бледный юноша, демонстративно прижимая к носу батистовый белоснежный платок, – убирайся прочь! А это, – мне под ноги полетел скомканный кусок бумаги, – здесь не стоит даже чернил, потраченных на нее…

В общем, к депрессирующей старушке мне не попасть. А жаль. Мне бы любыми правдами-неправдами проникнуть за ограду, а там уже можно и спокойно подслушивать, закопавшись где-нибудь у порога, а то и в самом доме…

Впрочем, есть еще один способ!

Убравшись подальше от гостинцы, я зашел за угол дома и, укрывшись в густой тени, присел на удобную лавочку, закрыл глаза…

Призванная мной кошка недовольно фыркнула и принялась тереться о ногу, привлекая к себе внимание хозяина.

Отдав приказ, я направил ее прямо к гостиничной ограде. Для метровой дохлой кошки не составило особых проблем перебраться через нее, при помощи стоящего неподалеку дерева.

«Воссоединение разума!»

И вот я уже по ту сторону, наблюдаю за двором глазами своей питомицы. Вот только приказать ей активировать «Маскировку» я не мог – слишком сложная команда, так что нужно поспешить, пока мою посланницу не обнаружили.

Жаль, что не получится попасть в само здание – мимо стражи Дохлятине не проскользнуть.

За четыре часа наблюдения мне удалось выяснить несколько вещей.

Во-первых, стражников было двенадцать человек, и дежурили они по шестеро, меняясь каждые 4 часа. Во-вторых, помимо охраны с ней прибыл казначей, четыре служанки (у одной из них был роман с начальником стражи, а у другой – с жирным лысым казначеем), личный повар и невероятно привлекательный молодой человек с фигурой атлета и тонкими чертами полуэльфа. Ну и тот хлыщ, что наорал на меня у ворот. Кажется, он был официальным фаворитом вдовушки.

Не знаю, насколько богата графиня, но эскорт у нее был впечатляющий.

Загадкой оставался для меня лишь полуэльф, мелькнувший на пару мгновений в окне. Но и этого хватило, чтобы разобрать его класс. Маг.

Не некромант, конечно, но при должной подготовке, он мог пользоваться свитками, чтобы поднять вурдалака и управлять им.

Жаль, что я не знаю, что именно пропало у купца – это сильно облегчило бы поиски.

– Эй, вы! – раздался противный фальцет тощего дворянчика, – Куда смотрите олухи! За домом лазутчик прячется, а вы тут прохлаждаетесь!

Вот и все, Дохлятину обнаружили. Но как? Он ведь даже не выходил из дома!

Классом у него указан «лазутчик», но я-то знаю, что такого в игре нет даже у «неписей». Маскировка?

– Дорогой, что случилось? – а вот и графиня, собственной персоной.

Благодаря открытому окну, я мог подслушивать за происходящим в соседних комнатах, где как раз и собрались говорившие.

– Все в порядке, милая, просто кто-то пробрался через ограду.

– Воры?

– Скоро узнаем, я уже отправил за ним стражу…

– Успокойся, тебе нечего бояться.

– Разумеется, ты же меня защитишь.

Этот голос я слышал впервые. Кто-то из стражников? Казначей? Хотя, из него тот еще защитничек. Эльф?

А это что за звук? Поцелуй!

– Сиби, не могли бы вы заниматься этим где-нибудь в другом месте? – в голосе хлыща с платочком слышна ревность, или мне показалось?

Похоже, вдовушка не особо-то и скучает, в своей траурной поездке! Официальный фаворит, неофициальный любовник – веселая там у них компания!

Ваш питомец погиб!

Ну вот, я прозевал тот момент, когда стражники таки добрались до Дохлятины.

Точнее, проигнорировал, потому что любовался точеным профилем графини, мелькнувшей в окне.

Вдова оказалось молодой и невероятно красивой девушкой, с эффектными выпуклостями и вогнутостями в нужных местах. А я-то уже, было, нарисовал себе образ бледной старухи с крючковатым носом и бородавкой над губой!

В результате наблюдений я не только не развеял свои сомнения, но и еще больше укрепился в них: красотке-графине явно было что скрывать, а значит, мне во что бы то ни стало нужно попасть внутрь.!

И я знал, как это сделать. Для начала, стоит заглянуть на рынок, а потом к братьям-артистам…

Камарон и Аарон восприняли мою идею с энтузиазмом, и даже дали несколько уроков дефиле и продали флакон со специальной настойкой, меняющей голос:

– Расскажешь потом, как все прошло, господин инквизитор!

И вот в полдень следующего дня в ворота арендованной графиней гостиницы постучалась служанка, которая принесла корзинку с фруктами для госпожи.

– А где Карла? – стражник с подозрением откинул платок, которым была накрыта корзинка, и потыкал грязным пальцем в спелое яблоко.

– Приболела, милостивый господин, – склонилась в поклоне Беатрис, вынуждая взгляд стражников переместиться с яблок на эффектное декольте. Да уж, там колыхались яблочки куда интереснее тех, что лежали в корзинке!

– Проходи.

Итак, вот я и внутри. Выряженный в женское платье, но не простое, а позаимствованное из коллекции братьев Великолепных. Эта магическая вещица не только скрыла трупные пятна, но и в целом изменила мой облик, превратив в миловидную девушку со всеми положенными атрибутами. Помнится, я минут десять пялился на собственное отражение, любуясь эффектными округлостями.

Так что не удивительно, что бравые стражники аж слюни пустили, стоило мне появиться у ворот.

Все гостиницы устроены одинаково, так что я примерно представлял, как здесь расположены комнаты, и куда мне идти.

– О боги, я ослеп! – раздалось на лестнице наверху.

Только его мне здесь не хватало! Впрочем, братья старательно надушили меня перед уходом, так что по запаху меня точно не раскрыть.

– Ну надо же… не знал, что в этакой глуши водятся столь дивные самородки! Кто вы, прекрасное виденье?!

Это он что же… подкатить ко мне пытается?

– Кард, в дом проникла нежить, – появился вдруг за его спиной полуэльф.

Опачки. Значит, я не ошибся. Теперь понятно, кто и как обнаружил мою Дохлятину.

– Что?! – выдохнул хлыщ, прикладывая к носу платочек, – А ведь и впрямь! Эх, моя очаровательная леди, а ведь вам почти удалось похитить мое сердце!

– Ты ей займешься, или я?

– Олли, что тут происходит? – донеслось из-за приоткрытой двери.

– Я разберусь с нежитью, а ты успокой эту дуру. Не хватало еще, чтобы она совала свой нос в наши дела…

Мне хватило беглого взгляда, чтобы убедиться: кроме меня и этой парочки, в зале никого нет, даже стража куда-то подевалась, услыхав про нежить. Так значит, эти двое заодно, а графиня не при чем?

Теперь я знаю кто, но понятия не имею, зачем, и куда делось награбленное. Ну, хоть что-то. Жаль только, что моя маскировка раскрыта. Впрочем, пока еще никто не связал милую красотку-нежить с инквизитором-зомби…



Надо бы отсюда выбираться, но как?

– Ну что, красотка… Потанцуем? – ни с того ни с сего вдруг заявил хлыщ, довольно потирая ладошки, – Я тебе и партнера для танцев подыщу подходящего…

За захлопнувшейся дверью послышалась возня и женские стоны: похоже, напарник-полуэльф вполне успешно отвлекал хозяйку.

И вдруг я сделал шаг. И еще шаг… В том смысле, что тело меня не слушалось! Я просто превратился в пассивного наблюдателя, а все мои движения принадлежали кому-то другому!

Ну, по крайней мере секрет «умного» вурдалака раскрыт. Им просто управлял этот Кард или его приятель, полуэльф. Хм, теперь понятно, почему появлению Беса-инквизитора здесь были не рады – они ведь пытались меня прикончить незадолго до этого!

– Что бы с тобой придумать, а? Жаль, конечно, что ты дохлятина – фигурка-то у тебя ничего… Может, хотя бы разденешься?

Нет! Не надо раздеваться! Не хочу! Не буду!

Но руки мои против воли взялись за шнуровку платья…

«Закопаться!»

К счастью, под нами ничего не было, и я погрузился под землю на два метра, пройдя сквозь дощатый пол. Ну вот, теперь у меня есть 53 минуты, если, конечно, они не вздумают разломать пол и вооружить своих стражников лопатами.

– Эй, ты где? Олираэль, можешь найти эту сучку?

Ага, так значит, сам он меня найти не может? Думаю, полуэльфу сейчас ему не до поисков смазливых горничных-зомби. Вот только выбираться все равно как-то нужно…

Франт кликнул стражников – тех, чья смена еще не наступил – и вместе они разошлись по дому, в поисках меня любимого. Сам же он, если верить «Поиску жизни», остался караулить в этой комнате.

Разумно.

– Где бы ты ни была – вылезай!

Видеть моими глазами он не может – вокруг непроглядная тьма. Управлять телом не понимая, где я нахожусь – тоже, так что его выкрики можно игнорировать.

Интересно, а куда они спрятали вурдалака? Неужели он тоже где-то здесь? Вот только «Поиск нежити» ничего не дает.

Дубина! Где была моя голова раньше, а? Неужели теперь, в облике сексапильной блондинки, я стал умнее себя обычного?

Незачем держать при себе постоянно вурдалака, если можно хранить в холодке тело, и временно поднимать его! Мое умение не работает на трупах, а лишь на оживших покойниках!

Помнится, давным-давно мне удавалось отыскивать тела, поедая червей – благодаря умению «Пожирание», они наделяли меня талантом видеть «собратьев», к которым косвенно относились и мертвецы. Осталось всего-то ничего – найти червяка. С одной стороны, я лежу под землей, но с другой, не могу ни оглядеться, ни пошевелиться.

Проблемка, однако. Ну почему я не запасся червями заранее?

Хотя, оно и понятно – рыбачить не люблю, да и навыков для этого у меня нет, а умение «Поиск Нежити» прекрасно справляется с розыском мертвецов. Живых мертвецов.

Ха!

У меня же есть корзинка с яблоками! Ну неужели среди них не найдется ни одного червивого?

Нашлось, и целых три – все же, здесь вам не столица, и качество провизии значительно ниже. Так что уже с третьей попытки я заполучил вожделенное зрение, позволяющее различать съедобное/несъедобное и родственное.

Вурдалак действительно был здесь, и не один – целых три тела лежало где-то в доме.

Тем временем стража уже обыскала весь дом и, не найдя беглянку, разбежалась по комнатам отдыха, лишь один из них задержался в гостевом зале вместе с проклятущим Кардом.

Надо бы от них избавиться, но как?

Хотя…

«Гнус» – очень неприятное болотное умение, призывающее целую тучу противной мошкары, которая жужжит и жалит. В общем, неплохой способ избавиться от назойливых наблюдателей, вот только была одна проблема – это целевое умение. А значит, для его использования нужно указать область или выбрать в качестве цели существо.

И я призвал Водяницу, болотную тварь, которая могла плеваться ядом и отвлекать на себя внимание врага. Так как это было призванное мной существо, то на панели спутников появилась соответствующая иконка, при помощи которой можно было не только наблюдать за состоянием призванной твари, но и выбрать ее в качестве цели для умений или заклинаний.

Вот теперь можно и «Гнус» активировать!

Эффект не замедлил себя ждать: наверху раздались крики и прокляться, и вскоре в комнате никого не осталось, в чем я убедился при помощи «Поиска жизни».

«Выкопаться!»

Три свитка «Скачка» были уже наготове. При помощи первого, я одним махом добрался до окна.

Второй понадобился, чтобы добраться до окружавшей здание гостиницы ограды, а третий – чтобы ее перепрыгнуть. И теперь бежать как можно дальше, потому как мне не улыбается снова превращать в марионетку этого напарфюмеренного франта.

Итак, я знаю кто, знаю как, но не знаю зачем и что именно украли эти двое. И нет никакой гарантии, что похищенное так же находится в доме. Да и как доказать, что прикопанные трупы – это не просто мертвецы, а «куклы», да еще и принявшие участие в преступлении?

Мне нужны более надежные доказательства.

Но сперва – надо бы переодеться!

– Запрещаю! – словно отрезал мэр, когда я заявил ему о необходимости обыскать гостиницу, в которой остановилась графиня и ее зловещие спутники.

– Но… я уверен, что любовники этой госпожи Сибиллы – и есть преступники!

– Вас послушать, так там целый притон, – ухмыльнулся толстячок, вытирая обильно потеющий лоб, – ведьмы, некроманты и прочие твари. Мне нужны доказательства! До-ка-за-тель-ства!

– Хорошо. Будут вам улики.

Громко хлопнув дверью, я покинул управу, в двери едва не столкнувшись с грозного вида теткой, посмотревшей на меня так, что захотелось тут же стать маленькой незаметной букашкой и уползти куда подальше. Топот ее ног по лестнице был слышен даже через закрытую дверь.

– Да, дорогая… Нет, любимая, – раздалось жалкое блеяние мэра, доносившееся из окна над моей головой.

Ответом ему было хриплое рычание, а затем хлесткий звук пощечины.

Ха! Да это, никак, его благоверная? Ну и вкусы у некоторых…

– Эй, любезный, а что это за суровая дама была? – спросил я у стражника, с интересом прислушивающегося к доносившимся сверху звукам.

– Так ведь жена его, начальника городского. Ух и мегера! Да еще и жутко ревнивая – такая и зашибить может под горячую руку… Однажды прачке руки переломала, за то, что та вздумала парой слов перекинуться с господином мэром – решила, что то его полюбовница. Он уже и на собак с лошадьми глядеть боится, так его извела стерва!

– Ну и подал бы на развод.

– Не могет он, господин квизитор. Батька у Хризольды – видный барон, и больше, чем вешать всех налево и направо, он любит только свою доченьку. Случись чего не по ней – тут через сутки будет баронское войско с магиками. Камня на камне не оставят…

Какая-то здравая мысль вдруг посетила меня, но исчезла столь мимолетно, что я даже и разобрать не успел, что это такое было. Казалось, что вот она, разгадка, перед самым моим носом. Осталось лишь задать правильные вопросы, чтобы получить верные ответы – хоть ты снова в женское платье наряжайся!

Правильные вопросы! Вот он – ключ!

Осталось лишь подтвердить свою догадку, вот только судьба не оставила мне на это времени – впереди раздалось грозное рычание, и с крыши соседнего дома спрыгнул вурдалак.

– Олли? Или Кард? Кто там из вас управляет мертвяком?

Ответом мне был лишь злобный рык, раздавшийся за спиной.

Ну разумеется – у них ведь там не одно тело… Решили взять количеством? Вот только попробуйте для начала пробить мой щит. На пару минут его хватит, ну а потом…

– Окружай их хлопцы!

Вот только я со стражником успел не только поболтать о том о сем, но и угостить его табачком, а потом еще и в группу добавить, чтобы можно было вызвать подмогу в любой момент.

Нужно отдать им должное – сработала стажа быстро, не прошло и минуты, как улочка была окружена десятком до зубов вооруженных гвардейцев. На мертвяков они смотрели без страха, а, скорее, даже с некоторой злобой – из-за этих тварей мэр отозвал их всех из увольнительных и поставил на круглосуточное дежурство.

«Метка еретика» легла на ближайшего ко мне вурдалака, помечая цель и делая ее уязвимой для заклятий инквизитора.

«Молот Правосудия» обрушился сверху, снимая почти одну пятую полоски здоровья, а довершил начатое я «Изгнанием зла». Мертвец тут же осел на землю – нет, он не был мертв, просто «оператор» покинул тело, превратив его в самый обычный труп.

Второго стражники добили без моей помощи, изрубив его на куски, а потом – на всякий случай – еще и первого, лишив меня потенциальных свидетелей.

– Эй, Раскил, глянь-ка, уж не Старк ли это? – вдруг отшатнулся от вурдалака стражник.

– До поди тут разбери, в этой куче, – подошел поближе второй и потыкал в останки мертвяков древком алебарды, – Хотя, кажись похож…

– Старк? Это еще кто такой?

– Так это же счетовод купца Собора, чей дом мертвяки грабили! А разве он не уехал вместе с Собором в торговый месяц?

Кажется, теперь я знаю, что за третье тело осталось в особняке.

– Ребята, а вам не трудно будет проводить меня назад к Управе? Дело есть к градоначальнику…

Под конвоем десятка стражников, я чувствовал себя в относительной безопасности – похоже, после такой расправы с «куклами» мои несостоявшиеся убийцы еще не пришли в себя, иначе бы попытались взять под контроль меня. Кстати то, что они этого не сделали, было их главной ошибкой.

Задержав при себе двоих гвардейцев, я сразу направился к их начальнику, и уже через пол часа был готов заявить о преступлении и арестовать всех причастных.

– Господин инквизитор, вы помните, что я вам говорил о доказательствах? – кривился мэр, которой сел в кресло у самого окна, и теперь солнце припекало его лысину.

– Разумеется. Будут у вас доказательства.

– Одних подозрений не достаточно, предъявите нам пропажу… И уберите отсюда… это! – сорвался он на визг, указывая на накрытое простыней тело.

– Никак не могу. Потому что это и есть пропажа.

– Что?

– Мне вдруг подумалось: а что, если это было не ограбление? И целью были не ценности, которые якобы хранятся в доме купца, а что-то другое? Или… кто-то другой…

Мэр достал уже изрядно испачканный платок, высморкался в него и убрал назад. Потом снова достал и протер вспотевший лоб и лысину.

– Например, невинная девушка, которая вот уже месяц как там жила, прибираясь в доме хозяина. Но тогда встает резонный вопрос: зачем? Да еще и обставив это, как ограбление?

– И то верно – зачем? – а это уже начальник городской стражи.

– Ну, на самом деле кое-что все же украдено было, вот только это не имущество купца Собора, а некоторые улики…

– Господин инквизитор, может, перейдем уже ближе к делу, – перебил меня мэр.

– Тогда уж, скорее, ближе к телу… На самом деле, будь на моем месте хотя бы захудалый некромант, преступление давно бы уже было раскрыто. Достаточно было просто допросить свидетеля, – я кивнул в сторону тела.

– Но мы же ее уже допрашивали, разве нет?

– Увы, но возможности инквизиторов при общении с покойниками крайне ограничены. И чтобы получить нужный ответ, нужно правильно и точно задать вопрос – ведь услышать можно лишь «да» или «нет». А у меня для этого было недостаточно информации.

– Так что же изменилось, господин инквизитор?

– Я узнал больше, только-то и всего. Целью преступника было убийство и сокрытие улик. Правда, сперва мне были непонятны его мотивы, но потом. Да вы сейчас и сами все поймете! Мне хватит одного вопроса к нашей… свидетельнице…

«Допрос мертвеца» вынудил тело убитой вздрогнуть.

– Собственно, на этом дело можно считать закрытым. Купец Собор никуда не уезжал – он был убит, а тело его спрятано под собственным домом. Который использовали в качестве любовного гнездышка злоумышленники, пока их кто-то не застукал. А может, купец и впрямь уехал, а вернувшись – застукал голубков, и был убит. Не знаю.

– Но при чем здесь вурдалаки? Мои ребята приволокли их, как улику…

– Дело в том, что любовник решил избавиться от своей пассии, пока их роман не испортил ему карьеру. И одновременно избавиться от тела, что лежало под полом – собственно, мертвяк выломал доски не потому что искал тайник, а чтобы забрать труп… Или трупы… Второй же его целью было убийство девушки.

– Почему он не забрал и ее?

– Нужно было оставить тело – в знак доказательства.

– Я не понимаю, – глава стражи соображал весьма неплохо, и успевал не только следить за моей мыслью, но и задавать правильные вопросы, – Зачем оставлять труп, который можно допросить?

– Да потому что нанятые исполнители – большие мастера в обращении с мертвецами, – знали, что инквизитор ничего не добьется от такого «свидетеля». Они и посоветовали привлечь к расследованию жреца, а не некроманта, способного нормально разговаривать с трупами.

– Вы это на что намекаете?! – вскочил со своего места мэр.

– Намекать и не нужно, достаточно спросить прямо. Уважаемая, вы были любовницей господина мэра? – задал я вопрос «свидетелю».

– Да, – прошептала девушка и обмякла.

– Все. Дело закрыто. Скорее всего, ваша дрожайшая супруга узнала об интрижке благоверного с простой служанкой, и пригрозила рассказать обо все отцу. Или… или господин мэр должен был избавиться от мерзавки да так, чтобы больше ни одной вертихвостке не пришло в голову строить ему глазки. Может, конечно, все было иначе, но общий смысл остается тем же – это господин мэр нанял двух колдунов, которые затесались в свиту графини Сибиллы под видом фаворитов. Это господин мэр по их совету пригласил для расследования инквизитора, неспособного допросить труп. И именно он постоянно крутился рядом, не только наблюдая за ходом расследования, но и наведя на меня вурдалака, как только стало ясно, что я могу докопаться до истины…

Наступила тишина, которую разорвал сухой кашель:

– Кхе-кхе… ну, так это… Извольте ваши руки, господин мэр – я беру вас под стражу за убийство вот этой несчастной леди…

– А так же купца Собора и его помощника… – добавил я…

– Купца Собора и помощника, – послушно повторил тот.

– И направьте отряд к гостинице, нужно задержать господина Карда и его подельника, полуэльфа.

– Риииик! – рявкнул начальник стражи, повернувшись к двери.

– Одно мне только не понятно, – задумчиво протянул я…

– Да, господин инквизитор?

– Кто выплатит мне оставшуюся часть награды за успешно проведенное расследование…

Лабиринт графа Дума

Рано по утру меня вызывал Маркус в отделение, прислав на погост быстроногого мальчишку с посланием. В записке было всего несколько слов:

«Явиться срочно. Прихвати язык».

И никаких разъяснений, зачем я ему понадобился в такую рань, когда любой уважающий зомби уже укладывается спать в тени уютного склепа, укрываясь от рассветного солнца. В общем, послание вполне в духе старшего дознавателя городской стражи и, по совместительству, деятельного работника Тайной Канцелярии, каковым Маркус Оливьери и является.

Мальчишка, кстати, никуда не ушел, а так и крутился у ограды, бросая заинтересованные взгляды в сторону могил. Неужели чаевых ждет? И даже близость кладбища его не смущает! Хотя, что еще ожидать от программы?

– Дяденька, – подал он вдруг голос, – а вы правда тут живете?

– У-у, – отозвался я.

– И живых мертвяков не боитесь?

– А чего нас бояться? – отшутился я фразой из бородатого анекдота.

Стацек наносит вам 2 урона (10-8Б, физический)

Здоровье: 252/254.

Мальчишка делает шаг назад, сжимая в руке кухонный нож, лезвие которого покрыто черной кровью. Моей кровью.

– Ого! – восхищенно выдыхает малолетний «непись», – И впрямь мертвяк! А я думал, что дядька Маркус брешет. Больно уж хотелось на настоящего упыря посмотреть…

Мда, ну и программы нынче пошли – уже принадлежность к классу при помощи ножей проверяют! Вот только я не упырь, а зомби… И не простой, а очень злой!

– Мозги… Мозги… – я вытянул вперед руки, закатил глаза и, пошатываясь, двинулся на мальчишку.

Не знаю, какую скорость тот развил, но, судя по стремительно удаляющемуся столбу пыли на тракте, навык Атлетики он точно на пару пунктов поднимет после этого забега.

Взяв с собой все необходимое, я предупредил Карла об отлучке и отправился в город. На Западном посту показал страже свой жетон – теперь я снова числился в городской страже – и беспрепятственно попал в город.

Ривер еще только просыпался, а посему кроме бродяг, стражников да спешащих попасть на свое место до открытия рынка торговцев, на улицах было пусто. Ну и еще нищие да карманники, за которых и меня самого чаще всего принимали – за первых из-за запаха, а за вторых из-за того, что я прятал в тени лицо и руки, как нередко делают это представители древнейшей профессии.

Вот только я скрывал от чужих взглядов не просто особые приметы, а трупные пятна, обильно покрывавших мою мертвую кожу. Ни к чему лишний раз панику вызывать, все же, не так часто встретишь на улицах провинциального городка свободно разгуливающего зомби.

– Кда-пршь! – рявкнул на меня попрошайка, замахиваясь табличкой с надписью «подайте глухонемому на пропитание».

Не обращая на него внимания, я проскользнул в узкий переход на соседнюю улочку, а там уже и до Южной Башни было недалеко. Именно к этой управе я и был приписан, и там, в своем кабинете на втором этаже, меня заждался старший дознаватель Маркус Оливьери.

– Долго же тебя приходится ждать, жрец, – поприветствовал тот меня, не отрываясь от бумаги, которую следователь увлеченно изучал.

– У-у…

– Стоп, это еще что за мычание? Просил же – приходить с языком!

– Есть язык, – неохотно отозвался я.

Прочность языка снижена на 2!

Текущая: 36/50.

Да-да, мой язык изнашивается, стоит произнести лишь слово! Такая уж у меня травма благодаря особенностям аккаунта – полное отсутствие собственно языка. Так что, разговаривать я могу лишь тогда, когда во рту шевелится пришитый портным язык. В данный момент – свиной.

– Итак, есть у меня небольшое дело по твоей части.

– Опять трупы?

– Все не можешь простить мне ту историю? Нет, другое. К нам доставили одного солидного пленника, и я хочу чтобы ты его допросил. Никто не сможет сделать это лучше тебя.

– Боится мертвяков?

Прочность языка снижена на 4!

Текущая: 32/50.

– Нет, напротив. Он, как и ты – нежить. Костант Вакула, младший сын графа Бертоса Вакулы, третьего по силе влияния среди вампирских семей Империи.

– Мертвяк мертвяка видит издалека?

Прочность языка снижена на 4!

Текущая: 30/50.

– Не думаю что он настолько сентиментален. Но ты ведь не только зомби, но и инквизитор… темный инквизитор, специалист по розыску, дознаванию и экзекуции нежити, духов и прочих потусторонних тварей.

– У-у.

– Ну вот и допросишь его. Всего несколько простых вопросов, пока его не забрали императорские экзекуторы.

Ого! А вот это уже серьезно! Интересно, что же такое натворил вампиреныш, что за него так серьезно взялись? Теперь стало понятно, почему такая спешка – если Констант окажется в лапах императорских умельцев, то больше мы его не увидим.

– Как ты понимаешь, дело довольно щепетильное, так что пленника нужно сдать им на руки живым и невредимым. Правда, у вампиров ускоренная регенерация, так что…

Намек был прозрачен, как слеза священников Пресветлой Амалии.

– Ты войдешь к нему в камеру с подносом, якобы принеся завтрак заключенному. У тебя будет час, максимум полтора на все. А потом наши доблестные стражи проснутся и могут начать задавать неудобные вопросы, как и зачем ты появился в подземелье, что это у тебя в руках и почему у пленника пальцы переломаны и клыки выбиты… Я, кстати, тоже уже проснусь…

Все это он пробормотал задумчиво, вполголоса, а сам при этом крутил в руках склянку с каким-то желтоватым порошком.

Ага. Выходит о том, что я собираюсь «побеседовать» с графским детенышем, не знает никто кроме самого Маркуса! Заодно он очертил допустимые границы членовредительсва.

Ох, не нравятся мне все эти шпионские игры.

На стол упал сперва туго набитый кошель, затем вылепленный из глины ключ – такую улику можно легко уничтожить, раскрошив или растворив в воде. И еще какой-то жезл из красного дерева:

Жезл Возвращения (Тип: артефакт)

И все – больше никакой информации.

– На тот случай, если ты не успеешь, и не захочешь отвечать на неудобные вопросы. Поможет тебе вернуться мгновенно и никем незамеченным. А вон там его завтрак.

Еда стояла на табурете у двери. Глубокая медная миска, почти до краев наполненная свежей кровью, в которой плавал приличный кусок мяса. Мне оставалось лишь надеяться, что это говядина или свинина. Хотя, это же «Фанмир»! Это могло быть мясо какого-нибудь кобольда, русалки, огра или представителя другого народа, которых и за разумных-то не считали, хотя их кровь в любых ритуалах успешно заменяла человеческую.

Засунув все это в инвентарь – разумеется, было бы глупо тащить миску в руках через три этажа гвардейской казармы, у всех на виду – я отправился вниз, туда, где хранили временных пленников.

Как и было обещано, стража на входе спала.

И за первым поворотом – тоже, как и за вторым. В общем, до нужной мне камеры я добрался без каких-либо затруднений.

– Долго же тебя пришлось ждать! – недовольно пробурчал вампир, когда я открывал двери в его камеру.

К слову, мы с ним оказались единственными, кто был на ногах – не только стража, но и остальные заключенные крепко спали в своих камерах, упав там, где стояли. Судя по всему, усыпила их странная желтоватая пыль, все еще витавшая в воздухе. На меня и вампира эта дрянь не действовала по понятным причинам – нежить, что с нас возьмешь?

Мда, что уж говорить – серьезный у Маркуса подход к созданию алиби.

– Эй, ты еще кто такой? Тебя прислал мой отец?

– Не совсем, – широко ухмыльнулся я, поудобнее перехватывая поднос и откидывая капюшон.

– Зомби?! Неееет!

Я знал, что вампиры быстрее и сильнее обычного человека, но даже не подозревал, насколько! Превратившись в длинную смазанную тень, кровосос за доли секунды преодолел разделявшие нас метры и что было сил ударил кулаком по подносу, выплескивая свой жуткий завтрак мне в лицо.

Что-то ярко вспыхнуло…

На вас наложен эффект «Ослепление». Длительность: 2 минуты.

А когда я прозрел, то увидел лишь сверкание вампирских пяток, сворачивающих за угол.

Стоп!

Где это я вообще?

В казематах стражи не было таких длинных коридоров и кроваво-красного кирпича, из которого оказались сложены стены вокруг меня!

Похоже, я вместе с вампиром переместился в какое-то другое место.

И, судя по информации на карте, называлось оно «Лабиринт графа Дума»…

Догонять сбежавшего вампира было бессмысленно – тот был и сильнее и быстрее меня, так что искать его есть смысл лишь в том случае, если мне вздумается вернуться на точку возрождения. Для начала следует осмотреться и выяснить, где я оказался и что это за лабиринт.

Накаченный Благодатью под завязку, я спокойно применил свой набор поисковых умений: «Поиск следа», «Поиск жизни», «Поиск нежити», «Поиск улик» и «Сверхъестественное чутье».

Следов вокруг оказалось множество, что и не удивительно – похоже, по этим коридорам частенько прогуливались… Хм, а вот кто?

Едва заметный светящийся след пыльной дорожкой убегал вдоль коридора как раз за тот поворот, где скрылся вампир. Похоже, что кроме него и меня здесь живых мертвяков не водилось, а значит, хозяин лабиринта к кровососам не имеет отношения.

Хотя, что мешает вампирскому графу окружить себя живыми, такими теплыми, такими вкусными слугами, наполненными свежей кровью? Ничего! А это наталкивает на определенные размышления.

Во-первых, это не Маркус усыпил стражу, а те, кто собирался освободить пленника, перенеся его сюда, во владения некоего графа Дума. План их был вполне понятен: усыпить всех живых при помощи желтоватой пыльцы и припрятать некий телепортирующий артефакт внутри завтрака.

Стоп!

Нет, здесь что-то не вяжется. Зачем нужно засовывать артефакт в миску с кровью, если стража все равно спит, и обманывать некого?

Заключенный удивился, увидав зомби – впрочем, оно и понятно, ведь он наверняка ждал вампира, как только понял, что все вокруг уснули. А появился я. Похоже, графский выкормыш и не сомневался, что его будут вытаскивать из темницы!

Итак, в казармах внезапно все засыпают… кроме Маркуса. Сонной пыльцой агента Тайной Канцелярии не пронять, это уж точно. Итак, он понимает, что сейчас произойдет похищение, дожидается посланника с артефактом и обезвреживает его. Засовывает артефакт в кусок мяса и вызывает меня.

Логично?

Пока что да.

Нет!

Зачем посылать меня к заключенному? Я бы оставил миску в камере и задал кровососу несколько неудобных вопросов в неудобной позе, да под Иглой Инквизитора – это как минимум. А потом бы ушел, и хоть и с задержкой и небольшими повреждениями своего бледного организма, но Констант бы сбежал.

Вряд ли это было именно то, чего добивался дознаватель. Жаль только, что меня он в свои планы не посвятил. Может, он рассчитывал, что я не успею дойти до камеры, и вместо клыкастого дворянина к освободителям отправится угрюмый невыспавшийся зомби? Еще и жезл мне этот сунул…

Загадка захватила меня не на шутку, настолько, что я даже решил не использовать полученный от Маркуса жезл, а сперва во всем разобраться. В конце-концов, убиться я всегда успею, если вдруг прижмет.

Не знаю, какие были планы у освободителей и у дознавателя, но в лабиринте оказались мы оба – и я, и вампир. По моей, кстати вине, а значит, надо бы вернуть беглого графа назад, в темницу. А то как бы мне его побег не приписали.

Встав на след беглеца – в прямом смысле, ради прибавки в 10 % к скорости – я двинулся вглубь лабиринта. Остальные пометки были намного слабее, а значит, за последние несколько часов здесь никто не проходил, что мне лишь на руку.

Что я буду делать со свободным и злым вампиром, который старше меня на добрый десяток уровней, когда догоню его? Решу, когда увижу впереди его спину…

Поворот, снова поворот… Я пробегал мимо дверей, открытых и запертых, не задерживаясь возле них, чтобы не отстать от Константа. А ведь и впрямь – настоящий лабиринт! В нормальном подземельи не строят такое количество поворотов и развилок. Кстати, вампир ориентируется здесь тоже не очень хорошо – несколько раз следы возвращались назад, наслаиваясь друг на друга, и тогда магический оттиск становился ярче, отчетливее.

– Стой, ты еще кто такой? – раздался вдруг голос далеко впереди, как раз в той стороне, куда ушел вампир. Не нужно быть гадалкой, чтобы понять: кровососа обнаружила стража.

Раздался характерный шелест извлекаемого из ножен клинка, и я вжался в стену, прислушиваясь.

Топот ног, короткий рык и протяжный вскрик, тут же переходящий в бульканье и стихающий стон. Ну вот, проблемой меньше – проблемой больше. Насытившийся вампир куда опаснее голодного, ведь согласно игровой механике «Фанмира», они используют Магию Крови, на заклинания которой уходит одноименная драгоценная жидкость.

Внезапно звук шагов раздался совсем рядом, за поворотом, и он приближался!

Недолго думая, я проскользнул в ближайшую дверь даже не глядя, что там находится.

И вовремя!

Роняя капли свежей крови, мимо проковылял раненый вампир, походя приоткрыв дверь в комнату, где я спрятался, и забрасывая в нее тело. Жуткий снаряд упал на пол в трех шагах от моего укрытия.

Я вздрогнул, но вовсе не потому что боялся свежих покойников – одна из теней вдруг шевельнулась, а затем и вовсе отделилась от стены и направилась к убитому.

Я был здесь не один!

Неизвестный был одет в точно такую же форму, как и убитый стражник. Он склонился над телом, постоял так несколько секунд и, выпрямившись, покинул комнату. Судя по звуку шагов, стражник направился по следу убийцы. Странно, что он не поднял тревогу и не позвал никого на помощь.

Во мне боролось два противоречивых чувства. С одной стороны, стражник в полном праве ловить убийцу или даже прикончить его. А с другой – беглого преступника надо бы вернуть на место и, желательно, живым и по возможности невредимым!

С этими мыслями я двинулся за стражником, ориентируясь по каплям крови и не решаясь использовать поисковые умения. Впрочем, вампир был так небрежен, что оставленный им кровавый след был отлично виден. Небрежно, слишком небрежно – неужели он настолько уверен в своих силах? А ведь у убитого стражника был уровень повыше, чем у Константа, и лишь благодаря внезапности атаки, кровососу удалось одержать верх…

Стоп!

Мы идем по следу не просто грязнули-людоеда, а преследуем матерого хищника, сам образ жизни которого заключается в охоте на человека!

А значит, впереди наверняка нас ждет засада.

Впрочем, почему это нас?

«Поиск нежити», чтобы определить местоположение вампира.

«Поиск жизни», чтобы отыскать стражника.

Ну и какую-нибудь заупокойную молитву, чтобы помирать было веселее. Потому как второе умение не дало ровным счетом ничего – впереди, как и сзади меня, никого не было. Результат первого «Поиска» оказался еще печальнее, потому что засаду кровосос устроил прямо надо мной, и вот-вот атакует.

«Закопаться!»

Глухой удар в пол, раздавшийся сверху, дал мне понять, что я успел вовремя. Еще немного, и лететь бы мне на точку возрождения с разорванным горлом.

Заодно стало понятно, что ниже нас есть еще этажи, и на один такой я как раз и вывалился, пройдя сквозь пол. Ну или потолок – это уже зависит от точки зрения.

Закованная в броню рука ухватила меня за шиворот и с легкостью подняла с пола. И я глазами встретился со взглядом покойного стражника или его брата-близнеца. Хоть мне и удалось рассмотреть внешность убитого Константом охранника лишь мельком, но ошибиться было невозможно – одни и те же черты.

– Щенок, я еще доберусь до тебя! – донесся сквозь толщу камня голос разъяренного вампира, из когтей которого мне удалось ускользнуть.

Угу, если выживу.

Державший меня стражник не издал не звука, а просто закинул меня на плечо и зашагал по коридору. Я не мог видеть, куда мы идем, но оно и не страшно – если придется возвращаться тем же путем, до дорогу мне укажет «Поиск следа».

Раздался лязг металла, а потом я вдруг понял, что себя чувствует метательное ядро, пролетев несколько шагов и ударившись в стену. Снова скрежет металла, и света поубавилось – похоже, что меня заперли. А этот стражник силен! Удивительно, как я себе еще все ребра не переломал.

Благодаря Ночному Зрению, я не испытывал особого дискомфорта. Да и по поводу своего внезапного заключения тоже не особо расстраивался – у меня по-прежнему есть Жезл Возврата.

За моей спиной раздался шум.

Медленно повернувшись, я едва не выругался: опять?

Это был стражник. И его лицо оказалось точной копией того, что зашвырнул меня в камеру и его покойного брата-близнеца.

Он стоял неподвижно, глядя прямо перед собой.

Я замер, стараясь не издавать шума.

Ну и долго мы будем так статуи из себя изображать? Мне вообще-то домой пора, там кошка ждет некормленая. Ну и что, что она дохлая и сейчас прячется в моем инвентаре в виде статуэтки призыва?

Чем больше мои глаза привыкали к темноте камеры, тем больше я холодел: он был здесь не один! Пятеро стражников застыли в одинаковых позах и с одинаковым выражением на одинаковых лицах. Клоны! Ну или копии… Что здесь вообще происходит?

Убедившись, что они даже не собираются нападать на меня и вообще не двигаются, я применил умение «Поиска жизни». Пусто!

И я готов был поспорить на собственную руку, что там, в коридоре, «Поиск» не смог указать местоположение стражника по тем же причинам, по которым дал сбой и сейчас.

Они не были живыми.

Чтобы убедиться в этом, я влепил пару затрещин тому, что стоял рядом. Хм. Для голема он что-то мягковат. Кукла?

Впрочем, этот вопрос можно отложить на потом, а сперва подумать, как отсюда выбраться. Самый простой способ – дождаться, когда откатится умения «Закопаться!» и провалиться вниз… Если там есть этаж, то меня выбросит в камеру под моей. Если она открыта, то…

Какого черта! Передо мной же стоит пять стражников!

Обыскав этих истуканов, я без труда обнаружил целых три связки ключей. Остальное было делом времени, и уже через десять минут дверь была открыта.

– Привет, – обезображенная чересчур длинными клыками и пятнами засохшей крови улыбка стала мне «призом» за находчивость, – я же говорил, что отыщу тебя!

Я отступил назад и захлопнул решетку, уже добровольно обрекая себя на заточение.

– Это тебе не поможет, зомби. Ты покойник!

Контур Константа размылся, и кровосос шагнул вперед, и еще. Его тело прошло сквозь решетку, словно было соткано из тумана. Ну да, это тебе не зачарованный металл, который использовали в казармах городской стражи! Этими железками вампира не удержать…

Впрочем, я не стал его ждать, а…

«Закопаться!»

На этот раз меня вынесло в комнату, больше похожую на рабочий кабинет: массивный стол, плетеные стулья, забитые книгами шкафы и тусклый огонь свечи, освещавшей все это.

А еще здесь был человек.

Он сидел за столом, в правой рук сжимая перо, а левой подпирая голову. Похоже, он был слишком занят, раз не обратил внимания на грохот, с которым я упал сверху, пройдя сквозь потолок. Или мертв.

«Поиск жизни» подтвердил мою догадку, не высветив ничего.

А «Поиск нежити» опроверг ее, выдав аналогичный результат.

Еще одна кукла?

Внезапно песочные часы, стоявшие на краю стола, вздрогнули: последние песчинки упали на дно, и стеклянная колба перевернулась с мелодичным звоном колокольчиков.

Неподвижно сидевший до этого человек вдруг взял из стопки чистый лист бумаги, положил его перед собой и принялся что-то писать.

Я замер, не дыша и даже стараясь пахнуть поменьше.

Вот он закончил и снова замер в прежней позе. Тем не менее, я не торопился – песка в часах было немного, едва ли на три минуты. Вот последние крупинки осыпались, и часы снова перевернулись, издавая звон…

На который неподвижная фигура среагировала точно так же – человек, или кто это был, взял второй лист из стопки и принялся выводить на нем что-то.

Это продолжалось минут двадцать – дальнейшее наблюдение не имело смысла. Сидевший в кресле не реагировал больше ни на что. Ни на издаваемый мной шорохи и даже на голос. Выпрямившись в полный рост, я смело подошел ко столу, взял пару листков и сунул их в инвентарь – потом гляну.

Дверь в комнату оказалась не заперта, я и вышел, оказавшись в коридоре.

«Поиск следа» и «Поиск нежити» показали, что здесь с пару часов назад кто-то проходил, а вампира поблизости пока что нет.

Я около часа блуждал по лабиринтам из коридоров и комнат, изредка заглядывая в приоткрытые двери. За одной из них оказался целый склад «стражей», стоящих аккуратными рядами и глядящих прямо перед собой. За другой – в кровати лежал человек бессмысленно пялящийся в потолок человек, из руки которого торчали длинные игры. За третьей обнаружилась мастерская по плетению корзин, насколько я мог судить, совершенно ничего не понимая в этом древнем ремесле. Безногий мужчина, прикованный к стене за шею, безудержно рыдающая женщина без лица, методично бьющий молотом в стену гном, при этом не издающий ни звука – молот оказался тряпичным муляжом.

Все это напоминало какой-то безумный спектакль, разыгрываемый то ли куклами, то ли големами, от чего мне становилось не по себе.

Разумеется, никто из них не был настоящим человеком, несмотря на то, что информация по этим странным созданиям исправно выводилась. Например, гном оказался:

Свирепый раскат Грома (НИП). Гном, мастер-кузнец 49-го уровня.

Вот только странный это какой-то «непись»! У них здесь что у всех – сбой программы? Или я угодил в личные казематы какого-нибудь разработчика, а это все – прототипы или шаблоны для НИП-ов? Наконец, мне удалось отыскать лестницу наверх, но стоило сделать по ней лишь шаг, как она зазвенела, и этот звон эхо подхватило и разнесло по всему лабиринту, многократно отражая и усиливая сигнал.

А вот и тревога.

Где-то хлопнула дверь, и мне вдруг явно представились дружные шеренги выряженных в форму стражников, которые сейчас просыпаются где-то в недрах лабиринта и отправляются на поиски излишне любопытного зомби-инквизитора.

– Попался! – раздался сверху знакомый голос.

– Попался! – передразнил я его одновременно активируя умение.

Призрачный молот, словно сотканный из полуденных теней, обрушился на голову вампира.

Вы нанесли 125 урона (магический) по Констант Вакула. Здоровье: 550/625.

Отлично приложился! Эх, если бы не долгая перезарядка перезарядка, я бы в четыре-пять ударов прикончил кровососа – Молот Правосудия наносил тем больше урон, чем больше «уровень греховности» цели, а уж вампир, судя по всему, нагрешил знатно!

Может, удастся его замедлить или остановить?

Но Констант не дал мне времени, и уже через секунду оказался рядом, и ухватил меня за горло:

– Жаль, что кровь мертвецов на вкус отвратительна, и ее пищевая ценность никакая. Так что знай, что это не доставит мне никакого удовольствия!

С этими словами он впился мне в шею, грязный извращенец.

Руки вампира покрепче обхватили меня, не позволяя вырваться, хотя я не особо-то и пытался. Пей, гад дворянский, мою пролетарскую кровушку…

Констант вздрогнул, и когти вонзились мне в плечи, срезая аж 50 здоровья.

…кровушку мертвяцкую, черную, тягучую…

Он замычал и дернулся, руки кровососа уперлись мне в грудь, и вампир попытался оттолкнуть меня в сторону, но не тут-то было.

«Оковы веры» надежнее любых пут сковали нас.

…кровушку, смертельной отравой пропитанную, и для любого создания ядовитую!

А чтобы ему моя кровь совсем уж поперек горла встала, я добавил сверху «Иглой Инквизитора» и только что откатившимся «Молотом Правосудия».

Потеряв половину здоровья, вампир таки ухитрился вырваться, оставив у меня на плече свою руку, когти которой глубоко впились в мое тело. Проклятье! Нужно было его за голову «приковывать»!

– Ты… ты…

Не договорив, он согнулся пополам, и его вырвало чем-то черным. Даже не разгибаясь толком, Констант развернулся и бросился наутек. Одним прыжком он перемахнул через двоих стражников, попытавшихся его перехватить.

Я бросился следом и повторил его маневр, используя для этого «Скачок», позволяющий совершать десятиметровые прыжки. На бегу раскрутив пращу, я выпустил снаряд прямо в спину кровососу.

Тот споткнулся и совершил несколько головокружительных кульбитов по полу.

– Чеснок? – он аж захлебнулся от возмущения.

Ну а что? У всякого уважающего себя зомби в сумке непременно валяется чеснок: при использовании «Пожирания» он дает временный иммунитет к болезням и может наложить эффект, дающий прибавку +200 % к урону по вампирам.

Подбежав к сидящему на полу Константу, я ухватил его покрепче за волосы и снова активировал «Оковы веры». С обеих сторон коридора раздался топот десятков ног стражников, так что медлить было нельзя: сунув ему в раскрытый рот еще несколько головок чеснока, я активировал Жезл…

Сперва загудело.

Потом затрещало.

А потом весь мир вокруг рассыпался на сотни ослепительно сверкающих осколков.

Внимание! Вы погибли и были воскрешены в точке возрождения!

Ну, Маркус, ну гад! Тоже мне, «жезл возвращения»! Палка-убивалка – вот самое подходящее название для твоего артефакта!

– Мастер Лурьери, принимайтесь за работу, – раздался голос где-то рядом.

Помяни дознавателя, как тут же ему в лапы попадешь – кажется, у представителей криминальных структур «Фанмира» гуляла именно такая поговорка.

Я открыл глаза и огляделся.

Кроме моего бренного тела, в склепе оказалось еще три человека, а точнее, «непися».

Карл-могильщик, смотритель моего «родного» Западного погоста и, по совместительству, мой хозяин. Армейский хирург Лурьери, который уже достал из сумки свиной язык, иглу и нитки. И Маркус Оливьери собственной персоной, смотрит на меня и ухмыляется:

– Привет, Бес! Ну, как тебе прогулка?

– Ы-ы-ы, – отозвался я.

После возрождения, пришитый ранее язык бесследно пропал, и я был лишен возможности разговаривать. Впрочем, сейчас стараниями полевого врача эта проблемы будет решена, и можно будет хорошенько обругать, а то и проклясть улыбающегося дознавателя.

– Надеюсь, люди графа обращались с тобой хорошо?

– Люди? – я, наконец, обрел дар речи, – Вы хотите сказать «куклы»?

– Значит, догадался?

– Вы меня подставили!

– Ну, зачем же так грубо? Просто не сказал всей правды.

– То есть вы вот так спокойно отправили меня на верную смерть, заодно отдав ценного узника в лапы этому Думу?

– Эмм… Погоди-ка. То есть как это отдал? Ты же прикончил Константа!

– А если бы я не стал этого делать? Просто ушел бы, а то и вовсе взял с него выкуп за свободу!

– Бес, я тебя умоляю… Я уважаю твой ум и знаю, что чувство долга тебе не чуждо – ты наверняка очень быстро понял, что Константа выкрали сообщники и попытался вернуть его назад. Все случилось именно так, как я и рассчитывал.

– Сообщники? Вообще-то, его не освободили, а выкрали со злым умыслом. Не знаю, зачем вампир понадобился этому графу Думу, но уж точно не для того, чтобы чай пить с кренделями.

– А зачем же? – голос Маркуса не изменила, но взгляд его вдруг стал очень цепким и колючим.

– Ну… Например, чтобы превратить в одну из своих кукол.

– Хм. Похоже, я тебя недооценил. Карл, господин Лурьери – вы можете оставить нас наедине?

Дождавшись, когда они выйдут, дознаватель приблизился поближе:

– А что еще ты думаешь обо всем этом?

– Не знаю… Тот лабиринт… словно хранилище безумного коллекционера кукол, которые чертовски похожи на настоящих людей. Только все они какие-то…

– Странные… Безумные?

– Наверное. И мне решительно непонятно, почему нужно было отправлять меня туда вместе с Константом. Зачем?

– Чтобы убедиться, что это дело рук именно графа Дума. Он давно уже мечтал заполучить одного из представителей рода Вакулы в свою…

– Коллекцию?

– Не совсем. Дум – бывший чучельник, а ныне один из сильнейших колдунов. Точнее нет, силы у него как раз и немного, но власти… Фактически, это самый влиятельный колдун во всей Империи. И все это – благодаря куклам.

– У него есть карманная армия деревянных солдатиков?

– Нет. Слыхал о магии подобия или о колдунах Вуду? Все, что колдун делает с куклой, происходит и с реальным человеком, которого она воплощает.

Безногий калека. Машущий молотом гном. Выводящий буквы на чистом листе старик…

– У графа Дума очень приличная коллекция кукол. Там есть и герцоги, и князья, и генералы, и великие маги. И любого из них чучельник может заставить плясать под свою дудку – в самом прямом смысле!

– А вы, значит, хотели просто проверить, кто усыпил стражу и подослал Константу «гостинец»?

– Именно. И, благодаря тебе, убедился в правоте своих подозрений.

– Что-то мне не верится.

– Ах да, это тебе. За то, что не позволил младшему Вакуле попасть в руки чучельника. Мы его снова поймаем, это будет не трудно.

На крышку моего гроба упал тугой кошель.

– Многовато, за убийство одного кровососа-то.

– Это за твое молчание.

Он встал и вышел из склепа.

Я достал два смятых листка бумаги, на который уверенным почерком, буква в букву было написано:

«Подателю сего выдать без вопросов и препятствий указанную сумму, без залогов и обязательств, не чиня препятствий и оказывая всяческое содействие…»

г-н Кардос Луцер

И размашистая подпись одного из крупнейших банкиров Империи.

А потом я изучил лог. Тот самый момент, когда был активирован жезл.


Установлена якорная точка. Место: Лабиринт графа Дума, 6-ой этаж. Координаты: 45:650:14.

Активировано заклинание «Осколки разрушения».

Получено 500 урона (магический). Здоровье: 0/250.


Если верить этим записям, то Маркус Оливьери получил возможность установить портал, ведущий прямо в Лабиринт. Зачем?

Возможно, он охотится за графом Думом и мечтает освободить Империю от жуткого кукловода.

Быть может, мечтает заполучить пару кукол и освоить магию подобия.

А скорее всего, где-нибудь Лабиринте, в запертой комнате сидит брат-близнец старшего дознавателя и выводит уверенной рукой по сигналу, что исходит от песочных часов:

«Подателю сего выдать…»

В любом случае, задание я выполнил, опыт и золото получил, а в историю «Мира Фантазий» вписана новая глава…

Мечта некроманта (МИ2)

− Мессир! Мессир Аарам, вы слышите меня?

Сильная рука в латной перчатке потянулась к тощей фигуре в мрачной мантии, стоящей на краю обрыва, но тут же боязливо отдернулась. Воин сделал несколько шагов назад и замер в ожидании, когда колдун снизойдёт до него, жалкого наёмника.

Так они и стояли неподвижно и в полнейшей тишине, если только не считать шума листвы да воя ледяного ветра, беспощадно терзающего их тела. Прошло не меньше часа, прежде фигура в мантии шелохнулась. А впрочем, возможно это был лишь очередной сильный порыв ветра…

− Ужин. Через пять минут, − заговорил вдруг некромант.

Ингвар не издал ни звука, молча кивнул и начал спускаться вниз по тропе, где их ждали сдвуноженные кагрисы − ездовые птицы.

Некромант спустился чуть позже. Не проронив ни слова, он проглотил несколько ложек похлебки, сжевал сладковатый корень кумы, да запил всё это свежим яблочным соком. Взгляд колдуна был устремлён в никуда, ни на чём не задерживаясь и ничего не замечая вокруг себя. Впрочем, за неделю пути Ингвар уже привык к его такому поведению…

Так же молча убрав остатки еды в сумки, наёмник принялся готовить лагерь к ночлегу, но Аарам жестом остановил его:

− Не надо. Я получил ответ, так что мы возвращаемся назад.

Лицо воина ничего не выражало, но внутренне он ликовал − наконец-то! Эти семь дней дались ему нелегко. Десятки раз жизнь наёмника висела на волоске, и лишь вмешательство Мага Смерти уберегало его от последнего шага в Забвение. И это при том, что Ингвар должен был оберегать колдуна, а вовсе не наоборот!

Аарам вообще оказался очень странным магом. Он стойко сносил все тяготы путешествия, не обращая внимания ни на жару, ни на холод. Казалось, что он может шагать бесконечно, игнорируя голод, жажду, мерзких кусачих насекомых и прочие неудобства и лишения.

Если же ему становилось «слегка неуютно», как выражался сам некромант, то он пускал в ход магию. И тогда осыпались пылью стаи комаров-вампиров или колючие лианы-душители, прочь бежали в ужасе самые свирепые твари, и валились вековые дубы, соединяя края бездонной пропасти и превращаясь в надёжный мост…

Совсем не этого ожидал Ингвар, когда нанимался в охранники к знаменитому придворному чародею, создателю Золотой Усыпальницы Соур и генералу Армии Праха.

− Твой контракт закончен, − заявил вдруг некромант, прерывая размышления воина.

− Закончен? Но нам ведь ещё целую неделю возвращаться до ближайшего…

− Я. Сказал. Закончен, − едва слышно заявил маг.

К ногам Ингвара упала мраморная фигурка.

Маяк Ллойда?!

− Можешь возвращаться в Кагирим. И вот, остаток твоей награды…

Рядом со статуэткой упал туго набитый монетами шёлковый мешочек.

Ингвар опустил взгляд вниз, а когда поднял снова − перед ним уже никого не было.

* * *

− Мессир Аарам? Ванна уже готова, − миловидная служанка едва слышно скользнула навстречу к колдуну, услужливо принимая из его рук испачканный дорожный плащ.

Поблагодарив служанку кивком, некромант отправился в ванную комнату, а девушка отправилась на кухню: отдать распоряжения поварам.

На ванну, переодевание и ужин у Аарама ушло всего пятнадцать минут − несмотря на то, что сильные некроманты живут долго − просто неприлично долго, колдун не любил тратить бесценное время на такие мелочи, как поддержание своей бренной оболочки в рабочем состоянии.

К тому же, во дворе его уже дождались ученики.

Шестнадцать одарённых молодых магов − самые талантливые и усердные юные чародеи, собранные по всей Империи − они уже выстроились в ряд, дожидаясь своего наставника, только-только вернувшегося из долгого сурового похода.

Те семь дней, что Аарам Бледный путешествовал по Зургурским Лесам, они днями и ночами оттачивали своё мастерство, упражняясь в некромантии и прочих магических искусствах, изучая новые и практикуя уже заученные заклинания и умения. Потому что маг обещал по возвращении выбрать двоих из них себе в помощники, а все остальные были обязаны тот час же покинуть дворец.

Впрочем, даже в случае неудачи их ждало вполне сносное будущее − год обучения у мессира Аарама сам по себе служил отличной рекомендацией и при устройстве на работу, и при поступлении в Академию Магии.

Солнце уже скрылось за замковой стеной, когда заметно посвежевший колдун появился во дворе. В руке он сжимал свой любимый Змеиный Посох, а за его спиной развевались полы Покрова Ночи, легендарного плаща, который некромант одевал крайне редко, не желая привлекать излишнее внимание богов к своей персоне.

Аарам замер перед нестройной шеренгой выстроившихся учеников и обвёл их цепким взглядом, никого не выделяя и ни на ком не задерживая внимания дольше пары секунд.

− Вы все − жалкие и никчёмные бездари, ленивые, безмозглые и зажравшиеся от осознания собственного могущества. Которое столь ничтожно, что всё его можно уместить на кончике портняжной иглы и скормить садовой гусенице − и она даже не подавится! − заговорил вдруг некромант.

Лица учеников побледнели и удивлённо вытянулись − ещё никогда наставник не позволял себе не то что прямых оскорблений – но даже голоса ни на кого не повышал! О сдержанности и невозмутимости некроманта ходили целые легенды, а его пренебрежительное отношение к жизненным неурядицам и вовсе породило слухи о том, что Аарам Бледный – незаконнорожденный сын самой Смерти, и существо не совсем живое.

− Ты, слепой на оба уха и глухой на оба глаза, скорее сам себя загонишь в могилу, чем сможешь поднять нормального зомби, − конец Змеиного Посоха уткнулся в грудь одного из учеников, и тот вздрогнул, прекрасно осознавая, что одно неловкое движение или неуместное слово, и ему больше не жить.

− А ты? − посох сдвинулся в сторону, − такой жирный и неповоротливый, что тебя одного хватит, чтобы вылепить сразу троих големов плоти! Как ты будешь вскрывать могилы, если из-за собственного брюха земли не видишь?

Очередная жертва насмешек втянула голову в плечи.

Где-то сбоку раздался смешок, а лица остальных учеников расплылись в довольных улыбках − первый раз видели они своего наставника таким, но зрелище им определённо нравилось. За весь год обучения они никогда не слышали ни единого оскорбления или грубого слова в свой адрес, и с каждым Аарам держался подчеркнуто нейтрально и сдержанно. Теперь же, похоже, он решил по полной отыграться на каждом, кто ему чем-то не угодил.

− А ты чего ржёшь, помесь двуногой лошади и скунса? Мнишь себя великим некромантом, очищающим погосты лёгким движением руки? Согласен, от одного твоего запаха все мертвяки в ужасе разбегутся − вот только это не делает тебя магом.

Наставник продолжал «экзекуцию» ещё целый час, поливая учеников потоком оскорблений и грубых эпитетов. Те, кому не повезло угодить под прицел его посоха, молча опускали взгляды и скрипели зубами в бессильной злобе. Остальные же лишь улыбались и бросали редкие сочувственные взгляды на тех, кто мог считать себя уже бывшими учениками великого некроманта.

Вот только по истечении часа вместо шестнадцати подающих надежды учеников и будущих Магов Смерти, перед Аарамом стояли шестнадцать жалких, забитых и никчемных «земляных червяков, которым госпожа природа по какому-то недоразумению приделала вместо безмозглой второй жопы − пару ног и кривые палки, которые вы гордо называете своими руками и даже пытаетесь ими судорожно размахивать в своих жалких попытках творить подобие магии…»

− Убирайтесь прочь, и чтобы я больше вас никогда не видел! – закончил он свою речь и, утратив всяческий интерес к бывшим ученикам, развернулся и направился к лестнице, ведущей во внутренние покои дворца.

– Мессир Аарам! Остановил его властный голос, который явно привык отдавать приказы и требовать их немедленного исполнения.

– Генерал Ротгар? Надеюсь, вам по вкусу пришлось это представление? Или вы предпочитаете кровавые бои гладиаторов? Так я могу заставь их драться…

– Вы кем себя возомнили, жалкий колдунишка, что вы тут устроили? – одна из теней отделилась от стены и направилась к магу.

Это оказался высокий плечистый мужчина в парадной военной форме и с нашивками прайм-генерала Императорской армии.

– Только не нужно их жалеть – эти неучи получили по заслугам.

– Среди этих «неучей», как вы изволили выразиться – лучшие молодые умы Империи, которых вы сами же и выбрали!

Некромант поморщился:

− Я был молод, глуп и слеп. Ошибся – с кем не бывает?

− Это было всего год назад! − второй голос оказался женским.

− Да сколько же вас тут? − воскликнул Аарам, и его глаза вспыхнули жутковатым зеленым светом, признаком того, что он использует Ночное Зрение.

Много. Раз в год некромант выбирал себе двух учеников для дальнейшего обучения – это было довольно зрелищное состязание молодых талантов, при помощи магии решавших задачи, которые ставил перед ними бесстрастный наставник. Это представление неизменно привлекало немало зрителей из числа дворцовых обитателей, желающих поразвлечься. Сейчас на балконах и в тенях колонн скрывалось человек сорок, не меньше.

− И, между прочим, вы только что прилюдно оскорбили сына нашего министра, племянника господина Брюхуса, владельца крупнейшего банка Империи, и двух братьев самого архимага Люциуса, верховного коллегиата Академии! − продолжи ла девушка.

− Госпожа Туадолин, а вам что не спится в такой поздний час? Тоже пришли поглазеть на грязных зомби да плюющихся в друг друга огнём магов?

− Вы так орали, что я не могла уснуть, как и эти добрые люди! − девушка встала рядом с генералом, скрестив руки на груди.

− Люди? Добрые? Где?!

Аарам с деланным недоумением оглянулся по сторонам.

− Это вот этот вот господин Кужур, который обожает пытать эльфийских детишек? Или ваш любовничек, начальник императорской гвардии, который не может уснуть, не прирезав пару-тройку заключенных на ночь? Ой, господин Туадолин, простите, я вас не заметил − может, вы уймёте свою жёнушку, пока я и по вашим грешкам не прошёлся?

Получив неожиданную поддержку в виде собравшихся со всего дворца людей, ученики − бывшие ученики − некроманта тоже осмелели.

− Я буду жаловаться отцу! − звонко заявил один из них, − Он лишит вас права заниматься магией!

− Мне показалось, или вон та кучка дерьма чавкнула в мою сторону? − показушно приставил ладонь к уху колдун, − Знай же, навозный гном, магия − это часть меня, и дар, которым меня наделила сама Смерть, а не твой жалкий папашка, который не способен отличить свиток с заклинанием от рецепта на слабительное!

− Вы что себе позволяете? − аж задохнулась от такой неслыханной наглости девушка.

− Все эти жалкие недоумки никогда не станут настоящими магами! − указал в сторону сбившихся в стайку учеников Аарам, − да я скорее из забитого крестьянина или краснозадого попугая сделаю некроманта, чем из них!

− Да он же просто пьян! − предположил кто-то из зрителей.

− Вряд ли… Скорее, просто нажрался грибов или плесени − что там некроманты обычно употребляют в своих ритуалах?

− Кровь замученных учеников, скорее всего − вы только посмотрите, какие эти детишки бледные!

Голоса вокруг становились всё громче, а предположения всё смелее, а колдун лишь молча стоял и улыбался, опираясь на посох.

− Ты что творишь? − рядом с ним вдруг выросла фигура в тёмно-синей мантии.

− А, Магнус, старина… Тоже решил к нам присоединиться?

− Ты хоть понимаешь, кто все эти люди? Устроил тут балаган…

Перед лицом некроманта вдруг загорелся крохотный жёлтый огонёк.

− Хм, странно, − пробормотал белобородый маг, − Ни дурмана, ни враждебных заклятий, ни веселящих трав, ни иллюзий- обманок.

− Да я это, я, твой старый приятель, в трезвом уме и здравой памяти. Просто вдруг оглянулся я назад − и так тошно мне стало от этой жизни… Вот и решил повеселиться…

− Ну и шёл бы себе на ближайший погост или в Красный квартал − чего ради устраивать шумиху во дворце, да ещё и посреди ночи? Значит так, чтобы через минуту твоего духу здесь не было, а память я им всем подчищу…

− Нас ведь никто не слышит, да? − Аарам только сейчас заметил тусклое сияние, окружающее двух магов, и тут же его развеял лёгким движением руки.

− Представление ещё не закончилось! Дамы и господа − не расходитесь, с нами сам придворный чародей и первый маг Империи – Магнус Седобородый!

− Идиот… Пять десятков лет, а ума так и не нажил, − едва слышно пробормотал чародей, а вслух заявил:

− Значит, говоришь, бездари?

− Именно!

− И готов даже из дремучего крестьянина сделать некроманта, или даже из попугая? − придворный чародей хитро прищурился.

Аарам напрягся и задумался.

− Говорил-говорил − все слышали! − подал голос один из учеников.

− Ну… было…

− Так тому и быть! Я, первый маг империи чародей Магиус, приказываю тебе, некромант Аарам Бледный, выучить на достойного Мага Смерти того ученика, на которого я лично тебе укажу!

− А почему не двоих? − съязвил некромант.

− Хорошо, двоих! А до тех пор, я запрещаю появляться тебе во дворце и брать себе других учеников.

− Старый. Бородатый. Козёл.

− Пожалуй, и в столице тебе тоже делать нечего.

– Надеюсь, ты не собираешься на самом деле подсунуть мне пару попугаев?

– Разумеется нет! Это будут вполне разумные эм-м-м… Впрочем, а чего тянуть? Давай прямо сейчас…

– Стой-стой! А если я справлюсь, то что получу взамен – это ведь какое-то глупое пари, как я понимаю?

– Хм-м-м… А почему бы и нет? Если ты обучишь мне пару толковых некромантов, то я разрешу тебе взять из моей коллекции любой один предмет на твой выбор.

– Из Той Самой коллекции? Не шутишь?

– А почему бы и нет? Пусть так и будет!

Сверкнула характерная багряная вспышка, закрепляя условия договора двух магов. Со стороны зрителей донеслись громкие шепотки – собравшиеся обсуждали внезапный спор, разыгравшийся прямо у них на глазах.

– Признавайся, что ты задумал? Уже наверняка присмотрел пару каких-нибудь недалёких кретинов среди своих бездарей?

– Думаю что даже разрешу тебе самому выбрать, кого брать в ученики, – после этой фразы некромант заинтересованно поднял взгляд, – А вот где именно – это уже решу я.

Колдун снова напрягся, чувствуя какой-то подвох:

– Ты ведь не против прогуляться со мной до Цирка Уродов? Я даже ману на телепортацию тебе компенсирую…

Аарам Бледный побелел ещё больше, хотя, казалось, это было уже невозможно…

* * *

– Мы на месте? – Аарам брезгливо поморщился, пинком расчищая себе путь.

Мохнатый карлик непонятного происхождения гнусаво что-то заверещал, но с дороги убрался, почуяв в худощавом некроманте скрытую силу.

– У него что, три ноги? – брезгливо поморщился колдун.

– А одна запасная. С таким наставником, как ты, это не лишнее.

– И рука всего одна…

– Я же говорю – прямо-таки идеальный кандидат тебе в ученики.

– Издеваешься?

– Всего лишь пытаюсь сделать наш спор интересным, а результат – непредсказуемым. Так что добро пожаловать в Весёлый Балаган!

Этот «балаган» куда больше был похож на цирк уродов – собственно, хотя на самом деле то был самый обычный рынок рабов – сборище самых дешёвых и бесполезных созданий Империи и из-за её пределов.

Аарам что-то пробурчал насчёт «ты меня подставляешь, урод, и тебе самому место среди этих тварей», но его спутник сделал вид, что не расслышал.

– Ну что, давай выберем тебе самого никчёмного ученика, о величайший из наставников?

Несколько часов они ходили среди злющих тупых орков и вороватых половинчиков, щебечущих клюворогов и рвущих друг другу глотки гноллов. Проклятые лже-эльфы, похожие на высушенных мумий, спившиеся чахоточные гномы, полуживые тритоны, разумная вулканическая слизь, списанные ржавые големы – коллекция произвела впечатление даже на невозмутимого некроманта. Порой он вздрагивал, стоило Магиусу указать на очередной «товар» и словно мимоходом поинтересоваться: «Ну что, вырастишь из него грозу зомби имперского масштаба?»

На исходе третьего часа Аарам понял, что они уже заходят на десятый круг, а выбирать его спутник так и не торопится, словно растягивая удовольствие. А впрочем, почему это «словно»? Наверняка, так оно и было!

– А это там что такое? – Аарам привлёк внимание Магиуса к странной процессии шагах в пятидесяти.

Хмурые обитатели Балагана шли куда-то дружной толпой, сжимая в руках факелы, грубые каменные ножи и глубокие глиняные миски.

– Сейчас узнаем…

Чародей мгновенно преодолел пол сотни метров, оказавшись рядом с этой жуткой процессией и буквально выдернул из неё хмурого грязного эльфа, без особых усилий удерживая его в воздухе на вытянутой руке.

– Что тут творится?

– Ы-а-о, – промычал тот, демонстрируя вырванный язык. Причём висящий у него на шее на верёвочке, – а затем зачем-то добавил, – А-и-а-э?

Магиус швырнул бесполезного эльфа назад в толпу и повторил свой манёвр. На этот раз его уловом оказалась хрупкая и при этом довольно фигуристая фея с оборванными крыльями.

– Чем могу служить столь любезным и прекрасным господам, − проворковала та, томно облизывая губы и соблазнительно изгибаясь, демонстрируя недостаток одежды и избыток роскошных форм.

Возможно, этот трюк сработал бы, будь она не настолько уродлива лицом… или даже мордой, похожей на звериную и искажённую в жуткой гримасе. А ещё она была покрыта короткой зеленоватой шерстью – причём, только лицо, а остальное тело было идеально гладким и безволосым.

− Что тут творится? – повторил вопрос Магиус.

− Так это… ужин! – страшилочка облизнулась.

− Как по мне, так больше похоже на казнь… Кого это там тащат?

− Еду… Гоблины плохие… Гоблины вкусные!

На плечах идущих впереди скальников лежали некрупные брёвна, к которым действительно были примотаны два отчаянно верещащих гоблина.

– То есть вас тут гоблинами кормят?

– Да нет же! – фея засунула палец в нос, продолжая кокетливо улыбаться, – обычно еда есть, но если нету, то жрём самых слабых или преступников. А эти двое как раз наш ужин испортили!

– Моя совсем не виноватый! Это всё брат Хныга и его страшное колдунство, от который моя пуза раздулась! – Завопил один из гоблинов.

– Твоё брюхо раздулось, потому что ты все наши припасы за три дня сожрал! – проревел орк, тукая дубинкой в действительно весьма выдающийся живот пленника.

− Это не моя! Это всё страшное шаманство Мургла! А если ваша нас не отпустит, то он и ваша совсем заколдует!

– Они съели наши запасы, поэтому сами пойдут в котел, – пояснила фея магам. – Обещали сделать тухлое мясо и сухие корки вкусными. Закрылись на целый день с братцем на складе, а как их выпустили – ни крошки, ни кусочка не осталось.

– Это потому что ваша нетерпеливый, совсем мало ждать! Колдунство не полное получилось! − Гоблин надрывался за двоих потому что у второго во рту торчал кляп – видать, во избежание очередного «страшного колдунства».

– Надо было вас еще в прошлый раз сожрать, когда вы своими стекляшками торговали.

– Алмазами!

– Ваши камни я в кулаке в пыль раздавил, − замахнулся дубинкой орк.

– Это потому как алмазы сперва созреть надо, чтобы совсем-совсем твёрдый стать. Моя их рано-рано рвать, чтобы твоя могла свой страшный толстый жена радовать…

– Ждать?! Сколько ты там говорил – сорок лет?!

– Ваша все нетерпеливый совсем, – каким-то чудом проглотив кляп, подал голос второй гоблин, – Но сейчас моя вам много-много терпения давай будет. Моё страшное колдунство делай вас в камень.

– Н-на! – дубинка обрушилась на голову «колдуна», и тот обмяк в своих путах.

– Мургл! Твоя пришиб мой брат, ты, жалкий зелёный распухший жаба! – задёргался второй гоблин, – Развязай моя быстро-быстро, и моя будет твоя рвать зубами и душить руками!

Два мага уже не скрывая улыбок наблюдали за разыгравшимся на их глазах представлением. Магиус повернулся к Аараму:

– Кажется, я нашёл тебе достойного ученика. И даже двух.

– Ты изверг.

– Так что – отказываешься от своих слов, о великий и ужасный некромант?

– Развяжите этих двоих! Я оплачу их долг, – скомандовал чародей, встав на пути процессии.

– Твоя сильно тощий. Мало-мало мяса, – провыл-пролаял гнолл.

– Сколько там было еды? За алмазы тоже расплачусь… – архимаг тряхнул кошельком.

– Четыреста тысяч монет, – проворковала фея…

– Сколько!? Это сколько же они вам алмазов продали?

– Не только алмазы. Ещё шапка-невидимка которую никто так и не увидел – она же невидима? − молодильные яблоки, которые кого угодно превратят в зелёного юнца…

– Яблоки совсем настоящий были! Ваша все потом зелёный ходили целый день! – возразил гоблин.

− Угу, от расстройства живота. Вечный голем, грязная вода, волшебный кролик, – фея начала загибать свои крохотные грязные пальцы.

Архимаг побледнел и вцепился в кошелёк.

– Так что, отказываешься от своих слов, о великий и жадный чародей? – ткнул его локтем в бок Аарам.

– Забирайте!

Кошель упал на землю и лопнул, разбрызгивая во все стороны золотым дождём монеты. Почти сотня странных уродцев бросилась на это внезапное богатство, не обращая никакого внимания на то, что два странных человека и оба гоблина куда-то пропали.

* * *

– Как звать, чем занимаетесь? − некромант бросил чудом избежавших гибели гоблинов на землю.

– Моя звать Мургл, великий шаман племени Чагвуча.

– Моя Гварл, великий воин племени Чагвуча.

Воин и маг. Совсем мелкие – всего-то третий уровень, так что они даже специализацию не получили. Что ж – тем лучше, станут глиной в умелых руках – а в том, что его руки очень искусны, Аарам даже не сомневался, в отличие от его спутника:

− Ну что, поздравляю тебя с достойным приобретением! – хлопнул его по плечу Магиус, − уверен, что уже лет через десять мы снова увидим тебя и твоих учеников.

Он даже не скрывал своей усмешки: любому было понятно, что превратить тупых, вороватых и неуклюжих гоблинов в настоящих некромантов – задача практически нереальная.

− Но пока их не выучишь – даже не вздумай появляться в столице!

Чародей пропал. Аарам застыл на месте, о чём-то размышляя и не обращая никакого внимания на зеленых коротышек, которые за пять минут ухитрились подраться друг с другом, стащить у Магиуса один из кошельков и потерять сапог. Причём, подрались гоблины решая, у кого из них остался полный комплект, а кому придётся ходить наполовину босым.

Невозмутимое лицо некроманта ничего не выражало, но внутренне он ликовал: благодаря нелепому спору и стараниям Магиуса, теперь у него есть законный повод поселиться где-нибудь в тихом и спокойном месте, где он сможет спокойно заниматься своими делами.

Никто не понял, но из той самой поездки Аарам вернулся совсем другим человеком: его характер, цели и даже способы их достижения стали совершенно иными. Ситуация, практически невозможная в этом мире, ведь и Аарам, и Магиус и даже Гварл и Мургл – это боты, «неписи», программно управляемые персонажи, придуманные и воплощённые на потеху игрокам.

Всего три часа и семь тысяч строк кода – и известный столичный колдун полностью изменился, став единственной надеждой для многих сотен узников виртуального мира. Он отправился в небольшой городок на окраине Империи, где превратился в затворника: окружил себя нелепыми слугами, все свои сбережения потратил на древние манускрипты и книги, сменил роскошные одежды на какие-то невнятные обноски, совершенно не обращая внимания на то, что творится вокруг.

Там, на вершине горы, колдун видел чудесный сон.

Сон, в котором он парил над белоснежными горами и смеялся, купаясь в солнечных лучах.

В том сне он был богом и общался с самим Творцом, задав ему всего один вопрос, и получив на него конкретный ответ.

Бессмертные (они же игроки) называют такие вещи «квестами» − но для Аарама это стало целью всей его виртуальной жизни.

Теперь он знал, чего хочет и знал, как это получить.

Он всего лишь хотел снова почувствовать крылья за своей спиной и ветер, бьющий в лицо.

А для этого нужно просто стать богом…

История Алекса и Ойя (МИ3)

– Господин Алекс?

У барной стойки появился долговязый тип, выряженный, словно в дешевой шпионской виртуалке: черный длинный – до самых пят – плащ, черные кожаные перчатки и низко надвинутый на лицо капюшон… И это в сегодняшнюю жару! Да еще и голос пытается изменить…

Ну когда уже они поймут, что без использования специальных маскирующих заклинаний или умений нет смысла во всем этом маскараде? Достаточно просто прочитать имя над головой или просмотреть свойства персонажа, где указано не только имя, но и класс и даже уровень. Это ведь игра!

Сразу видно, что персонаж этого странного типа или куплен на черном рынке, или по-быстрому прокачен при поддержке занимающихся «паравозингом» нубов кланов, а сам он даже не особо понимает, на каком свете находится. За последние несколько месяцев я вдоволь насмотрелся на таких вот любителей легкой наживы, и, чего уж греха таить – неплохо на них нажиться.

– Мне сказали, что вы можете дать надежное предсказание… на исход сегодняшнего боя…

– Предсказания дают гадалки базарные или любители куриных потрохов. А на меня работает аналитический отдел и агентурная сеть по сбору информации.

– Да-да, конечно-конечно, – тут же залепетал долговязый опасаясь, что я не стану больше с ним разговаривать – случалось и такое.

– Значит, вас интересует результат сегодняшнего боя?

– Мне нужна ставка, надежная ставка. И знающие люди сказали, что вы тот, кто может подсказать…

– Тогда они наверняка вам рассказали и о моих условиях?

– Д-да, конечно-конечно… Вот, ваши десять процентов…

– Отлично!

Я подтвердил приемку довольно круглой суммы, и брошенный чудаком в плаще на барную стойку кошель растворился в воздухе.

– Слушайте внимательно. В третьем круге воин Маххаон уделает своего противника под орех, хотя тот и старше его на три уровня.

– Мне нужны гарантии.

– Уважаемый, вы не джапский эмофон покупаете, а предсказание.

– Ты смотри мне, трактирщик, если обманул – мои люди тебя из-под земли достанут! – тут же распрямился и сменил тон «проситель».

– Конечно-конечно! По ай-пи вычислят, чип отследят и в капсуле заварят, – согласился я, все свое внимание переключая на пыльный бокал в своих руках.

Тип в плаще ушел, и больше в баре никого не осталось. Что поделать – не самое популярное у меня заведение. Даже и не знаю, в чем дело – то ли в кислом вине, которое здесь подается, то ли в сомнительных посетителях, то и дело звенящих туго набитыми кошелями.

– Как ты их терпишь, Алекс?

Одна из теней отделилась от стены и превратилась в симпатичного молодого человека.

Феникс (игрок), шпион 46-го уровня.

– И давно ты здесь?

– Да с самого начала, просто не хотел вам мешать. Странно, что ты меня не заметил.

На самом деле ничего в этом странного не было. Не смотря на разницу в десять уровней, при всем моем желании мне не удалось бы разглядеть Фила, если тот решит спрятаться – такая уж особенность у его билда. Совершенно беспомощный в сражении, но зато в искусстве прятаться ему просто нет равных. Правда, ценили мы его вовсе не за это…

Ах да, забыл представиться. Меня зовут Александр, игровой ник – Алекс, торговец 51-го уровня. А вот это полупрозрачное недоразумение, не отключившее «Слияние с тенью», в реальном мире зовут Филиппом, и он мой друг. Есть еще третий член в нашей «банде», но он сейчас занят важнейшим делом – готовится к предстоящему сражению. В общем, он спит.

Собственно, это и есть тот самый Маххаон, на которого я посоветовал ставить типу в плаще. На самом деле Маххаона зовут Максом, а базовый игровой ник у него – Максимус. Алекс, Феникс и Максимумс – три друга, три однокурсника, три афериста.

В «Мир Фантазий» мы пришли не для отдыха и развлечений, а с твердым желанием разбогатеть. Да-да, и на этот счет у нас был тщательно разработанный бизнес план, построенный на сочетании наших талантов. Разумеется, для его осуществления нам пришлось изрядно вложиться – я продал свой аэрокар, Макс переехал к родителям, чтобы сдавать теткину квартиру, в которой он жил, ну а Фил и вовсе взял кредит на работе.

На подготовку у нас ушло три месяца, и еще месяц прежде, чем начали капать первые кредиты на наши счета. С тех пор прошло уже полгода – схема у нас отлаженная, а регулярные поступления позволили расплатиться со всеми долгами, и теперь мы работаем в твердый плюс, и не собираемся останавливаться на достигнутом.

И мне вдвойне становится приятнее от того, что весь этот план был разработан мной.

Меня зовут Алекс, и я – мозг нашего невероятного трио. Планирование, общение с «неписями», поиск клиентов и прочие организационные вопросы лежат на моих хрупких плечах. Да-да, для торговца Обаяние и Удача намного важнее физических параметров, так что в Фанмире я похож на подростка модельной внешности, такой же тощий, и смазливый. Конечно, хотелось бы выглядеть чуточку атлетичнее, но наш план базируется на точном распределении каждого параметра.

Филипп, он же Феникс – наши глаза, а временами и уши. Он обладает просто феноменальной усидчивостью и терпением, на которые мы и делали ставку, собирая его билд. А вам слабо три месяца подряд прокачиваться, перемещаясь исключительно на цыпочках, постоянно огребая от каждой встречной белки и не смея дать сдачу в ответ?

Кланеры, нанятые нами для помощи в прокачке, глядя на его многочасовые упражнения, которые заключались в неподвижном сидении среди стаи свирепых мобов, выгрызающих из бедного воришки целые куски плоти, лишь пальцем крутили у виска и дали нашему Филу-Фениксу прозвище «Мазохист» – играл то он на максимальной болевой чувствительности.

Зато в результате у нас получился первоклассный шпион с таким запредельным Восприятием и Волей, что равных ему не найдется даже в топовых кланах.

Ну и наш кулак, Максимус. В реальности – обладатель феноменальной реакции и мастер Джеки-до, того самого знаменитого боевого искусства, основанного на базе школы каскадерского кунг-фу имени Джеки Чана. Умеет использовать в качестве оружия все, что угодно, от шариковой ручки до робопогрузчика.

Макс у нас раскачен под воина, и у него изучено не 10, как у других игроков, а все 15 умений. Да, донат, да, вливание реального бабла – и немалого! Максим у нас самый затратный игрок в команде, ведь именно на нем и держится весь план. Ну а еще на глазах Фила и на моем искусстве планирования и общения. Каждый из нас – ценное звено.

В чем заключается план?

Как говорил мой преподаватель по политологии, существует ровно три способа быстро разбогатеть: начать войну, основать религию и сорвать джек-пот. Для войны нас маловато, созданием религий в игре заведуют разработчики, так что остаются лишь азартные игры. Разумеется не те, где летают кости и падают на сукно крапленые карты – управлять генератором случайных чисел мы не умеем.

Мы занимаемся ставками на поединки.

Гарантированными ставками.

В первую очередь, разумеется, мы делаем ставки сами. Во вторую – делаем гарантированный прогноз для вот таких типов, забирая себе десять процентов от их ставок.

Как вы уже наверняка догадались, мы ставим на Макса.

Нет-нет, никаких подставных боев, сливов или «лечь в пятом раунде» – наоборот! Наш секрет заключается в том, что Максимус никогда не проигрывает. Никому. И только мы знаем, в чьей шкуре он будет выступать и в каком бою.

Сейчас разъясню на гоблинских пальцах. Почему на гоблинских? Да потому что их всего четыре!

Мы, а точнее я, сначала разыскиваем какого-нибудь чемпиона более-менее подходящего уровня. Победителя множества поединков, в силе и умении одолеть любого врага нет никаких сомнений. А потом создается противник, который этому великому чемпиону не по зубам.

Первым в дело вступает Фил и его волшебные глаза. У шпионов есть ряд умений, которые позволяют изучать противника. Узнавать его параметры, свойства экипировки и даже определять наложенные эффекты! Феникс какое-то время наблюдает за будущим противником и узнает о нем все, включая билд, любимые приемы и технику боя.

Затем все вместе мы продумываем для Максимуса специальный контрчемпионский билд. Уникальное одноразовое сочетание параметров, экипировки и временных эффектом, которое обеспечит гарантированную победу в одном единственном бою. Мы добываем для него новый шмот, зелья, свитки и божественные благословения, а потом…

…А потом Макс уходит на реролл при помощи Эликсира Забвения. Да-да. Снова донат, причем недешевый. Благодаря эликсиру, он может сменить имя и перераспределить очки параметров, сохранив при этом свой уровень, все достижения и уникальный набор умений. Побочный эффект после этого, помимо стремительно пустеющего счета – крепкий 48-ми часовой сон.

Наша схема работает безупречно. То и дело на арене появляется никому незнакомый и не имеющий популярности боец, который бросает вызов одному из сильнейших чемпионов и уделывает его под орех. После ошеломляющего успеха новый чемпион забирает свой выигрыш и… бесследно исчезает!

О победителе неизвестно ничего – ни кто он, ни откуда, ни куда пропадает после своего стремительного взлета. Желающих найти нового чемпиона и побеседовать с ним по душам – очень много, и особенно среди топовых кланов, теряющих на ставках огромные деньги, но кому придет в голову, что герой в данный момент дрыхнет без задних ног в самой дешевой комнате никому не известной забегаловки, сменив при этом внешность, имя и даже параметры?

Например, три дня назад он был Дубикусом, а сегодня уже Маххаон. А еще через пару дней на турнир Пяти Огненных Колец выйдет под именем Файвер. Общими остаются разве что уровень да раса, но сколько среди игроков людей-воинов 50-го уровня? Миллионы! И тысячи из них, это специально выращенные кланами для турниров машины смерти, которых Макс особенно любит убивать.

И наша схема работает безупречно.

Точнее, работала – до сегодняшнего дня. Случилось невероятное, то, чего никогда ранее не случалось – наш Макс продул! Разумеется, мы, и не только мы, потеряли на этом приличные деньги, но беспокоило нас совсем не это.

Что-то в нашей идеальной схеме разладилась, и это заставляет меня нервничать.

– Что ты выяснил? – задал я уже в десятый раз этот вопрос Филу.

– Ничего нового… Он шел в просчитанном стандартном билде, упитый зельями по уши – в общем, типичный клановый чемпион. Макс даже в своем стандарте с ним бы справился.

– Но не справился! Мы где-то ошиблись, что-то упустили…

– Алекс, не парься. Ты просчитал идеальный билд, просто не учел случайные факторы…

– Случайностей не бывает! Это игра, и здесь все строится на базовых законах игровой механики.

– И вообще, что ты ко мне пристал? Вот проснется наш чемпион, у него и спросишь.

Спрошу. И снова спрошу, но что-то мне подсказывает, что не услышу ничего нового – у Маххаона просто раскололся щит, на который тот принял даже далеко не самый сильный удар своего противника.

Раскололся. Гномий. Мифриловый. Щит.

Новенький, только из кузницы, купленный специально для этого боя.

Дающий +37 к Удаче и доводящий билд Макса до идеального по всем параметрам.

И там, на арене, наш друг остался не только без счита, но и без так необходимых ему процентов уворота и шанса критического удара.

Он сражался как мог, и даже больше того – сверх своих возможностей!

Но устоять против кланового берсерка с одним лишь мечом в руках и с кривым билдом – это оказалось не по силам даже Максу.

– Знаешь, Сашка, мне кажется там, во время боя, я почувствовал кое-что, – неуверенно пробормотал вдруг Фил.

– Кое-что?

– Да. Какой-то странный эффект присутствия, словно чье-то дыхание. А потом это пропало, а у Маххаона развалился щит.

– Магическое воздействие?

– Н-нет, ты же знаешь – мы сами ходили к Арбитрам, там все чисто. Это что-то другое, на грани моих ощущений.

Я лично просчитывал билд Фениксу, и эти его ощущения – не приходят просто так.

– Поисковые умения использовал?

– Не все. Те, что разрешены Арбитрами. И, разумеется, ничего не нашел.

– Ладно. Будем считать, что это была случайность. Максу только не говори ничего. Послезавтра у него новый бой. Нам нужно место в первых рядах – сделаешь?

Филипп кивнул и начал медленно растворяться в воздухе. Впрочем, мне было не до него – я уже планировал билд для нового поединка, используя добытую Фениксом информацию о нашем противнике.


…два дня спустя


Сегодня это случилось снова, уже во второй раз. Другой город, другая арена, и наш Макс в новом облике, начиная от лица и заканчивая именем и экипировкой.

Он снова вышел против фаворита и снова проиграл.

На этот раз его подвел не щит – Файвер-Максимус сражался парой пылающих клинков – у него «сломался» Колодец Проклятий, уникальный артефакт, серьезно ослабляющий противника.

– Фил, какого хрена здесь творится?! – перекрикивая рев беснующейся толпы, повернулся я к другу, сидевшему рядом, но его там уже не было.

Максимус, на этот раз носивший личину Файвера, встретил меня в условленном месте, и был он чернее тучи:

– Нет, ну ты видел? Ты видел, что там случилось? Проклятье! Победа была у меня уже в руках!

– Да ладно, успокойся ты – после драки кулаками не машут. Ты не виноват, что нам попался артефакт бракованный. Пошли в таверну.

Всю дорогу до городского портала и после, несостоявшийся чемпион молчал, но стоило нам оказаться в четырех стенах, как его вдруг словно прорвало.

– Алекс, похоже, мне пора навестить храм, – заявил вдруг он.

– Ты с чего это вдруг религиозным заделался? Из-за проигрыша?

– Да ты сам подумай! Уже второй бой подряд у меня ломается экипировка!

– Да с кем не бывает? Ты же сам прекрасно знаешь, что во время каждого турнира у кого-нибудь что-нибудь да ломается… Такая механика у игры…

– Ты же сам не веришь в молнию, дважды бьющую в одном место! Так что, кроме как проклятьем, я это больше ничем объяснить не могу. И остается только надеяться, что жрецы мне помогут от него избавиться. Какого бога посоветуешь?

– Вот этого попробуй, – раздался веселый голос Феникса у порога.

Я обернулся.

Левой рукой Фил захлопнул за собой дверь, тут же щелкнувшую замком, а в правой…

…а в правой руке он сжимал какое-то непонятное существо.

Небольшое, едва ли больше метра, оно было зеленое, ушастое и угрюмое. И недобро смотрело на меня три… четыре… пятью своими разнокалиберными глазами.

– Фил, ты опять всякую дрянь в дом тащишь? Эли этот питомец тебе какие-то редкие бонусы дает? Выбрось его, мы тебе посимпатичнее купим…

– Это не питомец. Эта «дрянь» утверждает, что оно – бог!

На лице шпиона появилась широкая улыбка, и он встряхнул странное существо.

– Отпусти, не то прокляну! – запищало вдруг создание.

– Хм… Ну надо же – настоящий бог! Только какой-то он у тебя маленький… Болел? Ты на какой помойке его вообще откопал?

– Сашка, ты не поверишь! Это все он! Из-за него Макс продул оба боя, и это его присутствие я тогда почувствовал!

– Филипп. Я же просил тебя не пробовать незнакомую дрянь в рабочее время…

– Алекс, я не пил. А этот мерзавец испортил мой Покров Тьмы… Ну, тот плащ, который мы на аукционе увели у Детей Тени…

– Испортил? Как это?

– Пальцем! Я только эту тварь ушастую за загривок схватил, как плащ того… на три куска… От неожиданности чуть не упустил мерзавца…

– На куски, говоришь? – я с интересом уставился на забавное существо. – Ну и как же ты ухитрился попасться, о великий бог?

– Я пока еще не великий, а молодой и перспективный, – надулся тот.

– Так это ты испортил щит и меч нашего друга?

– Щиты, мечи, молоты – всякое бывало, всего и не упомнишь… – неопределенно отмахнулся ушастый, – Я отвечаю за поломки и дефекты, в этом моя сила. А попался, потому как одному мне не управиться, вот и решил проверить, на что вы годитесь…

– Бог дефектов и поломок, говоришь? – не улыбаться, глядя на него, было решительно невозможно. И даже убытки в сотни тысяч золотых, понесенные по вине этого недоразумения, стали казаться не такими значительными.

– Доказать?

Он хмыкнул, щелкнул пальцами, и одна из стоящих в углу бочек с вином лопнула, заливая пол багровой, похожей на кровь жидкостью.

– Да я ему сейчас шею сверну! – вскипел Феникс.

– Фил, стой! – остановил я его, – А ты только материальный ущерб причинять можешь, или еще на что сгодишься?

– А ты попробуй ту кислятину, что вон в том кувшине, – кивнул «бог».

С некоторой опаской, я отхлебнул – а опасаться было чего, ведь раньше в этой посудине был без пяти минут уксус… Хм… А что, весьма недурно! Немного терпковатый вкус, но без всяких сомнений – это хорошее вино, а не та кислятина, что была раньше!

Впрочем, для себя я уже давно все решил, да и за ребят тоже, и эта демонстрация была не нужна.

Потому что сломанный ушастым существом Покров Тьмы был уникальным квестовым плащом, сотканным одной из Богинь Прорицания. Помимо множества различных бонусов, было у него еще одно весьма ценное свойство.

Этот плащ был неразрушимым.

А крошечный ушастый гоблин ухитрился его разорвать легким прикосновение пальца.

– Я не гоблин, я гремлин, – возмутился тот, услыхав мой беззвучный шепот. Похоже, у него там не уши, а настоящие локаторы приделаны!

– И как зовут тебя, крошечное перспективное божество?

– Ойельфифинеллем меня кличут.

– И за что же тебя так создатели невзлюбили? А впрочем, кажется, я догадываюсь…

Этот ушастый кусок программного кода пришел к нам за помощью. И он ее получит!

Как говорил мой преподаватель по политологии, существует ровно три способа быстро разбогатеть: начать войну, основать религию и сорвать джек-пот.

Для войны у нас силенок маловато, с азартными играми и вовсе давно пора завязывать… А вот возможность стать основателями новой религии у нас только что появилась – ее собственноручно приволок за уши наш неунывающий шпион.

– Привет, Ойельфифинелль. Меня зовут Алекс, и я рад нашему знакомству.

Все пять глаз существа, называющего себя гремлином, удивленно распахнулись: похоже, он впервые встретил того, кто способен не только запомнить, но и выговорить его имя без запинок.

– Скажи, о крошечный зеленый бог, а ты слышал когда-нибудь такие слова, как «пиар», «электорат» и «баллотирование»? И вообще, мне бы хотелось побольше узнать, как у вас богов принято из молодых и перспективных становиться великими и знаменитыми! Фил, неси сюда нашего гостя, а ты тоже не стой столбом, разогрей жаркое и подай сюда лучшего вина!

Я приветливо улыбнулся забавному ушастому созданию.

Меня зовут Алекс, и я – будущая правая рука одного из сильнейших богов «Мира Фантазий»!

Проект «Работяга» (МИ3)

– Работайте, зомби, солнце ещё далеко! – долговязый расхохотался над собственной шуткой, прекрасно понимая, что слушатели её не оценят, если вообще поймут.

Во – первых, потому что это были «неписи» – неигровые персонажи невысокого уровня и сильно обделённые как интеллектом, так и вычислительными ресурсами.

А во – вторых, это были зомби, то есть мертвецы, специально поднятые нанятым некромантом для выполнения своей нехитрой работы – они копали.

По своему опыту работы с этой необычной категорией «гастрабайтеров», Кардаш знал, что лучше всего зомби могут делать три вещи: тупить, вонять и копать. А ещё жрать, но в данном случае было намного выгоднее поднимать их на короткий срок, чтобы не успели проголодаться, а потом просто повторить процедуру.

Как и всегда, копали зомби старательно, с душой – точнее, с душком. Ещё бы они сами не пытались улечься в эти ямы, и всё вообще было бы идеально! Более старательных, неприхотливых, дешёвых и, самое главное, честных кладоискателей в Мире Фантазий не существовало…

Правда, работать с ними можно было исключительно ночью, но клану это было только на руку – меньше лишних глаз.

Правда, как, же они воняют!

Один из мертвецов прошёлся совсем рядом, едва не задев лопатой.

– Полегче, кусок гнилого мяса! – рявкнул на него Кардаш, и схватился за меч.

Хотя, какой в этом смысл? Всё равно портить имущество нельзя, а слов эти безмозглые уроды не понимают, кроме десятка приказов из полученного от некроманта списка: стой, иди, хватай это, клади туда и так далее… Впрочем, был у него любимый и давно отработанный способ проучить нахала.

– Стой!

Зомби послушно замер на месте с поднятой на пол пути ногой.

– Копай!

Тот неуклюже скинул лопату с плеча и воткнул её в землю, по – прежнему стоя на одной ноге, которую затем перенёс вперед и надавил на лезвие…

Кардаш забыл про все свои дела, увлечённо наблюдая, как зомби копает яму.

– Стой! – скомандовал игрок, и мертвчк замер, а вместе с ним и второй, который как раз проходил мимо с тачкой, наполненной землёй.

– Да не ты! Вот ты стой, а ты – копай…

Второй мертвец отбросил тачку в сторону и принялся копать лопатой, появившейся в руках.

– Да наоборот же!

Зомби поменялись местами: первый отошёл к упавшей тачке, а второй занял его место и продолжил копать.

– Да вашу ж мать, идиоты! Драть вас сизым колом да через марианскую впадину!

Мертвяки привычно проигнорировали поток незнакомых команд. Двадцать минут времени, три сломанных о безмозглые головы палки и грамм триста нервных клеток ушло у него на то, чтобы правильно распределить места и задачи.

А когда яма была готова, Кардаш без единого слова мощным пинком отправил первого зомби в импровизированную могилу и скомандовал второму:

– Закапывай!

Закончив экзекуцию, игрок полюбовался творением рук зомби и своей смекалки: из земли торчала одна голова, бессильно вращая глазами и клацая зубами в попытке добраться до лежащего перед ним куска мяса.

Налюбовавшись вдоволь, Кардаш скомандовал второму хватать тачку и погнал его назад в лагерь. К основному месту раскопок, где трудились его друзья по клану, вяло покрикивая на нерадивых зомби – кладоискателей. Действие «Кошачьего Глаза» подходило к концу, и нужно было обновить эффект у кланового баффера.

В целом, ночь выдалась удачный: до рассвета ещё часа два, а уже найдено пять кладов на полтора десятка предметов, не считая золота, реагентов и расходников.

До места добрались быстро, но чем ближе они подходили, тем неспокойнее становилось. Похоже, в лагере что – то случилось: повсюду горели магические огни, а среди перепуганных людей и безучастных носились с оружием наголо и защищенные сиянием магическищ щитов Головотяпы – боевики клана.

– Что случилось? – Кардаш остановил одного из кладоискателей, пробегавшего мимо.

– Ограбили нас! Почти треть добычи пропала!

– Воры проникли в лагерь? Как им это удалось?

– В том – то и дело, что нет – барьеры на месте, ловушки и сигналки нетронуты. Кто то из своих… Или из этих, – игрок кивнул на нестройную шеренгу зомби, безучастно смотрящих перед собой.

– Бред какой – то, они же тупее пробки.

– Зато им в сумку можно что угодно засунуть. Таскают же они там свои лопаты?

– И что теперь?

– Всем запрещено покидать лагерь. И ждём некроманта, чтобы он допросил… этих…

…Прошло три часа…

Некромант так и не объявился, и в городе Головотяпов заверили, что последнего мага смерти отсюда изгнали лет пять назад и больше не жаловали. Более того: даже в Гильдии Магов ничего не знали о колдуне с таким именем. А что до рабочих рук, то все эти зомбяки были местными, с соседнего погоста.

– Акромя того странного, в жреческом балахоне… Нашенские – то служители поклоняются Харглу, и испокон веков своих собратьев дымом по ветру пускают.

– Странного жреца? – зацепился за новую улику клановый дознаватель, – опиши подробнее.

– Ну… Это… Мертвяк как мертвяк, грязный, смердючий, в обносках…

«Непись» старательно разыгрывал сельского простачка, а дознаватель с раскатистым ником Ранграндос медленно закипал:

– Высокий, низкий? – перебил он «непися», – Худой или толстый?

– Обычный. Грязный, с лопатой. А на лопате картинки какие-то странные…

– Руны?

– Да откуда ж мне знать, господин? Я простой садовник, кусты подстригаю да сорняки дёргаю на нашенском кладбище…

– Ещё какие-то приметы? Лысый?

– В капюшоне…

– Хромой?

– Да как и остальные…

Впрочем, наводящие вопросы уже были не нужны – дознаватель знал, о ком идёт речь. Этот подозрительный мертвяк крутился радом с теми кладами, которые в результате были разграблены. И именно его нет среди других зомби.

Закончив допрос, хмурый Ранграндос смял свои записи и испепелил их простейшим заклинанием: итак уже понятно, кого нужно искать, но где и как, если ни в округе, ни в клане нет инквизиторов и некромантов?

– Помощь нужна?

Появление довольно ухмыляющегося соклановца дознаватель воспринял настороженно: обычный вор 45-го уровня, над головой серым светится ник «Кардаш» с иконкой лопаты, символом клановых кладоискателей.

– Ты ещё что за хрен с горы?

– А повежливее нельзя? Этот, как ты сказал, хрен, минут двадцать назад твоего странного зомби упаковал по высшему разряду и может передать его из рук в руки тепленьким… Комнатной, так сказать, температуры.

– Упаковал?

– Прикопал его так, чтобы сам не смог выбраться.

– Зачем?

– Вёл себя подозрительно, – соврал Кардаш.

– Веди…

Дознаватель на секунду замер – похоже, что с кем-то общался в приватном чате – и вскоре их огружили грозные тени примерно десятка Головотяпов.

– Туда, – Кардаш указал направление, и туда тут же скользнули две стремительные тени, – тут недалеко, метров триста.

Окрестные леса и раньше были безопасны: клановые боевики зачистили всё основательно и выставили по периметру охрану, теперь же, в компании десятка Головотяпов, Кардаш и вовсе чувствовал себя вершителем судеб, от одного чиха которого даже самые лютые пэвэпэшники бросятся врассыпную…

– Где-то здесь…

– Так здесь или где-то? – Ранграндос медленно закипал, потому как в радиусе ста метров не было ни одного живого мертвяка, если верить поисковым заклинаниям.

– Там, под дубом! Вон, ветка обломана специально – это я пометил! – зачем-то прихвастнул Кардаш.

«Школьник какой-то играет, не иначе», – скривился дознаватель.

Место было павильным, вот только вместо торчащей из земли головы зомби, там была надпись, выложенная огрызками золотых Иремских яблок – очень ценный и редкий реагент, между прочим!

«Копай!»

– Ну и что это всё значит? – тяжёлая рука легла на плечо Кардаша, и тот чуть не вышел из игры, перепугавшись.

– Он… он там…

– То есть это ты объел клан на восемь сотен золотых? Твоих зубов работа?

– Н-нет. Сейчас, я приведу несколько зомби с лопатами.

– Стой! – в руках дознавателя появилась лопата, – Копай. Копай и молись, чтобы там был твой мертвяк или хотя бы украденные сокровища.

Пришлось взяться за лопату. Уже минуты через три Кардаш понял, что даже трёхдневный опыт руководства раскопками не даёт ни малейшего понятия о том, как работать лопатой своими руками и о том, как же это утомительно и сложно.

Прошло два часа, прежде чем лопата ткнулась во что-то твёрдое.

– Неужели сработали твои молитвы? – ухмыльнулся Ранграндос.

Находкой оказался старый насквозь проржавший сундук, на крышке которого было выцарапано: «Открывай!»

– Ну, чего встал? Давай! – Головотяпы наставили на него арбалеты, а на кончиках пальцев некоторых из них заплясали искры смертоносных заклятий.

– Но… там могут быть ловушки!

– Очень надеюсь, что так оно и есть. Живо!

Кардаш всхлипнул и робко откинул крышку сундука.

– Свиток?

– Записка…

– С каких это пор зомби умеют писать? Читай!

– «Страдай!» – заикаясь пробормотал кладоискатель.

– Чего?

– Страдай! – прочитал тот погромче и внятно.

– Прикончите его… только не быстро, чтобы помучался, – дознаватель кивнул боевикам, и на несчастного игрока, стоявшего в яме, обрушились стрелы изаклинания, причиняя ему болезненные увечья…

* * *

– Вернулся?

– Уммм… – отозвалась фигура в углу.

– Достал?

На стол перед некромантом лег массивный фолиант в обложке из чёрного металла.

– Много чего прихватил для себя?

– А-а, – зомби кивнул и довольно ухмыльнулся.

– Держи!

Крохотный пузырек упал из ладони мага в подставленную руку. Зомби неловко открыл его и залпом осушил. Замер, словно прислушиваясь к своим ощущениям.

– Учитель! – прохрипел он.

– Чего тебе?

– Ты обещал меня, что научишь добывать клады не прилагая никаких усилий и не изучая специальных умений! А мне пришлось три дня махать лопатой и изображать идиота. И не ради знаний, а чтобы притащить вам эту книгу!

– Сколько кладов нашёл?

– Ни одного!

– А сколько присвоил?

– М-м-м… Несколько.

– Тогда что тебе ещё надо?

– Мне представлялось всё это как-то попроще. Что будет меньше грязи и унижений.

– Идиот. Тупица. Бездарь, – беззлобно прокомментировал некромант, бережно снимая с фолианта охранные заклятья.

– Меньше грязи и унижений.

– Ты ведь мой ученик?

– Да, наставник.

– Я тебя учу быть зомби? Вонять, махать лопатой и подчиняться идиотским приказам? Воровать чужую добычу? Получать пинки и зуботычины от зазнавшихся бессмертных?

– Нет.

– Чему я тебя учу?

– Некромантии.

– Возьми на столе бумагу и сделай мне сорок свитков с заклинанием, которым я поднял зомби и дал им настройку на добычу кладов. Ты ведь внимательно наблюдал, как я это делал и всё запомнил?

– А надо было?

– Идиот! Тупица! Бездарь! – на этот раз Аарам дал волю чувствам, и на голову его несчастного ученика-зомби обрушился град ударов тяжёлого чёрного посоха.

Бес смиренно принимал эти удары и проглатывал оскорбления.

Во-первых, потому что он не чувствовал боли и отключил звук.

Во-вторых, потому что колдун был прав – он ведь действительно учил его некромантии, а не работать лопатой.

От всех других магов некромант отличается тем, что всю грязную работу за него делают послушные приказам мертвецы.

Ну или нерадивые ученики, вроде него…

«Похоже, не скоро я стану великим некромантом», – мысленно вздохнул Бес и принялся наводить в комнате порядок.

Не потому что он любил чистоту, и не потому что был прилежным учеником.

А потому что он играл за расу зомби, а его наставник – был сильнейшим некромантом. И несмотря на то, что Бес был игроком, а не послушным «неписем», игра вынуждала его подчиняться приказам наставника или любого другого Мага Смерти, временно перехватывая управление телом.

«Зато у меня есть все шансы стать великим зомби»…

Самый хитрый гном (МИ4)

– Ну, а это уже от меня…

– Меня таки терзают смутные сомнения, что этот кусок пластика – не кредитная карта с круглой суммой на счету, отчего мне станет очень грустно, – деланно вздохнул юбиляр, принимая подарок от своего племянника.

– Уверяю, что этот кусок пластика сделает тебя очень весёлым, дядюшка. Позволит, так сказать, тряхнуть стариной.

– Ох, не отвалилась бы моя старина при тряске…

Пожилой мужчина с недоверием покрутил кусок пластика в руках:

−Виртуком? Это что такое, и куда его нужно совать?

−Это подарочная карта-ключ к виртуальной игре «Мир Фантазий» − самое популярное сейчас развлечение для всех возрастов.

−Эх, а ведь были времена, когда я тебе игрушки да памперсы дарил…

−Ну, до памперсов тебе еще точно далеко, − племянник похлопал именинника по плечу.

−Извини, Костик, но мне таки решительно жалко портить свою прическу всякими этими вашими электродами для виртуальности. Я эту благородную седину не один десяток лет отращивал!

−На дворе конец двадцать первого века − прямые подключения к Вирту давно уже не используются. Сейчас для этого есть специальные капсулы − со встроенным массажёром, медкомплексом и системой жизнеобеспечения…

−Мда. А когда я был геймером, мы джостики и шлемы использовали.

−Ого! Неужели ты тоже зависал в Вирте?

−Во времена моей бурной юности мы называли его Интернетом… И, кстати, зачем мне эта твоя карточка, если у меня даже капсулы нет?

Юноша загадочно подмигнул и едва слышно пробормотал:

−Заносите…

Дверь в прихожую распахнулась, и в нее вкатился автоматический доставщик, на котором была закреплена, судя по всему, та самая капсула для виртуальных развлечений.

−Арендована на год, полностью заправлена и готова к погружению хоть сейчас.

−И что там в этом твоем «Мире Фантазий» можно делать?

−Да все, что угодно! Можно эльфа выбрать и магией швыряться, можно тролля и врукопашную биться. Или стрелка…

−Стоп-стоп. Драки? Ти же знаешь, племяш, что наше славное семейство никогда не опускалось до мородобития и сквернословия!

−Так там никто и не заставляет морды бить. Можно просто путешествовать, делать квесты, заниматься ремеслом, путешествовать… Да хоть картины маслом писать!

−Маслом я лучше буду бутерброды расписывать. Ты лучше скажи, чего там можно своим умом да смекалкой делать… Ну, чтобы по семейному профилю…

−По-семейному? − молодой человек усмехнулся, − Для этого есть специальный класс торговца. Собственно, бонусная карта как раз под этот класс и заточена. Классы, это такие типа специализа…

−Тю, племяш! Ты это сейчас собрался ветерану Фаллаута и Варкрафта рассказывать, что такое классы и как себе эффективный билд подбирать? Ты лучше мне скажи чего делать, если мне вдруг по нужде приспичит, когда я в этом твоем гробу буду сисястой эльфийке неземную любовь предлагать задаром…

Юбиляр хитро подмигнул, покосившись на свою супругу, убиравшуюся со стола. Он знал, что та прекрасно слышала весь их разговор. Но даже на упоминание виртуальных красоток она никак не отреагировала.

Последние гости расходились, раскланиваясь и обмениваясь с хозяевами ничего не значащими традиционными любезностями. Вручали подарки, кто еще не успел, да приглашали в гости, получая в ответ уклончивые «как-нибудь» да «будем рядом – непременно зайдем»…

И только когда дверь захлопнулась за последним посетителем, а жена-хозяйка захлопотала у посудомоечного агрегата, юбиляр проскользнул в свою комнату и прильнул к белоснежной пластиковой капсуле, занимавшей добрую четверть немалой жилплощади. Прильнул ухом, похлопал, даже зачем-то понюхал. И лишь после минут десяти этого странного «ритуального танца» он открыл крышку…

* * *

Вас приветствует «Мир Фантазий»!

Вы хотите использовать подарочную карту № 569873958734, чтобы получить дополнительные бонусы?


−Ишь ты… И все-то она знает! Допустим, хочу… Эй, ви меня таки слышите? Где тут нужно кнопку жать на мое с вами искреннее «да»?

Вы можете выбрать два из четырех предложенных бонус ов, подходящих специализации «Торговец».

1. 1000 золотых монет.

2. Улучшенное оружие или броня.

3. Дополнительный талант.

4. Возможность выбрать место появления.


−Таки за золото богатым стать любой дурак сможет, это било бы слишком скучно. В драку заместо меня будут другие бегать– иначе это било бы слишком больно… А вот лишних талантов не бывает − бивает недостаточно мозгов, чтоби их с толком использовать…

Старик определился с выбором и система подсветила два последних варианта.

Чтобы активировать бонусы, вам нужно выбрать имя и класс.

– Имя… Хм, так это я запросто, это я сейчас!

…прошло десять минут…

– Да что же это такое! И это занято? Ну… А если вот так?!… Хм… И «Рабинович-вич» тоже? Нет, ну и фантазия у некоторых! Это как же можно было додуматься?..

…прошло еще десять минут…

– Алло, Костик? Послушай, я все никак не могу имя выбрать… Все, что ввожу, или уже заняты, или в списке запрещенных. Нет, не матерные, а скорее политические – ну, я так думаю… Нет, с цифрами нельзя, а с дефисами я уже все варианты… Ого! Да, да, понял… Любых слов? В мое-то время пробелы нельзя было… Спасибо, Костя. Нет, да. Ага… Ну конечно…

Торопливо закончив разговор, без пяти минут новый житель виртуального «Мира Фантазий» задумался. Во-первых, в этой игре можно было задавать имена с пробелами, до двух – а в особых случаях, и до трех – слов. Во-вторых, имена могли повторяться и дублироваться как угодно, но для этого нужен был игровой аккаунт без ограничений. То есть не детский и не «зк-аккаунт», что бы это ни значило.

В общем, с его подарочной картой никаких проблем не должно было возникнуть.

Но они были.

Потому что за ним уже было зарезервирован персонаж с заранее заданным ником, расой и классом – человек-торговец, названный в честь именинника. Приятно, чего уж сказать.

– Вот только не люблю я, когда за меня все решают. А значит…

Подтвердите удаление персонажа, введя код «6518892»!

<…>

– Это я легко, это я запросто…

Итак, расы, классы, профессии – десятки на любой вкус и даже цвет, от зеленых орков до угрюмо-коричневых гномов. Стоило сосредоточиться на каком-то из них, как появлялось краткое описание особенностей и предпочтений выбранного персонажа…

– А что – пол нельзя выбрать? Эх, а вот в мое время, каждый второй задрот держал про запас фигуристую эльфиечку, чтобы нубов на голду и на помощь по квестам разводить…

В конце-концов он остановился на гномах. Исключительно из-за их густой шевелюры и окладистой бороды – прямо как у террористов с плакатов начала века! И имя выбрал грозное и нарочито арабское: Табар аль Гоши.

Почему?

А чтобы никто не догадался!

– Если б можно было за негру играть – взял бы себе негру. А так придется бедуином бегать… – бубнел под нос новоявленный подгорный житель, настраивая внешность своему персонажу.

Бороду погуще, брови покустистее… В реальности он давно уже потерял свою роскошную шевелюру, обзаведясь сверкающим и гладким, словно яйцо, индикатором житейской мудрости – так хоть здесь молодость вспомнить…

– Ишь ты! И глаза звериные можно? А это что за кнопочка такая, «больше настроек»? Ух ты, мать же моя честная, сколько тут всего разного! А так и не скажешь, что игрушка отечественная – в мои-то годы так только корейцы изгалялись…

Именинник с таким азартом принялся жать кнопочки и дергать ползунки, что уже дважды пропустил предупреждение о том, что превышено рекомендуемое для его возраста время погружения.

– А ну брысь отсюда! Ишь ты, мигает тут на меня своими красными буквами… И вовсе я не старый – я солидный! Вон, смотри, какое пузо… Никакой бородищей такое не спрятать…

Потратив на генерацию себя любимого почти два часа, новоиспеченный гном приступил к самому приятному: выбору бонусов.

Ночное зрение: улучшает видимость в темноте (расовое).

Жадность: повышает умение торговаться (расовое).

Талант: повышает владение ремесленными навыками (расовое).

Густая борода: повышает сопротивляемость к холоду, снижает к огню (расовое).

Широкая спина: повышает грузоподъемность (расовое).

Пещерный житель: повышает выживаемость под землей (расовое).

Враг эльфов: повышает урон против эльфов (расовое).

Двужильность: снижает расход энергии на добывающие умения (расовое).

Жестяной желудок: повышает умение пить и есть всякую дрянь, снижая уровень отрицательных последствий (расовое).

Можно выбрать 3 таланта.

– Так-так… Под землей мне делать нечего, а по ночам спать нужно. На мороз я тоже не собираюсь, и с эльфами лучше дружить, а не драться… – принялся рассуждать будущий гном.

– Жадности у меня и своей с избытком – на троих гномов хватит, а покушать я люблю, чтобы не только дешево, но и вкусно было… Лопатами и кирками за меня пусть другие машут – итак уже радикулит нажил на свою голову… Что тут у нас остается?

А осталось всего-ничего, как раз три умения: Талант, Спина да Борода…

Выберите место для старта игры:

> Пещеры Горрама (территория гномов, рекомендуется!)

> Хыхынская степь (владения гоблинов)

> Орруин (леса эльфов, не рекомендуется!)

> Тихий Лес (смешанная локация, настоятельно не рекомендуется!).

– Хм… Чует моя борода, что к эльфам лучше не соваться… У гномов мне тоже делать нечего – там все такие. Гоблины… Таки помню я сорванца тети Клары – ну вылитый гоблин! Нет уж, мне не хочется, чтобы новая и такая рижая борода поседела зараньше времени!

Его взгляд сместился к последнему пункту.

– Интересно, а почему кто-то так сильно не хочет, чтоби такой одаренный множеством редчайших достоинств гном, как я, жал совсем другие кнопки, за кроме этой?

Вы выбрали локацию Тихий Лес!

Все вокруг погасло, а потом картинка медленно начала проясняться. Сперва проступили очертания домов на фоне серой хмари, которую и язык-то не повернется «небом» назвать. Потом хмарь налилась синевой и превратилась в нормальное такое летнее небо с парой-тройкой пятен белоснежных облаков.

Последними игра явила взору нового игрока таких же, как он, персонажей, которых вокруг толпилось десятка три.

Хотя нет, не таких же – часы работы с редактором внешности не прошли даром, так что гном Табар получился личностью колоритной. Повышенной бородатости, осенней рыжести, недюжинной широкоплечести и преисполненный оптимизма и радужных надежд. Правда, последние два свойства ему достались от самого игрока, а не от игрового редактора…

– Эй, смотрите, гном!

– Настоящий?

– Живой?

– А он не кусается?

Неуверенные и удивленные голоса доносились со всех сторон, и Табар понял, что он попал – и попал весьма удачно! Похоже, что ему выпала честь стать первым и единственным представителем горного народа в этом местечке.

– Ви куда руки суете, молодой человек?! – возмутился гном, когда кто-то из игроков уровнем повыше попытался ущипнуть его за бороду, – За пощупать такую красотищу – десять золотых!

– А за посмотреть? – ухмыльнулся игрок, но руку все же отдернул.

– Смотреть можно бесплатно, но только сегодня…

– Так завтра от твоей бороды и куска пакли не останется… – раздался голос из толпы.

– Ставлю двадцать монет, что он и суток не продержится!

– Сутки? Ха! Сотня золотых, что этот рыжий уже через пять часов на рерол пойдет!

Вопреки ожиданиям зрителей, только что появившийся в точке возрождения гном не только не испугался, но и напротив – оживился, особенно когда речь пошла о ставках.

– Ви такие перестаньте говорить в меня загадками про мою печальную и скоропостижную судьбу. И повторите еще раз, что ви там сказали про деньги?

– Ты что, форумов не читал?

Перебивая друг друга, игроки рассказали Табару местную байку о том, что у старосты деревни пару лет назад гномы похитили жену и двух дочерей, и теперь тот люто ненавидит всех подгорных жителей, истребляя их подчистую.

Скорее всего, здесь был завязан какой-то квест, но за те два года игры, что существует поселение, еще никто не приблизился к его разгадке. В гайдах были предположения, что получить это задание может только гном, но в этом и была загвоздка – любой гном, появившийся в Тихом Лесу, не доживал до следующего дня.

– Собственно, за тобой уже идут, – ухмыльнулся любитель пощупать чужие бороды на халяву, указывая в строну трех стражников, шагающих сквозь толпу игроков.

– Ви хотите сказать, што меня сейчас будут бить вон теми самыми ногами в железных сапогах?

– Бить? Да они тебя на месте прикончат! А потом снова и снова, не выпуская из круга возрождения, пока ты на рерол уйдешь! Так что мой тебе совет – не мучайся, а сразу создавай нового персонажа. Заметь, совет совершенно бесплатный.

– Каким местом это он бесплатный, если ты мою бороду на все двадцать золотых нащупать успел в уплату? А раз совет бесплатный, то с тебя все еще двадцать золотых…

– Разойдись! Расступись! – стражники обнажили клинки.

– Ну вот неугомонный! Ладно, вот тебе двадцатка… Купишь себе на нее гроб.

Гном поймал брошенный ему мешочек с монетами и тут же завопил:

– Ставлю двадцать золотых, что не только смогу вижить, но заведу с вашим старостой-гномоубийцей самие что ни на есть добрососедские отношения!

К тому времени, когда стражники добрались до гнома, он уже должен был порядка 200 монет присутствующим.

– По приказу старосты Кныша, велено любого подземного и бородатого казнить на месте, без суда и разбирательства, – объявил один из блюстителей порядка.

Повинуясь его жесту, широкоплечий стражник шагнул к гному, схватил его за бороду и занес сверкнувший в лучах полуденного солнца клинок.

– С вас таки десять золотых, уважаемый господин полицейский.

– За что это?

– За неуставной прощуп казенного имущества, конечно!

– Это вот этой пакли что ли?

– Не пакли, а бороды королевского посланника, государственного служащего и особо уполномоченного лица!

– Так лица или бороды? – ничего не понял «непись».

– Рис, да что ты с ним возишь? Голову с плеч – и дело с концом. Нам и так его потом караулить до самого заката…

– Но позвольте! Я же особый королевский посланник!..

Раздался свист клинка, и отрубленная голова гнома покатилась по земле – разница в 15 уровней не оставила Табару ни единого шанса.

* * *

– Таки придется сперва читать форум, – вздохнул именинник, и отключился от игры.

Разумеется, и речи не могло быть о рероле – во-первых, подаренные племянником бонусы действовали только на одного персонажа, а во-вторых, он на генерацию внешности почти два часа потратил!

Наконец, отыскав все, что ему было нужно, и тщательно изучив информацию, старик снова подключился к «Миру Фантазий». Таймер возрождения давно уже отсчитал свое, так что на площади Тихого Леса он появился почти мгновенно.

– Долго тебя ждать пришлось, бородатый, – недовольно пробубнел его недавний палач, поднимаясь с пенька, на котором он сидел, и, вытаскивая меч из ножен.

– Стой! Ти не можешь меня убивать!

– Могу. Хочу. И буду.

– Небось, сейчас опять своей бородой торговать начнет… – подначил кто-то из игроков, которых на площади было уже с полсотни.

– У меня послание к вашему старосте! От его дочери!!! – заорал Табар, едва стражник занес клинок.

– А ну стой! – рявкнул командир, останавливая экзекуцию, – Повтори, что ты сказал?

– Меня прислала Милка, дочь вашего старосты… С посланием для любимого папочки.

– Брешет, – засомневался третий стражник.

– А ну как нет?

– Да точно брешет! Вон, глаза какие хитрющие…

– Не хитрющие – а умудренные жизненным опытом, – скромно поправил его гном. – Так что, будем радовать безутешного отца, или мне опять отельными частями тела по земле кататься?

Командир стражников на пару мгновений задумался, а потом махнул рукой:

– Отведем его к старосте, а там уже пускай господин Кныш решает, чего с ним делать…

* * *

Дом старосты – приметная усадьба из крепкого дуба в два этажа – возвышался в самом центре поселка. Стражники вошли без стука – видать, появление гнома проходило как дело особой важности.

Пара слуг, снующих с тряпками и ведрами, наводила чистоту внутри, а на вопрос старшего, где господин Кныш, один из полотеров молча указал пальцем вверх.

– Шевелись давай, – дернул гнома за бороду стражник, и потащил его к лестнице на второй этаж.

– Таки позвольте заметить, что ви уже надергали моей бороды на шесть десятков полновесных золотых монет! Кстати, а ведь если монеты и впрямь в чистый весь по золоту, так ведь это ни один карман не выдержит такой тяжести…

Табар растопырил свои пальцы-сосиски, демонстрируя расчеты массы шести десятков золотых кругляшков диаметром в 7 сантиметров, но никто его не слушал.

– Хотя, чего я тут удивляюсь? Ви же такие же ненастоящие, как и ваше золото, и усадьба из дуба, которая, между прочим, тоже одно сплошное расточительство виртуальных ресурсов!

Пока гном разглагольствовал на одному лишь ему понятные темы, они уже были на месте.

– Стой, я доложусь…

Старший пропал за дверью и появился спустя пару минут:

– Заводи его…

Внутри было темновато, и Табар впервые пожалел о Ночном Зрении, которое так и не взял. Староста оказался грузным мужчиной лет пятидесяти, лицо которого было испещрено морщинами – но не от возраста, а от безутешной скорби и тяжких потерь.

– Значит, тебя прислала моя дочь, мерзкий гном? Рассказывай, я хочу знать все! – голос его звучал, словно хруст сухого валежника в лесу – надломлено и с треском.

Гном робко опустил взгляд в пол.

Шаркнул ногой, рисуя кончиком башмака полукруг в пыли.

Шумно высморкался в бороду.

Раскинул руки в сторону и завопил:

– Здравствуй, папочка! Как же я по тебе соскучилась!!

* * *

– Вы… вы кто?

– Ну как же – это ведь я, твоя малютка Милка, – обиженно надулся гном.

– Ты… ты… – староста аж побагровел от ярости, а рука его опустилась на рукоять висевшего на поясе ножа.

– Гадкое проклятье, даже родной отец не узнаёт меня под этой жуткой волосатой личиной…

Табар плюхнулся на пол и заревел в голос, растирая слёзы и кусочки лука по лицу – вот и пригодился сухой паёк, состоящий из вяленого мяса, куска хлеба, луковицы и варёного яйца.

Получен эффект «Ухудшение зрения» (-20 % к дистанции обзора и прицеливания)!

Длительность: 5 минут.

Игнорируя системное сообщение, гном продолжал истерику:

– Гномы проклятущие, голодом морили, крысами-пауками пугали, а потом проклятье жуткое навесили, в уродину меня обративше-е-е-е… Сказал мудрец, что только материнская любовь сможет обратить заклятье горных колдуно-о-ов!

– Так ведь это… Мамка померла твоя, уже лет пять как…

– …и мать мою со свету сжили-и-и!

– И что теперь делать? Как проклятье снимать?

– А, ну это таки совсем не сложно, – мгновенно успокоилась рыдающая «дочь старосты», – при такой силе и отеческая любовь сгодится не хуже материнской. Ты ведь любишь меня, папенька?

Последние слова прозвучали почти угрожающе, и гном пристально уставился на своего новообретённого отца, как и остальные зрители представления.

– Лю… лю… – неуверенно начал староста.

– Ну-у-у, давай же, я верю в тебя!

– …лю… БЛЮ!

– Уф, таки сказал! Так давай же обнимемся, любимый мой батюшка! А потом ты докажешь силу своей любви не только словом, но и непременно делом. Прошу заметить почтенную публику, что я не имею в виду эти ваших непристойностей ни в коем разе и ни в какой позе!

Собравшиеся в комнате «неписи» – а их тут было уже с десяток – ошалело переглянулись:

– Видать, от проклятья гномьего у несчастной вообще мозги набекрень стали, – предположил кто-то.

– Да она и без всяких проклятий не шибко-то умной была. Помнишь, как она на березу залезла, а потом всю ночь орала, чтобы её сняли?

– Ага, а сказала, что хотела луну протереть тряпочкой, чтобы та светила поярче…

Шепотки становились всё громче, истории – одна другой ярче и нелепее, и Табар смекнул, что если так и дальше пойдёт, то староста вообще решит, что лучше ему быть не только вдовцом, но ещё и бездетным – какие его годы?

– А еще горный колдун сказал, что если не расколдуете меня, то на всё селение проклятье падёт! Все до единого в гномов обернетесь – вот тогда и посмотрим, кто последним будет сдачу считать.

– Может, прикончить его тихонечко?

– И что ви все такие глупые и кровожадные? Из-за проклятий, это тело бессмертно, так что я снова вернусь – ещё злее и бородатее!

Местные угрюмо умолкли, исподлобья испепеляя меня взглядами.

– Ну так что, папенька – будешь меня спасать от страшного бородатого проклятья, или мне сразу в петлю лезть?

По лицу старосты было видно, как тяжело далось ему это решение – всё же, в плане имитации эмоций, «Мир Фантазий» был очень хорош!

−Все вон, − едва слышно пробормотал Кныш, но его услышали все, и, пожелав скорейшего решения проблемы, покинули комнату.

Когда остальные «неписи» ушли, на меня смотрел уже совсем другой человек: взгляд его был цепким и острым, пальцы двигались уверенно, а слова староста проговаривал чётко. Судя по всему, к управлению старостой Кнышем подключился ИскИн более мощный и «умный». ИскИн − это одна из «фишек» Фанмира, адаптивный Искусственный Интеллект, в основе которого лежат реальные прототипы человеческого характера и модели поведения.

−Я тебе не верю. Точнее, у меня нет оснований доверять твоим словам. Но… и терять остатки надежды − тоже не хочу.

−Отец… Твои слова таки больно ранят меня в самое сердце, и я прямо чувствую, как борода становится длиннее, а ноги − плоским и, ты знал, что у гномов нет выпирающих пяток?

−Прекрати! Ладно, будем считать, что ты не врёшь, и действительно − моя дочь, ставшая жертвой жестокого проклятья. Что мы можем сделать, чтобы снять его поскорее?

−Любовь? Я ведь помню, как ты пел мне песни на ночь и расчёсывал мои длинные густые волосы… Что? Не расчёсывал? Вот видишь − это всё от того, что меня недолюбили в детстве! От такой жизни хоть сама в плен гномам сдавайся! Не удивлюсь, если и мать тоже ты в могилу свёл!

Несчастный «отец» даже и слова вставить не мог в этот непрерывный поток обвинений.

−Ладно-ладно! Ты это… прости меня, Милаш… Сама понимаешь − на мне целая деревня, и не всегда есть время на собственную дочь, да и мать куда лучше с этим справлялась, вот я и не лез… И да, все эти годы рвал волосы за это!

−Что-то не сильно много ты и вырвал…

−Всё что у меня было, всё, что удалось скопить, я потратил на наёмников, чтобы вызволить тебя из плена.

−Это самое глупое вложение средств, о котором мне доводилось слышать! Ой, прости, отец, это во мне говорит гномья жадность…

−Что мы можем сделать здесь и сейчас, чтобы избавить тебя от… от этого?

−А вот это уже мужской разговор! − Табар уселся в кресло, закинув ногу на ногу, − Пожалуй, начнём с питания и условий проживания. Знаешь, отец − жареные крысы очень плохо влияют на цвет лица, а ведь огонь не всегда удаётся добыть…

Гном многозначительно посмотрел на старосту.

−Зангааар! − рявкнул тот в сторону двери, и та тут же распахнулась, явив свету − точнее, полумраку − конопатое мальчишечье лицо, − Жрать тащи, да побольше!

−Я рябчиков люблю… И фруктов побольше, − тут же вставил своё слово гном.

Лицо исчезло, и за дверью раздались крики. Голос у Зангара оказался по-мальчишески звонким. Табар шумно почесался.

−Не обращай внимания, папенька, это просто пещерные блохи − я уже привыкшая. А ты знал, что у гномов кожа толще и не такая чувствительная к жаре и укусам?

−Зангаааар! − скажи, пусть приготовят ванну и мыло.

Гном аж пустил скупую слезу от такой отеческой заботы и потеребил бороду:

−Папенька, глянь − кажется, она уже не такая густая стала! А если еще и ночевать не придётся в чистом поле или в лесу, как все те дни, что я пешком шагала от самых гор до родного и исключительно неприветливого дома…

−Твоя комната свободна, я немедленно прикажу там прибраться.

Гном поморщился:

−Слишком много печальных воспоминаний связано с этим домом. Нельзя ли выделить мне отдельное жильё? Хоть сеновал какой − я и на такой экстрим согласная… Опять же, там крысы вкусные могут бегать…

Не прошло и получаса, как Табар заполучил в своё распоряжение небольшой почти новый дом, личного повара, служанку и два комплекта одежды − даже три, считая женский на тот случай, если проклятье пропадёт внезапно.

Но, тем не менее, внезапно вернувшаяся из гномьего плена «доченька» не спешила покидать отчий дом и обживаться на новом месте.

– Ну что ещё? – вздохнул присмиревший староста.

– Я всего лишь хочу поговорить за свою долю наследства…

– Чего?!

– Ну, ты ведь мой отец и всё такое, а значит, какая-то часть вот этого, – Табар обвёл рукой вокруг, – когда-нибудь будет принадлежать мне? В отдалённом, разумеется, будущем…

– Ах в отдалённом… Ну, в общем-то да, какая-то часть действительно отойдет тебе.

– Вот! Вот почему так болит моё хрупкое девичье сердце, обливаясь кровавыми слезами! На глазах такое крепкое хозяйство чахнет и хиреет – а всё из-за неразумного ресурсопользования и неэффективного управления экономическим потенциалом!

– Проклятье помутило твой рассудок, моя милая, не иначе…

– Напротив, отец! В плену гномов я нахваталась немного того, немного сего – и я говорю вовсе не за кусачих каменных клопов или волосатый лишай…

После этих слов староста вздрогнул и отодвинулся подальше, в очередной раз, напомнив «доченьке», что её дожидается горячая ванна, сытный ужин и мягкая чистая постель на гусином пуху.

– Вот, к примеру, кузнец просит бессмертных принести ему три заячьи шкуры, чтобы изготовить огнеупорный фартук, верно?

– Ну, есть такое…

– А в награду за это положен железный нож, тем же самым кузнецом выкованный, верно?

– Т-так.

– Вот именно! Тогда как стоимость материала и работ специалиста по созданию этого ножа, на самом деле в двенадцать раз выше, чем эти жалкие три шкуры! И что тут у нас алгебраически получается в первом приближении?

– Что?

– Что за этот нож положено брать не три, а все тридцать шесть шкур! Итого выходит недобор в тридцать три шкуры с каждого ножа. А это, между прочим, моё будущее наследство в том числе!

– …пятая часть, – не то выдохнул, не то простонал староста Кныш.

– Итого семь штук с носа. Не знаю, у тебя, может, казна от заячьих шкур и ломится, а вот у меня за моё наследство сердце кровью обливается. И если тебе шкуры не нужны, то я прошу… нет – я требую свои семь шкурок положить в отдельный приданный сундук с самым большим замком. А ключ мне на день рождения подаришь – то есть завтра…

– Так ведь именины твои только в конце года?

– По вашему календарю может и так, да вот только за годы своего заточения я уже привыкла не только без отцовской любви обходиться, но и жить по гномскому распорядку времён. И день рождения у меня – завтра! Кстати, а сколько действительно нужно кузнецу этих самых фартуков? А то есть у меня подозрение, что часть моего приданого оседает в его сундуках…

До самого позднего вечера Табар спорил с «отцом», объясняя, где и как обирают несчастную сиротинушку (прости, папенька – бывшую сиротинушку) зажравшиеся ремесленники и фермеры. По всему выходило, что под приданое уже не сундук, а приличных размеров амбар нужно было выделять!

В конце концов, староста Кныш махнул рукой и просто отписал бумагу, по которой одна десятая всего заработанного или созданного жителями посёлка уходила «рыжему гному Табару аль Гоши неопределённого возраста – урождённой Миланье Кныш, дочери моей и родной кровиночки в одном лице…»

– Жду не дождусь завтра увидеть, какие щедрые дары мне в день рождения преподнесут эти славные люди, которые столько лет скучали и горем убивались по твоей пропавшей дочери, любимый мой папенька!

Гном на прощание стиснул окончательно ошалевшего и охрипшего родителя в мощных объятьях, и, довольный, покинул отчий дом. А бедняга Кныш еще и рад был, что отделался простой десятиной – в посёлке можно было получить порядка 50 заданий, и в списке Табара, который тот словно невзначай выронил пару раз во время беседы, они все были перечислены, помечены и красными цифрами усыпаны.

Табар аль Гоши > Староста Кныш: Папенька, ты только про подарок не забудь. Люблю, целую, твоя единственная дочь Миланья, кровиночка твоя ненаглядная и злыми гномами проклятая, любви материнской не знамшая. И чтоби не снился тебе налоговый инспектор и дефолт безжалостный во веки веков. Шалом!

Приватное сообщение, заставшее старосту перед отходом ко сну, до самого утра не дало ему сомкнуть глаз, размышляя, что будет проще: передать внезапной наследнице свой пост, со всеми проблемами в придачу, или удвоить положенную ей десятину – как бы самому не заразиться этой треклятой гномьей жадностью!

Под утро всё же он не выдержал, и написал письмо в высшие инстанции, с просьбой во всём разобраться и принять меры. Ответ не заставил себя ждать:

Уважаемый господин Кныш! Сообщаем вам, что ваша дочь по прежнему находится в плену к гномов, а объявившийся в селении гном по имени Табар аль Гоши не имеет к ней никакого отношения.

Зато он имеет отношение к Малому Казначейству Империи, и был тайно направлен к вам, чтобы уличить злостных расхитителей и уклонителей, а так же привести Тихий Лес к экономическому процветанию. В связи с чем, рекомендуем не лишать его выданных полномочий, а установленную десятину считать жалованием за оказание всяческих услуг.

Счётный коллегиат Тайной Канцелярии

Урс Голдман


Откуда было знать простому неигровому персонажу, что старый ушлый еврей ухитрился даже администрации доказать, что действовал он строго в рамках игровых правил и сюжета. В качестве награды за найденную «дыру» в балансе ему удалось выпросить сохранение честно полученной десятины, а взамен он пообещал навсегда забыть о своём листочке и больше не пытаться привести награды за задания к «справедливым и экономически обоснованным».

Сценарий квеста с пропавшей дочерью Кныша был исправлен, воспоминания «неписей» подкорректированы, а гном Табар из «наследницы старосты» превратился в уполномоченного посланника казначейства, наделённого хоть и минимальной, но всё же властью.

И впереди скромное поселение под названием Тихий Лес ждали серьёзные перемены и небольшая экономическая революция – но это уже совсем другая история…


Жаль только, что администрация слишком быстро отреагировала на случившееся и вмешалась, и не было никакого праздника в честь вернувшейся из гномьего плена «девочки» – наверняка это оказалось бы очень неординарное и памятное событие…

Друид и Шиза (МИ5)

Мини-зарисовка из жизни еще одного узника, друида-прорицателя Зартана.

Тяжелый золотистый шар выглянул из-за края земли, и я поднялся: пора!

Утреннее солнце озарило крохотный участок дна ямы – ненадолго, всего минут на двадцать, а потом снова наступит несколько часов темноты, когда на пути солнечных лучей встанет скала.

Суточный цикл теней и таких вот световых пятен я выучил назубок – за три дня своего вынужденного пребывания на дне глубокой пятиметровой ямы, где больше и заняться-то нечем. Разве что бесплодными попытками выбраться.

Я открыл сумку и вытащил своё сокровище: несколько крупных семян, разных цветов и форм. Моя надежда на спасение и моё проклятье. Еда, питьё, оружие и даже путь к свободе – всё это и заключено в грязных, покрытых засохшей землёй четырёх семенах.

Моя добыча за три дня… Семян было бы пять, но одно я сожрал, пытаясь заглушить чувство голода. Впрочем, сегодня попробую ещё пополнить свою коллекцию, благо умение вот-вот откатится.

Да-да, «умение» и «откатится», потому как я сижу не в простой яме, а в виртуальной – то есть внутри компьютерной игры, симулирующей полное погружение. Ну, это когда все чувства работают на полную, и виртуальные ощущения почти не отличимы от реальных.

А в моём случае – ещё и гораздо острее.

По крайней мере, по сравнению с обычными игроками…

Место было уже заранее расчищено, а времени оставалось всё меньше, так что я не медлил – прижал обе ладони к земле и подготовил умение.

«Сокровища земли» – способность друида с 55 % шансом выкапывать корни или семена полезных растений даже там, где их нет, хоть на голом камне.

Расходует жалкие 10 маны, и на моём 5-ом уровне откатывается «всего-то» 12 часов, что в результате даёт целых две попытки в день. Именно так я и получил свои семена – используя «Сокровища» по откату. Умение давало случайное растение из тех, что росли или теоретически могли расти в этой местности.

У меня в руке лежали: Семя тысячелетника (х2), Семя фуравары иКорень подземника.

А сейчас выкопаю еще что-нибудь, может быть даже новенькое – если повезёт.

Но мне повезёт, уж в этом-то и сомнений нет, потому что я – самый, мать вашу, везучий друид на просторах Мира Фантазий. Именно так и называется игра, которая должна была стать моим наказанием на пару дней, а превратилась в настоящую тюрьму…

Так, место есть, навык подготовлен, теперь осталось только его активировать в нужный момент… Пора!

– Эй, шиза, просыпайся… Для тебя есть работёнка…

Нет, я сидел в яме совершенно один, и поблизости никого не было.

Нет, я не сошел с ума.

Да, я разговаривал сам с собой, а ещё точнее – со своей шизофренией.

Нет, не так – с Шизофренией. Сокращенно – Шиза.

Модуль вероятностного прогноза активирован.

Да сбудется Пророчество!

Перед моими глазами, прямо рядом с выбранным местом, тускло зажглись цифры:

ШУ: 57 %. ШН: 38 %. ШКУ: 1.3 %. ШКН: 0.8 %.

Пар (12): Т1(12.2), П456 (345.003), …

Итак, шанс успешно вытащить семечко или корень – 57 %.

Шанс облажаться и получить рану или даже отравление – довольно высокий, аж 38 %. Угу, а кто сказал, что профессия садовода – мирное и безопасное занятие?

Два следующих параметра, это шансы на критическую удачу и критическую неудачу действия. В данном случае – применения «Сокровища земли». Эти цифры всегда колебались около 1 %, и ими можно было пренебречь.

На самом деле вторая строка была куда длиннее, и в ней было аж целых 12 параметров. 12 игровых переменных, от которых зависел успех моей затеи. На данный момент мне удалось «раскусить» только четыре из них, но и этого хватало, чтобы повысить мои шансы на успех.

Пятым параметром оказалось моё положение относительно места, где я собирался «копать».

Осторожно, мелкими-мелкими шагами я сместился сперва влево, а потом вправо, наблюдая, как меняются шансы, и стараясь максимально увеличить первое, и уменьшить второе число. Есть!

ШУ: 69 %. ШН: 18 %.

Отличный результат!

Но и этого мало.

Другие три параметра – это мой запас маны, мой вес и что-то связанное с погодой. И если на последний я никак повлиять не мог, то на остальные – запросто.

И я принялся сперва опустошать свой инвентарь, выкладывая из него булыжники, а затем снова возвращать их на место, после каждого камня изучая, как изменились цифры.

ШУ: 78 %. ШН: 11 %.

Ладно, сойдет. Первая цифра замигала и окрасилась зеленым показывая, что меня ждет успех, и я тут же активировал умение не дожидаясь, пока изменится какой-нибудь из других, неизвестных и неподконтрольных мне параметров.

Вы выкопали растение: Корень Болиголова (х1)!

А ну иди к папочке, радость моя! Рядом с корнем всплыло окошко с информацией, мигнуло и развернулось, но я лишь отмахнулся от него – потом, всё потом! Слишком много времени ушло на поиск оптимальных параметров, а солнце вот-вот скроется!

Я активировал умение «Кротовая нора», положенное мне по расе.

Угу, да, я – гном-друид. Нормальное такое сочетание, да?

Передо мной послушно появилась ямка шириной в 10 и глубиной в 20 сантиметров, в которую я опустил Корень Подземника. Быстро присыпал сверху и тут же применил следующее умение: «Сила Земли», ускоряющее рост растений в десятки раз.

Полоска маны тут же начала стремительно уменьшаться, но я был готов и держал наготове 5 плодов всё того же Подземника, основным эффектом которых было восстановление маны. Солнце уже давно скрылось за невидимой для меня горой, а я все ещё держал ладони над вымахавшим уже почти с метр кустистым растением, на котором начали созревать небольшие, похожие на синюю землянику плоды.

Куст Подземника – моё умение Травничества подсвечивало его едва заметной зеленой аурой показывая, что растение не только безопасно, но еще и полезно.

Уф, теперь можно и передохнуть, восстанавливая ману, запасы которой у меня и так более чем скудные – жалкие 30 единиц. Хотя, учитывая, что у меня всего 1-ый уровень и 1 Интеллекта, то это втрое больше обычного.

И всё – благодаря этому самому Подземнику.

– Шиза, дай справку, – скомандовал я.


Подземник обыкновенный.

Ценное плодовое растение семейства кустистых, растёт в горной местности на солнечной стороне.

Свойства:

Стебель, листья: нет

Корень:

– (1) нет

– (2) +1 к Интеллекту (1 час)

– (3) +1 к Интеллекту (постоянно)

Плоды:

– (1) +5-10 к Мане

– (2) +5 к Максимуму маны (постоянно)

– (3) +10 к Максимуму маны (постоянно)


Собственно, вот он, мой секрет – с одного растения можно было собрать 1–2 корня и 3–5 плодов. Корень я снова сажал, чтобы вырастить из него новый куст и собрать урожай, а плоды – жрал, в надежде получить полезную прибавку к мане. Желательно – на постоянной основе.

Солнце уже окончательно скрылось, и появится лишь через пару часов, а значит, у меня есть время, чтобы еще немного поднять свой максимум маны – от этого зависит то, как быстро мне удастся выбраться из этой проклятой кроличьей норы.

– Шиза, прогноз!

Чтобы съесть что-нибудь в Фанмире, есть два варианта: можно просто взять и положить это в рот, а можно в меню действий выбрать пункт «Использовать» на съедобном предмете.

И мне нужен именно второй вариант, результат которого можно было предвидеть:

Модуль вероятностного прогноза активирован.

Да сбудется Пророчество!

ШУ1: 87 %. ШУ2: 2 %. ШУ3: 0.2 %. ШНУ: 15 %.

Второй ряд цифр я проигнорировал – итак знаю, что там семь параметров, из которых я могу влиять только на запас своего здоровья. Вот только от него как раз мало что зависит: всего-то плюс-минус 2 % к шансу на успех для получения первого эффекта – вот и вся разница.

Я пристально уставился на второе число, которое менялось каждые 2,5 секунды.

Не знаю, что так влияло на шанс удачи и почему именно с такой периодичностью, да и не важно, главное – результат.

1%… 7 %… 12 %… 0 %… 34 %…

Прошло минут двадцать, не меньше, прежде чем загорелась заветная цифра в 45 % и замигала, окрасившись в зеленый цвет – это означало, что прямо сейчас и ни мгновением позже или раньше, генератор случайных чисел выдаст значение, попадающее в этот диапазон.

Хотя, какой он нахрен случайный, если на результат столько управляемых параметров влияет*? Правда, об этом не знает никто, кроме меня да разработчиков, но всё же…

Я нажал на кнопку «Использовать» и почувствовал знакомый кисло-приторный вкус во рту.

Получена прибавка +5 к Максимуму Маны (постоянная)!

Мана: 18 / 25

Есть! Еще немного, и мне хватит маны, чтобы использовать умение, которое откроет путь к долгожданной свободе.

Теперь можно изучить новый корешок, как его там?


Корень болиголова

Свойства:

– (1) 40 % шанс вызвать оглушение на 10 секунд.

– (2) 20 % шанс снять эффект оглушения или ментального контроля.

– (3) +1 к Воле (постоянно)


Мда. Для меня всё это бесполезно – чтобы получить прибавку к Воле, можно не один день потратить, даже с этим треклятым «предвидением». Впрочем, еще не известно, что дадут остальные части растения, а значит, нужно будет его посадить и исследовать внимательнее…

Каждый фрагмент растения мог содержать в себе от 1 до 3 положительных или отрицательных эффектов, которые можно получить, съев эти растения, приготовленные из них блюда или выпив сваренные алхимиками зелья. Правда, с последними несколько сложнее – там всё зависит от рецептуры и добавочных компонентов.

Шанс получить первый эффект равнялся 95 %. Второй – всего 4,5 %, и 0,5 % был шанс получить третий эффект. Впрочем, такими были эти шансы для меня, для всех же других игроков они равнялись 99 %, 1 % и 0 % соответственно. Про третий эффект никто и не знает, кроме меня – да и я-то узнал совершенно случайно…

И всё – благодаря Шизе…

Нет, это не болезнь, не моё второе Я и даже не питомец-невидимка.

На самом деле у Шизы есть другое – очень сложное системное имя, но его нельзя упоминать не только вслух, но и даже мысленно. Потому что официально её не должно существовать.

Моя Шиза – это экспериментальный программный модуль и расширенная база данных одновременно. Кусок кода и данных, которых никогда в игре не было и не будет.

Опять же – официально.

Но вот она… Показывает мне шансы на удачу любых действий и выдает информацию по растениям, включая те данные, которые за 8 лет существования Мира Фантазий никто не смог обнаружить! Просто потому что в игре нет механик, которые их используют – и уже не будет.

Как же я заполучил такую «прелесть» и чего мне это стоило?

Откуда на дне пятиметровой ямы появился гном-друид 1-го уровня при том, что ни один нормальный игрок не выберет такое сочетание расы и класса, а друидом и вовсе можно стать лишь на 10-ом уровне, выполнив особое задание?

Не самые приятные и очень болезненные воспоминания – как морально, так и физически.

А началась эта история почти две недели назад, и не в игре, а в реальном мире – на выпускном вечере Академии Юстиции и Прав Человека…


* Невероятно, но факт – во многих играх Генератор Случайных Чисел выдает совсем не случайные числа, а зависящие от некоторых факторов. И при одном и том же значении этих параметров, ГСЧ всегда будет выдавать одно и то же значение. Самый яркий пример – серия игр «Космические рейнджеры», в которой можно «влиять» на шанс удачного выстрела или дропа, просто выкидывая или подбирая предметы в космосе…

АНЕКДОТЫ

Решил Бес награду за очередное задание прогулять в приличном ресторане. Да вот беда: не пускает его привратник!

– Зомби не обслуживаем!

– Как узнал? Я ведь переоделся и свою расу заклинанием скрыл…

– Воняет от тебя! Мертвечиной за квартал несет.

Бес вымылся, надушился – снова приходит. И опять не пускают его.

– Морда у тебя жуткая, зобяческая, трупными пятнами покрытая…

Ладно. Ушел инквизитор, а на другой день снова у ресторана.

– Не пущу! Не велено мертвецов обслуживать…

– Как узнал? Одежда новая, духи сильные, даже морду пудрой и румянами намазал, ни пятнышка не видно!

– Угу, намазать-то намазал, но голову как таскал в руках, так до сих пор и носишь.

* * *

– Господин инквизтор, господин инквизитор!

Девушка догоняет идущего по улице священника, тот оборачивает, снимает капюшон и улыбается.

– Ааааааа!!! – вопит та.

– Чего орешь? Живого зомби никогда не видела? – обиженно возмущается Бес.

– Вы не поверите…

* * *

Жадных игроков душит Жаба, а жадных клан-лидов – Нааму Бездонный.

* * *

По слухам, инквизитор Бес предпочитает лопату или пращу, а не жезл или посох, потому что не к лицу истинному жрецу Нааму таскать палку, у которой бонус к интеллекту больше, чем у него самого…

* * *

– Регистрация по месту захоронения, справка о стоимости погребенного имущества, справка об отсутствии болезней, выписка из банка об отсутствии посмертных задолжностей, документ из земельной службы о праве на собственность – и все это только для того, чтобы построить над головой крохотный уютный склеп? – возмущался Бес, создавая бездонное болото под зданием городской администрации…

* * *

«Ну вот, теперь у меня есть отдельный почтовый ящик», – с облегчением вздохнул Бес, перекладывая накопившиеся письма из своего спального гроба в только что купленный.

* * *

– У вас указано, что вы возвращаете любимых назад в семью! – вопила дородная дама.

– Так я же тебе и вернул, женщина! Какие претензии?

– Вернул?! Бывшего! Которого я десять лет как похоронила! – клиентка пихнула локтем в бок смирно стоящего рядом зомби.

– Милочка, я некромант, а не детектив по розыску неверных мужей, – ухмыльнулся Аарам Бледный, – Следующий!

* * *

Возможно, у российского автопрома и был бы шанс, если бы руководитель крупнейшего автоконцерна не обозвал Ойельфифинелля зеленым Чебурашкой.

* * *

В отличие от обычных людей, прорицатель Зартан вел свой дневник на месяц вперед.

* * *

После жаркой потасовки Аарам Бледный подзывает своих помощников-гоблинов:

– Ну что, эти жалкие черви все сдохли?

– О да, великий господин, ваша всех врагов делай полный кирдык-хана, – заверяет Мургл.

– Моя мантия не сильно помялась?

– Нет, великий колдун-хозяин, совсем как новая! – отзывается Гварл.

– Кровь идет? – поворачивается к ним разбитым в потасовке затылком.

– Наша господина такая великая, что ему даже кровь идет! – восхищается Мургл.

– Оченя красиво смотрится, – соглашается Гварл.

* * *

Только благодаря высокому Восприятию смог понять Бес, что перед ним не черный эльф, а грязный…

* * *

Некромант Аарам был настолько суров, что бутылки с маной не выпивал, а глотал не откупоривая…

* * *

– Давай, Ой, ну ради меня, пожалуйста! Один разок…

– Ох, инквизитор, допрыгаешься у меня со своими просьбами – и не посмотрю, что ты Осквернитель!

– Один раз, и я отстану от тебя.

– Ладно.

Ушастое божество вздохнуло, стащило с головы капюшон, взяло в руки палку, которую Бес зачем-то испачкал светящейся краской и повторило заученные по просьбе инквизитора слова:

– Гнев, страх, агрессия – это Силы темная сторона. Легко они приходят, поддерживают тебя в битве. Если раз ступишь на темную тропу, навсегда она твою судьбу определит…

* * *

Решил Аарам богом стать, ну и поинтересовался у бессмертных, что интересного можно по этой теме почитать. Пролистал Библию, заготовил ворох божественных чудес, чтобы будущую паству впечатлить и отправился в нубскую локацию.

Сидят на берегу игроки с удочками, «Рыбалку» прокачивают. И вдруг к ним шагает по воде некромант, над головой у него сияние, а в руках молнии пляшут. Нубы смотрят на все это, и один другому говорит:

– Костик, смотри, у чувака 62-ый уровень, а «Плавание» до сих пор не прокачал…


Бонус, несколько анекдотов про зомби:


Все-таки как много зависит от места действия:

– Воскрес в Иерусалиме – Чудо. Воскрес в Голливуде – Зомби.

* * *

Хороший фильм ужасов про зомби начинается с того, что все умерли…

* * *

Полезный совет на случай зомби-апокалипсиса:

Как известно, зомби можно убить только точным выстрелом в голову. Поэтому купи себе хороший шлем заранее.

Комикс. Нашествие зомби

Мертвый Инквизитор. Рассказы

Комикс. Яблочки

Мертвый Инквизитор. Рассказы


home | my bookshelf | | Мертвый Инквизитор. Рассказы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу