Book: Дуг сах



Дуг сах

Загурский Эдуард

Тропою орка. Дуг сах



  К'ууле тог'док тог, тутоум'док ефхуум

   (Старая орокуэнская поговорка)




  1


  Уже пятый час все изучали пришедшие документы. Под протокол копия задания была роздана всем. Но пока кроме ругательств в адрес заказчика, дела никак не продвигались. Как таковое задание было простое, нужно было с эльфийской планеты-тюрьмы освободить двух дроу, которых главное контрразведывательное бюро эльфов захватило полгода назад. И плюнули бы на них все дроу, но одна из них оказалась дальней родственницей матриарха, и во вторых появился лох, которому можно было доверить эту безнадежную работу, и отказаться от нее он не мог. Как показало приложение, особенно список штрафов, отказаться от этого задания Юрий не мог. Это было задание из разряда -"...пойди туда, откуда нет дороги и возьми то что вынести нельзя".

  Слава Мандасу, что хоть данные были довольно полные, в информационной сети информации было и того меньше, а тут хотя бы основные данные планеты тюрьмы были, координаты системы и планеты. Система орбитальной и внутрисистемной охраны. Ну и естественно коды, пароли и "адреса явок".

  Вот только вся эта информация прямо говорила "Вы все здесь или трупы или рабы!". Условие отказа от этого задания было рабство, - рабство всей команды чески Лайцбрингера на момент подписания договора. Юрию в рабство не хотелось, умирать в рассвете сил, когда нейросеть могла обеспечить как минимум еще двести-триста лет то же не хотелось. Но закон есть закон, либо здохни, либо в рабство,- в контексте подыхать будешь долго.

  Одно меня радовало, пока никто не предложил отказаться от задания, все мрачно ругались на своих языках, но "морщили лоб", пытаясь хоть что-нибудь придумать. Не радовало другое, ничего не придумывалось. Урчан в сердцах плюнул и пошел к себе в каюту, ему было тяжелее, он даже напиться от досады не мог, - "вера не позволяла". Хотя по нему было видно, что это задание ему сильно что-то обломало, и он с трудом это переживает.

  Весь первый прыжок на корабле было уныние и полнейший убийственный пессимизм. Абсолютно никаких идей не возникло, кроме того, что для выполнения этой миссии нужна вся армия Конфедерации и то это давало только тридцать процентов удачи. Закрытая система с полностью контролируемой территорией всеми современными системами обнаружения. Четыре малых боевых орбитальных станций охраняющих подступы к планете и полностью пресекающие взлет с ее поверхности без сложного переменного кода. Большая мобильная станция с двумястами истребителями и перехватчиками. Малый полицейский флот с одним линкором и двумя десятками легких крейсеров. Вот малый перечень списка, который нам предстояло преодолеть.

  Как это произвести силами суперлегкого крейсера, больше по размеру подходящего к классу фрегат, никто не мог придумать. Понятно было одно, нужно было по максимуму использовать всю технологию данного корабля, но даже это не давала шанса на выполнения задания. И еще большее уныния у Юрия вызывал тот факт, что даже если каким ни будь чудом, мы выполним это задание, то впереди светило еще четыре таких же, без права на выживание. Похоже, меня развели как простого лоха.


  Мозговой штурм постепенно превратился в мозговую осаду. Поток глупых мыслей и фантазий иссяк, и начали появляться небольшие, не особо прогрессивные и не полностью оформившиеся мысли. Так Урчан выдал два списка основных навыков потребных нам абардажников. Один список составлен именно под операцию, где были учтены в основном навыки планетарных боев. Второй состоял из воинов в основном космической направленности. Так как на планете Земля, инициатива наказывает инициатора, то я приказал Урчану начать поиск воинов по первому списку, на разовую операцию, с возможностью заключить долговременный результат по итогам договора. Договор составлять стандартный, но с повышенными бонусами. Урчан с полной серьезностью приступил к своему заданию, считая, что придумывание безумных планов не его стихия, а вот уже доработка и исполнение таковых это полностью его прерогатива.

  Каркарос выдал список оборудования, возможно необходимого для данной операции. Туда вошли довольно современные образцы боевых скафов, оружия и разных технологических девайсов. Так же в этот список вошли наземные боевые машины, которые были необходимы на планете, специального оборудования, автоматические оборонные системы, системы наблюдения и кучу всякого шпионского оборудования. Весь список потянул на пять миллионов кредитов, которые он готов был вложить сам. Оставалось только большая проблема, как все это доставить на планету, и желательно незаметно.

  Но в конце концов идею, более менее разумную внес Володя. Свою идею он назвал "Троянский конь". Почти для всех, это был только набор звуков, но я оценил эту идею, и после довольно продолжительного объяснения что такое "Троянский конь", обычный конь и Троя, все приняли эту идею за основу и начали дорабатывать уже ее.

  Дело пошло несколько быстрей и постепенно план начал приобретать четкие очертания. Идея Владимира была принята как скелет, который теперь начал обрастать мясом. Каждый начал привносить свои маленькие идеи, увеличивая шанс на положительный исход.

  Урчан уточнил список необходимых бойцов, и маршрут движения, чтобы была возможность нанять таких бойцов на Бирже. Такой наем, на одну операцию практиковался сплошь и рядом и был обычным делом. Урчан и подал заявку в систему, которую будем проходить последней в Орокуэнской Конфедерации, и естественно доплатил за обратную связь, чтобы знать появились ли желающие за время их продвижения. Был еще шанс набрать бойцов в Империи Харадрим, может и не такого качества, но намного дешевле.

  Киа пробила по своим каналам возможность найти старый большой транспортник. Он был нужен для проникновения в систему и последующего отвлекающего маневра. Такой корабль должен был обладать только двигательной установкой и небольшим жилым модулем для экипажа.

  Будущим экипажем этого транспортника занималась Натира, изучая все попадающиеся базы соответствующих заведений. Потому что для этой миссии был необходим очень специфический экипаж, и желательно как можно меньший. Именно это мне не совсем нравилось, но меня убедили, что это необходимо, иначе их расколют в считанные минуты и тогда весь план полетит к чертям.

  Каркарос начал закупать необходимое оборудование, стараясь покупать самое надежное и естественно самое дорогое. В каждой системе, которую мы пролетали, грузовые челноки постоянно что-нибудь привозили. Каркарос старался все скупать малыми партиями в разных маленьких фирмах или у перекупщиков. Это абсолютно не вызывало никаких подозрений и даже мыслей о подготовке к большой операции, - просто обычный наемник старался прикупится пока дела у него шли хорошо. Обычное дело среди наемников в Содружестве, где удача птица переменчивая.

  Инженерная группа во главе с Рилом, кстати, полное его имя было Рилларинд, тоже начала подготовку. Им предстояло переделать транспортник так, чтобы наш миникрейсер для начала мог поместиться внутри или снаружи, а потом без проблем покинуть его. Им конечно сейчас было тяжело готовится, так как все таки конструкций такого типа кораблей было много, но по крайней мере какие нужны были инструменты они знали. Правда и список кораблей, который был бы предпочтительный, они Киа передали, и естественно надеялись, что им повезет и Киа найдет корабль из этого списка.


  2


  Последний год службы был самым тяжелым. Постоянное тупое сидение в системе, череда дежурств на маленькой диспетчерской станции практически убивало морально и психологически. Редкие отгулы на фактически такую же, только большую базу, не помогало. Да и что могло помочь? Наличие борделя и ресторанов не хватало, тем более настоящих эльфиек там не было, поэтому многие присаживались на более продвинутые системы психологической разгрузки. И хотя все это было запрещено, это все равно проникало в закрытую систему и пользовалось огромным спросом.

  Поставка наркотических веществ производилась довольно сложным способом и главной фигурой во всей этой схеме был сержант Оэролондос. Самое лучшее, было попасть в эту схему поставки, и тогда сержант расплачивался Z-креком, новейшим людским наркотиком, который после небольших модификаций становился довольно приличным просветляющим веществом.

  И вот настал момент, когда сержант Оэролондос подошел к Кееонру в столовой. Он в это время вяло ковырялся в своей порции лембаса. Настроение у него было паршивым и есть абсолютно не хотелось, но согласно указаниям боевого устава и рекомендации Конвента, каждый эльф должен был съесть стандартную порцию лембаса за одни стандартные сутки. Естественно "специальная служба Конвента" из "отдела подержания Традиций" очень внимательно следила за соблюдением этих указаний и сурово наказывала за не соблюдение традиций.

  - Рядовой, я знаю, что ты употребляешь "крек", - начал стандартную обработку сержант.

  - Все употребляют, - почти стандартно ответил Кееонр.

  - Кто это все? - не нарушая традиций, продолжал сержант, а настроение Кееонра уже постепенно начало подниматься. Это стандартное начало разговора было знакомо всем "любителям", а значит, был шанс, что ему вскорости что-то перепадет.

  - Я на список не записывал.

  - А если ментоскопирование?

  - Да хоть санаторно-курортное лечение, все лучше, чем здесь дуреть.

  - Значить крепкий орешек?

  - Да уж орешки у меня крепкие, особенно после месяца воздержания.

  - Ну, мне такие нужны, хочешь заработать?

  - А кто не хочет?

  - Ты когда дежуришь?

  - Через сутки, двойную смену, чтобы потом на "Большую" слетать.

  - Ну тогда лови файл.

  Кееонр прочитал файл, где был обычный разовый договор. Ему предлагалось сделать некое дело и естественно держать его в тайне. После согласия на этот договор, он получал два дополнительных файла. Один файл-запрет, - специальная программа блокирующая все детали договора и выполнения договора. А второй содержал детали самого дела, на которые он должен будет подписать. Так как все это ему уже было давно известно от его сменщика, то естественно он быстро согласился.

  Кееонр сразу же получил два других файла. Один самораспаковывался и установился за несколько секунд. В углу на периферии зрения появились цифры обратного отсчета, когда этот файл сам уничтожится, до этого времени он должен будет уже все закончить.

  А второй разъяснял его задачу. Он кивнул головой сержанту и тот, улыбнувшись краем губ, покинул его общество. Хоть настроение Кееонра и улучшилось, аппетит не повысился и он с трудом затолкав внутрь себя эту ненавистную порцию лембаса и запив ее большим стаканом витаминизированной шипучки покинул столовую.

  Только в своей каюте Кееонр решил прочитать второй файл, мало ли а то службы Конвента, могли наставить своих ментожучков где угодно, а личные каюты были защищены от этого законом, ну и специальной аппаратурой, которую он установил сам.

  Задание оказалось простым, нужно было всего-то задержать сигнал оповещения о прибытия среднего транспортника людской конструкции. Далее проследить за ним, он должен был сбросить большой контейнер. Отследить траекторию этого контейнера, передать информацию сержанту, а после этого объявить тревогу, честно исполняя свой долг. Корабль был специальный и должен был уйти из системы до того как его настигнут истребители прикрытия.

  Ничего сложного и необычного, аппаратуру он мог подкрутить или просто отключить запись, закоротив контакты и вызвав ремонтников спокойно ожидая, когда они прибудут с большой базы. Кееонр прекрасно зная всю "канитель", которая возникает при этом, был уверен, что ремонтники должны появиться хорошо, если к концу его двойной смены. Похоже, это самый легкий способ получить малый контейнер "крека".


  Просмотрев активность местной звезды, Кееонр ухмыльнулся. Все шло как нельзя лучше, поток частиц после рассеивания заряженных частиц должен был достичь диспетчерской станции в считанные минуты. Аппаратура, конечно, была защищена от такого рода неприятностей, но периодически случалось всякое. В данном случае должно было произойти простое замыкание в системе контрольно-записывающей аппаратуры. По станции прошло предупреждение, и все кто находился за стенками станции, должны были временно укрыться. Небольшой, еле заметный скачок и Кееонр закоротил "шилом" два потока, выключив записывающую аппаратуру. Через пять минут поток заряженных частиц прошел, и он записал данные в журнал дежурств и отправил заявку на вызов ремонтников старшему дежурной смены. Тот, не задавая лишних вопросов, поставил заявку в очередь и отправил ее на основную базу. Он переключился с автоматической системы на ручное управление и подождал, не будет ли сигнала предупреждения.

  Сигнала от главного искина базы не было, а значить, тот не проводит запись и слежку. Кееонр перенес с памяти нейросети особый файл, записанный им вчера, и перегрузил в систему отключенного искина. Этот файл ему пришлось писать в ручную, используя свою нейросеть и программу обычного симулятора диспетчера. Фактически этот файл вообще должен был обезопасить Кееонра от всяких косяков, если они не дай Илуватар случатся. Подкорректировал время и закачав его в хронологию, он постарался сгладить как можно чище концы спайки файлов. Теперь этот файл будет заменять реальность искину все-то время, что понадобиться Кееонру.

  Теперь оставалось только дождаться нужного корабля.

  Прошло уже три часа дежурства, и ажиотаж ожидания прошел, постепенно переходя в тупое дежурство, с постепенным уходом в то состояние когда мозг начинает отключаться, только фиксируя данные с экранов мониторов. Выйдя в коридор и заглянув по кабинетам, Кееонр решил применить пол дозу Z-крека, которого у него осталось еще две полных дозы. А так как в будущем у него могло оказаться его на целый год, то и экономить не было смысла.

  Пол дозы его взбодрило, расширилось мировосприятие и скорость реакции, но побочных явлений не чувствовалось. Говорят, что все советники Конвента сидят на подобных средствах, но именно умеренное потребление данных веществ и давало тот самый эффект уникального управления с максимальной пользой. И теперь Кееонру стало понятно чувства этих советников, которые чувствовали себя всемогущими богами и вершителями судеб. А они принимали намного продвинутые сертифицированные вещества.

  Раньше Кееонр принимал полные дозы, а они уже убивали ясность мысли и отправляли "абонента" в мир грез. Именно тот мир, который был просто необходим при этой монотонной скучной службе.

  И тут на нейросеть пришел сигнал. Кееорн мгновенно заглушил звуковой сигнал через нейросеть и закрыл переборку в свой пост. Метрика пространства начала изменяться и в пространство выпал большой транспортник. Это немного смутило Кееорна, ведь по заданию должен был выйти средний транспорт, но дальнейшие действия и характеристики корабля склоняли его к мысли, что ошибся сержант.

  Корабль оказался грузовой транспортник "Глобал-союз", изготовленный на стапелях "Плиний-индастриалз", более четырезсот лет назад в Федерации Дун-Адане. Старье было страшное, еще с аппаратурой первого поколения, но корабль был людской, хоть и размер его был огромным. Затем от него отделился довольно приличный кусок и начал отходить почти под девяносто градусов. Анализ показал отсутствие энергетических полей, и Кееорну стало понятно, что это именно нужный ему контейнер, хотя тень сомнений у него все-таки возникла, уж очень большой размер у этого контейнера оказался. Он быстро записал траекторию и сжатым файлом отправил его сержанту.

  Затем подождав пару минут, он отключил работу своего файла, стер все возможные и известные ему записи в реестре изменения программного обеспечения и нажал кнопку тревоги, поднимая дежурное звено на перехват транспорта, который вопреки описанию задания пока даже не собирался начинать маневр к точкам гиперпрыжка. Но, подумав, Кееорн решил, что в принципе это не его проблема и свою часть договора он выполнил. Скорректировав перехватчики на цель, попутно определив, что до цели им лететь еще часа три он решил принять оставшуюся дозу, так как считал, что его миссия выполнена.

  Уже через пять минут он только краем сознания следил за всем, что творилось в подконтрольном ему секторе системы витая в приятном мире своих грез. И даже вышедший через час средний транспорт не выдернул его из грез, а система, переведенная в автоматический режим, вызвала второе дежурное звено. Искин, подключенный к системе локации и обнаружения, рассчитав траектории целей, перенацелил первое звено на перехват среднего транспорта. А к тяжелому транспорту все больше углубляющемуся внутрь системы полетело второе звено перехватчиков.




  3


  Последние два месяца прошли интересно, но и напряженно. С трудом были набраны специалисты. Целого спаянного отряда нам не попалось, Но Урчану удалось набрать отдельных бойцов из разбитых наемнических отрядов и военных ушедших по какой либо причине из своих армий. Так в отряде оказалось три орокуэна, пять харадца, один поури, и один хафлинг. Но по уверениям Урчана спецы они оказались отличные, а некоторых он бы оставил и после выполнения контракта, естественно, если они останутся живы. Харадцы оказались обычными штурмовиками с богатым опытом боевых действий на планетах. Можно сказать, что они ветераны межклановых войн, имеющии опыт штурмовой высадки на планеты, естественно зачисток территории и диверсионных действий. Как по моему, читая их резюме это были обычные головорезы. Это было так сказать мясо нашей боевой группы.

  Орки оказались универсалами, они могли водить наземные боевые системы, и управлялись с тяжелым вооружением, знали саперное дело, а один управлялся разведывательными комплексами и боевыми дроидами. Все трое были так сказать основной ударной силой, которую можно было применить в любом месте в любой момент.

  Поури был диверсантом. С уникальным оборудованием, он мог проникнуть где угодно и выполнить любую задачу. В его резюме было несколько удачных выполненных заказов на устранение. Это был так сказать "ниндзя" современного сообщества. Максимально использовал все современное ручное оружие, отлично владел приемами рукопашного боя. Сами поури с их кодексом убийц, тоже были еще теми штучками. Этот народ, являющийся дальними родственниками хафлингов, выбрал путь воинов и убийц, посвящая свои жертвы неизвестному божеству. Кстати, поури были одним из самых загадочных космических рас. Они не прятались специально, и не смотря на их малочисленность, реально их можно было найти почти на каждой планете или космической станции. Но вот где их родная планета, какая у них культура, особенности быта никто не знал. Некоторые экспедиции специально отправлялись на исследования этого народа, но либо ничего не находили, либо бесследно исчезали. Естественно в банке данных у меня про поури было очень мало данных.

  И крайний наш наемный боец, был хафлингом. Космический народ, основным занятием которого было сельское хозяйство, в тоже время был основным поставщиком высококлассных бойцов-снайперов. Стрелять они любили и умели. Если хафлингу дать очень хорошее оружие, то он сможет попасть почти с любого расстояния, до какого оно стреляет. Естественно он и занимал в отряде должность штатного снайпера.

  По мнению Урчана данный состав отряда максимально подходил под их задачу, и результаты тренировок подтверждали его слова.

  Киа удалось все-таки найти старое дешевое корыто, которое в придачу было из так называемого списка нашего инженера. На корабле был необходимый минимум для выполнения полетов, а в остальном это был настоящий древний хлам. Для полноценного использования в него нужно было вложить огромные деньги, а нам он подходил и в этом состоянии. Сам корабль находился в одной из систем Харадской Империи, и для того, чтобы забрать его, необходимо было сделать небольшой крюк. И уже на нем добираться до конечной цели.

  Так же Киа удалось найти и "будущий" экипаж этого транспортника, который прибыл в четырех криокапсулах, и теперь находился в ведении Каркароса. В этих капсулах находился капитан-пилот, пилот, штурман и инженер. Все четверо были кончеными наркоманами, и реально жить им оставалось два три укола. Но за долги они попали в рабство, и то им повезло, что это была Орокуэнская Конфедерация, в других бы "государствах они бы червей кормили. А так их просто выставили на продажу, а что уже будет делать с ними хозяин это лично его дело. Троим, уже даже медкапсула не помогла бы, у них началась как обычная психофизическая зависимость, так и компульсивная зависимость. Они жили либо в мире наркотических грез либо в полном неадаптивном ступоре, реакции на раздражители у них почти полностью отсутствовали, и это полностью соответствовало нашему плану. "Штурман" просто имел физическую зависимость, и реально вылечить его можно было парой часов в капсуле. Вот только нам он вылеченный и адекватный абсолютно был не нужен.

  Группа нашего инженера, привела в порядок транспорт и сделала небольшую доработку, полностью сняв броню с верхней части транспорта. Оставшаяся обшивка крепилась на небольших стойках, которые быстро уничтожались обычными пиропатронами и сбрасывали этот кусок в космос. Под этим куском был размещен наш мини крейсер, установленный на мягкие стапеля, которые должны быть уничтожены после покидания нашим крейсером этого куска металлолома.

  Вообще последний месяц был каторгой. Эта летающая рухлядь еле двигалась и уходила в прыжок за двадцать пять часов. При этом постоянно приходилось корректировать направления, потому что платформа гировертикалей была разболтана, и корабль кидало из стороны в сторону. Искин просто не работал, и это приходилось делать вручную, что очень выматывало пилотов, привыкших к пилотированию через искин корабля.

  Постоянные заправочные вахты, когда только при помощи одного насоса, приходилось перекачивать топливо из запасных цистерн в группу расходных баков. Хорошо хоть места внутри было много, и по совету инженера мы купили обычные растяжные баки и заполнили их полностью топливом.

  Лететь пришлось через нейтральную зону между Федерацией Дун-Аданэ и Гномьим царством. Вообще, это одна из самых безопасных нейтральных зон. Но безопасная она в основном из-за гномьей паранойи, которые постоянно патрулируют эту территорию. Корабли Дун-Аданэ, же встретились всего один раз, и тот был обычным большим грузовиком, перевозящим ценную породу на заводы гномов. Для патрулей гномов, у нас были подготовлены документы о перегонки транспортника в систему Сусик, сектора Фелгест.

  А почему летим по нейтральной территории, то ответ был проще простого, - экономили на таможенном сборе. И это была чистая правда, потому, что так старались делать все. Никто лишнего платить не хотел и использовал такие промежутки между космическими государствами как основные трассы, если это конечно было безопасно. Между другими государствами, это были самые опасные зоны, и все старались перескакивать их за один раз.

  Вот и у нас был свой самый опасный участок, когда мы ушли из Харадской империи и пересекали сектор Флавии, - самый пиратоопасный сектор Содружества. Который, в добавок ко всему, располагался почти в центре Содружества, между пятью государствами.

  А еще, я стал отцом, или правильнее сказать "будущим отцом". В биорепликаторах созревали двое моих детей. Один от Киа, второй от Наты. Если честно, то у меня по этому поводу были двойственные чувства. В первых я первый раз стал отцом. Так получилось, что мой первый и единственный брак на Земле продолжался до моей первой "горячей" командировки. И когда я вернулся домой, то вещей жены там не оказалось. А еще через неделю пришла повестка в суд по поводу развода. Так что детей у меня не было. Наиболее частая судьба настоящего военного коснулась и меня.

  А потом как-то затянуло, из командировки в командировку, а для создания семьи, времени как-то и не хватило. Свалится в пучину пьянства и разгула не дало воспитание. Конечно, я тоже закладывал за воротник со своими боевыми товарищами, но это не превращалось в карусель пьянок. Иногда, в моей жизни появлялись женщины, но не с одной отношения не заладились, так как к тому моменту моей семьей стали мои боевые товарищи, которые не бросали меня, если мне было тяжело. Родители сетовали, что им так и не удастся увидеть внуков, но так сказать первая любовь нанесла мне некую, может даже детскую, травму.

   Так что мои отцовские чувства еще никак не проявлялись, я просто не был готов, и это не смотря на свои достаточные годы. Но внутри, все-таки что-то зашевелилось, какая-то гордость или больше сказать непонятное для меня чувство какого-то превосходства над другими. У меня будет сын и дочка. Жаль только моим родителям не суждено будет их понянчить.

  Вторым чувством, было опасение. Сейчас, когда все они идут на почти не выполнимое задание, заводить детей было просто немыслимо. Но видя довольные, как будто освещенные изнутри лица Киа и Наты, у меня даже язык не повернулся намекнуть им на аборт. И теперь с каждым днем росло чувство страха, я еще не держал своих детей на руках, но я уже их любил и переживал за них и боялся потерять. А то куда нас вел этот путь, не гарантировало им хорошего будущего, да и вообще какого-либо будущего.

  Единственным выходом было затеряться где-нибудь в окраинных секторах, но тогда я подставлял Лайцбрингера, да и уверенности, что меня не найдут тоже не было. А с учетом моего симбионта, который спокойно существовал на моей правой руке, то они преспокойно могли отслеживать как мое местоположение, так и возможно мои действия.

  Приходящая мысль снять его и уничтожить, вела обычно к тому, что по моему следу сразу же спустят всех собак, а Лайцбрингера сразу заметут. Поэтому моя команда неотвратимо двигалась в эту проклятую эльфийскую систему Проон, сектора Оника. А страх за своих будущих детей мобилизировал меня и мою команду, - только победа, только удача, и никаких других мыслей не допускалось.


  4


  Я рассчитал крайний гиперпрыжок. Получалось вроде хорошо. Все предыдущие прыжки по территории эльфов проходили через пустые, незаселенные системы и теперь оставался самый крайний и важный. Так как нам не удалось найти хорошего штурмана, мне пришлось самому подучить соответствующие базы и заняться этой нужной, но как оказалось не обременительной работой. Так же я заставил изучить штурманские базы и Харацегу, занимающую должность второго пилота. А в будущем, собирался заставить и Лецкашака, нечего оставаться узкоспециализированным специалистом.

  Рил заменил искин в транспортнике и тот сейчас принимал корабль под свое "крыло". Теперь, когда предыдущий искин был надежно спрятан в моей каюте, предысторию транспортника просчитать будет достаточно проблематично. Но за это пришлось заплатить почти шестичасовым сидением в скафах, так как при приеме новым искином корабля, все системы не работали.

  Володя, или Вол, как его сейчас называли все члены экипажа с легкой подачи Урчана, изучал базу "Электронный взлом третьего уровня". Ему она была необходима, для перепрограммирования искинов второго ранга, возможностью открыть автоматические двери и перепрограммировать автоматизированные транспортные средства. Эту базу мне удалось купить ему в Харадской империи, и она оказалась достаточно дорогой, почти двести тысяч кредитов.

  После того как искин принял корабль, началась долгая вахта с почти двадцати шестичасовым разгоном для прыжка. Транспортник долго разгонялся и по этому всему экипажу приходилось быть на чеку, замаскировать такую неуклюжую громадину было невозможно, а сдыхающие двигатели еле давали прирост скорости. Это был самый опасный участок, когда нас могли атаковать кто угодно, от обычных патрулей эльфов, до безбашеных лякуш, которые любили потрошить эльфийские корабли и забирались вглубь их территорий.

  Наконец корабль совершил прыжок, и все расслабленно выдохнули. С одной стороны впереди их ждала тяжелая и смертельная работа, с минимальными шансами на успех. С другой, они опять удачно прошли очередной этап на этой развалюхи, за которую заплатили аж четыре миллиона кредитов. Даже Рил подсчитав, сколько нужно было вложить в этот корабль, для того чтобы он стал приемлемым для использования, с легким сердцем готов был его бросить, - таких денег нам в ближайшем будущем не заработать.

  Началась вторая фаза подготовки. В прыжке мы должны будем пробыть не более семи стандартных суток. В первые дни все отоспались после выматывающей разгонной вахты, когда многим приходилось сидеть на стимуляторах, чтобы не заснуть на своих дежурных местах. А затем, начались работы по подготовке корабля к основной стадии операции. Все отсеки начали зачищать и осматривать, чтобы случайно нигде не осталось каких-либо следов, раскрывающих основное назначение этого транспортника.

  По каютам был раскидан старый мотлох, в основном рассчитанный на людей, но изредка появлялись и чуть не истлевшие вещи эльфов. Все эти вещи достал где-то Урчан, притащив эту бомжатскую коллекцию на корабль. Сначало меня это удивило, но доводы были приведены веские и я согласился терпеть весь этот мешок вонючего "добра", правда, в одном из самых дальних отсеках. Сейчас вещи с этого мешка разносились по каютам и живописно раскидывались или складывались там.

  Каркарос начал выводить из заморозки наш экипаж, оставив штурмана, как самого адекватного напоследок. Я с напряжением следил за разморозкой, уже зная, что не всегда удается удачно это сделать, и всегда около процента замороженных не выживает. А тут еще и с ослабленным тяжелыми наркотиками иммунитетом. Кстати Каркарос прикупил эти самые наркотики и ему даже удалось достать уже израсходованные одноразовые шприц-тюбики из-под этой гадости. А еще целый большой отсек был завален дешевой наркотической травой диарум. Как говорил Каркарос, - это конечно не то, что любят эльфы, но для таких "обкурков" как "этот экипаж" сойдет.

  Размораживание двоих первых удалось, и теперь они лежали в медкапсулах, а Каркарос, стимулировал их легкими расширяющими сознания наркотиками. Еще двое ждали своей очереди, но после разморозки первых двоих, у оставшихся шансов было больше, как и здоровья. Каркарос решил их размораживать, как только можно будет продержать этих под постоянным кайфом без смертельного исхода для них.

  Похоже, что все шло по плану и как не странно никаких сбоев не наблюдалось, если честно я не привык к такому на Земле. Там вечно все делалось через пень-колоду, и наверно именно это было интересным в моей "прошлой" жизни.


  " Матриарху Дзитра Фо"Аркаин ан Бэнрэ.

  Объект неукоснительно направляется на выполнение контракта, совершили прыжок в систему Проон. Судя по их общим приготовлениям, и последним маневрам они рассчитывают выполнить контракт. Искин провел расчет и выдал пятипроцентную вероятность выполнение контракта. Вводя данные после наблюдения за ними не изменились. Скорее всего, это связано с определенным планом, который расчету не подается, а прямые действия ведут к девяносто пяти процентному провалу.

   Агент Восемь".


  - Они все-таки, решились на это, - проговорила вслух матриарх Дзитра Фо"Аркаин ан Бэнрэ, постучав ногтем указательного пальца по подлокотнику трона.

  Сидящие вокруг члены совета, продолжали сидеть, ожидая дальнейших ее слов. Но почти в течении пяти минут она сидела не шевелясь, а на ее лице не дрогнул ни единый мускул.

  - Жаль, очень жаль, он мог быть перспективным агентом.


  Настал момент истины. Напряженность гиперполя начала падать и корабль вот-вот должен был выйти из гиперпрыжка. Абордажная команда под присмотром Каркароса переносила четыре бесчувственных, накаченных наркотиками тела в рубку управления. Они быстро рассадили их согласно расписанию и помчались на борт нашего миникрейсера. Каркарос еще раз оглядел рубку, раскидал вокруг пустые шприц-тюбики, а небольшую коробку с еще полными поставил перед капитаном.

  Далее он буквально по спринтерски рванул за остальными и зашел на наш корабль последним. Не знаю успел ли он на свое штатное место, но буквально через пару секунд нас выкинуло в обычное пространство. Искин нашего корабля соориентировался и произвел подрыв пиропатронов. Нас накрыла перегрузка, и только компенсаторы наших скафов погасили ее. Наш корабль, прикрепленный к этой верхней части вылетел из нутрии туши транспортника и начал незначительное вращательное движение.

  Лец плавно подал энергию на маскировочные поля и начал разгон двигателей. Транспортник, тоже начал небольшое отклонение. Похоже не смотря на несоизмеримую разницу массы покоя, отделение такого куска корпуса тоже подействовало на него. Через минуту маскировочные поля вышли на максимальный режим и соответствующий искин начал отрабатывать свою программу, контролирую множество переменных и в тоже время, не давая исчезнуть маскировочному полю.

  Корабль медленно расстыковался от бывшей обшивки транспортника и начал свое движение к ближайшей планете, чтобы спрятаться на ее низкой орбите. Сенсоры постоянно обшаривали пространство и вскоре были замечены четыре перехватчика, направляющиеся к транспортнику. Так как их траектория была рассчитана нашими искинами и нам не угрожала, мы облегченно вздохнули. Но опасность все-таки оставалась, временной интервал спаренной маскировочной системы еще был неизвестен, а нам было необходимо, чтобы она продержалась хотя бы два часа.



  Минуты текли медленно, так же медленно мы приближались к планете, где собирались временно укрыться, а вот температура маскировочной системы росла довольно быстро. Охлаждающие контуры не справлялись с охлаждением двух поочередно работающих систем и временные интервалы между переключениями начали уменьшаться. Показатели температуры вплотную приблизились к красному сектору и вскоре мы должны были остаться без маскировки.

  Неожиданно радары засекли еще один корабль, вынырнувший из гиперполя. Это был средний транспортник. От него отделилось несколько контейнеров, и он начал выполнять маневр разгона для последующего гиперпрыжка. Но, похоже, сделать ему это, было не суждено. Четверка перехватчиков изменила курс и на форсированных режимах начала сближение с этим кораблем.

  Планета заняла весь обзорный экран, когда маскировочное поле исчезло, а еще через пять секунд мы зашли в так называемый радиационный пояс планеты, внутри которого собирались укрыться.

  - Время работы маскировочного поля сто восемнадцать стандартных минут, - доложил инженер, - предварительное время охлаждения четыре стандартных часа.

  - Что-то можно сделать с охлаждением систем, - спросил я.

  - Не знаю, надо подумать.

  - Даю тебе десять часов, нужно увеличить время работы хотя бы на полчаса, иначе нам не удастся подобраться ближе к нужной нам планете.

  - Буду стараться, бодро ответил Рил.

  - Лец вырубай все системы, оставляй только защитное поле, и постарайся нас держать постоянно в тени планеты.

  - Да знаю капитан, все же уже тысячу раз обговорено, - чуть улыбнувшись, ответил Лец.

  - Тысячу первый не помешает, - сыграв строгость, ответил я и вышел из боевой рубки.


  5


  Фергеер еще раз просмотрел отчеты. Первый отчет пришел от первого дежурного звена и был ожидаем. Эта операции была разработана уже два месяца назад и вот, наконец, дала результат. Главный поставщик Z-крека был перехвачен, и теперь раскручивалась вся цепочка распространителей и помощников.

  Дежурному звену удалось остановить средний транспортник, почти перед самым его прыжком. Он оказался еще тем фаршированным бычком. В корпусе среднего, ближе даже курьерского судна, стояла очень мощная силовая установка и продвинутые двигатели пятого поколения. Только удачное стечение обстоятельств позволило дежурному звену перехватчиков задержать это судно. Но и это обстоятельство оказалось странным и еще более запутанным и требовало отдельного расследования.

  Был задержан дежурный диспетчер, сейчас находящийся в медблоке и проходящий принудительное выведение из наркотического опьянения. Так же задержали сержанта Оэролондос, за которым уже месяц была установлена ментослежка, и было известно, что он был одним из главных организаторов наркобизнеса в системе. Сейчас он подвергался ментодопросы пятой степени. После этого нормальной жизнью он уже жить не мог, и использовать его можно было только в первых рядах штурмовой пехоты. Но информация лилась рекой, и боевое крыло Специальной службы Конвента (ССК) начало действовать.

  В наркоторговлю был втянут старший начальник Службы логистики центрального управления системы Проон. А дальше цепочка тянулось вниз, до простых диспетчеров и пилотов. Для того чтобы выйти наверх необходим был допрос этого начальника, а он оказался Глообар Ар-Вароола, один из родичей члена конвента. Полномочий у капитана Феергера хватало, но он был опытным и умудренный долгой жизнью эльф, и понимал, что за такую рыбину можно было получить полный кувшин фекалий. Поэтому, для начала работы с этим Глообаром, он заказал гиперсвязь с прямым своим начальником, членом совета конвента по безопасности Дааллба Ан-Саонкаан Иш Шапаарба.

  Дело по наркотрафику и наркоторговле в системе Проон раскручивалось быстро, и уже сейчас по всей системе было взято под стражу более двухсот эльфов, замешанных в этих темных делишках. Информация лилась бурным потоком, уже все команды следователей были задействованы в раскрутки всех ниточек, исполняя приказ Конвента, о полной прополке всех нарушителей.

  Но капитану Фергееру не давал покоя первый появившийся транспорт в системе. Он просто выпадал из схемы и был полным абсурдом.

  - Каанцуар, у нас есть свободная следственная команда? - нажав кнопку селектора, спросил Фергеер.

  - Нет. Все задействованы.

  - Тогда пришли ко мне старшего следователя Фираанира после того как он закончит свой допрос.

  - Слушаюсь господин Феергеер.

  Феергер еще раз прочитал файл штурмовой и следственной команды на этом транспорте.

  "Грузовой транспортник "Глобал-союз", изготовленный на стапелях "Плиний-индастриалз", более четырехсот лет назад в Федерации Дун-Адане. Название транспорта, прописанное в командном искине, не переводится ни с одного известного языка, звуковая адаптация "Пуустиишка". На борту обнаружена команда из четырех человек - дунаданцев, но без идентификации гражданства. Все находились в глубокой наркотической коме, корабль фактически без управления выпал из гиперпрыжка. Принудительно вывести из наркотического опьянения возможно только одного. На корабле был обнаружен груз диарума. Продолжаются розыскные работы, но больше ничего подозрительного не обнаружено".

  Да все это было очень странным. Диарум не пользовался спросом у эльфов, которые в последние годы очень сильно пристрастились к веществам расширяющие сознание. Он был слишком слабым и скорее подходил больше для людей, но уж точно не для эльфов, синтезирующих в своих комнатах вещи позабористее. Какая- то мысль маячила на краю сознания, но пока Феергер не мог ее осознать, хотя и чувствовал своим нутром. Что что-то здесь не чисто, и этим нужно заняться более плотно.

  Пришел объемный файл содержащий допрос сержанта Оэролондос. Ментодопрос пятого уровня давал очень быстро много качественной информации, но был в нем один минус, абонент после такого допроса обычно напрочь терял личность, и становился фактически биороботом. Теперь его можно было использовать только на тупых низко квалифицированных работах или в штурмовых подразделениях. Феергер отправил короткое сообщение, и судьба сержанта была решена. Он отправлялся с первым же кораблем в сектор Полюкс, где он во славу Священного Конвента, сложит голову в борьбе с тороноидами.

  А вот с текстом допроса необходимо было серьезно поработать. Для усваивания столь большого объема информации требовалось достаточно много времени и почти вся мощность его продвинутой нейросети "Аналитик-6ум". Единственно, что он сделал, перед полным погружением это отправил сообщение старшему следователю лейтенанту Фирааниру, чтобы тот занялся большим транспортом, выделяя это дело в отдельное направление. И после этого приняв мнемостимуляторы, погрузился в мир "информации".


  Выход был тяжелым, сержант оказался огромным кладезем информации, и теперь нужно было всю ее отработать. Теперь, когда она была рассортирована и разложена по "полочкам", работать с ней было одно удовольствие. Становилась понятна схема работы всей структуры наркоиндустрии и теперь две трети имен придется отпустить, вписав им в личное дело серьезные взыскания.

  Первым делом он отправил обобщенный файл своему секретарю. Информация в этом файле уже была полностью структурирована и готова к прямому использованию. По многим одноразовым помощникам Феергер уже вынес наказание. В основном это были пилоты подбиравшие контейнеры и диспетчеры, которые давали информацию по контейнерам, естественно не занося это в журналы дежурства, отключая искины.

  Единственный, кто его заинтересовал так это старший диспетчер рядовой Кеенор, проявивший великолепную техническую смекалку. До сих пор специалисты из следственного отдела разбирались с его вроде бы простыми методами и удивлялись. Если бы он уже не был под колпаком, то предъявить ему кроме показаний сержанта оказалось нечего. В голове Феергера загорелось мысль использовать его в одной из своих следственных групп. Но сейчас необходимо было посетить медкапсулу, чтобы снять ужасную головную боль.


  - Рядовой Кеенор, в ваших интересах рассказать все самому,- начал допрос Феергер, решивший сам посмотреть на этого эльфа. Уже после медкапсулы его мозг выдал еще одну неувязочку связанную с ним. Этот Кеенор был старшим диспетчером, а звание имел только рядового. Перешерстив все его личное дело он обнаружил только одно, - он слишком часто менял место службы, успевая улизнуть до того как ему повышали звание. По самой службе у него были хорошие рецензии, но ни один начальник не повысил его в звании, парадокс который буквально сбивал с толку. За двадцать лет службы не одного повышения.

  - А что я должен вам рассказать? - спокойно без тени испуга ответил тот.

  - Ну, например, как помогли сержанту Оэролондосу в его темном деле.

  - Каком темном деле? - продолжал играть дурочка Кеенор.

  - Давайте сократим наш разговор на полчаса. Вот показания сержанта Оэролондоса, - решил проверить рядового Феергер, скинув ему на сеть файл с показаниями сержанта и мнемопрослушкой их разговора в столовой.

  - Давайте попробуем, - похоже что рядовой начал просматривать полученные файлы, так как его ресницы часто заморгали, а взгляд отрешился.

  После проведенного расследования Феенор сначала был поставлен в тупик. Оказывается, что Кеенору восемнадцать раз присваивали звание капрал, но он тут же переводился на новое место службы, а там уже опять оказывался рядовым. Понятное дело, что при этом происходила правка его документов, и скорее всего это он делал сам, так как его квалификация программиста оказалась довольно высокой. Но вот причины этого Феенор понять не мог, пока не просмотрел полностью его личное дело с самого детства.

  Оказалось, что он был довольно одаренным и перспективным молодым человеком, вследствие чего характер у него оказался не из лучших. Добавим к этому юношеский максимализм, и девушку - дочку влиятельного администратора. Брак с этим хоть и одаренным, но абсолютно бедным молодым человеком и его дочерью не входил в планы папаши. И тот ничего особенного не выдумывая, отправил юношу в армию по разнарядке. Тот армию не воспринимал "абсолютно никак", хотя в пацифистические общества не входил. И естественно изо всех сил старался сократить время своего пребывания в армии. И как довольно сообразительный эльф, придумал идеальную схему.

  На службу забирали в среднем на пятьдесят лет. С учетом общей продолжительности жизни эльфов, это можно сказать был ничтожный срок. Но этот индивид перерыл множество наказов и рекомендаций и нашел подходящий ему пункт. Где были рекомендации, что военнослужащий, который не рос по служебной лестнице, подвергался увольнению. При этом он полностью получал все льготы, как прослуживший полный срок. Это был довольно старый наказ, времен до Содружества, но до сих пор не отмененный. И наказ этот регламентировал здоровую конкуренцию в армии и флоте. Естественно кто не рос в звании, тот не мог составлять конкуренцию и подлежал увольнению, дабы не быть примером застоя и бесперспективности.

  И вот оставалось этому умнику служить еще год. Звание "капрал" ему должны были присвоить через два месяца, но вот в отделе кадров появился некоторый документ, предписывавший перевод через месяц некоего рядового Кеенора в систему Лиеная, в пограничный контроль. И сидел бы он тихонько, а через месяц бы покинул эту систему, если бы не ввязался в эту аферу. Кстати этот файл, с запросами и выводами я ему тоже скинул, и теперь ждал его реакции.

  - Ну, и что вы хотите?

  - Сначала расскажешь как ты провернул дельце для сержанта.

  - А потом?

  - А потом мы "посмотреть" и решать, что делать с твоим будущим.

  - И что лично вас интересует?

  - Обычно, все кто помогал сержанту, тупо отключали искин и дежурили в ручном режиме. А у тебя искин работал, или скорее всего создал видимость работы, но главное сигнал тревоги, он не подал, хотя обязан был сделать. По крайней мере, в программном пакете это было прописано, и вмешательство в программное обеспечение нашими специалистами не было обнаружено.

  - Тоже мне специалисты, - фыркнул Кеенор.

  - Какие есть, лучшие вообще-то.

  - Только тупые, если бы внимательно смотрели саму запись, то все прекрасно увидели сами, - ухмыльнувшись, ответил тот и рассказал все.

  Все оказалось настолько просто, что Феенор рассмеялся сам. Да Кеенор не нарушил ни единого протокола, он просто воспользовался несовершенством программ защиты и при помощи чуть не детской игры подменил информацию.

  - Ладно, все понятно. Реально за данный проступок все получат дополнительно десять дополнительных лет службы с постоянным контролем офицеров военного надзора. Но учитывая, что ты влез в систему кадрового распределения, подделка документов, то тебе грозит служба в штурмовых подразделениях первой линии, - здесь капитан сделал паузу, смотря на реакцию рядового.

  Как не странно, у того даже глаза не забегали, полное спокойствие. Похоже, что какие-то планы выхода из этой ситуации у того были. Капитану интересно было, какие козыри остались у того, но практически проверять он этого не хотел. Такие эльфы могли натворить столько бед, а потом сбежать и стать ренегатами в Диких секторах, приносящих в будущем очень большие проблемы всем окружающим. Такие становились самым жестокими пиратами, а с учетом их реальных умственных способностей, фактически неуловимыми.

  - Но я предлагаю тебе контракт.

  - Именно контракт? - первый раз на его лице появились хоть какие-то эмоции.

  - Да контракт.

  - И я могу прекратить службу?

  - Да, но не советую, военный за эту же работу получает много больше, тем более, если учесть все твои "повышения", то звание у тебя будет капитан.

  - Должно быть подполковник, - неожиданно оскалился Кеенор.

  - Ну не может же быть у тебя звание больше чем у твоего начальника, - ответил я улыбнувшись ему хищным оскалом, держи договор и читай, даю тебе пятнадцать минут для подписания.

  Через четырнадцать минут тридцать секунд, контракт был подписан.

  - Ах да чуть не забыл, - улыбнулся я своей самой широкой улыбкой, - первым твоим заданием будет присвоить себе звание капитана, и чтобы никто не подкопался.

  - Есть.


  6


  Постоянные расчеты и испытания, вот девиз последних десяти дней. Команда Рила уже третий раз переделывала систему охлаждения, но большего чем два часа беспрерывной работы в этих условиях добиться не удалось. Теперь мне и Харацене приходилось заниматься расчетами. Мы уже рассчитали несколько сотен вариантов, с помощью которых мы смогли бы проложить маршрут на третью планету этой системы. Но у всех этих маршрутов была одна проблема - время. Затрачивалось огромное количество времени, на все эти изгибы извороты, пережидания и все равно незаметно посадить наш маленький корабль на планете было практически невозможно.

  Искин постоянно мониторил пространство в поисках подходящего нестабильного астероида или на крайний случай кометы, в тени которой можно было проскочить внутрь системы. Но пока такие астероиды либо пролетали слишком далеко, либо не удовлетворяли нашим потребностям, а даже незначительно изменить курс астероида мы со своим маленьким кораблем не могли.

   Единственно, что у нас получалось, так это получить полные сведения об охране всей системы. Периодичность патрулей, их маршруты и методы работы. Мы имели интересную запись, как работают перехватчики охраны. Они довольно сноровисто зашли и расстреляли ювелирными точечными ударами транспортник. Быстро расправившись со слабым силовым полем, они разбили двигатели и маневровые блоки. А уже на обездвиженный корабль высадилась абордажная группа. Управились они буквально за полчаса, и выучка и слаженность у них была великолепная. Если такое звено сядет нам на хвост избавиться от него, будет довольно проблематично.

  "Командир! Есть подходящая комета", - неожиданно пришло сообщение от Леца, который в данный момент дежурил в рубке. Я буквально влетел в рубку и сразу вывел всю информацию на большой монитор. Комета, пока еще без активного хвоста, больше всего напоминающий обычный астероид, должна была пройти всего в получасе лета от нашего место пребывания. О том, что это все-таки комета говорил спектральный анализ и довольно вытянутая траектория небесного тела вокруг местной звезды. Искин, внося все возможные влияния других небесных тел на эту комету, рассчитал полную траекторию и выдал на большой экран. Внутрь системы попасть оказалось довольно легко, и была возможность пролететь в трех часах лета от нужной нам планеты. Вопрос только заключался в том, что планету охраняли восемь малых орбитальных станций, а работы нашего маскирующего поля не хватало на столь длительное время, вдобавок с маневрами на орбите планеты.

  Но все равно решение подсесть на эту комету поддержали все, и на корабле началась активная вахта. С расчетами Харацена закончила быстро, а моя проверка только подтвердила правильность ее расчетов. По отдельности мы с ней были еще слабенькими штурманами, но вместе, да еще и использую искин, мы были непобедимы. Час "икс" должен был наступить через два часа, а пока это время тратилось на проверку всех систем и приведение их в "самую-самую готовность".

  Единственными халявщиками на данном этапе опять оказались бойцы нашего абордажно-десантного подразделения. Только Володя возился в своей личной каюте со снятым на старом транспортнике пищевом синтезаторе. Что он там собирался улучшить или произвести он не сознавался, но все считали, что все это просто глупая затея. Я тоже чтобы отвлечься, почитал в инфобазе про эти синтезаторы. Мне не казалось его затея глупой, но все же я считал ее просто его хобби, - "ну хочется человеку чем-то заниматься, вот он и мается всякой фигней!"

  Вообще пищевые синтезаторы, оказались изобретением людей. Еще на заре их космической цивилизации, когда они только начали выполнять первые шаги по большому космосу, один из инженеров, имя в анналах истории затерялось, изобрел первый пищевой синтезатор. На тот момент это был прорыв, - агрегат выдавал первым космонавтам некую кашеобразную субстанцию со всеми необходимыми для жизнедеятельности организма веществами. Преимуществом этого агрегата стало уменьшение занимаемого места на корабле и отсутствием сложностью с хранением припасов. Для того аппарата нужно было всего подключение к воде и десять килограммов пищевого порошка на стандартный месяц для одного человека.

  Потом, когда такие аппараты получили широкое распространение, то их начали классифицировать. Так под первый уровень аппаратов попали эти изготовители полезной субстанции, причем они подразделялись на четыре подкласса. Естественно первый класс могла использовать только раса людей, во втором классе добавились разнообразные напитки, но тоже только для людей, - на тот момент знакомство с другими косморазумными еще не было. Третий класс появился, когда знакомство все же состоялось, и медики разобрались с метаболизмом встреченных космических рас. И четвертый подкласс ознаменовал собой верх человеческой мысли, на тот момент, и был уже фактически универсальным средством обеспечения питания всех космических рас, программируемым специалистом под любой метаболизм.

  Но наука на одном месте не стояла, и вскоре появились пищевые автоматы, которые могли синтезировать отдельные блюда. Так в первом подклассе пищевых синтезаторов второго уровня можно было заказать три-четыре первых блюда и до десяти вторых. Как сообщали хроники, вкус у них был приличным и никто в принципе не жаловался. Второй подкласс данных инженерно-кулинарных устройств уже мог изготавливать блюда и для других косморазумных, но опять, их меню было коротким.

  В третьем классе количество блюд изготовляемых синтезатором уже достигало сотни, и разделения на расы уже не было. Все можно было выбрать в одном меню.

  Четвертый класс уже предоставлял длиннейший список из большого числа блюд на любой вкус и цвет. Меню таких аппаратов становилось как большая кулинарная книга, нужно было только точно знать название своего блюда. Именно такой пищевой синтезатор стоял у нас на корабле.

  Пятого уровня синтезатор, но это уже была чисто эльфийская разработка, которая могла изготовить уже полное соответствие формы и вкуса, был мечтой любого капитана рейдера, но цены на них уже кусались и на самом деле такие аппараты не являлись жизненно важными, и их покупка всегда стояла в конце списка.

  Шестой уровень замахнулся на святое, он кроме того, что мог синтезировать все что угодно, синтезировал еще и алкогольные напитки, что в предыдущих моделях являлось системным запретом. Такие синтезаторы уже были малыми и личными, часто находились только у отдельных богатых "буратин" в каютах или личных космических яхтах.

  И наконец, седьмой уровень, никто его толком не видел, но описание его есть. В нем встроен искин третьего уровня, который заточен на самообучение в кулинарном направлении. Естественно очень дорогая штука, изготавливаемая эльфийской компанией "Эрейнион" под заказ и используется только "ручная сборка".

  У Володи был раритет, если быть точным то он находился на старом транспортнике, это был пищевой синтезатор "Данар- 2а+". Как понятно из названия, это был аппарат второго уровня, и он мог синтезировать, не много не мало, а целых семь видов первого, и двадцать видов второго. Мясных кусочков ожидать от него не стоит, а вот всяких котлеток, фрикаделек и разных фарш-шариков без проблем. Кроме этого он мог синтезировать пять видов чая, восемь видов кофе и десяток видов сока. И вот именно с этим аппаратом он и возился, стараясь изменить примитивные настройки и синтезировать что-то необычное. Кстати, как я случайно обнаружил, данный синтезатор можно было очень удачно продать в какой-нибудь музей или разным коллекционерам, собирающим всякую "хрень".

  Так что получалось, на корабле сейчас работало всего несколько разумных, а остальные "нервно грызли ногти", ожидая начала следующего этапа многоходовой операции, где уже они выступят в главной роли.

  Корабль плавно сошел со своей низкой орбиты и пошел на перехват будущей кометы. Как таковой работы не у кого больше не было, но полная боевая смена находилась в рубке, да и все остальные члены экипажа тоже находились на своих местах, готовые к любому развитию событий.

  Как оказалось, ничего особенного в их полете не было. Лец плавно завел наш корабль на поверхность кометы и так же медленно и плавно посадил его в один небольшой кратер, который ему указала Киа, пытаясь своими радарами определить наиболее твердое место на этом космическом теле. Все с облегчением выдохнули, и я дал команду на отключение маскирующего щита, который сейчас проработал всего чуть больше получаса.

  - Через пять минут сбор в нашей кают-компании, естественно за исключением дежурной вахты, - прозвучала моя команда по всему кораблю.


  - Теперь на повестки дня у нас стоит вопрос, как высадить десантную команду на охраняемую планету, - начал я постановку задачи.

  - Уточню, что данная "маршрутка" пройдет мимо нужной нам планеты в двух с половиной часах, а работы нашего защитного поля хватит только на два. К этому добавлю, что энергия, которую это поле съедает как черная дыра, нам нужна на орбитальные маневры. Основными противниками у нас на следующем этапе будут малые орбитальные станции и атмосфера планеты, которая очень ярко покажет вход наших челноков в атмосферу.

  - А как челноки потом будут уходить с планеты?

  - Это следующий пункт нашего собрания, и то только тогда возникнет, когда мы сможем безопасно сбросить на планету челноки. Будем учитывать, что на планете есть довольно мощная система противокосмической обороны.

  - А почему не садится на планету кораблем?- неожиданно задал вопрос Володя.

  - А почему нельзя сесть на планету нашим кораблем, - глупо повторил я вопрос Володи, посмотрев на Леца.

  Тот в ответ пожал плечами и вопросительно посмотрел на остальных.

  - Я так понимаю, что мы можем произвести посадку на планету этим кораблем?

  - Да. Он приспособлен для посадок на планеты. Его обшивка, хоть и будет поддаваться температурному напряжению, но без проблем выдержит десять таких входов и выходов. Но вопрос, заключается в том, что подход нашего крейсера никак не скроешь от систем наведения малых станций и систем ПКО.

  - А если сделать ширму из метеоритов?- опять задал вопрос Володя.

  - Хорошо бы, только именно для этого нужен еще один корабль, который в расчетное время создал бы его и отправил по нужной нам траектории, - с грустью вздохнул Урчан, - помнится есть старый трактат, еще времен изоляции, как один генерал создал целую волну метеоритных дождей, а корабли пустил за ними.

  - И что?

  - Кораблям того генерала даже стрелять не пришлось, метеоритный дождь тогда все стер с лица планеты, сделав ее не пригодной для жизни лет на пятьдесят.

  - А почему нам сейчас это было не попробовать? - спросил я. В моей голове нарисовалась картина, как метеоритные потоки буквально слизывают все станции с орбиты планеты, а мы в ее хвосте спокойно садимся на планету и обстряпываем свои дела.

  - У эльфов есть защитные поля, а у нас тогда их еще не было. Они просто включат их и защитят от мелких метеоритов, а крупные посбивает их системы ПКО, - полностью развеял мою надежду Урчан.

  - И что же нам делать? У нас всего три декады, чтобы что-то сделать, а дальше мы опять вернемся к тому, с чего начали.

  - Юра, а ты помнишь этот фильм с "крепким орешком", - неожиданно воскликнул Володя,- там он еще с командой бурильщиков на комете заряд закладывал.

  - Армагеддон, с Брюсом Виллисом, конечно, помню.

  - Может и нам, рассчитать и подорвать заряд так, чтобы комета или обломок на котором мы находимся, полетел в сторону планеты. Пока они его там изучать будут мы и проскочим.

  - Вот. Первая реальная рабочая идея, - воскликнул я, - молодец Вова. Теперь всем произвести работу своим серым или каким там у кого в голове веществом и дать по этому направлению еще идеи, а главное надо все рассчитать и главной расчетчицей этих подрывов будет Харацена.

  - Необходимо изучить состав и плотность кометы, период вращения, сделать замеры.

  - Вот видишь, ты уже начинаешь работать головой, так что тебе и карты в руки. Ты главная и можешь привлекать к этой работе всех... кроме меня конечно.

  Все медленно покинули нашу тесную кают-компанию, и вы ней остался только Володя.

  - Тебе что-то надо?

  - Не знаю как спросить, - начал меньжуваться он.

  - Спроси как есть, ты сегодня герой, прямо понимаешь мозг.

  - Мне нужен дегустатор.

  - Не понял?

  - Ну мне удалось кое что получить на том пищевом синтезаторе, и теперь нужно чтобы ты попробовал.

  - А сам то ты пробовал свою "стряпню", а то небось отравить хочешь.

  - Я пробовал, мне понравилось, но мое мнение субъективное, а тут нужно авторитетное мнение независимого разумного.

  - Так попроси кого-нибудь. Вон Урчан вроде к тебе отлично относится, вот и накорми его. Он тем более не отравится у них, троллей желудки не такое переваривают.

  - Он не поймет, это наше, тут все-таки знаток нужен.

  - Что же ты такого приготовил, что прямо знаток и авторитет нужен.

  - Чай.

  Я с трудом, только громадным приложением силы воли сдержал смех.

  - Так чай может приготовить любой синтезатор.

  - Нет, это другой чай, я смог синтезировать листья чая, а потом уже заваривать их в чайнике.

  - Ты смог синтезировать листья чая?

  - Ну да. И сахар тоже получилось, аппарат их таким большими кубиками выдает.

  - А чайник где взял? Тоже синтезировал? - настоящего, или хотя бы похожего на земной чай я бы с удовольствием попил, да еще и в прикуску с сахарком, у-у-х. Наверное, у Володи это была мечта, так как местные напитки, выдаваемые синтезатором нашему индийскому крупно листовому чаю и в подметки не годились, - так "писикаки тети Аси".

  - Я же техник все-таки, сам сварил, точнее дроид, под моим руководством сделал, - покраснел Володя.

  - Тогда чего мы стоим, давай бегом веди меня в царство блаженства.


  7


  Капитан Фергеер был доволен. Ему только что пришло подтверждение на его карт-бланш от его главного куратора Дааллба Ан-Соонкаана Иш Шакаарбы, а к ней маленькая приписка: "Рыба гниет с головы, а мы служим для удаления гнили". Именно это смело все его опасения для работы с начальником службы логистики Глообаром Ар- Вароолой. Похоже в Конвенте предполагались некоторые глобальные перетряски, и теперь накапливался "ресурс" для выполнения своих планов членами Конвента.

  Феергер отправил сообщение и одна из его специальных команд, специально одетая в парадную форму службы Конвента отправилась на арест данного индивида. По докладам наблюдателей, с началом операции тот был слегка напряжен, но по пришествию двух дней расслабился, похоже, поверив в свою "непотопляемость". Но не тут-то было, просто все должно было произойти в свое время и твое время наступило.

  Дождавшись доклада об удачном аресте уже бывшего начальника службы логистики системы Проон, капитан слегка улыбнулся. Можно сказать, что все дела для него в этой системе выполнены, оставались мелкие формальности, которые потребуют достаточно большого времени. Которое он с удовольствием проведет на пляжах планеты или на охоте, которой так славилась эта еще дикая не обжитая планета.

  Пришел еще один файл из основного штаба службы. Фергеер немного нахмурился, ожидая от них какой-нибудь подставы, но читая файл, просто расхохотался. Пришел файл подтверждения из кадрового отдела службы о удовлетворении прошения о присвоении звания капитана секретному агенту под прикрытием Кееорну. Который, рискуя жизнью и здоровьем, был внедрен в среду наркоторговцев для раскрытия столь злостного и безъэльфийского преступления. Как только он себе орден еще не выписал "за заслуги перед Конвентом", - смеялся капитан, но запрос в эту службу отправил на повторное получение личного дела на Кееорна. И тут же снова рассмеялся, теперь, чтобы получить его дело, нужен был допуск одного из члена Конвента или его первого заместителя. Похоже, его новый сотрудник с первым своим делом справился, но на будущее Фергеер поставил себе пометку, чтобы добиться этого разрешения и посмотреть, что там насочинял этот "капитан Кееорн".

  - Каанцур, пригласите ко мне нового начальника отдела аналитики капитана Кееорна.

  - Да, сер, он будет у вас через несколько минут, - последовал ответ заместителя, который тоже получил все необходимые документы из штаба, и не вникая в суть просто сделал кадровые перемещения.


  Кееорн уже через две минуты был в кабинете. Одет он был в стандартный повседневный мундир ССК, - "где его в этой глуши только достал", и на лацканах были соответствующие знаки различия и принадлежности.

  - Вызывали? - встав по стойки смирно, громко спросил он.

  - Да. Только докладывать надо о прибытии согласно уставу, мы все-таки типа военные, - сдерживая улыбку и стараясь, хмурится, ответил Фергеер. Не смотря почти на двадцатилетнюю выслугу совсем военная выправка к этому индивиду так и не прилипла.

  - Капитан Кееорн по вашему приказанию прибыл, - исправился тот, даже не поведя бровью, - но насколько мне известно, внутри подразделения официоз отсутствуют, только начальственно-уважительное обращение, - тут же добавил он.

  - Понятно, "умник"! Ну так вот, все-таки я начальник и могу вводить или выводить всякие правила по своему усмотрению. Это раз! А во вторых я ставлю вам задачу прописать программу защиты для искинов диспетчерской службы, для исключения в будущем "таких нарушений", - на последних словах он поставил ударение, чтобы его новый сотрудник понял однозначно, о каких именно его нарушениях он говорит.

  - Слушаюсь! Разрешите внести дополнительное усовершенствование?

  - Какое?

  - Поставить сеть сигнализатор, чтобы о случаях попыток взлома, или даже взломов, нам в отдел приходило уведомление.

  - Это хорошо, но как ты сможешь сделать так, чтобы такое сообщение отправлялось нам без оповещения всех остальных.

  - Думаю это вообще не проблема, и я ее решу, в отчете укажу все коды и специальные закладки в программировании диспетчерских искинов.

  - Тогда выполняйте.

  Новоиспеченный капитан покинул кабинет, а Фергеер удовлетворенно откинулся на мягком кожаном кресле в кабинете первого заместителя командующего системой Проон, естественно предоставленное им во временное пользование службе ССК. Теперь, капитан не сомневался в правильности своего решения, оставить Кееорна, правда для такого "работника" нужна серьезная узда виде сильнейшей мотивации, а иначе он попросту сбежит или его просто перекупят. И такой специалист находился в обычных диспетчерах, - истину говорят старые поговорки, что иногда алмазы можно найти в дерьме!


  Кееонр зашел в свой новый кабинет. В принципе это был не его кабинет, а просто кабинет начальника службы информационного обеспечения защиты и безопасности системы Проон предоставленный во временное пользование, но все равно это вызывало у него небольшой дискомфорт. За двадцать лет он уже отвык от такого, хотя давно, еще когда учился в Университете такие мечты были, и на кафедре у него был отдельный кабинет, куда без его разрешения не мог попасть даже преподаватель. Тогда основной шуткой было взлом таких кабинетов, точнее систем защиты электронного допуска в кабинет. Некоторые кабинеты были защищены покруче, чем секреты Конвента, и обычно такие вот "мастера" попадали на престижную работу, ну или в армию, если им сильно не повезло.

  Так как все слабые места программирования диспетчерских искинов ему были известны еще год назад, и он частенько ими пользовался, то проблемы устранить все эти программные проколы у него не возникло. Он даже не входил в режим слияния, когда его мозг посредством нейросети работал с программами или обрабатывал массив данных. Вся работа заняла полчаса. В конце он подцепил программу сигнализации и программу передачи. Теперь о любом вмешательстве в систему безопасности диспетчерских искинов будет посылаться объемная докладная, которая будет полностью автоматически прикреплена к первому же обобщенному докладу командующего системы Проон.

  Это дополнение нигде не будет прописываться, и прочитать его можно будет только с помощью пароля, который хранила его нейросеть. Единственно как можно было проследить данный файл, так это по несоответствию объема файла, но на такую наблюдательность связистов Кееонр не рассчитывал, - по крайней мере, он постоянно обстряпывал свои дела именно через этот канал.

  Если пускать данный сигнал самостоятельно, то он будет сразу засечен, - все таки несанкционированное, или санкционированное, но под грифов "Совершенно секретно", такой сообщение вызовет интерес, а там мало ли кто сможет проследить и разобраться, специалистов хватает. А так сигнал, хоть и с небольшим запозданием, но проскочит незаметно и не вызовет никаких вопросов, - ведь это доклад командующего и мало ли что он всунул дополнительно.

  Закончив с поставленной начальником задачей, он решил заняться делом, которое не давало ему покоя. Этот древний людской транспортник, все время не выходил у него из головы, что-то в нем было неправильно. И дело заключалось не в том, что именно этот корабль подставил его, тем более проведя первичное ознакомление, он понял, что попал бы по любому. Попал он сразу, как только согласился на предложение сержанта, так что винить именно этот транспортник в той ситуации, в которую он попал из-за него, смысла не было, по крайней мере, для умного эльфа, каковым он считал себя.

  Но в этом корабле была какая-то абсурдность. Полностью невменяемая от наркотиков команда, с почти таким же бредящим искином, вваливается в охраняемую систему. В трюмах полно дешевой травы, которую уважающий хоть немного себя эльф в жизни употреблять не будет. Как говорится: " бессмысленно и беспощадно для логики". Именно это и не давало покоя Кееорну, в голове, где-то на задворках сознания у него крутилось, что это не просто корабль, и не спроста он появился здесь, - у него точно есть определенная функция.

  Кееорн еще раз внимательно пересмотрел все файлы касающиеся данного корабля, и только утвердился в мысли, что тут не чисто, но поймать тот "конец ниточки", за который можно было раскрутить загадку этого корабля. Но как раз не хватало тех данных с диспетчерских систем локации, которые он же сам и уничтожил, что-то все таки было в этих данных и восполнить их можно было только либо, вспомнив самому, либо попросить помощи у пси-дознавателей своего начальника. Естественно он выбрал первый путь.

  Кееорн перешел на прямую обработку информации, одним из пунктов поставив и воспоминания о тех событиях. Это была его фишка, которой он научился еще в студенческие годы. Он мог обрабатывать и работать в полном слиянии использую свою нейросеть. Остальные пользовались кластерами искинов. И естественно не получали той необходимой информации, которую чувствует живое существо на уровне инстинктов, а получали отработанные факты без каких либо выводов, а дальше все равно решение за живым разумным.

  В итоге потратив пять часов и получив сильнейшую мигрень он направился в медкапсулу, оставив своим подчиненным несколько заданий. Так они должны были провести полное расследование по экипажу, с помощью серийного номера нейросети и некоторых стараний была возможность отследить всю жизнь абонента с момента установки сети.

  Вторым пунктом была история корабля, у него так же был свой заводской номер, по которому была возможность проследить за путешествиями корабля и его последним хозяином.

  Третьим заданием было определение груза во взорванных отсеках, ведь что-то там было и оно взорвалось, отбросив солидный кусок обшивки с довольно приличной скоростью. Дополнительно нужно было прочесать определенный сектор системы, начальный вектор Кееорн давал в задании, ему удалось все-таки вспомнить этот неудачный эпизод в своей жизни. И естественно необходимо было найти и внимательно изучить этот кусок обшивки, вплоть до инженерной реконструкции корабля.

  И уже по результатам этих изысканий делать выводы и икать пути дальнейшего расследования.


  Фергеер получил уведомление о проделанной работе Кееорна, вместе с кодом программы сигнализатора. Затем один из подчиненных новоиспеченного капитана доложил, что их "шеф" работал с документами по большому транспортнику, а потом отправился в медкапсулу, озадачив весь отдел. Так же он уточнил выполнять ли приказ их нового начальника, ведь прямого приказа по расследованию этого дела не было ввиду его закрытия.

  Фергееру тоже не нравилась ситуация с этим кораблем, что-то во всем этом было странно, и он решил дать возможность новому своему сотруднику заняться этим делом, но в свободное от поставленных ему задач время. Он порекомендовал своему "дятлу" выполнять все приказания капитана, но все же постоянно докладывать о всем что происходило в их отделе.


  8


  Юрий сейчас находился в медицинском секторе, рядом со своим растущими в биорепликаторах детьми. Как сказал Каркарос, у них все отлично и они будут отличными, очень здоровыми и одаренными детьми. Но сейчас я пришел не любоваться на два больших цилиндрических аппарата, на панели которых горели, изредка помигивая янтарным блеском маленькие лампочки, возвещая всем, что крохам, растущим внутри очень комфортно. Сейчас я пришел сюда принять решение. Через десять часов начнется первая фаза операции по проникновению на планету. И если до этого времени, все еще можно было отменить и благодаря возможностям техники улизнуть из этой системы, то после этого, так называемого "рубикона", возврата нет.

  И тут возникает дилемма, могу ли я рисковать будущими жизнями своих детей, выполняя этот недоконтракт. С одной стороны честь, причем я ее понимаю, так же как и эти космические орокуэны, где слово настоящего разумного еще что-то значит, с другой жизнь моих детей. Да можно сохранить им жизнь, выскользнув из системы и скрываться всю жизнь от разведчиков дроу, но этот жизнь ничего не даст моим детям. Я еще раз погладил два металлических аппарата, которые сейчас символизировали моих детей, мальчика и девочку. Естественно девочка была от Наты, а мальчик соответственно от Киа. Наверное, именно это поглаживание и

  дало ему сил принять однозначное решение, - будущее для себя и своих детей надо выгрызть зубами.


  Почти весь полет, который они провели "верхом" на комете весь экипаж пахал как каторжные. Вся комета была излажена чуть не на коленях, в памяти искина теперь хранилась точнейшая карта кометы, как ее поверхности, так и всего внутреннего строения. После этого были проведено громадное число разнообразных расчетов, спроектировано кучу вариантов, а потом выбран только один, который по мнению искина и занимавшейся основными расчетами Хараценой не был выработанный вариант с максимальными шансами. Первый коррекционный взрыв, должен был произойти через десять минут. Этот взрыв должен был подправить немного траекторию кометы так, чтобы она прошла вполовину ближе к планете-цели. Вся сложность возникало из-за того, что комета уже обзавелась уже солидным хвостом, который буквально сотрясал всю ее основу. Газ разогретый солнцем вырывался бурным потоком сотрясая всю поверхность и корабль припаркованный на одном из более-менее твердых участков кометы.

  Чем ближе мы подходили к местной звезде, тем непредсказуемо вела себя комета. Ее незначительно бросало из стороны в сторону, иногда даже на несколько сотен километров, период ее вращения тоже стал нестабилен, она либо полностью прекращала вращаться, либо наоборот ускоряла скорость вращения. Но искин, беря в учет внутреннее строение кометы, все это учел, недаром его расчетные мощности почти полностью был загружены и освобождены от других задач. И сейчас на большом экране мы наблюдали только незначительные отклонения от расчетной траектории, что вселяло в нас еще большую уверенность.

  Наконец фактическое место положение кометы совпало с местом расчетной коррекции, и не смотря на предупреждение искина, почти всех выбросило из кресел. Система гравикомпенсаторов не смогла полностью погасить мгновенную взрывную перегрузку, сведя ее до уровня неопасной. Но, не смотря на это, все, старались не отрывать взгляда от большого монитора и смотрели на новую траекторию кометы, которая незначительно, но все же отличалась от расчетной, и теперь наша комета должна была пролететь на миллион километров ближе к цели.

  Теперь оставалось только следить за реакцией хозяев планеты, системы наблюдения которой должны были заметить изменение траектории кометы. Хорошо, что новая траектория все же пролегала на безопасном расстоянии от планеты и от ее орбитальных систем защиты. Именно от их реакции зависели дальнейшие наши действия. Киа со своей аппаратурой засекла небольшой всплеск работы систем связи, а еще через пятнадцать минут к комете вылетела дежурная пара истребителей. Это были ожидаемые гости, но все же хотелось, чтобы они как можно меньше крутились вокруг нашей кометы.


  Прошло еще несколько дней и комета постепенно начала удалятся от местного светила. Постепенно начала уменьшатся вибрация и тряска, а хвост начал выравниваться по полету траектории кометы. Дежурные истребители еще несколько раз облетали комету, похоже уточняя новые данные по траектории кометы, но вот уже больше суток никаких патрулей не наблюдалось, комета была признана безопасной и интерес к ней угас, разве что жителей поверхности планеты он еще радовал все таки красивейшим космическим событием.

  Так как реакция "хозяев" нас полностью удовлетворила, и изменений в наши планы делать не приходилось, мы начали подготовку ко второму основному этапу проникновения на планету. Теперь уже пробивались туннели вглубь тела кометы и там начинались закладки взрывчатых веществ. Выезжая на такие мероприятия, я был удивлен красотой происходящего вокруг и относительной достоверностью американского фильма взятого за основу нашего плана. Оказывается и от этих с моей точки зрения недалеких фильмов была польза, по крайней мере, для меня. Единственно, что хотелось, так это не следовать сюжету и не жертвовать жизнью для того чтобы расколоть комету на несколько частей.

  Но все же жертвы были, комета, предчувствуя свою скорую смерть старалась всячески помешать. Не смотря на полную карту, один раз буры попали в газовую лакуну и та почувствовав свободу вырвалась из отверстия как гейзер. Нашего дроида мы потеряли, его откинуло на двадцать с лишним километров и не смотря на малую силу тяжести, довольно прилично приложило об поверхность, восстановлению он не подлежал. Техника, который работал в прямой связи с ним откинуло только на несколько сотен метров, и его спас хороший инженерный скаф с собственным искином. тому удалось используя резервы скафа более-менее удачно приземлить бессознательное тело, которое в последствии стало пациентом Каркароса.

  Еще один случай произошел из-за кометотрясения, при закладки взрывчатых веществ произошло смещение пластов и еще один дроид навечно остался внутри кометы. Но главное, что заряды были уже уложены, и связь с ними была устойчивой, так что в этом случае мы обошлись только потерей дроида и испорченными нервами, особенно у группы, что оказалась в эпицентре кометотрясения.

  Но не смотря на потери все необходимые работы были закончены в срок и когда наша комета вышла на прямую сближения с планетой был произведена первая серия подрывов, которая расколола комету на три неравномерных части и еще немного изменила траектории полета основной ее части в сторону сближения с целью. Наш корабль в это время включив маскировочное поле взлетел с нее и наблюдал это немного со стороны.

  Два маленьких осколка, если можно назвать куски размером в десятки километров маленькими направились прямо к планете, создавая угрозу уничтожения всего живого на ней. Сразу как только стабилизировалась траектория кометы, мы произвели на ней посадку и затаились, время до начала основного этапа уже исчислялась часами и напряжение постепенно увеличивалось.

  Приближаясь к планете маленькие куски начали рассыпаться, естественно под действием заложенных нами зарядов и образовывать небольшое облако, из более мелких обломков но все же представляющих большую угрозу жизни планеты. Ответ был незамедлительным, все системы защиты орбитальных станций выпустили кучу ракет пытаясь измельчить эти обломки на как можно меньшие, и не угрожающи жизни. Активно была использована малая авиация, которая дополнительно обрабатывала эти куски из бортового оружия перерабатывая их на щебень. Но самое главное, что звено, облетевшее наш большой кусок, удостоверившись, что он не опасен больше не обращали на нас внимание.

  Прошел один час, и эльфийские станции и стягивающиеся другие корабли с трудом справлялись с последствиями, которые мы им преподнесли, и тут наступила следующая фаза. Наш крейсер опять произвел взлет с включенной системой маскировки и ушел в хвост кометы. Не смотря на дополнительно включенное силовое поле. Корабль трясло в потоке разогретого газа и нам пришлось еще сильнее отстать от ядра кометы.

  Затем прогремела серия взрывов, которые раскололи оставшийся большой кусок кометы на несколько кусков, каждый из которых мог уничтожить не только жизнь на планете, но и саму планету. Пару кусков пролетало мимо планеты, даже не цепляя ее атмосферу, но создавали угрозу для орбитальных станций и кораблей.

  Естественно началась паника. Кускам кометы лететь до поверхности планеты оставалось лететь всего лишь час. Нам можно было лететь быстрее, но обязательно нужно было ждать результатов нашей "проказы", а то можно было сесть в самый Армагеддон.

  Надо отдать должное, но командующий у них оказался толковый. Он быстро принял решение и флот эльфов, а также орбитальные оборонительные системы начали буквально шквальный огонь по образовавшейся угрозе. Через пятнадцать минут к ним присоединились системы ПКО планеты, выпуская по падающим на планету кускам кометы свои самые мощные ракеты.

  Видя столь хорошую организацию обороны, я принял решение на обход вектора метеоритной атаки, и заход на планету с противоположной стороны, откуда уже начали смещаться орбитальные станции, для увеличения помощи против метеоритной угрозы своим "сестрам". Наш корабль вышел из рассеивающегося хвоста и направился по большой дуге.

  Вся проблема заключалось в том, что нужно было зайти в атмосферу на границе падения на планету метеоритного дождя, чтобы замаскироваться в этом "бардаке" от систем ПКО и проскочить на предельно малые высоты. Созданный метеоритный дождь первой волны уже начал входить в атмосферу озаряя планету яркими вспышками. И теперь нам приходилось очень быстро маневрировать, чтобы успеть в еще первый поток, а уже во время второй волны сманеврировать на малой высоте на место запланированной посадки.

   Пару раз у меня останавливалось сердце, когда неожиданно в нас чуть не врезались несколько истребителей заходивших на большой скорости на свои цели. Только невероятная реакция мокрого от напряжения Леца, спасла нас от этих фатальных для нас столкновений. Вероятно все окрестные боги сегодня были за нас, и нам все таки удалось проскочить среди всей этой кутерьмы до границы атмосферы. Лец уровнял скорость с входящими в атмосферу метеоритами и полностью слился с ними.

  Пройдя наиболее горячий этап входа в атмосферу наш корабль начал резкое торможение. Ната перенаправила часть энергии на защиту задней части нашего корабля, для защиты от падающих на планету метеоритов. После чего Рил доложил, что маскировочное поле продержится всего десять минут. Это было рассчитано нами, но все равно напрягала. Энергии, которой в режиме маскировки у нас всегда было мало, распределялась сейчас на многие другие системы корабля. А теперь она щедро распределялась на основные двигатели, маневровые блоки, да еще и на систему защиты.

   С этой чертовой постоянной нехваткой энергии срочно что-то нужно было решать. Но для установки дополнительных реакторов нужно было хорошо защищенное место, а такое если и было, то даже для одного генератора не хватало. Единственная возможность это приобрести более компактные генераторы, хотя куда уж компактнее тех, что установлены были у нас, все-таки техника тороноидов.

  Сильная вибрация прекратилась, а значить корабль уменьшил скорость для приемлемой и сейчас планировал на планету. На большом обзорном мониторе, постепенно приближалась планета, занимая все большую часть экрана. В углу круговой диаграммой показывались оставшееся время работы маскировочной системы и время когда наш корабль опуститься на такую высоту, где систему ПКО его уже не обнаружат. Пока этот график давал нам шанс, но вскоре Лец должен был начать продолжительные маневры торможения, чтобы уменьшить скорость нашего корабля до скорости звука, и тогда весь временной задел мог полностью испарится. Вдобавок ко всему появились непериодичные сотрясания корпуса, от попадания по силовому полю летящих на огромных скоростях метеоритов. Слава богам, которые до сих пор не покинули нас, основную свою массу эти булыжники сожгли при полете через атмосферу, и им не хватало кинетической энергии, чтобы пробить нашу защиту.

  - Уменьшая угол пикирования, - сквозь зубы прохрипел Лец.

  - Начинаю смещать защитное поле, - тут же отозвалась Натира, - есть возможность уменьшить его напряженность, удары уже не такие тяжелые, тут же добавила она.

  - Заберу всю свободную энергию, - отозвался со своего места Рил.

  - Оставь двадцать процентов в резерве для Леца,- тут же вмешался я.

  Через секунду линии на круговой диаграмме, которые к этому моменту начали опасно сближаться, опять набрали безопасную дистанцию.

  - Предупреждение, - спокойно отозвалась Киа, - идет систематическое активное сканирование в широком диапазоне, но думаю, что в этом турбулентном потоке, они ничего не увидят.

  Тем временем Лец полностью выровнял корабль, и теперь уменьшал высоту, любая его ошибка могла стоить нам всем жизни, так что все боялись даже дыхнуть в его сторону, чтобы ненароком не отвлечь его от пилотирования. Весь экран монитора полностью заняла поверхность планеты, и уже сейчас можно было рассмотреть отдельные элементы ландшафта. Наш корабль согласно расчетам опускался в самый центр огромной пустыни, где по данным скинутым нам дроу, ничего не было. Далее мы должны были произвести горизонтальный полет к горам на северной окраине пустыни и укрыться в них.

  Поверхность пустыни, до этого тихая с медленно перемещающимися барханами, сейчас вскипела. Ее покой был нарушен плотной бомбардировкой метеоритами, и не смотря на их малый вес, их было много, и они буквально перепахивали всю поверхность барханов, поднимая тучи песка.

  Неожиданно корабль провалился, и данные с альтиметра начали резко падать. Лец зарычав, быстро перекинул мощность на двигатели, пытаясь компенсировать вертикальную скорость. Корабль затрясся мелкой вибрацией, где-то взвыла сирена, указывая на некоторые некритические неисправности.

  Я мельком глянул на инженерный дисплей, один из вновь установленных контуров охлаждения системы маскировки дал течь хладогена и сейчас техники-операторы в авральном порядке ее устраняли. Переключение на камеры наблюдения, и я увидел, как одетые в технические скафы гоблины в клубах пара, от испаряющегося хладогена, пытались чуть не просто зажать руками треснувшие трубки.

  - Рил, я тебе твою зеленую голову оторву, - крикнул я увидев на диаграмме как начало стремительно падать время работы маскировочного поля.

  Но тут последовал сначала толчок, а потом резкая перегрузка, с которой система гравикомпенсаторов коробля справится не успела, и уже отрабатывали гравикомпенсаторы скафов, естественно только у тех у кого они были установлены. Лец видя неизбежное приближение земли, поставил корабль на "дыбы" и дал всю мощность на маршевые двигатели. Этот маневр полностью погасил вертикальную скорость падения, и наш корабль буквально завис над поверхностью пустыни в сотни метрах.

  Струя раскаленного газа из маршевых двигателей полностью разметала огромный бархан, расплавив его основание, которое внизу парило кроваво-красным маревом. Все замерли, когда Лец плавно перевел корабль в горизонт и начал движение в сторону запланированного места посадки, продолжая снижаться на уже контролируемой вертикальной скоростью. Во время этого маневра никто и не заметил, как сработали еще несколько аварийных сигналов о поломках и ранениях членов экипажа. Система маскировки вырубилась, но в данных условиях надобность в ней отпала. По кораблю начали бегать бойцы нашей штурмовой команды, которые на данном этапе выполняли функции спасательных и аварийных групп.

  На центральный пульт пришел запрос на разрешение вылета двух глайдеров. Четыре бойца во главе с Урчаном, продолжали действовать по плану, наверное, даже не догадываясь, что были за секунду до смерти. Я дал разрешение и два легких похожих на квадроциклы аппарата, вылетели из шлюза и на форсаже начали расходиться в стороны и вперед. Их основная задача заключалась в поиски нормального места для посадки нашего корабля в уютном, но укромном местечке.

  - Изменений в локационном поле не обнаружено, - доложилась Киа. Похоже нам повезло и мы все-таки проникли тихо на эту планету. Теперь дело оставалось за малым, найти и освободить объект и вырваться с этой планеты, что доставляло не меньшую трудность, чем попасть на нее.


  9


  Кееонр начал читать отчеты своей группы. По экипажу, буквально с первых строк все стало понятно. Их тупо купили для выполнения работ один из баронов окраинных секторов. Но барон посчитал быть инкогнито, так как очень боялся своих конкурентов и предприятие ними определенных проблем его зарождающемуся делу. Перевезти их должна была перегоночная команда из Харадской Империи, как, кстати, и корабль.

  Второй пункт тоже был выполнен корабль как и его команда долго простоял на одной из торговых площадок Харадской империи, а потом была приобретена этим же бароном. Расплачивался при этом он минеральной рудой из группы "А". Похоже, что барон был завязан на добычу полезных руд и ему был необходим такой корабль для доставки руд в Содружество, где его взяли бы у него за хорошую цену. Естественно для доставки корабля была нанята команда наемного экипажа. В файле были копии договоров, серийные номера нейросетей. За командой тянулся длинный список уже выполненных задач такого рода и подкопаться было не к чему.

  Единственная приписка в конце данных о экипаже как о живых и производящих какие-то денежные операции была с планеты Порт-Уилис. После этого полная тишина. Кееонр хотел зацепиться именно за это, но тут попал в его поле зрения еще один документ, о закупке капитаном этой команды топливных резервуаров и просто нереальной заправке этого транспортника.

  Выходило все логично, ведь на транспортники нашли уже отработанные гибки резервуары для топлива, да и полных еще хватало с избытком. Один из файлов примечаний, сделанный одним из его подчиненных привел расчеты, где указывалось, что закупленного топлива с лихвой хватало для полета в самую отдаленную систему Окраиных секторов.

  В данной ситуации оставался только один вопрос, - куда делась адекватная команда. Так как команда, которая находилась в момент задержания, в принципе не могла управлять кораблем. Смысл выкупать их тоже отсутствовал, это были уже конченые разумные, если их еще можно было называть разумными. Да эти два пункта вообще ничего не довали, на барона выйти было тоже невозможно, так как он пользовался услугами посредников из компании "Гимли и Кº". Добыть любую информацию у компании гномов практически невозможно.

  Тупик, разве что найти все таки эту команду перегонщиков. Но похоже, что это, его подчиненные взяли на контроль и дополнительное напоминание им не требуется.

  Он взялся за третий доклад, и буквально, через пять минут улыбнулся. Он уже чуть не начал разочаровываться в себе, считая своих подчиненных бездарями и тут прекрасное подтверждение его мыслям о них.

  - Так всем сбор у меня в кабинете, - разослал он СМС всем своим подчиненным.

  Уже через пять минут все находились в его кабинете.

  - Кто делал доклады о команде и корабле?

  Двое его следователей неуверенно поднялись, но предпочли молчать.

  - Вас я могу похвалить, свою работу вы сделали на отлично. Единственно мне непонятно из доклада, зачем они нанимали этих наркоманов от них толку "ноль".

  - Разрешите?, - неуверенно сделал шаг один из них.

  - Давай, - благосклонно кивнул Кееонр.

  - В Окраинных секторах используют вторичные нейросети. Нормальный нейросети у них стоит очень приличных денег, да и вторичные тоже стоят денег, а так они перевезли этих наркош, а потом любой медик без проблем эти нейросети изымет и поставит другим адекватным разумным под кабальный договор и все будет нормально и намного дешевле. Да еще и эффект загрузки баз в мозг, говорят очень хороший процентов на тридцать сорок выше чем на новую нейросеть.

  - Вот как, - задумчиво произнес Кееорн, такого он не знал, так как реально с таким не стыкался и теперь можно сказать еще один небольшой пробел в его так сказать эрудиции был перекрыт.

  - Тогда получается, что по этим направлениям у нас "глухой угол". А что лично вы, скажете по вот этому докладу? - спросил Кееорн у этого, все больше нравившегося ему подчиненного и вывел полностью доклад на большой монитор, занимавший всю стену этого не маленького кабинета.

  Тот некоторое время изучал его, но потом Кееорн заметил, что тот заменьживался. По всему видно, что доклад он прочел и теперь искал правильный ответ. Он либо понимал, что его шеф неспроста дал ему прочитать этот доклад, но ничего не мог сказать, или искал такой ответ, чтобы не подставить своих товарищей, которые, по мнению Кееорна недобросовестно отнеслись к своей части работы.

  - Ну давай твои выводы? - нажал на него Кееорн.

  - Тут взяты данные только по эльфийским и гномьим исследовательским центрам и инженерным компаниям, выдохнув ответил он.

  - Молодец! Однозначно молодец! Быть тебе моим заместителем, - с удовлетворением отметил Кееорн, - и что нужно сделать этим нерадивым следователем и лишившимся при этом премии?

  Судя по почти незаметным гримасам огорчения, эти следователи были не очень довольны такой перспективе, а один даже решился выразить свое недовольство.

  - Почему работа сделано плохо? Я считаю, что если в наших и гномьих лабораториях не смогли добиться успеха в этом направлении, то смысл изучать другие вообще отсутствуют. Разве можно сравнивать нашу технику с другими образцами?

  - Я вам объясню, многоуважаемый Каалеборн, - хищно улыбнулся Кееорн.

  - Дело в том, что такая техника существует и установлена она на тородоидские смерши. А если учить историю, то что есть у одного государства, со временем появляется у другого, хотя бы виде трофея. А кто у нас активно воюет с тороноидами? Правильно! Эльфийские королевства Империя Синь-Инь, тролли, и частично орки. А еще в долгом противоборстве в коалиции вместе с ними там участвуют уже гоблины. А эти зеленые еще те выдумщики по технологиям. И скорее всего, если такая техника и появятся, то первые ее будут иметь именно гоблины. И я так думаю, что проверять надо именно гоблинов связанных с Хундерболом.

  - Так что, лейтенант Лииголос, с сегодняшнего дня вы официально мой первый заместитель. Ваш товарищ будет вторым заместителем, а вот составителям третьего доклада предупреждение, на первый раз лишение тридцати процентов премии и естественно выполнить свою работу качественно. Доклады, которые я одобрил добавить в дело и заархивировать.

  Кеорн оглядел весь свой персонал и тут по всей станции включился ревун "опасности первой степени". Кабинет мигом опустел, а сам Кееорн буквально впрыгнул в свой старенький диспетчерский скаф, с новым значком капитана. Уже в скафе он подключился к общей сети безопасности и узнал, что комета так красива прочерчивающая черноту космоса неожиданно начала разваливаться и ее обломки направились к планете.

  Кееорн с удивлением запросил все данные по комете и обнаружил, что почти декаду назад комета повела себя не стандартно. На ее поверхности открылась каверна с перегретым газом и она со взрывом изменила траекторию. Патрульные пары провели исследование и внеся изменения траектории кометы в диспетчерско-лоцманский перечень. Опасности, даже с изменившейся траекторией она не представляла.

  А теперь комета начала разваливаться. Кееорн внимательно следил за ходом отражения этой неожиданной метеоритной атаки, а в голове крутилась какая-то странная мысль. Он находился на одной из станций, которая в перспективе могла подвергнуться метеоритной атаки, но при этом хорошо видел, что эта атака будет без проблем отражена. Крупные обломки уже сейчас были разбиты и сейчас проходила переработка их на более мелки фракции, которые без проблем поглотит как атмосфера планеты, так и силовой поле станции.

  Но Кееорна все же что-то беспокоило, и он соединился со своим начальником.

  - Тебе что-то не нравится? - сразу задал вопрос капитан Фергеер.

  - Мне все не нравиться. Я бы рекомендовал усилить локационный контроль и подтянуть к планете как можно больше кораблей.

  - У меня тоже такое ощущение, что то, что сейчас происходит, это всего лишь "пробный шар", чтобы оценить нашу реакцию. Поэтому я уже дал такие рекомендации командующему системой.

  - У меня ощущения, что этот старый транспортник и эта метеоритная атака звенья одной цепочки, но нужно приложить максимум усилий, чтобы вычислить дирижера этой игры.

  - Вы что-то уже накопали?

  - Пока нет, но я чувствую, что все это неспроста.

  И тут сирены взвыли еще громче. Основная часть кометы взорвалась и ее многочисленные осколки направились к планете, грозя смести все не только с орбиты, но и с поверхности планеты. Дальше начался сплошной Армагеддон. Только перемещение дополнительных сил и использование сверхмощных ПКО планеты давало шанс на выживание.

   В последствии их станция как и еще одна попала под сплошную метеоритную бомбардировку, и им пришлось сидеть в своих скафах в искореженной станции целые сутки, пока их смогли эвакуировать. Последствия метеоритной атаки, или как считал Кееорн террористического акта, были ужасающими. Было фактически уничтожены две малых орбитальных станции, три малых крейсера, один тяжелый крейсер, шесть корветов ПКО, двадцать восемь единиц малой авиации. Погибло более семи тысяч эльфов, один из крупных обломков упал на исследовательский центр, буквально сметя его с лица планеты.

  От Конвента пришла команда разобраться во всем и наказать, кого попало. Это был самый грандиозный теракт в истории, и Конвент требовал крови.


  - Матриарх, новости из системы Проон.

  - Что, эльфы уже поймали этого хуманса? - со скукой в голосе спросила она.

  - Не знаю, но там определенно что-то случилось.

  - У нас, что есть свой наблюдатель в этой системе? - удивилась матриарх.

  - Нет, но для того, чтобы это узнать достаточно, посмотреть новости содружества. Вам переслать записи информационных программ?

  - Ну конечно идиот!


  Через пол часа, после просмотра этого занимательного головидео, она сидела вместе со своим главным командующим Маэртой Фо"Аркаин ан Бэнрэ.

  - Ну и что ты по этому поводу думаешь?

  - Они пока не утверждают, что это теракт, но мы знаем немного больше них. Похоже, это сделал "он". Как он это сделал я не знаю, но шороху он навел много. И так как они кричат, что они обязательно поймают террористов и накажут, то даю руку на отсечение он на свободе и задумывает еще какую-то гадость.

  - Он мог убить нашу младшую сестру, - вскинулась Дзитра Фо"Аркаин ан Бэнрэ.

  - Но не убил, ее тиберниум, до сих пор жив и передает периодически сигналы. Хоть эльфы и сделали с ним что-то, что полноценной связи с ней нет, но по крайней мере сигналы маяка и наличие ее биологического существования он передает.

  - И что мы будем ждать? - задала матриарх вопрос, на который она впервые не могла решиться, показав свою слабость.

  - А что нам остается? Разве что объявить, что этот теракт подготовили и выполнили мы. И ему поможем, сказав, что это сделали наши смертники, да и клан наш поднимется в статусе. А потом, ему же все равно об этом рассказывать , себе дороже, а от нас не убудет. Мы и так с эльфами воюем уже тысячи лет и ничего, одной обидой больше - одной меньше, - уверенно со смешком в голосе ответила командующая.

  - Да это ты сестра дело говоришь. Короче я готовлю заявление о совершении успешного теракта в системе Проон, а с тебя подробности, - агентов не жалей, но чтобы мы знали что говорить и не выглядели как умбалы.

  - Конечно сестра, думаю, это будет сделать не сложно. Там сейчас разворошенный муравейник и информация все равно просочиться. Все будет сделано, главное сейчас заявить, а вообще кто у нас будет подробности спрашивать? Те кто это сделают, сделают не скоро, ведь до "Большой встречи" еще полгода.

  - Да сестра. Если ему удастся вытянуть нашу младшенькую, то я ему зачту сразу два задания, - приняла решение Дзитра Фо"Аркаин ан Бэнрэ.

  - Сестра, ты слишком стала мягкая. О нанесении удара по эльфам ему никто не приказывал.

  - Но мы собираемся присвоить столь достойное даяние себе, а лучшая страховка, что он не проболтается, это договор. Мы заключим договор на это, хоть и задним числом, и тогда будет все без подстав.

  - Если рассматривать в этом ракурсе, то действительно так лучше, и бог с этим одним заданием, остаются, ведь еще три, - плотоядно улыбнулась Маэрта, - наверное именно по этому ты матриарх, а я всего лишь командующая.

  - Вот-вот, и не забывай про это, - улыбнулась в ответ Дзирта.


  -Ты видел "это"? - без стука завалился к Лайцбрингеру Илкаш.

  - Видел друг, - с грустью ответил капитан, - похоже наш "найденыш", выполнил свой последний контракт и защитил нас.

  - С чего ты решил, что он погиб? - удивился Илкаш.

  - Но ведь, эта чертова бальбок боуб, заявила, что это сделал смертник. Все складывается в одну кучу. Кабальный контракт дроу, и естественно Юр-рий, его выполнил, а кроме него такое сделать никто не мог. Надо будет переговорить с магистром ордена, это достойное деяние для настоящего орка.

  - Да погоди, ты его хоронить. С его кораблем и удачей Юр-рия, он прекрасно мог улизнуть. Надо подождать немного и он вскоре выйдет на связь. Оставь ему до востребования сообщение с нашими примерными планами, и мы обязательно пересечемся. А вот с магистром, это ты дело говоришь, только это наверное надо оставить в тайных анналах этого ордена.

  - Ты так думаешь?

  - Да, но считаю, что нам все же нужно сделать скорбное лицо, мало ли, в нашей команде глупцов нет, а вот в лояльности всех без исключения я не уверен.

  - Да уж, только у Юрия команда абсолютно лояльна, как ему это удается. Нас бы, если мы пошли на такое, своя команда бы выкинула через шлюз.

  - Ага, и я бы первым был, кто это предложил, - заржал Илкаш, - этож надо додуматься в очень сильно охраняемой системе, устроить такое, что он там такое сделал, что дроу очень довольны, а эльфы рассержены до бешенства.

  - Ладно, сейчас берем контракт от Дзухалага и летим в сектор Флавии, все ближе к Юр-рию, а заодно и магистра навестим.


  10


  Посадка была еще та. Урчану удалось найти слепую долину, - только с одним входом. Она была узкой, огражденной отвесными стенами скал, по которым медленно стекала конденсированая вода. Площадка для посадки была маленькая, всего в два раза превышающая по площади наш корабль и искин категорически отказался производить посадку в автоматическом режиме.

  И естественно это пришлось делать уже порядком измотанному Лецу. Правда вторым пилотом у него была Харацена, но судя по всему, Лец взял всю нагрузку на себя. Когда опоры нашего крейсера с необычно громким скрежетом полностью установились на поверхности и специальный посадочный гироскоп выровнял его, все вздохнули с облегчением. Только Лец выразил свое отношение к таким посадкам с гневной речью на альтернативном орокуэнском. Так как я не был силен именно в этом наречии орокуэнского, то понял только одно, если будем еще так садится на планеты, то желательно установить гравитационные двигатели, на маршевых и маневровых двигателях такие посадки полный асар.

  Но посадка состоялась, и наша штурмовая группа приступила к своей части работы. Им в кратчайшие сроки нужно было установить блоки маскировочных панелей. Установить их решили на высотных скалах, тем самым накрыв маскировочным полем, целую часть долины. Хорошо, что стационарные маскировочные поля уже были отработанной технологией и проблем с их установкой и обслуживанием не возникало. Даже техников из инженерной группы корабля для этого не привлекали.

  Техники сейчас в срочном порядке ремонтировали и укрепляли систему охлаждения маскировочного поля корабля, которое вследствие перегрузок и вибраций вышла из строя, чуть не подставив всю нашу миссию. Вол, он же Володя, вывел своих подопечных по открытой аппарели крейсера, которые клацая своими клешнями, бодро потрусили к выходу из долины. Их задача была вести наблюдение, а в критических случаях и защиту входа от незваных гостей. Эти довольно большие, около двух метров, похожи на крабов дроиды, были оснащены для этого всем необходимым. И могли как просто вести наблюдение во всех диапазонах, так и парализовать и даже уничтожить враждебный объект.

  В тоже время Харацена отправив Леца отдыхать, постепенно вырубала системы корабля, переводя их сначала в дежурный режим охлаждения, а потом полностью отключая. В принципе с этим без проблем мог справиться корабельный искин, но она решила попрактиковаться и делала это вручную.

  Каркарос занимался лечением поступивших пациентов, их оказалось трое, но он обещал, что через десять часов все будут бодры и здоровы. Варинар, так и не поучаствовав в нашем общем деле, решила провести осмотр местных достопримечательностей. Вместе с ней ушли Ната и Киа в сопровождении поури. Интересная получилась картинка три довольно высоких девицы в сопровождении низкорослого, но воинственного охранника.

  Моя задача была остаться на корабле и координировать действия всех групп и туристической группы в том числе. От группы устанавливающей маскировочную пелену постоянно шли доклады, и искин вносил их в основной бортовой журнал. Я же, чуть не зевая, сидел в боевой рубке и просто ждал, когда наша временная стоянка станет относительно безопасной. А еще я хотел чаю, на который меня присадил Володя. Но он ушел устанавливать охранную систему, а кипяток как оказалось в пищевом синтезаторе, заказать не удалось. И я уже подумывал об изготовлении себе чего-то наподобие электрочайника. Наверное, от скуки, некоторым обычно в такие моменты хотелось курить, но вот я предпочитал чай, так как за свою жизнь выкурил всего одну сигарету. Хоть она и была крутая, американский "Кемел", но мне, почему-то она не понравилась и после этого я не курил и не понимал курильщиков, - какой кайф они находили в курении.

  - Капитан, излучатели маскировочного поля установлены.

  - Принял,- ответил я и отдал команду на включения всей системы искину корабля.

  - Тут еще кое что есть, - послышался встревоженный голос докладывающего.

  - Что?

  - Лучше посмотрите "картинку", - и мне прямо на сеть пришел запрос на разрешение принять видеосигнал.

  А посмотреть было на что. Со стороны пустыни накатывался пылевой вал. Однажды, когда я был на севере Мали в Африке на Земле, я видел, как из сердца Сахары надвигалась такая же песчаная буря. Но у этой было существенное отличие, кроме стены клубящегося пылевого облака до самого неба были еще и мощные, почти во весь горизонт электрические разряды. Я глянул на угол видеокартинки и оценил данные поступающие от разведчика. Скорость бури была огромной и скорее всего напоминала ударную волну от ядерного взрыва. Напряженность разрядов была тоже изрядной и с легкостью могла спалить все энергетическое оборудование на корабле. "Черт" - пронеслось у меня в голове.

  - Всем, код черный-черный-красный, повторяю код черный-черный-красный, - закричал я в микрофон общей связи.

  - Всем вернуться на корабль, если в течении семи минут, это сделать не удастся, то необходимо найти убежище и отключить все приборы и энергетические потребители. На нас надвигается мощная электро-магнитная буря.

   Параллельно с этим я передал команду искину на полное выключение всех систем корабля, включая и систему жизнеобеспечения, а сам приготовился отключать сам искин, после выполнения им всех операций. По кораблю прокатился мощный сигнал звукового базера. В эфире началась тревожная перекличка, а я немного открыл бронестворку боевой рубки, чтобы появилась небольшая смотровая щель и была возможность видеть, что твориться за броней корабля.

  Начались доклады возвращающихся разведчиков и групп непосредственной охраны корабля. Весь инженерно-технический состав тоже занял свои места на корабле. Володя доложился, что на корабль не успевает, и он нашел небольшой грот в основании скалы. У меня промелькнула за него тревога, но его бодрый и спокойный голос немного успокоил меня. Но вот больше всего беспокойство мне доставил доклад Наиы и Киа. Они тоже не успевали вернуться на корабль, так как начали изучать систему карстовых пещер, в которых и собирались укрыться от бури.

  Искин доложил, что все системы корабля выключены, и я начал быстро набирать вручную команды изъятия его из своего гнезда. На этом корабле не было автоматической системы отключения искина, так как все системы были завязаны на него, и отключить его от питания было возможным только вручную.

  На лбу появился пот, когда все же все команды прошли и откинулся бронеколпак, я плавно взялся за торчащую ручку и повернув ее на девяносто градусов вынул искин из своего убежища. В это время в рубку забежал один из техников и сразу же начал заматывать блок искина в изолирую ткань. Сноровисто выполняя свое действие и мельком глянув на меня он крикнул, чтобы я обесточил скаф, сам он вообще был без скафа.

  Я в отчаянии стукнув себя по лбу дал команду на обесточивания скафа, и вообще вылез из него, попутно оглядывая себя, чтобы не пропустить выключения других активных девайсов, коих на мне оказалось достаточно много.

  Свет в рубке был только наружный, падающий через небольшую щель отодвинутой бронестворки рубки, но он начал резко гаснуть. А еще через несколько секунд нас накрыло.

  Я на ощупь занял свое кресло и на всякий случай пристегнулся. За последнее время я уже отучился находиться без скафандра и теперь чувствовал себя не в своей тарелке. Рядом где-то на полу рубки возился техник, стараясь как можно плотнее укрыть искин.

  - Займи любое кресло и пристегнись, - крикнул я ему, так как свист ветра был такой силы, что иногда проникал сквозь толстую обшивку нашего корабля.

  Тот в ответ что-то прокричал, но что именно услышать мне не удалось, потому что громыхнуло так, что я думал, что полностью оглохну. Но похоже, что тот меня услышал, так как в редких багровых отсветах молний, я видел, как он сначала закрепил в кресле замотанный в изоткань искин, а затем уже сам залез в соседнее кресло.

  Хотя корабль стоял внутри колодца из скал, ветер, бьющий его в борт, все равно раскачивал, и временами казалось, что наш крейсер оторвет от поверхности и перевернет. Но скрежеща опорами, наш крейсер все же удерживался на месте, сопротивляясь, столь дикому напору стихии. Я боялся себе даже представить как там переносят все это мои жены и Володя, находящиеся вообще вне защиты корабля. От одной мысли о них мой пульс начинал зашкаливать, а в голову лез всякий бред. Попытки уйти в медитацию, не увенчались успехом, так как требовали концентрации, а она ни как не приходила из-за мыслей о своих женах. И пришлось пережидать этот ад как все, ощущая на себе все буйство стихии.

  Через шесть часов первый шквал прошел. Оглушительные молнии сверкали все реже и в конце концов вообще сошли на нет. Ветер тоже намного уменьшил свой напор, и по моим оценкам снизился до двадцати метров в секунду. И тогда в боевой рубке появился Каркарос.

  - Юр-рий, электромагнитная буря окончилась, может, начнем подключать реакторы? - обеспокоенно начал он.

  - Проблемы?

  - Собственные аккумуляторы биорепликаторов подходят к отметки сорок процентов и вскоре автоматика перейдет на консервационный режим.

  - А на них не воздействовала электро-магнитная буря?

  - Медблок экранирован сам по себе и запитан от внутреннего миниреактора, но хотя мы перестраховались и отключили его, дополнительно накрыли биорепликаторы изотканью.

  - Так включи свой реактор и работай! - удивился я.

  - Без команды основного корабельного искина, мой искин не шевельнет и пальцем.

  Я кивнул встрепенувшемуся от сна технику и тот с ворчанием и потягиванием, начал выбираться из кресла, в котором просидел все время активной бури. Он включил какой-то прибор на руке, посмотрел его данные, и только после этого начал "распаковывать" наш главный искин. Еще минута и искин был установлен и после обмена кодами с моей нейросетью включился в работу. С этого момента корабль начал оживать.

  По крайней мере, основные системы корабля начали работать и в рубку опять посыпались доклады. Оказалось, что основной шлюз был не закрыт, и в него набилась большая куча песка. Пришлось весь наличный экипаж привлекать к отчистке уровня ангаров, хорошо, что всю технику успели закрепить или убрать в блок-гаражи. Раненых на счастье не было, все кто добрался до корабля чувствовали себя отлично.

  Чего нельзя было сказать о двух группах, которые должны были укрыться вне корабля. Связи с обеими группами не было. Возможно они не могли правильно оценить обстановку и не включили еще сое оборудование. Но был вариант, что с ними случились неприятности. Мои жены с сопровождающим, должны были укрыться в найденной ними системе пещер, а вот убежище Володи, вспоминая его описание, вызывало сомнение. К Володи я послал на грузовом спидере Урчана, передав ему координаты, которые успел передать Володя.

  Через час Урчан вернулся. Володя находился в очень тяжелом состоянии. Его грот не смог защитить его от сильных порывов ветра и его мотало внутри довольно прилично. Только относительная собственная крепкая защита скафа сохранила ему жизнь, даже в неактивном виде. У него была разбита голова, сильные ушибы по всему телу и перелом левой ноги. Но хуже всего было с потерей крови, слишком много он ее потерял через рану на голове. Его сразу же поместили в медкапсулу, где им занялся Каркарос.

  Урчан ввалился в рубку и тяжело рухнул в кресло пилота. Видно что даже ему эта поездка далась не легко, и он только благодаря тролийской силе и упрямству выполнил свою миссию.

  - Совсем плохо?- встревожено спросил я.

  - Ну если бы вы, капитан не послали за ним меня, то Вола с нами уже бы не было.

  - А что сказал Каркарос?

  - Жить будет. Полежит часов двадцать в капсуле и будет как новенький.

  - Хоть это радует. На моей планете Володю, наверное, уже хоронили.

  - У вас на планете нет медкапсул.

  - К сожалению нет.

  - Интересно, с какой же ты планеты, что до вас капсулы не добрались. Даже в Окраинных секторах они есть, может старенькие, но жизнь разумному спасти могут.

  - У нас ничего не знают про Содружество и на нашей планете, только начали летать в космос и то так на орбиту только.

  - Получается ты дикий?

  - По вашим понятиям, да.

  - Эти орки те еще летуны, и где они только находят такие планеты.

  - Не знаю, я хоть уже и загрузил полный навигационный справочник Содружества, но как не пытался, свою планету в этом справочнике не нашел.

  - Может она под каким-то индексом идет. А так как планета дикая, то ваше самоназвание в навигационный сборник не входит.

  - Да понимаю я это, но по кратким сведениям ее в перечне нет, я как-то дня три потратил, проводя полное изучение сборника, только зря на него деньги потратил.

  - Так у Лайцбрингера спросил бы.

  - Наверное, я настолько туп, что не сделал это в первую очередь. Он не знает. Он тогда летал штурм-командером. Сказал только, что летали за Аномальную реку, через какую-то редкую аномалию.

  - Да эти орки влезут в любую дырку. А у капитана спросить, уж он-то точно знает.

  - Капитана я больше пока не видел, и найти его пока тоже не получается, он свободный охотник, и куда его Мандос занес неизвестно.

  - Да ты просто свою зазнобу младшую озадачь, она там через свои каналы быстро все разузнает.

  - Так ты знаешь? - удивился я.

  - Так все знают, только многие думают, что ты на Дзухалаг работаешь, а она у тебя типа связная.

  - И ты так думаешь? - чуть настороженно спросил я.

  - Нет, я так не думаю. Но все равно какие-то зацепки у тебя с ними есть, не зря же ты постоянно доклады им сам отсылаешь, - чуть скривив губы проворчал он.

  - А вот ты почему тогда с нами?

  - Ну не с вами, а лично с тобой. И в принципе это мое личное дело, с кем хочу с тем и буду, я тролль свободный и волен решать самостоятельно, как мне быть, - даже немного улыбнулся Урчан.

  - Насколько я знаю, у вас очень тяжело быть свободным, с вашей то жесткой иерархией, - закинул я удочку.

  - У меня получилось. Вот теперь и мотаюсь с наемниками, - обрубил тролль мою попытку, хоть что-нибудь разузнать о его прошлом.


  Прошло еще пять часов, и постепенно ветер утих до приемлемой скорости, хотя пыль сильно застила все вокруг, и сквозь нее едва ли было видно больше ста метров. Урчан разослал своих и они по новой полетели проверять генераторы маскировочного поля. Как и ожидалось, больше половины их сдуло, и естественно не было обнаружено. Еще половина из оставшегося, стала не рабочей, и представляли собой, груду метала и пластика. Пришлось все делать заново, хорошо, что таких генераторов взяли с запасом.

  Ландшафт вокруг сильно изменился, и не смотря на плохую видимость, было понятно, что той зеленой долины, что была тут до этой бури уже нет. Все деревья вырывало с корнями, и они валялись по-над скалами большими кучами. Кусты полностью лишились своей листвы и стояли голыми размочаленными ветками. Небольшая речушка, берущее начало от водопада превратилось в медленно текущее вязкое от грязи не понять что. И похоже что причиной этого изменения послужили мы, так как температура сначала возросшая, после бури резко изменилась и постепенно падала. Похоже, планету ждал ледниковый период, который мы организовали при помощи кометы.

  Неожиданно на связь вышла Киа, которая приглашала меня к пещерам, загадочно закончив связь о приготовленном ими сюрпризе. С ними было все хорошо и это было главное, а сюрприз может подождать, тем более корабль только-только начал приходить в порядок после хорошей трепки.






home | my bookshelf | | Дуг сах |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 2.8 из 5



Оцените эту книгу