Book: Тропою орка. Кн.2. Дуг сах.



Глава 1

К'ууле тог'док тог, тутоум'док ефхуум

(Старая орокуэнская поговорка)

Уже пятый час все изучали пришедшие документы. Под протокол копия задания была роздана всем. Но пока кроме ругательств в адрес заказчика, дела никак не продвигались. Как таковое задание было простое, нужно было с эльфийской планеты-тюрьмы освободить двух дроу, которых главное контрразведывательное бюро эльфов захватило полгода назад. И плюнули бы на них все дроу, но одна из них оказалась дальней родственницей матриарха, и во вторых появился лох, которому можно было доверить эту безнадежную работу, и отказаться от нее он не мог. Как показало приложение, особенно список штрафов, отказаться от этого задания Юрий не мог. Это было задание из разряда –"…пойди туда, откуда нет дороги и возьми то что вынести нельзя".

Слава Мандасу, что хоть данные были довольно полные, в информационной сети информации было и того меньше, а тут хотя бы основные данные планеты тюрьмы были, координаты системы и планеты. Система орбитальной и внутрисистемной охраны. Ну и естественно коды, пароли и "адреса явок".

Вот только вся эта информация прямо говорила "Вы все здесь или трупы или рабы!". Условие отказа от этого задания было рабство, – рабство всей команды чески Лайцбрингера на момент подписания договора. Юрию в рабство не хотелось, умирать в рассвете сил, когда нейросеть могла обеспечить как минимум еще двести-триста лет то же не хотелось. Но закон есть закон, либо здохни, либо в рабство,– в контексте подыхать будешь долго.

Одно меня радовало, пока никто не предложил отказаться от задания, все мрачно ругались на своих языках, но "морщили лоб", пытаясь хоть что-нибудь придумать. Не радовало другое, ничего не придумывалось. Урчан в сердцах плюнул и пошел к себе в каюту, ему было тяжелее, он даже напиться от досады не мог, – "вера не позволяла". Хотя по нему было видно, что это задание ему сильно что-то обломало, и он с трудом это переживает.

Весь первый прыжок на корабле было уныние и полнейший убийственный пессимизм. Абсолютно никаких идей не возникло, кроме того, что для выполнения этой миссии нужна вся армия Конфедерации и то это давало только тридцать процентов удачи. Закрытая система с полностью контролируемой территорией всеми современными системами обнаружения. Четыре малых боевых орбитальных станций охраняющих подступы к планете и полностью пресекающие взлет с ее поверхности без сложного переменного кода. Большая мобильная станция с двумястами истребителями и перехватчиками. Малый полицейский флот с одним линкором и двумя десятками легких крейсеров. Вот малый перечень списка, который нам предстояло преодолеть.

Как это произвести силами суперлегкого крейсера, больше по размеру подходящего к классу фрегат, никто не мог придумать. Понятно было одно, нужно было по максимуму использовать всю технологию данного корабля, но даже это не давала шанса на выполнения задания. И еще большее уныния у Юрия вызывал тот факт, что даже если каким ни будь чудом, мы выполним это задание, то впереди светило еще четыре таких же, без права на выживание. Похоже, меня развели как простого лоха.

Мозговой штурм постепенно превратился в мозговую осаду. Поток глупых мыслей и фантазий иссяк, и начали появляться небольшие, не особо прогрессивные и не полностью оформившиеся мысли. Так Урчан выдал два списка основных навыков потребных нам абардажников. Один список составлен именно под операцию, где были учтены в основном навыки планетарных боев. Второй состоял из воинов в основном космической направленности. Так как на планете Земля, инициатива наказывает инициатора, то я приказал Урчану начать поиск воинов по первому списку, на разовую операцию, с возможностью заключить долговременный результат по итогам договора. Договор составлять стандартный, но с повышенными бонусами. Урчан с полной серьезностью приступил к своему заданию, считая, что придумывание безумных планов не его стихия, а вот уже доработка и исполнение таковых это полностью его прерогатива.

Каркарос выдал список оборудования, возможно необходимого для данной операции. Туда вошли довольно современные образцы боевых скафов, оружия и разных технологических девайсов. Так же в этот список вошли наземные боевые машины, которые были необходимы на планете, специального оборудования, автоматические оборонные системы, системы наблюдения и кучу всякого шпионского оборудования. Весь список потянул на пять миллионов кредитов, которые он готов был вложить сам. Оставалось только большая проблема, как все это доставить на планету, и желательно незаметно.

Но в конце концов идею, более менее разумную внес Володя. Свою идею он назвал "Троянский конь". Почти для всех, это был только набор звуков, но я оценил эту идею, и после довольно продолжительного объяснения что такое "Троянский конь", обычный конь и Троя, все приняли эту идею за основу и начали дорабатывать уже ее.

Дело пошло несколько быстрей и постепенно план начал приобретать четкие очертания. Идея Владимира была принята как скелет, который теперь начал обрастать мясом. Каждый начал привносить свои маленькие идеи, увеличивая шанс на положительный исход.

Урчан уточнил список необходимых бойцов, и маршрут движения, чтобы была возможность нанять таких бойцов на Бирже. Такой наем, на одну операцию практиковался сплошь и рядом и был обычным делом. Урчан и подал заявку в систему, которую будем проходить последней в Орокуэнской Конфедерации, и естественно доплатил за обратную связь, чтобы знать появились ли желающие за время их продвижения. Был еще шанс набрать бойцов в Империи Харадрим, может и не такого качества, но намного дешевле.

Киа пробила по своим каналам возможность найти старый большой транспортник. Он был нужен для проникновения в систему и последующего отвлекающего маневра. Такой корабль должен был обладать только двигательной установкой и небольшим жилым модулем для экипажа.

Будущим экипажем этого транспортника занималась Натира, изучая все попадающиеся базы соответствующих заведений. Потому что для этой миссии был необходим очень специфический экипаж, и желательно как можно меньший. Именно это мне не совсем нравилось, но меня убедили, что это необходимо, иначе их расколют в считанные минуты и тогда весь план полетит к чертям.

Каркарос начал закупать необходимое оборудование, стараясь покупать самое надежное и естественно самое дорогое. В каждой системе, которую мы пролетали, грузовые челноки постоянно что-нибудь привозили. Каркарос старался все скупать малыми партиями в разных маленьких фирмах или у перекупщиков. Это абсолютно не вызывало никаких подозрений и даже мыслей о подготовке к большой операции, – просто обычный наемник старался прикупится пока дела у него шли хорошо. Обычное дело среди наемников в Содружестве, где удача птица переменчивая.

Инженерная группа во главе с Рилом, кстати, полное его имя было Рилларинд, тоже начала подготовку. Им предстояло переделать транспортник так, чтобы наш миникрейсер для начала мог поместиться внутри или снаружи, а потом без проблем покинуть его. Им конечно сейчас было тяжело готовится, так как все таки конструкций такого типа кораблей было много, но по крайней мере какие нужны были инструменты они знали. Правда и список кораблей, который был бы предпочтительный, они Киа передали, и естественно надеялись, что им повезет и Киа найдет корабль из этого списка.

Глава 2

Последний год службы был самым тяжелым. Постоянное тупое сидение в системе, череда дежурств на маленькой диспетчерской станции практически убивало морально и психологически. Редкие отгулы на фактически такую же, только большую базу, не помогало. Да и что могло помочь? Наличие борделя и ресторанов не хватало, тем более настоящих эльфиек там не было, поэтому многие присаживались на более продвинутые системы психологической разгрузки. И хотя все это было запрещено, это все равно проникало в закрытую систему и пользовалось огромным спросом.

Поставка наркотических веществ производилась довольно сложным способом и главной фигурой во всей этой схеме был сержант Оэролондос. Самое лучшее, было попасть в эту схему поставки, и тогда сержант расплачивался Z-креком, новейшим людским наркотиком, который после небольших модификаций становился довольно приличным просветляющим веществом.

И вот настал момент, когда сержант Оэролондос подошел к Кееонру в столовой. Он в это время вяло ковырялся в своей порции лембаса. Настроение у него было паршивым и есть абсолютно не хотелось, но согласно указаниям боевого устава и рекомендации Конвента, каждый эльф должен был съесть стандартную порцию лембаса за одни стандартные сутки. Естественно "специальная служба Конвента" из "отдела подержания Традиций" очень внимательно следила за соблюдением этих указаний и сурово наказывала за не соблюдение традиций.

– Рядовой, я знаю, что ты употребляешь "крек", – начал стандартную обработку сержант.

– Все употребляют, – почти стандартно ответил Кееонр.

– Кто это все? – не нарушая традиций, продолжал сержант, а настроение Кееонра уже постепенно начало подниматься. Это стандартное начало разговора было знакомо всем "любителям", а значит, был шанс, что ему вскорости что-то перепадет.

– Я на список не записывал.

– А если ментоскопирование?

– Да хоть санаторно-курортное лечение, все лучше, чем здесь дуреть.

– Значить крепкий орешек?

– Да уж орешки у меня крепкие, особенно после месяца воздержания.

– Ну, мне такие нужны, хочешь заработать?

– А кто не хочет?

– Ты когда дежуришь?

– Через сутки, двойную смену, чтобы потом на "Большую" слетать.

– Ну тогда лови файл.

Кееонр прочитал файл, где был обычный разовый договор. Ему предлагалось сделать некое дело и естественно держать его в тайне. После согласия на этот договор, он получал два дополнительных файла. Один файл-запрет, – специальная программа блокирующая все детали договора и выполнения договора. А второй содержал детали самого дела, на которые он должен будет подписать. Так как все это ему уже было давно известно от его сменщика, то естественно он быстро согласился.

Кееонр сразу же получил два других файла. Один самораспаковывался и установился за несколько секунд. В углу на периферии зрения появились цифры обратного отсчета, когда этот файл сам уничтожится, до этого времени он должен будет уже все закончить.

А второй разъяснял его задачу. Он кивнул головой сержанту и тот, улыбнувшись краем губ, покинул его общество. Хоть настроение Кееонра и улучшилось, аппетит не повысился и он с трудом затолкав внутрь себя эту ненавистную порцию лембаса и запив ее большим стаканом витаминизированной шипучки покинул столовую.

Только в своей каюте Кееонр решил прочитать второй файл, мало ли а то службы Конвента, могли наставить своих ментожучков где угодно, а личные каюты были защищены от этого законом, ну и специальной аппаратурой, которую он установил сам.

Задание оказалось простым, нужно было всего-то задержать сигнал оповещения о прибытия среднего транспортника людской конструкции. Далее проследить за ним, он должен был сбросить большой контейнер. Отследить траекторию этого контейнера, передать информацию сержанту, а после этого объявить тревогу, честно исполняя свой долг. Корабль был специальный и должен был уйти из системы до того как его настигнут истребители прикрытия.

Ничего сложного и необычного, аппаратуру он мог подкрутить или просто отключить запись, закоротив контакты и вызвав ремонтников спокойно ожидая, когда они прибудут с большой базы. Кееонр прекрасно зная всю "канитель", которая возникает при этом, был уверен, что ремонтники должны появиться хорошо, если к концу его двойной смены. Похоже, это самый легкий способ получить малый контейнер "крека".

Просмотрев активность местной звезды, Кееонр ухмыльнулся. Все шло как нельзя лучше, поток частиц после рассеивания заряженных частиц должен был достичь диспетчерской станции в считанные минуты. Аппаратура, конечно, была защищена от такого рода неприятностей, но периодически случалось всякое. В данном случае должно было произойти простое замыкание в системе контрольно-записывающей аппаратуры. По станции прошло предупреждение, и все кто находился за стенками станции, должны были временно укрыться. Небольшой, еле заметный скачок и Кееонр закоротил "шилом" два потока, выключив записывающую аппаратуру. Через пять минут поток заряженных частиц прошел, и он записал данные в журнал дежурств и отправил заявку на вызов ремонтников старшему дежурной смены. Тот, не задавая лишних вопросов, поставил заявку в очередь и отправил ее на основную базу. Он переключился с автоматической системы на ручное управление и подождал, не будет ли сигнала предупреждения.

Сигнала от главного искина базы не было, а значить, тот не проводит запись и слежку. Кееонр перенес с памяти нейросети особый файл, записанный им вчера, и перегрузил в систему отключенного искина. Этот файл ему пришлось писать в ручную, используя свою нейросеть и программу обычного симулятора диспетчера. Фактически этот файл вообще должен был обезопасить Кееонра от всяких косяков, если они не дай Илуватар случатся. Подкорректировал время и закачав его в хронологию, он постарался сгладить как можно чище концы спайки файлов. Теперь этот файл будет заменять реальность искину все-то время, что понадобиться Кееонру.

Теперь оставалось только дождаться нужного корабля.

Прошло уже три часа дежурства, и ажиотаж ожидания прошел, постепенно переходя в тупое дежурство, с постепенным уходом в то состояние когда мозг начинает отключаться, только фиксируя данные с экранов мониторов. Выйдя в коридор и заглянув по кабинетам, Кееонр решил применить пол дозу Z-крека, которого у него осталось еще две полных дозы. А так как в будущем у него могло оказаться его на целый год, то и экономить не было смысла.

Пол дозы его взбодрило, расширилось мировосприятие и скорость реакции, но побочных явлений не чувствовалось. Говорят, что все советники Конвента сидят на подобных средствах, но именно умеренное потребление данных веществ и давало тот самый эффект уникального управления с максимальной пользой. И теперь Кееонру стало понятно чувства этих советников, которые чувствовали себя всемогущими богами и вершителями судеб. А они принимали намного продвинутые сертифицированные вещества.

Раньше Кееонр принимал полные дозы, а они уже убивали ясность мысли и отправляли "абонента" в мир грез. Именно тот мир, который был просто необходим при этой монотонной скучной службе.

И тут на нейросеть пришел сигнал. Кееорн мгновенно заглушил звуковой сигнал через нейросеть и закрыл переборку в свой пост. Метрика пространства начала изменяться и в пространство выпал большой транспортник. Это немного смутило Кееорна, ведь по заданию должен был выйти средний транспорт, но дальнейшие действия и характеристики корабля склоняли его к мысли, что ошибся сержант.

Корабль оказался грузовой транспортник "Глобал-союз", изготовленный на стапелях "Плиний-индастриалз", более четырезсот лет назад в Федерации Дун-Адане. Старье было страшное, еще с аппаратурой первого поколения, но корабль был людской, хоть и размер его был огромным. Затем от него отделился довольно приличный кусок и начал отходить почти под девяносто градусов. Анализ показал отсутствие энергетических полей, и Кееорну стало понятно, что это именно нужный ему контейнер, хотя тень сомнений у него все-таки возникла, уж очень большой размер у этого контейнера оказался. Он быстро записал траекторию и сжатым файлом отправил его сержанту.

Затем подождав пару минут, он отключил работу своего файла, стер все возможные и известные ему записи в реестре изменения программного обеспечения и нажал кнопку тревоги, поднимая дежурное звено на перехват транспорта, который вопреки описанию задания пока даже не собирался начинать маневр к точкам гиперпрыжка. Но, подумав, Кееорн решил, что в принципе это не его проблема и свою часть договора он выполнил. Скорректировав перехватчики на цель, попутно определив, что до цели им лететь еще часа три он решил принять оставшуюся дозу, так как считал, что его миссия выполнена.

Уже через пять минут он только краем сознания следил за всем, что творилось в подконтрольном ему секторе системы витая в приятном мире своих грез. И даже вышедший через час средний транспорт не выдернул его из грез, а система, переведенная в автоматический режим, вызвала второе дежурное звено. Искин, подключенный к системе локации и обнаружения, рассчитав траектории целей, перенацелил первое звено на перехват среднего транспорта. А к тяжелому транспорту все больше углубляющемуся внутрь системы полетело второе звено перехватчиков.



Глава 3

Последние два месяца прошли интересно, но и напряженно. С трудом были набраны специалисты. Целого спаянного отряда нам не попалось, Но Урчану удалось набрать отдельных бойцов из разбитых наемнических отрядов и военных ушедших по какой либо причине из своих армий. Так в отряде оказалось три орокуэна, пять харадца, один поури, и один хафлинг. Но по уверениям Урчана спецы они оказались отличные, а некоторых он бы оставил и после выполнения контракта, естественно, если они останутся живы. Харадцы оказались обычными штурмовиками с богатым опытом боевых действий на планетах. Можно сказать, что они ветераны межклановых войн, имеющии опыт штурмовой высадки на планеты, естественно зачисток территории и диверсионных действий. Как по моему, читая их резюме это были обычные головорезы. Это было так сказать мясо нашей боевой группы.

Орки оказались универсалами, они могли водить наземные боевые системы, и управлялись с тяжелым вооружением, знали саперное дело, а один управлялся разведывательными комплексами и боевыми дроидами. Все трое были так сказать основной ударной силой, которую можно было применить в любом месте в любой момент.

Поури был диверсантом. С уникальным оборудованием, он мог проникнуть где угодно и выполнить любую задачу. В его резюме было несколько удачных выполненных заказов на устранение. Это был так сказать "ниндзя" современного сообщества. Максимально использовал все современное ручное оружие, отлично владел приемами рукопашного боя. Сами поури с их кодексом убийц, тоже были еще теми штучками. Этот народ, являющийся дальними родственниками хафлингов, выбрал путь воинов и убийц, посвящая свои жертвы неизвестному божеству. Кстати, поури были одним из самых загадочных космических рас. Они не прятались специально, и не смотря на их малочисленность, реально их можно было найти почти на каждой планете или космической станции. Но вот где их родная планета, какая у них культура, особенности быта никто не знал. Некоторые экспедиции специально отправлялись на исследования этого народа, но либо ничего не находили, либо бесследно исчезали. Естественно в банке данных у меня про поури было очень мало данных.

И крайний наш наемный боец, был хафлингом. Космический народ, основным занятием которого было сельское хозяйство, в тоже время был основным поставщиком высококлассных бойцов-снайперов. Стрелять они любили и умели. Если хафлингу дать очень хорошее оружие, то он сможет попасть почти с любого расстояния, до какого оно стреляет. Естественно он и занимал в отряде должность штатного снайпера.

По мнению Урчана данный состав отряда максимально подходил под их задачу, и результаты тренировок подтверждали его слова.

Киа удалось все-таки найти старое дешевое корыто, которое в придачу было из так называемого списка нашего инженера. На корабле был необходимый минимум для выполнения полетов, а в остальном это был настоящий древний хлам. Для полноценного использования в него нужно было вложить огромные деньги, а нам он подходил и в этом состоянии. Сам корабль находился в одной из систем Харадской Империи, и для того, чтобы забрать его, необходимо было сделать небольшой крюк. И уже на нем добираться до конечной цели.

Так же Киа удалось найти и "будущий" экипаж этого транспортника, который прибыл в четырех криокапсулах, и теперь находился в ведении Каркароса. В этих капсулах находился капитан-пилот, пилот, штурман и инженер. Все четверо были кончеными наркоманами, и реально жить им оставалось два три укола. Но за долги они попали в рабство, и то им повезло, что это была Орокуэнская Конфедерация, в других бы "государствах они бы червей кормили. А так их просто выставили на продажу, а что уже будет делать с ними хозяин это лично его дело. Троим, уже даже медкапсула не помогла бы, у них началась как обычная психофизическая зависимость, так и компульсивная зависимость. Они жили либо в мире наркотических грез либо в полном неадаптивном ступоре, реакции на раздражители у них почти полностью отсутствовали, и это полностью соответствовало нашему плану. "Штурман" просто имел физическую зависимость, и реально вылечить его можно было парой часов в капсуле. Вот только нам он вылеченный и адекватный абсолютно был не нужен.

Группа нашего инженера, привела в порядок транспорт и сделала небольшую доработку, полностью сняв броню с верхней части транспорта. Оставшаяся обшивка крепилась на небольших стойках, которые быстро уничтожались обычными пиропатронами и сбрасывали этот кусок в космос. Под этим куском был размещен наш мини крейсер, установленный на мягкие стапеля, которые должны быть уничтожены после покидания нашим крейсером этого куска металлолома.

Вообще последний месяц был каторгой. Эта летающая рухлядь еле двигалась и уходила в прыжок за двадцать пять часов. При этом постоянно приходилось корректировать направления, потому что платформа гировертикалей была разболтана, и корабль кидало из стороны в сторону. Искин просто не работал, и это приходилось делать вручную, что очень выматывало пилотов, привыкших к пилотированию через искин корабля.

Постоянные заправочные вахты, когда только при помощи одного насоса, приходилось перекачивать топливо из запасных цистерн в группу расходных баков. Хорошо хоть места внутри было много, и по совету инженера мы купили обычные растяжные баки и заполнили их полностью топливом.

Лететь пришлось через нейтральную зону между Федерацией Дун-Аданэ и Гномьим царством. Вообще, это одна из самых безопасных нейтральных зон. Но безопасная она в основном из-за гномьей паранойи, которые постоянно патрулируют эту территорию. Корабли Дун-Аданэ, же встретились всего один раз, и тот был обычным большим грузовиком, перевозящим ценную породу на заводы гномов. Для патрулей гномов, у нас были подготовлены документы о перегонки транспортника в систему Сусик, сектора Фелгест.

А почему летим по нейтральной территории, то ответ был проще простого, – экономили на таможенном сборе. И это была чистая правда, потому, что так старались делать все. Никто лишнего платить не хотел и использовал такие промежутки между космическими государствами как основные трассы, если это конечно было безопасно. Между другими государствами, это были самые опасные зоны, и все старались перескакивать их за один раз.

Вот и у нас был свой самый опасный участок, когда мы ушли из Харадской империи и пересекали сектор Флавии, – самый пиратоопасный сектор Содружества. Который, в добавок ко всему, располагался почти в центре Содружества, между пятью государствами.

А еще, я стал отцом, или правильнее сказать "будущим отцом". В биорепликаторах созревали двое моих детей. Один от Киа, второй от Наты. Если честно, то у меня по этому поводу были двойственные чувства. В первых я первый раз стал отцом. Так получилось, что мой первый и единственный брак на Земле продолжался до моей первой "горячей" командировки. И когда я вернулся домой, то вещей жены там не оказалось. А еще через неделю пришла повестка в суд по поводу развода. Так что детей у меня не было. Наиболее частая судьба настоящего военного коснулась и меня.

А потом как-то затянуло, из командировки в командировку, а для создания семьи, времени как-то и не хватило. Свалится в пучину пьянства и разгула не дало воспитание. Конечно, я тоже закладывал за воротник со своими боевыми товарищами, но это не превращалось в карусель пьянок. Иногда, в моей жизни появлялись женщины, но не с одной отношения не заладились, так как к тому моменту моей семьей стали мои боевые товарищи, которые не бросали меня, если мне было тяжело. Родители сетовали, что им так и не удастся увидеть внуков, но так сказать первая любовь нанесла мне некую, может даже детскую, травму.

Так что мои отцовские чувства еще никак не проявлялись, я просто не был готов, и это не смотря на свои достаточные годы. Но внутри, все-таки что-то зашевелилось, какая-то гордость или больше сказать непонятное для меня чувство какого-то превосходства над другими. У меня будет сын и дочка. Жаль только моим родителям не суждено будет их понянчить.

Вторым чувством, было опасение. Сейчас, когда все они идут на почти не выполнимое задание, заводить детей было просто немыслимо. Но видя довольные, как будто освещенные изнутри лица Киа и Наты, у меня даже язык не повернулся намекнуть им на аборт. И теперь с каждым днем росло чувство страха, я еще не держал своих детей на руках, но я уже их любил и переживал за них и боялся потерять. А то куда нас вел этот путь, не гарантировало им хорошего будущего, да и вообще какого-либо будущего.

Единственным выходом было затеряться где-нибудь в окраинных секторах, но тогда я подставлял Лайцбрингера, да и уверенности, что меня не найдут тоже не было. А с учетом моего симбионта, который спокойно существовал на моей правой руке, то они преспокойно могли отслеживать как мое местоположение, так и возможно мои действия.

Приходящая мысль снять его и уничтожить, вела обычно к тому, что по моему следу сразу же спустят всех собак, а Лайцбрингера сразу заметут. Поэтому моя команда неотвратимо двигалась в эту проклятую эльфийскую систему Проон, сектора Оника. А страх за своих будущих детей мобилизировал меня и мою команду, – только победа, только удача, и никаких других мыслей не допускалось.

Глава 4

Я рассчитал крайний гиперпрыжок. Получалось вроде хорошо. Все предыдущие прыжки по территории эльфов проходили через пустые, незаселенные системы и теперь оставался самый крайний и важный. Так как нам не удалось найти хорошего штурмана, мне пришлось самому подучить соответствующие базы и заняться этой нужной, но как оказалось не обременительной работой. Так же я заставил изучить штурманские базы и Харацегу, занимающую должность второго пилота. А в будущем, собирался заставить и Лецкашака, нечего оставаться узкоспециализированным специалистом.

Рил заменил искин в транспортнике и тот сейчас принимал корабль под свое "крыло". Теперь, когда предыдущий искин был надежно спрятан в моей каюте, предысторию транспортника просчитать будет достаточно проблематично. Но за это пришлось заплатить почти шестичасовым сидением в скафах, так как при приеме новым искином корабля, все системы не работали.

Володя, или Вол, как его сейчас называли все члены экипажа с легкой подачи Урчана, изучал базу "Электронный взлом третьего уровня". Ему она была необходима, для перепрограммирования искинов второго ранга, возможностью открыть автоматические двери и перепрограммировать автоматизированные транспортные средства. Эту базу мне удалось купить ему в Харадской империи, и она оказалась достаточно дорогой, почти двести тысяч кредитов.

После того как искин принял корабль, началась долгая вахта с почти двадцати шестичасовым разгоном для прыжка. Транспортник долго разгонялся и по этому всему экипажу приходилось быть на чеку, замаскировать такую неуклюжую громадину было невозможно, а сдыхающие двигатели еле давали прирост скорости. Это был самый опасный участок, когда нас могли атаковать кто угодно, от обычных патрулей эльфов, до безбашеных лякуш, которые любили потрошить эльфийские корабли и забирались вглубь их территорий.

Наконец корабль совершил прыжок, и все расслабленно выдохнули. С одной стороны впереди их ждала тяжелая и смертельная работа, с минимальными шансами на успех. С другой, они опять удачно прошли очередной этап на этой развалюхи, за которую заплатили аж четыре миллиона кредитов. Даже Рил подсчитав, сколько нужно было вложить в этот корабль, для того чтобы он стал приемлемым для использования, с легким сердцем готов был его бросить, – таких денег нам в ближайшем будущем не заработать.

Началась вторая фаза подготовки. В прыжке мы должны будем пробыть не более семи стандартных суток. В первые дни все отоспались после выматывающей разгонной вахты, когда многим приходилось сидеть на стимуляторах, чтобы не заснуть на своих дежурных местах. А затем, начались работы по подготовке корабля к основной стадии операции. Все отсеки начали зачищать и осматривать, чтобы случайно нигде не осталось каких-либо следов, раскрывающих основное назначение этого транспортника.

По каютам был раскидан старый мотлох, в основном рассчитанный на людей, но изредка появлялись и чуть не истлевшие вещи эльфов. Все эти вещи достал где-то Урчан, притащив эту бомжатскую коллекцию на корабль. Сначало меня это удивило, но доводы были приведены веские и я согласился терпеть весь этот мешок вонючего "добра", правда, в одном из самых дальних отсеках. Сейчас вещи с этого мешка разносились по каютам и живописно раскидывались или складывались там.

Каркарос начал выводить из заморозки наш экипаж, оставив штурмана, как самого адекватного напоследок. Я с напряжением следил за разморозкой, уже зная, что не всегда удается удачно это сделать, и всегда около процента замороженных не выживает. А тут еще и с ослабленным тяжелыми наркотиками иммунитетом. Кстати Каркарос прикупил эти самые наркотики и ему даже удалось достать уже израсходованные одноразовые шприц-тюбики из-под этой гадости. А еще целый большой отсек был завален дешевой наркотической травой диарум. Как говорил Каркарос, – это конечно не то, что любят эльфы, но для таких "обкурков" как "этот экипаж" сойдет.

Размораживание двоих первых удалось, и теперь они лежали в медкапсулах, а Каркарос, стимулировал их легкими расширяющими сознания наркотиками. Еще двое ждали своей очереди, но после разморозки первых двоих, у оставшихся шансов было больше, как и здоровья. Каркарос решил их размораживать, как только можно будет продержать этих под постоянным кайфом без смертельного исхода для них.

Похоже, что все шло по плану и как не странно никаких сбоев не наблюдалось, если честно я не привык к такому на Земле. Там вечно все делалось через пень-колоду, и наверно именно это было интересным в моей "прошлой" жизни.

" Матриарху Дзитра Фо"Аркаин ан Бэнрэ.

Объект неукоснительно направляется на выполнение контракта, совершили прыжок в систему Проон. Судя по их общим приготовлениям, и последним маневрам они рассчитывают выполнить контракт. Искин провел расчет и выдал пятипроцентную вероятность выполнение контракта. Вводя данные после наблюдения за ними не изменились. Скорее всего, это связано с определенным планом, который расчету не подается, а прямые действия ведут к девяносто пяти процентному провалу.

Агент Восемь".

– Они все-таки, решились на это, – проговорила вслух матриарх Дзитра Фо"Аркаин ан Бэнрэ, постучав ногтем указательного пальца по подлокотнику трона.

Сидящие вокруг члены совета, продолжали сидеть, ожидая дальнейших ее слов. Но почти в течении пяти минут она сидела не шевелясь, а на ее лице не дрогнул ни единый мускул.

– Жаль, очень жаль, он мог быть перспективным агентом.


Настал момент истины. Напряженность гиперполя начала падать и корабль вот-вот должен был выйти из гиперпрыжка. Абордажная команда под присмотром Каркароса переносила четыре бесчувственных, накаченных наркотиками тела в рубку управления. Они быстро рассадили их согласно расписанию и помчались на борт нашего миникрейсера. Каркарос еще раз оглядел рубку, раскидал вокруг пустые шприц-тюбики, а небольшую коробку с еще полными поставил перед капитаном.

Далее он буквально по спринтерски рванул за остальными и зашел на наш корабль последним. Не знаю успел ли он на свое штатное место, но буквально через пару секунд нас выкинуло в обычное пространство. Искин нашего корабля соориентировался и произвел подрыв пиропатронов. Нас накрыла перегрузка, и только компенсаторы наших скафов погасили ее. Наш корабль, прикрепленный к этой верхней части вылетел из нутрии туши транспортника и начал незначительное вращательное движение.

Лец плавно подал энергию на маскировочные поля и начал разгон двигателей. Транспортник, тоже начал небольшое отклонение. Похоже не смотря на несоизмеримую разницу массы покоя, отделение такого куска корпуса тоже подействовало на него. Через минуту маскировочные поля вышли на максимальный режим и соответствующий искин начал отрабатывать свою программу, контролирую множество переменных и в тоже время, не давая исчезнуть маскировочному полю.

Корабль медленно расстыковался от бывшей обшивки транспортника и начал свое движение к ближайшей планете, чтобы спрятаться на ее низкой орбите. Сенсоры постоянно обшаривали пространство и вскоре были замечены четыре перехватчика, направляющиеся к транспортнику. Так как их траектория была рассчитана нашими искинами и нам не угрожала, мы облегченно вздохнули. Но опасность все-таки оставалась, временной интервал спаренной маскировочной системы еще был неизвестен, а нам было необходимо, чтобы она продержалась хотя бы два часа.



Минуты текли медленно, так же медленно мы приближались к планете, где собирались временно укрыться, а вот температура маскировочной системы росла довольно быстро. Охлаждающие контуры не справлялись с охлаждением двух поочередно работающих систем и временные интервалы между переключениями начали уменьшаться. Показатели температуры вплотную приблизились к красному сектору и вскоре мы должны были остаться без маскировки.

Неожиданно радары засекли еще один корабль, вынырнувший из гиперполя. Это был средний транспортник. От него отделилось несколько контейнеров, и он начал выполнять маневр разгона для последующего гиперпрыжка. Но, похоже, сделать ему это, было не суждено. Четверка перехватчиков изменила курс и на форсированных режимах начала сближение с этим кораблем.

Планета заняла весь обзорный экран, когда маскировочное поле исчезло, а еще через пять секунд мы зашли в так называемый радиационный пояс планеты, внутри которого собирались укрыться.

– Время работы маскировочного поля сто восемнадцать стандартных минут, – доложил инженер, – предварительное время охлаждения четыре стандартных часа.

– Что-то можно сделать с охлаждением систем, – спросил я.

– Не знаю, надо подумать.

– Даю тебе десять часов, нужно увеличить время работы хотя бы на полчаса, иначе нам не удастся подобраться ближе к нужной нам планете.

– Буду стараться, бодро ответил Рил.

– Лец вырубай все системы, оставляй только защитное поле, и постарайся нас держать постоянно в тени планеты.

– Да знаю капитан, все же уже тысячу раз обговорено, – чуть улыбнувшись, ответил Лец.

– Тысячу первый не помешает, – сыграв строгость, ответил я и вышел из боевой рубки.


Глава 5

Фергеер еще раз просмотрел отчеты. Первый отчет пришел от первого дежурного звена и был ожидаем. Эта операции была разработана уже два месяца назад и вот, наконец, дала результат. Главный поставщик Z-крека был перехвачен, и теперь раскручивалась вся цепочка распространителей и помощников.

Дежурному звену удалось остановить средний транспортник, почти перед самым его прыжком. Он оказался еще тем фаршированным бычком. В корпусе среднего, ближе даже курьерского судна, стояла очень мощная силовая установка и продвинутые двигатели пятого поколения. Только удачное стечение обстоятельств позволило дежурному звену перехватчиков задержать это судно. Но и это обстоятельство оказалось странным и еще более запутанным и требовало отдельного расследования.

Был задержан дежурный диспетчер, сейчас находящийся в медблоке и проходящий принудительное выведение из наркотического опьянения. Так же задержали сержанта Оэролондос, за которым уже месяц была установлена ментослежка, и было известно, что он был одним из главных организаторов наркобизнеса в системе. Сейчас он подвергался ментодопросы пятой степени. После этого нормальной жизнью он уже жить не мог, и использовать его можно было только в первых рядах штурмовой пехоты. Но информация лилась рекой, и боевое крыло Специальной службы Конвента (ССК) начало действовать.

В наркоторговлю был втянут старший начальник Службы логистики центрального управления системы Проон. А дальше цепочка тянулось вниз, до простых диспетчеров и пилотов. Для того чтобы выйти наверх необходим был допрос этого начальника, а он оказался Глообар Ар-Вароола, один из родичей члена конвента. Полномочий у капитана Феергера хватало, но он был опытным и умудренный долгой жизнью эльф, и понимал, что за такую рыбину можно было получить полный кувшин фекалий. Поэтому, для начала работы с этим Глообаром, он заказал гиперсвязь с прямым своим начальником, членом совета конвента по безопасности Дааллба Ан-Саонкаан Иш Шапаарба.

Дело по наркотрафику и наркоторговле в системе Проон раскручивалось быстро, и уже сейчас по всей системе было взято под стражу более двухсот эльфов, замешанных в этих темных делишках. Информация лилась бурным потоком, уже все команды следователей были задействованы в раскрутки всех ниточек, исполняя приказ Конвента, о полной прополке всех нарушителей.

Но капитану Фергееру не давал покоя первый появившийся транспорт в системе. Он просто выпадал из схемы и был полным абсурдом.

– Каанцуар, у нас есть свободная следственная команда? – нажав кнопку селектора, спросил Фергеер.

– Нет. Все задействованы.

– Тогда пришли ко мне старшего следователя Фираанира после того как он закончит свой допрос.

– Слушаюсь господин Феергеер.

Феергер еще раз прочитал файл штурмовой и следственной команды на этом транспорте.

"Грузовой транспортник "Глобал-союз", изготовленный на стапелях "Плиний-индастриалз", более четырехсот лет назад в Федерации Дун-Адане. Название транспорта, прописанное в командном искине, не переводится ни с одного известного языка, звуковая адаптация "Пуустиишка". На борту обнаружена команда из четырех человек – дунаданцев, но без идентификации гражданства. Все находились в глубокой наркотической коме, корабль фактически без управления выпал из гиперпрыжка. Принудительно вывести из наркотического опьянения возможно только одного. На корабле был обнаружен груз диарума. Продолжаются розыскные работы, но больше ничего подозрительного не обнаружено".

Да все это было очень странным. Диарум не пользовался спросом у эльфов, которые в последние годы очень сильно пристрастились к веществам расширяющие сознание. Он был слишком слабым и скорее подходил больше для людей, но уж точно не для эльфов, синтезирующих в своих комнатах вещи позабористее. Какая– то мысль маячила на краю сознания, но пока Феергер не мог ее осознать, хотя и чувствовал своим нутром. Что что-то здесь не чисто, и этим нужно заняться более плотно.

Пришел объемный файл содержащий допрос сержанта Оэролондос. Ментодопрос пятого уровня давал очень быстро много качественной информации, но был в нем один минус, абонент после такого допроса обычно напрочь терял личность, и становился фактически биороботом. Теперь его можно было использовать только на тупых низко квалифицированных работах или в штурмовых подразделениях. Феергер отправил короткое сообщение, и судьба сержанта была решена. Он отправлялся с первым же кораблем в сектор Полюкс, где он во славу Священного Конвента, сложит голову в борьбе с тороноидами.

А вот с текстом допроса необходимо было серьезно поработать. Для усваивания столь большого объема информации требовалось достаточно много времени и почти вся мощность его продвинутой нейросети "Аналитик-6ум". Единственно, что он сделал, перед полным погружением это отправил сообщение старшему следователю лейтенанту Фирааниру, чтобы тот занялся большим транспортом, выделяя это дело в отдельное направление. И после этого приняв мнемостимуляторы, погрузился в мир "информации".

Выход был тяжелым, сержант оказался огромным кладезем информации, и теперь нужно было всю ее отработать. Теперь, когда она была рассортирована и разложена по "полочкам", работать с ней было одно удовольствие. Становилась понятна схема работы всей структуры наркоиндустрии и теперь две трети имен придется отпустить, вписав им в личное дело серьезные взыскания.

Первым делом он отправил обобщенный файл своему секретарю. Информация в этом файле уже была полностью структурирована и готова к прямому использованию. По многим одноразовым помощникам Феергер уже вынес наказание. В основном это были пилоты подбиравшие контейнеры и диспетчеры, которые давали информацию по контейнерам, естественно не занося это в журналы дежурства, отключая искины.

Единственный, кто его заинтересовал так это старший диспетчер рядовой Кеенор, проявивший великолепную техническую смекалку. До сих пор специалисты из следственного отдела разбирались с его вроде бы простыми методами и удивлялись. Если бы он уже не был под колпаком, то предъявить ему кроме показаний сержанта оказалось нечего. В голове Феергера загорелось мысль использовать его в одной из своих следственных групп. Но сейчас необходимо было посетить медкапсулу, чтобы снять ужасную головную боль.

– Рядовой Кеенор, в ваших интересах рассказать все самому,– начал допрос Феергер, решивший сам посмотреть на этого эльфа. Уже после медкапсулы его мозг выдал еще одну неувязочку связанную с ним. Этот Кеенор был старшим диспетчером, а звание имел только рядового. Перешерстив все его личное дело он обнаружил только одно, – он слишком часто менял место службы, успевая улизнуть до того как ему повышали звание. По самой службе у него были хорошие рецензии, но ни один начальник не повысил его в звании, парадокс который буквально сбивал с толку. За двадцать лет службы не одного повышения.

– А что я должен вам рассказать? – спокойно без тени испуга ответил тот.

– Ну, например, как помогли сержанту Оэролондосу в его темном деле.

– Каком темном деле? – продолжал играть дурочка Кеенор.

– Давайте сократим наш разговор на полчаса. Вот показания сержанта Оэролондоса, – решил проверить рядового Феергер, скинув ему на сеть файл с показаниями сержанта и мнемопрослушкой их разговора в столовой.

– Давайте попробуем, – похоже что рядовой начал просматривать полученные файлы, так как его ресницы часто заморгали, а взгляд отрешился.

После проведенного расследования Феенор сначала был поставлен в тупик. Оказывается, что Кеенору восемнадцать раз присваивали звание капрал, но он тут же переводился на новое место службы, а там уже опять оказывался рядовым. Понятное дело, что при этом происходила правка его документов, и скорее всего это он делал сам, так как его квалификация программиста оказалась довольно высокой. Но вот причины этого Феенор понять не мог, пока не просмотрел полностью его личное дело с самого детства.

Оказалось, что он был довольно одаренным и перспективным молодым человеком, вследствие чего характер у него оказался не из лучших. Добавим к этому юношеский максимализм, и девушку – дочку влиятельного администратора. Брак с этим хоть и одаренным, но абсолютно бедным молодым человеком и его дочерью не входил в планы папаши. И тот ничего особенного не выдумывая, отправил юношу в армию по разнарядке. Тот армию не воспринимал "абсолютно никак", хотя в пацифистические общества не входил. И естественно изо всех сил старался сократить время своего пребывания в армии. И как довольно сообразительный эльф, придумал идеальную схему.

На службу забирали в среднем на пятьдесят лет. С учетом общей продолжительности жизни эльфов, это можно сказать был ничтожный срок. Но этот индивид перерыл множество наказов и рекомендаций и нашел подходящий ему пункт. Где были рекомендации, что военнослужащий, который не рос по служебной лестнице, подвергался увольнению. При этом он полностью получал все льготы, как прослуживший полный срок. Это был довольно старый наказ, времен до Содружества, но до сих пор не отмененный. И наказ этот регламентировал здоровую конкуренцию в армии и флоте. Естественно кто не рос в звании, тот не мог составлять конкуренцию и подлежал увольнению, дабы не быть примером застоя и бесперспективности.

И вот оставалось этому умнику служить еще год. Звание "капрал" ему должны были присвоить через два месяца, но вот в отделе кадров появился некоторый документ, предписывавший перевод через месяц некоего рядового Кеенора в систему Лиеная, в пограничный контроль. И сидел бы он тихонько, а через месяц бы покинул эту систему, если бы не ввязался в эту аферу. Кстати этот файл, с запросами и выводами я ему тоже скинул, и теперь ждал его реакции.

– Ну, и что вы хотите?

– Сначала расскажешь как ты провернул дельце для сержанта.

– А потом?

– А потом мы "посмотреть" и решать, что делать с твоим будущим.

– И что лично вас интересует?

– Обычно, все кто помогал сержанту, тупо отключали искин и дежурили в ручном режиме. А у тебя искин работал, или скорее всего создал видимость работы, но главное сигнал тревоги, он не подал, хотя обязан был сделать. По крайней мере, в программном пакете это было прописано, и вмешательство в программное обеспечение нашими специалистами не было обнаружено.

– Тоже мне специалисты, – фыркнул Кеенор.

– Какие есть, лучшие вообще-то.

– Только тупые, если бы внимательно смотрели саму запись, то все прекрасно увидели сами, – ухмыльнувшись, ответил тот и рассказал все.

Все оказалось настолько просто, что Феенор рассмеялся сам. Да Кеенор не нарушил ни единого протокола, он просто воспользовался несовершенством программ защиты и при помощи чуть не детской игры подменил информацию.

– Ладно, все понятно. Реально за данный проступок все получат дополнительно десять дополнительных лет службы с постоянным контролем офицеров военного надзора. Но учитывая, что ты влез в систему кадрового распределения, подделка документов, то тебе грозит служба в штурмовых подразделениях первой линии, – здесь капитан сделал паузу, смотря на реакцию рядового.

Как не странно, у того даже глаза не забегали, полное спокойствие. Похоже, что какие-то планы выхода из этой ситуации у того были. Капитану интересно было, какие козыри остались у того, но практически проверять он этого не хотел. Такие эльфы могли натворить столько бед, а потом сбежать и стать ренегатами в Диких секторах, приносящих в будущем очень большие проблемы всем окружающим. Такие становились самым жестокими пиратами, а с учетом их реальных умственных способностей, фактически неуловимыми.

– Но я предлагаю тебе контракт.

– Именно контракт? – первый раз на его лице появились хоть какие-то эмоции.

– Да контракт.

– И я могу прекратить службу?

– Да, но не советую, военный за эту же работу получает много больше, тем более, если учесть все твои "повышения", то звание у тебя будет капитан.

– Должно быть подполковник, – неожиданно оскалился Кеенор.

– Ну не может же быть у тебя звание больше чем у твоего начальника, – ответил я улыбнувшись ему хищным оскалом, держи договор и читай, даю тебе пятнадцать минут для подписания.

Через четырнадцать минут тридцать секунд, контракт был подписан.

– Ах да чуть не забыл, – улыбнулся я своей самой широкой улыбкой, – первым твоим заданием будет присвоить себе звание капитана, и чтобы никто не подкопался.

– Есть.


Глава 6

Постоянные расчеты и испытания, вот девиз последних десяти дней. Команда Рила уже третий раз переделывала систему охлаждения, но большего чем два часа беспрерывной работы в этих условиях добиться не удалось. Теперь мне и Харацене приходилось заниматься расчетами. Мы уже рассчитали несколько сотен вариантов, с помощью которых мы смогли бы проложить маршрут на третью планету этой системы. Но у всех этих маршрутов была одна проблема – время. Затрачивалось огромное количество времени, на все эти изгибы извороты, пережидания и все равно незаметно посадить наш маленький корабль на планете было практически невозможно.

Искин постоянно мониторил пространство в поисках подходящего нестабильного астероида или на крайний случай кометы, в тени которой можно было проскочить внутрь системы. Но пока такие астероиды либо пролетали слишком далеко, либо не удовлетворяли нашим потребностям, а даже незначительно изменить курс астероида мы со своим маленьким кораблем не могли.

Единственно, что у нас получалось, так это получить полные сведения об охране всей системы. Периодичность патрулей, их маршруты и методы работы. Мы имели интересную запись, как работают перехватчики охраны. Они довольно сноровисто зашли и расстреляли ювелирными точечными ударами транспортник. Быстро расправившись со слабым силовым полем, они разбили двигатели и маневровые блоки. А уже на обездвиженный корабль высадилась абордажная группа. Управились они буквально за полчаса, и выучка и слаженность у них была великолепная. Если такое звено сядет нам на хвост избавиться от него, будет довольно проблематично.

"Командир! Есть подходящая комета", – неожиданно пришло сообщение от Леца, который в данный момент дежурил в рубке. Я буквально влетел в рубку и сразу вывел всю информацию на большой монитор. Комета, пока еще без активного хвоста, больше всего напоминающий обычный астероид, должна была пройти всего в получасе лета от нашего место пребывания. О том, что это все-таки комета говорил спектральный анализ и довольно вытянутая траектория небесного тела вокруг местной звезды. Искин, внося все возможные влияния других небесных тел на эту комету, рассчитал полную траекторию и выдал на большой экран. Внутрь системы попасть оказалось довольно легко, и была возможность пролететь в трех часах лета от нужной нам планеты. Вопрос только заключался в том, что планету охраняли восемь малых орбитальных станций, а работы нашего маскирующего поля не хватало на столь длительное время, вдобавок с маневрами на орбите планеты.

Но все равно решение подсесть на эту комету поддержали все, и на корабле началась активная вахта. С расчетами Харацена закончила быстро, а моя проверка только подтвердила правильность ее расчетов. По отдельности мы с ней были еще слабенькими штурманами, но вместе, да еще и использую искин, мы были непобедимы. Час "икс" должен был наступить через два часа, а пока это время тратилось на проверку всех систем и приведение их в "самую-самую готовность".

Единственными халявщиками на данном этапе опять оказались бойцы нашего абордажно-десантного подразделения. Только Володя возился в своей личной каюте со снятым на старом транспортнике пищевом синтезаторе. Что он там собирался улучшить или произвести он не сознавался, но все считали, что все это просто глупая затея. Я тоже чтобы отвлечься, почитал в инфобазе про эти синтезаторы. Мне не казалось его затея глупой, но все же я считал ее просто его хобби, – "ну хочется человеку чем-то заниматься, вот он и мается всякой фигней!"

Вообще пищевые синтезаторы, оказались изобретением людей. Еще на заре их космической цивилизации, когда они только начали выполнять первые шаги по большому космосу, один из инженеров, имя в анналах истории затерялось, изобрел первый пищевой синтезатор. На тот момент это был прорыв, – агрегат выдавал первым космонавтам некую кашеобразную субстанцию со всеми необходимыми для жизнедеятельности организма веществами. Преимуществом этого агрегата стало уменьшение занимаемого места на корабле и отсутствием сложностью с хранением припасов. Для того аппарата нужно было всего подключение к воде и десять килограммов пищевого порошка на стандартный месяц для одного человека.

Потом, когда такие аппараты получили широкое распространение, то их начали классифицировать. Так под первый уровень аппаратов попали эти изготовители полезной субстанции, причем они подразделялись на четыре подкласса. Естественно первый класс могла использовать только раса людей, во втором классе добавились разнообразные напитки, но тоже только для людей, – на тот момент знакомство с другими косморазумными еще не было. Третий класс появился, когда знакомство все же состоялось, и медики разобрались с метаболизмом встреченных космических рас. И четвертый подкласс ознаменовал собой верх человеческой мысли, на тот момент, и был уже фактически универсальным средством обеспечения питания всех космических рас, программируемым специалистом под любой метаболизм.

Но наука на одном месте не стояла, и вскоре появились пищевые автоматы, которые могли синтезировать отдельные блюда. Так в первом подклассе пищевых синтезаторов второго уровня можно было заказать три-четыре первых блюда и до десяти вторых. Как сообщали хроники, вкус у них был приличным и никто в принципе не жаловался. Второй подкласс данных инженерно-кулинарных устройств уже мог изготавливать блюда и для других косморазумных, но опять, их меню было коротким.

В третьем классе количество блюд изготовляемых синтезатором уже достигало сотни, и разделения на расы уже не было. Все можно было выбрать в одном меню.

Четвертый класс уже предоставлял длиннейший список из большого числа блюд на любой вкус и цвет. Меню таких аппаратов становилось как большая кулинарная книга, нужно было только точно знать название своего блюда. Именно такой пищевой синтезатор стоял у нас на корабле.

Пятого уровня синтезатор, но это уже была чисто эльфийская разработка, которая могла изготовить уже полное соответствие формы и вкуса, был мечтой любого капитана рейдера, но цены на них уже кусались и на самом деле такие аппараты не являлись жизненно важными, и их покупка всегда стояла в конце списка.

Шестой уровень замахнулся на святое, он кроме того, что мог синтезировать все что угодно, синтезировал еще и алкогольные напитки, что в предыдущих моделях являлось системным запретом. Такие синтезаторы уже были малыми и личными, часто находились только у отдельных богатых "буратин" в каютах или личных космических яхтах.

И наконец, седьмой уровень, никто его толком не видел, но описание его есть. В нем встроен искин третьего уровня, который заточен на самообучение в кулинарном направлении. Естественно очень дорогая штука, изготавливаемая эльфийской компанией "Эрейнион" под заказ и используется только "ручная сборка".

У Володи был раритет, если быть точным то он находился на старом транспортнике, это был пищевой синтезатор "Данар– 2а+". Как понятно из названия, это был аппарат второго уровня, и он мог синтезировать, не много не мало, а целых семь видов первого, и двадцать видов второго. Мясных кусочков ожидать от него не стоит, а вот всяких котлеток, фрикаделек и разных фарш-шариков без проблем. Кроме этого он мог синтезировать пять видов чая, восемь видов кофе и десяток видов сока. И вот именно с этим аппаратом он и возился, стараясь изменить примитивные настройки и синтезировать что-то необычное. Кстати, как я случайно обнаружил, данный синтезатор можно было очень удачно продать в какой-нибудь музей или разным коллекционерам, собирающим всякую "хрень".

Так что получалось, на корабле сейчас работало всего несколько разумных, а остальные "нервно грызли ногти", ожидая начала следующего этапа многоходовой операции, где уже они выступят в главной роли.

Корабль плавно сошел со своей низкой орбиты и пошел на перехват будущей кометы. Как таковой работы не у кого больше не было, но полная боевая смена находилась в рубке, да и все остальные члены экипажа тоже находились на своих местах, готовые к любому развитию событий.

Как оказалось, ничего особенного в их полете не было. Лец плавно завел наш корабль на поверхность кометы и так же медленно и плавно посадил его в один небольшой кратер, который ему указала Киа, пытаясь своими радарами определить наиболее твердое место на этом космическом теле. Все с облегчением выдохнули, и я дал команду на отключение маскирующего щита, который сейчас проработал всего чуть больше получаса.

– Через пять минут сбор в нашей кают-компании, естественно за исключением дежурной вахты, – прозвучала моя команда по всему кораблю.


– Теперь на повестки дня у нас стоит вопрос, как высадить десантную команду на охраняемую планету, – начал я постановку задачи.

– Уточню, что данная "маршрутка" пройдет мимо нужной нам планеты в двух с половиной часах, а работы нашего защитного поля хватит только на два. К этому добавлю, что энергия, которую это поле съедает как черная дыра, нам нужна на орбитальные маневры. Основными противниками у нас на следующем этапе будут малые орбитальные станции и атмосфера планеты, которая очень ярко покажет вход наших челноков в атмосферу.

– А как челноки потом будут уходить с планеты?

– Это следующий пункт нашего собрания, и то только тогда возникнет, когда мы сможем безопасно сбросить на планету челноки. Будем учитывать, что на планете есть довольно мощная система противокосмической обороны.

– А почему не садится на планету кораблем?– неожиданно задал вопрос Володя.

– А почему нельзя сесть на планету нашим кораблем, – глупо повторил я вопрос Володи, посмотрев на Леца.

Тот в ответ пожал плечами и вопросительно посмотрел на остальных.

– Я так понимаю, что мы можем произвести посадку на планету этим кораблем?

– Да. Он приспособлен для посадок на планеты. Его обшивка, хоть и будет поддаваться температурному напряжению, но без проблем выдержит десять таких входов и выходов. Но вопрос, заключается в том, что подход нашего крейсера никак не скроешь от систем наведения малых станций и систем ПКО.

– А если сделать ширму из метеоритов?– опять задал вопрос Володя.

– Хорошо бы, только именно для этого нужен еще один корабль, который в расчетное время создал бы его и отправил по нужной нам траектории, – с грустью вздохнул Урчан, – помнится есть старый трактат, еще времен изоляции, как один генерал создал целую волну метеоритных дождей, а корабли пустил за ними.

– И что?

– Кораблям того генерала даже стрелять не пришлось, метеоритный дождь тогда все стер с лица планеты, сделав ее не пригодной для жизни лет на пятьдесят.

– А почему нам сейчас это было не попробовать? – спросил я. В моей голове нарисовалась картина, как метеоритные потоки буквально слизывают все станции с орбиты планеты, а мы в ее хвосте спокойно садимся на планету и обстряпываем свои дела.

– У эльфов есть защитные поля, а у нас тогда их еще не было. Они просто включат их и защитят от мелких метеоритов, а крупные посбивает их системы ПКО, – полностью развеял мою надежду Урчан.

– И что же нам делать? У нас всего три декады, чтобы что-то сделать, а дальше мы опять вернемся к тому, с чего начали.

– Юра, а ты помнишь этот фильм с "крепким орешком", – неожиданно воскликнул Володя,– там он еще с командой бурильщиков на комете заряд закладывал.

– Армагеддон, с Брюсом Виллисом, конечно, помню.

– Может и нам, рассчитать и подорвать заряд так, чтобы комета или обломок на котором мы находимся, полетел в сторону планеты. Пока они его там изучать будут мы и проскочим.

– Вот. Первая реальная рабочая идея, – воскликнул я, – молодец Вова. Теперь всем произвести работу своим серым или каким там у кого в голове веществом и дать по этому направлению еще идеи, а главное надо все рассчитать и главной расчетчицей этих подрывов будет Харацена.

– Необходимо изучить состав и плотность кометы, период вращения, сделать замеры.

– Вот видишь, ты уже начинаешь работать головой, так что тебе и карты в руки. Ты главная и можешь привлекать к этой работе всех… кроме меня конечно.

Все медленно покинули нашу тесную кают-компанию, и вы ней остался только Володя.

– Тебе что-то надо?

– Не знаю как спросить, – начал меньжуваться он.

– Спроси как есть, ты сегодня герой, прямо понимаешь мозг.

– Мне нужен дегустатор.

– Не понял?

– Ну мне удалось кое что получить на том пищевом синтезаторе, и теперь нужно чтобы ты попробовал.

– А сам то ты пробовал свою "стряпню", а то небось отравить хочешь.

– Я пробовал, мне понравилось, но мое мнение субъективное, а тут нужно авторитетное мнение независимого разумного.

– Так попроси кого-нибудь. Вон Урчан вроде к тебе отлично относится, вот и накорми его. Он тем более не отравится у них, троллей желудки не такое переваривают.

– Он не поймет, это наше, тут все-таки знаток нужен.

– Что же ты такого приготовил, что прямо знаток и авторитет нужен.

– Чай.

Я с трудом, только громадным приложением силы воли сдержал смех.

– Так чай может приготовить любой синтезатор.

– Нет, это другой чай, я смог синтезировать листья чая, а потом уже заваривать их в чайнике.

– Ты смог синтезировать листья чая?

– Ну да. И сахар тоже получилось, аппарат их таким большими кубиками выдает.

– А чайник где взял? Тоже синтезировал? – настоящего, или хотя бы похожего на земной чай я бы с удовольствием попил, да еще и в прикуску с сахарком, у-у-х. Наверное, у Володи это была мечта, так как местные напитки, выдаваемые синтезатором нашему индийскому крупно листовому чаю и в подметки не годились, – так "писикаки тети Аси".

– Я же техник все-таки, сам сварил, точнее дроид, под моим руководством сделал, – покраснел Володя.

– Тогда чего мы стоим, давай бегом веди меня в царство блаженства.


Глава 7

Капитан Фергеер был доволен. Ему только что пришло подтверждение на его карт-бланш от его главного куратора Дааллба Ан-Соонкаана Иш Шакаарбы, а к ней маленькая приписка: "Рыба гниет с головы, а мы служим для удаления гнили". Именно это смело все его опасения для работы с начальником службы логистики Глообаром Ар– Вароолой. Похоже в Конвенте предполагались некоторые глобальные перетряски, и теперь накапливался "ресурс" для выполнения своих планов членами Конвента.

Феергер отправил сообщение и одна из его специальных команд, специально одетая в парадную форму службы Конвента отправилась на арест данного индивида. По докладам наблюдателей, с началом операции тот был слегка напряжен, но по пришествию двух дней расслабился, похоже, поверив в свою "непотопляемость". Но не тут-то было, просто все должно было произойти в свое время и твое время наступило.

Дождавшись доклада об удачном аресте уже бывшего начальника службы логистики системы Проон, капитан слегка улыбнулся. Можно сказать, что все дела для него в этой системе выполнены, оставались мелкие формальности, которые потребуют достаточно большого времени. Которое он с удовольствием проведет на пляжах планеты или на охоте, которой так славилась эта еще дикая не обжитая планета.

Пришел еще один файл из основного штаба службы. Фергеер немного нахмурился, ожидая от них какой-нибудь подставы, но читая файл, просто расхохотался. Пришел файл подтверждения из кадрового отдела службы о удовлетворении прошения о присвоении звания капитана секретному агенту под прикрытием Кееорну. Который, рискуя жизнью и здоровьем, был внедрен в среду наркоторговцев для раскрытия столь злостного и безъэльфийского преступления. Как только он себе орден еще не выписал "за заслуги перед Конвентом", – смеялся капитан, но запрос в эту службу отправил на повторное получение личного дела на Кееорна. И тут же снова рассмеялся, теперь, чтобы получить его дело, нужен был допуск одного из члена Конвента или его первого заместителя. Похоже, его новый сотрудник с первым своим делом справился, но на будущее Фергеер поставил себе пометку, чтобы добиться этого разрешения и посмотреть, что там насочинял этот "капитан Кееорн".

– Каанцур, пригласите ко мне нового начальника отдела аналитики капитана Кееорна.

– Да, сер, он будет у вас через несколько минут, – последовал ответ заместителя, который тоже получил все необходимые документы из штаба, и не вникая в суть просто сделал кадровые перемещения.


Кееорн уже через две минуты был в кабинете. Одет он был в стандартный повседневный мундир ССК, – "где его в этой глуши только достал", и на лацканах были соответствующие знаки различия и принадлежности.

– Вызывали? – встав по стойки смирно, громко спросил он.

– Да. Только докладывать надо о прибытии согласно уставу, мы все-таки типа военные, – сдерживая улыбку и стараясь, хмурится, ответил Фергеер. Не смотря почти на двадцатилетнюю выслугу совсем военная выправка к этому индивиду так и не прилипла.

– Капитан Кееорн по вашему приказанию прибыл, – исправился тот, даже не поведя бровью, – но насколько мне известно, внутри подразделения официоз отсутствуют, только начальственно-уважительное обращение, – тут же добавил он.

– Понятно, "умник"! Ну так вот, все-таки я начальник и могу вводить или выводить всякие правила по своему усмотрению. Это раз! А во вторых я ставлю вам задачу прописать программу защиты для искинов диспетчерской службы, для исключения в будущем "таких нарушений", – на последних словах он поставил ударение, чтобы его новый сотрудник понял однозначно, о каких именно его нарушениях он говорит.

– Слушаюсь! Разрешите внести дополнительное усовершенствование?

– Какое?

– Поставить сеть сигнализатор, чтобы о случаях попыток взлома, или даже взломов, нам в отдел приходило уведомление.

– Это хорошо, но как ты сможешь сделать так, чтобы такое сообщение отправлялось нам без оповещения всех остальных.

– Думаю это вообще не проблема, и я ее решу, в отчете укажу все коды и специальные закладки в программировании диспетчерских искинов.

– Тогда выполняйте.

Новоиспеченный капитан покинул кабинет, а Фергеер удовлетворенно откинулся на мягком кожаном кресле в кабинете первого заместителя командующего системой Проон, естественно предоставленное им во временное пользование службе ССК. Теперь, капитан не сомневался в правильности своего решения, оставить Кееорна, правда для такого "работника" нужна серьезная узда виде сильнейшей мотивации, а иначе он попросту сбежит или его просто перекупят. И такой специалист находился в обычных диспетчерах, – истину говорят старые поговорки, что иногда алмазы можно найти в дерьме!

Кееонр зашел в свой новый кабинет. В принципе это был не его кабинет, а просто кабинет начальника службы информационного обеспечения защиты и безопасности системы Проон предоставленный во временное пользование, но все равно это вызывало у него небольшой дискомфорт. За двадцать лет он уже отвык от такого, хотя давно, еще когда учился в Университете такие мечты были, и на кафедре у него был отдельный кабинет, куда без его разрешения не мог попасть даже преподаватель. Тогда основной шуткой было взлом таких кабинетов, точнее систем защиты электронного допуска в кабинет. Некоторые кабинеты были защищены покруче, чем секреты Конвента, и обычно такие вот "мастера" попадали на престижную работу, ну или в армию, если им сильно не повезло.

Так как все слабые места программирования диспетчерских искинов ему были известны еще год назад, и он частенько ими пользовался, то проблемы устранить все эти программные проколы у него не возникло. Он даже не входил в режим слияния, когда его мозг посредством нейросети работал с программами или обрабатывал массив данных. Вся работа заняла полчаса. В конце он подцепил программу сигнализации и программу передачи. Теперь о любом вмешательстве в систему безопасности диспетчерских искинов будет посылаться объемная докладная, которая будет полностью автоматически прикреплена к первому же обобщенному докладу командующего системы Проон.

Это дополнение нигде не будет прописываться, и прочитать его можно будет только с помощью пароля, который хранила его нейросеть. Единственно как можно было проследить данный файл, так это по несоответствию объема файла, но на такую наблюдательность связистов Кееонр не рассчитывал, – по крайней мере, он постоянно обстряпывал свои дела именно через этот канал.

Если пускать данный сигнал самостоятельно, то он будет сразу засечен, – все таки несанкционированное, или санкционированное, но под грифов "Совершенно секретно", такой сообщение вызовет интерес, а там мало ли кто сможет проследить и разобраться, специалистов хватает. А так сигнал, хоть и с небольшим запозданием, но проскочит незаметно и не вызовет никаких вопросов, – ведь это доклад командующего и мало ли что он всунул дополнительно.

Закончив с поставленной начальником задачей, он решил заняться делом, которое не давало ему покоя. Этот древний людской транспортник, все время не выходил у него из головы, что-то в нем было неправильно. И дело заключалось не в том, что именно этот корабль подставил его, тем более проведя первичное ознакомление, он понял, что попал бы по любому. Попал он сразу, как только согласился на предложение сержанта, так что винить именно этот транспортник в той ситуации, в которую он попал из-за него, смысла не было, по крайней мере, для умного эльфа, каковым он считал себя.

Но в этом корабле была какая-то абсурдность. Полностью невменяемая от наркотиков команда, с почти таким же бредящим искином, вваливается в охраняемую систему. В трюмах полно дешевой травы, которую уважающий хоть немного себя эльф в жизни употреблять не будет. Как говорится: " бессмысленно и беспощадно для логики". Именно это и не давало покоя Кееорну, в голове, где-то на задворках сознания у него крутилось, что это не просто корабль, и не спроста он появился здесь, – у него точно есть определенная функция.

Кееорн еще раз внимательно пересмотрел все файлы касающиеся данного корабля, и только утвердился в мысли, что тут не чисто, но поймать тот "конец ниточки", за который можно было раскрутить загадку этого корабля. Но как раз не хватало тех данных с диспетчерских систем локации, которые он же сам и уничтожил, что-то все таки было в этих данных и восполнить их можно было только либо, вспомнив самому, либо попросить помощи у пси-дознавателей своего начальника. Естественно он выбрал первый путь.

Кееорн перешел на прямую обработку информации, одним из пунктов поставив и воспоминания о тех событиях. Это была его фишка, которой он научился еще в студенческие годы. Он мог обрабатывать и работать в полном слиянии использую свою нейросеть. Остальные пользовались кластерами искинов. И естественно не получали той необходимой информации, которую чувствует живое существо на уровне инстинктов, а получали отработанные факты без каких либо выводов, а дальше все равно решение за живым разумным.

В итоге потратив пять часов и получив сильнейшую мигрень он направился в медкапсулу, оставив своим подчиненным несколько заданий. Так они должны были провести полное расследование по экипажу, с помощью серийного номера нейросети и некоторых стараний была возможность отследить всю жизнь абонента с момента установки сети.

Вторым пунктом была история корабля, у него так же был свой заводской номер, по которому была возможность проследить за путешествиями корабля и его последним хозяином.

Третьим заданием было определение груза во взорванных отсеках, ведь что-то там было и оно взорвалось, отбросив солидный кусок обшивки с довольно приличной скоростью. Дополнительно нужно было прочесать определенный сектор системы, начальный вектор Кееорн давал в задании, ему удалось все-таки вспомнить этот неудачный эпизод в своей жизни. И естественно необходимо было найти и внимательно изучить этот кусок обшивки, вплоть до инженерной реконструкции корабля.

И уже по результатам этих изысканий делать выводы и икать пути дальнейшего расследования.

Фергеер получил уведомление о проделанной работе Кееорна, вместе с кодом программы сигнализатора. Затем один из подчиненных новоиспеченного капитана доложил, что их "шеф" работал с документами по большому транспортнику, а потом отправился в медкапсулу, озадачив весь отдел. Так же он уточнил выполнять ли приказ их нового начальника, ведь прямого приказа по расследованию этого дела не было ввиду его закрытия.

Фергееру тоже не нравилась ситуация с этим кораблем, что-то во всем этом было странно, и он решил дать возможность новому своему сотруднику заняться этим делом, но в свободное от поставленных ему задач время. Он порекомендовал своему "дятлу" выполнять все приказания капитана, но все же постоянно докладывать о всем что происходило в их отделе.

Глава 8

Юрий сейчас находился в медицинском секторе, рядом со своим растущими в биорепликаторах детьми. Как сказал Каркарос, у них все отлично и они будут отличными, очень здоровыми и одаренными детьми. Но сейчас я пришел не любоваться на два больших цилиндрических аппарата, на панели которых горели, изредка помигивая янтарным блеском маленькие лампочки, возвещая всем, что крохам, растущим внутри очень комфортно. Сейчас я пришел сюда принять решение. Через десять часов начнется первая фаза операции по проникновению на планету. И если до этого времени, все еще можно было отменить и благодаря возможностям техники улизнуть из этой системы, то после этого, так называемого "рубикона", возврата нет.

И тут возникает дилемма, могу ли я рисковать будущими жизнями своих детей, выполняя этот недоконтракт. С одной стороны честь, причем я ее понимаю, так же как и эти космические орокуэны, где слово настоящего разумного еще что-то значит, с другой жизнь моих детей. Да можно сохранить им жизнь, выскользнув из системы и скрываться всю жизнь от разведчиков дроу, но этот жизнь ничего не даст моим детям. Я еще раз погладил два металлических аппарата, которые сейчас символизировали моих детей, мальчика и девочку. Естественно девочка была от Наты, а мальчик соответственно от Киа. Наверное, именно это поглаживание и

дало ему сил принять однозначное решение, – будущее для себя и своих детей надо выгрызть зубами.

Почти весь полет, который они провели "верхом" на комете весь экипаж пахал как каторжные. Вся комета была излажена чуть не на коленях, в памяти искина теперь хранилась точнейшая карта кометы, как ее поверхности, так и всего внутреннего строения. После этого были проведено громадное число разнообразных расчетов, спроектировано кучу вариантов, а потом выбран только один, который по мнению искина и занимавшейся основными расчетами Хараценой не был выработанный вариант с максимальными шансами. Первый коррекционный взрыв, должен был произойти через десять минут. Этот взрыв должен был подправить немного траекторию кометы так, чтобы она прошла вполовину ближе к планете-цели. Вся сложность возникало из-за того, что комета уже обзавелась уже солидным хвостом, который буквально сотрясал всю ее основу. Газ разогретый солнцем вырывался бурным потоком сотрясая всю поверхность и корабль припаркованный на одном из более-менее твердых участков кометы.

Чем ближе мы подходили к местной звезде, тем непредсказуемо вела себя комета. Ее незначительно бросало из стороны в сторону, иногда даже на несколько сотен километров, период ее вращения тоже стал нестабилен, она либо полностью прекращала вращаться, либо наоборот ускоряла скорость вращения. Но искин, беря в учет внутреннее строение кометы, все это учел, недаром его расчетные мощности почти полностью был загружены и освобождены от других задач. И сейчас на большом экране мы наблюдали только незначительные отклонения от расчетной траектории, что вселяло в нас еще большую уверенность.

Наконец фактическое место положение кометы совпало с местом расчетной коррекции, и не смотря на предупреждение искина, почти всех выбросило из кресел. Система гравикомпенсаторов не смогла полностью погасить мгновенную взрывную перегрузку, сведя ее до уровня неопасной. Но, не смотря на это, все, старались не отрывать взгляда от большого монитора и смотрели на новую траекторию кометы, которая незначительно, но все же отличалась от расчетной, и теперь наша комета должна была пролететь на миллион километров ближе к цели.

Теперь оставалось только следить за реакцией хозяев планеты, системы наблюдения которой должны были заметить изменение траектории кометы. Хорошо, что новая траектория все же пролегала на безопасном расстоянии от планеты и от ее орбитальных систем защиты. Именно от их реакции зависели дальнейшие наши действия. Киа со своей аппаратурой засекла небольшой всплеск работы систем связи, а еще через пятнадцать минут к комете вылетела дежурная пара истребителей. Это были ожидаемые гости, но все же хотелось, чтобы они как можно меньше крутились вокруг нашей кометы.

Прошло еще несколько дней и комета постепенно начала удалятся от местного светила. Постепенно начала уменьшатся вибрация и тряска, а хвост начал выравниваться по полету траектории кометы. Дежурные истребители еще несколько раз облетали комету, похоже уточняя новые данные по траектории кометы, но вот уже больше суток никаких патрулей не наблюдалось, комета была признана безопасной и интерес к ней угас, разве что жителей поверхности планеты он еще радовал все таки красивейшим космическим событием.

Так как реакция "хозяев" нас полностью удовлетворила, и изменений в наши планы делать не приходилось, мы начали подготовку ко второму основному этапу проникновения на планету. Теперь уже пробивались туннели вглубь тела кометы и там начинались закладки взрывчатых веществ. Выезжая на такие мероприятия, я был удивлен красотой происходящего вокруг и относительной достоверностью американского фильма взятого за основу нашего плана. Оказывается и от этих с моей точки зрения недалеких фильмов была польза, по крайней мере, для меня. Единственно, что хотелось, так это не следовать сюжету и не жертвовать жизнью для того чтобы расколоть комету на несколько частей.

Но все же жертвы были, комета, предчувствуя свою скорую смерть старалась всячески помешать. Не смотря на полную карту, один раз буры попали в газовую лакуну и та почувствовав свободу вырвалась из отверстия как гейзер. Нашего дроида мы потеряли, его откинуло на двадцать с лишним километров и не смотря на малую силу тяжести, довольно прилично приложило об поверхность, восстановлению он не подлежал. Техника, который работал в прямой связи с ним откинуло только на несколько сотен метров, и его спас хороший инженерный скаф с собственным искином. тому удалось используя резервы скафа более-менее удачно приземлить бессознательное тело, которое в последствии стало пациентом Каркароса.

Еще один случай произошел из-за кометотрясения, при закладки взрывчатых веществ произошло смещение пластов и еще один дроид навечно остался внутри кометы. Но главное, что заряды были уже уложены, и связь с ними была устойчивой, так что в этом случае мы обошлись только потерей дроида и испорченными нервами, особенно у группы, что оказалась в эпицентре кометотрясения.

Но не смотря на потери все необходимые работы были закончены в срок и когда наша комета вышла на прямую сближения с планетой был произведена первая серия подрывов, которая расколола комету на три неравномерных части и еще немного изменила траектории полета основной ее части в сторону сближения с целью. Наш корабль в это время включив маскировочное поле взлетел с нее и наблюдал это немного со стороны.

Два маленьких осколка, если можно назвать куски размером в десятки километров маленькими направились прямо к планете, создавая угрозу уничтожения всего живого на ней. Сразу как только стабилизировалась траектория кометы, мы произвели на ней посадку и затаились, время до начала основного этапа уже исчислялась часами и напряжение постепенно увеличивалось.

Приближаясь к планете маленькие куски начали рассыпаться, естественно под действием заложенных нами зарядов и образовывать небольшое облако, из более мелких обломков но все же представляющих большую угрозу жизни планеты. Ответ был незамедлительным, все системы защиты орбитальных станций выпустили кучу ракет пытаясь измельчить эти обломки на как можно меньшие, и не угрожающи жизни. Активно была использована малая авиация, которая дополнительно обрабатывала эти куски из бортового оружия перерабатывая их на щебень. Но самое главное, что звено, облетевшее наш большой кусок, удостоверившись, что он не опасен больше не обращали на нас внимание.

Прошел один час, и эльфийские станции и стягивающиеся другие корабли с трудом справлялись с последствиями, которые мы им преподнесли, и тут наступила следующая фаза. Наш крейсер опять произвел взлет с включенной системой маскировки и ушел в хвост кометы. Не смотря на дополнительно включенное силовое поле. Корабль трясло в потоке разогретого газа и нам пришлось еще сильнее отстать от ядра кометы.

Затем прогремела серия взрывов, которые раскололи оставшийся большой кусок кометы на несколько кусков, каждый из которых мог уничтожить не только жизнь на планете, но и саму планету. Пару кусков пролетало мимо планеты, даже не цепляя ее атмосферу, но создавали угрозу для орбитальных станций и кораблей.

Естественно началась паника. Кускам кометы лететь до поверхности планеты оставалось лететь всего лишь час. Нам можно было лететь быстрее, но обязательно нужно было ждать результатов нашей "проказы", а то можно было сесть в самый Армагеддон.

Надо отдать должное, но командующий у них оказался толковый. Он быстро принял решение и флот эльфов, а также орбитальные оборонительные системы начали буквально шквальный огонь по образовавшейся угрозе. Через пятнадцать минут к ним присоединились системы ПКО планеты, выпуская по падающим на планету кускам кометы свои самые мощные ракеты.

Видя столь хорошую организацию обороны, я принял решение на обход вектора метеоритной атаки, и заход на планету с противоположной стороны, откуда уже начали смещаться орбитальные станции, для увеличения помощи против метеоритной угрозы своим "сестрам". Наш корабль вышел из рассеивающегося хвоста и направился по большой дуге.

Вся проблема заключалось в том, что нужно было зайти в атмосферу на границе падения на планету метеоритного дождя, чтобы замаскироваться в этом "бардаке" от систем ПКО и проскочить на предельно малые высоты. Созданный метеоритный дождь первой волны уже начал входить в атмосферу озаряя планету яркими вспышками. И теперь нам приходилось очень быстро маневрировать, чтобы успеть в еще первый поток, а уже во время второй волны сманеврировать на малой высоте на место запланированной посадки.

Пару раз у меня останавливалось сердце, когда неожиданно в нас чуть не врезались несколько истребителей заходивших на большой скорости на свои цели. Только невероятная реакция мокрого от напряжения Леца, спасла нас от этих фатальных для нас столкновений. Вероятно все окрестные боги сегодня были за нас, и нам все таки удалось проскочить среди всей этой кутерьмы до границы атмосферы. Лец уровнял скорость с входящими в атмосферу метеоритами и полностью слился с ними.

Пройдя наиболее горячий этап входа в атмосферу наш корабль начал резкое торможение. Ната перенаправила часть энергии на защиту задней части нашего корабля, для защиты от падающих на планету метеоритов. После чего Рил доложил, что маскировочное поле продержится всего десять минут. Это было рассчитано нами, но все равно напрягала. Энергии, которой в режиме маскировки у нас всегда было мало, распределялась сейчас на многие другие системы корабля. А теперь она щедро распределялась на основные двигатели, маневровые блоки, да еще и на систему защиты.

С этой чертовой постоянной нехваткой энергии срочно что-то нужно было решать. Но для установки дополнительных реакторов нужно было хорошо защищенное место, а такое если и было, то даже для одного генератора не хватало. Единственная возможность это приобрести более компактные генераторы, хотя куда уж компактнее тех, что установлены были у нас, все-таки техника тороноидов.

Сильная вибрация прекратилась, а значить корабль уменьшил скорость для приемлемой и сейчас планировал на планету. На большом обзорном мониторе, постепенно приближалась планета, занимая все большую часть экрана. В углу круговой диаграммой показывались оставшееся время работы маскировочной системы и время когда наш корабль опуститься на такую высоту, где систему ПКО его уже не обнаружат. Пока этот график давал нам шанс, но вскоре Лец должен был начать продолжительные маневры торможения, чтобы уменьшить скорость нашего корабля до скорости звука, и тогда весь временной задел мог полностью испарится. Вдобавок ко всему появились непериодичные сотрясания корпуса, от попадания по силовому полю летящих на огромных скоростях метеоритов. Слава богам, которые до сих пор не покинули нас, основную свою массу эти булыжники сожгли при полете через атмосферу, и им не хватало кинетической энергии, чтобы пробить нашу защиту.

– Уменьшая угол пикирования, – сквозь зубы прохрипел Лец.

– Начинаю смещать защитное поле, – тут же отозвалась Натира, – есть возможность уменьшить его напряженность, удары уже не такие тяжелые, тут же добавила она.

– Заберу всю свободную энергию, – отозвался со своего места Рил.

– Оставь двадцать процентов в резерве для Леца,– тут же вмешался я.

Через секунду линии на круговой диаграмме, которые к этому моменту начали опасно сближаться, опять набрали безопасную дистанцию.

– Предупреждение, – спокойно отозвалась Киа, – идет систематическое активное сканирование в широком диапазоне, но думаю, что в этом турбулентном потоке, они ничего не увидят.

Тем временем Лец полностью выровнял корабль, и теперь уменьшал высоту, любая его ошибка могла стоить нам всем жизни, так что все боялись даже дыхнуть в его сторону, чтобы ненароком не отвлечь его от пилотирования. Весь экран монитора полностью заняла поверхность планеты, и уже сейчас можно было рассмотреть отдельные элементы ландшафта. Наш корабль согласно расчетам опускался в самый центр огромной пустыни, где по данным скинутым нам дроу, ничего не было. Далее мы должны были произвести горизонтальный полет к горам на северной окраине пустыни и укрыться в них.

Поверхность пустыни, до этого тихая с медленно перемещающимися барханами, сейчас вскипела. Ее покой был нарушен плотной бомбардировкой метеоритами, и не смотря на их малый вес, их было много, и они буквально перепахивали всю поверхность барханов, поднимая тучи песка.

Неожиданно корабль провалился, и данные с альтиметра начали резко падать. Лец зарычав, быстро перекинул мощность на двигатели, пытаясь компенсировать вертикальную скорость. Корабль затрясся мелкой вибрацией, где-то взвыла сирена, указывая на некоторые некритические неисправности.

Я мельком глянул на инженерный дисплей, один из вновь установленных контуров охлаждения системы маскировки дал течь хладогена и сейчас техники-операторы в авральном порядке ее устраняли. Переключение на камеры наблюдения, и я увидел, как одетые в технические скафы гоблины в клубах пара, от испаряющегося хладогена, пытались чуть не просто зажать руками треснувшие трубки.

– Рил, я тебе твою зеленую голову оторву, – крикнул я увидев на диаграмме как начало стремительно падать время работы маскировочного поля.

Но тут последовал сначала толчок, а потом резкая перегрузка, с которой система гравикомпенсаторов коробля справится не успела, и уже отрабатывали гравикомпенсаторы скафов, естественно только у тех у кого они были установлены. Лец видя неизбежное приближение земли, поставил корабль на "дыбы" и дал всю мощность на маршевые двигатели. Этот маневр полностью погасил вертикальную скорость падения, и наш корабль буквально завис над поверхностью пустыни в сотни метрах.

Струя раскаленного газа из маршевых двигателей полностью разметала огромный бархан, расплавив его основание, которое внизу парило кроваво-красным маревом. Все замерли, когда Лец плавно перевел корабль в горизонт и начал движение в сторону запланированного места посадки, продолжая снижаться на уже контролируемой вертикальной скоростью. Во время этого маневра никто и не заметил, как сработали еще несколько аварийных сигналов о поломках и ранениях членов экипажа. Система маскировки вырубилась, но в данных условиях надобность в ней отпала. По кораблю начали бегать бойцы нашей штурмовой команды, которые на данном этапе выполняли функции спасательных и аварийных групп.

На центральный пульт пришел запрос на разрешение вылета двух глайдеров. Четыре бойца во главе с Урчаном, продолжали действовать по плану, наверное, даже не догадываясь, что были за секунду до смерти. Я дал разрешение и два легких похожих на квадроциклы аппарата, вылетели из шлюза и на форсаже начали расходиться в стороны и вперед. Их основная задача заключалась в поиски нормального места для посадки нашего корабля в уютном, но укромном местечке.

– Изменений в локационном поле не обнаружено, – доложилась Киа. Похоже нам повезло и мы все-таки проникли тихо на эту планету. Теперь дело оставалось за малым, найти и освободить объект и вырваться с этой планеты, что доставляло не меньшую трудность, чем попасть на нее.


Глава 9

Кееонр начал читать отчеты своей группы. По экипажу, буквально с первых строк все стало понятно. Их тупо купили для выполнения работ один из баронов окраинных секторов. Но барон посчитал быть инкогнито, так как очень боялся своих конкурентов и предприятие ними определенных проблем его зарождающемуся делу. Перевезти их должна была перегоночная команда из Харадской Империи, как, кстати, и корабль.

Второй пункт тоже был выполнен корабль как и его команда долго простоял на одной из торговых площадок Харадской империи, а потом была приобретена этим же бароном. Расплачивался при этом он минеральной рудой из группы "А". Похоже, что барон был завязан на добычу полезных руд и ему был необходим такой корабль для доставки руд в Содружество, где его взяли бы у него за хорошую цену. Естественно для доставки корабля была нанята команда наемного экипажа. В файле были копии договоров, серийные номера нейросетей. За командой тянулся длинный список уже выполненных задач такого рода и подкопаться было не к чему.

Единственная приписка в конце данных о экипаже как о живых и производящих какие-то денежные операции была с планеты Порт-Уилис. После этого полная тишина. Кееонр хотел зацепиться именно за это, но тут попал в его поле зрения еще один документ, о закупке капитаном этой команды топливных резервуаров и просто нереальной заправке этого транспортника.

Выходило все логично, ведь на транспортники нашли уже отработанные гибки резервуары для топлива, да и полных еще хватало с избытком. Один из файлов примечаний, сделанный одним из его подчиненных привел расчеты, где указывалось, что закупленного топлива с лихвой хватало для полета в самую отдаленную систему Окраиных секторов.

В данной ситуации оставался только один вопрос, – куда делась адекватная команда. Так как команда, которая находилась в момент задержания, в принципе не могла управлять кораблем. Смысл выкупать их тоже отсутствовал, это были уже конченые разумные, если их еще можно было называть разумными. Да эти два пункта вообще ничего не довали, на барона выйти было тоже невозможно, так как он пользовался услугами посредников из компании "Гимли и Кє". Добыть любую информацию у компании гномов практически невозможно.

Тупик, разве что найти все таки эту команду перегонщиков. Но похоже, что это, его подчиненные взяли на контроль и дополнительное напоминание им не требуется.

Он взялся за третий доклад, и буквально, через пять минут улыбнулся. Он уже чуть не начал разочаровываться в себе, считая своих подчиненных бездарями и тут прекрасное подтверждение его мыслям о них.

– Так всем сбор у меня в кабинете, – разослал он СМС всем своим подчиненным.

Уже через пять минут все находились в его кабинете.

– Кто делал доклады о команде и корабле?

Двое его следователей неуверенно поднялись, но предпочли молчать.

– Вас я могу похвалить, свою работу вы сделали на отлично. Единственно мне непонятно из доклада, зачем они нанимали этих наркоманов от них толку "ноль".

– Разрешите?, – неуверенно сделал шаг один из них.

– Давай, – благосклонно кивнул Кееонр.

– В Окраинных секторах используют вторичные нейросети. Нормальный нейросети у них стоит очень приличных денег, да и вторичные тоже стоят денег, а так они перевезли этих наркош, а потом любой медик без проблем эти нейросети изымет и поставит другим адекватным разумным под кабальный договор и все будет нормально и намного дешевле. Да еще и эффект загрузки баз в мозг, говорят очень хороший процентов на тридцать сорок выше чем на новую нейросеть.

– Вот как, – задумчиво произнес Кееорн, такого он не знал, так как реально с таким не стыкался и теперь можно сказать еще один небольшой пробел в его так сказать эрудиции был перекрыт.

– Тогда получается, что по этим направлениям у нас "глухой угол". А что лично вы, скажете по вот этому докладу? – спросил Кееорн у этого, все больше нравившегося ему подчиненного и вывел полностью доклад на большой монитор, занимавший всю стену этого не маленького кабинета.

Тот некоторое время изучал его, но потом Кееорн заметил, что тот заменьживался. По всему видно, что доклад он прочел и теперь искал правильный ответ. Он либо понимал, что его шеф неспроста дал ему прочитать этот доклад, но ничего не мог сказать, или искал такой ответ, чтобы не подставить своих товарищей, которые, по мнению Кееорна недобросовестно отнеслись к своей части работы.

– Ну давай твои выводы? – нажал на него Кееорн.

– Тут взяты данные только по эльфийским и гномьим исследовательским центрам и инженерным компаниям, выдохнув ответил он.

– Молодец! Однозначно молодец! Быть тебе моим заместителем, – с удовлетворением отметил Кееорн, – и что нужно сделать этим нерадивым следователем и лишившимся при этом премии?

Судя по почти незаметным гримасам огорчения, эти следователи были не очень довольны такой перспективе, а один даже решился выразить свое недовольство.

– Почему работа сделано плохо? Я считаю, что если в наших и гномьих лабораториях не смогли добиться успеха в этом направлении, то смысл изучать другие вообще отсутствуют. Разве можно сравнивать нашу технику с другими образцами?

– Я вам объясню, многоуважаемый Каалеборн, – хищно улыбнулся Кееорн.

– Дело в том, что такая техника существует и установлена она на тородоидские смерши. А если учить историю, то что есть у одного государства, со временем появляется у другого, хотя бы виде трофея. А кто у нас активно воюет с тороноидами? Правильно! Эльфийские королевства Империя Синь-Инь, тролли, и частично орки. А еще в долгом противоборстве в коалиции вместе с ними там участвуют уже гоблины. А эти зеленые еще те выдумщики по технологиям. И скорее всего, если такая техника и появятся, то первые ее будут иметь именно гоблины. И я так думаю, что проверять надо именно гоблинов связанных с Хундерболом.

– Так что, лейтенант Лииголос, с сегодняшнего дня вы официально мой первый заместитель. Ваш товарищ будет вторым заместителем, а вот составителям третьего доклада предупреждение, на первый раз лишение тридцати процентов премии и естественно выполнить свою работу качественно. Доклады, которые я одобрил добавить в дело и заархивировать.

Кеорн оглядел весь свой персонал и тут по всей станции включился ревун "опасности первой степени". Кабинет мигом опустел, а сам Кееорн буквально впрыгнул в свой старенький диспетчерский скаф, с новым значком капитана. Уже в скафе он подключился к общей сети безопасности и узнал, что комета так красива прочерчивающая черноту космоса неожиданно начала разваливаться и ее обломки направились к планете.

Кееорн с удивлением запросил все данные по комете и обнаружил, что почти декаду назад комета повела себя не стандартно. На ее поверхности открылась каверна с перегретым газом и она со взрывом изменила траекторию. Патрульные пары провели исследование и внеся изменения траектории кометы в диспетчерско-лоцманский перечень. Опасности, даже с изменившейся траекторией она не представляла.

А теперь комета начала разваливаться. Кееорн внимательно следил за ходом отражения этой неожиданной метеоритной атаки, а в голове крутилась какая-то странная мысль. Он находился на одной из станций, которая в перспективе могла подвергнуться метеоритной атаки, но при этом хорошо видел, что эта атака будет без проблем отражена. Крупные обломки уже сейчас были разбиты и сейчас проходила переработка их на более мелки фракции, которые без проблем поглотит как атмосфера планеты, так и силовой поле станции.

Но Кееорна все же что-то беспокоило, и он соединился со своим начальником.

– Тебе что-то не нравится? – сразу задал вопрос капитан Фергеер.

– Мне все не нравиться. Я бы рекомендовал усилить локационный контроль и подтянуть к планете как можно больше кораблей.

– У меня тоже такое ощущение, что то, что сейчас происходит, это всего лишь "пробный шар", чтобы оценить нашу реакцию. Поэтому я уже дал такие рекомендации командующему системой.

– У меня ощущения, что этот старый транспортник и эта метеоритная атака звенья одной цепочки, но нужно приложить максимум усилий, чтобы вычислить дирижера этой игры.

– Вы что-то уже накопали?

– Пока нет, но я чувствую, что все это неспроста.

И тут сирены взвыли еще громче. Основная часть кометы взорвалась и ее многочисленные осколки направились к планете, грозя смести все не только с орбиты, но и с поверхности планеты. Дальше начался сплошной Армагеддон. Только перемещение дополнительных сил и использование сверхмощных ПКО планеты давало шанс на выживание.

В последствии их станция как и еще одна попала под сплошную метеоритную бомбардировку, и им пришлось сидеть в своих скафах в искореженной станции целые сутки, пока их смогли эвакуировать. Последствия метеоритной атаки, или как считал Кееорн террористического акта, были ужасающими. Было фактически уничтожены две малых орбитальных станции, три малых крейсера, один тяжелый крейсер, шесть корветов ПКО, двадцать восемь единиц малой авиации. Погибло более семи тысяч эльфов, один из крупных обломков упал на исследовательский центр, буквально сметя его с лица планеты.

От Конвента пришла команда разобраться во всем и наказать, кого попало. Это был самый грандиозный теракт в истории, и Конвент требовал крови.

– Матриарх, новости из системы Проон.

– Что, эльфы уже поймали этого хуманса? – со скукой в голосе спросила она.

– Не знаю, но там определенно что-то случилось.

– У нас, что есть свой наблюдатель в этой системе? – удивилась матриарх.

– Нет, но для того, чтобы это узнать достаточно, посмотреть новости содружества. Вам переслать записи информационных программ?

– Ну конечно идиот!


Через пол часа, после просмотра этого занимательного головидео, она сидела вместе со своим главным командующим Маэртой Фо"Аркаин ан Бэнрэ.

– Ну и что ты по этому поводу думаешь?

– Они пока не утверждают, что это теракт, но мы знаем немного больше них. Похоже, это сделал "он". Как он это сделал я не знаю, но шороху он навел много. И так как они кричат, что они обязательно поймают террористов и накажут, то даю руку на отсечение он на свободе и задумывает еще какую-то гадость.

– Он мог убить нашу младшую сестру, – вскинулась Дзитра Фо"Аркаин ан Бэнрэ.

– Но не убил, ее тиберниум, до сих пор жив и передает периодически сигналы. Хоть эльфы и сделали с ним что-то, что полноценной связи с ней нет, но по крайней мере сигналы маяка и наличие ее биологического существования он передает.

– И что мы будем ждать? – задала матриарх вопрос, на который она впервые не могла решиться, показав свою слабость.

– А что нам остается? Разве что объявить, что этот теракт подготовили и выполнили мы. И ему поможем, сказав, что это сделали наши смертники, да и клан наш поднимется в статусе. А потом, ему же все равно об этом рассказывать , себе дороже, а от нас не убудет. Мы и так с эльфами воюем уже тысячи лет и ничего, одной обидой больше – одной меньше, – уверенно со смешком в голосе ответила командующая.

– Да это ты сестра дело говоришь. Короче я готовлю заявление о совершении успешного теракта в системе Проон, а с тебя подробности, – агентов не жалей, но чтобы мы знали что говорить и не выглядели как умбалы.

– Конечно сестра, думаю, это будет сделать не сложно. Там сейчас разворошенный муравейник и информация все равно просочиться. Все будет сделано, главное сейчас заявить, а вообще кто у нас будет подробности спрашивать? Те кто это сделают, сделают не скоро, ведь до "Большой встречи" еще полгода.

– Да сестра. Если ему удастся вытянуть нашу младшенькую, то я ему зачту сразу два задания, – приняла решение Дзитра Фо"Аркаин ан Бэнрэ.

– Сестра, ты слишком стала мягкая. О нанесении удара по эльфам ему никто не приказывал.

– Но мы собираемся присвоить столь достойное даяние себе, а лучшая страховка, что он не проболтается, это договор. Мы заключим договор на это, хоть и задним числом, и тогда будет все без подстав.

– Если рассматривать в этом ракурсе, то действительно так лучше, и бог с этим одним заданием, остаются, ведь еще три, – плотоядно улыбнулась Маэрта, – наверное именно по этому ты матриарх, а я всего лишь командующая.

– Вот-вот, и не забывай про это, – улыбнулась в ответ Дзирта.


-Ты видел "это"? – без стука завалился к Лайцбрингеру Илкаш.

– Видел друг, – с грустью ответил капитан, – похоже наш "найденыш", выполнил свой последний контракт и защитил нас.

– С чего ты решил, что он погиб? – удивился Илкаш.

– Но ведь, эта чертова бальбок боуб, заявила, что это сделал смертник. Все складывается в одну кучу. Кабальный контракт дроу, и естественно Юр-рий, его выполнил, а кроме него такое сделать никто не мог. Надо будет переговорить с магистром ордена, это достойное деяние для настоящего орка.

– Да погоди, ты его хоронить. С его кораблем и удачей Юр-рия, он прекрасно мог улизнуть. Надо подождать немного и он вскоре выйдет на связь. Оставь ему до востребования сообщение с нашими примерными планами, и мы обязательно пересечемся. А вот с магистром, это ты дело говоришь, только это наверное надо оставить в тайных анналах этого ордена.

– Ты так думаешь?

– Да, но считаю, что нам все же нужно сделать скорбное лицо, мало ли, в нашей команде глупцов нет, а вот в лояльности всех без исключения я не уверен.

– Да уж, только у Юрия команда абсолютно лояльна, как ему это удается. Нас бы, если мы пошли на такое, своя команда бы выкинула через шлюз.

– Ага, и я бы первым был, кто это предложил, – заржал Илкаш, – этож надо додуматься в очень сильно охраняемой системе, устроить такое, что он там такое сделал, что дроу очень довольны, а эльфы рассержены до бешенства.

– Ладно, сейчас берем контракт от Дзухалага и летим в сектор Флавии, все ближе к Юр-рию, а заодно и магистра навестим.


Глава 10

Посадка была еще та. Урчану удалось найти слепую долину, – только с одним входом. Она была узкой, огражденной отвесными стенами скал, по которым медленно стекала конденсированая вода. Площадка для посадки была маленькая, всего в два раза превышающая по площади наш корабль и искин категорически отказался производить посадку в автоматическом режиме.

И естественно это пришлось делать уже порядком измотанному Лецу. Правда вторым пилотом у него была Харацена, но судя по всему, Лец взял всю нагрузку на себя. Когда опоры нашего крейсера с необычно громким скрежетом полностью установились на поверхности и специальный посадочный гироскоп выровнял его, все вздохнули с облегчением. Только Лец выразил свое отношение к таким посадкам с гневной речью на альтернативном орокуэнском. Так как я не был силен именно в этом наречии орокуэнского, то понял только одно, если будем еще так садится на планеты, то желательно установить гравитационные двигатели, на маршевых и маневровых двигателях такие посадки полный асар.

Но посадка состоялась, и наша штурмовая группа приступила к своей части работы. Им в кратчайшие сроки нужно было установить блоки маскировочных панелей. Установить их решили на высотных скалах, тем самым накрыв маскировочным полем, целую часть долины. Хорошо, что стационарные маскировочные поля уже были отработанной технологией и проблем с их установкой и обслуживанием не возникало. Даже техников из инженерной группы корабля для этого не привлекали.

Техники сейчас в срочном порядке ремонтировали и укрепляли систему охлаждения маскировочного поля корабля, которое вследствие перегрузок и вибраций вышла из строя, чуть не подставив всю нашу миссию. Вол, он же Володя, вывел своих подопечных по открытой аппарели крейсера, которые клацая своими клешнями, бодро потрусили к выходу из долины. Их задача была вести наблюдение, а в критических случаях и защиту входа от незваных гостей. Эти довольно большие, около двух метров, похожи на крабов дроиды, были оснащены для этого всем необходимым. И могли как просто вести наблюдение во всех диапазонах, так и парализовать и даже уничтожить враждебный объект.

В тоже время Харацена отправив Леца отдыхать, постепенно вырубала системы корабля, переводя их сначала в дежурный режим охлаждения, а потом полностью отключая. В принципе с этим без проблем мог справиться корабельный искин, но она решила попрактиковаться и делала это вручную.

Каркарос занимался лечением поступивших пациентов, их оказалось трое, но он обещал, что через десять часов все будут бодры и здоровы. Варинар, так и не поучаствовав в нашем общем деле, решила провести осмотр местных достопримечательностей. Вместе с ней ушли Ната и Киа в сопровождении поури. Интересная получилась картинка три довольно высоких девицы в сопровождении низкорослого, но воинственного охранника.

Моя задача была остаться на корабле и координировать действия всех групп и туристической группы в том числе. От группы устанавливающей маскировочную пелену постоянно шли доклады, и искин вносил их в основной бортовой журнал. Я же, чуть не зевая, сидел в боевой рубке и просто ждал, когда наша временная стоянка станет относительно безопасной. А еще я хотел чаю, на который меня присадил Володя. Но он ушел устанавливать охранную систему, а кипяток как оказалось в пищевом синтезаторе, заказать не удалось. И я уже подумывал об изготовлении себе чего-то наподобие электрочайника. Наверное, от скуки, некоторым обычно в такие моменты хотелось курить, но вот я предпочитал чай, так как за свою жизнь выкурил всего одну сигарету. Хоть она и была крутая, американский "Кемел", но мне, почему-то она не понравилась и после этого я не курил и не понимал курильщиков, – какой кайф они находили в курении.

– Капитан, излучатели маскировочного поля установлены.

– Принял,– ответил я и отдал команду на включения всей системы искину корабля.

– Тут еще кое что есть, – послышался встревоженный голос докладывающего.

– Что?

– Лучше посмотрите "картинку", – и мне прямо на сеть пришел запрос на разрешение принять видеосигнал.

А посмотреть было на что. Со стороны пустыни накатывался пылевой вал. Однажды, когда я был на севере Мали в Африке на Земле, я видел, как из сердца Сахары надвигалась такая же песчаная буря. Но у этой было существенное отличие, кроме стены клубящегося пылевого облака до самого неба были еще и мощные, почти во весь горизонт электрические разряды. Я глянул на угол видеокартинки и оценил данные поступающие от разведчика. Скорость бури была огромной и скорее всего напоминала ударную волну от ядерного взрыва. Напряженность разрядов была тоже изрядной и с легкостью могла спалить все энергетическое оборудование на корабле. "Черт" – пронеслось у меня в голове.

– Всем, код черный-черный-красный, повторяю код черный-черный-красный, – закричал я в микрофон общей связи.

– Всем вернуться на корабль, если в течении семи минут, это сделать не удастся, то необходимо найти убежище и отключить все приборы и энергетические потребители. На нас надвигается мощная электро-магнитная буря.

Параллельно с этим я передал команду искину на полное выключение всех систем корабля, включая и систему жизнеобеспечения, а сам приготовился отключать сам искин, после выполнения им всех операций. По кораблю прокатился мощный сигнал звукового базера. В эфире началась тревожная перекличка, а я немного открыл бронестворку боевой рубки, чтобы появилась небольшая смотровая щель и была возможность видеть, что твориться за броней корабля.

Начались доклады возвращающихся разведчиков и групп непосредственной охраны корабля. Весь инженерно-технический состав тоже занял свои места на корабле. Володя доложился, что на корабль не успевает, и он нашел небольшой грот в основании скалы. У меня промелькнула за него тревога, но его бодрый и спокойный голос немного успокоил меня. Но вот больше всего беспокойство мне доставил доклад Наиы и Киа. Они тоже не успевали вернуться на корабль, так как начали изучать систему карстовых пещер, в которых и собирались укрыться от бури.

Искин доложил, что все системы корабля выключены, и я начал быстро набирать вручную команды изъятия его из своего гнезда. На этом корабле не было автоматической системы отключения искина, так как все системы были завязаны на него, и отключить его от питания было возможным только вручную.

На лбу появился пот, когда все же все команды прошли и откинулся бронеколпак, я плавно взялся за торчащую ручку и повернув ее на девяносто градусов вынул искин из своего убежища. В это время в рубку забежал один из техников и сразу же начал заматывать блок искина в изолирую ткань. Сноровисто выполняя свое действие и мельком глянув на меня он крикнул, чтобы я обесточил скаф, сам он вообще был без скафа.

Я в отчаянии стукнув себя по лбу дал команду на обесточивания скафа, и вообще вылез из него, попутно оглядывая себя, чтобы не пропустить выключения других активных девайсов, коих на мне оказалось достаточно много.

Свет в рубке был только наружный, падающий через небольшую щель отодвинутой бронестворки рубки, но он начал резко гаснуть. А еще через несколько секунд нас накрыло.

Я на ощупь занял свое кресло и на всякий случай пристегнулся. За последнее время я уже отучился находиться без скафандра и теперь чувствовал себя не в своей тарелке. Рядом где-то на полу рубки возился техник, стараясь как можно плотнее укрыть искин.

– Займи любое кресло и пристегнись, – крикнул я ему, так как свист ветра был такой силы, что иногда проникал сквозь толстую обшивку нашего корабля.

Тот в ответ что-то прокричал, но что именно услышать мне не удалось, потому что громыхнуло так, что я думал, что полностью оглохну. Но похоже, что тот меня услышал, так как в редких багровых отсветах молний, я видел, как он сначала закрепил в кресле замотанный в изоткань искин, а затем уже сам залез в соседнее кресло.

Хотя корабль стоял внутри колодца из скал, ветер, бьющий его в борт, все равно раскачивал, и временами казалось, что наш крейсер оторвет от поверхности и перевернет. Но скрежеща опорами, наш крейсер все же удерживался на месте, сопротивляясь, столь дикому напору стихии. Я боялся себе даже представить как там переносят все это мои жены и Володя, находящиеся вообще вне защиты корабля. От одной мысли о них мой пульс начинал зашкаливать, а в голову лез всякий бред. Попытки уйти в медитацию, не увенчались успехом, так как требовали концентрации, а она ни как не приходила из-за мыслей о своих женах. И пришлось пережидать этот ад как все, ощущая на себе все буйство стихии.

Через шесть часов первый шквал прошел. Оглушительные молнии сверкали все реже и в конце концов вообще сошли на нет. Ветер тоже намного уменьшил свой напор, и по моим оценкам снизился до двадцати метров в секунду. И тогда в боевой рубке появился Каркарос.

– Юр-рий, электромагнитная буря окончилась, может, начнем подключать реакторы? – обеспокоенно начал он.

– Проблемы?

– Собственные аккумуляторы биорепликаторов подходят к отметки сорок процентов и вскоре автоматика перейдет на консервационный режим.

– А на них не воздействовала электро-магнитная буря?

– Медблок экранирован сам по себе и запитан от внутреннего миниреактора, но хотя мы перестраховались и отключили его, дополнительно накрыли биорепликаторы изотканью.

– Так включи свой реактор и работай! – удивился я.

– Без команды основного корабельного искина, мой искин не шевельнет и пальцем.

Я кивнул встрепенувшемуся от сна технику и тот с ворчанием и потягиванием, начал выбираться из кресла, в котором просидел все время активной бури. Он включил какой-то прибор на руке, посмотрел его данные, и только после этого начал "распаковывать" наш главный искин. Еще минута и искин был установлен и после обмена кодами с моей нейросетью включился в работу. С этого момента корабль начал оживать.

По крайней мере, основные системы корабля начали работать и в рубку опять посыпались доклады. Оказалось, что основной шлюз был не закрыт, и в него набилась большая куча песка. Пришлось весь наличный экипаж привлекать к отчистке уровня ангаров, хорошо, что всю технику успели закрепить или убрать в блок-гаражи. Раненых на счастье не было, все кто добрался до корабля чувствовали себя отлично.

Чего нельзя было сказать о двух группах, которые должны были укрыться вне корабля. Связи с обеими группами не было. Возможно они не могли правильно оценить обстановку и не включили еще сое оборудование. Но был вариант, что с ними случились неприятности. Мои жены с сопровождающим, должны были укрыться в найденной ними системе пещер, а вот убежище Володи, вспоминая его описание, вызывало сомнение. К Володи я послал на грузовом спидере Урчана, передав ему координаты, которые успел передать Володя.

Через час Урчан вернулся. Володя находился в очень тяжелом состоянии. Его грот не смог защитить его от сильных порывов ветра и его мотало внутри довольно прилично. Только относительная собственная крепкая защита скафа сохранила ему жизнь, даже в неактивном виде. У него была разбита голова, сильные ушибы по всему телу и перелом левой ноги. Но хуже всего было с потерей крови, слишком много он ее потерял через рану на голове. Его сразу же поместили в медкапсулу, где им занялся Каркарос.

Урчан ввалился в рубку и тяжело рухнул в кресло пилота. Видно что даже ему эта поездка далась не легко, и он только благодаря тролийской силе и упрямству выполнил свою миссию.

– Совсем плохо?– встревожено спросил я.

– Ну если бы вы, капитан не послали за ним меня, то Вола с нами уже бы не было.

– А что сказал Каркарос?

– Жить будет. Полежит часов двадцать в капсуле и будет как новенький.

– Хоть это радует. На моей планете Володю, наверное, уже хоронили.

– У вас на планете нет медкапсул.

– К сожалению нет.

– Интересно, с какой же ты планеты, что до вас капсулы не добрались. Даже в Окраинных секторах они есть, может старенькие, но жизнь разумному спасти могут.

– У нас ничего не знают про Содружество и на нашей планете, только начали летать в космос и то так на орбиту только.

– Получается ты дикий?

– По вашим понятиям, да.

– Эти орки те еще летуны, и где они только находят такие планеты.

– Не знаю, я хоть уже и загрузил полный навигационный справочник Содружества, но как не пытался, свою планету в этом справочнике не нашел.

– Может она под каким-то индексом идет. А так как планета дикая, то ваше самоназвание в навигационный сборник не входит.

– Да понимаю я это, но по кратким сведениям ее в перечне нет, я как-то дня три потратил, проводя полное изучение сборника, только зря на него деньги потратил.

– Так у Лайцбрингера спросил бы.

– Наверное, я настолько туп, что не сделал это в первую очередь. Он не знает. Он тогда летал штурм-командером. Сказал только, что летали за Аномальную реку, через какую-то редкую аномалию.

– Да эти орки влезут в любую дырку. А у капитана спросить, уж он-то точно знает.

– Капитана я больше пока не видел, и найти его пока тоже не получается, он свободный охотник, и куда его Мандос занес неизвестно.

– Да ты просто свою зазнобу младшую озадачь, она там через свои каналы быстро все разузнает.

– Так ты знаешь? – удивился я.

– Так все знают, только многие думают, что ты на Дзухалаг работаешь, а она у тебя типа связная.

– И ты так думаешь? – чуть настороженно спросил я.

– Нет, я так не думаю. Но все равно какие-то зацепки у тебя с ними есть, не зря же ты постоянно доклады им сам отсылаешь, – чуть скривив губы проворчал он.

– А вот ты почему тогда с нами?

– Ну не с вами, а лично с тобой. И в принципе это мое личное дело, с кем хочу с тем и буду, я тролль свободный и волен решать самостоятельно, как мне быть, – даже немного улыбнулся Урчан.

– Насколько я знаю, у вас очень тяжело быть свободным, с вашей то жесткой иерархией, – закинул я удочку.

– У меня получилось. Вот теперь и мотаюсь с наемниками, – обрубил тролль мою попытку, хоть что-нибудь разузнать о его прошлом.


Прошло еще пять часов, и постепенно ветер утих до приемлемой скорости, хотя пыль сильно застила все вокруг, и сквозь нее едва ли было видно больше ста метров. Урчан разослал своих и они по новой полетели проверять генераторы маскировочного поля. Как и ожидалось, больше половины их сдуло, и естественно не было обнаружено. Еще половина из оставшегося, стала не рабочей, и представляли собой, груду метала и пластика. Пришлось все делать заново, хорошо, что таких генераторов взяли с запасом.

Ландшафт вокруг сильно изменился, и не смотря на плохую видимость, было понятно, что той зеленой долины, что была тут до этой бури уже нет. Все деревья вырывало с корнями, и они валялись по-над скалами большими кучами. Кусты полностью лишились своей листвы и стояли голыми размочаленными ветками. Небольшая речушка, берущее начало от водопада превратилось в медленно текущее вязкое от грязи не понять что. И похоже что причиной этого изменения послужили мы, так как температура сначала возросшая, после бури резко изменилась и постепенно падала. Похоже, планету ждал ледниковый период, который мы организовали при помощи кометы.

Неожиданно на связь вышла Киа, которая приглашала меня к пещерам, загадочно закончив связь о приготовленном ими сюрпризе. С ними было все хорошо и это было главное, а сюрприз может подождать, тем более корабль только-только начал приходить в порядок после хорошей трепки.

Глава 11

Кееор сидел в своем новом кабинете, и этот кабинет уже точно можно было назвать своим. Этот кабинет был расположен внутри малого носителя специальной службы Конвента. Неизвестно как ему удалось, но в системе он оказался уже через десять дней от теракта. Скорее всего, весь этот корабль сплошь напичкан артефактами или, во что мало верится, он находился в соседней системе. Почему мало верится? Да потому что там вообще нет ничего, вся система состоит из белого карлика, доживающего свои последние миллионы лет. От своих каких либо планет звезда уже избавилась, даже газ вокруг нее уже рассеялся, и теперь эта система была всего лишь транзитной точкой.

Но это были всего лишь сопутствующие мысли. Главной мыслью было решение проблемы, которое поставило перед ним командование. Не смотря на весь полнейший бардак, который творился сейчас в системе, они продолжали работать. Вот только результатов не было. Нет, вообще-то результаты были, но вот дальше продвинуться никакой возможности не было. Мы знали заказчика теракта, даже знали как они это проделали и в конце концов мы даже примерно знали и исполнителя заказа, но это знание не давала нам абсолютно ничего. Фергеер отправил отчет и теперь они ждали ответ свыше, хотя как сказал начальник, скорее всего это дело заберут у нас полностью с потрохами, а еще все вычистят и засекретят.

Хотя чего секретить? Заказчик сам признался в совершенном, и описал все как было проделано, что полностью совпадало с нашей версией. Только после столь наглого ухмыляющегося сознания, мы смогли выйти на исполнителя. Только толку то, исполнитель мертв, или возможно все таки убежал и залег на дно.

Проблема проследить его заключалась в том что все заказы и покупки он осуществлял через не идентифицированную нейросеть. У него стояла специальная, нейросеть, без оттиска серийного номера, который она должна была оставлять по всему пути его следования. И даже так мы его проследили, но вот если он не дурак, а тут если он выжил, то факт на лицо, он просто назначит себе любой идентификационный код. А это уже хуже, чем искать блуждающую комету во Вселенной. Фотографии тоже у нас не оказалось и даже данных биосканирования, нам вытащить не удалось. 

Получалось что данного человека, а это был человек, готовили с рождения к этой миссии и все данные биосканирования, которые он мог проводить засекретили. Можно засекретить одно два таких биосканирования, но столько сколько проходит обычные ребенок засекретить невозможно. отсюда вывод ребенок был не обычный и он свою миссию к которой его готовили всю жизнь выполнил.

«Юр-рий», – странное имя, больше на кличку пенчекряка похож, или на позывной. Появился неожиданно, типа выиграл большую дикарскую игру у орков и получил гражданство. Затем в одночасье стал рыцарем оркского ордена «Краснооких». Провел операцию по помощи дроу клана Бэнрэ от нападения тороноидов. Затем еще одна операция в этом же секторе с компанией наемников и собственный корабль и команда и вот результат. Матриарх клана Бэнрэ, заявляет об успешной выполненной операции на все Содружество.

Кееонр уже несколько дней обдумывал все это и пришел только к этому выводу, что данный Юр-рий был специально подготовлен к данной операции, а это говорило о просто убийственной целеустремленности дроу. Ведь понятно, что в открытую войну дроу ввязаться уже не могут. Мы входим в Содружество, а они нет. Это значит, что объявляя войну нам, они объявляют войну всему Содружеству. 

Конвенту больших сил стоило прекратить тысячелетнюю войну с дроу посредством создания Содружества и тут такой удар. И если раньше воевать приходилось с осязаемым врагом, то теперь это был призрак. Все известные поселения дроу уже были покинуты ими, и только по этому то они и становились известными. Конвент считал, что с дроу уже фактически покончено. Основных возможных союзников они потеряли, те попали в Содружество, а экономически дроу должны были пропасть буквально через сто-двести лет, так как подвергались бы постоянным атакам эскадр Конвента или Эльфийскими Королевствами Уманиаров.

Но вот сами дроу видимо совсем не хотели такой судьбы для себя и их ответ не заставил себя ждать, или скорее всего заставил, усыпив бдительность. Это был серьезный удар по Конвенту. Семь тысяч военных и до десяти тысяч гражданского населения, так объявили свою победу дроу. И обиднее всего, что эти цифры были практически правдивы. Неточность заключалась в том, что эльфы гибли и сейчас, через десять дней после того как был нанесен удар.

Вначале почти половину планеты, накрыла мощнейшая электромагнитная буря, которая в купе с суммарной ударной волной, возникшей от падения большого количества метеоритов на поверхность. Сгорела почти вся аппаратура, многие, кто оказался за пределами защитных сооружений были сметены и считались пропавшими безвести, хотя как считал Кееонр, они без всяких сомнений погибли. Затем всю планеты накрыли мощные циклоны, во многих местах локализованные смерчами, нанесший большой вред отдельным поселениям.

А теперь вся планета была укрыта плотным пыльным покрывалом и тепло от звезды через него не проникало. Началось резкое похолодание, которое уже сильно отражалось и на обратной стороне планеты. та сторона, что попала под удар вообще можно было списывать. Со сгоревшей техникой, у них не было шансов на выживание. Дополнительную проблему составляли города-тюрьмы с полными производственными линиями. Таких учреждений на этой стороне оказалось аж двадцать штук. И если отдельные эльфийские поселения уже начали эвакуировать, то для эвакуации таких учреждений требовались специальные средства и дополнительные силы, которые были только в пути.

В связи с этим, потери с каждым днем увеличивались, что несло дополнительные убытки.

Хорошо, что сработала система противометеоритной опасности самой планеты, дробя прорывающиеся обломки кометы на более мелкие части и отводя их всех по возможности в большую пустыню в центре огромного материка. Если бы такую установку не установили, то с этой планетой можно было бы уже попрощаться. А так возможно через двадцать-тридцать лет, приложив некоторые усилия данную планету можно было подготовить к заселению, использовав форсированные, или как говорят у нас боевые, методы экопоэзиса. Теперь уже голос всяких экологических служб не сможет затягивать процесс освоения таких планет из-за коренной уникальной флоры и фауны. 

Мысли Кееорна протекали по этой орбите несколько раз, но вот все равно не выпускали из этого круговорота. Эта варварская атака на планету оставила большой шрам в его уже загрубевшей душе, и не давала настроиться на рабочий лад. Но так чувствовал не только он. Все с кем он встречался были подавлены, у всех из рук все валилось, а голова работала только в лучшем случае на пятьдесят процентов.

Его отделу еще повезло, они не потеряли не единого сотрудника. Благодаря действиям самого Кееонра, удалось заставить всех надеть спасательные скафы и занять наиболее защищенные отсеки. Он вспоминал, как чуть не пинками гнал своих людей в эти отсеки, а потом еще проверял правильность одевания скафов. Оказалось. что многие не знали столь элементарных вещей, что Кееорн вообще удивлялся как они попали в космос. Но ему в отличии от других удалось спасти жизнь всем своим подчиненным, после чего у него в отделе к нему стали относится совсем по другому, и уже ни у кого не возникало мысли о правильности занятия им места начальника отдела.

Наконец сквозь воспоминание проклюнулась мысль и он начал работу. Первое что он сделал, так это скопировал все файлы по тому чем занимался его отдел. Затем дал команду на архивирование и записал их в сообщение на свое имя. Этот большой файл должен был прийти к нему только через месяц. К пакету документов он приложил пояснительную запись и подчистив все откинулся в кресле.

Через час, всех сотрудников группы Фергеера, вызвали в общий конференцзал. Там их ждали высококвалифицированные психологи, устраняя последствия шока от случившихся событий. Еще через три часа носитель специальной службы Конвента покинул систему Проон. Их ждал небольшой отпуск за удачно раскрытое дело о наркотрафике, и естественно после трагедии с кометой, а затем новое дело в системе Лиеная.

Больше ничего они не помнили, и только радовались, что во время атаки на планету находились в своем носители на окраине системы.

Клиина, в принципе была довольна. Творящиеся катаклизмы ее планам не мешали, можно сказать на данном этапе только помогали. Оставалась только одна проблема как покинуть саму планету. Но даже сейчас у нее были причины беспокоиться. За последнюю декаду температура понизилась уже на семь градусов и градиент падения температуры становился все больше. А она еще не смогла вырваться из основного лагеря, чтобы проверить натасканные в убежище. Прошедшая электромагнитная буря накрыла не только комплекс, но и ее убежище. Вообще она в целях конспирации все приборы деактивировала, но последствия от бури в комплексе были такие катастрофические, что она была не уверена в сохранности ее припасов.

Она выискивала способы покинуть комплекс хоть на половину дня, когда вызвали добровольцев для заготовки деревьев. Да докатилось даже до этого – комплекс обогревался сжигаемыми деревьями, фактически самым священным, что было в культуре эльфов. Но тут, на чашу весов вставало выживание, а обесточенные, с сожженными энергосистемами скафы от холода не спасали. Заключенным было вообще плохо, единственным обогревом были примитивные костры и тела твоих соседей. Но уже и сотрудникам комплекса и охранникам тепла не хватало, с продуктами тоже были проблемы, но запас сухих пайков неизвестно какой годности на складах присутствовал. Так что заготовка топлива для костров стала необходимой вещью. 

Естественно она напросилась добровольцем, аргументирую это тем, что она являлась постоянным участником местной охоты. Хорошо знала прилежащую местность и знала места, где деревья должны были сохраниться. Ее назначили старшей и придали ей трех охранников, которые должны были стать основной рабочей силой при сборе горючего. Еще одним членом ее команды стал пилот старого грузового гравилета, который по счастливой случайности был на очередном ремонте и естественно отключен от всех енергопотребителей с заглушенным допотопным реактором. Это его и спасло, теперь этот постоянно вибрирующий скотовоз стал единственным средством передвижения в комплексе.

С орбиты доставили некоторую помощь, виде нескольких реакторов и систем связи, но на этом помощь закончилась, а в комплекс пришла команда готовиться к эвакуации на другой континент. Местность, на которой сейчас находится комплекс, менее чем через месяц будет накрыт толстой ледяной шапкой, в связи с наступлением «ледникового периода». Это был идеальный момент выполнить свою миссию. 

Клина зашла в кабину и дала пилоту координаты места посадки. Тот забив их и глянув на навигационный блок вопросительно посмотрел на нее, и спросил:

– Зачем так далеко лететь?

– Вокруг комплекса все деревья вырваны и фактически разбиты в щепки, я думаю, это же произошло и на равнине вплоть до гор. А в горы стали стеной против ветра и есть шанс, что там остались если не целые деревья, то по крайней мере пригодные для того чтобы согреть весь лагерь.

Пилот в ответ только пожал плечами и с грохотом поднял гравилет. На счастье ее прогноз оправдался и действительно по все ранее заросшей небольшими рощами равнине теперь гулял только ветер, постоянно поднимая вверх кучу пыли, из-за чего визуальная видимость снижалась до пятисот метров. Но то, что было видно из кабины, говорило, что она полностью права. Даже травы не было видно, все или сгорело от стихийных пожаров или было вырвано и поднято мощной бурей и унесено куда-то за горизонт. Иногда из под слоя песка и пыли торчали обломки деревьев, но это были одиночные расщепленные пеньки и останавливаться из-за них не было никакого смысла.

Через два часа полета по унылому однообразному пейзажу, на горизонте появились темные очертания. Это были горы, которые закрывая собой, свет светила виднелись даже сквозь эту пылевую завесу. Фактически это было единственное изменение в окружающей обстановке и приходилось постоянно бороться со сном, особенно пилоту, так как автопилот на его старом «драндулете» тоже постоянно сбоил, плохо принимая сигналы со спутников. Похоже там, на орбите тоже всем досталось изрядно и их проблемы в полной мере сказываются и тут, хотя раньше было наоборот.

Наконец горы полностью заслонили собой свет, и теперь уже можно было различить отдельные скалы из всего горного массива, отгораживающего раньше равнину от иссушающей пустыни. Теперь, наверное эти горы должны стать щитом от холода, который в скором времени превратить всю эту равнину в безжизненный сплошной ледник.

Похоже, дела на орбите совсем были плохи, так как перестала работать внешняя связь и нейросети перешли на автономный режим. Пробы связаться с комплексом через древнюю радиостанцию на гравилете тоже успехом не увенчалась. Единственно, что успокаивало это работа систем навигации, которые хоть и постоянно прерывались, но все же работали, указывая местоположение гравилета.

Не долетая до ее скрытого убежища каких-то двести метров, гравилет совершил посадку. Уже сейчас было видно подтверждение ее словам. Буря хоть и вырвала деревья с корнем, не смогла их утащить через горы, собрав их в огромные кучи и завалив узкие проходы между отдельными скалами. Некоторые такие завалы размером были в три раза большие, чем наш гравилет и внутренне усмехнувшись, она победно глянула на пилота.

Впереди их ждала тяжелая работа, теперь эти завалы необходимо было немного разобрать и нужное погрузить на грузовик. Так как дроиду в подавляющем большинстве сгорели, то основную часть придется делать вручную. И времени это займет много, так что Клина думала, что она без проблем сможет отлучится и посмотреть на свои запасы не привлекая никакого внимания.

Пока охранники выводили из отсека двух наспех собранных инвалида дроида и гравитационную платформу она осмотрела округу, отмечая как все вокруг изменилось. Единственно, что ее порадовало, это что убежище однозначно осталось целым. В том месте, где был скрыт вход в ее убежище остались стоять изломанные деревья и кусты, а это значит, что стихия не смогла сильно поработать там. Все пока складывалось как нельзя лучше, оставалось только дождаться момента и проверить на работоспособность и тогда, она уже сейчас могла начать действовать.


Глава 12

Мне пришлось ждать еще три часа, прежде чем все системы моего корабля вышли на рабочие режимы. После этого главный искин корабля потребовал начать полную проверку и автоматическую отладку систем. В это время наша боевая группа начала расконсервировать технику. В нашем небольшом ангаре освобожденном от двух шатлов сейчас начали сборку десантнтно-транспортного катера поддержки «Урсус – 12». Катер был довольно интересной конструкции по форме больше напоминающий мужской туфель. 

Главная его особенность была в его блочной конструкции, которая в довольно короткий срок могла, как разворачиваться в полноценное транспортное средство, так и обратно укладываться в специальный контейнер хранения, занимая при этом минимум места. Так же в комплект входил ремонтный комплекс первого уровня, предназначенный только для обслуживания этого катера. Двигатели были расположены как в крыльях, так и в корпусе судна, сделав корабль более устойчивым к огню зенитных орудий. 

Вооружен катер был средними ионическими бластерами, поражающими живую силу, технику и строения. У этого оружия был один большой недостаток – перегрев. Однако, на этом катере неизвестные инженеры нашли эффективный способ справиться с этой проблемой: по бокам и на крыльях были установлены турели, управляемые вручную и снабжённые собственными малыми реакторами. За счёт этого оружие не перегревало главный реактор катера и при стрельбе не оказывало влияния на эффективность управления.

Для поражения удалённых или медленных и неподвижных целей, катер оборудован двумя ракетными установками в верхней части судна, снаряжение которых зависело от типа миссии. Для борьбы с воздушными целями, под каждым крылом располагались две лёгкие ракеты класса «воздух-воздух». Четыре лазерные турели, которые управлялись вторым пилотом, имели широкий угол обзора и могли использоваться как для воздушного, так и для наземного боя. Еще три противопехотные турели с кинетическим пулеметами, две спереди и одна в задней части судна, служили для поддержки наземной группы.

Этот катер был предназначен для доставки двенадцати солдат к месту выполнения задач. Также в их задней части могли располагаться четыре спидера для поддержки разведывательных операций или спасательных миссий. Стоил этот катер довольно прилично пол миллиона кредитов.

Рядом с крейсером началось обслуживание двух боевых танков БТ-117 «Ятаган». Танк нёс среднюю лазерную пушку как основное оружие, которая характеризовала баланс мощности и огневого показателя. Второстепенным оружием боевого танка была реактивная пусковая установка. Броня танка достаточно тяжелая, чтобы гарантировать долговечность, но достаточно легкая, чтобы обеспечивать высокую маневренность.

Танк был модульной конструкции, и его можно было модифицировать под свои персональные задачи специализированным оборудованием и вооружением для специфических миссий. Эти танки могли управляться только одним пилотом в одиночку при помощи искина второго ранга. Но в стандартном варианте экипаж состоял из трех разумных.

Танк нёс композитную броню, которая могла даже противостоять тяжелому оружию, и оснащался интегрированными защитными щитами помогающими поддерживать тяжелое прочное покрытие танка. Наши танки были оснащены искинами и поэтому пилотами танков были два наших орокуэна из наземной команды, проходившие дополнительные тренировки во время полетов на симуляторе. 

После распаковки и тестовых проверок эта техника должна была стать нашей основной боевой мощью. А вообще дополнительно к ним у нас еще имелись два легких шагающих вездехода «ШВ-7р Скаут». Эти маленькие трехметровые машины представляли собой кресло на специальных ногах. Изготовлены они были с открытым верхом с сиденьем и рулём как у мотоспидера, рассчитанными на одного седока. 

Вооружение данного «чуда» составляли автоматическая бластерная пушка в носовой части, и миномётная установка, что делало этот шагоход опасным противопехотным средством. Также «Скаут» был оснащён сканером движения, биосканером и сенсорным оборудованием, передающим информацию об окружающей среде на оперативные командные пункты.

Это была хорошая машина для быстрых разведывательных рейдов. 

Он обладал высокой скоростью и повышенной проходимостью. Легко перемещался по неустойчивым песчаным или болотным поверхностям. Хорошо зарекомендовал себя и в горных условиях, поскольку умел прыгать на довольно значительные расстояния, перепрыгивая небольшие ущелья или запрыгивая на невысокие, до тридцати метров скалы. Система стабилизации позволяла ему удерживаться даже на одной опоре, правда пилот при этом должен был обладать достаточным уровнем подготовки. Грузоподъемность, правда, у него была малая, дополнительно к пилоту он мог перевозить еще около двадцати килограммов на небольшой кормовой платформе. Так же удобен он был для спешивания и седлания в полевых условиях. Опоры для этого складывались, позволяя водителю легко занять или покинуть своё место.

Так же он был достаточно компактным устройством, так как тактическая пара спокойно размещалась в большом контейнере. Время сборки было всего двадцать минут, так как конструкция была блочная, и ремонт производился простой заменой неисправных или поврежденных блоков. Так как данная машина была достаточно распространенной то и с закупкой блоков никаких проблем не возникало. Стоимость тоже была не высокая, новый «Скаут» с дунаданских заводов стоил всего сорок тысяч, а бе-ушный вообще можно было найти за двадцать четыре тысячи кредитов.

Ну и конечно наши спидербайки, которые мы уже использовали по полной программе. У нас было восемь легких однотипных гравициклических спидербайка ГЦ-26 и два более тяжелых гравитационно-реактивных спидера «Барс-3м». ГЦ-26 были неприхотливы к любым условиям и ездили в любых условиях, довольно продолжительное время беж технического обслуживания. По сравнению с другими байками и катерами на гравитационной подушке, ГЦ-26 был одним из самых быстрых. Они пользовались очень большим спросом и встречались в очень больших количествах. Лицензию на изготовление этих спидеров имели почти все государства содружества, у нас например были Харадские, покрашенные в комуфлированый с большим преобладанием коричневого и желтого цвета. Эти спидеры способны развивать скорость до пятисот километров в час на высоте полета не больше двадцать метров. Они имели достаточно мощные средства связи и вооружены четырехствольными роторными электромагнитными пулеметами. Стоимость таких машинок вообще была детская, – новый стоил от восьми тысяч кредитов.

Тяжелые спидеры Барс, были почти идентичной моделью легких спидеров. Но у них была чуть большая скорость, высота полета могла достигнуть двухсот метров. На вооружении стояла малая двуствольная плазменная пушка. Была возможность прикрепить небольшую гондолу, в которой была возможность перевозить груз или раненого бойца. Стояли более мощные системы связи и разведки. И на них была возможность перевозить одного пассажира. Именно на таком спидере Урчан привез Володю, попавшего под удар стихии. Все эти работы происходили под продолжающимся ветром, несущим с собой пыль со стороны пустыни. Но уже сейчас было видно, что это уже просто отголоски той стихии и через час другой все стихнет.

Уже сейчас началась подготовка к развертыванию лагеря. Один из дроидов, управляемый Варинар начал планирование площадки, где в последствии будет, развернут блочный ангар, в котором и будет размещаться наземная техника. Если бы не малое внутреннее пространство нашего корабля, то на такие дополнительные процессы можно было не отвлекаться. Неизвестно какая техника нам могла понадобиться для выполнения нашей задачи, и поэтому необходимо было подготовить ее всю, а для избегания всяких неожиданных форс-мажоров и развертывался дополнительный сборный ангар. При этом его внутреннее пространство было больше, чем места внутрикорабельных ангаров и технических помещений для их обслуживания.

Наконец моя длинная вахта закончилась, и заступил Лец. Теперь у меня была возможность посетить своих жен и их сюрприз. Естественно, чтобы избежать нежелательных сюрпризов я взял с собой Урчана и двух бойцов харадцев в качестве пассажиров. Мы взяли спидеры «Барс-3м» и медленно направились по координатам, что передала мне Киа в момент связи с кораблем после бури.

Пилотом спидера я еще был слабым, поэтому скорость у нас была минимальна. Да и лететь то особо было не далеко, так что разгонять не требовалось, жены мои вообще туда «своим пешком» отправились. Видимость была плохая, не смотря на все средства моего скафа, она была не больше двухсот метров. Но больше меня удивили сами спидеры, не смотря на довольно свежий ветер, их не кидало и не сбивало с курса, спокойно приближая к месту, где раньше был прекрасный водопад.

Урчан полностью сбросил скорость и немного изменил курс. Только подлетев ближе, я увидел небольшой мигающий маячок, установленный возле отвесной стены скал теряющих вверху очертания. Далее на самой малой скорости подлетел к спидеру Урчана. Мой пассажир, как и пассажир Урчана сноровисто спрыгнул со спидера и занял позицию в семи метрах. Я же приземлив своего «Барса» двинулся к темному провалу в стене. 

Урчан дождавшись меня, быстро проскочил внутрь и включил инфракрасный фонарь. Бойцы подтянулись к входу и заняли оборону, взяв под охрану спидеры и вход в пещеру. Пещера оказалась перегорожена легким силовым полем, которая задерживала пыль и свет и не давала проникнуть внутрь пещеры. Как она осталась работать после электро-магнитной бури стало непонятно. Внутри пещеры вдоль одной из стенок стояли осветительные софиты. Рядом с ними была видна часто используемая тропинка, на которой отчетливо выделялись отдельные следы.

Так как освещения в пещере хватало, то инфракрасный режим пришлось отключить. Урчан дал команду одному из сопровождающих нас бойцов зайти внутрь пещеры. Теперь получался двойной пост, перед «дверью, и за ней. Но это все пролетело быстро как фон, а вот осветительные софиты, – откуда они могли здесь быть. 

Мы с Урчаном медленно, соблюдая боевую дистанцию, двинулись вперед и готовые в любой миг использовать наше оружие. Уж сильно это было похоже на засаду из дешевых приключенческих фильмов с Земли. Но одинаковые следы, на чуть сыроватом песке ведущие в обе стороны тропы выпадали из этого сценария. Следы были четкие и принадлежали разным существам,– разный рисунок протектора, разные размеры, и глубина следа.

– Здесь точно были наши, – услышал я шепот в наушниках, – есть следы вашей старшей истри. У вас рисунок протектора одинаковый. Но самый верхний след, совсем свежий, может час всего прошел – это поури или еще кто-то не тяжелый и маленький.

– А протектор ботинок его скафа, что не может сказать точно поури это или нет?

– Я воевал в космосе и такому никогда не придавал значения, для этих дел у нас Каркарос – он рейнджер и охотник.

Да точно, мой тесть как раз в этих делах профессионал и пещеры для него милый дом, наверное, его нужно было взять сюда, но у него сейчас работы было не меньше всяких раненых и ушибленных на корабле еще было достаточно и они потихоньку подтягивались в медицинский отсек.

Входная пещера закончилась и переходила в небольшой тоннель, по потолку которого висели линии энергопитания, переходя от одного светильника к другому. Но здесь песок на полу прекратился и перешел в мелкую каменную крошку, которая громко хрустела под ногами.

Урчан весь собрался и показал сигнал руками не использовать радио и опасность. Я согласно отработанной схеме отстал от него, врубил все сканирующие устройства на своем скафе на максимум и перевел все оружие в «самую полную готовность». Впереди коридор немного изгибался и с моей позиции не просматривался, но Урчан сделав резкий рывок, замер перед поворотом коридора. Он резко выбросил левую руку и вперед выскочил маленький шар-разведчик. Пришел входящий сигнал и, приняв его, я начал получать данные от этого устройства. За изгибом коридора на потолке была обнаружена потолочная башня среднего импульсного орудия, но судя по показаниям этого разведчика, в данный момент она была обесточена. 

Через пятнадцать метров коридор опять изгибался под углом тридцать градусов. Перед поворотом находилась еще одна полусферическая выпуклость на боковой стене, но она тоже была деактивирована, и определить ее назначение было тяжело. Но с вероятностью в девяносто процентов это была башня кинетического пулемета.

Неожиданно, вопреки своим же командам по связи вышел Урчан.

– Помнится, будучи лейтенантом, я со своим взводом штурмовал один из астероидов. Там такая же система обороны стояла.

– И что? – поняв что режим радиомолчания снят спросил я.

– И все, пол взвода потерял тогда пока такой вот коридор прошли. Нам дальше идти нельзя. Нам даже здесь оставаться нельзя, скорее всего мы стоим на минной закладке.

– Но мои сканеры ничего не показывают, – удивился я.

– Они ничего и не покажут, тут стоят механо-кинетические активаторы и взрыватели. А сами мины изготовлены в безметалической схеме, а основным поражающим фактором будет щебенка, что так противно хрустит у нас под ногами.

– А кто это мог сделать?

– Тогда это был клан кобольдов.

Название было знакомое, все-таки я увлекался на земле всякими фентазийными книжками, но в данной реальности, я даже не представлял этих существ. По крайней мере, в общих базах о них ничего не было, а это говорило, что в Содружество они не входят.

– И что нам делать? Мои истри подавали сигнал, откуда то отсюда.

– Решать вам, но я рекомендовал бы вызвать подкрепление, желательно всю наземную группу с усилением.

Я уже хотел последовать совету Урчана и вызвать всех в эту пещеру, как с неприметного хрипящего динамика над головой послышался голос Натиры.

– О, мальчики, наконец– то вы соизволили нас посетить. Оружие спрячьте, сейчас к вам выйдет Кальт, и проводит в основные апартаменты.

Послышался звук пневматического замка, а затем шуршание открывающейся двери. После этого в наушниках скафа начал раздаваться противный мерный звук шагов по щебенке. Оружие мы убирать не стали, но на всякий случай пальцы с курка убрали. Звук звучал все сильнее, и вскоре из-за поворота нашим взорам открылся боец-поури, в своем необычном серо-бурым комуфлированом скафе. Тот подошел ближе и открыл забрало скафа, чтобы мы полностью убедились в его подлинности, параллельно наши нейросети вошли в контакт и обменялись сложными кодами.

После этого оружие нам пришлось убрать на стандартные места крепления и двинулись за нашим молчаливым бойцом. Нам пришлось пройти пять небольших изгибов, за каждым из которых нас ожидали боевые стационарные башни, держащие под прицелом свои участки коридора. Затем зашли в небольшую шлюзовую камеру и пройдя стандартную процедуру шлюзования попали в совсем другой мир.

Больше всего это напоминало входной ангар корабля. Единственное, что тут отсутствовало для полного совпадение, так это какой либо передвижной техники, да и то сказать какая техника могла бы проскочить по узкому, утыканному башенками защиты коридору. Поури не останавливаясь, прошел насквозь через эту «прихожую» и открыл следующие двери.

За ними оказалась приличного размера кают-компания. Стены были увешены карт-мониторами и просто картинками. Напротив входа стояла барная стойка, а на подиуме находились на вид довольно комфортабельные кресла и диваны. На этих диванах непринужденно сидели мои истри, потягивая из высоких стеклянных стаканов цветные коктейли. А напротив них сидело странное существо, больше напоминающего красного большого варана.

– Я так и думал! – воскликнул Урчан, – кобольды.


Глава 13

Все прошло успешно. Сейчас находясь на своем наблюдательном пункте, временно развернутом в этой долине, мне казалось, что я попал в сказку. Ну не бывает такой шары в реальной жизни. Этот варан оказался беглецом из нужного нам лагеря. Совместив сигналы маяка с его электронной картой, сделанной из подручных материалов, нам удалось даже определить, в каком блоке находится необходимая нам пленница.

На объемной карте был нанесен весь материк, с двадцатью лагерями и еще с двумя десятками небольших поселений. Лагеря были расположены в северных или юных районах материка, а вот все поселения ближе к экваториальной зоне и все на берегах океанов омывающих вытянутый с севера на юг материк. Объемные схемы были для всех поселений, но только для одного эти схемы показывали еще и внутреннюю схему строений. И именно этот лагерь нам был и нужен.

Смотря на эту объемную карту, или как называли ее на Земле 3d карту, я больше всего поражался ее изготовителю. Фактически он собрал ее из деталей, найденных на помойке. Что-то перепаял, что-то переделал и «вуаля», – полностью работоспособная интерактивная карта. Вообще абсолютно все у него было сделано из деталей «аля мусорка». Но в тоже время все было сделано добротно и функционально, хоть и без всяких изысков. Больше всего меня поразил его скаф, половина деталей которого вообще было сделано вручную, из обычных кусков метала. Но по функциональности и защищенности он практически не уступал нашим скафам. Правда Урчан немного скривился, увидев окрас скафа, он был окрашен в оранжево-красный цвет. Тяга к красному цвету у кобольдов оказалась не менее сильной, чем и у троллей.

Еще одним везением, оказалось наличие дроу в первом отряде, который ему встретился. С их можно сказать расизмом и суровым характером ненавидящим другие ксенорасы, дроу были единственной дружественной расой. Именно это спасло нас от всяких неожиданных и смертельных сюрпризов раскиданных по всей долине. Увидев стандартный скаф расы дроу, он решился пойти на контакт, и теперь являлся самым необходимым союзником на этой враждебной нам планете.

При этом с его стороны было только одно условие, которое я даже с радостью выполнил. Был составлен договор по которому он становился членом нашей команды, с возможностью расторжения контракта в любое время, естественно с положенным процентом прибыли рассчитываемых в долях нашей маленькой корпорации. Так же он получал в собственность двойную каюту, этот пункт долго обсуждался, но под давлением моей истри пришлось принять этот пункт. Но зато я имел полную поддержку операции на этой планете и шанс дальнейшего сотрудничества в научной сфере. 

Локфор, это было имя кобольда, был ученым исследователем. Кроме того в своем клане «Бигблекстоун» он являлся основным инженером изобретателем. Но пятьдесят лет назад эльфийская экспедиции, нашла их прибежища и не смотря на ожесточенное сопротивление уничтожила весь клан. Выжить удалось единицам, но только его после дополнительных исследований отправили на эту планету тюрьму. Остальные воссоединились с племенем, посредством выкидывания в открытый космос. А Локфору была уготована судьба биоискина.

Да эльфы на этой планете разбирали своих пленников и изготавливали из них биоискины, картриджи для медкапсул и пищевых синтезаторов. Использовалось сто процентов тела, у них ничего не пропадало. Но они не учли способности Локфора, и тому удалось сделать подкоп и покинуть эту фабрику смерти. После этого он нашел себе убежище и с успехом скрывался в этих горах на пятьдесят лет, пока мои истри его случайно не нашли.

После подписанного договора у нас была авральная работа. Наша боевая группа во главе с Урчаном выдвинулась на рекогносцировку в эту долину, ближайшую к интересующему нас лагерю. А остальные члены команды занялись перевозкой имущества кобольда, коего набралось аж двенадцать больших контейнера, которые сразу закрепили на внешней платформе, после чего свободных контейнеров осталось всего два. Остальные контейнеры были заполнены топливом в специальных гибких резервуарах, ЗИПами, и другим необходимым для нашей миссии оборудованием.

И вот уже вся боевая группа находилась в этой долине. Где под маскировочным полем был разбит полевой лагерь. Сюда была пригнана вся наземная боевая техника, установлены разведывательные комплексы, развернуты временные казармы. В лагере кроме десяти разумных боевой группы во главе с Урчаном находился я, Локфор в своем необычном оранжево-красном скафе, Володя со своим выводком боевых дроидов «Хейд-3с» с управляющим боевым блоком «Хейд– к3» и Натира.

Сейчас проводились разведывательные операции, постепенно приближаясь к нашей цели. Два дня назад пришло сообщение от тиберниума спасаемой: « Селдс теберниум анткрон кулг, Эрелинил Фо"Аркаин ан Бэнрэ алендарин умрае ан бар водоанар олис интхиг». Сначала все это мне показалось полным бредом и я уж подумал стереть послание и больше не надеяться на хоть какую-нибудь связь, когда решил показать это послание Натире. Та прочитав послание улыбнулась и погладила меня по руке. От этого поглаживание по моему телу прошла волна теплоты, и я уже потянулся к ней с поцелуем, но она запечатала мои губы указательным пальцем.

– Кто-то сильно напортачил. Тебе нужна база нашего языка, но у нас ее точно нет, и записать мы ее тоже не можем. Но слава матери нашей Лосс, мы знаем этот язык и по крайней мере можем быть переводчиками.

– Ну, переводи, – фыркнул я, расстроенный недополученным возможным удовольствием.

– Мой преданный теберниум заблокирован вирусом, но его преданность безгранична и он иногда может работать в имя моей жизни. Я Эрелинил Фо"Аркаин ан Бэнрэ рада знать что меня идет спасать смелый герой, я рада возрожденной вере в спасение.

– Что-то ты тут много наговорила,– скептически я резюмировал итог перевода.

– Точного перевода, как и обычного словаря дроу нет. Так что приходиться прилагать литературные способности, чтобы перевести это на язык Содружества. Но за точность перевода я ручаюсь, ты мне веришь?

– Конечно, я тебе верю,– обнял я ее и все-таки сорвал поцелуй с ее прекрасных губ.

– Эрелинил, младшая сестра матриарха. Насколько мне известно, то эльфы прихватили ее более года назад. В клане уже с ней все простились, хотя официальных похорон не было.

– Это я уже понял, – вздохнул я, – главное, что связь все-таки есть, а значит, есть возможность избежать лишних движений в их лагере.

Воспоминание пронеслись приятным ветерком по моей душе, буквально выгоняя все тревоги, прочь из моей души. Я невольно обернулся в сторону, где находился наш лагерь, но естественно под покровом маскировочного поля ничего не увидел.

– Юр-рий, к нам приближается грузовой гравилет, – неожиданно послышался в наушниках скафа голос Урчана, прервав все мои приятные мысли о моей истри.

– Что за гравилет?

– Какая-то древняя развалюха. Вооружения нет. Сканируем каналы связи, пока безуспешно.

– Не понял.

– Похоже, что гравилет или идет в режиме полного радиомолчания, или аппаратура связи отключена. Будем брать?

– Обязательно будем брать, только сначала посмотрим за каким Мандасом он сюда летит.

– Принял командир.


Гравилет с каким-то неестественным присвистом и похоже даже металлическим скрипом медленно влетел в долину и подняв антигравитационными блинами-излучателями тучу пыли с громким скрежетом встал на свои амортизационные опоры. Эту рухлядь, скорее всего можно было встретить где-нибудь в окраинных секторах на забытых аграрных планетах, чем у эльфов, всегда славившихся лучшей и самой красивейшей техникой. Но вот оно, старое корыто, как принято у нас на планете, сразу необходимо это снять на видео и показывать по Ю-тубу, зарабатывая на просмотрах. А тут даже не знает принято ли это.

Наконец пыль небольшим ветром была отнесена в сторону, а гравилет с металлическим всхлипом выключил основные двигатели и с пневматическим шипением старого троллейбуса начал открывать заднюю рампу. Первыми вышли два высоких эльфа с увесистыми пушками, которые изученная мною база «ручное оружие» 3 ранга не опознавала. Либо это тяжелое оружие, либо какая-то свежая накрученная модель эльфийских оружейников. 

Сами же эльфы были одеты в какие-то несуразные синие комбинезоны, а на голове у них были шапочки со смешными вырезами для их торчащих как у зайцев ушей. Следом за ними вышла эльфийка. Даже с такого расстояния видно было ее неземную красоту, но как обычный мужик я все же включил режим приближения, чтобы рассмотреть ее «поближе». Да это была красавица, и хоть я уже видел представителей этой расы по головиду, все равно вызывала она однозначное чувство. Хорошо, что Натиры рядом не было, а то с ее способностями за свои мысли я бы уже заполучил бы кучу оплеух. 

Она была одето немного приличнее. Но все равно видеть разумных не в скафе было необычно, хотя на планетах и встречалось довольно много существ в обычной, в моем разумении, одежде. По тому, как она жестикулировала, стало понятно, что эта эльфийка была старшей. Оставалось только понять, зачем они сюда прилетели, ведь от лагеря до этой долины чуть больше ста километров, а на том транспорте, который они использовали, это заняло довольно продолжительное время.

Затем из чрева грузовика «выхромали» два дроида. Уродцами они были знатными, и даже без специальной базы было понятно, что их собрали из подручного материала на скорую руку. Даже у варана его дроиды выглядели поприличнее, хотя они вообще собраны были из мусора. Затем начались работы. Роботы начали разбирать завал из деревьев, которые навалила здесь огромными кучами рукотворная стихия, а два «синекомбезника» начали складывать все это на гравиплатформу. Из гравилета вышел еще один эльф, но он не участвовал в работе а сразу занялся осмотром и профилактическими работами с гравилетом. Похоже, что это был пилот данного средства передвижения.

– Я что-то не понял, а что они делают? – раздался в наушниках голос одного из орков, все-таки их полурычащий говор ни с чем не спутаешь.

– Дрова собирают, – отозвался Калиодор,– похоже, им в лагере совсем туго если эти любителе бабочек и цветочков начали деревья использовать для добычи тепла.

– Да друг хафлинг, холод не тетка, – поддержал его Урчан, – помнится, мы участвовали в одной операции на одной промерзшей планете, так нам пришлось даже технику в термопольта одевать, броня от холода трескалась.

– А ну прекратить, – дал я команду, по опыту общения я уже знал, что сейчас бы началась долгая дискуссия про тролийскую технику. Положа руку на сердце, тролийская техника была действительно самой худшей в Содружестве и постоянно ломалась, но подрывать авторитет Урчана я не позволю.

– Так включаем колпак и берем их по тихому, тем более бабенка то куда-то намылилась.

– Известно куда, – заржал один из орков, – так ее без штанов и возьмем!

– Все! Связи с внешним миром нет, – доложил своим свистящим голосом Локфор.

Я проверил, связи не было, в наушниках было слышно только противное шипение «белого шума». 

Дальше началась работа, которая уже была доведена до автоматизма. Как только эльфийка исчезла из вида гравилета, три тела одновременно упали на землю, парализованные из обычных игольников. Еще десять секунд и три бойца подняли вверх правую руку, показывая, что тела упакованы, и беспокоить не будут. Подбежало еще трое и подхватив тела затянули их внутрь гравилета. Оставалось дождаться еще двоих, которые должны были притянуть эльфийку. 

Прошло минут пять, прежде чем показалась эта группа захвата, несущая безвольное тело эльфийки. Слава богу, одежда на ней была в порядке, а то, зная нравы наемных бойцов. От них можно было ожидать чего угодно. Белый шум из наушников исчез, и сразу послышались доклады.

– Все упакованы, гравилет осмотрен, редкосный хлам, на трофеи не пойдет.

– Командир, у эльфийки там нычка. Она к ней и шла, там хватает добра, на первый взгляд все рабочее, но проверять времени не было. 

– Принял. Возьмите «Варана» и дуйте туда, пусть посмотрит.

– Я не варан, – послышался голос Локфора, но на этот раз никто даже не хихикнул. Это я ему дал этот позывной, и теперь так Локфора называли все, хотя он и грозился ночью за это всех прирезать. Это была так сказать моя маленькая месть за то, что он развел дискуссию по поводу моей расовой принадлежности и целый час обсуждал в кают-компании как правильно меня называть челорк или оркчел.

– Гравилет еще раз осмотреть на наличие маячков и перевезти во временный лагерь. И это уродцев не забудьте, – добавил я, увидев продолжающих работать дроидов. А мне нужно было кое что обдумать ввиду изменившейся ситуации и подготовить необходимые декорации.

Гравилет прилетел только через полчаса, маячков на нем обнаружено не было, но моя команда решила просто загрузить его дровами, которые уже подготовили дроиды. Я, к этому времени обсудив некоторые нюансы с Натирой, подготовил декорации. 

Для этого выделили отдельный блок, в котором Вол быстро сварил клетки из довольно приличных прутьев. Четыре клетки без каких-либо удобств, Натира сказала, что это самое тяжелое для эльфов. Ну, в этом я ей доверяю, – они уже столько тысячелетий воюют друг с другом. Привезли пленников, комбинезоны приказал не снимать, а то не ровен час и голая эльфийка просто испарится из клетки, – красивая зараза. Хорошо у меня есть Натира, это мне сильно помогает, а у этих обормотов никого нет и спермотоксикоз прямо из глаз льется. Похоже, надо запретить всем заходить к пленнице, а потом все же отдать ее им, такой трофей они не отдадут ни за что на свете. Наверное так и сделаю, поставлю здесь пост из Урчана и Локфора, хотя Урчана тоже лучше ограничить, а Натиру туда пускать нельзя, она просто разорвет их всех на части.

Через час вернулся Локфор, прислал опись найденного в пещере имущества. Схрон оказался «Клондайком», и было решено, что нужно будет организовать перевозку всего этого на корабль. Но сперва, необходимо было пообщаться с пленными, начали с двух синекомбезников, эльфу решили оставить на потом, вообще изолировав ее от всех.

Эти оказались простыми охранниками и толком ничего не знали, постоянно ссылаясь на эльфу и пилота. Но для острастки мы их все равно пресанули, чтобы жизнь малиной не казалась, а так вообще хватило только того, что Натира показала свое лицо. Когда они ее увидели, то их лица стали белее молока, а один вообще решил соскочить и упал в обморок. 

Пилот рассказал побольше. Пилоты, даже если они всего лишь погонщики древних гравилетов, всегда отличались обширными знаниями. В лагере было совсем плохо, смертей от холода еще не было, но все шло к этому. Естественно первые будут умирать заключенные, и теперь надо было торопится, а то проделав такой путь будет обидно получить только замерзшее тело. Наметки со стороны Урчана уже были, но я пока не спешил с решением, нужна была информация, и прежде всего опознавательные коды, про которые пилот ничего не слышал, ссылаясь, что никто посторонний на этой планете не должен был быть. То есть наличие нас перед ним его логическую цепочку не нарушало. Но не смотря, что им занялась Натира своего мнения он не поменял, похоже, что они вообще оборзели и режим внешней охраны у них был «никакой».

Так же он подтвердил, что капитан Клина старшая в этой заготовительной группе и является офицером связи на базе. Естественно она владеет большей информацией, и если и существует код опознавания, то уж она точно его знает, ну просто патологическое отсутствие джентльменства, с

пирать все на юную деву.

А вот рассказ Локфора меня если честно удивил, он действительно оказался незаурядной личностью, столько перетерпеть, спланировать и выполнить не многие бы смогли.

Подкоп это конечно просто, как объяснил он, но вопрос в том, что он тогда не знал где он, и на базе возможность узнать хоть что-нибудь была минимальна, в этом плане служба безопасности базы работала хорошо. Да и сбежать было тяжело потом после того как покинешь территорию лагеря, в загонах в специальном секторе содержались киберсобаки. Эти биомеханические монстры быстро бы взяли след и вернули бы перед светлые очи ушастых хозяев. Да и даже если бы случилось чудо и ему Локфору удалось бы уйти от них, то участь опять бы была не завидной, без техники, на незнакомой планете он либо одичал либо стал бы жертвой местных хищников.

Но наблюдательность его спасла. Раз в месяц на базу прилетал АМВ (автоматический мусоровоз), и именно на нем решил покинуть базу кобольд. Естественно попасть на этот аппарат можно было с сектора утилизации, который находился в одном из ангаров на краю базы и естественно автоматическая охрана его бы туда не пропустила. Но был один нюанс погрузку АМВ производили погрузочные дроиды, которым было абсолютно все равно, они загружали только контейнеры, в которых за месяц накапливались разнообразный технический мусор, все остальное перерабатывалось на этой же базе.

И он, Локфор, начал подкоп. Сначала он вывел его под фундамент ангара со свалкой и организовав небольшой склад под стеклобетонным основанием начал там складывать пищевые рационы. С этим как оказалось проблем не было. Учет этой гадости велся из рук вон плохо, и всегда можно было дополнительно в столовой прихватить еще один два пайка. А пока накапливался так сказать пищевой запас, Локфол повел подкоп за пределы лагеря. 

Опасностью было появление лишней земли на базе, но раскиданная по лагерю она просто убиралась специальными дроидами, так что в погоне за чистотой, эльфы сами скрывали все излишки его деятельности. Вторым фактором было время, неизвестно когда планировалось его переработка, тем более уже как месяц дементоры прекратили работу с ним, как с бесперспективным в плане информации. Ну и в третьих операция зависела еще от графика движения АМВ.

Но тут Локфору повезло. Ночью перед предположительным прилетом АМВ, он покинул свой барак и по подземному ходу залез под ангар с мусором. Перед этим пришлось замуровать ответвление, что вело к нему, оставив следы в проходе, который вел наружу с базы и залить весь пол растворителем, его удалось синтезировать в одной из лабораторий куда он «случайно» забрел.

Киберсобаки пущенные по его следу, после обнаружения его отсутствия в бараке, быстро нашли подземный ход, и пробежав по нему быстро нашли его нижнее белье, которое он специально для них там оставил и естественно потеряв дальше след, принесли его своим хозяевам. Дальше наступал самый опасный момент. Когда они бы начали сканировать подземелье базы, но этого не произошло, они подняли все флаеры и вывели вожатых со своими киберсобаками, справедливо считая. Что Локфор все таки покинул базу и теперь интенсивно заметая следы, удаляется от нее.

Когда прилетел АМВ и кобольд, пробив стеклобетонную перемычку, выбрался в ангар поиски за пределами базы еще продолжались. Он проник в технический люк кабины вместе с запасом пайков и прекрасно устроился внутри пустой кабины АМВ. Эта кабина, возможно, осталась еще со времени когда данное летающее средство выполняло другие задачи. А потом после его переделки и установки внутри автоматического автопилота не стали удалять. Павда пилотского кресла тоже не оставили, но такие мелочи Локфола не расстроили и он быстро влез в систему управления кораблем начал понемногу разбираться. 

Ему пришлось на нем путешествовать почти две декады, прежде чем он был готов перевести его на ручное управление. За это время он нашел себе место, где мог найти убежище, а в техническом мусоре много всяких полезностей. Правда, полезности пришлось сначала складывать в технических нишах, а потом когда разобрался с управлением, выделил отдельный контейнер, который не выгружался на перерабатывающей фабрике. Единственное место на планете, где эльфы сделали такую, претящую их философии вещь находилась на острове, судя по всему, он был молодым и никакой особенной флоры или фауны на нем еще не было, и для размещения такого первичного предприятия по переработки подходил даже эльфам.

На этом острове всего работало три существа и судя из наблюдений они туда были сосланы и было за что, они скорее напоминали опустившихся людей, чем чистоплотных педантичных эльфов. Но наступал срок технического обслуживания АМВ и пришлось инсценировать его гибель, открутив основной маячок и скинув его в самом глубоком месте океана, Локфор перевел его на ручное управления и с тех пор проживал в этих горах. Использовав, все, что в тот момент в АМВ и даже его корпус под свои нужды. Вот такая вот история.

Глава 14

Последнее что она помнила, это была боль в спине, точнее несколько очагов боли. Она уже подошла к своей пещере, оглянулась, чтобы посмотреть, не увязался ли кто за ней, повернулась и уже собиралась сделать шаг в пещеру, как возникла эта боль, а следом и темнота. 

Сейчас все тело онемело, похоже, что кто-то хорошо приложил ее из иглострела с парализующими иглами. Но слава Ивалутару , этот кто-то догадался положить ее на живот, от чего на спине было только три небольших огонька дискомфорта, а не нестерпимый зуд по всей спине, как оно часто бывает после попадания таких вот игл.

Клина приподнялась на локтях и оглянулась. Свет в помещении был тусклым, но он был. На базе такой роскоши не было, и это вселяло некоторую надежду, что как минимум ее не раскрыли, и она попала каким-то местным бандитам. Плохо было то, что похоже все ее долго собираемое имущество попало к ним.

Она встряхнула головой и огляделась. Вид ей не понравился, ее засунули в железную клетку, в которой даже стоять было нельзя, только сидеть, а передвигаться только на коленях. Само помещение, в котором находилось клетка, тоже большими размерами не отличалось, какая-то кладовка, на пару метров больше клетки. Прямо как в голофильмах, охотники за головами поймали жертву. В углу клетки стояла пластиковая бутылка. На вид оказалось приличной и так как пить хотелось очень сильно, организм требовал побольше жидкости, чтобы вывести токсины из организма, так что Клина решила, что ее пленители относительно гуманны.

Неожиданно дверка с легким шорохом ушла в сторону, и в помещение залезло странное приземистое существо в необычном скафандре. Судя по хвосту, это был рептилоид, и скорее всего кобольд. Оно направило на нее руку с четырехствольным оружием, если честно она первый раз такое видела, хотя ранг ее изученных баз был довольно высок, но нейросеть выхватывала только отдельные элементы и автоматического анализа провести не могла. 

– Смотри сюда, – засвистело существо, и Клиина сразу поняло, что это все таки кобольд, неприятный холодок пробежал по спине, но ей все таки удалось сдержаться от других проявлений страха. Как было известно кобольды, живущие большими семьями-кланами, никакие больше расы не воспринимали, и обычно встречи с ними, заканчивались смертью. Но, похоже, какие-то шансы были, ведь она жива, а значит зачем-то им очень сильно нужна, иначе бы они ее просто убили, – слава Илуватару кобольды не истязались над своими жертвами, просто их убивая.

– Вот это универсальный «вырубайтер», – продолжал свистеть кобольд, тыкая пальцем на направленное на нее четырехствольное чудо.

– Один ствол бьет током, – из ствола вылетела искра и попав на металлическую решетку, зазмеилась молниями по арматуре вниз и ушла в специальный штырь уходящий в пол, – энергия отрегулирована так, чтобы не убивать, но сделать очень больно.

– Во втором стволе иголочки, – он выстрелил, и одна из иголок пролетев миллиметре от лица впилась в стенку, показывая желтое оперение иглы, указывающее на ее парализующие свойство.

– Третье, самое широкое, я назвал ударником, – послышался неприятный визг и одна из арматур клетки довольно прилично вогнулась внутрь, а саму Клину толкнуло довольно приличным ударом в противоположную стенку клетки.

– Ну, крайний ствол с энергетическим болом. Это если ты подумаешь о побеге, то я с удовольствием его использую,– прошипел он с претензией на шутку. А теперь вылезь быстро.

Стенка клетки откинулась вверх, и образовался выход. Клина поняла, что убежать ей точно не удастся, и не только из-за свойств «вырубайтера». Она давала голову на отсечения, что за ней сейчас наблюдали и другие кобольды, да и вообще обычно жилища кобольдов напичканы огромным количеством смертельных ловушек. Она на четвереньках вылезла из клетки и с удовольствием потянулась, разминая затекшие от продолжительного лежания в одной позе мышцы.

– Вперед.

Она вышла в коридор и сделав всего пять шагов услышала следующую команду.

– Стоять. Сейчас откроется дверь, зайдешь в нее и сядешь на отдельный стул.

Естественно Клиине пришлось выполнить все указания, так как ствол «вырубайтера» постоянно отслеживал все ее движения. Это же надо такое придумать, неудивительно, что ее нейросеть не распознала данную модель.

Как только она села на стул, ее мгновенно опутали силовые путы, которые мягко но крепко притянули руки и ноги к стулу. Дверь захлопнулась, и она опят осталось одна. Напротив нее стоял еще несколько стульев, но их габариты были покрупнее и покрепче. Эти, скорее всего, были предназначены для более крупных пленников, хотя может быть на них должны были сидеть всякие следователи.

Опять открылась дверка и она, оглянувшись сразу покрылась противным, липким потом. Пульс застучал набатом, похоже, это был мучительный конец. На вошедшем был скаф «Пивафи 5р», Клина узнала его даже без помощи нейросети, хотя услужливо вывела название и краткие тактико-технические данные. Главной особенностью этого скафа был тот, что изготавливали его и носили только дроу, а Клиине грозило это очень большими неприятностями.

Дроу занял свободное кресло и устроившись поудобней убрал лицевой сегмент брони защитного шлема. Это оказался хуманс, но облегчения это не принесло. Было известно, что люди часто попадали в услужение к дроу, и это мог быть просто какой-то доверенный раб. Хуманс ничего не говоря, просто смотрел на нее, но этот чуть не рентгеновский взгляд очень не нравился ей и на фоне страха грезились ужаснейшие пытки.

Зашел еще один хуманс, нейросеть услужливо подсказала название скафа – «Харамаки 3Т», изделие синьинских мастеров. Этот хуманс толкал перед собой необычный столик на антигравитационной тяги. На столике стояла необычная посуда, с какими-то приспособлениями сбоку, маленькая ложка и металлический предмет из загнутых трубок, выходящих из ухватистой ручки с кнопками.

– Ну-с, сеньерита Клина, познакомимся, – начал он говорить, и его голос совсем не понравился ей, он был похож… похож на голос орков. Это полностью порвало ей формат, она уже с трудом понимала к кому же она попала. Кобольды, хумансы, кто еще в этой команде. А еще э

То непонятное обращение к ней, «сеньера». Нейросеть пыталась определить с какого это языка, и какой народности, но пока поиск во внутренних базах данных был безуспешный.

– Я капитан крейсиˈра тип СЛР – начал он, – вы старший офицер связи на базе «Ворасуле». Как видите, мы уже побеседовали с людьми вашего отряда и кое какую информацию получили.

Нейросеть опять ничего не дала, в каталоге баз данных крейсера такого типа не было, а уж этот каталог у нее был очень обширным. А еще резануло слух, что ее подчиненных в этой поездке он назвал людьми. Это давало хоть маленькую, но зацепку, но пока она решила обдумывание отложить на потом, а сейчас по возможности потянуть время, попробовать его соблазнить, ведь хумансы такие падучие на нас. Правда сделать ей это привязанной силовыми путами было тяжело, но она надеялась, что все равно она что-то придумает, и в голове начал созревать план, как постараться использовать этих хумансов. 

Для начала она решила широко улыбнуться и сделать обворожительную и по ее мнению соблазнительную мину. Чуть выпятила свою грудь, которую тяжело было показать в этом комбинезоне, но ворот все равно чуть расширился в надежде показать что-то очень привлекательное для хумансов.

Хуманс слегка улыбнулся, почти незаметно качнув головой. Затем плавным движением убрал перчатку скафа взял электроприбор со стола и подняв его так чтобы ей было удобно видно сказал.

– Я надеюсь на добровольную помощь нам, но на всякий случай продемонстрирую возможность некоторых наших приборов. Надеюсь что с «вырубайтером» нашего уважаемого варанчика вы ознакомлены и понимаете как его можно применить для переговоров. Так же в нашем арсенале для договоров имеется и вот этот замечательный прибор, который можно вставить в «технологические разъемы упрямого абонента и включить, – после этого он всунул этот прибор трубками в прозрачную колбу с жидкостью и включил. Взял другую посудину за приспособление. Насыпал туда ложкой сначала белый порошок из одной странной формы вазочки, а потом добавил ложку странного крупнозернистого, больше похожего на кусочки листьев порошка.

К этому времени вода под действием прибора закипела. Температура кипения воды сто градусов, пронеслось в голове у Клиины. Хуманс выключив прибор, перелил жидкость из колбы в свою посуду и помешав ложечкой, откинулся на кресло с довольным лицом ожидающего чего-то приятного. А вот Клина поняла возможность этого прибора, и в какие именно технологические разъемы ее тела это можно применить. Пот резко выступил у нее на лбу и собираясь крупными каплями, начал стекать по вискам. Она не была очень смелой, как ее младший брат, а с ее буйной фантазией одна только угроза полностью смело ее выдержку, которую она хотела показать этому хумансу.

– А чем же капитан крейсера хотел поговорить со мной? – немного срывающимся голосом спросила она.

Хуманс взяв свою посуду в руки, притянул ее к себе, и глубоко вдохнув пар, взвивающийся над кружкой, с блаженным видом ответил:

– Это хорошо, что вы проявили стремление к сотрудничеству, мне бы очень не хотелось применять к вам определенные меры воздействия, хотя определенные члены команды этого очень бы хотели. Я здесь просто поприсутствую а вот вопросы вам будет задавать моя истри.

Дверь открылась, и в комнаты зашел еще один член команды в скафе дроу, только теперь это была настоящая дроу, самая настоящая. Это полностью сломало всю ее защиту, и Клина поняла, ее просто выжмут, и она реально не в силах будет противостоять этому. У нее изначально не было никаких шансов, оставалось только дать им требуемое и умереть хотя бы не мучительной смертью. 


Допрос продолжался четыре часа. Дроу буквально высосала всю информацию, даже ту, которая ей была не нужна. Клиина рассказывала все, похоже дроу обладала сильными экстросенсорными способностями и во всю ими пользовалась. Но даже не смотря на это дроу порывалась использовать болевые стимуляции, правда к огромному удивлению Клиины хуманс в это время осаживал эту суку и та слушала его беспрекословно, по крайней мере некоторое время. 

Наконец этот ад закончился, и ее буквально занесли в ее клетку и бросили на тонкий матрас, который неожиданно появился в клетке. Ее вроде не били, но все тело разрывалось от боли, а голова буквально раскалывалась от боли. Только на краю это боли она поняла, чего ей удалось избежать благодаря этому хумансу. Если бы он полностью отпустил бы вожжи, то эта сука бы просто до смерти замучила ее.

Я всех собрал в центральной комнате, которая по аналогии с кораблем называлась кают-компанией. Включил запись допроса остальным, а сам включил мозговой штурм, я то присутствовал на допросе. И хорошо что это сделал. Похоже, что расовая ненависть дроу и обычных эльфов была запущенной острой болезнью, без перспектив к выздоровлению. И моя ненаглядная, прямо кипела ненавистью допрашивая ее. Иной раз когда я ее одергивал, она в меня такие взгляды метала, что мне самому становилось жутко, а что говорить про ту несчастную эльфу, на которую, падал этот поток ненависти, ее буквально вынесли из допросной, хотя никто к ней даже пальцем не прикасался. 

Надо бы, медика к ней отправить, но мой медик тоже был дроу и я не был уверен, что он облегчит ее участь. Наверное, ей придется самой выпутываться, все таки эльфа, должна что-то смыслить в этих магиях. Но сейчас нам необходимо подумать о другом. Опять получилось так, что нам привалила шара. Опять была взята в плен особа, которая планировала улизнуть с планеты, прихватив с собой любимого братца, приговоренного к переработки. Вот же слово то гнусное – переработка.

Но у нее как и у Локфора все заканчивалось на сбежать с центра переработки «Ворасуле» – «Вечный ветер» по нашему, любят заразы все красиво назвать. Интересно туалет они как назовут? Теперь надо думать. С Локфором все без проблем, он сам остался, и идти ему не к кому. Он просто стал членом команды, надеюсь, что очень полезным звеном. А вот с эльфами так не получиться. Дроу и эльфы на одном корабле долго не смогут сосуществовать, и скорее всего эльфы покинут мой корабль через шлюз в открытом космосе. Но что-то надо делать, эта эльфийка сильно помогла нам, и хоть она первоначально хотела использовать нас в своих целях, без ее внутреннего добровольного согласия такую информацию мы бы не получили.

Я отвлекся от раздумий и глянул на остальных. Кроме Натиры все внимательно слушали выжимку из допросов эльфийки, по прикидкам это должно занять еще часа два, не меньше. Времени еще было много, и я решил прикинуть костяк операции, а вообще по уму нужно прикупить специальные базы: «Боевые наземные операции», «Абордажные и противоабордажные операции», «Боевые операции в безвоздушном пространстве и при малой гравитации», «Планирование и тактика боевых операций», «Тактика космического боя» (хотя бы уровня истребитель-крейсер). А иначе я был каким-то неполноценным капитаном, который реально сам ничего не мог сделать, ну разве, что просчитать выгоду, в этом в моем экипаже мне равных не было, ха-ха-ха.

Вот именно финансовое обогащение в этой операции меня и манило. На базе «Ворасуле» был большой склад готовой продукции, ведь эта база занималась переработкой перспективных разумных на биоискины, которые использовались в Эльфийских мирах и реже другими расами из-за монополии на их изготовления и дороговизны продажи. Естественно биоискины не шли ни в какое сравнение с обычными искинами позитронного типа. Такие, искины даже восьмого уровня не могли соперничать с биоискинами ни скоростью обработки информации, ни многоканальностью решаемых задач. Так для административного обслуживания одной планеты, достаточно от одного до пяти биоискинов, а искинов позитронного типа для этого потребовались огромные кластера из десятков, а то и сотен искинов.

Естественно стоимость их была соразмерна со стоимостью тяжелого линкора, и подавляющее большинство не могло купить их за столь высокую стоимость. На складе, на данный момент находилось около десятка таких искинов, оказывается производство искинов требовало больших затрат, и не ограничивалось всего лишь извлечением мозга у разумного и пересадка его в защищенный бокс. Проводится тяжелая работа экстрасенсов по очищению ячеек памяти, и закладка основных законов ограничения (типа Законов Азимова в фантастики на Земле), установить специальные аналитические и расчетные программы, подготовить разбивку секторов и многое другое, что в позитронных системах занимает всего несколько минут. При этом нужно постараться не удалить библиотеки знаний и практические базы, полученные разумным до его обработки. Вся эта работа занимает до ста часов, в зависимости от квалификации и мастерства экстрасенса. Такой труд оказываться тяжелым и «работникам», занимающимся именно данной проблемой, приходиться проходить долгий реабилитационный период. Поэтому это и дорогое производство и на поток поставить его тяжело, все биоискины фактически «штучная работа», но цена качества при этом соответствующая.

Кроме этого на складах есть еще и мед-картриджи, который тоже ценятся на рынке очень высоко, ну и в конце концов пищевые картриджи, правда как для меня то они не приемлемы, что-то еще пока не готов есть разумных. Плюс пришла идея и по поводу арестантов, у которых на этой базе только одна перспектива.

И тут на меня накатило. Фактически все тело как будто окуталось энергией, а перед глазами встали картинки, которые я судорожно начал запоминать. А чтобы лучше это сделать начал про себя их проговаривать. С этих картинок начал вырисовываться план. Проникновение и захват базы «Ворасуле», оказался довольно примитивным на мой взгляд. С нашей технической оснасткой и тем положением, которое сейчас было на базе, это было, как у слепого отобрать конфетку. Используя их гравилет, проникнуть на базу и врубить блокиратор. Затем быстрый налет наших бойцов и в апогее всего, посадка нашего корабля на космодроме базы. Затем погрузка трофеев, освобождение разумных заказчика и аукцион свободных мест на нашем корабле для других пленников. Думаю там надуться и богатые и готовые подписать долгосрочные договоры. Лучше всего конечно организовать это заранее, отбор таких существ, но… о можно дать такое задание этой дроу, или не рисковать?

Далее, этот мелкий варан в разговоре хвастался, что может навести, такой кипишь в системе, что под его шумок нам удастся выскочить не только с планеты, но и из системы. Только ему надо попасть в глобальную систему связи, естественно желательно с необходимыми паролями, дабы избежать долговременных взломов систем безопасности и проводку своего вируса через него. Думаю, что день или два мы можем продержаться на базе. По сведениям эльфийки, у нас точно есть дней десять до начала эвакуации этой базы. Тут он либо сам сломает пароли, либо их добудет Натира, я ей разрешу любые методы допроса. Ну а дальше ужо будем посмотреть.

Энергетическое напряжение покинуло меня, и я еще минут пять сидел расслабляясь. Затем окинул кают-компанию взглядом и увидел вытаращенные на меня взгляды. Монитор, где шло кино про эльфийку, был выключен и я понял, что настолько увлекся своими раздумьями, что не заметил, как пролетело два часа. Возможно, меня о чем-то спросили, а я был в умственной отключке, и пропустил это мимо себя. Чтобы как то выйти из этого дурацкого положения, я задал вопрос:

– Ну, есть какие-нибудь предложения?

Все как-то начали переглядываться, а затем после уже довольно затянувшейся паузы ответил Урчан:

– Да вроде все понятно, а мелочи уже доработаем по ходу.

– Не понял, что вам понятно?

– Да весь твой план понятен. Нагло и уверено, но именно такие планы обычно и имеют успех.

Я уже хотел спросить, какой план, но что-то меня остановила и вместо еще одного вопроса скомандовал:

– Тогда чего сидим, за работу товарищи! А вас Урчан попрошу остаться.

Когда все покинули кают-компанию, я посмотрев на Урчана, спросил:

– Так какой все-таки план, а тоя тут уснул и похоже что-то пропустил.

Ответ меня сбил с толку. Все-таки тролль ржущий целых пять минут это эпохально, но вот ответ, которые он предоставил мне после того как успокоился меня убил. Оказывается, я прекратил просмотр допроса и предложил план, именно тот план, который виделся мне. Похоже мне опять пора пообщаться с моей нейросетью.


Глава 15

Все было готово, ждали только прибытие этого недоделанного гравилета, надо было его раньше отправить. Теперь приходилось прятаться в пяти километрах от базы. А некоторые уже находились недалеко от периметра базы, благо, что база охраняла не внешние подступы, а внутреннею территорию.

На тактической схеме значки, обозначающие наших бойцов, постепенно сжали кольцо окружения вокруг периметра базы, а некоторые вообще приблизились максимально близко, и находились буквально на «плечах» у внешней охраны. Но вот, на тактической схеме появился гравилет обозначенный на схеме зеленой кляксой и прошел сигнал красной готовности. 

Гравилет подскакивая на невидимых воздушных ямах и припадая на заднюю часть, направился к посадочной площадке базы. Больше всего боялись именно этой части, что всем покажется странным столь сильное нарушение центровки гравилета, но было решено, что он и должен был быть так загружен, только дровами, а не боевой техникой, особенно такой как танк «Ятаган».

На тактической схеме пошел отчет и когда он показал условный «ноль», связь нейросети перешла на узкий канал передачи. В приземлившемся гравилете сработал блокиратор сигналов, оставив свободным только узкую частоту, на которую были настроены наши нейросети. Какая-либо связь стала невозможной, а вместо нее в эфир выдавалась имитация белого шума и небольшой электромагнитной бури. 

Буквально в этот же момент все вышки были «отчищены» от охранников, а их место было занято нашими бойцами. Из распахнувшихся створок выскочил наш танк и в считанные секунды уничтожил все системы ПВО базы, даже те которые по нашим сведениям были не активными из-за энергетического «голода». Вслед за танком выбежала тройка наших бойцов и возглавляемая эльфой ринулась к центральному административному штабу, сметая по пути все, что потенциально могло их задержать.

По разработанному плану живых сотрудников базы оставлять не собирались. Поэтому никто особенно не церемонился, раздавая смертельные «плюхи» по любому подозрительному объекту. Небольшая вспышка и тяжелые двери, прикрывающие вход в главное административное здание разлетелась огненными каплями. 

Над самой базой прошлись наши «Урсусы», засыпав ракетами сектор расположения охранных структур базы. Сделав два захода, похоже, они полностью сравняли казармы и ангары охраны с поверхностью, и теперь на их местах начали тянуться густые черные столбы дыма. Но все равно катера зависли в непосредственной близости от границы базы, сбросили пустые ракетные блоки, которые наши инженера в кратчайшие сроки установили на эти машины и начали контроль периметра базы уже со своего штатного оружия. Похоже, что ракеты поработали основательно, и резких визгливых звуков ионических бластеров не раздавалось.

В это время, проломив заграждения, на территорию базы на спидербайках залетела наша группа. Сделав несколько выстрелов, скорее для запугивания, чем по реальной цели, мы понеслись к административному зданию и через тридцать секунд высадились на его крыше. Задача нашей группы штурм здания с крыши и дополнительный контроль прилегающей территории. 

Так как план здания у нас был достаточно подробный, а защитники фактически были парализованы, то штурм превратился в простую бойню, когда шла тотальная зачистка всех помещений, без необходимости сохранить их целостность. Нас интересовал только одно помещение, которое под контроль взяли впервые минуты штурма. Поняв полную безысходность ситуации в которую они попали, эльфы начали громко кричать что готовы здаватся, похоже, они до сих пор надеялись на благополучный для себя исход.

Наши катера еще раз прошли над казармами охраны, и пару раз пальнув из своих орудий, опять ушли за периметр базы. В принципе контроль над базой уже полностью был под нашим контролем, но все равно наши боевые машины периодически пролетали над базой и изредка наносили огневые удары. А то мало ли попадется какой-нибудь крепкий орешек и начнет усложнять нам жизнь.

Наша «добровольная» помощница заняла место у терминала аппаратуры связи, и в эфир ушел очень короткий закодированный сигнал. Еще через пятнадцать минут послышался грохот и на посадочную площадку начал опускаться наш корабль. Зрелище было не для слабонервных, похоже, что наш корабль не сильно был приспособлен для таких посадок, и ему явно не хватало гравитационно-планетарных двигателей. Корабль постоянно качало и подбрасывало, и он все никак не мог коснуться опорами посадочной площадки. Но все же нашему пилоту удалось посадить корабль, хоть и достаточно жестко с небольшим боковым скольжением, от чего по ушам ударил душераздирающий скрежет опоры. 

Основная створка открылась и из корабля высыпала оставшаяся часть нашей команды. Во главе группы выделяясь ярко-оранжевой расцветкой скафандра, бежал Локфор. Вокруг него, пытаясь, делать вид бывалых вояк, бежали техники и инженеры нашей команды в традиционных ядовито-желтых инженерных скафандрах, сжимая в руках явно непривычные оружейные системы. Но именно им предстояло взять под охрану административное здание, тем самым освободив действительно боеспособные силы, для других операций.

В это время из корабля начали выдвигаться артиллерийские башни и ракетные пусковые установки. Стрелять из них никто не собирался, но на всякий случай Варинар приготовила все свое хозяйство в первую готовность. Фактически корабль через несколько минут останется под охраной всего трех разумных, второго пилота Харацеги, канонира Варинар и офицера связи Киа и антиабордажных боевых дроидов. Весь остальной состав нашей команды будет задействован в «наземной» операции. 

Уже сейчас было заметно движение на опущенной рампе, где собиралась команда по сбору трофеев. К ним присоединилось два бойца харадримца и группа направилась к складам готовой продукции. Только после этого началась вторая фаза нашей операции. Эльфа повела освободившихся в административном здании бойцов к баракам заключенных. Стрелять нам не пришлось, так как охрана этого сектора побросала оружие и улеглась на землю, а кто поумней, наверное, просто сбежал и забился в какую-нибудь щель, где у него будет шанс на спасение.

Урчан ударом ноги, усиленной его боевым скафом вынес дверь барака, и та с громким стуком ввалилась внутрь.

– Эй, братва выходи по два, я троляш командир ваш! – громко крикнул он на всеобщем внутрь барака, усиленного динамиками скафа.

После этого он отошел к линии бойцов вставших полукругом вокруг выхода из барака. Наша группа, состоявшая из меня, Каркароса и Натиры расположилась на ящиках специально кем-то принесенных для этого дела. Нам предстояло проводить фильтрационные мероприятия. Но и этот барак мы выбрали неспроста, мой тиберниум в режиме маяка указывал, что цель, из-за которой мы преодолели этот путь, находится в этом бараке. Он последний несколько минут передавал опознавательный сигнал, но ответа пока не последовало. Больше всего я боялся, что все наши усилия оказались тщетны, и мы банально опоздали.

Прошло пять минут, но из барака никто не показался, и когда я уже собирался дать команду на проникновение боевой группы внутрь, в темноте прохода появилось движение. Судя по стереографии, это была наша цель, но вот ее физическое состояние явно было не на высоте. Я кивнул головой и Каркарос с Натирой кинулись к ней. Похоже, что мы прибыли очень даже вовремя, еще день или даже меньше и эта дроу бы до спасения не дотянула. Но с нашей медицинской аппаратурой и квалификацией Каркароса я надеялся на положительный исход.

Вместе с ней вышел, а скорее всего, помог выйти нашей дроу, мужчина дроу, судя по всему тоже попавший к эльфам, и был приговорен к «разборке». Но даже когда забрали уже нашу «цель», этот субъект старался помочь ей, правда, сразу был отброшен рукой Натиры. После этого он весь сжался и собирался уже вернуться в барак, как заметивший это движение Урчан схватил его за шкирку и поволок ко мне.

– Что то я не пойму командир, мы вроде их спасать пришли, а они даже не выходят к нам, – прорычал он, явно недовольный.

– Ты посмотри на них, они в полном дерьме. Морально подавлены, а отсутствие энергии убивает их и физически. Так что наверное тебе с кем-то покрепче надо будет зайти внутрь и обеспечить нам более скоростное освобождение узников.

Пленник, внимательно слушавший нас с каким-то тусклым погасшим взглядом, превратившим его глаза не в горящие угли, а какой-то розовый туман. Неожиданно воспрял духом.

– Так вы освободители?

– Да, но с этой планеты заберем не всех, а только тех, кто сможет оплатить.

– А остальных бросите? – опять начали тухнуть его глаза.

– В принципе да, – сделал я театральную паузу, – но оставим им оружие, еду и укажем место, где они смогут укрыться, а дальше как Мелькор даст, все в его руках.

После этих слов молодой дроу немного воспрял духом, но все равно перспектива его не сильно впечатляла.

– А сколько стоит место на вашем корабле?

– Люкс лям, полулюкс полляма, – попытался я пошутить, ну а спальные места по два ляма.

– А что-нибудь бюджетное есть? – спросил он, с надеждой во взгляде спросил он.

– Есть. Контракт на десять лет, с правом выкупа, но только действительно ценных специалистов. Кидай карту навыков и я расскажу твою перспективу.

Взгляд его сразу потух, но все же карту навыков и общие данные он скинул. Данные были перспективные, но в этом я и не сомневался, все же под биоискины выбирался элитный товар, а вот изученные навыки не впечатляли.

– Да уж… Можно сказать, что у тебя есть перспектива отстреливать эльфов, – я опять затянул паузу, вспоминая различные шоу с Земли, и когда у него уже похоже сдавали нервы продолжил – на этой планете.

Похоже, что все его надежды сейчас рухнули, и наблюдать за этим было забавно.

– Но так как ты дроу, то все таки шанс у тебя будет, так что не убегай далеко. Вдруг желающих покинуть столь гостеприимное место окажется мало и у нас появится местечко, – уже вовсю ржал я, – ладно стой рядом. Бонусы будешь зарабатывать.

В это время Урчан буквально тащил за шкирку очередных узников. 

– Там блин командир они как в страшной мнемопостановке, все в кучу сбились, а некоторые, похоже, и уже в чертогах Мандоса, но в этой же самой куче.

– Холодно, а эти нас даже одежды не давали. А если что-то им скажешь, сдирали одежду, и настежь открывали все окна и двери, только плотной кучей и спастись можно, начал просвещать нас дроу.

– Да уж,– присвистнул Урчан, – если бы не усилители, я бы этих из кучи врядли достал, они как слиплись между собой… или смерзлись.

– Так если все так тяжело, то одно место точно отдам тебе, – я повернулся к дроу, – слово рыцаря ордена Краснооких, если ты тут быстро организуешь нам быстрый, организованный поток добровольцев заплатить нам за проезд.

Тот от неожиданности чуть не подпрыгнул на месте, сначала кинулся было внутрь барака. А затем остановился и повернувшись ко мне спросил:

– А можно мне какую-нибудь теплую одежду дать?

Если честно, я ответить сразу и не смог, а вот Урчан соорентировался.

– Вон можешь с него содрать кивнул он на тело валяющегося бывшего охранника.

Дроу подбежал к тело и сноровисто содрал с тела утепленную курточку и сапоги. Шапкой он побрезговал, так как она хоть и лежала рядом с телом, но содержала в себе некоторые остатки мозгов и других деталей черепа охранника. С куртки он быстренько содрал все нашивки, вытащенной, откуда-то из запазухи заточкой. А сапоги натянул прямо на свои, явно не для теперешней температуры, мокасины. И буквально бегом рванул в внутрь барака.

– Смышленый парень, – кивнул ему в спину Урчан, – готовь ему место на корабле.

И правда буквально через пару минут из барака потянулся шатающийся, щурящийся на свету ручеек разумных. Уже мои ребята расставляли их в очередь и перенаправляли этот поток ко мне и появившейся рядом Натире.

– Что там?

– Слабость, побои и переохлаждение. Но прогноз отличный, критических повреждений нет, Каркарос сказал, что за пару часов и половину картриджа поставит ее на ноги.

– Ну и ладненько. Вон того мальчонку, – кивнул я на суетящегося молодого дроу, – под твой контроль, потом подумаем куда его определить.

Натира скривилась, смотря как тот, деловито раздевает валяющееся трупы и стаскивает одежду ко мне за спину, но кроме взгляда ничем не высказало своего «фи», – раз муж сказал, значит так надо. Недавно Каркарос сказал ей, что у него дар, которого сам Юрий еще не понимает, а уж своему отцу она привыкла доверять.

Постепенно работа начала налаживаться и пошла по накатанной колее. Узники в этом лагере были все с высоким интеллектом, и по уму их нужно было забирать всех, но недостаток нашего корабля сказался довольно ощутимо, места на нем было очень мало. Отсюда и жесткий отбор, – нужно было быть не только умным, но и богатым, в крайнем случае, отменным специалистом. Некоторых пока оставляли и переводили так сказать, в группу ожидания некоторым говорили сразу, что их забирать не будем, и мои бойцы отводили их в сторону, комплектуя боевые группы, которые мы собирались оставить здесь. Все узники были мотивированы, и эльфам этих проблем должно было хватить надолго. Этот гнойник должен был постоянно нарывать и в этом я собирался им помочь.

Серьезно больных сразу лечили, проводя их под усиленной охраной в медбокс к Каркаросу. Остальных направили на разбор завалов и сбор всего полезного для дальнейшего использования. Старый гравилет уже сейчас перешел к группе остающихся. Которые, начали довольно быстро организовываться, похоже, что некоторое подполье здесь существовало и сейчас оно очень сильно пригодилось. По базе началось движение отдельных групп в сопровождении с моими бойцами и проводили экспроприацию материальных средств. Параллельно уже мои группы во главе с инженером корабля быстро прибрали под свою опеку склады готовой продукции и сейчас проводили перегрузку всего этого на корабль.

– Эй бос,– прорезался в наушниках голос нашего кобольда.

– Ну?

– Тут такое дело, ваше присутствие обязательно.

– И что там есть такого, что ты без меня не сделаешь?

-Тут может отвалиться большой куш, но без вашего решения никто ничего делать не будет.

– Сейчас буду, – буркнул я.


Глава 16

– Что там?

– Шеф, тут недалеко втолая наушная баша, она маленькая, всего на сотню пелсонала.

– И что? У нас с этой базы все вывезти не удастся.

– Там рашлабатывались новейшие имплантаты и экспелиментальные нейлосети. Клайний лаз «плодуктшию» забилали тли месятша нашад.

– Имплантаты не есть дорогой товар, а нейросети специфический товар – не везде и пихнешь. Стоит ли из-за него рисковать, тем более по охране и обороне этой станции ничего не известно.

– Да планы я уше шскачал, а имплантаты на ней делают эксклюшивные, да и на нейлосети тоже спетшифишеские и экспелиментальные повышенных категолий.

В этот момент я вспомнил про свою нейросеть, она ведь тоже к Дзуххалагу попала не с магазина, возможно, что моя нейросеть была выращена на этой базе. Соответственно зная ее стоимость и возможность разжиться десятком таких нейросетей было огромной удачей.

– Скидывай данные, сейчас посмотрим, что можно сделать.

Мне быстро пришел файл и я начал его просматривать. Тут оказалась такая же типовая постройка, только барак для узников был один, а не как в этом лагере аж пять. Зато лабораторный комплекс был больше и полностью отсутствовал производственный комплекс. Похоже, что в лабораториях производился действительно штучный товар.

Я отправил сообщение Рилу и тот уже через минуту был рядом со сной.

– Что у нас по загрузке?

– Биоискины и половина медкартриджей загрузили, остальное считаю, что надо оставить этим. Но хочу забрать местный промышленный синтезатор «Кередир 7а» сопряженный с блоком памяти. А также исследовательский конструкционно-инженерный комплекс «Аута-23».

Я «заглянув» в свои базы данных, не нашел данные изделия в перечне, но цены на похожие вещи, меня приятно удивили. 

– Да берем их, одобряю у них цена как у боевого крейсера.

– Они бесценны, я не рекомендовал продавать эти устройства. Найти их в свободной продаже невозможно, иначе они давно бы были в нашем клане.

– Но для использования данной технологии необходимы довольно дорогостоящи базы. Это я точно знаю.

– Все равно оно того стоит. А базы на эти вещи есть, наши тут вскрыли один из медико-складских секторов, там наборов баз наверное тысяча, и есть даже клише на изготовление некоторых баз.

– Клише?

– Специальный прибор программатор, для изготовления пластинок баз.

– Святой Мандос, – вырвалось у меня, хотя на языке вертелись эпические высказывания моей родной планеты, и только самоконтролем удалось удержать этот паток неизвестных для всех остальных выражений.

– Тогда грузи, там разберемся, – выдохнул я.

– Да клише только на простые базы, но все равно. Но проблема в другом, на крейсере нет места для размещения этих комплексов.

– Что совсем?

– Короче, надо оставить всю наземную технику, тогда освободится место под эти комплексы и другие трофеи, – выдохнул гоблин.

Эта была дилемма. С одной стороны это были наши деньги, а с другой они нам вроде становились, как бы ни нужны. Тем более техника была закуплена на личные средства Каркароса. На него я вышел по связи встроенном в скаф, благо, что у гас они были сопряжены.

– Кар, тут такое дело,– начал я, – у нас есть выгодный груз, но чтобы его забрать надо оставить твою технику. Технику я тебе откуплю, а груз очень редкий и возможно пригодится самим. 

– Если так надо то никаких проблем, – спокойно ответил тот, но тут же прислал файл с счетом.

« Да уж дружба дружбой, а деньги врозь…». Теперь оставалось пристроить технику, да и все что к ней прилагается.

Найти командиров самоорганизующегося партизанского отряда не составило труда, тем более как оказалось, они сами искали меня.

– Здрав був бояре!– решил такой формой, поздороваться я сними, да еще и на русском.

– Долгих лет тебе, – ответил мне довольно коренастый гном, который, по всей видимости, стал старшим у них. Если честно, то я был удивлен, что эльфы и гномов пускали на переработку и не боятся же. Гномы если узнают, а я очень надеялся, что они узнают об этом, – все таки четырех представителей этой расы собирался забрать с собой, то кое кому очень сильно достанется по белобрысой ушастой голове.

– Что хотели от меня почтенные? – спросил я уже на всеобщем.

– Нам нужно, чтобы вы помогли нам с перевозкой разумных на вашу подготовленную базу.

– Думаю, что это можно организовать без проблем, – сделал я широкий жест, – и надеюсь, что вы примети и мой дар.

– Ты нам подарил самое ценное, свободу и надежду, что еще ты можешь нам предложить.

– Свободу надо отстаивать большими пушками, а надежду подпитывать смертями врагов, – все таки изученный комплект каргомастера, давал кое что интересное и даже полезное, откуда же было знать, что пригодится основы культуры основных рас Содружества.

– Слова достойного воина,– с поклоном ответил гном.

– Поэтому в дар вам приношу вот эту боевую технику, со всеми положенными ей рем комплектами и наличествующим боезапасом. А также передадим вам базу данных по всем эльфийским поселениям на этой планете.

– Дар богов, постараемся оправдать ваши дары.

– Тогда подготовьте первую группу переселенцев, думаю, через полчаса мы сделаем первый рейс.

– Ваш корабль не сможет взять нас всех? – с ухмылкой спросил гном.

– Мой корабль мал, и именно это его качество позволило ему проскочить на планету, – решил уйти от его намеков я.

– Если бы небеса не обрушились на эту планету, то на нее не проник бы даже тороноидский клиг.

– Мелькор всегда на стороне смелых и удачливых, – решил я немного нагрубить ему, чтобы отстал со своими намеками. Не буду же я ему объяснять, что чтобы забрать отсюда груз, мне сначала нужно освободить место на корабле. Естественно при упоминании бога орокуэнов, гном чуть скривился, но почти мгновенно взял себя в руки.

– Ауле любит своих сыновей и посылает все, что у него есть под рукой.

Орокуэны так же антагонистически относились к главному богу гномов, но я то был продвинутый орокуэн, и мне эти их «забубоны» были глубоко по тамтаму. Поэтому я широко улыбнулся и решил закончить беседу:

– Боги-основатели всегда присматривают за своими чадами, часто балуя их подарками, но и самим не нужно расслабляться и по возможности приносить ему дары, – продолжая улыбаться, ответил я, Мелькор больше всего любил души убитых врагов, и не было лучше даров, чем смерть врагов орокуэнов. 

– И еще мне понадобиться помощь ваших людей, – ну не могу я еще избавиться от этого, для меня все эти разумные люди, – чуть позже я хочу навестить еще одну базу и принести дары своему богу, после этого я передам вам и боевые катера.

Для меня главная проблема была решена, и как бы от техники избавился пристроив ее куда нужно, правда бескорыстно, и думаю с базой ушастых блондинов у меня проблем не возникнет.


Клина, наблюдая за процессом захваты базы, все больше удивлялась. В команде этого хуманса кого только не было, наверное, если бы корабль был больше, то на нем присутствовали бы все известные расы. Но больше всего ее удивляло, то что они шли за этим хумансом. Тролль безприкословно подчинялся ему, не говоря уже о почти ручных урукхаях, людях и всяких недомерках. Но еще больше удивляло, что дроу тоже подчинялись ему, а одна даже была его женой, причем по оркскому обряду, где исповедовался патриархат. Вот и сейчас, после его решения, дроу просто не обращали на нее внимание, как будто ее не существовало. Но это было намного лучше чем, если бы эти дроу замечали ее, то с каким извращением они убивали эльфов, брало за самую душу. Их ненависть к эльфам просто была осязаемой и могла убить сама. И тут как будто она была не эльфом, а мебелью, которую идя мимо необходимо отойти, и все это благодаря даже не приказу, а слову этого хуманса, которое он дал лично мне.

После того как она передала коды этому недомерку Локфолу, она отошла к панорамному окну и с высоты наблюдала за всем что творилось на базе, на которой ей пришлось провести почти год. Друзей здесь она не заводила, так как не видела в этом смысла, но так сказать знакомые у нее все равно появились. Кто-то вместе с ней выезжал на «охоту», кто-то занимался в на тренажерах или плавал в бассейне, а кто-то просто сидел рядом в столовой, сейчас все они валялись бесформенными грудами истекающего кровью мяса. А она осталась жить, хотя по всем законам должна была умереть первой еще там, в горах. Но у нее миссия, и эта миссия намного важнее всей этой суеты, семья – главное, что есть у эльфов.

Именно в этот момент она увидела как от одного из барака, в сопровождении низкорослого воина с несоразмерно длинным ружьем шел ее брат Калиин. Она и раньше его видела, но старалась делать это издалека, так больше всего боялась сорваться и провалить всю операцию по его спасению. А теперь она наконец-то могла его обнять. Сколько ей пришлось преодолеть, сколько сделать? И вот итог всех ее усилий. По крайней мере, ее брат жив, а если верить уверенности и слову этого хуманса, то и покинут эту планету.

– Все класавитша, вали на клейсир сшо своим блаттшем, шеф дал добло и отдельную каюту.

Клиина поплотней спрятала свои длинные белые волосы глубже под капюшон и вышла из комнаты, не хватало еще попасть под выстрел какого-то дурака, который сначала стреляет в эльфа, а потом смотрит на идентификатор свой-чужой. Она быстро проскочила по лестницам административного здания и выскочила на встрече необычной парочки.

– Кали!– неудержалась она бросившись на шею своему брату.

– Кли, ты, как… Это все ты сделала.

– Почти, – уже открыто плача ответила она.

– Но я видел там и дроу и орков и …– запнулся он, оглянувшись на своего провожатого, – и много других.

– Просто на определенном этапе у нас совпали пути, они тут по своей задаче, а я за тобой.

– Но как ты с ними договорилась, это же дроу.

– Это долгий разговор и лучше провести его в нашей каюте, тут и без дроу хватает желающих пролить кровь эльфов

– Да, конечно… Я до сих пор не верю, что тебе удалось вытащить меня из этой живодерни.

– Пошли уж, жаль только мать не сможет увидеть тебя, она так горевала.

– С ней все в порядке?

– Да, но если нам и суждено увидится, то очень не скоро и точно не у нас дома, территория Конвента для нас закрыта.

– Ну ладно, пошли, – обняв ее за плечи, – а то провожатый сейчас от нас уйдет и тогда нас точно кто-то пристрелит, вон все косятся.

– Матриарх, новости из системы Проон.

– Хорошие? – 

– На связь вышел тиберниум Аруаты Аркаин ан Бэнрэ. 

– Что он передает? – напряглась матриарх.

– Какую-то тарабарщину, но она циклически повторяется, похоже на запрос или кодированную передачу!

– Кидай файл, – фыркнула она, эти болваны с своим этикетом начинали в последнее время ее раздражать, но прекратить это было бы глупостью, так как она сама ввела все эти «реверансы», когда они тихо сидели себе на задворках и умирали со скуки.

Она быстро прочитала файл, через нейросеть активировала своего тиберниума и передав ему код вышла на связь. Ее тело расслабилось и завалилось на спинку ее высокотехнологичного трона. Слуга, увидев это, на всякий случай низко поклонился и задом вышел из кабинета матриарха, он знал что когда связь происходит через тебернимов, то абоненты немного выпадают из реальности, но кто знает этих матриархов, может даже в таком состоянии они могли контролировать все вокруг. Поэтому он решил благоразумно подстраховаться и выйти согласно этикету.

Матриарх закончила получение массива данных и «выплыла» в реальный мир. Голова после такого немного кружилась и ощущалась легкая тошнота. Сфокусировав взгляд, она подала сигнал слуге и отправила сообщение членам Совета малого круга. Этот хуманс опять ее удивил, ее младшая сестра была на свободе и проходила курс реабилитации. Она почти была уверено, что ему удастся вытащить ее с планеты, и пройдет всего пару месяцев, и она увидит свою сестру. Сопровождающий ее агент к сожалению попал на переработку, и хотя он был простым дроу его верность была похвальна и могла еще послужить клану.

Слуга почти мгновенно материализовался в кабинете и принес на подносе большой бокал подогретого Листринского вина со специальными добавками, устраняющий постэфект работы с тиберниумом.

Пока собирались члены совета, матриарх успел поработать с довольно приличным массивом данных пересланным сестрой. Уже эта информация стоила того, чтобы посылать этого хуманса за сестрой. Те данные, что сейчас просматривала она были уникальными, и при хорошей подачи могли наделать очень много гадости эльфам. Фактически можно было устроить эльфам кровавую баню, натравив на них как гномов, так и других членов Содружества, вплоть до изгнания этого образования из Содружества.

Если бы гномов удалось бы уверить в железобетоности этих данных, то Конвент стал бы на долги годы врагом номер один, но эти недомерки во всем были параноиками и просто так на веру не могли взять информацию, обязательно многократно ее, проверив и только тогда приняв решение. 

С Империей Дун Адан, вообще смысла связываться не было. Это образование хумансов сидело на игле технологий эльфов. Скорее всего, те бы просто откупились бы от них и все бы замялось. Но все равно соответствующие файлы необходимо отправить адресатам. Даже такой незначительный экономический урон, все равно считается уроном своему врагу, ведь большая победа складывается из множества таких вот действий.

С троллями проблем не будет, те и так не питают сильной любви к эльфам так, что им нужен только повод. Единственным неудобством является отсутствие общей границы. Между троллями и эльфами почему-то всегда расположены другие образования, но все равно матриарх надеялась, что тролли что-нибудь придумают, хоть это и не самая сильная черта этой расы.

Получалось, что нужно было однозначно натравливать гномов, уж те капитально бы потрепали эльфов, вцепившись им в горло как пенчекряки. И с этим опять мог справиться этот хуманс, ему достаточно было вывезти парочку гномов с той планеты и привезти их домой. А там уже те сами поднимут страшный вой, и все должно будет сложиться как нельзя лучше. Придется ему прощать еще одно задание, и останется всего два. Да наверно так и придется сделать, это было наилучшее решение.

Члены совета собрались, но матриарх уже не собиралась с ними советоваться, а просто рассказала им хорошие новости и раздала в связи с этим всем задачи. Настроение у нее поднялось, и ей захотелось это даже отпраздновать, оставалось только найти подходящих сопровождающих, но с этим обычно легко справлялась главная командующая клана, а по совместительству и ее сестра!


Глава 17

Крейсер вернулся через четыре часа. На борту, кроме моей команды вернулось еще с десяток бойцов из числа, недавно освобожденных, низкорослый бородач был вместе с ними и даже обзавелся легким скафом. По докладу Рила после передачи остающимся боевой техники, место освободилось, и теперь даже после загрузки планируемого имущества, оставалось место еще под большой контейнер. Рил рассчитывал, что на другой точке тоже найдется, чем поживиться и даже произвел некоторые перестановки в грузовом отсеке, в случае если там окажется более ценный товар и придется его поменять на менее ценной.

Боевые катера и техника, которая должна была принять участие, вместе с бойцами выдвинулись к новой цели. Так как лагерь был уже вычищен, то тут осталась только инженерная группа, которая подготавливала все к погрузке и Локфол, который довольно приличное время сливал свой «супервирус» в систему. Сейчас его «детище» проникало по каналам связи во все управляющие контуры, затем она должна будет подать ему сигнал, и тогда нам нужно будет рвать когти с этой планеты и этой системы. Но Локфол обещал мне, что это произойдет не раньше чем через восемь-десять часов. Времени конечно мало, но я рассчитывал, что его хватит, чтобы провести операцию «Гнусный хорек». Ну, не знаю, мне это название понравилось, ведь даже мелкие мошенники с моей планеты обзывали свои операции, – «Операция «Ы».

Так как все было подготовлено, то погрузка заняла всего полчаса. Я поднялся на корабль, прошел тестовый опрос систем безопасности корабля и ввалился в рубку. Сейчас на корабле, посторонних, было в десять раз больше чем членов команды, так как членов команды было всего десятеро и это были не боевые единицы, то пришлось задействовать внутренние оборонные средства, заблокировать вывозимых в каютах, – причем в двухместных номерах их было по десять особ. И отсечь шлюзовое отделение бронепереборками, там находились боевые отряды будущих повстанцев. В их полной лояльности я был не уверен, поэтому так называемые шлюзовые пушки, которые обычно должны были встречать врагов, сейчас были направлены в противоположную сторону. 

Неожиданно пришел запрос из каюты, где я поместил нашу ушастую гостью с братом. 

– Что условия не подходят, – съязвил я.

– Отличные условия, – ответила она без единой эмоции, – насколько я знаю, остальные размещены намного плотнее.

– Тогда какого шнорша тебе надо? На твоем месте я бы молча, сидел на филейной части в своей каюте и не отсвечивал, сейчас на корабле не все абсолютно мне подчинены.

– Это не я хочу с тобой говорить, а мой брат.

– Пусть ждет, уберемся из системы, и тогда пусть хоть целый день разговаривает.

– Он хочет говорить как раз до отлета с планеты. У него есть коммерческое предложение.

– Коммерческое!? – скривился я,– он же пленник приговоренный к разделке.

– Но до того как его поймали, он был эарнил-маптале в секторе Кайнос.

Нейросеть услужливо перевела эльфийское понятие, и я понял кто ее брат и теперь понятно почему он попал сюда.

– Не молод ли он для принца воров?

– Ему триста пятьдесят лет, – посмотрев, как на умалишенного ответила она.

« Вот блин, что-то не то ляпнул, это же эльфы – типа бессмертные. А сколько же ей лет, если она старшая сестра? С этими эльфами надо держать ухо востро, а то уже попал к одним…» 

Сейчас жди. Я кивнул Харацеге, и та быстро вышла из рубки, переведя на всякий случай свой скаф в полную боевую готовность. Через пять минут появилась светловолосая парочка ушастых.

Сесть я им не предлагал, да и в принципе некуда их было и садить все рабочие места в рубке были заняты.

– Интересный корабль.

– Какой есть.

– И какие характеристики он дает?

– Хорошие характеристики, хватило, чтобы сюда проникнуть.

– Понятно, тогда ближе к делу.

– Да уж, наверное, лучше ближе к телу, не о погоде же ты пришел поговорить.

– Ну, к делу так к делу, хотя к возможности приобрести такой корабль я думаю, мы еще вернемся. Я хочу забрать всех эльфов с этой планеты.

– Хотеть не вредно, но нет мест. У этого корабля есть одна неприятная особенность, мало места.

– Они могут перелететь в криокапсулах.

– Допустим, но так можно забрать только четверых, и опять, же все упирается в вопрос моей заинтересованности.

– За каждого эльфа, я готов отдать миллион кредов, и это притом. Что они будут в криокапсулах. Хотя за такую сумму у вас вроде люкс, – улыбнулся эльф.

Вот ушастое отродье, бьет же по самому больному. Да и по повадкам видно, что точно какой-то бандитский бонза. Но четыре миллиона, это уже солидная сумма. А с тем товаром, что есть уже в трюмах крейсера, то можно замахнуться на корабль покрупнее. Уже сейчас навскидку эта операция дроу дала нам прибыли на сто с лишним миллионов кредов Содружества. И хотя четыре миллиона не такая уж сильная прибавка на общем фоне, все равно я посчитал ее достойной прибавкой. Да и если заключить договор, то «подстав» не должно быть

– Хорошо давай заключим договор, четыре миллиона на полу не валяется, – кивнул я.

– Семнадцать миллионов, – поправил он меня.

– Нет, я беру только тех, кто будет в криокамере, я бы и вас обоих туда засунул, чтобы никто не нарушил моего слова. Да боюсь если кто-то что и замыслит, то и это вас не спасет.

– Я от своих слов не отказываюсь, только тех, кто будет в криокамерах, то есть семнадцать.

– Ты что их собираешься по пять в камеру засовывать? – рассмеялся я.

– Нет, конечно. Криокамеры есть на каждой базе, в свою очередь рассмеялся он. Как ты думаешь, нас доставляют на эту планету?

– Что как рабов?

– Нет, – скривился он, – я предпочитаю термин «говядина».

– Итог один.

– В принципе да. Договор?

– Минутку.

Я не стал скрывать от него и запросил видеосвязь с медотсеком.

– Кар, морозильники еще у тебя?

– Да, еще в операционной стоят, все забываю их убрать.

– Сколько еще у тебя может поместиться, по максимуму.

– С десяток точно поставить могу в рядок.

– Больше никак?

– Еще четыре в приемнике можно поставить, немного мешать будут, но потерплю. А зачем хочешь еще набрать мяса?

– Да белого ушастого мяса, – улыбнулся я, краем глаза отслеживая реакцию эльфа.

Тот выпад выдержал достойно, чего нельзя было сказать о Каркаросе. Тот сначала зашипел, как рассерженный кот а потом разразился непонятной тирадой:

– Waela rivvil. Tonaik tenth naut sila retlah cahallin. 

Конечно, он ругался, но его эпитеты не шли, ни в какое сравнение с обычной речью старшины на утреннем построении, так что я просто прервал связь.

– Давай заключать договор, – повернувшись к эльфу, сказал я, сам в это время при помощи изученной базы юрист составляя договор. 

– Но ты вроде договорился только на четырнадцать капсул, – нахмурился он.

– Три другие будут стоять в вашей каюте, держи договор, – плотоядно улыбнулся я, – параллельно скидывая запрос Рилу, на данном этапе он у нас был главным трофейщиком.


С базой расправились быстро, так как точные планы у нас были, то было принято решение сразу уничтожить административное здание и казармы. Две тяжелые орокуэнские ракеты «Дудгох гхаш – 3500» и на месте этих зданий остались хорошо проплавленные до стеклянного блеска воронки. Добить остальной персонал не составило труда, да и вне этих теплых зданий его оставалось немного. 

Вот штурм лабораторий и других зданий уже проводили при помощи мощных парализоторов, стараясь нанести как можно меньший вред аппаратуре и возможно будущему товару. Когда наш корабль произвел посадку, то основное действие уже было окончено. Все очаги сопротивления были уничтожены, и до подлета нашего корабля происходило прочесывание местности и так сказать набор личных трофеев. 

Но на этот раз при штурме было оказано сопротивление и с нашей стороны появились первые жертвы. Два воина из моей команды были буквально разорваны крупнокалиберным пулеметом. Обычно эльфы не любили кинетического оружия, но на данной базе оно оказалось в наличии, возможно, его изучали в одной из лабораторий. Но факт остается фактом двух братьев харадцев мы потеряли. Так же пострадали два бойца из освобожденных пленников, но они были только ранены и командир их отряда уже отправил их на временную базу в горах вместе с первыми трофеями. 

В основном по уговору они забирали себе оружие, пищевые и медицинские картриджи. Мелкие бытовые приборы, которые возможно подлежали ремонту, боеприпасы. Так же они собирались снять и зенитно-ракетные системы ПВО, их они собирались применять в прямом контакте.

Наша команда трофейщиков сейчас занималась криокамерами и складами готовой продукции. Локфол скачивал базы данных со складских искинов, которые оказались на удивление рабочими. В последующем эти искины тоже забирали с собой хоть они и были обычными низкоуровневыми, но информация на них должна была, очень пригодится. Все остальные просто забивали маленькими специальными контейнерами один из стандартных больших контейнеров. Это были экспериментальные нейросети, инпланты, еще какие-то непонятные объекты, без прочтения спецификаций которых разобраться было тяжело. Но пока все это грузили, стараясь забрать как можно больше. 

Неожиданно от Локфора пришел запрос на взятие на корабль приборов одной из лабораторий. Мне пришлось отказать, ссылаясь на отсутствия места на корабле. Так же пришел запрос на временное взятие на борт пленных особого пола, для премиюваня личного состава боевой группы, но с условием, что место на корабле они будут занимать не долго, и только в расположениях боевой команды. Я понимал, что будет с пленницами, которые попадут на корабль, но контракт и негласные правила наемников предполагали такие вот развлечения, и пришлось дать разрешение во избежание проблем.

Пришел повторный запрос от прилипчивого, но полезного варана, на использование некоторых пассажиров в помощи ему и разрешения разместить аппаратуру в его каюте. Такое разрешение мне пришлось дать, тем более в своей каюте он мог размещать все что угодно, по условиям контракта, но похоже наш многомудрый варан до этого пункта при подписании контракта не добрался. 

Я решил остаться в рубке и контролировать весь процесс оттуда. Постоянно переключаясь с камер видеорегистрации скафов моей команды на внутренние камеры корабля, мне это удавалась без особого труда. А некоторые моменты вообще рассмешили, когда Рил и Локфол чуть не с кулаками разбирались кому нужнее мобильная гравиплатформа. В итоге почему-то победил Локфол, плохо, что микрофоны не работали, но похоже варан привел какието особенные доводы, так как один из техников начал помогать команде Локфола.

Затем в камеры шлюза попала картинка, как на небольшой гравиплатформе два оракуэна из боевого отряда, тянули парализованных эльфиек. Похоже, кидали их на платформу не особо стараясь, так как в этой куче даже тяжело было посчитать количество тел, а если учесть еще и наваленные туда же трофеи, то вообще получалась забавная картинка. Вообще надо было сделать стереоснимок и вывесить его в столовой вместо картины.

Через три часа, все погрузочные работы были прекращены, и было решено перегнать корабль в горы на первую его стоянку. После всех этих перелетов и посадок Лец был как выжатый лимон и мне пришлось отправить его к Кару, чтобы тот выдал ему подходящие стимуляторы. В любой момент мог прийти сигнал о срабатывании вируса Локфола и тогда нужно было очень быстро взлетать и на всех «парах» убираться из этой системы.

Кар занимался заморозкой эльфов. Не смотря, на злой горящий взгляд, свою работу он делал хорошо, и похоже был шанс, что все ушастики проснуться, когда придет время. 

Рил прислал отчет, груз занимал все свободное пространство на корабле. Некоторые вещи были вынуты с контейнеров и их свалом накидали в освобожденные «кондейки» и технические коридоры корабля. Сейчас прилагались схемы передвижения по кораблю и не рекомендуемые участки корабля для посещения. Я мельком просмотрев все это дал добро на временное разграничение внутреннего пространства. Не смотря на то что корабль терял в обороноспособности, другого варианта просто не было.

Локфор был у себя в апартаментах. Работать он сейчас не мог, так как свое оборудование он демонтировал, для размещения у себя награбленного у эдьфов оборудования и теперь заставившего всю его каюту, оставив ему место только для ночлега и то на ящиках. Его каюта сейчас напоминала одну из комнат во время ремонта квартиры, в которую стаскивается вся мебель.

Неожиданно на меня накатила тошнота. В глазах все поплыло, но где-то на периферии зрения появился значок схематически похожий на рупор.

«Входящий сигнал от внешнего биоисточника». Моя нейросеть так называла тиберниум, пронеслось у меня в голове.

– Активируй.

Перед глазами опять все поплыло и в накладку на то что я видел в реальности наложилась другая картинка. «Лучше всего при работе с тиберниумом закрывать глаза, пока не адаптируетесь к работе с ним…»,– вспомнил я текст инструкции. После закрытия глаз осталась только одна картинка, передаваемая тиберниум. Какой-то дроу, с очень странной сложной прической, сидел в кабинете под средневековье. По картинке пошла рябь и в голове я услышал его немного каркающий голос, – на всеобщем он говорил с сильным акцентом.

– Собрать всех наших дал я команду искину.

В голове все еще гудело, и я подумал, что не много и преимуществ во владении данным девайсом, если после него впору отлеживаться в медкапсуле. Хотя полным спектром услуг я еще не пробовал пользоваться, все никак руки не доходили, надо обязательно этим заняться. Тем более на корабле появился специалист по этим симбиотам, который судя по всему, уже успел стукнуть куда следует.

Когда в рубке все собрались, а стимулятор предоставленный мне аптечкой скафа начал действовать я решил начать так сказать сборы.

– У меня три новости, хорошая, плохая, но наверное все же хорошая.

– Это как?

– Значить начну с хорошей. Бомбардировку планету эльфов нам засчитали как за отдельное задание.

Я посмотрел на всех, отмечая появляющиеся на усталых лицах улыбки.

– Плохая новость заключается в том, что нам дали новое задание.

– Ага, наверное, остаться на планете и освободить ее от эльфов, буркнул Урчан, подпирая своим мощным плечом дверь шлюза. Мне даже захотелось резко открыть ее, чтобы посмотреть, как он грохнется в коридор.

– Но я посчитал, что она все же хорошая новость. Во первых мы пересекли экватор этой каторги, и нам останется только два задания. А во вторых задание, что нам поставили заключается в том, чтобы представителей гномов любыми способами доставить в их вотчину.

– Дроу и гномы? Странно обычно они при встрече сразу же убивают друг друга. Такой ненависти как с эльфами у них нет, но неприязнь очень ощутимая.

– Ну, это не наше дело, а вообще я думаю, что дроу хотят стравить гномов и эльфов. 

– Наверное, так оно и есть, такая уж подлючая нация …– начал Урчан, но глянув на дроу, находящихся в рубке закашлялся, или сделал вид.

– Так что если выберемся от эльфов, то сразу же с тремя выполненными задачами.

– Капитан, – неожиданно встрял в мой монолог Локфол, – пола!


Глава 18

Каррион как и многие диспетчера в последнее время работал через удаленный доступ. На малых станциях сейчас шел ремонт, или правильнее сказать подготовка к ремонту. Ожидался тяжелый транспорт с необходимыми запчастями и блоками, разрушений оказалось слишком много, и резервные склады были вычищены до самого дальнего угла. 

Диспетчерский центральный сервер по счастливой случайности остался целый, что нельзя сказать о самой диспетчерской, где со всего отсека остался вход, бронеотсек искина и искривленное кресло диспетчера. Каррион сидел в нем, интересный эффект, как будто находишься в открытом космосе, кресло осталось на самом краю вырванного отсека, и уже ноги свисали в пустоту. 

Сейчас дежурить было легче, лежишь на своей кровати и мониториш обстановку, никаких тебе проблем, никаких проверок. Неожиданно картинка расцвела сигналами входа в систему. Проблема была в том, что это были множественные сигналы, а это могло произойти только…

– Илуватар спаси нас! – вскрикнул диспетчер и подал общий сигнал тревоги.

На центральный пост управления пришли аналогичные сигналы, почти все средства обнаружение подтвердили, что систему посетила боевая эскадра тороноидов. Четыре эквентора, четыре урганта, смерши, меноки, штипы. Медленно строились в боевой порядок. Ожидать такую эскадру далеко от линии фронта было бы абсурдом, и естественно для внутреннего охранного флота системы это был смертный приговор. По всем кораблям прошла волна паники, и они как мелкие рыбки рванулись в сторону от грозного хищника.

Поток докладов от командиров разных ступеней рос, но прибывший в центральный пост командующий системой перенацелил все их жалобные крики на своих замов. Сам он сейчас впился взором в большой обзорный экран, где эскадра тороноидов заканчивала построение и уже собиралась выдвигаться вперед вглубь системы. В составе флота тороноидов нашлось место двум транспортнум ургантом. Эти корабли нужно было уничтожить, если они достигнут орбиты планеты, то систему можно считать потерянной. Для этого необходимо было встретить эскадру тори до орбит внутренних планет.

Командующий отдал приказ, и все малые станции медленно начали перемещение на указанную им точку. Всем кораблям дали приказ начать перегруппировку и выдвижение в назначенные районы. Все москитная авиация покинула борта носителей и неслась навстречу эскадре тори. Их задача встретить ее у внешнего астероидного кольца, между двумя газовыми планетами. Там на спутниках находились опорные артелерийские пункты, которые могли поддержать огнем, но их нужно было любой ценой защитить от атаки штипов. 

Флот тороноидов закончив перестроение, начал движение вперед. Центральный тактический искин начал отсчет времени. До столкновения двух флотов оставалось пять часов. Командующий еще раз посмотрел на тактическую схему и оценил возможности своего флота. Несмотря на потери, причиненные при «бомбардировке» планеты шансы на победу оставались. Командующий начал крутить разные варианты начала боя, но искин с фанатичной упертостью выдавал тридцать пять процентов плюс минус пару процентов на положительный исход предстоящего боя. Он внес, еще несколько изменений перегруппировывая корабли и распределяя цели, между кораблями флота пытаясь выиграть у искина даже десятые процента. 

Часы тянулись бесконечно долго, но с каждой минутой в тактическом командном пункте становилось все тише. За эти часы уже было перебрано кучи всяких вариантов и выработанный самый успешный и теперь только оставалось ждать и неистово молиться Ивулатару.

– Лер. Появилась неопознанная отметка, – неожиданного раздался звонкий голос одного из младших тактических офицеров. Это произошло столь неожиданно, что командующий чуть не выронил чашку с напитком 

га-йаниты, которую он сейчас цедил мелкими глотками, чтобы укрепить внутри себя веру в победу, решимость выполнить долг как по отношению к себе, так и выполнению обязанности по отношению к Конвенту.

– Еще помощь тороноидам?

– Нет это неопознанный корабль класса легкий крейсер. Вектор движения 5-127.

– Дезертиры?

– Не похоже на наши запросы дает какую-то тарабарщину.

– Модель и принадлежность.

– В каталогах стандартных кораблей нет.

– Вышлите звено перехватчиков на перехват.

– Анализируя вектор скорости корабля, до его прыжка догнать его не успеем.

– Похоже, что не все эльфы оказались достойны славного прошлого своих предков. Запишите основные параметры и передайте данные в службу Контроля, возможно, что эти новоявленные пираты вскоре появятся здесь, только уже совсем в другом качестве.

– Лер, доклад от передовой линии.

– Что там? Давай на громкую!

– Лер командующий, в оптическом диапазоне целей нет, прицеливание возможно только с систем целеуказания.

– Маскировочные поля нового вида?

– Не знаю, лер. Но с радаров наведения и контроля не исчезают даже смерши, а по всем известным данным они должны были произвести контрольную проверку аппаратуры маскировки. Дополнительно с экветоров уже должны были быть выпущены клиги.

– Выпускай малую авиацию, возможно, пока они добирались сюда, потеряли всю москитную авиацию, это наш шанс. Пусть причешут их как следуют.

Командующий проследил, как корабль дезертиров ушел в прыжок, немного ухмыльнувшись, а затем к его изумлению исчез флот тороноидов, а по кораблю зазвучала странная легкомысленная музыка. И буквально через секунду сработала система предупреждения о вирусной атаке электронных систем управления. 

– Какого…, – вырвалось у командующего, но неожиданно пришло понимание, – «кто-то специально заразил систему, чтобы дать возможность тому кораблю ускользнуть».

– Вектор прыжка можно проследить? – рыкнул он.

– Да, леер, две минуты для обработки данных со следящих спутников.

– Немедленно начать разгон нашим самым быстрым кораблям. Оповестить все силы про необходимость немедленного перехвата корабля.

– С вероятностью семьдесят четыре процента нарушитель прыгну в систему Лиин-143, так же есть вероятность, что корабль прыгнул в систему Лорника.

– Думаю они будут избегать населенных планет, так, что постараемся перехватить их в Лиин-143, но дополнительно необходимо отправить запрос на усиления патрулей в окрестностях этой системы.

Дурацкая выходка, заставившего командующего почувствовать свой страх вывела того из себя. И теперь он жаждал мести за те часы страха, что дали пережить эти негодяя, которые выставили его полным идиотом перед всем Конвентом, да и наверное Содружеством. Такое пятно было уже не смыть и итогом скорее всего будет увольнение, но чувство мести пока отодвинуло все это на задний план. Его обидчики должны быть казнены и казнены самым изащеренным образом. Он связался с группой крейсеров, которые начали разгон на форсажном режиме, и передал свои пожелания в поимке этих преступников.


Калиин ждал очень долго, не смотря на то, что он верил этому хумансу который почему-то считался орком, но где-то в глубине души у него ворочался червячок сомнения. Эльфы были самой старой расой в Содружестве, самой технически развитой, и обмануть из системы контроля можно было только случайно. Но случайно можно было пройти только один раз, а если все же им удастся пройти второй раз, значит этот корабль действительно был уникальным и эльфы уже не являются безусловным лидером в техническом плане.

По кораблю прогремел предстартовый базер, а затем с усиливающейся вибрацией корабль стартовал. Похоже, что старт был очень энергичным, так как система гравикомпенсаторов не полностью гасила перегрузку, и Калину вместе со своей сестрой пришлось улечься на кушетки. Он уже был старым космическим волком и если бы не досадная случайность или возможно все-таки предатель, в этом еще предстояло разобраться, то до сих пор бы бороздил просторы Конвента на своем «Тысячелетнем брамсе». Сейчас его корабль возможно так и болтался на окраине одной из заброшенных систем виде нескольких оплавленных кусков, но такова уж судьба многих пиратских кораблей, рано или поздно они становились космическим мусором. Но было главное, он чувствовал, даже сейчас запертый в камере, все, что происходит с кораблем.

Вот и сейчас, он чувствовал этот странный корабль, и ему не нужны были никакие данные искина, чтобы понять, что корабль радуется выходу в космос, что ему не нравилось на планете, где постоянно приходилось бороться с гравитацией, и он чувствовал как в клетке.

Но сейчас корабль радовался космосу и ничего не боялся, хотя Калиин точно знал, что на орбите его должны были ждать враги, которые такой корабль должны были распылить с одного залпа. Этот странный корабль был похож на ребенка, который не обращает на смертельную угрозу внимания, просто не замечая ее. В музыку полета корабля вплелись странные звуки, которых обычно не бывает, какая-то она была рваная и неестественная, но опять, сам корабль никак не отреагировал на нее. Затем корабль выскочил на орбиту, шорох атмосферы ушел и постепенно сошел на нет. 

Это был самый страшный и ответственный момент, все естество Калина сжалось и ждало развязки. Но проходило время и ничего не происходило, – совсем ничего, корабль просто спокойно рассекал бесконечность. Прошло еще несколько часов, прежде чем изменилась музыка корабля, – исчез этот противоестественный диссонирующий звук. Но опять ничего не произошло, а еще через два часа корабль ушел в прыжок. так просто прыгнул, как будто уходил не с засекреченной системы напичканной системами обнаружения и флотом, а из какой-то пустынной никому ненужной системы. 

« Да что же это такое?» – прямо чуть не кричала его душа, – «Как такое может быть? Да куда же смотрят все эти дурни? Это просто какое-то предательство, но это был факт, который не укладывался в голове. Один корабль спокойно зашел в самую охраняемую систему, самой сильной державы Содружества, и так же спокойно уходит, попутно разграбив две базы на планете. Да, это ему просто на руку, но если у орков появились такие корабли, то скоро эльфам придет конец, эти дикари просто растянут все, что так было дорого ему. Они и так умудрялись стащить все, до чего дотягивались их «развалюхи», но с появлением таких вот кораблей это был лишь вопрос времени. Похоже, что грядут тяжелые времена, и нужно было приготовиться к этому».

– Куда дальше?

Юрий просмотрел карту, выбор был невелик, но нужно было что-то придумать. Из системы Лиин-143 можно было попасть в четыре системы. Одна отпадала, так как только что мы ее покинули, оставалось только три. Одна была населенной и две пустых, ну возможно там находились какие-нибудь шахтеры. Естественно очень хотелось пройти по незаселенным системам, но те корабли, которые кинулись за нами в погоню, могли их там догнать. Нужно было проложить маршрут так, чтобы не пришлось тянуть за собой этих овчарок.

– Так рассчитывай в систему Лорника, – решил я.

– Но там нас будут обязательно ждать.

– Не обязательно, но ждать будут. Но мы провернем финт, выходим, разгоняемся в системе в направлении системы Лиин-124, за час до прыжка уходим в маскировочный режим, и резко меняем направление на систему Лорника. Проделать это нужно будет так, чтобы в маскировочный режим мы ушли через десять минут как они точно зафиксируют наш курс.

– Я поняла Ваш замысел Ческа, – просмотрев предварительные расчеты Харацега, выставив свои внушительные клыки на сушку, – разница всего на семь градусов в направлении и тридцать минут во времени.

– Ну и прекрасно, выходим и смотрим по обстоятельствам. Лорника оживленная торговая система, возможно где-то совпадение будет, тогда под маскировкой до астероидного пояса, а там по окраине выйдем и опять подгадаем и прыгнем в следующую систему.

– Думаете получиться?

– Нам сначала надо снять с хвоста самых злых псов.

– И посадить других?

– Новые так рвать подметки не будут, они же скорее всего не будут в курсах что мы сделали, а так действовать будут по общему плану перехвата. А это уже не такая резкая реакция, так рутина, так что есть шанс замести следы. А вот от тех крейсеров нам будет уйти тяжело, они экономить ни на чем не будут и скорее всего, смогут достать уже после второго прыжка и если вцепятся, то уже не отпустят. 

– А в системе Лорника, как будем действовать?

– По обстановке, выйдем, глянем и уже там разберемся. А сейчас я пойду к Рилу и нашему варану, есть кое-какие задумки.

Коммандер-капитан Диопирус, на данный момент, командующий тактической крейсерской группой, сидел в своей каюте и на панорамном мониторе изучал навигацию туннелей. Все сходилось к тому, что довольно быстрый корабль собирался уйти из охраняемой зоны. С теми данными, что были у него, он точно знал, что нарушитель прыгнул в систему Лиин 143. Фора у него была всего четыре часа, для прыжков это вообще не преимущество. Зафиксированы случаи, когда уходящие одновременно группа кораблей выходила из прыжка с разницей в двадцать часов. Так что вариант, что им удастся выскочить раньше преследуемой жертвы и даже организовать засаду, расположив крейсера по сектору возможного выхода нарушителя.

Но могло произойти и обратное, но в это коммандер-капитан не верил, он считал, что такие преступники «нагадив», бегут без оглядки. Изучая тактико-технические данные крейсеров своей группы. То что удалось узнать о корабле нарушителя было каплей в море, ни вооружения, ни скорости ни дальности прыжка, единственно, что удалось узнать достоверность, – это размер и наличие очень хорошей системы маскировки. Размер корабля предполагал маленький легкий крейсер, или даже фрегат. По идеи любой корабль из его группы должен был справиться с этим кораблем, но Диопирус видел раньше, как какой-нибудь корвет умудрялся засадить линкору так. Что от него оставалось только газовое облако.

Наконец напряжение гиперполя начало падать и по кораблю проревел базер боевой тревоги. Крейсер выпал на окраине системы чуть выше эклиптики. Буквально сразу двигатели были переведены на форсаж, направляясь к точке прыжка в систему Лиин-124. Сканеры при этом были выведены в максимально активный режим, для поиска нарушителя, других крейсеров из группы в системе еще обнаружено не было.

– До прыжка в систему Лиин-124 три часа сорок минут.

– Похоже, мы первые, приготовить бакен связи для передачи информации другим крейсерам.

– Коммандер, есть контакт.

– Кто?

– Наш клиент, производит разгон к точке прыжка.

– Сколько до его прыжка?

– Два часа десять минут, можем успеть сделать один ракетный залп.

– Отлично приготовится к ракетной атаке через полтора часа.

– Есть!

– Направление прыжка определить можно?

– Пока точно нельзя, желательно отслеживание цели в течении получаса с трех точек.

– Хотя бы примерно?

– Там куда направляется клиент сектор для прыжка в систему Лиин-124 и в систему Лорника.

– Ну думаю их выбор однозначный, – аж потер ладони Диопирус,– генерал по субгиперсвязи отправил рапорт и прошение о задержки этого судна, и естественно они не сунутся в обитаемые системы, где его сразу скрутит системный флот охраны.

– Прорыв метрики, это крейсер Маруа, вышел в плоскости эклиптики.

– Так он такой же как и наш, в принципе разброс небольшой всего пол часа.

– Капитан Маруа передает о ракетной атаке.

– Что, далеко ведь еще, да и он не успеет.

– Ракетная атака на крейсер Маруа. Его радары засекли двадцать меток, судя по скоростным характеристикам самонаводящиеся ракеты.

– Значит так мы играем, подарочек оставили, – усмехнулся коммандер, – двадцать меток, половину собьет система ПКО, еще половина увязнет в щите, а те единицы что все же прорвутся большого вреда не нанесут.

Коммандер-капитан отслеживал ракетную атаку на крейсер Маруа, а сам ждал момента, когда можно нанести ответный удар по этому наглецу. 

Неожиданно двадцать красных точек мигнули, и на экране появилось сорок точек. Скорее всего, это были ракеты с разделяемой боевой частью, но опять же по прикидкам Диопируса, вреда крейсеру они не должны были принести.

– Коммандер вышел крейсер Асмираль.

– Отлично. Что там можно определить курс?

– Да началось отслеживание траектории.

Время начало растягиваться, это очень не любил Диопирус. За всю свою почти столетнюю карьеру он так и не привык вот к такому течению времени, когда вот до атаки оставалось уже меньше часа и вот-вот можно было разрядить всю мощь корабля, время для него тянулось неимоверно долго.

– Траектория отслежена. Цель направляется в систему Лиин-124. 

– Ну это и так было понятно. Сколько до начала атаки?

– Двадцать минут.

От этих слов коммандер чуть скривился, но взял себя в руки.

– Коммандер цель исчезла.

Коммандер подскочил и разразился длинной тирадой не подобающих эльфу слов. Но знающие его достаточное время подчиненные, уже привыкли к его грубым солдафонским высказыванием и многие даже не поморщились. Да и реально было обидно, ракетная атака была сорвана, а другим оружием, которое могло стрелять без предварительного захвата цели, достать цель было невозможно. Теперь придется пытаться достать этого «гада» в другой системе, тем более она была известна. 

В это время крейсер «Маруа» расцвел вспышками, встречая подлетающие ракеты. Еще через полчаса от него пришел доклад о повреждениях. Как и ожидал коммандер ничего серьезного, – пары подпалин на серебристой броне крейсера. Еще через полчаса был обнаружен прорыв метрики, – цель только что совершила прыжок. Теперь дуэль откладывалась на следующую систему, где коммандер-капитан рассчитывал уничтожить цель, ведь уже сейчас они отыграли четыре часа.


Глава 19

Напряжение гиперполя начало падать, и я решил объявить тревогу. Боевой базер прогудел три коротких, и на корабле стало тихо, корабль был маленький и всем хватило пары минут, чтобы занять свои места согласно расписанию. 

Пузырь гиперполя исчез, и корабль сразу выпал в нормальное пространство. Крейсер выпал ниже плоскости эклиптики.

– Маскировочное поле. Давай на сто восемьдесят разворачивайся.

– Поле включено, – доложил Рил.

– Разворот выполняю, но зачем?

– Так мысля одна возникла.

Когда я так говорил, то у всей моей команды сразу исчезали все вопросы. И хотя способности считались большим личным секретом, но имена моя экстраординарная способность считалась достоянием всей команды, хотя даже я еще не знал всех своих возможностей.

– Киа, что там на радаре?

– Чисто, но похоже наш выход из гипера не стал секретом, к точке выхода направилось дежурное звено.

– Принял, давай помалу удаляться из системы и вверх по чуть-чуть, и на открытое пространство, они сейчас будут все камушки обследовать.

– Выполняю. 

– Ческа, появляются все новые истребители, и похоже они начали, выстраиваться в непонятный строй.

– Скинь на большой экран.

На большом экране сменилась картинка и то, что я увидел на ней, мне абсолютно не понравилось. Истребители не летали патрульным маршрутом, они подлетали на определенную точку в пространстве и замирали, включая все системы сканирования на полную мощность. Получался огромный усеченный конус растущий основанием вглубь системы.

– Нас здесь ждали, и похоже кое-кто из ушастых, не зря ест свою морковку.

– И что нам делать?

– Да в принципе мы уже все делаем. Сейчас мы максимально уйдем он системы и будем двигаться по кругу, в какую сторону я скажу позже, а сейчас пока выйдем на максимально дальнюю орбиту.

Пришлось опять доставать карту гиперпереходов, сейчас придется опять решать, в какую систему нам нужно будет прыгнуть. Похоже, за ними объявили форменную загонную охоту. На сто процентов приграничные системы сейчас плотно перекрывались и наверное очень умные члены Конвента или их помощники уже догадались какой груз я везу и чем это грозит им. Не зря же та беловолосая красная стерва была так любезна и фактически сделала заказ на то, что он и так собирался делать. Теперь вот нужно было крепко подумать.

В системе Лиин-143 их почти нагнали, уже фактически подобравшись вплотную. И хотя теория гиперпрыжков неясна и необоснованна, но скорее всего в следующей системе им бы пришлось принять бой и я бы не удивился если бы они уже ждали нас там. Теория конечно хороша, но мог быть и обратный вариант, когда мы могли в гиперпрыжке оторваться от них. Вот только стоило ли все ставить на случайность, которая, как игральная кость могла показать шестерку а могла единицу. Нет, так рисковать я не собирался, не тот случай. Недавно он ходил в «гости» к Каркаросу, где сейчас находились его дети. Может он какой-то неправильный, но особой любви к ним он не чувствовал, но вот ответственность за их жизнь полностью лежала на его душе. И поставить все это на благосклонность судьбы и доверить гиперполю жизнь своих детей он не мог. Он, как настоящий мужчина этот процесс должен был контролировать полностью.

Из системы Лорника, для нашего гипердвигателя было доступно пять систем. Естественно возвращаться он не собирался и оставалось только четыре варианта. Один вел к границе с Дунаданской федерации и по моему мнению он был неприемлемым. Во первых он скорее всего перекрыт особо сильно, а во вторых Дунаданская федерация плясала под дудку эльфов и его могли сдать в первой же системе федерации. Три других варианта вели в центральные системы Конвента, и тоже не давала радужных перспектив. Дальше нарастала еще одна проблема – топливо. Его не становилось больше, но взять его на вражеской территории было проблематично. Купить его было можно, но это равнозначно тому, что просто самому сдаться эльфам и в будущем обеспечить своим мозгам долгую жизнь в рабстве и отдельно от тела.

Выход был только один – налет. Обычный пиратский налет, на какой-нибудь грузовичок, но это был крайний вариант, пока топлива хватало еще на четыре прыжка, правда, его не хватало, чтобы покинуть территорию эльфов.

Получалось, что прыгать было необходимо в центральные системы подконтрольные эльфам, пытаясь сбить со своего пути ищеек Конвента. А дальше действовать по обстоятельствам. Вот блин быть экстрасенсом и не уметь пользоваться даром.

– Локфол, – крикнул я по общей громкой связи.

Прошло минут пять, прежде чем это варан ответил на индивидуальной частоте.

– Ты ломанул складской список?

– Да, уше давно.

– И че не нашипел об этом мне?

– Так, это вы не сплашивали.

– а тира самому догадаться никак?

– Так вы сами говолили, што инишиатива бъет инишиатола.

– Говорил. Но это только инициатора, а про ящеров там вроде ничего не говорится.

В ответ раздалось долгой свистящее шипение, заменяющее кобольдам смех.

– Так што васш интелесует?

– Иплантаты на развитие способностей.

– Для ваш нишего нет.

– Ты же говорил, что там имплантаты для псионов.

– Ваш дал, не шовшем пшионишешкий, он больше интуитивный.

– Но ты же все равно что-то подобрал для меня?

– Да, велоятноштный шпишек я шкинул Калкалосу. Но там больше по интеллекту и облаботки инфолмашии.

– Ню-ню, конец связи.

Конечно, надежда была, что один из имплантатов мне поможет, ведь эти дорогие имплантаты облегчают работу всех этих параспособностей, но как оказалось не все так сказать способности, являлись таковыми. Но теперь нужно было ждать озарения, а придет оно или нет, это уже вопрос второй. А отсюда напрашивается вывод – думай голова, атаманом станешь!

Из всей этой каши, что называется мыслительным процесс, вывод можно было сделать только один. Из этой системы нужно было уходить. Но уходить вглубь территории эльфов. 

– Харацега, рассчитывай точку прыжка в систему Гаал.

– Но это, ведь их столичный мир!?

– Вот именно, там они нас ждать точно не будут.

– Как прикажете Ческа.

Но давши команду, мне в голову пришла очень интересная мысль, но чтобы ее проверить, нужно было кое с кем пообщаться, вот только сделать это я решил уже во время гиперпрыжка к столице Эльфийского Конвента, но вот такая « чуйка» у меня была. Меня не покидала мысль что «тема» с троянским конем еще не завершена и ее еще раз можно было использовать. И вообще еще на Земле главным моим хобби было сыграть на чувстве, так сказать превосходства. Это когда твой оппонент считал себе верхом совершенства и естественно недооценивал так сказать босяцкий фарт и бандитскую наглость. Именно такой фокус теперь я хотел провести сейчас с эльфами – слишком они уж зазнались, пора их было опустить поближе к земле.


Но на данный момент оставалось задача выбрать нужную нам систему. На случай я полагаться не стал а просто начал изучать данные по системам. Во всех трех системах был флот, так сказать флот центральных систем. Боевой опыт слабый и то у единиц, самомнения много и в основном в центральных системах служили сыночки видных членов этого общества, но при этом с пиратами которые иногда сюда забирались, они справлялись довольно успешно, за счет довольно высокой технической обеспеченности. По слухам, считалось, что помощниками у командующими внутрисистемными флотами были биоискины, а это не «хухры-мухры». В этом положении было абсолютно все равно в какую систему лететь. 

Далее изучая данные, я отмел одну из систем – систему Зуягул, там была только одна заселенная планета. Всего четыре планеты и полное отсутствие внутренних астероидных полей, спрашивается вопрос и где нам в случае чего прятаться. В довершение, – это еще и была одна из старых систем, освоенных на заре расселения эльфов, наверное, эльфы и вычистили ее от всякого мусора виде астероидов за столь долгое время.

Вторая система – система Рэдза, к рассмотрению подходила больше. Во первых там уже было две заселенные планеты, одна из которых имела спутник, на котором была размещена все промышленность. Ну не любили эльфы засорять планеты промышленными отходами. На окраине системы находилось довольно приличное астероидное поле, которое к тому же разрабатывалась малыми шахтерскими артелями. В системе также были так сказать отдельные космические станции разных направлений деятельности.

А вот третья меня заинтересовала очень сильно. Система Калионтоо – три малозаселенных планеты с непонятным устройством правления и даже некоторой автономией от управления Конвентом. В добавок эта система находилась на основном пути от столичной системы Гало в направлении Федерации Дунадан, и ее так сказать «кораблеоборот» был довольно внушительным. В системе находилось аж три астероидных облака. Которые были насыщены космическими станциями, так же в этих облаках располагались крупные заводы, а на их окраинах ремонтные и торговые станции. На одном из спутников третьей планеты находились верфи корпорации Слопка, на которых строились приличные корабли, в основном с дальним радиусом действия, внушительными грузовыми отсеками и серьезным вооружением. 

Выбор напрашивался однозначный, не смотря на довольно крупную военную базу, находящуюся в системе, система Калионтоо подходила максимально. И спрятаться было где, да и затеряться среди этого потока кораблей было возможно, и кто будет ожидать нас чуть не в самом центре территории Конвента, буквально под боком с их столичным миром.

– Харацега рассчитывай прыжок в систему Калионтоо!

– Ческа? Но ведь…– начала возражать наш второй пилот, а по совместительству и штурман.

– Никаких но, у меня было видение, – соврал я, потому что после этих слов сомнение в моих словах полностью исчезали у членов моей команды.


Почти пять стандартных суток нам пришлось окольными путями выходить в сектор прыжка. Полет на столь большом расстоянии от светила, когда оно не сильно то и отличалось от остальных звезд, дало нам отдых. Похоже, ни у кого не возникло мысли, что мы могли вот так просто уйти от системы на обычных двигателях и издали наблюдать за «кипишем» возникшим в системе. Правда в подробностях нам узнать было, что на самом деле происходит в системе, было тяжело, мощности наших систем наблюдениями не хватало. 

Но проблемы появились откуда мы их не ждали. Первая подала голос спасенная дроу. Сначало в своем излюбленном стиле хотела подчинить себе корабль, раздавая указания на право и на лево. Когда увидела, что всем вокруг абсолютно пофиг на ее желание, решила отвесить оплеуху Лецу, дежурившему, в это время в рубке, но на счастье за ней приглядывал Урчан, по моей просьбе. В итоге она получила такую затрещену, что попыталась схватиться за оружие, в итоге была умиротворена станером и заперта в своей каюте без права ее покидать, естественно с зачиткой ее прав и возможных последствий, если она станет вести себя неподобающе. Также были зачитаны последствия за попытку бунта на корабле, в соответствии с законами Содружества о каперстве, перечень наказаний вплоть до досрочного выхода с корабля вне зоны обитаемых объектов. 

И когда уже казалось бы все начало «устаканиваться» к нам заявилась делегация гномов. Они недоумевали, почему наш корабль так долго летит в обычном космосе, на что я ответил. Что мы идем в обычном пространстве вне зоны станций обнаружения эльфов, а это очень долгий путь, и нам, по крайней мере лететь еще пять дней. После долгих споров, такие уж по натуре гномы, пришлось пустить одного из них в святая святых корабля – командную рубку. Там этот наглец настоял на просмотре бортового журнала и со словами про глупых орков и хумансов гордо покинул рубку. Но как оказалось этого оказалось недостаточно, и они потребовали постоянного представителя в нашей рубке. Тут уж я не выдержал и вызвав наших бравых воинов разогнал их по каютам, где те устроили что-то виде демонстрации, правда, я если бы не видел через камеры, то даже представить себе не мог как это можно было проделать в маленькой каюте набитой этими коротышами. Но, в конце концов, разбушевавшихся гномов пришлось просто усыпить газом, хотя Урчан предлагал выкинуть их всех в свободный космос, естественно без скафандров.

В течении остальных дней данную процедуру мне пришлось провести дважды, после чего я зарекся иметь дело с этими маленькими поганцами. Наконец мы проделали быстрый маневр, на последнем этапе включили маскировочное поле и совершили прыжок в систему Калионтоо. Вот теперь я решил поговорить с нашими, так сказать коммерческими гостями, точнее с той половиной, что не находилась в криосне. для этого я решил пригласить эту пару белобрысых кроликов к себе в каюту. Так же на званом обеде присутствовали обе мои истри, которые в последнее время совсем распоясались и конкретно заездили меня. 

Натира правда после такого зашипела на меня как обиженный утюг и типа напугала меня отлучением от ее тела на некоторое неопределенное время. Ну, с женщинами это бывает, они просто не всегда логичны и часто наказывают сами себя, – так как все-таки у меня была еще одна истри. Но факт остается фактом, этот эльф мне был нужен и я готов был ему скостить его долг, если он сможет нам помочь уйти с территории Конвента.

Гостей я посадил вместе на небольшой диванчик. Сам вместе со своими истри расположился на отдельных креслах. Вместо официанта использовал сервис-дроида, прихваченного на эльфийской базе. Стол решил использовать овальный, но поставил его так, чтобы он максимально мешал Натире, приблизится к гостям, так на всякий случай. Она хоть и обещала быть паинькой после угрозы что возьму третьей истри эльфу. Но раса дроу особой сдержанностью не обладала, да и по природе своей были довольно коварны, хоть данная черта за Натирой и не наблюдалась. Так что я на всякий случай посадил ее в довольно неудобное для враждебных действий кресло, хотя в остальном этот предмет мебели был очень даже ничего, с его-то встроенными функциями.

После довольно долгого разговора про «погоду», который был положен по этикету эльфов и приема определенного количества перемен блюд, изготовленных синтезатором, можно было перейти к основному вопросу.

– О, если вам будет интересно, то сейчас мы направляемся в систему Калионтоо, – забросил я удочку, но к моему удивлению оба моих гостя, похоже, побледнели еще больше, хотя куда уж больше с их белоснежной кожей, и напряглись. Их кошачьи зрачки напряглись и еще больше сузились. Да и поза из расслабленной перешла в напряженную. 

– Стоп, – сразу поднял я руки, увидев краем глаза, как Натира резко перенеслась на край кресла, и теперь его уютная мягкость уже не затрудняло ее движений.

– Это не какое-то действие против вас, просто волей проведения мы двигаемся в данную систему. Так как на данный момент она является удачной, в деле сбрасывания преследователей с нашего хвоста. Уж очень они рьяно начали рыть когтями землю, и к границе прямым путем никак не выбраться.

Эльфы немного расслабились, но еще пока не полностью и постоянно бросали взгляды на дроу, которая медленно опять сдвигалась вглубь кресла.

– Именно поэтому я решил с вами поговорить, ведь именно вы являлись в свое время так сказать воровской шишкой данного сектора. И теперь я бы хотел получить небольшую консультацию.

– И сильно нас обложили? – наконец заговорил эльф.

– Все приграничье поднято на уши, силы обороны и правопорядка буквально просеивают пространство мелкой гребенкой.

– И что ваш пресловутый корабль, так эффектно ушедший из системы, не может прорваться за границу?

– У каждого прибора есть ограничение, у данного ограничено время работы.

– И сколько же работает ваша шапка невидимка, если это конечно не секрет?

– Ну, вообще-то секрет, но вам скажу, два часа.

– Не густо, но и поразительно, даже у тороноидов время работы маскирующих систем вдвое меньше, но думаю ваш агрегат не сильно отличается от их?

– Да. И объем поля довольно малый и места он занимает много, штучка специфическая и не для повседневного использования – капризная и ЗИПа не напасешься, тем более взять его можно только в одном месте.

– И где же это место, если конечно не секрет?

– Абсолютно не секрет, на кораблях тороноидов класса «Смерш».

– Шутить изволите? – приподнял брови Калиин.

– Я сама честность, – ответил я, чуть улыбаясь, – за хорошими плюшками нужно залезть поглубже в тарелку.

– Но это корабли эскадренного боя…– не веря уточнил эльф.

– Вас не проведешь, – продолжал я, – именно, а так как они имеют подлую натуру при отступлении уничтожать свои корыта до молекулярной взвеси, то такие бои еще и не всегда призовые. Если и достанется пару деталюшек, то не всегда еще и окупишься.

– Когда отступают…– как-то отстраненно почти шепотом проговорил эльф, – но…

– Они тоже думают, не одни вы научились мозги в железные банки упаковывать, они тоже так делают, только на добровольной основе и без всяких ограничений. Поэтому когда их конкретно прижимают, они отходит, но замечу, отходят, а не разбегаются, тут у них все точно. И естественно отправляют подарочки для своих более неудачливых товарищей. А те в свою очередь, их с благодарностью принимают – снимая защиту и подставляя под удар ракеты или торпеды наиболее уязвимые места, чтобы уж наверняка бабахнуло.

– Странные вещи вы рассказываете. Прямо так и хочется рассмеяться, но что-то мне подсказывает, что это не розыгрыш «глупого ушастого», – смотря прямо в глаза, произнес он. И только дроу отреагировала на этот взгляд, какие-то мечтательные тени на ее лице промелькнули, и по ним стало понятно, что она уж очень хотела бы посмеяться над ушастыми снежками, но видно не судьба.

– Но, похоже, вы знаете, о чем говорите и сколько боев вы провели с тори?

– Я участвовал всего в двух боестолкновениях, но мне никто не запрещал читать архивы Хундербола. Там у них все это в открытом доступе и любой, кто добрался до этой системе может получить эти данные, – тут я немного схитрил, сам то я как раз и не был там, но Киа собрала и «качнула» много материала, которым и поделилась со мной, ну и конечно со своим ведомством.

– Но я хотел бы вернуться к нашим делам, а именно к системе Калионтоо. Насколько я понял по вашей реакции, вы про нее знаете намного больше, чем есть в короткой сводке Содружества, и мне нужна эта информация. В дополнение, я в принципе уже могу выпустить вас и ваших замороженных на волю, естественно при вашем желании и оплате.

Эльф некоторое время раздумывал и собирался с мыслями. Похоже, эта система действительно была ему знакома, да и действительно, он же был эарнил-маптале в секторе Кайнос, а данная система была столицей сектора. И теперь он похоже вспоминал все что с ним здесь было, и судя по его лицу не все его воспоминания были хорошими.

– Это моя родина. Я родился на планете Калион – третья планета системы. Естественно, я очень много знаю про нее.


Глава 20

Выход в систему прошел штатно по отработанной схеме. Выход из прыжка и сразу режим маскировки с резким разворотом на сто восемьдесят и уход из системы на обычных двигателях. Здесь нас тоже ждали, но использовали упрощенную систему, просто организовав патрули из тяжелых истребителей и разведкораблей. Пара истребителей подошедшая через час к месту нарушения метрики обычного пространства ничего не обнаружила и покрутившись минут пятнадцать ушла куда-то внутрь системы. Затем наш корабль настолько отдалился, что наши сенсоры уже не могли наблюдать за сектором, где мы выпали из прыжка.

Сейчас наш курс лежал к одной из секретных баз в так называемом внешнем Оортовом облаке данной системы. Оказывается, когда-то давно, почти сто пятьдесят лет назад Калиин приготовил себе секретное место. Настолько секретное, что из живых про него знал только он, – я не стал спрашивать, как перестали существовать остальные «знатоки», потому что понял этот свит очень суровый, и тут не место сантиментам.

Через тридцать часов маневрирования за окраиной системы мы наконец обнаружили довольно интересную планету. Размеры у нее были как с нашу земную луну и покрыта она была не очень толстым слоем льда и кое где из него торчали скальные выступы. Для того чтобы посадить наш корабль в нужном месте пришлось уступить место штурмана Калин, который чуть не рукой показывал куда лететь, при этом умудрялся подсмотреть на все управляющие пульты рабочих мест рубки. Это не укрылось от глаз Натиры и та демонстративно встав со своего места дала ощутимую оплеуху бледнокожему ушастику и ткнув пальцем в экран находящийся перед ним так же молча вернулась на свое место. Это сильно не подействовало, но теперь он это делал хоть не так нагло.

Наконец он нашел визуально нужный ему ориентир и наш корабль очередной раз пошел на планетарную посадку. Лец недовольно сморщился и что-то пробурчал себе под нос. Я был уверен, что это не ругательство, мечта о гравитационных двигателях, чтобы можно было без проблем садиться на любые планеты, была его идеей фикс. Он уже все уши мне просверлил этим, на что я ему неизменно отвечал, что такого опыта как у него нет даже у опытных пилотов, не говоря уже о прошлогодних выпускниках академии.

Наконец Лецу удалось посадить наш корабль на небольшую площадку, причем ему это удалось довольно прилично и аккуратно, без рвущих нервы скрежетов и клацающих ударов, амортизационных стоек. Даже эльф посмотрел на пилота с одобрением, скривив удивленную физиономию. 

– Я послал пароли искину, теперь придется подождать несколько часов, пока база не пройдет разконсервацию и условия проживания на ней станут сносными.

– Ну, нам спешить некуда, и кстати, я так понял, что «твоих» можно размораживать?

– В принципе можно, но пока не будем спешить, мне еще нужно кое с чем разобраться.

– Надо так надо, – я уже был в курсе проблем эльфа и даже обещал помочь ему, естественно за встречную услугу. Но проблема заключалась в том, что помогать придется мне самому, остальные члены команды, являлись из списка нежелательных рас для посещения систем эльфов. Только дунаданцы – белокожие люди, могли попасть внутрь их территорий. Еще, правда, гномам было разрешено посещение, но таких пока в моей команде не было. А те, что сейчас находились на моем корабле, не внушали большого доверия. Про дроу и орокуэнов, я вообще молчу, они подлежали немедленному уничтожению, так что оставался только я. 

Так же был продумана и легенда, все-таки люди, даже дунаданцы, были редкими гостями внутренних систем эльфийского Конвента. Я по легенде был человеком, который хотел улучшить свой геном, введя внутрь себя экзобиологические вирусы. Естественно он хотел ввести лучшие виды, а официально они были только у эльфов. Калиин для него был как бы представителем одной из мелких фирм посредников, предлагающих данную продукцию. Конечно, при более глубоком рассмотрении эта легенда ломаного гроша не стоит, но Калиин обещал, что никто не будет глубоко копать в этой системе. Тем более, когда я ознакомился с возможностью этих экзобиологических усовершенствований, то загорелся желанием прикупить такие необходимые девайсы.

Да и расплатиться было чем, одного биоискина хватило бы на много всяких биоусовершенствований, а у меня их было около тридцати штук. Так что данная версия, очень нам подходила. У него на базе была специальная аппаратура, которая давала возможность подделать некоторые «документы», тем самым давала возможность легализоваться на короткое время. Так же на базе имелись средства связи, которые могли связать тебя с любой точкой Содружества. 

Еще проблемой стал мой скаф «Пивафи-5». Всем эльфам было известно, что донная модель изготавливалась только дроу. Это могло привести к дополнительным трудностям, но Локфор наоборот предложил оставить этот скаф, вставив в сопроводительные документы туманные ссылки на спецотделы империи Дун Адан. Так же он сказал, что только по скафу ему будет легко отслеживать всю запрашиваемую информацию. И можно будет своевременно реагировать на всякие нежелательные неприятности. Тут он обещал всестороннюю поддержку, и хоть и не был полноценным райкером, но тоже умел «сделать пару штучек».

Тяжелое оружие тоже брать было нельзя, так что пришлось взять кучу мелкого. Которое было разрешено, ну и конечно холодное оружие, тем более сделанное в принципе на хоть и очень хорошем промышленном синтезаторе, но не несло каких либо специальных печатей, что могло выдать изготовление оного в мирах Орокуэнской Конфедерации. А на близких дистанциях, это оружие могло быть очень опасно, особенно если оппонент пренебрегал хорошими средствами защиты. Дополнительно в потайном «пауче» хранился довольно солидным набором минигранат, которые давали шанс в случае обострения ситуации решить вопрос в свою пользу.

С продажей биоискина должен был помочь Калин. После этого деньги переводились на специальный счет, который уже контролировал Локфол. А я мог свободно пользоваться этим счетом для своих нужд. Тем более, что я реально изучая вопрос экзобиологических модификаций решил так сказать усовершенствовать свое тело и перелопачивая информацию свободного доступа уже выбрал некоторые экзогенные штампы, для увеличения шанса выживания себя любимого. Эльфы конечно очень любили громкие названия и естественно названия штампов у них имели достаточно громкие названия.

Так, например «Поцелуй бога» обозначал специальный штамп который исключал возможность заражения биологическими и химическими ядами и вирусами. «Колестница Мандоса» усовершенствовала вестибулярный аппарат. «Сила Оуна» увеличивала силу мышц, делала их более растяжимыми и эластичными, что уменьшала возможность получания так называемых спортивных травм. И наконец «Нектар Галадриэль» давал возможность просчитывать реальность, был возможен к применению только экстрасенсами. Был еще длинный перечень всяких экзобиологических плюшек, но почти все они имели побочные эффекты от пользования ими. Но эти четыре прочитав их спецификации и побочные действия, я решил ставить однозначно. Мало того они были еще и наследуемые, что тоже как я считал немаловажно, особенно если учесть навязчивую идею Каркароса по поводу образования нового клана.

Эта его идея и смешила меня и настораживала. Читая всю информацию по истории дроу, я точно не хотел быть каким либо кланом дроу, – они просто уничтожали полукровок или в лучшем случае те доживали рабами без права размножаться. Так что никакого клана в системе дроу у нас быть не могло, а то о чем мечтает Каркарос, у нас на Земле называли хорошим словом «семья». От такого понятия я не отказывался, а вот понятие клан меня немного коробило, но спорить с ними было тяжело, дроу оказались еще более упертой, чем тролли.


Через два дня, наконец, вся подготовительная работа закончилась. За это время так называемые пассажиры были переведены на базу, что разгрузило нашу систему жизнеобеспечения, но за это пришлось вводить дополнительный пост возле административного отсека. За старшего я оставил Урчана, разрешая ему применять все доступные средства против неадекватных пассажиров, кроме летального. 

Я взял с собой один из немаркированных биоискинов, и вдвоем с Калиином направились на челноке на одну из баз во внутреннем астероидном облаке. Калиин был одет в изумрудного цвета, довольно дорогой скаф «Скайрим». Это была очень интересная и технологически совершенная модель, но кроме как у эльфов она не встречалось. У этих ушастых, все так было, только для себя, и чтобы заиметь такой скаф, изготавливать его нужно было только у их мастеров. «Скайрим» был ответом дроу на их скаф модели «Пивафи».

Если честно, то мне было очень неуютно. Фактически я первый раз уходил без своей команды или хотя бы наставника. Это было мое первое самостоятельное «плавание», когда мне никто не поможет, на этого эльфа у меня веры не было, одна надежда все-таки на его благодарность. И вот теперь так сказать испытание на зрелость в этом жестокой, но по своему справедливой вселенной. И теперь, когда челнок уже находился на пол пути к нашей первичной цели я решил уйти в медитацию, с этого момента я действительно остался один. Назад пути нет.

– Матриарх. Пришел сигнал от тиберниум Аруаты Аркаин ан Бэнрэ.

– Где уже она?

– Сейчас ее местоположение фиксируется в системе Калионтоо.

– Разрази тебя свет! Это точно?

– Это точно, с местом определения тиберниума никогда не было ошибок.

– Какого света, этот чертов умбал, поперся в столичные миры белоснежек.

– Возможно его вынудили. Все пограничье буквально нашпиговано кораблями эльфов. Сейчас там идут колоссальные по масштабам облавы. Фактически полностью уничтожены целые синдикаты контрабандистов, пиратов и всякого сброда. 

– Да, скорее всего он так и поступил. Во всех его предыдущих действиях, прослеживается непредсказуемость для его оппонентов. С таким было бы тяжело тягаться. Наверное, если бы он отказался бы от контракта, перейдя на нелегальное положение, нам бы его выловить, было бы тяжело и дорого.

– На нас работает наша репутация.

– Да, в этом мире репутация решает много, – согласилась матриарх, – но все равно над ней постоянно приходится работать, чтобы поддерживать ее. И теперь займемся этим, мне нужно встретиться с кем-то из разведки гномов, и желательно быстрее, чем наш «агент» доставит их соотечественников им. Нам обязательно нужно заручится их поддержкой, чтобы иметь в будущем возможность легализоваться в Содружестве.

– Зачем это нам? Наши предки не признали Содружество, зачем это делать нам.

– Глупец! Это не наши предки не признали Содружество, это оно не признало нас. И итог очевиден, тогда наша излишняя жестокость привела к тому, что этих беляков послушались даже орки. В итоге мы уже на обочине прогресса, фактически отстаем по всем статьям и вскоре превратимся в реликтовую расу, уступающую даже троллям.

– Про троллей вы загнули, – хихикнул помощник.

– Ничего я не загнула, это ты умбал не видишь очевидного. Когда они только попали в Содружество, то летали на гробах, которые выкинули на свалку даже орки. А теперь они сами производят корабли, и с каждым десятилетием это получается у них все лучше и лучше. А у нас, имевших свои орбитальные верфи, уже ничего не осталось, и мы сами побираемся на свалках и только своему старому запасу приводим их в приемлемый порядок, но вскоре и это уже не сможем делать.

– Вы думаете, нам разрешат войти в Содружество?

– Нам и не нужно в него входить, нам достаточно того, чтобы Содружество не преследовало нас и не мешало развиваться, нам нужно юридическое право на свою планету.

– Тогда нас будет легче уничтожить, скрытность наше единственное оружие против эльфов.

– Если Содружество разрешит иметь нам планету, то оно нас и будет охранять, и флотская база в этой системе будет самой лучшей гарантией нашей безопасности.

– Содружество это эльфы, зачем нам в защитники наши враги?

– Эх, правду говорят, что мужланы думают только одним местом. Содружество уже давно не одни эльфы, сейчас гномы и тролли больше значат, даже чем эльфы. А само Содружество негласно разделено на несколько фракций и у эльфов не такая уже и сильная фракция. Поэтому скорее всего военная база будет состоять из эскадр троллей или гномов, но это произойдет когда мы докажем нашу состоятельность и свое место под покровительством Содружества.

Легкий крейсер серии «Херши» вынырнул в обычное пространство и на экономной крейсерской скорости пошел к очередной прыжковой точке. С одной стороны это было обычное передвижение корабля, но это если не учитывать, что это происходило в секторе Флави, так называемой пиратской вольнице, где был только один закон – закон Силы.

Это показалось пилоту дальнего разведчика «Траин-2» подозрительным и он более внимательно начал наблюдать за этим крейсером, параллельно запрашивая у своего искина информацию по данному кораблю и его команде. Автоматические спутники, входящие в комплект разведчика, получив команду, взяли крейсер орокуэнов под визуальный контроль и теперь безперестанно выдавали визуальную картинку с разных ракурсов. 

Крейсер продолжая прямолинейное движение выпустил пару истребителей, который на форсаже начали расходится, и буквально сразу начали светится активным излучением поисковых радаров. Пилот-гном ухмыльнулся, только орки могли так по пижонски летать в этом секторе, считая себя самыми крутыми корсарами в Содружестве. Но он уже видел много таких кораблей и знал, что обычно с ними становится. Тем более получив стандартную модель типового корабля и естественно слабая вооруженность, сразу бросалась в глаза. 

Но как не странно, но на этот крейсер никто не нападал, и он спокойно пересек уже орбиты внутренних систем. Истребители продолжали, как ищейки обшаривать систему часто залетая за спутники или крупные астероиды, но пока все было в норме. Разведчик уже начал удивляться такому повороту событий тем более он точно знал. Что тут находилась крупная база пиратов, которая не пропускала ни одной жертвы, и именно из-за нее он сейчас находился в этой системе. Его задача была выявить местонахождения этой базы и навести на нее пятый ударный флот. С крейсера вылетела следующая пара истребителей, а первая резко начал движение в сторону своего крейсера. Похоже истребители на этом корыте тоже были не ахти, и их заправки не хватало на полный комплекс защиты носителя. 

Вторая пара еще не вышла на режим прикрытия, когда первая уже зашла в ангары крейсера, что опят удивило разведчика такой расхлябоности в действиях крейсера и навело на неприятные мысли об этом корабле. Но пока подтверждения теории, что это пиратский корабль не было.

– Странно, – пробурчал себе в бороду пилот,– неуч-то они считаю себя настолько «крутыми», что просто по пижонски летят в данном секторе.

Он еще раз взглянул на данные по этому кораблю. Название, как и у всех орокуэнских кораблей было ужасное. Ну как можно было назвать корабль «Улмакрипмкаиз», язык свернуть можно. Но список выполненных операций данным экипажем хоть и был коротким, но впечатлял, и говорил только о том что команда на этой колоше была хорошая, тем самым удивляя в такой расхлябоности при пролете опасной системы, объявленной как не рекомендованной к посещению.

Но прошло еще два часа и вторая пара истребителей, юркнув в ангар крейсера, и тот совершил прыжок. Гном с удивлением «попрощался» с этим кораблем, который по статистике, должен был остаться грудой метала в данной системе и опять ушел в дремоту, в ожидании очередного сигнала от следящих спутниках, разбросанных по всей системе.


Глава 21

После медитации все мои мысли отчистились и обострились все чувства. Не те, что отвечают за слух или зрение, тут больше работал скаф, а именно те чувства, которые помогают ощутить опасность заранее. Калиин привел шатл к одному из небольших астероидов и завис. С астероида дали серию хаотических световых знаков и эльф поморгал им в ответ. После этого на астероиде включился мощный прожектор и осветив сначала шатл увел луч в сторону прохода в астероидных обломках. Шатл опять начал движение и ориентируясь на световые маяки, двинулся по этим каменным джунглям.

Наконец появился довольно приличного размера астероид, наподобие того, на котором была основана база в системе ></emphasis>, и уже на поверхности подсвечивалось искусственно выровненное поле, а с краю начал мигать маяк, показывая место посадки. Калиин начал гасить скорость и вскоре аккуратно посадил шатл на площадку. Еще через минуту гудение маршевых двигателей смолкло, и наступила относительная тишина прерываемая звуками потрескивания остывающих дюз.

– Надеюсь, что предателя здесь нет, – прохрипел Калиин, – и сразу нас не убьют.

– А ты хоть догадываешься кто это?

– Нет, только предположения, а они ничего не стоят.

– Ну, тогда надо просто быть готовым к любому развитию ситуации, – ответил Юрий, очередной раз, проверяя все системы своего скафа, особенно силовые щиты.

Калиин глубоко вздохнул и резко встал с пилотского кресла, сидеть не имело никакого смысла, и улететь, скорее всего, уже не дадут. Юрий уже настроенный медитацией чувствовал себя намного лучше. Его организм был приведен в полную готовность, впитывая все окружающие эмоции, особенно страх Калиина. Они покинули свой шатл и направились к торчащему невдалеке холму с резко срезанным склоном. Когда оставалось допрыгать к нему метров двадцать, склон начал расходиться в стороны открывая освещенный ярким светом шлюз. 

Встречала нас довольно солидная группа. Стереотипно ожидая увидеть хоть и не элиту общества, но все же «стандартных» эльфов был буквально огорошен. Нет, встречающие были эльфами, но ни в каких голографиях таких эльфов точно не увидишь. На лицах и фигурах отпечатался их суровый образ жизни так сказать низших слоев населения. Мелкие шрамы, обожженная космическим загаром кожа, острые взгляды буквально преображали их лица, напрочь стирая кукольную красоту эльфов. От этого они казались более человечными и понятными, и где-то в глубине души вызывали симпатию, или скорее кукольные лица эльфов вызывали комплекс неполноценности, а эти по отношению были «очень даже ничего». 

Но были и опасения, выражающиеся в направленных на меня стволах довольно мощных пушек. Почему-то Калиину досталось всего пару стволов и те не такие мощные по отношению к тем, что были направлены на меня. Меня просто разрывало от желания включить защиту моего скафа на максимум и действовать, но тут же я понимал, что в столь замкнутом пространстве эти пушки меня просто распылят на атомы оставив небольшую горстку пепла. 

Калиин открыл забрало, тоже самое сделал и я, показывая, что все же мое лицо не голограмма пытающаяся их обмануть, а реально мое лицо – лицо обычного хуманса.

– Принц!? – раздался чуть хрипловатый голос одного из команды встречи.

– А что, не похож?

– Как раз и похож, вот только у нас информация, что вас загребли федералы и отправили на переработку.

– Как видишь, это были всего лишь слухи, хотя доля правды все же есть. Федералы раздолбили мой корабль в хлам, и мне лишь чудом с небольшой горсткой команды удалось уйти от них.

– Так вы не один?

– Да, но те кто выжил пока не могут быть со мной. Слишком тяжело нам дались последние пол года и они сейчас отдыхают.

– А этот хуманс…

– Этот уважаемый человек мой клиент, и мой спаситель. Я ему обязан.

– И что же хочет этот хуманс? – с ухмылкой спросил самый мелкий эльф.

– Что и всем, наши экзоабгрейты.

– Он мог бы взять их и у себя в «Дун а Дане», все равно дешевле и безопаснее, чем суваться туду где его не ждут.

– Ему нужны особые «экзо», а не тот ширпотреб, который делают в наших школах и продают им. А вообще кто это за кортышка, что задает вопросы мне принцу?

Похоже, что «коротышка» обиделся, хотя по сравнению со мной он был нормального роста – на пару сантиметров выше меня. Он судорожно сжал свою огромную пушку и направил ее на Калиина.

– Да парень крут! У него крутая пушка, – продолжал кривляться Калиин.

Не знаю зачем это делал Калин, но у парня сильно сузились зрачки превратившись в узкую черную нитку, и я решил немного отступить в сторону, непонятно чем стреляет эта штука у него в руках и не зацепит ли меня, это движение не укрылось от «коротышки», и он дернул стволом в мою сторону. В следующий миг оружия в его руках не оказалось, но зато раздался громкий хохот Калина, тыкающего в того пальцем и одновременно рассматривая оружие, только что изъятое у старого хозяина.

– Это точно принц Калиин, – раздался голос из дальних рядов, – на моей памяти, только он мог проделывать этот фокус.

Оружие встречающих опустилось, и многие начали уходить из коридора, исчезая во внутренних помещениях базы. Остался только «коротышка» и еще пару эльфов.

– Привет Ситаар, – кивнул Калин довольно пожилому эльфу.

Тот в ответ тоже кивнул, и чуть подмигнув, улыбнулся одним уголком губ.

– Калиин, – сквозь зубы прошипел «коротышка», – ты зря вернулся сюда.

– Почему же я не могу вернуться к себе домой? Или ты сейчас большой Бос?

– К сожалению пока не я, но я думаю, что новый принц тоже долго не будет тебя терпеть. Но он добрый и скорее всего на первый раз тебя просто турнут отсюда с последним иль-синьским предупреждением.

– И кто же у нас новый принц?

– Таонто.

Я взглянул на Калина и понял, что такой ответ ему не сильно понравился. Непонятно, что было раньше между этим Таонтом и калином, но похоже, что наши планы кардинально менялись.

– Тогда не будем затягивать, надеюсь, связь с ним у вас есть, я хотел бы выразить ему свое почтение.

– Ну-ну, ехидно прошипел коротышка.

Калина сопроводили на узел связи, а меня оставили в довольно большом помещении, под надзором двух охранников. Я осмотрелся, и не нашел ничего необычного. Стандартная каюткомпания, совмещенная со столовой, в углу стоял пищевой синтезатор и автобар. Вот о автобаре я задумывался, но это на корабле больше штука престижа, чем действительно функциональная и необходимая вещь. Мягкие диваны и кресла, на одном как раз я и сидел. Большое голопано, на котором сейчас шел клип с видом на безкрайнюю степь. Короче говоря, простое место отдыха для «тружеников» этой базы. Напротив меня сидел мой охранник, или тюремщик, но по этому поводу мои способности ничего не говорили, они вообще казалось бы, просто исчезли, может тут на базе стоит какой-то подавитель необычных способностей. Но если честно, то я вообще о таком не слышал, хотя бог его знает, чем обладают эти эльфы.


Неожиданно, ко мне подошел престарелый эльф, тот с которым поздоровался Калин. Он типа рассматривал мой скаф и начал задавать вопросы о его характеристиках. Все вроде нормально было, но он начал щупать его руками, что уже перестало мне нравиться. А затем сунул мне в руки кристалл памяти, а вслух сказал:

– Хороший как для хумансов скаф, но наши изделия все-таки лучше, – и покачав головой сел на диван, и начал щелкать пультом управления голопано.

Охранник отвлекся на него, и мне удалось вставить кристалл памяти в приемное устройство и начать его читать. На кристалле был всего один файл. Я быстро прочитал его и не задумываясь переправил его Калину, благо что у нас между скафами была сопряженная связь. Как оказалось, но здесь прямой передачи файлов провести было невозможно, на базе стоял специальный блокиратор и все сообщения между нейросетями контролировались, проходя через специальное коммутирующее устройство.

Через минуту пришел короткий ответ – « Ситаару я верю, будем действовать по его плану. Но теперь становится понятно как я попал на патруль а затем на переработку». Ну, вот блин успокоил, теперь надо линять отсюда, и еще неизвестно что там нам приготовил этот Ситаар. Я опять попытался обратиться к своему дару, но он хоть и откликался, но опасность замечать никак не желал.

Я еще раз прочитал файл старого эльфа, и понял, что этот план абсолютно бездарен. В принципе его даже планом назвать было нельзя, так писулька – «В ангаре стоит подготовленный и заряженный истребитель, коридор взлета я организую. Все остальное в ваших руках». План ни к черту, особенно если учесть, что у меня загружен план станции годичной давности, и естественно он мог уже поменяться.

Я все равно просмотрел путь к ангару, да и саму схему ангара. Ангар был сотового типа. Одновременно могло взлететь сразу четыре истребителя, следующая четверка взлетала через две минуты – довольно неплохой результат, похоже стояла система револьверной подачи столов с истребителями. 

– Тебе пора начинать выдвигаться, я почти на сто метров ближе к ангарам, – пришло сообщение от Калина, – да и добираться тебе все равно придется самому, я с другой стороны подойду.

Вот тебе и планирование, опять все свелось на «авось». Я встал с кресла и сделал движение в направление автобара.

– Ты куда, – рыкнул охранник.

– Да горло надо бы промочить, да и интересно посмотреть что там у вас есть и как работает.

– Не положено.

– Да брось, я же спаситель принца, он мне тут такого напообещал, а ты не положено, лучше покажи, как это работает.

– А в «Дун а Дане», разве нет таких аппаратов?

– Ты не поверишь, но я никогда не был в «Дун а Дане», я из Орокуэнской Конфедерации, а там точно таких вещей нет.

– Тьфу, – сплюнул он, брезгливо скривившись, а потом очень тихо, но я все же услышал, – дикарь.

Ну-ну, про себя подумал я, а когда он подошел, резко ударил его в висок. Затем придержал его и посадил его в ближайшее кресло, устроив его в обычной позе рассматривающего свое оружие. Сигнала тревоги не прозвучало, и я рванулся к ангару, активировав в углу зрения карту базы.

Когда системы скафа сигнализировали, что впереди кто-то есть я резко переходил на расслабленный шаг, разевал улыбку до ушей и старался часто вертеть головой, изображая из себя праздношатающегося туриста. Такое мое поведение не настораживало идущих по своим делам эльфов, и я спокойно проходил дальше, ускоряясь на участках где это было возможно.

Я подошел к шлюзу в ангар, когда сработала сирена, вероятно, что обнаружили вырубленного мною охранника, или проявил себя Калиин. Я вошел в ангар и направился к ближайшему истребителю.

– Давай к дальнему, – прошелестело у меня в наушниках, – остальные сейчас проходят внеплановую раскачку топлива.

– А тебе не достанется?

– Так я все на принца свалю, там под вирус все сделано, ухмыльнулся в ответ голос, – я уже слишком старый эльф, чтобы на мелочах попадаться.

– Ну, удачи тебе, – ответил я этому престарелому пирату и начал открывать шлюзовую камеру стартовой ячейки истребителя.

В это время зашипели основные двери ангара, и я резко развернулся, направив в ту сторону все оставшееся на скафе оружие. Но, цель окрасилась в зеленый цвет, это был Калин. Тот что-то установил на створках дверей, когда они закрылись, и рванул ко мне. К моменту, когда я раскрутил запор на шлюзе он как раз добежал до меня и первым нырнул внутрь стартовой ячейки.

– Давай на место стрелка, а я за пилота, – скомандовал он

– Но у меня пятого уровня база пилотирования малых кораблей, – попытался возразить я.

– Расслабься. У меня восьмая, и это все таки эльфийский истребитель, причем тяжелый, двухместный.

– Я заметил, модель « Соронтар 5», вооружен четырьмя тяжелыми ракетами «Тиль-8», блоком из восьми легких ракет «Сарн-3» и пятью двуствольными импульсными установками «Рам-2м».

– Вот и молодец. Давай приводи их в готовность, однозначно нам придется пострелять. Этот мелкий гад, отправил сообщение своим боссам и нам готовится горячая встреча.

– Пойдем на нашу базу?

– Нет конечно. Я не уверен, что на истребители не стоит маячок, поэтому рванем к планете.

– А нас не собьют?

– Все может быть, но не должны. Прошивка у этого истребителя военная, на запросы обороны планеты будет отвечать правильно, а пока они будут разбираться, кто и зачем летит на планету, есть большой шанс приземлиться на ней и уйти пешком.

– Что-то мне твой план не нравиться, – скривился я.

– Я такое даже планом не называю. Какой же это план, это сплошная импровизация.

– Да хоть симфонией это назови, но мне это не нравиться, не легчи затеряться в астероидном облаке?

– Опять повторюсь, на истребителя с большой вероятностью стоит маячок, так что спрятаться точно не удастся.

– Вот блин, все как у нас на Земле. Ты же обещал, что все будет хорошо.

– А я и сейчас обещаю, что все будет хорошо. Ну все поехали.

Легкая перегрузка вжала Юрия в кресло и он сосредоточился на показаниях систем наведения, причем сразу же выключил автоматическое наведения, она бы просто не сработала по другим кораблям с одинаковой опознавательной прошивкой. Истребитель сразу закрутил спираль с резкими боковыми скачками, сбивая прицел зенитных артавтоматов, но не смотря на это их лучи блеснули довольно близко и Юрий даже немного испугался.

Истребитель скакнул по проходу и выскочил из зоны прямой стрельбы зенитных установок базы, а потом и ушел с прохода, где уже начали разворачиваться до этого замаскированные системы защиты.

– Вот мы и выполнили первую часть программы. Теперь пускай догоняют, у нас форы минуты четыре-пять, а то и больше.

Калин действительно оказался классным пилотом. Маневрирование в астероидном облаке на предельной скорости было опасной затеей. Но ему, похоже, это удавалось так же легко как мне прямолинейный полет в чистом космосе. Неожиданно мы вырвались из основного, наиболее плотного потока астероидов и метеоритов и Калин прибавил скорости. Истребитель вышел ниже плоскости эклиптике и сейчас шел по границе облака, готовый в любой момент юркнуть в него и спрятаться от прямого огня преследователей, которого пока не было обнаружено.


Прошло еще пол часа. Прежде чем на радаре появился довольно крупный объект. Похоже, что они нас еще не заметили, так как никакого изменения траектории полета не произошло.

– По нашу душу, – прокомментировал Калиин, – но на фоне этого метеоритного потока они нас пока не видят, но это ненадолго, так что нацель на него пару наших больших игрушек.

Секундой позже две ракеты «Тиль8» взяли на прицел легкий крейсер. А истребитель, пилотируемый Калином, прижался вплотную к камням, буквально скребя по ним обшивкою, при этом основной двигатель был отключен. Но так продолжаться долго не могло, и когда казалось, что наш истребитель уже проскочит крейсер, нас заметили. Сначала нас обдало активным поисковым радаром, а затем крейсер начал выполнять боевой разворот и готовить свои орудия.

– Пуск, – крикнул Калин, и врубил основной двигатель, выводя его резко на форсированный режим.

Ракеты вырвались с подвески нашего истребителя и я слившись через нейросеть с ними начал выводить их на траекторию перехвата. На крейсере тоже заметили наших посланцев и начали принимать свои контрмеры. Две ракеты контролировать полностью у меня не получалось и пришлось одну оставить на попечение его собственного искина, а вторая полностью осталась под моим контролем и нырнула в астероидное поле.

Через тридцать секунд первая ракета, не смотря на все свои маневры была сбита, а вот вторую они скорее всего потеряли и учтя плотность астероидного поля вообще списали. А зря, я напрягая все возможности своего мозга проскочил каменные лабиринты и выскочил из астероидного поля за уже развернувшимся крейсером. Они заметили нас довольно поздно и зенитные артавтоматы проработали всего тридцать секунд да того как ракета попала в цель, им оказалось этого мало, чтобы искину защитника или его операторам хватило времени для перехвата.

Ракета попала в блок основных двигателей и хотя не нанесла критических повреждений из-за систем защиты, но похоже тяга все же упала и крейсер начал отставать, выпустив перед этим звено истребителей. Калин по максимуму стараясь оторваться перевел движки на максимум безжалостно гробя дюзы. Теперь он направил истребитель прямо к зелено-голубой планете. Юрий глянул на панель управления, в таком режиме лететь им оставалось около часа. Но истребители, что сейчас летели за нами, были легкими « Сикра», а значить более быстрыми, нас они должны были догнать через десять минут.

– А ты молодец, – раздался голос Калиина, – крейсер приложил классически, я на такое даже и не надеялся. Теперь опять придется поработать, но уже теперь в связке. Ну и еще пора взбаламутить воду по максимуму. Включу-ка я сигнал о нападении пиратов, пока они там разбираться будут кто и что, я думаю, мы проскочим к планете.

Через минуту экран целей расцвел кучей разноцветных меток. Слабый искин истребителя не успевал обрабатывать все цели и те большей частью подсвечивались желтым светом и только отстающие звено Сикр оставались красными метками. Но наш истребитель мчался к планете и к все розрастающей куче желтых и оранжевых меток. По радио шли предупреждающие вопли от кораблей охраны, но Калиин просто игнорировал их и те, в конце концов, осветились многочисленными залпами. И сразу стало все понятно, все метки из желтых, превратились в красные. 

А затем началось нечто невообразимое. Калин оказался не просто классным пилотом, а сепер суперпилотом. То что вытворял истребитель под его руководством, не было описано в базах знаний изученных Юрием, но восхвалять мастерство эльфа ему было некогда. Ему пришлось, напрягая все свои возможности и возможности нейросети управлять боевыми модулями истребителя. Юрию постоянно приходилось вести одну цель, а потом резко переключаться на другую, неожиданно оказывающуюся более опасной. Похоже, что в этот момент включился его дар, так как он четко понимал, какая цель становилась приоритетной в ту или иную секунду и безошибочно определять ее положение, не смотря на бушующую вокруг круговерть. 

Их истребитель, вытворяющие невероятные, неподдающиеся никаким законам механики фигуры пилотажа, уже фактически прорвался сквозь орбитальную оборону, и уже визуально было видно границу атмосферу планеты, в которую периодически врезались обломки или потерявшие цель ракеты, озаряясь яркими огненными ореолами. Юрий расслабился, ракеты у него закончились, а снарядов в пушках осталось на две коротких очереди и он решил держать их на самый критический момент.

Появилось свободное время и Юрий «глянул» на другие данные, запросив их через свою нейросеть.

– Гравикомпнсаторы!, – успел крикнуть Юрий взглянув на яркий предупреждающий сигнал.

Уже сейчас истребитель шел почти с тройной силой тяжести, и Юрий только сейчас заметил как тяжело ему двинуть даже рукой. 

– Сейчас сброшу их к Мелькору, – прорычал Калиин, – аварийного гравикомпенсатора нам хватит как раз проскочить верхние, самые опасные для нашей текущей скорости слои, а там уже будем планировать аккуратно. 

Юрию, этот план не очень понравился, но другого выхода он не видел.

– Вот, Мелькор! – послышался голос Калиина. 

Перед ними выплыл один из легких крейсеров орбитальной охраны. Даже если Калиину удастся его проскочить, то в атмосфере его пушки должны были сделать из нас конфетти. Этот крейсер нужно было обязательно обезвредить, а пушками и тем количеством снарядов, что у них остались, это было сделать невозможно.

И тут Юрию вспомнилась фраза брошенная кобольдом. Тогда когда его попросили разобраться с оптимизацией работы с гравикомпенсаторами, накапливающими во время перегрузок гравитацию, он тогда ответил:

« Легче такие гравикомпенсаторы на складе держать, чтобы потом когда появиться такая возможность, установить тоннельные пушки, разгоняющие любые предметы до субсветовых скоростей, зарядить эти гравикомпенсаторы и как вдарить какой-нибудь эльфийский линкор, чтобы того всего покрутило». 

– Калиин, перекинь сброс гравикомпенсаторов на меня, – крикнул я.

Загорелась новая управляющая линия и я сразу же запрограммировал отстрелы на максимальную скорость, оставалось только хорошо прицелиться шахтами сброса в крейсер. Эльф опять заложил серию фигур, уходя от огня зенитных артавтоматов крейсера и прижавшись к его корпусу, решил быстро проскочить крейсер. Именно в этот момент я произвел сброс гравикомпенсаторов с разницей в сотую долю секунды. 

Наш истребитель буквально воткнулся в верхнии слои атмосферы и по истребителю раздался неприятный скрежет, а через миг стало понятно, что слишком большая скорость входа в атмосферу сослужила плохую службу. Неровности от небольших вмятин, возникших при касательных попаданий по ним, вызвали излишнее напряжение и разрыв корпуса. Правое крыло буквально разорвало на мелкие кусочки, которые дробью застучали по бронированному корпусу истребителя.

Истребитель сорвался в вертикальный штопор, и уже о каком либо управлении им не было и речи. Весь корпус превратился в черную оплавленную глыбу, но скорость падения упала и стала не столь критичной. Датчики похоже все вышли из строя, а что либо увидеть визуально не было никакой возможности из-за большой скорости вращения.

– Катапультируемся, – прохрипел Калиин, и Юрия буквально вдавило в кресло, как перегрузкой, так и сильным набегающим потоком воздуха.

Затем почувствовался сильный рывок и Юрий потерял сознание.

Очнулся Юрий, когда до земли оставалось не больше двухсот метров. Умный скаф похоже впрыснул что-то в меня приводя в чувство, но все равно ощущение было такое, что все тело пропустили через мясорубку. Он покрутил головой, затем подергал руками и ногами, как только это было возможно в положении буквально притянутому к креслу специальной сеткой. Похоже, критических переломов не было, а это вселяло надежду. Кинув взгляд вниз он увидел сплошной массив большого леса, если это было применимо к данной планете и данным растениям, что произрастали на планете. Покрутив головой Юрий увидел падающую точку катапультирующегося Калиина. На связь он не отвечал, хотя эхом было слышно, что мои запросы он слышит, похоже он до сих пор был без сознания. Юрий засек направление, в котором находился Калиин, и нейросеть услужливо рассчитала примерное место падение, а затем уже сам Юрий приготовился к посадке. 

Вокруг него образовался ячеистый кокон и он, прорывая зеленый покров и ломая ветки, упал на мягкую поверхность планеты. Кокон сдулся и клочьями пены слез, опутывающая сетка, тоже ослабла и дала возможность встать с кресла. Юрий встал во весь рост и еще раз проверил все системы скафа и общее свое самочувствие. «Ну как минимум я жив, а это уже дает многое…», – пронеслось у него в голове и он начал осматриваться вокруг.


Глава 22

Итак, что мы знаем про эту планету. Система Калионтоо, имеет три пригодные для жизни планеты. На данный момент мы «высадились» на третью планету Калион 3, эта третья по счету планета от звезды, но вторая заселенная эльфами. Первая представляет из себя довольно жаркую планету, которую эльфы полностью эльфоформировали, превратив обширные безводные пустыни в парк. Вся планета была расчерчена сетью каналов, перемещая скудные запасы воды из приполярных областей к экватору. Дополнительно саму планету накрывал мощный «зонтик» – частично закрывающий саму планету от палящих лучей звезды Калионтоо.

Четвертая планета системы тоже подверглась переделки, но даже сейчас там было достаточно холодно и относительно комфортно можно было жить только близь экватора. Полюса планеты были покрыты толстыми ледниковыми панцирями, которые часто переправлялись на вторую планету.

И наконец, третья планета системы, которая в частности нам и нужна. Единственная, где эльфы не предпринимали никаких действий. В недалеком будущем – пару сотен тысяч лет назад. на планете закончилась бурная вулканическая деятельность. Сейчас атмосфера отчистилась, кислородный баланс стал стабилен, хотя и чуть ниже стандартной нормы, и планета переживала начало рассвета очередного этапа эволюции. Похоже что до вулканических безобразий это был довольно влажный и неприятный мир. Но сейчас уровень океана начал падать, появились довольно обширные засушливые участки суши, в основном в середине огромного материка, похоже вобравшего в себя все старые материки.

Кроме этого мегаматерика, было еще два маленьких, размером с австралию, на противоположных от него полушариях. Два эти материки материка недавно поднялись со дна океана и ничего особового на них не было, поэтому они были так сказать заселены. Один являлся административным, второй полностью принадлежал частным лицам. Около двух тысяч эльфов поделили всю поверхность материка, когда а втором материке жило около миллиарда. Но судя по данным им посчастливилось попасть на третий мегаматерик. Этот материк, имел свою исконную флору и фауну, и естественно стал большим заповедником. Найти здесь других эльфов было проблематично, постоянной научной станции здесь не было, а их временные лагеря, могли находиться как на соседней поляне. Так и в тысяче километров отсюда.

Отсюда напрашивался вывод, что без Калиина выбраться отсюда было довольно проблематично. Значит надо идти к нему.

– Калиин? Ответь, – запросил Юрий по радио. Он еще несколько раз запросил, но в ответ только получил эхо своего запроса. Рация скафа калина работала, но он так и не пришел в сознание, ну по крайней мере он находиться на одном месте.

Юрий сверился с данными которые успел получить перед падением и удивился. До калина ему пилить аж пять километров. Что-то сильно их разнесло с учетом малого разноса по времени катапультирования.

Высветив метку направления Юрий двинулся вперед. Вокруг него возвышались огромные с двадцать метров и более стволы деревьев. Как для меня привыкшего к нашей земной флоре, то кора у них была странная, больше похожая на кожу змеи или крокодилов, как будто покрытой серожелтыми чешуйками. Толщина стволов тоже была серьезная, – двоем такое дерево не обхватишь. Внизу никаких веток не было, и только задрав голову были видны такие же голые ветки, заканчивающиеся «шаром одуванчика» торчащих светлозеленых длинных листьев. 

Между стволов рос сплошной покров папоротников, ну или похожих на него растений. Но все же я склонялся к мысли что это папоротники. Что я их на Земле что ли не видел. Только тут они были высокими и густыми, почти с мой рост, такие я только на Сахалине видел. Проблемой оказалось только то что моя голова торчала над ровным покровом этих папортниковых зарослей раскинувшихся в разные стороны, а вот поверхности видно не было и куда я становился тоже было не видно. Но сначала опасаясь. А потом более обвыкшись и поняв, что как раз изменения в этом покрове и показывают изменения поверхности успокоился и начал продвигаться быстрее не раздвигая руками эти заросли.

Пару раз мне попадались проплешины в этом покрове, идеально параллельном поверхности, и чаще всего это были полусгнившие стволы этих огромных деревьев, что возвышались вокруг. Животные мне пока не встречались, а вот насекомых было много, причем размер некоторых меня даже пугал. Иногда мимо пролетали громко стрекоча стрекозы с полуметровым размахом крыльев, а один раз прямо в шлем врезался жук – удар получился чувствительным, но смертельным для жука. Он оставив грязную кляксу просто отвалился и упал вниз, с такой техникой полета эти жуки должны были очень быстро вымереть.

Через полтора часа я уменьшил скорость и начал осматривать все вокруг, по данным моей нейросети, где-то здесь должен был находится Калиин, который упорно не отвечал на мои запросы, что уже конкретно меня обеспокоило, так как он не пришел в сознание, то возможно был сильно травмирован.

Поверхность постепенно начала подниматься и часто мягкую проваливающиеся по щиколотку землю начали заменять небольшие камни размером с голову. Папоротники здесь уже росли не сплошным покровом, а отдельными зарослями и начали попадаться небольшие растения, похожие на саговые пальмы. Еще через пять минут папоротники исчезли полностью, и им на смену пришла невысокая трава напоминающая хвощ, но только странного плоского вида. Чешуйчатые деревья заменили гладкие стволы хвойных, но в тоже время больше похожих на березы деревьев.

Иногда попадались здоровенные деревья уходящие в небо и заканчивающиеся россыпью веток, формой похожих на цветок укропа. Строения листьев, мне отсюда было не видно, да и сильно не интересовало, пока на одном из них я не увидел свисающие ремни системы катапультирования. Подойдя к стволу этого дерева, под ним я обнаружил Калиина, падал он с изрядной высоты, и теперь стало понятно его упорное молчание. С затаенным ужасом я открыл внешнюю панель его скафа и удостоверился в том, что он, по крайней мере, жив.

Эльфийского я не знал, и поэтому состояние Калиина, узнать не удалось, кроме того что он жив и находится в искусственной коме, в которую его ввел искин скафа. Визуально, осмотреть тоже ничего не удалось, так как скаф оказался относительно целым или уже самозаростил свои повреждения.

Вот теперь пора было впадать в панику. На эльфийской планете, хумансу с полуживым эльфом-изгоем на руках делать было нечего. А еще возможно вскорости на них откроется форменная охота. Их точно будут искать недоброжелатели из эльфов ренегатов, скорее всего будут искать власти, все-таки при прорыве мы солидно накрошили и их кораблей и еще неизвестно к каким последствиям привел наш удар гравикомпенсаторами. А что эти последствия были серьезными, в этом Юрий не сомневался, иначе, этот крейсер с орбиты распылил бы на пыль неуправляемый истребитель

Юрий поудобней переложил тело Калиина и опершись на ствол сел рядом. Теперь нужно было крепко подумать, да и медитация бы не помешала, ведь нужно было что-то делать, а что пока было непонятно.


Медитация не пошла. Юрий не мог освободиться от суетных мыслей, постоянно мешало жужжание огромных насекомых, поквакивание и свист каких-то животных, шелест травы и скрип стволов этих необычных деревьев.

По идеи природа должна сама способствовать медитации, но получилось все наоборот, хотя скорее всего виновато была та ситуация в которой сейчас он находился. Но все равно те полчаса спокойного сидения принесли свои плоды. Одно было понятно, что без Калиина с этой планеты свободным ему не выбраться, и перспектива стать живым компьютером ему как то не добавляла радостной перспективы. Поэтому его нужно было брать с собой, даже в том виде овоща, в котором он сейчас находился.

Для этого нужно было придумать способ его транспортирования, что-то его не радовала тянуть его на себе как мешок картошки. И хотя с системами сервоусиления скафа особенных усилий это не требовало, но фактически занимало его руки, и он становился уязвимым. В нештатных ситуациях пришлось бы бросать Калиина, а это могло привести к его утере. Нужна была удобная и надежная система транспортирования, чтобы он висел себе сзади и не мешал, в случае если нужно будет стрелять.

Такая система была, одна в месте, где приземлился сам Юрий, а вторая в тридцати метрах над ними. Выбор был очевидным, – лезть на этот укроп переросток. Естественно если я был без скафа, то выбор опять же стал очевидным, – пришлось бы идти за своим креслом, а так, я как заправский «обезьян», буквально взлетел на самую верхушку, туда где в разные стороны расходились ветки. Осмотревшись из этой природной корзины, я был буквально поражен красотой вида. Наверное, прожить остаток жизни здесь, не такой уж плохой финал. Но рядом был еще этот эльф, которому в данный момент вообще все было пофигу, но если бы он мог говорить, то точно требовал отсюда выбираться.

Найдя необходимую ветку, я пополз вдоль нее до места, где застряло кресло Калиина. К слову сказать, держалось это кресло до ближайшего резкого порыва ветра, и скорее всего упав, не добавило бы здоровья эльфу. Приподняв чуть и повернув кресло, перед этим сложив внутрь сидения торчащие ремни, Юрий сбросил его в безопасном для эльфа месте. А затем т быстро соскользнул по гладкому стволу, оставив глубокие отметины на стволе, когда приходилось притормаживать.

А вот затем, все, хорошо обдумав, пришлось вылезти из своей уютной скорлупы, иначе закрепить кресло вместе с эльфом на спине скафа было никак. Сначала было опасения, что какое либо насекомое его укусит, или выпьет его кровь, а их размер, что каждый без проблем бы осилил бы целый стакан. Но начав притворять свой план в жизнь, ему пришлось прилагать усилия, который при этой атмосфере, буквально высосали все силы. И уже через полчаса пришлось залезть обратно в скаф, чтобы отдохнуть. Во вторую «вахту» наконец удалось установить и закрепить кресло там где планировалось, потратив на это половину ремней кресла. В третью «вахту» при помощи палок, огромного количества матов, удалось закатить эльфа в кресло. Это тщедушное недокормленное тело в скафе оказалось довольно тяжелым, и даже просто перекатить его на бок, требовалось применения целых комплексов инженерных приспособлений. Уже полностью падая от усталости Юрий зафиксировал остатками ремней тело эльфа и буквально заполз внутрь своего скафа. Лежать пришлось на животе, так как на спине находился ценный груз, и теперь к такому положению нужно было привыкать. Но даже это не удобство не помешало сну, и он добросовестно проспал несколько часов.

Теперь оставалось только выбрать направление. Пару запросов нейросети и ее банков памяти и… оставалось только выругаться. До ближайшего берега, с учетом пересечения небольших гор было полторы тысячи километров. Материк был огромным, и это еще повезло, что аварийная посадка у них случилась далеко от центра материка, иначе бы Юрию пришлось бы впасть в уныние. Два месяца, два долбанных месяца надо было идти к берегу океана, и это еще не давало никаких гарантий, что они придут к нужному берегу. А еще нужно было учесть всякие форсмажоры, которые должны были проявиться по пути и затормозить еще на неопределенное время. 

Пришлось еще раз выползать из скафа, чтобы определить ресурсы их «команды». Проинспектировав все внешние кармашки и подсумки скафа Калиина, он обнаружил дополнительные паучи с капсулами заправки биореактора. Сравнив их со своими, он понял, что они идентичны,– вот тебе и секретная разработка дроу, разобраться, кто у кого украл данную разработку теперь было, наверное, невозможно.

Итак, у Калиина их оказалась аж двадцать, плюс десять моих, получалось, что с учетом что скаф Калиина вообще будет тратить немного энергии, то протянуть можно было их на пол года, это если не использовать реактор моего скафа на первичном топливе, то есть просто запихивать в приемное устройство биореактора разную биомассу. Способность биореактора скафа Калиина, использующего такие-же технологии ему были неизвестны, но Юрий подозревал в идентичности данного реактора, тем более индекс «8», говорил о более продвинутой модели.

Пищевых картриджей было тоже достаточно, кроме полных стандартных паучей скафа, у нас на двоих, оказалось, по дополнительному боксу пищевых картриджей взятых из аварийной системы кресел истребителей. То есть этой витаминизированной кашицей я мог питаться почти год, опять же если учесть, что Калину одного картриджа хватить на большее время то у меня было еще больше времени.

Еще раз, проверив все крепления, я влез в свой скаф и немного отдышавшись, двинулся в путь. Вообще дорога представлялась комфортная это не пешие прогулки по Африке. Здесь тебе комфортные условия системы жизнеобеспечения, и вся тяжесть ноши полностью переносилась на сервмеханизмы скафа. – иди себе наслаждайся окрестными видами.


Глава 23

Прошло два дня, как улетели Юр-рий и эльф. Благодаря Урчану, порядок на базе поддерживался идеальный. Где хватало авторитета «Красных топоров», а где и его увесистая плюха быстро погашала все потуги к анархии и демократии, тролли уважали только один вид власти. Он разбил всех на группы, стараясь, чтобы она состояла как из членов экипажа, так и из пассажиров. Расписал распорядок тренировок и обычных работ и сурово следил за его выполнением. Сначала, было куча возмущений, но после вразумлений, которые предпринял тролль все «устаканилось», и для этого ему понадобились всего сутки. Также была создана отдельная группа, которую он возглавлял самостоятельно. Среди других групп, попавших в нее существ, называли штрафниками. Это странное слово пришло из лексикона Юр-рия и как обычно бывает закрепилась.

В основном в ней были молодые члены нашей старой команды и те кто решился подписать с Юрием пятилетний контракт за возможность покинуть эльфийскую планету тюрьму. В нее попали Харацега, Варинар, человек Вова, кобольд и пару гоблинов из инженерной группы. Также в эту группу попала свихнувшаяся дроу, пару дроу попросившиеся в экипаж подросток дроу, пять дунаданцев, и два гнома.

В основном эта группа проводила время в местном спортзале, оснащенном по высшему разряду самыми современными эльфийскими тренажерами, занимаясь по жесткой программе Урчана. У остальных программы были более мягкие и в основном рассчитанные больше на самосознательность, но так чтобы всех занять делами. Вплоть да тривиальной уборки посадочных площадок от упавших метеоритов вручную.

Основной девиз Урчана был прост – «Много работаешь, меньше думаешь о всякой фигне».

Натирра при этом обосновалась в центральной рубке базы и подключив все возможности базы просеивала «эфир» . И именно ей удалось первой узнать новости об их капитане. Зделав запись он тут же объявила сбор всему командному составу их команды.

– …Вот такие вот известия, – закончила она после просмотра выпуска новостей.

– Не верю что они погибли, – спокойно сообщил свое мнение Урчан.

– Это не вопрос, тем более есть возможность проверить, – спокойно ответил Какарас.

– Каким образом?

– Через тиберниум.

– А это сумасшедшая согласится? – скептически спросил Урчан.

– Это мы решим, – категорически заявила Натира, – но я чувствую, что он жив и без нее.

– Допустим, тогда нам нужно решить что делать.

– По тем данным, что нам удалось перехватить ясно только одно, что они прорвались на планету, но скорее всего, покинули истребитель и приземлились на поверхность. Опять же из новостной ленты становится ясным, что они упали на большой материк. Который является заповедником, населенных пунктов на нем нет, максимум временные лагеря каких-нибудь биологов. На планету нам попасть невозможно, мы все являемся нежелательными. А некоторые абсолютно враждебными объектами для местного населения. Поэтому предлагаю задействовать белоухих.

Натира от этих слов скривилась, но возразить Урчану было нечего, так получилось, что на базе сейчас не было надежных сотрудников, кому разрешено находится на планетах эльфов, и приходилось в очередной раз доверяться этой эльфийки, что для Натиры как настоящего дроу было просто противоестественно. Но других кандидатур не было.

– Что вызвать ее? – фыркнула она.

– Я уже это сделал, – спокойно ответил Урчан. У троллей никогда не было извечных врагов, все их враги находятся в настоящем времени, а в будущем, если переживут войну, они спокойно могли стать друзьями. Это их концепция была не применима к долгоживущим и злопамятным дроу и эльфам и поэтому они считали троллей просто очень молодой расой. 

Бронированная дверь в центрально рубке ушла в сторону и в проходе появилась она. В принципе для всех остальных она считалась бы эталоном красоты, но половина сидящих были дроу, у которых любой эльф был невыносимым уродством. На ней сейчас было одето многофункциональный комбинезон нежно зеленого цвета из комплекта скафа «Скайрим». Волосы светло золотым облаком вились вокруг головы, иногда выпуская золотые локоны немного вперед, как будто на разведку.

– Ладно, Урчан ты тут работай, а мы, – повернулась она к Каркаросу, – попробуем связаться через теберниум.

Находится рядом с этой, Натире абсолютно не хотелось.

– Смотри, – кивнув на экран Урчан, устроившейся, в кресле Клииине.

– И что?,– просмотрев новости, спросила она.

– Сейчас наши попробуют связаться с Юри-ем,– но это не решает проблемы. Тут без твоей помощи не обойтись. 

– И чем же я могу помочь? По новостям видно, что с большой вероятностью они погибли, – в этом месте ее голос дрогнул, похоже, ей было тяжело думать про смерть своего брата.

– Я думаю, что у тебя был вариант отхода с планеты и связи с какой-то группой, которая предана либо тебе, либо твоему брату.

– Да есть такой вариант, но он рассчитан на межзвездную сеть, и сигнал надо отправлять с другой системы, желательно обитаемой и имеющий передатчик подпространственой связи.

– Думаю, это можно организовать, – задумался Урчан, и выводя карту окрестностей космоса на общий экран.

– Думаю, система Этайкмеет подойдет, четыре колонизированные планеты сельскохозяйственного типа, возле каждой большие орбитальные комплексы, как промышленного типа, так и орбитальных ферм. Оживленное движение, наличие двух военных баз – база Содружества и база территориального флота обороны Конвента. Два пояса плотно забиты мелкими компаниями землероек. Идеальное место потеряться сразу после выхода с прыжка. Можно захватить каких-нибудь землероек и с их базы дать необходимый сигнал. 

– Вариант. А потом их в расход?

– Зачем. Я хоть и тролль, но лишней крови не люблю. Возьмем нашу команду и оденем их в эльфийские образцы скафов, правда придется провести выборку по росту, но гномов мы и так набирать в команду не будем.

– С людей Калиина кого-то возьмем?

– Подбери себе, только на надежность их проверит Натира.

Килиина скривилась, от этих слов, она на себе полностью ощутила как работает та, и хоть до дементоров ей было далеко, неприятный осадок остался.

– Это не обсуждается, – увидев реакцию эльфы, с нажимом Урчан, – так что можешь сразу предупредить их об обязательной процедуре. Но я со своей стороны обещаю переговорить с ней, чтобы она не лютовала.

– Аха, так она и послушалась тебя, она только Юрия и слушает.

– Я сказал постараюсь, но не обещаю любезного обращения, по крайней мере не покалечит.

– Вот шнорш, успокоил.

Каркарос подключил Аруату Аркаин ан Бэнрэ к медкапсуле и начал ту вводить в транс. В последнее время она все большее время чувствовала себя нормально, и все меньшее количества приступов бешенства випадения из реальности у нее было. Но с учетом ее характера, который Каркарос помнил еще до вмешательства дементоров эльфийского лагеря, она точно не была пай-девочкой. Но сейчас необходимо было ее попросить связаться с тиберниумом Юрия. При этом необходима была прямая трансляция и желательно на всеобщем, чтобы Юрий понял, а Аурита в основном пользовалась наречием дроувиш или хенлингве. И это очень сильно удивляло Каркароса, ведь она была полевым агентом и в совершенстве должна была знать всеобщий. А тут пришлось знание этого языка вливать заново.

Каркарос провел диагностику и сравнил «картинки». Никаких особенных изменений за три дня не произошло, рубцы оставшийся после удаления контрольных датчиков установленных в эльфийском лагере стал вообще еле заметным. Но вот что было делать дальше Каркарос не знал, по крайней мере требовались высшие базы по медицине, биологии, науки, чтобы разобраться что накрутили у нее в голове эльфийские дементоры. Скорее всего один из деметров, кроме того, что обладал телепатическими способностями, владел и телекинетикой или одним из ее подвидов. 

Он проводил серьезные эксперименты на мозгу Ауриты, и естественно это сказалось на ее психике. Вообще чтобы стать дементором, надо было быть садистом, очень любящим свое дело, причем слово садист для таких, надо произносить с большой буквы. Дементоры прямо упиваются своим превосходством, властью над существом, они питаются болью жертвы, получая при этом экстаз. При этом они рано или поздно всегда добивались результата, выкачивали нужную информацию напрямую из мозга жертвы. У дементоров высшей категории, а именно такие работали в эльфийских лагерях, ничего скрыть невозможно.

Аурите удалось продолжительное время сопротивлятся. Но ее все равно сломали, буквально вывернув ее психику наизнанку. Правда дивидентов им это не принесло. Зная о способностях эльфийских дементоров, и попадании в плен Ауриты, вся разведсеть сразу была убрана и временно законсервирована на продолжительный срок. Упорство и сила воли Ауриты буквально спасло десятки агентов, которые в свою очередь могли обвалить всю разведсеть клана Бэнрэ, да и сам клан поставить на грань уничтожения. 

Аурите при этом сильно не повезло. Похоже, дементор работающий с ней получил по полной программе, и естественно отыгрался на ней, превратив все ее существование в сплошной кошмар. Упорная работа Каркароса и Натиры снизили поток кошмаров обитающих в мозгу Ауриты, но до полного выздоровления было еще далеко. Уже то что в сознательном состоянии она не видела своих видений и могла действовать относительно адекватно, было победой ее врачей.

Возможно, если бы у Натиры был опыт, в таких делах, то мы продвинулись бы дальше, но имеем то что имеем, на другое рассчитывать не приходится.

Каркарос ввел рекомендованные препараты напрямую в шейную артерию и кровь начала транспортировать эту полезную для истерзанного мозга смесь по всем нейронам, пытаясь провести анестезирующее действие на возбужденный мозг. Натира расположилась рядом. Она быстро вошла в транс и сейчас блуждала внутри мозга Ауриты, стараясь найти темные закладки эльфийских дементоров и безжалостно уничтожая их не пытаясь их расшифровать или распечатать.


– Ну, что скажешь?

– А тут ничего и не добавишь, вляпались по самые нехочу, – ответила Киа подтянув колени к самому подбородку.

– Я про заморочку со скачком в другую систему, не перегиб?

– Ты меня как специалиста спрашиваешь, или как истри Юрия?

– Как специалиста.

– Как специалист отвечу, что система разумная. Подача кодированного сигнала с окраины системы уже привлечет ненужное внимание, а судя по данным РЛ-разведки, то сейчас вся система поставлена на «уши», – они все разбираются, откуда этот истребитель выполз, и кто на нем летел. Опять, же тот кто готов помочь, ожидает сигнал извне, а судя по всему, кроме друзей у этой парочки и врагов более чем достаточно, а это значит, что любой непонятный сигнал из этой системы, просто проигнорируют даже без попытки расшифровки. К этому добавлю особенность этой системы, эта система единственная имеет автономию и то не по своей воле, ее чисто захватили. Нет без применения силы, просто экономическая блокада, а для этой узкоспециализированной системы это фактически крах.

– Чем же она специализирована? – удивился Урчан, вроде все как во всех эльфийских системах.

– Здесь находиться центр биоулучшений организма. Если быть точнее на планете есть четыре больших клана по улучшениям, плюс там несколько малых, но они погоды не играют. Естественно кланы свои секреты держат в глубокой тайне и технологии биомодификаций за пределы этой системы не выходят. Но как к захваченным системам отношение к ним двоякое, на них наложили ограничения по биомодификациям. Некоторые модификанты очень интересуют Дзуххалаг, но даже пробраться в эту систему не удавалось и то что нам это удалось очень просто настораживает.

– Настораживает как агента Дзуххалага? – кольнул Урчан.

– Да, и как просто информированного существа тоже, – снисходительно улыбнулась она, – не всем же из-за запрещенной у тролей любви покидать знаменитый отряд «Красный топор», – кольнула она в ответ.

– Один-один, – усмехнулся Урчан, это выражение прилипло от Юрия, и сейчас оно подходила как никакое другое.

– Но на местных нанесены ограничения. Им разрешили продавать только слабые биомодификанты для людей, а все современные для себя закупает Конвент. Кстати тролийскую разведку тоже интересуют эти модификанты, особенно эльфийские геммы. Вы же тролли не прочь улучшить свой генном, который вы и так естественными отборами улучшаете свой как можете. Так что у тебя тоже есть шанс решить свою личную проблему.

Это было действительно правдой, за генные модификанты могли простить почти все, а при его нынешнем положении, такие вещи действительно могли дать ему солидные бонусы. Урчан почесал голову, похоже, что эта идея прочно заняла место в его голове. 

– Значит, получается что этот вариант реален и нам придется его опробовать.

– Получается что да, – кивнула головой Киа.

Привычный мир транса окутал ее. Натира для разминки прошлась взглядом по своей ауре. Подправила немного мышцу, что потянула вчера в тренировочном бою с Урчаном. Затем «прошвырнулась» по своему мозгу ставя дополнительную защиту. Для нее вид ее мозга представляли пчелиные соты, в которых аккуратно лежали ее знания и воспоминание. Теперь ей предстояло окунуться в мозг Ауриты. Она уже бывала в мозгу Ауриты, и видела, что натворили дементоры. Вся ее структура была превращена в хаотический лабиринт осклизлых пещер. По стенам таких пещер текла серо-зеленая слизь и частенько в таких пещерах жили разные страшилы.

Натира сейчас хотела не просто закрыть такие пещеры и выжечь силой своей мысли, а именно отчистить. Она создала фантом, очень похожий на Юрия в его скафандре с мечом в руке и двинулась вглубь самой мерзкой на ее вид пещере. Не заходя внутрь, полыхнула туда длинным факелом огня и начала ждать. Ее ожидания оправдались, и с жутким воплем из пещеры вылетело нечто похожей на огромного спрута с двумя колоновидными ногами. Кое-где на теле еще искрилось пламя, но в целом чудище уцелело. Натира еще раз обдало его пламенем, но теперь направленной струей, целясь в самый центр сгустка из щупалец.

Похоже, что это нанесло действительный эффект, так как «кошмар» заверещал, полыхнув снопом искр и начал крутиться, сбивая пламя и в то же самое время разбрасывая обгоревшие до угольков щупальца. Резким движением она вытянула из ножен меч, и рубанула крутящийся «шар» двумя перекрестными ударами. «Кошмар» со всхлипом и шипением опал, сложившись в мерзкую лужу серо-зеленого цвета. Далее внутрь пещеры она закинуло светящийся шар, и мягким приставным шагом с мечом в руках в положении высоким хватом зашла в пещеру. Больше ничего опасного в ней не было, кое где стенки с непонятными наростами дымились от огня, но в принципе если использовать огненный вихрь, то стенки должны были принять первоначальный вид. Так же медленно она вышла из пещеры и организовала там пятиминутный огненный вихрь.

Натира оценила свои силы и поняла, что в принципе она способна отчистить еще парочку таких пещер, если не возникнет каких-либо форс-мажоров. Через пол часа она бессильно откинулась на кресло и открыв глаза взглянула на свою пациентку. Та безмятежно спала, и только иногда ее лицо перекашивалась от легких судорог. Это уже был огромный результат, раньше она вообще не могла нормально спать, ей постоянно снились кошмары, которые бесконечной чередой преследовали ее во сне, а иногда и на яву.

– Как прошло сегодня? – сразу же спросил Кар.

– Сегодня отчистила три сегмента, и привела их в относительный порядок.

– Ты начинаешь расти, – хмыкнул Кар, раньше ты могла только уничтожать поврежденные сектора, а теперь уже начинаешь отчищать сектора и наводить в них порядок. Скоро ты станешь настоящим дементором.

– Тем чем я сейчас занимаюсь, точно не дементоры делают, я наоборот лечу дементорские штучки, так сказать антидементор.

– Ну, это как посмотреть. Лучший вор это следователь, лучший убийца – врач и так далее. 

– Оно может и так, но создавать такие кошмары мне еще не по плечу.

– Ты просто даже не пробовала это делать.

– Я и не собираюсь даже пробовать заниматься таким.

– Тут надо не умение, а желание и очень сильно любить это дело, как бы извращено это не звучало. Но ты права не надо этим заниматься Юрий не поймет.


Глава 24

Дааллба Ан-Саонкаан Иш Шапаарба член совета Конвента по безопасности, опять сидел на малом собрание Конвента. Они только что приняли специальные препараты и главный распорядитель смотря на свой монитор, куда стекались данные, готовился к началу рассмотрения срочно возникших проблем. Наконец показатели всех вышли на максимально эффективный уровень и он кивнув головой начал передачу всех данных на нейросети участников. Даалба уже был в курсе событий в системе Проон, которое в последнее время стала его основной головной болью, но все же принял документ, который сам и составлял, а вдруг кто-то внес изменения, как уже не раз бывало. Просмотрев документ по диагонали, и не нашедши правок он успокоился и стал ждать, так сказать прений. 

Прошло минут тридцать, прежде чем накачанные стимуляторами мозги членов собрания обработали информацию и были готовы к диалогу. 

– Уважаемый Дааллба Ан-Саонкаан Иш Шапаарба, вы в конце документа вставили свои выводы по сложившейся ситуации. Тем самым заведомо пытаетесь настроить всех членов Конвента решить дело в вашу пользу, – как всегда начал брюзжать его вечный соперник Соони Ис-Каокун Их Браапаш, отвечающий за отдел соблюдения традиций и чистоты крови.

– Уважаемый Конвент, это дело, как я и указывал вам ранее, было уже открыто, все события, что произошли в системе Проон, звенья одной цепочки. Одна из моих боевых групп, что вела там расследования, кстати, в ваших интересах лер Соони Ис-Каокун Их Браапаш, все как один написали в выводах об этом, додаток четыре предоставленного вам документа, – Даалба специально обратился к Сони военным титулом, тот никогда не был военным, но ему, почему-то нравилось это обращение. А тут дело было достаточно важное, чтобы вступать в дискуссии с этим словоблюдом.

– Я понимаю важность этого дела, но все же это нарушение традиций, а я, как вы знаете блюду их соблюдение и все же не смотря на ваши заслуги, впредь попрошу не нарушать протокол документов рассматриваемых в Конвенте. Потому что если мы члены Конвента не будем их соблюдать, то как мы сможем заставить их соблюдать молодых эльфов. Сейчас…

– Это больше не повториться, – перебил его Даалба, потому что если этого не сделать сейчас, то данная тирада о молодежи, а он таких считал всех эльфов моложе пятисот лет, то это могло затянуться на полчаса, а то и дольше.

– Вот вы…– возмутился было Соони, но натолкнулся на взгляд председателя малого совета Конвента по безопасности Киирару Мо-Гнони Аш Хабазия, бодрого старичка, одного из немногих боевых генералов, что заседали в Конвенте. Киирару славился не только тем, что подходил по возрасту к тысячелетнему рубежу, но и тем, что мог пинком выкинуть из заседаний Конвента почти любого.

Как только Соони заткнул рот, Киирару повернулся к Даалба и поощрительно кивнул.

– Итак леры, продолжим. Как я уже докладывал, все что произошло в системе Проон, все подчинено одной задаче, дискредитации нашего государства. Последние данные пришедшие из системы Проон, говорит о просто фантастической подготовке ко всем тем действиям, что там произошли и похоже закончились, но круги пошедшие от этих действий могут нам аукнуться в двойне, а то и в тройне.

Во первых, чтобы произвести такую подготовку, в системе должен был находиться шпион дроу. Так как в систему не допускались никто кроме проверенных эльфов, либо пленники, то выводы напрашиваются сами. С учетом расследования по наркотрафику, в эту систему все таки проникли элементы недостойные называться эльфами, и при этом они заняли достаточно серьезные руководящие посты, – после этого я специально, с вызовом глянул на Сори, ведь именно его протеже оказался по свои длинные уши в ункью. Тот естественно сник под моим взглядом, тем более еще и сам назначил это расследование, но надо отдать ему должное, он без колебаний отдал своего протеже на переработку, а то что он инициировал расследование отчистило его в глазах Конвента, мало ли кто в знакомых может ошибиться.

Если они могли пойти на сделку, ради денег ввозя наркотики на территорию Эльфийского союза, то так же могли пойти и на сделку с врагом. Сейчас в срочном порядке местными дементорами ведется расследование, повторно проводяться допросы всех причастных к наркотрафику. 

Во вторых, могли проникнуть внутрь систем и через пленников. Как оказалось, были одиночные случаи побега из охраняемых промышленных зон. Но местное начальство считало возможным скрыть данные факты и теперь после произошедших событий эти ниточки вообще утеряны.

Далее по порядку действий. В систему проникает корабль с новейшими системами маскировки. До этого момента был известен только один вид таких кораблей, это корабли тороноидов «Смерш». Зная возможности разведсети дроу, плюс возможность гоблинов совмещать разнообразные инженерные решения, могу предположить, что некий клан гоблинов получил такое задание и успешно с ним справился.

Корабль был прикреплен к обшивке старого транспорта и после появления в системе Проон отсоединился от так сказать носителя и используя маскировочные поля скрылся.

Имея пособников в системе и получив от них данные по космонавигации, они использовали одну из комет и серией направленных взрывов совершили диверсию, перенаправив ее на планету. Вследствие возникшей неразберихе, корабль проник на планету и освободил группу узников из разных рас. При этом были уничтожены около двух сотен наших граждан исполнявших свой долг до последнего.

Исходя из оставшихся тел, и данных из разрушенных лагерей, корабль оснащен отсеками гибернации. Корабль достаточно компактный и просто не мог вместе такое количество пассажиров и грузов, а значит, они продолжают движение в замороженном виде.

Далее, была произведена вирусная атака на системы управления флота, а это опять могло произойти при наличии достаточно высокопоставленного администратора в системе. Взломать кода и антивирусные программы не такое быстрое дело даже при наличии данных. А значить все эти данные были получены заранее, что автоматически ведет нас к наличию предателя.

Корабль, под прикрытием вирусной атаки и используя свои возможности, покидает систему. Группа крейсеров, отправленная за ним в систему Лиин 143, теряет его в этой системе, имея незначительный боевой контакт. По тревоге был поднят весь флот внешних систем. Используя данные по возмущению метрики гиперполя, мы знаем, что корабль не ушел с территорий эльфийского союза и сейчас затаился в одной из систем в окрестностях системы Лорника.

Корабль необходимо перехватить, иначе существа выкраденные из промышленных зон, могут рассказать о том что там происходит, и тогда последствия для нас будут катастрофичными.

– Что вы предлагаете?

– Мне нужен карт-бланш, на использование «бк ССК»

– Я думаю, что все понимают серьёзность ситуации, и прения по этому вопросу излишни, – окинув всех взором своих зеленых глаз Киирару.

– Так же предлагаю, откомандировать в ваши группы по одному дементору из внутренней безопасности, – продолжил он, – и эскадрилью курьерских суден «Валалинта». Так же специальным распоряжением вы можете в любой момент использовать любые силы Космического флота и Научного сектора. Кто против?

Естественно ответом ему было молчание, на памяти Дааллба, это было самое короткое заседание Конвента. Все-таки старый хрыч мог организовать все дела и иметь его в союзниках очень выгодное дело.


Феергер вышел из кабинета советника достаточно озадаченным, они только вчера прибыли из системы Проон и их опять направляли туда. Единственная проблема заключалась в том, что им подчистили память и теперь они только знали, что работали в системе Проон по заданию Конвента в какой-то очередной секретной миссии. За десятки лет службы на этой должности он уже привык, так сказать к служебным провалам памяти, но для новичков это было немного необычно – тебя хвалят за отлично проделанную работу, но ты абсолютно не помнишь за какую.

Его новый сотрудник Кееонр, достаточно хорошо вписался в группу, возглавив отдел аналитики. Где его откапал отдел кадров, но он был хорош. За то время что он возглавлял группу, она превратилась в достаточно боевое подразделение. Раньше эта группу называли просто анналами, от названия группы аналитики. Но еще и в насмешку, что в остальном они были как беспомощные котята. В основном их набирали из гражданских учреждений и к космосу и вообще флотской жизни они мало были приспособлены. Но этот Кееонр, буквально весь перелет от системы Проон третировал свою группу. Постоянные тренажи, неожиданные тревоги, занятия в спортзале и даже теоретические занятия в классе буквально не оставляли времени больше ни на что кроме сна. И теперь постоянные объекты неприятностей на корабле превратились в какую-то непонятную смесь боевиков-умников.

Если раньше страшно было смотреть на их опухшие от постоянных пьянок и гулянок лица, обрюзгшие от постоянного сидения тела, то теперь это были подтянутые молодые эльфы с живыми глазами. Правда не всей группе это нравилось, и парочка объектов написала рапорта на перевод в другие подразделения. Естественно я их не удовлетворил, я с этими маменькиными сынками сам промучился, и теперь не хотел этот балласт спихивать на кого-то другого.

Да такой кадр, стоил много и Феергер был благодарен тому кто в системе Проон поставил его в эту группу. обычно такого человека нужно было выискивать. Потом уговаривать его прийти в группу, а потом еще вести целую войну с его бывшим начальством. Хороших кадров найти было тяжело, а тут его направили в группу сверху. Наверное, Илуватар услышал его молитвы и сделал такой подарок.

Кееонр получил файл из сети и посмотрел данные по нем. Во первых его удивил объем файла. Даже в сжатом виде это был довольно большой объем, во вторых отправителем был он сам. Пытаясь вспомнить, когда это он отправлял сам себе сообщение, он немного смутился, он такого не помнил. Но вообще было много странностей. Первое это то, что он стал офицером еще и начальником группы аналитиков в бк ССК. Насколько он помнил, то в его планы не входило ставать офицером, он должен был получить уведомление о переводе и перевестись к последнему месту службы, после которого он должен был быть демобилизован. А тут такой финт.

Еще когда они летели сюда, у него закрались эти сомнения в реальности происходящего, плюс к этому абсолютная чистота памяти по поводу последних двух недель, когда он и стал офицером.

Естественно он проверил код сообщения и удостоверился, что это действительно он отправил сообщение и судя по дате в последние дни которые выпали из памяти. Когда нейросеть начала распаковывать данные то оказалось, что фактически это видеотрансляция снятая его же нейросетью всего того периода. 

– Понятненько, кажется, я знал, что кое-что забуду и подстраховался. А то ведь так можно и с катушек съехать. А теперь есть шанс разобраться, что это за процедуры секретности, о которых мне говорил Феергер.

Кееонр поудобнее устроился на кровати и решил посвятить всю ночь просмотру видеофайла.

Уйти из системы оказалось довольно простым делом, и уже через четверо суток корабль выскочил в системе Этайкмеет. Все это время Клиина решала кого выбрать из ее замороженных товарищей в отряд, но в конце концов пришла к Урчану с предложением взять отряд этого Юрия. К этому решению ее подтолкнуло антипатия к Натире, Клиина боялась, что та не послушает этого тролля, а Юрия здесь не было. И второе она не знала, как будет объяснять тем проснувшимся, что дроу на данном этапе их друзья, эту задачку она оставила на своего братца, который на данном этапе где-то пропадал на Диком континенте.

Та дроу, что была немного не в себе, хотя этот эпитет можно применить ко всем дроу, но эта выделялась даже среди них, сказала. Что Юрий жив, дала точные координаты его нахождения на планете, но больше никакой информации не выдала. Либо из врожденной вредности, либо дементоры ее действительно так сильно сломали, что она не может долго фокусироваться на одной задаче. При этом Натира, старшая истри этого хуманса, готова была задушить ту, но едва сдерживаясь уговаривала ту как ребенка попробовать еще. Живя с ними на корабле, Клина все больше удивлялась этому экипажу, он не подпадал ни под какое описание, это была как бы и семья и совсем не похожее на нее. Группа существ единомышленников, но они такие разные, что и это просто не укладывалось в голове. Но это группа существовала и никогда не сорилась, все высказывалось сразу в лицо и обговаривалось, даже дроу вели себя так же, а это уже вообще, ни в какие рамки не влезало.

Но все это привело к тому, что пришлось пользоваться боевой командой этого хуманса, который и возглавлял этот полуэкипаж, полусемью. Естественно группу которую он отобрал, тоже была пестрой. Тролль, он решил сам командовать штурмовой группой. Парочка орков, судя по всему братьев, они постоянно были вместе, как бы отделяя себя от других. Поури, полурослик, хуманс, достаточно мелкий и это вызывало удивления, как он мог попасть в абордажную команду, хотя если сравнивать с двумя предедущими персонажами то нормально. Естественно она сама, одна из дроу, как я понял сестра Натиры, саму Натиру тролль не пустил и вообще оставил на базе вместе с ее отцом. Еще парочка людей, которых недавно освободили на планете, но они понравились Урчану и два гоблюка и кобольд.

Урчан посчитал, что такого количества будет достаточно, для взятия под контроль небольшой базы шахтеров. Коих в этой системе было достаточно много. План был простой, так как система была одна из центральных, то проблем с выбором жертвы не должно было возникнуть. Тут никто не прятался и поэтому обнаружить и подойти к таким минибазам, было легко. Затем скрытно подбираться к самой базе на этом корабле и высадка. Ах да еще этот кобольд обещал аккуратно заглушить связь, но не на долго.

И вот этот странный корабль спокойно подходил к одной из таких баз, добывающих воду во внешнем поясе. Вообще на таких базах экипажи составляли не более десятка, и считались максимально примитивными, но на этой оказалась аппаратура гиперсвязи, что если честно удивило Клиину. Просто смысла не было никакого в этой аппаратуре, но за свою жизнь она видела многое и сильно не придала, ни какого значения.

Все шло как по нотам. Пилот вплотную подвел корабль к базе, и было даже удивительно, что обитатели этой базы не увидели его, ведь достаточно было взглянуть в любой иллюминатор. Затем боевая группа начала свое выдвижение. Связь пропала, а нейросеть выдала сигнал автономной работы, похоже, этому кобольду удалось заглушить сигнал.

Из открытых шлюзов рванула штурмовая группа. Через тридцать секунд был уже вскрыт первый аварийный шлюз, и внутрь базы вошла первая тройка. Еще через минуту с этой задачей справились все. Я вплыла на базу крайней и сразу услышала пальбу. Меня это удивило, с учетом того, что вся штурмовая группа была проинструктирована и должна была использовать только станеры или парализующие иглы. Но звук кинетических оружий перепутать было нельзя, а с учетом, что вся связь была вырублена узнать, что все-таки случилось, было нельзя. У меня тоже был игольник, и я все же решила его вытащить из кобуры. Впереди появился контур подсвеченный зеленым, он быстро махнул мне рукой и побежал вперед по коридору. Буквально через минуту мы оказались в центре связи и он кивнув головой предложил мне заняться делом, а сам занял оборону на входе в рубку.

У меня все было готово и я только активировала гиперсвязь, повезло, что пароля на вход никакого не стояло, хотя мы были готовы и к такому. Я вставила кристалл, на котором уже все данный были внесены и я махнула рукой своему провожатому. Тот кивнул в ответ. Затем из кармана скафа достал непонятную штуковину и нажал одну единственную кнопку. По кораблю раздался противный свистящий звук, буквально доводящий до тошноты. Через пять секунд нейросеть показала, появление сети, я нажала кнопку и передача ушла. У меня было всего пять секунд, именно столько я запросила на свою часть работы, но мне хватило и двух. Ровно через пять секунд связь опять пропала, я кивнула своему провожатому и мы побежали в обратном направлении.

Еще через пять минут наш крейсер осветив космос яркой вспышкой отошел от базы и включив маскировку направился к району прыжка в систему Калионтоо. Если бы не непонятная стрельба, то сама операция прошла успешно, но как мне сказали потерь среди «наших» не было, хотя кое кого пришлось приложить по настоящему.


Глава 25

Сходка перешла в фазу скандала. Появления принца, когда его уже списали, было неожиданностью. Весь так сказать бизнес был попилен, и сейчас принималось решение. Решение, правильное решение, было только одно, принц воров должен был быть окончательно убран из списка живых. Но все понимали, если он смог выбраться «Оттуда», то значит, последствия не заставят себя ждать.

И вот сейчас восемь бонз решали эту проблему, ну как сказать решали, сейчас переговоры находились в стадии обвинений. Все обвинения сводились к тому, что его нужно было убирать год назад не через службу безопасности, а своими силами. А теперь было неизвестно, как он выбрался с планеты тюрьмы, откуда до этого вообще никто не возвращался. И тут было два варианта, либо он пошел на сотрудничество с СБ и тогда им всем сейчас покупали билет на ту планету, либо у него все таки очень влиятельные знакомства и тогда их ждала затяжная война, принц не умел прощать обмана и измены.

Многие знали характер принца и достаточно были уверены что на сделку с СБ он не пошел, но и дементоров службы недооценивать было нельзя. Все эти мысли пронеслись в голове Шкаабарды, который и организовал эту сходку. Он среди этих олухов был самый старший, можно сказать даже древний, его жизненный путь уже успешно подходил к тысяче лет. И так как со здоровьем у него все было отменно, не смотря на бурную жизнь грозного пирата, он собирался прожить еще лет пятьсот, но вот принц мог этого не позволить.

Наконец децибелы в кают-компании начали падать и все взяли таймаут, подбирая либо обидные эпитеты, для своих оппонентов, либо вспоминая прошлые обиды, которые были еще не выплеснуты на них. По мнению Шкаабарды, время как раз наступило для того, чтобы направить разговор все-таки в нужное русло.

– Ну, детишки проигрались и хватит. Главное, что принца видели, это точно был он, а значит размахивать тут руками и обвинять кого-либо бесполезно, надо готовиться, готовится серьезно, ведь у нас у всех рыльце так сказать в шнорше, – Шкаабарды, специально использовал орокуэнское словечко, так сказать стиль космических оторв, а эти орки были самыми лучшими в данном аспекте космических приключений.

– Принц прилетел с каким-то хумансом, кто его видел, то сказали, что этот индивид точно не заканчивал никаких академий благородных дев. Не смотря на то что он дунаданец, вел себя как дикарь орокуэн и говорил со соответственным акцентом. Экипирован он тоже был заметно. Не у каждого хуманса есть скафы серии «Пивафи», а значит, что он водился с дроу, а они хорошему не научат. Из этого можно сделать вывод, что принц нанял дополнительно кого-то со стороны.

Не будем вдаваться в подробности, как он вырвался, у нас сейчас насущная проблема, как нам сохранить свои шкуры. Сейчас он скрылся на планете, скорее всего, рванул под крыло своей мамаши, и там мы его точно не достанем. Но рано или поздно он оттуда выберется и тогда нам его нужно встретить.

– Может он все же сгорел в атмосфере?

– Я бы на это не надеялся. Он и раньше проворачивал разные фокусы, когда его враги уже начинали праздновать его смерть, а он приходил на их вечеринку собственной персоной и доходчиво доносил до их сведения, как они были не правы.

– Может устроить праздник и подождать его, естественно, подготовившись?– раздался наполовину гогот одного из молодых бонз.

И тут тишину нарушил сигнал боевого базера. Все сразу же повскакивали и ощетинились оружием, холодным оружием, так как остальное находилось в специальном сейфе.

Шкаабард вслушался в радиообмен и не мог понять, что случилось. Его охранники буквально таяли на глазах, а блокпосты, установленные на станции, захватывались чужаками с большой скоростью. Вскоре по данным нейросети, чужаки контролировали все важные секции станции, буквально разнося все автоматические защитные системы. Затем наступило затишье и минут десять ничего не происходило.

В это время все получившие данные от систем станции ждали своей смерти. Группа атаковавшая станцию была разношерстной, но на некоторых были замечены скафы «Пивафи», что напрямую связывало эту группу с товарищем принца. Секунды тянулись как дни, но смерть к ним так и не пришла. Через некоторое время станция также быстро была освобождена, и чужаки исчезли на каком-то странном корабле, исчезнув с датчиков, сразу после начала движения.

– Иняа симпета, – прошептал один из застывших в кают-компании эльфов.

– Мы тут все обшноршились,– в ответ сказал Шкаабард, – принц походу прислал нам зеленую метку.

– А сам не зашел, так как мы не праздновали,– нервно засмеялся шутник, предлагавший устроить такую засаду.


Кееонр был просто в шоке. Его не ввела в шок не сама информация, хотя и она заслуживала огромного внимания, а то как с ними поступили. Начисто стереть все воспоминания о выполненной работе и только помнить, что ты ее выполнил хорошо, его это не устраивало. Он опять понял, что вооруженные силы не его стезя, а теперь еще и Конвент ушел из его списка фаворитов.

Первое, что он сделал, это просмотрел контракт на условия разрыва и понял, что попал. Попал конкретно и фактически пожизненно, до самой смерти. После этого он ушел в прострацию на полчаса, в голове просто возник вихрь, вихрь мыслей. Но не одна не определялась и не застревала перед глазами, чтобы оформиться в какое-то действие.

Он понял, что со своим характером он точно не сможет продолжать служить Конвенту. Но и бросить службу было уже нельзя, по крайней мере живым. Кееонр направил в сеть несколько запросов и ожидая ответа отправился в столовую, аппетита не было, но самодисциплина заставляла его принимать пищу, спать положенное время и ежедневно выполнять положенный моцион. Когда он уже заканчивал завтрак пришел вызов от его непосредственного начальника. Пришлось сразу идти к нему, похоже, их группа опять нужна была Конвенту.

– Кееонр, задание особой важности. Неизвестный корабль, совершил посадку на планету Проон 3, а затем использую вирусную атаку на сервера флота защиты, покинул планету и систему Проон. Корабли, отправленные за ним в погоню его потеряли, но есть огромная уверенность, что этот корабль с очень важной и секретной информацией на борту не покинул наши территории. Сам корабль обладает совершенной системой маскировки, предыдущая группа которая вела расследование это обнаружило, но считалось, что корабль погиб и дело было закрыто. Сейчас это дело передали нам и всю информацию от предыдущего расследования тоже передали нам.

– А почему это дело не оставили той группе, что уже вела расследование не отдали его, – задал провокационный вопрос Кееонр, он фактически знал ответ. Но ему было интересно, что навешали на уши его командиру.

– Наша группа лучшая, а предыдущая не справилась, не разглядев теракт, как отвлекающий маневр.

– Понятно.

– Сейчас тебе на рабочий комп придет вся информация, проанализируй ее в в своей группе и сделай выжимку. Нам под поиски этого корабля выделили кучу ресурсов, фактически сняли все ограничения, но от нас ждут результата. Но сейчас нужно эти силы приложить, и желательно в правильном направлении.

– Разрешите приступать к работе?

– Да, – с удовлетворением подтвердил Феергер, довольный своим новым начальником отдела аналитики. 

Кееонр направился в свой кабинет, параллельно вызвав весь свой отдел на совещание. Ему не нужно было много времени разобраться в чем проблема, тем более он этому посвятил всю ночь и теперь он раскручивал свою нейросеть, необходимо было поставить задачу своим подчиненным, чтобы они не теряли времени.

Понятно, что им продеться всем дать на анализ документы, что прислал ему шеф, но и от себя нужно поставить задачи, чтобы не было потери времени, он приблизительно уже знал многое из того, что ему придет, оставалось только сопоставить эти две информации и определить, что скрыли от нас секретные службы Конвента.

Он собирался пока работать на Конвент, честно работать, но теперь он просто был уверен, что необходимо «рвать когти», но вот куда, этот вопрос пока стоял на первом месте, вторым вопросом было уже как это сделать, но сначала нужно было определиться с основной конкретной целью.

До сбора подчиненных оставалось еще час времени, и Кееонр решил в ускоренном режиме просмотреть документы от «шефа». Оказалось, что скрыто было мало, так не указывались потери от теракта и способ проникновения корабля в систему. В частности используемого им приема с использованием старого грузовика. Но все возможные тактико-технические данные, даже те которые Кееонру были неизвестны, были предоставлены, даже оптический вид корабля, с одного из спутников, разбросанных по системе Проон. Далее указывались данные по погони и естественно уже проведенные меры по поимке данного космического судна.

Он откинулся в кресле, переваривая всю эту информацию. Получалось, что некая группа, скорее всего нанятая дроу, разработав многоходовую операцию, устроила грандиозный теракт с целью проникновения на планету. Теракт был не основной целью, а маскирующей, основное дело было на планете и они его сделали. А затем, используя очередной фокус, ускользнули из системы. Значит, главная задача узнать основную цель этой команды, а затем уже по появившейся ниточке попытаться распутать весь узел. Опять же нельзя исключать предательства, хотя в это мало вериться, но все же сломать систему флота обороны достаточно тяжело, хотя при наличии гениального хакера это не проблема, а это еще одна ниточка. Ну, вроде все понятно, на первое время задачи ясны. 

Юрий уже почти неделю двигался поэтому чертовому экзотическому парку. Не смотря на возможности скафа, за сутки ему удавалось пройти не более трех сотен километров. С возможностью скафа двигаться как гоночный автомобиль, в местных условиях это оказалось просто невероятно сложно. Болотистая местность с просто огромными по сотни гектаров трясинами, в придачу заселенными всякой нечестью, у которой не хватало мозгов оценить степень возможностей скафа. Постоянная борьба с трясиной, местным зверьем буквально вымотала Юрия за двое суток. Системы скафа уже на следующий день после посадки, начала его прокачивать разнообразными стимуляторами. 

Сон тоже не давал отдыха, так как ночью приходилось тоже быть начеку отбиваясь от местных ночных хищников, размеры которых иногда превышали его в несколько десятков раз. Даже ночевка на дереве не дала результата, нашлись и там хищники, которые были не прочь полакомиться его тушкой, невзирая на абсолютно невкусную скорлупу скафа.

Попытка отведать мясо местных животных тоже закончилась плачевно. Когда уже было все приготовлено и я убрал головную часть скафа меня укусила какая-то мелкая тварь, а затем буквально в течении пяти минут моя аптечка буквально впрыснула в меня убойный коктейль антитоксинов, от которого я вырубился на полчаса. Когда очнулся, то все что я приготовил, было съедено и растащено «мелкими», с мою ладошку насекомыми, немного похожими на муравьев.

Планета оказалась максимально не гостеприимной. Чтобы делал Юрий если бы попал сюда без этого скафа он не знал. Да он знал основные приемы выживания, почти в любых климатических зонах земли, но тут против него выступала местная флора и фауна, отличающаяся агрессивностью и зловредностью. 

Калиин продолжал быть в искусственной коме, о чем свидетельствовали символы на внешнем дисплеи скафа расположенном на лобной части шлема. Скаф фактически перевел его в режим гибернации, уменьшив до максимального состояния всю его жизнедеятельность. Но через затемненную прозрачную часть шлема видны были заострившееся части лица, что не говорило в пользу его здоровья.

Но не это беспокоило его, а дальнейшие действия. Ну, выйдет он на берег океана, а дальше? Системы его скафа не позволяли связаться с его кораблем, а так называемый тиберниум только один раз включился, чтобы запросить координаты, и его состояние, причем сделал он это напрямую у искина скафа. Об этом сообщила уже моя личная нейросеть, а мои попытки работать через него он отвергал, ссылаясь на недостаток необходимых баз и навыков. 

Вот и получалось, что все его действия пока ограничивались только «добраться до океана». А дальше, дальше что-нибудь придумаем, или что-нибудь случиться. Вот так вот на «авось» пока что получалось действовать.


Глава 26

– Эленти мы на месте, сигнатура нейтральна но тень-сканер показывает следы.

– Сколько?

– Один.

– Странно, продолжайте движение.

– Наши действия при обнаружении?

– Статус живой, а дальше посмотрим.

Одна из теней, проявляющаяся как колебание воздуха, двинулась по едва заметной тропки, что осталась за прошедшим день назад существом. Фактически местная флора уже полностью скрыла все последствия продвижения этого объекта, но очень чувствительная поисковая аппаратура и мощный вычислительный анализатор показывал довольно устойчивое направление и это было достаточно главному следопыту ведущему группу захвата.

За ним, также подсвечиваясь только колебаниями воздуха, пошел полный десяток отряда лесных рейнджеров оснащенных по последнему слову техники Содружества. Фактически жертве их поисков уже ничего не светило, сбежать или тем более победить их, у кого-либо не было шансов. 

Еще через час они фактически нагнали цель, которая даже не предполагала об их существовании и начали маневр охвата. Еще через пять минут, цель была фактически окружена. Один из бойцов расчехлил и начал настройку снайперского станера, который даже в густом лесу мог вырубить крупную дичь. 

– Первый, у него странный скаф, и странная конструкция на спине, передаю видеоряд.

Командир группы получив данные видеоряда и обработав его получил странную сцепку из двух скафов, причем один из скафов был опознан как распространенная модель дроу, а второй явно изготовлен эльфами.

– Эленти, он не один, – передал он по рации.

– Вы же полчаса назад говорили, что он один.

– Вам лучше увидеть самой, получите видеоряд.

Прошло секунд тридцать, прежде чем пришло сообщение от госпожи.

– Есть ли кто живой в эльфийском скафе?

– Энергетическая сигнатура показывает минимальное потребление, похоже, что находящийся во втором скафе очень тяжело ранен.

– Постарайтесь взять их максимально толерантно, чтобы не один волос с их голов не упал.

– Принял эленти, – задача усложнялась, но не сильно, просто снайперу нужно было сейчас рассчитать мощность парализующего луча.

– На позиции, цель захвачена, – доложил снайпер.

– Вариант, «нежный», внес корректировку командир группы.

– Принял, даю отсчет.

Командир переключился на камеру со скафа снайпера и наблюдал, как прицел, наведенный на цель, сначала укрупнился, а затем нацелился на шею, стараясь парализовать только опорно-двигательную систему.

Все захват цели прошел и теперь луч станера коротким импульсом должен был обездвижить цель. Отсчет дошел до нуля и в этот момент цель упала.

– Он ушел,– доложил снайпер, – он упал до выстрела.

«Как» пролетело в мозгу у командира он точно видел как отсчет совместился с нолем и его должно было вырубить, но не верить снайперу он тоже не мог, с ним он уже работал больше полувека и тот никогда его не подводил. 

– Всем приготовиться. Начали сближение, – отдал он команду, а сам начал просеивать все пространство своими сканирующими приспособлениями.

Похоже, его скаф тоже обладал рядом маскирующих систем, так как обнаружить его не удавалось. Получалась интересная игра, невидимку ловят невидимки.

Опять на первое место в их группе вышел следопыт, на его скафе было установлено специализированное оборудование, и даже невидимки не должны были ускользнуть от него, все оставляли следы.

Кольцо очень медленно сжималось, и ему уже некуда было деваться. Но то что он уже почувствовал засаду говорило о многом и командир участвовавший во многих таких операциях не расслаблялся, как и его команда.

Неожиданно один из его людей резко хакнул и буквально перекатываясь по кустам зарычал. В оптическом режиме это можно было увидеть только по сминающимся кустам, на котором происходило все действие. Недолго раздумывая, командир установил широкий луч станера и накрыл им довольно обширную площадь. Шевеление прекратилось и все, медленно соблюдая осторожность, подошли к этому месту. Командир централизовано дал команду на снятие маскировки, и они увидели презабавную картинку. Даже парализованный, их товарищ крепко удерживал нечто пытающееся подстроиться под окружающий фон. Слава Илуватару, что парализовало сразу всех, а то при таком уровне маскировке, тело цели пришлось бы искать долго.

– Эленти, дело сделано, вызываю транспорт, заход по лучу.

– Осложнений не было?, – задала она неудобный для командира группы вопрос.

– Были, но мы успешно их решили, коротко отрапортовал он.

– И?

– Пришлось нашего бойца вырубить тоже, других вариантов мягкого захвата не было.

– Ну и отлично, везите их ко мне.

– Принял.

Через десять минут над головами завис грузовой флаер и группа упаковав три тела начали погрузку, используя лебедку. Еще через десять минут, флаер включив режим маскировки, уже мчался над бесконечным зеленым морем дикого континента, лететь до базы им было еще два часа, а пока все могли спокойно выспаться. Очередная задача была выполнена, и теперь можно было рассчитывать на премиальные, которые у эленти всегда были щедрые, как и наказания за плохо сделанную работу.


Юрий открыл глаза и тут же с легким едва слышным шелестом у него над головой начали раскрываться как лепестки тюльпана прозрачные сегменты крышки. «Медкапсула»,– пронеслась в голове, «навороченная до ужаса», по крайней мере, вот так сразу определить какого производителя и какой серии он не мог.

Он сел, взявшись за удобные края нижнего сегмента капсулы, и осмотрелся. Рядом стояли еще парочку медкапсул, но занята была только соседняя, и сквозь прозрачную крышку было прекрасно видно лицо Калиина. Да эльфы все таки чертовски красивы, даже сейчас с смертельной бледностью он скорее всего выглядел красивее чем та же Белоснежка из сказки. Как только он занял сидячее положение, боковой сегмент медкапсулы опустился, и теперь вообще без всяких акробатических ухищрений можно было вылезти из нее.

Скинув ноги он обнаружил рядом с капсулой небольшой пуф на котором был аккуратно сложено его белью и легких скаф, даже скорее комбинезон, нежного зеленого цвета с необычным орнаментом виде веток с листьями. «Ну одно стало известно я у эльфов, осталось только узнать у злых или добрых. Или лучше, наверное, так наших и не наших». Ну наличие одежды подразумевало, что в нее необходимо облачиться, и отсутствие живых существ не было этому препятствием.

Как только он застегнул молекулярную «молнию» неожиданно появился проход. Скорее всего, дверь открылась недавно, но из-за шуршания одеваемого комбинезона он не услышал шипения открываемой двери, слишком тут все работало просто идеально. Опять же строя логическую цепочку его приглашали направиться в проход, и попасть в какое-то помещение, где все и станет ясно. Коридор оказался длинным, но в конце него была открытая дверь, единственная открытая дверь, остальные были визуально закрыты, а проверять так ли это в реальности мне показалось плохой идеей. 

Открытая дверь вывела меня в довольно большой кабинет, можно даже сказать конференц-зал. Как и ожидалось там кроме охраны, за достаточно большим столом сидела хозяйка. Сначала даже подумалось, что это Клина, но глаза, глаза этой эльфийки выдавали тысячелетия. Вот как им это удалось, ведь перед ним сидела девчонка, ну максимум двадцатку дашь и то из-за слишком уж шикарной, полностью сформировавшейся фигуры, ан нет глаза говорят, что ты перед ней даже не мальчик, а так младенец.

– Здравствуйте Юрий, – голос у нее тоже был завораживающий, от звука этого голоса уже хотелось упасть на колени и молить ее не замолкать. Теперь Юрий понимал всех остальных, эльфы действительно могли командовать всем содружеством, наверное, только тролли могли противопоставить себя этим бестиям, да и то терзают смутные сомнения, скорее всего все мужское население содружество перед такими вот стервами могло только бессвязно мычать и пускать слюни. Ах да вежливость, а то точно прослыву каким-то орокуеном диким, а вообще и неудивительно, что виду себя как идиот, нужно собраться.

– И вам доброго здоровья, silsilme cuile voro elenti,– низко склонив голову ответил я, примерно догадываясь кто передо мною, хотя наверное даже уверен в этом.

– Аtan, вы изучили наш язык? Или это так сказать необходимый минимум?, – чуть скривив уголки губ в так сказать зарождающейся улыбки спросила она. Атан, человек, и не просто хуманс, а уважительная форма обращения к человеку, это так сказать уже дает некоторую надежду.

– Да. Ваш сын был так любезен, что дал мне базы знаний квения и синдари. Но сразу попрошу прощения, после адаптивной процедуры у меня несколько грубый акцент.

– Да твой голос напоминает рассерженного морко, и скорее адаптация происходило под орокуэнский язык. И если вы позволите, то напрашивается вопрос, зачем дунаданцу так перестраивать голосовые связки.?

– Я орокуэн, юридически, в Содружестве у меня больше нет никаких так сказать, прав, кроме орокуэнских, я с дикой планеты, не входящей в Содружество.

– Странно и необычно. С вашими данными, вы могли легко стать представителем любого человеческого образования, а некоторые планеты дали бы вам сразу допуск к государственному управлению, а тут такой выбор «оркос»…, – чуть даже брезгливо, закончила она свою речь.

– Так сложились обстоятельства. Снагу было не выбирать. 

– Почему же вы после получения орокуэнского гражданства не приняли другое, вам бы ни кто не отказал, скажу даже больше, даже эти старые alasaila из конклава разрешили вам принять эльфийское подданство. 

– Мне об этом говорили, но не смотря на мой первоначальный статус, в котором я пробыл меньше двух месяцев, орокуэны отнеслись ко мне доброжелательно и резона менять подданства я пока не вижу. Меня пока все устраивает.

– Но ограничивает, как орокуэн, вы не можете посещать ни миры эльфов, ни скорее всего и миры гномов.

– Во первых оставшихся миров тоже довольно много и чтобы посетить только их нужно две жизни. А во вторых в мирах эльфов я уже есть, и думаю, что и гномы меня примут.

Ее звонкий смех прожурчал как весеннее журчание ручейка и я еле сдержал себя, чтобы не захихихать как идиот пытаясь составить ей компанию. Держаться только держаться, я удержался от психологического воздействия дроу, надо и от эльфов удержаться, хотя моя нейросеть не выявила никаких агрессивных действий в этом плане.

– Понятно, но позвольте задать вам еще один вопрос, перед тем как мы приступим к делу.

Естественно я поощрительно кивнул, ну как можно отказать такой женщине, особенно когда она просит такую мелочь.

– Ваша нейросеть, довольно необычна. Стесняюсь спросить, но неужто орокуэны, – последнее слово далось ей немного тяжеловата,– достигли столь серьезных успехов в изготовлении нейросетей, если учесть ее пороговый минимум, то это вообще дляя них должно быть почти невозможно.

Да похоже их медкапсула все отсканировала и никаких секретов в этом плане перед этой эльфийкой у него не осталось.

– Это нейросеть эльфийского производства, как она попала к орокуэнам, я не знаю, я ее купил. 

– Все страннее и страннее. Даже у нас такие, нейросети не продаются в свободной продаже. Что-то молодой человек вы темните, – уже даже без намека на улыбку спросила она.

– Как мне сказали на фирме, она никому не подходила, и держать товар не имело смысла. Они его пустили в продажу, иначе как вы думаете она оказалась у меня, бывшего снага.

– И за сколько вы ее купили, если это конечно не коммерческая тайна?

– Два миллиона,– не моргнув глазом соврал я.

– Тут я вам поверю, но вот откуда у бывшего снага такая сумма денег, наследство от бабушки?, – ехидно спросила она вперив свой взгляд изумрудно-зеленых глаз в меня, я даже поежился, создалось такое впечатление, что ренгеном тебя облучают.

– Я победитель ежегодных игр молодых шаракешей. Деньги так сказать достались с трофеев.

Она прищурилась и на несколько десятков секунд как бы выпала из разговора, затем ее взгляд опять стал ясным и она кивнула.

– Действительно есть такая информация, что в этом году выпуск офицеров их военной академии не состоялся, а это может быть только в одном случае, кто-то их всех умертвил на арене их диких игр. Это многое объясняет, хотя вопросы еще остаются и чтобы вывести вас из тени нужно время и естественно информация. Теперь, мы поговорим о вознагрождении. Вы спасли жизнь моему сыну и естественно это требует от меня как от матери благодарности вам.

– Давайте, мы подождем исцеление Калиина, и тогда все решиться все намного продуктивнее, так как договоренности по некоторым пунктам у меня были с ним, лично от вас мне ничего не нужно.

– Совсем ничего не нужно?, – лукаво усмехнулась она.

– Я женат… дважды!


Глава 27

Кееонр закончил читать отчеты своей группы. Картина начала проясняться с одной стороны и внесла тень с другой. Теперь было понятна цель команды этого странного корабля. 

«Обычная спасательная компания и для того чтобы вытянуть парочку дроу надо было уничтожить столько жизней эльфов. Но это, то понятно, война, тысячелетняя война и теперь нанесен был удар. Удар от тех, кого уже считали списанными со счетов. Естественно, что это была расплата за беспечность, хотя сказать беспечность для этой системы точно не подходящее слово, с таким кораблем можно было организовать серьезные неприятности даже на центральных мирах.

Но вот списки погибших охранников и работников эльфов, почти все тела обнаружены кроме четверых. Далее из лагеря исчезли все заключенные и кое какое оборудование и продукция. Заключенные… черт, они не могли все поместиться на этом корабле, даже если их заморозить, то они должны занять абсолютно все место и даже больше. Отсюда вывод, многие остались на планете и судя по всему где-то они спрятались и надеются на жизнь, а не смерть под долгой зимой, что сейчас бушует на планете.

Списки, разбиты по расам. Ага, вот как, среди освобожденных есть почти все расы, даже ренегаты эльфы в этом списки и их тел тоже нет, а это уже полтора десятка. Дроу, гномы, люди трех рас, эльфы, даже хафлинги есть. Что нам это дает?! Да ничего…

Ага, а вот лейтенант Каанцуар нарыл, все эльфы из одной группировки, взяты одновременно, обычные пираты. Но, вот одна из так называемых пропавших безвести является сестрой главаря этой банды. О Мандос, ну куда смотрела служба безопасности. Вот тебе и еще одна ниточка, она работала в службе связи базы, мало того была начальником группы и естественно знала все коды, вот и проблема так называемого хакера и предателя.

И что у нас получается? А получается у нас, что дроу завели себе такового вот агента, которому могли помочь взамен на услугу и спланировали операцию, в которой они и агента еще больше привязали, оказав ему услугу и своих повытягивали, а это еще двадцать дроу. Дальше что у нас, а у нас так сказать данные про этих родичей. Система Калионтоо, ага есть мать еленти Калиана одна из консортов этой системы. Она даже не отказалась от своего сына, как это делают остальные, узнавая, что их так сказать родичи ренегаты, а она нет. Интересная женщина.

А что у нас от других. Вот списки неопознанных нарушений метрики гиперпространства. Система Калионтоо, два таких случая, по предположениям аналитиков, вход и выход из системы, вроде все логично. Пришли в систему сбросили группу эльфов и опять ушли. Получается, что если мы возьмем эту семейку, то все равно корабль уйдет, а он главная цель. У него на борту очень важная информация и груз, который очень сильно навредит Конвенту.

Навредит Конвенту…, ладно обдумаю это позже. Дальше еще непонятные случаи, но где находиться этот корабль нас не приближает. И что мы можем предложить». 

Кеенор еще некоторое время посидел, обдумывая данные, и решил опять созвать свою группу, он нашел им задание. Прежде всего, нужна информация по происшествиям в системах, где были обнаружены непонятные нарушения метрики гиперполя, ну нам то они понятны, корабль использующий систему маскировки.

Почти суточный сон привел меня в полный порядок, а медитация в их огромном саду камней вообще привела в состояние близкое к абсолютному могуществу. После медитации просто оказалось необходимым, сбросить лишнюю энергию и дроид приставленный ко мне без проблем организовал мне занятие в спортивном комплексы этого дворца. Так же он нашел спарринг-партнеров из числа охраны дворца.

После небольшой разминки в стили первоначальных кат и боя с тенью, я готов был к так называемым спаррингам. Но и так сказать мои партнеры тоже разминались, причем делали это тоже достаточно профессионально. Так искоса наблюдая за ними стало понятно, что это никакая не охрана. Взгляд у этих «ребят» был острый, как будто привыкший смотреть не на мониторы охранного периметра, а в прицел. Движения все были резкие выверенные и не в спортзалах, а в реальных схватках, которых наверное было немало сотен, так как из этих движений вообще выбросилось все лишнее, максимально экономно и эффективно.

Эта еленти оказалась той еще пронырой, подсунув ему в спарринге настоящих профи, так сказать волкодавов. Это ему напомнило тот памятный первый бой с Лайцбрингером и шаракешом Заггецом а именно испытанием. Ну, что же, сейчас я уже не тот наивный юноша, когда считал что может кого-то удивить. После уроков Урчана я теперь действительно могу удивить, даже таких вот мастеров, что возможно шлифовали свое мастерство сотни лет, единственно чего нужно опасаться так это их пси-способностей, но на это у меня есть своя способность, которая уже сейчас начала подавать признаки жизни. Естественно использовать для этого я решил свой вариант дайсе, тем более местный тренажер вообще был выше всяких похвал и воспроизвел их в совершенстве, как будто их данные уже были забиты в память компьютера, но возможно, скорее всего так оно и было.

Ну наконец все началось, зрителей как таковых не было, но я был уверен, что все снимается на головид, тем более приемника стояли даже не скрытно. Первым вышел достаточно молодой эльф с шпагой и дагой в левой руке. Классическая начальная позиция и столь же молниеносная атака в корпус шпагой. Я решил отбить выпад коротким, и в ответ нанес рубящий по опорной ноге, я не на что не надеялся, но все же. Дальше мы закрутились, так как мой противник уходя от моего удара начал заходить мне с боку, а его шпага, буквально как змея нанесла серию колющих ударов, от которых тоже пришлось уходить прикрываясь вакидзаси, а моя катана оказалась как бы не удел. Мой соперник очень быстро маневрировал, показывая чудеса гибкости и быстроты. Постоянно стараясь находиться у меня сбоку со стороны более короткого вакидзаси. Так могло продолжаться долго и толком бы не к чему не привело, этот эльф так же не мог достать меня, хоть и постоянно проверял мою оборону постоянными атаками шпаги держа дагу в отведенной назад левой руке.

Я увеличил вращательное движение и все таки перевел бой в нормальное фронтальное положение и теперь использую катану скорее как ограничитель закручивания нашего боя проводя уколы в сторону движения моего противника и заставляя использовать того для обороны шпагу. Наконец эта «центрифуга» начала замедляться и я наконец дождался его финта. Да я именно его и ждал, когда он разворотом вокруг тела резко сменит направление движение и окажется у меня с другого боку, когда моя катана, будет в кресте атаковать пустоту. Шпага пошла по кругу отбив атаку катаны и вытягивающаяся рука на полуобороте тела делала так называемый круг смерти, но я просто подкатился с обратным разворотом и моя вакидзаси подрезав ему ноги вошла в пах, при этом катана перешла в вертикальное положение, полностью прикрывая мое тело от рубящего удара шпаги.

Я остался на коленях, а мой противник рухнул закручивая парализованные компьютером ноги в неестественный узел. Естественно уже условно мертвым. Я бодренька встал и после того как моего противника оживили, кивнул ему предложив продолжить. Тот кивнул в ответ, но на ринг вышел другой эльф вооруженный двумя легкими саблями. Мне было как бы все равно, саблями владела моя истри и владела ими очень хорошо. В отличии от шпаг, против сабли я тренировался много. Да и как оказалось, владел он саблями так на твердую четверочку, мне хватило минуты, чтобы отправить его на пол ринга.

Как я и ожидал, это было мое тестирование, так после этого на ринг вышел третий боец. Довольно суровый дядька, и хотя на его слишком классическом мужественном лице не было не единого шрама, но чувствовалось сразу, что это настоящий боец с большим опытом смертоубийства. А вышел он с нагинатой. Тоже не неожиданное для меня оружие, Урчан часто применял его сам и в последнее время переучивал на него Володю, так что спарринги с этим оружием я проводил часто, но вот школы должны быть разными у троллей и эльфов, это уж наверняка.

Так оно и получилось, эльф буквально закрутил танец с ней и мне на данном этапе приходилось только защищаться постоянно отражая неожиданные выпады из вихря крутящейся нагинаты. Как он крутил это довольно громоздкое оружие так быстро непонятно, но на первый взгляд казалось что передо мной сплошное силовое поле. Этот бой чем то напоминал стену шаракеша Загеццы, и похоже что способ преодоления будет такой же. Только желательно выйти из зала не через медкапсулу.

В отличии от Загеццы этот воин не наступал а просто занял центр ринга и оттуда резко производил атаки заставляя меня крутиться вокруг него и удара в принципе были не такими сильными как у Урчана и их можно было принимать на прямое лезвие. Но подобраться к нему было тяжело, оставалось надеяться, что он тоже не железный и должен был устать и замедлиться, все-таки уже бой шел почти две минуты. 

Заканчивалась третья минута, а темп не уменьшался. А вот я уже начал чувствовать, что пульс у меня начал учащаться да и пот начал уже выступать и скоро польется ручьем. Так наконец-то включился мой дар, я как в замедленном видео увидел прямой выпад нагинаты в ноги, нагнувшись, заблокировал его катаной, затем нажал на него коленом и по древку с разворотом нанес удар вакидзаси в грудь. Точнее попытался нанести, оказалось, что какая-то сила буквально откинула меня к краю ринга, но мой дар не дал мне растянутся на полу, и я сгруппировавшись с перекатом встал в низкую стойку с отодвинутым назад вакидзаси.

Кинетик и с хорошей реакцией, пронеслось в голове, успел оценить ситуацию и откинул меня от себя. Как говорилось в одном фильме, это становиться интересным. Ну, и ладно, значит, будем работать не красиво, и я пошел в свою атаку. Восстановив свою физическую форму я теперь мог и сам атаковать в быстром темпе в течении минуты. Постоянно раскачиваясь и меняя вертикальные уровни атаки, как и способы, я заставил своего противника уйти в оборону и вынуждал применить его способности еще раз. Естественно дождался и мой дар сработав, закрутил мое тело в сальто с пируэтом увел с линии воздействия. А дальше два замах в спину противника и тело валяется посреди ринга. После этого я повернулся к одному из приемников головида и соблюдая все каноны поклонился широко улыбнувшись.

– Эленти.

– Проходи, присаживайся, – благосклонно кивнула она.

Капитан очень аккуратно сел на краешек резного кресла, и кА школьник положил руки на колени. Что сейчас ему ожидать он не

Знал. Предыдущая команда, поступившая на жесткое тестирование хуманса в принципе была выполнена, но результат теперь был не ясен, точнее, не ясны удовлетворяют ли эленти эти результаты.

– Что скажешь о нем капитан?

– Воин. Хороший воин.

– Это я без тебя знаю!, – оборвала она его, – год назад он на ристалище уделал сотню молодых орков, а это впервые за все время этой дикой традиции. Так что про хорошего воина будешь рассказывать своим друзьям алкашам за бокалом вина, или что вы там пьете. Ты мне сами впечатления от столкновения расскажи.

Капитан глубоко вздохнул, прокрутил в голове все события и еще раз глубоко вздохнув начал.

– Необычный воин, с каким-то скрытым умением, более похожим на обостренную интуицию. Еще когда брали, возникла небольшая проблема. наш снайпер уже взял его на прицел, когда перед самым выстрелом, или даже в момент выстрела, он ушел из под огня. Затем включив маскировку своего скафа, попытался уйти из кольца, нам просто повезло, он тоже нас не видел и просто столкнулся с нашим бойцом. Теперь о бое в спортзале. Он уже знал, что его тестирует, и я уверен, что даже со мной он не выложился на всю свою возможность. Во время спаррингов он короткое время изучал нас, узнавал наши сильные стороны, а потом просто выигрывал поединок. В первом поединке он встретился с бойцом работающим в непривычном для него стиле и непривычным оружием, но быстро нашел противодействие и не предпринимая ничего неординарного победил того.

– Это было красиво, – прервала капитана эленти.

– Настоящий прием всегда красив, тем более он работал жестко и просто без всяких выкрутасов и усложнений. Второй бой для него оказался скукой. Скорее всего у него в команде есть кто-то работающий с таким же оружием, и этот кто-то владеет им лучше чем наш боец.

– Даже так? А если я из-за этих рекомендаций выгоню этого бойца. Вам не жалко его подставлять.

– Если выгоните, то будет жалко. Специалист он очень хороший, а эти забавы с ножичками, так…

– Ну, продолжаете.

– Просто забавы. Настоящему воину не обязательно в совершенстве владеть этими железками, тут главное стержень, боевой дух, мировосприятие. Но, такие бои конечно дают понятия о другом неизвестном существе, так сказать предрасположенность к воинскому ремеслу.

– Я вас поняла, – кивнула она.

– Ну и бой со мной. Он чувствовал меня и ждал. Сначала ждал что я устану, просто ждал, ему просто было интересно на сколько меня хватит, но поняв, что это может затянуться заставил меня раскрыть козыря. Мне даже показалось, что он ускорился в своих движениях, но посмотрев видеоряд, я понял, что он просто все видел и действовал на опережение. При этом всегда готовый к неожиданностям. Меня он подловил и мне пришлось его «двинуть». Ну, а дальше, поняв мой секрет, он просто сделал свою работу, качественно и быстро.

– Твои выводы.

– Хороший интуит. Базовая школа фехтования так себе, но практика дала свой результат, у него так сказать очень хорошие спарринг-партнеры, которые постоянно держат его в тонусе. Умный, неординарный, быстро приспосабливается к новому и быстро находит решение. Больше я ничего сказать не могу, нужно живое общение.

– Этим и займешься, есть у меня на него планы. Но для информации скажу, что кроме того что он сотню орков там забил на ристалище. Он еще и освободил моего сына с Проона 3.

– Так это он? 

– Да это он, поимел конвент с их мерзким планами. Конечно, он это делал не для моего сына, тут просто стечение обстоятельств, он работал по контракту на дроу.

– Тьфу, гадость, – скривился капитан.

– Да все равно, главное, что он сам не дроу, а на сколько он честен ты и должен разобраться. Если он так хорош, то и нам очень поможет, тем более у нас не такая тяжелая задача как ему дроу поставили.

– А может он их миньон?

– Тогда бы моего сына я бы не увидела больше никогда, да и дочь тоже! Кстати, она и два представителя его команды прибудут завтра сюда, тоже присмотрись к ним. А поводом к так сказать знакомству будет вот это, – и эленти достала откуда-то из рукава платья кристалл памяти. 

– Дозвольте выполнять, – встал капитан и забрав со стола кристалл.

В ответ эленти лишь кивнула головой и направилась на выход.

Новость принесенная капитаном Эесквартом, который как оказалось был командиром группы особого назначение в охране эленти Калианы. Небольшой видеоряд записанный Илкашем и Лайцбрингером не нес никакой четкой информации, просто старые товарищи интересовались как у него дела, и прозрачно намекали, что они где-то рядом и догадываются о его похождениях. Им надо было что-то ответить, но пока Юрий был не готов. Может быть завтра или послезавтра.

А вот капитан был интересным собеседником. Оказывается ему уже почти четыреста лет и он только у эленти уже служит почти пятьдесят, а до этого служил в войсках специального назначения на фронте с тороноидами. Эта информация очень интересовала Юрия, так как тороноиды кроме того что были как бы врагами, еще и могли дать много богатства, хоть это и очень рискованное дело. Но как уже понял Юрий, чем рискованные операции, тем больше бонусов. И хоть нынешняя операция еще не закончилась, бонусов уже хватало выше крыши. А вот капитан воевал с ними и даже участвовал в абордажных операциях на крупные корабли тороноидов.

Глава 28

Полудекада, это время дала мне полный отдых и даже притупила страх, который постоянно маячил где-то на задворках сознания. Страх. Что я подведу своих «людей», пошедших за мной на эту безнадежную операцию. Что мои дети, что сейчас растут в биорепликаторах погибнут, так и не родившись. Теперь он совсем забился в неведомую нору, размеренная, просто шикарная жизнь во дворце эленти Лионары могли быть только в мечтах. Раньше такое можно было только в кино, бассейн, красивые пасторальные виды, спортивный комплекс, и одна из истри.

Прилетела только Киа, было решено, что Натира пока останется на корабле, во избежание недоразумений, тем более она сама отказалась от поездки к этим мерзким «экзо». С истри прилетел и Владимир. Для него, влачившего жизнь системного администратора при компьютерном клубе, это был культурный шок. На третий день своего пребывания во дворце он просто подошел ко мне и сказал: «За это стоило умереть на ристалище». Я его конечно попытался отговорить в своем полушутливом тоне. Но похоже, что Воул, был потерян для меня некоторое время, нельзя было на неокрепший мозг воздействовать такой роскошью.

Да, про пять дней, именно столько понадобилось, чтобы Калиин излечился. На моей памяти, это было самое долгое нахождение в медкапсуле. А если учесть. Что эта медкапсула была эльфийськой и самой последней модели, то масштабы повреждений организма эльфа тоже впечатляли. Фактически это было оживление труппа, ну, в моем субъективном понимании. Но время так сказать вышло, отдых закончился и пора было начинать работать, а для этого мне нужен был Володя, в полном ясном сознании и без этого очарования эльфийским волшебством. 

Сделать это оказалось просто, Киа услышав данную проблему, просто улыбнулась и дала резолюцию.

– Так мы богаты, если сейчас выберемся. то без проблем можем купить себе материк на какой-нибудь планете, да и возможно целую планету. Правда тогда с нею возни будет больше, и займет, конечно, тогда всю оставшуюся жизнь, но и это проблема решаема. В комитете Содружества по распространению цивилизации, есть перечень планет, которые можно выкупить так сказать под колонизацию, конечно, там есть список, который нужно будет выполнять, под каждую планету отдельный, но зато ты станешь правителем целой планеты.

После ее слов даже я задумался о покупки планеты и чуть сразу не побежал к голосети выбирать себе. Для информации, Володя таки пошел к себе в номер и до так называемой первичной беседы просидел за кибмодом в галосети. Но когда пришло время, так сказать совета, Воул пришел к норме, похоже, что теперь он даже стал целеустремленнее.

– Госпада, леди. Я ознакомилась с предварительными договоренностями между принцем Калином и капитаном команды, свободным орокуэном Юрием и решила внести некоторые дополнения, открыла заседание эленти Калиана.

Понятие некоторые дополнения в договор, мне что-то не понравились, но пока они не были озвучены, я решил воздержаться от реплик, и глянув на своих представителей удержал их от этого же.

– О, не волнуйтесь, – заметив такое переглядывания, продолжила она, – вы в полной мере получите то, что шло в предварительном договоре, но..

– У моей матери есть деловое предложение, – решила взять слово Калиина, – она так сказать хочет нанять вас, для решения одного деликатного предложения, естественно за дополнительную плату.

Я опять решил воздержаться, а вот Киа, все же напомнила, что мы не закрыли еще предыдущий контракт, а так у добропорядочных ческах дела не делаются. 

– Я имела уже разговор с ческой Юрием, и осведомлена о занятости его команды выполнением серии контрактов с одной из организаций и насколько я поняла, за это вы не получаете прямой платы?

Киа в ответ только кивнула. А я вспоминал, на какой из встреч с эленти, которые проходили каждый вечер за ужином, я так разоткровенничался.

– Нет, я не говорю, про разрыв отношений, контракт дело святое, и то что вы выполняете столь рискованные операции бесплатно, только на основе обязательств, говорит о вас, как о исключительно честных существах. Но дополнительный контракт со мной, поможет выполнить свой контракт и дополнительно даст возможность заработать дополнительно.

– В чем суть вашего предложения? – наконец вступил я в разговор.

– Вы поможете лично мне и моей семье выбраться с территорий контролируемых Конклавом и добраться до моей новой родины. 

– И куда?

– Система Калайна.

Юрий вызвал из памяти нейросети астрокарту и нашел эту систему недалеко от территорий, так называемых принцев Уманитаров. Четыре звездных королевства включающих в себя двадцать систем из них всего пять планет, на которых возможна жизнь. 

– В системе Калайна был проведен экопоэзис – мероприятия по переделки условий жизни на планете, пригодных для обитания на ней живых существ. Это единственная планета, которая была в частных владениях одного из принцев, а именно принца Майтимо правителя системы Калиосинтоо. С принцем у нас есть некоторые договоренности и он нам уступает два материка на этой планете, в замен получает наши владения на Калион. Но есть одно но, Конвент не разрешает мне покидать его территорию.

– Из-за сына?

– Нет. Из-за производства, я так сказать правообладатель основных разработок и производства экзоштамов. Они пятьсот лет назад посчитали их государственной тайной и фактически ограничили мои изыскания и производство новых разработок, оккупировали нашу систему и держат меня под колпаком, я вообще не могу покинуть эту систему.

– Понятно. И естественно вы хотите, чтобы я вывез вас из системы в частности и с территории Конвента вообще.

– Да молодой человек.

– В принципе, это возможно, и так сказать, выполняя ваше задание, мы раньше выполним задание нашего нанимателя, и ничего не нарушая. Осталось только договориться об оплате.

– Я предлагаю вам после выполнения задачи, а именно сопровождения нас до места назначения, в оплату транспортный корабль серии «Аривадт» или его стоимость в кредитах государства или другим видом.

Транспортный корабль, это было реальное предложение, но это была незнакомая разработка, и в базах данных моей нейросети пока не было данных об этой серии. Там в принципе вообще еще мало было данных по сериям кораблей выпускаемых в Содружестве.

– Мне нужно посоветоваться. Предлагаю встретиться завтра утром, –решил я, – на данный момент я не готов дать однозначного ответа. И с вашего разрешения, мне будет нужна связь с моими людьми.

– Узел связи в вашем распоряжении.

– И еще Юрий,– встрял в разговор Калиин, – я еще не заплатил по нашему личному договору.

– У нас с вами все просто, вы должны мне семнадцать миллионов, но я интересуюсь вашими экзоштампами, могу взять все этим товаром, все равно везу контрабанду, так что одной больше или меньше не суть важно, тем более я собираясь использовать их для себя или своей команды.

– Эленти, вы не могли бы мне помочь с прайсами на этот товар? –повернувшись к своей матери спросил Калиин.

– Конечно сынок, – улыбнулась она.

Ужин продолжался еще час, но про дела уже больше никто не говорил.

Семисотметровый корабль дискообразной формы с приставленной двойной вынесенной на сто метров двигательной установкой. В каждой установке пакет по четыре двигателя закрытых в отдельные ренеумные бронекапсулы. Двигатели одинаковой модели « Нимило Валидус 750» семидесятиметровые сигары, но с отсутствующей камерой форсажа. Гномийская корпорация Валидус специализировалась на больших мощных двигателях для больших и суббольших кораблях, а им как известно форсаж не нужен, да и бесполезен, масса покоя таких громад была большой и энергии и топлива на быстрый разгон потреблялось очень больщое количество. 

Между двигательными установками расстояние сто метров для коридора подлета и отлета малых судов. Это коридор был сделан для удобства погрузки данного судна и вел дальше к трем раздельным грузовым палубам. Палубы проходят по всей длине корабля и только одна внутренняя является закрытого типа наружные, верхняя и нижняя открытого типа перекрывающиеся в случае надобности генераторами суспензорного поля (ноу хау эльфов). Симметрично с противоположной стороны от двигательной установки точно такой же врез в основной корпус для захода шатлов и челноков на погрузочные взлетно-посадочные поля только со стороны носовой части корабля. На входе находиться специальный диспетчерский пункт управления, специально отслеживающий порядок прибытия грузовых кораблей. Но и внешние палубы тоже прикрывалась убирающимися бронеплитами в походном и боевом положении и жестко сцеплялась мощными замками, чтобы в случае нападения затруднить разрыв корабля на две половины по его так сказать условно слабому месту. Но в тоже время обе такие половинки, в случае фатального события могли фактически выполнять все функции необходимые для спасения пассажиров. Фактически это был довольно необычный катамаран.

Сам корабль разделен на четыре основных уровня, которые уже сами разделены на палубы. Первый уровень, находящийся в условной самой верхней части корабля, является технической и включает в себя всего четыре палубы. Первая, вторая и третья палубы так сказать самые верхние, там находятся коридоры позволяющий доступ к аппаратуре систем связи, силовым щитам, оружейным и ракетным отсекам, которые в походном положении находятся внутри основного корпуса и только в случае надобности выдвигаются над корпусом. Там находиться главный калибр данного корабля, который в принципе не очень сильно нравился Юрию. Пятисотмеговатные эонические бластеры были достаточно дальнобойными, но так же и системы защиты от них тоже были достаточно простыми и дешевыми. Достаточно иметь противолазерное покрытие и вся сила этих пушек нивелируется, тут бы лучше подошли тоннельные орудия. 

Дополнительно вся поверхность была усыпана зенитными и ракетными установками, что являлись частью системы о бороны этого здорового транспортника. Разработчики эльфы, очень грамотно расположили все это, перекрывая двойным полем все подходы к кораблю. Зенитные гравитоные импульсные орудия «Люстратор» эльфийского производства, были самыми скорострельными, если обычные импульсные орудия могли производить несколько тысяч импульсов в секунду, то гравитонная стимуляция позволила поднять скорострельность до нескольких десятков тысяч, что естественно позволяла более качественно обработать мишень 

Ракетные установки тоже ориентированы на перехват малогаборитных скоростных и маневренных целей, выпуская по три ракеты в секунду, и тридцать ракет за тридцать секунд, создавали сплошной защитный купол из мелких пятиграммовых дробинок, разогнанных до больших скоростей направленными взрывами. 

Между блоками систем противокосмической обороны, расположились основные датчики и радары корабля, так же находящиеся в отдельных бронекапсулах, и выдвигающиеся в случае надобности. И естественно тут были и восемнадцать выходов на внешнюю часть корпуса корабля, для обслуживания с системами шлюзов. В шлюзах как система внутреней обороны находились малые импульсные лучеметы. Эта палуба жестко делилась на две одинаковые и равные части. Условно левую и правую, разделенную стометровым проходом так называемого аэродрома. Вдоль прохода, или правильнее назвать внешней полетной палубой, находились системы суспензорного поля, пресекающие уход атмосферы из отсеков корабля в случае работы на полетных палубах людей без скафов или открытых грузовых отсеках и ангарах малой космической техники. Дополнительно тут были размещены мощные приводы механизмов открытия и закрытия сегментного бронеколпака над полетной палубой, аналогичные системы находились и в самой условно нижней палубе этого транспортника. Эти палубы и аналогичные две самые нижние, принадлежащии четвертому уровню, были вотчиной всей инженерной секции и фактически только они должны были знать все эти пересекающиеся под прямым углом коридоры, а для несведущих это могло стать настоящим лабиринтом. А на данный момент у меня такого количества специалистов и не было и это в будущем могло создать проблему.

Четвертая и нижняя палуба этого уровня была ремонтными мастерскими, линиями переработки и утилизации, складами с боеприпасами для зенитных и ракетных установок, которые защищали корабль от истребителей, торпед и ракет. Склады запасных частей, ремонтных дроидов. Линии промышленных синтезаторов и складами необходимых руд и готовой продукции. Тут же происходил и ремонт малой космической техники, которая на эсколаторах поднималась сюда из ангаров, часто используя детали с промышленных синтезаторов. И не смотря на максимальную автоматизацию этих процессов, команды на этот уровень у меня тоже не было.

Дальше шел так называемый жилой уровень, здесь на шести палубах размещались каюты экипажа транспортника, экипажи малых судов, медицинская секция, столовые помещения, спортивные залы и поранговые кают-компании, казармы десанта, если таковой имелся. Эта палуба так же разделенная на две идентичные части могла вместить до двух тысяч существ экипажа по тысяче в каждой половинке и включала весь комплекс необходимый для отдыха и досуга всего экипажа. Тут же естественно находилась и основная рубка управления кораблем, которая также выполняла функции спасательного корабля в случаях надкритических ситуаций. Естественно в правой половине корабля находилась аналогичная боевая рубка, с абсолютно идентичными возможностями и функцией. На этом же уровни были расположены и другие посты транспортника, которые считались либо вспомогательными, либо второстепенными в линии управления этим громадным кораблем. 

В добавление к этому на этом уровне находились ангары малой космической техники и отдельные грузовые отсеки, которые находились вдоль верхней внешней полетной палубы.

Третий уровень, фактически состоял из трех палуб, но две из них были неполноценными, они определялись, как отдельные палубы только к краю диска и были спроектированы для возможности перевозки пассажиров. Уже владельцы такого корабля решали, какие жилые блоки устанавливать на эти палубы или вообще не устанавливать, отдав все место под грузовые трюмы. Все остальное место на этом уровне, занимали: двадцать четыре грузовых трюма, четыре реакторных отсека в независимых бронекапсулах, топливные бункера-резервуара, расположенные в условной задней части основного корпуса транспортника расположенные максимально близко к двигательным установкам и гиперпрыжковый двигатель расположенный в задней части закрытой посадочной палубы и отделенный от нее двумя грузовыми трюмами с бронированными стенками.

Четвертый уровень состоял из трех палуб. Две нижних были анологичны двум самым верхним палубам первого уровня, а третья была уменьшенной копией третьего уровня, только состоящего только из грузовых отсеков.

Огромнейший корабль впечатлял, как по продуманности, многофункциональности, возможности изменения основных функциональных качеств, так и по степени защиты. Данный корабль мог выполнять как функции обычного транспорта, грузопассажирского судна повышенного комфорта, танкера, рудовоза, так и эскортного носителя, причем не только истребителей и корветов, но и таких малогабаритных фрегатов как мой корабль. А если приложить достаточно средств на модернизацию, то из данного корабля можно было сделать достаточно серьезный крейсер поддержки. Эта была так сказать мечта, дорогая, как в содержании, так и в обслуживании, но мечта.

Но все же недостатки были и у него, время разгона для гиперпрыжка восемь с половиной часов. Неуклюжесть такой махины и огромнейший расход топлива на маневровые двигатели при такой попытке. Прожорливость, и как следствие огромный объем топливных баков. 

Применение как для частного лица, тоже было ограничено, фактически такой транспортник может увезти годовой запас экспортной продукции целой планеты за один раз. Естественно, гонять такой корабль полупустым, накладно и дорого, и обслуживание и содержание обходиться в копеечку, не такую конечно, как у тяжелых крейсеров, линкоров и дредноутов, но все же. Этот корабль больше подходил для крупных корпораций, чем для использования частным лицом, но такой корабль никакой внутренний хомяк отдавать не хотел, тем более средств на его содержание на первое время хватало с избытком, все-таки планету эльфов славно тряхнули, и теперь была только жалость, что на его фрегате было мало места.

Да и такой шары ему больше не предвидеться, наверное, такое выпадает только один раз за несколько жизней и то одному на миллион. Задание придется брать и оплату естественно брать кораблем.

Юрий перешел в зал связи и отправил несколько сообщений. Одно личное, своей первой истри, в признании как сильно я без нее скучаю. Второе отправил Урчану, с разрешением доведения до основного состава нашей команды и просьбой к рассмотрению необходимых мероприятий до начала операции и передачи их мне, желательно до восхода солнца в точке моего проживания на планете. И третье, просто пару строчек: « Все отлично сенсей, желаю видеть вас в системе Порт-Уилис не далее чем через месяц, там и обсудим все наши будущие дела».

Глава 29

Спать лег поздно, Киа потребовала свою порцию ласки, а встал рано, на нейросеть пришло уведомление от Урчана. Они всю ночь сидели и думали думку, и такого надумали, что длиннющий список «хотелок», мог и не влезть в мой бюджет.

Хорошо, что утро я начинал с легкой пробежки. Затем за не имением чая, выпил чашку с напитком га-йаниты, эльфийским тонизирующим напитком на травах, фактически травяным чаем. И сел составлять так сказать общий список.

Было решено, не вести деловых переговоров за едой, и поэтому все заинтересованные лица собрались сразу после завтрака в кабинете эленти Калианы.

– Я так поняла, что вы приняли контракт, – как всегда начала эленти.

– Да и оплата нас вполне устраивает.

– Но у вас есть дополнительные условия? – чуть нахмурясь спросила она.

– Не совсем так. Нам бы хотелось предложить некоторый товар вам, естественно купить у вас другой, если это возможно.

– И что вы можете нам предложить? – даже немного усмехнувшись, спросила она.

– Биоискины, не маркированные, абсолютно чистые, можно сказать сразу с конвейера.

– Понятно, хотите распродать трофеи, так сказать легализовать награбленное.

– Да,– честно ответил я, – и я больше чем уверен, что они вам необходимы, так как это считается очень серьезной контрабандой и вывезти такое очень сложно, но это мы тоже обеспечиваем.

– Где я могу выбрать этот товар. Я так понимаю, что у вас их достаточное количество.

– Сейчас они находятся на моем корабле, и во время долгого полета вы можете выбрать себе достаточное количество биоискинов.

– А если я захочу все, сколько у вас?

– Семнадцать, из них четыре специализированных имеющих базовую прошивку как администраторов управления, и один заточен под управление системами защиты звездной системы. 

– Это даже повышает их стоимость, особенно последнего.

– Вам мы продадим их по так сказать оптовой цене, и даже при этом получается настолько крупная сумма, что вам не удастся купить все, особенно если учесть, что вы задумали и что средства вам еще понадобятся.

– Да, похожи капитан, вы сорвали «Джек-пот». Если вы продадите все это, то можно полностью купить всю систему, а не только планету, и хватит даже немного на системы защиты.

– Возможно в будущем, так и произойдет, но пока мои запросы намного меньше, да и обязательства нависает надо мною.

– Да обязательства, – немного нахмурившись, вздохнула она, – я думаю, что четыре единицы я смогу купить у вас, тем более, что они мне действительно нужны для будущей колонии и мне пришлось бы переплатить за них.

– Я так и думал, с облегчением выдохнул я.

– Я заберу двух администраторов, военного и чистый, что вы хотите в замен?

– У меня список товаров на сумму только от трех биоискинов, но я согласен, взять так сказать знаниями. Список товаров я сейчас вам перешлю.

Она кивнула, получив файл, а затем закрыла глаза. Только небольшое трепетание ресниц выдавало, что сейчас она обрабатывает данные и похоже связывается со своими администраторами или внешними базами данных. Наконец прошло десять минут ожидания и она открыла глаза и сфокусировала зрение.

– Двадцать единиц « Соронтар 5» с десятью боекомплектами и двадцать единиц « Сикра 7» с таким же количеством БК не проблема. я так понимаю, что грузить их можно сразу на транспорт и я их заявлю как волонтерская помощь нашим воинам на фронте с тороноидами. Далее боевые дроиды двести штук «Фулстек ПмФ-36», для абордажных и против абордажных боев и двести штук «Фулстек АФ-48м» для работы на планетах. Я вместо них предлагаю промышленный синтезатор, точнее полный программный пакет с необходимыми лицензиями, так как необходимый синтезатор уже установлен на борту корабля как штатный.

Я прикинул стоимость этого пакета и лицензий и был приятно удивлен, по стоимости он превышал стоимость запрашиваемых роботов на два миллиона кредитов.

– Я согласен,– кивнул я.

– В программном пакете будут прошиты модели боевых дроидов не только серии «Фулстек», но и других, не столь продвинутых моделей, но более дешевых в изготовлении, таких как « Трайдент», «Парагон», «Диппоид» и «Бирекс», а также гражданской версии «Моностек» с их полным вариатором вспомогательных блоков. Будете сами играться в «лего», подбирая себе модели по необходимости.

Так это похоже еще четыре миллиона она накинула. Но я все равно кивнул головой в знак согласия.

– Так дальше в списке комплекс полевых биологических лабораторий, думаю, что вам подойдет «Туиле-5», три штуки на самоходной базе. Далее, комплекс киберпрограмматоров, я с этим не сталкивалась, но этого добра полно в наших лабораториях, поэтому думаю на складах есть и новая аппаратура. 

– Идем дальше, по списку начиная с позиции восемь, по позицию сорок пять, нет проблем, это можно закупить на любой орбитальной базе. Сорок шестая позиция, комплекс экопоэзиса «Манве», даже первую модель не могу достать, а если попробовать по черным каналам, вызовет подозрение, а я и так под надзором СБ Конвента.

– Согласен, нам не нужно усиление внимания конвента, а аппаратура блаж одного из членов моей команды.

– Интересно на него посмотреть, как и на всю команду в целом, похоже, что он запакован базами по самую макушку, если самостоятельно сможет работать с комплексом.

– Надеюсь, что вы будете иметь возможность познакомиться с моей командой, но не обещаю приятных впечатлений от этого.

– Наслышана, – кивнула она на присутствующую здесь Клиину. 

– Но продолжим, ага возможность получить территорию на планете Калайна, для отдыха и реабилитации. Сначала показалось наглостью, но потом взвесив некоторые свои мысли, я думаю, что это можно устроить, но по дополнительному контракту.

– Я весь во внимании.

– Прежде всего, безопасность моих людей. Вы обязуетесь, что через эти земли к нам не проникнут нежелательные вредители. Я выделю вам большой остров, там вы построите сами инфраструктуру, или оплатите ее постройку моим эльфам, что более желательно, но с этой территории путь вам без приглашения заказан, и естественно на орбите все желающие попасть на вашу территорию, будут проверяться.

– Я думаю, что это приемлемые условия. От себя хочу добавить, что посещение этого острова будет предварительно согласовано с вашей службой безопасности.

– Ну, тогда остались мелочи.

Мелочи потянули еще на три часа. А мне еще нужно было предложить план так сказать скрытой эвакуации почти трех тысяч эльфов и самой эленти Калианы и ее семьи. А после обеда я еще должен был решить вопросы с Калином, а я еще даже не открывал прайс гемов, которые мне предлагали эльфы.


Прайс неприятно меня удивил, стоимость гемов экзоулучшений начиналась от миллиона двухсот тысяч кредитов за один и доходила до пяти миллионов и это с учетом снижек, как гласила переписка. Я специально зашел на официальный сайт компании и вообще повесил голову, там цены были в пять раз больше, а выбор во столько же раз меньше.

Пришлось еще раз вернуться и более осмотрительно смотреть прайс что мне прислала эленти Лионара.

В итоге первым меня заинтересовал гемм « Кууле оаиле» общего улучшения иммунной системы, дававший гарантию защиты от любых вирусов даже от боевых агрессивных. Немного почитав описание, я понял, что ничего не смыслю в биологии, понял только, что в данном абгрейде заложены четыре степени защиты организма. Первый постоянное наличие в теле двух типов антител, которые нейтрализует вирусы на ранних стадиях и даже остается эффективным защитным механизмом, когда вирус все же попадает внутрь клетки. Происходит процесс прикрепления к зараженной клетке и последствием ферментов разрушает вирусные частицы. 

Второй линией защиты были иммунные модифицированные клетки или Т-килеры (фагоциты), которые при распознавание вирусных фрагментов в клетках уничтожает такие клетки, не давая размножаться такому вирусу. Сразу же включается производства интерферона, гормона который прекращает образование новых вирусов поражёнными клетками, убивая их и их близких соседей.

Третей степенью, являлась так сказать выращивание фортов специальных Т-лейкоцитов, выполняющие функции патрульных, патрулируя по окружности такого форта. Данные от патрульных, сверяются с эталонными, и тем самым выявляются вирусы, которые смогли уйти от агрессивной защиты организма. Такие форты закольцовывались на нейросеть, тем самым велся постоянный мониторинг всего организма.

А четвертая была так называемая биохимическая фабрика, запускающаяся при сигнале опасности и в зависимости от угрозы вырабатывала необходимые антитоксины, буквально химически выжигая вирусы и яды, расщепляя их на неопасные составляющие. 

Таких нужно было взять шесть штук, одну себе, две растущим в репликаторах моим детям, следующие дети уже получат от меня данное изменение с девяностопяти процентной вероятностью. Затем одно в Дзуххалаг, и одно понадобилось Урчану. Крайний гемм, я решил оставить в команде, мало ли когда может пригодиться, может, удастся скопировать его. Стоимость шести геммов потянуло на девять миллионов.

Осталось еще восемь, и фактически выбирать уже было нечего, так как закупочное количество у меня было по шесть единиц. Но порывшись в прайсе я нашел гемм с красивым названием « Лилта иа +», что в переводе с эльфийского значило танцор пустоты. Гемм перестраивал что-то в организме, что усиливало координацию всего тела, чувство равновесия и баланса, помогало прекрасно чувствовать себя в невесомости используя тело на все сто процентов. Стоимость его была миллион кредитов, и он даже был в свободной продаже, но только без функции передачи по наследству. А я мог купить этот же гемм, но сто процентной вероятностью передачи по наследству, этот гемм делал доминирующим ген, отвечающий за все эти функции. Об этом говорил плюсик в названии гемма. В свободной продаже геммов с плюсиком не было вообще. Я отправил заказ Калину и скопировав прайс задумался. 

В принципе у меня оставался некоторый задел от продажи четвертого биоискина, но была и одна идея, я все-таки хотел улучшить свое тело, а это лучше всего делали эльфы, хоть официально этого они не афишировали, но все предприятия людей этого направления, фактически работали по лицензии эльфов. Просто те не хотели пачкаться в производстве бодигартов, но мне с моим «талантом» это было необходимо, иначе в какой-нибудь раз мой же талант сделает меня калекой. Придется опять идти на поклон к этой эленти, пусть что-нибудь советует.

Но сначала придется посидеть над планом операции, а для этого нет ничего лучше предварительной медитации на ой прекрасной лужайке, что находилась за дворцом.

Все вроде получалось, но было одно «но», необходимо уже сейчас перекидывать мой фрегат и парковать внутри транспорта. По габаритам он прекрасно вмещался на любую из трех погрузочно-разгрузочные палубы этого огромного транспорта, но его нужно было разгрузить от добычи и более сносно разместить людей, вплоть до установки в моих маленьких грузовых отсеках дополнительных жилых модулей, даже задействовав спортивный зал.

Весь груз с фрегата, надо было переупаковать внутрь легального груза, так как любая таможенная проверка, могла создать проблемы, которые нам ни в коем разе не были желательны. На фрегате, должны были остаться только живые существа в том числе и биоискины.

Третье, во избежание всяких непонятных вопросов по сотрудникам Лианары, нужно было произвести акцию сокращения предприятий, увольнения большого числа сотрудников и их добровольное желание уехать на фронт. Самой же Лионаре, необходимо увлечься каким-нибудь религиозным культом подразумевающим отрешение и отшельничество. И обязательно подготовить двойника, который сможет дурачить службу безопасности Конвента максимально долго, ну как минимум месяц.

Для этого необходима постройка такого уединенного комплекса с блокировкой нейросети, ну типа отвлекает от познания вселенной. Желательно в таком месте, где достаточно трудно подобраться незамеченным, на близкое расстояние. Но Калиана, должна и сама там пробыть как минимум неделю, причем, чтобы ее точно опознали наблюдатели. Двойника тайно привезти в предпоследний день и подменить оригинал, до этого в этом месте не должно быть больше не одного живого существа, все автоматизировано.

Теперь оставалось посоветоваться с тем капитаном и проработать операцию по замене двойника на эленти Калиану.

Так маршрут, маршрут транспортника не должен отличаться от аналогичных маршрутов других подобных транспортов волонтеров от эльфов. Сетка выдала обычные маршруты, и был приятно удивлен, все складывалось просто отлично, все маршруты вели через территорию гномов, или тангаров, как они называли себя сами. Вообще проблем не должно было быть никаких. Ну и сетка выдала что, через пять декад на «фронт» собирается конвой из государственных и волонтерских судов с охраной. Это вообще было бы здорово, еще меньше шансов, что их будут досматривать внимательно.

Далее, у нас получалось действия по выходу из скачка, сделаем двухчасовой задел готовности, а то кто-то заблудиться и может не успеть на фрегат. Понятно, после выхода в обычное пространство фрегат уходит в режим маскировки и некоторое время находиться просто поблизости от транспорта, пока его будут досматривать или что там делают таможенники у эльфов. Возвращаемся на корабль, но никто не покидает борта фрегата, пока опять не уйдем в прыжок. Где-то так.

И скорее всего так будет и на территории Республики Дун Адане. После прохода системы Занландия, необходимо будет потрудиться и вернуть фрегат к первоначальному состоянию. Прыжок в принципе достаточно длинный, так что должны успеть, тем более, что подготовиться должны будем еще здесь, все равно не раньше месяца, а то и двух отсюда не уйдем.

Юрий посидел еще полчаса формирую файл на кибмоде и задумался. Все это хорошо, но вот дойдем мы до системы Калайна, а дальше. А дальше, чтобы сдвинуть этот транспорт необходимо пополнить экипаж, и сделать это существенно, что-то я не уверен, что там найдутся желающие наняться ко мне, особенно если учесть, что там проживают эльфы. 

Юрий просмотрел навигационный справочник и глубоко вздохнул. Система находилась на окраине Фронтира, и необходимо было произвести три скачка, чтобы добраться до империи Инь-Синь. Пиратство процветало в этом районе достаточно уверено, а с его экипажем достаточно было бы одной абордажной команды и транспорт у него, скорее всего, отберут. 

Допустим, что Лайцбрингер согласиться на мои условия и у нас будет еще корабль сопровождения с полным экипажем, но все равно этого мало, особенно если учесть, что пираты там нередко объединяются во флотилии и даже нападают на конвои эльфов.

Стоп, а если Лайцбрингер пойдет не с нами, а будет набирать мне экипаж и подойдет уже к системе Калайна, подумаешь, придется пассажирским поработать, но успеет ли он набрать необходимых специалистов, тоже вопрос. Все равно нужно будет встречаться с ним, а потом решать, рейс обещает быть долгим.


Глава 30

Первый месяц прошел просто незаметно. Фрегат забрали просто и непринужденно. Командой транспорта было решено сделать так сказать пробный полет перед загрузкой и дальним «походом». Проверялись все системы маневренность и даже произвели пробные стрельбы. Корабль был только со стапелей и поэтому в обычной жизни такое практиковалось. Естественно все это производилось недалеко от скрытой базы и фрегату удалось без проблем во время этих маневров припарковаться на центральную, закрытую полосу, а после этого еще и закрыть фальшпереборками, так на всякий случай.

Так что когда транспорт пристыковался к орбитальной станции, фрегат уже был достаточно надежно спрятан от любопытных глаз, а его пассажиры временно переехали в более комфортабельные каюты. Всему экипажу были закуплены необходимые базы и теперь все занимались по программе больших и сверхбольших кораблей. Под это дело пошли остатки сумы с продажи четвертого биоискина.

Так же в эту сумму вошли специальные операции по усовершенствованию моего тела. Эти усовершенствования можно было внести только хирургическим методом и по наследству они не передавались. Но теперь, после почти декадного нахождения в специальной медицинско-хирургическом комплексе я стал обладателем усиленного скелета, в который вводились специальные биодобавки увеличивая прочность костей втрое и их естественную регенерацию в двое.

Суставы стали тоже подверглись усовершенствованию, став более гибкими и в тоже время прочными. Сухожилия и мышцы стали эластичнее, но для их укрепления в волокна были внедрены специальные микроскопические сеточки. Параллельно подверглись улучшению и внутренние органы, заимев свои собственные бронированные отсеки. Так же параллельно под наблюдением специалистов были введены два купленных мною гемма. А вот кожный покров я не усиливал, Каркарос посоветовал подождать и возможно он сам синтезирует необходимых ботов из культуры «Plynn b'luth'ol», что в переводе с языка Дроу значило как «Ловец пуль». Оказывается, он сам имел такой «абгрейд», и оставалось только выделить культуру и синтезировать ее под нужды и организм Юрия. Но теперь после данных улучшений более менее противником мне оставался только Урчун, да и то сильно уступающий в скорости. Как сказал тролль после такого спарринга теперь мне спаринговаться нужно только с фехтовальными машинами, который кстати производили только эльфы. Пришлось тряхнуть мошной и прикупить себе звено таких машин, которые кстати еще и параллельно выполняли функцию телохранителей или контрабордажной группы. После пробного спарринга я задумался о дополнительной покупке еще сотни таких машин.

В это время эленти Калиана уже находилась в дальнем своем имении на каком-то острове, где проходила курс «Эль-пхет», наиболее трудное для интерпретации философское видение вселенной. Я нечего не понял из основной концепции кроме как, что это путь особого религиозного ощущения космоса. Но она официально заказала себе на первую неделю своего так сказать курса магистра Эльйаны и полный набор специальних так называемых просветляющих наркотиков – веществ, ввергающие Эльфийский организм в особое состояние, при котором усиливаются нейронные потоки, и необычайно активизируется ментальная и чувственная активность.

Опытные магистры «эль-пхеты», использующие этот наркотик для достижения определенного уровня сознания, именуются Ка-фи, «просветленные ядом». Магистр Эльйана и был таким Ка-фи и теперь должен был дать первые уроки этого пути, по которому Калиана дальше должна была пойти сама.

Параллельно на ее предприятиях произошли сокращения, несколько филиалов был сокращенно, управляющие, не могущие нарушать священное отшельничество эленти, самостоятельно начали переформатирование специалистов. Одни увольнялись, другие перемещались на нижестоящие должности и впоследствии увольнялись сами. В итоге ее корпорация потеряла более трех тысяч сотрудников. При этом происходила путаница в отделах кадров, постоянно приходили наказы по изменению кадров, в которых просто терялись самые перспективные работники. Конечно они потом всплывали но под совсем другими именами совсем с другими документами, но уже как добровольцы на убытие в воюющие системы.

Так как на планете был затянувшийся кризис, корни которого уходили еще ко времени оккупации системы Конвентом, то многие уволенные не находя работы записывались добровольцами на фронт, а точнее записывались в волонтерские организации, для убытия в системы принцев Уманитаров, которые вели войну с тороноидами. 

Сама эленти вступивши на путь «эль-пхеты», распустила свою охрану, которая тоже решила уехать в системы принцев, при этом создав свое отдельное подразделение «Алкараха» («Блистающая ярость» прим. автора). На собранные средства были закуплены истребители и теперь многие переобучались для полетов на них. Так же в этот отряд попали и некоторые специалисты в отряды обеспечения боевых действий ну и конечно другие эльфы искатели приключений. Их тоже допускали в подразделение, чтобы не вызвать лишних подозрений. Но таких специально собирали в отдельное подразделение и тренировали отдельно, объясняя это тем, что другие подразделения уже провели боевое слаживание, а вам еще учиться и учиться.

Такое происходило и раньше, не далее как сто лет назад разорилась аналогичная компания, фактически не выдержав конкуренции с концерном эленти Алианы, и тогда тоже очень большая группа эльфов отправилась на «фронт», создав свое подразделение «Vorima» («Верные» прим. автора), существующее по сегодняшний день. Так что верящие в традиции эльфы ничего не заподозрили.

Замену на двойника решили проводить силами охраны Эленти Калианы. Разработку и выполнения взял на себя капитан Эесквартом, командир группы особого назначения в охране эленти Калианы, параллельно являющийся и командиром подразделения «Алкараха», попавшего под сокращение и «очень обиженного на эленти Калианы». Кстати, ему почти сразу пришли предложения от других эленти, но он показал себя очень обидевшимся и не верящим другим правителям.

Так потихоньку с каждым штришком вырисовывалась прекрасная картинка, под которой делалось настоящее дело.

Я же после операций, вместе со своим экипажем, Клииной, Калином и его «людьми» находился на транспорте, в правой половине транспорта, отделенными ото всех остальных. Весь мой экипаж изучая параллельно необходимые базы мог спокойно проводить практические тренажи на корабле используя искин этой половины транспортника.

Для всех остальных эта половина была чисто грузовой, и туда были загружены грузы для отправки в системы Уманитаров. А поэтому нечего там лазить и все переходы были закрыты, правда попытки пройти на нашу половину все же были. Два раза это были просто любопытные юноши, хотевшие во чтобы то не стало посмотреть на боевую технику, на которой им придется воевать. А один раз был пойман настоящий «шпик», правда его пришлось отпустить, «ксива» у него была знатная, так что ему даже распечатали грузовые отсеки, показав аккуратно сложенные штабеля больших контейнеров и ряды боевой техники естественно опечатанной. Водили его знатно, стараясь запутать в конец, а под это дело на корабле начались противоабордажные учения, которые включали в себя и отключения гравитации и блокировку связи для нейросетей.

Все это было продуманно заранее и даже подготовлены специальные отряды, которые должны были периодически пробегать по большим коридорам грузового отсека правой части транспорта. И конечно, это были наиболее верные подразделения охраны эленти Калианы. Так что данный соглядатай, ушел не с чем, и в тоже время обезопасили себя от специальных проверок службы безопасности или «контор» подчиненных ей. 

Но меры все же принять пришлось. Все так сказать нежелательные к показу элементы переехали на фрегат, где уже была закончена переделка. На фрегате постоянно дежурил сокращенный экипаж, а остальные находящиеся вне него, должны были в кратчайший срок прибыть по команде с мест обучения. Разслабуха закончилась, и подходило время к часу «Ч». Весь груз был уже погружен, все желающие, за исключением эленти и группы ее капитана тоже находились на корабле. 

Через два дня в систему должен был войти формирующийся конвой, который постепенно собирался со всей территории Конвента и продолжить длинный путь дальше. Экипаж и наши временные гости закрылись на фрегате, спрятанные дополнительно фальшьпереборками, так как в эту часть транспорта должен был попасть дублирующий экипаж из эльфов.

Кееонр получив очередные доклады от своих подчиненных, задумался. В реальности дело было провалено, даже его начальник опустил руки, целый месяц не было никаких следов. Вокруг системы Калионтоо, где были зафиксированы два прокола гиперпространства, все было изрыто буквально носом, но корабль больше никак не проявлялся. Да и искать такой корабль, все равно, что выискивать определенный камень в поясе астероидов, можно но настолько трудоемко.

Феергер рвал и метал, оно и понятно, потому что его начали часто вызывать наверх, где его рвали и метали в него разные предметы, норовя их засунуть в те «технологические отверстия», из которых обычно что-то вываливается. Но результата не было, этот корабль просто затаился. Все понимали, что это не возможно, у него должны были закончиться ресурсы, особенно если учесть, что он забрал с планеты Проон-3 еще существ, но факт остается фактом, корабль лег на дно. Так считал Феергер и его начальство, рассылая всевозможные приказы и директивы по всем системам Конклава.

Кееонр был другого мнения, но в последнее время это мнение он держал при себе. Он был уверен, что корабль находится в системе Калионтоо, на какой-то астероидной базе с достаточным количеством всего, что ему нужно и просто ждут, когда все успокоиться и похоже могут ждать хоть год, а может и два.

Изучив дело семьи эленти Калианы, он просто был уверен в этом. Эленти Калиана Ама Онараз Ма-Роруил восемьсот пятьдесят два оборота планеты Гаал, столичного мира. Эленти системы Калионтоо владелец корпорации «Ферааза». Корпорация занималась экзобиологическими усовершенствованиями, проблемами продления жизни, биотехнологии, биомеханика (биомеханические протезы), проблемы экопоэзиса, короче всем, где могла быть приставка «Био». Но будучи ранее независимой системой, успешно торговала всеми своими разработками со всем Содружеством, а разработанные ее новейший на тот момент нейросети и имплантаты не имели аналогов. 

Конвентом было принято решение о оккупации системы, а чтобы сгладить все это, оставили так называемую автономию. Естественно было изъято из производства вся документация, а некоторые направления деятельности вообще закрыты и перешли под патронат Конвента. Полностью запретили разработки в сфере биоискинов, нейросетей имплантатов, забрали всех специалистов в данных областях, но круто обломались. Ни один специалист не стал сотрудничать с Конвентом, так сказать, поддерживая, национальную идею. Как вещал Конвент по всем системам информационного поля, пытаясь оправдать оккупацию независимой системы: «…узкий планетарный национализм, мешающий развитию всей расы и ставящий под угрозу высшие интересы всех эльфов на пути прогресса и главенства во Вселенной!…». Но, в итоге специалистов пришлось выращивать своих. А это не принесло той выгоды, на которую рассчитывали некоторые высокопоставленные эльфы из состава Конвента. И только в последнее время их предприятие начало так сказать раскручиваться, ну до того момента. Как неизвестный корабль буквально вырезал всех взращенных специалистов и уничтожил исследовательские базы со всеми данными и производственными мощностями. Но продолжим экскурс в историю, тем более она не была, ни древней, ни старой, фактически дела вчерашних дней.

Шумиха из-за оккупации системы миролюбивыми эльфами была сильная, и это не смотря, что пострадавшие тоже были эльфами. Но всех правителей системы Калионтоо поставили в условия, когда либо их умерщвляли по подозрению в жестоких экспериментах над разумными существами, кстати, такое тоже имело место быть и таких таки уничтожили, так как вина их была доказана , либо они тихо и с улыбкой на лице принимали патронат Конвента.

Конечно, в тех условиях, каждый решал по своему, но отныне система стало оплотом, так называемого тихого сопротивления. Именно здесь расцвела контрабанда, пиратство, а в отдельных случаях терроризм. И эленти Калиана, тоже была под подозрением в поддержке, данных эксцессов. Служба безопасности Конвента плотно сидело за наблюдением этой системы, штат в этой системе был неимоверно раздут, но даже этого не хватало, чтобы полностью перекрыть расползающиеся с этой системы безобразия. Когда, наконец, удалось взять ее сына Калиина Ама Онараз Ма-Роруил на тот момент эарнил-маптале всей преступной организации, замешанного во многих незаконных действиях. 

Им должны были заняться в ближайшем будущем и тогда эленте Калиана скорее всего тоже была бы арестована, но перед этим была проведена успешная операция внешней службой безопасности Конвента и в лагеря попала много дроу, которых передвинули на первое место по важности. Хороших дементоров было мало и приходилось оттягивать «расследование» связанное с эленти Калианой, тем более считалось, что никуда она не денется, а арест сына и так фактически уничтожит всю антигосударственную деятельность.

Но случилось то, что случилось. С дроу пришел «облом», так как даже высококлассный дементор потратил на преодоление ее защиты неоправданно много времени и сеть дроу свернулась. Удалось только незначительные хвосты подобрать. Да и с принцем, в конце концов, тоже ничего не удалось, он просто освободился, и сейчас, скорее всего находился на этом же проклятом корабле.

Но вернемся к эленте Калиане. Она, не смотря на арест, и казнь ее мужа, продолжила его дело и даже расширила его, буквально съев предприятия такого же направления, которые показали свою лояльность к Конвенту. Даже не смотря на всю экономическую и политическую поддержку, эти предприятия рассыпались, только добавив активов к концерну «Ферааза». 

Конечно, этому поспособствовало множество факторов и не всегда, а зачастую и постоянно они были мягко сказать, не законны. Убийства, промышленные диверсии и шпионаж, заложники, уничтожение продукции неожиданными налетами, все это имело место быть. Именно из-за этого и пришлось производства переносить все производства на планету тюрьму в системе Проон.

И всем этим, по мнению, а можно сказать и полной уверенностью Кееорна руководила Эленти Калиана Ама Онараз Ма-Мароруил. Все попытки заслать к ней своего человека из службы безопасности Конвента провалились, они просто исчезали, а попытки расследования приводили к неутешительному выводу. Эленте умела выбирать себе сотрудников, преданных и умных, она была так сказать хищница в этом обществе закостенелых маразматиков, держащихся за древни традиции.

А вот сейчас он наблюдал интересную картину. Эленти Калиана Ама Онараз Ма-Мароруил узнав судьбу своих детей, для широких масс населения ее дети погибли в катастрофе на Прооне-3, правда в сети не говориться, что они делали на планете тюрьме, была подавлена. Она подалась в древнее религиозно-философское течение и удалилась от дел в одном из дальних своих имений. В это время наступил очередной экономический кризис и ее предприятия, начали сокращаться, что повлекло за увольнением многих специалистов. Но так сказать управляющие директора, боясь побеспокоить ее боролись за живучесть всего концерна и постоянно издавали странные директивы по кадровым вопросам. Файлы уже начали исчисляться тысячами, и даже Кееонр бросил их анализировать, он не видел смысла. Но понял одно, кто-то кого не выпускают из системы уже больше двухсот лет, фактически посадив под домашний арест, хочет вырваться.

Кееорн, капнул глубже и узнал, что уже больше года длятся переговоры с одним из принцев Уманитаров и типа результатом стала безвозмездная помощь воюющему принцу. Помощь эта сейчас находилась пристыкованая к орбитальной станции в полной готовности к вылету, дожидаясь, охраняемый конвой.

Во вторых, этот корабль, просмотрев параметры транспорта и параметры корабля наемников дроу, мог нести таких вот вредных корабликов еще десяток, а зная как именно этот корабль попал в защищенную систему Проон, не нужно иметь большого ума, чтобы догадатся как он собирается покинуть территорию эльфийского Конвента.

Глава 31

Операция «Лыжи», это я так назвал все это спланированный комплекс мероприятий по выполнению контрактов, правда пришлось многим объяснять, что такое лыжи и сам термин «встать на лыжи», началась. Капитан Эескварт отработал как по нотам, умудрившись быть одновременно сразу в двух местах. 

Первое, проводил предполетный осмотр своего подразделения, причем с показухой по головиду в прямом эфире, жаркими лозунгами, «разрывами майки на груди» и стуканьем туфлей по трибуне. Но, прямым эфиром было только первичное построение всего отряда, затянутого в новенькие боевые скафы, а вот все остальное было записано раньше, через знакомого директора одного из голоканалов, естественно получившего эксклюзивные права на съемку такого мероприятия.

А вот во вторых, он на одном из истребителей спланировал на планету. Как он сделал дырки в системе наблюдения и обороны околопланетного пространства, было неясно. Он сослался на старых друзей, которые всегда прикроют, и возможно после окончания контракта приедут к нему. Но временно, и только в этом месте его истребитель стал невидимкою, не хуже моего фрегата. Он нырнул в океан и переквалифицировавшись в подводную лодку, добрался до острова. 

В это время Эленти Калиана медитировала на берегу и в процессе медитации решила зайти по пояс в воду. Ее накрыло небольшой волной и она пердумала принимать водные процедуры в этом неспокойном водоеме и вернулась на берег. Но как вы поняли, это была уже не она, а ее двойник. Сама эленти, завернутая в специальное одеяло удалялась внутри истребителя «тире» подводной лодке. Еще через пол часа истребитель всплыл, сбросил воду и подняв тучи брызг рванулся в космос. Капитан даже успел к концу своеобразного митинга и опять в прямом эфире призвал всех идти на войну с тороноидами, дабы прославить эльфийскую расу.

А вот эленти Калиана сидела в кают-компании моего фрегата, готового в любую минуту к взлету с палубы транспорта. На меня она правда обиделась, не, не за купание в холодном океане, а за то что я не смог придумать более нормальный план, который не делал из нее конченую наркоманку. Оказывается те ощущения, что дали ей препараты расширяющие грань сознания ее сильно испугали, и она зареклась, когда-либо приближаться к этой гадости на лазерный выстрел. Бывает, хотя по моему личному наблюдению, таких существ как она единицы, чаще попробовавшие эти «пилюли радости» плотно присаживались на них. 

Далее потянулись утомительные часы ожидания. Предстартовые проверки всей аппаратуры, зачитывания технологичных карт проверки и наконец, отстыковка от станции и направления его в сектор сбора конвоя. На окраине системы Калионтоо, но естественно через сектор пространства, где корабль должны были осмотреть таможенные службы.

По договоренности сразу после расстыковки было отключена система суспензорного поля, а бронеплиты, закрывающие верхний и нижний «космодром». За пятнадцать минут, до входа в сектор таможенного осмотра наш фрегат взлетел, и под прикрытием маскировочных полей, на маневровых двигателях, пошел в обход этого сектора. После этого многим показалось, что время вообще остановилось, настолько все были напряжены, что казалось, что можно прямо из воздуха добывать энергию и направлять ее в конденсаторы лазерных орудий.

Все и экипаж и пассажиры, понимали важность этого момента, и не выдерживая простого сидения по каютам «кучкувались» в кают компании или столовой, стараясь за тихими разговорами между собой снять внутреннее напряжение. 

Мне же с Лецкашаком и Харацегой пришлось работать. Постоянно наблюдая за движением в системе, мы построили маршрут по дуге, цепляя края одного из астероидных полей системы, где могли временно снять маскировку и дать возможность остыть аппаратуре. Не смотря на то, что Локфол за последний месяц приложил свои лапы к модернизации корабля, с этой системой у него особенных успехов не получилось. Он за месяц умудрился влезть и разобрать на составляющие почти все системы, правда Рил, инженер фрегата, был яростно против, но этот варан всегда находил путь как решить спор в свою пользу, и к слову сказать часто ему удавалось улучшить решения зеленых мастеров и проклятых механоидов. 

Но до системы маскировки я его не допустил, по крайней мере постарался так, чтобы до выхода с территории эльфов он и близко не подходил к этим системам, а там посмотрим, может действительно эта ящерица что-то придумает, а пока я боялся, что у него могут остаться лишни детали и система маскировки, самая важная часть нашего плана навернется. Поэтому энергии у нас стало больше, но перегрев аппаратуры остался. 

По крайней мере нам повезло и мы без происшествий добрались до пояса астероидов и пройдя его насквозь легли в дрейф, выключив систему маскировки да и все лишни потребители, разогнав всех по своим каютам. Оставалось только ждать сигнала с транспорта.

Кееонр сам лично прибыл на корабль вместе с таможенниками. Так как статус агента службы безопасности конвента давал ему широкие полномочия, естественно он ими воспользовался. Но решил лететь в систему Калионтоо сам, без своей группы и без силовой поддержки. Таможенники, конечно, посчитали его проверяющим, хотя сбК в реальности редко залазит в мелкие дела, типа мелкой коррупции или подворовывания, вся таможня встала на уши и рыла носом палубы, считая, что просто так агент «оттуда» не мог прибыть, и он обязательно кого-то возьмет за промежность.

Кееонр им не мешал, хотя смешно было смотреть, как они судорожно вспоминали инструкции и пытались делать то, к чему абсолютно были не привычны. Согласно инструкции на такой корабль должна была быть группа из пятидесяти эльфов и потратить они должны были около двух часов. В реальности, казалось, что на корабль завалилось вся наличная таможенная служба системы Калионтоо. Но главное, что они старались лишний раз не попадаться на глаза Кееонру и не мешали ему. 

Кееонра заинтересовали так называемые грузовые палубы, которые сейчас были открыты, за исключением внутренней, хотя по спецификации могли быть закрыты как суспензорным полем, так и внешними бронеплитами. Но все эти «прибамбасы» были отключены, что только подтверждало догадку Кееонра. Но данный факт не остановил его и он загерметизировав свой скаф вышел на условно верхнюю открытую палубу. 

Свежие царапины на еще идеальном новом покрытии от посадочных опор шатлов, что приходили на загрузку испещряли их по всей длине, но ничего необычного в них не было. Кееонр ходил по всей полосе иногда приседая и рассматривая особо глубокие царапины, но пока зацепиться было не за что. И с правой и с левой стороны, за небольшим сиянием суспензорного поля, были видны огромные грузовые отсеки, забитые под самый потолок большими контейнерами. В некоторых отсеках уже находились офицеры таможенной службы, с огромным рвением исполнявшими свои обязанности.

Кееонр перешел на внутреннею погрузочно-разгрузочную палубу. Тут тоже были отчетливые следы от посадок шатлов, в добавок, так как этот отсек имел атмосферу, оставались и другие следы, как то мелкие соринки, застрявшие между швов плит покрытия, чего на верхней не было. 

Но не доходя до конца он, остановился. Метров за триста от тупика этой палубя, она не была так сказать проходная, как верхняя и нижняя, он обнаружил интересный след. Шла так сказать сплошная двойная линия из мелких соринок. Так ее было не видно, но под углом она очень даже просматривалась. По центру эта линия прерывалась, как будто поток воздуха ее раздул.

«Стоп!»,– пронеслось у него в голове. Мелкий мусор, что всегда присутствует тут забился под что-то лежащее на палубе от постоянных взлетов и посадок грузовых шатлов. Он подошел к краю и увидел царапины, а кое-где и остатки петель к которым что-то крепилось. « Фальшивые переборки», – про себя улыбнулся Кееонр,– «а раз они были, то значит, тут что-то прятали до последнего времени». Он прошел дальше и увидел всего пару штук царапин. Но они заканчивались такими же следами от мелких пылинок, что непонятной силой задержались в щелях плит. По этим следам даже можно было определить формы посадочных опор.

Измерив, при помощи нейросети расстояния между опорами он понял, что тут до последнего времени и прятался этот злосчастный корабль. «Вот он где прятался последний месяц, можно сказать у нас под носом. Хочешь спрятать хорошо вещь, спрячь ее на виду», – улыбнулся Кееонр. Он оглядел грузовые отсеки, что примыкали к этому участку и увидел те же грузовые контейнеры, за исключением аккуратно сложеных плит переборок, которыми раньше был перекрыт участок посадочной палубы.

Здесь ему делать было больше нечего, все было понятно, корабль на время проверки покинул транспорт и используя свою невидимость сейчас где-нибудь висит и потешается над дурашками таможенниками и службой безопасности. Прерывать работу таможенной службы он не стал, но дал команду продолжать проверку до тех пор, пока он не вернется, а ему срочно нужно слетать на орбитальную станцию. Таможенники, были только рады такому положению вещей, само наличие такого офицера сбК рядом нервировала их, сбивая с рабочего ладу.

Проверка шла уже пятый час. Капитан Эескварт, уже был на грани срыва, такого даже он не ожидал, хотя знал намного больше, чем остальные, что говорить о других. Которых просто удивляла такая скрупулезность этих обычно продажных людей. Были проверены все пассажиры и члены экипажа, открыты на выбор грузовые контейнеры, изучены все технологические ниши, но слава Илуватару, ничего незаконного не было найдено, хотя сам капитан понимал, что кто-то обязательно протащит на корабль, вещи из списка «запрещенных». Но либо они искали что-то другое, либо те кто провозил запрещенное тоже хорошо подготовились. Но в конце прилетела какая-то шишка, запросив посадку именно на центральную палубу, что-то там самостоятельно осмотрела, а потом собрала всех начальников групп таможенного контроля на верхних палубах.

А еще через полчаса все разлетелись, и кораблю было разрешено пристраиваться к конвою. Эескварт проконтролировал с рубки управления как корветы таможенного контроля эльфийской республики (ТКЭР) покинули транспорт, и проследил их курсы. Все они, выстроившись в колонну, двинулись к своей станции, что висела на самом краю этого сектора системы, а вот истребитель «шишки» сразу направился в сторону планеты Калионтоо. Еще дав форы пять минут, и проверив по мониторам внутренней безопасности, вдруг кто-то потерялся, ведь их такая толпа набежала, он подал короткий сигнал, которого ждал затаившийся где то фрегат. 

Долгожданный сигнал, наконец, пришел, и все зашевелились. Сначала включили режим маскировки, а потом только Лец вывел фрегат из скопления камней, внутри которого мы прятались. Плавна набирая скорость фрегат пошел на перехват транспорта. Еще через час фрегат сравняв скорость, синхронизировался над ним и плавно опустился на верхнюю посадочную палубу. Буквально в этот же миг наверху все подернулось голубоватым свечением, включилось суспензорное поле, но сегменты бронестворок остались на месте. Хотя по инструкции в походном положении данные створки должны были быть закрытыми, было решено их держать открытыми дабы избежать лишних вопросов по постоянному открытию и закрытию их.

Все системы фрегата перевели на холостой ход, но не выключались, готовые в кратчайшее время произвести взлет. И пассажиры и экипаж оставались на своих местах, все прекрасно понимали, что на территории эльфийской республики нужно быть очень осторожными, чтобы опять не попасть на их «живодерни».

Через час транспорт начал разгоняться для прыжка, а еще через пять часов все почувствовали, как он ушел в гиперпространство. В «гипере» мы должны были провести семь стандартных оборотов, это не наш маленький гиперпривод, что мог бросить нас всего на семнадцать кликов, а это занимала максимум полтора оборота. Привод на транспорте стоял один из самых мощных, мог сразу закидывать на шестьдесят кликов. 

Но маршрут конвоя учитывал возможности всех кораблей, а это было всего тридцать пять кликов, какой-то крейсер устаревшей модели всех задерживал. Поэтому следующая остановка должна быть в системе Этай 118, фактически приграничной системе, где находилась эльфийская военная база и база пограничного контроля, крутящиеся вокруг красного карлика. Дальше должен был произойти короткий прыжок в систему Ионис, которая уже принадлежа республике Дун Адан. Там конвой должен был пройти условный таможенный и пограничный контроль. Так как остановки планировались только на заправку, то буквально через три недели мы должны были покинуть и территорию людской республики.

После ухода в «гипер» все вздохнули с облегчением, теперь можно было расслабиться, что многие и непреминули сделать. Эленте Калиану и ее семью пригласили в кают-компанию транспорта, естественна она пожелала, чтобы сопровождал ее я. Остальным пассажирам и моей команде, было рекомендовано еще находится на фрегате, во избежание недоразумений, все таки на борту было свыше трех тысяч эльфов и многие могли не понять дружбы с орками и тем более с дроу.

Через двадцать минут мы оказались в кают-компании, где уже были накрыты столы и готовился небольшой праздник. Для эленти даже покидание родной системы, которая стала ее тюрьмой, был праздником. Уже за это она готова была мне простить ту роль, что ей пришлось играть до этого целый месяц, она даже улыбалась.

– Эленти Калиана, вы прекрасно справились, играя свою роль, вы не хотели заняться актерской карьерой? – решил я сделать ей комплемент. 

– Играть придурков, это разве серьезная роль, наверное, любой бы справился. А если учесть, что эти придурки и наркоманы, то мне кажется что даже твои неотесанные орки смогли бы их играть,– отшила она меня.

– Главное эленти, что служба безопасности поверила в вашу игру.

– Да, это не те зрители, для которых я хотела бы играть. Но, за глоток свободы и не то сделаешь, – даже засмеявшись, ответила она.

– Ну, до свободы еще далеко, – неожиданно раздался голос одного из эльфов. 

Все повернулись посмотреть на этого наглеца, как-то странно материализовавшегося в середине кают-компании в боевом скафе «Скайрим-12 СМ», который был только на вооружение службы безопасности Конвента. Повеяло холодом, посреди каюты стоял Кееонр и убрав головную часть своего скафа продолжил.

– Надеюсь никто не питает иллюзий, что убив меня все ваши проблемы решатся?


Глава 32

Лайцбрингер уже выйдя из прыжка в системе Дарзания, получил сообщение от Юрия о переносе срока на месяц. Этот месяц нужно было чем то заняться. По крайнему контракту ему достались три шахтерских судна «Энхансер-3ш», невесть что, но добротная переделка хафлингов, с хорошим псевдовакуумным захватом «Хикей-4». В качестве основного инструмента и оружия на вооружение стояли три промышленных лазера «Теинрай 3б», сканером с широкими возможностями «Фаис 4а», генератором защитного поля «Згиз-4с». На борту находился универсальный ремонтный комплекс из целых трех дроидов «Текран 3а», и программный комплекс по переработки руды. В грузовом отсеке свободно помещалось два больших контейнера с концентратом руды.

В отличии от серии специализированных шахтерских кораблей серии «Мирта» и «Олапа» эльфийской постройки, «Лантака» гномьей работы, «Тадай» изготовленными троллями «Трек» широко производимыми людьми и «Пацак» которые клепали орки, этот корабль был переделкой военного корвета, одноименной основной серии «Энхансер-3», производимого хафлингами по лицензии. Сама серия была разработкой гномов, но те продали лицензию на производство и модернизацию этих корветов третьего поколения хафлингам, а уже те начали их переделывать и уродовать как бог черепаху. И вот, теперь три таких вот кораблика стояли в ангаре Улмакрипмкаиза. 

Система Дарзания имела одну заселенную планету, населенную расой Колдореи. Эта планета входит в Содружество, хотя эльфы были и против. Есть гипотеза, что Колдорианцы одна из ветвей эльфийской расы и это не удивительно. Голубокожие красавцы с серыми, пепельными или серебристыми волосами, являются одной из старейших рас. Их телосложение довольно атлетическое, хотя и очень сильно похожее на эльфийское, мышцы более рельефны, а кость толще. Средний рост был более ста восьмидесяти сантиметров, как у мужской половины населения, так и у женской. Они имеют длинные заостренные уши, они длинные и изгибаются. Чувствительность органов слуха намного превосходит слух многих основных рас. Кроме того, Колдорианцы имеют способность видеть в темноте, при этом имея тоже строение глаз что и эльфы. Не любят яркого солнца, которое причиняет боль их глазам. Их солнце красный карлик уже на последней своей стадии жизни и только близкое расположение планеты дает возможность жить на ней.

Когда-то давно, они жили и на третьей и четвертой планете этой системы, но теперь это ледяные пустыни, где жизнь существует только виде бактерий или глубоко в океанах под толщей льда. Городов, как таковых у них нет, это сугубо лесные жители, а леса их бог. На саму планету никого из чужаков не пускают. На орбите находиться два сплошных кольца станций, опоясывающие планету по экватору. Внутреннее кольцо сугубо военное, называемое орбитальной цитаделью. Мощные бронированные орбитальные форты могущие действовать как совместно, так и автономно были вооружены лазерным, плазменным и ракетным вооружением. Семьдесят процентов всей обороны было автоматизировано. Такое кольцо способно было остановить два полных флота тороноидов, так что эти голубокожии существа могли постоять за себя. 

Второе кольцо, так же замкнутое вокруг планеты, но под углом к первому, предназначалась уже для посещения гостями. Кроме большого числа ангаров, причалов для разнообразных кораблей, тут были ремонтные мастерские, заправочные станции. Множество торговых секций, где за огромные деньги, можно было купить тонко выделанные меховые шкуры животных разнообразных расцветок, поделки из ароматного дерева, причем с выбором аромата, договориться о самом ароматном дереве. В маленьких лавочках на в торговых секциях можно было купить экзотические фрукты и напитки.

Вы скажете, зачем это надо, если достаточно врубить синтезатор и все готово. Но никакой синтезатор не сможет повторить вкус свежих продуктов, что предоставляет эта планета, даже новейшие эльфийские синтезаторы. Но основной статьей дохода планеты была экзотическая биомеханика. Они изготавливали множество разных биомеханических изделий, как просто обычных животных адаптированных по условиям заказчика, так и такие вещи, как живое меховое одеяло или покрывало, которое умиротворенно действовало на существо, генерируя мягкие успокаивающие звуки. Так в основной экспорт таких товаров, шел в республику Дун Адан, где просто за баснословные деньги покупали такие одеяла, что урчали как кошки. 

Но вот сами Кольдерианцы редко покидали свою систему. У них был только внутрисистемный флот. Да и тот был задействован в основном для сообщения между планетой и орбитальной станцией. Сами корабли у них были странные использующие только гравитационные двигатели, что в принципе эффективно работали, только близко от гравитационных колодцев планет или звезд. Соответственно техника, работающая на антигравитации и гравитации, у них была самой лучшей.

Но и Колдерианцы тоже нуждались в товарах Содружества. Они постоянно закупали минералы, концентраты или даже руды. Редко покупали специализированную технику, стараясь изготавливать ее под свои нужды самостоятельно. Но и будучи мудрым народом, не экономили на защитном вооружении, часто закупая военные новинки. Но все же, они были своеобразны, имея три пояса астероидов и мощное облако Аорта, сами они его не разрабатывали, предпочитая труд небольших шахтерских артелей, против крупных корпораций у них были какие-то предрассудки.

Лайцбрингер выставил эти три «шахтера» на аукцион, а сам решил заняться этим небольшим промыслом. Это было не зазорно и часто орокуэны этим промышляли, когда становилось трудно с кредитами. Обогатиться на этом было тяжело, но на поддержание на плаву такого корабля как у него хватало. А простой целый месяц в системе, для Чески тоже непозволительная роскошь. Поэтому быстро просмотрев в галонете данные по добывающим артелям, он нашел район, где они не работали, и можно было спокойно, но в тоже время нелегально заниматься шахтерством.

Сам рейдер был переведен на режим экономии энергии и временно превратился в основную базу. А команду он поделил на три смены и интенсивно начал разрабатывать окрестные астероиды. По предварительным данным сканирования некоторые астероиды содержали шеелит, пегматит и сфалерит. Все они относятся ко второй группе ценности и всегда востребованы. Внутри этих руд содержались такие металлы как: цинк, германий, индий, кадмий, галлий, литий, рубидий, цезий, бериллий, ниобий, тантал, вольфрам и олово. Правда, последний металл относился к касситериту, который уже входил в третью ценовую группу, но все равно был востребован.

Корабль занял позицию недалеко от достаточно крупного астероида, который имел небольшую радиацию и по всем данным содержал небольшие залежи настурана, которые Лайцбрингер тоже планировал прибрать к рукам. Но уже ближе к концу срока ожидания. Еще это место было хорошо тем, что он было недалеко от сектора выхода кораблей из республики Дун Адане или конечной точки разгона для прыжка в республику бледнокожих людей. Этот сектор системы был достаточно оживленный, дунаданцы имели хорошие торговые связи с Дарзанией и грузопоток шел полноводной рекой. И судя по сообщению от Юрия, он тоже будет идти данной тропой. Так что Ческа убивал сразу двух зайцев, зарабатывал на шахтерстве и спокойно ждал своего друга.

– Матриарх, они наконец сдвинулись из системы Калионтоо, – ворвался в кабирет один из советников.

В ответ она чуть нахмурилась, но вспомнив, что сама дала указания, что о любых изменениях теберниума этого человека и Калы сообщать немедленно.

– И где они сейчас?

– Они совершают гиперпрыжок, – идиотски улыбаясь, ответил тот.

– Наверное, вопрос куда, окажется для тебя непосильным?

– Ну, по всем данным они как-то влились в конвой эльфов, и сейчас совершают прыжок в систему Этай 118.

– А дальше?

– Конвой большой идет с охраной, и поэтому маршрут заявлен открыто, ну почти открыто. После системы Этай 118, они покидают территорию эльфийской республики и переходят в республику Дун Адане в системе Ионис. Далее система Карасон потом Занландия, затем промежуточная остановка в свободной системе Дарзания. После этого их маршрут пролегает по территории Гномьего королевства, начиная с системы Эгнер. Далее транспортными тоннелями до системы Оннд и дальше уже маршрут не заявлен, так как проходит по серой зоне вплоть до королевств Уманитаров.

– Понятно, как только он появится в системе Ионис, немедленно доложить. А сейчас распорядитесь подготовить наш самый представительный корабль, он должен блистеть как у murrpau причиндалы. А пока продолжаем движение в сторону системы Луот Дреер.

Советник низко поклонился и покинул каюту матриарха. Та чуть улыбнувшись, перебирала в голове варианты. Пока все складывалось в ее пользу. Этот хуманс действительно оказался крут, выполнить такую задачу и все-таки выбраться. Она была уверена, что тот выберется, ведь как-то он попал в эльфийский конвой, а те пропускали без всяких лишних досмотров. Просто интересно как это у него получилось.

Так с резидентами гномов тоже была предварительная договоренность, и теперь оставалось только дождаться, когда этот Юрий покинет республику Дун Адане, а дальше дело сделано. Думаю, мне удастся договориться с ними и мы сможем войти в Содружество, получив шанс на выживание, а дальше уже видно будет. 

Дзитра Фо"Аркаин ан Бэнрэ, хоть и считалась жесткой правительницей, а другие матриархом клана и не становились, но в душе была идеалисткой. Она прекрасно понимала, что кланам дроу, находящимся сейчас в глубокой конспирации вскорости придет конец. Уже сейчас они отстовали, а пройдет одно два поколения и все деградация или гибель. Им просто необходима была своя планета, которая официально должна была стать резидентом Содружества, хотя бы одна. Да когдато, может тысячу лет назад у них была своя космическая держава, но сейчас она вся лежала в руинах, ограбленные и забытые миру, напичканные эхом той пробежавшей войны. Восемь обитаемых систем и еще с два десятка других, лежали в руинах во власти автоматических убийц стерших жизнь с них тысячу лет назад.

Сейчас и был шанс возродить то государство. Разведчики докладывали, что многие автоматические системы не работают и отчистка планет от кибернетических механизмов, по силам кланам. Нужно было только защита этого Содружества, которое фактически и уничтожило нашу расу. Но «кто старое помянет тому глаз вон!», сейчас совсем другие условия, другие дроу, и эльфы уже не в сильном авторитете. Шанс, и их раса может выжить а там уже как богине Ллос даст.


Чувство праздника, как бы улетучилось, а вот тревога, теперь витала. Этот СБшник, в то же время спокойно попросил отдельную каюту, и попросил принести его вещи, кинув «поводок» к месту, где он их оставил ближайшему сервмеханизму.

– Я бы хотел немного привести себя в порядок и тогда прийти к вам на намечающийся праздник, – церемонно поклонился он.

– А может не будем паясничать и сразу перейдем к делу. Тут все свои, или как минимум в «деле», – ответила она, при этом глянув на капитана Эескварта, обещая ему «кары небесные».

– Я здесь почти единственный в боевой экипировки, – кинув легкий взгляд на меня и мой скаф «Пивафи», – это нарушение этикета. А на своего капитана вы не обижайтесь, просто это не его уровень, я в принципе обманул не капитана, а ваш корабельный искин. У него наши прошивки, а значит и закладки для службы безопасности которыми я и воспользовался. Это дело пяти секунд, так что я даже не вспотел подменив картинку с камер наблюдения.

– Похвастались?– с легкой укоризной, глянула она на него как на маленького ребенка, – а теперь может, расскажите, зачем вы здесь? Сразу скажу вам, что вас, скорее всего, убьют в любом случае, нам терять нечего, и мы попробуем потрепыхаться, но вам этого шанса не дадут. 

– Если бы мне нужны были чисто «Вы», – выделил он, то мое присутствие здесь было бы лишним. Здесь бы присутствовали дуболомы, специально наученные головой переборки ломать, однажды видел их работу, жуть…

– Партнеров, я тоже не кидаю,– мельком взглянув на меня, быстро произнесла эленти.

– О, и этот достопочтимый наемник, тоже не основная моя цель. Хотя за его голову и его корабль отсыпят кредитов по весу. Очень он уж постарался набить себе цену, – улыбнулся он.

– Тогда я не пойму всей этой трагикомедии и вашего пафосного появления.

– Давайте сначала познакомимся. Я в принципе знаю тут всех, естественно по именам и фотографиям из личных дел, кроме вас естественно Ческа Юрий,– выделил он, но а мое имя Кееонр Ша`Траа.

– Простое имя, даже не мелкий дворянин, – саркастически сказала эленти Калиана,– интересно узнать звание и должность в сбК, наверное, какой-то младший сержант.

Ни малейшей тени на лице этого Кееонра не промелькнуло, все таже легкая но простая улыбка и стальная выдержка. Он, спокойно улыбаясь моргнул и тут всем на сеть пришел спецфайл с голограммой службы сбК.

– О как!– протянула эленти, – капитан, начальник аналитического отдела, специальной группы дознания, службы безопасности Конвента. Так вы вундеркинд, «из грязи да в князи!» Такой эльф и без охраны!

– Достойно ли вас эленти Калиана Ама Онараз Ма-Роруил, опускаться до грязных оскорблений, – все с той же улыбкой на лице, даже не моргнув ответил тот. Тем более просящего, кое добровольно пришел просить вас о помощи.

– Просящий?– воскликнула она, пробравшийся как вор? Это нынче так у нас поступают благородные эльфы? Хотя да, вы же из «простых».

– Ну, вы тоже поступили не как герой из древних сказок, опять же с улыбкой ответил Кееонр, – тайком никого не уведомив, покинув родные пенаты и в компании недостойных вас существ, отправились на поиски приключений. Но это так просто «ответочка» на ваши инсинуации. А дело вот в чем, мне нужно сбежать с территории Конвента, – резко, как будто выдохнул, закончил он.

Да пауза наступила знатная, наверное, художники обязательно запечатлели такую картину на холсте, потратив полжизни. Я не понимал в чем дело, а вот остальные смотрели на этого СБшника как на умалишенного, некоторые даже с жалостью.

– А ты не крекер случайно?– как-то с подозрением спросил Калиин.

– А? Что?– первый раз стушевался Кееонр, – нет, что вы я чистый кранч, в центральном Гаальськом университете учился, по стипендии.

– Ну если в университете, то понятно почему по стипендии, значит «ботан» все-таки. Засветился и тебя «себы» подобрали, им такие «кенты» нужны, они под себя весь «ботанат» подгребают, моют им мозги и получают верных huo. Теперь повторяем наше maquetta, что ты нам впарить хочешь?– начал агрессивно говорить Калиин, пересыпая свою речь каким-то сленгом, который моя нейросеть не всегда могла перевести, но по смыслу я все равно понимал, вставляя в его фразы свою интерпретацию его слов.

– Давайте так,– взял себя в руки Кееонр, – я все-таки переоденусь, и тогда за столом сможем нормально поговорить. 

Калиин прищурился, как то склонил голову, смотря на этого СБшника, а потом кивнул головой в сторону выхода, где его уже ждал серв с его вещами. Тот, оглянувшись, сделал какое-то странное «па» и вышел из кают-компании.

– И что с ним будем делать?

– Думаю, что надо отправить гулять за борт, желательно без скафа.

– Не получиться, у него аварийный передатчик, нам на хвост сразу сядут его товарищи, – встрял в разговор капитан Эескварт.

– Молчи уж,– накинулась на него эленти, скажи спасибо, что он «кранч» и со всеми этими киберустройствами на ты, а то бы разжаловала бы тебя к Мандосу.

– Может для разнообразия его послушаем. Действительно странный он, но на игру не похоже, да и глупость это самому на корабль лезть, без прикрытия, да еще и на такой должности. Если бы еще оперативник, какой был, то понятно, а тут начальник отдела аналитики, асаратер. 

– Ты не понимаешь с кем имеешь дело. Их действительно отбирают, самых перспективных еще замечают в институте и сразу по выпуску забирают, типа в высшую школу службы безопасности. Там на самом деле их фактически ничему не учат, их там зомбируют дементоры. Правда мягко, каждый день по чуть-чуть, капля за каплей, пилюля за пилюлей и готов абсолютно верный Конвенту эльф. Они просто не могут предать его, у них сразу начнется сенситивный шок и они умирают. А чтобы даже не возникла никаких подозрений, то их после каждого задания дементоры подчищают, мало ли какую работу они выполняли, а моральный шок может сбить их. Его если спросить, что он делал в прошлой своей операции, то он ничего и не вспомнит. Так что он может нам наговорить что угодно, а как узнать правду, никто и не знает.

– Почему никто, – неожиданно встряла Клиина,– у Юрия есть специалист такого профиля. Единственно, что некоторым может не понравиться ее методы или даже ее нахождения около нас, но за эффективность отвечаю. Сама на себе ее испытала.

– Ты про Натиру?– спросил я, в ответ она только кивнула головой, при этом едва заметно содрогнулась.

– А что идея,– как-то даже радостно подтвердила эленти, она же тебя слушается?

– Извините, конечно, но это не собака, а такое же разумное существо, как и вы, и прекратите эти свою ксенофобию. 

– Тут не поспоришь, с твоей то командой, у тебя даже зачатков ксенофобии нет. А вот как ты действительно вот так не выбирая общаешься со всеми ними.

– В детстве звездные войны смотрел. – даже немного грубо ответил я, – так что мне привести мою истри?

– Конечно!– чуть не в один голос сказали эленти Калиана и Калиин. 

– Только давайте, без ваших шуточек, напоследок сказал я и направился обратно на фрегат, попутно отправив сообщение на нейросеть.


Глава 33

Понадобился час, чтобы опять мы все собрались опять в кают-компании. Мне за этот час пришлось выдержать серьезный разговор, в итоге которого к нам присоединилась Варинар и моя вторая истри Киа. аргументы были «железными», Варинар должна была начать проходить практику, а Киа была моей истри, хоть и второй. Пришлось все это согласовывать и подготавливать других посетителей кают-компании о таком вот посещении. И хотя разговор был перенесен в кабинет по соседству с кают-компанией, утаить своих истри и свояченицу, ведя их почти через весь корабль да еще в нормальных вечерних комбинезонах, было невозможно. А ведь многие эльфы видели дроу и орокуэнов только по головизору в постановках боевиков.

Но предварительная работа эленти Калианы и вот мы все собрались в кабинете для прослушивания «исповеди» СБшника. Единственное, я сказал, чтобы в слух свои мысли относительно услышиного Натира, не произносила, а посылала мне сообщения на сеть, естественно, чтобы Варинар тоже молчала.

Рассказ Кееонра затянулся часа на два. Удивительная и судя по всему невероятная история. И самое интересное, что Натира подтвердила, что это правда. Еще она подтвердила, что мозг ему подчищали всего один раз и специальных «закладок» у него нет. 

– Ну, Юрий, что скажет твоя истри? – задала первый вопрос эленти Калиана после пятиминутной паузы, когда закончил свой рассказ Кееонр, правда на последнем слове она немного застряла.

Я кивнул головой Натире, предварительно послав сообщение, о чем говорить, правда, особо и скрывать было нечего.

– Ну, он сказал правду, память ему подчищали недавно, и вообще следы дементора просматриваються только раз и это произошло действительно недавно. В памяти у него остался свежий рубец, который отсек последнии события от всей остальной жизни. До этого у него все нормально, так сказать разложено по полочкам, а вот потом получилась каша, на стертые воспоминания наложилась та же самая информация всколыхнув стертые отделы, но не до конца. Они как бы не до конца проявлены виде полупрозрачной кальки. Он же полностью вспомнил только ту информацию, что сам себе отправил, а вот остальное. То что он посчитал не важным подернуто плотной дымкой.

– Откуда, вы знакомы с работой диментора?– подняв бровь, спросила эленти.

– В последнее вемя много практиковалась с работой одного из них, сволочью он был отменной, просто исключительный садист, – спокойно ответила Натира, а увидев, как взглянула на нее Клиина, добавила,– я ему и в подметки не гожусь. 

– И как успехи?

– Да никак. Он славно поработал. Ей страшно спать, потому что ее постоянно мучают кошмары, из-за которых она постоянно просыпается. Когда ее мучают кошмары, она не может проснуться, лишь зажмуривает глаза, и вертит головой, не просыпаясь. Когда она пытается просить о помощи, рот открывается, а звука нет, будто она немая. Естественно, у нее бывают неожиданные истерики и срывы. Она может просто сидеть, сидеть и ничего не делать, даже плохого ничего не происходит, а уже через секунду лежит на полу вся в слезах, и не понимает, что происходит. Просит голоса в ее голове замолчать и оставить в покое, в таком состоянии она может лежать час, два. Так же бывают ни с чем несвязанные вспышки агрессии. Временами у нее бывают галлюцинации, и она слышит голоса.

– Впечатлюще, и как вы с эти мборетесь?

– Комбинированный прямой гипноз, используя директивный метод воздействия и эриксонский.

– И как вам в голове у пациэнта,– проявила осведомленность эленти.

– Муторно,– скривилась та в ответ, – за раз отчищаю не больше десятка «кластеров».

– Прилично, – с одобрением кивнула эленти,– у нас нет таких специалистов. Покалечить у нас запросто, а вот вылечить так нет никого. Надо будет поинтересоваться вашими наработками, вдруг пригодяться.

Натира аж подпрыгнула. Ей и так тяжело было разговаривать, но просьба Юрия держала ее в рамках приличия, а тут ненавистный враг хвалит ее, и хорошо оценивает ее труд, это полностью ломало ее стереотипы. Она глянула на Юрия, а тот одобрительно глянул на нее, таким взглядом, что у нее аж мурашки по коже пошли. И если бы они были в своей каюте…

– Конечно, эленти Калиана. Нам теперь думаю часто придеться работать вместе, так что свои разработки мы думаю вам без проблем дадим, да дорогая, – весело ответил Юрий, а Натира только кивнула головой и чуть побледнела, так у дроу заменялся румянец.

– Это, хорошо, думаю, и нам будет, чем отплатить, дав вам что-то из своих разработок.

– Вот и договорились.

– Ну, а теперь что будем решать с этим молодым эльфом.

– А что с ним решать?! Он помогает нам выскачить дальше, хотя бы до системы Дарзания, откуда нас уже не вернуть, а мы его вывозим на своем корабле до королевств Уманитаров.

– Я не хочу туда, опять армия, нет. Может, я у вас останусь?– с мольбой в глазах повернулся он к эленти.

– Вот еще,– вскрикнула та в ответ, – что ты будешь у нас делать, да если честно, даже не смотря на уверения этой юной обдарованой особы, я тебе не доверяю. Не хочу в будущем иметь слабое звено, через которое будет уходить жизненно важная информация. Даже и не думай.

Кееонр повесил голову и как-то сжался. Он понимал, что самому, в этом мире, где в общем-то недолюбливают эльфов ему долго не протянуть.

– Но ты можешь попроситься к Чески Юрию. У него взгляды космополитичные, команда у него вообще состоит из кого попало, и плюс к этому у него намечается нехватка команды. Ведь так?

– Да специалисты мне нужны, на заработок пока не жалуюсь. Работать в Эльфийской респулике по известным тебе событиям мне не светит. А после пяти лет, свободно можешь поселится на одной из эльфийских планет, у меня там хороший кусок поверхности есть, – улыбнулся Юрий эленти.

– Но вы же наемник? – спросил Кееонр.

– Да.

– И у вас как в армии, те же условия. Тем более корабль маленький.

– Тебе эленти сказала уже, что у меня нехватка в команде будет, а с чего она случится? С того, что этот транспорт после выполнения миссии, достанется мне, а у меня команды только на фрегат.

– И кем я буду в твоей команде?

– Скажем так, специалист широкого профиля. Мне и диспетчер будет нужен, и «кранч», просто наладчик и программист электронных систем. А так как я наемник, то возможно и еще где-нибудь можешь пригодиться. Ну, и второе, как я понял, тебя будут искать, и меня будут искать, а вместе прятатся лучше.

– А если допустим, через год я захочу уйти от тебя.

– Через год уходи, но только места на эльфийской планете тебе не видать, да минимум год отработаешь. Заодно и мир посмотришь, как оно за пределами парка живется.

– А к вам эленти никак?– все же сделал последнюю попытку Кееонр.

– Ко мне точно никак, и я бы, будь моя воля и через пять лет не пустила бы тебя на свою планету, но время покажет, может еще и встретимся, если этот сорвиголова не заведет вас на край в чертоги Илуватара.


Конвой штатно вышел в системе Этай 118. медленно без какой лиюо спешкт вышел выше эклиптики и направился в сектор таможенного контроля, где стояла большая боевая станция «Этай-контроль Фомен». Нет это не четыре мужчины, так на эльфийском звучит «север». Даже такая древняя космическая раса как эльфы называют все просто, выше эклиптики север, ниже эклиптики юг. Кстати, ниже эклитики тоже находилась боевая станция, но она была чисто военной, на ней базировался 18-я эскадра Внешней защиты Эльфийской республики, или как это звучит на их родном языке «Eldaren arda», красиво зараза, даже язык такой мягкий завораживающий. Но если честно их язык не приспособлен к техническим терминам, иногда такая белеберда получаеться с техническим переводом на всеобщий, что только смеятся остаеться. Даже удивительно, что это одна из старейших космических рас.

Но конвой, под руководством диспетчеров и управлением искинов, начал швартовку к карантийной зоне станции. Мой фрегат к этому времени уже под «плащом нивидимости» выйдя над поясом астероидов и на максимальной тяге, возможной в этом режиме шел по большой дуге. Мы уже провели два часа на одном из астероидов два часа охлаждая контуры систем маскировки, но таких остановок нам нужно было сделать еще четыре, а еще полет, так что теперь вся надежда на нашего нового члена команды, который должен был с одной стороны прикрыть нас, а с другой затянуть таможенный контроль, чтобы мой фрегат успел выйти к нужной точке и охладить контуры маскировки.

Все вроде было рассчитано, но действительность часто приподносит сюрпризы и не всегда они приятные. Но факт остаеться фактом, в этой системе, напичканной всевозможными зондами, станциями слежения и другой специализированной техникой, других вариантов не было. Нам было необходимо восемнадцать стандартных часов, чтобы добратся до точки возможности возврата на транспорт, или в точку прыжка в систему Ионис. Дальше мой фрегат прыгнуть не мог, некудо было ставить большой гиперскачковый двигатель, чтобы он мог прыгать, как мой будущий транспорт с пока впечатляющим названием «Аррива– 1742у». Ну это в будущем, по орокуэнской традиции он получит нормальное название, как и мой фрегат.

Ну, а сейчас мой фрегат, наверное единственный, кто мог проскочить через такую систему. Обычному и даже кораблю типа «Смерш» проскочить неземетно было невозможно, а вот это чудо поделка зеленых инженеров очень даже проходила. Невидимый, достаточно зубастый, как для своего типа корабль, был действительно хорош. 

И уже сейчас Юрий обдумывал закупку таких вот кораблей и размещения их на нижних палубах, рядом с взлетно-посадочной полосой, превратив этот транспорт в носитель таких вот кораблей. Но нужно было разработать и тактику применения этих фрегатов в группе, аналогов таких вот кораблей в Содружестве не было, а то что применяли «Смерши», это тактика камикадзе, ему тоже не подходила. Нужны были дополнительные обучающии базы, нужны были кредиты Содружества, а уже сейчас Юрий чувствовал, что даже с теми подарками, с какими он возвращался, этих кредитов ему не хватит.

– Ческа, есть подходящий астероид для посадки, – неожиданно ворвался в мысли юрия голос Харацеги.

– Рил, что там по «невидимке»?

– Капитан, еще полчаса без проблем удержим.

– А дальше ничего перспективнее нет?

– Нет, ческа, там большое поле мелких обломков, если застрянем в нем, поцарапаем шкурку, да и внешнии системы может побить, поле неустойчиво.

– Лец заходи на посадку, ищи кратер поглубже, и потемнее, будем охлаждаться. Так сказать раньше сядем, раньше взлетим!

Транспорт «Арива– 1742у», как и все корабли конвоя пристыковался к станции. Здесь, на границе «Eldaren arda», все было по серьезному. Это не как во внутренних системах, таможенные службы были незначительные и размещались совместно на торговых базах. Эта база была оплотом пограничной эскадры целого сектора, корабли которой постоянно патрулировали приграничные системы. Переодически эти малые крейсера, а именно только такие корабли стояли на вооружении пограничной службы, приводили контрабандистов. Эти быстрые, маневренные, оснащенные самыми современными средствами связи и обнаружения, были теми доберманами, которые если уже вцепились в жертву, то уже не отпускали.

Но большие комисионые, за конробанду, все равно находили желающих проскочить сквозь такой заслон. И часто давали бой этим доберманам, иногда даже удачный, но ненадолго. Пока такой корабль боролся с одним крейсером, в системе появлялось еще несколько, и тогда судьба жертвы была предрешена, обычно все заканчивалось, облаком распыленного метала и газа, расползающего на месте гибели такого вот агрессивного нарушителя.

И вот эта станция, была опорной базой таких вот крейсеров, где они могли отдохнуть, отремонтироваться и пополнить запасы. Для команд этих крейсеров всегда выделяли только лучшее, и в ответ они платили честной службой. Эта была элита эльфов, действительно честные, мужественные и опытные, другие здесь не приживались, а «гнильцо», часто погибало или в абордажах, либо от несчастных случаев, если не успевало куда-нибудь перевестись. В основном это происходило с интендатами, которые намеривались разбогатеть засчет поставок дорогова оборудования и амуниции. 

Кееонр опять облачился в свой скаф, приготовив кучу своих документов и умудрившись послать сообщение на станцию, как только появилась с ней устойчивая связь, пронумеровав ее задним числом.

Стыковка транспорта производилась центральной взлетно-посадочной палубой, так что даже герметизация была не нужна. Рядом с ним стоял капитан транспортника, каргомастер и командир отряда «Алкараха», чей груз занимал почти семьдесят процентов ангаров транспортника. Большой шлюз станции открылся, и сквозь суспензорное поле зашла команда из пятнадцати эльфов, одетых в поношенные, но опрятные комбинезоны. Во главе их шел майор таможеной служби, который даже на секунду задержался, увидев группу встречающих. Он, конечно, ожидал увидеть капитана, каргомастера и возможно главного владельца груза, такое часто случалось, когда груз либо ценный, либо его действительно много как в этом случае. 

Майор получил таможенную декларацию корабля, причем заверенную таможенными службами системы Калионтоо, и считал, что впринципе достаточно будет проверить сохранность пломб на контейнерах предедущего контроля, поставив дополнительно свои и выборочно проверить пассажиров. Но при наличии резедента службы безопасности Конвента, он фактически действовал по его указанию. Но все-же решил уточниться с полномочиями этого агента, как этого требовали инструкции, мало ли кто смог напялить скаф этой службы.

– Похвально майор,– без всякого чванства, ответил молодой СБшник и протянул чип-медальен.

Таможенник сунул его в декодер и кивнул головой на специальную ячейку, куда должен был приложить палец обладатель документа. Декодер, немного подсвистывая, сначало зажег зеленый огонек, про совпадения генкода документа и владельца, а затем выдал на экран короткую информацию про «абонента», согласно допуска. В данном случае на экране зажглось всего два слова, «капитан Кееонр», но именно это больше всего и говорило о том, что агент самый настоящий. 

– Вы удовлетворены лер майор?

Тот в ответ только кивнул.

– К вам должен был прийти файл, по поводу моей миссии, если я не ошибаюсь, то его номер 002/1678/4596.

Майор через нейросеть запросил файл у главного искина станции, а сам подумал, что такие как этот тип точно не ошибаются в таких мелочях. Файл пришел, и прочитав его майор скривился. Уровень допуска у этого СБшника был такой, что если он скажет застрелиться, то майор может спросить только из какого оружия.

– Да есть такой файл.

– Смотри майор, груз этого корабля и пассажиров проверяли в системе Калионтоо при мне лично, но ты все равно можешь его проверить или просидеть в кают-компании, сам решай. Пассажиров я уже сам проверил, но можешь еще выборочно проверить. Мне нужно заскочить на базу и отправить пару сообщений, плюс наведотся еще на парочку кораблей из конвоя. Есть информация, что в конвое есть кое что. Но главное, мне просто нужно задержать конвой часов на двадцать, а это самый крупный корабль и только его можно так долго осматривать, так что работай майор, только чур не напивайся.

Майор только хлопал глазами и кивал головой в знак того, что все понял. А этот СБшник хлопнув того по плечу направился к шлюзу ведущему на станцию. Как только его спина исщезла за суспензорным полем, трое оставшихся, из группы встречи громко выдохнули, а капитан транспорта, даже вытер пот со лба. 

– Что вывернул вас?– сочувственно спросил майор, зная, что они с этим типом пробыли десять дней в гиперпрыжке.

– Да как вам сказать. Вроде всегда улыбаеться, но везде засунит свой нос, и знаешь ведб кто он и всегда ждешь, что он тебя за что-нибудь поймает.

– А есть за что?– засмелся майор, но оглянулся на шлюз, а то мало ли что.

– Да вроде нет. Но это же СБК, у них, наверное, на каждого эльфа что-нибудь есть, в детстве яблоки с оранжиреи таскал, или еще что по малолетству совершал.

– Да это да.

– Может в кают-компанию пока там уже и стол накрыт.

– А как же проверка,– прищурился таможенник.

– Воля ваша, но скажу я вам, что такой проверки, как устроили нам в системе Калионтоо, я за всю свою крьеоу не видел. Этот, кивнул капитан в сторону шлюза, – их так настрощал, что те чуть наш транспортник на запчасти не разобрали, хорошо, что мы предварительно начали таможню проходить, конвою пришлось не сильно долго нас ждать. 

– А давайте, – решился майор, тем более этот СБшник не настаивал на досмотре. Он отправил троих своих сотрудников, проверить наличие пломб и поставить свои, а сам с остальными решил принять предложение капитана.

Кееонр попав на станцию, где все уже знали о его приходе, сделав вид занятого эльфа, решил обойти всю станцию, естественно отправить задачу своим сотрудникам, чтобы они были заняты. Отчет для своего начальника, чтобы он тоже думал о чем-то другом, а не его исчезновении. Ну и для вида зайти на корабли конвоя. Только он мог протянуть то время необходимое остальным для того, чтобы выйти в необходимый район.

Глава 34

Два часа проболтавшись по базе, переодически светя своим чип-медальеном, он проголодался и решил навестить одну из кафешек, которую рекомендовали ему местные служивые. Действительно оформлена она была оригинально, фактически кафешка была расположена внутри ботанического сада. Вокруг росли красивые ухоженные растения создовая небольшие полянки, на которых были расположены столы и стулья. Официантами правда были и сервмеханизмы, но тоже с нанесенной на них биопластиковым покрытием и татуировкам виде растений и птиц.

Ознакомившись с меню заведения. Кееонр был приятно удивлен, блюда были здесь не синтезированы, а приготовлены из натуральных продуктов, но опять же сервповаром, который специально был запрограммирован на выполнение любых кулинарных задач. Кееонр выбрав полянку, огражденную плотным переплетениями лиан с большими желтыми цветами, занял столик и сделал заказ. Ему показались достаточно соблазнительными желудевый лембас с вареньем из цветков золотых сильмарилий и нектаром с пиуки.

Пока готовили заказ Кееонр расслабился и развалившись на удобном плетеном из лозы стуле, с мягкой сидушкой и подголовником, он вспомнил последнии дни.

Уже на следуйщий день его познакомили с новой командой или их познакомили с их новым товарищем. Как только он подписал контракт, решил все-таки пока на год, с возможностью продления, ему выдали активы этой маленькой корпорации. Оказалась, что по выполнению конртакта, она уже становилась не совсем маленькой. Кроме двух кораблей, в активе корпорации был довольно большой участок поверхности на планете, где недавно провели первичный экопоэзис. Плюс неучтенные трофеи, которые еще предстояло учесть, но правда в разделе этого имущества он не имел доли, пока он находился на оплате с очень интересными формами учета премиальных. Договор для Кееонра состовляла вторая истри Юрия, каторая открыто работала на Дзуххалаг. 

Вообще команда, хоть и малочисленная, но была пестрая, иногда казалось, что он находиться не в команде наемника, а на каком-то форуме, где собрались представители со всего Содружеста и ближайших его соседей. Было аж восемь дроу, из них трое считались семьей Юрия, наверное, через старшую истри. Тролль, элитный, из специального штурмового отряда «Красные топоры», боец знатный. Именно ему Юрий поручил тестирование Кееонра и определения тренировочного процесса. Двадцать два гоблина, которые все занимали технические должности на фрегате. Пять чистокровных орокуэна и одна метиска, вторая истри чески Юрия. Сам Юрий был чистокровным дунаданцем, но считался орокуэном. Еще было три дунаданца и три харадца. В команде также состояли четыре наугрима, или как их называли все остальные гномы, правда, сами себя они называли тангары. Ну и замыкали строй команду поури и хафлинг. Теперь вот добавился и эльф.

Как ни странно, но приняли меня относительно нормально. Дроу конечно со мной не говорили, но и агрессии не выказывали, даже взглядом, а младшая из семьи Юрия, даже кивала, когда мы случайно где-нибудь встречались. Ну, с вечно веселыми хафлингами итак было все понятно, тоже самое касалось и их угрюмого дальнего родича поури, это как две противоположности одного целого. Орокуэны, эти все были задирами, но меня пока не трогали, хотя остальных постоянно подкалывали и при этом громко ржали. Но надо отдать должное и на ответные шутки реагировали не агрессивно, а так же продолжали громоподобно смеяться, пытаясь что-нибудь придумать в ответ. 

Люди были разными, но это всегда так было, эта раса индивидуалистов и все знали в Содружестве, «что если ты знал одного хуманса, то ты знаешь только одного хуманса», их под одну гребенку охарктеризовать было нельзя. Но вся команда делилась на две части, старая команда и мы, новички. Урчан гонял старую команду так, что казалось, что он хочет узнать, когда они сдохнут от нагрузок. Нас пока тренировал, как он говорил, так просто, чтобы вы мяса наростили, а лишний жирок убрали, хотя я уже после первой тренировки чувствовал себя очень плохо и жирка я в своем организме никогда не допускал.

Урчан гонял меня часа три, пока на тренажере я не погиб десять раз. Я даже уже обижаться начал, ну кто может победить тролля один на один. И тут пришла на тренеровку «старая команда», да еще и во главе капитана. И тогда я понял, что тролль так себе так сказать в первой пятерке, а вот ческа, это да. Против него сначало выпступали пятеро, но он просто фантастически чувствовал бой. Понятно, что он буквально весь напичкан усовершенствованиями, но все равно рисунок его боя, скупость движений и их точность завораживали. Затем юрий ушел в угол и уже самостоятельно занимался с фектовальными дроидами. А его команда продолжала учебные бои. И даже тут было понятно, что им я не гожусь в соперники. Из пяти боев как минимум один они выигрываля у тролля, а остальные либо проигрывали незначительно, либо вообще сводили в ничью. Даже маломерный щуплый дунаданец, выходивший со странным копьем с тремя наконечниками умудрился выиграть один бой, а что говорить о дроу.

Эта была сильная команда, таких я не видел за всю свою службу.

Но после тренировки, Урчан потребовал мои данные по нейросети и выученные базы. Хоть здесь я в его глазах был нужным, он так и сказал: « о гляди, так ты все-таки мастер «кранчер», ну, тогда понятно, почему ты в команде, такие Юрию точно нужны. Не зря он со своми «темными» ругался за тебя, но он такой на него где сядешь там слезешь, так что не боись элфэ, сделаю я из тебя настоящего тролля из юрия же сделал, да и Володя тоже уже как подтянулся, а ты покрепче та его будешь». 

Конечно, троллем я становиться не собирался, но сравнивая его скептический взгляд в тренажерной и сейчас, у меня на душе потеплело. А еще возникла мысль, в команде держат не за то, что ты там какойто эльф, тролль или дроу, а только за твои способности и умения. А я без излишней скромности кое-что действительно умел.

Прервав мои мысли, рядом появился серв, принесший мне мой заказ. Да это действительно было божественно. Еда, невероятная и незабываемая, когда я еще смогу ее попробувать. Стоп! У Кееонра появилась идея. Он продолжил вкушать свою пищу, а серва отправил за кристаллом памяти. Через десять минут, когда душистый, теплый лембас уютно устроился на дне желудка, появился серв. Кееонр, зашел в систему, быстро выпотрошил слабый искин кафешки и получив коды доступа, скопировал данные из банка памяти сервповара. Теперь ничего ему не помешает заиметь своего такого повара на корабле, а еще если удастся выбить себе небольшой отсек, где можно сделать что-то типа такой кафешки, то можно без проблем и пять лет протянуть с этими существами. 

Но время шло, а еще нужно было проинспектировать корабли конвоя, заодно и глянуть, нет ли на них случайно резедентов службы безопасности. Используя свой допуск, он мог быстро просмотреть все дела эльфов во всем конвое, осталось только получить списки. Этим Кееонр и решил заниматся.

Похоже, Кееонр успешно справился со своей первой задачей. Фрегат вышел на нужную позицию и сейчас охлаждал контуры маскировки, находясь на дне глубокого кратера, прячась в тени его кромки. А флот даже не начал строиться в походный порядок, остоваясь пристыкованым к погранично-таможеной станции. 

Прошло еще пять часов, когда, наконец, первый корабль отстыковался и начал построение ордера. Еще два часа, шла эта процедура когда наконец, весь конвой двинулся.

– Инженерный, на запуск.

– Запуск через семь минут. Начинаю отсчет.

– Харацега просчитай вектор перехвата.

– Вектор просчитан, у нас коридор три минуты.

– Вот Мелькор, маловато будет. Лец получи данные и давай не расслабляйся, не хочеться прыжок вне транспорта делать, но будь готов, три минуты это очень мало.

– Оба расчета готовы.

Юрий глянул расчет перехвата, да конвой шел неудачно. Фрегату предстояло идти на максимуме своих возможностей по маскировочному полю, почти два часа, до посадки на транспорт. На большом мониторе рубки управления высветилась навигационная карта с расчетным курсом и вектором движения их фрегата. В углу горело время обратного расчета.

Минуты тянулись, когда неожиданно появился корабль, только, что вышедший из гиперпрыжка. Затем еще один и еще. В систему входил конвой с охранной эскадрой.

– Ческа, необходим маневр. Конвой пересекает нам курс. Мы не успевает на транспортник.

– Давай выход на гиперпрыжок.

Лец резко развернул корвет и тот начал разгон в зону прыжка. Минутой позже Харацега рассчитала идеальный вектор и скинув данные пилоту проследила за маневром.

– Киа, давай условный сигнал, мы прыгаем самостоятельно.

Фрегату понадобилось полчаса для выхода в зону прыжка, а все это время в систему прибывали корабли, из республики Дун Адан прибывал большой торговый конвой.

Никто уже не собирался таится, но в нормальное пространство выпал очередной транспорт, когда фрегат ушел в гиперпрыжек. Датчики засекли небольшую анамалию, нарушения пространства, но диспетчера сочли ее в пределах нормы, мало ли что могло произойти, когда корабль возвращался в нормальную метрику, тем более, когда она непрерывным потоком нарушаеться выходом очередного корабля. И только команда транспорта, почувствовала тревогу и развеяться она могла, только через сутки, когда транспортник выйдет уже в системе Ионис.


« Майору Феергеру Куунц Фо'дера командиру специальной группы боевого крыла специальной службы Конвента ( бкССК).

Доклад.

По делу «Калионтоо», проведен анализ, и выявлена халатность и коррупционные схемы. Некоторый гражданин Калиин Ама Онараз Ма-Роруил – эарнил-маптале был задержан по подозрению в пиратстве и отправлен на планету Проон-3 в лагерь «Варасуле». В течении недели в этот лагерь прибывает Клиина Ама Онараз Ма-Роруил, сестра вышеозначенного гражданина, и устраиваеться офицером связи на базе.

Исходя из анализа, действий, проводится наем специального подразделения со стороны для акции освобождения гражданина Калиина. Возможно, что высокопоставленное лицо, позволившее устроиться в лагерь «Варасуле» Клиина Ама Онараз Ма-Роруил, для координации действий и подстраховки на непредвиденные случаи, выдал пароли и частоты связи. Чем впоследствии и воспользовался наемный отряд, для покидания системы.

По предварительным данным основным координаторам и организатором всей операции была эленти Калиана Ама Онараз Ма-Роруил. 

Рекомендую:

Провести предварительное дознание по связям эленти Калиана Ама Онараз Ма-Роруил с руководством в системе Проон.

Задержать и доросить эленти Калиана Ама Онараз Ма-Роруил, каторая по данным наблюдательных постов службы безопасности Калионтоо находиться в отдаленной островной резиденции.

Обявить в розыск Калиина Ама Онараз Ма-Роруил и Клиину Ама Онараз Ма-Роруил.

Провести меры по закрытии системы Калионтоо, ввести карантин.

Предварительные выводы: наемный отряд, скорее всего, уничтожен, в таких операциях лишнии сведетели не нужны. Точно так же уничтожены и освобожденные из лагеря «Варасуле», возможно еще на планете Проон-3.

Капитан Кееонр Ша`Траа.»

«Лейтенанту Лииголос Вмене Я'нем, заместителю начальника отдела аналитики специальной группы боевого крыла специальной службы Конвента ( бкССК).

Приказ.

Проанализировать связи эленти Калианы Ама Онараз Ма-Роруил и возможные рычаги воздействия на командный состав системы Проон. 

Проанализировать наличие силового воздействия на командный состав системы Проон с использованием криминальных элементов.

Капитан Кееонр Ша`Траа.»

Феергер прочитал сообщение от своего подчиненного. Просмотрев лист прибытия, несколько удивился, сообщение пришло из системы Калионтоо, но сигнатуры местного отделения СБ не было, только сигнатура таможенного контроля. Он попытался вызвать своего подчиненного по внутренней связи, но на екране кибмода появилось лицо его заместителя лейтенанта Лииголоса.

– Где Кееонр?

– Убыл на одном из курьеров в систему Калионтоо еще пятнадцать оборотов назад.

– Сам?

– Нет, он с собой взял группу прикрытия из приданных сил.

– И чем он обосновал свой отлет?

– Он не обосновывал, просто сказал: «Похоже, что мы не туда роем, надо осмотрется на местности». Затем выписал полный комплект полевого агента и улетел, оставив нам кучу заданий и прямой канал связи.

– И как давно вы общались с ним?

– Мы не общаемся, канал узкий кодированный без видео. Но вчера мы получили новые задачи. А я каждый оборот отправляю отчеты по состоянию дел в отделе.

– И что он ищет. Я пока не знаю полной картины, ноон считает, что в этом деле замешана эленти Калианы Ама Онараз Ма-Роруил. Ему не хватает маленькой ниточки, чтобы распутать весь клубок.

– Судя по его докладу, он полностью уверен в виновности этой эленти. Эта змея дае под колпаком умудряеться ужалить. Но нечего, скоро мы удалим все ее ядовитые зубы.

Феергер выключил экран и задумался. Этот Кееонр хитрый жук, постоянно придерживал немного информации, или нет?… Может он просто давал только ту информацию в каторой был уверен?.. Тогда зачем полетел сам, мог поручить это моим специалистам… Не хотел выглядить дураком?.. Скорее всего так и есть, а если подумать, то все сходиться. Ну не может корабль пропасть безследно, существо еще можно спрятать, а корабль уже тяжело. а вот просто уничтожить его и спалить где-нибудь в кароне звезды и все, все концы сожжены.

Феергер выдвинул консоль кибмода и начал набирать приказ, все приказы в их службе набирались вручную, такая специфика службы.

«Приказ.

Немедленно провести арест эленти Калианы Ама Онараз Ма-Роруил по подозрению в организации теракта в системе Проон.

Ввести карантин в системе Калионтоо и произвести поисковые мероприятия Калиина Ама Онараз Ма-Роруил и Клиину Ама Онараз Ма-Роруил, задействовать все приданные на операцию силы.

Майор Феергер Куунц Фо'дера».

Фрегат выскочил в системе Ионисх. Процедура всплытия на враждебных территориях была отработана. Весь экипаж находился на боевых постах, маскировка поднята. Ближайшим местом, где можно было спрятаться, оказалось облоко Аорта, и то до него нужно было лететь полтора часа. 

Лец резко развернул корабль и направился к ближайшему крупному планетоиду. Топлива для маневровых двигателей остовалось мало, но должно было хватить на выход на низкую орбиту выбранного планетоида и предпосадочного маневра на палубу транспортника. Но другого выхода не было.

– Юрий, эти дунаданцы совсем расслабились. У них вообще нет тут следящих спутников, как будто это не приграничная система.

– Не удивляйся Киа, на границе с харадцами у них все впорядке, а тут, с государством с которым они дружат, достаточно и простой станции.

– Я просто говорю, что нам нет необходимости куда-то лететь, можно подождать немного в сторонке, и при начале нарушения метрики включить маскировочное поле, а так можно висеть просто так, похоже, с этой стороны, здесь не ждут атаки.

– Это точно?

– Да!– уверено кивнула она.

– Ну, смотри у меня. Лец давай заводи нас чуть выше сектора выхода из прыжка. Киа на пассивное ставь, чтобы не дай мандос что-нибудь пропустили. Рил выключай поле, но держи тепленьким его, скорее всего, включать придеться его быстро. Пришлось провисеть пять часов, прежде чем выскочил первый корабль их конвоя, до этого пришлось два раза прятаться под «шапку невидимку», два одиночных корабля уходили из системы Ионис в сторону эльфийской территории.

Теперь каждые пять-десять минут начали выскакивать корабли их конвоя.

– Киа приготовся.

– Давно готова,– с улыбкой ответила она, Юрий ей всегда нравился в такие моменты, такой серьезный, сосредоточенный. Чувствовался в нем какой-то мужской стержень, вот прямо хотелось ему подчиняться.

– Есть контакт, сигнатура соответствует нашему транспорту, лец курс на перехват, Киа условный сигнал.

– Есть!– одновременно ответили пилот и офицер связи.

Лец уверенно спикировал на транспорт, затем, когда он уже приблизился на расстояние одного километра, «снижение» прекратилось, и он пошел вдоль корпуса, обгоняя транспорт. 

– Сигнал принят, – доложила Киа, рекомендуют пасадку на центральную палубу.

– Лец!?

– Понял Ческа.

Лец легко, можно даже сказать на «раслабоне», вывел корабль вперед перед транспортом, затем произвел кувырок через верхнюю сферу и закончил все это бочкой, повернув фрегат в соответствии с пространственным положением палубы. Все его маневры отдались только небольшой едва заметной перегрузкой, которые гравикомпенсаторы не смогли покасить. А затем транспорт сам наплыл на фрегат, отрабатывающий маневровыми двигателями назад, чтобы уровнять скорость.

Не смотря на все эти лихаческие маневры посадка была мягкой. Даже если и был какой жесткий удар, то гравикомпенсаторы все взяли на себя. Мы были дома, и фактически самый опасный участок был пройден.

« Матриарху Дзитра Фо"Аркаин ан Бэнрэ.

Объект появился в системе Ионис. В конвое был замечен офицер служби безопасности Конвента, его роль не известна, пытаюсь определить его функции и задачи. По косвенным признакам такого раньше не было. Операция продолжаеться. Следую с конвоем.

Агент Паронис».

Глава 35

Документы на дополнительный фрегат сделал Кееонр, он же и встречал таможенную группу, которая увидев его, уже погасла задорам. Одна фраза, кинутая Кееонром и те, развернувшись, ушли с корабля, скинув положенные документы и получив таможенный сбор, определенный государством.

– Что ты им сказал? – подошел Юрий к Кееонру, когда те прошли силовую суспензорную перегородку.

– Что я сопровождающий груза службы безопасности Конвента.

– И это все?

– А что ты хотел? Дунаданцы не хотят сорится с эльфами, можно остатся без омолаживающих процедур, хороших нейросетей и имплантов. А служба безопасности, может это сделать избирательно, внести некоторых людей нежелательными клиентами эльфийских предприятий.

– Ну и что, подумаешь, какой-то таможенник не пройдет омоложение.

– Ты их видел? Они же все «апалоны», для них служба в таможне на эльфийской границе сеникура, вот они и изголяются, кто круче выглядит. По крайней мере, эти из эльфийских медклиник не вылазят, как бабы.

– А след за собой так не оставишь?

– Оставлю, но так проще сейчас. они и весь конвой сейчас формально осмотрят, через час заправимся и пойдем дальше. А насчет следа, то меня все равно вычислят, «там» дураков нет. Но к тому моменту я уже буду далнео от них, а вот уже длинны рук им может и не хватить, особенно если первые годы находиться у орокуэнов. Там Дзуххалаг их шаловливые ручки быстро отчикрыжит.

– Так ты говоришь, что через час полетим дальше?

– Да.

– Тогда мне надо торопиться, у меня на судне платные клиенты, и они должны мне за проезд.

– Помочь?

– Да нет, не надо, тут свободный доступ в галонет.

– А зачем тебе галонет?

– Не мне. А пассажирам, у них в лагере были удалены все импланты, теперь они должны попросить родичей заплатить за них, других вариантов нет.

– А если за них не заплатят?

– Мне нужна будет большая абордажная команда, – пожал плечами Юрий, – и десятилетний контракт, все уладит.

– Да, выбор очивиден.

– Ничего личного, только бизнес.

Юрий быстро собрал всех дунаданцев, которые обящали за себя выкуп и приведя их к консоли кибмода.

– Ваши договоры специально скинуты на отдельные кристаллы. Там вы подписали со мной десятилетний трудовой договор. Но там же присутствует и пункт, что вы без проблем можете его завершить выплатив мне так сказать неустойку. Мы все знаем, что это плата за освобождение и вывоз с той планеты, но так мы все остаемся честными. Вы не сможете кинуть меня и мою работу, которую, кстати, я уже проделал. Сейчас мы находимся в системе Ионис, и пробудем здесь еще час. Дальше у нас будут еще три коротких остановки в системах Экстарктус, Карасон, Занландия. После этого мы покидаем территорию республики Дун Адан и перемещаемся на территорию Тангарского царства, чтобы доставить других пассажиров. В ваших же интересах договориться о выплате необходимой сумы мне и так сказать покидания моего гостиприимного судна. Все кибмод у нас многоканальный, так что можете работать. Все остальные вопросыдля тех, кто на пронепоезде после прыжка. Надеюсь, все успеют проплатить вовремя, иначе как говаривал мой командир: « Кто на поезд не успел, тот хреновый пассажир».

После этого я покинул нашу кают-компанию на фрегате под надзором Урчана и двух орокуэнов.

Сейчас мне еще нужно было заняться своим экипажем, стыдно сказать, я до сих пор толклм не знал, кто уже точно вошел в экипаж и тем более не читал их личных дел, которые на скорую руку составил Урчан на пару с Киа.

Так как вся информация уже была отослана Урчаном мне на нейросеть, то изучением личного состава я мог выполнять у себя в каюте, лежа на кровати. 

Кроме тех кто был на френате с самого начало, добавилось еще тренадцать существ, чертова дюжина. Один кобольд, четыре дроу, столько же гномов.тьфу надо привыкать называть их тангарами, или на крайний случай наугримами и три человека дунаданца и эльф.

С кобольдом все понятно, если на фрегате он такой мало нужен, для его масштабов, это слишком маленький корабль, то на транспортник он подойдет как нельзя лучше. Инженер, изобретатель, «эрудит мать его», естественно пойдет в научно-технический отдел нашей корпорации под его контролем будет четвертая палуба, где стоит много всяких умных девайсов, и куда он уже собирается приспособить некоторые трофеи.

Далее дроу. пацан, что первый попался мне на глаза с очень примечетельным именем Нео Рина М'Ене в перспективе будет пилотом фрегата, все данные для этого у него есть, а если еще кобольд разбереться с синтезатором обучающих баз, то вообще халява, скопировать данные с Леца и уже готовый пилот фрегата. Лец у меня пойдет на повышение и будет старшим пилотом транспорта.

Еще один мужчина дроу Мнев Сепо Ф'Игу, тоже был инженером и скорее всего попадет в подчинение к Локфолу, пусть там разбираеться варан куда приставить инженера-производственика, отавшегося единственно живым со всего своего клана.

Еще две дроу, но уже женского пола, обе оказались «валькириями», бойцы универсалы, но скорее всего, пойдут командирами звеньев на истребители. Натира с ними уже поговорила и гонор у них уже пропал. А то отгрелись, и начали своих мужиков подминать, а те тоже тряпки, с малого то понятно всего двадцать стукнуло, еще и сирота, а второй мог бы и подумать, дать отпор. Да куда там у них же, дроу, матриархат. Но думаю с этим, мы быстро разберемся. Звали кстати этих валькирий Арала По'Туари ан Кераи и Аурита То'Копали ол Ени, у второй тоже интересное имячко если спроэцировть его на один из земных языков.

Семейная пара гномов, тьфу тангаров, Арья Бронзеберд и Солдрин Бронзеберд, если честно сразу вот так и не разберешь, кто из них женщина, уже потом, присмотревшись, хрошо присмотревшись отличить можно, особенно если учесть комбинезоны которые они носили. Разделить я их не мог, совесть не позволила, хотя мне больше нужна была Арья. Она была конаниром, судя по изученным базам, она могла рассчитать выстрел из кинетической пушки так, что он попадет в цель на поверхности планеты, через год полета. Именно так мне охарактеризовал ее Урчан, пропустив ее через тест-тренажер нашего стрелкового комплекса. Муж же ее был заурядным пилотом, и коптить бы ему небо планеты Проон-3, если бы не жена. Хотя пилоты истребителей мне тоже нужны. Единственно гонять его придеться, но это взял на себя Урчан.

Еще два гнома, были штурмовиками. Я еще тогда удивился, почему Урчан так захотел их на корабль, а оказываеться они не мясо. Бывшие космический десант, пилоты боевых шагающих роботов, операторы разведовательных систем, операторы штурмовых и абордажных дроидов. Короче специалисты широкого профиля по убиению, разрушению и уничтожению. Базы у них были закачены под заглушку и вложений кроме как амуниции и техники не требовали. Звали этих уважаемых тангар, о запомнил, Торин Хамергрим и Сеника Томстил.

Далее шли люди, белые люди или как тут таких как я называли дунаданцы. Первый был Лорисий Малион, сто двадцать лет, специалист шпион, диверсант. История его поучительна и Киа нашла ей подтверждения. Этот шпион довольно удачно работал на свою службу, проворачивал такие дела, что даже коллеги с Дзуххалага причмокивали от зависти. За десять лет быстро выбрался в командиры спецгруппы, но и стал не въездным в Тангарское царство, Тролий Рартанат, империю Инь-синь, империю Харад. Его даже сейчас выгодно продать в эти государства. Но занялся он Эльфийским Конвентом, не просто эльфами, а высшими лицами Конвента. И даже что-то ему удалось, но как только появился малейший след его здали свои. Всю его группу уничтожили, а когда он чудомвырвался из засады, вернулся в республику Дун Адан, его арестовали свои и передали эльфам. Урчан забрал его под свое крыло для разроботок и выполнения специфических заданий, наподобия того, что мы вот выполняем для дроу.

Вторым человеком был Алан Нариан, он был космическим рейнджером и довольно удачным. Побед над тороноидами на его счету было достаточно. Он был пилотом специализированного корвета, охотника на тороноидов, одноместного корабля способного выполнять разнообразные задачи. Так как я подумывал тоже промышлять данным довольно перспективным, но опасным бизнесом, то решил его взять. На крайний случай, поручу ему капитанство фрегатом, а вообще задумываюсь прикупить у гоблинов еще парочку таких вот удачных кораблей. Попал к эльфам по пьянее. Отдыхал после очередного удачного рейда на территории тороноидов и видимо неудачно. Как оказалось, убил какого-то сына одного из принцев Уманитаров, на дуэли. Те не простили и прихватили того в космосе. Он пьяный в хлам вернулся на свой корабль, задал ему маршрут и увалился мед капсулу. Проснулся он уже на планете Проон-3.

И крайний человек, точнее женщина Патра Колин. Данные феноминальны, из нее можно слепить что угодно, всего двадцать лет, к тому же очень симпатична. Ее история поподания на переработку смешная, если бы не поучительная. Естественно она засветилась когда медикусы узнали ее данные. Человека с интеллектуального индекса триста сорокдва, нейроактивности – сто восемьдесят один и индекса психосоматики двадцать восемь, она была телекинетик, ждали огромные перспективы. И тут к ней подкатил эльф, красивый, обходительный, настоящий джентельмен. Естественна, она, молодая дура уши развесила и помчалась к эльфам, где ей дадут эльфийское гражданство, поставят самую крутую нейросеть и естественно за муж возьмет ее любимый. В итоге, как только она попала к эльфам, ее как-бы положили перепроверить данные и уложили в медкапсулу. Вышла она из медкапсулы уже в славнозвестном лагере «Варасуле» на планете Проо-3. И что мы имеем. Отсутствие нейросети и естественно навыков, но очень перспективного специалиста осталось только самому определиться в какой области.

Ну и эльф, с этим все понятно и ясно. Это как его применять, а вот на сколько он у нас, это уже вопрос. А вообще «кранчи» очень в цене, не путать их с хакерами или еще какимито киберфанами. Это узкий специалист, который без прямого входа мог взломать многие пароли, замки с электронной защитой и всякая ерунда. Они просто чувствовали слабые места программ и пользовались этим. Многие ученые считали их псионами, определенными псионами, работающии с электроникой.

Но вот и все. для фрегата это даже много, а вот для такого транспорта, который им перепадет после выполнения контракта эта капля в море.

Юрий взял стандартное штатное расписание такого корабля и не потратив и пяти минут заполнил его своими специалистами. А затем подсветил вакантные должности и скривился. Того что было, едва хватало. чтобы перегнать корабль из пункта «А» в пункт «Б», требовалось нанять еще как минимум две сотни специалистов, и это самый минимум. Кажеться заглотнул больше чем мог, пронеслось у него в голове, и где-то на перефирии закралась мыслишка о продаже этого транспорта и покупки чего-либо поменьше.


Список получился большой, очень не хвататало обычных пилотов, ну как обычных, не хватало хороших пилотов исребителей, не хватало абордажной команды, то что сейчас было на фрегате, капля в море, тем более в этой группе были потери, и еще неизвестно остануться ли на корабле эти бойцы, нанимались они только на один год. Очень сильно не хватало технического персонала. Не хватало минимальной команды обслуживания на транспорт, не говоря уже о том, что нужны были еще техники истребителей, фрегата и возможно других малых кораблей что появятся в будущей концепции носителя.

Юрий встал с койки и прошелся из угла в угол. Ходить в принципе было негде, даже капитанская спаренная каюта, на фрегате была маленькой.

– Милый, что ты задумался?– неожиданно раздался голос Натиры.

– Думаю, где набрать экипаж.

– Так уже набирай.

– Сейчас мы находимся в республике Дун Адан, значит, можем набрать пилотов на истребители, да и штурмовики среди них поподаються, но главное пилоты. Обратись к этому лорисию или рейнджеру, может они кого посоветуют. Люди битые думаю глупости не посоветуют, тем более этот Лорисий считает что он тебе обязан.

– А Алан?

– Алана я не зондировала, да он и рейнджер, у них защита почти у всех имплантирована. Они же с тороноидами воюют, а вдруг в плен попадут, вот им ставят защиту на разум.

– И что их никто не сможет прозондировать, а если попадеться сильный псион?

– У них имплат неизвлекаемый стоит. Только начнеться прогибаться защита, то все мозги изжариваються изнутри.

– Да ну его такую защиту.

– Кодекс Рейнджеров, они самотоятельно редко летают, в основном сбиваються в группы. У них там графики нападения есть, так что такая информация для тороноидов на вес золота. Естественно такую информацию защищают, а ты сам понимаешь, что мертвый точно не проболтаеться..Но Алан тоже может помочь. Есть такие, что не хотят ставить себе импланты и в итоге их не принимают, такие либо погибают, либо завязывают с рейнджерством и переходят в наемных разовых специалистов. Среди них часто поподаються хорошие пилоты.

– Понятно. А что с этой Патройе?

– Да в медики ее отправляй. Характер мягкий, не боец, единственное, держи подальше от эльфа. Злобу она на них затаила, детское это конечно все но может ему гадости наделать.

– Понятно, а что по нейросетям, есть у нас соответствующиия?

– Да, я Локфора труханула, он полный набор сразу отдал и даже базы подобрал, включая ксенобиологию.

– И что в итоге?

– В тоге мединженер, ксенобиолог, биомеханик, и все это фактически за год. Показатели у нее действительно высокие, а если ее еще имплантами подпитаем, то сам понимаешь, даже твой эльф с ней тягаться по разуму не сможет.

– Программа обучения готова?

– Да. Мой отец вместе с Урчаном вчера весь вечер ругались, но выдали программу.

– А Урчан то, что ругался, у него и так новобранцев хоть отбавляй.

– Он хотел ее на тактика готовить.

– Обойдется, медики нам тоже позарез нужны. Каркарос сам пожжет не потянуть такой корабль, ему помощники нужны.

– Она не будет помагать отцу, все будет наоборот. Может на первых порах подсказывать будет, а дальше она сама. У нее талант, именно это Урчана и успокоило, у девушки просто явная предрасположенность к биологии. Если бы эльфы не хотели сделать из нее биоискин, то получили бы просто шикарного специалиста, а так он будет у тебя. Я когда ты выбрал ее, думала, что ты себе истри третью берешь, красивая, и твоего вида, а оказывается, ты специалиста брал.

– Натира. Давай без сцен ревности, я и с вами двумя нормально себя чувствую, третья мне будет зажирно, сотрусь.

– А зря, статус у тебя еше увеличился, и истри должно быть уже не три, а наверное пять, ты же орокуэн, и должен знать традиции своего вида!

– Ната, закрыли тему. Тебе дай волю, так я уже гарем завести должен.

– Ну вообще-то должен. И опять же согласно твоему статусу, ти меня обижаешь.

– Так. Все! Лучше займись этой дунаданкой, сними эту ее детскую порчу, эльф нужен мне живым и здоровым.

– Слушаюсь мой капитан, – ответила она таким голосом, что кое-чему сразу стало тесно в комбинезоне.

– И это, не дай бог узнаю, что ты провернула какие-то штучки с ней и она повиснет на мне, пускай сама выбирает, без твоей помощи.

– Слушаюсь мой повелитель, – все это было последней каплей, и два комбинезона были выброшены нафиг в угол.


Глава 36

Первого я вызвал Лоросия. Обрисовав ему свою проблему, я вперил в него свой взгляд, и стал ждать ответа.

– Извини командир. Вот так сразу, я не могу тебе ответить, надо посидеть в сети, но моя специфика была такая, что я не работал постоянно с одними и теми же. У меня была своя группа,– тут он скривился от черных воспоминаний, похоже, что те люди для него были больше чем родные, и это понравилось Юрию,– а остальных специалистов привлекали со стороны, на раз, и не всегда, после этого остовляли в живых.

– Ты не можешь мне помочь?

– Могу. Я дам адрес некоторых форумов, где можно нанять бойцов, разных бойцов. Но мне самому светиться нет возможности. Если я засвечусь, то за тобой погоняться пол Содружества, только чтобы достать мою голову, уж больно многим я навредил, на благо своего государства.

– Можем поменять тебе сеть, а при удачном раскладе, твою продать так, что если и найдут ее, то не скоро и очень далеко. И еще, я так понимаю. Что банки памяти у тебя изъяли?

– Это, да. Эльфы это впервую очередь изымают. Но могу сказать им спасибо, они выняли и мой контролер, я иногда даже задумывался, почему он так и не включился.

– Что за контролер?

– Я же на внешнюю разведку работал. Поэтому и контролер стоял, если агент проподает или попадает в плен, то падается сигнал и этот имплант впрыскивает в мозг плавиковую кислоту, которая разрущает и мозг и все другие импланты.

– Кислота?! Это наверно мучительная смерть?

– Да. Но зато надежное сохранение секрета. Кислота за минуту разъедает не только мозг, но и всю голову, а я видел, как и защитный шлем в лужицу превращает. Меня всегда удивляло, как такое малое количество кислоты могло сотворить такое с человеком.

– Но эльфы у тебя изъяли этот имплант без всяких проблем и готовили тебя на биоискин?

– Нет. Не смотря на то, что я умный парень, все-таки им больше нужен был мой мнемонический чип.

– Что это? Я не слышал о нем.

– Это наша разработка, республиканская. Чип стимулятор, который стимулирует определенные участки мозга и уже они становяться банком памяти. Причем никакие импланты на память им и в подметки не годятся. А за счет этого же чипа я мог записать необходимую информацию на обычный кристалл уже через нейросеть. Так что у меня и не было имплантов на память, на этом я экономил.

– И что его выняли?

– Нет, не смогли. Три раза пытались, всю голову мне распанахали, но только до него начинали подбираться, как я умерал и естественно он тоже. Им приходилось останавливать операцию и реанимировать меня. Как я понял, чип врос в мозг полностью и стал неизвлекаемым. Эксперементальная модель с ними часто такое бывает.

– Это не может стать причиной, что твою нейросеть тоже нельзя будет извлечь?

– А нет, по крайней мере, эльфийские коновалы, уже извлекли ее один раз, на крайней операции, думали, что она препятствует удалению чипа. Но опять обломались и вернули ее назад, равда покурочили ее. У меня после последней операции башка болела еще неделю.

– Что у тебя стоит?

– «Тактик– 5 элит» стояла, сейчас наверное элит можно убрать, но основные функции на месте.

– Окей, завтра займутся твоей нейросетью, а ты скидывай мне контакты. Я так понимаю, что это черные биржи наемников.

– Да. Все отправил тебе адреса.

– Получил. Нормалек, почти по всему содружеству есть они.

– Да. Я по всему Содружеству и работал.

– Все найди варана, он тебе подберет нейросеть и импланты, задачу я ему поставил.

Не откладывая в долгий ящик, я сразу же позвал Алана Нариана. Подтянутый, сухопарый мужчина с седеною на висках, выглядел по земным меркам на сорок пять-пятьдесят лет. Серые глаза, с небольшим прищуром, цепко осматривали, но почему-то не казалось, что тебя сканируют, просто с любопытством осматривают.

– Мне нужен ваш совет,– сразу перешел Юрий к делу,– этот большой транспорт, через некоторое время станет моим, и мне нужна команда, так как на данный момент у меня набралась команда, только на фрегат.

– Какие именно специалисты вам нужны?

– Вот список,– скинув на сеть рейнджеру уже готовый список.

– Почти все, да уж задачка,– покачал он головой, – вам нужны только опытные люди или подойдут перспективные желторотики.

– Если наберем сейчас, то и перспективные подойдут.

– Сколько мы будем в Белой Республике? (так иногда называли ее сами дунаданцы).

– У нас еще будет три остановки, но короткие, не больше десяти-двенадцати часов. Далее в системе Дарзания, мы задержимся, возможно, на двое суток, у меня экипаж безвылазно сидит в космосе уже полгода, надо дать им спустить пар, а то и эти сбегут.

– Да тебе легче завести публичный дом на корабле, харадци и орокуэны очень большие любители женских прелестей. Если все будет на корабле, то им вообще больше ничего не надо будет.

– Возможно, я когда-нибудь заведу эту услугу у себя на корабле, но из-за десятка существ, пока этого делать нет смысла. Но пока дешевле их отпускать на станцию, чтобы они цивилизовано спустили пар.

– Дарзания, подходит. Я позвоню своему другу, он осел в частной пилотской школе, там выпуск был недавно, может какие контакты присоветует.

– Там только пилоты?

– Нет, технические и инженерные факультеты тоже есть. Но сразу скажу техников еще можно набрать, а вот инженеров точно нет. 

– Подойдет. Возможно, с иженерами нам повезет.

– И еще есть вариант, – задумался Алан.

– Давай не томи.

– Есть у меня на примете пару мехов.

– Не понял, механики?

– А нет, такты, но мы их мехами называем, так как они ушли от тороноидов, смогли сломать свои программные ограничения и сбежали.

– Это что, тороноиды?

– Бывшие.

– И как они устроились в Содружестве.

– В том то и дело, что никак. Создали свое маленькое сообщество, но сам понимаешь, что никто их не любит, так что приходиться братся за любую работу, если даш им шанс, то наверное дюжина уже на Дарзание присоеденится к тебе, а потом может еще столько же подтянеться.

– И что они свободны и их никто не использует?

– Они не хотят абы к кому. А к кому пошли, то их не берут. Все бояться их сбоев.

– А они бывают?

– Я сними пару раз работал, то не видел предпосылок к этому. А то, что слухи ходят, то люди разное наплетут, не у каждого же есть мозг в голове. 

– Ко мне пойдут?

– Я переговорю с ними, скорее всего пойдут, у них с контрактами очень туго, хотя они официально зарегестрированы, и даже гражданство многии имеют.

– А специализация?

– А какая у тактов специализация, штурмовики в основном, некоторые еще пилотировать боевые машины могут, танки и всякую наземную технику.

– Пойдет, мне нужны будут такие.

– Только смотри, чтобы их тактами никто не называл. Для них это как рабом их обозвать, они предпочитают термин биомеханические люди, или хотябы сокращенно «мехи».

– А если встретяться со своими, то не попадут под контроль?

– А нет. Они после того как сами освобождаються переписывают себе полностью программное обеспечение, у них там специалист один есть, вот это он и делает, хотя сам никогда мехом не был, старый рейнджер, его они скорее всего тоже в группе притянут. Он у них за полубога, главного освободителя от рабства.

– А этот рейнджер не поднимит их против нас?

– Петер, нет. Он порядок знает, просто стар уже для приключений, да и крайний его вылет очень тяжело дался. Он год на их планете провел, там целая история. Но вырвался и еще с десяток привел этих мехов. Потом они уже сами вытягивать стали своих. Но не всех, у них там тоже какой-то отбор жесткий. Видимо не все поддаются освобождению.

– Хорошо пусть будут, бойцы они крепкие, хотя и прямолинейные.

– А ты откуда знаешь, сталкивался с ними чтоли?

– Да было дело, на Ларлори чуть не в рукопашную с этой машиной сошелся.

– Силен, однако, живой, значит, все-таки победил его, много в абгрейт тела вложил?

– Много, но тогда не было абгрейда, так справился.

В ответ рейнджер только покачал головой.

– И вот что командир, и совет и просьба есть.

– Давай, хороший совет на вес золота.

– Если есть возможность, закупи парочку рейнджерских корветов. Для обороны транспорта самая вещь, да и в атаке кусают они больно. Конечно, с твоим фрегатом не сравниться, но экипаж один пилот, почти как истребитель, только пушки побольше и сам прыгать может.

– Какие лучше?

– Лучшии дорогие, у эльфов есть. У гномов неплохие, но мне они не нравяться, так что лучше наши «Идеалы». Игрушка дорогая, но тягавооруженость огромная. Блочная система, вооружение можно комбинировать в зависимости от задач. Есть места для установки почти любого оборудования. При желании даже ваше маскировочное поле поставить можно. Надо только реакторы уплотнить и добавить еще пару штук. Вооружение перевести на ракетное и кинетическое, но тогда грузовой отсек фактически перестанет существовать. Четыре искина, поэтому один пилот и справляется с таким кораблем, а не трое как на стандартных корветах. Прыжковый двигатель тоже стоит, но слабенький на семнадцать таров. Маневренный, до истребителей, конечно, не дотягивает, но я смершей один в один даже уделывал.

– Я рассмотрю ваше предложение. С ваших слов звучит заманчиво.

– Тогда все командир, меня там уже Урчан заждался, опять хочет отлупить меня на тренажере.

– Это он любит, но еще больше любит, когда его победят, он аж сияят, особенно когда он приложил к этому усилия.

– Пока мне не светит, но видя, как вы бьетесь, то есть к чему стремиться.


Патра сегодня занималась в большом спорткомплексе транспорта. Странно, но она думала, что любой корабль должен иметь собственное имя, но капитан его не давал. По какому-то дикому обычаю, корабль сам должен показать себя и тогда только заслуживал имя. Группа сейчас была достаточно большая, правда все равно разбита на две части, как тут называли старая команда и новая.

Старая команда, занималась самостоятельно, новой же, в каторую и входила Патра, занимался тролль. Если честно, то больше отличий не было. «Старички» гоняли не меньше чем мы, при этом даже простые упражнения пытались сделать с какими-то усложнениями. Если новички просто отжимались после очередного круга по залу, то те отжимались с хлопком или поочередно на одной руке, некоторые становились на руки и отжимались в таком положении. Но нам пока хватало и обычных упражнений, даже после них патра еле добиралась до кровати иногда только силой воли застовляя себя принять душ.

Но сегодня у нее крайнее занятие на этой декаде, после обеда она должна была посетить медблок, где беловолосый дроу, должен был ей поставить нейросеть. Да нейросеть стоило того, чтобы отработать в этой команде десять лет. «Медик – 8иб», это самый высокий ранг влинейке этих специализированных нейросетей. И даже ее данных едва хватало на ее установку. Ей даже стало интересно думать, что если она была бы еще умнее, то нашел бы капитан нейросеть еще выше, хотя говорят, что у него самого тоже стоит что-то грандиозное, у каторого даже нет индекса.

Капитан был интересным мужчиной, не сказать, что красавец, но какая-то внутряняя сила в нем была и притягивала. Но его жены, они немного пугали, дроу и орка. Орка правда больше на человека похожа, , и только небольшие едва заметные клыки из нижней челюсти и слегка заостренные уши, кончики которых она подкрасила в легкий красный цвет, выдавали в ней орку.

Но вчера ее нашла старшая истри капитана и долго водила по кораблю, постоянно засыпая вопросами. Если не учитывать внешность, то она не отличалась от ее подруг, которые остались где-то в прошлой жизни. Вид, ну вид красивый немного кукольный, как и у эльфов, но цвет волос белый, не блондинистый как у нее самой, а именно белый. И глаза, горящии как раскаленные угольки. У нее самой цвет глаз был необычный, в детстве мама ее называла златоглазкой, по какой-то странной мутации, у неи были именно желтые с блеском глаза, хотя у матери они были зеленые, а у отца серые. Прически у нас были одинаковые, но тут уж я просто заплела такую же косу, как и у всех дроу, это действительно оказалось удобней, чем распущенными волосами, которые лезли куда не поподя.

Ну, вернемся к разговору, все спрашивала, что да как, потом как то выведала мои мысли, точнее я сама их озвучила, а она остановилась, повернула к себе и строго так сказала:

– Брось эту дурость. Увидешь потом эльфа где, убей его в честном поединке, но не наших.

– Каких таких наших?– невыдержала я,– вы же сами эльфов ненавидите.

– Кто мы?– спросила она так спокойно, что аж мурашки по телу полезли.

– Ну, вы дроу,– уже как-то неуверенно ответила я.

– Запомни дорогуша, здесь нет эльфов, дроу, гномов и других рас. Наш командир ко всем относится одинаково, и если он не дай бог узнает, что в его команде кто-то кого-то недолюбливает по ксенологии, то считай, что таких, в его экипаже больше не будет, он вернет тебя туда откуда взял. В нашем экипаже есть только друзья, как бы они не выглядели. Так что запомни, если хочешь убить эльфа, убивай, но он не должен быть в нашей команде. Потому что в нашей команде нет эльфов!

Я смогла только кивнуть головой, она развернулась и повела меня дальше к какому-то варану, который должен был обеспечить меня моей первой нейросетью. Я смотрела на нее и только сейчас начинала понимать, ведь действительно они, дроу, по всем рассказам всех призерали и ненавидели, а тут они сами подчиняються, и нет никаких фырчаний, когда тролль ей отвешивает «волшебный пендель», так он это сам называет, а сама в ответ только кивает головой. Вот такой вот странный экипаж.

Ну и в завершение скажу, сегодня после обеда я иду к мужчине дроу, и мне поставят нейросеть и кучу всяких имплантов, о которых я даже не могла мечтать. По-моему стоит того, чтобы не замечать этого Кееонра, или не замечать, что он эльф.


Глава 37

Конвой вышел в системе Экстрактус. Вся система принадлежала одноименной корпорации, которая занималась добычей полезных ископаемых. Корпорация была мощной и включала в себя шесть станций, восемь переробатывающих платформ и больше тысячи кораблей шахтерского флота. И если пять станций были чисто корпоративными и вход туда «чужим» был заказан, то шестая была транзитной, там пролетающии мимо системы корабли могли дозаправиться, сделать необходимый ремонт и получить дополнительные услуги во всех сферах деятельности.

Конвою нужна была передышка, некоторым заправка, кое-кто хотел купить сдесь сырье, которое в этой системе было дешевым. А мне дополнительно необходимо было пополнить банковский счет. И не смотря на все мои сомнения, деньги таки пошли. Две третих платных пассажиров сходили с моего корабля в этой системе, а я получил на счет семнадцать с половиной миллионов кредитов.

И вот когда я только начал ощущать эти деньги ко мне приполз этот зараза варан и начал конючить. Он, видите ли, просмотрел пайс на сырье и предлогает мне закупиться здесь, так как он хочет уже сейчас запустить производственные синтезаторы, а необходимых ингридиентов нет.

Пришлось задержаться и получить три десятка больших контейнера, оставив здесь же полтора миллиона кредитов. А еще я покопался в сети и посмотрел данные по корветам рейнджеров. Действительно дорогие, но зубастые кораблики. Стоили они как полноценные фрегаты, и фактически могли не намного меньше. А если их покупать с завода, в стандартной комплектации, то к ним шел еще почти такой же корвет, только без корпуса и в разобранном виде. Думал я долго, почти пять минут, и отправил запрос в местный филиал завода производителя таких корветов, о возможной покупке трех таких корветов с доставкой в систему Дарзания. Сам завод находился в системе Цертат. К моему удивлению уже через пять минут на меня вышел местный менеджер.

– Господин Юрий, вас заинтересовала наша продукция?

– Да, в запросе я вам скинул. Какие именно модели меня интересуют.

– Конечно, я прекрасно понимаю. Что вам хочется взять корвет «Идеал –4э», но как вы посмотрите, на то. Что вам доставят « Идеал-5 макси».

– Они стоят неоправданно дорого, усмехнулся я, понимая, что менеджер сейчас борется за свои комисионые.

– Да конечно, но посмотрите на их характеристики, это же мечта рейнджера. Да и вы покупаете сразу три еденицы, а это уже опт для таких кораблей, а это уже скидки.

Оптом здесь конечно и не пахло, но волшебное слово скидки меня поколебали.

– И во сколько мне обойдутся три таких корвета?

– Пятнадцать миллионов кредитов, плюс один процент за доставку в систему Дарзания,– выпалил тот.

– Да такие скидки отпугнут всех покупателей,– усмехнулся я, – это вы сделали мне скидку аж на триста тысяч. Наверное, я вообще не буду у вас что-либо покупать. А своим друзьям расскажу за такие скидки, мы долго будем смеятся, как меня хотели развести.

Лицо менеджеро на миг угасло, но потом он опять весь засветился и начал выливать поток информации, не всегда касающиеся нашего дела. Но главное, что он скинул еще триста тысяч. В ответ, мне пришлось сделать скучное лицо пару раз скептически покивать головой и сделать вид что сделка по какой-то причине начала меня утомлять и я наверное ошибся адресом. 

– Ай-я-яй! Какой вы таки жадный покупатель. Мир еще не видел таких пройдох, который за хороший, новый корабль хочет заплатить очень мало, и оставить голодать детей Арама Махала.

– Ой, да что вы говорите,– принял я его игру,– таки вы называете это короблем. И эту устаревшую калошу, что возможно уже заржавела на складах, вы хочете мне подсунуть, да еще и содрать как за боевой эльфийский крейсер?

– Вы посмотрите на этого лоя, – завелся тот в ответ,– он хочет купить корабль и не знает, чтот не ржавеет, он думает, что Арам продает ему летающии сковородки. Не смешите мои сапоги, этот корабль сделан из титанола, и даже если кинуть его в кислоту и оставить там на год, он будет как новый кредит, блестеть так что будет видно в другой системе. И вы хотите за такой корабль всего четыре споловиной миллиона.

– Ой да, вы таки читаете мои мысли! Вы, наверное, пророк, или ваш уважаемый батюшка был пророком. Именно столько я хочу, но учтите, я беру три ваших, не самых лучших корабля, а плачу как за само совершенство.

Неожиданно менеджер, стал серьезным, внимательно посмотрел на меня, а потом, кивнув, сказал:

– Вы таки случайно не с планеты Брапхор, уж больно хорошо торгуетесь.

– Нет, но на моей планете очень много брапхорианцев,– естественно я имел ввиду другой народ, но что-то мне говорило. Что они очень похожи если не родственены, а то мало ли.

– Тогда понятно, последняя цена четыре шестсот за корвет и вы оплачиваете доставку.

– По рукам,– согласился я,– присылайте контракт. И я переведу вам два миллиона залога.

– Достаточно было и пятисот тысяч, но такому хорошему человеку можно, и два миллиона.

Я получил контракт, и отправил на счет его филиала два миллиона, зная, что перплаты с моей стороны все равно не будет, а так я показываю свои намерения и есть шанс получить нормальные корветы, без каких-то плавающих дефектов и блуждающих токах.

Пришло сообщение от Алана, через два часа или раньше, должна была подойти пара мехов. Вся их группа согласилась, а эти двое только вчера закрыли контракт и собирались возвращаться, но раз такое дело они подсядут пораньше и даждуться своих в системе Дарзания. Они готовы подписать пятилетний контракт, на определенных условиях, или годовой стандартный. Я написал ему ответ, чтобы он нашел Урчана и вместе с ним встретил новобранцев, обещая рассмотреть их условия, и если они окажуться приемлемыми, то без проблем соглашусь.

Еще пришло сообщение от Лоросия, его знакомые могут предоставить семь молодых без особой практики, но схорошими данными пилотов, и одиннадцать техников без специализации. Пришлось выходить на прямую линию.

– Что значит без специализации?

– Они прошли основной курс, у всех закачены базы по третий ранг по всем техническим специализациям. Дальше у них по месту работы уже идет более узкое изучение баз высоких уровней. Это же техники и тратить время на всестороннее изучение всех технических баз высоких рангов не имеет смысла и пустая растрата денег.

– А что они уже сейчас могут делать?

– Сейчас, они могут обслуживать малые корабли, или производить мелкий ремонт, четыре дроида они без проблем контролируют.

– Тогда пускай вылетают, за свой счет,– добавил Юрий,– если подойдут, деньги верну, а если нет, то суда нет. И еще, во избежание всяких недорозумений, чтобы ксенофобий у них не у кого не было, если такие все же есть, пусть даже не тратяться на перелет.

– Хорошо командир, я тебя понял. И еще отослал сообщение парочки своим старым друзьям, но ответа нет.

– Время есть, подождем,– ответил я и оборвал связь.

После этого отправил сообщение Валькириям и Рилу, чтобы подготовились к принятию молодого пополнения. Для пилотов небольшое тестирование от Натиры и после этого всех на тренажеры и не выпускать оттуда, пока они не станут пилотами, хотя бы класса мастер. А техниками пусть занимаеться Рил, за них он отвечает головой или другими частями тела, которые мне понравяться. 

Жиденький ручей потек, но все равно это была капля в море. Урчан протестировав «валькирий», своим решением повысил их, поставив во главе эскадрилий истребителей. И сейчас они опробовали свои новые машины в специально выделенном для этого секторе, всего час, но это тоже практика. На «Соронтар 5», к Арале По'Туари ан Кераи, позывной «Валькирия-1», стрелком посадил Варинар, пусть тренеруеться. А на «Сикре 7», – сама летала Аурита То'Копали ол Ени, позывной «Валькирия-2», этот легкий истребитель был одноместный. Услышанное слово от меня, им понравилось, особенно когда я его расшифровал, и они с удовольствием решили взять его как позывной.

Мехи, про которых говорил Алан, должны были решить проблему с абордажной командой, по его уверениям, два полных десятка должно было набраться. Очень сильно не хватало технического персонала как для обслуживания транспорта и других кораблей, так и для производственных синтезаторов транспорта, которыми он был сейчас напичкан. В перспективе транспорт должен был стать носителем с огромным запасом автономности. А для этого нужны были специалисты, одного Локфола, могло на все не хватить.


Уже перед самым стартом конвоя, на центральной взлетно-посадочной полосе транспорта, совершил посадку челнок. Такие челноки часто использовали как космическое такси. Из него вылезли два существа, закутанные в тяжелые коричневые плащи, закрывающие двух с половиной метровые фигуры до самой земли. Капюшон тоже накрывал голову так, что лица, или что у них там было, видно не было. Из челнока они вытянули две гравитационных платформы загруженные кофрами, которые часто используются под оборудование. 

Челнок быстро покинул палубу транспорта лихо, развернувшись, и пробив суспензорное поле, ушел обратно на станцию. А два существа остались на палубе, лишь изредка поворачивая головой. Наконец, они увидели встречающих, которые находились в одном из ангаров, за другим суспензорным полем и подхватив за поводок гравиплатформы потянули их туда.

– Добро пожаловать к нам. Я пока назначен старшим куратором над всеми прибывающими, зовут меня Урчан.

– Скар,– как-то хрипло, как из бочки, отрекомендовался той что был побольше.

– Стил,– это оказалась женщина, хотя голос тоже был странным, без эмоционального окраса.

– Есть особые пожелания с размещением?

– Нет, не привыкшие.

– У нас блоков казарм нет, так что будете жить в каютах, вам двухместные или одинарные. 

– Мы согласимся на двухместную каюту. Мы пара,– все также без интонаций ответила Стил.

– Нет проблем. Сейчас размещаетесь, куда вам скинуть маршрут?

– У нас внешняя нейросеть,– стукнула она по левому виску, где на черепе был металлический наплыв, закрывающий и левый глаз,– доступ открыт.

– Все отправил,– кивнул Урчан,– после ухода в прыжок, через час я вас жду в тест зале.

– Прибыть в полной экипировке или в повседневной?

Это немного озадачило Урчана и он понял, кто на самом деле эти двое и даже как-то поежился. Он по долгу своей службы сталкивался с ними, но они тогда были в полной экипировке, и это было жутковато. А сейчас они выглядели хотя бы приемлемо.

– В повседневной. А вот потом, когда будете знакомиться с капитаном, то можно будет в полной экипировке. Чтобы он оценил вас по достоинству, – немного решил подшутить Урчан над Юрием, примерно представляя, как они будут выглядеть в полной экипировке.

– Разрешите двигаться по маршруту?– в один голос спросили они, вытянувшись и от этого стали еще выше.

– Двигайтесь строго по трекеру, у вас пока только гостевой допуск,– те в ответ только одновременно развернулись и направились к выделенным им каютам.

– Это боевые тактические единицы тороноидов, – повернувшись к рейнджеру полу спросил полу утвердил Урчан.

– Да, только они вышли из под контроля тороноидов, у них дефект, эмоциональная нестабильность, или еще что-то в этом роде.

– Они не похоже на эмоционально нестабильных, у них наверное вообще проблема с эмоциями.

– Для нас да, а вот у них сам разговор, это уже нестабильность.

– Это понятно. А что у них за нейросети такие, внешние?

– У них они механические, и скорее не нейросеть, а интерфейс программирования, но функций много общих, сейчас они смогли экранировать их от внешнего воздействия и тем самым отошли от управления тороноидов. Насколько я знаю, там сейчас установлено пять степеней защиты и они постоянно усовершенствуются. Кто был в рабстве, тот повторения такого боится, а они считай, в рабстве были у этих тороноидов.

– Понятно. Капитан с ними познакомится и тогда уже все будет нормально, у него дар подбирать команду, так сказать «чуйка», как он говорит.

– Я с ними работал, эти не подведут. Эти из своей брони вылезут, но докажут, что им можно верить. У них мечта, нормально устроится в обществе, чтобы от них не шарахались. Женщинам проще, они там всякие финтифлюшки могут нацепить, какой-никакой макияж, а вот мужикам тяжелее в этом плане.

– Если капитан даст добро, то все у них сложится,– хлопнул тролль того по плечу, от чего тот чуть не улетел в самый угол дока,– ой не рассчитал, извини!

Корабль ушел в прыжок и Юрий решил пройтись, ну по крайней мере по той части, что сейчас была выделена под его команду. Вторую часть старались не посещать, во избежание всяких недоразумений, все-таки еще находились на территории Дун Аданской республике, а та достаточно лояльна была Конвенту эльфов.

В медицинском отсеке царил порядок, Каркарос, что-то колдовал в отдельном небольшом отсеке с какими-то непонятными приборами. Почти все медкапсулы были открыты, только в одной находилась женщина. Ей только недавно установили сеть и импланты, и теперь она находилась под медицинским наблюдением.

– Ну, что Гиппократ, как у тебя дела,– весело спросил Юрий.

– Нормально, но я не Гиппократ, я Каркарос, – ответил тот,– затем взяв сбоку со стенда какой-то прибор и подойдя к Юрию, начал водить им вокруг головы.

– Эй, ты чего?– опешил Юрий.

– Проверяю тебя, у тебя что-то с памятью, ты забыл, как меня зовут, – на полном серьезе ответил Кар.

– Фу-ух, ничего я не забыл Каркарос, – поняв, в чем дело, рассмеялся Юрий,– просто у меня на планете все доктора давали клятву Гиппократа, это у них считался идолом, или скорее прародителем профессии.

– Но я то точно не прародитель ваших врачей.

– Все, проехали. Что делаешь?

– Да вот обещанных тебе ботов синтезирую. Кстати, дай я еще крови возьму, не могу подобрать комбинацию, чтобы с твоей доработкой по имунетету проблем не было.

Юрий спокойно расстегнул манжет скафа и подставил руку, такую операцию он уже проделывал третий раз. Его иммунитет, разогнанный гемом эльфов уничтожал ботов и похоже что с «ловцом пуль» могло все сорваться, хотя Кар настроен был оптимистично и обещал что все сделает как надо, надо только, чтобы образцы всегда были.

Каркарос быстро набрал себе грамм пятьдесят крови и убрал этот заборник биоматериала в пенал над лабораторным столом, а сам опять устроился перед прибором.

– Как новенькая?

– Вон в медкапсуле лежит, подойди и посмотри сам, что меня от работы отрываешь.

– Бука, ты стал Кар. Жениться тебе надо барин, – обижено буркнул Юрий и покинул пенаты этого хмурого медикуса.

Каркарос посмотрел ему вслед и только покачал головой. Ему очень понравилась Аурита То'Копали ол Ени, но та не обращала на него никакого внимания, а в обществе дроу, должна была выбирать женщина, вот и было у него плохое настроение. Он понимал, что ей нужно еще время для адаптации, но она даже смотрела в его сторону и не разговаривала с ним, хотя с другими мужчинами дроу говорила. А тут еще этот командир пришел, женится надо, а как? Каркарос тряхнул головой и попытался опять сосредоточиться на работе, она помогала ему не мучить себя всякими мыслями, тем более от него ничего не зависело.

Тем временем Юрий, проходя по длинным коридорам, добрался до рубки управления. Тут впахивал Лецкашак, Натира, Харацега и Арья. Они переключили свои рабочие места на симуляцию и теперь находились в режиме тренажеров. Рядом с Арьей стояла Варинар и внимательно смотрела по мониторам за действием гномы, которая поражала одну цель за другой. Иногда, она что-то говорила молодой дроу, комментирую то или другое свое действие. Тут все были заняты, и Юрий решил не нарушать рабочую обстановку, а то можно было быть отправленный по непонятному адресу и не в столь мягкой форме, как это сделал Кар.

У него оставался выбор, направиться в верхний сектор, где точно так же учились инженеры Рила или в спортзал, сбросить пар. В верхний сектор он, подумавши, решил не идти, там где-то зависал их умный варан, а настроение у него было плохое, никто не хотел ему помочь запустить промышленные синтезаторы. Все были заняты обучением, и он корячился сам. А желание у Юрия отсутствовало помогать ему, не было настроения. Поэтому выбор стал очевидным, надо идти в спорткомплекс, тем более, сегодня должны были запустить бассейн.


Глава 38

Система Карасон ничем необычным не выделялась. Обычная аграрная планета с большим количеством биофабрик по синтезированию пищевых картриджей. В системе наш конвой пробыл ровно столько времени, сколько понадобилось для зарядки гипердвигателя и разгона для прыжка.

Ну и еще добавилось четырнадцать миллионов и убавилось двенадцать пассажиров. Как не странно, но никто из дунаданцев меня не обманул, и за всех заплатили вознаграждение. Еще двое харадцев выплатили вознаграждение, но попросили, чтобы их высадили за территорией Республики Дун Адан. Да нет проблем!, Тем более я им еще должен был отдать по сто тысяч, это родичи им дали дополнительно денег на проезд домой, но так как они были отчищены от всех имплантатов эльфами, то деньги были пересланы мне. А уже я должен был либо установить им в какой-либо системе банковский имплантат и скинуть на счет эти деньги, либо обналичить их и выдать им в виде металлических пластинок. 

Да кредиты в содружестве кроме электронных, которыми в принципе пользовались девяносто девять процентов граждан Содружества, имели и натуральный вид, виде металлических пластинок толщиной до пяти миллиметров, длиной в спичечный коробок и шириной в половину спичечного коробка. Номиналом больше служил, сам метал, из которого была сделана пластина, хотя выбитые цифры и стояли на пластинках. Любой ручной сканер без проблем мог определить стандартный металл, идущий на изготовление кредитов, поэтому как таковых подделок не было, не было смысла. Но, правда кошелек для таких кредитов тоже должен быть вместительный и большой и желательно с функцией антигравитации, если у тебя большая сумма, обычно это были малые контейнеры. 

За семидневный прыжок необычного ничего не произошло. Экипаж так же усиленно изучал будущую материальную часть, изучая базы и пропадая на симуляторах. Единственным развлечением оказались два прибывших меха.

Урчан пригласил меня на показательные выступления парочки этих новых наших членов экипажа. Я примерно представлял их, все-таки интересовался этой темой, да и нейросети дал указания найти все возможные материалы в сети на эту тему. Так что по крайней мере того эффекта на который, втайне надеялся Урчан, не произошло. Но бойцы мне понравились, единственное, что омрачало, это все-таки их не добровольная переделка.

Женщина, наверное, когда-то и была симпатичной, но сейчас наплыв на левой части черепа с закрытием левого глаза, да и отсутствие волос, очень подпортило красоту ее лица. Нейросеть находящаяся, под титановой крышкой перекашивало лицо на левую сторону. На месте левого глаза, кроме нашлепки интерфейса нейросети, была установлена многофункциональная камера, работающая в разных диапазонах сканирования. Да и нашлепка над правым глазам, хоть и была сейчас замаскирована под бровь, тоже горела небольшими тусклыми светодиодами.

От локтя руки у нее были удалены, и вместо них устанавливались разнообразные блоки. От простых, даже очень похожих на настоящие руки манипуляторов, до генератора плазмы и ручного деструктора. Все тело было затянуто в металлический каркас усилителей, правда сделано это было красиво, с сохранением пропорций и форм женского тела, а позднейшие доработки даже закрыли некрасивые фрагменты экипировки пластинами с узорами. Ноги тоже похоже существовали только до колен, далее уже шли механические ступоходы с трубами реактивных прыжковых двигателей. Зрелище жутковатое, особенно если учесть, что это женщина. В повседневном виде, она надевала парик, с бледно желтыми, слегка выцветшими, но длинными волосами, которым закрывала и свою металлическую лысину, и левую сторону своей головы. Вместо рук были манипуляторы, но достаточно похожие на обычную руку и с тем же, если не большим функционалом, правда одежду не носила, ей служила для этого чехол металлического каркаса, сделанный каким-то мастером в виде доисторических лат с чеканкой.

Мужчина как-то воспринимался более позитивно. Хотя сильно он от своей подруги не отличался в плане усовершенствований, разве что на латах не было чеканки и узоров, а на лице он вырастил достаточно большие рыжие усы в стиле запорожских казаков. Да и цвет лица, где оно было не закрыто металлическими нашлепками было темнее, чем у подруги.

Показать они себя смогли достойно. Видно, что эта пара уже давно сработанная, и они не просто выполняли поставленные Урчаном задачи и поражали все цели, они показывали шоу. Нет, это был не выпендреж, или показушные красивые и в тоже время бесполезные приемы, это была именно командная слаженность. Они буквально танцевали в каком-то диком танце, выпуская по мишеням точно выверенные выстрелы, уходя под защиту товарища на перезарядку, и прикрывая друг друга.

Но и я смог удивить их, когда мы прибыли в тренажерный зал и провели несколько боев на холодном оружии. Рукопашники они были отменные и работать с холодным оружием они умели, причем, по словам Урчана, им вообще присуща полная универсальность, они для боя использовали любой подходящий и не подходящий предмет, используя его с высокой эффективностью.

Но мое тело, под постоянными тренировками уже тоже было не хуже их металлических усилителей. Одно скажу, что напарников на учебные бои я себе нашел. Они достойно оценили мой стиль и перестали опасаться, иногда ускоряясь так сильно, что Урчан мог смотреть на этот бой только в записи и то на уменьшенной скорости. Мне тоже эти тренировки шли на пользу, почти всегда в спарринге с ними открывался мой талант, наверное, по другому я их победить бы и не мог. А это тренировка, как таланта, так и моего нового тела, которому сейчас приходилось работать на полную катушку, испытывая все мои абгрейды на прочность, была как бальзам на душу.

Ну и Локфол, он конечно нашел меня и заставил помочь с запуском синтезатора, особенно когда узнал, что я выучил необходимые базы для работы с ним. Сначала он для пробы изготовил двух боевых дроидов «Фулстек ПмФ-36». Корпус этих роботов строился из ультратитана с тяжелыми броневыми щитками в слабых местах, с установленным блоком «Фаервал», который имел систему постановки помех, естественно систему защиты от помех, и фронтальный щит, дающий возможность перекрыть узкие коридоры корабля. Вооружены данные модели были двумя крупнокалиберными пулеметами и двумя малыми ракетными комплексами с осколочнофугасной боевой частью. Миномет он решил не ставить на этих двух, считая, что для функций внутренней охраны корабля, данная функция не нужна, и это только растрата ценных ресурсов.

Локфол решил сделать их именно в такой комплектации, хотя вооружение можно было установить разное, но наш умник посчитал, что такой вариант, очень практичен в плане контрабордажных действий. Максимальный урон врагу, минимальный кораблю. 

А вот затем он потребовал изловить фехтовального дроида. Естественно ловить его не было никакой надобности, и я просто позвал ближайшего со спортивного комплекса. Если бы я знал, зачем он нужен, я бы наверное разрешил взять другого робота со склада, там были еще две единицы в штатной упаковке.

Но когда я увидел удовлетворенно потирающего свои лапы кобольда, с универсальной отверткой, то делать уже было что-то поздно. И все доводы, что я привык именно к этому синенькому сорванцу на Локфола не подействовали и ждать другого, он не собирается. Я еще попытался защитить своего напарника по спаррингу , но варан просто выставил меня за дверь своей лаборатории и запечатал своим кодом. Вскрыть ее мог помочь только Эльф, но к тому времени моему партнеру наверное уже было не помочь. На мои крики через дверь ответом было только жужжание электроинструмента, которым тот разбирал моего дроида.

В отместку я забрал двух изготовленных стражника, и поставил их охранять ценные ресурсы, без которых не мог обойтись этот варан и не пускать того без моего разрешения. Оставался еще один длинный прыжок в систему Занландия, являющейся пограничной системой Республики Дун Адане и все угроза от погони полностью исчезала, теперь уже нужно будет опасаться диверсионных вылазок со стороны внешней службы безопасности Конвента. Но для экипажа, который почти постоянно находиться в космосе это уже не столь актуальная угроза.

Феергер был в шоке. Идиоты, что сидели в Сб системы Калионтоо прозевали эленти Калиану. Она ушла из под их надзора, и сейчас в СБ шли крутые разборки. Для этого Феергеру прикомандировали еще одну группу, и теперь та занималась только системой Калионтоо. Его основной сотрудник, начальник отдела аналитики, посчитал себя крутым оперативником и сейчас считался пропавшим. Судя по последним данным, он пропал в этой системе. Похоже, переоценив свои силы, он провалился, и его просто убрали. 

Сейчас шли проверки, и все пока подтверждало версию капитана Кееонра. На данный момент группа Феергера занималась конвоем, и тут получили первое известие, в составе конвоя находился капитан СБ. Как оказалось, никаких данных про него не было. Представители таможенной и пограничной службы клялись, что было распоряжения сверху, хотя их так и не смогли найти в архивах. Говорили, что документы у того капитана соответствовали всем стандартам и приходящим наказам. Кучу людей провели через дементора и только тогда смогли достать стереоснимок этого представителя службы безопасности.

Это был Кееонр. Он засветился почти везде, где конвой проходил проверки. Но, везде, и это подтверждалось дементорами, он проводил расследование. Все как один на допросах показывали, что тот капитан носом рыл землю в поисках чего-то или кого-то, но, ни одного документального подтверждения этого не было.

У Феергера закралось подозрение, и он запросил личное дело Кееонра. Для этого, оказалось, потребовалось разрешение самого Дааллба Ан-Саонкаан Иш Шапаарба, члена конвента председателя совета по безопасности. Прошло десять дней, пока рассмотрели прошение майора и ему, наконец, скинули личное дело капитана Кееонра и вот тут начался коллапс. Их оказалось два и оба разных, кроме начала и самого конца. Одно дело касалось рядового Кееонра Ша`Траа, старшего диспетчера смены, второе дело капитана Кееонра Ша`Траа, начальника отдела аналитики специальной группы боевого крыла специальной службы Конвента. Родились они в один день, и все у них было одинаковое до момента попадания в армию. Дальше их дорожки разошлись. Если один почти пятьдесят лет был на одной и той же должности и в одном и том же звании на протяжении почти пятидесяти лет, то другой был карьеристом и за эти же пятьдесят лет дослужился до капитана и имел кучу наград Конвента. Но год назад дело на рядового было закрыто, а вот капитан