Book: Жена со скидкой, или Случайный брак



Жена со скидкой, или Случайный брак

Глава 1

— Где моя невеста? — прогудел возмущенный мужской голос, чуть приглушенный тяжелой бархатной портьерой.

Я переступила с ноги на ногу, разминаясь, зябко передернула плечами.

Все, скоро мой выход.

Рядом как по мановению волшебной палочки возникла Марта и деловито захлопотала, расправляя складки белого подвенечного платья, смахивая одной ей заметные пылинки. Взглянула на меня тревожно.

— Как ты, девочка?

— Бывало и похуже, — я попыталась улыбнуться, но по сочувствующему взгляду Марты поняла, что получилось не очень.

— Держись, осталось совсем немного.

Кивнула, прислушиваясь к тому, что происходит совсем рядом.

Секунда…

Другая…

— Так где же она? — нетерпеливо повторил невидимый мне мужчина.

Пора.

Набросила на лицо фату и, отодвинув портьеру, величественно выплыла на сцену. Вернее, попыталась выплыть… Но на втором же шаге мир вокруг вдруг подернулся рябью, исказился, и меня так резко качнуло в сторону, что я еле на ногах устояла. В виски впились тысячи крохотных иголочек, лицо опалило жаром, и снова, с удвоенной силой, вернулась головная боль, которую я до этого так удачно заглушила таблетками.

Надо же, как меня прихватило, похоже это не просто простуда, а грипп. Неприятно и очень… очень некстати. Получить главную роль и свалиться с температурой прямо на премьере, на глазах у всех. Ну, уж нет. Не бывать этому.

Я справлюсь. Должна справиться.

До конца спектакля осталось не так много. Сейчас доберусь до своего так называемого жениха, за которого меня, сиротинушку, насильно выдают замуж. А когда начнется церемония, в храм ворвется мой геройский возлюбленный, воздаст всем злодеям по заслугам, и мы с ним радостно умчимся в закат. На этом все, слава тебе господи. Я смогу расслабиться и позволить себе заболеть, как любой нормальный человек.

А сейчас нельзя.

Нельзя, я сказала.

Попыталась сосредоточиться, стряхнуть странное оцепенение. Перед глазами все расплывалось, сцена тонула в белесом мареве, зрительного зала вообще не было видно. Лишь неясные силуэты колыхались где-то на грани видимости.

Замечательно, вот к ним и пойду.

Выдохнула и на ватных, подгибающихся ногах направилась к смутным фигурам, маячившим впереди.

— Ну, наконец-то, я уже, признаться, заскучать успел, — насмешливо прокомментировал мужской голос. Неожиданно низкий, глубокий и совершенно не похожий на голос Макса, моего сценического жениха.

Вот и слуховые галлюцинации пожаловали.

Поскорее бы все это закончилось. А потом лечиться, лечиться и еще раз лечиться.

Шаг…

Второй…

Третий…

В звенящей тишине и тусклой дымке, мимо застывших поодаль теней.

Из тумана внезапно возник полукруглый постамент, и я со вздохом облегчения оперлась о него ладонью. Надеюсь, из зрительного зала этого неподобающего жеста «невесты» не видно, да и коллеги, если что, прикроют. А мне сейчас очень нужна хотя бы секундная передышка.

— Принимаешь ли ты дар богини? — грянуло откуда-то сверху. Так громко и торжественно, что я чуть на месте не подпрыгнула… Да, собственно, так и сделала бы, если бы силы оставались.

Дар богини? Что за ерунда? Галлюцинации галлюцинациями, но всему же есть предел. Таких слов в сценарии не было. И почему священник говорит женским голосом? В глазах как назло мутная пелена какая-то — не проморгаешься. Еще и фата эта дурацкая…

— О чем тут думать, дружище? Принимай! — пьяно расхохотались справа.

— Бери, Алистер! — весело поддержали слева. — Боги чем попало не одаривают. Не понравится, отдашь другому. Желающие найдутся. В первый раз, что ли?

Со всех сторон послышались смешки, хмыканья, одобрительные выкрики.

Да что, черт возьми, здесь происходит?

— Вы все тут с ума посходили? — прошипела я гневно. Но вместо внятных слов вырвалось лишь сдавленное сипение. Во рту так пересохло, что каждый звук давался с трудом.

Попыталась оттолкнуться от постамента, шагнуть в сторону… Но отойти не успела. На мою ладонь опустилась мужская рука, тяжело припечатывая ее к опоре.

— Принимаю, — отчеканили рядом.

Над головой что-то громыхнуло, вспыхнуло, и в наши прижатые друг другу ладони ударила яркая фиолетовая молния, буквально прошив их насквозь и заставив меня на мгновение остолбенеть. Нет, боли я не чувствовала, но внезапно стало страшно… Очень страшно.

— Да будет так! — величественно провозгласили сверху.

Молния погасла, освобождая нас.

— Гхирх побери...

Чужая рука поспешно отдернулась. Похоже, мужчина был ошарашен случившимся не меньше меня.

И в это мгновение будто лопнул заполнявший окружающее пространство огромный мыльный пузырь. Перед глазами моментально прояснилось, и я увидела…

Нет, лучше бы я ничего не видела, честное слово.

Никаких следов сцены и зрительного зала, ни малейшего намека на кулисы. Я стояла посреди огромного полуразрушенного помещения, освещенного немногочисленными светильниками на уцелевших колоннах. А вот зрители моего феерического появления, как ни странно, нашлись — группа мужчин во вполне себе сценических нарядах и с выражением неподдельного удивления на лицах.

Господи… Так не бывает… просто не бывает… Или у меня уже горячечный бред?

Мда… Зря я все-таки геройствовала, пила всякие сомнительные порошки и тащилась на сцену — стоило еще в антракте вызывать скорую помощь.

Слава, конечно, штука хорошая, но зачем она мне посмертно?

Несколько секунд мы с мужчинами потрясенно пялились друг на друга. Не знаю, о чем они думали, я в этот момент не то, что думать, даже с места двинуться не могла.

Опять начала кружиться голова, мелко подрагивали ноги, к этому прибавилось противное першение в горле и стремительно поднимающаяся температура — меня знобило все сильнее. В общем, грипп как он есть, во всей своей красе. Спроси меня сейчас кто-нибудь: реальны ли эти люди вокруг или они лишь плод моего изнуренного лихорадкой, больного воображения, и я, пожалуй, затруднюсь ответить.

— Гхм…

Первым отмер блондин справа — статный, с величественной осанкой, в богато украшенном синем плаще. Он многозначительно откашлялся и, указав на меня, осведомился:

— Это что такое? Алистер, ты ее знаешь?

Взгляды присутствующих скрестились на стоявшем передо мной мужчине, который с замешательством и, как мне показалось, некоторым ужасом изучал свою ладонь.

Высокий, широкоплечий, с энергичным, волевым лицом, густыми темными волосами, собранными сзади в хвост, и яркими зелеными глазами. Эти глаза сразу приковывали к себе внимание. Четко очерченный, чуть выдающийся вперед подбородок говорил о силе воли и решительности, граничащей с упрямством.

— Так кто она? — нетерпеливо повторил блондин.

Зеленые глаза раздраженно сверкнули.

— Вы у меня спрашиваете, ваше величество? Это была ваша затея, я лишь поддержал игру.

— Затея моя, — не стал спорить тот, кого только что обозвали «его величеством». — Но вот это в наши планы точно не входило.

Он снова бесцеремонно ткнул в мою сторону пальцем. Не берусь судить, как там у блондина с величием, а вот хорошие манеры у него напрочь отсутствуют, тут даже сомневаться не приходится.

— Старуха! — неожиданно закричали сзади. — Нищенка, что изображала жрицу и развлекала нас забавными сказками об истинной любви. Это она все подстроила… Кстати, а где старуха? Куда подевалась?

Все разом заговорили, зашумели глухо и грозно, стали оглядываться, разыскивая кого-то. В этом безумном бедламе неподвижными оставались только мы двое: я и зеленоглазый Алистер, сверливший меня пристальным взглядом.

Пару мгновений мы молчали, а потом мужчина поднял руку и снова посмотрел на свою ладонь. Не представляю, что он там увидел, но это ему явно не понравилось.

— Ты кто такая? — прошипел он, сжимая пальцы в кулак и делая шаг вперед, ко мне.

Черт возьми!

— Отвечай, когда тебя спрашивают! Или язык проглотила?

Проглотить — не проглотила, а ни сказать, ни пошевелиться не удается — будто одеревенела.

На красиво очерченных скулах заиграли желваки, мужчина обжег меня еще одним яростным взглядом и потянулся к фате, которая все еще закрывала мое лицо.

— Нет! — я инстинктивно отшатнулась, выставила перед собой ладонь в защитном жесте, пытаясь хоть как-то отгородиться. И с облегчением поняла, что могу снова двигаться и говорить.

«Нет» — подхватило эхо, взметнулось вверх, отразилось от стен и осыпалось вниз протяжным многоголосьем.

«НетТы уверена?»

В мягком, призрачном голосе, прозвучавшем сразу отовсюду — словно со мной говорило вот это полуразрушенное здание, в котором я находилась, — слышалось недоумение и легкое недовольство.

— Уверена, — подтвердила я, обращаясь… А, впрочем, какая разница к кому? Ко всем сразу. Сил на то, чтобы удивляться, уже не осталось.

«Что ж, — дрогнул голос. — Твое право. Тогда…иди»

Что-то с силой ударило в грудь. Я пошатнулась, неловко взмахнула руками, попыталась ухватиться за что-нибудь, но пальцы поймали лишь воздух, и я, не удержавшись на ногах, полетела в темноту.

«Прими мой свадебный дар, дитя», — донеслось издалека затухающим отзвуком, и я словно взорвалась изнутри. Казалось, в жилах вместо крови потек жидкий огонь.

Последняя мысль, которая пришла в голову перед тем, как я потеряла сознание, была, конечно, абсурдной. Хотя… Куда уж абсурднее?

Ну, ничего себе, сходила за хлебушком…

***

Очнулась я в пустой, темной комнате — на этот раз, судя по всему, полуподвальной, похожей на склеп и на погреб разом. Везет мне, однако, нынче на незнакомые помещения.

Низкий сводчатый потолок, каменный пол и такие же стены, крошечное зарешеченное окно высоко над головой, почти не пропускающее свет. Сумрачно, тихо, пахнет затхлостью и пылью… Хорошо хоть сухо и не очень холодно.

С трудом поднялась на ноги и, стиснув зубы, пошла вперед. Чувствовала я себя совершенно разбитой. Меня шатало из стороны в сторону и знобило так, что зубы стучали, но я шаг за шагом, упорно цепляясь за стену, брела к намеченной цели — массивной деревянной двери, которую заметила сразу же.

К выходу вели три высокие ступени — серьезная преграда для человека в моем состоянии. Когда же я все-таки заползла наверх, выяснилось, что дверь, ко всему прочему, крепко заперта, а на мои слабые удары и хриплые крики никто не отвечает.

Оставаться на ступенях было глупо и бесполезно. С каждой секундой мне становилось все хуже, так что я снова спустилась в подвал и направилась в дальний угол, где на полу у стены кто-то «любезно» раскидал солому. Там же валялся плащ — судя по размеру, детский, но теплый и плотный, кажется, даже шерстяной.

Легла, подтянула колени к груди, старательно укуталась в плащ и, постепенно согреваясь, уплыла в сон, больше похожий на обморок.

Простуда дело привычное, почти житейское, об этом все знают. Как и о том, что болеть можно по-разному. Между делом, на бегу, со стенаниями и жалобами всем и на все сразу, а иногда даже со вкусом и удовольствием. Особенно, если зацепило тебя легко, на улице ветер с дождем, а дома тепло и очень уютно. Полулежишь в кресле, пьешь чай с малиной, смотришь любимый сериал, дремлешь, снова что-нибудь смотришь в полглаза или читаешь, и тебе совершенно не стыдно за собственное безделье. Сейчас имеешь на него полное право.

Я в своей не очень долгой пока жизни успела «погрипповать» по-всякому, но никогда еще мне не было настолько плохо.

Я просыпалась, вновь проваливалась в беспамятство и выздоравливать, похоже, не собиралась. Меня бросало то в жар, то в холод, горло драло, суставы ломило, а губы спеклись так, что я с трудом могла их приоткрыть.

В тяжелых снах проносились смутные бредовые виденья. Высокий светлый храм. Злое блондинистое «величество». Алистер, который упорно кого-то искал — и я даже догадывалась, кого.

А еще, я начала слышать голоса, вернее, голос, шептавший что-то о свадебном даре. Потом он истончился, затих, как будто выдохся, и его сменил жалобный детский плач. Он преследовал меня даже в забытьи, звучал все громче и громче, перекрывая все остальные звуки. И что самое странное, я могла совершенно точно сказать, как выглядит ребенок и где он сейчас находится.

Сколько я провалялась в подвале, не знаю. Вокруг неизменно царил все тот же полумрак. Вечер, утро, день? Непонятно, да и какая теперь разница?

Из очередного сна меня вырвали резкие удары, грохот, от которого содрогнулись стены, быстрые размашистые шаги. А потом с меня бесцеремонно сорвали плащ, схватили за плечи и грубо затрясли.

С трудом разлепила веки и увидела склонившееся надо мной перекошенное от ярости мужское лицо. Совершенно незнакомое, между прочим.

Господи, еще один. Этому-то что от меня нужно? Явно ведь, не лечить пришел, на врача даже отдаленно не похож. Да и добротой не отличается: видит, что человеку плохо, и все равно продолжает упорно тормошить. Если меня в результате сейчас опять куда-нибудь выкинет, это будет уже перебор. Я точно не доживу до счастливого приземления — погибну еще в полете.

Пошевелилась, пытаясь высвободиться, но незнакомец и не думал отпускать. Он вообще оказался очень настойчивым — слабая попытка сопротивления его только разозлила. Сдавил мои плечи, еще раз тряхнул, уже сильнее, и угрожающе прорычал:

— Где она?

— Пи-и-ить, — выдохнула я в ответ, решив, что с паршивой овцы хоть шерсти клок.

Если этот настырный тип не желает оставить меня в покое и категорически намерен пообщаться, так и быть… Но пусть сначала хоть напиться даст.

Мужчина поморщился, но потом все-таки повернул голову и повелительно бросил куда-то за спину:

— Воды!

Через минуту в его руке оказалась пузатая кожаная фляга, а еще через мгновение я уже жадно глотала прохладную, восхитительно вкусную воду. Пила и никак не могла напиться.

— Так где она? — требовательно повторил мужчина, буквально отрывая от моих губ флягу и снова вцепляясь в плечи.

Вот ведь жадный какой.

Я уже собралась дальше торговаться и добиться для себя еще чего-нибудь —таблетку жаропонижающего, порошок, микстуру или что там у них есть, — но следующая фраза заставила мгновенно насторожиться и забыть о собственных планах.

— Где Мисти? Скажешь ты, наконец, или нет? Она ведь была здесь, вот доказательство, — передо мной махнули содранным с меня же плащом.

Мисти…

Я могла поклясться, что раньше никогда не слышала этого имени, и в тоже время оно болезненным эхом отдавалось в душе, вызывало в памяти странные образы. Удивительно, но я, кажется, не просто догадывалась — твердо знала, кому оно принадлежит.

А еще сразу вспомнился безутешный детский плач.

— Мисти… Девочка? — на всякий случай переспросила я.

— Да.

— Худенькая, лет восьми… десяти, не больше. Серые глаза. Русые волосы заплетены в косу. Над верхней губой — маленькая родинка, — продолжала перечислять я.

— Да-да!

— В пышном голубом платье и такого же цвета туфельках.

— Это она, — мужчина жадно дернулся ко мне. — Ты ее видела?

— Нет, — призналась я честно, и меня тут же с яростным возгласом отшвырнули прочь.

— Издеваешься? — мужчина сжал кулаки, угрожающе нависая надо мной.

— Даже не думала, — я сдержала стон, потирая ушибленную при падении руку, и уставилась в побелевшие от ярости глаза. — Я никогда не видела эту девочку, но могу сказать, вернее, описать, где она находится.

Пауза.

Мужчина не сводил с меня хмурого, тяжелого взгляда — я почти физически чувствовала его недоверие — потом резко выдохнул сквозь стиснутые зубы и велел:

— Говори.

— Островок посреди болота… Не очень далеко отсюда, но и не рядом… — медленно начала я.

Говорить было сложно, во рту опять пересохло, хотелось пить и клонило в сон. А еще, видения стали путаться, ускользать, затягиваться липким, серым туманом. Чего-то не хватало. И, повинуясь внезапному наитию, я потянула к себе плащ, который мужчина сейчас прижимал коленом.

— Отдайте.

Плащ мне отдали, причем, немедленно, молча и без вопросов.

Стиснула в ладонях кусок ткани, вдохнула тонкий, едва уловимый аромат. Виски заломило, словно туда кусочки льда приложили, и я внезапно увидела все — ясно и четко.

— Бревенчатый дом… Черный… Как после пожара... — заспешила я, глотая слова. — Справа яма… Девочка там.

— Господин, я знаю, где это, — выкрикнул от двери взволнованный голос. — Охотничья сторожка в Серых топях.

Мужчина кивнул, соглашаясь. Резко поднялся.

— Поторопитесь, — просипела я ему в спину. — Яма наполняется водой.

Через мгновение рядом со мной уже никого не было.

Ушли… Ну и ладно. Хорошо, хоть плащ оставили. Или просто забыли?

Тяжелый разговор вымотал до предела, забрал последние силы, которых и так в общем-то не оставалось. Я снова свернулась калачиком, набросила на голову плащ, закрыла глаза и погрузилась в вязкую дремоту. Слава богу, хоть детский плач больше не слышала.

Следующее пробуждение вызвало стойкое чувство дежавю. Меня в очередной раз лишили «покрывала», разбудили, и я увидела перед собой все того же мужчину, внимательно меня рассматривающего.



Ну сколько можно? В конце концов, всему есть предел.

— Слушайте, что вам опять нужно? — зло проскрипела я. — Не хотите помогать, так дайте хоть умереть спокойно, а?

Перевернулась на другой бок, потянула на себя злосчастный плащ, намереваясь укрыться и заснуть — вопреки всему, но мне не позволили этого сделать. Сильные руки подхватили меня с пола, тщательно закутали во что-то пушистое, теплое и…

— Спасибо, — услышала я совершенно неожиданно.

А потом меня прижали к груди и понесли прочь из подвала.

Глава 2

«Прими, — пронзительным комариным писком звенело в голове. — Прими дар».

Что там мне пытались всучить и призывали принять, было непонятно, поэтому я вяло отмахивалась от назойливого требования. Не надо нам ваших подарков, от такого сомнительного счастья и помереть недолго. Хочу спать, просто спать.

И я спала.

Иногда ненадолго приходила в себя, безропотно пила горькую, тягучую жидкость, из бокала, который подносили к моему рту, глотала какие-то порошки и снова уплывала в болезненное забытье.

Прими свой дар, дитя, — заводил привычную песню все тот же уже изрядно надоевший голос. — Прими. Впусти. Откройся. И станет легче».

И я, наконец, не выдержала.

«Принимаю» — буркнула мысленно.

Что-то вспыхнуло перед закрытыми глазами, в груди стало горячо, сердце забилось часто-часто, как будто там, в самом его центре, поселилась маленькая огненная искра. Потом по телу разлилось приятное тепло, настырный голос затих, и я крепко уснула, чтобы очнуться уже совершенно здоровой.

Проснулась и, еще не открывая глаз, сладко потянулась. Тело звенело от переполнявшей его энергии, от простуды не осталось и следа, и я не сдержала радостной улыбки. Как же хорошо! Сейчас еще пару минут поваляюсь, дальше — душ, звонок в театр и завтрак. Нет, сначала завтрак, затем звонок, уж очень есть хочется, просто зверски. Но, в принципе, можно и совместить.

Коллеги, наверное, волнуются, пусть не все, но Марта точно. Я ведь даже не знаю, как после премьеры домой добралась. Все словно в тумане. А вот навеянные болезнью и высокой температурой кошмары помню отчетливо, хотя, на самом деле, с удовольствием бы их забыла.

Пьяная компания во главе с «самим» королем. Странная церемония. Грязный подвал. Солома. И голоса… Бр-р-р, привидится же подобное. Никогда больше не выйду на сцену в таком плачевном, почти бессознательном состоянии. Клянусь.

Еще раз потянулась, перевернулась на другой бок и…

— Проснулась, деточка? — неожиданно раздалось над самым ухом. — Вот и хорошо. Вот и славно.

Приятной истомы как не бывало.

Я резво подскочила, прижимая к груди одеяло, и уставилась на невысокую, миловидную женщину в строгом темном платье. Что она делает у меня дома? Или… Я у нее?

Сглотнула тугой комок, образовавшийся в горле, и медленно огляделась.

Небольшая, чистая, скромно обставленная комната. Узкая кровать, на которой я, собственно, и сижу, тумбочка, стол, кресло у окна, шкаф в углу. Добротная, антикварная мебель… пожалуй, даже симпатичная в своей старомодной элегантности, но совершенно не моя.

Нет, я уже, в принципе, начала догадываться. Гнала от себя внезапно появившиеся мысли — нелепые, путаные, панические, но они упорно возвращались.

— Где я?

— В Ростас-холле.

Повисла пауза, и моя собеседница недоуменно нахмурилась — видимо, все просто обязаны были знать, что это за Ростас-холл такой.

— Я не местная, — пробормотала торопливо.

Взгляд женщины чуть смягчился, и она снисходительно пояснила:

— Ростас-холл — особняк господина Лоттера. Хозяин лично принес вас сюда пять дней назад. Вызвал лекаря и приказал позаботиться. Вы были без сознания, бредили.

Черт побери! Значит, это не галлюцинации, не вымысел больного воображения. Все произошло на самом деле.

Я со стоном откинулась на подушку.

— Вам плохо? — переполошилась женщина, подаваясь ко мне.

— Нет-нет, не беспокойтесь. Голова немного закружилась. А господин… м-м-м…Лоттер дома?

— Да, у хозяина сейчас гость, но как только он освободится, я доложу, что вы пришли в себя. Он приказал немедленно поставить его в известность, если ваше состояние изменится. Хотите еще отдохнуть?

— Нет уж, — я решительно тряхнула головой. — Наотдыхалась, хватит.

Женщина одобрительно кивнула. Судя по всему, она тоже считала, что слишком долго валяться в кровати, вредно.

— Тогда я принесу вам платье.

— Подождите, — я торопливо коснулась ее руки. — Девочка… Мисти… С ней все в порядке?

— Да, — на лице собеседницы расцвела широкая, невероятно теплая улыбка. — Малышка жива, хвала Солнцеликому. Хозяин сказал, вы помогали ее искать… Спасибо. Боги не забудут вашей доброты.

Она вышла. Как только дверь закрылась, я закуталась в одеяло, бросилась к окну, торопливо отодвинула край шторы и замерла, изучая открывшийся мне вид: цветочные клумбы, полукруглую подъездную аллею, ведущую к высокому мраморному крыльцу, и вдалеке — чугунную ограду с широкими массивными воротами.

Это не Земля. Я в чужом мире… В чужом! Только так можно объяснить все, что со мной приключилось. Но как я сюда попала? Почему?

Пока я пялилась в окно, отчаянно пытаясь собрать разбегающиеся в разные стороны мысли, дверь дома отворилась, на крыльцо вышли двое — и я в очередной раз застыла каменным изваянием.

Рядом с тем самым господином Лоттером, моим недавним спасителем, небрежно облокотившись на перила стоял зеленоглазый Алистер. Чтоб ему пусто было!

Мужчины спустились с крыльца и неспешно пошли по аллее, о чем-то беседуя. Их серьезные, сосредоточенные лица мне совсем не понравились. Нет, они, разумеется, могли обсуждать все, что угодно, начиная от погоды и видов на урожай и заканчивая здоровьем маленькой Мисти. Но ведь не исключено, что прямо сейчас, в этот самый миг там внизу обсуждают именно меня.

«Знаешь, — говорит, например, Лоттер, — я тут в запертом подвале девицу в грязном подвенечном платье нашел. Спала на соломе, как у себя дома, а когда я ее разбудил, еще и прогнать меня пыталась. Представляешь?»

«В подвенечном платье? Совершенно бесхозную? — оживляется Алистер — Очень интересно. Я как раз разыскиваю одну такую. А фата на ней была?».

Попадаться в руки зеленоглазого друга здешнего короля категорически не хотелось. Я никак не могла забыть неприязнь, с которой он на меня смотрел, и сказанные ему слова: «Не понравится, отдашь другому. Желающие найдутся». Нет уж, благодарю покорно, я не вещь, чтобы передаривать меня за ненадобностью.

Зябко поежилась, перевела взгляд на ладонь… Ни шрама, ни ожога, ни царапинки, ни единого следа — гладкая чистая кожа. Странно. Не привиделась же мне та молния, в самом деле?

Мужчины, тем временем, закончили разговор, пожали друг другу руки, к Алистеру подвели жеребца, он, вскочив в седло, крикнул что-то на прощанье и умчался прочь, а Лоттер повернул обратно, к дому. Я инстинктивно отпрянула, задернула занавеску, и тут же досадливо тряхнула головой — веду себя как ребенок, пойманный за подглядыванием.

— Хм… — раздалось от двери сухое покашливание. — Гхм… Вы уже поднялись, как я вижу.

Служанка…

И когда только успела войти?

Или она не служанка вовсе?

— Поднялась, — согласилась я с очевидным. — Красиво тут у вас...

Махнула рукой в сторону окна, подхватила сползающее вниз одеяло и вежливо улыбнулась. Ну, подумаешь, полуголая, нечесаная и неумытая гостья бросилась с утра пораньше любоваться окрестностями. Дело житейское. Надеюсь, у них это не запрещено?

— Красиво…

Женщина одарила меня еще одним подозрительным взглядом, но вопросов больше не задавала. Прошла вперед и аккуратно положила на кровать скромное синее платье с белым кружевным воротничком.

— Вот. Господин распорядился доставить еще несколько дней назад. Ваше отдали в стирку, потом в ремонт, хотя, боюсь, его вряд ли можно будет носить. Стоило бы выбросить, но если оно вам дорого…

— Дорого, — торопливо заверила я. — Очень дорого.

Особой привязанности к театральному реквизиту я, понятное дело, не испытывала, но оставлять такую улику в чужих руках нельзя. Лучше сама потом где-нибудь спрячу… Угу, зарою безлунной ночью, в саду.

Хихикнула про себя — нервное, наверное, но вслух сказала совсем другое:

— Спасибо. Вы меня очень выручили.

Собеседница кивнула, принимая благодарность.

— Вечером вам отдадут одежду, а сейчас прошу надеть то, что я принесла. Ванная за дверью в углу, там найдете все необходимое. Я вернусь через полчаса и отведу вас к хозяину.

Я еще раз поблагодарила, и женщина, немного помедлив, вышла.

Кто же она такая? Передника на ней нет, да и платье, пусть простое, строгое, но явно из хорошего материала. Мне она так и не представилась, моего имени не спросила — чему я была только рада, потому что совершенно не представляла, что ей отвечать. Держится вежливо, доброжелательно, но немного отстраненно и уж точно без подобострастия. Как будто до сих пор не разобралась, что я из себя представляю и как себя со мной вести.

Это, в принципе, вполне объяснимо. Поселили меня, как я успела заметить, на самом верхнем, мансардном этаже, которые в имениях обычно отводили слугам. Да и скромная обстановка комнаты на это же указывала. Если я и считалась гостьей в доме, то далеко не самой почетной. Ладно, приютили, уже хорошо, а вот что дальше будет, станет ясно после разговора с Лоттером.

Ванна выглядела вполне обычно, туалет тоже, так что я быстро со всем разобралась. Старинного покроя платья мне тоже надевать приходилось, и не раз. А это, к счастью, оказалось без корсета, кринолина и прочих изысканных безобразий, зато имело удобную шнуровку спереди. Волосы я, недолго думая, убрала в узел на затылке, и к назначенному времени была полностью готова.

Меня проводили на первый этаж — к высоким резным дверям, постучались и торжественно провозгласили:

— Господин, к вам…

— Пусть войдет, — не дожидаясь окончания фразы, нетерпеливо велели изнутри.

Моя сопровождающая отступила, и я, глубоко вдохнув, шагнула в комнату — как в омут с головой прыгнула.

Просторное, светлое помещение, шкафы с книгами вдоль стен, мягкий диван, пара кресел у низкого столика, пушистый ковер под ногами — нечто среднее между гостиной и рабочим кабинетом. Все это я отметила лишь мельком. Мое внимание сразу же приковал к себе мужчина, расположившийся за большим письменным столом у окна.

— Садитесь.

Медленно, стараясь не сбиваться с шага, дошла до стола, опустилась в кресло и с достоинством выпрямилась.

Волновалась я изрядно, что уж скрывать, а вот показывать волнение хозяину кабинета точно не собиралась. Я актриса, и сейчас у меня бенефис, от которого, по всей вероятности, зависит моя жизнь. Значит надо играть так, как никогда в жизни еще не играла.

Несколько минут мы молча, не скрываясь, рассматривали друг друга. Я впервые получила подобную возможность, в подвале как-то не до этого было.

Передо мной сидел мужчина лет тридцати, или немного больше. Смуглое, скуластое, немного уставшее лицо, а вот волосы и глаза, на удивление, светлые. Спокойный, чуть ироничный взгляд. Длинные нервные пальцы.

Они с Мисти, той девочкой, которую освободили из ямы, очень похожи. Сестра? Нет, вряд ли, скорее, дочь. Значит, есть и жена.

— Герберт Лоттер, — представился хозяин кабинета, первым нарушив молчание. Едва заметно склонил голову, потом взглянул на меня, ожидая ответных слов.

А я… Я мешкала, не зная, что сказать, на что решиться. Местные имена мне не известны, а если сейчас назову свое, все сразу станет ясно.

С одной стороны, поддержка мне бы не помешала. А с другой… Можно ли доверять этому человеку? Что успел ему рассказать Алистер, упоминал ли вообще обо мне? Просил ли помочь в поисках? И что в это мире делают с такими как я? С чужаками?

— Благодаря вам моя дочь жива, — мягко произнес мужчина, так и не дождавшись ответа. — Я ваш должник. Поэтому, если у вас есть причины скрывать имя, я пойму и не стану вас больше задерживать. Выплачу любую обозначенную вами сумму — в рамках разумного, естественно, — и на этом мы простимся. Если же вы готовы поделиться со мной своими проблемами — а в том, что они есть, я не сомневаюсь — обещаю сделать все, что в моих силах, и помочь с ними разобраться. Итак, что выбираете?

Как будто у меня есть выбор. Я в этом мире абсолютно не ориентируюсь и ни с кем не знакома — выдам себя мгновенно, стоит только выйти за порог и остаться одной. А еще где-то там бродит Алистер, с которым я связана неизвестным обрядом и который неимоверно зол на меня за это. И если уж выбирать между ним и Лоттером, я предпочту Герберта. Он, по крайней мере, не испытывает ко мне ненависти, благодарен за спасение дочери и не обещал никому, в случае чего, меня передарить.

Так что, ответ ясен.

Стиснула похолодевшие пальцы в кулак, так что ногти впились в ладонь, собралась с духом и уже открыла рот, чтобы назвать свое имя, как вдруг один из шкафов, справа от письменного стола, тоскливо, протяжно загудел. А затем мелко затрясся, наливаясь неярким серебристым сиянием.

Я даже воздухом подавилась от неожиданности, а вот хозяин кабинета и бровью не повел.

В шкафу снова завыли — громко, заунывно и как-то просительно, что ли, потом дверца приоткрылась и оттуда вылезла когтистая мохнатая лапа. Осторожно так.

Лоттер поморщился, буркнул что-то вроде: «Не до тебя сейчас», вскинул руку, с его пальцев сорвались разноцветные искры и полетели в сторону ожившей мебели. Лапа поспешно убралась внутрь, и шкаф, не вытянув последней ноты, захлебнулся звуком. В буквальном смысле слова захлебнулся — там внутри что-то коротко, сдавлено булькнуло и все стихло.

А Герберт спокойно развернулся ко мне.

Ну, да, для него все это естественно, а вот для меня — настоящее чудо. И если взбунтовавшийся шкаф еще можно было — правда с большой натяжкой — посчитать каким-нибудь хитрый устройством, то лапа и магия, которую мужчина использовал, однозначно впечатляли.

Я бы, наверное, еще долго сидела в немом изумлении, но собеседник ждал… Пришлось спрятать свои эмоции подальше — еще найдется время обо всем поразмыслить, позже, на досуге — и, наконец, представиться.

— Меня зовут Яна… Яна Ветрова. Иномирянка, судя по всему… Мы ведь не на Земле, верно? — дождалась отрицательного жеста и продолжила: — Несколько дней назад со мной приключилась странная история…

Собственно, много времени рассказ не занял. Театр, спектакль, простуда, сцена свадьбы и… подвал, в котором я оказалась уже в бессознательном состоянии.

Да-да, о встрече с Алистером и его компанией, о странном обряде, о молнии, соединившей наши руки, я умолчала. Лоттера я совсем не знала, не доверяла и не желала рисковать. Неизвестно, как он на все это отреагирует, да и встреча на крыльце, свидетелем которой я стала, внушала подозрение. Если потом выясниться, что я не права, честно во всем признаюсь и извинюсь, но пока сама во всем не разберусь — пусть это останется моим секретом.

А вот про голос, настоятельно требующий принять некий дар, поведала в мельчайших подробностях.

Закончила, выдохнула. Было страшно, очень страшно, но я выдержала — не отвела взгляд, продолжала смотреть прямо на собеседника. Любой вызов нужно встречать открыто, лицом к лицу — так учила меня старшая сестра. И пусть ее сейчас нет рядом, эти уроки я запомнила навсегда.

Честно признаться, я всего ожидала — сомнения, замешательства, даже к агрессии морально подготовилась. Но мужчина опять удивил. Откинулся на спинку кресла и протянул спокойно, даже удовлетворенно, словно я подтвердила его собственные предположения.

— Значит, иномирянка…

— Вы знали?

— Догадывался.

— Моя одежда? — помедлив, предположила я.

После слов Лоттера мне стало намного легче, словно гора с плеч свалилась. Хотя расслабляться пока точно не стоило.

— В том числе. Материал, покрой слишком необычны для нашего мира. Не беспокойтесь, —Герберт вскинул руку. — Кроме меня и Нилы ваше платье никто не видел, а она умеет молчать и не задавать лишних вопросов. Все мои люди этому научены. В этот дом разные люди наведываются… И нелюди тоже.

Да, судя по «любознательной» лапе, нелюди здесь частые гости. И еще, теперь я знаю, как зовут ту строгую служанку.

В шкафу снова застучали, на этот раз совсем тихо, просительно.

— Я сказал, нет, — рявкнул Лоттер в ту сторону, и уже мне: — А вот то, что вы рассказали про дар богов, для меня новость.

— И… чем эта «новость» мне грозит?

— Смотря на что вы рассчитываете, — хмыкнул хозяин кабинета. — Боги редко балуют смертных вниманием, и их подарки почти всегда оказываются с подвохом.

Этого мне только и не хватало для полного счастья.

— А…

Продолжить я не успела. Прямо между нами в воздухе вдруг открылось узкое вертикальное окно, почти щель, и на стол спланировал конверт.

— Извините, — буркнул мужчина.

Развернул бумагу, и я невольно вытянула шею, пытаясь рассмотреть, что там написано. Нет, я не любитель чужих писем, но интересно же, сумею ли хоть что-то разобрать?



«… не нашли… безопасники… стараемся»… — выхватил мой взгляд несколько разрозненных слов, но тут Лоттер закончил читать, нахмурился, протянул раскрытую ладонь, и на бумаге, поверх уже написанного, начали появляться новые строки.

Как увлекательно они здесь живут. Возмущенные шкафы, любознательные лапы, летающие письма.

Герберт дописал, сложил письмо, отправил его обратно, и окно с хлопком закрылось.

— На чем мы остановились?

— На моих вопросах и ваших ответах, — немного преувеличила я. Объяснений я так и не услышала, но очень надеялась, что хозяин скоро исправит эту досадную оплошность. — Вы поможете мне вернуться домой? Знаете, как это сделать? Что значит, дар богов? И вообще, почему я ничему не удивляюсь, в конце концов? Ни тому, что в другой мир попала, ни тому, что говорить на чужом языке умею…

— И читать… — подсказал Лоттер

— И читать — согласилась, смутившись. Значит все-таки заметил, как я косилась в его письмо. — Нет, удивляюсь, конечно, но… как-то вяло.

— Вместе с лекарством вам давали успокоительное. По моему приказу.

— Боялись истерик? — не сдержала я иронии.

— Не без этого. Но вы молодец, хорошо держитесь. Надеюсь, и дальше так же будет.

Я похолодела.

— Хотите сказать, мне есть, чего опасаться?

— Поводы для опасений всегда найдутся, — философски пожал он плечами. — Но я сейчас не об этом. Чужаки в нашем мире появляются время от времени. А вот как они сюда попадают, никто не знает. Жрецы утверждают, что по воле богов. Маги пытаются строить межмировые порталы — упорно, но, увы, пока безуспешно. Так что домой вы в ближайшее время вряд ли попадете, мне по крайней мере такой способ неизвестен.

— Что же мне делать?

Как я ни крепилась, но последнее известие стало для меня настоящим ударом. До этого момента все-таки оставалась надежда, что я сумею вернуться на Землю. И забыть все, что здесь произошло, как страшный сон.

— Жить, — просто ответил Лоттер.

— Жить? — мозг уже начал лихорадочно просчитывать варианты. — Я смогу здесь работать?

— Кем? — прищурился мужчина.

— Я актриса и, смею надеяться, неплохая.

— В актерскую гильдию не попасть без рекомендаций, тем более, иномирянам. Нет, их не преследуют, не уничтожают, но живут они под постоянным надзором служб безопасности. На всякий случай. Были, знаете, в истории нашего мира неприятные прецеденты. И еще, все «пришлые» поражены в правах и работают лишь низшими слугами. Ах, да… У женщин есть шанс стать содержанками. Если повезет.

Я поморщилась. Ну уж нет, мне такого «везения» и даром не надо.

— Содержанкой, значит, быть не хотите? — правильно понял мою гримасу Лоттер. — Тогда остается услужение. Если, конечно, у вас имеются способности к бытовой магии.

— А если нет?

Мужчина молча пожал плечами.

Понятно.

В воздухе опять распахнулось окно, и на стол спикировало очередное письмо. Герберт прочитал и его, но отвечать не стал. Щелчком закрыл «почтовый ящик», смял бумагу в кулаке и принялся стучать пальцами по подлокотнику, задумчиво разглядывая меня.

Я затаила дыхание. Почему-то показалось, что вот сейчас, в эту самую минуту, решается моя судьба

— Вот что, — произнес мужчина, резко вставая. — У меня появилось одно срочное дело… Поможете с ним разобраться? А потом поговорим о работе… О настоящей работе. Согласны? Прекрасно. Тогда, поехали!

Глава 3

Вышли мы не к подъездной аллее, которой я несколько часов назад любовалась из окна, а через боковую дверь — к калитке в глубине сада, где нас уже ждала крытая повозка, запряженная парой вороных. И Нила.

Женщина молча протянула мне длинную темно-синюю накидку с капюшоном, кучер распахнул дверь, Лоттер подал руку, и… Хотелось бы сказать, что я грациозно впорхнула внутрь, но, на самом деле, все было не так. Вскарабкалась я довольно неуклюже — сказывалось отсутствие практики и очень неудобная подножка.

Герберт поднялся следом, окинул меня насмешливым взглядом.

— Редко ездили в каретах?

— Вообще не ездила, — открестилась я от подобной сомнительной чести. — У нас давно уже другой транспорт… Намного более удобный.

Может, и не стоило добавлять последнюю фразу, но уж очень вид у Герберта был самодовольный, так и подмывало сбить с него спесь. Хоть немного.

— А вас не так-то просто смутить, — вскинул брови Лоттер, судя по всему, нисколько не задетый, скорее, заинтригованный.

— Это плохо?

— Несколько необычно, и не свойственно девушкам нашего мира. Но для дела, пожалуй, даже полезно.

Мужчина усмехнулся, а у меня появилась странная мысль, что он пользуется любой подвернувшейся возможностью, чтобы устроить мне очередную проверку. Сделать выводы и занести их в воображаемый блокнот, где рядом с моим именем располагаются две графы — плюс и минус.

Мы заняли места друг напротив друга, повозка выехала со двора, и я тут же приникла к окну, жадно разглядывая незнакомый город.

Широкие мощеные улицы, переплетающиеся с более мелкими, узкими. Каменные дома за высокими оградами в окружении деревьев и ярких пестрых газонов. Витрины лавок с выложенными в них товарами. Тонкие шпили каких-то башен. И прохожие, деловито спешащие по своим делам —в основном, мужчины, хотя время от времени встречались и женщины.

На первый взгляд, это место мало чем отличалось от какого-нибудь старинного европейского городка — не средневекового, более позднего. И в то же время было в нем что-то странное, неуловимо чуждое. Если у меня и оставались сомнения в том, что я нахожусь в другом мире, сейчас они окончательно исчезли.

— Скажите, а где мы находимся? Как называется город? — я обернулась к спутнику, который, как оказалось, внимательно за мной наблюдал.

Надо же, опять бдит. Интересно, я сейчас в его виртуальном списке плюс получила или очередной минус?

— Нускара, столица Аглона — одного из самых крупных королевств этого мира.

Лоттер по-прежнему не сводил с меня глаз. Под его цепким, пристальным взглядом сразу сделалось неуютно. Даже смотреть в окно расхотелось, задавать вопросы — тем более. И как всегда в таких случаях, когда я ощущала, что на меня давят, со дна души поднялось ответное чувство — упрямое, колючее. Не раз выручавшее меня, заставлявшее не сдаваться, бороться вопреки всему.

Я выпрямилась до хруста в спине, поправила плащ, затем подол платья, сложила на коленях руки, представила, что играю «настоящую леди», и, натянув на лицо светскую улыбку, приняла невозмутимо-отстраненный вид.

Рядом позвучал короткий смешок. Больше Герберт никак не показал своего отношения к происходящему. Или не успел.

Карета немного затормозила на повороте, дверца отворилась, и внутрь ловко запрыгнул невысокий смуглый мужчина в темном костюме. Скользнул по мне невыразительным взглядом и тут же переключился на Лоттера.

— Ясного дня, магистр.

— Принес? — осведомился тот, кивая в ответ.

— Да…

Из рук в руки перекочевал небольшой пакет, и незнакомец продолжил:

— Безопасники злые, как демоны. Перерыли все раз десять. Его светлость лично принимал участие в досмотре. Безрезультатно. Вы уверены, что нужная вещь на том складе? Информатор ничего не напутал?

— Брыг подтвердил, — последовал короткий ответ, и вновь прибывший замолчал, озадаченно ероша пятерней волосы. Видимо, вердикт неизвестного мне Брыга — господи, ну и имечко — сомнению не подвергался.

С минуту мы ехали в тишине.

— Ладно, Дейв, что дальше делать ты знаешь. Иди, — распорядился наконец Лоттер, и тот, кого назвали Дейвом, поднялся, на ходу выпрыгнул из кареты и мгновенно растворился в толпе.

Как только за ним закрылась дверь, настал мой черед.

— Мы подъезжаем к главному складу торговой гильдии, — проинформировали меня. — Огромное помещение, забитое самыми разнообразными товарами, множество наложенных, пересекающихся заклинаний, начиная от охранных и заканчивая чарами против порчи. В общем, магический фон очень тяжелый, все условия для того, чтобы запутать поисковиков. Ваша задача — отыскать там пакет, который оставил владелец вот этой вещи.

Шорох разворачиваемой бумаги — и мне протянули коричневую кожаную перчатку, которую я судорожно стиснула в кулаке.

— Если я правильно понял суть вашего дара, чужая магия — вам не помеха. Главное, сосредоточиться на предмете, довериться своему чутью, и оно вас поведет.

— А… если неправильно поняли?

— Вот и проверим, верны ли мои догадки, — Лоттер неожиданно улыбнулся. — Вы справитесь. Обязательно. Просто слушайте себя, и все получится. Да, и еще… Имени Яна в нашем мире нет, а выдавать ваше происхождение крайне нежелательно, сами понимаете. Так что при посторонних, я буду называть вас… гм… Допустим, Раянна. А короткое имя оставим для близких. Согласны?

Я кивнула. Раянна так Раянна. Какая разница?

Вскоре карета остановилась. Лоттер вышел первым, помог мне спуститься, чуть отступил, давая возможность оглядеться.

Серое здание, длинное, почти бесконечное. Раскрытые настежь ворота. Группа мужчин, горячо спорящих о чем-то, и…

— Герберт, дружище, что ты здесь делаешь? — внезапно услышала я знакомый голос. До боли знакомый, в полном смысле этого слова.

Замерла, надеясь, что все это галлюцинации — навязчивые звуковые галлюцинации, не более. Но судьба в этот день явно повернулась ко мне задом.

Мужчины смолкли, расступились, и я увидела того, кого меньше всего на свете желала бы видеть.

К нам с неотвратимостью снежной лавины приближался Алистер. Собственной зеленоглазой персоной.

Пока он шел, я лихорадочно соображала: что же мне теперь делать, как себя вести. Отвернуться? Скользнуть за спину Герберта и там затаиться? Поплотнее закутаться в плащ, да еще и капюшон набросить на голову? Варианты прокручивались в голове, и тут же категорически отметались. Что бы я сейчас ни сделала, все получится глупо, неестественно и моментально привлечет ко мне внимание.

Оставалось одно: расправить плечи и нацепить на лицо вежливую, ничего не значащую улыбку. В общем, отыгрывать роль любезной хозяйки в трагикомедии «Гости съезжались на дачу». Разве только с небольшим уточнением: гости — незваные, сто лет бы их не видеть.

Худшие секунды в моей жизни, даже в подвале, и то казалось легче.

Лишь когда мужчины пожали друг другу руки, я не выдержала и немного качнулась назад, отступая в тень кареты. Мол, ваш разговор, не хочу мешать.

— Что тебя привело сюда, Берт? — повторил Алистер. — Ты же сам сказал, это дело тебя не интересует.

— Вскрылись новые обстоятельства — туманно пояснил мой потенциальный работодатель.

— И ты решил бросить мне вызов? Зря. Проиграешь. Предупреждаю сразу, я лично здесь все осмотрел.

— Мы осмотрели... — прогудело откуда-то снизу. Я вздрогнула и еле сдержала совершенно неподобающий, но такой искренний визг, с изумлением наблюдая, как из земли вывинчивается призрачная тень. Вот она поднялась в полный рост, уплотнилась и приняла очертания человеческой фигуры. Темной, безликой, с горящими красными глазами.

Своим эффектным появлением новый участник разговора, судя по всему, впечатлил только меня. Мужчины смотрели на него совершенно спокойно, хотя и немного по- разному. Алистер с заметным одобрением, а Герберт — хмуро, даже неприязненно.

— Я во всех реальностях проверил, даже сумраком ходил, — доложил, подлетая к нам, темный. — Пакета нет. Ложная наводка.

— Вот видишь, Гхареш то же самое говорит.

— Брыг утверждает, что он здесь, — невозмутимо парировал Герберт.

— Брыг... хыыыы, — презрительно прогудел упомянутый Гхареш.

Алистер оказался более сдержан, но и в его тоне явственно звучали ироничные нотки:

— Ну, если Брыг сказал, тогда конечно, — протянул он. — Ищи, дружище, не смею мешать.

Некоторое время мужчины молча мерялись взглядами, воздух между ними словно сгустился, казалось, еще немного — и заискрит, а потом Алистер вдруг произнес:

— А кто это с тобой?

И уставился прямо на меня.

Нас разделяло лишь несколько шагов, пара заполошных ударов моего сердца. Я могла подробно рассмотреть каждую черту его лица — брови вразлет, строгую морщинку между ними, легкую небритость, еле заметную ямочку на подбородке, родинку на шее, у самого уха. Уверена, и он прекрасно меня видел. Внутри все сжималось от ужаса, горло перехватывало спазмом, а в висках сумасшедшим дятлом стучал один и тот же вопрос: узнает или нет?

Узнает или...

Алистер взирал на меня с любопытством, легким мужским интересом — привычным, оценивающим таким, но не больше. В общем, как на совершенно постороннего, впервые встреченного человека.

Он не узнал меня. Не узнал! Ну, или умел хорошо притворяться. Хотя... зачем ему это?

— Мы не знакомы, милая леди, — произнес наконец Алистер, подтверждая мои предположения. — И, поскольку мой друг не спешит нас представлять, позвольте я сделаю это сам. Герцог Алистер Вэйден, к вашим услугам.

Ого…

Я молчала, не зная, что ответить, да и нужно ли. Фраза: «Раянна. Просто Раянна» здесь явно не подойдет, а ничего другого в голову, как назло, не приходило.

Выручил Герберт. Подхватил меня под руку, привлек к себе, подчеркивая, что мы вместе, и сухо произнес:

— Это мой новый сотрудник.

— Новый сотрудник… — Алистер усмехнулся, окинул меня еще одним оценивающим взглядом.

И вот вроде бы ничего особенного он не сказал, но не понравились мне ни откровенная усмешка, ни многозначительность, ни появившееся в голосе пренебрежение. Не понравились до такой степени, что я на мгновение забыла, что должна опасаться этого человека, оставаться всегда в тени и вообще вести себя тише воды ниже травы — вскинула голову с вызовом встречая его взгляд.

Мужчина удивленно приподнял брови, дернул уголком губ, словно собираясь что-то добавить, а потом в глазах его загорелся странный огонек — хищный, заинтересованный.

— Любопытный у тебя новый сотрудник, Герберт — произнес он задумчиво. — Очень любопытный... Что ж, если не жаль зря потратить время, проверяй, препятствовать не стану. Наше соглашение, в любом случае, остается в силе. Найдешь пакет — с меня нужная тебе информация. Девуш... гм... «новый сотрудник» пойдет с тобой? Я так и полагал... Пропустить!

Приказ предназначался мужчинам на входе. И Алистер шагнул в сторону, освобождая нам дорогу.

— Идемте, Раянна, — потянул меня за собою Герберт.

Я кивнула, шагнула вперед и услышала за спиной:

— Раянна, значит? Что ж, будем знакомы. — И уже совсем весело: — Ну, и мы, пожалуй, пойдем, Гхареш. Полюбуемся, как работают новые сотрудники знаменитого Берта Лоттера. За какие заслуги их теперь принимают в команду, как думаешь, а?

Темный пророкотал что-то невнятное, но не менее колкое — эти двое друг друга стоили — и мы отправились осматривать помещение.

Склад, действительно, оказался огромен — целый город с собственными широкими проспектами, улицами, переулками, глухими, таинственными тупиками. Полки, стеллажи, бесконечные штабели коробок, мешков, и все это до отказа забито разнообразными товарами. На любой вкус и выбор.

Остановилась, ошеломленно озираясь: как здесь вообще можно что-то найти? Герберт, видимо, понял мое замешательство, наклонился к уху.

— Помните, о чем я говорил, Яна? Расслабьтесь, слушайте себя, только себя. Доверьтесь собственному чутью, оно поведет.

Сжал мой локоть и отступил к Вэйдену, оставляя меня одну.

— Ал, помнишь клоусское дело? Мне тут недавно сообщили кое-какие факты…

Легко сказать, «доверьтесь чутью», а как довериться, если оно упорно молчит?

Минуты текли одна за другой, я бродила между ящиками, тюками, комкала в руке перчатку и ощущала себя котенком, которого с размаху бросили в реку и теперь наблюдают: выплывет или утонет. Внутренний голос безмолвствовал, озарения не предвиделось, незнакомая обстановка напрягала, да и мысли, признаться, не особо радовали.

Почему Алистер меня не узнал? Ладно, голос… Он при первой нашей встрече звучал совсем иначе. Я тогда болела, хрипела-сипела так, что сама поражалась — ничего общего с тем, как обычно говорю. Но лицо? Да, я была под вуалью, но фата — не паранджа, настолько надежно она не закрывает.

А вдруг этот, прости господи, герцог лишь сделал вид, что меня не запомнил, а сам вынашивает какой-нибудь хитроумный и коварный план? Готовит западню или вообще планирует убрать по-тихому? Подкараулит потом в темном переулке — и нет больше попаданки, а с ней и проблемы. Что мне о нем известно? Ничего. Да и не только о нем.

Информация… Мне как воздух нужна информация. Нет, больше воздуха.

— Берт, я смотрю, твой «сотрудник» испытывает затруднения. Может, не будем больше его мучить?

Язвительное замечание хлестнуло наотмашь — мне словно пощечину дали. Взгляд Алистера уже давно сверлил спину, я физически чувствовала, как он давит между лопаток, а теперь еще это. В душе вспыхнуло негодование, не помню, как повернулась и выпалила:

— А вы не смотрите.

Идеально очерченные брови снова поползли вверх. Кажется, я только и делаю, что его удивляю — причем, при каждой встрече.

— Я серьезно, — продолжила я, стараясь держаться твердо, но не переступать границ вежливости, с его светлостью все-таки беседую. — Сделайте одолжение, прекратите за мной следить. Мешаете работать.

При слове «работать» изумление на лице Алистера опять сменилось иронией. Он явно собрался прокомментировать мои слова, но не успел — я развернулась и быстро пошла прочь. Спорить я с ним не собиралась, грубить — тем более, хотя так и подмывало высказать все, что думаю. Но… Я в чужом мире, законов которого совсем не знаю, а значит, стоит промолчать и просто заняться делом.

Сжала кулаки, ускоряя шаг. Я найду этот чертов пакет, обязательно найду.

Ряд…

Другой…

Третий...

Я постепенно успокаивалась. На место растерянности приходила холодная решимость и сосредоточенность, подогреваемые желанием утереть нос одному зеленоглазому герцогу, доказать, как он ошибался. Там, в подвале, мне было настолько плохо, что я вообще не замечала, что творилось вокруг. Может и сейчас так поступить? Не думать. Не анализировать. Даже не чувствовать.

Вдохнула, выдохнула, опустила ресницы, отрешаясь от всего, что происходит в помещении — от звуков, запахов, голосов, красок внешнего мира. Есть только я, странный огонек, что теплится глубоко внутри, и вот эта перчатка, принадлежавшая неулыбчивому пожилому мужчине.

Тонкие губы, кустистые седые брови, до жути неприятный колючий взгляд…

Да, он выглядел именно так, я в этом уверена. Как и в том, что мужчина был здесь, на складе…

Открыла глаза и вздрогнула от неожиданности: прямо передо мной, на уровне груди, потрескивала крошечная фиолетовая искра. Вот она замигала, словно приглашала присоединиться, и рванулась вперед, оставляя за собой ниточку легкого дымного следа.

Очередная шеренга товаров.

Поворот.

Тупик.

Наконец, искра юркнула в какой-то стеллаж и растворилась в нем. Но я без нее уже знала: это оно, то самое место. Дождалась, когда меня нагонят Вэйден с Лоттером и уверенно указала на одну из полок.

— Здесь.

Алистер смерил меня недоверчивым взглядом, но иронизировать не стал. Лишь коротко приказал:

— Гхареш, проверь.

Темный рванулся к стеллажу, а у меня вдруг перехватило дыхание — будто железным обручем грудь стянуло, выдавливая весь воздух. И прежде, чем осознала, что делаю, я крикнула:

— Стойте! Там опасно.

Гхареш лихо затормозил, зависнув в полете. Мужчины недоуменно повернулись, и я пояснила, понимая, как глупо звучат мои слова:

— М-м-м… мне так кажется.

— Что значит, кажется? — нахмурился Алистер. — Поточнее нельзя? Чему вас только в академии учили?

— Она интуит, — скупо проронил Герберт. И герцог замолчал. А я дала себе слово обязательно выяснить все, что смогу, про академию, и про интуитов. Попозже.

— Что вы видели? — Лоттер казался встревоженным и я, отбросив посторонние мысли, сосредоточилась на описании.

— Небольшой шар, плотный, чуть прозрачный, наполненный багрово-красным пламенем. Пакет, внутри, в самой его сердцевине.

Мужчины резко подобрались, обменялись понимающими взглядами.

— Арканное сторожевое заклинание.

— Да, и, судя по всему, очень сильное.

— Так вот почему мы… — Алистер прервался на полуслове.

Он уже не выглядел расслабленным, лениво-саркастичным аристократом. Сосредоточенное лицо, жесткий взгляд и распоряжения, отрывистые, четкие.

— Гхареш, оперативную маг-группу сюда, охрану по периметру, остальных убрать со склада немедленно.

— Мы остаемся, — вмешался Герберт

— Хорошо, — кивок в мою сторону. — О ней сам позаботишься.

— Разумеется.

Меня отвели подальше, прикрыли каким-то светящимся щитом, и дальше оставалось лишь наблюдать за слаженными действиями собравшихся в тупике мужчин.

Мне не нравился Алистер, и лучше я о нем думать не стала, но, надо отдать ему должное, он умел организовывать работу. Подчиненные слушались его беспрекословно, понимали с полуслова и, судя по всему, уважали. А когда через четверть часа с полки с величайшими предосторожностями достали огненный шар со смутно видневшимся внутри пакетом, и Вэйден тут же заключил его в силовой кокон — как он сам назвал наложенное заклинание — я поняла, что все это время даже дышала через раз.

Ноги подкашивались, голова кружилась, страшно хотелось пить, а еще куда-нибудь сесть. Срочно. Хотя бы на пол. Но я удержалась. Позволила себе лишь прислониться к какому-то шкафу и облегченно прикрыть глаза. На мгновение, не больше.

Я сделала это. Справилась.

Глава 4

Это был тот самый пакет — Вэйден узнал его сразу по подробному описанию, присланному осведомителем. Осталось доставить кокон в спецхран департамента, извлечь сверток, соблюдая необходимые предосторожности, и улика, которую он настойчиво разыскивал весь последний месяц, окажется у него в руках.

Алистеру бы радоваться, а у него кулаки сжимались от негодования при мысли, что нашел пакет не он, не Гхареш и даже не кто-то из подчиненных, а никому не известная девица, которую притащил с собой Лоттер.

Раянна…

А ведь сначала Алистер принял ее за одну из временных любовниц Герберта —небогатую провинциалку среднего сословия. Для такой все в столице в диковинку, ее несложно впечатлить, поразить воображение, продемонстрировав пару эффектных поисковых заклинаний. Наверняка, Берт для этого ее и привел, назвав для пущей важности «новым сотрудником».

Девчонка робко пряталась в тени кареты, словно боялась привлечь к себе внимание, и нервно поправляла полы плаща, прикрывая скромное платье, которого явно стеснялась. Плащ мешал увидеть ее фигуру, и это почему-то ужасно раздражало. Зато остальное Алистер успел разглядеть очень хорошо.

Тонкую беззащитную шею с темными завитками волос, выбивавшимися из строгого узла на затылке. Нежный овал лица, чуть припухшие розовые губы, легкий румянец — скорее всего, от смущения Чистый, высокий лоб и ярко-карие, почти медовые глаза. Выразительные, настороженные — в них, сменяя друг друга, мелькали удивление, неверие, даже страх.

Маленькая испуганная мышка, непонятно как угодившая в лапы матерого хищника. Алистеру на мгновение даже стало ее жалко: бедняжка еще не знает, что ее отношения с Лоттером обречены. Герберт так и не смог забыть Кармелу, поэтому ни одна женщина рядом с ним долго не задерживалась.

Но мышка оказалась не так проста. Сначала попыталась укусить его самого и так яростно при этом сверкала глазами, что вызвала невольное восхищение и странное щемящее чувство, которому у мужчины не нашлось объяснения. А потом и вовсе выяснилось, что она интуит.

Да еще какой.

Алистер повернул голову, нашел взглядом девчонку и испытал внезапный прилив досады, глядя, как она счастливо, хмельно улыбается склонившемуся к ней Берту и что-то быстро-быстро говорит. А глаза из-под опущенных ресниц так довольно блестят.

К демонам!

Ему абсолютно все равно, на кого и как она смотрит, с кем общается. Он устал, просто устал… Зол, раздражен. Да что там раздражен — он в бешенстве, потому и на девчонку Герберта так реагирует.

В последнее время все складывалось не так, как надо. Для Алистера, привыкшего полностью контролировать свою жизнь, это было невыносимо. Если бы он не знал, что высшего мага невозможно заворожить, решил бы, что на него навесили одно из проклятий первого уровня. Но кому придет в голову проклинать главу тайной королевской канцелярии? Недоброжелателей у него, разумеется, достаточно, но откровенных самоубийц, готовых открыто бросить вызов, среди них нет.

Вэйден прекрасно помнил день, когда все началось. Когда он неожиданно для себя самого женился… Женился, Гхирх побери! А ведь собирался всего лишь поохотиться с друзьями, весело отдохнуть перед предстоящей через несколько дней помолвкой.

Ему нравился его образ жизни: свобода выбора, которой он обладал, как старший в роду, статус завидного холостяка, необременительные любовные связи и работа, занимавшая большую часть времени. И тем не менее, он понимал, что рано или поздно придется жениться, а потом и обзавестись наследниками — для мага его уровня и положения это было неизбежно. И когда король настоятельно посоветовал присмотреться к дочери барона Гефроя, своего первого советника, Алистер не стал возражать.

Оллана его устраивала. Умная, красивая, хорошо воспитанная, магически одаренная — чего еще желать от будущей супруги? Тем более, девушка благосклонно приняла ухаживания и дала понять, что с радостью станет герцогиней Вэйден.

С Гефроем они быстро договорились, и назначили дату официальной помолвки — в этот день Алистер должен был сделать официальное предложение Оллане.

А за неделю до назначенного срока они тесной дружеской компанией — только свои, самые близкие — отправились на охоту. Отметить окончание холостой жизни, как, загадочно улыбаясь, проронил монарх. Его величество Тимир, волей Солнцеликого правитель Аглона, любил подобные развлечения, особенно после того, как два года назад сам заключил династический брак с принцессой Цинтией.

— Жаль, Берта нет с нами, — сказал король накануне охоты. И Алистер молча отвел взгляд.

Когда-то они трое считались неразлучными друзьями. Когда-то… Пока их не развела жизнь.

Теперь Алистеру казалось, что, если бы Герберт был с ними в тот злополучный день, все могло сложиться совсем иначе.

Впрочем, начался день неплохо, да и продолжился тоже.

В то утро в лес отправились, как только начало светать и отступил туман, обещавший ясную, солнечную погоду. Опытные загонщики быстро нашли след оленя. Затрубили рожки, заржали кони, собаки, залаяв, сорвались с места.

Никого не интересовала добыча, мясо, по давней традиции, почти полностью отдавали собакам. Главным было то, что сопровождало охоту — азарт, веселье, пыл погони, победа. И вечернее застолье в лесном охотничьем замке. Сытная еда, вино, доверительная мужская беседа, нескромные шутки, громкий смех, возбуждение и усталость одновременно.

Вэйден редко участвовал в подобных забавах — времени не хватало, поэтому особенно ценил каждое мгновение, проведенное с друзьями.

Все шло, как обычно, пока не заговорили о богах. Алистер уже не помнил, кто первым затронул эту тему. Кажется, сначала обсуждали верховного жреца Солнцеликого — вздорный старик своим упрямством и спесью успел надоесть всем, включая его величество. Упомянули мать-богиню Гинну, покровительницу женщин и семейного очага, которую особо почитала молодая королева.

Слово за слово...

А потом Клеменс, самый молодой из их компании, светский повеса, неугомонный весельчак и балагур, вдруг вспомнил, что неподалеку находятся развалины старого святилища Ираты.

По залу пробежали хмельные смешки, кто-то вяло пошутил, кто-то тут же начал рассказывать анекдот… Впрочем, как всегда при упоминании этого имени.

Ирата… Древняя богиня любви. Когда-то культ ее был очень популярен. Тысячи верующих, сотни храмов, пронзавших тонкими хрустальными шпилями небо. Все это давно в прошлом. Ирату забыли, а ее место рядом с Солнцеликим по праву заняла Гинна, ставшая женой верховного бога.

— Говорят, жрицы Ираты умели связывать судьбы и волею богини даровали мужчинам особых, наиболее подходящих им женщин, — понизив голос, таинственно произнес Клеменс, вызвав тем самым новый взрыв смеха.

— Мы и сами можем подобрать себе идеальную пару, — давясь от хохота, пробасил здоровяк Курт. — Ничего сложного, каждый на такое способен. Достаточно открыть список самых именитых и магических одаренных семей королевства. Пару часов внимательного чтения — и готово. Заметьте, без всякого божественного вмешательства.

— Богиня любви… Смешно, — понеслись со всех сторон насмешливые голоса.

— Кто вообще ей поклонялся? Разве что куртизанки. Да и те скорее выбрали бы, Зуса, покровителя торговли, или все ту же Гинну, дарующую легкие роды.

— Точно, кому нужны ее «избранницы»?

— Ну, может кому-то и нужны... гм... временно. Наиболее подходящая женщина... Звучит заманчиво, особенно, если учесть, что сейчас вечер, а впереди еще целая ночь, — многозначительно протянул его величество.

— И не простая ночь! — с жаром подхватил Клеменс. — Полнолуние. Ходят слухи, что в такие ночи в развалинах святилища бродит призрак прекрасной дамы. Если застать ее врасплох, она исполнит все твои желания. Даже самые потаенные.

Король с Клеменсом переглянулись и разом покосились на Алистера. И у того мелькнула мысль, что эти двое явно что-то задумали и заранее все спланировали.

Подозрения усилились, когда его величество как бы между прочим произнес:

— Хм… говоришь, это совсем рядом? А не съездить ли нам туда?

Все разом оживились, закивали — идея явно пришлась по вкусу.

— А почему бы и нет? — рубанул рукою воздух Курт. — Посмотрим, что за красавицы там обитают. Может, они не откажут в ласке усталым путникам?

— Что скажешь, Ал? — повернулся к Вэйдену король. — Это твой праздник, тебе решать

А действительно, почему бы и нет?

Через неделю он обручится. И хотя помолвка — еще не брак, она накладывает определенные обязательства. С любовницами, в любом случае, придется расстаться. Но это через неделю, а пока он холост и совершенно свободен. Да и интересно, что там Тимир с Клеменсом затеяли.

И Алистер, поднявшись, решительно произнес:

— Едем.

Когда они добрались до святилища и, оставив лошадей слугам, с трудом проложили дорогу сквозь колючие, густые заросли, совсем стемнело. Погода неожиданно испортилась. Поднялся ветер, небо заволокли низкие, тяжелые тучи, скрывая луну. Вдали глухо зарокотал гром и начал накрапывать мелкий дождь.

В воздух дружно взлетели магические светлячки. Тусклый, мерцающий свет, исходивший от них, придал странный вид остаткам резных колонн, едва различимому барельефу на стенах, каменным глыбам, разбросанным по растрескавшимся плитам. Дрожащие на листьях капли влаги казались почему-то красными, как кровь.

Алистер невольно замер, осматриваясь. Его спутники тоже притихли.

Внезапно воздух прорезала длинная ветвистая молнии, рассеивая окружающий сумрак, и выхватывал из темноты широкую лестницу, статую из розового мрамора, лежащую у ее подножия, и женскую фигуру на самом верху, у входа в храм.

Вдруг показалось, что они находятся не на развалинах древнего святилища, а возле не тронутого временем действующего храма, и на ступенях их встречает верховная жрица, строгая и величественная. Но все это длилось лишь миг — десятки новых светлячков устремились ввысь, и иллюзия рассеялась.

Все те же камни, покосившиеся колонны, разбитые статуи, а между ними — старуха в поношенном, почти ветхом платье, больше похожая на нищенку, чем на жрицу.

Это еще кто? Что она делает ночью в лесу, совершенно одна?

Видимо, подобный вопрос пришел в голову не только Алистеру.

— Ты кто такая? — рявкнул Курт. Как любой военный, он всегда и во всем требовал ясности.

— Живу я здесь, добрые господа, — низко склонилась женщина, выпрямилась, и невнятно забормотала: — Берегу покой этого дома. От лиха, бед… от злых людей.

Не просто нищенка, а еще и безумная, судя по всему.

— Прямо вот здесь в руинах и живешь? — недоверчиво прищурился Алистер. — Одна? Кто тебя кормит? Защищает? Помогает?

— Ал, расслабься. Оставь бедняжку в покое, и хоть на время забудь о работе, — рассмеялся король. Положил руку ему на плечо. — Не у себя в допросной. Сегодня мы развлекаемся, просто развлекаемся, и ждем чудес. Приятных, разумеется.

— Тем, кто верит в богиню, не нужна защита в ее доме, — словно не слыша слов его величества, произнесла женщина.

Голос у нее был теперь не старческим, а звучным, мелодичным. И Алистеру снова показалось, что он участвует в каком-то заранее спланированном представлении.

К Гхирху все, Тимир прав: он не в департаменте, а в кругу друзей, и ночь только началась.

Клеменс, оживившись, радостно выдвинулся вперед.

— Так ты поклоняешься Ирате? Может, еще и жрицей себя считаешь? Какая удачная встреча. Это ведь ты волей своей богини даришь желающим любовь прекрасных дев? Вечную.

— Упаси Солнцеликий! Так долго нам не надо, — опять вмешался Курт. — А вот на ночь — самое то. Хотя... Вечная любовь на ночь. М-м-м... От такого никто не отказался бы. Верно я говорю?

— Еще бы...

— Показывай своих красавиц. Где они прячутся?

— Да где им прятаться? Тут только пыль и камни, — подхватили веселые пьяные голоса.

— . Каждому богиня позволяет увидеть то, что он достоин видеть. Кому-то храм, кому-то лишь камни, а кое-кому — судьбу.

Нищенка по-птичьи склонила голову набок и неожиданно обвела собравшихся насмешливым взглядом.

— Значит, вы ищете истинную любовь, добрые господа? Хм… Когда-то подобных вам было много, нескончаемой вереницей они шли и шли сюда в поисках счастья. А сейчас все забыли… Боятся любить, смеются над чувствами, даже в этом ищут выгоду. Что ж.... Ирата милостива и ни одну просьбу не оставляет без ответа. Если вы, конечно, готовы платить за свой выбор.

— Всегда готовы, — Теренс подмигнул женщине и, достав, из кармана увесистый кошель с золотом, бросил к ее ногам. — Здесь больше, чем ты могла рассчитывать. Надеюсь, хватит на любовь по самому высшему разряду?

— И сдачи не надо, — осклабился Курт.

— Точно! Пусть за эти деньги Алистеру что-нибудь особенное подыщет. Сегодня его праздник, — поддержал кто-то, и все наперебой бросились упражняться в остроумии:

— Вечную любовь на сдачу...

— Избранницу со скидкой…

— Ал, кого предпочитаешь? Блондинку? Брюнетку? Рыжую? Уверен, у здешней «богини» все девочки хороши.

— Жрица, что молчишь? Если угодишь, все твое.

— Угодить нетрудно, лишь бы потом не пожалеть, — задумчиво протянула старуха. И резко выпрямилась. — Пора. Каждый получит то, что заслужил.

Она замолчала, и тучи раздвинулись, открывая темно-синее, усыпанное звездами небо и полную луну, — словно только и ждали этого сигнала. А женщина развернулась и скрылась в храме, жестом предложив следовать за ней.

Как бы ни был Алистер пьян, а выработанная годами профессиональная осторожность брала свое. Интуиция вопила, предупреждая о возможных неприятностях, а он привык ей доверять.

— Ал, иди, — Тимир дружески хлопнул его по спине. — И хватит во всем искать подвох. Это приказ.

Остальные поддержали, призывая не портить игру. И он шагнул вперед, через узкий провал, заменявший давно исчезнувшую дверь. За ним, громко переговариваясь и посмеиваясь, последовали предвкушающие веселье друзья.

В помещении тускло горели светильники, позволяя оглядеться.

Полуразрушенный зал. Стены со следами росписи, кое-где еще сохранившей яркие цвета и четкие линии. Пробитый купол. Покрытый пылью мозаичный пол. Покосившиеся арки, ведущие куда-то в темноту.

«Жрица» остановилась у невысоко мраморного постамента — простого и невзрачного, без единого украшения. Поманила к себе Алистера и, когда он подошел, начала вполголоса бормотать.

Долгое время ничего не происходило. Старуха продолжала бубнить что-то невнятное, приятели недоуменно переговаривались, король хмурился, Клеменс озадаченно пожимал плечами. И Алистер, наконец, не выдержал.

— Скоро это представление закончится?

— Представление? А вот как раз только что закончилось, — женщина перевела на него взгляд, и глаза ее насмешливо, почти торжествующе блеснули. — Или только начинается… Это как посмотреть.

Алистер непонимающе сдвинул брови, собираясь переспросить, что она имеет в виду, но тут в одной из арок возникла девичья фигурка в длинном белом платье, с наброшенной на лицо вуалью. Помедлила и, неуверенно ступая, двинулась вперед.

— Ну, наконец-то, я уже, признаться, заскучать успел…

То, что случилось дальше, запомнилось четко — до последнего слова, звука, жеста. Даже вздоха.

Вопрос «жрицы».

Затянутая в перчатку узкая рука на постаменте, от которой он, почему-то, не мог отвести взгляда.

Шутки приятелей, советующих обязательно взять подарок.

Его решительное «принимаю».

Дрогнувшие под его ладонью тонкие пальцы…

И молния, что ударила из-под купола.

Хмель из головы выветрился почти мгновенно. Все присутствующие были магами, и каждый в тот миг почувствовал силу и мощь опутавшего зал заклинания.

Молния угасла, стоявшая рядом незнакомка покачнулась…

Первым желанием было броситься к ней, подхватить, а потом Алистер взглянул на свою ладонь и не сдержал ругательства. Многолучевая звезда в круге. Он сразу узнал знак Ираты и мгновенно понял, что это значит.

Он женат. Женат, Гхирх побери. И на ком?

В душе медленно закипало бешенство.

Он вглядывался в застывшую у алтаря женскую фигурку, но, как ни старался, рассмотреть не получалось. Черты лица под полупрозрачной вуалью расплывались, туманились, понять, как выглядит «дар» богини, было совершенно невозможно. А когда Алистер потянулся, чтобы, наконец, сорвать мешающую ему тряпку, девушка отступила, хрипло выкрикнула что-то невразумительное, открыла портал и исчезла.

Да-да, вот так, взяла — и исчезла. Оставив его наедине с собственной яростью, брачной татуировкой, медленно угасавшей на ладони, и в одночасье рухнувшими планами. А главное, он ничего не знал о ней. Абсолютно ничего. Ни имени, ни возраста, ни положения. Из какого она города или… Она можеть быть даже из другой страны.

Гхирхова задница! Да он даже не знал, как она выглядит.

***

Рассвет Алистер встретил в своем рабочем кабинете.

Разговор с его величеством и Клеменсом многое объяснил и… окончательно все запутал. Да, Ленс по поручению короля, действительно, организовал целое представление в развалинах храма Ираты. Разгоряченная спиртным компания должна была обнаружить там «жрицу богини» и стайку прекрасных, на все готовых дев, забрать их, а затем отвести своих «избранниц» в охотничий замок. Жрицу изображала хозяйка «Сада цветов» — лучшего столичного дома удовольствий. Вернее, должна была изображать.

Госпожу Дрик и ее подопечных обнаружили в соседней деревне на постоялом дворе, уставших, совершенно измученных и напуганных. Оказалось, вечером экипаж, который вез их к храму, сбился с пути. Лошади неожиданно понесли, повозка опрокинулась, женщины в сопровождении возничего всю ночь блуждали по лесу и только к утру вышли к селу.

Нищенку так и не нашли. Обыскали весь храм и не по одному разу — но гхирхова старуха как сквозь землю провалилась.

Протрезвевших охотников отпустили по домам, взяв со всех клятву о неразглашении. Владелице «Сада цветов» и ее девицам просто подчистили память — так проще и безопаснее. А потом Тимир распорядился доставить к нему верховного жреца Солнцеликого.

У Алистера оставалась слабая, призрачная надежда, что это какой-то нелепый розыгрыш, безумное совпадение — впрочем, в подобное верилось мало, и старый Гилгик лишь подтвердил худшие его опасения.

Он женат.

Да, брачную татуировку не видно, потому что брак до конца не подтвержден, но и забыть о ночном происшествии, как о простом недоразумении, увы, не получится.

— На вашей ауре появилась особая метка, герцог, видная только нам, служителям высших, — голос жреца скрипел, как рассохшееся дерево под ветром, и Вэйден стиснул зубы, с трудом сохраняя невозмутимое выражение лица. Голова с каждым мгновением болела все сильнее. — Перед ликами всех богов, вы женаты, а значит, не сможете заключить помолвку с другой девицей. Тем более, жениться на ней. Высшие не примут ваших брачных клятв, и ни один жрец не сможет скрепить новый союз.

— Ирата давно потеряла влияние в нашем мире, — Алистер лихорадочно пытался найти хоть какой-то выход. — Вы служитель верховного бога, в ваших силах признать брак недействительным.

— Нет, — сурово отрезал старый упрямец. — Какой бы ни была Ирата, тем не менее, она — богиня… все еще богиня и благословила ваш брак. Солнцеликий не станет вмешиваться и разрывать эту связь. У вас есть только два выхода.

— Какие? — подался вперед Алистер.

— Побыстрее разыскать девицу, а потом уговорить ее стать послушницей и уйти в обитель. Как только ваша «супруга» — совершенно добровольно, заметьте, — согласится отречься от мирских дел и посвятить свою жизнь богу, ваш с ней союз тут же будет расторгнут. Вы получите свободу, на вашей ауре и руках не останется никакой метки. А еще… Вы можете просто подождать. Брак не консуммирован, значит, пока не полноценен, если через некоторое время его не подтвердить — сам распадется.

— И сколько придется ждать? — хрипло поинтересовался Алистер.

— О, совсем немного. Полных пять лет… всего лишь. Вижу вас это не устраивает? Тогда могу посоветовать только одно: ищите девицу, которую вы так неосторожно взяли в жены. Обитель Солнцеликого в одной из отдаленных провинций готова хоть завтра принять к себе новую послушницу. И обязуется сохранить ее тайну. Исключительно из уважения к вам, герцог. Мы ведь друзья, а друзья должны помогать друг другу.

Тонкие губы Гилгика растянулись в неприятной, почти змеиной улыбке. Жрец Солнцеликого никогда не действовал бескорыстно, за «дружеское» содействие он обязательно потребует ответную услугу. Причем, значительную.

Предложение старого интригана Вэйдену не нравилось, но и ждать пять лет он не мог. Всерьез рассматривать этот нелепый брак тем более не собирался. Ладно, сейчас главное — отыскать жену, а там будет видно. Поддержка его величества у Алистера есть, остался сущий «пустяк»: найти сбежавший подарок судьбы.

— С чего планируешь начать, — поинтересовался Тимир, когда они снова остались вдвоем.

Вэйден не торопился отвечать. Прошелся из угла в угол, остановился у окна, прикидывая, размышляя.

— Храмы Ираты, — наконец отозвался он. И пояснил в ответ на удивленный взгляд короля. — В Ирату сейчас никто не верит, ей не приносят дары, не молятся. Как богиня она слаба и имеет хоть какую-то, пусть даже призрачную власть лишь в местах сосредоточения своей былой силы, то есть…

—Там, где стояли ее храмы и святилища.

— Именно. Мою «жену», — Алистер невольно поморщился, произнося это слово, — наверняка перенесло из одних развалин в другие. Далеко от освященной земли она оказаться не могла. Я осмотрю все.

Его величество задумался. Кивнул.

— У тебя будут все полномочия. Метку на ауре маги прикроют, об этом не беспокойся. Что касается Гефроя... Я посоветую ему отложить помолвку на неопределенное время. Скажу, что ты необходим мне на переговорах с эрсийцами — все знают, что наши воинственные соседи предпочитают обсуждать дела лишь со свободными мужчинами, с теми, кто не связан никакими брачными обязательствами. Мне барон прекословить не посмеет. А там… посмотрим, что получится.

Король помрачнел, сжал кулаки.

— Отыщи ее, Ал. И «жрицу» тоже. Не понравились мне слова старухи о том, что каждый получит то, что заслужил. Помнишь? Найди их, обязательно найди. Это не приказ. Просьба.

На следующий день Тимир объявил свою волю барону. Алистер нанес визит будущему тестю, пообщался с Оланной положенные по этикету полчаса и отправил своих людей во все храмы. С наказом немедленно докладывать об любых необычных происшествиях в округе. Сам он не мог пока отлучаться из столицы — вступала в завершающую фазу операция, которую герцог планировал чуть ли не год, и ситуация требовала его постоянного присутствия.

Подчиненные вернулись ни с чем, лишь один принес хоть какие-то новости. Возле развалин маленькой часовни, затерявшейся в болотах к югу от столицы, местные жители видели посторонних. Алистер послал туда Гхареша, и его связанный неожиданно почувствовал в подвале бывшей часовни Ираты след Берта Лоттера.

Короткая встреча с Гербертом ничего не дала. Тот не отрицал, что был на болотах, подробности рассказать отказался, но поклялся, что в часовню его привело расследование и желание спасти одного из своих информаторов. Серебристое облако, на миг окутавшее фигуру Лоттера, подтвердило, что он говорит правду.

И тут провал.

От Берта Вэйден ушел раздосадованный, в дурном настроении, а через несколько часов судьба еще раз свела их — уже на складе торговой гильдии. И Алистер опять потерпел поражение. Две неудачи за один день — подобного с главой тайной королевской канцелярии, о везении которого ходили легенды, еще не случалось.

При одном взгляде на спутницу Лоттера на Алистера накатывало раздражение, желание схватить ее, как следует встряхнуть. А потом рассматривать — вглядываться долго, внимательно, изучая каждую черточку. И еще не покидало странное ощущение, что он упускает что-то важное.

Раянна…

Алистер покатал на языке ее имя, пробуя его на вкус, прислушиваясь к своим эмоциям. Покосился на девушку, которая по-прежнему улыбалась Берту, да еще, кажется, краснеть начала

Раянна…

Откуда же ты взялась такая?

Она вдруг вскинула голову, посмотрела на него в упор, не мигая. Вэйден перехватил этот строгий, испытующий взгляд, лениво усмехнулся. Бросаешь мне вызов, девочка? Хорошо, согласен.

Девушка заинтересовала его — своими способностями, упорством, дерзостью, тайной, которую он чувствовал, как хищник чувствует добычу. А Алистер не привык отступать. Что ж, значит, у него появилось еще одно дело: выяснить все об этой самой Раянне и о том, что ее связывает с Гербертом.

Глава 5

К концу пребывания на складе меня уже ощутимо потряхивало. Эйфория от победы прошла, ноги снова не держали, к лицу прилила кровь, и дыхание срывалось, словно мне не хватало воздуха. В общем, откат как он есть, во всей своей красе.

В придачу ко всему напрягал нескрываемый интерес Алистера, стоявшего как раз напротив нас с Лоттером. И ведь не хотела я поворачиваться к Вэйдену, совершенно не хотела, но когда тебя так настойчиво прожигают взглядом, волей-неволей обратишь внимание и вскинешь голову.

Несколько секунд мы, неотрывно, в упор смотрели друг на друга. А потом…

— Берт, я бы посоветовал тебе отойди чуть дальше. Не стоит так нависать. Разве не видишь, ты смущаешь своего «нового сотрудника». Хоть румянец, безусловно, ей к лицу, — негромкий, чуть насмешливый голос заставил меня вздрогнуть и мысленно выругаться.

Кто о чем — а лысый все о расческе. Подумать, что мне просто душно, не судьба?

Спорить не хотелось. Вообще ничего не хотелось, разве что спать, а еще прибить зеленоглазого герцога прямо тут, на месте. А что, заманчивая идея, разом решу все свои проблемы. Угу… и получу кучу новых. Выяснять отношения сейчас не стоит — не самое лучшее время и обстановка. Я это прекрасно понимала, поэтому выпрямилась, до боли сжала кулаки, и произнесла, игнорируя его светлость и обращаясь исключительно к Герберту:

— Если мы закончили, я предпочла бы вернуться в карету и подождать там.

Лоттер вгляделся в мое лицо, нахмурился, подхватил под руку, поддерживая.

— Идемте, я провожу.

Не успели мы сделать и нескольких шагов, как в спину снова прилетело:

— Берт, мне нужна твоя помощь, буду признателен, если поскорее вернешься, а лучше — останешься. Твою спутницу может проводить один из моих людей. Надеюсь, вы не против, госпожа Раянна?.. Или мне стоит называть вас леди?

Тон герцога стал доверительным, любезно-вкрадчивым, и я закусила губу. Да хоть горшком обзови, только отстань.

Но Вэйден моему внутреннему «посылу» не внял.

— Кстати, Герберт, — не унимался он. — А из какого города родом твой сотрудник? Где ты присмотрел такое сокровище? Вдруг там еще есть? Мое ведомство тоже не отказалось бы от подобного приобретения.

И вот вроде прозвучало все весело, даже беззаботно, но было в словах Алистера что-то такое, от чего мне мгновенно стало неуютно и холодно, даже поежиться захотелось. Сразу вспомнилось, что герцог — розыскник и, судя по всему, далеко не из последних.

— Где присмотрел, там уже все закончились, — нарочито небрежно отмахнулся Лоттер и перевел взгляд на меня. — Раянна?

— Не нужно провожать, не тратьте зря время, — качнула головой, отвечая на невысказанный вопрос. — Я сама дойду и подожду вас в карете… Прощайте, ваша светлость.

Кивнула Алистеру и, стараясь держаться уверенно и прямо, пошла к выходу.

— До свидания, Раянна. До свидания… — прозвучало вслед мне задумчивое.

И, пока я не скрылась за поворотом одной из складских «улиц», все время ощущала между лопаток пристальный, острый взгляд герцога.

В Ростас-холл мы вернулись уже под вечер, уставшие, голодные и морально измотанные. По крайней мере, я — точно.

Слишком много всего случилось в один день. Осознание, что я в другом мире, нелегкий разговор с Лоттером, поездка на склад, неожиданная встреча с Алистером Вэйденом и полученное почти сказочное задание, от которого, фактически зависела моя судьба: «пойди туда-неизвестно-куда, найди то-неизвестно-что». А вот как ты это сделаешь, деточка, — твои проблемы.

Даже с учетом чудодейственного успокаивающего снадобья, организм, похоже, уже не справлялся со всем, что на него навалилось.

В дверях нас встретила Нила. Странно, но до сих пор я так и не видела других слуг в доме, кроме кучера — как будто их и не было, и эта женщина сама, в одиночку со всем справлялась.

— Мисти ждет, — доложила она хозяину, принимая у него плащ. — Не можем уговорить, никак без вас засыпать не хочет.

— Сейчас поднимусь.

Лицо мужчины просветлело и на мгновение смягчилось, утрачивая присущую ему жесткость.

— Яна, — повернулся он ко мне, — знаю, нам нужно закончить разговор, но давайте отложим его на завтра. Вам пора отдыхать, вы на ногах едва стоите. А у меня еще есть дела на сегодня. Согласны?

— Хорошо.

Как бы я ни стремилась поскорее выяснить, что хочет предложить Лоттер, но обсуждать важные вопросы в таком состоянии, и правда, не стоит — легко упустить что-то важное.

Нила проводила меня наверх, принесла ужин, а потом, когда я поела, подала кружку с каким-то горячим напитком. От него тонкой струйкой шел пар, и пахло довольно приятно.

— Успокоительный отвар, — пояснила женщина. — Мэтр Тидрю велел сегодня на ночь обязательно выпить. Строго-настрого приказал, — и, видя мои колебания, добавила: — Мэтр знает, что говорит, он один из лучших наших магов-целителей.

Отвар горчил, но я выпила все до дна — самой не хотелось неожиданно очнуться в истерике и слезах от навалившегося осознания, того, что со мной произошло. Сначала нужно все обсудить с Гербертом, а потом уже паниковать. В свободное от дел и неотложных забот время.

Быстро привела себя в порядок, добралась до кровати и тут же уснула… чтобы внезапно проснуться посреди ночи от острого ощущения — я не одна. В комнате кто-то есть.

Приподнялась, настороженно огляделась — пусто.

Но я же чувствую…. Чувствую!

Опустилась на подушку и замерла, даже дышать перестала, прислушиваясь к царящей в спальне тишине и лихорадочно соображая, как поступить дальше. Вскочить? Закричать? Или сделать вид, что сплю и проследить, что будет? Если что — первый рывок к столику справа, там с вечера кувшин с водой стоит. Какое ни есть, а все-таки оружие.

Сердце стучало как бешенное, казалось, этот стук разносится по всему дому. Страх рвался наружу криком, и мне с большим трудом удавалось удерживать его в себе.

Спокойно, Яна, спокойно… Зря ты, что ли, отвар местного светила от медицины пила.

Некоторое время ничего не происходило, словно тот, кто вот так, без приглашения, надумал прийти в гости, тоже выжидал, проверяя, не проснулась ли я. Потом что-то тихонько скрипнуло, и в почти осязаемом ночном безмолвии раздались осторожные, крадущиеся шаги.

Ближе…

Еще ближе…

Когда шаги смолкли, я открыла глаза и в полосе лунного света, проникающего через неплотно задернутые на окне шторы, увидела перед собой странное создание.

Чем-то оно неуловимо напоминало уже знакомого мне Гхареша. Тот же безликий неясный силуэт, такие же горящие глаза — правда, не красные, а пронзительно-желтые.

На этом, собственно, сходство и заканчивалось. Если темный Алистера внешне походил на человека, то стоящее рядом существо ничего общего с людьми не имело. Невысокое, с большими ушами-лопухами и длинными лапами — знакомыми такими лапами. Одну из них я точно вчера видела, когда она высовывалась из шкафа в кабинете Герберта.

Если бы еще месяц назад я обнаружила нечто подобное ночью в своей спальне, истерическим визгом подняла бы на ноги всю родную многоэтажку. А сейчас... Наверное, лимит «пугалок» и «удивлялок» закончился, и нервы ушли на заслуженный отдых. А, может, снадобье мэтра так благотворно подействовало, несуразный внешний вид явившегося мне чуда или мысль о том, что раз оно связано с Лоттером, то ничего плохого не сделает.

Так или иначе, вопить я не стала, вскакивать и носиться по комнате тоже. Просто подтянула одеяло повыше, прижала его к груди — для надежности, и выдохнула сдавленно:

— Ты кто?

Существо вздрогнуло, прошипело что-то непонятное, но явно ругательное, шарахнулось в сторону, в спасительную темноту, но потом вдруг остановилось и медленно обернулось.

— Не спишь, — констатировало оно.

Голос у незваного гостя оказался хриплым и немного скрипучим.

— Не сплю, — согласилась я.

— И видишь меня?

— Вижу.

— Видящая, — прошипел лопоухий. С явным таким осуждением.

Мда... В логике ему не откажешь. Если вижу, значит, точно видящая. Хотя он явно еще какой-то смысл вкладывает в это слово.

Пауза.

— Яна, — решила я представиться и хоть немного наладить отношения. Удивительно, но страха перед этим созданием я по-прежнему не испытывала.

— Брыг, — нехотя буркнул гость. Помолчал, разглядывая меня своими огромными желтыми глазищами, и добавил: — Спасибо за девочку. Я не нашел, подвел хозяина. Ты увидела... Благодарен.

— А...

Продолжить я не успела. Ночной визитер вдруг вскинул голову, будто услышал что-то, замерцал, размытой тенью метнулся к шкафу — моему, между прочим — и юркнул туда, не забыв аккуратно прикрыть за собой дверь. Последней скрылась лапа.

Дальнейшая осторожная проверка показала, что внутри гардероба кроме немногочисленной одежды никого и ничего нет. Я даже стенки простукала — безрезультатно. Гость благополучно испарился, точнее, скрылся в неизвестном направлении.

Спать больше не хотелось. Какой уж тут сон? Я завернулась в одеяло и села на подоконник, наблюдая, как густые предрассветные сумерки постепенно окутывают мир.

Чужой мир...

Странно все, и жутко, если вдуматься. Поэтому лучше пока об этом вовсе не размышлять, а сосредоточиться на предстоящей беседе с Гербертом. На вопросах, которых у меня после сегодняшней ночной встречи стало еще больше, и на том, что делать дальше. Хотя это-то как раз ясно. Более-менее.

Выжить, договориться с Лоттером, получить работу — причем, на максимально выгодных условиях, узнать об интуитах и о даре. Разыскать подробности о ритуале, понять, чем мне все это грозит, и можно ли вернуться назад, на Землю. Ну, и самое главное — сохранить свою тайну и держаться подальше от Алистера Вэйдэна. Почему-то не покидало смутное чувство, что последнее как раз окажется самым сложным.

Я поправила сползающее с плеч одеяло. Вздохнула.

Как же мне не хватает сестры. Ее советов, поддержки, просто теплой улыбки. Она бы сейчас обняла меня, прижала к себе, сказала что-то вроде: «Ничего, Янка, прорвемся». И сразу бы стало легче.

Я последний раз взглянула на быстро сереющий в рассветных лучах горизонт и решительно встала.

Прорвемся, сестренка. Даже не сомневайся.

Ты учила меня бороться до конца, верить в себя и не сдаваться — никогда не сдаваться, что бы ни случилось. И я не подведу. Обещаю.

***

Похоже, Лоттеру сегодня тоже не спалось, а может, он и вовсе не ложился. Недаром меня пригласили к нему в кабинет сразу же после раннего завтрака.

Впрочем, о том, что у хозяина Ростас-холла выдалась бессонная или, как минимум, беспокойная ночь, свидетельствовали разве что усталость во взгляде и слегка осунувшееся лицо, на котором еще резче обозначились скулы. В остальном мужчина выглядел безукоризненно — подтянутый, тщательно одетый, похожий на истинного аристократа никак не меньше того же Алистера. Он стремительно поднялся из-за стола мне навстречу, дождался, пока я сяду — на этот раз в кресло у маленького столика — и сразу же заговорил о деле.

— Я готов предложить вам работу, Яна. Но прежде, чем вы примете решение, внимательно меня выслушайте и подумайте, нужно ли вам это.

Ну, думать в любом случае придется, без этого никак нельзя, а вот такое начало разговора сразу заставило насторожиться.

— Вы занимаетесь чем-то незаконным?

— Нет, — рассмеялся Лоттер. — Скорее наоборот. Я глава «серых» — независимой гильдии розыскников.

— Независимой... То есть работаете не на государство, а на себя?

— Верно. Мы, в некотором роде, наемники. Берем заказы, расследуем дела по поручению частных лиц. Не скрою, иногда приходится пройти и по краю закона, — Герберт бросил на меня внимательный взгляд. — Но грани мы не переступаем, преступников никогда не покрываем и с королевскими службами стараемся сотрудничать. Если это не противоречит интересам заказчиков, разумеется.

Надо же, частный сыск... Любопытно.

— Вы интуит, у вас достаточно редкий и ценный для этого мира и моей профессии дар. Не скрою, я заинтересован в том, чтобы вы стали одной из нас. Но вот нужно ли это вам?

Мужчина замолчал, прошелся из угла в угол. Я не торопила, ожидая продолжения — пусть сначала скажет, что хотел, для вопросов еще настанет время.

— Иномирянам наша профессия недоступна. Если примите мое предложение, вам придется сменить имя и скрыть свое происхождение. Новую «историю жизни», которая выдержит любую, даже самую тщательную проверку, мы вам придумаем, не беспокойтесь. Моих возможностей и связей для этого хватит. Расскажем все о даре, обучим в одном из лагерей гильдии. Поможем получить особый статус, дающий право самостоятельно распоряжаться своей судьбой и нести ответственность за поступки — иначе женщину просто не примут в гильдию без разрешения родственников. Но риск, что вас разоблачат, останется всегда. Готовы ли вы к этому?

— В вашем мире я и так рискую каждую минуту, — пожала я плечами.

— Если признаетесь, что иномирянка и уйдете под опеку государства, риска будет намного меньше. — Герберт остановился передо мной, заложил руки за спину. — Да-да, не смотрите так удивленно. Иномирян, хвала Солнцеликому, давно не уничтожают. А с вашим даром и в прислуги идти не придется, вас, наверняка, определят в какое-нибудь вспомогательное розыскное подразделение. У вас всегда будет кров, пища, работа. И безопасность. Многие женщины нашего мира выбрали бы именно этот вариант. Так что подумайте. Хорошо подумайте, прежде, чем дать ответ.

Свобода, самостоятельность, риск — с одной стороны. А с другой… Тихая, спокойная жизнь под постоянным надзором и по чужой указке, где шаг в сторону считается побегом, а прыжок на месте — попыткой улететь. Может, для женщин этого мира тут есть, над чем думать, а вот для моих соотечественниц вряд ли.

Кстати, надо же еще и про дар сведения собрать, про Алистера, нашу с ним связь и возвращение домой. Вряд ли безопасники позволят мне все это делать.

Так что выбор очевиден. Хотя… Оставался важный вопрос.

— А Алист... герцог Вэйден чем занимается? Мне вчера показалось, что вы коллеги.

— В каком-то смысле так и есть, — усмехнулся Лоттер. — Алистер Вэйден возглавляет тайную королевскую канцелярию. Контроль за иномирянами входит в обязанности его ведомства.

Вот это я попала, так попала.

Похоже, мне не удалось полностью справиться со своими эмоциями, и Герберт, опустившись в кресло напротив, успокаивающе коснулся моей руки.

— Мы редко пересекаемся. Проблемы частных лиц мало волнуют ведомство Вэйдена. А гильдия, в свою очередь, не занимается делами, которые касаются государственной безопасности. Герцог заинтересовался вами, но узнать, кто вы не сможет, это я вам обещаю.

Я прикусила губу, размышляя над тем, что услышала. Теперь-то уж точно нельзя признаваться, что я иномирянка, иначе от Алистера не отделаться.

— Есть еще вариант, — продолжил Лоттер, неправильно расценив мое молчание. — Я предлагал вам деньги, и от своего предложения не отказываюсь. Выделенных средств хватит для скромного, безбедного существования. Поселитесь где-нибудь в провинции и...

— Нет, — вырвалось у меня прежде, чем Герберт закончил.

Жить за его счет я не хочу. И не буду. Та же содержанка — вид сбоку.

Нет уж, я привыкла сама зарабатывать себе на жизнь. В этом мире у меня появились новые способности, редкие, интересные. Вот и буду пользоваться. А к самостоятельности мне не привыкать.

Подняла взгляд на Лоттера и произнесла тихо, но твердо:

— Я выбираю гильдию...

Лоттер взялся за меня сразу и довольно решительно. Следующая неделя превратилась в один бесконечно длинный день, с перерывами на еду, сон и краткое знакомство с обитателями особняка. К счастью, их, этих самых обитателей, оказалось не так уж много. Сам Герберт, Мисти, Нила — экономка Лоттера, и Брыг.

Кстати, слуги в Ростас-холле все-таки были, но все они работали в основной части дома. Во флигель, где меня поселили, и где находился кабинет, тренировочные залы, хранилище артефактов и личный архив хозяина, доступ имела только Нила — ей Герберт всецело доверял. Насколько я поняла, этих двоих связывала какая-то клятва, но о подробностях они не распространялись.

О жене Лоттер не упомянул, пришлось спрашивать самой. Не то, чтобы я любила лезть в чужие дела, но он — мой работодатель, так что информация лишней точно не будет. Да и вообще… любопытно же.

— А ваша супруга не возражает против присутствия посторонней девушки в доме? — поинтересовалась я в первый же вечер. Как бы между прочим так… невзначай.

И получила короткий, сухой, совершенно исчерпывающий ответ:

— Я вдовец.

Больше разговоров на эту тему я не затевала.

С Мисти после знакомства мы виделись лишь раз — мельком в парке, куда я вышла, подышать воздухом и хоть немного проветрить голову, изрядно потяжелевшую от складируемой в нее информации.

Девочка, вокруг которой хлопотала дородная розовощекая няня, безучастно сидела на скамейке в тени дерева. Маленькая, хорошенькая, похожая на хрупкую фарфоровую куколку, она показалась мне болезненной и очень печальной. Я уже знала, что малышка не помнит своего похищения, эти дни выветрились у нее из памяти, словно их и не было. Она вообще забыла о том, что провела какое-то время вне дома.

Некоторое время я смотрела на нее издали, потом меня окликнула Нила, и я ушла в дом.

А вот с Брыгом мы встречались довольно часто, хоть отношений так и не наладили. В спальню он больше не приходил, но стоило зайти в библиотеку и расположиться там с книгой, как он тут же появлялся, как черт из табакерки, вернее, как монстр из шкафа — только на этот раз книжного. Нырял в самый темный угол, сверлил меня оттуда внимательным взглядом, словно подозревал в чем-то, и время от времени бормотал:

— Видит она… Тьфу … Видящая…

И все мои попытки завязать разговор упрямо игнорировал.

Брыг был теневым духом-помощником Лоттера, таким же, как Гхареш у Алистера.

Сильный маг-поисковик с помощью специального ритуала мог призвать такого духа с изнанки миров, договориться с ним, предложив достойную плату, и привязать к себе клятвой служения. Почему на зов Лоттера когда-то, еще на старшем курсе академии, откликнулся именно Брыг, а не какой-нибудь впечатляюще-устрашаюший Гхареш, и почему Герберт его взял, мне не сказали. А вот причину неприязненного отношения «теневика» раскрыли.

— Связанные, умеют уходить в невидимость, если им это нужно, и легко отводят взгляд любому. Кроме своего хозяина и так называемых видящих, — пояснил Лоттер. — Много столетий назад, в эпоху Великого противостояния именно видящие охотились на духов изнанки и безжалостно их истребляли. Те времена давно прошли, но у теней хорошая память. Пока Брыг не узнает вас ближе, недоверие останется. Да и характер у него, признаюсь честно, не самый покладистый. Не смотрите, что он такой мелкий и с виду безобидный.

— Угу, на самом деле, он большой и страшный… просто болеет, — пробормотала я, но настаивать на общении с Брыгом не стала.

Хочется теневику сидеть в углу букой? Пусть сидит. Ему же хуже — лишается такого прекрасного, во всех отношениях благодарного слушателя и собеседника, как я. А у меня есть занятие поважнее, чем его уговаривать.

От того, как быстро я усвою новые знания, зависела моя жизнь. В буквальном смысле. Я это понимала и занималась с утра до поздней ночи — жадно, с полной самоотдачей, а вечером едва доползала до кровати и сразу засыпала. Ни на что другое, включая переживания по поводу своего попадания, слезы, истерику и жалость к себе, не оставалось ни сил, ни времени. Потом... все потом... Сейчас главное — собрать как можно больше сведений о мире, в котором я оказалась, его законах и своем даре. Остальное подождет.

Через неделю новые документы на мое имя были готовы, и я окончательно превратилась в Раянну Сеигир — внучку старого мага-природника, проживавшего в какой-то там священной роще.

Не знаю, где в данный момент находилась та, кого я заменила, но Герберт уверил, маг готов подтвердить, что у внучки неожиданно открылись способности поисковика, и он направил ее ученицей к Лоттеру, оформив перед этим для нее особый статус. То есть официально подтвердив право младшей родственницы жить самостоятельно. За девушек, не имевших подобного статуса, ответственность несли старшие мужчины семьи. Они же принимали решение, где им учиться, работать, за кого выходить замуж.

Жили эти двое уединенно, старик сам воспитывал и учил девочку — этим, кстати, всегда можно объяснить пробелы в моем образовании, а также незнание самых элементарных вещей и правил. Да и близкой родни у них не было. В общем, во всех отношениях удачный для меня вариант.

Вечером того же дня Лоттер объявил, что отправляет меня в лагерь гильдии.

— Я собирался сделать это позже, но… — он поморщился. — Герцог Вэйден уже несколько раз спрашивал о тебе… очень настойчиво спрашивал, и мне не нравится его интерес. Лагерь закрыт для посторонних, без моего ведома туда нет доступа никому, даже главе тайной канцелярии. Там тебя никто не потревожит. Пусть Алистер немного остынет, отвлечется на другие дела, а у тебя появится несколько месяцев на то, чтобы освоиться, привыкнуть к новой жизни, к дару и многому научиться. Наставники у нас в лагере не просто хорошие — лучшие. Поверь на слово.

Я кивнула, соглашаясь, и Герберт продолжил:

— Даю день на то, чтобы выучить все о семействе Сеигир, в мельчайших подробностях. Бумаги — у тебя в комнате. Брать с собой их нельзя, так что вечером вернешь. Все. Иди.

Спать я легла перед рассветом — слишком многое хотелось дочитать, досмотреть, а рано утром экипаж уже увозил меня от Ростас-холла. И я опять не знала, что ждет меня впереди.

Глава 6

Шесть месяцев спустя

— Ах, сейчас так трудно найти хорошую прислугу. Наняла недавно горничную. И вроде бы смирная девица, с хорошими рекомендациями, а в первый же день умудрилась разбить мою любимую вазу каценского фарфора и отдавить лапку бедняжке Флоресканции. Представляете?

Баронесса Аделла Калас, крупная дебелая женщина с почти квадратным лицом, возмущенно тряхнула всеми своими тремя подбородками. Даже жемчуга на ее шее негодующе засияли, выражая свое неодобрение. Но леди этого показалась мало, и она, подхватив лежавшую у нее на коленях крохотную собачонку с громоздким именем, прижала ее к мощной груди — так сильно, что у той чуть глаза из орбит не вылезли.

Мда... Вот уж поистине «бедняжка Флоресканция».

Пока сидевшие рядом дамы ахали, охали и всячески выражали свою поддержку и праведное возмущение, баронесса, приосанилась, остановила взгляд на мне и хищно прищурилась.

— Что-то здесь холодно, — капризно пропела она. — Милочка, принесите мой палантин. Кажется, я его на террасе оставила... Да поторопитесь, что вы как неживая, право.

Я стиснула зубы. Так и подмывало высказать этой «очаровательной» леди все, что я о ней думаю, а потом добавить несколько теплых, а самое главное, искренних пожеланий. Но вместо этого я тихо пробормотала:

— Да, ваша милость.

Развернулась и, ловко обходя плотную толпу гостей, направилась к выходу.

Плечи чуть ссутулены, глаза кротко потуплены, ладони прижаты к груди, на лице — гримаса вежливой покорности.

Я словно смотрела на себя со стороны, оценивая качество игры. Так... Подбородок ниже, еще немного. Теперь нервно поправить прядь волос, выбившуюся из строгой прически, и ироничную улыбку с губ убрать — это обязательно.

Вот, то что нужно. Идеальная незаметная компаньонка взбалмошной барыни.

Мне нравилась моя новая роль, не смотря ни на что. А может, я просто соскучилась по сцене. Так или иначе, играла я со вкусом, даже с удовольствием, не забывая, впрочем, что скоро все это закончится, и мы расстанемся с баронессой. Ко взаимной, надеюсь, радости. Аделле придется подыскать себе другую жертву и уже на ней срывать плохое настроение, выдумывая очередные нелепые поручения.

Палантин, действительно, нашелся на террасе... в углу, за диванными подушками. Уверена, сама баронесса его туда и затолкала, исключительно для того, чтобы труднее было обнаружить. Настоящая компаньонка на моем месте наверняка бы расстроилась. А я просто хмыкнула, чувствуя себя героиней старой пьесы из жизни бедной бесприданницы-приживалки, мысленно пожала плечами, вытащила спрятанную вещицу и вернулась к леди Калас.

— Палантин, ваша милость.

Меня прожгли недовольным взглядом — Аделлу явно расстроил мой успех, но я сделала вид, что ничего не замечаю. Скользнула ей за спину и замерла там безгласной тенью, не забыв бросить беглый взгляд на стоявшие в простенке напольные часы.

Осталось совсем немного. Через сорок минут гости сядут играть в « Небесных странников». Баронесса непременно присоединиться к участникам — это ее любимое развлечение, она не пропускает ни одной игры, только ради этого и ездит в гости. А я займусь тем, ради чего, собственно, и превратилась две недели назад из Раянны Сеигир в компаньонку вздорной леди Калас.

Это было мое первое самостоятельное задание после возвращения из лагеря «серых», прежде я всегда работала с Гербертом или с кем-то из его команды. Нет, меня и сейчас не оставили совсем уж без поддержки. Один из гостей — человек Лоттера и должен подстраховать и помочь, если уж совсем станет плохо. Но я надеялась, что до этого не дойдет. Сама справлюсь.

— Жарко... Умереть от духоты можно, — донеслось до меня раздраженное.

Аделла скинула с плеч палантин, демонстративно несколько раз обмахнулась веером и небрежным жестом поманила меня к себе.

— Милочка, принесите накидку из моей комнаты. Голубую, из амурийского шелка. Да не перепутайте, как в прошлый раз. И боа заберите.

О каком прошлом разе шла речь, я не имела ни малейшего представления, но спорить не стала.

Сорок минут. Осталось всего сорок минут...

— Хорошо, ваша милость.

Я быстро пересекла гостиную, прошла пустым коридором, свернула в галерею, которая вела в жилую часть дома, и… замерла, как вкопанная, услышав мужской голос со знакомыми бархатистыми, тягуче-насмешливыми интонациями.

Алистер...

Удивительно, столько времени прошло, а я узнала его голос почти сразу же и отреагировала мгновенно — отшатнулась за угол, отступила в одну из боковых ниш и привалилась спиной к стене, переводя дыхание.

Кажется, не заметил.

Но герцог… Вот уж кого я, действительно, не ожидала тут увидеть.

Граф Беин, у которого гостила сейчас Аделла — ну, и я вместе с ней, — был, конечно, довольно известным в придворных кругах человеком, да и имение его находилось совсем недалеко от столицы. Но, насколько мне известно из собранного гильдией досье, глава тайной канцелярии терпеть не мог все эти светские сборища и практически никогда на них не появлялся. Разве что вместе с королем, если тот нуждался в подобном сопровождении.

Как некстати, однако, Вэйден изменил своим привычкам — причем, именно сегодня. Или он здесь по долгу службы? А может, получил информацию обо мне и о том, что я здесь делаю?

Самым правильным было бы вернуться назад, найти среди гостей человека Лоттера и вместе с ним уехать из имения, прервав операцию. Баронессе я бы оставила какую-нибудь истерически-восторженную записку: мол, бросаю все, уношусь в закат с возлюбленным и срочно выхожу замуж. Леди Калас, разумеется, стала бы возмущаться, взывать к Солнцеликому, рассказывать всем подряд о том, какие испорченные пошли нынче компаньонки и категорически отказала бы в рекомендации. Но эта самая рекомендация мне даром не нужна.

Да и задание у меня не сказать, чтобы совсем незаконное, однако и полностью легальным его не назовешь. Как раз тот самый случай «на грани», о котором когда-то предупреждал Герберт.

Так что разумнее всего сейчас просто уйти, но мне отчаянно не хотелось отступать. Во-первых, это было мое первое дело, и я планировала довести его до конца. А во-вторых, награда, обещанная лично мне заказчиком, оказалась слишком ценной, чтобы позволить себе ее упустить. Нет, не деньги, слава и прочие блага — информация. Очень важная информация.

Поэтому я, пожалуй, рискну.

О задании известно лишь двоим, не считая меня, Герберта и заказчика, и все они из команды Лоттера — проверенные, полностью преданные ему люди. От них герцог точно ничего бы не узнал. Скорее всего, он здесь по какой-то своей, не имеющей ко мне отношения причине. Из этого и будем исходить.

Мне нужно всего несколько часов, а потом, если совсем уж опасно станет, можно не возвращаться к Аделле. Оставить ей послание и... сбежать-таки с «возлюбленным».

Я осторожно выглянула из-за угла. Алистер стоял посреди галереи, перегораживая дорогу к покоям баронессы, беседовал с секретарем Беина и каким-то хмурым мужчиной, которого я до этого мельком видела среди гостей, и, судя по всему, не собирался уходить. А вот это уже проблема.

Снова вернулась в нишу. Задумалась. Проскользнуть мимо этой троицы незамеченной не получится, а если в ближайшие пятнадцать минут я не принесу баронессе ее чертовы шелка, мадам обязательно пошлет за мной кого-нибудь. Да с нее станется лично пойти, чтобы уличить в лени и призвать к ответу нерадивую компаньонку.

Что делать?

В противоположной стороне коридора послышались шаги, и я, высунувшись из своего укрытия, увидела служанку. Симпатичную и очень молоденькую, лет шестнадцати на вид, не больше. План родился почти мгновенно, и, когда девушка поравнялась с нишей, я торопливо шагнула ей наперерез.

— Леди... — служанка попятилась, потом окинула меня оценивающим взглядом и тут же исправилась: — Госпожа, что вы здесь делаете?

Хм... Сообразительная. То, что нужно.

— Прячусь, — понизив голос, доверительно прошептала я.

— От кого? — так же шепотом поинтересовалась собеседница. Глаза ее мгновенно разгорелись, даже рот приоткрылся от любопытства.

Я ж говорю, юная еще совсем.

— Смотри, только осторожно, — я поманила девушку рукой. — Видишь мужчину, что стоит слева от секретаря? Высокого такого, в темно-коричневом сюртуке. Вот от него и прячусь.

— Красивый, — протянула служанка, со вздохом возвращаясь ко мне.

Значит, она его не знает.

— Угу, а еще очень-очень опасный. И… он преследует меня.

Я, старательно таращась, сделала большие глаза, дождалась боязливо-жадного:

— Почему?

И поведала «печальную» историю, сочиненную пару минут назад.

В ней присутствовало все, что полагается в романтическом повествовании: бедная, но гордая гувернантка, то есть я, юный герцогский сын, влюбившийся в меня с первого взгляда и решивший жениться, несмотря ни на что, и коварный старший брат, бабник и негодяй, который разлучил меня с любимым и выгнал ночью из дому. На роль мерзавца-брата я, естественно, назначила Алистера.

История, конечно, была шита белыми нитками, но на юную служанку она произвела впечатление. Осталось немного дожать.

— Ему мало моих страданий. Он поклялся опозорить и уничтожить меня, если найдет. — Я полностью вошла в амплуа трагической актрисы. Голос дрожал, на глазах появились слезы. — Помоги, прошу!

— Но... как? — захлопала ресницами девушка.

— Мне нужно пройти в комнаты, а я боюсь показываться ему на глаза. После всего, что случилось… и его угроз. Но, если я срочно не принесу госпоже накидку, меня уволят. Понимаешь?

Девушка закивала, потом произнесла с сомнением:

— Покои гостей для меня закрыты.

Да, я это знала. Доступа она не имела, и охранная магия ее бы не пропустила, но у меня была идея получше.

— А отвлечь его можешь? Сделать так, чтобы он ушел?

Спросила и затаила дыхание. Только бы получилось.

Девушка, действительно, оказалась сообразительной. Думала она недолго, а потом отрывисто бросила:

— Подожди. Я сейчас.

И убежала.

Вернулась она минут через пять с подносом, на котором стояло несколько полных бокалов. Подмигнула мне и, не останавливаясь, направилась в галерею. Прямиком к беседующим мужчинам.

Я примерно уже представляла, что она затеяла. Очень хотелось увидеть все своими глазами, но решила не рисковать — отступила подальше в нишу и стала ждать.

Через минуту послышался испуганный девичий вскрик, затем служанка тоненько зачастила, забормотала что-то жалобно-виноватое. Ей вторили громкие раздраженные голоса. Потом все стихло, раздались шаги, звучавшие все тише и тише — мужчины явно удалялись, и вскоре передо мной предстала довольная сообщница.

— Все, никого нет, — возбужденно сверкая глазами, отчиталась она. — Беги скорее.

— Ты что, опрокинула на него бокал? — не удержалась я от вопроса. Интересно же.

— Нет, что ты, как можно: на лорда — и бокал. Это совершенно недопустимо, — хитро улыбнулась девушка. — Я поскользнулась рядом с ним. Случайно... Поднос удержала, но пара капель попала лорду на сапог. Немного, почти незаметно, но этого хватило, чтобы он отправился приводить себя в порядок.

— Спасибо тебе... Спасибо огромное.

— Не за что. Удачи. И не влюбляйся больше в лордов, толку от этого никакого, одни беды, — напутствовала меня служанка.

А ведь, и правда, очень умненькая, особенно для своих лет.

Накидку я баронессе все же принесла, а потом снова встала у нее за спиной, стараясь, по возможности, слиться со стенкой. Считала минуты и внимательно поглядывала по сторонам, высматривая в толпе знакомую широкоплечую фигуру. Аделла еще несколько раз гоняла меня по каким-то мелким поручениям, но с герцогом я, слава богу, больше не сталкивалась. Среди гостей он так и не появился.

Наконец двери в примыкающую к гостиной комнату распахнулись, и всех желающих пригласили за игровые столы. Баронесса, сунула мне в руки несчастную Флоресканцию и с удивительной для ее комплекции прытью, ринулась внутрь, не забыв прокричать напоследок, чтобы я получше заботилась о малышке.

По замыслу почтенной леди, компаньонка, пока сама мадам играет, должна была выгуливать собаку, но у меня на этот счет имелись собственные планы.

Я дождалась, пока все уйдут, и через террасу прошла в сад, где уже ждал помощник садовника. За пару серебряных монет, обещанных накануне, он охотно согласился присмотреть за питомцем Анеллы.

— Буть умницей, Фло. И не скучай. Я скоро.

Потрепала собачонку по голове, передала ее нетерпеливо переминающемуся с ноги на ногу парнишке и отправилась в дом.

Искать то, зачем пришла.

***

Некоторое время назад к Герберту обратился лорд Фаист, главный хранитель королевской библиотеки. Лоттер был его давним знакомым, можно сказать, приятелем, и лорд надеялся, что тот не только поможет, но и сохранит все в тайне. Впрочем, Фаисту и некуда было больше идти — уж очень щекотливой оказалась проблема.

Дело в том, что его дочь, Элна, собралась замуж. За молодого, красивого, равного ей по статусу и положению мужчину, который, к тому же очень нравился девушке. В общем, во всех отношениях, удачная партия. И лорду-хранителю бы радоваться, если бы не одно «но».

Три года назад, будучи еще совсем юной, пылкой и романтичной, Элна увлеклась одним из подчиненных отца. Ничего серьезного между ними не случилось — не уверена, что они успели хоть раз поцеловаться. Земные школьники и то ведут себя намного раскованнее. Но девушка умудрилась написать несколько откровенных писем с клятвами, страстными признаниями, согласием на побег и тайное венчание, а также мечтами о долгой совместной жизни. Пока смерть не разлучит их.

Разлучила пару, разумеется, вовсе не смерть, а разъяренный отец, который проведал о планируемом бегстве и поспешил прогнать незадачливого поклонника. Как выяснилось, правильно. Парень оказался тем еще подлецом, затаил обиду и, услышав о предстоящем замужестве Элны, начал шантажировать Фаиста. Требовать денег за молчание, обещая в случае отказа обнародовать письма.

— Понимаете… — лорд тяжело откинулся на спинку кресла и обвел на с Лоттером мрачным взглядом. — Семья жениха очень дорожит своей репутацией и не потерпит скандала. Если об этих гхирховых бумагах узнают, помолвку расторгнут, и Элна будет опозорена. Не в деньгах проблема — я бы отдал их, не задумываясь, но шантажист на этом не остановится.

Фаист резко выдохнул, крылья его носа побелели от едва сдерживаемого гнева.

— Прибил бы гаденыша. Но это все равно не поможет мне добраться до писем.

— А ты знаешь, где он их хранит? — подался вперед Герберт.

— Знаю, эти сведения мне как раз удалось раздобыть, — дернул уголком губ Фаист — Мерзавец служит сейчас у графа Беина. Вот там, в библиотеке, на своем рабочем месте, он и устроил тайник. Точное место указать не могу, увы. С Беином у меня отношения не очень, так что к нему бесполезно обращаться. Он только порадуется свалившимся на меня неприятностям.

Лорд с силой грохнул кулаком по подлокотнику.

— Достаньте мне эти письма, прошу, и я ничего для вас не пожалею.

— Раянна, — повернулся ко мне Герберт.

Он недаром пригласил меня на эту встречу — последнее слово оставалось за мной. А я… Внутренне давно уже согласилась, но молчала, ожидая окончания беседы.

Да, я понимала, что дело рискованное и не совсем законное. Но, во-первых, всегда ненавидела шантажистов и искренне хотела помочь девушке. А во-вторых, уже решила, что попрошу у Фаиста лично для себя — допуск в королевскую библиотеку, куда мне без помощи лорда-хранителя уж точно никогда не попасть. Не у его величества же разрешение просить.

Через три дня в доме баронессы Аделлы Калас, менявшей помощниц, как перчатки, появилась новая компаньонка с идеальными, между прочим, рекомендациями. Я терпеливо сносила все капризы мадам, выполняла самые невероятные ее поручения, даже подружилась с замученной хозяйской любовью Флоресканцией. И ждала.

Раз в месяц граф Беин, страстный поклонник «Небесных странников», собирал в своем имении любителей этой местной карточной игры и устраивал своеобразные турниры. Аделла была активным участником и завсегдатаем подобных сборищ. Вместе с ней я и попала в дом графа, а теперь вот собиралась заглянуть в библиотеку.

Жаль, что человек Герберта не может проводить меня и подстраховать, с ним, в любом случае, спокойнее, но там, куда я иду, ему просто негде спрятаться. Не торчать же в коридоре, на глазах у всех — и сам подставится, и меня выдаст…

Все. Пора.

Степенно, не торопясь, дойти до покоев баронессы, потом направо — до конца коридора. Подняться по служебной лестнице, которой пользуются слуги, пробежать по широкому балкону, опоясывающему почти все здание, и скользнуть в узкую, неприметную дверцу.

Готово. Я на хозяйской половине.

Теперь надо действовать вдвое осторожнее, нельзя чтобы меня заметили. Гости имеют право здесь появляться только по приглашению или личному разрешению графа и его домочадцев. А у меня, понятно дело, нет ни того, ни другого. Хотя легенда на случай столкновения со слугами все-таки имеется: шла-шла, любовалась роскошными интерьерами и... заблудилась. Как? А вот так. Сама не понимаю...

Не очень убедительно, конечно, зато опровергнуть трудно. И вообще, что взять с бедной провинциальной девицы, для которой жизнь аристократов в диковинку?

В этой части дома царили тишина и покой. Любой, даже самый невнятный звук громким эхом отдавался от высоких лепных потолков и стен, обильно украшенных позолотой. Приходилось красться буквально на цыпочках, настороженно замирая и прислушиваясь к каждому шороху.

По сведениям, полученным нами от одного из информаторов, во время приемов в этой части дома обычно никого не было. Хозяева общались с друзьями, слуги, соответственно, их обслуживали. Даже библиотекарь, и тот крутился в игровой комнате — развлекал высокопоставленных гостей. Но всякое может случиться.

А еще мне не давало покоя неожиданное появление в имении Алистера. Что, если он сейчас не внизу, а где-то здесь… бродит?

Б-р-р… Эта мысль заставила поежиться — словно холодом внезапно потянуло, злым таким, жгучим, — и я невольно покосилась на одну из дверей, мимо которой в этот момент пробиралась. Судя по схеме, переданной информатором, именно тут находился кабинет графа Беина.

Мне даже почудилось на миг, что я слышу голоса. Вернее один, уверенно-властный и очень знакомый. С трудом преодолела внезапно возникшее желание подойти поближе, подслуш… гм… узнать, что там происходит, и быстро прошмыгнула мимо.

Направо...

Еще направо...

Теперь пробежать несколько метров, и вот она — библиотека.

Позади, за углом, вдруг раздался легкий шорох открываемой двери и четкие, стремительные шаги.

Ждать, пока меня нагонят, я не стала. Рывком преодолела оставшееся расстояние, потянула на себя тяжелую резную створку, скользнула внутрь, аккуратно прикрыла дверь. И затаилась, ловя чужие шаги.

Пройдут мимо? Или...

Внимательно оглядела помещение. Как назло, и спрятаться-то негде — весь огромный прямоугольный зал со стеллажами вдоль стен как на ладони. До кресел, журнальных столиков и рабочей конторки библиотекаря далеко. Портьера, за которой так удобной было бы укрыться, и вовсе на противоположной от входа стороне. Лестница на балкон тоже. Начну двигаться и могу себя выдать, магически усиленный слух в этом мире не проблема. Единственный плюс — снаружи уже сумерки, солнце зашло, огромное панорамное окно плотно занавешено, так что в зале довольно темно.

И я осталась на месте. Вжалась в стенку сразу за дверью: когда ее распахнут, есть шанс остаться незамеченной. А если меня все-таки обнаружат, «включу» наивную провинциалку, как и планировала. Мол, пришла в такой восторг от увиденного, что потеряла всякую ориентацию в пространстве и забрела сама не помню куда…

Незнакомец подошел совсем близко и вдруг… остановился. Замер, словно вслушивался в то, что происходит в библиотеке. Так мы и стояли некоторое время, разделенные непрочной преградой. Он — там, я — тут. Мне даже казалось, я ощущала его дыхание, размеренное, глубокое, хотя и понимала, что такого не может быть. Просто воображение разыгралось.

Секунда…

Другая…

И напряженная, звенящая тишина сменилась звуком затихающих в глубине коридора шагов — мужчина ушел. А я… У меня даже пошевелиться не сразу получилось. Пальцы и колени дрожали, горло перехватило спазмом, и я вдруг с удивлением поняла, что все это время и вовсе не дышала.

От двери отходить не спешила, решив немного выждать на всякий случай. Глаза уже привыкли к зыбкому полумраку, окутывавшему библиотеку, так что опасность на что-нибудь наткнуться была минимальна. А большего мне пока и не требовалось.

Интуиту не нужно видеть, ему надо чувствовать. И слышать себя. Теперь я знала это, и понимала, чем отличаюсь от большинства одаренных.

Маги Сеота, мира, в который меня так неожиданно закинуло, черпали энергию из окружающего пространства, усиливая себя всевозможными помощниками: теневыми духами Изнанки, как это сделали Алистер и Герберт, фамильярами, тотемными животными. Магические способности обычно передавались по наследству, проявлялись в раннем детстве, тщательно развивались и оттачивались сначала домашними наставниками, а затем в школах и академиях.

Интуиты же опирались на собственное чутье, внутреннюю силу, которая их вела и направляла. Они не нуждались в дополнительных ресурсах, заклинаниях, ритуалах и накопителях — просто ощущали.

Интуиты появлялись крайне редко, очень ценились, и стать таким уникумом мог любой. Теоретически, конечно. Обычно этот дар открывался совершенно неожиданно — после сильного потрясения, стресса, несчастного случая, смертельной болезни или в результате божественного вмешательства, как в моем случае.

Герберт сразу предупредил, что про голос, настоятельно рекомендовавший мне принять подарок, лучше никому не рассказывать, а придумать какую-нибудь другую, менее опасную версию. Без упоминания высших сил.

— Понимаешь, Яна, — пояснил он практически в первый же вечер моего обучения. — Считается, что отмеченные богами, должны принадлежать храмам. Поэтому все интуиты рано или поздно оказываются у жрецов Солнцеликого. В крайнем случае, у служителей Гинны. Не думаю, что тебе это понравится.

Мне это уже не нравилось. И я, вспомнив наших земных ясновидящих, быстренько сочинила душераздирающую историю под названием «О том, как в меня однажды ударила молния, и что из всего этого вышло».

Лоттер только головой качал, внимая моему вдохновенному рассказу, но пообещал, что деду-отшельнику все передаст слово в слово. На случай проверки…

Прошло минут пять, но незнакомец — даже не хочу гадать, кто он — не вернулся, и я приступила к делу.

Вышла на середину зала, достала из потайного кармана кулон Элны, переданный ее отцом, сжала в ладони и потянулась к маленькому горячему солнцу, которое теперь всегда ощущала у себя в груди. Мир вокруг привычно посерел, и я принялась неторопливо обходить помещение.

Здесь ничего…

И здесь…

В этом шкафу тоже…

За стойкой библиотекаря чисто…

Все. На первом этаже никаких следов.

Осторожно, стараясь ступать так, чтобы не скрипнула случайно половица, поднялась на балкон. На одно краткое, оглушительное мгновение вдруг показалось, что внизу мелькнула какая-то тень, но сколько я ни вглядывалась — ничего больше не заметила, а потом уже стало не до этого. В шкафу справа запульсировало слабое фиолетовое свечение.

Есть!

Теперь самое противное — зелье ночного видения. Вылила в рот содержимое маленького пузырька и скривилась от отвращения. Какая же это все-таки гадость и работает совсем недолго, но без нее сейчас никак не обойтись, необходимо все четко видеть.

Так… Третья полка снизу… Часть книг убрать… Я прислушалась к себе и уверенно сдвинула в сторону заднюю панель, открывая неглубокую нишу. А вот и шкатулка.

Дальше все было делом техники. Выданный Гербертом артефакт снял с тайника магическую защиту, помог открыть замок, и вскоре я уже держала в руках большой пухлый конверт.

Тонкие белые листочки, от которых еле заметно пахло жасмином, пылью и разбитыми надеждами.

Взгляд торопливо пробежал по строчкам, выхватывая отдельные слова: «безумно скучаю… в моем сердце только ты… навеки… жду и тоскую… любимый…». Перед глазами снова потемнело — зелье ночного видения перестало действовать, но все и так уже ясно: это именно то, что нужно.

Осталось поставить книги обратно, закрыть шкаф, спуститься вниз и, прислушавшись пару секунд к тишине в коридоре, выйти из библиотеки.

И вот тут меня ждало неприятное открытие. Да что там неприятное — катастрофическое.

Дверь оказалась закрытой.

Глава 7

Понадобилось всего несколько минут, чтобы убедиться: антимагический артефакт и универсальная отмычка в данном случае бесполезны, с замком они не справятся, да и не в нем дело. Ручка просто-напросто не поворачивалась, скорее всего, ее заблокировали с другой стороны. Что и говорить, просто, но действенно.

Выбивать дверь я не буду, да и не сумею это сделать. Стучать? Смысла нет. Меня, безусловно, вызволят и даже легенду выслушают, а потом... обязательно обыщут — так, на всякий случай — и найдут конверт.

Надеяться на человека Лоттера? Тоже не вариант. Он начнет искать компаньонку баронессы Калас через час, не раньше, за это время все, что угодно, может случиться.

Вряд ли это Вэйден дверь запер. При всей моей нелюбви к его светлости сомневаюсь, что он стал бы таким странным образом развлекаться. Слишком мелко и недостойно для главы тайной канцелярии. Слуги сразу бы шум подняли. Оставался шантажист, больше некому. И вот это мне уже совсем не нравилось.

Сидеть и покорно ждать этого мстительного мерзавца я не собиралась, значит, надо выбираться и поскорее. Еще раз обошла библиотеку — первый этаж и второй, внимательно все проверила, но других дверей не нашла. Нет, тайный ход здесь наверняка имелся, как в любой домашней библиотеке солидного аристократического поместья, но обнаружить его не удалось.

Оставалось окно.

Створка поддавалась с трудом, но я все-таки переупрямила ее, открыла и выглянула наружу. Окно библиотеки выходило в парк, сейчас, в сумерках, больше похожий на густой, бескрайний лес. Вокруг никого, кто мог бы заметить или помешать, но третий этаж и высота приличная — не спрыгнешь, а случайно забытой неподалеку лестницы, к сожалению, не наблюдалось. Зато справа призывно белел балкон с настежь распахнутой, между прочим, дверью. Словно специально для меня оставили.

Мысль о ловушке, разумеется, мелькнула — не без этого, но я тут же ее отмела. Зачем кому-то изощряться и ловить меня там, если можно спокойно перехватить здесь? Да и вообще, от местных девушек никто не ждет подобной прыти. Они впадают в панику, красиво заливаются слезами, зовут на помощь — все, что угодно, но не ползают по стенам. Это я только такая... на всю голову попаданка, со странными идеями. Которая, к тому же, в своей прошлой, земной, жизни увлекалась скалолазанием. Не профессионально, но все же….

Ладно, что мы в итоге имеем?

Балкон совсем рядом, но так просто туда не попасть. Придется сделать пару шагов по каменному карнизу — узкому и резному. Вроде бы ничего сложного, даже ухватиться есть за что, а все равно страшно. Очень страшно. И еще платье длинное... Прямо скажем, более неудобной одежды для такого случая трудно придумать.

Но, сколько ни сомневайся, а идти придется. Другого выхода нет.

Сдернула с плеч шарф, повязала на талии, предварительно завернув в него конверт — так будет надежнее. Подоткнула повыше юбку и, скривившись, выпила еще одно зелье ночного видения. Перебор, конечно, часто принимать алхимические эликсиры нельзя, но без него мне сейчас никак не обойтись — в парке уже совсем стемнело, и даже фонари почему-то не горели.

Под окном раздались шаги, негромкие голоса, и я, прикрывшись занавеской, проводила взглядом медленно удаляющуюся парочку. Мужчина что-то нашептывал женщине на ухо, она кокетливо хихикала, а мне оставалось в нетерпении кусать губы, дожидаясь, когда же они уйдут. Наконец влюбленные свернули за угол, я выдохнула, скользнула на подоконник и ступила на карниз.

Так...

Ухватиться вон за тот выступ одной рукой, за этот — другой, прижаться к стене, подтянуться и сделать первый осторожный шаг… Второй... Третий…

До балкона оставался всего лишь миг, один удар сердца, как вдруг нога подвернулась и сорвалась с опоры. Я покачнулась, пытаясь восстановить равновесие, и... Нет, не вернулась на место и не упала — мне просто не позволили сделать ни того, ни другого.

Сильный поток воздуха толкнул в спину, удерживая, фактически припечатывая к стене, потом подхватил, оплел прочным коконом, закружил... В воздухе мелькнули два огненно-красных глаза… И меня втянуло обратно в открытое окно.

Я опомниться не успела, как снова оказалась в библиотеке — растрепанная, ошеломленная, задыхающаяся. Стояла и смотрела в знакомые зеленые глаза его светлости герцог Алистер Вэйден, который, судя по лицу, находился в данный момент в состоянии крайнего бешенства.

Мужчина нарочито медленно оглядел меня с ног до головы, задерживаясь на помятом платье, которое, слава богу, успело уже само расправиться, на растрепанных волосах и, наверняка, раскрасневшихся от волнения щеках. Хмыкнул и, растягивая слова, насмешливо произнес:

— Госпожа Раянна Сеигир… Какая неожиданная встреча.

А потом резко схватил меня за плечи, встряхнул и, сменив тон, прорычал в прямо мне лицо:

— Ты что творишь, сумасшедшая? Разбиться захотела?

— Пустите, — я дернулась, сбрасывая чужие руки, и упрямо добавила: — Сама бы удержалась.

У Алистера желваки заходили на скулах. Я отступила на шаг, и от этого движения пояс, который и так уже практически развязался, скользнул вниз — к моим ногам. Я едва успела подхватить конверт и спрятать его за спину.

Вэйден явно заметил мой жест, но никак его не прокомментировал. Лишь чуть приподнял брови. Издевательски так. Демонстративно.

Да что же это такое!

Первоначальный шок прошел, и на смену растерянности пришла злость. Как всегда бывало, когда кто-то бесцеремонно вмешивался в мои планы и менял их, даже не спросив, нужно ли мне это. Но ссориться с главой тайной канцелярии не хотелось, тем более, сейчас, когда меня, можно сказать, застигли на месте преступления, с уликой за спиной. Поэтому я выдохнула, свободной рукой расправила платье, пригладила волосы и, вспомнив о хороших манерах, максимально вежливо произнесла:

— Добрый день, ваша светлость. Спасибо за помощь.

— Надо же, — красиво очерченные губы изогнулись в улыбке, больше похожей на усмешку. — Вы, оказывается, не только дерзить умеете, но и благодарить тоже.

В душе опять вспыхнуло раздражение. Умеет же он одним словом, жестом, взглядом все испортить. Не удивительно, что этот мужчина всегда вызывает у меня лишь самые негативные чувства.

— Я много чего умею, — произнесла максимально ровно и нейтрально, и тут же получила в ответ:

— О да, я заметил, вы просто кладезь самых разнообразных талантов. И где же вы их приобрели, позвольте полюбопытствовать?

Герцог явно меня провоцировал, но поддаваться на его игру я не собиралась, особенно, с учетом создавшейся ситуации. Даже спрашивать не стану, что он имеет в виду.

— Я состою в независимой гильдии розыскников.

Вот так. Дальше пусть сам додумывает, что пожелает.

— Хм… — глава тайной королевской канцелярии скрестил на груди руки и неторопливо, наслаждаясь каждым словом, перечислил: — Проникнуть в дом под чужим именем, залезть в личную библиотеку хозяина, не имея на то разрешения, а потом уйти оттуда через окно, по карнизу… Значит, этому гильдия теперь своих новичков учит? Не знал.

И я… Я не выдержала.

— Вы следили за мной? — вырвалось прежде, чем я успела осознать, что говорю, и остановиться.

Уголки губ Алистера чуть заметно дернулись, ехидство на лице сменилось недоумением, а потом он неожиданно мягко рассмеялся:

— Нет, госпожа Сеигир, я не следил за вами и уж тем более, не запирал. Предупреждаю на тот случай, если вы решите и в этом меня обвинить. Вы мне любопытны, не скрою — интуит в наше время большая редкость. Я внимательно наблюдаю за вашими успехами. Но у меня много других забот, и нет ни малейшего желания бросать все и гоняться за вами по королевству. Что бы вы там о себе ни возомнили. Я приехал в имение... хм... по своим делам, и уже тут Гхареш почувствовал ваше присутствие. Среди гостей и сопровождающих их лиц вашего имени не было, что еще больше подогрело мой интерес, и я приказал Тени разыскать вас. Представляете мое удивление, когда Гхареш вдруг доложил, что в данный момент вы находитесь в библиотеке и собираетесь покинуть ее крайне оригинальным способом: через окно третьего этажа. Мне пришлось прервать важный разговор, чтобы полюбоваться на это незабываемое зрелище и поймать вас, практически, в полете.

Алистер на мгновение замолчал, а потом насмешливые огоньки в его глазах разом потухли, и он произнес уже совсем по-другому — отрывисто и резко:

— Кто вас запер?

— Не знаю...

Я и правда не знала, а подозрения... их, в любом случае, ничем не подтвердишь. Да и нельзя Вейдэну о библиотекаре рассказывать, придется заказчика сдавать.

— Тогда спрошу по-другому, — тон Алистера стал еще суше. — Что вы здесь делаете и что за конверт держите за спиной?

Надо же, даже конверт разглядел. Впрочем, я в этом почти не сомневалась.

— Ну… — поторопили меня. — Что у вас там?

Я угрюмо молчала, но когда герцог потянулся в мою сторону, словно собираясь проверить, что же я там все-таки прячу, покрепче вцепилась в бумаги и настороженно попятилась.

— Даже так?..

Мужчина стремительно шагнул вперед, взял меня за подбородок и приподнял его вверх, не позволяя ни уклониться, ни отвернуться. Чуть нагнулся, пристально всматриваясь в мое лицо.

— А вы понимаете, милая госпожа Сеигир, — шепнул он вкрадчиво, — что я могу и настоять? Даже забрать силой, если на то пошло. М-м-м?

— Понимаю, — ответила я максимально честно. — Еще как понимаю… Но, надеюсь, до этого не дойдет.

Алистер молчал, не отводя от меня взгляда.

Было страшно, очень страшно, но я все-таки нашла в себе силы, чтобы пояснить:

— Да, я появилась в доме под чужим именем и нахожусь в библиотеке без разрешения ее владельца. Но мои действия не направлены против графа Беина, его чести, достоинства, репутации, благосостояния его семьи, жизни и здоровья родных и близких. Я не причинила никакого ущерба хозяину имения и ничего, принадлежащего ему, не взяла. Мое дело вообще с ним не связано. Клянусь Солнцеликим.

Несколько мгновений ничего не происходило, а потом меня окутала белоснежная дымка, подтверждая правдивость сказанного. Я выдохнула и уже более спокойно добавила:

— Если с точки зрения главы тайной канцелярии его величества я нарушила закон, что ж... Вы вправе передать меня графу… даже арестовать, но рассказать вам о своем задании я не могу. Тем более, отдать пакет. Вы знаете правила. Все вопросы к главе гильдии.

На лице Вэйдена мелькнуло странное, нечитаемое выражение, он нагнулся еще ниже, и я замерла, завороженная золотистыми искрами, что жарко вспыхивали в глубине его глаз.

Некоторое время мы, не отрываясь, смотрели друг на друга, затем Алистер резко выпрямился, отпустил мой подбородок и отступил.

— Значит, то что вы держите в руках, Беину не принадлежит? — задумчиво повторил он. — И к его семье, как выяснилось, эта вещь отношения не имеет. Гости? Нет. Слуги? Вряд ли. Они, скорее, устроили бы тайник в служебных помещениях, на кухне или в конюшне. Остается библиотекарь. Кроме него, некому…

Герцог больше не хватал меня, не тряс, не пытался отнять конверт, он даже не смотрел в мою сторону. Стоял, небрежно заложив руки за спину, и рассуждал вслух — спокойно, неторопливо. Создавалось впечатление, что обо мне вообще вот так вот взяли — и забыли. Обманчивое впечатление. Поэтому расслабляться я не спешила.

— Что он здесь прятал?.. Документы? Скорее всего... Бумаги, которые не могут навредить ни графу, ни его близким, но очень нужны кому-то другому. И этот «кто-то» обратился к гильдии за содействием... Хм... Это компромат, но не на графа, — Алистер молниеносно развернулся ко мне. — Верно?

Ну вот, я же говорила, что успокаиваться рано.

Не представляю, что Вэйден прочитал по моему лицу, но улыбнулся он просто ослепительно. И удовлетворенно.

— Так и есть. Что же за бумаги попали в руки этому ничтожеству? Случайно он ничего не мог раздобыть, слишком мелок, незначителен. А вот на службе....

Герцог походил сейчас на гончую, увидевшую желанную цель — глаза блестят, ноздри хищно раздуваются. Можно даже не сомневаться, он не отступит, пока не настигнет добычу. Мне оставалось только удивляться, как быстро и четко Вэйден взял нужный след.

— Помнится, этот скользкий тип работал одно время у лорда Фаиста, видимо, ему удалось раздобыть нечто, компрометирующее лорда-хранителя. — Алистер поймал мой взгляд. Прищурился. — Я прав?

Почти. Но подтверждать это я не спешила, рассказывать об Элне и ее неудавшейся любви тоже. Поэтому ограничилась тем, что вяло и неопределенно пожала плечами. Но Вэйдену моего согласия не требовалось, он не сомневался в своих выводах.

— Фаист с Беином терпеть друг друга не могут, договариваться к графу лорд-хранитель не пойдет. Все равно бесполезно. Ко мне он не обратится, потому что боится огласки и не желает быть обязанным. Остается Лоттер. Кстати, с Герберта и клятву о неразглашении взять проще, — уверенно закончил герцог.

Помолчал, смерил меня еще одним внимательным взглядом и... усмехнулся. Предвкушающе. Победно. И как-то мне сразу не понравилась эта усмешка.

— Что ж, госпожа Сеигир, пожалуй, я ничего не скажу графу, не стану забирать конверт, отпущу вас и даже помогу выбраться из имения. Не только живой, но и невредимой, — придвинувшись ко мне, вкрадчиво сообщил он. — Сами понимаете, тот, кто вас запер, планирует сюда вернуться, причем, в самое ближайшее время.

У меня от этой почти интимной доверительности в тоне главы тайной канцелярии чуть волосы дыбом не встали. В горле так уж точно сразу пересохло, и кончики пальцев похолодели. Что он еще задумал?

— А взамен? — каркнула я. И не узнала своего голоса, очень уж хрипло он звучал. — От меня ведь наверняка что-то потребуется взамен.

— Умная девочка, — похвалил Вэйден. — Безусловно, я жду ответной услуги. Совсем небольшой. Вы, используя свои способности, найдете одного нужного мне человека... Женщину.

И тут мне окончательно стало плохо. Не надо быть провидцем, оракулом или интуитом, чтобы догадаться: Алистер с моей помощью собирается искать меня саму.

Черт побери!

Нет, я, конечно, могу ошибаться... Дай бог, чтобы ошибалась, но, боюсь, мне вряд ли настолько повезет. Боги этого мира точно не на моей стороне — причем, все до единого.

— Гхм... — откашлялась я, потому что голос окончательно мне изменил. — У моего дара есть определенные ограничения. Трудно сказать, как все обернется в дальше, я ведь только учусь, но пока... Мне необходим предмет, принадлежащий разыскиваемому. А еще нужно задать направление поиска, и лучше всего, чтобы человек, которого я ищу, находился не очень далеко. На другом конце страны я при всем своем желании никого обнаружить не смогу.

— Знаю, — нетерпеливо перебил Алистер. — Я читал ваше досье.

— Ну вот. У вас есть вещи этой... женщины?

Спросила, а внутри все замерло. Насколько помню, я в том странном храме ничего не теряла и не забывала, но мало ли что.

— Нет, — поморщился герцог, и я с трудом сдержала облегченный вздох.

Зря радовалась. Следующая фраза снова меня напрягла.

— Но я найду, обязательно найду. И отведу вас туда, где мы с ней виделись последний раз. Меня устроит любая информация, малейшая зацепка... Ну что, согласны?

Я колебалась, не зная, на что решиться. Отказаться? Подозрительно. Принять предложение? Опасно.

— Готов пообещать именем Солнцеликого, что лично вам эти поиски ничем не грозят, — начал Алистер, неправильно расценив мое молчание.

Этого еще не хватало.

— Не стоит, — быстро замотала я головой.

Грозят, еще как грозят. И если он сейчас поклянется, это будет катастрофой. Боги не примут подобную клятву, и герцог, как минимум, задумается, а как максимум... Страшно даже предположить, к каким выводам он придет.

Оставалось только одно:

— Если поможете мне выбраться и позволите унести с собой бумаги, то я... Я согласна.

Господи! Во что же я опять вляпалась?

Мысли кружили беспорядочным вихрем, сменяя одна другую, сердце билось неровно и часто.

Если Алистер не сумеет раздобыть вещи «разыскиваемой женщины», поиски можно тянуть бесконечно долго, причем на вполне законных основаниях.

Но вдруг он все-таки отыщет что-нибудь? Нет, не должен. Хотя...

Платье, фату, белье я уничтожила, обувь тоже. Что у меня еще было? Я так плохо себя чувствовала в тот вечер, что все события вспоминались короткими, размытыми вспышками, стоп-кадрами... Серьги? Колье? Прочая сценическая бижутерия? Нет, я тогда их не надевала, решила, что под фатой все равно не видно.

«Цветы»... — молнией пронеслось в голове, и я похолодела.

Маленький букетик искусственного флердоранжа... Я точно сжимала его в руках, когда выходила из-за кулис, а вот у алтаря в моих ладонях ничего не было. Когда же я его выронила? Хорошо, если на Земле, а вдруг уже здесь? Но если так, почему Алистер до сих пор его не нашел? Или нашел, но намеренно это скрывает?

Мне бы туда попасть, где мы впервые с ним встретились, и все самой обыскать, а я пока даже не представляю, где то странное место находится. И вот что в такой ситуации прикажете делать?

Впрочем, долго размышлять о сюрпризах, что с завидной регулярностью преподносит судьба, мне не дали.

— Рад, что мы договорились, — улыбнулся герцог и сделал шаг, тесня меня назад.

Я отступила... Еще... И еще... Потом отступать стало некуда, разве что вжиматься спиной в стену. Алистер придвинулся практически вплотную. Остановился совсем уже неприлично близко, придержал меня за плечи и вкрадчиво промурлыкал:

— Тогда... Заключим договор, госпожа Сеигир?

Близость горячего, сильного тела. Вкус чужого дыхания на губах, свежий, с легким ароматом цитруса. Низкий, немного хрипловатый голос. Да еще этот почти интимный полумрак вокруг, которому совершенно не мешали несколько тусклых магических светлячков, ненавязчиво мерцавших где-то сбоку... Для полноты картины не хватает конфет, свечек, шампанского, разбросанных по полу розовых лепестков — и классическая сцена соблазнения готова.

Это что же, Вэйден меня сейчас смутить хочет? Привести в замешательство, сбить с толку и заставить согласиться на что угодно, лишь бы он поскорее отодвинулся? Надо же... шустрый какой. Нет, у него, наверняка, получилось бы с девушкой, воспитанной в местных традициях. А вот со мной такой фокус не пройдет. И еще... в эту игру можно играть вдвоем.

Я вздернула подбородок, сама подалась навстречу, замерла в миллиметре от губ Алистера и выдохнула, понизив голос до мягкого шепота:

— Разумеется, ваша светлость. Заключим. Обязательно...

Пальцы герцога на миг еще крепче впились в мои плечи, глаза потемнели, в них мелькнуло что-то хищное, голодное. Я быстро выкрутилась из его рук, скользнула в сторону, мгновенно увеличивая между нами расстояние, и закончила уже совсем другим — бесстрастным, деловым тоном:

— Но прежде вам придется поговорить с главой гильдии и обсудить с ним условия моего найма. Без его согласия я ни за одно дело взяться не могу. Как бы ни хотела...

«А я этого категорически не хочу», — добавила мысленно.

Вот так. Пусть сначала разберется с Лоттером. Подозреваю, «шеф» так просто не сдастся.

Пару секунд в зале царило молчание, а потом Вэйден расхохотался.

— А с вами интересно, Раянна, — произнес он с какой-то веселой злостью, почти угрозой.

И не поймешь сразу, похвалил он меня или предупредил, чтобы слишком не зарывалась.

— С вами тоже не соскучишься, — пробормотала я себе под нос.

Алистер усмехнулся, и даже, кажется, собрался ответить, но вдруг насторожился, повернул голову, словно к чему-то прислушиваясь. А потом небрежным жестом потушил магические светлячки, погрузив библиотеку, и нас заодно, в чернильную темноту.

Вовремя.

За стеной, в коридоре, раздались приглушенные шаги.

Дверь осторожно приоткрылась...

Чуть шире...

И еще...

Алистер предупреждающе сжал мое плечо, но я и без этого не только не двигалась — дышала и то через раз.

Наконец, после долгой, томительной паузы в зал тихонько просочилась еле различимая во мраке фигура. Беззвучно закрыла за собой дверь и...

И тут же над входом ярко вспыхнули магические светильники, озаряя вошедшего. При этом та часть помещения, где стояли мы с Алистером, по-прежнему оставалась темной.

Несколько мгновений мы молча рассматривали друг друга. Вернее, это мы с герцогом рассматривали остолбеневшего от неожиданности мужчину. Он видел лишь наши неясные силуэты и сейчас подслеповато щурился, пытаясь угадать, кто перед ним.

Высокий кудрявый блондин с ясными, небесно-голубыми глазами. Довольно смазливый тип, из тех, что нравятся юным, неискушенным девочкам. Могу понять, что Элна в нем нашла.

— Что вы здесь делаете? — опомнился он наконец.

— А вы? — хмыкнул Алистер.

— Я?... Я здесь работаю!

А возмущения-то в голосе сколько.

— Надо же, какое совпадение. Мы тоже.

Если учесть, что Вэйден и не подумал от меня отодвинуться, его заявление прозвучало более, чем двусмысленно. И надо бы, наверное, возмутиться, а мне почему-то смешно стало. Уж очень комичная складывалась ситуация.

— Э-э-э… — ошарашено протянул блондин.

Но тут Алистер сделал шаг вперед, выходя из тени на свет, и его собеседник, побледнел, поперхнувшись звуком. Узнал, значит.

— Имя, — отрывисто бросил Вэйден. И столько властной силы прозвучало в его голосе, что мне самой на миг захотелось вытянуться по стойке смирно и признаться во всем, что я совершила в своей жизни. Начиная с похищения конфет из кухонного шкафа в трехлетнем возрасте.

— Ран Зикорк, — проблеял мужчина, подобострастно склоняя голову. — Я...

— Должность, — последовал следующий приказ.

— Библиотекарь его сиятельства графа Беина.

— Библиотекарь? Вы-то мне и нужны, — нездорово обрадовался Алистер, и бледность Зикорка внезапно стала отдавать зеленцой. — Я хотел бы знать, кто посмел запереть сотрудника тайной королевской канцелярии, находящегося здесь, в библиотеке, по моему распоряжению?

— Ва… вашего сотрудника?

Взгляд блондина растерянно забегал, перемещаясь с меня на герцога, а потом обратно. Он явно не ожидал такого. Да что там... Признаться, я и сама не ожидала.

— Именно. Моего, — отчеканил Вэйден и для надежности ткнул в меня пальцем, чтобы библиотекарь уж точно не обознался. — Почему я должен отвлекаться от дел, тратить свое время, открывать дверь? Считаете, что это смешно? Вы со всеми здесь так шутите? Ну, отвечайте!

Алистер виртуозно отыгрывал диктатора, и Зикорк, похоже, находился уже на грани обморока.

— Я... Не... недоразумение... — невнятно забормотал он, но Алистер и в этот раз не дослушал.

— Мне сейчас некогда. Жду завтра с утра в департаменте, там и побеседуем. Обо всем, — пообещал он почти зловеще и небрежно бросил в пространство: — Гхареш, проследи, чтобы господин библиотекарь не забыл о моем приглашении. Случайно.

Выплывшая из стены Тень заставила блондина отшатнуться, а герцог уже протягивал мне руку.

— Нам пора. Идемте. Мы и так достаточно времени здесь потеряли.

Я подняла шарф, накинула его на плечи, скрывая конверт, вложила пальцы в ладонь Вэйдена, и мы двинулись к выходу. Неторопливо, почти величественно. Как и полагается главе тайной королевской канцелярии и его сотруднику, выполнявшему маленькое, но очень ответственное поручение начальства.

Удивительно, Алистер не просто помог — он полностью отвел подозрения от меня и гильдии. Теперь Зикорк, обнаружив пропажу писем, решит, что их забрали люди Вэйдена. А с тайной канцелярией, как только что доказал ее глава, связываться и, тем более, шутить категорически не рекомендуется.

Глава 8

В Ростас-холл я вернулась следующим утром. В сопровождении Алистера. Я бы, конечно, предпочла ехать одна, но моего мнения на этот счет никто не спрашивал. Все вообще получилось как бы само собой.

Поиски конверта с письмами, попытка выбраться из запертой комнаты, встреча с Алистером, а потом и с библиотекарем... В общем, я отсутствовала гораздо дольше, чем рассчитывала. И когда, забрав нагулявшуюся, очень довольную Флору и вручив помощнику садовника еще пару серебряных, вернулась в выделенные леди Калас покои, застала там негодующую баронессу. Как она только весь дом по тревоге не подняла, разыскивая меня. Вернее, Флоресканцию. Аделла, почему-то решила, что я, пользуясь случаем, коварно похитила ее бесценную собачонку и сбежала.

Мгновенно погрустневшую Флору тут же изъяли, прижали к могучей груди, обцеловали и затискали. А затем разразились длинной, прочувственной речью, обозвав подлую компаньонку нерадивой, ленивой, безответственной и почему-то вертихвосткой. Последнее очень удивило, но переспрашивать я не стала. Тем более, мне к тому времени уже благополучно отказали от места и вполне ожидаемо оставили без рекомендаций. Хорошо хоть до утра позволили задержаться.

— Добираться, милочка, будете сами, — мстительно припечатала напоследок баронесса.

Она явно уже представляла, как я пешком поплетусь, если не в столицу, то, по крайней мере, до ближайшей деревни. В поисках какой-нибудь попутной крестьянской телеги.

Я бы, между прочим, с удовольствием пошла. Не в деревню, разумеется — к человеку Лоттера, он бы обязательно нашел экипаж. Но Алистер оказался категоричен и сразу, еще вечером, предупредил, что сам отвезет меня в Ростас-холл. Заодно и с Гербертом побеседует.

— А как же Зикорк? Вы собирались утром с ним встречаться. Даже вызвали его пораньше в департамент.

Я не сомневалась, что Вэйден не забыл о своем распоряжении, но напомнить все-таки стоило. Чем Солнцеликий не шутит, вдруг удастся переключить его с меня на библиотекаря?

— Вызвал, — невозмутимо подтвердил Алистер. — Пусть сидит и ждет. Потом сговорчивей будет.

У меня оставалась слабая надежда, что за ночь герцог передумает или займется другими, более важными делами. Даже специально встала пораньше, но Вэйден, судя по всему, поднялся вообще на рассвете. По крайней мере, в мою спальню он постучался еще до завтрака.

— Готовы? — осведомился кратко. — Замечательно. Идемте.

Подхватил мой саквояж и первым направился к выходу.

Не успели мы оказаться в коридоре, как дверь комнаты напротив отворилась, и оттуда торжественно выплыла баронесса с Флоресканцией на руках. Почтенная дама явно караулила меня, чтобы напутствовать напоследок парой прощальных гадостей. Она даже воздух уже набрала, но при виде Вэйдена настолько растерялась, что так и застыла с раскрытым ртом.

— Доброе утро, леди Калас, — склонил голову Алистер.

Уж в чем в чем, а в вежливости ему трудно было отказать.

— А-а-а… — пробормотала явно ошарашенная женщина. Взглянула на меня... на Алистера... на мой саквояж в его руке. Выражение ее лица при этом было таким недоверчиво-озабоченным, что я с трудом сдержала улыбку. — О-о-о.... да… Доброе, разумеется, доброе, ваша светлость. А вы...

— Простите, баронесса, мы спешим, — Алистер безжалостно пресек попытку завязать беседу, и подхватил меня под руку. — Дела, знаете ли...

— Дела... — почти с ужасом повторила баронесса и запнулась.

— До свидания, леди Калас, — попрощалась я. — Пока, Фло.

Собаченция горестно взвыла, заставив меня тихонько вздохнуть. Кажется, я тоже успела к ней привыкнуть.

А вот Аделла продолжала хранить скорбное молчание. Лишь когда мы с герцогом дошли почти до угла коридора, она вдруг опомнилась и как-то нервно закричала мне вслед:

— Я обязательно пришлю вам рекомендации, милоч... Раянна. Непременно пришлю. Сегодня же... Самые лучшие. Слышите?

Рекомендации мне и даром не сдались, тем более, от баронессы. Но я вдруг поймала себя на том, что иду и улыбаюсь. И что самое удивительное, тень такой же лукавой улыбки я видела сейчас и на лице Алистера.

Правда, в экипаже все веселье как рукой сняло.

Вэйден опустился на сиденье рядом, карета тронулась, я покачнулась… Мужчина тут же отреагировал: придвинулся, мягко придержал меня за локоть, и его бедро — конечно же, совершенно случайно — на мгновение прижалось к моему, даже сквозь ткань опаляя жаром.

В просторной повозке сразу вдруг стало как-то душно и неуютно. Внезапно вспомнилось, что рядом не кто-нибудь, а глава тайной королевской канцелярии, что мы с ним связаны непонятным обрядом, о котором мне так и не удалось пока толком узнать, и что нужно держаться от него как можно дальше. А в карете это, между прочим, сделать довольно проблематично.

Я даже поймала себя на том, что аккуратно сползаю по сидению в противоположную сторону, стараясь увеличить между нами расстояние.

Алистер тоже это заметил.

На его губах мелькнула тень снисходительной, понимающей улыбки, и я поспешила отвернуться, с преувеличенным вниманием вглядываясь в окно. Делая вид, что меня в данный момент больше всего на свете занимает то, что там, снаружи, происходит. А мужчина, расположившийся неподалеку и с ироничным любопытством изучающий меня, ни капельки не интересует. От слова «совсем».

Некоторое время мы ехали в тишине. Тягостной такой, как мне казалось. Недоброй. Потом завязалась беседа, но лучше бы мы продолжали молчать, честное слово.

Нет, с виду все выглядело вполне невинно. Неторопливый разговор двух попутчиков — исключительно для того, чтобы скрасить долгую дорогу. Меня спрашивали о том, что больше всего понравилось в столице, чем я любила заниматься дома, когда еще жила вместе с дедом, была ли уже в центральном храме Солнцеликого…

И, кстати, а когда случилась та самая гроза, после которой пробудился мой дар? Как он вообще впервые проявился?

Легкие, небрежные вопросы, как бы между прочим, невзначай. Простое любопытство. И я даже поверила бы... возможно… если бы не взгляд Алистера — цепкий, внимательный. Слишком заинтересованный, с моей точки зрения.

Поэтому я продолжала держаться настороженно, отвечала кратко, иногда просто отшучивалась или переводила разговор на другую, более безопасную тему. Но герцог не сдавался, вновь и вновь заставляя меня напрягаться.

Когда экипаж въехал, наконец, в ворота Ростас-холла и остановился на подъездной аллее перед центральным входом, я испытала невероятное облегчение. С трудом сдержалась, чтобы не нарушить все правила приличия и не выскочить из кареты первой. К Лоттеру, уже ожидавшему нас у лестницы.

Прекрасно. Значит, его человек, с которым я успела переговорить вчера вечером, успел предупредить Герберта и о том, что случилось, и о предполагаемом визите Вэйдена. Как я и надеялась.

— Алистер… — Лоттер перевел взгляд с меня на герцога и коротко кивнул. Он даже особо не скрывал, что не очень рад видеть гостя. — Чему обязан?

— Да вот, проезжал мимо, вспомнил, что мы давно не виделись, и подумал, а не навестить ли мне старого друга? — насмешливо сверкнул глазами Алистер, словно не замечая сухого тона хозяина особняка. И многозначительно добавил: — Посидим... Побеседуем.

— В моем доме всегда рады... друзьям, — мгновенно откликнулся Герберт, делая ударение на последнем слове. И тоже вкладывая в свою фразу особый, только этим двоим понятный смысл. Интересно, что все-таки между ними произошло? — И посидим, и побеседуем, но сначала я поговорю с Раянной.. Дела прежде всего, сам понимаешь.

— Разумеется. Я подожду. Ваш уже-не-новый сотрудник полностью в твоем распоряжении. Не буду мешать.

Алистер выразительно подмигнул, и мне мгновенно захотелось кинуть в него чем-нибудь. Желательно тяжелым.

Мы с Гербертом отошли чуть в сторону, я в нескольких словах сообщила, что произошло, и передала, наконец, злосчастный конверт.

— Хорошо, Раянна, — подвел итог Лоттер. — Я все понял. Отдыхай. Когда я освобожусь...

Закончить он не успел.

— Янна, — зазвенел над парком высокий детский голос, — Янна-а-а.

Я развернулась и, на секунду забыв обо всем, протянула руки навстречу бегущей по аллее Мисти.

В последнее время мы стали чаще видеться с девочкой. Поначалу она дичилась и была не очень разговорчивой, но потом заметно переменилась и теперь встречала меня с радостью.

— Ты вернулась, — выпалила она, влетая в мои объятия. — Я ждала.

— Вернулась, — подтвердила я. — И привезла тебе новую сказку.

— Правда?

— Честно-честно.

Мисти сжала мои ладони, тряхнула головой, собираясь что-то сказать отцу, и… наконец, заметила Вэйдена.

Оживление на ее лице мгновенно сменилось настороженностью.

— Здравствуйте, — опасливо прошептала она.

— Добрый день, юная леди.

Алистер склонился, изображая светский поклон, шагнул к нам, коснулся пальчиков девочки, и теплая улыбка на его губах мгновенно увяла.

Он выпрямился, развернулся и уставился на Лоттера.

Повисло напряженное молчание.

— Госпожа Илам, — произнес Герберт, обращаясь к подошедшей няне, но при этом по-прежнему не сводя глаз с Алистера. — Кажется, Мисти пора обедать… Не так ли?

— Но папочка...

— Иди, дорогая. У меня дела. Я загляну к тебе, как только освобожусь.

— А Раянна?

— И она тоже.

Девочку увели, а Герберт с Алистером все стояли и смотрели друг на друга. И лишь когда Мисти с няней скрылись за поворотом аллеи, герцог выдохнул и резко вскинул голову:

— Берти, что случилось? Что, Гхирх побери, произошло с твоей дочерью? И почему я ничего об этом не знаю?

Пауза.

Лоттер молчал, впившись в Алистера тяжелым взглядом.

— Я не чувствую ее магию. Совсем, — Вэйден не собирался сдаваться. — Девочка пуста. Ни единой искры силы, даже самой слабой, ни малейшего намека на дар. Как такое может быть? Она больна, или тут что-то другое? Ну? Отвечай же! Какого гхирха у вас творится?

И снова тишина в ответ. Пронзительная. Гнетущая.

И Алистер взорвался. Лицо его потемнело, он подался вперед, произнес напористо, яростно:

— Что бы ты ни думал, Берт, как бы ко мне ни относился, ты для меня — не посторонний человек. Судьба твоей дочери мне не безразлична. Я хочу помочь. Просто помочь.

— Спасибо, — скривился его собеседник. — Однажды уже помог. Больше, пожалуй, не стоит.

— Герберт! — сжал кулаки Вэйден, почти зеркально повторив жест Лоттера.

Эти двое сейчас были удивительно похожи. Не внешне, нет — внутренне. Одинаково упрямые, напряженные, непримиримые. Объединенные общими обидами, разногласиями, злостью и... болью, которая почти физически ощущалась в каждом из них.

— Я не уйду, даже не надейся, —Брови Алистера сдвинулись, на скулах проступили желваки. — Если для тебя это важно, можешь связать меня клятвой. Но я не уйду.

В голосе его на миг скользнули странные нотки. Если бы я раньше не общалась с этим человеком, подумала бы, что он испытывает отчаяние и вину.

Хотя...

За время нашего короткого знакомства я видела его разным — надменным, властным, сосредоточенно-деловым, язвительным, отстраненно-безразличным, — но таким, пожалуй, наблюдала впервые. С него словно слетела привычная маска, открывая иного Алистера. И его, этого нового для меня герцога, я совсем не знала.

Секунда...

Другая…

— Хорошо, — коротко бросил Лоттер, приняв какое-то решение. — Идем.

Развернулся и направился к флигелю, где находился его кабинет. Не дожидаясь ответа, не оглядываясь. Как будто был совершенно уверен, что Вэйден немедленно подчинится. Впрочем, так и случилось, герцог без возражений и лишних вопросов последовал за хозяином дома.

Ну а я осталась на месте. В том, что разговор получится, мягко говоря, не очень простым и приятным, я даже не сомневалась. И мешать не собиралась.

Как только мужчины скрылись из виду, сзади раздались легкие шаги.

— Давно пора, — произнесла Нила, останавливаясь за моей спиной.

Экономка Герберта обладала уникальной способностью появляться в нужный момент, материализуясь буквально из ниоткуда. Я даже некоторое время полагала, что это у нее дар такой, но нет — ничем кроме бытовой магии, причем на самом скромном уровне, эта женщина не владела.

— Я с самого начала твердила: надо все рассказать Вэйдену. Да разве меня кто послушает?

А вот сейчас она точно лукавила. Я давно имела возможность убедиться: уж если Лоттер к кому и прислушивался, то именно к своей экономке, которая служила в доме ни один десяток лет, кажется, с рождения самого Герберта.

— Ничего не надо говорить... этому, — дерево справа от меня раскололось узкой вертикальной трещиной, выпуская насупленного Брыга, и тут же снова приняло прежний вид.

В отличие от Гхареша, обычно появлявшегося из-под земли или из пола, помощник Лоттера предпочитал передвигаться минипорталами и использовать предметы мебели — чаще всего шкафы, а если их не было, то те же деревья.

— Он чужой, не друг, — закончил дух, присоединяясь к нам.

— Это Гхареш тебе не друг, — пожала плечами Нила. — Вот ты и злишься. Опять, небось, носился вокруг дома, периметр опечатывал? Все силы потратил, но не пустил своего недруга в Ростас-холл, да?

— Никогда его лапа не коснется моей территории, — Брыг покосился в сторону ворот и торжествующе оскалился. — Пусть там ждет, а сюда даже не пытается пролезть.

— Ну вот, что я говорила, — хмыкнула экономка.

Некоторое время мы молча смотрели на флигель, где скрылись Герберт с Алистером. А потом я задала вопрос, который, в принципе, давно меня интересовал:

— А почему герцогу не рассказали, что Мисти похитили, и она потеряла магию? Что бы их ни разделяло в прошлом, Вэйден все же глава тайной канцелярии. Его помощь точно пригодилась бы.

— Герберт ему не доверяет. Он вообще мало кому доверяет в этом мире, и Вэйден не входит в избранный круг, — помрачнела Нила.

Это мне было известно, но...

— Но ведь даже я...

— Ты своя, хоть и видящая, — пояснил Брыг. Задумался на мгновение и закончил: — А с другой стороны, хоть ты и своя, но все же видящая. Я бы на месте хозяина тебе тоже не доверял.

Наши отношения немного потеплели с первой встречи, но дух Изнанки так до сих пор и не определился, как же ко мне относиться: принять или продолжать подозревать в гнусном коварстве, кознях и обмане.

— Ты с самого начала оказалась замешана в эту историю. С тебя сразу взяли клятву, — объяснение Нилы звучало более логично и убедительно. — А еще Герберт надеется с твоей помощью найти мерзавца, который сотворил все это с нашей девочкой. Посторонних он впутывать не желает. А Вэйден для него посторонний... с некоторых пор.

— И правильно, — сердито засопел Брыг.

— Нет, неправильно. Алистер всегда был его другом, и остается им. Жаль, хозяин этого не видит.

— Что между ними все-таки произошло? — остановила я начинающуюся перепалку. Да и выяснить причину ссоры старых друзей, что уж скрывать, хотелось.

Брыг с Нилой с сомнением уставились на меня.

— Особой тайны в этом нет, — протянула экономка.

— Она своя… хоть и порченная, — добавил дух.

— А еще я клятву давала, — напомнила собственно я.

— Ладно, — махнула рукой Нила. — Особых откровений не жди. Но в самых общих чертах расскажу — то, что в принципе и так несложно выяснить. При желании. Ты же еще не обедала? Тогда идем, накормлю.

Глава 9

Перед дверью кабинета Герберт посторонился. Алистер быстро прошел вперед и, следуя приглашающему жесту, направился к одному из кресел у столика в нише.

— Анхахар…

Лоттер дождался, пока он сядет, и едва заметно махнул рукой, раскрывая защитный купол. Комнату озарила алая вспышка, и Вэйден понимающе хмыкнул. Домашним Герберта, да и его подчиненным вряд ли придет в голову подслушивать их разговор, тем более, вмешиваться. А вот Брыгу...

Мелкий дух, так неожиданно доставшийся Берту на ритуале выбора, с самого начала взялся не просто помогать, а опекать своего хозяина и постоянно совал нос в его дела, считая, что имеет на то все основания. Этих двоих вообще связывали очень странные отношения — гораздо более тесные и доверительные, чем обычно принято между Тенью Изнанки и призвавшим ее магом.

Когда по стенам, полу и потолку побежали шипящие искры, завершая активацию заклинания, Герберт достал из шкафа бутылку темного стекла, разлил по бокалам тягучую рубиновую жидкость и подвинул один из них к гостю.

Вэйден кивнул, стараясь не показывать своих эмоций. Руальское... Берт предложил ему именно руальское. Значит, не забыл, какое вино предпочитает тот, кого он когда-то называл лучшим другом. Это... вселяло надежду.

Выпили молча. Герберт не спешил начинать разговор, и Алистер его не торопил. Сделал еще один глоток, откинулся на спинку кресла — внешне расслабленно, даже чуть лениво, и обвел взглядом комнату.

Когда он последний раз заходил сюда? Год назад? Два? Нет, пожалуй, уже больше.

В те редкие дни, когда Алистер приезжал в усадьбу, Берт встречал его не в личном кабинете, а в гостиной центрального дома, подчеркивая тем самым, что беседа носит официальный характер, и он принимает не друга, а главу тайной королевской канцелярии. Со всеми надлежащими почестями.

Сознавать все это было неприятно, и Вэйден старался как можно реже наведываться в Ростас-холл, предпочитая сталкиваться с Гербертом где-нибудь  в другом месте. На нейтральной территории.

Поддевал, иронизировал, провоцировал — все, что угодно, лишь бы добиться от Лоттера хоть каких-то эмоций, разбить стену, которую старый друг воздвиг между ними. Получалось плохо, но Алистер не сдавался. Он еще помнил, что их связывало и... гхирх побери, не могло это вот так просто исчезнуть. Не могло и все.

Пальцы Вэйдена сильнее обхватили бокал, качнули его. Вино заиграло солнечными бликами, и мужчина беззвучно выдохнул, стараясь взять себя в руки, восстанавливая самоконтроль.

Герберт ничего не желал и не желает слышать, даже сейчас, через столько лет, но он все равно его переупрямит и своего добьется. Пусть Берт забыл об их взаимном обещании — главное, что Алистер помнит. Да, они были наивными, искренними и слишком юными в то дни, когда поклялись не бросать друг друга в беде. Но Вэйден собирался сдержать данное слово. Даже против воли самого Лоттера.

Горечь поднялась в душе, как всегда, когда он вспоминал о том, что произошло.

Они дружили с детства — неразлучная троица: наследник престола и два отпрыска крупнейших герцогских родов. Потом Алистер с Гербертом поступили в академию, а Тимир, как и полагается принцу, остался во дворце с личными наставниками, на домашнем обучении. Но они старались видеться как можно чаще, и все свое свободное время проводили вместе.

А за год до окончания академии Лоттер уехал с группой адептов на стажировку в Друар, небольшое королевство к югу от Аглона. И это стало началом конца.

Из Друара Берт вернулся не один — с невестой. Кармела была дивно хороша. Золотистая кожа словно светилась изнутри, в голубых глазах отражалось бескрайнее небо, а роскошные белокурые волосы короной венчали голову. Не удивительно, что Лоттер мгновенно потерял голову, добился согласия родных — своих и девушки — и даже успел обручиться.

Его не остановило даже то, что их магические потоки оказались не очень-то совместимы. По всем правилам и традициям этого мира, где дар порой значил больше, чем происхождение, Берту следовало бы выбрать другую невесту, но он не желал ничего слушать. Впрочем, если бы Алистер так сильно влюбился, его это, наверное, тоже не смутило бы.

Кармела, на первый взгляд, полностью разделяла чувства жениха. По крайней мере, ради него она уехала из своей страны и перевелась в их академию.

Поначалу все шло хорошо. Герберт сиял от радости, его юная невеста казалась трогательно-счастливой. А затем...

Нет, Алистер не был наивным глупцом, да и опыт общения с противоположным полом у него имелся — причем, немалый. Он всегда пользовался успехом у девушек. Разумеется, он сразу заметил, что нравится Кармеле. Не мог не заметить. Но сделал вид, что ни о чем не догадывается.

А как он должен был поступить? Рассказать о своих подозрениях Герберту, который по-прежнему оставался в счастливом неведении? Пожертвовать дружбой и уйти? На время прекратить общение? Сейчас он, наверное, так и сделал бы, но тогда предпочел оставить все, как есть — не замечать взглядов, улыбок, намеков девушки. В надежде, что Кармела сама все поймет.

Не поняла.

Тот день, когда Алистер получил от Кармелы записку с предложением о встрече, он теперь считал худшим в своей жизни.

И опять же, оглядываясь на то, что случилось, Вэйден понимал, что вел себя как самый настоящий идиот. Самоуверенный и самодовольный, доверчивый малолетний идиот. Сейчас он поступил бы иначе, и уж точно не стал бы общаться с невестой друга наедине, а тогда... Тогда Алистер считал, что откровенная беседа и внятные, исчерпывающие объяснения могут многое решить и обязательно образумят Кармелу. Он даже записку уничтожил, как просила девушка.

Легко играть в благородство, когда не подозреваешь, чем это для тебя, в конечном счете, обернется.

Они встретились в академическом парке, на берегу окольцованного камнем старого зеркального пруда.

Зеленые стены аккуратно подстриженного цветущего тиса, укромно расположенные беседки, ажурные мостики, густые заросли шиповника — традиционное место свиданий всех адептов академии. Алистер и сам любил водить сюда своих девушек. Только вот в этот раз он пришел не на свидание. И Кармела — невеста друга, а значит, его девушкой не станет никогда. О чем он и сказал ей. Вернее, попытался сказать, но Мелла его не слушала. То есть, не слышала.

Кажется, он не сдержался, наговорил лишнего, был чересчур резок, откровенен и прямолинеен. На миг в глазах друарки полыхнула самая настоящая ненависть, но ее быстро сменили слезы. Кармела побледнела, заморгала часто-часто, развернулась, собираясь убежать, но внезапно оступилась. Пошатнулась, охнула, неловко взмахнув руками.

Вейдэн не дал ей упасть — успел подхватить, потянул к себе, поддерживая, и...

Легкие наполнил аромат цветущей вишни, хмельной, манящий, дурманящий. Голова неожиданно закружилась, поплыла, стало трудно дышать. А потом горячие податливые губы прижались к его губам — и вдруг показалось, что в мире нет ничего сладостнее и желанней этих губ. Ничего важнее.

Алистеру понадобилась вся его воля, чтобы прекратить это безумство.

В свою комнату он вернулся, пошатываясь, как пьяный, упал на кровать и сразу уснул. А наутро Герберт ворвался к нему в спальню и обвинил в том, что он приставал к его невесте.

Кармела пришла к жениху на рассвете и, рыдая, призналась «во всем». Нет, она не отрицала, что сама пригласила Алистера. Дескать, ей показалось, что друг Лоттера ее недолюбливает, и она решила встретиться, поговорить, наладить отношения. И вот там, у пруда, когда она уже собиралась уходить, Вэйден, по словам девушки, внезапно схватил ее и начал целовать. «Бедняжке» лишь чудом удалось вырваться и убежать.

Герберт вызвал Алистера на дуэль, но тот не принял вызова. Снова и снова он пытался объясниться — бесполезно. Лоттер верил только Кармеле, тем более, что она призвала в свидетели богов, и те, как ни странно, подтвердили правдивость ее слов.

Хотя нет, пару вопросов Герберт все-таки задал:

— Поцелуй был?

— Да, — честно ответил Вэйден.

— Ты первый поцеловал ее?

— Не помню…

Алистер, действительно, помнил случившееся очень смутно — и тогда, и теперь, по прошествии времени. Он даже проверил, нет ли на нем приворота или каких-то других чар, уж очень странно выглядела его внезапно вспыхнувшая страсть, но аура была абсолютно чистой. Ни одного наведенного заклинания, даже самой маленькой порчи или безобидного заклятия первого уровня — и тех не наблюдалось.

И лишь позже, через много лет, расследуя запутанное дело, в котором оказался замешан южанин, соотечественник Кармелы, он узнал о существовании одного редкого и очень хитрого контактного яда. Ослабляющего волю, туманящего разум и мгновенно разжигающего вожделение. Яд этот передавался при поцелуе, причем на самого «носителя» он мог и не действовать, если тот заранее озаботился принять противоядие.

Но все это выяснилось гораздо позже, когда Лоттер был уже вдовцом, и снова ворошить прошлое и тревожить память матери Мисти не имело смысла. А тогда, после встречи в парке и злосчастного поцелуя, Алистер совершенно не представлял, как оправдаться перед другом. Чем объяснить свое поведение.

Впрочем, Герберт больше ни о чем и не спрашивал, он вообще перестал разговаривать с Вэйденом. Да и с Тимиром, который встал на сторону Алистера и настаивал, чтобы друзья обязательно поговорили, Лоттер теперь старался встречаться лишь по необходимости.

Кармела, в свою очередь, будто забыла о Вэйдене, снова перенеся все свое внимание на жениха. Превратилась в прежнюю ласковую, подчеркнуто внимательную и заботливую невесту. Куда только подевалась ее пламенное, всепоглощающее чувство к Алистеру, о котором она совсем недавно так настойчиво твердила? А может, вся ее так называемая «любовь» случилась из-за того, что девушка просто решила заполучить более выгодного мужа? С Лоттером Кармела герцогиней никогда бы не стала, он был всего лишь третьим сыном, а вот Алистер — первым и единственным наследником титула.

Свадьба состоялась сразу после выпуска. Счастливый Герберт вежливо, но непреклонно отказался от предложенной Тимиром придворной должности и ушел в департамент военной разведки. А Вэйден поступил на службу в тайную канцелярию, быстро продвигаясь по карьерной лестнице. Талантливый маг, наследник герцогского титула, красивый, богатый, успешный... Его считали баловнем судьбы, мужчины искали его дружбы, дамы — внимания.

Только вот Алистер женщинам больше не верил. Абсолютно. Теперь он знал им цену. Охотно делил с ними постель, а вот в сердце пускать не торопился.

Рождение Мисти еще сильнее отдалило Герберта от прежних друзей. Ребенок появился на свет со спящим даром — так иногда случалось, если энергии родителей конфликтовали.

Потенциал у девочки был, и немалый. Магия в ней ощущалась с первого дня, но пробудить силу, дремлющую в ее крови, не удалось ни самой Мисти, ни многочисленным целителям и учителям. Никто даже не брался предсказать, как в последствии будут развиваться ее способности. Наставники разводили руками и объясняли, что проблемный дар, судя по всему, еще сам не определился с выбором стихии, и направления.

Лоттер, разумеется, сразу же уведомил совет магов о том, что происходит с его дочерью — как и полагается в подобных случаях. Но на этом все. Магов-наставников и домашних учителей для дочери он подбирал сам, отыскивая лучших из лучших и не жалея денег. А на письмо Алистера сдержанно и прохладно-церемонно ответил, что благодарит, но в посторонней помощи не нуждается. Сам справится.

Тимир, когда речь заходила о Герберте, только пожимал плечами или хлопал Вэйдена по плечу.

— Это его решение и его жизнь, Ал. Он выбрал. Женщину. Семью. Судьбу. И если ведет себя, как упертый болван, то ты ничего не сможешь с этим сделать. Никто не сможет. Даже я.

Его выбор...

Что ж, когда они изредка сталкивались, Лоттер, действительно, производил впечатление довольного жизнью человека. Во всех отношениях. На коронацию Тимира — куда он был официально приглашен вместе с отцом, братьями и их близкими — Герберт явился в сопровождении Кармелы. И эти двое так улыбались друг другу, обменивались такими выразительными взглядами, что ни у кого не осталось ни малейших сомнений: между ними нет разногласий, ссор, недопонимания. В их семье все в полном порядке, и Берт, на самом деле, счастлив.

С Вэйденом леди Лоттер тогда лишь сухо раскланялась. Проронила несколько положенных по этикету, ничего не значащих слов и тут же поспешила отойти. Тем удивительней было, когда через месяц она неожиданно пришла в тайную канцелярию. К ее новому главе — Алистеру Вэйдену.

— Понимаю, лорд Вэйден, это нелепо звучит, но я... Меня уже несколько дней преследует какой-то мужчина...

Кармела обращалась к хозяину кабинета на «вы», по титулу и вообще не поднимала взгляда, с преувеличенным вниманием изучая свои пальцы, которые нервно мяли перчатки. Так, словно это было сейчас самым важным занятием на свете.

— Где бы я ни находилась, постоянно встречаю этого человека. А вчера вечером заметила его в нашем саду. Нет, он ничего не делал, просто стоял и наблюдал за окнами моей спальни. Это было ужасно.

Голос женщины болезненно дрогнул.

— А что говорит Герберт?

— Он ничего не знает. Неделю назад муж уехал с инспекцией в один из пограничных гарнизонов. Я не хочу отрывать его от дел и понапрасну тревожить, тем более, ничего ведь пока не случилось. Этот человек... он только ходит и смотрит. У меня есть охрана — личная, и в доме тоже. Но они ничего подозрительного не заметили. И, кажется, мне не верят...

Кармела совсем сникла. А потом внезапно вскинула голову, и впервые взглянула прямо на собеседника.

— Ты тоже считаешь, что я сошла с ума, да? Но я… я боюсь и не представляю, что делать. К кому обратиться, — отбросив церемонную учтивость, зашептала она торопливо, лихорадочно. — Вы ведь были когда-то друзьями... Помоги мне, Алистер. Умоляю!

Что Вэйден думал по поводу жены друга, кем ее считал и как к ней относился, он оставил при себе, но помог. Естественно, помог.

Послал своих людей охранять особняк, велел магам наложить защитные заклинания, а Кармеле — ни в коем случае не покидать дом и... сразу же отправил вестника Герберту. Прежних ошибок он не собирался больше допускать. Завтра Берт получит его письмо, а пока пусть его жена посидит взаперти, под надзором На всякий случай.

Аналитики уже работали с описанием внешности незнакомца и прочими сведениями, полученными от леди Лоттер, изучали все детали. Оперативники расспрашивали осведомителей.

Единственное, что Алистер отказался сделать — ночевать в особняке Лоттеров. Хотя Мелла настоятельно просила его об этом, уверяя, что так она будет чувствовать себя намного спокойнее и увереннее.

А ночью Кармела исчезла. Воспользовалась тайным ходом, о котором забыла предупредить Алистера, выбралась за пределы дома и пропала. Или ее насильно вывели, что тоже не исключено. Вечером следующего дня ее накидку — порванную, окровавленную нашли в предместье, на берегу реки.

На вернувшегося Герберта было страшно смотреть. Нет, он не упрекал Вэйдена, ни в чем его не обвинял, но его взгляд говорил сам за себя.

Кармелу, вернее, то, что от нее осталось, обнаружили через неделю, женщину унесло вниз по течению. Тело, обезображенное до неузнаваемости, опознали только по ауре.

После похорон Герберт подал прошение об отставке и ушел из военного ведомства к «серым», а поскольку по закону высший аристократ, не мог заниматься частным сыском — отказался от титула и превратился в «господина Лоттера». Потом забрал дочь и уехал из столицы. Назад он вернулся уже главой независимой гильдии розыскников. Официальным конкурентом Вэйдена — что не переставал постоянно подчеркивать…

Скрипнуло кресло, отвлекая Алистера от его мыслей.

— Значит, хочешь мне помочь?

Герберт опустил бокал на стол и, подавшись вперед, уперся тяжелым взглядом в собеседника.

— Если так же, как помог Кармеле, то, пожалуй, лучше не надо.

Алистер промолчал, лишь крепко сжал кулаки. Он понимал, почему Берт ему не доверяет. Понимал, поэтому сдерживался, пусть и из последних сил.

— Хорошо, — усмехнулся Лоттер. — Расскажу, что случилось, и даже клятвы не потребую. Я... Верю, что ты будешь молчать.



Верит... 


Алистер сглотнул внезапно подкативший к горлу плотный колючий комок. Услышать подобное признание от бывшего друга он никак не ожидал.


Герберт на миг прикрыл веки, а потом заговорил — четко, безэмоционально, словно сознательно отстранялся от того, что произошло. Просто излагал факты.


— Мисти похитили, когда она гуляла в парке. С ней была няня... нет, не та, которую ты видел — ее помощница, и один из охранников. Няню нашли чуть позже, недалеко от места прогулки... Мертвую. Охранник исчез.


Гхирх побери!


Алистер ожидал чего угодно: болезни, проклятия, специально наведенных запретных чар, но только не этого. Ему понадобилось все его самообладание, чтобы не выдать себя ни жестом, ни звуком. Нельзя сейчас перебивать Лоттера. Никак нельзя.


— Он состоял в гильдии около четырех лет. Опытный, испытанный в делах мастер… Проклятие, Алистер! Я лично проверял его, и не раз, прежде, чем доверить дочь. Не хочу думать о предательстве, но факты упрямая вещь. Слишком уж хорошо, четко все спланировано.


Герберт выпрямился, глаза его яростно сверкнули.


— Я надеялся на Брыга. Он — моя Тень и связан с дочерью через мою кровь. Но Брыг почти не чувствовал Мисти.


А вот это паршиво. Нет, это очень паршиво. Отсечь Тень от связанной по крови? Если и существовали такие умельцы, Вэйден с ними точно не был знаком.

— Он с огромным трудом взял след, — продолжал тем временем Герберт. — Выложился полностью, почти развоплотился, но все же привел меня на танемские болота и там... связующая нить окончательно исчезла. Просто растаяла, и все. Я даже подумал тогда... на мгновение... что моей девочки больше нет. Чуть с ума не сошел. Решил: обыщу там все, землю переверну, но не уйду, пока хоть что-то не обнаружу. Мы с Брыгом метались из стороны в сторону, теряя, как потом выяснилось, драгоценное время.

— Это тогда ты наследил в разрушенной часовне Ираты?

— Да.

— А о каком информаторе шла речь? Кому ты там помогал?

— Один из моих людей… пострадал. Пришлось оставить его в подвале той самой часовни, а потом за ним вернуться, тогда не до него было... В общем, неважно. То, что с ним случилось, не имеет никакого отношения к похищению моей дочери, — нетерпеливо отмахнулся Лоттер. — Главное, мы все же нашли Мисти — в полузатопленной яме, и вода постоянно прибывала. К сожалению, дочь не смогла рассказать ни о похитителях, ни о том, что случилось. Она ничего не помнит. Совсем. Последнее воспоминание о том, как бежит по дорожке парка, затем — провал. Физически она почти не пострадала, а вот магически... Ее полностью опустошили. Выпили до дна.

— Что? — как Алистер ни старался, не смог сдержать недоумения. — Но это же...

— Невозможно, да. Я знаю. Дар отдают добровольно и лишь тому, кто владеет похожей магией. Но Мисти ничего никому не передавала. Она несовершеннолетняя, я ее единственный опекун, и без моего согласия ничего не получилось бы. И дар у нее спящий, его, даже при желании, нельзя передать. Я все это знаю. И, тем не менее, мою дочь лишили силы. А я опять не могу найти того, кто это сделал... Как тогда, когда погибла Кармела. — Герберт помрачнел еще больше, устало провел ладонью по лицу. — Ничего, теперь у меня есть Яна.

— Яна? — вскинул голову Алистер.

— Раянна. Она тогда... была со мной. Первый раз участвовала в расследовании. И именно она подсказала, где нужно искать. Увидела. Если бы не она, мы бы опоздали...

Опять эта девчонка…

Вэйден хмыкнул, удивляясь собственной реакции. Стоило Берту упомянуть это имя, и герцога как волной накрыло противоречивыми эмоциями. Жгучий интерес, желание узнать о девушке как можно больше, охотничий азарт, предвкушение, а еще раздражение... Странное раздражение от того, что Лоттер почему-то имеет право называть девчонку вот так — запросто, по-домашнему нелепо.

Яна. Надо же…

И вообще, какого гхирха он улыбался, когда говорил об этой колючке?

Колючка. Именно. Вот ее настоящее имя, а вовсе не Раянна*.

— Повезло тебе с новым сотрудником.

Как Алистер ни старался, насмешливое недовольство полностью скрыть не удалось. Оно эхом проскользнуло в тоне, и Герберт приподнял брови.

— Да, — не стал он спорить. — Повезло. Ты сам видел, как она работает. Я очень рад, что Раянна в моей гильдии. Со мной. У нее потенциал высшего интуита. Пока он полностью не раскрыт, но девочка быстро учится и способна на многое. Настоящее сокровище. С ее помощью я обязательно выйду на след похитителей дочери…

Лоттер запнулся, а потом добавил глухо:

— И, наконец, найду того, кто убил мою жену. Рано или поздно, но найду.

Вэйден вдруг поймал себя на мысли, что сам бы с удовольствием прикарманил это сокровище и тщательно, без спешки проверил ее... потенциал.

Неуместная мысль мелькнула и пропала. Сейчас важно другое: Мисти лишилась магии. Как? Пока совершенно непонятно. А где-то бродит тот или те, кому удалось все это совершить.

Упрекать Лоттера в молчании и сокрытии важной информации он не стал. Лишь спросил коротко и прямо:

— Берт, ты примешь мою помощь?

Два взгляда схлестнулись в молчаливом поединке, намертво прикипели друг к другу — через обиды и непонимание, через бездну, что разделяла теперь друзей. А потом хозяин Ростас-холла кивнул отрывисто, и Алистер не смог сдержать облегченного вздоха.

— Тогда давай еще раз пройдемся по деталям, — произнес он быстро и нарочито деловито, — Я передам аналитикам необходимую информацию. И пошлю оперативников туда, где прятали Мисти. Вдруг они обнаружат какие-то зацепки? Работать будет только моя личная группа, они связаны соответствующей клятвой, так что никто ничего не узнает.

— Мне должны сообщать обо всем, что предпринимается.

Алистер лишь прикрыл глаза, принимая условие, а потом добавил:

— Берт, у меня есть небольшая просьба. Она касается твоей Раянны.

Сказал и поморщился — неожиданно для него самого, ему не понравилось, как прозвучало это «твоей Раянны»...

Ушел Вэйден спустя несколько часов. Предстояло многое сделать, особенно с учетом того, что сегодня стало известно.

Если магию можно так легко отнять, это многое меняет...

И Брыг потерял след, хотя он связан с Мисти через Берта и должен чувствовать девочку всегда...

Помнится, то же самое случилось, когда пропала Кармела. Тогда дух тоже долго не мог найти жену хозяина...

Мысли крутились в голове, сменяя друг друга. Но где-то там, глубоко-глубоко внутри, была еще одна, не имеющая никакого отношения к этому делу.

Раянна...

Кстати, Герберт не против их сотрудничества. В свободное, как он выразился, от заданий гильдии время. Даже вопросов лишних задавать не стал, удовлетворился объяснением, что герцогу необходимо найти одного очень важного лично для него человека.

А это значит, что они с Колючкой очень скоро встретятся. Да, непременно встретятся. Если потребуется, Алистер даже готов нанять девушку и заключить договор о найме по всем правилам ее гильдии.

Глава 10

— Дурук!

— От дурука слышу..

— Сроныг крийх-с-с-с…

— Ар-р-р-р…

— Вхсш-ш-ш…

Злобное шипение, рычание и не очень понятные, но явно оскорбительные ругательства, раздававшиеся неподалеку, отвлекали, мешали сосредоточиться. А у меня, между прочим, еще две главы не читаны и встреча с наставником после обеда. Он специально ради этого приедет из гильдии… И вот что я ему скажу?

— Псш-ш-ш

Бух!

Нет, это решительно невозможно. Давно бы ушла в дом, но, как назло, пообещала Мисти, что дождусь ее здесь, в парке.

Я захлопнула учебник по истории магии и возмущенно уставилась на ограду, возле которой вовсю развлекались Брыг с Гхарешем. Тени мое праведное негодование нагло проигнорировали, а, вернее, попросту не заметили. Они были заняты исключительно друг другом и упоенно мерялись...гм... то есть сражались.

И как им не надоест?

Прошло несколько дней после нашей с Алистером встречи в имении Беина и его разговора с Лоттером. Вэйден теперь приезжал в Ростас-холл почти каждый день, иногда на пару минут, чаще — на час-другой. Запирался с Гербертом в его кабинете, что-то обсуждал, а потом сразу же исчезал, чем ужасно расстраивал Нилу.

Экономка продолжала надеяться, что когда-нибудь герцог все-таки задержится на обед и даже на ужин, и это станет началом новых отношений Алистера и Берта. Женщина считала, что хорошая еда способна решить многие проблемы, разве что мертвых оживить не сможет, а примирить старых друзей — запросто.

Снова сблизить двух неразлучных когда-то приятелей было давней, заветной мечтой Нилы.

Впрочем, после того, что она мне рассказала, я прекрасно ее понимала и даже в чем-то поддерживала. Повод для разлада между мужчинами казался, на мой земной взгляд, странным и до обидного нелепым. Правда, меня сразу предупредили, что сообщают лишь официальную версию событий — то, что не является личной тайной и о чем давно шепчутся в светских гостиных.

Наверное, реальная причина выглядела все-таки более серьезной, а так…

Ну, да, ухаживали оба за одной девушкой, а она предпочла Герберта и отказала Алистеру. Бывает. Дело житейское. И даже если Вэйден в пылу страсти позволил себе лишнее и полез целоваться, влепила бы ему пощечину и ушла. Жениху-то зачем докладывать? Разве что из мести, чтобы поссорить друзей и получить хоть какое-то моральное удовлетворение.

Если поведение Кармелы я еще хоть как-то могла объяснить: обида отвергнутой женщины — страшная штука, то Герберта не понимала совсем.

Когда речь заходила о его жене, мой всегда сдержанный, рациональный, по-своему справедливый «шеф» мгновенно менялся. Куда только девались его спокойствие, рассудительность и критичность мышления? Не так уж провинился перед ним Алистер, чтобы, не раздумывая, жертвовать многолетней дружбой. Да и в смерти Кармелы Вэйден уж точно не виноват.

Я бы подумала, что на моего работодателя наложили какие-то хитрые чары, но экономка заверила, что это исключено: Лоттер постоянно носит защитные амулеты, да и маги-целители в гильдии одни из самых лучших — сразу бы заметили.

Тем не менее, сомнения оставались. Роковая красавица Кармела казалась мне очень подозрительной.

Нила с Брыгом, кстати, обсуждать жену хозяина категорически отказались.

— Она очень любила дочь. Все для нее делала, — вот единственное, чего я добилась от экономки.

Брыг поколебался и ворчливо добавил:

— Закрытая. Я ее почти не чувствовал. Поэтому и найти не мог.

В общем, мутная женщина, как по мне, и вся история, с нею связанная, туманная и неприятная какая-то.

Так что я, наверное, даже порадовалась бы, что бывшие друзья вновь начали сближаться, если бы не два «но». Больших таких и для меня очень принципиальных.

Во-первых, я теперь постоянно сталкивалась с Алистером. Он, как нарочно, все время попадался у меня на пути, умудряясь в огромном Ростас-холле выбирать те же коридоры и аллеи, что и я. А отсиживаться в комнате во время его визитов не всегда получалось.

Во-вторых, Брыг с Гхарешем своими разборками, реально мешали, а хозяева и не думали их останавливать. Отговариваясь тем, что Теням, мол, полезно тренироваться. Тем более, друг с другом.

— Бамс! — прозвучало от ограды так-то особенно громко. Торжествующе.

И вслед за этим по парку понеслось разъяренное:

— Ксарш фыштыг...

Я отложила книгу, вышла из беседки, в которой пряталась от солнца и любопытных глаз — преимущественно зеленых, разумеется, — и сделала несколько шагов вперед, пытаясь рассмотреть, что же там, за деревьями, происходит.

А посмотреть было на что. Духи разошлись вовсю, соревнуясь друг с другом и постоянно меняя внешний вид и форму. Один старался вскрыть охранный периметр, а другой столь же усердно ему мешал.

Гхареш пробовал пройти под землей — своим коронным способом — и подняться уже на территории парка… Брыг мгновенно устилал все вокруг массивными и явно зачарованными каменными плитами.

Гхареш тяжелым черным ядром взлетал над воротами… Брыг превращался в огромную «ракетку» и отбивал его назад.

Гхареш мелкими темными брызгами пытался просочиться сквозь прутья этой самой ракетки… Брыг тут же становился непробиваемым щитом.

Нконец, оба окончательно рассвирепели и начали увеличиваться в размерах, вырастая над оградой.

Ну, от фактурного Гхареша я ожидала чего-то подобного, но, оказывается, его лопоухое темнейшество тоже может выглядеть очень внушительно, если постарается. Правда, недолго.

Очень быстро духи выдохлись, сдулись и, настороженно притихли. На время.

Интересно, что они не поделили?

Нет, я знала, что Тени изнанки — индивидуалисты, не терпят конкуренции и себе подобных, но здесь похоже что то личное… Почти как у Герберта с Алистером.

Я настолько увлеклась поединком и своими мыслями, что не услышала легких, стремительных шагов за спиной, и очнулась, только когда над самым ухом прозвучало вкрадчивое:

— Подсматриваете? М-м-м?

Алистер.

Легок на помине.

Теплое дыхание коснулось моего виска, невесомой лаской скользнуло по коже, чуть колыхнуло выбившуюся из прически прядь волос. Я дернулась от неожиданности, но на смену растерянности сразу же пришла злость.

Вот чего он добивается?

Развернулась, уставилась в смеющиеся зеленые глаза и протянула нарочито-ласково, копируя интонацию Вэйдена:

— Подкрадываетесь?

Брови мужчины едва заметно приподнялись. Он явно ожидал чего-то иного — испуга, наверное, или замешательства — и теперь медлил с ответом. Я воспользовалась паузой и предельно вежливо закончила:

— Добрый день, ваша светлость.

Еще и поклон обозначила — в полном соответствии с правилами этикета. Наставники мною точно бы гордились.

Взгляд Алистера мгновенно стал заинтересованным, он не менее картинно поклонился и произнес, пряча в уголках губ насмешливую улыбку:

— Здравствуйте, Раян… госпожа Сеигир. Как поживаете?

— Вашими молитвами, — пробормотала я.

Слова вырвались сами собой, прежде, чем я смогла их остановить. Обычные для моего мира, а вот для этого… не уверена. И я быстро заговорила, стараясь сгладить впечатление:

— Хорошо поживаю. Просто прекрасно. А если вы уведете Гхареша и Брыг, наконец, успокоится, то еще и позаниматься успею… Кстати, не скажете, почему они все время ссорятся?

Вэйден мгновенно стал серьезным. Посмотрел на меня испытующе, поколебался, но все же ответил:

— Вы ведь заметили, что внешне они очень разные? Большинство духов Изнанки выглядят так, как Гхареш. Брыг же — полукровка и, по мнению Теней, неполноценен. Полукровок стыдятся, считая позором рода, их прячут и не позволяют заключать договор с магами. Они изгои Изнанки. Как Брыгу удалось пробиться в наш мир, и почему Лоттер, в конечном счете, выбрал именно его, никому не известно.

— Даже вам?

— Даже мне, — голос Вэйдена дрогнул. — Когда проводился ритуал, мы с Гербертом уже… не общались. Могу только сказать, что Брыг первый и единственный теневой помощник-полукровка, и он использует любую возможность, чтобы доказать собратьям, что имеет полное право здесь находиться. И вообще, ничуть не хуже их. Ну, а остальные Тени все время пытаются поставить его на место. Надо признаться, пока безрезультатно. Брыг успешно противостоит даже Гхарешу, а он среди своих считается сильнейшим.

Алистер перевел взгляд на забор, возле которого снова началось шевеление и слышалось нарастающее шипение и рычание — духи, отдохнув, приступили к очередному отборочному раунду. Потом повернулся ко мне и поинтересовался:

— Еще есть вопросы?

Отрицательно качнула головой. Вопросов не было, к Вэйдену — так уж точно, как и желания с ним разговаривать. Не спрашивать же его об обряде, что нас связал? Ответ я, скорее всего, получу, но вдобавок к нему — кучу проблем. Серьезных, а, может, и смертельно опасных.

— Замечательно. А вот у меня есть, — обрадовал герцог. Как-то мгновенно, совершенно незаметно вновь оказался рядом, шепнул интимно, почти искушающе: — Когда мы пойдем в храм?

— К-какой храм? — я даже заикаться начала. Приглашение Алистера звучало несколько двусмысленно, особенно в свете наших странных, не до конца понятных отношений.

— В нашем с вами случае — в храм Ираты. Надеюсь, вы не имеете ничего против этой богини? — на дне зеленых глаз опять заплясали смешинки. — Возносить ей молитвы совсем не обязательно. Достаточно просто осмотреть место и поискать следы той… гм… особы, которую я ищу. Я вам о ней говорил, помните?

— Да.

Беззвучно выдохнула, стараясь сохранять внешнее спокойствие. Главное — ни в коем случает не показать сейчас своей заинтересованности.

Храм Ираты… Так вот куда меня угораздило попасть.

За это время я успела прочитать уйму книг, выдвинуть массу версий. Конечно, я предполагала, что попала в храм какого-то старого, полузабытого божества — недаром помещение выглядело заброшенным и разрушенным. Но одно дело — полагать, а другое — точно знать. Тем более, об Ирате и местах ее силы доступной информации было крайне мало. И вот — такая удача.

— Пока не могу, — произнесла с сожалением. Правда, не очень искренним. — У меня задание.

Ну, да, я сейчас не имею права никуда отлучаться, даже в библиотеку. Хотя довольный лорд Фаист давно получил свои письма и подтвердил нашу договоренность. Приходилось безвылазно сидеть в Ростас-холле и ждать начала операции.

— Я слышал, что у вас новое дело, — глаза Алистера блеснули азартом. — Кстати, а с чем оно связано?

И голос такой ровный, незаинтересованный.

Я возмущенно уставилась на собеседника, но смутить герцога оказалось невозможно. Он лишь невинно улыбнулся и развел руками.

И тут же забросал меня новыми вопросами.

— Вы ведь были уже недавно в храме Ираты, вернее в часовне на болотах. Вместе с Гербертом, когда искали его дочь. Помните?

Я настороженно кивнула.

— И… как вам удалось найти девочку?

— Мисти сначала в подвале держали, перед тем, как перевести в яму, она там плащ забыла. Вот по этому плащу я ее и нашла.

Отвечать приходилось коротко, взвешивая каждое слово. Чувствовала я себя так, словно по минному полю шла.

— А кому из вас тогда понадобилась помощь? — задумчиво прищурился Вэйден.

Вот ведь настырный какой.

— Об этом лучше у господина Лоттера спросить… Извините, мне пора. Всего хорошего, ваша светлость.

Склонила голову, прощаясь, подхватила лежащую на скамье книгу и решительно двинулась к дому. Попробую перехватить Мисти по дороге.

— До скорой встречи, Раянна, — весело откликнулись за спиной.

До скорой?

Не приведи Солнцеликий!

В храме, конечно, надо побывать, но только после библиотеки, когда у меня будет больше информации. А пока на задание не вызовут, лучше вообще из комнаты не выходить, чтобы лишний раз с Вэйденом не встречаться.

Но встретиться с герцогом нам все-таки пришлось, и довольно скоро.

Гораздо раньше, чем я рассчитывала.

***

— Раянна, детка, просыпайся....

Настойчивый женский голос комариным писком ввинчивался в виски, вырывая меня из сна.

— Раянна!

С трудом разлепила веки и в сизых предрассветных сумерках увидела застывшую у кровати Нилу.

— Пора, девочка, — добавила она, заметив, что жертва открыла глаза.

Я покрутила головой, пытаясь сообразить, что происходит. За окном еще совсем темно, обычно так рано меня не поднимают, значит...

— Обоз? — потерла лицо ладонями, прогоняя остатки сонной мути, и быстро выпуталась из одеяла.

Ответ догнал меня уже у двери в ванную.

— Да. Завтрак готов. У тебя пять минут. Поторопись.

В случае необходимости, экономка Лоттера умела быть предельно краткой и информативной.

Как я ни торопилась, но в маленькую столовую на первом этаже спустилась последней. Все уже собрались. Четыре человека, вернее, пять, со мной — команда Лоттера, его личная звезда, в которую, с недавних пор, входила и я.

Варис — немногословный, рассудительный, сдержанный, один из лучших следопытов гильдии. К сожалению, у него не было своего духа-помощника, но он и без этого мог найти, если не все на свете, то, уж точно, очень многое.

Весельчак и бабник Калур — невысокий, гибкий, сам похожий на тень, способный вскрыть любой замок, просочиться в каждую щель и великолепно владеющий парными кинжалами.

Агнат — несокрушимый, как скала, и такой же надежный. Боевой маг, прикрывающий наши спины.

Сурин — розыскник с личным теневым помощником.

У членов команды имелись во флигеле собственные комнаты, но обычно они пустовали — звезда в полном составе собиралась в Ростас-холле лишь за несколько дней до задания. Только я жила здесь постоянно. По официальной версии — по требованию «деда», желавшего максимально оградить выросшую в лесной глуши внучку от опасностей и соблазнов большого мира. Между собой же мы с Гербертом решили, что для меня, иномирянки, не до конца еще знакомой с местными реалиями, так будет лучше. Пока.

Разумеется, вечно оставаться в усадьбе Лоттера я не собиралась. Когда полностью освоюсь, обязательно найму отдельное жилье, если... До этого времени не найду способ вернуться назад, на Землю.

— Раянна, солнце мое, хороша, как всегда! — Калур просиял мне навстречу широкой улыбкой прожженного ловеласа.

Остальные ограничились короткими приветствиями или просто молчаливыми кивками.

— Всем доброго.

Я обошла Калура, не обращая внимания на его нарочито-отчаянные подмигивания, заняла свободное место рядом с ним и подвинула к себе тарелку и кружку с отваром.

На знаки внимания нашей командной «тени» я давно не реагировала, да и он флиртовал скорее по привычке, так сказать, из любви к искусству — чтобы квалификацию не терять. Тем более, сейчас, перед заданием. Хотя для него предстоящее дело, наверняка, не так значимо, как для меня. Привычная рутинная операция, ничего особенного. Это я еще не привыкла, каждый раз волнуюсь, как когда-то на премьере, перед выходом на сцену.

Итак, что у нас «в программе» на сегодня?

Неделю назад к Лоттеру обратился глава «Зеленой лиги» — гильдии перевозчиков. Кто-то нападал на их обозы. Ночью на стоянках усыплял и связывал охрану с сопровождением, забирал перевозимые грузы, после чего бесследно исчезал. В полном смысле этого слова, потому что найти грабителей силами собственной охраны зеленым до сих пор так и не удалось. Как и отбить нападение. Обозники вообще ничего не помнили и никого не смогли бы опознать.

Судя по всему, у налетчиков имелся сильный маг, способный спрятать любые следы, или сильный артефакт, скрывающий все, вплоть до астральных отголосков. А, может, и то, и другое вместе.

Оставалось лишь ругаться, подсчитывать убытки и выплачивать клиентам огромную неустойку.

Перевозчики — одна из самых закрытых гильдий, они не любят привлекать к своим делам посторонних, поэтому долгое время пытались справиться с проблемой сами. Не получилось. В конце концов, их глава вынужден был обратиться за помощью к Лоттеру. Нас наняли выследить грабителей, найти их лагерь и привести туда зеленых. Взять обидчиков пылающая местью лига по-прежнему собиралась своими силами. Для гильдии перевозчиков это было теперь делом чести.

По просьбе зеленых, Герберт поручил это задание собственной звезде. Варис осмотрел все места нападений на обозы, но успеха не добился. Я тоже ничего не почувствовала. Все ограбления происходили на трактах — вокруг оставалось слишком много посторонних меток, магических отпечатков, отголосков. Нужен был свежий след, и, похоже, этой ночью случилось новое нападение.

Надеюсь, сегодня нам повезет. С недавних пор лава лиги опечатывал весь груз личным клеймом, значит, у меня есть шанс его обнаружить. Тем более, с помощью Сурина и его Тени.

Несколько минут на завтрак. Торопливо проглоченный бутерброд с холодной бужениной, выпитый в несколько глотков укрепляющий отвар…

Мы уже собирались вставать из-за стола, когда дверь распахнулась, и в столовую стремительно вошел Лоттер.

— Безопасники зеленых уже на месте. Оцепили, обыскали — как всегда, никаких следов. Ждут только вас.

— Мы готовы, — отчитался за всех Агнат.

— Хорошо, — Герберт кивнул, на мгновение замялся. — Планы немного изменились. Сурин, ты остаешься здесь.

— Что?

— Как остается?

— Почему

Кажется, мы умудрились выпалить все вопросы слаженным хором. Даже вечно невозмутимый Варис, и тот удивленно сдвинул брови. Еще бы. Мгновенно доставить нас к месту происшествия мог только дух Изнанки. Без него нам туда ехать и ехать.

— Как теперь добираться? — выразил общее недоумение Агнат. — И как на таком задании без Тени?

— Не беспокойтесь, доберетесь. Без Тени тоже не останетесь, — раздалось от двери спокойное, и из-за спины Герберта выступил его светлость герцог Алистер Вэйден. Собственной, никем не ожидаемой персоной. — Я присоединюсь к вашей команде вместо Сурина.

Он осмотрел комнату, задержал взгляд на наших с Калуром ладонях, лежавших на столе рядом, прищурился, а затем поинтересовался непринужденно и слегка насмешливо:

— Надеюсь, моя кандидатура устроит вас, господа? Или у кого-то имеются возражения?

Возражений не было. Все прекрасно знали, что Тени очень плохо ладят между собой, ревниво следят за успехами соплеменников и никогда не работают вместе. Если Вэйден по какой-то, только ему ведомой причине решил идти с группой, значит, нашему магу и его духу придется остаться. Гхареш не потерпит рядом конкурента.

Так что сопротивляться никто и не думал. Зато у неугомонного Калура тут же появился вопрос:

— Любопытно, почему это происшествие привлекло внимание тайной королевской канцелярии, да еще до такой степени, что им заинтересовался глава департамента? — произнес он будто между прочим. Даже глядел при этом не на Алистера, а в окно — с самым что ни на есть безразлично-отстраненным видом.

Но, в принципе, всем было и так ясно, к кому Калур обращается  и в кого он метит.

Герцог тоже это понимал и отозвался почти мгновенно.

— Его величество не оставляет без внимания все случаи беззакония и строго наказывает тех, кто осмеливается нападать на его подданных, — отчеканил он сурово-официальным тоном. Ехидно сверкнул глазами и закончил уже менее формально: — Но у нас, действительно, есть в деле свой интерес. На этот раз грабители кое-что и у нас позаимствовали, вернее, у курьера, который следовал вместе с обозом. Надо признаться, весьма неосторожный поступок с их стороны, потому что эта вещь нам и самим нужна… Мне нужна.

Ему нужна…

Что ж, пожалуй, это достаточно веская причина, чтобы лично ввязаться в расследование.

Алистер, между тем, выдержал паузу, а потом осведомился — заботливо так, преувеличенно любезно:

— Я удовлетворил ваше любопытство, господа?.. Замечательно! Тогда жду всех во дворе, — и, неожиданно повернувшись ко мне, мягко добавил: — Советую захватить с собой плащ, госпожа Сеигир.

Следующую фразу он произнес уже в коридоре.

— Гхареш, готовь переход на полную группу...

Северный королевский тракт встретил нас непогодой: ветром и проливным дождем, и я, мысленно поблагодарив Вэйдена, набросила на голову капюшон плаща. Остальные последовали моему примеру — совет герцога не проигнорировал ни один человек.

Стоило сумеречной тропе, которая доставила отряд через Изнанку, захлопнуться, как Алистер мгновенно оказался рядом, стремительно и бесцеремонно оттеснив при этом стоящего возле меня Калура.

— Раянна, подождите…

Вскинул голову, осматриваясь, подозвал к себе одного из мужчин, встретивших нас на месте, спросил отрывисто:

— Что с охраной и сопровождением? Убитые, раненные есть?

— Нет, ваша светлость. Но грабителей никто из них не видел, заснули еще до нападения — все, включая охрану. Целители забрали их как раз перед вашим приходом. Проведем по стандартной процедуре: первая помощь и допрос.

— Хорошо, — Алистер кивнул, указал на меня и коротко распорядился: — Охранять.

И уже мне:

— Ваша помощь пока не требуется. Тут мы и сами справимся.

Я не стала спорить. След, оставленный нападавшими, ощущался в этом месте более чем отчетливо. Уверена, безопасники легко почувствуют и «прочитают» его без меня. Поэтому, молча, без возражений шагнула в сторону, на обочину, чтобы никому не мешать. Дождалась, когда Вэйден отойдет. Огляделась.

Широкая, раскисшая от дождя дорога. Перевернутые, разбитые и разграбленные подводы. Лошади, нервно взбивающие копытами комья грязи. Черное, выжженное пятно кострища, разодранные тенты, остатки какой-то провизии, товаров, одежды. И десятка два человек в зеленой и черной форме, сосредоточенно разбирающие завалы и исследующие повозки.

Судя по всему, сюда уже подтянулись не только безопасники Лиги, но и подчиненные Вэйдена. Когда только успели? А вот обозников, и правда, не видно.

Алистеру понадобилась всего пара минут, чтобы сориентироваться, и вскоре последовал новый приказ:

— Трое остаются здесь, от лиги — столько же. Остальные — со мной.

К нам подвели лошадей — видимо, дальше предстояло следовать верхом. И тут случилась первая заминка.

Я еще не очень хорошо держалась в седле — ничего не поделаешь: издержки жизни в другом мире, — поэтому меня, как правило, брал с собой кто-то из наших. Так было быстрее и удобнее для всех. Вот и сейчас я стояла, игнорируя лошадь, которая нервно и с большим подозрением косила на меня карим глазом, и ждала приближения Калура.

— Готова, красавица? — белозубо улыбнулся мужчина, подводя ко мне гнедого жеребца. — Иди сюда. Сейчас мы…

Что он хотел сказать, мне так и не довелось услышать — вмешался Алистер.

— Что происходит? — раздраженно рявкнул он, подъезжая к нам.

— Ничего особенного, ваша светлость, — бодро отрапортовал Лур и подмигнул мне. — Рабочие моменты.

Лицо герцога потемнело, и я все-таки сочла нужным объяснить:

— Я пока не умею толком ездить — только начала учиться, в лесу в этом не было необходимости, — поэтому обычно сажусь с кем-нибудь из наш...

Договорить я не успела. Алистер наклонился, молниеносным движением подхватил меня и опустил на коня перед собою. Потом объехал остолбеневшего от такого поворота дел Калура, бросил ему напоследок:

— Что стоишь? Или тебе особое приглашение требуется?

Крепко обнял меня за талию, почти припечатав спиной к себе, и послал жеребца вперед.

Глава 11

Мы неслись вдоль леса. Мимо мелькали темные от воды деревья, луга, пестревшие цветами, одинокие столбы. Один раз показался берег какой-то речушки, поросший густым кустарником.

Тугие струи дождя хлестали со всех сторон сразу: по земле, веткам, одежде. Для полного счастья не хватало лишь грома и молний. Порывы ветра швыряли холодную воду прямо в лицо, приходилось низко нагибать голову, чтобы она не попала в глаза и не затекла за ворот походной куртки.

Но все это беспокоило намного меньше, чем ладонь Вэйдена, покоящаяся у меня на животе.

Твердая, удивительно горячая, она, казалось, обжигала даже через одежду, заставляя чувствовать себя неловко, неуютно. Хотелось отодвинуться как можно дальше — и я отодвигалась, инстинктивно стараясь избежать прикосновения, а в результате лишь сильнее прижималась спиной к Алистеру. После чего снова поспешно перемещалась вперед.

Да что же это такое!

— Проклятие! Раянна…

Герцог внезапно сжал пальцы, останавливая очередное поспешное отступление и придвигая меня вплотную к себе. Наклонился ниже, отвел край капюшона в сторону и выдохнул:

— Прекратите ерзать. Вы ведь не хотите… — он запнулся, выругался вполголоса и закончил: — Сделайте одолжение, сидите смирно.

И так выразительно это прозвучало, с таким недвусмысленным намеком, что я, мысленно помянув черта, тут же вытянулась в струнку, максимально отстранилась от Алистера, и застыла настороженным тушканчиком. Даже дышать теперь старалась через раз, проклиная про себя все на свете. И в первую очередь — его непредсказуемую светлость герцога Вэйдена, с какого-то перепугу решившего прихватить меня с собой.

Ехала бы сейчас себе спокойно с Калуром и горя не знала.

К счастью, наше совместное путешествие оказалось недолгим и вскоре закончилось. Мы свернули в сторону от основного тракта на узкую извилистую дорогу, и уже через четверть часа впереди показалась маленькая придорожная деревенька. Именно к ней, по моим ощущениям, тянулся затухающий, но все еще довольно отчетливый астральный след. И как раз туда нас уверенно вел летевший впереди отряда Гхареш.

Дождь к этому времени стих. Сквозь рваные облака показалось солнце, тускло сверкая в верхушках деревьев. Вэйден остановил коня, и я, не дожидаясь, пока он опомнится и предложит свою помощь, торопливо выпуталась из захвата, подозрительно похожего на объятия, и соскользнула вниз — прямо в руки подоспевшего Калура.

— Поймал, — удовлетворенно констатировал тот. Поставил меня на ноги, заботливо поправил съехавший на бок плащ и потянул в сторону: — Идем, подруга.

За моей спиной возмущенно фыркнул жеребец Вэйдена и тут же раздался раздраженный окрик его хозяина:

— Гхареш!

Задерживаться и выяснять, чем герцог опять недоволен, я, разумеется, не стала. Быстро поблагодарила и с облегчением убралась подальше, присоединившись к своей группе.

Крохотная деревушка оказалась заброшенной. Остатки забора, с десяток убогих полуразвалившихся домов, грязь, тишина, пустота, ни одного человека, и ни единого зацепки или подсказки, указывающей на то, что делать дальше, куда идти. Через час методичных, очень тщательных поисков мы с сожалением вынуждены были в этом признаться.

Варис успел уже раз двадцать, не меньше, изучить все вокруг. Калур добросовестно обшарил каждый дом, отыскал даже несколько тайников с мелкими медными монетами и кубышек, оставленных когда-то местными жителями. Но на этом все и закончилось. В деревне след обрывался, словно налетчики внезапно испарились или провалились в бездну к самому Гхирху, прихватив с собой весь награбленный товар.

Я стояла у покосившихся ворот, вглядывалась в шумевший передо мной темный, мокрый лес и судорожно, до боли сжимала в кулаке золотой перстень с выгравированным на нем причудливым узором.

Чем значимей, важнее вещь для заказчика, тем прочнее он с нею связан — внутренне, эмоционально, и тем легче с ее помощью найти то, что нужно. Глава «Зеленой лиги» передал нам самое ценное, что у него было — именную печатку, которой скреплялись документы и запечатывались грузы. Практически, символ власти. Но и он не помог мне сегодня.

Я пыталась снова и снова, прислушивалась к себе — сосредоточенно, жадно, внимательно, но не могла уловить ни малейшего, даже самого слабого отголоска. Не чувствовала ничего. Абсолютно.

Черт побери! Неужели провал?

Сзади раздались быстрые, уверенные шаги, но я не стала оборачиваться, безошибочно, по походке узнав того, кто ко мне приближался.

— Устала? — Вэйден остановился за спиной, достаточно близко, но не вплотную.

Неожиданный вопрос, тем более, от этого человека. И тон не надменный, насмешливо-ироничный, как всегда, а необычно мягкий, я бы сказала, даже доброжелательный.

Что это с нашим всесильным герцогом случилось? Какая местная муха его внезапно укусила? Или это такой хитрый тактический ход, чтобы мне голову заморочить?

— Немного, — я натянуто улыбнулась в ответ, хоть Алистер и не мог видеть моего лица, и тут же замерла, когда на плечи легли чужие ладони.

Легко поглаживая, разминая, снимая напряжение.

Замешательство прошло быстро, паника тоже, даже невольный страх перед всесильным главой тайной королевской канцелярии отступил, смытый мощной волной здоровой злости.

Что за игру он затеял?

— Прекратите!

Сердито сбросила чужие ладони, развернулась и прошипела, не скрывая негодования:

— Что вы себе позволяете?

— А вы как думаете?

Я выразительно промолчала, и Алистер, отступив на шаг, вскинул руки в примирительном жесте.

— Я не сделал ничего предосудительного, поверьте. Вы слишком напряжены, это мешает сосредоточиться, вредит делу.

Я в немом изумлении уставилась на Вэйдена.

Он, действительно, полагает, что его близость и повышенное внимание способствуют расслаблению?

Смешно…

— Спасибо, конечно, но я сама справлюсь, — я ни на секунду не забывала, с кем беседую, и как бы ни хотелось мне вспылить, старалась не выходить за рамки принятой вежливости: — Сделайте одолжение, не прикасайтесь ко мне больше. Это... раздражает.

Вернее, беспокоит, нервирует, выбивает из равновесия — так будет точнее. Но не признаваться же в этом Вэйдену.

— Вот как?

— Да, именно так.

— Значит, прикосновения Калура вам более приятны? — сверкнул глазами мужчина.

Я неопределенно передернула плечами — мол, считайте, как вам угодно.

В воздухе повисла пауза, полная тягучей, ледяной тишины — казалось, вокруг нас в один миг исчезли все звуки. А потом…

— Гхирх побери! Я всего лишь хотел помочь, — взорвался Алистер, перехватывая меня за локоть, на этот раз для того, чтобы удержать на месте. — Просто помочь, исключительно для пользы дела.

— А вы готовы вот так помогать любому в нашем отряде? — с любопытством уточнила я. — Варису, например. Или Агнату. Да? Уверена, массаж им тоже не помешает. И, разумеется, исключительно для пользы дела.

Вэйден коротко выдохнул сквозь стиснутые зубы, но ничего не сказал. Хотя ладонь так и не убрал — наоборот, сжал локоть еще сильнее.

Несколько секунд мы яростно сверлили друг друга взглядами — одинаково разгоряченные, хмурые, злые. Еще секунда — и от нас искры в разные стороны полетят.

Ладонь Алистера вдруг потяжелела, налилась обжигающим жаром. Этот жар мгновенно проник под кожу, впитался, опаляя меня изнутри. И когда жжение стало почти нестерпимым, и я, поморщившись, потянула на себя руку, окружающий мир внезапно взорвался красками. Невероятно яркими, насыщенными, объемными.

Еще миг — и я почувствую, узнаю, пойму что-то очень важное.

Невероятно важное.

Еще один только миг…

Видимо, я все-таки дернулась от неожиданности, потому что Алистер резко отстранился, отпустил меня, и… Все тут же исчезло.

Я растерянно уставилась на мужчину, а он уже разворачивался, собираясь уходить.

Только вот я не намерена была его отпускать. Только не сейчас.

— Стойте, — произнесла торопливо, и, когда Вэйден обернулся, потребовала: — Руку верните!

Брови Алистера удивленно поползли вверх. Страшно представить, что он в эту секунду обо мне думал. К счастью, я и не собиралась представлять — не до этого теперь. Меня охватил азарт, о котором я раньше и понятия не имела. Он пьянил, разгорался в крови ярким пламенем, и противиться ему не было никакой возможности.

— Пожалуйста, возьмите меня за локоть, — повторила как можно более спокойно.

И поскольку Алистер не торопился выполнять просьбу — вежливую, между прочим, и совершенно пустяковую, — сама потянулась к нему и быстро обхватила его запястье.

Взгляд герцога сделался каким-то странным. Ну и ладно, не все же ему других бесцеремонно хватать, пусть теперь побудет на моем месте.

— Раянна, вы... — начал он хрипло.

— Будьте добры, помолчите, — перебила я и, дрожа от нетерпения, скользнула ладонью по его предплечью. — Не мешайте.

У Алистера еле заметно дернулся уголок губ, и мужчина, практически, превратился в памятник самому себе — у него даже мышцы окаменели, а я...

А меня опять накрыло.

Мир снова приобрел необычные краски, а в воздухе диковинной паутиной повисли тысячи пульсирующих разноцветных нитей. Они изгибались, переплетались, пронизывали все вокруг. Разобраться в их невообразимой мешанине было непросто, но этого и не требовалось. Я теперь знала, четко ощущала, куда нужно идти, где искать потерянный след.

— Нам туда! — ткнула пальцем в сторону леса, указывая на одну из тропинок, и перевела взгляд на Алистера.

Думала, он не поверит, станет спорить, расспрашивать, сомневаться. А герцог вдруг согласно кивнул и повторил негромко:

— Да, туда. Все верно… — Помедлил немного. Повернул голову, крикнул уже совсем иным тоном, уверенно и твердо: — Гхареш, собирай отряд…

И отошел, временно потеряв ко мне всякий интерес.

А я осталась стоять у ворот заброшенной деревни, ежась от внезапно налетевшего пронизывающего ветра. Волнение, лихорадочный азарт последних минут постепенно улеглись, и на смену им пришли вопросы.

Это что же получается, Алистер тоже что-то ощутил? Неожиданно, прямо скажем. А еще совершенно непонятно, чем это мне грозит, и во что я опять вля… Впрочем, в этом мире я только и делаю, что вляпываюсь в разные сомнительные ситуации.

Пора бы уже привыкнуть, честное слово.

Отряд собрался через пять минут, и я сразу же подошла к Калуру, на тот случай, если придется ехать верхом.

Сидеть с Алистером я больше не соглашусь. Мне теперь даже приближаться к нему лишний раз не хочется. Пока вопросы множатся, а ответов по-прежнему нет, чем дальше мы будем держаться друг от друга — тем лучше. Для меня, так уж точно.

Слава всем местным богам, взбираться на коня не пришлось. Тропа оказалась узкой, а ветви ближайших деревьев так низко над ней нависали, что пробираться по этой самой тропинке можно было только пешком, ведя лошадей в поводу. 


Мы быстро и целеустремленно двигались в глубь леса. Оплетающие пространство паутинки-нити исчезли сразу же, как Алистер отошел, но чувство направления осталось. А еще — четкая уверенность, что я иду туда, куда нужно. Меня будто что-то настойчиво толкало в спину, и я вела за собой отряд, не останавливаясь, не сомневаясь.

Герцог шел рядом, и, судя по вопросам, которые он время от времени задавал, ничего особенного уже не ощущал. В отличие от меня.

Интересно, что же между нами все-таки было?

И Вэйден точно теперь об этом не забудет. Вон как озадаченно, оценивающе на меня косится.

Под ногу совсем некстати подвернулся вылезший на поверхность корень, заставив меня споткнуться. Алистер тут же протянул руку, чтобы поддержать, и я инстинктивно отпрянула в сторону. Мужчина, конечно же, заметил это. Губы его еле заметно дрогнули, но комментировать мои действия он не стал.

Тропа вильнула последний раз, деревья раздвинулись, и мы остановились на краю глубокого, густо поросшего кустарником оврага.

— Спускаемся, — распорядился герцог, взглянув на меня.

Кивнула, подтверждая его приказ.

Меня, как магнитом, тянуло вниз, в самый дальний конец этой расщелины — к зарослям терновника, словно отгороженным от окружающего мира какой-то призрачной, но очень плотной завесой.

— Здесь... — я протянула руку к высокому раскидистому кусту, осторожно касаясь острых колючек.

Что именно «здесь», я бы сейчас не ответила. К счастью, Алистер и не спрашивал. Решительно отодвинул меня в сторону, осмотрел место, куда я привела отряд, нахмурился, бросил нетерпеливо:

— Виркс! Что скажешь?

Смуглый, темноволосый мужчина в черной форме королевских безопасников, на рукаве которой красовался расколотый молнией треугольник — эмблема магов, вскинул голову и напряженно замер.

Лицо непроницаемо-сосредоточенное, только ноздри трепещут, точно он к чему-то принюхивается.

— Искажение... Почти неуловимое, но все-таки есть, — после паузы произнес он. Молчание, и дальше удивленно-неуверенное: — Иллюзия?

— Похоже на то, — согласился Вэйден.

— Но это же...

— Почти невозможно, да. И тем не менее, все объясняет. Среди нападавших был иллюзорник. И здесь — место активации его заклинания, точка привязки… Все, теперь они попались. — Алистер сжал кулаки, хищно улыбнулся и закончил: — Снимайте покров.

Стоявшие поодаль маги шагнули вперед, что-то затянули речитативом. С их пальцев сорвались яркие искры, закружили над терновником, густой сетью охватывая куст. А я затаила дыхание, наблюдая за этим действом и вспоминая все, что мне известно о создателях иллюзий.

Собственно, знала я не так много. Но то, что успела прочитать в учебниках и справочниках, внушало уважение.

Очень редкая специализация. Одаренных, способных искажать пространство, подменять реальность «обманкой», скрывая при этом истинную картину, следы, запахи, звуки, астральные отпечатки, в мире насчитывались единицы. И почти все они находились на государственной службе или в личной свите монархов. Если предположение Вэйдена верно, остается только удивляться, как нападавшим удалось заполучить такого уникального специалиста.

И кто они тогда вообще такие, эти грабители?

Снять морок, наложенный иллюзорником, можно только в одном случае —если найдется точка, к которой маг привязал свое заклинание. Но сделать это невероятно трудно, «исток» обычно в первую очередь и очень тщательно прячут.

Вот и у меня не сразу получилось, и если бы не Алистер...

Я с досадой тряхнула головой. Подумаю об этом потом, не сейчас.

Маги тем временем закончили бормотать, резко взмахнули руками — со стороны казалось, что они сдергивают с куста гигантское покрывало — и в воздухе пронесся еле уловимый звук. Словно лопнула натянутая до предела невидимая струна.

В тот же миг лес вокруг изменился. Неподалеку обнаружилась скрытая до этого тропа, которая убегала от оврага влево и терялась за деревьями. Широкая такая, удобная, по ней даже верхом проехать можно. А еще появился четкий астральный след. Я сразу его ощутила, даже без выданного мне перстня.

И не я одна.

Гхареш резко взлетел вверх, закружил над землей, оставляя за собой дымный след. Багровые глаза-угли возбужденно горели. Он тоже что-то почувствовал и теперь рвался в погоню.

— Проверь! — коротко велел герцог.

Дух метнулся в лес и через секунду исчез из виду.

Тени перемещаются Изнанкой, причем, почти мгновенно, расстояния для них не имеют значения, так что ждать пришлось недолго. Помощник Вэйдена вернулся через полчаса и тут же завис возле хозяина, делясь с ним информацией. Нам оставалось лишь терпеливо следить за их безмолвной беседой.

— Гхареш нашел лагерь, — наконец произнес Алистер. — В пяти часах езды отсюда. Он тоже накрыт иллюзией, но снять ее теперь не проблема. После того, как мои маги уберут полог, можно штурмовать. — Это он сказал уже командиру отряда, выделенного гильдией перевозчиков. Потом зачем-то взглянул на меня и добавил, обращаясь все к тому же зеленому: — Звезда справилась со своей задачей. Думаю, их можно отпускать Дальнейшее — наша забота.

Лидер бойцов лиги задумался на секунду и согласно кивнул.

— Я принимаю вашу работу, — произнес он обязательную формулу. — Контракт закрыт.

— Закрыт, — повторил Калур, подтверждая тем самым, что у нас нет претензий к заказчику.

Наша работа, действительно, была закончена. Мы сделали то, для чего нас нанимали — помогли найти лагерь грабителей. Воевать будут другие. Нет, нас тоже учили сражаться, защищаться, обороняться. Если возникнет такая необходимость. Но в первую очередь, мы все-таки розыскники — ищейки, а не волкодавы, и в бою сейчас только помешаем опытным воинам.

— Гхареш, доставишь их в Ростас-холл и сразу назад, — прозвучал очередной приказ, и мир вокруг подернулся серой пеленой, стремительно выцветая. Перед нами открывалась Изнанка.

Последнее, что я увидела, был взгляд — пристальный взгляд глубоких зеленых глаз, направленный прямо на меня.

Я помнила его весь оставшийся день. Варис, Калур, Агнат отбыли в гильдию: доложить об успешном выполнении задания и отдать перстень, а я осталась в имении. Ждала возвращения Лоттера, который уехал куда-то по делам и обещал быть только к ночи, безуспешно пыталась читать учебник, слонялась из угла в угол… И мучительно размышляла о том, что произошло сегодня между мною и Алистером.

Вопросов оказалось много, информации — мало и я, подумав, решила рассказать Герберту о случившемся в заброшенной деревне. Осторожно, не раскрывая всего и уж точно не сообщая о таинственном ритуале, связавшем нас с Вэйденом. Другого выхода я не видела.

Мало ли... Вдруг это здесь обычная практика. Или что-то подобное уже случалось с кем-то когда-то.

В общем, посоветоваться в любом случае нужно. Сразу же, как Лоттер вернется.

Но вечером Герберт не приехал. В полночь его тоже еще не было.

Я подождала еще немного и легла спать, с мыслью встать пораньше и сразу идти к Лоттеру. А утром меня разбудил взволнованный голос Нилы.

— Раянна... Тебе письмо из королевской канцелярии. Яна, слышишь? Из личной канцелярии его величества. Да просыпайся же!

Собиралась я как никогда быстро. И пока приводила себя в порядок, Нила торопливо рассказывала, что на рассвете курьер доставил в особняк два скрепленных личной королевской печатью письма.

Да-да, именно два: одно на мое имя, другое — хозяину Ростас-холла, господину Герберту Лоттеру. Вскрыть такую записку мог только тот, кому она адресована, поэтому «шеф» ждал теперь в своем кабинете, чтобы отдать мне послание и, разумеется, узнать, чего же так срочно жаждет его величество.

Когда я вошла, Герберт нетерпеливо мерил шагами комнату и о чем-то размышлял. Хмурый, уставший, с темными кругами под глазами... Не представляю, где мой работодатель провел ночь и когда вернулся, но, судя по всему, поспать ему так и не удалось. При виде меня он вскинул голову и, не тратя времени на приветствия, указал на стол — там, на краю, лежал небольшой конверт с оттиском оскалившей пасть королевской мантикоры.

— Бери. Только не забудь сначала коснуться печати, чтобы защитная магия считала твою ауру.

И отошел к окну, оставив меня наедине с письмом.

«Его величество Тимир, волей Солнцеликого правитель Аглона, желает видеть госпожу Раянну Сеигир на еженедельном малом королевском приеме завтра вечером».

Размашистая подпись и оттиск печати все с той же легко узнаваемой мантикорой — знаком правящего дома.

Я несколько раз пробежала глазами по строчкам, соображая, что все это значит, и пытаясь отыскать хоть какое-то объяснение — пусть самый слабый намек на него. Даже лист перевернула, чтобы удостовериться: это все, что мне намеревались сказать, и на обратной стороне ничего больше нет. Потом взглянула на мрачного Лоттера и прочитала письмо еще раз. Теперь уже вслух.

В ответ шеф нехорошо усмехнулся, подхватил со стола какую-то бумагу и процитировал мне точно такое же послание, слово в слово. Только имя там значилось не мое, а его собственное.

— Нас приглашают во дворец? — Я все еще не могла понять, с какой стати удостоилась подобной чести.

Королевский прием. Надо же. Даже звучит этак... устрашающе-торжественно. А то, что он еженедельный и малый, ничуть не умаляет его значимости.

— Но почему?

Лоттер, похоже, только и ждал этого вопроса. Резко подался вперед.

— Почему? Это я у тебя должен спросить. Малый прием — не просто официальное придворное мероприятие. Вернее, совсем не официальное, хоть и придворное. Это что-то вроде званого вечера для узкого круга счастливчиков. С развлечениями, танцами, неспешными разговорами, во время которых заключаются новые союзы и взаимовыгодные соглашения, и приватными встречами в кабинетах и укромных беседках, под пологом тишины. Попасть туда мечтает каждый уважающий себя аристократ, это знак избранности. Но его величество приглашает обычно лишь самых близких, любимчиков или тех, в ком по какой-то причине заинтересован. Я давно не вхожу в ближний круг Тимира и не получаю подобных приглашений. Что касается тебя... Еще сутки назад король, скорее всего, даже не знал о существовании Раянны Сеигир. Вот я и хочу понять, что вчера случилось? Разумеется, помимо того, что вы выполнили задание зеленых и успешно закрыли контракт. Об этом мне уже доложили.

Герберт остановился, давая мне возможность собраться с мыслями и занять место в кресле напротив него, а потом коротко произнес:

— Рассказывай.

Рассказала, конечно, куда деваться? Тем более, и так планировала это сделать.

— Сочетающаяся магия. Удивительно… — протянул мужчина, когда я наконец замолчала. Поймал мой вопросительный взгляд и пояснил: — Силы, носителями которых являются маги, обычно нейтральны по отношению друг к другу. Иногда они конфликтуют… так произошло у нас с Кармелой. И очень редко — сочетаются и даже совпадают, как две половинки одного целого. В подобных случаях более опытный и знающий маг способен стать катализатором силы, ее проводником для второго одаренного. Видимо, так и получилось в вашем случае. Иного объяснения я не нахожу.

У меня-то как раз имелось и другое предположение — о связавшем нас с Вэйденом ритуале я прекрасно помнила, — но откровенничать с Гербертом пока не собиралась. Если он, Алистер, король, да и все остальные решат, что дело в сочетающейся магии — тем лучше. А для меня уж точно безопаснее.

Но оставался еще вопрос. И даже не один.

— Но почему наши силы… хм… совпали именно вчера?

— Трудно сказать. Иногда так происходит, когда маги испытывают сильные эмоции и, таким образом, раскрываются навстречу друг другу. — Герберт с подозрением прищурился. — Было что-то подобное?

Я вспомнила, как злилась и негодовала, стоя напротив Алистера там, в деревне, как яростно сверкал он глазами...

Было, еще как было!

— Мы немного поспорили, — ответила уклончиво. А про себя решила, что теперь в присутствии герцога постараюсь держаться сдержанно и спокойно, как удав проглотивший, по меньшей мере, слона.

Хватит с меня сюрпризов.

— Ты и Алистер... Надо же, — Герберт покачал головой, криво усмехнулся. — Кто бы мог подумать. Хотя... при всем различии, вы с ним, пожалуй, чем-то похожи.

— Вовсе нет, — поспешила я откреститься от подобного не очень лестного сравнения.

— Одинаково упрямы, настойчивы, любите риск и не ищете легких путей, — медленно перечислил Лоттер, словно не замечая моего протеста. — По крайней мере, теперь понятен интерес Тимира. Его величество всегда занимали подобные магические диковинки.

— И чем мне грозит внимание короля?

— Посмотрим… Ты полноправный розыскник, забрать тебя, просто перевести в другой департамент без согласования с гильдией, а значит, со мной, никто не вправе, даже Тимир. Принудить к чему-то тоже. Пока у нас мало информации, чтобы судить о намерениях его величества. Может, это простое любопытство, не больше.

В голосе Герберта звучало сомнение. Похоже, он и сам не очень-то верил своим словам.

— В любом случае, от приглашения короля не отказываются, придется идти. Постарайся быть предельно осмотрительной и помни: я рядом. Если понадобится, всегда помогу и поддержу. — Он протянул руку, ободряюще сжал мою ладонь и закончил: — У нас почти полтора дня на подготовку.

Полтора дня…

Это, безусловно, радовало, потому что у меня оставались еще сотни вопросов, сомнений, пожеланий и самое главное…

— Герберт, мне совершенно, то есть абсолютно нечего надеть.

Глава 12

Время до приема пролетело незаметно, практически мгновенно, слившись для меня в несколько коротких часов.

Слишком много всего надо было успеть. Получить ответы на многочисленные вопросы, запомнить ключевые придворные должности, просмотреть досье на самых значимых королевских приближенных. Радовало, что срочно разучивать танцы не требовалось — они входили в программу обязательного обучения в гильдии.

— Предложения не принимай, отвечай уклончиво и всех отправляй ко мне за разрешением. Это на тот случай, если меня не окажется рядом, — сурово наставлял Герберт в перерывах между своими не менее важными делами. — Я, как твой сопровождающий, имею полное право отказать, без объяснения причин. С королем подобное, разумеется, не пройдет, но Тимир вряд ли пригласит тебя на танец. Главное, от меня ни на шаг. Ясно?

Я согласно поддакивала, полностью разделяя все его рекомендации. Далеко не отходить, мило улыбаться, от разговоров вежливо уклоняться, от танцев тоже. Лучше прослыть провинциальной дикаркой, чем напороться на кого-нибудь чересчур проницательного или знающего.

В общем, дел хватало.

Хорошо, хоть к портнихе ехать не пришлось — его величество прислал в Ростас-холл одну из придворных модисток. Такая забота, конечно, настораживала, но, надо признать, оказалась очень кстати.

Платья на королевские приемы шились заранее, надевать готовое считалось почти неприличным, но для меня сделали исключение. Портниха, горя энтузиазмом, прихватила с собою весь свой модный ассортимент. По крайней мере, выбрать точно было из чего. И мы незамедлительно этим занялись — все трое. То есть я, Мисти и Нила.

Брыг тоже пытался присоединиться и потом долго возмущался из шкафа, когда выяснилось, что мы не спешим пускать его в комнату, да еще и дверцы предусмотрительно заперли на ключ. Впрочем, это не помешало Тени деятельно участвовать из-за стенки и громогласно давать советы, так сказать, в процессе.

— Бери черное. Только черное, слышишь? Это самый благородный цвет. Всем известно: чем больше черного, тем лучше, — вещал он, пугая своими внезапными репликами модистку, раздражая Нилу и забавляя Мисти. — А если еще лицо затемнишь, и зубы вычернишь, тебе вообще цены не будет. Все умрут от восторга. Так уж и быть, достану тебе специальную пасту, которой наши пользуются. Бесценный состав, особая редкость. Цени мою доброту, Янка.

Мисти весело фыркала, я и сама с трудом сдерживала смех, представляя, как появлюсь во дворце, сверкая широкой улыбкой во все тридцать два черных зуба. Особо впечатлительные гости точно могут умереть, тут Брыг прав, только, боюсь, вовсе не от восторга. А вот Алистер должен оценить.

Поняла, что уже в который раз за сегодняшний день вспоминаю Вэйдена, и недовольно поморщилась.

Не к добру это.

От дорогих, вычурных нарядов я отказалась сразу, остановившись на платье из картумского шелка нежно-персикового цвета, простом, но очень элегантном. Настояла на том, что оплачу покупку из собственных, заработанных, средств — хотя Герберт убеждал, что за все платит гильдия, — и с облегчением вздохнула.

Одна проблема решена.

А вот украшения пришлось подобрать из фамильных, Лоттеровских — удивительной красоты серьги с крупными темно-фиолетовыми, почти черными, сапфирами и колье из того же набора. Почему-то очень не хотелось надевать то, что носила Кармела, но другого выхода не было. Как объяснил Герберт, появиться на королевском приеме без драгоценностей — все равно, что прийти голой. И я утешала себя тем, что это только на один вечер. Затем все снова вернется в хранилище Ростас-холла, ждать новую хозяйку.

Нила помогла мне собраться, и когда шеф постучал в двери комнаты, я была уже полностью готова.

Лоттер тоже сменил свою привычную одежду на более изысканную и выглядел сейчас, как и полагается истинному аристократу и лорду, пусть даже отрекшемуся от титула. Широкий разворот плеч, гордая осанка, безукоризненные манеры. Порода чувствовалась в каждом движении, и это делало мужчину безумно привлекательным. У меня даже мелькнула невольная мысль: как хорошо, что мы не испытываем друг к другу никаких чувств, кроме деловых, разве что с легкой примесью дружеской симпатии. Это намного упрощает отношения.

Вот и сейчас Герберт лишь внимательно изучил меня с ног до головы, удовлетворенно кивнул, вскользь проронил, что выгляжу я безупречно, проводил до кареты и, когда она тронулась, сразу же перешел от комплиментов к делу — то есть, к последним инструкциям и наставлениям.

— На малых приемах иногда появляется верховный жрец Солнцеликого. Держись от него подальше. А если не удастся избежать разговора, постарайся, чтобы он ничего не смог выудить о тебе из вашей беседы. Отвечай максимально вежливо, даже смиренно, но кратко. Слышишь, Раянна? Гилгик очень опасен.

— Опаснее главы тайной королевской канцелярии? — криво улыбнулась я.

И получила неожиданный ответ:

— Намного. По крайней мере, для тебя. Служители Солнцеликого считают интуитов, получивших свой дар от богов, чуть ли не своей собственностью. Если он хотя бы заподозрит… — Герберт на мгновение прервался, а потом продолжил: — О том, что твоя магия способна сочетаться с другой, при этом еще и усиливаясь, ему тоже не стоит говорить.

— Он мог узнать об этом от его величества или от герцога Вэйдена.

— Нет. Король недолюбливает Верховного и никогда не посвящает в свои дела. Алистер, тем более. Уверен, ни он, ни Тимир старику ничего не рассказали. И не скажут. Но информация о тебе есть в общем магическом реестре — там хранятся сведения обо всех членах нашей гильдии, так что Гилгик, наверняка, попытается с тобой пообщаться. Еще раз предупреждаю: будь с ним осторожна.

— Обязательно, — я энергично кивнула, подтверждая, что все поняла, и шеф одобрительно улыбнулся.

— Все будет хорошо, Яна.

Ох, мне бы его уверенность.

Лошади резво перебирали ногами, звеня подковами по булыжной мостовой, по сторонам кареты проплывали шумные улицы Нускары. Наконец, справа показались золотые купола главного храма Солнцеликого, и мы, свернув, выехали на центральную площадь, за которой виднелась зеркальная гладь идеально круглого озера. В центре этого озера, на острове, и располагался королевский дворец.

Сказочный, почти нереальный в своей изумительной красоте.

Тонкие иглы шпилей, изящные башенки, цветные витражи окон, белоснежные, украшенные затейливой резьбой каменные стены. Дворец купался в лучах закатного солнца и казался сотканным из невесомых сияющих нитей.

Восхитительное зрелище. Сколько раз я проходила мимо, и всегда невольно замирала от восторга.

Мы пересекли площадь и подъехали к мосту, соединяющему столицу и остров.

— Постарайся расслабиться. Если хочешь, закрой глаза, — посоветовал Герберт, когда копыта звонко застучали по мраморным плитам. — Первый раз будет не очень приятно.

Я покосилась на рыб, серебристые спины которых мелькали в прозрачной воде озера, — этаких гигантских местных пираний — и послушно откинулась на спинку сиденья. Мост, по сути, представлял собой уникальный охранный артефакт и мог улавливать... Нет, не мысли, слава богу, но эмоции точно. Лучше, действительно, не сопротивляться и позволить защите беспрепятственно «прочитать» себя. Во избежание недоразумений.

Тяжелая, жаркая волна прокатилась по телу, сдавила грудь, колючим комком подступила к горлу, вызывая тошноту, и тут же сменилась ледяным холодом — таким колючим и обжигающим, что у меня перехватило дыхание.

Миг… Другой… И все закончилось. Мост, кстати, тоже.

Мы прошли проверку и благополучно въехали на остров.

Еще несколько остановок — у постов королевской охраны и магического патруля. Длинная тенистая аллея, ведущая к полукруглому ажурному строению в стороне от дворца — скорее даже, парковому павильону. Высокие двери, услужливо распахнутые перед нами… И мы с Гербертом оказались в переполненном людьми просторном зале.

Представлять нас никто не собирался. Мы спокойно, практически незаметно для присутствующих, вошли внутрь и остановились у одной из колонн, оглядываясь.

Похоже, тут все неплохо друг друга знали, а потому чувствовали и вели себя весьма непринужденно. Тем более, король, судя по всему, пока отсутствовал. Придворные неспешно прогуливались, о чем-то беседовали, через террасу спускались в сад. То здесь, то там раздавались взрывы смеха. Дамы блистали нарядами и украшениями, а вот мужчины были одеты с подчеркнутой элегантной небрежностью.

Надо же, в этом мире, оказывается, тоже практикуются «встречи без галстуков» на высшем уровне и в неформальной обстановке.

На нас постепенно обращали внимание. Кое-кто из гостей подошел поздороваться. Крепкие рукопожатия, хлопки по плечу, широкие улыбки, радостные лица… Я помнила почти всех, кто решил сейчас с нами пообщаться — видела вместе с королем и Алистером, в первый день своего, не побоюсь этого слова, «попадания».

— Герберт, дружище, ты ли это?

— Ходили слухи, что ты стал совершенным отшельником.

— Возвращаешься ко двору, Лоттер? Правильно.

— А что за дама рядом с тобой? Представишь?

Герберт держался сдержанно, хотя, как мне показалось, был искренне рад видеть некоторых из присутствующих. А на вопросы обо мне неизменно коротко отвечал:

— Раянна Сеигир.

И все. Без пояснений. Впрочем, собеседники и не настаивали: никакого неуместного любопытства, а главное, ни одного снисходительного или презрительного взгляда. Как бы лорды ко мне ни относились, что бы ни думали о наших с Лоттером отношениях, меня пригласил на прием сам король, иначе сюда не попасть. Никто из придворных не позволил бы себе не то, что проронить двусмысленность — бросить косой взгляд в сторону гостьи его величества.

Я старалась держаться рядом с Гербертом, как мы и договаривались. Но в один прекрасный момент людей вокруг нас как-то вдруг сразу прибавилось, а желающих пообщаться с шефом, перекинуться с ним парой слов стало очень много. Меня стремительно оттерли от Лоттера, и он скрылся за широкими спинами бывших приятелей, знакомых и просто любопытных.

— Госпожа Сеигир, — раздался за спиной негромкий, мягкий голос.

Обернулась и встретилась взглядом с высоким сухощавым стариком в длинной белой хламиде с изображением золотого солнечного диска у ворота. Длинные, аккуратно уложенные седые волосы, благообразное морщинистое лицо и взгляд… такой нарочито добрый и ласковый, что у меня от ужаса мурашки побежали по позвоночнику и губы онемели.

Верховный жрец.

— Ваше святейшество, — я изобразила учтивую ответную улыбку.

Называть святым это живое воплощение лицемерия язык не поворачивался. Но другого варианта не предусматривалось.

— Мы не представлены, дитя, но, думаю, сан позволяет мне опустить эти формальности, — проворковал служитель Солнцеликого. — Раянна, если не ошибаюсь?

Еще бы ты ошибался — специально ведь ко мне подошел.

— Да, ваше святейшество.

— Новый розыскник Лоттера?

Я молча склонила голову, подтверждая его правоту.

— Не часто встретишь женщину, пожелавшую вступить в эту гильдию… Такую юную, очаровательную женщину, — протянул Гилгик. Помолчал и нанес заранее спланированный удар. — Да еще интуита.

Повисла пауза. Вопроса не было, значит, я с чистой совестью могла не отвечать.

— Я слышал, вы приобрели свой поистине бесценный дар совсем недавно, — быстрый, взгляд из-под седых бровей. — Простите мое любопытство, милая Раянна, но не расскажете, как это случилось? Уважьте старика.

И «старик», неожиданно крепко схватив меня за локоть, потянул в сторону. Вернее, попытался тянуть.

Я в очередной раз вежливо улыбнулась, ловко вывернулась из цепких, загребущих рук Верховного и, отступив на пару шагов — на всякий случай, голосом пай-девочки выдала краткую версию событий. Звучала она примерно так:

— Шла. Гроза. Молния. Испугалась. Поскользнулась. Упала. Потеряла сознание. Очнулась… Дар.

Любой из моих соотечественников моментально узнал бы знаменитую цитату, пусть и слегка видоизмененную, но Гилгик землянином не был, поэтому хоть и скривился, но проглотил. Однако желания выпытать обо мне побольше не утратил.

— А голоса вы случайно не слышали? — продолжил он вкрадчиво, стараясь, теперь уже незаметно, оттеснить меня подальше, за колонну.

— В лесу много голосов, ваше святейшество, — с готовностью откликнулась я, делая вид, что не замечаю попыток жреца, и мысленно изо всех сил торопя Герберта. — Птицы, звери, деревья — все разговаривают… По-своему. А ночами иногда нежить воет. За дальними болотами, но все равно слышно, особенно зимой. Вы какие голоса имеете в виду?

Гилгик зло скрипнул зубами, но не сдался.

— А видения… Видения у вас бывали, дитя мое? — наклонился он почти к самому моему лицу, буравя взглядом.

С языка так и рвалось:

«Ах, у нас никого не бывало. Глушь, сами понимаете… Скука смертная».

Но заглянула в глаза — холодные, не по возрасту ясные — и решила на этот раз обойтись без цитаты. Не стоить дразнить Верховного. Поэтому просто ответила:

— Нет, ваше святейшество.

Гилгик открыл рот, чтобы сказать еще что-то, но тут ко мне, наконец, пробился Лоттер и встал между нами, прикрывая меня собою. И в тот же миг по залу пронесся торжественный голос:

— Его величество Тимир.

Придворные зашевелились, подались вперед, а я не сдержала облегченного вздоха.

Слава всем богам, похоже, отбились… Пока.

Король остановился на пороге, внимательно осматривая зал. Крупный, стройный блондин с властным, немного высокомерным выражением лица… Да, все верно, именно таким я его и запомнила. Когда взгляд Тимира остановился на мне, задержавшись чуть дольше, чем на других гостях, у меня даже дыхание перехватило. Неужели узнал? Это, конечно, маловероятно, но чем Гхирх не шутит.

Быстро потупилась, почти физически ощущая, как давит на меня чрезмерное внимание короля, и лихорадочно вспоминая, владеет ли его величество ментальной магией? Вроде нет, поэтому есть надежда, что мое волнение примут за естественное в этом случае смущение.


Несколько заполошных ударов сердца — и стало легче. Тимир отвернулся, подавая руку вошедшей следом за ним невысокой темноволосой женщине. Королева Цинтия казалась хрупкой и удивительно юной. Глядя на нее, трудно было поверить, что она уже успела подарить королю сына. 


Правящая чета медленно двинулась вперед, уступая место тем, кто шел следом.

Первый был мне прекрасно известен — его светлость герцог Алистер Вэйден собственной персоной. Разумеется, куда же без него, а я еще недоумевала, почему заклятого друга Герберта до сих пор нет в зале.

Странно, но при виде Алистера я на мгновение испытала радость, словно среди толпы враждебно настроенных чужаков встретила вдруг хорошего знакомого. Поймала себя на этой мысли и удивленно хмыкнула, прогоняя неуместные эмоции. Придет же подобная глупость в голову. Наверняка, это встреча со «святейшим» так на меня повлияла. На фоне его змейшества даже Вэйден покажется милейшим и добрейшим созданием.

А вот второго человека из свиты короля я не знала.

Лет тридцать — тридцать пять. Светлые волосы, голубые глаза, приветливая улыбка, аристократически правильные черты красивого лица... Внешне этот мужчина чем-то неуловимо напоминал короля. Случайное совпадение или...

Я посмотрела на Герберта, и тот еле заметно кивнул, подтверждая мои предположения:

— Ингер Хэйн.

Хэйн... Досье на него тоже имелось среди выданных мне Лоттером.

Дальний родственник его величества, хотя сам он называл себя его кузеном. Впрочем, Тимир, кажется, не возражал. Долгое время Ингер служил послом Аглона в Друаре, вернулся несколько лет назад и с тех пор очень близок правящей семье. Хотя у алтаря вместе с Алистером и компанией Хэйна вроде бы не было. Или я просто не заметила? И, кстати, именно он в свое время вел переговоры о браке Тимира и Цинтии.

Да-да, юная королева родом из Друара, как и Кармела.

Эта мысль неприятно кольнула, но тут же исчезла — Тимир, шепнув что-то своей жене, оставил ее с Хэйном, а сам вместе с Алистером направился к нам.

Хотелось бы, конечно, ошибиться, но увы... Его величество в сопровождении главы собственной тайной канцелярии совершенно определенно и очень целеустремленно двигался в нашу сторону.

— Берт, ну, наконец-то. Для того, чтобы тебя увидеть, пришлось присылать официальное приглашение. Совсем отшельником стал, забыл своего короля...

Голос у Тимира оказался низким и приятным, Глаза смеялись, но где-то там, на самом их дне, плескалась цепкая настороженность. А еще я помнила, как король сказал при первой нашей встрече гневно, почти брезгливо, указывая на меня: «…вот это в наши планы точно не входило», поэтому не торопилась обольщаться его внешней благожелательностью.

Герберт склонил голову, приветствуя короля, а тот уже поворачивался в мою сторону.

— Раянна Сеигир. Интуит с редким поисковым даром, — протянул, наблюдая, как я приседаю в положенном по этикету реверансе. Надеюсь, не очень неуклюжем, хотя «лесной дикарке» простительно. — Наслышан о ваших успехах. И признателен.

Перехватил мой изумленный взгляд, пояснил, чуть заметно улыбнувшись:

— Последнее дело. Благодаря вашему с герцогом... гм... сотрудничеству, удалось вернуть очень важный для короны предмет. Ваши заслуги не будут забыты, поверьте.

Верю, еще как верю. Но лучше бы вы забыли и обо мне, и о моих так называемых «заслугах», государь. А то королевская благодарность — штука такая... крайне непредсказуемая и ненадежная.

Говорить об этом я, разумеется, не стала — лишь молча поклонилась еще раз, старательно изображая, что очень тронута и вообще крайне благодарна.

— Я хотел бы встретиться с вами, Раянна. Чуть позже. — Тон Тимира неуловимо изменился, стал тверже, жестче, демонстрируя, что звучит не просьба и даже не пожелание — приказ. — Вас пригласят, когда придет время. А пока... Вам нравится у меня в гостях?

— Да, — ваше величество, — подтвердила чуть растерянно, гадая, с чего это такой резкий поворот в разговоре и куда король клонит?

— Тогда... Почему вы не танцуете? — в голосе Тимира мелькнули лукавые нотки. Он вскинул руку, и по залу, нарастая, плавными волнами разлилась мелодия. — Герцог, не желаете пригласить даму на танец?

Что?

Этого мне еще не хватало для полного счастья. Особенно после того памятного случая в деревне и обещания самой себе держаться от Алистера подальше.

Повисла пауза…

Я посмотрела на шагнувшего вперед Вэйдена. Перевела вопросительный взгляд на Герберта.

Король, видя мое замешательство, прищурился, а затем пояснил уже без улыбки:

— Нам с господином Лоттером надо побеседовать, а оставлять вас здесь, даже в обществе герцога, неразумно... — выразительно покосился на стоявшего чуть поодаль Гилгика и закончил: — Танец — лучший и самый надежный способ избежать упорного, слишком назойливого внимания.

Намек был более, чем прозрачным, поэтому, когда Алистер протянул мне руку, я, чуть помедлив и внутренне досадливо вздохнув, вложила в нее свою.

Музыка, тягучая, терпкая, как вино, и так же, как вино, предательски кружащая голову.

Мужская ладонь, жар которой ощущается на талии даже сквозь тонкую ткань, заставляя чувствовать себя странно уязвимой и сожалеть, что на мне всего лишь шелковое платье, а не толстенная защитная броня.

Пальцы, осторожно, но очень крепко сжимающие мои.

Зеленые глаза напротив. Так невероятно близко.

Искушающая улыбка и хриплый шепот у самого виска, когда герцог внезапно подается вперед:

— Чудесно выглядите, Раянна…

От неожиданности я сбилась с шага и, особо не задумываясь, выдала:

— Вы тоже... неплохо.

Почти беззвучный смех и негромкое:

— Вы первая женщина в моей жизни, которая открыто делает комплименты мужчине.

— Это не комплимент — всего лишь констатация факта.

Алистер сегодня, действительно, выглядел потрясающе. И темно-зеленый сюртук ему, между прочим, очень шел, выгодно оттеняя цвет глаз.

— Считаете это фактом? — мой партнер упорно не желал уводить разговор со скользкой темы на более безопасную. — Польщен.

— Уверена, вы нравитесь многим женщинам, — безразлично пожала я плечами и получила в ответ короткое, внезапное, как удар кинжала:

— А вам?

Мда… Вечер, кажется, перестает быть томным.

— Слышала, у вас есть невеста, — уклонилась я от ответа. — Не ее ли отец там, справа, прожигает нас тяжелым взглядом?

— Невесты у меня пока нет. И барон Гефрой в нашу сторону даже не смотрит — отрезал Алистер и нетерпеливо потребовал: — Не уходите от ответа.

Не уходить, значит? Хорошо.

— Я в восторге... от вашей работы, — честно признала я. — Вы прекрасный розыскник.

— Прекрасный розыскник?

Мне показалось или в голосе Вэйдена мелькнула легкая досада? Впрочем, он быстро взял себя в руки. На губах снова появилась чуть насмешливая, но такая обольстительная улыбка, и он выдохнул:

— Ну, если вы уже успели... оценить меня по заслугам, может, согласитесь перейти на работу в мое ведомство, м-м-м? С Гербертом я договорюсь, необходимо только ваше согласие. Нам ведь так хорошо было вместе...

Горячие пальцы мягко скользнули по моей талии, выписывая какой-то узор. Мужчина помедлил, давая возможность вникнуть в суть его слов, а потом добавил, как ни в чем не бывало:

— …расследовать последнее дело. Помните? По-моему, мы неплохо сработались.

Вот... провокатор. Или он сознательно выводит меня из себя?

«Маги испытывают сильные эмоции и, таким образом, раскрываются навстречу друг другу», — вспомнились вдруг слова Герберта.

Нет уж, никаких эмоций Алистер из меня больше не вытянет. Если не получается держаться от него подальше, постараюсь вести себя максимально спокойно и отстраненно. И вообще, похоже, кое-кто опять забыл, что в эту игру можно играть вдвоем.

Повела плечами, стряхивая ненужное... да просто опасное сейчас напряжение. Растянула губы в любезной светской улыбке и доверительно поделилась:

— С Лоттером мне тоже хорошо. Даже лучше, чем с вами... работать. Так что я, пожалуй, откажусь от вашего щедрого предложения.

Думала, Алистер разозлится. И он, действительно, помрачнел — на мгновение. Потом по его губам скользнула загадочная улыбка, и он произнес:

— Вечер еще не закончен, госпожа Сеигир. Кто знает, вдруг вы еще передумаете?

Поднес мою ладонь к губам, легко коснулся ее поцелуем и, отстранившись, закружил меня по залу.

Больше за танец мы не сказали друг другу ни слова.

Глава 13

Герберт вернулся сразу же по окончанию танца. Молча кивнул мне, давая понять, что все в порядке, обменялся долгим взглядом с Алистером и небрежно заговорил о чем-то незначительном, чуть ли не о погоде и «видах на урожай». Подчеркивая тем самым, что не желает обсуждать на публике более важные темы.

Следующий час прошел довольно напряженно. Гости, заметившие интерес его величества к моей скромной персоне, воодушевленно бросились знакомиться с непонятной особой, пришедшей на прием с бывшим королевским другом. И приглашать на танцы.

Подходили, конечно, в первую очередь, к Лоттеру. Здоровались, напоминали о себе, расспрашивали о делах и вопросительно посматривали на меня, ожидая, что их представят. Герберт охотно общался, но не спешил нас знакомить. А храбрецов, решившихся, подобно Гилгику, пренебречь правилами приличия и навязаться самостоятельно, к счастью, больше не нашлось.

Может, придворные были бы смелее и упорнее в достижении цели, но их явно смущало присутствие главы тайной канцелярии.

Алистер, если и отходил от нас, то ненадолго, и сразу же возвращался. Все остальное время просто стоял рядом, составляя компанию Герберту. Перекидывался ничего не значащими фразами с общими знакомыми — главным образом, из той самой уже известной мне «королевской» компании, и моментально превращался в ледяную статую, когда кто-то из присутствующих пытался меня пригласить.

Нет, он ничего не говорил, но так выразительно смотрел на «наглеца», что тот, смешавшись, поспешно исчезал. Лоттер даже не успевал отказать потенциальным претендентам на мою руку в танце.

Слава богу, хоть дамы не приближались — лишь издали окидывали меня цепкими, оценивающими взглядами и недовольно поджимали губы. Что-то им во мне явно не нравилось.

В общем, большую часть времени я провела у колонны, между Алистером и Гербертом, вернее, чуть позади. Мужчины очень ловко смыкались, загораживая меня, стоило кому-то потенциально опасному — тому же Верховному, например, — появиться неподалеку. Так что я чувствовала себя в относительной безопасности.

Присматривалась к придворным, прислушивалась к разговорам, наблюдала. В основном, конечно, за Гилгиком и Тимиром с Цинтией.

Жрец косился в нашу сторону, пару раз, как бы невзначай, проплыл совсем близко, но так и не подошел. Король общался с придворными, а его супруга танцевала. С кузеном его величества.

Вроде бы, все правильно. С кем ей еще танцевать? Больше, как я понимаю, кавалера, равного ей по статусу, в зале не нашлось. Да и Хэйн вел себя безукоризненно. И все-таки в каждом его жесте, движении, улыбке сквозила такая забота, такая скрытая, болезненная нежность, что было ясно, Ингер неравнодушен к королеве. Но Цинтия ничего не замечала, она смотрела только на мужа, поворачивая голову в его сторону даже во время танца. Как цветок поворачивается вслед за солнцем.

Шло время, придворные постепенно рассредоточились по всему залу и соседним комнатам, многие спустились в сад.

Несмотря на распахнутые окна и двери, в помещении царила страшная духота. Или это мне просто казалось?

Почему-то стало не хватать воздуха. Серьги потяжелели и, в буквальном смысле, обжигали уши, бесценное колье вдруг превратилось в удавку на шее. А в виски ввинчивалось сбивчивое бормотание, предупреждающе-тревожное и абсолютно неразборчивое. Сколько не вслушивайся — ничего не понять.

Да что же это такое?

Еще не хватало, чтобы солнцеликий святоша поймал меня на месте преступления и обвинил в том, что я прямо в королевском дворце, нарушая все правила безопасности, общаюсь с «голосами» Вон как подозрительно косится в мою сторону.

Я сердито тряхнула головой, закрываясь от назойливого шепота. Не время сейчас, да и не место. И вообще, если кто-то желает сказать нечто важное, пусть говорит отчетливей.

Наконец его величество, подав руку жене, тоже направился к двери, ведущей в сад, и Алистер повернулся к нам:

— Пора. Идите за мной. Оба...

В маленьком, неприметном домике в глубине сада, куда мы с Гербертом пришли вслед за Вэйденом, нас ждал не только Тимир, но и Цинтия, удобно устроившаяся в глубоком кресле у окна. Сам герцог сразу направился к дальней стене — вернее, к книжному шкафу в нише, и остановился там, скрестив на груди руки и почти утонув в полумраке. Значит, уходить не собирается.

— Берт, Раянна...

Его величество нетерпеливым жестом указал на два свободных кресла и сразу перешел к делу.

— Мне известно, что вы не просто интуит, госпожа Сеигир, но можете, в случае необходимости, впитывать силу другого мага, многократно усиливая свои способности. А это редкий и очень ценный дар. Я впечатлен вашими с герцогом совместными успехами в последнем деле. Поодиночке вы, скорее всего, не справились бы с задачей, а вот вместе... — он осекся, а затем решительно добавил: — Признаюсь честно, я заинтересован в том, чтобы вы перешли на службу в тайную канцелярию. Очень заинтересован.

Последние слова король произнес с нажимом, едва ли не угрожающе. И сразу же мягко добавил:

— Что скажете, Раянна?

А что тут скажешь? «Нет» правителям не говорят, но и соглашаться я не собиралась, это значило бы сразу подписать себе приговор.

Взглянула на Герберта и по его потемневшему лицу, упрямо сжатым губам и сердито сверкающим глазам поняла: Тимир Лоттеру о своих планах пока не сообщал. И да, шеф против. Категорически против, как и я.

Уже легче.

— Я мог бы сразу обсудить этот вопрос с главой вашей гильдии. Без вас, — продолжил его величество, подтверждая мои догадки. — Думаю, он не отказал бы своему королю и старому другу в такой малости. Но ваш особый статус закрепляет за вами право самостоятельно принимать решения, поэтому я спрашиваю, прежде всего, вас, Раянна. Если вы согласитесь, мы с Гербертом договоримся, не сомневаюсь… Берт, не хмурься. Понимаю, тебе не хочется терять такого ценного сотрудника, но существуют еще и интересы государства. В крайнем случае, девочка будет сотрудничать с двумя ведомствами сразу… Уверяю вас, госпожа Сеигир, в тайной канцелярии работать не менее интересно, чем в гильдии. И очень выгодно.

Тимир замолчал, ожидая моего ответа.

Мысленно поблагодарила Лоттера за особый статус — очень своевременный оказался подарок — и задумалась. Соображать надо было быстро.

Если бы король желал любой ценой добиться своего, он не стал бы ничего объяснять, просто надавил — и все. Поставил перед фактом или так все повернул, что я бы не сумела отказаться. А он почти уговаривает ... И Цинтию привел... Ему явно что-то еще от меня нужно. Значит, есть надежда, что не испепелит на месте, если скажу...

— Благодарю за щедрое предложение, ваше величество, но я хотела бы остаться в независимой гильдии розыскников.

Потупилась, принимая самый что ни на есть покаянный вид. Переиграть я не боялась — мне, действительно, было страшно. Все-таки не кому-нибудь  — самому королю отказываю.

Повисла гробовая тишина.

Секунда…

Другая…

Не выдержав, осторожно покосилась на Тимира. Его величество хмурился, изучая меня и что-то решая.

— Я вас услышал, Раянна, — наконец произнес он. — Но ваш ответ пока не принимаю. Подумайте. Мы еще вернемся к этому разговору. А сейчас у меня к вам есть дело. Личное. Я уже говорил о нем главе вашей гильдии.

Король бросил быстрый взгляд на Герберта.

— Я готов нанять вас и даже заключить с гильдией договор. С полной клятвой о неразглашении с вашей стороны, естественно… Надеюсь, на этот раз вы не станете отказываться и примете мой заказ? — в голосе короля звучала неприкрытая издевка.

— Разумеется, ваше величество, — поспешила подтвердить я. Второй раз отказывать королю? Я не самоубийца. — Если глава моей гильдии не против...

— Он не против, — с усмешкой заверил король и удовлетворенно откинулся на спинку кресла. — Что ж, рад, что вы проявили благоразумие и согласились. О деталях узнаете позднее, после того, как принесете клятву. Но скажу сразу: чтобы выполнить мое задание, вам придется стать женой его светлости герцога Алистера Вэйдена.

И Тимир повел рукой в сторону застывшего в темной нише Алистера. Видимо, чтобы у меня не осталось ни малейших сомнений в том, кого он имеет в виду.

Я ошарашено уставилась на короля, не в силах вымолвить ни слова.

Мда... Поторопилась я с согласием. Определенно поторопилась.

Хотелось глупо хихикнуть и радостно выдать:

— Спасибо, конечно, но до вас мне его уже предлагали. Герцога Вэйдена, в смысле. И не кто-нибудь, а целая богиня. Активно, между прочим, уговаривала. Можно сказать, навязывала. И, похоже, тоже в мужья.

Да уж, шок это точно по-нашему.

Разумеется, я ничего такого не сказала. Просто сидела и молча смотрела на короля. А его величество с легкой иронией взирал на меня, явно наслаждаясь произведенным эффектом. Алистер безмолвствовал в своей нише возле шкафа. Цинтия тоже не двигалась, полностью утонув в кресле. Лишь Герберт чуть заметно пошевелился и вскользь, почти невесомо коснулся моего локтя.

— Удивлены? — Тимир подался вперед, с любопытством изучая меня.

Как подопытную лабораторную мышь. Безусловно, полезную, но до поры до времени — пока идет эксперимент.

Эта мысль неожиданно успокоила, проясняя голову.

Испытующий взгляд короля… Молчание остальных… Незаметный жест Лоттера, который явно на что-то намекал.

На сватовство это меньше всего походило, пусть и формальное, затеянное по высочайшей монаршей воле. Скорее, на испытание. Даже если забыть о разнице в происхождении... Ну, не мог король всерьез это предложить.

Во-первых, подобные вопросы таким образом не решаются. Во-вторых, насколько я помню из досье, Алистер некоторое время назад начал открыто ухаживать за дочерью барона Гефроя, а так себя ведут только, если собираются вскоре посвататься. А в-третьих, Тимир, между прочим, тоже присутствовал на ритуале и видел луч, связавший нас с Вэйденом.

Значит, меня проверяли. Только вот для чего? Желали посмотреть, как я отреагирую?

— Скорее, заинтригована, ваше величество, — призналась я, следя за тем, чтобы мой голос звучал уверенно и спокойно.

Признаюсь, удавалось не очень, но я старалась. Нужно просто представить, что я на сцене, а это — одна из моих ролей. Зрители затаили дыхание, ждут, там, в темноте зала. И мне надо сыграть безупречно и как никогда убедительно.

— Очень заинтригована. И жду ваших пояснений, — я помедлила, но все-таки не выдержала, добавила: — В чем подвох?

Ответом был смех, искренний такой, заразительный.

— А она мне нравится, — Тимир, отсмеявшись, повернулся к Лоттеру. Произнес доверительно: — Теперь понимаю, почему ты сопротивляешься и не желаешь ее отдавать, Берт. Умненькая девочка, вдобавок к тому, что одаренная… редкое сочетание. Кому же захочется терять такое сокровище? И даже выгодное предложение голову не вскружило. Я ей целого герцога сватаю, а она вместо того, чтобы в восторг прийти, пытается разгадать, в чем мой умысел.

Новый смешок.

Выгодное предложение? Да меня от перспективы подобного «счастья» до сих пор в дрожь бросает. Еще после первой встречи с Алистером.

— Очень рад, что не ошибся в вас, Раянна, — его величество перестал улыбаться и теперь смотрел на меня серьезно, сосредоточенно. Так же серьезно и пояснил: — Вы с герцогом будете изображать супружескую пару, трепетно влюбленных друг в друга и очень счастливых молодоженов. Так что вам, действительно, придется стать его женой. «Служебной» женой. Исключительно на время задания.

Служебная жена? Гм…Сильно сказано. Хорошо, хоть не походно-полевая. И, слава богу, что временная. Это немного успокаивало.

И да, такую роль я точно еще не исполняла…

— К сожалению, у меня не так много времени, как хотелось бы, поэтому предлагаю перейти к делу, — Тимир поднялся, величественно выпрямляясь. — Но, прежде всего, клятва.

Полная магическая клятва о неразглашении. Кровная клятва…

Я много читала о ней, обсуждала с наставниками — члены гильдии должны прекрасно разбираться во всех типах соглашений и договорных клятв, — даже на экзамене мне как-то этот вопрос попался. Но впервые я лично присутствовала на ритуале, соединяющем поистине неразрывными узами тех, кто дает слово, и кто принимает его. Раньше, как правило, все обходилось укороченным вариантом, более стандартным и простым. Обычно его хватало для скрепления обета молчания.

Но у сильных мира сего и клятвы соответствующие — сложные, почти священные. Так что, облегченный вариант даже не рассматривался.

— Гхареш!

Алистер, оттолкнувшись от книжной полки, стремительно прошел середину комнаты. И как только, дух, повинуясь его команде, материализовался неподалеку, резко приказал:

— Круг истины.

Да, полную магическую клятву, как ни странно, принимали не боги, не жрецы вездесущего Солнцеликого, а именно Тени изнанки, вернее маги, которым они служили.

Красноглазый помощник герцога черной кометой взвился под потолок, понесся вдоль стен, образуя в воздухе длинный и тонкий туманный след и постепенно сужая круги. А когда снова оказался возле Алистера, взорвался шипящим фейерверком, оставив после себя невесомую, дымную паутину, в центре которой стоял сейчас Вэйден.

— Ихти*... — выдохнул герцог, и с его пальцев сорвался темный сгусток, ударил в грудь шагнувшего вперед Тимира и растаял, не оставив видимого следа.

— Онтри...

То же самое повторилось с Гербертом.

— Арванти...

Вот и мой черед. В горле внезапно пересохло. Я судорожно сглотнула, закрыла глаза и тут же почувствовала мягкий толчок в грудь и сразу же — режущий, вымораживающий душу холод. Миг — и все закончилось, лишь где-то там, глубоко-глубоко внутри осталась так и не растаявшая до конца корочка льда.

— Серез… — раскололо тишину еще одно короткое слово, и из кресла у окна бесшумно поднялась Цинтия. Чуть побледневшая, напряженная, как натянутая струна, и решительная, она двинулась вперед и остановилась напротив Алистера, замкнув, таким образом, круг истины.

Час от часу не легче…

Я, конечно, первый раз присутствовала при ритуале, но прекрасно помнила все, что его касается.

Если королева замкнула круг, значит она, а не ее муж — наш заказчик.

Так и оказалось. Когда ритуал закончился, и погасли нити созданной Гхарешем паутины, именно жена Тимира заговорила первой. Остальные слушали. Мужчины — с непроницаемыми лицами, я — с неподдельным интересом.

У ее величества, как и полагалось, имелась няня. А у той, в свою очередь, — дочь, ровестница принцессы и ее названная сестра. Королева была очень привязана к подруге, они, практически, выросли вместе и делили на двоих все нехитрые девичьи тайны, пока Цинтия не вышла замуж и не уехала в Аглон.

— Не так давно Алемина приехала ко мне в гости. Мать не хотела ее отпускать, но я уговорила Катиссу — так зовут мою няню, пообещала ей, что присмотрю за Миной. И вот несколько дней назад она пропала.

Цинтия в волнении стиснула руки, комкая в руках белый листок, который достала из потайного кармана.

— Это я виновата, — выдохнула она.

— Дорогая... — негромко пророкотал Тимир.

— Да-да, — упорствовала королева. — У меня семья, сын, обязанности... Боюсь, я проводила с Алеминой не так много времени, как хотелось бы. Я, конечно, выделила ей слуг, сопровождение… Но у Мины при дворе не было подруг, кроме меня. Неопытная девушка в чужой стране, представленная сама себе. И вот результат...

Цинтия закусила губу и протянула мне записку, которую сжимала в пальцах.

Тонкая бумага, слабый аромат фиалки и летящие вперед строки, выведенные аккуратным, почти детским почерком.

Короткая история влюбленной девушки, наполненная восторгом и ожиданием чуда.

«Милая Тия, надеюсь, ты поймешь меня и не станешь осуждать слишком строго...»

Мина писала, что встретила мужчину своей мечты, без которого теперь не представляет жизни. Что он самый лучший, самый красивый, заботливый и внимательный. А еще, он признался ей в любви и предложил... Сбежать и венчаться тайно.

«Чтобы никто-никто не помешал нашему счастью. Он так боится меня потерять... Извини, что не предупредила, но Он просил пока молчать. А я слишком его люблю. Не осуждай меня строго, родная, и, пожалуйста, не ищи. Мы сами вернемся. Обязательно. Когда придет время и уже никто не сможет нас разлучить».

Наивно и трогательно.

И можно было бы отмахнуться от сомнений, сказать что-нибудь банально-высокопарное о великом чувстве, которое сметает все преграды и которому нельзя мешать, если бы не одно «но». Я слишком хорошо помнила историю Элны, дочери лорда Фаиста. И письма, что мне пришлось добывать у шантажиста, в которого внезапно превратился ее прежний возлюбленный. После этого мне резко перестали нравиться романтические истории тайной любви.

И, кстати, там ведь тоже планировался побег.

Поэтому я промолчала, ожидая, что Цинтия еще скажет. Но вместо нее заговорил король:

— Виконтесса Беннут не относится к высшей знати Друара, но титул у нее, как видите есть. Состояние — тоже. Кроме того, всем известно, что она названная сестра ее величества, а значит, место при нашем дворе ее будущему супругу обеспечено, если он того пожелает. Да и сама виконтесса — девушка довольно привлекательная.

Тимир нервно побарабанил пальцами по столу.

— Я хочу сказать, что поклонники у Алемины имелись, и немало. Мы проверили всех — ни один не покидал столицу. Кем бы ни был похититель, он ни разу публично не появился возле виконтессы, не оказывал ей знаки внимания, и нам неизвестен.

А вот это уже всерьез настораживало. Если таинственный возлюбленный не желал светиться, значит, с самого начала предполагал, чем дело закончится.

— Гхареш отследил путь виконтессы до постоялого двора на южном тракте, — вмешался Алистер. — Мои люди расспросили хозяина, тот вспомнил, что с девушкой были двое слуг, по виду — наемники. Все трое очень торопилась: приехала поздно, уехали с рассветом. Дальше их след резко обрывается. Но это уже не имеет значения, какова цель Алемины, теперь и так ясно. От постоялого двора ведет одна дорога — прямиком в Стакку.

— Чего и следовало ожидать, — мрачно добавил Тимир.

Цинтия лишь печально кивнула.

А я мысленно вздохнула.

Стакка. Единственный в мире независимый город-государство. Хотя, подозреваю, независимость он сохранил не потому, что сумел ото всех отбиться или оказался никому не нужен, а оттого, что его банально не смогли поделить более сильные государства.

Стакка располагалась на берегу полноводной реки, да еще и на перекрестье крупных торговых путей — то есть в стратегически важном месте. И, к тому же, на самой границе между Аглоном и Друаром. Эти страны издавна боролись за город, и столетия назад он постоянно переходил из рук в руки. А потом соседи неведомо как договорились, и Стакка обрела независимый статус, а Аглон и Друар получили одинаковые льготы и торговые преференции. На этом все и успокоились, по крайней мере, внешне.

Жил и развивался город за счет торговых и таможенных пошлин, регулярных крупных ярмарок и праздников, посвященных разным богам, в том числе и Ирате.

Это удивительно, но Стакка оказалась чуть ли не единственным государством, где находился, пусть и крошечный, но все же вполне себе действующий храм опальной богини, и где проходил ежегодный карнавал в ее честь. Впрочем, это не было религиозным событием, скорее, просто красивым зрелищем, данью традиции — не более. И привлекало оно не фанатиков веры, а романтично настроенных влюбленных. Чем власти города и пользовались.

На целую неделю Стакка закрывалась для всех чужаков, кроме молодоженов и пар, желавших принести брачные обеты во время заключительной торжественной церемонии. Ближайший карнавал вот-вот должен был начаться, поэтому…

— Вы с герцогом станете новобрачными, приехавшими посмотреть на праздник, — поставил точку в рассказе король. — Детали он вам сообщит.

— Почему не женихом и невестой? — не удержалась я от вопроса. — Зачем сразу так кардинально?

Тимир с Алистером быстро переглянулись.

— Пары, надумавшие венчаться, в первый же день обязаны посетить храм Ираты и перед алтарем объявить о своем желании вступить в брак. Для нас этот вариант не подходит, — помедлив, туманно пояснил король.

Алистер отвел взгляд, а Герберт чуть заметно приподнял брови. Видимо, тоже не все понял из невнятных намеков его величества. Он даже собирался что-то сказать, но его опередила Цинтия.

— Найдите Мину, прошу вас… Найдите, пока этот мерзавец не опозорил ее.

В глазах королевы блеснули слезы. Тимир привлек жену к себе, утешая, а потом требовательно взглянул на нас, поверх головы прижавшейся к нему супруги.

— Мы не можем начать официальное расследование, это дискредитирует девушку. Поэтому вы проведете его негласно. Разыщите виконтессу — быстро и тихо, и привезите ее назад в Нускару. Если «жених» пожелает вернуться с ней, что ж… Пусть тоже едет. Познакомимся, — король многозначительно хмыкнул. — Не исключаю, что это, действительно, влюбленный дурак, решивший любой ценой заполучить желанную девушку. Или простой авантюрист — искатель титула и состояния. К сожалению, возможны и другие варианты. Он просто обманет Алемину, использует и бросит. Или все-таки решит жениться, чтобы подобраться к моей супруге, войти в ближний круг ее величества. Это в лучшем случае…

Король запнулся, успокаивающе погладил по спине вздрогнувшую жену. А Алистер тихо закончил за него:

— Виконтесса Алемина Беннут — носитель спящего дара. Как твоя Мисти, Герберт.

Новость о том, что названная сестра Цинтии тоже маг с не пробужденной пока силой, произвела на шефа неизгладимое впечатление.

Конечно, нет никакой гарантии, что история Мисти и побег виконтессы хоть как-то связаны — совпадение могло быть случайным. И тем не менее, оно давало Лоттеру, пусть и призрачную, маленькую, но надежду. Перспектива узнать хоть что-то о похитителях дочери, выяснить, кто, как и зачем забрал ее дар, и даже вернуть его, наполняла Герберта невероятным энтузиазмом.

Если бы можно было выдать себя за женщину и занять мое место, Лоттер, не задумываясь, сделал бы это. А потом немедленно «вышел замуж» за Вэйдена и отбыл бы с ним в Стакку — искать Алемину, а заодно, и следы тех, кого так неудержимо привлекали беззащитные жертвы со спящим даром. Но магическая личина, меняющая пол, долго бы не продержалась, и артефактов подобной силы и направленности не существовало. Да и интуитом шеф не являлся. Так что ему оставалось лишь помогать и вместе с Алистером готовить операцию.

Впрочем, я не возражала. Мне и самой хотелось как можно быстрее найти мерзавцев, сотворивших подобное с беззащитной девочкой. Дочь Герберта давно перестала быть мне чужой.

Удивительно, но Лоттер и его близкие: малышка Мисти, суровая, немногословная, но такая надежная Нила, даже ворчливый Брыг, вечно подозревающий меня в чем ни попадя, но при этом первым приходящий на помощь и даже пытающийся на занятиях старательно подсказывать из шкафа — на радость наставникам... Так вот, все они постепенно и незаметно заменили мне семью, которой у меня и на Земле уже не было.

Родители расстались, когда мне исполнилось пятнадцать. Отец — преуспевающий бизнесмен, умный и жесткий, стал инициатором развода и отсудил у мамы все их совместно нажитое имущество, включая загородный дом, огромную двухуровневую квартиру и бизнес. Брошенной жене досталась лишь крошечная квартирка в отдаленном районе.

Правда, нас с сестрой отец звал жить к себе, но Ника сразу категорически отказалась, и я полностью поддержала ее решение.

Дальше была жизнь на грани нищеты, болезнь мамы, долгие дни и бессонные ночи возле ее постели. Ника после окончания школы работала с раннего утра до позднего вечера, чтобы погасить кредит, взятый на лечение, и почти всегда отсутствовала. А я вела хозяйство, готовила, ухаживала за мамой и в перерывах между всем этим пыталась заниматься.

Порой бывало невероятно трудно, но в самые тяжелые минуты рядом всегда оказывалась Ника. Я восхищалась старшей сестрой, училась у нее силе духа, стойкости и терпению, умению смотреть прямо в лицо своим страхам и сражаться до конца, что бы ни случилось.

Мама умерла, когда я училась в последнем классе, а через несколько месяцев погиб отец, оставив нас единственными наследницами немалого состояния.

Казалось, жизнь, наконец-то повернулась к нам лицом, заиграла яркими радужными гранями. Первое время так и было — мы купили просторную светлую квартиру, одну на двоих, поступили в давно выбранные вузы, о которых мечтали…

А потом Ника пропала. Исчезла прямо из театра, с моего спектакля.*

Куда я только не обращалась, даже частных сыщиков нанимала, но найти сестру так и не сумела. Она словно в воду канула. Испарилась. Никто ничего не видел, не слышал, а все следы обрывались в маленькой нише, где и спрятаться-то особо негде.

Я даже подозревала Егора, бывшего парня Ники, в ее исчезновении. Именно он последним общался с сестрой, более того, преследовал, и, между прочим, не отрицал этого. Но улик против неудачливого поклонника так и не нашлось, слежка тоже ничего не дала. И хотя до конца я ему не поверила — пришлось отступить.

С тех пор прошло два года. Я привыкла быть одна и перестала дергаться от каждого звонка, ожидая, что услышу родной голос… Но в глубине души тлела упрямая, совершенно иррациональная надежда, что сестра жива и мы еще встретимся. И только здесь, в Аглоне, мне впервые пришло в голову, что Ника, возможно, попала в другой мир, как и я. Недаром, мы обе исчезли из одного и того же здания старого театра. Вдруг там какое-то особое место, и легко формируются межмировые порталы?

Невероятная мысль. Фантастическая. На Земле она показалась бы безумной, а тут выглядела вполне себе логичной и дельной. А еще, утешительной. Но я отложила ее. Пока. Сначала надо разобраться с собственными проблемами, а потом... Может, мне, действительно, удастся разыскать Нику?..

Заканчивались несколько дней, отведенных на ускоренную подготовку. Алистер с Гербертом обсуждали последние детали предстоящего дела, а я читала все, что нашлось, о Стакке и учила свою биографию.

Согласно новым исходным данным, теперь я леди Элвена — счастливая молодая супруга Алистера Демтора, очень дальнего родственника Вэйденов. Не больше, не меньше.

У герцога, действительно, имелся чуть ли не пятиюродный кузен с тем же именем. И он, этот самый кузен, недавно женился. Кроме того, оба Алистера были невероятно похожи, что отмечали все, кто их знал. Хотя… таких людей нашлось бы немного. Демтор слыл замкнутым, нелюдимым и, практически, безвыездно проживал в своем поместье. Женитьба не изменила его привычек, что нам с герцогом оказалось только на руку.

Вряд ли кто-то заметит подмену, особенно если внешность немного подправить с помощью магии и разных хитрых подручных средств. Как говорится, легкое движение руки — и больше нет герцога Алистер Вейдена и розыскника Раянны Сеигир. Вместо них в Стакку отправятся лорд и леди Демтор — молодая супружеская пара, влюбленная и беззаботная…

Но перед тем, как доставят соответствующие документы, королевские портнихи закончат шить новый, подобающий положению гардероб, и мы отправимся в дорогу, мне предстояло завершить еще одно важное дело — встретиться с лордом Фаистом и навестить, наконец, королевскую библиотеку.

Глава 14

Окно в кабинете было распахнуто настежь, и поднявшийся к вечеру ветер тянул прохладой, донося из парка запах дождя, свежести, ночных цветов.

Алистер немного притушил светильники, погружая комнату в приятный полумрак. Беззвучно прошелся из угла в угол. Мысли вновь и вновь возвращались к памятной беседе в парковом павильоне, на приеме у его величества.

Как Тимир тогда сказал?

«Вам придется стать женой его светлости герцога Алистера Вэйдена»…

Если бы еще полгода назад его попытались убедить в том, что он, затаив дыхание, будет ожидать ответа от женщины, он бы рассмеялся шутнику в лицо. А теперь вот стоял, ждал, и… боялся. Впервые в жизни боялся услышать слово «нет». И от кого? От «нового сотрудника» Лоттера, от его упрямой и такой непредсказуемой «находки».

Раянна...

Вэйдену нравились ее настойчивость, выдержка, смелость. То, как она улыбается едва заметно, уголками рта, или с досадой прикусывает нижнюю губу и упрямо вскидывает подбородок, бросая ему вызов. Смотрит прямо на него, не отводя взгляда, а в ее собственных глазах бушует самая настоящая огненная буря. Да, ему нравилось все это. Нравилось и, в то же время, невероятно злило.

Девчонка Герберта вообще вызывала у него самые противоречивые эмоции.

Иногда хотелось схватить ее за плечи, стиснуть покрепче, чтобы уж точно не вырвалась, и встряхнуть, как следует. Особенно когда она спорила с ним, отвечала слишком уж дерзко или подвергала свою жизнь неоправданному риску, как тогда, в запертой библиотеке лорда Беина. А в следующее мгновение его вдруг опаляло желанием привлечь девушку к себе, прижаться к чуть припухшим, таким манящим губам, скользнуть пальцами по нежному бархату кожи и почувствовать под собою ответную дрожь ее тела.

Да, его влекло к ней, что уж скрывать. Но жениться? Подобная глупость никогда не приходила герцогу в голову.

И все-таки, когда Тимир заявил, что Раянне для выполнения задания придется выйти замуж и назвал имя Вэйдена, тот поймал себя на нелепой, почти безумной мысли. Он хочет, чтобы девушка сказала: «хорошо, я согласна».

Странная прихоть, совершенно необъяснимая.

Алистер даже замер, осознав это. Потом стиснул кулаки и подался вперед — к Раянне, в ожидании ее реакции. А она просто ушла от ответа, задав в свою очередь встречный вопрос. Очень логичный, надо отметить. Правильный.

Гхирх побери!

Эта колючка с каждым днем восхищала его все больше, хотя, надо признаться, раздражала тоже изрядно.

Его неудержимо тянуло к ней, но он упрямо объяснял это тем, что ему просто любопытно. Профессиональный интерес к интуиту с редким, потенциально сильным даром, не более. Девчонка поможет Вэйдену найти его неуловимую «жену», которую он сам так и не сумел до сих пор отыскать. Только поэтому герцог вновь и вновь ищет повод, чтобы увидеться с ней, поговорить, проверить в деле.

Алистер помнил, какой азарт охватил его, когда он приехал в имение Беина и узнал, что Раянна тоже здесь. Как отменил поручение, данное Гхарешу перед этим, и озвучил новый приказ: найти девушку, наблюдать за ней и немедленно вызвать его в случае необходимости. Как бросил все, чтобы ринуться ей на помощь. И ведь успел в самую последнюю минуту! До сих пор при мысли об этом сводило скулы, в груди почему-то  становилось пусто и холодно.

А потом было дело «зеленой лиги», которым тайная канцелярия занималась вместе с гильдией Герберта...

Вэйден мог бы отправить на задание одного из своих подчиненных — теневые помощники имелись еще у нескольких магов из его ведомства. Мог бы... Но не стал. И привычно объяснил себе желание присоединиться к звезде розыскников намерением лично удостовериться, на что способен хваленый интуит Лоттера.

И когда там, в забытой всеми богами деревне, его внезапно захлестнуло эмоциями Раянны, а потом она сама потянулась к его внутреннему источнику, легко преодолевая все защитные барьеры, вернее, даже не заметив их, он не сразу понял, что произошло.

А когда осознал и, в свою очередь тоже почувствовал…

Сочетающаяся магия.

Невероятно!

Девушка могла подпитываться из его резерва, увеличивая свои силы, и, в свою очередь, передавать Вэйдену часть своих способностей. Это открытие оглушило герцога. С каким трудом он тогда отпустил от себя Раянну. Только мысль, что, оставшись, она подвергнет свою жизнь опасности, заставила его это сделать…

Алистер остановился, бросил быстрый взгляд в окно, за которым совсем уже стемнело, и решительно направился к письменному столу, чтобы убрать в сейф лежащие там документы. На сегодня работа почти закончена, осталось лишь одно небольшое дело. А завтра…

По его губам скользнула хищная, предвкушающая улыбка.

Поездка в Стакку обещала стать очень интересной. И крайне насыщенной.

А главное, они с Колючкой теперь будут все время рядом. Почти все время.

***

Здание Королевской библиотеки — ажурное, воздушное, с роскошными витражами, похожее на величественный готический собор — располагалась там же, на дворцовом острове.

Лорд Фаист прислал за мной свой экипаж. Наемную повозку на остров не пропустили бы, а для кареты Лоттера требовался специальный пропуск. Да и вообще, я ее использовать не хотела — мало ли, кто встретится по дороге, особенно, в непосредственной близости от дворца.

Герберт знал о моей договоренности с отцом Элны, о желании найти всю возможную информацию по межмировым порталам и интуитам — тоже, поэтому, пусть и не очень охотно, но все же отпустил.

В шесть часов вечера я уже входила в кабинете Фаиста.

— Вы позволите мне остаться здесь на ночь? — первое, что я сказала, после того, как поздоровалась.

Брови мужчины медленно поползли вверх. Ну, да, все верно, об этом я его заранее не предупреждала. Зачем пугать почтенного лорда раньше времени?

— Я завтра покидаю столицу. Новое дело. Нужно многое посмотреть, — объяснила поспешно и добавила, прежде, чем мне успели отказать: — Это и для задания важно.

— Не часто встретишь женщину, готовую пожертвовать сном ради знаний, — покачал головой Фаист. — Впрочем, в розыскники дамы тоже крайне редко идут.

Он помедлил, задумчиво разглядывая меня. Указал на сумочку, которую я все это время сжимала в руках.

— А здесь что?

— Тетрадь для записей, грифели, бутерброды и отвар, — отчиталась я.

— Бодрящий? С дайганом?

— Да, а еще с драконовым корнем, брусникой и капелькой целебной магии.

— Неплохо вы подготовились… — хмыкнул лорд. И непонятно было, одобряет или иронизирует. — Хорошо. Идемте.

Мы прошли анфиладой полутемных комнат, заставленных столами и внушительными, наглухо закрытыми стеллажами — видимо, это были какие-то служебные помещения — и оказались в просторном зале.

Дубовые панели, статуи в нишах, картины и барельефы на стенах, огромные, от пола до потолка окна — сейчас плотно занавешенные, несколько диванов, кресла и три широкие мраморные лестницы, ведущие вверх.

— Иших, — пройдя на середину комнаты, негромко позвал Фаист.

Стена напротив нас пошла рябью, и на ней нарисовалась, в буквальном смысле этого слова, хмурая физиономия с темно-синими, горящими, как два прожектора, глазами. И чудилось в этой самой физиономии что-то подозрительно знакомое. Прямо до боли…

— Теневой дух? — повернулась я к Фаисту.

— Он самый, — подтвердил лорд. — Только привязан он не к конкретному человеку, а к самой библиотеке, и подчиняется тому, кто занимает в данный момент должность хранителя. Старый договор, многовековой давности. Никто лучше Ишиха не ориентируется в здешних богатствах. По сути, он и есть наш главный библиотекарь.

— Добрый вечер, — церемонно поприветствовала я мрачно взирающую на нас физиономию.

Общение с Брыгом научило меня главному: вежливость в разговоре с духом Изнанки крайне, просто жизненно необходима. Очень уж эти существа обидчивы и самолюбивы.

Физиономия чуть высунулась из стены, превратившись из плоской, одномерной в объемную, придирчиво осмотрела меня, коротко кивнула и покосилась на Фаиста.

— Госпожа останется в библиотеке на ночь, — пояснил тот. — Поможешь ей с поиском необходимых книг, а утром проводишь, куда она скажет.

— Уровень доступа? — без лишних вопросов деловито осведомился Иших.

— Начальный. Все материалы с грифом «секретно» и личный королевский архив запрещены к посещению. Только общие фонды.

Эх... Жаль, конечно, но и за это спасибо. На Сеоте не существовало публичных библиотек. Здесь вообще не знали, что это такое, предпочитая закрытые книжные хранилища — частные, правительственные, гильдейские, храмовые, поэтому найти нужные сведения было невероятно сложно. Все, что имелось у розыскников, я уже просмотрела, и не раз. Ну не проситься же мне к его солнцеликой гадости преподобному Гилгику, в самом деле? Или к Алистеру в департамент. На экскурсию.

Так что, я просто поблагодарила и задала еще один крайне интересовавший меня вопрос:

— Лорд Фаист, вы позволите после возвращения еще раз сюда прийти? Сегодня я вряд ли успею все просмотреть.

Вскинула голову, обводя восхищенным взглядом лестницы, убегавшие к высокому сводчатому потолку, витые перила, балконы второго этажа — дальше библиотека просто тонула в полумраке.

Сколько здесь всего! Смотреть — не пересмотреть.

Видимо, лорд хранитель заметил что-то в моих глазах, потому что внезапно вдруг спросил:

— Любите читать?

— Люблю, — честно призналась я. Почему-то показалось, что отцу Элны можно об этом сказать. — С детства. А вот вышивать и музицировать, как положено дамам, — не очень. Так уж получилось. Дедушка сам много читал и меня приучил.

Очень кстати припомнила я «воспитавшего» меня отшельника и смущенно развела руками.

— Как отец, я не очень его одобряю, — нахмурился лорд. — Но, как книжник, понимаю и...

Фаист скупо улыбнулся, и его суровое лицо мгновенно смягчилось.

— Когда вернетесь, свяжитесь со мной. Выдам вам пропуск в библиотеку.

Короткий поклон. Учтивое, впрочем, не без затаенного лукавства:

— Нескучной вам ночи, госпожа Сеигир.

И лорд-хранитель ушел, оставив меня наедине с медленно, даже как-то зловеще, выплывающим из стены духом.

— Какие темы вас интересуют? — пронеслось по комнате раскатистым эхом. Отразилось от стен и обрушилось на меня.

Я вздрогнула от неожиданности, и «эхо» дребежаще рассмеялось.

Все-таки у теневых весьма своеобразное чувство юмора.

Я не стала откровенничать с духом и говорить о том, что мне действительно требовалось. Он, наверняка, отчитывается перед хозяином, а, заодно, и в ведомство Алистера докладывает. Так что темы я назвала самые общие, максимально их расширив. Пусть показывает все, что есть. Не может быть, чтобы в этом ворохе книг не нашлась хоть немного полезная для меня информация.

Дух выслушал озвученный перечень, покивал с самым важным видом. А потом меня подхватил призрачный голубой вихрь и, несколько раз крутанув на месте, утащил наверх. К знаниям...

Один час сменялся другим, неумолимо приближая утро нового дня. Дух переносил меня из зала в зал, оставлял у нужных полок, даже давал рекомендации, на что стоит обратить внимание в первую очередь, а затем благополучно испарялся. Каждый раз методично напоминая, что стоит мне позвать — пусть даже шепотом, и он тут же окажется рядом. Я набирала книги, располагалась — чаще всего за столом, но иногда просто на полу — и читала... читала... читала... До рези в глазах.

Все я, конечно, вряд ли даже пролистаю, но хоть что-то успею. Уже хорошо.

За окном уже брезжил ранний летний рассвет, все бутерброды были съедены, а отвар почти выпит, когда я оказалась в зале, посвященном богам Сеота. У полки, на которой сиротливо лежало несколько томиков — все, что нашлось в открытом доступе об Ирате.

Мда... Не густо.

Я вздохнула, потянулась к книгам, и тут за дверью, в соседнем зале, раздались быстрые, твердые шаги.

И они уверенно приближались.

Черт побери…

Приближались!

На принятие решения оставались считанные мгновения.

Быстрый взгляд по сторонам. За диванами и креслами не спрячешься, за книжными шкафами — тоже, неизвестно, куда незваный гость направится Ни одной ниши, статуи, за которой так удобно притаиться, или укромного уголка в зале нет. Остаются… Точно! Шторы. Плотные, тяжелые, длинные — как раз то, что нужно.

Метнулась к окну, радуясь, что предусмотрительно надела специальную обувь, смягчавшую шаги и делавшую их абсолютно бесшумными. Словно чувствовала, что это изобретение гильдейских магов мне пригодится сегодня вечером. Когда дверь открылась, я уже стояла за портьерой, вытянувшись в струнку вдоль стены и окаменев.

Забавно, если это Алистер. А уж если он меня еще и обнаружит... Получится, что мы с ним только и делаем, что в библиотеках встречаемся. Причем, при самых странных обстоятельствах. Я или по окнам прыгаю, или за шторами прячусь.

Посетителем оказался не Алистер. Но, честное слово, лучше бы это был он.

— Нет, Иших, — произнес раздраженный мужской голос. — Ты мне не нужен. Сам разберусь. Да, как всегда. Исчезни.

Гилгик.

Главный служитель верховного небожителя собственной солнцеликой персоной.

Мягко хлопнула, закрываясь, входная дверь. Шаги звучали все ближе и ближе, уверенно так, решительно. Я, кажется, вовсе перестала дышать, но тут жрец свернул в сторону и остановился.

В полнейшей тишине прошло несколько томительных секунд, а потом...

Наверное, мне не стоило выглядывать — это точно было бы безопаснее, но желание узнать, зачем почтенный жрец с утра пораньше пожаловал в библиотеку, оказалось сильнее. Розыскник я, в конце концов, или нет?

Прислушалась к себе — в последнее время я все больше и больше доверяла собственному чутью, но внутренний голос загадочно молчал, и я осторожно потянулась к едва заметному просвету между шторами.

Гилгик стоял совсем недалеко, у полки, где лежали книги об Ирате. Впрочем, его святейшество интересовали вовсе не рукописи, посвященные забытой богине, а стена рядом со шкафом. Именно по ней он сосредоточенно водил руками, вырисовывая какие-то странные фигуры. Еще и бормотал при этом.

Миг...

Другой...

Слабый шелчок...

И часть стены попросту испарилась, открывая неглубокую нишу.

И из этой самой ниши Гилгик прямо на моих глазах вытащил небольшую книжечку в красивом таком ярко-фиолетовом переплете. Тут же начал торопливо ее листать, как будто что-то искал — определенные страницы или строки. Нашел, вчитался, сжал кулак и зашипел сквозь стиснутые зубы. Мне даже почудилось, что верный служитель Солнцеликого помянул проклятого Гхирха.

Что же святошу взволновало?

Мне до такой степени захотелось самой заглянуть в книгу, что даже руки от нетерпения зачесались. Наверное, я все-таки пошевелилась или слишком громко выдохнула, потому что Гилгик вдруг оторвался от рукописи, вскинул голову и насторожился, прислушиваясь.

Я снова затаила дыхание. Даже руку приложила к шее, сдерживая бешеные удары сердца, которое, казалось, билось теперь где-то в горле. И тут прямо передо мной, на портьере, возникла физиономия Ишиха. Дух оглядел меня, оценивающе прищурился и… дохнул прямо в лицо. А потом исчез, словно его и не было.

Сотни крохотных, острых иголочек впились в кожу, и в ту же секунду жрец расслабился. Перестал сверлить подозрительным взглядом полки и опять углубился в чтение.

Отвлекся он лишь минут через десять. Захлопнул книгу, задумчиво побарабанил пальцами по корешку, убрал фиолетовый томик назад, в нишу, и, когда тайник закрылся, снова слившись со стеной, покинул помещение.

Эхо его шагов постепенно стихло, а я все медлила, не решаясь покинуть свое убежище. Так и стояла, пока передо мной в очередной раз не появился Иших.

— Ушел? — судорожно сглотнув, шепотом поинтересовалась у Тени.

— Его святейшество Гилгик, верховный жрец Солнцеликого изволил покинуть королевскую библиотеку и только что благополучно отбыл, — самым что ни на есть официальным тоном поведал мне дух и... подмигнул.

А потом залихватски ухнул и явно довольный собой тоже... покинул и отбыл, буквально растворившись в воздухе.

Мда... Я уже говорила, что у выходцев с Изнанки специфическое чувство юмора? Так вот, уточняю: очень специфическое.

Я, в свою очередь, тоже выбралась из-за шторы и отправилась все к той же полке. Постояла у стены, поводила по ней руками, ничего не обнаружила и не нащупала, вздохнула и сосредоточилась на книгах.

Четверти часа вялого листания хватило, чтобы понять: ничего нового я здесь не увижу. Невнятные легенды, общие слова и никакой конкретики. Чем дольше читала, тем чаще вспоминала рукопись из тайника и косилась на стену. И, наконец, не выдержала.

Захлопнула последний взятый с полки том. Решительно позвала:

— Иших!

В конце концов, подмигивал же он мне недавно. Может, и помочь не откажется?

Дух словно ждал, что его позовут — явился почти мгновенно. Хотя… может, и правда, ждал, кто его знает?

Материализовался за моей спиной и прошелестел в прямо в ухо:

— Ч-ч-чего желаете?

И удовлетворенно сверкнул своими сапфировыми глазами, когда я, подпрыгнув на месте, поспешно обернулась. Совсем у Тени мало здесь развлечений, как я погляжу. Впрочем, сейчас меня меньше всего тревожило, как Иших забавляется в свободное время. Интересовало другое.

— Скажи, я имею право читать все книги из общего фонда?

Короткий сдержанный кивок:

— А здесь, в этом зале?

— Безусловно.

— Даже те, что находятся в тайниках?

— В этом зале нет официально учтенных и зарегистрированных тайников, поэтому повторяю: любая рукопись, хранящаяся в данном помещении, вам доступна. Согласно распоряжению хранителя библиотеки, которому я обязан беспрекословно подчиняться.

И вот вроде бы голос Ишиха по-прежнему звучал невозмутимо, даже отстраненно. Но то, как он подчеркнул слово «любая»… Я, конечно, могу ошибаться, но у меня возникло стойкое ощущение: Тень догадывается, о чем я собираюсь его просить.

Что ж, попробуем…

— Тогда… Можешь открыть ту нишу?

Ткнула пальцем в нужную точку и затаила дыхание в ожидании ответа.

— Вскрыть схрон без разрушения невозможно, — покосившись на указанное место, констатировал дух, но не успела я расстроиться, как он добавил: — А вот достать содержимое — я могу в любой момент.

Подлетел к стене, сунул в нее лапу и вытащил книгу — причем проделал все так легко и просто, словно не из тайника ее добыл, а с полки снял. Задумчиво покрутил туда-сюда, вынес окончательный вердикт:

— Запрета нет.

И протянул мне вожделенный фиолетовый томик.

Жадно схватила книгу и тут же начала листать.

Ирата… Ирата… Ирата… Имя богини встречалось почти на каждой странице. Времени толком разобраться в содержании у меня не было, но, похоже, это записки какого-то жреца. Очень старые.

Невероятно!

Кинула быстрый взгляд на окно — облака на небе уже розовели в лучах восходящего солнца. Скоро начнется новый день, библиотека откроется для посещения, значит, мне пора уходить, и прочитать я ничего не успею.

— Иших, а забрать с собой ее можно?

— Нет, вынести книгу из библиотеки без разрешения, подписанного его величеством, лордом-хранителем или его светлостью герцогом Вэйденом, нельзя. А эту… — дух склонился над рукописью в моих руках, и страницы на мгновение окутало темным облаком. — Ее и вовсе забрать нельзя, ни при каких условиях. Рукопись привязана к этому месту первым владельцем. Таково обязательное условие.

Так вот почему Гилкик до сих пор не утащил найденное сокровище в храмовые хранилища. Просто не мог.

— А верховный жрец Солнцеликого часто сюда приходил? — начала я осторожно.

— У его святейшества имеется постоянный пропуск, так что да, часто. Но он всегда требовал оставить его одного и никогда не заговаривал о схроне.

Естественно. Наверняка, не желал, чтобы знали о существовании записок.

Заполучить их с каждой секундой хотелось все сильнее и сильнее. И тут Иших спокойно так произнес:

 — И не просил сделать копию.

Что?

У меня даже руки задрожали от вожделения.

— Так ты можешь скопировать книгу?

— Я — страж библиотеки. Могу все, — надменно выпрямился теневой.

— Иших, миленький… — я запнулась, не в силах продолжать, и молитвенно сложила ладони

Повисла пауза.

Дух взвился под потолок, сделал там круг, будто размышляя. Снова спустился ко мне.

— Вы общаетесь с Брыгом… — произнес он ровно, с каким-то скрытым намеком, и я сникла.

Обитатели Изнанки не жалуют полукровок, выходит, и мне ничего не светит. За дружбу с ушастым.

— Он хорошо отзывался о вас. Хвалил даже, — неожиданно продолжил Иших и решительно закончил: — Помогу.

Мне оставалось только удивленно выдохнуть. Вот как понять этих духов? Враждуют они все-таки или нет?..

Через пять минут я стала счастливой обладательницей точной копии хранившихся в тайнике записок. Спрятала ее в сумку, и Иших понес меня к выходу.

Только бы на обратном пути никого не встретить. Что вполне возможно — с моим-то везением.

Глава 15

Последние дома предместья остались позади. Лошади, еще не успевшие устать, бодро застучали копытами по южному тракту, все дальше и дальше унося нас от столицы. Карета мягко покачивалась на рессорах, мимо проносились поля, луга, перелески. Мелькали крохотные придорожные деревни.

В другое время я с удовольствием приникла бы к полуоткрытому окну. Щурилась на ласковое, пока еще не жгучее солнце, подставляла лицо свежему, чуть прохладному утреннему ветерку и любовалась бы окрестностями. Чужой мир, в котором я постепенно обживалась, не переставал удивлять и интересовать меня.


В другое время...


Сейчас же хотелось лишь одного — спать.

К счастью, на рассвете, по дороге с дворцового острова в Ростас-холл, я никого не встретила. На этот раз мне, действительно, повезло. Но в имении я только и успела, что принять ванну, привести себя в порядок и наскоро перекусить, завершив завтрак неизменным тонизирующим товаром. Да-да, тем самым, с дайганом, драконовым корнем, брусникой и небольщой дозой целебной магии. Получила последние инструкции у Лоттера, расцеловала Мисти, попрощалась с Нилой, Брыгом, и все — у ворот уже ждала карета Вэйдена.

Так что, спать хотелось невероятно, то есть просто жутко. Голова налилась свинцовой тяжестью, глаза слипались сами собой. И это оказалось к лучшему. Как выяснилось, меня сейчас даже соседство Алистера не смущало, хотя сидел он гораздо ближе, чем в первую нашу совместную поездку. Карета, что везла нас в Стакку — к слову, достаточно удобная и комфортная — была все же не такой просторной, как экипаж главы королевской тайной канцелярии.

Вэйден устроился напротив, и я, при желании, могла разглядеть мельчайшие детали его внешности. Вернее, внешности Алистера Демтора, в которого герцог преобразился.

Я, кстати, почти не изменилась. Элвену, скромную провинциальную барышню, воспитанную близкими в строгости и ни разу в жизни не покидавшую родной городок, мало кто знал и видел близко. Ростом и фигурой мы похожи, обе темноглазые и темноволосые, поэтому даже перекрашиваться не пришлось.

Хотя для меня это не составило бы труда.

Кем я только ни была — блондинкой, брюнеткой, рыжей. И в жизни, и на сцене. Как любая актриса, я любила экспериментировать со своей внешностью. Но в данном случае большая часть моих умений не пригодилась.

Строгая прическа, целомудренное платье, кроткий взгляд и искусный грим, незаметно корректирующий внешность, максимально приближали меня к Элвене. И, разумеется, новое имя.

Все.

А вот герцогу пришлось потрудиться, чтобы полностью соответствовать оригиналу. Ради этого король даже пожертвовал редким артефактом из своей сокровищницы — уникальным изобретением гениального мага-иллюзиониста древности. И теперь напротив меня сидел виконт Алистер Демтор.

Те же черты, что у Вэйдена, но скулы не такие рельефные. Овал лица мягче, нос шире, а подбородок, наоборот, уже, и не жесткий, упрямый, а округлый, чуть скошенный. И глаза вроде бы тоже зеленые, но намного светлее, бледнее.

Кузены, действительно, походили друг на друга, и, в то же время, неуловимо, но разительно отличались. Смертоносная сталь и податливый воск. Мне даже не по себе стало. Немного. А потом попутчик заговорил, и я облегченно вздохнула. Как бы герцог ни изменился внешне, манера речи пока осталась прежней — напористой и властной. 


— Раянна.

— Да, ваша светлость, — рассеянно отозвалась я. 


— Вот об этом я и хотел с вами поговорить. — герцог поймал мой взгляд.

— О чем «об этом»?

Мне даже спать расхотелось на некоторое время. От удивления.

Он желает побеседовать со мной о своей светлости?


— О том, как вы ко мне относитесь, — рассеял мои сомнения герцог. — 
Я близкий вам человек, любимый муж… По крайней мере, на ближайшую неделю. А вы обращаетесь ко мне холодно-официально, да еще и титул постоянно поминаете, который к Демтору, между прочим, не имеет никакого отношения. Привыкайте называть меня на «ты» и по имени: Алистер, Ал...

Угу, а еще лучше — Алик. Интимно так и по-супружески доверительно. Тогда уж точно никто не заподозрит, что мы совершенно чужие друг другу люди.

Вообразила, как я томно тяну где-нибудь в присутственном месте на глазах у почтенной публики: «Алик. Ну, Али-и-ик». И улыбка сама собой наползла на губы.

Вэйден, даже близко не представлявший, о чем я сейчас думаю, истолковал мою гримасу абсолютно неправильно.

— Я рад, что тебе понравилось мое предложение... Яна, — мурлыкнул он вкрадчиво.

— Жену Демтора зовут Элвена, — попыталась я увеличить стремительно сокращавшееся между нами расстояние.

— Неважно, — отмахнулся герцог. — Эна... Яна... Какая разница? Это домашнее имя, и муж вправе называть тебя так, как ему больше нравится. И еще...

Он подался вперед и мягко накрыл мою ладонь своею.
Я невольно отпрянула, вырывая руку, и Алистер удовлетворенно хмыкнул.

— Вот видишь? Мы счастливые новобрачные, а ты дергаешься и убегаешь, стоит мне лишь дотронуться. Так дело не пойдет — нас разоблачат еще на подъезде к Стакке, на первом же постоялом дворе. Может, нам потренироваться пока не поздно, как думаешь? Порепетировать? В дороге все равно делать нечего. М-м-м?

Он приподнялся, практически нависая надо мною, и лицо его внезапно оказалось очень близко. Длинные, сильные пальцы потянулись к моей щеке, скользнули сверху вниз в мягкой, невесомой ласке.

Кожу вдруг обожгло от этого легкого прикосновения, сердце на мгновение замерло, а затем застучало часто-часто.

Да что со мной творится? Это все от бессонной ночи, не иначе.

— Не будем репетировать, — я мотнула головой и решительно отвела ладонь Алистера. — Сыграем сразу, без подготовки. В крайнем случае, я сделаю вид, что на вас… на тебя обиделась и за что-то дуюсь. С молодоженами такое частенько бывает.

— Вот как? — приподнял бровь Алистер. — А ты откуда знаешь?

— Рассказывали, — хмуро буркнула я. Отодвинулась в угол, откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза, показывая, что разговор закончен.

Некоторое время в карете царила тишина. Я уже начала засыпать, как вдруг...

— Ты плохо спала ночью? — прозвучал неожиданный вопрос.

— Вообще не спала, — пробормотала, выныривая из такой вожделенной, сладкой дремоты.

— Чем же ты занималась?

— Проводила время в приятной компании, — вяло отшутилась я и прикрыла рот ладонью, с трудом сдерживая зевок.

Ну а что? Общество Ишиха вполне можно назвать приятным. Фаист тоже был вполне мил. Да и книги мне попались очень даже достойные. А светлейшего Гилгика можно в расчет не принимать. В конце концов, гусь свинье не товарищ. То есть, жрец Солнцеликого попаданке не компания.

— И что же ты делала в этой самой компании? — воздух в карете вдруг как-то странно сгустился.

— Получала ни с чем не сравнимое удовольствие…

Я нехотя приоткрыла глаза, рассматривая лицо Алистера, на котором читалось плохо скрытое раздражение, даже злость.

Хм... с чего бы это? Тоже мне, ревнитель нравственности нашелся.

— Читала я, — призналась наконец.

— Читала?

— Угу. Я, знаешь ли, люблю читать. Очень... — призналась доверительно. И покрепче перехватила сумочку, в которой лежала заветная фиолетовая книжечка.

Моя прелес-с-сть.

— Ты удивительная девушка, — после паузы немного ошарашено признался герцог. И затих.

Я не стала переспрашивать, что он имел в виду — сил уже ни на что не оставалось. Снова закрыла глаза и наконец-то уплыла в сон.

И уже сквозь дрему почувствовала, как мне под голову подкладывают что-то мягкое и заботливо, очень осторожно укутывают плащом...

Проснулась я во второй половине дня, причем, на плече у Алистера. Он даже развернулся, чтобы мне было удобнее на него опираться, да еще и аккуратно придерживал, не давая соскользнуть вниз.

Заметив, что я открыла глаза, герцог помедлил секунду, со странным выражением вглядываясь в мое лицо, затем отстранился и сразу пересел на противоположную скамейку.

— Выспалась? — тон ровный и спокойный, разве что голос чуть хрипловатый.

Быстро поправила волосы и платье, соображая, как мне отреагировать на столь неожиданное соседство: возмутиться или поблагодарить? В конце концов, решила не злобствовать по пустякам.

Может, человек просто хотел помочь? Страховал, чтобы я не свалилась на ухабах — мы уже довольно далеко отъехали от столицы, и дорога стала заметно хуже. А так я, действительно, неплохо отдохнула. Еще бы поесть, удобства посетить — и совсем хорошо будет.

— Да, спасибо! — выпрямилась, прогоняя остатки сна, бросила рассеянный взгляд на окно. Мимо проплывал все тот же бесконечный лес. — А нам долго еще?

— Сейчас остановимся, — Алистер понимающе улыбнулся. — Ненадолго. Надо успеть к вечеру добраться до постоялого двора, на котором обрывается след Алемины. Нам уже заказана комната на ночь. Осмотримся, проверим еще раз. Правда, мои люди там все обыскали, всех допросили, и не один раз. Так что, вряд ли узнаем что-то новое, но чем Гхирх не шутит.

Я молча кивнула, принимая план.

На постоялый двор с забавным названием «Глоток удачи» мы прибыли уже в сумерках.

Добротное двухэтажное строение за высоким забором, повозки, одна за другой въезжающие на широкий мощеный двор, солидная охрана. Было видно, что заведение, стоявшее на одном из самых оживленных трактов королевства, процветает. Да и запахи со стороны кухни доносились довольно аппетитные. Или я просто сильно проголодалась?

Хозяин, худощавый, жилистый мужчина лет сорока, встретил нас в дверях. Окинул цепким взглядом опытного харчевника, сделал какие-то свои выводы, а когда узнал, что у нас уже заказана комната — причем самая лучшая, дорогая, — тут же расплылся в широкой профессиональной улыбке. Подозвал служанку, коротко распорядился:

— Проводишь их милости в апартаменты для новобрачных.

И уже нам:

— Лорд, леди, если что-то понадобится… ванна там, ужин в номер или завтрак в постель, — он позволил себе легкую улыбку, едва заметную, уголками губ, — в апартаментах есть звонок. Ойза сразу же прибежит.

Скрипучая лестница, ведущая наверх — к угловой комнате в конце коридора. С собственной ванной, двумя большими окнами, минимумом мебели и огромной, на первый взгляд, четырехспальной, кроватью. Так себе апартаменты, если честно, зато сразу видно: номер для молодоженов.

Как только мы остались одни, я тут же закатала рукав, обнажая запястье, вернее, изящный золотой браслет, застегнутый на нем. Подарок Мине от матери. По словам королевы, ее названная сестра никогда с ним не расставалась и только перед побегом сняла и оставила во дворце. Наверное, боялась, что по украшению ее узнают. Или неведомый возлюбленный запретил брать с собой безделушку.

В любом случае, для меня предмет, к которому виконтесса настолько привязалась, был очень кстати. Я браслет даже на руку надела, чтобы связь с его хозяйкой поддерживать и сразу ощутить, если она окажется рядом. Впрочем, сейчас я и без этой вещицы могла сказать: Алемина жила здесь некоторое время назад. Ее энергетический след, уже довольно слабый и основательно «затоптанный», чувствовался повсюду.

Я обошла спальню, заглянула в ванную. Вдруг девушка оставила хоть что-то — случайную мелочь, знак, деталь, указывающие, где ее искать.

— Яна? — Алистер стоял у окна, внимательно изучая двор.

Я лишь отрицательно качнула головой.

— Пусто.

Увы, найти ничего не удалось. Впрочем, мы на многое и не рассчитывали. Люди герцога, действительно, уже до нас все обыскали и вряд ли могли пропустить что-то значимое.

Легкий стук в дверь прервал начавшийся разговор. В полуоткрытую створку просунулась кудрявая головка сероглазой Ойзы.

— Ужин сюда подавать? — девушка стрельнула глазами по сторонам и преданно, не скрывая своего восхищения, уставилась на Вэйдена.

— Нет, — герцог улыбнулся, лениво так и очень по-мужски, отчего служанка тут же смущенно зарделась. — Проводи нас в обеденный зал.

Ну да, все верно. Зачем в комнате сидеть, когда подвернулась такая замечательная возможность осмотреть и другие помещения?

—Как скажете, господин, — пискнула Ойза и присела в поклоне, а Алистер по-хозяйски подхватил меня под руку, да еще и притянул к себе.

Сопротивляться в присутствии служанки было глупо. Мне не оставалось ничего другого, как лучезарно просиять в ответ, и мы, тесно прижавшись друг к другу, как два голубка, двинулись вниз. В люди.

В обеденном зале, чистом и уютном, оказалось довольно многолюдно, но Ойза, уверенно лавируя между посетителями, целенаправленно повела нас к свободному столику в нише у окна.

Букет алых роз в вазе, свечи, узор из сердечек на льняной скатерти и салфетках… Этот стол, что, как и служанка за номером для новобрачных закреплен? Сколько же герцог за него заплатил?

Алистер, кстати, тоже заметил романтическую атмосферу, царившую в отведенном нам углу. Окинул задумчивым взглядом стол, розы, сердечки... Иронично хмыкнул и, едва я успела сесть, наклонился и, перехватив мою ладонь, накрыл своей.

— Дорогая, что будешь заказывать? — мурлыкнул, прожигая меня страстным взглядом. Настолько достоверным, что я даже почти поверила.

А вот служанка точно купилась — порозовела, восторженно закатила глаза, а ее томный вздох не услышал только глухой.

Нет, я понимаю, что нам по легенде положено изображать влюбленных новобрачных, но можно же немного поумерить свой пыл? Зачем предаваться делу с таким нездоровым энтузиазмом?

— Осмелюсь посоветовать картофельную запеканку с беконом и грибами. Наше фирменное жаркое из оленины под клюквенным соусом повару сегодня тоже удалось. А на сладкое — запеченные яблоки с медом, изюмом и красным вином… — заученно оттараторила Ойза, не отрывая зачарованного взгляда от Вэйдена, который тем временем поднял мою руку и коснулся запястья горячими губами.

Я попыталась незаметно высвободить ладонь — не удалось. Потянула ее на себя сильнее…еще сильнее — опять безрезультатно. А Алистер уже целовал пальцы — один за другим, провокационно медленно, очень чувственно. При этом не сводил с меня взгляда, словно ожидал, как я поступлю, а в глубине его глаз вспыхивали странные, жаркие огоньки.

Все это уж точно было лишним. И… видимо, он опять забыл, что в подобные игры можно играть и вдвоем.

— Прекрасно, — с энтузиазмом согласилась я. — Несите все…

Замялась... Одарила Вэйдэна нежным взглядом... Слишком нежным, судя по всему, потому что герцог мгновенно перестал улыбаться и ощутимо напрягся, явно вычисляя, в чем тут подвох.

Не стала разочаровывать «мужа» и пропела:

— Скажите, а яйца морского дракона у вас имеются? И устрицы, самые крупные, из Басшара? Ну, те, которые восстанавливают мужскую силу?.. Есть? Замечательно. Прибавьте их тоже… Милый, помнишь, ты упоминал, что тебе эти блюда просто жизненно необходимы?

Вот тут не забыть еще наивно похлопать ресницами, довершая образ излишне заботливой и очень юной глупышки-жены, которая сама толком не понимает, о чем говорит.

Ответом мне стали яростные сполохи в зеленых глазах. Но ладонь мою Алистер тут же отпустил.

Надо отдать должное Вэйдену, в себя он пришел довольно быстро. Спокойно, как ни в чем не бывало, подтвердил заказ, отказавшись, правда, от устриц и драконьих яиц, а когда Ойза убежала, небрежно, расслабленно так откинулся на спинку кресла.

— Как-то ты подозрительно хорошо разбираешься в афродизиаках. Можно сказать, профессионально, — негромко проронил он, внимательно изучая меня из-под полуопущенных ресниц. — Особенно для юной девушки, выросшей в лесу.

— Угу... И воспитанной медведями, — вполголоса пробормотала я и, не дожидаясь недоуменного вопроса, поинтересовалась уже громче: — Это ты на что сейчас намекаешь?

— Не намекаю, прямо спрашиваю. Откуда информация?

Вот ведь настойчивый какой.

— Читать люблю, — сообщила я уже традиционное.

— Хочешь сказать, что все эти сведения ты в библиотеке своего дедушки нашла? — с подозрением нахмурился Алистер.

— Не хочу.

Еще не хватало бедного отшельника подставлять.

— А вот в гильдейском хранилище каких только рукописей нет. Энциклопедий, справочников. И наставники требуют, чтобы мы все это изучали, запоминали и им потом сдавали. Для розыскника любая мелочь важна, сам знаешь.

— Знаю. Но только и тебе, в таком случае, должно быть известно: плоха та новобрачная, которая не способна поднять... гм... настроение мужу без всех этих подручных средств.

Вэйден усмехнулся и, резко подавшись вперед, поймал мой взгляд.

— Ничего, мы с тобой над этим поработаем… Потренируемся… — понизив голос до хрипловатого шепота, пообещал он. — Розыскник ведь должен разбираться во всем. И уметь...

Нет, ну не гад ли?

— С некоторыми людьми, что работай, что не работай — толку никакого. Безнадежный случай, — сокрушенно поведала я, не отводя глаз от лица Алистера.

Чтобы он не сомневался, какой именно «безнадежный случай» я в данный момент имею в виду.

— Не провоцируй меня, — хищно прищурился мужчина.

— А ты — меня, — не осталась я в долгу.

Что уж скрывать: было страшно… очень страшно вот так, откровенно и прямо, бросать ему вызов. Но если я сейчас промолчу, уступлю, Вэйден так и продолжит воспринимать меня как «девочку Герберта», забавную диковинку — не больше. И относиться станет соответственно.

Некоторое время за столом царила тягостная тишина. Мы, не отрываясь, смотрели друг на друга, а потом Алистер... расхохотался. Искренне, неудержимо.

— Хорошо. Заключим перемирие, — отсмеявшись, неожиданно предложил он. — Не могу пообещать, что навсегда. Мне нравится пикироваться с тобой, давно не получал такого удовольствия. Но делу это, в любом случае, не должно мешать. Так что... Мир?

— Мир, — согласилась я, поймав себя на том, что улыбаюсь в ответ.

Ужин закончился за вполне мирной беседой. Алистер рассказывал что-то забавное, я заинтересованно кивала в ответ. Со стороны мы, наверняка, выглядели как самые типичные новобрачные, беззаботно наслаждающиеся обществом друг друга. Потом герцог галантно предложил прогуляться перед сном — полюбоваться полной луной, окрестностями и послушать пение птиц. Я с энтузиазмом согласилась. Окружающие поухмылялись, проводили нас понимающими взглядами, и мы отправились на разведку. Рука об руку, как образцовые влюбленные.

Прошлись вдоль ворот, осмотрели двор, забрели на конюшню, а я даже умудрилась заглянуть на кухню — дескать, с поваром желаю познакомиться и лично поблагодарить за прекрасный ужин. В общем, почти везде побывали, но ничего, кроме остаточных следов, не обнаружили. Браслет Мины тоже не подавал никаких признаков жизни.

Что ж, чуда не произошло.

В принципе, подобного и следовало ожидать, на этот случай у меня имелся план «Б».

— Алистер, я хотела бы принять ванну, — повернулась я к своему спутнику.

— Помочь? — мгновенно отреагировал тот.

— Да, именно об этом я и собиралась просить, — подтвердила покладисто. Дождалась, пока поперхнувшийся воздухом мужчина прокашляется, и продолжила: — Ты очень поможешь, если в течение ближайшего часа не будешь возвращаться в номер. Мне необходимо поговорить со служанкой.

— Надеешься узнать что-то новое? — Вэйден тут же посерьезнел — ни следа недавней насмешливой расслабленности. Взгляд стал внимательным, цепким. — Всю прислугу допросили. Тщательно и неоднократно. Считаешь, они утаили важные факты?

— Нет, сознательно они ничего не стали бы скрывать от королевских безопасников, уверена. Но собственные наблюдения, мелочи, детали, по их мнению, не относящиеся к делу, оставили при себе. Слуги многое видят, но с господами редко делятся результатами наблюдений. С властями — тем более. Ойза работает в апартаментах для новобрачных и, наверняка, общалась с Алеминой, но при тебе откровенничать не станет... В общем, мне нужен час времени, горячая ванна, Ойза и... Закажи, пожалуйста, клюквенный взвар и самые лучшие пирожные, которые только есть в этом заведении.

Что может быть лучше ванны после целого дня, проведенного в пути? Горячей, пенной, с ароматическими солями и целебными травами, делающими кожу просто бархатной.

От тонкого цветочного запаха, витавшего в комнате, немного кружилась голова. Хотелось просто расслабиться, лежать, наслаждаться и ни о чем не думать. Но дело само себя не сделает и нужные вопросы служанке не задаст. И я героическим усилием заставила себя приоткрыть глаза.

— Налей попить, Ойза, — попросила лениво.

Ожидавшая распоряжений девушка тут же сорвалась с места, подала кружку с взваром, а затем придвинула столик с пирожными так, чтобы мне было удобнее.

Есть не хотелось от слова совсем, но... Я посмотрела на Ойзу, заметила завистливый огонек, мелькнувший в ее глазах, когда она провожала взглядом мое движение, и поняла, что правильно все рассчитала. Редкая девушка откажется от вкусного десерта, особенно, если в обычной жизни он ей не доступен.

— Возьми себе что-нибудь, — предложила я вскользь, как бы между прочим, махнув рукой в сторону блюда. И отвернулась, чтобы не смущать служанку.

— Нам нельзя, госпожа, — в негромком вежливом ответе явственно звучало сожаление. — Запрещено.

— Запрещено выполнять просьбы гостей, попавших в трудную ситуацию?

— В труд-ную?

Ойза от удивления даже заикаться начала.

— Именно, — подтвердила я. — Пирожные мне муж подарил. Он очень расстроится, если увидит, что часть из них осталась. Решит, что не угодил с подарком. А я... я все это просто не съем. Буду очень благодарна, если поможешь… Ах, ну садись ты, не стой. Принеси для себя кружку, устраивайся поближе и выбирай, что нравится, все равно мне в ближайшее время твои услуги не понадобятся.

История о подарке, конечно, не выдерживала никакой критики и у серьезных людей точно бы не прошла. Но Ойза, слава богам, обыкновенная служанка и в спецслужбах не работает. Да и, как известно, у богатых свои причуды — на это можно списать почти любую несуразность.

Служанка все еще колебалась, и я добавила:

— А наказания не бойся. Никто не знает, как мы здесь проводим время, чем занимаемся. И не узнает. Это будет наш маленький секрет.

И подмигнула с заговорщицким видом.

Последний аргумент оказался самым действенным, и вскоре мы уже дружно лакомились пирожными. Кстати, они оказались невероятно вкусными — я и не заметила, как увлеклась. Видимо, повар «Глотка удачи» действительно владел кулинарной магией.

— Ах, леди, – восхищенно зажмурилась Ойза, когда блюдо почти опустело. — Его милость, ваш супруг, такой замечательный. Обходительный, красивый. А уж какой щедрый...

Девушка на мгновение умолкла, видимо, вспоминая светлый облик богатого и великодушного красавца «виконта».

— Муж меня балует, — с довольной улыбкой подтвердила я. — Но, думаю, ты много таких пар, как наша, видела. В номере ведь только молодожены останавливаются?

— Да, это же апартаменты для новобрачных, — кивнула девушка. — Хотя... вот незадолго до вас леди ночевала. Совершенно одна. Ее жених не смог сразу с ней поехать, и они договорились здесь встретиться. Но он все равно сразу снял для нее эту комнату, а сопровождающим велел удовлетворять любой каприз своей госпожи. Чтобы она, значит, ни в чем отказа не знала. Так ее любил. А леди… Очень уж она его ждала. Скучала. Все у окна стояла, да на ворота смотрела. Весь вечер и полночи.

— И как? Приехал ее возлюбленный? — я подтолкнула к Ойзе блюдо с последним пирожным. — Бери-бери, я уже наелась. Больше ни кусочка не влезет.

— Нет, не приехал, — вздохнула служанка. — Прислал письмо под утро. Уж что там в нем было, не знаю, да только леди очень расстроилась и сразу засобиралась в дорогу. А через некоторое время приехали дознаватели. Все вверх дном перевернули, да о нашей гостье выпытывали.

Девушка отложила недоеденное пирожное, наклонилась ко мне и, блестя глазами, сообщила громким шепотом:

— Сдается мне, леди эта с женихом-то своим против воли родных сошлась и сбежала из дома. Вот ее и искали. Меня тоже допрашивали. Да только что я сказать могла? Леди со мной не откровенничала и о своих планах не сообщала. Мы с ней только о пустяках разных беседовали... Вот, как с вами.

— Что, тоже о пирожных? — улыбнулась я.

— Да хоть и о пирожных, — неожиданно согласилась Ойза. — Она их очень любила. Вспоминала, какие вкусные лакомства в доме ее сестры готовят. Грустила, наверное, по семье. А еще сказала, что давно мечтала попробовать один очень редкий десерт, и скоро у нее появится такая возможность. Тогда она непременно сестре напишет.

— Что за десерт? — насторожилась я. — Мне бы тоже хотелось...

— Ой, название такое интересное, — хихикнула девушка. — «Горячий поцелуй». Нет, «жаркий»... Или все-таки «горячий»? Не помню точно.

— «Поцелуй», говоришь?..

Я допила взвар, посмотрела на пустое блюдо и кивнула Ойзе.

— Ладно, давай вытираться и одеваться. Боюсь, его милость уже заждался. А он особым терпением не отличается…

—«Горячий поцелуй», — задумчиво повторил Вэйден, когда мы остались вдвоем, и я пересказала наш с Ойзой разговор. — Моим людям она о десерте не говорила.

— Уверена, ей и в голову это не пришло. Где интересы безопасников, а где — любовь к пирожным? Совершенно несовместимые для простой девушки понятия.

Я отложила расческу и повернулась к герцогу, который нетерпеливо мерил шагами комнату, продолжая на ходу рассуждать:

— Если служанка ничего не перепутала, десерт, действительно, редкий, и Алемина планировала его в ближайшее время попробовать, значит, есть вероятность, что его готовят в одной из кондитерских Стакки.

— Фирменное блюдо, — подхватила я. — Надо найти эту кондитерскую. А там, надеюсь, и след виконтессы отыщется.

— Да, — Вэйден резко остановился и направился к выходу. — Я свяжусь со своими людьми, пусть выяснят, что это за заведение, а ты ложись спать, поздно уже…

Когда он вернулся, я уже устроилась в кровати, расположившись на самом краешке и по уши закутавшись в одеяло. Надеюсь, мы вполне мирно поделим этот четырехместный полигон для ночных игрищ. Места тут много — всю ночь друг к другу ползти можно и при этом еще и разминуться.

Но герцог меня удивил. Подошел, подхватил подушку, второе одеяло и, ни слова не говоря, начал раскладывать их на полу.

— Что вы делаете? — я от удивления даже привстала. И снова на «вы» перешла.

— Собираюсь спать, — невозмутимо пояснил мужчина. Не меняя интонации, пожелал: — Спокойной ночи.

И, так как я продолжала неподвижно сидеть и пялиться на него, добавил:

— Если ты обо мне переживаешь, то зря. Я в разные ситуации попадал. Усну, не сомневайся.

Хм... Он, может, и уснет, а вот мне совесть всю ночь глаз сомкнуть не даст и к утру окончательно запилит.

Это что же, я одна на огромном «ложе любви» отдыхать буду, а подельник — ютиться под кроватью? И ведь мелькала у меня мысль, что Вэйдену лучше устроиться где-нибудь в другом месте, но когда я увидела всю эту ненадежную конструкцию на полу...

Нет, так не пойдет.

— Ложитесь в постель, — велела я. — Вы устали не меньше меня, даже больше, я хоть в карете поспала. А завтра предстоит новый непростой день. Ложитесь, ложитесь. Места обоим хватит, еще и останется.

— А как же твоя честь? — с иронией поинтересовался Алистер.

— Моя честь нисколько не пострадает. Вряд ли вам удастся хоть как-то ее задеть или оскорбить на таком внушительном расстоянии. Все. Ложитесь.

И я снова опустилась на подушку, натягивая повыше одеяло.

Герцог насмешливо хмыкнул и хотел уже что-то сказать — наверняка собирался доказывать, что оскорбить он способен кого угодно и что угодно, причем, в любой момент, и расстояние ему не помеха, — но передумал. Быстро переместился на кровать и через пару минут уже спал, о чем свидетельствовало ровное, спокойное дыхание.

А вот я долго не могла заснуть. И, честно признаюсь, совесть с честью здесь были совершенно ни при чем.

Глава 16

Вестник догнал нас на следующий день, к обеду. Скользнул в приоткрытое окно и закружил возле Алистера. Герцог перехватил похожий на диковинную птицу листок, развернул его, прочитал и поднял на меня смеющийся взгляд.

— Пылающий поцелуй.

— Что? — не поняла я.

— Десерт называется «Пылающий поцелуй», служанка немного ошиблась. И это, действительно, фирменное блюдо кондитерской «Вкус счастья». Мне приходилось там бывать, но «Поцелуя» не помню. Впрочем, я не большой любитель сладкого.

С языка так и рвалось: «А леди, которых вы туда водили?»

Ведь, если Алистер к десертам равнодушен, зачем тогда заходил в кондитерскую? Правильно, ради дамы, которую сопровождал.

Захотелось вдруг узнать, что представляли собой его спутницы. Как выглядели? Похожи на меня хоть немного или вообще ничего общего?

Но я, разумеется, не стала ничего спрашивать. Не мое это дело, с кем и как Вэйден развлекается.

— Эгнар Гьин, хозяин заведения, владеет высшей кулинарной магией, — продолжал тем временем Алистер, не подозревая, какие мысли бродят в моей голове. — Очень любопытная личность. Отпрыск уважаемого графского рода, магически одаренный и перспективный. В академии ему прочили большое будущее, а Эгнар, неожиданно для всех, предпочел такую вот специализацию. Отказался от титула, переехал в Стакку и открыл кондитерскую, которая довольно быстро стала популярной.

— Он тоже вынужден был выбирать между титулом и делом, которое нравится? Как Лоттер? — тихо поинтересовалась я, вспомнив историю Герберта.

Алистер бросил на меня острый взгляд. Ответил сухо:

— Таков древний закон. Его соблюдают не только в нашей стране — во всех королевствах. Для высшей знати некоторые виды деятельности закрыты. Гьин знал об этом и сознательно пошел на подобный шаг. У его детей титул останется. Они аристократы по крови и праву рождения, решение отца их никак не касается.

— Получается, простолюдины более свободны и независимы в выборе профессии?

— Не сказал бы, — дернул уголком губ Вэйден. — У них свои запреты и ограничения. В любом случае, тебе беспокоится не о чем, Яна. Твой уникальный дар весомее многих титулов и обеспечит прочное положение в обществе. Многие при королевском дворе почтут за честь назвать тебя своей женой.

Повисла неловкая пауза.

Я не собиралась претендовать на внимание, руку, сердце, а также остальное движимое и недвижимое имущество местных аристократов. Включая присутствующего здесь герцога Вэйдена, которого навязала мне богиня Ирата, даже не поинтересовавшись мнением на этот счет.

Алистер тоже помрачнел. Стиснул зубы, отвернулся, словно ему на ум только что пришла какая-то неприятная мысль. И я поспешила перевести разговор на другую тему.

— Если виконтесса ехала одна, без «жениха», как ее пропустили в Стакку?

— Беглецы могли назначить встречу где-то по дороге, — пожал плечами герцог. — Но даже если леди Беннут разминулась со своим избранником, в город она все равно попала. О начале карнавала объявили неделю назад, и тут же закрыли Стакку для всех чужаков, кроме молодоженов и пар, пожелавших венчаться во время карнавала. Примерно тогда же нам стало известно об исчезновении виконтессы. Но сбежала она на два дня раньше, устроив все так, чтобы ее не сразу хватились.

Вэйден замолчал, что-то прикидывая про себя, и твердо закончил:

— Алемина как раз успевала въехать в Стакку до закрытия ворот. Кстати, некоторые придворные — любители красочных зрелищ и развлечений — так и делают: приезжают за некоторое время до праздника, когда в город пускают всех, снимают дома и спокойно ждут начала карнавала.

— Значит, у нас три варианта, — подытожила я. — Таинственный возлюбленный догнал Алемину по пути. Ждал ее уже в Стакке. Или решил присоединиться к виконтессе позже. Его одного впустят в город?

— Да. Если Мина встретит у ворот и подтвердит, что это ее жених. Но, на самом деле, вариантов не три, а четыре. Есть еще один, самый неприятный: похититель не собирается жениться на виконтессе и на карнавале не появится. Он просто спрятал девушку в Стакке, прекрасно зная, что город закроют и королевским безопасникам туда не добраться. И сидит сейчас леди Беннут где-нибудь там, под охраной его людей... А, может, уже не сидит...

Последние слова Алистер произнес совсем хмуро, и у меня сжалось сердце. Было жаль незнакомую мне Мину, и о плохом не хотелось думать, поэтому я поспешила задать следующий вопрос:

— Неужели желающих венчаться в храме Любви так много? Ирате давно никто уже не поклоняется.

— Может, Ирата и забыта, но она все еще богиня. Брак, заключенный ее жрицами — истинный и признается всеми.

Мужчина поморщился, словно у него внезапно заболели все зубы разом, потом резко тряхнул головой и продолжил:

— Так что, да, желающих достаточно. Как правило, это беглецы, не получившие от родственников разрешения на брак. Без благословления семьи их нигде больше не обвенчают. Многие целый год ждут начала празднеств и добираются в Стакку любыми возможными путями. Даже из самых дальних королевств. Местные власти хорошо обогащаются за их счет. За право участвовать в карнавале и венчаться в праздничные дни пары вносят в городскую казну приличную сумму.

Разговор постепенно угас.

Алистер достал какие-то документы и стал их изучать, делая на полях пометки, а я размышляла над тем, что услышала, и украдкой посматривала на своего спутника.

На длинные, сильные пальцы, скользящие по бумаге… На немного резкие, хищные черты лица… На упрямо сжатые чувственные губы и длинные, темные ресницы, затеняющие сейчас его глаза… На прядь волос, упавшую на высокий, чистый лоб.

Странно, но иллюзия мне почти не мешала — за внешностью виконта Демтора я легко угадывала настоящего Алистера. Может, дело в том, что сейчас, в отсутствие посторонних, герцог перестал контролировать мимику, которая в основном и отличала его от беспечного, более слабохарактерного кузена, и снова стал самим собой — собранным, волевым, серьезным. Главой королевской тайной канцелярии. Вон, даже жесткая складка у рта появилась, ее у Демтора точно не было.

Может, сыграла свою роль наша странная связь, сочетающаяся магия или то, что я, по словам Брыга, оказалась видящей…

В чем причина, я точно не знала и спрашивать у Вэйдена не собиралась — незачем так рисковать. Просто сидела и исподтишка изучала его. Подлинного.

А ведь он, и правда, очень красив...

Поймала себя на этой мысли, рассердилась и резко отвернулась, вглядываясь в мелькавший за окном пейзаж. Даже села вполоборота, чтобы не видеть больше герцога.

Не о нем сейчас нужно думать, а о том, как мы пройдем городские ворота. Ведь там, насколько мне известно, не только документы проверяют.

А Стакка, между прочим, уже совсем близко...

Холодное мясо, завернутое в пряные листья хлааллы, было давно съедено, морс выпит, а солнце начало медленно клониться к горизонту, когда впереди показалась Стакка. Я тут же приникла к окну, чтобы все получше разглядеть. Пассажиры экипажей, следующих в том же направлении, не отставали от меня — некоторые даже головы высовывали.

Всех интересовало, как выглядит сейчас город.

А город... светился. Накрытый охранным куполом, окутанный нежно-розовой дымкой, словно закатными облаками, он казался диковинным видением. У меня даже дух на секунду захватило.

Городской совет ежегодно нанимал целую команду лицензированных магов-иллюзионистов, и те творили настоящие чудеса, наполняя улицы Стакки сказочными миражами — каждый раз разными — и на время карнавала превращая город в огромную театральную сцену. Дорогое удовольствие, что и говорить, но оно полностью себя окупало.

Жадные до новых впечатлений богатые бездельники стекались сюда со всего мира, причем, задолго до начала празднеств. Заранее снимали дома, предвкушая небывалое развлечение, а некоторые — даже покупали. Ждали и исправно платили большие налоги, обогащая городскую казну. В дни карнавала они тоже тратили немало. А тот факт, что город временно закрывали, только подогревал их интерес и желание оказаться здесь любым способом. Запретный плод, как известно, сладок.

Я и сама, с тех пор, как узнала о Стакке, мечтала когда-нибудь сюда попасть и собственными глазами увидеть, что тут происходит.

В общем, местные власти очень хорошо все рассчитали...

Карета проехала вдоль внешней городской стены — мимо въездных ворот, запертых на время карнавала — и пристроилась в хвост очереди из нескольких экипажей.

Два ряда цветущих деревьев образовывали в этом месте короткую узкую аллею, плотно сплетаясь ветками в подобие арочного свода. У начала этого своеобразного прохода стояла городская стража, а в конце виднелась высокая дверь — на первый взгляд, совершенно простая, даже хлипкая. И больше никакой охраны.

Пары покидали свои экипажи, ненадолго подходили к стражниками, а потом двигались по аллее вперед. Охрану интересовали лишь формальности: они проверяли документы, задавали какие-то вопросы, а вот пускать или не пускать супругов в город решала... «дверь». Вернее, древний портальный артефакт, которым она собственно и являлась.

По легенде, эту бесценную реликвию много веков назад подарила городу сама Ирата. В благодарность за некую услугу.

На моих глазах одна из пар, простояв у калитки минут десять, вынуждена была повернуть назад — проход перед ними так и не открылся. И сколько возмущенные новобрачные ни доказывали свое право посетить карнавал, как ни настаивали, ничего не помогло.

— Скоро наш черед, — Алистер оторвался, наконец, от своих бумаг, бросил быстрый взгляд в окно и испытующе посмотрел на меня. — Волнуешься?

— Волнуюсь, — не стала я скрывать.

Документы у нас реальные, так что с этой стороны проблем не будет. Метки на ауре — своеобразный местный аналог штампа в паспорте — тоже имеются. Специалисты тайной канцелярии постарались. Брачные нити сверкают так ярко, что издалека видно. Опять же, спасибо сотрудникам Вэйдена.

Венчальные кольца, браслеты и прочие аксессуары на Сеоте не носили, связующие татуировки появлялись очень редко — только если брак благословляли сами боги. Лично. В остальных случаях жрецы во время брачного ритуала соединяли ладони жениха и невесты тонкой, но очень прочной магической сетью. По завершению венчания сеть исчезала, оставляя на пальцах молодоженов особые брачные нити.

В храме иллюзия, конечно, спадет, метки на ауре и нити исчезнут, но Алистер туда заходить и не планирует. Я — тем более. По крайней мере, с ним.

Есть у меня смутное и очень нехорошее подозрение, что фальшивые знаки-то пропадут, да только вместо них проявится кое-что другое. И это «другое» не обрадует ни меня, ни Вэйдена.

Но, в любом случае, пока мы выглядим, как типичные новобрачные. Документы, метки, нити — все при нас. А вот с чувствами сложнее.

Артефакт Стакки не читал мысли — он впитывал эмоции, и именно они открывали заветную дверь. Супруги, не испытывающие друг к другу никаких чувств, объявлялись неугодными Ирате и на карнавал не допускались.

— Мы пройдем, вот увидишь, — Алистер наклонился, всматриваясь в мое лицо, и неожиданно подмигнул. — Главное, доверься мне и подыграй. Помни, ты моя жена, и я тебя люблю.

На последнем слове голос его странно дрогнул.

Опасается, что не справлюсь?

— Помню, — заверила я. — Не беспокойся, я не подведу. Понимаю, это нужно для дела.

Карета перед нами отъехала в сторону. Сидевшая в ней пара благополучно прошла проверку портальным артефактом и скрылась в бледно-сиреневой вспышке.

Все, наша очередь.

Герцог вышел первым. Отдал документы стражам на проверку, дождался их одобрения и вернулся. Улыбнулся, подавая мне руку.

— Готова?

Готовой я себя не ощущала, но решительно вложила пальцы в протянутую ладонь.

— Да...

Сделала шаг из кареты и тихонько охнула, когда меня подхватили и подняли вверх.

Алистер не остановился ни через секунду, ни через десять. Даже у поста охраны не задержался — так и двинулся по аллее, держа меня на руках.

Он шел... шел... и шел… Бережно и вместе с тем очень уверенно, по-собственнически прижимая меня к себе, не отрывая от меня пристального взгляда. А я смотрела на него — глаза в глаза.

Сзади раздавались какие-то голоса. Удивленные. Завистливо-восхищенные. Я слышала их, но не улавливала смысла. Каждый вдох пульсацией отдавался в висках, во рту пересохло, а ладонь, которой я упиралась в грудь Вэйдена — как раз напротив его рвано бьющегося сердца, горела так, словно ее сунули в огонь. Но я все равно не убирала руку. Держала... держала… и держала.

Герцог отпустил меня только у самой двери. Чуть отодвинулся, позволяя медленно скользнуть вниз по его телу. А, когда я оказалась на ногах, снова привлек к себе и хрипло потребовал:

— Обними меня.

Я послушно обвила руками его шею. Голова немного кружилась, было странно и легко, как после нескольких бокалов терпкого, хмельного вина.

Алистер мягко коснулся моего лица, очерчивая его овал, задел большим пальцем уголок рта, нижнюю губу, помедлил, а затем приподнял подбородок вверх и осторожно потянул на себя.

Его глаза казались сейчас совсем черными и бездонными, как южное небо безлунной летней ночью. И я падала в это небо, парила в нем и задыхалась, вбирая всей грудью ставший вдруг слишком разреженным воздух.

А глаза приближались, заслоняя собой весь мир — герцог наклонялся ниже и ниже… И в этот миг вокруг нас кольцом взметнулось сиреневое портальное пламя.

«Дверь» отворилась, пропуская нас в Стакку…

В глазах потемнело, далеким эхом вспыхнул и тут же погас мелодичный, очень довольный смешок, но ни удивиться, ни испугаться я не успела.

Миг — и мы уже стоим на огромной, отшлифованной до зеркального блеска каменной плите.

— Не задерживайтесь, проходите быстрее, — окликнул нас объявившийся неподалеку пожилой седоусый стражник.

— Эк их артефактом Иратиным-то приложило, — хохотнул второй, помоложе. — До сих пор друг от друга отцепиться не могут.

Седоусый недовольно покосился на весельчака и снова обратился к нам:

— Грузовой портал там, — он указал вправо. — Ваш багаж скоро доставят, не забудьте забрать. А то некоторые так и уходят... гм... впечатленные, а потом предъявляют претензии. Предупреждаю сразу: в наши обязанности не входит сторожить чужие вещи.

Алистер прерывисто вдохнул и нехотя разжал объятия. Затем окинул стражей порядка хмурым взглядом, подхватил меня под локоть, отвел в сторону — к скамье под большим раскидистым деревом. Коротко попросил:

— Подожди здесь. Мне надо найти того, кто нас встречает.

Экипажи, в отличие от людей, в Стакку не пускали, и гости вынуждены были нанимать транспорт уже здесь, в городе — еще одна статья дохода местного бюджета.

Вэйден отошел к видневшимся в отдалении повозкам. Где-то там должна была ждать карета, нанятая для нас главой местных безопасников — хорошим знакомым герцога, с которым у него давно наладилось тесное взаимовыгодное сотрудничество. А я осталась. Ошарашенная, оглушенная, недоумевающая.

Как сказал стражник? «Артефактом Иратиным приложило»? Вот-вот. Со мной похоже, именно это и произошло. Так припечатало, что мало не покажется.

Нет, я, разумеется, знала и о портале, и о том, что должно произойти у «двери» в город. Мы с Алистером неоднократно это обсуждали, последний раз — сегодня утром, за завтраком. Еще раз повторили и обговорили каждую мелочь. План казался мне сомнительным, рискованным, почти авантюрным, но герцог уверял, что все получится. Да и другого варианта у нас, в любом случае, не было.

Вспомнила, как впервые услышала от Вэйдена о «входном» испытании. Еще там, в Нускаре, на следующий день после беседы с их величествами.

— В Стакку непросто попасть. Артефакт богини не обмануть, против него бессильна любая магия. Приворотные чары и зелья он мгновенно распознает и сурово накажет. Ирата не терпит принуждения, навязанных чувств и неестественных эмоций. Мы перебрали множество вариантов — ничего не подходило, аналитики давали один неблагоприятный прогноз за другим. Наша сочетающаяся магия стала, поистине, подарком судьбы. Почти идеальным выходом из безвыходной ситуации.

Алистер стоял у окна в кабинете Лоттера, вглядываясь в сгущающиеся сумерки, а я сидела в кресле у стола. По комнате уже ползли длинные вечерние тени, но зажигать светильники не хотелось.

— Если правильно направить энергетические потоки сочетающаяся магия может усилить не только способности, но и эмоции. Любые. — Герцог резко развернулся ко мне. Глаза его загадочно поблескивали в полумраке комнаты. — Артефакт не требует, чтобы супруги любили друг друга, это желательно, но не обязательно. В нашем мире слишком много договорных браков, чтобы ставить подобное условие. Достаточно искреннего желания... гм... быть вместе, доверия, взаимного восхищения. Вы же хотите быть со мной... в этом деле, Раянна?

— Разумеется.

— И, надеюсь, доверяете?

— Как розыскнику? — на всякий случай уточнила я. — Доверяю.

— И, помниться, признавались, что в восторге от моего профессионализма, — поймал меня на давних словах Алистер.

— Признавалась.

— Вот и думайте об этом, пока мы будем стоять у дверей Стакки. Стремитесь быть со мной, доверяйте, восхищайтесь, — сверкнул чуть насмешливой улыбкой герцог. — И постарайтесь открыться, как тогда, в деревне. Нужно лишь вспомнить свои ощущения. Понимаете?

— Да.

Я, действительно, понимала.

Как актриса, я интуитивно умела ловить общую со зрителями волну, становиться со всеми этими людьми в зале единым целым. В нашей профессии иначе нельзя.

— Прекрасно, а я научу вас направлять энергетические потоки. Это несложно, — удовлетворенно кивнул Алистер и подытожил: — Мы обманем этот гхирхов артефакт. Обязательно.

Тогда мне показалось, что мужчина чего-то не договаривает. Но, в конце концов, у каждого из нас свои тайны. Главное, герцог был уверен, что нам удастся пройти портальную дверь.

Мы, действительно, прошли, как он и обещал, только вот мои чувства при этом оказались далеки от простого восхищения и легкого доверия.

И сейчас в голове крутился один и тот же назойливый вопрос: «Что случилось»? Ответа до сих пор так и не нашлось. А вот предположения имелись.

Начиная с самого экстремального: это было временное, но очень сильное помрачение рассудка Чем вызванное? Ну, хотя бы, усталостью, почти бессонной ночью, стрессом, напряжением, которое я уже несколько дней испытывала, находясь сутками бок о бок с Вэйденом. Мало ли причин?

Или я просто талантливая актриса... гениальная, можно сказать, и настолько вжилась в роль, что стала испытывать те чувства, которые должна изображать. Печальный для меня вариант. Актеры, путавшие жизнь со сценой, обычно заканчивали сумасшедшим домом.

И, наконец, еще одно предположение, которое нравилось мне больше всего. Да и было, пожалуй, самым здравым и логичным. Портальный артефакт Ираты. Загадочный подарок богини вольному городу Стакке… Это он на нас с Алистером как-то повлиял.

Иначе откуда взялись все те эмоции, что я внезапно испытала? Не могла же я, в самом деле, увлечься Вэйденом? Смешно, честное слово. Он, конечно, привлекательный, даже слишком. Умный. Надежный. Даже заботливый... иногда. Но герцог же. И глава тайной канцелярии. А я иномирянка. Да и о странном, не до конца мне самой понятном обряде, связавшим нас, забывать не стоит.

Нет, не могу я к нему ничего испытывать. Не могу, я сказала. И точка.

Это все богиня с ее сомнительными шуточками.

Ирата...

Опять Ирата…

Надо как можно скорее попасть в ее храм. И заботливо припрятанную в сумке книжечку пора бы уже прочитать.

От невеселых мыслей меня оторвал вернувшийся Алистер.

— Дорогая, надеюсь, ты не слишком скучала в мое отсутствие? — нарочито громко, явно рассчитывая на публику, поинтересовался он.

Подвел меня к остановившемуся неподалеку экипажу, указал на невзрачного мужчину , который сидел на козлах:

— Дорк, наш слуга и помощник на время пребывания в городе.

И помог сесть в карету.

На то, чтобы получить багаж и уладить последние формальности потребовалось совсем немного времени. Через полчаса, мы покинули портальную площадь и въехали в Стакку, где нас ждали ответы на все вопросы и виконтесса Алемина Беннут в придачу. Хотя, последняя, если уж быть совсем точным, не очень-то и ждала, но, надеюсь, это не помешает нам найти ее.

А еще там, в самом сердце города, находился единственный в мире действующий храм Ираты. И я была твердо намерена его посетить. Причем, в само ближайшее время.

Карета двигалась медленно, словно специально давая нам время прийти в себя. А в этом, судя по всему, нуждалась не только я.

Алистер вел себя очень странно... необычно. Не насмешничал, не язвил, не расспрашивал в своей привычной манере, пытаясь поймать на чем-либо. Лишь когда экипаж тронулся, поинтересовался:

— Ты в порядке?

Получил короткий, сдержанный кивок в ответ и замолчал, погрузившись в собственные размышления. На меня он больше так ни разу и не взглянул, даже чуть развернулся вполоборота, будто отгораживаясь. И казался сосредоточенным, пожалуй даже, озадаченным.

Так мы и ехали, разместившись по разным углам и уставившись каждый в свое окно. Не знаю, что рассматривал Вэйден, а меня постепенно полностью увлекло то, что происходило на улицах Стакки, оттеснив все остальные мысли на задний план.

Я впервые видела результаты работы целой команды магов-иллюзионистов. И это, действительно, потрясало.

Город был наполнен волшебством... нет, он просто-напросто дышал им.

В воздухе кружилась невесомая золотистая пыльца, вспыхивавшая в лучах закатного солнца разноцветными искрами — от этого казалось, что с неба на землю падают тысячи крохотных звездочек. И юные леди, гулявшие по улицам вместе с мужьями и женихами, весело смеясь, подставляли им свои ладони.

Парочек на улицах вообще было на удивление много. Нарядные, улыбающиеся, довольные, они, здесь, в Стакке, словно забыли о том, что нужно сдержанно, чопорно себя вести, и просто наслаждались жизнью. Неторопливо прогуливались, с любопытством разглядывали то, что творится вокруг, и время от времени останавливались, чтобы полюбоваться на ту или иную диковинку.

Больше всего зрителей собирали живые иллюзии, встречавшиеся почти на каждом шагу — на перекрестках, в скверах, на площадках между домами, даже в палисадниках. Романтические сценки из истории, легенд и мифов этого мира. Я не очень хорошо знала предания Сеота, но это не мешало мне любоваться «живыми картинками», мимо которых мы проезжали.

Вот маг — юный, но очень отважный, судя по сурово сведенным бровям и непреклонному выражению лица — накинул воздушную петлю на шею дракона, предварительно обездвижив его, и тянет из пещеры наружу, а за спиной ящера виднеется тоже юная и очень испуганная принцесса.

Легкий ветерок треплет длинные густые волосы юноши, раздувает его красный плащ, девушка что-то шепчет, и у меня вдруг мелькает мысль, что она совсем не рада спасению. А еще мне очень жалко дракона. Может, потому, что эти разумные рептилии давно истреблены на Сеоте, все, до одного. Даже в местную красную книгу заносить некого. Остались только их выродившиеся потомки — мелкие безмозглые создания, которых давно приручили и используют, как ездовых животных...

Вот король ведет свою избранницу к трону, а окружающие радостно их приветствуют…

Некромант на руках выносит прекрасную даму с вновь упокоенного кладбища...

Вот еще один герой прошлого сражается с Тенью и помогает ему не менее решительная, чем он, девушка. Наверняка, это те самые видящие. Дух Изнанки огромен, страшен, злобен и, к счастью, совсем не похож ни на Брыга, ни даже на Гхареша, но мои симпатии все равно почему-то на его стороне.

А вот...

При виде следующей иллюзии у меня дух захватило от неожиданности.

Маленький пруд с кувшинками и смешно выпучившими глаза лягушками — самыми обыкновенными, земными. Дуб у воды, тускло поблескивающая золотая цепь, огромный важный котяра, бог знает, как помещающийся на ней. А чуть выше... Я даже поморгала, чтобы удостоверится, что мне не мерещится... Нет, все верно, на толстой, узловатой ветке — дородная русалка с длинными зелеными волосами.

Я сдавленно закашлялась, и Алистер оторвался, наконец, от своего окна. Обернулся, присмотрелся и спокойно прокомментировал:

— Забавная иллюзия. Насколько я помню, маги вытащили ее из головы какого-то иномирца и теперь развлекают публику время от времени. Зрителям она очень нравится.

— А иномирец, — осведомилась я почти шепотом. — С ним что?

— Умер, — пожал плечами герцог. И прежде, чем я успела ужаснуться, пояснил: — Давно. Лет сто назад, еще до моего рождения. Тогда с чужаками особо не церемонились.

Как будто сейчас церемонятся. Не уничтожают, конечно, хоть за это спасибо, но жить спокойно и свободно не дают.

Настроение резко испортилось, любоваться красотами и чудесами Стакки уже не хотелось, и я, откинувшись на спинку сидения, прикрыла глаза.

— Устала?

Я молча кивнула, отвечая на вопрос герцога, и почувствовала, что, действительно, очень устала.

События следующего часа почти не отложились в памяти.

Гостиница, которую я толком не рассмотрела, хлопотливая, старательно улыбающаяся хозяйка, ужин, просторные покои, ванная комната и кровать. Наконец-то.

Я даже не поинтересовалась, сколько спальных мест в номере, и где ляжет герцог, — просто упала и тут же уснула. Едва голова коснулась подушки.

И пусть хоть небо упадет на землю — не встану. Хватит с меня на сегодня впечатлений.

Глава 17

Что день грядущий нам готовит?

Не знаю, кому как, а мне, надеюсь, успехи в расследовании или, по крайней мере, хоть какие-то зацепки в поисках Алемины. И никаких новых загадок, потрясений, неприятностей. Должна же и у меня быть хоть пара-тройка спокойных часов. Для разнообразия.

Собственно, с этой мыслью я и проснулась. Открыла глаза, обвела взглядом комнату, знакомясь с местом, где придется некоторое время жить.

Уютная спальня со светлыми шелковыми обоями и лепным потолком. Прикроватный столик, пара кресел. На полу — пушистый ковер, Справа — большое окно и дверь на балкон, слева — герцог Вэйден, собственной персоной.

Лежит на другой стороне широкой кровати, небрежно закинув руки за голову, наблюдает за мной сквозь полуприкрытые ресницы и, судя по всему, чувствует себя совершенно комфортно. Даже покрывало на полуобнаженную грудь натянуть не потрудился.

Еще одна попытка меня смутить и посмотреть, что из этого выйдет? В таком случае, боюсь, Алистера ждет разочарование.

Нет, с настоящей внучкой лесного отшельника у него точно все получилось бы, а меня мужскими торсами не удивишь — пусть и не такими совершенными. Их на любом пляже моего мира столько лежит, что спотыкаться о них устанешь.

Я не стала вздрагивать и испуганно краснеть. Судорожно прикрываться одеялом тоже. С чего бы? У меня такая целомудренно-благопристойная ночная рубашка, что на Земле вполне за монашеское платье сойдет. А вот волосы поправить неожиданно захотелось, расчесать их хотя бы пальцами. В зеркало на себя посмотреть, губы и ресницы подкрасить. И вообще, мелькнула идиотская мысль: «Интересно, как я сейчас выгляжу... после сна-то?»

Пару мгновений мы молча смотрели друг на друга, и я в очередной раз невольно отметила, как легко за иллюзией угадываю черты настоящего Алистера, а затем...

— С добрым утром, любимая, — низкий, чуть хрипловатый голос теплым бархатом коснулся кожи, вызывая легкий озноб.

Герцог лучезарно улыбнулся и прежде, чем я успела удивиться такому, более чем ласковому обращению, быстро начертил в воздухе круг и коснулся пальцем уха, давая понять, что нас могут прослушивать.

Все ясно, видимо, его здешний коллега подсуетился.

— И тебе того же, дорогой, — нежно пропела я. И не удержалась — чуть выгнулась, потягиваясь.

Вполне невинное движение. Маленькая месть в ответ на провокацию Вэйдена… Но глаза мужчины вдруг стали стремительно темнеть, и я не рискнула испытывать его терпение и дальше. Соскользнула с кровати, бросила, не оборачиваясь:

— Чур, я в ванную первая.

И скрылась за узкой дверью у изголовья кровати, гадая, действительно ли слышала ответный смешок, или мне просто почудилось.

Когда я вернулась, Алистер уже успел обойти спальню, гостиную, небольшую гардеробную, из которых, собственно, состоял наш номер, и дезактивировать подслушивающие чары. Оставались ванная и туалетная комнаты. С ними герцог справился довольно быстро и подвел итог:

— По два артефакта в спальне и гостиной, один в ванной. Все. Можем говорить свободно.

— Хорошо, хоть в туалете ничего нет, — ошарашенно пробормотала я.

— Есть, вернее, было. Заклинание чуткого уха. Но довольно слабое, — «успокоил» Вэйден.

— Однако… Своеобразные у тебя отношения с главой местной службы безопасности.

— Обычные. Вполне взаимовыгодные. А это так... Тренировочный поединок, чтобы я не расслаблялся.

Герцог хмыкнул, покрутил в руках найденные артефакты и уже серьезно продолжил:

— Одгер согласился помочь, неофициально разумеется. По законам Стакки, он не имеет права разыскивать и задерживать приехавших в город влюбленных, тем более в дни карнавала, но кое-какое содействие окажет. Вмешается, если появится необходимость. Это может пригодиться, поэтому я к нему и обратился… Кстати, у нас с ним встреча сегодня после обеда, как раз и узнаю, нашел ли он хоть какую-то информацию. До этого надо прогуляться по городу — вдруг встретим Алемину. Надежда, конечно, слабая, но чем Гхирх не шутит.

— И посетить кондитерскую, — добавила я еще один пункт к его плану.

— Разумеется… Там на столе переговорный амулет. Закажи завтрак. Между прочим, тебе, как виконтессе, положена личная служанка на время пребывания в гостинице.

Последние слова Вэйден произнес, уже закрывая за собой дверь ванной, и не видел моей довольной улыбки.

Как удачно все складывается. Вечером Алистер уйдет, и у меня появится, наконец, возможность добраться до заветной книжечки.

Я выдохнула, еще раз осмотрела гостиную, подмигнула своему отражению в затейливом настенном зеркале и потянулась к переговорному амулету.

Первый рабочий день в Стакке начался.

***

Гостиница «Две лилии» считалась одной из лучших в городе и находилась в самом его центре. Отсюда, при необходимости, можно было в считанные минуты добраться до карнавальной площади, храма Ираты или департамента безопасности. Эти обстоятельства и стали решающими при выборе места жительства и размещения нашего «штаба» в Стакке.

Естественно, нам больше бы подошел отдельный дом, спрятанный за высоким, глухим забором или, в крайнем случае, за деревьями. Но все свободные особняки ближе к центру давным-давно сдали, а ехать на окраину не имело смысла. Мы и в эту-то гостиницу попали чудом, вернее, стараниями все того же Одгера.

Впрочем, мне в «Двух лилиях» нравилось все: внешний вид небольшого элегантного особняка под красной черепичной крышей, наши комнаты, ухоженный садик под окнами, сообразительная, услужливо-расторопная служанка, которую мне прислали, и, наконец, сама хозяйка — невысокая, пухленькая, лучащаяся добродушием госпожа Росим.

Пока Алистер был в ванной, я с помощью горничной привела себя в порядок. Все мои платья шились таким образом, чтобы, при необходимости, иметь возможность легко одеться самой, но отказаться от положенной по статусу прислуги «виконтесса Демтор» никак не могла.

Мы быстро позавтракали и, поддерживая имидж беспечных, довольных жизнью новобрачных, немного пообщались с госпожой Росим. Расспросили ее о том, на что стоит посмотреть в первую очередь, куда сходить, а затем покинули гостиницу.

Утренняя Стакка мало чем отличалась от той, что мы видели вчера вечером. Те же парочки и возбужденно щебечущие леди, тот же радостный смех, ароматы цветов и каких-то благовоний, разлитые в чистом, свежем воздухе, который хотелось вдыхать полной грудью. Разве что огней на улицах стало меньше, погасли яркие, разноцветные гирлянды, и магические иллюзии сменились сценками и пантомимами в исполнении живых людей.

Я с легкой печалью следила за игрой актеров, в чью гильдию мне так и не довелось попасть. Наблюдала, сравнивала. Все-таки, что ни говори, а я скучала по родному театру. По ни с чем не сравнимому сладковато-пыльному запаху кулис, волнению перед выходом на сцену, цветам в гримерке после спектакля, аплодисментам, восхищенным глазам зрителей. Будет ли это еще хоть когда-нибудь в моей жизни?

К счастью, долго предаваться ностальгии не пришлось. Улица расширилась, выводя нас к карнавальной площади, и на другой ее стороне я увидела храм Ираты.

Бело-серебристый, подсвеченный лучами поднимавшегося из-за его шпилей солнца, он весь сиял и казался еще одной, созданной магами иллюзией. Зыбким, недосягаемым миражом. А закругленные мраморные ступени, ведущие к распахнутым настежь дверям, напоминали облака, на которых покоилось это призрачное видение.

А еще храм чем-то напоминал королевский дворец в Нускаре. Вернее, дворец походил на него — как искусная, но все же копия, походит на оригинал.

— Нравится? — заметив мой интерес, улыбнулся Алистер. — Говорят, его строителей вдохновляла сама Ирата. Но так это или нет трудно сказать.

Я коротко кивнула, продолжая внимательно изучать здание, к которому мы приближались. Храм мне, действительно, нравился, а вот то, что творилось возле него, не внушало оптимизма. Совершенно.

По лестнице нескончаемым потоком шли и шли пары, а у ее подножия толпились люди, образуя очередь из желающих посетить обитель любви. Да простит меня Ирата за такой сомнительный каламбур.

Вопрос вырвался сам собой:

— Они что, все собираются здесь венчаться?

— Не все, — «утешил» меня Вэйден. — Большинство идет просто посмотреть. Полюбоваться на праздничное убранство, послушать, как будущие молодожены во всеуслышание объявляют о своих намерениях. На венчании народу будет еще больше — по преданию, в этот день храм посещает сама богиня, чтобы благословить новобрачных.

— Действительно, посещает?

— Несколько веков уже не заглядывала. Но красивая легенда осталась.

Мда... Честно говоря, не ожидала я такого ажиотажа вокруг обители всеми забытой богини. Как же теперь туда пробраться и при этом остаться незамеченной? Лишние свидетели мне точно не нужны.

— А вечером храм когда закрывают?

— Его вообще не закрывают — ни днем, ни ночью. Такова воля богини.

Час от часу не легче.

— То есть они всю ночь вот так идут? — я кивнула на живую змейку, медленно вползающую в двери обители Ираты.

— Нет, конечно, — рассмеялся герцог. — По традиции, жрицы не имеют права запирать двери храма и обязаны предоставить помощь, утешение, защиту всем, кто обратиться к ним. В любое время суток. Но церемонии ночью не проводятся, и случайно забредших зевак не принимают. А что касается защиты и помощи... Кому в наше время придет в голову просить ее у Ираты? Скорее за этим побегут к Солнцеликому или к Гинне. Так что, на самом деле, ночью здесь пусто.

Кому придет в голову? Да мне, хотя бы. К Солнцеликому с его Гилгиком я по своей воле и на пушечный выстрел не подойду, а вот Ирата мне однозначно помощь задолжала. Вернее, объяснения. И я непременно за ними приду, пусть даже не сомневается.

Только как мне ночью от Вэйдена сбежать? Вот в чем вопрос.

Я окинула храм мрачным взглядом, покосилась на герцога и заметила на его лице такое же недовольное выражение, какое, наверняка имелось сейчас и на моем.

Представила, как мы оба выглядим со стороны — единственная на площади пара, которая смотрит на фантастически прекрасное здание без особого восторга, почти неприязненно. Еще и обойти его по широкой дуге норовит. Вздохнула, отвернулась и невольно ускорилась, торопясь поскорее покинуть карнавальную площадь.

У меня еще будет время сюда вернуться, в более спокойной обстановке.

Но не успели мы сделать и нескольких шагов, как за нашими спинами раздалось удивленно-радостное:

— Алистер?!

Рука герцога, на которую я опиралась, ощутимо напрягалась и... все. Больше он никак не отреагировал на негромкий оклик, даже с шага не сбился. Все правильно. Мало ли на карнавальной площади всяких Алистеров? Даже рядом со мной их двое — Демтор и Вэйден, и не важно, что в данный момент это один и тот же человек.

— Алистер, — голос стал звонче, увереннее. — Ваша светлость.

А это уже серьезно.

Неужели герцога кто-то узнал? Вычислил? Следил за нами? Видит его так же, как я, сквозь иллюзию?

Искушение обернуться и посмотреть, кто так настойчиво гонится за Вэйденом, стало почти нестерпимым, но как раз сейчас делать это ни в коем случае нельзя.

Впрочем, преследователь, вернее, преследовательница сама облегчила мне задачу. Быстро застучала каблучками, приближаясь, зачастила почти на бегу:

— Какое удивительное совпадение. Никак не ожидала встретить вас в Стак...

Догнала нас, заступила дорогу и замерла, не договорив, растерянно вглядываясь в лицо моего спутника. Разрумянившаяся, чуть запыхавшаяся и совершенно очаровательная молодая аристократка, причем, если судить по платью и украшениям, из самых верхов общества.

— Дорогой, что происходит? — я нахмурилась, покрепче вцепилась в локоть «мужа» и почти прижалась к его плечу, отыгрывая бдительно-ревнивую жену. — Кто эта леди? Вы знакомы?

— Вы не Алистер, — одновременно со мной разочарованно протянула незнакомка.

— Алистер, — возразил всесильный глава тайной канцелярии, «успокаивающе» поглаживая меня по руке. — Но, видимо, не тот, который вам нужен. Разрешите представиться: виконт Алистер Демтор. Скорее всего, вы приняли меня за моего кузена, герцога Вэйдена. Мы с ним очень похожи.

— О… — девушка заметно смутилась, порозовела еще больше: — Действительно, невероятно похожи. Фигура, походка, манеры. Я была совершенно уверена... Простите... Не знала, что у его светлости есть кузен... — и, спохватившись, торопливо добавила: — Мы не знакомы, но, полагаю, в данной ситуации я могу назвать себя. Баронесса Оллана Гефрой, невеста герцога Вэйдена.

Что?

— Вот как?

Алистер скептически приподнял брови, демонстрируя, что ни о какой невесте родственника он слыхом не слыхивал, и леди мгновенно исправилась:

— Почти невеста. О помолвке будет объявлено... в самое ближайшее время.

Она скромно потупилась, а я со вновь вспыхнувшим интересом принялась рассматривать будущую герцогиню Вэйден.

Стройная, белокурая, голубоглазая. Тонкие, нежные черты лица, губки бантиком, бровки... Нет, вот брови как раз не домиком, а ровными, почти идеальными дугами... В общем, ожившая мечта подавляющего большинства представителей сильного пола.

Алистер тем временем старательно изображал удовольствие по поводу столь многообещающего знакомства и даже запечатлел на маленькой узкой ладошке дежурный поцелуй.

Прирожденный актер!

— Родственники его светлости — желанные гости в моем доме. Позвольте пригласить вас с... — взгляд Олланы на мгновение задержался на наших брачных нитях, и она выразительно умолкла.

— Виконтесса Элвена Демтор, моя жена, — правильно понял ее Вэйден, и я растянула губы в вежливой улыбке.

— Очень приятно, — тут же подхватила девушка. — Буду рада видеть вас с супругой у себя. Мы с баронессой Калас, моей сопровождающей, остановились в «Двух лилиях». Лавандовые покои.

Я чуть не поперхнулась воздухом. Столько новостей сразу, и все, мягко скажем, неожиданные.

Почти-невеста Алистера проживает в одной с нами гостинице, да еще в компании вздорной мадам, у которой я совсем недавно «работала». Поразительное совпадение. Если не сказать — подозрительное. Интересно, Флоресканцию Аделла сюда тоже притащила?

Проверять я, разумеется не стану, да и лавандовые покои постараюсь обходить стороной. А то, не дай бог, столкнемся. Похожий на Вэйдена кузен — еще полбеды, а вот жена этого самого кузена, до боли напоминающая уехавшую с герцогом компаньонку — уже явный перебор.

— Баронесса сейчас подойдет, и я вас представлю — продолжала Оллана, не заметившая, к счастью, моего замешательства. — Если вы немного подождете...

Ждать мы не собирались. Сообщили, что очень торопимся, выразили сожаление, пообещали, что при первой же возможности нанесем визит. Вот как только — так сразу... И быстренько распрощались.

Некоторое время мы с Алистером шли молча. Лишь когда праздничная, оживленно гомонящая толпа полностью скрыла нас от взгляда оставшейся позади Олланы, я нарушила затянувшуюся, какую-то неуютную паузу.

— Милая леди. И очень красивая… Вам повезло, ваша светлость.

— Повезло, — мрачно согласился Вэйден. И при этом так стиснул мою руку, что мне на мгновение стало больно. Еще и к себе подтянул поближе.

Странная реакция на похвалу в адрес своей избранницы. Хотя, герцог же вынужден был отложить помолвку. И я даже догадываюсь из-за чего, вернее, из-за кого. Наверное, сейчас вспоминает «причину», разлучившую его с красавицей-блондинкой, и злится.

Я невольно поежилась: хорошо, что Алистер не догадывается, что, на самом деле, нас с ним связывает. Потом выдохнула, осторожно освободила руку и поменяла тему:

— Мы почти пришли. Кондитерская вон за тем поворотом, если я правильно поняла объяснения госпожи Росим.

— Да, — коротко кивнул Алистер.

Он вообще стал каким-то немногословным, но я уже не обращала на это внимания.

В душе нарастало нетерпеливое предвкушение, оттесняя все остальные мысли и чувства. Если нас в «Вкусе счастья» и ждут сюрпризы, то, надеюсь, только приятные, и мы наконец-то выйдем на след Алемины. А опасность? Ну что может быть опасного в переполненной посетителями кондитерской в центре города?

По крайней мере, я искренне в это верила.

***

Нужное нам здание было заметно издалека. Его владельцу удалось в свое время выкупить или взять в аренду большой участок земли в самом центре города, и он не только построил здесь кондитерскую под многообещающим названием «Вкус счастья», но и разбил вокруг нее сад.

Ухоженные клумбы, деревья, дорожки, выложенные цветной плиткой, даже маленький пруд с ажурным мостиком и беседками. Очень романтичное место. Если прибавить к нему кулинарную магию, которой славился хозяин и, по совместительству, главный повар заведения, становилась понятна популярность заведения среди гостей города. Уверена, вечером сюда так просто не попасть. Но мы пришли почти к открытию, так что столик для нас все-таки нашелся. Хотя даже в этот ранний час людей в зале и на просторной тенистой террасе было более, чем достаточно.

Мы сели, и над столешницей тут же вспыхнула магическая голограмма — сменяющие друг друга яркие, красочные изображения блюд, которые кондитерская предлагала посетителям. Позволить себе подобное иллюзорное «меню» мог далеко не каждый владелец даже преуспевающей столичной ресторации. Очень уж дорогое это удовольствие. Видимо, дела у хозяина «Вкуса счастья» шли просто замечательно.

Пирожные с нежнейшим кремом, ягодами и орехами, булочки, пироги, всевозможные десерты — тут было все, на любой, самый придирчивый вкус. Все... кроме «Пылающего поцелуя». Мы несколько раз просмотрели «меню» от начала до конца, но того, за чем пришли, так и не обнаружили. Даже намека на него — будто, этого популярного угощения, прославившего кондитерскую далеко за пределами Стакки, вовсе не существовало.

— Я же говорил, что никогда его раньше не видел и ничего о нем не слышал, хотя бывал здесь не один раз, — задумчиво пробормотал Алистер и поднял руку, подзывая обслугу.

— Выбрали? — служанка появилась мгновенно, словно из воздуха соткалась. Симпатичная, улыбчивая, в белом кружевном переднике и с такой же наколкой в аккуратно уложенных волосах.

— Нет, — в отличие от нее Алистер просто-таки олицетворял собой недовольство. — Все не то.

— Неужели, ничего не приглянулось? — искренне огорчилась девушка. — У нас самый широкий выбор десертов в Стакке. Есть очень редкие, с необычным вкусом, вы их нигде больше не найдете. Вот, например...

Она потянулась к меню, но герцог ее остановил.

— Повторяю, — в его голосе прорезались жесткие, металлические нотки. — Это не то. Нам нужен...

Он запнулся, недовольно поморщился, сделав вид, что забыл название, и посмотрел на меня.

— Хочу «Пылающий поцелуй», — я капризно надула губы, сразу включившись в игру. — Если я его сейчас не попробую, Мина опередит меня и выиграет пари. Ты ведь не позволишь этого, дорогой?

— Конечно, нет, милая. Я обещал, что ты получишь этот гхирхов «Поцелуй», значит, так и будет.

«Муж» одарил меня ласковым взглядом, а потом повернулся к прислуживавшей нам девушке и с гневным выражением лица ткнул пальцем в иллюзию.

— Почему его нет в перечне, это же ваше фирменное блюдо? Только не говорите, что больше его не готовите. Вы огорчите этим мою супругу, а я не люблю, когда она огорчается, — произнес он со значением.

Служанка побледнела. Впрочем, я на ее месте тоже прониклась бы —очень уж внушительно и сурово выглядел сейчас Вэйден.

— Это особый десерт, исключительно для супружеских пар. Мы не выставляем его в общий перечень, чтобы другие посетители… не нервничали и не чувствовали себя обделенными, — взволнованно затараторила она.

Вместо ответа Алистер взял меня за руку, переплел наши пальцы, демонстрируя брачные нити, и вопросительно приподнял брови.

— Немедленно передам ваш заказ на кухню, — правильно поняла его молчание девушка. — Придется немного подождать, пока его готовят. Не желаете ли еще чего-нибудь?

— Да, десерт только жене. Терпеть не могу сладкое. Мне...

— Простите, — вежливо, но твердо перебила служанка. — «Пылающий поцелуй» — парное блюдо. Его заказывают строго на двоих. И едят вдвоем. Таковы правила.

— Хорошо, — скривился герцог. — Несите. Что там еще к нему обычно подают? Отвар? Морс? Давайте все.

И откинулся на спинку кресла с видом мученика, идущего на невероятные жертвы, чтобы удовлетворить каприз любимой жены. А я в очередной раз восхитилась его актерскими способностями. Мне бы такого партнера в родном театре вместо вечно пьяного Стасика. Мы бы понимали друг друга даже не с полуслова — с полувзгляда.

«Поцелуй» принесли через полчаса. Все это время мы развлекались ничего не значащими разговорами, исподволь присматривались к поселителям — на всякий случай и неспешно потягивали из пузатых керамических кружек прохладный, чуть терпкий медово-ягодный напиток. А я еще и прикидывала про себя, как подступиться к служанке с расспросами об Алемине. Про пари я уже обмолвилась — как бы случайно, поэтому, когда девушка торжественно водрузила на стол круглое блюдо, накрытое высокой фарфоровой крышкой, я придержала ее за руку и потянула к себе.

— Вас как зовут?

— Ри… Риска, — удивленно отозвалась она. Видно, не часто посетительницы ее именем интересуются.

Я тут же таинственно округлила глаза и понизила голо до доверительного шепота:

— Ах, Риска, мне так нужна ваша помощь. Мы с Миной, моей подругой, поспорили, кто первым окажется на карнавале в Стакке и попробует ваш потрясающий десерт. Мне так хочется выиграть. Я даже замуж ради этого вышла… Ну, то есть попросила ускорить церемонию венчания. И платье заказала не то, о котором мечтала, а которое шить быстрее.

Я с самым покаянным видом повернулась к сдавленно хмыкнувшему Алистеру. И непонятно было, возмущается он или пытается скрыть смех.

— Извини, дорогой, я тебя очень люблю. Но спор есть спор, сам понимаешь.

— Понимаю, — придушенно выдохнул Вэйден.

Ну, точно забавляется

— Теперь видите, на какие жертвы мне пришлось пойти ради победы? — я решила не обращать внимание на герцога, а сосредоточится исключительно на служанке. — А Мина, выяснив, что проигрывает, взяла и сбежала со своим женихом в Стакку. Представляете? Теперь она тоже здесь и, боюсь, уже успела к вам заглянуть…

Я сильнее стиснула руку служанки, не позволяя ей отстраниться, и начала описывать виконтессу Беннут, закончив пламенную речь жадным:

— Она ведь была здесь, да? Скажите, умоляю.

В глазах служанки мелькнула тень сомнения, она явно колебалась… Но потом резко выпрямилась, отстранилась, заставив меня отпустить ее, и сухо, заученно оттарабанила:

— Простите, ничем не могу помочь. Я должна обслуживать посетителей, а не запоминать их. В любом случае, этот десерт подается только семейным парам, а ваша подруга, как я понимаю, только собирается обвенчаться со своим избранником в храме Ираты. Так что вам нечего опасаться. Победа уже ваша.

— Как жаль… — расстроенно начала я, надеясь все же разжалобить девушку. Но та упрямо поджала губы и отступила на шаг, увеличивая дистанцию между нами.

Она что-то знала, но категорически не желала продолжать разговор.

Глава 18

На этот раз со служанкой мне не повезло.

Ладно, ее молчание —не поражение, а всего лишь временное отступление. Сейчас посидим, посмотрим на этот самый «Поцелуй», возможно, даже попробуем, после того, как Алистер его проверит, потом прогуляемся вокруг кондитерской... Неспешно. Подышим, так сказать, свежим воздухом и полюбуемся на красоты природы, как и полагается новобрачным. Посетители здесь толпами ходят, энергетический следы перепутаны и затерты. В этой ежедневной мешанине трудно что-то разобрать, но, чем Гхирх не шутит, вдруг мне удастся почувствовать хотя бы слабые, отрывочные отголоски.

Я мягко коснулась браслета Алемины, скрытого под длинным рукавом платья. Уже привычно поправила его, отметив про себя, что вещь, увы, пока «молчит».

— Лорд, леди, позвольте продолжить? — напомнила о своем существовании служанка. Она явно стремилась поскорее уйти от темы разговора, да и от нас с Вэйденом тоже.

Дождалась нашего разрешения, осторожно подняла крышку… И я мгновенно поняла, почему это лакомство называется «Пылающий поцелуй».

Десерт действительно пылал — красивым таким светло-сиреневым пламенем. И в нем волшебным фейерверком взлетали вверх и вновь опадали в загадочную глубину крохотные разноцветные звездочки.

Завораживающее зрелище.

— Потрясающе! — вырвался у меня восхищенный возглас.

— Господин Гьин, наш хозяин — мастер кулинарной магии. Это его лучшее блюдо, он сам составлял рецепт и никому не доверяет его приготовление, лично все делает, — с гордостью откликнулась девушка. — Теперь вам нужно раздвинуть чашу... Но обязательно вместе.

Раздвинуть?

Круглая хрустальная посудина казалась единым целым, но девушка уверенно указала на две золоченые ручки у нее по бокам. Мы с Алистером, переглянувшись, одновременно взялись за них, потянули каждый в свою сторону, и чаша, действительно, разделилась на две части. До этого они так тесно прижимались друг другу, сливаясь, что даже тоненькой грани между ними не было заметно.

Надо же, и правда, поцелуй.

— Все, теперь можно пробовать, — удовлетворенно подытожила служанка.

Я с любопытством уставилась на свою порцию. Пламя погасло, и пиалу теперь окутывала легкая розовая дымка. Под ней скрывалось нечто белое и воздушное, похожее на пушистое облачко, а внутри него, в самой сердцевине, билось маленькое золотистое солнце. И внезапно так сильно захотелось добраться до этого самого солнца, что даже пальцы от нетерпения закололо.

— А вы его ели? — поинтересовалась я, не сводя глаз с десерта.

— Нет, что вы, — смутилась девушка. — Я же не замужем пока, мне нельзя. Мастер строго следит за этим. Да и стоит «Поцелуй» столько... Не каждая пара может себе позволить.

Она сокрушенно вздохнула, потом, спохватившись, вернула на лицо профессиональную улыбку и заученно пожелала:

— Приятного аппетита.

— Можете идти, — распорядился Алистер. — Если понадобитесь, позову.

И служанка тут же послушно отступила, оставляя нас вдвоем.

— Что скажешь? — я вопросительно взглянула на Вэйдена.

Тот плавно повел рукой над своей порцией... над моей... В перстне на среднем пальце правой руки успокаивающе сверкнул крупный темно-фиолетовый камень.

— Чисто.

Чего и следовало ожидать. Многие аристократы носили артефакты, определяющие яды, приворотные зелья и прочую магическую гадость. Бывший граф Гьин прекрасно об этом знал — не стал бы рисковать репутацией и пичкать посетителей запрещенной гадостью. Да и слухи об этом наверняка бы уже появились, все-таки «Поцелуй», на самом деле, очень дорогое удовольствие, и заказывают его люди состоятельные и именитые.

— Значит, можно пробовать?

Я дождалась утвердительного кивка и погрузила в «облако» длинную золотую ложечку, стремясь поскорее достать до сердцевины. Вдохнула ни с чем не сравнимый запах, поднесла ко рту первый кусочек и зажмурилась, почти опьяненная новыми восхитительными ощущениями.

У десерта был вкус счастья. Иначе не скажешь.

Лето, солнце, детство, мамины ласковые руки, веселый смех сестры...

Воспоминания нахлынули разом, наполняя душу довольством и безмятежностью. Да, Эгнар Гьин, действительно, мастер, а его кулинарная магия выше всяких похвал.

Я положила в рот еще одну ложку, проглотила и открыла глаза.

— Вкусно, — доверительно сообщила внимательно наблюдающему за мной Вэйдену. — Попробуй.

— Я не люблю слад... — начал он.

— На этот раз придется. Служанка говорила, что его обязательно нужно есть о вдвоем. Давай следовать правилам и не вызывать лишних подозрений. Ну же... хоть пару ложек.

Герцог скривился, но все же придвинул к себе свою порцию.

Сквозь открытые окна кондитерской ярко светило солнце, играя на стенах и столе радостными бликами. В ореоле его лучей сидящий напротив Алистер выглядел совершенно иначе. По-особому. Не так, как обычно.

Невероятно привлекательно, я бы сказала.

Вэйден, конечно, почти враг, глава тайной канцелярии, к тому же, без пяти минут помолвлен с другой, и вообще нас связывает непонятно что, но… Но все-таки он удивительно красивый. Надо честно признать. Смелый, талантливый, обаятельный. Да что там мелочиться — просто идеальный мужчина. Неотразимо сексуальный…

Картинка, возникшая в голове, обдала жаром, заставив сердце биться сильнее и чаще.

Огромная кровать, та самая, из нашего номера. Смятые простыни. Два обнаженных тела, сплетенные в жарком объятии. Искаженное от страсти лицо Алистера, его поцелуи, мои закрытые глаза.

Сцена, которая пронеслась перед мысленным взором, казалась такой реальной, что я с трудом сдержала стон. И вдруг, вопреки всему, захотелось попробовать. Нет, не десерт... кое-что другое. Ощутить, узнать, каково это: сгорать в его объятиях.

Повинуясь внезапному импульсу, наклонилась над столом, протянула хрипло, не узнав своего голоса:

— Ну… как?

И улыбнулась.

И улыбка эта была, видимо, не совсем обычной, я сама это чувствовала — двусмысленной, намекающей такой, — потому что глаза Алистера резко потемнели, красиво очерченные ноздри затрепетали, и мужчина тоже подался вперед, накрывая мою ладонь своею.

— М-м-м… Восхитительно.

И почему-то в этот момент я твердо знала: это он не о десерте говорит.

Несколько секунд мы, не отрываясь, изучали друг друга, а потом взгляд герцога внезапно изменился. В нем, сменяя друг друга, мелькнули удивление, узнавание, понимание и... ярость.

Он медленно посмотрел на десерт... на меня... снова на десерт... до боли сжал мои пальцы, а потом словно нехотя отпустил их, откинулся на спинку кресла и закрыл глаза, явно пытаясь успокоится. Давалось ему это нелегко — сведенные брови, крепко стиснутые зубы, напряженные желваки на скулах.

Мгновение… Другое… И герцог взялл себя в руки. Резко, сдавленно выдохнул, открыл глаза, покосился на меня, помрачнел и вскинул руку, подзывая служанку.

— Значит, господин Гьин сам составлял рецепт и всегда лично готовит это блюдо? — спокойно, слишком спокойно поинтересовался он, повторяя недавние слова девушки.

Та испуганно кивнула. Очень уж опасным казался сейчас Алистер. Под внешней холодностью в нем буквально бушевало неукротимое злое пламя.

А я опять невольно залюбовалась им.

Лед и огонь...

Хорош.

Подумала об этом и разозлилась: да что творится такое? Что за мысли лезут мне сегодня в голову? И не только мысли...

— В таком случае, — продолжал Алистер, к счастью, не подозревая о том, какие идиотские желания меня обуревают. — Проводите меня к вашему хозяину. Немедленно. У меня возникла к нему пара вопросов. Срочных и совершенно неотложных.

И так властно звучал в это мгновение его голос, что девушка не посмела ослушаться.

По внутренним коридорам и служебным помещениям кондитерской мы почти летели — служанка явно стремилась опередить скандальных посетителей и хоть как-то предупредить хозяина. Но Алистер, крепко державший меня за руку, и не думал отставать. Мне оставалось лишь, подобрав юбки, чуть ли не бегом следовать за ним. Так что в кабинет Гьина, расположенный за второй, меньшей по размеру кухней, мы попали практически одновременно. Девушке все-таки удалось на финише сделать отчаянный рывок и обогнать нас на пару шагов.

В светлой, обшитой дубовыми панелями комнате находились трое: молодой парень в белой поварской шапочке, миловидная женщина — пепельноволосая и сероглазая и статный мужчина самого что ни на есть аристократического вида, сидящий за массивным письменным столом. К нему, собственно, и бросилась наша сопровождающая, сразу же, не теряя времени, начав тараторить:

— Прошу прощения, мастер, но их милости настаивали на встрече с вами, — порывистый жест в нашу сторону. — Лорд с супругой попробовали «Пылающий поцелуй» и, похоже… Кажется, им не понравилось.

Гьин, которого, судя по всему, оторвали от важного разговора, чуть заметно поморщился, бросил быстрый взгляд на наши брачные нити… На меня… И уже более внимательно всмотрелся в лицо Алистера. Не представляю, что он там увидел, но это его совершенно точно не обрадовало.

— Оставьте нас, — повернулся он к своим собеседникам.

Парень подчинился первым. Сразу и безоговорочно. А вот дама явно колебалась.

— Тамсин, — мягко произнес Эгнар.

Женщина закусила губу, протестующе сверкнула глазами, но промолчала и все-таки вышла.

Хозяин кабинета дождался, пока за ней закроется дверь, указал нам на кресла перед своим столом и выпрямился, буравя герцога взглядом.

— Вы желали видеть меня, лорд?..

— Виконт Демтор, — сухо представился Вэйден и получил такой же скупой кивок в ответ.

— Так чем вам не угодил мой десерт, лорд Демтор? К нему имеются какие-то претензии?

Бывший граф держался безукоризненно вежливо, но как он ни пытался скрыть напряжение, оно все же проскальзывало в его подчеркнуто ровном тоне.

— Претензии? — вскинул брови Алистер. — Что ж, можно и так сказать…

Он и не думал садиться. Быстро пересек комнату и наклонился над столом, опираясь на него ладонями — практически навис над Гьином.

— Откуда в вашем «знаменитом» десерте не разрешенный к использованию ингредиент?

— Я не понимаю, о чем… — вскинул руку Эгнар.

Но герцог не дал ему договорить.

— Все вы прекрасно понимаете, Гьин. Плоды дерева сетах… С каких пор они входят в перечень продуктов, одобренных гильдией кондитеров Аглона? — яростно отчеканил он.

Мастер-кондитер вмиг как-то посерел и выцвел, словно его припорошило пеплом, но он все-таки нашел в себе силы возразить:

— Мы не в Аглоне.

— В Стакке дело обстоит точно так же, — усмехнулся Алистер. — Уверен, здешние повара, как и наши, даже не подозревают о существовании этого очень редкого дерева. Что не удивительно, ведь оно растет лишь на территории Друара, и за его пределами почти неизвестно. А вот в самом Друаре из плодов сетаха получают один очень интересный яд. Не опасный для жизни, нет. Его уникальность и особая ценность заключаются совсем в другом. Не так ли?

— Откуда вы?..

Гьин закашлялся, вцепился побелевшими пальцами в край стола. Я впервые видела, чтобы с лица человека так быстро исчезали все краски.

— Интересуетесь, откуда я об этом знаю? — «любезно» продолжил за него Алистер. — От своего кузена, герцога Вэйдена. И о действии наслышан, и об особенностях, и даже, представьте себе, пробовать доводилось… Под строгим контролем, разумеется. Вижу, вам знакомо имя моего родственника? И почему я не удивлен? Уже имели дело с королевской тайной канцелярией? А со службой безопасности Стакки? Нет? Тогда пора исправить это упущение. Господин Одгер — милейший человек, кузен представлял нас друг другу. Думаю, он заинтересуется тем, что творится в лучшей кондитерской города, за безопасность которого он отвечает.

Секундная пауза — и Алистер, не давая Гьину опомниться, усилил напор:

— Откуда у вас сетах? Отвечайте!

Кажется, это был неправильный вопрос, потому что лицо хозяина кабинета мгновенно изменилось. Исчез страх — его сменили упрямство, злость и непонятное отчаяние.

— Купил. По случаю. У заезжего торговца. Имени не спросил, уж не обессудьте. Знал ли, что сетах не имеет сертификации гильдии? Знал. Желаете сдать меня безопасникам? Ваше право. Но я ничего предосудительного не делал и никому не навредил. Мне не в чем себя упрекнуть.

Эгнар с вызовом вскинул голову, собираясь стоять на своем до конца. Но его опять перебили. Видимо, сегодня был все же не его день.

Дверь с треском распахнулась, пропуская в комнату уже знакомую мне пепельноволосую особу.

— Не верьте ему, ваша милость, пожалуйста, не верьте, — дама сделала попытку упасть к ногам Вэйдена. Хорошо, что тот успел ее подхватить. — Это я… Я во всем виновата.

— Тамсин, — почти простонал мастер-кулинар. — Я же просил.

— Извини, Эгни, но смириться с тем, что ты себя оговариваешь и молчать… Нет уж, это выше моих сил.

Женщина бросила на поднявшегося из-за стола Гьина виноватый взгляд и вновь повернулась к Алистеру.

— Не слушайте мужа, ваша милость, он вас обманывает. Не со зла, нет — чтобы меня защитить. Ни с каким торговцем он не встречался и незаконных сделок не совершал. Это мой сетах.

И такая неподдельная, величественная гордость прозвучала в ее словах, словно она призналась в том, что ей принадлежат знаменитые зачарованные самоцветы королевской короны. По меньшей мере.

— Вот как?..

Похоже, для Алистера эти странные слова и полный сдержанного достоинства тон тоже не прошли незамеченными. Он чуть склонил голову набок, изучая жену кондитера, потом вдруг усмехнулся и не спросил — произнес, уверенно, без малейшего сомнения:

— Вы жрица Ираты.

И прежде, чем рванувшийся вперед Эгнар успел ее остановить, женщина склонила голову, подтверждая догадку Вэйдэна…

Герцогу понадобилось минут пять, чтобы убедить хозяина кабинета, что в данный момент его супруге никто и ничего не угрожает. Затем мы разместились в креслах — не у стола, у окна, выходившего на маленький внутренний дворик, — и госпожа Гьин начала свой рассказ.

— Я из Друара, как вы уже догадались, из семьи «посвященных богине». Все женщины нашего рода веками служили Ирате. Так было, так есть, и так будет, пока бьется сердце последней из нас…

Я смотрела на Тамсин — такую хрупкую, слабую на вид, ловила каждое ее слово, и передо мной разворачивалась непростая история жриц забытой богини. Жриц без храмов, без верующих, даже без права свободно прославлять свою покровительницу.

— В Друаре, как нигде в мире, силен культ Гинны, а Ирата считается богиней отступницей, предательницей, — женщина грустно усмехнулась. — Нам запрещено открыто проводить ритуалы, говорить с людьми о нашей вере, помогать им. У нас отняли все, даже священные деревья, которые росли в заповедной роще. Окружили ее охранным кольцом чужой магии, а сами… Именно служители богини-матери додумались делать из плодов сетаха яд. Дурманящий, ломающий волю и чувства. Мы же всегда использовали лишь пыльцу, и то в малых дозах. Сюда я привезла именно ее.

— А как вы вообще оказались здесь, да еще с этой самой пыльцой? — не выдержала я.

— О, тут все просто. Я всегда мечтала посетить последний действующий храм Ираты. Не просто увидеть — жить рядом. Родные помогли мне переехать в Стакку и, разумеется, я взяла с собой священный сетах, как же иначе? Слава Ирате, тайные схроны остались нетронутыми, и старых запасов пока хватает.

Да уж, иначе никак. Настоящие жрицы богини Любви, судя по всему, без этого магического ингредиента даже за ворота не выходят.

— Я хотела служить в здешнем храме, но встреча с Эгнаром изменила мои планы… Любовь с первого взгляда. Та, о которой мечтают все служительницы богини, — Тамсин нежно улыбнулась мужу. — Я стала женой, матерью, помогала супругу во всем, но и жрицей быть не перестала. Поэтому и уговорила его…

Она запнулась, во взгляде ее мелькнуло отчаяние.

— Теперь у тебя неприятности, Эгни. Из-за меня.

— Тами… — успокаивающе пророкотал Гьин.

— Я подвела тебя, — женщина стиснула руки и заговорила горячо, взволнованно, снова обращаясь к Алистеру: — Но, поверьте, я не могла иначе. Сетах… настоящий сетах — не яд, а дар богини новобрачным. Как же его не использовать? Он дает молодоженам возможность лучше почувствовать друг друга, осознать, что они — единое целое. Отбросить все ненужное, наносное. Глупые обиды, недопонимания, предубеждения… А тут такой повод. Праздник во славу богини, и артефакт пропускает в город только угодные Ирате пары… Эгнар любит меня и не мог отказать. Он придумал «Пылающий поцелуй» и напитал его своей магией, а я добавляю в него священный сетах. Крупицу, не больше. Это никому не вредит.

— Не вредит? Не уверена, — пробормотала я.

Поежилась, вспомнив, что совсем еще недавно ощущала к герцогу. Да и сейчас… В общем, мне на Вэйдена лучше пока не смотреть. Совсем.

И, кстати, не мешало бы расспросить эту «милую» жрицу, как долго ее священное снадобье действует.

— Я знаю, что говорю, — упрямо поджала губы Тамсин. — Поймите, пыльца только усиливает чувства, которые и без того уже есть, оттого и влияет на всех по-разному. У супругов, которые испытывают друг к другу лишь взаимную симпатию, сетах вызывает легкое влечение, и только. А вот вы — другое дело, сразу видно, что вы предназначены друг другу. Поэтому вас сразу накрыло желанием. Верно?

В кабинете повисла пауза. Я ошарашенно хлопала глазами, пытаясь осмыслить полученную информацию. А Алистер…

— Гм… — глухо откашлялся он, прерывая неловкое молчание. — Значит, вы подаете десерт только во время карнавала?

— Исключительно, — подтвердил Гьин. — И лишь супружеским парам. Мы никого не травим, не принуждаем, не заставляем испытывать навязанные эмоции. Но, вы правы, разрешения от гильдии на использование сетаха у нас нет. Что бы ни говорила моя супруга, «Поцелуй» придумал я, и именно я — хозяин кондитерской. Мне и отвечать.

— Но… — начала Тамсин.

— Только мне, — решительно оборвал ее муж. — Но, может, мы сумеем договориться? Я слышал, виконт, вам нужна какая-то информация?

— Может, и сумеем… Если все именно так, как вы говорите, — Вэйден откинулся на спинку кресла, делая вид, что задумался, а я потупилась, чтобы скрыть выражение лица.

Мне было жалко Эгнара и его жену, но нам, действительно, требовалась информация. И кондитерская Гьина оставалась единственной зацепкой. Собственно, ради того, чтобы вытащить из хозяина необходимые сведения, во многом и затевалось это представление и разговор в кабинете мастера.

— Что ж… Вы призовете в свидетели богов и поклянетесь, что сказанное вами — правда. Четко и однозначно, без каких-либо двусмысленностей и возможностей истолковать ваши слова как-то иначе. И еще… Я отдам на анализ то, что осталось от нашего десерта. Надеюсь, никому не пришло в голову распорядиться, чтобы его уничтожили? Нет? Прекрасно. Меня это очень бы огорчило. Нет, не беспокойтесь, — герцог вскинул руку, останавливая Гьина, который уже готов был задать вопрос. — Я не понесу «Поцелуй» местным безопасникам, его заберут люди кузена. Глава королевской тайной канцелярии не меньше меня заинтересован в этом деле. Если клятва и проверка подтвердят все, что вы сказали, я готов сохранить вашу тайну. В обмен на ответную услугу, разумеется. Вы правы, мне нужна информация. Вернее, герцогу Вэйдену, от имени которого мы с женой действуем.

— Речь ведь идет о девушке, которую ваша жена назвала своей подругой? Суна передала нам ваш разговор, — неожиданно вмешалась Тамсин. — Вы ее ищете, да? Зачем? Она что-то натворила или вы исполняете волю семьи, которая желает выгодно пристроить ее замуж за кого-то другого?

Госпожа Гьин смотрела строго и требовательно, в ее голосе появились властные нотки. Сейчас перед нами сидела не милая, скромная жена кондитера, а служительница Ираты. И я понимала, если ответ ей не понравится, она не скажет ничего. Умрет, а Алемину не выдаст. А еще я каким-то странным образом чувствовала: лгать сейчас нельзя, поэтому ответила максимально честно. Сказала то, во что сама верила.

— Мы подозреваем, что девушку похитили. Обманули, влюбили в себя, пообещали жениться, а на самом деле… — я махнула рукой. — Родственники опасаются за ее жизнь и просто хотят убедиться, что с ней все в порядке. И, нет, ее не ждет дома другой жених, наоборот: семья готова встретиться с ее избранником, все обсудить. Они ведь даже не знают, кто этот человек. Он не пожелал ухаживать открыто.

Тамсин побледнела.

— Если все именно так, как вы говорите, я помогу. В любом случае, — она решительно тряхнула головой. — Не важно, решите вы сдать нас безопасникам или нет. Это мой долг, как жрицы. Богиня не простит, если я останусь в стороне.

— А я все-таки надеюсь, вы выполните то, что обещали, виконт, — Гьин покосился на жену и недовольно поджал губы.

Я его понимала. Трудно защищать любимую, которая по совместительству является жрицей забытой богини и постоянно рвется вытворять разные «добрые дела», рискуя при этом вляпаться в очередные неприятности. Исключительно из чувства долга и справедливости.

— Мы не были до конца откровенны с вами, когда говорили, что продаем десерт только супружеским парам, — Тамсин тяжело вздохнула. — Один раз нам пришлось отступить от собственного правила. Эта девочка… Она пришла к нам с двумя сопровождающими. Такая радостная, счастливая… Сидела за столиком у окна… Я даже помню, какие пирожные она выбрала. А потом, когда расплатилась, сказала, что хотела бы еще заказать «Пылающий поцелуй» и унести с собой, чтобы съесть вместе с избранником. Дескать, они еще не супруги, но у них все точно решено. А жених не смог сопровождать ее, потому что очень занят… Эгнар отказал ей. Предложил прийти потом, после венчания, если они успеют заключить брак во время карнавала. Она не спорила, но очень огорчилась… А вечером, почти перед самым закрытием, в кондитерскую явились ее сопровождающие и от имени своего хозяина потребовали, чтобы мы все-таки приготовили десерт. По их словам, господин очень болен и по ресторациям не ходит, а невесту порадовать хочет. Чтобы муж снова не сказал «нет», они намекнули: им известно, откуда я родом, и мои родные могут пострадать из-за моего упрямства. И мы… Мы согласились.

Жрица помрачнела, видимо заново переживая то, что произошло.

— Они заходили еще несколько раз — продолжил за нее муж. — Заказывали десерт заранее, чтобы не ждать, а в определенный день просто забирали его. Вчера сделали очередной заказ…

— Когда за ним должны прийти? — подался вперед герцог.

— Послезавтра.

Тамсин кивнула подтверждая.

— Это все, больше мы о них ничего не знаем. Готовы дать любую клятву. Уверена, Ирата не откажется ее удостоверить.

Госпожа Гьин оказалась права. После того, как они с мужем произнесли заранее оговоренные слова, их окутало серебристое сияние — знак того, что признание услышано и одобрено небесным покровителем.

Потом Алистер с Эгнаром ушли за десертом, и мы с женой хозяина ненадолго остались одни. Я тут же воспользовалась этой возможностью, чтобы задать самый главный для меня сейчас вопрос:

— Когда закончится действие пыльцы?

— Вам не нравится то, что вы испытали?

В глазах Тамсин мелькнуло неожиданное понимание.

— Нет… Да… Не знаю… Да это и неважно, — я почувствовала, что путаюсь в собственных эмоциях, и начала сердиться. — Я всего лишь хочу знать, когда это прекратится?

Вместо ответа женщина протянула руку, накрыла теплой ладонью мой лоб и шепнула что-то — тихо-тихо, почти беззвучно.

— Уже прекратилось, — объявила она почти весело. А потом, стерев с лица улыбку, добавила: — Только зря вы противитесь воле богини. Вы оба. Только запутаете все еще больше.

— Вы не понимаете… — вспыхнула я.

— Да, я многого не знаю и не понимаю, — не стала спорить жрица. — Зато я вижу то, что скрыто от вас. Не хотите мне ничего рассказать?

Искушение было сильным. Вот он — самый лучший и полный источник сведений об Ирате. Стоит рядом и сам предлагает все прояснить. Но могу ли я доверить этой женщине свою тайну?

— Мне нужно попасть в храм, — наконец решилась я. — Одной. И, желательно, без посторонних.

— Нужно, — опять согласилась женщина. — Очень нужно. Я помогу. Проведу. С обратной стороны здания есть вход для служителей. Встретимся там после полуночи.

— Не знаю, смогу ли прийти сегодня…

— Неважно, я все равно буду ждать. Столько ночей, сколько потребуется, — жрица ласково коснулась моей руки. — Это угодно Ирате.

Глава 19

Не очень хорошая идея — идти обратно пешком. Алистер это сразу понял, едва они покинули кондитерскую.

Утром эта мысль казалась ему вполне здравой и логичной. Прогуляться по улицам Стакки, покрутиться на карнавальной площади, заглянуть в прилегающие переулки… Вдруг им повезет, и они смогут, если не найти Алемину — это было бы слишком большой, почти невероятной удачей, то хотя бы почувствовать ее, поймать отголоски энергетического следа. По крайней мере, так он считал еще несколько часов назад. Но после того, что произошло в кондитерской, прогулка стала несомненной ошибкой.

Надо было сразу, еще на выходе, нанять экипаж и отправить Раянну в гостиницу, а самому уйти, отговорившись тем, что ему пора на встречу с Лорсом Одгером. И плевать, что это похоже на банальное, почти позорное бегство… Все, что угодно, лишь бы оказаться сейчас как можно дальше от своей спутницы.

Вэйден покосился на Раянну и тут же отвернулся. Сделал вид, что заметил за углом, в маленькой боковой улочке, что-то интересное.

Окончательно проснувшийся город с нетерпеливым предвкушением открывал себя новому дню. Шумел веселой, хорошо одетой, довольной толпой, переливался всеми цветами радуги, до краев наполненный радостью и ожиданием чуда. В другое время Алистер, возможно, подался бы общему настроению, но сейчас вся эта праздничная суета проходила мимо, абсолютно не задевая его.

Раздражение, смятение, возбуждение, азарт охотника, взявшего, наконец, давно разыскиваемый след... Он не помнил, чтобы когда-нибудь еще испытывал столько противоречивых эмоций разом. И все это перекрывало желание. Навязчивое, острое, почти неодолимое желание к женщине, спокойно идущей сейчас рядом и с любопытством поглядывающей по сторонам.

Просто пыльца, лишь немного усиливающая собственные, естественные чувства?

Как бы не так!

Да он, целуясь с Кармелой под действием яда, не испытал и половины того, что ощутил сегодня. С Раянной. И прощальное прикосновение Тамсин не помогло. А ведь жрица уверяла, что полностью сняла воздействие.

Сняла…

Что же тогда с ним творится? Он до сих пор только о кровати в их номере и думает. И о Яне. Рядом с собой. Под собой. Почти физически ощущает их близость, и пальцы покалывает, словно они уже скользят по ее коже. По обнаженному телу…

Вэйден с силой сжал кулаки, обрывая это ощущение, заставляя себя думать о чем-нибудь другом, не таком обжигающе-чувственном.

Гхирх побери! Что за наваждение?

А, может, пыльца здесь ни при чем, и пора честно признаться, хотя бы самому себе, что Раянна уже давно стала для него тем самым наваждением?

Живая, умная, настойчивая и любознательная, как ребенок, дерзкая и беззащитная. Совершенно невозможная.

Странная внучка отшельника.

Временами хотелось встряхнуть ее как следует. Особенно, если она ввязывалась во что-то опасное, возражала или смотрела на него — молча, не кокетничая, не отводя стыдливо взгляд, как другие девушки, а в глазах ее читался почти неприкрытый вызов.

А иногда, наоборот, возникало желание защитить ее, заслонить ото всех неприятностей — прошедших и грядущих. Так тогда, в карете… Она спала на его плече, а он поймал себя на мысли, что старается даже дышать реже, чтобы ее не потревожить.

Он помнил, какую ярость испытал, когда Раянна посмела намекнуть на его мужскую несостоятельность. Первым порывом было схватить ее в охапку, отнести в номер и доказать, как она неправа. Долго доказывать, со вкусом. Всю ночь напролет. Представил тогда ее в своих объятиях и его тут же обдало жаром. А потом неожиданно стало смешно.

Алистера никогда не задевали подобные намеки — разве что раздражали неуместностью. Он знал себе цену и был убежден в своей мужской привлекательности. А тут повелся, как мальчишка. Позволил эмоциям взять верх. Не оттого ли, что именно с Раянной чувствовал себя не совсем уверенно?

Он легко мог просчитать любую девушку, предсказать ее реакцию на свои слова и действия. Знал, что нравится дамам и в полной мере пользовался собственной неотразимостью. Отношения с женщинами всегда были для него лишь игрой. Не больше. И да, он не доверял им.

А эта девчонка своими поступками нередко ставила его в тупик, будоражила скрытой в ней тайной. Восхищала рассуждениями и логикой, которую он никак не ожидал встретить в такой юной особе.

Раянна не знала элементарных вещей и, в то же время, действовала как опытный агент. Например, на постоялом дворе, когда почти профессионально разговорила служанку. Или в кондитерской, притворяясь подругой Алемины и изображая взбалмошную новобрачную, требующую, чтобы ее каприз немедленно удовлетворили.

Удивительно, но ему не составило никакого труда подыграть ей. Он чувствовал и предугадывал каждое ее слово, движение, эмоцию, словно они были давно сработавшейся парой оперативников.

Это совместное задание…

Поначалу оно казалось ему всего лишь удачным стечением обстоятельств — можно и поручение его величества выполнить, и познакомиться поближе с новым приобретением Герберта. А там, чем Гхирх не шутит, вдруг удастся уговорить интуита с даром сочетающейся магии перейти на службу в тайную канцелярию…

Нет, не в канцелярию — лично к нему, герцогу Алистеру Вэйдэну. Потому что он, совершенно точно, никому не отдал бы девушку, Он с самого начала хотел ее только для себя. Теперь он отчетливо понимал это. Как и то, что простая деловая поездка, увлекательное, хоть и рискованное приключение переросли в нечто большее.

Понять бы только, во что…

Когда его отношение к этой девочке изменилось, и профессиональное внимание к сильному интуиту, легкое мужское любопытство обернулись жгучим интересом ко всему, что с нею связано, и лично к ней? Алистер задавал себе этот вопрос и не находил ответа. Все происходило постепенно, незаметно для него самого.

Недоумение и досада при первой встрече, на складе, когда какая-то никому не известная выскочка, недоучка отыскала то, что не нашли они с Гхарешем.

Эти эмоции быстро прошли, оставив после себя жадное, лихорадочное нетерпение, желание узнать о новом сотруднике Герберта все, и даже немного больше. Гхирх побери, да он даже ездил к старому отшельнику, чтобы расспросить его о внучке. И сам удивлялся потом своему порыву, он никогда ничего подобного не делал, полностью доверяя докладами оперативников. Тем более, при разговоре присутствовал Лоттер, как глава гильдии, в которой теперь по праву состояла Раянна. Да и дед ничего нового не сообщил — лишь то, что и так было известно из официального досье девицы Сеигир.

Бешенство, стоило ему понять, что Раянна рисковала собой, пытаясь выбраться из окна запертой библиотеки. Инстинктивное стремление помочь, спасти не только от идиота Зикорка, но и от ядовитого языка Аделлы Калас, известной светской сплетницы и интриганки.

Восторг, когда его сила, коснувшись дара Яны, запела в крови, взорвалась яркими красками, словно он выпил легендарной живой воды.

Их словесные пикировки, обмены колкостями, замаскированными под любезности, от которых он получал ни с чем не сравнимое удовольствие.

Совместная поездка, когда она сидела так близко, а он вглядывался в ее лицо, даже во сне напряженно-серьезное, словно девушка продолжала решать какую-то важную задачу. Ловил стук ее сердца и от этого его собственное сбивалось с ритма, пропуская удар, а к горлу подкатывал горячий комок.

Постоялый двор и ее приглашение разделить с ним постель. Невинное такое, почти дружеское, без намеков и подтекста. Она даже не поняла, на что его обрекла и преспокойно уснула, а он так и не смог сомкнуть глаз и пролежал всю ночь, прислушиваясь к ее дыханию и притворяясь, что спит...

Каждая новая встреча позволяла ему лучше узнать Раянну, добавляла новый штрих в их отношения и будто связывала их новыми невидимыми, но очень прочными нитями. Притягивала все сильнее и сильнее.

А потом был портальные артефакт перед входом в Стакку.

Герцог продумал все заранее, обстоятельно и детально. Он знал, как заинтересовать женщину и не сомневался, что сможет заставить сердце юной, неискушенной девушки биться чаще. Хоть на мгновение. А там... Сочетающаяся магия соединит их, усилит общие эмоции, и они вспыхнут уже единым огнем. Если же Раянна вообще к нему ничего не испытывает, его желания, влечения к ней хватит. Главное, чтобы девушка открылась, и он передаст ей то, что чувствовал сам, как раньше передавал силу. Этого хватит, чтобы «обмануть» артефакт.

Он был уверен, что рассчитал и учел все нюансы.

Уверен...

Алистер невесело усмехнулся.

Все пошло совсем не так, как он планировал. Но когда с Раянной хоть что-то происходило «так»? Если она рядом, возможны любые неожиданности — пора бы уже привыкнуть к этому.

А он оказался не готов.

К той буре эмоций, что его захлестнула, накрыв с головой, чуть не сбив с ног. Это было, как взрыв, как удар под дых. Он забыл обо всех своих тщательно выстроенных планах. Мир сузился до одной единственной женщины, до ее губ, которых безумно хотелось коснуться. Вопреки всем доводам и запретам. Вопреки всему.

Он до сих пор жалел, что дверь распахнулась так рано. Еще бы миг... Всего один миг… А там будь, что будет.

Но портал открылся, их впустили в город, наваждение схлынуло, и он поклялся себе, что отныне постарается придерживаться только деловых отношений. И честно следовал этой своей клятве... До сегодняшнего утра. Вернее, до проклятого десерта. Расслабился. Недопустимо расслабился в присутствии Яны. Не сразу распознал вкус. И нескольких мгновений промедления хватило, чтобы старательно подавляемое влечение вспыхнуло с новой силой…

Справа раздались одобрительные возгласы — маги запустили очередной фейерверк. В воздух взлетел призрачный дракон, оставляя за собой шлейф из мерцающих звезд и выдыхая клубы разноцветного дыма.

Раянна замерла, прижав ладони к груди, и такая детская радость сияла сейчас в ее глазах, словно она впервые наблюдала за работой магов-иллюзионистов. Впрочем, наверное, так и есть, девушка же почти ничего не видела в жизни, кроме своего леса и Нускары. А ведь он мог бы показать ей весь мир. Отвезти к радужным водопадам Оулертона или к поющим пескам Чандо.

Мог бы... Если бы между ними не стояли его почти-невеста и не-вполне-жена.

Оллана…

Алистер уже решил отказаться от брака с ней, и желание только окрепло после утренней встречи. Дочь Гефроя не вызывала у него никаких эмоций. Если раньше его это устраивало, гарантируя ровный, спокойный брак, то теперь пришло четкое понимание: связывать свою судьбу с «невестой» и жить с ней он не желает. Категорически. А раз так, нечего морочить голову и ей, и ее отцу. По возвращении из Стакки он обсудит все с Тимиром, а затем поговорит с бароном.

Хорошо, что они с Олланой не успели официально объявить о помолвке.

Что же касается жены…

В последнее время все чаще мелькала предательская мысль, что ее, в принципе, можно и не искать. Жить, как прежде. Работать, общаться с Раянной. Вэйден бы постарался устроить так, чтобы они виделись чуть ли не каждый день. Пусть она не перейдет на службу в тайную канцелярию, но от совместных заданий, да еще и одобренных королем, не откажется. А там... Постепенно он сумеет ее обаять. Сделает все для этого. Надо только развязать себе руки, простившись с Оланной.

Пять лет...

За это время многое может случиться. В том числе и между ними…

Иллюзорный дракон, ярко вспыхнув, рассыпался радужными искрами. Толпа восторженно загудела, Раянна прерывисто вздохнула, и герцог поморщился. Не от того, что увидел — от собственных мыслей.

Представлять Яну своей любовницей почему-то не хотелось. К тому же он был твердо уверен: девушка, при всей своей раскованности, порой ставящей его в тупик, категорически откажется от подобной «чести».

А еще... Смешно, но он боялся ее потерять.

Желающие жениться на девушке с даром интуита обязательно найдутся. Тот же Герберт. Почему нет? Не говоря уже обо всех этих ушлых розыскниках, что крутятся возле его Яны, хватают ее за руки, возят с собой в седле, заигрывают с ней. И все они, в отличие от Вэйдена, совершенно свободны — хоть сейчас под венец. Гхирх побери, да он сам, как последний идиот, сказал ей об этом.

Нет, жену надо найти. Непременно.

Алистер не собирался отдавать ее Гилгику. Ему с самого начала эта идея не нравилась, но тогда он злился досадовал и не стал спорить.

Многие простолюдинки, да и аристократки, сами, добровольно уходили в обитель. Храмовая карьера давала большие преимущества и была единственным способом для женщины оказаться у власти. Так что, если «жена» захочет, он поможет ей выбрать любую обитель и устроиться там. Если же нет — купит ей дом где-нибудь в провинции и дождется окончания срока.

Но это в крайнем случае.

Сначала он попробует договориться с Иратой — богиня уж точно сможет их развести.

Да, так он и поступит. Сегодня же ночью пойдет в храм.

К чему откладывать?

***

На обратном пути к гостинице герцог, в основном, молчал и вообще держался сдержанно и отстраненно. Думал о чем-то своем — судя по всему, не очень приятном, хмурился, отвечал нехотя, отрывисто, и смотрел куда угодно, только не на меня.

Нет, разумеется, я понимала, что у нас не романтическое свидание. Мы не настоящие новобрачные, а всего лишь партнеры по заданию, не развлекаться сюда приехали и по улицам «гуляем» только в надежде случайно увидеть Алемину или отыскать ее след. Так что Алистер вроде бы вел себя правильно, пристально изучая прохожих. Но почему-то было обидно. Неужели нельзя хотя бы сделать вид, что я ему интересна, и, пусть изредка, поворачиваться ко мне?

Вэйден же, даже отвечая на вопросы, глядел куда-то в сторону. И вообще, старался не прикасаться. А когда ему пришлось подать мне руку, чтобы помочь спуститься по лестнице, на нижней ее ступени тут же отдернул ладонь, как будто обжегся. А затем и вовсе убрал ее за спину.

Что ж, все к лучшему. Партнер так партнер — и нечего забивать себе голову всякой ерундой. Тем более, Тамсин действие пыльцы, действительно, нейтрализовала, и я снова могла воспринимать Вэйдена вполне адекватно.

Подумаешь, умный... Внимательный… Красивый… Мало ли таких на свете?

Не выдержав, тихонько вздохнула.

Мало.

Мне вот пока только один Алистер и встретился. И привлекал он меня вопреки всему — даже сейчас, когда влияние сетаха вроде бы благополучно закончилось. Остальные мужчины совсем не интересовали.

Ладно...

Главное, не забывать, кто он, а кто я — и все будет отлично.

Осторожно покосилась на его светлость герцога Вэйдена, главу тайной канцелярии Аглона. Видела я его сейчас удивительно четко, вплоть до мельчайших черточек — именно его, а не виконта Демтора. Словно иллюзии больше не существовало.

Не выдержав, поинтересовалась:

— Алистер, твоя личина... С ней все в порядке?

Вэйден взглянул на меня вопросительно, накрыл ладонью серебряный медальон — артефакт, на который была завязана смена его облика. Даже перед ближайшей витриной остановился, чтобы осмотреть себя с ног до головы особым, измененным зрением.

— Никаких сбоев. А почему ты спрашиваешь?

— Так… Померещилось, — уклонилась я от ответа.

В другое время герцог, наверняка, так просто не отстал бы, а сейчас… Просто пожал плечами и отвернулся. Все.

Через час, немного покружив по центру города, мы свернули к гостинице и вошли в ворота как раз в тот самый момент, когда из дверей «Двух лилий» величественно выплыли две знакомые нам баронессы: Оланна Гефрой и Аделла Калас.

Как некстати!

Видимо, Вэйден считал также, потому что мы с ним, не сговариваясь, отступили с подъездной аллеи и нырнули за ближайшие к ограде деревья. Слава богам, достаточно густые и раскидистые, чтобы надежно спрятать нас.

Мда… хорошо, что не в кусты. Вот было бы зрелище.

Дамы прошествовали мимо, о чем-то негромко переговариваясь. Флоресканция на руках у Аделлы уставилась в нашу сторону и жалобно поскуливала, делая попытки освободится из железных объятий хозяйки. А мы с Алистером стояли, тесно прижавшись, и почти не дышали, как два заговорщика, которых чуть не застукали на месте преступления. И едва леди отошли на приличное расстояние, посмотрели друг на друга и… рассмеялись.

И так хорошо мне вдруг стало, так легко и весело… Ровно до того момента, когда Алистер спросил, глядя почему-то на мои губы:

— Что ты собираешься делать после того, как вернешься в Нускару?

Странный вопрос.

— Готовиться к экзаменам в гильдии. У нас знаешь, какие наставники? Звери, — постаралась я отшутиться. Но Алистер не успокаивался.

— А потом? Как ты вообще представляешь себе свою дальнейшую жизнь?

Здесь, на Сеоте? Смутно пока представляю. С трудом. В идеале, хотелось бы найти Нику и вернуться на Землю. Но об этом я, разумеется, говорить не стала.

— Буду развивать дар интуита, учиться, работать.

— А дальше?

Что же он заладил одно и тоже?!

— Стану профессионалом в своем деле, заработаю много денег и отправлюсь путешествовать. Всегда мечтала посмотреть мир.

Я по-прежнему пыталась свести все к шутке. Но мне опять не позволили.

— А замуж не собираешься?

Этот вопрос неожиданно смутил. А может и не вопрос вовсе, а близость Вэйдена, то, как он наблюдал за мной со странным, требовательным нетерпением. Как будто ответ был очень для него важен.

И я сказала то, что, по моему мнению, могла бы сказать настоящая Раянна Сеигир. Если бы она существовала, разумеется.

— Замуж? Выйду… когда-нибудь... За одного из розыскников. Говорят, в нашей гильдии, такие пары чаще всего формируются. А что? Очень удобно. Будем всей семьей на задание ходить.

Я усмехнулась. А вот Алистеру мои слова явно не понравились. Да и меня саму, если честно, перспектива брака с одним из местных «коллег» совершенно не прельщала. Они, конечно, неплохие ребята. Но не то... Не то...

Герцог отстранился, зачем-то тщательно расправил воротник моего платья и молча направился ко входу в гостиницу.

Обедать он не стал. Почти сразу же переоделся и ушел, проронив напоследок:

— Вернусь утром. Дел… гм… много. Надо еще с десертом разобраться, передать его на анализ, встретиться с нашими агентами. Так что, ночью не жди, ложись спать.

И уже в дверях, обернувшись, вдруг произнес сосредоточенно и серьезно:

— Если что-то почувствуешь… малейшую опасность — сразу вызывай Гхареша. Я его предупредил, он сразу придет. И ни во что не ввязывайся без меня. Слышишь? Обещай, что не станешь рисковать.

— Обещаю.

А что? Я, действительно, не собиралась рисковать.

Просто сбегаю ночью в храм, раз уж Алистра не будет, а к утру — обратно. Хорошо, что возможность уже сегодня подвернулась. И Тамсин не нужно ночи напролет меня караулить.

Но это все вечером. А сейчас меня ждут обед и книжка. Наконец-то!

Глава 20

На улице уже вечерело, когда я наконец перевернула последний лист записок, великодушно скопированных для меня Ишихом. Дочитала, закрыла, отложила в сторону, прошлась из угла в угол и остановилась у окна, вглядываясь в стремительно темнеющее небо.

Где-то далеко тихо шумели деревья, в гостиничном саду яркими звездочками вспыхивали магические светильники, за оградой раздавались возгласы, звучал смех… Я лишь краем сознания отмечала все это. Мыслями, чувствами, воспоминаниями я все еще находилась там — на страницах позаимствованной в королевской библиотеке книги. Вернее, дневника. Но не жреца, как я полагала с самого начала, а одной из служительниц Ираты.

Ауна Десани жила несколько веков назад и была старшей жрицей главного храма Нускары. Нет, даже не храма — целого храмового комплекса, огромного, величественного, и к нашему времени давно и полностью разрушенного.

Начало записок дышало радостью, спокойствием и уверенностью. Описания служб, торжественных венчальных обрядов, ритуалов и прочих ежедневных занятий — вот, собственно, и все. Ничего необычного.

В храм со всех сторон стекались верующие — со своими проблемами, надеждами, просьбами. Немало среди них было и тех, кто приходил к богине в поисках убежища или в надежде, что она поможет просящему отыскать его истинную любовь. Жрицы не отказывали никому — принимали всех, так что работы хватало.

Все изменилось после того, как Ирата одобрила и прилюдно благословила брак единственной дочери верховного жреца Солнцеликого в Друаре и безземельного, практически нищего виконта, единственным достоянием которого были привлекательная внешность, честь его древнего рода и отвага. Причем, абсолютно безрассудная отвага. Этот самый виконт не побоялся увезти свою избранницу практически из-под венца, украв ее — в полном смысле этого слова — у короля, который официально считался женихом девушки.

Его величество и его святейшество, то есть обманутый жених и разъяренный отец, организовали погоню, но влюбленным удалось добраться до храма Ираты, попросить убежища, а потом и обвенчаться. Все присутствующие на церемонии видели, что молодых благословила сама богиня, «фирменной» фиолетовой молнией соединив их руки.

Тут я первый раз остановилась, вспомнив такую же молнию, которая ударила в наши с Алистером скрещенные ладони.

Это что же получается?..

Ладно, о том, что получается, подумаю потом, когда все дочитаю. Сейчас на это нет времени.

Служительницы Ираты отказались выдать беглецов высокопоставленным преследователям, объяснив, что такова воля богини, и не простым смертным с нею спорить.

Что ж... Король со святейшеством спорить и не стали — по крайней мере, открыто. Ушли, приняв свое поражение. Только вот мне почему-то показалось, что это было вовсе не поражение, а всего лишь временное тактическое отступление.

Через несколько месяцев молодую женщину обнаружили мертвой в собственной спальне. Муж нашелся тут же — весь в крови, с кинжалом в руках и совершенно невменяемый. Позже он полностью признался в убийстве жены, якобы из ревности, и был казнен, а верховный служитель Солнцеликого обвинил жриц, обвенчавших его дочь с убийцей, в гибели девушки.

Поклонение Ирате признали не просто ошибочным — вредным. Людям внушалось: те, кто придут к богине в поисках истинной пары, вместо любви могут обрести смерть.

Служители Солнцеликого и Гинны объединились в своей ненависти к Ирате. Последователи богини-матери и раньше использовали любой повод, чтобы обвинить адептов богини любви во всех смертных грехах. Но прежде к подобным нападкам никто всерьез не относился. А сейчас… На жриц начались гонения, храмы разрушались, веру объявили ложной, и Ирата стремительно теряла верующих. Не только в Друаре — во всех странах Сеота.

И вот у меня в этой ситуации сразу же возник закономерный вопрос.

Почему сама богиня молчала и ничего не предпринимала? Не защитила своих жриц? Не покарала тех, кто уничтожал ее храмы и преследовал верных служителей? Не явила чудо, в конце концов, которое реабилитировало бы ее в глазах людей?

Не знаю, что думала по этому поводу Ауна. В книге я так и не нашла ответа на свой вопрос. Последние страницы старого дневника дышали отчаянием, горечью и… непониманием.

В конце женщина написала, что оставит записки в королевской библиотеке и привяжет их к месту хранения, без права выноса. Дворцовый остров Нускары создавался с благословения Ираты, фактически был ее даром правителю Аглона, и жрицы богини имели право появляться там в любое время.

«Надеюсь, сестры найдут мои заметки, узнают правду, как бы ее ни скрывали, и смогут разобраться в том, что случилось», — так Ауна завершила свой дневник.

Он предназначался новым жрицам Ираты, но обнаружил его Гилгик, или жрецы Солнцеликого еще до него. Как и почему это случилось, неясно. Может, сама Ауна под пытками открыла его местонахождение. А вот чем рукопись привлекла внимание его святейшества, я поняла сразу.

Гилгика интересовала не истина и даже не история, а вторая часть дневника, где описывались обряды, проводимые в храмах Ираты, детально и тщательно разбирались обязанности жриц. Много места было отведено так называемым дарам богини.

И… интуитам.

Из книг, прочитанных за полгода моего пребывания на Сеоте, я уже знала, что дар интуита — редкий и очень ценный. Бесхозным ему никто не позволит остаться.

Служба в различных государственных структурах, при королевском дворе, в свите самых известных и влиятельных вельмож, в крупных гильдиях, в храмах… Интуитов мгновенно пристраивали к какому-нибудь делу, стоило им только появиться. Не очень приятно, но, в принципе, терпимо. Им хотя бы позволяли самим выбирать, куда идти и чем заниматься, пусть даже формально.

Но все это касалось лишь, так называемых, стихийных интуитов — тех, кто обрел способности «случайно», в результате несчастного случая, например, или сильного эмоционального потрясения. С «благословенными» дело обстояло гораздо хуже. Храмовники считали их своей собственностью, даром богов именно им и старались сразу же забрать «счастливчиков». В обитель Солнцеликого — что случалось чаще всего — или в чертоги матери-богини Гинны. На вечную, так сказать, службу.

Про интуитов со склонностью к сочетающейся магии и говорить нечего — за них храмовники готовы были бороться даже с королями и их спецслужбами, отстаивая свое право «прикарманить» такое редкую магическую силу.

Сейчас интуиты с подобными способностями встречаются крайне редко, а вот раньше, во времена Ауны Десани, их было немало, особенно среди благословенных Иратой. И все они почти в одночасье исчезли за высокими стенами храмов Солнцеликого. «Святейшие» забрали их на перевоспитание — дабы «открыть глаза и избавить от заблуждений глупой, никому не нужной веры». Так это официально называлось.

Не знаю, что с бедолагами там делали, но из храмов и закрытых обителей они уже не возвращались.

Представила себя на месте этих несчастных и содрогнулась. Попасть в руки Гилгика «на перевоспитание» — то еше сомнительное удовольствие. И как-то само собой вдруг подумалось, что, если придется выбирать между служителем Солнцеликого и главой королевской тайной канцелярии, я, пожалуй, предпочту его светлость герцога Вэйдена.

В душе крепла уверенность, что Алистер не причинит мне зла, не выдаст святоше и даже поможет… После того, как опомнится от свалившегося на него «счастья», разумеется.

Иномирянка…

Интуит, бласловенный самой Иратой.

Да в добавок ко всему, его жена. Правда, не полностью — частично.

Тут было от чего сойти с ума.

О том, что связавший нас обряд, скорее всего, венчальный, я догадывалась и раньше. Слишком хорошо помнила последние слова, услышанные в полуразрушенном храме.

«Прими мой свадебный дар, дитя»…

Но именно теперь, вновь и вновь перебирая в памяти детали древнего брачного ритуала, скрупулезно описанного старшей жрицей, я окончательно убедилась, что права в своих подозрениях.

Молния, соединяющая руки тех, кто избран Иратой…

Молния была, без сомнения. Так полыхнула, что я думала, испепелит меня на месте.

Звезда на ладони — своеобразная татуировка, как знак свершившегося обряда.

Звезду я не заметила, зато обратила внимание на то, как Алистер разглядывал свою руку. Увиденное его очень огорчило, даже разозлило. Да что там — просто привело в бешенство, если уж совсем честно.

Я поднесла к глазам ладонь, изучая чистую, без единого пятнышка кожу. Потерла ее пальцем, хмыкнула. Если верить запискам Ауны, татуировка должна полностью проявиться только после консуммации брака, так что на ее счет можно пока не беспокоится.

Что там еще?

Отметка на ауре, которую видят все жрецы, но только перед алтарями богов.

Вот тут ничего не скажу. Имеется она у меня или нет, не знаю, но от храмов Солнцеликого и Гинны лучше пока держаться подальше.

И последнее, самое важное — согласие принять дар богини, данное добровольно и при свидетелях…

«Принимаю» — громыхнул в голове голос герцога.

Да, Вэйден, судя по всему, согласился. С дуру или с похмелья, что более вероятно. А вот я…

Я точно помню, что сказала «нет». И богиня, между прочим, с этим решением смирилась, хоть и с явным недовольством. Осчастливила напоследок даром интуита и способностью к сочетающейся магии, а затем выкинула в часовню на болотах, где меня и подобрал Герберт.

Итак, подведем итоги.

Алистер на мне женился, а вот я за него замуж не вышла. Хм… А так бывает? Что это за ненормальный половинный брак? И как нам развестись, если Вэйден как бы женат, а я вроде бы и нет? Да и вообще, меня что же, вытащили с Земли, чтобы, не спросив, не предупредив, тут же выдать замуж за герцога Вэйдена? С какой стати? И как мне теперь попасть домой?

Количество вопросов после чтения дневника не уменьшилось — наоборот, их стало только больше. И ответы на них есть только у Ираты. А это значит, нужно идти в храм. И чем скорее, тем лучше.

***

До полуночи еще оставалось время.

Я поужинала, стараясь вести себя максимально спокойно и естественно. Немного поболтала со служанкой. Предупредила ее, что муж придет поздно — встречается с друзьями, а я решила лечь пораньше, чтобы наконец-то как следует выспаться.

Тут я сделала многозначительную паузу, изображая смущение, дождалась ответной понимающей улыбки и распорядилась до утра меня не беспокоить.

Когда горничная ушла, снова взялась за книгу, но строчки расплывались перед глазами, сосредоточиться никак не удавалось.

Постепенно гостиница засыпала — слабели голоса, шаги, посторонние шумы и звуки. Наконец все стихло.

Я выждала еще немного, переоделась, накинула плащ с капюшоном, приоткрыла дверь и, оглядевшись по сторонам, выскользнула наружу — в пустой коридор.

До лестницы, ведущей к черному ходу, нужно было пройти совсем немного.

Я преодолела половину этого расстояния, почти не дыша, стараясь ступать как можно тише, когда за поворотом раздались шаги — быстрые и, вместе с тем, осторожные, скользящие, почти крадущиеся. Кто-то шел мне навстречу. Если бы я не держалась настороже, не ловила каждый шорох, могла бы и не услышать его, настолько мягко, плавно он двигался. Профессионально.

И я запаниковала.

Это не Алистер — его я бы узнала, не прислуга и уж точно не постояльцы.

Так умели ходить мои коллеги-розыскники, подчиненные Вэйдена из тайной канцелярии или «крысы» из воровской гильдии. В любом случае, с этим типом лучше один на один не встречаться, тем более, ночью в пустом коридоре. А вот полюбопытствовать, куда он направляется и с какой целью, очень даже стоит.

Торопливо осмотрелась: ни темной ниши, ни величественной статуи в полный рост, ни кресла с высокой спинкой. Даже кадки с каким-нибудь местным фикусом, пусть самым что ни на есть завалящимся, чахленьким, и той нет. Прямой, как палка коридор, без единого изгиба, паркетный пол, гладкие стены с приглушенно мерцающими светильниками, и по обеим сторонам от меня — плотно закрытые двери.

Хотя нет, одна, справа, наискосок, как ни странно, немного приоткрыта.

Незнакомец приближался. Еще мгновение — и он вывернет из-за угла. Возвращаться в номер не имело смысла, все равно не успею. И я решилась. Метнулась в сторону, потянула на себя изящную резную ручку и юркнула в чужие покои.

Если меня встретят сейчас удивленные хозяева, извинюсь и скажу, что заблудилась. А что? Все бывает. Вдруг у меня географический кретинизм?

К счастью, опасения оказались напрасными — в непроницаемо темной комнате царили тишина и покой. Кто бы здесь ни жил, он давно и крепко спал, так что никому ничего объяснять не пришлось.

Я замерла, жадно вслушиваясь в шаги за стеной.

Вот незнакомец уже совсем рядом…

Поравнялся со спальней…

Прошел мимо…

Уходит…

Помедлила еще пару секунд — для надежности, чтобы этот «некто» отошел подальше, и осторожно выглянула в коридор. Не из любопытства, нет — исключительно для пользы дела. Надо же разобраться, кто там. И вообще… Розыскник я, в конце концов, или нет?

Невысокого черноволосого человека с незапоминающимся лицом я узнала сразу. Дорк… Слуга, помощник, возница, любезно предоставленный нам Лорсом Одгером, и, само собой разумеется, его агент. По совместительству, так сказать.

Он остановился возле нашей с Алистером комнаты, приложил к двери какой-то артефакт, осторожно нажал на ручку и… И я порадовалась, что, уходя, предусмотрительно заперла дверь, хотя в местных гостиницах это не принято. Украсть из номера, магически закрепленного за определенными постояльцами, все равно ничего нельзя.

Дорк недовольно скривился и надавил на ручку еще раз — чуть сильнее.

Что ему вообще нужно в моей комнате? Да еще ночью. Или он решил воспользоваться отсутствием Алистера и, дождавшись, пока я усну, установить в наших покоях новые «жучки», вместо тех, что дезактивировал Вэйден? Иного объяснения я не находила.

Мужчина, тем временем, прекратил сражаться с ручкой и достал что-то из кармана. Наверняка, какой-нибудь очередной хитрый артефакт, не иначе. Но стоило ему коснуться этим предметом двери, как по ней пробежали крохотные голубые искры, потом раздался легкий хлопок, и нашего неудавшегося визитера отбросило назад.

Дорк ударился о противоположную стену, но на ногах, тем не менее, устоял. Выпрямился, поправил одежду и озадаченно уставился перед собой. Несколько мгновений он мрачно гипнотизировал непокорную дверь, которая продолжала тихонько шипеть и поблескивать, затем сплюнул, пробормотал что-то непонятное, но очень похожее на ругательство и развернулся, явно намереваясь уйти.

Похоже, и на этот раз Вэйден победил. Два-ноль в его межведомственных соревнованиях с Одгером. Надо будет завтра при Дорке как бы между прочим, невзначай обмолвиться, что ночью какие-то «хулиганы» ломились в номер и мешал мне спать, а потом посмотреть на его реакцию.

Я бесшумно прикрыла дверь и уперлась в нее лбом. Сейчас агент Лорса исчезнет, и, наконец, выберусь отсюда.

Еще немного. Несколько минут, не больше…

В этот самый момент за моей спиной что-то звякнуло, заскулило, призывно взвизгнуло. По полу зацокали коготки, в ногу ткнулся мокрый холодный нос…

— Флора, девочка моя… Ты куда? Вернись немедленно! Флоресканция, кому говорю?

Не узнать этот раздраженный, пронзительный голос было невозможно.

Я выругалась про себя, обернулась, уже догадываясь, кого сейчас увижу, и одновременно с этим ярко вспыхнул свет, озаряя возвышавшуюся в паре метрах от меня дородную женскую фигуру в неожиданно фривольном розовом пеньюаре с кружавчиками.

Странно. Что-то я не припомню, чтобы леди Калас увлекалась подобными легкомысленными ночными одеяниями.

Некоторое время мы с баронессой молча смотрели друг на друга. Я — потрясенная ее экставагантно-кокетливым нарядом. Она… На лице Аделлы за несколько мгновений успело смениться множество выражений: оживление, предвкушение, недоумение, растерянность и, наконец, узнавание. Да, почтенная дама явно меня узнала и удивилась, конечно, но еще больше расстроилась. Словно надеялась застать у двери кого-то другого.

А потом она потрясенно произнесла:

— Милочка?.. Э-э-э… А что это вы тут делаете?

Фло выпуталась из подола моего платья, вскинула мордочку и звонко тявкнула, присоединяясь к вопросу хозяйки.

В ответ я лишь неопределенно улыбнулась, лихорадочно соображая, что им обеим сказать.

Я сознательно перед походом в храм не стала гримироваться под Элвену. Вернула себе свою собственную внешность, привычную прическу и завернулась в плащ, чтобы прикрыть платье. Сегодня к Ирате придет не виконтесса Демтор, а Раянна Сеигир, поэтому и выглядеть я должна соответственно. Да и незачем Элвене одной без мужа бродить по улицам ночной Стакки, мало ли, с кем столкнуться придется.

Кстати, капюшон я пока не успела надеть, рассчитывая сделать это перед выходом из гостиницы, так что ничто не мешает баронессе разглядеть меня как следует. Отговориться тем, что она меня с кем-то перепутала, не получится. Флоресканция, опять же, старательно демонстрирует, что мы с ней давно и тесно знакомы.

Собачонка снова гавкнула, нетерпеливо и чуть обиженно. Аделла открыла рот, собираясь что-то сказать. Если Дорк услышит ее голос...

В общем, я не стала больше медлить — вспомнила, какой способ обороны считается самым надежным и решительно перешла в наступление. Подхватила на руки суетливо мельтешащую у моих ног Флору, свела брови и, требовательно взглянув на баронессу, приложила палец к губам. А потом еще и добавила, для надежности:

— Тише!

Леди Калас в очередной раз опешила — подавилась воздухом и уставилась на меня с таким изумленным видом, что я еле удержала на лице хмурую гримасу. В ее уютную, устоявшуюся картину мира явно не вписывалась компаньонка, посмевшая отдавать распоряжения своей хозяйке, пусть и бывшей.

Я не стала ждать, когда Аделла придет в себя, ухватила ее за локоть и потащила в глубь комнаты, чтобы нас уж точно не услышали. Дезоринтированная леди послушно последовала за мной.

У противоположной стены я остановилась и, понизив голос, поинтересовалась:

— Где баронесса Гефрой, ваша подопечная?

— У себя, в Л-лавандовых покоях, — чуть заикаясь, но по-прежнему безропотно сообщили мне.

Ага, выходит, дамы все-таки живут отдельно друг от друга. Замечательно.

— То есть, вы здесь совершенно одна? — уточнила я на всякий случай. Получила короткий нервный кивок и произнесла как можно суровее:

— Леди Калас, а почему у вас ночью дверь не закрыта?

Думала, Аделла возмутится устроенным ей допросом, а она внезапно... смутилась. Щеки порозовели, глаза стыдливо забегали, она бросила вороватый взгляд на раскрытую постель и сконфуженно забормотала:

— Ко мне должны были прийти вечером. По важному делу... Очень важному и совершенно неотложному, да... Но не пришли, — в этом месте ее голос расстроенно дрогнул. — А я случайно задремала и забыла закрыть. Флоресканция меня разбудила.

Тут баронесса, наконец, осознала, перед кем оправдывается, и, нацелив на меня палец, возмущенно затрясла головой и всеми своими подбородками сразу.

— А вы-то как здесь оказались, милочка? Я вас не приглашала.

Мда... похоже, мое имя напрочь выветрилось из ее памяти. Жаль, что лицо не забылось.

Аделла ждала ответа, и я не стала ее разочаровывать, объявив с самым серьезным видом:

— Зашла за рекомендациями.

— Что?

— Ну да. Почему вас это удивляет? Вы, между прочим, обещали их прислать, но до сих пор не сделали этого. Вот я и решила сама к вам заглянуть. Напомнить. Раз уж у вас не заперто.

— И вы ради этого приехали в Стакку? — захлопала глазами леди Калас.

— Нет, конечно, — я позволила себе таинственную улыбку. — Я здесь на задании. Вы же помните, с кем я уезжала из имения графа Беина?

— Да...

— Задание государственной важности, связанное с кузеном герцога Вэ... Впрочем, обойдемся без имен. Я охраняю этого человека и его супругу. Тем более, внешне мы с леди похожи... немного.

Ну вот, теперь если Аделла и увидит меня рядом с Вэйденом, сюрпризом для нее это не станет.

Я с сомнением покосилась на женщину, но та, судя по всему, не заметила в моих словах никаких логических нестыковок. Наоборот, доверчиво подалась вперед, ловя каждое слово. Да... мало у них здесь развлечений. Очень мало. И шпионских сериалов явно не хватает.

— Кругом враги. Я рада в этой непростой ситуации встретить здесь соотечественницу и верную подданную его величества, — подлила я масла в огонь. И глаза баронессы наполнились восторгом, азартом и каким-то священным ужасом.

«Я дам вам парабеллум», — мелькнула в голове незабываемая фраза, и я брякнула:

— Кинжал у вас есть?

— Нет, — придушенным басом пискнула Аделла.

— Обеспечим, — пообещала я, с исследовательским интересом наблюдая, как зеленеет лицо почтенной дамы. А ведь казалась такой крепкой.

Про то, что придется отстреливаться, уходя в горы, ей точно намекать не стоит. И вообще, пора прекращать этот балаган. Дорк, скорее всего, уже успел исчезнуть из гостиницы.

— Мне пора. Дела… — я торжественно выпрямилась, сунула в руки леди притихшую Фло и строго предупредила: — Никому обо мне ни слова, даже леди Оллане. Это важно. Секрет тайной канцелярии его величества. Понимаете?

Аделла поспешно кивнула, и я направилась к двери. Выглянула, удостоверилась, что коридор пуст и, прежде, чем уйти, снова повернулась к баронессе:

— Бдите! — напутствовала я ее, а потом не выдержала и добавила: — А рекомендации все-таки подготовьте. Раз уж обещали.

И, не дожидаясь ответа, покинула номер.

Через пять минут я была уже у черного хода и, набросив на голову капюшон, покинула «Две лилии». Надеюсь, по дороге к храму я больше ни во что не влипну, тем более, идти мне не так уж и далеко.

Глава 21

Улицы ночной Стакки были полны народу, особенное оживление царило на карнавальной площади. Создавалось впечатление, что гуляющих сейчас чуть ли не больше, чем днем, и гостиницы не спят, а просто пустуют. Я легко затерялась в шумной праздничной толпе и до храма добралась без приключений. Вернее, почти без них.

Один раз со мной пыталась познакомиться группа подвыпивших парней — судя по их репликам, из местных. Они с дружным хохотом звали меня куда-то, пытались заглянуть под капюшон плаща и, подмигивая, делали разные двусмысленные намеки. Однако, стоило несколько раз отрицательно качнуть головой, а затем резко сказать: «Нет», и они, пусть нехотя, но все-таки отстали. Да и внушительные фигуры местных стражей порядка, тут же безошибочно выделивших нас взглядом и шагнувших в нашу сторону, внушали надежду, что эта встреча для меня, в любом случае, закончится без особых проблем.

Так что мы благополучно разошлись в разные стороны. Мужчины отправились на поиски других, более сговорчивых спутниц, а я еще ниже надвинула капюшон и побежала вперед, ловко лавируя между веселыми компаниями, нежно прижимавшимися друг к другу парочками и жрицами любви всех мастей и рангов. Начиная от дам облегченного повеления и заканчивая служительницами Ираты, которых вокруг тоже было немало.

Одетые в одинаковые кремовые платья и плащи с крупной заколкой в виде многолучевой звезды у ворота, жрицы богини кружили по площади и с хорошо отработанной улыбкой профессиональных коробейников предлагали приобрести то, что в нашем мире назвали бы сувенирной продукцией. Вроде бы, что тут такого? Ничего личного, просто бизнес. Но как-то обидно вдруг стало за Ирату. Единственный действующий храм на весь мир — и тот превратили в ярмарочный балаган. По крайней мере, внешне.

Посмотрим, что там внутри творится.

В узком переулке за храмом оказалось на удивление тихо и пустынно. Ни одного человека. Первой мыслью было: друарка не смогла прийти, что-то ее задержало или она вообще передумала помогать. Но, стоило мне приблизиться к нужной двери, как из ниши неподалеку выступила тоненькая фигурка. Я бы ее не заметила, даже проходя рядом.

— Леди Демтор… — Тамсин чуть склонила голову, приветствуя меня. Как равная равную.

Затейливая прическа, знакомое жреческое платье с заколкой-звездой, гордая осанка и прямой, серьезный взгляд. Госпожа Гьин сейчас походила на служительницу Ираты больше, чем все торгующие на площади «коробейницы» вместе взятые.

Я кивнула, здороваясь, и женщина тут же перешла к делу.

— Готовы? — она внимательно осмотрела меня с ног до головы. — Хорошо. Видите углубление на стене справа? Да-да, вот это. Прикоснитесь к нему раскрытой ладонью, потом открывайте дверь и заходите.

— И все?

Честно говоря, я полагала встретить здесь храмовую стражу или, по крайней мере, жриц. Готовилась к вопросам о цели столь позднего визита, придирчивому осмотру, даже к ритуальным испытаниям. Тамсин говорила же, что ночью всех подряд не пускают — нужна весомая причина.

А тут... Ни охраны, ни въедливых служительниц Ираты, ни проверки.... Самого завалящего фейсконтроля, и того нет. Дотрагивайся и проходи. Так просто?

Видимо, последнюю фразу я произнесла вслух, потому что жена кондитера внезапно рассмеялась.

— Просто? О, нет, я бы не сказала. Открыть эту дверь не каждому под силу. Далеко не каждому. Но если я в вас не ошиблась, вы это сделаете.

Вот тут мне стало любопытно.

— Не ошиблись? Что вы имеете в виду?

А вдруг она видит какую-то метку у меня на ауре? Не иллюзорную, поставленную подчиненными Вэйдена, а настоящую? Что тогда делать?

— Вы отмечены Иратой, — строго, даже торжественно произнесла Тамсин, подтверждая мои худшие опасения. Но тут же вскинула руку в успокаивающем жесте. — Не беспокойтесь, богиня тщательно скрыла все свои знаки на вашей ауре и теле. Если они и есть — их не распознать никому. Но мы, ее служительницы, все равно чувствуем интерес нашей покровительницы к вам. Это трудно объяснить непосвященному… Просто я знаю, что Ирата ждет вас, желает видеть, значит, вы без труда войдете в храм.

Тамсин отступила, пропуская меня к двери. Мягко и вместе с тем настойчиво поторопила:

— Ну же… Идите!

И я, шагнув вперед, осторожно вложила ладонь в неглубокую продолговатую выемку.

Несколько секунд ничего не происходило, а затем...

Я ощутила прикосновение чужого взгляда — меня словно просканировали изнутри, не спеша разобрали на молекулы, атомы и снова сложили вместе. Из-под распластанной на стене ладони брызнул яркий свет. Я отдернула ставшую нестерпимо горячей руку, и услышала позади довольное:

— Все, вы справились. Заходите. Если не желаете показывать лицо, капюшон можете не снимать. Вас никто не задержит и ни о чем не спросит.

Тяжелая дубовая дверь открылась удивительно легко и беззвучно. И, когда я уже миновала порог даже не увидела — почувствовала за спиной еще одну вспышку. Госпожа Гьин тоже прошла необходимое испытание.

Гулкие храмовые коридоры, тусклые светильники на стенах, паутина многочисленных переходов... Сама я заблудилась бы здесь в первую же минуту, но Тамсин уверенно вела меня вперед, так что мы беспрепятственно и довольно быстро добрались до цели.

Просторный полукруглый зал я узнала сразу, он оказался копией помещения, в котором мы впервые встретились с Алистером. Вон и мраморный алтарь в центре, и звезда Ираты на стене напротив. Именно сейчас, взглянув на нее, я отчетливо вспомнила, что в разрушенном храме эта самая звезда в круге тоже была — правда, потускневшая какая-то, покореженная, будто от взрыва. Но ведь была же.

Больше я разглядеть ничего не успела. От стены, буквально соткавшись из темноты, отделился неясный силуэт и двинулся нам навстречу.

Тамсин тут же схватила меня за локоть, придерживая, и склонила голову — между прочим, гораздо ниже, чем, когда здоровалась со мной. Не знаю, что у них тут за ритуалы такие, но я предпочла не лезть со своим уставом в чужой монастырь и последовала ее примеру. На всякий случай.

— Что привело тебя в эту ночь к алтарю, жрица? — произнес ровный низкий голос, и эхо подхватило его, разнося по всему залу, поднимая к самому потолку.

Я вскинула голову, удивленно вглядываясь в бесстрастное, совсем молодое мужское лицо. Надо же, я была уверена, что Ирате служат только женщины.

— Приветствую тебя, страж, — Тамсин приложила к груди руки в почтительном, церемонном жесте. — Этой леди нужно поговорить с богиней. Наедине. И... она прошла путем истины.

Путь истины? Это у них служебный вход так торжественно называется?

Мужчина задумчиво уставился на меня. Вернее, даже не на меня — куда-то поверх моей головы. Помолчал. Кивнул удовлетворенно.

— Богиня ждет.

После чего потерял к нам всякий интерес, развернулся и через минуту исчез.

— Потомственный страж. Маг, — Тамсин так же, как и я, продолжала смотреть на узкую дверь в одной из ниш, за которой скрылся ее недавний собеседник. — Один из наших... Такие семьи остались только в Друаре.

Жрица вздохнула, видимо вспоминая дом, потом нетерпеливо тряхнула головой и... направилась к алтарю.

Она что, собирается остаться? А как же: «Этой леди нужно поговорить с богиней наедине»? Мне, действительно, нужно, и уж точно без свидетелей, тем более таких сомнительных, как жена бывшего графа.

Тамсин тем временем приблизилась к алтарю, положила на него руки... И я решительно шагнула вперед.

— Госпожа Гьин, вы...

Продолжить я не успела.

Полумрак храмового зала прорезала длинная ветвистая молния и ударила в алтарный камень. Стоявшая рядом с ним жрица выгнулась, как от резкой боли, а потом вспыхнула призрачным сиреневым пламенем.

Я бросилась к ней, но, когда добежала, огонь уже опал, а затем и вовсе исчез, словно впитался в пол. Осталась только Тамсин. Бледная, как мел, она раскачивалась из стороны в сторону, прикрыв веки и обхватив себя руками.

— Что случилось? Вам плохо? Позвать стража?

Я поддержала женщину, и уже собиралась отвести ее в сторону — к скамье у окна, но тут она распахнула ресницы, и у меня перехватило дыхание, когда я увидела ее глаза. Два светло-фиолетовых омута без зрачков, на дне которых спиралью закручивались серебристые воронки, открывая путь в бездну.

— Ну, наконец-то, дитя… — И голос стал другим. Звучный, выразительный, полный скрытой силы, он рождал в душе восторг и ужас одновременно. — Долго же ты шла ко мне.

Женщина величественно выпрямилась, и я, сделав единственно возможный вывод из всего происходящего, выдохнула:

— Ирата?

И тут же запнулась, не зная, как следует обращаться к собеседнице. Как-то с богами мне до сих пор встречаться не приходилось.

— Она самая, — Ирата улыбнулась и, угадав мое замешательство, добавила: — Можешь называть меня по имени. Дозволяю. Не до церемоний сейчас. Смертное тело — хрупкий сосуд, он с трудом вмещает даже малую часть моей сути. Времени у нас мало, а поговорить нужно о многом.

— Это точно! — Вот тут я была полностью с ней согласна. — Например, о том, зачем вы перенесли меня на Сеот, да еще и выдали замуж за совершенно незнакомого человека.

— Он тебе не нравится? — мгновенно отреагировала богиня.

— Я его совершенно не знаю. Не знала, на тот момент. А вы обвенчали нас… Там, в заброшенном храме, это ведь были вы, верно?.. Обвенчали, даже не поинтересовавшись нашим мнением, не спросив, согласны ли мы.

— Спросила, — перебила меня Ирата, — Ты отказалась. Помнишь?

Я помнила — детально, дословно помнила странный разговор с потусторонним голосом, который первое время считала лишь бредом больного, «температурного» воображения:

«Нет? Ты уверена? Что ж, твое право. Тогда…иди»

Если это правда, то…

— Значит, я не замужем?

— Замужем, — богиня недовольно поморщилась. — Но не совсем.

Нет, я с ней точно с ума сойду.

Вдохнула, выдохнула, сосчитала про себя до трех, потом до пяти, чтобы не сорваться — с богиней все-таки беседую, и вежливо попросила:

— А пояснить можно? Для не очень понятливых и плохо разбирающихся в местных реалиях иномирянок.

Вместо ответа Ирата развернулась к постаменту, окутанному легкой сиреневой дымкой, провела по нему ладонью и неожиданно пожаловалась:

— Единственный уцелевший алтарь, и тот дает лишь крупицы энергии. Я потратила почти все свои силы, чтобы переместить тебя в свой мир и прийти сейчас на твой зов. И как теперь восстанавливаться? А ведь когда-то верующие нескончаемым потоком шли в мои храмы, щедро делясь энергией.

Внезапно удлинившиеся, заострившиеся ногти резко ударили по гладкому мрамору, оставляя неровные борозды. — Сестра… Она отняла у меня все.

— Сестра?

Богиня оглянулась через плечо. Усмехнулась горько.

— Гинна, моя сестра-близнец. Ты о ней, наверняка, уже слышала.

Слышала — не то слово, но даже не подозревала, что все вот так повернется. Сестра… Надо же!

Представила на месте Ираты и Гинны нас с Никой и тут же протестующе качнула головой. Нет, мы хоть и не близнецы, но стояли друг за друга горой и никогда бы не предали.

— Почему?

Вопрос вырвался сам собой. Богиня поморщилась, но все же пояснила, правда, скупо и неохотно. Хотя… Мне бы, наверное, тоже было неприятно откровенничать с посторонними на подобную тему.

— Власть. Она всегда стремилась единолично всем распоряжаться. Миром, верующими, божественной магией, мужем.

— Своим мужем или вашим? — недоуменно уточнила я. Перебивать не хотелось, но ведь непонятно же ничего.

— Нашим, — последовал короткий, исчерпывающий ответ.

— У вас общий муж? — Догадка молнией мелькнула в голове: — Солнцеликий?

— Разумеется.

Ирата передернула плечами, мол, нечего всякие глупые вопросы задавать, и тут же вздохнула, мрачнея.

— Сестра считала меня лишней, ненужной и бесполезной. Семья, брак, материнство — вот, что, по ее мнению, важно. А любовь?.. Ерунда, пустяк, без которого легко обойтись. Глупая… — улыбка богини вышла ироничной и грустной одновременно, — не понимала, что мы с ней не просто близнецы, а две части одного целого. Исчезнет одна, угаснет и другая. Рано или поздно. Гинну всегда раздражали мои успехи, я понимала это, но не представляла, что ее ненависть зайдет так далеко и она попробует от меня избавиться. Воспользуется тем, что я люблю… всегда любила путешествовать между мирами и закроет мне путь на Сеот. На долгие века. Уйти-то я ушла, а вот обратно сумела пробиться лишь совсем недавно. Вернулась, а тут…

Ирата устало махнула рукой.

«Тут» было плохо — и это еще мягко сказано. Разрушенные обители. Оскверненные святилища. Уничтоженные жрицы. А главное — отсутствие верующих, а, значит, и притока новой энергии. Остался только один действующий храм — здесь, в Стакке. Да и тот, скорее, бутафорский, карнавальный, а не настоящий. Такой бизнес-проект местных предприимчивых дельцов.

— Мы сильны, пока в нас верят. Сестра знала об этом, и сделала все, чтобы у меня не было возможности подпитываться.

— А ваш… гм… А Солнцеликий?

Нет, ну действительно, он-то почему молчит? Полностью согласен с Гинной или сказать нечего?

— Мы с ним повздорили, перед тем как я ушла… Немного.

Ирата отвела взгляд, и как-то вдруг сразу стало ясно, что она сильно преуменьшает. Разборки между супругами перед расставанием случились нешуточные. С руганью и битьем посуды, вернее, учитывая их божественный статус, с землетрясениями, наводнениями и прочими катаклизмами.

— А теперь ни он, ни Гинна не отвечают на мой зов, небесные чертоги закрыты, и пробиться туда у меня пока не получается — сил не хватает.

Повисла пауза.

Богиня думала о чем-то своем, судя по угрюмому выражению лица, не очень приятном. И я бы даже посочувствовала, мне, действительно, было жалко ее, но она сама сказала, что времени у нас мало, а ответы получить хотелось. Поэтому я отбросила церемонии и все-таки спросила:

— Как это все со мной связано? От меня вы чего хотите?

— О, — мгновенно оживилась небожительница, словно только и ждала этого вопроса. Нацелила на меня палец и торжественно провозгласила: — Ты поможешь восстановить веру в меня.

И пока я приходила в себя после такого, прямо скажем, громкого и совершенно необоснованного заявления, быстро, по-деловому начала излагать свой замысел.

Собственно, первоначально никакого плана у Ираты не было. Она только вернулась и в ужасе металась по Сеоту, находя повсюду даже не осколки былого величия — прах от него. Возле лесного храма, своего, между прочим, любимого, обнаружила королевскую компанию, услышала пьяный разговор, который переполнил чашу ее терпения, и, буквально взорвалась гневом.

— Они посмели позвать в мою обитель распутных девок. Представляешь? — глаза богини потемнели, став совсем черными, ноздри гневно раздувались. В воздухе сгустилось напряжение, и над алтарем тут же вспыхнуло, загудело злое фиолетовое пламя.

В общем, Ирата решила доказать, как высокородные бездельники не правы, издеваясь над ней, а, заодно, и наказать, конечно. Вселилась в старую, полубезумную нищенку, что обитала в развалинах, мгновенно выбрала жертву, определила, где искать его «идеальную пару», и, тратя последние драгоценные силы, выдернула меня из другого мира. Даже не глядя.

— Вы не имели права этого делать! — надо было, наверное, сдержаться, но я не смогла. —Менять всю мою жизнь, даже не поинтересовавшись мнением на этот счет.

— Вот как? — Ирата высокомерно вздернула брови. — Хочешь сказать, что боги твоего мира всегда советуются с людьми, когда решают их судьбу?

Я вспомнила историю Земли, мифы, легенды, сказания и поняла, что возразить мне нечего. Боги — они такие боги… везде и всегда.

— То-то же, — удовлетворенно констатировала Ирата. — И нечего хмуриться. Скажи, что хорошего ждало тебя на твоей Земле? Ты не была счастлива, потому что счастливых невозможно оторвать от их реальности, они слишком к ней привязаны. А тебя ничего там не держало. Почти ничего.

Пустая, квартира, тоска по пропавшей сестре — единственному близкому человеку, череда неудачных скоротечных романов и работа, работа, работа, в которую я погружалась с головой, чтобы сбежать от одиночества…

Да, я все это помнила, прекрасно помнила, но все-таки не могла не спросить:

— А что же хорошего ждет меня здесь?

И богиня улыбнулась. Снисходительно так, чуть насмешливо и вместе с тем тепло.

— Это уже тебе решать, дитя. Там, в моем храме, при первом нашей встрече, ты отказалась от предназначенной мной пары, и теперь у тебя есть выбор, о котором ты так мечтала. Я скрыла брачную метку на твоей ауре. Ни один жрец Сеота не увидит ни ее, ни знак на ладони, до тех пор, пока ты сама этого не захочешь. Через пять лет все само собой исчезнет, и ты получишь свободу. Даже сможешь вернуться в свой мир. И уже никогда в твоей жизни не будет магии, дара интуита, гильдии розыскников и мужчины, при одном взгляде на которого сердце начинает биться чаще.

И стоило ей только произнести это, а мне представить: я там, а Алистер здесь, довольный, счастливый, женатый… на своей Оллане, и на сердце вдруг стало так тоскливо, как никогда раньше.

— Или попробуй рискнуть, — продолжила богиня, тонко улыбнувшись. Видимо, мои мысли не являлись для нее тайной. — Принять новую судьбу, остаться и, возможно, даже встретиться со своей сестрой.

— С Никой? — я подалась вперед, в волнении хватая Ирату за руку. — Вам известно, где она?

— Не на Сеоте и не на Земле, это точно. А вот где, не знаю. Пока не знаю. Не вижу…Слишком слаба сейчас. Но если верну хотя бы часть прежней силы, помогу тебе ее отыскать. Так что, подумай, дитя. Хорошо подумай. Потому что, если еще раз откажешься от моего предложения, изменить уже ничего не сможешь.

Богиня вдруг запнулась, вскинула голову, к чему-то прислушиваясь, и рассмеялась.

— Пришел. Все-таки вы с ним удивительно похожи… Твой муж тоже решил посетить мой храм. И именно сегодня ночью. Забавное совпадение.

Все, что произошло дальше, уложилось в несколько ударов моего сердца.

— Страж!

Ирата не повышала голоса, но тот, кого она звала, мгновенно оказался рядом. И ему хватило одного взгляда, чтобы угадать ее молчаливый приказ.

— Леди, — обратился он ко мне. — Я вас провожу.

— Иди, дитя, — кивнула богиня. — Закончим позже... если получится. Сейчас мне нужно побеседовать с твоим мужем.

Что значит, «если получится»? А если нет, как тогда? Мы ведь ничего еще толком не выяснили, не обсудили, что она хочет от меня, как найти Алемину, помочь Мисти и...

Да, у меня оставалась еще сотня вопросов, никак не меньше.

Я качнулась к Ирате, инстинктивно пытаясь ее удержать, и между нами тут же вырос страж. Повторил вежливо, но твердо:

— Леди...

А богиня уже отворачивалась, потеряв ко мне всякий интерес, подернулась дымкой, которая скрыла лицо и очертания тела. Теперь вместо Тамсин я видела лишь бесформенный, размытый силуэт, в нем никто бы не узнал жену Эгнара Гьина.

— Все, дитя, — выдохнула она сдавленно и покачнулась. Похоже, время божественного воплощения стремительно подходило к концу. — Не задерживай меня. Иди.

Пошла, конечно, куда деваться. Тем более, страж не оставил мне выбора, настойчиво тесня к той самой нише, за которой совсем недавно скрывался сам.

Несколько стремительных шагов, почти бег — и мы очутились в небольшом, абсолютно пустом помещении. Не представляю, чем здесь страж занимался, в комнате даже стульев — и тех не было. Лишь голые стены, пол, потолок и дверь... Очень интересная, надо признаться, дверь, прозрачная с нашей стороны. Отсюда, изнутри, как на большом экране, я видела и слышала все, что происходило в зале. Пусть не очень четко.

Эхо быстрых, размашистых шагов. Мужчина, уверенно двигавшийся к алтарному камню. Тишина, пока он рассматривал скрытую в туманном коконе жрицу. И, наконец, знакомый голос, отчеканивший:

— Я требую развода.

— Вот как? — спокойный, чуть насмешливый ответ богини не заставил себя ждать. — И почему же? Ты так уверен, что данная мною жена тебе не подходит?

— Да. Я выбрал другую женщину.

В голосе Вэйдена не было и тени сомнения, а я... Я почувствовала, как сжалось сердце и горло перехватило спазмом, мешая вдохнуть.

Выбрал другую...

Проклятие, почему же так больно?

— Упрямцы. Недоверчивые, самонадеянные слепцы... — неодобрительно хмыкнула Ирата. Небрежно махнула рукой и...

Не знаю, что она сотворила, но продолжения разговора я уже не слышала. Словно у телевизора внезапно выключили звук, как раз на середине самой захватывающей сцены фильма.

Да это просто издевательство!

Алистер пробыл в зале еще минут десять. И все это время я напряженно следила за ним, пытаясь понять, что там, между этими двумя, происходит.

Наконец, герцог направился к выходу. Хлопнула, закрываясь, тяжелая дверь, и я бросилась к Ирате. Вопросов у меня только прибавилось, и пусть попробует не ответить. Я тогда... я...

Что в этом случае сделаю, додумать не успела. Женщина, стоявшая у алтаря, вдруг зашаталась и тяжело опустилась на каменные плиты, привалившись спиной к алтарю. Одного взгляда на ее лицо, плотно сжатые губы, закрытые глаза хватило, чтобы понять: передо мной снова госпожа Гьин, и ничего нового она мне не скажет, по крайней мере, в ближайшее время. А Ирата ушла... Нет, просто-напросто сбежала.

— Вот что мне теперь прикажете делать? — выпалила я, сжимая кулаки и обращаясь... Да, наверное, к самой себе я и обращалась. По крайней мере, ответа точно не ждала, но мне все-таки ответили.

— Что делать? Жить! — шепнул на краю сознания затухающий голос. — И решить для себя, чего ты хочешь от этой жизни. Где быть и с кем.

— Алистер, между прочим, просто жаждет развестись. Я сама это слышала.

— А ты? Чего хочешь ты? Вот что важно. Молчишь?.. Что ж, у тебя будет время подумать. А пока... Помнишь, я говорила, что мне нужна твоя помощь?

Голос богини совсем истончился и теперь напоминал шелест высохших листьев. Неясный, почти призрачный.

— Алемина, девочка, ради которой вы сюда приехали... Найди ее и тех, кто стоит за похищением. Это важно. Очень важно. Для всех. Я не имею права вмешиваться напрямую — даже боги ограничены в своих действиях, и порой еще больше, чем люди, — но подсказку дам. Ищи того, кто все видит и слышит, но кого почти никто не замечает, и он укажет тебе путь. Все. Теперь иди.

Все? Пойди туда, не знаю куда, найди того, не знаю кого... И это называется подсказкой? Да она только еще больше все запутала. Ладно, сами справимся.

Я досадливо качнула головой, потянулась к Тамсин, чтобы ее поднять, и снова услышала голос Ираты:

— Нет, не трогай ее, жрица пока останется здесь. Тебя проводит страж. Герцога задержат в храме, но это ненадолго, а тебе нужно вернуться раньше него. Так что, поторопись.

Я опередила Вэйдена минут на десять, не больше. Незамеченной пробежала по пустым коридорам гостиницы, юркнула в свой номер и начала торопливо переодеваться. Когда герцог осторожно, чтобы не шуметь, вошел в спальню, я уже лежала в кровати, по уши закутавшись в одеяло. Размеренно дышала и изо всех сил притворялась, что сплю.

А потом не заметила, как и вправду уснула.

Глава 22

Когда я проснулась, Алистера в кровати уже не было — я поняла это прежде, чем открыла глаза. Лежала, прислушивалась к тишине в комнате, и думала: почему я так остро чувствую этого мужчину? Мы занимаемся поисками Алемины около недели, и то, если учитывать дни на подготовку к операции, как же умудрились настолько сблизиться?

Или это началось раньше, в имении графа Беина, когда герцог помог мне выбраться из запертой библиотеки? В заброшенной деревне, где мы объединили силы, пытаясь нащупать след грабителей? В доме Герберта во время почти ежедневных визитов Вэйдена?

Сейчас и не ответишь.

Незаметно Алистер стал частью моей жизни, занял в ней важное место и... Кажется, мне будет его не хватать, когда все закончится, и нам придется расстаться.

А в голове отголосками дальнего эха звучали слова Ираты. Словно в насмешку над моими мыслями.

«Выбирай. Реши для себя, чего ты хочешь от этой жизни. Где быть и с кем…»

Легко сказать, выбирай.

Нет, я совсем не против того, чтобы остаться в этом мире. Магия, удивительный дар интуита, духи Изнанки, Герберт, Мисти и даже Нила, заменившие мне потерянную семью, работа в гильдии, чем-то схожая с моей актерской профессией, смена образов и характеров, приключения, риск… Да, риск тоже. Мне нравилось рисковать, распутывать загадки, тайны, а порой и спасать жизни, нравилась таинственная атмосфера, которая меня окружала... И это с каждым днем все теснее связывало меня с Сеотом. Сотнями незримых нитей.

Я не скучала по своей жизни на Земле— только по Нике. Но сестры, как выяснилось, давно там нет.

Так что я бы, пожалуй, осталась.

Но вот Алистер...

Все, что его касалось, было сомнительным, неопределенным и... опасным. Вэйден ни разу даже не намекнул, что испытывает ко мне хоть какие-то чувства, кроме легкого мужского интереса, щедро приправленного иронией. И вообще, собрался со мной разводиться...

То есть не со мной, вроде как, но на самом деле — именно со мной...

А еще существовала Ирата с ее туманной просьбой о помощи и загадочными подсказками, которые лишь еще больше все запутывали. Быть марионеткой в руках взбалмошной богини категорически не хотелось, поэтому пока точно не выясню, что ей от меня нужно, ни за что не соглашусь.

— Проснулась?

Мягкие, почти беззвучные шаги по ковру, и голос — низкий, с чуть заметной хрипотцой, при первых звуках которого сердце привычно пропустило удар.

— Доброе утро, Я-на.

Ну вот зачем так чувственно растягивать слова? Он что, специально это делает?

Открыла глаза и тут же захотелось спрятаться под одеяло, а лучше накрыться с головой. Алистер стоял возле кровати — свежий, бодрый, подтянутый, просто на зависть. А ведь он лег еще позже меня, перед самым рассветом.

Покосилась на чашку в его руках, вдохнула знакомый пряный аромат и выпалила:

— Отвар с дайганом и драконовым корнем? Можно мне тоже?

— Не выспалась? — проявил чудеса дедукции Вэйден, и я мгновенно вспомнила, что мне полагалось с вечера до самого утра мирно спать в нашей общей постели. Правду о своих ночных похождениях раскрывать не стоит, а вот немного изменить и приукрасить «показания» вполне можно.

Села, опираясь на полушку, и доверительно пожаловалась:

— Разбудили. Ночью защита на двери сработала, полыхнула предупреждающе, я и проснулась. Пока сообразила, что происходит, встала, осторожно выглянула... Как раз вовремя, чтобы разглядеть ночного посетителя. Еще мгновение, и он свернул бы за угол.

— Кто это был?

Герцог подался вперед и так стиснул чашку, что она жалобно затрещала.

— Дорк. Интересно, что он хотел? Знал ведь, что ты у Одгера.

— Выясню. Обязательно.

Многострадальная чашка еще раз хрустнула, и я, потянувшись, быстро вынула ее из рук помрачневшего Алистера, а потом с удовольствием отпила чуть горьковатый, удивительно похожий на кофе напиток. И мне ни капельки не было стыдно. Вэйден себе еще сделает.

После ударной дозы чудодейственного отвара сразу стало легче. Глаза открылись, а энтузиазма и оптимизма заметно прибавилось.

Сейчас главное — найти Алемину. В этом наши с Иратой интересы пока совпадают, ну а дальше видно будет. И о том, что делать с Алистером, тоже позже подумаю — когда закончим дело, спасем виконтессу и вычислим тех, кто стоит за всей этой нехорошей историей.

Я сделала последний глоток, взглянула на герцога, который с какой-то странной, затаенной улыбкой наблюдал за мною, и деловито осведомилась:

— Заказчики придут за десертом только завтра, у нас целый день в запасе. Чем займемся? Есть идеи?

Я была уверена, что у Вэйдена на сегодня уже имеется тщательно проработанный план: куда пойти, где искать, кого расспрашивать — он же профессионал. И всесильный глава королевской тайной канцелярии не обманул моих ожиданий.

— Есть, — кивнул он, все так же загадочно улыбаясь. — Сейчас мы соберемся, позавтракаем, встретимся с моими людьми, узнаем у них, что там с десертом, который я отдавал на анализ, выслушаем донесения агентов и, если не случится каких-то неожиданностей, пойдем гулять. На весь оставшийся день. Посмотрим на карнавальное шествие, пообедаем в каком-нибудь ресторане, сходим в сад поющих камней. Ты ведь никогда не видела поющие камни? Ну вот. Уверен, тебе понравится. И фейерверк. Вечером — обязательно фейерверк на карнавальной площади.

— Просто гулять? — ошарашенно переспросила я.

— Разумеется, не просто, а со смыслом. Внимательно поглядывая по сторонам, как и полагается настоящим розыскникам, — последовал невозмутимый ответ.

На лице Алистера не дрогнул ни один мускул, оно оставалось бесстрастным и подчеркнуто серьезным.

Откуда же тогда такое чувство, что меня только что переиграли? Перехитрили, и довольно ловко.

***

Особняк, который занимало посольство Аглона, прятался за высокой кованной оградой на одной из тихих улиц административного квартала Стакки. Среди таких же солидных, респектабельных строений. «Соотечественников», желающих посетить представительство родного королевства по тому или иному вопросу, даже в эти дни оказалось достаточно, и наш с Алистером визит ни у кого не вызвал подозрений.

Мы поднялись на второй этаж, в кабинет секретаря, и уже оттуда по тайному ходу спустились в подвальные помещения — вотчину сотрудников тайной канцелярии.

— Надо же, — я с интересом обвела взглядом просторную, хорошо оснащенную лабораторию и четверых мужчин, лишь ненадолго вскинувших головы при нашем появлении, а потом вернувшихся к прерванным занятиям.

— Лучшие наши специалисты. Впрочем, других не держим, — Вэйден наклонился к самому моему уху. — Все мастера своего дела, прекрасные аналитики и надежные агенты.

— Неужели Одгер не догадывается о том, что здесь творится?

— Почему же? Наверняка, знает. Так же, как и мы — о его людях в Нускаре. Но пока между Аглоном и Стаккой существует договор о мире и взаимопомощи, а наши ведомства сотрудничают, мы предпочитаем не вмешиваться в работу друг друга. Разумеется, если она не наносит ущерб союзному государству. Просто аккуратно наблюдаем и незримо контролируем.

Герцог усмехнулся — не мне, скорее, своим мыслям — и шагнул к одному из столов.

— Риур, ну, что там с десертом? Закончили анализ? Прекрасно. Все материалы и выводы — ко мне в кабинет. Передай Буглафу, пусть тоже зайдет. И побыстрее, у нас дела.

В кабинете мне указали на кресло у окна, предложили не стесняться, выбирать любой напиток из тех, что стояли на столике в нише, и углубились в чтение.

Отказываться от предложения я не стала. Налила в высокий бокал сока из терпких ягод харссы, прошлась вдоль книжных шкафов, изучая их содержимое, заняла предложенное место и повернулась к Алистеру.

— Ну, что там?

— Жрица говорила правду. Их «Поцелуй» не вызывает привыкания, не обладает приворотным эффектом. То есть, в принципе, безобиден, если только…

Вэйден помрачнел, отложил бумаги в сторону, но продолжать не спешил, и я не выдержала.

— Если что?

— Если не смешивать содержащуюся в нем пыльцу с вытяжкой из плодов сетаха. В этом случае она усиливает и закрепляет действие яда, продляет его. Отраву нельзя применять часто, это опасно, а вот десерт можно употреблять хоть каждый день. Очень удобная схема.

— Думаешь, с Алеминой так и поступили?

— Пока не знаю. Но у меня очень нехорошие предчувствия на этот счет. — герцог помедлил, барабаня пальцами по столешнице, и решительно закончил: — Посмотрим, что скажет Буглаф.

К сожалению, Буглаф — высокий мужчина средних лет с явно военной выправкой, пришедший минут через десять, ничего нового нам не сообщил. Его людям не удалось выйти на след Алемины, информаторы из местных тоже молчали. Виконтесса приехала в Стакку и тут как в воду канула.

Ищи того, кто все видит и слышит, но кого почти никто не замечает, и он укажет тебе путь…

Я так и не распутала пока загадку Ираты, как ни старалась. Жаль, что с Вэйденом поделиться нельзя, вместе мы, наверняка, бы что-то придумали.

Пока я размышляла над словами богини, вновь и вновь прокручивая их в голове, Алистер переговорил еще с парой человек и, когда за последним закрылась дверь, решительно поднялся.

— А не пора ли нам прогуляться… то есть я хотел сказать, перенести расследование на улицы славного города Стакки? Как думаете, леди Демтор?

В уголках его губ пряталась легкая, чуть лукавая улыбка, и я не могла не улыбнуться в ответ.

— Пора, мой лорд, — кивнула согласно и вложила пальцы в протянутую руку.

Если бы кому-то пришло в голову спросить, какой день был самым лучшим после моего попадания на Сеот, я бы, не задумываясь, ответила: безусловно, этот. Начался он очень странно — с бессонной ночи, случайных встреч в гостинице и в храме, разговора с Иратой, полного загадок и недомолвок. А продолжился... почти-свиданием. Невинным и беспечным, полным шуток, смеха, взглядов украдкой, легких прикосновений — будто невзначай, и затаенного взаимного интереса.

Да сегодняшний день вполне можно назвать одним большим, долгим свиданием, хотя мы оба старательно делали вид, что все это «не корысти ради», а исключительно по работе. Ведь Алемина могла быть где-то рядом.

Мы зашли на центральную площадь — посмотреть на карнавальное шествие, веселое, красочное, очень шумное, и сбежали оттуда, чтобы, не спеша, пройтись по набережной вдоль реки, подставляя лица солнцу и свежему влажному ветру. Пообедали в маленьком ресторанчике неподалеку. А затем просто бродили по улицам и говорили, говорили, говорили — обо всем на свете, не обращая внимания на праздничную суету кругом.

Алистер рассказывал что-то веселое, беззастенчиво флиртовал со мной, я смеялась в ответ на его шутки и, наверное, была… счастлива. Мужчина рядом казался таким надежным и близким. Привычным. Почти родным.

Я расслабилась… Впервые расслабилась за полгода в чужом мире, поэтому, наверное, и не заподозрила подвоха, когда Алистер, подхватив меня под руку, неожиданно свернул на боковую улицу и махнул рукой куда-то вперед.

— Сад поющих камней. Помнишь, я говорил тебе о нем? Идем. Сейчас начнется самое интересное.

Чем ближе мы подходили, тем отчаяннее мне хотелось зажать уши, повернуться и бежать прочь. Без оглядки.

Там, в глубине сада, в конце длинной тенистой аллеи, действительно, пели. Вернее, исполняли какую-то невероятную мелодию. То заунывно-протяжно, гнусаво, то звонко, пронзительно, до боли в висках, но неизменно громко и ужасно фальшиво. Казалось, среди колючих кустарников и деревьев, увитых жимолостью, в этот самый момент настраивают гигантский музыкальный инструмент. Настраивают... настраивают... и никак не могут настроить.

И вот этим, с позволения сказать, концертом мне предлагают сейчас наслаждаться? Странные у Алистера предпочтения. Впрочем, не только у него — к саду со всех сторон нескончаемым потоком стекались люди.

— Жуть какая-то.

Говорила я тихо, практически беззвучно, но Вэйден все равно услышал. И даже ответил, правда не очень понятно.

— Никому пока не повезло.

Не повезло? Ну еще бы!

— Не представляю, кому там вообще может повезти с такими-то исполнителями? — пробормотала я мрачно. — Этим «камням» медведь на ухо наступил. Всем до единого.

— Что? — герцог недоуменно поднял брови, и я, чертыхнувшись про себя, поспешила добавить:

— Гм... Не обращай внимания. Это у нас с дедом присказка такая была... в лесу же жили. Я имею в виду, что эти знаменитые камни петь как раз совершенно не умеют. Интересно, какой шутник назвал их поющими? В насмешку, наверное, или, наоборот, из жалости.

— Название точное. Дело не в камнях, или не совсем в них. Подожди, сейчас сама увидишь.

Алистер взял меня под руку, притянул поближе и, уверенно, по-хозяйски раздвигая толпу, двинулся вперед.

Люди морщились, ворчали, принимались спорить, даже ругаться, но, взглянув на лицо Вэйдена, тут же замолкали и освобождали нам путь.

Шаг...

Другой...

Наконец толпа расступилась, и мы оказались у чистого, прозрачного озера с маленьким островком в самом центре, на котором белел алтарный камень. Поросший мхом, мелкими фиолетовыми цветами и подозрительно похожий на те, что я видела в храмах Ираты.

От берега к острову вела дорожка из камней. Она то появлялась на поверхности, то внезапно скрывалась под водой, изгибалась, петляла, рассыпалась и собиралась вновь — уже в другом порядке. В общем, постоянно менялась, как живая, так что угадать, какой она станет уже через секунду, не смог бы никто. И вот по этой «непредсказуемой» дорожке к острову, взявшись за руки, шли пары. Вернее, пытались пройти.

Камни скользили под ногами, внезапно исчезали и, когда на них наступали, издавали звуки разной тональности, которые сливались в дикую, невообразимую какофонию, разносившуюся над садом. Рано или поздно «путешественники» срывались и мокрые, недовольные или смеющиеся, возвращались на берег. Благо, озеро было спокойным и неглубоким.

— Одно из так называемых испытаний Ираты. — Алистер стоял прямо за моей спиной. Так близко, что я чувствовала его дыхание у своего виска. — По преданию, только истинные, предназначенные друг другу пары чувствуют, куда нужно ступить. Они заставляют камни петь под своими ногами, и те выводят их к острову.

— А что там, на острове?

Близость герцога смущала, и я бы отодвинулась, но он, как нарочно, еще и за локти меня придерживал, почти прижимая к себе.

— Ничего особенного. Алтарь... старый. А у его подножия растет амирис, его еще называют цветком Ираты. Вот за ним все и идут. Говорят, он приносит счастье и никогда не вянет.

Пока мы разговаривали, из воды выбрались последние неудачливые претенденты на заветный цветок, и озеро на время опустело.

— Кто еще желает пройти тропой любви? — торжественно провозгласил крепкий коренастый мужчина с эмблемой торговой гильдии на рукаве.

В этот момент мне наконец удалось высвободиться из объятий Алистера, вернее, он сам неожиданно разжал руки, и я невольно качнулась вперед, привлекая внимание распорядителя.

— Вы? — живо развернулся ко мне гильдиец.

— Нет!

— Да! — одновременно со мной ответил Алистер. Улыбнулся какой-то хмельной улыбкой. Произнес чуть растягивая слова: — Ну же, Я-на, давай попробуем. Ты и я. Вместе.

Вместе...

Хорошее слово. Правильное. По крайней мере, тогда оно показалось мне именно таким — самым подходящим, верным. Вместе у нас все неплохо получается. Так почему бы не попробовать? Это всего лишь игра, не больше.

И я, отбросив все сомнения и доводы рассудка, молча кивнула в знак согласия.

Первый камень вынырнул из воды у самого берега, словно приглашая на него ступить — такой широкий, удобный, обманчиво надежный.

— Идем, — Алистер задержался лишь на мгновение, а потом сжал мою ладонь и уверенно потянул вперед. — Главное, помни: что бы ни случилось, я не дам тебе упасть.

Шаг — и опора зазвенела под нашими ногами. Еще один — и звук стал громче, протяжнее.

Мы осторожно двигались к острову, с каждой секундой все дальше отходя от берега. Камни послушно отзывались, но мелодии не было — лишь беспорядочная мешанина из звуков, такая же, как у других пар. И все.

А потом очередной валун вдруг заскользил под моими ногами. Я покачнулась, неловко взмахнула руками, и Алистер тут же подхватил меня, перетягивая на свой камень. Повторил уверенно и твердо:

— Я не дам тебе упасть. Никогда. Не бойся. Ничего не бойся, просто иди.

Наши взгляды встретились и на миг словно прикипели друг к другу. В зеленой глубине мужских глаз, как в бездонном омуте, разгорались огненные сполохи, взмывали и опадали, плясали в такт какой-то странной мелодии. Я даже слышала ее, эту самую мелодию, причем, с каждой секундой все отчетливее. И когда мы снова побежали, я двигалась уже под музыку — невероятно красивую, завораживающую, почти идеальную. Рождающую в душе восторженный отклик.

Она крепла, ширилась, заполняла всю меня целиком, направляла и не позволяла оступиться. Я не могла сказать: звучит мелодия во мне или ее напевают камни под ногами — да это было и не важно. Я полностью отдалась ритму и просто летела вперед, а рядом так же уверенно двигался Алистер.

Остров стремительно приближался. Еще несколько ударов сердца, несколько заключительных аккордов — и музыка оборвалась. Как раз в тот момент, когда наши ноги, практически одновременно, коснулись белоснежного, отливающего серебром песка.

— Дошли!

Я повернулась к Вэйдену, встретила его ликующую улыбку и... Наверное, я еще не до конца отошла от победной эйфории, от мелодии, которая до сих пор эхом звучала в ушах, пела в моей крови. А может, подействовала магия этого места, близость алтаря Ираты.

Не знаю... Я даже не могу сказать, кто из нас первым качнулся вперед.

Просто Алистер вдруг оказался совсем близко, и я сама скользнула в раскрывшиеся мне навстречу объятия. Прижала ладони к его груди, ловя отрывистый, лихорадочный стук сердца, вскинула голову и даже, кажется, привстала на цыпочки, с готовностью подставляя губы теплым, твердым губам.

Поцелуй. Быстрый, легкий, почти невесомый...

Миг — и герцог отстранился, пытливо всматриваясь в мое лицо, а меня словно током ударило. Даже дыхание перехватило, и подушечки пальцев закололо, от желания запустить ладони в его волосы, притянуть поближе и... уже никогда не отпускать.

— Яна...

Алистер как будто угадал мои мысли, снова привлек к себе, потянулся к губам… И тут на берегу — там, где остались зрители — восторженно зашумели, загомонили, мгновенно возвращая меня в реальность.

Оглянулась и тут же ощутила себя звездой реалити-шоу.

Люди... десятки людей. И все смотрели только на нас — с любопытством, одобрением, завистью, указывали пальцами, кричали что-то приветственное, а некоторые, особо ретивые, громко подбадривали и давали советы.

Проклятие!

Я, конечно, актриса и привыкла играть на публику. Но одно дело — изображать эмоции, пусть даже самые бурные, и совсем другое — выставлять напоказ собственные чувства.

Еле сдержала рвущееся с губ ругательство, а вот Алистер оказался менее сдержан. Окинул мрачным взглядом собравшуюся у воды толпу, сквозь зубы процедил в адрес зрителей что-то малопонятное, но явно неодобрительное и прижал меня к себе — на секунду, не больше. А потом сразу же отпустил и, резко выдохнув, отступил. Первым.

— Ну что, пошли забирать награду? — голос Вэйдена звучал на удивление спокойно, даже весело, но я чувствовала, что мужчина все еще напряжен, и внешняя сдержанность, невозмутимость даются ему не так уж просто. — Смотри, вот он, амирис.

Из земли стремительно поднимался зеленый росток. Гибкий стебель изогнулся, покачиваясь, появились листья, а затем — бутон, тут же раскрывший свои резные лепестки, и в воздухе разлился тонкий медовый аромат. От лепестков исходило еле заметное сияние. Они переливались, вспыхивали на солнце — алым, сиреневым, нежно-розовым, блекли, становясь совсем прозрачными. Цветок казался миражом, чудесным, призрачным видением. До него дотрагиваться было страшно, не то, что рвать.

— Иди же, — поторопил меня герцог.

— Жалко, — я так и не двинулась с места. — Очень уж он красивый.

— Красивым и останется. Амирис не вянет. Если захочешь, можешь даже посадить его... где-нибудь. А здесь завтра появится другой.

— Другой?

— Да. Цветок Ираты возрождается вновь и вновь на протяжении всего праздника Ты же не думала, что мы единственные возможные победители?

Собственно, я именно так и думала, но признаваться в своем заблуждении не стала — просто промолчала, и Алистер продолжил:

— Бывают, конечно, дни, когда ни одной паре так и не удается добраться до острова. Обойти камни нельзя, а они не всех пропускают. Но желающих достаточно, и у кого-то обязательно получается. Рано или поздно. На следующее утро амирис снова появляется — и так до конца карнавала.

— Надо же… Не знала, — я качнула головой, не в силах отвести глаз от цветка. — А тебе откуда все это известно? Интересуешься ритуалами Ираты?

— Изучал, — последовал уклончивый ответ. — Пришлось недавно кое-что прочитать. Информация требовалась мне для... гм... очень важного дела.

Вэйден усмехнулся, умолк на мгновение, а затем резко сменил тему.

— Когда-то испытания устраивались во всех королевствах, и алтари, подобные этому, имелись чуть ли не в каждом городе. А сейчас остался единственный, здесь в Стакке — исключительно для карнавала и пар, которые в нем участвуют. На Сеоте давно не верят в предназначение и так называемую «истинную» любовь.

— А ты? Ты веришь?

Вопрос вырвался сам собой, и я уже хотела извиниться, но Алистер неожиданно произнес:

— Не верил... Раньше. А ты?

— Верю, — произнесла с неожиданным для самой себя пылом. — И если выйду замуж, то только по любви. Меня так воспитали... Дедушка, я имею в виду. Он всегда придерживался старых правил.

Думала, герцог рассмеется, скажет что-нибудь иронично-язвительное, а он улыбнулся — довольно так, словно я сделала ему неожиданный подарок — и, ни слова не говоря, мягко подтолкнул меня к алтарю.

Рвать цветок не пришлось. Он сам потянулся ко мне, стоило только приблизиться. Засиял еще ярче, оторвался от земли и поплыл прямо в руки. Люди на берегу радостно закричали. И в тот момент, когда амирис коснулся моих пальцев, я почувствовала на себе чей-то взгляд. Острый, жалящий — он стегнул точно плетью.

Я вздрогнула, развернулась, прижимая к себе цветок, и увидела у самой кромки воды мужчину в длинном плаще и низко надвинутом на глаза капюшоне.

Судорожный вдох…

Выдох…

Казалось, еще секунда… доля секунды, и я его узнаю, то тут человек сделал шаг назад, отступая, и скрылся в толпе.

— Яна? — Видимо, Вэйден каким-то образом почувствовал мою тревогу и напряжение. Шагнул ближе, будто собирался заслонить меня от тех, кто остался на берегу. — Что случилось?

— Там кто-то был, наблюдал за нами, — начала я и замолчала беспомощно. Как объяснить ему, почему я вдруг насторожилась?

Ну, стоял человек, смотрел... На нас сейчас все смотрят. А то, что в плащ завернулся и лицо под капюшоном скрыл, так мало ли какие у него вкусы и привычки? Может, он всю жизнь подобным образом одевается? На первый взгляд, все выглядело вполне невинно, а свои ощущения к делу не пришьешь.

К счастью, Алистер отреагировал практически мгновенно. Ни иронии, ни колких шуточек, ни издевки — лишь спокойствие и сосредоточенность, как всегда во время работы, и короткий приказ:

— Рассказывай!

Выслушал мои сбивчивые пояснения, кивнул серьезно, без тени насмешки или недоверия, и тут же забросал вопросами:

— Мужчина в черном, говоришь? Один? Точно? Я понимаю, что лица ты не видела... А кроме этого? Телосложение? Осанка? Рост? Выше меня? Ниже? В руках держал что-нибудь? Что еще заметила?

— Кажется, я его раньше уже видела. Что-то в нем было такое... знакомое, но что именно, не могу сказать, — я с досадой поморщилась. — все произошло так быстро. Мгновенно.

— Вот как, — герцог хмыкнул озадаченно, на мгновение отвел взгляд, словно что-то прикидывая про себя. — Не нравится мне все это. Жаль, в Стакке слишком мало наших людей, даже слежку полноценную не обеспечить. Ладно, если понадобится, обращусь за помощью к Лорсу, надеюсь он не откажет. От меня ни на шаг, пока не разберемся с твоим незнакомцем. Слышишь, Яна? Если что-то еще вспомнишь, сразу же говори. Ясно? Хорошо… А сейчас давай возвращаться. Похоже, нас уже заждались.

Пройти по камням обратно не составило особого труда — они больше не исчезали, не петляли, а образовывали надежную, устойчивую дорожку, по которой мы благополучно и довольно быстро добрались до берега. А потом практически сбежали от жаждущих подробностей очевидцев, многозначительно поулыбавшись и заверив публику, что хотим остаться наедине. после всего случившегося…

Когда мы дошли до карнавальной площади, на город уже опустились теплые летние сумерки, и в подсвеченные заходящим солнцем нежно-лиловые облака взлетали первые фейерверки.

Я стояла в людской толпе, запрокинув голову, смотрела на взмывающих в небо диковинных птиц, исполинских крылатых драконов, на причудливые узоры, создаваемые фантазией магов, и все проблемы, переживания сгорали в их разноцветном огне, выглядели в этот миг такими далекими, мелкими. Мне просто было хорошо. И когда среди ранних звезд серебристыми искрами вспыхнула иллюзия целующейся пары, зрители восторженно зашумели, а ладони стоявшего позади меня Вэйдена сжались на моих плечах, я не стала отстраняться. Чуть отклонилась назад и прижалась спиной к его груди.

В гостиницу мы вернулись уже за полночь.

Герцог, окинув меня странным взглядом, сказал, что ему надо еще поработать и расположился с бумагами в кресле у окна — похоже, решил дождаться пока я усну. Что ж, может, это и к лучшему, спать с ним рядом после того, что сегодня произошло, будет еще труднее.

Я привела себя в порядок, пристроила амирис в вазу на столике и отправилась в кровать.

Я столько раз изображала на сцене влюбленных девушек, а сама никогда не испытывала ничего подобного. Весь мой личный опыт ограничивался мимолетными, ничего не значащими романами, и теперь я очень боялась ошибиться. Как мама когда-то ошиблась, выбрав отца, доверившись ему. А ведь он, наверняка, и ухаживал красиво, и вел себя нежно, бережно, безупречно. До поры до времени. Так что мне не стоит торопиться, что бы я к Алистеру ни чувствовала. Вот закончим дело, тогда видно будет.

С этими мыслями я и уснула.

Глава 23

Последний действующий храм богини любви на Сеоте… Алистер уже посещал его несколько месяцев назад, когда, безуспешно обыскав весь Аглон, вернее, все, связанные с Иратой развалины родного королевства, приехал в Стакку в поисках жены и ответов. Но не нашел здесь ни того, ни другого.

Нет, жрицы сразу же приняли его, были вежливы, предупредительны и улыбчивы настолько, что ему с трудом удавалось сдерживать рвущееся наружу раздражение. Они улыбались, когда приветствовали его, когда беспомощно разводили руками, уверяя, что на все воля богини, а им о ее замыслах ничего не известно. Рады бы помочь, да не представляют, как. И когда провожали, тоже улыбались. А он сжимал кулаки, стараясь ничем не выдать переполнявшую его ярость и не начать крушить все вокруг. Отношения с союзным городом-государством портить категорически не хотелось.

Тогда Вэйден отступил, подумав, что, может, это и к лучшему. Не нужно будет делать официальное предложение Оллане, о которой он к тому времени если и вспоминал, то лишь с легкой досадой. Идея женитьбы на дочери Гефроя внезапно потеряла свою привлекательность. Зато появится возможность присмотреться к новому интуиту Лоттера — забавной девчонке, которая совершенно неожиданно зацепила его. Причем, настолько, что мысли о ней не отпускали ни днем, ни ночью.

Да, в тот день герцог ушел, но сегодня не намерен сдаваться. Он вытрясет из прислужниц богини нужные ему сведения, если потребуется, применит магию — и плевать, что потом придется объясняться с Одгером. Он все равно добьется правды, а еще лучше — потребует встречи с Иратой. Пусть жрицы вызывают свою небесную покровительницу, если сами не в состоянии ответить на простые вопросы. Смогла же Ирата вселиться в одну из них и провести нелепый венчальный обряд, связавший герцога Гхирх знает с кем? Значит, сумеет и сейчас воплотиться, хоть ненадолго.

К храму Алистер подошел с твердым желанием настоять на своем — во что бы то ни стало. Поднялся по ступеням и решительно распахнул резные двустворчатые двери, ведущие в обитель своенравной богини.

Прошлый раз его встретили сразу же у входа — неизменный страж, молчаливые, чуть растерянные жрицы, а сегодня за дверью было пусто. Ни единого человека. Храм будто вымер. Никто не вставал у него на пути, не требовал доказать свое право войти сюда ночью и добиваться разговора с Иратой. Никто не торопился предложить помощь или хотя бы проводить его в алтарный зал.

Что ж, пусть так. Он не нуждался в сопровождающих, и сам прекрасно знал дорогу.

Один зал…

Другой…

Алистер быстро двигался вперед, и звуки его шагов, гулко отдаваясь в напряженной, неестественной тишине, эхом перекатывались под высокими сводами. Лишь перед последней дверью он задержался — на мгновение, не больше, а потом уверенно шагнул в окутанное зыбким прохладным полумраком помещение.

Она стояла у самого алтаря и ждала его. Вэйден не видел ни лица, ни фигуры — лишь неясный, затянутый сияющей дымкой силуэт, но в том, что это Ирата, не сомневался ни мгновения. У богов особая энергетика, ее ни с чем не спутаешь.

До алтарного камня оставалось несколько шагов, когда ладонь вдруг резко обожгло, словно к ней приложили раскаленное железо. Он, не останавливаясь, поднял руку — на коже ярким пятном сияла многолучевая звезда в круге. Знак Ираты… Значит, и магия, маскирующая его ауру, исчезла. Что ж, этого следовало ожидать: у алтарей богов, а тем более, в их присутствии, рассеивались любые, даже самые искусные и сложные иллюзии.

Алистер не боялся разоблачения. В зале не было посторонних, и жрицы, в любом случае, не посмеют выдать его — он позаботился об этом еще во время своего первого визита. Он не опасался, что его тайна станет известна, но вся эта ситуация, знак, напоминавший, что он связан брачными узами с женщиной, которую ни разу не видел, раздражали. Да что там раздражали — приводили в ярость. И он отчеканил, надменно и твердо, еще не успев приблизиться:

— Я требую развода.

Думал, Ирата рассердится, откажет, даже толком не выслушав. Был готов к ее гневу. А богиня совершенно неожиданно… согласилась.

— Хочешь отвергнуть мой дар? Слепой глупец… Что ж, я дам тебе такую возможность. Приди в мой храм вместе с женой, в ее присутствии повтори просьбу о разводе, и я немедленно освобожу тебя ото всех брачных обязательств. Даже ауру очищу, убрав следы своей печати, так что никто, включая твою новую избранницу не догадается о том, что ты был женат, — в негромком, мелодичном голосе Ираты мелькнули насмешливые нотки. — Взамен ты кое-что для меня сделаешь. И прежде всего, постараешься как можно быстрее выполнить задание, из-за которого сюда приехал. Да-да, я тоже в этом заинтересована. Ну что, принимаешь эти условия?

— Моя… жена, — Алистер запнулся на последнем слове. Меньше всего хотелось называть так незнакомую девицу. — Как ее найти? Мне так и не удалось до сих пор это сделать.

— Последуешь зову сердца, поверишь в любовь — найдешь. Нет — даже рядом стоять будешь, не узнаешь. Мимо пройдешь — не заметишь.

Богиня развернулась к алтарю, простерла над ним руки, и над мраморным постаментом заплясало сиреневое пламя, словно подтверждая сказанное.

— Выбор за тобой, герцог. А теперь иди. Я… устала.

Больше ему ничего сказать не позволили. Огонь, который Ирата подняла над алтарем, взметнулся вверх, растекаясь по воздуху тонким, но очень крепким силовым щитом, и в считанные секунды буквально выдавил герцога за пределы зала.

— Удачи, избранный… Она тебе понадобится, — шепнул, сиреневый вихрь, огибая Вэйдена, чтобы вернуться назад, к той, что породила его. Вкрадчиво так шепнул, лукаво. Дохнул напоследок ароматом цветущих яблонь — и двери захлопнулись, отсекая герцога от утомленной небожительницы.

Богиня недвусмысленно давала понять, что аудиенция закончена.

Что ж, приняла — уже хорошо. Даже лично явиться изволила, воплотившись в одну из жриц. Солнцеликий, например, никогда не снисходил до общения с простыми смертными, передавая свою волю исключительно через верховного «святейшего». Да и Гинну давно на Сеоте никто не видел, хотя раньше она, как и Ирата, любила посещать собственные храмы и общаться с прихожанами, вселяясь в служительниц.

Ночная Стакка бурлила, искрилась и переливалась смехом, огнями фейерверков, отблесками магических иллюзий. Дышала праздником и весельем. Улицы были полны народу — не протолкнуться, но вся эта шумная, ликующая толпа благоразумно обтекала герцога, держась от него на некотором расстоянии. Словно чувствовала исходящую от мужчины опасность. А он, не обращая ни на кого внимания, быстро шел вперед, снова и снова прокручивая в голове недавний разговор.

Приди в мой храм вместе с женой, в ее присутствии повтори просьбу о разводе, и я немедленно освобожу тебя ото всех брачных обязательств…

Что ж, он сделает все, что нужно. Так или иначе, но добьется, чтобы навязанная ему жена согласилась на развод. И сомнительная поддержка Гилгика Алистеру не понадобится — справится сам, без старого интригана. Уговорит, исполнит любую просьбу девушки, заплатит отступные, обеспечив ее будущее на годы вперед, даст приданое и поможет выгодно выйти замуж, если она хочет именно этого. В общем, у него найдется немало действенных аргументов, чтобы все уладить, убедить жену, что им необходимо расстаться. И как можно скорее.

Только вот где искать внезапно появившуюся и так же стремительно исчезнувшую из его жизни супругу, пока не ясно.

Последуешь зову сердца — найдешь…

Алистер вскинул голову и резко выдохнул, заставив парочку, что проходила мимо, испуганно отшатнуться, прижавшись к ограде ближайшего дома.

Боги Сеота никогда и ничего не говорили напрямую. Их советы, указания, пожелания были туманны, полны намеков, недомолвок и иносказаний. Как хочешь, так и понимай, или иди к жрецу за толкованием. Но сейчас… кажется, он догадался, что имела в виду Ирата.

Яна…

Его невозможная Колючка.

Видеть ее каждый день, общаться, спорить и смеяться, слушать ее рассуждения, просто находиться рядом… В последнее время это стало для Алистера необходимостью, насущной потребностью.

Велением сердца.

Выходит, его так называемая жена как-то связана с Раянной? Или с гильдией Лоттера? Очередная заказчица, дело которой поручат интуиту? А, может, пути женщин просто пересекутся в один прекрасный момент, например, во время поисков Алемины? Вполне вероятно.

В любом случае, герцог будет неподалеку. Намерен быть.

Он больше не отпустит от себя Яну и не отдаст другому. Эта девушка должна принадлежать именно ему, Алистеру Вэйдену. И пусть пока он не может открыто добиваться ее и заявить о своих намерениях, но никто не мешает заботиться о Раянне, оберегать и баловать. Опекать, исподволь приучая к себе.

Да, так он и собирался поступить — не торопить события, ухаживать осторожно, терпеливо и ненавязчиво, но все его благие намерения исчезли в один миг. Растаяли, как утренний туман, когда он, повинуясь внезапному, совершенно необъяснимому порыву, предложил Раянне вместе пройти испытание поющих камней.

Впервые в жизни Вэйден подчинился не логике, а чувствам. Не колеблясь. Не раздумывая. Ощущая, что так и только так будет правильно — идти к алтарю рука об руку и слушать мелодию, что крепла с каждым новым шагом, переплетаясь со стуком их сердец.

И когда там, на острове, девушка, счастливая, раскрасневшаяся, сама приникла к нему, он не выдержал. Да и кто на его месте устоял бы? Алистер лишь коснулся губами ее губ, но этого хватило, чтобы он потерял голову, забыл обо всем, как мальчишка. Если бы не толпившиеся на берегу зрители, их громкие возгласы и нескромные пожелания, неизвестно, чем бы все закончилось.

В гостиницу герцог возвращался с твердым намерением сделать все, чтобы подобное больше не повторялось. По крайней мере, до тех пор, пока он не освободится от всех своих обязательств: не отменит договоренности с Гефроем и не разведется с женой. А пока нужно сосредоточится на деле, на поисках Алемины. Отвлечься и не вспоминать каждое мгновение о Яне, представляя, как она лежит в этой самой постели, обнаженная, а он укрывает ее… Нет, не одеялом — собой…

Гхирх побери!

И уж точно не стоит ложиться с Колючкой в одно время — лучше дождаться пока она заснет. Так будет намного проще удержаться от соблазна.

А пока она еще не спит и, замерев на своей половине кровати, поглядывает на него сквозь полуопущенные ресницы, можно заняться срочными бумагами и написать Тимиру о своем решении по поводу Олланы.

***

Когда я проснулась, за окнами вовсю светило яркое летнее солнце, а Алистера в кровати не было. Может, он совсем не ложился?

Повернула голову... Нет, подушка смята, значит, все-таки спал. Лег позже меня, встал раньше... Ему так мало нужно для отдыха? Или просто меня избегает?

Беглый осмотр номера показал, что Вэйден не только встал, но уже успел привести себя в порядок и теперь, бодрый, энергичный, сидел у стола в гостиной и что-то быстро писал.

— Доброе утро…

— Рад тебя видеть, Яна. Выспалась?

Герцог вскинул голову и, едва заметно улыбнувшись, пояснил в ответ на мой заинтересованный взгляд:

— Одгеру… Есть у меня несколько вопросов к стаккскому коллеге по поводу ночного визита его подчиненного.

— А с Дорком ты разговаривал? Узнал, что ему понадобилось в нашей спальне? Так срочно и внезапно, что он не стал дожидаться утра.

— Даже не спрашивал. Бесполезно, все равно правды не добьешься — соврет, сошлется на служебную тайну или попытается еще как-то выкрутиться. Это нужно обсуждать с Лорсом, он послал агента, ему и отвечать. Дорку я сказал, что в его услугах больше не нуждаюсь. Пусть идет, докладывает начальству. Между нами всякое бывало, но сейчас Одгер просто зарвался. Перешел все границы. Собственно, об этом я его и предупредил в письме. Посмотрим, как он отреагирует.

Вэйден отодвинул в сторону стопку бумаги, откинулся на спинку кресла, усмехнулся.

— А зачем приходил Дорк, догадаться несложно. Планировал, пользуясь моим отсутствием, обновить подслушивающие артефакты. Без хозяев в номер зайти невозможно, если нет специального разрешения, сама знаешь. А вот когда они на месте, попытаться можно — в этом случае стандартные гостиничные заклинания пропускают слуг. Ничего взламывать не надо. Вот Дорк и явился.

— Но я же была в спальне, как он собирался проделать все незаметно?

— Сонные чары, — помрачнев, коротко обронил мужчина. — Активируются почти мгновенно. Если бы не мой охранный контур, ты бы ничего не успела почувствовать… Одгеру, в любом случае, придется все это объяснить. Слишком далеко он зашел в своем стремлении меня обыграть.

Герцог замолчал, что-то обдумывая — судя по мрачному виду, не очень приятное, — и резко поменял тему.

— Гьины ждут нас к открытию. Я приказал подать завтрак через полчаса. Успеешь собраться?

— Да, — я кивнула и потянулась к звонку, чтобы вызвать служанку.

Ели мы быстро, сосредоточенно, в полной тишине — если не считать нескольких фраз, уточняющих детали будущей операции — и со стороны выглядели, как деловые партнеры перед началом важной работы. Словно и не было вчерашней прогулки, улыбок, легких прикосновений, взглядов, внимательных, жадных… И поцелуя.

Вэйден вел себя так, будто ничего не произошло. Интересно, связано ли это с тем, что сказала ему Ирата? И вообще, о чем они все-таки говорили?

Жаль... не узнать.

А, может, для Алистера то, что случилось, не имеет особого значения? Подумаешь, поцелуй — торопливый, мимолетный, который и поцелуем-то назвать сложно. Сколько в его жизни было таких вот «случайностей» и доверчивых провинциальных девушек? Наверняка, всех даже не вспомнит.

— Яна, ты поняла, что нужно делать? — голос Вэйдена отвлек меня от размышлений, и я, тряхнув головой, отбросила все несвоевременные сейчас мысли.

— Разумеется!

Сделала последний глоток травяного чая, который в гостинице умели готовить особенно вкусно, и порывисто встала.

— Я готова. Идем?..

В кондитерскую мы вошли с черного хода, ведущего на соседнюю тихую, безлюдную улочку.

Тамсин уже ждала нас — сразу за дверью, как и было заранее условлено. Невысокая, стройная, изящно и безукоризненно одетая, безупречно выглядевшая. Лишь неестественная бледность и едва заметные тени под глазами напоминали о ночи в храме, о том, что совсем недавно госпожа Гьин была Иратой, пусть и недолго. Служить вместилищем божественной силы — очень непросто.

Нас проводили в кабинет мастера-кондитера, из окна которого хорошо просматривался вход для посетителей, и предложили располагаться.

— Морс? Отвар? Сок фруктовый? Ягодный? — женщина указала на сервированный чуть поодаль стол. — И эклеры. Вы обязательно должны их попробовать. Повару они сегодня удивительно удались.

— Сока достаточно. Любого, на ваше усмотрение, — сухо остановил ее Алистер. — Когда явятся заказчики?

— Эгнар закончит готовить «Поцелуй» через двадцать минут, и за ним сразу же должны прийти. Если и опоздают, то ненадолго. Десерт необходимо съесть в течение следующих трех часов, потом он потеряет свои свойства.

— Ясно...

Алистер прошел к окну, аккуратно отодвинул штору, а Тамсин, повернувшись ко мне, неожиданно произнесла:

— Леди Демтор, позвольте на пару слов.

Отвела меня в сторону, пытливо заглянула в лицо, и вдруг подумалось, что она ведь была там, в храме, вместе с Иратой, вернее, вместо нее, и теперь знает все мои секреты.

Жрица, похоже, догадалась, о чем я размышляю. Улыбнулась понимающе, мягко коснулась руки.

— Вот об этом я и хотела сказать. Я не помню ничего. Совсем ничего. Вам не о чем беспокоиться, поверьте. Все, что случилось, останется между вами и богиней.

Кивок — теперь уже нам обоим. Негромкое: «Как только гости придут, я тут же дам знать», и Тамсин ушла.

А мы расположились за столом у окна и принялись ждать.

Час…

Два...

Три...

Время неумолимо бежало вперед, а сопровождавшие виконтессу люди не спешили забирать свой заказ. И я не чувствовала... абсолютно ничего не чувствовала — никто из тех, кто был связан с Алеминой, в этот день даже не приближался к заведению Гьинов.

Что-то пошло не так.

Только вот что? И почему?

Вечерело, когда мы с Алистером в полном молчании покинули кабинет мастера-кондитера. Герцог ненадолго задержался, чтобы еще раз обсудить с Эгнаром создавшуюся ситуацию, а я остановилась на пороге кондитерской. Вдохнула полной грудью теплый летний воздух, пропитанный запахом цветов, дымом магических фейерверков, сладким ароматом выпечки и медленно огляделась.

Стакка жила уже привычной для меня карнавальной жизнью. Вдоль улицы разгорались разноцветные огни, взмывали в воздух иллюзорные птицы — к таким же призрачным облакам, актеры на углу разыгрывали очередное представление. Неподалеку нищий безуспешно просил подаяния — протягивал руку к прохожим, но парочки, поглощенные друг другом и окружавшим их праздником, проходили мимо, не замечая его.

Не замечая....

«Ищи того, кто все видит и слышит, но кого почти никто не замечает, и он укажет тебе путь», — далеким эхом пронеслось в памяти.

Внутри словно кипятком плеснули. Сердце оборвалось, а потом забилось так быстро, что у меня перехватило дыхание. Я замерла на мгновение, всматриваясь в седого, тощего старика, и уверенно шагнула вперед.

Нищий моментально заметил меня в толпе прохожих — вычленил взглядом, внимательно наблюдал, как я подхожу, и встретил очень настороженно. Осмотрел с ног до головы, и тут же протянул руку, точно желая отгородиться, сохранить между нами дистанцию. А потом состроил придурковатую мину и заголосил нараспев, чуть гнусавя, хорошо отработанным тоном уличного попрошайки:

— Подайте на пропитание инвалиду последних магических войн. Не проходите мимо…

— Насколько мне известно, Стакка никогда ни с кем не воевала, — хмыкнула я, придирчиво изучая мужчину.

А он моложе, чем сначала показалось. Не юноша, разумеется, но далеко не старик. И не худой, скорее, жилистый. Ветхая, потрепанная, на удивление чистая одежда, загорелая до черноты кожа и цепкий, умный взгляд, который он прятал под густой, неровно подстриженной челкой.

— Э-э-э, добрая леди, были бы инвалиды, а войны для них завсегда найдутся.

Оборванец многозначительно подмигнул, и вид у него при этом сделался беззаботно- лукавым — чтобы через секунду снова смениться преувеличенно скорбной гримасой. Этот тип менял маски с невероятной быстротой. Что, впрочем, неудивительно — профессиональные нищие, в большинстве своем, прекрасные актеры.

— Подайте… — снова загнусил хитрец и запнулся, захлебнулся звуком, когда на его ладонь опустилась серебрушка.

Золотой я не рискнула вот так сразу дать, а медяка мне показалось мало. Но, судя по реакции нищего, начинать надо было все-таки с меньшей суммы. Бедняга вытаращил глаза, приоткрыл рот и даже немного отпрянул, рассматривая монету. Потер ее пальцами, проверяя не сотрется ли серебро, зыркнул на меня исподлобья, усмехнулся неласково.

— А леди-то, в самом деле, добрая… Только вот с чего бы? Нужно что? На убийство не пойду, говорю сразу, а в остальном… Столкуемся. Если в цене сойдемся.

Мужчина ловко подбросил монету в воздух, и та, блеснув на солнце, исчезла, даже не долетев обратно до ладони этого фокусника. А сам он выжидающе уставился на меня.

— Так что требуется уважаемой и оч-чень доброй госпоже от такого горемыки, как я?

Когда-то голубые, а теперь выцветшие, почти прозрачные глаза странного нищего смотрели не мигая, словно пытались загипнотизировать. Почему-то показалось, что юлить и изворачиваться сейчас не стоит — неправильная это тактика, и я ответила предельно честно, в пределах разумного, конечно:

— Информация. Мне нужна информация. Я ищу одного человека и за любые сведения о нем готова хорошо заплатить. За то, что вы, возможно, случайно видели или слышали… Вы же каждый день здесь стоите?

— Стоять-то стою, и верно, каждый день. С рассвета до темноты, а порой, бывает, и ночью. Слышу много всего, вижу еще больше… — оборванец умолк, прищурился, явно прикидывая, сколько с меня можно взять, и продолжил: — Да только информация дорого стоит. Очень дорого. Опасный товар. Тот, кто треплется впустую, да болтает лишнее, долго не живет. Как говорил один мой знакомый, покойник: «Я слишком много знал»...*

И вот вроде бы ничего особенного он не сказал — обычные слова, а я вмиг словно оглохла и ослепла.

Такая знакомая фраза, до боли знакомая...

Мне, конечно, не пятьдесят лет, не сорок и даже не тридцать, но цитаты из старых фильмов я помнила наизусть. Так уж получилось.

Последние полгода перед смертью мама почти не вставала с постели. Она быстро угасала, теряла интерес к жизни, и лечащий врач как-то обмолвился, что ей нужны новые впечатления и побольше положительных эмоций. С впечатлениями оказалось туго, а вот эмоции… Их обеспечивали старые фильмы, комедии, в основном. Сколько мы всего вместе пересмотрели — не счесть. И не по одному разу. Так что не узнать сейчас эту давно ставшую крылатой фразу, я просто не могла. Оттого и застыла на месте, не веря своим ушам.

Наверное, разумнее и намного безопаснее было бы проигнорировать, сделать вид, что ничего не заметила, не поняла. Но так хотелось проверить, случайное это совпадение или все-таки судьба вот так внезапно свела меня на улицах чужого города и мира с бывшим соотечественником? И я произнесла, осторожно подбирая слова, чтобы не сказать чего-нибудь лишнего:

— А мой знакомый любил повторять: кто не рискует, тот не пьет… гм… нкерское игристое. И вообще, риск…

— Благородное дело? — подхватил, подавшись вперед, мужчина.

— Очень благородное, — согласилась я, и мы замолчали, не сводя друг с друга глаз, заново оценивая собеседника.

Я уже совсем по-другому взглянула на лицо, покрытое сетью преждевременных морщин, на впалые щеки, заострившиеся скулы, резкие складки у губ, руки со следами многочисленных шрамов. На костыли, стоявшие рядом, и подвернутую до колена пустую штанину на левой ноге.

Через что же ему пришлось пройти здесь, на Сеоте? Как он выживал? Чем занимался?

— Вот как… — медленно протянул мужчина. — Вот, значит, как… Интересно…

Я только молча развела руками.

Не было радостных объятий, приветствий, ликующих улыбок. И признаний тоже не было. Мой собеседник, как и я, опасался подвоха, ловушки, не доверял до конца и, в то же время надеялся… отчаянно надеялся на чудо. Я видела это по его глазам.

— Иван… Айван то есть. Можно Айв, — произнес он наконец, чуть заметно кивнув.

— Яна, — эхом откликнулась я и услышала твердое.

— Я помогу. Спрашивай. Расскажу все, что знаю.

Глава 24

— Молодая женщина с двумя сопровождающими. Мужчины рослые, темноволосые, коротко стриженные, с военной выправкой. Чем-то похожи друг на друга. Маги. Девушка —голубоглазая блондинка, миловидная, худенькая и невысокая, лет двадцати на вид… Все трое приходили в кондитерскую семь дней назад, днем. После этого леди больше не появлялась, а вот мужчины вернулись тем же вечером, затем — на следующий день и совсем недавно. Можешь сказать что-нибудь о них? Любая деталь, обрывок разговора — хоть несколько слов, в какую сторону направились… Буду за все благодарна.

Я старалась говорить быстро, по существу, без лишних подробностей. Айв не перебивал, слушал, склонив голову набок, а в конце задал один-единственный вопрос:

— Кто она и зачем тебе понадобилась, конечно, не скажешь?

— Нет, прости. Не моя тайна, да я и клятву давала. Считай, это моя подруга, которая по своей наивности и доверчивости попала в беду и очень нуждается в помощи. Так ты ее видел?

— Видел. И запомнил — такую странную компанию трудно забыть. В эту кондитерскую во время карнавала только влюбленные ходят. Довольные такие, счастливые. Я потому здесь и пристроился — хорошо подают, особенно на выходе, лучше, чем в других местах. Сегодня вот только день неурожайный выдался, — он недоуменно пожал плечами и хлопнул себя по карману, в котором сиротливо звякнуло несколько монет. — А эти втроем заявились. Потом и вовсе только мужики шастали. В заведение для парочек. Представляешь? Во «Вкусе счастья» сроду такого не случалось.

Айв хмыкнул язвительно и, тут же посерьезнев, добавил:

— Знаешь, а ведь ты не первая, кто меня об этой дамочке спрашивает. Вертелся тут один тип, вроде как родственницу хозяина искал. Разговор невзначай завел, издалека так, денег сулил. Да с чем пришел, с тем и отчалил — я в чужие дела не лезу. Жизнь научила, что так целее будешь. Тебе бы тоже ничего не сказал, но ты ж своя.

И в этом «ты ж своя» прозвучала такая глубинная тоска, что я не смогла удержаться — коснулась его руки, сжала пальцы, успокаивая, поддерживая…

— Раянна! — Знакомый низкий голос прервал наш разговор на самом интересном месте.

Проклятие!

Алистер, конечно, мой напарник, и задание у нас общее, но, честное слово, иногда он бывает очень некстати. Без него мы бы договорились проще и скорее. По-свойски, так сказать.

Но делать нечего. Я вздохнула, нацепила на лицо самую милую из своих улыбок и повернулась к спешившему к нам герцогу.

— Что этому бродяге от тебя нужно?

Вэйдену понадобилось несколько секунд, чтобы оказаться рядом. Он тут же обхватил меня за талию, притянул к себе поближе, даже попытался отодвинуть за спину, загородив собою, и грозно уставился на моего собеседника.

Тот, в свою очередь, с интересом рассматривал Ала — высокомерно вскинутый подбородок, уверенный разворот плеч, богатую одежду. Особое его внимание привлекла брачная нить на пальцах герцога. Айван чуть заметно приподнял брови, зыркнул на меня, вернее, на мою ладонь, усмехнулся и потупился. С самым смиренным видом.

— Ты все неправильно понял… дорогой. Я сама к нему подошла, — я ловко выкрутилась из рук Вэйдена и, не обращая внимания на реакцию Айва, изумленно вскинувшего глаза при слове «дорогой», шагнула вперед. — Этот человек стоит здесь целыми днями, видел Мину. У него есть нужная информация, и он любезно согласился поделиться ею.

— Согласился поделиться? Да еще и любезно? — прищурившись, повторил герцог. — Странно. С одним из моих… гм… помощников он наотрез отказался общаться. Заявил, что тот, кто много болтает, быстро исчезает, и вообще, он за прохожими не следит и лиц не запоминает.

Ого! Значит, Алистер уже посылал сюда кого-то из местных агентов? Когда только успел? Впрочем, нищий, «работающий» как раз напротив входа в кондитерскую, не мог не заинтересовать главу тайной канцелярии. С самого начала.

— Что же сейчас изменилось, а? — Теперь Вэйден обращался к Айвану. — Ты совершенно неожиданно вернул себе память?

Глаза Айва сверкнули — остро, вызывающе, но тут же погасли, будто выцвели, и мужчина, натянув на лицо туповато-хитроватое, шутовское выражение, зачастил преувеличенно бодро, даже радостно:

— Так я супруге вашей, господин, сказал то же самое, что и слуге: не продаю, мол, сведения-то. Себе дороже. Да только она оказалась очень настойчивой. Ну и, договорились мы… Вы понимаете, о чем я? — Айван сделал вид, что вертит в пальцах несуществующую монету. — Умеет она убеждать, ох, умеет… Да и как отказать, когда такая очаровательная леди просит? Мило так, ласково. Ко мне дамы редко подходят, а чтобы первыми заговорить, именем моим интересоваться, такого вовсе не припомню. А уж когда жена ваша денег на лечение посулила, тут я и сдался. Сами знаете, сколько нынче хороший целитель стоит.

Айв многозначительно покосился на свою ногу… на костыли… снова перевел взгляд на герцога. Еще и улыбнулся, дружелюбно так, во все тридцать два имеющихся у него пока зуба.

Это что, он сейчас цену назначил за информацию? Ненавязчиво так… Намекнул Вэйдену, сколько готов взять, чтобы освежить воспоминания и забыть о своем принципе «невмешательства»?

— Получишь все, что обещала леди, если сведения того, стоят, — сухо бросил Алистер, давая понять, что намек услышан.

— Стоят, ваша милость, не сомневайтесь.

Деланная улыбка исчезла с лица Айва, он подобрался, моментально став солиднее и строже.

— Когда леди, которую вы ищете, и ее сопровождающие вышли из кондитерской, они остановились здесь, на углу, совсем рядом. Меня они не заметили, я как раз забежал вон в ту подворотню, чтобы отли… короче, по важному делу свернул. Девчушка-то эта расстроена чем-то была, а мужики говорили ей, что все уладят. Мол, пусть она прекратит зря беспокоиться, вытрет слезы, намотает на кулак сопли и приведет себя в порядок. Ей позарез нужно выглядеть красивой и счастливой. Один из них так и сказал: «Вы же помните, что у вас через полчаса назначена встреча с мэтром Дувитаном? Хотите, чтобы он изобразил вас вот такой? Несчастной? Хозяину это не понравится, он очень ждет ваш портрет». Леди тут же забормотала, что все в порядке, она ничуть не волнуется, и заспешила прочь А эти двое — за нею. Так все и было, клянусь... Ну как, ваша милость, заслужил я обещанные деньги?

— Заслужил. Приходи завтра в полдень в посольство Аглона, второй этаж, кабинет справа в конце коридора. Спросишь виконта Демтора. Если меня не будет на месте, подождешь, сколько нужно. Рано или поздно я там появлюсь.

Герцог отвернулся, потеряв интерес к нищему, подхватил меня под руку и настойчиво потянул за собой.

— Яна, пошли, по дороге все объясню.

— Хорошо.

Я без возражений последовала за ним, но, когда мы немного отошли, быстро высвободилась, пробормотала торопливо: «Забыла кое-что спросить» и бросилась назад.

Я знала, меня ждут, поэтому выпалила, едва успев остановиться:

— Гостиница «Две лилии», амарантовые покои. Леди Элвена Демтор — сейчас меня так зовут. Мы будем в городе еще некоторое время. Найди меня.

— Найду. Обязательно, — ответил Айв.

И это короткое, едва слышное обещание прозвучало торжественной клятвой.

— Раянна!

В голосе Алистера слышалось плохо скрываемое возбуждение — ему явно не терпелось поскорее отправиться на поиски неизвестного мне пока мэтра Дувитана, — и я, попрощавшись с Айвом, поспешила вернуться к герцогу. Догнала, пошла рядом, стараясь не смотреть на своего спутника. Вдруг он отвлечется на что-нибудь другое и не станет задавать вопросы, на которые мне очень не хотелось отвечать.

Не отвлекся. Задал.

— Ну и о чем таком важном ты забыла спросить?

Да… С Алистером бесполезно надеяться, что пронесет.

— Выясняла, не видел ли Айван сегодня охранников Алемины. — Времени на то, чтобы сочинить хоть что-то стоящее, у меня не было, поэтому приходилось импровизировать. — Я подумала… Вдруг они приходили, крутились рядом с кондитерской, но внутрь не вошли? Маги все-таки — почувствовали ловушку, заподозрили что-то и не стали забирать заказ.

— И как?

— Сказал, что никого не видел.

— Кто бы сомневался… Это все, о чем ты хотела узнать? В таком случае, могла бы и не возвращаться. Уверен, этот… Айван сам бы нам рассказал, если заметил что-то необычное. Он заинтересован в деньгах, которые мы ему платим… собираемся заплатить. Или ты в нем сомневаешься? — остро сверкнул глазами Вэйден.

Вот черт! Не хватало, чтобы герцог начал подозревать Айва в нечестной игре. Не очень удачное объяснение я придумала, но ничего другого просто в голову не пришло.

— Нет, не сомневаюсь, просто решила лишний раз убедиться, что мы ничего не упустили. На всякий случай…

Я пожала плечами — надеюсь, у меня это получилось достаточно растерянно, даже виновато, — оступилась и, неловко покачнувшись, ойкнула. А что еще оставалось делать?

Алистер тут же подхватил меня под руку, и я, поблагодарив его улыбкой, быстро перевела разговор на другую тему:

— Так что там с этим… мэтром Дувитаном? Кто он такой? Ты обещал объяснить.

Не знаю, заметил ли герцог мой тактический маневр, но виду, в любом случае, не подал, а самое главное — прекратил расспрашивать об Айве.

— Эрнис Дувитан — художник, известный не только в Стакке, но и далеко за ее пределами. Без преувеличения, лучший в своем деле. Уникальный.

— И в чем же его уникальность? — я с любопытством уставилась на Вэйдена.

Художник, почти коллега, человек творческой профессии — мне сразу захотелось узнать о нем, как можно больше.

— В высшей изобразительной магии, которой он в совершенстве владеет. Говорят, под его кистью полотна оживают, начинают дышать, меняться. Все это, разумеется, не более, чем слухи, но картины Эрниса, в самом деле, необычны. Люди на них двигаются, проявляют эмоции — улыбаются или хмурятся, грустят, радуются. Иметь в доме хотя бы одну картину от Дувитана невероятно престижно. А уж получить от него парные портреты к свадьбе или после помолвки — так сказать, в знак искренности своих чувств, среди высшей аристократии считается признаком хорошего тона. Стоят работы мэтра дорого, но желающих более, чем достаточно — и все они стекаются сюда, в Стакку.

— Почему? Художник не ездит к клиентам?

— Очень редко. Только к тем, кому не может, по тем или иным причинам, отказать. Тимир заказывал ему портрет Цинтии и отдал целое состояние за то, чтобы Эрнис согласился посетить Нускару. Дувитан — домосед, тем не менее, несколько раз в год он сам уезжает куда-то. По его словам, за вдохновением. Где он ищет это самое вдохновение, никому не известно, мэтр просто исчезает на пару месяцев, никого не принимает и не работает.

Алистер внезапно остановился, придерживая меня. Развернул к себе лицом.

— Я не знаю, зачем возлюбленному Алемины ее портрет и как ему удалось записать виконтессу к художнику в обход очереди. Если он сделал это заранее, значит и побег начал планировать давно, как минимум полгода назад. Не очень приятные для нас выводы, верно? В любом случае, мы не сможем напрямую спросить Дувитана об этом. Мэтр ни с кем и никогда не обсуждает клиентов, а у нас нет доводов, чтобы его убедить, или аргументов, чтобы надавить. Да и Одгер не позволит докучать художнику неудобными вопросами. Эрнис — местная знаменитость, департамент безопасности Стакки тщательно бережет его покой. Единственный способ подобраться поближе — изобразить влюбленную пару, которые просто-таки жаждет заказать парные портреты и готова заплатить за них любую цену. Это даст нам возможность попасть в мастерскую Дувитана и осмотреться. Дальше будем действовать по обстоятельствам. Согласна? Прекрасно. Тогда идем, здесь уже недалеко.

***

Двухэтажный особняк с колоннами из белого мрамора, в обрамлении клумб и яркой зелени деревьев, мало походил на мастерскую художника. Скорее, это была роскошная городская резиденция, где «почетный гражданин Стакки» жил и работал. Вернее, жил-то он в самом особняке, а вот работал в одном из боковых флигелей, куда нас и проводил строгий немногословный охранник, встречавший гостей сразу у ворот.

Мы миновали холл, и оказались в небольшом зале с мягкими полукруглыми диванчиками и креслами вдоль стен, где, помимо нас, уже находилось три пары.

— Ожидайте, — сопровождающий указал на свободные места, а потом на дверь в углу комнаты. — Вас скоро примут.

— Мэтр Дувитан? — встрепенулась я, начиная отыгрывать восторженную юную жену, просто-таки жаждущую заиметь собственный портрет кисти «Стаксского волшебника».

— Нет, его помощник, господин Кано.

— Помощник? Вот еще… Зачем он нам? Мы пришли к Эрнису Дувитану и желаем видеть именно его, а не каких-то там помощников. Правда, милый? — я капризно надула губы и повернулась к Алистеру в поисках поддержки.

— К сожалению, это невозможно, — на лице охранника не дрогнул ни один мускул. Наверняка, сказывался немалый опыт общения с избалованными светскими дамочками, которых он перевидал немало. — Предварительная беседа только с господином Кано.

— Какие глупости!

Я возмущенно вскинула подбородок. Алистер тут же успокаивающе приобнял меня за плечи и нежно заворковал — совсем, как образцово-показательный муж:

— Не волнуйся, дорогая. Мы обязательно встретимся с мэтром, только чуть позже. Поговорим с этим… помощником, и он сразу же проводит нас к Дувитану.

— Обещаешь?

— Разумеется.

Охранник чуть слышно хмыкнул. Он явно не разделял герцогского оптимизма и уверенности в том, что мы сегодня вообще дойдем до его хозяина, но ничего говорить не стал. Молча поклонился и направился к выходу. А мы прошли к креслам в глубине комнаты, подальше от остальных посетителей.

— Яна, ну как? — Алистер помог мне сесть и, делая вид, что утешает, придвинулся поближе. Даже платок достал и сунул мне в руку. — Есть что-нибудь?

Я смяла в пальцах тонкую ткань и отрицательно мотнула головой. Мой дар по-прежнему молчал, я не чувствовала ничего: ни единого намека на след Алемины, ни тени ее присутствия.

На всякий случай дотронулась до скрытого рукавом тонкого золотого браслета, сжала его, прислушалась к своим ощущениям и уверенно произнесла, вернее прошептала, почти уткнувшись Вэйдену в шею:

— Мины здесь не было. По крайней мере, в этой приемной. Но виконтессу могли сразу отвести к Дувитану, если у ее сопровождающих имелась договоренность с мэтром. Мне бы его увидеть. Постоять рядом. Прикоснуться. Только как это сделать, если художник лично новых заказчиков не принимает?

— Нас примет, — неожиданно усмехнулся Алистер. Пояснил, наклоняясь к самому моему уху, так, что от его теплого дыхания по позвоночнику побежали мелкие, щекочущие мурашки. Совершенно несвоевременно, между прочим. — Когда Дувитан приезжал в Нускару, мы собрали на него подробное досье. Нужно же знать, с кем имеешь дело. Так вот, у нашего художника есть одна слабость — редкие, желательно древние артефакты. Так что у меня найдутся аргументы, чтобы его убедить, даже если придется действовать через помощника…

Через четверть часа ожидания к нам присоединилась еще одна пара, а через сорок минут настала, наконец, наша очередь.

— Нам нужно два парных портрета. Срочно, — не терпящим возражения голосом объявил Вэйден. Прямо с порога, даже не поздоровавшись. Эдакий высокомерный, заносчивый аристократ.

Я бы на месте помощника оскорбилась. Но невзрачный, остроносый мужчина за столом у окна и бровью не повел.

— Всем нужны портреты, именно парные и непременно срочно, — меланхолично парировал он. — К сожалению, у мэтра Дувитана очередь. Могу записать вас…

Помощник Эрниса заглянул в лежащую перед ним большую, толстую книгу. Даже сделал вид, что листает ее.

— Через три месяца.

— Но как же так, дорогой? — противным, тонким голосом затянула я. Получилось идеально: даже саму неприятно резануло. — Ты же обещал. Я готовилась, всю ночь не спала, ждала... Не хочу через три месяца, хочу сейчас!

— Моя жена хочет, — громыхнул Алистер. — Я ей обещал и привык держать свои обещания.

— Увы. Очередь уже сформирована, — развел руками по-прежнему невозмутимый господин Кано.

— Так измените ее. — усилил напор «супруг». — Я щедро заплачу!

Ассистент художника чуть заметно скривился. Надо же, мы его все-таки достали.

— Мэтр не настолько нуждается в деньгах… — начал он.

— А кто говорит о деньгах? — тон Алистера изменился, став вкрадчивым, почти искушающим. — Золото — это тлен, пустяк, лишь простолюдины идут ради него на все. Мы же ценим другое. Реликты, уникальные раритеты — вот истинные сокровища… Теневой камень. Как по-вашему, это достойная плата за то, чтобы ваш хозяин начал немедленно работать над нашими парными портретами?

Вот теперь на лице господина Кано отражался весь спектр эмоций — от удивления до потрясения. Я и сама, надо признаться, впечатлилась. Теневой камень — редчайший артефакт, позволяющий общаться с духами Изнанки и призывать их себе на помощь, даже не будучи с ними связанными. Насколько мне известно, таких диковинок в мире почти не осталось, и все они находились в частных коллекциях.

— Более, чем достойная, — отмер помощник Дувитана. Решительно поднялся, закрывая свою «амбарную» книгу. — Будьте добры немного подождать, я сейчас вернусь.

— Ты была неподражаема, — произнес Алистер, когда дверь за господином Кано захлопнулась. — Я на мгновение даже посочувствовал несчастному, которого угораздило жениться на такой… гм… взбалмошной особе.

— Ты тоже хорошо сыграл. Кажется, этот Кано поверил, что виконт Демтор готов променять бесценный артефакт всего лишь на пару портретов. Пусть и уникальных.

— А кто сказал, что я играю? —Вэйден шагнул ближе, заставляя меня отступить к стене. По губам его скользнула странная улыбка. — Твой «живой» портрет у меня в кабинете над камином… м-м-м-м… заманчивая идея. За это можно многое отдать…

Ассистент Дувитана вернулся минут через десять. Торжественно объявил, не проходя в комнату:

— Мэтр ждет вас.

И тут же развернулся, пригласив следовать за собой.

Лестница, покрытая толстой ковровой дорожкой. Гулкий, пустой коридор. Один… другой. И в конце последнего — дверь, пропустившая нас в огромный, светлый кабинет.

Но прежде, чем я сделала шаг внутрь, меня как лавиной накрыло, почти оглушило пониманием — Алемина была здесь и общалась с человеком, который сейчас стремительно шел нам навстречу. Общалась долго и очень тесно.

Ощущения были настолько сильными, что у меня перехватило дыхание. В груди болезненно запекло, а еще появилось сильное желание развернуться и бежать отсюда без оглядки. Я запнулась — всего лишь на миг, но Вэйден сразу это заметил. У меня вообще в последнее время складывалось впечатление, что в сложной ситуации мы с ним словно подстраиваемся друг под друга, действуем на одной волне. Вот и сейчас Алистер взглянул на меня — быстро, остро и сделал шаг вперед, закрывая собой. Давая возможность прийти в себя, осмотреться.

Просторная полукруглая комната с широкими панорамными окнами, располагалась, скорее всего, в одной из угловых башен флигеля — я их заметила сразу, еще от ворот. Много света, воздуха, кресла, диван, несколько шкафов, столик с красками, мольберты с полотнами, накрытыми легкой золотистой тканью. Красиво, уютно, изысканно и… зябко.

Не знаю, почему у меня возникло это чувство, но казалось, из углов тянет сыростью. Стылой такой, промозглой. Могильной.

— Мэтр Дувитан, полагаю? — произнес Алистер, обращаясь к стройному привлекательному блондину с пронзительно-синими глазами. Получил короткий кивок и представился: — Виконт Алистер Демтор.

Хозяин кабинета задумчиво прищурился

— Демтор?.. — повторил он, рассматривая герцога. — Не припомню вашего имени. А вот лицо… Мы с вами раньше встречались, виконт?

— Нет, — не моргнув глазом, спокойно соврал Вэйден. — Я живу в провинции и до недавних пор почти никуда не выезжал. А вот с моим кузеном вы наверняка знакомы. Герцог Вэйден… Говорят, мы с ним очень похожи.

— Вы родственник главы тайной канцелярии Аглона?

Алистер чуть заметно поклонился, подтверждая сказанное, и на губах мэтра расцвела широкая улыбка. Такая лучезарная и обаятельная, что тут же потянуло улыбнуться в ответ.

— Ну что же вы моему помощнику сразу-то не сказали? Мы с его светлостью прекрасно ладили, когда я приезжал в Нускару, можно сказать, подружились.

Губы той самой «светлости» чуть заметно дрогнули, почти сложившись в ироническую усмешку. Видимо, Алистер имел иное мнение по поводу своих отношений с Дувитаном, но говорить ничего не стал и мгновенно вернул на лицо прежнее, безмятежно-благожелательное выражение

А художник уже перевел взгляд на меня.

— Эта очаровательная леди, ваша спутница... — начал он, вопросительно приподняв брови.

— Элвена, моя супруга, — закончил за него Вэйден и отодвинулся в сторону, освобождая мне дорогу. Нехотя. Как будто не желал, чтобы я подходила к художнику.

Мне и самой отчаянно этого не хотелось. Когда Эрнис попытался взять мою ладонь, я чуть было не отпрянула. Но все-таки сдержалась и протянула руку для полагающего по этикету поцелуя.

Наши пальцы соприкоснулись, комната внезапно подернулась дымкой, и передо мной, сменяя друг друга, вихрем понеслись картины — такие яркие, реальные, как будто я видела их воочию.

Виконтесса Беннут, воодушевленная, сияющая, сидит перед мольбертом, и такое счастье плещется в ее глазах, что становится страшно. Страшно, потому что она не видит уродливой тени, что черной бесформенной кляксой нависает над ней, тянется тонкими щупальцами, оплетает плечи, руки, подбирается к сердцу — с каждым разом все ближе и ближе. И Мина день ото дня бледнеет, выцветает, но не замечает… ничего не замечает. А тень, наоборот, густеет, наливается каким-то маслянистым блеском и силой, забирая ее у Алемины.

— Рад, очень рад…

Чужие губы прижались к ладони, словно ужалили. Потом Дувитан отступил, отпуская мою руку, и все закончилось.

В мир вернулись прежние краски. Рядом снова стоял хозяин кабинета, не сводя с меня пытливого взгляда, и я призвала на помощь весь актерский талант, чтобы не выдать испытанного потрясения. Выдохнула, повела плечами, сбрасывая навалившуюся на них свинцовую тяжесть, даже улыбнулась — надеюсь не вымученно, и тут же почувствовала, как Алистер подхватывает меня под руку. Ласково, но твердо прижимает к себе.

Понял. Он, как всегда понял, уловил мое состояние. И помог.

— Значит, желаете заказать парные портреты? — оживленно вещал тем временем Эрнис. Похоже, нам удалось скрыть от него переполнявшие меня эмоции. — И предлагаете за срочность… гм… кое-что интересное. Я верно понял? Что ж это возможно. Очень даже возможно. Прошу вас, присаживайтесь… Вот сюда. Сейчас все решим.

Следующие полчаса мы активно обсуждали наш возможный заказ и то, что «виконт Демтор» готов отдать, чтобы удовлетворить как можно скорее каприз жены. Вернее, это Алистер с Дувитаном обсуждали, а я сидела, подносила к губам бокал с соком, поданный служанкой, старательно улыбалась и делала вид, что слушаю. Даже время от времени вставляла что-то. Но мыслями была далеко отсюда, вновь и вновь прокручивая в голове то, что недавно увидела.

Алемина…

Тень, склонившаяся над ней…

Черные змеи, высасывающие из девушки, счастье, силу и саму жизнь…

— Ну, если мы договорились о цене и прочих деталях, остается последний вопрос. Когда начинаем? — негромкий голос Алистера вывел меня из задумчивости.

— Понимаю, виконт, ваше нетерпение и желание очаровательной леди Демтор поскорее получить свой портрет, — вкрадчивая речь Дувитана лилась журчащим ручейком, обволакивая сознание, завораживая. — К сожалению, вынужден вас огорчить, в ближайшее время я не смогу приступить к работе. Нет, долго ждать не придется, но до конца карнавала я занят. Увы, срочный, очень важный заказ. А вот потом я в полном вашем распоряжении. Кстати, виконтесса…

Художник подался вперед, наклоняясь ко мне.

— У вас ведь есть магия? Да-да, я чувствую людей, в который скрыта сила — это часть моих способностей и, надо сказать, очень помогает в работе. — Быстрая улыбка и короткий, как выстрел, вопрос: — Позвольте полюбопытствовать, какой у вас дар?

Во взгляде Эрниса промелькнуло что-то мелькнуло странное, хищное. Черные, с красноватым отблеском зрачки резко сузились. И я, повинуясь внезапному наитию, ответила, «честно» глядя в глаза художника:

— Какой дар? Спящий.

Глава 25

— Зачем? — Это был первый вопрос, который Вэйден задал, когда мы, под пристальным взглядом охранника, покинули особняк Дувитана и вышли на улицу.

Герцог тут же подхватил меня под руку, завел за угол и там остановился, требовательно уставившись мне в лицо. Спина возмущенно выпрямлена, брови нахмурены, глаза смотрят строго и, похоже, вот-вот начнут метать молнии. Я даже инстинктивно немного подвинулась, уходя с линии обстрела. А ведь там, в мастерской, он казался внешне совершенно спокойным, даже пошутил что-то по поводу такой вот своеобразной особенности любимой жены, хотя я все равно ощущала исходящее от него напряжение и недовольство. Но только теперь Алистер позволил себе проявить их в полной мере.

— Почему ты сказала, что у тебя спящий дар?

Прямой вопрос от напарника по расследованию требовал такого же ответа, и я произнесла максимально честно, насколько, конечно, могла в данной ситуации.

— Не знаю… И не смотри на меня так. Правда, не знаю. Почувствовала. Просто… Дувитана нужно было чем-то зацепить, вызвать его интерес. И не только к теневому камню, который мы предложили в уплату — ко мне. Ты ведь тоже считаешь, что он связан с исчезновением виконтессы? Ну вот… Есть и еще кое-что.

Кратко пересказала свои видения и, стараясь не обращать внимания на то, что с каждым моим словом герцог мрачнеет все больше и больше, закончила:

— Похоже, все дело в способностях Алемины. Да, я в курсе, что спящая магия бесполезна — пока не пробудишь, при всем желании, нельзя передать другому. Но кто-то же охотится на носителей подобного дара. Для чего он нужен? Вспомни Мисти. И тень, которую я заметила за спиной Мины. Вдруг с ней как-то связаны духи Изнанки? Гхареш об этом не упоминал? То, что я видела… очень паршиво. Надеюсь, Мина еще жива, но, судя по ее виду, счет идет на дни, если не на часы, и ждать до конца карнавала нельзя. Вот я и решила: надо ловить Эрниса на живца, то есть на меня.

Я говорила путано, сбивчиво и больше всего боялась, что герцог просто-напросто рассмеется. Съязвит что-нибудь по поводу моего странного предчувствия — в своей обычной небрежной манере. Предложит заниматься своим делом, сосредоточиться на поиске Алемины и оставить логические выкладки ему и его аналитикам. Но Вэйден лишь поинтересовался, отрывисто, хмуро:

— Понимаешь, насколько это опасно?

— Понимаю… Но ты же будешь рядом?

Долгий взгляд — глаза в глаза. И твердое, как клятва:

— Даже не сомневайся. Я теперь тебя одну ни на миг не оставлю. Если придется уйти — найду, кому присмотреть. А с Гхарешем обязательно побеседую. Сегодня. Сейчас же… Идем.

И мы пошли: не в гостиницу — в посольство. Настоящий виконт Демтор, которого изображал Алистер, не имел теневого помощника, да и Гхареш был слишком примечателен и мгновенно разоблачил бы своего хозяина, поэтому Вэйден общался с ним исключительно в представительстве Аглона. Вернее, в подвалах, где располагался Стаккский филиал тайной канцелярии королевства.

Дух откликнулся сразу. Вывинтился из пола, как всегда непроницаемо-немногословный —и плевать, что город закрыт мощным защитным куполом, он его вообще не заметил. Глядя на него, я в очередной раз пожалела, что люди не умеют самостоятельно перемещаться Изнанкой. Многие вопросы решались бы тогда намного проще.

Да, появился Гхареш быстро, вот только помочь нам не смог — о тенях, способных высасывать из смертных жизненные силы и магию, он ничего не знал.

— Спрошу у старейших, — глубокомысленно помолчав, прогудел он наконец.

Старейшие? Интересно, кто это такие?

Меня всегда интересовало, как устроен теневой мир, но духи не торопились открывать свои тайны. Сведений об Изнанке в открытом доступе не было, а маги, имевшие призрачных помощников, ни с кем не делились полученной от них информацией.

Гхареш исчез — так же мгновенно и беззвучно, как возник, а Алистер распорядился принести нам горячего отвара, чего-нибудь перекусить и все имеющиеся агентурные данные по проживающему в Стакке мэтру Эрнису Дувитану.

Нет, на этот раз меня не просили отойти в сторонку с книгой и не мешать, пока «взрослые дяди» работают. Наоборот, когда я, наскоро проглотив пару бутербродов с холодным мясом и овощами, придвинулась к Вэйдену, мне кивнули, а потом собственноручно и незамедлительно передали часть бумаг.

Так мы и сидели бок о бок, почти прижавшись друг к другу, склонясь над документами. Наши руки лежали рядом, соприкасаясь пальцами, и, когда Алистер поворачивался, чтобы объяснить что-то или обратить мое внимание на особо важный абзац, я чувствовала на щеке его теплое дыхание. От этого вдруг резко перехватывало дыхание — на мгновение, не больше, — а затем я снова забывала обо всем, кроме дела.

Заниматься расследованием вместе с Вэйденом, читать, собирать воедино факты, выстраивать их в логическую цепочку, даже спорить оказалось очень увлекательно. И слушать, как он общается с агентами, обсуждает с Буглафом организацию круглосуточного наблюдения за домом Дувитана и слежки за самим художником — тоже.

У герцога было, чему поучиться, тем более мне, розыскнику-недоучке.

В гостиницу мы вернулись только к вечеру, и сразу же столкнулись в холле гостиницы с баронессой Калас и Фло, которую дама, как обычно, крепко прижимала к своей необъятной груди.

Аделла явно кого-то поджидала. Кого именно, стало ясно через минуту, когда женщина, неестественно оживившись при виде нас, состроила таинственную гримасу. начала странно, многозначительно подмигивать, а потом и вовсе двинулась навстречу.

Несущаяся через весь зал баронесса, опасная, как пиратская фелюга, и такая же непредсказуемая. Пронзительный взгляд, на лице — самое что ни на есть озабоченное выражение, а в объятиях — бедняжка Флоресканция. Тоже выпучившая глаза, но, боюсь, не от желания пообщаться, а от банальной нехватки воздуха.

В общем, то еще зрелище. Незабываемое.

Интересно, как на неожиданный порыв почтенной дамы отреагировал Алистер? Он ведь не подозревал, что мы с Аделлой недавно встречались, и я ее даже завербовала в тайные агенты. Походя так, ненароком.

Оглянулась на Вэйдена и облегченно выдохнула — пока я любовалась бывшей работодательницей, герцог успел завязать разговор с госпожой Росим, хозяйкой «Двух лилий», и, к счастью, пока не заметил приближающейся к нам новой звезды королевского сыска.

Прекрасно! Вот пусть и дальше остается в счастливом неведении.

Я расправила плечи, улыбнулась и отважно шагнула к леди Калас. В конце концов, наши женщины, при необходимости, коня на скаку остановят. Что уж говорить о какой-то там баронессе, пусть и серьезно настроенной?

Аделла затормозила. Поглядела на меня… на Вэйдена… снова на меня… Она явно намеревалась пообщаться с Алистером, но тот в данный момент беседовал с госпожой Росим. Кроме того, на пути к цели стояла я — совершенно, между прочим, свободная — и выжидательно на нее смотрела. И баронесса сдалась.

— Мы не представлены… — начала она неуверенно.

— Р-р-раф, — не согласилась отчаянно рвущаяся на свободу Флора.

Ну, да, собаченция меня в любом виде узнает, Аделла же свято уверена, что столкнулась сейчас с виконтессой Демтор. А они с Элвеной, действительно, не знакомы.

— Я бы ни за что не решилась вот так запросто подойти, но у меня дело, не требующее отлагательств, — леди Калас придвинулась ближе. — Можно сказать, государственной важности. Вы меня понимаете?

И она снова подмигнула.

Черт побери! Мадам, похоже, и вправду не только возомнила себя суперагентом, но развила бурную деятельность. Только этого мне не хватало для полного счастья. Но делать нечего — я в ней сыщика «породила» — мне и пожинать плоды своего необдуманного поступка.

— Понимаю, — кивнула с самым невозмутимым видом. — И полностью согласна: можно иногда и нарушить правила, если обстоятельства того требуют. А то, что мы до сих пор не представлены друг другу, так это досадное упущение легко исправить. Исключительно ради пользы дела, разумеется… Виконтесса Элвена Демтор….

— Баронесса Аделла Калас, — чопорно кивнула высокородная леди и, облегченно вздохнув, зашептала: — Мне известно, что вы находитесь здесь с особой, очень важной государственной миссией. Да-да, я посвящена в вашу тайну, так уж получилось. Девушка, которая вас сопровождает… Мы с ней давние, добрые приятельницы, почти подруги. Она знает, что мне можно доверить любую тайну, а на проницательность — положиться. Поэтому и прибежала позавчера ночью, чтобы умолять о помощи.

Добрые приятельницы?

Я еле удержалась от ироничной усмешки. Да баронесса имя-то мое забыла сразу же, как только услышала — я всегда была для нее безликой «милочкой», как другие компаньонки до и после меня.

А Аделла тем временем продолжала вдохновенно себя нахваливать.

— От меня невозможно что-либо утаить, и ложь я сразу чувствую. Как-никак, вдова боевого генерала. Вот, помню, однажды горничная попыталась…

Я все-таки не выдержала, хмыкнула, и леди, правильно поняв намек, поторопилась вернуться к теме разговора.

— У меня появилась важная информация. Где я могу найти вашу помощницу?

О, информация — это уже серьезно. Шутки шутками, а у Аделлы репутация закоренелой светской сплетницы: она все видит, все знает, и глаз у нее, действительно, алмаз. Почти.

— А вот с этого места, пожалуйста, поподробнее, — я подхватила баронессу под руку и потащила в сторону, подальше от посторонних глаз и ушей. — И не волнуйтесь, можете свободно мне все рассказать. Тем более, что наша… гм… помощница сейчас отсутствует. Занимается одним очень важным делом.

На ходу кивнула Вэйдену вопросительно поглядывавшему в нашу сторону — мол, все в порядке, потом объясню, — запихнула баронессу в нишу у окна и нетерпеливо произнесла:

— Я вас слушаю.

Леди Калас все еще сомневалась. Правда, длились ее колебания недолго. Слова жгли Аделлу изнутри — это было заметно невооруженным глазом, и через минуту она, склонясь к моему уху, уже выкладывала свои новости.

Они, на самом деле, оказались интересными.

Во-первых, Аделла стала свидетелем того, как какой-то мужчина час назад, сунув служанке несколько монет, расспрашивал ее о супругах Демтор. Незнакомец выдавал себя за старинного друга виконта, сетовал, что никак не может застать его в гостинице, и подробно выпытывал, во сколько мы выходим и возвращаемся, где и когда бываем.

А во-вторых…

— Я только что проходила мимо ваших покоев и услышала… Совершенно случайно... — баронесса на мгновение отвела взгляд и слегка покраснела. — Там кто-то есть. Ходит, тихонько бормочет, чем-то скрипит.

— Вот как?

— Да-да, у меня очень тонкий слух. Поверьте, все так и есть.

— Спасибо, леди Калас.

Благодарность, причем, совершенно искреннюю, я выдохнула уже на бегу. На то, чтобы пересказать «агентурные сведения» Алистеру, много времени не ушло, и через несколько минут мы уже поднимались в свой номер.

Лестница…

Коридор…

Поворот ключа в замке…

Вэйден оттеснил меня в сторону, закрывая собой. Напряженный, сосредоточенный. На кончиках его пальцев потрескивали искры боевого заклинания. И когда дверь распахнулась, я поняла, что баронесса была права.

Нас уже ждали...

Нет, на первый взгляд в комнатах никого постороннего не было: порядок, тишина, пустота. Только вот дверца узкого книжного шкафа в гостиной почему-то оказалась приоткрыта. Когда я начала присматриваться, она вдруг тихонько скрипнула, а на полу мелькнула тень удивительно знакомой мохнатой лапы.

— Брыг…

Молчание.

— Брыг, — я подошла поближе к подозрительному предмету мебели и повысила голос. —Выходи. Немедленно!

Несколько секунд тишины, а потом дверь медленно отворилась, и из шкафа выступил мой лопоухий приятель собственной желтоглазой персоной. Очень величественно, надо сказать, выступил, с достоинством. И с изрядно потрепанным томиком в когтистой лапе, на обложке которого значилось: «Суженая мятежного вампира».

Надо же, какие занимательные книги хранятся в гостиничной библиотеке. А мне и в голову не пришло посмотреть.

— Чего раскричалась? Не видишь? Читаю я!

Помощник Герберта насупился, окинул меня откровенно недружелюбным взглядом и энергично потряс воздухе книгой. И я бы, наверное, прониклась и даже устыдилась, если бы при этом он не держал книгу вверх ногами.

Заострять внимание на подобной досадной мелочи я не стала, вслух сомневаться в том, что он действительно читал — тоже. Поняла вдруг, что ужасно соскучилась по неугомонному созданию — даже по его бесконечному показному ворчанию, и очень рада видеть. А остальное — мелочи.

— Брыг! Ты как сюда попал? — выпалила, счастливо улыбаясь.

На меня посмотрели снисходительно так… как на последнюю дуру.

— Как… как… Изнанкой, естественно. Решил вот проведать. Мы ж о тебе ничего не знаем. Хозяин волнуется, Мисти скучает, Нила переживает. Мне тоже… любопытно. Ты хоть и ви… хм… порченная немного, а не чужая. Своя.

Брыг повертел в лапах книгу, небрежно зашвырнул ее обратно в шкаф и двинулся ко мне.

— Ну, как ты тут, Янка? Никто не обижает?

И он так выразительно покосился на Вэйдена, что всем сразу стало понятно, о ком идет речь.

— Нет, — рассмеялась я. — Все в порядке.

— «Никто» не такой ужасный, как некоторые представляют, — одновременно со мной и в тон лопоухому произнес Алистер. — И он, между прочим, каждый день через своих сотрудников информирует Лоттера о ходе расследования и о самочувствии его наиболее ценного сотрудника.

— Вестник в несколько слов? Пф-ф-ф… Мало, — ничуть не смутился дух. — И подозрительно. Надо самому видеть.

— Я очень признательна, Брыг, что вы обо мне так волнуетесь, — вмешалась я в их перепалку. — Но как-то сомневаюсь, что ты пришел только затем, чтобы на меня посмотреть. Уж прости.

— Не только. Хотел узнать, почему вы Гхареша вызвали? — не стал лукавить теневой. И пояснил в ответ на мой вопросительный взгляд: — Мы своих всегда чувствуем: когда кто уходит, когда приходит, в каком направлении перемещается. Как только Гхар сорвался с места и сюда переместился, я за ним отправился. Узнать, что тут у вас происходит. Вдруг помощь нужна? Ну и так… интересно… Так зачем он вам так срочно понадобился?

Гхар… Надо же.

— Чтобы найти для нас кое-какую информацию…

Скрывать, что случилось, я не собиралась. Если уж Алистер своему помощнику доверился, то мне рассказать все нашему ушастому сам бог велел. Вернее, богиня.

В подробности вдаваться не стала, а вот о тени, которую видела за спиной Алемины, упомянула. И о задании, что мы дали Гхарешу, тоже.

Брыг слушал внимательно, даже не прервал ни разу, а потом, когда я закончила… пренебрежительно скривился и мелко, противно так захихикал.

— Куда он отправился? К старейшим? Ну и зря! Эти старые зануды ничего не знают, только от важности своей и могут надуваться — того гляди, лопнут. Бесполезные, замшелые пни. Ничего нового они ему не скажут. Эх, ладно… Придется взять все в свои лапы и помочь вам, бедолагам доверчивым.

— Очень щедрое предложение. Что бы мы без тебя делали?

В тоне Вэйдена явственно звучали насмешливые нотки, связанный Лоттера их мгновенно уловил. Потемнел еще больше, взъерошился весь, начал сердито раздуваться, и я быстро встала между ним и герцогом.

— Брыг, тебе что-то известно об этой тени?

Понимаю, Алистеру обидно за Гхареша и его старейших, о которых мой желтоглазый приятель отозвался так пренебрежительно, но и обижать мелкого я не позволю.

— Мне не известно, — дух демонстративно отвернулся от Вэйдена, но когти все-таки втянул, перестал топорщить шерсть на загривке и даже сдулся немного. — А вот бабка моя может знать.

— Бабка? — У тебя есть бабушка? — выдохнули мы с герцогом одновременно, но ответил Брыг только мне. Алистера он по-прежнему старательно игнорировал.

— Дак как без бабки-то? А у тебя что ли нет?

— Уже нет, — вздохнула я. И про себя добавила: — Причем, в обоих мирах, на Земле и на Сеоте.

— А у меня есть! — похвастался теневой. Выпрямился, приосанился и глаза его гордо засверкали. — Она такая… Саму Тьму переиграет, если понадобится. Боевая, в общем, бабка. И держится очень достойно. Вся в черном, лицо черное, зубы, и те чернить не забывает. Не то, что некоторые… Подать себя не умеют. Одеваются не пойми во что, выглядят не пойми как, и ценных советов не слушают.

Брыг смерил меня уничижительным взглядом — видимо, до сих пор не мог простить, что я от предложенной им пасты отказалась, и продолжил:

— А самое главное, она у меня смотрящая. Потомственная. И родительница ее такой была, и бабка, и прабабка, и прапра… И мама моя…

Ушастый внезапно погрустнел, не договорив, а я чуть воздухом не поперхнулась от неожиданности. Слово «смотрящий» у меня вызывало стойкие и совершенно определенные ассоциации. Но здесь все-таки не Земля, поэтому торопиться с выводами я не стала. Если есть видящие, почему не иметься смотрящим?

— И за чем она смотрит? — поинтересовалась осторожно.

— Не «за чем», а куда. В прошлое. А потом пересказывает то, что там увидела. Откуда, по-твоему, старейшие узнают о делах и событиях минувших времен?

— Из книг?

— Пф-ф-ф, — презрительно прокомментировал Брыг мое вполне логичное предположение. — Книги — это ваше, людское изобретение. Нам они ни к чему, у нас смотрящая имеется. Нужно узнать, что когда-то случилось? Приходишь к ней, задаешь вопрос, она заглядывает в прошлое и все тебе рассказывает. Когда подробно, а когда и туману напустит, тут уж как получится. Так что старейшие, если согласятся с места сдвинуться, все равно ведь к бабке моей отправятся. А она с ними недавно поссорилась, до сих пор злится. Может не ответить, да и вообще прогнать. Меня же она всегда рада видеть… Ну что, идти к ней? Или Гхареша решили ждать?

Вредный дух даже не скрывал своего ехидства.

— Конечно, идти, — выпалила я и покосилась на Алистера.

— Буду благодарен за помощь, — подчеркнуто вежливо произнес Вэйден и даже поклонился немного.

Надо же, а он, оказывается, умеет признавать ошибки.

Брыг снова напыжился, на этот раз от гордости, рванулся назад, к шкафу, остановился на полдороге, махнул лапой и, взвившись к потолку, расплылся сизой, туманной дымкой. А мы сказали служанке, что она нам сегодня больше не понадобится — на всякий случай, чтобы девушка случайно не заметила теневых помощников, — отпустили ее и принялись ждать.

Горничная, кстати, не стала скрывать, что общалась с незнакомцем, и первым делом доложила Вэйдену о «старом приятеле», который его разыскивал. Человек Дувитана, а это, скорее всего, был он, особо не таился, понадеявшись на свою «легенду». Мало ли, кто может искать виконта? Если бы на месте Вэйдена оказался его кузен — точно ничего бы не заподозрил.

На город уже опустилась ночь, такая же яркая и красочная, как предыдущие, когда духи вернулись. Причем, оба сразу. Материализовались в воздухе, сгустившись черными кляксами, грузно плюхнулись на пол: мрачный Гхареш, а за ним — довольный, почти ликующий Брыг. И сразу стало понятно, кто потерпел поражение, а кто раздобыл необходимые сведения.

Впрочем, радоваться оказалось особо нечему — новости Брыг принес самые неутешительные.

— Бабка сказала, такое уже однажды случалось, только давно. Очень давно, — Брыг сбивался, путался в словах, торопясь передать то, что узнал. — Существовал теневой, умевший высасывать из разумных живую энергию — силу, магию, эмоции, жизнь. Опасный был. Очень. Потому что полукровка. Мы, полукровки самые сильные, одаренные, удачливые, но… непредсказуемые. Поэтому нас не любят.

— Поэтому вас уничтожают, — вмешался в разговор Гхареш.

— Да, — согласно вздохнул Брыг. — И уничтожают. Того… тоже уничтожили. Но если появился еще один, и как-то уцелел, то он мог договор с человеческим магом заключить, чтобы в ваш мир сбежать и здесь спрятаться. Это плохо. Очень плохо. Ему совсем немного времени нужно, чтобы выпить человека досуха.

Мы с Алистером молча переглянулись. Никто из нас не проронил не слова, но оба думали, похоже, об одном и том же. Ждать до конца карнавала нельзя, Алемину необходимо спасать — и как можно скорее. Пока не стало совсем поздно.

В том, что нужно действовать быстро и решительно, мы оказались единодушны.

— Во флигеле у Дувитана официальная мастерская, — Вэйден мерил комнату шагами, из угла в угол, на ходу размышляя вслух. — Там принимают всех желающих, то есть тех, кто платит золотом или редкими артефактами, но никак не силой или жизнью. Если Эрнис и отщипывает у них энергию, то совсем немного. Незаметно и безболезненно. Заказчики получают портреты и довольные, а главное, живые, внешне абсолютно здоровые, благополучно покидают художника. Не пропадают, не умирают, даже не болеют. Никаких претензий, возмущений, скандалов, жалоб. Дувитану не всякая магия нужна. И цели он выбирает крайне осторожно, по особым, совершенно определенным признакам.

— Спящий дар?

— Да. Хотя я и не представляю, зачем он понадобился Дувитану. Пока магическая энергия не активна, она бесполезна, инертна, с ней, в принципе, невозможно что-либо сделать. Ладно… мы это выясним. Обязательно. Сейчас речь о другом. Со своими жертвами Дувитан работает где-то еще, это очевидно. В скрытом ото всех остальных и тщательно охраняемом месте. Когда люди начинают слабеть, их, скорее всего, там и оставляют. Чтобы не водить туда-сюда и не привлекать ненужного внимания.

— В моем видении, Алемина позировала не в мастерской, где нас принимали, а в другом помещении, — вставила я, не сводя глаз с Вэйдена. — Я его не очень хорошо разглядела, но уверена: окон не было. Ни одного… Хм… Подвал?

— Скорее всего.

Герцог остановился напротив меня. Заложил руки за спину.

— В Стакке у Дувитана нет другой собственности, кроме особняка. Он мог, конечно, купить дом через подставных лиц, но это рискованно — художник слишком заметная в городе фигура. Незаметно ездить за пределы города тоже не получится, особенно во время карнавала. Теперь вопрос: где находится этот самый подвал?

— В особняке! — выпалила я, и Алистер кивнул, соглашаясь.

— Больше негде. Но нас туда ни под каким видом не пустят, даже если пообещаем отдать Эрнису все артефакты королевской сокровищницы Аглона. Так что проверить свое предположение мы точно не сможем. А вот кое-кто другой...

Герцог многозначительно замолчал, а потом развернулся и уставился в самый темный угол, где сидели духи. Практически бок о бок и на удивление смирно. Не ссорились, не выясняли, кто круче, даже не шипели друг на друга, что вообще невероятно.

— Гхареш, Брыг, попробуете?

Теневые переглянулись и дружно, слажено так кивнули — чем поразили меня еще раз.

— А это не опасно? — встревожилась я. — Да, я помню, что посторонние маги вас не замечают, если вы этого не хотите. Только хозяева. И видящие. Но если у Дувитана тоже появился теневой помощник, он же сможет вас засечь? Брыг, ты сам говорил, что вы всегда знаете, кто из «своих» куда перемещается.

— Он не свой, — не сказал, а почти выплюнул Гхареш. — У него нет договора, подтвержденного старейшими. И разрешения находиться в этом мире. Он с н