Book: Не дразни дракона



Не дразни дракона

Анна Гаврилова

Не дразни дракона

Пролог

— Ну что, сынок, вот и настал этот день, — мужчина хлопнул юношу по плечу, сдержанно улыбнулся. — Твой первый взрослый вылет. Что может быть лучше?

Юноша нервно вздохнул.

— Не понял? — изумился мужчина. — Неужели боишься?

— Не боюсь. Просто… Пап, тебе не кажется, что традиция с воровством девственниц уже устарела?

Мужчина резко утратил благодушие и нахмурился.

— Традиции не могут устареть! — бухнул он. — На то они и традиции! На них держится наш род, клан и всё наше племя!

Молодой дракон послушно кивнул. Он не собирался спорить, но в животе ворочалось неприятное чувство. Оно появилось сегодня утром, и юноша сперва списал всё на волнение, но чем ближе к моменту вылета, тем чётче понимал, что причина именно в ней.

Девственница! Каждый дракон, совершая свой первый взрослый полёт — то есть вылетая за пределы исконной территории, — обязан был принести в замок клана непорочную деву.

— Отец, я…

— Даже слушать не желаю! — рассердился родитель.

Юноша понуро замолчал.

Они стояли на самом краю утёса, под ногами простиралась зелёная долина, вдалеке виднелась горная гряда Каэш-Тес, как называли её здесь, или Драконий хребет, как звали люди. Солнце висело высоко, воздух полнился свежестью, небо напоминало разлитую лазурь.

— Криштош, прекрати, — процедил родитель.

Молодой дракон совсем по-детски шмыгнул носом и не сдержался:

— Отец, ты же помнишь, что мне суждено стать предсказателем? Так вот, кажется у меня предчувствие.

— Не говори глупостей. Если звёзды не ошиблись, и у тебя действительно есть дар, то он проснётся лет через пятьдесят, не раньше.

Да, всё верно, особые способности, если они были, пробуждались у драконов после третьей взрослой линьки, но ведь из любого правила есть исключения.

— Отец…

— Ещё слово, и я перестану быть отцом и превращусь в Теймиза Шей Раша, главу клана Изумрудных, — сказал мужчина сурово.

Не шутил, но угроза была так себе. Теймиз отлично помнил собственный первый вылет и вполне допускал, что на сына может напасть мандраж.

Мужчина выдержал долгую паузу, потом окинул взглядом долину, которая входила в состав владений клана, и горы, за которые предстояло полететь сыну.

— Сынок, всё будет хорошо, — сказал он, смягчившись. — Ты справишься.

— Угу, — буркнул юноша.

— Обязан справиться, — добавил Теймиз. — Ведь в этом году именно наш клан проводит торжества по случаю праздника Первого полёта, и в наш замок слетятся все драконы, даже сам Владыка.

Криштош поёжился и втянул голову в плечи — встречаться с Владыкой хотелось ещё меньше, чем воровать какую-то человечку. Да, именно человечку, потому что другие никогда не попадались. Эльфийки ловко прятались в лесах, гномки вообще на поверхность не выходили, а про остальных и речи не шло.

К тому же земли клана Изумрудных граничили именно с человеческими королевствами — сразу тремя, но выбор от этого, по мнению Криштоша, не увеличивался.

В том же, что касается Владыки — пусть Дарнаэш из клана Огненных совсем не злой и вполне себе справедливый, но он же самый сильный из драконов! Как тут не дрожать?

— А значит, — продолжал тем временем Теймиз, — нам нужно выглядеть достойно. Принеси такую деву, чтобы Бурые и Стальные собственные хвосты от досады сжевали! Выбирай как следует. Чтобы была пофигуристее, помясистее, чтобы щёки румяные, чтобы ух!

Глава клана Изумрудных вскинул руки и скрючил пальцы, словно в каждой его ладони лежит по увесистой округлой дыне. Криштош, невзирая на всю свою молодость и полное отсутствие опыта, намёк понял и заметно покраснел.

— Хорошо. Я постараюсь, — прошептал он.

— Не слышу! — воскликнул Теймиз.

Криштош дрогнул, но заставил себя выпрямиться и сказать внятно:

— Сделаю.

— Чего-чего? — не удовлетворился родитель.

Молодой дракон выпятил грудь, вздёрнул подбородок и гаркнул на всю округу:

— Я принесу лучшую девственницу! Такую, что все сдохнут от зависти!

— Ну вот и молодец.

Нехорошее предчувствие, терзавшее Криштоша, никуда не делось, но стоило вообразить, как он входит в торжественный зал без трофея, и голова пошла кругом. Это хуже. Гораздо хуже, чем тот невнятный клубок в животе.

А что скажет Владыка? У-у-у… он же посмеётся, и этот позор останется на всю жизнь.

— Лети, — улыбнулся Теймиз.

Криштош кивнул и решительно шагнул с утёса, чтобы уже в падении принять другую форму. В лазурно-синее небо взмыл некрупный дракон с острым гребнем и изумрудного цвета чешуёй.

Дракон поднялся выше и сразу устремился к хребту Каэш-Тес, а Теймиз улыбнулся шире. Ему было приятно видеть, как вырос и возмужал сын, насколько красивым стал его некогда рваный, неровный полёт.

Пару минут Теймиз любовался, а потом развернулся и направился к арке портала. Всё хорошо, но пора вернуться в замок и лично проверить как идут приготовления. Праздник Полёта должен стать самым ярким, ведь Изумрудные — лучший из кланов. И Теймиз не желал упускать шанса чтобы это подчеркнуть.

Глава 1

— А потом дракон складывает крылья и как коршун летит к земле, — страшным голосом сообщила Злата. — Хватает девственницу своей ужасной когтистой лапой и уносит… — девушка махнула в сторону горной гряды, — …вон туда.

Я честно пыталась ужаснуться, но не вышло. Зато получилось доплести венок, добавив в него последнюю ромашку и пару колокольчиков.

Кстати, я была единственной, кто закончил — остальные слушали, приоткрыв рты, хотя они эту историю, в отличие от меня, знали. Более того, они в неё верили! А я просто не могла поверить в столь откровенную ерунду.

— И что дальше? — спросила я.

— Как что? Он затаскивает деву в свою пещеру, и…

Я не выдержала и закатила глаза. Пещеру! И это при том, что драконы живут в замках! Кланами! Как цивилизованные… хм… люди.

Впрочем ладно. Деревенские могут не знать такую подробность, поэтому пусть будет пещера.

— Затаскивает в пещеру, — повторила я, — и?..

Злата отодвинулась, посмотрела как на странную.

— Что «и»? — и тон такой, мол, ты взрослая девочка и сама всё знаешь.

Но я не знала. То есть знала, но не в данном конкретном случае. Сейчас моя душа требовала подробностей — что именно здешние выдумщицы подразумевают под этим несчастным «и»?

— Всё-таки, что дальше? — подтолкнула я.

Злата сперва нахохлилась, подбоченилась, а через миг неожиданно сдулась. Окинула беспомощным взглядом девушек, которые сидели вокруг.

— Мы не знаем, — призналась она. — Никто никогда не помнит, что делал дракон.

Вот теперь я удивилась…

— Что значит «не помнит»? Хочешь сказать их кто-то после похищения видел?

— Ну конечно, — не моргнув ответила Злата. Румяная, розовощёкая, настоящая деревенская красавица. Она сидела на лугу этакой королевой, а мы присутствовали тут в качестве её свиты.

Я не возражала, не завидовала и на лидерство ни капли не претендовала. В моём положении лучше быть незаметной. Впрочем, учитывая в какую глушь я забралась, меня не найдут в любом случае — даже если решусь свергнуть Злату или даже, вопреки гендерным традициям, стать местным головой.

— Видел, и разговаривал, — продолжила девушка. — Да все видели! Драконы всегда возвращают украденных дев.

Я уставилась недоумённо.

— Возвращают?

— Да что ты постоянно переспрашиваешь! — вскинулась рассказчица. — Я же сказала! Возвращают. Целыми и невредимыми.

— Насколько невредимыми? — не удержалась от подколки я.

Только Злата подвоха не заметила и ответила со всей серьёзностью:

— Нисколечко. Даже честь девичья нетронута.

Эх… Всё-таки есть в этих деревенских выдумках что-то невероятное. Дракон — прилетел, украл, вернул. Никто ничего не помнит, и… ну, собственно, всё. Сказке конец. И понимай эту историю как хочешь. А логика нам не нужна!

Вот тут следовало остановиться и успокоиться, но природная любознательность не позволила.

— Дракон прилетел, — я принялась загибать пальцы, — украл, потом вернул целой и невредимой, и даже девственницей. Но зачем тогда похищал?

В этот раз нахохлились все, не только Злата.

— Не веришь, да? — укоризненно сказала Мика. Ещё одна здешняя красавица с ярким свекольным румянцем и толстой косой до самых ягодиц.

— Ты же вроде и наша, — поддержала подругу Цветана, — а как будто и чужая. Как расскажешь тебе что, так сразу и видно, что пришлая. Таких простых вещей не понимаешь. Такие глупые вопросы задаёшь!

Я немного смутилась. На пришлось мне указывали часто, и это свидетельствовало о плохой маскировке. Но как тут промолчишь, когда у них драконы девственниц уносят? Драконы! Человеческих девственниц! Да зачем они им нужны?!

— Хочешь верь, хочешь не верь, а девок они воруют, — припечатала Злата.

Я решила не спорить, даже кивнула, демонстрируя покорность. Допустим в эту часть истории я поверила, но…

— А в чём проблема-то? — задала принципиальный вопрос я.

Девушки не поняли, пришлось объяснить:

— Ведь получается, что никакого урона драконы не наносят. Просто забирают девушку на какое-то время, а потом возвращают. Я правильно излагаю?

Девчонки дружно застонали, а Цветана выдала:

— Какая ты, Лина, всё-таки странная!

— Странная и глупая! — горячо поддержала подругу Мика. — Их же замуж после этого… того…

Мика запнулась, а я подалась вперёд и уточнила:

— Не берут?

Девушки скривились, а слово опять взяла Злата:

— Берут. Только трудного найти того, кто захочет жениться после такого.

Я чуть не взвыла. Они издеваются?

— Какого такого? Она же живая и невредимая, и даже девственность при ней!

— Девственность-то при ней, — согласилась Злата, — но драконы они же такие, что наверняка и не скажешь. Вдруг всё-таки попортили? То есть попортил.

— А повитуха на что? — парировала я. — Повитуха-то может проверить?

— Повитуха и проверяет, — Злата кивнула. — Но мало ли. Вдруг там обман какой? Драконы же хитрые, как… как…

Подходящего сравнения Злата не нашла, а я не сдержалась и фыркнула.

— Не фыркай! — тут же вскинулась Мика. — После дракона… да мало ли что там бывает! Вот и сомневаются все. До самого последнего. До той самой поры, как муж сам целомудрия того… лишит.

Всё, я окончательно потерялась, и даже голова вспухла. Похищают, возвращают, потом девушка пусть с трудом, но выходит замуж, и… В чём кошмар-то? Почему у всех такие страшные глаза?

Видимо мысли проступили на лице, и Снежа — самая сдержанная из всей этой компании, — сжалилась:

— Девку, которая побывала у дракона, замуж выдают всей деревней, а когда молодые уходят в палаты, с ними идут все старшие женщины. Они смотрят… — тут Снежа сильно покраснела. — Смотрят, как всё происходит в первый раз, чтобы уж точно без обмана. Мужики-то ничего в наших делах не смыслят, могут и не заметить, а бабы знают. Только не всем мужикам нравится, когда в палатах столько глаз.

Всё. Вот теперь я поняла и едва не рассмеялась в голос. Просто вообразила себе эту картину — молодожёны в объятиях друг друга, а вокруг целая толпа обсуждающих ситуацию, умудрённых жизнью «баб».

— Ничего смешного, — буркнула Злата.

Я поспешила стереть улыбку с лица и закивать, но было поздно, девушки обиделись.

— Дура ты, Лина, — припечатала Мика.

— Пришлая, — добавила Цветана, и в данном случае это был синоним дуры.

— Больше ничего ей не рассказываем! — распорядилась Злата сурово.

Я была в целом не против бойкота, только возник ещё один вопрос…

— Если всё так плохо, то почему вы не пожалуетесь? К королю обратиться, конечно, не получится, но есть же совет старост. Он может сообщить в Департамент правопорядка, представительства которого есть в каждом крупном городе, а уж из Департамента доложат куда следует и примут меры.

Судя по лицам, половину слов девушки не поняли, что не удивительно. Деревня, в которую я забралась, находилась в такой глухомани, что дальше просто некуда.

Дорог тут считай не было, школ и библиотек — тем более. Связь с внешним миром только через ярмарку, которая проходила раз в год в ближайшем селе, до которого три недели пути.

Про магические переговорные кристаллы речи также не шло, а про существование порталов тут даже не знали. Зато, как выяснилось, умели сочинять чудные небылицы про драконов, что, кстати, тоже неудивительно. Деревня находилась на самой границе с владениями крылатых, у самого Драконьего хребта.

Драконов тут видели часто, только не на земле, а в небе. Опасные соседи летали в наши же предгорья — охотились там на кобольдов и гремлинов.

Кстати, предгорья они посещали совершенно легально, по письменному договору с Вектарией, и никаких нарушений наши наблюдатели не отмечали. То есть всё хорошо, всё прекрасно. Настолько спокойно, что сами боги велели что-нибудь присочинить!

— Мы рассказывали, — внезапно заявила Снежа. — Только не в Депрата… — девушка запнулась, не осилив незнакомое слово. — Не в этот, как его там, а сборщику податей… Сборщик приезжал, и наши старшие говорили.

О! Между прочим, сборщик — тоже вариант.

— И что? — подтолкнула я.

Снежа поморщилась.

— А он как ты, — вклинилась Мика. — Расспросил и рассмеялся. Сказал, что брехня и уехал.

Я опять не сдержала улыбку. Да, всё правильно, любому мало-мальски образованному человеку очевидно, что брехня.

— Только он ещё спрашивал как часто воруют, — добавила Снежа.

— И? — да, мне тоже стало интересно.

— Редко, — уверенно заявила девушка. — На моей памяти никого ещё не воровали.

— Это у нас не воровали, — сказала Злата сердито. — А у соседей в позапрошлом году девку украли, и пять лет назад.

В общем, ясно. Всё как и положено — воруют, возвращают живыми-невредимыми, никто ничего не помнит, и происходит всё так редко, что свидетелей и нет.

Короче, местная легенда во всей красе, со всей её нелогичной недостоверностью. На этом, пожалуй, и закончим. Точнее, вернёмся к главному — к плетению венков, пению заунывных песен и хождению в хороводе. Увы, других развлечений тут просто нет.

Я водрузила свой венок на голову и примиряюще улыбнулась сидящим вокруг девицам. Глядя на меня, все сразу вспомнили о смысле и цели нашего нахождения на этом луге и принялись доплетать венки.

Злата и Мика запели дуэтом — точнее завыли, но будем считать, что запели, — а я расслабилась и задрала голову, подставляя лицо лучам летнего солнца. Жизнь в деревне штука своеобразная, но я ничуть не жалела, что оказалась здесь.

Вернее, сейчас не жалела, но ещё три недели назад очень хотелось подхватить свои пожитки и перебраться в какой-нибудь, пусть самый захудалый, но город. Просто ко всем этим сказкам и хороводам прилагался ну очень непростой быт.

Деревня в пятьдесят дворов, отхожее место на улице, совместное мытьё в бане два раза в неделю, ежедневные походы к колодцу за водой, а ещё изнурительные работы в поле и в огороде. Добавить сюда необходимость обаять местных жителей и вклиниться в их общество, и в пору, как и Злата с Микой, завы…петь.

Но, невзирая на протесты моего непривычного к подобной жизни тела, и ещё более непривычного разума, я стиснула зубы и осталась. Есть у нас с папой одна общая черта — упрямство. Причём папины советники за глаза называют это упрямство ослиным, и какая-то доля истины в этом оскорбительном уточнении есть.

Отец упрям как тысяча ослов! Как целое ослиное стадо! И именно поэтому я очутилась здесь, на краю цивилизации, на диете из пышного домашнего хлеба и парного молока.

Забралась в самую глубь, а потом… капелька ментальной магии, толика королевского дара, который позволяет упростить процесс влияния на подданных, немного личного обаяния, и вот я Лина, жительница центральной Вектарии, которая покинула родной дом по каким-то неведомым и неинтересным местному населению причинам.

Милая девушка, которую приютила одинокая старушка, живущая на краю деревни. Ещё не своя, но и выгонять уже никто не собирается, а жена старосты даже присматривает для меня жениха.

Жених! Как много в этом слове! Собственно, именно грядущая свадьба стала причиной побега из родного дома.

Ситуация более чем банальна для девушки моего положения — отец решил устроить политический брак, отдать дочь монарху соседней, почти дружественной нам страны. И в целом ничего страшного — Биорик Кривоногий человек пожилой, но приятный, без особых причуд и завихрений. Тот самый конь, что борозды не испортит, и на котором ещё можно куда-то доехать.

Я от радости не прыгала, но почти согласилась. Действительно была не против, но…

В какой-то момент отец сказал что-то не то, а я вспылила и ответила. Слово за слово, мы поругались, и пожелание превратилось в приказ.

Вот тут в дело и вступило то самое семейное упрямство — его величество Селтор Третий упёрся, а я… тоже.

— Ты выходишь замуж за Кривоногого, и это не обсуждается! — припечатал папа, и я кивнула. Развернулась и вышла из кабинета, чтобы тут же начать планировать побег.



Сбежала. Переоделась простолюдинкой и отправилась туда, где нет ни стражи, ни шпионов, ни доносчиков. Намеренно шла в самую глухомань, и даже понимала, что жить вдали от города будет тяжело.

Но лучше так, чем за Биорика. Нет, он действительно неплохой, но после этого скандала с папой свадьба совершенно точно отменялась.

Оставалась малость — выдержать это испытание и дождаться, когда отец признает свою неправоту и призовёт меня назад.

Как призвать ту, которую днём с огнём не отыщешь? Я не сомневалась, что папа что-нибудь придумает. Где-то в глубине души надеялась, что произойдёт это до зимы, потому что зимой в деревне совсем сложно, но это так, отступление. Ерунда.

Когда передумает — тогда и вернусь! А пока… отхожее место на улице, работы в поле, огород и единственный выходной в неделю.

— Снежа, а спой ты, — вклинился в мои мысли голос Мики.

Снежа кивнула и покорно затянула новую заунывную песню. Правда пела недолго, потому что в небе появился дракон.

Он летел красиво, ровно, только маршрут был неправильным. Крылатый двигался не к предгорьям, которые располагались слева, а прямиком к нам.

Увидав это, деревенские пришли к «логичному» выводу и, повскакивав, с визгом бросились врассыпную. Я тоже вскочила, но с места не сдвинулась по многим причинам. Главная из них: драконы не воруют девиц!

Если отбросить все нелепые сказки и вернуться в реальность, драконы существа вполне себе разумные. Более того, они так называемая старшая раса — эстеты и циники, которым глубоко плевать на людей.

Во-вторых, есть соглашения и мирные договорённости, по крайней мере с Вектарией. Мы находимся в дружелюбном политическом диалоге, и никаких разрешений на воровство девственниц с нашей территории его величество Селтор Третий не давал!

Ну а раз так, я глубоко вздохнула и с улыбкой уставилась на крылатого ящера. Когда ещё появится шанс увидеть дракона в первой ипостаси, да ещё так близко? Если папа найдёт раньше, чем отменит решение о свадьбе с Биориком Кривоногим, то точно никогда.

И я смотрела… Стояла, хлопала ресницами, а потом… увидела, как ящер с изумрудного цвета чешуёй складывает крылья и пикирует на землю.

Пожалуй, шанс убежать ещё был, но я по-прежнему верила в закон, порядок и справедливость. Когда меня сбила с ног волна упругого воздуха, тоже не усомнилась, но через миг… Дракон схватил когтистыми лапами и, оттолкнувшись от земли, опять устремился в небо.

Погодите, получается меня украли?

Меня? Принцессу Азалину, дочь правителя Вектарии, похитил дракон?

— А-а-а!

В смысле — да как он посмел?!

Глава 2

Полёт мне не понравился — было мерзко, холодно и страшно. Дракон, конечно, прикрыл — то ли каким-то щитом, то ли собственной аурой, я не разобрала, — но всё равно.

Мы пролетели над пограничной зоной, перемахнули через горный хребет, промчались над долиной и плавно спикировали на широкий длинный утёс, практически примыкавший к высившемуся на скале замку.

Дракон аккуратно положил меня на камни, а сам отступил и, моргнув жёлтым глазом, сменил ипостась.

Буквально секунда, и на месте крылатого ящера оказался юноша хрупкого телосложения. Шатен, но растрёпанные волосы отливали изумрудном — этакий скрытый оттенок. Особенность, которую точно не встретишь у людей.

А ещё он был молод! Не многим старше меня, если судить по внешности.

— Чего разлеглась? — буркнул этот нарушитель международных договорённостей. — А-ну вставай!

Я подчинилась. Ноги-руки, да и всё тело, не слушались, но тем не менее. Встала, поправила съехавший на затылок венок, расправила плечи, и…

— Пойдём! — скомандовал дракон.

Хотелось ответить, но шок, испытанный в процессе полёта, оказался гораздо глубже, чем ожидалось. Я онемела, надеюсь что временно, и сказать, разумеется, не смогла.

Зато сопротивление, когда юноша подошёл и, схватив за локоть, потащил прочь от обрыва, не оказала осознанно. Решила посмотреть, что будет дальше. Как далеко этот гадёныш зайдёт!

Мы прошли по каменному языку, но до высеченной в скале лестницы, ведущей наверх, не добрались, остановились возле возведённой прямо посреди «языка» арки, подозрительно похожей на портальную.

Она была неактивна. Серый камень украшали какие-то узоры, а справа располагался кристалл каплеобразной формы. Вокруг кристалла надписи, словно этакий циферблат.

Юноша, одетый, кстати, вполне стильно — в изящный, расшитый изумрудного цвета нитями камзол, узкие штаны и сапоги с подкованными сталью носами, — повернул кристалл так, чтобы «стрелка» оказалась напротив одной из надписей, и внутри арки засияло магическое свечение.

— Так, — снова буркнул он. — И чтобы без глупостей!

После этого локоть сжали ещё крепче и втащили меня в переход.

Вспышка, лёгкое головокружение, и окружающее пространство изменилось — мы очутились в небольшом мрачноватого вида зале с высокими окнами. В нос ударил запах моющего средства, что слегка удивило. Правда удивило только меня.

Дракон словно и не заметил, просто потащил дальше, к распахнутой настежь двери. Через полминуты мы оказались в коридоре, а потом и на лестнице, и вот там ждал сюрприз…

— Криштош? — окликнул некий мужчина, чем-то похожий на моего похитителя.

Вернее, очень похожий. Черты лица, цвет волос и даже одежда были считай одинаковыми. Разница только в объёмах тела — юноша напоминал недозрелый приплюснутый стручок, а мужчина мясистый пузатый орех.

Криштош — а похитителя точно звали именно так, — заметно напрягся, а я обрадовалась и мысленно потёрла ладошки. Сейчас кто-то получит!

Мужчина в два прыжка оказался рядом, окинул меня неприязненным взглядом и выпалил:

— Это что такое? Что за суповой набор?

Я застыла, брови поползли вверх. Как-как меня назвали? Да я же… В общем, как говорит мой старший брат, который, кроме прочего, курирует военный флот Вектарии, приплыли.

Значит, блюдёшь себя, лишний кусок торта на ночь не ешь, и нате. Вместо положенного восхищения — суповой набор! И это при том, что я заметно поправилась за последние несколько недель!

— Я же тебя просил! Помясистее бери, посися… хм… красивее.

— Отец, я старался, — Криштош потупился.

— Не верю! — возмущённо воскликнул пузач.

Юноша дёрнул плечом и привёл контраргумент:

— Зато эта была самая шустрая. Знаешь, как убегала?

Я чуть воздухом не подавилась — вот же врун! Мы оба знаем, что я спокойно стояла посреди луга. Стояла и, заметьте, никого не трогала!

— Мне плевать, что шустрая, — продолжил возмущаться мужчина. Окинул меня новым уничижительным взглядом и добавил: — Да нас за такой трофей засмеют!

Парень порозовел, а ко мне наконец вернулся голос. Тот факт, что похищение произошло с благословения старшего дракона, заставил зайти с другой стороны.

То есть напоминать про незаконность поступка я не стала, а предложила вариант решения проблемы:

— Кхе-кхе, — мои губы дрогнули в дипломатичной улыбке. — Ну раз я не подхожу, то может вернуть меня обратно и похитить кого-нибудь другого?

Новую претендентку на роль трофея было, конечно, жаль, но, согласно полученной информации, драконы возвращают девиц живыми и здоровыми. Раз так, то девушка ничем не рискует, и пока она будет «очаровывать» крылатых, я свяжусь с папой, и мы устроим вероломным соседям та-а-акой скандал, что они больше никогда и никого не будут воровать!

Увы, но старшему дракону предложение не понравилось. На меня посмотрели как на вошь, потом пробормотали:

— Она ещё и разговаривает?

Стало оби-и-идно… Но я сдержалась. А мужчина снизошёл до ответа, правда обращался опять-таки к сыну:

— Другую поймать не сможем, это не по правилам. К тому же память, Криштош, память…

Мужчина разочарованно махнул рукой и, развернувшись, пошёл прочь, а мы с юношей остались. Как только пузатый скрылся из виду, Криштош наклонился ко мне и прошипел:

— Будешь болтать — сожру!

Я не испугалась. Во-первых, помнила, что драконы людей не жрут, а во-вторых… они не жрут их даже с учётом новых сведений! Зато напоминание про память было очень кстати. Кому как, а мне очень нужно все эти воспоминания сохранить.

— Значит так, — продолжил цедить Криштош, — если будешь послушной, то ты в замке ненадолго. Посидишь пару дней, сходишь со мной на пир, и всё.

— Отпустите домой? — хлопнув ресницами, уточнила я.

Про свой облик простой деревенской девушки тоже вспомнила, и решила, что нагнетать, раскрывая настоящую личность. Это точно лишнее.

— Отпущу, — сообщил дракон хмуро.

— А что за пир? — снова хлопнула ресницами я.

Парень не ответил. Знакомым движением ухватил за локоть и потащил дальше по лестнице. Довёл до другого коридора, потом мы немного попетляли, и передо мной распахнулась обычная, ничем не примечательная дверь.

Предложения войти не было. Вместо этого меня прямо-таки впихнули в небольшую комнату, явно предназначенную для прислуги.

— Сидеть будешь здесь, — буркнул мой похититель. И повторил, словно с первого раза не понимаю: — Если без глупостей, то не обидим.

Очень хорошо. Впрочем, зная историю взаимоотношений с местным населением нашей глубинки, даже не сомневалась. Хотя нет, вру, после головокружительного полёта возникли некоторые опасения, но принцесса я или кто?

Принцессы не пугаются! Они обязаны держаться достойно в любых обстоятельствах. Ну а мне, кроме прочего, надлежит ещё и выяснить…

— И всё-таки, зачем вы меня похитили? — примеряя образ простодушной невинности, уточнила я.

Юноша насупился, но выглядел он по-прежнему очень важно. Словно пытался напомнить всем своим видом, кто из нас является хозяином положения, и кто, собственно говоря, сильней.

— Я не похитил. Просто…

— Просто что? — подтолкнула я.

— Сегодня день Первого полёта, — нехотя сказал он. — Общий для всех драконов, достигших совершеннолетнего возраста.

— То есть ты не единственный, кто сегодня летал на чужую территорию?

Парень поморщился.

Так-так… А теперь попробуем вспомнить, что ещё нам известно о крылатом народе!

Драконов несравнимо меньше, чем людей, и рождаемость у них, соответственно, низкая. Значит совершеннолетних немного, и похитили они… нет, я всё-таки не возьмусь предположить сколько именно девиц.

Но будь воровство массовым, то жалобой сборщику налогов дело бы не ограничилось. Деревенские обязательно забили бы настоящую тревогу. Значит всё не так уж плохо.

— Не единственный, — буркнул Криштош. — Но это не важно. Завтра у нас состоится приуроченный к дню Первого полёта пир. Ты — трофей нашего клана.

— То есть в вашем клане совершеннолетие празднуешь только ты? — угу, вопрос количества похищенных по-прежнему очень волновал.

— Да, — ответил Криштош приосанившись.

— Поздравляю! — воскликнула я оптимистично.

Надеялась вызвать симпатию, но не вышло, парень насупился. Впрочем, меня неудача не расстроила, и я продолжила:

— Значит я — трофей?

— Временный, — кивнул похититель. — Посидишь на пиру, на тебя посмотрят наши, потом отнесу обратно, и память…

Тут он запнулся, но мысль я уловила.

Поняла и примиряюще махнула рукой.

— Да знаю, что вы память стираете. Про это всем нашим известно.

Дракон заметно расслабился. Заодно пришёл к очень выгодному выводу:

— То есть договорились? Будешь сидеть смирно?

Я оскалилась и кивнула — когда ты в меньшинстве, объявлять открытую войну глупо. Пусть лучше считает меня безобидной простушкой и подвоха не ждёт.

Как ни странно, но дракон глянул с сомнением. Тут вспомнился ещё один, правда неподтверждённый факт… Поговаривали, что драконы обладают эмпатией, и этот момент напряг, однако обвинений во лжи всё же не прозвучало.

— Осваивайся, — Криштош неопределённо мотнул головой, явно имея в виду комнату.

А когда он выходил, я услышала бормотание:

— Может отец прав, и то предчувствие действительно ничего не значит?

— Ась? — не удержавшись, окликнула я. — Ты что-то сказал?

— Ничего! — вмиг надулся дракон.

Дверь захлопнулась, и я осталась в одиночестве. Постояла, сверля серые доски взглядом, потом развернулась и шагнула к единственному в комнате окну.

Там, вдалеке, виднелся Драконий хребет, за которым лежала родная Вектария, по небу плыли редкие облака, а солнце уже катилось к краю небосвода. В голове кружились две мысли: первая — нужно сбежать отсюда до того, как драконы исправят мне память; вторая — сделать это будет нелегко.

Я кусала губы и понимала — сбежать обычным путём, то есть на своих двоих, не получится. На лошади, если таковая найдётся, тоже не выйдет — до гор может и доберусь, а дальше точно всё.

Ну не умею я лазать по горам, а они тут высокие и без всяких цивилизованных перевалов!

Нет, теоретически можно обратиться к эргам, но… Нужно быть реалисткой — эрги не помогут. Пусть представители этой малой народности и являются людьми, но они обитают на территории драконов с незапамятных времён, и драконы им ближе.

Хуже того, эрги меня наверняка выдут, то есть вернут в замок, а значит остаётся лишь один вариант — портал. Где расположена ближайшая из арок я знаю, и раз так…

Я приободрилась и оправила платье. Нарядное, кстати! С вышивкой и передником — именно так одевались в деревне в выходной.

Оглядела свою камеру ещё раз — обнаружила узкую кровать, небольшой стол со стулом и вторую дверь, которая, при ближайшем рассмотрении, оказалась дверью в ванную, причём ванна была с удобствами. Удобствами я, конечно, воспользовалась — после полёта в когтях дракона природа не просто звала, а прямо-таки настаивала.

Потом подошла к висевшему над умывальником зеркалу и, стащив с головы уже подвядший венок, пришла к ещё одному оптимистичному выводу — признать во мне принцессу Азалину будет чрезвычайно трудно. Даже в том случае, если драконы интересуются человеческими принцессами, шансов почти нет.

Просто девушка, которая взирала из зеркала, имела мало общего со мной. Волосы остались прежними, цвета мёда. Серо-голубой цвет глаз тоже, понятное дело, не поменялся. Зато в остальном — образ был ну очень далёк.

Ни тебе благородной бледности, ни впалых щёк, как на всех моих портретах. За время жизни в глуши я успела загореть, поправиться и даже обзавелась румянцем. Впрочем, до настоящей деревенской красавицы, вроде той же Златы, по-прежнему было далеко.

Не желая откладывать миссию на потом, я умылась и вернулась в комнату. Уже шагнула к двери в намерении выбраться наружу, когда та самая дверь открылась, являя моему взгляду заваленный булками поднос.

За этой горой я с трудом различила упитанную женщину со свойственными народности эргов чертами — узкие глаза, приплюснутый нос, широкие скулы… Кто бы сомневался, что в качестве прислуги в замке именно они?

— Ась? — сказала я.

— Велено накормить! — строго заявила служанка.

Бодро прошествовав к столику, она с грохотом водрузила на него поднос и, окинув меня придирчивым взглядом с головы до ног, прямо-таки приказала:

— Ешь!

Я нервно сглотнула. За время жизни в деревне успела привыкнуть ко многому, но старые пищевые привычки никуда не делись. Я невольно вообразила, как уплетаю всё это, как потом пытаюсь влезть в корсет, и…

— Чтобы всё съела! — мне погрозили пальцем. — И выпила тоже!

Теперь она указала на стоящий на краю подноса кувшин.

Я сглотнула ещё раз, а женщина, гордо задрав голову, попыталась уйти, но…

— Извините, а часто тут такие пиры? В смысле, с похищением девственниц?

Представительница малой народности споткнулась и, обернувшись, посмотрела с укором.

— Раз в год, разумеется.

— А по другим праздникам человечек не воруют?

— Да кому вы нужны!

В голосе служанки прозвучало такое пренебрежение, что остальные вопросы временно отпали, а желание попросить о помощи так и не появилось. Я пронаблюдала как женщина покидает комнату, потом шумно вздохнула. Ничего. Главное выбраться отсюда, а потом… Уж папа их всех прижмёт!

Глава 3

Выждав немного и таки сжевав половину булочки, я выскользнула в коридор и отправилась обратным маршрутом. Заблудиться не боялась, пусть мы с Криштошем и петляли по замку, но память у меня хорошая, а главное — есть достойная цель!

Я опасалась другого — что кто-нибудь заметит и возникнут вопросы. Но чем дольше шла, тем яснее понимала — гуляющие по замку селянки никого не интересуют, все обитатели заняты приготовлениями к празднику. Заодно стало понятно, откуда тот запах моющего средства — тут начищали буквально всё, каждый камень, каждый сантиметр.

Неторопливая прогулка, пробежка по лестнице в духе сотрудницы Тайной канцелярии, и вот я на месте! Двери зала, где стояла телепортационная арка, были по-прежнему распахнуты, и я приободрилась, но весь оптимизм улетучился едва я к этому самому магическому сооружению подошла.

В прошлый раз была слишком шокирована полётом, и внимания не обратила, зато теперь с грустью осознала, что надписи вокруг кристалла, который точно являлся активатором, выполнены на неизвестном языке — видимо, на драконьем.



И это при том, что и Криштош, и его отец даже между собой общались на всеобщем! При том, что на всеобщем разговаривают вообще все!

Ну а как иначе? Ведь мир постепенно объединяется, дипломатия налаживается, все строят отношения со всеми. Даже высокомерные эльфы давно слезли со своих деревьев и переняли понятный другим расам язык.

Драконы тоже вроде бы окультурились, но арка… Я не выдержала и застонала.

Но тут же задвинула панические настроения подальше — если нужно рискнуть, то рискну. Только что выбрать? К какой из отметок повернуть кристалл? К загадочному «каэшнамимо» или к «нэттутэ»?

Я прикусила кончик языка, пытаясь сообразить, а когда рука уже потянулась к камню, случилось неприятное — арка наполнилась свечением.

На реакцию не жалуюсь, отскочить я успела, но это всё равно было невезение чистой воды.

Просто из арки вышел… да, тоже дракон. Явно. Без всяких сомнений!

Высокий, мощный, с длинными чёрными волосами, в которых виделись тонкие ало-золотые прядки, пронзительно-синими глазами и овеянный такой аурой власти, что захотелось немедленно упасть ниц.

Но самое неприятное — мужчину этого я узнала. Портретов не видела, да их и не существовало наверное, зато хорошо помнила словесные описания наших послов. Ну и ещё одна деталь — медальон в форме обвивающего крупный бриллиант, кусающего собственный хвост дракона.

Дарнаэш из клана Огненных. Владыка собственной персоной. Самый главный дракон.

От осознания кто именно передо мной, я чуть не присела в реверансе!

Но быстро очнулась и вспомнила, что я сейчас просто Лина, а значит реагировать нужно соответственно, и перед глазами сразу всплыл эталон. Жена нашего старосты была женщиной открытой и импульсивной, но… от смачного плевка на пол я удержалась.

Зато руками всплеснула очень натурально:

— Ой, батюшки! Ещё один дракон. Да сколько вас тут окаянных!

Владыка застыл.

То есть он с самого начала замер, точно не ожидая столкнуться у портала с кем-либо, но теперь даже глаза округлились. Правда продлилось это округление недолго…

— Это ещё что такое? — окидывая взглядом с головы до ног, тихо произнёс он.

Интересно, они сговорились? Ведь все как один вот такими вертикальными взглядами окидывают! Или у них какой-то дефект шейных позвонков, не позволяющий вертеть головой из стороны в сторону, а только снизу вверх?

Я натянуто улыбнулась и собралась представиться, когда наш тет-а-тет нарушили. В зал вбежал уже знакомый упитанный мужчина в зелёном и выдохнул с поклоном:

— Владыка.

Тут же выпрямился и, сверкнув глазами на меня, процедил:

— А ты что здесь делаешь?

— Эм-м… Стою?

Пузач злобно прищурился, и в то же мгновение прозвучало громогласное:

— Криштош!

От этого крика аж стены содрогнулись, а я, вспомнив про образ деревенщины, тихо ойкнула.

Несколько бесконечно долгих секунд прошли в полном молчании, а в когда в зале нарисовался мой юный похититель, пузач указал пальцем и выпалил:

— Почему она здесь? Почему не заперта?

По лицу юноши скользнула тень, и с ответом он нашёлся не сразу…

— Так никогда ж не запираем, — пробормотал Криштош. — Они никогда не выходят. Сидят тихо и дрожат. — Вот тут юноша окончательно очнулся и бросил яростный взгляд на меня.

Пришлось спасать положение:

— Да я только замок поглядеть. Интересно же!

Отец и сын поджали губы, а Владыка уточнил, не скрывая иронии:

— Интересно? В замке, наполненном драконами?

— А что? — продолжила отыгрывать простушку я. Кивок на похитителя и продолжение: — Криштош объяснил, что не сожрут.

Парень резко побагровел, а пузач дёрнулся, в последний миг удержавшись от подзатыльника, адресованного сыну.

— Не сожрут, — повторила я. — Ведь будет пир, а я — трофей. Без меня на пиру никак.

Пузач и Криштош опять глянули злобно, а Дарнаэш из клана Огненных хмыкнул. Именно в эту секунду я осознала, что воровство происходит не с разрешения «старших», как подумала вначале, а с позволения самого Владыки.

Владыка! Разрешает! Да это же… Да он!..

Внимание на брюнета — взгляд получился тяжёлым. Но оптимистичная улыбка эту непроизвольную реакцию сгладила, зато с желанием высказать претензию было сложней.

Во мне взыграло чувство справедливости, смешанное с королевской кровью и полным правом говорить от лица Вектарии… Пришлось ну очень постараться, чтобы затолкать эту смесь обратно и простодушно резюмировать:

— Ну раз мы всё выяснили, то я пошла?

Правда пошла. Почти помаршировала. Обогнула замершую парочку отец-сын, добралась до двери, и вот тут выдержка закончилась…

— Кстати, а почему именно девственницы? — обернувшись, спросила я.

Драконы не поняли — лица слегка вытянулись, брови взлетели вверх. Пришлось объяснить:

— Вы воруете. Девственниц. Почему именно их? Другие-то чем не угодили?

Толстяк побагровел, Криштош побледнел, а Владыка хмыкнул, и… да, снова окинул взглядом с головы до ног. Ну точно какое-то защемление шеи!

— На всякий случай, — сказал он.

Теперь уже я не поняла:

— В каком смысле?

— Вдруг девица приглянётся настолько, что дракон захочет сделать своей? А у нас с целомудрием строго.

В голове сразу родился рой вопросов. Как строго? Почему строго? Как это «своей»? Но разве драконы… И вот тут я сообразила:

— Издеваетесь?

Дарнаэш улыбнулся уголками губ, только это не помогло, моё любопытство уже взыграло. Плюс, информация была важной — чем больше узнаю про этот их обычай, тем увесистее будет наша нота протеста.

В общем, я не отступила.

— А если серьёзно?

— Традиция, — Владыка пожал плечами. — Когда-то один из первых драконов, пришедших в этот мир, взял в жёны человеческую девственницу, и с тех пор…

Тут Дарнаэш осёкся и нахмурился, а в его взгляде отчётливо мелькнуло изумление. Что-то из серии «зачем я тебе это рассказываю»?

Но было поздно! Я услышала, поперхнулась и закашлялась! Первый дракон был женат на человечке? Что-о-о?!

Да они же… Да мы же… Не сказать, что я эксперт, но я таки в курсе, как древние расы относятся к людям. Уж чем, а любовью и брачными узами там точно не пахнет — чем угодно, только не таким!

Однако Владыка сказал что сказал, и хотя это было невозможно по многим причинам, включая закрытую непроверенную информацию, обсуждать которую я уж точно не собиралась, но справедливости ради не могла не предположить:

— Если речь об одном из первых драконов, то получается, что среди вас есть те, кто являются потомками дракона и человечки?

Сказала и непроизвольно втянула голову в плечи. И не зря!

Просто Владыка набрал в грудь столько воздуха, что аж в размерах увеличился. Показалось, ещё капля, и этот представитель крылато-чешуйчатого народа лопнет от злости, предварительно сожрав меня.

Конечно я отступила! Пусть принцессы не пугаются, но в данный конкретный момент стало до ужаса страшно.

К счастью, Владыка быстро взял себя в руки — он демонстративно выдохнул, его аура власти перестала напоминать нависший над наковальней огромный молот, а на губах проявилась фальшиво-небрежная улыбка.

Угу, точно фальшивая. Даже невзирая на вот такое спокойствие, было видно, что главный дракон уязвлён.

— Нет, — сказал он. — Потомков нет и быть не может.

Как ни странно, я тоже испытала облегчение. И снова вспомнила про ту непроверенную, но чрезвычайно похожую на истину информацию, которую по-прежнему не собиралась обсуждать.

— Забудь! — припечатал Владыка.

Я кивнула и продолжила пятиться к выходу — собственно, в двух шагах от него и стояла.

Лишь теперь обратила внимание на Криштоша и его родителя, отметив попутно, что оба выглядят чрезвычайно бледными. Только воспользоваться их растерянностью я не успела, пузач с зеленоватыми волосами опомнился и рыкнул:

— Криштош! Отведи её! И запри как следует!

— Да, отец, — прошелестел похититель и двинулся ко мне.

Остаток дня прошёл до невозможного скучно и непродуктивно. Просто меня действительно заперли, и дверной замок оказался с магической составляющей, притронуться к которой я не могла.

То есть могла, но… во-первых, не понимала как это работает — плетение было вроде и простым, но нетипичным, я таких раньше не встречала. Во-вторых, смысл выходить, когда в замке полно народа? В прошлый раз меня проигнорировали, но что-то подсказывало — после инцидента с Владыкой внимание точно обратят.

Вот и сидела до самой ночи. Грустила, размышляла о жизни и кормила булками птиц.

Последние прилетели сразу, едва распахнула окно и высыпала горсть крошек на узенький подоконник. То, как птички клевали, лишь усилило мою печаль — бедненькие! Никто и не думал покормить, кроме меня?

Заодно вспоминался Владыка, и по телу бежали не самые приятные мурашки. Красивый мужчина, не чета Биорику Кривоногому или другим человеческим монархам, но опа-а-асный… Настолько опасный, что лучше больше не встречаться. Впрочем, а как не встретиться, если впереди целый пир?

Сомнений в том, что Дарнаэш появится на пиру почему-то не возникло. После этого фантазия попыталась разыграться, рисуя картины того, как именно меня будут убивать в случае чего.

Но! Долг перед родным королевством и подданными, которых вероломно воруют из года в год, перевешивал все страхи. Я слишком хорошо понимала, что помочь девушкам из пограничных деревень могу только я.

Поэтому в какой-то момент страхи и сомнения растворились, птицы получили новую раскрошенную булку, а я принялась всерьёз размышлять о защищающем дверь плетении.

Проблема усложнялась тем, что я не маг. Нет, какие-то способности есть, но очень скромные, только на элементарные навыки и хватает. Ментальная магия не в счёт — она более развита благодаря королевскому дару. Не будь во мне крови венценосных предков, не видать мне ментальной магии от слова «совсем».

Вдох-выдох, и я мысленно вернулась к «подарочку» Криштоша. Итак, незнакомое плетение. Возможно даже что-то из специфических драконьих штучек, но магия она ведь как язык. В смысле, тоже стремится к обобщённости и универсальности, потому что… да-да, все общаются со всеми.

Так что если применить обычный принцип распутывания силовых узлов?

Идея показалась здравой, но порцию мороза по коже я всё равно поймала. Походила из угла в угол, покусала губы, потом подвинула к двери стул и, усевшись, принялась созерцать.

Когда за окном стемнело, под потолком вспыхнул простенький магический светильник, а птицы разлетелись, в комнату снова заглянула служанка. Увидав меня сидящей прямо перед дверью, представительница племени эргов немного растерялась, но тут же приняла боевую стойку и зашипела:

— Чего это ты тут?

Желания спорить не было, объяснять — тем более. Поэтому я вскочила и, выхватив из рук женщины второй поднос, заваленный на сей раз мясом с овощами, поспешила гостью проводить.

То есть я намекала всем своим видом, но служанка оказалась борзой.

— Что задумала? — процедила она. — Тебе мало?

Я немного удивилась, и женщина с готовностью пояснила:

— Уже пошлялась по замку! Уже устроила тут… пёс поймёт что!

Я? Пёс поймёт? Ну, знаете…

— Я не знала, что мне нельзя погулять. Криштош не предупредил.

— Ох, правильно! Давай валить всё на господина! — слово «господин» женщина подчеркнула, непрозрачно намекая на недопустимость обращения по имени. Мол, кто он и кто я. — Да он же из-за тебя… — Служанка выразительно погрозила кулаком.

Я не расстроилась — если Криштошу всё же влетело, то так ему и надо. Будет знать, как совершать противоправные действия на чужой территории. Заслужил. Поделом!

— Господин Теймиз его так из-за тебя обругал… А у мальчика же праздник! День Первого полёта! — вот тут служанка шмыгнула носом, искренне сочувствуя юному ящеру.

— А Теймиз — это…

— Господин! — резко забыв про «мальчика» вскинулась женщина. — Господин Теймиз. Хозяин этого замка и глава клана Изумрудных, в котором нам выпала честь служить.

Насчёт «нам» я бы не обобщала, зато в остальном понятно, Теймиз так Теймиз. Кстати, мои выводы по поводу эргов тоже правильные — не помогут, скорее наоборот.

— Чтобы сидела тихо! — женщина снова показала кулак. — И без выкрутасов!

Я покорно кивнула. После этого служанка всё же протиснулась в комнату, чтобы забрать предыдущий, почти пустой поднос.

Тот факт, что я почти «доела» все булки, остался без внимания, и уходила радетельница за драконов молча. Когда она исчезла, плетения в замке встали на место, и это было не очень хорошо. Я поморщилась, понимая, что всё может оказаться сложней, и так как взламывать защиту прямо сейчас было бы неразумно, обратила внимание на поднос с мясом.

Постояла немного, потом всё-таки поужинала. Посетила ванную, привела в порядок и себя и платье, и уже в этом, как выражается брат, состоянии боевой готовности, завалилась на кровать. Не спать, но отдохнуть.

Минуты ожидания превратились в нечто совсем уж долгое. Потом светильник погас, и на меня начала накатывать дремота, но я не поддалась соблазну. Выждав ещё чуть-чуть, стала прислушиваться, а убедившись, что звукоизоляция здесь слишком хорошая и сильно затрудняет определение уровня активности обитателей замка, тяжко вздохнула.

Села, вздохнула ещё раз и отправилась взламывать злосчастную дверь.

Глава 4

Получилось не сразу, но времени я потратила гораздо меньше, чем рассчитывала. Плетение задрожало, а потом рассыпалось на ниточки — те упали на пол и погасли, словно и не было ничего.

Не сдержав коварной улыбки, я выглянула из укрытия, дабы обнаружить, что коридор совершенно пуст, а замок уже переведён на ночное освещение, что намекало — обитатели драконьего гнезда угомонились.

Всё это очень порадовало, однако бдительности я не утратила и, покидая место заточения, притворилась мышью. Двигалась быстро и бесшумно, на всякий случай сливаясь со стеной.

Маршрут помнила изумительно, и сама не заметила, как преодолела лестницу и очутилась у внушительной двери. Увы, но тут появилось желание выругаться! Зал, где располагалась арка, оказался закрыт.

Более того, тут тоже имелось магическое плетение, причём не в пример сложнее — нити были жирными, алыми и шевелились.

Я сначала потянулась, но быстро руку отдёрнула. Пришлось признать, что в данном случае моих знаний и навыков не хватит. Конечно, я могу попробовать грубый взлом, но к чему это приведёт?

Судя по «живости» нитей, здесь может стоять оповещалка, а если так, то о взломе станет известно довольно быстро. А дальше новая проблема — надписи-то на указателе портала непонятные, то есть придётся пробовать разные точки перемещений. Подбирать!

И одно дело экспериментировать, когда о тебе никто не знает, и совсем другое заниматься этим считай в открытую. В ситуации, когда тебя ищут или даже способны отследить.

В общем, пришлось признать тактическое поражение. Настроение окончательно сдулось, но через миг в голове родилась новая поистине гениальная мысль!

Ведь уже известно, что вреда драконы не причинят, а вся проблема моего «путешествия» сводится к стиранию памяти. Только решить эту проблему очень даже легко!

Нужно лишь раздобыть бумагу и перо с чернильницей, а потом сесть и составить подробный отчёт о произошедшем. Заверить отчёт собственной кровью — так, на всякий случай, — и спрятать понадёжнее. Обыскивать драконы точно не станут, они не ждут подлостей в форме кляуз. Ну а дальше — дело техники. Уверена, как только окажусь в деревне, пусть даже с «амнезией», непременно с собственной писаниной разберусь!

Новая коварная улыбка, настроение снова прыгнуло к потолку, а я круто развернулась, и… застыла на месте.

В груди кольнуло, а мысли затопила паника — просто в миллиметре от моего носа обнаружился яркий боевой пульсар.

Я мысленно застонала и уже приготовилась встретиться с хозяином этой магии, который точно не обрадуется и наверняка устроит допрос, как пульсар отодвинулся и начал увеличиваться, одновременно меняя форму. Несколько ударов перепуганного сердца, и передо мной уже не опасное орудие, а огненная, висящая прямо в воздухе дверь.

— Ого, — выдохнула я и попятилась — ну, насколько позволяло пространство.

Дверь выглядела внушительно и не очень страшно, но по коже всё равно побежал холодок.

То есть пульсар был не пульсаром? Но чем тогда? И что это вообще такое? Приглашение или наоборот ловушка?

Увы, ответ был очевиден, поэтому, изобразив на лице очередную, правда на сей раз вежливую улыбку, я бочком протиснулась между дверью и стеной коридора, и поспешила прочь.

Добравшись до лестницы, огляделась и отправилась вниз, на поиск какого-нибудь кабинета, зала для совещаний или библиотеки. Шла быстро, бесшумно и уверенно, а очутившись внизу немного растерялась — всё отлично, но куда теперь?

Холл, в котором я стояла, тонул в полумраке, вокруг возвышались массивные колонны и статуи, изображающие хозяев этой земли в первой ипостаси. Взглянув на парочку вот таких оскаленных морд, я нервно икнула и признала, что Криштош в облике зелёного ящера очень даже хорош. Лапочка! Не чета вот этим всем.

Дальше было вглядывание в застывшие за колоннами тени и осторожное следование в направлении, подсказанном интуицией. Одна дверь, вторая, а потом… новая волна холодного ужаса и возникший невесть откуда пульсар.

Он появился настолько неожиданно, что я едва не завизжала. Сумела отпрыгнуть, но тут же упёрлась спиной в одну из колонн. А пульсар, как и в прошлый раз, начал увеличиваться и менять форму, обращаясь огненной дверью.

Нет, ну нормально? Я и без того вся на нервах, а тут…

Глубокий вдох, призыв к спокойствию, и я снова протиснулась между магической дверью и элементом замковой архитектуры. Отправилась дальше, чтобы наконец обнаружить искомое — тоже дверь, но вполне материальную. Вернее, этакие умеренных размеров ворота, на которых был изображён распахнутый фолиант.

К счастью, тут защитных плетений не имелось, поэтому вошла я без проблем и, благодаря вездесущему ночному освещению сразу увидала несколько столов, предназначенных для работы с книгами. На краю одного лежала целая стопка бумаги, и именно на него я взяла курс.

Но едва завладела листками, а заодно отыскала перо с чернильницей, как…

— Да сколько ж можно! — прокомментировала возмущённым шёпотом я. Нет, ловушки на излишне любопытных гостей — дело святое, но всему же есть предел!

На этот раз пульсар возник не перед носом, а чуть дальше, в проходе между столами. Снова начал менять форму, а я прищурилась, решая загадку — отвяжется или нет?

И чем дольше смотрела, тем явственней проступала мысль — а вдруг не ловушка, а наоборот помощь? Ведь я, как ни крути, в довольно бедственном положении, а сама ситуация несправедлива. Что если в дело, учитывая ту самую несправедливость, вмешались высшие силы? А я, как последняя дурочка, бегаю от милости небес?

Я задумалась всерьёз, но быстро эту идею отринула. Увы, так не бывает. Тут однозначно что-то ещё. Ловушка по-прежнему оставалась самым адекватным объяснением, однако просто развернуться и уйти не получалось. Магия разбудила любопытство, которому было сложно противостоять.

Дополнительная неприятность — никакой опасностью от двери не веяло. Не скажу, что у меня чуйка на подобные вещи, но создавалось впечатление, будто дверь не причинит вреда.

А что если за ней какой-то важный секрет? Нечто, что опять-таки поможет в благом деле прищучивания охамевших ворующих чужих подданных гадов? Вдруг я сейчас в самом деле упускаю некий важный шанс?

Ещё миг на колебания, и я решилась. Прижав к груди писчие принадлежности, шагнула навстречу магии — осторожно взялась за ручку и приоткрыла дверь.

Ну а заглянув внутрь, нервно сглотнула — может я рано списала со счетов высшие силы? Просто там, за дверью… Это был точно не человеческий, но всё-таки храм.

Словно заворожённая, я переступила порог и застыла. Полутьма, царившая в замке Изумрудных, сменилась самым настоящим светом, который заполнял буквально всё. В храме действительно было очень светло, а ещё тут были массивные колонны и статуи, отдалённо похожие на те, что наблюдала недавно в холле. Только здешние ящеры не скалились в стремлении довести до сердечного приступа, а наоборот.

Морды были умные, умиротворённые, а чешуя сверкала золотом, серебром и другими драгоценными металлами. А вокруг каждого постамента, прямо на мраморном полу, росли удивительные, незнакомые, но совершенно живые цветы.

Мой рот невольно приоткрылся, и изумление было таким, что даже щелчок, с которым закрылась огненная дверь, остался незамеченным. Исчезновение самой этой двери — а она просто растаяла в воздухе, — тоже не взволновало. Я действительно была слишком потрясена!

Сделав несколько шагов вперёд, принялась вертеть головой, пытаясь сообразить, где именно очутилась. Только сведений о культовых сооружениях драконов у нас не было, даже послы, посещавшие территорию крылатых неоднократно, не могли описать ни один храм.

Мне потребовалось несколько минут чтобы свыкнуться с происходящим, а окончательно вышла из ступора после того, как впереди что-то сверкнуло. Было в этом блеске нечто настолько манящее, что я резко забыла и про статуи, и про уходящие вверх колонны, и про растущие на камнях цветы.

Новый шаг вперёд, потом следующий… В какой-то момент я почувствовала себя зомби, но воспротивиться странному воздействию даже не попыталась. А разглядев, что именно так манит, ускорилась…

Практически подбежала к высившейся в центре зала подставке, на которой сиял и переливался множеством граней огромный, идеально чистый бриллиант.

Он был необычным, это точно. За свою жизнь я видела много драгоценностей, но этот камень был особенным. От него словно веяло теплом, и я, не удержавшись, потянулась и прикоснулась пальцами.

Бриллиант оказался тёплым, и сердце моё в который раз дрогнуло. Заодно вспомнился ещё один виденный недавно камушек — тот бриллиант, в отличие от этого, особых ощущений не вызвал, но возникло странное чувство, что камни похожи до идентичности. Словно они этакая ювелирная родня.

Угу, в памяти всплыл медальон, висевший на шее Владыки. Бриллиант в медальоне был меньше, но клянусь точно таким!

Словно в ответ на эту мысль, камень на подставке сверкнул, а меня наполнило ощущение непонятной радости. Неадекватное и настолько сильное, что я аж подпрыгнула. Уже приготовилась усесться на пол и заняться созерцанием камня в желании ощутить эту пьянящую радость ещё раз, но…

Впереди, очень близко от нас, вспыхнул уже знакомый пульсар и опять начал увеличиваться, обращаясь дверью.

Увы, намёк был ясен, и я немного загрустила, однако спорить не стала. Улыбнулась большому бриллианту, обернувшись помахала статуям и отправилась на выход — к той самой двери.

С огромной неохотой нажала на ручку, потянула вперёд, и… вместо библиотеки очутилась в небольшой комнатушке с кроватью, столиком и стулом. В свете огненной двери виделся поднос с недоеденным ужином и кувшин с соком, который успела осушить почти до конца.

То есть меня вернули в комнату? От этого понимания стало немного обидно.

Просто в храме возникло ощущение этакой причастности к чему-то светлому и великому, а тут… отправили обратно в камеру. Словно и не было ничего. Будто я действительно трофей, и драконы имеют полное право удерживать меня здесь.

Мой тяжкий вздох, исчезновение сотканной из магии двери, и…

— Криштош, я тебя придушу! — донеслось из коридора отдалённое.

Следом нервные шаги и продолжение:

— Если Чичита права, то вместо пира полетишь патрулировать болота.

— Но на нашей территории нет болот, — понуро парировал Криштош.

— Ничего! Я найду!

Голос похитителя я опознала сразу, голос его отца, впрочем, тоже. Они были близко. Слишком близко. Настолько, что сердце прыгнуло с места в овраг, ну а я… да, столь же резво прыгнула в постель.

Практически в полёте запихнула листы бумаги под подушку, туда же сунула перо и чернильницу — надеюсь последняя не протекает! Сама вцепилась в одеяло, и…

Доли секунд! Я только успела дотянуть одеяло до подбородка и закрыть глаза, как послышался звук удара. Потом столь же резко вспыхнул свет, а от двери донеслось грозное:

— Р-р-р!

— А? — я подскочила, «сонно» хлопая ресницами. — Что?

Хозяин замка, одетый в длинную ночную сорочку и белоснежный ночной колпак, перешёл с рычания на шипение, а стоящий за его плечом взъерошенный Криштош закатил глаза, словно девица на грани обморока. В наступившей тишине отчётливо прозвучало его бормотание:

— Ну я же говорил, что она здесь… Эта дура не могла сбежать.

Оказалось, меня таки вычислили! Причём без всяких магических оповещалок… Чичита. Та самая упитанная служанка, которая приносила обед-ужин и грозила мне кулаком.

Ей, видите ли, не спалось. Приступ бессонницы заставил представительницу малой народности выйти на прогулку по замку и, проходя мимо моей двери, служанка заметила, что дверь приоткрыта. Заглянула, обнаружила пустую кровать и побежала звать «господ».

Она до последнего уверяла, что в кровати никого не было, даже осеняла себя всевозможными знамениями. Но вот незадача — «трофей» юного Криштоша сидел на постели и упорно всё отрицал.

Не выходила!

Спала!

Дверь открыта? Ну а я-то тут при чём? Я о замках-запорах знать не знаю!

Почему сплю в платье? Так это… запасной одежды не имеется, а голышом, без всего, не могу. Особенно с учётом того, что ходят тут всякие. Врываются без стука. Будят и пугают честных невинных девиц.

Все эти препирательства продолжались добрых полчаса, а потом Криштош всё-таки получил подзатыльник.

За что? Да просто двери запирать надо лучше. И магические контуры нормально ставить!

Ведь будь контур нормальным, он бы не растаял без следа по непонятным причинам.

В том же, что касается Чичиты…

— В следующий раз думай, прежде чем будить! — взревел на растерянную женщину Теймиз. — Бессонница у неё, видите ли! Иж!

Я наблюдала за происходящим с подчёркнутым страхом. Держалась до последнего и улыбнулась лишь после того, как за вторженцами закрылась дверь.

Кстати, в этот раз магическую защиту устанавливал лично глава клана, и она получилась точь-в-точь такой как на дверях зала с телепортационной аркой. Те же жирные шевелящиеся нити, сильно похожие на змей.

Когда комната опустела, а светильник снова потух, погружая пространство во мрак, я счастливо упала обратно на подушку. А высшие силы всё-таки милостивы, ведь получается, что спасли.

Этот момент вызвал ещё одну улыбку, вслед за которой накатила прямо-таки невыносимая усталость. Я спать не собиралась, хотела посвятить время составлению отчёта, но не смогла. Единственное на что хватило сил — вытащить чернильницу из-под подушки и пихнуть под кровать.

Глава 5

Зато утро началось рано, и сразу с писанины. Распорядка дня я не знала, поэтому спешила как могла. Излагала для начала факты — похитили так-то и так-то, доставили туда-то и туда-то, отнеслись как к существу третьего сорта…

Уже после этого пошли подробности — о портальной арке на утёсе, о недовольстве Теймиза моей фигурой, о встрече с Владыкой, который вёл себя на порядок спокойнее своих подданных, но о похищениях человеческих девственниц однозначно знал! Хуже того — одобрял!

Я опять-таки не собиралась, однако посвятила Владыке несколько абзацев. Его медальон тоже описала, а внести в отчёт сведения о драконьем храме почему-то не смогла. Рука, что называется, не повернулась, но эта неспособность стала ещё одним благом. Из-за неё я закончила раньше, а едва пихнула исписанные листы в декольте и снова убрала чернильницу с пером под подушку, ко мне пришли.

Увы, опять Чичита. Женщина принесла завтрак и продемонстрировала целый спектр негативных чувств.

Смотрела злобно! Молчала и кривила губы! Впрочем, продлился бойкот недолго — забрав старый поднос и водрузив на стол новый, Чичита не выдержала:

— Тебя не было в комнате, — процедила она. — Не знаю, как тебе удалось, но больше не получится. С этой секунды я за тобой слежу!

Слежу… Ух, какое неприятное слово в моей ситуации.

А ещё хуже то, что Чичита не чешуйчато-хвостатая, которые вряд ли опустятся до обысков. Эта вполне может проявить нездоровый интерес, и если с отчётом всё относительно просто, он уже в декольте, то чернильницу с пером туда не спрячешь — не помещаются ну никак.

Что будет, если Чичита найдёт писчие принадлежности? К сожалению, тут не сложно сложить два и два, и это засада…

— Тоже мне простушка, — продолжила негодовать женщина. — У! — она даже замахнулась свободной рукой, — Змея!

Кстати, о змеях…

— Чичиточка… — позвала я заискивающе.

— Какая я тебе Чичиточка?! — прямо-таки взревела служанка.

А я улыбнулась и пошла ва-банк — потянулась магией, попутно вплетая в «щупальце» нить особенной, королевской силы. Никогда не пробовала использовать силу королевского дара на чужих подданных, это как-то неэтично. На своих, впрочем, тоже практиковалась не часто, по тем же причинам, однако сейчас передо мной стоял вопрос выживания, и мораль отошла на второй план.

Лёгкое прикосновение магией ко лбу Чичиты, и я затараторила:

— Ой, да ну что вы! Простите, если обидела! Но вы точно ошибаетесь, ночью я комнату не покидала!

Пауза. Злые морщинки на лице женщины начали разглаживаться, а я продолжила свою сбивчивую исповедь:

— Мне так страшно… Меня же забрали совершенно неожиданно, прямо из хоровода… И драконы они такие, такие…

Всё. Морщины исчезли, напряжённость ушла, а губы Чичиты дрогнули в сочувственной улыбке.

— Правда испугалась? — спросила женщина, и я поспешно кивнула. — Бедненькая… Но знаешь, они же совсем нестрашные. То есть страшные поначалу, но когда узнаешь их поближе…

Я поперхнулась воздухом. Узнавать ближе не хотелось. Вообще.

А служанка забыла про неприязнь и, отставив поднос прямо на пол, всплеснула руками — точь-в-точь наша старостиха.

— Они хорошие, — доверительно продолжила Чичита, присаживаясь на кровать. — Если не злить, так вообще… Только господин Теймиз обычно сердит, но и к такому можно привыкнуть. Главное не попадать под горячую руку.

Я всё-таки не выдержала и победно оскалилась. Ведь правда сомневалась, что получится, а тут такой быстрый и яркий эффект.

— Господин Криштош вообще ещё птенец по драконьим меркам. Он так переживал из-за дня Первого полёта… Нет, виду-то не подавал, он-то мнит себя мужчиной…

Я торопливо кивнула и задала неожиданный, причём прежде всего для себя, вопрос:

— А Владыка?

— Что Владыка? Он уж точно не птенец. Настоящий дракон, и ещё какой!

— А женатый? — этот вопрос тоже был неожиданным и незапланированным!

Чичита истолковала интерес по-своему, и…

— Понравился? — спросила она проникновенно.

Кажется, у меня порозовели щёки.

— Ох, ну конечно понравился. Как не понравиться? Такой эмнзе… экмзе…

— Экземпляр? — подсказала я.

— Угу! — Чичита кивнула, и добавила с самым умным видом: — Экнземплярище!

Щёки почему-то покраснели гуще…

— Не женат, — вырывая из странного водоворота чувств, заявила служанка. — У них же всё не как у людей. Но ждём. Уж пора бы ему остепениться и дракончиками обзавестись. Ой, хорошенькие у него дракончики получатся!

Женщина мечтательно закатила глаза, и эта её симпатия к будущему потомству Владыки точно была искренней. А я печально вздохнула — ну вот, кажется неподтверждённая информация подтверждается. Жаль. Нет, вправду жаль!

— Эх, хорошие будут дракончики, — повторила Чичита. — Но и сам-то, сам… Есть на что полюбоваться!

Сразу вспомнились синие глаза, разворот плеч и образ в целом. Увы, да. Действительно хорош.

Я согласно кивнула, а служанка вдруг подскочила и воскликнула:

— Ой, что же мы сидим? Нужно ведь готовиться к пиру!

Недоумённый взгляд в окно, за которым во всю светило солнце, и я уточнила:

— А разве он не вечером?

— Нет, конечно! — заявила женщина. — Столы уже накрыты! Половина гостей уже собралась!

Не сказать, что эта новость расстроила, но и особой радости я не испытала. Чичита же окинула меня придирчивым взглядом и сказала строго:

— Сейчас найдём для тебя другое платье, поприличнее. Переоденем, вымоем, причешем, и…

— Ой, не надо! — нервно подскочила я.

Переодеваться не хотелось по многим причинам, и спрятанный на теле отчёт в их числе. Но главное — не хотелось выделяться.

— Почему? — удивилась служанка. — Стесняешься?

Я отчаянно замотала головой, выражая свою позицию.

— Нет. Просто в своём удобнее. К тому же мне потом возвращаться домой и, если вернусь в другом платье, деревенские не поймут.

Служанка задумалась, с неохотой согласилась и снова окинула придирчивым взглядом.

— Но голову всё-таки помой, — распорядилась она. — Сейчас принесу шампунь.

С этими словами Чичита встала, взяла с пола поднос и удалилась, чтобы вернуться практически сразу. Она принесла обещанный флакон с шампунем, мыльный камень и некий непонятного вида кристалл.

— Мыльным камнем постираешь платье, — начала объяснять Чичита. — А этим кристаллом высушишь. Он сушит очень быстро, а заодно и разглаживает. Ну и для головы, — она кивнула на флакончик.

— Благодарю, — выдохнула я оптимистично. — Кстати, а меня Линой зовут.

— Очень приятно, — просияла служанка и тут же уточнила: — Сама справишься?

Я заверила что да.

После этого представительницу малой народности пришлось практически выталкивать из комнаты. Она, видите ли, усомнилась в моей самостоятельности и воспылала желанием помочь всем заверениям вопреки.

В другой ситуации я бы, наверное, согласилась, но тут… Я правда хотела привести себя в порядок, и шампунь был очень кстати, потому что мытьё головы при помощи магии штука крайне неприятная. В том же, что касается остального, пользоваться мыльным камнем я не планировала — зачем, если моих магических навыков вполне достаточно, чтобы придать наряду приличный вид?

Кое-как, уже почти срываясь на ругательства, я от Чичиты избавилась. Потом вошла в ванную и с большим скепсисом заглянула за занавеску, скрывавшую нечто, отдалённо напоминающее душ.

Эту конструкцию я обнаружила ещё при первом посещении уборной, но значения не придала, слишком занятая другими проблемами, а теперь пришлось присмотреться. С точки зрения деревни это была роскошь, но для принцессы… Уф!

Лейка под потолком, дырка в полу для слива, два крана, торчащие прямо из стены, и шторка, отделяющая от раковины, вплотную притиснутой к унитазу. На этом, собственно, всё — и мне предстояло рискнуть.

Решилась я не сразу, но желание освежиться оказалось сильнее. Я сбросила платье, подхватила пузырёк с шампунем и шагнула за шторку. Покрутила первый кран, второй, и… ничего ужасного не произошло.

Из лейки потекла вода приятной температуры, и я принялась мыться. Старалась делать это быстро, и точно побила рекорд среди принцесс. Буквально полчаса, а я уже стою перед раковиной, над которой висит единственное зеркало, и плету косы. Сначала заморачиваться не собиралась, но потом вспомнила, что мероприятие торжественное. Пир как-никак!

В общем, пришлось соорудить целую причёску, и уже после этого я занялась платьем. Применила нужные заклинания, ничуть не переживая о том, что магию могут засечь — бытовая магия настолько слаба, что её и не отследить.

Тут подумалось ещё и о Чичите, точнее о моём на неё воздействии. Да, ментальная магия сложнее, и заметить её проще, только для этого нужно знать что и где искать.

Само воздействие тоже было слабеньким, да ещё с применением королевского дара, который и вовсе не отслеживается.

То есть всё нормально. Даже хорошо!

Едва платье приобрело вид чистого и выглаженного изделия, я оделась и опять уставилась в зеркало. На краю раковины лежал тот самый кристалл, и теперь я решилась рискнуть.

Намочив край вышитого передника — непременного атрибута парадного деревенского костюма, — я смяла ткань, а потом взяла кристалл и поднесла почти вплотную. В глубине кристалла сразу что-то вспыхнуло, а от ткани пошёл пар.

Это напоминало обычную магическую сушку, а результат разглаживания оказался получше, чем после заклинаний. Но главное в другом — у нас в Вектарии подобных штучек не было, а раз так…

Мой взгляд воровато зашарил по пространству, а руки буквально зачесались от недостойного воспитанной леди желания. Очень недостойного и в моральном плане проигрышного! Ведь сейчас я хорошая, а драконы — плохие, но если пойду на эту кражу, на этот по факту промышленный шпионаж, то…

Додумать и решить я не смогла — точнее не успела.

— Лина? — донёсся снаружи голос Чичиты. — Ты уже готова?

Раньше чем ответила, служанка бесцеремонно толкнула дверь.

— Ну вот и прекрасно! — взглянув на меня, резюмировала Чичита.

После этого кристалл ловко выдернули из моих пальцев и спрятали в карман собственного передника. Не скажу, что это решило моральную дилемму, ведь я могла воспользоваться ментальной магией и забрать кристалл обратно, но… Ладно, вопросы шпионажа пока отложим. Лучше сосредоточиться на основной миссии, она в любом случае важней.

— Ох, Лина, — порывисто вздохнула Чичита. — А ты, как оказалось, красавица!

Я поперхнулась. Что значит «оказалось»? Я ведь и до этого выглядела вполне достойно. Уж кем, а чучелом точно не была!

— Нет, ну как есть красавица, — продолжила умиляться женщина. — Прямо принцесса.

Я поперхнулась снова и поймала в зеркале свой перепуганный взгляд. Присмотрелась и облегчённо выдохнула — служанка преувеличивала, принцессой тут и не пахло, обычная человеческая девушка.

— Одна беда, — Чичита грустно шмыгнула носом. — Худовата.

М-да, у них с Теймизом один фетиш на двоих? Или тут все на толстушках помешаны?

Я даже собралась спросить, только снова не успела.

— Ну что там? Долго ещё? — послышалось недовольное бурчание.

Оказалось, новоявленная союзница явилась не одна, а в компании Криштоша. Похититель ждал, чтобы сопроводить свой трофей на пир.

По случаю торжества юный дракон надел более нарядный, ярко-зелёный камзол и сделал праздничную причёску. Он зализал волосы назад, не забыв оставить посередине головы ровный пробор.

И если камзол я ещё могла понять, то увидав укладку едва не хихикнула — Криштош превратился в этакого ученика провинциальной школы. Причём сразу в занудного отличника!

В общем, не удивительно, что я развеселилась, а парень заметил и глянул с презрением. Тут же развернулся и шагнул к двери, прошипев на ходу:

— Следуй за мной!

Я последовала. А глядя на его не внушающую трепета спину, поймала себя на опасной мысли… Подумалось — если с Чичитой всё оказалось настолько просто, то вдруг и дракона смогу немного зачаровать?

Окажись рядом кто-нибудь умный, он бы пришёл в ужас, а я бы согласилась — идея была убийственной! В смысле убьют если поймают. Но заполучить в союзники одного из крылатых слишком заманчиво. Ведь в случае успеха можно махом решить все проблемы — и память при себе оставить и спокойненько уйти домой.

Не удивительно, что у меня и глаза загорелись, и руки зачесались, и всё вместе. Однако, протягивая магическую щупальцу к Криштошу, я всё равно мандражировала, а потом…

А ничего.

Моя щупальца (если по-научному, то жгут) напоролась на нечто абсолютно непроницаемое, и я отступила. Затаилась, однако сам дракон даже не вздрогнул, что стало поводом облегчённо вздохнуть. Не заметил, хотя с его щитом моя магия всё же проконтактировала.

И какой из этого вывод? Правильно! Порадоваться, что обошлось и больше не рисковать!

Остаток прогулки был посвящён… ну, собственно, перемещению по замку. Криштош шагал, я семенила следом, а откуда-то снизу доносились весёлые голоса.

Когда мы спустились на первый этаж, голоса стали громче, а потом мы оказались в просторном зале, заставленном столами, и я немного скисла. Драконов тут была тьма-тьмущая и состояла эта внушительная компания исключительно из мужчин.

Взгляд сразу выхватил высокое и пока пустое кресло во главе самого дальнего стола, а потом стайку девиц, дрожавших за тем из столов, что наоборот находился ближе.

— О, Криштош! — воскликнул кто-то.

Пауза, потом вдалеке заржали. Угу, именно так. Назвать те звуки смехом я бы при всём желании не смогла.

Мой похититель сначала смутился, а взглянув на меня, резко надул щёки. Он жестом указал на стол, за которым сидели девушки, и я подчинилась — покорно примостилась на самом краю длинной скамьи.

В первый момент ничего особенного не заметила, а когда попыталась подвинуться, чтобы сесть удобнее, перевела недоумённый взгляд на девиц и сообразила… Про объёмы тела — это не только к Теймизу с Чичитой. На объёмах тут помешаны вообще все!

Девы, которых, если не считать меня, оказалось ровно дюжина, поголовно отличались розовощёкой упитанностью. Собственно, будь я немного потолще, вообще бы на скамейку не поместилась — балансировала бы сейчас на одной половинке и всё.

На фоне вот таких фигур, трофей представителя клана Изумрудных в самом деле выглядел бледно. А ещё в голове вспыхнуло слово «грузоподъёмность», и я уставилась уже на Криштоша, который стремительно шагал прочь — точнее, к своему месту за столом, где сидели разномастные юноши.

Потом взгляд сам отыскал Теймиза, и… я искренне хозяину замка посочувствовала. Опростоволосился его отпрыск, иначе и не скажешь. Ему бы не меня, а какую-нибудь Злату или Мику с того луга украсть!

Вот у кого, как говорят в наших краях, ж…опыта больше. Гораздо больше! Прямо вообще не сравниться со мной!

Но что сделано, то сделано. Будет расхлёбывать последствия.

Придя к этому выводу, я улыбнулась, а в следующий миг…

Глава 6

С появлением в зале Владыки атмосфера изменилась. Светильники запылали ярче, ароматы стали как будто насыщенней, а присутствующие забыли о посторонних разговорах и повскакивали со своих мест.

Ощущение торжественности наполнило каждый уголок пространства, словно подстраиваясь под Дарнаэша из клана Огненных, который выглядел, мягко говоря, великолепно. Благосклонно кивнув подданным, Владыка добрался до выделенного ему места, тут же подхватил бокал и начал произносить речь.

Говорил главный дракон о важности праздника и совершеннолетия в целом. Мол, это только начало, первый значительный шаг на пути к взрослению, новые перспективы, время открытий и перемен.

Упоминал необходимость учиться, в том числе овладевать навыками сложного полёта, не забывая при этом о более «приземлённом» — науках и наставниках.

В общем, ничего особенного. Обычная нравоучительная речь.

Но драконы отнеслись восторженно, сразу принялись чокаться кубками. Потом все снова уселись и в дружном порыве потянулись к еде.

Владыка тоже сел, и с моего места он виделся вполне отчётливо. И широкие плечи, и правильные черты лица, и синие глаза, и… да, тот самый бриллиант на шее.

Я задержалась на медальоне на несколько секунд, вздохнула и отвернулась. На самого Владыку тоже посмотрела — полюбовалась и отвернулась опять, чтобы уделить внимание более важным вещам. В частности, нашему столу.

Когда Владыка произносил свою речь, мы с девушками не вставали. Я осталась сидеть просто потому что принцесса, а про остальных даже не подумала, зато теперь причина «неуважения» предстала во всей своей пугающей ясности.

Трофеи пребывали в шоке! Смотрели на пирующих дикими глазами и боялась не то что встать, а даже пошевелиться. Приглядевшись к одежде и вышивкам, я обнаружила, что жительниц Вектарии двое — не считая меня, разумеется.

А всего нас получилось тринадцать, и это проясняло масштабы драконьего воровства.

Хищная улыбка, и я поспешила взять ситуацию в свои руки!

— Девочки, может быть соку? — спросила у товарок по несчастью, ловко перегибаясь через стол.

Девы вздрогнули и не ответили. Пришлось взять кувшин и лично наполнить ближайшие стаканы. Дальше я не дотягивалась, а вставать не хотелось. В итоге рявкнула на ту, что как раз повернулась ко мне:

— А ну наливай!

Девушка опять-таки вздрогнула, но подчинилась. Руки у похищенной дрожали, однако сок она не пролила.

Потом мы выпили — причём не чокаясь, что было в какой-то степени символично, — и я спросила, обращаясь ко всем:

— Голодные?

Девы глянули затравленно. Была вероятность, что их, как и меня, закармливали, поэтому приказывать я не стала, ограничилась пожеланием:

— Если голодные, то ешьте.

Группа драконьих трофеев сразу потянулась к сладким булкам, которыми был завален наш стол, а я…

Только сейчас обратила внимание на то, чем кормят похищенных, и перевела взгляд на столы, за которыми сидели драконы. Вывод? Они ужасные хозяева! Просто пока нас потчевали мучным, перед ящерами было вообще всё.

И мясо, включая запечённых поросят, и дичь, включая фаршированных куропаток, и рыба, и салаты, и икра — кстати, последняя в поразительных количествах. Тазиками!

Добавить сюда вино, в то время как нам предлагали только ягодный сок, и… в общем, я снова отвернулась. Понимаю, что они высшая раса, но быть такими — просто фу.

Честно съеденный мною пирожок, попытка расслабиться, и тут опять начались разговоры. Драконы говорили о своём, и я даже не пыталась прислушиваться — собиралась тихонько отсидеть положенное время, а когда отправят обратно в комнату, дописать отчёт, внести в него этот пир.

Но с какого-то момента не прислушиваться стало невозможно, потому что тема свернула к похищениям. «Старички» принялись вспоминать своё прошлое, а юнцы в лице Криштоша и его товарищей гордо вещали о последних событиях — то есть о том, как похищали непосредственно нас.

— Моя так визжала, — заявил парень в ярко-синем камзоле, — что у меня чуть ушные перепонки не лопнули. И это в первой-то ипостаси!

— А моя дрыгалась, — с хохотом вставил другой. — Клянусь, чуть не уронил!

— А я свою ронял, — притворно погрустнел третий, а девица, сидевшая рядом со мной, нервно подпрыгнула. — До последнего не верилось, что успею подхватить, но мастерство знаете ли… Не зря пять лет отрабатывал приёмы пикирования!

Лично мне стало нехорошо, а моя соседка вообще позеленела.

— Да что там уронить! — вмешался некто постарше, точно не из нынешнего вылета. — Вот когда я…

«Дебютанты» сидели далеко, но слышимость была отличная. Реплики других я тоже улавливала, и чем дальше, тем крепче сжимались мои кулаки.

Это что за издевательство? Что за насмехательство? Что за вопиющее хамство?!

Моё негодование крепло с каждой секундой, и я сама не заметила, как принялась сверлить взглядом того, кто больше других ответственен за творящийся ужас.

Угу, взгляд вонзился в Дарнаэша — Владыка сидел ещё дальше, и разговоров за их столом я слышать не могла, но выглядел этот, с позволения сказать экземплярище, очень довольным. Слишком! Настолько, что… вот просто взять его за цепь от медальона, и головой в салат!

Конечно следовало остыть, но не вышло. То есть я попыталась, но мой взгляд почувствовали и перехватили раньше, чем успела его отвести.

Владыка замер, и тут мне полагалось всё же потупиться, ведь он как бы правитель, а я — простой трофей, но… видимо семейное упрямство взыграло. Я продолжила испепелять главного дракона взглядом, ну а он…

Он, понятное дело, отвернуться не мог тем более — не тот статус. Вот и вытаращился, то ли недоумевая, то ли пытаясь подавить. А когда я не подавилась, надменно заломил бровь — мол, что такое? Почему ты, жалкая человечка, так дерзко на меня смотришь?

Последний шанс отступить, но тут вспомнилось, что речь, кроме прочего, о подданных нашего королевства, и мои глаза гневно сощурились. Сами собой!

Владыка поднял руку, зал моментально затопила тишина. В этой самой тишине вопрос главного дракона прозвучал более чем отчётливо:

— Наша гостья чем-то недовольна?

Я аж подпрыгнула!

— Гостья? Вообще-то я пленница!

Дарнаэш мимолётно поморщился и оставил реплику без внимания. Сидел, смотрел и по-прежнему ждал ответа. В общем, пришлось объяснить:

— Всем недовольна, — буркнула я. — Поведение ваших подданных недопустимо. Что вы вообще себе позволяете? Похитили нас, а теперь ещё и насмехаетесь. Как будто…

— Как будто что? — вкрадчиво уточнил дракон.

— Ничего! Но я… то есть мы, требуем это прекратить!

Мой голос прозвенел и затих, вопль потерялся где-то под сводами торжественного зала. Вся внушительная толпа мужчин уставилась так, словно у меня рога выросли, причём витые и украшенные хрустальными колокольчиками.

Я даже чуточку растерялась от такого внимания, но быстро вернулась в боевую стойку.

— Это неприемлемо, — повторила уже спокойнее. — И вы, будучи Владыкой, обязаны принять меры. Покончить с этим беспределом раз и навсегда!

Я не сбилась, но запнулась, заметив Теймиза, который аж посерел от переизбытка эмоций. Впрочем, реакция хозяина замка была понятна, но я не собиралась его жалеть.

— Вы же нас… — продолжила, обращаясь к Владыке и сбавляя обороты, подпуская в голос слёз. — Вы же нам жизни сломали! Как же мы теперь-то, после вас-то? А другие? А следующие? Которых похитят после нас?

Дарнаэш нахмурился, явно не понимая.

— Сломали? — переспросил он. — Каким это образом?

— Похищением, конечно! — всё, я окончательно взяла себя в руки и превратилась из разгневанной фурии в страдалицу. — Мы же теперь… Ах, с нами-то уже всё понятно и не исправить, но следующие-то, следующие… — я искренне всхлипнула.

Уже собралась надавить на жалость как следует, но Владыка оказался не так прост.

— Стоп, — холодно и даже бесчувственно сказал он.

Короткая пауза и раздражённое:

— В чём конкретно претензия? Что произошло?

Конкретнее? Ну, это я могу.

— Нас похитили, — повторила, громко шмыгнув носом. — Забрали против воли, унесли непойми куда, и…

— Это мне известно, — перебил Дарнаэш. — Я спрашиваю в чём проблема?

Новый взгляд на Владыку, и логичное «издеваетесь?» осталось невысказанным. Просто этот синеглазый красавец действительно не понимал.

Я открыла рот и закрыла — лично мне объяснять элементарное всегда было дико сложно. Да и что сказать, если всё и без слов очевидно?

В итоге я начала с прописных истин:

— Воровать — плохо. Так поступать нельзя.

— Но мы же не насовсем, — неожиданно парировал Дарнаэш. — Кстати, это, если вдуматься, даже не воровство, а только аренда.

— Какая ещё аренда? — возмутилась я. — Мы живые и разумные! Нас в аренду нельзя! Мы же не сарай какой-нибудь! Не корова!

Сказала и поняла, что слова уходят в пустоту, такие доводы тут просто не слышат. Пришлось отодвинуть логику и перейти к чистым эмоциям:

— А её вообще в полёте уронили! — ткнув пальцем в соседку, воскликнула я.

Ябедничала и взывала к милосердию. Ведь уронить — это уж точно из ряда вон! Однозначная катастрофа!

Владыка замер. Потом посмотрел на одного из приближённых. Тот кивнул на немолодого мужчину в сером камзоле, а мужчина, в свою очередь, указал на парня, который сидел за столом «для именинников».

Все эти переглядывания закончились робким кивком парня — того самого, что хвастался падением своего трофея. И я уже приободрилась, готовая к правосудию, но…

— Ну и что? — просто ответил Дарнаэш. — Бывает. Она жива и здорова, руки-ноги целы. А когда покинет территорию драконов, то и помнить уже не будет. Так что даже моральной травмы не останется.

Всё. Я не выдержала и взвилась на ноги. Он вообще понимает, что несёт?

— Да она же… Да это же…

— Ничего страшного, — повторил Владыка ровно.

Желание завизжать я в себе подавила. Сделав глубокий вдох, вытащила из рукава последнюю, призванную разжалобить ящеров карту:

— Нас же и замуж теперь никто не возьмёт!

— А это ещё почему? — Дарнаэш скептично сложил руки на груди.

Я всхлипнула, а главный дракон добавил:

— Вы девственницы, и вернётесь домой девственницами. Так в чём проблема? Что ещё нужно для замужества?

Тут можно было поспорить — присочинить что-нибудь, приукрасить, выдумать особый мотив. Только времени на сочинительство не было, поэтому сказала чистую правду:

— Не знаю как у других, — кивок на черноглазых тейнариек, рыжеволосую уйманку и румяную представительницу вольного герцогства Кетш, — но у нас, в Вектарии, замуж после вот таких похищений брать действительно не хотят.

— Конкретнее, — подтолкнул дракон.

Я немного смутилась, вопрос-то интимный, но быстро собралась и принялась пересказывать то, что узнала от деревенских. Заодно вспомнила, что неплохо бы соответствовать образу и принялась «окать».

«Окала» качественно, а излагала эмоционально и образно! Так, что у самой перед глазами возникла печальная картина — как лишаюсь невинности с Биориком Кривоногим, а вокруг стоят все старшие женщины из приютившей меня деревни и комментируют девственна я или всё-таки нет.

И так грустно сразу стало, так жалко себя-любимую, что аж слеза покатилась… Пусть одна, зато крупная.

Этот момент был кульминацией! Тут каждый мог проникнуться и посочувствовать, но Дарнаэш из клана Огненных…

В общем, Владыка не посочувствовал. Он заржал!

Миг, и… вслед за главным развеселились остальные. Хохот поднялся такой, что стены замка дрогнули, а из всех щелей повылазили слуги — удивлённые и не понимающие.

То есть вот так, да? Я тут об истинной трагедии, причём со всей душой, а они… а он… Да чтоб у него хвост отвалился! И чешуя!

— Это очень… бгг… печально, — когда гогот стих, произнёс Дарнаэш. — Только в чём всё-таки претензия? Ведь получается вам не возмущаться, а благодарить надо.

— Благодарить? — я была ужасно зла, но опешила от такой наглости. — И за что?

Владыка развёл руками.

— Так выходит, что на похищенных женятся только самые смелые и отчаянные. За мужчиной, который готов ради женщины на такое испытание, как за каменной стеной.

У меня снова кулаки сжались. А ещё возникло желание схватить вилку и метнуть, да так, чтобы прямо Владыке в лоб. Жаль, именно метанию вилок меня не учили.

В итоге, после нового глубокого вздоха, я перешла от эмоций обратно к дипломатии:

— Как вижу, вам нашего горя не понять, — сказала понуро. — Но это всё равно не повод. Мы страдаем, слышите? И просим, нет, умоляем, раз и навсегда прекратить это воровство!

Мой голос прозвучал жалобно, но твёрдо, только одной печальной девицы тут точно было мало.

— Кивайте! — повернувшись к подругам по несчастью, прошипела я.

Девы дружно вздрогнули и… отодвинулись. Причём сделали это так рьяно, что последняя с грохотом упала с общей скамьи.

— Вот курицы! — не сдержавшись, прокомментировала я.

Теперь дюжина деревенских уставилась как на прокажённую. Показалось, они вот-вот начнут тыкать пальцами и кричать «ведьма»! И требовать, чтобы драконы сожгли меня на костре…

От такого отношения стало обидно, но… Ладно. Что с них взять?

— Мы просим, чтобы вы… — снова приосанилась я.

— Достаточно, — перебил Владыка. — Я всё понял.

Пусть тон его голоса исполнения моих желаний не предвещал, я всё же уточнила:

— И?

— И… — нагло передразнил главный дракон, — ты явно в меньшинстве. — Кивок на стайку девиц и продолжение: — Их всё устраивает, а значит претензии преувеличены.

Я буквально захлебнулась возмущением и снова зыркнула на похищенных дев, в надежде сподвигнуть их на адекватную реакцию. А что в ответ? Ну точно курицы! Они снова подвинулись, спихнув со скамейки ещё одну.

На сей раз грохота не было, зато рядом появился слуга с двумя стульями. Он усадил упавших девиц, ну а я…

— Я не в меньшинстве! Они просто напуганы!

— Они, значит, напуганы, а ты — смелая? — хмыкнул Дарнаэш.

Вот как бы да. И пусть меня сейчас пытались смутить, но я не поддалась — выпятила грудь, и уже открыла рот, но…

— Достаточно, — повторил Владыка холодно. — Ничего ужасного не происходит. И я уже, кажется, объяснял, причём именно тебе: воровство девственниц — это традиция, а традиции священны. Мы воровали, воруем и воровать будем. — И опять-таки повторил: — Традиция! На этом всё.

Угу, всё. Тема была закрыта, Дарнаэш отвернулся, а я всё равно не сдержалась.

— Рассуждаете совсем как мой… — хотела сказать папа, но, вспомнив о продолжительности жизни драконов, скорректировала: — Дедушка.

Ох, зря. Сравнение с дедушкой Владыку точно не обрадовало. Он зыркнул так, что аж жутко стало. Впрочем, за страхом пришла обида — а что такого? Мой дедушка, между прочим, очень умный и уважаемый человек!

Несколько лет назад он отрёкся от трона в пользу сына, и сейчас занимается философией и точными науками. И в сравнении с моим папой он не такой уж ретроград, хотя традиции действительно чтит.

— Я надеюсь, это было последнее откровение? — произнёс Владыка драконов. А в воздухе аж снежинки закружились.

Пришлось кивнуть и сесть обратно на лавку. В этот миг девицы, чьи интересы я отстаивала, отшатнулись снова, и на пол рухнула уже третья, только я внимания не обратила.

Стало очень грустно. Слишком! Ящеры ведь не правы. Нарушают границы человеческих королевств, совершают там противоправные действия. Потом пугают до колик, роняют в полёте, смеются над нами на пиру, и…

— На нашем столе даже вина нет, — буркнула я.

Сказала просто потому что вырвалось, но в абсолютной тишине, наполнявшей зал, прозвучало внятно и громко. Это обвинение в драконьей бескультурности было справедливым, но я всё равно перепугано втянула голову в плечи — ведь не собиралась говорить.

Но Владыка услышал, и… вопросительно уставился на хозяина замка. Тот из серого стал фиолетовым, зыркнул на меня как на преступницу, потом объяснил своему правителю:

— Так говорят, что люди от вина дуреют. Буйными становятся, песни поют.

Новая зловещая пауза, а за ней распоряжение:

— Налейте!

Мне вина и раньше не хотелось, а в этот миг расхотелось окончательно. Только выдавить из себя протест я не сумела, инстинкт самосохранения не дал.

И всё бы хорошо, но к нашему столу действительно подбежали слуги, притащили кувшины и кубки. Кубки эти тут же наполнили, и…

— Пей, — приказал Владыка. Смотрел при этом исключительно на меня.

Вот как тут не подчиниться? То есть рискнуть-то можно, но где та высокая цель, ради которой такие жертвы?

Второй вопрос: а как тут не подавиться? Объективно — не подавиться было в сто раз сложнее, но мысль о спрятанном в декольте отчёте меня спасла.

Угу. Просто представилось как давлюсь, заливая всю грудь вином, а вино размывает чернила, и проблема моментально решилась. Ну уж нет, без отчёта я отсюда не выйду! Я вам ещё покажу!

Остаток пира прошёл спокойно, даже умиротворённо. Драконы, как и раньше, ели-пили-смеялись, мы с похищенными девами… тоже ели, и тоже пили, причём девушки, в отличие от меня, налегали именно на вино.

В какой-то момент прогноз Теймиза оправдался, «трофеи» запели. Затянули заунывное и общее для всех человеческих королевств — «Ой цветёт репейник в поле у ручья…»

Я слова тоже знала, то есть могла подпеть, но решила поберечь силы. А когда кошмар-таки закончился, и меня буквально под конвоем проводили в комнату, вытащила припрятанную чернильницу, взяла оставшиеся листы бумаги и принялась писать.

Писать и ещё раз писать!

Глава 7

Из страны снов меня выдернул знакомый женский голос — Чичита.

— Ли-и-ина… — звала грузная служанка. — Ли-ина, пора вставать.

Я резко распахнула глаза, напряглась, но, увидав дружелюбную улыбку, облегчённо выдохнула.

— Пора, — повторила Чичита мягко. — Собирайся.

Собираться? А…

Впрочем, нет, задавать вопросы я не стала. Отбросив одеяло, вынырнула из постели. Скользнула взглядом по напрочь измятому платью и отправилась в уборную, удовлетворить потребность номер один.

Потом было умывание и грустное разглядывание собственной физиономии — она выглядела столь же помятой, как и платье. Хотя чему тут удивляться? Спала-то я всего пару часов.

Зато в глубинах декольте теперь пряталась целая повесть! Заверить свою писанину кровью я тоже успела, и проколотый палец, кстати, до сих пор болел.

Посочувствовав травмированному элементу тела, я выпрямила спину и вернулась в комнату, чтобы сразу напороться на Криштоша.

Юный дракон, в отличие от меня, был до неприятного бодр.

— Э… — сказала я.

В ответ поймала волну презрения.

Потом прозвучало хмурое:

— Следуй за мной.

Ну я и пошла.

Чичита помахала рукой в прощальном жесте, и намёк был понятен — всё, праздник закончился, пора возвращаться в деревню. Меня подобный расклад, конечно, устраивал — я послала служанке ответную улыбку и ускорила шаг.

В голове мелькнула мысль о спрятанных под кроватью писчих принадлежностях, но надеюсь Чичита не начнёт уборку немедленно? Хотя даже если так, служанка вряд ли помчится сразу рассказывать о находке, а значит, я всё-таки успею уйти.

Уже не сонная, но с немного ватной головой, я проследовала за юным драконом до знакомого зала — того самого, где стояла портальная арка. И всё было прекрасно, и даже двери открыты, но стоило войти, как мой похититель споткнулся — просто выяснилось, что мы тут не одни.

В нескольких шагах от арки стоял Владыка в компании пяти неулыбчивых драконов, а ещё Теймиз. Увидав нас, все заметно напряглись, но…

Пауза, и Теймиз раздражённо махнул сыну — мол, веди свою человечку, не задерживайся! После этого мы продолжили движение к телепортационному средству, причём Криштош ускорился, явно желая поскорее покинуть зал.

Я, понятное дело, бегом за ним, но где-то на середине пути воспитание взыграло. Я притормозила, чтобы… нет, реверанс тут был неуместен, я ж деревенская!

— Владыка! — воскликнула, обращаясь к главному. А когда повернулся, добавила: — Доброго вам утречка!

Дарнаэш застыл.

— И вам, господин Теймиз, — продолжила демонстрацию вежливости я. — И утречка! И здоровьечка! И счастливо вам тут оставаться!

Последнее, учитывая мой донос, конечно было ехидством, однако хозяин замка подвоха не уловил. Он тоже застыл, а ещё глаза выпучил, и реакция выглядела странной, но не шла ни в какое сравнение с вопросом, который задал Криштош:

— А меня как зовут? — похититель тоже притормозил и теперь стоял столь же ошарашенный.

В эту секунду я осознала нечто крайне неприятное…

Получается, я должна быть без памяти? Уже? Но мне думалось, памяти будут лишать непосредственно перед полётом, и даже мысли не возникло что…

— Мм-м… — протянула я, хлопнув ресницами и торопливо цепляя на лицо отрешённо-туповатое выражение. Стояла и вроде как пыталась вспомнить, но никак не могла.

Игра была идеальной! И даже обоснование для предыдущего «проблеска» имелось — остаточное фантомное воспоминание, которое ещё сохранилось где-то в глубинах памяти, но разумом уже не осознаётся.

Только это всё не помогло.

— Она притворяется, — безапелляционно сказал один из сопровождавших Владыку мужчин. Высокий, светловолосый и чересчур серьёзный.

— Думаешь? — уточнил Дарнаэш, хотя прозвучало так, будто главный и сам не сомневается.

— Убеждён.

Очень хотелось застонать… А ещё возникло острое желание продолжить игру в надежде продавить это недоверие ящеров. Но я слишком ясно поняла, что не справлюсь. Моя игра превратится в фарс, и лучше от этого не станет никому.

Поэтому я шумно вздохнула и жалобно улыбнулась — мол, упс, простите, не виновата.

Но меня, как выяснилось, и не винили.

— Теймиз? — позвал Дарнаэш требовательно. В этот раз хозяин замка позеленел.

Он бросил исполненный ненависти взгляд на меня и принялся торопливо объяснять:

— Владыка, я не понимаю. Мы сделали всё как полагается, всё как обычно. Начали давать зелье забвения сразу, как только она появилась. И в комнате, и на пиру…

Тут вспомнились кувшины с соком, которым меня столь активно потчевали. Кстати, а я ведь исправно этот самый сок пила!

Ещё подумалось о неприятной продуманности ящеров — ведь зелье, это не ментальное воздействие, не блок, под который, имея определённые навыки, можно всё же заглянуть. Речь шла именно о стирании с последующей, как понимаю, уже ментальной заменой воспоминаний. То есть убрать всё при помощи зелья, а потом вложить в голову образ пещеры, и вуаля.

— Что с остальными? — процедил Дарнаэш, и прозвучало угрожающе.

— Так это… — начал Теймиз. — Мы не…

— Не проверяли? — догадался Владыка.

Хозяин замка вздрогнул и заявил:

— Сейчас проверим! Остальные-то ещё здесь! Мы же никого ещё не отправляли, только… — кивок на меня, — эту. Хотели выпихнуть побыстрее, пока никого не довела.

Признание могло польстить, но ситуация была слишком нервной. Я замерла, мысленно прикидывая, чем всё это грозит, и пытаясь понять не выпирает ли из декольте отчёт.

— Сейчас, — повторил Теймиз и кивнул Криштошу. Мой похититель совался с места и вылетел из зала. Ну а мы остались…

Я, раздосадованный глава клана Изумрудных, Владыка и группа его сопровождения, состоящая из хмурых неприветливых мужчин.

Миг, и я попятилась, а Теймиз злобно прищурился и шагнул к арке, вставая между мной и порталом. Остальные продолжали изображать статуи, но смотрели исключительно на меня.

Когда тишина затянулась, один из приближённых Владыки сказал:

— А может проблема в вине? Может это оно нейтрализовало зелье?

— Вряд ли, — ответил тот белобрысый. В его гриве виднелись тончайшие фиолетовые пряди. — Теоретически возможно, но глубоко сомневаюсь, что это так.

Я поёжилась, а мир опять погрузился в молчание. Это были, пожалуй, самые долгие пять минут в моей жизни, а потом вернулся взъерошенный Криштош с сообщением:

— Проверили пятерых, все без памяти. Остальных сейчас тоже посмотрят.

Увы, этой информации хватило для вывода:

— Проблема не в вине и не в зелье, — сказал белобрысый. — Дело в ней.

Я развела руками, невинно улыбнулась. Сама не понимала почему не действует. Точнее, возникла одна версия, но не озвучивать же её при них?

Только в свите Дарнаэша нашёлся ещё один слишком умный — некто с длинным носом и чёрными как сама тьма глазами.

— Думаю, причина в том, что человечка — маг, — холодно сказал он.

Стало так неуютно, что захотелось попятиться ещё дальше. А носастый хмыкнул и продолжил:

— Дар совсем слабенький, даже по меркам людей, но он есть. И кроме него, кстати, ещё что-то. Нечто сродни нашему второму таланту, только опять-таки незначительное. Буквально капля.

На меня и раньше смотрели слишком пристально, а теперь буквально впились взглядами. Этот интерес вызвал вспышку паники, но…

— Что? — воскликнула я изумлённо. — Магия? У меня?

Драконы дружно поморщились и полностью моё удивление проигнорировали. Я вообще превратилась в этакий предмет мебели — по крайней мере, ощущала себя теперь именно так.

— Это вообще возможно? — спросил Владыка. — Имею в виду, чтобы магия у деревенской?

— Ну а почему нет? — ответил носатый. — Магический дар может проявиться у любого, независимо от сословий и места жительства.

— А то второе? — не удовлетворился Дарнаэш. — Которое похоже на талант?

Длинноносый пожал плечами, не зная, что ответить. Впрочем, моя магическая одарённость заинтересовала мало, на повестку дня встал более актуальный вопрос:

— И что делать? — это уже Криштош в разговор влез.

На юнца посмотрели опять-таки хмуро, а потом носатый с белобрысым переглянулись, и последний сказал:

— Думаю, порции концентрированного зелья будет достаточно.

Мм-м… Концентрированного? То есть до этого нам давали разбавленное?

— Криштош! — вновь окликнул сына Теймиз. — Принеси!

Мой похититель снова умчался, а я опять осталась в неприятной мужской компании. Понимала, что переговоры бессмысленны, но всё же попыталась пойти на контакт:

— Уважаемые драконы, — выдохнула я. — А может не надо?

Не ответили. Хуже того — никто даже ухом не повёл.

Но я не расстроилась, и подумав ещё немного, сделала неоднозначное и не очень выгодное для себя предложение:

— Давайте я поклянусь, что никому не скажу, и…

Реакция была аналогичной, то есть никакой. Лишь Владыка насмешливо фыркнул, выражая отношение к теме переговоров с какой-то там человечкой.

Я опять не расстроилась и вообще смирилась. В конце концов, именно к такому повороту и готовилась — потеряю память, потом меня вернут, потом найду свой заверенный кровью отчёт, и воспоминания станут, в общем-то, не нужны.

Короче, я расслабилась и к возвращению Криштоша, который приволок внушительных размеров кубок, отнеслась спокойно. Дым, валивший из кубка, тоже не смутил.

Я вообще не нервничала до той секунды, как белобрысый произнёс:

— Правда забвение может оказаться более глубоким. Не пару дней, а месяц, может даже год.

Год? Я аж подпрыгнула, а через миг и вовсе отскочила.

— Мы так не договаривались!

— Мы вообще никак не договаривались, — прошипел хозяин замка, подманивая сына и отбирая у того кубок.

Короткая пауза, и…

— Но что если и это не сработает? — спросил Дарнаэш, окидывая меня новым внимательным взглядом.

— Сработает, — сказал белобрысый уверенно. Носатый не менее убеждённо кивнул.

Я попятилась снова. Паники не было, злости в общем-то тоже. Я просто растерялась, ещё не зная, как действовать и какие аргументы приводить.

Может сказать им кто я? Или вообще припугнуть женихом? Впрочем, нет, глупости это, и тогда меня уж точно чем-нибудь опоят.

Но должна же быть хоть какая-то справедливость? Хоть какое-то сострадание?

— Я отказываюсь это пить! — взвизгнула я.

— А тебя кто-то спрашивает? — Теймиз хищно улыбнулся и сделал решительный шаг вперёд.

И всё бы ничего, и по-прежнему без паники, но я смотрела на главу клана Изумрудных слишком внимательно! Настолько, что не увидеть пригоршню брошенных в кубок магических искр просто не могла.

А искры были! И пусть мой дар действительно очень слаб, а, следовательно, и образование по части магии не очень — чему учить, если ученица ничего толком не может? — но про такое даже бездарные двоечники знают!

Если добавить к ведьмовскому или алхимическому зелью магию, то результат непредсказуем. Если же добавить много магии, то это, скорее всего, летальный исход.

Понимание, что Теймиз решил прибить, причём в тайне от Владыки и остальных, заставило подпрыгнуть ещё раз и почти до люстры. Он совсем сбрендил? Или я достала настолько, что решил действовать наверняка?

— А… а… — начала я. Хотела рассказать про искры, но пузатый дракон так клацнул зубами, что слова разбежались тараканами.

А тут ещё Владыка влез:

— Не бойся, Лина. Ничего плохого не произойдёт.

Тот факт, что главному дракону известно моё имя, удивил даже сильнее, чем искры. Настолько, что я очнулась и взвизгнула, повторяя:

— Я не буду это пить!

— Ещё как будешь, — заявил Теймиз, и вот теперь меня таки накрыла паника.

Правда владела она мною всего секунду, потому что справедливость в мире всё-таки есть!

Сначала я увидела, как пузатый внезапно споткнулся, выплеснув на пол половину зелья, а потом все остальные резко вытянулись по струнке и будто заледенели. У носатого даже рот приоткрылся, а у белобрысого дёрнулся глаз.

Изумление, посетившее драконов, было таким, что просто бери и горстями зачёрпывай, но я радоваться всё-таки не спешила. Лишь после того, как обернулась и обнаружила причину бурной реакции, позволила себе улыбнуться, и… да, немножко обнаглеть.

— Ну, приятно было познакомиться, — сказала я, хватаясь за ручку огненной двери. — Спасибо за гостеприимство!

Пауза, и…

— Замри! — рявкнул Дарнаэш.

Угу. Вот прямо взяла и замерла.

— Рада была познакомиться, — с улыбкой добавила я, открывая дверь.

— С-стой! — главный дракон вскинул руку и даже сделал шаг вперёд, только шаг этот был какой-то нервный. Словно речь о настоящей опасности.

Я улыбнулась шире — ведь знала, что мне точно ничего не грозит. А ещё возникло ощущение, что драконам, невзирая на их явное родство с теми статуями, доступ в храм заказан.

Видимо натворили что-то. Или дело в чём-то другом?

В любом случае, этот момент развеселил настолько, что я не удержалась и послала собравшимся воздушный поцелуй. После этого проскользнула в дверь и тут же услышала новый рык Владыки.

Обернулась и… немного испугалась, увидав, как Дарнаэш срывается с места. Секунда, и за Владыкой ринулись остальные, а моё ощущение недоступности храма растаяло.

То есть им можно? Тоже? А-а-а…

Времени, чтобы закрыть дверь уже не было, и я приняла единственное решение — сама рванула вперёд, в надежде найти укрытие.

— Стой, Лина! — прогремело сзади.

Я ускорилась. Промчалась мимо статуй с растущими вокруг постаментов цветами, миновала колонны. Практически влетела под главный купол, и снова вздрогнула от яростного:

— Да остановись же ты! Умрёшь!

Не хотела, но притормозила, а ещё обернулась, чтобы увидеть ввалившуюся в храм компанию во главе с синеглазым. Все выглядели ошарашенными, а Владыка был ещё и зол.

— Точно дура! — не сказал, а буквально выплюнул он. — Остановись и вернись! Немедленно!

Прозвучало искренне, но между компанией грозных драконов и укрытием я выбирала второе. К тому же существовала надежда, что храм-таки может перенести меня в какое-нибудь человеческое королевство. Вернее не так — я свято верила, что дверь откроется именно туда!

— Остановись, — повторил Дарнаэш уже спокойнее, даже глубокий вдох сделал, как бы приводя в порядок чувства и мысли.

Я кивнула и… благоразумно попятилась. Лицо Владыки застыло. Потом кулаки главного дракона сжались, и мне сообщили:

— Хорошо. Поступай как хочешь. Я предупредил.

Угу, и снова спасибо. Я сделала новый шаг назад — то есть прочь от них и поближе к постаменту с бриллиантом.

Теперь застыли все, а Владыка…

— Как интересно, — тихо произнёс он и расслабился. После чего спокойно зашагал ко мне.

Изумлённая свита, включая толстого Теймиза и всклокоченного Криштоша, присоединилась. Вот теперь снова стало страшно, причём по-настоящему. Что вообще происходит? Что за дела?

Я развернулась и помчалась к бриллианту. Уже добралась до постамента, как тишина взорвалась громкой отборной бранью, причём ругались не все драконы, а кто-то один… Я сначала не поверила, а потом обернулась и уставилась ошарашено. Ну Дарнаэш! Кто бы мог подумать, что Владыка знает такие слова?

Но слова ещё не всё, моему взгляду предстала другая, поистине невероятная картина. Вокруг центральной площадки, где располагался постамент с бриллиантом и где я сейчас стояла, вырос силовой барьер!

Силовые жгуты напоминали бивни гигантского животного, выросшие прямо из пола. Я сама очутилась в этакой костяной клетке, а там, снаружи, стояли они. Владыка шёл первым и, судя по его витиеватой исповеди, в этот самый барьер врезался.

Учитывая толщину жгутов, я прониклась невольным восхищением… Врезался и выжил? Ну он силён.

— Лина! — рявкнул Дарнаэш, когда поток брани оборвался.

Глубокий, излишне шумный вдох, и главный дракон замолчал. Стоял по ту сторону барьера и смотрел, а я… бочком-бочком и поближе к камню, который однозначно был ну очень особенным.

— Невероятно, — после долгой паузы произнёс носатый.

— Сказал бы кто, я бы не поверил, — поддержал белобрысый недоумённо.

— Храм пропустил её… — добавил третий, незнакомый и без особых примет. — Открылся для какой-то человечки!

В последних словах прозвучало возмущение, а Владыка…

— Если так, значит она не какая-то, — сурово, и по-прежнему глядя исключительно на меня, резюмировал он.

Очень неприятный вывод! И, кстати, не факт, что правильный.

— Наверное храм понял то, что так упорно отказываетесь понимать вы, — буркнула я.

Снова замерли, а я повторила уже звучавшее:

— Воровать — плохо! Воровать девственниц — ещё хуже!

— Ну да, конечно, — фыркнул Дарнаэш, хищно сверкнув глазами. Не согласился и не поверил, это было очевидно.

Остальные моей логикой тоже не прониклись, а Теймиз развернулся и отвесил Криштошу увесистый подзатыльник. И прошипел на весь храм:

— Кого ты к нам принёс?!

Глава 8

Проснулся я, как обычно, за час до рассвета. Отбросил одеяло, потянулся и поморщился, вспомнив о том, какой сегодня день.

День Первого полёта — праздник поистине важный и особенный. Молодёжь ждёт его с предвкушением, а взрослые драконы с неизменной улыбкой, ведь первый настоящий полёт был у всех.

Перелёт за хребет Каэш-Тес — кажется ничего особенного, но мы-то знаем, насколько это сложно! Зачарованные вихри, непредсказуемые воздушные потоки, бешеные искажения магического поля, ну и главное — первый, пусть и символический трофей.

Конечно традиция воровства девственниц никогда не несла особой смысловой нагрузки, и до недавних пор была вообще необязательной. То есть воровали всегда, но по желанию, и лишь три века назад этот элемент плотно вошёл в нашу жизнь.

Ну а почему нет? Ведь, с одной стороны, весело, а с другой — доказательство того, что перелёт действительно состоялся. Впрочем, есть и третий момент, но это уже так, глупости — предсказывать по облику и характеру девственниц, как сложится год.

Действительно глупость! Но многие верят, поэтому девиц стараются приносить потолще и порумянее. Чтобы жизнь была сытая и спокойная. Без потрясений так сказать.

Глубоко вздохнув, я плавно сел на постели и прислушался к ощущениям. Лично у меня предстоящий праздник радости не вызывал, он вообще отошёл на второй план. И причина заключалась не в государственных делах, которых всегда предостаточно, а в странном поведении главного артефакта.

Я перевёл взгляд на собственную грудь, потом подцепил пальцами цепочку. Сейчас Камень Силы молчал и напоминал обычный бриллиант, но ещё вчера вечером я ощущал вибрации. Камень беспокоился, и это предвещало проблемы всем нам.

Только где искать? Откуда ждать удар? Вариантов было слишком много, включая худший… Но проверить невозможно. Пока не рванёт.

Новый глубокий вдох, и я поднялся, чтобы отправиться в ванную.

Затем был завтрак в компании Тириша и Кверга — верных помощников, без которых моя жизнь была бы на порядок сложнее.

Про нетипичное поведение артефакта оба уже знали, но даже эти двое не могли пока предложить решение. А тут ещё праздник этот… Может беспокойство Камня Силы связано с кем-то из вылетающих сегодня птенцов?

Мысли, мысли… в конце завтрака я отбросил салфетку и раздражённо поднялся. Чуть позже, в кабинете, камень опять завибрировал, но лишь на миг. Он вздрогнул и тут же угомонился, а я сделал ещё несколько глубоких вдохов, призывая себя к спокойствию.

Всё. Хватит. Не важно! Откуда бы ни пришла проблема, мы её отразим!

Следующие несколько часов были посвящены работе с документами, и на этом дела закончились. Пообедав, я направился к телепортационной арке, чтобы перейти в замок клана, который давно следовало посетить.

Изумрудные. В меру независимые, в меру алчные и, опять-таки в меру, своевольные. Но я не бывал в их землях несколько лет, и это минус. Ну ничего, зато теперь наверстаю — благо проводить пир по случаю праздника выпало именно им.

Я отправлялся раньше, за сутки до торжественного мероприятия. Хотел осмотреться, оценить обстановку, побеседовать с драконами и сделать выводы. Главу Изумрудных, Теймиза, о желании погостить предупредил, и вот — арка, поворот активатора, шаг, и… это было неожиданно. Человеческая девственница. Прямо здесь.

Окинув девицу взглядом, я хмыкнул, сразу определи в ней трофей клана — если верить «гаданию», кого-то ждёт не самый удачный год.

Уж слишком тощей она была — не по моим меркам, разумеется, а вообще, в целом. Плюс, шустрой и не особо почтительной. Но самое забавное — девушка, судя по всему, собиралась сбежать.

Нет, она явно нацеливалась на телепортационную арку! То есть видела, как ту активируют и хотела повторить? Ну-ну. Только перехода ей для полного «счастья» и не хватало.

Впрочем, девица может расслабиться. От глупости я её только что спас.

Теймиз, которому я послал зов сразу как вышел из портала, увидав девицу изумлённо захлопал глазами. Не ожидал, что добыча окажется настолько прыткой? Что ж, теперь узнает, что не стоит недооценивать людей.

Хотя я тоже в какой-то момент «ошибся»… Когда девчонка начала задавать вопросы, сам того не желая вступил в диалог, ещё и про истоки традиции зачем-то сказал.

Странная реакция, совершенно мне не свойственная. Я ведь действительно не склонен к откровениям, тем более с человечками.

Видимо нервы из-за Камня Силы шалят.

А спустя сутки, когда я вошёл в большой зал, наполненный ароматами жареного мяса, вина и деликатесов, стало ясно, что «гадание» в этот раз не просто плохое, а прямо-таки паршивое.

То есть сначала всё шло нормально, но в какой-то момент я ощутил на себе посторонний взгляд.

Я — Владыка. Лицо публичное и закалённое! Я давно привык к чужим взглядам, но этот был излишне пристальным. Никто и никогда не смеет столь нагло разглядывать меня!

Конечно, я отреагировал. Повернул голову и с огромным удивлением узнал, что таращится та самая человечка. Причём смущаться, пугаться или извиняться за назойливость девица не собиралась. Более того, смотрела так, словно я ей крупно задолжал!

Естественно, я поинтересовался — спросил, в чём собственно проблема. Вот тут-то всё и вскрылось… Море дерзости. Океан глупости! Никакого почтения к тем, кому такая пигалица на один зуб.

— Это неприемлемо! — звенела человечка. — И вы… — ну то есть я, лично, — обязаны это прекратить!

Каюсь, мне обычай воровства не слишком нравился, но после этого выступления, я разглядел в традиции особую прелесть. А что? Ведь действительно отлично! Схватил, понёс, уронил в полёте пару раз…

Всё, решено, пока Владыкой являюсь именно я, никаких отмен и запретов не будет. Я даже, пожалуй, введу особое поощрение — некий особый приз для тех, чьи трофеи окажутся самыми забавными.

Но эти мысли я не озвучил, а человечка тактичность не оценила, и… дедушкой меня назвала.

Нет, учитывая продолжительность жизни я, возможно, в самом деле гожусь ей в дедушки, но момент слегка взбесил.

Я — дракон! Высшее существо! А она… Нашла с кем сравнить.

— Надеюсь, это было последнее откровение? — спросил, тщательно скрывая раздражение.

Любая другая уже бы поняла, но эта оказалась прямо-таки непробиваемой.

Выяснилось, что не последнее. Обнаружилось, что этой деревенщине не хватает на столе вина!

Чуть позже, когда «гостьи» удалились, спев предварительно нечто заунывно-завывательное, я не выдержал. Подозвал Криштоша и поинтересовался:

— Где ты её взял?

Птенец из клана Изумрудных замялся, смутился, растерялся, а Теймиз рявкнул:

— Отвечай, когда Владыка спрашивает!

Пришлось парню собраться, и…

— Так там, на человеческих землях. На лугу. Они все… Там какие-то посиделки были. И я… Я лечу, а они все разбегаются. Ну и эта… Я её и схватил.

Я закатил глаза — очень содержательный рассказ, а Криштош прямо прирождённый оратор. Если так пойдёт и дальше, Теймизу придётся обзавестись новым наследником, потому что этот не сможет возглавить клан. Его речь просто не поймут.

— Да что ты мямлишь, — процедил упомянутый дракон. Слишком располневший, кстати. Сразу видно, что внимания тренировкам и питанию Теймиз почти не уделяет. — Ясно, что в человеческих! Понятно, что разбегались! Владыке нужны подробности! Что за деревня? Другие детали вашей встречи, кроме очевидных? Может она орала что? Сопротивлялась как-то по-особенному?

Криштош жалобно пожал плечами, мол подробностей нет.

— Ну хоть имя-то знаешь? — я сам не понял зачем спросил.

— Слышал, как служанка называла Линой, — прошептал Криштош.

Лина? Какое тривиальное имя. Будь я параноиком, подумал бы, что оно слишком уж обычное и поручил провести расследование. Но здравый смысл взял верх над эмоциями, даже невзирая на выпитое вино.

Я вздохнул и отпустил парня, а Теймиз начал бормотать извинения. Он весь вечер то краснел, то бледнел, а в момент непосредственного выступления Лины казалось, что взорвётся. Вот и сейчас цвет кожи стремительно менялся — от бледного к пурпурному и наоборот.

— Всё в порядке, — буркнул я. И, зная характер этого дракона, добавил: — Девчонку не трогать.

Теймиз резко запнулся.

— Не трогать, — повторил я властно. — Убийство, конечно, не критично, но всё-таки не желательно. В конце концов, она подданная почти дружественного королевства, я не хочу выслушивать ноты протеста из-за такой ерунды.

— Да кто узнает? — резонно возразил хозяин замка. — Деревня-то на краю мира. Там ни дорог, ни…

— Теймиз, ты заразился глупостью от этой человечки? Хочешь пообсуждать мои приказы?

— Простите, Владыка! — толстяк торопливо склонил голову. — Я ни в коем случае…

— Вот и славно, — процедил я, подхватывая кубок.

— Мы не тронем, — добавил Теймиз, а Кверг, привычно сидевший по правую руку, тряхнул белыми волосами и, хлопнув меня по спине, произнёс тихо:

— Дарнаэш, остынь.

Остыть-то я остыл, но…

Эту ночь, как и прошлую, я провёл в замке Изумрудных. Мог воспользоваться порталом, но потом подумал — а зачем? Куда мне спешить?

Ну а утром… Скажем так, я не стремился к этой встрече, но она была неслучайна. То есть вроде и совпадение, но в телепортационном зале я задержался намеренно. И опять-таки намеренно принялся обсуждать с Теймизом один в общем-то бессмысленный вопрос.

Я не сомневался, что Изумрудные постараются избавиться от скандальной человечки как можно скорей, и не ошибся. Солнце только-только выкатилось из-за горизонта, а её уже вели.

И вроде ничего необычного, но возникло странное предчувствие, а потом человечка остановилась и воскликнула:

— Владыка! Доброго вам утречка!

Я замер. Она помнила? И это невзирая на зелье забвения, которое действует мягко, но наверняка?

Общая оторопь, а Лина вдруг осознала ошибку и попыталась исправиться. Но уж кого, а Кверга точно не проведёшь!

— Она притворяется, — заявил советник.

Тириш оказался не менее внимателен, именно он проверил то, что другим проверять и в голову не приходило. Взглянул на глубинные слои ауры, чтобы обнаружить — перед нами не просто деревенская девственница, а очень-очень слабенький, но маг.

Может поэтому она такая странная? На драконов сила действует благотворно, а люди, наделённые магией, всегда немного ку-ку.

Недолгое обдумывание, решение, и вот уже Теймиз протягивает Лине кубок. И опять — всё вроде неплохо, но тут Кверга пробило на признание… Мол, не пара дней из памяти сотрётся, а возможно год.

Зачем спрашивается сказал? Впрочем, ответ очевиден — советник не ожидал сопротивления. Да и что это хрупкое создание может противопоставить нам?

Но Лина заартачилась. Я попытался заверить, что ничего плохого не случится, но девица не поверила.

— Я не буду это пить! — взвизгнула она.

А потом произошло поистине невозможное — за спиной у человечки появился Проводник и плавно принял очертания двери. Ещё секунда, и дверь стала полностью материальной. Я чуть не выругался. На помощь девчонке пришёл храм?

Это было опасно. Слишком! Причём не для нас, а для самой Лины. Просто наши храмы не предназначены для людей. В храмах, кроме прочего, обитают особые сущности, которые могут напасть, и атака которых смертельна для столь хлипких существ.

Но девственница этого, понятное дело, не знала. Увидав дверь, она обрадовалась, и… это выглядело так, будто Лина видит дверь не впервые.

«Гостья» расцвела и резво взялась за ручку. Попытка остановить успехом не увенчалась, и хотя спасение людей не моя стезя, но пришлось действовать.

— Стой, Лина! — рыкнул я и помчался за ней.

Остальные рванули следом, а когда мы очутились внутри, голова пошла кругом. Просто стало ясно, какой из храмов решил то ли уничтожить дерзкую человечку, то ли наоборот ей помочь.

Запретный.

Запретный!!! Что б её…

Храм, который не открывает двери никогда и не перед кем! Я сам бывал в этом храме лишь дважды, и пробраться в него было, мягко говоря, сложно. Слишком сложно! Невыносимо! А тут…

Я остановился, и меня едва не снесло потоком силы. За спиной кто-то охнул, не мне одному прилетел этот «привет».

Единственной, кто не заметил концентрации первородной энергии была сама Лина, которая мчалась вперёд без оглядки. Бежала к сердцу храма, где ждала в лучшем случае мучительная смерть.

Это было странно. Будь у меня возможность подумать, я бы взял паузу, привыкая к потокам энергии и пытаясь вступить в диалог с застывшими хранителями, но… Глядя на то, как спокойно человечка проходит один круг защиты за другим, я рискнул. О чём думали остальные — не знаю, но они поспешили за мной.

В прошлый раз мне удалось пройти за колонны, но дальше силы храма не пустили. Теперь же я бежал, не встречая препятствий, в надежде остановить Лину, а она…

Девица с такой лёгкостью миновала черту последнего круга, что я даже не попробовал замедлиться. В итоге, когда поднялся барьер, впечатался в него со всего маху, едва не отлетев назад. Удар был таким, что в глазах потемнело, а драконья сущность взревела, провоцируя на трансформацию.

Кажется, у меня на долю секунд чешуя проступила, да и когти выросли. Как сумел взять себя в руки и остановить оборот — ума не приложу!

Зато в том, что касается слов, я не сдерживался — высказал всё, что накипело. Человечка, услыхав это, аж остановилась. Обернулась и уставилась с таким изумлением, будто я тут не ругаюсь, а пою любовную серенаду на древне-эльфийском, одновременно выплясывая гопак.

— Лина! — с чувством рыкнул я.

Дрогнула, шагнув ближе к постаменту, на котором покоилась наша главная и совершенно недоступная реликвия.

Шагнула и… ничего. Камень её не убил!

На барьер налетел только я, так что жертв среди нас не было. Подданные за моей спиной слаженно вздохнули, а потом началось…

— Невероятно, — произнёс Тириш.

— Сказал бы кто, я бы не поверил, — Кверг пребывал в смятении.

— Храм пропустил её. Открылся для какой-то человечки!

Я не смог промолчать:

— Если так, значит она не какая-то.

Вывод более чем логичный, однако объяснений феномену пока не было. Зато Лина — кто б её вообще спрашивал! — отмерла и предложила чУдное обоснование… Мол, вся проблема в нашем «воровстве».

Ну да, конечно. Солнце всходит от того, что нам пора просыпаться, а ветер дует потому, что ему нужно крутить крылья ветряных мельниц. Взаимосвязь именно такая, никак не наоборот!

Впрочем, без разницы. Мы ещё успеем разобраться в причинах. Сейчас есть другое, более важное дело — ведь если камень подпустил девчонку так близко, то… может она способна его достать?

Глава 9

Несколько долгих секунд в храме царила тишина, а потом Владыка расслабился. Лицо из убийственного стало почти умиротворённым, словно передо мной не главный дракон, а обыкновенный мужчина — причём благожелательный и с приятным характером. Такой, к которому легко проникнуться симпатией и рядом с которым очень просто «поплыть».

— Оставьте нас, — повернув голову, сказал Дарнаэш.

Прозвучало мягко, только поспорить никто не решился. Вся немногочисленная компания тут же развернулась и неуверенно потопала к выходу.

Да, именно так, к выходу — огненная дверь была закрыта, но почему-то не исчезла. Привстав на цыпочки и прищурившись, я могла её разглядеть.

По спине побежали невольные мурашки, но страха всё-таки не было. Просто из пола по-прежнему торчали прутья силовой клетки, пройти сквозь которые Владыка не мог. А ещё бриллиант на подставке сверкал так по-доброму, что я приободрилась. Уставилась на камень с улыбкой и почти сразу услышала дружелюбное:

— Ты уже бывала в этом месте, верно?

Я-то бывала, но…

— Кто? Я?

Удивление было сыграно идеально, так что ни один театральный критик не подкопается. Только Владыка не поверил — склонил голову на бок и заявил:

— Ты слишком обрадовалась, когда увидела дверь. То есть ты знала, куда она ведёт.

Логично? Увы, да. Но…

— Не знала. Я обрадовалась самой возможности уйти. Даже не сомневалась, что дверь приведёт в какое-то хорошее место.

Дарнаэш красиво заломил бровь:

— Уйти? То есть мы настолько страшные?

Я насупилась — издевается или действительно не понимает?

— Вы хотели лишить меня памяти, — напомнила я хмуро. — А может и убить.

— Никто бы не стал убивать, — фыркнул дракон.

— А зачем тогда Теймиз добавил в зелье какие-то блестящие штуки?

— Штуки?

— Как искры! — выпалила я.

Слово «магические» не произнесла намеренно. Во мне определили мага? Отлично. Но вычислить по ауре степень обученности невозможно, и я лучше останусь одарённой, но ничего не умеющей деревенщиной. А то ещё начнут выспрашивать где именно обучалась, а там и до раскрытия инкогнито недалеко.

Владыка помрачнел и резко втянул ноздрями воздух. Не уверена, но кажется эта вспышка раздражения посвящалась всё же Теймизу, а не мне.

— Хорошо, — произнёс Дарнаэш.

Что именно «хорошо» я уточнять не стала, и вообще к продолжению диалога не стремилась. Более того, желание Владыки пообщаться напрягало. Шёл бы он отсюда, а я уж как-нибудь с их храмом договорюсь.

— Хорошо, Лина, — повторил Дарнаэш и опять расслабился. — Ты права, мы перегнули. А про искры я, извини, не знал.

Я промолчала, а он продолжил:

— Я бы оставил тебе память, но это против правил. Кроме зелья есть другой способ, он менее безопасен для нас, но я готов рискнуть.

Теперь уже я бровь заломила…

— Простой ментальный блок, — сказал Дарнаэш. — И я сам его тебе поставлю. Лично. То есть воспоминания останутся, однако будут скрыты от разума. Но ты, как понимаю, и не хочешь нас вспоминать?

Догадка была верна, но…

— Ну почему же? Хочу. Где ещё такое увидишь?

— Какое такое? — в голосе Владыки прозвучали вкрадчивые нотки. Кто-то начинал раздражаться.

— Вопиющее! — честно объяснила я.

Главный дракон прищурился, пренебрежительно хмыкнул и… опять расслабился. Словно по щелчку пальцев! Словно… Так-так-так. Очень подозрительно. Он что-то задумал?

Пауза. Стоим, смотрим друг на друга сквозь силовую решётку.

Я ресницами на всякий случай похлопала, усыпляя ящерову бдительность, а он обворожительно улыбнулся и сделал очередной успокоительный вдох.

— Ментальный блок — это идеальный выход, — сказал Дарнаэш. — А ещё… Я тебе приданое дам, чтоб уж точно и без всяких проверок замуж взяли. Хочешь? Большой… нет, очень большой ларец с украшениями?

Я чуть не рухнула. Дракон предлагает драгоценности? Да у них же каплю воды не выпросишь в дождь!

Это было ещё подозрительней. Настолько, что я сразу принялась искать подвохи.

— Сейчас ларец пообещаешь, потом поставишь блок на память, и про ларец я забуду? И всё, и ничего не получу?

Дарнаэш выразительно закатил глаза.

— Я похож на мелкого жулика?

— Ты похож на того, кто поощряет воровство невинных дев, — изобличительно сообщила я. Кстати, моего некультурного тыканья Владыка словно и не заметил.

— Это традиция, — сказал он посуровев.

— Да слышала уже.

Синие глаза недобро сверкнули, признавать сходство с жуликом Дарнаэш категорически отказывался. А я слишком хорошо помнила все последние события, включая демонстрацию той самой легендарной жадности на пиру.

— Кстати, как икра? — в итоге поинтересовалась я. — Вкусная была?

Он сначала не понял. А когда сообразил, глаза сверкнули ярче прежнего, но голос прозвучал ровно:

— Без понятия. Я не ел. Я её терпеть не могу.

Фр-р-р! А я, между прочим, люблю. Я б поела! Только нам её так и не предложили.

Кажется, на этом разговор можно было заканчивать, я даже попыталась отвернуться, а дракон…

— Два ларца! — и прозвучало так, словно он кусок от своего сердца отрезает.

— Мм-м… а что за украшения? — решила всё же уточнить я.

Сначала послышался скрежет зубов, и уже за ним:

— Хорошие.

— Хорошие, но не представляющие никакой ценности? — мне ну очень ярко вообразились два ларца, плотно набитые дешёвой бижутерией.

— За кого ты меня принимаешь? — теперь он точно злился.

— Так я уже говорила. Вы воруете девиц, и…

Рычание было тихим, но выразительным. Таким, что если б не силовая клетка, я бы поспешила отскочить подальше. Однако я по-прежнему находилась под защитой храма, и это радовало. А Владыка неожиданно продолжил свой странный, подозрительный торг.

— Три ларца! — рявкнул он. — С настоящими драгоценностями. Без дураков и без обмана! И блок на память на три дня, с фальшивыми воспоминаниями о том, что дракон был очень добр и подарил драгоценности просто так.

Оп-па. Ну-ка, ну-ка…

— То есть даришь ты не просто так? — окончательно переходя на ты, спросила я.

В ответ снова прищур, глубокий вдох и настораживающее:

— Ты окажешь мне одну небольшую услугу.

Пауза, кивок на колонну-подставку и продолжение:

— Чаша, на которой лежит камень, не закреплена. Я хочу, чтобы ты взяла её и принесла мне.

Не скажу, что удивилась — кажется, подсознательно именно этого и ожидала. Уж слишком этот огромный бриллиант был похож на тот, что висел у Владыки на груди.

О том, что камни особенные я тоже уже знала — по крайней мере большой так точно необычный! Но теперь, когда Дарнаэш практически ткнул носом, поняла кое-что ещё.

Владыка не мог пройти к большому бриллианту, его не пускали. Остальных камень тоже держал на расстоянии и, судя по всему, отнёсся благосклонно только ко мне.

Теперь главный дракон хочет, чтобы я забрала камень? И даже готов заплатить?

— Лина? — окликнул Дарнаэш.

А я повернулась и уставилась на упомянутую подставку. В прошлый раз внимания не обратила, зато теперь рассмотрела и удивилась. Это ведь не часть скульптуры, а самая обыкновенная тарелка. Впрочем нет, не обыкновенная.

Я схватила бриллиант, вытащила из-под него тарелку, но рассмотреть фарфоровое изделие не успела. Отвлеклась на невнятно-нервный звук, который донёсся оттуда, где стоял Дарнаэш.

Владыка драконов смотрел ошеломлённо, у него даже рот приоткрылся, правда продлилось всё доли секунды. Я уже решила, что померещилось, но нет.

— Кхе-кхе-кхе, — тихо прокашлялся он. Выпрямился, приобретая вид этакого отстранённого спокойствия. — Ты можешь взять камень голыми руками? Очень интересно.

— А что не так? — немного напряглась я.

Ответ… В общем, окажись тут мой наставник по магии, он бы бился сейчас в истерике. Просто истина была слишком банальной, и наставник не раз мне её повторял. Она заключалась в том, что нельзя хватать непонятные артефакты голыми руками. Никогда! Ни при каких обстоятельствах! Потому что…

— По идее, это смертельно опасно, — озвучил дракон. — Собственно поэтому я и сказал, чтобы ты взяла подставку. Но раз камень тебя не убил, то подставку можешь оставить там, — и новый кивок на постамент.

Нормально вообще?!

Сердце ёкнуло, но тут же отпустило. Камень ему принести, без тарелки. Угу, щас.

Покрепче сжав бриллиант, я таки вернулась к разглядыванию фарфора и удивилась опять — это так сильно напоминало тарелку из какого-то фамильного сервиза… С золотой росписью, с вензелями, с непонятными древними надписями. А в верхней части изображалась корона.

Тарелка из королевского сервиза? И к чему это всё?

Вопрос остался невысказанным, да и заморачиваться я не собиралась, но тут в глазах потемнело. Вслед за темнотой пришёл туман, а после него передо мной развернулась картина, от реалистичности которой я обмерла.

Огромный торжественный зал с высоким потолком, толпа спорящих о чём-то драконов и хрупкая девушка, которая заявляет нарочито-надменно:

— Я поем у себя!

А в руках у девушки эта самая тарелочка с наброшенной сверху салфеткой. И хотя заглянуть под салфетку не могу, точно знаю, что там бриллиант.

Миг, и меня швырнуло обратно в реальность. От неожиданности я покачнулась.

Владыка что-то заметил и напрягся.

— Что? — рявкнул он.

Что-что. Видение. Первое в моей жизни. Настоящее! Вот прямо так, как описывают в учебниках по магии. Теперь бы сообразить, что мне хотели показать.

— Ли-ина, — вновь позвал Дарнаэш, и я улыбнулась. Вернула тарелку на место, положила на неё бриллиант и, повернувшись к дракону, улыбнулась ещё раз.

Он понял сразу и… промолчал. Только молчание это было совершенно убийственным — в смысле, меня сейчас мысленно убивали, причём не с помощью какого-то зелья, а голыми руками.

Я честно дала Владыке возможность совершить новую дипломатическую ошибку — то есть сказать нечто за что можно зацепиться, — но дракон возможностью не воспользовался. Продолжал молчать и убивать.

В общем, заговорить пришлось мне:

— Я подумаю.

Крылато-хвостатый аж подпрыгнул.

— Что значит «подумаю»? — рыкнул он. — Что ты…

— Прости, — я «печально» развела руками. — У меня пока нет повода тебе доверять. К тому же не уверена, что мне нужны эти драгоценности. Куда мне в них ходить? В коровник?

— Драгоценности можно продать, — процедил Дарнаэш.

— Да кому они в нашей глуши нужны?

Указывать на то, что с драгоценностями можно поехать в город, Владыка не стал. Он вообще весь напрягся, явно почуяв неладное, а от большого бриллианта таким теплом в этот момент повеяло, что я едва не рассмеялась.

Потянулась, погладила идеальную грань и резюмировала:

— Пусть тут лежит. Целее будет.

Меня принялись убивать по третьему кругу, но… а что он мог?

Мы в храме, который расположен неизвестно где, между нами тугие силовые жгуты и что-то ещё, какие-то особенные энергии точно витают. Впрочем, не это главное: бриллиант однозначно не хотел оказаться в руках Дарнаэша, а храм умеет открывать двери! И если соединить одно с другим, то… Я же могу рассчитывать на то, что меня сейчас домой отправят? Я ведь не отдала камень. Значит я молодец и меня можно наградить?

Я исполнилась надежд! Засияла в предвкушении! От счастья едва не сболтнула кто такая, а Владыка внезапно ухмыльнулся и заявил:

— Даже не надейся, что я тебя отпущу.

А?

— При нашей первой встрече ты хотела воспользоваться телепортационной аркой, верно? — насмешливо продолжил он. — Должен разочаровать, тот портал внутренний, то есть все точки выхода находятся на территории драконов.

Я немного погрустнела. Эх, с самого начала понимала, что подобная вероятность есть, но как же не хотелось в неё верить. В крайнем случае сбежать от Теймиза и найти другую арку — где и надписи будут на всеобщем, и вообще.

— На храм тоже не рассчитывай. И не смотри так, не сложно догадаться, о чём ты сейчас размечталась. Но храм не поможет.

— Почему?

— Это Запретный, детка! — Владыка сложил руки на груди и хищно оскалился.

Объяснение не впечатлило. В смысле, я не поняла.

— Запретный и что?

— И ничего. Это самый своенравный из всех наших храмов, — заявил дракон. — Уж кто, а он к благотворительности точно не склонен.

Я нахмурилась. Подумала о том, что храм уже помог, и даже к главной, как теперь понимаю, реликвии подпустил, а значит Дарнаэш вполне может ошибаться.

Владыка воспринял мои сведённые брови по-своему, и…

— Благотворительность — это оказание помощи тем, кто нуждается, — заявил он. — Как правило, безвозмездное. То есть бесплатное. Даром. Без денег и ответных услуг.

Вот тут вспомнилось, что я как бы из деревни, и стало немного нервно — неужели дракон заметил несоответствие? Ведь я расслабилась и уж чему, а говору и словам внимания совсем не уделяю.

Только Дарнаэша, как выяснилось, волновало другое.

— Храм не поможет, — повторил он, отступая от силового барьера. — Но если это вдруг случится, я тебя всё равно отыщу!

Миг, и в ладони Владыки появился золотистый магический сгусток. Раньше, чем я успела напрячься, это свечение сорвалось с пальцев и, легко проскользнув между прутьев, метнулось ко мне.

Магия ударила в грудь и с прежней стремительностью растеклась по коже. Я ощутила покалывание и жжение, превратившись в этакий объятый золотым пламенем лист.

А потом всё. Огонь погас, а я осталась в растерянности — даже перепугаться ещё не успела!

Сама магия была не знакома, и я взвизгнула:

— Ты что сделал?!

— Подстраховался от твоего побега, только и всего, — хмыкнул Дарнаэш.

Он отступил ещё дальше, и толстые силовые жгуты плавно втянулись в мрамор. Теперь, когда агрессор стоял далеко, защита была не нужна.

Впрочем, плевать на клетку. Применённое заклинание — вот что важно!

— Ты… — выдохнула я возмущённо, и опять взвизгнула: — По какому праву?

Подлый синеглазый ящер искренне развеселился. То есть его это реально забавляло, а мне было ну совсем не смешно.

Когда Владыка объяснил, стало ещё не смешней:

— Можешь бежать, Лина. Можешь даже уговорить храм открыть для тебя дверь в родную деревню, но на тебе моя магия, а значит отыщу в два счёта, где бы ты не находилась.

Это было ужасно. Прямо-таки вопиюще! Даже мой отец, король Вектарии, подобных выходок себе не позволял!

Чувства переполняли. Я ощутила себя закипающим чайником, готовым взорваться в любой момент. Владыка моё состояние видел, однако отнёсся к нему снисходительно. Потом опять сложил руки на груди и сказал:

— Камень мне принеси.

После того, что он сделал?

— Да никогда! — рыкнула я.

А в следующий миг перед носом возник тот самый «боевой пульсар» и, отлетев в сторону, обратился огненной дверью. Конечно я сразу поспешила на выход, в тайне надеясь, что Владыка всё-таки ошибается или блефует. Что дверь перенесёт в какое-нибудь хорошее место, а драконья магия отсохнет и отвалится сама собой, причём прямо сейчас.

Только чуда, увы, не произошло. Стоило потянуть за ручку, как взгляду предстала знакомая маленькая комнатушка и стоящая спиной Чичита. Женщина смотрела в окно, о чём-то размышляла, и аж взвизгнула, когда услышала моё хмурое:

— И снова здравствуйте. Кажется я остаюсь.

— А? — круто развернувшись, выдала она.

Я шагнула внутрь, закрыла огненную дверь, которая тут же исчезла, и, окинув пространство взглядом, пришла к выводу, что к уборке служанка ещё не приступала.

Отлично, значит чернильница на месте. Теперь нужно придумать как бы получше спрятать отчёт, а в идеале переправить бумагу отцу. Ведь на отчёт магия Дарнаэша не распространяется? Владыка не сможет моё послание отследить?

Я закусила губу, однако поразмыслить как следует не успела. Просто дверь комнаты распахнулась, и на пороге возник… да, всё тот же Дарнаэш.

Улыбчивы-ы-ый!

Только этой улыбкой можно было напугать целую армию.

— Соскучилась? — спросил самый опасный из драконов. Бриллиант в его медальоне недобро сверкнул.

Чичита тут же бухнулась на пол, не осмеливаясь даже смотреть, а я нервно передёрнула плечами.

— Прошу! — дракон отодвинулся и сделал приглашающий жест. То есть мне предлагали выйти из комнаты и пойти куда-то.

И всё бы ничего, но желания продолжать общение прямо сейчас не было, поэтому я выдвинула встречное предложение:

— А можно я тут останусь?

Улыбка Владыки стала шире и страшнее.

Короче нельзя…

Глава 10

Шли мы не очень долго, а в итоге очутились в этаком подобии кабинета. Солидный стол, несколько шкафов с книгами, яркий ковёр и распахнутое настежь окно.

Сквозь окно в комнату лился прохладный, наполненный ароматом свежести воздух, только это не спасало, в кабинете всё равно было жарко. Драконы — вся прежняя компания, исключая носатого, который отсутствовал, — смотрели остро, буквально впиваясь взглядами.

Впрочем, нет, не все. Мой щуплый похититель стоял поодаль и изучал ковёр, а не меня.

Когда мы вошли, все драконы выпрямились и напряглись невероятно. Теймиз злобно клацнул зубами, а белобрысый прищурился и окинул ну очень долгим взглядом с головы до ног.

Повинуясь жесту Владыки, я вышла на середину комнаты и, не выдержав, скукожилась. Сам Дарнаэш уверенно прошагал к столу и величественно опустился в единственное кресло.

Короткая пауза, а потом прозвучало:

— Ну и как всё это понимать?

Вопрос задал Владыка, и адресовался он мне. И не то чтоб я не поняла, но…

— Простите? — спросила, уточняя.

— Как тебе удалось пройти в храм? Почему Камень Силы подпустил тебя так близко и дался в руки?

На последних словах лица присутствующих вытянулись, а Криштош икнул и стал пунцовым. Метаморфозу в юном драконе заметили, и точка внимания сразу сместилась.

— Криштош? — позвал Дарнаэш властно.

Парень смутился окончательно.

— Я… Я просто… Понимаете, у меня ведь дар предвидения. То есть самого дара пока нет, но, если верить предсказателям, должен проявиться когда-нибудь.

— И? — подтолкнул главный дракон.

— Когда я улетал, у меня было предчувствие. Я даже отцу сказал, — быстрый виноватый взгляд на Теймиза, — но он не послушал. Я просил отменить… Объяснял, что что-то может пойти не так.

Новая пауза. Теймиз не устыдился, остальные тоже никакой реакции не показали.

— Я чувствовал, — Криштош громко сглотнул. — Поэтому постарался выбрать… самую неказистую. То есть я отошёл от главных принципов охоты. Подумал, что если выбирать по правилам, то точно попадётся именно та, с которой связано предчувствие. А если действовать как-то иначе, то сумею обмануть судьбу. Я даже маршрут полёта из-за этого изменил. То есть сначала летел в другую деревню, а потом свернул.

Юноша замолчал, вновь опустив голову. Я же перестала ёжиться и уставилась оскорблённо — «самая неказистая»? Это он про меня? Хам!

— Отлично, — хмыкнул Дарнаэш с иронией. И уже строго: — Почему сразу не сказал? Я ведь не просто так спрашивал тебя о подробностях!

Парень замялся.

— Да просто… после всего предчувствие показалось таким глупым, что стыдно было признаться.

Дарнаэш прикрыл глаза, но с критикой не обрушился. Отвернулся от Криштоша и снова сосредоточился на мне.

— Так что ты скажешь, Лина? — возвращая к предыдущему вопросу, позвал дракон.

Я? Нашёл к кому обратиться. Я вообще в их храмах-камнях не разбираюсь, и версия у меня всего одна, причём старая, которую я уже озвучивала:

— Думаю, дело в справедливости.

У Дарнаэша стало та-акое лицо… Уж во что, а в справедливость этот ящер точно не верил. Во что угодно кроме неё!

— В воровстве девственниц нет ничего особенного, — напомнил о своей позиции он.

— А в попытке убийства? — не растерялась я.

Дарнаэш замер, медленно повернул голову и впился взглядом в хозяина замка.

— Кстати-кстати… — тихо, но очень даже зловеще произнёс Владыка.

Теймиз заметно побледнел. Словно вопрос моей сохранности уже поднимался, и толстяк сейчас действительно не прав.

— Я не убить! Я только усилить зелье!

— Ну конечно, — процедил Дарнаэш. В этот миг за пузатого стало немного страшно.

Теймиз резко бухнулся на колени и даже сложил руки в умоляющем жесте. Криштош из вишнёвого стал зеленовато-белым, остальные встрепенулись и застыли.

— Первое и последнее предупреждение, — холодно произнёс Владыка. — В следующий раз пощады не жди.

Камень в медальоне вспыхнул алым и заискрился. Это продлилось всего секунду, но все видели, и на лице главы клана Изумрудных отразился почти животный страх.

Я вспышку тоже заметила и задумалась — что это значит? А большой бриллиант тоже так умеет? Если «да», то можно ли это как-то применить?

Увы, на этом своеобразное затишье закончилось. Владыка в третий раз повернулся ко мне и почти прорычал:

— Лина?!

По-прежнему требует объяснений? Причём именно с меня? Вот дурак.

— Я понятия не имею, — ответила со вздохом. — У меня только одна версия, и вы её слышали.

Дарнаэш опять-таки не удовлетворился. Точно приготовился продолжить этот бессмысленный допрос, когда в кабинет вошёл ещё один персонаж.

Носатый. Дракон притащил нечто плоское, прямоугольное, прикрытое какой-то тряпкой. Вслед за ним в помещение просочился слуга, который нёс предмет, сильно напоминающий подставку — такие используют в галереях, для представления отдельных, особенных картин.

Впрочем, подставка это и была, а едва слуга удалился, прозвучало:

— Владыка, вы позволите?

Владыка позволил, и через миг мы увидели предмет изобразительного искусства.

Не знаю как они — не обратила внимания — а лично я вздрогнула. Просто у нас дома, в самом-самом дальнем и тайном хранилище, тоже имелось подобное. Не копия, не двойник картины, но почти.

Композиция, детали интерьера, цветовая гамма — всё очень похоже. Поза и одежда у изображённой персоны — один к одному. Да и леди, если вглядеться, та же! Только на нашей картине она была значительно старше…

Впрочем, самое невероятное заключалось в другом — я видела эту леди кое-где ещё.

С портретом, спрятанным в хранилище, соотнести не смогла, слишком велика была разница в возрасте, а глядя на драконью версию, чуть на попу не присела. Это ведь она! Точно она! Та самая девушка, которая выносила из величественного зала большой бриллиант!

Тут желание присесть стало ещё сильнее, потому что… Эрилайза? Моя пра-пра… да и не вспомнить сколько раз «пра» бабка?

Так, подождите!

Только подождать мне не дали. Ящеры отмерли, и кто-то прошептал потрясённо:

— Одно лицо…

Я сперва подумала, что речь о второй, о нашей картине, только второго портрета тут не было. Зато присутствовала я, а моё сходство с пра отмечали не раз.

Собственно поэтому отец и показал когда-то тот портрет — мол, смотри Азалина, чья наследственность в тебе проявляется. Я гордилась, потому что пра была великой. Вот только её настоящего лица, считай, и не видел никто.

По моде той эпохи женщины наносили на лицо тонны пудры, ярко румянили щёки, сильно подводили глаза и без парика из будуара не выходили. На всех официальных портретах Эрилайза совершенно неузнаваема, а тот единственный что в тайном хранилище…

Я, конечно, интересовалась почему картину прячут. Отец ответил, что такова была воля самой Эрилайзы, и вопрос был закрыт.

— М-да, — произнёс белобрысый, а остальные вздохнули — дружно и нервно.

Владыка же постучал по столешнице пальцами и, наградив меня новым сомнительным взглядом, сказал:

— Ну вот. А ты мне про справедливость!

Я не нашлась что ответить и продолжила таращиться на портрет.

В таком, в юном образе пра была гораздо красивее, но тут она выглядела слишком холодной, до высокомерия. Девушка из видения, кстати, теплотой тоже не отличалась — может поэтому я не разглядела в ней себя?

— Кровь Отступницы, — тихо сказал белобрысый.

Носатый оказался более «корректен»:

— Потомок леди Лаэри.

Я чуть не проболталась! Чуть не взялась поправить! Прикусила язык, а потом задумалась — может и вправду разные? Может на драконьем портрете не пра?

Только были в такой версии две жирные нестыковки. Во-первых, я точно знала, что Эрилайза пришлая, и пусть существовала официальная версия благородного происхождения, но на самом деле никто не знал откуда Эрилайза взялась. И это тоже был семейный секрет!

Во-вторых — сами портреты. Слишком похожи! Словно кто-то нарочно составлял одинаковую композицию, тщательно подбирал одежду и позу. Причём заподозрить художника не получалось. Эти условия явно продиктовал заказчик, а заказчиком несомненно была она.

— Потомок Лаэри, — повторил Дарнаэш задумчиво.

— Тебя что-то удивляет? — отозвался носатый.

— Очень. — Кивок на меня и продолжение: — Вспомни кто она и откуда. Потомок Отступницы в глухой приграничной деревне? Вы серьёзно?

Теперь заговорил белобрысый:

— А почему нет? Отступницу так и не нашли, она могла жить где угодно.

— Кстати, в деревне спрятаться проще, — влез в разговор ещё один дракон, рыжий. — Может именно поэтому она и осталась не пойманной? Кто бы стал искать в такой дыре?

Присутствующим точно было понятно, зато мне не очень, и я уточнила:

— А в чём собственно проблема? В чём виновата эта леди?

На меня посмотрели с укором, словно я не потомок вовсе, а так. Мимо проходила и забыла закрыть рот.

— Эта, как ты выразилась «леди», — в голосе Владыки прозвучало презрение, — Когда-то выкрала Камень Силы и отнесла его в храм.

— И?.. — подтолкнула я.

Ух как он зыркнул! Глаза сверкнули не хуже, чем недавно сверкал камень в медальоне! Только я не испугалась, потому что картина частично сложилась и получилось вот что: моя пра каким-то образом очутилась у драконов, украла камень и спрятала его так, что драконы достать не могут. Причём ящерам эта ситуация сильно не нравится, и они готовы дарить ларцы с драгоценностями чтобы её изменить.

— А почему тот храм называется Запретным? — поинтересовалась я.

Глаза Дарнаэша сверкнули снова, а я чуть не рассмеялась.

— Погодите, — продолжила весело. — Он Запретный сам по себе? Или Запретный для кого-то конкретного? Например, для вас?

Кажется желание прибить один трофей сейчас испытали все, даже Криштош. А мне ещё веселее стало. Ну, бабушка! Вот же утёрла нос ящерам!

— Когда-то этот храм назывался Главным, — после очень долгой паузы, совладав с эмоциями, сказал Владыка. Прозвучало доброжелательно, но я не спешила этому тону верить. — Но потом, благодаря вмешательству Отступницы, храм… изменил своё поведение.

— Сам изменил? — изумилась я.

Маска доброжелательности пусть на секунду, но упала, и я увидела безмерное раздражение.

Только это было не важно, ведь из слов Дарнаэша следовало, что храм действительно разумен. Нет, я, конечно, слышала, что у высших рас такие бывают, но столкнуться с явлением вот так, лицом к лицу?

Очень хотелось обсудить! Аж язык зачесался! Но я героически прицыкнула на любопытство и вернулась к основному:

— То есть она отнесла туда бриллиант, и храм для вас закрылся?

— Не закрылся, — Дарнаэш снова изображал доброжелательность. — Просто стал менее доступен.

— И вы не в восторге? — ответ очевиден, но я всё-таки люблю конкретику.

— Мы относимся к этой неприятности философски, — клацнул зубами Дарнаэш.

Тут я вспомнила о своём «происхождении», и… честно применила приём, который подсмотрела ещё в деревне:

— Фило… э… как? — моё изумление было искренним, а глаза туповато-круглыми.

— Никак, — буркнул главный дракон после паузы.

Я широко улыбнулась, как бы намекая, что относиться «никак» — это правильно. Но тут же снова не выдержала и уточнила:

— Но неужели такие вещи могут происходить сами по себе? Без каких-то причин? В смысле, если храм пожелал стать закрытым, то у него была причина так поступить?

Клянусь, в этот миг Владыка сильно пожалел, что попытка Теймиза раз и навсегда избавиться от одной девицы провалилась. О своём приказе не причинять вреда тоже пожалел. Он аж приподнялся! Но тут же упал обратно в кресло и одарил обворожительной улыбкой. Потом сказал:

— Причина в Отступнице. В её подлом и вероломном поступке. В её бесчестном вмешательстве.

М-да? Но если храм разумен и, простите за кощунство, адекватен, то, будь Эрилайза не права, он бы помог именно драконам, а не ей.

Однако озвучивать я, конечно, не стала. Вопрос — а как у вас оказалась моя бабуля? — тоже остался невысказанным.

Впрочем, по последнему, имелось одно предположение — тоже украли? Но если так, то почему же не вернули назад, как собирались вернуть меня?

Или в те времена традиции были другими? Ведь пра жила ну очень давно, я даже не возьмусь посчитать насколько.

И ещё одно «кстати»:

— А девушек, которых украли вместе со мной, вы уже вернули?

Все переглянулись, а ответил уже отошедший от нагоняя толстяк Теймиз:

— Да. А что?

Владыка зыркнул на подданного и спросил сам:

— Зачем они тебе? Есть какие-то планы?

— У меня? — изумилась я почти искренне. — Откуда?

Дарнаэш снова клацнул зубами, ну а вслед за этим…

— Ты вернёшь нам камень, Лина. — И тон такой уверенный-уверенный. — Цену ты знаешь. Три… — он даже на пальцах показал! — …ларца.

Улыбку я сдержала, но это не помогло — главный дракон всё равно понял.

— Мало, да? — угрожающе вопросил он.

В действительности дело было не в цене, тут присутствовал другой момент — и стратегический, и нравственный. Вернуть ящерам камень? Но ведь пра не просто так его спрятала! К тому же у нас не закрыт вопрос с похищениями, а если драконы получат желанный бриллиант, то на уступки не пойдут никогда.

Ну и последнее — не знаю, зачем им этот камень, но если соотнести сложность доступа с ценностью пусть даже не магического бриллианта таких размеров, три ларца — мало. Всё равно что обменять золотую диадему на гвоздик. То есть в детстве-то я однажды согласилась, но теперь — нет. Ни за что!

— Чего ты хочешь? — рыкнул Дарнаэш.

Я хлопнула ресницами, но цену не назвала — успеем ещё поторговаться. Для начала нужно подумать.

— Ну точно потомок Лаэри, — неприязненно процедил носатый.

— Всего капля крови, а какой эффект, — поддержал сородича белобрысый.

Я встрепенулась. Опровергать родство с леди не собиралась, да и не могла, оно же на лице написано. Так что…

— А почему капля? — спросила я. — Вдруг во мне больше?

— Нет, — ответил носатый хмуро. — Только капля. В противном случае мы бы почувствовали.

Хотелось уточнить этот момент, но я не смогла. Не успела, потому что Владыка поднялся из кресла и, окинув меня очередным вертикальным взглядом, сказал:

— Ну что ж, будь по-твоему.

И уже не мне, а Теймизу:

— Займитесь гостьей.

Толстяк резко вытянулся по струнке и даже словом не возразил.

Ну а я напряглась… Займитесь? Что это значит? Если меня собираются пытать или поить новыми зельями, то я не согласна. Я против! И после такого бриллиант они точно не получат!

Впрочем, чего нервничаю? Ведь на моей стороне храм, и он обязательно поможет. Значит, можно успокоиться, улыбнуться и пойти куда поведут.

Глава 11

Отвели меня недалеко — в ту же самую комнату. При этом Теймиз держался ну о-очень прилично! Ни одного едкого замечания в мой адрес не отпустил!

Когда оказались на месте, толстяк заявил подчёркнуто-любезно:

— Пожалуйте… прошу… будьте так добры, проходите… — и только зубы тихонько клацнули, выдавая истинное отношение.

Я не смутилась. Бодро оскалившись в ответ, мило похлопала ресницами и даже попыталась покраснеть от удовольствия, но с последним не вышло. Не тот уровень актёрского мастерства.

Едва хозяин замка ушёл, оставив в одиночестве, сунула руку в декольте, проверяя сохранность отчёта. Затем заглянула под кровать и облегчённо выдохнула — чернильница была на месте, а за ней, у самого плинтуса, лежало перо.

Стало немного жаль, что уже исписала все чистые листы, но у меня ещё будет возможности заполучить новые?

Вот только, если так пойдёт и дальше, отчёт станет слишком большим и в декольте уже не поместится. Куда в таком случае прятать? В трусы?

Несколько минут на размышления, и моё одиночество опять нарушили. В этот раз на пороге комнаты нарисовался Криштош, а за ним двое слуг.

Первый слуга нёс поднос, заваленный жареным мясом и заставленный разного размера мисочками, а второй натужно тащил больших размеров тазик.

Едва тазик водрузили на стол, я нервно выдохнула. Просто это была икра.

Хлеб и масло тоже принесли, на этот раз Чичита. Женщина напряжённо улыбнулась, и исчезла сразу как Криштош подал знак.

Сам похититель уходил последним, пожелав на прощание приятного аппетита. Причём интонаций из серии — да чтоб ты подавилась! — не прозвучало. Юный дракон заметно нервничал, но на этом всё. Никаких претензий, никакого желания придушить.

Криштош был сдержан! А я… Во мне никакой сдержанности не осталось. Вспомнилось о том, что завтраком меня не кормили, и слюни потекли рекой. Меня даже вероятность того, что в еде может содержаться зелье забвения не смутила! Впрочем, драконы вряд ли станут лишать памяти до того, как добуду им камень.

В общем, я накинулась на всё и сразу, и принцессу в процессе еды напоминала мало. Увидел бы меня преподаватель по этикету — в отставку бы подал.

Только едой «милость драконов» не ограничилось… Примерно через полчаса, когда я уже превратилась в шарик, в комнате снова объявился глава клана Изумрудных.

— Уважаемая Лина, — кашлянув, сказал он. Улыбнулся широко, хоть и натянуто. — Прошу вас последовать за мной.

— Куда?

Он не сказал, но я подчинилась. Правда ещё и тазик икры с собой прихватила — ну а что? А почему нет?

Во-первых, икра оказалась слишком вкусной, засоленной по какому-то особому рецепту. Во-вторых, учитывая жадность драконов, вдруг это первое и последнее такое угощение?

Ну и третье — деревенщина я или кто?

Вот я и шла, на ходу подъедая из тазика ложкой. А потом…

Теймиз остановился возле какой-то подозрительной двери. Она была настолько красивой, что я решила — привёл в очередной официальный, заставленный дорогущей мебелью кабинет.

Но стоило двери открыться, у одной пленницы глаза на лоб полезли, а тот самый тазик чуть из рук не выпал. Просто это были жилые покои, причём состоящие из нескольких комнат и выполненные в светлых тонах. Словно предназначались для девушки. Для меня?

Я ошарашено повернулась к пузатому, а тот заявил:

— Располагайся. Тут тебе будет удобнее.

И опять — никакой злости! Даже наоборот. Словно Теймиз всю свою чешуйчатую жизнь мечтал заниматься переселением человечек и заботой о них.

Вот теперь я всё-таки напряглась, и дракон заметил. Только отреагировал не типично, не правильно. Вместо рычащего раздражения я услышала более-менее спокойное:

— Что-то не нравится?

— Тут какой-то подвох? — не смогла промолчать я.

Хозяин замка вздёрнул нос, словно собираясь с силами, а потом прозвучало:

— Вовсе нет.

— Распоряжение Владыки? — кому как, а лично мне очень хотелось ясности.

— Да, — после паузы признался Теймиз. — Почти.

— А «почти» — это как?

Вот теперь недовольство одержало верх над вежливостью, но вспышка гнева продлилась недолго.

— Владыка хочет, чтобы ты была жива и здорова, и я намерен сделать для этого всё!

Мм-м… То есть Теймиз пытается искупить вину за покушение? Серьёзно?

— Моральное здоровье тоже имеет значение, — буркнул Теймиз. — Поэтому будь добра… располагайся и живи! — последние слова прозвучали как приказ.

Нет, радости от того, что задержусь на территории Изумрудных толстяк не испытывал, но с ситуацией, кажется, смирился. Я не стала над ним подтрунивать, злорадство — удел мелочных людей.

Но раз уж зашла речь о моральном здоровье…

— Сменную одежду тоже дадите? — просто ходить в одном и том же, чувствуя себя нищенкой, надоело. Да и неудобно это, даже с учётом бытовых постирочных заклинаний.

— Дадим, — буркнул толстяк. — Ещё лекаря пригласим, чтобы засвидетельствовал твоё состояние. На случай каких-то ранее приобретённых болезней. Чтобы не поумерла ненароком… пока ты здесь.

У меня аж рот от такого признания приоткрылся.

— Ничем я не болею, — заверила ящера. Только лекарей мне не хватало.

— Рад! Но мы всё равно проверим. Нам неприятности не нужны.

Миг, и Теймиз натянул на лицо излишне широкую улыбку — этакий театральный знак того, что все разногласия в прошлом, и между нами теперь дружба.

— Располагайся, — повторил он, после чего решительно покинул комнаты.

Я же отставила тазик прямо на пол и помчалась осматриваться… Прежде всего для того, чтобы перепрятать отчёт — а вдруг лекарь в самом деле придёт?

Следующие несколько часов стали довольно нервными. Во-первых, ко мне действительно явился лекарь, причём не один, а во-вторых, кое-кому следовало замести следы…

Касательно медицины: их пришло двое. Лекарь-дракон и лекарь-человечка, из эргов. Первый разбирался в вопросе крайне посредственно, ведь люди не его профиль, зато вторая оказалась более чем компетентна.

Она и резюмировала после долгого осмотра:

— По здоровью, по крайней мере физическому, вопросов нет.

После этого «свидания» настало время заметания следов — мне нужно было вытащить из старой комнаты перо с чернильницей. Во избежание лишних вопросов.

Тут повезло в том плане, что в качестве помощницы ко мне приставили всё ту же Чичиту. Однако на этом хорошие новости заканчивались и начинался затык.

Снова применить ментальную магию? Сподвигнув Чичиту добыть и принести улики, не испытывая при этом подозрений и не вдаваясь в детали? Возможно, но крайне рискованно. Ведь если драконы сообразили проверить меня на наличие магии, то что мешает поинтересоваться следами магических воздействий? А если усилю воздействие на Чичиту, заметить магию станет легче в несколько раз!

В итоге я пошла другим путём… Добавила самую-самую капельку той самой магии и уболтала женщину сводить меня в прежнюю комнату — мол, я там булавку обронила. Уговоры получились долгими, потому что булавка — мелочь, а выпускать «гостью» хозяин вроде как не велел. Но в итоге Чичита сдалась.

Мы пошли. Комнату уже убрали, но плохо, то есть писчие принадлежности, а заодно и слой пыли под кроватью оказались. Дальше была ловкость моих рук — отвлечь служанку, одновременно запихивая перо в декольте, а чернильницу в карман.

Последний был большим, но из-за особенностей кроя национальных костюмов, чернильница выпирала. Впрочем, с миссией я всё-таки справилась — в смысле, донесла подозрительную вещь до новой комнаты. Только по дороге выяснилась новая деталь…

— А это что? — спросила я, указывая на открывшуюся взору картину.

А застали мы следующее: толпа слуг, которая драит всё, до чего только можно дотянуться. Причём делает это гораздо шустрее и активнее, нежели в прошлый раз! А ещё эти слуги стелили красные ковровые дорожки на лестницы, меняли плафоны светильников на более нарядные, и вообще преображали пространство.

Мрачноватый замок Изумрудных становился всё более величественным, и чувствовался тут какой-то подвох.

— Так это… — Чичита немного замялась. — К нам же Владыка временно переезжает. Точнее, и он сам и вся его официальная резиденция. В смысле, официальная резиденция Владыки временно будет здесь.

Я сначала не поняла, а потом испытала смешанные чувства. С одной стороны, ничего особенного в подобной миграции ящеров вроде и не было — они же на своей территории, и могут делать всё что вздумается, а с другой… это ведь из-за меня?

Уж не знаю что за дворец у самого Дарнаэша, но обиталище Изумрудных точно должно быть скромнее. Но Владыка переселяется. Причём он мог бы поступить проще — переселить в официальную резиденцию меня.

Объяснение поступку было лишь одно — Запретный. Я помню, как изумились драконы при виде огненной двери, а сопоставляя все известные сведения, могу предполагать, что дверь появляется редко. И да, логичнее оставаться там, где она недавно проявилась, чем уезжать в другое место и ждать.

В общем, всё понятно и в целом не плохо, и жизнь, кажется, начинает налаживаться — именно так я решила, вернувшись в покои.

Успела перекусить, выпить чаю, немного поболтать с Чичитой — кстати, про огненную дверь женщина не спросила, словно и не видела того «чуда», — а потом… новая напасть.

Платья! Их принесли целый ворох, и я сперва обрадовалась, а примерив первое, чуть не разрыдалась. Просто стоило облачиться в эту изысканную парчу и подколоть волосы, как передо мной возникла дочь его величества Селтора Третьего во всей своей принцессочьей красе.

То есть это была я! И не в деревенской версии, а в обычной! Настолько узнаваемая, настолько не похожая на простую крестьянку, что про наряды пришлось забыть навсегда и сразу.

Стянув новое платье и запрыгнув в старое, я села на кровать и горько шмыгнула носом.

— Что не так, Лина? — забеспокоилась Чичита. — Что произошло?

Что-что…

— Я это не надену. Я… я… Я же в нём стра-а-а-ашная! — ну а чем ещё объяснять своё нежелание?

— Да какая страшная? — встрепенулась служанка. — Ты в нём настоящая красавица!

— Не-е-е-ет!

Вопреки всей своей сдержанности я таки разрыдалась. Ведь это действительно ужасно — иметь в своём распоряжении столько нарядов, и не мочь их надеть.

Ну и Чичита дров в костёр побрасывала — убеждала, уверяла, приводила разумные доводы… А я отбивалась насколько могла, одновременно борясь с искушением «послушаться старую мудрую женщину». Ведь мне в самом деле страсть как хотелось переодеться! Но…

После двух часов уговоров и слёз Чичита от меня отстала. Затем она притащила знакомый кристалл для сушки и разглаживания одежды, и я отправилась стирать. Да, невзирая на наличие прислуги, сама.

Ну а справившись со своим простеньким гардеробом, заплела косу, смыла слёзы, применила малюсенькое такое заклинание для ликвидации припухлостей под глазами, и вернулась в спальню.

Только отдышаться опять не успела.

— Тут лакей приходил, — сообщила Чичита. — Тебя на ужин зовут.

Я не сопротивлялась. Просто расправила передник, вздёрнула нос и отправилась на встречу новым приключениям.

В сопровождении того же лакея, который, как выяснилось, ждал под дверью, миновала несколько коридоров, лестниц, и вошла в уже знакомый обеденный зал.

Именно тут проходил тот злосчастный пир, но за минувшее время зал, как и весь замок, преобразился. Он стал более нарядным и торжественным. Столов поубавилось, а на тех, что остались, появились белые скатерти и сервизы с позолотой. Как в лучших королевских домах.

Лишь теперь я отменила, что в прошлый раз атмосфера была какой-то более мужской, грубой и даже брутальной. А сейчас добавилась изысканность, которая выглядела всё-таки странно, ведь за столами по-прежнему сидели одни мужи.

Владыка задерживался, а лакей отвёл меня к главному столу и усадил примерно в середине. Пока я шла, все сидели, а едва опустилась на стул, драконы наоборот повскакивали. Я сперва не поняла, но потом… я увидела их.

Женщины. Вернее, леди. Они пришли все вместе и теперь прямо-таки вплывали в зал.

Тонкие, стройные, в изысканных платьях на подобии тех, которые прислали мне, но не это главное. Женщины. Реально! У меня от такого зрелища аж рот приоткрылся.

И пусть с упавшей челюстью я справилась сразу, но глаза оставались круглыми ещё долго. Собственно всё то время, что леди шествовали по залу и рассаживались по своим местам.

За нашим столом оказалось трое, и посадили их гораздо ближе к креслу, предназначенному Владыке. Такое отношение ничуть не обидело, но… но… В общем, мой рот снова приоткрылся. Пришлось подпереть подбородок кулаком.

Ну а потом в зал вошёл уже Владыка, причём в компании Теймиза. Хозяин замка держался важно и точно испытывал удовольствие от того, что резиденция теперь здесь.

Вместе с Дарнаэшем Теймиз проследовал к столу и уселся по правую руку от главного. После этого Дарнаэш кивнул, и все потянулись к тарелкам с закусками — до горячего, которое приносят слуги, было ещё далеко.

И вот все тянутся, наливают себе что-то в бокалы, а я сижу и старательно держу подбородок. Покушать хочется, но попытка справиться с изумлением пока важней.

Минуту сижу, две сижу, три сижу… Тут Владыка не выдержал и уставился вопросительно.

А что ему сказать? Правду? Нет, я-то могу, но не очень хочется кричать через весь стол.

Взгляд Дарнаэша стал требовательней, и я пожала плечами. Всё-таки попыталась дотянуться до общей тарелки с закусками, но оставшись без поддержки подбородок упал опять, и…

— Лина! — строго позвал главный дракон. Все замерли, а леди меня наконец-то «заметили». Я перестала быть пустым местом и вызвала мимолётный, брезгливо-неприязненный, но интерес.

— Здоровьечка вам! — бодро воскликнула я.

Тут же потянулась к бокалу.

Толкнув в бок сидящего рядом Криштоша, попросила вполголоса:

— Налей! Выпьем за что-нибудь.

Похититель привычно смутился и заёрзал, но послушно схватился за ручку стоящего поблизости кувшина. Однако выполнить просьбу не успел…

— Отставить, — хмуро бросил Дарнаэш.

Полминуты, и меня… нет, не выгнали. Меня пересадили! Носатый перебрался на место в середине стола, а я оказалась сидящей по левую руку от правителя, в непосредственной близи так сказать.

Когда села, мне действительно налили, причём Дарнаэш, лично!

И даже выпить позволили, правда без тоста.

Ну а потом…

— Объяснишь, что происходит? — спросил Владыка.

А я… Ну просто не могла держать это изумление в себе!

Глава 12

Короткий взгляд в зал, и я выдохнула:

— У вас есть женщины?

Дарнаэш не понял, нахмурился, и я повторила:

— Женщины! У вас!

Пауза, и…

— И что? — в голосе Владыки мелькнули раздражённые нотки. — Что тут удивительного?

Удивительного? Да та самая неподтверждённая, но более чем логичная версия, к которой я успела привыкнуть! Ведь до этой секунды я леди в замке не встречала. Ни одной!

Впрочем, нет, одну — Эрилайзу — всё-таки «видела», но не здесь, и она к драконам точно не относится.

— Лина? — снова позвал Дарнаэш.

Я скосила взгляд на троицу, сидящую за нашим столом, и подумала — а может не всё ещё потеряно? Может версия правильная, а это… Скажем так: а почему нет?

В общем, я выдохнула и смело наклонилась к Владыке:

— Удивительно то, что ваших женщин никто и никогда не видел. Даже с гномками пусть редко, но встречались, а с вашими — нет.

— И? — ящер сразу догадался, что это ещё не всё.

— И есть мнение, что женщин-драконов вообще не существует. Что у драконов только мужчины. Самцы.

На слове «самцы» кто-то подавился. Обернувшись, выяснила, что это белобрысый. Ящер, который, судя по всему, являлся приближённым или даже советником Владыки, сидел по другую руку от меня и, как поняла, прислушивался.

Ну и ладно! Ну и пусть!

— Как это нет женщин? — снисходительным полушёпотом парировал Владыка. — А как же мы размножаемся?

— Как, — фыркнула я. — Яйца откладываете.

Тут белобрысый подавился сильнее, и даже закашлялся, привлекая лишнее внимание к нашей части стола.

— Мы живородящие, — улыбка Владыки была скорее зловещей, чем весёлой. Оскорбился, бедняга.

— Правда? — я не расстроилась. — Ну, бывает.

Владыка оскалился, и…

— Хорошо. Вообразим, будто драконы яйцекладущие. Только что это меняет? Потомство всё равно производит самка, то есть мысль, что у нас нет женщин — абсурд.

Вот тут-то и крылась суть той самой версии. Основное её зерно!

— Видите ли, Владыка, среди рыб и рептилий есть такие виды, которые способны менять пол по собственному желанию. А драконы ведь тоже… ну как бы рептилии. Так почему нет?

Дарнаэш застыл, уставился шокировано. Зато белобрысый не спешил давиться, и продолжила я скорее для него:

— В случае необходимости получить потомство, дракон-мужчина может временно сменить пол, спариться с подходящим самцом, родить потомство, а потом сменить пол обратно, снова становясь мужчиной. Ну или, как понимаю… — я опять покосилась на сидящих за нашим столом леди, — …остаться женщиной навсегда.

Мысль о том, что расфуфыренные гордячки в прошлом могли быть мужчинами, полностью укладывалась в озвученную версию. Или второй вариант: они мужчины только временно, и сейчас готовятся к спариванию. Либо уже спарились и ждут результат!

— Кхм, — сказал белобрысый.

А Владыка отодвинулся и занялся салатом. Выглядел при этом специфично — словно его по голове ударили. Он жевал, а я, глядя на этот вялый аппетит, тоже к блюдам потянулась.

Потом задумалась — чисто гипотетически! — а какая женщина получилась бы из Владыки? Синеглазая, черноволосая, белокожая… Мм-м, не леди, а воплощённая мечта!

— Лина, знаешь, ты не рассказывай больше никому, — неожиданно сказал Дарнаэш.

В этот миг я решила, что всё-таки угадала, но выражение драконьего лица шептало об обратном.

Эх, нет так нет. Расстрою преподавателя по биологии, когда вернусь.

— Кхм, — повторил белобрысый. — А напомни-ка, как называется твоя деревня?

Это он мне? Вот зараза…

Я сразу погрустнела, но название озвучила.

— Очень интересно, — произнёс белобрысый скептично.

— Кстати да, — поддержал сородича Дарнаэш.

Тут явно следовало расстроиться, но я выбрала другой путь — расправила плечи и спросила гордо:

— А в чём проблема?

Ответ, разумеется, знала, поэтому не удивилась, услышав:

— Уж слишком ты для простой крестьянки умная, — произнёс белобрысый. — И речь слишком грамотная, и говор то появляется, то его и нет.

— И что? — не смутилась я.

— А то, что подозрительно, — ответил белобрысый. — Создаётся впечатление, что ты вовсе не…

— Ой, а вы прям разбираетесь в человеческих деревнях? — перебила я.

Сказала уверенно, и тень сомнения, скользнувшая по лицу собеседника, мне понравилась. Они не разбирались! Но иначе и быть не могло! Зачем драконам изучать быт и особенности жизни простых людей?

— Да у нас уже тридцать лет действует королевская программа развития села и глубинки! — бодро продолжила я. — У нас, чтоб вы знали, и школа есть, и библиотека, и даже Дом культуры с танцами.

Пауза и, насладившись драконьим недоумением, я добила:

— Да что там танцы! У нас ведь даже магико-паровая машина есть! Эспре… экскреме… экспериментальный механизм!

— Экспериментальный механизм? — переспросил Владыка.

— Ага, — я радостно оскалилась. — Трахтором называется. На всё королевство только три такие штуки, и одна — вот, у нас. У неё такие колёса… — я показала руками, — …а сзади плуг цепляется, и трахтор едет и пашет.

Я всё-таки замолчала, хотя могла добавить. Особенно про машину — в реальности её ещё не существовало, но королевский механик, к которому я частенько заглядывала, все уши об этом проекте прожужжал.

Кстати, он в самом деле планировал сделать пробные экземпляры и отправить по деревням. Касательно королевской программы тоже не шутка — выберусь отсюда, обязательно составлю предложение и представлю на рассмотрение папе. Во имя Златы с Микой — а то они только и умеют что семки жевать.

— Кверг! — выдёргивая из размышлений, сказал Дарнаэш властно.

Белобрысый выпрямился, готовый слушать. Значит его зовут Квергом? Что ж, запомним.

— Проверить! — рыкнул главный. — И про трахтор тоже!

Я резко погрустнела — что за недоверие? Неужели я зря тут распиналась? Зачем какие-то проверки? Моих честных глаз недостаточно?

Успокаивало лишь то, что сейчас вечер, а в ночь на разведку не летают. То есть несколько часов спокойной жизни у меня ещё есть.

Остаток ужина прошёл во грехе — в том, который унынье.

Внешне я держалась, но внутри было очень грустно, настолько, что я снова начала планировать побег. Только как быть с магией Дарнаэша? С меткой, которая, по утверждению Владыки, поможет отыскать меня в любой точке пространства?

Что-то подсказывало, что главный дракон не обманывал, и раз так, то… может обратиться к храму? Попросить, чтобы стёр с меня это клеймо?

Я и не заметила, как начала сочинять жалостливый монолог, обращённый к Запретному. К счастью, делала это молча, так что никто из драконов о планах не узнал.

Но на этом хорошее закончилось — едва все доели десерт, а я исполнилась надежды вернуться в покои, Владыка повернулся и сказал мягко:

— Лина, позволь пригласить тебя на небольшую прогулку.

Стало зябко.

Следом взыграло любопытство. Погулять в компании дракона? Когда ещё такой шанс представится? Ведь ясно, что никогда!

В общем, я улыбнулась и кивнула. Встала из-за стола, по инерции кивнула тем, в чьей компании только что кушала, и отправилась вслед за Владыкой.

Руку или локоть он не предложил, но нас и без этого сверлили взглядами. Я буквально кожей ощущала смесь интереса и неприязни — последнее однозначно исходило от дам.

И был один взгляд, который я чувствовала так остро, что даже спина зачесалась! Только оборачиваться не стала и, повинуясь тем же старый привычкам, высоко вздёрнула нос.

Мы покинули обеденный зал, поднялись по лестнице, и… что? Портальная арка? Серьёзно?

Я глянула удивлённо, а Дарнаэш сказал:

— Хочу показать тебе кое-что.

Теперь любопытство аж подпрыгнуло. Но здравый смысл тоже заворочался, намекая, что ситуация из ряда вон.

Случись подобное в родной Вектарии, и будь на месте Дарнаэша какой-нибудь аристократ, я бы заподозрила попытку флирта. Впрочем, может и здесь то же самое? А драконы не так уж отличаются от людей?

Но я всё равно пошла — отобьюсь, если пристанет.

Пронаблюдала как Владыка поворачивает кристалл, устанавливая тот на какой-то нечитаемоей надписи, увидела заполняющее арку свечение и, повинуясь жесту дракона, шагнула внутрь.

Лёгкое головокружение, и я очутилась в другом зале, но куда более роскошном. Отступила, и через миг из арки вышел уже Владыка.

— Как себя чувствуешь? — вежливо поинтересовался он.

Я кокетничать не стала, ответила что нормально, и прогулка продолжилась. Мы вышли из зала, и чем дольше шли, тем сильнее становилось подозрение. В итоге я не выдержала и спросила:

— Это ваша основная резиденция?

— Одна из, — ответил дракон.

Одна? Я чуть не поперхнулась воздухом.

Но если их несколько, и другие не сильно хуже, то… это ж сколько у него денег? Да если так, то три ларца драгоценностей — чистое издевательство! Как горсть мелочи из кармана достать!

Только озвучить мысль я не успела, Дарнаэш как раз подвёл к очередной двери, распахнул её, и я впала в ступор. Первым что увидела была тёмная-тёмная пропасть, а вторым — луна.

Ночь только вступила в свои права, и луна медленно разгоралась. Она была огромной, круглой, сочной, красовалась в окружении мерцающих звёзд. Только проникнуться красотой небесного пейзажа не вышло, мешала пропасть, которая начиналась прямо у наших ног.

— Это чтобы вылетать удобнее? — нервно спросила я.

— Нет, — хмыкнул Владыка. — Смотри!

Как и куда смотреть я не знала и попыталась попятиться, но Дарнаэш удержал, а потом случилось чудо. Воздух заискрился, и над пропастью начал проступать сотканный из лунного света сад.

Сначала он напоминал призрак, но чем дальше, тем чётче становились линии и грани. Я увидела деревья, цветы, фонтаны и беседки! А ещё дорожки, и одна начиналась прямо возле нас, сразу за порогом этой странной двери.

— Рискнёшь? — спросил Владыка, наклонившись к уху. Получилось интимно.

Я сглотнула, причём больше от голоса, чем от перспективы ступить на лунное полотно.

— Ну же, — не дождавшись ответа, подтолкнул Дарнаэш.

Прозвучало ещё интимней, и я опять-таки не сдержалась:

— Соблазнять будете? — Надежды в голосе не звучало, я просто спрашивала. Чётко и прямолинейно!

Выпрямился и отодвинулся. Причём мгновенно! Вот после этого я всё же решилась переступить порог.

Одна нога. Осторожненько, попутно вцепившись в косяк, встать, перенести вес и изумиться — ужасного не случилось. Плитка, которой была вымощена дорожка лунного сада, действительно оказалась материальной.

Оглянувшись на Владыку, я поставила вторую ногу, и…

— Можешь не бояться, — сказал дракон холодно. — Даже если упадёшь, успею поймать.

Всё! Желание познакомиться с садом издохло, и я попыталась вернуться обратно, но вероломный ящер не позволил. Сам шагнул в проём, одновременно хватая за руку, и решительно потащил вперёд, туда, где журчал фонтан.

Шаг, второй, третий… Где-то на десятом я расслабилась, а когда добрались до фонтана, выдернула руку из захвата и принялась щупать всё, до чего дотянусь: бортик, воду, кувшинки…

Да там даже рыбки плавали! Только поймать и потрогать не удалось.

— Это невероятно, — выдохнула я.

— М-да? — отозвался Дарнаэш. — Странно. Я думал в вашей деревне и такого хватает.

Я застыла, потом глянула укоризненно — зачем издеваться? Спустя ещё миг до одной наивной принцессы дошло…

Он обиделся? Серьёзно? Правда-правда?

Осознав это, я уставилась изумлённо, а Владыка надменно заломил бровь:

— Что?

Ничего. Но я попыталась вообразить себя на месте представителя старшей расы, которого заподозрили в желании соблазнить человечку, и… В общем, проехали и забыли. Даже извиняться не буду, чтобы не задеть ещё раз.

— Это правда невероятно, — вернулась к саду я. — Это что за магия?

— Не совсем магия. Просто чудо, сотворённое одним из моих предков.

Мне потребовалось несколько секунд, чтобы осмыслить. То есть сад не просто магический, но ещё и рукотворный? И его сделал один-единственный дракон?

— Он старался ради одной юной леди, — продолжил Дарнаэш тоном лектора. — Хотел произвести на неё впечатление.

— И как? — встрепенулась я. — Произвёл?

Владыка поморщился.

— Возможно. Но она всё равно выбрала другого.

— А тот другой что сделал?

— Ничего, — голос Дарнаэша неожиданно стал жёстче. — Он вообще был на редкость бездарен. Хуже того, он был человек.

Я как раз шла к розовому кусту, чтоб пощупать, и благополучно споткнулась. Остановилась и обернулась чтобы понять — мне ведь послышалось, да?

— Что? — Дарнаэш снова заломил бровь.

— Прости, у меня слуховые галлюцинации, — сообщила я, в который раз забыв о качестве словарного запаса и о деревенском говоре. — Мне послышалось, ты сказал, будто возлюбленная твоего предка влюбилась в человека.

Мужчина промолчал, но молчание было настолько подчёркнутым, что сомнения отпали. То есть я не ослышалась? Но… но…

— А сама леди кем была? — спросила я осторожно. — В плане расы?

— Ну разумеется драконом! — рявкнул Дарнаэш.

Миг, и Владыка взял себя в руки, а я доковыляла до бортика и села. Не сказать, что сильно верила в ту версию о смене пола, но привыкнуть к существованию дракониц ещё не успела, и теперь в голове была белиберда.

Итак, драконы… Леди-дракон влюбилась в человека и, судя по всему, с ним и осталась. При этом отвергла ну очень талантливого и, как не трудно догадаться, богатого поклонника.

Хорошо. До пустим. Но что было дальше?

— Эту юную леди звали Лаэри, — когда я подняла голову, добил дракон.

Тут я снова застыла, а потом качнулась. Дарнаэшу пришлось ловить, потому что кое-кто чуть не нырнул в фонтан.

Лаэри? То есть… Эрилайза? Он утверждает, что моя пра-пра была драконом?

— А можно поподробнее? — жалобно проблеяла я.

— А почему бы и нет?

Глава 13

Рассказчик из Владыки получился, честно говоря, средний. Окажись он в какой-нибудь таверне и пусти по кругу шляпу, ему бы никто не подал.

Дарнаэш не мычал, не запинался, просто говорил слишком сухо, предпочитая голые факты. Словно не историю рассказывал, а читал скучный канцелярский отчёт.

Но я всё равно слушала, причём внимательно. И чем дальше, тем сильнее приоткрывался мой изумлённый рот. Первое и главное — Дарнаэш реально утверждал, будто моя пра была драконом! Дальше история разворачивалась следующим образом:

Лаэри была очень знатной и родовитой. Одной из самых желанных невест во всей драконьей земле. И всё шло неплохо до тех пор, пока юная Лаэри не улетела в «самоволку». Будучи натурой любознательной (хотя Владыка применил другой, менее приличный термин), она стремилась к новому. В этой «самоволке» и познакомилась с кем-то. Драконы до сих пор не знают с кем.

С этого момента начались проблемы. Лаэри стала озвучивать кощунственные идеи о том, что любовь не знает межвидовых границ. Говорить, мол дракон не обязан любить только дракона, и всё может сложиться иначе. Когда отец будущей Отступницы понял к чему дочка клонит, был грандиозный скандал.

Её заперли, грозились выпороть и дальше по списку. Тогда Лаэри, будучи не только любознательной, но и «упрямой как последняя ослица», пошла на тактическую хитрость — вернее, воплотила в жизнь свой «предательский вероломный план».

Она заявила, будто раскаивается, а когда её отпустили, выкрала Камень силы и спрятала в храме. При этом Отступница вступила с храмом в некий сговор — Дарнаэш не знал, что именно она наговорила, но факт в том, что с тех пор храм закрыл свои двери и к бриллианту никого не подпускал.

Пропажа камня — а ведь про то, что реликвия в храме, узнали не сразу! — стала шоком. Пока драконы метались в панике, Лаэри сбежала на человеческую территорию. При этом она умудрилась снять с себя все следящие печати и заблокировать голос крови. В итоге найти леди так и не смогли.

Когда Владыка договорил, я предприняла новую попытку бултыхнуться с бортика, но меня снова поймали. Дарнаэш смотрел хмуро, буквально буравил взглядом, и я прокомментировала:

— С ума сойти.

Дракон промолчал. Я сперва тоже молчала, переваривая услышанное, а потом появился вопрос. Допустим, пра действительно была драконьей леди, но мы-то, в смысле семья, почему не знаем?

Впрочем, спросить вот так, напрямик, я не могла, поэтому пошла в обход.

— То есть вы утверждаете, будто Лаэри ушла к людям? — озвучила я.

— Отступница, — поправил Владыка. Кстати, в процессе рассказа только так он её и называл. Без имён. Словно имя — яд.

— Хорошо, Отступница. — Я кивнула. — Но разве это логично? Она же дракон! Разве подобное можно скрыть?

— Если имеешь в виду здоровье, продолжительность жизни и способность менять форму, то это не проблема.

— То есть?

— Отступница отказалась от своей драконьей сути, запечатала эту часть себя.

Прозвучало настолько уверенно, будто Дарнаэш лично присутствовал при этой процедуре. Конечно я взглянула со скепсисом. А он закатил глаза.

— Мы знаем, потому что в каждом клане есть особый артефакт. Вы, люди, называете подобное родовым древом. На полотне изображены все члены клана. Когда кто-то умирает, изображение его дракона исчезает. Если же первая ипостась утрачивает силу, то изображение остаётся, но гаснет, теряет блеск.

Я зажмурилась, и перед мысленным взором сразу возникла здоровенная фреска с изображением множества крылатых созданий. Они летали, перемещались по поверхности и мерцали — кто-то ярче, кто-то наоборот.

Почему-то возникло ощущение, что сила мерцания зависит от непосредственной силы дракона, но это было сейчас не важно.

Пра отказалась от драконьей сути? Запечатала? Но разве такое может быть?

— То есть она убила своего дракона? — вопрос вырвался неожиданно, но показался важным.

Владыка посмотрел с недоумением.

— Первую ипостась нельзя убить, — уверенно сказал он. — Дракон — это не отдельное существо, а часть нашей личности. Не самостоятельная, но неотъемлемая. Это как талант или черта характера. Одна из граней нашего существа.

Я подумала и кивнула. Получается пра никого не убивала? Уже легче.

— Но если эту часть запечатать, то долголетие тоже исчезнет?

— Разумеется, — отозвался Владыка. — Продолжительность нашей жизни и особенное здоровье напрямую связаны со способностью воплощаться в дракона. Закрой дракона, и…

Он запнулся, но я догадалась и закончила:

— Вы станете почти неотличимы от людей?

Дарнаэш дёрнулся и глянул возмущённо, а я поняла — да, всё правильно. Только, если так, значит наши расы ближе, чем все думали? Возможно мы даже одна эволюционная ветвь?

Впрочем, если вспомнить, что один из первых драконов взял себе человеческую девственницу, то…

Хотя нет. Продолжать тему я не стала. Вздохнула поглубже и задала другой вопрос:

— Отказаться от крыльев — это, наверное, очень тяжело?

— Это преступно!

Жар, с которым было сказано, мог опалить, но я зацепилась за другое.

— Значит, у леди Лаэри была очень высокая цель. Она была слишком влюблена.

Мы вели как бы серьёзный разговор, и ничто не располагало, но на губах вспыхнула мечтательная улыбка. Портрет пра-пра-пра — да и не вспомнить сколько раз «пра» дедушки — я помнила не хуже, чем портрет Эрилайзы, и… да, там было от кого голову потерять.

Высокий, статный, красивый… С пепельно-белыми волосами, пронзительными глазами и волевым, но при этом добрым, лицом.

Эх, будь я на месте Эрилайзы, тоже бы в своего деда влюбилась!

А в драконов с их жадностью и высокомерием — нет!

— Лина? — позвал Владыка почти злобно. Но стереть улыбку с лица всё равно не получилось.

Кое-кому мои выводы не понравились настолько, что он прошипел:

— Это не любовь, а предательство. Отступница предала и подставила нас всех!

— Да неужели? Ну забрала какой-то камень, и что?

— Это не просто камень, а реликвия!

— Вы драконы, — напомнила я с нажимом. — У вас добра столько, что одной реликвией больше, одной меньше — не обеднеете.

Кажется, Владыка собирался зарычать, но в последний момент всё же передумал. Замер, вдыхая прохладный воздух лунного сада, а потом передо мною снова возник вежливый, уравновешенный, почти доброжелательный аристократ.

— Это очень ценная реликвия, — поправился он. Слово «очень» подчеркнул. — Настолько, что ни с одним богатством не сравнится.

Тут я могла напомнить про три ларца, но не стала.

— От этого камня зависит…

А вот теперь Владыка замолчал.

Осёкся, замер и уставился на меня настолько пристально, что захотелось почесаться и поправить волосы. Причём в синих глазах, как и при самой первой нашей встрече, отчётливо читалось недоумение — что-то из числа «зачем я всё это сказал?»

Секунда, две, а потом ящер мотнул головой и процедил:

— Ну точно кровь Отступницы!

Я подалась вперёд со всем своим любопытством, но мне не объяснили.

— Так, всё! — скомандовал главный из чешуйчатых. — Пойдём!

Протянутая рука, захват, и меня потащили дальше по саду. Мимо других фонтанов, мимо беседок и многочисленных клумб.

Я не сопротивлялась, хорошо понимая, что ничего дурного дракон мне не сделает — по крайней мере до тех пор, пока не достану камень. Только с камнем по-прежнему ничего не ясно, и…

— Владыка, а вы тоже воровали девственницу при первом полёте? — неожиданно для самой себя спросила я. — И как она? Где она теперь?

Споткнулся, остановился, окинул меня… да-да, новым вертикальным взглядом!

А потом мне сообщили:

— Я девственниц не воровал. Я проходил посвящение в боевом клане, там правила и порядки другие.

— Ага! — не сдержавшись, изобличительно воскликнула я.

Порядки другие, а значит…

— Значит, можно и не воровать? Обойтись без этого глупого обычая?

— Ну почему же глупого? — парировал Владыка. — В этом году, например, у нас очень даже неплохой улов!

Он наклонился к самому моему лицу, явно желая испугать, и я даже собралась взвизгнуть, но в последний миг передумала. Что-то случилось. Что-то задело. Как будто нечто призрачное ласково коснулось пальцами щеки.

Взгляд дракона сфокусировался на моих губах — пусть на секунду, но всё-таки, и в голове мелькнуло, что насчёт «отобьюсь», я погорячилась. А спустя ещё миг…

Бриллиант на шее Владыки вспыхнул алым, а сам амулет подпрыгнул. Дракон тут же застыл, резко отодвинулся и, стремительно развернувшись, уставился на дворец, к которому примыкал сад.

Эта махина с высокими стенами и острыми башнями была тут всё время, и свет от окон падал на лунные розы, однако я внимания не обращала — до этого самого момента. На «настоящую резиденцию» взглянула лишь теперь и, конечно, прониклась величием. Только не в величии суть.

Я видела реакцию Дарнаэша, его движения кричали об опасности. Я попробовала вглядеться в строгий фасад, чтобы понять, но…

— Иди обратно к двери, — приказал Владыка. — Сейчас.

Я кивнула и подчинилась. Зашагала по дорожке, по которой мы пришли — на бег не срывалась, но торопилась.

Сделала шагов десять, когда что-то заставило оглянуться на Дарнаэша, и в эту секунду я увидела то, что сложно забыть.

Владыка драконов, который всё время стоял неподвижно и таращился то ли на стену, то ли куда-то мимо, вдруг сорвался с места. Я смогла разглядеть частичную трансформацию — отросшие длинные когти и чешую, закрывшую ладони и часть лица.

Но это опять-таки ерунда — Дарнаэш рванул с такой скоростью, что у меня сердце замерло. Нечеловеческой! Немыслимой! А потом ещё и взлетел, причём без всяких крыльев.

И тут мне стало по-настоящему страшно. Просто я увидела, как пространство перед замковой стеной вспарывается, и из этой длинной «раны» появляется огромная голова.

На первый взгляд дракон, но я уже видела настоящего дракона, а ещё видела статуи драконов изображающие. Этот монстр отличался — он был неправильным, совсем-совсем не таким.

Зубы жёлтые, глаза навыкате и налиты кровью. Чешуя как у больной рыбы — белёсая, с заметными проплешинами и свисающей на сгибах бахромой. Словно какое-то умертвие, только в драконьем варианте и не совсем материальное. Да, этот неправильный дракон тоже был в какой-то степени призрачным, как и сад!

Осознав последнее, я немного приободрилась, а когда чудовище взревело и где-то поблизости раздался грохот камнепада, страх вернулся. Я даже отмерла и уже вприпрыжку помчалась прочь, но потом опять остановилась, чтобы посмотреть…

Владыка бил. Он ударил прямо в полёте — сперва когтями, а потом ярким светом. Причём свет этот исходил из зажатого в его руке амулета с Камнем силы.

Удар, ещё один, «умертвие» ринулось вперёд, а тот самый разрыв пространства стал длиннее. Я увидела гигантскую лапу с кровавыми когтями, и эта лапа попыталась сбить парящего в небе Владыку, но тот ускользнул.

Теперь Дарнаэш не просто висел — я видела сотканные из тьмы крылья, и кажется чувствовала их мощные удары о воздух. А ещё видела свечение амулета, и именно амулет был главным оружием в этой схватке, как я поняла.

Владыка опять ударил когтями, а потом снова светом, и именно последний отпугнул «умертвие». Неправильный дракон качнулся назад, возвращаясь в то скрытое за разрывом пространство, а после этого Владыка закричал что-то на незнакомом языке, и амулет засветился нестерпимо ярко.

Лучи устремились к разрыву, и я смогла пронаблюдать, как медленно сшивается невесомая, да словно и не существующая ткань.

Последний ярчайший всполох, и всё, тишина, будто ничего и не было. У меня рот от переизбытка чувств приоткрылся, а Дарнаэш, сильно качнувшись, начал спускаться на своих сотканных из тьмы крыльях, и…

Вот он уже внизу! А сад, кстати, очень большой, настоящих драконьих размеров. Я на одном конце лунного творения, а синеглазый ящер на другом, а между нами ещё и кусты-клумбы-фонтаны, но его пристальный взгляд я ощутила настолько явно, будто стоит Владыка в трёх шагах.

Ощущение не понравилось! Более того, я вдруг вспомнила о приказе и даже предприняла новую попытку добежать до двери, но Дарнаэш догнал раньше. Буквально несколько секунд, и вот он уже загораживает дорогу. Выглядит при этом поцарапанным и подпаленным, хотя огня точно не было. Или всё же был?

Я, конечно, сразу остановилась, а Владыка…

— Лина, у тебя проблемы со слухом? — прозвучало взбешённо.

Я сделала большие глаза в надежде, что это его успокоит, но не вышло.

— Или просто с головой? Я же сказал уходить! А ты?!

Тут я потупилась, молчаливо признавая вину и соглашаясь со всеми обвинениями, и Дарнаэш, кажется, удовлетворился. Он зашипел, однако этим дело и ограничилось — никаких новых ругательств и вопросов. С его стороны. А с моей…

Выждав немного, я таки подняла глаза на ящера и поинтересовалась тихо:

— Дарнаэш, а что это было?

Застыл на миг, словно опешил от фамильярности с именем. Но тут же выдохнул и ответил сурово:

— Ничего, что хоть как-то тебя касается!

После этого мне протянули руку, и стоило коснуться драконьей ладони пальцами, как моя собственная конечность очутилась в капкане. Владыка решительно потащил прочь, к телепортационной арке. В общем, прогулка закончилась, пора возвращаться. Всё.

Глава 14

Ночь прошла неплохо, хотя мысли роились всякие. Думалось в основном о происшествии на прогулке, и хотя Владыка так и не объяснил, кое-что я всё-таки поняла.

То чудовище, кем бы оно ни было, очень опасно, и чтобы загнать его обратно в неведомое логово нужен Камень силы. Возможно чудовищ несколько и опасность гораздо серьёзнее, чем сейчас кажется. Если так, то желание заполучить второй камень — это не жадность, а необходимость. Но есть одно «но».

Большой бриллиант выкрала моя пра, и она была драконом! Причём Лаэри-Эрилайза занимала довольно высокое положение, а значит обладала большей информацией, чем я.

Она не могла не знать для чего нужен камень, и если он выполняет жизненно-важную функцию, пра не стала бы его прятать. Да и храм вообще-то разумен — то есть может пойти навстречу в случае необходимости. Может снова распахнуть свои двери для ящеров и вернуть им бриллиант.

Только храм этого не делает. Почему?

Вариантов много.

Может опасность не такая уж большая? Или есть некое условие? Например, чтобы заполучить реликвию, драконы должны поумнеть?

Ведь пра ушла потому, что влюбилась, а ящеры не желали дать ей возможность быть вместе с любимым. Чем там грозился мой сколько-то раз прадед? Выпороть? Не-е-ет, уж кто, а Эрилайза не стала бы такого терпеть!

В общем, я что-то поняла, в чём-то запуталась, и решила не забивать себе голову. Все живы-здоровы? Вот и отлично! А если Дарнаэшу так нужен второй камень, он сумеет мне объяснить.

Более того, моя миссия заключается в другом — в прекращении незаконных действий на территории Вектарии! Остальное вторично, и лично мне «умертвия» точно не интересны.

То есть да, ночь прошла неплохо, зато утро встретило кошмаром. Не в переносном смысле, а в самом прямом.

Приснилось, будто отчёт украли, и я аж подпрыгнула на кровати. Вскочила, стремительно огляделась и помчалась проверять свой тайник.

Я спрятала исписанные листы в щель между стеной и платяным шкафом. Щель незаметная, узкая, и… в этой, материальной, реальности всё оказалось на месте…

Но не успела я облегчённо выдохнуть, как послышались шаги, и в покоях объявилась Чичита. Дородная представительница племени эргов улыбалась от уха до уха и была искренне рада меня видеть.

— Я, Линочка, завтрак тебе принесла! — оптимистично заявила она.

Ну а после завтрака, к которому я успела умыться, одеться и вообще привести себя в порядок, на пороге появился Теймиз. Хозяин замка тоже улыбался, только улыбка была дежурной, а сам он был заметно напряжён.

— Доброе утро, — осторожно поздоровалась я.

— Очень доброе, — ответил толстяк сквозь зубы. — Если поела, то пойдём. Владыка вызывает.

Я сразу приуныла. Всем хорош синеглазый, но я ещё не успела по нему соскучиться.

— А если не поела? — да, я решила потянуть время.

— Тогда голодная пойдёшь! — уронив-таки улыбку, раздражённо гаркнул дракон.

Эх, грусть-тоска! Но что делать? Встала, поправила передник и отправилась уже знакомым маршрутом — в тот, вчерашний, кабинет.

Войдя, увидела уже четыре кресла. В первом сидел Дарнаэш, до отвратительного свежий, и ничуть не потрёпанный после той драки. В двух других — белобрысый с носатым. Последнего, кстати, звали Тиришем, как удалось узнать.

Четвёртое кресло пустовало, и именно на него кивнул Владыка, только я не порадовалась, а погрустнела ещё больше. Просто в кабинете, кроме прочих, обнаружился Криштош, и я догадалась, о чём пойдёт речь.

— Садись-садись, — подтолкнул Дарнаэш.

Я очень неохотно подчинилась, а едва села, услышала ироничное:

— Значит, трахтор?

Не будь тут Криштоша, я б заявила, что ящеры просто перепутали деревню. Однако главный свидетель присутствовал, и…

— Неужто сломали или потеряли? — я сделала большие удивлённые глаза.

— Угу, — хмыкнул Дарнаэш. — Вместе со школой, библиотекой и Домом культуры.

— Зато танцы остались, — издевательски добавил Тириш.

Я шумно вздохнула. Хотела ответить, но, невзирая на весь боевой пыл, а что тут скажешь?

— Кстати, — подал голос белобрысый, — мы ведь ещё с жителями пообщались.

По коже волной пробежали неприятные мурашки. Если подданным из-за меня досталось — это плохо. Такого я себе не прощу.

— Они сначала не хотели говорить, — подхватил носатый. — Немного испугались нашего появления и перевоплощения, но потом сознались.

— В чём именно? — уточнила я осторожно.

— Ты не из этой деревни, — носатый оскалился. — Пришла к ним пару месяцев назад.

Всё. Я погрустнела по-настоящему. Даже голову опустила, демонстрируя своё состояние.

— Зато как пела! — хмыкнул Владыка. — Про справедливость, про замужество, про загубленную судьбу!

— А это всё, между прочим, правда, — тут же вскинулась я. — От ваших похищений одни проблемы, и девушки страдают.

— Угу, конечно, — в голосе Дарнаэша не было ни тени сочувствия. — Очень страдают. Только знаешь, Лина… — моё имя намекающе подчеркнули. — Ведь это не всё, что нам удалось узнать.

Я не испугалась и зацепилась вообще за другое:

— Хочешь сказать, что ты тоже летал в ту деревню?

Кто-то поперхнулся. Как выяснилось, это был Теймиз, который никуда не ушёл и теперь подпирал закрытую дверь.

Секундная пауза, и…

— Теймиз, Криштош, оставьте нас, — сказал Владыка мягко.

Мой похититель помчался к выходу вприпрыжку, а его родитель ещё несколько секунд сопротивлялся — уж очень ему хотелось погреть уши. Только главный дракон был непреклонен, и «лишние» всё же вышли. Ух, как мне хотелось присоединиться к их компании и покинуть кабинет!

Но я, увы, осталась, а Дарнаэш подтвердил:

— Летал. Очень познавательная получилась прогулка.

Я поёжилась, и синеглазый достал совсем уж неприятный козырь:

— Мы обнаружили следы воздействия ментальной магией. — И после паузы: — На всех жителях, Лина. На всех!

Ну… что тут ответить? Да, грешна. Исправиться не обещаю.

— И такие же следы на служанке, которую к тебе приставили, — скалясь добавил Тириш. — На Чичите.

Я поёжилась снова.

— А притворялась, будто понятия не имеешь о своей магии, — изобличительно добил Дарнаэш.

Из важного — Владыка не злился. Он наоборот радовался тому, что поймал с поличным, и это было неплохо. Если радуется, значит настроение хорошее и шансы на выживание выше, и мы вероятно найдём общий язык.

Я виновато улыбнулась и уже открыла рот, чтобы объяснить, но была перебита белобрысым Квергом:

— Она не раскаивается.

У-у-у! Да кто же тебя, проницательный ты наш, спрашивает!

— Вижу, — кивнул Владыка, окончательно превращаясь в кота, пережравшего сметаны.

Нет, он правда был очень доволен! Что, впрочем, не помешало ящеру резко посерьёзнеть и задать холодный вопрос:

— Как тебя зовут?

Вдох, выдох, воспоминание о важности моей миссии, и я ответила:

— Лина — это настоящее имя.

Глянул недоверчиво, однако не поспорил.

— Откуда ты?

— Из Вектарии, — печально вздохнула я. — Название города, в котором жила, ничего вам не скажет. В Вектарии десятки таких городов.

Дарнаэш хищно сверкнул глазами и заявил:

— Я требую правды! Правды и подробностей. Как и зачем ты оказалась в той деревне, как бросилась в лапы Криштошу, чтобы очутиться здесь, как…

Договорить он не смог. Просто я аж подпрыгнула от возмущения! В чём-чём меня только что обвинили? Да он вообще соображает, что говорит?

— Я не бросалась! Просто стояла посреди луга!

— Стояла? — переспросил Дарнаэш. — Приглашающе стояла, провокационно? Я прав?

У меня аж щёки от такой несправедливости вспыхнули.

— Не приглашающе, а просто. Я не убегала потому, что до последнего не верила, что драконы кого-то воруют. В тот момент я думала, что драконы — цивилизованные существа!

Все посмотрели косо, а Тириш уточнил:

— Тогда думала так, а теперь думаешь иначе?

Вопрос был риторическим. Во время того пира я раз и навсегда убедилась в драконьем бескультурии, и даже тазик икры, подаренный после, уже не мог меня смягчить.

Но озвучивать претензии ещё раз я не стала, и ящеры поняли.

Мы помолчали ещё немного, потом прозвучало недовольное:

— Ну, допустим. Предположим, твоё появление на нашей территории всё-таки случайность. Но с остальным что? — Владыка красиво заломил бровь.

Я села обратно в кресло и выпрямилась.

— Меня действительно зовут Линой, и до недавнего времени я жила в городе, а в глухомань забралась, скрываясь от…

— Дай-ка угадаю, — перебил Кверг. — От врагов?

Белобрысый издевался. Собственно все сейчас издевались, и тем важнее было удержать лицо.

— Нет. Враги не при чём. — Я на миг опустила ресницы как бы стесняясь. — Я скрываюсь от закона. Вы не подумайте, я ни в чём не виновата, просто… Я работала, вернее подрабатывала, выполняя небольшие поручения магического характера. Но моего работодателя арестовали, а меня пытались привлечь в качестве свидетеля, но, зная наше правосудие, я решила спрятаться и переждать.

— Как? — воскликнул Тириш. — В человеческих королевствах тоже есть несправедливость?

Я зыркнула злобно и опять-таки промолчала.

А Дарнаэш подтолкнул:

— Дальше.

Мой новый вдох и финал истории:

— Я знаю, что всё будет хорошо, и как только власти разберутся в той истории и оправдают Ганса, я вернусь.

Знала, что сыграла великолепно, а у драконов нет причин не верить в эту легенду. И трио дознавателей в самом деле посерьёзнело, правда вместо логичных вопросов про подробности моей «работы» или про «обвинения» прозвучало:

— Кто твои родители? — вопрос задал Дарнаэш.

Я сперва удивилась, но тут же сообразила — дело в Эрилайзе. Владыка с самого начала сомневался, что Отступница могла осесть в какой-то человеческой деревне и сейчас явно искал аристократический след.

А где семья там что? Правильно, другие потомки той, которая украла бриллиант. Возможные носители крови, на которых, чисто теоретически, тоже может отреагировать храм.

От этих мыслей по спине скользнул холодок. Родных надо защитить! Это не менее важно, чем защита подданных.

И пусть я сейчас прикидывалась простолюдинкой, но давать повод для поисков моей семьи не хотелось, поэтому я сказала:

— Не знаю. Я подкидыш, биологические родители мне неизвестны, а вырастили меня… мои родители пекари. То есть папа пекарь, а мама помогает ему по мере сил.

Снова подозрительные взгляды, но ими дело и ограничилось.

— Хорошо, — сказал Владыка после недолгой паузы.

Тут же повернулся к приближённым и добавил:

— Оставьте нас наедине.

Кверг с Тиришем не обрадовались, даже возмутились и попробовали возразить, но, как и в случае с парочкой Теймиз-Криштош, главный дракон был непреклонен.

В итоге белобрысый с носатым подчинились, только последний задержался на пороге, чтобы взглянуть на настенные часы и напомнить:

— Владыка, у вас аудиенция через пять минут.

Дарнаэш небрежно кивнул — уж что, а расписание его сейчас интересовало мало. Едва дверь закрылась, Владыка повернулся ко мне и сказал:

— Новое предложение. Вместо ларцов счёт в банке, новая внешность, чистые документы и возможность переехать в любое королевство. — И уже насмешливое: — На время, конечно. Пока вопрос с правосудием Вектарии не решится.

Прозвучало так, словно в мою невиновность ну вообще не верят. От этого стало немного обидно, но виду я не подала.

Снова вздохнула, и…

— Заманчиво, — я притворилась, что задумалась. — Но, как вы уже поняли, я пока никуда не тороплюсь.

Последнее, конечно, было блефом, ведь вырваться хотелось. Правда не настолько, чтобы помочь драконам непонятно в чём, да ещё за гроши.

Ну и вопрос воровства девиц оставался открытым, а без этого… Короче, нет. Вернее, в целом да, но я ещё подумаю.

— И поисковую сеть с меня снимешь? — я решила прощупать почву. «Сеть» очень не нравилась, ведь с ней я буду под колпаком везде.

— Какую сеть?

Дракон удивился слишком искренне. Настолько, что я закатила глаза, показывая — фокус не пройдёт.

После этого Владыка снова посерьёзнел.

— Сеть останется, — безапелляционно заявил он.

— Тогда камень силы тоже останется в храме, — нет, сдаваться я по-прежнему не собиралась.

Хмыкнул, рыкнул, и… тут в меня полетел новый сгусток золотистой магии.

Всё случилось так быстро, что я даже испугаться не успела. Магия коснулась груди и, запылав ещё ярче, стремительно растеклась по коже, превращаясь в этакий слитный, полностью закрытый костюм.

Я снова вскочила, рот возмущённо приоткрылся. Просто не нужно быть гением, чтобы понять — прошлое заклинание Дарнаэш не снял. Более того! Этот мерзкий тип добавил новое и, судя по интенсивности свечения, усиленное.

— Да что ты себе позволяешь? — выдохнула я, совладав с голосом.

— Когда имеешь дело с криминальным элементом, лучше подстраховаться, — спокойно ответил дракон.

У меня аж кулаки зачесались, но приступ бешенства был недолгим. Я в очередной раз выдохнула и решила, что всё к лучшему. В конце концов, я действительно не особо тороплюсь.

Вреда мне тут не причинят, икрой, если как следует намекну, накормят, так чего ещё надо? Посидим, подождём, отчёт свой на случай стирания памяти дополним, а потом… уж выберусь я отсюда как-нибудь.

— Всё, — бросил Владыка. — На сегодня разговор окончен, ты свободна. Но рекомендую подумать как следует, потому что нянчиться с тобой вечно я не хочу.

Хорошо. Поняла. Я отступила от кресла, присела в книксене и развернулась к двери. Сделала шаг, когда дверь распахнулась, напоминая о том, что Дарнаэш вообще-то правитель, у него государственные дела, расписание и что-то там ещё.

В кабинет вошёл носатый Тириш…

— Владыка, можно? — официальным тоном уточнил он.

— Приглашай.

Дарнаэш не сказал, скорее отмахнулся, явно не желая заниматься этими делами, но куда он денется? Я приготовилась прошмыгнуть мимо визитёров и вернуться в свои покои, уже нацелилась на дверную щель, но кое-что пошло не так.

Я не споткнулась! И это было чудом, потому что в кабинет вошла ну очень знакомая компания. Лорд Зифиль, лорд Симираль и виконт Йерс — наши уважаемые послы.

Я замела, превращаясь в статую. В сознании вспыхнула мысль — не узнают! Я ведь в крестьянском платье, без привычной причёски и заметно потолстевшая! Да и не замечают люди их уровня нас, простых смертных.

Всё обойдётся. Всё…

Лорд Зифиль поклонился Владыке, выпрямился, взглянул на меня, и глаза этого ушлого политика резко расширились. В следующую секунду прозвучало изумлённо-возмущённое:

— Ваше высочество? Как это понимать?

Ээ-э…

Я и ухом не повела, искренне надеясь, что драконы не услышат, а Зифиль поймёт, что лучше промолчать, и продолжения не будет, но удача явно повернулась к одной принцессе задом.

— Ваше высочество, что это такое! — продолжил возмущаться Зифиль. — Как вы здесь оказались? И почему в таком неприличном виде?

Ну, всё. Конец.

Глава 15

Я осторожно перевела взгляд на Владыку — сидит неподвижно, смотрит внимательно. Лицо ничего не выражает, но это обычная маска, призванная не допустить демонстрации чувств.

Тириш тоже замер, лицо тоже стало непроницаемым, как и у заглянувшего в кабинет и всё слышавшего Кверга.

Эх, невезение. А как хорошо всё складывалось! Что за бес принёс этих послов?

— Кхм, — прокашлялся Тириш, и все драконы ожили.

Владыка прошёлся знакомым взглядом с головы до ног сперва по мне, потом по лорду Зифилю, после чего откинулся в кресле и сцепил руки над головой.

На бесстрастном лице появилась тень улыбки, и это был лишь отголосок истинного настроения. Клянусь: там, внутри, дракон неприлично хохотал!

— Ээ-э… — сказала я.

Хотела свести ситуацию к шутке, мол этот седовласый мужчина обознался, только заговорить мне не дали.

— Ваше высочество? — переспросил Дарнаэш, обращаясь к Зифилю.

— Принцесса Азалина, дочь его величества Селтора Третьего, правителя Вектарии! — с готовностью, торжественно объяснил тот.

Я невольно втянула голову в плечи, а Зифиль добавил:

— Владыка, вы позволите?

Увы, он позволил, и следующие слова лорда адресовалась уже мне:

— Ваше высочество, как вам не стыдно? — воскликнул глава наших дипломатов. — Ваш отец с ног сбился! С ума сходит от беспокойства! Всё королевство вверх дном перевернул!

Пауза и продолжение:

— А ваш жених? У почтенного Биорика вообще-то сердце слабое, и давление скачет, а вы? Взрослая девушка, а ни капли ответственности!

Я потупилась, а Дарнаэш неожиданно встрепенулся.

— Жених? — хмыкнул он. — Ну-ка, ну-ка?

— Её высочество помолвлена с правителем Дандрии, Биориком Криво… э… Длинноногим, — с готовностью объяснил Зифиль. — Свадьба совсем скоро, все ищут сбежавшую принцессу, а она, как выяснилось, тут.

Во взгляде Дарнаэша мелькнуло что-то недоброе, Зифиль даже побледнел, но через миг туча рассеялась.

— Значит, принцесса, — произнёс Владыка. — От жениха сбежала.

Поворот головы, всё внимание на меня, и насмешливо-спокойное:

— Ну и как ты, Аза-Лина, это объяснишь?

Я смутилась, и…

— Только не говори, что лорды обознались, — перебил порыв Дарнаэш. — Что внешность принцессы — это иллюзия, приобретённая на чёрном рынке в обмен на испечённые твоим «папой» булочки.

Кажется, у меня щёки порозовели, а Зифиль подпрыгнул, добравшись в своих размышлениях до главного вопроса:

— Ваше высочество, а как вы тут оказались?

Я открыла рот, но тут же закрыла и предпочла вернуться к реплике Владыки — всё-таки он выше по рангу, и этикет обязывает отвечать сначала ему, а уже потом остальным.

Пауза, нервный всхлип и признание:

— Дарнаэш, я не собиралась врать. Просто принцесса, сбежавшая от жениха, это так банально, что ты бы не поверил.

Кто-то подавился — видимо опять от фамильярного обращения. Зато Владыка не дрогнул, но его ответ сочился такой иронией, что стало не по себе:

— Ну почему же не поверил? Одна твоя родственница уже сбегала от жениха, а история, знаешь ли, имеет привычку повторяться. Наследственность опять-таки подходящая. Милая, да я был бы первым, кто поверил в такой рассказ!

Снова кто-то подавился. Кажется от того, что Владыка назвал «милой».

— Кстати, а что у жениха с давлением? — продолжил ящер синеглазый. — Почему скачет? А с сердцем что?

— Ничего у него не скачет, — я вскинула подбородок. За Биорика вдруг стало обидно. — Всё у него хорошо. Получше чем у многих.

Владыка вопросительно взглянул на Тириша, и тот сказал:

— Старость. Кстати, на самом деле король Дандрии носит прозвище Кривоногий. Думаю, понятно почему.

Не то чтоб я собиралась выходить за Биорика, но такая презентация моего возможного супруга была неприятна. А ещё я поняла, что притворяться уже без толку и, расправив плечи, гордо выпятила грудь.

Да, я — принцесса! И похищение меня — это дипломатический скандал, но мы как-нибудь договоримся!

Впрочем, о чём разговаривать? Тут наши послы, значит где-то рядом есть телепортационная арка с правильными настройками, и мне пора домой.

Я натянула на лицо улыбку и уже приготовилась попрощаться с Дарнаэшем, когда ящер вероломный сказал:

— Господа, благодарю за разъяснения. И приглашаю вас погостить в моей основной резиденции пару… хм, ну, для начала недель, а там как пойдёт.

Зифиль и компания встрепенулись, я — тоже. Плен? Серьёзно? А драконы не боятся потерять дипломатические отношения с Вектарией?

Я посмотрела на Владыку и неожиданно поняла, что ему эти отношения до того места, которое в приличном обществе не называют. Просто драконы несоизмеримо сильней, и дружба выгодна прежде всего нам, а не им.

Точнее, только нам она и выгодна, а драконам — плевать.

В том, что касается послов — будь на месте Дарнаэша кто-то из человеческих королей, мы б уже строили войска, а так… Воевать с драконами? Простите, дураков не найдётся. Во-первых, между нами горы, а во-вторых, у ящеров есть крылья, огонь, повышенная масса тела и прочая боевая мощь.

И всё бы ничего, но чувства какой-то обречённости не возникло. Да, они сильнее, но это ещё не конец.

— Дарнаэш, зачем? — спросила я.

— А почему нет? — отозвался Владыка. — У нас чистый воздух, хорошее питание, красивые пейзажи.

Я закатила глаза — ему обязательно придуриваться? Не может сказать прямо?

— Давай обойдёмся без лишних жертв? — просто сказала я.

— Давай, — с готовностью отозвался он. Но вместо ожидаемого шага навстречу и отмены плена прозвучало: — Всё в твоих руках, Лина. Ты знаешь, что нужно сделать, чтобы изменить моё решение.

Главный дракон замолчал, и я-то поняла о чём речь, но наши дипломаты…

Щёки лорда Зифиля резко порозовели, а Симираль с виконтом стали прямо-таки пунцовыми. Именно виконт, как самый молодой и горячий, выпалил:

— Вы на что намекаете? К чему склоняете нашу принцессу?

Владыка не дрогнул, но… неожиданно скользнул по мне предельно странным взглядом. Словно на миг действительно допустил возможность неприличного предложения.

Он! Представитель старшей расы! Допустил возможность интереса ко мне?

Я аж икнула от неожиданности и на всякий случай отпрянула. Владыка заметил и брезгливо поморщился, выражая отношение и вообще.

— Нет, я понимаю, что вы Владыка, — продолжил тем временем виконт. — Что вы самый сильный и наделены безграничной властью в этих землях, но если вы скомпрометируете нашу принцессу, то…

Тут Дарнаэша буквально перекосило, а я резко повернулась к дипломатам. Объективно, я могла ожидать выступлений лорда Зифиля, и ничуть не удивилась его публичной отповеди, потому что Зифиль был одним из главных сторонников моего брака с Биориком. У Зифиля аж три поместья в пограничных с Дандрией землях и некий, как мне думается, дополнительный интерес.

Но несдержанность виконта…

С секунду я смотрела на них, потом чуть прикрыла глаза и расфокусировала взгляд, чтобы увидеть магическую составляющую. Картинка получилась ожидаемая — вокруг каждого из мужчин имелся прочный купол, созданный защитными амулетами, которые всем посланникам в чужие земли выдают.

Прозрачная оболочка выглядела нерушимой, но я продолжила приглядываться и, наконец, отыскала — для начала в защите лорда Зифиля. Там вверху, примерно в районе виска, имелась маленькая такая дырочка…

То есть на Зифиля воздействовали? Применили к нему некую постороннюю магию? И скорее всего ментальную, как понимаю. Ведь именно ментальная магия обычно снимает барьеры разума и развязывает язык.

Вслед за этой пришла друга догадка, и я ошарашено повернулась к Дарнаэшу.

— Что? — тут же встрепенулся он.

— Эта встреча не случайна, вы её подстроили, — выдохнула я.

Речь шла о столкновении с дипломатами из Вектарии, и Владыка понял. По его губам скользнула тень улыбки, и это сказало о многом, но…

— Кто подстроил? Я? — и такое возмущение в голосе, мол он последний кто способен на подобную подлость.

— Подстроили, — повторила я. Лишь сейчас осознав, что тут сами боги велели сделать очную ставку. Впрочем, узнать во мне принцессу явно не ожидали. Может баронессу какую или графиню. Ведь уж кто, а принцессы точно не прячутся по деревням.

То есть драконы всё спланировали! Выступили в роли кукловодов! Это… ладно, будем откровенными — это нормально, тут они в своём праве.

Но дырки в защите дипломатов — дело из другой области.

— Это произвол, — сказала я. — Вы не имели права воздействовать магией. Вы нарушаете права наших подданных и международный пакт!

Пауза, и…

— Ну ты же на моих подданных магией воздействовала, так почему мне нельзя?

Зифиль, Симираль и Йерс слушали всё это приоткрыв рты, а Тириш с Квергом самодовольно щурились. Змеюки!

— Чичита — а ведь речь однозначно шла о ней! — из эргов, а эрги не ваши подданные, — парировала я. — Они просто живут на вашей территории, но подданными не являются.

На самом деле я сейчас тыкала пальцем в небо. Но логика шептала, что называть людей своими вассалами ни один бы напыщенный дракон не стал.

— Это частности, — нагло заявил Дарнаэш.

Всё, он перестал притворяться степенной статуей, и та самая лукавая улыбка выползла наружу.

То есть со мной играли! Подставляли! Выводили на эмоции и вынуждали отдать камень! Как будто не драконы, а какие-то мелкие жулики и торгаши.

В общем, я возмутилась ужасно. Настолько, что развернулась, промаршировала мимо трио дипломатов, вышла в коридор и отправилась в свои покои.

Ну, Дарнаэш… Ну, зараза… Правильно бабушка от его предка сбежала! Надо было ещё огреть этого предка так, чтобы не смог размножиться. Или смог, но только тем не подтвердившимся способом, которому так возмущался Дарнаэш.

До комнат я добралась без проблем, а вот там… Чичита встретила ну очень нехорошим прищуром. Я удивлённо вскинула брови, а толстуха упёрла руки в бока и прошипела гневно:

— Ты-ы-ы!

Как-то сразу стало понятно, о чём речь.

— Магией на меня! — продолжила служанка. — Да как только совести хватило!

Я снова попятилась и подняла руки в примиряющем жесте.

— Я ж к тебе со всем сердцем, а ты-ы-ы!

Желание придушить Тириша с Квергом — а воздействие точно убрали именно они, и они же объяснили представительнице племени эргов что случилось! — пришло чуть позже. Здесь и сейчас просто было страшновато, а ещё неудобно, ведь раньше меня на подобном никто не ловил.

Да и пользовалась способностями я редко, и не очень представляла, что делать в ситуации разоблачения.

Воздействовать ещё раз? Так ведь опять уберут!

— Чичита, я не нарочно. Но ты так на меня рычала, что…

Нет, раньше, как выяснилось, служанка была душкой, зато теперь… Я в самом деле услышала рычание, а ещё увидела гневное потрясание кулаками. Женщина была в какой-то степени права, поэтому я продолжила стоять и краснеть.

Когда Чичита ушла, я искренне расстроилась — ведь уже привыкла к её хорошему отношению и прониклась ответной симпатией. Причём сейчас эта симпатия была важнее, чем стратегическое партнёрство и способность Чичиты делиться информацией.

И… и…

Стоило мне выдохнуть и расстроиться ещё сильней, как дверь в покои опять распахнулась. На пороге опять возникла Чичита, которая тащила большой тазик.

— Вот! — прорычала женщина, пересекая гостиную и размашисто водружая тазик на стол. — Ешь!

Оказалось, снова деликатес. Нежнейший крем из островных моллюсков, который даже в королевском дворце подавали лишь по праздникам. Только я не обрадовалась.

Ещё стало понятно, что новых друзей мне в этом негостеприимном замке не светит. Я вернулась в положение отверженной пленницы, хотя мой настоящий статус уже не секрет.

Потом подумалось о наших дипломатах. Их разместят в другом замке, чтобы мы не встречались. Очень жаль, ведь у лорда Зифиля точно есть средство связи с папой.

Плюс у него есть полномочия, чтобы поднять вопрос о воровстве девиц с нашей территории на государственном уровне.

Хотя кого я обманываю? Драконам плевать на неудобства, этику и договорённости. Но, с другой стороны, рычаг давления на них всё-таки есть. Да, я про бриллиант.

Последнее заставило немного успокоиться и вяло улыбнуться. А потом отправиться к шкафу с нарядами, которые принесли вчера. Ведь раз скрывать больше нечего, то можно переодеться, сделать причёску и вообще привести себя в порядок.

Чтоб не забывали, рептилии наглые, кого посмели взять в плен!

Глава 16

— Ну что, теперь ты доволен? — спросил Кверг, и я поморщился.

После ухода Лины и вектарийского посольства, в кабинете стало тихо, я мог спокойно обдумать всё, что произошло.

Новости были всё-таки удивительными. Я не сомневался, что Лина аристократка, и рассчитывал, что кто-то из послов девушку узнает, но чтобы эта наглая деревенщина оказалась принцессой? Нет, подобное в мою карту вероятностей не вписывалось.

Впрочем, если вдуматься, это логично. Мы, драконы, достаточно тщеславны, и Отступница не могла влюбиться в какого-нибудь свинопаса. Ну а если всё же влюбилась, точно подняла бы его до уровня короля.

Менял ли что-то статус Лины? Нет. Объективно, мы сильнее, а проблемы, которые могут доставить нам люди, решаемы. Даже если все наши соседи объединятся, чтобы выступить единым фронтом, мы их сметём.

Единственное по-настоящему неприятное — это занудные ноты протеста. Люди умеют писать длинно и много, и ныть в каждой строчке. Даже после беглого чтения таких писем у любого нормального дракона начинает болеть голова.

Ну и ещё одно — мы-таки стремимся поддерживать видимость цивилизованных отношений. Это нужно, чтобы не провоцировать лишнюю агрессию, ведь лучше слыть в меру дипломатичными и разумными, чем какими-то чудовищами, от которых непойми чего ждать.

В этом свете ситуация с принцессой Азалиной всё же требовала каких-то шагов — объяснений, уведомлений, аргументации. Но чем дольше я размышлял на тему, тем чётче понимал — я не стану объяснять ни-че-го.

Пусть кто-нибудь из секретарей составит Селтору Третьему письмо с гарантиями безопасность для его дочери, и на этом остановимся. В конце концов, мы представители старшей расы! Мы не обязаны вступать в диалог.

— Дарнаэш? — вновь позвал Кверг, и я вспомнил о заданном вопросе.

Доволен ли я? Увы, нет.

Только причина не в статусе, и даже не в том, что перед появлением послов Лина опять наврала с три короба. Дело в той капле драконьей крови, которая точно есть у этой девушки. Всего капля! А сколько проблем.

— Дарн? — присоединился к Квергу Тириш, и мне всё же пришлось очнуться.

— Думаю, Лине плевать на разоблачение, — сказал я.

— Продолжит упираться?

— И упираться, и торговаться, и требовать, чтобы мы перестали воровать человеческих девственниц, — перечислил я. — В ней кровь Отступницы, а Лаэри была слишком своенравной, чтобы покоряться обстоятельствам. Наследственность знаете ли.

Советники задумались и неохотно кивнули.

— Придётся искать методы, — сказал Тириш.

— Всё равно добью! — пообещал я. Скорее самому себе, чем им.

Повисла новая пауза, а потом Кверг поинтересовался:

— А насчёт вчерашнего? Не спрашивала?

Я поморщился снова, однако ответить не успел.

— Дарн, ты должен объяснить ей что случилось.

— Обязан, — поддержал Тириш. — Явление падшего — это слишком серьёзно. Смертельно. Лине, учитывая её возможности, нужно понимать.

Я откинулся на спинку кресла и сложил руки на груди. Мы уже обсуждали тему, и мой ответ не изменился:

— Нет.

— Что «нет»? — отозвался Тириш.

Риторический вопрос, однако я сказал:

— Я не стану объяснять и просить её помощи. Лину это не касается.

— Ну конечно, — фыркнул советник.

— За столетия, на которые нас лишили главного Камня силы, полог между мирами истончился, прорывы случаются всё чаще, — принялся озвучивать очевидное Кверг. — А если защита исчезнет, то пострадают все.

— Падшие уничтожат сначала нас, — снова вклинился Кверг, — а потом примутся за остальных. Они поглотят этот мир, как когда-то поглотили Изначальный.

Да, всё правильно и понятно, но…

— Я не стану посвящать Лину в эти проблемы, — повторил я холодно. — Во-первых, она вряд ли поверит, скорее решит, что это очередная уловка. Во-вторых, она человечка, а людей эти проблемы не касаются. В-третьих, как мужчина я не собираюсь просить помощи у леди. Сам решу.

— Ты не только мужчина, ты ещё Владыка, — напомнил Кверг осторожно. Будто я забыл!

Мой злобный взгляд, и советники пошли на попятную.

Впрочем, отступление было не окончательным…

— Но она же видела вашу схватку. Неужели ничего не поняла? — тихо спросил Кверг.

Я пожал плечами. Не знаю. Но интереса в любом случае не испытала. Спросила один раз, а получив отказ, тут же успокоилась, будто ничего и не было. А бегать за ней и рассказывать, или изводить намёками я точно не стану. Нет и ещё раз нет.

В кабинете снова повисло молчание, потом Кверг вышел и распорядился насчёт чая.

Когда принесли поднос, когда мы выпили, а советники, уверенные, что я где-то «не здесь», перестали странно переглядываться, Кверг сказал:

— Хорошо. С ней мало что понятно, а с тобой?

Я отставил чашку и вопросительно заломил бровь.

— Её высочество Азалина, — и титул с полным именем советник подчеркнул, — входила в этот кабинет опутанная следящим заклинанием, смешанным с простой защитой, а вышла с плетением абсолютной защиты, десятком поисковых маячков и сигналкой, на случай, если кто-то попытается хоть какое-то из плетений сломать.

В этот миг стало жаль, что у меня такие внимательные приближённые. Лучше бы о цвете обоев в примыкающем коридоре подумали, или о форме хрустальных подвесок на люстре.

— Дарн? — позвал уже Тириш. Голос прозвучал настороженно.

— А как мне следовало поступить?

Ну а что? Ведь она наш ключ к Запретному храму! Та единственная, кто способен прикоснуться к Камню силы и, следовательно, его достать.

После паузы я это озвучил, а Кверг…

— Вчера она тоже была единственной, но на ней стояли только простая защита и следящее.

Я безмолвно выругался, а вслух сказал:

— Просто решил подстраховаться. Что в этом такого?

Снова переглянулись.

— Да ничего, но мы все помним историю создания Лунного сада, — наконец, объяснил Кверг.

Абсурд. Вот просто абсурд! Более нелепой ассоциации и придумать нельзя.

— Когда-то давно твой предок упустил леди Лаэри, — вполголоса сказал Тириш. — А ведь он был ею практически одержим.

— А в Лине кровь Лаэри, — подхватил Кверг, — так что если история повторяется?

Я с трудом удержался от предложения дуэли. Дружеской, конечно. До первых сломанных шипов.

— Какая история? Какая кровь? — ровно сказал я. — Она вообще-то человечка.

— На девяносто девять процентов, — ответил Кверг. — Но ведь на один процент она дракон.

Прозвучало кощунственно.

— Вы рехнулись? — спросил я прямо.

Но Тириш пошёл ещё дальше…

— Нам известно минимум два союза с людьми. Ведь когда-то, когда наши предки покинули Изначальный и пришли в этот мир…

Я перебил сородича жестом. Склерозом пока не страдаю, не надо мне напоминать.

Глубокий вдох, призванный вернуть спокойствие, и я ответил:

— Это было исключение. Союз, призванный породнить нас с этим, чуждым на тот момент миром.

— Ага, — фыркнул Кверг. — Конечно.

А Тириш добавил:

— Ты можешь представить себе дракона, который вынужденно, без всяких чувств, берёт в жёны человечку?

Увы, тут меня перекосило. В итоге я не сдержался, прошипел:

— Нам обязательно обсуждать всё это?

— Ну… — задумчиво протянул Кверг.

Очередная пауза, и Тириш всё-таки добавил:

— А ведь Отступница была не простым драконом, а дочерью Владыки. Её кровь отличалась от крови большинства — слишком сильная и горячая, как Истинный огонь.

Я понимал к чему клонит сородич, я и сам об этом думал.

— В Лине всего капля, — напомнил сурово.

— Да, капля, — советник кивнул. — Но какая…

Интересно, я сейчас с драконом разговариваю или с упёртым бараном? Кажется, всё же со вторым.

И пусть правители так не поступают, но я поднялся и вышел из кабинета. Если этим двоим так нравится фантазировать на идиотские темы, то пусть делают это без меня.

Я дошёл до арки, повернул и очутился на широком балконе. Солнце взбиралось всё выше, небо было пронзительно-голубым, а над далёкими вершинами Каэш-Тес висели сизые облака.

Чудесный пейзаж. Идеальный. Только удовольствия я не испытывал, вновь и вновь возвращаясь мыслями к Лине и той капле драконьей крови… Страшно вообразить, что бы было, будь Лина полноценным чистокровным драконом. Да я бы уже с ума сошёл и пил успокоительный отвар!

Образ вектарийской принцессы лез в голову с настырностью, достойной лучшего применения. Пришлось зарычать, и только тогда «видение» отступило, а я смог задумался о другом.

Камень силы в моём амулете продолжал беспокоиться, и это происходило всё чаще, но теперь я, кажется, знал причину. За минувшие века полог действительно истончился. Что если падшие почувствовали возвращение главного камня? А ведь они лучше других понимают, чем это грозит.

Сейчас их последний шанс — когда я верну камень, полог будет восстановлен и снова станет непроницаем. Но пока этого не случилось… вероятно, нас ждут трудные времена.

Я нахмурился, снова возвращаясь к словам советников. С одной стороны всё правильно, и можно объяснить Азалине как есть, но с другой… Просить помощи у леди — это действительно слишком. Особенно если леди — человечка.

Зато вопрос переговоров приемлем. Мне просто нужно назначить другую цену за камень. Только понять бы, что это взбалмошной принцессе предложить…

Глава 17

Чичита вернулась примерно через час, насупленная и взъерошенная. Я к этому моменту уже определилась с платьем, оделась, и теперь пыталась придать приличный вид волосам.

Конечно, как любая настоящая леди, могла причесаться и сама, но прямо сейчас ничего не получалось, словно руки взяли и переползли из плеч в другое место. Даже заклинания не спасали. Волосы не слушались, и всё.

В итоге я сидела перед зеркалом, потрясла расчёской и намекающе рассуждала о преимуществах короткой стрижки. Пряди, получившие порцию магии, мерно ливитировали — поднимались до ушей и опускались обратно к плечам.

В этом состоянии меня служанка и застала. Сперва споткнулась и побледнела, а потом нахохлилась и, выдержав паузу, сказала:

— Я благородным никогда не прислуживала, поэтому делать такие причёски не умею, но мне всегда было интересно. Можно я попробую?

Какие «такие» я уточнять не стала — просто кивнула, и всё.

А Чичита подошла, забрала расчёску и принялась бороться с моим непослушным безобразием. Хмурилась, бурчала, вычёсывала… Я сперва наблюдала, а потом расслабилась и перевела взгляд с зеркала на окно.

— Я поняла почему ты… вы применили магию, — в какой-то момент буркнула Чичита. — Сложно, наверное, да? Я про отношение. Да и полёт в когтях дракона… это не очень приятно?

Я подавилась воздухом, потому что «не очень приятно» — не то слово.

— Это полный кошмар, — призналась со вздохом.

Чичита хмыкнула и вернулась к причёске. Спустя ещё минуту прозвучало:

— Извини…те меня. Я не хотела вас пугать или обижать.

Я кивнула. Действительно не злилась, ведь у прислуги свои задачи, а тон отношения к «гостям» задают именно хозяева. Если захочется поискать виноватых, буду тыкать пальцем в Теймиза, ну и в Дарнаэша заодно.

Чичита говорила что-то ещё, и постепенно лёд между нами начал таять. Когда прозвучало долгожданное «готово!», я уже улыбалась и не помнила обид.

А после взгляда в зеркало, сильно удивилась — служанка соорудила причёску подобную тем, какие я видела у явившихся на вчерашний ужин дракониц. Локоны переплетались с тонкими косичками, соединяясь в нечто причудливое, и это, как ни странно, очень мне шло.

Я встала, повертелась, разглядывая законченный образ, включавший платье из пурпурного мерцающего шёлка, а Чичита неожиданно притихла.

— Что такое? — не поняла я. — Тебе не нравится?

Тут женщина сглотнула, а потом всплеснула руками и выпалила:

— Да вы в самом деле принцесса! Не хуже любой из них!

Не хуже… Я поморщилась, только Чичита не заметила, была слишком занята собственными впечатлениями. Смотрела с огромным изумлением, а через миг добавила:

— Теперь понятно почему все леди с самого вечера исторгают дым.

А теперь я встрепенулась. Пусть участие в светской жизни в мои планы не входило, но любопытство — оно ведь такое любопытное.

— То есть?

— Да в замке только и разговоров о том, как Владыка увёл вас вчера на прогулку! И ладно бы просто пройтись! Так он же пригласил в самый невероятный сад!

Я слегка напряглась. С одной стороны слова польстили, а с другой — прогулка-то была не романтической и вообще со смыслом. Показать, на что способны драконы и, в частности, один конкретный влюблённый в мою пра дракон.

Возможно, Дарнаэш даже пытался уязвить, ткнув носом в то, что Эрилайза выбрала простого смертного вместо величайшего творца невиданной магии.

Однако местные, как оказывается, смотрели на ситуацию иначе, и это был этакий щелчок по их драконьему носу. Очень приятный щелчок.

— Леди в недовольстве и гневе, — продолжила Чичита, понижая голос. — Особенно незамужние.

Кстати-кстати! Вопрос женатости Дарнаэша мы уже обсудили, а как насчёт…

— То есть невесты у Владыки тоже нет? — осторожно уточнила я.

На меня взглянули с этакой снисходительной улыбкой, словно какую-то вопиющую глупость сморозила.

— Да откуда же ей взяться? — фыркнула Чичита. — Огонь-то в нём никто пока не разжёг.

— Ээ-э… это в метафорическом смысле?

Служанка улыбнулась снова.

— В самом прямом. У драконов, помимо обычного, есть особое пламя. Оно спит до тех пор, пока рядом не появится та единственная, с которой хочется связать судьбу.

— А жениться с незажжённым пламенем нельзя?

Чичита чуть пальцем у виска не покрутила, и я уточнять не стала. Нельзя так нельзя. У каждого народа свои причуды.

— То есть невесты нет, потому что пламя никто не зажёг, — резюмировала я. — А что насчёт любовниц?

Спросила, и… нет, не покраснела. Мне, конечно, стало немного неуютно, но прежде всего от того, что снова задаю вопросы, которые не планировала задавать.

Более того, мне же нет никакого дела до личной жизни главного ящера! Разве что… к переговорам подготовиться? Узнать о противнике максимум, чтобы потом всё-таки вытрясти из него то, что мне надо? Изучить болевые точки и вообще?

Придя к этой мысли, я расправила плечи, а Чичита… Её глаза расширились так, словно глупость моего вопроса достигла каких-то особых пределов.

— Что? — не поняла я.

— Да какая ж любовница? — прозвучало в ответ тихое и возмущённое.

Я честно собралась объяснить, но вопрос оказался риторическим:

— У них иначе чем у людей. Ни тебе любовниц, ни кого другого. Одна пара, один раз и на всю жизнь, до самой смерти.

Мне потребовалась пара минут, чтобы осознать.

— То есть драконы даже не изменяют своим леди? — уточнила опять-таки осторожно.

— Нет, конечно! — воскликнула Чичита. Причём с такой экспрессией, словно в супружеской измене обвиняют лично ей.

Я подумала ещё немного, и… Любовницы нет? Даже до обретения «той единственной»? То есть…

Теперь уже я уставилась на служанку, как на диво, и та каким-то образом поняла.

— Да, всё именно так, как ты думаешь, — сказала она почти шёпотом. — Наш Владыка невинен. Но я очень не советую над ним смеяться. Говорю же — у драконов всё иначе чем у людей.

Вот теперь мои щёки буквально вспыхнули. Я сама не понимала, какие такие чувства всколыхнуло это признание, но задело оно сильно.

А ещё Биорик Кривоногий вспомнился. Не знаю почему. Просто вспомнился и всё. Вместе с тем фактом, что у моего как бы жениха даже сейчас три фаворитки и одна любовница на рассмотрении.

Нет, если я стану королевой, то все эти моменты будут скрывать тщательней, и я, вероятно, даже не узнаю, но я ж не дура, чтобы не понимать.

— Ваше высочество. Ты… вы чего загрустили? — позвала служанка обеспокоенно.

Пришлось сморгнуть и отмахнуться. Не от Чичиты, разумеется. От мыслей.

— Огонь не зажжён, невесты нет, — во второй раз подвела итог я. На самом деле мне просто нравилось повторять эти факты. — Но ты же говорила, что ждёте дракончиков? Что они вот-вот должны у Владыки появиться? Что у него получатся самые лучшие дракончики из всех?

Тут я не удержалась. Пусть Дарнаэш (кстати, только на словах!) опроверг ту неподтверждённую теорию, мне всё же представилось, как дракон с пронзительно-синими глазами, вылезает из огромного гнезда и, бросив нежный взгляд на оставленную кладку яиц, взмывает в небо. Летит на совещание по государственным делам — строить козни против человеческих девственниц и инспектировать набитые драгоценностями ларцы.

— Конечно ждём! — воскликнула Чичита. — Конечно получатся! Все ждут. Уже пора. И дело-то за малым — вспыхнуть и выбрать невесту.

Угу. Понятно.

— А те леди, которые прибыли в замок вслед за Владыкой? — мой голос прозвучал прохладно. — Это леди из его клана?

— Да нет, — служанка махнула рукой. — Это как раз благородные, которых прислали, чтобы он выбрал. А он не выбирает, потому что пламя не зажигается. А тут ещё… — Чичита запнулась, глянула смущённо, однако мысль всё-таки закончила: — Ты.

Фамильярное «тыканье» не смутило, так было даже удобнее. Но смысл «обвинения» пока ускользал, и я заломила бровь.

— Не знаю что там у вас происходит, — продолжила женщина, — нам не докладывают, но все уже поняли, что тут что-то не то. Ну и прогулка эта странная, и его желание пожить у Изумрудных… Леди сильно нервничают. Не понимают, чего ждать.

Хм… То есть про огненную дверь и, соответственно, храм, Чичита в самом деле забыла? Готова поспорить, что эта забывчивость неспроста. Но и остальным ничего неизвестно? Учитывая пронырливость слуг, это удивительно — значит речь о настоящем секрете.

И драконьи леди, выходит, не в курсе? Интересно… А как же, в таком случае, им объяснили моё пребывание здесь?

Я даже открыла рот, чтобы озвучить вопрос, но тут раздался приглушённый стук в дверь, пришлось отвлечься. Служанка поспешила в гостиную, а я, подумав, отправилась за ней.

Сделала несколько шагов, и непроизвольно выпрямилась, потому что гости, а точнее гостьи, приглашения войти не дождались. Чичита ещё не добежала до двери, а эти двое уже вломились в покои и теперь деловито оглядывались вокруг.

Меня заметили сразу и удовольствия точно не испытали. Та, что была повыше, с тонкими бледно-голубыми прядями в платиновых волосах, широко оскалилась, а вторая — миниатюрная брюнетка с выразительным бюстом, — красноречиво поморщила нос.

В общем, как говорят у нас в деревне, вспомни его, вот и оно. Явилось!

Причём это был именно дуэт, пара из категории «я и моя некрасивая подруга». Только я пока не могла определить кто из них кто.

— Ну, добрый день, — сказала высокая. Прозвучало как пожелание сдохнуть.

Брюнетка промолчала, зато подарила долгий неприязненный взгляд. Уже после этого она присмотрелась к платью, туфлям, причёске и образу в целом. И сказала насмешливо:

— Значит, Лина.

Понятно. Кажется, «красивая», то есть главная, тут именно она.

Я могла ответить. Уведомить, что фамильярность недопустима, указать на манеры и дальше по списку. Или наоборот — войти в образ деревенщины и вывалить на леди какой-нибудь занимательный рассказ про навоз.

Но я предпочла поступить иначе — встретила нападку молчанием. После нескольких секунд тишины прозвучало:

— О, Итарисса, ты только взгляни на это платье. Оно же сидит на ней как шкурка на куриной ножке. — Реплика принадлежала брюнетке, и была произнесена громким, как бы не предназначенным мне шёпотом.

Чичита дёрнулась, явно не понимая, как быть, а я… да, снова промолчала. Может эти фифы и принадлежат к старшей расе, но я вообще-то дочь короля.

— А причёска? — скривившись, тем же шёпотом поддержала «некрасивая». — Ты посмотри! Кто-то очень хочет быть похожей на нас!

Тут уже меня… нет, не перекосило. Я всё же сдержалась.

— Надеется тем самым привлечь внимание Владыки? — предположила брюнетка.

Она сказала, а я внезапно подумала о том, что…

Драконы не любят людей и возможность союза дракон-человек вообще не рассматривают. Но эта парочка рассуждает так, словно видит во мне настоящую соперницу. Почему?

— Владыки? — Итарисса уничижительно фыркнула. Мол, Дарнаэш последний, кто на подобное посмотрит.

И пусть умом я понимала, что это правда, но стало обидно. Повторюсь — может они и старшая раса, но кто сказал, что я хуже них?

Как итог — подбородок вверх, спина ещё прямее, и я отчеканила холодно:

— Леди, будьте добры представиться.

Пауза… а в следующий миг обе резко присели в реверансах и потупились.

— Итарисса, дочь Шараниса из клана Снежных, — проронила блондинка.

— Пия, дочь Вермеса из клана Ониксовых, — вторая тоже спешила сказать.

Опять пауза, и вот тут всех посетил шок. Леди осознали что именно сделали, и глаза превратились в плошки. Я тоже поняла, но желание продемонстрировать чувства сдержала.

Потерянный подбородок остался при мне, только легче, увы, не сделалось. Они подчинились? Причём сразу и беспрекословно? Так, словно передо мной обычные жительницы Вектарии, а я применила королевский дар?

Так. Стоп. Удивляться будем потом.

— Ясно, — холодно сказала я. — И зачем же вы пришли?

Вообще вопрос в лоб не планировался, он вырвался от растерянности. А надменная парочка… В этот раз они пытались сопротивляться — было видно, как тужатся. Но в итоге блондинка сказала:

— Посмотреть на дурочку, которая так интересует Владыку.

— Поставить на место! — визгливо добавила Пия и зажала ладонью рот.

Я временно онемела. Ничего уникального не услышала, но реакция дракониц была невероятной.

Леди тоже «недоумевали» и дружно попятились к двери, только сбежать не удалось. Снова раздался стук, однако этот визитёр, в отличие от Пии с Итариссой, ответа всё-таки дождался.

После того как Чичита очнулась, добежала и открыла, к нашей тёплой компании присоединился… главный ящер. Дарнаэш.

Владыка входил спокойно, плавно, с видом повелителя жизни и всего мира. Когда заметил «посетительниц», в глазах мелькнуло удивление, а когда отыскал меня, резко остановился и как будто дыхание затаил.

Последнее точно почудилось, но это было так приятно, что я решила поверить — всего на секунду! Ну а насладившись моментом, перешла к делу:

— Дарнаэш, — сказала ровно и с достоинством. — Почему твои подданные смеют меня оскорблять?

Владыка замер опять, в глазах вновь мелькнуло удивление, а леди аж подпрыгнули.

— Она воздействовала на нас какой-то магией! — истерично воскликнула брюнетка.

Блондинка Итарисса промолчала. Потупилась и скукожилась, словно её тут вообще нет.

Но это ерунда в сравнении с тем, что главный дракон вообще не удивился.

— Конкретнее, — подтолкнул он.

Итарисса скукожилась ещё больше, а у Пии щёки вспыхнули.

— Мы… мы ей… а она! — вот и всё, что брюнетка смогла сказать.

Я высокомерно усмехнулась — принцесса как-никак, нужно держать марку. Уже собралась выложить Дарнаэшу наш диалог, но тот перебил:

— Думаю, мне известно, что произошло.

Глубокий вдох и приказ:

— Леди! На выход!

Девушки подчинились моментально, и что-то мне эта их покорность напоминала. Стало немного боязно, я приготовилась к претензиям со стороны Владыки, но тот учтиво кивнул и уведомил:

— Я зайду позже, леди Азалина.

Круто развернулся на каблуках и тоже ушёл.

Глава 18

Всё. Мы остались вдвоём, и несколько секунд Чичита потрясённо молчала, а потом буквально взорвалась возмущением.

— Да как они… Вот же хамки! Нет, Лина, ты это слышала? Что они тут устроили?! Ну вообще!

Женщина из племени эргов покраснела не хуже Пии и принялась агрессивно потрясать кулаками.

— Курицы чешуйчатые! Хабалки базарные! Да я их… Да мы им…

— В суп им плюньте, — не сдержавшись, подала идею я.

Тут Чичита запнулась, словно прежде ей никогда подобных мыслей в голову не приходило, а я прошла и упала в кресло. Знакомство оказалось в прямом смысле невероятным. Вот что это сейчас было, а?

— Чаю? — спросила служанка.

После предложения плюнуть в суп прозвучало специфично, но я кивнула. А сама прикрыла глаза, чтобы поймать новую волну изумления.

Как и тогда в храме, перед мысленным взором начала разворачиваться очень реалистичная картина. Роскошный утопающий в золоте кабинет, тяжёлая мебель, суровый дракон, сидящий за столом, а напротив него, в гостевом кресле — я. Точнее, как будто я.

— Лаэри, милая, — сказал дракон хмуро. — С Даром Власти не шутят. Нельзя применять подчинение без особой причины.

Я киваю. То есть ощущение что я, а на самом деле кивает пра.

— Как правило, этот дар зреет очень долго, — продолжает хозяин кабинета, — он взрослеет и крепнет без лишних проявлений, но когда входит в стадию окончательного становления, возможны спонтанные всплески. Эти всплески тоже нужно держать в узде.

— Как? — «мой» искренний вопрос.

Лаэри действительно не понимает, суровый дракон, как оказывается, тоже. Он пожимает плечами — мол, как-нибудь, по мере сил и возможностей.

— Старайся не разговаривать с подданными, когда злишься, — объясняет он. — Не иди на конфликты. Если что-то случается, кто-то тебя задел, приходи ко мне. Я сам разберусь.

Лаэри фыркает. Идея жаловаться папе, — а это именно отец, — ей не нравится, но пра согласна. Она готова унять гордость, чтобы избежать лишних конфликтов.

Ведь драконы не в восторге, когда их подчиняют, хотя всем и каждому понятно, что Дар Власти — необходимость. Без этого своенравные эгоистичные ящеры давно бы поубивали друг друга. Поотгрызали головы и хвосты.

Недолгая пауза, Лаэри-Эрилайза пытается встать, но отец делает знак подождать.

— Карнаэш вчера прилетал, — говорит он.

Лаэри морщится. Причём скорее из вредности, чем из неприязни.

— Не кривись. Род Карнаэша силён, он не уступает нашему, и я убеждён, что однажды право называться Владыкой перейдёт к кому-то из них.

Гнев? Раздражение? Нет. Лаэри отреагировала так, будто в передаче власти нет ничего особенного.

Ей не нравилось другое — постоянные намёки на то, какой Карнаэш замечательный. То есть она сама считала его вполне сносным, но такое давление вызывало желание заартачиться.

— Слетаешь с ним на свидание? — внезапно спросил мой пра.

Лаэри закатила глаза, а Владыка…

— Лаэри! Имей совесть!..

Он говорил что-то ещё, но я уже не слышала. Видение начало истончаться, звуки исчезли, а потом исчез и кабинет. Я очутилась в покоях, в которых и была.

Чичита ничего не заметила, она до сих пор заваривала чай, а я откинулась на спинку кресла и принялась переваривать полученную информацию. Увы, о Карнаэше с его лунным садом думалось как-то больше, чем о Даре Власти, который, судя по всему, частично передался и мне.

Впрочем, как «частично»? Учитывая то, с каким рвением «перевоспитались» Пия с подружкой, дара во мне достаточно.

Или я чего-то не понимаю? Или тут что-то ещё?

Я глубоко вздохнула и задумалась о всплесках. Можно считать это подсказкой? Намёком на то, что у меня то же самое, и дар вскоре стабилизируется?

Интересно, а что с Владыкой? На него повлиять могу?

Тут же представилось как Дарнаэш, стукнутый силой моего дара, сидит и подписывает указ об отмене вопиющей традиции. Причём подписывает кровью, а сверху лепит печать из своего амулета — прямо бриллиантом по сургучу.

А после этого встаёт, подходит ко мне, обнимает за талию, резко притягивает к себе, и…

— Лина, тебе что к чаю? — вырвав из внезапной фантазии, позвала Чичита. — Булочку или конфету?

Теперь вспомнилось о наеденных за последние месяцы боках, а ещё о Пие с Итариссой. Точнее об их стройности.

— Ничего, — буркнула я в итоге.

— Как это? — Чичита развернулась и едва сахарницу не уронила от ужаса.

— А вот так. Если проголодаюсь, сухарик погрызу.

Чай был выпит, а Дарнаэш так и не появился. Я слегка загрустила и, чтобы отвлечься, взялась прояснить ещё один вопрос.

— Кстати, — обратилась к служанке, — давно хотела спросить, а что с днём Первого полёта у девушек? Почему они празднуют отдельно?

— Так принято, — пожала плечами Чичита.

— Но они тоже летают за Драконий хребет и кого-то воруют?

На меня посмотрели как на странную.

— Кого они могут воровать?

Недоумение служанки было искренним, а в моём воображении мелькнула толпа румяных парней в нарядных рубахах. Все высокие, плечистые и, разумеется, упитанные — это чтобы тему грузоподъёмности соблюсти.

— Ну как «кого»? — ответила я. — Девственников, конечно.

— Ах, это… — Чичита отмахнулась. — Тут правила разные. Леди летают только в пределах драконьих территорий, а первый полёт вообще проходит на территории клана. Он у них не отличается от обычного, только ленточки всякие к шипам привязывают и цветы.

Я хлопнула глазами.

— Серьёзно? А с чего такая дискриминация?

— Дискри… что?

Я объяснила, после этого служанка сказала:

— Это очень старое правило. Говорят, ещё с тех времён, когда у драконов был большой такой храм.

При упоминании храма я встрепенулась, а Чичита продолжила:

— Поговаривают, что одна драконесса улетала за гряду, и из-за этого начались большие проблемы. Что случилось не знаю, но с тех пор леди за горы не летают. Покидать исконные территории им вообще нельзя.

Я не могла не улыбнуться. Ну пра — а ведь речь точно шла о ней! — ну, навела шороху!

— А когда леди превращаются, она такие же огромные, как мужчины?

— Нет, меньше. Правда зубы, по слухам, острей.

Воображение снова оживилось, чтобы нарисовать Пию, Итариссу и всех тех, кого видела вчера за ужином. Леди получились страшные, с торчащими изо рта клыками и жаждой крови на мордах.

Сразу стало зябко, но панике я не поддалась, и лишь сейчас, с огромным запозданием, поняла, что мой сколько-то раз прадед был Владыкой.

Владыкой! Главным драконом! Серьёзно!

У-у-у… а может это даёт мне какие-нибудь дополнительные права?

Я воодушевилась, но тут же сдулась — как давно это было? Да и бабушка Отступница, а отступники в правовом смысле никто.

Ну и ладно. Буду дожимать Дарнаэша обычными способами! Я вдохнула, выдохнула, а когда вновь потянулась к чашке, случилось то, чего так ждала — снова раздался стук в дверь. Правда какой-то не такой, слишком вежливый.

Несколько долгих секунд, и… нет, рано обрадовалась. Вместо Владыки в покои проскользнула очередная леди — пухленькая, румяная, и такая, что при взгляде на неё сразу ясно чья это жена. И мать!

— Добрый день, — сказала драконица вежливо. Присела в реверансе. — Позвольте представиться, меня зовут Уштария. Я…

— Наша хозяйка, — торопливо влезла Чичита и тут же потупилась, мол не говорила ничего.

Понятно. Догадка подтвердилась. Что ж…

После приёма, устроенного изначально Теймизом, можно было пофыркать, но я отнеслась дружелюбно. Кивнула и ответила:

— Очень приятно.

После этого прозвучало восторженно-взволнованное «ах!», и понеслось…

Приветствия, уверения в том, что хозяйка замка счастлива меня видеть и дальше по списку. Мол, какая честь принимать в этих скромных стенах такую важную гостью! Ну и вопросы: «надеюсь, мой муж был не слишком груб?»

Я слушала, улыбалась, кивала, отвечала насколько могла вежливо, и даже не ябедничала! И чем дальше, тем сильнее утверждалась в мысли, что до этой конкретной леди кое-какие секретные сведения всё-таки дошли. Иначе с чего она настолько добра?

Но я не возражала. Искренность — это чудесно, но в чистом виде она встречается так редко, что лучше не заморачиваться.

То есть всё в порядке! Единственное, что остаётся непонятным:

— Кажется, вчера на ужине вас не было?

Уштария утвердительно кивнула.

— Не было. Я так перенервничала из-за переезда резиденции и всех приготовлений, что слегла с приступом мигрени. Но сегодня…

И продолжение: про планы, намерения и так далее. Я улыбалась и кивала, одновременно приходя к мысли, что жена Теймиза леди полезная. Она вполне может сместить Чичиту с должности информатора номер один.

Напористая дружелюбность Уштарии тоже подкупала, в итоге мы даже пообедали вместе, на одной из террас замка. Уже после этого меня отыскал носатый Тириш и гордо повёл в знакомый кабинет. Угу, опять.

Лишь очутившись у той самой двери, я начала нервничать. Кажется, у меня сегодня день какого-то глобального «запоздания» — всё доходит в последний момент!

Ведь Владыка увёл Пию с Итариссой на беседу, а леди могли наговорить всякого. Да и «подчиняющее заклинание» штука своеобразная. За такое не похвалят, скорее наоборот.

Попа почуяла неприятности, причём крупные! Такие, что я даже поёжилась, но через миг выпрямилась и вздёрнула подбородок — кто как, а я буду драться до конца!

Потом была распахнутая дверь, приглашающий жест со стороны Тириша, и… в кабинет я вошла без сопровождения. Оглядевшись, обнаружила, что в помещении только Владыка.

Очень интересно. Встреча наедине?

Мои брови приподнялись, а развалившийся в кресле дракон даже не дрогнул. Когда дверь захлопнулась, отделяя нас от остального мира, Дарнаэш криво улыбнулся. Спросил:

— Так что ты решила?

— Ты о чём? — я не сразу поняла, что речь про бриллиант.

— О разумности твоих действий, конечно, — губы Дарнаэша дрогнули в новой кривоватой улыбке. Голос прозвучал мягко, но угроза была настолько очевидной, что я насторожилась.

Спустя миг огляделась и мысленно застонала — ну вот, то самое, чего я так надеялась избежать!

Вдоль правой стены в ряд стояли подставки. А на них — портреты всех моих родных! Причём были не только родители с братом, но даже троюродные дяди-тёти по материнской линии. Собственно, по линии мамы родственников было гораздо больше, и тут Владыка зря старался, Эрилайза — прабабка по линии отца.

Ещё несколько секунд, и Дарнаэш поднялся на ноги. Он был очень доволен устроенной выставкой. Даже зубами пощёлкивал, чем сильно раздражал.

Сначала мы молчали, а потом он не выдержал и протянул:

— И?..

— Что? — я глянула косо.

— Лина, не прикидывайся. Как обученный маг, ты всё понимаешь.

— Думаешь, что кому-то из них, — я ткнула в выставку портретов пальцем, — тоже может открыться храм?

Миг, что-то мелькнувшее в синих глазах, и я чётко поняла — Владыка сомневается. Не зря, кстати, ведь на Эрилайзу похожа только я.

Но это ещё не всё…

— А не боишься последствий? Ведь насильно удерживать принцессу и дипломатов — это одно, а похитить короля и всех его родственников — совершенно другое.

— Зачем похищать? — фыркнул Владыка. — Я просто приглашу в гости.

Я закатила глаза, а Дарнаэш повернулся к портретам и начал присматриваться. Потом принялся озвучивать свои впечатления, и его выводы навевали настоящую грусть:

— Кровь Отступницы передалась по отцовской линии. Эта ветвь очень малочисленная, в ней рождается мало детей, а это признак драконов, мы менее плодовиты, чем люди. Да и черты лица у твоей матери совершенно другие. Впрочем, на отца и брата ты тоже не слишком похожа. А вот дед…

Дедушка — тот самый, сравнение с которым когда-то задело Владыку, — был последним, кого хотелось подставить. К тому же он был настолько вспыльчивым, что…

— Отстань от моей семьи, — буркнула я.

Повернулся, глянул весело и хищно!

— Это означает «да»?

— Моё «да» ты услышишь, когда назовёшь приемлемую цену, — я вздёрнула нос, непрозрачно намекая на тему девственниц.

О, чудо! Ящер синеглазый понял! Но…

— Лина, я уже говорил, что не стану отменять древнюю важную традицию. Мы воровали, воруем и воровать будем. Всё.

— Тогда сиди без камня, — фыркнула я.

Не расстроился. Наоборот улыбнулся и указал на гостевое кресло, а потом заявил:

— Помнится, ты у нас выпить любишь… — после этого в его руках буквально из неоткуда возникли бутылка и два бокала.

Я, глядя на это, подавилась воздухом. Что за грязные инсинуации? Что за вопиющий намёк?!

— Тогда, на пиру… — принялся объяснять дракон. — Ты так возмущалась, что вам не налили.

— Я много чему возмущалась. Впрочем, не удивлена, что запомнил ты только это.

Мне подарили иронично-недоумённый взгляд, и я объяснила:

— Возраст. — Ну раз уж он тут портрет Селтора Второго Мудрого выставил, грех про дедушку не вспомнить.

Дарнаэш замер, по лицу пробежала тень, но тут же развеялась.

— Садись! — уже не предложил, а жёстко приказал он.

Я подчинилась. Дракон тоже опустился в кресло, откупорил бутылку, наполнил бокалы.

— Пей! — с этими словами мне протянули один.

— А потом вместе споём про репейник у ручья?

Дарнаэш неожиданно смягчился, глянул насмешливо. Наверное поэтому я и выпила. Просто чтобы не думать о том, какие у него удивительные глаза.

Несколько минут мы сидели молча, каждый со своим бокалом. Потом Владыка налил ещё раз, но пить уже не заставлял.

Он вальяжно откинулся в кресле и произнёс:

— Значит, ты от жениха сбежала?

Мм-м… разговор по душам? О наболевшем? Ну что ж…

— Не от жениха, от папы, — поправила я, и Владыка улыбнулся.

— От папы, который вознамерился выдать замуж? Или причина в чём-то другом?

Я повела плечом. Говорить правду не хотелось, а врать ещё меньше. В итоге сказала как есть:

— И от свадьбы в том числе.

— А что не устраивает?

— Ну что может не устраивать девушку?

Будь на месте дракона жена деревенского старосты, она бы привела несколько вариантов, один неприличнее другого. Но Дарнаэш оказался воспитанным и проницательным:

— Любви хочется?

Эта проницательность неожиданно задела.

— А почему нет? — резко парировала я.

Хмыкнул, фыркнул, глянул снисходительно.

— Ты принцесса, а человеческим принцессам такая роскошь как брак по любви недоступна.

— То есть у драконьих принцесс с этим лучше?

— Конечно, — спокойно ответил Владыка.

Пришлось конкретизировать:

— Я тут выяснила, что Лаэри была принцессой.

Дарнаэш замер, а потом прозвучало суровое:

— У неё больше нет имени. Она — Отступница.

— Но ведь она стала Отступницей из-за своей любви и нежелания драконов эту любовь понять?

Всё. Шах и мат, ящеры сопя отступают. Снова откидываются на спинку кресла, смотрят пристально, словно желая пробраться в мозг.

Ну а я хлопаю ресницами, и… нет, разговор о любви не удался. После долгой паузы Владыка перестал юлить и сказал в лоб:

— Я всё понимаю, Лина, и предлагаю новый вариант сделки. Хочешь любви? Будет! И никакого Биорика Кривоногого в мужьях.

Я невольно заёрзала. Что он имеет в виду? О чём речь?

— Я дам тебе убежище здесь, у нас, в одном из замков моего клана, — продолжил Владыка. — И договорюсь с твоим отцом насчёт Биорика, помолвку отменят. Когда захочешь, вернёшься к людям, но останешься под моим покровительством. Никто не посмеет выдать тебя замуж насильно, а если возникнут проблемы — я решу.

Прозвучало, честно говоря, странно. То есть с одной стороны логично, а с другой…

— У нас с папой характеры одинаковые, — сообщила я.

Владыка скривился, но не отступил:

— Разберусь!

— Глупости, — не выдержала я.

План Дарнаэша действительно был ужасным, почти идиотским. Как он себе всё это представляет? И главное — он хочет, чтобы я забыла о проблемах подданных в обмен на решение моих личных трудностей? Да никогда!

— Хорошо, — Дарнаэш посмурнел. — В таком случае я не предлагаю тебе ни-че-го! — Пауза и продолжение: — Просто отдай камень.

Неожиданный ход. А Владыка оказывается отличный переговорщик! Прямо гений дипломатии.

Тут полагалось рассмеяться, но я хлебнула вина и внезапно поняла, что согласна. Нет, я правда готова вытащить камень, но лишь в том случае, если Владыка честно объяснит что происходит.

Мой глубокий вдох, и…

— Зачем тебе камень?

— Я уже говорил. Это важная реликвия.

— Насколько важная? Что она делает? — не пожелала отступить я.

— Ничего не делает. Просто большой, чистый, нежно любимый лично мною бриллиант, который я очень хочу получить. Разве этого мало?

Эх, вот же упёртый.

Но вино делало своё дело, я стала добрее. Именно поэтому дала последний шанс:

— А то чудище, с которым ты сражался в лунном саду? Что это было?

— Ерунда, — сказал Владыка, помедлив. — Небольшой побочный эффект нашей магии. Забудь.

Я отодвинулась и с толикой грусти отметила, что Дарнаэш провалил проверку. А как близко был к бриллианту! Может для этого и поил?

— Лина? — снова позвал он.

— Отмена традиции с воровством девственниц, три… нет, четыре ларца с драгоценностями и отмена моего брака с Биориком. Кстати, от собственного замка на территории драконов, с полной оплатой расходов на его содержание тоже не откажусь.

Ну а что? А вдруг?

Владыка скрипнул зубами, шумно втянул воздух и процедил:

— Иди отсюда.

Я подчинилась. Отставила бокал, поднялась на ноги, сделала три шага…

— Стой! — властно окликнули меня.

Опять подчинилась, а когда обернулась — услышала:

— Насчёт сегодняшнего. Постарайся держать себя в руках. Драконы не любят такие игры, это чревато проблемами.

Я не сразу сообразила, что речь о случае с Пией и её «некрасивой» подругой.

— Если кто-то сильно разозлит, — продолжил Дарнаэш, и мне вспомнился разговор Лаэри с прадедом, — промолчи. А лучше позови меня.

Вопрос «а как это сделать?» я задать не успела. Просто на ладони Дарнаэша появился очередной золотистый сгусток, и…

— А может хватит уже? — подскочив, взвизгнула я.

Пусть моя магия слаба, но видеть силовые нити всё-таки умею, и я в курсе, что напоминаю кокон. Это не очень-то радовало!

Замер, подумал, погасил сгусток и тоже поднялся.

— А что такого? — приблизившись спросил он. — Что тебя не устраивает?

Я немного растерялась. Как это «что»?

— Я вообще-то человек, а не гусеница, да и кому понравится, когда его опутывают следящей сетью?

— Но ты же не хочешь лишних проблем, верно? — парировал Дарнаэш.

Он подошёл очень близко, остановился в полушаге, и этот момент вызывал смешанные чувства. Я бы отодвинулась, но упрямство не позволяло. Перед хищниками тушеваться нельзя.

— Проблем не хочу, — сказала в итоге. — Но…

А договорить мне не дали.

— Вот и хорошо. — Владыка неожиданно подцепил пальцем мой подбородок, заставляя запрокинуть голову, а со второй его ладони плавно соскользнула та самая золотая магия.

Магия поднялась вверх, а потом спустилась куда-то в район моей ключицы. Когда я нашла в себе силы отодвинуться, освободить подбородок и взглянуть на себя изменённым зрением, обнаружила, что кокон стал плотнее. В нём теперь прослеживалась отдельная ярко-алая нить, прошивавшая весь узор.

Зрелище было впечатляющим, но одно не понятно:

— А тебя-то как позвать? — спросила я. — Как пользоваться этим плетением?

— Мм-м… — сказал дракон после паузы.

Тоже отодвинулся, а потом сунул руку в карман и достал перстень с крупным гранатом.

— Вот, — Дарнаэш протянул перстень мне. — Прикладываешь большой палец к камню и мысленно зовёшь меня.

— А…

У меня даже рот от изумления приоткрылся. То есть плетение не для того, чтобы звать? А зачем тогда? Что за… Да что он себе позволяет?!

— Всё Лина, — Владыка резко посуровел, словно я ему надоела. — Иди.

Сказал, а сам повернулся спиной и направился обратно к столу. Ждать пока ящер снова посмотрит на меня, давая возможность стребовать объяснения, я не стала. Просто вздёрнула подбородок и вышла из кабинета.

Прочь! Подальше от всяких странных проявлений и непонятных реакций!

И подальше от врунов, которые не могут честно объяснить, что Камень Силы нужен для какой-то важной борьбы.

Глава 19

И прадед, и Дарнаэш, предлагали держать гнев в узде, но я всё же разозлилась. Не собиралась, но так вышло — это Владыка своим вопиющим поведением достал.

Сначала новое непонятное плетение добавил, а потом до одной принцессы дошло, что главный дракон понял! Догадался, что я использовала Дар Власти. Сообразил, что у меня есть их, драконья сила, только объяснить не пожелал!

То есть он раскрыл мой секрет и молчит, а я… Нет, я-то уже выяснила, но ведь Дарнаэш не в курсе насчёт моих видений. Получается бросил меня наедине со всплесками и всё?

А тут ещё недоброжелатели, которые так и норовят вывести из равновесия. Причём Пия с подругой — ладно, от них было ожидаемо, но они же не единственные!

Вот кому, а Квергу с Тиришем я почти доверяла, а они…

Когда вышла из кабинета Владыки, эти двое отирались поблизости. Увидав меня, оба встрепенулись, а потом резко замерли и изумлённо вытаращили глаза.

Я хотела пройти мимо, но не сдержалась.

— Господа? — позвала вежливо. — Что-то не так?

— Кхм! — ответил Тириш.

Кверг оказался более многословен:

— Нет-нет, ваше высочество. Всё в порядке.

Высочество! То есть о статусе моём не забыли. Это немного успокоило, но потом…

День плавно подошёл к концу, всех пригласили на ужин, а там… С одной стороны Тириш с Квергом, которые по-прежнему пялились, с другой — задирающая нос Пия в компании Итариссы. Обе девицы держались так, словно им ничего не объяснили — даже не намекнули, что ко мне лучше не приставать. Ну а с третьей — Владыка, который держался так, словно я никто.

Последнее задело невероятно. Он относился ко мне как к обычной гостье, и за весь ужин в мою сторону даже не взглянул.

Добавить сюда тот факт, что меня снова посадили в середине стола, подальше от правителя, и всё, об одну обладательницу Дара Власти можно зажигать спички.

Рассудок пытался задавать правильные вопросы — мол, а что такого? Что тебя, Лина, так бесит? Намекал, что ничего вопиющего не происходит, мне никто, включая Дарнаэша, ничего не должен и королевского почёта не обещал.

И вообще — во мне сейчас бурлят эмоции, которым лучше не доверять, особенно если дело касается политики и прочих неискренних отношений.

Только все попытки разума оказались бессильны. К моменту возвращения в покои, я была настолько зла, что казалось вот-вот начну плеваться огнём.

Пришлось очень постараться, чтобы взять себя в руки, но когда на мир опустилась ночь…

Первый час бессонницы, второй, третий… а потом я не выдержала. Отбросила одеяло, села и поняла, что знаю как поступить. Мне нужны даже не объяснения, а инструкции — ведь если в дело вмешалась высшая сущность, тут точно есть какой-то замысел!

Нужно выяснить детали этого замысла, по возможности выполнить всё, и покончить с проблемой раз и навсегда. Закрыть вопрос!

Повинуясь этим мыслям, я вскочила, накинула поверх сорочки шёлковый халат и торопливо поправила волосы. Пихнула ноги в мягкие домашние туфли, после чего храбро выскользнула в полутёмный коридор.

Обитатели замка уже спали, а я устремилась к месту первого «столкновения» с огненной дверью. Логика? Я решила, что раз огненная дверь не появляется по щелчку моих пальцев, нужно сделать шаг навстречу. Древняя магия обязательно услышит и поймёт.

Стремительная прогулка по коридору, спуск по лестнице, мрачный торжественный зал, и вот я у дверей библиотеки.

Поворот ручки, шаг в очередную полутьму, и… улыбка до ушей!

Просто стоило переступить порог, как в воздухе появился знакомый пульсар, который тут же трансформировался в дверь — словно меня ждали. Ну и прекрасно. Раз так, то сейчас точно всё решим!

В землях клана Изумрудных была ночь, а в храме светило полуденное солнце. Лучи легко проникали сквозь прозрачный купол, наполняя пространство золотом и теплом.

Было светло, хорошо и радостно — это в том, что касается обстановки. Даже статуи, расположенные по периметру первого круга, как будто щурились от вызванного солнечными лучами удовольствия.

Большой бриллиант тоже мерцал, отбрасывая миллиард разноцветных бликов, а я…

Моё настроение плавно стремилось к вечерним сумеркам. Взгляд исподлобья, плотно сжатые губы и желание раздражённо засопеть.

Причина заключалась в том, что за тот час, который я тут провела, ничего не изменилось. Я в красках описала храму всю ситуацию, подробно рассказала о своих чувствах, о поведении Владыки и желании понять и поскорее выполнить возложенную на меня миссию.

В обмен просила малость — переместить домой и, в случае чего, защитить от самодура-Дарнаэша с его следящими плетениями. Всё.

Я говорила долго и внятно, а в ответ — вот эти солнечные лучи и разноцветные блики от бриллианта. Ни тебе знака, ни видения, ничего.

Когда стоять надоело, я принялась расхаживать возле центральной подставки. Потом прошла по внутреннему кругу, а в конце концов вышла за колонны и принялась ходить от одной статуи к другой.

Заметив дракона, чья морда показалась не просто довольной, а прямо-таки ехидной, я остановилась и гневно прищурилась.

— И что же тут смешного? — спросила строго.

Каменный дракон неожиданно чихнул.

Я аж отпрянула, а ящер снова окаменел. То есть замер, и… да он точно был статуей! Сначала я боялась подходить, но потом даже пальцем в каменную шкуру потыкала, только результата это, увы, не принесло.

Дракон молчал, все молчали, и возникло подозрение, что вот этот «чих» и являлся тем самым ответом. В смысле чхать они хотели на мои страдания и попытку хоть что-то прояснить.

Подумав немного, я вернулась к бриллианту, и начала сначала. Рассказ получился короче, но объёмнее, только чуда опять не случилось. Мою целеустремлённость не оценили! Я стояла, храм сиял, и на этом всё.

— То есть предлагаете разбираться самой? — нахмурилась я.

В ответ — тишина и ощущение умиротворённости.

— Ну, знаете! — воскликнула я возмущённо.

Большой бриллиант ослепительно сверкнул.

Отлично. То есть меня всё-таки послали? Ну вообще…

Я гневно затрясла кулаком, одновременно кусая язык, чтобы не выругаться. А ещё поняла — этот Запретный под стать самим драконам. Бессовестный и наглый. Точь-в-точь как они!

— Ну хоть чем-то ты помочь можешь? — да, упрямство это святое.

В этот раз никто не чихал и ничего не сверкало. Зато в нескольких шагах появился пульсар и превратился в огненную дверь.

Ещё лучше. Просто прелесть как приятно.

Я со вздохом развернулась и перешла в утопающий во мраке замок. Когда дверь закрылась и исчезла, поёжилась от окружавшей тишины и отметила, выпустили меня не в библиотеке, а где-то на верхних этажах.

Поёжившись ещё раз, я отправилась искать свои покои. Шла и думала — а зачем меня вообще впустили если не собирались помогать?

О новом посещении храма я не жалела — невзирая на все неясности, было очень радостно снова встретиться с бриллиантом. Причём сегодня он показался ещё более великолепным, таким, что… ну прямо не хочется никому отдавать.

Я сама не заметила, как начала придумывать план по изъятию у Дарнаэша этого камня. Вернее, ещё не план, а только наброски — этакие разрозненные, хаотичные штрихи. Складываться в единое целое штрихи не желали, и всё было настолько зыбко, что даже словесному описанию не поддавалось. Но идея оставить большой бриллиант себе прямо-таки задевала за живое, и отмахнуться от неё я не могла.

Я шагала, думала, потом набрела на более-менее знакомый коридор и приободрилась. Остановилась, чтобы сообразить в каком направлении двигаться, а в следующий миг…

Они вынырнули просто из неоткуда, из пустоты. Секунду назад в коридоре никого не было, а теперь…

Я сначала глазам не поверила — не испугалась, но вздрогнула, а когда один щёлкнул зубами и моргнул кроваво-красным глазом, окружённым подгнившей плотью, подпрыгнула.

Монстры точно были драконами, но совсем маленькими, причём как будто недоразвитыми. Головы непропорционально большие, передние лапы крошечные, а крылья в дырках — словно сукно, на которое напала ужасно голодная моль.

Но самое плохое — они были настоящими. Никаких видений и галлюцинаций, все трое абсолютно материальные. Они появились и замерли, словно оценивая обстановку, а я… попыталась закричать, но никак.

Горло сдавило судорогой, а перед мысленным взором стремительно замелькали невнятные картинки. Я не знала, что делать, почти растерялась. Попробовала создать боевой пульсар, но эта сфера магии всегда поддавалась очень плохо. А другого оружия у меня не было, и раз так…

— Поговорим? — всё же смогла выдавить я.

Прозвучало жалко, как писк придушенной мыши. Один из монстров опасно стукнул шипастым хвостом по полу, а другой распахнул пасть, из которой тут же вывалился трупного вида язык.

Третий качнулся вперёд, и с его тела слетел кусок шкуры — мерзкое зрелище, меня чуть не стошнило.

— Подождите. Что вы… — В этот раз голос прозвучал смелее, но резко пришло понимание — бесполезно. Со мной не разговаривать хотят, меня собираются убить.

Убить?!

Я подскочила снова, и вот теперь боевой пульсар всё-таки удался. Не слишком яркий, но плотный, и такой, что ближайший монстр утробно зарычал.

В кожу как будто вонзились ледяные иглы, только я не стушевалась, а наоборот собралась, чтобы замахнуться пульсаром и воскликнуть властно:

— А ну отойдите!

Сказала так, что сама вздрогнула, а они… увы, нет.

Первый монстр сделал шаг, второй подвинулся боком, а третий резко сорвался с места — прыгнул. Я, конечно, отскочила — к стене, где было свободное пространство, — только это не помогло.

Я летела, монстр тоже летел, и я чётко видела, что не успею, не увернусь от его атаки. Оставалось только попробовать защитить шею, на которую он нацелился, и спустить пульсар, но…

Секунда, вспышка, и что-то изменилось. Я долетела до стены, больно ударяясь предплечьем и не глядя отпуская пульсар — на этом моя миссия была завершена.

Новая вспышка, пронзительный нечеловеческий визг, и «прыгуна» буквально смело ослепительным пламенем. Следом прозвучало злое и знакомое рычание. Я узнала Владыку раньше, чем осознала, что Дарнаэш здесь.

Опять рычание и снова визг — в этот раз, в отличие от предыдущего, никого в пространственные щели не затягивало. Просто испепеляло. Впрочем, желанием узнать детали бойни я не горела, поэтому сжалась у стены и зажмурилась что было сил.

Сидела, не лезла и ждала, но всё закончилось довольно быстро. Когда мир погрузился в тишину, я открыла глаза, чтобы увидеть в десятке шагов мерцающее призрачное полотно и замершего у этого полотна Владыку.

Дарнаэш стоял спиной, в его руке ярко светился камень амулета. Дракон словно вливал силу в полотно и то становилось прочней.

Несколько бесконечных секунд, и полотно начало таять, а я попыталась облегчённо выдохнуть и подняться. Увы, не вышло. Тело словно задеревенело и примёрзло к стене.

— Ты как? — обернувшись, хмуро спросил Дарнаэш.

Сказать тоже не смогла. Открыла рот, хватанула воздух и закрыла.

Владыка выдержал паузу, чешуйки, покрывавшие его тело, начали таять. Сотканные из тьмы крылья тоже исчезли. Когда трансформация завершилась, Дарнаэш шагнул ко мне и, упав на одно колено, взял за подбородок. Заглянул в глаза, а потом… да, окинул привычным взглядом с головы до ног, и именно этот взгляд вернул меня в мир живых.

Сразу вспомнилось, что на мне только тонкий халат и ещё более тонкая ночная сорочка. А ещё в памяти всплыло поведение Дарнаэша за ужином и внутри произошёл локальный взрыв.

Умом понимала, что меня только что спасли, защитили, но вместо чувства благодарности появилось желание придушить этого гада. Как он смел меня игнорировать? Что он вообще творит?

— Ты как? — повторил Дарнаэш. — Живая? Не задели?

Вот тут я отметила ещё один момент — Владыка тоже практически голый. Пижамные штаны и, собственно, всё.

Взгляд невольно прошёлся по широким плечам и выразительной мускулатуре. Раньше я не очень понимала что девушки находят во всех этих рельефах и кубиках, а теперь кажется прониклась.

Дыхание перехватило, но лишь на секунду. Потом я нашла в себе силы ответить:

— Живая. Не задели.

— Прекрасно, — отозвался Дарнаэш, но прозвучало так, словно он недоволен. Словно ему жаль!

Новый пристальный взгляд на меня, и ещё один, и… он вообще вытаращился! Буквально впился. Словно искал что-то и не находил.

— Благодарю, — вспомнив о манерах, выдохнула я. — В смысле, спасибо что спас.

— Пожалуйста, — буркнул Владыка, продолжая впиваться взглядом. Причём впивался исключительно в лицо.

А когда отодвинулся, опять осмотрел всю, и в синих глазах мелькнуло нечто неоднозначное. Такое непонятное, но оно заставило приосаниться, выпячивая грудь, уже не прикрытую халатом. Просто полы разъехались, а там под халатом сорочка, и…

— Очень… — Владыка уставился в район моей груди, — …интересно.

Долгая пауза, резкий взгляд в глаза и продолжение:

— Интересно что ты тут делаешь.

Я врать не стала, сказала как есть:

— Из храма иду.

Застыл, прищурил глазища, явно рассчитывая на какие-то подробности или признания. Я, будучи девушкой воспитанной, разочаровывать не стала:

— Бриллиант на месте и очень красиво блестит.

Тут главный дракон шумно втянул воздух и отодвинулся. Я же, наконец, спросила о важном:

— Что это было?

— Где? — последовал «искренне-недоумённый» ответ.

Вот такого точно не ждала, и даже глаза округлились, но Дарнаэш моим шоком не впечатлился.

— Вставай, — приказал он. — Провожу.

И вроде всё хорошо, никаких поводов сердиться, но осталась всё же одна проблема. Разговор закончился. Мне не объяснили. Опять!

Терпеть такое я не собиралась, поэтому…

— Не могу. Тело не слушается, — сказала, убеждённая, что это поможет потянуть время. Что посидим в коридоре ещё немного, и я всё же вытрясу из Дарнаэша подробности.

Но ящер повёл себя неадекватно! Радостно кивнул — словно только того и ждал! — и, стремительно подхватив меня на руки, понёс.

Я сначала не поняла, а когда дошло, чуть не взвизгнула. Он же дракон, а я — человечка. Они нас презирают, не любят и вообще.

Какие объятия? Какая забота? Да им же от нас только одно нужно!

Девственницы наши нужны, чтобы воровать и таскать в свои замки в качестве трофеев. Потом опаивать зельем забвения и отправлять обратно, роняя в полёте. На этом, собственно, всё.

Глава 20

— А ну пусти, — когда дар речи вернулся, гневно процедила я.

Владыка не среагировал. Продолжил шагать, шлёпая босыми ступнями и крепко прижимая меня к широкой обнажённой груди.

Про грудь я постаралась не думать, про силу и тепло его рук — тоже. Сосредоточилась на вопиющем поведении и самом инциденте с драконообразными чудовищами.

— Если вы не в состоянии обеспечить мне достойную защиту, то отпустите домой, — отчеканила я.

— Что значит «не в состоянии»? — не смутился ящер. — Ты жива, здорова, а значит с защитой твоей всё хорошо.

От такого ответа я онемела опять. Ну, знаете!

— Дарнаэш!

— Лина. — Пауза и продолжение: — Не визжи.

И столько спокойствия в голосе, что я действительно замолчала. Потом подумала и обвила его шею руками. Просто так. Без всякого умысла.

Впрочем, вру. Не просто. Причина всё же была — удобство. С руками вокруг шеи действительно комфортнее. О малодушном желании на секундочку оказаться ближе к Владыке, окунуться в его аромат, речи не шло.

Но так уж вышло, что я окунулась, и очень скоро возникло ощущение, что совершаю погружение в какую-то бездну. Голова закружилась, по телу прокатилась волна сладких мурашек, сердце застучало быстрее, а следом пришло понимание — я хочу вдыхать этот аромат всегда. Каждый день.

К счастью, эта мысль не затянула в какой-нибудь новый водоворот, а наоборот отрезвила и заставила вспомнить разговоры при дворе и прочую житейскую мудрость, связанную с мужчинами и сексуальным влечением.

В итоге я практически уткнулась носом в его кожу, а через миг не выдержала и спросила:

— Феромонами пользуешься?

— Чем-чем? — недоумённо отозвался дракон.

Прозвучало настолько невинно, что все сомнения рассыпались в пыль — точно пользуется. Однозначно!

Но тут возникает вопрос — а зачем ему это нужно? Ночь, почти голый мужчина в феромонах… Дарнаэш кого-то ждал?

Вспышка неожиданной ревности закончилась мыслью о том, что драконы-самцы хранят невинность до последнего, и у них всё завязано на каком-то пламени, а у Владыки оно ещё не зажглось и, следовательно, тут что-то не сходится.

На этом я решила свои умозаключения закончить. Оборвала их усилием воли, чтобы вернуться к главному вопросу — настроиться на него пока такая возможность есть.

Задумалась, сосредоточилась, а через пару минут выяснилось, что мы уже пришли — Владыка опустил меня на пол, отступил на три шага и застыл, одаривая очередным пристальным взглядом.

— Кхе-кхе, — сказал он.

Я, получив возможность опять посмотреть на главного дракона целиком, тоже закашлялась. Опустила голову, а когда подняла глаза…

— Даже не думай! — воскликнула истерично.

Попыталась отпрянуть, но увы. Лента, сотканная из золотой магии, уже коснулась моей кожи. Заструилась, заискрилась, начала обвивать плющом.

— Дарнаэш! — возопила я. Попыталась схватить и сбросить ленту, но ничего не вышло. — Это не смешно! Хватит превращать меня в гусеницу!

— Я лучше знаю, что мне делать, — беззлобно огрызнулся дракон.

Я от такого хамства буквально взвилась, а когда перешла на магическое зрение, чтобы оценить масштаб бедствий, запнулась. Просто кокона не было, даже красная нить отсутствовала. Здесь и сейчас меня обвивала только эта новая лента и больше ничего.

Моё изумление встретили невесёлой улыбкой.

— Это падшие. Они пьют нашу магию, — сказал Владыка, и я замерла, забыв про сопротивление.

— Кто они? — спросила тихо.

— Служители хаоса. Те, кто предпочёл пойти на сделку с тёмным источником, когда начались трудные времена.

Я тряхнула головой.

— Сделка? Какая сделка?

— Когда-то очень давно, когда мы ещё жили в Изначальном, произошла большая катастрофа. На землю падали небесные камни, недра гор содрогались, просыпались всё новые и новые вулканы, затягивая небо пеплом и осыпая землю нескончаемым градом камней. Драконы погибали, нам не хватало магии и сил, чтобы лечить раненых, чтобы выживать, и тогда один из кланов обратился к смертельному источнику. Драконы этого клана заключили сделку… Обменяли свои жизни на жизнь других.

Они брали пленных. Приводили их к источнику и скармливали тёмной силе. Взамен источник давал им магию, которая помогала выживать. Эта магия делала драконов очень могущественным, но постепенно пожирала их души. Когда небо и земля успокоились, стало понятно, что теперь в мире новая опасность — падшие. Мы собрали остатки сил и началась война.

— Война между драконами? — переспросила я шёпотом.

— Да. Между теми, кто остался верен чистому огню и теми, кто отдался хаосу. Последние победили, и выжившим пришлось бежать. Наши предки смогли разрезать полотно миров и уйти, но падшие взяли след и до сих пор пытаются до нас добраться.

— Что им нужно?

— Мы. Падших мучит голод сродни голоду вампиров из ваших сказок. Как и тёмный источник, они теперь питаются жизненной силой драконов. Впрочем, — короткий взгляд на меня, — такие кае ты тоже подойдут.

По коже побежал мороз, а через миг Дарнаэш тряхнул головой и словно очнулся. Уставился на меня так, словно впервые видит.

Несколько секунд мы просто стояли, а потом прозвучало шипящее:

— Лина… Какого… ты посмела применить Дар Власти ко мне?

Обвинение было настолько неожиданным и абсурдным, что я растерялась.

— Не применяла я ничего.

Владыка не поверил.

— Правда? — прозвучало и злобно, и зловеще. — Если так, то какого… я всё это тебе рассказал?

Я удивлённо хлопнула ресницами. Кажется, в чём-то подобном меня уже обвиняли.

— Понятия не имею, — сказала после паузы. — Может потому, что мне тоже нужно знать про падших? В конце концов, они пытались меня убить.

Владыка аргумент не оценил, продолжил смотреть обвиняюще. Именно этот взгляд вдохновил на небольшой эксперимент.

Я потянулась к королевскому дару — ведь он тоже связан с влиянием. Затем воскресила в памяти стычку с Пией, а поймав отголосок какого-то особенного ощущения, спросила:

— Дарнаэш, зачем тебе тот бриллиант?

Миг, и лицо дракона стало совсем уж невменяемым, а глаза хищно сверкнули.

— Вот теперь ты точно его применила, — сказал Владыка. — Причём осознанно!

Я кивнула. Не собиралась отпираться, более того, хотела обсудить эффект. Ведь получается, что применение дара он чувствует, а предыдущий приступ откровенности, вероятно, случился сам по себе, по каким-то другим причинам.

Но…

— Никогда не смей мной манипулировать, женщина! — взревел Владыка.

А потом я осознала себя прижатой к двери.

Дарнаэш прижал и навис, оказавшись в непозволительной близости и вопиющем положении. Всё это, включая его полыхающий взгляд, могло перепугать до смерти, но я почему-то знала, что вреда Владыка не причинит.

То есть что-нибудь сделать может, но плохое — никогда. И так вдруг приятно, так радостно стало, что я даже улыбнулась.

— Не вижу здесь ничего смешного, — прошипел главный ящер.

— Это потому, что ты ещё не читал ноту протеста, которую я обязательно напишу.

Дарнаэш отпустил почти сразу, а ушёл даже не гордо, а прямо-таки величественно. Спина прямая, мускулы играют, и от всей фигуры веет такой силой, что ой.

Я залюбовалась. И уже после этого обратила внимание на тот факт, что мы в коридоре не одни — из каждой расположенной тут двери хоть кто-то да выскочил. В основном девицы в тоненьких ночнушках. Но где-то в самой дали виделся облачённый в сорочку и колпак Кверг.

Прелесть какая.

Впрочем, мы так орали, что просто не могли не разбудить.

Хотя по уму обитателям замка следовало проснуться раньше, когда Дарнаэш сражался с падшими. Но наши крики видимо интереснее, чем визг не очень живых существ.

Громко пожелав всем приятных снов, я развернулась и ушла в свои комнаты. Уже там, усевшись в кресло и подхватив стакан с морсом, снова задумалась о том, что произошло.

Для начала о чудищах. Кто они и откуда теперь примерно понятно, а как появились в том коридоре — вопрос вторичный. Здесь и сейчас я зацепилась за другое — знал ли о присутствии монстров храм?

В самый первый раз Запретный перенёс меня в мою комнату, и это спасло от разоблачения. Во второй раз тоже комната, а теперь — вот. Но падших я встретила совсем не в том месте, куда привела огненная дверь, и времени с момента перехода прошло достаточно — то есть нельзя сказать, что храм бросил меня в ловушку.

И вообще, с чего я взяла, что Запретный всесилен? Что может знать обо всём и предвидеть каждый шаг?

Ну и второй вопрос — откровенность Владыки, которую он сам считал наведённой. Что это было?

Тут у меня даже предположений не имелось. Но я всё-таки получила кое-какой ответ…

Мир перед глазами резко качнулся, и мне продемонстрировали мужчину — он был великолепен и черноволос как Дарнаэш. Тонкие пурпурные прядки в волосах, как намёк на огненность, тоже присутствовали.

Он шагал по какой-то аллее, а я… ну то есть не я, а пра, шла рядом — постукивая каблучками и озаряя мир вежливой полуулыбкой.

После недолгого молчания мужчина сказал:

— Леди Лаэри, вы идеальны.

В интонации чувствовалось «но», и оно действительно прозвучало:

— Но… есть один недостаток.

— Какой?

Дракон выдержал интригующую паузу, и…

— Вы дурно на меня влияете. Иногда, когда вы задаёте какой-нибудь вопрос, у меня возникает непреодолимое желание рассказать вам даже то, что рассказывать не следует. И ваши прихоти для меня подчас как приказы. Стоит огромного труда сдержаться и не отдать вам всё.

Лаэри польщённо улыбнулась. Ей действительно было приятно, но не настолько, чтобы падать в обморок от счастья.

Она тоже выдержала паузу и спросила:

— Чем же вы это объясняете?

— Сначала объяснял своими чувствами, — хмуро заявил Карнаэш.

Лаэри улыбнулась опять.

— А теперь?

— Дело всё-таки в даре, моя леди.

Пра удивилась и встрепенулась:

— Вы говорите о Даре Власти? Но подобное невозможно. Уровень вашего собственного дара выше, я не могу на вас влиять.

Черноволосый дракон согласился.

— Не можете. Только если отдадите прямой приказ. Причём я, как обладатель того же дара, смогу вашему приказу сопротивляться.

— Но почему вы тогда говорите о Даре Власти?

Мужчина поморщился.

— Я провёл исследование. Поднял доступные хроники, сопоставил данные и выяснил. — Пауза и продолжение: — Вам известно, что Дар Власти сам по себе огромная редкость и леди он практически никогда не передаётся. Леди, наделённых этим талантом, можно пересчитать по пальцам, но смысл в другом. Дар леди не отличается от обычного, при контакте с простыми драконами, дар леди ведёт себя как положено. Без особенностей.

— Но? — прозорливо подтолкнула пра.

— Но если одарённая леди встречается с драконом чей уровень Дара Власти выше, дар леди начинает подстраиваться. Он идёт на своеобразную хитрость, — тут Карнаэш поморщился, — чисто женскую. Меняется, находит лазейку. Влиять напрямую он не может, так как сила меньше, поэтому начинает воздействовать без прямого применения, пассивно. Я бы даже сказал исподтишка.

Лаэри хмыкнула, я — тоже. Получается, проблема в том, что Карнаэш сильней? Самец доминирует, и талант леди принимает другую форму?

Как любопытно!

— Обладай вы каким-нибудь иным даром, например талантом к прорицанию, всё было бы проще, — резюмировал черноволосый. — Я бы не испытывал желания рассказать вам лишнее, а ваши прихоти… оставались бы при вас.

Лаэри не выдержала и рассмеялась, а я немного смутилась. Значит я влияю на Владыку пассивно? И он был прав, когда заподозрил в манипуляциях? Эх… а так хотелось быть невинной и честной!

Новый взгляд на хмурого Карнаэша, и чувство смущения усилилось. Мне подумалось о том, что пра предпочла этому необыкновенно красивому дракону простого человека.

Знаю, что сердцу не прикажешь, но всё-таки. Карнаэш ведь целый невероятный сад для неё создал! А чем же взял мой сколько-то раз прадед?

Ещё стало приятно, что дедушка обставил вот такого сногсшибательного ящера. Следом возникла новая мысль…

Разумеется, мы не знаем всех секретов наших человеческих соседей, но отец утверждал, будто королевский дар, который позволяет «упростить процесс влияния на подданных» — это уникальная особенность нашего рода.

Так неужели эта особенность действительно передалась от драконов? Как этакий отголосок магии Лаэри-Эрилайзы?

Я задумалась, искренне пытаясь понять, и в сознании вспыхнуло словно высеченное огнём «да!».

А потом стало ясно: королевский дар, всплески, ситуация с Пией и Дарнаэшем — всё в одну копилку. И те слова носатого Тириша про… «нечто сродни нашему второму таланту, только опять-таки незначительное. Буквально капля».

Капля, которую он увидел, это и есть королевский дар, или Дар Власти, как его тут называют. Только раньше он был стабильным, а теперь начались всплески, которые говорят о некоем становлении. Интересно, это потому, что вокруг меня ящеры? Ведь получается, что дар рассчитан не на людей, а на них?

Секунда… Лаэри и Карнаэш продолжают разговор, только я не слышу. Вместо этого в моём сознании снова вспыхивает огненное «да!».

А дальше — всё. Видение исчезло, я очнулась в кресле, с мокрыми коленями. Оказалось, что пока смотрела красивые картинки, пролила злосчастный морс.

Глава 21

Утро встретило солнцем, свежим воздухом из распахнутого окна и восторженным взглядом Чичиты.

— Что? — спросила я, широко зевая.

В ответ прозвучало весьма эмоциональное:

— У-у-у!

Пришлось полностью проснуться, собраться и уточнить:

— А поконкретнее?

Представительница малой народности всплеснула руками:

— Ну как же! В замке только и разговоров что о вашей ночной прогулке с Владыкой! Все леди в бешенстве. Особенно леди Пия!

Очень мило.

— А почему именно Пия? Она что главная претендентка на сердце Дарнаэша?

— Главная не главная, но до недавних пор ходили слухи, что если кто и способен разжечь его пламя, то только она.

Я не порадовалась. Хуже того, испытала внезапный приступ раздражения. К счастью, прошёл приступ довольно быстро, и я спросила:

— Но разве что-то изменилось? В смысле, почему «до недавних»? Почему Пию списывают со счетов?

— Ну как же! — женщина аж подпрыгнула. — Ведь Пия-то не справляется! Ей пламя нужно разжигать, а Владыка вместо этого с тобою гуляет. Голый…

При упоминании обнажённого торса Владыки я нервно сглотнула и поняла, что совсем не против эликсира забвения. Забыть и не вспомнить! И не встречаться с этим торсом больше никогда.

Но зелья не было, зато имелась Чичита, которая смотрела большими глазами и жаждала обсуждения. Поэтому…

— Да, он был почти голый, — подтвердила я ровно.

— Ты, кстати, тоже! — прилетело в ответ.

Я кивнула и попыталась изменить направление разговора:

— А о причинах нашей прогулки в замке не шепчутся?

Оказалось шепчутся, только версия была совсем другая. Никаких падших, никаких нападений! Чичита не моргнув изложила что: я, оказывается, пыталась сбежать. Вот прямо ночью, в одной полупрозрачной сорочке и тряпичных тапочках. Дарнаэш в силу каких-то своих «великих» способностей почувствовал и отловил.

Служанка сказала, а я подумала — кстати-кстати… Как Владыка оказался в том коридоре, да ещё так вовремя? Неужели одна из навешенных на меня следилок сработала?

Вот только следилок, как выяснилось, на мне и не было… Или они исчезли уже потом?

Любопытство шепнуло, что нужно уточнить при случае, но я рявкнула на него и решила, что спрашивать не буду.

Уже успокоилась, когда Чичита выдала «продолжение» истории. Мол, «гостье замка» стало нехорошо, и обратно пришлось нести её на руках. А потом, учитывая попытку к бегству, опутать сковывающим заклинанием…

На последних словах у меня аж рот приоткрылся.

— Что-что он сделал? — потрясённо переспросила я.

Мои знания в магии действительно оставляли желать лучшего, но про свойство сковывания я, разумеется, знала. Фактически это был поводок — объект не мог выйти за определённый периметр или отойти от создателя плетения дальше, чем позволяла незримая цепь.

Секунда на осознание, и я превратилась в этакого шарпея, который ищет в своих складках… ну будем считать, что шрам от последней драки. Я перешла на магическое зрение и принялась рыться в мерцающем золотом плетении, выискивая признаки сковывания.

Знаний по-прежнему не хватало, практики по этой теме вообще не было, может поэтому я и не нашла?

Чичита истолковала мой возмущённый шок верно…

— Ты не знала? — спросила она осторожно.

— Нет! — прошипела я.

Потом сделала несколько глубоких вдохов и решила, что со штучками Дарнаэша разберусь позже. Заодно поймала ещё одну запоздалую мысль — кстати, про нападение… Падшие караулили именно меня или совпало? Или это я случайно оказалась в месте, где недавно произошёл прорыв?

Уже не злая, но предельно хмурая, я выбралась из постели и направилась в ванную. Чичита на правах моей как бы горничной хотела помочь с умыванием, но я сказала «нет».

Одевалась тоже самостоятельно, а причёску уже доверила. Служанка радостно схватилась за гребень и продолжила щебетать.

Женщина рассказывала о произведённом нами переполохе. Причём делала это в красках и лицах, и пусть я почти никого из драконов не знала, получалось всё равно смешно.

Лишь при упоминании Пии смеяться не хотелось, в сердце поднималась неоправданная ревность. Будто мне не всё равно, что Дарнаэш и Пия почти парочка. Будто у меня есть законная причина выцарапать брюнетке глаза.

Впрочем, контроль эмоций — штука не сложная, и меня этому как раз учили. В итоге, к моменту окончания сборов я была безмятежна как летний день.

Стояла, смотрела в зеркало и улыбалась, точно зная, что выгляжу невероятно. Настолько, что в пору в саму себя влюбиться. Или построить глазки кому-нибудь.

Словно в ответ на мои мысли, раздался далёкий стук в дверь, и я приободрилась. Улыбнулась шире и обворожительней, предчувствуя встречу с кем-нибудь подходящим для охмурения, а Чичита пискнула:

— Сейчас-сейчас!

Она умчалась в гостиную, а я… поколебалась, но всё же последовала за служанкой, чтобы узнать — лица мужского пола присутствуют, только не те, кого хотелось бы очаровывать. На огонёк заглянула Уштария, а с нею муж и сын.

Драконица, облачённая в приталенное изумрудное платье, буквально искрилась. Улыбалась так широко, что я невольно заулыбалась в ответ.

Теймиз не сиял, но пытался, причём старательно, до капелек пота на лбу и подбородке.

Криштош… он напоминал стукнутую по голове селёдку. Его улыбка выглядела так, словно к уголкам рта прикрепили верёвочки, а потом привязали эти верёвочки к ушам.

— Доброе утро, — выдохнула я немного удивлённая этим визитом.

То есть явление Уштарии вопросов не вызвало, а натужные улыбки её сопровождающих — да.

— Ах! Очень доброе, ваше высочество! — воскликнула хозяйка замка и неожиданно присела в глубоком реверансе.

Теймиз с Криштошем — тоже. То есть они реально начали приседать, но в процессе вспомнили, что мужчины и поклонились.

Я, конечно, опешила и хотела ответить не подобающим принцессе «ээ-э», но сдержалась.

— Ох, ваше высочество! — снова взяла слово Уштария. — Мы так рады, что с вами всё в порядке!

Я решила, что драконица намекает на падших, но…

— Рады, кхе-кхе, что… Владыка не прибил вас за попытку побега, — пояснил Теймиз. — Кхе-кхе.

— Если мы чем-то можем помочь, — это уже Криштош присоединился, — вы только скажите.

— Помочь прибить? — уточнила я.

Оказалось, нет. Помогать с побегом они тоже, как выяснилось, не собирались. Криштош сбивчиво объяснил, что имел в виду совсем другое.

— А что именно? — тут же поинтересовалась я.

Объяснить похититель так и не смог.

И всё бы ничего, всё прекрасно, но я-таки не выдержала и спросила в лоб:

— Что тут происходит?

Хозяйка замка мило хлопнула ресницами, а толстяк с сыном притворились очень удивлёнными. Мол — происходит? Серьёзно? Как, где? Подождите-подождите, мы сейчас всё выясним!

Неуклюжая реакция этих двоих окончательно утвердила в мысли, что Теймиз с Криштошем пришли на прицепе, а процессом управляла Уштария. Именно на неё я направила свой вопросительный взгляд.

В конце концов мне «объяснили»:

— Мы пришли засвидетельствовать своё, кхе-кхе, почтение, — сбивчиво заявил тот, кто совсем недавно пытался убить, добавив в зелье забвения магию.

— И спросить не нуждается ли леди в каких-нибудь дополнительных… эм… удобствах, — запинаясь добавил тот, кто втравил меня в этот кошмар.

Тут, конечно, захотелось съязвить — сообщить, что «удобств» действительно недостаточно, ведь унитаз в покоях всего один, но я цепляться не стала. Вместо этого подтолкнула намекающе:

— И?

— Заверить в своей симпатии, разумеется, — торопливо добавил Теймиз, промокая лоб платочком. — А ещё извиниться за не очень радушный приём и некоторые неподобающие высказывания.

Всё, выдержка закончилась!

— Такие, как обсуждение моих недостаточно выдающихся форм?

Я смеялась и даже не скрывала, уж слишком очевидными были намерения семейства. Понаблюдали, подумали и решили, что со мною лучше дружить? Очень приятно! Кстати, мне нравится их вывод. Дружба, пусть даже по расчёту, лучше войны.

А ещё я понимала, чего именно они сейчас ждут, и…

— Всё в порядке. Я не держу на вас зла и мстить не стану.

Пауза, чтобы все насладились моментом, а потом продолжение:

— Но, если мне понадобится помощь, я хочу рассчитывать на вас.

Теймиз слегка побледнел, сразу сообразив, что тем, против кого придётся дружить может оказаться сам Владыка, зато Уштария не сомневалась ни секунды.

— Конечно-конечно! Милая Лина, мы полностью к вашим услугам! И всецело на вашей стороне!

Тут она покосилась на сына, и тот кивнул, словно подтверждая или даже разрешая. Конечно, это насторожило, и я опять проявила прямолинейность:

— Почему вы спрашиваете у Криштоша?

— Так у него же дар предвидения, — чуть смутившись объяснила драконица. — Ещё не активный, но, судя по всему, слишком сильный, чтобы его не замечать.

Да, про талант юноши я уже слышала. Помнится, ему почудились неприятности и именно поэтому он постарался выбрать самую «неказистую» из всех представленных на лугу девиц.

Вспомнив о том выборе и полёте в драконьих когтях, я хищно клацнула зубами, а Криштош словно мысли прочёл:

— Извини…те, — выдавил он, сглатывая и отступая.

Я строго погрозила пальцем, но сжалилась. Сказала, обращаясь уже к Уштарии:

— Позавтракаете со мной?

Хозяйка замка расплылась в очередной счастливой улыбке и воскликнула:

— Оу! С удовольствием!

После этого мужчины облегчённо сбежали, а Чичита умчалась решать вопрос с едой.

Примерно через полчаса мы с Уштарией уже сидели на знакомой террасе, и наслаждались жизнью. Нам подали три вида зелёных салатов, нежирный сыр, постное мясо и поджаренный на сковородке хлеб.

А ещё кофе, который сильно отличался от того, что употребляли в Вектарии. Наш был жиже и без специй, а тут удивительное разнообразие привкусов.

Кофе мне понравился, я даже погрузилась в это удовольствие с головой, правда ненадолго. Ну а после того, как первый голод был утолён, задала сильно интересовавший меня вопрос:

— Тари… — именно так попросила называть себя Уштария, — скажи, у Криштоша было какое-то новое предчувствие?

Хозяйка кивнула. Следом прозвучало осторожное:

— С момента твоего появления, Криштоша постоянно посещают различные ощущения.

Двусмысленное заявление! К счастью, пошлых ушей среди нас нет.

— И? — подтолкнула я.

— Его талант ещё спит, — напомнила Уштария, — то есть говорить о полноценном предсказании нельзя… — Драконица сделала уклончивый жест, мол я не я, и за слова не отвечаю. — Да и не в предчувствии дело! Лина, пойми, мы же и без всяких предчувствий…

— Тари, не надо оправдываться, — перебила я. — Просто объясни.

Маска туповатого радушия на миг исчезла, я увидела рядом с собой умную и сосредоточенную леди.

— Ничего конкретного. Криштош говорит, что ощущает твоё великое будущее, и что оно тесно связано с драконами. И да, что враждовать с тобой нельзя.

Последнее не удивило, а первое… Очень интересно. Великое будущее, связанное с драконами? Неужели я подамся в международную дипломатию и таки прищучу оборзевших ящеров? Или наоборот — останусь здесь и стану, например, советником по человеческим делам? Правозащитником? Возьму драконов за… хм, гребень, и заставлю учитывать интересы людей?

Были и другие варианты — от простой торговли, до организации воздушных грузоперевозок. На самом деле множество способов обрести то самое «великое будущее», но все они упирались в одну и ту же стену — в мой брак.

Если отец всё-таки заставит выйти за Биорика, то никакой карьеры мне не светит. Но Тари чётко сказала, что Криштош чувствует величие, а раз так…

— Слушай, а Криштош может выяснить что-нибудь про мою личную жизнь и замужество?

— Ну я же говорила, — покачала головой Уштария, — талант ещё не проснулся. Криштош пока не умеет предсказывать, тем более вот так, о чём-то конкретном.

— Ну а вдруг? Попытаться же можно?

Хозяйка замка задумалась, а пока она размышляла, я допила кофе и дозрела до разговора, ради которого и предложила позавтракать вместе.

— Тари, а можешь объяснить кое-что насчёт пламени?

— Какого?

— Того, которое должно вот-вот пробудиться у Владыки.

Собеседница вскинула брови, и столько намёка было в этом жесте… Будь Дарнаэш обычным мужчиной, я бы решила, что меня заподозрили в любовном интересе. Но он дракон, а я — человеческая принцесса, и между нами пропасть. Так на что намекать?

В общем, я отмахнулась от ненормальной реакции и спросила:

— Это пламя, как понимаю, и есть любовь?

Улыбка, озарявшая лицо собеседницы, вдруг стала мечтательной.

— Не любовь, — сказала она со вздохом, — это гораздо больше. Я ведь немного знакома с вашей, с человеческой, культурой, и примерно понимаю, что вы вкладываете в это понятие. Так вот, драконье пламя — это другое. Это и любовь, и страсть, и желание постоянно находиться рядом, и потребность оберегать, и верность, и…

— Ладно, поняла, — перебила я сердито.

Просто снова вспомнился Биорик — в нашем браке даже половины из перечисленного не предвидится. Пусть в силу происхождения я не очень романтична, но кому не хочется вот такого? Большого и светлого? Такого, чтобы ух?

— Я поняла, — сказала со всей вежливостью. — Ты другое объясни — это пламя только у мужчин пробуждается?

— Да, — Уштария кивнула. — Пламенем владеют мужчины. Хотя иногда, ну очень редко, пламя может пробудиться у леди. Ты что-нибудь слышала про Дар Власти?

Вопрос заставил выпрямиться. Я-то слышала, а вот Уштария… Это намёк? Или она в самом деле не знает? Неужели слух про ситуацию с «подружками» не просочился? И даже Чичита хозяйке не донесла?

В общем, я отрицательно качнула головой, и Тари взялась объяснять:

— Дар — это такой особый талант, который позволяет Владыке… хм… легче добиться понимания от подданных. Так вот, этот дар — невероятная редкость и тоже является прерогативой мужчин. Он не передаётся леди, но случаи всё-таки бывали. С пламенем та же ситуация.

Я тряхнула головой, пытаясь осмыслить всё это.

Дар Власти — редкость, пламя у леди — тоже редкость, так что если… Впрочем, не важно. Какая мне разница? Речь вообще не о том!

— Погоди, — я нетерпеливо махнула рукой. — Значит, пламя просыпается у мужчин. Получается, именно они влюбляются? А леди принимают их выбор? Но сами леди никакой любви при этом не испытывают?

Уштария весело рассмеялась.

— Всё не так. Совсем не так. Пламя не пробуждается без причин, оно реагирует на симпатию, которую испытывает к дракону леди, на её внутреннее согласие стать его парой, на её темперамент. Это как небольшой уголёк — он разгорается, разгорается, разгорается… А когда пламя вспыхивает, огонь передаётся леди, захлёстывает и её.

Я нахмурилась и, поразмыслив, озвучила свои выводы:

— То есть в итоге леди попадает в ловушку? Она симпатизировала дракону, зажгла его пламя и это пламя поглотило и её?

Тари радостно кивнула, а я надулась — как-то несправедливо. У нас бы подобное назвали приворотом.

— Получается, даже пококетничать нельзя? А если она не собиралась его любить? Если ей это вообще не нужно?

— Если она не готова его полюбить, то не будет с ним общаться, — парировала Уштария. — Ведь каждая девушка знает о последствиях. Ну и без её искренней симпатии тоже ничего не получится.

Я фыркнула.

— Точно не получится? А может из этого правила тоже существуют исключения?

— Нет, из этого правила исключений уж точно нет.

Тут вспомнились предок Дарнаэша и моя пра. Получается у Карнаэша пламя всё-таки не вспыхнуло? Или Лаэри-Эрилайзу это пламя по каким-то причинам не «приворожило»?

— А бывает так, что пламя вспыхнуло, а девушку не задело? — озвучила вопрос я.

— Крайне редко.

— И что в таком случае происходит с драконом?

Уштария заметно погрустнела.

— Любовь дракона — это навсегда. Отвергнутый дракон остаётся один, без пары, сжигаемый собственным пламенем.

И вроде всего несколько слов, но та-ак грустно стало… Я даже носом хлюпнула! Пусть Дарнаэш раскритиковал человеческие взгляды на брак, но у людей в таком случае ещё есть шанс, а тут…

Я откинулась на спинку плетёного кресла и замолчала. Смотрела на высокое небо и расстеленную внизу долину, и сама не понимала о чём сейчас грущу.

— Говорят, что Пия — главная претендентка на пламя Владыки, — внезапно сказала я. Правда внезапно! Вообще не собиралась озвучивать!

Уштария ещё более внезапно подавилась кофе, а потом посмотрела снисходительно.

Этот взгляд точно что-то значил, однако выяснять я не стала. Хватит на сегодня сплетен и информации. Нужно сосредоточиться на главной миссии и, по-хорошему, дополнить спрятанный за шкафом отчёт.

Глава 22

Атмосфера в кабинете была нервной, напряжённой и неприятной. Кверг с Тиришем сидели в креслах, а я расхаживал вдоль стены, стараясь не рычать.

Настроение? Ещё ночью оно провалилось куда-то к гномам, в самые глубокие и тёмные шахты. Улучшения пока не предвиделось. Увы.

Советники сидели уже давно, однако заговаривать не решались. Я тоже молчал — ну, если не считать рычание, — и объясняться не спешил.

То есть они хотели поговорить ещё ночью, но я оставил вопрос до утра, а теперь просто не знал с чего начать это самое неприятное в моей жизни совещание. Мне никогда не было так… нет, даже не паршиво, а нервно. И отдельная неприятность — я понимал гораздо больше, чем собирался сказать!

Когда стрелка настенных часов перепрыгнула на следующее деление, ознаменовав начало нового часа, Кверг не выдержал.

— Владыка…

Очень редкое обращение в его случае. Оба называют Владыкой только на публике, и то не всегда.

— Дарн, — присоединился к Квергу Тириш. — Может хватит уже? Твоё молчание проблему не решит.

— Думаете тут есть проблема? — парировал я иронично.

Остановился. Сделал глубокий вдох, шумно выдохнул.

— Дарн, чтобы понять как быть, нам необходимы подробности, — сказал Кверг ровно. — Что всё-таки произошло?

Перед глазами сразу возник тёмный коридор, хрупкая фигурка Лины и трое падших. Каждый из них был готов к нападению, и вот один всё-таки сорвался — прыгнул, целясь в горло, желая уничтожить, растерзать.

Времени не было. Шансы равнялись нулю, и я призвал магию раньше, чем осознал суть происходящего. Я понял уже в процессе — уничтожая падших и латая истончившийся до рыхлой дымки полог.

— Дарн? — опять позвал Тириш. Пришлось вернуться в реальность.

Подойти к столу, упасть в кресло и задуматься. Что я мог сказать?

О прорыве советники уже знали. Именно они постарались сделать так, чтобы правда не стала достоянием общественности — простым драконам ни к чему нервничать. Кверг с Тиришем пустили слух о попытке побега и последующей поимке «вероломной» человечки.

Но они понятия не имели обо всём остальном!

Очень хотелось отмолчаться и сделать вид будто ничего не было. Только я и сам понимал, что это не вариант.

Новый глубокий вдох, терпеливые взгляды советников, и я сказал:

— Ночью Лина ходила в Запретный.

— Та-ак… — протянул Кверг.

— Именно поэтому она очутилась в том коридоре, — добавил я, внося ясность.

— И? — подтолкнул Тириш.

— И я понятия не имел о том, что наша гостья где-то шляется.

Миг. Тяжёлая пауза, а потом Тириш удивился:

— Как это не знал? Она же с ног до головы опутана твоими плетениями!

— И, кстати, вчера ночью ты добавил ещё одно, — вклинился Кверг. — Я сам видел как ты его создавал.

Меня перекосило. Просто вспомнилось наше с Линой возвращение и тот факт, что я был не очень-то вменяем. Всех свидетелей, выскочивших в коридор жилого крыла, заметил уже постфактум. Зато нас и наше «общение» видели все!

— Видел, — буркнул я, передразнивая Кверга. — А ты приглядывался?

Такой умный и проницательный советник не понял.

— Это не «ещё одно», — объяснил я после паузы. — Это «всего одно». Единственное. Остальных плетений на Лине просто нет.

Кабинет опять наполнила тишина, Кверг с Тиришем смотрели на меня и не верили. Наконец, Кверг произнёс:

— Как «нет»?

— Исчезли, — сказал я. Прозвучало как глупость.

Действительно глупость, ведь плетения не исчезают, причём бесследно и «бесшумно». Я, как создатель, должен был почувствовать! Должен был ощутить хоть что-нибудь!

— Может это храм? — после нового молчания предположил Тириш. — Там такие силы, что всякое возможно. Храм мог стереть твои плетения.

— При этом Запретный отлично экранирован, — поддержал мысль Кверг. — Ты вполне мог «не услышать» как сработала оповещалка. Не ощутить взлом.

Я отрицательно качнул головой. Физически Запретный находится на территории драконов, он достаточно далеко от замка Изумрудных, и пусть Лина ходит туда по прямому приглашению, прямым порталом, но я бы заметил переход. Если бы плетения были.

— Плетения исчезли раньше, — сказал я.

Мысль поняли, и…

— Когда ты в последний раз их проверял? — поинтересовался Кверг.

Ещё один до крайности неприятный вопрос.

— Никогда.

Советники уставились как на… В общем, как на кого-то странного. Не Владыку, наделённого огромной властью и силой, а… Впрочем, не суть.

— Что значит «никогда»? — выдохнул Тириш.

— Совсем? — изумился Кверг.

Я предпочёл промолчать. Лучше так, чем объяснять, что не проверял как раз потому, что проверить очень хотелось. Каждую секунду. До зуда. До паранойи! Но Владыка я или кто? Взрослый дракон или желторотый птенец, неспособный унять эмоциональный порыв?

Мне хотелось, но я держался, а в итоге она ушла, и я даже не почувствовал.

Не почувствовал!!!

— Хорошо, — сказал Кверг. — Значит, плетения с большой вероятностью исчезли до того, как Лина ушла в храм? Но как такое могло произойти?

Тут моё настроение провалилось ещё глубже, хотя ничего более глубокого чем гномьи шахты просто не существует.

— Подозреваю, что Лина впитала эту магию, — сказал я, прикрывая глаза. — У неё Дар Власти, он в стадии стабилизации, а это, как известно, требует ресурсов. Когда мой дар был в этом состоянии, я тоже пару раз впитывал чужую магию. Это происходит непроизвольно, само по себе.

Такие сдержанные и мудрые советники дружно застонали. Тема дара вообще была болезненной — никто из нас не ожидал получить такой «сюрприз».

Это было невозможно. Невозможно настолько, что Кверг с Тиришем сначала не поверили, а Пия с Итариссой вообще не поняли. После того происшествия Пия целый час визжала, что к ним применили какую-то человеческую магию. Требовала расследования и наказания, но я мягко объяснил куда леди может пойти.

Непонимание, охватившее «потенциальных невест», было на руку, но на этом хорошие новости заканчивались.

Во-первых, я не сообразил присмотреть за плетениями, а во-вторых, служанка, приставленная к Лине, оказалась гораздо умней. Эта женщина как раз сообразила, что что-то не в порядке! Мы едва успели поймать её и поставить на память очередной блок.

Очень хотелось блокировать память и Пие с Итариссой, но такое вмешательство было в высшей степени незаконным. Слишком рискованным. Если кто-то заметит, поднимется такой скандал, в сравнении с которым одарённость Лины — ерунда.

— Она впитала магию и дар усилился? — слова Тириша были скорее утверждением, чем вопросом.

— Стал более стабильным, — поправил я, морщась.

— Ну, это, конечно, в корне меняет дело, — Кверг не удержался от иронии.

Я гневно прищурился. Способность советников к состраданию была прямо-таки поразительной. Впрочем, до сегодняшнего дня мне их сострадание и не требовалось. Да и сейчас, объективно говоря, мог обойтись.

Словно в подтверждение этих мыслей Тириш добавил:

— Теперь ты в ответе за её высочество. Если натворит что-нибудь при помощи Дара Власти, виноват будешь ты.

Всё. На этом можно было закончить, послав драконов туда же, куда отправилась Пия, но я сдержался.

После новой долгой паузы прозвучало:

— Что за плетение ты поставил ночью?

— Новая абсолютная защита в модификации Карнаэша, — сквозь зубы процедил я.

Защита, ограждающая от всего, способная выдержать любой удар и обязательно оповещающая создателя. Она не сможет удержать Лину если та попробует покинуть наши территории, но хотя бы сообщит.

— Карнаэша? — переспросил Тириш.

А Кверг добавил, намекая на историю любви к Отступнице:

— Какая ирония…

Я не выдержал и начал разминать пальцы. Правда через полминуты выдохнул, призывая себя к спокойствию — не удивительно, что Тириш язвил, ситуация была такой, что нервы не выдерживали у всех.

И опять тишина. Я потянулся к остывшему чаю, Кверг с Тиришем тоже. А потом я озвучил то, что волновало больше всего…

— Сильно сомневаюсь, что нападение падших — совпадение. Будь на её месте другая, я бы поверил, а тут… Лина слишком ценна. Она единственная, кто способен добыть большой камень.

— Согласен, — подал голос Кверг. — Но предлагаю рассуждать логически. Она единственная, кто может достать камень, но и единственная, кто бродил по замку в ночи.

Я поджал губы. Верно и в самом деле логично.

Впрочем, может и не единственная — других-то я за руку не ловил.

— Кстати, а ведь это не первый такой прорыв, — включился в разговор Тириш. — Подобное уже случалось. Имею в виду ситуации, когда падшие проникали прямо в замки.

Я поморщился снова. Да, действительно. Но…

— Малый камень, — я указал на висящий на шее амулет, — беспокоится всё чаще. И полотно в последние дни истончается слишком быстро. Стремительно. Словно там, с той стороны, идёт постоянная атака на этот барьер.

Мои слова никого не удивили.

— Если они атакуют, то почему? — подал голос Тириш.

— Чувствуют, что это последний шанс? Ведь когда я получу большой камень, то смогу усилить полог и добраться до нас будет уже невозможно.

Тириш неожиданно крякнул и пробормотал:

— В случае с её высочеством Азалиной я бы применял слово не «когда», а «если».

Я пропустил это замечание мимо ушей.

— Мы жили без большого камня много веков, — сказал Кверг, — и защиты, установленной до предательства Отступницы, хватало. Если ты усилишь полог, мы снова будем в безопасности, а падшие могут и сдохнуть за это время. Так что в версии про последний шанс есть разумное зерно.

Я кивнул, а Тириш отпил из чашки и озвучил другой вопрос:

— Ну, допустим. Но как они узнали? В смысле, как поняли, что барьер может вот-вот усилиться, а ключ к этому усилению — Лина?

Скользкий момент. Тут я мог лишь предполагать.

— Прорывы всегда происходят поблизости от камня силы и его носителя, — рука непроизвольно потянулась к висящему на шее амулету. — Может камень оставил на Лине какой-то след? Нечто незримое для нас, но очевидное для них?

Пауза и продолжение:

— Она ведь шла из храма, а там наверняка трогала большой камень. — При мысли об этом захотелось зарычать. Камень! Он так необходим, а эта упрямая девчонка…

— Хм, — произнёс Кверг. — А может падшие целились всё-таки в тебя? Ведь ты, как понимаю, был поблизости? В противном случае ты бы просто не успел её спасти.

Ну вот… Очередной неприятный момент, о котором лучше смолчать, но…

— Меня не было. Я телепортировался.

— Как телепортировался? — О… ну вот теперь и Кверг начал задавать «гениальные» вопросы!

— Молча. — Я подобрался и до хруста сжал подлокотники кресла. — Ощутил острую опасность и совершил переход. Это произошло почти спонтанно, на голых инстинктах. Я даже не подозревал куда перемещаюсь и не очень-то понимал к кому.

Несколько бесконечных секунд, и Тириш с Квергом дружно обмякли. Сидели и смотрели потрясённо, а я хмури брови.

Потом прозвучало:

— Чему я удивляюсь? — Тириш. — Ведь всё давно очевидно.

— Ты удивляешься тому, что это не мимолётное увлечение, вызванное единственной каплей сильной крови, — устало отозвался Кверг, — а что-то более весомое.

Оба погрустнели, а я замер. Мимолётное увлечение? То есть они допускали что мне может понравиться Лина? Серьёзно?

— А ничего что я — дракон? — рыкнул возмущённо. — А она…

Я запнулся. Назвать Лину человечкой почему-то не получилось. Нет, она-то человечка, но… Ладно, хватит. Не важно. Стоп.

К падшим лирику. Есть факты, а они говорят о том, что наше знакомство обрело масштабы катастрофы. Маленькая искра, вспыхнувшая в момент её возмутительного выступления на пиру, принесла колоссальные проблемы.

Но ведь о полноценном пламени речи пока не идёт!

— Драконы могут услышать зов родственника или соклановца, но на этом всё, — буркнул Кверг, озвучивая то, что и так все знали. — А ощутить опасность и телепортироваться — это только к паре. Понимаешь, Дарн?

Я остался внешне спокоен, хотя внутри всё перевернулось.

— Думаю, причина всё-таки в камне, — возразил ровно. — Я ощутил грозящую опасность именно потому, что Лина — единственная кто может его достать.

Кверг с Тиришем переглянулись, но обрадоваться, принимая вполне приемлемую версию не поспешили. Хуже того…

— Глупость, — сказал Кверг в итоге.

— Соломинка для утопающего, — пробормотал Тириш. — Один шанс на миллион.

Я нахмурился, хотя умом понимал, что один шанс — это лучше, чем полное этих шансов отсутствие.

— А ведь Отступница была очень сильной. Её кровь — пьянящая… — произнёс Кверг едва слышно.

Ну а Тириш, видимо, решил добить:

— Что будешь делать если твоё пламя всё-таки зажжётся?

— Не зажжётся, — процедил я, хватая чашку и залпом допивая остатки чая.

— А вдруг?

Пришлось припечатать советника взбешённым взглядом.

— Если существует риск, то может услать её подальше? — предложил Кверг. — В какой-нибудь отдалённый замок? Или вообще вернуть к людям? Заодно поймём как активность падших связана с её присутствием. Если падшие прекратят атаковать, то дело точно в ней, а если нет…

Я жестом перебил этот бред.

— Ну а почему нет? — встрепенулся Тириш. — Мне предложение нравится. Ведь ты всё равно не собираешься идти на её условия, а по-другому она камень не отдаст.

— Что значит «не отдаст»? — прошипел я.

Драконы пожали плечами.

Будь речь о ком-нибудь другом, я бы понял и, возможно, согласился, но Лина… У неё вообще-то Дар Власти — талант, позволяющий подчинять драконов! Человечку, наделённую такой силой, отпускать вообще нельзя.

Вдруг она замуж выйдет? Детей нарожает? Вдруг в силу каких-то обстоятельств, неких особенностей человеческой крови, сможет передать этот дар потомкам? Я не хочу, чтобы через пару веков среди людей появились какие-нибудь «укротители драконов»! Поэтому Азалина остаётся здесь. Всё.

Только говорить советникам я не стал, момент был неподходящим. Чуть позже, когда всё немного успокоится.

Самой Лине тоже скажу позже. Точно не сейчас.

— Хорошо, — вновь подал голос Кверг. — Хочешь рисковать своим пламенем — рискуй. Но что делать с пологом? Ты сам сказал, что он истончается слишком быстро.

— Лину нужно дожимать, — ответил вместо меня Тириш.

Он был абсолютно прав, но…

— Кстати, что ты сказал ей про нападение? — встрял Кверг. — Объяснил в чём проблема и как эту проблему решить?

— В общих чертах.

Я немного лукавил, ведь объяснения как такового не было, и советники, увы, поняли. Вернее, поняли и пришли к неадекватному выводу:

— А ведь дело не только в упрямстве, — проронил Кверг. — Просто леди, у которой нужно попросить помощи, нравится настолько, что перед ней нельзя выглядеть слабым. Тираном — да. Самодуром — да. Слабаком — нет.

Не выдержав, я закатил глаза, но спорить не стал. Пусть считают как им удобно. Только просить помощи у Лины действительно не буду, а если не отдаст камень…

— Если ситуация дойдёт до крайней точки, использую истинный резерв.

Советники сразу напряглись. Они знали об этом методе, мы уже проговаривали, и я был морально готов пойти на жертву.

— Такое вливание в полог опасно, — сказал Тириш.

— И не факт, что получится, — добавил Кверг. — И это только отсрочка, а не решение проблемы.

— У нас появится несколько лет, — напомнил я.

— Думаешь, что за эти «несколько лет» сможешь убедить принцессу? — фыркнул Тириш. — Дарн, не дури! Исчерпаешь резерв и будешь восстанавливаться до старости.

— Я восстановлюсь быстрей!

Мой голос прозвучал убеждённо, но драконы не очень-то поверили.

— Нужно отменить традицию, — сказал Кверг. — Бог с ними с девственницами. Вместо них можем носить гремлинов, троллей или коров, например.

— Уже представляю как будет вопить её высочество Азалина, если начнём воровать камни и коров с их территории, — не сдержавшись, прокомментировал я.

— Ты не представляй, а просто поговори с девушкой, — возразил Тириш. — Объясни ей, вразуми…

Знаю, что не самое разумное решение, но тут уже вопрос принципа. Я Владыка драконов, и просить у человечки? Да ещё наследницы той, которая так вероломно отвергла моего предка?!

— Нет. — Сказал вслух, и советники сначала набрали воздуха, но тут же сдулись, понимая, что спорить бесполезно.

А я добавил:

— Вам разговаривать с ней тоже запрещаю.

Скисли. Неужели угадал?

— Дарн, это… — начал Тириш.

— Моё решение, и оно не обсуждается, — хмуро сказал я.

— Вопрос безопасности всего племени, — всё же попробовал возразить Кверг.

— А ещё вопрос нашего достоинства и чести, — напомнил я, и возражения окончательно отпали. Уж кого, а драконов с протянутой рукой никто и никогда не видел. Не увидит и впредь!

Новая пауза получилась какой-то умиротворяющей. Воздух перестал искрить и напоминать натянутую до предела тетиву. Кверг с Тиришем успокоились, я — тоже. Всё в порядке, со всем так или иначе разберёмся.

А причина нападения, как понимаю, всё-таки в камне. Наша «гостья» связана с этим артефактом, а у падших на камни нюх.

— Что ж, если всё обсудили, то мы пойдём? — сказал Кверг.

Оба поднялись и направились к двери. Я не возражал, но в последний момент вспомнил кое-что ещё и окликнул:

— Кстати! Вы знаете, что такое феромоны?

Кверг с Тиришем посмотрели недоумённо, пришлось объяснить:

— Лина употребила это слово.

Недоумение никуда не делось, «объяснение» никак на ситуацию не повлияло.

— Что-то из специфичных человеческих понятий? — предположил Тириш.

— Судя по названию, какие-то вещества? — подключился Кверг.

Я не знал и попросил:

— Будьте добрый, выясните.

— Да, конечно, — Кверг поклонился.

Тириш просто кивнул, и советники кабинет покинули. Оставили меня наедине с пустой чашкой, стопкой рабочих документов и чудесным видом на горный хребет Каэш-Тес.

Глава 23

Сколько в драконьем замке леди? С тех пор, как сюда переехала резиденция Владыки — много! Но, невзирая на всё это многообразие, с кем я столкнулась, возвращаясь с завтрака? Разумеется, с «парочкой подруг».

Пусть всё выглядело как случайность, но ощущение, будто меня караулили было раздражающе сильным. Я тут же оскалилась, и Пия ответила тем же. Зато Итарисса заметно смутилась и даже попробовала отступить, но деваться блондинке было некуда. Как, впрочем, нам всем.

— Доброе утро! — звонко произнесла фигуристая Пия и задрала подбородок.

— Доброе, — я оскалилась шире, снова ловя себя на неприятном ощущении ревности. Заодно подумала: если пламя Дарнаэша вспыхнет на эту туповатую стерву, я точно перестану главного дракона уважать.

Дальше состоялась попытка обойти парочку и продолжить путь, но Пия ловко заступила дорогу и задала провокационный вопрос:

— Как спалось?

Смысла скрывать я не видела, ответила честно:

— Изумительно!

Брюнетку слегка перекосило.

— Мм-м… миленько, — произнесла она пискляво.

Это было то «миленько», которым награждают плохо одетую провинциалку, посетившую роскошное светское мероприятие. Только я к бедным родственницам никогда не относилась, поэтому цели удар не достиг.

Тут снова вспомнился Дарнаэш и его наставления насчёт Дара Власти. Мол, не злись и всё такое, но как сохранять спокойствие если тебя намеренно стремятся задеть?

В общем, я уподобилась драконам с их коллективным защемлением шеи — окинула брюнетку вертикальным взглядом и поджала губы, непрозрачно намекая, что сама сделать комплимент не могу, потому что хвалить, увы, нечего.

Пия истолковала верно, и…

— Думаешь, тебе всё позволено? — злобно прошипела она.

Объективно — я могла смолчать. Показать, что я выше этой ситуации и глупых нападок, но слова Чичиты о главной претендентке на пламя буквально въелись в память.

— Конечно позволено, — мои губы тронула лёгкая улыбка. — Ведь я принцесса. Особа королевской крови. Дочь короля.

Дочь главы какого-то из местных кланов дёрнулась и прямо-таки выплюнула:

— Ты человечка!

Это было оскорбление, но…

— Я — человеческая принцесса, и нравится тебе или нет, но юридически мы с Владыкой почти на равных. А ты всего лишь подданная Дарнаэша, и у тебя нет права так со мной говорить.

В этот раз я услышала рычание, а поза Пии приобрела черты боевой стойки. Причём стойки, характерной именно для леди — из числа «сейчас волосы повыдёргиваю и расцарапаю лицо!»

И опять — я могла сдержаться. Вспомнить о контроле над эмоциями и прочих премудростях, которым меня обучали. Только неприязнь к драконице оказалась сильнее, гнев буквально захлестнул.

Я уже открыла рот, чтобы припечатать «красивую» как следует. Одновременно ощутила тугую волну силы, которая поднималась откуда-то из глубин и обуздать которую я как раз не могла.

Это однозначно был Дар, и всё хорошо, но…

— Леди, я не помешаю? — раздался поблизости ледяной голос.

Пия вздрогнула, её «некрасивая» компаньонка вообще подпрыгнула, а я медленно повернула голову и ответила тем же тоном:

— Доброе утро, Владыка.

Как Дарнаэш тут очутился? Как подкрался? Не знаю! Лично я его приближения не заметила, у остальных участниц «диалога» тоже был шок.

— Азалина, чудесная моя… — процедил Дарнаэш, и теперь лёд в его голосе смешался с бешенством.

Он злится? На меня?!

Это было так несправедливо, что я… тоже взъярилась. Кулаки сжались, глаза сузились, а ощущение рвущейся изнутри силы стало почти материальным. Да как он смеет так со мной говорить!

— Брысь! — рявкнул Дарнаэш, обращаясь к Пие и Итариссе.

Леди сначала вздрогнули, а потом побледнели.

Бесконечное мгновение тишины, и Дарнаэш сказал уже спокойнее:

— Прочь отсюда. — Реплика, опять-таки, посвящалась паре подруг.

И они исчезли. Буквально ветром сдуло! Зато мы с Владыкой остались, и моя злость начала медленно угасать.

Вернее, очень медленно. Но она всё-таки отступала, а разум прояснялся, только легче от этого не становилось. Он назвал меня чудесной — но каким тоном! А ещё… сковывающее плетение вчера наложил. Повесил на меня поводок!

Очень глубокий вдох, и я смогла взять под контроль голос:

— Давно не виделись. — Прохладная улыбка и небрежный реверанс в придачу.

Владыка тихо рыкнул.

— Я просил не допускать таких ситуаций?

— Они первые начали!

Пауза, и бешенство главного дракона… нет, оно никуда не делось, зато в голосе прозвучал фальшивый мёд:

— Хочешь я приставлю к тебе охрану?

Охрану?

Воображение тут же нарисовало как расхаживаю по замку под конвоем из нескольких суровых драконов, и…

— Ты уже и так обвешал меня заклинаниями, — сказала я обвинительно. — Кстати, не хочешь рассказать про вчерашнее плетение? Ты посадил меня на поводок!

Изумление, проступившее на мужской физиономии, было подчёркнуто-театральным. Следом прозвучало:

— Какое плетение? — и тон такой, словно я брежу.

— Не прикидывайся, — процедила не выдержав.

Усмехнулся. Но мелькнуло в этой усмешке что-то грустно-обречённое. Этакая странная тень.

— Азалина, милая моя, какое ещё плетение? Я… вообще магией не владею. Даже слова такого не знаю.

Я иронию не оценила. Хотела возразить, ответить колкостью на колкость, но Владыка продолжил раньше:

— Нет ведь никаких плетений. Сама посмотри.

Это была всё та же ирония, её следовало проигнорировать, только я отчего-то подчинилась и, перейдя на магическое зрение, окинула себя взглядом. Взглянула и не поверила. Причём не поверила настолько, что… посмотрела ещё раз. И ещё!

Потом, крепко зажмурилась и снова сместила фокус зрения, чтобы иметь возможность видеть нити, только их действительно не было. Ничего! Лишь ровное, неяркое свечение ауры.

— Как это? — выдохнула я ошарашено.

— Не знаю, — буркнул Дарнаэш. — Исчезли.

И совсем уж тихо, с безграничной досадой:

— Даже суток не прошло!

А? Что? Как? Я вообще не поняла и уставилась на Владыку вопросительно. Ведь плетения не могут исчезнуть. Такого не бывает. А сам Дарнаэш, судя по реакции, их не снимал.

— Почему? — снова не выдержала я.

— Без понятия. Может кровь Отступницы не позволяет плетениям удержаться? Соскальзывают с тебя? Не липнут? — последнее было насмешкой, а остальное — ложью. Я чётко видела, что Владыка знает! Но объяснить он почему-то не хотел.

В стремлении добиться правды, я снова открыла рот, но…

— Прогуляемся? — не предложение, а приказ, причём суровый, словно я какая-то преступница.

Меня снова закружил водоворот возмущения, но я всё-таки кивнула. Очень интересно что же такой взбешённый Дарнаэш хочет мне сказать.

Когда он подвёл к телепортационной арке, я решила, что сейчас снова переместимся в главную резиденцию. Но вместо этого нас перебросило в чистое поле, а точнее на зелёный, залитый солнцем луг.

Вдалеке виднелся замок Изумрудных, ещё дальше — уже привычный горный пейзаж, а вокруг… Да ничего! Только трава и каменная арка.

То есть место спросом не пользовалось, культурной или романтической ценности не имело. Значит драконьи леди завидовать не будут. Учитывая все обстоятельства, мне следовало радоваться, а я — наоборот.

Стало не просто грустно, а почти неприятно. Сначала шипит на меня, потом пытается заморозить, а в конце ещё тащит в какую-то дыру.

Нет, природу-то я люблю! Но не в таком контексте… А ещё на грани сознания мелькнула мысль, что тут очень удобно придушить и избавиться от трупа. Последнее могло отрезвить, но увы.

Я продолжила задирать нос и поджимать губы, демонстрируя своё отношение. Дарнаэш тоже щурился, источая негатив.

Он жестом указал направление, и мы зашагали по лугу, а когда отошли от арки на почтительное расстояние, прозвучало грозное:

— А теперь-то ты чем недовольна?

— А ты?

Я остановилась и круто развернулась, вперившись в дракона взглядом. Тот не дрогнул, а после недолгого молчания даже ответил:

— Всем!

Мм-м, какая прелесть.

— А можно это «всё» конкретизировать? — не пожелала отступить я.

И услышала в целом логичное:

— Камень отдай.

— Допустим, я его отдала, и что дальше?

А дальше было рычание…

Пришлось задрать нос ещё выше и продолжить путь.

Так и шли. В непонятном направлении, по изумрудной траве, без всяких тропинок. Я молчала, Дарнаэш тоже, но в итоге он снова не выдержал:

— Лина, хватит выводить меня из себя!

Учитывая всё сказанное ранее, я не удивилась. Более того, поняла, что если так пойдёт и дальше, привыкну к его обвинениям. А потом, после возвращения домой, может и скучать буду? Сидеть долгими зимними вечерами у окна и вспоминать.

Воображение снова взбодрилось и нарисовало портрет недовольного моим молчанием Биорика Кривоногого. Правда этот воображаемый Биорик получился каким-то пришибленным — в смысле, словно его в прямом смысле кто-то пришиб.

Картинка не порадовала, и я тряхнула головой, пытаясь вернуться в нормальное состояние. Сделала глубокий вдох и решила прояснить один момент…

— Дарнаэш, — мой голос прозвучал ровно и красиво. — Я могу спросить?

— Смотря о чём, — ожидаемо буркнул ящер.

— О пламени.

Главный дракон заметно напрягся, однако я не дала возможности возразить:

— Я тут кое-что слышала и мне непонятно… Твой предок был влюблён в Отступницу, но получается, что его огонь не горел?

Дарнаэш напрягся ещё больше, зыркнул сурово.

— Ведь если огонь зажёгся, а леди на чувства не ответила, то дракон обречён на одиночество, — добавила я. — Правильно?

Он ответил не сразу:

— Допустим.

Чудненько. И это все объяснения?

— Значит, не горел? Ведь иначе твой предок не сумел бы размножиться?

Прямое доказательство размножения уставилось возмущённо. А потом заявило язвительно:

— Да ты, как посмотрю, знаток! То теории выдвигаешь, то про откладывание яиц рассказываешь. — Он клацнул зубами и закончил: — Интересуешься темой размножения?

Щёки предательски покраснели, только это не помешало парировать:

— Конечно. А ты нет?

— Теперь интересуюсь, — огрызнулся дракон. — Твои рассуждения не позволяют остаться равнодушным. Хотел, но не смог. Уж слишком заразительный энтузиазм!

Я не выдержала и потупилась, сильно мечтая провалиться сквозь землю. Вот зачем сказала? Зачем принялась спорить с этим мужчиной? Неужели не могла промолчать?

Думаю, только полыхающие щёки и спасли… В смысле Владыка точно хотел продолжить тему моего энтузиазма, но сжалился и свернул к теме Лаэри-Эрилайзы.

— Мой предок был влюблён, — сказал, словно штамп поставил. — Бесконечно и безумно. Его пламя горело настолько ярко, что требовало дополнительного выхода. Откуда, по-твоему, взялся Лунный сад?

В этот раз я благоразумно промолчала. Даже прикусила язык, чтобы не прокомментировать!

— Пламя усиливает магию, — продолжил Дарнаэш, — и если пламя не находит выхода, то магический потенциал становится настолько велик, что приходится сбрасывать излишки силы. Огонь Карнаэша был сильным, излишки магии колоссальными, и вот итог.

У меня аж мурашки побежали — вот же пра… Прямо роковая женщина!

— Когда она ушла, предпочтя какого-то человечишку, Карнаэш начал сходить с ума, и высшие силы сжалились. Они погасили его пламя и позволили обрести другую пару. Во второй раз пламя горело совсем иначе — спокойно. Карнаэш был счастлив, он прожил хорошую жизнь.

Трогательный рассказ. Я бы даже слезу пустила, если б не один момент. Кому-то человечишко, а кому-то сколько-то раз прадед. И не нужно его оскорблять!

Я фыркнула, а Владыка…

— Что? — прозвучало враждебно.

— Ничего. Но я прошу выбирать выражения, когда говоришь о моих предках.

Взял паузу, подумал, и…

— Отступница предала свой народ и отвергла пламя достойнейшего из драконов.

Это был как бы аргумент. Некая истина, которая не подразумевала споров и объясняла всё — с точки зрения Дарнаэша, конечно.

Но я смотрела на ситуацию иначе. И да, за пра по-прежнему было обидно!

— Предала народ? — я опять остановилась и развернулась, чтобы оказаться с синеглазым ящером нос к носу. Ну, насколько это возможно, учитывая разницу в росте. — Вообще-то это вы нарушили свои законы, а не она.

Дарнаэш посмотрел снисходительно, пришлось напомнить:

— Ты сам говорил, что драконы вольны в выборе пары и никто не может навязать нежеланный брак. А моей пра навязывали твоего Карнаэша. Я ничего не имею против, уверена, что он был замечательным, но сердцу не прикажешь. Лаэри выбрала, а вы не пожелали и слушать. Не удивительно, что она разозлилась. Я бы на её месте вообще всё тут разнесла.

Я была искренна и ждала… уважения что ли.

Но вместо этого услышала:

— Ты выходишь замуж за Биорика Кривоногого, — Владыка подался вперёд, наклонившись к моему лицу. — И это не любовь, а навязанный политический брак.

Щелчок по носу был обидным. Особенно на фоне того, что я пока успешно этому замужеству сопротивлялась. Ведь именно из-за него сбежала в деревню и, будучи принцессой, топила печь, ходила по воду и даже собирала коровьи лепёшки, чтобы удобрять огород.

Но главное — обвинение было нелогичным!

— Я вообще-то человек, — напомнила кое-кому. — А у нас, людей, другие правила. Для нас политический брак — норма. Но будь я драконом, точно бы стёрла вашу империю в порошок.

И вроде ничего особенного не сказала, а взгляд Дарнаэша опять наполнился бешенством. Я сперва решила, что он насчёт империи обиделся, но суть оказалась в другом.

— То есть ты согласна выйти за Кривоногого? — меня словно обвиняли в государственной измене.

— Не согласна, но и катастрофы тут не вижу. Кстати, он не так уж плох. Не красавец, конечно, и не очень молод, но…

Владыка отодвинулся так резко, что я вздрогнула. Потом шумно втянул воздух и зловеще улыбнулся. Глядя на эту улыбку, захотелось развернуться и сбежать. Причём не в портал, а прямо в горы — и плевать, что там холодно и цивилизации нет!

— Дорогая моя Азалина, рад сообщить, что твой брак с Биориком Кривоногим, — последнее слово Дарнаэш мстительно подчеркнул, — отменяется. Ты не сможешь с ним обвенчаться. Разве что он приедет сюда, и уже тут…

Владыка замолчал, явно не собираясь развивать мысль, а я сначала испытала радость. Радость продлилась секунду, а вслед за ней появились вопросы.

Не смогу обвенчаться? Только в том случае, если Биорик приедет сюда?

Если сложить один и один, то выходит…

— Вы меня не отпустите? — озвучила вывод я.

— Нет, Лина. Ты остаёшься на нашей территории. В полной моей власти.

Последнее точно было неудачной шуткой, поэтому цепляться я не стала. Вместо этого выпрямила спину и спросила холодно:

— На каком основании?

— У тебя Дар Власти. Ты опасна для драконов, поэтому останешься здесь.

Очень мило. А главное — логично!

— Если я опасна, то меня лучше как раз отослать, — сказала, указывая на очевидный прокол.

Дарнаэш мгновенно оскалился.

— Нет, драгоценная моя, всё наоборот. Ты остаёшься, чтобы я мог за тобою присматривать.

Ещё лучше.

— А кто присмотрит за тобой?

— В каком смысле? — Владыка нахмурился.

— В смысле самодурства, самоуправства и нарушения международных соглашений! — взвизгнула я.

Угу, выдержка благополучно сдохла. Просто остаться у драконов навсегда — это же катастрофа из катастроф. Во-первых, мне тут не рады, а во-вторых… впрочем, и одного пункта достаточно.

— Азалина, ты… — начал ящер вероломный.

— Не останусь! — перебила жёстко.

— Вообще-то я не спрашиваю. — Дарнаэш сложил руки на груди и уставился злобно.

Он не шутил, а я уже приготовилась завизжать на весь луг, но в эту секунду мне напомнили про нечто важное. Справедливость. Она есть!

Стоило Владыке зарычать, как перед его носом вспыхнул знакомый пульсар. Вздох, пульсар разгорелся ярче, набирая силу, и проворно метнулся в сторону, чтобы превратиться в дверь — ту самую, ведущую в Запретный.

Я улыбнулась, зная, что спор окончен. А о чём спорить, если мне покровительствует храм, а в храме лежит бриллиант — заветная драконья побрякушка? И если он хочет получить свой камень, то…

— Да наплевать! — неожиданно сообщил Дарнаэш.

Глава 24

Владыка ухватил за руку и потащил прочь от двери. У меня от такого поворота аж рот приоткрылся — он что упустит возможность поглазеть на любимый камушек?

А… а…

— А как же… — выдохнула я.

— Не важно! — рявкнул дракон.

А оттащив подальше, повернулся и продолжил изливать свой гнев:

— Так что тебе не нравится?

Я растерялась. Вообще не поняла. В каком смысле?

— Что такого ужасного в том, чтобы остаться под моим покровительством? — сурово пояснил ящер.

— Ах, то есть теперь это покровительство? А минуту назад был плен.

Опять оскал. А зубы, кстати, ровные, красивые… по крайней мере в человеческой ипостаси. Но не зубы главное — Дарнаэш говорил так, будто в самом деле не понимает. Словно мне предлагают нечто хорошее, а я нос ворочу.

Я притушила собственное возмущение и попробовала сказать так, чтобы ящер всё же услышал:

— Проблема в том, что я не хочу быть драконьей пленницей.

— А кем хочешь?

— Свободным человеком, который сам выбирает, где ему жить, что есть, с кем общаться.

Ответ был убийственным:

— Так выбирай! У нас огромные территории! Отличные поставки продовольствия и адекватный уровень населения. Кстати, кроме драконов есть ещё эрги, но, если захочешь, я, лично для тебя, какую-нибудь дополнительную народность подселю.

Я застыла и уставилась шокировано. Уровень населения-то адекватный, а Владыка, кажется, не очень.

Или он просто издевается? Или это я сама сошла с ума?

— Я хочу жить среди людей, — последняя попытка объяснить.

Я сказала, а ящер взял паузу, чтобы в итоге процедить:

— С Биориком Кривоногим?

Вот дался ему этот Биорик!

— Возможно, — я скромно опустила ресницы. — В конце концов его величество Биорик, — титул я подчеркнула, — мой законный жених.

Я сказала это потому, что Владыка достал своим нездоровым интересом. Ведь я к нему с расспросами про Пию не лезу! Так какого гада Дарн суёт нос в мои дела?

На этот раз замер уже он. Буквально впился взглядом, в котором вновь полыхало ледяное бешенство.

— То есть брак не такой уж политический? — последовал странный вывод.

Я пожала плечами. Может да, может нет, при чём тут это всё?

Владыка кивнул и отступил. Круто развернулся, и с его ладоней сорвалось ослепительное пламя. В первый миг я решила, что это разминка перед убийством, а чуть позже поняла — нет.

Дарнаэш творил. Нити сливались в ленты, а ленты в потоки… Последние неслись вперёд, поднимались в воздух и начинали извиваться, принимая вполне осмысленные формы.

Колонна, ступенька, купол… Ещё одна колонна, лестница, сотканная из магии статуя, резная башня, увенчанная тонким шпилем… Я затаила дыхание, глядя на происходящее чудо — прямо на моих глазах рождался мираж сотканного из солнечного света города. Целый город! С площадями, домами и дворцом!

Зачарованный шаг вперёд, понимание, что скоро всё исчезнет, а источник иссякнет, но магия продолжалась. Прошла вечность, прежде чем Дарнаэш опустил руки, и всё бы ничего, только город таять не спешил.

Он начал медленно подниматься вверх — туда, к самому солнцу. Потом появилась сотканная из того же золотого света лестница, как единственный способ подняться и прикоснуться к чуду.

И что-то это всё напоминало…

— Портал там, — буркнул Владыка, кивнув на стоящую вдалеке арку. — Он уже настроен на замок Изумрудных. Надавишь на камень и пройдёшь.

С этими словами синеглазый метнулся вперёд, превращаясь в размытую тёмную дымку. Спустя миг, в облаках уже кружился огромный огненно-золотой дракон.

Я стояла, задрав голову, смотрела, и… что это вообще было? Эмоциональный всплеск на фоне неразрешимого конфликта? Или желание продемонстрировать свою силу? Или… Нет. Последнюю версию я категорично отмела.

Аналогия с Лунным садом была неуместна. Более того, Лунный сад и Солнечный город вообще-то антиподы. Если рассуждать логически, то получается следующее: Карнаэш, создавший лунное чудо, был влюблён, а Дарнаэш… ну если у него получился антипод, то он, следовательно, ненавидит.

Ненавидит меня? Серьёзно? Но за что?

Стало грустно. А потом пришла мысль — не много ли о себе воображаю? Я вообще-то простая человечка, а драконы человечками не интересуются. Значит есть огромная вероятность, что я тут вообще не при чём.

Всплеск магии сам по себе, а я сама. Или всё же…

Нет, стоп, я запуталась.

А если запуталась, значит хватит ломать голову! Подумаю об этом позже.

Придя к такому выводу, я огляделась и, не обнаружив двери в Запретный, действительно отправилась к телепортационной арке.

Уже потянулась к кристаллу-активатору, но в последний миг остановилась. Замок Изумрудных? Я точно хочу переместиться именно туда?

Допустим я вернусь — и что там делать? Опять отбиваться от нападок Пии?

Вороватый взгляд в небо, тяжкий вздох, потому что мысль о Дарнаэше отозвалась внезапной болью, а потом я решительно крутанула кристалл, наугад выбирая точку телепортации.

Пространство арки наполнилось магическим мерцанием, и я шагнула внутрь.

Переход был странным, слишком долгим для подобного рода перемещений. Причём возникло чувство, будто я не в лёгкую мерцающую дымку вошла, а нырнула в вязкий кисель.

Меня тащило и тащило, а когда к горлу подступила паника, всё закончилось. Я очутилась в зале с высокими сводами, мрачном и тёмном. Сначала подумалось, что снова угодила в какой-то храм, но тут же пришла другая мысль — склеп.

Следующее открытие — это не здание, а пещера. Там, вверху, стены были не обработаны, проступала горная порода, а свет давали кристаллы азкорда, которые светятся только под землёй.

Нервно сглотнув, я развернулась к телепортационной арке и тихо застонала, обнаружив, что кристалл-активатор отсутствует. Более того, арка была абсолютно гладкой! Даже никаких надписей и рун не имелось — словно это заготовка, а не рабочий портал.

Уже после этого вспомнилось, что на мне ни одного следящего плетения, и настроение испортилось окончательно. Стало так жаль себя несчастную! Вдруг драконы меня не найдут?

Я огляделась опять — интерьер был непримечательным. Просто зал с несколькими колоннами и гладкие стены со слюдяными вставками в качестве декора, на манер зеркал.

— Ну и что это? — печально проныла я.

Ответ… пришёл моментально.

Перед глазами привычно поплыло, и я вновь стала Эрилайзой. Пра опять разговаривала со своим грозного вида родителем, однако сейчас они не спорили, даже наоборот.

— Хранилище душ открывается редко, — сказал мой далёкий драконий предок, — и только избранным. Тем, кто по-настоящему нуждается в совете или на кого хотят взглянуть души тех, кто ушёл.

Пра наморщила носик, в ней тема будила смешанные чувства. Трепет, смущение и желание поговорить о чём-нибудь другом. Логичная, в общем-то, реакция молоденькой девушки на вопросы смерти.

— Полноценного входа в хранилище нет, — продолжал дракон, — когда понадобится, умершие сами отыщут. Найдут способ перенести.

Пауза и продолжение:

— Если вдруг осознаешь себя в пещере с зеркалами, не пугайся.

— С чего ты взял, что я могу им понадобиться? — удивилась пра.

Её недоумение было искренним, а отец заметно посуровел…

— У тебя есть неподобающие драконице желания, Лаэри. И взгляды на жизнь у тебя подчас слишком вольные.

— Это ты про моё отношение к людям? — Лаэри наоборот развеселилась.

— Мы уже обсуждали, — сказал ящер сурово. — Люди не чета нам, мы старшая раса, а они…

На этом видение закончилось, перед глазами снова возникла пещера.

Чудесно. Ну хоть понимаю теперь куда меня занесло. Осталось лишь узнать зачем.

Тут подумалось, что у меня самой куча вопросов, а значит это шанс заполнить пробелы, но энтузиазм потух ещё не разгоревшись. Просто все мои вопросы были слишком простыми — не настолько важными, чтобы задавать их тем, кто усоп.

Я огляделась в очередной раз, и чёрная тень, застывшая в самом дальнем углу пещеры, мне не понравилась. Несколько шагов по направлению к опасности, и стало понятно, что это проход.

Куда он вёл? Я опять-таки поёжилась и решила не проверять, а заняться телепортационной аркой. Пусть активатор отсутствует, но вдруг способ оживить её всё-таки есть?

Шаг к арке, прикосновение к идеально-гладкому камню, и меня отвлекло замеченное краем глаза движение.

На фоне того далёкого прохода появилась фигура в белом, и душа совершила сальто, уползая куда-то в пятки и начиная дрожать. Мне даже мысль о собственной избранности не помогла! А ещё вспомнились падшие с их острыми гнилыми зубами, но… принцесса я или какая-то трусиха?

Я расправила плечи и приготовилась демонстрировать несокрушимое достоинство.

Даже если навстречу идёт призрак! Даже если это падший, принявший вот такой, очень человекоподобный вид!

Но когда фигура в белых одеждах приблизилась, панцирь выдержки пошёл трещинами. Мужчина, а точнее старец, был материален, жив, здоров, и… знаком.

Я смотрела на него всего несколько минут назад, и пусть в моём видении он выглядел моложе, не узнать не получилось. Но главное в другом — ведь он мой сколько-то раз прадед. Мой предок-дракон! Живьём!

— Э-э-э, — сказала я, однако меня не услышали. Просто старец пребывал в ещё большем шоке — стоял, таращился и не мог поверить глазам.

Когда он всё-таки отмер, произнёс неуверенно:

— Лаэри? Это действительно ты? Но… — дракон оглянулся на чёрный проход, а когда снова повернулся ко мне, брови нахмурились. — Ты не моя дочь. Не Лаэри. Но кто ты?

В его голосе прозвучала власть, как доказательство, что передо мной пусть бывший, но Владыка. Кстати, если он до сих пор жив, то почему на троне Дарнаэш?

— Я… внучка.

Старец хищно сверкнул медового цвета глазами, и я поспешила добавить:

— В каком-то поколении.

— Что значит в «каком-то»? — процедил дракон сквозь зубы.

— Не знаю в каком именно, не считала. До недавних пор вообще не догадывалась, что… — я указала на старца, пытаясь объяснить, но жестами не объяснялось, пришлось сказать ртом: — …в мою родословную затесались вы.

Затесавшийся дракон аж подпрыгнул, лицо из сурового стало изумлённым. Несколько долгих секунд он таращился, а потом вдруг обмяк.

Не упал, но ссутулился, утратил спесь и посмотрел неверяще. Я не могла понять о чём он думает, а молчание стало до того неуютным, что не выдержала и попыталась исправить ситуацию:

— Доброго вам дня, — сказала вежливо.

— А сейчас день?

Я кивнула, а старик шумно выдохнул, сбрасывая оцепенение.

— Значит ты — потомок Лаэри?

— У нас её называли Эрилайзой, — зачем-то сообщила я.

Старец хмыкнул, губы дрогнули в едва заметной улыбке. Словно он что-то понял, словно в его голове сложился какой-то пазл.

— Я не ожидал, что придёшь именно ты. Даже не подозревал о твоём существовании.

— Я о вашем тоже не подозревала.

— Ну да, ну да…

Очередной взгляд на меня, причём мой «любимый», окидывающий с головы до ног, и вывод:

— Мне не мерещится? Ты действительно… почти человек?

Робость резко отступила, смущение тоже.

— Что значит «почти»? — сказала я возмущённо.

— У тебя черты дракона, и слишком явные, чтобы их игнорировать.

— Во мне всего капля драконьей крови, — я по-прежнему была возмущена.

Просто драконы — это, конечно, хорошо, но я не собираюсь отказываться от свой настоящей сущности. Пусть они высшая раса и дальше по списку, но я это я, и не собираюсь ничего менять.

По губам далёкого предка скользнула новая улыбка с оттенком иронии. За иронию я зацепилась и, учитывая повадки крылато-хвостатых, уже приготовилась провести допрос с пристрастием, но талант дознавателя не пригодился.

— Уже не капля. Ты, как вижу, впитала много нашей магии, причём самого высокого порядка. Кто пытался на тебя воздействовать, девочка?

— Владыка, — помедлив призналась я.

Брови старца подпрыгнули, на лице проступило любопытство.

— Мм-м… А кто сейчас Владыка?

— Дарнаэш, — сказала я. И уточнила с сомнением: — А вы не знали?

— Не интересовался, — улыбка из ироничной стала как будто ехидной, и этот момент напряг.

— Что?

— Ничего. Просто забавно. Видишь ли, когда-то именно предок Дарнаэша упустил мою дочь.

— К чему вы клоните? — ещё больше насторожилась я. — На что намекаете?

— Намёки? — делано изумился предок. — А что это?

В общем, понятно. Вернее, не понятно, а значит лучше вернуться к главному!

— Уважаемый…

— Эйтер, — представился дедушка, и я присела в положенном реверансе.

— Уважаемый Эйтер, скажите пожалуйста, а как выбраться из этой прекрасной… — я повертела головой, — …пещеры?

— Что? Ты даже не спросишь, что я тут делаю? — оживился дракон. — Не заглянешь в Хранилище? Не поинтересуешься почему портал привёл тебя именно сюда? И почему портал привёл сюда именно тебя?

Я прищурилась. Объективно — это было интересно. Но вопрос выхода интересовал больше. В том числе потому, что, учитывая повадки предка, у нас был шанс поругаться. То есть нужно вернуться в цивилизацию до того, как старик откажется мне помогать.

Знание о том, что именно Эйтер спровоцировал Лаэри-Эрилайзу на побег тоже никуда не делось, и… В общем, можно я пойду?

— Может здесь что-то важное, — сказал Эйтер с заметным ехидством. — Некий уникальный шанс, который нельзя упустить?

Я поняла, что меня банально ловят на любопытстве. Причём успешно!

— Что за шанс? — да, я не удержалась.

Эйтер неожиданно рассмеялся, причём смех был такой, такой…

Счастливый. Звонкий. Будто произошло нечто очень хорошее. Это не единственное наблюдение — за минуты нашего разговора старик не помолодел, конечно, но в нём словно пробуждалась жизнь.

Эта перемена цепляла. Она ощущалась как нечто настолько правильное, что хотелось продолжать. Остаться рядом, чтобы увидеть, как блестят его медового цвета глаза.

— Пойдём! — торжественно сказал Эйтер, а я вдруг вспомнила, что тоже неплохо бы представиться.

— Азалина. Меня зовут Азалина.

— Хорошее имя, мне нравится, — улыбнулся старец.

Я тоже улыбнулась, ощущая в драконе нечто по-настоящему близкое. Такое, что заставило забыть про сомнения и послушно отправиться к тому самому чёрному проходу, который недавно внушал страх.

Глава 25

Вторая пещера оказалась не просто огромной, а прямо-таки эпичной. До того большой, что стен не видно — они скрывались в далёкой полутьме.

Зато я отчётливо видела огромные хрустальные глыбы, которых было очень много, в глубине каждой что-то светилось. Свечение было разным — где-то ярче, где-то спокойнее. Цвета тоже отличались — жёлтый, алый, изумрудный, лазурный… Вся палитра, от и до.

Понимание пришло почти сразу, а страха наоборот не было. Даже свойственная человеку подозрительность молчала, а в голосе, невзирая на грусть момента, прозвучал затаённый восторг:

— Это души, верно? — выдохнула я.

— Верно.

— Умершие драконы?

— Драконы не умирают, — Эйтер подарил очередную улыбку. — Они уходят, чтобы вернуться, когда придёт время.

— Какое время? — тут же встрепенулась я.

— Сейчас это не важно. Пойдём. Познакомлю тебя кое с кем.

Эйтер указал на одно из хрустальных изваяний, расположенных вдалеке, и наша прогулка продолжилась. Мы шли, я вертела головой, а дедушка молчал, явно не желая отвлекать.

Но в итоге я не выдержала:

— Знаю, что прозвучит некорректно, но… почему вы до сих пор живы? Ведь остальные, как понимаю… — я всё-таки осеклась, уж слишком щекотливая тема.

Эйтер не оскорбился.

— Это из-за дочери. После того, как Лаэри выкрала Камень силы и её назвали Отступницей, я потерял покой.

Я прикусила язык, чтобы не брякнуть лишнего, и старик продолжил:

— Знаешь, что самое важное в жизни дракона? Крылья. Только без любви крыльев нет, без любви дракон не может летать. Я пытался удержать Лаэри, запретить то, что нельзя запрещать — был убеждён, что так правильней, а в итоге она ушла и стала в глазах нашего народа преступницей. Только Лаэри не виновата. Вина на мне.

— Вы потеряли покой? — переспросила я осторожно. Слова показались важными.

— Да, и это стало моим наказанием. Драконы не умирают, но мы тоже не вечны, и когда пробил последний час, моя душа не смогла уйти. Я остался среди живых.

У меня на миг перехватило дыхание. Вечная жизнь? И это при том, что драконы и так живут несравнимо дольше чем, например, люди?

Однако прадед этой «вечной жизни» не радовался.

— Я не смог уйти, — повторил он, — но оставаться там, — Эйтер указал наверх, — было невыносимо.

— И вы спустились сюда?

— Не сам.

Мы обогнули одну из особенно массивных глыб и двинулись дальше. Там, впереди, сверкало нечто слишком яркое, и этот свет особенно манил.

— Меня пригласили, — сказал Эйтер. — В Изначальном в Хранилищах душ всегда были Смотрители, а тут я стал первым.

Изначальный. Я уже слышала это название, как и краткую историю про появление драконов в нашем мире. Кстати, эта история отличалась от того, чему учили наши преподаватели. Вернее, в наших учебниках просто не было подробностей — драконы пришли и всё.

Но не об этом речь.

— Вы стали Смотрителем? То есть затворником?

— Не совсем, я не ограничен в перемещениях, — закладывая руки за спину, сказал предок.

— Но вы не знали имени нынешнего Владыки, — напомнила я. — Неужели вам нет никакого дела до того, что творится наверху?

Эйтер пожал плечами.

— Я остался здесь, чтобы найти покой. Заслужить прощение и получить ответы на вопросы. Остальное вторично.

В целом понятно, но…

— Не самая активная позиция.

Старик рассмеялся.

Тут вспомнилось сколько веков назад жила Лаэри, и я нервно сглотнула. Ведь Эйтер её отец, то есть он ещё старше, и… будь мне столько, я бы, пожалуй, тоже утратила интерес.

— И как успехи? — осторожно спросила я. — Вы нашли?

На меня посмотрели с нескрываемой симпатией.

— История циклична, — произнёс Эйтер.

— И? — подтолкнула я.

Про цикличность уже слышала, но дальше-то что?

— И ничего. Но хочется верить, что я всё же дождался шанса исправить ошибку, — сказал старик едва слышно. — Или возможности просто понаблюдать как ошибка исправляется кем-то другим.

Мм-м, интересное заявление. То есть он будет наблюдать, а кому в таком случае выпадает сомнительная честь всё исправить? Только не говорите, что мне.

— Знаете, мне приятно ваше доверие, но я не готова к подвигу. У меня другие планы. — Да, лучше обозначить сразу, чтобы избежать разногласий.

— Планы? — встрепенулся старец. — А какие? Поделишься?

На фоне того, что Эйтер уже много веков живёт считай в склепе, собственные трудности померкли, планы тоже показались какими-то блеклыми. Но я всё-таки сказала:

— Меня домой не отпускают. Я ведь принцесса Вектарии, а ваш Владыка совсем без совести. Да все тут, объективно говоря, без совести. Я не собираюсь никого воспитывать, но хочу кое-что изменить.

Эйтер хмыкнул.

— Дарнаэш хотел, чтобы я достала для него большой камень из Запретного, — продолжила жаловаться я. — Сначала просто требовал, потом начал торговаться и предлагать ларцы с драгоценностями, а сейчас объявил, что камень ему вообще не нужен, а я останусь здесь.

Старик хмыкнул снова и… повеселел ещё больше.

Короче, хоть и живёт в пещерах, отрёкшись от мира, а тоже без совести. Впрочем, чего ещё взять с правителя, хоть и бывшего?

Кстати!

— Вы добровольно отказались от власти?

— Разумеется, — ответил Эйтер.

— Это случилось после побега Лаэри?

Ну вот, он снова погрустнел. Правда грусть была какой-то светлой, словно уже ничто не способно испортить Смотрителю настроение.

— Нет, позже. После того, как душа Лаэри вернулась к нам.

Я запнулась, да так сильно, что чуть не упала. Душа вернулась? Но ведь пра запечатала драконью сущность и стала почти человеком. Мм-м… опять это «почти».

— Хотите сказать, что Лаэри тоже здесь? — тихо произнесла я. — Дарнаэш рассказывал про клановый артефакт и о том, что изображение Лаэри погасло после того, как она запечатала силу. Как же она вернулась?

— Дракон всегда дракон. Можно блокировать истинную сущность, даже уничтожить её, но дракон останется драконом.

— Но изображение погасло.

— Погасло. Но когда закончился отведённый Лаэри срок, душа вернулась. Сама посмотри.

Мы остановились возле той самой глыбы, которая мерцала слишком ярко, и меня словно накрыло лавиной. Эмоции были непонятными, но до того яркими, что я пошатнулась и ухватилась за старика.

Внутри всё переворачивалось, ноги подгибались, на глаза наворачивались слёзы… а в какой-то момент душу захлестнуло ощущение невероятного счастья. Ещё и голос в голове прозвучал: «Здравствуй, девочка… Я очень рада, что ты здесь.»

Рада, и всё. Лавина схлынула, оставляя этакое приятное послевкусие. Я перестала падать, ошарашено захлопала ресницами, а едва решила, что испытание закончилось, в голове снова зазвучали голоса.

Только теперь их было много! Слишком много! Целый хор, только он не пел, а галдел, и…

— Да тише вы! — строго воскликнул Смотритель. — Успокойтесь. Испугаете ведь малышку!

А вот малышкой меня с самого детства никто не называл.

Голоса стали тише, теперь я различала некоторые отдельные слова, но в полноценную картину они не складывались. Мерцающие души драконов просто радовались моему тут стоянию и, собственно, всё.

Впрочем, нет! Несколько голосов ворчали, правда и это ворчание было каким-то добрым.

Когда поняла, что у меня начинает вскипать мозг, снова вмешался Эйтер:

— Хватит, — сказал предок, теперь мягко. — Поговорите в следующий раз.

Следующий раз? Захотелось возмутиться и напомнить, что следующего раза не будет. Ведь я не согласна остаться среди драконов, а раз так, то точно вернусь домой.

Однако возмущение отступило под напором нового вопроса:

— Вы упомянули, что есть какие-то причины. Имею в виду то, что портал привёл меня именно сюда, и… что портал привёл сюда именно меня.

Мне подарили очередную тёплую улыбку и отрицательно качнули головой.

— Причины есть, но они касаются не тебя, а меня. Ты — ответ на мои вопросы, на моё ожидание.

Ага, почти понятно.

— И вы даже не спросите, как я очутилась у драконов? Как смогла пройти в Запретный? Как…

Смотритель рассмеялся, давая понять, что детали моей истории тоже, как он выражался, вторичны.

— Спрошу, но чуть позже. У нас ещё будет время.

— А сейчас его нет? — удивилась я.

Старик не ответил, но обернулся в сторону ведущего в первую пещеру прохода, и мелькнуло на его лице нечто неуловимое.

— Пора, — произнёс Эйтер мягко.

— Время пребывания в Хранилище ограничено? — решилась уточнила я.

Не ответил. Просто развернулся и поманил за собой.

Прежде чем пуститься в обратный путь, я совершила очередную, как мне показалось, дерзость. Шагнула к камню, в котором обитала душа Лаэри-Эрилайзы, и легонько коснулась пальцами. Ощутила покалывание в подушечках и, улыбнувшись, отступила. Потом помахала Лаэри и присела в реверансе перед остальными.

— Кхе-кхе, — весело сообщил Эйтер. — Нам лучше поторопиться, пока…

А что «пока» он не сказал!

Но я заморачиваться не стала и, осознав, что меня действительно выпроваживают, поспешила задать остальные вопросы.

— Вы можете рассказать про камни силы? Что это? Для чего они нужны?

— А Дарнаэш не объяснил? — предок замедлился, позволяя догнать и зашагать рядом.

— Он ничего не объясняет, — пожаловалась я. — Только шипит, рычит и ругается.

— Цензурно ругается?

Я встрепенулась:

— Конечно! Как ещё можно ругаться в присутствии принцессы?

— Ну он же без совести, — напомнил недавние слова собеседник. — И вообще, как понимаю, хам.

— Хам, — отрицать очевидное глупо. — Но не до такой же степени.

Дедушка многозначительно кивнул, и через миг прозвучало:

— Камней два, большой и малый. Это осколки великого артефакта с Изначального. Собственно всё, что от этого артефакта осталось.

Угу, спасибо.

— Как они связаны с пологом?

— Связь самая прямая, — ответил Эйтер. — Полог был установлен при помощи того артефакта, а в камнях заключена та же энергия, из которой соткан полог. Камни не слишком крупные, однако энергии в них много. Плюс, они могут преобразовывать обычную драконью магию, приводить её к нужной частоте — к частоте магии полога.

— То есть обычная драконья магия полог не восстанавливает? — поинтересовалась я скептично.

— Восстанавливает, но для этого нужна магия высшего порядка. И расход магии, если без преобразования, получается слишком большой.

Я закусила губу, обдумывая сказанное. Пусть магии меня учили мало, но общий смысл всё-таки поняла.

— Возможно ли восстановить полог без камня? — спросила я.

Эйтер сделал неопределённый жест.

— Я бы не рискнул, но если прибегнуть к истинному резерву…

— Что такое истинный резерв? — да, хотелось выжать из предка максимум информации!

— Его ещё называют подрезерв. Это второй пласт магического запаса, который есть лишь у сильнейших. Эту магию стараются не затрагивать по многим причинам, в том числе из-за последующего длительного восстановления. Но в случае чрезвычайной опасности, конечно, можно.

— Но использование подрезерва спасёт?

Старец подумал, прежде чем ответить:

— Нет, но отсрочку даст.

Я вздохнула. Интересно, уж не на этот ли «подкожный жир» синеглазый ящер рассчитывает?

И да, кстати о его магии…

— Вы сразу поняли, что на меня воздействовали драконьей магией. Это так заметно?

— Заметно, — Эйтер кивнул. — Но не думаю, что всем.

Я уставилась вопросительно, но ногами при этом перебирать не забывала, а старец, между прочим, ускорился…

— Глубинные слои ауры видят не многие, это сложное искусство. В нижних слоях влияние заметно. Оно, как ты наверное уже поняла, усилило первую ипостась.

Всё! Моя новая попытка споткнуться была настолько успешной, что Смотрителю пришлось ловить и практически соскребать с пола. Когда же дар речи вернулся, я воскликнула:

— Какая ещё ипостась! Я человек!

— Конечно человек, — не стал спорить дедушка. — Но сущность есть, и если заняться ей как следует, то… нет, превратиться не сможешь, зато в остальном станешь настоящим драконом.

Сразу вообразила себя надменной хамкой, которая ворует девственниц и кормит их булками, в то время как остальные жуют сочное поджаренное мясо, и…

— Не хочу быть драконом!

Ждала успокоения, какого-то оптимизма, а услышала:

— Поздно.

Сказано было тихо и опять-таки с улыбкой, но я подпрыгнула как ужаленная.

— Что значит «поздно»? Мы так не договаривались! Я отказываюсь сотрудничать на таких условиях!

Грозный тон и неподдельная злость никого не смутили, собеседник продолжил веселиться. К счастью, не злорадно, иначе я бы взъярилась ещё сильней.

— Азалина, успокойся. Что сделано, то сделано.

— Это Дарнаэш виноват? — догадалась я. — Его дурацкие плетения?

— А это были плетения? — уточнил Эйтер. — Мм-м… ты их, как понимаю впитала?

Впитала? Вот как?

Теперь я надулась, осознав внезапно, что ситуация в самом деле тупиковая. Это было этакое иррациональное знание, оспорить которое я не могла.

— Дарнаэш сказал, что они просто соскользнули. Что на мне драконья магия не держится.

Предок фыркнул так, что стало понятно — нынешний Владыка врал! Причём делал это с полным пониманием и намеренно!

— Дар Власти в стадии стабилизации впитывает магию, — добавил Эйтер, — первая сущность, если она была ущемлена, тоже. Ты, Азалина, можно сказать личинка дракона, и в твоём случае впитывание — это нормально. Всё подряд «употреблять» уже не будешь, но магию высшего порядка при необходимости вберёшь.

Всё. Тут я поняла, что с меня хватит. Не надо больше знаний, хочу оставаться в блаженном неведении.

— Кстати, у тебя ведь и искра пламени есть, — внезапно нарушил планы по неведению Эйтер. — Смотри, береги её, а то ещё вспыхнет… для какого-нибудь дракона.

И снова тень ехидства в голосе, но ехидство меня не задело. Просто тема пламени была болезненной, уже привычно вспомнился Дарнаэш, и сердце, пусть на миг, но сжало в тисках.

Спустя секунду я очнулась и прорычала:

— Нет. Никаких драконов!

— Совсем?

Кто-то помнит о том, что я не собиралась замуж? Вот и я не помню!

— У меня вообще-то жених есть. Биорик Кривоногий, — имя наречённого я произнесла с подчёркнутой гордостью.

Пауза, и…

— Ах, ну если Кривоногий, то конечно, — едва сдерживая смех, сказал дед.

Ну вот мы опять подошли к прежней черте — нужно уходить пока не поссорились. Я, вопреки всему, была искренне рада этой встрече и знакомству, но дружить нам лучше на расстоянии.

— Эйтер, вы умеете активировать ту арку?

— Конечно. Только я и умею. Но арка не потребуется.

Мы как раз шагнули в тень разделяющего пещеры перехода. Я уже видела впереди слюдяное «зеркало» и тусклый свет от кристаллов азкорда.

— Это ещё почему? — спросила удивлённо.

— Для тебя, как понимаю, выстроят отдельный, личный портал.

— Кто? — моё недоумение достигло пика.

Новая пауза. Мы вышли на свет, и рядом позвучало злобное:

— Разумеется, я!

Глава 26

Дарнаэш подпирал стенку возле прохода, и до последнего находился вне поля зрения. Выглядел встрёпанным и разъярённым — прикоснёшься и палец обожжёшь.

Я встречи не ожидала и, конечно, взвизгнула, зато Смотритель остался невозмутим и даже благодушен.

— Владыка, — сказал он с дежурным почтением.

— Смотритель, — Дарнаэш столь же дежурно поклонился в ответ, и уже с ядом: — Леди Азалина, как это понимать?

Щёки резко окрасились в алый, я почувствовала себя опоздавшей на урок ученицей младших классов. Реакция была непроизвольной, но яркой — просто фактор неожиданности сыграл.

Потребовалось несколько секунд, чтобы сориентироваться, и меня затопила волна не менее бурного чем у Дарнаэша раздражения. Этот дракон мне врал! А его плетения спровоцировали в моём организме изменения с которыми ещё предстоит разбираться!

К тому же меня фактически насильно перенесли в очередное их драконье священное место, и я не виновата, а он… рычит? Вместо того, чтобы посочувствовать и поинтересоваться в порядке ли я?

Невоспитанная часть меня шепнула: ты, Лина, тоже имеешь право. Нарычи на него, нашипи, устрой показательное выступление, чтобы запомнил раз и навсегда!

Но принцесса я или склочная торговка? Будучи всё-таки принцессой, я поступила иначе…

Расправленные плечи, гордо поднятый подбородок и благородно-невозмутимое:

— Владыка, что вы себе позволяете? Вам не кажется, что подобный тон неуместен? Он недопустим в принципе, а в присутствии моего старшего родственника тем более. Будьте добры держать себя в руках. — Пауза, и я-таки не удержалась: — Или в лапах. Или в хвосте. Как у вас, у драконов, говорят?

Главный ящер застыл на мгновение, глаза сверкнули ослепительно! Рядом тихо крякнул дедушка, и вот тут Владыка, кажется, осознал намёк.

Да-да, милый мой тиран, учитывая наличие Эйтера, я теперь не просто человеческая пленница, а в какой-то мере представитель вашего племени, со всеми вытекающими правами. Про обязанности мы благоразумно не вспомним.

Кстати, а может у меня и другие родственники имеются? Собственный клан?

Осознание последнего заставило встрепенуться. Становиться драконом я по-прежнему не собиралась, но глупо упускать возможность увеличить свой политический вес.

— А у нас есть клан? — повернувшись к предку, поинтересовалась я.

Тот хотел ответить, но Владыка перебил:

— Даже не надейся. Ты потомок Отступницы и клана у тебя нет.

Эх, обидно. А я уж губу раскатала…

— Кстати, — неожиданно вмешался Эйтер, — а вы известили Жемчужных о появлении Азалины?

Дарнаэш к этому моменту тоже принял облик подобающий правителю. Стоял весь такой спокойный и холодный, словно это не он минуту назад воспламенял всё вокруг.

Но когда Смотритель сказал про Жемчужных, маска невозмутимости съехала в бок — на долю секунды, но всё-таки!

— Жемчужные — это наши? — спросила я у дедушки.

Тот успел кивнуть, хотя Дарнаэш снова прервал:

— Многоуважаемый, почтеннейший Эйтер, в этом нет необходимости. Леди Азалина, как я уже сказал, потомок Отступницы, более того, она не дракон, и я не вижу причин тревожить закрытый клан.

— Закрытый? — удивилась я. Встряла потому что иначе ничего и не выведаешь.

Владыка посмотрел строго, зато старец отнёсся к любопытству с пониманием.

— Да, девочка. С некоторых пор наш клан живёт обособленно и не принимает участия в жизни сообщества. Жемчужные хранят знания и сторонятся дрязг.

И вроде понятно, но…

— Это из-за Лаэри? — всё-таки уточнила я.

— Из-за неё тоже. Но мы и раньше не слишком рвались в свет.

Как можно оставаться в стороне если один из соклановцев Владыка было неясно, однако спрашивать я не стала. Зато отметила про себя — мои драконьи почти родственники ничего не знают и вероятно поэтому не вмешиваются.

Впрочем, учитывая статус Лаэри-Эрилайзы, не факт что они бы помогли.

— Многоуважаемый Эйтер, — в голосе Дарнаэша зазвучали ледяные нотки. — Боюсь вы не понимаете ситуацию.

Предок не смутился и не дрогнул.

— Обсудим? — дружелюбно предложил он.

Я навострила уши, готовясь узнать много нового, только ситуация развернулась другим боком.

— Драгоценная моя… — холодно начал Владыка, но осёкся, чтобы сразу исправиться, возвращаясь к подчёркнуто-светскому тону: — Дорогая Азалина, будьте так добры, подождите меня во-он у того, — перст, указующий арку, — телепортационного средства. Я перекинусь с Эйтером парой слов и сразу приду.

Вот гад. И что теперь делать? Проявить наглость и остаться? Но я же принцесса и сама напомнила о приличиях, сама задала этот тон.

Стало обидно, но я заставила себя отыграть партию до конца. Присев перед сколько-то раз прадедом в почтительном реверансе и попрощавшись, неторопливо направилась к арке.

Шла медленно и с достоинством — в надежде уловить хоть что-то, но драконы ждали. Лишь после того, как я оказалась на достаточном расстоянии, начали разговор.

Они не ругались и не спорили, просто общались. Дарнаэш что-то говорил, Эйтер что-то спрашивал, и так не две минуты, конечно, но довольно быстро. Настолько, что я даже не успела заскучать.

Потом Владыка поклонился своему предшественнику и направился ко мне, но на полпути его догнал ещё один вопрос от Эйтера:

— Кстати, а что насчёт других наследников? — Смотрителю пришлось повысить голос, и я услышала. — У них тоже Дар Власти?

Лицо главного ящера исказила гримаса неудовольствия, но что ему оставалось? Дарнаэш развернулся и объяснил:

— Дар есть, но он имеет другую структуру. Селтор Второй Мудрый, Селтор Третий и наследный принц обладают лишь осколком дара, и развить этот дар нельзя. Их магия, в силу своей ущерб… хм… усечённости, действует только на людей.

— Точно нельзя? — уточнил Эйтер. — А если подпитать нашей?

— Точно, — буркнул Владыка. — Мы проверяли, и предельно тщательно, учитывая случай Лины. Полноценная наследственность проявилась только в её высочестве.

— А как проверяли-то? — не пожелал успокоиться дед.

Пауза была короткой, но дико недовольной. А потом я услышала «волшебное»:

— Представители королевского дома Вектарии посещали нас вчера. О цели встречи они, разумеется, не знали, и пока мы беседовали о всякой ерунде, вектарийцев посмотрели наши специалисты.

Новая пауза, мой шок, плавно переходящий в нервный тик, и финальный вывод Эйтера:

— То есть вам с Квергом и Тиришем пришлось посвятить в секрет кого-то ещё? Значит, по кланам вот-вот поползут слухи?

— Не поползут! — рыкнул Владыка сурово.

— Хорошо, — улыбнулся Смотритель. — Пусть так.

Как и предсказывал предок, до активации телепортационной арки дело не дошло. Владыка предпочёл куда более сложный и затратный вариант — выстроил портал лично.

Я впервые перемещалась подобным способом, потому что магов такого уровня, да ещё желающих кого-либо «покатать», среди людей было крайне немного.

Переход получился волнительным. До головокружения. Портал Дарнаэша напоминал этакое концентрированное сияние, в которое меня макнули. Когда всё закончилось, а сияние растаяло, мы очутились в уже знакомом кабинете в замке Изумрудных.

Белобрысый с носатым, которые нашлись в гостевых креслах, увидав нас застыли. Кажется, секунду назад они что-то горячо обсуждали, а теперь на обоих напала немота. И чем дольше советники смотрели, тем изумлённее становились лица, а потом драконы встали и вышли.

Молча! Без приказов со стороны Владыки и без объяснений со своей.

Впрочем, уж кому, а мне советники были безразличны. Внутри поднималась новая буря, потому что…

— То есть вчера ты встречался с моими родными? — повернувшись к Дарнаэшу, выдохнула я.

В ответ неприкрытое ехидство:

— Как? Мы снова на ты? Леди, вы поражаете своим непостоянством!

Тут я вспомнила о том, что меня держат за локоть и этот самый локоть из захвата выдернула.

— Дарнаэш! — воскликнула, требуя объяснений.

Криво усмехнулся и перировал:

— Лина?

Так, понятно. Значит разговора не получится. Но кое-что прояснить всё-таки нужно:

— Насчёт Дара Власти у моих родных — это правда?

— Абсолютная, — отозвался Владыка.

— Это означает, что их вы не тронете? — продолжила давить я. — Не станете их воровать и удерживать?

— Не станем. Но за потомством твоего брата, когда оно появится, присмотрим. Вдруг наследственность Отступницы опять проснётся?

На первых фразах я испытала облегчение, а на последней снова напряглась. Но желание драконов было разумным, и… я решила подумать об этом потом.

— Послов ваших, кстати, тоже отпустили, — добавил Владыка. — Практически передали с рук на руки. Только у всех троих, к сожалению, некоторые провалы в памяти. Очень незаметные провалы, никто кроме посвящённых и не поймёт.

Я… с одной стороны порадовалась за подданных, а с другой…

— Вы не имели права вмешиваться в их память. Это нарушение!

— А кто докажет? — хмыкнул Дарнаэш самодовольно.

— У нас тоже есть отличные специалисты, способные определить вмешательство, — сказала я, клацнув зубами.

— Спорим, что наши лучше? — ничуть не испугался Дарнаэш.

Я недобро прищурилась, ещё раз прокрутила в голове полученную информацию и пришла к очевидному, но неутешительному выводу:

— То есть ни лорд Зифиль, ни лорд Симираль, ни виконт Йерс о встрече со мной не помнят? Родители тоже даже не догадываются, что я здесь?

— Увы, — пожал плечами дракон.

Выдержал паузу и добавил:

— Вообще я собирался известить твоего отца, но руки до сих пор не дошли выдать соответствующее поручение.

Ш-ш-ш… чудесно!

Глубокий вдох, и… ладно, как-нибудь разберёмся.

Я уже хотела закончить это общение и уйти, когда с языка вдруг слетело:

— А моё потомство? Оно тоже окажется под колпаком?

— Почему ты спрашиваешь? — Владыка явно напрягся, однако голос прозвучал ровно и даже невинно. — Есть претенденты?

Закатывать глаза и напоминать о женихе я не стала. Была слишком зла, чтобы вести разумные беседы, особенно с тем, кто окончательно совесть потерял. Рычит на меня почём зря, за будущими племянниками уже следит, домой опять-таки не отпускает и тайно встречается с моими родственниками!

В общем, чтобы не провоцировать новый конфликт, я решила поступить по-умному. Просто повела плечиком и хмыкнула, как бы намекая, что претендентов толпа.

Миг, и лицо ящера заледенело. Правда тут же оттаяло, а потом мне даже улыбнулись, причём безмятежно — словно разногласий между нами нет и никогда не было.

— Хорошо, Лина, — дракон кивнул, давая понять, что я свободна.

Но не успела повернуться к двери, как Дарнаэш опять окликнул:

— Кстати…

Сказал и пальцем поманил.

Я не поняла. Удивилась и шагнула вперёд в уверенности, что этот самодур-интриган хочет открыть какой-то важный секрет, а Владыка… стремительно качнулся навстречу, обвил рукой талию и притиснул так крепко, что я ахнула.

Снова не поняла, а он… он… Нет, ну действительно хам!

Его губы оказались горячими, влажными и совершенно беспринципными. Они целовали и ласкали, подавляя всякое желание возразить. Просто взяли в плен и всё. Без вариантов. И делай что хочешь! А я… я… Да что я могла?

Полное отсутствие опыта, плюс тотальная растерянность, и получилось то, что получилось. Не уверена, но кажется, я-таки ответила на эту неуместную ласку, а когда сориентировалась и отскочила, вывернувшись каким-то чудом из драконьих лап, щёки полыхали огнём.

Ещё и дыхание сбилось, причём настолько, что даже взвизгнуть не сумела.

Да что там визг! Я даже прошипеть банальное «Как вы смеете!» не смогла!

Ошарашенная, я развернулась и помчалась к двери. Вихрем влетела в коридор, а там… Ну да, Тириш и Кверг.

Советники опять стояли у стены, ожидая разрешения войти, а увидав меня, резко выпрямились и захлопали округлившимися глазами. Лишь в эту секунду я по-настоящему очнулась. Осознала что произошло и с ужасом поняла — эти двое тоже теперь знают.

Поняли! Догадались по моему виду! И как объяснить им, что я была против? Как не потерять королевское достоинство и лицо?

Идей увы не имелось, поэтому я просто вытерла губы рукавом — резко и показательно. Потом вскинула подбородок и гордо помаршировала прочь. В голове всё смешалось, в сердце тоже, и очень хотелось сорваться на бег, но я держалась.

А где-то глубоко теплилась надежда, что Владыка догонит и извинится. Но нет. Не догнал.

Вообще, к такому меня тоже готовили, причём лично матушка. Она объясняла, что в жизни бывает всякое — даже когда ты принцесса, с которой положено соблюдать этикет.

Мама говорила: если дело не зашло слишком далеко, то ничего страшного, достаточно пожаловаться кому следует. Только здесь и сейчас жаловаться было некому! А ещё страшно мучил вопрос мотивов — почему Дарнаэш так поступил?

Добравшись до своих покоев, я сперва металась по гостиной, а потом упала на кровать и принялась думать. Первое что приходило на ум: это всё изощрённый коварный план!

Владыка каким-то образом пронюхал о моей симпатии и решил ею воспользоваться. Затуманить голову, чтобы я принесла ему камень. Влюбить в себя глупую человечку окончательно и бесповоротно! А заполучив бриллиант, жениться на какой-нибудь Пие, и…

Впрочем, стоп. Про женитьбу лучше не думать, иначе точно разревусь.

Такой мотив был логичен и полностью соответствовал образу правителя — в том смысле, что правители нежными и пушистыми не бывают. Только сердце верить отказывалось, и в какой-то момент принялось нашёптывать — а может это любовь?

Просто его губы… они были слишком горячими, а поцелуй всё-таки спонтанным, а не продуманным. Ну и остальное — прогулка по лугу, его недовольство возможностью моего брака с Биориком, явление Дарнаэша в Хранилище…

Вдруг он шипел именно потому, что волновался? А как выразить своё беспокойство не знал?

Эта вторая версия пахла романтическим бредом, но была до того притягательной, что я поверила. Для начала всего на секунду! Но когда эта секунда истекла, выяснилось, что вернуться в реальность уже не могу.

Точнее не так — поверив в то, что Владыка влюблён, я увидела ситуацию в другом свете, и она стала настолько логичной, что перестала напоминать пустую фантазию. Кусочки мозаики совмещались слишком уж хорошо.

Совпадало всё! Кроме Солнечного города…

Если это антипод Лунного сада, то… о каких антиподах речь, если у нас любовь? А если предположить, что наоборот аналог, то… Дарнаэш любит настолько? Да ладно! С чего бы?

Впрочем, на этом моменте душа всё же расправила крылья и попробовала взлететь, а я… за хвост её и обратно.

Верить в совсем уж невозможное глупо, такие надежды приносят только проблемы. Поэтому, касательно Солнечного города, остановимся на одной из предыдущих версий: всё то сияющее великолепие — демонстрация силы и хвастовство.

Вот теперь картинка окончательно сложилась, а моя улыбка засияла ярче всех бриллиантов. Владыка меня любит? Я не безразлична? Ой-ой-ой…

Понятно, что вместе нам не быть, у каждого свои планы на жизнь, обязательства и так далее, но хотя бы прикоснуться к сказке можно?

Любит! Любит! Меня!

Или всё-таки нет?

Глава 27

Чичита застала меня сидящей на кровати и кусающей губы. Служанка, которая и сама выглядела как будто пришибленной, не удивилась, но спросила осторожно:

— Линочка, всё хорошо?

Я кивнула, а грузная представительница племени эргов, всплеснула руками и выпалила:

— Ох, какая же красота этот ваш Солнечный город!

— То есть он до сих пор не растаял?

— Да куда там! — Чичита огляделась и добавила: — Из твоих окон не видно. Хочешь провожу на общий балкон?

Я хотела, но не до такой степени. Желание завернуться в одеяло и понять, что всё-таки происходит, было сильней. А ещё голод настиг — ведь солнце уже близилось к закату, а я с утра ничего не ела. Удивительно сколько времени провела в Хранилище — мне-то казалось прошёл час, ну максимум два.

— Говорят на закате город исчезнет, — продолжила то ли уговаривать, то ли информировать служанка.

— А на рассвете появится вновь? — зачем-то уточнила я.

— Ага.

Я нахмурилась и, сопоставив факты, спросила:

— То есть теперь в каждый солнечный день рядом с замком Изумрудных будет возникать город, сотворённый Дарнаэшем?

— Говорят, что так, — активно закивала Чичита.

Тут подумалось о Криштоше. Бедный юноша, ему же теперь постоянно будут напоминать про эту историю и его неправильный трофей.

— Линочка, может чаю? — вмешалась в размышления Чичита.

Я согласилась.

— А перекусить?

Отказалась. Во-первых, ужин скоро, а во-вторых, бока, наеденные в деревне, никуда пока не делись. А с ними я ни в одно из старых платьев не влезу, а перезаказывать гардероб — лень.

Да, я отказалась! Правда, на этом моя воля и закончилась. Запретить себе есть я сумела, а запретить думать о Дарнаэше — нет.

И чем дольше размышляла, тем сильнее сомневалась. Может всё-таки не любит? Может я ошиблась, а?

Я молчала, а всегда разговорчивая Чичита с вопросами не лезла. Зато когда настала пора выходить к ужину, служанка продемонстрировала невероятную прыть. И платье новое откуда-то притащила, и волосы заплела изумительно, а потом ещё воображаемые соринки с меня стряхнула и пылинки сдула. И сияла при этом так, что стало неуютно.

— У тебя-то всё хорошо? — запоздало спросила я.

Чичита радостно закивала, но это не успокоило.

— Ты иди, иди, — подтолкнула женщина. Потом добавила шёпотом: — Пусть он там со стула упадёт.

Вопроса «кто он?» конечно не возникло. А ещё стало очень приятно, что в меня верят…

— Думаешь, я ему нравлюсь? — вопрос вырвался сам, не удержалась.

— Ну, вам двоим видней!

Милый ответ, угу.

Я обиженно надула губы и махнула на служанку рукой. Потом вышла из покоев и без приключений добралась до обеденного зала, где, как обычно, собрались сливки драконьего общества.

И уже там на меня уставились все! Даже запечённые поросята выпучили глаза.

Впрочем, взгляды — это ладно, куда неуютней оказалась тишина. Она была непроницаемой, словно на каждом из присутствующих магический полог. В этой тишине даже мои шаги разносились громом — и это при том, что туфли тряпичные, без каблуков.

Хотелось взвизгнуть, развернуться и удрать, но я, разумеется, осталась. Чинно прошествовала к главному столу, а потом Тириш вскочил и галантно отодвинул стул.

Этот стул был рядом с местом, предназначенным для Владыки. В сердце снова началась революция, а едва я села, в зал вошли глава Изумрудных и сам Дарнаэш.

Первый шагал неуклюже, втягивая голову в плечи, зато второй шёл настолько уверенно, что я залюбовалась. Перед глазами стремительно пронеслись картинки нашего прощания, а на губах вспыхнул горячий сладкий вкус.

Тут меня заметили и… не споткнулись, но почти, а я… конечно улыбнулась!

И что в ответ? Хищно прищуренные глаза и поджатые губы! И так вдруг обидно стало, так нехорошо…

— Добрый вечер, леди, — отчеканил Дарнаэш, приблизившись. Лишь теперь я сообразила, что единственная не удосужилась встать при его появлении.

Эх, что же я так?..

— Добрый, — согласилась со вздохом.

Ящер снова прищурился. Потом развернулся к подданным и сказал уже громко:

— Добрый вечер!

И о чудо — народ не отреагировал. То есть вообще.

Тишина по-прежнему была абсолютной и даже гробовой. Садились все молча и так же бесшумно тянулись к выставленным блюдам. Слуги, призванные ухаживать за гостями, тоже напоминали этаких привидений. Ситуация улучшилась примерно после третьего бокала — только тогда начались какие-то разговоры, перешёптывания, а взглядов стало гораздо-гораздо больше…

То есть после явления Дарнаэша народ как-то поостыл, смог взять себя в руки, а теперь таращился снова. Причём исключительно на меня!

Я зябко ёжилась и как за соломинку цеплялась за Уштарию. Хозяйка замка сидела почти напротив и ободрительно улыбалась каждый раз, когда ловила мой взгляд.

Зато Владыка наоборот нервировал — он был близко, однако за всё время не проронил ни слова. Скашивая глаза на вот такого холодного до инея ящера, я с грустью признала — нет, не любит. С любимыми так себя не ведут.

Настроение сразу умерло, аппетит тоже. За что мне такие страдания? И второй принципиальный вопрос — я точно хочу расклеиться и захлюпать носом? Прямо тут, при всех?

Глоток кислого морса, и я решительно отбросила лишние мысли. Всё! Забыли! Была мечта и издохла!

А главный гад словно почувствовал перемену и, едва потянулась к устрицам, осведомился:

— Вкусно?

— Очень, — с максимальной беззаботностью ответила я.

— Может ещё чего-нибудь хочешь?

Угу. Тебя и домой, — подумала я, и с ужасом поняла, что едва не произнесла вслух.

Я! Вслух! Да что ж такое! Где моя королевская сдержанность?

Нервно отбросив салфетку, я повернулась к Владыке и оскалилась в лучших традициях высшего света.

— Дарнаэш, мне нездоровится. Позволь я пойду к себе?

Миг удивления, потом беспокойства, а следом на лице крылато-хвостатого отразился скепсис. Последнее было настолько возмутительно, что я окончательно протрезвела. Не любит! Более того, он — обыкновенный хам!

— А что болит-то? — спросил ящер тихо.

Захотелось убить.

А ещё подумалось — педагог по этикету, когда узнает все детали, будет всё-таки в восторге. Потому что выдержать подобное никакого воспитания не хватит. А я справляюсь. Я молодец!

— Всё болит, — сказала смиренно.

— А конкретнее? — не пожелал отлепиться ящер.

— Да куда уж конкретнее? — невинный взмах ресницами. — Говорю же — всё.

Дарнаэш нахмурился, а я вдруг вспомнила ещё один вопрос, который не задала, хотя хотелось. И пусть момент был не подходящим, но…

— Кстати, как ты узнал, что я в Хранилище? Ведь следилок на мне уже нет.

Раз, и дракон замер, а лицо стало до того сердитым, что хоть предмет для самообороны ищи. Но за последние дни я настолько привыкла, что даже не дрогнула. Вместо этого снова хлопнула ресницами, а Владыка…

— Молча, — буркнул он.

Я не поняла, и мне даже «объяснили»:

— Молча нашёл.

Мм-м… и от этого мужчины я едва не потеряла голову? Да даже Теймиз в первые дни знакомства был галантнее!

Пауза, новая скромная улыбка, и я уточнила:

— Так что? Можно уйти?

— Я прекрасно чувствую твоё физическое состояние, — буркнул Дарнаэш. — У тебя ничего не болит. Но если так хочется, то иди.

Из-за стола я встала раньше, чем возникло желание зацепиться за первую фразу. Что он там чувствует, как чувствует — без разницы! Как показывает практика, в случае Владыки лучше не спрашивать, всё равно не узнаешь ничего.

Отступив, я вежливо поклонилась главному дракону, потом хозяину замка и его супруге. Развернулась, и… зал снова накрыла тишина.

Я уходила как и пришла, под прицелом множества взглядов. Только робости больше не было, внутри поднимался протест.

Да что он себе позволяет? Да я ему!.. Да как он… Это будет не нота, а целая симфония протестов! Да что там симфония — я ему оперу напишу!

В какой-то момент появилось ощущение, что из меня вылетают искры. Мелкие такие, но до того горячие, такие, что ух! Но после серии глубоких вдохов стало легче, и к собственным покоям я уже не бежала, а шла ровно и с достоинством.

Лишь в самом конце пути чуть не вздрогнула, потому что за спиной прозвучало:

— Леди Азалина! — голос был пискляв и знаком.

Резко обернувшись, я обнаружила в конце коридора «некрасивую подругу». Итарисса выглядела бледной и была не одна. Её сопровождал высокий статный мужчина — молодой, с такими же светлыми волосами и в одеждах тех же цветов. Родственник? Или просто соклановец?

В любом случае этого я так и не узнала. Мужчина коротко кивнул Итарисее и отступил, чтобы тут же развернуться и скрыться за поворотом, а девушка торопливо зашагала ко мне.

Я дождалась приближения драконицы, а потом передо мной присели в неожиданно почтительном реверансе:

— Ваше высочество, простите… Мне так жаль, что… Простите, я не хотела вас оскорбить…

Выдав всё это, девушка поднялась и уставилась жалобно. Она явно хотела, чтобы я сама догадалась о смысле невнятной тирады, и я в целом поняла, но упрощать кое-кому жизнь не собиралась. Хочет какой-то реакции, пусть объясняет внятно. Сама и вслух.

— Ваше высочество, простите за тот визит, — после долгой паузы перешла к конкретике Итарисса. — Мы с Пией были неправы и вели себя непозволительно. Я так же прошу прощения за ту встречу в коридоре. Я пыталась остановить Пию, но не смогла.

Ага, как я и думала: брюнетка — зачинщица, а эта — подчинённая.

Однако кое-что всё-таки неясно…

— Вы ведь принадлежите к разным кланам, — припоминая «знакомство», сказала я. — Так почему всё время вместе?

— Пия моя кузина, — блондинка с проблесками светло-голубых прядей снова склонила голову, уставившись в пол. — Её мать — моя тётя по отцу, она покинула клан Снежных, выйдя замуж за Вермеса из клана Ониксовых.

Я, помедлив, кивнула.

— Пожалуйста, не держите на меня зла! — буквально взмолилась драконица. — Мне действительно очень жаль, и я клянусь, что подобного не повторится никогда!

Будь мы в Вектарии, я бы, пожалуй, потребовала клятву верности, причём магическую. Но здесь и сейчас я являлась фактически пленницей, поэтому пришлось вздохнуть и ответить:

— Хорошо.

Девушка не поверила и опять уставилась с мольбой, но я говорила всерьёз и это было очевидно. После невероятно долгой паузы на хорошеньком личике проступило облегчение. Следом был новый глубокий реверанс и действительно неожиданное:

— Ваше высочество, окажите милость! Примите этот скромный дар от клана Снежных, как символ нашего восхищения и почтения, — с этими словами мне протянули массивный браслет.

Взгляд на подарок, и у меня аж дыхание перехватило. Белое золото, стилизованное под морозный узор, было щедро украшено россыпью бриллиантов. Об упомянутой скромности речи не шло, мне протягивали поистине королевский дар.

Но и это ещё не всё — браслет был традиционным, у всех драконьих леди имелись подобные. Их носили на левом запястье, поверх рукава платья. Во всём замке без браслетов были только служанки и я.

Сказать «нет» было сложно, однако я уже открыла рот, чтобы отказаться, как Итарисса бухнулась на колени:

— Ваше высочество, умоляю!

Невольно вспомнилось утреннее явление верхушки клана Изумрудных… Неужели Снежные тоже решили со мной «дружить»?

Несколько секунд на колебания, и я всё-таки кивнула, и красота браслета сыграла не последнюю роль в этом решении.

— Вы позволите? — заискивающе спросила Итарисса.

Я протянула левую руку, разрешая девушке застегнуть браслет поверх рукава.

Всё. На этом мы расстались, а я даже решила, что день закончен и, войдя в покои, начала расплетать причёску.

Но едва успела вытащить первые шпильки, в двери постучали. Чичиты не было, а позвонить в колокольчик и вызвать я ещё не успела. Как итог, открывать пришлось самой, ну а там…

Сначала меня посетил немолодой дракон из клана Песчаных. Затем двое из клана Сапфировых и трое из клана Белого Агата. А дальше началось целое паломничество, причём не успевала я выпроводить одних, как тут же появлялись другие. Словно в коридоре очередь!

Выглянуть и проверить я не решилась, но полагаю, она там действительно была.

Эти визитёры шли уже без подарков, зато с комплиментами. Кланялись, рассказывали, что невероятно рады, ну и так далее — с какого-то момента я просто перестала воспринимать.

Кстати, многие замечали браслет, а кто-то даже пробормотал с досадой:

— Вот же Снежные! Как подсуетились!

Тут я невольно улыбнулась и подумала о драконе, который уже превратился в мою больную мозоль — о Дранаэше. Интересно, а как он отреагирует, когда узнает, что меня одаривают его подданные? Сам-то ни одного камушка из обещанных трёх ларцов не подарил! Перстень с гранатом не в счёт.

На этой позитивной ноте в покои протиснулись Чичита с Уштарией. Хозяйка замка взглянула на меня, снова вышла за дверь, и… поток посетителей резко иссяк.

Затем начались хлопоты и причитания двух женщин, причём улыбались обе довольно странно. Но я к этому времени слишком устала и перешла в состояние — делайте что хотите, только дайте поспать.

Они и дали, и ночь прошла чудесно. Ни тебе сновидений, ни падших с гнилыми зубами, ни-че-го.

Я спала как младенец и утро встретила улыбкой. Успела умыться, накинуть халат и сесть перед зеркалом, чтобы заняться волосами, как в спальню влетела всклокоченная Чичита.

— Лина, Лина! Там!..

— Что? — я не поняла и нахмурилась.

Но служанка не сказала. Начала бурно жестикулировать, показывая, что нужно немедленно выйти в гостиную. Ну я и пошла.

Глава 28

Я знал, что Тириш с Квергом ждут за дверью, но советники, нужно отдать им должное, вошли не сразу. Дали возможность отдышаться после ухода Лины, усмирить ураган, который бушевал внутри.

Можно сказать, мол «понятия не имею, что на меня нашло». Но это неправда, имею и ещё какое — просто не удержался. Уж слишком она меня взбесила! И так как убить нельзя, пришлось целовать.

Вкус её губ оказался сладким и желанным. Сразу захотелось большего, только я, к сожалению, не дикарь.

Пришлось отпустить, но в миг, когда Лина помчалась к двери, всё внутри перевернулось. Инстинкты взвыли — догони и сделай так, чтобы она осталась! Причём не здесь, а в твоей спальне. Раз и навсегда.

Но… очень глубокий вдох и плавный выдох. Падение в кресло, принудительное расслабление мышц и взгляд в себя. Простейшая медитация, которой учат драконов ещё в детстве, оказалась на удивление эффективной. К моменту появления советников я был спокоен как скала.

— Ну что? — сразу перешёл к делу Кверг. — Всё плохо?

Я промолчал, а Тириш хмыкнул:

— Не плохо, а ещё хуже. Его пламя всё-таки вспыхнуло.

Снова молчание. А что сказать? Поспорить с констатацией очевидного факта? Заявить, что советникам мерещится, а с моей аурой всё хорошо?

А потом ходить и объяснять это каждому? Ведь пламя меняет состояние ауры настолько, что даже слепой заметит.

Или вообще сделать официальное заявление с рассылкой по всем кланам? Мол, дорогие подданные, это не то что вы подумали! И человеческая принцесса тут не при чём.

— Печально, но что есть то есть, — вдохнул Кверг. Он первым добрался до гостевого кресла и практически рухнул в него.

— И всё-таки это было ожидаемо, — добавил Тириш. Тоже сел, но плавно, с грацией истинного аристократа.

Пару минут мы молчали, потом прозвучало:

— Что будешь делать? — это Кверг поинтересовался.

— А что нужно? — отозвался я.

Конечно они советники, но совета я не спрашивал. По крайней мере не в этом случае. Да, Лина человечка, и я, как и любой дракон, не в восторге от людей, но, как любят повторять некоторые, история циклична.

Один из первых драконов, явившихся в этот мир, взял в жёны человеческую женщину. Но даже не будь этого прецедента, Лина — моя. Всё.

— Кланы будут ворчать, — тихо произнёс Кверг, — но не думаю, что это критично. Ты Владыка, а твоё пламя горит ослепительно, этого достаточно.

— А вот с городом ты всё-таки зря, — встрял Тириш.

Я вопросительно заломил бровь.

— Глупо показывать леди всю силу своих чувств, — пояснил советник. — Когда они понимают насколько мы их любим, сразу норовят сесть на голову.

Учитывая семейный стаж Тириша, стоило прислушаться. Только вернуться в прошлое я не мог. Город есть и всё.

— Я не хотел. Просто не удержался. Рисковал сгореть, не сбросив лишнюю силу.

После этого признания Тириш с Квергом резко погрустнели.

— Что в ней такого особенного? — снова вздохнул Кверг.

Риторический вопрос. По крайней мере для меня.

Красота, внутренняя сила, смелость, стойкость, толика безрассудства — это лишь малая часть её достоинств. Ну и вишенка на торте — капля крови Отступницы со всеми переданными через эту каплю талантами. И если с Даром Власти я уже смирился, то с новым «подарком»…

А Кверг словно мысли прочёл:

— Не хочется это обсуждать, но леди Азалина-то не зажглась.

Снова повисло тягостное молчание — в последние дни в этом кабинете иначе и не бывает. Может сменить кабинет? Вдруг проблема именно в нём?

— У неё собственный огонь, как у Лаэри, — наконец, решился озвучить Тириш. — Это, пожалуй, самое неприятное. Если Азалина отвергнет чувства Владыки, то он останется один.

Кверг кивнул и открыл рот, но я остановил жестом. Уже знал, что этот дракон скажет — напомнит про Карнаэша, которому высшие силы даровали второй шанс.

Советники считали проблемой огонь Лины, а я знал, что проблема в другом и она, вероятно, хуже. Мне не нужен второй шанс — я отказываюсь. Я хочу эту упрямую принцессу, и только её.

— Дарн, — позвал Кверг, и я опять отмахнулся.

— Давайте перейдём к чему-нибудь более понятному? — предложил сухо. — К интригам кланов, например?

Собеседники не скисли, но почти.

— Последние интриги тоже связаны с Азалиной, — заявил Тириш.

Я не удивился, а дракон продолжил:

— Некто, попробуй угадать кто, пустил в своём клане слух о том, что у людей появилась особая магия, способная причинять вред драконам. В частности, туманить разум, вызывая кратковременное безумие.

— А этот клан, — подхватил Кверг, — понёс новость дальше. Пока всё на уровне слухов, но эти слухи грозят неприятностями. Возможно нам стоит обнародовать секрет происхождения леди Азалины, объявить о её даре, ну и… — советник посмотрел сурово, — рассказать сородичам, что вектарийская принцесса уже не совсем человек.

На последнем я поморщился особенно сильно. Поняли, значит? Что ж, это был вопрос времени.

— Твоя магия спровоцировала развитие её драконьей сущности, — припечатал Тириш. Прозвучало обвиняюще. — И ты, Дарн, давно это понял, но предпочёл скрыть.

Хм…

— Я не скрыл. Просто не был уверен в своих выводах, — и это почти правда. — Как вы догадались?

Советники помрачнели и переглянулись, а сказал уже Кверг:

— Пока ты отсутствовал, в замок приходил старейшина клана Жемчужных…

Я чуть не застонал — только этих сейчас не хватало! Но как они узнали? Ведь закрытый клан совершенно не интересуется новостями. Или им кто-то донёс?

Первая мысль — Эйтер! Однако старейшина приходил момент нашего отсутствия, когда мы с Линой находились в Хранилище, и Эйтер мог связаться со своими. Следовательно кто-то другой. Некто, кто знает о связи Лины с Отступницей.

Но всё оказалось не так.

— Старейшина приходил к тебе, но в итоге общался с нами, — продолжил Тириш. — Пришёл, чтобы сообщить о странном событии — на главном клановом артефакте появился новый дракон, хотя новорожденных детёнышей у них нет и в ближайшие дни не предвидится. Изгиб хвоста и количество шипов на рисунке указывают на женский пол, и старейшина не сомневается, что артефакт исправен.

М-да. Чудно.

— И чего жемчужный хотел от нас?

— Ничего. Просто уведомил. Но они начинают рыть землю в поисках драконицы. Уже догадались, что искать нужно среди людей.

— А про нашу гостью узнали?

— Нет. Старейшина уходил быстро, ни с кем не разговаривал — ты же знаешь, закрытому клану дела остальных безразличны. Он даже причинами, по которым ты временно сменил официальную резиденцию, не поинтересовался.

— Уже лучше, — буркнул я.

Кверг с Тиришем кивнули.

— Но нужно что-то делать, Дарн, — подал голос Тириш. — И с леди Азалиной, и с Жемчужными, и с пологом.

Да, нужно. Причём желательно прямо сейчас.

Ужин прошёл мерзко. Во-первых, все уже знали о всплеске магии и созданном мною городе, и понять что к чему, даже без взгляда на ауру, не составляло для драконов труда. Во-вторых и главных, пока я строил планы и подбирал слова, чтобы пригласить леди Неприступность на новое свидание, она с ужина сбежала. Сослалась на плохое самочувствие, хотя я чётко ощущал, что с леди всё хорошо.

Перед побегом ещё и вопрос провокационный задала — как нашёл? Как узнал, что она в Хранилище?

Я сказал чистую правду:

— Молча!

Азалина не поняла, но рассказывать про обычную для дракона способность отыскать свою пару где угодно я не стал.

Вместо этого задумался о предке, о Карнаэше. Ведь он тоже мог найти сбежавшую Лаэри, но оказался единственным, кто принял её выбор.

Согласно личным дневникам, которые хранятся в нашей семье и которые Карнаэш запретил обнародовать, от него требовали воспользоваться связью, которую создаёт пламя, но Карнаэш солгал, что связи больше не чувствует — мол, блокировка драконьей сущности, которую предприняла Отступница, и этот канал блокировала.

Но он ощущал! Знал! Ровно до той минуты как высшие силы сжалились и погасили убивавший его огонь. Сам Карнаэш считал, что именно смирение, отказ от насилия и мести, стали причиной того, что его огонь погас и зажёгся снова, но уже для другой.

Понятно, что сведения оставались секретными, и если раньше я относился спокойно, то сейчас почувствовал себя неуютно. Отступница спрятала камень в храме, но Карнаэш мог отыскать и призвать её к ответу хотя бы за это.

Заставить Лаэри вернуть осколок великого артефакта во имя благополучия народа, но он поступил иначе. То есть Карнаэш тоже в какой-то степени виноват.

А ещё было очевидно: история Карнаэша — это подсказка. Возможно, если стану смиренным, позволю Лине уйти и влюбиться в какого-нибудь человечишку, то высшие силы сжалятся и надо мной.

Потом вспыхнет новое пламя, и я женюсь на правильной достойной леди…

Тут я окинул зал взглядом и пришёл к двум выводам. Вывод первый: пример Азалины оказался заразительным, подданные с ужина сбегали. Вывод второй, не новый: вокруг достаточно достойных леди, но гореть для одной из них я даже в теории не хочу.

Мне нужна Лина. Всё.

Чуть позже мне доложили о паломничестве в её покои, и этот момент радости тоже не доставил. То есть хорошо, что сородичи поняли и пытаются наладить диалог, но в замке в основном мужчины, а раз так…

От желания прийти и разогнать всех «дипломатов» удержало лишь понимание — Азалина не оценит. С этой девушкой нужно действовать иначе, возможно даже по-человечески. Цветы подарить, а может даже стихи написать.

— Лина, Лина, ты прекрасна, как малина, — вслух продекламировал я, и на этом мой поэтический дар скончался в муках.

Зато появилась другая, куда более интересная мысль.

Азалина с самого начала была немного драконом, а уж после того, как я, сам того не желая, усилил её драконью сущность, драконьего в ней стало ещё больше.

А что нравится драконам? Во-первых, полёты. Только крыльев у Лины нет, а катать её на собственной шее до свадьбы я не готов. После — да. Сейчас — нет.

Значит остаётся второе — золото и богатство. Другие расы считают нас жадными, но это неправда. Мы не жадные, просто относимся к собственным сокровищам с большим уважением, делаем всё, чтобы приумножить и сохранить.

Учитывая повадки Лины, крови она в этом плане попьёт много, но буду надеяться на лучшее. А пока попробую поймать её высочество на какой-нибудь уникальный кулончик. Или сразу на гарнитур?

С этой мыслью я добрался до портальной арки и перешёл в основную резиденцию, чтобы встретиться с лучшим ювелиром клана Огненных. Потом сводил мастера в свою личную сокровищницу, а по возвращении выпил два стакана холодной воды, пытаясь успокоиться и прийти в себя.

Вода не помогала. Единственное, что облегчало состояние — в случае завоевания Лины все ценности останутся в семье. Это лишний повод укротить упрямую девчонку. Дополнительный аргумент.

Укротить… укротить… Как?!

Учитывая её ужасный характер и зацикленность на Кривоногом, будет непросто.

Впрочем, перед работой самого искусного мастера она точно не устоит, а значит нужно успокоиться и дождаться готовности заказа. И не испортить этот первый осознанный шаг навстречу друг другу! И не целовать её пока не попросит сама.

Хотя…

С Владыками такого не случается, но я всё же замечтался. Когда принял душ и упал на кровать, перед внутренним взором закрутился целый калейдоскоп.

Лина в этих «видениях» была и одетой, и не очень.

Улыбчивой, хмурой, язвительной. Разной!

Очень разной.

Но неизменно моей.

В какой-то момент я начал проваливаться в сон, однако нормально уснуть так и не получилось. Остановился на грани — с одной стороны ощущая себя спящим, с другой понимая, что не сплю.

Это, учитывая насыщенность дня, было издевательством, но я продолжал надеяться на полноценный отдых. Когда надеяться надоело, спрыгнул с кровати, оделся и отправился гулять.

Цель прогулки? Она отсутствовала.

Маршрут? Я его не обдумывал, ноги сами принесли на общий балкон, который находился неподалёку от покоев одной вредной принцессы. Я опёрся на перила, вдыхая наполненный свежестью воздух, а когда небо начало сереть, амулет запульсировал. Миг, и справа, чётко напротив окон её спальни, появился разрыв.

Полотно полога вздулось, треснуло, и из разрыва начал медленно выбираться падший. Крупный, и даже слишком. Такой, на которого лучше с оружием, но оружия я как раз не захватил.

Пришлось действовать по обычной схеме — частичная трансформация, прыжок, призыв силовой петли, и мы схлестнулись. Стоило оказаться рядом, мне попытались откусить голову, я даже ощутил гнилостное дыхание.

Разворот, удар, одновременное обращение к амулету, только сшить или хотя бы сжать разрыв я не смог.

Падший ринулся вперёд, вываливая всю свою огромную тушу. Он оказался ещё больше — непропорционально маленькая голова и тело размером со скалу. Пришлось менять тактику. Я сложил крылья и ухнул вниз, спасаясь от встречного удара и уже в падении переходя к полной трансформации.

Амулет, как всегда в таких случаях, погрузился под кожу. Теперь мне не нужно его держать, чтобы обратиться к магии камня, что тоже хорошо.

Превратившись, я хотел взреветь, но осёкся. Вспомнил о Лине — принцесса спит, не нужно её будить.

Я рванул на гнилую тушу молча, но вот что странно… падший тоже не издал ни звука. Мы схлестнулись можно сказать в тишине, а потом из разрыва появился второй, и третий, и четвёртый… Враги двигались неуклюже, но опять-таки тихо, и мелькнула в голове шальная мысль.

Они тоже не хотят будить Лину. Но почему? С чего такая забота?

Ответ стал очевиден после того, как один, клацая зубами, устремился к тому самому окну спальни… Если Лину разбудить, она не только испугается — она ещё и сбежит. А леди, которая сбежала, поймать и сожрать сложней.

Следом пришло ещё одно понимание — это не случайность, не совпадение. Падшие охотятся именно за моей принцессой. То есть всё-таки учуяли, что Лина связана с камнем? Или здесь не камень, а что-то ещё?

Я с самого начала знал, что это не визит вежливости, но последние мысли подстегнули. По-настоящему взбесили, заставив извернуться и атаковать сразу двоих.

Полуистлевшие крылья падших молотили воздух, разнося исходящее от туш зловоние, и я всё-таки дыхнул огнём — чуть-чуть, тихонько. Просто пламя тоже имеет свойство реветь, и не многим тише, чем сам дракон.

Первая струя огня, и идеальное попадание. Один из врагов рухнул вниз, чтобы навсегда исчезнуть в скальной расщелине. А остальные обозлились, и бой продолжился с новой силой.

Зато я сумел закрыть разрыв… Кто же знал, что это лишь начало? Первый разрыв и первый за эту ночь бой.

Глава 29

Чичита спешила, я тоже. Влетела вслед за служанкой в гостиную и застыла, изумлённо приоткрыв рот.

Владыка — а на огонёк заглянул именно он, — выглядел странно. Весь побитый и даже подранный, в ссадинах, синяках и ранах. Но при этом свежий, в чистой отглаженной одежде, и с непонятной улыбкой на губах.

— Э-э-э, — сообщила я, и непонятная улыбка стала шире.

Потом мне отвесили церемонный поклон и сказали хрипло:

— Доброе утро, леди. Как спалось?

Спалось хорошо, и я даже собралась в этом признаться, но по лицу Чичиты поняла, что ответ неправильный.

Так. Стоп. Что происходит?

— Дарнаэш, — в отличие от Владыки, я церемониться не стала, — что с тобой? Что случилось?

Владыка прикрыл глаза, опять-таки улыбнулся и задал встречный вопрос:

— Позавтракаешь со мной?

Я нахмурилась и кивнула. Чичита тут же умчалась, а Дарнаэш огляделся и проследовал к столику для чаепитий. Упал в кресло и как-то подозрительно коварно уставился на меня.

Его внешний вид и настроение настораживали очень. Потом я вспомнила о халате, но поняла, что переодеваться поздно, и мысленно махнула рукой на эту проблему.

Получше запахнув полы своей не слишком приличной одежды, добралась до второго кресла, села и подарила дракону вопросительный взгляд.

Я ждала объяснений, а он…

— Чудесно выглядишь.

— Дарн, это не смешно.

Владыка хитро прищурился и кивнул — правда не мне. Это был кивок каким-то своим мыслям, и моё сердце… с одной стороны оно наполнилось сочувствием, а с другой я почти взбесилась.

— Что случилось? — спросила сурово.

Пауза, и мне-таки сказали:

— Ничего особенного, дорогая. Всего лишь новый прорыв.

Дорогая… У-у-у! Это слово пролилось бальзамом, зато остальные отозвались страхом. Падшие? Снова? И Дарнаэш сражался? Один?

Я потянулась вперёд, желая прикоснуться к его руке, и тут синие глаза недовольно сузились — просто рукав халата приподнялся, обнажая то, что скрыто. А скрыт был браслет, который я не потрудилась снять.

Вернее хотела, но потом подумала, что в стане врага лучше жить по принципу «всё своё ношу с собой», а то мало ли. Да и застёжка, если честно была незнакомой. С первого раза не поддалась, а возиться не было сил.

— Снежные, да? — влёт догадался Дарнаэш. Почудилось или в голосе действительно прозвучала ревность?

— А ты против?

Владыка думал недолго:

— Нет. Пусть дарят. Как любой нормальный дракон, я буду только рад.

Я юмора не поняла, однако спрашивать не стала. К тому же в комнату вошла Чичита с подносом и в компании других слуг.

Я и ойкнуть не успела, как небольшой столик оказался прямо-таки уставлен деликатесами. Причём все слуги смотрели на Дарнаэша с нескрываемым трепетом, и это навело на ещё одну мысль…

— Прорыв был большим?

Дракон поморщился и поправил:

— Внушительным.

— Все видели?

— Мм-м… возможно.

Отлично. Получается, все видели, и только я валялась в кровати. Вот почему так?

Я невольно нахохлилась, а Дарнаэш зевнул и потянулся к кофейнику. Махнув слугам, которые сразу поспешили на выход, он галантно наполнил обе чашки и прямо-таки огорошил:

— Знаешь, я тут подумал и понял, что мне ужасно наскучил этот унылый замок. Завтра переберёмся обратно, в мою основную резиденцию. Тебе там точно понравится. Сможешь гулять в саду, и не только лунном. Увидишь нашу галерею искусств, посмотришь библиотеку, встретишься с портными и ювелирами…

Какое счастье, что я в этот момент не ела и не пила!

Я не подавилась. Просто уставилась на крылато-хвостатого в оба глаза, попутно соображая в чём подвох. Что заставило Дарнаэша принять такое решение?

— Покои для тебя уже готовят, — добавил интриган чешуйчатый. — Кстати, ты какие цвета предпочитаешь? Я попросил сделать упор на перламутрово-белом, золотом и розовом, но если не нравится, можем изменить.

Всё. Одна принцесса впала в ступор! А ещё появилось ощущение этакой грандиозной засады. Пришлось очень постараться, чтобы остаться невозмутимой и спросить:

— А как же храм? Вдруг из твоей резиденции волшебная дверь не откроется? Ведь мы поэтому, то есть из-за двери, сидим именно здесь?

Дракон загадочно улыбнулся.

Его улыбка напрягала с самого начала, а сейчас меня буквально подбросило в кресле. Я точно чего-то не понимаю, и это неправильно. Точнее недопустимо. Мне обязаны объяснить!

Я снова подалась вперёд, причём с самым хищным видом, а он…

— Кстати, может к Жемчужным на неделе заглянем? Они гостей не любят, но я всё-таки Владыка.

Всё! Держите меня семеро!

— Дарнаэш, что происходит? — я не спросила, а прямо-таки припечатала.

— Где происходит? — недоумённо заломил бровь он.

Я собралась зарычать, но тут взгляд в очередной раз скользнул по его побитому лицу, и вместо рыка получился глубокий вдох, призывающий к спокойствию.

Правда вместо спокойствия пришло беспокойство…

— Тебе очень больно? — спросила я искренне.

В этот раз улыбка была почти нормальной, без тени коварства, которое так напрягало.

— Это просто царапины, милая.

Ну вот, снова бальзам. Только…

— Дарнаэш, давай обойдёмся без фамильярностей? В конце концов, мы взрослые приличные люди.

— Люди? — теперь он вскинул обе брови. — Счастье моё, ну я-то точно не человек.

Всё, злость окончательно отступила, прихватив с собой раздражение. Просто все эти эпитеты были частью драконьей игры, а так хотелось услышать подобное обращение всерьёз.

Нет, я по-прежнему понимала, что любовь между нами невозможна, но всё-таки. Хотя бы на минуточку!

Новый глубокий вдох, я потянулась за салатом, а Дарнаэш откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза, выглядел при этом усталым. Я благоразумно промолчала, давая ящеру возможность отдохнуть от споров, а когда наполнила тарелку и сделала новый глоток кофе, обнаружила, что Владыка спит.

Прямо так, в кресле, без малейшего намёка на комфорт. Главный дракон попросту отключился. Я сначала застыла в изумлении, а потом тихонько отложила вилку и ушла в спальню, чтобы достать из шкафа плед. Укрыть кое-кого, и края заботливо подоткнуть.

Возвращение Чичиты тоже было тихим — у служанки от увиденной картины аж рот приоткрылся. Я позволила ей насладиться зрелищем и поманила к себе, в спальню. Общими усилиями мы привели одну принцессу в порядок — я одевалась тише, чем мышь!

Затем осторожно, на цыпочках, вернулась в гостиную, и…

— Извини, устал, — сказал очнувшийся дракон. Улыбнулся, потянулся, потом заметно удивился пледу.

Поднялся из кресла, убрал плед и, пожелав хорошего дня, отправился на выход. Едва Дарнаэш ретировался, раздался вежливый стук в дверь…

Драконья жадность — это прямо-таки легенда. Причём не такая как предыдущая, деревенская про девственниц, а самая настоящая — высеченная в веках, записанная золотыми буквами в толстых книгах и известная вообще всем.

Даже гномы признают, что одержимость ящеров сокровищами за гранью понимания. На этом фоне всё происходящее казалось чем-то совсем нереальным. Пришлось ущипнуть себя несколько раз, дабы убедиться что не сон.

А случилось то, что ко мне снова повалили гости. Большинство из них были знакомы по вчерашнему паломничеству сюда. Только в прошлый раз ящеры ограничивались словами, а сегодня дарили подарки… Кольца, диадемы, колье, подвески и брошки, которые я складывала на освобождённый от посуды чайный столик.

Сначала это была кучка, потом горка, а через час стола стало мало. Проблема решилась после встречи с кланом Лазурных — они явились последними и преподнесли красивый такой, инкрустированный драгоценными породами дерева сундук.

Сундук был вместительным и порадовал очень, а в остальном — пребывала в шоке. Ну Итарисса, ну удружила! Нет-нет, спасибо ей огромное за такой правильный пример для подражания, вот только… а мне позволят забрать всё это в Вектарию? С собой?

Поймав себя на последней мысли, я лишний раз убедилась, что в мою родословную затесались драконы и нахохлилась. А осознав, что поток гостей иссяк, упала в кресло и уставилась в пустоту.

Разум отказывался соображать, зато подметил, что Ониксовых среди посетителей не было. Родственники Пии не явились, но это было к лучшему — приди с подарками ещё и они, я бы точно схлопотала нервный тик.

Изумрудные, кстати, тоже «прогуливали», но их я ждала ещё меньше. Достаточно того, что этот клан принимает в своём замке всю толпу и очень даже неплохо заботится обо мне. Вон как рьяно икрой кормит.

Стоило подумать об Изумрудных, как в покоях объявилась Уштария — жена главы клана сияла и держала в руках некую увесистую папку.

— Доброе утро, — сразу очнулась я. — А это что?

Драконица улыбнулась шире и ответила:

— Очень доброе. Это платья!

Я встрепенулась. Вот как? Хорошо.

Уже мысленно потёрла ладошки в ожидании чего-то хорошего, но стоило Тари распахнуть альбом, как моё воодушевление сдулось.

— Это же свадебные.

— А ты разве замуж не собираешься? — удивилась в свою очередь леди. — Не прямо сейчас, а вообще. В принципе. Когда-нибудь.

Когда-нибудь собиралась, но…

— Это наша, драконья, мода, — зачем-то добавила Уштария.

Хотя ясно зачем — подразнить любопытство. И оно действительно проснулось — я предложила Тари переместиться на диван и махнула Чичите чтобы та принесла чай.

Пара минут приготовлений, новая страница альбома, затем ещё одна, и я всё-таки втянулась. Не скажу, что наряды чешуйчатых принципиально отличались от наших, но подборка была на высоте.

— Оу! Вот это бы тебе подошло! — воскликнула Тари. Она говорила так про каждый второй наряд.

Я соглашалась — действительно видела себя в любом из этих платьев. Фасоны словно для меня и рисовались.

А потом платья закончились и началось бельё — не только красивое, но и неприличное. Такое, что у меня быстро запылало всё лицо.

Зато моя компаньонка не смущалась, а изучала модели придирчиво и тщательно. На каких-то кривилась, на других одобрительно хмыкала, а про одну сорочку — кружевную, с длинным шлейфом и полностью голой спиной — сказала:

— Нет, ну это слишком! Он неделю из спальни не выпустит, если явиться в таком!

Я поперхнулась. Просто мы с Тари не настолько близки чтобы обсуждать её личную жизнь, тем более что эта жизнь — толстопузый, вечно потеющий Теймиз.

Впрочем, тень сомнения всё-таки скользнула, и я уточнила:

— Ты сейчас о Теймизе?

— Нет, — огорошила Тари. — Я о твоём женихе.

О Биорике почему-то не вспомнилось, о ком-то другом не подумалось тоже. Зато я поняла важное — мне действительно нужна такая сорочка. Исключительно для себя.

— Кто и где шьёт? — уточнила я, кивнув на альбом. — И почём?

Драконица окинула сперва удивлённым, а потом и уважительным взглядом.

— Лина, а ты рисковая!

Угу. Очень.

— Слу-у-ушай, а может мы сразу в мастерскую? Заодно и примеришь что-нибудь? — оживилась Уштария.

Я кивнула. А почему бы нет?

День прошёл убийственно. Просто дико! Сначала все эти подарки, потом Тари со свой инициативой, потом ещё Чичита с просьбой проводить её к Золотому городу дабы взглянуть на него в закатных лучах.

То есть по официальной версии объектом сопровождения была я, а по факту — принцесса выгуливала служанку. Просто той не дозволялось слоняться по окрестностям без разрешения и причин.

Сначала мы хотели посмотреть с балкона, но в итоге воспользовались порталом. Его настроил встреченный нами Криштош — кстати, парень уже не выглядел настолько убитым, как все последние дни.

Криштош наоборот расцвёл и горделиво выпячивал грудь, что смотрелось весьма забавно, и я даже похихикала. Но когда мы с Чичитой очутились на знакомом лугу, в непосредственной близости от магического творения, смеяться расхотелось. У меня перехватило дух.

Город был изумителен. Настоящее чудо. И народу — то есть драконов — тут собралось очень много, явно и из других замков пришли.

Я предпочла остановиться подальше, не желая привлекать внимание, только остаться в тени не получилось. Через пару минут лестница, которая соединяла парящий в небе город с землёй, и по которой никто пока не решался подняться, пришла в движение — переместилась, практически укладываясь мне под ноги. Приглашающе так укладываясь. Мол, давай, Азалина, иди.

Чичита ахнула, ну а я…

Очень хотелось рискнуть и подняться. Только солнце уже катилось за горы, оставалось всего несколько минут. Я понимала, что времени нет, но в конце концов сделала шаг, и именно в этот момент лестница начала таять.

— Утром нужно, — прошептала отмершая служанка.

— Угу, — буркнула я.

Ещё секунда, взгляд на толпу чешуйчато-хвостатых, и я снова встретилась с «доброжелательницей». Пия стояла в компании троих плечистых мужчин, одним из которых точно был её отец — при такой похожести сложно не опознать.

Увидав меня, Пия скривилась, а глава клана Ониксовых неожиданно поклонился. Поклон был лёгким, почти незаметным, да и выражение лица при этом осталось брезгливым, но всё-таки.

Будь на моём месте брат, он бы непременно принял этот скрытый вызов. Точно бы подошёл чтоб познакомиться и обменяться «любезностями», утверждая своё право и давая понять кто есть кто.

А я решила, что на сегодня нервов достаточно и, развернувшись, отправилась обратно к порталу. К счастью, никто меня так и не остановил.

Ну а ближе к ужину, я начала подозревать мелкомасштабный заговор. Участников было всего двое, зато они имели непосредственный и почти неограниченный доступ ко мне.

Чичита и Уштария! И пусть вторая не показывалась, но первая точно действовала по её указке. Служанка снова принялась хлопотать над моей причёской и образом в целом. И опять притащила откуда-то красивейшее новое платье! Причём в огненных тонах.

Я сначала не поняла, а когда увидела себя в зеркале, возмутилась безмерно. Пусть сам Владыка предпочитал одежды тёмных цветов, но я сейчас однозначно символизировала его клан.

Я! Огненная! Да сколько же можно издеваться над моими бедными нервами!

Чичита возмущения не заметила, и…

— Ну сегодня-то он точно упадёт со стула, — радостно пробурчала она.

Я набрала побольше воздуха, чтобы взорваться бранью, однако, взглянув в честные глаза представительницы племени эргов, остыла. Заодно отметила, что я сегодня какая-то излишне покладистая. Всем всё прощаю, ни на кого не рычу.

Увы, времени на переодевания не оставалось, поэтому с нарядом я смирилась, только молчать всё же не стала:

— Чичита, спасибо за заботу, но больше не надо. Не хочу, чтобы кто-то решил будто бегаю за вашим Владыкой.

Служанка изобразила недоумение и даже хотела ответить, но я возможности не дала. Просто развернулась и направилась к двери.

Глава 30

В этот раз тишина, царившая в обеденном зале, была не гробовой, а чуть погромче. Я могла слышать не только собственные шаги, но и шелест платьев других леди, а ещё вздохи и шёпот голосов.

Все уже собрались, я явилась почти последней, и опять шествовала под прицелом множества взглядов. Но в этот раз взгляды были по большей части дружелюбные — мол, помните наш клан? Мы подарили вам колье!

Учитывая подарки, тоже пришлось улыбаться. Я почти убедила себя, что этот сумасшедший день закончен и можно расслабиться, но мечта пошла трещинами примерно в середине пути.

Для начала я опять напоролась на взгляд Пии, и юная драконица явно кипела, готовая пролить этот кипяток мне на голову. А чуть позже, уже за столом, встретилась с носатым Тиришем и белобрысым Квергом. Советники смотрели слишком пристально — так, словно я им что-то должна.

Усевшись на вчерашнее место и немного поёрзав, я даже собралась спросить что происходит, но не успела. В планы вмешался Владыка — он-таки изволил появиться, почтив своим обществом всех нас.

Причём Дарнаэш выглядел очень оптимистичным. Улыбнулся подданным, отдельно улыбнулся не забывшей и вставшей при его появлении мне, а когда опустился в кресло, сразу повернулся и предложил:

— Дорогая Азалина, позволишь за тобой поухаживать?

Раньше чем успела ответить, схватил мою тарелку и принялся накладывать в неё всё, до чего дотягивалась его весьма длинная рука.

Затем опять-таки лично налил мне бокал вина и бокал сока. То, каким жестом это было сделано, невольно вернуло к воспоминаниям первого дня.

В смысле вспомнилось о зелье забвения, которое подмешивали в мой сок с самого момента появления в замке. Тогда зелье не подействовало, а сейчас… может нашли способ как меня опоить? Тем более сок из конкретно этого графина налили только мне.

Отметив странный факт с графином, я безалкогольный напиток проигнорировала, решительно потянулась к бокалу с вином.

И вот неприятность — Дарнаэша мой выбор, кажется, устроил. Даже не так — главный ящер прямо-таки просиял!

Этикет предлагал промолчать, но я не выдержала:

— Что? — спросила у Владыки хмуро.

— Ничего. Выпьешь, расслабишься… — мечтательно протянул он, и бастион моего спокойствия окончательно пал.

— А зачем тебе моя расслабленность? — снова не сдержалась я.

Дарнаэш наклонился предельно близко и шепнул:

— Позже расскажу.

Надо ли говорить, что после такого кусок в горло не лез, а про жажду я вообще забыла? Просто сидела, давилась и нервничала. Да ещё и советники продолжали напрягать выражениями лиц.

Но самое противное — продолжать общение Дарнаэш не стремился, то есть ни одного повода вытянуть из него информацию. Просто завёл и бросил. Сиди, Лина, мучайся от переизбытка чувств!

Пришлось искать повод для разговора самостоятельно.

— Знаешь, мне подарили столько драгоценностей, — сказала, делясь радостью, а заодно намекая на вежливость его подданных. Учтивость, которую сам Владыка не проявил.

— Очень хорошо. Ты довольна? Тебе всё понравилось?

— Да. Только я боюсь, что ты не позволишь забрать ценности в Вектарию.

Пауза была недолгой и настроение Владыки не ухудшилось.

— Милая, в Вектарию ты не вернёшься, это мы уже обсуждали. В остальном — могу выделить тебе отдельную сокровищницу. Будешь складывать туда всё, что захочешь, как любой порядочный дракон.

Я не зашипела. Фразу про «не вернёшься» пропустила мимо ушей, указание на мою драконистость — тоже.

Вообще решила зайти с другого бока, пожаловалась:

— А Ониксовые ничего не подарили.

— Очень недальновидное поведение с их стороны.

Вот же… непробиваемый гад!

Я вдохнула поглубже, набралась смелости, и…

— Дарнаэш, что опять случилось? Почему ты такой довольный?

— Быть довольным без причин не могу?

— Не в этот раз. Я же чувствую, что что-то здесь нечисто.

Аргумент был так себе, зато искренний. Я действительно чувствовала. Видела! Но объяснить не могла.

Мне подарили новую счастливую улыбку, промокнули губы салфеткой и наклонились к уху.

И лучше бы я не спрашивала!

— Линочка, сладкая моя, а как ещё мне себя вести? Я ведь целый час читал твоё сочинение о коварстве и подлости драконов. Об ужасе наших традиций, о нашем негостеприимстве, и вещах, которые не подлежат разглашению.

Я нервно сглотнула и уточнила:

— О каких вещах?

— О камнях силы и явлениях падших, например.

Стало та-ак зябко… А ещё неуютно — я даже попыталась отодвинуться, но Дарнаэш ловко обвил рукой мою талию и притянул обратно.

Клянусь — умереть бы мне от страха, если б не осознание:

— Подожди. То есть ты обыскивал мою спальню? Рылся в моих вещах?

Возмущение! Оно накрыло с головой и было невероятным! А Дарнаэш…

— Во-первых, не я, а мои специалисты. Во-вторых, не рылись, а проводили досмотр.

— Ну тогда и я — не писала, а просто рисовала на бумаге какие-то буквы, — сказала холодно, со злостью.

Владыка улыбнулся.

— Лина, милая, вообще-то досмотр проводили для того, чтобы проверить подаренные тебе драгоценности на предмет посторонней и нежелательной магии. Твой шпионский трактат нашли совершенно случайно.

— То есть они совершенно случайно залезли в щель между шкафом и стеной? — не сдержалась я.

— Ага!

Дарнаэш веселился, ну а я искренне радовалась тому, что о самом Владыке писала мало. А там, где всё-таки упоминала главного, соблюдала приличия — использовала исключительно цензурные слова.

Но вообще обвинения были несправедливыми, и я поспешила сообщить:

— Трактат не шпионский. Он скорее культурологический.

— Угу, как же. Там сведения, содержащие государственную тайну, — повторил Дарнаэш с этаким неприкрытым удовольствием. — Лина, милая, а знаешь, какое наказание полагается за шпионаж?

Дракон по-прежнему улыбался, но по спине всё равно поползли неприятные мурашки. Просто у нас, в Вектарии, за подобное могут и казнить — и это при том, что мы, в отличие от ящеров, очень цивилизованный народ.

Тут вспомнился основной принцип правосудия: нет доказательств — нет вины. Пусть записи найдены в моей комнате, и что? Мне их подкинули!

— Это не моё, — сказала я. — Если хочешь, можешь сверить почерк. Вот увидишь, я пишу совсем иначе.

Аргумент? Аргумент!

Вот только…

— Азалина, отчёт заверен твоей кровью, — коварно напомнил дракон.

Я закусила губу и, подумав, всё же потянулась к бокалу с вином — да, теперь мне тоже хотелось расслабиться.

Поймали. Отобрали результат стольких стараний. Да ещё и в преступлении теперь обвиняют.

— И какое наказание? — после долгой паузы поинтересовалась я.

Дарнаэш задумался, но вместо прямого ответа я услышала:

— Давай обсудим позже? Например, на прогулке после ужина.

Сразу вспомнилась предыдущая наша вечерняя прогулка, а в следующий миг…

Я сидела вполоборота, смотрела на Владыку, и тут амулет на его груди вздрогнул. Пульсацию эту я видела чётко. Потом Дарн ругнулся, а воздух вокруг словно потяжелел.

На фоне общих непринуждённых разговоров, ощущалось странно, но вскоре разговоры стихли. Я перевела взгляд на наш стол, чтобы увидеть, как над ним появляется тонкий словно лезвие всполох. Этот всполох прорезал пространство…

Звук словно что-то лопнуло, и… из разреза выскочила пасть. Гигантская! С острыми жёлтыми зубами, которые пытались схватить ещё невидимого падшему противника. Падший рвался, пытаясь увеличить дыру в зыбкой ткани полога, но ему пока не удавалось. Сейчас он напоминал собаку, которая просунула морду в дырку в заборе, только это было не смешно.

Послышался женский визг. За ним грохот стульев — драконы вскакивали, роняя мебель. А я осталась на месте и наоборот сжалась, готовая увидеть, как Дарнаэш отращивает призрачные крылья и кидается в драку.

Только Владыка поступил иначе.

Дарн опасно прищурился, потом сжал в руке амулет и в падшего ударил ослепительный столп силы. Он буквально вбил огромную пасть обратно. Ещё миг, и Владыка что-то прошипел, одновременно совершая сложный пасс, и тонкая полоска разрыва исчезла — затянулась, зарубцевалась и развеялась.

Вместе с этим пропал и запах гнили, который, казалось, уже пропитал здесь всё.

Я молчаливо ахнула и прижала руки к груди, а драконы сообразили не сразу. Какое-то время ещё слышался визг и грохот падающих стульев. Когда всё стихло, а лучшие представители крылатого народа замерли, взирая на своего предводителя, я плюнула на доводы разума и снова потянулась к вину.

Дарнаэш проследил за жестом, а едва выпила, наклонился и спросил:

— Так на чём мы остановились? — В наступившей тишине прозвучало громко.

— Ты пригласил меня на прогулку, — напомнила я нервно.

— Да, точно, — хмыкнул Владыка. И уже не мне, а сидящему по другую руку Теймизу: — Может пора подать десерт?

Как выяснилось, в замке Изумрудных тоже был сад. Вернее, очень маленький парк, и он располагался со стороны, противоположной моим покоям — именно поэтому я понятия не имела о его существовании.

Ничего призрачного и висящего в воздухе — деревья самые настоящие, дорожки и скульптуры — тоже. Повсюду были развешены небольшие магические фонарики, от которых исходило ещё и тепло.

Атмосфера сказочного летнего вечера предлагала выбросить из головы проблемы, выпить ещё вина и расслабиться, но с расслабленностью было сложно. Зато мне удавалось не думать — шагать рядом с Дарнаэшем, и всё.

Жаль, идиллия продлилась недолго. Стоило нам немного удалиться от замка, как Владыка придержал за локоть, заставляя остановиться, и спросил:

— Так какие будут предложения?

Я не поняла.

— Вариантов наказания много, — пояснил Дарнаэш. — Но я готов учесть твои пожелания. А какие-то, возможно, и исполнить.

Прозвучало как флирт, и у меня рот от изумления приоткрылся.

Владыка, глядя на это, небрежно фыркнул, мол — ну давай, Лина, начинай!

И всё хорошо, только моя симпатия к Дарнаэшу, вопреки всем его поступкам, крепла, обретая ну очень неприятные масштабы. Он хамит, а я продолжаю влюбляться? Что за ерунда?

Я прикрыла глаза, призывая себя к спокойствию, и напоминая о том, что я не какая-то пустоголовая фрейлина, а принцесса. У меня есть долг перед собственным государством, да и вообще.

А он… он…

— Протестую, — сказала я, делая максимально глубокий вдох. — Наказание вообще неуместно, потому что неуместны обвинения.

— То есть?

— Мои записи не имеют ничего общего со шпионажем.

— Опять ты за своё, — в голосе Владыки прозвучал смех.

От этой интонации я вспыхнула, но не отступила. Выпрямила спину, вздёрнула подбородок и принялась перечислять:

— Я к вам не стремилась! Вы сами притащили меня в свои земли и сами всё показали. Я не вынюхивала, не выведывала и вообще не стремилась проникнуть в ваши тайны, скорее наоборот. Я собиралась уйти при первой возможности, кто ж виноват, что вы решили меня оставить? Никаких подслушивающих заклинаний я не применяла, взломов секретных помещений не производила, более того, терпела вашу вопиющую негостеприимность и выживала как могла!

Владыка склонил голову на бок и ничуть моей речью не впечатлился.

Пришлось продолжить:

— А ещё вы, драконы, не раз подвергали опасности мою жизнь. Кто потащил меня в Лунный сад, где меня чуть не сожрал падший? Кто заточил в замке, где меня, опять-таки, едва не съели? А кто отправил в портал, который привёл в подземелье с душами умерших? И хорошо, что Смотрителем оказался мой дедушка, а ведь мог быть и кто-то другой! Менее понимающий и дружелюбный.

Дарнаэш опять не понял, продолжил улыбаться, словно не аргументы привожу, а рассуждаю о глупостях. Это разозлило ещё больше.

— Ну и последнее — я не пыталась сбежать, унося ваши как бы секретные сведения. Я вообще демонстрирую удивительную покорность. И веду себя тактично, в отличие от тебя!

Тут я не выдержала и ткнула в ящера пальцем. Мою руку резко перехватили, прижимая к собственной, ну то есть Дарнаэшевой, груди.

— Ещё претензии? — он не сказал, а прямо-таки промурлыкал. Как котяра!

— Это не претензии, а правда! — взвизгнула я, воспламеняясь.

Причём пламя было не совсем фигуральным — внутри действительно что-то вспыхнуло. То есть как будто вспыхнуло, но… Впрочем, не важно. Не суть.

— Дарнаэш, я требую вернуть мне рукопись, и…

А договорить не смогла. Гадкий ящер притянул вплотную и, раньше чем опомнилась, накрыл губы поцелуем. Тепло его губ заставило сердце споткнуться, вызывая нестерпимое желание броситься в омут. Забыть обо всём, признать, что Владыка сильнее и позволить ему взять верх.

На несколько бесконечных секунд я позволила себе стать слабой. Размякла в его руках, подхваченная водоворотом и овеянная жаром. Было настолько хорошо, что колени подогнулись, а желание сдаться обрело острую, почти болезненную форму.

Чтобы хоть как-то справиться с этим безумием, я перестала поддаваться и… ответила на поцелуй.

Пусть неумело — ведь чему, а поцелуям юных леди не учат, — но я ринулась в атаку. Дразнила его язык, который нарушал все разумные границы, сминала мужские губы и прижималась так, словно мы не в парке, а в спальне, и это далеко не первая наша ночь.

Сначала Дарн, кажется, удивился, а чуть позже застонал, словно сражаясь с желанием упасть в тот же омут. Он тоже начал терять контроль, а я, вопреки всему, не испугалась. К моей такой неуместной жажде добавилось ликование, и в какой-то миг я всё же смогла отстраниться, чтобы выдохнуть:

— Нет.

Дракон застыл. Он по-прежнему держал меня в объятиях, но дышал при этом тяжело, а синие глаза потемнели, став похожими на ночное небо.

И меня, судя по всему, не поняли. Возможно даже не услышали.

— Нет, — повторила хрипло.

Сказала, и… с одной стороны я собою сейчас гордилась, а с другой…

Как же не хотелось отступать! Как хотелось продолжить это неприемлемое, вопиющее общение! У-у-у, совсем эти драконы мне мозг задурили! Уже сама не знаю, как себя вести!

— Что нет? — столь же хрипло прошептал Дарнаэш.

— Всё нет. — Ну а что ещё тут скажешь?

Впрочем, моя выдержка всё-таки дала сбой, и я сама не заметила, как пошла на попятную. То есть предложила вариант, при котором могу ответить «да»:

— Пока не отменишь вашу дурацкую традицию, не признаешь противоправность действий своих подданных и не выплатишь компенсацию Вектарии, никаких поцелуев. Извиниться перед похищенными девушками тоже будет не лишним. Они не давали согласия себя воровать.

Миг, и страсть в потемневшем взгляде Владыки сменилась раздражением.

— Что ещё тебе нужно? — процедил ящер.

— Три ларца, — сама не поняла зачем это сказала. Хотя нет, знаю. Я столько раз слышала про ларцы, что уже мысленно сроднилась с ними. — А ещё… раз уж ты меня не отпускаешь, я хочу иметь право посещать родителей в любое удобное для меня время. Без ограничений.

Дарнаэш недобро прищурился.

— И право выйти замуж за того, кого выберу сама.

— А это ещё что за ерунда? — не понял он.

Я тоже кое-чего не понимала — у ящеров же огонь, любовь на всю жизнь, а Дарнаэш… он ведь Владыка, а я всё-таки человечка, пусть что-то драконье во мне и проснулось. Мы не можем быть вместе, и любви ко мне он точно не испытывает. Но ведь явно сейчас склоняет ко временной интрижке! Как такое возможно у драконов ума не приложу.

Но не в этом суть.

Ужас в том, что я почти согласна. Я — Азалина, принцесса Вектарийская, почти согласна стать любовницей дракона! Временным явлением в его жизни. Фавориткой. Той, кто просто делит с Владыкой постель.

Только век любовниц недолог, и я не настолько потеряла голову, чтобы забыть об этом. Наша интрижка однажды закончится, а стариться и умирать в одиночестве я не хочу.

Отсюда и условие:

— Мужа сама выберу. Не прямо сейчас, конечно, а когда придёт время. И ты не будешь препятствовать, кем бы он ни был. Хоть дракон, хоть человек.

В исполненном ярости взгляде мелькнуло нечто из разряда: кто не будет препятствовать? Я?!

Но вслух мне сказали проще:

— Нет.

— Что нет? — угу, настала моя очередь задать этот сакраментальный вопрос.

Дарнаэш вернул уже звучавшее:

— Всё нет.

Пауза и продолжение:

— Традиция была, есть и будет, ничего отменять я не стану. Про извинения могу подумать, но про компенсацию, особенно в пользу непосредственно Вектарии, забудь. Три ларца — поздно, Лина, срок предложения истёк; а родители… сами к тебе приходить будут. Я для них личный портал организую, и гостевые покои на постоянной основе выделю.

В воздухе отчётливо запахло провалом дипломатической миссии. Моей миссии!

— А мужа-то выбрать можно? — одаривая взглядом исподлобья, спросила я.

— Нет, — рыкнул Дарнаэш.

Он сделал шаг назад, развернулся и направился обратно к замку.

Несколько секунд я созерцала широкую прямую спину, а в итоге не выдержала:

— Ты не имеешь права так со мной поступать!

Остановился, обернулся и предложил:

— Жалуйся.

— Кому?

— Ну так как клана у тебя всё-таки нет, попробуй пожаловаться Владыке.

— Издеваешься? — взвизгнула я.

А в ответ…

— Если кто-то из нас двоих и издевается, то это ты, Азалина. Я к тебе со всей искренностью, а ты про каких-то деревенских девиц и компенсации. Говорят, что драконы жадные, но люди хуже — вы не только жадные, но ещё и мелочные. Мой ответ нет, и обсуждению он не подлежит.

И вроде глупостей наговорил, а я вспыхнула. Наверное от того, что меня назвали мелочной. Мелочной! Меня!

Даже захотелось возразить. А ещё напомнить, что я почти дракон, но, во-первых, меня моя человечность устраивала, а во-вторых, меня только что в эту человечность ткнули. Лишний раз указали на то, к какому племени я отношусь, и… и…

А он ящер!

Ещё и одну в парке бросил. Хам.

Глава 31

Спать я ложилась в состоянии злости и обиды. Понимала, что дуться бесполезно, а успокоиться всё равно не могла.

Упав на подушки и натянув одеяло, досчитала до ста и лишь после этого провалилась в тёмную бездну. Успела порадоваться и решить, что сейчас-то наконец отдохну, но…

Темнота дрогнула, сквозь неё начала проступать картинка. Сперва она была плоской и тусклой, а потом передо мной предстала прабабушка во всей красе.

Лаэри была без «человеческого грима» и выглядела как на том тайном портрете. Я не сразу поняла, что этот сон — не очередной кадр из прошлого, что Лаэри явилась лично и желает пообщаться со мной.

— Здравствуй, — ласково прошелестела пра.

Я шумно вздохнула и подумала о том, что пожелание здоровья очень кстати. Причём лучше пожелать именно душевного, оно страдает больше всего.

— Доброй ночи, — мой скромный ответ.

— Устала? — губы Лаэри дрогнули в сочувственной улыбке, и я вздохнула снова.

— Тяжело с драконами, — призналась после паузы.

— А Владыка?

Сердце на миг сжалось, но я отринула неуместные чувства.

— С ним сложнее всего. У него прямо-таки отвратительный характер.

— Да? — удивилась Лаэри. — А я слышала, что он ничего.

Замолчали. Себя в этом сне я не видела и не ощущала, а пра стояла в трёх шагах как живая. Красивая, цветущая и… такая похожая. Но только внешне, в остальном мы точно разные. Разве что целеустремлённость одна на двоих.

Теперь уже Лаэри шумно вздохнула, чтобы через миг сменить тему:

— Азалина, нужно отдать ему камень. Полог истончается слишком быстро, ещё чуть-чуть и нас ждёт катастрофа.

Настроение, которое и так оптимизмом не отличалось, резко стухло. Обсуждать Дарнаэша было всё-таки приятнее, чем падших и присущее этим монстрам желание убивать.

Может поэтому я снова вспомнила синеглазого?

— Плохо? А почему же он не объяснит это мне? Почему не попросит? Не позаботится о возвращении реликвии? — И вывод: — Какой же он после этого Владыка? Такое поведение слишком безответственно с его стороны.

Тут крыть было нечем, и Лаэри развела руками. Очень «милая» реакция.

— Лина? — вновь позвала пра.

— Разумеется, я отдам ему камень, — ответила ровно.

Только пра не обрадовалась, а глянула заинтересованно.

— Тебя беспокоит что-то ещё? — спросила она. Внимательная!

Однако беспокоило меня не «ещё», а всё то же. Владыка, Владыка и ещё раз Владыка. Дракон, который…

— Он меня достал, — не выдержав, пожаловалась я. — Он ужасен. Он хам и тиран. А людей считает низшими существами.

— И? — подтолкнула бабушка.

— Я надеялась доказать, что всё иначе, но это, видимо, бесполезно. Ума не приложу что сделать, чтобы пробить оборону этого барана. Он же упрям как… — тут я осеклась, потому что на ум пришло неприемлемое сравнение. Упрямым «как я» Дарнаэш быть не может, ибо я не такая. Зато Селтор Третий… — Он упрям, как мой отец, и даже хуже.

Лаэри хмыкнула.

Она не смеялась и наоборот посерьёзнела. Смерила долгим взглядом, а потом резко погрустнела.

— Что случилось? — не поняла я.

— Ничего особенного. Просто есть один способ, только я не в восторге. Это теоретически выполнимо, но сложно и требует большой концентрации.

— Что делать?

Пра поморщила нос и замялась. Потом сказала:

— Нас не похвалят, когда узнают.

— Но уважать-то начнут?

Драконица медленно кивнула, и это был лучший из ответов. Я по-прежнему не ощущала своё тело, но даже в этом нематериальном состоянии расправила плечи, выпрямилась и спросила:

— Что делать?

Лаэри посерьёзнела ещё больше, а спустя миг расслабилась, словно отыскала некий дополнительный аргумент.

— Ты попробуешь восстановишь полог, Азалина. Если получится — хорошо, а если нет, то ошибка не критична. Более того, мы вообще ничем не рискуем. Просто попробуешь, а если не сможешь — передашь камень Дарнаэшу, и он сделает всё сам.

Я замерла, осознавая сказанное, и по губам скользнула улыбка. Какое чудесное решение проблемы! Ведь это действительно отличный способ утереть всем зарвавшимся драконам нос.

— Как восстанавливается полог?

— Ты всё поймёшь, когда возьмёшь в руки камень, — ответила Лаэри.

Я кивнула, а пра вдруг качнулась вперёд и принюхалась…

— Ты странно пахнешь, — сказала она.

— В каком смысле? — нет, я правда не поняла.

Лаэри пожала плечами и отодвинулась. Но тут же бросила новый пристальный взгляд.

— Твой огонь беспокоится, Лина. Ты рискуешь вспыхнуть.

И кажется ничего особенного, но меня затопило смущение. Я ведь не дурочка и прекрасно поняла, что жар, который вспыхнул сегодня в груди, неспроста.

— Ты ходишь по грани, девочка, — сказала Лаэри. В её голосе не было ни грусти, ни возмущения, ни предостережений. Обыкновенная констатация факта, как слова о том, что за летом приходит зима.

Увы, я точно знала на какого мужчину среагировала, да и пра, судя по всему, догадалась…

Я вздохнула и призналась:

— Контролирую процесс насколько могу.

— А может не надо контролировать? — мимолётно улыбнулась драконица. — Может лучше расслабиться и получить удовольствие?

Угу. Щас.

— Мы не пара, и он меня не любит, — признание далось тяжелее, чем хотелось. Одно дело крутить мысли внутри своей головы, и совсем другое сказать вслух.

— Не любит? А если твой огонь захватит и его?

О таком варианте я не думала, и теперь поморщилась, понимая, что меня подобное не устроит. Что бы ни говорили драконы, но на мой человеческий взгляд такая «влюблённость» не совсем естественна. Я не хочу заражать его своей симпатией, хочу чтобы он полюбил сам.

Впрочем, озвучивать свою точку зрения я не стала, а Лаэри…

— Может всё-таки обойдёмся без экспериментов? Может отдашь ему камень просто так?

Вот кому что, а мне снова вспомнились три ларца. Дарнаэш сегодня сказал, что срок этого предложения вышел — странная, честно говоря, формулировка. Слово «передумал» показалось ему слишком банальным? Хотя чему я удивляюсь, это ведь Дарнаэш!

— Хорошо, — прошелестела Лаэри. — Действуй так, как посчитаешь нужным. Я буду молиться за тебя, девочка.

И пра начала таять…

Я потянулась за ней, понимая, что этот сон — реальный шанс получить ответы на множество вопросов, только было поздно. Или Лаэри в принципе не желала обсуждать что-то ещё?

Как бы там ни было, но драконица исчезла, а меня буквально вышвырнуло в реальность. Я прямо-таки подскочила на постели, чтобы опять упасть в подушки, ощущая частое сердцебиение и нервную дрожь, которая прокатывалась по телу туда-сюда.

Успокоилась я не сразу. Пока лежала успела несколько раз усомниться в том, что разговор не померещился, а потом отбросила одеяло и решительно встала. Что ж, если я всё равно ничем не рискую, то не попробовать глупо. Нужно пойти и сделать, и в идеале — победить!

Халат на плечи, ноги в мягкие туфли, и я отправилась на поиски огненной двери. Когда вышла в коридор, стало немного зябко, потому что вспомнилась встреча с падшими, но, как любит говорить мой брат, магический снаряд редко попадает в одну и ту же дыру… Поэтому я отбросила сомнения и пошла.

Добралась до широкой парадной лестницы, спустилась на первый этаж, прогулялась по утопающему в полумраке холлу и прошептала, не выдержав:

— Ну же!

Ровно в эту секунду перед носом возникла крошечная искорка, которая быстро преобразовалась в пульсар, а потом и в дверь.

Облегчённо вздохнув, я потянула за ручку и очутилась в знакомом наполненном светом пространстве. Здесь, в этом величие, среди колонн и каменных изваяний, почувствовала себя слишком маленькой — песчинкой на дне морском.

Ощущение было неуютным, я даже остановилась, а ещё поморщилась, ощутив глухую вспышку боли — боль змейкой пробежалась по руке и скрылась под подаренным Итариссой браслетом. Да, я так и не удосужилась разобраться с застёжкой этого украшения, да и не очень-то хотела его снимать.

Шаг, ещё один, сомнения достигли высшей точки и рассыпались пылью. Я снова выпрямилась и решительно поспешила к центру зала — туда, где призывно мерцал большой бриллиант.

Камень манил. Он словно звал, а когда приблизилась и прикоснулась, поверхность оказалась тёплой.

Дыхание перехватило, но я всё-таки взяла великую реликвию в руки. Лаэри сказала, что пойму как восстановить полог, и я приготовилась «осознать» некие инструкции, а вместо них…

Храм исчез, и перед глазами привычно развернулась яркая картинка. Я увидела Эйтера в образе Владыки, и мой сколько-то раз прадед рычал так, что ой.

Ничего общего с тем умиротворённым старцем в какого он превратился сейчас — Владыка метал громы и молнии! Топал ногами, потрясал кулаком, обещал посадить Лаэри в темницу…

Однако моё сознание зацепилось за другой момент.

Я заметила корону. Высокую, красивую и строгую. Такую, при взгляде на которую сразу ясно кому она принадлежит. Но имелась у короны некоторая особенность, точнее изъян — крупная дыра посередине. В очередном порыве злости Эйтер подхватил символ власти и швырнул об пол. В эту секунду я осознала — раньше на месте дыры был тот самый бриллиант.

Бриллиант… Я выдохнула и, не сдержавшись, улыбнулась. У драконов дырявая корона. А ведь это не многим эстетичнее, чем дырка в трусах.

Эх, знай я чуть раньше, я бы им сказала! Ответила на всю их высокомерную заносчивость и вечное задирание носа!

Или лично Дарнаэшу:

— А у тебя дырка в короне. Это для лучшей вентиляции головы?

Воображение тут же нарисовало холодного и неприступного Владыку, его реакцию, и улыбка сменилась хохотом. Я стояла и смеялась, понимая насколько это неуместно, только успокоиться не могла.

Видение тем временем схлынуло, перед глазами снова был храм, залитый солнечным светом. Мой смех разносился по залу, поднимался к куполу, а камень на постаменте мерцал так, словно смеялся вместе со мной.

Потребовалось время, чтобы успокоиться. Зато я уловила намёк и, подхватив бриллиант, поднесла его ко лбу. Приложила, прикрыла глаза, и мир моментально изменился. Чёткие линии исчезли, я словно упала в густой туман.

В этом тумане я по-прежнему стояла в центре зала, но вместо колонн вокруг простиралось необозримое пространство. Целый мир — и Драконьи горы, и степи орков, и бескрайние эльфийские леса…

Сфокусировавшись, я могла разглядеть любое из мест. Вычурный ажурный замок Премудрейшего Эльданаила, священные потайные озёра, в которых обитали самые настоящие русалки, спрятанное в глубинах предгорий логово кобальтов, в котором билось огромное чёрное сердце с кожистыми стенками… Я могла рассмотреть утёсы грифонов, болота, населённые гидрами, далёкий малый материк — всё-всё.

А ещё родной дворец… И отца с матерью, стоящих на балконе и ведущих напряжённую беседу при свете звёзд. И брата, который сидел в кресле в нескольких шагах от них, не принимая участия в разговоре.

Сердце при виде родных тоскливо сжалось, но времени впадать в уныние не было. Новый глубокий вдох, и я «покинула» Вектарию, чтобы сосредоточиться на пелене, которая напоминала купол и накрывала весь наш мир.

Полог был и далеко — за бескрайними морями, и совсем близко. И в шаге от меня, и там, где небо сходится с землёй. Странное ощущение, сюрреалистичное, но по-настоящему озадачило другое — это была не прочная ткань, а нечто, что вот-вот превратится в изодранные лохмотья. Наряд нищенки. Почти прах.

Повинуясь какому-то внутреннему чутью, я мысленно потянулась к камню, взывая к его силе, и меня захлестнула волна света. Что там пра говорила про концентрацию? Это не концентрация, а попытка удержать неистовый, превосходящий все мои возможности поток!

Я ахнула и пошатнулась, но тут же сцепила зубы, направляя поток в сторону полога — той его части, которая виделась рядом и выглядела совсем уж плачевно.

Свет подчинился не сразу, только после моего грозного рыка. Он ударил ровно в то место, на которое и направляла. Ткань начала восстанавливаться. Питаться и преображаться — словно само время повернулось вспять.

Было тление и нет. Были рваные полосы разрезов и исчезли. Я держала поток, смотрела и глазам не верила… Но полог уплотнялся! Сила растекалась водой, преображая всё вокруг.

В какой-то момент полотно резко выгнулось — это был удар с той стороны. И защита этот удар выдержала.

За первым ударом случился и второй, и третий, и четвёртый… Ещё несколько секунд, и это напомнило штурм замковых ворот — когда враги наваливаются всей толпой. Потом раскачивается и ударяет таран. Следом в ворота летят камни, а кто-то даже готов грызть доски зубами.

Жуткое чувство. Такое, что я едва не потеряла ту самую концентрацию. Чуть не дрогнула, позволяя магии бриллианта взять верх над моим разумом, выйти из подчинения и найти другую точку приложения сил.

Но в этот миг опять вспомнился Дарнаэш. Что он скажет? Как отреагирует, если приду с понурой головой, неся камень силы на той самой тарелочке из королевского сервиза? Нет, я не могу так опозориться. Ни за что. Никогда!

На ногах я всё же не удержалась, рухнула на каменные плиты. Зато сохранила полный контроль над потоком! А потом ещё раз ударила силой в то место, где «намечался» прорыв.

«Штурм» сразу прекратился, а полог… процесс восстановления ускорился, стал прямо-таки стремительным. Только моральных сил забирал очень и очень много, в какой-то момент меня даже начало трясти.

На последних минутах, когда всё полотно превратилось в одно сплошное сияние, возникла новая проблема — руку под браслетом Итариссы обожгло неистовой болью.

Я вскрикнула, одновременно понимая — стоит выронить бриллиант, и всё закончится, защита скорее всего не исчезнет, но это будет означать, что я не смогла.

Руку обожгло снова, я ощутила, как от запястья к локтю течёт нечто липкое и снова стиснула зубы — последний рывок, последние секунды! Поток света резко оборвался, полотно полога ослепительно вспыхнуло, контур замкнулся, а пальцы ослабли. Бриллиант всё-таки выпал и со звоном покатился по полу, ну а я…

Руку уже не жгло, а прямо-таки резало, только это не отрезвляло. Возвращение в реальность проходило очень медленно — я словно просыпалась от вязкого, болезненного сна. Когда мир снова стал чётким, меня с головой накрыло ощущение опасности.

Я развернулась, точно зная кого увижу, но это была не Итарисса.

— Вы кто? — хрипло выдохнула я.

Глава 32

Ночь выдалась трудная, однако лечь и уснуть я даже не пытался. Приняв душ и сменив изодранную одежду на нормальную, мельком взглянул в зеркало и отправился к той, которая будила во мне целый ураган чувств.

Идея посетить Азалину в такую рань оказалась интересной. Она принесла плоды в виде возможности узреть леди в тонком, уже знакомом халатике. Чудесное зрелище. Настолько притягательное, что лучше не смотреть

Глядя на шёлк, который лишь подчёркивал девичью фигуру, я шумно вздохнул и с трудом задвинул подальше все желания. Они оказались на удивление горячими. Впрочем, насколько понимаю, так и должно быть.

Лина, увидев меня, изумилась и принялась задавать вопросы.

Леди ничего не знала. Не знала до сих пор!

То есть под её окнами добрую половину ночи шла ожесточённая драка, а она… Впрочем, что взять с принцессы?

Я только улыбнулся этой неосведомлённости, испытав новый прилив жара. И чем дольше смотрел, тем всё меньше удивлялся тому, что эта упрямая девчонка меня зажгла.

Потом был завтрак и… да, я сделал своей леди неожиданное предложение.

Сказал, что мне до зубного скрежета надоел замок Изумрудных, предложил переехать и заняться более интересными делами — сходить к ювелиру и в гости к Жемчужным, например.

Лина не поняла и не поверила. Даже возмутилась, словно почуяв, что покушаюсь на святое — на её единоличное право мотать мне нервы. Будто раньше и не знала, что в эту игру можно играть вдвоём.

Из приятного — невзирая на наш «конфликт», Лина всё же беспокоилась о моих ранах, во взгляде то и дело мелькало сочувствие. В какой-то момент леди не выдержала и спросила:

— Тебе очень больно?

Я в ответ назвал «милой»… ну просто потому, что для меня она действительно милая! Невзирая на все колючки, которые из неё растут.

Сказал, а она…

— Дарнаэш, давай обойдёмся без фамильярностей? В конце концов, мы взрослые приличные люди.

— Люди? — я вскинул брови. — Счастье моё, ну я-то точно не человек.

Ещё хотелось добавить про приличия. Прости, малышка, но не могу. Готов быть приличным со всеми, кроме тебя. А тебя… взять и прижать, впиваясь в губы. Потом закинуть на плечо и утащить в свою постель.

Тем не менее я промолчал. Просто это было бы слишком. Леди и так кипела, готовая взорваться. Не нужно доводить до крайности. Или всё-таки довести?

А потом… Немного неудобно получилось. Я закрыл глаза всего на секунду, а в итоге провалился в сон. И причиной тому не только усталость, но и в чувство глубокого удовлетворения. Это была чудесная ночь. Великолепная! А её высочество Азалина — леди, которая, сама того не понимая, спасла нас всех.

Очнувшись, я обнаружил, что накрыт пледом, и это тоже вызвало улыбку.

Неужели обо мне позаботились? С ума сойти.

Стоило отложить плед и подняться на ноги, как в гостиную опять впорхнула принцесса — увы, уже одетая.

Я попрощался и вышел, намереваясь всё-таки поспать, и столкнулся в коридоре с целой процессией, состоящей их моих подданных. Драконы толпились и ждали. При виде Владыки все склонились в поклонах, ну а я…

Мог спросить что здесь происходит, но без всяких вопросов догадался. Понял и тихо выругался — кланы точно решили последовать примеру Снежных.

И в целом неплохо, но сам-то я опоздал! А раз так, то колье, или даже целым гарнитуром не отделаешься. Придётся открывать сундуки с самыми ценными камнями и наседать на ювелира, дабы придумал нечто необыкновенное. Такое, что затмит все прочие дары.

Это будет дорого. Очень дорого. Но, с другой стороны, я один из самых богатых драконов…

Последняя мысль немного успокоила, но не настолько чтобы расслабиться. Перед глазами по-прежнему стоял браслет, стилизованный под морозный узор.

Снежные? Подарили? Серьёзно? С чего вдруг такая щедрость?

Со времён брака Вермеса они в прочном тандеме с Ониксовыми, а последние предельно присутствием Лины возмущены!

В общем, перед тем как отправиться спать, пришлось завернуть в кабинет и призвать Тириша с Квергом. Позвать и объяснить:

— Там Лину осыпают подарками. Нужно проверить всё подаренное на предмет посторонней магии. Лучше сделать это тайно, чтобы нервы лишний раз никому не трепать.

— Мм-м… — отозвался Тириш.

— Хм, — ответил Кверг.

И я внёс рациональное предложение:

— Обратитесь к горничной — как там её зовут. Она вроде сообразительная, придумает как увести свою госпожу из покоев.

Советники кивнули, а я, наконец, отправился спать.

Ну а несколькими часами позже…

— Дарн, тут такое дело, — сказал Кверг, протягивая мне стопку исписанных листов.

Я удивлённо заломил бровь, чтобы услышать:

— Почитай сам. Там всё написано.

Меня ответ не устроил:

— Конкретнее.

— Леди Азалина, судя по всему, пыталась подстраховаться на случай подмены памяти, — пояснил советник, поджимая губы.

— Та-а-ак…

— Нашли случайно, — добавил Кверг. — Просто решили проверить покои немного тщательней и засекли следы крови. На этом отчёте, как видишь, стоит заверительная печать.

— Отчёте? — переспросил я. — То есть Лина писала отчёт?

— Угу. И отчёт, и свои мысли, и оценки некоторых событий и личностей. — Пауза и продолжение, причём с толикой обиды: — Извини, но мы с Тиришем прочитали. Нужно было понять, прежде чем докладывать.

Объективно они могли не читать, ведь всё, что связано с Линой только в моей компетенции. Но я не рассердился.

— То есть это донос? — я хищно улыбнулся. — Кляуза для короля Вектарии?

— Ну, по сути, да, — не стал спорить Кверг.

Моя улыбка стала шире и коварнее.

— Чему ты так радуешься? — не понял советник.

Он ещё не знал о выводах, которые принесла эта ночь. Пусть многие видели сражение с падшими, но… Впрочем, не важно.

— Тому, что леди Азалина теперь на крючке.

Кверг слегка смутился, потом сказал:

— Там не настолько много секретной информации.

— И что? Понадобится — допишем, — парировал я. — Почерк подделать несложно.

Советник встрепенулся и, судя по выражению лица, отправился составлять черновик «дополнительных записей». Я же упал в кресло и принялся читать. Мм-м… а слова-то мы какие знаем! Несанкционированное, нецивилизованное, ущербные…

Это мы-то ущербные? Да мы самые развитые во всём мире существа!

Сочинение оказалось забавным. Я даже посмеялся в нескольких местах, но, отправляясь на ужин, всё-таки придал лицу более приличное выражение.

Уже входя в столовую, когда взгляд опять зацепился за украшавший руку Лины подарок Снежных, вспомнил о том, что не уточнил про этот конкретный браслет. Садясь за стол, хотел спросить у Тириша, но Азалина отвлекла.

Она отвлекала самим фактом своего существования, мысли в голове путались. Глядя на эту упрямую человечку, я невольно вспоминал рассказы старших родственников о том, что бывает, когда зажигается пламя. Раньше я не верил, считал это всё романтической дребеденью и сказками, а сейчас…

Близость пары пьянила лучше самого крепкого вина, и думать о чём-то кроме её губ было затруднительно. Пришлось собрать в кулак все силы, чтобы начать более-менее связный разговор.

Я сказал про её донос, и…

— Подожди. То есть ты обыскивал мою спальню? — Азалина аж подпрыгнула, щёки окрасил негодующий румянец.

В общем, началось…

Слово за слово, потом этот глупый прорыв, во время которого моя принцесса сохраняла поистине королевское спокойствие, затем прогулка в парке. Увы, но тут случился прокол.

Да, я намеренно выводил Лину на эмоции. Себя тоже не щадил — пусть заводит, это, как выяснилось, полезно. Даже не так: её упрямый характер и острый язычок — настоящее сокровище. Моё сокровище. Никому не отдам.

Всё было под контролем до той секунды, как Лина назвала нашу традицию воровства девственниц «дурацкой».

Дурацкой! Древнейший из обрядов! Да это оскорбление!

Однако на этом леди не остановилась, принялась выдвигать новые условия. Признать незаконность действий, выплатить компенсацию, извиниться… Следом три ларца потребовала — да я ей сто три дам, только не при таких обстоятельствах! — и право встречаться с родителями.

Против последнего я не возражал, и даже немного успокоился на этой фразе, но через миг Лина потребовала право выйти замуж. Причём будущим мужем в её картине мира точно был не я.

Не я.

Не хотелось портить отношения с человеческим государствами, но Биорика Кривоногого, похоже, всё-таки придётся сожрать. Всех остальных неженатых королей и принцев тоже — так, на всякий случай. Для подстраховки.

А ниже принца Лина с её меркантильностью — надо же как к ларцам привязалась! — вряд ли опустится. Значит остальные пусть живут. Будем считать, что Лина их спасла.

Но я-таки взбесился и в итоге ответил резко. Давайте смотреть на ситуацию здраво? Люди, разумеется, все разные, но они не настолько хороши и безвинны, как пытается представить тут одна принцесса. А в том, что касается похищений девственниц, повторюсь, ничего ужасного не произошло!

Я ушёл, оставил Азалину одну, но только потому, что огонь бесновался. Я рисковал не сдержаться, мне было отчаянно мало одного поцелуя, хотелось ещё.

Передвижения Лины я отследил с помощью связи с парой, а убедившись, что эта до ужаса прагматичная особа вернулась в отведённые ей покои, отправился сначала в душ, а потом в главную резиденцию — отдать распоряжения насчёт нашего завтрашнего переезда.

В замок Изумрудных вернулся ближе к ночи и тут же поспешил в кабинет.

Вообще-то я планировал лечь спать, но посещение главной резиденции вскрыло дополнительную проблему, и откладывать решение я не желал.

Для начала вызвал советников, а потом приказал доставить в кабинет Вермеса из клана Ониксовых. Уж слишком эти Ониксовые разболтались! То, что ещё вчера было робкими сплетнями, сегодня уже обсуждалось далеко за пределами территорий клана. И это при том, что глава Ониксовых далеко не дурак.

Я не спешил прижимать Вермеса к ногтю именно по этой причине — верил в его разумность. Точно знал, что умудрённый жизнью дракон быстро разберётся в ситуации, сориентируется и заткнёт крикливые рты.

Но Ониксовые продолжали болтать об особой магии, которая теперь доступна людям и, в частности, Лине. Более того, с их подачи пошла новая сплетня — мол, пламя, которое вспыхнуло у Владыки, было разбужено обманным путём.

Идиотизм сплетен был очевиден, и меня злили не слова, а само поведение Ониксовых. Это следовало прекратить. Немедленно напомнить главе клана кто есть кто.

Вот и пришлось отложить сон, позвать, а когда Вермес явился, окатить его ледяным молчанием.

Секунда, вторая, третья… Нет, дракон-то сразу понял в чём дело, но, видимо, ещё надеялся на снисхождение. Но я молчал. Замершие у стола Кверг с Тиришем — тоже…

— Владыка, — наконец выдохнул Вермес. — Простите. Я не должен был так слепо верить своей дочери, но Пия бывает очень убедительной. К тому же все ждали, вашего расположения именно к ней, а тут…

Мой холодный взгляд, и дракон упал на одно колено.

Он принялся заверять в верности, просить прощения за несдержанность и клясться, что всё исправит, причём начнёт прямо сейчас.

Я слушал и опять-таки молчал, а Вермес продолжал распинаться. В конце концов прозвучало то, что в очередной раз доказало его разумность:

— Тот случай, когда Пия и Итарисса подчинились леди Азалине… Это не человеческая магия, верно? Её высочество наделена Даром Власти. Я уверен, только пока не понимаю как подобное возможно, ведь её высочество — человек.

Кверг с Тиришем не дрогнули, а я всё-таки сжалился:

— Леди Азалина потомок леди Лаэри из клана Жемчужных.

Вермес не понял, пришлось пояснить:

— Имя Отступница тебе о чём-нибудь говорит?

Теперь на лице дракона проступило изумление, глаза расширились. Затем прозвучал почти правильный вывод:

— То есть леди Азалина не человечка, а… дракон?

— В какой-то степени, — поправил я.

Хранить эту информацию в секрете и дальше было бессмысленно — шило таких размеров ни в каком мешке не спрячешь. Более того, учитывая мои планы на эту леди, нужно как можно быстрее устроить официальный приём и объявить всем.

Правда для начала придётся всё-таки пообщаться с Жемчужными, и в идеале получить их одобрение. Хотя бы номинальное. Ну а дальше… Просто не думать о том, что пламя Лины на мой огонь не отвечает. И сделать всё, чтобы принцесса тоже зажглась.

— Владыка, я не… — снова начал Вермес.

Он опять принялся извиняться, но с утроенной силой. Едва не распластался на полу.

Выслушав всё, я главу клана отпустил. Сказав напоследок:

— Надеюсь ты в состоянии объяснить своей дочери правила общения с леди Азалиной?

Вермес заверил, что да. Тут же пообещал поговорить ещё и с Итариссой… Он уже развернулся, чтобы уйти, но я окликнул:

— Стой.

Упоминание леди из клана Снежных напомнило о несколько непонятном моменте с браслетом.

— Снежные подарили леди Азалине браслет, — сказал я, и Вермес неожиданно пожал плечами.

— Я и сам не понял. Видел браслет, такие точно делают только на севере, но клан, насколько мне известно, не имеет отношения к этому подарку. Это чья-то личная инициатива.

— Личная? — я слегка опешил.

— Я могу выяснить! — сразу вытянулся Вермес.

— Не нужно, — я махнул рукой. — Иди.

Едва визитёр ушёл, я обратился к советникам.

— Кто проводил досмотр покоев и подарков?

— Сейчас пригласим, — угадал направление мысли Кверг.

Он прикрыл глаза, обращаясь к ментальной связи, а спустя миг в дверь постучали. Мы все, включая Кверга, удивились, только это были не спецы.

В кабинет заглянул Криштош — единственный сын главы клана Изумрудных выглядел растрёпанным и помятым, и пахло от него так, словно совсем недавно был на пирушке. Впрочем, последнее вполне возможно — в замке много молодняка, совсем недавно был праздник Первого полёта, и юным драконам есть что отмечать.

Но самое интересное — у Криштоша был разбит нос. Крови уже не видно, но нос вспухший, а в ноздрях вата.

Подрался? Серьёзно? Мм-м… в других обстоятельствах было бы любопытно, а сейчас — нет.

— Простите, — пробормотал Криштош, — к вам можно?

Я удивился ещё больше, а юноша добавил:

— Я услышал, что вы вернулись, и подумал — может вам что-нибудь нужно? Закуски? Чай?

С этими словами он отстранился, впуская в кабинет пару слуг с подносами. Они действительно несли закуски и пузатый заварной чайник с чашками.

Я сперва насторожился, но тут же махнул рукой — просто вспомнился Теймиз, который пытался угодить при любой возможности. По всему выходило, что ушлый ящер учил тому же и сына. Пытался, пользуясь случаем, продвинуть того в моих глазах.

Пить действительно хотелось, и я кивнул благосклонно.

Дрожащие слуги водрузили подносы прямо на письменный стол, один из них наполнил три чашки — для меня, Кверга и Тириша; и на этом любезности можно было закончить, но…

Слуги в самом деле ушли, а Криштош неожиданно остался. Он то бледнел, то покрывался алыми пятнами, и одна расцветка меняла другую очень быстро. Юноша стоял у двери и мялся, и я, разумеется, подтолкнул:

— Что?

Он опустил глаза, потом шумно вздохнул.

— Владыка, вы очень сердитесь на меня за то, что я украл именно леди Азалину? Она ведь столько проблем принесла, а я… Понимаете, просто она… Я даже не знаю как так получилось. Это, наверное, судьба. Я бы не смог поменять это решение, и если бы не я, то кто-то другой…

Он лепетал что-то ещё, а я закатил глаза — каких только глупостей не придёт в юную и, судя по всему, действительно не трезвую голову.

— Ты сам придумал? — перебил я резко. — Сам решил покаяться?

Пауза и ожидаемое:

— Нет.

А потом уже неожиданное:

— Итар научил.

Я удивлённо заломил бровь, покосился на Кверга с Тиришем.

— Это брат леди Итариссы, — верно понял взгляд Тириш. — Он приходил к вам несколько лет назад по поводу своего второго таланта.

Я вспомнил не сразу и, повинуясь примеру Кверга, взял чашку. В воздухе с некоторых пор разливался какой-то пряный запах, под действием которого горло внезапно пересохло. Или дело не в запахе? Почему я вообще подумал о таком?

Глоток из чашки, и меня словно молнией пронзило: связь пряного запаха и резкой жажды — это не выдумка, и я знаю где встречал упоминание!

— Тириш, вызови стражу, — прохрипел я.

Но было поздно. Тириш тоже выпил, и именно он упал первым. За ним рухнул на пол Кверг. Ну а я…

Несколько секунд борьбы с самим собой, ментальный рёв, призывающий клан, и взгляд на Лину. Связь с парой сработала без сбоев, но облегчения это не принесло.

Моя принцесса покинула покои и куда-то шла.

— Куда?! — прорычал я то ли вслух, то ли мысленно.

Ещё секунда, и всё. Меня поглотила тьма.

Глава 33

— Вы кто? — повторила я, окидывая мужчину хмурым взглядом.

Точнее не мужчину, а дракона — молодого, высокого, светловолосого… и сначала он показался незнаком.

Но приглядевшись я, во-первых, заметила фамильное сходство, а во-вторых, всё-таки вспомнила — уже видела его однажды. В компании Итариссы, перед тем как подлая ящерка подсунула мне браслет.

Кстати…

Взгляд на собственное запястье — ткань халата окрасилась тёмно-алым. Я в целом не слабонервная, но при виде такого количества крови, к горлу подкатила тошнота.

Именно в этот момент дракон соизволил заговорить:

— Ну здравствуйте, леди Азалина. Рад, наконец, увидеть вас вблизи. Познакомиться, так сказать, лично.

Я вскинула голову, а дракон шутливо поклонился.

Он стоял шагах в десяти и приближаться пока не собирался, что хоть немного, но успокоило. Я опять отвлеклась на браслет — принялась тянуть изо всех сил в надежде стащить с руки.

— А вы отлично справились, — продолжил блондин. — Полог великолепен. Идеальная защита.

— Благодарю, — буркнула я нервно.

Новая яростная попытка стянуть браслет, и…

— Что? Никак? — в голосе собеседника прозвучала фальшь. — Справа от самого большого камня есть маленькая кнопка. Попробуйте нажать.

Усомниться я не успела — избавиться от браслета хотелось сильнее, чем думать. Перевернула руку, нашла, нажала, и… Щёлк!

Сначала я выдохнула, а потом с содроганием уставилась на глубокие оставленные браслетом порезы. Больно уже не было, а после того, как сняла «подарок», произошло кое-что ещё.

Я много слышала про регенерацию, которой обладают представители некоторых рас, только видеть вблизи не доводилось. Теперь я сидела и смотрела в упор на то, как это происходит со мною. Раны, нанесённые браслетом, затягивались буквально на глазах.

Новый глубокий вдох, попытка собраться с силами, и я повторила:

— Кто вы?

Хмыкнул. Отвесил новый издевательский поклон и ответил:

— Позвольте представиться. Итар.

— Итар? — я заломила брось, стремясь продемонстрировать спокойствие и даже величие. О том, что по-прежнему сижу на полу и смотрю на дракона снизу вверх постаралась не думать. — Вы имеете какое-то отношение к клану Снежных? К Итариссе?

— Я брат этой глупенькой леди.

Я не удивилась, мой вывод совпал.

От Итариссы его отличало только одно — отсутствие неуверенности. Передо мной стоял циничный хищник. Оставалось надеяться, что я, невзирая на разницу в весе и возрасте — а он точно был старше! — всё-таки сильней.

Не желая показывать слабость, я вскинула подбородок и спросила ровно:

— Что происходит? Как вы очутились в Запретном?

— Очень просто, ваше высочество. Воспользовался вашим, а точнее моим браслетом.

— В каком смысле?

— Вы разве не слышали о магических маячках? — насмешливо отозвался он.

Я слышала. Только в этом случае маячок казался чем-то совсем уж неуместным. Ведь это Запретный! Он не пускает кого попало! И на храме такая защита, что ой.

Да и магия… Я бы почувствовала чужую силу — наверное, возможно. А если не я, то Владыка или кто-то из его приближённых, ведь браслет видели все, я подарок не скрывала.

Итар словно мысли прочёл:

— Это спящая магия, леди. Она активизируется только по зову хозяина, и определить её очень непросто. Впрочем, специалисты, которых присылал в ваши покои Дарнаэш, могли и обнаружить, но вы очень вовремя ушли любоваться городом. Причём не сняв браслет.

Он по-прежнему смеялся. Ведь знал, что снять сложно, я бы не нашла кнопку самостоятельно.

— Вам повезло, — сказала строго. — Ведь я могла попросить о помощи, отыскать способ разобраться с застёжкой и избавиться от вашего подарка.

— Не могли. Я всё просчитал.

Я заломила бровь.

— Алчность, леди. Вы не менее жадная, чем любой из нас, и без острой нужды не станете снимать с себя бриллианты. Элементарный вывод.

Угу. В какой-то степени. Но в целом всё-таки сомнительный. Впрочем, не важно, речь сейчас о другом.

— У Запретного великолепная защита, то есть, по законам магии, будучи снаружи, вы никак не могли активировать маячок. Вы не могли меня отследить, а перенестись сюда тем более.

— Не мог, — согласился Итар. — Но я здесь. Как же так получилось?

Я не знала.

После недолгой паузы блондин, в чьих волосах виделись бледно-голубые прядки, хищно клацнул зубами и сказал:

— Защита храма ослабла. Храм потратил слишком много сил.

— На что? — не поняла я.

— На помощь вам, — Итар снова оскалился. — Или вы всерьёз решили, что сделали всё это, — он кивнул в сторону, явно указывая на невидимый глазу полог, — самостоятельно?

Вообще-то так я и думала, но после его слов усомнилась. Всего несколько минут назад я стояла и держала поток силы, и это было сложно. Настолько, что… может его в самом деле держала не я одна?

— До того, как защита храма ослабла, — продолжил дракон, — я не мог активировать маячок, но потом всё сложилось. Я ждал и верил, и вот награда.

Очень мило. Сейчас в ладоши захлопаю от счастья.

— И что дальше? — отрывисто спросила я. — Зачем вы здесь?

Улыбка собеседника мне ну о-очень не понравилась…

— Леди Азалина, вы хоть представляете в какую игру влезли?

Я не представляла, о чём и уведомила.

— Что ж, объясню.

В голосе Итара прозвучала грусть, но она была опять-таки фальшивой. Дракон ещё не упивался своим превосходством, но именно к этому шло:

— Объясню. В том числе потому, что вы единственная с кем могу поделиться. У остальных длинные языки, зато вы точно сохраните мою тайну.

— С чего бы мне её хранить?

Резонный вопрос, а ответ… В общем, он тоже был ожидаем:

— Так мёртвые не разговаривают.

Я кивнула. Хотела притвориться хорошей девочкой, но не сдержалась:

— Вы просто не представляете, насколько я болтлива. Пребывание в ваших землях — единственный случай, когда мне удавалось держать язык за зубами, но после всего пережитого боюсь, что молчать уже не смогу. Разболтаю в любом случае. Буду приходить ко всем драконам во снах и рассказывать до бесконечности. Кстати, к вам, если убьёте, приду к первому.

Не испугался, даже посмеялся этой неуклюжей шутке.

— Эх, люди… Ваша самоуверенность почище нашей жадности. Вот уж точно легенда из легенд!

Я прищурилась и потянулась к бриллианту, но дракон махнул рукой и камень отбросило в сторону волной ледяного воздуха.

— Не поможет, — процедил Итар едко.

Пришлось признать временное поражение — просто встать и побежать за бриллиантом я пока не могла. Банально не хватало сил.

— Хорошо. Так что за игра? В чём я опять виновата?

Льдистый блондин неожиданно разозлился.

— Во всём!

Он рыкнул, а мой взгляд зацепился за крупный перстень на его пальце. За время пребывания на территории крылато-хвостатых, я видела много драгоценностей, и пусть ещё не разобралась во всех тонкостях, но дракон из клана Снежных не мог носить камень тёмного цвета. Камни светлых тонов — да, а тёмных — нет.

Ещё миг, и тот самый камень полыхнул тёмным огнём, а пространство вокруг Итара изменилось. Солнечный свет храма померк, плиты у его ног почернели и пошли трещинами, а вокруг появился гнилостный запах, знакомый по встречам с падшими.

— Ты — принцесса! — выпалил дракон, забывая про приличное «выканье». — Представительница знати! Ты даже не представляешь, каково это — жить в тени.

— А при чём тут это? — не поняла я.

Недоумение было искренним, а Итар разозлился ещё больше.

— При том, что Дарнаэш из клана Огненных не единственный, кто наделён Даром Власти! И он воспользовался этой властью, чтобы избавиться от меня.

Ну, насчёт «не единственный» я не удивилась, а про остальное…

— Погоди. Хочешь сказать, что ты претендовал на трон, а тебя задвинули? — да, я тоже решила перейти на «ты».

Блондин зашипел, но тут же взял себя в руки. Выдержал короткую паузу и ответил:

— Нет. Всё было немного не так.

Задавать уточняющие вопросы я не стала, хорошо понимая, что брат Итариссы и сам расскажет. Ему и правда хотелось выговориться, и всё хорошо, только перстень на его руке пугал до дрожи.

Впрочем, куда больше пугало собственное бессилие. Я по-прежнему не могла подняться с пола, а когда, пользуясь подсказкой снежного, потянулась к Дару Власти, словно в дыру провалилась.

Я вообще не ощущала магию, никакую — слишком устала, чтобы её призвать.

— Да, у меня тоже есть Дар Власти, — Итар гордо вздёрнул подбородок. — Только Дарнаэш посчитал мой талант настолько слабым, что даже наставника не предоставил. Сказал, что развивать и брать под контроль просто нечего. Нечего, понимаешь? — Новая пауза и вывод: — Это несправедливо. Он просто испугался за свою власть!

Вот теперь я всё-таки не сдержалась:

— И ты решил отомстить?

На меня посмотрели как на тлю.

— Это не обида, леди. Я беру то, что принадлежит мне по праву.

Каким интересно образом? — хотела спросить я, но опять отвлеклась на сверкание тёмного камня.

— Что это у тебя там?

— Ты такая умная, может попробуешь угадать?

Я угадывать отказалась. Использовала эту заминку, чтобы опять потянуться к своей магии — попробовать нащупать хоть что-нибудь! — и опять безуспешно.

— Это залог моей победы, — наконец не выдержал снежный. — Знаешь, когда перед тобой закрывается одна дверь, то рядом обязательно откроется другая. Мне выпал новый шанс, и я его не упустил. Дарнаэш слишком заносчив, поэтому до сих пор не понял важного — падших не обязательно убивать, с ними можно договориться. Единственная настоящая сложность — устроить прорыв так, чтобы Владыка не учуял. Но я смог.

Мои брови плавно взлетели на середину лба, да так и застыли. Собеседнику реакция понравилась, и он продолжил то ли исповедь, то ли речь восхваления себя:

— Я ушёл очень далеко от территории Огненных, нашёл место, где полог был достаточно тонок и разрядил несколько артефактов. Впрочем, в тот момент я не собирался договариваться — хотел убить падшего и принести его тушу Дарнаэшу в доказательство моей силы. Но обстоятельства сложились иначе, и…

Итар гордо продемонстрировал кольцо.

Правда в следующий миг от его гордости не осталось и следа — камень полыхнул в третий раз, и дракона скрючило. Словно по телу прошла жёсткая нестерпимая судорога.

Вероятно следовало посочувствовать, а я наоборот… В сердце вспыхнула надежда, что не так уж этот странный тип всесилен, даже улыбка по губам скользнула.

— Зря радуешься, принцесса. Это всего лишь напоминание о том, что пора отдавать долг.

М-да? Ну, объективно говоря, долги бывают разными, а некоторые напоминания хуже любой кары. Только озвучивать я не стала. Просто кивнула и сделала страдающее лицо.

Он купился. Хмыкнул удовлетворённо, а через миг снова озлобился и выпалил:

— Мы заключили сделку! Договорились! И всё шло по плану!

Следующую его реплику я буквально кожей почувствовала:

— Но тут появилась ты!

Его судорожный вдох и продолжение:

— Ты спутала все карты. Сначала я мечтал тебя просто придушить, но потом, после того как ты выжила в том коридоре, понял, что всё к лучшему. Это была ещё одна «дверь».

Я встрепенулась.

— В каком коридоре?

— Сама знаешь, — оскалился дракон. — Когда тебя спас Дарнаэш.

Да, ту ночь я помнила, и это было не лучшим из моих воспоминаний. Но здесь и сейчас важным являлось другое:

— То есть то нападение устроил ты? — я была по-настоящему удивлена.

Итар хмыкнул.

— Я незаметный, верно? Слишком незаметный даже для тебя, что уж говорить о Дарнаэше? Не удивлюсь, если Владыка даже имени моего не помнит.

— Ты за мной следил? — возвращая к главной теме, уточнила я.

Снежный подарил новую кривую улыбку:

— Да, следил. Я был рядом, когда ты бродила по замку, дышал в затылок. А потом, при помощи этой штуки, призвал падших — он поднял руку с перстнем. — Видишь камень? Он не из нашего мира. Это вещица из Изначального.

Из груди всё-таки вырвался нервный вздох.

Изначальный? Другой мир, населённый опаснейшими тварями? Жуть!

Но понимание того, что той ночью Итар «дышал мне в затылок» было не лучше, от него по телу побежали ледяные мурашки. Кстати, сегодня, как понимаю, он тоже был неподалёку…

— Если ты был так близко и хотел избавиться, то почему не убил меня сам?

— Слишком хлопотно. К тому же в пожирании падшими есть некая особая прелесть.

Я была не согласна. Я этой прелести не видела!

— И это хорошо, что я призвал союзников. Ведь благодаря этому я узнал, что для Владыки ты гораздо больше, чем какая-то человечка. Следовательно, мне открылся другой, более интересный вариант.

Я поняла не всё, но уточнять не стала. Вместо этого спросила:

— То нападение падших было не единственным, они появлялись и после. Тоже охотились за мной?

Озвучивая, я думала, что нет, но…

— За тобой, — процедил Итар. — Но уже по собственной инициативе. Учуяли исходящую от тебя опасность. Я пытался отговорить, но не смог.

Я судорожно вздохнула и кивнула. И задала новый вопрос:

— А первоначально план был каким?

— Что? Тебе всё-таки любопытно? — встрепенулся этот ненормальный. Тьма, окутавшая его, становилась гуще, а запах гнили сильнее.

Наверное, следовало сказать что-то нейтральное, а я снова не выдержала:

— Это милосердие. Ты не сможешь жить нормальной жизнью пока на твоей душе лежит такой камень. Секреты имеют свойство тяготить.

На сей раз он издёвку заметил, однако и злиться не стал. Наоборот улыбнулся:

— Ты просто хочешь потянуть время. Надеешься, что Дарнаэш снова придёт и спасёт?

— Не надеюсь, а знаю, — вновь не сдержалась я.

Тут Итар уж точно должен был взъяриться, но вместо этого я услышала смех. Причём веселье это было настолько чистым, что меня передёрнуло. Что происходит? Что такое? Только не говорите, что…

— Не жди, принцесса. Твой дракон не прилетит.

Слова укололи в самое сердце, но остатков самообладания хватило на то, чтобы удержать маску спокойствия. Правда это было лишь начало.

— Он спит и проснётся очень нескоро. Видишь ли, кто-то подмешал в его питьё «Драконью смерть».

Новый укол боли, причём пронзительный! Смерть? Я не сразу сообразила, что это лишь название зелья, а вовсе не…

Так. Спокойно. Дарнаэш жив!

— «Драконья смерть» — это такой порошок с интересными свойствами, — продолжил Итар. — Будучи растворён в какой-либо жидкости, он приобретает запах, который вызывает нестерпимую жажду, заставляя жертву выпить… ну собственно любую жидкость, что есть рядом. И как правило, это жидкость с порошком. После первого же глотка драконья сущность блокируется, через несколько секунд блокируется и вторая ипостась, и наступает долгий, непреодолимый сон.

Прозвучало поистине жутко, а я… это, видимо, нервное, но мне Биорик Кривоногий вспомнился. По донесениям разведки мой как бы жених страдал бессонницей, и никакие пилюли ему не помогали. Вот я и спросила:

— А на людей действует?

— Только на драконов, — перестал улыбаться Итар.

Расстроила я его, наверное. Не тот вопрос задала.

— И зачем же вы держите настолько ужасное оружие? Почему не уничтожили и порошок, и рецепт, и вообще всё, что с ним связано?

А этот вопрос снежному понравился:

— В нашем мире такой порошок не найти. Это ещё один подарок из Изначального.

Отлично. Невероятная щедрость.

— Ты сказал, что Дарнаэш, скорее всего, даже имени твоего не помнит, и из этого я делаю вывод, что вы с Владыкой давно не виделись. Так каким образом ты подсунул ему порошок?

— Так я не сам. Мне помогли. Криштош. Знаешь такого дракона?

Я застыла, глаза округлились. Криштош? Этот милый наивный юноша? Даже при том, что он, кроме прочего, вероломный похититель принцесс — не может такого быть!

— Криштош не мог.

— Видишь ли, мой Дар Власти действительно очень слаб, но есть условие, при котором даже слабый дар усиливается в несколько раз, становясь почти абсолютным.

Я не знала, даже гадать не стала, и мне объяснили:

— Вино, леди Азалина. Криштош был слишком пьян, чтобы сопротивляться моим приказам. Ну а напоил его, разумеется, я.

Тут я предприняла новую попытку дотянуться до магии, а заодно и подняться. Первое не получилось, а что касается второго — «отдых» на полу точно шёл на пользу. Ещё немного, и я оживу. Осталось только понять, что с этой возможностью шевелить руками-ногами делать.

— Так вот… — отвлёк от мыслей Итар.

Он прицокнул языком, сделал шаг в сторону и сказал:

— Мы с падшими договорились о том, что они помогают мне избавиться от Владыки и усиливают мой Дар Власти до высшего уровня, как у Дарнаэша. Ну а я отдаю им амулет силы и позволяю охотиться в этом мире.

— Погоди, — нахмурилась я.

— Что-то непонятно? — участливо подхватил снежный.

— Ты хочешь стать новым Владыкой? При этом собираешься, вернее собирался, отдать падшим амулет, который сейчас висит на шее у Дарнаэша?

Итар радостно оскалился, подтверждая.

Лично я поводов для улыбок вообще не видела, и начала сомневаться, что кое-кто вообще здоров. Что ему самому не подмешали какой-нибудь чудный порошок.

— То есть ты становишься новым Владыкой, — медленно повторила я, — но при этом лишаешься инструмента для восстановления полога?

— Раньше это условие немного коробило, — признался Итар, его улыбка стала прямо-таки ослепительной, — а теперь я спокоен. И всё благодаря тебе, человечка! Ведь ты восстановила полог, а камней теперь два!

Так, тут понятно. Вот только…

— И ещё ты разрешаешь падшим жрать твоих подданных? Итар, ты… понимаешь, это неприемлемо? Правители так не поступают.

— Жрать драконов? — переспросил снежный удивлённо. — С чего ты взяла?

Я застыла и хлопнула ресницами. Потом ответила:

— Падшие охотятся именно на драконов, питаются их силой. Значит…

— Кто сказал тебе такую глупость?

Вопрос прозвучал настолько искренне, что я ощутила себя дурой, причём круглой и всесторонне неразвитой.

— Дарнаэш, — озвучила я имя осведомителя.

— Он солгал.

Глава 34

Несколько секунд мы мерились взглядами. Воздух вокруг всё тяжелел, а пятно мрака продолжало расползаться, вызывая желание отодвинуться. Солнечные лучи, заливавшие Запретный, тоже постепенно меркли, да и прозрачный купол словно опустился, начал припадать к земле.

Неприятная атмосфера. Предельно нервная. Лишь отброшенный в сторону большой бриллиант продолжал сверкать как ни в чём не бывало.

— Он солгал, — повторил Итар. — Падшим без разницы кем питаться. Просто в драконах жизненной силы больше. Но падшие с удовольствием будут жрать и людей, и орков, и эльфов, и кого угодно. Это сейчас они появляются только на нашей территории, потому что Дарнаэш держит поток и не позволяет им выйти за пределы драконьей территории. Остальные земли для них закрыты Владыкой. Но стоит поменять кое-что в конфигурации потоков полога, и падшие перестанут быть нашей проблемой. Они станут проблемой для всех остальных.

Я сделала медленный глубокий вдох — а чего-нибудь смертоносно-тяжёлого поблизости нету? Вот просто… Какая проблема-то? Полог восстановлен и, следовательно, если его не трогать, то проблем не будет ни у кого.

— А мы, драконы, будем жить и радоваться, — добавил Итар. — Под руководством самого сильного и справедливого правителя.

— А ты уверен, что падшие смогут усилить твой Дар Власти? Это вообще осуществимо?

По лицу снежного пробежала тень, но тут же исчезла, сменившись ленивой уверенностью. На меня опять посмотрели как на этакого червяка, только я не расстроилась и не растерялась:

— Так чем же я помешала?

Собеседник злобно сощурился. Выдержал паузу, а потом…

— У меня был план. Подобраться к Владыке, напоить «Драконьей смертью» и вызвать падших. Проблема заключалась лишь в том, что к нему так легко не приблизишься, я должен был войти в ближний круг. Я собирался использовать сестру, Итариссу — ведь она была одной из претенденток на его пламя. Итарисса должна была войти в доверие, очаровать, заинтересовать…

Невольно представилась бледная Итарисса, очаровывающая Дарнаэша, и это вызвало волну недоумения. В моём воображении Дарн Итариссой не очаровывался категорически. Вот просто никак.

— Итарисса? — переспросила я. — А как же Пия? Ведь именно её считали фавориткой этой гонки.

Дракон поморщился.

— Пия с её наглостью — всего лишь пропуск. Итарисса бы примелькалась за её счёт, а потом… Пия заболела бы на какое-то время. Исчезла с горизонта, открывая дорогу.

Меня, конечно, не спрашивали, но я сказала:

— Дурацкий план. Ничего бы не получилось.

— Да что ты понимаешь в планах! — разозлился Итар.

Я пожала плечами — спорить не собиралась, и собеседник смягчился.

— В любом случае, до этой части плана даже не дошло, — сказал он. — Потому что появилась ты, и все приличные леди были забыты. Я сначала возненавидел тебя, но сейчас наоборот благодарен. Ты подарила другую возможность, более интересный шанс.

Да, это мы уже слышали.

— Какой?

— По договору я должен отдать падшим камень силы, — напомнил Итар, — потому что это единственное достойное оружие. На тот момент у нас был лишь один камень, а теперь… Знаешь, Дарнаэш приказал не распространяться про главный камень, как и про храм, но то, что известно многим, рано или поздно начинает просачиваться. Твоё родство с Отступницей тоже скрывают, но для того, кто несколько лет готовился к сражению, определить очень легко.

— В каком смысле? — не поняла я.

— Я интересовался всем, что хоть как-то связано с Дарнаэшем. Поэтому мне хорошо знакома история его предка, и я видел портрет Отступницы. После её предательства портреты были уничтожены, но кое-что осталось. В закрытых хранилищах кланов. У нас, Снежных, портрет Отступницы, например, есть.

Очень мило. В других обстоятельствах я бы даже порадовалась, а сейчас не получилось.

— К тому же Жемчужные приходили, — добавил Итар, и мои брови снова прыгнули. — А без очень веской причины они из своих нор не вылезают.

— Как приходили? Куда приходили?

От этого вопроса блондин отмахнулся.

— Ты восстановила полог, — продолжил он. — Это хорошо. Это успокоит драконов, даст моему народу надёжную защиту. Я же смогу с чистой совестью отдать падшим камень, — он кивнул на большой бриллиант, который всё так же лежал на полу. — Ну а мне достанется второй, после того как Дарнаэш умрёт. Кстати, за Дарнаэша тоже спасибо — ведь это именно ты его обезвредила. Ты сдохнешь, а он сойдёт с ума от горя.

Меня снова накрыло недоумением, причём жгучим.

— Серьёзно? С чего бы это вдруг? — вслух изумилась я.

Очередной снисходительный взгляд ничего не объяснил, зато всколыхнул неприятные чувства. И я поспешила нанести ответный удар, вернуться к болезненной для Итара теме:

— Но если падшие тебя всё-таки обманут? Или просто не смогут повысить уровень твоего Дара Власти. Что тогда?

В этот раз никакой неуверенности не мелькало, блондин наоборот рассмеялся.

— Не обманут. Им это так же выгодно, как и мне.

Секунда, и дракон вскинул руку с перстнем, а у меня всё внутри сжалось. Чувство опасности было почти материальным, и лишь одна здравая мысль в голове — нужно тянуть время! Хоть как-нибудь!

— Подожди! — воскликнула я. — Всё равно не понимаю. Допустим, подобраться к Владыке сложно и поэтому ты не смог просто опоить его и покончить с этим делом сразу. Но ведь…

Договорить Итар не дал.

— Я не спешил ещё и потому, что раньше у меня было время и определённость, а с твоим появлением всё стало слишком непредсказуемым.

— А Итарисса? Она уже знает, что твои планы изменились? Что ей уже не нужно очаровывать Дарна?

Неприятная улыбка, и…

— Моя сестра слишком мягкая и трусливая. Она была самым слабым звеном в этом плане, и ты правильно заметила, что шанс завладеть пламенем Владыки был невелик. Но сестра красива, а на фоне стервозной Пии выглядит гораздо привлекательней, и на это я рассчитывал. Только саму Итариссу в подробности не посвящал, она бы сразу провалила всё.

— То есть Итарисса не знает? — снова удивилась я.

Итар кивнул. Потом признал с грустью:

— Сестра, увы, бесполезна. Единственное, чем она в итоге помогла — согласилась передать тебе браслет. Я объяснил, что с тобой необходимо помириться, что их с Пией выходка может обернуться против всего клана.

— Но…

Я хотела поговорить ещё и про клан, только дракону, увы, надоело.

— Всё, — перебил он жестко. — Хватит. Пора заканчивать. Вернее, начинать!

Итар снова вскинул руку, и у меня перехватило дыхание. Просто камень в перстне полыхнул и из него вырвался тёмный луч.

В эту секунду полог снова стал видимым — не весь, конечно, но часть. И я с ужасом смотрела, как в такой прочной только что восстановленной ткани появляется длинный вертикальный разрез…

Едва Итар опустил руку, края ткани дрогнули и в дыру протиснулась уродливая морда с оскаленными жёлтыми клыками. Падший! Некрупный, отдалённо похожий на одного из тех, что напали на меня в прошлый раз.

Кровь превратилась в лёд, я начала отползать, но почти сразу остановилась — ведь там, впереди, между мной и чудовищем лежал камень силы…

— Слушай! — воскликнула я, хватаясь за новую мысль. — А давай свергнем Владыку вместе? Я не такая пугливая, как Итарисса, и стану отличный союзником!

— Ага, как же, — фыркнул снежный. — Мы оба знаем, что Дарнаэша ты не предашь.

Как он это понял, а?

Тем не менее, я не сдалась и возмутилась:

— Это ещё почему?

Прозвучало искренне, но по губам снежного скользнула снисходительная понимающая ухмылка. То есть снова не сработало.

Всё. Провал. И раз так, то…

Я подобралась за секунду! Невзирая на всё своё бессилие, метнулась вперёд, каким-то чудом дотянулась до бриллианта и откатилась в сторону раньше, чем над головой клацнули жёлтые гниющие зубы.

Итар зашипел, падший взревел, а из разрыва полезли новые чудища. Я откатилась ещё дальше, сжимая камень и судорожно соображая, смогу ли опять вызвать сияющий поток, только обращаться к магии артефакта не пришлось.

Вспыхнуло. Огонь был золотым, ярким и слепящим. Он заполнил всё пространство, только ни меня, ни Итара не обжёг.

Зато он атаковал падших. Послышался душераздирающий рёв, чудовища выгибались, их чешуя резко обуглилась, а дальше… моих нервов просто не хватило. Я крепко зажмурилась не в силах выносить это зрелище, для меня остался лишь бьющий по ушам, исполненный боли и ярости рёв.

Когда наступила тишина и я осмелилась открыть глаза, полыхнуло снова. В это раз огонь ещё и зашипел, а полог проступил опять. Я видела всё — точь-в-точь так, как в момент обращения к камню силы. И далеко, и близко. И в паре шагов, и там, на горизонте, где небо сходится с землёю.

Огонь достиг какой-то высшей точки, и… слился с куполом. В этот миг полыхнуло в третий раз, да так сильно, что слёзы брызнули из глаз. Это казалось невероятным, но полог уплотнился, впитывая в себя огненную магию, а я вдруг поняла, что это похоже. На Солнечный город — огненная магия была именно такой!

Медленный поворот головы, и сердце перевернулось. Я увидела привалившегося к одной из колонн Дарнаэша — Владыка явно был ещё слаб, но в сознании и… да, он злился, причём сильно.

Вслед за мной в ту сторону повернулся Итар — дракон из клана Снежных был растерян, глаза стали шальными.

— Ты? — выдохнул предатель. — Но как?!

Дарн оскалился, и выражение его лица было слишком красноречивым. Таким, что я даже могла ответить вместо него!

Как? Молча. Когда чего-то по-настоящему хочется, то невозможного не существует. И никакое сомнительное зелье не остановит. Особенно такого дракона как Дарнаэш.

Владыка окинул снежного убийственным взглядом и скривился, а Итар вскинул руку с перстнем.

Это было стремительно! Настолько быстро, что даже дёрнуться не успеешь! Но я всё-таки отреагировала, и сделала это раньше, чем осознала, что именно творю.

Тёмный луч смертоносной магии падших устремился к Дарнаэшу, а я призвала силу бриллианта. Поток, сияние, и… я ударила по Итару, уже зная, что к чему это приведёт.

Льдистый блондин закричал громче, чем все чудовища, которых испепеляло пламя Владыки, и это было жутко. Ещё секунда, и он превратился в сверкающий факел, заметался, закружился, а на пятом шаге упал и затих.

Мрак, окружавший Итара всё это время, развеялся, от трещин в полу и следа не осталось. Тело убитого врага медленно истлело, а перстень почернел.

Послышался тихий звон, и я не сразу поняла, что это тот самый чёрный камень — когда перстень упал на пол, камень раскололся, выпустив облачко тёмной энергии, которая сразу развеялась.

И снова стало тихо. Слишком тихо. Настолько, что…

Я обмякла, даже не пытаясь подняться на ноги. Посмотреть на Владыку тоже не решилась — пугливо опустила голову, а потом ещё скукожилась, понимая, что уж кто, а Дарнаэш точно не станет хвалить.

— Благодарю, — буркнул он.

Это за спасение? Но… очевидно, что моя помощь не требовалась, я, судя по всему, наоборот поспешила. Уничтожила преступника, который мог дать показания. Хотя, если хоть что-то понимаю в этой жизни, Итара в любом случае ждала казнь.

Я замерла, съёжилась, притворяясь статуей, подобной тем, что находились за внешним кругом колонн, а в итоге всё-таки не выдержала…

— Это что сейчас было? — тихонько поинтересовалась я. — Ты усилил полог?

— Да, — ровно ответил Дарнаэш.

— Но как? — я, наконец, осмелилась поднять глаза и снова испытала острое желание зажмуриться. Владыка был по-прежнему зол. Даже слишком! Настолько, что просто хватай ноги в руки и беги.

— Как? — переспросил он. — Это, милая, силы, которые пробуждает во мне твоё присутствие!

Прозвучало так, что стало ужасно неловко. Дарн словно делал комплимент, и как будто обвинял.

Я не поняла, но уточнять не стала, а Владыка…

— Ну и зачем ты сюда пошла? Зачем подвергла себя такой опасности, Лина?

Захотелось слиться с полом, и даже ласковое тепло большого бриллианта сейчас не спасало. Да что там бриллиант — меня даже мысль о дырявой короне не грела! Просто я со всей ясностью осознала произошедшее, и…

Это было очень глупо — невероятно! Такая самонадеянность простительна какой-нибудь юной пастушке, но никак не принцессе. Я просто не имела права так поступать.

Моё желание что-то доказать… это детскость. Спесь и гордыня! Поступок, в котором нет ни геройства, ни здравого смысла.

Я подвела всех. Полог, конечно, восстановила, но… Отдай я камень Дарнаэшу, или возьми Владыку с собой, ничего бы не случилось.

А я… я…

— Я сильно тебя подвела? — спросила жалобно, почти шёпотом.

Ящер промолчал.

Он отлепился от колонны и, пошатываясь, приблизился. Подал мне руку, поднимая с пола, и я неуверенно передала ему большой бриллиант. Точнее, практически впихнула в его руки, а он брать как будто и не стремился — впрочем, а зачем ему? Полог восстановлен и усилен, камень в ближайшие несколько веков не понадобится.

— Что теперь будет? — пробормотала я.

— А что, по твоему мнению, должно быть?

Я замерла и задумалась. Как поступают с дурёхами вроде меня? С теми, кто всех подвёл и едва всё не испортил?

— Домой меня отправишь? — озвучила первое, что пришло в голову.

— А тебе хочется? — хмуро уточнил он.

Мне, как ни странно, не хотелось, но я почти кивнула. Почти, потому что крылато-хвостатый перебил:

— Лина, а я тебе совсем-совсем не нравлюсь?

Я отрицательно качнула головой.

Просто храбрости, чтобы признаться в симпатии, уже не было. Да и зачем? После того, что я натворила, Владыка точно не воспримет меня всерьёз. Он и раньше не воспринимал, а уж теперь и подавно.

Дарн тихо рыкнул, а я… а во мне остатки гордости проснулись. Вернее, её осколки. И чтобы сохранить хоть что-то, я принялась объяснять:

— Дома спокойнее. Падших нет, драконов тоже, особенно таких как этот странный Итар, да и бриллианты у нас, — я кивнула на камень силы, — самые обычные. А ещё там родители и брат. Да и Биорик, наверное, волнуется, а он уже не молодой, здоровье слабое…

Ящер резко сузил глаза, выражение лица стало совсем уж недобрым.

— То есть всё-таки замуж?

Я пожала плечами.

— А зачем тогда сбегала? — указал на неприятное он.

Пришлось выкручиваться:

— Глупая была, не понимала счастья договорных браков.

— А теперь поумнела? — сам Дарн в это поумнение точно не верил.

Я печально кивнула.

— И поумнела, и присмирела, и… да, ты прав, замуж действительно хочется. Прям очень. Вот вернусь с Вектарию, и сразу замуж.

— А если Биорик передумал? — прозвучало угрожающе, только я не испугалась. Куда уж дальше? После Итара с его «союзниками»?

— Папа другого предложит, — без сомнений ответила я.

Владыка медленно отстранился. То есть до этого момента он стоял почти вплотную, и я украдкой пьянела от его близости и надеялась, что поцелует, но не сложилось.

Отступил, окинул непроницаемым взглядом и сказал холодно:

— Что ж, леди Азалина, пусть будет по-твоему. Хочешь домой — иди.

Растерянное «что?» с моих губ так и не сорвалось — помешал тот же Дарнаэш, который вскинул голову и воскликнул, обращаясь к Запретному:

— Ты слышал? Отпусти девушку!

Миг, и перед моим носом появилась огненная искра…

Она отлетела в сторону, превратилась в пульсар, и начала обращаться огненной дверью. Только процесс происходил невероятно медленно — гораздо медленнее, чем всегда.

Сначала вспомнились слова Итара об ослаблении храма, а потом подумалось — может это намёк? Может Запретный против? Хочет, чтобы я осталась?

Я даже взглянула на Дарнаэша — ища поддержки и надеясь услышать, что переход в Вектарию отменяется. В конце концов у меня Дар Власти, я опасна… А ещё я нарушила драконьи законы. Написала шпионский трактат, который, кстати, помню почти наизусть.

Я уже открыла рот, но в последний момент подумала об осколках гордости и промолчала. Дождалась, когда завершится создание огненной двери и нерешительно шагнула к ней.

Взялась за ручку, потянула, и… Да, я всё-таки нашла в себе силы остановиться и сказать:

— Прощайте, Владыка.

— Был рад знакомству, леди Азалина, — отозвался дракон, даже не повернувшись в мою сторону.

Мой судорожный вздох, его молчание, и я переступила порог.

Уже закрыв дверь поняла, что стою в тронном зале нашего дворца, что вокруг зажигаются магические светильники, а где-то вдалеке верещит оповещающее заклинание.

В общем, незамеченным возвращение принцессы не останется, и раз так, то повторный побег от свадьбы с Биориком невозможен. Хотя какая теперь разница? Биорик так Биорик. Мне… — тут я не выдержала и громко всхлипнула, — всё равно.

Глава 35

Остаток ночи я рыдала — громко, неудержимо! Хрюкала, растирала слёзы рукавами, пыталась пить успокоительные настойки, но они отказывались помогать.

К утру почти угомонилась, а отец почти перестал метать громы и молнии, желая понять, что всё-таки приключилось с любимой дочерью… Но тут нагрянула новая неприятность — принесли подаренный Лазурными сундук.

Ну а в сундуке — всё! Все подарки от кланов, включая и перстень, подаренный Дарнаэшем. Когда родители в компании брата открыли крышку, у всех троих едва не случился удар.

Я же, увидав драгоценности, ощутила, как к горлу подкатывает новый ком истерики.

— Ваши величества, — прошептал заглянувший в комнату министр, тут ещё платья.

Сказал, отодвинулся, и в мою спальню — а рыдала я именно там, — вкатили огромную напольную вешалку с платьями, которые презентовали Изумрудные. В эту секунду ком истерики превратился в удушающий жгут, и я разревелась опять.

Слёзы, насморк, тысяча мокрых платков, и просвета не видно. Я даже позабыла о своём статусе и необходимости при любых обстоятельствах держать лицо. Ну не могла я успокоиться, не могла.

А отец опять начал метать громы, и в этот раз брат присоединился, обещая расправу… нет, кого убить они пока не знали. Просто подарки появились в телепортационном зале без сопровождающих. И это было особенно больно! Мои вещи… их же просто выкинули, и всё.

Мой рёв плавно перешёл в писк, а потом мама присмотрелась к платьям. Опознать фасоны она не могла, зато изображённые на ткани рептилии навели на правильную мысль.

— Драконы? — прозвучало неверяще. — Лина, ты была у драконов?

Долгая пауза, и ругань отца с братом стала громче, а угрозы страшнее, но бессмысленней — ну что они против этих боевых машин сделают?

Ну а я… я… Всё! Отстаньте от меня!

День прошёл как в тумане, следующий тоже. Третий и четвёртый — не лучше, да и пятый так себе. Успокоилась я через неделю, и лишь потому, что нашёлся какой-то ну совсем уж особенный лекарь с особенным успокоительным отваром.

Точнее настойкой. Настойки было много, и плакала я после неё ещё громче, зато потом истерика пошла на спад.

Когда слёзы высохли, а в голове начала появляться какая-то ясность, пришёл отец и сказал со вздохом:

— Ну что, Азалина, замуж?

Он за минувшую неделю, кстати, тоже успокоился. Теперь ходил с видом этакой непробиваемой уверенности. Король, что с него взять?

Я посмотрела жалобно, хотела попросить отсрочку, а потом вспомнила деревню и деревенскую же мудрость о том, что клин клином вышибают. И пусть Биорик несравним с Дарнаэшем, но почему бы не попробовать? А вдруг?

В общем, я кивнула и совсем не удивилась, услышав властное:

— Свадьба завтра.

Правда не удивилась. Ведь понимала, что пока я дою коров на окраине страны, папа с его ослиным упрямством готовится к свадьбе. В смысле приказ о приготовлениях к торжеству никто не отменял.

Единственное с чем ожидалась проблема — платье. Мерки-то с меня снимали до побега, и я была стройнее, а сейчас…

— Так! Отлично! — сказал папа и вышел.

После него в комнату просочилась мама. Причём зашла со словами:

— Ты только не плачь!

Я сразу напряглась, а она…

— Тут та-а-акое…

В общем, после сундука и вешалки обнаружился ещё один сюрприз, только мне о нём не сказали, опасаясь нового витка рёва. Дело в том, что тот визит к драконьей портнихе, на который подбила Уштария, не прошёл бесследно. Я тогда много чего перемерила, и мы даже пообсуждали фасоны и мои вкусы… А теперь та портниха прислала платье. Свадебное!

— Лина, ты не торопись отказываться, — настоятельно сказала мама. Её глаза сверкали восторгом. — Хотя бы примерь!

Полчаса уговоров, нытьё её величества, и я согласилась. Примерила, чтобы прийти к выводу — у меня есть все шансы стать вдовой прямо у алтаря.

Просто это было волшебно.

Идеально.

Так, что Биорика, боюсь, удар хватит!

А может оно и к лучшему? Нет, я не кровожадная, но мысль о вдовстве показалась привлекательной. Только как в этом случае клин клином вышибать?

В общем, этот день тоже прошёл на нервах, но рыдать я уже не пыталась. Собралась, сосредоточилась, пересчитала подарки от драконьих кланов и пришла к выводу, что всё лучше, чем могло бы быть.

Да, я вернулась с разбитым сердцем, зато остальные части тела очень даже целы. И только одно непонятно — как я умудрилась влюбиться в Дарнаэша? Он же невыносим!

Гадкий, заносчивый, деспотичный, нецивилизованный и упрямый как… нет, на его фоне даже его величество Селтор Третий меркнет. Дарнаэш упрям как все ослы в мире. Как все ослы во всех мирах!

Глубокий вдох, и… не думать о синеглазом ящере не получалось. Он лез в мысли с невероятной настырностью! Ближе к ночи, когда служанки унесли свадебное платье, а я, выгнав всех, отправилась в ванную, навязчивые мысли окончательно сорвались с цепи.

Это было так странно и так бесконтрольно — в смысле, контролю не поддавалось, хотя я пробовала. Стоило опуститься в воду, вдохнуть разлитый в воздухе цветочный аромат, и перед внутренним взором появился Дарнаэш.

Он был прекрасен и гол.

Тёмные волосы с тонкими дорожками алых прядей струились по мощным плечам и падали на грудь, которая напоминала стальной панцирь. Широкие твёрдые мышцы, сильные руки, и взгляд, вызывающий желание застонать.

Воображаемый дракон шагнул навстречу, и фантазия закружилась в очень опасном танце. Нет, ничего такого, но это было на грани. Мне представлялось, как я, столь же обнажённая, прикасаюсь к Дарнаэшу. Как щупаю эти «доспехи», пробегаю пальцами по твёрдой горячей коже, как позволяю прикоснуться к себе и не спешу отступать.

Как его ладони сжимаются на моей талии, чтобы сразу устремиться вниз, оглаживая попу и притягивая меня ближе. Слишком близко. Так, что ощущаю гораздо больше, чем следует. Соприкасаюсь не только с кубиками пресса, но и… И-и-и!

На этом моменте пришло понимание — если не прекратить, то мечтами о поцелуях фантазия не ограничится. Причём дело не в испорченности одной принцессы, это что-то вне разума, какой-то древний, непреодолимый инстинкт.

Нечто с одной стороны стыдное, а с другой настолько естественное, что даже сопротивляться странно. Тело говорило неприличным мыслям «да» — причём говорило яростно, с восклицательными знаками! — но разум оказался сильней.

Я не просто встала, выскочила из воды как укушенная. Смутилась вся, до кончиков пальцев, и тут же завернулась в халат. На ходу подхватила полотенце, чтобы посушить волосы, а у двери в спальню опомнилась — я ведь так и не помылась.

Пришлось вернуться. Раздеться, опять залезть в ванную и взяться за мочалку. Я тёрлась яростно и быстро, и стояла красная, как рак.

Когда с омовением было покончено, стало понятно — халат к надеванию уже непригоден. Он был влажным, почти мокрым, а другого на вешалке не нашлось.

Зато полотенец было много, и я, замотавшись в самое большое, пошлёпала в спальню. Там сразу свернула к шкафу, открыла его и застыла, сожалея, что выгнала служанок и пытаясь понять, где искать ночную сорочку. В этот миг меня и настигло тихое, хрипловатое «кхм».

Я вздрогнула и обернулась. Вдох, выдох, и меня словно окунуло в жидкий огонь.

Щёки, которые и так горели, запылали в миллион раз ярче, а колени задрожали.

— Дарнаэш? — изумилась я. — Ты?

— Кхм, — повторил дракон, складывая руки на груди и окидывая потемневшим до черноты взглядом. Он стоял в десятке шагов, у приоткрытого окна.

Именно это окно немного отрезвило, заставив выпалить:

— Как ты здесь оказался? Как ты сюда прошёл?

Дракон огляделся с таким видом, словно до этой секунды и не подозревал, что находится в Вектарийском дворце. А потом… В общем, как обычно, в присущем этому невыносимому мужчине духе:

— А что такого?

— Что? Это нарушение и приличий, и вообще всего!

Я была возмущена. То есть с одной стороны рада, а с другой — фантазия, посетившая в ванной, ещё не забылась, и сейчас меня словно поймали на горячем. Нет, я-то понимала, что мыслей моих дракон не видел, но всё равно чувствовала себя ужасно неуютно.

— Ты прилетел в спальню к незамужней девушке! — продолжила вразумлять я. — А это недопустимо!

— Во-первых, не прилетел, а телепортировался, — сказал Владыка. — Во-вторых, ты не незамужняя девушка, а будущая молодая жена, и это не одно и тоже.

Я застыла, осознавая сказанное, и чуть рот от такой его наглости не приоткрылся.

— Так к будущей жене ещё неприличнее! — нашлась я.

Сильнее вцепилась в ткань полотенца, но верещать, вызывая стражу, не стала. И очень порадовалась, что сигнальных заклинаний в моих покоях нет. Иначе… вот даже думать не хочу о том, какой получится скандал.

— Мм-м… — выдал Владыка и окинул меня уже привычным вертикальным взглядом.

Скользнул сначала по босым ступням, потом по обнажённым ногам, задержался на бёдрах, затем на груди. К моменту, когда наши глаза снова встретились, Дарнаэш стал каким-то совсем уж невменяемым.

— Леди Азалина, а давайте не будем ссориться? — хрипотца в его голосе вызвала волну жгучих мурашек. — Тем более я по делу.

— По какому?

Я вздёрнула бровь, желая продемонстрировать холодность, только повадки дракона оказались заразными. Сама не заметила, как мой взгляд проделал тот же фокус… То есть опустился вниз, скользнул по сапогам из грубой кожи, поднялся по мужским ногам и задержался на бёдрах. Камзола или плаща на Владыке не было, а штаны он предпочитал узкие… В общем, мне было что оценить.

Потом выше — по животу, плечам, той самой широкой груди и к властному тяжёлому подбородку. Скользнуть взглядом по его губам, и…

— Лина, не доводи меня, — тихо сказал дракон.

Я глубоко вздохнула и, вспомнив-таки о своём титуле, придала лицу светское выражение.

— Так что за дело?

Дарнаэш поднял с подоконника и продемонстрировал мне большую бархатную коробку.

— Подарок. Гарнитур к твоему платью. Само платье я не видел, но Уштария заверила, что гарнитур подойдёт.

Я не обрадовалась. Дарнаэш принёс драгоценности к платью, в котором выйду замуж за столь нелюбимого им Биорика? Он издевается?

— У меня найдётся что надеть, — сказала ровно.

— Я настаиваю, — не согласился Дарнаэш.

Вслух я спорить не стала и вообще поменяла тему:

— Как поживает Тари? Как… Криштош?

У нас не было возможности поговорить после заварушки, да и не очень хотелось тогда разговаривать. Сейчас желание беседовать тоже находилось на точке минимума, но это лучше, чем ругаться непонятно из-за чего.

— Жив, — ответил Владыка. — Здоров. Факт применения к нему Дара Власти доказан, но я ещё не знаю готов ли простить этого дракона.

— Он всего лишь юноша, который выпил вина в неподходящей компании, — попыталась встать на защиту похитителя я.

Дарн выпрямился:

— У него был первый взрослый полёт? — риторический вопрос. — Значит Криштош — взрослый дракон, со всеми вытекающими.

Логика? Логика!

Но…

— Да какой он взрослый? Я тебя умоляю…

— Лина, — ящер сверкнул своими необыкновенными глазищами, — Криштош — последний, кого мне хотелось бы сейчас обсуждать.

Я подумала и замолчала. Вернее, взяла короткую паузу, потому что молчать было совершенно невозможно. Увы, но в тишине меня стремительно настигали мысли, от которых я только что сбегала, выпрыгивая из воды.

Пришлось собраться и вернуться к изначальной теме:

— Хорошо. Значит ты пришёл, чтобы подарить подарок? Благодарю, но я отказываюсь его принимать.

По лицу Владыки скользнула тень, а следом прозвучало возмущённое:

— Это ещё почему?

— Потому что, — сказала я. И на мой взгляд это было хорошее объяснение!

Снова пауза, его тяжёлый вздох, и…

— То есть моим подданным можно, а мне нельзя?

— Да, — ответила я просто.

И опять — как по мне, всё понятно, обсуждать нечего! Но Владыка не удовлетворился — глянул хищно, а через миг улыбнулся, причём улыбка получилась коварной.

Я сразу напряглась, а Дарнаэш плавно двинулся навстречу.

— Милая, давай поступим проще?

— То есть? — я разумно отступила на полшага.

— Я покажу от чего отказываешься, и уже после этого ты решишь.

Тут чуялся подвох, но раскусить его я не успела. Дарн оказался рядом слишком быстро, стремительно открыл коробку, и я разучилась дышать. А ещё поняла — я в самом деле дракон, самый настоящий, потому что… эти бриллианты слишком прекрасны. Отвергнуть их — кощунство!

— Примеришь? — прошептал Владыка призывно.

Я смогла только кивнуть.

Ещё миг, на мои пальцы надели два кольца, а на запястье застегнули широкий браслет, словно сотканный из разноцветных бликов. Потом шеи коснулась тяжёлая прохлада бриллиантового колье, а диадему и серьги Владыка надевать не стал.

Ловкость рук, достойная именитого фокусника, и коробка исчезла, а меня развернули к зеркалу и спросили, щекотнув дыханием шею:

— Нравится?

Сердце пропустило удар, второй… а полотенце начало сползать. Само по себе! Просто так! Без посторонней помощи!

Я подхватила ткань в последний момент, и ничего лишнего дракон не увидел, но было поздно. Одна его рука скользнула на мой живот, вторая опустилась вниз и, поддев полотенце, огладила бедро.

Выдержки моей, конечно, не хватило — я застонала, откидывая голову назад, а Владыка этой мимолётной слабостью воспользовался. Он тесно прижался сзади, и всё, я потеряла себя.

Плавный разворот, мои губы находят его рот, и реальность теряется в спонтанном поцелуе. Разум ускользает, отключается, но мне совершенно всё равно. Я целую! И таю, когда дракон целует в ответ — у него это получается жарче и наглей.

В какой-то момент его губы устремляются вниз — касаются подбородка и пробегают по шее. А руки прижимают так тесно, что трудно дышать.

Ладони Дарнаэша сильные и горячие. Они исследуют моё тело сквозь ткань полотенца, но кажется, что никакой ткани нет, и это так… приятно. Мой новый стон взлетает вверх и рассыпается миллионом искр, а ответное рычание Дарнаэша просто сводит с ума.

Где-то на грани сознания мелькает мысль о том, что Владыке до свадьбы нельзя, что у него должно быть особенное пламя, и… на этом мысль обрывается. Всё. Думать я уже не способна. Ни о чём кроме того, что происходит здесь и сейчас!

Мои пальцы сами тянутся к мужской рубашке, но расстёгивать бесчисленные пуговицы некогда. Нет, с какими-то справляюсь, но тихий треск звучит чаще.

Вместе с треском — рык. Кто-то не ожидал, что воспитанная девушка королевской крови будет срывать с него одежду? Ну, простите.

Может именно поэтому остальную одежду мне не доверили? От остального Дарнаэш избавился сам.

Как мы очутились на кровати? Когда исчезло моё полотенце? Я не заметила… Просто в какой-то момент осознала себя прижатой к прохладному покрывалу и снова погрузилась в наполненный жадными поцелуями водоворот.

Владыка целовал не только губы, но и шею, грудь, живот — всё, до чего мог дотянуться. И чем дальше, тем жарче мне становилось. Внутри, где-то рядом с сердцем, просыпалось что-то неудержимое, какой-то совсем уж особенный жар.

Я по-прежнему не понимала, находилась где-то не здесь, но всё же заставила себя потянуться к этому внутреннему пламени и сжать его в кулак, запрещая тому разгораться. Нельзя. Ведь я тоже немного дракон, и если это пламя вспыхнет, то полюбить кого-то кроме нависающего надо мной ящера уже не смогу. А Владыку любить нельзя!

Вдох, стон, горячие мужские ладони скользят по внутренней стороне моих бёдер, и я инстинктивно раскрываюсь навстречу. Снова выгибаюсь, позволяя трогать там, где вообще-то запрещено.

И он трогает. А потом… Можно назвать это непоправимым, а я считаю иначе. Я ощущаю не столько боль, сколько счастье — словно это лучшее, что могло между нами случиться. Очень медленно, плотно и предельно волнующе. Странное удовольствие, но я хочу продолжать.

В миг, когда Дарнаэш оказался слишком глубоко, внутреннее пламя словно взбесилось. Мне потребовалось всё моё упрямство, чтобы сдержать его стремление вспыхнуть — сказать этому огню «нет».

После этого стало… не легче, но иначе. Хорошо. Болезненно, но сладко и… да, идеально. Так, что срочно хочется ещё!

Я выгнулась навстречу новому движению дракона и растворилась в нём без остатка. Позволила себе рухнуть в бездну, забыть обо всём. Я отвечала на поцелуи, ласкала его тело, впивалась ногтями в бёдра, которые оказались волнующе твёрдыми и не менее идеальными, чем всё то, что он делал. А когда пришла волна нестерпимого удовольствия, с каким-то облегчением поняла, что никого другого так близко не подпущу.

Пусть это случится только один раз в моей жизни, но других мужчин уже не будет. Только Дарнаэш из клана Огненных. Самый скверный и невыносимый дракон.

Первый и единственный. Всё. Точка.

А бриллианты, которые стали свидетелями нашей ночи, я всё-таки оставлю. Только никогда и никому их не покажу.

Глава 36

Я не уснула, хотя хотелось. Дарн, как ни странно, тоже. Когда всё закончилось, он лёг рядом, частично подминая под себя, и продолжил изучать моё тело. Прикасаться подушечками пальцев, и от этого мысли продолжали путаться.

Но в какой-то момент сознание всё-таки вернулось, а я с лёгким ужасом признала — дракон понял, что я в него влюбилась. Иначе он бы не пришёл. Не стал бы соблазнять, причём так явно.

Ещё секунда, я приподнялась на локте и спросила прямо:

— Как ты догадался?

— Мм-м… — ответил всё ещё невменяемый Владыка. — О чём?

— О том, что… — нет, сказать «люблю» я не решилась. Это слишком, учитывая, что утром выхожу замуж на другого. К тому же об ответных чувствах речи не шло, и раз так… — О том, что ты мне нравишься.

— Нравлюсь? — удивился он.

Удивление было настолько искренним, что я слегка опешила.

— Просто нравлюсь? — переспросил Владыка. — И только?

— А этого мало?

Расслабленная невменяемость ящера начала исчезать, на меня посмотрели пристально, и даже слишком. Потом тоже приподнялись и, ухватив за подбородок, хмуро уставились в глаза.

Не знаю, что он там искал, но кажется, увиденное ему не понравилось. Взгляд синих глаз стал каким-то суровым, да и губы сжались в тугую нить.

— Что? — не выдержав, спросила я.

— Ничего, — буркнул Владыка после паузы и, подумав, упал обратно на подушки.

Продолжать беседу ему точно не хотелось, но моё желание знать было сильнее.

— Так как ты понял?

Снова пауза, причём немного зловещая.

Зато потом мне-таки объяснили, точнее буркнули себе под нос:

— Я наконец выяснил, что такое феромоны.

Я замерла, хлопая ресницами и пытаясь сообразить о чём он вообще, но додуматься не успела. Владыка резко поднялся. Суровый и голый, добрался до брошенной на полу одежды, и я с грусть осознала — всё.

Всё. Наша волшебная ночь закончилась, и продолжения не будет.

И пусть я, как истинная леди, не собиралась изменять своему мужу после свадьбы, с языка всё-таки слетело:

— Мы ещё увидимся?

— Обязательно, любимая.

Прозвучало как угроза.

Эти злые нотки настолько изумили, что я не сразу осознала как именно меня назвали. Любимая? Это оборот речи, или…

— А? — начала я.

Только дракон договорить не дал.

Всё такой же суровый, он приложил палец к своим губам, призывая меня молчать, потом приказал:

— Отдыхай. У тебя завтра сложный день. Будет странно, если ты уснёшь на венчании.

Щёки вспыхнули в секунду! Венчание. А ведь Владыка даже не просит отменить свадьбу. То есть ему всё равно, что стану женой Биорика? Плевать, что новый статус обязывает делить с Биориком постель?

Тут я с грустью поняла — ему безразлично. Никакая я не любимая. Он просто… воспользовался и всё.

— Как там большой бриллиант? — не удержалась от нового вопроса я. Срочно сменить тему! Пусть знает, что мне тоже плевать на то, что между нами сейчас было! — Обратно в корону поместился?

— Не знаю. Ещё не пробовал, — буркнул дракон.

Я независимо заломила бровь, собираясь уточнить — это чем же таким Дарн занимался, если до сих пор не удосужился вставить реликвию? — но…

— Всё, Азалина. Рад был увидеться.

Эти вопиющие слова, и драконий Владыка исчез в портале. А я… шумно вздохнула, хлюпнула носом, яростно вцепилась в простынь, и… Нет. Плакать не стану.

Более того, раз он так, то завтра я буду самой ослепительной невестой! Такой, что когда до Дарнаэша дойдут слухи о нашей свадьбе — а я найду способ их донести! — то этот мерзкий дракон без соли сожрёт собственный хвост!

Увы, я всё-таки погорячилась, мой боевой настрой издох задолго до церемонии. Я смотрела на изумительное белое платье и ощущала себя самой несчастной принцессой в мире. Такой, что несчастнее и быть не могло.

Пока меня причёсывали и обвешивали драгоценностями, возникла мысль — может снова сбежать? Опять забраться в самую глухомань и сидеть там до конца жизни?

Я даже на окно посмотрела, хотя покои мои располагались слишком высоко, отрезая все пути к отступлению. Подумала, вздохнула и… поняла, что не могу.

И так больно, так горько стало. Не смогу. Не осилю! Разве что чуть позже, когда удастся собрать по кускам разбитое сердце и выбросить Дарнаэша из головы?

Но самое неприятное — я не жалела. Ни о чём! О минувшей ночи — тем более. Появись шанс прожить последние несколько недель иначе, я бы всё равно оказалась в объятиях дракона. Хуже того — зная каково это, я бы оказалась там гораздо раньше. Я бы стремилась туда с неистовством глупого мотылька.

Любовь к Дарнаэшу — убийственное чувство! Почему я не могла влюбиться в кого-нибудь более чуткого и доступного? Почему именно этот ящер? Чем он меня приворожил?

А если бы у него ещё и пламя зажглось? И захватило меня? Ой, нет, про такое сумасшествие и думать не буду!

А если бы моё пламя вспыхнуло? Лишая возможности забыть эту любовь и обрести другую? В этом случае я бы точно сошла с ума.

Грустные мысли шли чередой, отпихивая одна другую. Как удерживалась от слёз — не знаю. Впрочем, всё-таки знаю — та самая успокоительная настойка помогла.

Три рюмки! А когда горничная, застав меня за этим делом, ушла и вернулась с мисочкой икры для закуски, я чуть не взвыла.

Потом спросила:

— Откуда это?

— Так с северных рыболовных верфей привезли.

Хорошо, что с верфей. Хорошо, что не очередной подарок от драконов. Впрочем, стоп. Хватит. У меня свадьба, и я должна быть на высоте.

И ещё одно «хорошо» — девственность проверять не будут. Принцесс никогда не проверяют, по крайней мере публично, ведь мы должны быть эталоном, подавать правильный пример подданным. То есть всенародного позора не предвидится, а с Биориком, если он-таки начнёт настаивать на постели, я как-нибудь договорюсь.

Очередной глубокий вдох, я почти успокоилась, и тут в покоях объявился папа.

Его величество Селтор Третий был собран и хмур.

Увидав, что с причёской и прочими приготовлениями уже покончено, он кивнул служанкам, и те испарились. После этого прозвучало неприятное, зато ласковым голосом:

— Линочка, милая, так что всё-таки произошло?

— В каком смысле? –

— Как ты оказалась у драконов? — конкретизировал отец.

Я опять погрустнела и ответила:

— Это долгий разговор.

Долгий, и представляла я его не так. Совсем не так. Не между делом перед ненавистной свадьбой.

— Лина, в двух словах. Я должен понимать, — не пожелал отступить родитель.

Пришлось подчиниться:

— Меня украли. Они в принципе воруют. Наших подданных. Невинных юных дев.

Миг, папа хлопнул глазами, и… ничего не случилось. Никакого гнева или ярости. Селтор Третий даже не удивился.

— Украли, а дальше?

— Если ты про меня, то меня раскусили — в смысле, раскрыли моё инкогнито. Ещё догадались о родстве с Эрилайзой, а она, как выяснилось, была дракон.

— Мм-м… Очень интересно, — произнёс отец.

Приятно, что собственная дочь волнует его больше, чем остальные жительницы королевства, но…

— Папуль, они не только меня украли. Они много лет крадут дев с нашей территории. Незаконно.

Папа опять не впечатлился.

— И что с ними делают?

— Роняют в процессе полёта, — разозлилась я. — Потом водят на пир, чистят память и возвращают обратно.

— То есть урона фактически нет? — прозвучал совсем уж неожиданный вопрос.

Тут закралось подозрение — а ментальную магию к папе не применяли? Но ведь не могли драконы пойти на такую наглость? Одно дело наши послы, и совсем другое — правитель. У него и защита принципиально лучше и какая-то капля наследственности Эрилайзы-Лаэри, кстати, тоже есть!

— Знаешь, когда Владыка пригласил нас в свою резиденцию, я очень удивился. А теперь понимаю благодаря кому мы там оказались.

Я благоразумно промолчала.

А отец внезапно не выдержал:

— Линочка, доченька, ты мне одно объясни — как тебе удалось довести Дарнаэша из клана Огненных до такого состояния?

— До какого? — не поняла я.

Папа посмотрел как на странную, осуждающе покачал головой и всё, никакого продолжения.

Я могла поинтересоваться, но не стала. Да и не успела, потому что в покои заглянула мама со словами:

— Вы ещё долго? Нам уже пора.

После этого я печально накинула вуаль и подала отцу руку, и тот повёл к выходу.

Долгая прогулка, внутренний дворцовый двор, карета… И мы выехали в город — отправились в главный столичный храм, где венчались все важные персоны и все-все вектарийские короли.

Мама и брат ехали в отдельной карете, поэтому был шанс продолжить разговор, но его величество молчал, я — тоже. Я размышляла о деревенских девушках и папиной вопиющей реакции. Увы, но чем дольше думала, тем чётче понимала — никакого ментального вмешательства нет.

Его величество не раз говорил, что политик должен мыслить шире, чем обыватель. Если включить то самое «широкое» мышление, отринуть эмоции, то получается, что нам совершенно ни к чему внешний конфликт.

Поставить драконам ультиматум тоже сложно, а девушки… ну ведь живыми возвращаются, верно?

То есть с точки зрения политика действительно ничего критичного. Но это всё равно неправильно. Вот совсем.

Когда вдалеке показались величественные шпили храма, я решила — нет, я это дело не оставлю. Всё равно добьюсь от отца ноты протеста. Пусть делает что хочет, но девушек нужно защитить.

В крайнем случае сама разверну правозащитную деятельность. Например, для начала, обнародую информацию и организую массовый митинг! Потом создам комитет по защите и обращусь к главам других пострадавших королевств.

План возможных действий зрел медленно, но верно. И было у него дополнительное очень хорошее свойство — он отвлекал от казни, на которую меня везли.

Я настолько погрузилась в размышления, что даже не заметила как карета остановилась.

— Лина? — окликнул папа, и лишь тогда я очнулась.

Хмуро кивнула, поправила вуаль и приготовилась покинуть транспортное средство. Там, снаружи, приветственно ревела толпа.

— Лина, — отец, вопреки ожиданиям, задержал. Поймал за руку и сжал пальцы. — Позволь объяснить тебе одну важную вещь. Видишь ли, мужчины… они как дети. Особенно влюблённые.

— Кто влюблённые? Дети? — не поняла я.

— Мужчины. Влюблённые мужчины — как дети, — терпеливо объяснил родитель. — В чём-то наивны, где-то слишком импульсивны, иногда не совсем адекватны.

Отец замолчал, а я…

— Это ты сейчас о Биорике?

— Угу, — после паузы буркнул отец.

Он первым вышел из кареты, снова подал мне руку. Я подчинилась, выбралась наружу, путаясь в юбках и с благодарностью принимая помощь подскочивших слуг.

Первый пробный шаг, и колени задрожали — боги, что я творю? Мне ведь бежать отсюда нужно…

А в противовес этим мыслям строгое:

— Готова?

— Нет, — честно ответила я.

Но я же принцесса, а не капризная фрейлина. Я пошла.

Красную ковровую дорожку под ногами почти не замечала, рёв толпы не слышала. Наполненный летними ароматами воздух тоже стал бледным фоном к этой жуткой пьесе. Потом воздух сменился тяжёлым запахом ладана, и моя голова опустилась низко-низко.

— Азалина, как ты идёшь, — шикнул отец. — Выпрямись! Где твоя королевская стать?

Я попробовала, но не смогла.

Последние шаги и подъем по лестнице дались особенно трудно. Отпусти папа мою руку, я бы осела на землю и закаменела.

Но его величество держал, а потом поставил перед алтарём — на этот алтарь я опять-таки даже не взглянула. На священника и застывшего справа от меня мужчину — тоже. А зачем? Что я в Кривоногом не видела? Белая ткань вуали интереснее. Под ней и поплакать можно, если что.

Я правда собралась разреветься, но не случилось. Наверное остатки успокоительной настойки действовали — только сосредоточиться на происходящем не помогли даже они.

Я стояла… и, собственно, всё. Как мебель. Как один из предметов храмового интерьера. Слов священника не слышала, его речь, восхваляющая брачные узы, превратилась в неразличимый бубнёжь.

Лишь одну фразу я не имела права пропускать, и я её таки «поймала»:

— Леди Азалина, вы согласны стать женой Дарнаэша из клана Огненных? Любить и почитать его до конца жизни?

— Согласна, — твёрдо ответила я.

Галлюцинации с именем ничуть не удивилась. Бывает. Вот до какого сумасшествия довёл меня ящер.

— А вы, Владыка? — Продолжил священник. — Готовы взять в жёны леди Азалину, принцессу Вектарийскую? Любить и почитать её до конца своих дней?

Заминка, и… он словно по бумажке прочитал:

— Гореть для неё. Парить для неё. Согревать жаром своего пламени?

Я нервно моргнула — послышится же такое!

Но то, что послышалось дальше…

— Готов, — сурово сказал Дарнаэш.

Стоп. Дарнаэш?

Я резко выпрямилась и повернулась. Отбросила с лица вуаль и замерла.

В двух шагах от меня действительно стоял он. Высокий статный широкоплечий, с тонкими дорожками огненных прядей в чёрных волосах и умопомрачительно синими глазами.

И вроде нужно сдержаться, но…

— Ты что тут делаешь? — изумлённо выдохнула я.

— Женюсь, — ответил Дарнаэш.

Миг на осознание, но этого мига не хватило. Я растерялась настолько, что разучилась дышать. Стояла и смотрела, а он тоже смотрел — строгий и непоколебимый.

Не знаю сколько это длилось, а потом прозвучало совсем уж тихое «кхе-кхе».

Ещё не веря и не понимая, я повернулась к священнику, и обнаружила нашего архиепископа. Лишь сейчас осознала — всё правильно, королевских персон венчает именно он. И будь на его месте обычный служитель, он бы не решился, а архиепископ наклонился вперёд и прошептал:

— Ваше высочество, если вы против, то ещё не поздно отказаться. Пока эта, — кивок куда-то вниз, — ересь не зажглась.

Я с ужасом перевела взгляд на алтарь, чтобы обнаружить вместо него незнакомую полупрозрачную глыбу. Словно огромный кусок горного хрусталя, и этот хрусталь тлел. А поверх него лежал большой камень силы и сверкал всеми бесчисленными гранями…

Именно вид такого знакомого бриллианта меня и отрезвил.

— Ты? — я опять повернулась к Дарну. — Женишься? На мне?

— Что тебя так удивляет?

Я судорожно вздохнула и объяснила:

— Ты — дракон. Вы женитесь только по любви, а меня ты не любишь.

Владыка посмотрел недоумённо.

Секунда, и в синих глазах мелькнуло нечто странное — словно ящеру открылась некая неочевидная для него истина. Тишина, наполнявшая храм, стала прямо-таки звенящей, и в этой тишине…

— Люблю, — сказал Дарнаэш. — И пусть моё пламя тебя не затронуло, а твой собственный огонь, невзирая на все мои усилия, так и не вспыхнул, я буду пытаться снова. Опять. До тех пор, пока ты меня ни полюбишь. Я не отступлюсь.

С этими словами Владыка резко упал на одно колено, склонил голову и приложил руку к сердцу, и почудилось в этом простом жесте что-то совсем уж особенное.

Настолько, что рядом кто-то ахнул, и я обернулась, чтобы увидеть стоящую в толпе Уштарию. А потом и Теймиза, и Кверга с Тиришем, и множество других, уже примелькавшихся чешуйчато-хвостатых лиц.

Да что там кланы и советники! Я даже седовласого Эйтера заметила. Причём мой сколько-то раз прадед стоял в компании неулыбчивых драконов чьи одежды были щедро расшиты жемчугом. Мои почти родственники? У-у-у…

Но не это главное. Я медленно повернулась обратно и выдохнула:

— Твоё пламя? Разве оно зажглось?

Дарнаэш плавно поднялся на ноги и заломил бровь.

— А ты не знала? — прозвучало так, словно я наглая врушка.

Это возмутило.

— Да откуда?!

Владыка сложил руки на груди, недобро прищурился.

— Хочешь сказать, что такая умная, а до сих пор не поняла? Тогда на ауру мою посмотри.

Странное предложение. В том смысле, что маг я очень посредственный, но ауры вижу. Только там, у драконов, этим своим умением почему-то почти не пользовалась, а здесь и сейчас… да, я расфокусировала взгляд, чтобы увидеть вторую сторону нашей реальности.

Посмотрела и покачнулась — ауру Владыки я помнила, и в данный момент она была совершенно другой.

Огонь! Сияющий, ослепительный! Он рвался вверх, колыхался, а ещё у этого огня были крылья, и они тянулись ко мне. А моя собственная аура почти не изменилась, и она на интерес драконьего огня не отвечала.

Точнее оставалась спокойной до этого момента, зато теперь…

То жгучее, что сидело внутри, и что я так отчаянно душила всё это время, взбесилось. Оно начало рваться с такой силой, что пришлось вцепиться уже двумя руками, мысленно призывая себя к спокойствию и рыча яростное «нет!»

А огонь всё равно рвался! И когда я вернулась к нормальному зрению, увидела на лице Дарнаэша очень заинтересованное выражение. Лицо Владыки словно просветлело, уголки губ медленно и хищно ползли вверх.

— Так-так-так, — тихо произнёс он.

— Леди Азалина, отменяем? — вновь подал голос архиепископ. — Церковь вас защитит! Мы вас монстру не отдадим!

Монстру? Это он падших не видел, — подумала я.

Дарнаэш отреагировал иначе:

— Сожру, — ровно пообещал служителю он.

Архиепископ побледнел и отступил, а я… тоже отступила — так, на всякий случай. Контролировать драконье пламя, а во мне буйствовало именно оно, было всё сложней.

— Милая, а ты куда? — спросил Дарнаэш подчёркнуто-ласково. Уже не злился, а веселился, причём с каждой секундой всё больше.

Я ответа не знала. Просто… я же и так в него влюблена, куда уж дальше? Хватит. Достаточно и того, что есть!

— Лина… — позвал Владыка.

А потом он применил запрещённый приём:

— Я тебе тысячу ларцов подарю.

И мой драконий огонь взревел с новой силой!

— Люблю тебя, принцесса, — добавил Дарнаэш искренне. — Всё тебе отдам, до последнего бриллианта. Все свои сокровищницы с тобой разделю.

— Так их у тебя несколько? — почему-то возмутилась я.

И моё пламя рвануло вверх.

Разумеется, оно вспыхнуло не из-за бриллиантов. Просто силы закончились — слова о любви разбили контроль на осколки.

Я ощутила, как жар разливается по всему телу, как шипит и продолжает вырываться из клетки, стремясь… да, к Дарнаэшу. В миг, когда невидимый огонь коснулся синеглазого ящера, ноги подогнулись, но мне не позволили упасть.

Дарн поймал — подхватил и прижал к груди, как тогда, после нападения. Я же изумлённо изучала мелькающие перед внутренним взором всполохи и слушала неистовый ликующий рёв огня.

Мне было так хорошо, так спокойно и радостно, что ничего другого и не нужно. Просто быть рядом с ним, любить его, пылать для него.

— Принцесса моя, — прошептали в ушко. — Владычица…

В этот миг рядом полыхнуло что-то ещё и я увидела хрустальный алтарь. Он тоже горел, а большой бриллиант рассыпал по стенам и потолку храма крупные разноцветные блики.

Там, в толпе гостей сначала ахнули, следом послышались ликующие возгласы. Причём ликовали прежде всего драконы — мне не требовалось смотреть, чтобы это понять.

Зато архиепископ грустил… Стоял, взирал на предмет чужого культа и чуть не плакал. Но когда крики стали тише, всё же сосредоточился и закончил церемонию:

— Силой, данной мне по праву, объявляю вас мужем и женой!

Я опять ощутила всплеск драконьего огня — пламя снова устремилось к Дарнаэшу. Оно оплеталось вокруг Владыки, ластилось и ласкало. А огонь Дарнаэша обвивался и ласкал в ответ.

Странное ощущение. Очень приятное. Но с ним ещё будем разбираться!

Кстати, интересно, а как огонь ведёт себя во время близости?

И ещё одно «кстати» — а у нас будет брачная ночь?

Глава 37

Я не собирался соблазнять Азалину — вернее, просто не рассчитывал на такую удачу. Телепортировался к ней как к своей паре, а обнаружив себя в спальне, шумно выдохнул и постарался забыть о том, где именно стою.

Намеренно отвернулся от ещё застеленной кровати, и сразу отвлёкся на далёкий плеск воды — он слышался из-за закрытой двери, которая явно вела в ванную.

Воображение мгновенно разыгралось, рисуя Лину обнажённой и погружённой в ароматную пену, и тело, разумеется, среагировало. Первый порыв — присоединиться! Но я заставил себя погасить все «лишние» реакции. Принял приличную позу и стал ждать.

Минута, вторая, третья… время превратилось в вечность.

Устав держать футляр с бриллиантовым гарнитуром, я отложил его на подоконник и осмотрелся ещё раз.

Глянул и удивился — ничего особенного, обычная комната, и довольно скромная, если учесть статус моей леди. Значит ли это, что Лина не любит роскошь? Так может нужно срочно переделать наши покои в резиденции Владыки? Времени, конечно, немного, но если очень постараться можем успеть.

Снова всплеск воды, и я опять шумно выдохнул.

Прикрыл глаза и сосредоточился на разговоре, ради которого пришёл.

Его величество Селтор Третий предложил не предупреждать Лину о том, что планы на её замужество немного изменились. Мой будущий тесть сказал:

— Плохая идея. Боюсь её высочество что-нибудь вытворит.

Я несколько опешил.

— По-вашему ей лучше узнать обо всём уже у алтаря?

— Так надёжнее, — уверенно кивнул король.

Зато его наследник и мой будущий шурин не согласился:

— Лина упрямая, и за Биорика она не хочет. Следовательно, если не узнает о… хм… замене жениха, может и сбежать.

Логично, кстати. Но тут в разговор вмешалась будущая тёща, и она поддержала первую версию:

— Линочка несколько дней плакала из-за вас, — сказала королева укоризненно. — И раз так, то скорее уж сбежит от вас, чем от Кривоногого.

При упоминании слёз сердце болезненно сжалось. Мысль о побеге «от меня» удовольствия тоже не доставила, даже с учётом того, что отыскать беглянку, учитывая нашу связь, будет легко.

Тут я запнулся и насторожился. Точно легко? Ведь зная изобретательность этой юной принцессы, возможно всякое. В этот миг я напрягся невероятно. Что если в самом деле исчезнет, а я не сумею найти?

Идея застряла в голове слишком прочно. На её фоне всё остальное померкло.

Знакомство с будущими родственниками? Рассказ о своих намерениях? Испрошение руки леди Азалины? С момента, когда Селтор Третий дал своё согласие, прошло всего несколько дней, а казалось, что век.

Да, я пришёл к королю, объяснил, насколько возможно, и мы друг друга поняли. Королева тоже поняла, да и будущий шурин проявил удивительную разумность. Заметил философски:

— Если её величество Эрилайза в самом деле была драконом, то это, видимо, закономерно?

— Один из первых драконов, пришедших в этот мир, женился на человечке, — поддержал вывод я. — А история, как известно, циклична.

Все удивились, но не сильно. Мой визит и слова о любви к Азалине удивили сильней.

То есть всё шло хорошо, без лишних проблем — до этого момента. А сейчас всё внутри перевернулось. В сознании словно раскалённым железом высекли слово «побег».

В резиденцию я вернулся хмурым и никак не мог решить, что же делать. В конце концов пришёл к мысли — встречусь с Линой накануне свадьбы и буду действовать по обстоятельствам. Главное — убедиться, что леди на месте. В идеале — пресечь возможный побег на корню.

Повинуясь этому намерению, я оделся, взял коробку с гарнитуром и телепортировался. Теперь же стоял и ждал возвращения моей леди из ванной, и когда она, наконец, пришла…

Полотенце! О, небо, на ней было одно только полотенце!

Голова резко закружилась, мысли затуманились, но я снова сумел взять себя в руки — нужно не сходить с ума, а просто поговорить.

— Дарнаэш? — изумилась Лина. — Как ты здесь оказался?

Вообще-то я хотел поздороваться, но эта невозможная девушка мгновенно свела нашу встречу к очередной перепалке. Я был вынужден защищаться от её колкостей, одновременно сдерживая своё пламя и все инстинкты, которые требовали не смотреть на это вопиющее полотенце, а подойти и сорвать!

А Лина всё нападала и нападала. Шипела, и… в какой-то момент я не выдержал. Шумно выдохнул и попробовал обратиться не к заведённому разуму будущей жены, а к её драконьей сущности.

Да, я продемонстрировал подарок. Гарнитур, созданный лучшим из наших ювелиров, причём в рекордно короткий срок.

Я лично надел на её пальчики кольца, застегнул на запястье браслет, защёлкнул колье на шее. Потом развернул к зеркалу и украдкой выдохнул, глядя как леди успокаивается — не зря бриллианты считают самыми волшебными из всех камней! Хвала Небесам и Прародителям, помогло!

Но то, что случилось дальше…

Принцесса развернулась и, привстав на цыпочки, с лёгкостью отыскала мои губы.

В первую секунду я ещё пытался держаться, а потом бастионы выдержки пали. Моя. Только моя. Никому не отдам!

Я окунулся в это безумие — в пьянящие поцелуи и жгучие прикосновения. Прижимал Лину к собственному восставшему телу — трогал, гладил и снова целовал.

О том, что дороги назад уже нет, узнал задолго до того, как леди принялась сдирать с меня рубашку. И это была лучшая неизбежность в моей жизни!

Я избавился от одежды, стянул с Лины дурацкое полотенце. Леди осталась безупречно обнажённой и в бриллиантах — лучший, с точки зрения дракона, вид.

Восхитительно! Идеально! Но куда восхитительней были её ответные порывы. Лина отвечала на каждое моё касание, на каждый безумный шаг.

Когда я в неё вошёл, ощущения обострились до предела. Внутренний огонь окончательно сорвался с цепи — впрочем, я его и не держал. Я старался действовать бережно, не вызывая лишней боли и мне, кажется, удавалось. Несколько раз моя принцесса всхлипнула, зато потом…

Какие, к падшим, разговоры? Какие объяснения? Наши тела сказали всё и даже больше! Гораздо больше, чем могли сказать мы.

Я был пьян, Лина — тоже. После первой разрядки разум прояснился, но вскоре меня опять подхватила буря. Я по-прежнему старался двигаться бережно, а невеста — моя невеста! — словно нарочно подталкивала к более напористым действиям.

Приятно и факт — ей нравилось. Причём, судя по стонам, не меньше, чем мне…

Не знаю сколько это всё длилось, но заканчивать не хотелось. Пришлось применить волевое усилие. Напомнить себе, что завтра церемония, и нам обоим желательно оставаться на ногах.

Я отодвинулся от Лины, но через секунду подмял под себя, не желая отпускать, и леди опять-таки не возражала.

Впервые с момента нашего знакомства я по-настоящему расслабился в её присутствии. Ощутил себя самым счастливым драконом, а через несколько минут… снова напрягся и пришёл к выводу: нашей будущей Владычице лучше стонать от удовольствия, чем думать и говорить!

Дело в том, что Лина приподнялась на локте и спросила:

— Как ты догадался?

— Мм-м… — я глянул непонимающе. — О чём?

— О том, что ты мне нравишься.

— Нравлюсь? — именно в этот миг моя расслабленность рассыпалась прахом. — Просто нравлюсь? Только и всего?

— А этого мало?

Она ещё и ресницами хлопнула. Причём настолько невинно, что… Нет, ей действительно лучше стонать, чем думать!

Тут, возможно, следовало сказать о завтрашней свадьбе, или о чём-то ещё, но я приплёл феромоны. В действительности я узнал о значении этого слова немного раньше — через пару часов после того, как Кверг с Тиришем очнулись ото сна, который вызвала «Драконья смерть».

Узнал и воспарил, потому что даже не надеялся на симпатию этой упрямой леди. После того, как Лина, хлопнув огненной дверью, ушла в Вектарию, я едва не признал поражение, а тут… феромоны!

Тогда, в коридоре, принцесса спросила, а я и не понял. Зато теперь, осознав смысл вопроса, сразу отправился к вектарийскому королю.

Но толика сомнений всё равно оставалась, и сегодняшняя ночь, казалось, эти сомнения уничтожила, а теперь… «Ты мне нравишься».

Да она издевается! Я, по её мнению, каменный такое выдерживать?

Впрочем, дальше — больше! Услышав вопиющие слова, я взглянул на её пламя и мои небеса затянуло самыми тёмными тучами.

Ничего! Я ощущал, что где-то в глубине её души что-то тлеет, но огонь был сам по себе. Он не горел для меня.

Я быстро оделся и, чтобы не наговорить лишнего, попрощался. А очутившись в своём дворце, испытал острое желание выпить чего-нибудь крепкого. И так как алкоголизмом пока не страдаю — именно пока! Учитывая повадки моей наречённой, болезнь явно не за горами! — отправил ментальный зов Квергу с Тиришем.

Советники явились в мои личные покои почти мгновенно, оба сонные, в ночных сорочках и колпаках…

— Что случилось? — напряжённо спросил Тириш.

— Что опять? — ещё более напряжённо произнёс Кверг.

Я молча указал на кресла возле камина, а сам направился к шкафу с напитками. Взял стаканы, бутылку, потом мы выпили.

— Дарн? — вновь не выдержал Тириш.

— Ничего, — буркнул я. — Её пламя всё равно не зажглось.

Советникам понадобилось несколько минут, а потом Кверг догадался…

— Ты соблазнил её высочество Азалину?

— Скорее она меня, — вспомнив полотенце, с неохотой объяснил я.

Глаза советников стали предельно круглыми, а Тириш ещё и присвистнул.

Гостиную затопило потрясённое молчание, однако после нового глотка советники повеселели:

— Но если всё было, значит теперь она точно твоя, — заявил Кверг.

Моя! Моя, но…

— Я всё равно разожгу её огонь, — сказал я, сжав стакан так, что тот жалобно хрустнул. — Рано или поздно она тоже вспыхнет!

— Мы не сомневаемся, — сказал Тириш.

Кверг кивнул.

Приятно. Жаль, что я сам не питал столь твёрдой уверенности. А ещё эта вероятность побега и ослиное упрямство нашей будущей Владычицы. Нет, с одной стороны хорошо, что она такая целеустремлённая, но с другой…

— Дарн? — окликнул на сей раз Кверг.

Я ответил:

— Есть ещё одна проблема. Она, конечно, скорее надуманная, но…

Но на рассвете я всё равно поставил вокруг вектарийской столицы своё оцепление. Заодно приставил по дракону к каждому стационарному порталу, и дал подданным указание: если увидят нечто подозрительное, в частности убегающую девицу с нетипичной аурой, срочно задержать и вызвать меня.

Ну и третий момент — я обратился к будущему тестю и настоятельно попросил взять под контроль всех живущих в столице магов, способных осуществить телепортацию. Селтор Третий удивился безмерно, но я был непоколебим.

Спустя час всех достаточно сильных заперли в одном из дворцовых залов. Причём нелегальных тоже заперли — выловили и так же привезли во дворец. Король сначала сопротивлялся, мол — узнают, что мы о них знаем, и сразу сменят убежища, а нам потом искать, но деваться Селтору было некуда.

Когда и магические пути побега были отсечены, Селтор посмотрел с сочувствием:

— До чего она тебя довела.

Вот! Хоть кто-то понял.

Кажется, у меня будет хороший тесть.

После этого был храм, и невероятное, прямо-таки чудовищное спокойствие невесты. Глядя на её безучастную фигурку, я в какой-то момент подумал — а она вообще живая? Аура говорила, что да, но кто ж мою благоверную разберёт?

Человеческий архиепископ вещал и вещал, а когда дошёл до главного, невеста не среагировала. Её согласие прозвучало настолько ровно, словно ничего необычного не происходит, словно она с самого начала знала за кого идёт.

Это был повод расслабиться, только я расслабляться не спешил. И не зря!

Когда Лина осознала, она развернулась и отбросила вуаль.

— Ты что тут делаешь? — выдохнула изумлённо.

Я ответил коротко и по существу:

— Женюсь.

Учитывая некоторую зацикленность принцессы на теме политических браков, я ждал вопросов из серии: «На ком?» или «А где Биорик?»

Но вместо этого услышал:

— Ты? Ж