Book: Школа Пепла. Слуга двух господ



Школа Пепла. Слуга двух господ

Виталий Зыков

 Школа Пепла. Слуга двух господ

Братство — сообщество магов, исповедующих одинаковые взгляды и объединённых конкретной целью. Члены братств традиционно практикуют схожие или близкие по сути Тайные Искусства и закрыты для посторонних. На территории Борея деятельность любых братств запрещена, однако ограничения носят сугубо формальный характер. Многие подобного рода сообщества сейчас вполне комфортно себя чувствуют под вывеской официальных Школ…

Выдержка из учебника по истории борейских Школ для студентов Колледжа Белых Перчаток

Дружить всегда легче не ради чего-то, а против кого-то!

Из мемуаров архимага Ллойда Гарроты, Канцлера Авалона.

Глава первая, в которой героя зовёт дорога

Потолок в спальне леди Марой был украшен в стиле борейской моды конца прошлого столетия. Ещё тех времён, когда страна была монархией, во дворце в Варганде сидел император, а соблюдение религиозных канонов воспринималось как нечто само собой разумеющееся. Полтора десятка миниатюр по периметру и одна крупная картина в центре изображали сцены из Писания Потомкам, где Святые творили могучую волшбу, воодушевляли людей перед сражениями и громили демонические орды. Смотрелось это всё ярко и красиво, но на вкус Малка совершенно не подходило для комнаты молодой и любящей жизнь леди. Однако кто он такой, чтобы лезть со своим мнением?!

Малк вернул на место соскользнувшую с бёдер простыню и, убрав за голову руки, продолжил лениво изучать творение неизвестного ему художника.

— Проснулся? — сонно простонала лежащая рядом Терри, даже не пытаясь шевелиться. — Давно?

— Давно, — хмыкнул Малк, покосившись на девушку.

Сейчас она никак не напоминала ту элегантную и утончённую леди Марой, образ которой так тщательно пестовала на людях. Взлохмаченные волосы, тени под глазами, потрескавшиеся губы и общий бледный вид — два дня и две ночи, что они вместе провели в постели, не прошли для неё даром. Даже Малк с его повышенной жизнестойкостью и выносливостью ощущал себя как выжатый лимон, что уж говорить о даме…

Вопреки его ожиданиям, Терри вдруг проявила удивительную живость и резко повернувшись, закинула на него ногу.

— И чем тогда занимался, если давно проснулся? — промурлыкала она.

Малк ухмыльнулся уголком рта.

— Просто лежал, отдыхал… и пытался не думать, что уже сегодня меня ждёт поезд до Варганда.

— Ой, до вечера ещё полно времени, — отмахнулась Терри.

— Как сказать, как сказать… — возразил Малк и не без самодовольства хмыкнул. — Два дня назад я тоже планировал лишь нанести визит вежливости к одной очаровательной леди, а в итоге… вон как всё завертелось.

И тут же заработал шутливый тычок кулачком под рёбра.

— Эй! Это правда!! — возмутился Малк, прикрываясь локтем.

С посещением леди Марой и вправду вышло всё как-то неожиданно. Истерзанный общением с госпожой Леарой, Малк, конечно, надеялся, что приглашение в гости от Терри не ограничится чинной беседой в гостиной, но и о том, что флирт столь стремительно перерастёт в нечто большее, даже не мечтал. И дело тут вовсе даже не в какой-то чрезмерной раскрепощённости леди Марой — хотя и это тоже со счетов сбрасывать не стоило! — а скорее в его собственном желании нырнуть в омут страсти и хоть ненадолго забыть о мире вокруг.

Что ж, последнее у него и вправду получилось! Разговор за чашкой чая, с которого начался его визит к леди, как-то очень быстро перешёл к теме отношений, приобрёл игривую тональность… и вот уже Малк сам не понял как так получилось, что он, не прерывая поцелуев, несёт девушку в спальню. В спальню, которую они не будут покидать следующие двое суток.

— Ты уверен, что хочешь уехать? — вдруг спросила леди Марой, подставив под голову согнутую в локте руку и глядя в лицо любовнику.

Малк неопределённо дёрнул плечом.

— Не знаю. Ещё позавчера сказал бы что да, а сегодня… сегодня все прошлые тревоги кажутся глупыми и ненастоящими, — протянул он задумчиво. Однако память тотчас услужливо подсунула подробности разговора с госпожой Леарой, и он уже гораздо более уверенным тоном продолжил: — Хотя чего себя обманывать… Останься я здесь, и моя дальнейшая жизнь будет яркой, счастливой, но, увы, очень недолгой. Так что… дороги назад нет.

Малк извиняюще улыбнулся и поцеловал Терри в кончик носа.

— Да, ты в Андалоре от души покуролесил, — ответила девушка и мелодично засмеялась. — С той Ночи Йорроха, когда мы впервые познакомились, о начинающем маге по имени Малк заговорили в определённых кругах даже некоторые Младшие Магистры. Что для Адепта далеко не самого престижного заведения Борея, уже немалое достижение.

Услышанное заставило Малка нахмуриться.

— Меня обсуждают? А подробнее? — спросил он.

— Это так важно? — улынулась Терри. Сейчас, вырвавшись из тесных рамок этикета, она выглядела удивительно милой и… словно бы домашней. А ещё — зверски соблазнительной.

Однако Малка в данный момент подобным было не смутить.

— Для такого как я очень важно, — пояснил он. — Я про себя многое тебе не рассказывал, но…

— Ой, не смеши! — перебила его Терии. — Неужели ты думаешь, что я лягу в постель с первым встречным?! Разумеется Джон узнал всё, что только можно. Про тебя, твоё «обычное» происхождение, сложности с обучением, маленькую войну с лоялистами и очевидный разлад с подругой. — Здесь девушка, разом став чем-то похожей на госпожу Леару, снова рассмеялась. — Как видишь, мне известно всё, что действительно важно!

Она особенно выделила слово «действительно». И Малк понятливо кивнул, растянув губы в невесёлой улыбке. О том, что у него и у неё важность подобного рода вещей может сильно разниться, он предпочёл не говорить. А то и вправду, Йоррох его побери, увлечётся да и докопается до связей Малка с Канцелярией, узнает о получении Наследия Кетота, доберётся до преследования со стороны «этого деда» Бонифация. Уж этого ему точно бы не хотелось!

— Тем более. Я как-то привык думать, что отъезд с Борея закроет проблемы с недовольством знати… Кто будет охотиться на сбежавшего к Йорроху на рога «таракана»?.. Но если дошло уже до досужих разговоров, то… — принялся объяснять Малк.

— То ничего страшного не случилось, — перебила его Терри. — Тебя во всю обсуждают наши доблестные вояки. И даже не столько тебя, сколько твоё везение. Не часто им приходится встречать Адептов из «городских неженок», которые ухитряются пережить полноценный поединок авалонского Младшего Магистра с не самым слабым на этом свете демоном!

— Вот как… — пробормотал Малк, переваривая услышанное. И тут же довольно бестактно спросил: — Как понимаю, спрашивать про то, откуда одной далёкой от армии леди известны частные беседы борейских офицеров, смысла нет?

В глазах леди Марой что-то мелькнуло, однако если ей вопрос и не понравился, то больше она это никак не проявила.

— Почему же? Ответ очевиден — от моего генерала, — с удивительной непосредственностью ответила Терри.

Малк на это не нашёлся даже что сказать. Хотя… она ему не жена и не подруга. А раз так, то и не ему осуждать не слишком-то отягощённую моралью даму. Особенно лёжа голым в её постели.

Тем не менее в комнате повисла неприятная тишина. И чтобы сменить тему, Малк сказал:

— Кстати, прости, но твой платок я потерял.

Поймал недоумевающий взгляд леди Марой и пояснил:

— Ну тот, который ты мне подарила после Ночи в храме Архонта. С особыми свойствами!

То ли Терри играла, то ли и вправду забыла, но об изолирующей магические эманации вещице она вспомнила только после пояснения Малка.

— А, его… Да ерунда. Глупая игрушка, сделанная ещё в те времена, когда я надеялась найти себя и вырваться за рамки искалеченного Дара, — отмахнулась девушка в деланным равнодушием. Причём чувствовалось, что реакцию вызвал не факт потери подарка, а то что стояло за этим. История его создания и собственно тема таланта к магии. — Совершенно бессмысленная вещь. — И тут же остро глянула на Малка. — Удивлена, что ты распознал в этой тряпке не просто платок!

Малк, который помнил, как отнёсся к «тряпке» старый оружейник, на это лишь неопределённо покрутил в воздухе пальцами.

— Погоди, а что не так с твоим Даром? — спросил он, вдруг заинтересовавшись. — Если Джон копался в моём прошлом, то ты должна знать про то что я бывший «пустышка». Так что перед тобой, можно сказать, специалист по проблемам с талантом…

— Специалист? Тогда ладно, если специалист… — снова перебила его Терри с тихим, но не обидным смешком, однако тут же серьёзно продолжила: — У меня мутировала Родословная. Не как у тебя, когда в крови даже следа её не осталось, а иначе… когда дарованный предками талант трансформируется в нечто иное, кривое и убогое. В итоге пройти Инициацию я смогла, а вот взять планку ранга Ученик уже нет.

— И ничем не помочь? Подобрать Тайное Искусство, поэкспериментировать с алхимией, Запретными Техниками… — сочувственно спросил Малк. Понятно, что леди Марой рассказала далеко не всё, но даже услышанного хватило, чтобы ощутить к ней какое-то родство.

— Ты представляешь сколько это будет стоить? — меланхолично сказала Терри. — Будь я дочерью Патриарха Дома или главы Семейства, может и была бы надежда исцелиться, а так… быть мне Адептом до смерти. — Она недолго помолчала, после чего продолжила: — Нашлись, правда, советчики, что надо обратиться к «демонолюбам»… За должное подношение демоны и не такое исправляют, но…

— Но? — вскинул брови Малк.

— Но меня хоть и сложно назвать высокоморальным человеком, всё же есть границы, которые никогда не переступлю. И на сделку с врагами человечества я не пойду ни за что, — с неожиданной серьёзностью сообщила леди Марой, а где-то в глубине души Малка вдруг шевельнулось непонятное облегчение. Отчего-то подобный ответ девушки был ему весьма приятен… Интересно, уж не клятва ли милес Драго себя так проявляет?

— А какая у тебя Родословная? — спросил Малк, несколько ошарашенный услышанным и потому напрочь забывший о существующих среди магов табу. Тут же вспомнил, спохватился и торопливо добавил: — Но если это секрет, можешь не отвечать!

Однако бестактный вопрос девушку совсем не разозлил. Он вдруг наоборот улыбнулась, как-то оценивающе посмотрела на Малка и со знакомым по прежним встречам хищным блеском в глазах сказала:

— Это не секрет, но… просто не скажу! Должна же быть во мне загадка?

Вопрос подразумевал только один возможный ответ. Малк молча обнял девушку и прижал её губы к своим. На какое-то время в комнате опять воцарилась тишина, прерываемая звуками поцелуев. Впрочем во что-то большее это не переросло — в какой-то момент Терри отстранилась от Малка и, сообщив, что собирается распорядиться насчёт обеда, выпорхнула из спальни.

Малк остался в одиночестве. Он, наконец, получил возможность хорошенько обдумать случившееся, благо и вправду было на что обратить внимание.

И прежде всего это касалось самой причины, по которой они с леди Марой сблизились. Если с ним самим всё было понятно, то во внезапно вспыхнувшую страсть столичной красавицы к не самому симпатичному — особенно после трансформации под влиянием магии Жизни — колхаунскому парню Малк точно не верил. Терри вообще не походила на человека, способного поддаться порыву. Не манипулятор уровня госпожи Леары, конечно, но и не салонная вертихвостка с ветром в голове. Есть у неё на его счёт какие-то планы, ради которых можно и с наставником по гаданию помочь, и даже в постель затащить. Точно есть! Но вот какие именно — вопрос. Уж точно не связанные с его неземным талантом и умопомрачительным богатством.

Особенно ясно это стало после рассказа о проблемах Терри с Родословной и Даром. В подобного рода ситуации решительно настроенная дама неизбежно будет стремиться развивать отношения с могущественными и влиятельными магами, завязывать знакомства с редкими специалистами вроде Старика, искать возможности для развития собственного дела… Однако Малк-то тут каким боком затесался?! Нет, определённо что-то здесь не то.

Но их невозможными отношениями происходящее не ограничивалось. Говоря о Родословной, Терри ни словом не обмолвилась о своих родичах. Как и не коснулась темы недоброжелателей, преследование которых заставило её сделать себе защищающую от гадания колдовскую татуировку. К слову весьма симпатичную — за прошедшие двое суток он успел на неё насмотреться.

А ведь Малк до сих пор помнил те ощущения, что возникли в ходе проведённого для леди Марой ритуала прорицания! И о совете Старика не связываться с тем, чьё внимание обратила на себя девушка, тоже не забыл.

«А может в татуировке и дело? Дерек Урвал город покинул, проводить поддерживающие её Силу ритуалы больше некому. Вот Терри меня в качестве запасного гадателя и держит?» — предположил Малк мысленно.

Идея звучала разумно, однако душа у него к ней почему-то не лежала. И всё больше казалось, что он чего-то упускает. Какой-то момент, полностью меняющий сложившуюся картину…

Хотя с другой стороны, какая ему разница? Замуж леди Марой он звать не собирается, какие-то иллюзии насчёт уз между ними не питает. Так стоит ли голову себе забивать ерундой насчёт зачем и почему?! Тем более что даже если забыть о близости, у Малка всё равно оставался перед Терри долг. Может это ей ничего и не стоило, но в нужный момент — когда Малк искал учителя гадания — она не отмахнулась от просьбы и просто помогла. А это дорогого стоит. И потому если вдруг за поддержкой обратится уже леди Марой, отказываться он не будет.

Размышления Малка неожиданно прервал донёсшийся из коридора стук каблучков. Дверь в спальню с треском распахнулась и в комнату ворвалась раскрасневшаяся Терри.

— Живо собирайся! — с порога крикнула она, попутно пытаясь придать волосам хотя бы видимость причёски. — Паромобиль генерала к воротам подъехал!

— Чего? — тупо спросил чересчур расслабившийся Малк. — Г-генерала?

Появление официального любовника леди Марой стало для него полнейшей неожиданностью. Он как-то незаметно для себя перенял ту лёгкость, с которой девушка относилась к своему прежнему партнёру — она даже по имени его никогда не называла, ограничиваясь званием или, в редких случаях, магическим рангом. Но как выяснилось списывать того со счетов было преждевременно.

— Если хочешь я могу с ним встретиться и поговорить, — предложил Малк неловко, собирая раскиданные по спальне вещи и натягивая их на себя.

— Ты с ума сошёл?! — в непритворном ужасе округлила глаза леди Марой. — Маг из него, конечно, так себе и чин он получил только по протекции отца, но… Малк, ты ему точно не соперник! Ты же это понимаешь?

Малк мрачно кивнул. Сильный Адепт, конечно, может составить конкуренцию средненькому Ученику и, при большой удаче, может даже навредить Бакалавру, но для магов старшего ранга он не более чем пыль под ногами. Даже для «так себе» чародеев. Так что, положа руку на сердце, предложение Малка вполне тянуло на экзотический способ самоубийства.

— Он уже у входной двери! — охнула Терри, прислушавшись. — Йоррох! Вниз тебе нельзя… Давай туда!

Сунула в руки Малку его ботинки и подтолкнула в сторону окна.

— Иди, иди!! — зашипела она. Затем вдруг замерла, явно задумавшись, коршуном метнулась к письменному столу, что-то накорябала самопишущим пером на прямоугольном клочке бумаге и, вернувшись назад, сунула его в карман жилета Малка. — Это мой номер мыслеграфа. Я его раз в несколько седмиц проверяю, так что не пропадай… Обещаешь?

Леди Марой требовательно заглянула в глаза Малку, а когда увидела что-то одной ей понятно, вдруг поддалась порыву и прижалась к его груди.

— Всё, уходи! Он уже на этаж поднимается, — разорвав объятия сообщила Терри.

Дождалась, пока Малк выберется через окно на идущий вдоль внешней стены здания карниз, закрыла за ним створку и кинулась к постели. Своего генерала она очевидно планировала встретить томно раскинувшись на подушках. Правда, Малк последних деталей уже не видел. Всё его внимание занимала узенькая каменная полоска, на которой ему приходилось теперь с трудом балансировать. И не то, чтобы он боялся упасть в раскинувшийся под окном палисадник — высота позволяла, — но оставлять там характерные следы, способные натолкнуть разумного человека на опасные мысли, как-то не хотелось.

Мысленно прикинув, что если он доберётся до угла дома, то сможет перебраться на крышу сарая, а оттуда уже незаметно спрыгнуть на садовую дорожку, Малк осторожно приставным шагом двинулся прочь от ставшей опасной спальни. Он даже успел преодолеть первую сажень, как покинутое окно вдруг со стуком открылось, раздалось шипение, которое может издавать только зажжённая сигара, и потянуло запахом дыма. Гость Терри — да поимеет его разом Йоррох со всем своим воинством — вдруг решил закурить. И стоило ему чуть сильнее высунуться наружу, как он тотчас увидел бы застывшего столбом соперника.



— Опять ты куришь! Заканчивай быстрее и пойдём! Для кого я новый пеньюар надела?! — донёсся до Малка воркующий голос Терри.

Не успел он подивиться женскому коварству, как следом раздалось невнятное мужское бурчание, зажжёная сигара кометой улетела в палисадник и снова бухнули створки окна. Малк опять остался в гордом одиночестве.

Мда, одно дело спать с женщиной Младшего Магистра, и совсем другое оказаться от этого Младшего Магистра на расстоянии вытянутой руки! Мысль была достаточно здравая, но несколько запоздавшая. Так что Малк вытер покрывшийся испариной лоб и продолжил движение по карнизу. Слава Святым, единственное попавшеся ему на пути окно было закрыто ставнями, поэтому он быстро его проскочил, добрался до угла здания, наступил на крышу сарая и… гигантским прыжком добрался до садовой дорожки. На мгновение замер, ожидая окрика невольных свидетелей, а когда убедился, что остался незамеченным, ринулся в сторону ведущего на соседнюю улицу забора. Ботинки он надевал уже оказавшись снаружи.

Любовное приключение, едва не ставшее катастрофой, благополучно закончилось…

Следующие несколько часов Малк целиком посвятил беготне по городу. Съездил в Общество, где получил в паспорт мага отметку об успешном окончании курсов, немного обновил гардероб, закупился всякими необходимыми в дороге мелочами, закрыл счёт в банке. А ещё добрался до той мастерской, где ему продали Зеркало Друзала, и вернул им обломки за смешные пол драхмы. На фоне прошлой своей сделки, когда за фокусирующие кристаллы из первого артефакта ему предложили одиннадцать драхм, это выглядело откровенным издевательством, но… но Малк даже не стал спорить. Побывавшее на поле битвы между Младшим Магистром и демонов Зеркало даже внешне выглядело как куча оплавленного металлолома. И то, что ему вообще за них заплатили, было уже неплохо…

Последним Малк забрал из камеры хранения на вокзале потрёпанный саквояж и сразу же проследовал на пропахший угольной гарью перрон. До отправления оставался ещё почти час, но обладателей билетов первого класса — госпожа Леара отчего-то явно расщедрилась — пускали в вагон уже сейчас, чем Малк и воспользовался. Быстро нашёл своё купе, повесил верхнюю одежду в шкафчик, заказал у проводника чай, плюхнулся за столик и… и, Йоррох побери, только тогда вдруг осознал, что он действительно сидит в поезде и собирается покидать Андалор. А ведь ещё какой-то год назад все его помыслы и жизненные цели были связаны с культурной столицей. И он верил, что та станет его домом как минимум на следующее десятилетие.

Мда, в свете нынешних реалий его прошлые планы теперь казались ещё более наивными и глупыми. Секретный дневник вёл, варианты будущего рассчитывал, да вон как всё сложилось! Он снова в поезде, позади полыхают сожжёные мосты, в кармане жалкие гроши, а впереди неизвестность. Всё почти как в прошлый раз, разве что только теперь он один, имеет кучу врагов и сидит на крючке у страшной Канцелярии. Прекрасный образчик воплощения в жизнь юношеских фантазий!

Несмотря на ту горечь, которой отдавали его мысли, Малк к собственному удивлению по-настоящему расстроенным не был. Наоборот, сам себе он казался каким-то обновлённым. Словно бы освободившимся от цепей и обретшим крылья. Ведь если подумать, то магом он стал, кучу навыков приобрёл, на жизнь трезвым взглядом смотреть научился. Более того, он уцелел там, где гораздо более опытные люди прочили ему смерть, обрёл истинные цели и смысл жизни — «то, ради чего он встаёт по утрам», и даже увидел настоящие лица тех, кто прятался под масками его друзей. Правда, всё ещё нет-нет, а и всплывала в сердце обида на предательство Хелавии, но и эта боль не была острой или мучительной… Хотя тут свою роль очевидно сыграли ночные безумства с леди Марой. Помнится в интернате почувствовавшие вкус взрослой жизни пацаны любили учить «малышню» чужой премудрости. «Чтобы забыть одну женщину, надо провести ночь с четырьмя другими», — говорили они, и благодаря Терри Малк начал воплощать данный совет в жизнь. Что будет дальше неизвестно, однако пока рецепт явно работал.

Не всё так плохо было и с деньгами. В Андалор Малк вёз одолженные у отчима сорок драхм, и этих денег ему едва хватило на первое время. Покидал же он культурную столицу с честно заработанными пятидесяти восемью драхмами, что почти в полтора раза превышало прежнее его «богатство». Да и в остальном Малк был в изрядном прибытке… Проклятый нож, револьвер, даже, поимей их Йоррох, маска Лиса и статуэтка рыцаря от таинственного Зала Помнящих — всё это были символы новой жизни, жизни ходящего по грани Одарённого. И Малк наконец это осознал и принял всей душой.

Но самая главная ценность, что сейчас имелась в его распоряжении, и которая больше всего сказывалась на его психическом состоянии, это рекомендации специалистов Канцелярии по формированию Нимба и преодолению границы ранга Ученика. Именно наличие в багаже данных записей стало для Малка зримым подтверждением воплотившейся в жизнь мечты и… ключом к воротам будущего развития.

От одной только мысли о том, что его ждёт по приезду в Варганд, Малка охватывало нервное возбуждение, которое приходилось подавлять усилием воли. Ведь именно в столице он собирался провести необходимые ритуалы и штурмом взять новую вершину своего развития как мага. Именно там, подальше от обиженных им аристократов, заготовленных против него схем активных противников храма Кетота и коварных планов представителей авалонского посольства, Малк хотел стать Учеником. Да, переезд ничего не менял — влияние всех его врагов сохранялось и в столице, — но он делал ставку не на это. Малк верил, что на его стороне неожиданность, где-то даже наглость и… большое разнообразие магических организаций в Варганде.

Интересно, предполагала ли нечто подобное госпожа Леара или думала, что жадность в нём победит, и он-таки рискнёт воспользоваться помощью магов Общества?! Хотя какая к Йорроху разница! Решение уже принято, Малк в поезде и уже понимает кого именно ему надо искать по приезду. Осталось лишь добраться до столицы, причём желательно без попадания в очередные неприятности. Безо всех этих демонов, террористов или проклятого Святыми карлика, которые под влиянием прошлой поездки стали для Малка неизменными атрибутами железной дороги.

Ну а если всё же не повезёт…Что ж, он готов ко всему. В саквояже, поверх вещей, лежит заряженный многоствольный пистолет, проклятый кинжал в ножнах заткнут под рубашкой за поясом брюк, а заклинание Искры в любой миг готово сорваться с языка. Справится, со всем справится. Не в первой!

Однако на этот раз всё прошло на удивление гладко и обыденно. Никто не поднимал по тревоге солдат из конвоя, никто не стрелял из пушек, не устраивал перестрелок в вагонах-ресторанах. Мало того, все два дня пока поезд добирался до конечной станции в Варганде Малк был в купе совершенно один, избавленный от утомительной обязанности терпеть какого-нибудь особо говорливого попутчика. Так стоит ли удивляться, что с поезда он сошёл в прекрасном расположении духа, максимально подходящем для ритуала?

— В восточный филиал Школы Зелёного света, — бросил Малк извозчику, поймав пролётку при выходе с вокзала.

Днём ранее в ходе беседы с проводником он случайно узнал об имеющейся в поезде дорожной библиотеке. Сходил туда, хорошенько покопался в зачитанных до дыр книгах да и обнаружил «Вестник учебных заведений». Справочник, который считался в Борее основным источником знаний по существующим в стране магическим организациям. Остальное было дело техники, так что уже к вечеру на руках у Малка имелся список наиболее подходящих для его целей колдовских сообществ. И Школа Зелёного света занимала там первую строчку. Неплохая экономия времени для того, кто планировал первый день в Варганде потратить на поиски нужных сведений в местной публичной библиотеке!

Как выяснилось, добираться до нужного адреса было недолго, хорошо если десять-пятнадцать минут. Малк даже насладиться поездкой не успел — только собрался полюбоваться окрестностями, как пролётка уже остановилась перед кованными воротами величественного особняка, а извозчик прокуренным голосом предложил вылезать.

Набранный ранее темп удалось сохранить и дальше. Чтобы пройти на территорию, оказалось достаточно показать жетон мага охраннику, а оплата «сбора за беспокойство» в три десятка оболов на входе в само здание Школы открыла перед Малком остальные двери. Не потребовалось даже сидеть в очереди перед нужным кабинетом — специалист, к которому направила Малка симпатичная девушка-Ученица в вестибюле, принял его сразу, безо всяких задержек.

— И что же заставило уважаемого Адепта, проходившего обучение в Андалоре, выбрать для прорыва через ранг Школу Варганда? — баском поинтересовался у Малка Бакалавр Школы Зелёного света, после того как ознакомился с переданными ему бумагами. — У вас там организаций магов хоть и не столь много как в старой столице, но большинство из них вполне соответствует высокому званию Школы. Зачем ради не самой сложной процедуры ехать через пол страны?

Не ожидавший подобного вопроса Малк нахмурился.

— Вам доверия больше, — наконец выдал он, после короткой паузы.

— Доверия значит… — протянул маг Школы и снова взялся за бумаги. Некоторое время задумчиво их листал, после чего уронил на стол и решительно сообщил: — Это хорошо, когда так. Потому что лично у меня следовать данным, с позволения сказать, рекомендациям пока нет никакого желания!

Малк задумчиво покосился на полученные от госпожи Леары документы, после чего перевёл взгляд обратно на хозяина кабинета и замер в ожидании объяснений.

— Бывший «пустышка», перекос Дара в сторону Пневмы, чересчур сильная Власть, отравление Жизнью, неудачный набор заклинаний… Каждого из этих пунктов достаточно, чтобы усложнить процедуру перехода через границу ранга, а здесь они все в кучу собраны. — Бакалавр с осуждением помотал головой и вздохнул. — То, что кто-то вообще согласился в таких условиях давать какие-то рекомендации без предварительного исследования, просто выше моего понимания!

Слова мага звучали убедительно. Под таким углом на советы экспертов госпожи Леары Малк не смотрел.

— И как тогда быть? — спросил он с некоторым напряжением.

Представитель Школы Зелёного света пожал плечами.

— Сначала пройти диагностику, а дальше принимать решение! — Он немного помедлил и добавил: — Одиннадцать драхм, и риск опасной ошибки будет сведён к минимуму.

Озвученная цена заставила Малка потрясённо втянуть в себя воздух. Пятая часть всех его денег! И это ещё без трат на сами ритуалы!! Йоррох и все его демонические орды… Первым порывом было желание забрать документы и покинуть территорию Школы. Всё же в его списке Зелёный свет был не единственной организацией, предоставляющей магам услуги по поддержке продвижения между рангами, но… но кто сказал, что в остальных местах с ним будут разговаривать как-то иначе?! А уж если вспомнить, что о его изрядно подросшей Власти специалисты госпожи Леары попросту не знали, то ценность их советов и вправду становилась сомнительной.

— Хорошо, согласен! Когда начнём? — сказал Малк твёрдо.

И заскучавший было Бакалавр моментально расплылся в довольной улыбке.

— Да прямо сейчас, чего тянуть-то?! — объявил он, с готовностью поднимаясь из-за стола и жестом приглашая Малка пройти в дальний угол кабинета. Где серым пятном выделялся участок в три-четыре квадратные сажени, выложенный плиткой из дикого камня.

Малк окинул предложенное место внимательным взглядом и тихо хмыкнул. Ни знаков Руноглифа, ни магических кругов на полу он не увидел, а значит методы Школы несколько отличались от того, чему их учили в Обществе. Зато наверху, аккурат над серым квадратом, висела сложная конструкция из зачарованной меди и закалённого стекла, всю поверхность которой покрывало бесчисленное множество колдовских знаков и узоров, а по бокам свободно свисали четыре изогнутых манипулятора с хрустальными иглами на концах.

Жестом попросив Малка подождать, Бакалавр с усилием выдвинул из стены спрятанную в ней металлическую панель и наложил сверху раскрытую ладонь. Одновременно он принялся читать длинное заклинание, в котором каждое произнесённое слово словно бы собирало отовсюду потоки зелёного света и вливало его в кажущееся безжизненным устройство. Спустя десяток секунд механизм отозвался басовитым гудением, во встроенных в него кристаллах заплясали огоньки света, а то, что Малк принял за манипуляторы, рывком разошлось в стороны.

— Раздевайтесь и становитесь по центру. Будем смотреть, то и как, — проронил Бакалавр небрежно.

Управление устройством очевидно не вызывало у него никаких проблем.

Малк выполнил распоряжение. И едва он оказался под гудящим агрегатом, как механические конечности снова пришли в движение и нацелили на него хрустальные иглы. Макушка, точка между бровями, центр груди и низ живота — мишенями стали главные энергетические центры тела. И если Малк правильно понимал происходящее, то дальше должно было быть весьма больно…

Он не успел даже испугаться, как иглы зажглись зелёным, вокруг них возникла корона энергетических разрядов, и в него устремляясь четыре магических луча. Каждый из которых кинжалом пронзил кожу и мышцы, и проник куда-то глубже. Ну или по крайней мере ему так показалось. Дождь боли, закаливший волю, позволил сдержаться и не вскринуть, но менее мучительно всё равно не стало.

— Будет немного больно, потерпите! — донёсся до Малка голос, и он, сжав зубы, кивнул.

В ответ сверху повеяло Силой, пришла в движение Власть Бакалавра и на Малка, словно на ось, одна за другой опустились нарисованных прямо в воздухе магические фигуры. Тёплым потоком прошли через голову, отозвались холодом, когда скользили по телу, укололи тысячами булавок, пробежавшись по ногам, и в конце попросту сгинули в камнях пола. И так три раза, пока вложенная хозяином кабинета Сила, не была исчерпана, и процедура не завершилась.

— Всё? — спросил Малк, когда гул вдруг прекратился, а огни погасли. — Можно одеваться?

— Да, да, конечно, — буркнул Бакалавр и, забрав с собой пластину панели, на которой он весь ритуал продержал ладонь, вернулся за стол.

Некоторое время он изучал появившиеся на металлической поверхности значки, водил пальцем по странного вида линиям, после что-то считал на механическом вычислителе. Пока, наконец, не оттолкнул пластину прочь и с прищуром не уставился на Малка.

— Что? — спросил Малк.

— Ничего. Просто интересная картина складывается. И для меня как для специалиста весьма любопытная. — усмехнулся Бакалавр. — Во-первых, тело ваше не просто отравлено Жизнью, а подверглось полноценной мутации. И теперь самостоятельно поглощает из еды, воздуха и света столько жизненной силы, что не знает куда девать избытки. Вы, как понимаю, пытались «сжигать» их, занимаясь физическими нагрузками, но это полумера. Без обуздания процесса и получения полного над ним контроля, всё закончится плохо…

— Насколько плохо? — уточнил Малк, резко помрачнев.

— Настолько, что если оставить как есть, то совсем скоро вы умрёте из-за сошедших «с ума» клеток вашего тела, — скривился его собеседник. — Но это ещё полбеды. Есть ещё и во-вторых. Ваш Дух отторгает Жизнь. И чем дальше, тем более явно это происходит. Так что лекарем или специалистом по закаливанию тела, у которых все заклинания должны быть именно из этой сферы, вам точно стать не светит.

— А кем светит? — немедленно поинтересовался Малк, чем явно разозлил хозяина кабинета.

— В-третьих же, — с напором сказал он, — в-третьих, вы чересчур увлеклись развитием Власти. Шагать через ранги здорово в плане могущества, но очень обременительно для тела…

— Так с этим же у меня как раз всё отлично. Крепкое, сильное — многое выдержит. В чём проблема? — удивился Малк, вспомнив, что о чём-то таком же его предупреждала и госпожа Леара.

— Выдержало бы, контролируй вы потоки жизненной силы в своём организме! А так Власть лишь ещё больше разгоняет процесс поглощения энергии. Понимаете? — гневно воскликнул Бакалавр, резко замолчал и, спустя мгновение, уже спокойно продолжил: — Вас до сих пор спасает только прекрасно развитый для Адепта Дух и некоторые контакты с магией Смерти. Подробнее разобрать не получается, нужно более дорогое сканирование, но есть следы некоторых ритуалов, которые чуточку восстанавливают нарушенный баланс в вашем организме.

Малк понятливо кивнул, мысленно радуясь словам, что для получения более детальной информации требуется более тщательное и дорогое обследование. И значит Семя Духа, о котором он, честно говоря забыл, представитель Школы Зелёного света не нашёл.



— Так что же мне делать-то тогда? Какие рекомендации? — спросил Малк немного резковато. Из-за чего тут же извинился.

— Рекомендации простые. Как можно скорее формируйте Нимб — он ещё больше укрепит Дух и замедлит идущие в вашем теле процессы. Затем, не затягивая, переходите в ранг Ученика. Причём забудьте обо всех советах. Иного выхода для вас, кроме как сделав центром Нимба «лечилку», нет. Заклинание это, по сути, позволяет управлять жизненной силой, и освоение его на более глубоком уровне рано или поздно позволит сделать навык контроля над телом естественным как дыхание, — Бакалавр улыбнулся и развёл руками. — Это всё… А, чуть не забыл! Ещё, став Учеником, постарайтесь сдеалать акцент на освоении магии Смерти. По идее это окончательно вернёт вашему организму требуемое равновесие… Вот теперь точно всё!

В кабинете наступила тишина. Маг Школы Зелёного света видимо и вправду сказал всё, что хотел, а вот Малк… Малк молчал совсем по другой причине. Пока, наконец, не справился с эмоциями и не спросил в лоб:

— А разве в предложенных вам бумагах, по крайней мере насчёт «лечилки» в центре Нимба, не было написано?!

— Возможно, — усмехнулся Бакалавр. — Но одно дело пустые рассуждения, и совсем другое, когда они подкреплены научным подходом. Понимаете разницу?

Малк стиснул зубы и несколько раз медленно кивнул. Конечно он понимает. Как не понять! Особенно про потерянные одиннадцать драхм… На языке так и вертелся десяток-другой ругательств, однако озвучивать их Малк не стал. Скандалить и даже провоцировать Бакалавра — пусть даже возможно никогда не сражавшегося на дуэли — в его ситуации было откровенно глупо. И он принялся отсчитывать в протянутую руку золотые кругляши…

Несмотря на задранные к небесам цены и склонность драть с покупателей три шкуры даже в случаях, когда вполне можно сэкономить, искать другое место для рывка к следующему рангу Малк всё же не стал. Слишком уж хвалили Школу Зелёного света в «Вестнике», да и сам он уже оценил уровень имеющегося здесь оборудования и квалификацию работников, чтобы искать что-то новое.

Вернувшись в вестибюль, Малк заплатил аж тридцать четыре драхмы — услышав цену, он всё же едва не передумал! — и сразу же отправился в нужную ему комнату. Не задерживаясь у порога, вошёл внутрь и тотчас закрыл дверь на магический замок. Теперь без специального магического ключа попасть внутрь было невозможно, что на фоне развивающейся паранойи Малка звучало весьма приятно.

Боль из-за потраченных драхм в его сердце уменьшилась ещё немного, когда Малк осмотрелся внутри заклинательного покоя. На фоне аналогичного помещения в Андалорском Обществе магов, где всё убранство сводилось к голым, лишённым окон, стенам, грязному сводчатому потолку и земляному полу, здесь всё выглядело значительно приятнее. Стены из белого мрамора, мозаичный потолок со спящими защитными формулами в качестве украшений, дающие мягкий свет светильники и… пол. Пол здесь оказался особенным, целиком устланным кристаллическим песком. Да не какой-то взятой непонятно где дешёвкой, а уже прошедшим алхимическую обработку материалом.

Определённо это стоило своих денег!

Кивнув собственным мыслям, Малк расслаблено замер и, втянув носом воздух, попытался «распробовать» царящую в этом месте атмосферу. Попробовал ощутить ту ауру, что отличает данный заклинательный покой от любого другого. И когда, спустя несколько минут, что-то такое получилось, и он перестал себя ощущать чем-то инородным, только тогда он шумно выдохнул и принялся неспешна раздеваться — дальнейшие ритуалы настоятельно рекомендовалось проводить полностью обнажённым.

Оказавшись голым, прошёл босыми ногами в центр комнаты и прямо поверх песка постелил небольшой, купленный ещё в Андалоре, коврик. Пару секунд им полюбовался и, используя его в качестве центра, принялся чертить Защитный Круг. У него, конечно, к карлику много претензий, но то, что тот научил Малка ценить правила техники безопасности, это факт!

Подготовка много времени не заняла, так что совсем скоро Малк залпом опрокинул в себя небольшой пузырёк с самым дешёвым укрепляющим зельем — им он тоже разжился в Андалоре, — отбросил пустую посудину в кучу одежды у входа и уселся на коврик. Сердце вдруг начало колотиться как сумасшедшее, но Малк постарался успокоиться и не обращать на подобную ерунду внимание. Наступал один из самых важных моментов в его жизни за пределами интерната, так что в волнении не было ничего страшного. Главное, чтобы оно не стало чрезмерным… Но с этим он уж точно должен справиться!

Через минуту состояние вернулось в норму, и Малк, сосредоточившись, скользнул во дворец Духа…

Внутри всё оставалось по прежнему. Неотвратимо наполняющаяся жизнью ментальная пустыня, бескрайнее небо и — сегодняшняя цель Малка — Кристаллическое Сердце с вращающимися вокруг заклинаниями спутниками на месте «солнца».

— Искра, Рассеивание, «лечилка», — он и сам не знал, зачем начал перечислять свои полностью освоенные заклинания вслух. Но так было отчего-то спокойнее, а потому, учитывая важность правильного настроя и внутреннего состояния, зачем себя сдерживать?!

Заклинания отозвались сотрясшей весь Дворец вибрацией. От чего Малк задумчиво хмыкнул, ещё раз вспомнил о том, как мечтал взять в качестве основы для Нимба то Искру — и в будущем стать боевым магом, то Рассеивание — и продолжить карьеру борца с магическими загрязнениями, после чего потянулся вниманием к Кристаллическому Сердцу и… сжал его Властью.

Созданная Тайным Искусством структура отозвалась физической болью, туманящими разум вибрациями и чередой внезапных импульсов, едва не сбивших «спутники» со своих орбит. Наверное это выглядело бы опасно и в другой ситуации Малк мог бы запаниковать, если бы не его достижения в плане Власти. Йоррох их знает, как остальные справляются в подобных случаях, его палочкой-выручалочкой были именно обретённые благодаря Наследию Кетота навыки. Или просто он слишком привык на них полагаться и не смыслит как можно колдовать иначе?! В адское болото всё! Он работает как умеет!

Продолжая «сжимать» трепыхающееся Кристаллическое Сердце — можно даже сказать, что он стал им на какое-то время — Малк одним махом распространил во все стороны свою Власть. Да так, чтобы получившийся домен охватил все три заклинания разом и… зафиксировал их в одном положении.

Боль тут же начала нарастать, появилось ощущение, что так делать не надо, и на Малка из-за его действий теперь надвигается какая-то дикая, сумасшедшая опасность, но он всё равно продолжил начатое. С натугой сначала переместил в центр Сердца спутник-«лечилку», затем зафиксировал в новом положении своё любимое Рассеивание, а под конец, так, чтобы через три точки получилось провести правильно ориентированную плоскость, «передвинул» Искру.

На мгновение всё замерло, появилось ощущение, что конструкция в таком виде самостоятельно существовать не будет, и она через миг развалится с самыми печальными для Малка последствиями… Однако Малк даже не дрогнул, сохраняя выдержку, и продолжил держать энергетическую структуру Властью. Что и оказалось залогом успеха.

Ментальная плоскость, которую он «провёл» через три «точки» вдруг налилась светом и принялась стремительно вращаться, порождая настоящий смерч в небе Дворца Духа, а затем столь же стремительно остановилась. И Малк осознал, что в своих мысленных тисках он теперь сжимает нечто вроде кольца, охватившего Кристаллическое Сердце.

Нимб был готов.

— Святые и все их помощники!!! — потрясённо воскликнул Малк, возвращаясь из глубин Дворца в реальным мир и понимая, что его лицо и грудь покрыты засохшей кровью, резерв опустошён практически полностью, а Дух… Дух ощущается так, словно он нечто материальное и несколько дней подвергался избиениям.

Но это всё были такие мелочи, что Малк даже не удостоил их серьёзного внимания. Гораздо больше сейчас его волновало совершенно иное. Словно опасаясь, что она вот-вот исчезнет, Малк напряг ранее не существовавшую духовную «мышцу» и с восторгом ощутил, как раскручивается ещё не до конца уплотнившийся, но вполне себе реальный Нимб. И как в его опустошённые резервы вливается тонкая струйка энергии.

— Прирост более чем одной десятой эрга в час! — мысленно посчитав, не удержался от восклицания Малк.

Всё как и обещал в Обществе господин Лок, когда ещё только знакомил его с Тайным Искусством. И теперь скорость поглощения Силы выросла у Малка до одной целой и одной десятой эрга в час, что снижало время восполнения запасов магии до смешных восемнадцати с оболами часов.

Последнее, что требовало проверки, это ставшая центром Нимба «лечилка». Не желая откладывать дело в долгий ящик, благо носовое кровотечение до сих пор продолжалось, Малк мысленно потянулся к чарам, но не пытаясь, как раньше, активировать знаки Руноглифа, входящие в заклинание, а… просто желая его использовать. И у него получилось. К пострадавшему месту тотчас последовала волна тепла, и стекающие из ноздрей красные струйки моментально иссякли.

— Не знаю как там насчёт роста контроля, но лечит точно быстрее, — озвучил свои наблюдения Малк.

После чего покинул Защитный Круг и проследовал к своим вещам. Тратить время на пустой отдых и откладывать собственно переход к Ученику он не собирался, планируя сделать всё одним рывком. Однако для этого требовались силы, восполнить которые мог лишь хороший обед. И он принялся доставать из сумки заготовленные ранее питательные брикеты. Впереди его ожидало много скучной и утомительной работы…

На то, чтобы полностью восполнить резерв у Малка ушло около десяти часов. Где-то неподалёку располагался полноценный Источник Пневмы второго, а может и третьего класса, так что воздух был насыщен Силой, и формула сбора почти удваивала скорость поглощения энергии. Что было в ситуации Малка довольно полезно и удобно. А заодно он узнал о том, что такое взаимодействие с хорошим Источником, что тоже было большим плюсом. Потому как после проблем с работой в лечебнице и отравлением Жизнью, об этой части магического Искусства у него сложилось весьма предвзятое впечатление.

Наконец, предварительно хорошенько размявшись, Малк вернулся на коврик в центре заклинательного покоя. Пришла пора заняться второй частью его преображения как мага. И он отчего-то не сомневался, что это пройдёт столь же гладко, как и формирование Нимба.

— Рывком! Одним махом! Безо всяких запасных вариантов, здесь и сейчас! — принялся накручиваться себя Малк, чеканя слова, а затем и вовсе добавил: — И да начнётся пытка!!

Господин Лок, как отвечающий за обучение Тайным Искусствам наставник, говорил, что преодолевать барьер между рангами надо с помощью Зеркала Друзала. Так безопасно и надёжно, однако в данном вопросе Малк почему-то больше верил господину Хордолу. На факультативе толстый маг убеждал студентов не идти по лёгкому пути и попробовать силы в самостоятельном прорыве — «как древние маги», — а если не получится, то пытаться тогда уже с артефактом. Мол, так будет проще потом «закончить фундамент»… что бы это ни значило. Одна беда, у предлагаемой господином Хордолом методики был недостаток. Всего один, однако настолько большой, что перевешивал любые выгоды. И имя ему было — боль!

Но вот как раз с нею у Малка были особые отношения…

Смысл прорыва к следующему рангу заключался в организации мощной атаки того барьера, что мешает двигаться дальше и развивать тонкое тело. Для чего маг должен собрать всю доступную ему силу, плотно сжать, а затем попробовать втянуть в себя ещё немного Силы… чтобы снова сжать и снова втянуть… и так до тех пор, пока способен выносить ту боль, которую причиняет разрывающая Дух магия. Когда же терпение заканчивается, то чародей выпускает собранную Силу внутрь Дворца Духа и… молит Святых, чтобы у него всё получилось. Чтобы не оказалось слишком мало энергии, чтобы она имела нужную плотность, и чтобы не был чересчур крепким барьер.

В случае, когда используется Зеркало Друзала, то оно не только позволяет с большей точностью рассчитывать потребные объёмы энергии, но и забирает какую-то часть мучений. Так что с ним действительно легче. Но вот последствия… впрочем, об этом лучше думать, когда дело уже сделано! И Малк решительно принялся сжимать всю доступную ему магию.

Ну что сказать, это действительно было больно. Казавшаяся ранее такой послушной Сила категорически не желала подчиняться, и в ответ на каждый импульс Власти, на каждое ментальное движение Малка — давила, давила во все стороны, распирая энергетические каналы и копьями вонзаясь в Дух. И пусть закалённая Дождём воля позволяла как-то это всё терпеть, к пятому шагу, когда Малк начал сжимать энергию уже в пятый раз, мука стала поистине невыносимой. Возможно Малк бы даже сдал назад и отказался от самостоятельного прорыва, если бы не понимание, что ему некуда девать собранную и сжатую донельзя Силу. Отпусти её он сейчас и пусть не смерть, но сильнейшие травмы обеспечены. А там… пока будет лечиться, уйдёт время для оптимального перехода в Ученики, и он навеки застрянет в Адептах.

Нет уж, Малк будет терпеть!!

И он терпел, попутно продолжая собирать Силу, переламывая её строптивый характер и выискивая те неуловимые признаки, которые подскажут, что пришло время выбрасывать всё накопленное в одном могучем ударе.

«Если сейчас появится Бонифаций, то мне крышка!» — некстати подумалось Малку, и он аж заскрипел зубами от злости. Секундное волнение сказалось на контроле над Силой, и вся эта мощь моментально отозвалась пугающей дрожью.

— А-аа!!! К Йорроху!!! — понимая, что он допустил ошибку, и дальше будет только хуже, Малк запредельным усилием ещё раз сдавил распирающую резервы Силу Властью… и шарахнул всем этим кошмаром куда-то за пределы Дворца Духа.

Что было дальше, он даже толком не помнил. Вроде бы небо внутреннего мира заволокло тучами, причём настолько густыми, что пропало с глаз даже Кристаллическое Сердце. Налетел порывистый ветер, который сорвал всю ту зелень, что скрывала под собой песок пустыни, а возникший из ниоткуда столб чёрного смерча перепахал землю. Появилось чувство, что Дворец Духа вот-вот снова опустеет, и на этот раз в него больше не удастся вернуть жизнь…

Однако как скоро выяснилось Малк всё же выполнил требуемые условия. Сжатая в таран Сила не рассеялась, достигла границ внутреннего мира, наткнулась там на кажущиеся нерушимыми стены и… со всей той мощью, что только может дать оранжевый ранг Власти, их сокрушила. Дворец в последний раз содрогнулся, словно бы сжался, а затем рывком вырос практически вдвое.

И Малк стал Учеником. Вот только принять данный факт он смог далеко не сразу…

Глава вторая, в которой есть море и его обитатели

Чтобы прийти в себя после прорыва к новому рангу Малку потребовались целые сутки. Слишком сильный удар получил его Дух — который сначала был едва ли не разрушен, а потом внезапно трансформирован в нечто новое, — чтобы вести себя как ни в чём ни бывало. Мало того, он даже заклинательные покои в Школе Зелёного света покинул не самостоятельно. По истечении первых суток аренды хозяева, озабоченные тем, что он до сих пор не вышел, пришли к нему с проверкой. И обнаружили Малка лежащим без сознания на полу комнаты. Так что траты вынужденно увеличились ещё на одну драхму за услуги опытного лекаря в ранге Бакалавра.

Однако он был не в обиде. Наверное, если бы местные рвачи забрали у него вообще всё до последнего обола, он бы и тогда не испытывал никаких негативных эмоций. Всё застилала эйфория от перехода через барьер Ученика. Йоррох побери, Малк просто отказывался поверить, что он — бывший «пустышка» и нищий провинциал, целый год стремившийся вырваться из-под давления правила первого года, — достиг нужного результата и теперь может немного перевести дух. Ведь он мало того, что стал Учеником, так ещё и верхняя граница беспроблемного развития теперь отодвигалась для него на десять лет вперёд!

Одно омрачало его радость — у Малка не было даже примерного понимания как теперь расти дальше. Если не считать рассуждений Бакалавра Школы Зелёного света и рекомендаций специалистов госпожи Леары, разумеется. Потому как на главные вопросы советчики ответов всё равно не давали. И Малк не знал ни какое Тайное Искусство ему стоит выбрать — или, что вернее, какое именно из потенциально доступных имеет смысл искать, — ни какой стратегии следовать, когда придёт время выбирать три обязательных заклинания теперь уже первого круга. По сути он вообще мало что знал о ранге Ученика, до того будучи целиком сосредоточенным на развитии навыков Адепта.

Была, правда, надежда, что модифицированный Семенем Духа сплав из Кристаллического Сердца и Дождя боли окажется эффективен и на новом ранге. Однако первая же медитация разбила её в прах. Ни одна тренировочная формула больше не работала. И даже поглощение Силы осуществлялось теперь не с помощью формулы сбора, а посредством только-только сформированного Нимба. Вращающееся вокруг Сердца кольцо начинало втягивать во Дворец энергию по одному лишь желанию Малка, делом подтверждая слова наставников Общества о коренном отличии в развитии даже не Адепта и Ученика, а Адепта с Нимбом и Адепта без Нимба.

С Семенем Духа тоже никаких чудес не произошло. Ничего сверх того, что дал Малку переход Власти на оранжевый ранг, он не приобрёл. Ощущал и то слабо, что уж там говорить о каком-то на него влиянии. И как Малк подозревал, без развития Власти всё так и останется. О том, что полученные через Наследие упражнения для развития силы Духа тоже перестали работать, и упоминать не стоило…

Малк, как ни печально это осознавать, вновь оказался на перепутье. С мрачноватым прошлым и затянутым туманом будущим. Тьму на его уходящей в неизвестное дороге разгоняло лишь задание госпожи Леары, которое предполагалось выполнять в самой настоящей Школе. И хотя Малк ранее хорохорился, утверждая в беседе с представительницей Канцелярии, что снова учиться не планирует, близость к источнику знаний несколько скрашивала погрязшую в неопределённости действительность.

Правда, сначала до этой самой Школы ещё предстояло добраться, потому как Варганд был далеко не последней точкой в маршруте Малка. Если верить тому, чтобы было написано на вручённом ему ещё в Андалоре едином проездном билете, на третий день после приезда в столицу её уютную гавань покидал параходофрегат «Ярый демоноборец», где для Малка было зарезервировано место в пассажирской каюте.

Так что проведя в городе две ночи в недорогой ночлежке — с учётом в очередной раз опустевшего кошелька запросы пришлось заметно урезать — в нужный день Малк отправился в городской порт, где и принялся искать необходимое ему судно…

Малк был искренне убеждён, что опыт — всё же вырос в трёх шагах от моря и в портах бывал не раз, — позволит с лёгкостью справиться с данной задачей и от услуг мальчишек-проводников, стайкой вьющихся у выхода из морского вокзала, отказался. Смело миновал пункт охраны, поднялся на небольшой взгорок, где скучали несколько носильщиков и откуда открывался прекрасный вид на акваторию, приметил направление на причальную линию и… и потерялся в лабиринте пакгаузов, тянущихся из ниоткуда в никуда заборов, сложенных из ящиков пирамид и наваленных кое-как мешков. Как здесь ориентировались местные было решительно непонятно. Во всяком случае Малк оказался на это не способен. И за свою самонадеянность едва не поплатился.

На входе в непонятного предназначения тоннель, куда его вывела случайно выбранная тропка в нагромождении штабелей строевого леса, дорогу ему заступили сразу четверо оборванцев. Грязных, вонючих, но внешне довольно крепких и вооружённых ржавыми ножами. Что им нужно и зачем они здесь, такие красивые, нарисовались, Малк даже спрашивать не стал. Наученный горьким опытом противостояния с лоялистами, он без разговоров уронил саквояж в пыль, метнулся к перегородившей вход в какую-то подсобку железной решётке, вцепился в неё обеими руками, поднатужился и рывком выломал один из прутьев. Перехватил поудобнее и с оскалом развернулся к грабителям.

— Вот это он здоровый, поимей меня Йоррох… — протянул один из оборванцев.

Переглянулся с товарищами, и они, не сговариваясь, убрали ножи и бочком-бочком освободили проход. И Малк их прекрасно понимал. С кем-то его габаритов он тоже не захотел бы связываться. Почти сажень ростом, широченная грудь, пугающие предплечья… Собственно для закрепления эффекта он и устроил шоу с выломанной железякой. Доставать из саквояжа тесаки, револьвер или колдовать Искру — это означало неизбежную драку и высокий риск ранения, не говоря уж об опасности появления «друзей» грабителей. Малк же предпочитал лишних приключений для себя не искать.

Закинув прут на плечо и подхватив свободной рукой саквояж, он дождался, когда дорога будет свободна и неторопливо двинул дальше. Добрался до входа в тоннель, а затем, словно что-то вспомнив, остановился и через плечо спросил:

— Это дорога к пирсам?

Со стороны подобное, наверное, выглядело как проявление крайней наглости и уверенности в себе, однако Малк понял это несколько позже. Единственное, о чём он думал на тот момент, это скорое время отправления корабля и то, что без чужой помощи в портовых дебрях можно блуждать до следующего утра. Какие мысли возникли в головах оборванцев Малк даже примерно не представлял, однако, после короткой растерянной паузы, самый говорливый из них осторожно помотал головой и, перемежая речь ругательствами, принялся объяснять дорогу.

И ведь, демонов мерзавец, не обманул! Следуя его указаниям Малк уже через десять минут вынырнул чуть в стороне от причальной линии, а ещё через пятнадцать стоял у трапа «Ярого демоноборца».

— Пассажир? — лениво поинтересовался у Малка седоусый матрос, сидящий неподалёку на чугунном кнехте.

Малк кивнул и, отбросив в сторону забытую железяку, потянулся за билетом.

— На корабле юнге покажешь, а пока жди. Видишь, родовитые грузятся? — скучающим тоном продолжил матрос, ткнув погасшей трубкой в компанию из четырёх, судя по вышитым на сюртуках гербам, членов Семейств, которые о чём-то яростно ругались с бригадиром портовых носильщиков.

В сторону Малка они если и смотрели, то брезгливо наморщив носы — скромно одетый и с единственным саквояжем на фоне той горы вещей, что принадлежала им, он попросту терялся. Хотя что дворяне, собеседник Малка его тоже явно воспринял как человека простого, не требующего особого отношения. Иначе бы не тыкал и не вёл себя столь наплевательски…

Однако Малка таким было не пронять. Деньги, ценные украшения, богатая одежда — в его глазах это было что-то вторичное. Лишь собственное развитие и личное могущество имели значение, всё остальное — тлен и прах. Он даже вытягивать медальон мага из-за отворота рубахи не стал, предпочтя остаться для окружающих смертным пассажиром, неизвестно зачем отправляющимся в морское путешествие.

До своей двухместной каюты, расположенной неподалёку от корабельного гальюна, Малк добрался примерно спустя час. Закинул на багажную полку вещи, познакомился с валяющимся на одной из кроватей соседом — им оказался торговый представитель известной компании, занимающейся производством паровых двигателей, — и поднялся на палубу. Начало своего первого морского путешествия он предпочитал встретить именно так, собственными глазами наблюдая за удаляющимся берегом, а не предаваясь безделью в духоте каюты. Занял место на корме — так, чтобы не мешать членам экипажа, — да и уставился вдаль, в очередной раз глубоко задумавшись о своей судьбе и о том, насколько далеко он отклонился от казалось бы раз и навсегда определённого ещё в интернате маршрута.

— Вот, как ты решил наверх выбраться, воздухом подышать, — нарушил уединение Малка его сосед по комнате, неожиданно появившись из кормового люка и встав рядом.

— Тоже первое плавание? — поинтересовался Малк, с неохотой поддерживая беседу.

— Не… Уже шестое, — отмахнулся торговец, заработав удивлённый взгляд Малка. — Чего?! Мне хоть и двадцать три, но отец меня по делам фирмы с восемнадцати лет гоняет. Так что на том же Релаке я уже в четвёртый раз буду.

— Релак? Мне казалось, что корабль на остров Римма идёт, — нахмурился Малк.

Его билет был именно до этого острова, и он наивно полагал, что из Варганда «Ярый демоноборец» отправится прямиком туда. О том, что предстоит заходить в промежуточные порты он как-то не думал.

— Римма ведь северо-западнее Релака, и это такой крюк… — протянул Малк.

Торговец, ранее представившийся Тилем Калакаром, радостно засмеялся.

— Ага! Наш старенький пароходофрегат пока половину прибрежных посёлков на южном побережье Борея не обойдёт море пересекать не будет. Так что я, если Святые будут благосклонны, в пункте назначения буду через седмицу, а ты — через все полторы!

Малку оставалось на это лишь тихонько присвистнуть. Полторы седмицы! Хорошо хоть питание в стоимость билета входит, а то совсем беда бы была. А ведь он после «предложения» госпожи Леары настраивался на нечто лёгкое и необременительное… Мда, не получается из него пока бывалый путешественник.

Пока они болтали, трап тем временем убрали, корабль отшвартовался и с утробным пыхтением неторопливо двинулся к выходу из акватории порта. И Малк ещё более ясно, чем в поезде осознал, что за спиной остаётся весомая часть его жизни, а впереди… впереди темнеет громада неизвестных неприятностей и пугающих опасностей. В своё светлое и беспроблемное будущее, лишённое подводных камней и скрытых течений, он как-то не верил.

— Слышал, среди моряков тот рейс, что обходится без нападений морских монстров, считается осенённым благодатью Девятерых и лично госпожи удачи? — спросил Малк, чтобы как-то отвлечься.

Тиль криво усмехнулся.

— Я тоже это слышал… И в первый своё плавание от каждого плеска волны за бортом вздрагивал, — торговец покосился на Малка, выдержал паузу и неожиданно подмигнул, — но после того как понял, что ничего кроме встреч с однозвёздочными тварями, которые дохнут после первого же попадания из носового орудия, не происходит… вот тогда успокоился!

— Но я же читал, как в позапрошлом году наш конвой из пятнадцати судов столкнулся с нападением целой стаи монстров. В результате чего треть кораблей затонула, а остальные вернулись в порт в состоянии как после сражения с вражеским флотом! — возразил Малк, который новостную хронику в газетах проглядывал регулярно. — Да и в Беспокойном море даже рыболовецкие флотилии без пары-тройки Бакалавров Школы Вечной сини в море не выходят!

— Ну ты хватанул — Беспокойное море! Там помимо монстров ещё рейдеры Хеймдарка шалят, а это, я тебе скажу, ещё те ребята… — оживился Тиль, явно любитель поспорить. — Да и упомянутый тобой разгром весеннего Большого конвоя тоже не абы где случился. Яванский пояс! Там, по слухам, не то что монстры, достигшие седьмой звезды, водятся, так ещё и демоны в ранге Повелителя Бедствий появляются. — Для придания своим словам вескости торговец поднял указательный палец. — Помнится, три десятка лет назад Борей конвой, куда два броненосца и четыре канонерки входили, потерял. И никого это не удивило.

— Это понятно… Но почему тогда здесь, как ты говоришь, спокойно? — удивился Малк.

— Ответ прост — рядом четыре военно-морских базы нашего флота. И они хорошо чистят воды между Бореем и Релаком, — развёл руками Тиль. Правда, затем нахмурился, и уже другим тоном продолжил: — Впрочем, это не спасло моего деда, погибшего в таком же вот рейсе два десятка с лишним лет назад…

— Сочувствую, — кивнул Малк и поинтересовался: — И как же тебя тогда отец в море отправляет? Не боится?

— Боится? Не знаю, возможно. Но только чего делать-то, если надоело быть рядовым борейцем и хочется достичь чего-то большего? — не без гордости сказал Тиль. — У родителей нас шестеро — четверо сыновей и две дочери. Из них двое с Даром, и вся семья сейчас работает, чтобы помочь им Бакалаврами стать. Дед-то Учеником был, отец до Бакалавра дорос, и вот теперь братьев тянем. Если выдюжим, то в роду сразу двое дворян могут появиться. А это… в деловых вопросах это ух какое подспорье!

— И тебя такая несправедливость не… беспокоит? — заинтересовался Малк, помня о собственных отношениях с матерью.

— Да какая же тут несправедливость?! У меня Дара нет, у них — есть. Вот всей роднёй и помогаем… А как придёт время, так они нам помогут, — кажется даже не понял вопроса Тиль.

Малк больше ничего спрашивать не стал. Потому как именно такие отношения и были правильными. Не грызня из-за наследства, детских обид и собственных амбиций, а коллективная работа на общий успех. И тогда, тогда семье быть может действительно удастся стать чем-то большим. Получить дворянское достоинство, приобрести статус Семейства, а то и вовсе дорасти до полноценного Дома!

Ему, увы, ничего подобного не светило. Мало того, что собственная родня по отцу отказалась от «пустышки», так ещё и мать воспринимает едва ли не как выродка. Хорошо хоть с сёстрами и отчимом повезло, иначе совсем бы сиротой себя ощущал! Малку невольно вспомнилось письмо из дома, и он помрачнел. Подсознательно он всё равно ожидал от матери какой-то теплоты, добрых слов, а получил едва ли не чиновничий канцелярский запрос. Но что самое обидное — отказать в этой просьбе он не мог. И дело даже не сёстрах, которых он действительно любит и всегда готов поддержать, и не в тех сорока драхмах, которые занимал у отчима перед отъездом в Андалор… Нет, если бы мать попросила о помощи лично для себя, Малк всё равно бы её поддержал. Потому как… потому как это просто правильно, Йоррох побери!

Вот только следование моральным принципам всегда было накладным делом. Так что отправив днём ранее почтовый перевод на шесть драхм, Малк нанёс очередной, видимо уже добивающий, удар по своему кошельку. И его денежные резервы в момент уменьшились до пяти драхм с полусотней оболов. Для человека, который ещё несколько дней назад с лёгкостью тратил десятки золотых на ритуалы, это даже звучало неприятно!

Так, задумавшись, он сам не заметил, что их разговор с Калакаром угас и далее за удаляющимся берегом они следили уже молча…

Как Тиль Калакар и предупреждал, поездка на корабле и вправду затянулась. Старенький пароходофрегат сначала несколько дней ходил вдоль южного побережья Борея, заглядывая, наверное, в каждую мало-мальски оборудованную для приёма судов бухту. Где-то забирал редких пассажиров, почту или грузы, где-то просто пополнял корабельные припасы. Один раз загрузил в бункеры уголь. И последнее мероприятие настолько впечатлило Малка своей трудоёмкостью, что он дал себе зарок никогда не идти на корабль матросом.

Всё это время у пассажиров пароходофрегата, лишённого удобств действительно больших кораблей, было фактически всего два развлечения — прогулки по палубе и беседы друг с другом на отвлечённые темы. Капитан, правда, иногда ещё устраивал вечера в кают-компании, где играл патефон и была возможность сыграть в карты, но там было настолько тесно, что популярностью мероприятие не пользовалось. В итоге большую часть времени все сидели по каютам и общались с соседями, и слава Святым, что Тиль оказался весьма интересным собеседником. Для Малка, жизненный опыт которого ограничивался учёбой в колхаунском интернате и андалорской эпопеей, человек, побывавший на куче островов и повидавший немало такого, что и не снилось рядовым борейцам, стал настоящим сокровищем. Ведь он мало того, что любил делиться воспоминаниями о своих прошлых поездках, так ещё и знал кучу поистине фантастических историй. Голодные призраки, атакующие пассажирские дилижансы, проклятые дома, заманивающие путников в свои стены, мстительные духи, уничтожающие целые Семейства, морские твари, враждебные как людям, так и порождениям Пекла — он мог рассказывать о них часами. И пусть торговец неуклонно повторял, что услышал большую часть историй от отца или деда, и верит им как себе, Малк воспринимал их именно как сказки. Сказки, в которых Святые оставили метрополии лишь Ночи Йорроха да странствующих демонов и отгородили от настоящих ужасов.

Однако если общение с Калакаром удалось наладить сразу, то найти подход к остальным пассажирам не получилось. И не то, чтобы Малк не пытался — будучи запертым с кем-то на одном судне, сложно избегать контактов, — просто для прочих путешественников он оказался явно не ко двору. Если парочка едущих к родне влюблённых да мрачный старик с секретарём-телохранителем, которые взошли на борт в следующем после Варганда порту, вообще не стремились к разговорам, то четвёрка дворян-Учеников явно имела претензии именно к личности Малка. Отношение, которое они продемонстрировали к нему на пристани, молодые маги сохранили и на корабле. Обменивались в его присутствии многозначительными усмешками, в голос обсуждали нищебродов, философствовали на тему аристократического «прирождённого» достоинства и «порченной» крови — ничего такого, что могло бы спровоцировать вызов на дуэль, но всё равно достаточно неприятно.

Хотя, положа руку на сердце, Малк их понимал. Магом, каким их рисуют в книгах и газетах, он и вправду не выглядел. Отравление Жизнью превратило его в человека, которого с лёгкостью можно представить с кистенём в подворотне, но никак не в библиотеке, корпящим над свитком с заклинанием… Впрочем это его понимание ничуть ему не помешало бы при случае набить ублюдкам морды!

Одно хорошо, к андалорским лоялистам они никаким боком не относились, а значит ничего кроме подколок на почве личной неприязни ждать не стоило. А это уже плюс, хоть здесь не надо беспокоиться. Ещё не было бы угрозы от куда-то снова пропавшего карлика, и совсем хорошо…

Несмотря на слова Тиля о вычищенном участке моря между Бореем и островом Релак, в одиночку пересекать пролив капитан «Ярого демоноборца» не рискнул — во всяком случае так им было объявлено — и присоединился к конвою из трёх судов. Двух парусных шхун и грузового парохода «Гордый». Вот только у Малка правдивость слов капитана вызвала серьёзные сомнения, что и немудрено. Достаточно взглянуть на вооружение и совокупную магическую мощь. Если пароходофрегат был вооружён девятью орудиями, то корабли конвоя могли похвастать лишь наличием картечниц — по паре на каждом из парусников и три на пароходе. Не лучше было и с магической поддержкой: капитан «Гордого» давно уже застрял в ранге Ученика, а его коллеги с шхун и вовсе остались Адептами. Так что «Ярый демоноборец», где капитаном был Бакалавр, и в этом смысле смотрелся весьма выигрышно…

Какая уж тут совместная защита!

— Да зарабатывает он так! Иначе с грузоподъёмностью пароходофрегата, числом пассажиров и ценами на билеты рейс практически не приносил бы прибыли. А так владельцы этих трёх посудин скинутся за сопровождение их до какого-нибудь порта Релака, и наш капитан будет в прибытке! — пояснил Малку Тиль. — Уверен, он и за магов-пассажиров наценку сделал. Если вдруг что случится в стороне вы ведь стоять не будете, а за это и денежку можно взять. Заранее!

Аргументы Калакара звучали разумно, что сильно подпортило настроение Малка. Ему было бы гораздо спокойнее, присоединись «Ярый демоноборец» к по-настоящему сильному конвою. Такому, чтобы ни у одной твари не возникло даже желания попробовать его на зуб… Однако, увы, мнение Малка никто спрашивать не собирался. И очень зря. Потому что разумеется всё произошло именно так, как он боялся. На шестой день после того как «Ярый демоноборец» покинул порт Варганда или на второй день перехода через пролив, практически в двух шагах от берегов Релака, конвой был атакован обитателями морских глубин.

Само начало нападения Малк банальным образом проспал. Днём ранее он допоздна просидел с Калакаром за партией в шахматы, а потому утром к завтраку решил не вставать и остался в постели. В отличие от Тиля, который сначала дисциплинированно отправился на камбуз за всем уже остодемоневшими хлебом, ветчиной и горячим какао, а затем поднялся на палубу… Где и стал свидетелем того, как прямо по курсу «Демоноборца» неожиданно всплыли два небольших «острова» из водорослей и выпустили в корабль что-то вроде невидимого лезвия. Недостаточно мощного, чтобы вскрыть корпус судна точно консервную банку, но вполне подходящего, чтобы срезать одну из мачт и край дымовой трубы. Но даже не это заставило Калакара — как он после рассказывал Малку — нестись обратно в каюту. Что его действительно напугало, это появление монстров-абордажников. Прежде чем капитан успел активировать артефактные Щиты, вода по левому борту вскипела от десятков тел и корабль, точно крепость, принялись штурмовать морские твари.

— Вставай! Вставай!! Вставай!!! — с порога каюты заорал Тиль, выдёргивая Малка из нежных объятий сна.

В голосе торговца звучала самая неприкрытая паника. Сам же он подбежал к своему шкафу и дрожащими руками принялся рыться в вещах.

— Какого Йорроха? — спросил Малк, ничего спросонья не соображая.

И словно в ответ на его вопрос, в коридоре зазвучала сирена, а корпус корабля содрогнулся от грохота носовых орудий.

— Атака, девять болячек мне на задницу!! Грёбаное нападение морских тварей!! — сорвавшись на визг, возопил Тиль, но видимо обнаружив, что искал, резко замолчал и отступил к кровати.

В руках у него был дорогой даже на вид револьвер и поясная сумка-«авалонка». Причём последнюю, путаясь в ремешках, он тут же принялся пристраивать себе на пояс.

— Да чтоб меня! — вырвалось у Малка.

Сон моментально с него слетел, и он, повторяя действия соседа, кинулся к своему саквояжу. Мгновение, и вот уже ножны с проклятым клинком занимают место за поясом на спине, в левой руке зажаты рукояти тесаков, а правая ласкает всегда заряженный шестиствольный револьвер. О том, что он до сих пор босиком и на нём ничего нет кроме белых подштанников и нижней рубахи, Малк вспомнил в последнюю очередь.

Будь у него время он бы наверняка переоделся, но нападающие ему такой возможности не дали. И в тот самый момент, когда Тиль, бледный с трясущимися губами, раздавил в руке сосуд с заклинанием Щита, заменявший им окно иллюминатор вдруг разлетелся ворохом брызг, и внутрь сунула свою башку жуткого вида гадина. Покрытое жёсткой чешуёй тело, бахрома из омерзительных на вид лапок, вонючая слизь вокруг шеи — всё это Малк увидит потом. Первым в глаза бросился ярко-жёлтый уродливый клюв, ожерелье чёрных глаз и гроздья похожих на осьминожьи щупалец.

Одновременно с появлением твари Дух Малка царапнуло как от соприкосновения с чужой Властью — середина красного ранга, не более. Но прежде, чем он успел данный факт как-то осмыслить, клюв раскрылся, и из него вылетела порождённая магией волна. Наверное, если бы удар был более сконцентрированным, нацеленным на кого-то одного, урон был бы значительно выше, но монстр поступил иначе и атаковал сразу и Малка, и Тиля. Что и стало причиной его гибели. Заклинание нулевого ранга, тем более не достигшее пика мощности, не только не смогло пробить Щит Калакара, но даже не оглушило Малка. Какой-то урон он, конечно, получил, но хватило одного лишь желания исцелиться и посланный «лечилкой» поток тепла мгновенно омыл пострадавшие органы. Даже полного эрга не было истрачено, а Малк уже вернулся на пик формы.

— На, тварь! Н-на, получай!! — заорал Тиль и первым принялся палить из револьвера.

Увы, паника и дрожащие руки — плохие помощники в бою. В цель не попала ни одна из выпущенных им пуль, зато Тиль обратил на себя внимание монстра. Следующая «волна» явно адресовалась уже персонально ему… вот только выпустить её обитатель глубин уже не успел. Он только снова раскрыл клюв, как терпеливо ждущий этого момента Малк сделал шаг вперёд, уткнул револьвер в распахнувшийся зев и последовательно разрядил в беззащитное нутро все шесть стволов. Пережить такое не смог бы даже сильный Демонический воин, что уж говорить про низкоранговую морскую гадину. По телу твари пробежала дрожь агонии, она вся обмякла, щупальца повисли… и туша намертво застряла в иллюминаторе. Проход для других чудовищ оказался полностью перекрыт.

— Х-ха! К-как ты его! — сообщил Калакар прыгающими губами и принялся перезаряжать оружие.

Руки у него, кажется, тряслись ещё пуще прежнего, поэтому выполнить задуманное никак не получалось. Порох из пороховницы сыпался мимо зарядных камор, пули же отказывались становиться на положенные им места и выскакивали из-под рычага-шомпола.

— Да Йоррох подери!! — заорал торговец, теряя терпение.

Однако Малка его проблемы волновали мало. Сам он тоже задумался было поначалу о перезарядке своего шестиствольного револьвера, но прикинул сколько на это уйдёт времени… и вернул оружие обратно в саквояж. Судя по доносящимся из коридора звукам, товарки убитой твари уже во всю там хозяйничали, а значит сейчас наступал час боевой магии и обнажённых клинков. Единственное, чем Малк озаботился, это одежда. Босиком и в подштанниках драться было как-то несподручно, так что он спешно натянул брюки и сунул ноги в ботинки.

— Ты куда?! — с испугом в голосе спросил Тиль, когда Малк с тесаком в каждой руке направился к выходу из каюты.

— Помогать разбираться с тварями, разумеется, — усмехнулся Малк. — В нашем случае спасение утопающих — дело самих утопающих.

В отличие от соседа по каюте он никаких эмоций, кроме лёгкого возбуждения не испытывал. То ли сказывался обретённый боевой опыт, то ли так проявлял себя преобразованный практикой Кристаллического Сердца Дух, но Малк сейчас вёл себя скорее как ветеран морских сражений, чем как студент и недавний Адепт.

На пороге он замер, прислушиваясь к нарастающим крикам сражающихся за свою жизнь людей и пробирающему до костей шипению монстров, повёл плечами, покрутил шеей и, словно головой в омут, решительно шагнул в коридор… чтобы через секунду со сдавленным ругательством отшатнуться обратно. Невидимая до того тварь «выстрелила» в него воздушным лезвием.

Магия ещё не успела до конца развеяться, как Малк снова шагнул вперёд и одну за другой метнул в перегородившего проход монстра две Искры. Благодаря власти оранжевого ранга и формированию Нимба, примитивные в общем-то чары стали гораздо более опасными и смертоносными. При расходе в один эрг на заклинание и активации менее чем за секунду Искры, ранее способные лишь оставить на коже синяк и сбить с ног, теперь до кости рассекли плоть монстра и заставили исторгнуть вопль боли.

Малк, воодушевлённый первым успехом, ринулся к твари. И едва не прозевал встречную атаку. Растущие из головы гадины щупальца выстрелили ему в грудь, так что Малк лишь чудом смог увернуться, попутно полоснув по отвратительным даже на вид конечностям сразу обоими клинками. Брызнула зелёная кровь, а обитатель морских глубин снова истошно завопил.

Сейчас ошеломлённого врага следовало бы добить, однако Малк краем глаза поймал позади себя какое-то движение и потому вместо атаки резко присел, разворачиваясь лицом к новому врагу и скрестив перед собой тесаки. Почему вместо напрашивающейся сейчас Искры он ударил Рассеиванием, Малк и сам не знал. Но именно это в его ситуации и оказалось самым правильным. Вторая тварь ударила по нему магией Воздуха, и запоздай Малк со своим заклинанием хотя бы на мгновение, в него бы точно вонзилось что-то вроде прозрачного веретена. А так он принял полурассеяные чары на клинки, и пусть до конца погасить энергию атаки не сумел, в результате отделался не слишком удачным падением прямо в лужу вонючей зелёной крови первой твари.

— Йоррохова подстилка!! — выдохнул Малк, елозя ногами по полу и спешно стараясь если не встать, то хотя бы отползти подальше от чересчур ловкой гадины.

Но получалось у него плохо. Монстр неотвратимо приближался и уже раскрыл клюв для новой волшбы. Не унимался и его недобитый сородич. Продолжая истекать кровью, он приподнял верхнюю часть тела и нацелился обрушиться всем весом на лежащего рядом человека.

— Да сдохните же!!! — зарычал в конец рассвирепевший Малк, выпуская из ладоней рукояти тесаков.

Дико изогнувшись, вытянул из ножен на пояснице проклятый клинок, чтобы затем одним махом вогнать его куда-то в район шеи «вставшей на дыбы» твари… И сразу, не тратя ни секунды, отправил во второго монстра до предела накачанную энергией Искру — заклинание вобрало в себя четыре эрга и достигло размера детского кулака.

Ш-шаа-щщщ!!

Истошный вой атакованных гадин перекрыл даже буханье находящихся на батарейной палубе пушек. Первым от ножа сдох подранок. Магические или жизненные силы, правда, вытянуть Властью не получилось — в чудище отстутствовала скверна Пекла. Но хватило и просто раны от клинка. Лезвие рассекло какую-то жилу и мерзкий гость из глубин за мгновения истёк кровью. Следом пришла очередь твари, попавшей под Искру. Видимо она собирался сделать последний рывок перед прыжком на Малка, начала приподниматься и… буквально поймала башкой заклинание. Чтобы убить её на месте этого оказалось недостаточно, но вполне хватило, чтобы сбить с ног и отбросить на пару саженей назад. Туда, где из своих комнат гурьбой вывалились те четверо Учеников, с которыми у Малка не задались отношения. И надо сказать, ублюдки сработали на славу. Один принял летящую тушу на Водный Щит, а остальные трое разрядили во врага самые убойные из своих чар. Огненная и Воздушная Иглы, Водный Кулак — магия Стихий в очередной раз доказала свою убийственную мощь, пережить которую морской гость уже не смог.

— Там ещё кто-нибудь есть? — гаркнул Малк, быстро поднимаясь на ноги.

Проклятый нож он вернул в ножны и снова вооружился тесаками.

— У нас никого, только одна тварь пыталась через иллюминатор прорваться. А вот насчёт остальных пассажиров не знаю, — немного помедлив, за всех ответил Ученик, который принял атаку твари на Водный Щит.

— Я видел, как старик с телохранителем несколько минут назад к трапу бежали, — подал голос ещё один. — А вот о парочке любовничков что-то даже не слышно…

Малк кивнул и подал пример, направившись в тот конец коридора, где жили остальные пассажиры. Перед каютой старика замер и, оглянувшись на дворян, принялся ждать. Идея игры в героя, пока остальные отсиживаются в сторонке, его совсем не прельщала. И надо сказать, этот его посыл Ученики поняли сразу. Недовольно переглянулись, затем к Малку подошёл всё тот же мастер Щита и встал по другую сторону двери.

— На счёт три! — предложил дворянин.

Малк хмуро кивнул и принялся демонстративно загибать пальцы. На третьем он решительно нажал на ручку и толкнул дверь. Створка бесшумно распахнулась… и перед их напряжёнными взглядами открылась абсолютно пустая каюта. С совершенно целым закрытым на защёлку иллюминатором и отсутствием каких бы то ни было следов борьбы.

— И чего тут старику не сиделось? Зачем бежать? — озвучил их общие мысли родовитый маг и, убрав Щит, шагнул в комнату.

Боевого опыта новоявленному напарнику Малка определённо не хватало, иначе столь безалаберно он бы себя точно не повёл. Малк в отличие от него в комнату входить не стал, замер на пороге. Так что когда границы его Власти, весьма чувствительной благодаря Наследию Кетота, коснулась чья-то духовная сила, сумел вовремя среагировать.

— Назад!!! — заорал Малк не раздумывая и, схватив родовитого за камзол, втянул обратно.

Толкнул дурака за спину, и одновременно принялся закручивать потоки Силы на выходе из каюты. Согласно ощущениям неизвестный собирался ударить по ним магией, так что ничего лучше проверенного «вихря Силы» ему на ум не пришло. Что-то подсказывало, что ни на обычное Рассеивание, ни на крепость тела рассчитывать сейчас не стоило.

Успел он в последний момент. Энергетическая воронка только-только закончила формироваться, как в неё влетело нечто полупрозрачное, напоминающее человека с головой осьминога, словно бы вырастающего из бесформенного скопления водорослей. Этакая химера, Йоррох знает для чего и кем созданная. Но что самое важное, в отличие о прежних противников Малка, от неё ощутимо веяло энергией Пекла.

— Это демон! — прорычал Малк, прикладывая серьёзные усилия, чтобы едва видимая глазом тварь не вырвалась из ловушки. — Есть что против него?

Не дожидаясь ответа и до предела напрягая свой Дух, Малк вогнал в центр воронки ещё и самое мощное своё Рассеивание. Из прошлого опыта он знал, что для бестелесных сущностей данные чары были особенно вредоносны.

Увы, нагрузка на Дух и тело были слишком высоки. Тварь изо всех сил вырывалась, заставляя Малка разрываться между управлением сразу двумя энергетическими конструкциями. Мало того, даже обычно не требующее никакого напряжения магических сил Рассеивание, на этот раз заставило выложиться на полную. Да так, что из носа Малка полилась кровь.

Однако несмотря на всё старание энергетическая оболочка призрачного монстра напору поддавалась медленно и тварь лишь наращивала сопротивление. Долго её Малку было не удержать.

— Дерек, белый болт! Быстро!! — закричал с пола наконец вышедший из спячки Ученик.

И пока неизвестный Малку Дерек искал нужное оружие, сам родовитый с двух рук ударил по твари потоком Огня. Это была не оформленная в виде заклинания атака, а именно манипуляция Силой Стихии. Нечто вроде того вихря из Пневмы, что использовал Малк, только гораздо более примитивное и грубое в использовании. Малк даже примерно представлял, сколь Силы ушло у напарника на удар. Если его вихрь стоил ему порядка восьми эргов, то на выплеск магии Стихии ушло никак не меньше десяти. Одна беда, эффективность у данной атаки оказалась ещё ниже, чем у Малка. Ему, по крайней мере, удалось задержать призрачную гадину и нанести какие-то травмы. Родовитый же со своим Огнём не добился ничего — не хватило едва-едва достигшей пика красного ранга Власти.

Тем не менее их совместные усилия демонического призрака не только задержали, но и немного ослабили. Ровно настолько, чтобы появившийся спустя пару минут Дерек смог вогнать в центр пойманной сущности из небольшого арбалета тот самый белый болт. Болт, после которого тварь поглотила яркая вспышка, и она с хлопком исчезла.

— Чтоб вас Йоррох сожрал, обратно изрыгнул и снова сожрал!! — с неожиданным пылом выдал, поднимаясь, позвавший Дерека родовитый.

— Согласен, — поддержал его Малк, облизывая пересохшие губы и оценивая понесённые потери.

От резерва осталось сильно меньше половины, Дух словно пропустили через мясорубку, а голова гудела точно колокол. Правда, последнее удалось быстро исправить. «Лечилка» из центра Нимба не подвела и на этот раз. Волна исцеляющей магии прокатилась по телу от макушки до стоп, возникло ощущение как от бегающих под кожей муравьёв, и вот уже спустя минуту Малк совершенно здоров.

— Последнюю каюту проверяем? — спросил он у ещё не отошедшего от запредельного напряжения духовных сил родовитого.

Тот промычал нечто невразумительное и отвернулся. Остальные желание лезть в пекло тоже больше не демонстрировали. Схватка с демоническим призраком очевидно стала для них чем-то вроде убивающего дурной энтузиазм холодного душа.

— Может подождём, пока капитан кого-то из команды сюда пошлёт? — подал голос из-за спин четвёрки дворян, всё-таки высунувший нос в коридор Тиль Калакар. — Корабельные Щиты уже развёрнуты, так что новым монстрам на борт не попасть. А с теми что уже здесь, можно будет и потом разобраться…

— Ага. А ещё лучше подождать пока они нажрутся — тогда точно можно будет расслабиться! — презрительно скривился Малк, ожёг родовитых сердитым взглядом и решительно зашагал в сторону последней оставшейся каюты.

У двери замер, прислушиваясь, затем пинком распахнул створку и… оказался на самой настоящей бойне. Потолок, пол, стены, мебель — всё было залито кровью и заляпано ошмётками плоти. У пролома на месте иллюминатора лежало нечто изуродованное, в котором с трудом удавалось распознать человеческое тело. Видимо кто-то из обитателей комнаты стоял у окна, когда внутрь ворвались твари. Ещё одно тело обнаружилось в углу справа от входа. Точнее его половина. Остальное, помогая себе щупальцами, запихивала в распахнутый клюв — полностью раскрытый он напоминал горловину мешка — морская тварь. Гадина была настолько сосредоточена на данном занятии, что даже не заметила как в каюте появился Малк.

Сдерживая отвращение, он приблизился и… сначала с силой рубанул монстра тесаком по шее, а затем, наискось, уже вдоль тела. И то ли тварь была не готова к нападению, то ли просто Малку ничего на этот раз не мешало, но удары получились что надо. Из наполовину перерубленной шеи и вспоротого точно бурдюк корпуса тотчас толчками полилась кровь вперемешку со слизью. Обитатель глубин в панике дёрнулся, попытался развернуться к Малку, но силы его покинули, и он благополучно издох.

— Девятеро!!! — раздался из-за спины Малка сдавленный возглас, сменившийся звуками рвоты.

Четвёрка Учеников всё же устыдилась своей трусости и двинулась за ним следом. Однако к увиденному они оказались не готовы. Выдержки не хватило, и все четверо принялись избавляться от съеденного завтрака.

— Чего там с нашими голубками? — спросил Тиль, когда Малк растолкал бледных и весьма непритязательно выглядящих коллег, и выбрался в коридор. — Живы?

— А ты сходи посмотри, — огрызнулся Малк.

В тесноте зачищенной от монстров пассажирской палубы, ему вдруг стало ужасно душно. Стены и потолок словно давили на мозги, и находиться внутри стало решительно невозможно. Он направился в сторону трапа, с каждым шагом ощущая нарастающую усталость. Не столько физическую, сколько психическую, но всё равно усталость. И только поэтому о том, что на корабле что-то изменилось, Малк осознал лишь поднявшись на несколько ступенек.

— А почему такая тишина? — спросил он у оставшихся внизу товарищей по несчастью.

Однако вместо ответа он услышал грохот открывающегося люка и злые голоса матросов. Кажется бой закончился, и капитан всё-таки вспомнил о пассажирах, направив вниз спасательную команду…

Глава третья, в которой герой ощущает себя ценным призом

Трое убитых, считая истерзанную несчастную парочку, шестеро раненых и двое с магическим истощением — вот итог нападения монстров на конвой. Причём наибольший урон получил именно «Ярый демоноборец». И совсем не потому, что корабль Малка не жалея сил защищал другие суда. Просто именно пароходофрегат илл-хоты — именно так называли тварей члены команды — выбрали своей целью, и именно на него лезли не считаясь с потерями. Малк уже было списал такую упёртость на свой счёт — опыт общения с карликом выработал у него такую привычку, но после разговора с юнгой отправил все домыслы на помойку. Илл-хоты развивались, поглощая жизненную сущность магов, а потому и лезли туда, где Одарённых было больше. В данном случае на «Ярый демоноборец».

Удалось разобраться и с причинами, по которым пассажиры так долго оставались без помощи. Прямо о том никто не говорил, но Малк умел делать выводы из услышанного и потому ни капли не сомневался в преступной небрежности капитана. Сразу после магического удара, нанесённого одной из жизненных форм илл-хотов — те самые всплывшие по курсу «острова» из водорослей, — он вместо активизации артефактных Щитов и подготовки к отражению абордажа, затеял с тварями артиллерийскую дуэль. И мотив понятен — ядро из плоти, прячущееся под наслоениями водорослей-симбиотов, содержало ценнейший алхимический ингредиент, заполучить который стремился каждый охотник на монстров. Но они-то ведь не охотники! И когда спохватившийся о защите капитан поднял-таки магические Щиты, борта уже облепили десятки низших илл-хотов, а в одну из пассажирских кают забрался и самый опасный предаставитель данной породы — демонический призрак с телом человека и головой осьминога.

Для противоабордажной команды низшие были не слишком-то и опасны. При наличии доспехов, хорошего оружия и головы на плечах, тварей можно было убивать без особых сложностей. Единственный погибший матрос нашёл свою смерть по глупости: он неудачно свалился за борт во время первого залпа и на поверхность уже не всплыл. Но вот с пассажирами ситуация иная. Маги, чтобы там Малк о себе не думал, были откровенно слабы и к бою не готовы, а неодарённые вовсе не обладали никаким военным опытом. И в этом смысле гибель всего двоих — это большая удача, жертв могло быть значительно больше.

Когда Малк высказал Тилю свои соображения, тот с ними полностью согласился, а заодно предположил, что у задержки активации Щитов была и другая причина. Ещё более прозаическая. Артефакты пожирают энергию из накопителей, которая стоит немало звонких драхм. И капитан вполне мог руководствоваться соображениями экономии.

— Жадная сволочь! — выругался Малк.

Чем вызвал у Калакара приступ смеха.

— Привыкай. Чем дальше в море, тем меньше ценятся человеческие жизни. Это ты ещё с него не пробовал компенсацию стребовать… Тебе такой счёт за нанесённый пассажирской палубе ущерб выставят, что мало не покажется! — сообщил сосед по каюте, отсмеявшись. — Так что жив и радуйся! — Доверительно наклонился к Малку и добавил: — Считай это дружеским советом…

— Но хотя бы свою долю с трофеев… какие бы то они там ни были!.. Можно получить? — спросил Малк, помятуя свой опыт убийства демонической гусеницы в Ночь Йорроха.

— А вот это святое! — важно заметил Тиль. — Ты достаточно этих… илл-хотов… накрошил, чтобы рассчитывать хоть на какую-то награду.

И торговец оказался прав. По распоряжению капитана уже на подходе к порту Нимада — единственного порта острова Римма и финальной точке в путешествии Малка, — стюард принёс ему в каюту шесть флакончиков со «Слизью илл-хота». Так назывался двухзвёздочный эликсир, весьма полезный для магов. Корабельный врач, а по совместительству алхимик, несколько дней «варил» его из полученных трофеев, и вот теперь капитан использовал препарат как награду для участников морского сражения, претендующих на часть добычи.

У Малка мелькнула мысль потребовать больше, но Тиль — единственный доступный ему знаток цен и нюансов торговли — несколькими днями ранее сошёл на берег, а сам он в стоимости алхимических зелий не разбирался. Так что понять, насколько его обманывают, попросту не мог. И пришлось смириться с тем, что дают. В конце концов и этого могло не быть, ведь правда?

В порту Нимада Малк сходил на берег не один. Его примеру последовали и четверо магов из членов Семейств. Пусть отношения у них с друг другом так и не наладились, после совместной драки они хотя бы начали здороваться. И прекратили подколки в сторону «нищеброда» Малка. Впрочем он и сам не хотел с ними сближаться, и потому когда родовитые вновь затеяли скандал на корабле по поводу отправки свои вещей, подхватил саквояж и легко сбежал по трапу на пристань. В отличие от них, у него багаж только уменьшился. После сражения, где он с ног до головы вывалялся в крови илл-хотов, комплект одежды пришлось выкидывать…

— Парень, ты не с «Ярого демоноборца» часом? — остановил Малка на выходе с пирса чем-то похожий на Толфана толстяк в необычного вида одежде.

Вместо привычных для моды Борея костюмов, собеседник Малка носил светлые брюки, белую рубашку и необычного вида сюртук. Который во-первых имел ярко-жёлтый цвет, а во-вторых… во-вторых, Йоррох побери, вскоре стало понятно, что он соткан из самых настоящих золотых нитей. Мало того, в тон сюртуку на поясе висела внушительного размера закрытая фляга и тоже видимо из золота. Сколько драхм стоила эта вопиющая вульгарная роскошь, Малк боялся даже представить.

Так что нет ничего странного в том, что серебряный медальон с рунической тройкой на груди незнакомца Малк заметил в последнюю очередь.

— Господин Младший Магистр, Ученик Малк приветствует вас! — объявил Малк, отвесив торопливый поклон. — Да, я с только что сошёл с «Демоноборца»!

— А ещё четырёх других обалдуев в ранге Ученика ты там на борту не встречал? — радостно спросил толстяк.

— Они немного задержались. Я ушёл раньше… — начал было Малк, но Младший Магистр беспардонно его перебил.

— Ф-фух! Значит успел. А то собирай вас потом по всему острову, — сообщил толстяк и, наконец, представился: — Меня зовут Жак Улей, из Дома… Хотя какая разница, клянусь Рзавианом? Я — Улей, и горжусь данным прозвищем гораздо больше, чем наследием третьесортного рода… И ещё я Младший Магистр внешней фракции Школы Пепла, но это ты и так должен знать. Правильно? — Немного помедлил, как-то искоса посмотрел на Малка, и с нажимом спросил: — Тебе же одна наша общая знакомая сказала, у кого именно ты будешь служить помощником в этой грёбанной Школе?!

— Всё что сказали, это то, что меня встретят, — нахмурился Малк.

— Вот я тебя и встречаю! Ты же не думаешь, что у Младших Магистров нет других дел, кроме как забирать из порта новичков?! — блеснул глазами Жак Улей, вдруг разом напомнив какого-то зверя из Пекла. — Но без некоторых формальностей всё же не обойтись…

По спине Малка пробежал предательский холодок, и он торопливо достал выданную госпожой Леарой рекомендацию.

— Вот бумага, — сообщил он.

Младший Магистр с этакой барской ленцой забрал документы из его рук и провёл засветившейся ладонью над каждым из листов. Те отозвались жемчужным сиянием, и поверх текста всплыла череда замысловатых узоров, скреплённая колдовскими символами.

— «Андалорское Общество магов самым положительным образом отзывается о выпускнике Малке и рекомендует его на должность ассистента…» — вслух прочитал Жак Улей, затем по хитрому сложил пальцы и… удовлетворённо кивнул, когда всё ещё плавающие над документом узоры сложились на какой-то миг в образ госпожи Леары. — Всё верно.

И замерший точно перед прыжком зверь исчез, уступив место прежнему толстяку. Малк же вдруг осознал, что испытывает к своему будущему начальнику не только неприязнь из-за сходства с Толфаном, но и некую опаску.

Однако Жак Улей похоже даже не заметил, какое впечатление произвёл. И картинно щёлкнув пальцами обратил рекомендации в пепел.

— В канцелярии Школы я тебя сам зарегистрирую, так что тебе эти бумажки больше не нужны, — пояснил он и тут же небрежно уточнил: — С отметками в паспорте о ранге Ученика у тебя, кстати, всё нормально? Школа не любит принимать Адептов.

Малк кивнул и, достав медальон из-за отворота сорочки, влил в кругляш Силу. Над паспортом возникло светящееся облако с плавающими в нём рунами, и в него тут же впился взглядом господин Жак.

— Так… Учился в Андалорском Обществе магов, это понятно, а статус… статус Ученика получал в варгандской Школе Зелёного света… К чему такие сложности? — удивился толстяк.

Малк пожал плечами.

— Так получилось… Воспользовался ресурсами Школы Зелёного света для перехода в новый ранг, а они бонусом взяли на себя все хлопоты по регистрации. Сам не ожидал.

— Бонусом, говоришь? — Жак Улей расплылся в улыбке и подмигнул Малку. — А может просто они содрали с тебя столько звонких драхм за услугу, что самим перед Святыми стыдно?

Увидев, как исказилось лицо Малка, толстяк гулко захохотал своей догадке. И на этом с формальностями было закончено. Тема происхождения отметок его очевидно не интересовала.

— О! А вот и остальные подоспели… Это ведь твои попутчики? — вместо этого неожиданно спросил Жак Улей, глянув в сторону дороги на пристань.

Малк оглянулся и увидел компанию родовитых с «Ярого демоноборца», за которыми следовали четверо носильщиков, навьюченных вещами точно мулы.

— Они, — кивнул он.

— Рзавиан свидитетель, хотя бы эти парни понимают как важно путешествовать с комфортом! — сообщил толстяк одобрительно и покосился на единственный саквояж своего нового ассистента. Но заметив, что Малк на это даже бровью не повёл, фыркнул и отвернулся.

Малк же с тоской понял, что ещё даже не преступил к исполнению своих обязанностей — какие бы они ни были — а от Жака Улья уже устал. И чем дальше, тем меньше ему нравится «назначение» госпожи Леары!

Коротко представившись задержавшимся Ученикам, Жак Улей повёл их всех к выходу из порта. В местных лабиринтах он ориентировался неплохо, так что уже спустя десяток минут компания грузилась в сильно устаревшую, но ещё исправно работающую модель паромобиля. Трое Учеников, считая Малка, сели в салон к толстяку, оставшиеся двое заняли место рядом с водителем. Багаж отправился на крышу, где для этой цели обнаружились специальные крепления. Было немного тесновато, однако Малк не жаловался. Наоборот, он в очередной раз подумал, что став могучим и состоятельным чародеем обязательно приобретёт паромобиль. И возможно водителем — не просто ответственным за управление машиной, но и следящим за функционированием защитных артефактов — у него будет как и у Жака Улья настоящий Адепт. От мечты, правда, немного отдавало мещанством и филистерской примитивностью, ну так Малк же и не строил из себя эстета да аристократа с прославленной Родословной?!

— Ехать нам часа три, а то и все четыре, так что предлагаю скрасить ожидание беседой, — важно причмокнув губами объявил Жак Улей.

Что Малк, что двое родовитых — все они теснились на одном диванчике. В отличие от толстяка, который с комфортом занял отдельное место и теперь снисходительно поглядывал на жмущихся Учеников. Было неприятно, однако не с их могуществом оспаривать, пусть даже в такой малости, авторитет Младшего Магистра. В салон пустил, а не на крышу к сумкам выгнал, и то хорошо. Чем дальше от метрополии, тем большей властью обладали маги. Особенно старшие маги. И как Малк догадывался, где-нибудь на переферии если бы такому вот Жаку пришло в голову использовать всех четверых для опытов или потренироваться на них в вивисекции, то препятствий этому он бы просто не нашёл. Разве что поостерёгся бы связываться с членами влиятельных Семейств или Домов, но тут тоже всё зависит от личного могущества. Иные маги сравнимы по влиянию с целыми Школами!

— Ладно, клянусь Рзавианом, у меня сегодня настроение поболтать! — объявил Жак Улей, так и не дождавшись ответа ни от Малка, ни от его родовитых коллег. — И начну я с истории Школы. Чтобы вы не тратили время на притирку к нашим порядкам и сразу включились в обучение и… — Толстяк повернулся к Малку. — Работу!

Откашлялся и уже другим, поставленным голосом хорошего лектора начал рассказ о Школе Пепла. И надо сказать, история в его изложении получилась весьма занятной. Ведь что знал Малк о месте своей будущей работы из всё того же «Вестника учебных заведений», добытого в поезде по пути в Варганд? Что это откровенно низкопробная двухзвёздочная Школа, созданная практиками Огня и Смерти с весьма своеобразным Тайным Искусством. В чём именно данная своеобразность заключалась, правда, не говорилось, но догадаться было можно. Наличие «пепла» в названии очевидно предполагало нацеленность магических приёмов Школы на использовании некоей вторичной комбинации Стихий Огня и Смерти… А малое количество звёзд указывало на их эффективность! В свете чего становилось понятно, почему директор только Магистр.

Но со слов Жака Улья складывалась несколько более интересная картина.

Ещё две сотни лет назад, Школа Пепла гордо щеголяла четырёхзвёздочным рангом и имела в этой части Беспокойного моря весьма дурную славу. Силами внутренних учеников Школы и Наследников её Мастеров вырезались враждебные Семейства, разорялись целые острова и грабились конвои неугодных Домов. Хеймдарк, безымянные архимаги из Яванского пояса и столь же безымянные высшие монстры — никто не смел смотреть на Школу Пепла свысока. Даже находящиеся ныне «на коне» Колледж Белых перчаток и Школа Железа и крови не рисковали с ней связываться.

Но со временем, накопив нужные ресурсы, обретя соответствующую репутацию и утвердившись в мире магов, Школа Пепла остепенилась. Её директор и Мастера решили завязать с войнами, а нужные им ресурсы теперь не захватывали, а покупали. Мало того, они даже дали клятву верности Императорскому Дому Борея и стали одной из его опор в противостоянии Пеклу… Тогда это решение казалось верным, однако история расставила всё по своим местам. И в ходе Восстания, закончившегося падением правящего Дома, пала и Школа Пепла.

— В чём конкретно выразилось это падение? — не удержался от вопроса Малк.

Толстяк пожал плечами.

— Погибли почти все маги Школы рангом старше Бакалавра, а многие из тех, что не погибли — получили ранения, которые свели их в последующие годы в могилу. В результате в Школе вообще не осталось тех, кто развивал бы её магическое достояние, её Тайные Искусства до высших рангов. Некому стало учить, и цепочка передачи знаний прервалась.

— А книги, артефакты, рецепты зелий? — продолжил спрашивать Малк.

— Многое осталось, собственно поэтому Школа до сих пор существует, — дёрнул уголком рта Жак Улей, — но ещё больше безвозвратно потеряно. — Толстяк шумно вздохнул, цыкнул зубом. — Есть, конечно, надежда, на появление самородков и гениев, которые сами найдут тропки в дебрях метафизических принципов высшей магии Школы, но… сами понимаете, рассчитывать на такое не стоит.

— Но если всё настолько плохо, то почему тогда в Школу до сих пор приходят новые студенты? — не удержался от вопроса Малк.

Услышанное сильно подпортило ему настроение. Как бы там ни было, но он надеялся несколько на иное.

— Почему, почему… Потому что из-за низкого статуса, здесь и плата за получение знаний тоже ниже! В то время как достояние достаточно богатое, чтобы заинтересовать не только магов-одиночек, но и членов Семейств и даже малых Домов!! — вдруг вместо Жака Улья резко ответил один из родовитых. Тот, что сидел на противоположном конце дивана. — Сам-то зачем сюда приехал, а?!

— Малк сюда приехал, потому что мне ассистент с определёнными навыками понадобился и я его из Андалорского общества магов сманил, — закудахтал толстяк. — А вот вы почему сюда прибыли? В Школах Варганда вроде всегда рады талантливым Ученикам… Да и с платой у вас проблем нет. Или, клянусь Рзавианом, ваши Семейства настолько молоды, что не имеют собственного наследия?! И вынуждены выстраивать обучение своих членов с нуля?!

Родовитым услышанное не понравилось. Оба сердито засопели, переглянулись, затем ближайший к Малку заговорил.

— Младший Магистр, всё у нас есть. И неплохие Тайные Искусства, и деньги, и даже в родовых библиотеках совсем не пустые полки. Но…

— Но не хватает глубины и знаний по каким-нибудь смежным дисциплинам, — как обычно перебил толстяк. — На что нацелились — на изучение призыва, комбинирования Стихий, на редкое применение магии Смерти или Огня?

— Последнее, — снова ответил сидящий рядом с Малком член Семейства.

— Ну с этим в Школе всё нормально, — расплылся в улыбке Жак Улей. — Пепел, с которым здесь некоторые работают, и сам по себе интересная субстанция, а уж сделанные с его помощью открытия и вовсе заметно расширяют горизонты магии. Так что не зря тогда сюда пришли, точно не зря!

Малк ощутил, что охватившее было родовитых напряжение медленно отпустило. Они расслабились и заулыбались. Однако сам он наоборот ещё больше помрачнел. Огонь и Смерть, какой-то призыв… Для чистой Пневмы или чистой Смерти совсем ничего нет? Да если так пойдёт и дальше, то ему здесь подходящее Тайное Искусство точно не найти. Йоррох!

Время шло, и паромобиль сначала покинул Нимад, затем около часа петлял по каким-то лесным дорогам, миновал пару посёлков, и уже на исходе третьего часа, возможно в начале четвёртого, вырулил к горам, где в отдалении в окружении скал показалась группа строений.

— Вот мы и приехали! Там администрация и кампус, тут учебные корпуса и лаборатории… — принялся показывать похожим на сардельку пальцем Жак Улей. — Как видите, тихое и уютное место, идеальное для исследователей магических секретов павшей Школы!

Младший Магистр столь демонстративно дистанцировался от прежней Школы Пепла, что Малк ощутил укол неприязни. Вроде ни коим образом к данной организации не относится, а всё равно какая-то обида появилась. Как бы то ни было, а следовало уважать былую славу основателей Школы!

— Это ведь только публичная часть, открытая всем желающим и принадлежащая внешнему кругу? — не удержался от вопроса Малк.

Жак Улей нахмурился.

— Да, но на внешнюю фракцию Школы всё равно смотреть снисходительно не стоит! Именно здесь, на обломках прошлого, куётся будущее, достигаются новые горизонты, взращиваются молодые и перспективные маги — потенциальные Магистры и Младшие Магистры, — с чувством сообщил он и несколько презрительно бросил: — А ещё именно усилиями магов внешнего круга по зарабатыванию средств к существованию внутренние Мастера и директор могут продолжать свою работу по восстановлению достояния Школы!

— А директор и Мастера… они здесь же работают? — проявил любопытство один из родовитых, избавив Малка от необходимости самому озвучивать этот вопрос.

— Внутренняя фракция находится по ту сторону горы, в двух часах езды отсюда на берегу небольшой бухты, — пренебрежительно бросил Жак Улей. — Внешние ученики иногда получают задания от внутренних Мастеров или даже директора, так что вполне возможно, что сможете побывать там лично. Но это будет потом, пока же от вас требуется решить административные вопросы…

Паромобиль миновал ворота Школы и въехал во двор. Пассажиры теперь не со слов Младшего Магистра, а собственными глазами могли увидеть положение дел в некогда самом влиятельном учебном заведении острова Римма. И реальность их не разочаровала. Да, здания из красного кирпича очевидно разменяли сотню лет со дня постройки, палисадники и клумбы требовали ухода, а эстакады и галереи между домами нуждались в ремонте, но… но современные веяния здесь тоже присутствовали. На уровне второго-третьего этажа тянулись чугунные трубы пневмопочты, вдали над крышами возвышалась труба котельной, а когда паромобиль заехал на стоянку, то их выгрузку и последующую проверку документов контролировал механизированный воин борейского производства. Чувствовалось, что внешнее отделение Школы Пепла хоть и не процветало, но развиваться всё же развивалось. И десятки людей в студенческой форме, снующие между домами, это только подтверждали.

— Кабинет приёмной комиссии там… — махнул родовитым Жак Улей в сторону приземистого здания, почти полностью скрытого под плющом. Малку же он бросил короткое: — Ты со мной!

Оставив четвёрку Учеников разбираться с багажом, толстяк важно зашагал к зданию, выглядевшему наиболее современным среди всего архитектурного ансамбля Школы. Своего будущего ассистента он даже взгляда не удостоил, явно ожидая от него беспрекословного подчинения. От подобной бесцеремонности внутри Малка поднялась буря, но сделать он ничего не мог и под смешки дворян заторопился следом за Младшим Магистром.

— Я здесь пользуюсь некоторым авторитетом, так что сделай всё, чтобы не опозорить меня. Понял? — уже на крыльце, перед входом в здание, сказал Малку толстяк. И от него снова слабо повеяло жутью.

Малк понятия не имел, что Младший Магистр подразумевает под своими словами, но на всякий случай кивнул. Впрочем этого его жеста Жак Улей уже не видел: распахнув дверь, он скрылся внутри здания, и оттуда тут же донёсся его зычный голос. Толстяк с кем-то здоровался, с кем-то обменивался мнениями на счёт погоды, а кого-то хвалил «за вчерашнюю демонстрацию Силы». Малку ничего не оставалось, кроме как догонять работодателя.

Миновав шумную приёмную, где чего-то ждали несколько Бакалавров и один Младший Магистр, они поднялись на второй этаж.

— Жди, я сейчас, — приказал толстяк Малку и, кивнув на ряд стульев, скрылся в кабинете.

Малк остался в одиночестве. Однако просто сидеть было скучно, так что он принялся прогуливаться по коридору, попутно разглядывая висящие на стенах плакаты. Благо это были не какие-то бесполезные агитационные или рекламные афиши, а списки изучаемых во внешней фракции предметов. Тех самых, из которых студент мог составить свою персональную учебную программу.

И надо сказать, посмотреть было на что. Наряду с ожидаемыми курсами, вроде «Расширенного набора знаков Руноглифа», «Общей магии», «Ритуалистики» и общеобразовательных предметов, присутствовало и много всего нестандартного. «Вторичные законы Огня», «Смерть как иной взгляд на Жизнь», «Смешение Стихий», «Боевые марионетки» и даже «Метафизика Силы» — одни лишь названия разжигали любопытство Малка. Когда же он пытался реконструировать по данному списку специализацию магов Школы, то пламя интереса и вовсе грозило обернуться всепоглощающим пожаром. Слишком всё разнопланово, уходя в плохо стыкующиеся области знаний.

На землю его возвращали только указанная рядом с каждым предметом цена. И если для изучения традиционной «Ритуалистики» учащийся в качестве платы должен был внести всего пятнадцать драхм за полугодие — вещь вполне посильная большинству Учеников, то для тех же «Вторичных законов Огня» требовалось расстаться с тридцатью драхмами и десятком неких квалификационных баллов Школы. Что вызывало вопросы.

— Изучаешь? — вопрос неслышно подкравшегося Жака Улья заставил Малка вздрогнуть.

— Да, заинтересовался. Даже жаль, что я здесь не студент… — криво усмехнулся он в ответ и осторожно спросил: — Господин Младший Магистр, а почему здесь ни слова про Пепел? Ни про Тайные Искусства с ним связанные, ни про особенности практики?

Толстяк недовольно засопел и неприятно пожевал губами.

— Что касается последнего, то магия Пепла полноценно изучается только студентами внутренней фракции, — ответил он, наконец. — А что до первого… кто сказал, что ассистенты или преподаватели не могут при некоторых условиях получать знания Школы наравне со студентами? Всё зависит от конкретного человека, и его стремления к знаниям… В твоём же случае, — Жак Улей тихо рассмеялся, — клянусь Рзавианом, в твоём случае доступ к знаниями будет зависеть лишь от того, насколько хорошо ты будешь выполнять задания одной нашей общей знакомой и… мои. Понимаешь?

Малк привычно уже кивнул, однако перехватив мелькнувшее в глазах Жака Улья недовольство, рассыпался в благодарностях и заверениях стараться изо всех сил. Младший Магистр с показным равнодушием отмахнулся от его слов, но было видно — ему нравилось ощущать свою значимость. Подобное поведение вместе с тягой к аляповатой роскоши указывало на мстительную и поверхностную натуру. Угодишь такому — и будешь как сыр в масле кататься, а вызовешь раздражение — и ничего кроме неприятностей не жди!

Для Малка, с его гордостью и непокорностью, служба под началом подобного человека обещала стать серьёзным испытанием. Потому как он хоть и понимал важность иерархии, однако поступаться достоинством был готов лишь до определённого предела. И что-то ему подсказывало: для Младшего Магистра достигнуть данного предела было как раз плюнуть!

Конечно он не в армии, не в секте и не в военизированной ордене, а значит когда слишком сильно прижмёт, всегда можно уйти… если бы не одно но! За Жаком Ульем стояла госпожа Леара с Тёмной Канцелярией, а служба толстяку была заданием Малка, и он попросту не мог послать его к Йорроху. Такая вот неприятная ситуация.

— Господин Жак, простите за неожиданный вопрос, но как понимаю вы прихожанин церкви Рзавиана? — неожиданно для себя задал Малк уже несколько часов мучающий его вопрос. — Здесь есть его храм?

Чем привёл толстяка в некоторое возбуждение.

— Ты тоже считаешь Святого Рзавиана свои покровителем?! — вскричал Жак Улей.

Малк помотал головой.

— Нет, просто… Я с Колхауна, а у нас принято с уважением относиться к Святым. Вот я и спросил про храм.

— А-аа… — протянул Младший Магистр, резко поскучнев. — Да, храм есть. В Нимаде. И он единственный на Римме. Так что если захочешь посетить другие, придётся плыть на соседние острова. Архонт, Дорана, Кетот… при желании и при хорошем ветре до их земных обителей можно добраться за час или два. — Он задумчиво пошлёпал губами и, словно вспомнив, деловитым тоном спросил: — Ладно, Святым святое, а демонам демоново! Чего не спрашиваешь про своё зачисление в ассистенты?

Вопрос застал Малка врасплох. Уж чего-чего, а такого он не ожидал.

— Разве с этим могут быть какие-то проблемы? Я думал это не более чем формальность. Вы даже рекомендацию мою забрали…

— А-аа! — махнул рукой Жак Улей. — Не дают тебя просто так к себе взять. Говорят, что нанимать тебя будет Школа, хоть и по моему запросу, а значит надо следовать стандартным правилам. Тем самым, что ввёл кто-то из первых директоров пару сотен лет назад, и которые до сих пор не отправили в утиль! — Толстяк посмурнел и рубанул кулаком воздух. — И всё мастера внутренней фракции! Вцепились в эти свои традиции и нормальным людям жизни не дают. А ведь именно мы — маги внешнего круга — для них деньги зарабатываем, не они для нас!

В очередной раз Малк убедился, что тема конфликта между внешним и внутренним отделениями Школы Пепла Жак Улей воспринимал как-то чересчур болезненно. Словно за этим крылось нечто личное.

В другое время он хорошенько обмозговал бы данную мысль, но сейчас перед Малком стояли гораздо более насущные вопросы.

— Так что делать? Что за «стандартные правила», которым я должен следовать? — спросил он.

— О, да ничего особенного. Ты всё равно мой человек, и тебя ждёт чистая формальность. Сейчас пойдём на площадку испытаний, где в компании знакомых тебе четверых дворян покажешь, на что способен, — сообщил толстяк, успокаиваясь. И тут же искоса глянул на Малка: — Надеюсь с этим у тебя никаких проблем нет? И наша общая знакомая сделала правильный выбор, когда отправляла тебя сюда?

— Всё в порядке, — кивнул Малк, чувствуя как в холодный комок сжимаются внутренности. — Я готов! Только… — Он немного помедлил: — Можно узнать, в чём будет заключаться испытание? Что не письменный экзамен я уже догадываюсь, но всё же?

— Ещё Бакалавром я пытался стать в Школе Зелёного света помощником внешнего Мастера. Так там испытуемый должен был с завязанными глазами на время искать среди вороха артефактов те, что испускали нужные вибрации Силы. В Школе Пустоты, со слов приятеля, проверяется выносливость тела — маг должен выдержать заданное время под ударами Стихии Земли, — не стал скупиться на объяснения Жак Улей. — В Школе же Пепла свой способ проверки. Будущие студенты и ассистенты преподавателей Школы обязаны доказать свою способно выдерживать давление Силы непосредственно на Дух. Это не очень приятно и чуточку опасно, однако… вполне по плечу хорошему Ученику. Понимаешь?

— Да, но… я же только-только прорвался через ранг! — забеспокоился Малк. Перспектива получения на пустом месте травмы Духа его совсем не обрадовала.

— Ничего, так даже лучше, — равнодушно отмахнулся толстяк и добавил не очень понятное: — Быстрее Нимб стабилизируешь.

Малк бы попросил разъяснений, но Младший Магистр уже напустил на себя неприступный вид и двинулся к лестнице…

Площадка испытаний выглядела откровенно непритязательно: обычный круг из утоптанной земли диаметром в пять-шесть саженей, заключённый в кольцо из гранитных бордюров, а в центре — мраморная стела в виде вытянутой правильной четырёхугольной пирамиды с гальдраставами из знаков Руноглифа на каждой грани. Со стороны и не скажешь, что перед тобой сложный артефакт. Ни дуновения Силы, ни характерных вибраций как от близости к источнику, ни напряжения сконцентрированной в одном месте Власти — не ощущалось ровным счётом ничего! Словно это не более чем архитектурный элемент, «украшающий» по задумке создателя архитектурный ансамбль Школы.

Пока Малк изучал взглядом и доступными ему магическими способами каменную стелу, на площадке испытаний в сопровождении женщины-Бакалавра лет сорока пяти появилась знакомая четвёрка. На этот раз без багажа, несколько растрёпанные и растерявшие привычную спесь. Святые знают, что там у них произошло, но на спутницу они поглядывали уважительно, а на площадку — с очевидной опаской.

— Мина опять новичков напугала. Ох и нравится ей это дело… — осклабился Жак Улей, украдкой бросая на женщину сальные взгляды.

Как по Малку, то дама совсем не выглядела любительницей нападок на молодёжь, но Младшему Магистру было виднее.

Тем временем толстяк приблизился к магичке и о чём-то вполголоса с ней переговорил. Вернулся к Малку и бросил:

— Ты последний пойдёшь. Они всё же выходцы из Семейств, а значит и обучены лучше… Во всяком случае лучше, чем вчерашний Адепт из Йоррох знает какого Общества!.. А ты на их примере поучишься.

Слова Жака Улья прозвучали несколько обидно, но нельзя было не признать их правоту. Если сравнивать курсы Андалорского Общества магов и домашнее образование в нормальных Семействах — не у каких-то выскочек, а нормальных! — то он действительно будет в числе отстающих. Другое дело, что сейчас будут проверять не их знания, а тренированность Духа, в которой Малк способен обойти даже некоторых членов старых Домов… Но говорить о том Младшему Магистру он смысла не видел. Испытание покажет. Сейчас для Малка гораздо важнее было то, что стояло за неприятной репликой толстяка. Жак Улей очевидно пытался ему помочь, что несколько выходило за рамки того образа, который сложился в голове у Малка. Проявление заботы от высокомерного, чванливого и спесивого мага было неожиданным. И это следовало ценить!

Пока они шептались, для дворян проверка способности уже началась. Заняв позиции напротив граней пирамиды, они направили ладони на гальдраставы — каждый на свой, — и принялись вливать в них Силу. На «глазок» определять точные объёмы используемой другими энергии Малк не умел, но артефакту родовитые передали в сумме никак не меньше сорока эргов. Стела на это отозвалась ощутимой через стопы вибрацией и, после повелительного жеста магички Мины, начала испускать нечто вроде светящегося газа.

За считанные мгновения его собралось столько, что он покрыл не только каменную пирамиду, но и поглотил четверых Учеников. Изнутри донеслись несколько сдавленных криков, кто-то помянул Йорроха и его орды, потом наступила тишина. Но длилась она недолго. В какой-то момент облако газа пришло в движение, закрутилось спиралью и одним махом поднялось вверх, к острию шпиля, где образовало плоское вращающееся золотистое кольцо. Этакий артефактный Нимб.

— Ну-ка, — воскликнул Жак Улей и азартно подался вперёд.

Судя по его реакции и реакции остальных зрителей — а помимо Малка и двух преподавателей Школы к началу «представления» собралось ещё десятка два человек, — начиналось самое интересное. И были правы. Потому как артефактный Нимб внезапно прекратил движение, несколько раз стрельнул разрядами в стелу и сразу же вспыхнул серебряным пламенем. Пламенем, так сильно напоминающим то, что сжигало Дух Малка во время прорыва его Власти в оранжевый ранг!

Следом за появлением огня, от Нимба отделились четыре нити, вошли Ученикам в макушки и… по ним, точно по трубам, в тела родовитых перетекли остатки светящегося газа. На этом пламя погасло и исчезли любые внешние проявления магии. Теперь если что и происходило, то только внутри Дворцов Духа четвёрки дворян.

— Слабаки! — вынес вердикт Младший Магистр, наблюдая за тем, как новые студенты Школы падают на колени и истошно стонут, царапая пальцами землю. У того, что как помнил Малк звали Дереком, и вовсе пошла носом кровь. — Требованиям соответствуют, но… работать с ними и работать! Иначе толковых магов не выйдет.

В последний раз негодующе фыркнув, Жак Улей повернулся к Малку.

— Они так долго могут валяться! Так что давай, твоя очередь.

Малк вежливо поклонился и без споров переступил через гранитный бордюр. Незаметно принюхался, пробуждая духовные чувства, но тут же разочарованно поморщился. Никаких следов магии, никаких остаточных флюидов в воздухе не витало. Словно теперь уже окончательно свалившиеся на землю дворяне, оказались там не по причине колдовского воздействия, а из одного лишь дурного желания.

Покосившись на лицо того дворянина, с которым они вместе входили в одну из облюбованных илл-хотами кают — ранее городое и высокомерное, а теперь залитое кровью, покрытое мелкой сеточкой полопавшихся сосудов и искажённое от боли, — приблизился к стеле. Без паузы, как и коллеги-Ученики несколькими минутами ранее, принялся вливать Силу в ближайший гальдрастав. Однако передал не ожидаемые десять эргов, а все пятнадцать: колдовской узор был подобен бездонной бочке, которую невозможно наполнить. После чего принялся ждать…

И сам не заметил, как острая боль пронзила макушку, а его сознание едва не затянуло во Дворец Духа. Но кто сказал, что надо выполнять всё, чего от тебя требуют непонятные артефакты? Так что идти на поводу у загадочного механизма он не стал. Принялся сопротивляться, сначала просто ставя на пути у вторгающейся в него безликой магии барьеры из собственной Власти, а затем, когда духовная Сила хлынула в тело, дополнил привычной практикой очистки организма с помощью Рассеивания. Кое-что ещё оставалось, часть артефактной волшбы всё же добиралась до его Духа, но с этим неожиданно самостоятельно справился его собственный Нимб. Который втянул её в себя минуя волю Малка и, судя по появившемуся жжению, принялся её как-то перерабатывать.

В таком состоянии он пробыл несколько минут. Артефакт давил, Малк отбивался. И пусть было немного больно, желания падать на колени или делать ещё что-то столь же постыдное у него не возникало. Что надо благодарить за подобную стойкость — Дождь Боли или чересчур развитую даже не для Ученика, а вообще для идущего стандартным путём мага Власть — Малк не имел ни малейшего понятия, но одно осознавал ясно: кажется в его случае надо либо проводить другое вступительное испытание, либо это считать пройденным.

Он открыл глаза и, найдя взглядом Жака Улья, с кривой улыбкой сказал:

— Это всё?

Уже начавших подниматься с земли и теперь завистливо косящих в его сторону родовитых он вниманием не удостоил.

— Кто бы мог догадаться, что он такой ловкий, а? — горделиво сказал толстяк, повернувшись к стоящей рядом Мине. Будто это он был тем, кто так натренировал столь блестяще прошедшего испытание Ученика. И уже Малку крикнул: — Конечно всё! И мы сейчас же пойдём в администрацию, чтобы записать тебя в качестве моего…

Вот только договорить он не успел. Толпа зрителей внезапно подалась в стороны и к границе площадки для испытаний вышла колоритная парочка. Эффектная брюнетка в тёмно-зелёном брючном костюме без головного убора, но зато с шпагой на поясе, и экстравагантный мужчина в немного старомодном высоком цилиндре, двубортном сюртуке и с чёрно-белой тростью в руках. На лице у него была красно-белая маска в форме черепа… Точнее, Малку сначала показалось будто это маска, но спустя некоторое время он разглядел, что это и есть лицо новоприбывшего. То, что у него вместо нормального лица!

— Я забираю этого Ученика! Ассистент с такими способностями мне не помешает, — хрипло объявил человек с черепом. И что странно, челюсти у него при этом не шевелились. Голос просто зазвучал в воздухе, словно сам по себе.

— Младший Магистр Тияз! Вы забываетесь!! — взорвался Жак Улей, мгновенно среагировав на слова обладателя пугающего «лица». — Именно по моей просьбе этот юноша прибыл в Школу, именно с моей подачи прошёл испытание и именно я возьму его себе помощником! Ясно?!

С каждым словом толстяк распалялся всё больше и больше. Он был настолько зол, что даже утратил в некоторой степени контроль над магией. И воздух вокруг задрожал от просочившейся вовне Власти.

— Он либо идёт со мной, либо убирается из Школы! — в противовес толстяку, названный Тиязом мужчина был абсолютно спокоен и непрошибаемо уверен. — Ты же знаешь законы наших фракций… К чему эти споры?

— Знаю, очень хорошо знаю, Тияз. И напомню тебе, что просто так, по одному своему желанию, даже внутренний Мастер не может забрать у кого-то студента или ассистента! — Толстяк уже практически кричал, багровый от злости.

Выглядел он смешно, однако никто не веселился. И собравшиеся наоборот после его слов едва ли не кинулись в рассыпную.

— Ты хочешь… поединка? Со мной?! — всё так же сохраняя челюсти сомкнутыми, удивился заявивший права на Малка Младший Магистр. Посмотрел сначала на свою, явно скучающую, спутницу, потом на Малка, и лишь в конце вперил взгляд в Жака Улья. — Ну тогда… твой ход, коллега! Покажи, как вырос за последние годы… Мало ли, вдруг тебе повезёт!

— Везение для слабых, — с неожиданным достоинством парировал толстяк и, разведя руки в стороны, выпустил на волю свою магию. — Раз ты продолжаешь упорствовать, то не вини меня потом в проигрыше… господин Младший Магистр Тияз Череп!

Почему он выделил именно слово «младший» Малк не понял, но сейчас его это особо и не интересовало. Чего уж там, в данный момент он даже старательно не думал о том, что в споре мастеров Школы стал не более чем ценным призом. Хотя подобное отношение было мало того, что оскорбительно, так ещё и вмешивалось в планы самого Малка и его куратора из Тёмной Канцелярии. Все его мысли занимала предстоящая схватка между двумя старшими магами. Между людьми, которые настолько выше Бакалавра, насколько тот выше обычных смертных! Ведь именно через наблюдение за могучими чародеями Ученик вроде него может получить знания, в иных случаях для него недоступные, и приобщиться к чужому опыту. А на этом фоне меркнет всё остальное.

— Отойдём, здоровяк, сейчас здесь будет жарко, — раздалось за спиной Малка, заставив его вздрогнуть.

Каким-то образом рядом с ним оказалась спутница Тияза Черепа и теперь мягко тянула за рукав в сторону находящихся саженях в пятнадцати скамеек.

— Оттуда всё будет прекрасно видно, зато нас не достанет, — улыбнулась она какой-то мальчишеской улыбкой. — Заодно послушаешь моего совета как следует вести себя в твоей ситуации. Ну как, пойдём?

Малк, уже собравшийся выдернуть край одежды из тонких пальчиков, замер и, подумав, кивнул. Йоррох побери, он и вправду находился чересчур близко к месту предстоящего поединка. И упрямиться, оставаясь на месте, было глупо: вон, даже родовитые уже убрались. Что до совета… почему нет? Как появится такая возможность, он обязательно его выслушает. В конце концов всё слишком неожиданно завертелось, чтобы огульно принимать решение. Как там этот Тияз сказал: либо со мной, либо пусть проваливает? Вдруг это не фигура речи, а реальная перспектива на ближайшее будущее? Нет уж, если он и задумает отвергнуть «предложение» данного Младшего Магистра, то только осознавая последствия во всей полноте…

Пока они шли к скамейкам по разным углам расползлись и остальные зеваки. В том, как они освобождали место для драки и искали подходящие для наблюдения уголки, чувствовался немалый опыт.

— Почему здесь, а не на подходящем для боя полигоне? Они же здесь всё уничтожат! — хмуро спросил Малк, наблюдая за занимающими позиции друг на против друга Младшими Магистрами.

Спутница Тияза издала короткий смешок.

— Не уничтожат. Это не бой насмерть, а состязание в мастерстве: кто кого обыграет, тот и победитель. При таких условиях редко случаются масштабные разрушения… с небольшими же прекрасно справляются специализирующиеся на Жизни или Земле студенты. И им тренировка, и Школе польза.

Малк моментально зацепился за оговорку про условия. Так и подмывало спросить, не случаются ли здесь другие схватки, где задействуются совсем иные силы, однако решил промолчать. И сосредоточился на уже начинающемся поединке…

О том, что боевые стили Младших Магистров серьёзно различаются стало понятно с первых мгновений боя. Если Тияз Череп полностью отдавал инициативу первого удара противнику и просто стоял со скучающим видом, оперевшись обеими руками на трость, то Жак Улей был сторонником активных действий. Едва заняв позицию перед противником, он тут же на одном дыхании выдал какое-то длинное заклинание, сорвал крышку с висящей на боку фляги и с яростным оскалом её перевернул. Наружу вырвался чёрный рой пчёл, зависший перед толстяком. И тому понадобилось изобразить пару сложных жестов кистью правой руки, чтобы кусачие твари поднялись выше и закрутились в жужжащем хороводе.

— Пчёлы?! — вырвалось у Малка, который ждал от сотрудничающего с Тёмной Канцелярией мага чего-то гораздо более внушительного.

— Они самые, — чересчур сухо для женщины рассмеялась всё так же стоящая рядом с Малком спутница Тияза Черепа. — Младший Магистр Жак — призыватель. Не самый талантливый, но весьма сильный. Так что я бы не стала относиться к его подопечным снисходительно или вообще принижать его способности. Смотри и сам всё увидишь!

Последний совет был очевидно лишним. Малк уже заметил как от вспыхнувшей вокруг Жака Улья ауры Огня к рою пчёл потянулись нити Силы. Силы, которую крылатые гадины принялись жадно поглощать, попутно раздуваясь в размерах и приобретая черты элементалей Стихии.

Это была поистине удивительная трансформа, сам факт которой казался Малку невозможным и выходил далеко за рамки его понимания магии. Однако то, что для Ученика считалось едва ли не чудом, для Младшего Магистра являлось частью его повседневной колдовской практики. За считанные удары сердца едва видимые взгляду пчёлы стали размером с большой палец руки, а весь рой, всё так же крутящийся в вихре, вырос в высоту почти до сажени. Подопечные Жака Улья, поначалу казавшиеся едва ли не смешными, приобрели грозную мощь и теперь ничего кроме опасливого уважения не вызывали.

Но Младший Магистр на этом не остановился. Последовало ещё одно заклинание, крутящийся рой налился изнутри Огнём, словно бы одним большим глотком поглотил остатки ауры толстяка, а затем принялся втягивать в себя разлитую в окружающем воздухе Силу. Немного, но ведь втягивать!

В воздухе повис тяжёлый давящий гул.

— Призыватель уровня Жака Улья с помощью своих пчёлок способен уничтожить трёх-четырёх Бакалавров в полном механизированном доспехе. А если дать час на подготовку, то и целый десяток потянет! — с непонятной гордостью сообщила спутница Тияза Черепа.

Малк понимающе кивнул. Силы в каждую из пчёл было влито предостаточно, хватит на полноценное боевое заклинание нулевого или даже первого круга. Если же добавить сюда их количество, способность летать по произвольным траекториям и гораздо более длительное «время жизни», то и вовсе становилось страшновато. Особенно если представить, как маг теряет над своими подопечными контроль и те в поисках жертв разлетаются во все стороны. Кому как, а лично Малку, чтобы отправиться к предкам, хватит одной-двух таких вот «жужжелок».

Размышления о потенциале магии призывателей натолкнули на мысль о чуждости подобного пути развития Малку. Отравление Жизнью закрывало для него дорогу в магию контроля живых существ, а отсутствие сродства со Стихиями делало невозможным изучение всевозможных стихиальных усилений и модификаций. Тогда что оставалось? Чему Жак Улей мог ему дать кроме общих знаний по той же Жизни?!

Так и напрашивающийся ответ Малка совершенно не устраивал. И он впервые после начала поединка Младших Магистров задумался о том, что переход в подчинение к другому магу возможно не так уж и плох. Если забыть о задании госпожи Леары, разумеется.

И он перевёл изучающий взгляд на господина Тияза.

— Почему он ничего не делает?! — помимо воли вырвалось у Малка спустя несколько ударов сердца.

В отличие от противника Череп всё так же сохранял расслабленную позу и не проявлял ровным счётом никакой активности. Единственным проявлением магии с его стороны стало появление под ногами пятна густой тени, граница которого не выходила дальше кончиков пальцев вытянутой руки. Но что это и для чего нужно, Малк не имел ни малейшего представления.

— А зачем? Мастерство мага проявляется не во внешних эффектах, а в способности справляться с проблемами с минимумом затраченных усилий! — хрипло рассмеялась собеседница Малка.

— Ну а хотя бы на чём господин Тияз специализируется можно узнать? — спросил Малк, чувствуя раздражение.

Йоррох побери, не он ведь навязал девушке своё общество. Так почему тогда он едва ли не клещами из неё ответы вытягивает?!

— Мастер Череп — кукловод с уклоном в управление некротическими конструктами, — с усмешкой покосившись на Малка, ответила девушка.

— То есть, говоря простым языком, некромант, — мрачно кивнул Малк. — И где же его… куклы?

— О, если бы мы их могли видеть, было бы не так интересно! — решила напустить тумана собеседница Малка.

Она начала говорить что-то ещё, но Малк её уже не слушал. Жак Улей наконец закончил с подготовкой и нанёс свой первый удар… а затем ещё один и ещё. Мгновенно приковав к происходящему внимание собравшихся.

Атака толстяка ожидаемо была завязана на использование пчёл. Раскрутившийся до огромной скорости, вобравший в себя прорву Силы вихрь принялся бомбардировать противника Жака Улья крылатыми «снарядами». Да так, что каждый летел не по прямой, легко предсказуемой траектории, а совершая сложные манёвры и выдавая хитрые финты. На порядок усложняя задачу обороняющегося.

Слабого мага вроде Малка в подобной ситуации мог спасти либо артефактный механизированный доспех, либо высокоуровневый защитный амулет. Сильного же… сильный чародей должен был иметь своим способы спасения. Иначе какой же он тогда сильный?!

И Тияз Череп полностью оправдал данную аксиому. Стоило какой-то из «заряженных» Огнём пчёл приблизиться к магу на расстоянии вытянутой руки, как из тени под его ногами выстреливал вверх сгусток праха и разворачивался на пути вражеского снаряда в небольшой полукруглый Щит. Наполненный Силой ровно настолько, чтобы хватило на убийство крылатой твари и нейтрализацию заложенной в неё магии. Причём, что особенно интересно, кажется никакого особого внимания своей защите Череп не уделял, и она срабатывала сама собой.

Очень экономно и чрезвычайно эффективно!

Происходящее не укрылось от внимания Жака Улья, и он попробовал «перегрузить» магическую оборону противника. Ещё немного нарастил скорость вращения роя, увеличил частоту атак, попробовал наносить одновременно по два-три удара… Бесполезно! Магия господина Тияза работала как часы, а сам он даже не удосужился сменить позу.

Чем окончательно разозлил толстяка. Жак Улей вдруг встал поудобнее, как-то набычился, развёл руки и… полностью сменил способ атаки. Повинуясь его воле, рой за считанные секунды распался на две части и образовал пару ладоней с растопыренными пальцами. И уже этими наколдованными, испускающими нечеловеческий жар, конечностями толстяк попробовал схватить господина Тияза.

Малк ждал чего угодно — применения некромантом нового защитного заклинания, появления оборонительного артефакта или даже панического бегства. Однако маг Череп смог его удивить. Он мало того, что позволил себя поймать, так ещё и как-то сопротивляться не стал. Словно не выдержав столкновения с аурой Огня вокруг пчёл, просто осыпался на землю кучкой праха.

— Какого… — вытаращился на происходящее Малк.

Но закончить мысль не успел. Казалось уже погибший Тияз Череп внезапно появился из-под покрова теней саженях в пяти от своего прежнего местоположения. И было напрочь непонятно — то ли он перенёсся сквозь пространство, то ли изначально там прятался, и участвовал в схватке через… через марионетку, да?!

Малка так и подмывало спросить об увиденном, но он боялся пусть даже на миг отвлечься от происходящего на поле битвы. Слишком быстро всё менялось, чтобы праздно болтать.

Толстяк, поняв, что промахнулся, попробовал быстро перенацелить атаку — он даже успел поднять наколдованные руки вверх, — но инициатива была уже на стороне господина Тияза. Тень под ногами некроманта вскипела, появилось такое чувство, будто рядом забил мощный источник Смерти, а вся зелень на десять-пятнадцать шагов вокруг начала стремительно умирать, осыпаясь прахом. Но не это было главное! Прямо перед Черепом принялись проступать черты гигантского — значительно выше кукольника — скелета. С серыми тусклыми костями и полупрозрачной плотью, четырьмя руками и сросшимися в нечто единое рёбрами. Скелета, который так до конца и не сформировавшись, выхватил из рук создателя трость, разделил её на короткий клинок и ножны и ринулся к Жаку Улью.

Выглядело это достаточно жутко, чтобы даже Малка пробрала дрожь. Чего уж говорить про ставшего целью атаки толстяка. Забыв о нападении, тот спешно принялся ставить на пути скелета сформированные из огненных пчёл барьеры. А когда нежить прошла через них, точно игла сквозь марлю, вовсе отказался от манипулирования роем. Потратив прорву эргов, воззвав к Стихии и напрямую работая Властью — возможно Малк ошибался, но она ощущалась даже не на пике жёлтого ранга — Жак Улей в сажени от себя создал полноценную Огненную Стену. Вполне достаточную, чтобы остановить слона и… абсолютно бессильную перед творением Тияза Черепа. Скелету хватило одного взмаха позаимствованным клинком, чтобы Стена распалась, и толстяк оказался перед ним абсолютно беззащитен.

— Сдаюсь! — мрачно объявил Жак Улей, не сводя взгляда с клинка в руке скелета.

— Кто бы сомневался, — с каркающим смехом ответил Тияз Череп.

Подчиняясь безмолвному приказу, порождение Смерти тотчас развернулось и поплыло обратно к создателю. И уже через минуту снова ставшее тростью артефактное оружие вернулось к господину Тиязу, а сам скелет снова втянулся в тень под его ногами.

— Договор в силе? — продолжил некромант.

Толстяк на это лишь махнул рукой.

— В силе!

Сказал и угрюмо побрёл куда-то в сторону кампуса. О Малке, который в некоторой растерянности ждал от него хоть какого-то знака, он даже и не вспомнил…

— Пойдём. Я хоть ничего тебе объяснить толком и не успела, но… ты ведь уже понял, что выбора нет? — внезапно подала голос девушка и опять требовательно потянула его за рукав.

До Малка же вдруг дошло, что он предоставлен самому себе и какое бы решение сейчас ни принял, договорённости с Тёмной Канцелярией будут нарушены. И отвечать за это предстоит тоже ему…

Йоррох!

Глава четвёртая, в которой герой узнаёт о милых привычках некоторых магов

До внутренней фракции Школы Пепла Тияз Череп, его похожая на мальчишку спутница и Малк добирались на потёртой, устаревшей ещё лет сто пятьдесят назад, карете. И тут было непонятно: то ли данный Младший Магистр был настолько консервативен во вкусах, то ли попросту плевать хотел на условности и внешний антураж, сосредоточив внимание на чём-то ином. Малк склонялся к последнему, но даже не представлял, чем же настолько может быть увлечён могущественный маг.

Увы, впечатляющую победу над Жаком Ульем и завоёванное право на службу Малка, господин Тияз не счёл достаточным поводом для общения с новым подчинённым. Молча кивнув ему, он проследовал в карету, где и замер в раздумьях. Одним махом став похожим на злобного демона, неудачно маскирующегося под человека. Его лицо — лишённое кожи, с полупрозрачными и словно бы истаявшими мышцами и сосудами, с просвечивающимся сквозь их остатки черепом — так и приковывало взгляд. И Малку стоило больших усилий, чтобы не смотреть в его сторону. Вряд ли старший маг имел такую внешность от хорошей жизни, а значит и злить его любопытными взглядами было чревато самой непредсказуемой реакцией.

Поначалу сохранялись какие-то надежды на общительность говорливой спутницы Тияза Черепа, но и она словно воды в рот набрала. В присутствии мага-кукольника девушка присмирела и благопристойно поглядывала в окно, напрочь игнорируя Малка…

И зачем, спрашивается, он тогда им понадобился?! Может всё-таки стоило хотя бы попытаться объяснить происходящее?!

Несмотря на кипящее в душе возмущение, озвучивать свои вопросы Малк побоялся. Было в облике Тияза Черепа и его манере держаться нечто такое, заставляющее сдерживать свои порывы и… молчать. Молчать, пока тебя не спрашивают.

Мысленно пожав плечами и решив, что отказаться от «сотрудничества» с господином Тиязом он всегда успеет, Малк принялся наблюдать за проплывающими за окном пейзажами.

Вопреки обещанным ещё Жаком Ульем двум часам до места они добирались все три. Причин было много. Дорога, разбитая, поросшая травой и постоянно петляющая между хаотично разбросанными валунами; заросли шиповника, кое-где настолько густые, что громоздкая карета там не ехала, а буквально ползла; кучер, напрочь отказывающийся понукать лошадей… Младшего Магистра со спутницей, впрочем, всё устраивало. И Малку не оставалось ничего иного, кроме как терпеливо ждать.

Но рано или поздно всё заканчивается. Поросший лесом склон горы, где как казалось навечно увяз транспорт господина Тияза, сначала сменился подлеском, а затем дорога и вовсе свернула к каменистому побережью, где кроме редких кустов дурмана почти не встречалось никакой растительности. Правда, до той бухты, где располагалась внутренняя фракция Школы, пришлось добираться ещё около получаса, но такую малость можно было потерпеть.

За окном уже стемнело, когда лошади втянули экипаж в узкий проход между скалами и по длинной пологой насыпи спустились к чему-то, сильно смахивающему на каретный сарай.

— Приехали. Поздравляю, ты теперь в истинном сердце Школы Пепла! — с пафосом объявила спутница Тияза, но продолжить не успела.

— Не юродствуй, — проронил господин Тияз и, не глядя на Малка, первым покинул карету. — Покажешь новичку его жильё и можешь познакомить с Больдо. Завтра же приведёшь ко мне — нам предстоит небольшая прогулка.

Малк и опомниться не успел, как Младший Магистр растворился в темноте. Разговор о роли завоёванного в качестве приза Ученика в планах господина Тияза снова откладывался. И Малк в очередной раз задушил вспыхнувшее в глубине души раздражение.

— Я, кстати, Эйша! Или просто Змея. Как больше нравится, — сообщила спутница господина Тияза, нарушив молчание.

— Очень приятно. Малк! Хотя… ты ведь моё имя уже давно знаешь! — не смог удержаться от шпильки Малк и принялся оглядываться.

Темнота уже скрыла многие детали, но череду одно— и двухэтажных домиков с масляными лампами над парадными входами, уходящую в море каменную пристань и темнеющую вдалеке громаду какой-то статуи разглядеть всё же получилось… Как и подсвеченный изнутри алым пламенем гигантский череп, высеченный в скале. Последний оставлял довольно жуткое впечатление — в темноте казалось, что это не плод усилий неведомых камнетёсов смотрит с горы на акваторию бухты, а самый настоящий гость из Пекла обозревает свои угодья.

— А это что? — мрачно спросил Малк.

— Ты про главную достопримечательность внутренней фракции? Считай это приветом из славного прошлого Школы и… проходом к источнику Силы второго класса. По архивным записям, правда, его рейтинг когда-та равнялся шести, но те времена уже ушли, — не без сарказма сообщила Змея, посмотрела на Малка и добавила: — Хотя последнее тебе должно быть не так уж и интересно.

— Почему это?! — набычился Малк.

— Потому что в данном Источнике Смерть и Огонь порождают Пепел, который тебе, если я правильно поняла насчёт предрасположенности к Пневме, даром не нужен, — парировала девушка. Затем хмыкнула, ткнула локтем под рёбра и предложила: — Что, здоровяк, идём заселяться?

И первой подала пример, заторопившись в сторону слабо освещённой улицы. Малку ничего не оставалось, как подхватить саквояж и поспешить следом.

В отличие от внешней фракции, которая уже пережила стадию падения и осторожно двигалась к рассвету, во внутренней части Школы, в её ядре, всюду лежала печать запустения. Поросшие травой щели в брусчатке под ногами, покосившиеся чугунные фонарные столбы, заколоченные окна и двери на домах в начале улицы и проплешины обвалившейся штукатурки на всех остальных. Складывалось ощущение, что вопросы хотя бы косметического ремонта здесь никого не интересовали в принципе. И все чаяния местных жителей связаны лишь с их собственными магическими изысканиями. А в том, что обитатели здешнего кампуса подобных вещей не чураются, стало ясно, едва Малк поравнялся с первым домом с незаколоченной дверью — оттуда так и тянуло смесью магии Огня и Смерти, которую здесь называли Пеплом.

— От чего здесь всё так… — не удержался от вопроса Малк.

— Так плохо? — невесело засмеялась Эйша. — Ты историю Школы Пепла хотя бы знаешь?

— Да, Жак Улей успел рассказать, — кивнул Малк. — Славное прошлое, связь с императорским Домом, затем Восстание и падение…

— Падение! — повторила Змея презрительно. — Да Школу просто уничтожили! Сокровищницу разграбили, Источник угробили, но главное — линию прямого наследования Тайного Искусства прервали! Когда же гражданская война закончилась и началось всеобщее «замирение», то победители собрали уцелевших Учеников, чудом выживших Бакалавров да подыхающих от ран и проклятий Младших Магистров и облагодетельствовали их разрешением восстановить Школу.

— Хоть так! Могли вовсе забыть, что были такие маги Пепла, чтобы конкурентов не плодить, — пожал плечами Малк.

— А может так и лучше было бы! — угрюмо сказала Эйша. — Может тогда бы уцелевшие не старую дорогу к могуществу нащупывали, а по новой тропе пошли…

— Как господин Тияз? — повинуясь какому-то наитию, спросил Малк.

— Как господин Тияз, — кивнула Змея. — Который мало того, что был свидетелем и активным участником той войны, так ещё пережил большинство своих ровесников и дорос до звания Мастера Школы.

— Эйша, прости, но Школа Пепла не настолько внушительно выглядит, чтобы получение звания старейшины казалось чем-то особенным, — возразил Малк.

На свой ответ он ожидал любой реакции: обиды, раздражения, даже гнева, однако спутница смогла его удивить. Она презрительно рассмеялась.

— Более сотни лет назад Тияз Череп, а тогда — Тияз Любимец Пепла — был одним из трёх Наследников Школы. Маг, достигший пика ранга Магистра до своего шестидесятого дня рождения и обещающий вот-вот стать Старшим Магистром. Личный и любимый ученик директора, его гордость и надежда… — произнесла Змея задумчиво. — Да, ты прав. Для человека, который должен был в будущем стать директором четырёхзвёздочной Школы, звание Мастера сродни насмешке…

— И как так получилось? — заинтересовался Малк.

— Тогда Школу удостоил своим «визитом» лично Патриарх Дома Черингар. Маг вне категорий, который в компании брата-Архимага раскатал в блин силы защитников. Часть старших магов убил в бою, часть — наградил иссушающими огненными проклятьями. — устало пояснила Эйша. — В итоге двое других Наследников умерли сразу, а господин Тияз полчил жуткие травмы тела и Духа. Каким-то чудом выжил, но Дар упал до нижней границы ранга Бакалавра, способности к Огню оказались безвозвратно потеряны, а большая часть плоти на голове и шее сожрана неизвестным ядом.

— И то, что он сейчас Младший Магистр… — начал в восхищении Малк.

— Да, и то, что он за сотню лет смог собрать в единое целое распадающийся Дух, развить другое Тайное Искусство, преодолеть пик Бакалавра и стать Младшим Магистром — это заслуга его выдающейся воли к жизни и чудовищного таланта! — продолжила Змея. — Увы, выше нынешнего уровня ему уже не подняться. Это его потолок, о котором знают все. — Девушка искоса посмотрела на Малка, блеснув в свете фонаря глазами. — И теперь подумай, как выглядят твои насмешки насчёт Мастера…

Малк на это лишь обескураженно развёл руками. Кто же знал! Затем немного помедлил и всё же спросил:

— А что с дальнейшим развитием господина Тияза? С лечением его… лица? Всё, больше ничего не изменить?

Девушка пожала плечами.

— Чудеса не повторяются дважды. Он и так сделал невозможное. Конечно, обладай учитель какой-нибудь подходящей Родословной, можно было бы попробовать пройти через обряд Пробуждения Крови, но… Тияз Череп не маг Родословной!

Девушка, идущая на полшага впереди Малка, неожиданно свернула с дороги к небольшому дому и, покопавшись в сумочке на поясе, ключом открыла дверь.

— Входи. Дом полностью в твоём распоряжении. Грязно, конечно, но тут ничего не поделаешь. Придётся самому как-то с этим разбираться, — сказал Эйша, вручая Малку ключ и хлопая по плечу. — Ладно, до завтра. С утра за тобой зайду: задание господина Тияза, сам слышал! — Тут она совершенно по-мужски хохотнула. — Может повезёт и уже завтра с коллекцией Мастера познакомишься…

— Что за коллекция и почему мне с ней надо знакомиться? — уже вдогонку уходящей девушке спросил Малк.

— А разве я не сказала? — через плечо бросила Змея. — Это я зря… У господина Тияза на фоне его травмы развилась некоторая милая особенность, он коллекционирует лица своих врагов. И о-очень любит показывать её всем новеньким! Даже не знаю почему…

И рассмеявшись в голос, Змея скрылась в темноте.

— Собирает лица врагов… — несколько обалдело повторил Малк. — Какое милое увлечение, Йоррох меня подери!

В доме ни магических светильников, ни нормальных керосиновых ламп не обнаружилось, так что комнаты пришлось обходить с зажжённой свечой, благо несколько восковых огрызков хранилось на стойке у входа. Спальня, гостиная, крохотная кухня с дверью чёрного входа, ещё более крохотная кладовка и миниатюрная прихожая, откуда можно попасть либо в гостиную, либо на заваленный хламом чердак — вот и всё жильё. Практически без мебели, с удобствами на заднем дворе и грязное настолько, что кажется, будто в нём не убирали с момента постройки. Однако Малк был доволен — по крайней мере на улице ему спать не придётся. Что до удобств… С этим можно разобраться позднее, когда станет понятно, зачем он господину Тиязу, какая здесь выгода самому Малку и… и, хм, как Девятеро, не пополнить коллекцию Младшего Магистра собственным лицом! Если он, конечно, правильно понял намёки Эйши Змеи.

Однако разбираться со всем этим ему предстояло завтра, сейчас же его ждал сон. Так что Малк стянул с кровати остатки постели, смахнул пыль и, подложив под голову вместо подушки саквояж, с наслаждением растянулся на досках. Поначалу боялся, что в необычной обстановке не сомкнёт глаз, но сам не заметил как навалилась темнота, и он погрузился в крепкий сон сильно вымотанного тяжёлым днём человека…

Чтобы внезапно осознать себя в центре такой знакомой комнаты, сочетающей в себе красоту и возвышенность служения Девятерым с поклонением Пеклу и его порождениям. В месте, где сцены из Писания Потомкам и иллюстрации подвигов героев времён Второй Волны сочетались с картинами пыток, казней и изображениями никогда не виданных монстров и неописуемых тварей…и где Малк однажды стал свидетелем сражения двух могучих магов.

Следы той битвы присутствовали в зале и сейчас. Демонические барельефы потрескались, мозаичный пол местами вздыбился, местами был словно бы расплавлен, две из девяти колонн обрушились. Даже рисунки на сводчатом потолке, и те теперь были заляпаны непонятного происхождения пятнами. В центре зала всё также находился расколотый на три части камень с чёрными рунами, но прежняя аура потусторонней жути и грязи Пекла, что ранее била по чувствам, больше не ощущалась.

Это было явно продолжение одного и того же сновидения. И единственным отличием от прошлого раза, была вернувшаяся Малку свобода действий. Он больше не был бессильным наблюдателем, и теперь мог свободно перемещаться в пределах зала.

Чем Малк тотчас и воспользовался, обежав комнату по периметру в поисках выхода, а когда ничего не обнаружил, вернулся к камню. Решив, раз уж случилась такая оказия, изучить покрывающие его поверхность знаки Руноглифа…

Однако реализовать свои планы он не успел. В спину будто подуло ледяным ветром и возникло ощущение чужого присутствия. Памятуя о том, как сражавшийся с демонологом старик «приласкал» его своей магией, Малк стремительно развернулся и… столкнулся взглядом с карликом.

«Этот дед» Бонифаций, который не беспокоил Малка уже несколько седмиц, стоял на обломках одной из колонн и мрачно покачивался на носках. После пожирания добытого в храме Кетота трофея, уродец выглядел заметно окрепшим и больше не было ощущения, что он развеется под внезапным порывом ветра. Наоборот, Бонифаций излучал уверенность в своих силах и готовность применять их против Малка.

Молча, никак не комментируя свои действия, карлик окинул Малка придирчивым взором, презрительно скривился и сделал замысловатое движение кистью правой руки. Чувствуя опасность, Малк попробовал отскочить в сторону, но не успел. Обломки рунного камня внезапно превратились в густую чёрную жижу, которая волной накрыла его ноги и… моментально затвердела. Малк оказался в ловушке и даже со своей возросшей силой он никак не мог освободиться.

Впрочем, дёрнувшись пару раз, он вовремя опомнился и обратился к магическим способностям. Рассеивание в руках мага с Властью оранжевого ранга во сне ожидаемо оказалось весьма эффективным оружием, и каменные путы тотчас рассыпались пылью.

— Со мной это не сработает! — зло бросил Малк.

Но в ответ услышал лишь презрительный смех. И прежде, чем успел среагировать, вновь попал в плен теперь появившейся словно из ниоткуда чёрной жижи. На этот раз в ней увязли не только ноги — выстрелившие вверх языки зафиксировали руки Малка, шею и даже туловище. Так что он даже пошевелиться не мог. В ответ он попробовал повторить трюк с Рассеиванием, однако непонятная субстанция всё прибывала и прибывала, замещая разрушенное и сводя на нет все усилия Малка.

— Да какого Йорроха тебе надо?! — прохрипел Малк, задыхаясь.

Как и раньше ответа он не получил. Зато карлик с каким-то поистине безумным и… да, голодным блеском в глазах спрыгнул со своего постамента и направился в его сторону. Пальцы уродца беспрестанно при этом шевелились, словно бы поглаживая некий невидимый инструмент. То ли нож, то ли клещи, то ли нечто вовсе невообразимое, потребное лишь практикующим вивисекторам и палачам.

Прошлый опыт с атакой седовласого старика подсказывал, что и на этот раз всё будет всерьёз. И если карлик до него доберётся, то… то что будет дальше, Малку не хотелось даже думать. Он зарычал и с утроенной силой принялся пытаться освободиться. Однако его трепыхания карлика лишь веселили. «Этот дед» даже остановился, любуясь отчаянием Малка. Растянул жабий рот до ушей, принялся облизывать губы чёрно-фиолетовым языком… и подскочил в неподдельном испуге.

На глазах у ничего не понимающего Малка карлик вдруг принялся со страхом озираться, потом сделал решительный шаг в его сторону, снова остановился, а затем с нарастающей паникой кинулся обратно к обломкам колонны. Он уже был в двух шагах от цели, когда реальность сна вдруг пошла мелкой зыбью, образы начали расплываться и, прежде чем сознание Малка окончательно пробудилось, перед его глазами мелькнула какая-то хищная тень. Тень, что изо всех сил пыталась добраться до Бонифация. Но вот удалось ей это или карлик опять улизнул, Малк увидеть не успел. Всё вокруг завертелось в калейдоскопе огней, и он проснулся…

— Это было страшно! — простонал Малк, медленно поднимая задеревеневшее тело с кровати и вытирая со лба липкий пот.

Встал, покачиваясь, оглядел комнату и мысленно прикинул, как будет чертить здесь Защитный Круг. Наладившаяся было жизнь, поманив свободой и относительной безопасностью, возвращалась в привычную колею и теперь без поднятых магических барьеров он спать не ляжет. Особенно зная, что помимо карлика по ту сторону границы сна — где бы это ни было! — есть ещё и другие обитатели. Хищные, злые и способные напугать даже «этого деда» Бонифация!

Теперь главное благополучно разрешить вопрос с господином Тиязом. Будет ли Малк ассистентом любителя коллекционировать чужие лица, выставят ли его за порог Школы или он сам сделает всё возможное, чтобы убраться отсюда подальше, зависело от сегодняшнего разговора. И было бы весьма неплохо, если бы Малк к его началу находился в своей лучшей форме!

Ещё раз окинув взглядом приютившую его на ночь комнату, Малк подхватил саквояж и вышел на крыльцо. Первые лучи солнца уже тронули верхушки домов, так что до прихода Эйши оставалось не так уж и много времени. Малк уселся на ступеньки и, подставив лицо утреннему бризу, принялся жевать сухофрукты, горсть которых смог найти во внутреннем кармашке саквояжа. Мысли так и норовили вернуться к случившемуся ночью, но он старательно гнал их прочь. Ничего нового он не придумает и только измучает себя сомнениями. Так зачем зря тратить силы?

Тишину утра неожиданно нарушил ритмичный металлический лязг, как если бы закованный в латы рыцарь бежал по мостовой. Звук шёл с того направления, где располагалась скала с высеченным на ней гигантским черепом. И неотвратимо приближался.

Малк торопливо проглотил остатки своего скудного завтрака, поднялся на ноги и отряхнул ладони. Бросил взгляд на саквояж, где лежал заряженный револьвер, но доставать не стал. Во всяком случае пока. Потом вспомнил, что он вроде как тут гость и бояться каких-то внезапных инспекций не должен, и усмехнулся своим мыслям.

Йоррох, всё-таки от кошмара он ещё не отошёл! Надо бы за собой последить…

Погрузившись в себя он пропустил момент, когда из ближайшего переулка показался высокий — почти на голову выше его самого — латник с двуручным фламбергом на плече и, приблизившись к дому, замер столбом. Забрало шлема гость не поднимал, однако Малк кожей чувствовал, как он буравит его взглядом.

— Чем-то помочь? — спросил он настороженно.

Но ответа не было. Рыцарь всё также стоял и смотрел, и Малк понятия не имел как на такое поведение реагировать. Особенно когда осознал, что от новоприбывшего ощутимо тянет Огнём и Смертью, и это совсем не похоже на то, как «пахнут» маги! В какой-то момент у него даже возникло желание скрыться в доме, но тут появилась Змея в сопровождении высокого широкоплечего парня и проблема исчезла сама собой.

— Доброе утро, Малк! — крикнула девушка, будучи ещё саженях в десяти от Малка. А когда подошла ближе, уже рыцарю бросила: — А ты свободен!.. Хотя я ума не приложу, какого Йорроха ты вообще со своего поста сюда припёрся!

Она не успела договорить, как молчаливый латник развернулся и, забыв об объекте своего недавнего интереса, затопал прочь. Эйша же повернулась к Малку.

— Ты чего тут, колдовал что ли? Проклятия насылал, порчу наводил или демоном призывал? Признавайся!

Малк от такого напора даже растерялся и замотал головой.

— Змея, отстань от парня. Знаешь же, что Стража на новеньких клинит! И он каждого так встречает… — вступился за Малка спутник девушки.

— Это да, но… так рано он ведь никогда не приходил! — неуверенно ответила Эйша, затем тряхнула коротко стриженными волосами и бросила: — А, к Йорроху всё! — Ткнула пальцем в сторону парня. — Это, кстати, Больдо, но его все зовут Голем. Он третий ученик Тияза Черепа, сильный боец и единственный известный мне Бакалавр, построивший своё развитие на овладении мощью высокорангового артефакта… Так что радуйся удачному знакомству!

Малк кивнул и пожал протянутую ладонь парня. Несмотря на всю свою силу, на миг было решил, что стискивает пальцами скалу, но соревноваться в крепости рукопожатия не стал. И вместо этого, памятуя вечерний разговор с Эйшей, с кривой улыбкой спросил:

— Тоже пришёл посмотреть, как господин Тияз будет пополнять свою коллекцию?

Голем недоумевающе нахмурился, посмотрел на стоящую с невинным видом девушку и лишь затем рассмеялся.

— А-аа!! Понял. Змея опять по милому увлечению нашего мастера прошлась? Сказала, что если окажешься не по нутру, то мигом коллекцию пополнишь, да? — Больдо прекратил веселиться и устало вздохнул. — Забудь. Чтобы оказаться достойным данной «награды», ты должен не просто очень насолить господину Тиязу, но и стать как минимум Младшим Магистром, а то и забраться на ранг повыше. Ясно? Что до тебя, Эйша, — он строго посмотрел на девушку и продолжил, — завязывай с такими шутками. Узнает Мастер — мало не покажется…

— Да-да! Осознала и уяснила, — отмахнулась девушка и живо спросила у Малка: — Готов? Если да, то экипаж уже ждёт.

— Но господин Тияз сказал везти к нему… — попробовал возразить Малк.

— Вот к нему и поедем, — перебила его Эйша и с намёком добавила: — Только надо поспешить… А то господин Тияз очень не любит, когда кто-то заставляет его ждать!

Чувствуя, что его опять втягивают в какую-то если не авантюру, то наверняка в нечто неприятное, Малк кивнул и заторопился следом за учениками Тияза Черепа.

Несмотря на непростую ночь, чувствовал себя Малк прекрасно. Неясное ближайшее будущее, странный интерес со стороны некроманта-кукольника, сама необходимость кому-то подчиняться — всё отступило на задний план. Даже сама внутренняя фракция Школы Пепла теперь, при солнечном свете, больше не выглядела обнищавшей, неухоженной и разорённой. Наоборот, всё то, что раньше отвращало, теперь казалось милым и по-домашнему уютным.

— Уже заметил? — перехватив несколько растерянный взгляд Малка, спросил Больдо.

— Заметил что? — уточнил Малк.

— Как всё меняется при свете… Негатив отступает в тень, а всё положительное наоборот выпячивается. Разруха теперь вовсе не разруха, неухоженность уютна, а заброшенность мила. Чего уж там, даже череп на скале теперь взгляд радует… — рассмеялся Голем. — Скажешь не прав?

Малк с облегчением помотал головой. Он уж начал сомневаться в собственном психическом здоровье, а тут какой-то секрет оказывается…

— Старое искусство геомантии. В своё время, когда у Школы ещё были деньги на подобные глупости, директор пригласил специалиста и тот организовал местное пространство так, чтобы жить здесь всем было максимально комфортно. Даже магам Смерти и отмороженным кукольникам, — принялся объяснять Больдо. — И как видишь, всё до сих пор работает…

— Это всё можно и после рассказать! — вмешалась в беседу Змея. — Мастер ждёт. И я очень не хочу быть той, кто превысит пределы его терпения!

Её слова прозвучали настолько убедительно, что даже Малк проникся. Не говоря уж о Големе. И до уже снаряженного для поездки экипажа они добирались в тишине…

Сама поездка много времени не заняла. Пять-десять минут по тракту вдоль побережья, ещё столько же по разбитой дороге, петляющей меж цветущими лугами, и ещё минут пятнадцать по уже начавшей зарастать лесной тропе. Пока, наконец, путь не вывел к входу на древнее заброшенное кладбище. Малк даже не сразу понял, что это именно кладбище — ограда отсутствовала, надгробия прогрузились в землю, всё заросло крапивой, лебедой и осокой — пока не увидел осколки разбитой стелы с выбитыми на ней обрывками молитвы Девятерым.

Тияза Черепа он увидел в последнюю очередь. Маг стоял, опираясь на трость, на том самом месте, где когда-то находились ворота. Кажущийся настолько приметным и выделяющимся в любой толпе, сейчас он буквально сливался с окружающей зеленью. И то, что Малк и остальные его заметили, очевидно было его желание, а не их заслуга.

— Учитель! — на два голоса заговорили Змея и Голем, покидая карету.

Малк последовал их примеру и отвесил Младшему Магистру церемонный поклон. Впрочем господин Тияз на их появление никак не отреагировал, продолжая что-то изучать в глубине кладбища. Так что Малку в компании с учениками ничего не оставалось, кроме как терпеливо ждать, когда лишённый лица маг обратит на них внимание.

— Тебя ведь зовут Малк? — вдруг хрипло спросил Тияз Череп, не меняя позы.

— Совершенно верно, господин Тияз, — ответил Малк и, тщательно подбирая слова, так чтобы не оскорбить могущественного чародея, сказал: — И мне весьма приятно, что вы ради работы со мной приложили столько усилий. Однако всё же хотелось бы получить некоторую ясность…

— Вон там, — перебил Малка некромант и показал куда-то вдаль тростью, — находится Призрачное Древо. Старое, полностью развившееся и почти до донышка высосавшее Силу этого жальника. Мне нужно, чтобы ты сорвал один из его плодов и принёс сюда.

Слов Малка он будто и не слышал, чем вызвал некоторую оторопь. Потому как было совершенно непонятно, как вести беседу с человеком, который сильнее, влиятельнее и могущественнее, имеет на тебя виды и при том совершенно не ограничен рамками закона и морали. Насчёт последнего Малк даже не сомневался — маг, переживший Восстание и помнивший ещё имперские времена, вряд ли проникся новомодными веяниями в политике и склонен к чрезмерному гуманизму. А значит… значит другого выхода, кроме как пытаться выполнить его «пожелание» у Малка нет.

— Прошу прощения, но я прибыл в Школу работать ассистентом вполне конкретного мага. С понятным кругом задач. И то, что Жак Улей лишился права сотрудничать со мной, не означает, что я обязан выполнять любые ваши пожелания… Во всяком случае, предварительно не оговорив условия сотрудничества, — всё же попробовал отстоять свои позиции Малк.

Реакция Младшего Магистра, конечно, страшила, но и сдаться «без боя» Малк тоже не мог.

— Условия? — переспросил Череп, не поворачивая головы. — Что ж… они простые. Если ты приносишь призрачный плод, то становишься моим ассистентом и персональным учеником. И уж поверь, для обладателя твоего Дара предложение подобного рода следует считать неслыханной удачей. Если же что-то не устраивает, то… у тебя есть время до завтрашнего утра, чтобы убраться с острова. — Тут господин Тияз повернул к Малку своё пугающее лицо и насмешливо произнёс: — Такие условия подходят?

Малк растянул губы в неживой усмешке и медленно поклонился.

Как быстро изгнание из Школы превратилось в изгнание вообще с острова… Интересно, следующий шаг в наказании за строптивость часом не «смерть на месте»? В то, что старый монстр вроде господина Тияза способен с лёгкостью воплотить все свои угрозы, Малк ни секунды не сомневался.

Мазнув взглядом по явно скучающим Эйше с Больдо и не найдя у них поддержки, Малк вернулся к карете и достал саквояж. Задание Черепа хоть и звучало просто, но несомненно таило в себе неприятные сюрпризы. И разбираться с ними было много удобней будучи хорошо вооружённым.

Однако не успел он щёлкнуть замком, как был остановлен резким окриком:

— Иди как есть. Без артефактов, амулетов или чего ещё у тебя там лежит! Понял?

Мысленно помянув Йорроха, Малк швырнул саквояж на прежнее место и вернулся обратно. Некоторое время изучал территорию кладбища, выискивая указанное Младшим Магистром Древо. А как нашёл нечто похожее — речь скорее всего шла о лишённом листвы чёрном кряжистом дубе в центре погоста, — сразу же зашагал в нужном направлении. С дурацким заданием хотелось покончить как можно быстрее.

Нет, будь у него такая возможность, Малк обязательно предварительно изучил бы описание демонова Призрачного Древа, нашёл бы уязвимые места и подобрал наиболее эффективное оружие. Но, увы, его желания и привычки никого не волновали. Тияза Черепа очевидно интересовали именно его навыки, а не способность находить правильную тактику и выстраивать верную стратегию.

Что ж, Малка не страшили трудности, и пережив охоту лоялистов и битву Младшего Магистра с могучим гостем из Пекла он уже не слишком-то опасался какого-то дерева. Пусть даже и призрачного…

К чёрному, словно бы обожжённому дубу он двинулся напрямик — не срезая углов и лишь перешагивая через едва видимые земляные холмики да скопления камней на месте древних могил. Со стороны он наверняка смотрелся расслабленным и беспечным, однако внутри Малк был собран, цепок и внимательно отслеживал любые изменения окружающей обстановки.

И видимо именно эта его нацеленность на внезапное появление внешних угроз сыграла с Малком дурную шутку. Слишком много внимания уделял ближайшему окружению и слишком мало следил за тем, куда именно он идёт. Вроде бы вот дуб, прямо впереди, надо только десяток-другой шагов сделать… И Малк шёл. Пока мир перед глазами внезапно не сделал крутой разворот, и он не осознал себя стоящим перед кустами на противоположной от входа стороне кладбища. Проклятое же дерево, будто издеваясь, теперь торчало за спиной.

От кареты донёсся смех Эйши, и Малк почувствовал, что краснеет. Выделился, Святые его раздери!

Сделав несколько глубоких вдохов-выдохов и вернув себе спокойствие, Малк попробовал понять, в чём его ошибка. То, что он имеет дело с мороком это понятно, другой вопрос как с ним справиться. Особенно зная, что тот же Жак Улей перед иллюзией господина Тияза тоже не устоял. Или Череп думает, что Малк справится в ситуации, схожей с той, где был обманут Младший Магистр? Хотя… если уровень Призрачного Древа сравним с его рангом, то задача должна иметь решение.

Малк в очередной раз проклял свою необразованность. Насколько же легче сейчас было бы, знай он что за монстр ему противостоит! Однако бестиологию на курсах Общества не преподавали, как и не давали сведений по наиболее распространённым низшим заклинаниям. А значит и выкручиваться предстояло, опираясь только на имеющиеся знания и способности.

Вполголоса выругавшись для поднятия духа, Малк снова направился к Призрачному Древу. Только на этот раз концентрируя внимание не на окружении, а именно на самом дереве. Попутно подкрепляя ментальные усилия Властью.

Поначалу показалось, что ничего не изменилось. Древо находилось на прежнем месте, а само кладбище всё также сохраняло прежнюю ауру спокойствия и умиротворённости. Но так продолжалось недолго. Стоило Малку приблизиться к своей цели на шесть или семь саженей, как он помимо своей воли свернул вправо и направился в обход дерева. При этом если бы Малк не фиксировал местоположение своей цели Властью, он бы этого воздействия даже не заметил. Так бы и шёл себе спокойно, пока на радость Эйше снова не оказался на границе кладбища.

Криво усмехнувшись, Малк решительно вернулся на прежний путь, сделал пару шагов и… словно бы прорвался сквозь невидимую пелену, скрывающую истинный облик Призрачного Древа.

Изменения оказались значительные. То ли засохший, то ли обгоревший остов некогда могучего дерева обернулся вполне себе живым, одетым в шелестящую листву, дубом. Правда не привычно материальным, а каким-то полупрозрачным, будто шагнувшим на грань между Жизнью и Смертью да там и застрявшим. Преобразилась и зелень под ногами. Там, где раньше росли осока с лебедой, теперь чернели проплешины мёртвой земли, а кусты крапивы сменились пучками покрытых листвой щупалец.

Последние Малк на всякий случай попробовал обойти, однако в своём намерении не преуспел. Порождения несомненно злой магии внезапно выстрелили в его сторону десятками хищных плетей и в миг опутали ноги. Да так крепко, что освободиться у Малка получилось только приложив некоторые усилия. Ничего серьёзного, но кто послабей вполне мог здесь и увязнуть. Тем не менее, если рассматривать загадочные щупальца в качестве некоей линии обороны вокруг Призрачного Древа, то защитники из них получились так себе. Даже штаны у Малка не порвали, пока он вперёд пробивался. Сразу понятно, что кладбищенский монстр больше полагается на морок.

Воодушевлённый успехами Малк неспеша сделал несколько шагов и вступил под призрачную крону. Появилось ощущение, что главная цель достигнута. Он на месте и даже видит один заказанный плод — испускающий холодное зелёное свечение жёлудь с кулак размером, свисающий с ветки в полусажени от земли. Осталось только подойти, ближе, сорвать и…

Йоррох знает, кто создавал эту тварь, но он явно очень хорошо понимал человеческую психологию. Близость к победе на какой-то миг притупила бдительность, и Малк едва не влез в расставленную ловушку. Коварную и смертельно опасную, заметить которую удалось лишь благодаря совпадению двух обстоятельств. Во-первых, наличию у Малка высокой чувствительности Духа к манипуляциям чужой Силой — итог его изучения Наследия Кетота. И во-вторых, из-за имеющейся привычки постоянно отслеживать вниманием состояние организма, выработанной в ходе борьбы с отравлением эманациями Жизни. Так что когда на границах его Власти пришла в движение энергия Смерти, а в потоках жизненной энергии в теле начала накапливаться скверна, Малк вовремя заметил происходящее и немедленно среагировал.

Пущенная по телу волна Рассеивания мгновенно изгнала невидимый магический яд, а отправленная следом «лечилка» принялась восстанавливать нанесённые организму повреждения. В том числе те, о которых Малк и не знал. Его тело буквально омывали потоки структурированной магической энергии, создавая непроницаемей заслон на пути новых порций отравы.

Интересно, как быстро свалился бы от яда маг, у которого не было таких способностей? Малк криво усмехнулся. Получается и его набор навыков на что-то сгодится, а сформированный в ранге Адепта фундамент не такой уж и дрянной, да?!

Мельком отметив возросшее бурление сил Смерти и увеличившийся расход энергии из резерва, он приблизился к свисающему жёлудю, протянул руку. На этом чаша терпения — если можно так говорить о древесном монстре — Призрачного Древа переполнилась, и оно напрямую атаковало Властью. Для чего собрало рассеянный в воздухе яд в четыре гигантских щупальца, опутало ими Малка и изо всех сил сдавило.

Оранжевая Власть, пик ранга! Малк машинально отметил уровень развития противника и принялся активно сопротивляться. Сгустил собственную Силу, принялся огрызаться точечными ударами Рассеивания. Резерв тут же просел до восьми эргов, но главного Малк добился — нанести серьёзный урон у Древа не получилось. И ведь обладающий подобными же способностями маг наверняка добился бы много большего! Начал бы играть с плотностью сотвореных конечностей, жонглировать зонами с повышенной концентрацией отравы, чередовать атаки и отступления, и Малк наверняка бы проиграл. Хотя бы по причине слишком большой разницы в развитии Власти и размерах резерва. Но Призрачное Древо нужной гибкостью не обладало и продолжало давить тупой мощью, впустую растрачивая магический потенциал.

У Малка мелькнула было мысль сорвать жёлудь и отступить, но гнев на чересчур агрессивного монстра заставил выбрать более жёсткий сценарий. Приблизившись вплотную к стволу и машинально отметив, что здесь его вращающийся Нимб вытягивает из окружающего пространства много больше Силы, чем обычно, он вонзил в ствол проклятый клинок. То самое оружие, что он после отбытия с Борея теперь постоянно носил спрятанным под жилет, и о котором не знал господин Тияз, запретивший ему пользоваться арсеналом из саквояжа.

В последний момент возникло опасение, что Младшему Магистру его действия могут не понравиться, но что-то менять уже было поздно. И Малк продолжил атаку. Сконцентрировался на лезвии, приложил к нужной точке Власть и потянул из ствола энергию… Однако верное оружие на этот раз подвело. Вместо поглощения большей части жизненной силы врага, Малк смог выдавить из таинственного дуба лишь несколько жалких капель магии, которые на фоне того буйства Жизни и Смерти, что отчётливо ощущались под полупрозрачной корой, казались истинной насмешкой.

Результат обескураживал. Ожидавший совсем другого Малк принялся было лихорадочно перебирать другие варианты атаки, но вскоре замер и с изумлением принялся наблюдать за происходящими в Древе изменениями. Несмотря на неудачу с ножом, монстр очевидно счёл действия Малка достаточно угрожающими, чтобы… немедленно прекратить своё сопротивление, убрать щупальца, яд, а затем и вовсе отказаться от любой внешне магической активности. Он словно бы отдавал себя на волю победителю.

И это выглядело как минимум странно.

Подождав пару мгновений и убедившись, что нападений больше не будет, Малк пожал плечами, вернул клинок в ножны, Властью сорвал жёлудь и зашагал обратно ко входу на кладбище. Задание Младшего Магистра было выполнено.

— Столько возни с каким-то жалким древесным монстром? Ты меня разочаровываешь, — прокричала Эйша, не дав даже Малку выбраться за границы жальника.

— Можешь сходить и попробовать, — огрызнулся Малк, чувствуя что уже говорил кому-то такую же фразу. — А я посмотрю!

Видимо сказывалась пережитая схватка, потому как изображать пай-мальчика ему надоело и терпеть подколки по крайней мере учеников Тияза Черепа он больше не желал.

— Плод! — прервал начинающуюся пикировку Младший Магистр и звонко щёлкнул пальцами.

Рядом моментально появился Больдо с раскрытой нефритовой шкатулкой. Терпеливо дождался, когда Малк уложит жёлудь внутрь, торопливо её закрыл и направился обратно к карете.

— Первый урок. Любой трофей, полученный с магических монстров любого из миров, следует запечатывать в особых сосудах. И чем раньше, тем лучше, — не двигая челюстью, проскрипел Череп, и неторопливо направился следом за Големом.

— Благодарю за объяснение, но… я принят? — спросил Малк с поклоном.

— Принят, принят! — вместо Младшего Магистра ответила Змея. Фыркнула и добавила: — Мало того, в отличие от остальных тебя даже откачивать после яда не надо!

— Остальных? — нахмурился Малк.

— А ты что думал? Учитель использует Древо для проверки всех новых учеников! — издевательски рассмеялась Змея. — И далеко не все проверку проходят. До тебя был маг-огневик, который так увлёкся попытками сжечь этот несчастный дуб, что не заметил, как яд поразил все внутренние органы…

— И что с ним случилось? — ещё больше помрачнел Малк, до того считавший, что погибнуть ему бы не дали.

— Умер, — пожала плечами Змея. — И теперь уже после смерти служит Школе… Ты его, кстати, видел. Рыцарь, что сегодня утром к твоему дому припёрся, тот самый маг-огневик и есть.

— В каком смысле «это он и есть»?! — в полнейшем обалдении переспросил Малк.

— В самом прямом, — Эйша ослепительно улыбнулась. — Или ты думаешь, что наш учитель считается кукловодом-некромантом только для вида?

Шокирующая новость заставила Малка остановиться и в полнейшем обалдении вытаращиться на Змею. Сначала коллекционирование лиц, затем использование тел учеников для посмертной службы… Йоррох, что дальше-то?! Куда он вляпался, пожри его Пекло?!

Охватившая его оторопь заметно обрадовала Змею. Она даже открыла рот, чтобы как-то это прокомментировать, но вмешался господин Тияз.

— Хватит болтать! Поторопитесь!! — донёсся из кареты властный окрик и тем самым поставил точку в их беседе.

В экипаж что Малк, что Змея садились уже в полнейшей тишине.

Нарушил молчание уже сам господин Тияз. Они только-только отъехали от кладбища, как он, даже не глядя в сторону Малка, внезапно сказал:

— Как я понимаю, будучи Адептом ты практиковал однозвёздное Тайное Искусство зелёного ранга. Скорее всего какую-то вариацию Кристаллического Сердца. Так? И прорвался ты в Ученики всего несколько седмиц назад?

Малк хотел было поправить Мастера, сообщив, что ранг у его Сердца всё-таки жёлтый, но потом вспомнил как оно сливалось под воздействием Семени Духа с Дождём Боли и согласился.

Тияз Череп же продолжал.

— Тогда даю три месяца на стабилизацию Нимба и изучение нужных материалов. Как закончишь — придёшь ко мне и выберем тебе подходящее Тайное Искусство. Но это потом, сначала стабилизация и обучение!

Немного помолчав, Младший Магистр повернул жутко выглядевшее лицо к Эйше и распорядился:

— Организуешь ему все допуски и подготовишь список литературы к обязательному прочтению…

— Всё как обычно? — уточнила Эйша деловито.

Младший Магистр кивнул и в салоне экипажа снова стало тихо. Господин Тияз, надвинув на глаза поля шляпы, то ли дремал, то ли медитировал, Больдо со скучающим видом таращился в окно, а Змея мрачно листала извлечённую из кармана книжицу — видимо выполняла поручение Учителя. Малк же получил возможность спокойно подумать и хотя бы попытаться разобраться в тех ощущениях, что нахлынули на него после «сдачи экзамена».

Вот казалось бы — получил в наставники настоящего Младшего Магистра, да не абы какого, а разменявшего целый век старого монстра. Приобрёл в жизни некоторую ясность. Начал налаживать общение с коллегами… Однако легче всё равно не стало! И дело вовсе не в том, что его желания были, по сути, проигнорированы и за него, не спросясь, решили кем ему быть и к чему стремиться. Сказать категорическое нет, пусть даже чреватое самыми серьёзными последствиями, в конце концов можно всегда. Проблема крылась в другом. Во всей этой ситуации с приёмом в качестве ученика и ассистента Малк видел некое сходство с тем, как его, начинающего Адепта, принимали на работу в лечебницу. Тогда тоже были сплошь одни плюсы: начали платить нормальную зарплату, обеспечили возможность для развития, дали шанс узнать новое заклинание… а на деле цинично воспользовались его неопытностью и породили целую цепочку проблем, связанных с отравлением Жизнью. Проблем, которые ещё долго будут аукаться на его пути мага!

Уж нет ли в странном интересе к нему со стороны Тияза Черепа второго или даже третьего дна? Не кроется ли за фасадом отношений учитель-ученик, нечто более глубокое и опасное?! Малк всем нутром чуял, что какой-то подвох точно есть. Вот только какой именно… этого он понять не мог. И от своего непонимания испытывал сильнейшую злость.

Глава пятая, в которой герой живёт спокойной мирной жизнью

Вопреки всем опасениям и уже сложившимся представлениям о мире следующие три месяца были, наверное, самыми спокойными в жизни Малка после прорыва через границу Говарда. Ни тебе проблем с лоялистами, ни конфликтов с жандармами, ни интриг Тёмной Канцелярии или нервотрёпок из-за катящихся под откос отношений с Хелавией.

Даже этот дед Бонифаций — его персональная немезида и наказание за Святые ведают какие проступки — и тот больше не появлялся. И как Малк подозревал, если не покидать пределы Школы, то карлика и дальше можно было не опасаться. Серая тень, которая в последний визит обратила уродца в паническое бегство, скорее всего относилась к одному из защитных рубежей Школы Пепла. Только если несостоявшийся Ученик Тияза Черепа, превращённый в немёртвого рыцаря, открыто патрулировал улицы, то данное порождение магии внутренних Мастеров Школы отвечало за более тонкие планы реальности.

Но не это в своей жизни за пределами цивилизованной части Борея Малк считал особенно ценным. Гонка со временем закончилась, точка невозврата, после которой Ученик уже не сможет стать Бакалавром, отодвинулась в будущее на целые десять лет, появился пусть своеобразный, но знающий наставник, и Малк теперь мог развиваться именно в том темпе, в каком ему было удобно. Да, никуда не делась привычка выкладываться на полную и ему всё так же претила мысль о безделье, но ушло выматывающее душу давление. И сразу же стало легче.

Чего уж там, Малк — человек, который ранее сводил окружающий мир лишь к учёбе, работе и тренировкам — даже взял несколько дней на приведение в порядок домика, который ему выделила Школа! Вычистил его сверху до низу, кое-где выполнил небольшой косметический ремонт. А ведь раньше подобное отвлечение любому из его близких могло показаться чем-то невозможным!

Начал он налаживать и отношения с остальными членами внутренней фракции. Если сам Мастер Тияз, как и остальные старшие маги, постоянно пропадал в своей лаборатории или в «поле», практически не пересекаясь с кем-то вроде Малка, то студенты — личные и внутренние ученики, допущенные к каким-то исследованиям учащиеся внешней фракции, — в кампус заглядывали достаточно часто. И у Малка постепенно начали появляться хорошие знакомые и, пусть не приятели, но те, с кем можно при случае переброситься парой фраз.

Однако ближе всего Малку стали те, кого многие столетия назад называли братьями и сёстрами по учителю, а сегодня прикрывали скромным словом «соученики».

Из всех наиболее часто он общался с Больдо и Эйшей. Причём, что самое занятное, каких-то общих дел с парнем у него не было. Тияз Череп заботу о новом Ученике поручил Змее и именно к ней обращался Малк всякий раз, когда ему требовалось попасть в библиотеку Школы, когда он нуждался в разрешении на допуск к нужным артефактам или когда у него просто возникали какие-то бытовые вопросы. Всё решала Эйша! К Голему Малк обратился всего однажды — ему потребовалась консультация по применению полученной после морского приключения слизи илл-хота и Змея переадресовала вопрос к Больдо, как к более знающему. Остальные их встречи происходили уже из-за девушки, которую Голем навещал гораздо чаще, чем того требовали приличия.

Двух других учеников Тияза Черепа Малк не видел ни разу. Со слов Змеи их звали Кэйталин Птица и Стево Крыс, и они вечно пропадали за пределами острова, выполняя задания наставника. Однако те обмолвки и крохи сплетен, что доходили до Малка, рисовали в воображении картинку весьма жёстких и амбициозных магов. Далеко опередивших в развитии ту же Эйшу и первых кандидатов на прорыв через границу ранга Младшего Магистра во всей внутренней фракции.

Воспитанники Тияза Черепа вообще были в Школе Пепла на особом счету. Видимо сказывалось прошлое лишённого лица Младшего Магистра. И что четверо старых учеников, что теперь Малк — все обладали гораздо большей свободой и возможностями, чем остальные.

Прежде всего это проявлялось в самом важном — в обучении и тренировках.

Уладив бытовые дела, злоупотреблять бездельем Малк не стал и тотчас озаботился выполнением распоряжения Мастера о стабилизации Нимба. Для кого-то с его образованием, получение Нимба воспринималось лишь как ступенька перед рывком к следующему рангу. Сформировал, попробовал взять штурмом границу следующего уровня способностей, а дальше два варианта — либо ты преуспеваешь и начинается новый виток тренировок, либо попытка заканчивается провалом, и ты скорбишь об упущенных возможностях. Однако для тех, кто знал и понимал чуточку больше, правильное формирование Нимба влияло на всё будущее магическое развитие и отнестись к нему следовало со всей серьёзностью…

Укрепление Нимба, его стабилизация, в разных Школах и Домах происходило по разному. Где-то молодых магов прогоняли через особый Зал Молниевой Закалки, где помимо Нимба обработке магией Молнии подвергался ещё и их Дух. Где-то недавних Адептов помещали в створ врат, ведущих на стихиальный план реальности: так чтобы хрупкие организмы не попадали под удар дикой магии, но её отголоски «задевали» тонкие тела. А где-то особенно отмороженные Мастера устраивали для своих учеников ванны в купелях, полных демонической крови. Вариантом было множество. Свой подход имелся и в Школе Пепла.

Стабилизацией Нимба студенты внутренней фракции занимались в особой комнате рядом с источником Силы. Достаточно близко, чтобы сохранялась чистота магии Пепла, и достаточно далеко, чтобы чародей не был сожжён потоками энергии. Причём особенности Дара учащегося не имели значения. Укрепление Духа и отдельных его частей достигалось за счёт агрессивного характера сплава Смерти с Огнём и никак не влияло на сродство со Стихиями.

По сути метод был ничем не лучше и не хуже любого другого, но при его использовании неизбежно всплывал один недостаток. Комнатой-«давилкой» — такое ей дали прозвище студенты — можно было пользоваться всего несколько седмиц в сезон, когда деградировавший источник Школы выходил на пиковую активность. В остальное время в неё никого не пускали: траты энергии на поддержание работы «давилки» были достаточно велики, чтобы директор Школы сделал выбор в пользу экономии Силы.

И вот тут-то преимущества ученичества у Тияза Черепа и выходили на передний план!

Когда Малк впервые приблизился к неприметному проходу в скале, неподалёку от высеченного в камне черепа, и попросил открыть ему «давилку», его попросту подняли на смех охранники. Не помогли ни полученная днём ранее перфорированная картонка пропуска, ни даже поручительство Змеи. «Ждите два месяца!» — вот то единственное, что удалось добиться от стражей источника. И они категорически не желали отступать от имеющихся правил.

Чтобы все препоны были убраны, понадобилось вмешательство господина Тияза. Короткая записка с его подписью, и вот уже Малку приносят извинения и с готовностью распахивают все закрытые ранее двери.

— Чего удивляешься? Я же говорила, что Мастер в пределах Школы способен решить любые вопросы, — сообщила Эйша, верно истолковав выражение лица Малка. — В конце концов размеры кредитной линии, которую ему открыла Школа, таковы, что ему вполне по силам просто арендовать для тебя эту йоррохову «давилку»!

— Не удивляюсь, просто… как-то неожиданно! — пожал плечами Малк. — Слишком большой подарок для только принятого то ли ученика, то ли ассистента! А я совсем не верю в бескорыстие…

— И правильно делаешь, что не веришь! — скривилась Эйша, напрочь игнорируя присутствие любопытно прислушивающихся охранников. — Рано или поздно, а платить придётся за всё… Вопрос только когда наступит это «счастливое» время!

Тут Змея хрипло рассхохоталась, но объяснять больше ничего не захотела. В том числе отвечать на вопрос, почему с Малка — далеко не самого талантливого на свете Ученика — никто не спрашивает оплату за обучение. Оплату, которая даже для студентов внешней фракции была по карману лишь членам не бедных Семейств. О том, что если он считается ассистентом, то гонорары полагаются уже ему, Малк даже заикаться не стал…

Сама процедура укрепления Нимба выглядела достаточно просто. Местный служитель — внутри скала оказалась буквально испещрена ходами — провёл Малка в небольшой каменный зал, все стены и потолок которого были усыпаны друзами и отдельными кристаллами горного хрусталя. В центре находились две светящиеся колонны-призмы, и они давали достаточно света, чтобы в лишённой окон комнате не было нужды ни в фонаре, ни в факеле. Однако самый важный элемент «давилки» располагался на полу, аккурат между колоннами. Это была ритуальная фигура, вырезанная на каменном полу и представляющая собой головоломное сочетание хорд, окружностей всевозможных радиусов и фраз из знаков Руноглифа. Малк попробовал сходу вникнуть в суть колдовского рисунка, но уже спустя пару секунд запутался в хитросплетении линий и с огорчением отказался от данной затеи.

Всё то время, пока Малк утолял своё любопытство, местный работник — надо сказать, обычный Адепт — терпеливо ждал у входа. И лишь когда Малк, несколько огорчённый неудачей, сел по-стиксонски в выделенный красным круг, лишь тогда одобрительно кивнул и принялся крутить укрытые в технологической нише верньеры, дёргать за непонятные рычаги и шептать заклинания активации.

Возился он довольно долго — Малк уже даже начал раздражаться, — но когда спрятанные в стенах трубы наконец утробно загудели, ритуальная фигура под ногами засветилась бледно-розовым, а от двух здоровенных призм потекли потоки незнакомой Силы, все посторонние мысли вылетели из головы. И объяснение тому было простое. Процесс стабилизации Нимба оказался настолько необычным и… Йоррох побери, болезненным, что он не оставлял никакой возможности для отвлечения.

Началось всё с возникающего прямо в воздухе серого дыма. Неосязаемый, лишённый даже запаха, несколько десятков ударов сердца он просто клубился вокруг, пока не образовалась завеса, полностью отгородившая Малка от служителя. Однако на этом всё не закончилось. И следующим шагом струи дыма принялись втягиваться в рот и нос Малка, никак не влияя на дыхание… но вызывая нарастающую, адски жгучую боль в духовном теле. Настолько нестерпимую, что начинало казаться будто Малк снова вернулся в те времена, когда он, «пустышка», с подачи Реслана Скома занимался Дождём боли, и Запретная Техника корёжила его скудный Дар.

Не помогала даже обещанная повышенная терпимость к любым мучительным ощущениям. Секунда за секундой Малк переживал самую настоящую пытку, которой не было ни конца ни края. Чтобы хоть как-то уйти, отстраниться от переживаемых страданий, Малк проскользнул в свой Дворец Духа и сконцентрировался на тревожно мерцающем Нимбе вокруг Кристаллического Сердца. Боль это не уменьшало, но хоть как-то позволяло зафиксировать сознание. И держаться, держаться, Йоррох побери этот грёбаный мир!!

О том, что скрытые механизмы отключены и процесс закалки Нимба завершён, Малк понял далеко не сразу. Ещё несколько минут он продолжал сохранять прежнюю позу, мобилизуя внутренние резервы и сопротивляясь накатывающим волнам безумия. А чтобы привести Малка в чувство безымянному Адепту потребовалось потрясти его за плечо.

— Уже всё? — прокаркал Малк и сам не узнал собственный голос.

— Да, полчаса закончились. Можно и дольше, но… — Служитель усмехнулся, — но лучше не надо. Процесс несколько… неприятный.

— Неприятный?! Да я чуть не сдох!! — простонал Малк поднимаясь.

— Такое тоже бывает, — пожал плечами служитель. — Если есть проблемы с духовным телом или Дар искажён, стабилизация Нимба может стать поистине мучительной.

— И что делать? — нахмурился Малк, подозревая, что это как раз его случай. И к визитам в «давилку» он теперь будет относиться как к растянутой во времени казни.

— Пить эликсиры и терпеть, — рассмеялся Адепт, но тут же посерьёзнел: — Хотя в самых плохих случаях это не помогает и тот же господин Тияз тренироваться в источнике уже не способен. — Он доверительно наклонился к Малку. — Но считайте, что я этого вам не говорил!

Малк кивнул, хотя и не видел смысла в подобной осторожности. История Тияза Черепа явно считалась главной местной сплетней, и её не обсуждали только ленивые. Так что пока болтун не выдаст что-то подобное в присутствии Младшего Магистра, можно особо не беспокоиться.

На выходе из пещерного комплекса к удивлению Малка его ждала Змея. Стоило ему выйти наружу, как она тотчас подскочила и с живостью спросила:

— Ну как? Смотрю ты какой-то бледный…

Малк мысленно помянул Йорроха, вслух же в двух словах описал пережитое и передал слова служителя.

— Он прав, так бывает. И тут либо надо бросать, забыв о развитии, либо… — Змея хищно, по-мужски усмехнулась, — либо пить слизь илл-хота, про которую ты спрашивал у Голема, и… терпеть!

В словах девушки прятался некий подтекст, уловить который Малк смог лишь спустя пару секунд. А уловив, хрипло сказал:

— Передай Мастеру Тиязу, что я буду терпеть!

И криво усмехнулся, когда в ответ на его слова Эйша кивнула с заметным облегчением. Значит второе дно в её речи всё-таки было… а вместе с ним и большие планы Тияза Черепа на его счёт.

В дальнейшем к источнику Малк ходил уже один, без сопровождения Змеи. Через день, три раза в седмицу. Мог бы и чаще — никаких ограничений не было, у него даже разрешающие документы на входе больше не спрашивали, пуская сразу после проверки личности. Однако всё упиралось в его собственные пределы. Терпеть пытку каждый день он был попросту не способен. Да, слизь илл-хота помогала и несколько сглаживала процесс… вот только её было всего шесть бутылочек, и их едва-едва хватало на три месяца. Малк подумывал приобрести ещё, даже интересовался этим в канцелярии Школы, но узнав цену в десять драхм за пузырёк, от идеи немедленно отказался и помянул добрым словом капитана «Ярого демоноборца». Зря он плохо о нём отзывался — доля в трофеях, которую Бакалавр выделил участвовавшим в морском бою пассажирам, была более чем богатая.

Однако помимо лекарств была ещё одна причина, позволяющая Малку держаться в течение всей закалки. Она по-настоящему его мотивировала и без неё завершить начатое точно не получилось бы. Речь идёт о тех зримых изменениях, происходящих со способностями Малка попутно с продвижением прогресса стабилизации Нимба.

Первые признаки начавшихся трансформаций он заметил, через полторы седмицы после первого визита к источнику, когда во время вечерней прогулки по окрестностям столкнулся с бродячей собакой. Бедолага то ли где-то подхватила бешенство, то ли словила демонические эманации, но одинокий Ученик для бегущей по тракту собаки показался идеальной целью для нападения. И она набросилась на него с утробным воем.

Малк машинально встретил атаку Искрой и потянулся за спрятанным на пояснице проклятым ножом — господин Тияз, видевший оружие во время испытания на кладбище, никак его наличие не прокомментировал, и его новый ученик счёл это молчаливым разрешением на использование. Однако клинок Малк так и не обнажил. С некоторым обалдением он вдруг осознал, что заклинание не просто пулей влетело в слюнявую пасть бешеной твари, но и напрочь сломало косматую шею животного. Добивать не потребовалось. Искра, казалось бы достигшая в своей мощи верхнего предела, вдруг приобрела несвойственную ей плотность, скорость и силу удара, почти догнав по разрушительной способности простейшую вариацию стихиального Кулака нулевого круга.

В тот же день Малк проверил и остальных свои чары. И как выяснилось, изменения затронули и их. Рассеивание стало процентов на десять-двадцать эффективнее, а «лечилка» и вовсе начала сливаться с духовным телом Малка, всё больше превращаясь в инструмент естественного контроля циркуляции жизненной силы в организме.

Преобразования были настолько приятными, что Малк на волне энтузиазма озаботился полным тестированием своих способностей. Для чего отправился во внешнюю фракцию, где за драхму арендовал Зеркало Друзала… Увы, ожидания не оправдались. Наоборот, он мало того что убедился в отсутствии прогресса в основных характеристиках — резерв всё так же застрял на границе в двадцать эргов, а скорость восполнения энергии не превышала одной целой и одной десятой эрга в час, — так ещё и в очередной раз подтвердил полнейшую неэффективность прежних тренировочных формул. Ни Тайное Искусство, ни Наследие Кетота использовать для развития больше не имело никакого смысла. Малк об этом знал, но надеялся, что закалка Нимба как-то сдвинет ситуацию с мёртвой точки и улучшит хотя бы Власть. Однако всё зря. Если для Учеников, чья сила Духа никак не могла достичь оранжевого ранга, «давилка» порой становилась спасением, то для Малка в этом смысле она была совершенно бесполезна.

Только зря деньги потратил!..

Помимо мучений в источнике Пепла были у Малка и другие занятия. И, наверное, главным из них следовало считать чтение. Неожиданно для себя завсегдатай интернатской библиотеки, как-то подзабывший в Андалоре об этом своём увлечении, вновь получил возможность заниматься любимым делом. Да не урывая возможность у сна, а вполне «законным» путём, выполняя распоряжение господина Тияза. Книги из списка, который дала ему Змея, оказались далеко не так скучны, как можно было бы ожидать. А некоторые из них Малк и вовсе читал с неподдельным удовольствием. Красочные анатомический атласы, мудрёные труды по философии магии и учебники по магической математике чередовались с биографиями великих магов, дневниками исследователей Яванского пояса и заметками видных демоноборцев. Малк порой настолько увлекался, что необходимость заниматься чем-то ещё вызывала у него гнев.

И хорошо, если занятие это было связано с посещением библиотеки внутренней фракции Школы! Ведь порой ему приходилось тратить время и на совсем другие заботы…

Не важно, о студенте какой фракции идёт речь — внешней или внутренней, — в Школе Пепла все они обременены целым рядом обязанностей. Новички или кто послабей следят за порядком, обслуживают важные артефакты или помогают внешним Мастерам в преподавании. Набравшиеся сил, знаний и опыта выполняют поручения по всему острову Риммы, и далеко не все из них безопасны для магов низких рангов. Ветераны же и вовсе участвуют в открытых или тайных операциях Школы по всей территории Борея. Такова цена получения недоступных большинству знаний. И чем больше у студента заслуг перед Школой, тем больше у него квалификационных баллов — этой внутренней валюты Школы, — и тем больше возможностей для развития…

Не стал исключением для данного правила и Малк. Раз в седмицу он теперь был обязан посещать внешнюю фракцию Школы и помогать тамошним студентам тренировать их навыки. Едва узнав содержание задания Малк попробовал возмутиться — какой из него «учитель», он сам ничего не знает и не умеет, чтобы других тренировать! — однако на деле всё оказалось гораздо проще. Руководство Школы, ну или кто там принимал данное решение, учли его экстраординарное телосложение и видели Малка не в качестве преподавателя, а в роли груши для битья. Этакого точильного камня, с помощью которого предстояло довести умения студентов до нужной остроты… А заодно поспособствовать развитию и самого Малка, но он это понял уже несколько позже.

— Твоя задача — продержаться против против этого парня. Настолько долго, насколько способен. Ясно? — на месте задание выдавала госпожа Мина. Та самая женщина-Бакалавр, что в первый день сбила спесь с четырёх родовитых спутников Малка.

— Его же цель, — магичка ткнула пальцем в скалящегося на противоположной стороне дуэльной площадки Ученика, — заставить тебя сдаться… Наносить смертельные удары запрещается под угрозой исключения!

Малк серьёзно кивнул и испытующе глянул на противника. Настрой партнёра по тренировке, достигшего середины ранга Ученика, сильно ему не нравился — слишком нагло тот себя вёл. Словно не учиться собирался, а свою значимость доказывать. А раз так, то следовало настраиваться на самые неприятные сюрпризы.

— Как я понимаю, он маг Воды и специалист по призыву элементалей? — уточнил Малк у госпожи Мины.

— Да, как и я, — усмехнулась Бакалавр.

— Хорошо, тогда такой вопрос… А контратаковать я могу или должен от защиты работать? — с невинным видом спросил Малк.

Мысленно он уже представлял, как в первые же мгновения схватки от души вмажет по улыбающейся роже чересчур увлёкшегося управлением призванной сущностью мага, но слова госпожи Мины вернули его на землю.

— Можно, но только в крайнем случае. Когда все остальные способы защиты будут исчерпаны. В конце концов ты не победить должен, а показать, как простой маг, может сопротивляться элементалю… — принялась объяснять Бакалавр, но её перебил студент.

— Госпожа Мина, да пусть делает, что хочет! Здоровяков, у которых вся магия в мышцы ушла, я на завтрак по десятку съедаю!! — пренебрежительно бросил противник.

И Малк окончательно понял, что проучить гада всё-таки придётся. В воспитательных целях. Здесь не Андалор и терпеть спесь родовитого — а студент был дворянином — он не собирался… Особенно когда тот задевает его больное место — телосложение.

Госпожа Мина на слова Ученика вспыхнула было гневом, но затем глянула на Малка, на его партнёра по тренировке и с усмешкой кивнула. Одним жестом списав будущие травмы чересчур спесивого студента на неизбежные последствия получения хорошего жизненного урока.

— Тогда начинаем, — широко улыбнулся Малк, вдруг осознав, что Бакалавр очевидно считала его гораздо более серьёзным бойцом, чем собственного студента. И такое мнение заметно льстило его самолюбию. — Ваш ход первый, коллега.

Малк сделал приглашающий жест рукой и, не торопясь, с показной ленцой, принялся отцеплять от пояса тесаки. После случая с бешеной собакой пределы кампуса он теперь покидал только полностью вооружённым. И теперь пришла пора показать кое-что из своего арсенала. Револьвер против студента, конечно, он применять не станет — ещё убьёт ненароком, — но тяжёлые клинки на роль инструмента укротителя чужих амбиций вполне подходили.

Тем временем противостоящий ему Ученик уселся по-стиксонски на песок и, гневно блеснув напоследок глазами, сложил пальцы в замысловатую фигуру. Прошипел короткую фразу-заклинание, затем изобразил пальцами прямо в воздухе какой-то знак и словно бы подтолкнул его в сторону Малка.

На всё у него ушло около полутора минут — адски долго по меркам реального боя. Если же учесть, что противник предварительно даже не озаботился защитой, то в настоящей битве до призыва магического помощника он бы просто не дожил.

Покосившись на явно всё понимающую госпожу Мину, Малк в очередной раз усмехнулся, вполголоса прошёлся по непуганым дуракам и неторопливо направился на «вражескую» сторону дуэльной площадки. Для большего эффекта с лязгом проведя клинками друг о друга.

Со стороны подобное поведение выглядело как преступное пренебрежение противником. И наблюдающий за ходом схватки десяток соучеников мага-кукловода возбуждённо загомонил. Кажется они считали, что Малка ждал час расплаты за… всё!

Вот только сам он так не думал и уже давно отслеживал духовным вниманием все изменения в окружающей Силе. Ожидая и внутренне готовясь к появлению элементаля…

К своему стыду, тварь он всё же едва не проморгал. Вопреки сделанным жестам и всему своему поведению, кукловод схитрил и в лоб не атаковал. Вместо того чтобы сразу проявиться в реальности и с завыванием броситься в бой, подчинённое ему создание Воды возникло из воздуха у Малка за спиной и практически в упор выстрелило сосулькой из льда — заклинанием первого круга, в руках умелого Ученика способным убить даже Демонического воина. Убивать Малка, правда, студент не хотел и нацелился в район плеча, но… попади чары в цель мало бы всё равно не показалось.

Сосульку Малк уничтожил ударом тесака, укреплённым Властью. Развернулся в пол-оборота и вдребезги разбил материальную основу чужих чар. Даже удивительно, насколько легко это у него получилось. Как-то он не подумал, что Ученик с Властью оранжевого ранга не сможет призвать столь же сильного элементаля и чуточку переборщил с мощью. Однако быстро перестроился и дальше действовал уже с учётом нового знания.

Оказавшись лицом к лицу с тварью — элементаль выглядел как слепленное из воды карикатурное подобие человека — Малк буквально выплюнул в неё Рассеивание. И пока та боролась с воздействием заклинания, пытаясь сохранить целостность скрепляющих её связей, вонзил в самый центр «туловища» один из тесаков. Если верить вычитанному в книге по философии магии, элементаль всегда служит пусть слабым, но отражением телесной формы своего кукловода. Вплоть до внутреннего устройства. Старшие маги о том знают и заботятся о защите, младшие же… младшие обычно чересчур увлекаются внешней формой в ущерб основам. И этим можно воспользоваться!

Ожидания Малка полностью оправдались. Едва кончик клинка оказался в районе «сердца» элементаля, как он влил туда пять эргов, закрутил их в миниатюрном вихре и… сам не заметил, как разорвал все те незримые нити, что соединяют создателя с творением. Элементаль в один миг пролился в землю потоком обычной воды, а самоуверенный противник завопил от внезапной боли и, наклонившись вперёд, прижал к груди кулак.

Учебный бой закончился.

— Как я понимаю, всё? — спросил Малк, повернувшись к госпоже Мине.

Та с удовлетворением кивнула. Несмотря на проигрыш студента, результатом она явно была довольна.

Вот только её ученик думал иначе!

— Нет!! Я могу ещё драться!! — заорал он и с некоторым трудом навёл руку на Малка, видимо собираясь бросить в него какое-то заклинание. Возможно ещё одну сосульку.

Но Малк ему такую возможность не дал. Через разделявшее их расстояние молнией пролетел совершенно не предназначенный для бросков клинок и вонзился в песок у ног кукловода.

— Хватит! Следующий брошу в грудь. Открытой раны не будет, но рёбра точно переломает. Хочешь? — спросил Малк с угрозой, надавив взглядом на противника.

И тот, наконец, сломался. Бормоча под нос что-то угрожающее, маг Воды медленно поднялся и заковылял к зрителям… Но прежде чем Малк спросил у госпожи Мины о своих дальнеших действиях, в дуэльный круг вышел следующий студент.

— А со мной так сможешь? — кипя от возмущения, воскликнул он.

Не дожидаясь ответа, новый противник создал водный же Щит, а затем принялся наколдовывать что-то между сведёнными перед грудью ладонями. На Малка он при этом даже не смотрел.

С некоторым обалдением посмотрев на госпожу Мину — та еле заметно пожала плечами — Малк покачал головой, пригнулся и… со скоростью пассажирского экспресса ринулся несколько наискосок и вправо. В принципе он мог бы пойти и в рукопашную — телосложение и сохранившиеся резервы Силы позволяли. Но зачем тратить энергию там, где можно обойтись малым? Тем более когда соперник и без того подставляется.

Так что достигнув в два прыжка границы дуэльной площадки, он стремительно развернулся к уже заподозрившему нечто неладное студенту и с двух рук, одну за другой, бросил в него две Искры. На каждую ушло по одному эргу Силы, но настолько сжатой, что в недруга заклинания полетели лишь чуть медленней, чем пули. Первая прошла аккурат под нижним краем Щита — маг Воды забыл, что оборонительные чары имеют границу — и попала в ногу. Когда же противник начал заваливаться вперёд, вторая Искра проскользнула уже над верхним краем магического барьера и скользнула вдоль макушки. Особого вреда не нанесла, но концентрацию окончательно сбила. В результате неудачник потерял контроль над почти законченной волшбой и… пусть не сильным, но взрывом от резко высвободившейся энергии Воды был отброшен почти на сажень назад.

Второй бой закончился ещё быстрее первого, не успев даже толком начаться.

— Слушайте, и это ваши студенты? Они что, вообще ничего не умеют?! — вырвалось у Малка, обескураженного произошедшим.

Он, конечно, ждал победы, но не настолько же лёгкой!

— Умели бы — помощь студента внутренней фракции нам бы не понадобилась! — язвительно сказала госпожа Мина и уже посмурневшим зрителям бросила: — Хватайте этого дурака и тащите к лекарю. Занятие закончено.

Однако как тут же выяснилось это было ещё не всё. И у преподавательницы оставалась пара слов для Малка.

— Что до тебя… — Госпожа Мина, которую Жак Улей однажды охарактеризовал как любительницу сбивать спесь с гордецов, криво усмехнулась и нарочито медленно, глядя Малку в глаза, сделала пасс рукой: — Ты поработай над цельностью… Дух, тело и связи между ними у тебя в таком раздрае, что этим грех не пользоваться!

Уже расслабившийся было Малк моментально всполошился. Принялся обшаривать духовными чувствами окружающее пространство, но всё равно упустил главное — направление атаки госпожи Мины. Так что когда из лужи под ногами, образовавшейся из-за разрушенного элементаля первого его противника, вылетел Водяной Кулак и вонзился ему в живот, он даже не успел среагировать. И получил сполна. Дыхание перехватило, внутренности скрутило судорогой, и то что он не рухнул на землю, была лишь заслуга его тренированной Дождём воли.

— Ждём тебя через седмицу! Не забывай, — сквозь пелену страданий донеслось до него напоминание госпожи Мины, и он остался один. Взбешённый, злой и… разочарованный из-за собственной невнимательности.

Впрочем долго яриться у него не получилось. Он и вправду чересчур много возомнил о себе из-за имеющегося боевого опыта. Решил, что наголову выше «этих золотых мальчиков», выросших в тепличных условиях своих Семейств и никогда не нюхавших жизни. И теперь его вернули на землю. В не слишком приятной для самолюбия манере, но… так устроен мир. Лучше сразу это принять и сделать выводы из урока, чем растрачивать силу на нытьё и обиды. Он делал так раньше, дома и в Андалоре, будет так поступать и впредь.

Тем не менее история первого трудового дня Малка в Школе была бы неполной, если не упомянуть ещё об одном деле, с которым он успешно справился. Деле важном, серьёзном и давно уже назревшем!

Речь идёт о последствиях насильной смены наставника. Проверка господина Тияза, обустройство на новом месте — всё это как-то отодвинуло на задний план собственно то, ради чего Малк прибыл на остров Римма и заявился в Школу Пепла. Главную его цель, за достижение которой с него в любой момент жёстко спросит госпожа Леара и стоящая за ней Тёмная Канцелярия… И больше откладывать решение данного вопроса было нельзя!

Поэтому только-только очухавшись после удара госпожи Мины, Малк сразу же отправился на поиски Жака Улья. И где-то через полчаса беготни между учебными корпусами, административным зданием и кампусом, переступил порог кабинета своего несостоявшегося учителя.

— А-аа, ты… Заявился, клянусь Рзавианом! — проворчал Жак Улей, увидев Малка.

— Прошу прощения, что не прибыл раньше, но… сами понимаете как всё завертелось, — извиняющимся тоном сообщил Малк, толком не зная как себя вести.

Сложно выбирать стратегию поведения с тем, кого-то ты практически не знаешь, но от кого очень может быть что зависит твоя если не жизнь, то свобода.

— Да-да, Череп он такой… Если уж вцепится во что, то всё. Пока своего не добьётся, уже не отпустит, — согласился толстяк.

Встал из-за стола, где он был на момент появления гостя, подошёл к окну и там замер, повернувшись спиной к Малку. По тону голоса, по жестам и самому поведению было видно, что на господина Тияза у Жака Улья имелся большой зуб.

— Ну да ничего… настанет и моё время… — с угрозой протянул толстяк, словно забыв о присутствии Малка. Затем вдруг резко бросил через плечо: — А ты зачем пришёл?

Малк немного растерянно переступил с ноги на ногу.

— Прояснить ситуацию. Насчёт госпожи Леары, вас и моих дальнейших действий…

— А ничего прояснять не надо, — Толстяк развернулся к Малку лицом и внезапно расплылся в довольной улыбке. — Всё и так, хвала Рзавиану, сложилось самым лучшим образом!

— Не понял… — нахмурился Малк.

— Чего тут непонятного-то?! — Жак Улей разве что руками не всплеснул. — Я зачем кого-то вроде тебя из Андалора вызвал? Серьёзно считаешь, что ради помощи в работе? — Толстяк даже хохотнул. — Нет, мне нужен был тот, кто под моим умелым руководством сможет обратить на себя внимание внутренних Мастеров. И будет принят ими во внутреннюю фракцию… Такая игра вдолгую, рассчитанная на появление в стане этих замшелых ретроградов из клики директора Школы человека, верного мне и… госпоже Леаре.

Слова Тёмная Канцелярия хоть и не прозвучали, но явно подразумевались.

— А что в итоге получилось? Десять минут моего позора, и ты ученик Тияза Черепа… девять тысяч раз прокляни его Рзавиан… Личный ученик того, к кому я и не мечтал подобраться настолько близко! — Громкий хохот господина Жака сменился мелким противным хихиканьем.

— То есть никаких проблем нет? — не смог скрыть облегчения Малк.

— Да какие проблемы, родной?! Лучше просто не бывает, — сообщил толстяк довольно, однако затем как-то странно повернул голову и искоса посмотрел на Малка: — Ты, главное, хотя бы раз в седмицу или две не забывай делиться тем, что узнаешь о своём гнилом как душа лича учителе, и всё будет в порядке. Тебе ещё за это, глядишь, госпожа Леара потом медаль вручит. Как герою-разведчику. Смекаешь о чём я?

Малк кивнул.

— Это моя единственная задача?

— Пока да, — улыбнулся Жак Улей. — Что там дальше — видно будет. Пока же…. пока садись передо мной и рассказывай. Всё что узнал и что запомнил, а я решу, насколько эти слухи да сплетни ценные.

И Малк, чувствуя себя донельзя странно, принялся пересказывать всё то, что случилось с ним с момента расставания с Жаком Ульем. История его заняла почти полтора часа, и за всё это время толстяк задал ему всего несколько наводящих вопросов, всерьёз заинтересовавшись лишь однажды. Странное дело, но толстяка откровенно шокировала новость о том, что Тияз Череп распорядился открыть для Малка «давилку». Услышав её, он вскочил, принялся мерять шагами комнату, затем резко сел, вперил в Малка тяжёлый, давящий взгляд и задумчиво протянул:

— Говоришь, личные ученики у него такую поддержку получают, да? Э-ээ, нет. Ошибаешься. Только особенные… Что-то он в тебе должен был увидеть, чтобы так расщедриться, что-то эдакое, важное лично ему. Но вот что… вопро-ос!

Однако обсуждать данную тему господин Жак категорически отказался. Что с точки зрения Малка выглядело не менее подозрительно, чем необычный интерес к его персоне со стороны нового наставника. Впрочем… их взаимоотношениям подобная скрытность никак не мешала, а большего Малку пока и не требовалось. К выполнению задания госпожи Леары он приступил, занятия магией продолжил, ну а что будет дальше — покажет время. Главное соблюдать разумную осторожность и держать ухо востро, и тогда из любой неприятной ситуации можно выйти с минимальными потерями…

Восстановив отношения с Жаком Ульем и пусть худо-бедно, но разобравшись с кругом своих обязанностей — хоть роль коварного лазутчика ему и претила! — Малку показалось, что повторения безумия прошлого года точно не будет. И настроился на спокойный ритм жизни, искренне убеждённый, что в закрытом от внешних сил сообществе Школы он уж точно не найдёт дурных приключений себе на голову.

И тем неприятнее было, когда уже через пару месяцев после начала работы на благо внешней фракции, Малк вдруг столкнулся с последствиями своего чересчур успешного выступления в роли «точильного камня». Дети богатеньких родителей, отправленные учиться в знававшую лучшие времена и некогда прославленную Школу, оказались не готовы к местным стандартам обучения. Особенно в той его части, где с чересчур много мнящих о себе молодых магов пинком сшибают гонор в поединке со «здоровяком, у которого в башке нет ни одной извилины».

Сначала они роптали и пытались жаловаться своим Мастерам. Но те, даром, что называли себя будущим Школы и противниками ретроградов из внутренней фракции, имели чёткие представления о правильных тренировках. И не терпели, когда какие-то студенты ставят их методы под сомнения. Кто-то, как Жак Улей и несколько его коллег, под смешки и шуточки демонстративно завалил жалобщиков на ближайшем контрольном испытании и для допуска к повторной сдаче выставил неприличный даже для богатых Семейств счёт. Кто-то, как Мина и некоторые другие любители «ежовых рукавиц», устроил нытикам весёлую жизнь на практических занятиях, не скупясь на синяки. Но при этом всех их объединило одно — все преподаватели в приказном порядка обязали Малка прекратить жалеть «дворянчиков» и максимально доходчиво вколачивать в них реалии окружающего мира. Те самые, где правит личная сила и отличные оценки по академическим предметам совсем не означают наличие могущества в реальном мире.

И в результате то, что казалось по началу Малку способом набраться опыта и потренировать собственные способности, превратилось в противостояние с группой обиженных и униженных студентов. Малк, конечно, и сам виноват — стоило держать язык за зубами и никак не комментировать умения богатеньких задир, — но он в конце концов тоже не железный, имеет право на эмоции… да и сделанного уже не воротишь! В глазах оскорблённых словом и действием внешних студентов Школы Малк уже стал главным противником. Олицетворением традиционной неприязни между внешней и внутренней фракциями и той ступенькой, которую каждый побитый им маг просто обязан преодолеть!

Причём сначала всё выглядело достаточно цивилизованно. Униженные проигрышем Ученики подналегли на тренировки, и теперь на каждом занятии с «грушей для битья» принялись подбирать ведущую к победе стратегию. Такой подход Малку даже нравился, вынуждая его ради сохранения чемпионского статуса также выкладываться на полную. Беда в том, что далеко не все из проигравших обладали должной выдержкой и готовностью к долгой работе над собой. В какой-то момент их терпение лопнуло и от попыток добиться реванша честным путём, они перешли к более радикальным мерам.

После очередного побоища, где Малк пусть с трудом, но победил сразу двоих Учеников-призывателей, на обратном пути во внутреннюю фракцию его встретили шестеро внешних студентов. Четверо дворян, чаще всего становящихся противниками Малка, и двое не родовитых, чересчур близко принявших к сердцу его слова насчёт их неспособности творить примитивную магию. Гнев коллег по Школе был настолько велик, что их не отпугнула даже начавшаяся непогода. И они под проливным дождём и в продуваемом всеми ветрами подлеске прождали Малка, сначала нанёсшего традиционный визит к Жаку Улью, а потом задержавшегося в читальном зале библиотеки, почти три часа.

Ничего этого Малк не знал, иначе обязательно сделал бы крюк, обогнул место засады выше по склону и уж точно не попал бы в расставленные сети.

— Малк, для человека, обидевшего столь многих, ты ведёшь себя как-то чересчур беззаботно, — сообщил один недовольных, когда они, мокрые и злые, продрались сквозь заросли шиповника и заступили ему путь.

Зачинщиком неожиданно оказался Дерек — один из той четвёрки членов Семейств, плывших вместе с Малком на «Яром демоноборце». В морском бою он себя никак не показал, но в Школе удивительным образом развернулся. С первых же дней с неподдельным рвением взялся за учёбу и за какой-то жалкий месяц выбился в «отличники», оставив далеко позади своих прежних товарищей. И так получилось, что Малк стал первым препятствием на его пути в становлении «звездой курса».

— А разве я кого-то обижал? — удивился Малк.

Он и вправду не считал происходящее на тренировках способом кого-то обидеть. Пережив конфликт с лоялистами и столкновения с демонами, он теперь на всё смотрел через призму этого опыта. И пока не было большой крови и его визави не несли серьёзные потери, считал любые стычки не стоящими внимания.

Но как видимо зря!

— Нигде кроме как на занятиях наши дорожки не пересекались, родичи не враждуют и нет долгов крови… Откуда взяться конфликту? — усмехнулся он и не без презрения добавил: — Или всё упирается в происходящее на тренировках?.. Если да, то вы, парни, меня удивляете… У каждого из вас есть возможность сторицей вернуть нанесённой оскробление. Причём честно, открыто, не прибегая к подлым атакам. Однако ж вы почему-то здесь… Не понимаю!

Судя по тому, как дёрнулся Дерек, слышать Малка ему было неприятно. Правда всегда жалит больнее лжи, когда же её бросают в лицо вот так вот небрежно…

— Оно и видно, что ничего ты не понимаешь. Во внутреннюю фракцию вошёл, личным учеником старого Мастера стал, кое-каких навыков поднабрался… и уже гонору выше крыши! — процедил Дерек и по его знаку остальные студенты разошлись в стороны, охватывая Малка дугой. — А ведь от тебя всего-то и надо, что уважения к окружающим!

— Уважения? — осклабился Малк, в этот раз как никогда ясно понимая, что быть ему битым. С двумя или даже тремя Учениками он вполне мог справиться, но не с шестью! — А это как?! Поддаваясь и сливая схватки, позволяя себя колошматить, да?

— Хотя бы… — зло усмехнулся Дерек и с издёвкой обратился к остальным студентам: — Кстати, братья, мы ведь не звери? И наверняка разрешили бы ему иногда выигрывать, а? Что скажете?

Пока противники развлекались, Малк осторожно бросил взгляд за спину, оценивая возможность отступления. Дорога обратно во внешнюю фракцию вроде бы была открыта, но… на успешную ретираду рассчитывать не стоило. Это был едва ли не самый сложный участок пути — земля неровная, много камней и скрытых в траве ямок, да и двигаться пришлось бы как назло вверх в гору… Нет, бегство не вариант, а значит драка неизбежна.

Мысленно помянув Йорроха со всем его воинством, Малк ещё раз оценил свои шансы на успех. Из оружия — два тесака, револьвер и проклятый нож, из магии — наполовину опустошённый резерв и полное отсутствие артефактов, амулетов и сосудов с заклинаниями. Так что рассчитывать придётся больше на свои воинские способности, чем на волшбу.

А что по противнику? Дерек и ещё один студент по имени Ганс — чистые огневики-элементалисты, из боевого владеющие только Щитами и Кулаками. Остальные либо водники-кукловоды, либо чистые марионеточники-недоучки, только-только начавшие изучать выбранный раздел магии. Будь они хотя бы на уровне того парня, которого выставила на первом занятии против Малка госпожа Мина, и можно было бы сразу сдаваться. А так… так он ещё побарахтается. И пусть проигрыш неизбежен, за свою победу противнику придётся хорошо заплатить.

— Дерек, хватит болтать. Иначе Малк решит, что мы решили заговорить его досмерти! — неожиданно подал голос Ганс, прервав разглагольствования Дерека. — Он вон, уже смотрю, десять раз прикинул как морды нам бить будет, а мы всё шутки шутим… Давай начинать! А то я продрог как последний нищий и хочу вернуться в кампус до ужина!

Малк, до того имевший крайне невысокое мнение о Гансе, с удивлением на него покосился. Какая удивительная проницательность! И не удержался от реплики.

— Расслабся, Ганс. Хуже чем сейчас, я о вас всё равно думать не стану… — Немного помедлил и резко бросил: — Потому что после вашего появления здесь, пасть ещё ниже попросту невозможно!

Заниматься дальнейшими расшаркиваниями, как и давать противнику право первого удара, смысла не было. И Малк решительно кинулся в атаку, на бегу доставая тесаки. Чем Йоррох не шутит, вдруг эти бараны растеряются и запоздают с защитой?! Тогда, глядишь, и шансы Малка пусть не на победу, но на успешное бегство подрастут…

Увы, чему-то его противники всё же научились. И Малк был всего в сажени от Ганса с Дереком, когда перед ними развернулись алые полотнища Щитов. Оба огневика выбрали путь развития с опорой на защиту и поместили оборонительное заклинание в центр Нимба, что помимо мгновенной активации обещало повышенную устойчивость к атакам. Будь у Малка время или проходи схватка один на один, он бы на это лишь рассмеялся — даже не используя Рассеивание, с помощью Власти и физической силы боец вроде него пробьёт подобного рода барьер за считанные секунды. Но это была коллективная битва… и потому драться ни с Гансом, ни с Дереком Малк не планировал с самого начала. Его целью были только-только собравшиеся колдовать кукловоды. Кукловоды, которых должны были прикрывать огневики и которые из-за их чрезмерной осторожности оказались теперь совершенно беззащитны!

Х-ха!! Первый же специалист по призыву духов Воды, которому не повезло оказаться на пути Малка, рухнул как подкошенный после удара тесаком плашмя по голове. Он даже толком понять ничего не успел.

Второй продемонстрировал несколько более высокий класс мастерства и вместо попытки призвать подчинённого элементаля, сосредоточился на создании Щита. Данное заклинание явно не было частью Нимба водника, но как выяснилось он достаточно ловко обращался со знаками Руноглифа, чтобы закончить волшбу аккурат к моменту появления Малка. Овал Щита Воды стремительно развернулся и… маг вместе со своим заклинанием отлетел далеко назад. Малк влепил мощный пинок в самый центр барьера, погасить импульс которого поверхностно освоенное заклинание просто не смогло. И ещё один колдун пусть ненадолго, но выбыл из схватки.

Малку бы радоваться столь мощному началу, но в дело наконец вступили боевики. И ему в спину прилетели сразу два Огненных Кулака. Слабая Власть не позволила выжать из заклинаний весь заложенный в них потенциал, поэтому обошлось без переломов. Однако на ногах Малк не устоял и рухнул на колени лицом вперёд. Тут же поднялся, но темп был упущен. Двое кукловодов уже призвали своих элементалей, а прикрытые Щитами огневики нацеливали следующую партию Кулаков.

Йоррох!!! Малк дёрнулся влево, пропуская мимо одну из огненных сфер, одновременно отмахнулся укреплённым Властью клинком и к своему удивлению даже ухитрился отбить вторую. Развернулся к кукловодам… и с проклятиями скрестил перед собой тесаки. Оба элементаля успели полностью сформироваться и теперь дружно атаковали Малка Искрами.

Предосторожность оказалась излишней. Чары оказались настолько слабы, что их вполне можно было попробовать встретить грудью — остались бы максимум синяки. Однако противник и не задавался целью как-то его ранить. Маги Воды отвлекали его внимание и сковывали движения, с чем справились просто блестяще. И на новую пару Кулаков Огня не успевающему увернуться Малку пришлось расходовать драгоценную Силу, уничтожая чары Рассеиванием

И снова атака Искрами от элементалей, которые вовсе не изображали неподвижные мишени и неотвратимо приближались к Малку. Какие ещё фокусы у них есть в запасе, выяснять не хотелось. С низкой Властью их создателей Малка ничуть не пугали ни вполне вероятные Бичи, Иглы или Лезвия — даже мышечный корсет не пробьют, — но их способность сковывать его движения… С этой мыслью он дёрнулся вбок, и как назло вляпался в разлитую под ногами лужу. Второй поверженный им кукловод вдруг проявил фантазию и не вставая с земли наколдовал что-то вроде Водных Пут. Наверняка добился этого растратив прорву Сил и выжав до предела свою скудную Власть, но… победителей ведь не судят?

Малк потерял равновесие и упал прямо в воду. Чувствуя нарастающую угрозу в панике ударил во все стороны Рассеиванием, моментально освободился и даже вскочил… Чтобы получить Кулак Огня точнёхонько в лоб и рухнуть обратно. Сам не понял, как активизировал «лечилку», и пока место травмы омывали потоки тепла, уводя боль и проясняя разум, перекатом ушёл в сторону.

Судя по звукам, там где он только что лежал, в землю вонзились Искры. Малк отметил это краем сознания, однако развить мысль не успел. Взгляд зацепился за два силуэта, вывалившихся из леса на дорогу, всё тело пронзила молния узнавания и… он истошно заорал:

— Сзади, йорроховы дети!!! Сзади!!!

Видимо сочтя его крики уловкой, огневики свою атаку не остановили и влепили в Малка ещё пару Кулаков. Боль скрутила дугой, добавляя работы «лечилке». Вот только на поведение Малка это никак не повлияло.

— Да оглянитесь же, тупицы!!! — продолжил орать он.

И отбросив всё ещё остававшиеся в его руках тесаки, потянулся за револьвером.

Видимо он выглядел достаточно убедительно, чтобы один из кукловодов последовал его совету и… поддержал паническим воплем:

— Демоны!!!

Появившиеся на лесной дороге силуэты принадлежали двум похожим на саблезубых кошек со снятой шкурой демонам. Один крупный — в холке до полусажени, и один мелкий — по росту не превышающий уровень колена. Какой ранг у них было непонятно, вряд ли выше Демонического воина, но для компании Учеников этого вполне могло хватить. Потому что Демонические воины тоже бывают разные…

— А-аа!! — принялись надсаживаться водники, оказавшиеся ближе всего к гостям из Пекла.

Принялись что-то спешно колдовать, но куда там… Большая тварь дважды плюнула в них какой-то магией, и вот уже студенты сбиты с ног, облепленные чёрно-зелёной гадостью, а их элементали развеяны. И у демонов стало на два противника меньше.

Подобно тому, как совсем недавно его атаковал водник, Малк не вставая с земли принялся палить по тварям из револьвера. Как ни странно попал: меньшая гадина, самая быстрая и юркая, словила четыре пули из шести и кубарем покатилась по траве. Вот только назвать это успехом было сложно. Кошачий демон встал на лапы, ещё злее прежнего и снова ринулся в бой. И своей целью на этот раз он выбрал именно Малка.

— Давай, вместе!! — донеслось до Малка, и он краем глаза увидел как Ганс и Дерек дружно пытаются принять атаку взвившейся в воздух самого крупного демона на сомкнутые Щиты.

Вроде бы даже что-то получилось. Во всяком случае до них тварь не добралась. Однако магические барьеры один за другим схлопнулись и оба огневика оказались беззащитны перед следующим ударом. Чтобы выжить им следовало бы уйти в стороны, на миг дезориентировав противника, а затем ударить Кулаками Огня — раз уж они так ловко ими владеют. Или потратить время и сотворить что-нибудь более мощное, но оба сделали иной выбор. И снова прикрылись Щитами, как будто кому-то удавалось выиграть войну, сидя в обороне.

— Идиоты, — простонал Малк, отбрасывая разряженный револьвер и выдёргивая из ножен проклятый нож.

Взгляд выхватил мелькнувшую среди деревьев новую тень: видимо ещё одна тварь пыталась нагнать своих товарок. Однако вникать в детали не было никакой возможности. Всё внимание Малка занял приближающийся меньший демон. Извернувшись он только успел привстать на одно колено, как гостья из Пекла в длинном прыжке атаковала его горло. Мелькнули зубы, когти, полыхающие адским пламенем глаза и… Малк тренированным движением вонзил проклятый клинок чудовищному зверю между рёбер. Уже по привычке закрутил вихрь Силы, потянулся за отчётливо ощущаемую Скверну, чтобы спустя пару ударов сердца с удовлетворением кивнуть в ответ на тоскливый вой умирающего монстра.

Напрочь игнорируя рухнувшую на траву тушу, которая прямо на глаза серела и превращалась в высохшую мумию, Малк резко выпрямился и повернулся к второму демону. Если он сейчас присоединится к огневикам, то вместе они… Увиденное заставило Малка зло помянуть Йорроха и его флур. Ганс уже лежал на земле, придавленный лапой демонической кошки, а Дерек с ужасом в глазах медленно пятился от неё прочь. Рассчитывать на их помощь больше не приходилось.

Ну какого, а?! Как засаду против Малка организовывать и общими усилиями его добивать, так они первые. А как с реальным демоном драться, так… тьфу!!!

Малк хрустнул шеей и, не сводя глаз с повернувшейся к нему мордой демонической кошки, чуть подался вперёд. Внешне он демонстрировал уверенность в себе и угрозу, но внутри был совершенно растерян. Скорость и сила ударов, показанные тварью, возносили её на пик ранга Демонического воина, а значит полагаться на собственную физическую мощь и скромный набор заклинаний не стоило. Нож оставлял некоторые шансы на победу, но им ещё надо успеть правильно воспользоваться… Чего с гостьей из Пекла могло и не получиться.

Пока он мысленно перебирал возможные стратегии, тварь определилась с дальнейшей целью и неторопливо зашагала по направлению к Малку. То ли сочтя его более опасным, то ли планируя отомстить за убитую ранее товарку.

Даже успела сделать несколько шагов, как вдруг тяжело загудел потревоженный воздух, мелькнула отливающая металлом тень и… лишённая кожи кошка была пришпилена к земле здоровенной алебардой. Подобного рода оружие в принципе не было предназначено для бросков, однако его владелец справился. И, если Малк правильно понимал судорожные подёргивание окровавленных лап, одним ударом убил тварь.

Кажется он ошибся, и замеченная в лесу тень принадлежала не демону.

— Кому-то сегодня везёт, да? Заскучал, отправился на прогулку по лесу и… обнаружил следы двух адских кошек. Начал погоню… и ухитрился успеть как раз к финалу их охоты на студентов собственной Школы. Чудеса! — раздался весёлый голос и на дорогу вышел Больдо. — Так теперь ещё и выясняется, что один из горе-вояк — мой брат по учителю!

Голем повелительно крутанул правой кистью и пронзившая адскую кошку алебарда моментально рассыпалась ворохом искр. На такое были способны только могучие артефакты, да и то не все. И Малк запоздало вспомнил, что приятель Эйши выбрал для себя особый путь к вершинам магии — центром его Нимба была могущественная колдовская алебарда.

— Я бы справился, — хмуро сказал Малк, которого неприятно царапнуло сравнение с горе-вояками. — С этой же получилось…

Он кивнул на высохшее тело меньшей из тварей.

— С этой да, но вторая… она немного посильнее, — осклабился Голем.

Окинул взглядом Малка, его ещё не сошедший с лица синяк, оценил общую диспозицию. И догадливо кивнул.

— Ах вон оно в чём дело. Старые добрые межфракционные дрязги! Понимаю, проходили.

И уже не обращая внимания на остальных студентов, деловито склонился над убитой адской кошкой. Какое-то время её изучал, а затем громко, ничуть не скрываясь, как бы между делом сообщил:

— Десять драхм, и я каждую седмицу буду выбивать из них дерьмо… Хоть из всех разом, хоть из каждого по отдельности. По рукам?

Малка предложение соученика застало врасплох. Как впрочем и его недавних противников. Все они в присутствии Больдо и без того вели себя тише воды и ниже травы — неважно, раненые или нет, — так после его слов и вовсе впали в ступор. Все они явно знали Голема, и связываться с ним категорически не желали!

— Благодарю, но я как-нибудь сам, — глухо ответил Малк.

Сложившаяся ситуация заставляла его чувствовать неловкость. Он впервые оказался в положении младшего брата, которого пришёл защищать старший. И как реагировать толком не понимал. Не знали как себя вести и его противники, так что дальнейшее происходило в полной тишине. Больдо сосредоточенно возился с тушами демонических кошек — особо не заморачиваясь с обычаями он забрал себе обеих тварей. Малк накладывал «лечилку» на раненых, а непострадавшие от нападения демонов студенты помогали ему с перевязкой. Все были при деле. И это тоже сильно отличалось о того, к чему привык Малк в Андалоре.

Глава шестая, в которой герой узнаёт о себе кое-что новое

Малк сидел за столом в своей спальне и задумчиво буравил взглядом лежащую перед ним записку. Вроде бы всего четыре цифры и две буквы, а сколько всего с ними связано! Он невесело усмехнулся и принялся пальцем гонять листок по поверхности стола.

Йоррох, как же поступить?! Надо сказать в подобной ситуации он оказался впервые и потому чувствовал некоторую растерянность. Писать или не писать?

Мыслями Малк ещё раз вернулся к ситуации, в которой леди Марой передала ему этот код — её адрес в сети мыслеграфа — и покачал головой. Проклятье, ведь ничто их практически не связывает и чувств никаких друг к другу не испытывают, а выкинуть бумагу и забыть о Терри совершенно не хочется. И не важно что тому виной — пережитая близость или имеющийся перед ней долг — рвать отношения Малк не желал. А может всё дело в том, что он подсознательно воспринимает леди если не как друга, то… как партнёра? С которым можно и в бой пойти, и в развлечения с головой окунуться? Да Святые ведают! Кем он её точно не считал, так это своей девушкой.

Проблема не стояла бы столь остро, не требуй использование мыслеграфа денег. Отправил бы письмо и забыл… Да вот беда, стоимость передачи сообщения нормального размера способна пробить брешь и в более внушительных чем у него бюджетах. И значит нужно стараться ужать послание в пару-тройку коротких фраз. Но как это сделать?! Он ведь не о каких-то результатах рапортует и не распоряжения подчинённым отправляет, а подруге пишет! А раз так, раз лаконичным быть нельзя, то… проклятье, писать или не писать?!

За размышлениями Малк не увидел в окно как к его домику кто-то подошёл. И среагировал, лишь когда услышал, как хлопнула входная дверь и в прихожей раздались шаги.

Из головы моментально выдуло лишние мысли, он схватил лежащий рядом револьвер и, выскользнув из-за стола, спрятался за дверью. Школа Школой, безопасность безопасностью, но попав в засаду студентов внешней фракции, Малк избавился от последних иллюзий о спокойной жизни и вновь вспомнил об осторожности. Заглянуть «на огонёк» мог кто угодно, так что лучше чуточку перегнуть палку и потом извиниться, чем сдохнуть от руки незванного визитёра.

Створка тихонько скрипнула, открываясь. Послышался шорох одежды и гость — точнее гостья — застыл на пороге.

— Ма-аалк? — послышался подозрительный голос Змеи. — Ма-аалк! Я знаю, ты дома…

Малк мысленно помянул Йорроха и, незаметно сунув револьвер на полку, вышел из-за створки.

— Давно не виделись, Эйша! — поприветствовал он девушку.

Змея вздрогнула и стремительно повернулась к нему лицом.

— Малк, что за шутки?! — воскликнула она возмущённо. Затем неожиданно осеклась, окинула Малка оценивающим взглядом и… словно бы стала другим человеком. Изобразила томный взор, чуть приоткрыла рот и демонстративно провела кончиком языка по губам. — Или ты решил… поиграть со старшей соученицей, а? Ну так я всегда готова.

На этих словах каким-то нечеловеческим движением она сократила разделяющее их расстояние и попыталась грудью прижаться к Малку. Однако получилось это у неё не столько возбуждающе, сколько хищно, словно у ядовитой рептилии. И совершенно растерявшийся от такого поворота Малк рефлекторно выставил вперёд руку, пытаясь сохранить дистанцию. Получилось, правда, не слишком удачно. Ладонь легла девушке на шею и со стороны теперь выглядело так, будто он её душит.

— О-оо, какая экспрессия… — карикатурно закатила глаза Эйша, затем чуть отстранилась и, повернувшись к Малку спиной, неспеша направилась к постели.

В какой момент девушка успела расстегнуть сорочку и оголить правую лопатку, Малк не заметил. Зато машинально отметил удивительно белую кожу и наличие красной татуировки. Что за рисунок понять не было никакой возможности, но змеиный мотив угадывался чётко.

— Если ты не ещё не догадался, то я не возражаю продолжить разговор там… — совершенно по-деловому бросила Эйша через плечо и вильнула глазами в сторону кровати.

Всё ещё находящийся в полнейшем обалдении Малк нахмурился.

— Ты же вроде с Големом? Или я чего-то не понимаю? — спросил он.

— Я с тем, с кем хочу. Не больше и не меньше, — со знакомой хрипотцой ответила Эйша, останавливаясь. — Ну так что?

— Пожалуй в другой раз, — ответил Малк осторожно.

В отношениях он предпочитал играть более активную роль и подобный напор его как-то не вдохновлял. Как, впрочем, и вся эта ситуация. Вопрос в том, как воспримет отказ Эйша…

Однако девушка смотрела на подобные вещи с поистине мужской простотой.

— Как скажешь! — Эйша равнодушно пожала плечами и вернула одежду на место.

Затем, словно ничего и не было, повернулась к Малку лицом, обвела взглядом комнату и проследовала к единственному здесь стулу.

— Тогда займёмся делом… — Она плюхнулась на потёртое сиденье и, подперев щёку ладонью, потребовала: — Рассказывай, что там с тобой произошло пока я по делам Мастера моталась. Он вчера закончил свои эксперименты и сегодня-завтра потребует отчёта. Так что хочу быть готовой к любым его вопросам.

Мысленно обозвав гостью сумасшедшей, Малк кивнул и после короткой паузы принялся описывать события последнего месяца. Ну а так как основное, что случилось, это его столкновение с внешними студентами, то ему он и уделил больше всего внимания. Упомянул работу на Школу, описал нарастающее напряжения на тренировках и чрезмерную обидчивость своих противников. Но основной акцент всё же сделал на стычке с группой особо недовольных… Вот только Эйшу, как выяснилось, инересовало совсем не это. И установив факт драки, она моментально заинтересовалась поведением в ней Малка. Как двигался, как бил, какие чары применял… Малк даже толком всё не помнил. Однако Змея продолжала настаивать на подробностях, так что разговор затянулся.

— Ладно, я поняла. Вести правильное магическое сражение тебе пока не по силам, и во всех схватках ты делаешь упор на сочетание высокой Власти и развитого тела, — наконец вынесла вердикт Эйша и покачала головой. — Не то чтобы я одобряла такой подход… Но могло быть и хуже. По крайней мере ты не долбишь всех противников по голове здоровенной артефактной алебардой пока их защита не схлопнется, параллельно принимая контратаки на закалённые магией Земли мышцы!

— Это ты о Больдо? Мне казалось он весьма ловок в сражении… — удивился Малк.

— Сейчас да. Но до того как пришёл к учителю, не умел ровным счётом ничего! — презрительно бросила Эйша. — Это сейчас он второй по могуществу среди всех учеников господина Тияза, а до этого представлял собой удручающее зрелище.

— Ого, не знал, — нахмурился Малк.

— А ты думал почему я его Големом назвала? Именно за тупую мощь и силу! — бросила Эйша, а затем доверительно добавила: — Кстати, давать прозвища — мой талант! Всем нашим именно я придумала. — Отстранилась, выжидая, но так и не увидев нужной реакции, пояснила: — Да, тебе я тоже придумала!

Чувствуя подвох, Малк сдвинул брови.

— И какое же?

— Эттин. Сначала хотела Огром назвать, но… нет, Эттин тебе подходит лучше, — прищурив один глаз, сказала Эйша.

Благодаря колхаунским сказкам, Малк теперь неплохого ориентировался в народной демонологии. И кличка его не обрадовала. Мало хорошего, когда тебя сравнивают со злобным двухголовым великаном, но ещё хуже осознавать, что великан этот славен отсутствием интеллекта.

— А что насчёт остальных? Почему у них такие имена?! — нахмурился Малк.

— У Стево — первого и старшего ученика Мастера, идущего по пути мага Пепла и потенциально способного стать долгожданным Наследником Школы… Так вот у него — Крыс. Причём по очень простой причине: в бою он сражается, натравливая на противников стаю слепленных из Пепла конструктов в виде крыс, — с готовностью принялась объяснять Змея. — Тут сам понимаешь, другое имя захочешь и не дашь.

— А у Кэйталин Птица почему? — скривился Малк, вспомнив имя ещё одной ученицы господина Тияза, с которой они до сих пор не были знакомы. — Вместо крыс стаю птиц вызывает?

— Почти, — изобразила недовольную гримасу Эйша. — В бою она управляет огненным фениксом. Да так умело, что если Больдо не врёт, может даже на время с ним сливаться в единое целое.

— О! Тогда почему бы её именно так и не назвать — Фениксом? — оценил грозное имя Малк.

И тем самым наступил на больную мозоль Змеи.

— Потому что слишком жирно будет для этой стервы! Птица она и быть ей таковой, пока я жива!! — сорвалась на шипение Эйша, разом став похожей на подарившую ей прозвище ядовитую тварь.

Вспышка гнева Эйши заставила Малка удивлённо вскинуть брови. Как-то это было чересчур бурно для просто женского соперничества. И немного приоткрывало завесу над взаимоотношениями между учениками господина Тияза. Братской и сестринской любовью там точно не пахло.

А ещё его так и подмывало ехидно пройтись по второму имени самой Эйши, но он смог сдержаться… Впрочем девушка рассказала сама.

— Что до того, почему такая замечательная я и вдруг Змея… — Она по-мужски расхохоталась. — Ну уж точно не по тому, о чём там успел тайком нафантазировать! Я — Змея, потому что я — маг Родословной. И кровь монстра именно этой породы течёт в моих жилах. Ясно?

— Да! Но… — Малк помедлил, но решил сразу расставить все точки. — Но сразу скажу, что твой Эттин меня не устраивает. Никаких двухголовых великанов! — Он принялся мысленно перебирать наиболее подходящие слова и образы. В памяти тотчас всплыла до сих пор лежащая в саквояже маска Лиса, и Малк решительно кивнул: — Если уж без прозвища нельзя, то лучше я буду Лисом!

Почему-то ему думалось, что никаких сложностей с его просьбой не будет. И потому был сильно удивлён, когда Эйша в ответ обидно захихикала.

— Ты сейчас серьёзно?! — через смех выдавила девушка. — Малк, Святые ведают кем ты там себя мнишь, но кем ты точно не являешься, так это лисом. В глазах окружающих ты — здоровенный детина с двумя мясницкими тесаками. Не больше и не меньше! — Немного успокоившись, она добавила: — Конечно, ты можешь против этого выступать… как истеричка Кэйтелин… бороться и всячески сопротивляться, но для всех всё равно навсегда останешься огром, громилой, здоровяком или вовсе бычарой. Так что поверь, «эттин» далеко не худший вариант. Хотя бы звучит красиво…

Верить Эйше Малк не хотел, она зря сотрясала воздух. И упрямо решил, что ни на какие прозвища реагировать не будет и в будущем сделает всё, чтобы отбить у подобного рода шутников всякую охоту юморить на свой счёт. Он даже задумался о том, как бы это подоходчивей объяснить Змее — вот уж кто своему второму имени соответствует, так это она! — но тут девушка вдруг отвеклась. Бросила случайный взгляд под ноги, чем-то вдруг заинтересовалась, вскочила и начала оглядываться.

— Погоди, это ведь законченный Защитный Круг на полу, да? — спросила она, наконец, ткнув пальцем в почти правильный овал вокруг кровати.

Малк недовольно дёрнул уголком рта. Заметила всё-таки! И как теперь всё объяснять?!

— Он самый. Собственными руками линии вырезал и знаки Руноглифа наносил. Люблю, знаешь ли, чувствовать себя в безопасности! — попробовал отшутиться Малк.

Однако Змея была настроена неожиданно серьёзно.

— Хоть ты и Эттин, но мозги всё же имеешь. А значит просто ради развлечения защитный ритуал проводить не будешь, — принялась рассуждать она, не сводя с Малка взгляда. — И какой отсюда вывод? Правильно, ты чего-то боишься. А раз так… раз так, Мастер обязан об этом знать. — И прервав попытку объяснения Малка, решительно бросила: — Ничего не говори. Идём к господину Тиязу, вот там всё и расскажешь!

И не дав Малку опомниться, она выскользнула из комнаты.

Йоррох! Малк представил как совсем скоро будет рассказывать лишённому лица Младшему Магистру о своём противостоянии с карликом, и его прошиб холодный пот. А ну как после его объяснения господин Тияз увидит в преследовании Малка магом или существом неизвестной силы угрозу для себя лично? Что тогда?! Уж чем-чем, а чрезмерной гуманностью он точно не отягощён. За примером даже ходить далеко не надо: достаточно вспомнить не прошедшего отбор ученика, превращённого в немёртвого рыцаря, и воображение тут же начинает рисовать ещё более мрачные картины.

А всё Эйша, поимей её воинство Пекла! Занесла же её нелёгкая…

Ничего удивительного, что к Мастеру он шёл как на казнь. Ну а так как в гостях у Младшего Магистра Малк ещё ни разу не был, то от его жилища он подсознательно ожидал чего-то пугающего и в то же время невероятного. Может быть скрытого в тенях дворца с охраной из мертвецов, спрятанной под иллюзорными барьерами маленькой крепости с призраками на страже или вовсе таящегося в пространственной складке манора с десятком подчинённых демонов у входа… В общем чего угодно, но никак не обычного двухэтажного коттеджа на берегу моря, подходящего скорее для состоятельного Бакалавра, чем для жутковатого и могущественного Тияза Черепа.

— Зачем пришли? — вместо приветствия сказал Младший Магистр, едва они вошли в небольшую гостиную на первом этаже дома. Сам хозяин в этот момент, сидя на жутко неудобном даже на вид стуле, читал какой-то околонаучный журнал и от которого он даже не удосужился оторвать взора. — Эйша, ты же знаешь, что сегодня у меня выходной, и я не люблю отвлекаться на ерунду.

— Это не ерунда! — возразила Змея, ничуть не смущённая холодным приёмом. — Я совершенно случайно обнаружила, что у вашего нового ученика есть некая проблема, из-за которой он даже во внутренней фракции спит внутри Защитного Круга! И вот…

— Тихо! — шипение Черепа, казалось заморозило всё вокруг. Во всяком случае Малку показалось, что даже часы стали тише тикать. — Я сам посмотрю.

От журнала Младший Магистр так и не оторвался. Однако чтобы вывернуть Малка наизнанку, это ему и не требовалось. Малк вдруг ощутил, как его сначало сдавило невидимыми тисками, а затем незримые щупальца проникли в голову и принялись шарить в мозгах. Впрочем это мог быть лишь выверт восприятия — насколько верным было его понимание происходящего, он не имел ни малейшего представления. Чего уж там, вздумай сейчас Малк оказать сопротивление, и он даже сделать ничего бы не смог. Слишком велик был разрыв и во Власти, и в умении ею Владеть, и, Йоррох побери, в знании!

Всё, что ему оставалось, это терпеть. И надеяться на благодушие господина Тияза.

— Вижу старую метку на Духе… Работа сложная, хитрая, сильно завязанная на Смерти и Иллюзиях. Раньше, до перехода в ранг Ученика, с ней вполне можно было что-нибудь сделать, но сейчас… сейчас поезд уже ушёл. Она уже часть тонкого тела. И может быть разрушена лишь в ходе череды трансформаций Духа и тела, — заговорил господин Тияз бездушным голосом. — Что до остального… Нет ни следов вселения, ни потустороннего влияния или духовного перерождения под влиянием иномирной скверны. Он чист!

— Чист?! Но ведь есть метка! — воскликнула Эйша, отодвигаясь от Малка.

Господин Тияз издал свистящий звук, видимо заменяющий ему вздох, аккуратно закрыл журнал и отложил его в сторону.

— Теперь рассказывай, — приказал он Малку.

И Малк не без внутреннего напряжения принялся излагать свою историю взаимоотношений с этим дедом Бонифацием. Знакомство в поезде во время нападения террористов и последующие столкновения на почве контактов со Смертью, ожившие картинки, кошмарные сны и всевозможные подлости, завязанные на потусторонней активности — на эти темы Малк говорил максимально открыто, не скупясь на подробности. Умолчал он лишь о Семени Духа — раз уж исследование господина Тияза его не обнаружило, то и знать о нём ему не следовало.

— Дух из-за грани, вот уже год тебя преследующий и жаждущий сожрать… к тому же специалист по Смерти и Иллюзиям… Хм, это может быть кто угодно. Начиная от случайного обитателя какого-нибудь плана и заканчивая неправильно убитым демоном или бегающим от конечной смерти магом. Последние, кстати, встречаются довольно часто. В молодости с одним таким был даже знаком. При жизни он был Бакалавром Школы Песчаных бродяг, а после смерти пока не смог захватить себе подходящее тело полсотни лет преследовал род убийцы, — после короткого размышления принялся объяснять господин Тияз.

— То есть этот проклятый Святыми карлик жаждет украсть моё тело? — осторожно спросил Малк. Кажется его история никого здесь не удивила и уж тем более не напугала, а значит подобно Хордолу умывать руки никто не станет.

— Не обязательно. Укрепление собственного тонкого тела, похищение некоторых особых навыков, создание жизненно-важной призрачной марионетки, часть эволюции особо редкого Тайного Искусства в конце концов… Причин может быть великое множество! — развёл руками господин Тияз, что в его случае выглядело верхом эмоциональности.

— И как мне тогда быть? Чего ждать и с чем бороться? — спросил Малк озадаченно.

— А как ты раньше действовал? Беречься, осторожничать, а попутно становиться сильнее и набираться знаний, по возможности в самых разных сферах магии. Тогда, со временем, глядишь и либо метку уберёшь, либо карлика этого грохнешь… — Малку показалось, что Младший Магистр хищно усмехается, однако челюсти черепа были всё так же сомкнуты. — Защитный Круг, кстати, вполне себе действенная мера. Во внутренней фракции, как ты сам убедился, несколько излишняя, но вне Школы — обязательная.

Череп замолчал и снова потянулся к журналу. Словно ни Малк, ни Эйша его больше не интересовали.

— Мастер, и это… всё? Вы мне не поможете? — спросил Малк разочарованно.

Только-только пришло понимание, что жизнь его свела с достаточно сильным и знающим чародеем, чтобы не бояться «этого деда», как вдруг такое крушение надежд.

— Наличие врага или соперника — великолепный стимул к развитию. Другим приходится подобные ситуация специально организовывать, а у тебя уже всё само собой сложилось. Такую удачу надо ценить! — ответил господин Тияз и снова появилось ощущение хищной усмешки.

Про «стимул к развитию» Малку уже приходилось слышать раньше — аналогия была неприятна, и он недовольно нахмурился. Немедленно собрался возразить, принялся подбирать доводы, но… но затем глянул на то, что было у Тияза Черепа вместо лица, вспомнил про его падение и не произнёс ни слова. Если кто что-то и понимал в стимулах, то именно Младший Магистр. И не Малку с ним спорить.

Он уже решил было, что беседа окончена, когда господин Тияз вдруг снова повернул к нему голову.

— К слову о развитии… Ты закончил стабилизацию Нимба?

— Два последних посещения «давилки» хоть и не принесли никаких изменний, но… не знаю, — неуверенно ответил Малк.

Застой в уплотнении Нимба совпал с исчерпанием его запасов «Слизи илл-хота», так что в данный момент он ломал голову над тем, где раздобыть ещё пузырёк. И к такой постановке вопроса оказался не готов.

— Покажи как работает сбор! — приказал Череп.

Малк кивнул и мысленно активизировал формулу. До того медленно вращающийся Нимб моментально набрал скорость, и впитываемые Духом крохи Силы сменились на тоненькие ручейки. Причём произошло это гладко, ровно и совершенно естественно, без внешнего принуждения. Словно подобное было присуще Духу Малка с момента рождения.

— Отлично, — сказал господин Тияз удовлетворённо и, жестом отправив Эйшу прочь из комнаты, кивнул Малку на стул: — Раз фундамент для следующего рывка готов, пришло время обещанного тебе разговора. Садись.

Малк занял место по ту сторону стола, за которым сидел Младший Магистр, и выжидательно на него уставился.

— Ты уже убедился, что прежние методы тренировок не работают? — спросил господин Тияз, откинувшись на спинку стула.

Малк кивнул. О том, что Кристаллическое Сердце позволяет Духу развиться только до стадии Ученика, а дальше бесполезно, он знал и раньше. Но Мастер прав: принять данный факт он смог лишь сделав несколько пустых попыток.

— И что думаешь? — спросил господин Тияз.

— Нужно искать Тайное Искусство, максимальное близкое к тому вектору развития, что задало Кристаллическое Сердце, — пожал плечами Малк, немного помедлил и добавил: — И которое не будет вредить моему и без того… пострадавшему организму.

Последние слова понравились господину Тиязу, и он хрипло засмеялся.

— О да, отравление Жизнью не менее неприятно, чем отравление Смертью… или любой другой Стихией. И при неправильном выборе направления развития чревато самыми пугающими отклонениями в практике!

Намёк был понятен. Падение бывшего Наследника Школы Пепла очевидно было связано именно с отравлением Стихией, и, учитывая предпочтения Дома Черингар — врага Школы, Малк даже догадывался какой именно.

— И где ты думаешь брать нужное тебе Искусство? — продолжил импровизированный допрос господин Тияз. — Учитывая отсутствие связей и свою чёрную звезду в паспорте?.. Да-да, я знаю про твои проблемы с законом Борея…

Малк вздохнул. Ведь понятно, что Мастер подводит его к конкретной мысли, но зачем-то делает это окольными путями. Почему бы не сказать что нужно прямо?!

— Рассчитываю на вашу помощь. Благо после моего испытания на кладбище вы что-то подобное говорили…

Малк открыто встретил взгляд господина Тияза, но спустя пару ударов сердца отвернулся. Плещущаяся в глубине глаз Младшего Магистра Бездна откровенно пугала.

— На самом деле при наличии денег, времени и некоторого понимания того, как устроен этот мир, ты можешь достать несколько неплохих и вполне подходящих тебе Тайных Искусств. Достаточно добраться до хотя бы того же Содружества Ганзур, и местные за пять-шесть тысяч драхм продадут отличную трёхзёздочную методику развития… если не решат, что выгодней тебя продать на тот же Фэйду или не сдадут тамошней Тёмной Канцелярии, разумеется! — небрежно бросил в ответ господин Тияз и веско добавил: — Это я к тому, что есть возможность выбора и тебя никто не принуждает принимать мою помощь…

Младший Магистр замолчал, словно давая подумать. На что Малк едва не расхохотался ему в лицо. Никто не принуждает?! И это после того, как его уже поставили ранее перед выбором между ученичеством у Тияза Черепа и изгнанием с острова?! Подобное лицемерие он разве что в исполнении госпожи Леары наблюдал…

Впрочем в эту игру можно играть и вдвоём.

— Мастер, я всё понимаю. И готов самым внимательным образом выслушать любой ваш совет, — изобразив поклон, произнёс Малк.

— Хорошо, — удовлетворённо прошипел Череп. — Тогда слушай… Я хочу, чтобы ты занялся изучением Трёх Призрачных пульсов. Это голубое трёхзвёздочное Тайное Искусство, добытое мною в одном брошенном стиксонском форте в Яванском поясе. Оно укладывается во все имеющиеся у тебя ограничения на развитие и идеально состыковывается с Искусствами, в основе которых лежит Кристаллическое Сердце… Ясно?

Как здорово, «я хочу»! Не «тебе больше подходит», «не у меня есть подходящее для тебя Искусство», а именно «я хочу». Но главное… главное, что никто никого не заставляет! Малка так и тянуло выругаться, но он молчал и крутил услышанное в голове. Йррох! Голубое трёхзвёздочное Тайное Искусство… Это ведь всего два шага до фиолетового ранга, которым владеют лишь высокие Дома! Мало того, если он его примет, то ему и о дальнейшем развитии не придётся задумываться. По крайней мере до пика ранга Бакалавра он точно сможет дорасти.

— И в чём особенность Трёх Пульсов? Какие выгоды даёт в ходе практики? — спросил Малк заинтересованно.

— Главная особенность в том, что это упрощённая версия гораздо более серьёзного Тайного Искусства — Восемь Призрачных пульсов. Которое имеет имеет фиолетовый ранг и является частью той ветви развития, что практикуют некроманты нескольких Школ Стиксона, — со значением ответил господин Тияз.

— Некроманты… — протянул Малк.

О том, что для него жизненно важно на уровне Ученика изучать Смерть, он знал давно, но становиться некромантом… как-то это на его вкус было чересчур. В Борее такие маги почётом не пользовались.

— Чистый некромант из тебя уже не получится, можешь расслабиться. У всех следующих путями немёртвых магов в центре первого Нимба всегда ключ на план Смерти — таково требование Восьми Призрачных пульсов и других подобных Искусств, но вот упрощённая версия… здесь всё гораздо проще. И требования к практике далеко не столь жёсткие, хватит склонности Духа к Смерти, — принялся объяснять господин Тияз.

— А кто получится? — подозрительно спросил Малк.

— Неплохой марионеточник, — пожал плечами Младший Магистр. — С уклоном в Смерть и способностью на пике Бакалавра управлять одновременно тремя куклами… Ну а что именно это будут за куклы — артефакты, духи-элементали или специальные марионетки — зависит от тебя.

Малк озадаченно наморщил лоб. Всё что он знал о марионетках сводилось к паре параграфов из учебника для студентов андалорского Общества магов и короткому сотрудничеству с кукловодом-неудачником в бытность работы грузчиком на вокзале. И образцом для подражания чародеи данной специализации ему не казались.

Хотя другой стороны… господин Тияз ведь тоже марионеточник, который совсем не выглядит слабым или недостаточно влиятельным. Наоборот, по умению нагнать жути он далеко обогнал всех знакомых Малку магов. Авалонский Младший Магистр, давший бой демону, и тот внушал меньше уважения и страха, чем «какой-то кукловод» Тияз.

Так что может быть не всё так и плохо?

— Кажется мне не остаётся ничего другого, кроме как поблагодарить Мастера за щедрость, — с поклоном сказал Малк. — И я с радостью принимаю это Тайное Искусство!

Однако сказанного было явно недостаточно. Малк перехватил требовательный взгляд Младшего Магистра, и лишь тогда запоздало вспомнил о цене. Магический мир Мритлока стоял на том, что за знания надо платить и ничто не даётся даром. А значит имелась своя стоимость и у Трёх Призрачных пульсов…

— Мои долги перед вами только растут. И я понятия не имею как буду расплачиваться, — торопливо добавил Малк, разводя руками.

Сказанного оказалось достаточно, чтобы Тияз Череп перестал буравить Малка взглядом и медленно кивнул.

— Если ты про помощь со стабилизацией Нимба, то это долг перед Школой. Его ты выплачиваешь, работая во внешней фракции, — сообщил Младший Магистр. — К этому я не имею никакого отношения. — Далее он встал, подошёл к окну и замер, скрестив руки за спиной. — Что до обязательств передо мной… У Эйши есть список заданий, выполнения которых я жду от своих учеников. Настоятельно рекомендую заглядывать в него почаще!

Несмотря на то, что совет звучал как неприкрытая угроза, Малк несколько приободрился. Во взаимоотношениях с господином Тиязом наконец-то появилась некоторая определённость. И теперь больше не надо гадать, зачем Младшему Магистру вообще понадобился кто-то вроде него. Нужные ответы он сможет найти в списке Эйши… ну или хотя бы попытаться это сделать!

— А сейчас пойдём со мной. Раз уж ты решил практиковать Три Призрачных пульса, то чем раньше начнёшь, тем лучше! — бросил задумавшемуся Малку господин Тияз и, немного прихрамывая, направился в соседнюю комнату.

Причём о её существовании Малк узнал, лишь когда Младший Магистр самолично открыл дверь. До этого момента на месте входа виделась ровная стена, а в голову не приходила даже мысль о наличии на первом этаже коттеджа ещё одного помещения. Какой-то морок? Если добавить сюда же тот хитрый финт с обманкой из поединка с Жаком Ульем, то… то становится понятно, что интересы господина Тияза в магии выходят далеко за рамки общепринятых путей развития. И это делает его ещё более привлекательным в качестве наставника.

— В виде записей нужное тебе Тайное Искусство я не храню, но как ты сейчас убедишься при наличии хорошего инструмента они и не требуются, — проскрипел господин Тияз из глубины тайной комнаты, а когда Малк переступил порог, встретил его неожиданным: — Надеюсь ты лишён глупых предрассудков?

Малк вопроса не понял, да и не до того ему было. Помещение, куда его пригласил Младший Магистр, оказалось лабораторией, так что он — помня указание своего «начальника» от Тёмной Канцелярии — вовсю глазел по сторонам. Заставленные неизвестными реактивами столы, несколько несгораемых шкафов, сложная конструкция из медных трубок, магических кристаллов и циферблатов на одной из стен, колбы с уродцами всевозможных форм и размеров на добром десятке полок и… йоррох побери, парящее над колдовским рисунком в центре комнаты лицо. Просто одно лицо с провалами на месте глаз и рта, подсвеченное изнутри розовым светом.

— Ч-что? — переспросил Малк, уставившись на самый яркий экспонат в лаборатории учителя.

— Предрассудков, спрашиваю, лишён? — уже раздражённо спросил господин Тияз и, поманив пальцем лицо, заставил его перелететь к одному из столов. — Сам с моим самым ценным инструментом работать будешь или тебя заставлять придётся?

— А что делать надо? — спросил Малк, сглотнув.

История про коллекцию, которой его пугала Змея, приобретала совсем иное звучание.

— Ничего особенного: надеть маску и влить в неё пару эргов Силы, — пояснил господин Тияз и показал пальцем на стул. — Но сначала сядь!

Голос не располагал к пререканиям, так что Малк быстро выполнил распоряжение учителя. Стоило ему плюхнуться на сиденье, как маска мгновенно выстрелила в его сторону и «прилипла» к лицу. Он даже дёрнуться не успел. Пересилил первое желание сдёрнуть «обновку» и прислушался к себе. Каких-то неприятных ощущений необычный инструмент Черепа не дарил — на ощупь он был бархатистым и тёплым, — но всё равно вызывал подсознательное отвращение. И корни его крылись в происхождении маски. Почему-то Малк ни на мгновение не сомневался, что когда-то она была лицом живого человека.

— Не спи! — зло проскрипел Череп, и Малк, опомнившись, принялся выполнять нужную последовательность действий.

Сосредоточился, обхватил маску Властью, наполнил её двумя эргами Силы… и едва не выругался, когда в его Дворец Духа ворвался поток структурированной энергии. Процесс занял всего несколько секунд, но был настолько болезненным, что вся спина Малка покрылась потом.

— У тебя три дня на то, чтобы хорошенько всё изучить и закрепить в памяти. Иначе, полученное знание будет отторгнуто. Ясно? — небрежно бросил господин Тияз, жестом возвращая маску обратно в центр колдовской фигуры.

Малк, уже собравшийся было потребовать подробностей, вместо этого догадливо кивнул и скользнул сознанием в Дворец Духа. Быстро огляделся и среди имеющейся там зелени неожиданно обнаружил небольшой участок с голубыми цветами. Хватило одного касания вниманием, чтобы перед внутренним взором возник образ древнего рукописного фолианта и голос господина Тияза принялся читать описание Искусства Трёх Призрачных пульсов…

— Да, Мастер, яснее не бывает! — сообщил Малк, раскрывая глаза. И хотя следующий вопрос задавать ему не хотелось, всё же спросил: — Как быстро я должен освоить это Тайное Искусство?

Младишй Магистр издал холодный смешок.

— В нём шесть слоёв. Три изучаются на уровне Ученика, ещё три — на Бакалавре. И хотя, обычно после перехода в ранг Ученика маги расслабляются и начинают тренироваться спустя рукава, я этого не одобряю. Поэтому жду, что ты доложишь о завершении изучения первого слоя, через четыре-пять, может быть семь месяцев, — небрежно сказал господин Тияз, словно речь шла о сущей ерунде, а не об изучении трёхзвёздочного Тайного Искусства. — И как можно скорее подошёл к изучению того, что составляет истинную ценность Трёх Пульсов.

— Мастер, я буду стараться, но… после изучения Искусства ещё будет время вырасти до пика ранга Ученика. Десять лет же впереди! — осторожно возразил Малк.

Но Череп не желал ничего слушать.

— В Школах Стиксона настоящие таланты за два года не то что Тайное Искусство осваивают, а пика ранга достигают! — жёстко припечатал он.

— Но я не талант! — воскликнул Малк.

— Я знаю! Но если через полгода или около того не увижу подвижек в освоении первого слоя… Тебе это точно не понравится! — рявкнул господин Тияз.

После чего сделал повелительных жест, перед глазами Малка всё завертелось, и он осознал себя стоящим на крыльце дома Мастера, уткнувшимся носом в запертую дверь.

— Выставил? Бывает… — раздался насмешливый голос Эйши, которая как оказалась никуда не ушла и ждала его здесь. — По слухам Стево Крыса он однажды своей артефактной тростью отходил и тот две седмицы с постели не поднимался. Так что считай повезло.

Однако Малк от слов Змеи лишь отмахнулся и осторожно спросил.

— А в какого Святого верит учитель?

Отношение господина Тияза к угрозам, привычка магией выставлять надоедливых гостей за порог — со всем этим Малк уже сталкивался в Андалоре в храме Кетота. Если же вспомнить про любовь другого Младшего Магистра — Жака Улья — к месту и не к месту поминать Рзавиана, то вопрос веры могущественных магов было далеко не столь праздным, как могло показаться.

— Учитель? Верит? Да плевать он хотел на всех Святых вместе взятых. Он сам по себе. И верит только в себя, — засмеялась Эйша и знакомым движением потянула Малка за рукав. — Пойдём, наставник раньше говорил, что тебя надо приобщать к делам соучеников. И думаю сейчас самое время этим заняться…

Впрочем в тот день Малк с Эйшей не пошёл. Мозги кипели от внедрённого в них знания: полученную информацию было необходимо срочно «переварить» и сделать частью своей памяти. Причём уложиться следовало в три дня, и Малк до последнего не был уверен, что он справится.

Однако и бесконечно оттягивать знакомство с заданиями тоже не получилось.

Уже на четвёртый день Эйша сама заявилась в дом к Малку, сунула ему под нос стопку листков, буркнула «Разбирайся!» и бесцеремонно завалилась на кровать. У Малка мелькнуло было желание выгнать нахалку прочь, но он заглянул в первый же документ и… забыл, что хотел. Слишком любопытным оказался список заданий Мастера, чтобы обращать внимание на прочую ерунду.

— Восемь стеблей кровавника шестицветного, три корня зелёной лохматки, одиннадцать унций коры зелёной берёзы, один жёлудь Призрачного Древа… о, последнее я знаю! — пробормотал Малк, пробегая глазами по строчкам.

— Да, благодаря твоему испытанию ближайшие полгода никому из нас не надо будет ездить на это йоррохово кладбище, — сообщила Змея, закинув руки за спину и уставившись в потолок. — Ещё бы как-то с травами разобраться… Хотя мне только за корой зелёной берёзы осталось съездить, а вот Больдо за свою часть из списка трав даже не брался. Неудачник! Не уложится в срок — Мастер ему такой пистон под хвост заправит, что мало не покажется…

Малк заглянул в следующие шесть листов и в них также были перечислены каких-то редкие растения. Однако содержимое седьмого уже отличалось — там требовалось достать непонятную сущность крови демонического воина, а на восьмом и вовсе шло перечисление необходимых частей тела демонов и монстров уровня Охотник за плотью и даже Сборщика душ.

— Этим тоже ученики господина Тияза должны заниматься?! — спросил Малк ошарашенно и встряхнул потрясшей его бумагой.

— Ты про охоту на демонов? — Змея даже не повернула головы. — Да, но это не обязательные задания и за них идёт оплата. Если мне не изменяет память, то заказ на сердце Охотника за плотью оценивается в тридцать драхм и десять чёрных камней, а палец Сборщика душ стоит почти восемьдесят драхм и сорок камней…

— Не понял, что за камни? — нахмурился Малк, мимоходом отметив, что цены в драхмах страшно занижены.

— А, забыла… — Эйша покосилась на Малка и тяжело вздохнула. — Так господин Тияз оценивает те знания, что нам даёт. На тебе вот сейчас долг в пятьдесят камней, на Больдо почти в сотню, а на мне в три десятка.

— Чем дальше, тем хуже, — пробормотал Малк, растирая вдруг заломившие виски. Оказывается его долг имеет зримое воплощение в собственной валюте Мастера. Очень интересно. — А что насчёт Птицы и Крыса?

— Знаешь, вообще говоря, чужой карман это чужой карман, и лезть в него не следует. Но раз уж мы начали, то… Ни Стево, ни Кэйталин ничего Мастеру давно уже не должны: Крыс выплатил сам и помог Птице, — с плохо скрытым раздражением сказала Эйша. — И теперь их связывают с Мастером совсем иные чем нас отношения.

— Здорово, — криво усмехнулся Малк и отложил стопку листов в сторону.

Чем немедленно возмутил Эйшу.

— Эй! — воскликнула она, приподнимаясь на локте. — Ты до самого важного не дошёл! Самый последний листок…

Малк нахмурился, достал нужную бумагу и вчитался в текст.

Йоррох! Он действительно едва не пропустил то, что пропускать совсем не следовало. Своё первое персональное задание, стоящее к слову целых пять чёрных камней.

— Расследовать пропажу скота в деревне Мочёные Хутора, найти виновного и покарать. К работе разрешается привлекать местные органы правопорядка и представителей власти. Избегать любых сопутствующих жертв среди населения и массовых разрушений, — вслух прочитал Малк и посмотрел на Змею: — Расследовать? Серьёзно?!

Эйша пожала плечами.

— Остров Римма находится в зоне ответственности Школы Пепла. И власти имеют право просить о помощи в случае появления любой вредоносной магической активности. К тому же… — Эйша фыркнула. — Ведь именно ты первым столкнулся с источником данной проблемы, значит тебе эту тему и развивать!

— Я?! — вырвалось у Малка.

— Дорогой Эттин, не заставляй в тебе разочаровываться! — грозно сказала Эйша.

И только тогда до Малка дошло, что речь шла о его столкновении с кошкодемонами. Которые непонятно откуда появились в окрестностях внешней фракции и решили разнообразить рацион молодыми магами.

— А там точно те же самые твари? — спросил он подозрительно и принялся снова вчитываться в текст задания. Затем опомнился и добавил: — И я не Эттин!

— Эттин, Эттин… — отмахнулась как от мухи Эйша и продолжила: — Что до дела… Приедешь — узнаешь. Но можешь радоваться! Чтобы помочь втянуться в работу, в первый раз я буду тебя сопровождать. Радуйся!

Тут Малк не выдержал и помянул Пекло, заставив Змею хрипло расхохотаться…

В Мочёные Хутора они отправились в тот же день. Взяли уже знакомый экипаж и двинули вдоль побережья по направлению к Лакону. Однако до самого городка пару вёрст не доехали, свернули вглубь острова. И почти полтора часа тряслись по ухабистой дороге до нужной деревни.

— Нормального транспорта разве нет? — в какой-то момент спросил Малк, не выдержав болтанки и отбив все бока о стены кареты.

— Внутренним Мастерам и этого хватает, у них другие приоритеты в жизни и личному комфорту отводится крайне мало места. Что до остальных… остальные терпят. Или на свои деньги покупают то, что им больше по душе, — пожала плечами Эйша и, доверительно наклонившись к Малку, добавила: — Хотя если честно, то у остальных едва-едва хватает денег на собственное развитие, какая уж тут роскошь?!

Малка объяснение не устроило, на его вкус с аскетизмом Школа явно перебарщивала. Вот только кто он такой, чтобы лезть со своим мнением?

Как бы там ни было, но до Мочёных Хуторов они всё же добрались. Экипаж не без лихости затормозил перед домом старосты, сначала Змея, а потом Малк выбрались наружу, и немедленно принялись разминать затёкшие члены. Впереди их ждало весьма утомительное времяпровождение, заниматься которым ни один из них не желал. И оба старательно оттягивали тот момент, когда им придётся идти и искать представителей местной власти.

Однако те их нашли сами.

— Господа! Вы маги Школы Пепла, да благословят её директора и Мастеров Девятеро?! — из калитки в заборе внезапно выскочил бородатый мужик лет пятидесяти и принялся раболепно кланяться. — Я староста деревни, и счастлив видеть в ней столь славных чародеев!

— Маги, маги… — со вздохом сказала Эйша, покосившись на Малка. С одной стороны задание было его, но с другой… Именно Змея должна была учить Малка работать над заданиями Школы, а значит и общаться с местным населением предстояло тоже ей.

— Вот и славно, вот и славно, — запричитал староста и тотчас услужливо распахнул перед ними дверь. — Тогда прошу во двор. Только-только самовар поставили, за чаем будет ой как удобнее о нашем деле говорить…

Однако тратить слишком много времени на пустые беседы Малк не желал. И поняв, что Змея возражать местному начальству не собирается, планируя сделать их пребывание в йорроховых Хуторах максимально невыносимым, взял переговоры в свои руки.

— Где околоточный? — спросил он решительно.

Староста осёкся.

— Так ведь… я почему запрос в Школу-то отправил? Тварь, что к нам в деревню заглянула, именно околоточного-то первым и порвала, — с осторожностью начал он. — Сначала его, а потом знахаря нашего…

— И всё? — нахмурился Малк.

— Слава Святым, да! — поклялся староста, приложив ладонь к сердцу. И перевёл непонимающий взгляд на Эйшу.

Та пожала плечами.

— У господина Малка Эттина это первое задание, так что его невнимательности при чтении материалов вполне простительна… — со показным сожалением сказала Змея, повернулась к Малку и, достав из поясной сумки несколько заполненных бланков, помахала ими в воздухе.

Вот ведь стерва! Малк едва не взорвался. Значит были ещё бумаги, которые девушка из желания над ним поиздеваться даже не соблаговолила показать?!

Но демон уже вырвался из ловушки и толику уважения в глазах старосты он уже потерял, так что не оставалось ничего другого кроме как продолжать гнуть свою линию.

— Я не книжный червь, чтобы ковыряться в бумажках! Рассказывайте как всё было, — с каменным лицом сказал Малк.

И местный начальник с готовностью закивал…

Со слов старосты всё началось седмицу назад, когда местный околоточный во время обхода деревни пересёкся с неизвестной тогда хищной тварью и был зверским образом убит. Сначала все грешили на волка или рысь, случайно забредших в деревню, но затем из Лакона вернулся местный знахарь, провёл вскрытие, и… у жертвы обнаружилось отсутствие сердца и обычных почек. Что для жертв дикого зверя было несколько странно.

Знахарь сразу заподозрил демона, а вот староста больше грешил на заглянувшего в их глушь культиста. И настаивал на самостоятельных поисках — хотел выслужиться перед Школой. Что, как скоро выяснилось, было большой ошибкой. Они только успели пару раз пройтись с проверками по дворам, прочесали ближайшие рощи, как следующим утром тварь — теперь уже были свидетели, которые разглядели истекающий кровью призрак человека без кожи, но с головой быка — наведалась в дом уже знахаря и устроила там бойню…

— Знахарь был магом? — спросил Малк.

— Только-только вытянул на Адепта, а вот околоточный тот почти до пика ранга добрался… — с непонятной гордостью сообщил староста.

— А ещё Одарённые есть? — подала голос Эйша.

— Да чего им в нашей дыре делать-то? Они все в город рвутся… — грустно сообщил староста.

Малк и Змея переглянулись.

— Ну тогда новых убийств больше быть не должно. Тварь уже добралась до всех, кто её интересовал. И скорее всего сейчас она уже далеко отсюда! — сказала Эйша.

И Малк не стал ей возражать. Благодаря книгам, которые он последние месяцы читал по рекомендации Мастера, Малк отлично знал зачем кому-то могли понадобиться почки и сердце Одарённых. Всё дело в жизненной силе, которой у магов в разы больше, чем у простых смертных. И раз обладателей колдовских способностей в деревне не осталось…

Малку неожиданно пришла в голову идея.

— А где останки жертв? — спросил он, чувствуя как внутри разгорается азарт.

Староста странно на него посмотрел и перевёл взгляд на Эйшу — кажется он считал её в паре магов наиболее адекватной. Та успокаивающе кивнула.

— Дык, похоронили их давно. Три дня уже как… — осторожно сказал староста Малку.

— Веди! Хочу посмотреть на могилы, — потребовал Малк, подчёркнуто игнорируя поведение деревенского начальника.

Тот ещё раз вздохнул, помянул Девятерых и, закрыв калитку в свой двор на навесной замок, повёл их к деревенскому кладбищу. Оно располагалось в полуверсте от окраины деревни у самой опушки леса, так что многие могилы прятались среди деревьев. Привычной ограды здесь тоже не было — мир живых от мира мёртвых отделяло кольцо камней, почти потерявшихся в траве. Впрочем внутрь заходить и не понадобилось. Обе жертвы твари, даром что при жизни они считались в деревне уважаемыми людьми, были похоронены чуть в стороне от основного кладбища.

— Они… слишком плохо умерли, нельзя их к остальным, — набычился староста, поймав осуждающий взгляд Малка, а Эйша небрежно бросила:

— Местный обычай…

Малк равнодушно дёрнул плечом. В Колхауне у них тоже было полно заморочек с суевериями, но к своим, пусть даже мёртвым, они относились со всем уважением!

До двух свежих могил компания, к которой уже присоединились десятка полтора местных зевак, всё же не дошла. Остановилась в паре саженей. И Малк отправился дальше один — Эйша предпочла играть роль безучастного зрителя.

Присел на корточки у ближайшего могильного камня и, убедившись, что здесь похоронен именно бывший околоточный, запустил пальцы в рыхлую землю. Сосредоточился, сконцентрировал Власть на кончиках пальцев и с удовлетворением ощутил близость холодного сгустка энергии Смерти, смешанной с остатками жизненной силы. Недостаточно плотный, чтобы измерять его эргами, но вполне подходящий… для гадания.

— Что ты собрался делать? — спросила Эйша, всё же не сдержав любопытства и подойдя ближе.

— Просто небольшой эксперимент… — огрызнулся Малк.

Постороннее внимание его раздражало. Будь у него сейчас под рукой гадательные кости, так выручавшие его в Андалоре, всё было бы гораздо проще. Артефакты из демонической плоти сами брали на себя большую часть работы, и ему оставалось лишь правильно воздействовать Властью да не жалеть Силу. Но костей с ним больше не было, и Малк снова находился на перепутье, безуспешно пытаясь понять — сработает очередной ритуал или нет. И пусть теперь он понимал в прорицании много больше и мог избежать самых распространённых ошибок, гарантировать успех всё же не мог.

А тут ещё зрители, поимей их Йоррох своим флуром!

Волевым усилием стряхнув раздражение, Малк снова сосредоточился и нащупал найденный сгусток энергии смерти. Сформулировал чёткое намерение узнать местоположение убийцы, принялся шептать нужную гадательную формулу и… к своему потрясению вдруг осознал, что категорически не хочет заниматься здесь прорицанием. Не потому что боится, чувствует угрозу или предполагает неудачу — наоборот, надежда на успешное гадание вдруг сменилась твёрдой уверенностью! — а просто не хочет. Словно задуманное противоречило каким-то внутренним его принципам.

От понимания абсурдности происходящего с ним Малк ошеломлённо выпрямился и медленно отряхнул ладони. Насколько было бы проще, будь это результатом внешнего воздействия, но… увы, ничего такого он не замечал. Странное нежелание гадать, используя посмертную энергию околоточного, было его собственным, пришедшим из глубин разума, оттуда, где хранилась память о…

— Клятва!!! — прошептал Малк потрясённо.

Клятва всегда и везде быть верным Человечеству и не вставать под знамёна Пекла — вот корень проблемы. Используя посмертную энергию околоточного, Малк приближался к той области магии, за которую традиционно «отвечали» демоны, и это пусть не напрямую, но конфликтовало с данным перед лицом статуи Кетота словом. И именно поэтому Малк подсознательно не желал гадать на остатках жизненной Силы, густо замешанной на энергии Смерти, несчастного околоточного.

— Что случилось? — спросила Змея обеспокоенно.

Однако Малк лишь отмахнулся.

— Ничего… — Затем повернулся к старосте и ни на что уже точно не надеясь, спросил: — А могильник для падшей скотины у вас есть?

Начатое следовало доводить до конца. И раз насчёт людей у него нарисовались неожиданные запреты, следовало проверить силы на животных.

— Есть как не быть. Аккурат вон за тем ельником… — вместо старосты ответил какой-то мужик, и остальные зрители одобрительно загудели.

Малк благодарно кивнул и решительно отправился в указанном направлении… Чтобы спустя десять минут замереть перед участком свежевскопанной земли.

— А здесь что? — спросил он подозрительно. — Почему комья ещё сырые…

— Так мы ж это… корову знахаря здесь закопали, и коня околоточного тоже… — вдруг став жутко косноязычным, заговорил староста.

И тут уже не утерпела Эйша.

— А кто говорил, что только околоточный и знахарь погибли?! — зашипела она точно змея.

Староста принялся переступать с ноги на ногу, пряча глаза.

— Разве скотина это люди? — наконец выдал он, заставив Эйшу шептать ругательства.

— Как они умерли? — пресёк бессмысленное выяснение отношений Малк, опускаясь как и у могилы околоточного на корточки.

Староста со вздохом пожал плечами.

— Да кто же его знает… Ни крови, ни требухи по стенам… Просто сдохли и всё. Ну а мы, жадничать не стали и сюда их сволокли. Что там и как не понятно, но то что тварь тому виной, даже немагам понятно…

Дальнейшее Малк уже не слушал. Снова запустил пальцы в землю, ощутил сгусток посмертной энергии, сконцентрировался на гадании… и через секунду вскочил.

На этот раз всё было по-другому. Никакого внутреннего отторжения, никакого сопротивления Силы… Магия с неожиданной готовностью подчинилась его воле, словно он не Ученик с изуродованным Даром, а опытный прорицатель. И тому могло быть всего два объяснения. Либо так проявляло себя использование гадательных костей в ритуале трансформации Власти — хоть Малк о подобном и не слышал, но оно вполне укладывалось в логику законов магии, — либо… либо запрос «где убийца» производился в непосредственной близости от объекта поисков.

Словно подтверждая данные выводы, ритуал вытянул из его резерва единственный эрг Силы, соединил его со сгустком посмертной энергии, таящимся под землёй, и… заставил выплеснуться куда-то вовне, попутно создав в воздухе перед Малком сотканную из тумана стрелку.

Стрелку, наконечник которой смотрел строго вниз.

— Назад!! — даже быстрее Малка среагировала Эйша, абсолютно верно интерпретировавшая происходящее.

И сама подала пример, отскочив подальше от участка свежевскопанной земли. Малк с радостью последовал бы за ней, но из-за ритуала его немного повело. Так что он оступился и упал на одно колено. А когда поднялся, отступать было уже поздно. На глазах у остолбеневших зрителей из-под земли выплыла тварь из рассказа старосты. Полупрозрачная, напоминающая лишённого кожи мускулистого человека с головой быка, и очень, очень злая!

— А-ааа!!! — истошный вопль кого-то из деревенский нарушил оцепенение, и пришедшие поглазеть на работу магов зеваки с завываниями рванули по направлению к деревне. Попутно едва не стоптав Эйшу.

Так что на какое-то время Малк остался с тварью один на один.

Быкоголовый, продемонстрировав зачатки разума, выгоду ситуации моментально оценил и кинулся к кажущемуся беззащитным магу. На лету уплотняясь и приобретая черты вполне реального, а не бестелесного монстра.

Только Малка неожиданными поворотами было не удивить. Немалый опыт даже в таком положении позволил сохранить голову трезвой, и, оценив перспективу схватки с обретшей плоть тварью, он сам рванул ей навстречу. Согнул пальцы на манер когтей, сконцентрировал на самых кончиках Власть и сложным движением вцепился человекубыку в грудь. Находящийся в пограничном состоянии монстр ничего не почувствовал и расплылся в уродливой улыбке, стереть которую получилось, лишь когда за физическим ударом последовала атака Рассеиванием. Для призрачного тела, разрушающая энергитические структуры магия оказалась весьма неприятным сюрпризом. Тварь истошно завыла и резко отшатнувшись, последним усилием воплотилась в реальном мире. Как знак успешного удара, на груди у неё осталась рваная рана, лишь самую малость не доставшая до сердца.

Вот только Малка теперь устраивал и такой вариант. Плавным движением вытянув из-за спины проклятый нож, он снова сократил дистанцию и в длинном выпаде попробовал довершить начатое. Клинок нацелился точно в центр раны — если бы атака Малка закончилась успехом, то на этом бы бой и закончился! Однако списывать тварь со счетов было ещё рано. В последний момент быкоголовый перехватил руку с ножом за запястье, а когда немного растерявшийся Малк попробовал освободиться, ответил мощный пинком в грудь.

В тот миг Малку показалось, что его лягнула настоящая корова. Рёбра протестующе затрещали, дыхание перехватило, и он точно пушечное ядро отлетел в соседние кусты. Причём противник и не думал ему давать шанс прийти в себя. Быкоголовый сразу же кинулся за ним следом и… и с ходу влетел в возникшее перед ним облако сине-зелёного тумана. В облако, которое не только смогло его удержать лучше иных цепей, но и принялось разъедать его тело точно сильнейшая кислота.

— Малк, Йоррохов ты сын!! Вылезай и вжарь этой мерзости всем, что у тебя есть в запасе!! — сквозь стиснутые зубы простонала Эйша, чья магия и спасла Малка от новых травм. — Долго я его не удержу, мой яд его плохо берёт!

Девушка замерла в трёх саженях от монстра и, вытянув в его сторону отсвечивающие сине-зелёным пламенем руки, словно бы стискивала пальцами нечто невидимое. И судя по искажённому напряжением лицу, справлялась она с трудом.

— Уже иду, — прорычал Малк, выпутываясь из кустов и одновременно запуская «лечилку». — Мне нужна пара минут!

Боль в груди тут же сменилась ощущением как от сотен и тысяч муравьёв, запущенных под кожу. Но он этому не уделил ровным счётом никакого внимания. Главное сейчас было разобраться с тварью, всё остальное — потом!

С тоской посмотрев на так и не выпущенный из руки проклятый нож, Малк покачал головой и его остриём принялся вычерчивать вокруг пленённого монстра оградительную линию. Благо набив руку с Защитным Кругом, он мог это делать весьма и весьма быстро.

— Идиот, что ты делаешь?! — процедила Эйша. — Просто зарежь бычару!!!

— Рад бы, но боюсь против него это всё же не сработает… — пыхтя ответил Малк.

И дополнив рисунок десятком знаков Руноглифа, замер, сложив перед грудью ладони и мысленно настраиваясь на необходимое для экзорцизма ощущение. Сформировал эмоциональный посыл к силе Четвёртого Святого, вложил в него более половины резерва, скрутил всё Властью и… и хлопнул засветившимися золотом ладонями по земле за границей нарисованного круга. Линии колдовской схемы отозвались мощной вспышкой жёлтого света, вторя которой человекобык тоскливо завыл и принялся вырываться с утроенной силой.

Однако было уже поздно. Уже изрядно поредевшее облако магии Эйши вдруг заиграло всеми оттенками радуги, закрутилось вихрем, а затем словно бы втянулось в тело твари… чтобы спустя удар сердца обернуться столбом пламени, очень похожим на то, что терзало Дух Малка во время ритуала трансформации Власти.

Когда же оно опало, то от человекобыка не осталось ни следа.

— Не знала, что ты владеешь экзорцизмом, — сказала Эйша хриплым голосом и осторожно опустила подрагивающие руки. — Вроде слабый гад, а неудобный просто сил нет. Скользкий, противный… Самый неудачный для меня противник. Во всяком случае пока не стала Бакалавром…

— А что изменится тогда? — не удержался от вопроса Малк, разглядывая ладони.

Пропущенная через них Сила повредила кожу и ту теперь ощутимо жгло.

— Бестелесные перестанут быть для меня проблемой, — пожала плечами Змея. — Знаешь ли, одно из преимуществ мага Родословной в том, что ты всегда знаешь, какой маршрут выберешь, шагая по дороге развития… — После чего прищурившись посмотрела на Малка. — А вот с тобой всё гораздо интереснее. Мало того, что жреческие штучки знаешь — хоть это и нередкость, — так ещё и умеешь к месту их применять! Вот откуда тебе было известно, что экзорцизм против этого человекобыка сработает?!

— Я и не знал, — Малк усмехнулся. — Но догадывался. В Андалоре в схожих ситуациях он меня пару раз выручал, так почему бы не повториться этому и здесь?

— Да? Ну тогда кажется знаю, на какое задание тебя следует выманить, когда прорвусь в Бакалавры. Там твои навыки будут в самый раз! — совершенно серьёзно заметила Змея, но пояснять свои слова категорически отказалась. Лишь на вопрос о своей странной уверенности в скором повышении ранга, покровительноственно улыбнулась: — Что поделаешь, такой удел гениев!

Малку оставалось только сдавленно выругаться…

Увы, никаких трофеев победа над быкоголовым им не принесла. Демоническая плоть после смерти твари моментально распалась в грязную жижу, которая быстро впиталась в землю. И ни костей, ни каких-то иных полезных частей не осталось.

Единственная радость, это благодарность селян. После того, как вернувшиеся в деревню Малк и Эйша смогли убедить прячущегося в доме старосту в гибели демонического монстра и даже сопроводили его с инспекцией на кладбище, довольный глава Мочёных Хуторов вдруг так расчувствовался, что вдобавок к бумаге о завершении задания расщедрился ещё и на денежную награду. Малк и Эйша получили по три драхмы, что может и выглядело как сущая мелочь для богача вроде Жака Улья, но для сильно поиздержавшегося Малка стало настоящим спасением. Как и для готовящейся к переходу в Бакалавры Змеи.

Так что домой студенты Тияза Черепа возвращались несколько повеселевшими.

— Слушай, Эйша… А как здесь вообще зарабатывают? — неожиданный денежный приз натолкнул Малка на новую мысль. И он поспешил её озвучить.

— Если нет хорошей профессии с устоявшейся клиентурой, то выполняют задания, конечно, — по-мальчишески ухмыльнулась Змея.

— Но этого мало! — возмутился ответом Малк.

— Так бери больше! — парировала Эйша, словно сетуя на непонимание Малка. После чего рассмеялась: — И учись находить общий язык с местными. Как видишь, это полезно!

— Да кто спорит… конечно полезно! Только если постоянно работать, времени на тренировки может и не хватить! — нахмурился Малк.

И услышав вполне ожидаемое «Старайся успевать!», отвернулся к окну. Он весь прошлый год так старался, и больше что-то не хотелось! Но с другой стороны… если Эйша не знает ответа на его вопрос, это ведь не означает, что его не существует, правильно? А раза так… раз так, то этим следует заняться. Во всяком случае потом, когда появится чуть больше свободного времени. Сейчас же дома его ждала практика нового Тайного Искусства, и Малк был уверен, что пока не достигнет в ней хотя бы минимального понимания, ни чем серьёзным заняться не сможет!

Глава седьмая, в которой на остров Римма приходит Ночь

Хранилище Артефактов во внешней фракции Школы Пепла представляло собой лишённое окон полуподвальное помещение со стенами из корабельной брони и входной дверью, толщине которой позавидовали бы иные банки. О магической защите и говорить не стоило — Малк даже на своём уровне развития ощущал работу по крайней мере трёх следящих заклятий.

— Опять за Зеркалом? — Из подсобки, позёвывая, выглянул работник хранилища.

— А зачем же ещё?! — поморщился Малк. — Уж точно не потому, что у меня чересчур много драхм, и я решил по доброте душевной добровольно с ними расстаться…

Ответом ему стал лишь вежливый смех работника — так и не ставший Адептом Одарённый опасался чересчур фамильярничать с Учеником.

Что до Йоррохова Зеркала Друзала, то ситуация с ним и вправду была… сложной. Руководство Школы не торопилось заниматься благотворительностью и задрало ставку аренды артефакта до одной драхмы в день. Если для дворян и детей богачей это и не было чем-то особенным, то для кого-то вроде Малка сразу ложилось весьма тяжким бременем на бюджет.

И ведь ничего не сделаешь, ничего!!

Нет, сначала Малк пытался практиковаться в новом Тайном Искусстве, что называется, «честно», без внешних инструментов. Не из каких-то идеологических соображений, разумеется, а просто за неимением денег — на тот момент вместе с полученным от старосты Мочёных Хуторов подарком у него было всего восемь драхм. Однако когда спустя месяц нашёл-таки себе источник дохода, а заодно убедился в крайне низкой результативности чистых тренировок — освоение первого слоя Трёх призрачных пульсов едва-едва сдвинулось с мёртвой точки, — то сразу же озаботился арендой Зеркала. Точнее, сначала попробовал его купить, даже съездил ради этого в Нимад и Лакон, но не найдя ничего подходящего для ранга Ученика, был вынужден воспользоваться услугами школьного Хранилища Артефактов. И теперь зная о тамошних расценках, он совсем не удивится, если кто-нибудь скажет, что это именно руководство Школы убрало с рынка техномагических устройств двухзвёздочные Зеркала.

Но и это не всё! Для получения артефакта мало иметь нужные средства, необходимо ещё и накопить некоторые квалификационные баллы. Та самая внутренняя валюта Школы, стимулирующая студентов выполнять нужные для руководства задания. И слава Святым, что Малка так удачно нагрузили работой в качестве «груши для битья». Как выяснилось, получаемых за неё баллов вполне хватало, не только чтобы покрывать ежемесячные выплаты по долгу за стабилизацию Нимба, «бесплатно» питаться в столовой и жить в собственном домике, но и иметь доступ к Хранилищу. Одно слово — повезло!

Ещё бы эти баллы шли в зачёт его кредита у господина Тияза, но увы, увы. Чёрные камни Младшего Магистра с внутренней валютой Школы никак не пересекались и от персональных заданий было не отвертеться…

Однако в данный момент всё это Малка волновало мало. И стоило заполучить в свои руки артефакт, он целиком сосредоточился на практике нового Тайного Искусства. Той вещи, что должна открыть перед ним двери могущества.

— Держите. Как всегда, возврат не позднее полуночи. Иначе штраф! — Из подсобки вернулся работник Хранилища и поставил перед Малком коробку с Зеркалом.

Малк придирчиво осмотрел артефакт на предмет повреждений — полностью прозрачный куб с двумя окулярами на одной стороне и плавающей внутри решётчатой сферой хоть и имел с одной стороны несколько царапин, но на функциональности они никак сказаться не могли, — одобрительно кивнул и, прижав Зеркало Друзала к груди, покинул подвал. Впрочем ушёл он недалеко. Зал для медитаций находился в соседнем здании, Малку потребовалось лишь пересечь аллею и зайти в первую же дверь. А там… нашёл свободный столик, снарядил артефакт к работе и начал тренировку.

Раньше ему казалось, что опыт работы с Дождём Боли и Кристаллическим Сердцем станет серьёзным подспорьем в изучении следующего Тайного Искусства. Что там может быть принципиально нового? Всё то же погружение в Дворец Духа, та же настройка на колдовские фигуры и выстраивание циркуляции Силы… Ан нет, реальная практика быстро расставила всё по своим местам. Сложность занятий Тремя Призрачными Пульсами находилась на совершенно ином уровне! И дело было не в каких-то особенно головоломных образах, цепочках символов или способности к концентрации Власти — хотя это тоже присутствовало. Нет, главная трудность в освоении «подарка» господина Тияза крылась в понимании метафизических принципов Искусства. В том, что плохо поддавалось описанию, не укладывалось в рамки примитивных словесных схем и требовало свободного владения принципиально новыми смысловыми концепциями. Не начни Малк с подачи Мастера изучать философию магии, и новое Тайное Искусство ему точно оказалось бы не по плечу!

А ещё только после начала занятий стало ясно, почему для передачи Трёх Пульсов Черепу понадобилось использовать посредника в виде загадочного лица-маски. Вместе с описанием Искусства пугающая «игрушка» давала понимание всех необходимых для тренировки первого слоя правильных настроек тонкого тела и выводила на нужные ощущения в практике. И это настолько облегчало обучение, что у Малка просто не находилось слов…

Очистив разум и отринув эмоции, Малк сформировал перед внутренним взором первый цветовой узор и, прислушиваясь к возникающим внутри Дворца Духа вибрациям, принялся корректировать ориентацию фокусирующих кристаллов и расположение пластин с колдовскими печатями. Ощутил усиление ментальной «дрожи», зафиксировал состояние и… следующий узор, следующее изменение настроек!

На двенадцатом шаге во Дворце чуть выше и левее Кристаллического Сердца возникло радужное мерцание, сложившееся в «диск» с сакральным рисунком. Внешне примитивным, но приобретающим невиданную глубину при более внимательном взгляде. Появлялось ощущение, что таящиеся за разноцветными линиями и пятнами смыслы как-то меняют мышление, капля за каплей преображают и трансформирую Дворец Духа, изгоняют лишнее и приумножают действительно ценное в тонком теле…

Увы, долго сохранить подобное состояние у Малка не получалось. Уже через час после начала тренировки, истратив пятнадцать эргов Силы, он терял концентрацию и загадочный «диск» пропадал из Дворца. Так повторялось раз за разом. И о том, что какой-то прогресс всё же был, Малк мог судить лишь по всё более и более ясному сакральному узору. Который рано или поздно обещал стать настолько чётким, что он намертво впечатается в реальность Дворца и уже больше никогда не исчезнет.

Завершения создания первого «диска» — а значит и прохождения первого слоя — Малк ждал где-то через пару месяцев. Будь у него доступ к источнику Пневмы или чистой Смерти, то было бы быстрее, но пока он мог рассчитывать только на собственные силы. Которые были, увы, не беспредельны. Те же пятнадцать эргов, уходящие на тренировку, Малк восстановил бы в подходящем источнике часов за семь, затем ещё раз повторил практику Трёх Пульсов и, как следствие, сократил оставшееся время занятий до месяца или около того… Однако ничего подобного у Малка не было. Единственный источник Школы представлял собой адскую смесь Огня со Смертью, что совершенно не подходило для его занятий. И слава Святым, что ему хотя бы пока не требовались эликсиры. Иначе совсем беда!

Ну да ничего, главное дело двигается и столь непростые в освоении вещи постепенно обретают духовное воплощениие. Сначала первый слой, второй, третий… А там и до завершения освоения всего Тайного Искусства рукой подать! И тогда Малк наконец-то снова начнёт развивать свои способности, шаг за шагом приближаясь к вершине ранга. Благо путь этот больше уже не был затянут туманом.

Единственное, что немного беспокоило Малка, это засевшее в глубине его Духа Семя. После трансформации Кристаллического Сердца оно больше никак себя не проявляло. Не помогало налаживать связи между новым и старым Искусством, не добавляло знаний, не расширяло способности и не трансформировало Три Пульса в нечто принципиально иное. Его словно бы не существовало! И если бы Малк своей Властью не ощущал слабые отголоски его присутствия в своём Дворце, он решил бы что чужое Наследие разрушилось в процессе перехода на новый ранг.

Или всё дело в том, что Три Призрачных Пульса ещё не завершены?! Кристаллическое Сердце начало сплавляться с Дождём Боли уже много позже завершения их освоения, а значит и с новым Искусством могло быть точно также. И какие-то шевеления следовало ждать не раньше, чем Малк станет Бакалавром и не пройдёт в своей практике через все пять слоёв… Так получается? Ответа Малк не знал. И хотя он рад был бы обратиться за советом к учителю, делать это всё же опасался. Непонимание мотивов господина Тияза, принявшего в помощники и ученики откровенно бесталанного мага, будило слишком много подозрений и на корню рубило любые ростки доверия…

По окончании тренировки оставлять у себя Зеркало Малк не стал и сразу же вернул его в Хранилище. И так как в этот день занятий со студентами госпожи Мины не ожидалось, сразу же направился в кабинет к Жаку Улью. С толстяком он не виделся уже больше четырёх седмиц и у того наверняка накопились вопросы.

— Давно не виделись, «ассистент»! — вместо обычного приветствия сказал его несостоявшийся наставник, едва Малк появился на пороге. — А я уже было решил, ты так увлёкся служением Черепу, что сюда совсем дорогу забыл.

Малк изобразил на лице виноватую улыбку. Возразить было нечего. Он и вправду слишком долго избегал визитов к толстяку. И оправдание придумать было сложно. Не скажешь же, что тебя вполне устраивает роль ученика и ты тяготишься необходимостью доносить на своего учителя! Причём не из-за какой-то особой верности к господину Тиязу — нет, настолько крепкие узы их ещё не связывали да и свяжут ли, — а просто из-за общей порочности подобного рода действий…

— Забыл? Как можно! — всё же попытался изобразить возмущение Малк и извиняющимся голосом добавил: — Просто всё как-то так сложилось: тренировки, учёба… С господином Тиязом, опять же, практически не виделся и заданий от него не получал…

Малку казалось, что этих слов будет вполне достаточно для оправдания, и он был совершенно не готов к взрывной реакции толстяка.

— То есть теперь ты здесь решаешь, когда и как приходишь ко мне на доклад?! — на манер злящегося Тияза Черепа, прошипел Жак Улей. — Так получается?!

Обычно благодушное лицо толстяка вдруг исказилось и в сторону Малка выстрелил сгусток структурированной магии Жизни. Он даже вздрогнуть не успел, куда уж там защититься, как заклинание Младшего Магистра вошло ему в грудь, кислотой растеклось по жилам и заставило застыть в колдовском ступоре.

— Надо было сразу это сделать, чтобы избавить от иллюзий и указать твоё место. Но я, увы, слишком добр… И все этим пользуются! — сообщил самодовольно толстяк, понаблюдав некоторое время за потугами Малка пересилить его магию и вернуть себе способность к передвижению.

Картинно щёлкнул пальцами и… похолодевший от ужаса Малк, переставляя конечности точно деревянная марионетка, сначала пересёк комнату, а затем, вопреки своей воле, принялся передвигать тяжёлый комод около одной из стен. Не помогли ни его явное нежелание это делать, ни сопротивление с помощью Власти, ни использование Рассеивания — Малк оказался просто не в состоянии сломить колдовское воздействие Младшего Магистра. И стал его живой куклой.

— Вот, теперь в самый раз… — Жак Улей окинул критическим взглядом новое местоположение шкафа и удовлетворённо кивнул. — Знаешь ли давно собирался это сделать, да всё недосуг. А тут ты так удачно подвернулся… — И издевательски добавил: — Так что спасибо тебе!

В тот же миг Малк ощутил, как к нему вернулась способность управлять собственным телом, и он обессиленно рухнул на так удачно оказавшийся рядом стул.

— Урок понятен? — уточнил толстяк, удовлетворённо причмокнув губами.

— Понятен… господин Жак, — через силу выдавил из себя Малк, утирая льющийся по лицу холодный пот.

До настоящего момента он ещё никогда не испытывал ничего подобного. Пережитое чувство абсолютной беспомощности, слабости и тотального унижения чернильным пятном легли на его самолюбие и породили не страх, как возможно ожидал маг-призыватель, а глухую ярость. Ярость, которой он никак не мог дать выхода!

— Подобная небрежность больше не повторится, — продолжил он, приложив все силы, чтобы не показать бушующие внутри эмоции.

И, судя по реакции, господина Жака ему удалось.

— Вот и ладненько… Так что ты мне расскажешь сегодня о своём «наставничке»? — с видом пастуха, вернувшего заблудшую овцу в стадо, спросил толстяк.

Малк дёрнул щекой. После столь жёсткого прессинга со стороны куратора — пожалуй именно как к куратору от Тёмной Канцелярии к толстяку теперь и стоило относиться, безо всех этих «несостоявшихся наставников» — требовался чёткий и ясный ответ. Но вот с этим и была проблема.

— Прошу прощения, но… докладывать по большому счёту не о чем. За те два месяца, что прошли после получения от Младшего Магистра Тияза Тайного Искусства, я с ним виделся всего два раза. И за рамки короткого обсуждения моего понимания Трёх Пульсов мы не выходили, — сказал он осторожно.

Жак Улей недовольно засопел. Затем окинул Малка придирчивым взором и хмыкнул.

— Про свои успехи в тренировках можешь не рассказывать. Вижу, что даже едва прикоснувшись к изучению Искусства Смерти, ты уже получил кое-какую пользу. И дисбаланс между телом и Духом начал потихоньку исправляться…

Малк, который и сам уже заметил, что с некоторых пор ощущает себя… свободнее что ли. Словно раньше у него была некая застарелая проблема, давно привычная и потому незаметная, а теперь она вдруг стала отступать, принося вполне ощутимое облегчение. И в комментариях куратора не нуждался. Однако всё равно с подчёркнутым уважением кивнул.

— Меня Тияз интересует, понимаешь? Так что давай с самого начала всё, что про него вспомнишь. И не беда, если придётся повториться. Понял? — сказал Младший Магистр вальяжно.

— Конечно, господин Жак, — Малка аж воротило от собственной услужливости, но изменить он ничего не мог и приходилось сжав зубы терпеть. — Но сразу скажу, что интересующую вас легендарную коллекцию «лиц» Тияза Черепа я не видел! Единственное, с чем пришлось столкнуться, это артефактная маска… Но я не уверен, следует ли её считать нужным «лицом»…

— Ты про Морду? — странным голосом, в котором угадывались нотки чёрной зависти, спросил Жак Улей. — Это не совсем то, но… про неё во всех подробностях! Слышишь?! Во всех!

Малк, впервые узнавший, что загадочный инструмент, посредством которого он изучил новое Тайное Искусство, имеет название, даже немного растерялся от подобного напора. Эта… Морда настолько уникальна? Или жгучий интерес к ней куратора Тёмной Канцелярии имеет какую-то другую причину? Вопросы множились, но ответы на них никто давать ему не спешил. И он, вздохнув, в который уже раз принялся описывать свой опыт знакомства с необычным магическим инструментом Тияза Черепа…

Видимо история Малка оказалась достаточно интересна, потому как под конец встречи к Жаку Улью вернулось благодушное настроение, и он принялся посматривать на своего… видимо всё-таки агента с молчаливым одобрением. И Малк, сделавший достаточно уступок своему характеру, не удержался и повернул беседу в несколько неожиданное для толстяка русло.

— Господи Жак… А можно личный вопрос? — спросил он со всем возможным смирением.

Дождался, когда толстяк, погружённый в какие-то свои мысли, кивнул, и сказал:

— В свете того, кто является нашим общим покровителем и работодателем, хочу просто уточнить один момент в нашем с вами сотрудничестве…

— Какой же? — мгновенно насторожился толстяк.

— О, ничего особенного! Всего лишь моё вознаграждение… — Малк с безмятежным видом улыбнулся. — Нет, каково наказание я примерно понял, но… там где кнут, должен быть и пряник. Так что я получу за то, что вынужден доносить на своего наставника?

Просьба даже на слух звучала мерзко. Но, как говорил когда-то Толфан, что даже попадание в дерьмовую ситуацию не повод отказываться от получения выгод. Вот Малк и старался следовать учению своего бывшего друга. А вопросы морали и собственной верности пока предпочёл оставить на потом.

— Что, прости, получишь? — переспросил чуточку растерявшийся толстяк, который явно с особым трепетом относился к теме богатства.

— Десяток драхм за… — Малк не без презрения к себе хмыкнул, — за донос вполне пристойная цена. Сами знаете, практика требует денег. Так почему бы вам, как куратору, не сделать мой путь развития более гладким?

Это было попадание в десятку. Толстяк, до которого даже не сразу дошло, о чём Малк ведёт речь, аж задохнулся от возмущения. Покраснел, вытаращил глаза, принялся гневно трясти пальцем. Малк уже приготовился к злой отповеди или, того хуже, повторному превращению в марионетку, но… господин Жак отчего-то сдержал ярость. А как немного успокоился, ровным голосом сообщил:

— Как принесёшь что-то достойное внимание, я… обдумаю твою просьбу. А пока же… пока пошёл вон!

И выставил Малка за дверь. Попытку обогатиться за счёт представителя Тёмной Канцелярии можно было считать провалившейся.

Впрочем Малка это особо не беспокоило. Своей эскападой он не столько рассчитывал добыть денег, сколько пытался проверить границы своей свободы. Превращение в марионетку его откровенно напугало и возник страх, что помимо тела призыватель влияет ещё и на его разум. Но способность «ударить» по больному месту толстяого любителя золота эти страхи развеяла. Что уже было неплохо.

С этими мыслями Малк вышел на улицу и замер на крыльце. Несколько раз сжал и разжал кулаки, осторожно повёл плечами, хрустнул шеей — вдруг накатило ощущение, что тело снова не его собственное, а затем решительно встряхнулся и направился к одной из административной построек внешней фракции. Сегодня его ждала ещё одна встреча, так что переживания по поводу выпавшего на его долю испытания следовало до поры до времени отложить…

— Ты опоздал! — вместо приветствия сказал невысокий бородач, гремя ключами у дверей склада, куда Малк прибежал сразу после беседы с Жаком Ульем.

Малк виновато развёл руками.

— Что поделаешь, учёба… А ты деньги подготовил?

Бородач хмуро на него покосился из-под густых бровей, засопел, после чего спрятал ключи и отошёл к притулившемуся у окна столику. Ещё раз бросил мрачный взгляд на Малка и бухнул на столешницу туго завязанный кожаный кошель.

— Вот, как и договаривались… Сорок три драхмы! — буркнул он.

— И двадцать оболов, — педантично добавил Малк.

— Ладно, и двадцать оболов, — покладисто согласился бородач. И демонстративно доложил в мешок две мелкие монетки. После чего потребовал: — С тебя «лечилки». Сорок восемь штук, как обещал!

Малк в ответ широко улыбнулся и принялся выкладывать из специально захваченного с собой саквояжа коробки с кристаллическими стержнями, заряженными Малыми исцеляющими чарами.

— Здесь сорок девять. Одна для проверки, — сообщил он, наконец, когда пять упаковок заняли своё место около мешка с деньгами.

Бородач довольно кивнул и бегло проглядев содержимое, вытащил наугад один сосуд. Повертел в руках, зачем-то понюхал, разве что на зуб не попробовал, и решительно сломал. На непонимающий же взгляд Малка пояснил:

— Утром локоть ушиб, до сих пор ноет. Так что сам понимаешь…

Подождал пару минут и закатал рукав. На коже красовалась уже подсохшая ссадина и лёгкая припухлость, которая бледнела на глазах.

— Ага, работает… — довольно пробормотал бородач и, забыв о локте, принялся перекладывать коробки уже в свою сумку. — Я завтра в Немад еду, и попробую твои игрушки морякам продать: им чем дешевле, тем лучше. А то наши больно разборчивые стали. От «лечилки», сделанной из чистой Пневмы, нос воротят. Всё им Жизнь подавай… О том же, что запечатанное в сосуде заклинание сотворено Властью в оранжевом ранге, им плевать! Идиоты… Правильно говорю?

Малк кивнул. Хотя он бы сделал это, даже если бы у него и имелись какие-то возражения. Бородач, а по совместительству ответственный за закупки помощник управляющего всем хозяйством внешней фракции, вот уже второй месяц был его главным источником дохода в Школе Пепла. И портить с ним отношения он категорически не желал.

Началось всё после того дела с расследованием убийства околоточного и знахаря деревни Мочёные Хутора. «Подарок» старосты словно пробудил Малка ото спячки, напомнив, что неплохо бы задуматься о восстановлении потерянного благосостояния. И он принялся перебирать все доступные варианты… которых, увы, оказалось совсем мало. В находящемся на отшибе Школе не требовался специалист по уборке стен от низкоуровневых магических воздествий, работа грузчика предполагала каждодневные многочасовые поездки в тот же порт Нимад, а местная лечебница была полностью укомплектована сертифицированными магами-лекарями. Так что выбирать приходилось между пассивным ожиданием денежных заданий от Школы или Мастера и… изготовлением одноразовых артефактов-«лечилок» с последующей самостоятельной продажей.

Была, правда, ещё одна возможность. Малк, сколь бы это ни было унизительно для Ученика, мог тупо продавать излишки энергии Пневмы Школе. И он даже узнал расценки. Но заявленные восемь оболов за десять эргов — против одной драхмы в метрополии — заставили махнуть на данный способ заработка рукой. Мало того, что позорно для мага его уровня, так ещё и деньги приносит откровенно смешные. Нет уж, хватит с него налога на Одарённых. По доброй воле заниматься бессмысленной тратой своего потенциала он не станет!..

С заданиями, правда, тоже получалось не очень — осыпать золотом при минимуме усилий его не спешили, — и он сосредоточил свои усилия на том, что наловчился делать ещё в Андалоре, на «лечилках». Закупился в Хранилище Артефактов заготовками под сосуд, благо стоили они примерно так же как и в метрополии. Один кристаллический стержень продавался по пятьдесят оболов. И приступил к работе.

Причём математика была простая.

На его нынешнем уровне на создание заклинания «лечилки» уходила одна и шесть десятых эрга — один тратился на само заклинание и шесть десятых забирало запечатывание. Резерв же Малка составлял двадцать эргов и после ежедневной утренней тренировки с Тайным Искусством он уменьшался до пяти. В течение последующих пяти часов запасы магии Малка восстанавливались до уровня в десять с половиной эргов, и он мог себе позволить сделать четыре «лечилки». Что снова опускало уровень наполнения резерва до чуть более четырёх эргов. К сожалению, естественным путём восстановиться к следующей тренировке после подобного падения было невозможно, и Малку приходилось медитировать с формулой сбора. Три часа перед сном, которые он вполне мог бы потратить на что-то более полезное вроде чтения книг или дополнительных тренировок. Но… увы, увы! И всё опять возвращало Малка к необходимости иметь доступ к подходящему источнику. Источнику, которого рядом просто не было.

Первые свои «лечилки» Малк пытался продать сам. Нимад, Лакон… он не побрезговал заглянуть даже в пару деревень, однако наладить контакт с местными, как советовала Змея, не смог. Принимать одноразовые заклинания у неизвестного Ученика перекупщики и приказчики в лавках магических товаров явно не спешили. Малк уже даже начал было отчаиваться, как вдруг услышал разговор двух преподавателей внешней фракции про ушлого помощника управляющего и его осенило. Зачем брать на себя работу, в которой он ничего не смыслит, если можно положиться на профессионала? И пусть при наличии посредника о большой прибыли можно забыть, свой кусок пирога он всё же получит. Главное найти правильного человека.

Таким человеком и стал для Малка бородач. Его даже особо убеждать не пришлось. Достаточно было показать имеющиеся сосуды с заклинаниями, немного поторговаться, чтобы торгаш не только согласился выкупать у Малка «лечилки» по цене в сто сорок оболов за штуку, но и предложил помочь с закупкой заготовок под сосуды в счёт следующей партии…

И вот сегодня они закрывали первую их действительно крупную сделку. Сорок три драхмы и двадцать оболов! Кошелёк Малка уже истосковался по подобным суммам! Одна беда, тридцать драхм из неё сразу же уходили на оплату месячной аренды Зеркала Друзала, что оставляло Малка с жалкими тринадцатью драхмами, но и это было уже неплохо. Добавить сюда чуточку подросший запас в одиннадцать драхм и уже понятно, что Край финансовой бездны потихоньку отдаляется.

Территорию внешней фракции Малк покидал в несколько приподнятом настроении, которое не смогло испортить даже воспоминание о неожиданном повороте в «общении» с Жаком Ульем. Всегда легче жить, когда можно не думать о финансах. Тогда остаётся время и на фантазии о будущем, и на обдумывание способов достижения вполне реалистичных целей. Вроде и не в деньгах счастье, а и без них никак…

Он уже миновал ворота Школы и направился к повороту на дорогу во внутреннюю фракцию, как был неожиданно остановлен окриком.

— Чего радостный такой? Клад нашёл?

Сегодня явно был день встреч. Чуть в стороне от входа стоял знакомый экипаж и из распахнутой двери весело скалился Больдо.

— Давай сюда, дело есть! — махнул второй по могуществу ученик господина Тияза.

И Малк нехотя двинулся к карете. Он-то предполагал, что сейчас за несколько часов доберётся до дома, распечатает припасённую бутылку вину и устроит в честь завершённой сделки вечер отдыха с хорошей книгой, но… видимо сегодня не судьба.

— Что такое? — спросил он нахмурившись.

Вообще говоря, с Големом они не так чтобы сильно приятельствовали. И встреча именно с ним, а не с Эйшей, выглядела необычно.

— Задание Мастера, что ж ещё может быть? — оскалился Больдо. — Крыс с Птицей сейчас в Яванском поясе шорох наводят, Эйша с поручением на соседний островок отправилась. Вот нам за всех и отдуваться теперь…

— Задание? — переспросил Малк, усаживаясь рядом с братом по учителю. — Ночь на носу. Какие сейчас могут быть задания?!

На острове Римма и вправду неумолимо приближалось время очередной Ночи Йорроха. Местное бюро бедствий уже распространило информацию, что Пекло предпримет попытку прорваться в реальность Мритлока вечером следующего дня. И Малк даже не поленился узнать дорогу до входа в укрытие внутренней фракции Школы — чтобы не пришлось в последний момент опять бегать по улицам. Но вот чего он не предполагал, так это подобного поворота, грозящего мрачной перспективой провести ещё одну Ночь снаружи.

— В этом и вся соль, дружище! — рассмеялся Больдо. — Именно с Ночью наше поручение и связано.

Малк помрачнел, достал из сумки небольшую фляжку с отваром шуйсю — после успешного гадания в деревне Мочёные Хутора у него снова появилась демоническая отметина — и сделал солидный глоток. Едкая горечь прояснила мозги лучше крепчайшего кофия, и он наконец решительно кивнул.

— Я готов, излагай!

— Ты чего так напрягся-то? Расслабься, обычное же дело! — сказал Голем, толкнув Малка локтем.

Однако заметив, что соученик сохраняет серьёзность, вздохнул и принялся объяснять.

Новое задание было продолжением той истории с убийством околоточного и знахаря. В то время как Малк считал, что демон найден и дело закрыто, в действительности число схожих нападений продолжало расти. В Нимаде уже трижды в ходе облав уничтожали похожих на кошек порождений Пекла, ещё десяток бестелесных тварей с головами коров упокоили в сёлах по всему острову, и ещё столько же случаев только предстояло расследовать. Остров Римма словно охватила эпидемия убийств слабых Одарённых, которой не было ни конца, ни края. Жандармы сбивались с ног, пытаясь разобраться сразу со всеми случаями, и запросили помощи у Школы Пепла…

— То есть этим не только ученики господина Тияза занимаются? — перебил его Малк.

— Разумеется. Половину внутренней фракции привлекли, — Больдо хищно ухмыльнулся. — Тех, кто послабей, отправили на усиление охраны ключевых населённых пунктов. Сильных же… Мда, к сильным в Школе особый подход. Вот и задания у нас тоже свои.

— Больдо, хватит ходить вокруг да около! И не забудь про связь с Ночью, — поторопил Голема Малк.

— Ладно, ладно, — рассмеялся Больдо и, посерьёзнев, принялся объяснять: — Мастера Школы считают, что нашествие демонических тварей это лишь вершина айсберга. И за ними прячется активность одной, но довольно-таки специфической гадины. Любительницы загребать жар лапами свежеслепленных миньонов… всех этих кошкодемонов и человекобыков.

— Что-то вроде матки в улье? — уточнил Малк.

— Не совсем, — замотал головой Больдо, — но смысл похожий… Так вот, всё происходящее не более чем дымовая завеса, и главный удар ещё впереди. А раз так, то нанесён он будет в момент, когда тварь будет находиться на пике могущества. То есть в Ночь Йорроха.

— Может Мастера и о имени гадины догадываются? — спросил Малк.

— Конечно. Все сходятся на том, что это «шалит» Трёголовый с Хеймдарка, — Голем пожал плечами. — Тварь своеобразная, уровня Охотника за плотью.

— Охотник за плотью… — повторил Малк ошарашенно. С противниками, сопоставимыми по силе с Бакалаврами, он ещё не дрался. — И какая у нашего Трёхголового цель? Кто достоин его личного участия в нападении?

— Про достоин это ты хорошо сказал, — скривился Больдо. — Подобного рода твари на мелочи не размениваются. Им подавай резню и ручьи крови, никак не меньше…

— Убежище! — догадался, наконец, Малк. — Мастера думают, что в Ночь Йорроха этот грёбаный Трёхголовый нападёт на Убежище… Нигде больше столько смертных и слабых Одарённых, собранных в одном месте, ему точно не найти! — Однако тотчас пришедшая в голову мысль заставила нахмуриться. — Но разве это возможно? По идее стены должны даже Слушающего Бездну без проблем останавливать, а наша тварь…

— …а наша тварь для этого слишком слаба! — с полуулыбкой кивнул Больдо. — Вот мы и посмотрим, как Трёхголовый собирается выкручиваться.

Увы, добираться до места назначения пришлось долго. Убежище, где Малку с Больдо предстояло встречать Ночь Йорроха, располагалось на северной оконечности острова в городке под названием Толок. И дорога туда заняла почти десять часов.

По приезду сразу же направились гостиницу — местный мэр заранее распорядился подготовить им лучшие номера, — так что к гигантскому трёхбашенному флактурму у них получилось отправиться лишь утром следующего дня.

— Слушай, я вчера ещё заметил: ты чего грудь трёшь? Рана? — неожиданно спросил Больдо, когда они после завтрака, наконец, оказались перед входом в убежище.

И замерли, меланхолично наблюдая за вереницей людей, входящих в чёрный зев широко распахнутых врат. Местная власть очевидно не любила, когда население ударяется в панику, и предпочло провести эвакуацию заранее.

— Ерунда. Я крепкий да и «лечилка» помогает. Так что сегодня-завтра всё заживёт, — отмахнулся Малк, но поймав серьёзный взгляд Голема со вздохом пояснил: — На занятие, где я вместо «груши» подрабатываю, заявился студент, который уже четыре года во внешней фракции учится. И…

— И показал тебе, куда Святые Йорроха гоняют! — засмеялся Больдо. — Это нормально. А то ты небось уже себя непобедимым возомнил. Решил, что сильней тебя Учеников больше и нет…

Малк, у которого и в мыслях не было ничего подобного, лишь неопределённо дёрнул плечом. Опыт опытом, но особо сильным он себя не считал. Разве что так, самую малость. Поэтому и к поражению от коллеги, успевшего продвинуться в развитии чуточку дальше, отнёсся философски. Он ведь по большому счёту всё тот же Ученик: ни освоенного Тайного Искусства, ни новых заклинаний, ни расширенного арсенала ритуалов и знаков Руногоглифа. Единственное, чего достиг за шесть с лишним месяцев обучения в Школе Пепла — это расширил своё понимание принципов магии и… по большому счёту всё. Начало тренировки первого слоя Трёх Призрачных пульсов не в счёт. А раз так, то и поражения неизбежны. Сегодня его раскатал в блин маг-элементалист, владеющий Огненной Ладонью, завтра заставит сдаться призыватель, а послезавтра… что ж, возможно, что послезавтра уже он возьмёт реванш и считать синяки и трещины в рёбрах будут уже его противники.

— Жаль, конечно, что ты не идёшь по пути закалки тела, — продолжил рассуждать Больдо. — Для такого здоровяка как ты трансформация в неуязвимого воина, который кулаками крушит высокоранговые Щиты и до определённого момента не боится атакующей магии, самое оно. — Здесь соученик с усмешкой покосился на Малка. — Будешь… как там тебя Эйша назвала… Эттином не по имени, а по сути!

— Больдо, хоть ты-то не начинай, — поморщился Малка, который за прошедшее время уже устал ругаться со Змеёй из-за придуманного ею прозвища.

— А что? Нормальная кличка, боевая! — совсем уж неприлично заржал Больдо. — Ничего, ты подожди. Эйша девчонка деятельная, рано или поздно доберётся до внешней фракции и сделает всё, чтобы о твоём втором имени знало как можно больше народа. Вот тогда ты запоёшь…

Малка при этой мысли аж передёрнуло. И он постарался свернуть разговор с раздражающей темы.

— К Йорроху Эттина! Лучше про своё развитие расскажи… Эйша что-то про артефакт говорила, и на мой вкус это гораздо более удивительно, чем путь закалки тела!

— Да, я парень особенный, — ухмыльнулся Больдо, однако продолжил всё же серьёзно: — Насчёт артефакта Змея правильно сказала. Это Каменный Крушитель — магическая четыёхзвёздочная алебарда синего ранга. Она уже четыре века в нашей семье от отца к старшем сыну передаётся и служит основой развития как магов. Но вот насчёт сравнения с путём закалки тела… Малк, одно другому не мешает. Крушитель игрушка серьёзная и просто так в руки не даётся. Чтобы полноценно владеть ей нужно быть Младшим Магистром. Если же начинаешь с ней работать раньше, то… возможны проблемы. Вплоть до смертельного исхода…

— Почему? — перебил Малк.

— Организм не выдерживает мощи артефакта, — скривился Больдо. — Так что слава Святым, что жизнь меня свела с господином Тиязом. Именно он показал мне дорогу развития тела, и именно благодаря ему я стал тем кто есть сейчас и с оптимизмом смотрю в будущее. Не будь его, и кончил бы как мой дед, не дожив до сотни. Теперь же… — Голем поднял валяющийся под ногами камень, демонстративно его сжал и… высыпал из ладони песок. — Теперь многим Бакалаврам на моём пути лучше не становиться!

Малк задумчиво посмотрел на его руку, потом на свою — у него лапища была никак не меньше, но камни крошить в песок он не мог — и едва слышно хмыкнул. Действительно впечатляет. Добавь к этому устойчивость к магии, магическую броню, разного рода усиления, вручи заговорённый меч или как у Больдо алебарду, навесь пару амулетов и… и получится настоящая машина смерти. Может и вправду засунуть куда подальше Три Призрачных пульса да и попросить господина Тияза помочь перейти на путь закалки тела?

А, к Йорроху! Коней на переправе не меняют. К тому же Малк ко всем этим отклонениям от ортодоксального развития мага, где Дух первичен, а тело вторично, относился весьма скептично. Не по душе ему это, слишком противоречит внутренним устремлениям и жизненным ориентирам! Всё-таки цель мага — развитие не тела, но Духа…

Малк ненадолго задумался, перестав обращать внимание на окружающих. Поэтому пропустил момент, когда Голем обратился к нему с вопросом. И старшему соученику пришлось повторить сказанное ещё раз.

— Говорю, всё забываю у тебя спросить, зачем ты к Жаку Улью ходишь. Мне уже несколько человек донесли, что «украденный» нашим Мастером ученик что-то зачастил к своему прежнему учителю. Вот и интерересуюсь, — сказал Больдо с некоторым недовольством.

И Малк мысленно помянул Йорроха. О том, что равно или поздно, но объяснять свою «дружбу» с Младшим Магистром всё-таки придётся он знал, но почему-то надеялся, что время это настанет несколько позже.

— Даже не знаю как это объяснить. Просто… просто в период учёбы в Андалорском Обществе магов, когда мне как провинциалу очень нахватало поддержки, и господин Жак очень помог со своими поисками ассистента. Уж не знаю какие там у руководства Общества взаимоотношения с Младшим Магистром, но они очень искали того, кто согласится отправиться к нему на остров Римма. Сам понимаешь, желающих было мало. И мне удалось в обмен на своё согласие выбить некоторые льготы… — озвучил Малк заранее заготовленную легенду. Врать было неприятно, тем более относительно общения со столь мерзко показавшим себя Младшим Магистром, но… какой у него выбор? — Ну а теперь я всего лишь выполняю свой долг перед своим… благодетелем. Помогаю в некоторых его опытах, выполняю мелкие поручения. Понимаю, что это может несколько огорчить господина Тияза, поэтому — какие бы истории не рассказывали доносчики — и встречаюсь с Жаком Ульем не так чтобы часто.

— А… долг, обязанность, прочая ерунда, — поморщился Больдо, выслушав Малка. — Ты ещё не понял, что обязательства у мага могут быть лишь перед Учителем, родом и государством — да и то с оговорками — всё остальное лишь препятствия на его пути к могуществу. Ну да ничего, рано или поздно поймёшь! — Старший соученик коротко хохотнул. — Что до возражений господина Тияза… расслабься, ему наплевать. Он считает себя выше подобных мелочей. И пока твои увлечения и посторонние занятия не мешают его планам, в том числе на тебя, можешь заниматься чем угодно.

Проявленное Больдо равнодушие Малка, конечно, порадовало, однако само объяснение его видения ситуация откровенно настораживало. То есть получается, что доверие между магами на его взгляд невозможно? Всё решает выгода? Как бы там ни было, но Малк подобный цинизм принять не мог. Даже в условиях, когда один Младший Магистр в любой момент готов его превратить в марионетку, а другой завоёвывает точно вещь, не давая никакого реального выбора, необходимость лгать и двурушничать Малка несколько угнетала. Интересно, а окажись Больдо на его месте, он бы чувствовал хоть какую-то неловкость или считал частью пути мага? Действительно, вопрос… Хорошо хоть теперь ясно одно — слишком доверять Голему пожалуй что не стоит!

Продолжить свой разговор они так и не успели. Рядом с воротами флактурма открылась неприметная дверка и к ним вышел младший офицер. Военный быстро проверил их жетоны магов, поводил над головами жезлом-детектором и пригласил войти внутрь. И хотя действия его выглядели вполне профессионально, ощущалось, что к службе он всё же относится с некоторой прохладцей. Словно ему давно уже всё остодемонело, и единственное, о чём он думает, это скорое завершение его дежурства. Если и остальные члены гарнизона убежища были такими же, то… Йоррох побери, план неизвестного Трёхголового о проникновении во флактурм больше не казался таким уж невозможным. В конце концов лазейку можно найти всегда.

— Кстати, чего-то мы тогда заболтались, а я так и не спросил тебя насчёт Трёхголового. Кроме его ранга и привычки загребать жар чужими руками ты ведь так ни о чём не сказал, — вполголоса обратился к Больдо Малк, направляясь следом за офицером. — Ни как выглядит, ни как предпочитает сражаться…

Больдо, до того о чём-то задумавшийся, недовольно нахмурился.

— А, да… точно, — протянул Голем и потёр шею. — Я сам с ним никогда не сталкивался, но от Мастеров слышал, что у него три человекоподобных тела и весьма неплохая телесная мощь. Швыряться магией по идее не должен… Вроде всё.

— Три тела?! — удивился Малк, покосившись на ушедшего чуть вперёд офицера.

— Чего ты удивляешься? Одна личность и несколько тел, бывает и не такое. Тут их хотя бы всего три. И далеко друг от друга они обычно не уходят. Так что можно избавиться от них одним махом, — немного рассеянно ответил Больдо и вдруг сказал: — Меня другое интересует… Почему у встреченных нами солдат нашивки нимадского флактурма? Это что за нововведение?

Малк к своему стыду данный факт пропустил и развёл руками. Вместо него ответил сопровождающий.

— Это не нововведение. Ещё вчера пришёл приказ усилить наш гарнизон, вот парней с Нимада сюда и перебросили. С ними ещё Младший Магистр вашей Школы прибыл. — Офицер усмехнулся. — Так что теперь мы самое защищённое убежище острова.

— Про Младшего Магистра мы в курсе, — кивнул Голем и специально для Малка сказал: — Господин Древ Два Зеркала из внешней фракции. Ты должен его знать.

Малк промычал нечто одобрительное. Древа Два Зеркала он и вправду знал, несколько раз пересекались в коридорах внешней фракции. И этот преподаватель боевой магии Огня оставил у него самое неприятное впечатление, которое сводилось к трём словам — «высокомерный напыщенный болван». Перспектива работать с таким его совсем не радовала.

Но в данный момент заботило его совсем не это.

— Офицер, а среди нимадского усиления смертные есть? — вдруг спросил Малк. — А то я сейчас начал присматриваться, и вдруг понял, что мне только Одарённые встречаются.

— Смертные? — переспросил офицер и странно посмотрел на Малка. Сам он явно относился к слабым Адептам. — Вроде нет. Но разве в этом есть что-то неправильное? Так мы будем только сильнее…

— Мы-то да, а как насчёт нимадского флактурма? — медленно роняя слова произнёс Малк, глядя на Больдо.

Тот помрачнел и ничего не сказал в ответ. Да и что тут скажешь: ослаблять одно убежище ради усиления другого явно было плохой идеей… Если, конечно, тут нет какой-то хитрой ловушки, о которой никто не счёл нужным сообщать двум внутренним студентам.

На подземном этаже, куда их привёл офицер, было многолюдно и несколько тесновато. Вопреки ожиданиям — всё-таки надземная часть выглядела внушительно даже для метрополии — при строительстве нижнего уровня создатели флактурма нещадно экономили. Вместо множества герметичных секций, отделённых друг от друга бронированными переборками, с постами охраны у проходов и магическими оборонительными формациями, был всего один зал. Сильно напоминающий из-за множества скамеек театр или колизей. И пусть на потолке присутствовала громадная защитная фигура, а в центре возвышался обязательный алтарь Девятерых, выглядело всё это как-то слабовато. Для обычной Ночи Йорроха, какие приходили в Мритлок последнюю сотню лет, этого хватит, но если вернутся прежние времена, то… то Малк лучше будет встречать прорыв Пекла снаружи.

— Интересно, сколько людей здесь будет? — пробормотал он ни к кому особо не обращаясь, но офицер его услышал.

— Четыре тысячи восемьсот один, практически весь Толок. И триста солдат гарнизона, — отчеканил он, помедлил и тихо добавил: — Среди гражданских тоже полно Одарённых. Согласно прошлой переписи — никак не меньше четырёхсот человек…

— Действительно полно, — подал голос Больдо, оглянулся и с намёком сказал: — Не справимся — и тварь очень большой «урожай» собрать сможет.

Здесь Малку следовало бы выдать что-нибудь бравурное, в духе «значит справимся!», но он промолчал. Чем дальше, тем подозрительней ему казалось происходящее. И самое разумное здесь было держать рот на замке да поглядывать по сторонам.

— О, вижу господина Древа Два Зеркала! Надо пойти поздороваться и договориться о взаимодействии, — неожиданно бодро воскликнул Голем и двинул к компании военных, окруживших довольно скромно одетого господина.

Малк не без труда узнал в нём Младшего Магистра из внешней фракции — в Школе тот предпочитал носить нечто более нарядное и соответствующее моде, чем костюм из серого сукна и кожаные сапоги. Да и вообще выглядел сейчас каким-то потерянным и болезненным. Лицо бледное, глаза запали, щёки ввалились, а движения стали какими-то нервными и дёрганными. Связываться с находящимся в таком состоянии Младшим Магистром себе дороже, так что Малк предпочёл остаться в стороне. Благо он не в армии, чтобы докладывать о прибытии.

Вместо этого, попрощавшись с выполнившим свою задачу дежурным офицером, Малк отправился в центр зала к алтарю Девятерых. Не то, чтобы с профессиональным интересом, но… Клятву Кетоту он дал, часть Наследия принял — считай свой человек для жречества, и игнорировать данный факт не стоило. Тем более, что рано или поздно, но ему придётся озаботиться поисками методики развития Власти на оранжевом ранге. И хорошие отношения со слугами Девятерых тут точно не помешают…

Говорят раньше у каждого алтаря всех Святых имелся собственный служитель, который проводил нужные обряды и ритуалы. Однако со временем должность упразднили и данные обязанности стали брать на себя жрецы из располагающихся поблизости храмов. Ну и так как флактурм находился в зоне «ответственности» храма Рзавиана, именно его последователь и готовил подземный алтарь к скорой службе.

На появление Малка жрец по началу никакого внимания не обратил. Поток людей, вливающийся в убежище, нет-нет и приносил верующих, жаждущих прикоснуться к мощи Святых перед приходом Ночи. Они совершали ритуальный обход вокруг кольца из девяти колонн, прикладывались лбом к тому камню, что символизировал выбранного ими покровителя, и уходили. Надолго никто не задерживался. Так что Малк, который сразу проследовал к столбу с именем Кетота да там и замер, сильно выбивался из общей картины.

— Благословят вас Девятеро и покровитель мой Рзавиан, — нараспев сказал жрец, поворачиваясь к Малку. Подошёл ближе, прочитал имя Святого на колонне и нахмурился: — Плохая идея просить о помощи у Покровителя малефиков, тем более в Ночь Йорроха.

— Да, и почему же? — немного невпопад спросил Малк.

По уму бы следовало смолчать, но в этот момент он ощутил текущую в столбе Силу, сродни той, что активизируется во время экзорцизма, коснулся её Властью и… с интересом принялся наблюдать за тем, как Дух отзывается на контакт слабой вибрацией.

— Потому что лекарство страшнее болезни! — припечатал жрец, затем присмотрелся к Малку, а точнее к тому, чем он занимается, и словно выплюнул: — А-аа, так ты послушник Четвёртого… И как же это я сразу-то не понял?.. С-семя зла!

Жрец демонстративно расправил изображённый на накидке знак Рзавиана и, резко развернувшись, направился внутрь круга из колонн Святых. Наладить контакты явно не получилось. Малку ничего не оставалось кроме как досадливо покачать головой, в качестве протеста стряхнуть с имени Кетота накопившуюся пыль и оставить алтарь в покое.

— Чего со жрецом не поделил? — спросил нарисовавшийся рядом Голем. — Ты его не обижай, он дядька безобидный. Даром, что Бакалавр, а Власть лишь на пике оранжевого ранга и заклинаниями владеет только бытовыми. Поэтому на рожон никогда не лезет и конфликтов избегает. Зато проповеди читает… Заслушаешься!

— Ничего особенного. Просто видимо я не любитель проповедей, — недовольно ответил Малк, затем спросил сам: — Что господин Древ сказал?

Теперь пришёл черёд хмуриться Больдо.

— Велел смотреть в оба и не путаться у него под ногами, — сообщил он, немного помедлил и добавил — А вообще, странный он. Говорит как-то невпопад, весь дёрганый, злится на пустом месте. С вояками ещё нормально общается, я же только подошёл, как сразу же окрысился.

— Может Ночь в этом убежище какие-то его планы поломала? — предположил Малк, который хоть Древу Два Зеркала и не симпатизировал, но раньше за ним подобного поведения не замечал.

— Может и так, — протянул Больдо и глубоко задумался.

Кажется происходящее в убежище нравилось ему всё меньше и меньше. Однако обсуждать это Голем очевидно не желал, и потому к подготовленным для них местам у поста охраны они добирались молча. Хотя какой смысл в разговорах? До начала сопряжения сфер и прорыва Пекла в Мритлок оставалось всего ничего, и скоро они сами всё узнают…

Эвакуация жителей Толока проходила на удивление организованно. Люди были разделены на группы, сообразно адресу проживания, за порядком следили выбранные главы уличных комитетов, авторитетные старшины, и они же отвечали за соблюдение очерёдности прохода в убежище. Ни тебе паники, ни хаоса или давки — всё происходило чинно и спокойно. И даже на лицах хоть и присутствовало некоторое напряжение, страхом или ужасом его назвать было сложно. Горожане просто занимались унылым и неприятным делом, если и грозящим неприятностями, то только потенциально. Главное не нарушать порядок вещей и слушаться начальство, а там всё будет в порядке.

Последний человек вошёл внутрь флактурма примерно за час до начала Ночи. Ещё через пятнадцать минут завершились последние проверки и была дана команда задраивать ворота. На фоне бардака в андалорском флактурме, заложником которого стал Малк, происходящее казалось чем-то невероятным. И было совершенно непонятно — это заслуга коменданта убежища или особенность местного менталитета.

В изолированном укрытии следить за явлениями, обычно предвещающими приход Ночи — кровавыми отблесками на тучах, ледяным ветром, утробный воем, — по очевидным причинам было невозможно. И все до последнего момента не знали, открылись ли проходы в Пекло или нет. Лишь когда ноги ощутили слабую вибрацию пола, в обычно ровном течении Силы появились странные колебания, а в коридорах и залах флактурма с пятиминутной задержкой зазвучала сирена, лишь тогда стало понятно — началось.

— Как дальше действовать будем? Обходы организуем или может в боевой зал поднимемся? — спросил Малк, едва смолкли звуки системы предупреждения.

— Пока сидим. К чему суетиться, если в общем зале всё и так как на ладони, а к управлению защитными контурами нас просто не допустят? — равнодушно бросил Больдо.

Сам соученик, правда, был далеко не так спокоен, как пытался показать. Не успела Ночь Йорроха начаться, как он тотчас натянул кожаные перчатки, материализовал свою алебарду и словно бы принялся сканировать окружающее пространство всеми органами чувств. Да не просто так, а уделяя весомую часть своего внимания одному конкретному человеку — Древу Два Зеркала.

— Думаешь с ним что-то не так? — спросил Малк, одними глазами показав на Младшего Магистра.

— С ним точно что-то не так! Весь вопрос в том, как это связано с нашей задачей… — мотнул головой Больдо.

Малк, разделяющий опасения старшего товарища, кивнул. Чем больше он на этот счёт думал, тем ярче перед его глазами появлялась сцена в храме Кетота, где переродившийся милес Драго пытался скрыть произошедшие с ним изменения. Непонятное поведение господина Древо от той ситуации, конечно, заметно отличалось, но и сказать, что не было ничего общего, Малк тоже не мог. Было, точно было!

Он хотел было предложить Больдо перебраться поближе к Младшему Магистру, как его внимание внезапно привлёк жрец Рзавиана. Ненавистник Четвёртого Святого только-только завершил ритуальный обход всех девяти колонн, зажёг закреплённые на них светильники — считалось, что их пламя отгоняет порождения Пекла, — и уже шагнул внутрь алтаря, как вдруг со странной поспешностью вернулся и принялся бегать от камня к камню. Малк поначалу даже не понял в чём дело и лишь спустя десяток секунд до него дошло: одна за другой гасли посвящённые Святым лампы. И это никак нельзя было списать ни на плохое масло, ни на внезапно налетевший сквозняк.

Тем временем запаниковавший было жрец на мгновение замер, успокаиваясь, затем выдернул из петли на поясе позолоченный жезл и, прикоснувшись к колонне с именем Рзавиана, выкрикнул скороговоркой магический ключ. Артефакт в его руке — а это был несомненно артефакт! — отозвался жёлтой вспышкой. Дым от погасших ламп закрутился воронкой, собрался в небольшое, но очень плотное облако, и тотчас перетёк в форму стрелы. Стрелы, указывающей куда-то в сторону… Древо Два Зеркала!

— Больдо!!! Алтарь! — крикнул Малк, вскакивая.

Соученик, от которого происходящее на алтаре до того оставалось скрытым, бросил быстрый взгляд в указанном направлении, и, изменившись в лице, встал рядом.

— Не хорошо! — выдохнул он, повернулся к Младшему Магистру и зло припечатал: — Всё-таки он…

Сейчас уже не понять, что стало первопричиной — Древо Два Зеркала начал изменяться под воздействием магии светильников или его изменения сказались на жреческом ритуале, — важен сам факт преображения. Младший Магистр, одним своим появлением способный переломить ход боя, вдруг побагровел, выпучил глаза и, схватившись за горло, повалился на пол. Изо рта у него пошла жёлтая пена, на лице вздулись чёрные вены, ногти на руках посинели и словно бы удлиннились. Но самые пугающие метаморфозы начались с тонким телом. В обычном состоянии пылающее от распирающей его Силы, сейчас оно стремительно усыхало и рассыпалось на истаивающие в воздухе части, а накопленная энергия уходила куда-то вовне. Куда-то в те сферы, к которым не было доступа у всех магов ниже уровня Младшего Магистра.

Где-то Малк подобное уже видел или скорее даже читал…

— Больдо, убей его!!! — заорал Малк, вспомнив, наконец, одну из глав «Философии магии», где автор рассуждал о круговороте магических энергий, влиянии на него Скверны Пекла и о том какие фокусы могут выкинуть демонологи в Ночь Йорроха, имея под рукой правильно подготовленный сосуд с жизненной силой. — Он — маяк!

Голем на мгновение замешкался — как бы там ни было, но Малк предлагал ему убить мага на ранг выше чем у него, — а когда всё же решился и взялся за алебарду, было уже слишком поздно. Младший Магистр до того просто бьющийся в падучей, вдруг свернулся в клубок, пошёл мелкой дрожью, затем замер и… взорвался облаком брызг и кровавых ошмётков. Под удар попал не только десяток находившихся рядом солдат и офицеров, но и полтора десятка или даже больше мирных горожан. Никто вроде бы не погиб, но легче от этого не стало. В подземном зале начался сущий кошмар.

Едва до людей доходило, в чём заляпаны их лица и что стекает с их рук и одежды, как они принимались выплёскивать под ноги содержимое желудков. И не имело значения, о ком идёт речь — о военном или о гражданском. Боевой дух потеряли абсолютно все. Не лучше себя вели и те, кому повезло не попасть под дождь из плоти. Они вскакивали с лавок, кричали, пытались убраться как можно дальше от места трагедии и… сеяли, бесконечно сеяли панику.

Однако даже не это в случившемся было самым плохим. Взрыв запустил какие-то странные и малопонятные для Малка процессы на духовном плане, расходящиеся во все стороны и влияющие на всё вокруг. Люди, вещи, само пространство зала — незримая магия всё пробовала «на зуб». В большинстве своём это ни к чему не приводило, но были и исключения. В тех, кто пострадал от взрыва господина Древо, выпущенная на волю Сила будто вцеплялась клещами, разжигала в их душах странный огонь и заставляла буквально истекать в духовном зрении… Скверной Пекла!

— Тих-ха-а-а-а!!! — заорал Больдо, указавая вверх остриём алебарды.

С кончика лезвия сорвался белый луч и вонзился в центр потолка. Тотчас адски грохнуло, зал хорошенько тряхнуло, а прокатившаяся по залу взрывная волна раскидала самых не стойких по полу. Меньше всех как ни странно пострадали лишь те, на кого попала кровь Младшего Магистра. Наоборот! Теперь они не выворачивали внутренности в приступе рвоты и не бились в падучей. Словно спровоцированные действиями Голема, они медленно выпрямляли спины, крутили конечностями и… оглядывались вокруг с видом хищника.

Всё происходило настолько быстро, что Малк к своему стыду несколько запаздывал с реакцией. И слава Святым, что в зал был человек, который по крайней мере догадывался, что надо делать.

— Бейте их! Они больше не люди!! — завопил жрец Рзавиана и первым подал пример, подскочив к ближайшей жертве взрыва.

И пусть Больдо отзывался о нём как о совершенно безобидном маге, драться он немного умел. Короткое заклинание, и валяющийся на полу солдатский шлем впечатывается в голову цели — крепкому на вид бойцу. А пока тот, ошеломлённый, пытается восстановить равновесие, его товарищу на макушку обрушивается жреческий жезл. Малк со своего места видел как полетели осколки треснувшего черепа, и будь противник жреца человеком это была бы гарантированная смерть. Но… человеком он больше не был. Раненый солдат, взревев по-звериному, ринулся на последователя Рзавиана, сбил его с ног, навалился сверху и попробовал вцепиться зубами в шею.

Однако удалось ему это или нет Малк уже не разглядел. Потому как начинался второй акт разыгранной перед ними пьесы, и для праздного любопытства не осталось никакой возможности.

Извне, из мира, где сейчас бушевала Ночь Йорроха, в магические барьеры вокруг флактурма ударила чужая магия. И если в обычной ситуации она бы их даже не поцарапала — уровень Силы был недостаточно высок, — то теперь, после выпущенной на свободу со смертью Младшего Магистра волшбы, потустороннее колдовство пронзило защиту, точно игла гнилое полотно. Оно как будто шло на свет маяка, обходя Щиты, избегая ловушек и ускользая от ловчих чар. Да, это был не полноценный прорыв обороны, а не более чем единичное проникновение, но… проклятье, врагу большего и не требовалось. В воздухе над местом гибели Древо Два Зеркала возникла кровавая трещина, её края на какую-то пядь раздались в стороны и внутрь зала скользнула изломанная тень, будто слепленная из трёх разных тел.

Трёхголовый, ради которого Малк с Больдо и прибыли в Толок, явился во флактурм собирать урожай жизненной силы…

— А я ведь до последнего надеялся, что всё обойдётся, — зло прорычал Больдо, направляясь к месту появления демона.

От него всё больше и больше фонило активной магией. Сначала донельзя уплотнилась аура, затем начало заворачиваться в небольшие Щиты Земли тело. Два или три удара сердца, и вот уже по залу шагает не здоровяк Больдо, а самый настоящий каменный голем. Финальной точкой в преображении стала алебарда — она мало того, что засветилась алым, так ещё и принялась испускать такое давящее чувство, что просто находиться с ней рядом было уже невозможно.

Малк только теперь понял слова Больдо о том, что его родовое оружие слишком обременительно для тела. Без магической закалки к артефакту даже соваться не стоило!

— Что мне делать? — крикнул Малк в спину Голема.

С его рангом начинающего Ученика и фактической силой Адепта в бою, где появлялись тяжеловесы уровня Бакалавра и выше делать было нечего.

— Если можешь драться — дерись, нет — просто постарайся не сдохнуть. Это будет жаркая Ночь! — тяжело бросил Больдо и уже забыв о соученике взмахом алебарды отправил в Трёхголового алый полумесяц из до предела сжатой Силы.

— Почему-то я так и думал, — одними губами усмехнулся Малк.

На этих словах пущенный Больдо заряд магии прошёл через тело Трёхголового и, не причинив ему никакого вреда, пошёл дальше. И слава Святым, что траектория его движения проходила над головами впавших в ступор людей — в отличие от демона обычные смертные встречу с заклинанием бы точно не пережили.

Несмотря на отсутствие внешнего эффекта, опасаться себя Больдо всё же заставил. Тварь хоть и не удостоила Голема взгляда, повторения атаки ждать не захотела и… с поразительной лёгкостью разделилась на три тела, каждое из которых ринулось в разные концы зала.

— Дерьмо! — донеслось до Малка, однако дальнейших действий старшего соученика он уже не видел.

Заранее прикинув свои действия в случае плохого развития событий, Малк кинулся к алтарю. Когда своих силёнок не хватает, не стыдно пользоваться и чужой. Тем более если опыт применения мощи того же Кетота у него уже был — подаренная милес Драго филактерия однажды спасла ему жизнь. Так почему бы не попробовать повторить прежний успех?

Он уже был на полпути к алтарю, когда по залу прокатилась волна утробного воя — он даже перекрыл шум уже отошедших от шока и бьющихся в истерике гражданских — и переродившиеся жертвы самоуничтожившегося Младшего Магистра принялись завершать свою трансформацию. Одна за другой они удивительно мощными движениями срывали с себя одежду — причём вместе с огромными кусками кожи! — их лица вытягивались, а из висков начинали расти небольшие рога. Коварная схема, соединившая в одну цепь жертвоприношение Древо Два Зеркала, заражение магией множество неспособных к сопротивлению людей и прибытие во флактурм Трёголового, была успешно завершена. И тварь из Хеймдарка, если верить Больдо, получила под своё начало небольшую армию быкоголовых.

— Дерьмо, дерьмо, дерьмо!!! — теперь уже у Малка не выдержали нервы, и он прямо на бегу принялся изрыгать проклятия.

Кажется кое-кто считал, что нет ничего хуже, чем тварь уровня Охотника за плотью в замкнутом пространстве убежища? Что ж, сегодня их горизонты будут расширены!

— И главное, зачем меня сюда притащили?! Что человек с моими навыками может сделать в такой… мясорубке?! — бормотал Малк, не столько жалуясь на судьбу, сколько сбрасывая накатывающее напряжение.

Хотя доля правды в его словах тоже была. Несмотря на имеющуюся в своём активе победу над одним быкоголовым, Малк не обольщался. Экзорцизм он тогда смог провести только потому, что монстра сдерживала Эйша и она же потихоньку воздействовала на него своей ядовитой магией. По силам ли ему провернуть то же самое в одиночку… это он узнает совсем скоро!

Он уже был почти у цели, когда дорогу внезапно перекрыла толпа бегущих гражданских, которую преследовали сразу два быкоголовых. Твари не успели переродиться, как сразу же занялись охотой. И робкие попытки солдат из гарнизона флактурма им не были в том помехой. По паре быкоголовых вели огонь из ружей и револьверов сразу пятеро бойцов, однако твари не обращали на огонь ровным счётом никакого внимания. Чего не сказать о Малке. Одна из пуль, на излёте, чиркнула его по плечу, а другая прожужжала над самым ухом.

Лёгкое ранение, ради исцеления которого пришлось запускать «лечилку», привело Малка в ярость. И он, безжалостно расшвыривая заступающих ему путь людей, ринулся к ближайшему быкоголовому. В три прыжка преодолел разделяющее их расстояние и с размаху обрушил на гадину сразу два укреплённых Властью тесака. На особый успех не надеялся — лишь бы от гражданских отвлечь, — а потому был крайне удивлён, когда лезвия, почти не встречая сопротивления, прошли через демоническое тело и отсекли одновременно обе руки.

Х-ха!! Подшаг с одновременным разворотом, новый удар, наискосок и сверху вниз, и один из клинков играючи смахивает с человеческих плеч всё более похожую на бычью голову. Монстр упал как подкошенный.

И этот тот самый быкоголовый, которого удалось одолеть только с помощью экзорцизма?!

Малк аж растерялся. Правда, тотчас пришла догадка, что так легко крушить можно только новорождённых тварей, ещё не вошедших в силу и не развивших способности вроде перехода в бестелесное состояние, однако стоит дать им время и… чего там дальше он додумать не успел. Второй быкоголовый, опровергая все его рассуждения, сиганул в воздух и так влепил ему в грудь сразу обеими ногами, что его сшибло на пол точно после выстрела картечью. Затем, правда, гадина сглупила: наклонилась над Малком, протянула когтистую лапу к груди — будто намереваясь вырвать ему сердце, но подобные ошибки в бою можно было только приветствовать. И Малк, перехватив лапу за запястье, потянул нечисть на себя, одновременно наносят удар остриём удачно выхваченного из ножен проклятого клинка.

Прошлый раз это не сработало, ну так и других вариантов у него не было. Так что Малк вогнал нож прямо в раскрытую пасть твари и изо всех отмеренных ему сил принялся втягивать Властью всю доступную Скверну.

Вопреки его страхам у Малка снова всё получилось. Усиленная версия быкоголового всё равно уступала той твари, что он победил лишь вместе со Змеёй. Так что сначала её башка, а потом и всё остальное тело посерело, сморщилось, а затем и вовсе развалилось на куски. И он смог подняться на ноги…

В зале царил хаос. Всюду бегали, кричали и плакали люди, кто-то жался к стенам, а кто-то наоборот ломился к выходу. Несколько десятков уже лежало на полу, залитые кровью, а над ними стояли, склонившись, быкоголовые. Были жертвы и среди тварей. Трое солдат с нашивками нимадского флактурма пронзили одну такую сразу тремя явно зачарованными мечами прямо на глазах у Малка, а ещё одной в башку в упор разрядил что-то вроде ручной мортирки унтер уже толокского убежища.

Так что с быкоголовыми вполне можно было справиться и даже обычным военным, но… но вокруг находилось слишком много гражданских. И именно их убийство было главной целью монстров. Малк машинально переключился на духовное зрение, и увидел — пусть расплывчато и нечётко — собирающуюся где-то под потолком подземного зала багровую тучу. Тучу, из которой к поверженным людям тянулись похожие на хоботы энергетические отростки и жадно выкачивали из них остатки жизненных сил. И чем больше «глотков» они делали, тем гуще и плотнее становилось облако над головами.

Йоррох, а где Больдо?! После гибели Младшего Магистра именно на него, как на самого старшего представителя Школы, должна лечь вся ответственность за охоту на Трёхголового. И Малк, честно говоря, очень рассчитывал, что он не подкачает! Потому как если не выгорит единственная имеющаяся у него задумка, то… то, полюби его все демоны Пекла, Малку останется лишь доблестно сдохнуть.

Голема он обнаружил почти сразу. Старший соученик с блеском доказывал статус второго по силе среди подопечных Тияза Черепа и сражался точно машина смерти. За считанные секунды он сначала снёс одну бычью башку ударом алебарды, затем прыгнул вперёд и сокрушил всем своим закованным в каменную броню тушу второго демона, ну и наконец, выпустив очередной луч с острия своего оружия, поразил одно из тел Трёхголового. Убить, правда, не убил. Тварь оказалась крайне крепкой, словно занимающийся закалкой тела маг, и магия разве что оставила на её плече ожог. Однако своего Больдо всё же добился: гадина выпустила из лап кричащего от боли солдата и стремительно развернулась в его сторону.

Вряд ли с ней удастся расправиться столь же быстро, как и с остальными, а значит и о Големе на время можно было забыть. Рассчитывать следовало только на себя. И Малк снова направился к алтарю, безжалостно расчищая себе дорогу ударами кулаков и радуясь, что комплекция ему вполне это позволяет.

Второе тело Трёхголового он увидел уже находясь в двух шагах от входа в круг из каменных колонн. Тварь, при более внимательном рассмотрении оказавшаяся химерой — она сочетала в себе одновременно черты человека, прямоходящей ящерицы и богомола, — яростно билась сразу то ли с шестью, то ли с семью солдатами и… вот ведь сюрприз… жрецом Рзавиана. Непримиримый ненавистник Кетота, даром, что уже весь был залит кровью, дрался врукопашную. Не обращая внимания на удары когтистых лап, неперерывно читая молитвы своему покровителю, он бешено гвоздил гадину светящимся золотом жезлом. И не безуспешно. Во всяком случае Малк был готов поклясться, что если бы не он и не покровительство Святого, Трёхголовый наверняка бы уже если и не разорвал наглых людишек, то точно бы сбежал.

Мысленно порадовавшись за успехи «коллеги» и пожелав ему додавить мерзкую гадину, Малк ещё раз оглянулся. Получалось, что неизвестным оставалось местоположение лишь третьего тела Трёхголового. Вместо того чтобы открыто броситься в битву, тварь поступила хитрее — коварно перешла в бестелесное состояние и затаилась. А значит теперь любой, кто будет представлять угрозу для её планов, станет первоочередной целью.

Йоррох! Мысль, что рядом свободно шатается демон уровня Охотника за плотью, как-то совсем не грела. Малк чувствовал бы себя гораздо спокойнее, если бы каждое из тел Трёхголового было занято своим противником. Вот чего бы им всем сразу на Больдо не навалиться?! Он бы точно выдержал!

Будто соглашаясь с Малком, в той стороне, где Голем сражался со своим противником, громко бахнуло, после чего истошный нечеловеческий визг сообщил о ранении монстра. И все находящиеся поблизости быкоголовые ринулись на помощь к своему демоническому хозяину. Надеясь, что возросшее число врагов не станет проблемой и вслух пожелав теперь уже Больдо удачи, Малк, наконец, добрался до алтаря и скрылся внутри. Пришла пора и ему внести свою лепту в разгром противника!

Он замер в центре круга из каменных колонн и попробовал отрешиться от происходящего снаружи. Досчитал до девяти, сделал несколько глубоких вдохов и выдохов, а потом принялся настраиваться на работу с той Силой, что ощущалась во всех священных для культа Святых предметах. Получилось почти сразу — пара ударов сердца и в сознании один за другим зажглись девять золотистых огоньков. Восемь отдающих обжигающим холодом и один испускающий потоки тепла. И Малку не надо было объяснять, какому именно Святому принадлежало «дружелюбное» пламя.

Первый шаг был сделан!

Вообще жреческая магия до сих пор оставалась для Малка большим секретом. Все его знания о возможностях последователей Девятерых демоноборцев сводились к ограниченному набору примитивных навыков по работе Властью, ритуалу экзорцизма и воспоминанию о необычайно могучем артефакте-филактерии. С одной стороны крайне мало, а с другой… с другой большего ему и не требовалось. Во всяком случае сейчас. Потому как именно экзорцизмом Малк планировал ударить по неистовствующим во флактурме демонам и именно энергию алтаря он собирался использовать в качестве источника Силы ритуала. Если хватит духу, способностей и знаний, разумеется.

Далее следовало сделать изобразить хотя бы подобие круга. В любом другом месте он его попросту нацарапал бы проклятым ножом прямо на полу, но идея использовать в сосредоточении могущества Святых осквернённый предмет показалась кощунственной. Поэтому Малк, не задумываясь, полоснул клинком по левой ладони и собственной кровью прочертил неровную линию. Потом от неё добавил цепочки из знаков Руноглифа к каждой колонне — получилось этакое кровавое солнце, — пару мгновений полюбовался результатом и торопливо выпрямился.

Шум за пределами алтаря нарастал, так что следовало поторапливаться, и Малк, мысленно потянулся к огонькам в своём сознании. Сначала сразу ко всем девяти, но затем, прислушиваясь к в голос кричащей интуиции, всё же сосредоточился на том, что соответствовал Кетоту. И откликнувшееся золотое пламя моментально заслонило собой всё остальное.

Начиналась самая нелюбимая часть Малка, однако ритуал есть ритуал, и он со вздохом принялся читать гимн Кетоту. Славил великого Святого, его деяния и просил помочь пройти по проторенному пути в борьбе с Пеклом. Вроде ничего особенного, обычные слова, но каждая рифмованная строфа вызывала в ментальном пламени заметный отклик. Когда же Малк добавил к чтению гимна ещё и мысленный образ закрытой книги, то связь с Силой Кетота увеличилась многократно. Считанные мгновения, и вот уже испускающая свет книга — на вид неотличимая от настоящей — из разума перекочёвывает в пространство между ладонями Малка, медленно раскрывается и… исчезает во вспышке. Вовне же выплёскивается поистине потустороння мощь, многократно превышающая способности Малка.

Один за другим от него побежали девять расходящихся кругов разных оттенков жёлтого. Проходили, не затрагивая, сквозь каменные столбы алтаря и исчезали в глубине зала, каждый раз порождая всплески истошного рёва и тяжёлого как от огромного костра гула. Откуда-то Малк знал, что это горят быкоголовые. И от одной мысли у него становилось приятно на душе.

Однако в йорроховом мире не бывает бесплатных подарков. Свою цену имело и использование заёмной Силы. Так что не успел исчезнуть последний круг света, как Дух уже самого Малка охватило белое пламя. И он упал на колени, рыча от боли. Какой-то реально опасности его тонкому телу пламя не несло — возможно перенапрягшееся сознание Малка просто в такой форме отобразило сделанный им шаг за пределы дозволенного, — однако легче от этого не становилось. Пытка Духа отражалась и на теле, вызывая ожоги-стигматы и заставляя сочиться кровью руки, грудь и почему-то живот Малка.

Превозмогая себя он попробовал запустить «лечилку», но тотчас разразился бессильными проклятиями. Экзорцизм забрал из резерва аж девятнадцать эргов Силы и сейчас он был откровенно не способен творить волшбу. Немного выручали запущенные ранее для исцеления раненого плеча чары, но вложенный в них эрг энергии вот-вот должен был закончиться, и Малку скоро предстояло надеяться только на жизнестойкость своего тела…

Однако словно случившегося было недостаточно, у входа в алтарь появились две человекоподобные фигуры. На секунду замерли, изучая обстановку внутри, а потом с утробным воем ворвались в круг.

— Да какого флура?!! — зарычал Малк, рывком поднимаясь с пола и несмотря на боль вновь хватаясь за оружие.

Тесаки он потерял раньше, так что в левую руку он взял проклятый клинок, в правую — револьвер, и двинул навстречу тварям.

И ведь он перед самым экзорцизмом думал, что как бы не пришлось драться с Трёхголовым! Боялся этого, считал, что оставшееся в резерве тело вполне может выбрать его своей целью… Так вот на, получай! Да не одно из тел, а сразу два. Причём второе, судя по ранам и покрывающей его крови, ещё недавно было противником жреца Рзавиана. Как так, а?! Какого Йорроха этот ненавистник Кетота так опростоволосился-то?!

Именно раненую гадину Малк и выбрал своей целью, благо та двигалась чуть впереди. Направил в её сторону револьвер и последовательно разрядил все шесть стволов. Все разы попал — одна из пуль ухитрилась оторвать монстру нижнюю челюсть, — однако на его активности это никак не сказалось. И уже через мгновение Малку пришлось ударом ножа встречать выпад когтистой лапы.

Пекло! Ну почему Больдо валит тварей с такой лёгкостью и небрежностью, а ему для каждого боя приходится едва ли не наизнанку выворачиваться?! Может попросить дать несколько уроков?

Совершенно неуместные в данной ситуации мысли шли фоном, ничуть не отвлекая от разгорающейся схватки. Выпад, уклонение, котратака, снова уклонение… Малк даже одной гадине проигрывал в чистую, а в драку вот-вот должна была вмешаться вторая! Единственная хорошая новость — куда-то ушла боль и стихло полыхающее вокруг Духа пламя, но в сложившейся ситуации радоваться ей вряд ли стоило.

Спасение пришло откуда не ждали. Как и в случае с памятным нападением кошкодемонов, противник Малка внезапно замер на середине движения, в его груди проклюнулось острие алебарды и он, закатив глаза, рухнул на пол.

Увы, оценить подарок судьбы он не успел. Второе тело Трёхголового, ничуть не устрашённое случившимся, перепрыгнуло через мёртвую тушу и врезалось в Малка. Оба тут же оказались на полу, причём тварь сверху. И Малк моментально познакомился со всеми «достоинствами» чудовища из Хеймдарка. Щёлкающие у самой шеи зубы, вцепившиеся в руку с ножом лапы, давящая на мозги ментальная мощь… Последнее было особенно неприятно, и хорошо, что только неприятно. Закалённое Кристаллическим Сердцем сознание приобрело некоторую устойчивость к подобного рода атакам и с наскоку взять Малка под контроль не получилось. Со временем возможно, но вот его-то как раз у Трёхголового и не было: раздался топот и на входе в алтарь появился Больдо.

Однако застать тварь врасплох не вышло. Она тут же отскочила от Малка, попутно с возмутительной ловкостью освободившись от его захвата. С ненавистью на него посмотрела и… растворилась в воздухе.

— Цел?! — с ходу крикнул Голем, с сожалением проводив взглядом истаявшую мерзость.

— Вроде цел, — отозвался Малк немного растерянным голосом. Перед самым исчезновением Трёхголового ему показалось, что он похож на кого-то хорошо знакомого. Но вот кого именно, память умалчивала.

Он поднялся с пола с болезненной гримасой, окинул взглядом сначала себя, потом Голема и теперь уже с сожалением подумал, что для боёв подобного рода его навыков определённо не хватает.

— Ну и слава Святым! Потому как жалко будет, если человек, ухитрившийся грохнуть сразу всех быкоголовых, сдохнет от рук неполноценного Охотника за плотью! — хохотнул Больдо, возвращая себе алебарду.

Внутри алтаря он задерживаться не стал и сразу же вышел наружу. Малк же замешкался. Зачем-то глянул себе под ноги, на натёкшую из-под дохлого Трёхголового лужу крови и… замер. В ней, точно в зеркале, отражался такой знакомый силуэт этого деда Бонифация. Вот только на этот раз не было издевательского оскала. Карлик с безумной жадностью и одновременно душевной болью в глазах таращился куда-то за плечо Малка.

Он не выдержал, оглянулся и мрачно помянул Пекло. Облако жизненной силы, которое так старательно собирали быкоголовые, уже втянуло в себя все хищные хоботы и теперь закручивалось спиралью. Быстро, стремительно и не оставляя наблюдателям никакой возможности как-то этому помешать. Малк даже рта не успел раскрыть, чтобы предупредить Больдо, как похожая по цвету на кровь субстанция собралась в плотный шар, затем вдвое или даже втрое сжалась, а потом и вовсе исчезла в возникшей на какой-то миг трещине в пространстве. То, ради чего всё затевалось — Малк в этом уже почти не сомневался — благополучно уплыло из их рук.

Единственной хорошей новостью могло бы оказаться исчезновение из отражения в луже «этого деда», однако Малк на это почти не обратил внимания. Ему как-то резко стало не до того, Словно жирная точка во всей этой истории, восемь из девяти колонн прямо у него на глазах внезапно осыпались мелким крошевом, оставив на месте священного круга лишь камень Четвёртого Святого. Кетота, Повелителя малефиков.

И к Малку пришло чёткое понимание, что по крайней мере на острове Римма на дружбу с жрецами Девятерых ему можно не рассчитывать.

Глава восьмая, в которой герой развивает навыки торговли

Всякий раз, когда ему приходилось наблюдать за тем, как Больдо творит волшбу — не пробуждает ставшие частью Нимба заклинания, не манипулирует своим Каменным Крушителем, а именно создаёт чары с помощью известных ему знаков Руноглифа — Малк всегда испытывал странное чувство. Вроде бы сильный маг перед ним, целый Бакалавр и владелец могучего артефакта, а значит и колдовстве дока и в заковыристых Тайных техниках специалист, но… но как доходит до дела, так на уме остаётся лишь одно недоумение. В настоящей магии, в том, что составляет саму суть Искусства и выходит за рамки боевых навыков или владения заклинаниями из Нимбов, Больдо оказался позорно слаб.

И, к сожалению, категорически не желал с этим смиряться.

— Ф-фух! Последняя строчка осталась, — пробормотал Больдо и, утерев со лба пот, затянул второе за последние сорок минут заклинание.

Малк украдкой вздохнул и, подойдя ближе, забрал две сотворённые из камня дубинки. Теперь осталось дождаться, когда Голем магией Земли сотворит для себя ещё одну пару каменных орудий и можно будет заняться тем, ради чего он уже второй месяц раз в седмицу ходит к второму по силе ученику Тияза Черепа — тренировками…

Опыт последних схваток с демонами показал Малку насколько хромает его боевая подготовка, и ему волей-неволей, но пришлось озаботиться исправлением этого изъяна в своих умениях. Благо далеко ходить не требовалось, и Больдо с удовольствием согласился за четыре драхмы в месяц — по одному золотому за занятие — подтянуть младшего соученика во владении парными тесаками.

Своих денег он стоил, учил на совесть. И если в мастерстве тому же Гарету возможно уступал, для уровня Малка его способностей хватало за глаза. Стойки, переходы, восприятие пространства, атаки и контратаки, жёсткая защита и отводящие удары — благодаря поединкам с Големом всё это заново укладывалось в голове Малка, превращая царящий там хаос в гармоничную и понятную картину. Ещё бы Больдо постоянно не искал повода попрактиковаться в собственных колдовских умениях, создавая тренировочный инвентарь, и совсем было бы хорошо!

— Готово! — наконец, объявил старший соученик, подхватил с земли свежесотворённые дубинки и… с оглушительным рыком ринулся на Малка.

Предупреждения, формальные вызовы и прочие аристократические расшаркивания Больдо считал в настоящем бою излишними, и потому Малка ими не баловал.

— Голова! — заорал он, оказавшись рядом и словно бы обозначая цель атаки.

Однако наметив одной дубинкой удар в левую скулу, кончиком правой ткнул Малка в живот. И чтобы отбить выпад, пришлось сильно постараться. Слава Святым, Малк уже успел привыкнуть к подлянкам Больдо и после провального первого занятия теперь постоянно был настороже.

Не сумев подловить Малка, Больдо тотчас сменил формат тренировки, и теперь каждый свой удар принялся комментировать. Объяснять плюсы и минусы, показывать возможные трансформации. Получалось интересно и увлекательно, так что оба не заметили, как пролетели полчаса.

И вот когда Малк максимально расслабился, Больдо снова, пусть теперь уже и молча, молниеносно сделал выпад ему в живот. Х-ха!

— Да поимей тебя всё Йоррохово воинство! — рявкнул Голем, когда его дубинка, вместо мягкого брюха натолкнулась на укреплённый Властью пресс и разлетелась на несколько осколков.

Сам Больдо не пострадал — даже ладонь не поцарапал, чего нельзя было сказать о его противнике. Малк, который выполнил защитный приём на одном лишь инстинкте, со сдавленным вздохом отступил на один шаг, прижал ладонь к пострадавшему месту и тотчас принялся активировать «лечилку». Несмотря на свою развитую Власть и зверскую по сравнению с обычным человеком жизнестойкость, специалисту по закалке тела он был не конкурент. И знакомство с дубинкой Голема было… неприятным.

— Так и знал, что под конец выкинешь что-нибудь в таком роде, — простонал он, чуть согнувшись.

— Ты мне за это деньги платишь, младший брат, — оскалился Больдо и тут же посерьёзнел: — Ты удивительно ловок с Властью для своего ранга. Аж зависть берёт. Порой даже хочется попробовать себя в жречестве, но стоит вспомнить всю ту недобрую молву, что ходит о вашем пути к могуществу, и сразу же отпускает!

После разрушения алтаря Девятерых во время штурма флактурма Толока, Больдо постоянно проходился по его «жречеству». И никакие объяснения, что Малк к священникам никакого отношения не имеет, его не трогали. Младший соученик теперь был в его глазах именно что жрец, но не из тех, что носят соответствующие одеяния и ведут службы, а… жрец-расстрига. Изгнанный из храма и теперь находящийся в сложных отношениях со служителями Девятерых. И чем это его заблуждение чревато, если свою глупость он начнёт распространять, Малк не хотел даже думать!

— Кстати о деньгах… Ты награду за защиту убежища получил? — спросил Малк, переводя разговор на больную для всех младших магов тему.

— Разумеется! — оживился Больдо и аж зажмурился от удовольствия. — Двадцать драхм за тела Трёхголового и ещё десять за оборону флактурма. Красота! — Голем перестал улыбаться и глянул на Малка: — Тебе ведь за быкоголовых тоже должно было что-то накапать?

— Угу, те же самые десять драхм… — нахмурился Малк. — Комиссия Школы сочла монстров слишком слабыми и заплатила по самой низкой ставке. Гады!

— Э, брат, тут ничего не поделаешь. Дело было в убежище, мы считались призванными на службу, а значит и трофеи принадлежали государству и Школе. Тут ничего не попишешь: надо радоваться тому, что дали, — принялся объяснять Больдо.

— Радоваться? Да если бы… Алтарь был приписан к церкви Рзавиана, и её руководство выставило счёт за разрушение святыни. Начали с двухсот драхм, но после вмешательства Школы снизили запросы до двадцати двух. И вместо награды в десять драхм пришлось расстаться ещё с двенадцатью, — раздражённо бросил Малк. — Они ведь ещё тему осквернения пытались продавить, тогда бы вообще мало не показалось!

— Слышал эту историю, слышал, — скривился Больдо и ободряюще похлопал по плечу. — Ничего и такое бывает. Главное, что ты ведь всё равно не в обиде, правильно?

Малку ничего не оставалось кроме как кивнуть. Потому что он действительно был не в том положении, чтобы жаловаться. Вместо денежного вознаграждения и ожидаемого списания некоторой части долгов перед Школой или Мастером, буквально седмицу назад ему вручили «белую грамоту» от Наместника. «Белую грамоту»! Документ, позволяющий сделать шаг к отмене чёрной звезды!

Правда, чтобы из паспорта исчезли все ограничительные отметины, таких бумаг должно быть девять, но и Варганд не сразу строился! Если Святые будут благосклонны, то и остальные «грамоты» он доберёт…

— Не знаешь, кто от Школы документы ездил заполнять? — вдруг кое-что вспомнил относительно награды Малк и подозрительно уставился на Больдо. — Это ведь не господин Тияз был, так?

Больдо лукаво усмехнулся.

— Нет. Это была Эйша, — тут он не выдержал и расхохотался: — Что, Малк Эттин в официальном документе глаза режет? Ну так поздно метаться. Теперь твоё прозвище в официальный реестр занесено. И убрать его оттуда будет ой как непросто.

Малк скривился и процедил сквозь зубы ругательство. Йоррох, проклятая змеюка всё же добилась своего! И кажется теперь он начинает понимать нелюбовь до сих пор незнакомой ему Кэйталин Птицы к стерве Эйше…

Впрочем, в Пекло Змею!

— Слушай, Больдо, а есть какие-нибудь подвижки в расследовании произошедшего во флактурме? Всё-таки столько людей погибло, — спросил Малк, взъерошив волосы.

Старший соученик помрачнел.

— Примерно полсотни обычных смертных и двадцать один Одарённый, если уж быть совсем точным. Не говоря уж о раненых… Да уж, ловушка на Трёголового, скажем прямо, не получилась!

— Ну и так какие изменения? Разобрались с причинами случившегося с господином Контом Два зеркала? Ведь с него всё началось, — уточнил Малк.

Больдо помотал головой.

— Куда там, всё только окончательно запуталось. Столько шума было, следственная группа аж с Релака прибыла, а толку ноль. Да, преступной небрежности в организации ловушки не выявлено, да, уязвимость в обороне флактурма возникла из-за демонической трансформации Младшего Магистра, и да, за несколько дней до Ночи он очевидно был заражён Скверной… И на этом всё, краткий итог почти двухмесячного расследования!

— Заражён? — уцепился за слово Малк.

— Именно. Кем-то или чем-то. Может в нехорошее место влез, способное даже Младшего Магистра сожрать и выплюнуть, может пленён был и особому ритуалу подвергся… Кто знает! — поморщился Больдо. — Мастер разрешил седмицу назад предварительный отчёт просмотреть, так там сказано, что за два дня до Ночи господин Конт плавал на один из малых островов, которых вокруг Риммы аж два десятка разбросано. Но на какой именно неизвестно. И что там с ним в действительности случилось тоже никто не знает…

— А зачем его туда понесло-то? — удивился Малк. — Красотами любоваться?

— Нет, не ими, — усмехнулся Больдо. — Со слов твоего большого друга Жака Улья, господин Конт бредил поисками демонических артефактов, способных помочь усилить его склонность к Огню. Это его навязчивая идея была, всё хотел что-то свой родне из Дома доказать… Без подробностей, конечно, но такое бывает. В чужих шкафах полно скелетов. Во всяком случае то, что в семье его не любили, это точно. Иначе родичи не ответили бы на сообщение о его смерти в том духе, что туда болвану и дорога. — Голем неодобрительно покачал головой. — И ведь вроде Дом небольшой, должны за Младших Магистров держаться, как вдруг такое отношение!

Однако Малк, помня о поведении господина Конта во внешней фракции, недоумение старшего соученика не разделял. В конце концов отличные маги, пользующиеся поддержкой Семейства или Дома, от хорошей жизни в преподаватели заштатной падшей Школы не идут. Правдоподобно звучали и причины, погнавшие его на неизвестный остров… Проблема в другом. Кто был настолько силён, чтобы не просто победить целого Младшего Магистра, но и подвергнуть его столь сложному магическому воздействию?! И как всё это соотносится с нападениями Трёхголового?!

Малк озвучил свои вопросы Больдо, однако ничего кроме разведённых рук и пожимания плечами в ответ не получил. Не знали ответов видимо и заезжая группа следователей, и Мастера Школы, а значит дело о массовой гибели Одарённых грозило и дальше оставаться открытым… Хотя с другой стороны, какое ему до этого дело? У него своих забот выше макушки!

— Может вернёмся к тренировке? — спросил Малк, приглашающее взмахнув дубинками.

— Давно пора, — осклабился Больдо, которого уже утомили разговоры.

Чего он действительно любил, так это драться. Поэтому отбросив оружие, Голем сжал кулаки и, даже не став укреплять себя магией Земли, ринулся в бой. Рукопашной схваткой заканчивалось большинство их занятий, и Малк уже знал, что сейчас можно не сдерживаться. Воин-маг был способен выдержать, не защищаясь, отдельные атаки сильных Бакалавров, что уж говорить про Учеников. И потому прежде, чем прикрыться тяжёлыми дубинками, Малк встретил старшего соученика Искрой в правое колено…

Домой Малк вернулся спустя полчаса. Упавший до пяти эргов резерв, три работающие «лечилки», два не залеченных ушиба и аж подрагивающие от усталости мышцы — вот итог занятия. Но Малк не жаловался. Сегодня он впервые за всё время смог выскользнуть из хитрого захвата Больдо и взять его на контрприём. Пусть тут же пришла расплата за ловкость — Больдо, невзирая на вовремя использованную Малком Власть, сначала кулаком вышиб из младшего соученика дух, а потом швырнул его об землю, — начало было положено. И когда-нибудь в схватках с Големом он перестанет выглядеть столь жалко!

Тем не менее, у последней тренировки была ещё одна цель. Малку крайне необходимо было истощить свои магические и жизненные силы, и он успешно с этим справился. А раз так, то дальше его ждало ещё одно занятие, теперь уже самостоятельное. И Малк очень надеялся, что сделанных приготовлений будет достаточно для достижения успеха!

Задуманное требовало не так много места, поэтому ломать голову с поиском подходящего помещения Малк не стал. Освободил центр спальни да и уселся по-стиксонски прямо на пол. Он бы даже лёг, но боялся уснуть из-за усталости. Затем дотянулся до ящика в прикроватной тумбочке, достал лежащий там флакон и поставил перед собой. Взбаламученная жидкость за закалённым стеклом отозвалась таинственным зелёным мерцанием, из-за чего возникло ощущение, что в полумраке комнаты загорелся болотный огонёк. Наверное это было красиво, но внешняя сторона Малка сейчас интересовала меньше всего. Все его мысли занимало предстоящее действо. И сохранять спокойствие у него получалось с трудом.

— Эликсир Пробуждения, уже третий за полторы седмицы. Просто рехнуться можно, — облизав пересохшие губы, пробормотал он.

После чего решительно взял флакон в руку, посмотрел на него и… выругавшись, поставил обратно. Йоррох, Йоррох, Йоррох!! Если и в этот раз не получится, то он даже думать не хочет, что с ним сделает Тияз Череп!

Эликсир Пробуждения, который ему предстояло принять, помогал магам Смерти преодолеть барьеры в практике Тайных Искусств. Такое было нередкость. Кто-то недостаточно хорошо подходил для выбранного колдовского пути, кому-то мешали травмы, а кто-то просто оказался недостаточно талантлив — магическая медицина решала многие вопросы. Малк вот, к примеру, вновь оказался чересчур живой для достижения первого слоя Трёх Призрачных Пульсов.

И ведь до последнего он верил, что справится сам! Но нет, едва появились признаки завершения формирования первого диска рядом с Кристаллическим Сердцем, как прогресс немедленно остановился. Сила впустую рассеивалась, ментальные формулы не оказывали никакого эффекта, а каждое занятие с Зеркалом Друзала заканчивалось зверской головной болью. Тупик, настоящий тупик!

Впустую промучавшись седмицу, Малк отправился за советом к господину Тиязу. Он ожидал всего — насмешек, обвинений в никчёмности и угрозы изгнания, но не понимающего кивка и… выставленного перед ним флакона с эликсиром Пробуждения.

— Ты — не гений, чтобы обходиться без поддержки. И слишком живой! — вот единственный комментарий, который дал Мастер.

— И сколько мне он будет стоить? — помня о главном законе магов, спросил Малк.

— Пять чёрных камней, — припечатал Тияз Череп.

И Малку ничего не оставалось, как смириться с предложенной ценой. В свою бытность Адептом он достал аналогичное зелье лишь, как выяснилось позже, с протекцией госпожи Леары. Заполучить в руки алхимические препарат гораздо более высокого ранга для него было и вовсе невозмно… ну или настолько затруднительно, что надежды на полное освоение первого слоя следовало отодвинуть далеко в будущее!

После того разговора, Малк почему-то не думал, что одного эликсира Пробуждения ему может не хватить. Видимо слишком был рад, надеялся взять недоступную вершину одним махом. Но, увы, увы, первый приём алхимического средства ничего хорошего не принёс. Нужный образ сформировался, стал более явным, но закрепиться во Дворце Духа не смог и снова исчез. Малк же опять отправился на поклон к господину Тиязу.

— Гении осваивают первый слой сами, таланты — после первого эликсира, обычные маги — после второго, а посредственности — после третьего, — расщедрился на очередное пояснение Мастер, выставляя следующий флакон.

А Малк принялся кивать, точно глиняный болванчик с Койдана…

Этот флакон был уже третий, долг перед Тиязом Черепом с сорока пяти чёрных камней вырос до шестидесяти, и четвёртая попытка не предусматривалась. Видимо поэтому Мастер сделал несколько подсказок, способных помочь в прорыве через слой. С его слов Малку требовалось избавиться ото всех помех, способных нарушить нужные ощущения внутри Дворца Духа. Убрать излишки жизненных сил, снизить объёмы резерва до того уровня, ниже которого невозможна тренировка с использование эликсира, и ни в коем случае не пользоваться Зеркалом Друзала — то есть сделать всё то, что по мнению Малка должно было максимально усложнить стоящую перед ним задачу!

Ну и как в таких условиях тренироваться?!

— А! В Пекло всё! — рявкнул Малк, наконец решившись и опять взяв в руки флакон. Криво усмехнулся и добавил: — Твоё здоровье, Кетот!

И на этих словах опрокинул содержимое посудины в рот. Зажмурился, сдавленно выдохнул — горло и пищевод ожгло точно кислотой, — после чего скользнул разумом во Дворец и принялся повторять уже давным-давно заученные формулы. Без Зеркала, так без Зеркала — хуже уже не будет!

Реакция на приём алхимического препарата возникла практически сразу. Сначала в районе желудка возник сильный жар, затем он распространился на живот и перетёк на копчик, где сконцентрировался в небольшой горячий шар. Пара ударов сердца, и уже этот шар как по мосту принялся подниматься по позвоночнику к голове. Здесь Малк больше не был безучастным свидетелем и помогал продвижению своей Властью. Наконец, достигнув макушки, сгусток таящейся в эликсире Силы скользнул внутрь черепа и… перед глазами Малка взорвался калейдоскоп красок.

Сознание так и норовило поддаться гипнотическому влиянию мельтешения цветов, однако Малк волевым усилием избавился от наведённых ощущений и погрузился во Дворец Духа. Начиналась самая важная часть. И он с максимально возможной концентрацией принялся воссоздавать уже десятки раз сотворённый «диск» с сакральным узором.

Во время тренировки с Зеркалом большую часть работы брал на себя артефакт — с ним легче было манипулировать энергией, фиксироваться на нужных схемах, сохранять от распада уже готовые части картинки. И поначалу было не очень понятно, зачем господин Тияз так настойчиво рекомендовал Малку на финальном шаге освоения первого слоя Трёх Пульсов полагаться только но свои силы. Однако дальше… дальше ответ нашёлся сам собой.

Как выяснилось артефакт жутко фонил, забивая «шумом» от своей работы те тончайшие вибрации, что вызывала практика Искусства. И пусть без него процесс грубого преобразования Духа мог затянуться на годы, с ним Малк за границы внешней формы практики точно бы не переступил. И не заметил то, что следовало бы заметить.

То ли сыграл опыт прошлых неудачных прорывов, то ли сказался эффект накопления от приёма уже третьего эликсира, но едва «диск» принял мало-мальски законченный вид, как Малк ощутил — совершенно ясно и отчётливо! — испускаемые кристаллическим солнцем в небе Дворца волны. Они были полностью незримы, однако менее реальны от того не становились.

Всё, что требовалось, это настроиться на «частоту» Сердца и… и остальное произошло словно само собой. Свежесотворённый «диск», как зримое воплощение освоенного первого слоя Искусства, начал испускать точно такие же вибрации. Они наложились друг на друга, после чего моментально произошло их кратное усиление и взаимная сонастройка образов. Весь Дворец вздрогнул, само его пространство пошло рябью, возникла череда вспышек. Малку даже показалось, что вот-вот всё рухнет, но предчувствие оказалось ложным. Несколько мгновений и всё успокоилось, а о произошедшем напоминали лишь висящий чуть выше и левее Кристаллического Сердца «диск» с сакральным узором и разросшийся до размера огромного луга участок с голубыми цветами — след Тайного Искусства, полученного от маски Мастера.

Первый слой Трёх Призрачных Пульсов был полностью завершён!

— Даже не верится! — простонал Малк, вытирая со лба пот и медленно поднимаясь.

На душе была не столько радость, сколько облегчение от взятия вдруг показавшейся недостижимой вершины. И ведь какая удивительная штука: знай он Адептом, что когда-нибудь сможет сделать этот шаг, то с ума сходил бы от счастья, а теперь всё на что его хватает, это мысль о том как будет заниматься на следующий день. Детство закончилось, да? Началась взрослая жизнь?

Докладывать господину Тиязу об успехе Малк направился в тот же день. Можно было и не спешить, но слишком уж задела его собственная бесталанность, слишком хотелось как-то реабилитироваться в глазах Мастера. Вот он, едва успев принять душ да легко перекусив, и рванул к уже хорошо знакомому коттеджу.

— Неплохо. Хорошая основа получилась. — Господин Тияз встретил Малка в своей фирменной манере. Никаких вопросов, один единственный пронзительный взгляд и сразу же вердикт. — И каково это впервые ощутить резонанс двух Тайных Искусств?

— Незабываемо, — усмехнулся Малк, вспомнив как содрогнулся весь Дворец Духа и возникло ощущение, что вот-вот и всё рухнет. Затем посерьёзнел и спросил: — Мастер, вы ведь не просто так об этом спросили, да?

Тияз Череп впервые на памяти Малка открыто рассмеялся. Тихо, не разжимая челюстей, но рассмеялся. И получилось у него это настолько холодно, зло и страшно, что на голове шевелились волосы.

— Разумеется, — с прежним равнодушием шепнул он. — Потому как если есть желание освоить остальные слои Искусства, тебе придётся данное ощущение всячески поддерживать и развивать. Понял?

Малк ответил вежливым поклоном. В том пакете информации о Тайном Искусстве, что он получил через лицо-маску, про резонанс тоже было кое-что сказано. Однако не так явно и менее убедительно. Поэтому напоминание господина Тияза точно не было лишним.

— Это ведь и есть та изюминка Трёх Пульсов, о которой вы однажды говорили? — помедлив, всё-таки спросил Малк.

— Узнаешь, когда придёт время, — хмыкнул господин Тияз и, отвернувшись, принялся греметь колбами на алхимическом столе.

Их разговор происходил в лаборатории Младшего Магистра, куда он пригласил Малка, едва тот появился на пороге. И как оказалось, сделал это неспроста. Разговор, который на вкус Малка уже можно было заканчивать, кажется плавно перетекал в очередной урок. Зная же натуру Мастера, простым он точно не будет!

— Расслабься, проверять твоё понимание основ философии не буду, — с интонацией Больдо, зовущего поохотиться на могучего демона, сообщил господин Тияз и сунул в руки Малка извлечённый из завалов… кусок сморщенной плоти, как-то очень сильно напоминающей язык. Очень даже может быть, что человеческий. — Раз ты сдвинулся с мёртвой точки в освоении Пульсов, пришла пора задать тебе ещё одно направление для учёбы… Положи на ладонь и попробуй исторгнуть в него часть своей жизненной силы!

Малк, никогда и ничем подобным не занимавшийся, вздрогнул. Требование было настолько неожиданным, что он даже безропотно принял вручённую ему гадость. Не уронил, не отбросил брезгливо, а взял в руку и… после минутного раздумья молча выполнил приказ Мастера.

Ларчик открывался неожиданно просто. Единственным способом манипуляции жизненной силы, известным Малку, было использование «лечилки». И вся разница с заданием господина Тияза заключалась конечной цели заклинания. Обычно он направлял энергию своего тела в место травмы, а теперь конечная точка сдвигалась чуть дальше. Потери при этом обещали быть жуткие, но… приказы Мастера не обсуждаются, да?

Малк активировал чуточку видоизменённую «лечилку» — пластичность чар ещё немного повысилась и это удалось без особых сложностей, — возникший же тёплый поток направил в ладонь. Когда же появилось чувство жара, попробовал Властью протолкнуть энергию дальше, за пределы кожи… И с некоторым удивлением увидел, что у него получилось. Да в высохший кусочек плоти вошла лишь капля жизненной силы, но ведь вошла же!

— Отлично! — кивнул господин Тияз, от которого не укрылся успех его студента. — Теперь смотри.

Вытянув руку, он прямо в воздухе написал цепочку из восьми знаков Руноглифа и заставил её слабо светиться. После чего требовательно посмотрел на Малка.

— Базовая форма заклинания Рассеивания, — пожав плечами сообщил Малк. — Давно стало частью моего Нимба…

— Верно, — возникло ощущение, что господин Тияз зло усмехается. — А теперь?

Младший Магистр в быстром темпе последовательно прикоснулся к каждой руне, отчего те буквально вывернулись наизнанку. Немного полюбовался получившимся результатом, добавил сверху и снизу несколько дополнительных знаков, после чего сгребающим движением собрал всё в кучу, сжал и… выстрелил светящейся точкой в лежащий на руке Малка язык.

Прошла секунда, другая. Ничего не происходило, и Малк недоумённо перевёл взгляд с куска высохшей плоти на Мастера.

— И что дальше… — начал было он, но тут заклинание наконец пробудилось, и ему резко стало не до разговоров.

Капля жизненной силы внутри «языка», которую Малк до сих пор ощущал, внезапно сжалась ещё больше, следом усилился жар в центре ладони и по руке снова потекла энергия, чтобы затем прорваться наружу. Не по воле Малка, но подчиняясь магии Мастера.

Он попробовал сопротивляться, воздействовать Властью и собственным Рассеиванием — бесполезно. Волшбу Младшего Магистра ему было не пересилить. А пока он пытался бороться, некогда мёртвая плоть наливалась жизнью, расправляла складки и… всё больше походила на самый настоящий язык.

— Что я сделал с Рассеиванием? — чеканя слова, спросил Младший Магистр.

Выглядел Мастер настолько пугающе, что хотя как Малк подозревал, чтобы освободиться от чар, достаточно отбросить подальше заколдованный кусок мяса, сделать это он так и не решился.

— Преобразовали его в… в Сбор или что-то вроде этого? — ответил Малк, после нескольких секунд лихорадочных размышлений.

— Именно! — довольно закхекал Младший Магистр. И отток жизненной силы моментально прекратился. — Рассеивание превратил в его полную противоположность… Понимаешь куда я клоню?

Малк потрясённо выдохнул короткое да. Возможность превращать заклинания в их зеркальные аналоги… Не заучивание дополнительных рун, а преобразование уже имеющихся… Йоррох, да у него слов не хватает, чтобы описать открывающиеся перспективы!

— Разного рода недомаги ограничиваются изучением небольшого набора знаков Руноглифа, формируют на его основе заклинания, входящие в Нимбы, и этим ограничиваются. Те, у кого в башке есть хоть немного ума, идут дальше — расширяют своё знание рун, адаптируют их под себя и через них выводят формулы стандартных ритуалов и чар. Я же предлагаю шагнуть ещё дальше и добавить к строгому языку математики чуточку творчества, — ровным голосом сообщил господин Тияз и с намёком добавил: — Всё, что от тебя требуется, это научиться слушать «звучание» чар и… правильно подбирать их антиподы. И шаг в нужном направлении, освоив первый слой Тайного Искусства, ты уже сделал.

Малк бросил изумлённый взгляд на Мастера и тут же потупился. Похвала от Черепа? Это что-то новенькое. А где привычная мотивация в виде плохо прикрытых — или совсем не прикрытых — угроз?

— И какой шаг должен быть следующим? — спросил он, не поднимая глаз.

Младший Магистр покровительственно фыркнул.

— Тренироваться дальше и… да, и расширять своё понимание Руноглифа. Без этого всё же никак, а твои полсотни базовых знаков — это… это просто какой-то позор! — Господин Тияз немного помедлил и, предвосхищая следующий вопрос Малка, сказал: — Можешь обращаться за помощью к старшим соученикам. Этими знаниями я им делиться разрешаю… А теперь свободен!

Момент, когда он снова оказался перед входом в дом Мастера, Малк опять пропустил. Пространство мигнуло, секундное головокружение, и вот он уже стоит на улице, едва ли не уткнувшись носом в дверь. Словно Малк был в гостях не у бывшего знатока магии Пепла и нынешнего некроманта, а у специалиста по локальной телепортации.

Интересно, а есть в магии темы, в которых господин Тияз не разбирается? Иллюзии, могущественные артефакты, разного рода проклятия, духи-марионетки — список знаний Мастера падшей Школы внушает уважение. Теперь вот добавилось умение работать с духовным резонансом и весьма глубокое понимание законов построения заклятий. В другой ситуации Малк сходил бы с ума от радости, что у него такой учитель, но полнейшее непонимание планов господина Тияза на его счёт, приучало к сдержанности. За всё надо платить, даже за сущую мелочь, а раз так, то какова же будет цена всего того, что на него свалилось? Прошло уже столько месяцев с начала его ученичества, а ясности больше так и не стало…

Несмотря на рекомендацию Мастера обратиться за помощью в изучении знаков Руноглифа к остальным соученикам, сразу к ним Малк не пошёл. Сначала решил узнать о соответствующих курсах во внешней фракции Школы — надеялся обучение по официальным каналам окажется выгоднее. Однако когда увидел, что за сорок драхм предлагается всего пять уроков по изучению почти сотни рун, к идее моментально охладел. Новые знаки отличались от базовых гораздо большей сложностью. С первого раза изучить их было решительно невозможно и даже помощь Бакалавра на пике ранга ситуацию не исправляла.

И он проторенной дорогой отправился к Больдо. Вот только там его ждал неприятный сюрприз.

— Э-ээ, брат Малк. Чистая магия не моя тема! Поднатаскать тебя в боёвке, дать кому-нибудь по башке, помочь с экскурсией по самым дрянным местам острова — это я всегда готов, но Руноглиф… Нужные тебе руны я, конечно, знаю, но передать их кому-то… Слишком муторное дело, — огорошил его Голем, едва понял суть просьбы. — Ни за какие деньги не соглашусь. И не проси!

Воин-маг возражал столь решительно, что аж раскраснелся. Чувствовалось, что младший соученик невольно задел больную тему, и отступать он не намерен.

Впрочем, как и Малк.

— А если не за деньги? — вкрадчиво сказал он, невольно копируя голос Толфана, торгующегося с охранником интерната о разрешении на тайную отлучку.

— Извини, но что ты можешь мне предложить? — немного обидно ухмыльнулся Больдо.

Однако Малка ему смутить не удалось.

— Например… помощь в сборе трав из списка Мастера. Эйша говорила, что у тебя с выполнением поручений учителя возникли какие-то сложности? — вернул он улыбку.

И не смог сдержать смеха, когда увидел как вспыхнул интерес в глазах Голема.

— Ты видел мой список заданий? Он немал! — со значением сказал Больдо.

— Так я его весь выполнять и не собираюсь, — осклабился Малк, — но с парой-тройкой позиций помочь точно смогу!

— Шесть видов трав или плодов. На меньшее я не согласен! — тут же бухнул Голем, словно и не он совсем не давно отказывался даже говорить на тему учёбы.

— Три. Мой максимум — три позиции из списка. И уступать я не намерен, — покачал головой Малк.

На какой-то миг ему показалось, что он перегнул палку — слишком уж сильно помрачнел от его слов Голем, — но только на какой-то миг. Спустя пару секунд раздумий, Больдо сверкнул улыбкой и протянул руку для рукопожатия. Похоже Малк-таки получил своего учителя Руноглифа!

— Только сразу предупреждаю: все известные мне руны нацелены либо на защиту, либо на укрепление тела. Хочешь чего-то большего — иди к кому-нибудь другому, — словно спохватившись вдруг сказал Больдо.

Скрыть удовольствие от того, что ему удалось утаить от Малка столь важную информацию, он даже не пытался.

— С моими заклинаниями такой набор знаков будет в самый раз, — дёрнул уголком рта Малк и, будто невзначай, спросил: — А к кому, ты говоришь, подходить, если вдруг… большего захочу?

Больдо понимающе подмигнул.

— К Эйше, конечно. Это она у нас всё за рамки пути мага Родословной вырваться хочет. Значит с ней и разговаривать надо. — Старший соученик немного помедлил, но всё же продолжил: — А ещё можешь попробовать с Крысом пообщаться, когда тот вернётся. Он больше всех знает и может, только вот… делиться этим не любит. И помощью в сборе нескольких травок ты не отделаешься! Ясно?

О Кэйталин Птице Больдо не сказал ни слова, а переспрашивать Малк не захотел. Хватало и того, что он уже услышал. Да и не до того было — его ожидал очередной раунд торговли, правда, на этот раз из-за содержания заданий, которые предстояло выполнять в качестве «помощи». И что-то подсказывало: упёртость Голема в важных для него вещах раскроется здесь во всей своей полноте…

Чтобы не откладывать взятые на себя обязательства в долгий ящик, на поиски «травок» Малк отправился уже на следующий день. Почему-то ему казалось, что лень — единственная причина отставания Больдо от графика исполнения распоряжений господина Тияза. И зная названия колдовских растений, их описание и район произрастания, при должном усердии можно управиться весьма быстро. Надо только стараться. Ну и думать головой, когда выбираешь что и, главное, где ищешь.

Малк вот думал, и поэтому в ходе торговли с Больдо нацелился именно на те ингредиенты для будущих зелий, что росли как можно ближе друг к другу. Всё боялся старший соученик будет возражать, подсовывая растения на разных концах острова. Однако тот оказался неожиданно покладист, и теперь, если удача от Малка не отвернётся, он мог рассчитывать закончить с карьерой травника всего за день.

— «Адский цикорий, пальцы мёртвых, демон-и-демоница — все три считаются растениями Смерти, для устойчивого развития требуют наличие в окрестностях повышенного энергетического фона и вне кладбищ встречаются весьма редко», — ещё раз перечитал описание Малк и торжествующе усмехнулся.

После разговора с Больдо он сразу заглянул к одному специализирующемуся на зельеварении студенту внутренней фракции — тоже личному ученику Мастера и Младшего Магистра. И тот всего за полдрахмы показал на карте все старые и новые кладбища, подходящие под требования «травок» из списка. Отметок получилось довольно много, но Малк сразу уцепился за ту, что ближе всего располагалась к внутренней фракции. Это был тот самый жальник, где росло Призрачное Древо и где его способности проверял господин Тияз. Место уже знакомое, вроде бы безопасное… Так почему бы с него и не начать поиски?!

Сказано сделано, и уже в девять утра Малк стоял перед проходом в ограде, а доставивший его до места возница разворачивал экипаж для возвращения в Школу. Обратно младший ученик господина Тияза собирался возвращаться самостоятельно.

— Что ж, начнём! — Малк аккуратно спрятал документ за пазуху, одёрнул жилет и ненадолго замер, прикрыв глаза.

Вряд ли столь ценные травы, что могут заинтересовать даже Младшего Магистра, будут находиться на виду и ждать, когда их сорвут. Нет, поиски их наверняка будут сродни охоте, а значит подходить к ним надо со всей тщательностью. Не пренебрегая даже советом, который вложил в уста одного бывалого травозная создатель Сборника колхаунских народных сказок. И раз согласно ему, шерстя всевозможные укромные местечки травник должен мысленно постоянно представлять образ нужной травы, значит так Малк и будет поступать.

Вдруг поможет?!

В том, что далеко не всем приметам и советам, пусть даже из десять раз древних и сто раз засекреченных сборников, стоит верить он убедился спустя восемь часов. Малк обошёл все могилы, сунул нос во все мало-мальски привлекательные заросли, даже у подножия Призрачного Древа покопался — всё без толку. Ни одна из «травок» в руки ему так и не далась. Дошло до того, у Малка появилась мысль, что возможно и с неудачливостью Больдо в плане сбора не всё так просто. И лень не единственное оправдание его неудач с выполнением заданий.

— Йоррох! — выдохнул Малк, устало распрямляя спину.

По ощущениям в полусогнутом состоянии он провёл никак не меньше пяти-шести часов, и тело просило отдыха. Ещё раз окинув взглядом уже казалось вдоль и поперёк исхоженный жальник, Малк подошёл к Призрачному Древу и уселся у его подножия. После той истории с вонзённым в ствол проклятым ножом, прикидывающееся старым обгорелым дубом дерево не только больше не проявляло по отношению к нему никакой угрозы, а наоборот всячески выказывало своё расположение. Не пряталось за мороками, не натравливало пучки щупалец, не атаковало с помощью Власти, а когда Малк оказывался в непосредственной близости, и вовсе старалось создать вокруг него максимально комфортную атмосферу.

Это было… странно. Призрачное Древо словно бы видело в Малке своего дальнего родственника и теперь всячески пыталось его поддержать. О причинах можно было только догадываться. Необычное соединение испорченного Жизнью тела и стремящегося к Смерти Духа, какие-то неуловимые вибрации от его Власти, просто личные симпатии полуразумного создания к победителю — это могло быть что угодно. Однако Малк, честно говоря, вникать в подробности не желал. Драться не надо и ладно, он сюда не ради исследований приехал.

Просто сидеть, скучать, деятельная натура Малка считала излишним расточительством. И пока тело отдыхало, сознанием он скользнул во Дворец Духа — проверить изменения после достижения первого слоя Тайного Искусства и немного попрактиковаться в техниках следующего. В конце концов без Зеркала прогресс в освоении Трёх пульсов хоть и двигался вперёд черепашьим шагом, но ведь двигался же!

Полюбовавшись парившим рядом с кристаллическим солнцем «диском», Малк быстро пробежался по последовательности образов — они облегали настройку Духа на тренировку, — и сконцентрировался на чувстве резонанса. Именно от него следовало отталкиваться при дальнейшей практике Трёх пульсов, а значит данное ощущение следовало тщательно развивать и взращивать.

Нужное состояние пришло почти сразу, и внутренний мир Малка тотчас преобразился. Кристаллическое Сердце, Нимб и входящие в него заклинания, «диск» — все они предстали в виде определённых вибраций, складывающихся в нечто единое и не диссонирующее друг с другом. И оттого вдвойне удивительнее, что рядом, но всё же за пределами Дворца Духа, Малк внезапно обнаружил ещё один источник духовных колебаний. Причём источник очевидно созвучный его Духу!

Призрачное Древо?

Влекомый любопытством Малк осторожно подстроился под новую волну, затем потянулся навстречу Властью и… ощутил немедленный отклик. Его тонкое тело словно бы слилось с телом колдовского дуба — теперь это было уже совершенно ясно, — стало больше, массивнее и обрело некие дополнительные способности. Прежде всего те, что отвечали за поглощение Силы.

Малк машинально выполнил формулу сбора и какое-то время наблюдал за тем, как энергия ручейком вливается в его резерв. Затем прикинул размер входного потока и мысленно присвистнул. Без Зеркала точно не скажешь, но то, что скорость поглощения магии увеличилась более чем в полтора раза, тут никаких сомнений. Да, это конечно ещё не источник, но однозначно лучший из известных Малку Очагов!

От мысли, что он нашёл себе идеального помощника в его занятиях с Зеркалом, Малка охватило возбуждение. Йоррох, если всё правильно организовать, то он и два раза в день практиковать сможет!!!

Эмоции переполняли, и сохранять необходимое для нахождения во Дворце Духа сосредоточение дальше было невозможно. Так что Малк, стряхнув с себя навеянную возвращением в тело сонную одурь, медленно раскрыл глаза… чтобы тут же с проклятиями зажмуриться. Когда он садился медитировать уже начинался вечер, и солнце только-только зашло за верхушки деревьев, теперь же оно приближалось к зениту и светило прямо в лицо.

— Святые демоноборцы, целую ночь что ли просидел?! — пробормотал Малк, со стоном поднимаясь. Конечности затекли от долгоой неподвижности и теперь со стороны его движения напоминали шевеления паралитика. — Вибрации, резонанс, совместимость… Кажется с этими штуками следует быть поосторожней. Иначе сядешь так потренироваться и не заметишь как седмица пролетит.

Вернув членам былую подвижность и хорошенько проморгавшись, Малк двинулся было в сторону выхода с кладбища, как вдруг едва ли не споткнулся о пять похожих на белые сосиски отростков, торчащих из земли. Пару ударов сердца тупо таращился на них — на какой-то миг ему показалось, что это мертвяк тянет из-под земли руку — и лишь затем с удивлением узнал в необычном растении потребные ему пальцы мертвеца.

Они что, под самым носом у него росли что ли?

Травник из Малка конечно ещё тот, но пропустить находящиеся под ногами колдовские «травки» даже для него было чересчур. Потрясённый он перевёл взгляд дальше и тотчас наткнулся на нечто и вовсе невообразимое — в пяти-шести саженях от Призрачного Древа десяток кустиков адского цикория окружал могильный холмик, сплошь затянутый множеством пучков демона-и-демоницы. Тут уже стало понятно, что ни о какой случайности не могло быть и речи. Малк наблюдал плоды стараний хозяина жальника. И уже не важно, поспособствовал ли колдовской дуб росту этих растений, или просто убрал мешающие его двуногому «другу» мороки, главное другое — Малк получил возможность собрать все нужные ему травы одним махом.

И отказываться от этого подарка он не собирался! Поэтому поблагодарив Призрачное Древо коротким духовным импульсом и услышав в ответ явственный скрип от покачивающихся веток, Малк опустился на колени и принялся рыхлить землю вокруг пальцев мертвеца. Первый кандидат на отправку в коробку для хранения особо ценных ингредиентов уже определился, и теперь Малк пытался понять, хватит ли у него нефритовых шкатулок, чтобы собрать урожай всех растущих перед ним трав…

Кладбище Малк покидал с ощутимо потяжелевшим мешком и уверенностью, что он не только закрыл свой долг перед Больдо, но и разделался с некоторыми пунктами уже из собственного списка заданий. И это было настолько здорово, что Малк поддался охватившей его эйфории и позволил себе немного помечтать о будущем. О том, как освоит Тайное Искусство, как разнообразит арсенал ритуалов и чар, как расплатится с иными долгами — в том числе моральными, — и как станет по-настоящему свободным!

Малк сам не заметил, как увлёкся, и перестал следить за окрестностями. Шёл себе и шёл, лениво переставляя ноги, и был совершенно не готов встретить на полузаброшенной лесной дороге кого-либо ещё.

Он только-только вывернул из-за кустов, густо разросшихся на обочине, как вдруг словно гром среди ясного неба внезапный крик:

— Святые, и кого же я вижу? Неужели запропастившегося демоны знают где Малка Эттина?!

Малк вздрогнул, цапнул рукояти тесаков и только потом узнал голос. Разумеется это была Змея — только она так цеплялась за проклятое прозвище. Девушка стояла на подножке застрявшего в выбоине экипажа и энергично махала ему рукой.

— Сиськи Дораны! Разве можно так пугать?! — пробормотал Малк несвойственную для себя грубость и уже громче сказал: — И тебе не хворать, Эйша! Не скажешь, чего забыла в такой дыре?

— Фу как неприветливо! — ответила Змея, соскакивая на землю и направляясь навстречу младшему соученику. — А где же «рад тебя видеть, моя дражайшая Эйша»?

Малк досадливо поморщился. Какая ещё к Йорроху «дражайшая»?! После Эттина в «белой грамоте» она для него навсегда станет «занозой в заднице» или ещё кем похлеще.

— Ты сегодня непривычно одета, — вместо этого сказал он. — Что изменилось?

Старшая соученица вместо традиционного брючного костюма щеголяла в чёрном мужском жилете поверх белой сорочки с закатанными рукавами, чёрных же бриджах для верховой езды и коричневых высоких ботинках. Но больше всего привлекали внимание два тёмно-зелёных браслета, охватывающих оба запястья девушки. За те восемь месяцев, что Малк знал Эйшу, с подобными украшениями она появилась впервые.

— Пока ничего, но скоро, очень скоро… — хрипло рассмеялась Эйша, любовно поглаживая один из браслетов.

Несмотря на отсутствие магического фона, у Малка начало крепнуть подозрение, что это артефакты. И получила их Змея явно в одной из тех поездок, в которые Мастер периодически отправляет старших учеников. Интересно, какие у них свойства? Защитные, атакующие или какие-то ещё?

— Больдо говорит, ты тут старшим товарищам надумал помогать? — вдруг спросила Эйша, провокационным тоном.

Малк нахмурился.

— Если договоримся о цене, — осторожно проправил он старшую соученицу. — Ты за этим сюда приехала?

— Почти, — усмехнулась Эйша. — Вообще думала подождать, когда вернёшься, но тебя всё нет и нет. Вот я и забеспокоилась.

На языке хоть и вертелось, что они не в тех отношениях, чтобы беспокоиться друг о друге, но озвучивать данную мысль Малк не стал. Вместо этого равнодушно пожал плечами и бросил:

— С чего бы это? Меня дома всего сутки не было…

— Серьёзно? А вот согласно записям в журнале охраны, ты уже три дня как покинул пределы внутренней фракции, — изобразив на лице задумчивую мину сообщила Эйша, чем привела Малка в состояние крайней растерянности.

— В смысле три дня?! Я же только вчера медитировать сел… — осторожно сказал он.

Чем вызвал у Змеи странный смешок.

— О, кто-то чересчур увлёкся практикой… С некоторыми Искусствами такое бывает, да. А уж если человек «везунчик», то при неосторожности процесс может настолько затянуть, что самостоятельно из ментальных дебрей и не выбраться! Так что ты там поосторожнее.

Акцент на «некоторых Искусствах» хоть и был едва уловим, но всё же был. Малк сделал мысленную пометку хорошенько обдумать этот момент, однако вслух спросил:

— Может у старшей сестры по Мастеру есть какой-то более практичный совет?

— Как ты заговорил… — восхитилась Эйша. — Ну да ладно, вежливость надо ценить. Совет простой: либо практикуй с Зеркалом Друзала — с той моделью, где есть контроль времени, либо покупай магический будильник и перед медитацией цепляй себе на руку. Без артефактов не тренируйся! — Видимо для большей значимости девушка поводила перед носом Малка указательным пальцем. Затем с улыбкой спросила: — Такой совет тебя устроит?

Малк кивнул. И Эйша тут же весело скомандовала:

— Тогда если с расспросами покончено, помоги вознице развернуть экипаж и поехали. Раз ты теперь охотник за редкими травами, хочу показать одно «рыбное» место… Из тех, что для меня в данный момент «закрыты». Понял?.. А! Ни Йорроха ты не понял!! Ладно, приедем на место и сам со всем разберёшься… Главное, пошевеливайся! Нам надо до вечера успеть…

Малк несколько оторопевший от напора Змеи, поначалу хотел было послать нахалку со всеми её инициативами подальше, но затем прикинул, что ему и вправду в будущем придётся договариваться с ней насчёт её порции знаний о Руноглифе, и… молча кивнул. Раз уж Эйше так хочется его куда-то отвезти, что она лично отправилась на его поиски, то почему бы не пойти даме навстречу? Вдруг попутно удастся узнать кое-что сверх того, что ему отмерила хитрая как демоническая змея Ученица?

И он с показной ленцой направился в сторону кареты…

Несмотря на то, что Эйша говорила об одном вполне конкретном месте, к нему они поехали далеко не сразу. Сначала девушка долгие несколько часов возила младшего соученика по самым укромным урочищам на востоке острова Риммы, пригодным для произрастания колдовских «травок». И лишь когда Малк отметил их все на карте, попутно уяснив ценность полученных знаний, лишь тогда велела вознице править на Змеиный холм.

— Что это за место? — устало спросил Малк, которому уже остодемонело мотаться по бездорожью и слушать лекции о бесчисленных сорняках.

— Настоящая жемчужина в нашей сегодняшней коллекции, — с загадочной улыбкой сказала Эйша, выглянув на мгновение в окно. Возникло ощущение, будто она хотела убедиться, что день уже клонится к закату. — Кстати единственная точка в этой части Риммы, с которой в любую погоду можно увидеть Левого и Правого Братьев… Если смотреть на них с любого другого места, то они всегда затянуты туманом, а вот если отсюда, уж не знаю по какой причине, то оба как на ладони.

— Эйша, какие ещё к Йорроху Братья? — спросил Малк почти ласково. — Нас вроде как колдовские травы интересуют. Или уже нет?

Змея с едва заметной улыбкой покачала головой.

— Братья — это два острова. Небольших, почти крохотных. На одном перед Восстанием рыбацкий посёлок располагался, а на другом — усадьба Младшего Магистра Школы. Однако после Гражданской войны ничего не осталось… И да, к нашей поездке они никакого отношения не имеют, просто забавный факт, — сообщила она и деловым тоном добавила: — Но вот что нам действительно важно, так это наличие на вершине холма крохотного источника Пневмы. Его даже полноценным первым классом назвать сложно, к тому же он загрязнён смесью Жизни и Смерти. Но именно благодаря ему Змеиный холм считается раем для тех травников, кого интересуют весьма специфические травки…

— То есть я правильно понимаю, что такое хорошее место известно всем и каждому, благодаря чему там теперь не найти даже самого завалящего цветочка? — скептически уточнил Малк.

— Если бы! — снисходительно усмехнулась Эйша. — Холм не просто так называется Змеиным. И любой неосторожный любитель пособирать редкие колдовские растения рискует встретить очень рассерженных его обитателей.

— Обычных змей? — поморщился Малк.

— Нет, призрачных. Которых не берёт ни обычная магия, ни доступное простым смертным оружие, — с намёком сказала Эйша. Немного помедлила, не сводя с Малка глаз, а затем пояснила: — Я, как ты уже знаешь, с бестелесными созданиями пока справиться не в силах. Чего нельзя сказать о тебе…

Малк нахмурился.

— Это ты на экзорцизм намекаешь?

— Может на экзорцизм, а может на твою чересчур сильную Власть или удивительную способность противостоять охотящемуся на тебя бестелесному карлику. Сам думай… — Эйша хитро ему подмигнула и тут же деловито поинтересовалась: — Ну так что, проверишь силы или боишься?

Не надо иметь семи пядей во лбу, чтобы понять: Змее зачем-то очень надо затащить Малка на этот холм в вечернее время, причём ради этого она готова пойти на любые ухищрения. И с одной стороны надо бы от подобных дел держаться подальше, а с другой — кто знает, ответы на какие вопросы найдёт Малк, когда поднимется на вершину?

А, к Йорроху всё!

— Так что, мне одному идти? — чувствуя, что он обязательно о том пожалеет, спросил Малк с кривой усмешкой.

— Разумеется. Я ведь уже всё объяснила, для меня Змеиный пока «закрыт», — с видимым облегчением заулыбалась Эйша.

— Ну тогда проследи за вещами? Хорошо? — небрежно бросил Малк, кивая на лежащий рядом мешок с урожаем кладбищенских трав.

Уже сделал было движение, чтобы вылезти из салона экипажа, но вдруг кое-что вспомнил и вернулся обратно. После чего снова потянулся к своим вещам.

— Что такое? Боишься ценности твои украду? — обиделась Змея.

Малк помотал головой.

— Нет. Просто хочу кое-что забрать.

И на этих словах достал из горловины мешка две «авалонки». Сражение во флактурме кое-чему его научило, и наряду с идущими на продажу артефактами он сделал несколько штук и для собственного использования. Две «лечилки» и восемь Искр — ровно столько, чтобы поместилось в две стандартные сумки-«авалонки». Причём, сосуды с боевым заклинанием он создавал на свой страх и риск. Изготовление оружейный артефактов без имеющихся на то разрешений и лицензий каралось властями самым решительным образом. Но когда приходится выбирать между спасением жизни и проблемами с законом, выбор очевиден.

Прицепив обе сумки себе на пояс, Малк отсалютовал странно поглядывающей на него Эйше и энергично зашагал к холму. Призрачные змеи, говорите? Что ж, он готов на них посмотреть. Как и на то, что в действительности находится на вершине…

Впрочем сразу наверх Малк не полез. Поначалу он прошёлся вдоль основания, разыскивая подходящие тропинки. И лишь когда ни одну не нашёл — что косвенно подтверждало слова старшей соученицы о непопулярности Змеиного среди смертных сборщиков трав, — лишь тогда принялся карабкаться по заросшему склону.

— Не забывай про призрачных тварей!!! — донёсся до него крик Эйши, когда в особо сложных для подъёма местах он начал помогать себе руками.

И Малк едва сдержался, чтобы не ответить грубостью. Советчица йоррохова! Чем заботу изображать, лучше бы объяснила за каким демоном в действительно его наверх послала!

Впрочем раздражение раздражением, а совету он внял и стал более внимательно поглядывать по сторонам. И когда из-за неприметной кочки вдруг прямо по воздуху в его сторону выстрелила полупрозрачная вытянутая тень, к её появлению он оказался полностью готов. Поймал гадину защищённой Властью ладонью и без затей отшвырнул прочь. Мог бы вовсе убить, но честно говоря пожалел энергию на Рассеивание. И как оказалось не зря. Ни эта конкретная змея, ни и её товарки больше не нападали. Да и вообще при виде Малка все обитатели Змеиного холма в дальнейшем спешили убраться прочь, превращая потенциально опасный подъём едва ли не в увеселительную прогулку.

Наконец Малк оказался наверху, если верить духовному чутью — в трёх саженях от центра упомнутого источника Силы. Он был готов к чему угодно — к нападению всех призрачных змей разом, к открытию портала в Пекло и даже к появлению господина Тияза собственной персоной. Чего он точно не ожидал, так это того, что после подъёма на холм ровным счётом ничего не произойдёт. Будто всё, что ему до того сказала Эйша, было сущей правдой, и единственное чего она хотела, это прояснить саму способность Малка преодолеть кордоны бестелесных защитников Змеиного.

— Проклятье, это как-то даже обидно… — протянул Малк, чувствуя себя жертвой розыгрыша.

Ещё раз огляделся, нашёл взглядом несколько знакомых ему колдовских трав — их здесь было действительно немало, даже пальцы мертвеца имелись — и помянул Йорроха. Нет, что-то здесь не так! Точно не так! Раздражённо мотая головой, Малк решительно направился к источнику. Если и надо искать где-то подвох, то именно в нём!

Однако спустя несколько минут он убедился, что и здесь всё тоже было в порядке. Как и говорила Эйша, это был слабенький природный источник Пневмы, настолько загрязнённый всевозможными флюидами, что Малка передёргивало при одной мысли зачерпнуть из него Силу. Ничего опасного или хотя бы просто подозрительного.

Если бы Малк не был так нацелен на поиск всевозможных странностей, явно выбивающихся из общего фона, он бы, наверное, так и отправился обратно. И даже потом выяснять отношения с Эйшей не стал бы. Но он именно что искал всё необычное. И наконец нашёл. По непонятной причине в центре источника не было ни одного растения, требовательного к повышенному магическому фону. Вместо ожидаемых колдовских трав, там росли более чем обычные полевица, овсяница и ситник. Ни тебе следов магических мутаций, ни признаков химеризации, ни последствий отравления Силой. Всё нормально настолько, что это уже само по себе вызывало подозрения.

Уже догадываясь, что сейчас увидит, Малк приблизился к необычному участку, присел на корточки и кончиком тесака подцепил участок дёрна. Надавил, потянул и вот уже вслед за клинком поднимается целая полоса, кем-то заботливо вырезанная и аккуратно размещённая в источнике. А под ней… под ней в неглубокой яме лежал скелет человека.

Малк снова помянул Йорроха, а следом и всех Девятерых поимённо. Встал, посмотрел вниз — Эйша вместо того, чтобы скучать в салоне, увлечённо копалась в багажном отделении позади экипажа — и снова повернулся к своей находке.

Скелет, серьёзно?! Змея хотела, чтобы он нашёл обычный скелет?

Малк торопливо расчистил подобие могилы от остатков дёрна и после минутного изучения подтвердил прежний вердикт: кости действительно принадлежали человеку. Смертному, без травм и магических отметин. И это… это превращало происходящее в абсолютную бессмыслицу. Кому понадобилось помещать находящиеся в идеальном состоянии человеческие останки в центр слабенького природного источника? Будь здесь следы ритуала или окажись вместо скелета тело целиком, Малк бы понял. Проведя восемь месяцев во внутренней фракции Школы, где полно кукольников, и имея в учителях самого настоящего некроманта, сложно не знать о некоторых нетрадиционных методах создания немёртвых марионеток. Но кости…

Или это такая маскировка? Малк нахмурился, сотворил в ладони самое мощное своё Рассеивание — восемь эргов не пожалел — и шлёпнул его в середину грудной клетки своей находки.

Реакция последовала незамедлительно. Место, куда он применил чары, засветилось серебром, от него потекли во все стороны струйки тумана, и так до тех пор, пока весь скелет не скрылся от взгляда Малка. Затем короткая вспышка и… и Малк с проклятиями отшатнулся от могилы, на ходу вытягивая сразу из обеих «авалонок» сосуды с Искрами. Морок, прикрывавший кости исчез, и открылся истинный облик умершего. Хотя почему умершего? Вполне себе живого и здравствующего! Вместо смертного человека из ямы на Малка свирепо сверкал глазами самый настоящий демон. Да не какой-то неизвестный, а старый знакомец Трёхголовый — эта омерзительная смесь человека, ящерицы и богомола.

— Вот куда ты раны приполз зализывать, — процедил Малк, продолжая пятиться. — Лучше места не нашёл или именно такой источник тебе больше по вкусу приходится?

Ответа он не ждал, болтая больше для собственного успокоения. Поэтому когда монстр неожиданно распахнул пасть и выдохнул протяжное: «Ты-ыыы!!», аж растерялся. Гадина настолько разумна, что способна говорить? В убежище она ему показалась несколько менее развитой… Или тогда просто было не до того?

Знакомое лицо словно бы разбудило Трёхголового от спячки. Издав утробный вой, он одним прыжком вылетел из могилы и с каким-то металлическим скрежетом вместо рычания ринулся на Малка. Четыре шага — вот сколько их разделяло друг от друга. И три из них демон преодолел за какую-то секунду. Он сделал бы и четвёртый, но тут Малк раздавил между пальцами сосуды с чарами и практически в упор выпустил в грудь Трёхголовому сразу две заряженных до предела Искры. Тварь споткнулась, едва не упала и… получила в то же самое место ещё два магических снаряда. А затем ещё два и ещё.

Несмотря на всю сложность ситуации, каждый истраченный одноразовой артефакт отзывался в сердце Малка самой настоящей болью. Учитывая, сколько сейчас стоил сосуд с боевым заклинанием нулевого круга, он не заклинания бросал в демона, а полновесные драхмы… И ладно бы был какой-то результат! Израсходовав все свои запасы, единственное чего Малк добился, это остановил атаку Трёхголового. Да и то временно. Если он собирался выйти из драки победителем, следовало придумать нечто более действенное!

Вопреки словам Больдо о том, что демон из Хеймдарка не владеет серьёзной магией, тварь вдруг замерцала, пошла рябью и разделилась надвое. Так что перед похолодевшим Малком оказалось сразу два противника. Мысль, что лишённая большей части тел гадина достаточно восстановилась, чтобы вернуть себе хотя бы часть потерянных сил, ужасала. Враг, владеющий третью мощи Охотника за плотью это совсем не то же самое, что враг, владеющий двумя третями!

Мысленно уже прикидывая, как будет бежать со ставшего ловушкой холма, Малк взялся за револьвер. Шесть следующих друг за другом выстрелов, затем ещё четыре Искры, теперь уже «честно» наколдованные самим Малком и под конец два Рассеивания, высосавшее последние остатки свободных эргов.

Свою ошибку при выборе атак он понял уже в конце, когда пара выпущенных в конце чар накрыла обоих Трёхголовых и те вдруг лопнули, точно мыльные пузыри. Только тогда стало понятно, что демон если и восстановил часть своего могущества, то явно не настолько, чтобы создавать реальные тела. И то, и другое тело были иллюзиями, а настоящий Трёхголовый в этот момент подобрался к Малку на расстояние вытянутой руки и попытался вцепиться ему в горло.

Спасли Малка лишь наработанные в схватках с Больдо инстинкты. Слишком он привык к подлым атакам, чтобы забывать о защите. Так что когтистая лапа впустую скользнула по защищённой Властью коже, а Малк моментально контрактовал слитным ударом обеих тесаков. Тяжёлые лезвия вспахали демону грудь, рассекли нижнюю челюсть и под конец сшибли кончик рога на левой скуле.

Трёхголовый, явно не ожидавший такого поворота, тотчас потерял весь задор, заметался, начал хаотично размахивать лапами, и тут же заработал ещё одну рану — обратным движением Малк отсёк твари левую кисть.

Увы, но праздновать победу было рано. Полученные раны Трёхголового если и ошеломили, то лишь на какой-то миг. Боль и страх моментально сменились исступлённой безумной яростью, демон, наплевав на возможные новые раны, ринулся вперёд и… всем телом сшиб Малка на землю. Сам же навалился сверху и, даже не пытаясь снова добраться до горла, вонзил ему когти грудь, аккурат напротив сердца.

— Я сожру твои сердце и почки!!! — глядя прямо в глаза Малку, то ли прошипел, то ли передал ментально Трёхголовый, вновь становясь похожим на кого-то неуловимо знакомого.

Однако если он надеялся поселить в сердце противника страх, у него не получилось. Стиснув зубы, Малк продолжал упорно сопротивляться. Одной рукой он перехватив терзающую грудь лапу, а другой, точнее зажатым в ней клинком, принялся наносить слабые удары по шее демона.

В борьбе на какое-то мгновение наступило хрупкое равновесие, когда ни одному из сражающихся не удаётся завоевать решающее преимущество. И спроси сейчас кто Малка, дать точный ответ кто победит, он бы не смог. Всё решало время и способность бойцов терпеть боль.

В какой-то миг и он, и демон явно настроились на долгое противостояние, но… но тут башка Трёхголового внезапно взорвалась, забрызгав кровью и мозгами лицо Малка, а следом ветер принёс эхо выстрела. Эйша, пусть и столь неожиданным образом, всё-таки вмешалась в битву.

— Проклятье! Проклятье! Проклятье! — прорычал Малк, стирая с лица содержимое черепной коробки демона и едва сдерживая рвотные позывы.

С трудом спихнул рухнувшее на него тело твари в сторону и медленно поднялся на колени. В который уже раз за сегодняшний вечер глянул вниз и увидел довольную Змею. Очевидно довольная девушка сидела на крыше экипажа, держа на коленях здоровенную винтовку, и махала ему рукой.

— Цел?

Цел?! Она издевается?! Хоть Малка никто на холм и не тащил — сам залез, влекомый любопытством, но сейчас ничего кроме злости он не испытывал. Эйша всё знала, не могла не знать. И про скелет в источнике, и про того, кто им притворялся. А раз так, то к чему был весь этот йоррохов балаган?!

Малка так и подмывало спуститься вниз и высказать всё, что накипело Змее в лицо. Но… но вместо этого он решительно выдохнул, успокаиваясь, достал проклятый нож и склонился над телом демона. Скандалы, выяснения отношений, взаимные обвинения — всё это эмоции, для которых всегда можно найти время. Трезво смотрящий на вещи маг должен уметь верно расставлять приоритеты. Например, в данный момент Малк ясно понимал, что на первом месте у него стоит сбор трофеев. И да сожрёт его сердце и почки возродившийся Трёхголовый, если он упустит хоть что-то из полагающейся ему добычи!

Глава девятая, в которой к герою возвращается однажды утерянное

Обнаружение и окончательное убийство Трёхголового учениками господина Тияза наделало много шума. Тварь, повинная в смерти множества людей и успешно скрывавшаяся не только от колдунов Школы, но и от специально собранной следственной группы, вдруг погибает от рук столь слабых чародеев. Ну не удивительно ли?

Увы, в чудеса высокоранговые маги не верили и взялись за чересчур везучих студентов всерьёз. Два дня допросов у дознавателей, несколько задушевных бесед с Мастерами внутренней и внешней фракции и одна, пусть короткая, но всё же, встреча с Директором Школы. Последнего Малк вообще увидел впервые. Обычно Магистр Клайд Книжник пропадал в своей лаборатории, практически не уделяя никакого внимания делам подчинённой ему организации, а тут вдруг оживился и соблаговолил пообщаться с двумя студентами.

Беседа, правда, получилась довольно странной. Йоррох его знает, о чём господин Клайд спрашивал Эйшу, но в разговоре с Малком его интересовали вещи, не имеющие практически никакого отношения к убийству демона. Тоскует ли он по Колхауну, доволен ли обучением у Тияза Черепа, кем себя видит через десять-пятнадцать лет — вопросы Магистра шокировали своей простотой и какой-то неуместностью. Заставляя думать, что могучий маг хотел не столько услышать Малка, сколько посмотреть на него своим духовным зрением.

Вопреки прилагаемым усилиям, обнаружить в поведении Малка и его старшей соученицы нечто опасное или внушающее подозрение ни у кого так и не получилось. И спустя седмицу их всё же оставили в покое, видимо в качестве отступных за излишнее волнение вручив «наградные» пять драхм. В другой раз размеры премии может и показались бы Малку оскорбительными — одни только ингредиенты из тела Охотника за плотью стоили в три раза дороже, — но свой трофей он уже получил и потому к получению пяти золотых отнёсся с философским спокойствием.

Тоже самое ему советовал и Больдо.

— Забудь! Им плевать — на службе ты был или грохнул демона как вольный стрелок — нормальных денег никогда не заплатят! Всегда найдут какие-нибудь отговорки, нарушения или проступки и отсыплют монет по минимальной ставке, — поделился жизненным опытом Голем, когда к нему заглянул с жалобами на несправедливость Малк. — К тому же… Очаг Силы ты вырезал и сдать его от тебя никто не требует. А всё, что сверх, считай твой прибыток!

— Да я и не спорю, но… вся эта ситуация какая-то неправильная. Вроде и всеми разыскиваемого демона нашёл, и убили его, а ощущение такое, что не Трёхголовый здесь главное зло, а мы с Эйшей, — поделился наболевшим Малк. — И вместо извинений за непонятные подозрения — пять драхм в зубы и едва ли не коленом под зад.

— А как иначе-то? Люди погибли — погибли, виновные до сих пор не найдены — не найдены. Вот власти и цепляются за кого только можно и нельзя, — развёл руками Больдо. — А тут ты такой красивый нарисовался. И в убежище себя проявил, и последнее из тел Трёхголового выследил… Это настолько подозрительно, что не может не требовать проверки.

— То есть в следущий раз лучше не выделываться с публичными подвигами и по возможности всё делать по-тихому? — скривился Малк.

— Э-ээ, брат. Открою тебе большой секрет: вообще всё надо делать по-тихому! Иначе обязательно найдётся кто-нибудь, кто возжелает повставлять тебе палки в колёса, — покровительственно сообщил Голем. — Относительно же нашей ситуации… Нам вообще повезло, что любые огрехи и провалы на покойного Конта Два Зеркала списать можно. Иначе совсем швах. Если стоит вопрос, кого назначить жертвенным козлом — какого-нибудь Младшего Магистра или Бакалавра с Учеником, — то, думаю, ты понимаешь, какой будет ответ.

— В смысле жертвенный козёл?! Реальное положение дел вообще никого не волнует? — возмутился Малк.

— А что не так? Демон окончательно мёртв и твоими стараниями восстановиться уже не сможет, ошибки планирования тоже есть на кого списать… — нейтральным тоном принялся перечислять Больдо.

— Угу. Только вот Трёхголовый со своими миньонами не просто так резню устроил, а жизненную силу собирал. И плодами своих усилий воспользоваться точно не успел. Тогда где вся эта прорва энергии? — сказал Малк, зло сощурившись.

— А вот это уже не нашего ума дело, понял? — моментально вскинулся Больдо. — Стоял ли кто-то за Трёхголовым или он «работал» один, ушла ли собранная жизненная сила к неведомому заказчику или ситуацией воспользовался кто-то третий… Пусть об этом болит голова у тех, кому ранг позволяет. Для нас с тобой убийца — демон. И точка.

Воспитание требовало от Малка возмутиться подобным приспособленчеством. Его так и подмывало выдать Больдо что-нибудь на тему справедливости, соблюдения законности и честности, но… но тем и отличается человек с опытом от неоперившегося юнца, что первый живёт в реальном мире, а второй — в своих фантазиях. Потому вместо обличительной речи Малк поблагодарил старшего товарища за разумный совет и закрыл тему.

Точнее, сделал вид, что закрыл. Раз некоторые вещи нельзя узнать обычным способом, значит следует воспользоваться обходным путём. И таковым для Малка был господин Жак Улей. С толстяка ведь не убудет ответить на некоторые его вопросы, правильно? Вот он их ему и задаст.

Примерно с такими доводами Малк и заявился в гости к Младшему Магистру, чтобы внезапно выяснить, что агент Тайной Канцелярии, прикрываясь необходимостью проведать заболевшего друга, взял у руководства Школы небольшой отпуск и отбыл в неизвестном направлении. О том, чтобы как-то предупредить своего помощника, господин Жак и не подумал. Малк остался предоставлен самому себе.

Огорчило ли это его? Не слишком. Задвинув на задворки памяти волнующие его вопросы, Малк со спокойной душой снова сосредоточился на тренировках. Практика второго слоя Тайного Искусства, заучивание знаков Руноглифа, осторожное изучение духовного резонанса — ему было чем заняться и помимо выяснения чужих тайн и секретов. Йоррох, да на одну только разгадку хорошего к нему отношения Призрачного Древа могли уйти дни, если не седмицы! А ведь вокруг полно и других вещей, требующих самого пристального внимания…

В итоге следующую седмицу или около того Малк безуспешно старался везде успеть, разрываясь между множеством дел. Однако хватаясь за всё подряд быстрого прогресса не добиться. Поэтому в какой-то момент он был вынужден сказать себе стоп и по старой привычке засесть за составление планов. Сначала выделил глобальные задачи, требующие каждодневной работы — то есть то, без чего развитие на текущем этапе попросту невозможно. И тут у изучения Трёх Призрачных пульсов и духовного резонанса не было никакой альтернативы!

Затем разделил оставшиеся дела по степени важности и требуемым на их решение усилиям. Так, изучение философии магии ушло в конец списка, зарабатывание денег и отработка долгов отправились в его середину, а завершение изучения доступных знаков Руноглифа поднялось на самую вершину.

Получилась вполне понятная и наглядная схема занятий, однако после некоторого размышления Малк был вынужден внести в неё важное изменение. Отдельной графой он выделил всё то, что могло повысить его шансы на выживание. Вопрос собственной безопасности Малка и раньше волновал — не зря же он с Больдо заниматься начал! — но ведь и подходить к его решению можно по разному. Можно выбрать игру вдолгую и постепенно повышать свои боевые навыки через тренировки, можно сосредоточиться на зарабатывании денег и через старших соучеников или Мастера приобрести подходящие артефакты, можно пойти по уже проторенному пути и запечатать в одноразовые сосуды ещё несколько десятков Искр и «лечилок»… А можно воспользоваться удачным стечением обстоятельств и сделать инструмент, с которым любая опасность перестанет быть смертельной неожиданностью! Причём не когда-нибудь в обозримом будущем, а буквально через считанные дни.

И вот как раз с претворения в жизнь последнего пункта Малк и принялся за реализацию составленного плана.

— Зачем тебе нужен верстак? — ровным безэмоциональным голосом спросил господин Тияз, в ответ на просьбу Малка поработать за имеющимся в распоряжении Мастера артефактным столом.

— После убийства Трёхголового мне достался его Очаг Силы. И вот теперь хочу сделать из него что-то полезное, — честно сказал Малк. — Нет, могу и сам… Очистить кость через ритуал, затем воспользоваться проклятым ножом в качестве резца, но зачем, если всё можно сделать быстрее, качественнее и лучше с помощью гораздо более подходящего инструмента?

Видимо своей просьбой Малк смог удивить Мастера. Тот даже отложил неизменную книгу и пристально на него посмотрел.

— Насколько я помню, артефакторику ты не изучал…

— Зато изучал гадание, — пожал плечами Малк.

Больше ничего объяснять не понадобилось. Череп тут же понятливо кивнул.

— Ясно… Гадательные кости, верно?

— И рад бы что другое попробовать, но я только с ними умею работать, — с сожалением сказал Малк. — Так что да!

Господин Тияз задумчиво побарабанил пальцами по столу и снова остро глянул на Малка.

— И ты понимаешь, чем для мага чревато гадание? Пусть оно даже будет тысячу раз примитивным и лишённым того влияния, что оказывает на Дух настоящее пророчество?

— Да, — твёрдо ответил Малк, чувствуя, что именно сейчас решается, получит он доступ к магическому верстаку или нет. — Я беден, мой Дар слаб, а знания ограничены. Но это не повод всю жизнь оставаться слабаком! И я верю, что гадание поможет если не найти собственную тропинку к могуществу, то хотя бы сгладить некоторые углы.

В комнате, где господин Тияз принимал Малка, повисла тишина. Кажется, что-то в словах младшего ученика заставило Мастера всерьёз задуматься, но вот что именно он озвучивать не торопился.

— Хорошо, разрешаю. И заниматься гаданием, и пользоваться верстаком, — проронил Тияз Череп, когда ожидание стало казаться Малку уже совершенно невыносимым. — Каждый день с трёх до шести стол в твоём распоряжении… Но если не хочешь, чтобы я пожалел о своих словах, управляющие кристаллы заряжаешь сам и по завершении наводишь порядок!

— А плата? — осторожно уточнил Малк, до которого только сейчас дошло, что во власти Мастера вмешаться в его планы и запретить заниматься некоторыми практиками.

— У меня сегодня хорошее настроение, так что обойдёмся без неё, — издал шипящий смешок господин Тияз и прежним ровным голосом добавил: — И да, чтобы ты меня каждый раз не дёргал, завтра дам ограниченный доступ в лабораторию…

Если разрешение пользоваться верстаком он всё-таки ждал — иначе ни за что не сунулся бы к Мастеру со своей просьбой, — то новость об открытии для него святая святых любого мага, Малка откровенно ошеломила. Да, никакими особенными правами он обладать там не будет, но… Йоррох побери!! Это же лаборатория Младшего Магистра, старейшины Школы!!

Малк понятия не имел, какими соображениями руководствовался господин Тияз, обещая нечто подобное, но в его собственных глазах это был акт доверия. Доверия, предать которое он не мог!

— Мастер… Простите, Мастер, но… Не надо доступа! — медленно сказал Малк, облизнув враз пересохшие губы, а потом начал, тщательно подбирая слова: — Старые связи самые крепкие, их не всегда получается порвать. И став вашим учеником не совсем… привычным образом, я…

— …ты продолжаешь общаться с Жаком Ульем! — не без раздражения продолжил за него господин Тияз. — Ты действительно думаешь, что забирая тебя у этого жирного ублюдка, я считал, что будет как-то иначе? — В голосе Мастера теперь звучала неприкрытая насмешка. — Или я столь глуп, что верю в способность недавнего Адепта устоять перед желанием пусть даже столь никчёмного, но всё же Младшего Магистра добиваться ответов на свои вопросы?

— Нет, но… но тогда почему?! — выдохнул Малк растерянно.

— Какие вы все одинаковые… Сколько учеников, а все задают одни и те же вопросы, — рассмеялся Тияз Череп неприятным каркающим смехом и с неопределённой интонацией продолжил: — А правда в том, что я выше подковёрной возни Жака. Пусть копает, пусть вынюхивает… Да и ты всё равно ничего серьёзного пока не знаешь.

— Пока? — ухватился за нужное слово Малк.

— Пока! — подчеркнул господин Тияз и вновь потянулся за книгой, намекая, что аудиенция закончена.

Продолжать беседу дальше было чревато наказанием, поэтому Малк понятливо кивнул и, поблагодарив за оказанное доверие, в растерянных чувствах покинул коттедж. Общение с Мастером дало ему несколько больше, чем он рассчитывал, и теперь это следовало как-то переварить. Всё-таки он столько месяцев жил под гнётом моральной дилеммы — терпел, мучился, не знал как разобраться с нарастающим конфликтом, наконец решился открыться… чтобы неожиданно выяснить, что никакой проблемы нет и таковой она является только в его глазах. Определённо, это стоило хорошенько переосмыслить!

Тем не менее, на следующий день он точно в срок явился в дом господина Тияза за обещанным допуском к магическому верстаку. И пусть хозяина на месте не оказалось, что входная дверь, что дверь в лабораторию — все они открылиcь при первом его касании. А нужный Малку артефактный стол, тот и вовсе переместился из дальнего угла комнаты в самый её центр. Так что теперь за ним можно было работать без особых проблем.

Тияз Череп держал слово. И пусть можно было не сомневаться, что никаких секретов Малк действительно не увидит, а в комнатах вполне возможно присутствует незримая система наблюдения, подобное доверие… подкупало. И совершенно не хотелось каким-нибудь поступком заставить Мастера пожалеть о своём решении.

Поэтому ни слоняться впустую по лаборатории, ни даже чересчур сильно глазеть по сторонам, Малк не стал. Он ведь просил поработать за верстаком? Вот к нему он и проследовал.

— Итак, с чего начинаем… — вслух принялся рассуждать Малк, едва присев за стол и окинув взглядом представленный на нём инструментарий.

Здесь было всё, о чём только может мечтать начинающий артефактор: тиски, всевозможные резаки и свёрла, неплохой гравёрный набор и целая батарея баночек с красками и алхимическими растворителями. Однако самое важное было встроено непосредственно в каменную крышку стола и представляло собой умопомрачительно сложный заклинательниц круг. И именно ради него Малк и обратился со своей просьбой к господину Тиязу.

Проведя ладонью над поверхностью колдовской фигуры и ощутив лёгкое покалывание — конструкция не была нарушена и сохраняла остаточный заряд Силы, — он кивнул и осторожно выложил в центр свой трофей, полученный из тела Трёхголового. Это был угловатый и невозможно уродливый «позвонок», липкий на ощупь и к тому же постоянно фонящий Скверной. На его фоне кость, полученная в Андалоре из «гусеницы», казалась едва ли не приятной глазу! И, честно говоря, если бы не ценность данного предмета, Малк ни за что бы к нему не прикоснулся.

Йоррох, именно в такие моменты становилось понятно, какую потерю он понёс, лишившись платка леди Марой! От скольких проблем бы избавился будь он попрежнему у него. Хранение, переноска, сокрытие — экранирующая магические и демонические эманации тряпка была пригодна для всего! И теперь её у него нет…

Помотав головой, Малк ещё раз окинул взглядом кость. Затем положил ладони по обе стороны от колдовской фигуры — нужные места были соответствующим образом выделены — и принялся вливать Силу. Хватило двух эргов, чтобы по внутреннему кругу магического рисунка забегали два голубых огонька, а перед внутренним взором развернулась лента с десятком разного рода пиктограмм. Так и подмывало изучить каждую из них, но Малк сюда заявился не ради праздного любопытства. Он быстро нашёл узор с пламенем в круге и выделил его вниманием.

Устройство верстака тотчас отозвалось толчком в ладони, а откуда-то из недр каменной столешницы пошёл поток мощной Силы, которая пройдя через сложные трансформации в заклинательном круге сфокусировалась на «позвонке». В воздухе раздался слабый треск, трофей из Пекла охватило бездымное белое духовное пламя, которое не столько сжигало Скверну, сколько изгоняло её. С «позвонка» потекла чёрная жижа, которая ничуть не боялась огня и неведомым образом впитывалась в поверхность стола. Очистка демонической кости, в своё время потребовавшая от Малка столько усилий, началась…

Следующие двадцать минут прошли для Малка невыносимо скучно. Ни тебе напряжения всех сил, ни опасений влезть в сферы, куда не стоит влезать низкоранговым магам — просто сиди себе за столом, прижимай руки к крышке и изредка корректируй поток Силы Властью. И всё!

Единственное, что несколько напрягало, это расход заряженного кристаллического песка. За время работы колдовской фигуры ушло почти сорок эргов, и Малку их все придётся восполнять. Но это была такая мелочь, что даже упоминать её не стоило.

— Так… ещё несколько раз повторить и через пару-тройку дней можно будет обрабатывать! — озвучил свои мысли Малк, закончив очистку и достав кость из круга.

Выглядела она теперь гораздо более гладкой, чистой и уже совсем не такой отталкивающей. Заметно уменьшилось и количество источаемой ею Скверны… На мысли о потусторонней грязи, исторгнутой из кости, Малк помянул Святых и достал из ножен проклятый нож. И в кое-как слепленном на коленке ритуале, и при использовании весьма дорогого артефактного стола — везде Скверну требовалось сначала куда-то собирать, а потом уничтожать. О чём Малк едва не забыл.

Нож занял место демонической кости, и Малк выбрал следующий режим работы — пиктограмму с воронкой. После чего с отвращением принялся наблюдать за тем, как внутри колдовской фигуры раскручивается красно-бурая спираль, а лезвие клинка покрывает та самая мерзкая жижа. Однако безучастным остаться не получилось. Без хозяина и прежде всего без давления его Власти оружие категорически отказывалось поглощать Скверну, так что в какой-то момент Малку пришлось активно включиться в процесс и хорошенько выложиться.

— И как ты только с этой мерзостью можешь работать? — Верстак только-только закончил работу, и Малк уже доставал нож из центра фигуры, как внезапно раздавшийся из-за спины голос едва не заставил его подпрыгнуть до потолка.

Проклятый клинок полетел на пол, а сам Малк, до сих пор считавший, что он в лаборатории один, резко повернулся к говорившему.

— Какого… Эйша?! — воскликнул он, увидев стоящую в проходе Змею.

Та криво усмехнулась.

— Что, думал ты единственный, кому Мастер сделал допуск в лабораторию?

Вопрос застал Малка врасплох. Он об этом как-то не задумывался, и теперь пытался понять почему. Ведь действительно, с чего он решил, что данное господином Тиязом разрешение пользоваться лабораторией это акт доверия именно к Малку, а не… некая стадия, через которую проходят все ученики Мастера?

— Нет, просто рассчитывал, что мне никто не будет мешать! — сухо ответил он.

Поднял нож и, обойдя стоящую столбом Эйшу, покинул лабораторию. После той истории с Трёхголовым, где девушка убеждает его подняться на гору, на которой прячется демон, они больше не общались. Ни когда возвращались домой, ни когда их начали мурыжить на допросах — Малк Эйшу подчёркнуто игнорировал. Не потому что обиделся, нет, просто считал неразумным общаться с человеком, способным по своей прихоти втянуть его в подобные неприятности.

Остановить его старшая ученица и не пыталась…

Однако как выяснилось это совсем не означало, что девушка решила оставить попытки возобновить с ним общение. И на следующий день, когда Малк пришёл продолжать очистку «позвонка», Эйша уже ждала его в лаборатории. Ничего не говорила, спокойно читала книгу и лишь изредка косила глазом, наблюдая за занятиями младшего брата по Школе.

Малк предпочёл делать вид, что не понимает сути происходящего, и сосредоточился на обработке демонической кости. Тем более что с каждым разом это требовало от него всё больше и больше внимания. То нож перестанет принимать Скверну и чтобы сломить его сопротивление приходится напрягать до предела Власть и до донышка опустошать резерв, то наоборот «позвонок» приобретает сопротивление к духовному огню и для усиления артефактного воздействия требуется проведение экзорцизма… В общем следующие четыре дня — а вовсе не два-три как думал вначале — выдались для Малка крайне напряжёнными. Тут уж точно не до выяснения отношений с Эйшей.

Ситуация изменилась, когда Очаг Силы был избавлен от грязи Пекла, и мерзкий даже на вид «позвонок» превратился в аккуратный белый костяной брусок. Приятный на ощупь и хорошо резонирующий с Пневмой. У Малка даже мелькнула соблазнительная мысль использовать его в качестве катализатора для сбора Силы, но он всё же её отверг. На роль очага гораздо больше подходило Призрачное Древо, его же цель — получить новые инструменты для гадания.

С таким настроем он только зажал кость в тисках и склонился над ней с металлической линейкой, как на край верстака присела Змея.

— Всё, сдаюсь. Игру в молчанку ты выиграл, — объявила она, хмуро глядя на Малка. — Я хочу извиниться!

— Не понимаю о чём ты, — буркнул Малк, шилом делая на бруске ряд отметин.

— Ой, ладно, а! Всё ты понимаешь, — поморщилась Эйша. — Не хотела я тебя с Трёхголовым подставлять… Просто так получилось.

— Не хотела, но получилось? — вскинул брови Малк. Помялся, не зная говорить или нет, но затем всё же решительно бросил: — Напомню, что на гору меня ты затащила. Я о ней вообще не знал. И время так специально подгадала, чтобы наша встреча с Трёхголовым произошла вечером, когда солнце на его призрачную природу почти не влияло. Ну и, наконец, ружьё с собой ты тоже не просто так захватила… Ещё перечислять?

— Не надо, — помотала головой Эйша. — Всё так. И потому хочу извиниться!

Малк отложил инструменты в сторону и пристально глянул в лицо Змеи.

— Меня интересует одно — зачем всё это понадобилось?

— Хотела кое-что проверить, — со вздохом ответила Эйша. — Прости, но с тех пор, как Мастер обнаружил на тебе метку, я стала считать тебя несколько… подозрительным. И постоянно искала возможность устроить проверку.

— Метка? — нахмурился Малка. — Да господин Тияз при тебе же говорил, что с ней всё нормально и никаких проблем со мной нет!

— Учитель тоже не всезнающ, а я привыкла доверять инстинктам, — пожала плечами Змея. — А так… пройти мимо твари ты не мог — я всё сделала, чтобы ты заподозрил подвох и начал поиски. И тут уже или она бы на тебя напала — подтверждая, что ты чист, или нет — и тогда тебя следовало тащить к Мастеру как «демонолюба».

— Напомню, что демон был на уровне Охотника за плотью, а я — всего лишь начинающий Ученик, — зло сощурился Малк.

Эйша фыркнула.

— Не драматизируй! Последнее тело Трёхголового, только-только начавшееся восстанавливаться в слабеньком источнике, это в лучшем случае средненький Демонический воин… Ну а я, как ты заметил, хорошо стреляю!

— Всё равно не понимаю… Ладно, допустим… замечу, лишь допустим!.. что ты права и хотела меня лишь проверить, но к чему такие сложности с винтовкой? Поднялась бы следом, сама бы организовала стычку с демоном и из первых рядов понаблюдала бы за нашими с ним «танцами»! — сказал Малк скептически.

Вместо ответа Эйша протянула обе руки и потрясла уже виденными ранее браслетами. Поймала недоумённый взгляд Малка и со вздохом пояснила:

— Всё дело в них. Пока на мне эти игрушки, опасных авантюр лучше избегать.

Слова Змеи звучали по меньшей мере странно. Малк открыл было рот, чтобы потребовать дополнительных комментариев, затем прислушался к тому «звучанию», что издавал Дух девушки, и промолчал. Внешне старшая сестра по Школе ничуть не изменилась, но если приглядеться… ещё недавно находившаяся на пике Ученика магичка теперь находилась на уровне пика Адепта. И это не было ни результатом какой-то болезни, ни катастрофической травмы, а скорее её собственным выбором.

Всё дело в браслетах, да? Очень может быть. Главное, зачем Эйша их носит. Благодаря несколько расширившемуся за последние месяцы магическому кругозору Малк догадывался, что всё дело в Родословной девушки. Если предположить, что браслеты вместе с некими колдовскими воздействиями не вызывают деградацию Дара, а лишь как-то ограничивают таящуюся в крови Змеи Силу, то… то значит, рано или поздно ей станет тесно за наложенными барьерами, и она прорвётся. И очень может быть, что Змея станет кем-то большим, чем Ученица.

Неожиданная новость.

— Так что насчёт прощения? — нарушила затянувшуюся паузу Эйша.

Малк помедлил и раздвинул губы в улыбке.

— Считай, что оно у тебя есть.

Изображать обиду перед будущим Бакалавром и вероятным Младшим Магистром — кто знает какой потенциал у Родословной Эйши? — он точно не планировал. Да и вообще зачем множить конфликты там, где их можно сгладить. Мало ли как жизнь повернётся. Главное за внешним антуражем не забывать об истинных взаимоотношениях. Чтобы в тяжёлый час не оказаться в положении, когда рассчитываешь на человека, который легко может тебя подставить. Или как там Эйша сказала, проверить? Ну тогда чтобы очередная «проверка» не стала смертельным сюрпризом!

Видимо подчёркивая важность разговора, больше в лабораторию Эйша не ходила, и Малк получил возможность сосредоточиться на работе над костями. Благо с его набором инструментов это не требовало ни особых усилий, ни каких-то потрясающих ремесленных навыков. Быстро разделил костяной блок на шестнадцать частей, отполировал, вырезал с двух сторон гадательные руны, подвёл линии краской, затем покрыл каждую костяшку лаком.

Причём в отличие от прошлого раза, когда из-за несовершенного инструмента он запорол часть заготовок и набор получился неполным, теперь Малк сознательно придерживался уже один раз сработавшей схемы. Не зря же Старик говорил, что в том числе несбалансированная связка гадательных рун помогла нерадивому ученику прорваться через ограничения и стать слабым прорицателем. Вот Малк его совета и придерживался.

И как выяснилось не зря. На шестой день работ, наведя последний лоск, ссыпав костяшки в подготовленный мешочек, а тот повесив на пояс, Малк внезапно испытал чувство удивительной завершённости. Сам того не ведая, он так привык иметь под рукой инструмент для прорицания, что потеряв его, словно бы лишился части себя. Сейчас же всё снова вернулось на правильные места…

Окончив работу над гадательными костями, Малк вернулся к прежним планам. И выделив утро под тренировки по освоению второго слоя Тайного Искусства, остальной день отвёл на изучение знаков Руноглифа и связанных с ними ритуальных практик. Причём сначала «добил» то, что ему мог дать Больдо — благо за эти знания он уже расплатился травами со Змеиного холма, а потом переключился на колдовские символы, известные Змее.

К сожалению не обошлось без разочарований. Поверив словам Больдо об Эйше, которая «старается прыгнуть выше головы», Малк ожидал увидеть обширный колдовской арсенал, и тем обиднее было столкнуться с реальностью. Как выяснилось девушка владела уже известными благодаря Голему знаками Руноглифа, нацеленными на укрепление тела, и сверх того лишь двумя десятками рун, к тому же в большинстве своём относящимися к магии Родословной. Не то чтобы подобного рода знания были для Малка лишними, но он всё же рассчитывал на магические символы более общего характера. Поэтому занимаясь с Эйшей Малк постоянно ощущал, что его обманули. Но не девушка, а… судьба? удача? или тот, кто служит её орудием? Ведь это господин Тияз дал разрешение торговать знаниями с учениками, и вполне в его духе было указать те границы, в пределах которых Малку дозволялось проявлять любопытство… Увы, узнать правду Малк был сейчас не в силах. Всё что ему оставалось, это изучать то, что дают, и искать возможность, ухватить чуточку больше!

Так продолжалось две седмицы. И за прошедшее время девушка словом не обмолвилась о плате за учёбу. Словно данная тема ни капли её не интересовала. Когда же Малк пробовал завести на этот счёт разговор, она отшучивалась и говорила, что скоро сочтутся… И действительно не обманула.

На их последнем запланированном уроке Руноглифа, после проверки освоения Малком всех изученных знаков, Эйша вдруг замялась и сообщила:

— Не знаю как сказать, но… у Мастера есть для нас задание. Он хочет, чтобы завтра мы отправились в развалины посёлка на Левом Брате и привезли оттуда проклятый песок.

— Раз уж это задание господина Тияза, ты-то тут причём? — сказал Малк раздосадовано.

У его делового партнёра во внешней фракции закончились «лечилки», и в следующую седмицу он собирался поработать над изготовлением новой партии одноразовых артефактов. Как вдруг предложение, от которого нельзя отказаться!

— Погоди… Или ты хочешь сказать, что моё участие — это твоих рук дело? — догадался Малк.

— Изначально у тебя был выбор — браться за задание или нет, — но после того, как я попросила, господин Тияз сделал его обязательным, — неловко улыбнулась Эйша. — Я могла бы промолчать, но… не хочу нарушать то доверие, что возникло между нами.

Малк мысленно помянул Йорроха. Какое ещё доверие? Змея может изображать что угодно, он не поверит ей ни на пол обола. Другое дело, что непонятно: Малк нужен на острове, потому что так надо самой девушке, или таково изначальное желание Мастера, которое она лишь прикрывает.

— Разумеется, все долги между нами после этой поездки будут закрыты! — поторопилась добавить Эйша, когда молчание несколько затянулось.

— Тогда совсем хорошо. Значит потрачу время с пользой! — оживился Малк.

И незаметно погладил висящий на поясе мешочек с гадательными костями. После их возвращения, у него как-то незаметно выработалась привычка регулярно касаться его пальцами. Не из какого-то практического смысла, а просто ради успокоения.

— Ты главное скажи, зачем я тебе там понадобился? — Наконец задал он так и напрашивающийся вопрос. — Если дело в твоей временной слабости, то ты и без магии прекрасно с врагами справляешься. На Змеином одного выстрела хватило, чтобы мозги Трёхголовому вышибить. А если хочешь дополнительной поддержки… — Малк дёрнул плечом. — Зови Больдо. С ним вообще в бой ввязываться не придётся. Он кого хочешь своим Каменным Крушителем обратно в Пекло отправит.

— Больдо вчера уехал, — словно невзначай сообщила Эйша. — Да и специалист по закалке тела не самый лучший спутник для отправки в подобного рода места…

— Опять что-то вроде призрачных змей будет, да? — устало перебил девушку Малк. — А потом снова внезапно вылезет какой-нибудь недобитый демон?

Эйша поморщилась с показной обидой.

— Зачем ты так, Малк? Мы ведь уже всё в прошлый раз обговорили! — воскликнула она. — К тому же, на этот раз скорее всего драться вовсе не придётся… Мы просто прибудем с утра на остров, обойдём развалины, наберём песка и до темноты вернёмся на корабль. Без шума, гама, боевых чар и защитных артефактов.

— А я нужен для подстраховки? — уточнил Малк.

— А ты, как и выданный Мастером Гром-Колокол, всего лишь подстраховка! — обречённо повторила Эйша.

Малк же скептически покачал головой, но затем всё же решительно сказал:

— Раз так, то хочу услышать задание полностью. И чтобы во всех подробностях, а не как в тот раз, когда мы в Мочёные Хутора ездили…

Видимо ничего такого действительно не планировалось, потому как юлить или отшучиваться Эйша не стала и честно выдала всю подноготную нового поручения господина Тияза.

С её слов всё упиралось в проклятый песок, с него начиналось и им заканчивалось. Использовался он во многих ритуалах, завязанных на магию Смерти или Разрушения, однако в продаже встречался редко и потому у всех старших магов был собственный источник данного ингредиента. Кто-то собирал его на полях магических битв или добывал в массовых захоронениях монстров, кто-то брал обычный кристаллический песок и осквернял его через жертвоприношения демонов, а кто-то ждал, когда он образуется естественным путём под воздействием загрязнения от их магических практик… Господин Тияз нашёл свой персональный способ, причём получаемый им ингредиент был самого высокого качества. Он брал песок в месте, где граница реальности истончилась, и регулярно происходили прорывы потустороннего.

Эта часть рассказа Эйши заставила Малк моментально сделать стойку. Потустороннего? Не Пекла, а именно потустороннего? Он было решил, что Змея оговорилась, но девушка отрицательно помотала головой. Никакой ошибки не было. Речь шла именно о тех мирах и планах бытия, что в силу своей чуждости были бесконечно враждебны не то что к людям, а вообще ко всем, кто обладал телами или их подобием.

— Демоны по сути близки нам, жителям Мритлока. Да, они извращены Скверной, активно используют чужую плоть и жизненную силу в собственном развитии, а на нас смотрят как на еду или рабов, но у них есть тело, Дух и магическая сила. Они как мы или мы как они. И несмотря на непримиримую вражду в некоторых случаях мы можем договариваться… — принялась объяснять Эйша. — То, что старшие маги любят прикрывать словами о потустороннем, другое. Не живое и не мёртвое, просто другое… И при том абсолютно враждебное всему и всем!

— Как интересно, — пробормотал Малк.

Неожиданно рассказ Эйши заставил его вспомнить о перерождённом милес Драго. Затянувшая храм кровавая паутина, голова на извивающемся щупальце, извращённый Дух и мерзейшие мысли… Даже для порождения Пекла, которым он его тогда считал, подобное существование было чересчур… или даже запредельно иррационально.

— И ты хочешь сказать, Левый Брат соседствует именно с этой неведомой жутью? — уточнил Малк.

— Когда Школа идёт на Школу, а Архимаги воюют с Архимагами, случаются и более плохие вещи. На обоих Братьях хотя бы только поубивало всех людей и истончило границу миров… Лет пятьсот назад на острове Коро после сражения стиксонских и авалонских архимагов возник материальный якорь для одного из высших демонов Пекла, а сто лет спустя в Яванском поясе после разрушения гигантского портала на план Огня сразу шесть островов накрыло огромным куском живой плоти, ради уничтожения которого аж трём соседним державам потребовалось заключать военный союз, — усмехнулась Эйша. — Так что нам ещё повезло. Обоих Братьев при соблюдении некоторых условий можно вполне безопасно посещать…

— Вот здесь поподробнее, — поторопил Малк.

Эйша пожала плечами.

— Да ничего особенного. Не лезть в тёмные места, не оставаться на острове на ночь, не спать, держать под рукой защитные артефакты, владеть экзорцизмом и уметь сражаться с бестелесными тварями.

Последние два пункта заставили Малка криво усмехнуться. Вот теперь стало понятнее, зачем он нужен. А то всё одни недомолвки да загадки…

— Ну что, я на все твои вопросы ответила? — фыркнула Эйша, от которой не укрылась мимика младшего соученика.

— Почти, — кивнул Малк. — Осталось объяснить, почему все эти ужасы, про которые ты говоришь, вечно случаются в местах изолированных. Далёких от цивилизации. А например в том же Колхауне на Борее я ни о чём подобном не слышал, пусть вся провинция и считается рассадником «древнего мракобесия».

— Потому что в каждой стране есть силы, в обязанности которых входит забота именно о запредельном. Они не воюют с понятными нам демонами, почти не сражаются в обычных войнах и уж точно не участвуют в грызне за власть. Они — стражи Границы и те столпы, что не позволяют нашему миру окончательно рухнуть в пучину безумия и хаоса, — странно задумчивым голосом сообщила Эйша.

Малк нахмурился и сказал:

— Как понимаю, речь идёт о храмах?

— Не совсем. Когда-то этим занимались только они, но особенность их пути к могуществу такова, что вершин достигают немногие. И потому с годами последователи Девятерых становились всё слабее и слабее, пока не выродились в тех, какими мы их знаем сейчас.

— Все, кроме служителей Архонта, — ввернул замечание Малк, заслужив одобрительный взгляд Эйши.

— А, что-то всё же знаешь… Однако ты не совсем прав, не только Архонта. Служители Дораны, тоже сохранили свою позицию одного из столпов Борея. И теперь они вместе Четырьмя Домами противостоят рвущемуся в наш мир безумию. — Тут Змея быстро глянула на Малка и, заметив вопрос на его лице, закатила глаза. — А! Четыре Дома — это те, кто много веков назад пришёл на смену ослабевших храмов. Они не лезут в политику, их фамилий нет в открытых копиях Бархатной книги, а имена их членов не мелькают в светской хронике. Приходят и уходят династии, монархистов сменяют лоялисты, а лоялистов открытые «демонолюбы», но позиции Четырёх Домов и Двух Храмов неизменны. Они — неприкасаемые и всегда над схваткой.

— Почему? — нахмурился Малк.

— Потому что есть зло понятное и привычное, а есть зло абсолютное. И кто-то должен ему противостоять. Чего уж там, думаю, случись Пеклу снова завоевать Мритлок, а людей низвести до положения скота, даже демоны не тронут Шесть Столпов Борея. Ведь и они не хотят связываться с теми, кто «стучится» к нам с Той стороны… Впрочем хватит об этом! Я и так сказала больше, чем тебе положено!

Эйша внезапно замолчала, оставив Малка с целой кучей не озвученных вопросов. Какие имена у Четырёх Домов? В каких они отношениях с таинственным Залом Помнящих, который так внезапно отметил Малка каменной статуэткой? И, наконец, кто решает, что Малку положено знать, а что не положено?!

— Но хотя бы сказать, какого рода потусторонние твари могут нам угрожать на Левом Брате ты можешь? — Вместо всего перечисленного спросил Малк.

И Змея, в ходе беседы как-то растерявшая вид пай-девочки и вернувшаяся к себе прежней, решительно кивнула.

— Конечно. Учитель называет их Голодными Мороками: и на мой вкус они полностью соответствуют своему названию!

Домой Малк возвращался в сильном смятении. Вроде бы устоявшиеся представления о мире после разговора с Эйшей вновь встали с ног на голову, порождая неуверенность в выбранном жизненном пути. Если такие секреты и тайны открываются на ранге Ученика, то что же таится там, на более высоких ступенях развития? Малк не хотел об этом даже думать. Слишком богатая у него фантазия, можно до такого додуматься, что и умом тронешься!

Поэтому вместо того, чтобы ломать голову над тем, что таится во тьме его невежества, Малк сосредоточился на более насущных проблемах. И прежде всего на подготовке к предстоящей поездке. Истончившаяся граница, следы старых битв, Голодные Мороки… Любую опасность можно представить в виде череды вполне чётких и понятных угроз, а уже к ним подобрать соответствующие защитные меры. И если они будут опираться на доступные знания и навыки, ну и хотя бы частично снижать вероятный риск вляпаться во что-нибудь неприятное, то будут оправданы любые усилия.

Во всяком случае Малк думал именно так. И даже такая крайность, как решение погадать на исход вояжа к Левому Брату, в данный момент не казалась ему чрезмерной. От демонической метки в конце концов можно избавиться, а вот жизнь, потерянную из-за недостаточно серьёзно оценённой опасности, уже не вернуть.

Так что едва оказавшись внутри защитного круга своей спальни, Малк первым делом потянулся к висящему на поясе мешочку. Дальше пересыпал руны в стакан, быстро напитал их энергией — видимо сказалось то, что они были изготовлены из Очага Силы, — настроился на нужный образ, прошептал над костями требуемое заклинание и без затей высыпал их на стол. Пока по шагам проходил через ритуал всё думал, что забыл подготовить лист бумаги и самопишущее перо. Подставлять результат в формулы и проводить вычисления удобнее, когда можешь записать промежуточные результаты. Однако стоило глянуть на получившийся расклад, и мысли обо всех расчётах были забыты. Полученная комбинация не предполагала иного толкования кроме смертельной угрозы — чтобы расшифровать это никаких вычислений не требовалось. А стоило коснуться подушечками пальцев нужных рун, как и вовсе перед внутренним взором мелькнул образ того, как на Малка обрушивается свора полупрозрачных тварей, лишённых какого-то конкретного облика и различающихся лишь по степени отвратительности внешнего вида.

— Голодные Мороки, да? — пробормотал Малк, вытирая разом вспотевший лоб. — Можно ничего не бояться?

Приличных слов, чтобы описать вырисовывающиеся перспективы, у него не было. Так что следующие несколько минут Малк потратил на перечисление всех известных ему ругательств, а когда немного успокоился… тогда всё-таки достал лист, перо и принялся вычерчивать схему ритуала, пригодного для защиты от бестелесных тварей. Впереди его, конечно, не ждёт ничего хорошего, но теперь хотя бы появилась какая-то определённость. И с этим можно работать!

— Чего глаза такие красные? Всю ночь не спал что ли? — сказала Малку вместо приветствия Эйша, когда он согласно их договорённости в семь утра заявился на причал внутренней фракции и, пройдя по трапу, спрыгнул на палубу небольшой двухмачтовой шхуны «Римма».

— Вроде того, — буркнул не расположенный к общению Малк, который действительно успел перехватить только пару часов сна.

Всё корпел над слишком долго не желавшей получаться колдовской схемой — в новом ритуале оказались задействованы большинство недавно изученных знаков Руноглифа, и он постоянно делал ошибки.

— А в мешок, как понимаю, ты месячные запасы продуктов нашей столовой засунул? — продолжала шутить Змея, кивнув на раздувшийся рюкзак у ног Малка.

Объяснять, что там не только все нужные для нового ритуала ингредиенты, но и все имевшиеся в доме запасы кристаллического песка, ёмкостью почти в сорок эргов, Малку было лень. Так что он лишь огрызнулся:

— Ты же разрешила подготовиться, вот я и подготовился!

Сказал и больше на подначки девушки не реагировал.

Через несколько минут после его появления на борту, капитан отдал команду отчаливать, и под свежим восточным ветром шхуна заскользила в открытое море. Со слов матросов при такой скорости к месту назначения они должны были приплыть часа через два, так что Малк, не обращая внимания на явно выказанное Змеёй желание пообщаться, отошёл к палубной надстройке и устроившись так, чтобы не мешать команде, благополучно заснул.

Неприятности он предпочитал встречать хорошо выспавшимся…

— Хватит дрыхнуть. Подходим, — разбудила его Эйша, пнув по ноге носком ботинка.

— Уже? — удивился Малк, которому показалось, что он только-только прикрыл глаза.

Однако Змея вместо ответа лишь неопределённо махнула рукой. Малк кряхтя поднялся и, оглядевшись, несколько обалдело присвистнул. Засыпал он при ярком солнце, а теперь шхуна шла в густом тумане, расступающимся саженях в сорока перед носом корабля и смыкающимся в стольких же саженях за кормой. Малк только собрался спросить, каким образом капитан в таких условиях определяет верное направление, как внезапно туманная мгла исчезла и «Римма» оказалась перед входом в ярко освещённую крохотную бухточку.

— Вот теперь прибыли, — удовлетворённо выдохнула Эйша и уже младшему соученику бросила: — Давай в шлюпку. У нас не так много времени до того как стемнеет, так что надо поторапливаться.

И первой подала пример, направившись к небольшой лодке, которую уже спускали явно хорошо знающие свои обязанности матросы.

— Кстати, держи платок. Его надо будет на лицо подвязать. — Когда шлюпка уже покачивалась на волнах, Эйша сунула в руки Малка кусок синей ткани. На внутренней стороне несмываемой краской кем-то был нарисован небольшой колдовской чертёж.

— Зачем это? — удивился Малк.

Однако спорить не стал и послушно прикрыл платком нижнюю часть лица, а заодно низко надвинул купленный в прошлую поездку в Нимад цилиндр — солнце немилосердно слепило глаза.

— Как на берег сойдём, так сразу поймёшь. И спасибо скажешь, — хмыкнула Эйша, после чего добавила: — В узор вливай где-то пол эрга, не больше. Этого тебе до самого возращения хватит…

Распоряжения старшей соученицы попрежнему звучали совершенно непонятно — до берега было уже рукой подать, и Малк не видел ни одной причины, из-за которой он должен был бы защищаться заговорённой маской. Зелёная травка, аккуратно подстриженные кусты, крепкий деревянный причал и выглядящие как новые кирпичные дома с черепичной крышей — со стороны и не скажешь, что посёлок и остров пострадали от магической войны.

Наверное, Малк бы точно это как-то прокомментировал, но тут лодка, миновав причал, уткнулась в песчаный берег, он спрыгнул в набегающую волну прибоя и… и всё вокруг преобразилось. Исчезла не только сочная трава, но и вообще вся растительность. Красивые домишки обернулись уродливыми развалинами, а земля сменилась бескрайним морем раскалённого песка, по которому суховей гонял одинокое перекати-поле.

Но даже не это ужасало больше всего. Изменилось само восприятие мира. Куда не кинешь взгляд — воздух дрожит и предметы расплываются, сделаешь вздох — и горло саднит от горечи, а ноздри жжёт от мелкой пыли. Малк сам не понял, как последовал совету Эйши, и напитал платок-маску Силой. И лишь когда большая часть негативных ощущений куда-то пропала, лишь тогда с облегчением выругался.

— Ну и дыра!

— Бывает и хуже, брат по Школе. Бывает и хуже, — из-под такой же маски проговорила Эйша и быстрым шагом, насколько это позволяли вязнущие в песке ноги, направилась куда-то вглубь развалин.

— Куда уж ещё-то? — удивился Малк, следуя за девушкой.

Та коротко засмеялась.

— Когда окажешься на Правом Брате, тогда поймёшь. Тут хотя бы с порога тебя никто сожрать не пытается, нужного часа выжидает. — Эйша остановилась, повертела головой, а затем ткнула пальцем куда-то на восток. — Хотя вон там есть развалины храма, и я тебе не советую в них заглядывать даже днём. Уж лучше к Правому Брату сплавай…

— Храм? — удивился Малк. — И какому Святому посвящён?

— Точно не знаю, но кажется Кетоту, — пожала плечами Эйша. — Хотя какая разница…

Малк ничего не ответил, однако для него разница всё же была. Сначала работа за магическим верстаком, когда в самые напряжённые моменты у него вдруг не оказывалось нужных сил; потом обучение знакам Руноглифа и оказавшийся недостаточно высоким для быстрого изучения некоторых сложных символов уровень Власти; и наконец, ночная работа над колдовской схемой, в ходе которой ему дважды пришлось пересчитывать формулы из-за чересчур строгих требований получающегося ритуала к силе Духа… Малк уже перерос начальный этап оранжевой Власти, и ему следовало расти дальше. Но вот с этим и были проблемы. Проведённый по всем канонам Наследия Кетота ритуал повышения ранга, намертво привязывал Малка к данной системе развития Дара. И теперь чтобы улучшить Власть ему следовало найти следующий фрагмент методики Четвёртого Святого. Фрагмент, который до настоящего момента ему просто негде было взять!

— Далеко идти? — спросил Малк, когда Эйша внезапно свернула на запад и вместо песка, они побрели по узкой полосе растрескавшейся красно-коричневой земли.

— Уже пришли, — буркнула чем-то недовольная Змея и, перешагнув через пару валунов, замерла на краю неглубокой траншеи.

Малк встал рядом и заглянул вниз. Слой странной на вид почвы оказался довольно тонок, и под ним действительно обнаружился целый пласт бледно-розового, спёкшегося в гигантский блин, кристаллического песка. То, ради чего они и прибыли на йоррохов остров.

— Хочешь, начинай копать, а я пока подготовлюсь, — сообщил Малк, склоняясь над рюкзаком.

— К чему подготовишься? — воскликнула Эйша, которая видимо уже нарисовала в голове мрачную картину, где она следующие несколько часов в одиночку долбит молотком по глыбе, а Малк занимается своими «приготовлениями».

— Ты же сама сказала: к Голодным Морокам! — даже не пытаясь сделать свои слова менее издевательскими, ответил Малк.

И уже не обращая внимания на крики старшей ученицы, принялся за работу. Раз гадание говорит, что на него нападут, значит так и будет. А раз нет ясности со временем атаки, то чем раньше он будет к ней готов, тем лучше.

Нескольким энергичными движениями расчистив участок площадью в квадратную сажень, он сгрёб в его центр нечто более или менее подходящее под определение глины и смочил водой из фляги. Царящая на острове жара и обжигающий ветер обещали высушить влагу за считанные минуты, но для задуманного Малку слишком много времени не требовалось. Придал сырой глине некое подобие человека, хорошенько его обхлопал ладонями, а потом пальцами выдавил на уже твердеющей поверхности под три десятка знаков Руноглифа — вот и все дела. Главное не ошибиться в колдовских символах, которые складывались в заклинательную фразу, призванную придать кое-как сляпанной фигуре некие свойства живого организма. Не надолго, на минуту или две, но для целей Малка достаточно.

Когда с муляжом было закончено, проклятым ножом Малк заключил его сначала в круг, потом в многогранник и снова в круг. Внутрь вписал несколько «слов» из рун, напротив нужных вершин прямо в землю воткнул тщательно подобранные пучки колдовских трав, а внешний периметр щедро обсыпал привезённым из дома кристаллическим песком…

— Теперь-то готов поработать? — мрачно спросила Эйша и, показав подбородком на получившившийся магический рисунок, добавила: — И я даже вникать не хочу в то, что ты там накрутил!

— И не надо. Если Святые будут благосклонны, то это нам и не понадобится, — без особой веры в голосе заявил Малк, спрыгивая в траншею к Змее и забирая у неё молоток. — Хотя я бы на твоём месте этот твой Гром-Колокол всё же достал…

Впрочем слова его лишь впустую сотрясли воздух. Змея сделала вид, что его не слышит и, сев на край траншеи, принялась болтать ногами. И это получалось у неё настолько беззаботно, что если бы не вчерашнее гадание, Малк счёл бы все её прежние грозные предупреждения глупым розыгрышем.

Следующий час они провели в молчании. Эйша предавалась безделью, а Малк напряжённо работал, набивая крепкий мешок кусками то ли спёкшегося, то ли слипшегося под воздействием магии проклятого песка. Впрочем он не возражал: с его силой дело спорилось гораздо быстрее, а значит ближе было и время возвращения.

— Да чего ты постоянно выглядываешь? Ничего опасного не происходит. Слышишь? Ничего! — вдруг подала голос Эйша, когда Малк наверное уже двадцатый раз выпрямился и глянул поверх края траншеи. — Для меня это уже десятая поездка и ни разу не то, что не дралась, а даже защитный артефакт не доставала.

— И с кем же ты тут была? — спросил Малк, наклоняясь за очередным куском превратившегося в камень магического песка.

— Сначала с Крысом, потом с Больдо… А что? — поинтересовалась Змея.

— А то, что не всем так везёт, — хмуро сообщил Малк.

Затем вдруг замер, хлопнул ладонью по странно раскачивающемуся кошелю с гадательными костями, ощутил идущую от них вибрацию и… завопил:

— Артефакт!! Доставай артефакт!!!

После чего, не раздумывая ни секунды, подхватил не до конца заполненный мешок и одним прыжком выбрался из траншеи. Только теперь он позволил себе бросить один взгляд в сторону разрушенного рыбацкого посёлка, увидел накатывающую волну полупрозрачных тварей — почти в точности как показало гадание! — и, уронив на землю плоды их с Эйшей трудов, ринулся к подготовленному чертежу. Упал на колени, прижал ладони в подготовленном заранее месте и выплеснул вовне шестнадцать эргов Силы. Не столько для питания самого ритуала, сколько в качестве катализатора для запертой в кристаллическом песке энергии.

Именно сейчас всё должно было решиться — допустил ли Малк где ошибку или всё сделал правильно. Если ошибся — мир потонет в грохоте взрыва, нет — и вырезанные на земле линии нальются голубым светом, знаки Руноглифа таинственно замерцают и это магическое свечение перекинется на подобие человеческой фигуры в центре рисунка. Ну а напоследок в воздухе закрутится воронка из чистой Силы, вбирающая в себя любую магическую конструкцию и загоняющая её в глиняную оболочку.

От волнения Малк даже зажмурился, но прошла секунда, другая, а взрыва так и не произошло. Зато в разы превышающий расчётные размеры магический вихрь хищно изогнулся и со свистом втянул в себя сначала неосторожно приблизившиеся первые ряды бестелесных тварей, а когда те, сжавшись в единый ком, скрылись в грудине грубого подобия человека, снова скачкообразно вырос и поглотил ещё несколько десятков находящихся в отдалении Голодных Мороков.

— Ты с ума сошёл?! — прокричала наблюдавшая всё это Эйша, едва ли не срываясь на визг. — Твоя идиотская оболочка их не удержит. И когда они вырвутся, их уже ничто не остановит!!!

— Гром-Колокол! Доставай Гром-Колокол!! — рявкнул в ответ Малк. — А с этим я справлюсь!

К этому моменту воронка, поглотив большую часть бестелесных тварей и исчерпав вложенную в неё энергию, уже начала постепенно рассеиваться в воздухе. Не лучше обстояло дело и с глиняной куклой. Подтверждая слова Змеи, она вся дрожала, её поверхность расчерчивали многочисленные светящиеся трещины и с каждым ударом сердца крепло ощущение, что она вот-вот взорвётся.

Вот только Малк пассивно ждать этого момента не собирался. И переступив через уже погасшее кольцо из колдовских знаков, наклонился над подобием человека, чтобы затем с размаху вонзил в середину его «тела» проклятый нож и изо всех сил потянул через него соприкасающуюся с клинком Скверну.

— А-ааа! — заорал Малк, когда через рукоять ему в руку выстрелили сотни разрядов боли, и в воздухе завоняло горелой плотью.

Вопреки всем ожиданиям, доведённая ритуалом до немыслимой концентрации Скверна удивительно легко подалась его усилиям и потоком хлынула в нож. Голодные Мороки, утробно воя, теряли своё извращённое подобие жизни, а проклятый нож вёл себя как прожорливый хищник, обжирающийся дармовой энергией. Малк же… перед Малком в полный рост встала не проблема сбора потусторонней энергии, а её удержания и контроля.

И вот тут снова проявила себя недостаточно мощная Власть. Её категорически не хватало для того, чтобы держать в узде одновременно и клинок, и Скверну, и рассыпающуюся на части ловушку, и бастующее под напором адской боли тело. Так что не доведя задуманное до конца, Малк выдернул клинок из образовавшейся на месте муляжа глиняной кучи, одним движением вогнал его в ножны и, расцепив на рукояти сведённые судорогой пальцы, зарычал:

— Колокол!

Подсознательно Малк ждал, что как только он спрячет нож, из колдовского плена тотчас вырвутся все не поглощённые Мороки и скопом ринутся на обидчика. Для того он и требовал активировать защитный артефакт, но видимо нанесённый бестелесным тварям урон был достаточно велик, чтобы лишить их последних крох стабильности, и яростная контратака обернулась лёгким дуновением насыщенного Скверной воздуха. Что тоже не подарок, но благодаря заговорённому платку, для жизни соверешенно безопасно.

И видимо Эйша была права, что до сих пор не активировала артефакт.

— Рог Йорроха мне в бок! А говорила, я ерундой занимаюсь, — простонал Малк, тряся пострадавшей рукой и медленно поворачиваясь к Эйше. — Вон сколько твоих Голодных Мороков покрошил! Эдак скоро освоимся, и по развалинам шарить начнём, а там и до храма Кетота дойдёт!

Не то, чтобы Малк говорил всё это всерьёз, но пережитое требовало разрядки. Вот он и болтал безумолку, пока до него не дошло, что Змея ведёт себя неестественно странно. Бледная, глаза на поллица, губы прыгают, а сама стоит столбом и в руках небольшой колокольчик сжимает.

— Ты чего? — разом насторожился Малк.

Видимо эти его слова сломали какую-то плотину внутри Эйши, раз в ответ девушка вздрогнула, по-мужски выругалась и лишь затем взмахнула артефактом. И пусть последний не подвёл — над головами у них так грохнуло, словно Левого Брата накрыла праматерь всех гроз, — в первый момент показалось, что это стало единственным зримым эффектом. Понадобилось несколько ударов сердца, чтобы стало ясно, насколько легче стало дышать и посветлел окружающий воздух, а вьющиеся поодаль последние уцелевшие Мороки взорвались облачками быстро истаивающего дыма.

Малк удивлённой присвистнул и только собрался отпустить на этот счёт какую-нибудь реплику, как Эйша, не выпуская из рук Гром-Колокола, стремительно развернулась и понеслась по направлению к бухте. Ему же она через плечо крикнула:

— Беги, идиот!!! Беги!!!

Несколько растерявшийся Малк, к тому же ошеломлённый близким грохотом, сначала заторможенно проводил Эйшу взглядом, затем медленно оглянулся и… едва ли не подскочил на месте, когда до него дошло, что же он видит. Откуда-то из глубины острова в их сторону единым фронтом накатывала гигантская волна из бестелесных тварей, наверное в сотню раз превашающая ту, что Малк уничтожил в своей ловушке. Против такого не могла помочь ни его магия, ни мощь артефакта, и бегство было единственным спасением. Поэтому схватив в одну руку мешок с камнями, в другую свой полупустой рюкзак, Малк последовал совету старшей ученицы и побежал.

Святые, как же быстро он побежал…

Глава десятая, в которой кое-что проясняется

Пережитое в тот день на Левом Брате Малк, наверное, не забудет до конца своих дней. Потому как там он столкнулся не с понятными и подчиняющимися привычным законам демонами Пекла, магическими монстрами или призрачными гостями с плана Смерти, а с чем-то невообразимо чуждым. С чем-то таким, что разум просто отказывался воспринимать напрямую, прячась от накатывающего ужаса за хоть как-то объяснимыми образами. И если поначалу, когда он с помощью ловушки и проклятого клинка уничтожал Голодные Мороки, прочувствовать их инаковость он не успел, то позже… о, позже, когда они с Эйшей спасались бегством от накатывающей волны бестелесных тварей, порочность жителей Запределья открылась перед ним во всей её полноте. А открывшись, молотом жахнула по разуму и чувствам, вывернула наизнанку Дух, и отравила тело.

— Святые любят нас!!! — с небывалой искренностью воскликнула Эйша, когда они после десяти минут сумасшедшего бега по раскалённому песку добрались-таки до берега и увидели, что лодка всё ещё дожидается их рядом с причалом. А потом ещё раз, когда утлое судёнышко за считанные минуты доставило их на борт «Риммы».

И Малк в тот момент полностью разделял её чувства. Как там говорят: на войне нет безбожников? Что ж, глядя на то колышущееся море постоянно меняющихся фигур, хлынувшее на берег, когда их лодка уже отплыла на добрый десяток саженей, и остающееся там до самого отбытия корабля, ему и вправду хотелось поверить в покровительство высшей силы. Хоть того же Кетота! Потому как стоило ему представить, что Голодные Мороки их всё же догнали, Малку тотчас становилось дурно. Но не от страха перед смертью, нет, а от какой-то иррациональной и необъяснимой жути, густо замешанной на… отвращении.

Он тогда всё-таки не выдержал и, перевесившись через борт корабля, выплеснул содержимое желудка в воду. А потом ещё раз и ещё, пока не полегчало. И ничуть не стыдился показанной слабости. К Девятерым условности, он не Младший Магистр и даже не Бакалавр, чтобы подобные встречи считать чем-то нормальным. Ну а если кому-то его реакция покажется смешной… что ж, юморист может отправляться на берег и там доказывать свою смелость!

Единственное Малк немного опасался реакции Эйши, но когда она сначала так же как и он повисла на перилах, издавая звуки рвоты, затем залпом выпила где-то раздобытую бутылку рома, а потом, пьяно размахивая кулаками, попробовала дать ему по роже — успокоился. Если кто и будет обвинять младшего брата по Школе в недостойном поведении, то точно не она!..

Как ни странно, особых наград столь опасная миссия им не принесла. В обмен на почти полный мешок проклятого песка что у Эйши, что у Малка из долга перед Мастером было списано по одному чёрному камню. И если бы не полностью закрытые обязательства перед Змеёй, Малк счёл бы поездку убыточной.

— Левый Брат безопасен. И если бы ты не светился как праздничная гирлянда от свежих меток на Духе, то всё бы обошлось, — бросил в ответ на его возмущение господин Тияз и закрыл тему.

Эйша же, стоило им покинуть дом Мастера, яростно добавила:

— Так и думала что вся эта каша из-за тебя заварилась… Уже жалею, что так слабо по роже съездила!

После чего гневно фыркнула и оставила младшего соученика в одиночестве, заставив его испытать нечто похожее на смущение. Йоррох ведает, что в действительности спровоцировало столь бурную реакцию населяющей Левого Брата мерзости, но незадолго до отплытия у Малка действительно прибавилось духовным меток. Переработка демонической кости, гадание — всё оставило свой след. О чём Малк прекрасно знал, но отчего-то и не подумал предупредить Эйшу: а ведь учитывая специфическое развитие старшей соученицы, проблемы чужой практики могли и ускользнуть от её внимания.

И вот теперь приходилось расплачиваться за молчание…

Впрочем если своей обидой Змея рассчитывала добиться от него каких-то моральных терзаний, то она ошибалась. Убедившись, что никому его оправдания не интересны, Малк пожал плечами и вернулся к плану тренировок. В какой-то мере даже обрадовавшись, что теперь может сосредоточиться на занятиях, не отвлекаясь на посторонних.

Ежедневная поездка во внешнюю фракцию за Зеркалом и практика второго слоя Трёх Пульсов, изготовление одноразовых артефактов на продажу и «про запас», возобновление спаррингов с Больдо… Малк сам не заметил как пролетела седмица. И главное подобная рутина ничуть его не утомляла: путешествие в гости к порождениям Запределья если не сделало из него домоседа, то точно отбило на ближайшие месяцы тягу к приключениям.

Так что ничего удивительного, что появившегося у него на пороге Голема, Малк встретил крайне недружелюбно.

— Что-то случилось, старший брат по Школе? — хмуро спросил он у жизнерадостно улыбающегося Больдо. — Неужели хочешь сказать, наша завтрашняя тренировка отменяется?

— Почему это? Всё в силе. У меня на твою драхму серьёзные планы! — загоготал воин-маг. — И вообще… Почему сразу случилось? Может я просто в гости заглянул, узнать как дела у младшего соученика?

Понимая, что отделаться от Голема точно не получится, Малк едва заметно выдохнул сквозь сжатые зубы.

— Хорошо, начнём с конца. Мои исследования духовного резонанса топчутся на месте, надежды на быстрый прорыв нет, и ты прервал мои размышления над способом решения возникшей проблемы, — сообщил он максимально ровным голосом и после заминки спросил: — Так зачем ты здесь?

Раньше он и подумать не мог, что когда-нибудь будет таким тоном разговаривать с Бакалавром, но… в личном ученичестве у могучего Мастера порой всплывали весьма неожиданные плюсы.

— Чтобы открыть перед тобой настоящий мир, разумеется! — воскликнул в ответ Больдо, настроение которого кажется ничто не могло сегодня испортить. — Бросай всё и бегом на главный полигон. Мастер Эрик проиграл пари Директору и теперь обязан показать студентам, что такое Младший Магистр, сражающийся в полную силу! Упустить такое — преступление.

Возразить Малку было нечего. Для начинающих магов наблюдение за тем, как колдуют их старшие товарищи, считалось частью практики. Слишком часто вдохновлённые примером могучих чародеев студенты совершали прорывы в освоении Тайных Искусств или заклинаний, чтобы кто-то мог это игнорировать. Но Мастер Эрик? Что-то он не припоминал такого имени в списке старейшин внутренней фракции!

— Господин Эрик Красивый на особом положении. Категорически не желает, чтобы его называли Мастером и всячески противится назначению на официальную должность, однако с удовольствием пользуется соответствующими привилегиями, а саму Школу считает своим домом, — пояснил Больдо, догадавшись о причине недоумения младшего соученика.

— Красивый? — вырвалось у Малка. — Он настолько хорош в общении с дамами?

И этим своим предположением вызвал у Больдо приступ смеха.

— Господин Эрик? С дамами? Поверь, ужину с нашим Младшим Магистром даже самая неразборчивая куртизанка предпочтёт бурную ночь с адским тигром! — Сообщил он, немного успокоившись. — Красивым он в юности стал, лет сто-сто пятьдесят назад, а сейчас его между собой все Сумасшедшим называют… Впрочем сам всё увидишь. Поторопись!

Как очень скоро выяснилось, на неожиданную демонстрацию возможностей господина Эрика собралась едва ли не половина студентов внутренней фракции — все, кто присутствовал в данный момент на её территории. И странного тут ничего не было, каждый желал получить просветление от навыков Младшего Магистра. Удивляло другое — поведение зрителей. Никто не кричал и не смеялся, друг к другу собравшиеся обращались шёпотом, а места на трибунах, вопреки здравому смыслу, занимали максимально далёкие от магического ристалища.

— Помимо обращения к себе как к Мастеру, господин Эрик также ненавидит чужую недисциплинированность и несдержанность, — Больдо принялся на ухо объяснять происходящее Малку.

— А задние ряды почему? — заразившись чужим настроем, прошептал Малк.

— Потому что Сумасшедший! — непонятно хихикнул Голем и, согнав с облюбованных мест двух незнакомых Учеников, плюхнулся на каменную лавку. — Садись быстрей. Он вот-вот появится!

Больдо оказался прав. Малк только-только пристроился рядом со старшим соучеником, как на трибунах стихли последние шепотки, и все взоры устремились на поле для тренировок. Туда, где прямо из воздуха появилась странно одетая фигура.

Скажи кто раньше, что это могучий маг, Малк поднял бы его насмех. Кто угодно — цирковой артист, исполняющий обет ревностный последователь Девятерых, городской сумасшедший, наконец, — но не маг!

Первым к себе приковывало внимание лицо новоприбывшего. Его красные навыкате глаза, перекошенный рот, кажется уже несколько лет не стриженные бакенбарды. Потом взгляд цеплялся за серые драные подштанники на ногах вместо нормальных брюк и старый потёртый фрак на голое тело, зачем-то застёгнутый на все пуговицы. И в последнюю очередь приходило понимание, что крест-накрест стягивающие грудь Младшего Магистра перевязи это никакие не ремни, а самые настоящие цепи.

Красивый?! Йоррох побери, да тогда Малк со своим новым обликом просто бог очарования!

— Кстати, господин Эрик хороший приятель учителя, — насладившись реакцией Малка, уголком рта сообщил Больдо.

— Почему-то даже не сомневался, — едва заметно кивнул Малк.

Он ещё подумал не спросить ли какими ещё причудами, помимо «необычной» манеры одеваться и нежелания называть себя Мастером славен господин Эрик, как маг внезапно начал своё «выступление» и стало резко не до болтовни.

Свирепо зыркнув в сторону трибун, Младший Магистр яростно топнул грязной пяткой и требовательно вытянул перед собой руку. Его движения выглядели бы потешно, если бы в тот же миг не вскипела окружающая Красивого аура обычного смертного, а в его раскрытой ладони не возникла серая сфера, в которую принялись отовсюду стягиваться бесчисленные светло-серые ручьи Силы. Десять ударов сердца, и вот уже в руке господина Эрика материализовался длинный посох. Не артефакт, обычное творение магии, пусть и чрезвычайно качественно выполненное. Малк даже сказал бы, что ничего особенного, если бы вторя его мыслям Младший Магистр не шарахнул оружием по земле и та не отозвалась весьма чувствительной дрожью. И это на расстоянии полусотни саженей от эпицентра удара, каково было бы, окажись Малк в непосредственной близости!

Но господин Эрик только начал разогреваться. И принялся исполнять незнакомый Малку комплекс с шестом, периодически повторяя вызывающие локальное землетрясение удары. Да не просто так, а подстраиваясь под определённый ритм, из-за которого с каждым разом тряска становилась всё сильнее и сильне, грозя перерасти в нечто такое, что разрушит все постройки на десятки саженей вокруг.

Для Малка, привыкшего наблюдать в лучшем случае способности Бакалавров — поединок Младших Магистров в день его прибытия в Школу не в счёт, — подобное проявление мощи были в новинку. Он едва удержался, чтобы не захлопать.

— Чего улыбаешься? — в редкую паузу между грохотом ударов, процедил Больдо. — Всё только начинается!

Видимо уровень атак Младшего Магистра достиг некоторой границы, потому как кристалическиие тумбы по периметру полигона заиграли всеми цветами радуги и поле накрыла прозрачная полусфера. Тряска сразу же стала едва ощутимой. Вот только поставленные на пути его буйству Щиты сильно не понравились Эрику Красивому. Его лицо ещё больше исказилось, он повернулся к трибунам и направив в их сторону изголовье посоха, выстрелил довольно медленно летящим серым сгустком.

Малк ожидал чего угодно: яркой вспышки, эффектного взрыва, зрелищного фейерверка, но не того, что на подлёте к барьеру комок Силы внезапно увеличится в несколько раз и окажется огромным — едва ли не с человека размером — серым кулачищем, столкновения с которым магическая защита попросту не переживёт. И оставив после себя гигантскую прореху, колдовской снаряд полетит в зрителей.

— Пошла жара, — азартно воскликнул Больдо, облизывая явно пересохшие губы и бессознательно заворачиваясь в какое-то защитное заклинание.

Малку же ничего кроме бегства на ум не приходило, однако он всё же остался на месте и не прогадал. В последний момент, когда до первых рядов оставалось не больше локтя, на пути колдовского кулака возникло столь же серое марево, в котором снаряд господина Эрика благополучно растворился. После чего несколько поредевшая дымка устремилась к защитной полусфере и словно заплатка затянула место разрыва.

— Вот сейчас они защиту поля ещё на пару уровней усилят, господин Эрик попробует её пробить и как не получится… вот тогда-то ты его истинный облик и увидишь! — продолжил просвещать Малка Больдо.

— Хорошо бы, потому что пока ничего сильно выходящего за рамки возможностей Бакалавра я не увидел. За исключением вложеной мощи, разумеется, — не выдержал Малк.

— Не спеши, всё будет, — хмыкнул Голем.

И кивнул подбородком на полигон, где Красивый уже выпустил ещё пару Кулаков и те как предсказывалось даже не поколебали барьер.

Неудача очевидно как-то плохо воздействовала на психику мага. Будучи и без того не в ладах со своей головой, теперь он окончательно пошёл в разнос. Отбросил посох прочь, разорвал на груди фрак, затем зачем-то поднял лицо к небу и обречённо завыл.

Зрелище получилось не слишком приятное и не вызывающее у Малка ничего кроме жалости. Он уже начал поворачиваться к Больдо за комментариями, как Младший Магистр вдруг грохнулся на четвереньки, замер и… из его спины, точно клинок из ножен, медленно вышел полупрозрачный бледно-серый лев. Но не величавый и гордый повелитель саванны, а его демоническое подобие. Извращённое, злое и совершенно безумное.

Твари хватило одного взгляда в сторону трибун, чтобы все ощутили сильнейшее давление чужого Духа. Настолько могучего, что его не могли сдержать никакие Щиты. Когда же она сделала единственный шаг и издала низкий, на грани слышимости, рык, то воздействие усилилось настолько, что многие из зрителей попросту не могли его выдержать. Текла кровь из носа у Бакалавров, теряли сознание Ученики… Малк оказался в числе самых стойких. Власть и общая развитость Духа удержали от обморока, а «лечилка» в основании Нимба — точнее проявившаяся благодаря ей способность манипулировать жизненной силой — спасла от травм. Впрочем на фоне Больдо, на которого воздействие Эрика Красивого вообще не оказало никакого влияния, его достижения заметно блекли.

— Сильно, — пробормотал Малк, переводя дух.

— Сильно? — переспросил Голем с усмешкой. — Нет, сильно будет вот только сейчас!

Сказал и вжал голову в плечи. А господин Эрик, будто ожидая именно этой команды, вдруг снова слился со львом, одним слитным движением поднялся на ноги и… беззвучно, одними губами, произнёс единственное слово. Слово, будто разорвавшее саму реальность и выплеснувшее в неё Силу Пепла.

На какое-то время мир перед глазами Малка померк. Не осталось ничего кроме серой мглы, непонятно откуда взявшегося запаха гари, пробивающегося сквозь дымную завесу солнца да стремительно накатывающей боли. Боли, которая обжигала кожу, терзала мышцы, разрывала внутренние органы и вгрызалась в кости.

Однако всё прекратилось столь же внезапно, как и началось. Вроде только что Малк задыхался в магическом тумане и стирал зубы в песок, сдерживая крик, как вдруг снова сидит на трибуне. Всех отличий, что теперь его окружают залитые потом коллеги по несчастью, а ещё недавно буйствовавший господин Эрик Красивый теперь стараниями четвёрки воинов в механических доспехах бешено бьётся под накинутой на него металлической сетью.

— Слово Пепла! Ну надо же, а говорили, что его только Магистры могут освоить, — простонал Больдо, хрустя шеей и вслед за остальными студентами поднимаясь со скамейки.

Представление очевидно считалось законченным.

— И что, ради этой пытки мы сюда приходили? — угрюмо сказал Малк, которому пережитое, мягко говоря, не понравилось.

— Мы сюда приходили расширить горизонты, а пытка это… — Больдо пошевелил пальцами подбирая слово, — это бонус!

И довольно засмеялся. Затем вдруг осёкся, нашёл взглядом господина Эрика Красивого, которого уже окончательно запеленали в сеть и теперь уносили с поля, и лишь тогда облегчённо вздохнул.

— Мстительный дядька, — ответил он на невысказанный вопрос Малка. Затем подумал и добавил: — Впрочем как и все старшие маги.

— А почему он… такой, — Малк неопределённо покрутил пальцем в воздухе.

Больдо пожал плечами.

— Последствия старых травм. Во времена Восстания он был учеником одного из Наследников Школы и попал под удар Патриарха Дома Черингар вместе с наставником. Его задело самым краем — внешне почти не пострадал, — но вот мозги… мозги набекрень. И пусть большую часть времени он относительно нормален, в бою иногда накатывает…

— Только в бою? — не удержался от любопытства Малк.

— Бывает, что и не только, — Больдо поморщился. — У него травма вызвала фатальное отклонение в практике, из-за которого собственная магия теперь постоянно толкает его рассудок за грань безумия. Эликсиры и заговорённые вериги, конечно, спасают, но… но в сражении он становится собой настоящим. Жаждущим битвы безумцем, способным творить невозможные для многих вещи!

— И такого человека Директор подбил продемонстрировать способности перед студентами? — спросил Малк ошеломлённо.

— Должны же мы как-то учиться… Тем более риск был в пределах нормы! — равнодушно бросил Больдо.

— Это смотря что считать нормой… — пробормотал Малк, но продолжать спор не стал.

Тем более что Голем был прав, и он действительно вынес из устроенной демонстрации немало интересного. Слово Пепла, материализация похожего на артефакт оружия, давление Власти… Да хотя бы тот же лев, вышедший из тела господина Эрика! Малк готов биться об заклад, что так проявляет себя пробуждённая Родословная. Причём не абы какая, а относящаяся к одному из «старых» Домов Авалона — адские львы вроде только у их потомков были замечены… Всё это определённо стоило того, чтобы быть увиденным!

Покинув полигон Малк повернул было в сторону своего дома, как внезапно был остановлен Больдо.

— Куда? Наша сегодняшняя культурная программа «выступлением» господина Эрика не ограничивается!

— У нас есть какая-то культурная программа? — удивился Малк.

Голем довольно рассмеялся.

— Разумеется. И пришло время для основной её части… — Тут старший соученик посерьёзнел и уже спокойно сообщил: — Наставник распорядился привести тебя к нему в лабораторию. В настоящую лабораторию!

Новость мягко говоря шокировала. И не столько тем, что Больдо взял на себя смелость отложить немедленное исполнение распоряжения господина Тияза — в конце концов он не озвучил, когда именно должен был привести Малка, — сколько той частью, где говорилось о «настоящей» лаборатории. Получается место, куда Малк ходил работать над костями, таковым не считается? Или он чего-то не понимает? Да и вообще что стоит за этим приглашением: он прошёл некую проверку, дорос до уровня полноценного ученика-ассистента или, того хуже, ему уготована роль объекта экспериментов? Увы, задать все эти вопросы Малк не мог, как и добиться ответов от господина Тияза. А значит до всего снова предстояло доходить самому.

Новая лаборатория находилась недалеко от старой, буквально на соседней улочке в подвале нежилого коттеджа, и чтобы попасть внутрь понадобилось проходить аж тройную проверку. Сообщить пароль охраняющему вход в дом немёртвому рыцарю — возможно тому же самому, что приходил к Малку в первое утро во внутренней фракции, активировать головоломный колдовской узор на стене крохотной прихожей, а уже внизу сразу на выходе с лестницы — капнуть кровью на заговорённые нефритовые пластины. Причём последнее пришлось делать и Больдо, и Малку.

Поначалу было непонятно к чему такие сложности. Но когда переступив порог Малк увидел десяток стеклянных чанов с плавающими в них фигурами гомункулусов, прозекторский стол с уже вскрытым телом похожего на гигантскую летучую мышь демона, заставленный флаконами с алхимическими зельями, пилюлями и декоктами шкаф, а рядом стеллаж с кучей банок с заспиртованными органами, очень сильно смахивающими на человеческие, то предпринимаемые Мастером меры безопасности показались даже недостаточными. Малк, конечно, не специалист, но инстинкт подсказывал, что далеко не всё из хранящегося здесь можно безопасно показывать представителям Триумвирата.

— Впечатляет, да? — спросил Больдо, толкнув локтем под рёбра. — Ты туда посмотри!

Малк перевёл взгляд вглубь помещения и сдавленно выругался: большую часть дальней от входа стены украшали маски в виде человеческих лиц. Или, что точнее, маски, сделанные из человеческих лиц. Кажется это была та самая коллекция Мастера Тияза, которой его в первые дни в Школе пугала Эйша.

— Просто чудесно, — пробормотал Малк, ощущая как колотится сердце.

Только теперь он окончательно осознал, что переступает некую грань, после которой дороги назад уже не будет. И глядя на обстановку в лаборатории, он был больше не уверен, что действительно хочет делать этот последний шаг.

— Да? — со сомнением спросил Больдо, явно не уловивший иронию. — Я вот уже шесть лет здесь работаю, а до сих пор никак не привыкну. Мне как-то на поле боя привычнее, чем в этом царстве некромантии и вивисекции.

— Но ведь продолжаешь работать… — не удержался Малк.

— Продолжаю, — покладисто согласился Голем. — А что делать? Моё развитие как специалиста по закалке тела невозможно без использования крайне дорогих эликсиров и сложных ритуалов, так что я не вылезаю из долгов. И слава Святым, что Мастер даёт возможность их отрабатывать.

Малк, прекрасно помнивший, с каким трудом Больдо творил магию, выходящую за рамки заклинаний из Нимбов, с сомнением покачал головой.

— Чего? Не веришь? — возмутился старший соученик.

— Не то чтобы не верю, но… чем ты тут занимаешься? — осторожно спросил Малк.

Больдо недовольно вздохнул.

— Я анатом. Помогаю с исследованием строения демонов, работаю на подхвате во время операций по химеризации, помогаю внедрять разного рода артефакты в живых марионеток…

На словах о живых марионетках Малк вспомнил, как господин Жак Улей взял контроль над его телом, и ощутил как в сердце поднимается буря. Участвовать ни в чём подобном он категорически не желал!

— Последнее, кстати, самое интересное, — продолжил как ни в чём ни бывало Больдо. — Мастер пытается создать идеальную боевую марионетку, соединяющую в себе пластичность живого тела и преимущества нежити. И хотя до завершения ещё очень далеко, определённые результаты уже есть…

— Здорово. И что же… или кто… используется в качестве основы для кукол господина Тияза? — не выдержал Малк.

— А гомункулусы, — равнодушно бросил Больдо, махнув в сторону стеклянных чанов. — Ни души, ни разума, ни даже примитивных инстинктов — идеальный материал для работы.

Малк, узнав, что идти на компромисс с совестью не придётся, незаметно выдохнул. Повезло. Не хотелось и думать, что бы он делал, если бы господин Тияз проводил опыты на живых людях.

— Ты сказал, результаты уже есть… А можно на них посмотреть? — спросил Малк, заполняя паузу.

— Почему нет? — пожал плечами Больдо. — Мастер как раз сейчас должен подгонять одну химеру под требования заказчика… — Заметив, как Малк вскинул брови, старший соученик поморщился. — Чего? Или думаешь, Младшим Магистрам не нужны деньги?

— Почему же, нужны, но… живые марионетки? — осторожно сказал Малк.

— А… чего ты понимаешь. Знаешь сколько стоит гомункулус с прижившимся управляющим кристаллом, но без дополнительных модификаций? Около сотни драхм! Доведи его до уровня полноценной боевой марионетки, подходящей что некромантам, что призывателям уровня Бакалавра, и цена взлетает до четырёхсот драхм, — глядя на него как на последнюю деревенщину, сказал Больдо.

— Ого, — Малк присвистнул.

— Вот тебе и ого…

На этом Больдо щёлкнул языком и, поманив Малка за собой, направился к неприметной двери в дальнем углу лаборатории. Однако сразу входить не стал, сначала громко постучал костяшками пальцев по косяку и, лишь дождавшись одобрительного ворчания, повернул ручку замка.

— Учитель, как вы и просили, Ученик Малк доставлен! — бодро отрапортовал Голем с порога, хлопнув Малка по плечу.

Однако несмотря на несколько развязный тон, чувствовалось, что старший соученик прекрасно знает, где расположены те границы, что нельзя переступать в общении с наставником.

— На сумасшедшего Эрика смотрели? — спросил господин Тияз безжизненным голосом.

На момент появления своих студентов Мастер стоял на коленях перед невысокой — Малку по пояс — лысой обезьяной с горящими зелёным глазами и водил руками над её макушкой. И судя по вливающимся ей в глаза, уши, ноздри и рот струйкам чёрного дыма, прерывать своё занятие он не собирался.

— Разумеется, — словно бы даже обиделся Больдо. — Мастер ожидаемо сорвался и шарахнул по зрителям. На этот раз, правда, Словом Пепла…

— Хорошо, — перебил его господин Тияз. — Что наш младший ученик?

Малка и он, и Голем подчёркнуто игнорировали, обсуждая словно товар на рынке.

— Выдержал. Сознание не терял, сбежать не пытался… Крепкий парень! — одобрил Больдо, только теперь повернувшись к Малку и демонстративно подмигнув.

Но Малк его веселья не разделял. В очередной раз осознавать себя предметом чьих-то исследований — особенно когда не понимаешь их конечной цели — было неприятно. И противоречило всем его жизненным устремлениям. Вот только как об этом сказать кому-то вроде Тияза Черепа?

— Я понял. Оставь нас, — подал голос Мастер и, не дожидаясь, когда Больдо выйдет, холодно спросил: — Ты ведь уже начал осваивать второй слой Трёх Пульсов? Есть какие-то успехи?

Одновременно с вопросом господин Тияз поманил пальцем, и из сгустка теней между двумя книжными шкафами выплыла та самая маска, с помощью которой Малк изучал Тайное Искусство. На этот раз она фонила Силой и испускала сильные колебания Власти начального жёлтого ранга. И вот её-то Мастер одним движением ладони припечатал к морде обезьяны.

Раздалось шипение, гомункулус вздрогнул и вокруг него возникла пусть слабая, но магическая аура.

— Конечно занимаюсь! И духовные вибрации ощущаю всё лучше, но… называть это успехами не стал бы. Нужно время и… ресурсы, — осторожно сказал Малк, не сводя взгляда с облепившей обезьянье «лицо» маски.

Йоррох, а он-то пока с верстаком возился всё гадал, куда господин Тияз «морду» дел. А она оказывается у него чем-то вроде универсального инструмента служит. И Тайные Искусства хранит, и над марионетками работать помогает, и кто знает для чего ещё используется…

— Что успех, а что нет, давай всё же оценивать буду я, — холодно проронил господин Тияз.

Поднялся с колен, сел в стоящее неподалёку кресло и небрежно махнул:

— Внутри гомункулуса звериный дух, пойманный мной на плане Смерти. Услышь его, настройся на испускаемые им пульсации и заставь провести марионетку по комнате.

— Но я не знаю как, — растерялся Малк.

Господин Тияз презрительно фыркнул, достал с расположенной рядом полки песочные часы и тут же их перевернул.

— У тебя десять минут. Начинай!

Что будет, если Малк не уложится в озвученное время, он не сказал, но можно было не сомневаться — ничего хорошего. История с избиением того же Стево Крыса говорила сама за себя. Поэтому уняв вспыхнувшую в сердце злость, Малк уселся перед обезьяной по-стиксонски и сложил пальцы в знак концентрации.

На то, чтобы поймать нужный настрой ему понадобилось не больше девяти ударов сердца. Затем ещё столько же на фокусировку духовного внимания на живой кукле и порождение волны духовных вибраций. Следующий шаг — поиск отклика звериного духа — при правильном исполнении требовал и того меньше времени, однако именно здесь для Малка и крылась главная сложность. То ли он брал неправильную частоту, то ли ему на хватало чувствительности, но… но поймать духовный резонанс с марионеткой у него не получилось ни через минуту, ни через две, ни через десять. Лишь когда в нижнюю чашу часов падали последние крупинки песка, он что-то такое уловил и смог ввернуть сжатый Властью мысленный приказ.

Иди, поимей тебя Пекло! Иди!!

И видимо ментальный посыл был настолько силён, что до того изображавшая статую обезьяна дёрнулась и пусть полноценный шаг не сделала, что-то вроде прыжка всё же совершила.

— Слабо, очень слабо! — ледяным сказал господин Тияз, который не отводя глаз наблюдал за мучениями ученика.

— Понимаю, но прошло очень мало времени… — совершенно справедливо попробовал возразить Малк, но тем самым лишь ещё больше разозлил Мастера.

— Мне не интересны отговорки, мне нужен результат! А его-то как раз и не видно, — зло прошипел господин Тияз. Помолчал, явно успокаиваясь, и прежним холодным тоном сказал: — Раньше ты вполне здраво оценивал свои способности и соответствующим образом планировал практику. А что теперь? Ты себя возомнил гением, которому достаточно ежедневного занятия с Зеркалом Друзала?

Малк помотал головой. Доля истины в словах Мастера была. Он и вправду не пил эликсиров, не медитировал в подходящем источнике и не пользовался в преодолении проблемных мест магической поддержкой старших товарищей. Йоррох, он даже к Призрачному Древу не ездил! Но с другой стороны…. у всего есть причина, а в его случае даже две! Во-первых, он категорически не желал и дальше влезать в долги, а во-вторых, некоторые вещи ему были попросту недоступны.

То же Зеркало Друзала… Без него практика у Призрачного Древа становилась малоэффективной, однако в Хранилище Артефактов дольше чем на несколько часов его не выдавали, а значит регулярное посещение лесного жальника становилось невозможным. И студенту вроде него изменить ничего нельзя — правила Школы!

Тогда в чём вина Малка?

— Мне просто нужно больше времени… — всё же выдавил он из себя.

— Всем нужно больше времени. Только кто ж его нам даст? — рассмеялся господин Тияз и покосился на обезьяну.

Та одним прыжком взвилась на верхнюю полку ближайшего шкафа, достала небольшую коробку из зелёного нефрита, вернулась назад и сунула добычу в руки Малка.

— Открой! — потребовал господин Тияз.

Малк быстро выполнил требуемое. Внутри оказался кусок мрамора, отличающийся от обычного камня лишь витающей над ним лёгкой серой дымкой и… и да, явственным ароматом Смерти. Стоило же его коснуться Властью, как в ушах зазвучал вой жестоко страдающих людей.

Проклятье, тут какой-то морок или…

— Это ведь энергия жертвоприношения? — спросил Малк, чувствуя как внутри разливается убийственный холод.

— Верно, — одобрительно прошептал господин Тияз, не сводя с него насмешливого взгляда.

Малк судорожно сглотнул.

Йоррох, Йоррох, Йоррох!!! Как жертвоприношения?! Как?! Тияз Череп ведь не маг-изгой, не демонолог и не презренный лоялист. Он старейшина известной Школы, отвечающий за безопасность множества людей. Причём не только в учебном заведении, но и вообще на острове Римма. Откуда у него этот камень?!

В памяти всплыла недавняя история с атакой флактурма. Сражающиеся люди и демоны, десятки погибших Одарённых, облако жизненной силы убитых жертв под потолком зала и… и кровавый разлом, втягивающий в себя весь собранный Трёхголовым «урожай». Да, там была жизненная сила слабых магов, но кто сказал, что её нельзя трансформировать в чистую Смерть?!

Проклятье! Получается, что за случившимся стоит именно Тияз Череп? И Больдо, советуя принять официальную версию произошедшего, о том прекрасно знал?

— Я не приемлю демоническую магию и связанные с ней человеческие жертвоприношения, — мрачно, точно перед эшафотом, сообщил Малк и осторожно положил ящичек на ближайшую полку. — Клятву давал.

— Похвальная твёрдость, — одобрил господин Тияз. — Но ты понимаешь, что без энергии Смерти, которая даст толчок трансформации второго Слоя Искусства, быстрого прогресса не будет?

Всё ещё ошеломлённый сделанным открытием Малк медленно пожал плечами.

— Попробую обойтись без подобных… методов. Тем более что возможность приобщиться к энергии Смерти у меня есть, — сообщил он максимально ровным голосом. — Надо лишь подумать, как ею воспользоваться.

— Кладбище! — моментально догадался Мастер и тем самым показал, что в курсе особых взаимоотношений Малка с Призрачным Древом. — А то, что всё может внезапно поменяться, и оно перестанет быть для тебя безопасным, ты учитываешь?

— Без риска нет прибыли, — криво усмехнулся Малк.

Разговор давался ему всё трудней. Мысли снова и снова возвращались к камню с энергией Смерти. Он пытался понять, зачем господину Тиязу понадобилось раскрывать ему такую улику и не находил ответа.

— Риск, поиск своего пути… Это слова. Я же хочу, чтобы ты подкреплял их делами. И пока результаты меня не впечатляют, — тем временем проскрипел Череп. — Не хочешь пользоваться энергией жертвоприношений… твоё дело! Заставлять не буду. Но тогда будь готов к тому, что в какой-то момент опять уткнёшься в тупик и прибежишь за помощью. И тогда тебе понадобятся эликсиры. Много очень дорогих эликсиров!

Описанные господином Тиязом перспективы выглядели настолько мрачными, что Малк отвлёкся от мыслей о камне. В конце концов развитие в качестве мага было для него второй по важности вещью после забот о собственной жизни.

— А без них точно никак? — нахмурился он.

Господин Тияз с заметным сожалением покачал головой.

— Вини свой талант, точнее его отсутствие. Когда давал тебе Тайное Искусство, то даже не предполагал, что всё будет настолько плохо…

Фраза повисла в воздухе. Мастер словно предлагал Малку осмыслить своё будущее, а осмыслив, принять верное решение.

— Ладно, раз уж ты не хочешь торопиться с освоением второго слоя Трёх Пульсов, начинай изучать заклинания. Эйша ведь давала список чар, из которого ты можешь выбрать? — видимо сочтя паузу достаточной, снова заговорил господин Тияз.

Малк, который получил нужный документ ещё несколько месяцев назад, энергично кивнул. Данную бумагу он давно уже изучил самым тщательным образом и успел определиться со своими приоритетами. Однако озвучить их он не успел.

— Хорошо. Тогда имей ввиду, что одним из заклинаний должны быть Призрачные Руки. И это не обсуждается! — сообщил господин Тияз не терпящим возражений голосом. — Ну а в качестве утешительного приза так и быть серьёзно скину цену на эликсиры…

— А если откажусь? Выберу то, что считаю более подходящим? — сказал Малк, едва сдерживая ругательства.

— Тогда считай своё ученичество законченным, возвращай всё, то в тебя вложено, и свободен, — бросил господин Тияз небрежно, но за этой его небрежностью таилась неприкрытая угроза.

«Что в тебя вложено» понятие растяжимое. Его можно так вывернуть, что сколько ни старайся, а расплатиться не сможешь. Сложившаяся ситуация почему-то напомнила работу Малка по изготовлению «лечилок» в андалорской клинике. Там он тоже на первый взгляд получал одни лишь выгоды. Оплачиваемая работа, возможность изучить заклинание, тренировка навыков работы с энергией… А в итоге всё закончилось отравлением магией и телесным преображением. Вот и здесь ему сначала рассказывали о куче преимуществ учёбы у могучего Младшего Магистра, а потом по истечении времени начали вытаскивать наружу всевозможные «дополнения» и «уточнения».

И за каким Йоррохом ему нужны эти Призрачные Руки?!

— Мастер, не спрашиваю, зачем вам нужно, чтобы я изучил данное заклинание, но… как его увязать с чарами из первого Нимба? Второе ведь должно опираться на первое, однако Призрачные Руки с моими Рассеиванием, Искрой и «лечилкой» никак не увяжешь, — попробовал подобрать правильный аргумент Малк.

Вот только господина Тияза таким было не пронять.

— Думай, ученик. Думай! Ответ ты знаешь, теперь осталось найти правильный способ решения… — рассмеялся он хрипло, и Малку не оставалось ничего иного, кроме как попытался отстоять часть проработанных ранее планов.

— Но хотя бы начать изучение заклинаний я могу не с Призрачных Рук? С чего-то более подходящего для походов в опасные места вроде того же самого кладбища?

— Разумеется, Малк. Свой путь в маги ты выбираешь сам. Я лишь вношу небольшие коррективы, — расслаблено бросил господин Тияз и со смешком добавил: — И ставлю сроки…

На этом разговор закончился, и Малк был отправлен домой. Зачем понадобилось его приглашать для беседы в эту конкретную лабораторию, показывать разработки и делать столь щекотливые предложения, он решительно не понимал. Если бы они пообщались у господина Тияза дома, ничего ровным счётом бы не изменилось и при том Малка не пришлось бы посвящать в разного рода пугающие секреты.

Особенно его беспокоил йоррохов камень! Мысль, что именно господин Тияз и есть та третья сторона, которая вмешалась в противостояние между Трёхголовым и защитниками убежища, Малка откровенно страшила. И даже не столько нежеланием связываться с кем-то вроде Черепа — хотя делать врагом мага такого калибра по меньшей мере глупо и смертельно опасно, — сколько мрачными перспективами уйти по ту сторону закона. Который Малк хоть и не любил, но предпочитал по возможности соблюдать.

Девятеро, а он ведь только-только поверил в господина Тияза, даже признался в сотрудничестве с Жаком Ульем. Теперь же снова надо решать с кем он — со ставшим вдруг крайне подозрительным наставником или с работающим на Тёмную Канцелярию толстяком. И ответ был не настолько очевиден, как могло бы показаться ранее.

Так что в следующую седмицу Малк попытался с головой уйти в тренировки и исследования, чтобы на пугающие мысли не оставалось времени. Часами сидел в библиотеке — изучал описание Призрачных Рук, «жонглировал» ранее выбранными для освоения заклинаниями, пытаясь понять, от чего теперь придётся отказываться, оценивал перспективы обучения и потребные для него ресурсы… И определённый результат был. Хотя успокоительное из этих занятий получилось так себе, ясность в тему новых чар привнести всё же удалось. Если раньше Малк только предполагал, что за освоение заклинаний второго круга без доступа к источнику и Зеркалу Друзала лучше даже не браться, то теперь знал это совершенно точно. Толка не будет!

Однако как согласовать имеющиеся потребности с существующими возможностями он не имел ни малейшего понятия…

Из пучины невесёлых дум, куда Малк уже успел погрузиться, его вытянул прибывший из внешней фракции курьер. В доставленном им письме сообщалось, что «добрый друг» Малка господин Жак Улей наконец вернулся в Школу и желает встретиться. Незамедлительно! Раньше ультимативный тон письма вызвал бы у Малка один только гнев, но сейчас он испытал облегчение. Слишком уж сильно по нему ударила новость о возможном участии господина Тияза в атаке на флактурм, чтобы оставаться с ней наедине. И общение с Жаком Ульем — единственным, с кем он мог поделиться, — больше не казалось ему предательством пусть навязанного силой, но всё же учителя. До встречи в «настоящей» лаборатории — да, теперь — нет.

К тому же… ему ведь всё равно разрешили общаться с кем он хочет, правильно? Вот он и пообщается.

Вопреки опасениям искать господина Жака по приезду во внешнюю фракцию Малку не пришлось. Несмотря на ранний час Младший Магистр работал в своём кабинете, имитируя серьёзную занятость. Однако стоило ему увидеть Малка, как он в крайнем волнении выскочил из-за стола и завопил:

— Ну наконец-то! Сколько можно ждать… Стоило мне покинуть ненадолго Школу, как ты оказывается столько всего тут натворил, что голова кругом! Рассказывай, от начала и до конца!

Малк от такого напора даже растерялся.

— Что рассказывать? Про флактурм или…

— Про убежище я уже давно всё знаю и получше тебя. Ты про то как Трёхголового убивал давай. Да в подробностях! — воскликнул толстяк, азартно потирая ладони.

Потом, правда, предложил Малку присесть и даже налил стакан холодного лимонада из кувшина на столе, но на этом его вежливость закончилась. И дальше он всё больше молчал, лишь изредка задавая наводящие вопросы.

Впрочем один момент в истории Малка его заинтересовал особо.

— Как ты говоришь на Змеином холме, оказался? Эйша привела? — наверное в третий уже раз спросил господин Жак, буравя Малка взглядом.

— Эйша… Сказала, что не доверяла суждениям господина Тияза и хотела так проверить мою преданность идеалам Школы, — терпеливо повторил Малк.

— Идеалы Школы… Ну надо же! — восхитился Жак Улей и погрузился в размышления.

И Малк не выдержал.

— Господин Жак, вы считаете, что… Тияз Череп связан с нападением на флактурм? — он, запинаясь, уже седмицу беспокоящий его вопрос.

Младший Магистр вздрогнул и из-под нахмуренных бровей остро глянул на Малка.

— Почему ты так решил?

— Не знаю, — Малк пожал плечами. — Раньше счёл бы подобное предположение глупостью, но сейчас… сейчас уже не так уверен.

— Ну-ка, ну-ка… С этого места поподробнее! Что такого случилось, что ты изменил своё мнение? — моментально оживился толстяк.

— Да много на самом деле всего, — Малк замялся. Несмотря ни на что, рассказывать о секретах или то, что он считает секретами, учителя ему категорически не нравилось. — И главное здесь то, что Мастер допустил меня сначала до своей домашней лаборатории, а потом до той, что его ученики называют настоящей…

— Ты был в его главной лаборатории?! — аж вскричал господин Жак, снова вскакивая из-за стола, куда он успел вернуться. — Гомункулусов видел? Может с «мордой» опять работал? Или… или может такая колонна, вся увитая золотыми трубками, на глаза попадалась?!

На последнем вопросе голос Младшего Магистра аж осип.

— Про колонну ничего не знаю, — замотал головой Малк.

И с удивлением принялся наблюдать за тем, как разочарованно вытягивается лицо господина Жака.

— А… жаль, — протянул толстяк равнодушно. — Так чего ты там говорил насчёт твоего изменившегося отношения к Тиязу?

— После проверки прогресса в моей практике он предложил воспользоваться камнем, заряженным энергией от жертвоприношений, — решительно сказал Малк, которого уже утомили перепады настроения толстяка. — А как вы знаете, во флактурме демоны не просто убивали, а собирали…

— Да-да, жизненную силу. И ты думаешь, что это Тияз? — перебил его господин Жак, сделав непроницаемое лицо.

Малк пожал плечами и твёрдо сказал:

— Я ничего не думаю. Просто знаю, что убивать людей ради Силы — зло!

— Вообще есть варианты, но… ты прав! И похоже Тияз действительно совершил преступление, — с важным видом закивал господин Жак.

Однако чувствовалось, что говорит он не всерьёз, больше для вида. В действительности же думая о чём-то ином.

— И как тогда быть? — всё равно решил додавить тему Малк.

— Никак. Доказательств у тебя нет, а если бы и были… слово Ученика против слова Младшего Магистра, — господин Жак равнодушно пожал плечами. — Клянусь Рзавианом, да даже будь иначе. Он тебя прямо в здании суда грохнет, и никто слова не скажет. Разве что штраф заплатит, да и то, если только дело будет происходить в метрополии. Здесь же случись такое, всё заметкой в газете ограничится, причём в разделе курьёзов.

Возразить Малку было нечего и больше вопрос он не задавал. Собственно теперь его беспокоило только одно: зачем он тогда вообще должен следить за господином Тиязом, если даже факт человеческих жертвоприношений не является для его куратора от Тёмной Канцелярии чем-то интересным. Однако спрашивать об этом у господина Жака он не рискнул. Потому как тот тоже Младший Магистр, и уже успел показать как поступает с разгневавшими его ослушниками.

— Так мне просто взять и обо всё забыть? — мрачно поинтересовался Малк.

— Не совсем. Любой подобный вопрос ты должен сначала рассказать мне, а вот потом уже взять и забыть! — Толстяк для весомости поднял палец и тут же засмеялся. — Ты ещё имей ввиду: не всё, что ты видишь в исполнении Тияза, правда. Он известный лжец и притворщик, любящий поиграть на чужих эмоциях. А ещё, клянусь Рзавианом, он высокомерен как Архонт. Смотрит на всех свысока и дразнит, дразнит…

Последняя фраза была сказана неожиданно зло, словно касалась не вообще взаимоотношений Тияза Черепа с людьми, а с вполне конкретным человеком. С Жаком Ульем. Однако Малк сделал вид, что данной оговорки не понял и подозрительный взгляд толстяка встретил расстроенной полуулыбкой.

— А хочешь правду о своём учителе? — с неожиданным пылом сказал господи Жак. — Мир стал гораздо спокойнее, когда Тияз поднялся до Младшего Магистра. В те годы, когда он пытался найти лекарства от ран и боролся с распадом своего Духа, о нём шла крайне недобрая молва. Убийства соперников, воровство чужих секретов, рискованные рейды в Яванский пояс, заканчивающиеся подозрительной гибелью большинства участников, смерти личных Учеников…

— Простите, последнюю часть можно как-то поподробнее? — забеспокоился Малк.

Толстяк гулко захохотал.

— Что, испугался? Расслабься, у него уже лет двадцать Ученики не умирали, остепенился видимо, слава Рзавиану.

— В смысле остепенился? Зачем нужно убивать собственных учеников?! — возмутился Малк.

— Не убивать. Ставить на них эксперименты, после которых крайне сложно выжить, — пояснил господин Жак доверительным тоном. — Или ты думаешь в мире существуют Тайные Искусства, которые могут восстановить полуразрушенный Дух с выкорчеванным сродством со Стихией Огня? Нет, Тияз разработал его сам. Сначала добывал Искусства с нужными характеристиками, затем на их основе разрабатывал собственные техники и уже из них собирал цельные системы развития.

— А испытывал, значит, на учениках? — процедил Малк, чувствуя как всё сжимается внутри от злости.

— Разумеется, — загоготал толстяк. — И так он постепенно довёл свои Искусства до ума. Сам восстановился, и из других никчёмышей нормальных магов делать начал. — Господин Жак изобразил самую добрую свою улыбку и подмигнул. — Говорю же, тебе повезло. Наиболее опасная часть его исследований завершилась, теперь он разве что пытается нащупать пределы развития своих практик и убрать последние шероховатости… До той поры, пока у Черепа нет интересов в действительно опасных областях, можешь не беспокоиться…

— Господин Тияз, опасные области… вы сейчас о Запределье? — торопливо спросил Малк, у которого сложившаяся уже было в уме картина мира снова претерпевала изменения. — А то мы с Эйшей недавно плавали к Левому Брату и там…

— Столкнулись с Голодными Мороками? Бывает, — отмахнулся господин Жак, опять о чём-то глубоко задумавшись. К беседе, так взволновавшей его поначалу, он очевидно охладел, и у Малка возникло ощущение, что его вот-вот попросят уйти.

Вот только у Малка тоже было о чём поговорить с Младшим Магистром.

— Господин Жак, скажите, на этот раз добытая мной информация была… полезной? — спросил он осторожно.

Толстяк вздрогнул, перевёл на него задумчивый взгляд и медленно кивнул.

— М-да, разумеется… Сегодня наша беседа было очень продуктивной, — тут до него что-то дошло, и господин Жак уже иначе, резко и нетерпеливо сказал: — Понял… хочешь награду, да?!

Прозвучало это весьма воинственно, словно некий враг покушался на самое святое, что есть у Жака Улья. И Малк поспешил его успокоить:

— Я не прошу ничего особенного. Достаточно, чтобы мне разрешили арендовать Зеркало Друзала сроком хотя бы на один месяц. Это ведь в вашей власти, как Мастера внешней фракции?

Судя по выражению лица, первым порывом толстяка было ответить отказом, однако немного подумав и испытующе посмотрев на Малка, он всё же кивнул и потянулся за писчим прибором. Кажется из сегодняшней беседы он и вправду вынес немало полезного.

Малк же… Малк смотрел в его хитрые глазки, изображал на лице искреннюю благодарность и изо всех сил страрался спрятать в пойтайных уголках души злость по отношению к обоим Младшим Магистрам. Что Тияз Череп, что Жак Улей — оба одного поля ягоды. Решают свои вопросы, стремятся к своим целям, а на окружающих глядят лишь как на инструменты, ранжируя их по принципу удобства использования. Кого-то наградят, кого-то пустят на опыты, кого-то заставят изображать пешку в закулисной борьбе, а кого-то принесут в жертву ради нужной в данный момент порции жизненной силы.

Соблюдать верность таким людям, быть с ними честным и открытым? Да ни за что в жизни! Главное не забывать прятать истинные чувства под маской… И он, радуя Младшего Магистра, с поклоном принял подготовленное господином Жаком гарантийное письмо в Хранилище Артефактов.


home | my bookshelf | | Школа Пепла. Слуга двух господ |     цвет текста   цвет фона