Book: Идеальная ложь



Идеальная ложь

БЛЕЙК ПИРС


ИДЕАЛЬНАЯ ЛОЖЬ

(Джесси Хант - Книга 5)


ГЛАВА 1

Джесси чуть было не поймала его.

Подозреваемый был метрах в десяти впереди неё. Они бежали по песку, который казался удивительно холодным её босым ногам. Пляж был практически пуст, и она гадала, когда же прибудет подкрепление. Преступник был крупнее неё, и, если он надумает обернуться, ей, скорее всего, придётся выстрелить в него, чтобы сохранить своё преимущество. Девушка хотела по возможности этого избежать.

Внезапно, когда мужчина был от неё практически на расстоянии вытянутой руки, он рухнул на землю. А затем, присмотревшись, Джесси увидела, что он тонет. Мгновение спустя он скрылся под толщей песка прямо у неё на глазах.

Джесси едва успела осознать, что он попал в провал грунта на пляже, как почувствовала, что её тоже затягивает вниз. Она пыталась ухватиться за что-нибудь, чтобы её не постигла та же участь. Но вокруг не было ничего, кроме рыхлого сыпучего песка. И всё же, исчезая под дюной, девушка старалась уцепиться хотя бы за песок.

Когда она снова пришла в сознание, то поняла, что находится в каком-то месте, похожем на морской грот. Она не помнила, как туда попала. Но видела, что подозреваемый, которого она преследовала, лежал в грязи на животе напротив неё. Он не шевелился, скорее всего, был без сознания.

Оглядываясь по сторонам, она пыталась получше понять, где именно находится. И только тогда осознала, что стоит с руками, поднятыми вверх над головой. Её запястья были связаны верёвками, прикреплёнными к своду пещеры. Верёвки были настолько туго натянуты, что кончики пальцев её ног едва касались земли.

Как только мысли девушки немного прояснились, её поразило ужасающее осознание: она уже не в первый раз была в таком положении. Точно с такой же сценой она столкнулась два месяца назад, когда её собственный отец – жестокий серийный убийца Ксандер Турман схватил её и мучил, пока Джесси не удалось убить его.

Неужели это был его подражатель? Как такое вообще возможно? Все детали того происшествия держались в тайне. Затем она услышала шум и увидела тень у входа в пещеру. Как только человек, которому принадлежала эта тень, вошёл в поле зрения девушки, она попыталась его опознать. Но он был освещён солнцем сзади, и черты его лица были скрыты. Она могла рассмотреть лишь силуэт высокого худого мужчины и блеск длинного ножа в его руке.

Он сделал шаг вперёд и пнул тело мужчины, которого она ранее преследовала и который теперь лежал без сознания на песке. Тело перевернулось, и Джесси увидела, что мужчина был не просто без сознания – он был мёртв. На его шее зияла грубая резаная рана, а грудь была залита кровью.

Джесси снова подняла голову, но по-прежнему не могла рассмотреть лица своего похитителя. На заднем плане она услышала тихий стон. Она посмотрела в угол пещеры и заметила то, что раньше ускользнуло от её глаз. Девушка-подросток с кляпом во рту сидела, привязанная к стулу. Это она стонала. Её испуганные глаза были широко раскрыты.

Это также казалось невозможным. Именно так было и раньше. Другая девушка была связана точно так же во время их последней встречи. Этот факт также скрывался от общественности. И тем не менее, мужчина, приближающийся к ней, похоже, знал каждую деталь того, что тогда произошло. Он был от неё на расстоянии всего нескольких десятков сантиметров, когда она наконец увидела его лицо и ахнула.

Это был её отец.

Это было непостижимо. Она собственноручно убила его в жестокой схватке. Девушка вспомнила, как ногами раздавила череп своего отца. Неужели кто-то выдавал себя за него? Или ему удалось каким-то образом выжить? Когда мужчина поднял нож и приготовился вонзить его в её тело, Джесси не могла поверить в происходящее.

Она попыталась встать на ноги, чтобы иметь возможность подпрыгнуть и пинком отбросить нападавшего, но, как бы сильно она ни тянулась, её ногам всё никак не удавалось коснуться земли. Отец смотрел на неё с неким подобием сострадания на лице.

- Ты думаешь, я дважды совершу одну и ту же ошибку, Пчёлка? – спросил он.

Затем, не произнеся больше ни слова, он поднял нож, готовясь нанести удар ей прямо в сердце. Девушка зажмурилась в ожидании смертельного толчка.


* * *


Она ахнула, когда почувствовала резкую боль, но не в груди, а в спине.

Джесси открыла плотно сжатые глаза и обнаружила, что она была не внутри морского грота, а на мокрой от пота кровати в своей квартире в центре Лос-Анджелеса. Каким-то образом вышло так, что она сидела прямо.

Она взглянула на часы и увидела, что было 02:51 ночи. Сейчас боль в спине она чувствовала не от недавно полученного ножевого ранения, а скорее после интенсивных занятий физиотерапией, которые были у неё сегодня днём. А первоначально испытывать болезненные ощущения она начала после нападения собственного отца восьмью неделями раньше.

Он разрезал её плоть от правой лопатки до почки, задев мышцы и сухожилия. В ходе последующей операции ей было наложено тридцать семь швов.

Она осторожно встала с постели и направилась в ванную. Оказавшись там, она посмотрела в зеркало и осмотрела свои раны. Её взгляд коснулся шрама на левой стороне живота – подарка, оставленного её бывшим мужем с помощью каминной кочерги. Она также мельком взглянула на едва заметный шрам, полученный ею в детстве и проходящий вдоль большей части её ключицы – напоминание, оставленное ножом её отца.

Джесси сосредоточила своё внимание на многочисленных ранах, полученных в недавней смертельной схватке с отцом. Он несколько раз порезал её тело, особенно в области ног, оставив шрамы, которые никогда не исчезнут, и поэтому, надев купальный костюм, избежать шокированных взглядов окружающих будет непросто.

Самый тяжёлый удар пришёлся ей в правое бедро, куда отец вонзил нож в последней безуспешной попытке избавиться от хватки её колен, сжимавших его виски. Джесси больше не хромала, но всё ещё чувствовала лёгкий дискомфорт каждый раз, когда подвергала ноги физической нагрузке – то есть при каждом шаге. Физиотерапевт сказал, что произошло некоторое повреждение нервов, и что, несмотря на то, что в течение следующих нескольких месяцев боль должна уменьшиться, она может так никогда полностью и не исчезнуть.

Несмотря на это, ей разрешили вернуться к своей работе криминальным психологом департамента полиции Лос-Анджелеса. Завтра должен быть её первый рабочий день после возвращения, и это могло объяснить тот яркий кошмар. Ей снилось и множество других, но этому с уверенностью можно было бы отдать пальму первенства.

Она собрала свои каштановые волосы до плеч в конский хвост и пристально посмотрела на своё лицо своими проницательными зелеными глазами. Пока что на нём не было шрамов, и, как ей по-прежнему говорили, оно было всё ещё достаточно привлекательным. Джесси была стройной девушкой атлетического телосложения ростом 178 сантиметров, и её часто принимали за фитнесс-модель, несмотря на то, что в ближайшее время она вряд ли смогла бы позволить себе выход в купальнике. И тем не менее, она считала, что для девушки, которой скоро исполнится тридцать, и которой столько всего пришлось пережить, она выглядела всё ещё достаточно прилично.

Она прошла на кухню, налила себе стакан воды и села за стол, смирившись с вероятностью того, что уснуть этой ночью ей больше не удастся. Она уже привыкла к бессонным ночам, когда её искали двое серийных убийц. Но теперь один из них был мёртв, а другой, вероятнее всего, решил оставить её в покое. Так что, теоретически она должна была бы оправиться от произошедших событий. Но, похоже, этого не произошло.

Отчасти потому, что она не могла быть на все сто процентов уверенной в том, что тот другой серийный убийца, интересовавшийся ею, Болтон Крачфилд, действительно навсегда исчез. Всё указывало на то, что так и было. Никто не видел его и не слышал о нём с тех пор, как она в последний раз видела его восемь недель назад. С того времени по нему не появилось ни одной зацепки.

Ещё важнее было то, что она знала о его симпатии к ней, которая не предполагала намерения к убийству. Связь между ними установилась ещё во время их многочисленных бесед в его камере. На самом деле он дважды предупреждал её об угрозе со стороны собственного отца, ставя себя под прицел своего бывшего наставника. Сейчас казалось, что он оставил её в покое. Так почему же она не могла сделать того же? Почему она не могла позволить себе спокойно спать?

Также её беспокойство было отчасти вызвано тем, что ей было очень сложно отпустить что бы то ни было. К тому же оно было связано с тем, что она всё ещё испытывала физический дискомфорт. Ещё нужно было принять во внимание тот факт, что примерно через пять часов она снова приступит к работе, и, вероятно, снова будет сотрудничать с детективом Эрнандесом, её чувства к которому были, мягко говоря, довольно запутанными.

Смиренно вздохнув, Джесси официально перешла с воды на кофе. В ожидании, пока заварится бодрящий напиток, она бродила по квартире, уже третий раз за последние два месяца проверяя, заперты ли все окна и двери.

Это должен был быть её новый временный адрес, и её вполне устраивало это место. После постоянных переездов от одного безопасного места жительства, выделенного ей Службой Маршалов, к другому, ей наконец-то позволили сказать своё слово относительно выбора жилья на более длительный срок. Сотрудники Службы помогли ей найти это место и обеспечить его безопасность.

Квартира находилась в двадцатиэтажном здании всего в нескольких кварталах от её собственной старой квартиры в фешенебельном районе центра Лос-Анджелеса. В здании была своя служба безопасности, а не только одинокий охранник в холле. На посту всегда было трое человек, один из которых патрулировал парковку, а другие осуществляли беспрерывный обход всех этажей.

Безопасность парковки обеспечивали ворота, за которыми круглосуточно и без выходных находился дежурный. На должности привратника друг друга сменяли бывшие полицейские. На входе в здание был установлен металлоискатель для посетителей, не проживающих в доме. Чтобы получить доступ ко всем секциям и лифтам требовались специальные брелоки и отпечатки пальцев. На каждом этаже этого жилого комплекса, включая прачечную, тренажёрный зал и бассейн, было установлено достаточное количество камер наблюдения. В каждой секции находились тревожные кнопки и прямой доступ к сотрудникам службы безопасности по внутренней связи. И это было только то, чем была обеспечена охранная система самого здания.

Это не считая её собственного служебного оружия или дополнительных мер предосторожности, которые федеральные маршалы помогли ей установить внутри квартиры. Они включали в себя установку пуленепробиваемых оконных стёкол и стекла для раздвижной двери на террасу, входную дверь двойной толщины, снять которую с петель можно было бы лишь при помощи тарана, используемого правоохранительными органами, а также установку внутренних камер с датчиками движения и датчиками тепла с возможностью управлять ими с телефона.

И, наконец, была ещё одна последняя мера предосторожности, которая больше всего нравилась Джесси. Она жила на тринадцатом этаже, и, как и во многих других зданиях, его якобы вообще не существовало. Кнопки вызова на этот этаж в обычном лифте предусмотрено не было. Сюда можно было подняться только на служебном лифте, но всем, кто им пользовался, было необходимо делать это в сопровождении охранника. В обычных условиях, чтобы попасть на тринадцатый этаж, нужно было выйти на двенадцатом или четырнадцатом, открыть невзрачную дверь в главный коридор с надписью «вход в щитовую».

Эта дверь действительно вела в небольшую комнатушку, в которой располагался распределительный электрощит. Но в её глубине находилась ещё одна дверь с надписью «кладовая», и чтобы пройти через неё требовался специальный брелок. Эта дверь выходила на лестничный пролёт, ведущий на тринадцатый этаж, на котором было восемь квартир, как и на остальных этажах.

Но жильцы каждой из этих квартир явно придавали большое значение конфиденциальности и безопасности. За ту неделю, которую Джесси здесь провела, она встретила в местных коридорах одну из известных киноактрис, именитого адвоката и радиоведущего скандального ток—шоу.

Джесси, финансовые дела которой пошли вверх после развода, не беспокоилась о цене вопроса. И благодаря некоторым скидкам для правоохранительных органов, полученным от её имени коллегами из полиции Лос-Анджелеса и федеральными маршалами, это оказалось не так дорого, как она ожидала. Как бы то ни было, душевное спокойствие того стоило. Конечно, она думала, что в её последней квартире тоже было безопасно.

Её кофемашина издала звуковой сигнал, и девушка подошла налить себе чашечку кофе. Готовя себе напиток, Джесси задалась вопросом, были ли приняты какие-то меры для обеспечения безопасности Ханны Дорси. Ханна была той реальной семнадцатилетней девушкой, которую с кляпом во рту Ксандер Турман привязал к стулу и заставил смотреть, как он убивал её родителей и чуть не убил Джесси.

Джесси частенько думала о Ханне, отчасти потому, что ей было интересно, как обстояли дела у девочки из приёмной семьи, перенёсшей такую психологическую травму. Джесси прошла через нечто подобное, будучи ребёнком, хоть она и была тогда намного моложе Ханны – ей было всего шесть лет. Ксандер привязал её к стулу в отдалённой хижине в лесу и заставил смотреть, как он мучил и убил её мать – свою собственную жену.

Этот опыт оставил на её сердце неизгладимый шрам, и она была уверена, что с Ханной произошло то же самое. Конечно, эта девушка не имела представления о том, что ей повезло не знать, что Ксандер был и её отцом тоже, а это означало, что они с Джесси были сводными сёстрами.

Согласно официальным данным Ханна знала, что её удочерили, но не имела ни малейшего представления о своих настоящих родителях. А поскольку Джесси запретили встречаться с ней после того, что им пришлось вместе пережить, девушка понятия не имела, что как-то связана с Джесси. Несмотря на все её просьбы поговорить с Ханной и обещания не раскрывать их связь, руководство пришло к выводу, что они не должны встречаться снова, пока врачи не посчитают, что Ханна к этому готова.

Умом Джесси понимала это решение и даже была согласна с ним. Но где-то в глубине души она чувствовала сильное желание поговорить с девушкой. У них было столько общего. Их отец был монстром. Личности их матерей были покрыты завесой тайны. Ханна никогда не видела свою настоящую мать, а у Джесси сохранились лишь отдалённые воспоминания о своей. И точно так же, как Ксандер убил приёмных родителей Джесси, он поступил и с приёмными родителями Ханны.

Но несмотря на всё это, они были не одни. У каждой из них была родственная связь, которая могла дать утешение и некоторую надежду на выздоровление. У каждой из них была сестра, чего Джесси раньше даже представить себе не могла. Джесси очень хотела установить контакт и создать некоторую связь со своим единственным живым кровным родственником.

И всё же, даже когда она так хотела встретиться с сестрой, она не могла перестать задаваться вопросом:

«Не принесёт ли ей знакомство со мной больше вреда, чем пользы?»



ГЛАВА 2

По коридору жилого комплекса украдкой пробирался мужчина, каждые несколько секунд оглядываясь через плечо. Было раннее утро, и такой крупный чернокожий парень в толстовке с капюшоном, как он, непременно привлёк бы внимание.

Он был на восьмом этаже, совсем рядом с квартирой женщины, которая, как он знал, жила здесь. Он также знал, как выглядит её машина и видел её на парковке внизу, поэтому предположил, что её владелица может быть дома. На всякий случай мужчина легонько постучал во входную дверь.

Ещё не было и семи утра, и он не хотел, чтобы соседи, которые имеют привычку рано вставать, успели высунуть свои любопытные головы. Этим утром на улице было холодно, и мужчине не хотелось снимать толстовку. Но боясь, что подобная одежда может привлечь слишком много внимания, он снял её через голову, открывая тело пронизывающему ветру.

Не получив ответа на свой стук, он сделал символическую попытку открыть дверь, которая, как он и был уверен, была заперта. Так и было. Он подошёл к окну. Ему было видно, что оно было слегка приоткрытым. Мужчина колебался, действительно ли ему стоит продолжать. Немного поразмыслив, он всё же решился, дёрнул оконную ручку и забрался внутрь. Он знал, что если кто-то его заметит, то тут же вызовет копов, но дело стоило того, чтобы рискнуть.

Оказавшись в квартире, он попытался незаметно пробраться в спальню. Было темно и он чувствовал странный запах, который не мог распознать. Когда мужчина прошёл дальше по квартире, его проняла дрожь, которая не имела отношения к погоде. Затем он подошёл к двери в спальню, осторожно повернул ручку и заглянул внутрь.

Там на кровати лежала женщина, которую он и хотел увидеть. Казалось, она спит, но что-то в этом было странным. Даже при тусклом утреннем свете её кожа выглядела непривычно бледной. Кроме того, было похоже, что она вовсе не двигается. Её грудь не поднималась и не опускалась во время дыхания. Женщина не сделала ни единого движения. Он прошёл дальше по комнате и приблизился к кровати. Сейчас он чувствовал сильнейший запах разлагающейся плоти, от которого у мужчины начали слезиться глаза и скрутило живот.

Мужчина хотел протянуть руку и коснуться её, но не смог заставить себя сделать этого. Он хотел что-то сказать, но не мог подобрать слов. Наконец он развернулся и вышел из комнаты.

Затем он достал свой телефон и набрал единственный номер, который пришёл ему на ум. Раздалось несколько гудков, прежде чем он услышал голос, записанный на автоответчик. Потом мужчина нажал несколько кнопок и стал ждать ответа, проходя тем временем в гостиную. Наконец, в трубке раздался голос.

- 911. Что у Вас случилось?

- Да. Меня зовут Вин Стейси. Я думаю, что моя подруга мертва. Её зовут Тейлор Янсен. Я зашёл к ней в квартиру, потому что она несколько дней не выходила на связь. Она лежит на кровати. Но она совсем не двигается и… выглядит плохо. А ещё здесь этот ужасный запах.

Именно в этот момент его настигла реальность всей этой ситуации – обычно полная жизни и энергии Тейлор лежала мёртвой менее чем в десяти метрах от него. Мужчина наклонился, и его вырвало.


* * *


Джесси сидела на заднем сидении и надеялась, что это было в последний раз. Машина Службы Маршалов остановилась на парковке Центрального участка полиции Лос-Анджелеса и припарковалась на местах для посетителей. Там Джесси ждал её начальник – капитан Рой Декер.

Он не сильно изменился с момента их последней встречи. Декеру было под шестьдесят, хотя внешне он выглядел намного старше, он был высоким и худощавым, на его голове практически не осталось волос, лицо было покрыто глубокими морщинами, у него был острый нос и маленькие проницательные глаза. Он разговаривал с полицейским в форме, но было очевидно, что капитан находился там, чтобы встретить Джесси.

- Ух ты, - саркастически произнесла она, обращаясь к маршалам, сидящим на передних сидениях. – Я чувствую себя женщиной восемнадцатого века, которую отец официально передавал в руки мужу.

Маршал, сидящий рядом с водителем, бросил на неё сердитый взгляд. Его звали Патрик Мёрфи, хотя все звали его Мёрфом. Это был подтянутый мужчина невысокого роста с коротко подстриженными светло-каштановыми волосами. От него исходила решительная и прагматичная чувственность, хоть это и могло быть лишь его уловкой.

- Для этого сценария Вам потребуется муж, который согласится с Вами жить, а такой вариант лично я считаю маловероятным, - сказал мужчина, обеспечивавший её безопасность в то время, когда она скрывалась от нескольких серийных убийц.

Лишь едва заметная усмешка в уголках его рта давала понять, что он шутит.

- А Вы, Мёрф, как всегда, мой сказочный принц, - сказала она с наигранной вежливостью. – Даже не знаю, как смогу справляться без Вашей милой особы у себя под боком.

- Я тоже, - пробормотал он.

- И без Вашей разговорной харизмы, маршал Туми, - сказала она водителю – крупному бритоголовому мужчине с отстранённым выражением лица.

Туми, который редко говорил, молча кивнул.

Капитан Декер, закончив разговор с полицейским, с нетерпением посмотрел на них троих, ожидая, когда они выйдут из машины.

- Ну, вот и всё, - сказала Джесси, открывая дверь и выходя из машины нарочито более энергично, чем себя ощущала. – Как дела, капитан?

- Сегодня сложнее, чем вчера, - ответил тот, -  ведь Вы снова примкнули к нашим рядам.

- Но клянусь, капитан, Мёрф здесь собрал мне приличное приданое. Я обещаю не быть обузой и всегда быть хорошей женой.

- Что? – недоумённо спросил он.

- О, папаня, - сказала она, снова повернувшись к Мёрфу. – Мне обязательно покидать нашу ферму? Я буду очень скучать по вам с маманей.

- Что, чёрт возьми, здесь происходит? – потребовал ответа Декер.

Мёрф заставил себя надеть маску серьёзности и развернулся к сбитому с толку полицейскому, который подошёл к окну со стороны пассажира.

- Капитан Декер, - официальным тоном произнёс он, передавая тому планшет с листом бумаги на нём. – Услуги Службы Маршалов по обеспечению безопасности больше не требуются. Настоящим я официально передаю опеку над Джесси Хант полицейскому управлению Лос-Анджелеса.

- Опеку? – раздражённо повторила Джесси. Мёрф продолжил, не обращая внимания на её реакцию.

- Отныне любые дополнительные меры безопасности являются обязанностью Вашего отдела. Подписание Вами этого документа подтвердит это утверждение.

Декер взял планшет и подписал бумагу, даже не прочтя её. Затем он вернул её маршалу и посмотрел на Джесси.

- Хорошие новости, Хант, - хриплым голосом произнёс он без лишнего воодушевления, которое обычно сопровождало оглашение хороших новостей. – Детективы, пытающиеся выследить Болтона Крачфилда, обнаружили вчера видеозапись того, как кто-то, соответствующий его описанию, пересекал границу с Мексикой. Возможно, Вы, наконец, сможете освободиться от этого парня.

- Программа распознавания лиц это подтвердила? – скептически спросила она, впервые не сумев сохранить притворно ровный тон.

- Нет, - признался он. – Он всё время смотрел вниз, пока переходил мост. Но он практически идеально соответствует физическому описанию. И сам факт того, что он старательно избегал камер предполагает, что этот мужчина знал, что делает.

- Это и вправду хорошие новости, - сказала она, решив никак это не комментировать.

Она была согласна, что, скорее всего, её личность больше не входила в круг интересов Крачфилда, но не из-за этой сомнительной записи с камер слежения, которая пришлась слишком уж кстати. Конечно, она не считала, что может озвучить Декеру, что на самом деле думала, что убийца испытывает к ней слабость.

- Вы готовы снова вернуться к работе? – спросил он, будучи довольным, что ему удалось развеять все её возможные опасения.

- Дайте мне минутку, капитан, - сказала она. – Мне просто нужно быстро переговорить с маршалами.

- Сделайте это поскорее, - сказал Декер, пока она отходила на несколько шагов. – Вам сегодня предстоит напряжённый день за рабочим столом.

- Да, сэр, - сказала она перед тем, как склонилась над окном водительского сидения.

- Думаю, больше всего я буду скучать по Вам, Страшила, - сказала она, обращаясь к Туми, который последние два месяца был главным в команде маршалов, присматривающих за ней. Он кивнул в ответ. Видимо, в словах для него не было особой необходимости. Затем она подошла к окну со стороны пассажирского сидения и виновато посмотрела на Мёрфа.

- Если серьёзно, я просто хочу сказать, насколько высоко ценю всё, что Вы для меня сделали. Вы рисковали жизнью, чтобы сохранить мою безопасность, и я этого никогда не забуду.

Он всё ещё ходил на костылях, хотя на прошлой неделе ему сняли гипс, который заменили мягкой обувью. Это случилось примерно в то же время, когда ему разрешили снять повязку с руки.

Все эти травмы были получены им в результате столкновения с автомобилем, за рулём которого был Ксандер Турман, подстерегавший их с Джесси в переулке. Тогда Мёрф сломал обе ноги и ключицу. Так что официально он ещё четыре месяца будет на больничном. Но сегодня он вышел на работу, чтобы проводить Джесси.

- Только не надо меня жалеть, - запротестовал он. – Между нами установились такие прекрасные отношения «на взаимных подколках». Вы можете всё испортить.

- Как дела у семьи Эмерсона? – тихо спросила она.

Трой Эмерсон был федеральным маршалом, которого той ужасной ночью выстрелом в голову убил её отец. Джесси даже не знала его имени до того, как тот погиб, как и того, что он недавно женился, и что у него был четырёхмесячный сын. У неё не было возможности присутствовать на похоронах Троя из-за полученных ею травм, однако, впоследствии она пыталась связаться с его вдовой. Но ответа так и не получила.

- Келли понемногу отходит, - заверил её Мёрф. – Она получила Ваше сообщение. Я знаю, что она хочет ответить, просто ей для этого нужно больше времени.

- Я понимаю. Честно говоря, я бы поняла, если она так никогда и не захочет говорить со мной.

- Эй, не надо принимать всё это на свой счёт, - почти сердито ответил он. – В том, что Ваш отец оказался психом, нет Вашей вины. И Трой знал о рисках, когда соглашался на эту работу. Мы все знали. Вы можете проявлять сочувствие. Но не стоит себя винить.

 Джесси кивнула, так и не сумев подобрать подходящий ответ.

- Я бы обнял Вас, - сказал Мёрф. – Но это заставит меня содрогнуться, и не по причине нахлынувших эмоций. Так что, давайте притворимся, что мы уже сделали это, хорошо?

- Как скажете, маршал Мёрфи, - сказала она.

- Только не надо так официально, - настаивал он, осторожно усаживаясь обратно на пассажирское сидение. – Можете по-прежнему называть меня Мёрфом. И я не собираюсь прекращать использовать прозвище, которое придумал для Вас.

- И какое же? – поинтересовалась она.

- Мой ходячий геморрой.

Она не смогла сдержать смеха.

- До свидания, Мёрф, - сказала девушка. – Поцелуйте Туми от меня.

- Я бы сделал это, даже если бы Вы не попросили, - громко сказал он, когда Туми нажал на педаль газа и в гараже раздался визг шин.

Джесси обернулась и увидела, что Декер смотрит на неё с нетерпением.

- Вы закончили? – колко спросил он. – Или мне можно пересмотреть «Дневник памяти», пока вы все тут разбираетесь со своими чувствами?

- Как хорошо вернуться на работу, капитан, - вздохнула она.

Он направился ко входу в здание и жестом указал ей следовать за ним. Не обращая внимания на боль в ноге и спине, она быстрым шагом пошла за своим руководителем. Когда Джесси догнала Декера, тот огласил ей свой план относительно неё.

- Итак, Вам не следует ждать от меня того, что в ближайшее время я подключу Вас к оперативной работе, - грубо сказал он. – Когда я говорил, что Вам придётся проводить время за рабочим столом, я не шутил. Вы утратили форму, и я вижу, как отчаянно Вы пытаетесь не подать виду, что хромаете на правую ногу при ходьбе. До тех пор, пока я не посчитаю, что Вы снова окрепли, Вам придётся привыкнуть к работе при свете офисных ламп.

- А Вы не считаете, что я быстрее смогла бы войти в ритм, если бы с головой погрузилась в расследования новых дел? – спросила Джесси, стараясь, чтобы её голос не звучал слишком умоляюще. Чтобы не отставать от Декера, на каждый его шаг Джесси приходилось делать два своих, когда он быстро шёл по коридору.

- Забавно, Вы практически слово в слово повторили фразу своего приятеля Эрнандеса, когда тот на прошлой неделе вышел на работу. Его я тоже посадил разгребать бумажки. И угадайте, где он сейчас? Всё ещё там.

- Я не знала, что Эрнандес уже вернулся, - ответила она.

- Я думал, что вы двое закадычные приятели, - сказал он, когда они завернули за угол.

Джесси взглянула на него со стороны, стараясь понять, намекал ли её босс на что-то большее. Но, похоже, он имел в виду только то, что сказал.

- Мы дружим, - подтвердила она. – Но, думаю, учитывая полученные им травмы и его развод с женой, ему нужно было некоторое время побыть одному.

- Правда? – спросил Декер. – А так и не скажешь.

Она не знала, как прокомментировать эту фразу и у неё не было времени переспросить начальника, поскольку они уже пришли в офис Центрального участка, который представлял собой большую комнату, заполненную хаотично расставленными рабочими столами, сдвинутыми вместе, за которыми работали детективы, представляющие многочисленные подразделения полиции Лос-Анджелеса. В дальнем конце офиса сидел Райан Эрнандес вместе с другими детективами специального отдела по расследованию убийств.

Как для человека, дважды получившего удар ножом от её отца двумя месяцами ранее (а ей казалось, что все её знакомые, которые в последнее время были ранены, получили свои травмы именно от её отца), Эрнандес выглядел вполне прилично.

Его левое предплечье больше даже не было перевязано. Другая его рана располагалась на левой стороне живота. Но принимая во внимание, что он стоял на ногах и смеялся, она решила, что та уже не сильно его беспокоила.

Когда они с Декером подошли ближе, она осознала, что находится в некотором замешательстве от того, что Эрнандес весело валяет дурака в офисе. Ей нужно было радоваться тому, что тот не был в депрессии после того, как его брак распался и его чуть не убили. Но если у него всё было настолько хорошо, почему за последние два месяца он с ней ни разу не связался, кроме тех двух формальных звонков?

Она приложила столько усилий, чтобы узнать, как он, чего нельзя было сказать об Эрнандесе. Джесси предположила, что причиной тому была его внутренняя борьба, и дала ему возможность собраться с силами. Но, основываясь на том, как он выглядел на данный момент, ей показалось, что у него всё было в полном порядке.

- Приятно видеть, что в это прекрасное утро сотрудники специального отдела по расследованию убийств пребывают в таком хорошем расположении духа, - громко прокричал Декер, заставив тем самым всполошиться пятерых мужчин и одну женщину, из которых этот отдел и состоял. Детектив Алан Трембли, который выглядел как всегда растерянно, даже выронил из рук рогалик.

Специальный отдел по расследованию убийств представлял собой подразделение, занимающееся расследованием громких дел, часто находящихся под пристальным вниманием средств массовой информации. Эти дела зачастую предполагали множественные убийства с большим количеством жертв и участием серийных убийц. Быть частью этой команды считалось престижным, и Эрнандеса здесь считали одним из лучших.

- Смотрите, кто вернулся, - с воодушевлением произнёс детектив Каллум Рид. – Я и не знал, что ты выходишь сегодня. Теперь мы снова сможем показать класс.

- Знаешь, - сказала Джесси, решив погрузиться в командную атмосферу, - ты бы тоже мог показать класс, Рид, если бы не отвлекался от работы каждые десять секунд. Это не так уж и трудно.

Все рассмеялись.

- Это смешно, потому что правда, - радостно сказал Трембли и его взлохмаченные светлые кудри подпрыгивали, когда он смеялся. Он поправил очки, которые постоянно соскальзывали с его носа.

- Как ты себя чувствуешь, Джесси? – спросил Эрнандес, когда шум утих.

- Справляюсь потихоньку, - ответила она, стараясь, чтобы её голос не прозвучал слишком холодно. – Похоже, ты тоже уже отошёл.

- Стараюсь, - ответил он. – Боль периодически всё ещё достаёт меня. Но, как я уже говорил капитану, если бы он допустил меня до расследования дел, я мог бы справиться быстрее. Мне надоело сидеть на скамейке запасных, тренер.

-  Эта шутка стара, как мир, Эрнандес, - раздражённо сказал Декер, явно давая понять, что устал от постоянных аналогий со спортивными командами. – Хант, даю Вам несколько минут на обустройство рабочего места. Затем пройдёмся по Вашим новым делам. У меня есть куча нераскрытых эпизодов убийств, которым не помешал бы свежий взгляд. Может быть, ситуацию изменит точка зрения профайлера. Остальных я жду у себя в кабинете через пять минут с промежуточными отчётами по вашим расследованиям. Похоже, у вас всех куча свободного времени.



Он направился в офис, что-то бормоча себе под нос. Остальные начали собирать бумаги, а Эрнандес плюхнулся на стул напротив Джесси.

- А тебе разве нечего сообщить начальству? – спросила она.

- Мне ещё не поручили ни одного собственного расследования. Я просто помогаю всем при необходимости. Может быть теперь, когда ты снова приступила к работе, мы сможем убедить Декера поставить нас в пару и поручить нам какое-нибудь задание. Вдвоём мы образуем одного практически здорового человека.

- Я рада, что у тебя такое хорошее настроение, - сказала Джесси, отчаянно пытаясь удержаться от того, чтобы не наговорить лишнего, но это ей так и не удалось. – Только я бы хотела знать, что у тебя всё хорошо немного раньше. Я не надоедала тебе, потому что считала, что тебе нужно время, чтобы прийти в себя.

Улыбка исчезла с лица Эрнандеса, когда он понял смысл сказанного ею. Казалось, он подбирал слова, чтобы ответить. Пока Джесси ждала, когда он наконец ответит, она не могла не признать, что парень неплохо держался как для человека, восстановившегося после тяжёлых травм и развода.

Он выглядел собранным. Каждая прядь его коротких тёмных волос была на своём месте. Взгляд его карих глаз был ясным и сфокусированным. И каким-то образом, несмотря на полученные травмы, ему удалось сохранить прекрасную физическую форму. Эрнандес потерял пару из своих девяноста килограммов при росте около 180 сантиметров, это, возможно, было связано с тем, что ему трудно было есть сразу после того, как ему сделали операцию на животе. И в свой тридцать один год он всё ещё имел вид человека, усердно занимающегося спортом.

- Кстати, об этом, - начал он, возвращая Джесси в текущий момент. – Я хотел позвонить, но затем кое-что произошло, и я не знал, как тебе об этом сказать.

- Что произошло? – нервно спросила она. Ей не нравилось, к чему мог привести этот разговор.

Эрнандес опустил глаза, словно решая, как лучше всего затронуть явно щекотливую тему. И только секунд через пять он снова посмотрел на Джесси. Только он собрался открыть рот, как в офис ворвался Декер.

- Банды устроили перестрелку в Вестлейк-Норт, - прокричал он. – И она всё ещё продолжается. У нас уже четыре трупа и неизвестное количество раненых. Мне немедленно нужен спецназ, группы захвата и отдел по борьбе с организованной преступностью. Короче, нам нужны все, народ!

ГЛАВА 3

В офисе все сразу принялись метаться из стороны в сторону. Многие ринулись за боевой экипировкой на склад оружия, где прихватили более тяжёлое вооружение и бронежилеты. Джесси обменялась взглядами с Эрнандесом, не зная, что делать. Тот уже начал было вставать со своего места, как Декер оборвал его.

- Даже не думай об этом, Эрнандес. Вашего духу и близко не должно быть в этом деле.

Эрнандес откинулся на спинку стула. Они с завистливым интересом наблюдали за тем, что происходило в участке. Через несколько минут всё стихло, а оставшиеся на местах сотрудники вернулись к работе. Казалось, всего несколько минут назад в офисе бурлила жизнь, и в комнате находилось более пятидесяти человек. Теперь же она была похожа на город-призрак. Включая Джесси и Эрнандеса здесь осталось меньше десяти человек.

Внезапно Джесси услышала громкий хлопок. Она обернулась и увидела, что капитан Декер бросил ей на стол полдюжины толстых папок.

- Вот дела, которые я хотел, чтобы Вы просмотрели, - сказал он. – Я надеялся пройтись по ним вместе с Вами, но, скорее всего, в ближайшие несколько часов я буду занят.

- Есть новости о перестрелке? – спросила она его.

- Она прекратилась. Как только на место подъехали наши машины, все разбежались. У нас до шести погибших, все из конкурирующих банд. И ещё около десятка раненых. Около тридцати полицейских и дюжина детективов обыскивают местность. И это не учитывая спецназ.

- А что насчёт меня? – спросил Эрнандес. – Чем я могу быть полезен, капитан?

- Ты можешь помочь своим коллегам в расследовании их дел, пока они не вернулись. Я уверен, что они будут тебе очень признательны. А сейчас мне нужно вернуться к этой стычке между бандами.

Он поспешил вернуться к себе в кабинет, оставляя их наедине, если не принимать во внимание груды документов.

- Думаю, он специально так делает, - пробормотал Эрнандес.

- Ты не хочешь закончить то, о чём начал говорить? – спросила его Джесси, гадая, не слишком ли сильно она на него давит.

- Не сейчас, - ответил он, и его голос становился всё более напряжённым. – Может потом, когда мы выйдем из офиса, и обстановка не будет такой… накалённой.

Джесси кивнула в знак согласия, хоть и была разочарована. И вместо того, чтобы надуться или продолжать обдумывать эту неловкую ситуацию, она обратила своё внимание на папки с делами, лежащими перед ней.

«Может быть, если я сосредоточу всё своё внимание на деталях расследования убийств, это поможет мне навести порядок у себя голове».

Она тихо усмехнулась своему чёрному юмору, думая о виселице и открывая первую папку.

Однако это сработало. Она так погрузилась в изучение деталей этих дел, что и не заметила, как прошёл целый час. Только когда Эрнандес похлопал её по плечу, она подняла глаза и поняла, что время подходит к полудню.

- Думаю, я нашёл для нас дело, - сказал он, гордо показывая ей лист бумаги.

- Я думала, что нам не стоит рассчитывать на получение новых дел, - ответила она.

- А мы и не рассчитываем, - согласился он. – Но здесь больше нет никого, кто бы мог взяться за него. К тому же, думаю, оно как раз из тех, которые Декер мог бы нам поручить.

Он протянул Джесси лист бумаги. Она взяла его не так неохотно, как ей, возможно, следовало бы. Девушке не потребовалось много времени, чтобы понять, почему у них есть шанс убедить Декера разрешить им взяться за это расследование.

Дело казалось довольно простым. Тридцатилетняя женщина была найдена мёртвой в своей квартире в Голливуде. Подозрение сразу же пало на молодого человека, заявившего об этой ужасной находке, когда сосед этой женщины сообщил, что видел, как тот проник в квартиру через окно. Но парень утверждал, что был её коллегой по работе, и решил проверить, всё ли с ней в порядке после того, как она не выходила на связь в течение двух дней. Никаких явных следов насилия не было обнаружено, и первое впечатление, которое складывалось на месте преступления, было о возможном самоубийстве.

- Кажется, у местной полиции и так всё под контролем. Я не уверена, что мы можем им чем-то помочь…

- Я слышу там тихое «но», - улыбаясь, заметил Эрнандес.

Джесси не хотела доставить ему удовольствие, соглашаясь, но поняла, что тоже слегка улыбнулась.

- Но… там есть упоминания о кровоподтёках на запястьях и шее, которые были оставлены ранее, а они могут указывать, что к ней было применено насилие. Наверное, это стоит проверить. А по словам её коллеги, она работала личным тренером в фитнес-клубе высокого класса, где её клиентами были высокопоставленные люди. Возможно, некоторым из них будет не по душе, если они решат, что полиция Лос-Анджелеса недостаточно тщательно расследует этот случай.

- Совершенно верно, - воодушевлённо сказал Эрнандес. – Мы можем за это зацепиться, Джесси. Насколько я знаю Декера, он не захочет такого исхода, если сможет его избежать. Назначение на это расследование специального детектива и известного профайлера могло бы свести на нет критику со стороны. Кроме того, это дело было бы идеальным для того, чтобы мы постепенно вернулись к своим прежним обязанностям. Нет никаких следов насилия. Если это и было убийство, то речь идёт об отравлении или о чём-то в этом роде. Оно не содержит и намёка на ножевые ранения.

- Но он был довольно непреклонен, когда говорил, что какое-то время нам придётся провести за рабочим столом, - напомнила ему Джесси.

- Я думаю, он согласится, - настаивал Эрнандес. – К тому же он настолько отвлёкся на эту перестрелку, что может сказать «да» просто, чтобы избавиться от нас. Давай хотя бы попытаемся.

- Я с тобой, - сказала Джесси. – Но лезть на амбразуру не буду. Если он решит снести чью-то голову то, пусть она будет твоей.

- Трусиха, - поддразнил её Эрнандес.


* * *


Джесси пришлось признать, что Эрнандес отлично сработал.

Он едва успел произнести слова «богатые клиенты», «Голливуд» и «вероятное самоубийство», как Декер уже выпроводил их за дверь, поручая это расследование. Эти ключевые слова достигли всех слабых мест их босса: его страха перед нелицеприятной оглаской, его постоянного желания не разочаровать руководство и его глубокого стремления отделаться от назойливого детектива Эрнандеса.

У него было только одно простое условие.

- Если выяснится, что это всё же убийство, и преступник применил к жертве силу какого бы то ни было характера, позвоните мне, чтобы вызвать подкрепление.

Сейчас, когда Эрнандес был за рулём машины и вёз их в Голливуд, его голова едва не кружилась от волнения. Впрочем, его нога тоже.

- Осторожнее там с педалью газа, Шумахер, - предостерегла его она. – Я не хочу попасть в аварию по дороге на место происшествия.

Она ничего не сказала об их предыдущей беседе, решив дать ему возможность самому заговорить на эту тему тогда, когда он будет к этому готов. И ей не пришлось слишком долго ждать. После того, как первые эмоции от поездки к месту происшествия немного утихли, он посмотрел в её строну.

- Итак, вот в чём дело, - начал он, произнося слова немного быстрее, чем обычно. – Я должен был чаще общаться с тобой после того, как всё пошло наперекосяк. Поначалу я так и делал. Но ты была сильно ранена и не особо расположена к разговорам, что я полностью понимаю.

- Разве? – недоверчиво спросила Джесси.

- Конечно, - сказал он, съезжая с 101-го шоссе на Вайн-Стрит. – Тебе пришлось убить собственного отца. Пусть даже он и был психопатом, это всё равно был твой папа. Но я не знал, как поговорить с тобой об этом. К тому же нужно ещё учесть тот факт, что твой отец-психопат несколько раз ударил меня ножом. В этом нет твоей вины, но я боялся, что ты подумаешь, будто я считаю тебя виноватой. И вот об этом обо всём я думал, когда моя рана на животе периодически кровоточила, и я был под обезболивающими препаратами, пытаясь не распрощаться хотя бы с малой частью еды. И ровно в тот момент, когда я подумал, что готов обсудить всё это по-взрослому, моя жена официально вручила мне документы о разводе. Это должно было случиться. Наверное, мне нужно было получить эти документы именно в тот момент, когда я находился в больнице - меня это добило окончательно. Я как будто провалился в чёрную дыру. Мне не хотелось есть. Мне не хотелось выздоравливать. Мне не хотелось ни с кем говорить, что, собственно говоря, я и делал.

- Я могу порекомендовать тебе кого-нибудь, если… - начала было предлагать Джесси.

- Спасибо, но я уже всё уладил, - перебил он её. – Декер в конечном счёте заставил меня встретиться кое с кем – он сказал, что я рискую не быть снова допущенным к работе, если не разгребу всё своё дерьмо. Так что мне пришлось это сделать. И это сработало. Но к тому времени уже прошло около шести недель с момента нападения, и позвонить внезапно тебе уже было бы, как гром среди ясного неба. И честно говоря, я не был на все сто процентов уверен, что со мной всё в порядке… с психологической точки зрения, и я не хотел терять уверенность, впервые затеяв серьёзный разговор с тобой после того, как нас обоих чуть не убили. Так что я отсрочил нашу беседу ещё на какое-то время. А потом случилось кое-что ещё.

- Что ещё?

- Ну, знаешь, есть ещё все эти наши дружелюбно настроенные коллеги, а также друзья, которые иногда ставят в неловкое положение своими расспросами о нас. Мне ведь не кажется, правда?

Джесси сделала долгую паузу, прежде чем ответить. Откровенный ответ на этот вопрос мог бы изменить ход событий. Эрнандес честно во всём признался. И с её стороны было бы бесчувственно не поступить так же.

- Нет, тебе кажется.

Он неловко рассмеялся, и его смех перешёл в приступ кашля, от которого у него даже выступили слёзы.

- Ты в порядке? – спросила она.

- Да, я просто… перенервничал, озвучивая последнюю часть.

Где-то с минуту они просто сидели молча, пока он двигался по бульвару Сансет, пытаясь найти место для парковки.

- Так в чём, собственно говоря, дело? – наконец спросила она.

- Дело действительно серьёзное, - подтвердил он, паркуя машину.

- Знаешь, - мягко сказала она. – Ты далеко не так крут, как я раньше думала.

- Это всего лишь прикрытие, - сказал он, полушутя, и было ясно, что эта фраза была шуточной только наполовину.

- Мне это даже нравится. Это делает тебя более… доступным.

- Спасибо, наверное, так и есть.

- Что ж, возможно нам стоит ещё немного это обсудить, - ответила она.

- Думаю, так было бы лучше всего, - согласился он. – Ты же имеешь в виду, что мы сможем вернуться к этому разговору после того, как проверим труп там, наверху, да?

- Да, Райан. Сначала труп. И только потом неловкий разговор.

ГЛАВА 4

Было такое впечатление, будто в голове у Джесси зажёгся свет.

В ту секунду, когда она закрыла дверь машины и посмотрела на здание, в котором в настоящее время находилось тело мёртвой женщины, её разум прояснился. Все мысли о серийных отцах-убийцах, осиротевших сводных сёстрах и полуромантических возможностях отошли на второй план.

Они с Райаном стояли на тротуаре на углу улиц Сансет и Вайн, осматривая окрестности. Это было самое сердце Голливуда, где Джесси бывала столько раз. Но она всегда была здесь по случаю ужина, концерта, просмотра фильма или живого представления. Она никогда не рассматривала это место, как обычный район, в котором люди работали, жили, и, по-видимому, умирали тоже.

В первый раз она заметила, что среди офисных зданий, ресторанов и театров многие строения были точь-в-точь такими же многофункциональными, как и в её районе, где на первых этажах располагались офисные помещения, а на верхних – квартиры или кондоминимумы.

Чуть дальше по улице она заметила десятиэтажный жилой комплекс, на первом этаже которого находился супермаркет «Trader Joe’s». Прямо через улицу на цокольном этаже двадцатиэтажного здания был расположен фитнес-центр «Solstice». Ей стало интересно, получали ли жители дома бесплатное членство в этом спортклубе, но потом она подумала, что такое маловероятно. Это место было невероятно дорогим.

Похоже, жилой комплекс, в котором располагалась квартира жертвы, был чуть менее престижным. На первом этаже тут было несколько ресторанов и студия йоги. А также аптека «Walgreens» и магазин товаров для дома «Bed, Bath & Beyond». Пока они шли по тротуару к главному входу, им пришлось обойти стороной череду бездомных, расположившихся вдоль стены здания. Большинство из них всё ещё спали, хотя одна пожилая женщина сидела, скрестив ноги и бормоча что-то себе под нос.

Они прошли мимо, никак это не прокомментировав, и подошли ко входу в здание. По сравнению с комплексом, в котором жила Джесси, от охраны здесь было одно только название. Здесь был стеклянный вход в вестибюль, чтобы пройти в который требовалась карта доступа и ещё одна, чтобы воспользоваться лифтом. Но, когда Джесси с Райаном подошли ко входу, их впустил внутрь местный житель, открыв им дверь, затем он вызвал лифт, не спросив у них ни слова. Джесси заметила камеры видеонаблюдения в вестибюле и лифте, но, похоже, это было самое дешёвое из возможного оборудования. Райан нажал кнопку восьмого этажа, и уже через несколько секунд они абсолютно беспрепятственно вышли.

- Это было легко, - сказал Райан, когда они шли по коридору в направлении места, огороженного полицейской лентой, возле которого слонялось несколько полицейских.

- Слишком уж просто, - заметила Джесси. – Я понимаю, что становлюсь сумасшедшей, когда дело касается личной безопасности. Но охрана в этом месте просто никудышная, особенно, учитывая окрестности.

- Она гораздо более надёжная, чем двадцать лет тому назад, - напомнил ей Райан.

- Это правда. Но тот факт, что тут нет проституток и наркодилеров на каждом углу не означает, что здесь теперь прямо Диснейленд.

Райан ничего не ответил, поскольку они приблизились к квартире жертвы. Он предъявил свой значок детектива, а она показала своё удостоверение сотрудника полиции Лос-Анджелеса.

- Детективы из управления полиции Голливуда уже были здесь и уехали, - недоумённо произнёс полицейский.

- Мы помогаем специальному отделу в расследовании этого убийства, - солгал Райан. – Это, в основном, услуга для нашего капитана. Мы были бы признательны, если бы Вы попросили кого-нибудь проводить нас на место происшествия, даже если ему придётся рассказать нам всё сначала.

- Без проблем, - ответил парень. – Офицер Уэйн первым прибыл на место. Я попрошу его.

Пока он связывался по рации с другим полицейским, Джесси огляделась вокруг. Входная дверь была сейчас открыта, как и примыкающее к ней окно. Она задавалась вопросом, так ли всё было здесь немного раньше. Трудно было поверить, что одинокая женщина, живущая в самом сердце Голливуда, оставит открытым окно, через которое можно проникнуть в её квартиру прямо из центрального коридора. Это выглядело почти приглашением к неприятностям.

Блок, в котором находилась квартира жертвы, располагался в дальнем от лифта конце этажа, и имел форму буквы «С». Это значило, что её квартиру можно было увидеть через открытое пространство между коридорами. Ей было интересно, осмотрел ли кто-нибудь здесь всё тщательным образом.

В этот момент из квартиры вышел полицейский постарше в форме, чтобы поприветствовать их. Это был коренастый лысеющий мужчина, несколько прядей его волос прилипли к его потной голове. На вид ему было чуть за сорок, а выражение его лица как бы говорило о том, что он повидал на своей работе практически всё, и это могло как помогать ему справляться с обязанностями, так и мешать – в зависимости от его отношения.

- Офицер Джон Уэйн, - сказал он, протягивая руку Райану. – Я уже слышал все шуточки на эту тему, так что не утруждайте себя. Чем я могу быть полезен?

- Да Вы точная его копия, - не смог сдержаться Райан.

Джесси толкнула его в руку, прежде чем перевести своё внимание на копа, который выглядел невозмутимым.

- Простите, офицер, - сказала она. – Спасибо, что согласились уделить нам время. Нам известно, что детективы управления полиции Голливуда уже изучили место происшествия. Но мы надеялись, что Вы всё равно сможете нам тут всё показать. Это дело содержит некоторые отличительные особенности, которые совпадают с делами, над которыми мы работаем в данный момент, и мы хотели бы убедиться, что они не связаны между собой.

- Конечно, проходите, - сказал он, заходя внутрь и передавая им бахилы, чтобы они тоже могли войти.

Надев бахилы и перчатки, Джесси с Райаном вошли внутрь.

- Некоторые из её вещей уже проходят в качестве улик, - сказал Уэйн. – Но мы можем дать Вам подробный список того, что было изъято для экспертизы.

- Вам запомнилось что-нибудь особенное? – спросил Райан.

- Некоторые вещи, - ответил офицер. – Не было никаких признаков взлома. В кошельке были деньги. А телефон лежал на прикроватной тумбочке.

- Если Вы не возражаете, - попросила Джесси, - прежде чем Вы закончите своё изложение, я бы хотела воспользоваться моментом, чтобы оценить место происшествия, не опираясь на ранее сформулированные суждения.

Офицер Уэйн кивнул. Джесси сделала долгий глубокий вдох, позволив своему телу немного расслабиться, и начала составлять психологический портрет жертвы. Гостиная её квартиры была скудно обставлена мебелью, похоже, купленной в «IKEA». В квартире было несколько картин, и ни одной фотографии, которая находилась бы на виду. Единственным напоминанием о личности хозяйки был сертификат о прохождении индивидуальной подготовки инструкторов по фитнесу NASM, висевший в рамке на стене.

Она вошла на кухню, которая выглядела так, будто туда практически никогда не заходили. В раковине не было грязной посуды, равно как и чистой в сушилке. На столешнице лежало одно чистое сложенное кухонное полотенце. Рядом с ним было несколько контейнеров с таблетками, каждый из которых был разделён ячейками, соответствующими разным дням недели, в которых по порядку были разложены таблетки. Джесси не прикасалась к ним, но, насколько она могла судить по их внешнему виду, они выглядели, как пищевые добавки и поливитамины. Она заметила, что препараты, предназначенные для приёма в понедельник и вторник не были тронуты. А сегодня было уже утро среды.

Она осмотрела оставшуюся часть кухни. Рулон с бумажными полотенцами был практически нетронутым. Открыв кухонные шкафчики, Джесси увидела десятки банок с фасолью и фаршем из индейки, много протеиновых батончиков и несколько банок порошка сывороточного протеина.

Холодильник был наполовину пуст, а из того, что там было, она заметила два пакета молока по три с половиной литра, несколько упаковок греческого йогурта и большой пластиковый пакет со шпинатом. В морозильной камере лежала смесь замороженных ягод: черники, клубники и асаи, и контейнер для посуды с чем-то похожим на куриный суп с лапшой внутри. С внешней стороны на нём был приклеен стикер с надписью «от мамы 11/2018». Это было больше года назад.

Они все втроём побрели по коридору к спальне, где их ожидало мёртвое тело. Запах разлагающейся плоти ударил Джесси в нос. Она дала себе время привыкнуть к нему, а затем остановилась в ванной, которая не была такой опрятной, как остальная часть дома. Было ясно, что хозяйка проводила здесь гораздо больше времени.

- Как звали жертву? – спросила она. И хоть это было указано в документе, который Райан вручил ей в участке, она намеренно до сих пор не узнавала эту информацию.

- Тейлор Янсен, - сказал офицер Уэйн. – Она была…

- Простите, офицер, - перебила его она. – Я не хотела бы показаться грубой, но, пожалуйста, не раскрывайте другие подробности ещё немного.

Она внимательно посмотрела на комод Тейлор. Несмотря на то, что женщина, казалось, не заботилась об обеспечении кухни всем необходимым, о ванной комнате такого нельзя было сказать. Стол был завален косметикой, включая открытую палетку теней и множество разных губных помад. Две расчёски для волос и гребешок лежали в углу рядом с небольшим флаконом духов.

В аптечке было целое множество лекарств, не требующих рецепта: аспирин, бенадрил, таблетки для желудка, а бутылочки с лекарствами, выдающимися только по рецепту здесь отсутствовали. В душевой было несколько бутылок шампуня и кондиционера, заполненных на четверть, немного средства для снятия макияжа, бритвенный станок, пена для бритья и кусок мыла.

Джесси вышла из ванной и сильный едкий запах, который был временно замаскирован ароматами, исходящими из ванной, настиг её снова. Она посмотрела назад в коридор, ещё раз отметив полное отсутствие каких бы то ни было личных предметов на стенах.

- Прежде чем мы войдём в спальню, - сказала она, поворачиваясь к Уэйну, - скажите мне, что из того, что я сейчас перечислю, является правдой. Тейлор Янсен была белой одинокой привлекательной женщиной возрастом от двадцати пяти до тридцати лет. Она работала где-то неподалёку и часто путешествовала. У неё было мало друзей. Она была чрезвычайно внимательной к деталям. И у неё было достаточно денег для того, чтобы жить в более приятном месте.

Глаза Уэйна на мгновение расширились, прежде чем он ответил.

- Ей было ровно тридцать, - сказал он. – Исполнилось в прошлом месяце. Она белая и, похоже, была очень хорошенькой. Она действительно работала здесь рядом – в спортзале, находящемся менее чем в одном квартале отсюда. Мы выясняем её семейное положение. Но её коллега по работе – тот, что обнаружил тело, говорит, что в данный момент у неё не было отношений. Он внизу даёт показания в патрульной машине, если хотите с ним переговорить. Я не могу ничего утверждать насчёт путешествий и финансового положения, но он, возможно, владеет этой информацией.

- Мы с удовольствием поговорим с ним, как только закончим здесь, - сказал Райан, поворачиваясь к Джесси. – Ты готова войти внутрь?

Девушка кивнула. Она отдавала себе отчёт в том, что за некоторым исключением, описание, которое она дала Тейлор Янсен, можно было применить и к ней самой. Через несколько недель ей исполнится тридцать. Её квартира в центре города была такой же спартанской, как и эта, и это было не по причине того, что у неё не было времени обставить её. Она могла пересчитать своих друзей на пальцах одной руки. И, если не брать в расчёт её недавний брак с мужчиной, который пытался её убить, за исключением её общения с Райаном, она не состояла в отношениях. Если Джесси завтра умрёт, будет ли её психологический портрет, составленный другим профайлером, отличаться от того описания, которое она дала женщине, безжизненное тело которой лежало за дверью этой спальни?

- Хотите? – спросил Уэйн, нанося немного крема с ароматом эвкалипта на область выше верхней губы. Это помогало бороться с неприятными запахами, которые вот-вот должны были стать ещё сильнее.

- Нет, спасибо, - сказала Джесси. – Как бы отвратительно это ни было, но входя на место преступления, все мои органы чувств должны работать на полную. Если скрыть один из запахов, то можно пропустить и другой.

- Как хотите – желудок-то Ваш, - пожимая плечами, сказал Уэйн, а затем открыл дверь.

Практически сразу Джесси пожалела о своём решении.

ГЛАВА 5

Вонь была просто невыносимой. Женщина, должно быть, умерла дня два-три назад. Она лежала на кровати, ничем не накрытая, одетая в спортивные лосины и бюстгальтер. Ни по положению её тела, ни по внешнему виду комнаты не было заметно никаких следов борьбы. Похоже, всё стояло на своих местах, ничего не упало на пол. Все предметы были целы. Её одежда, похоже, не была разорвана. На женщине не было очевидных порезов или других отметин.

Конечно, это ни о чём не говорило. Если это было преднамеренное убийство, то у преступника было много времени на то, чтобы привести в порядок комнату и тело Тейлор перед уходом. В этом вопросе могли бы помочь отпечатки, найденные на предметах в комнате или на теле жертвы. Но, по крайней мере, визуально, всё выглядело так, как и должно быть.

Джесси подошла ближе, чтобы получше рассмотреть тело. Сотрудники команды криминалистов, которые уже было собрались упаковать тело в пакет для трупов, почтительно отступили назад.

Лицо Тейлор Янсен было синим и опухшим. Её глаза были закрыты. Живот, над внешним видом которого она так усердно работала, стараясь держать его упругим и плоским, после смерти раздулся в результате скопившихся внутри него газов. И даже в таком состоянии Джесси могла констатировать, что женщина была необычайно красивой.

- Кто-нибудь прикасался к ней? – спросил Райан.

- Если не считать того раза, когда у неё снимали отпечатки пальцев, то нет, - уверил их Уэйн.

- Такое впечатление, что она умерла во сне, - заметил Райан. – Не удивительно, что на первый взгляд было сделано заключение о самоубийстве. Возможно, не все те таблетки, которые лежали в ячейках на кухне были витаминами. Мне очень любопытно будет взглянуть на токсикологический отчёт.

Джесси наклонилась ниже и заметила тусклые следы ссадин на запястьях и шее Тейлор. Из-за изменения цвета кожи и распухания было сложно сказать, насколько давно они были получены ею. Но если бы Джесси пришлось предположить, она сказала бы, что им около двух дней.

- Это окно возле входной двери всегда было открытым? – спросила Джесси. – Или кто-то открыл его уже после того, как нашли тело?

- По словам её коллеги, когда он пришёл сюда, оно было слегка приоткрыто. Он сказал, что постучал в дверь и попытался открыть её. Но, поскольку она была заперта, он воспользовался окном, чтобы пробраться внутрь.

Джесси кивнула, отворачиваясь от тела Тейлор и подходя к гардеробной. Она открыла раздвижную дверь и заглянула внутрь. Было похоже, что три четверти гардероба этой женщины состояло исключительно из спортивной одежды и нижнего белья. Она снова повернулась к Райану и офицеру Уэйну.

- Нам обязательно нужно побеседовать с её коллегой, - сказала она.


* * *


Вин Стейси выглядел довольно несчастным, сидя на заднем сидении патрульной машины, припаркованной за пределами жилого комплекса.

- Его задерживают? – спросила Джесси у полицейского, который со скучающим видом стоял возле машины.

- Нет. Мы просто попросили его остаться, пока вы спуститесь поговорить с ним.

- Он знает, что ему не обязательно ждать в машине? Потому что он выглядит так, будто думает, что его собираются задержать.

- Мы не уточнили характер нашей просьбы, - робко признался полицейский. – Мы просто попросили его подождать в машине ещё одного допроса.

- Так он думает, что его арестовали? – не веря своим ушам, спросила Джесси.

- Я не знаю, что он думает, мэм. Мы просто высказали ему свою просьбу.

Джесси взглянула на Райана, который, казалось, не был так взбешён по этому поводу, как она сама.

- Ты нормально к этому относишься? – спросила она.

- Нет, - ответил он. – Но я не могу отрицать, что и сам раньше использовал такую тактику. Это способ держать человека рядом, не заключая его под стражу официально.

- Но я думала, что он больше не входит в число подозреваемых, - возразила Джесси.

- Никого нельзя исключать. Ты же сама знаешь это.

- Хорошо, - уступила Джесси. – Но тем временем он сидит в этой машине, а мимо него проходят толпы народа, думая, что его арестовали по какой-то причине.

- Тогда, думаю, что мы должны побыстрее прояснить эту ситуацию, - ровным голосом сказал Райан.

Джесси нахмурилась, прежде чем открыть заднюю дверь.

- Мистер Стейси? – спросила она, теряя только что обретённый контроль над своими эмоциями. Сейчас её речь была сладкой, словно мёд.

- Да, - неуверенно ответил он.

- Почему бы Вам не выйти из машины? Извините, что Вам пришлось ждать так долго. Мы с моим коллегой были заняты наверху изучением места происшествия. Мы надеялись, что Вы сможете ответить нам на несколько дополнительных вопросов, если Вы не против.

- Я уже ответил на все вопросы, - пожаловался он. – И не знаю, почему у меня возникли неприятности.

- У Вас нет никаких неприятностей, мистер Стейси, - заверила его девушка. – Выходите. Меня зовут Джесси Хант. Я профайлер управления полиции Лос-Анджелеса. А это – детектив Райан Эрнандес. Вон там на углу я вижу кофейню. Давайте мы угостим Вас кофе и поговорим немного. Как Вам такая идея?

Он кивнул и вышел из машины. И только тогда она поняла, насколько крупным был этот мужчина. Его рост легко составлял 190 сантиметров. А вес, по мнению Джесси, был около ста килограммов. На нём была облегающая спортивная футболка с длинным рукавом, подчёркивающая хорошо очерченный пресс. Казалось, что его бицепсы в любой момент могут порвать ткань футболки.

Несмотря на внушительный вид парня, в его поведении чувствовалась мягкость. Повнимательнее присмотревшись, Джесси заметила на его шее талисман в виде радуги, а также накрашенные ногти ярко-фиолетового цвета.

- Полагаю, Вы работаете тренером в том же спортзале, что и Тейлор? – спросила она, пытаясь немного разрядить обстановку по дороге в кофейню.

Парень молча кивнул. Райан шёл на шаг позади них, чётко ощущая, что его присутствие может помешать попыткам его коллеги установить связь со Стейси. Пока они шли, Джесси заметила, как парень осторожно потирал запястья.

- С Вами всё в порядке? – спросила она.

- Я до сих пор не могу в это поверить. У меня такое чувство, будто меня выпотрошили. Я сидел там в ожидании помощи, зная, что человек с таким полным жизни темпераментом, превратился теперь в безжизненный объект, лежавший всего в нескольких метрах от меня. Мне больно даже думать об этом. А ваши люди только усугубили ситуацию.

- Это действительно прискорбно, - признала Джесси.

- Вы в курсе, что полицейские надели на меня наручники, когда вошли в квартиру Тейлор?  - давил он. – А я просто сидел и ждал их. Один из них надел на меня наручники, а второй всё время держал руку на кобуре пистолета. Но ведь в службу спасения позвонил именно я!

- Мне действительно очень жаль, мистер Стейси, - успокаивала его она. – К сожалению, когда полицейские в первый раз прибывают на место происшествия, им приходится принимать меры предосторожности, которые потом могут показаться чрезмерными.

 - Они продержали меня в таком виде в течение получаса, а это было значительно позже того, как они получили мой паспорт, проверили, не привлекался ли я ранее – а я не привлекался, и получили подтверждение, что я работал с Тейлор. А всё это время её мертвое тело лежало на кровати. Думаю, нам обоим известно, что если кто-то позвонил в службу спасения и ждал её прибытия на месте происшествия, то он заслуживал другого к себе отношения.

- Так и есть, - сказала Джесси, сочувственно кивая, когда они входили в кофейню. Она посмотрела на полицейского, который шёл следом за ними, и взглядом указала ему оставаться снаружи.

- Значит, Вы говорите, что работали вместе с Тейлор. Вы оба были инструкторами? – продолжила она, пытаясь перевести разговор в другое русло.

- Да, в клубе «Solstice».

- Это тот, что находится прямо напротив её дома? – спросила Джесси, вспомнив фитнес-клуб, который заметила, когда они только подъехали к этому месту.

- Ей удобно было добираться на работу, правда? – ответил он.

Они заказали кофе и сели за ближайший столик. Райан присоединился к ним, но не произнёс ни слова.

- Итак, прежде чем мы дойдём до того места, как Вы обнаружили её, мистер Стейси…

- Можете звать меня Вин, - сказал он.

- Хорошо, Вин, - согласилась она. – Перед этим, я хотела бы, чтобы Вы рассказали нам о Тейлор. Какой она была? Дружелюбной? Тихой? С лёгким характером? Пылкой?

- Я бы не назвал её характер лёгким. Она была вежливой в работе со своими коллегами и персоналом клуба, но не более, чем того требовала профессиональная этика. С клиентами она общалась более тепло, но всё равно это общение было, скорее, более официальным. Это была её особенность. Некоторые клиенты предпочитают, когда личный тренер становится их лучшим другом, с которым можно поболтать о том, о сём. Я именно из таких. Другим же нужен серьёзный человек, который поможет им достигнуть своих целей в спорте. Тейлор лучше всего подходила для этого.

- Какие клиенты у неё, в основном, были? – спросил Райан, впервые заговорив.

Вин нерешительно посмотрел на Джесси, будто ища её одобрения, чтобы ответить. Она одобрительно кивнула, и тот продолжил.

- У неё были разные клиенты. Но я бы сказал, что больше половины из них были замужними женщинами лет под тридцать-сорок. Большинство было домохозяйками, желающими сбросить набранный после родов вес и поддерживать хорошую форму, чтобы уберечь своих мужей от соблазна променять их на своих секретарш.

- Этим она и зарабатывала себе на хлеб насущный? – спросил Райан.

- Да. Ей действительно не было равных в умении убедить этих женщин верить в свои силы и заставить их чувствовать себя так, будто они сами были в состоянии повлиять на собственные судьбы. Я одинокий чернокожий гей, и она часто советовала мне вступить в отношения с белым парнем среднего возраста, чтобы поверить, что я сам в состоянии принимать решения в своей жизни.

- Так Вы были с ней близки? – спросила Джесси.

- Ну, не так уж и близки, - ответил он. – Иногда мы вместе пили кофе, или выходили куда-нибудь выпить чего-то покрепче. Пару раз я провожал её до дома поздней ночью. Но я бы не сказал, что мы были друзьями – скорее, просто хорошими знакомыми. Думаю, я ей нравился тем, что был одним из немногих мужчин в клубе, который не приставал к ней всё время.

- Проявлял ли кто-то из них особую агрессию по отношению к Тейлор? – спросил Райан.

- Не думаю, что хорошо разбираюсь в том, что женщины считают агрессией в наши дни, - признался он. – Я могу лишь сказать, что она никогда не выглядела запуганной кем-то из них. У неё не было проблем с тем, чтобы поставить на место парня, перегнувшего палку.

- Вы не знаете, была ли она в отношениях с кем-то? – спросила Джесси. – Вы сказали полицейским наверху, что она была одинокой.

- Я сказал, что не думаю, что она на данный момент состояла с кем-либо в отношениях. Я знаю, что Тейлор встречалась с каким-то парнем несколько месяцев тому назад. Но после того, как между ними всё закончилось, она не сильно распространялась о своей личной жизни. И это было не моё дело, так что я не претендовал на роль советчика в этих вопросах.

- Вин, - начала Джесси, решив перейти к вопросу, ответ на который, как она знала, может решить исход дальнейшего расследования, - как Вы считаете, Тейлор могла покончить с собой?

Он сразу же ответил с такой решимостью, которую они от него не ожидали.

- Ни за что. Тейлор была не таким человеком. Она была целеустремлённой, сосредоточенной. Она была из тех людей, которые ставят перед собой конкретные цели. Она хотела открыть свой собственный спортзал. Она бы никогда не наложила на себя руки. Она была, как я это называю, «накопителем энергии».

- Что это значит? – спросила Джесси.

-  Она получала отовсюду жизненную энергию. И никогда бы не рассталась со своей.

Какое-то мгновение все они сидели молча, а потом Райан перешёл к менее философской теме.

- Вы не знаете имени её бывшего? – спросил он.

- Нет. Но я думаю, что одна из инструкторов-женщин в клубе могла бы знать. Я помню, как она говорила, что видела, как тот однажды подвёз Тейлор, и узнала его.

Пока Вин отвечал на вопрос, взгляд Джесси упал на вход в кофейню, куда вошёл бездомный. У него была длинная борода и обувь, подошвы которой так болтались, что шлёпали каждый раз, когда он поднимал ногу.

Но не это привлекло её внимание. С левой руки мужчины капало что-то красное, а его правая рука была спрятана под курткой. Он бормотал что-то себе под нос, проходя мимо других посетителей, казалось, намеренно натыкаясь на некоторых из них.

- Как имя этого тренера? – спросил Райан. Он стоял спиной к двери и не заметил этого бездомного.

- Кьянти.

- Вы серьёзно? – спросил Райан, невольно рассмеявшись и подавившись глотком кофе.

- Я не знаю, было ли это имя дано ей с самого рождения, - сказал Вин, улыбаясь в первый раз. – Но в спортзале все её знают, как Кьянти Росселлини. Не моё дело судить.

- Почему я думаю, что Вы лукавите, Вин? – игриво сказала Джесси, не сводя при этом глаз с бездомного.

Вин вызывающе поднял брови.

- Мне не хотелось бы прерывать этот сеанс сплетен… - начал Райан.

- Можешь делать всё, что хочешь, кареглазый, - прервал его Вин, отбивая подачу.

Райан на это не ответил, продолжая свою речь.

- Нам нужно, чтобы Вы описали момент, когда нашли Тейлор. Вы сказали полицейским, что окно было открыто?

Вин сразу же изменился в лице.

- Да, слегка приоткрыто. Я сначала постучал в дверь, но она была заперта. И, когда она не открыла, я распахнул окно шире и забрался внутрь. Думаю, мне следовало бы сначала позвонить в службу спасения. Но я подумал, что если ей было плохо, и она нуждалась в помощи, мне не следует просто стоять и ждать.

- Вам не нужно оправдываться, Вин, - сказала Джесси. – Вы волновались за друга. Я уверена, что доказательства подтвердят это.

- Спасибо Вам, - сказал Вин с небольшим надрывом в голосе.

Джесси отреагировала бы на его слова более эмоционально, если бы не была так сосредоточена на бездомном с небольшой струйкой крови, капающей с руки. Сейчас он переминался с пятки на носок, а его правая рука двигалась под курткой, которая казалась влажной от впитавшейся густой жидкости. Похоже, он наносил себе удары по бедру. Его губы всё ещё шевелились, но, что бы он ни бормотал себе под нос, этого не было слышно, хотя женщина средних лет, стоявшая перед ним в очереди, нервно оглядывалась.

- Эй, Райан, - между делом сказала она, - не привлекая внимание, посмотри через левое плечо на стоящего в очереди бородатого парня.

Райан обернулся, Вин сделал то же самое.

- Того, что постоянно переминается с ноги на ногу и шевелит губами? – спросил Райан.

- Ага, - подтвердила Джесси. – У него идёт кровь из левой руки, и я думаю, что он держит что-то в правой руке под курткой.

- Как ты думаешь, что всё это могло бы значить?

- Я не совсем уверена. Но я заметила тёмное влажное пятно у него под курткой в области бёдер. И могу предположить, что именно поэтому вторая его рука кровоточит. Также он кажется довольно возбуждённым. Этот мужчина специально наталкивался на других посетителей.

- Может быть, там что-то неладное, - тихо сказал Райан. – Или он просто такой же, как и половина тех ребят, мимо которых мы прошли на улице, пока добирались сюда.

- Это правда, - согласилась Джесси, - и всё же эта «кровавая деталь» добавляет немного драматизма в общую картину ситуации. К тому же все сотрудники кофейни выглядят напуганными, а я могу поспорить, что бездомные к ним довольно часто заходят.

- Справедливое замечание, - вставая, сказал Райан, слегка поморщившись. – Думаю, мне стоит встать в очередь, чтобы купить ещё кофе. Не могла бы ты, Джесси, тем временем незаметно привлечь внимание того полицейского снаружи и попросить его войти внутрь в качестве меры предосторожности?

Джесси кивнула и встала сама, тоже пытаясь скрыть приступ боли, который она почувствовала одновременно в спине и ноге после того, как несколько минут пробыла без движения. Приближаясь к выходу, она оглянулась через плечо и увидела, что Райан встал в очередь прямо за тем бормочущим мужчиной. Она толкнула дверь и помахала рукой полицейскому в форме, которого раскритиковала чуть ранее.

- Думаю, у нас тут назревает проблемка, - сказала она. – Бородатый мужчина, который стоит впереди детектива Эрнандеса, возможно прячет под курткой оружие. Мы не уверены на сто процентов, но на всякий случай нам может понадобиться помощь.

Она едва успела закончить фразу, как внутри раздался громкий крик. Джесси развернулась и увидела, как женщина средних лет, стоящая в очереди, сжимала своё правое плечо левой рукой. А позади неё Райан изо всех сил пытался вырвать охотничий нож из рук того бездомного, который бормотал что-то себе под нос. Но, несмотря на то, что детектив превосходил его в физических параметрах, для него это был неравный бой.

Бездомный был в бешеной ярости, а Райан явно ещё не был готов бороться в полную силу. Мужчина освободился в считанные секунды. Райан потерял равновесие и упал на пол, когда мужчина собрался с силами и бросился прямо на него.

Джесси поспешила вернуться внутрь, расстёгивая кобуру пистолета и подходя к ним ближе. Она как раз доставала своё оружие, когда прямо перед ней промелькнуло какое-то движение. Это был Вин Стейси, он бросился на бормочущего мужчину, нанеся ему удар предплечьем в челюсть и отбросив назад к стойке.

Нож выпал из рук ошеломлённого мужчины и заскользил по полу. Вин стоял над ним, готовый продолжить борьбу в случае необходимости. Этого не потребовалось. Через мгновение полицейский схватил мужчину, перевернул его на живот и надел наручники. Джесси спрятала пистолет обратно в кобуру и присела рядом с Райаном.

- Ты в порядке? – с тревогой в голосе спросила она.

- Да. Со мной всё будет в порядке, чего я не могу с уверенностью сказать о моей гордости.

Вин подошёл ближе и протянул ему руку.

- Нужна помощь, кареглазый? – спросил он, кокетливо моргая глазами.

ГЛАВА 6

Джесси больше не была такой уверенной в себе.

Когда они с Райаном ждали в вестибюле спортивно-оздоровительного клуба «Solstice», пока главный управляющий найдёт Кьянти, её мысли постоянно возвращались к тому трёхсекундному промежутку времени, перед тем, как Вин повалил бездомного на пол.

За этот короткий промежуток времени Райан упал, нападавший мужчина попытался убить его, а Джесси не успела отреагировать достаточно быстро, чтобы предотвратить всё это. Если бы не быстрые действия человека-танка, продемонстрировавшего отличную скорость и силу удара, детектив Эрнандес, возможно, был бы уже мёртв.

Прежде чем забрать в больницу женщину, которую бездомный порезал ножом, один из врачей скорой помощи осмотрел Райана, и подтвердил, что с тем всё было в порядке. Но Джесси не могла перестать задавать себе вопрос, действительно ли кто-то из них готов вернуться к полноценной работе.

Её внутренний спор был прерван, когда главный управляющий жестом пригласил их пройти в фитнес-зал. Когда они там оказались, она заставила себя выбросить из головы своё беспокойство, пытаясь сосредоточиться на текущем расследовании. Как только они вошли, Джесси окинула взглядом спортзал, стараясь не позволить громкому звуку музыки в стиле хаус вызвать у неё головную боль.

Главный зал был огромным, здесь находилось бесконечное множество кардиотренажёров. Слева располагалась настолько большая часть зала для занятий с весами, что даже не было видно, где она заканчивалась. Справа были две дюжины матов для упражнений на растяжку, а также для болтовни и листания экранов телефонов, чем, по крайней мере сейчас, были заняты некоторые посетители.

Главный управляющий – мужчина с густыми усами по имени Фрэнк Строуп, стоял рядом с худощавой блондинкой с хорошо прокачанными мышцами, возрастом около двадцати пяти лет, с чрезмерным, по мнению Джесси, количеством косметики, как для спортзала. У неё были неестественно сверкающие зубы, грудь была подчёркнута спортивным бюстгальтером, который, казалось, был на несколько размеров меньше, чем следовало бы.

- Детективы, - сказал главный управляющий, забыв, что только один из присутствующих имел такое звание, - это Кьянти Росселлини. Я оставлю вас, чтобы вы могли задать ей свои вопросы. Пожалуйста, дайте мне знать, если вам понадобится ещё какая-то моя помощь.

Джесси вежливо кивнула. Вообще-то, на данный момент от него не последовало никакой помощи. Кроме, разве что того, что он сообщил им общие сведения об истории трудоустройства Тейлор; о её жизни он мало что знал. Возможно, их клуб и был огромным, но Джесси показалось странным, что этот парень не смог больше ничего сказать о тренере, которая, по словам Вина, работала со многими их самыми обеспеченными клиентами. Они с Райаном намеренно не упоминали при нём факт её смерти. Но Джесси ожидала, что ему, по крайней мере, будет интересно, почему последние два дня женщина отсутствовала на работе.

Как только он вышел, Кьянти посмотрела на них со смесью опасения и любопытства. Похоже, она думала, что у неё из-за чего-то возникли неприятности. Но язык её тела подсказывал, что она не знала, какие именно.

- Мисс Росселлини, - начал Райан, успешно сдержав насмешку в средине предложения, - насколько хорошо Вы знаете Тейлор Янсен?

- Зовите меня Кьянти, - ответила она, не отдавая себе отчёт в том, что для него это было непростой задачей. – Я немного её знаю. Я имею в виду, что мы вместе работаем. И мы общаемся большую часть дней. Но я не могу сказать, что мы с ней подруги или что-то в этом роде. Тейлор очень сконцентрирована на тренировках со своими клиентами и не тратит много времени на болтовню. В любом случае, что всё это значит? Она сделала что-то не так?

- У нас к Вам несколько обычных вопросов. Вам не стоит волноваться, - сказала Джесси, не будучи готовой открыть правду, пока это не будет служить их целям. – Что Вы можете сказать о её бывшем парне, который иногда подвозил её сюда?

- О, речь, должно быть, идёт о Гевине. Гевине Пеке.

- Расскажите нам о нём, Кьянти, - непринуждённо сказала Джесси.

- Хорошо, - сказала она, почти сразу же чувствуя себя более непринуждённо. – Гевин тот ещё фрукт. Он определённо отлично сложен физически. Думаю, он даже выигрывал несколько соревнований по тяжёлой атлетике. Но он… как бы это помягче сказать… достаточно нестабилен.

- Что Вы имеете в виду? – настаивал Райан.

- Он гиперактивен. Я когда-то тренировалась в том же зале, что и он, и видела его работоспособность - его силы практически не иссякают. Тейлор тоже всегда полна энергии. Но она умеет лучше её контролировать. А он склонен слетать с катушек.

- А в отношениях с Тейлор он тоже переходил черту? – допытывалась Джесси.

- Я видела их вместе всего пару раз, и с ней он никогда ничего такого себе не позволял. Но я не думаю, что он хорошо перенёс их разрыв.

- Почему Вы так считаете? – спросил Райан, стараясь посмотреть на Кьянти, выражая максимальную заинтересованность. И она не могла не поддаться.

- Я слышала, что он приезжал сюда пару раз, и охране пришлось попросить его уйти, - сказала она, немного краснея. – Но не знаю, правда ли это. Но это вполне в духе Гевина. У него упрямый характер. К тому же, возможно, у него была причина ревновать Тейлор.

- К кому? – хотела знать Джесси.

- Не стану говорить о том, как она ведёт себя за пределами спортзала, но здесь она может позволить себе флиртовать со своими клиентами.

В этот момент мимо прошёл бледный полный мужчина чуть за тридцать в серой рубашке без рукавов.

- Привет, Кьянти, - робко сказал он.

- Привет, Бретт, наша тренировка на 11.00 ещё в силе? – спросила она, обнажая свои сверкающие зубы.

- Конечно.

- Отлично, дорогой. Постараемся сохранить твои бицепсы, хорошо? До скорого.

Как только он отошёл, девушка выключила улыбку на лице, и сразу же перевела своё внимание на Джесси.

- На чём мы остановились? – спросила она.

- Вы говорили, что Тейлор может себе позволить флиртовать с коллегами, - с серьёзным выражением лица напомнила ей Джесси.

- Точно.

- Неужели такое было? – продолжала давить Джесси. – Мы слышали, что она достаточно профессионально подходит к работе.

- В спортзале - конечно. Но я слышала, как она общалась по телефону, записывая клиентов на частные тренировки за его пределами. Руководство официально не одобряет такого, так что она держит это в тайне. Но тон её голоса в этих разговорах определённо был… менее профессиональным.

- Вы думаете, она предлагала им нечто большее, чем просто тренировки по фитнесу? – с намёком спросила Джесси.

- Не могу ответить на этот вопрос, - пожимая плечами, сказала Кьянти. – Я имею в виду, что никогда не известно, на самом ли деле женщина настолько распущена, или просто дразнит мужчин. Так или иначе, руководство закрывает на это глаза, потому что многие из её клиентов тратят у нас много денег. Они не хотят рисковать постоянными посетителями, понимаете? Иногда она может несколько дней подряд не выходить на работу, и никто не говорит ей ни слова. Если бы я такое сделала, меня тут же уволили бы. Кстати, я уже давно её не видела. Я только что подумала, что сейчас как раз такой случай. И теперь Вы заставили меня волноваться. С ней всё в порядке?

Джесси посмотрела на Райана, давая ему понять, что, по её мнению, наступил подходящий момент. Он одобрительно кивнул и подошёл ближе к Кьянти.

- Боюсь, что это не так, - тихо сказал он. – Тейлор мертва.

Джесси пристально смотрела на Кьянти, когда ей оглашали эту новость. Пластиковая улыбка тренера вмиг исчезла с её лица. Казалось, она не верила своим ушам.

- Что, простите?

- Сегодня утром тело Тейлор Янсен было найдено в её квартире, - безэмоционально сказал Райан.

Казалось, Кьянти потребовалось какое-то время, чтобы проанализировать полученную информацию; девушка только теперь поняла, для чего ей задавали все эти вопросы. Её лицо довольно быстро сменило выражение шока на что-то среднее между беспокойством и любопытством.

- Её убили? Это сделал Гевин?

В голосе девушки ощущался недостаток сочувствия, из-за чего Джесси захотелось ей врезать. Они не обязаны были быть подругами, но неужели она не могла даже изобразить горестное выражение? К сожалению, по опыту Джесси, подобная реакция также не предполагала вину.

Голодный до сплетен взгляд на её лице и неприкрытое желание узнать все подробности говорили о том, что она их до сих пор не знала. Несмотря на утверждение Райана, что никого нельзя исключать из числа подозреваемых, навыки Джесси в области профилирования ясно давали ей понять, что Кьянти можно было не включать в этот список.

- На данный момент мы не владеем информацией о причине её смерти, - сказал Райан, а затем неохотно добавил, – Вам когда-нибудь казалось, что у Тейлор была депрессия?

- Ого, - произнесла Кьянти, расширяя от удивления глаза. – Она что, совершила самоубийство?

- Просто ответьте на вопрос, мисс Росселлини, - не сдержалась Джесси, потеряв терпение.

Казалось, Кьянти немного обиделась, но мгновение спустя, она ответила.

- Нет, - разочарованно признала она. - На самом деле, она всегда казалась мне довольно уравновешенной. Я никогда не видела, чтобы она была слишком подавлена, либо слишком сильно радовалась чему-то. Я бы очень удивилась, если бы оказалось, что она действительно сделала это сама.

Джесси пыталась скрыть собственное разочарование. Пока что никто из тех, с кем они разговаривали, не думал, что Тейлор была способна совершить самоубийство. По крайней мере, до сих пор у них не было доказательств того, что это могло бы быть чем-то ещё.

- Есть ли кто-то, помимо Гевина, кто, по Вашему мнению, мог бы испытывать враждебность по отношению к Тейлор – может быть, кто-то из клиентов? – спросила она.

Кьянти на минуту задумалась.

- Никто не приходит в голову. Я не следила за этим настолько внимательно. Но у неё была репутация тренера, которым была довольна большая часть клиентов. Некоторым она нравилась, потому что была хорошим тренером. Некоторым – по тем другим причинам, которые я упоминала ранее; не буду повторять, чтобы не говорить плохое о мёртвых.

 - Нет, конечно, нет, - сказала Джесси, с нарастающим внутри неё отвращением. – Может быть, Вы сами здесь закончите, детектив Эрнандес. Мне нужен глоток свежего воздуха.

 Она кивнула Кьянти и стремительно покинула помещение, проходя мимо Бретта. Тот стоял, опёршись на беговой тренажёр, в ожидании, пока его совсем-не-флиртующий тренер закончит разговоры и будет в состоянии начать их тренировку.

Джесси вышла из спортзала на грязную, забитую автомобилями улицу Голливуда, где, по её ощущениям, почему-то было не так грязно, как в присутствии Кьянти.

ГЛАВА 7

Джесси была напряжена. Они приближались к одному месту, и она не была уверена, как правильно поступить.

Покинув Голливуд, они направились обратно в участок. На этот раз она настояла на том, чтобы сесть за руль. Её саркастическое объяснение своего желания Райану, который, как правило, всегда сам водил машину, заключалось в том, что они находились не в фильме «Шофёр мисс Дейзи», и что сейчас женщинам разрешалось ездить за рулём.

Но настоящая причина заключалась в другом. Она знала, что если будет вести машину, то сможет выбрать маршрут, проходящий мимо дома, в котором у временных приёмных родителей сейчас жила её осиротевшая сестра Ханна Дорси. Размышляя логически, она понимала, что шансы того, что девушка будет на улице именно в тот момент, когда они будут проезжать мимо, были ничтожно малы. Но она должна была хотя бы попытаться.

Пока вела машину, Джесси пыталась умерить растущее беспокойство, переводя внимание на слова, которые недавно сказал Райан. Он комментировал суровый стиль квартиры Тейлор.

- Теперь понятно, почему у неё дома было настолько пусто, - заметил он. – Если то, что сказала Кьянти, было правдой, она, должно быть, большую часть времени проводила дома у клиентов будь то по законным или каким-либо другим причинам. В собственной квартире ей оставалось хранить только самое необходимое. Возможно, однажды она пришла домой, огляделась вокруг, увидела, насколько удручающей была обстановка, и решила положить этому конец.

- Возможно, - высказала своё мнение Джесси, повернув направо и понимая, что сейчас они находятся в одном квартале от нового временного дома Ханны. – Но, похоже, она была не из таких. Хотя, никогда не знаешь, что внутри у другого человека. Но ни один из знакомых Тейлор не упоминал, что видел её когда-нибудь в подавленном настроении. Думаю, токсикологический отчёт сможет прояснить ситуацию.

- А пока мы могли бы уточнить у её семьи, в каком эмоциональном состоянии она находилась, - предложил Райан.

- Можно попробовать, - сказала Джесси. – Но, пока тебя в кофейне осматривал медик, я ещё немного поговорила с Вином. Он упомянул, что в этом районе у неё нет никого из членов семьи, и что она вообще не поддерживала ни с кем из них тесной связи. Могу предположить, что суп от её матери, хранящийся в холодильнике, был неудачным предложением наладить отношения. Так что я не уверена, что беседа с ними сможет пролить нам хоть какой-то свет на ситуацию. Думаю, что идея с самоубийством – это просто отвлекающий манёвр.

- Как ты можешь быть настолько в этом уверенной? – спросил он.

- Я не уверена. Но разве тебе не кажется подозрительным, что на месте происшествия не нашли предсмертную записку или другой намёк на то, что она была в депрессии? Или тот факт, что её окно было открыто?

- Может, она любила проветривать помещение, когда приходила из спортзала, - предположил Райан. – Это намного дешевле, чем пользоваться кондиционером.

Джесси посмотрела на него и поняла, что даже он не поверил в эту теорию.

- Как бы то ни было, - продолжил он, не желая признавать её скептицизма по поводу версии о самоубийстве, - Голливудское управление отправит нам копии всех улик, которые им удастся найти. Мы можем пройтись по списку её клиентов и посмотреть, может кто-то внезапно всплывёт.

- Как они отнеслись к тому, что мы влезли в их дело? – спросила Джесси.

- Так же озлобленно, как мы и ожидали, - сказал он. – Но я туманно пояснил, что это дело может быть связано с одним из наших текущих расследований. Они не решились рискнуть и дать нам жёсткий отпор, так как это могло означать вмешательство во что-то серьёзное, поэтому отступили. Все материалы должны ждать нас в офисе, когда мы вернёмся в участок.

- Звучит круто, - сказала Джесси, заметив, что у нее сдавило горло. Она только что повернула на улицу Ханны.

Она снизила скорость до установленного лимита, радостно используя лежачие полицейские в качестве предлога, чтобы это сделать. Этот ничем не примечательный дом, похожий на ранчо, находился с левой стороны. На крыльце висел гамак, который сейчас пустовал, что было неудивительным в обеденное время в будний день. И всё же, она чувствовала разочарование.

Она и сама не знала, чего ожидала. Даже если бы Ханна была там, что бы она сделала? Ей было категорически запрещено вступать в какой-либо контакт с девушкой Службой защиты семьи и детей, капитаном Декером и, неофициально – её психотерапевтом доктором Дженис Леммон.

И на то были разумные причины. Всего восемь недель назад единственную семью, которую знала девушка, убили у неё на глазах. Этого было более чем достаточно для любого семнадцатилетнего подростка. Но как бы она чувствовала себя, узнай, что мужчина, который это сделал, был её биологическим отцом? И что женщина, которую он мучил и жизнь которой висела на волоске по его милости, была её сводной сестрой?

Конечно, никто не ожидал, что весь этот кошмар никак не отразится на человеке, прошедшим через него. Должна ли она была просто отсеять эти факты своей биографии, сконцентрировавшись на сдаче экзамена по математике или завершении чтения «Моби Дика»? Было безумием хотеть вступить с ней в контакт.

И всё же Джесси очень хотела сделать именно это. Девушка отбросила это желание, когда они проезжали мимо того дома. Райан, не имеющий ни малейшего представления о его значении или даже о том, что у неё была сводная сестра, казалось, не обратил никакого внимания на внутреннюю борьбу Джесси, что она восприняла, как знак того, что ей отлично удаётся скрывать свои чувства. Когда она повернула на следующую улицу, она вспомнила свою последнюю сессию с психотерапевтом, доктором Леммон, стараясь напомнить себе слова этой женщины.

Дженис Леммон знала, о чём говорит, и к её словам следовало бы отнестись серьёзно. Хоть в свои шестьдесят лет она на первый взгляд может и не внушала доверия в своих очках с толстыми стёклами и светлыми волосами с химической завивкой. Но помимо того, что она была уважаемым психотерапевтом и специалистом по поведенческому анализу, она была также легендарным профайлером, которая по-прежнему иногда консультировала по некоторым делам управление полиции Лос-Анджелеса, ФБР и другие организации, требующие сверхсекретного допуска.

Именно Леммон познакомила Джесси – тогда ещё замужнюю выпускницу университета – с профессором криминологии, который обеспечил ей доступ к Болтону Крачфилду, когда тот находился в заключении. И именно Леммон замолвила словечко, чтобы Джесси получила временную должность профайлера в управлении полиции.

И несмотря на то, что у Джесси были рекомендации Декера и Эрнандеса, доктор Леммон также сыграла свою роль в том, чтобы её включили в десятинедельную программу обучения, которую она недавно прошла в Академии ФБР в Квантико, штат Вирджиния, где она училась у преподавателей знаменитого отдела поведенческого анализа и прошла интенсивный курс физической подготовки, включающий в себя обучение обращению с оружием и занятия по самообороне.

К мнению Дженис Леммон следовало относиться серьёзно, и Джесси пыталась об этом не забывать. Когда они сидели в её уютном кабинете в глубоких кожаных креслах, своим спокойным, сдержанным голосом доктор спросила Джесси, как, по её мнению, психика Ханны справилась бы со всей информацией, которую на данный момент от неё скрывают.

- Это бы расплавило ей мозг, - предположила Джесси.

- Не только мозг, но и душу, Джесси, - сказала доктор Леммон. – Ты – абсолютно взрослый человек, который зарабатывает на жизнь, раскрывая убийства и имеет дело с маньяками. Ты и то едва держишься. Представь, как девушка безо всякого опыта и навыков справляться с подобными вещами, воспримет такую информацию. Стабильность её эмоционального состояния просто разрушится.

- Я знаю, - неохотно сказала Джесси.

- Послушай, - продолжила доктор Леммон. – Я понимаю. Как и в её случае, твоих приёмных родителей тоже лишили жизни, и сделал это один и тот же человек. Он убил твою мать. Никого из твоей семьи больше нет, или, по крайней мере, ты так думала до недавнего времени. А сейчас ты узнала, что есть человек, имеющий с тобой общую ДНК и личную историю. Совершенно очевидно, что ты захочешь установить с ней связь. И со временам это может иметь смысл. Но только не сейчас. Это ей не поможет. И, если ты ясно всё взвесишь, то поймёшь, что тебе это тоже не поможет. Ты должна быть терпеливой, Джесси.

«Терпеливой».

Когда она повернула на 6-ю улицу, которая вела прямо к участку, Джесси призналась себе, что терпение не было её самым сильным качеством. И всё же, если она когда-либо планировала установить какие-то значимые отношения с единственным оставшимся родственником, ей следовало бы попытаться.

Конечно, честно говоря, воссоединение с семьёй не было единственной причиной, по которой она хотела снова поговорить с Ханной. Была ещё одна, более тёмная причина, которую она не решалась озвучить вслух даже доктору Леммон.

Возвращаясь в разгар их игры в кошки-мышки, Ксандер Турман прислал Джесси видео, на котором приглашал её присоединиться к нему в его кровавом веселье. Он настаивал на том, что они одинаковы, и что вместе они могут очистить мир. Она отвергла его предложение, в результате чего он заявил, что её нельзя спасти и нужно убить.

Но даже при том, что сама мысль о том, что она может быть похожа на человека, убившего её мать, приёмных родителей и десятки других людей, приводила её в ужас, семя сомнения было посеяно. Какая-то её часть задавалась вопросом, была ли в этом утверждении хоть малая часть правды.

Могла ли она, просто будучи его дочерью и разделяя его кровь, делить с ним и его болезнь тоже? Не по этой ли причине её так влекло именно к этой работе, где её постоянно окружала смерть, убийства и люди, похожие на её собственного отца?

Она говорила себе, что выбрала эту профессию, потому что видела зло вблизи, потому что буквально знала его в лицо, и поэтому была лучше подготовлена для борьбы с ним, чем большинство других. Но было ли это единственной причиной?

А может быть, какая-то её часть с удовольствием выполняла эту работу, поскольку она позволяла ей быть ближе к насилию и жестокости, но маскировать пристрастие к этим вещам под видом борьбы с ними же? Бывали дни, когда она не была полностью уверена в том, что у неё нет такого же отклонения, как и у её отца.

И в такие дни она не могла не задаваться таким же вопросом касательно Ханны. Была ли в девушке какая-то часть, которую влекла тьма, которая была отличительной чертой её отца? Была ли она обычным подростком, или у неё были какие-то признаки того, что внутри неё происходит что-то еще?

Джесси испытывала чувство вины, даже задаваясь этим вопросом, как если бы она отрицала тот факт, что девушка, которую она даже не знала, может быть обычным человеком и сомневалась в её нормальности. И всё же, это сомнение засело в её голове.

Конечно, она мало что могла сделать. Она не могла поговорить с Ханной, чтобы узнать хоть что-то о характере девушки. А любая попытка узнать нечто большее о её теперешней или прошлой жизни сразу вызвала бы подозрения у Декера, который совершенно ясно дал понять, что личность этой девушки находится для Джесси под запретом во всех отношениях.

«Я ничего не могу поделать с этим».

Когда она въезжала на парковку Центрального участка, ей в голову пришла одна ужасная и, вместе с тем, блестящая идея. Возможно, она сама и не могла заняться этим вопросом, но это не означало, что его нельзя было решить. Не было причин, по которым кто-то другой не мог бы заглянуть в прошлое Ханны и посмотреть, не было ли в нём чего-нибудь из ряда вон выходящего. И она знала конкретного человека, который мог бы заняться этим.

ГЛАВА 8

Всё это время решение вопроса было прямо перед нею. Но по какой-то причине ей до сих пор не удавалось его увидеть.

Её подруга Кэт Джентри, наряду с капитаном Декером и агентом ФБР Доланом, была одной из немногих людей, знающих о родственной связи Джесси и Ханны. Она находилась в больничной палате Джесси, когда та узнала эту новость.

Но Кэт также была прославленным бывшим армейским рейнджером, который отслужил два срока во время военной кампании в Афганистане, в доказательство чему на её лице и теле остались шрамы от шрапнели. По возвращению в США она работала в различных охранных организациях, что, в конечном итоге, привело её к должности начальника службы безопасности в изоляторе, где удерживался Болтон Крачфилд.

К несчастью для неё, как только он оттуда сбежал с помощью одного из ненадёжных сотрудников, Кэт уволили. После нескольких месяцев перерыва, потраченных на борьбу с чувством вины, которую она незаслуженно возложила сама на себя, она решила взяться за новую работу в той же сфере. Она стала частным детективом.

Джесси это казалось идеальным вариантом. Она могла обратиться к тому, кому безоговорочно доверила бы изучение подробностей жизни своей сводной сестры, к тому, кто, как она знала, никогда не раскроет их семейный секрет, потому что она уже была осведомлена о нём.  Кэт будет осмотрительной как из дружеских побуждений, так и из соображений профессиональной этики детектива. Это также позволило бы Джесси обеспечить работой лучшую подругу, которая на данный момент нуждалась в средствах к существованию.

Конечно, если бы Декер узнал, что Кэт интересуется фактами биографии Ханны, он бы понял, что к этому каким-то образом причастна Джесси. Но ему будет не так-то просто это доказать. И такой степени отстранённости будет достаточно, чтобы защититься с профессиональной точки зрения.

Когда они с Райаном зашли в участок, Джесси почувствовала себя так легко, будто камень упал с её души. Она наконец-то могла получить хоть какие-то ответы от надёжного источника, который никогда её не предаст. В наши дни это было редкостью. Она неловко себя чувствовала от того, что не могла поделиться своим планом с Райаном. Но, оставляя его в неведении, она на самом деле защищала его.

Когда они вернулись в офис, он всё ещё был наполовину пуст. Они подошли к своим рабочим местам и обнаружили, что единственным присутствующим здесь детективом был Алан Трембли, который в свои двадцать девять лет был самым младшим сотрудником их отдела.

- Как там обстоят дела с перестрелкой? – спросил его Райан.

- Там полный бардак, приятель. Человек восемь погибших и ещё семнадцать раненых. Большинство наших всё ещё на месте происшествия или разрабатывают возможные версии. Я заехал сюда только для того, чтобы проверить, есть ли уже результаты в предварительных отчётах по уликам, полученным с места происшествия. Через пару минут я возвращаюсь обратно.

- Тебе нужна помощь? – спросил Райан.

- Конечно, - ответил Трембли. – Даже при том, что все наши там, нам всё равно не хватает рабочих рук. Но Декера спрашивать даже нет смысла. Он ясно дал понять, что тебя нельзя привлекать к этому делу. И, если честно, чувак, там действительно напряжно. Поймать этих бандитов было довольно непросто. Некоторые из них оказали жёсткое сопротивление.

- Ты думаешь, что я ещё к этому не готов? – оскорблённо спросил Райан.

- Я сам едва к этому готов, Эрнандес. Хоть меня никто не подрезал два месяца назад. Не могу поверить, что собираюсь это сказать, но Декер прав. Расслабься, чувак.

- Он говорит мне расслабиться, видите ли, - сказал Райан, поворачиваясь к Джесси за поддержкой.

- Эй, я на твоей стороне, - солгала она. – Но, похоже, из голливудского управления пришли отчёты, которые мы запрашивали. Проверь у себя на столе.

Райан посмотрел вниз и увидел толстую папку с логотипом полицейского участка Голливудского управления полиции. Продолжать спор, казалось, уже не было смысла.

- Похоже, нам придётся застрять здесь, - покорно произнёс он.

- Эй, выше нос, Эрнандес, - саркастически предложил Трембли. – Может быть, вашу жертву убил тоже член какой-нибудь банды. Тогда ты сможешь к нам присоединиться.

Эрнандес презрительно посмотрел на него.

- Разве тебе ещё не пора ехать? – спросил он.

Трембли понял намёк и направился в лабораторию за предварительными результатами, оставляя Джесси в одиночестве разбираться с плохим настроением Райана. Он схватил папку и открыл её, позволив себе немного остыть, не беспокоясь о том, что она наблюдает за ним. Ей не потребовалось много времени, чтобы и вправду забыть о своём напарнике.

Пролистав всего несколько страниц документов, она наткнулась на полицейский отчёт. В нём описывался случай нарушения порядка, произошедший в гараже жилого комплекта Тейлор Янсен. По-видимому, Гевин Пек хотел поговорить с ней одиннадцать недель назад, когда Тейлор подходила к своей машине, чтобы вечером поехать куда-нибудь поразвлечься.

Они сильно поссорились, и сотрудник парковки вызвал полицию. Прибывшие полицейские составили протокол и спросили Тейлор, хочет ли та выдвинуть обвинения или потребовать вынесения ему приказа не приближаться к ней. Она отказалась, сказав им, что уверена, что подобный инцидент больше не повторится. Ни она, ни Пек не упомянули тогда о причине их размолвки.

Зацепиться больше было не за что, но это событие укрепило представление о том, что у Гевина Пека была проблема с управлением гневом. О чём также свидетельствовали протоколы его задержаний, в которых не было зафиксировано серьёзных инцидентов, но числилось два ареста. Один был за драку в баре семь лет назад. Второй также за драку, но на этот раз на трибунах стадиона во время игры Доджерс четыре года назад. Принимая во внимание, что ему было всего тридцать два года, он уже заработал себе довольно внушительную репутацию парня с горячей кровью.

Джесси вспомнила синяки на шее и запястьях Тейлор. Они выглядели давними. Были ли они получены во время той ссоры в гараже или во время следующей? Вместе с предположением Кьянти и полицейским рапортом у них, похоже, было достаточно оснований для разговора с этим мужчиной.

Она передала отчёт Райану, который, казалось, немного остыл и сейчас занимал своё рабочее место. Пока он просматривал отчёт, она пролистала ещё кое-какие материалы дела. Джесси остановилась, когда нашла профессиональную фотографию 8x10 с изображением Тейлор Янсен; возможно она была сделана для её работы в качестве тренера.

Джесси впервые увидела, как Тейлор выглядела при жизни. В отличие от бледной женщины с раздутым лицом, тело которой они нашли на кровати, женщина, смотрящая на неё с фотографии, обладала яркой и красивой внешностью. Её каштановые волосы были собраны в хвост, подчёркивая скулы и длинную стройную шею. У неё были карие глаза и сосредоточенный взгляд. А губы выражали намёк на улыбку.

Было понятно, почему к ней тянулись клиенты. Она была сногсшибательна, но в жесткой, без глупостей манере, которая наводила на мысль, что она не слишком заботится о том, как выглядит. Она излучала компетентность и уверенность – качества, за которые все и ценят личного тренера, независимо от внешности.

И хотя Джесси не решалась пока что делать какие-то окончательные выводы, основываясь только на своей трактовке фото этой женщины, она заметила, что в выраженной линии подбородка Тейлор было что-то, что подсказывало Джесси, что та вряд ли стала бы терпеть неподобающее отношение от кого-либо, включая парней – настоящих или бывших. Похоже, она была из тех, кто сам любит всё держать под контролем.

- Думаю, нам стоит нанести визит Гевину Пеку, - сказал Райан, прерывая ход её мыслей.

- Думаю, да, - согласилась Джесси, откладывая фотографию. – Может, нам стоит доложить о ходе расследования Декеру, прежде чем мы уедем из офиса.

- Ты же знаешь, что он будет склонять нас сосредоточить внимание на версии о суициде, - со вздохом произнёс Райан.

- Ничего страшного, - напомнила она ему. – До тех пор, пока токсикологический отчёт окончательно этого не подтвердит, он не может запретить нам расследовать другие версии, как, скажем, возможное преследование со стороны её бывшего парня. Мы просто проявляем должную осмотрительность.

- В твоём изложении это прозвучало так естественно, - произнёс впечатлённый Райан.

- Ты тоже так можешь, - сказала она. – Я уже это видела. Просто тебе не хватает практики. Чем меньше ты показываешь, что очень хочешь приступить к полноценным обязанностям по поимке преступников, тем более вероятно, что капитан ослабит свою бдительность. Просто веди себя так, будто тебе нравится работать над этим делом. Его заставляет нервничать именно твоя нетерпеливость. Честно говоря, она и меня заставляет немного нервничать.

Он окинул её притворно обиженным взглядом, под которым, как она подозревала, скрывались глубоко задетые чувства. Приняв решение позволить своему напарнику разобраться с этим самостоятельно, она взяла со стола папку и направилась в кабинет Декера. Возможно, Райан рассматривал это дело, как заведомо проигрышное. Но она придерживалась другого мнения. Женщина с фотографии рассчитывала, что Джесси узнает правду и раскроет это дело, что она и намеревалась сделать.

Она постучала в уже открытую дверь.

- Что? – рявкнул Декер.

- Мы хотели бы ввести Вас в курс наших дальнейших действий по делу Янсен, - сказала она.

- Мне казалось, что там подтверждённое самоубийство.

- Ещё нет, - ответил Райан, только что присоединившийся к Джесси и поднявший брови в духе «Я же тебе говорил». – Мы до сих пор ждём результатов предварительного токсикологического отчёта, и там есть ещё несколько серьёзных вопросов.

- Каких, например? – спросил Декер, нетерпеливо делая им знак рукой пройти в его кабинет.

Джесси ринулась вперёд, не желая, чтобы излишняя обеспокоенность Райана завалила им дело.

- Таких как история происхождения кровоподтёков на запястьях и шее жертвы, бывший парень с историей проявления агрессии в прошлом, тот факт, что все, с кем мы говорили, сомневаются, что она была способна наложить на себя руки.

- Иногда люди могут не замечать тревожных знаков, - сказал Декер тоном, заставившим Джесси подумать, что он был знаком с этой темой больше обычных людей.

- Конечно, капитан, - мягко согласилась она. – Такое тоже вполне возможно. Но до тех пор, пока мы не получим более определённые выводы от судмедэксперта, мы не можем исключать остальные версии. Сейчас мы собираемся нанести визит её бывшему парню.

- Отличная мысль, - признал он. -  Но вот что меня беспокоит. До меня дошли слухи об утренней потасовке в кофейне. Ты собирался рассказать мне об этом, Эрнандес?

- Там не было ничего такого, сэр, - сказал Райан, пытаясь сохранить невозмутимый тон. – Один бездомный немного пошумел. Одну женщину слегка ранили, только и всего.

- Я так понимаю, что тебе пришлось обратиться к врачу скорой помощи.

- Это была простая мера предосторожности, сэр. В этой неразберихе я оказался на полу, - сказал Райан, преуменьшая масштаб случившегося.

- Вы бы тоже так описали то, что случилось, Хант? – недоверчиво спросил Декер.

- Я как раз вышла на улицу, чтобы попросить зайти полицейского в форме, - сказала она, стараясь избежать уклончивого ответа. – К тому времени, как я вернулась, инцидент был уже практически исчерпан.

Декер выдержал паузу в несколько секунд, прежде чем ответить. Затем он медленно заговорил, подчёркивая каждое слово.

- Вы не допущены к оперативной работе. Единственная причина, по которой вам поручили это дело, заключается в том, что у нас не хватает рук в связи с этой бандитской перестрелкой. Поездка к бывшему парню жертвы, который является потенциальным подозреваемым, по сути своей довольно рискованная. Я хочу, чтобы с вами поехало двое полицейских. И это не подлежит обсуждению. Вам ясно?

- Конечно, капитан, - успокаивающе сказал Райан, бросив беглый взгляд на Джесси. – Мы непременно так и поступим. Нам известно, что Вы предпринимаете все необходимые меры предосторожности. Но могу Вас заверить, что мы в порядке.

Джесси кивнула в знак согласия. Но правда заключалась в том, что сама она не была полностью уверена в этом.

ГЛАВА 9

Идеальная ложь

Джесси злилась сама на себя.

Её учили избегать необоснованных предположений, но иногда она всё ещё продолжала их выдвигать. Она думала, что квартира Гевина Пека будет похожа на её собственную – лишённую своеобразия квартиру в невзрачном жилом комплексе. Но, к её удивлению, по адресу, на который они приехали, располагался очаровательный, хоть и одноэтажный дом, находящийся между двумя гораздо большими домами в районе Бичвуд-Каньон на Голливудских холмах.

Они вышли из машины вместе с сопровождающими их полицейскими, и направились по дорожке к входной двери. Один из полицейских занял позицию у боковых ворот, откуда он мог наблюдать за входной дверью и задним двором. Другой стоял рядом с Райаном и Джесси, которые постучали в дверь.

- Мистер Пек, - сказала она громким, но не представляющим угрозы голосом, - это управление полиции Лос-Анджелеса. Пожалуйста, не могли бы Вы поговорить с нами?

Она расстегнула кобуру, свободно опустив руку, держа её на расстоянии, но всё же достаточно близко к оружию. Райан сделал то же самое, а вот полицейский, прибывший вместе с ними, держал руку на своём пистолете, будучи готовым воспользоваться им в любое время. Несколько секунд спустя, не получив ответа, Джесси попыталась снова.

- Гевин Пен, - сказала она уже громче, сильнее постучав в дверь, - это полиция Лос-Анджелеса. Нам нужно задать Вам пару вопросов. Пожалуйста, подойдите к двери.

- Может, выбить её? – спросил их долговязый, чересчур полный энтузиазма полицейский.

Прежде чем ответить, Райан впервые посмотрел на его бейдж с именем.

- На основании чего, офицер Дули? – спросил он. – На данный момент нет никакой непосредственной угрозы для нас или признаков незаконного поведения внутри или возле дома. Официально он не проходит подозреваемым ни по одному делу. И у нас нет ордера. Может быть, Вам известны другие неотложные причины, о которых не знают остальные?

Джесси подумала, что со стороны её напарника это прозвучало немного резко, но согласилась с общей оценкой ситуации.

- Нет, сэр, - обиженно сказал Дули.

- Хорошо, - сказал Райан, немного смягчившись. – Мы поискали его машину и, похоже, её здесь нет. Сейчас середина дня. Возможно, парень на работе. А у нас нет ордера. Так что мы можем попробовать что-то другое.

- Вы ищите Пениса? – прокричал кто-то позади них.

Все обернулись. Поворачиваясь, Дули достал свой пистолет, и начал направлять его в сторону источника голоса, но Райан положил свою руку на его предплечье и тихо прошептал: «Полегче».

Они обнаружили, что смотрят на мужчину, чуть старше шестидесяти, стоящего на тротуаре со своим псом. На нём были брюки и белая футболка с надписью «The Corps», а также бейсболка с гербом «USMC» спереди.

 - Не стреляйте, - сказал он на удивление равнодушным голосом. – Мои льготы, как ветерана могут это не покрыть.

- Извините за это, сэр, - быстро сказал Райан. – Мы разыскиваем Гевина Пека. Вы знаете его?

- Знаю. Хоть и называю его Пенисом, - сказал он, а затем посмотрел на Джесси. – Извините, мэм.

- Ничего страшного, - ответила она. – Это потому что он придурок?

- Не-а. Мне просто нравится дразнить его. Мы с Гасси иногда встречаем его, когда он выходит на пробежку во время наших прогулок. Я достаю его своими криками «Давай, Пенис, у тебя получится!», «Беги, Пенис, беги!» Ему нравится это.

- Уверена, что так и есть, - согласилась Джесси. – Вы не знаете, где Пенис мог бы находиться сейчас, сэр?

- Он работает на дому, но я знаю, что иногда он любит потренироваться в полдень.

- Вы случайно не знаете, где он обычно тренируется? – спросила Джесси.

- В каком-то дурацком спортзале в Голливуде на Ла-Бреа – не могу вспомнить точное название. У Пениса какие-то проблемы?

- Почему Вы так думаете? – спросил Райан. – Он часто попадает в неприятности?

- Не в те, о которых я знаю, - ответил мужчина. – Просто, учитывая количество полицейских, стоящих у двери его дома и стук в дверь, трудно поверить, что это простой светский визит.

- Мы просто проверяем одну версию, сэр, - успокоила его Джесси. – Вы не будете против оставить нам свои контакты на случай, если у нас к Вам возникнут вопросы?

- Без проблем, мисс. Всё что угодно для парней и девушек в синей форме. Перед вами старший сержант Джозеф Тирни, на пенсии, конечно.

- Армия, верно, старший сержант? – игриво спросила Джесси.

- Не оскорбляйте мою честь, юная леди, - явно шутя, ответил Тирни. – Это достаточно провокационные слова.

- Извините, сэр, - сказала она, изображая излишнюю вежливость. – Я не хотела оскорбить Вас или Гасси. Офицер Дули, не могли бы Вы взять контакты у мистера Тирни? И постарайтесь его не застрелить.


* * *


- Это должно быть неофициально, - повторила Джесси. – Если выяснится, что я каким-то образом с этим связана, это будет мне стоить даже больше, чем просто рабочего места. Я могу подорвать свой авторитет.

- Не волнуйся, - заверила её Кэт, прерываемая помехами таксофонной линии. – Если всё раскроется, я приму удар на себя. В любом случае, моя репутация и так уже подорвана.

- Спасибо, Кэт. Я у тебя в долгу.

- О, да, - согласилась Кэт. – Рассчитаешься наличными. Разберёмся, когда я закончу. А пока просто знай, что я этим занимаюсь. А ты тем временем сосредоточься на поставленных перед тобой задачах, хорошо?

- Договорились, - сказала Джесси и повесила трубку телефонного автомата. Когда она шла обратно через весь квартал, чтобы присоединиться к Райану за обедом, она не была уверена, что то, что она только что сделала, стоило её карьеры.

Процесс уже был запущен, но было ещё не поздно всё отменить. Она связалась с Кэт, позвонив на её мобильный с таксофона. Пока что от этого не было никакого вреда. Только тогда, когда Кэт начнёт собирать информацию о прошлом Ханны Дорси, они достигнут точки невозврата. Но Джесси и не хотела возвращаться.

Ей нужно было узнать больше информации о девушке, с которой она делила кровь. В какой-то момент они должны были встретиться, и ей нужно быть готовой к этому. Вела ли Ханна образ жизни, свойственный обычному подростку? Или были какие-то признаки того, что на генетическом уровне она каким-то образом подверглась влиянию их общего отца?

Когда она вернулась, то обнаружила, что Райан всё ещё стоит в очереди на тротуаре. Девушка начала думать, что зайти в «Pink’s» было ошибкой. Да, об их хот-догах ходили легенды. Но это место было настоящей приманкой для туристов, и требовалось минут двадцать только на то, чтобы сделать заказ. И всё же, Райан предложил им пойти туда, так как они были поблизости. Он мечтал о «El Cucuy» - хот-доге с жареным луком, перцем халапеньо и беконом. Джесси посчитала, что съесть такое перед возвращением на работу было бы неуместным, и от этой мысли у неё едва не начался приступ тошноты. Она заказала обычный хот-дог с индейкой, вызвав тем самым насмешку Райана.

- Мы всё ещё ждём ордера на прослушку записей телефонных разговоров Пека, - сказал он, когда она к нему присоединилась. – Но они думают, что узнали этот спортзал, основываясь на описании, данном Джо Тирни. На Ла-Бреа, к югу от Голливудского бульвара есть место под названием «Bulldog Gym», которое пользуется популярностью у пауэрлифтеров. Можем поехать туда после обеда.

- Мне было бы любопытно посмотреть, насколько быковат этот Гевин, - сказала Джесси. – Я бы не сказала, что Тейлор мог заинтересовать такой типаж парней.

- Шелли иногда обвиняла меня в быковатости. В то время я думал, что это звучало даже ласково в каком-то роде. Но сейчас, оглядываясь назад, полагаю, что ошибался.

Джесси искоса взглянула на него.

- Как у вас с ней обстоят дела? – нерешительно спросила она.

- Думаю, хорошо, - сказал он без лишних эмоций. – Мы оба хотим как можно скорее закончить все юридические вопросы, поэтому стараемся свести разногласия к минимуму. Несмотря на то, что я всегда хотел детей, хорошо, что мы не успели ими обзавестись. Это бы существенно усложнило ситуацию.

- Да, - согласилась Джесси. – Это было положительным фактором и в моём разводе.

Райан посмотрел на неё со смесью недоверия и восхищения.

- Знаешь, я не могу поверить в то, что на самом деле жалуюсь тебе, - извиняющимся тоном сказал он. – Мы с женой разошлись. Твой муж был натуральным психопатом, который пытался обвинить тебя в убийстве своей любовницы, а потом, когда ты раскрыла его, попытался лишить жизни и тебя тоже.

- Во-первых, я бы охарактеризовала его больше как социопата, - шутливо напомнила ему Джесси. – А во-вторых, да, это существенно усложнило ситуацию. Но в конце концов, при разделе имущества я получила всё. К тому же мне не приходится волноваться по поводу неприятных случайных встреч с ним в супермаркете.

- Потому что он за решёткой, - заметил Райан.

- Именно.

Они оба рассмеялись, прежде чем Райан глубоко вздохнул. Джесси чувствовала, что он не собирается больше шутить.

- Мне нужно тебе кое-что сказать, - начал он гораздо более тихим голосом, чем раньше.

- Хорошо…

- Я был не до конца откровенен с тобой сегодня утром, когда объяснял, почему так редко выходил на связь, пока мы оба были в отпуске. Правда в том, что… я чувствовал себя как-то странно из-за этого.

- Почему? – спросила Джесси, одновременно боясь, и вместе с тем отчаянно желая узнать, что же он скажет.

- Я испытывал чувство вины. Я считал, что желание связаться с тобой было некоторым образом предательством моего брака и всех тех лет, проведённых вместе с женой. Хоть я и не сделал ничего плохого, было похоже, что любая попытка завязать с тобой дружеские отношения была признанием того, что я действительно наконец отдаляюсь от Шелли. Но правда заключалась в том, что она отдалилась от меня гораздо раньше. Мне просто понадобилось больше времени, чтобы заметить это. Выглядит довольно жалко, да, учитывая тот факт, что я работаю детективом и всё такое.

Джесси не знала, как реагировать на его слова, так что вместо ответа она просто взяла его за руку и крепко сжала её. В ответ он сделал то же самое. В этот момент зазвонил его телефон. Он посмотрел на него.

- Это судмедэксперт, - сказал Райан, включая громкую связь. – Давай, Лорн. Я здесь с Джесси Хант.

- Привет, ребята, - сказал Лорн. – Окончательный токсикологический отчёт ещё не готов. Но у меня есть некоторые предварительные результаты, которые, как я думаю, могут вас заинтересовать. Вы готовы?

- Выкладывай, - сказал Райан, не обращая внимания на недовольное выражение женщины, стоявшей в очереди позади них.

- Хорошо, во-первых, похоже, эта женщина в основном питалась протеиновыми коктейлями. Я не нашёл в её рационе ничего полезного, кроме этого. Во-вторых, мы можем подтвердить, что в её крови действительно были найдены следы какого-то успокоительного вещества. Ещё слишком рано, чтобы точно определить его название и употреблённое ею количество.

- Могло ли его быть достаточно, чтобы убить её? – спросила Джесси.

- Маловероятно, - ответил Лорн. – Не похоже, чтобы его было настолько много. Больше, чем нужно, чтобы просто уснуть, но существенно меньше, чтобы говорить о попытке суицида. Хотя, это могло немного замедлить её сердцебиение. А это затрудняет определение точного времени смерти. Сейчас я могу озвучить временной промежуток от тридцати шести до шестидесяти часов тому назад.

 - Это могло произойти где-то между ранним утром понедельника и поздней ночью вторника, - посчитал Райан.

- Но мы знаем, что во вторник она уже не вышла на работу, - добавила Джесси. – Так что, это произошло скорее раньше, чем позже.

- Есть ещё кое-что, - вставил Лорн. – Срок был ещё совсем небольшим – всего около семи недель, но Тейлор Янсен была беременна.

ГЛАВА 10

Они получили свои хот-доги.

Джесси и Райан согласились, что эта новая информация всё меняла и отложили разговор с Гевином Пеком до тех пор, пока не узнают больше. По дороге обратно в участок им снова позвонили, на этот раз это был сотрудник технического отдела, получивший от сотовой компании разрешение на распечатку истории звонков и текстовых сообщений Тейлор. По всей видимости, там был целый кладезь информации, но её им следовало бы изучить скорее в офисе, чем в дороге.

- Я бы не говорил об этом Декеру, - сказал Райан, пока Джесси поворачивала на Уолл-стрит. – Но я всё ещё думаю, что здесь всё-таки имеет место суицид.

- Почему ты так говоришь? – спросила Джесси, полностью открывая окно. От запаха лука и халапеньо её тошнило. Она согласилась сесть за руль, чтобы он смог сосредоточиться на своём хот-доге и побыстрее его доесть. Но её напарник вот уже долгое время продолжал смаковать его, вызывая отвращение своей коллеги.

- Я вижу, как она узнала, что беременна и, в момент особенного волнения, добавила несколько лишних таблеток снотворного в свой протеиновый шейк и выпила его. Кто знает, может она думала, что сможет этим спровоцировать выкидыш.

Джесси смотрела прямо перед собой, размышляя, но никак не комментируя его слова.

- Кажется, ты скептически относишься к этой версии, - наконец произнёс Райан.

- Есть немного, - призналась она. – Я не исключаю такой возможности. Но мне это кажется маловероятным. Я ещё не закончила составлять профиль этой женщины. Однако, исходя из того, что я уже о ней знаю, она мне показалась слишком уверенной в своих силах, чтобы выбрать подобный способ действий. Я могу представить, что она бы выбрала прервать беременность или принять решение самостоятельно воспитать ребёнка. Но лишать себя из-за этого жизни звучит для меня нелогично в её случае. Могу ещё допустить версию с выкидышем, но и то - только, притянув за уши. Думаю, здесь дело в другом.

- В чём же? – спросил он, наконец-то, к счастью Джесси, проглотив последний кусок своего хот-дога.

- Что, если она сообщила отцу ребёнка, что беременна, и он не пришёл в восторг, узнав эту новость? Любой, кто был знаком с её распорядком дня и имел доступ к квартире, мог легко подсыпать содержимое нескольких таблеток в её протеиновую смесь.

- Разумная версия, - согласился он. – Ты думаешь, это сделал Гевин?

- Согласно тому, что сказал Вин, они с Тейлор порвали несколько месяцев назад, а это произошло совсем недавно, - напомнила ему Джесси.

- Может быть, они помирились, или просто провели вместе ночь? – предположил Райан.

- Или, возможно, у неё появился новый парень, - возразила Джесси, въезжая на парковку участка.

- Ещё одна причина проверить записи её телефонных разговоров, - сказал Райан.


* * *


Изучение информации, содержащейся в этих записях, быстро превратилось в утомительную работу.

Они решили прослушать разговоры и просмотреть сообщения, датированные не позже четырёх месяцев назад – за один месяц до того, как Тейлор рассталась с Гевином. Большая часть материала была бесполезной. Там было много разговоров о тренировках и рекомендаций по питанию, и очень мало бесед на личные темы. Вин Стейси был прав. Похоже, у Тейлор было мало друзей.

Даже общение во время разрыва с Гевином выглядело больше деловым, по крайней мере, с её стороны. Он при этом казался более грубым в разговоре. В течение часа сразу после первоначального разрыва Гевин послал ей длинную череду сообщений. Сначала он просил её пересмотреть своё решение, затем уговаривал хотя бы встретиться с ним, потом расстроился, когда она ничего не ответила, и, наконец, заявил, что Тейлор совершает большую ошибку, о которой «сильно пожалеет».

Это не было прямой угрозой. А спустя двадцать минут после этого сообщения, он отослал ещё одно, в котором извинялся и говорил, что сожалеет о том, что позволил эмоциям взять над собой верх. После этого в сообщениях не было никаких открытых угроз, а его телефонные звонки также не выглядели подозрительно. И основываясь только на их переписке, было трудно сделать выводы о возможных преследованиях.

Казалось, у Тейлор всё наладилось, за одним странным исключением. Текст одной из её переписок с клиентом просто не имел никакого смысла. Этим клиентом была замужняя женщина Мидоу Хорсли, которая, похоже, тренировалась у Тейлор по меньшей мере один год. Но примерно два месяца назад содержание сообщений, которыми они обменивались, стало весьма запутанным.

Вместо стандартных подтверждений дат тренировок, предложений по спортивной форме и калорийности потребляемой пищи эти сообщения стали содержать слова и фразы, употреблённые невпопад – например: «ты же знаешь», «скоро буду» и «сейчас». Выглядело так, как если бы эти слова были отправлены в ответ на послания, доставленные не через текстовое сообщение или звонок.

- У Тейлор были аккаунты в каких-либо социальных сетях? – спросила она Райана, который закрыл голову руками, изучая финансовое положение Тейлор.

Он посмотрел на неё сонными глазами.

- Я знаю, что у неё были рабочие странички в Фейсбук, Инстаграме и Твиттере. Но там определённо нет ничего интересного.

- А как начёт личных сообщений в Фейсбук или Твиттере? – спросила она. – Мы уже там проверили?

- Ещё нет.

- Думаю, она могла их использовать для общения с одной из своих клиенток. Её переписка с женщиной по имени Мидоу Хорсли выглядит довольно нелепо.

- Хорошо, давай проверим, - сказал Райан. – Давай я возьму Фейсбук, а ты попробуй поискать в Твиттере. Посмотрим, что нам удастся выяснить.

Им не понадобилось много времени. По словам Райана, в её личных сообщениях на Фейсбук не было ничего необычного. Но вот с её директом в Твиттере дела обстояли совсем по-другому.

- Тебе надо на это взглянуть, - сказала Джесси, рукой делая ему жест подойти посмотреть на экран её компьютера.

Когда он это сделал, то выглядел таким же удивлённым, как и она сама. Ещё два месяца назад сообщения Тейлор сводились к нескольким безобидным комментариям. Но примерно в это время они приобрели более колоритный характер.

Похоже, что профессиональные отношения Тейлор с Мидоу Хорсли стали значительно более близкими. Они обменивались фотографиями, а также яркими описаниями того, что сделали бы друг с другом.

 Постепенно просматривая время и даты отправки сообщений, Джесси увидела, что многие из более откровенных сообщений в Твиттере совпадали по смыслу с ответами, посланными с телефона. Так, например, сообщение Мидоу в директе Твиттера описывало, что она в ожидании лежала обнажённой на своей кровати, на что Тейлор ответила текстовым сообщением по сотовой связи: «Скоро буду».

Сопоставляя два набора сообщений, можно было получить картину бурного романа. Это продолжалось до тех пор, пока два дня назад сообщения со стороны Тейлор резко не прекратились. Её последнее сообщение было написано в понедельник в 06:17 утра, оно гласило: «Следующее занятие нужно перенести на среду. У меня сегодня новый клиент в 06:30. Извини, что не предупредила заранее».

Мидоу ответила текстовым сообщением: «Понятно. Переносим на среду на 06:30?» Но в Твиттере она добавила: «Может, организуем сегодня встречу более личного характера чуть позже?»

Тейлор так и не ответила ни на одно из них, равно как и на сообщение из директа Твиттера, которое пришло несколько часов спустя с вопросом, не хотела бы Тейлор встретиться с ней во время обеденного перерыва, уточнив, что у неё было настроение «поесть вне дома». В оставшуюся часть дня они больше не общались. Во вторник – вчера - Мидоу написала сообщение с текстом: «Дай мне знать, когда я смогу сделать тебе… я имею в виду, увидеть тебя». Ответа не последовало.

Сегодняшний день начался с сообщения от Мидоу, полученного в 06:15, в котором говорилось: «Еду в зал. Тренировка на 06:30 в силе?» Следующее, в 06:37 гласило: «Ты где?» Минутой позже оно было продублировано в социальной сети. Затем, ещё спустя минуту, она позвонила Тейлор, но не оставила голосового сообщения. В 07:03 Мидоу отправила в директ: «Что-то не так? Ты обиделась на меня?» За этим последовало заключительное сообщение в 07:12, содержащее всего одно слово: «Непрофессионально». Это было около шести часов назад. С тех она больше не писала.

Когда они закончили читать сообщения, Джесси с Райаном посмотрели друг на друга.

- Где живёт Мидоу Хорсли? – спросил он.

- В Лос-Фелис.

- Тогда, я думаю, мы поедем в Лос-Фелис.

ГЛАВА 11

Джесси затошнило.

Она не была уверена, стал ли тому причиной сохранившийся в машине запах хот-дога Райана или осознание ею того, что скучная на первый взгляд жизнь Тейлор была намного более сложной, чем она думала вначале. Скорее всего, и то, и другое. В любом случае, её первый рабочий день после возвращения, с вверенным ей расследованием, казалось бы, простого дела, быстро пошёл наперекосяк, и от этого у неё начало крутить живот.

Пока Райан, сидящий за рулём, направлялся в шикарный район Лос-Фелис, она пересматривала информацию, которую ей удалось достать о Мидоу Хорсли и её муже Коллуме.

- Похоже, это именно тот сорт людей, с которыми капитан Декер предпочёл бы не портить отношения, - смиренно сказала она.

- Почему? – спросил Райан.

- Я не удивлюсь, если над головами этих двоих скоро засветятся нимбы.

- Ты ведь заешь, что я изначально подозрительно отношусь к людям, которые занимаются добрыми делами? – спросил Райан.

- Что ж, тогда с Хорсли у тебя возникнут серьёзные проблемы. На электронном сайте его больницы значится, что Коллум, или Кол, как он любит, чтобы его называли, работает детским кардиологом в больнице для подростков. Он считается одним из лучших кардиохирургов в Калифорнии, и за последние десять лет провёл более двух тысяч операций по спасению детских жизней.

- Таким образом он старается что-то компенсировать, - сухо сказал Райан.

- Почти наверняка, - с сарказмом согласилась Джесси. – Хотел бы ты услышать теперь о его не менее идеальной жене Мидоу?

- Хотел бы.

- Что ж, я буду ссылаться на тот же сайт, потому что эта женщина работает в той же больнице, где она руководит благотворительным комитетом. За восемь лет своей работы она собрала для больницы более трёхсот миллионов долларов. До этого Мидоу занимала аналогичную должность в Региональном продовольственном банке Лос-Анджелеса. И всё это она делает в дополнение к своему плотному графику, пока спит и посылает провокационные селфи своему личному тренеру.

 - Зачем тогда мы едем к ним домой? – спросил Райан. – Похоже, более вероятно, что они должны быть в больнице.

- Я уже позвонила туда. Они оба отпросились сегодня на вторую половину дня. По словам помощницы Мидоу, почти каждую среду в это время у них дома проходят сеансы массажа для пар. Я также попросила технический отдел отследить GPS на их телефонах, чтобы мы могли проверить алиби Мидоу на время смерти Тейлор. Оба их телефона в данный момент подают сигналы из дома.

- Знаешь, - сказал Райан, сворачивая с Вестерн-авеню возле Американского института кино на бульвар Лос-Фелис, который находится к югу от Гриффит-парка, - как для профайлера ты берёшь на себя много обязанностей детектива.

- Не привыкай к этому, Эрнандес, - язвительно сказала она. – Я помогаю только потому, что у тебя нет напарника в расследовании этого дела. А также потому, что ты давно не практиковался. По сути, я прикрываю твою задницу.

- Очень признателен, - не шутя ответил он.

Она решила не обращать внимания на отсутствие игривости в его тоне. Вместо этого она продолжила читать добытые сведения об этой паре.

- Они женаты четырнадцать лет. Детей у них нет. Пара переехала сюда из Атланты шестнадцать лет назад. Именно здесь Кол проходил ординатуру. Сначала пять лет они жили в Мид-Сити, прежде чем купили этот дом. Финансовые отчёты показывают, что покупка обошлась им в 2,4 миллиона долларов. По моим подсчётам, в совокупности они зарабатывают чуть более 1,3 миллиона в год.

- У добрых дел есть свои преимущества, - заметил Райан.

Джесси кивнула, сосредоточив своё внимание на этом районе, пытаясь узнать как можно больше о Хорсли по месту, в которым они выбрали дом для жизни. Несмотря на то, что эта часть расширяющегося квартала Лос-Фелис находилась всего в миле к северу от некоторых самых захудалых улиц Голливуда, казалось это был совсем другой мир.

Он пролегал вдоль южной окраины Гриффит-парка – одного из самых больших муниципальных парков страны, на территории которого находился городской зоопарк, два поля для гольфа и знаменитая обсерватория. Но также он насчитывал сотни домов, многие их которых стоили по нескольку миллионов долларов.

Семья Хорсли жила на холме, возвышающемся над городом и открывающим прекрасный вид на городской пейзаж. Вся их улица состояла всего лишь из семи домов, каждый из которых поражал своим великолепием. Дом Хорсли представлял собой закрытый двухэтажный особняк в стиле Тюдоров. В данный момент его ворота были открыты, поэтому Райан заехал во двор и припарковался рядом с другой машиной на круговой подъездной дорожке.

Как только они подъехали, Джесси увидела, что входная дверь была открыта. На улицу вышли две женщины с массажными столами в сопровождении рыжеволосой кареглазой женщины чуть за сорок. По фотографиям, которые не делали ей чести, Джесси узнала в ней Мидоу.

На снимках с электронного сайта она выглядела задорной и симпатичной. Но вживую Мидоу Хорсли излучала вибрации более сильного спектра, предающие ей дополнительную красоту. Ростом она была чуть выше 150 сантиметров, но, видимо благодаря своей мощной энергетике, она казалась выше. Она чуть не подпрыгивала, когда стояла и махала рукой вслед уходящим массажисткам. Каким бы средством она ни пользовалась, чтобы сделать свою кожу такой сверкающей, Джесси тоже его хотела. И хотя официально её возраст уже можно было назвать средним, у женщины было телосложение юной гимнастки, которой, как могла предположить Джесси, она когда-то и была. Её облегающий топ без рукавов и лосины открывали загорелые, хорошо прокачанные руки и бёдра.

Она с опаской посмотрела на Джесси и Райана, когда те выходили из машины. Массажистки не спешили уходить, колеблясь, и не зная, стоит ли оставлять её в компании двух незнакомцев. Джесси попыталась смягчить ситуацию.

- Миссис Хорсли, меня зовут Джесси Хант. Это Райан Эрнандес. Мы расследуем одно дело для управления полиции Лос-Анджелеса. Мы надеемся, что Вы сможете уделить нам несколько минут, чтобы помочь найти ответы на некоторые вопросы.

Мидоу Хорсли была слегка застигнута врасплох, затем жестом позволила массажисткам уйти.

- Всё хорошо, Магда. Вы с Раньей можете идти. Просто проверьте, что мы с Колом записаны к вам и на следующую неделю.

- Хорошо, миссис Х, - ответила Магда с сильным восточноевропейским акцентом. – Вы уверены, что всё в порядке?

- Всё нормально. Я уверена, что, о чём бы ни шла речь, я смогу самостоятельно с этим справиться. Вы двое берегите себя.

Магда и Ранья разместили свои массажные столы на заднем сидении машины; обе девушки хмурыми взглядами окинули Джесси и Райана. Когда их автомобиль отъехал, Джесси подошла к Мидоу Хорсли, которая протягивала ей руку.

- Не злитесь на них, - сказала она. – Они всего лишь хотели защитить дорогого им человека.

- Кого же? – спросил Райан, явно не пытаясь понравиться хозяйке дома.

- Того, кому помогают уже шесть лет. Кроме того, мы оставляем хорошие чаевые.

Райан слегка ухмыльнулся её прямолинейности, несмотря на все свои усилия не делать этого.

- Пожалуйста, проходите, - сказала она, жестом приглашая их зайти внутрь. – Можете сказать мне, чем я могу бы вам полезна… не могли бы Вы снова повторить, откуда Вы?

- Полиция Лос-Анджелеса, - сказала Джесси. – Мы с детективом Эрнандесом работаем в Центральном участке.

- Вы напарники? – спросила Хорсли, провожая их по длинному коридору в гостиную.

- Нет. Я профайлер. Я иногда консультирую сотрудников полиции и сейчас как раз работаю с ними над одним делом.

 - Так Вы прямо, как та девушка из «Молчания ягнят» - Кларисса? – спросила она, усаживаясь на диван и жестом предлагая им сделать то же самое. – Вы охотитесь на серийных убийц?

- Кларисса Старлинг работала на ФБР, - садясь, сказала Джесси, намеренно не отвечая на конкретно поставленный вопрос. – Но я польщена сравнением. Мы здесь по более прозаичному поводу – мы хотим поговорить о Вашем персональном тренере.

- Нашем тренере? – удивлённо спросила Хорсли. – Вы имеете в виду Тейлор?

- Да, - ответил Райан. – Но, извините, Вы сказали «нашем»?

- Да, - ответила она. – Тейлор тренирует меня и моего мужа Кола, хоть он видится с ней не так часто, как я. Иногда мы приглашаем её в наш дом, чтобы включить тренировку в плотный график мужа. Время от времени по выходным она даже проводит полноценные тренировки, когда нам это нужно. А что?

В этот момент из соседней комнаты раздался громкий мужской голос.

- Магда ещё здесь, Мидоу, или у нас гости?

- Заходи, дорогой, - позвала она мужа. – У нас здесь представители полиции Лос-Анджелеса. У них есть вопросы по поводу Тейлор.

- Какой Тейлор? – спросил мужчина, вывернув из-за угла.

Когда он показался в дверном проёме, Джесси подняла на него глаза. Для человека старше сорока лет, которому, скорее всего, часто приходилось работать в две смены, он выглядел на удивление живо. Он был среднего роста, может чуть ниже 180 сантиметров, с седеющими светло-русыми волосами, на глазах он носил очки в тонкой оправе. Мужчина не выглядел таким накачанным, как его жена, но был подтянутым и находился в хорошей форме. Кол выжидающе посмотрел на Джесси и Райана.

- Тейлор – наша тренер, - напомнила ему жена, явно раздражённая, но пытающаяся это скрыть. – Она была у нас в доме как раз в прошлые выходные.

- Я знаю, кто она, - язвительно ответил он. – Просто я знаком с несколькими женщинами по имени Тейлор. И я не был уверен, о какой именно идёт речь.

- Речь идёт о Тейлор Янсен, - сказал Райан, вставая в полный рост, чтобы пожать доктору руку. – Я детектив Эрнандес, а это Джесси Хант. Мы надеемся, что Ваша жена сможет ответить нам на пару вопросов о мисс Янсен.

- Мы оба можем это сделать, - ответила Мидоу Хорсли. – Как я сказала, она тренировала нас обоих. О чём вообще речь? С Тейлор всё в порядке? Я уже несколько дней не получала от неё вестей.

- На самом деле, мы хотели бы обсудить этот вопрос с Вами наедине, если такое возможно, миссис Хорсли, - сказал Райан. – Разговор носит несколько деликатный характер.

- Не говорите глупостей, - сказала она, снисходительно махнув рукой. – Всё, о чём Вы хотите спросить меня, Вы можете спросить в присутствии моего мужа. У меня нет от него секретов.

- Вы в этом уверены? – спросила Джесси, с намёком приподняв бровь.

- Я уверена. Задавайте ваши вопросы.

Джесси и Райан пожали плечами.

- Хорошо, - начал он. – В ходе расследования, которое мы проводим, мы обнаружили некоторую Вашу переписку с мисс Янсен, наводящую на определённые размышления.

Мидоу Хорсли кивнула и ответила, как ни в чём ни бывало.

- Вы имеете в виду секс-твиты?

ГЛАВА 12

От удивления Джесси широко раскрыла глаза. Райан пытался сдержать кашель, прежде чем ответить.

- Да, я говорю о секс-твитах.

- Это было намного больше, чем просто твиты, - сказала она, широко улыбнувшись. – Могу предположить, что, раз уж вы читали личные сообщения, то фотографии тоже видели. А если вы видели снимки, то можете представить, что ещё там могло быть.

Райан продолжил напор, стараясь сохранить как можно более серьёзное выражение лица.

- Так Вы признаёте, что между Вами с Тейлор была физическая связь, что Ваши отношения можно назвать романтическими.

- Я признаю первую часть Вашего утверждения, - подчеркнула Мидоу. - Но не вторую. Мы спали вместе. Но между нами не было романа. Колу всё об этом известно. На самом деле, иногда он наблюдал за нами.

Райан и Джесси посмотрела на Кола, который кивнул в знак согласия.

- Просто хорошие, здоровые взрослые развлечения, - сказал он таким же обыденным тоном, каким обо всём этом говорила и его жена.

- Что ж, иногда они были немного грязными, - хихикнула Мидоу.

- Не могли бы Вы уточнить поконкретнее? – спросила Джесси, стараясь, чтобы её вопрос не прозвучал неудобно. Если эти ребята были готовы к откровенному разговору, им с Райаном нужно было воспользоваться их болтливостью, даже если это могло заставить кого-то покраснеть. В конце концов, позже они могут и не быть такими разговорчивыми.

- Конечно, - сказала Мидоу таким тоном, будто собиралась обсудить родительское собрание. – Нам нравилось играть в игры.

- В какие игры? – спросила Джесси.

- Вы уверены, что готовы услышать ответ, мисс Хант? – спросила она. – Вы выглядите так, будто за последние пять секунд поджарились на солнце.

Джесси дала себе установку не проявлять волнение больше, чем она уже успела это сделать.

- Не обращайте на меня внимания. Какие игры Вы имеете в виду?

- По большей части – лёгкое БДСМ.

- Что это такое? – спросил Райан. Джесси была почти уверена, что он на самом деле знал, о чём шла речь. Но она была рада, что он спросил. Это позволило бы ей проанализировать физическую реакцию Хорсли во время того, как они будут отвечать.

- Это может означать разные вещи, включая связывание, ограничение, доминирование и подчинение, садомазохизм, - объяснил Кол с мечтательной улыбкой. – В нашем случае, это включало в себя, в основном, связывание. Мы использовали мягкие манжеты, ограничители движения и тому подобные вещи. Мы не используем кнуты и зажимы. Всего лишь простой, чисто американский вариант.

- Звучит довольно скромно, - сказала Джесси, довольная тем, что её замечание было воспринято искренне, и что ей удалось скрыть сарказм.

- Так и есть, - призналась Мидоу с сияющими от восторга глазами. – Иногда мы заходили немного дальше и добавляли элементы удушения. Но с этим мы были крайне осторожны. Мы никогда не делали этого без присутствия Кола, который мог вмешаться в случае необходимости. Хорошо, когда в семье есть врач.

Райан посмотрел на Кола и было не совсем понятно, было ли искренним или притворным замешательство, которое можно было прочесть в его взгляде. Доктор терпеливо начал объяснение.

- Это означает, что одна из них должна душить другую – не до такой степени, чтобы подвергать опасности её жизнь и здоровье, но достаточно сильно, чтобы иногда спровоцировать потерю сознания.

- Зачем? – спросил Райан.

Мидоу решила объяснить сама.

- В тот самый момент, перед потерей сознания, можно испытать ни с чем не сравнимый сексуальный импульс. Это возбуждение совсем иного рода, чем обычно.

- Но нужно быть осторожными, - предостерёг Кол. – Это не то, что стоит пробовать просто забавы ради.

- Так что вы двое постарайтесь с этим не спешить, - сказала Мидоу, дрожа от удовольствия от собственной шутки.

 Джесси не стала смотреть на Райана, который казался невозмутимым.

- А Вы никогда не принимали участия в этих играх? – спросил он Кола.

- Мне нравится наблюдать, - решительно ответил он.

Райан снова обратил своё внимание на Мидоу.

 - Когда Вы в последний раз… играли с Тейлор? – спросил он.

- Она приходила в субботу, - ответила Мидоу, слегка обидевшись, очевидно раздражённая тем, что ей не удалось вывести из себя никого из них. – Я надеялась, что мы сможем встретиться с ней и на этой неделе, но она не ответила ни на одно моё сообщение. И Тейлор не пришла на нашу тренировку сегодня утром, даже не отменив её предварительно. Я была очень зла на неё, но теперь действительно начинаю волноваться. Мы ответили на все ваши вопросы. Пожалуйста, скажите нам, что происходит.

Джесси с Райаном обменялись взглядами. Они больше не могли сдерживаться. К тому же Джесси не терпелось увидеть реакцию пары на эту новость. Она кивнула Райану, давая понять, что он должен сказать им правду, пока она будет наблюдать за их реакцией.

- У меня плохие новости, - начал он. – Тейлор Янсен мертва.

Он позволил этой фразе повиснуть в воздухе. Джесси наблюдала за тем, как Хорсли воспринимали его слова. Чудесное настроение Мидоу вмиг исчезло. Её глаза расширились, и по их краям выступили слёзы. Кол просто выглядел ошарашенным, будто не был уверен, что правильно понял то, что только что услышал.

- Вы уверены? – тихо спросил он.

- Да, - ответил Райан.

Мидоу начала плакать, сначала тихонько всхлипывая, а затем разразившись полноценными рыданиями.

- Как это произошло? – наконец удалось ей прохрипеть.

- Мы ещё не совсем уверены. Но рассматриваем любые версии. Именно поэтому мы и приехали сюда. Мы беседуем со всеми, с кем она обычно общалась, и, благодаря Вашему с Тейлор общению по телефону, Вы попали в эту группу людей.

- Конечно, - сказал Кол, часто моргая, будто желая предотвратить появление слёз. – Чем мы можем помочь?

- Спасибо, - мягко сказала Джесси, пытаясь показаться сочувствующей, даже если это желание не было абсолютно искренним. – Мы ценим Ваше содействие. Мы знаем, что такую информацию нелегко принять. Наш первый вопрос будет о том, насколько долго вы находились в подобной связи с Тейлор.

Кол нахмурил брови, пытаясь вспомнить.

- Я бы сказал, около шести недель, - ответил он.

- Нет, прошло уже около двух месяцев, - всхлипывая, поправила его Мидоу. – Я всё ещё помню, как мы впервые встретились. Ты помнишь, малыш? Она была у нас дома, и выглядела такой же ошеломлённой, как и эти ребята, когда мы предложили ей «коллективную» встречу.

- Через некоторое время у нас всё сложилось, - признался он.

- Не всё было так просто, - резко сказала она. – Я до сих пор помню тот первый раз, как будто это было вчера. Она казалась такой решительной и прагматичной. Но, как только она ослабила свою оборону, Тейлор оказалась абсолютно другим человеком.

- Как это? – спросила Джесси.

- Она была намного более открытой, любопытной и… горячей.

- Ясно, - сказала Джесси, немного растерявшись, что делать дальше.

- Не поймите меня неправильно, - продолжила Мидоу, доставая салфетку, чтобы высморкаться. – Я не говорю, что мы были влюблены или что-то в этом роде. Это была всего лишь интрижка. Но с ней было весело. Она была моим другом. И хорошим человеком.

- Почему она не отвечала на Ваши сообщения? – спросил Райан, не давая намёка на то, что к тому времени, когда они были получены, Тейлор, скорее всего, уже была мертва. – Между вами были какие-то разногласия?

- Вовсе нет, - сказала ему Мидоу. – Как я уже говорила, мы вместе провели выходные. Именно поэтому я удивилась, когда она мне не ответила и не пришла сегодня утром на тренировку. Стойте, вы же не думаете, что… это потому, что она уже была мертва?

- Мы всё ещё не располагаем всеми деталями, - сказала Джесси, быстро меняя тему. – Какой Тейлор показалась Вам в последнее время?

- Что Вы имеете в виду? – спросила Мидоу, прищурив глаза.

- Она вела себя, как обычно или её поведение как-то отличалось?

- Вы намекаете, что она могла сделать это сама? – обиженным тоном спросил Кол.

- Мы должны рассматривать все возможные версии, - сказала Джесси.

- Я понимаю, - вмешалась Мидоу. – И не претендую на то, что мы с Тейлор были лучшими подругами или, что я хорошо знала, что было у неё на уме. Но мне кажется маловероятным, что такая женщина могла совершить самоубийство. Она была слишком… энергичной. У неё были цели, которых она хотела достичь.

- Послушайте, - добавил Кол, - я понимаю, что образ, который она показывала миру, не полностью соответствовал её внутренней сущности. И нам действительно удалось достаточно близко с ней познакомиться. И я никогда не замечал в её поведении ничего и близко похожего на депрессию.

- Спасибо за Ваше мнение, доктор Хорсли, - сказал Райан.

- Пожалуйста.

- Хорошо, Кол. Тогда Вы должны понять, что как бы неудобно нам было задавать этот вопрос, но мы просто обязаны поинтересоваться, где вы оба были в последние дни.

- Конечно, - сказала Мидоу, доставая мобильный телефон. – Позвольте мне свериться с календарём.

Пока она смотрела в телефон, Кол подошёл и сел рядом с женой. Джесси не могла не заметить, что они в первый раз находились так близко друг к другу. Появление в их доме полиции Лос-Анджелеса не вызвало у них желания сплотиться. Не сделало это и известие о смерти их подруги и любовницы. Даже сейчас они не касались друг друга. Муж просто заглядывал жене через плечо, пока та смотрела в телефон.

- О каком промежутке времени идёт речь? – спросила Мидоу.

- Как насчёт, начиная с утра понедельника и до текущего момента? – спросил Райан, стараясь, чтобы его голос звучал ненавязчиво, учитывая, что фактически он просил их предоставить свои алиби. Джесси было ясно, что её напарник не хотел раскрывать паре предположительное время смерти Тейлор.

- Утром в понедельник мы были в спортзале. У меня должна была быть тренировка, но Тейлор попросила разрешения перенести её, чтобы она смогла провести занятие с новым клиентом. Я видела её, когда мы обе уходили домой. На самом деле, это был последний эпизод нашего общения, который я могу вспомнить.

- Какой она тогда Вам показалась? – спросила Джесси.

- Обычной. Возможно, слегка торопливой. Хотя, она всегда казалась немного спешащей.

- Вы тоже её видели? – спросил Райан Кола.

- Нет. Я немного задержался в раздевалке. И догнал Мидоу уже на парковке.

- Хорошо, - продолжил Райан. – Где ещё вы были, кроме спортзала?

- Мы вместе поехали на работу, - сказала Мидоу, листая свой телефон. – Я была там целый день, составляя план мероприятия по сбору средств, которое мы проводили тем вечером.

- А я провёл две операции в тот день. Одна попроще была утром. Вторая была более серьёзной. Она длилась всю вторую половину дня и кончилась позже, чем мы рассчитывали - уже поздно вечером.

- Точно, - вспомнила Мидоу. – Припоминаю, что ты пропустил почти всё мероприятие. Он появился в своём смокинге за десять минут до того, как всё закончилось.

- Скукотища, - согласился Кол. – Я сразу же переоделся в нормальную одежду. Ненавижу эти костюмы пингвинов.

- В любом случае, той ночью домой мы уже снова ехали вместе. На следующее утро у Кола была встреча в союзе кардиологов в Санта-Барбаре, поэтому я тоже туда поехала, чтобы попытаться получить несколько пожертвований. Мы были там до позднего вечера. А сегодня с утра мы были на работе. У меня было собрание совета директоров, а у Кола ранняя операция. Потом мы вернулись домой на массаж. Думаю, что это всё.

- Есть ли кто-то, кто может подтвердить ваше местонахождение во всех тех местах? – спросил Райан.

- Конечно, сегодня и в понедельник, - заверил их Кол более спокойным голосом, чем того ожидала Джесси. – А вот во вторник мы были только вдвоём, когда направлялись на север. Но мы оба часто пользовались мобильными телефонами, а вы, насколько я понимаю, таким образом можете проверить данные о нашем местоположении?

- Да, можем, - подтвердил Райан. – В качестве обычной формальности, почему бы вам обоим не составить список людей, которые могут подтвердить ваше местоположение в течение этих дней, а мы проверим эту информацию.

Оба Хорсли кивнули. Мидоу взяла блокнот, вырвала из него два листка и протянула Колу ручку.

- Вы не будете против, если я воспользуюсь Вашей уборной? – спросила Джесси, взглянув на Райана, незаметно обменявшись с ним взглядами.

 - Конечно нет, - сказала Мидоу. – Ванная находится в конце коридора, по которому мы шли сюда. Последняя дверь направо, прямо перед лестницей.

Джесси встала и извинилась. Когда она вышла из поля зрения, она пошла максимально быстрым шагом, пытаясь не создавать лишнего шума. Девушка дошла до ванной и включила свет. Но вместо того, чтобы войти внутрь, она закрыла дверь и обратила внимание на лестницу.

Хорсли любезно согласились ответить на все их вопросы и были готовы поделиться своим расписанием. Похоже, они практически ничего не скрывали. Но Джесси знала, что снова получить подобный шанс было маловероятным. Поэтому вместо того, чтобы просто следовать стандартной процедуре, она сделала то, что, насколько она знала, заставит капитана Декера вырвать оставшиеся волосы у себя на голове.

 Она устремилась наверх, чтобы вторгнуться в их личное пространство.

ГЛАВА 13

Джесси знала, что у неё мало времени.

Совершенно очевидно, что Райан понял её намерения и сделает всё возможное, чтобы задержать Хорсли как можно дольше. И тем не менее, у неё было совсем немного времени, прежде чем они начнут что-то подозревать и поинтересуются, где она.

Пара казалась заслуживающей доверия. Но, по опыту Джесси, то, какими люди кажутся, и то, какие они на самом деле, может сильно отличаться. Она предпочитала не полагаться на их самоописание.

Поднявшись вверх по лестнице, она быстро пошла прямо по коридору, заглядывая в каждую комнату до тех пор, пока не нашла спальню хозяев дома. Проходя в ванную, она оглянулась. На кровати не было никаких кожаных костюмов, а на полу – наручников, но она и не ожидала, что обнаружит это. Её больше интересовало содержимое их аптечки, чем ящика с секс-игрушками.

Когда она вошла в ванную, то заметила, что у каждого из них был свой шкафчик. Она открыла первый от двери. Джесси сделала вывод, что он принадлежал Колу, потому что возле раковины с его стороны лежал станок и пена для бритья. Он был полон всевозможных лекарств, отпускаемых без рецепта, и там не было ничего из того, что можно было бы купить только имея на то разрешение, также там не было ничего необычного. Она быстро его сфотографировала и перешла к шкафчику Мидоу.

Там стояло несколько бутылочек с лекарствами, продававшимися по рецепту, содержимое одной из них показалось ей подозрительным. Это было успокоительное, которое она и сама периодически принимала. У него был нежелательный побочный эффект – у некоторых пациентов оно вызывало сонливость.

Джесси сделала фото и этого шкафчика, несмотря на то, что была разочарована тем, что ничего не нашла. Ничего из того, что она здесь видела, включая антидепрессанты Мидоу, не казалось ей достаточным для того, чтобы отравить Тейлор.

Она уже закрывала шкафчик, когда получила сообщение от Райана, содержащее всего одно слово – «готовься». Она быстро покинула комнату, на цыпочках вернулась в коридор и как можно тише прошла по лестнице. Девушка уже как раз собиралась завернуть за угол, чтобы вернуться обратно в уборную, когда услышала голос Мидоу.

- …просто убедиться, что с ней всё в порядке. Я могу дать ей что-нибудь выпить, если ей плохо.

Голос сопровождался звуком её приближающихся шагов. У Джесси не было возможности добраться до уборной, не будучи замеченной. Затем она услышала другой голос – Райана.

- Могу я через Вас передать ей кое-что, миссис Хорсли? – позвал он из дальнего конца коридора. – Джесси жаловалась на дискомфорт в желудке по дороге сюда, а у меня есть таблетка, которая могла бы помочь с этим.

- Конечно, и зовите меня Мидоу, - настаивала женщина, её голос теперь звучал немного более отдалённо.

Джесси выглянула из-за угла и увидела, что та шла обратно к Райану, который рылся в карманах, отчаянно ища Джесси взглядом. Стараясь действовать максимально незаметно, она прошмыгнула за угол, поймав взгляд детектива, когда открывала дверь в ванную комнату, вошла внутрь и закрыла её за собой. Девушка прислонила ухо к двери и услышала, как Райан сказал, что ошибся, и у него нет с собой лекарства.

Решив больше не испытывать судьбу, Джесси подошла к унитазу и смыла воду. Неторопливо вымыв руки, она открыла дверь и вышла обратно в коридор. Там никого не было. Мидоу, должно быть, услышала звук слива и решила, что будет невежливо околачиваться у двери ванной. Джесси пошла обратно в гостиную, стараясь не выглядеть так, будто она что-то скрывала.

Все трое сидели на диване, не показывая вида, что уже долго ждут её возвращения, хотя очевидно, именно так и было.

- Извините, что я так долго, - сказала Джесси, стараясь звучать стеснительно. – Это был последний раз, когда я ела в «Pink’s» во время рабочего дня.

- Ничего страшного, - сказала Мидоу с искренне обеспокоенным видом. – Вам что-нибудь нужно?

- Нет, я уже в порядке. Извините за эти хлопоты.

Райан встал и взял на себя инициативу окончить беседу.

- У нас есть вся необходимая контактная информация, так что, думаю, это всё, что нам сейчас нужно, - решительно сказал он. – Полагаю, вы не будете против, если нам понадобится вернуться ещё раз и задать при необходимости ещё несколько вопросов.

- Всё, что от нас требуется, чтобы помочь вам в расследовании, - сказала Мидоу, впервые взяв Кола за руку. Казалось, он был удивлён этим её жестом.

- Да, - согласился он. – Если мы можем сделать что-то ещё, просто дайте нам знать.

- Будем на связи, - пообещала Джесси, пока они направлялись к главному входу. – Не нужно нас провожать.

 Когда они шли по длинному коридору к входной двери, Райан наклонился и прошептал ей:

- Чуть не попалась, ты так не думаешь?

- Я просто хотела дать тебе шанс попрактиковаться в импровизации в твоих актёрских навыках, - поддразнила его она.

- Если раскрытие этого дела будет зависеть от моих актёрских навыков, тогда мы влипли по-крупному.

- Я склонна согласиться, - сказала она.

Джесси не смотрела на напарника, но знала, что тот улыбался.


* * *


- Так ты хочешь сказать, что тебя чуть не поймали на незаконном обыске в их доме задаром? – спросил Райан, когда они уже ехали от дома Хорсли назад в участок.

- Я бы не сказала, что прям «задаром», - возразила Джесси. – По крайней мере, теперь мы знаем, что у них есть кое-что, что можно было использовать, чтобы накачать Тейлор.

- Но ты сказала, что на некоторых пациентов оно действует, как лёгкое седативное средство. Это не похоже на идеальную схему применения лекарственного препарата, чтобы довести кого-нибудь до смерти. К тому же я думаю, что доктор смог бы достать более эффективное лекарство для выполнения этой задачи. Эта версия мне кажется притянутой за уши. Я по-прежнему склоняюсь к суициду.

- Даже несмотря на то, что ни один человек, с которым мы беседовали, не сказал, что может представить, чтобы Тейлор наложила на себя руки? – недоверчиво спросила Джесси.

- Как ты сама сказала, ты не знала, что твой муж был социопатом, а ты годами жила с ним.

- Да, - согласилась Джесси, хоть ей и не нравилось, что её собственное прошлое использовалось против неё в обсуждении дела. – Но он усердно пытался скрыть это от меня. Для него это было сродни второй работе. Трудно представить, чтобы Тейлор так же результативно смогла создавать такую видимость. Мне кажется, что нам просто нужно перепроверить алиби семейства Хорсли. Как ты уже говорил раньше, таким хорошим людям нельзя доверять.

- Я всегда придерживаюсь такого мнения. Но, по крайней мере, на первый взгляд, их алиби кажутся весьма надёжными.

Джесси не могла не согласиться.

- Давай передадим эти номера телефонов ребятам в офисе, - предложила она. – Может быть, они могли бы связаться с некоторыми из тех, кто может подтвердить алиби этой пары.

- С какими ребятами в офисе? – напомнил ей Райан. – Они всё ещё работают по делу о той перестрелке. А с этим расследованием нам предстоит разобраться самим.

- Хорошо. Тогда мы, по крайней мере, сможем попросить техников отследить их машины и сигналы телефонов, чтобы подтвердить их нахождение в больнице в понедельник и в Санта-Барбаре во вторник. И мы можем также позвонить судмедэкспертам и спросить Лорна, можно ли использовать «Ксанакс» в качестве седативного средства.

Именно так они и поступили. Когда Лорн снял трубку, он был удивлён, услышав их голоса.

- Странно, - сказал он. – Я как раз хотел позвонить вам.

- Что случилось? – спросил Райан.

- Мы выяснили более точно, что было в организме жертвы. Это было седативное средство.

- «Ксанакс»? – вырвалось у Джесси.

- Нет, а что?

- Да так, - сказала она, решая не вдаваться в подробности. – Использование этого препарата точно можно исключить в этом случае?

- Да, - заверил её Лорн. – Количество, которое пришлось бы употребить, чтобы «Ксанакс» начал действовать, как успокаивающее средство, способное её убить, должно было быть куда более существенным. Это почти наверняка было традиционное снотворное, такое как «Эсзопиклон». Дозировка была больше, чем пациенты обычно принимают, чтобы заснуть - возможно пять или шесть таблеток. Чаще всего такое бывает с теми, кто сначала принимает одну дозу, а затем забывает и выпивает ещё.

- Такое количество могло бы убить человека? – удивлённо спросил Райан.

- Почти наверняка нет. Понадобилось бы гораздо больше. Но в случае, если человек употреблял этот препарат достаточно редко, даже такое количество могло оказать чрезмерный эффект и действительно замедлить его дыхание. Думаю, именно это и произошло в этом случае. Вот почему нам понадобилось столько времени, чтобы установить время смерти. Ещё до того, как она умерла, её организм уже работал не на полную мощность.

- Так у вас есть время смерти? – спросила Джесси.

- Нам удалось определить временной промежуток, но он по-прежнему очень приблизительный. Мы думаем, что она умерла между второй половиной дня в понедельник и четырьмя часами утра во вторник.

- Это уже кое-что, - сказал Райан.

- Но я всё же не пойму, - добавила Джесси. – Если её убили не таблетки, тогда что же?

- Трудно сказать наверняка, - ответил Лорн. – Есть некоторые признаки того, что она могла задохнуться. Она могла перевернуться и уткнуться в подушку. Если её настолько вывело из строя успокоительное, она, возможно, не смогла рефлекторно оттолкнуться от чего-то, что блокировало ей дыхание. Или, если у неё было заболевание, такое как астма, и приступ случился во время действия препарата, это также могло вызвать удушье.

- Так ты говоришь, что она приняла мало таблеток, чтобы это можно было назвать самоубийством? – повторила вопрос Джесси.

- Было бы необычно, если бы кто-то, пытаясь свести счёты с жизнью, принял такое маленькое количество, - признал Лорн.

- Но ты также говоришь, что непохоже, чтобы она была под наркотиками, - добавил Райан. – Или, чтобы кто-нибудь поспособствовал тому, чтобы остановить её дыхание. Мог ли это быть просто несчастный случай?

- Вполне возможно, - подтвердил Лорн.

- Хорошо, спасибо, Лорн, - ответил Райан. – Мы свяжемся с тобой, если у нас возникнут другие вопросы.

После того, как разговор был окончен, он посмотрел на Джесси.

- Возможно ли, что мы расследуем это дело, как потенциальное убийство, в то время, как это лишь череда ужасных совпадений?

- На данный момент я бы не стала исключать ни одну из версий, - расстроенным голосом сказала Джесси. – Я больше склоняюсь к версии о «смерти по случайности», чем о суициде. Но и в неё я с трудом верю.

- Почему? – спросил Райан.

- Как по мне, здесь многое не вяжется. Лорн озвучил нам предположительное временное окно, в течение которого наступила смерть. Но, учитывая тот факт, что Тейлор перестала выходить на связь в понедельник утром, могу предположить, что она приняла препарат ещё до полудня того же дня. Почему же в её квартире мы не нашли никакого другого снотворного? К тому же она ярый адепт здорового образа жизни и профессионал в сфере фитнеса – зачем ей принимать снотворное, тем более, в середине дня? Мы не обнаружили ни одного свидетельства в пользу того, что это ей было нужно.

- А также она была беременна, а это, как ты знаешь, накладывает определённые ограничения на употребление некоторых лекарств, - напомнил ей Райан.

- Точно, она из тех, кто бережно относится к своему организму. Но мы даже не знаем, была ли она в курсе своей беременности. А если была, то зачем выпила несколько таблеток снотворного?

- Может, чтобы спровоцировать выкидыш? – предположил Райан.

- От пяти или шести таблеток? – скептически спросила Джесси. – Это кажется маловероятным. Плюс в её квартире было открыто окно. Слишком много странных нестыковок сразу.

Райан начал отвечать, когда у него зазвонил телефон.

- Это офицер Дули, - сказал он.

- Поставь его на громкую связь, - попросила Джесси.

- Эй, Дули, - сказал Райан, нажав кнопку. – Ты ведь никого не пристрелил с тех пор, как мы виделись в последний раз?

- Нет, детектив, - сказал Дули слегка туповатым тоном, который чувствовался даже по телефону. – Я просто хотел Вам сказать, что Гевин Пек только что припарковался у своего дома. Он заходит внутрь.

- И как он выглядит? Виноватым?

- Он выглядит вспотевшим, сэр. Я думаю, он только что пришёл с тренировки. На нём шорты и обтягивающая майка.

- Хорошая работа, Дули, - сказал Райан. – Это очень яркое описание. Мы не уж так далеко. Будем там через двадцать минут. Может, к нашему приезду он уже примет душ. Сообщи нам, если что-то изменится за это время.

- Да, сэр.

- И, Дули, - добавил Райан с озорной улыбкой на лице. – Постарайся не пристрелить его, пока ждёшь.

Он повесил трубку, не дожидаясь ответа Дули.

- Ты, - сказала Джесси, пытаясь не рассмеяться, - полный придурок.

ГЛАВА 14

Джесси чувствовала неладное.

Ещё до того, как они постучали в дверь Пека, один взгляд на его машину давал ей понять, что он был парнем с гонором. Он водил огромной чёрный пикап, который занимал почти всю его маленькую подъездную дорожку. Это был безупречный блестящий автомобиль, без единой пылинки, как будто его натёрли воском перед тем, как он приехал сюда.

Хотя делать выводы о человеке, основываясь на его автомобиле, было неразумно, Джесси было трудно не вообразить мускулистого одинокого парня, живущего в большом городе, который водит огромный грузовик без единого пятнышка, который, казалось, никогда ничего не перевозил. Очевидно, для Гевина Пека выглядеть сильным было в приоритете.

Прежде чем подойти к дому, они с Райаном быстро переговорили с Дули и его напарником – крупным тихим парнем по имени Бичер. Они решили, что им, возможно, повезёт больше, если использовать вариант ненавязчивого общения, нежели постучать в дверь, где Гевин у себя на пороге обнаружит их с двумя полицейскими в форме, поэтому они решили оставить своё подкрепление в служебных машинах подальше на улице вне его поля зрения.

- Как, по-твоему, мы должны это разыграть? – спросил Райан, когда они подходили к входной двери.

- Думаю, мы должны действовать уверенно, но постараться не запугать его, - предложила Джесси. – Нам нужно, чтобы он понял, кто здесь главный, но не ушёл в глухую оборону.

- Звучит разумно, - согласился Райан. – Будем надеяться, что он ещё не вколол себе сегодняшнюю порцию стероидов.

Джесси признательно улыбнулась, а затем постучала в дверь. Прошло всего несколько секунд, прежде чем им ответили.

- Кто там? – раздался громовой голос за массивной деревянной дверью.

- Гевин, меня зовут Джесси Хант, - сказала она, специально называя его по имени, чтобы нарушить формальность ситуации. – Я здесь с Райаном Эрнандесом. Мы работаем с местными правоохранительными органами. Мы надеялись задать Вам пару вопросов об одной из Ваших знакомых.

Через несколько секунд дверь открылась, и между ними оказалась лишь сетчатая дверь-ширма. Джесси до этого видела только его фотографии крупным планом, поэтому принялась рассматривать его вживую. А там было на что посмотреть.

Гевин Пек был ростом с неё - может, чуть ниже 180 сантиметров. Но его вес легко составлял больше ста килограммов, создавая такое впечатление, что каждый миллиметр его тела был прокачанным. На парне были синие джинсы и белая однотонная футболка; казалось, что вся его одежда была на несколько размеров меньше положенного. Его мощная шея соединялась с загорелым лицом с поразительно голубыми глазами и чёрными волосами, всё ещё мокрыми после душа. У него были огромные бицепсы, а на руках просматривались длинные, крепкие как канат, вены, переходящие на широкие предплечья. Это выглядело одновременно впечатляюще и слегка грубо.

- Это по поводу того парня с улицы? – раздражённо спросил он. – Я уже согласился не врубать музыку, когда проезжаю мимо него. Я же сказал тому копу, что подожду с этим до своего переезда в другой район. Это дело не похоже на то, которое стоит повторного посещения полицией Лос-Анджелеса.

- Действительно не стоит, - подтвердил Райан. – Но мы здесь по другому делу.

- Что тогда?

- Мы по поводу Тейлор, - сказала Джесси.

Растерянность на лице Гевина моментально переросла в раздражение.

- Что на этот раз? – выдавил он из себя. – Не говорите, что она подала против меня ограничительный иск. Последние несколько недель я практически с ней не разговаривал.

- Это не совсем так, Гевин, - сказал Райан уверенным, но не обвинительным тоном. – Вы ей звонили как раз на прошлой неделе.

Гевин несколько секунд помолчал, понимая теперь, что стоящих перед ним людей не так легко обвести вокруг пальца.

- Да, но там ничего такого не было. Я просто спросил, была ли она счастлива. Я подумал, что она могла быть готовой снова сойтись.

- А она была? – поинтересовалась Джесси.

Гевин вопросительно посмотрел на неё.

- Что она сказала? – спросил он.

По правде говоря, Джесси понятия не имела. Хоть в списке входящих вызовов Тейлор числился звонок от Гевина вечером в прошлый вторник, который длился около четырёх минут, у них не было возможности узнать его содержание. Он мог говорить правду. Можно предположить, что, если бы звонок был провоцирующим или угрожающим, женщина повесила бы трубку значительно раньше четырёхминутного интервала. Или она пыталась его успокоить. Джесси надеялась, что он нечаянно может выдать ей содержание того разговора.

- Думаю, Вам известно, как бы она описала это, - сказала она, надеясь, что такая нечёткая формулировка сможет вызвать у него защитную реакцию.

- Нет, на самом деле, нет, - сказал он, не заглотив наживку. – Кроме того, ничего из того, что я сказал, не могло заставить её натравить на меня копов. Так что должно быть что-то ещё. Кто именно направил сюда вас двоих?

- Управление полиции Лос-Анджелеса, - сказал Райан. – Я детектив, а Джесси работает там в качестве консультанта.

Джесси восхитилась этой попыткой. Было ясно, что Райан надеялся, что, не уточняя, что он был детективом именно по расследованию убийств, а Джесси криминальным профайлером, они могли удержать Гевина от поспешных выводов. Но это не сработало.

- Это довольно неточное описание, - сказал Гевин, обращаясь к Райану. – Послушайте, вот что я думаю. Я полагаю, Вы понятия не имеете, о чём мы говорили с Тейлор. Думаю, Вы просто закидываете удочку. Также я думаю, что если бы она подала на меня ограничительный иск, мне бы его уже вручили. И меня точно бы не допрашивали на пороге собственного дома детектив и «консультант», которые явно пытаются от меня что-то скрыть. Также я сомневаюсь, что если бы ситуация была рядовой, Вы бы взяли с собой в качестве подкрепления полицейских, сидящих в той машине в конце улицы. Так что, либо Вы расскажете мне в чём дело, либо уйдёте.

Джесси взглянула на Райана, который, казалось, не был уверен, стоит ли ему рассказывать правду или нет. Она не думала, что у них есть большой выбор. Гевин не собирался больше с ними разговаривать. Если она была намерена оценить его искреннюю реакцию на новость, из-за которой они были здесь, это надо было делать прямо сейчас. По его глазам она уже видела, что он начинал догадываться обо всём.

- Тейлор мертва, Гевин, - решительно сказала она.

ГЛАВА 15

- Постойте, что? – спросил он.

На его лице по-прежнему сохранилось дерзкое выражение, как будто он не полностью осознал слова Джесси, и продолжал комментировать его предыдущее содержание.

- Тейлор Янсен мертва, - повторила она тоном, который не предполагал ни сочувствия, ни обвинения. – Её тело было найдено этим утром. Поэтому мы опрашиваем всех, кто был с ней знаком. А Вы её знали.

Он открыл рот, но не смог произнести ни слова. Потом он снова его закрыл. Гевин посмотрел на пол, а затем снова на них двоих, будто они в любой момент могли бы сказать ему, что просто пошутили.

- Не хотите присесть? – спросила она, показывая на диван, стоящий в гостиной позади него.

Он кивнул, подошёл к нему и сел. Парень смотрел в их направлении, но Джесси понимала, что на самом деле на них он не смотрит вообще. Его мысли были в другом месте.

Пока Джесси ждала его, она осмотрелась вокруг, стараясь, чтобы это не выглядело столь очевидным. У него было даже больше банок с протеином, чем у Тейлор, вместе с бесчисленными коробками батончиков и напитками для восстановления водно-солевого баланса, и все они были аккуратно сложены у одной стены. Прямо по коридору она видела спальню, которая была переоборудована в домашний спортзал, со скамейкой и стойкой с гантелями.

Его дом был гораздо более обжитым, чем квартира Тейлор. На стене висели репродукции и постеры с малоизвестных музыкальных фестивалей. Его мебель выглядела так, будто он действительно старательно выбирал её. У парня было даже несколько комнатных растений. Его дом выглядел так, как Джесси представляла себе квартиру Тейлор, и наоборот.

- Вы уверены? – спросил Гевин, возвращая её внимание в текущий момент. – Где её нашли?

- Боюсь, мы не можем посвящать Вас в детали, Гевин, - ответила она. – Но мы уверены. Мы надеялись, что Вы сможете нам помочь.

- Каким образом?

- Рассказав нам, где Вы были в понедельник во второй половине дня и вечером, - сказал Райан с немного большим напором, чем считала нужным Джесси. Было видно, что Гевин начал понимать, потому что, когда он развернулся, чтобы посмотреть на детектива, у него был горящий взгляд.

- Почему Вы меня об этом спрашиваете? Она была убита? И Вы предполагаете, что это сделал я?

Джесси постаралась снизить градус напряжения.

- Мы ничего не предполагаем, Гевин. Мы просто ведём расследование. Собираем информацию. Вы не первый и не единственный человек, с которым мы сегодня беседовали. И Вы не станете последним. Мы должны проверить все наши списки. Так что, мы были бы признательны Вам, если бы Вы предоставили нам список мест, которые посетили в понедельник.

- Знаете, я ведь любил её. Я бы никогда не причинил ей вреда. Даже после того, как она решила расстаться со мной, в моменты, когда я был больше всего расстроен, я бы никогда не сделал ничего такого, что…

Его слова были прерваны сдавленным рыданием. Ему понадобилось мгновение, чтобы собраться с силами и закончить мысль.

- Знаете, я всегда думал, со временем мы снова станем встречаться.

- Конечно, - сказала Джесси. – Мы часто думаем, что у нас много времени. К сожалению, так получается не всегда. Вот тогда и появляемся мы, Гевин. Наша работа заключается в том, чтобы определить, что произошло и, по необходимости, восстановить справедливость. Вы могли бы нам в этом помочь. Чем скорее мы сможем перейти к другим зацепкам, тем более вероятно, что мы сможем выяснить, что случилось с Тейлор. Пожалуйста, Вы можете нам в этом помочь?

Он рассеянно посмотрел на неё. Несколько секунд спустя он кивнул.

- Повторите ещё раз, какой день я должен вспомнить, – тихо спросил он.

- Понедельник, - напомнила ему Джесси.

- Понедельник, - сказал он, сунув руку в карман и тем самым заставив Райана напрячься, прежде чем тот понял, что Гевин Пек просто собирался достать свой телефон, чтобы проверить календарь. – Большую часть дня я пробыл тут, работая.

- Чем Вы были заняты? – спросила Джесси.

- Я удалённо работаю веб-дизайнером. Практически всю свою работу я выполняю дома.

- Нам нужно узнать имя клиента, на которого Вы работали в тот день, - сказал Райан.

Гевин повернул голову в его сторону. Весь его гнев, который Джесси удалось утихомирить, снова вырвался наружу. Джесси промолчала, надеясь, что всё уляжется само собой.

Райан Эрнандес был намного опытнее её. Но, не известно по какой причине – будь то долгое отсутствие практики, выздоровление после травмы, или бракоразводный процесс, казалось, он был не в своей тарелке. Детектив Эрнандес во времена до получения ран от удара ножом никогда бы не стал будить в Гевине зверя таким образом.

- Послушай, приятель, - раздражённо сказал Гевин. – Я знаю, что вам нужно моё долбанное алиби. Я стараюсь вам его предоставить. И тебе при этом не обязательно быть полным придурком.

- Вы ведь понимаете, что говорите с детективом полиции Лос-Анджелеса, да? – спросил Райан, не прилагая особенных усилий, чтобы остудить пыл Гевина.

- Я понимаю, что тот факт, что ты коп, не даёт тебе право относиться ко мне, как к дерьму. Также я понимаю, что могу прогнать тебя и нанять адвоката просто, чтобы усложнить тебе задачу.

- Это навело бы на Вас ещё большие подозрения, Гевин, - парировал Райан.

- Ты уже явно думаешь, что я виноват, чувак! – неожиданно встав на ноги, произнёс Гевин.

Джесси простонала про себя:

«О, Гевин, это было ошибкой».

Райан стоял, уже готовый дать отпор более низкому по росту, но крепкому физически, мужчине.

- Я знаю, что трудно себя контролировать, когда стероиды заправляют всем в твоём организме. Но, возможно, Вам стоит сесть на место, мистер Пек, - с напором сказал он.

- Теперь ты ещё и обвиняешь меня в использовании «химии»? Возможно, мне стоит надрать твой тощий зад, - парировал Гевин.

- Я знаю, что Вы не стали бы угрожать представителю правопорядка, мистер Пек, - тихо сказал Райан, - потому что это послужило бы основанием для Вашего ареста. Вы хотите, чтобы Вас арестовали, мистер Пек?

- Я хочу, чтобы ты перестал доставать меня, приятель, - ответил Гевин, делая ещё один шаг вперёд.

- Гевин, пожалуйста, успокойтесь, - умоляла Джесси, хоть сама смотрела на Райана и пыталась глазами передать ему то же послание.

Но Райан не смотрел на неё.

- Да, успокойтесь, Гевин, - сказал он, смотря в упор на становящегося всё более агрессивным мужчину, стоящего перед ним. – Не нужно сильно стараться, чтобы вывести Вас из себя, не так ли? Вы так вели себя и с Тейлор? Такое впечатление, что Вы сейчас лопнете от злости.

- Сейчас ты у меня лопнешь, - сказал Гевин, внезапно замахнувшись.

Это было импульсивное и неточное движение, Райан смог увернуться и со своей стороны нанести Гевину удар под дых. Гевин согнулся пополам, когда Райан отступил назад и глубоко вздохнул. Он вздрогнул, будто усилие, которое он приложил, чтобы нанести этот удар, спровоцировало какое-то внутреннее повреждение. Джесси собиралась спросить его, было ли с ним всё в порядке, когда Гевин, всё ещё полностью не выпрямившись, неожиданно бросился на Райана.

Парень врезался в детектива, и они оба рухнули на пол. Оказавшись сверху, Гевин начал бить детектива, лежащего под ним. Джесси было подумала, что ей можно попытаться сбросить Гевина, который был пониже ростом, но затем изменила мнение. Вместе этого она достала электрошокер, который был в кобуре у неё на поясе и прижала его к шее парня.

 В течение нескольких секунд он корчился в судорогах и только потом ослабил хватку. Джесси воспользовалась моментом, чтобы отбросить его от Райана. Он потерял равновесие, но, похоже, снова собирался с силами, чтобы встать на ноги. Понимая, что на её стороне больше не будет элемента неожиданности, если ему это удастся, Джесси поспешила к двери и прокричала на улицу:

- Дули, Бичер, у нас здесь сопротивление подозреваемого. Нам срочно нужна ваша помощь!

Когда она увидела, как эти двое бегут в её сторону, то развернулась к мужчинам, лежащим на полу. Райан лежал на спине, схватившись за бок и тяжело дыша. Гевин Пек, который выглядел сбитым с толку, пытался встать с живота на колени.

- Не двигайтесь, Гевин, - приказала она настолько решительно, насколько могла. – Вы сами себе делаете хуже. Но ситуация может ещё больше усугубиться. Я не хочу, чтобы мне пришлось в Вас стрелять.

Она не знала, слышит ли он её, или просто игнорирует. В любом случае, Гевин сейчас стоял на четвереньках, и, казалось, собирался снова броситься на Райана. Джесси положила электрошокер обратно в кобуру и схватила своего напарника за свободную руку, волоча его по полу подальше от зоны прыжка Гевина.

Гевин поднял на неё свои слезящиеся глаза, и пошевелил губами, пытаясь произнести нечто, что она не могла разобрать. Она расстегнула кобуру своего пистолета и положила сверху на неё руку.

- Я не понимаю, что Вы говорите, Гевин. Но Вам нужно оставаться на месте, пока мы не разберёмся со сложившейся ситуацией. Пожалуйста, не делайте никаких резких движений. Сила Вашего жима лёжа не сможет защитить Вас от пули.

В этот момент Дули и Бичер ворвались в дом. Они одним взглядом оценили ситуацию и оба потянулись за своими пистолетами.

- Нет! Это не обязательно! – прокричала Джесси. – Просто возьмите его под стражу.

Дули нерешительно посмотрел на неё и сделал то, что она сказала, только после того, как девушка подняла брови, как бы выражая этим возмущение в духе: «Ты что, сомневаешься в моих решениях?» Этого было достаточно, чтобы приструнить его. Полицейский быстро надел на Гевина наручники, пока Бичер стоял у него за спиной. Джесси посмотрела на Райана, который, казалось, изо всех сил пытался не стонать.

- Клянусь, - прошептала она ему, - если бы этот парень уже не надрал тебе задницу, я бы сделала это сама.

ГЛАВА 16

Раздался вой сирен.

Джесси смотрела, как уезжала скорая помощь, зная, что ей наверняка придётся пожалеть, что она прежде всего вызвала именно их. Но в то время у неё не было выбора.

Пока Бичер провожал Гевина Пека в полицейскую машину, чтобы доставить его в участок, Дули бросил взгляд на Райана, отчаянно пытаясь скрыть свой дискомфорт, и покачал головой.

- Позвоните в скорую помощь, или это сделаю я, - сказал он ей. – Этот парень изо всех сил пытается это скрыть, но видно, что ему очень больно. Знаю, что он вёл себя, как козёл по отношению ко мне, но мне всё равно его жаль.

- Я завезу Райана в больницу, чтобы его посмотрели, - заверила его Джесси.

- Ни за что. Я не верю, что он разрешит осмотреть себя, разве что только в случае, если врачи скорой помощи сделают это, благодаря официальному вызову. Если скорую вызову я, то я рискую не доработать до пенсии, потому что Ваш напарник – упрямый сукин сын.

В конце концов Джесси всё-таки вызвала медиков, решив, что Райан не набросится на неё так, как на Дули. То, насколько он обессилел, показывало то, что, когда его увозили на каталке, он лишь слегка выругался.

- Со мной всё в порядке, - настаивал он сквозь стиснутые зубы.

- Прекрасно. Рада это слышать, - ответила она. – Тогда ты будешь в ещё лучшей форме, когда я заеду за тобой после того, как врачи сделают всё необходимое.

Он по-прежнему ворчал что-то ей вслед, когда дверь машины скорой помощи захлопнулась. Когда его увезли, она решила поехать обратно в участок, чтобы допросить Гевина, пока тот ещё не выпустил пар. Она решила, что с большей вероятностью сможет выудить из него что-то полезное, пока он чувствует себя уязвлённым.

На обратном пути она набрала Кэт, чтобы узнать, добилась ли та каких-то успехов в своём расследовании прошлого Ханны. Её подруга сняла трубку после второго гудка.

- Ты что, смеёшься? – спросила она, когда поняла, по какому поводу звонит Джесси. – Прошло всего каких-то несколько часов. Ты можешь дать мне время хотя бы до конца рабочего дня, прежде чем начнёшь меня доставать, ты – чёкнуая контролёрша?

- Прости, - сказала Джесси, проезжая по забитым машинами улицам. – Думаю, я просто стараюсь занять чем-то свои мысли. Райан снова получил травму, изображая крутого парня перед вспыльчивым качком, которого я сейчас должна допросить.

Кэт простонала.

- Этот парень почти так же плох, как и ты, когда дело доходит до принятия саморазрушительных решений.

- Эй, - запротестовала Джесси. – У меня по саморазрушению чёрный пояс, а он даже не приблизился к моему уровню.

- Признаю свою ошибку, - сказала Кэт. – Почему бы тебе мне не перезвонить после допроса этого парня? Может, к тому времени у меня кое-что и будет для тебя.

Джесси согласилась, и повесила трубку. У неё возникло искушение снова проехать мимо дома Ханны, но она убедила себя, что ей не следует этого делать не только потому, что ей нужно было как можно скорее поговорить с Гевином, но и потому, что это в принципе была плохая идея. К тому времени, когда она окончательно себя в этом убедила, вопрос был уже неактуален - она проехала нужный поворот.

Решение оказалось удачным. Когда Джесси приехала в участок, она имела возможность использовать допрос в качестве предлога не идти прямо к Декеру. Вместо этого она направилась прямо в комнату для допросов, для начала глянув на задержанного через одностороннее стекло.

Гевин Пек сидел на стуле, прикрученном к полу, его рука была пристёгнута наручником к столу, который тоже был прикручен. Он выглядел одновременно взволнованным и раскаявшимся – отличное сочетание для проведения допроса. Джесси вошла внутрь.

- Вы немного остыли, Гевин? – спросила она, изо всех сил стараясь удержаться от любой оценки в голосе.

- А Ваш напарник? – выпалил он в ответ.

- Он работает над этим, - сказала она, решив не упоминать о поездке в больницу. Ей не следовало добавлять в их разговор дополнительное напряжение. – Поэтому пока что говорить с Вами буду только я. И я хотела бы продолжить беседу о том, где Вы были в понедельник.

- Я собирался Вам рассказать об этом как раз до того, как тот детектив стал изображать передо мной Грязного Гарри, - надул он губы.

- Что ж, можете рассказать сейчас.

Гевин посмотрел на неё, по-видимому, размышляя, стоит ли ему это делать. В конце концов, он, казалось, решил, что упрямство не пойдёт ему на пользу.

 - Я собирался сказать, что большую часть понедельника работал из дому, а во второй половине дня и вечером был в спортзале, - ответил он.

- Полагаю, мы сможем подтвердить это с помощью вашего клиента и проверки активности на вашем компьютере и телефоне?

- Я тоже так полагаю, - язвительно ответил он.

- Возможно, такая манера общения для Вас не лучший вариант, - напомнила ему Джесси. – К Вашему сведению, у нас есть полицейский отчёт о Вашей ссоре с бывшей девушкой, которая на данный момент мертва. И когда Вас попросили предоставить алиби на момент её смерти, Вы напали на полицейского. Независимо от контекста эти факты вызывают беспокойство, Гевин.

Ясность этого вывода, казалось, произвела на него впечатление. Его хмурый взгляд исчез, сменившись обезумевшим выражением лица.

- Вы разве не должны зачитать мне права? – наконец спросил он.

Она не была копом, поэтому сама не имела права этого сделать, но решила уладить этот вопрос самостоятельно.

- Не знаю. А я должна? Я думала, мы просто разговариваем. Но если Вам от этого станет легче, то я могу это устроить.

Она подозвала полицейского, стоящего на посту у входа - полного энтузиазма новичка по имени Битти. Джесси попросила его зачитать Гевину его права, будто делая тому одолжение. Когда Битти вышел, она выжидающе посмотрела на подозреваемого. Долго ждать не пришлось.

- Слушайте, - взмолился он. – Я знаю, что ситуация для меня выглядит не лучшим образом. Но я этого не делал. Я любил Тейлор. Хотел её вернуть. Но я знал, что она никогда не вернётся насовсем. Я просто был недостаточно хорош для неё.

- Что это значит? – спросила Джесси, ощущая небольшие покалывания в пальцах рук.

- Она просто… - начал он, очевидно не будучи уверенным, стоит ли ему раскрывать то, что он собирался рассказать. – Ей просто нужно было больше, чем я мог ей дать.

- А что ей было нужно, Гевин?

- Послушайте, Вам нужно понять, что Тейлор была очень целеустремлённой. У большинства фитнес-тренеров в зале от пяти до семи клиентов в день. А у неё было от восьми до десяти. Она мало спала, но никогда не выглядела уставшей. Ей всё очень быстро надоедало и требовалось постоянно что-то новое. И речь шла не только о материальных вещах. Не думаю, что её удовлетворили бы традиционные отношения. На самом деле, я даже знаю это.

Джесси всё больше разочаровывали его туманные формулировки. Она не могла понять, были ли они намеренно расплывчатыми или он просто не хотел плохо говорить о мёртвых.

- Гевин, буду с Вами откровенна – Вам следует более конкретно формулировать свои мысли, - настаивала она. – Мы проверим Ваше алиби. Но на данный момент Вы – лицо, заинтересованное в смерти Тейлор. Так что, что бы Вы так тщательно ни скрывали от меня, сейчас самое время в этом признаться. Вы не поможете себе тем, что будете уклоняться от прямого ответа.

- Хорошо, но ничего из того, что я скажу не будет использовано против меня, правда?

- Неправда, - скептически сказала Джесси. – Всё, что Вы скажете, может быть использовано против Вас. Но… в случае, если Вы не убивали Тейлор, вполне вероятно, что этого не произойдёт. Тем не менее, выбор за Вами. Если Вы невиновны, могу предположить, что Вы сделаете всё возможное, чтобы помочь нам выяснить, что произошло на самом деле.

- Хорошо. Я никогда не преследовал её, но иногда я действительно ехал за ней после работы, чтобы проверить, куда она направлялась.

Джесси сдерживалась изо всех сил, чтобы не подчеркнуть, что то, что он только что описал и называется преследованием.

- Продолжайте, - прошептала она вместо этого.

- Итак, однажды, около недели после того, как она порвала со мной, я проследовал за ней до того дома на холмах. Она припарковалась на улице и вошла в шикарный особняк. Какое-то время я сидел у входа, размышляя, что мне делать дальше. Наконец, я прошёлся по подъездной дорожке и заглянул в несколько окон. Там я и увидел её.

Он сделал паузу. Джесси подумала, что это было для пущего драматического эффекта, но поняла, что он совсем перестал говорить. Как будто передумал посредине рассказа.

- Что она делала, Гевин? – давила Джесси.

После пяти секунд, которые показались вечностью, он продолжил.

- Она находилась в столовой, освещённой свечами. Тейлор была там с мужчиной и… ещё одной женщиной. Все трое были голыми. Она и тот мужчина делали друг с другом такие вещи, которые я бы даже не хотел описывать. На том мужчине была маска. А та другая женщина капала на них горячим воском со свечи.

Несмотря на то, что это было не совсем то, что описывали Хорсли, но всё же где-то в том направлении. Хотя Мидоу несколько раз повторяла, что Кол только наблюдал. Похоже, это было не совсем так.

- Этот дом находится на бульваре в Гриффит-парке? – уточнила она.

- Что? Нет. Это было на Аванпост-Сёркл к северу от Франклина, возле Magic Castle.

- Вы уверены? – спросила Джесси.

- Конечно. Это всего на несколько кварталов севернее моего дома. Каждый раз, когда я проезжаю тот перекрёсток, мне приходится выбрасывать из головы картину того вечера.

- Как выглядела та пара? – спросила Джесси. Идеально упорядоченный профиль Тейлор Янсен, составленный ею, рушился на глазах.

 - Женщина была стройной блондинкой около тридцати пяти. Парень был примерно того же возраста. Я старался долго на него не смотреть, но он был высокого роста и хорошо сложен, как для худощавого парня. У него были довольно длинные чёрные волосы, немного волнистые. Лицо его я описать не могу.

- Он не носил очки? – спросила она.

- Как я уже сказал, на нём была маска. А что?

- Просто проверяю. Вы не знаете их имён? – поинтересовалась Джесси. Она видела, что её беспокойное поведение заставляет его нервничать, так что изо всех сил старалась обрести контроль над эмоциями.

- Тогда не знал, но позже я проверил адрес и выяснил это, - робко признался он.

- Как их звали, Гевин?

- Дуг и Клэр Шайн, - сказал он. – Оказывается, эта женщина была одной из клиенток Тейлор.

- Откуда Вам это известно?

- Она мне сказала. Именно об этом мы и спорили тогда ночью на парковке. Я рассказал ей то, что видел. Тейлор разозлилась на меня за то, что я шпионил за ней. Я сказал ей, что она совсем не такая, какой я её себе представлял. И она сказала, что я прав. Именно тогда и появился полицейский. И поэтому она не предъявила мне никакого ограничительного иска. Ей потребовалось бы объяснить, зачем он ей нужен. И тогда то, чем она занималась, всплыло бы наружу. А этого она не хотела.

Джесси была буквально взбудоражена. В дополнение к Хорсли, Тейлор состояла в сексуальной связи с абсолютно другой парой. Сколько их было ещё?

Гевин смотрел на неё так, будто ждал от Джесси дополнительных вопросов, поэтому она задала ещё один.

- Она Вам что-нибудь сказала, когда Вы уличили её в связи с той парой? Она не сказала, сколько времени с ними встречалась?

- Недолго. Она сказала, что сделала это забавы ради сразу после нашего разрыва. Тейлор подчеркнула, что решила жить той жизнью, которой всегда хотела, а не той, которую от неё ждали все. Она хотела открыть новые грани своей личности. И что в этом есть доля и моей заслуги.

- В чём «этом»? - спросила Джесси.

- Что я был катализатором её стремления попробовать секс втроём. Вот так поднятие самооценки.

Джесси посмотрела на него, не зная, выражать ли соболезнования или попросту рассмеяться. Ей удалось сдержаться от того и другого; она встала и кивнула.

- Спасибо за помощь, Гевин. Боюсь, что Вы застряли здесь по меньшей мере на эту ночь. Но если Ваше алиби подтвердится, а предоставленная Вами информация окажется полезной, я попытаюсь уговорить детектива Эрнандеса не выдвигать против Вас обвинений. Так что, ведите себя, как можно лучше, ладно?

- Хорошо, - жалобно ответил он.

Она вышла и направилась по коридору, почти не замечая людей вокруг. Мысли вихрем кружились у неё в голове. Как Тейлор удавалось держать в тайне эту часть своей жизни? Действительно ли она начала заниматься подобными вещами только последние несколько месяцев, или это была лишь история для Гевина? И, что важнее всего, был ли её образ жизни как-то причастен к её смерти или это было всего лишь совпадением? Хотя, до сих пор не было доказано, что она была убита. Была ли Джесси согласна с такой версией, или нет, ей нужно было признать, что всё ещё существовали разумные аргументы для версии о самоубийстве или случайной смерти.

Она также не могла не задаваться вопросами о Гевине. Когда она впервые увидела его, то подумала, что он всего лишь тупой качок, всё своё время проводивший в спортзале. И такая грань определённо просматривалась в его личности. Но он был не таким уж и тупым. В свои тридцать два года он достаточно успешно работал веб-дизайнером в собственном доме на Голливудских холмах.

Она не могла исключить возможность того, что весь этот образ «отвергнутого парня, тоскующего по своей девушке и выбитого из колеи её смертью» был фикцией. Возможно, он был просто депрессивным парнем, который от тоски шпионил за своей бывшей. Или он мог во всём этом признаться, чтобы попытаться отвлечь их от выводов о том, что он был гораздо более опасным, чем просто любопытный бывший парень.

Она прокручивала разные варианты у себя в голове, когда вид капитана Декера в глубине коридора вывел её из задумчивости. Он ещё её не заметил, но она знала, что через минуту это произойдёт, и её вызовут в его кабинет, чтобы объяснить, что произошло с Райаном. Почти наверняка их снимут с дела. Джесси в отчаянии огляделась. Спрятаться было негде.

ГЛАВА 17

Ей хотелось ползти.

Если это позволит ей не попасть в поле зрения капитана, то оно того стоит. К счастью, ей не пришлось.

Обернувшись, она случайно столкнулась с полным полицейским, который шёл в том же направлении, что и она. Столкновение не причинило ей вреда, но она решила использовать его как предлог, чтобы схватить мужчину и притянуть его к себе.

- Простите, офицер, - извинилась она, убедившись, что полицейский стоял именно так, как нужно, чтобы заслонить её от Декера. – Я чуть не упала. С Вами всё в порядке?

- Всё хорошо, мэм. А Вы как?

- Спасибо. Я тоже в порядке – просто как всегда тороплюсь.

Не сказав больше ни слова, она быстро ринулась прямо по коридору подальше от Декера, стараясь идти впереди большого копа, пока ей не удалось проникнуть в дамскую комнату.

Она подождала там добрые две минуты, прежде чем высунуть голову из-за двери. Увидев, что на горизонте было чисто, она прошмыгнула по коридору до парковки. Она не хотела звонить и спрашивать, как чувствовал себя Райан со своего рабочего места.

Находясь в относительном комфорте у себя в машине, она позвонила в больницу и узнала, что он проходит профилактический осмотр, и что она может его забрать где-то через час. Девушка посмотрела на часы. Было 17:45. Ещё Джесси увидела, что пока она разговаривала по телефону, Кэт написала ей сообщение. Оно гласило:

«У меня для тебя кое-что есть. Расскажу при встрече в 18.00. Ты знаешь, где».

Джесси действительно знала. Это была та же забегаловка под названием «Водопой», в которой они постоянно встречались с тех пор, как обе почувствовали себя в безопасности, выходя в люди. Хорошо было, когда тебя не преследовали серийные убийцы. Она решила, что может ненадолго зайти и написала Кэт, что будет там через пятнадцать минут.

Когда она пришла, Кэт уже была в баре, приберегая место для подруги. Та с улыбкой на лице помахала ей рукой. Пробираясь сквозь толпу, состоящую в основном из финансистов тридцати с лишним лет, желающих воспользоваться часом скидок, Джесси отметила, насколько ей нравилось недавнее изменение образа жизни Кэт.

Раньше, когда она возглавляла службу безопасности в изоляторе для душевнобольных преступников, в основном, убийц и насильников, она постоянно хмурилась. Её волосы всегда были собраны назад в тугой хвост или пучок, она носила тусклую неприглядную форму сотрудника службы безопасности. Теперь, работая частным детективом, и будучи сама себе начальником, она могла носить обычную одежду, распускать волосы и даже делать макияж.

Теперь она всё это делала. Когда Кэт встала, чтобы встретить Джесси, стали видны её распущенные каштановые волосы до плеч. На ней были брюки и блузка, которые подчёркивали её стройное тело ростом 170 сантиметров и весом около 63 килограмм. Даже длинный шрам, проходящий по левой щеке от глаза до рта, не лишал её магнетизма. Джесси, будучи выше ростом, наклонилась, и они обнялись.

- Я заказала тебе коктейль «Семь и семь», - сказала Кэт. – Похоже, он тебе не повредит.

- Спасибо, - ответила Джесси. – Но я ненадолго. Мне скоро нужно забирать Райана из больницы.

- Как он?

- Точно не знаю. Но могу предположить, что, раз уж они его отпускают, то ничего слишком страшного. Он просто перестарался, пытаясь доказать боссу свою полноценную способность работать после того, как какое-то время провёл на больничном.

- Ты уверена, что он делает это не из желания произвести на тебя впечатление? – спросила Кэт, с намёком в голосе.

- Ты снова об этом? – простонала Джесси. Уже несколько недель её подруга настаивала на том, чтобы она взяла на себя инициативу сделать какой-то шаг, чтобы дать понять детективу Эрнандесу, что она готова изменить скорость развития их отношений. Если бы Джесси рассказала ей об утреннем признании Райана, это только бы подлило масла в огонь и без того бушевавшего пожара, поэтому она решила сменить тему. – И кто бы мог подумать, что армейский рейнджер со множеством медалей может быть такой сплетницей.

Они обе рассмеялись и им как раз принесли напитки. Когда официант ушёл, Кэт стала серьёзной.

- Я просто хочу, чтобы ты была счастлива, Джесси, - искренне сказала она. – Впервые с тех пор, как я тебя знаю, ты выглядишь свободной и лёгкой. Твой сумасшедший бывший муж в тюрьме. Твой отец-психопат мёртв. Твой не столь уж тайный поклонник-серийный убийца, помог тебе одолеть твоего отца-психопата и впоследствии решил оставить тебя в покое. Тебе не кажется, что ты заслужила немного радости в своей жизни?

Джесси не могла не согласиться, но она была не в настроении говорить об этом прямо сейчас, возможно, когда у неё будет больше времени, чем полчаса.

- Возьму твои комментарии на заметку. А тем временем, ты сказала, что у тебя есть какая-то информация для меня о Ханне.

- Есть. Но, прежде чем я тебе её дам, позволь спросить тебя кое о чём. Ты не думала, почему ты так зациклена на этой девушке? Я знаю, что между вами есть родственная связь. Но об этой связи почти никто больше не знает. Твой отец мёртв. Болтон Крачфилд исчез. Ты свободно можешь распоряжаться своей жизнью, а Ханна -  своей. Такое впечатление, будто ты не хочешь отпускать прошлое.

Джесси вздохнула. В том, что сказала Кэт, было рациональное зерно. Но было и ещё кое-что.

- Она моя сестра. Я не могу просто игнорировать этот факт, Кэт.

- Понимаю, - сказала Кэт. – Я расскажу тебе то, что ты хочешь знать. Но ты также должна знать, что наш разговор на эту тему не окончен. Я не позволю тебе сорваться с крючка. Это всего лишь временная передышка.

- Я знаю, - уверила её Джесси. – Итак, я полагаю, что на данный момент ты у меня на службе. Так что, расскажи мне, что тебе удалось узнать.

Кэт покачала головой с притворным раздражением. Но она знала Джесси достаточно долго, чтобы понять, что дальнейшее давление на подругу не принесёт результатов. Так что она поменяла тему.

- Хорошо, я ещё выясняю кое-какие детали. Это немного сложно, поскольку Ханна несовершеннолетняя. Но вот, что я знаю наверняка. Не совсем понятно, как твой отец познакомился с матерью Ханны, которую звали Корин Уэтерли. Она жила в Чикаго, но будучи чуть старше подросткового возраста переехала сюда, чтобы стать актрисой.

Она жила в Сан-Кларите, когда забеременела. Никто из тех, с кем я говорила, не помнит, чтобы у неё был постоянный парень, хотя одна её соседка сказала, что та иногда рассказывала ей о каком-то мужчине постарше, с которым она встречалась, когда тот был в городе по делам.

- Ты думаешь, что этим бизнесменом постарше был Ксандер? – спросила Джесси.

- Невозможно узнать это наверняка. Но возраст и сроки совпадают. К тому же мы знаем, что твой отец в то время колесил по стране. Притвориться бизнесменом в костюме и галстуке было бы отличным прикрытием для серийного убийцы из глуши в Озарке.

- Он не был родом из глуши, - безэмоционально заметила Джесси. – Он просто убивал там людей.

И только, когда Кэт в шоке открыла рот, Джесси поняла, что её комментарий, возможно, был немного циничным, учитывая суть вопроса.

- Прости, - сказала она. – Иногда у меня возникают проблемы с уместностью моих высказываний. Пожалуйста, продолжай.

- Короче, - сказала Кэт, стараясь собраться с духом. – В какой-то момент Корин начала принимать наркотики. Социальная служба по защите детей даже ненадолго поместила Ханну в приёмную семью. И это, похоже, поспособствовало тому, что Корин обратилась за помощью и завязала. Она год соблюдала трезвость, пока не была найдена мёртвой в своей квартире. Ханне тогда было три года.

- Она снова сорвалась? – спросила Джесси.

- Официальной причиной смерти была признана передозировка. Но некоторые вопросы так и остались без ответов.

- Например? – давила Джесси.

- Например, то, что она умерла от передозировки наркотиками. В её организме было такое количество героина, которого было бы достаточно, чтобы убить троих человек. Похоже, это было довольно странно, потому что люди, с которыми она говорила днём сказали, что с ней всё было в порядке – не было никаких признаков, что что-то было не так, или что у неё были какие-то проблемы.

- И всё же, - не согласилась Джесси, стараясь сохранять объективность, - иногда такие вещи снова случаются, и случаются в гораздо более сильной степени, чем прежде.

- Это правда. Но там было ещё несколько странных деталей. Окна и дверь её квартиры не были заперты, что, по словам соседей, было ей не свойственно. В обеих её руках были иглы, что было абсолютно бессмысленно. И ещё тот факт, что, вероятнее всего, она никогда до этого не употребляла героин. Она предпочитала опиоиды. И всё же, согласно официальной версии, после упорного труда по возвращению дочери и нормальной жизни, она ввела огромное количество наркотика, который никогда раньше не употребляла, сразу в обе руки. Ничуть не подозрительно.

Джесси не могла не согласиться. К тому же нельзя было сказать, что подобное не было в стиле Ксандера Турмана. В конце концов, он убил и её мать, когда та узнала, что её муж убийца, попыталась забрать дочь и сбежать от него. Если он сделал нечто подобное с матерью Ханны, это соответствовало бы его схеме наказания женщин, которые не подчинялись его больной воле.

- А расследование было проведено? – спросила Джесси.

- Поверхностно, - ответила Кэт. – Именно оттуда я и получила часть этой информации. Я также поговорила с одним из детективов, которые занимались этим делом. Сейчас он на пенсии и не мог сразу его вспомнить, пока я не напомнила ему его первоначальные записи. Это было четырнадцать лет назад. Мне пришлось немного его подтолкнуть, и он признался, что они были не очень-то щепетильными в расследовании каждой зацепки. В доме не было посторонних отпечатков, не было также признаков насильственного проникновения, и ни одной записи о конфликтах с соседями, знакомыми или любовниками. Кроме того, она была бывшей наркоманкой. Было легко всё списать на передозировку и закрыть дело. Именно так они и поступили.

Она сделала большой глоток воздуха, и ещё больший глоток своего мохито. Джесси попыталась развить её сценарий.

- Так ты думаешь, что Ксандер Турман убил её и обставил это, как передозировку? Зачем? Чтобы защитить свою маленькую дочь?

- Может для того, чтобы наказать Корин за то, что та подвергла ребёнка риску? – предположила Кэт.

- Знаешь, это было бы его прорывом в качестве родителя. Моё самое яркое детское воспоминание о нём – это когда он оставил меня, привязанной к стулу в заснеженной хижине смотреть, как у меня на глазах разлагается труп моей матери.

Женщина, сидевшая на стуле рядом с Джесси, подавилась своим напитком, посмотрела на неё с отвращением и отошла на другой конец барной стойки. Джесси с удовлетворением смотрела, как та удалялась.

- Мне очень жаль, - сказала Кэт, не обращая внимания на этот инцидент. – Я не знаю его мотивации, и даже того, был ли это действительно он. Я просто накидываю варианты.

- Ты всё правильно делаешь. Не обращай внимания на мою психическую уязвимость, - сказала Джесси. - Что ещё у тебя для меня есть?

- Всё остальное достаточно незамысловато. Спустя восемь месяцев пребывания во временной приёмной семье, её удочерили Дорси. Они жили относительно спокойной жизнью в Ван-Найсе до того, как всё это произошло.

- Звучит довольно мило, - искренне сказала Джесси. – Так что, никаких тревожных сигналов?

- Не могу с уверенностью об этом заявлять, - предупредила Кэт. – Похоже, детство у неё было вполне обычным. В подростковом возрасте Ханна несколько лет ходила на сеансы с психотерапевтом, хоть мне, очевидно, не удалось получить доступ к этим записям. Она ходила в частную католическую среднюю школу, где получала хорошие, хоть и не особо выдающиеся оценки. Она училась в выпускном классе и собиралась в следующем году поступить в ВУЗ. Но всё же, несколько инцидентов имели место.

Джесси сделала большой глоток своего коктейля, ожидая, когда Кэт перейдёт к главному.

- Информация отрывочна, поскольку записи о личных делах несовершеннолетних закрыты для просмотра. Но, оказывается, что некоторые священники открыты для получения неожиданного финансового вознаграждения.

 - Ты дала взятку священнику? – недоверчиво спросила Джесси, получив недоброжелательный взгляд от парня, сидящего неподалёку.

 - Я внесла свой вклад в общину, а что он сделает с ним дальше, я могу только предполагать, - настаивала Кэт. – В любом случае, даже учитывая это, всё, что мне удалось раздобыть, тоже было лишь отдельными фрагментами. Судя по всему, в прошлом году имел место один инцидент. Какая-то девушка придумала ей прозвище – точно не известно, какое именно, но по всей видимости как-то связанное с её статусом в школе. Ханна схватила её за волосы и окунула головой в фонтан.

- Кажется справедливым, - рассудила Джесси.

- Она не позволяла ей выпрямиться. Двум другим ученикам пришлось оттаскивать её от той девушки, которая чуть не лишилась чувств.

- Ладно, это совсем нехорошо. Её исключили?

- Не-а. По-видимому, ту девушку никто в школе не уважал и официально не подтвердил её версию того, что случилось. Её родители угрожали подать в суд, но родители Ханны заявили, что подадут встречный иск. В конце учебного года та девушка перешла в другую школу.

- Так значит, всего один инцидент?

- Там была ещё одна короткая история, - добавила Кэт.

- Ух, уже звучит зловеще.

- Прошлой осенью её отправили пообщаться со школьным психологом после того, как она написала сочинение о девушке, расстрелявшей своих одноклассников и бросавшей тела своих жертв в школьный фонтан, «с тихим удовольствием наблюдавшей, как вода становится алой». Такие дела.

- И как она это объяснила? – спросила Джесси, начиная понимать Ханну, и её способность умело ориентироваться в сложных ситуациях.

- В том сочинении был краткий эпилог, в которой девушка попадает в тюрьму для несовершеннолетних, где находит для себя Иисуса. Она консультирует других несовершеннолетних заключённых и открывает программу по борьбе с подростковым насилием. Когда её наконец-то выпускают, она помогает программе обрести национальный статус, спасая бесчисленные невинные жизни.

- Значит, то происшествие подвигло её написать сочинение о морали, - сказала Джесси.

- Технически. Но это сочинение состоит из восьми страниц ярких, подробных описаний кровавой расправы. А эпилог состоит всего из одного абзаца и написан довольно сухо. Можешь сделать вывод, какая часть была ей ближе. Кстати, она получила за сочинение пятёрку. Учитель сказал, что это было «экспрессивно», прежде чем отправить её к психологу.

- У тебя оно есть? – спросила Джесси. – Я могу его почитать?

- Нет. Священник разрешил мне только просмотреть личное дело. Я не могла делать копии или фотографировать. Думаю, это можно было бы уже назвать грехами.

- Что-нибудь ещё?

- Нет, - едко сказала Кэт. – Только одна едва не утонувшая одноклассница и история о том, как она представляет, что убила всех остальных. Я всё ещё пытаюсь получить доступ к записям школьного психолога, но сильно на это не рассчитываю.

- Отличная работа, Кэт. Буду рекомендовать тебя друзьям, особенно, если им нужно будет иметь дело с продажными священнослужителями или нарушить конфиденциальность дел о несовершеннолетних.

- Подумаю сделать эти направления приоритетными в своей работе, - сказала Кэт, прежде чем наклониться и более тихим голосом спросить: «Так что ты думаешь? На твой профессиональный взгляд, как профайлера, Ханна – подающая надежды будущая серийная убийца?»

Джесси задала себе этот вопрос. Годы обучения, подготовки и расследования убийств научили её, что всё было не так просто. Большая часть данных о серийных убийцах и насильниках в целом свидетельствует о том, что большинство из них такими стали, а не родились.

В подавляющем большинстве случаев, люди, которые убивали, насиловали и калечили других, сами получили жестокие травмы в детстве. Иногда это было физическое насилие. Иногда они становились жертвами или свидетелями одного насильственного инцидента, который в последствие находил у них отклик. Иногда причиной тому было постоянное нахождение в агрессивной среде. А часто – все эти вещи вместе взятые.

Но ничто из этого не могло стать решающим фактором. Миллионы детей растут в жестоких или насильственных условиях, но не способны никого обидеть сами. Сама Джесси была тому примером – свидетель насилия со стороны отца и последующего убийства матери, жертва садизма. И всё же она продолжала бороться с преступниками – такими, как Ксандер Турман. По крайней мере, такой была её официальная версия.

Конечно, в литературе есть примеры некоторых серийных убийц, у которых было идеальное детство с любящими родителями и комфортными условиями жизни. В некоторых случаях, этим людям чего-то не хватало от рождения. Часто способность к большой жестокости или насилию связывают с неспособностью сочувствовать другим людям, что фактически можно даже измерить в мозгу.

Но было ли это всего лишь делом случая? Или в этом была и генетическая составляющая? Возможно ли, что Ханна держала под водой голову той недалёкой девчонки потому, что у неё был тот же психологический склад, что и у её отца? Возможно ли, чтобы склонность к садизму передавалась от родителя к ребёнку, как семейная реликвия?

Джесси всё это показалось притянутым за уши. В конце концов, когда она притормозила и постаралась быть объективной, что во всей этой истории на самом деле можно было увидеть? Девушку-подростка, написавшую провокационное сочинение и подравшуюся с девчонкой, обозвавшей её. Сколько других детей только в одной этой школе подошло бы под такое же описание? Казалось крайне несправедливым клеймить Ханну только на основании её происхождения.

И всё же.

Джесси часто задавалась аналогичным вопросом по отношению к себе. Сотни тысяч раз она спрашивала себя, действительно ли выбранная ею профессия связана именно с желанием спасти людей от таких монстров, как её отец. Или это был повод для того, чтобы каким-то образом постоянно находиться рядом с безумством, фактически его не касаясь, приблизиться к нему, подобно тому, как ревностный повар-вегетарианец выбирает работу в мясном ресторане и испытывает острые ощущения, наблюдая, как мясо шипит, когда он его готовит.

- Джесси, - обратилась к ней Кэт, возвращая её в реальность. Шум переполненного посетителями бара, который на короткое время стих, снова вернулся. Подруга с любопытством наблюдала за ней.

- Повтори, что ты сказала? – попросила Джесси.

- Я спросила, считаешь ли ты Ханну Дорси серийной убийцей на пути становления?

Джесси расплылась в, как она надеялась, насмешливой улыбке.

- Это дико нелепое предположение, - сказала она. – И чтобы серьёзно его рассмотреть, мне нужно больше, чем один бокал. К сожалению, на данный момент у меня нет времени, так что придётся подождать с этим.

Она допила последний глоток, спрыгнула со стула и бросила на барную стойку двадцатку.

- Передавай от меня привет Райану, - поддразнила Кэт.

- Не сделаю ничего подобного, - надменно ответила Джесси, драматично развернувшись и сделав вид, что в бешенстве удаляется.

Она слышала, как Кэт хихикала позади, когда она уходила, и получала одновременно и удовольствие, и облегчение от осознания того, что её подруга ещё какое-то время будет думать об их разговоре. Это было лучше, чем оставлять её в мыслях о том, была ли сводная сестра Джесси потенциальной убийцей.

Пока Джесси шла к машине, она пыталась выбросить из головы этот разговор. Было уже 18:20 и к тому времени, пока она доедет до больницы, Райана уже должны были отпустить. Воспоминания об их утреннем разговоре внушали ей большую тревогу, чем она хотела бы.

Она почувствовала, что в уголках её губ начинает формироваться глупая улыбка, а необъяснимая дрожь пробегает по её спине. И вдруг она внезапно ощутила, что за ней наблюдают.

ГЛАВА 18

Джесси развернулась, в её левой руке были ключи, а правую она положила сверху на кобуру пистолета. Улица в центре города была практически бесшумной. К бару, из которого она только что вышла, направлялась молодая пара. Мужчина средних лет терпеливо ждал, пока его пёс сделает свои дела на небольшом клочке травы. На неё никто не смотрел. Ничего необычного она не слышала.

А затем, в дальнем конце ближайшего к ней переулка она услышала лязг, как будто кто-то закрыл мусорный бак или врезался в него. Она отошла влево, чтобы получше рассмотреть. Но кроме теней от быстро садящегося солнца она ничего не увидела.

Она стояла рядом с машиной, размышляя, стоит ли ей пойти дальше по переулку и спрашивая себя, зачем она вообще рассматривает такой вариант, когда у неё завибрировал телефон. Она посмотрела на полученное сообщение:

«Пациент №107939, Райан Моисей Эрнандес не нуждается в дальнейшей госпитализации и может быть отпущен домой при условии соблюдения некоторых правил. Можете встретить пациента за столом администратора на первом этаже».

Джесси решила пока оставить в покое этот переулок и поехать подразнить Райана по поводу его второго имени. Она запрыгнула в машину, бросила последний взгляд на переулок и уехала.


* * *


Напряжение было невыносимым.

Когда Джесси предложила отвезти Райана домой, она забыла, что он жил далеко от центральной больницы, в которой его осматривали и от места их общей работы.  Он жил в Венеции - районе на западе Лос-Анджелеса, в добрых сорока пяти минутах езды от центра.

Сначала всё было нормально, когда он рассказывал ей о том, что сказали врачи (при этом он делал это достаточно эмоционально). Она пошутила над его вторым именем – Моисей (на котором, как выяснилось, настояла его бабушка). Затем она сообщила ему новую информацию, полученную после разговора с Гевином Пеком, включая его упоминание о другой паре, с которой парень застал Тейлор.

Райан сразу же захотел поехать и допросить их. Джесси сказала ему, что он был не в состоянии провести ещё один допрос, и настояла на том, чтобы они подождали с этим до завтра. Он неохотно согласился.

Примерно на полпути к его дому у них закончились насущные темы для разговора и возникло неловкое молчание, которого им удавалось избежать на протяжении всего дня. К тому времени, когда они подъехали к его дому, они уже несколько минут не говорили друг другу ни слова.

- Ладно, спасибо, что подвезла, - сказал он, открывая пассажирскую дверь. – Увидимся завтра.

Но только выйдя из машины, он издал звук, похожий на хрип, и Джесси увидела, как её напарник ухватился за дверь, чтобы не упасть.

- Не смеши меня, - сказала она, выключив зажигание и выходя из машины. – Ты только что из больницы. Позволь мне хотя бы помочь тебе дойти до дома.

Она подвела его к двери небольшого, но ухоженного дома, расположенного на улице рядом с такими же домиками. Когда они подошли к двери, Джесси на секунду охватила паника.

- Она здесь? – спросила она.

- Нет, - сказал Райан, полностью осознавая, кто такая эта «она». – Шелли живёт у сестры в долине. В документах о разводе указано, что, как только он официально состоится, мы выставляем дом на продажу и делим полученные деньги пополам. А до тех пор дом в моём распоряжении.

Райан открыл дверь, и Джесси помогла ему войти внутрь.

- Пошли на кухню, - сказал он. – Я ничего не ел, кроме того хот-дога с чили и просто умираю с голоду.

- Так может быть это и есть истинная причина, по которой тебя госпитализировали, - предположила Джесси.

- Не смеши меня, - сказал он, непроизвольно улыбнувшись. – Мне больно смеяться.

Когда они добрались до кухни, Райан включил свет. Джесси обернулась. Комната была небольшой, но хорошо оборудованной множеством приборов высококачественной бытовой техники, на накопление которых, должно быть, ушли годы.

- Хочешь присесть? – спросила она. – Я могу принести тебе что-нибудь из холодильника.

- Я лучше постою, - сказал он. – Когда я сгибаюсь, мне так больнее. И я немного боюсь позволить тебе заглянуть ко мне в холодильник.

- Это риск, на который тебе придётся пойти, - сказала она, прислонив его к барной стойке и проходя через комнату. – Иногда, Райан, нам приходится открывать дверь, даже если мы боимся того, что может за ней скрываться.

Она схватила ручку холодильника и многозначительно посмотрела на него. Он сделал вид, что не понимает, о чём идёт речь.

- Мне кажется, ты пытаешься мне что-то сказать. Но я также чувствую, как урчит мой желудок. Поэтому я даже не знаю, как реагировать.

Джесси неодобрительно покачала головой и открыла дверцу. Сделав это, она поняла, чего Райан так опасался. Содержимое холодильника состояло исключительно из бутылок изотоника, тортилий, хумуса, арахисового масла и многочисленных баночек йогурта. Там также было несколько бутылок пива и однокое слегка примятое зелёное яблоко.

- Я даже не вполне могу разобрать содержимое твоего холодильника, не говоря уже о том, чтобы дать какой-то разумный комментарий по этому поводу.

- Говорил же тебе не смотреть, - напомнил он ей.

- Нет, серьёзно. У тебя нет ни молока, ни яиц? Нет мяса и никаких овощей? Такое впечатление, что ты ставишь опыты над собственной пищеварительной системой.

- Я не особенно люблю делать закупки, - признался он. – И, как правило, питаюсь где-то вне дома.

- Так вот откуда ты получаешь все необходимые питательные вещества – такие как листовая зелень, белок – когда ешь вне дома в местах типа «Pink’s Chili Dogs»?

- А как выглядит листовая зелень? – с серьёзным лицом спросил он.

Она улыбнулась, несмотря на все свои попытки сохранить суровое выражение лица.

- Даже не знаю, что тебе дать поесть, - сказала она. – Этот хумус не внушает мне доверия.

- Тортильи с арахисовым маслом вполне сойдут.  Ни то, ни другое ведь не может испортиться, разве не так?

- Думаю, сейчас мы это как раз и выясним, - неуверенно сказала Джесси, прихватив и то, и другое вместе с изотоником и отнесла к столу.

Райан достал ложку и начал намазывать тортилью арахисовым маслом.

- Не думаю, что смогу долго выдержать это зрелище, - сказала ему Джесси. – От одного этого вида я теряю аппетит, а ведь я вечером тоже ничего не ела.

- Могу с тобой поделиться, - поддразнил он её.

- Ну нет уж. Я собираюсь оставить тебя наедине с твоим студенческим ужином и поехать найти что-то, что напоминало бы настоящую еду.

Джесси уже собралась уходить, когда он позвал её.

- Эй, Джесси, - сказал он. – Спасибо, что открыла мне дверь холодильника.

Она знала, что его «спасибо» касалось не только еды и кивнула, не говоря ни слова.

- Я бы провёл тебя до двери, - сказал он. – Но думаю, мне лучше, знаешь ли, особо не двигаться сейчас.

- Я оценила твою попытку побыть галантным, несмотря на то, что она тебе так и не удалась, - ответила Джесси, выходя. – В самом деле, почему бы мне не помочь тебе сесть? Мне неудобно оставлять тебя стоять здесь. Я переживаю, что ты можешь потерять сознание.

Когда она вернулась к нему, они сделали несколько неуклюжих па, пока она пыталась найти нужный угол, под которым ей было бы удобно поддержать вес его тела и подвести его к стулу. В конце концов, она просто закинула его руку себе на плечо и крепко обняла его за талию, пока они перемещались до ближайшего стула.

Пока они двигались, она вдыхала его вполне приятный аромат – смесь едва различимого запаха пота и чего-то вроде мускатного ореха. Когда они добрались до стула, она наклонилась, чтобы он мог снять руку с её плеча. Но вместо того, чтобы опустить руку, он мягко положил её ей на бедро. Джесси потребовалось полсекунды, чтобы понять, что это было сделано не для того, чтобы опереться.

Она посмотрела на Райана. Они находились так близко, что она могла разглядеть крохотные зелёные точки в его карих глазах и отдельные волоски однодневной щетины на его подбородке. Райан посмотрел на неё, и Джесси почувствовала, как напряглись его пальцы на её бедре.

А потом, не замечая, кто из них это начал первым, они оба наклонились, слегка касаясь друг друга губами, а затем слились в страстном поцелуе. Её глаза закрылись, а руки скользнули к его груди. Он обхватил её щеки ладонями, притягивая к себе ещё ближе. Джесси почувствовала, что напряжение сегодняшнего дня растворяется, и на смену ему приходит возбуждение, обволакивающее всё её тело.

Она ещё сильнее прижалась к нему, когда вдруг почувствовала, что он нетвёрдо стоит на ногах. Джесси резко открыла глаза и увидела, что он пытается опереться на спинку стула. Она быстро взяла Райана под мышки и усадила на стул.

- Ты в порядке? – с тревогой спросила она.

- Я не совсем понял, что произошло, - ответил он. – У меня внезапно закружилась голова.

- Это я так влияю на мужчин, - сказала Джесси, пытаясь не акцентировать внимание на случившемся.

- Наверное, так и есть, - ответил Райан, всё ещё не вернувшись к своему нормальному состоянию.

- Но сейчас всё в порядке? – спросила она.

- Да, думаю, мне нужно пару минут посидеть. Как только я что-нибудь перекушу, мне должно стать полегче.

- Наверное, мне стоит дать тебе отдохнуть, - предложила она. – Сегодня был действительно тяжёлый день, и завтра будет не легче. Мне нужно будет проверить алиби Гевина Пека и допросить семью Шайн.

- Да. Думаю, я вырублюсь сразу, как поем, - вяло сказал он.

- Хорошо. Тогда увидимся утром в участке, - сказала Джесси.

- Звучит здорово, - ответил он, пока она направлялась в коридор. – И, Джесси, может быть завтра ты расскажешь мне секрет, почему у тебя такие нежные губы?

Она кивнула и развернулась, чтобы уйти, не будучи в силах быстро придумать, что ответить.

ГЛАВА 19

Джесси старалась вести себя как ни в чём не бывало.

Когда на следующее утро она вошла в участок, то сделала вид, будто всегда носила чуть более облегающие фигуру брюки и обтягивающий топ, который слегка подчёркивал её грудь.

«Ничего такого в этом нет. Всё абсолютно в рамках профессионального дресс-кода, может, чуть отличается от моего привычного стиля».

Когда она добралась до своего рабочего места, то увидела, что Райан уже был в офисе и просматривал какие-то бумаги. Она подошла ближе, делая вид, что не замечает бабочек, парящих у неё в животе. Всю прошлую ночь и сегодняшнее утро она пыталась не зацикливаться на том, что произошло, убеждая себя, что это был всего лишь мимолётный момент, и что ей не следует строить на этом никаких предположений.

Они оба устали. Райан, возможно, всё ещё находился под действием обезболивающих препаратов. Они оба находились в эмоционально уязвимом состоянии. Но, несмотря на все эти факторы, она не могла не чувствовать себя слегка взволнованной. Прошло уже много времени с тех пор, как она проявляла к кому-то нечто большее, чем мимолётный интерес. Девушка даже не была уверена в том, что когда-нибудь снова сможет восхищаться романтическими перспективами.

Когда она подошла к столу Райана, тот посмотрел на неё и улыбнулся. Почти сразу же она поняла, что что-то не так. Несмотря на все усилия, его улыбка выглядела натянутой и неуместной. Мешки под глазами говорили ей о том, что он тоже провёл большую часть ночи, обдумывая эпизод, который произошёл вчера между ними. Очевидно, по этому поводу он чувствовал скорее опасения, чем воодушевление.

- Привет, - сказал он нарочито бодрым голосом. – Как себя сегодня чувствует мой любимый профайлер?

Сердце Джесси немного сжалось. Она не знала, чего сама ожидала, но товарищеские отношения точно не были на вершине её списка.

- С ней всё в порядке, - сказала она.

Он кивнул… и продолжал кивать, по-видимому, не будучи способным придумать, что бы ещё сказать. Очевидно, её сомнения не шли ни в какое сравнение с теми, что мешали ему внятно изъясняться по-английски.

Она попыталась проникнуться его чувствами. Для Райана это было сложнее, чем для неё. К этому моменту времени она состояла в разводе уже почти год. А он всё ещё находился в самом процессе, и было ясно, что ему это давалось непросто. Каким бы ни был его интерес к ней, он, скорее всего, находился в постоянной борьбе с чувством вины за крах своего брака.

- Что ты там смотришь? – спросила она, не развивая тему и кивая на бумаги у него на столе.

- А, да – это тест на отцовство Гевина Пека. Он не отец ребёнка.

- Окей. Хорошо, что мы это знаем, хоть это и не исключает его из числа подозреваемых. Если он был в курсе того, что Тейлор была беременна, он всё равно мог испытывать ревность по этому поводу. А как мы знаем, этот парень не всегда может справиться со своими эмоциями.

- Кстати об этом, - сказал Райан, - сегодня утром он должен предстать перед судом для слушания дела об освобождении под залог. Думаю, ты станешь уговаривать меня не выдвигать против него обвинений?

- Я пообещала ему, что если он окажет содействие следствию, я замолвлю за него словечко перед тобой. К тому же я думаю, что для нас будет лучше, если он будет на свободе. Если это сделал он, то возрастёт вероятность того, что мы увидим его попытки скрыть улики именно сейчас, когда мы давим на него.

- Достаточно резонно, - признал Райан. – Я позвоню в суд и скажу, что не буду препятствовать его выходу под залог.

- Очень благородно с твоей стороны, - сказала Джесси, пытаясь снова добавить нотку игривости в их разговор. – И тот факт, что отцом ребёнка оказался не Гевин, не означает, что нам совсем не повезло. Если можно верить тому, что он сказал, у нас есть ещё один претендент.

- Дуг Шайн? – спросил Райан.

- Так точно. Похоже, они с Тейлор сблизились в плане личного общения. И, возможно, это имело свои, ну знаешь, последствия.

- Может быть, - отстранённо согласился Райан, явно не будучи сейчас в настроении шутить на тему чьих-то сексуальных предпочтений.

- Может нам навестить их с миссис Шайн? – выступила с инициативой Джесси.

- Звучит неплохо, - сказал он.

- Хорошо. Тогда звони в суд. Мне нужна минутка собрать вещи и можем выдвигаться.

Пока Райан звонил, Джесси рассматривала бумаги у себя на столе. Там лежала такая же папка, как и у него, и она решила прочитать её уже по дороге. Она быстро просмотрела свою почту. Вся её корреспонденция – счета, личные письма и т. д. – приходила ей в офис. Даже со всеми предпринятыми бесчисленными мерами безопасности в её новой квартире, казалось неразумным указывать своё настоящее имя и адрес на любом документе, к которому легко можно было получить доступ.

Смотреть особо было не на что. Там была выписка по кредитной карте, купон в «Bed, Bath & Beyond», вестник из её ВУЗа – Калифорнийского университета, и открытка с надписью «Голливуд» на обратной стороне. Ещё даже до того, как прочесть её, она поняла, что с этой открыткой что-то не так.

Во-первых, в её жизни не было никого, кто мог бы прислать ей открытку. Во-вторых, зачем кому-то присылать ей открытку из города, в котором она жила? И наконец, там не было ни марки, ни обратного адреса. Это значило, что её принесли непосредственно в участок.

Прежде чем сделать что-то ещё, Джесси схватила пару перчаток для взятия улик и надела их. Затем она подняла открытку со стола и посмотрела, что там было. А там аккуратным почерком печатными буквами было написано следующее:

«Дорогая мисс Джесси,

Надеюсь, Ваше восстановление прошло без происшествий. Если Вы ещё не поняли, я хотел бы объясниться: Вы и Ваши товарищи больше не являетесь предметом моих интересов. Надеюсь, это взаимно. Думаю, для нас обоих было бы лучше переключиться на более свежее мясо и более свежие лица. Так я, например, собираюсь заняться лепкой из глины. Жаль, что Ваш отец никогда не рассматривал подобный вариант.

Всего наилучшего,

Болтон».

- С тобой всё в порядке? – спросил Райан, стоя позади неё. – Я думал, мы едем поговорить с Шайнами.

Ничего не сказав, она подняла на него глаза, просто указывая на открытку, лежащую перед ней. Райан посмотрел на её выражение лица, а затем заметил у неё на руках перчатки. По его глазам Джесси догадалась, что он всё понял.

ГЛАВА 20

Джесси почти не разговаривала.

Всю дорогу до дома семьи Шайн, расположенного у самого основания Голливудских холмов она снова и снова прокручивала в голове слова открытки. После нескольких минут тишины, Райан сделал ещё одну попытку.

- Знаю, что это тебя тревожит. Но, может быть, оно и к лучшему. Он говорит, что не собирается причинять вред ни тебе, ни твоим приятелям. И, как один из твоих приятелей, я считаю эту новость достаточно ободряющей.

Джесси этот комментарий не позабавил.

- А тебя не ободряет его фраза про «свежее мясо и свежие лица», на которые, по его словам, он собирается переключиться?

- Возможно, это всего лишь метафора. Крачфилд всегда старался использовать фигуры речи в своём языке.

Джесси посмотрела на него, но его слова её не убедили.

- Хорошо, может, это и не метафора, - признал он. – Но это не значит, что у нас нет вариантов. Мы знаем, что эту открытку он должен был отправить вчера, чтобы сегодня утром она оказалась среди твоей почты. Декер попросит техников просмотреть вчерашние записи камер наблюдения в вестибюле участка, чтобы узнать, сможем ли мы опознать его.

- Райан, - с раздражением ответила она, - речь идёт не об обычном преступнике. Ты не хуже меня знаешь, что Крачфилд подготовился к этому. Я сомневаюсь даже, что он вбросил её самостоятельно. Он мог заплатить любому человеку с улицы, чтобы тот сделал это за него. Мы даже не знаем, кого искать.

- Поэтому мы проверим камеры и на улице возле участка.

- Ты думаешь, Болтон Крачфилд стоял у входа в Центральный участок, пока не нашёл человека, которому можно было бы заплатить, чтобы тот вбросил эту открытку, а затем, прежде чем уйти, подождал, пока его опознают и позволил камерам отследить его текущее местоположение?

- Ого, когда ты так завернула, это звучит совсем уж маловероятно. И я не уверен, что мне нравится твой негативный настрой.

Джесси не улыбнулась.

- Я ценю то, что ты стараешься разрядить обстановку, чтобы я не волновалась, - сказала она. – Но этот поезд уже ушёл. Я прямо заявляю, что напугана.

Райан перестал шутить.

- Я это понимаю. Но, возможно, тебе стоит поставить на паузу своё волнение на следующий час или около того. Мы сейчас будем встречаться с потенциальными свидетелями или подозреваемыми, или Бог знает, кем ещё они окажутся в деле Янсен. Ты мне нужна на своём максимальном уровне сосредоточенности.

Конечно, он был прав. Её одержимость открыткой Болтона Крачфилда не поможет ей приблизиться к раскрытию правды о смерти Тейлор Янсен и о том, было ли это убийством. А Джесси чувствовала себя обязанной перед этой женщиной раскрыть правду о том, что случилось на самом деле. И если для этого ей потребуется отвлечься от собственных проблем, то так тому и быть.

Она попыталась переключиться в режим ведения следствия, сосредоточив своё внимание на том районе, в который они въезжали. В отличие от района Хорсли, где местные дома были выдержаны в более-менее одинаковом стиле, здешние дома представляли собой разношёрстную совокупность кричащих и обветшалых зданий, а также всего, что можно было классифицировать, как нечто среднее между ними. К северу от диких улиц Голливуда и к югу от уединённых усадеб на холмах этот район, казалось, не определился со своей главной тенденцией, поэтому взял понемногу ото всех.

- Похоже, Шайны немного менее альтруистичны, чем Хорсли, - сказала она, листая их досье, пока они ехали.

- А что, они торгуют оружием или что-то в этом роде? – спросил Райан.

- Ну, не настолько плохо, - сказала Джесси. – В следующем месяце будет десять лет, как они женаты. Детей у них нет. Дуг Шайн занимается недвижимостью – в основном квартирами и кондоминимумами. Клэр работает сама на себя. Похоже, она продаёт витамины и пищевые добавки, производимые одной из этих сетевых компаний.

- У кого-нибудь из них есть приводы?

- Не-а, чисты, как стёклышко, - ответила Джесси. – Но никто из них всё же не спасал детей от опасного для жизни сердечного заболевания.

- Тогда давай загоним их в угол! – воскликнул Райан, когда они свернули на улицу, где жили Шайны.

Джесси оценила этот момент непринуждённости в их общении, пусть и такой краткий. И всё же, в ближайшее время им придётся проработать возникшее между ними напряжение. И в профессиональных, и в личных отношениях с Райаном она чувствовала себя, как на иголках.

Они подъехали к дому, который оказался ни слишком вычурным, ни обветшалым. Он был старым, возможно даже имел историческую ценность – а для Лос-Анджелеса это значило, что ему было больше ста лет. Но дом был обновлён и модернизирован таким образом, чтобы при этом не утратить свой оригинальный стиль. Здесь был гараж из искусственного дерева с автоматическими воротами, который органично вписывался в окружение, а также солнечные батареи, которые выглядели, как декоративная стеклянная крыша.

Они припарковались перед домом и направились к входной двери. Джесси не могла оставить попытки угадать, в какое из окон тогда заглядывал Гевин. Как только они подошли, открылась дверь гаража, в котором стояло две машины. Похоже, оба супруга всё ещё были дома. Через секунду в их поле зрения появился мужчина.

Он был в точности таким, каким его описал Гевин – около тридцати пяти, высокий и худой, но в однозначно хорошей физической форме. У мужчины были волнистые чёрные волосы, зачёсанные назад и собранные в короткий хвост. При его виде Джесси сразу же почувствовала отвращение. У него были практически идеальные черты лица, его подбородок, казалось, был словно высечен из гранита.

Мужчина обратил внимание на машину, загородившую выезд из его дома, а затем и на людей, стоящих у входной двери.

- Могу ли я вам чем-то помочь? – спросил он тоном, предполагающим, что на самом деле он не собирался выполнять того, о чём говорил.

- Держу пари, что можете, - неожиданно энергично воскликнул Райан. – Вы тот самый Дуг Шайн – знаменитый магнат по торговле недвижимостью?

- Пожалуй, да, - сказал Дуг, не будучи уверенным не насмехаются ли над ним. – А вы кто такие?

- Чертовски рад встрече с Вами, Дуг. Меня зовут Райан Эрнандес, а это Джесси Хант. Мы работаем на городские службы и хотели бы несколько минут поговорить с Вами и Вашей женой, если Вы не возражаете.

Джесси не понимала, какую тактику выбрал Райан. Но какой бы она ни была, Джесси была сбита с толку и заинтригована, решив посмотреть, как события будут развиваться дальше.

- Вы не можете вот так просто прийти в мой дом, заявить, что работаете «на городские службы» и надеяться, что я приглашу вас войти. О чём именно идёт речь? – спросил он.

Разговор был прерван звуком отпирающегося замка. Через минуту входная дверь открылась и из неё вышла стройная блондинка чуть старше тридцати. Гевин описал Клэр Шайн худощавой, и у Джесси сложилось впечатление, что женщина была очень хрупкой. Но глядя на неё сейчас, Джесси подумала, что Гевин так описал её только в сравнении с более мускулистым телом Тейлор. Клэр была жилистой и подтянутой, как спортсменка, которая оставила большой спорт, но всё ещё регулярно тренировалась, чтобы поддерживать форму.

- Всё в порядке, дорогой? – спросила она сладким, как мёд голосом.

- Не знаю, золотце, - так же приторно ответил он. – У нас тут пара незнакомцев, которые хотят с нами проговорить. Они говорят, что работают в городской службе, что бы это ни значило.

- Это значит, - протягивая свой значок, сказал Райан, и его голос потерял дружелюбные нотки, - что мы здесь по делам полиции Лос-Анджелеса, и у нас есть к вам несколько вопросов. Это также означает, что вам придётся опоздать на встречу, на которую вы собирались. Так что с выселением квартиросъёмщиков и поднятием арендной платы за жильё придётся немного повременить. А сейчас вам нужно решить, состоится ли наш разговор в доме или прямо здесь – во дворе, где нас могут увидеть, или, что ещё хуже – услышать ваши соседи. Или же нам стоит вызвать вас в участок?

- Почему бы вам, ребята, не зайти внутрь и не выпить по чашечке кофе, - сказала Клэр, прежде чем её муж смог ответить на реплику Райана. Он раздражённо посмотрел на неё, в ответ получив испепеляющий взгляд.

- Да, проходите, - наконец произнёс он. – Мы всегда рады помочь парням в синей полицейской форме, или любого другого оттенка – какие они там у вас ещё бывают.

К большому облегчению Джесси, Райан решил не усугублять ситуацию. Они последовали в дом вслед за Клэр и сразу же оказались в огромной гостиной с видом на холмы.

- Простите, я пропустила момент, когда вы представлялись, - сказала Клэр, указывая им на мягкий кожаный диван, на котором они могут расположиться. – Меня зовут Клэр Шайн, я жена Дуга.

Джесси заметила, как она слегка вздрогнула, произнеся эту фразу, как будто это причинило ей боль. Краем глаза она также заметила, как Дуг замер, когда его жена заговорила.

- Меня зовут Джесси Хант, - сказала она, решив пока что держать свои наблюдения при себе.  – Я работаю профайлером в полиции Лос-Анджелеса. А этот очаровашка – детектив Райан Эрнандес. Ваши имена всплыли в ходе одного из наших расследований, и мы решили поговорить с вами, чтобы узнать, сможете ли вы нам помочь.

- У нас какие-то проблемы? – спросила Клэр, нахмурив брови.

- На данный момент мы просто собираем информацию, - максимально обнадёживающим тоном сказала Джесси. – Никаких проблем нет. Мы просто сопоставляем факты и надеемся, что вы сможете дополнить общую картину. Вы согласны нам помочь?

 Супруги нерешительно посмотрели друг на друга. Джесси охарактеризовала бы их состояние так, будто они разрывались между желанием не иметь к этому никакого отношения и нежеланием выглядеть так, будто им есть, что скрывать.

- Мы постараемся помочь вам, - неохотно сказал Дуг. – Хотя сначала было бы неплохо узнать, о чём именно идёт речь.

- Вы знакомы с женщиной по имени Тейлор Янсен? – напористо и без преамбулы спросил Райан.

Они снова обменялись тревожными взглядами. Первой заговорила Клэр.

- Ещё пару месяцев назад она была моим личным тренером.

- А почему сейчас перестала им быть? – давил Райан.

Оба супруга посмотрели в пол, как ученики, которых вызвали в кабинет директора. Через мгновение Дуг поднял глаза.

- Трудно быть настроенными на сотрудничество, когда мы даже не знаем, куда вы клоните. Вы задаёте слишком личные вопросы.

- В самом деле? – невинно спросила Джесси. – Неужели вопрос о том, почему у вас больше нет личного тренера настолько личный?

Клэр Шайн не мигая посмотрела на Джесси прищуренными глазами. Было ясно, что женщина знала, куда они клонят. Казалось, она взвешивает, насколько откровенной в разговоре ей стоит быть. Некоторое время они оценивающе смотрели друг на друга. Наконец она начала говорить.

- Этот вопрос достаточно личный в том смысле, что Клэр стала причиной, по которой мы с Дугом разводимся.

ГЛАВА 21

Дуг внезапно закашлялся. Глаза Райана округлились. Джесси была шокирована, но не удивлена. Теперь мрачные взгляды этой пары обрели больше смысла.

- Вы могли бы уточнить подробности? – спросила она, как будто ожидала именно такого ответа.

- Может, не стоит, - отчаянно произнёс Дуг.

- Слишком поздно, зай, - насмешливо сказала Клэр. – Ясно ведь, что они уже обо всём знают. Так что мы тоже можем всё рассказать.

- Думаю, это будет правильное решение, - согласилась Джесси, любопытствуя, что именно подразумевалось под словами «можем всё рассказать».

- Итак, совершенно очевидно, что кто-то вам рассказал, что мы были… как бы это помягче сказать… что мы встречались с ней, - сказала Клэр.

- Мы слышали об этом, - подтвердила Джесси. – Так вы оба состояли в связи с ней?

- Совершенно верно. Сначала только я. Но потом это переросло в тройничок.

- Как всё… развивалось? – спросил Райан.

- Она была моим тренером и многое знала о моей жизни. Я занимаюсь торговлей пищевыми добавками и вовлекаю других девушек в своё дело. Она очень быстро присоединилась, хоть потом и решила, что это не для неё. Но я была в восторге от того времени, которое мы проводили вместе за пределами тренажёрного зала. Между нами завязался флирт. И когда она порвала со своим парнем, я к ней подкатила. Сначала она возмутилась, но постепенно это возмущение сошло на нет. Мы стали встречаться. После нескольких встреч я спросила, не будет ли она против, если к нам присоединится Дуг. Она заинтересовалась. Затем это превратилось в откровенное влечение. Тейлор была открыта даже к тому, что я мягко называю «грубой игрой». Но примерно через месяц она решила прекратить наши встречи.

- Почему? – спросил Райан.

И снова Шайны переглянулись, давая понять, что не уверены, насколько откровенными им следует быть. На этот раз заговорил Дуг.

- Наш брак уже некоторое время находился на грани разрыва ещё до того, как мы встретили Тейлор. Сначала она привнесла в наши отношения некоторую изюминку и дела пошли на поправку. Но через несколько недель наши проблемы снова обострились. Каждый из нас стал ревновать другого к тому времени, которое тот с ней проводил. Мы ненавидели друг друга за то, что вовлекли её в наши отношения.

Джесси обменялась взглядами с Райаном, свидетельствующими о том, что те ступают на неизведанную территорию.

- Я думал, что смысл этой истории с тройничком – быть открытыми по отношению друг к другу и отбросить в сторону такие мелкие эмоции, как ревность, - сказал Райан.

- Да, - ответил Дуг. – Это так и должно работать, но только не в нашем случае. Мы оба возбуждались, когда к нам присоединялся кто-то третий. Но правда также заключается и в том, что мы оба напористые, эгоистичные личности. Так что в долгосрочной перспективе подобные отношения всегда бы заканчивались проблематично.

- Но я могу предположить, что вы имели опыт подобных отношений и ранее, - сказала Джесси. – Почему ваши отношения разрушились именно в этот раз?

Впервые с тех пор, как они приехали, Джесси увидела, как оба супруга искренне улыбаются. Клэр объяснилась.

- Это потому что Тейлор была другой. У неё было такое очарование и харизма, что она одновременно выглядела сексуальной и невинной.

- Ага, - согласился Дуг. – Все остальные персонажи, которых мы приглашали к себе в постель были лишь способом удовлетворить себя. Но в случае с Тейлор мы хотели сделать приятное ей. Мы хотели, чтобы она была счастлива. И вскоре каждый из нас начал видеть в другом препятствие этому.

- Через какое-то время ей всё это надоело, - добавила Клэр. – И она сказала, что не хочет продолжать наши встречи. И тренироваться после этого у неё было бы слегка неловко.

Затем Дуг продолжил:

- После того, как она ушла и у нас не осталось ничего, что отвлекало бы нас от мысли о том, насколько мы ненавидим друг друга, мы решили положить конец нашим отношениям и сделать это официально.

- Но вы оба всё ещё здесь, - заметил Райан.

- Мы спим в разных комнатах, - сказала Клэр.

- Просто для каждого из нас более практично и экономно жить здесь до окончательного развода, - добавил Дуг. – И даже после него мы какое-то время можем продолжить жить, как сейчас.

- Посмотрим, - язвительно ответила Клэр.

- Вы вините Тейлор в том, что ваш брак распался? – спросила Джесси, стараясь, чтобы этот вопрос прозвучал максимально непринуждённо.

И снова эта странная супружеская пара обменялась тревожными взглядами. После нескольких долгих секунд Клэр ответила за них обоих.

- Я виню в этом нас.

- Итак, мы уже ответили на все ваши вопросы, - быстро заметил Дуг. – А сейчас, не могли бы вы рассказать нам, к чему всё это? Тейлор сделала что-то не так?

Теперь настала очередь Джесси и Райана обмениваться неудобными взглядами. Через мгновение она едва заметно ему кивнула, зная, что он поймёт – её напарнику снова нужно рассказать супружеской паре правду об их любовнице, пока она будет наблюдать за реакцией каждого из них. Райан слегка кивнул ей в ответ, выражая понимание.

- Мне очень жаль, но Тейлор мертва, - сказал он.

Шайны одновременно ахнули.

- Что произошло? – спросила Клэр.

- Мы всё ещё пытаемся это выяснить, - ответил Райан. – Именно поэтому мы общаемся со всеми, с кем она недавно контактировала, чтобы получше узнать о её жизни.

- Но мы в последнее время с ней не контактировали, - заметил Дуг. Джесси была поражена, насколько быстро его шок сменился защитной реакцией.

- Когда вы видели её в последний раз? – спросил Райан.

- Не могу сказать точно, - ответил Дуг. – Но много недель назад, может, даже несколько месяцев.

 Джесси посмотрела на Клэр, которая очень красноречиво молчала.

- Вы тоже согласны с такими временными рамками? – спросила она.

Покраснев, Клэр подняла глаза.

- Возможно, я виделась с ней не так давно, - тихо призналась она.

- Что? – воскликнул Дуг.

- Когда? – спросила Джесси.

- Несколько недель назад, - прошептала Клэр. – Я столкнулась с ней на рынке, мы разговорились, потом одно за другим и… это было всего лишь раз. Перед ней трудно устоять.

- Вы ничего об этом не знали? – спросил Райан у явно разгневанного мужа.

- Нет, - огрызнулся он. – В противном случае, я бы настоял на разводе с этой сучкой раньше.

- Эй, - предостерёг Райан.

- Мы уже не были вместе, Дуг, - прокричала в ответ Клэр. – Ты больше не имеешь права меня ревновать. Я могу спать с тем, с кем захочу. Скажи спасибо, что я не привела её в дом, ты – пещерный человек с засаленными волосами.

- Так, - прервала их Джесси. – Очевидно, что вам двоим есть о чём поговорить. Но не стоить этого делать прямо здесь и сейчас. Нам от вас нужно ваше местонахождение в понедельник с полудня и до четырёх утра следующего дня.

Шайны метали друг в друга гневные взгляды, пока Клэр наконец не достала свой телефон и не посмотрела в календарь. Через несколько секунд Дуг последовал её примеру.

- Весь день я была на презентационных вечеринках, - объявила Клэр.

- Простите, что? – спросила Джесси.

- Это вечеринки в стиле презентаций посуды Tupperware, - объяснила Клэр. - Только для пищевых добавок, которые я распространяю. Я делаю презентацию товара, показываю видео, раздаю бесплатные образцы и записываю людей, желающих принять участие в программе по моему направлению. В тот день у меня было три подобных вечеринки.

- Хорошо, - сказал Райан, искренне удивившись, что кто-то реально занимался такими вещами. А Вы, мистер Шайн?

- Утром у меня было несколько встреч, - сказал он, изучая экран своего телефона. – Затем я провёл день, посещая различные объекты и общаясь с менеджерами сайта.

- А вечером? – спросила Джесси.

- Мы пошли на открытие нового клуба на Хайленд Авеню, - сказал Дуг. – Его владелец – мой друг. Никто ещё не знает о разводе, поэтому мы делали вид, что всё ещё вместе.

- Хорошо, - сказал Райан. – Нам потребуется, чтобы вы предоставили более детальное расписание ваших местонахождений в этом временном отрезке с именами тех людей, которые могут их подтвердить. Мы также просим Вас предоставить образец Вашей ДНК, мистер Шайн.

- Зачем? – возмущённо спросил тот.

- Потому что на момент своей смерти Тейлор была беременна, - сообщил Райан. – Мы пытаемся установить личность отца.

- Но Дуг всегда предохранялся, - настаивала Клэр. – Мы, конечно, со своими тараканами, но далеко не глупы.

Джесси заметила, что Дуг ничего не сказал.

- Вам есть что добавить, мистер Шайн? – спросила она.

Он подождал достаточно долго, прежде чем ответить.

- Я не всегда предохранялся, - тихо признался он.

- Что? – недоверчиво переспросила Клэр. – Ты всегда пользовался защитой. Я помогала тебе, разве ты не помнишь?

Он сделал паузу, явно отдавая себе отчёт в том, что то, что он сейчас скажет не будет воспринято с воодушевлением.

- Мы с Тейлор несколько раз встречались без тебя.

Райан посмотрел на Джесси с таким выражением лица, которое она никогда прежде у него не видела – это было сочетание искреннего шока, смешанного с отчаянной попыткой подавить смех. Джесси чувствовала в точности то же самое. Как будто они попали в очередную серию дешёвой мыльной оперы. Клэр в течение нескольких секунд смотрела на своего уже почти бывшего мужа, прежде чем ответить.

- Ты… свинья, - сказала она просто и без эмоций.

- Прямо, как ты, - усмехнулся он.

- Итак, нам нужны будут эти данные сегодня, - вмешался Райан, надеясь предотвратить надвигающуюся бурю.

- Я сейчас же этим займусь, - сказал Дуг, не обращаясь ни к кому конкретно.

- Мы уже собираемся уходить, - сказала Джесси не только для того, чтобы как-то разрядить атмосферу, но и чтобы предупредить их. – Но в случае, если нужные нам данные о свидетелях, которые могут подтвердить ваше алиби не будут предоставлены до полудня, нам придётся прислать к вам офицеров полиции. В вашем распоряжении есть несколько часов, так что я бы на вашем месте начала прямо сейчас. Восстановить события конкретного дня может оказаться сложнее, чем вы думаете.

Пока Джесси с Райаном выходили из дома, никто из супругов Шайн не произнёс ни слова. Они поспешили к двери, с радостью оставляя позади себя надвигающуюся бурю.

ГЛАВА 22

- Час назад эта информация была бы намного полезнее! – рявкнул в телефон Райан, когда они снова направились в участок.

Они провели в машине всего пять минут после разговора с Шайнами, когда им позвонил Реджи Тони из отдела по борьбе с организованной преступностью.

- Я только что услышал, что вы сегодня утром встречались с Дугом Шайном, - сказал Реджи.

- Мы только что уехали от него, - ответил Райан. – А что?

- Это очень плохо, - словно извиняясь сказал Реджи. – Вы, наверное, не знали, что мы ищем его связи с мафией.

В этот момент Райан просто взорвался. После того, как он выпустил эмоции наружу, он был готов услышать объяснения. Реджи их предоставил, казалось, не обращая при этом внимания на то, что на него только что накричали.

- Мы полагаем, что Шайн использует часть своей недвижимости, сдаваемой в аренду, для отмывания денег преступного синдиката Пропова, базирующегося за пределами России. Вся фишка заключается в том, что некоторые объекты его собственности являются полностью законными, а те, которые ему не принадлежат – являются собственностью нескольких подставных компаний. И отследить их – сущий кошмар.

Было видно, как Райан встряхнулся, будто пытаясь физически избавиться от разочарования, что его держали в неведении.

- Как ты думаешь, если мы надавим на него с этой стороны, - начал он, - то может он расколется и в деле с этой подозрительной смертью, которое мы расследуем?

- Это основная причина, по которой я хотел с вами связаться. Я бы очень не хотел, чтобы вы говорили с ним обо всей этой истории об отмывании денег. Мы его преследуем уже почти год и пока что ничего не смогли нарыть. Он действует крайне осторожно, даже не предполагая, что мы под него копаем. Но вместе с тем он странным образом безрассуден. Как раз вчера вечером он приехал на открытие клуба одного из парней, связанных с мафией, что доказывает, что он не особо беспокоится о поддержании своего положительного образа.

- Он безрассуден не только в этом, - пробормотала Джесси себе под нос.

- Что такое? – спросил Реджи.

- Ничего, - сказал Райан, нахмурившись в сторону своей коллеги. – Нам нужно знать что-то ещё?

- Да, раз уж я выкладываю на стол все карты, то мы думаем, что его жена тоже занимается незаконной деятельностью - торгует наркотиками.

- Что? – не смогла сдержаться Джесси.

-  Дерзко, да? – сказал Реджи, слегка посмеиваясь. – Мы считаем, что она использует торговлю пищевыми добавками в качестве прикрытия, чтобы продавать опиоиды деловым партнёрам своего мужа на чёрном рынке. Сама лично она ничего не продаёт. Но она выбирает нескольких особо перспективных в этом плане подопечных, которыми можно легко манипулировать. Обычно это женщины, которые отчаянно нуждаются в дополнительных средствах к существованию, и готовы принять удар на себя в случае, если дела будут плохи. Без железобетонных доказательств мы не решаемся допрашивать никого из этих женщин, чтобы они не предупредили Клэр Шайн.

- Ого, - произнесла впечатлённая Джесси. – Должна признать, им удалось обвести меня вокруг пальца. Я вообще ничего такого не подозревала. Я думала, что они просто пара озлобленных супругов, которые любили тройничок.

- Простите, - сказал Реджи. – Что Вы сказали?

- Мы тебе перезвоним, Редж, - сказал Райан и повесил трубку. – Спасибо за предупреждение.

- Это заставляет задуматься, - сказал он после нескольких секунд молчания, - если им в течение многих месяцев настолько хорошо удаётся скрывать свои многочисленные незаконные действия, насколько сложным для них будет избавиться от доставляющего проблемы тренера и позже сделать вид, что они крайне удивлены её смертью?

- Неплохой аргумент, - согласилась Джесси. – Хоть у нас и нет против них веского мотива.

- Может, Тейлор ненароком узнала об одном из их незаконных дел, - предположил он. – Или, возможно, она сказала Дугу, что он был отцом её ребёнка, и тот плохо отреагировал.

- Думаю, в течение ближайших нескольких часов мы немного проясним ситуацию на этот счёт, - отстранённо сказала Джесси.

Что-то из того, что только что сказал Райан, вызвало у неё странное волнение, будто от неё ускользало что-то важное, и она не могла понять, что именно. Как она ни пыталась, она никак не могла разгадать эту загадку.

- Что нужно выяснить в первую очередь, - сказал Райан, прерывая ход её мыслей, - так это хронологию событий. Если мы собираемся во всём разобраться, нам нужно разложить факты по полочкам у себя в голове.

Джесси позволила неясным мыслям, витавшим в её голове пока что улетучиться в надежде, что решение проблемы придёт само собой.

- Хорошо, - сказала она. – Мы знаем, что Джесси официально рассталась с Гевином около трёх месяцев назад, верно?

- Да, - согласился Райан. – И по его словам, а также по словам Шайнов, она вступила с ними в связь спустя неделю после этого. Но их «особенное времяпровождение» продлилось всего около месяца, прежде чем они оттолкнули её своими проблемами.

- Верно, - продолжила Джесси. – Это совпадает со словами Мидоу Хорсли о том, что она вступила в отношения с Тейлор около двух месяцев назад.

- И эти отношения тоже сошли на нет, - заметил Райан. – Если верить Мидоу, когда Тейлор перестала отвечать на её звонки и сообщения, она подумала, что это было по причине того, что девушка утратила интерес к их отношениям.

- Но, - напомнила ему Джесси, - мы знаем, что к тому времени Тейлор, скорее всего, уже была мертва.

- Да, - согласился Райан. – Но, если Мидоу этого не знала, и думала, что Тейлор охладела к ней, это свидетельствует о том, что женщина подозревала, что их отношения сходят на нет. Похоже, у Тейлор был некий шаблон. Будь то моногамные отношения, или связь с несколькими партнёрами сразу, она в них не задерживалась надолго.

- Как и сказал Гевин – его ей было мало. Похоже, даже несколько пар не было достаточно этой девушке.

Когда они вернулись в участок, там их ждал Декер. Джесси догадалась, что ему позвонил дежурный с парковки, когда они подъехали, поскольку они ещё даже не успели войти в здание, как он открыл дверь, чтобы поздороваться с ними.

- Капитан Декер, - сказал Райан неубедительно восторженным тоном. – Мы как раз приехали встретиться с Вами.

- Вот и отлично, - кратко ответил Декер, - поскольку я как раз собирался отстранить вас от дела.

ГЛАВА 23

Джесси была горда собой за то, что ей удалось сохранить самообладание.

Чего нельзя было сказать о детективе Эрнандесе, которому ещё повезло, что его не отстранили за первую же словесную реакцию, которая включала в себя многообразие слов ненормативной лексики, которые Джесси никогда раньше не слышала в профессиональной среде. Надо отдать должное капитану Декеру, который подождал, пока они все оказались у него в кабинете за закрытой дверью, прежде чем ответить.

- Я собираюсь списать твой всплеск эмоций на то, что ты ещё не пришёл в себя после вчерашней госпитализации, о которой вы оба забыли мне доложить.

Джесси уже собиралась устроить перед шефом танцы с бубном, когда вмешался Райан.

- Это целиком и полностью моя вина, сэр, как и неуместный поток слов, который ранее имел место быть, - сказал он после того, как через пару минут успел остудить пыл. – Я не сказал Джесси правду и притворился, что со мною всё хорошо. Ей нечего было Вам доложить, поскольку эту информацию я скрыл и от неё в том числе.

- Так и было, мисс Хант? – спросил капитан Декер, разворачиваясь к ней и устремляя на неё взгляд своих ястребиных глаз-бусин.

Она осторожно выбирала слова, надеясь, что они удовлетворят её начальника.

- Я не была в полной мере осведомлена о характере состояния детектива Эрнандеса.

- Потому что я не потрудился сообщить ей об этом, сэр, - настаивал Райан. – Поступив таким образом, я был вынужден дождаться положительного заключения врачей, и сейчас действительно чувствую себя хорошо. Я просто толкнул того парня сильнее, чем следовало бы.

- Я хочу видеть всё это в письменном виде, Эрнандес, - сказал Декер, ещё явно будучи скептически настроенным. – Как бы то ни было, я отстраняю тебя от дела. Мы взяли под контроль ситуацию с бандитской перестрелкой, и сейчас у нас есть свободные люди. Я приобщу к делу Трембли. В любом случае, там похоже осталось не так уж и много работы.

- Это не так, капитан, - решительно заявила Джесси. – Мы всё ещё проверяем алиби пяти потенциальных преступников и ждём окончательного отчёта о причине смерти. Там ещё есть, чем заняться, сэр.

Декер вздохнул с большим раздражением.

- Позвольте спросить у Вас кое-что, Хант. У вас есть главный подозреваемый? Хоть у кого-то из этих пяти человек есть веский мотив для убийства?

Джесси сделала паузу, прежде чем ответить.

- Слишком рано говорить со стопроцентной уверенностью, - наконец сказала она.

- Это значит – нет, - рявкнул в ответ Декер. – У вас есть хотя бы достоверные доказательства того, что это на самом деле было убийством, а не суицидом или смертью в результате несчастного случая?

 - Мы рассматриваем все эти версии, капитан, - сказала она, отдавая себе отчёт в том, что ей не удастся его убедить.

- Это тоже значит «нет», - буркнул он. – Итак, у вас нет главного подозреваемого и даже веских доказательств того, что было совершено преступление. И это называется объективной оценкой ситуации?

- Капитан, всё не так просто. Нужно перепроверить некоторые факты…

- Мне не нужны домыслы, Хант. Я люблю факты, мотивы и улики, которых, похоже, очень мало в этом деле. Назовите мне хоть одну причину, по которой я должен позволить вам двоим продолжить вести это дело.

- Это убережёт нас от неприятностей, - выпалил Райан, выдвигая аргумент, который не поняла даже Джесси.

- Что? – спросил Декер.

- Вы хотите, чтобы мы оба избегали рискованных ситуаций, верно? Если то, что Вы говорите, правда, и мы пытаемся раскрыть убийство, которого на самом деле не было, тогда это самое безопасное для нас место, так ведь?

Декер ошеломлённо посмотрел на него.

- Дайте нам срок хотя бы до конца дня, капитан, - попросил Райан. – Если к тому времени мы Вам не предоставим ничего существенного, прекрасно - отстраните нас от дела. Поставите на него Трембли. Или вообще никого не ставьте. Мы не станем спорить. Но позвольте нам, по крайней мере, исследовать пару последних зацепок. Пожалуйста.

Декер смотрел поочерёдно на них обоих. Джесси изобразила самое сиротливое выражение лица в надежде, что её начальник будет к этому восприимчив. Но его лицо оставалось непроницаемым. Казалось, что он делает какие-то умственные расчёты в своей голове.

- Сегодня до конца рабочего дня, - наконец пробормотал он. – Или вы предоставите мне веское доказательство наличия совершённого преступления и назовёте главного подозреваемого, или я вас отстраняю и назначаю Трембли поставить точку в этом деле. Это понятно?

Джесси кивнула.

- Спасибо, капитан, - добавил Райан.

- А теперь прочь из моего кабинета, – ответил Декер. – Вы теряете время.

Они сделали так, как им было велено. Когда они подошли к своим рабочим местам, Джесси наклонилась и прошептала:

- Удачный ход.

- Спасибо, - ответил её напарник. – Давай извлечём из этого максимум пользы.

- Точно, - сказала она, сделав короткую паузу, прежде чем добавить то, что терзало её с тех пор, когда они последний раз были на своих рабочих местах этим утром. – Возможно, когда у нас появится свободная минутка, мы могли бы обсудить кое-что ещё?

 - Что именно? – спросил он, хотя, судя по тому, как он отвёл глаза, избегая её взгляда, Джесси поняла, что Райан знает, о чём идёт речь.

- О том, что произошло между нами прошлой ночью, и насколько неловко после этого ты стал себя чувствовать, - напомнила она ему.

- А, это.

- Да, это.

- Я определённо хочу поговорить с тобой об этом, - сказал он гораздо быстрее, чем обычно. – Но давай поговорим об этом после работы, хорошо? У меня такое чувство, что для этого разговора потребуется гораздо больше времени, чем мы располагаем на данный момент. Давай пока что сконцентрируемся на деле. Так пойдёт?

- Конечно, - ответила Джесси, сумев удержаться от того, чтобы добавить то, что она хотела сказать на самом деле.

«Это звучит зловеще».


* * *


Алиби всех подозреваемых подтвердилось.

По крайней мере, на первый взгляд. Разложив у себя на столах бумаги, Джесси и Райан провели следующий час, изучая данные GPS автомобилей пяти главных подозреваемых, а также их телефонов. Затем они обзвонили всех, кто фигурировал в списке свидетелей для подтверждения их алиби. По каждому отдельному случаю они обменивались версиями и идеями в надежде, что таким образом может возникнуть правдоподобный сценарий.

Передвижения супругов Хорсли были достаточно прозрачными, данные отслеживания показали, что в понедельник утром после посещения спортзала «Solstice» они вместе поехали на работу. После этого их пребывание в течение дня в больнице подтвердило несколько свидетелей. Затем они вернулись домой, что также подтверждали данные GPS.

Изменить эти данные было бы довольно сложно, особенно для супругов, которые, казалось, не имели никакого опыта в этой сфере. От них также поступила информация о том, что во вторник они приехали в Санта-Барбару и вернулись обратно, что было также подтверждено записями телефонных разговоров, хотя вторник сейчас, казалось, уже не входил во временной отрезок, относящийся к смерти жертвы.

Местонахождение Гевина Пека тоже, казалось, не вызывало никаких подозрений. Данные его телефона, автомобиля и компьютера указывали на то, что всю большую часть дня он работал в своём маленьком доме, а затем во второй половине дня поехал в спортзал. Была также запись с камеры слежения, которая зафиксировала, как он подъехал к спортзалу, поднялся на этаж с тренажёрами и поздно вечером уехал домой.

Всё это казалось правдоподобным. Но, в отличие от Хорсли, Джесси не была уверена в правдивости информации, предоставленной Гевином. В конце концов, он был веб-дизайнером. У него были необходимые навыки управления компьютером, чтобы иметь возможность сделать так, чтобы сложилось впечатление, что он работал из дома, в то время, как он мог делать это и удалённо. Он мог каким-то образом приехать к дому Тейлор и вернуться обратно, а по факту могло показаться, что он всё это время был дома, хотя на самом деле в это самое время убивал её.

Конечно, сложно было бы не заметить парня с такими параметрами, как у него, и камеры наблюдения, расположенные возле её квартиры, не зафиксировали никого похожего на Гевина. Но это не имело большого значения, поскольку, возле жилого комплекса Тейлор было очень мало работающих камер. В результате образовалось так много слепых пятен, что даже абсолютно голый человек, выбрав определённый маршрут, смог бы зайти с улицы прямо в её квартиру, не попав при этом в кадр.

Буквально за час Шайны предоставили данные о своих передвижениях за понедельник, а также образец ДНК Дуга, результаты исследования которого должны были быть готовы через несколько часов. И несмотря на все их сомнительные махинации с законом, у них тоже было довольно железное алиби. Данные их телефонов и GPS автомобилей подтвердили их слова. Почти два десятка человек с трёх презентационных вечеринок могли подтвердить алиби Клэр. Данные, предоставленные Дугом показали, что он перемещался с места на место, а информация, полученная в ходе проверки его телефонных разговоров подтвердила факты его встреч с указанными им людьми.

Но если он имел отношение к мафии и попросил помощи у своих покровителей, может, они могли оказать давление и заставить людей лгать о встрече с ним, чтобы предоставить ему прикрытие? Возможно ли, чтобы кто-нибудь взял его телефон и сел за руль машины, а кто-то другой подвёз его до дома Тейлор, чтобы выманить её? Или мог бы какой-нибудь профессиональный киллер, работающий на мафию, совершить это убийство за него, обставив всё, как несчастный случай? Вариантов было безграничное количество. У Джесси начала болеть голова, и это было даже ещё до того, как они перешли к обсуждению возможных мотивов.

- Клэр, конечно, сказала, что в распаде своего брака они винили друг друга, но для меня это было недостаточно убедительным, - заметила Джесси. – Я могу с лёгкостью представить, как она винит Тейлор в том, что та вскрыла уже существующие трещины их брака. И я не уверена, что она не знала о том, что Тейлор и Дуг тайно спали вместе.

- Но то же самое можно сказать и о Дуге, - возразил Райан. – Он кажется слишком зацикленным на произведении впечатления, настаивая на совместном посещении открытия того клуба. Распад его брака может иметь серьёзные последствия для его бизнеса, или, по меньшей мере, для производимого им образа, о котором он так печётся. Могу представить, как он отыгрывается на Тейлор. А если сюда добавить ещё и нежелательную беременность, то мотивов будет ещё больше.

Около минуты Джесси не проронила ни слова, не в силах придумать контраргумент его точке зрения. Её интуиция подсказывала ей, что Клэр была большим манипулятором, чем её муж, но это не обязательно что-то значило. Быть манипулятором не означает быть убийцей.

- А как насчёт Гевина? – спросила она, решив двигаться дальше. – Он ходячий клубок мотивов. По сути, он сам признался в преследовании. Здесь на поверхности мотив ревности.

- Верно, - взволнованно согласился Райан. – И можно заметить, что его эго было уязвлено. И посмотрев запись вашего с ним разговора, я пришёл к выводу, что он решил, что со стороны его бывшей девушки начать исследовать свою сексуальность сразу после их расставания было ошибкой.

- Хотя, - заметила Джесси, сдерживая своё воодушевление по поводу этой версии, - действительно можно было ожидать, что он совершит какой-то резкий поступок после того, как узнает об этом. Но то, что он спустя три месяца придёт выяснять отношения без дополнительных происшествий, кажется маловероятным.

- Насколько мы можем об этом судить, - добавил Райан.

- Верно, - сказала она, и её мысли уже переключились на другие темы. – Так что насчёт Хорсли? Могло ли что-то спровоцировать кого-то из них?

- У них обоих блестящая профессиональная репутация, - задумался Райан. – Может, Тейлор угрожала им раскрыть всем настоящую природу их отношений? Может, она сделала несколько тайных снимков и шантажировала их? Нет ничего удивительного в том, что известный детский кардиохирург не хотел бы, чтобы его сексуальные грешки стали достоянием общественности.

- Возможно. Но у нас нет ни малейшего доказательства того, что она шантажировала кого-то из них. И если бы она так поступила с Хорсли, то можно было бы подумать, что она сделала бы то же самое и с Шайнами. Кто-то из них точно бы проболтался. Кроме того, я не думаю, что Тейлор из тех, кто прибегает к шантажу.

- А ты могла подумать, что она из тех, кто практикует садо-мазо и секс втроём? – спросил Райан.

- Ладно, подколол.

Они оба замолчали на некоторое время, не обращая внимания на офисный шум и перебирая все возможные варианты.

- Знаешь, - наконец произнесла Джесси, - возможно, мы притягиваем за уши варианты с этими парами. Мы зациклились на этих подозреваемых. Но у неё были и другие клиенты. Может, нам нужно начать расследование с чистого листа и посмотреть, не упускаем ли мы что-то.

- Или, - сказал Райан так, будто не хотел рассматривать альтернативу, которую собирался озвучить, - возможно, все их алиби подтверждаются не без причины. Возможно, поэтому у нас проблемы с установлением мотива.

- В каком смысле?

- Может быть, никто не делал этого с Тейлор. Что, если изначальная версия верна и это был лишь несчастный случай? Женщина приняла слишком большую дозу снотворного и не проснулась. Такое иногда случается.

- Может быть, - допустила Джесси, хотя всё подсказывало ей, что это не так.

- Можем сказать Декеру, что передаём дело Трембли, - неохотно сказал Райан. – Какая-то часть меня думает, что мы цепляемся за эту гипотезу об убийстве просто потому, что нам обоим нужно дело, над которым мы могли бы работать. Не хочу этого признавать, но также не могу отрицать, что эта мысль пришла мне в голову.

По правде говоря, эта мысль приходила в голову Джесси несколько раз за последний час. Добивалась ли она справедливости для жертвы? Или просто использовала Тейлор Янсен в своих целях? Возможно, ей было нужно, чтобы это было убийством?

Некоторое время она боролась с этими сомнениями, а затем, наконец, взглянула на Райана и ответила ему:

- Я ещё не готова сдаться.

ГЛАВА 24

И они решили не сдаваться.

Но после ещё одного часа бесполезного изучения общения Тейлор с другими клиентами, они уже подумывали изменить своё решение. На часах было чуть больше полудня и время, отведённое им Декером, стремительно утекало. Джесси собиралась предложить спросить у Реджи из отдела по борьбе с организованной преступностью, услугами каких наёмных убийц пользовался клан Пропова, когда в офис вошёл Хандли из команды криминалистов и вручил им результаты анализов.

- Я понятия не имею, что это может значить, - сказал Райан.

Хандли фыркнул.

- Это значит, что ДНК Дуга Шайна не совпадает, - сказал он, а затем голосом Дарта Вейдера произнёс: - Он не является отцом ребёнка.

Райан посмотрел на него холодным взглядом.

- Это не очень-то смешно, Хандли. Речь идёт о возможном убийстве.

Хандли смутился и поспешил удалиться. Когда он отошёл за пределы слышимости, Райан повернулся к Джесси.

- Вообще-то, это было довольно забавно, - прошептал он. – Я просто не хотел, чтобы он был о себе чересчур высокого мнения.

- Рада, что ты поставил его на место, - нетерпеливо сказала Джесси. – Но более важно то, что, похоже, основной мотив убийства для Дуга Шайна - заставить Тейлор молчать – только что вылетел в трубу.

Улыбка исчезла с лица Райана.

- Наверное, мы уже просто запарились здесь, - неохотно сказал он.

Джесси была склонна согласиться. Если Дуг не переживал по поводу своего отцовства, то самый веский мотив для его желания избавиться от Тейлор исчезал. Он просто был не из тех парней, кто расстраивался бы из-за обнародования своих предпочтений в сексе. С другой стороны, Джесси пришлось признать, что он также не был похож и на тех, кто готов прервать отношения из-за уличения в отцовстве. Он мог бы даже воспринять его в качестве признака своей мужской состоятельности. В конце концов, его репутация строилась не на его человеческой порядочности, а на способности продавать.

А затем, как будто по мановению волшебной палочки, в её голове что-то щёлкнуло. Мысль, которая витала вокруг неё весь день, и которую она никак не могла уловить, внезапно сформировалась.

- Знаешь, - сказала она, поворачиваясь к Райану, - я думаю, мы не могли совсем трезво рассуждать, когда разговор заходил обо всём этом БДСМ.

- Что, прости? – спросил он, широко открыв глаза и разинув рот.

- Ну да, не мы, - язвительно заметила она. – Ты-то уже после одного проклятого поцелуя раскис в кашу. Я говорю об этих парах. Мы предположили, что у нас нет причин сомневаться в их словах только потому, что они так легко рассказали нам о том, чем занимаются.

- А что не так с этим предположением? – спросил он, радуясь тому, что речь шла о подозреваемых, а не об их отношениях.

- Мы уже знаем, что это не так, - категорично заявила Джесси. – Сегодня утром мы узнали, что Тейлор спала с обоими супругами Шайн без ведома второго, и ты видел, что открытие этого факта не было ими воспринято благосклонно.

- Да. Но я всё равно не понимаю.

Джесси осознала, что она думает быстрее, чем говорит, и попыталась умерить темп.

- А если Шайны солгали, - сказала она, - то и Хорсли могли сказать неправду, или, по крайней мере, один из них. Кол сказал, что он только наблюдал и никогда не принимал участия. Но что, если со временем эта ситуация изменилась? Что, если в конце концов, он провёл какое-то время наедине с Тейлор без ведома своей жены? О таком бы он нам не рассказал, по крайней мере, не в её присутствии. А как мы уже знаем, Тейлор была не против такого общения. Таким образом, если Кол Хорсли тайно занимался с ней сексом, то он может быть отцом её ребёнка.

- Возможно, - признал Райан. – Но не думаешь ли ты, что ему было проще предложить ей денег, чтобы она прервала беременность и отстала от него?

- А кто сказал, что он этого не сделал? И кто может сказать, какой была её реакция? Если она отказалась, он, должно быть, очень расстроился. А это уже мотив для парня, которого все считают героем, спасающим жизни детей и их родителей.

Райан прокрутил эту версию в своей голове, а затем снова обратился к Джесси:

- Ты думаешь о том же, о чём и я? – спросил он.

- Это зависит от обстоятельств, - ответила Джесси. – Ты думаешь, что нам прямо сейчас надо поехать в больницу и попросить его сделать тест на отцовство, чтобы посмотреть на его реакцию?

- Ты и вправду думаешь о том же, о чём и я, - сказал он, широко улыбнувшись.


* * *


Они договорились встретиться возле машины после короткой отлучки в уборную. Джесси как раз заходила на парковку, когда у неё зазвонил телефон. Это была Кэт. Она сразу же взяла трубку.

- У меня есть кое-какая информация, - сказала её подруга без излишних прелюдий.

Джесси оценила её прямолинейность.

- Говори, - ответила она.

- Помнишь, я тебе говорила, что могу попробовать получить доступ к заметкам по… некоторым интересующим тебя личностям?

Джесси сразу же поняла, что Кэт говорила о сеансах Ханны со школьным психологом, и что она говорила загадками с целью создания дополнительных мер предосторожности.

- Помню, - уверила она её.

- Что ж, мне, вроде как, это удалось.

- Что это значит? – хотела знать Джесси.

- У меня получилось достать краткое изложение того, как интересующий тебя человек пришёл на первый сеанс с психологом после инцидента с фонтаном, о котором я тебе рассказывала ранее. Мне передали его содержание в устной форме. Хочешь, чтобы я тебе рассказала об этом сейчас или подождёшь, пока мы встретимся лично?

- А как ты сама думаешь, Кэт, - резко сказала Джесси.

- Итак, поехали, - сказала Кэт, не удивившись ответу своей подруги. Она начала пересказывать то, о чём ей сообщили:

- Пациентка отказывается обсуждать случившееся по причине своего нестабильного эмоционального состояния. Тем не менее, она признаёт, что у неё есть трудности со сном и ей снятся повторяющиеся кошмары о смерти её матери и «мужчине-призраке», который в тот момент присутствовал в их доме. Когда её спросили, видела ли она другие сны об этом «мужчине-призраке» в контексте, не связанном со смертью её матери, она не ответила. Ей были даны некоторые рекомендации. Пациентка сразу же закрывается при любой попытке обсудить её проблемы с управлением гневом. Несмотря на полученную душевную травму, она действует высокофункционально и обладает впечатляющей способностью сопереживать человеческой боли и потерям, возможно, даже в ущерб себе в отдалённой перспективе. Пациентка согласилась пройти курс сеансов только после того, как ей сказали, что это необходимо, чтобы избежать заключения под стражу.

- Это всё, - сказала Кэт.

- В самом деле? Всё, что тебе удалось найти?

- Это всё, что мне сообщили из записей психолога. Но мой источник сказал, что это было самое примечательное из всего, что там было написано. После этого она, должно быть, совсем закрылась. Девушка больше никогда не упоминала о смерти своей матери. И отрицала любое упоминание о «мужчине-призраке». Судя по всему, она была откровенной ровно настолько, чтобы получить одобрение психолога, который с ней беседовал и не более того.

- Хорошо. Что ж, спасибо. Это уже больше, чем я знала до этого.

- Что ты об этом думаешь? – спросила Кэт.

- Думаю, что эта девочка попала в серьёзную передрягу ещё задолго до того, что случилось два месяца назад. И я даже представить себе не могу, какой потерянной она чувствует себя сейчас.

- Ты же знаешь, что тебе нельзя с ней встречаться, Джесси, верно? – спросила Кэт.

- С чего это вдруг ты меня об этом спрашиваешь?

- Потому что я знаю тебя, Джесси, - сказала Кэт. – И слышу в твоём голосе, что тебе не терпится поговорить с ней. Не стоит. Я хочу лишь защитить тебя. Так что не облажайся.

- Не волнуйся. Спасибо, Кэт. Поговорим позже, - сказала она, положив трубку, не дожидаясь ответа.

Она не сказала, что не будет разговаривать с Ханной. Иначе, она бы просто солгала своей подруге.

ГЛАВА 25

Райан сразу что-то заподозрил.

Джесси почувствовала это в ту же секунду, когда она настояла на том, что сама сядет за руль. Обычно она была равнодушна к этому и предпочитала водить сама только, когда он ел или был раздражённым. Сейчас не было ни того, ни другого, и его косые взгляды говорили ей, что ему было любопытно.

Но он ничего не сказал и запрыгнул на пассажирское сидение. Он промолчал и тогда, когда в больницу они поехали другой дорогой. Он также воздержался от комментариев, когда она сказала, что ей нужно ненадолго остановиться. И только тогда, когда они припарковались в тихом жилом районе перед домом в стиле ранчо с гамаком на крыльце, он наконец задал вопрос:

- Что мы здесь делаем?

- Я поняла, что мы находимся в районе, где сейчас в приёмной семье живёт девушка, которую похитил Ксандер Турман. Я вдруг подумала, что могу навестить её, раз уж мы проезжаем мимо.

Джесси посмотрела на него и была уверена, что может прочесть его мысли. Скорее всего, они были примерно такими: «Единственная причина тому, что мы проезжаем мимо – это то, что ты не поехала по привычной дороге, чтобы намеренно попасть сюда». Но он воздержался от каких бы то ни было намёков.

- Это та девушка, которую ты спасла – Ханна, кажется?

- Верно, Ханна Дорси. На самом деле, это она меня спасла. Меня бы здесь не было, если бы не её сообразительность.

- Так она сейчас живёт в приёмной семье?

- Да. Я как раз хотела проведать её – посмотреть, как она. Но я хотела дать ей время. Думаю, двух месяцев вполне достаточно. Как считаешь?

- Джесси, - осторожно произнёс он, явно чувствуя, что имеет дело с очень сложным вопросом, который был задан не просто так. – Не буду притворяться, что понимаю в таких делах. Если думаешь, что она готова, тогда, возможно, так и есть.

Джесси задалась вопросом, думал бы он точно так же, если бы владел всей информацией, включая тот факт, что они были сводными сёстрами, и что она приехала сюда отчасти для того, чтобы посмотреть, насколько травмированной была психика её сестры.

- Да, я тоже так думаю, - сказала она в ответ. – Не возражаешь подождать меня в машине? Не хочу перегружать её.

- Без проблем. Но только быстро. Помни, у нас времени в обрез.

Джесси кивнула, вышла из машины и направилась по дорожке к входной двери. Она собиралась постучать, когда справа от себя услышала голос:

- Они не любят консультантов.

Она подняла глаза и увидела Ханну, лежащую в гамаке, привязанном к двум столбам крыльца, с книгой «Над пропастью во ржи» у себя на груди.

- Я не консультант, - сказала Джесси. – Я работаю на полицию Лос-Анджелеса. Вообще-то, я пришла именно к тебе.

Ханна, которая до этого момента томно раскачивалась в гамаке, села прямо.

Джесси едва узнала в ней девушку из той ночи. Её песочно-светлые волосы до плеч, которые сохранились в памяти Джесси, теперь были пострижены под мальчика. Её зелёные глаза, которые тогда были опухшими и красными от слёз, теперь стали ясными и сверкающими. Джесси не могла не отметить, что они были точно такими же, как и её собственные.

- Ты та самая, - резко сказала Ханна. – Из той ночи. Когда… всё это произошло.

- Да. Меня зовут Джесси. А ты Ханна, верно?

Ханна несколько секунд пристально смотрела на неё, прежде чем ответить.

- Угу, - наконец произнесла она, а затем добавила: «Но ты же это и так знаешь».

- Знаю, - призналась Джесси, не желая врать этой девушке больше, чем было нужно. – Я давно хотела проведать тебя. Но волновалась, что это может вызвать у тебя плохие воспоминания.

- Эти воспоминания всегда со мной, независимо ни от чего, Джесси, - ответил она, используя её имя, как оружие.

- Это правда, - согласилась Джесси. – Но если должным образом к ним подойти, иногда они немного блекнут.

- У тебя так было, Джесси? – решительно спросила Ханна.

А эта девочка не боялась говорить прямо. Джесси подумала, что это было одновременно занятно и тревожно.

- Не так, как мне бы того хотелось, - признала она. – На данный момент воспоминания всё ещё очень яркие. Но мне пришлось пройти через много неприятных вещей в прошлом, и я пришла к выводу, что время действительно немного… стирает острые края.

Ханна перекинула свои длинные ноги через гамак и поставила ступни на пол крыльца. Несколько секунд она рассматривала Джесси, и женщина, которая была старше неё, чувствовала себя так, будто её проверяют на детекторе лжи.

- Через какие такие ужасные вещи тебе пришлось пройти, Джесси? – спросила она, снова употребив её имя.

В такие моменты Джесси обычно отказывалась продолжать разговор или меняла тему. Но в данный момент это не казалось ей выходом. Во-первых, Ханна, скорее всего, раскусит её тактику и закроется. Но во-вторых, что было гораздо более удивительно для неё самой – ей и не хотелось менять тему. Она внезапно почувствовала сильное желание быть честной с этой девушкой, по крайней мере, насколько это было возможным.

- Мои приёмные родители тоже были убиты. И на самом деле не так уж давно. Они были постарше.

Ханна пристально посмотрела на неё.

- Мне жаль, - сказала она через несколько секунд. – Ты присутствовала при этом?

- Нет. Но я присутствовала, когда мой отец убивал мою мать. Тогда мне было шесть лет.

Ханна широко раскрыла глаза и казалось, что впервые она лишилась маски на своём лице.

- Правда?

- Правда. Я никогда этого не забуду. Мне всё ещё снятся кошмары, хоть и не так часто и уже не такие яркие, как раньше.

- Его поймали? – спросила Ханна. – Твоего отца?

Джесси посмотрела на девушку, не будучи уверенной, как ответить на этот вопрос так, чтобы избежать прямого ответа.

- В конце концов, он ответил за это, - наконец сказала она.

- Ханна, - раздался женский голос из дома. – Там с тобой кто-то есть?

Ханна начала отвечать, но остановилась, когда Джесси покачала головой.

- Формально меня здесь не должно быть, - тихо сказала она. – По крайней мере до тех пор, пока дело не будет официально закрыто. Я просто почувствовала, что должна проверить, как ты. Но у меня могут быть проблемы на работе из-за этого.

Входная дверь открылась, и из дома к ним вышла женщина. Ей было под сорок, её волосы начали преждевременно седеть, а вокруг глаз появились морщинки, которые свидетельствовали о том, что она не так тщательно ухаживала за состоянием своей кожи.

- Кто Вы? – спросила она.

Джесси посмотрела на Ханну. Впервые с тех пор, как профайлер ступила на их крыльцо, девушка ей улыбнулась. В её глазах мелькнул хитрый блеск.

- Эта женщина просто спрашивает дорогу к ближайшему винному магазину, - убедительно соврала Ханна. – Она собирается на какую-то домашнюю вечеринку неподалёку и забыла принести подарок. Но я ей сказала, что понятия не имею, где может находиться винный магазин, учитывая, что я несовершеннолетняя и всё такое.

Женщина перевела взгляд с Ханны на Джесси, явно сбитая с толку.

 - Почему Вы спрашиваете у ребёнка, где можно купить алкоголь? – спросила она.

Джесси старалась не обращать внимания на Ханну, чья улыбка превратилась в широкую ухмылку.

- Хороший вопрос, - согласилась она. – Правда заключается в том… что я не поняла, что она ещё несовершеннолетняя, когда подошла и увидела её. Она лежала в гамаке и её лицо было прикрыто книгой. Но, как она уже сказала, девочка понятия не имела о его местонахождении. Возможно, Вы знаете?

 Женщина презрительно посмотрела на неё.

- У меня нет привычки указывать дорогу в винные магазины незнакомым женщинам в середине дня. У Вас что, нет телефона?

- Есть, - сказала Джесси. – Но у меня были проблемы со связью.

Краем глаза она увидела, что Ханна закрыла лицо книгой, очевидно пытаясь скрыть свой тихий смех.

- Знаете, Ваше лицо кажется мне знакомым, - сказала женщина.

- Я часто такое слышу, - нервно сказала Джесси, пытаясь сменить тему. – Говорят, я похожа на кого-то не так уж и известного.

Женщина не улыбнулась.

- Пожалуйста, уходите с порога нашего дома, - твёрдо сказала она.

- Конечно, - согласилась Джесси. – Извините за недоразумение.

Она развернулась и спустилась по ступенькам.

- Хорошего дня, - прокричала Ханна ей вслед.

- И Вам, юная леди, - вежливо сказала Джесси, поспешив обратно по дорожке к машине и крикнув Райану: «Они не знают, дорогой!»

Когда она села в машину, он любезно подождал, пока она отъедет, прежде чем заговорить.

- Что, чёрт возьми, это такое было?

Она просто покачала головой, у неё было слишком много мыслей, чтобы дать какой-то внятный ответ.

«У меня есть сестра. И она та ещё штучка».

ГЛАВА 26

Джесси была не готова.

Чтобы повторная беседа с Хорсли оказалась продуктивной, ей нужно было быть сконцентрированной и готовой распознать любые невербальные сигналы, которые они могут выдать. Но её голова была занята другим. Вспышки только что произошедших событий не выходили из её головы. Волны эмоционального напряжения накатывали прямо на поверхность – беспокойство, подозрения и глубокое стремление к более тесной связи с проблемной сводной сестрой, о которой она даже не знала до недавнего времени.

Но на всё это не было времени. Они поднялись на больничном лифте в офис Кола Хорсли, и как только вошли в коридор, Райан повернулся к ней.

- Ты уверена, что готова к этому? – спросил он. – Кажется, ты всё ещё под впечатлением от этой истории с девчонкой Дорси.

- Да, уверена – со мной всё в порядке, - заверила она его с большей уверенностью, чем она чувствовала на самом деле. – Ты ведь знаешь, что я умею работать в стрессовой ситуации. Как только мы окажемся внутри, я разыграю свою подачу.

- Так теперь ты используешь спортивные метафоры? – скептически заметил он, хоть и улыбнулся. – Сейчас я уже уверен, что с тобой что-то не так.

- Эй, - возразила она, оценив его попытку пошутить, - тот факт, что я не такая уж ярая поклонница спорта не означает, что я не владею спортивным лексиконом. А сейчас давай зайдём туда и забьём тачдаун до конца девятого.

Райан не ответил, он просто покачал головой и постучал в дверь с надписью «Доктор Коллум Хорсли, детская кардиология». Через пару секунд дверь открылась и, к своему удивлению, они увидели Мидоу Хорсли. Она широко улыбнулась и пригласила их войти.

- Я услышала, что вы здесь. Кол только что закончил операцию и приводит себя в порядок. Он попросил меня встретить вас и сообщить, что через минутку присоединится. Могу я тем временем что-нибудь вам предложить: кофе, воду?

- Спасибо, не стоит, - сказала Джесси, пытаясь изменить план их действий. Целью их визита было поговорить с Колом наедине о его общении с Тейлор. Но, похоже, увести его от Мидоу, не вызывая при этом у неё подозрений, будет достаточно проблематично.

- Что всё это значит? – спросила Мидоу, подтверждая беспокойство Джесси. – Я была удивлена, когда узнала, что вы не попросили нас обоих присутствовать при этом разговоре.

- О, у нас есть несколько вопросов по информации, предоставленной Вашим мужем, мы просто не хотели надоедать Вам без надобности, - самым обычным тоном сказал Райан.

- Ничего страшного, - заверила их Мидоу. Джесси снова заметила, что женщина, казалось вибрирует на месте, даже не двигаясь - настолько сильная энергия была сосредоточена у неё внутри.

 - Вы когда-нибудь надоедаете друг другу? – неожиданно спросила она, надеясь, что смена темы может спасти ситуацию.

- Что? – в недоумении спросила Мидоу.

- Вы с Колом живёте под одной крышей, вместе работаете, даже ездите вдвоём на работу. Я просто подумала, не надоедает ли это со временем.

- Вы спрашиваете это из простого любопытства? – спросила Мидоу, переводя взгляд с Джесси на Райана и обратно. – Или в ответе есть какая-то личная заинтересованность?

- Просто интересно, - ответила Джесси так быстро, что даже была горда собой за это. – Просто это кажется чрезмерным.

Мидоу коварно улыбнулась, отдавая себе отчёт в том, что задета за живое, но ничего не сказала.

- Мы проводим вместе не так уж и много времени, как Вы думаете, особенно здесь. Большую часть дня Кол на операциях или делает обход пациентов. Я постоянно на встречах или на телефоне. Если наши расписания позволяют, мы лишь изредка можем позволить себе совместный обед. Но чаще мы проводим время на работе, даже не видя друг друга.

В этот момент открылась дверь, и к ним присоединился Кол Хорсли. Когда Мидоу подошла обнять мужа, Райан кивнул Джесси в знак одобрения. Должно быть, ему понравилась её тактика оттягивания времени.

- Простите за задержку, - сказал Кол. – Я как раз завершал сложную операцию на желудочке у новорожденного.

- С малышом всё в порядке? – спросила Джесси. И отругала себя за то, что не смогла скрыть свою обеспокоенность.

- Малышке уже гораздо лучше, - ответил он. – Думаю, на следующей неделе нужно будет провести ещё ряд манипуляций, но, по крайней мере, на данный момент она стабильна. Но хватит обо мне – чем я могу быть вам полезен?

Райан и Джесси переглянулись, не зная, как им поступить дальше. Наконец, Райан взял инициативу на себя.

- Доктор Хорсли…

- Кол, - настоял мужчина.

- Кол, - согласился Райан, - у нас есть к Вам несколько вопросов, которые имеют деликатную природу. Возможно, Вы бы предпочли, чтобы мы задали их Вам наедине?

Супруги Хорсли обменялись взглядами, в которых была заметна тревога и желание защититься, после чего Мидоу дерзко посмотрела на мужа. Джесси показалось, что она услышала, как женщина скрипит зубами.

- Всё, что вы хотите спросить, - наконец ответил он, - вы можете спросить в присутствии моей жены. У меня нет от неё секретов. У нас так принято.

Райан пожал плечами и посмотрел на Джесси, которая подозревала, что вскоре этот мужчина пожалеет о своём выборе. И всё же, она кивнула Райану, давая понять, что нужно продолжать. Он не стал терять времени.

- Когда мы беседовали с Вами у Вас дома, Вы сказали, что всего лишь наблюдали, как Ваша жена и Тейлор занимались сексуальными играми. Вы по-прежнему настаиваете на своём утверждении?

Кол переминался с ноги на ногу, а затем бросил взгляд на Мидоу, которая, казалось, тоже хотела узнать ответ на этот вопрос. После внезапного приступа кашля, который взялся ниоткуда, Кол ответил.

-  Это могла быть не совсем точная формулировка. Вы же не такие, как агенты ФБР, солгать которым уже приравнивается к преступлению?

- Мы настоятельно рекомендуем Вам быть с нами откровенным, доктор Хорсли, - сказал Райан, намеренно обходя обращение к нему по имени.

- Хорошо, - медленно произнёс Кол. – Тогда вот вам более надёжная версия правды. Сначала – да, я наблюдал и принимал участие, только тогда, когда некоторые элементы их взаимодействия становились слишком рискованными.

- Сначала? – давила Джесси. – Как это понимать?

- Я бы сказал, что этот этап длился около месяца.

- А что произошло потом? – спросила она.

Кол стоял, не произнося ни слова – не желая ответить, или не имея возможности сделать этого.

- А потом, - вмешалась Мидоу, - мы пригласили его присоединиться к нам.

- Что? – потрясённо спросил Райан.

- Вы должны понять, - продолжала Мидоу. – Тейлор делала нечто подобное в первый раз. Для неё всё было новым. И хотя она была воодушевлена всем происходящим, потребовалось некоторое время, чтобы она стала нам доверять целиком и полностью, чтобы комфортно себя чувствовать. Когда мы поняли, что она готова, я наедине обсудила с ней идею привлечь Кола. Она была согласна. И тогда он начал принимать участие.

- Почему вы изначально не сказали нам правду? – спросила Джесси, не раскрывая информацию о том, что Тейлор на самом деле была куда более опытнее в сексе втроём, чем Мидоу, казалось, думала.

- Слушайте, - мягко сказал Кол. – Некоторые люди не могут нормально воспринимать наши увлечения. Выражения ваших лиц, когда мы рассказывали о занятиях БДСМ, дали нам понять, что вы относитесь к их числу. Мне хотелось бы думать, что я достаточно прогрессивный человек, чтобы меня не беспокоила такая реакция. Но правда заключается в том, что я чувствовал осуждение с вашей стороны. И я подумал, что, если скажу, что не просто смотрел, это приведёт к ещё большему осуждению. И я не признался. Я этим не горжусь. И мне жаль, что я не был откровенен.

Джесси посмотрела на Райана, который, казалось, не лишился своих подозрений. Она и сама не поверила словам доктора. Кол Хорсли был не из тех, кого легко смутить. Она задавалась вопросом, не было ли настоящей причиной его лжи то, что он знал о беременности Тейлор и не хотел, чтобы они задавали вопрос, который она как раз собиралась задать.

- Вы согласитесь пройти тест на отцовство? – прямо спросила она.

Глаза Кола чуть не вылезли из орбит.

- Тейлор была беременна? – ошеломлённо спросил он.

- Да, была, – сказала Джесси, не намекая больше ни на что.

- Я… конечно, - тихо сказал он.

- Вы не против предоставить нам образец ДНК прямо сейчас? – продолжила Джесси, надеясь воспользоваться его уязвимым положением. – У нас мало времени.

- Буду рад сделать это прямо сейчас, - сказал он с неожиданной ноткой меланхолии в голосе. – Но можно ли сделать это, не привлекая внимание? Я бы предпочёл не давать это задание местной лаборатории. Могут пойти слухи.

- К нам подъедет медицинский работник и возьмёт образец, - сказал ему Райан. – Они могут провести тест на месте анонимно. Никто не узнает, что его проходили Вы.

Кол, казалось, колебался какое-то время, но потом решил не возражать.

- Итак, после стольких лет помощи больным детям, - сказал он с тоской, - я узнаю, что у меня мог быть собственный ребёнок, но уже после того, как его не стало.

Джесси не знала, как ответить на это, и отвернулась. Она мельком увидела Мидоу Хорсли, на глазах у которой были слёзы. Это была не та реакция, которую ожидала Джесси, и она была полностью сбита с толку.

Она понятия не имела, шла ли речь об убийстве, суициде или несчастном случае. Впервые с тех пор, как она увидела тело Тейлор Янсен, лежащее на кровати, Джеси окончательно растерялась.


* * *


Джесси не смогла сделать ещё один глоток.

Она пила уже третью чашку дерьмового кофе из больничной столовой, и каждая казалась ей хуже предыдущей.

Они с Райаном решили, что после ультиматума Декера о сроке «до конца дня», им лучше остаться в больнице и дождаться здесь результатов теста на отцовство Кола Хорсли, чем возвращаться в участок. И они застряли в кафетерии, просматривая дополнительные отчёты, поступившие от технического отдела.

К сожалению, в них не было никакой полезной информации. По заключению сотрудника, который провёл анализ данных о местоположении Гевина Пека – тот либо действительно работал на дому в понедельник, либо был блестящим компьютерным гением, скрывавшемся у всех на виду, безупречно подделав данные о своём местоположении, чтобы сделать видимость, что всё это время он не выходил из дома.

Если это так и было, Джесси сомневалась, что он бы тратил своё рабочее время на оформление личных вебсайтов бодибилдерам и тяжелоатлетам. Это было бы пустой тратой его выдающихся навыков. Среди всех подозреваемых, его мотив может быть самым правдоподобным, но если им не удастся найти доказательство того, что он пробрался в квартиру к Тейлор, всё будет напрасно.

Алиби Клэр Шайн было железным. В Фейсбук было полно фотографий с её презентационных вечеринок, большинство из которых имели временные отметки. Если она и сделала это, то, скорее всего, руками третьего лица, потому что все её передвижения имели временные подтверждения.

Джесси подумала, а не могла ли она заручиться поддержкой наёмников преступного клана Проповых. Они с Райаном были настолько зациклены на том, был ли Дуг способен заплатить кому-то за это убийство, что даже не рассматривали вариант, что это могла сделать Клэр. Джесси продолжала считать, что на самом деле именно эта женщина лидировала в их семье. Дуг, казалось больше поддерживал жену, чем сам выступал инициатором. Клэр же была более пробивной.

Но, по словам Реджи Тони из отдела по борьбе с организованной преступностью, ничто из того, что произошло в квартире Тейлор, не давало намёка на образ действия наёмных убийц русского клана. На самом деле, он вообще не думал, что кто-то из Шайнов мог прибегнуть к их услугам.

- Если это всё-таки было убийством, - сказал он по телефону, после просмотра фотографий по делу, - это было бы слишком изощрённо для членов банды Пропова. Они не из тех, кто изящно маскирует убийство под несчастный случай или возможный суицид. Вы бы узнали их почерк, даже если бы они хотели его скрыть.

Поскольку ничего перспективного в этой версии Джесси не смогла для себя найти, она снова вернулась к мысли о Хорсли. Их алиби подтверждалось. И ни у кого из них, казалось, не было убедительного мотива. Мидоу была похожа на женщину, которая с радостью продолжила бы отношения с Тейлор даже сейчас, если бы могла.

Следует признать, что Кол действовал уклончиво, но откровенно признался, когда его прямо спросили, спал ли он с Тейлор, и охотно согласился пройти тест на отцовство. Он, казалось, даже немного расстроился, когда узнал, что был близок к тому, чтобы стать отцом и даже не знал этого. Если его реакция была искренней, то она сводила на нет его самый явный мотив убить мать своего ребёнка, даже если ею не была его жена.

В тот момент, когда Джесси прокручивала в своей голове все эти мысли, Райану позвонили. Он ответил, несколько секунд внимательно послушал, а затем поблагодарил звонящего и повесил трубку.

- Хорошие новости? – спросила Джесси.

- Честно говоря, понятия не имею, - ответил он.

- Ну, не держи меня в напряжении.

- Пришёл результат теста на отцовство. Кол Хорсли был отцом нерождённого ребёнка Тейлор Янсен.

Джесси секунду обдумывала полученную информацию. Она тоже не знала, как с этим быть.

- Что ж, - наконец предложила она, - давай сообщим ему новость и посмотрим, как он отреагирует.

- А какой смысл, Джесси? Эта новость не станет для него шоком. Он, казалось, почти надеялся, что это окажется правдой. Тот факт, что он был отцом этого ребёнка не делает его подозрительным в большей степени.

Джесси, не имея аргументов, чтобы противоречить своему напарнику, сделала ещё один глоток ужасной кофейной жижи из одноразового стаканчика, затем выплюнула её, не в силах больше глотать.

- Интересно, как часто они здесь меняют фильтры на кофемашине, - раздражённо пробормотала она. – Наверное, раз в несколько месяцев?

- Не стоит вымещать своё недовольство на прекрасных сотрудниках кафетерия, мисс Хант, - тихонько пожурил её Райан. – Я уверен, что они меняют его раз в две недели.

Джесси посмотрела на него, и в её голове начала формироваться мысль.

- Что? – спросил он, смутившись её внезапным сосредоточенным видом. – Это ты начала. И не надо вести себя так, будто плохой парень здесь я.

- Нет, - пробормотала она, отмахиваясь от него и открывая папку в поисках нужной страницы.

- Вот оно, - наконец произнесла она, доставая листок, который искала.

- Что это?

- Когда ты сказал, что они, возможно, меняют фильтры каждые две недели, до меня дошло, что между несколькими неделями может быть существенная разница.

- Я тебя не понимаю, - признался он.

- Я хочу сказать, детектив Эрнандес, что у меня есть доказательства того, что Коллум Хорсли – откровенный лжец.

ГЛАВА 27

За соседними столиками стихли все разговоры. Джесси посмотрела вокруг и увидела, как несколько медсестёр, сидящих за одним столом, молча смотрели на неё с открытым ртом. За другим столом двое санитаров подняли свои подносы и поспешили прочь, чуть не пустившись бегом.

- Не потрудишься объяснить мне, что, чёрт возьми, ты говоришь? – прошипел Райан.

- Математика не складывается, - ответила она. – Предположительно, они начали свой роман с Тейлор два месяца назад. Но активным участником Кол стал всего месяц назад?

- Ну, да.

- Посмотри на предварительный отчёт экспертов. В нём говорится, что Тейлор была на седьмой неделе беременности. Для того, чтобы это стало возможным, даже с учётом некоторой погрешности, Кол должен был иметь связь с ней ещё до того, как они начали свои странные отношения.

Райан кивнул, теперь понимая, о чём речь.

- Таким образом, он соврал о том, когда у них с Тейлор был первый секс, - сказал он. – Вопрос: почему он это сделал? Пытается ли он скрыть свою связь с Тейлор от жены или только от нас?

- Если Мидоу знала об этом, я не вижу причин, почему он не хотел быть откровенным с нами по этому поводу.

- Может, чтобы мы не начали подозревать его в отцовстве, - предположил Райан.

- В этом нет смысла. Во-первых, он утверждает, что не знал, что Тейлор была беременна. И даже, если и знал, он врач. Он должен был знать, что факт беременности рано или поздно будет обнаружен, и нам станет известно, что он соврал. Если я ничего не упускаю, единственной логической причиной его нежелания признаться в связи с Тейлор, было стремление не дать его жене узнать об этом.

- А если он старался скрыть это от жены, - добавил Райан, начиная развивать эту версию, - это даёт ему повод заставить Тейлор молчать. Может быть, она хотела во всём признаться. Возможно, шантажировала его.

- Верно, - согласилась Джесси. – Как врач, работающий в больнице, он имеет свободный доступ к медицинским препаратам – таким как снотворные таблетки. Я уверена, что он имеет возможность обойти любые меры безопасности, принятые в больнице, чтобы получить то, что ему нужно таким образом, чтобы об этом никто никогда не узнал.

- Конечно, - заметил Райан, - всё это обстоятельства косвенного характера. У него по-прежнему есть железное алиби. Итак, предлагаю вернуться к нему, пригрозить, что расскажем правду Мидоу, если он сам не признается.

- Вообще-то, у меня другая идея, - возразила Джесси. – Я предлагаю собрать их вместе. Я хочу посмотреть, как его преданная жена отреагирует, когда мы предъявим ему факты.

- Зачем?

- Потому что у меня есть сомнения в её преданности, - сказала Джесси. – Разве ты не заметил, что «полностью открытая непредвзятая атмосфера их отношений» носит несколько напряжённый характер?

- Вообще-то нет, - признался он.

- Типичный мужчина, - поддразнила его Джесси. – Даже являясь профессиональным детективом полиции, он не может улавливать знаки.

Райан на секунду замолчал.

- По-видимому, нет, - покорно сказал он.

Джесси слишком поздно осознала, что её комментарий мог быть применим не только к ситуации с Хорсли, но и к его собственному неудачному браку.

- О, эй… Я не хотела.

- Ничего страшного, - перебил он её с грустью в голосе. – Возможно, я это заслужил, даже если ты имела в виду другое. Не беспокойся об этом, Джесси. Давай сначала разберёмся с этим испорченным браком, прежде чем анализировать мой.

- Вполне справедливо, - согласилась она, решив оставить всё, как есть, несмотря на сильное желание не делать этого.


* * *


На этот раз они встретились с Хорсли в административном конференц-зале. Джесси не хотела, чтобы Кол чувствовал себя более уверенным на своей территории в собственном кабинете. Она хотела, чтобы он ощущал максимальный дискомфорт, не увозя его при этом в участок.

Когда все устроились на мягких стульях с высокими спинками, Джесси внимательно изучала пару. Мидоу по-прежнему широко улыбалась и излучала поразительную энергию, несмотря на то, что был уже поздний вечер. Кол выглядел менее воодушевлённым, и, похоже, слегка нервничал.

Райан намеренно усилил это чувство, поднявшись на ноги, когда все остальные при этом сидели. Он подошёл к окну и опустил жалюзи, сделав тем самым неприглядную угрюмую атмосферу ещё более мрачной.

- Вы получили результаты? – спросил Кол со смесью печали и трепета в голосе.

- Получили, - сказал ему Райан. – Отцом ребёнка были Вы.

Кол посмотрел на Мидоу, а затем на Джесси.

- Мне трудно понять, как к этому относиться. Как мне оплакивать то, о существовании чего я даже не знал до сегодняшнего дня? Внутри меня такое странное чувство, я даже не знаю, почему.

- Может быть, это вызвано другой причиной, доктор Хорсли? – предположил Райан.

- Кол, - поправил его доктор. – Что Вы имеете в виду?

- Доктор Хорсли, - продолжил Райан, на этот раз демонстративно отклонив предложение Кола называть его по имени. – Оказывается, на момент смерти Тейлор Янсен была на седьмой неделе беременности. И мы знаем, что отцом её ребёнка были Вы. Но Вы сказали, что начали спать с ней всего месяц назад. Как Вы можете это объяснить?

Последовала длинная пауза, на протяжении которой Кол переводил взгляд от Райана к Мидоу, которая смотрела на него с открытым ртом.

- Что ж, - прохрипел он в конце концов, - ясно, что эти временные рамки играют против меня.

При других обстоятельствах Джесси посмеялась бы над его наглостью, но не теперь.

- Согласна, - медленно сказала она. – Может быть, Вы сможете нам это объяснить?

- Очевидно, - начал он, глядя на стол прямо перед собой, а не в чьи-то глаза, - мы с Тейлор занимались сексом раньше, чем я указывал не так давно. Я не хотел ничего говорить, потому что не хотел причинять боль Мидоу и, честно говоря, я не думал, что это настолько важно.

Краем глаза Джесси увидела, как Мидоу Хорсли заметно вздрогнула после этой последней фразы. Пытаясь не растерять свою сосредоточенность на вопросе, она вернулась к делу.

- Как и где это началось? – спросила Джесси.

Кол украдкой взглянул на жену, прежде чем снова переключить своё внимание на поверхность стола.

- Тейлор поговорила со мной наедине вскоре после того, как они с Мидоу начали встречаться. Она сказала, что её заводит то, что я наблюдаю за ними, но ей этого недостаточно. Она хотела пойти дальше. Я сказал ей, что это будет нарушением правил. Но она была очень убедительной. В конце концов, к моему большому стыду, я сдался.

- Когда это случилось в первый раз? – настаивала Джесси.

- Через несколько дней после первой встречи с Мидоу, может, после второй.

- Где? – спросил Райан.

- Обычно, у нас дома, когда я знал, что Мидоу будет отсутствовать. Изредка у неё. Но, клянусь, это не имеет никакого отношения к её смерти. Это была просто интрижка, ничего более. Да, я соврал. Но я её не убивал!

Очевидно, для Мидоу это было последней каплей.

- Откуда нам знать? – прокричала она. – Откуда нам знать, что ты говоришь правду?

Кол посмотрел на жену, потрясённый взрывом её эмоций. Он попытался быстро прийти в себя.

- Мидоу, ты же не веришь, что я мог это сделать? Зачем мне это?

- Чтобы скрыть от меня свой роман! – сказала она в ответ. – Чтобы спрятать беременность.

- Я даже не знал, что она беременна, - возразил он.

- Ты сейчас так говоришь, - упрекнула его она. – Но пока эти люди не заставили тебя признаться, ты с радостью скрывал свой обман.

- Это ничего не значило, Мидоу. Я просто хотел удовлетворить свои желания.

Мидоу с отвращением покачала головой.

- Мы должны были удовлетворять эти желания вместе, - напомнила она ему. – Если бы ты сказал мне об этом, неужели ты думаешь, что я была бы против? Весь смысл этого в том, чтобы быть открытым и честным. Но ты не смог. Ты никогда этого не умел.

- Что это значит? – спросил он, и его извиняющийся тон улетучился.

Джесси интересовал тот же вопрос.

- Ты прекрасно знаешь, что это значит, - буркнула Мидоу, оскалив зубы, её глаза сверкали от ярости. – Ты хорошо играл свою роль, Коллум – «зовите меня Кол Хорсли». Но мы оба знаем, что ты самовлюблённый охотник за дешёвой славой. А я просто твой идеальный пиарщик.

Кол несколько секунд ошеломлённо смотрел на неё, прежде чем наконец ответить.

- А как насчёт тебя? – медленно спросил он, и его тон сменился с праведного негодования на какое-то тихое раздражение. – Поскольку мы обещали быть честными и открытыми друг с другом, может поделимся с нашими доблестными следователями тем, что ты настолько фригидна и равнодушна к сексу, что единственный способ заставить тебя спать со мной – это привести к нам в постель другую женщину?

Мидоу едва дождалась, пока он закончит, чтобы открыть ответный огонь.

- Мир, вероятно, станет лучше, если у тебя будет меньше секса, Коллум. Как для парня, профессиональной миссией которого является спасение детей, из тебя получился бы ужасный родитель – эгоистичный, вспыльчивый и лишённый сочувствия.

- Взаимно, дорогая. Я сомневаюсь, что ты могла бы позаботиться об аквариумной рыбке, не то что о ребёнке.

Они оба перестали кричать и молча посмотрели друг на друга с такой злобой, что Джесси подумала, что один из них может даже плюнуть в другого. Она стояла молча, как и Райан, надеясь, что эти эмоциональные взрывы могут привести к какому-то откровению, которое может поставить под сомнение достоверность алиби или предоставить очевидный мотив. Но, казалось, супруги уже сказали друг другу всё, что хотели.

- Может быть, нам следует продолжить этот разговор в участке, доктор Хорсли, - предложил Райан.

- Вы арестуете меня? – рявкнул мужчина, прежде чем снова взять эмоции под контроль. – Прошу прощения за тон.

- Мы не арестовываем Вас, - сказал Райан, не обращая внимания на его извинения. – Но у нас действительно есть и другие вопросы. И Ваша готовность к сотрудничеству может помочь исключить Вас из списка подозреваемых. Вы не против ответить на эти вопросы?

- Я с радостью поеду с Вами только для того, чтобы уехать подальше от неё, - резко сказал он, презрительно кивнув в сторону Мидоу. – Но не думаю, что смогу рассказать вам что-то ещё.

- Что ж, мы разберёмся с этим вместе, - сказал Райан, показывая доктору жестом, чтобы тот встал.

Джесси посмотрела на напарника, стараясь выразить своё замешательство суровым взглядом. Он проартикулировал ей слово «подожди» и перевёл своё внимание на Мидоу Хорсли.

- Почему бы Вам не поехать домой? – предложил Райан. – Кто-нибудь из нас свяжется с Вами немного позже, хорошо?

Мидоу кивнула, хотя, похоже, она даже не обратила внимания на его слова. Когда они вышли в коридор, Джесси подождала, пока Кол будет за пределами слышимости, а затем прошептала Райану:

- Почему ты его не арестовал? – спросила она.

- За что, за ложь? – спросил он.

- За подозрение в убийстве, - возразила она.

- У нас пока недостаточно доказательств, чтобы арестовать его, Джесси. Он определённо что-то скрывает, возможно, дело обстоит куда хуже. Но солгать о своей неверности само по себе не является преступлением. Да, возможно сейчас выяснилось, что у него больше мотивов, чем мы думали раньше. Но это не однозначно. Как мы только что видели, он не стал лгать, чтобы спасти свой идеальный брак. Похоже, он в любом случае, уже пошатнулся. Кроме того, мы до сих пор не нашли способа опровергнуть его алиби. И если этого не произойдёт, то всё это так и останется лишь предположениями.

- И что, это так просто сойдёт ему с рук? – с сомнением спросила она.

- Во-первых, - сказал Райан, - мы до сих пор не знаем, есть ли что-то, что должно сходить ему с рук. У меня всё ещё есть сомнения в том, что мы вообще имеем дело с убийством. Во-вторых, если он всё-таки совершил это преступление, нам нужно это выяснить. Он приедет в участок, я зачитаю ему права, а потом мы прижмём его и посмотрим, что произойдёт. Может быть, он расколется. Нам нужно использовать его готовность говорить, пока это возможно. Как только он прибегнет к адвокатской защите, у нас не останется шансов.

- Я начинаю беспокоиться, что у нас уже нет шансов, - пробормотала Джесси.

- Эй, не будь Дебби Даунер, - сказал он, сверкая улыбкой, которая напомнила Джесси, почему она так тянулась к Райану.

Несмотря на своё плохое предчувствие, она не могла не улыбнуться в ответ.

ГЛАВА 28

Улыбка быстро исчезла с её лица.

Оказавшись в комнате для допросов участка полиции, Кол Хорсли практически прекратил говорить. Каждый раз, когда Райан более напористо задавал вопросы, Кол подумывал над тем, не стоит ли ему вызвать своего адвоката. Образ почтительного и умудрённого опытом целителя испарился. Он сменился видом мужчины, который в точности описала Мидоу – самовлюблённый, и казалось, лишённый сочувствия к своей жене и даже к Тейлор. Как ни странно, эта перемена личности отвечала его интересам.

Не скрывая того факта, что он был самовлюблённым козлом, Кол, казалось, хотел продемонстрировать тем самым свою уверенность в том, что хуже того, что им уже о нём известно, они ничего не найдут. Он не произносил этого вслух, но всё его поведение, говорило: «Да, я ещё тот засранец. Но это не преступление, так что отвалите».

После продолжительного времени, в течение которого ничего продуктивного для них не произошло, Джесси попробовала применить другой подход.

- Я никак не пойму. Если Ваш брак уже практически распался, почему Вы беспокоились о том, что Мидоу может узнать о Вашей неверности? А ещё почему бы Вам было просто не развестись с ней, чтобы веселиться в открытую?

- Вы что, смеётесь? – спросил он так, как будто она была идиоткой. – Зачем мне было это делать, когда на тот момент я мог пользоваться благами от обоих отношений, в которых состоял? Мидоу – идеальная жена для отвода глаз. Как она уже сказала, она, в основном, выполняет роль моего бесплатного рекламщика. Мы с ней хорошо смотримся. Она собирает для больницы кучу денег, что положительно сказывается и на мне тоже. И после некоторых искусных манипуляций я уговорил её трахнуть её персонального тренера, от которой моя жена была в восторге. А она была тем ещё тренером! Я должен сказать вам, что, хоть Мидоу и была прекрасным вариантом для выхода в люди, настоящей рабочей лошадкой была Тейлор, если вы понимаете, о чём я.

Джесси почувствовала, как в желудке закипает желчь, и с трудом подавила рвотный позыв. Она тяжело сглотнула, улыбнулась и продолжила пробовать свой новый подход к допросу.

- Вы сказали, что Мидоу была влюблена в Тейлор. Вы не думаете, что она каким-то образом узнала о Вашем с ней романе? Есть ли вероятность, что…

Он прервал её фразу.

- Даже не пытайтесь повесить это на Мидоу, - запротестовал он. – Слушайте, она может быть настоящей сукой, но это не значит, что я собираюсь обвинить её в убийстве человека. Она никогда бы не причинила вреда своей единственной настоящей любви. К тому же в понедельник я был рядом с ней почти каждую секунду после её работы. И я бы заметил, если бы она надолго отлучилась куда-нибудь.

В этот момент раздался стук в дверь и внутрь заглянул вечно воодушевлённый офицер Битти. Его светлые волосы выглядели растрёпанными, а форма свободно висела на его долговязом теле.

- Можно Вас на пару слов? – спокойным голосом спросил он, хотя его взгляд выдавал, что парень был слегка встревожен.

Джесси кивнула, и они с Райаном встали. Когда они подошли к двери, её напарник наклонился и прошептал ей на ухо:

- Хорошая идея попытаться заставить его перевести стрелки на Мидоу. Если мы сможем по-настоящему настроить их друг против друга, возможно, нам удастся сдвинуться с места.

Когда они вышли в коридор, Джесси заметила, что офицера Битти действительно что-то беспокоило.

- Что случилось? – спросила она.

- В вестибюле участка стоит мужчина по имени Гевин Пек. Он размахивает пистолетом и говорит, что жаждет справедливости. Он утверждает, что говорить будет только с Вами.

Джесси посмотрела на Райана, который выглядел таким же ошеломлённым, как и она сама. Ничего не говоря, они оба устремились по направлению к вестибюлю. На то, чтобы добраться туда у них ушло добрых сорок пять секунд, Джесси даже пришлось наклониться, чтобы восстановить дыхание. По виду Райана тоже можно было сказать, что ему некомфортно. Когда они были уже возле двери в вестибюль, то заглянули туда сквозь маленькое окошко.

Гевин Пек действительно стоял посредине комнаты, то приставляя пистолет к своей голове, то направляя его на всех, кто производил хоть малейшее движение.

- Поговори с ним, - сказал Райан, хватая ртом воздух. – Я буду стоять рядом с оружием в руках. Если я скажу тебе пригнуться, ты пригнёшься, понятно?

Она кивнула, пытаясь восстановить дыхание. Джесси уже собиралась войти в дверь, когда в них из-за угла чуть не врезался офицер Битти. У него в руках было два бронежилета.

- Спасибо, - сказала Джесси, когда они пристегнули ремни. Как только они закончили, Райан потянул дверь, и Джесси прокричала:

- Гевин, это Джесси Хант. Я слышала, Вы хотите поговорить со мной. Сейчас я войду в дверь, которая находится слева от Вас, хорошо?

Гевин развернулся в её сторону.

- Без фокусов! – прокричал он.

- Без фокусов, - повторила она. – Я вхожу прямо сейчас. Со мной детектив Эрнандес. Он вооружён. Но он обещает не вступать с Вами в борцовские поединки, как в прошлый раз, хорошо?

Гевин не улыбнулся, но, впрочем, и не стал возражать. Джесси трактовала это, как знак согласия и кивнула Райану, чтобы тот открыл дверь. Когда он сделал это, она вошла в вестибюль.

Джесси стало ясно, что сквозь крошечное окошко ей не удалось рассмотреть, насколько много людей было в этой комнате. Помимо троих офицеров, стоящих у стола ресепшена, в зоне ожидания находилось около пятнадцати гражданских. Большинство из них прятались за стульями или по углам.

Гевин с пистолетом в руках стоял в центре комнаты. Когда Джесси вошла внутрь, он сначала прицелился в неё, а затем поднёс пистолет к своему виску. Парень сильно вспотел и смотрел вокруг диким взглядом.  На нём была толстовка и обтягивающие велосипедные шорты. На ногах были шлёпки.

- Что происходит, Гевин? – спросила она, пытаясь одновременно отвлечь его и разобраться с тем, что происходит вокруг.

- Я знаю, что случилось! – закричал он. – Я знаю, кто это сделал!

- Кто сделал что? – спросила она, сохраняя ровный тон голоса.

- Знаю, кто убил Тейлор!

- Хорошо, - спокойно произнесла Джесси. – Так кто же это сделал, Гевин?

- Это сделал доктор Хорсли, - сказал он, будучи убеждённым в своих словах.

Джесси опешила. Она не думала, что Гевин вообще знал, кто такой Кол Хорсли.

- Почему Вы пришли к такому выводу? – ровным тоном спросила она, не выдавая своих эмоций.

- Я это слышал, - настаивал он, размахивая пистолетом в её направлении. – Я слышал, как вы двое обсуждали это.

Она посмотрела на своего напарника, который, казалось, тоже растерялся. Но также было видно, что он не в настроении задавать здесь кучу вопросов. Его палец легонько коснулся курка пистолета.

- Так, - сказала Джесси, пытаясь не думать об этом. – Я с радостью обговорю это с Вами, Гевин. Но сначала мне нужно, чтобы Вы перестали размахивать своим пистолетом. Это заставляет нервничать моих коллег. И, что ещё более важно, как мы сможем вдумчиво обсудить Ваши слова в условиях такой напряжённой атмосферы? Нам нужно всё уладить. Мне хотелось бы выслушать Вас. Но это сложно сделать, так как я боюсь, что Вы можете пристрелить меня. Не могли бы Вы помочь мне снизить градус общего напряжения, опустив свой пистолет?

Как только она это произнесла, Джесси показалось, что в вестибюле и вправду повысилась температура. Она почувствовала, как капли холодного пота волшебным образом появляются у неё под мышками и скатываются вниз. Несмотря на это, она подняла руки над головой и сделала медленный, но уверенный шаг навстречу ему.

- Если я брошу пистолет, у меня не останется никаких гарантий, - запротестовал Гевин.

- Гарантий чего? – спросила Джесси. – Вам не нужно держать пистолет, чтобы мы расследовали высказанные Вами обвинения. Так для чего тогда он Вам нужен?

- Кто-то должен заставить его заплатить за всё, а Вы, похоже, не собираетесь этого делать.

- Что Вы имеете в виду, Гевин? – спросила Джесси, искренне ошеломлённая тем, откуда ему было столько всего известно.

Гевин слегка колебался, словно отдавая себе отчёт в том, что его слова могут звучать неприемлемо.

- Гевин, - настаивала она, - Вы уже размахиваете пистолетом прямо посреди полицейского участка. Если Вы расскажете то, что Вам известно, это не усугубит Вашего положения.

Похоже, этот аргумент показался ему убедительным.

- Я нацепил на него жучок, - сказал он, кивая в сторону Райана. – Когда мы начали нашу потасовку, я прикрепил его к рубашке этого парня. Позже, когда я вернулся домой, я прослушал всё, что он говорил. Запись много раз прерывалась, и в конце концов прибор и вовсе перестал работать. Но я услышал достаточно, чтобы узнать, что главным подозреваемым был этот Хорсли. Тогда я подключился к системе оповещения вашего полицейского участка, чтобы быть в курсе всех ваших перемещений. Я слышал, как кто-то сказал, что вы вызываете его на допрос, а я знаю, что это значит. Поэтому я и пришёл.

- Но зачем Вам пистолет, Гевин?

- Этот врач - большая шишка со множеством связей. И, судя по тому, что я слышал, вы, ребята, ничего не нарыли, чтобы прищучить его. И тогда я подумал, что, может…

- Может, Вам стоит самостоятельно восстановить справедливость? – настойчиво спросила Джесси.

Казалось, Гевин на время потерял уверенность в себе, а затем в его глазах снова вспыхнул энергичный огонёк.

- Кто-то ведь должен сделать это!

- Гевин, - мягко сказала она, находясь теперь всего в нескольких метрах от него, - этот парень может быть виновным. Но на данный момент мы не знаем этого наверняка. Вполне возможно также, что он всего лишь самовлюблённый нарцисс, которому нет дела ни до чего, кроме удовлетворения своих самых низменных потребностей. В любом случае, Ваша попытка собственноручно восстановить справедливость уже не поможет Тейлор. Позвольте нам выполнить свою работу. Если он действительно виновен, мы это выясним и привлечём его к ответственности. Не стоит разрушать своё будущее из-за этого парня. Оно того не стоит.

Гевин обречённо посмотрел на Джесси, его взгляд стал более расслабленным. Затем он наклонился и прошептал ей:

- Пистолет не заряжен. Я забыл взять патроны.

Джесси внезапно почувствовала, будто камень упал с её души. Несмотря на то, что она не могла быть полностью уверенной в том, что Гевин говорит правду, язык его тела подтверждал, что так и было.

- На самом деле это хорошо, - прошептала она в ответ. – Это говорит о том, что у Вас не было намерений застрелить кого-либо. И так будет легче добиться снисхождения окружного прокурора. Но для того, чтобы доказать это, Вы должны передать мне пистолет. А затем следовать всем указаниям, которые Вам будут даны, хорошо?

Гевин кивнул, но не двинулся с места.

- Мы можем спасти ситуацию, Гевин, - мягко сказала она. – Если с этого момента Вы всё сделаете правильно. Вы готовы?

Он снова кивнул.

- Хорошо, - сказала Джесси так, чтобы всем присутствующим в комнате было хорошо её слышно, - мистер Пек собирается сдать оружие. Он согласился выполнять все данные ему распоряжения.

Она снова посмотрела на Гевина, который осторожно вложил свой пистолет в протянутую ею руку. В эту самую секунду начал говорить Райан.

- Джесси, сделай три шага назад, - распорядился он, всё ещё нацеливая своё оружие на Пека. – Гевин, пожалуйста, станьте на колени и поднимите руки над головой. К Вам сейчас подойдёт офицер и наденет наручники. Не стоит сопротивляться. Вы поняли? Мне нужно Ваше словесное подтверждение.

- Я понял, - чётко сказал Гевин, делая так, как ему сказали.

Когда на него надели наручники, Джесси наклонилась и тихо сказала ему:

- Гевин, я понимаю Ваше отчаяние. И мы делаем для Тейлор всё возможное. Но сейчас Вам следует подумать о собственном будущем. Делайте всё, о чём Вас просят. Сотрудничайте с полицией. Не сопротивляйтесь. Я попробую упростить Ваше положение. Но я ничего не смогу сделать, если с этого самого момента Вы не станете образцом примерного поведения. Мы друг друга поняли?

- Поняли, - произнёс парень подавленным голосом.

Офицер, который надел на него наручники, распорядился, чтобы тот встал на ноги, а затем вывел его из вестибюля. Как только они ушли, Джесси не могла перестать задаваться вопросом, были ли те слова, которые она только что произнесла правдивыми. Могла ли она действительно чем-то помочь Гевину? Но на задворках её сознания возник другой вопрос:

«А должна ли я это делать

Тот, кому удалось прикрепить к Райану жучок в самом разгаре драки и получить доступ к системе связи управления полиции, почти наверняка был способен манипулировать данными о своём местонахождении. Гевин Пек был похож на влюблённого парня, который хотел отомстить за убийство своей бывшей девушки. Но что, если это был всего лишь образ, который он хотел создать?


* * *


Джесси едва успевала сделать вдох.

Как раз в тот момент, когда Гевина поводили прочь, офицер Битти, который предоставил им бронежилеты, подошёл к ним с Райаном. Казалось, он никак не решался заговорить.

- Выкладывай, - сказал Райан. – Что бы там у тебя для нас ни было, ясно, что это плохие новости. Так что рассказывай всё, как есть.

- Извините, детектив, - сказал Битти. – Но Коллум Хорсли закатывает скандал в комнате для допросов. Он говорит, что если вы сейчас же не подойдёте туда, то он уходит отсюда, или просит вызвать адвоката.

Райан и Джесси переглянулись; было видно, что они оба устали.

- Возможно нам нужно было подождать ещё пару недель, прежде чем вернуться к работе, - сказал Райан с кривой ухмылкой.

- Для этого уже слишком поздно, - заметила Джесси. – Нам лучше туда вернуться.

- Подожди, - сказал Райан, повернувшись к офицеру. – Скажи ему, что у нас были непредвиденные обстоятельства, и что мы вернёмся через две минуты.

Офицер кивнул и поспешил прочь.

- Нам лучше не шутить с этим парнем, - предупредила Джесси. – Зачем тянуть время?

- Позволь поинтересоваться, можем ли мы сейчас официально исключить Гевина Пека из числа подозреваемых?

Джесси посмотрела на него, озадаченная этим вопросом.

- Возможно, - наконец согласилась она. – Я имею в виду, что мне в голову пришла мысль, что он действительно мог разыграть весь этот тщательно продуманный сценарий, чтобы отвести от себя подозрение, даже рискуя тем, что его возьмут под стражу за менее серьёзное преступление. Но для этого требуется определённая хитрость, а я не уверена, что Гевин ею обладает. А что?

- А то, что я согласен с тобой, - сказал Райан. – Я думаю, что, если мы всё-таки имеем дело с убийством, то его совершил крайне хитрый человек, настолько уверенный в своих способностях, что готов отвечать на вопросы полицейских без присутствия адвоката, выглядеть при этом полным отморозком и требовать, чтобы к нему прибыли детективы по первому его зову. А всё это потому, что он считает себя неприкосновенным. Человек, подходящий под это описание – не Гевин. Это Кол Хорсли.

- Хорошо, - признала Джесси. – К чему ты клонишь?

- Так давай нарушим его неприкосновенность, - сказал Райан. – Я всё ещё считаю, что лучше всего подобраться к этому доктору через его жену. Если нам удастся настроить её против него, возможно, у нас будет шанс прижать его. Может быть, она немного солгала насчёт его алиби, и не находилась с ним всё то время. Если так и есть, то, возможно, теперь она может изменить свои показания. Не думаю, что у нас есть другой способ, кроме как привлечь её.

- Так что ты предлагаешь? – спросила Джесси.

- Иди и поговори с ней. Подними с ней общие темы об изменах и кровожадных мужьях. Убеди её, что её судьба не связана с его. А тем временем я займу Кола, заставлю его бегать по кругу. Может быть, он как-то проколется. А даже, если и нет, у тебя всё равно будет время дожать Мидоу. Что ты думаешь по этому поводу?

- Я думаю, что всё, что позволит мне избежать присутствия в одной комнате с этим скользким типом, достойно того, чтобы попробовать.

- Тогда вперёд, - настаивал он. – Только держи меня в курсе. А я побуду с этим слизняком.

- Ты его назвал, как суперзлодея из комиксов, - сказала она.

- Вот-вот, - ответил он.

ГЛАВА 29

Джесси действовала быстро.

Она не знала, насколько Райану удастся задержать Кола, и не хотела, чтобы тот ушёл из участка и начал оказывать давление на Мидоу. Когда она подъехала к их дому в Лос-Фелис, ей позвонили. Это был Реджи Тони из отдела по борьбе с организованной преступностью.

- Эй, Хант, я знаю, что Вы официально не являетесь детективом, но мне сказали, что Эрнандес задействован на допросе, и что один из вас должен услышать только что полученную мною информацию.

- Что там у Вас? – спросила она, подъезжая к дому семейства Хорсли.

- Клэр Шайн была найдена застреленной сегодня днём в своём доме.

Джесси резко нажала на педаль тормоза, заставив колёса завизжать.

- Что? – ошеломлённо спросила она. – А что с Дугом?

- Его нигде не могут найти, - сказал Реджи. – Его машина пропала, и никто его не видел с момента последней встречи около 14:00. Мы получили информацию о его автомобиле и даже отправили описание в пограничную службу на случай того, если он решит отправиться в Мексику.

Входная дверь дома Хорсли открылась, и на пороге показалась растерянная Мидоу. Джесси опустила окно своего автомобиля.

- Я сейчас выйду к Вам, - крикнула она, а затем вернулась к телефонному разговору. – Вы думаете, что это связано с тем делом, которое расследуем мы?

- У нас пока не было возможности это узнать, - признался он. – Может быть. Исходя из того, что Вы нам рассказали, сложилось впечатление, что их не до конца решённый бракоразводный процесс набрал достаточно крутые обороты. Возможно, толчком послужил тот факт, что их допрашивали по делу об убийстве. С другой стороны, это может касаться и их связей с кланом Проповых. Ещё слишком рано говорить конкретно. И тем не менее, я хотел Вас предупредить, что Дуг Шайн на свободе, возможно, озлоблен на Вас, предположительно вооружён и опасен. Вам следует быть начеку.

- Спасибо, Реджи, - сказала она. Джесси повесила трубку, но продолжила делать вид, что всё ещё говорит, надеясь получить больше времени, чтобы придумать план действий.

Какая-то часть её хотела просто развернуться и снова оказаться в относительной безопасности участка. Если Дуг Шайн разъезжал по городу, возможно, ища способа отомстить, то она, скорее всего, была в верхней части его списка. Но, если смерть Клэр не была связана с их расследованием, то ей было просто необходимо поговорить с Мидоу и убедить её рассказать обо всех подозрительных действиях Кола.

На самом деле, у неё был только один вариант. Сейчас она ничего не могла сделать относительно Дуга Шайна. Но прямо перед ней стояла Мидоу Хорсли. И ей следует сосредоточить свои усилия на общении с этой женщиной.

 - Простите, - сказала она, выходя из машины. – Это касательно другого дела. Начальству нравится загружать нас работой.

- Я понимаю, - сказала Мидоу, всё ещё с напуганным видом. – Но я удивлена, что Вы приехали без Кола. Я думала, что Вы здесь, чтобы подбросить его домой.

- Нет, он всё ещё в участке – общается с детективом Эрнандесом. Я надеялась мы с Вами можем поболтать пару минут.

- Да, без проблем, - согласилась она, и её обычное игривое настроение по понятным причинам улетучилось. – Пожалуйста, входите.

Они вернулись в ту же гостиную, где говорили в первый раз, проходя мимо уборной в коридоре, в которой Джесси изображала своё пребывание, пока сама шпионила по дому.

- Могу ли я Вам что-то предложить? – спросила Мидоу. – Воду? Чай? Кофе? Может, что-нибудь покрепче? Я уже выпила несколько бокалов «Sauvignon Blanc».

- Немного горячего чая было бы замечательно, спасибо, – сказала Джесси. На самом деле, ей не так уж и хотелось пить, но она считала, что, учитывая тонкость всей этой ситуации, Мидоу, увидев её расположенность, может ослабить оборону и проявить большую откровенность.

- Наверное, мне тоже стоит перейти на чай, - сказала Мидоу, входя в смежную кухню, чтобы поставить чайник. – А когда вернётся Кол?

Джесси была слегка удивлена этому вопросу.

- А что заставляет Вас думать, что он вообще вернётся домой, Мидоу? – ответила она. – Он находится под следствием по делу о смерти Тейлор. В том конференц-зале Вы сами сказали, что не отрицаете того, что он может быть виновным.

- Я просто была расстроена, - сказала Мидоу, возвращаясь в гостиную, пока закипала вода. – Я тогда только узнала, что мой муж изменял мне с женщиной, спать с которой мы должны были вместе. Думаю, я просто сорвалась.

- Я не уверена, что могу назвать это срывом – скорее, проявлением праведного гнева, - возразила Джесси. – Я в этом кое-что понимаю.

- Сомневаюсь, - пренебрежительно сказала Мидоу.

- Возможно, это удивит Вас. Несколько лет назад я была в совершенно другой ситуации, нежели теперь. Я была замужем за состоятельным бизнесменом, жила в большом доме, как этот. Я думала, что моя жизнь неплохо сложилась. Но в течение нескольких месяцев я обнаружила, что у моего мужа была интрижка, что он убил свою любовницу, когда та пригрозила, что расскажет обо всём мне, а затем попытался обвинить меня в её смерти. Он даже однажды пытался меня отравить, когда я была беременна, что привело к выкидышу. И всё это было до того, как он ударил меня каминной кочергой.

Мидоу от удивления разинула рот.

- Вы это серьёзно? – спросила она.

- Вполне. Всё это произошло на самом деле. Но долгое время, даже когда передо мной всплывали очевидные знаки, я отказывалась верить в то, что мой муж не был тем мужчиной, которым я его себе представляла. А я зарабатываю себе на жизнь тем, что составляю психологические профили различных людей.

Мидоу несколько секунд молча смотрела на ковёр. Когда она наконец снова подняла глаза, то Джесси заметила, что в них были слёзы.

- Так что Вы пытаетесь мне этим сказать? - беспомощно спросила она.

- Я хочу сказать, что может и для Вас наступило время задать себе непростые вопросы касательно Вашего мужа. Вы описали его самовлюблённым и лишённым сопереживания другим людям. Могло ли в нём быть скрыто что-то большее? Вы подтверждаете его алиби на то утро и вечер. Вы уверены, что хотите продолжать настаивать на этом? Вообще, никто не станет Вас винить в желании защитить собственного мужа. Но если Вы покрываете его в случае, когда он совершил убийство, то это уже другое дело. Если Вы так поступите, то станете соучастницей преступления.

Закипел чайник, и Мидоу вернулась на кухню. Джесси тихо сидела на диване, задаваясь вопросом, могли ли её слова хоть как-то повлиять на Мидоу. Если эта женщина покрывала своего мужа, это может стать их последним шансом заставить её признаться в этом. Как только Кол выйдет из комнаты для допросов, адвокаты, скорее всего, займутся ею и заставят держать язык за зубами.

Через минуту Мидоу вернулась в гостиную с подносом, на котором стоял чайник, две чашки с узорчатыми блюдцами и блюдо с пирожными. Она налила Джесси чашку чая, а затем и себе. Джесси положила сахар и старалась вести себя непринуждённо, размешивая его в чашке.

Она чувствовала, что настал момент истины. Либо Мидоу поделится с ней тем, что знает на самом деле, и у них появится шанс против Кола, либо страх возьмёт контроль над ней, и она закроется. Джесси размешивала сахар уже добрых тридцать секунд, и больше не могла делать вид, что ничего не происходит. Она сделала глоток и посмотрела на женщину, сидящую напротив.

Она сразу же поняла, что Мидоу не расколется.

Лицо Мидоу выражало нечто среднее между стыдом и вызовом. Джесси подождала, когда та начнёт говорить.

- Мисс Хант, как бы я ни хотела Вам помочь, как бы мне ни хотелось зарыть в землю этого лживого лицемера, я просто не могу. Те сведения, которые я предоставила Вам относительно нашего местонахождения в понедельник, были правдивыми. Я не прикрываю Кола. Мы вместе поехали на работу, работали весь день и тем же вечером поехали домой. Могу ли я поручиться за каждую секунду его пребывания в больнице? Нет. Но у него было несколько операций, которые кроме него никто не смог бы провести. Так что, я просто не пойму, как посреди всего этого он мог найти время, чтобы улизнуть и убить Тейлор. И, по правде говоря, я просто не думаю, что он на такое способен.

- Вы будете удивлены, - пробормотала Джесси.

- Уверена, что так и будет, - согласилась Мидоу. – Я знаю, что Вы способны разглядеть в людях гораздо больше тёмных сторон, чем я. Но, пожалуйста, не нужно переносить Ваш личный опыт на мою жизнь. Тот факт, что Ваш муж был способен убить человека не означает, что мой тоже на это способен. Может быть… чёрт, он и есть засранец. Но это не умаляет того факта, что он спасает жизни, а не забирает их. Я могу придумать для Вас какую-то историю. Но это будет неправдой. И тогда убийца Тейлор так и останется на свободе. Я знаю, что Вы этого не хотите так же, как и я.

Джесси молча кивнула.

- Нет, - наконец произнесла она. -  Я этого не хочу.

- Мне бы хотелось быть более полезной, - с раскаянием сказала Мидоу. – Но я всё ещё стараюсь жить, согласно правилам своего брака, даже если Коли уже их и не придерживается.

- В чём заключаются эти правила? – спросила Джесси, хоть сейчас она уже слушала не совсем внимательно. На этом этапе уже не было особого смысла продолжать разговор.

- У нас нет секретов друг от друга. Так уж у нас принято.

- Верно, - вспомнила Джесси. – Хорошие правила, если только их соблюдают оба партнёра.

- Это ключ к успеху, - согласилась Мидоу.

- Ну, что ж, - сказала Джесси, вставая на ноги. – Надеюсь, что у Вас всё наладится. Мне нужно возвращаться обратно.

- Конечно, - ответила Мидоу, тоже вставая. – Как Вы думаете, Кол скоро вернётся домой?

- Думаю, да, - сказала Джесси, не в силах скрыть разочарование в голосе. – Я закрою за собой дверь.

Когда Джесси пошла обратно по длинному коридору к входной двери, она не могла вспомнить, когда в последний раз чувствовала себя такой побеждённой. Либо Мидоу Хорсли была настолько слепа, что не видела правды, либо она была настолько напугана, что боялась ею поделиться. В любом случае, похоже, что плохому парню всё-таки сойдёт с рук его преступление.


* * *


Джесси хотелось плакать.

И не только потому, что вероятный убийца Тейлор Янсен, скорее всего, мог остаться безнаказанным. За свою жизнь у неё уже было столько психологических шрамов, что она знала, что справедливость не всегда торжествует. Она расстроилась, поскольку для того, чтобы поймать его, ей пришлось поделиться своими эмоциями, и это не сработало.

Она не любила рассказывать о том, как её обвёл вокруг пальца бывший муж. И она почти никогда не говорила о нерождённом ребёнке, которого потеряла по его вине. Но с Мидоу она поделилась этими ужасными воспоминаниями в надежде наладить связь с этой женщиной, но всё оказалось напрасным. Мидоу не была заинтересована в установлении связи между ними. Она предпочла правде свою псевдо идеальную жизнь, и Джесси ничего не могла с этим поделать.

Вскоре Хорсли вернутся к своему обычному распорядку: начнут посещать вечеринки по сбору благотворительных средств, будут ходить на парный массаж и делить постель с юной девушкой, готовой на всё, и всем этим они смогут наслаждаться без особого чувства вины. У них будут свои секреты, но только не друг от друга.

«Но только не друг от друга».

Что-то из этой фразы застряло в голове Джесси, как кусок жвачки, приклеенный под столом, который было невозможно отодрать.

«У нас нет секретов друг от друга, - сказала Мидоу. – Так уж у нас принято».

Пока Джесси сидела в машине на подъездной дорожке к дому Хорсли, на поверхность её воспалённого мозга всплыл один провокационный вопрос:

«А что, если правила семьи Хорсли – это не просто клише? Что если они действительно их соблюдают беспрекословно?»

ГЛАВА 30

Джесси сделала звонок. Затем ещё один. И после этого третий.

В течение следующих пятнадцати минут она сделала полдюжины звонков, каждый последующий из которых был сделан со всё нарастающим чувством напряжения, предвкушения и того, что можно было бы описать, как надежду. Когда она закончила и вышла из машины, так и не отъехав от дома Хорсли, она была полна решимости, на которую даже не рассчитывала всего несколько минут назад.

Джесси постучала в дверь. Пока она ждала, то оглядывалась по сторонам, задаваясь вопросом, где сейчас мог быть Дуг Шайн. Она сомневалась, что он мог быть где-то неподалёку, но тем не менее была начеку. Когда в этот раз Мидоу открыла дверь, она казалась раздражённой не на шутку.

- Прошу прощения, - сказала Джесси. – У меня был важный звонок, и мне пришлось подождать в машине, а сейчас мне надо в уборную. Не думаю, что дотерплю до участка. Можно мне по-быстрому воспользоваться Вашей?

Мидоу выглядела так, будто ей отчаянно хотелось отказать Джесси, но в конце концов она открыла дверь и пригласила её войти.

- Пожалуйста, побыстрее. Я как раз собиралась звонить в участок, чтобы узнать, когда мне можно будет забрать Кола.

- Конечно, - обнадёживающим тоном сказала Джесси, когда шагнула внутрь и поспешила вперёд по коридору. – Я всего на минутку.

Оказавшись в ванной, она приготовилась, проверив, всё ли в порядке. Когда она почувствовала уверенность, то вышла. Джесси услышала, что Мидоу была на кухне, и направилась туда. Когда девушка достигла этой огромной комнаты, то изо всех сил старалась не потерять свой боевой настрой.

Кухня Хорсли была почти такой же большой, как квартира Джесси целиком, посреди был островок размером с небольшой автомобиль, два холодильника и две двойные духовые печи. Мидоу стояла возле двойной раковины и мыла посуду.

- Разве никто не может сделать это за Вас? – громко спросила Джесси, перекрикивая шум воды.

- Вообще-то у нас нет горничной, - ответила Мидоу слегка обиженным тоном. – Кроме того, это меня расслабляет. Вам нужно что-то ещё или я могу уже Вас проводить?

- На самом деле перед уходом я бы выпила ещё чая.

Мидоу смотрела на неё, не веря своим глазам.

- Сначала Вы пытаетесь уговорить меня признаться в том, что мой муж убийца, а сейчас просите меня налить Вам ещё чая?

- Ничего личного, Мидоу, - спокойно и вместе с тем почти язвительно сказала Джесси. – Я просто пытаюсь добиться справедливости для Тейлор. Разве это должно помешать мне утолить жажду?

Мидоу ничего не сказала, но покачала головой, пока набирала воду в чайник.

- Пока мы ждём, - продолжила Джесси, - я хотела бы кое-что обсудить с Вами и узнать, что Вы думаете по этому поводу.

- Что именно?

- Кажется немного странным, что работа Кола заключается в общении с маленькими детьми и, в конечном итоге, в спасении их жизней, и при этом из него, по всей видимости, вышел бы ужасный родитель.

- Зачем Вы это говорите? – осторожно спросила Мидоу.

- Вообще-то, это Ваши слова, - напомнила ей Джесси. – Ещё в конференц-зале Вы назвали мужа эгоистичным, вспыльчивым и лишённым сочувствия. Это было как раз до того, как он, в свою очередь, сказал, что сомневается в Вашей способности позаботиться об аквариумной рыбке, а не то что о ребёнке. На самом деле, складывается впечатление, что вы оба не слишком-то любите детей.

- Только тот факт, что мы не считаем друг друга замечательными родителями, не означает, что мы не любим детей, - оборонительным тоном произнесла Мидоу.

- Возможно, Вы и правы, - согласилась Джесси. – Забудьте о том, что я сказала. Знаете, что ещё странно?

- Нет. Но я уверена, что Вы мне сейчас это скажете.

- Что ж, у нас был один потенциальный подозреваемый в смерти Тейлор – её бывший парень. Но проблема была в том, что его алиби казалось абсолютно надёжным. Данные результата проверки его цифрового следа подтвердили, что на протяжении всего дня он был дома и работал за своим компьютером. Но кто-то в нашем офисе предположил, что он мог запрограммировать свой компьютер на удалённую работу таким образом, чтобы складывалось впечатление, что он дома, когда на самом деле это было не так. Позже выяснилось, что это был не тот случай. Я только что разговаривала с одним из наших технических специалистов, которому удалось узнать, что у того парня было несколько видеозвонков, по которым видно, что на момент их совершения он был дома.

- Так Вы хотите мне сказать, что сначала подозревали её бывшего парня, а теперь нет? – с нетерпением в голосе спросила Мидоу. – Почему меня должны заботить тупиковые версии этого дела? Правда, мисс Хант, я бы не хотела показаться грубой, но не считаете ли Вы, что слишком уж меня нагрузили для одного дня?

- Так и есть, - согласилась Джесси. – И я уеду сразу после того, как выпью чай. Но всё же этот случай заставил меня задуматься от том, как кто-то может создать впечатление, будто был в одном месте, когда на самом деле был в другом. Это довольно изящный трюк.

- Не знаю, - сказала Мидоу. – Разве? Я не разбираюсь в технике.

- Да там особо ума и не надо, - сказала ей Джесси. – Не обязательно быть каким-то техническим гением, чтобы подделать своё местоположение. Уверена, что с техническими знаниями было бы конечно проще. Но если всё тщательно спланировать, то можно обвести людей вокруг пальца. Чисто гипотетически представим, например, что когда в понедельник вечером Вы с мужем уже собирались ехать из больницы домой, в последнюю секунду он говорит, что у него есть ещё одно дело в офисе, и отправляет Вас домой одну. И, допустим, оставляет свой телефон в машине, а Вы об этом даже не знаете.

Вода закипела. Метая глазами молнии в Джесси, Мидоу не пошла сразу же выключить чайник, и его свист становился всё громче.

- Вы собираетесь его выключить? – спросила Джесси.

- Не знаю. А Вы собираетесь и дальше предъявлять необоснованные обвинения моему мужу? – парировала Мидоу.

- Эй, я ведь сказала, что это всего лишь предположение. Я не предъявляю никаких обвинений.

Мидоу хмыкнула и развернулась, чтобы снять чайник с плиты. Заваривая чай, она старалась держаться спиной к Джесси, отказываясь даже смотреть на неё.

- В любом случае, - продолжила Джесси, - согласно этому предположению, Кол смог создать впечатление, будто поехал домой вместе с Вами. Он не мог вызвать такси, используя свой телефон. Но он мог позвонить туда из больницы или из ближайшего телефона-автомата, а затем приехать к Тейлор. Он мог убить её и вернуться домой ещё на одном такси, а Вы бы никогда не узнали о том, что он сделал. Возможно, у Вас могли возникнуть некоторые подозрения насчёт того, почему он так долго добирался домой, но Вы бы не стали его об этом расспрашивать и точно уж не стали бы добровольно сообщать полиции, что он, возможно, и есть убийца вашей общей любовницы.

Мидоу развернулась и протянула Джесси чай в одноразовом стаканчике, при этом она выглядела так, будто предпочла бы плеснуть его девушке в лицо.

- Вот. Держите Ваш чай. Не могли бы Вы немедленно уйти из моего дома?

- Как скажете, - пообещала Джесси. – Можно я быстренько прихвачу немного сахара?

Пока Джесси добавляла сахар в стаканчик, она продолжала излагать свои мысли:

- Но вот что забавно, Мидоу. Когда я стала обзванивать местные службы такси, чтобы узнать, не было ли вечером в понедельник вызовов из детской больницы в район Тейлор, я кончено же, получила подтверждение, что один такой вызов всё же был. А потом, когда я спросила, вызывал ли кто-то машину из этого района до Лос-Фелис, та же служба такси упомянула о том, что пассажир вышел у мини-маркета в километре к югу от Вашего дома где-то через час после того, как Вы выехали из больницы.

Она сделала глоток чая и стала ждать, пока Мидоу как-то прокомментирует её слова. Но та промолчала. Вместо этого женщина просто уставилась на Джесси с выражением, полным одновременно опасения и отвращения. Джесси решила продолжать.

- Тогда я подумала про себя – это доказывает, что Мидоу солгала насчёт алиби Кола. Возможно, если я снова вернусь, то смогу убедить её во всём признаться и перестать покрывать его, поступив, таким образом, правильно по отношению к Тейлор. Но потом мне в голову пришла другая мысль. Я вспомнила правила Вашей семьи. Вы их помните, Мидоу?

Мидоу молчала. Джесси напомнила ей.

- Думаю, это что-то вроде: «У нас нет секретов друг от друга. Так уж у нас принято». И я подумала – а что, если они действительно живут в соответствии с этой философией? Если так и есть, тогда Кол сказал бы Вам о том, что обманул Вас. Но что-то в этом мне тоже показалось неправильным, так как тогда это означало бы, что он скрыл от Вас факт убийства Тейлор. А это противоречит правилам вашей семьи. Единственным способом следовать им было бы, если бы он заранее обсудил с Вами свои планы убить девушку.

- Думаю, Вам пора, - категорично сказала Мидоу.

- Без проблем, - согласилась Джесси. – Можно мне взять салфетку на случай того, если стаканчик начнёт течь?

- Нет.

- Хорошо. Я обойдусь. В любом случае, я имела в виду, что если он был бы честен с Вами об убийстве Тейлор ещё до того, как совершил его, он бы точно не скрывал и тот факт, что спал с ней. Он откровенно говорит с Вами об убийстве девушки, но умалчивает о сексе с ней? Не думаю.

Мидоу скрестила руки на груди, будто пытаясь физически защититься от намёков Джесси.

- Скорее всего, - без тени смущения продолжила Джесси, - он участвовал в ваших сексуальных играх с самого начала и соврал об этом, потому что знал, что Тейлор была беременна, и хотел запутать нас в хронологии событий. А если он знал, что она беременна, я думаю, он, скорее всего, не был в восторге от этого, что следует из его образа «самовлюблённого, лишённого сочувствия» парня. И я могу предположить, что Вы тоже не были в восторге, учитывая отсутствие у Вас «умения позаботиться даже об аквариумной рыбке, а не то что о ребёнке». К тому же, наверное, было неприятно думать, что хоть из Кола и получился бы ужасный отец, он мог стать им для ребёнка, который даже был не от Вас. Не очень-то это весело.

Мидоу сделала глубокий вдох и потянулась за телефоном, стоящем на стойке.

- Думаю, настал момент, когда мне следует позвонить своему адвокату, - сказала она, - и сказать ему, что у меня в доме находится женщина, которая выдвигает мне необоснованные обвинения и никак не уходит.

- Вы обязательно должны это сделать, - воодушевлённо посоветовала ей Джесси. – И от Вас полностью зависит, станете ли Вы ему рассказывать о другой безумной новости, которую я обнаружила. Я тут подумала, что Колу не хватило бы времени поехать на квартиру к Тейлор, накачать её снотворным, подождать, пока оно подействует, а потом поймать такси и уже через час быть возле магазина, недалеко от вашего дома. Проделать всё это так быстро по-настоящему целое дело, Вы так не думаете?

Мидоу кивнула с притворным энтузиазмом.

- И я полагаю, что именно на этом месте Вы развели руками и решили оставить эту версию? – саркастически спросила женщина.

- Я была близка к этому, - сказала Джесси, в свою очередь щёлкнув пальцами, демонстрируя ложное сочувствие. – Но нет, потом я подумала, что, возможно, план был более долгосрочным. Может быть, Тейлор накачали таблетками ещё днём, а Кол просто вечером заехал проверить, всё ли шло по плану. Но он ведь доктор. И почему бы он стал сомневаться, что сделал всё, как надо? Разве если только первоначальную грязную работу сделал не он, а он теперь просто следил за делом чужих рук. А если это не он дал ей первую порцию таблеток, то на свете есть только один человек, с которым он делился всеми своими секретами, верно, Мидоу?

- Вы и вправду зациклились на правилах нашей семьи, - раздражённо сказала Мидоу, хотя на её лице была написана другая эмоция: страх.

- Так и есть, - согласилась Джесси. – Похоже, эти правила для вас, ребята, чрезвычайно важны. Так или иначе, я думала, вы не настолько глупы, чтобы совершить дважды одно и то же. Ну, знаете, сначала Кол едет из спортзала с Вашим телефоном в машине – таким образом он обеспечивает Вам личное и цифровое алиби, а Вы тем временем едете вслед за Тейлор, накачанной снотворным, и убиваете её. И даже если вы всё это сделали, то не могли же вы быть настолько безрассудными, чтобы использовать одну и ту же службу такси. Однако мне удалось найти зарегистрированную поездку пассажирки, по писанию похожую на Вас, от самого конца квартала района Тейлор и до больницы во временные рамки смерти девушки. Какое дурацкое совпадение, правда?

Мидоу повесила трубку. Она больше не выглядела сердитой. Она была ошеломлена. Джесси продолжала давить, чувствуя, что её добыча скоро попадётся в ловушку.

- Так что, само собой разумеется, мне пришлось сделать некоторые уточнения в спортзале. Мне сказали, что Вы уехали практически одновременно с Тейлор. У меня вопрос: Вы подмешали ей таблетки в протеиновый коктейль прямо в тренажёрном зале, а затем последовали за ней до дома, чтобы убедиться, что они сработали? Или Вы сделали это уже у неё дома? Я уверена, что она пригласила Вас войти, и у неё не было никаких оснований подозревать, что Вы можете добавить что-то в её напиток.

Мидоу не отвечала.

- В любом случае, я думаю, что Вы торопились. Я проверила – тем утром у Вас была встреча, которая затем послужила Вам частью алиби. Вы не могли туда опоздать. Так что, скорее всего, Вам пришлось уехать до того, как Вы убедились в том, что Тейлор мертва. Вы дали ей такое количество таблеток, которого должно было хватить, но Вы не врач и не могли точно рассчитать дозировку.

Мидоу неловко переминалась с ноги на ногу у кухонной стойки. Её глаза были похожими на глаза оленя в свете фар – большими и испуганными. И всё же, она продолжала молчать. Джесси решила нанести ей последний удар.

- Тогда Вы оставили её окно немного приоткрытым и рассказали Колу о своих сомнениях, - предположила она. – Он согласился вернуться и проверить, а сделав это, заметил, что она всё ещё была жива. Поэтому он ей помог, положив на лицо подушку или придушив в тех местах, где у неё уже были синяки от ваших игр с удушением. Шансом выйти сухими из воды для вас было подстроить всё таким образом, чтобы всё выглядело так, будто она скатилась в подушку и случайно задохнулась. Конечно, у большинства людей, которые задохнулись в результате несчастного случая, на лице и шее не обнаруживают следов от хирургических перчаток, которые нашли криминалисты после того, как я заставила их перепроверить это несколько минут назад. Но вернёмся к Колу. После того, как он убедился, что Тейлор действительно была мертва, он ушёл, в спешке забыв закрыть окно. Неплохая история, да?

- Но это же всего лишь гипотетически, верно? – напомнила ей Мидоу.

- Может и не настолько. Это больше похоже на правду. Видите ли, Мидоу, Кол не вернётся домой сегодня. Несколько минут назад ему предъявили официальные обвинения. Со стороны вас обоих было достаточно умно притвориться, что вы готовы перегрызть друг другу глотки, будто до такой степени ненавидите друг друга, но, несмотря на эту враждебность, всё же готовы подтвердить алиби. И вам действительно удалось впарить нам свою линию в духе «я ненавижу его, но не могу лгать и говорить, что меня не было рядом». Это было гораздо более убедительным, чем, если бы вы вели себя, как любящие супруги, готовые сделать друг для друга всё, что угодно.

- Вы позорите нашу семью, - тихо сказала Мидоу.

- Очень может быть, - ответила Джесси. – Но, как бы то ни было, я могу предположить, что прямо сейчас Кол рассказывает детективу Эрнандесу, что всё это было Вашей идеей, а он просто согласился прикрыть свою жену. Возможно, он признаётся, что все сообщения, которые Вы отправили Тейлор, спрашивая, почему та не отвечает, были частью тщательно продуманного Вами алиби. Быть может, он говорит, что Тейлор уже была мертва, когда он прибыл к ней в квартиру, чтобы Вам предъявили обвинения в фактическом убийстве, и он тогда был бы только сообщником.

- Сомневаюсь, - сказала Мидоу более уверенно, чем считала возможным Джесси, учитывая ситуацию.

- Почему же? – спросила она.

- Потому что у нас нет секретов друг от друга. Так уж у нас принято, помните?

- Вы думаете, правила по-прежнему соблюдаются? – спросила Джесси, пытаясь понять, в какую игру играет Мидоу. Внезапно ситуация показалась ей более туманной, чем несколькими секундами ранее.

- Ну, конечно, - призналась Мидоу. – Мы были открыты и честны друг с другом в отношении того, что никто из нас не хотел дома присутствия плачущего ребёнка, посещений или алиментов. Но потом нам пришла в голову эта блестящая идея.

- Какая же? – немного растерянно спросила Джесси.

Каким-то образом всё поменялось. Всё шло не так, как должно. Джесси внезапно почувствовала неуверенность в себе, а Мидоу, казалось, с каждой последующей секундой становилась всё более дерзкой. Миниатюрная женщина широко улыбнулась, но это не было улыбкой гостеприимной хозяйки. Это был оскал злобного хищника.

- Мы подумали, что убить это живое существо вместе будет наивысшей формой нашей связи. Это был бы отличный способ решить возникшее осложнение и ещё сильнее привязаться друг к другу. И он сработал. Это так возбуждало. Не думаю, что секс у меня когда-либо был лучше, чем в ту ночь, когда Кол вернулся домой. Он был весь потный после того, как пешком поднимался на холм, оттуда, где его высадило такси. И это было неописуемое удовольствие.

Джесси знала, что это было не так. Мидоу признавалась в убийстве, хвасталась им. Логической причины делать это у неё не было… только если человек, которому она всё это рассказывала, никогда не сможет повторить её слова.

Она посмотрела на свой одноразовый стаканчик, а затем снова на Мидоу, которая снова излучала эту невероятную энергию, стоя на месте. Потом Джесси поняла, что эта энергия исходила не от Мидоу. У неё всё плыло перед глазами, потому что она не могла сосредоточить взгляд. Джесси почувствовала, как из её внезапно ослабевших пальцев выскальзывает стакан и отскакивает от пола.

- С Вами всё хорошо? – Джесси услышала слова Мидоу с большого расстояния. – Кажется, Вам нужно ненадолго прилечь.

Джесси почувствовала, как её веки стали невероятно тяжёлыми. Волевым усилием заставив их открыться, она развернулась и побежала.

ГЛАВА 31

Ей удалось преодолеть лишь половину коридора.

Сначала она подумала, что Мидоу сбила её. Но потом поняла, что сама споткнулась о собственные ноги. Она подняла голову и увидела теперь уже знакомую ванную комнату всего в пяти метрах от себя, но сейчас это расстояние казалось ей огромным, как целый океан. Она услышала, как Мидоу подошла к ней сзади и смутно различила её голос.

- Как хорошо, что у меня остались эти таблетки, - сказала та откуда-то сверху.

- Это не сойдёт Вам с рук, - пробормотала Джесси, хотя её язык, казалось, не давал ей этого сделать.

- В том-то и дело, - сказала Мидоу, к которой, похоже, вернулось весёлое расположение духа. – Мне и не надо, чтобы это сходило мне с рук. Мне просто нужно удержать кое-кого на месте как можно дольше, чтобы я смогла уйти. И это время я получу, пока полицейские будут пытаться идентифицировать остатки тела в моей сгоревшей машине, а я тем временем возьму Вашу и доберусь до необходимого мне пункта назначения. Я ужасно себя чувствую от того, что Кол не может поехать со мной. Вы действительно испортили наши планы. Но он поймёт. Он на моей стороне, знаете?

Джесси почувствовала, как Мидоу подняла её за подмышки и потащила к входной двери. Она посмотрела на свои ноги, где на лодыжке в кобуре был спрятан маленький пистолет. Но ей никак бы не удалось дотянуться до него. Вместо этого она попыталась освободиться, но ей удалось лишь слегка пошевелиться. Джесси услышала, как Мидоу сверху рассмеялась над безуспешностью её попытки.

- Не нужно сопротивляться, - посоветовала она. – Если повезёт, к тому времени, как вспыхнет огонь, Вы будете уже мертвы. Я ведь не законченная сука.

Несмотря на действие таблеток, Джесси почувствовала, как дрожь пробежала по её спине.

- Ни с места, - откуда-то сзади раздался ещё один голос. Ни ей, ни Мидоу не было видно, кому он принадлежал, так как они находились спиной к говорящему. Но Джесси была уверена, что голос принадлежит Райану, которому она звонила и попросила поспешить, так как собиралась тогда выходить из машины и направиться в дом к Мидоу Хорсли. – Осторожно положите мисс Хант на пол и развернитесь, подняв руки над головой.

- О, Господи, - услышала она слова Мидоу, сказанные убедительно взволнованным голосом. – Как хорошо, что Вы здесь. Она потеряла сознание, и я пыталась вывести её на свежий воздух.

- Положите её на пол, мисс Хорсли, - повторил Райан.

- Конечно, - сказала Мидоу, потянувшись за чем-то непонятным в кармане своей блузки.

Джесси попыталась предупредить Райана, но, прежде чем она смогла что-то сказать или сделать, Мидоу бесцеремонно бросила её на пол. Её голова подпрыгнула, как шар для боулинга, а в глазах вспыхнули искорки. Единственным хорошим моментом во всём этом было то, что боль заставила её немного взбодриться. Затем она услышала громкий глухой удар в паре метров от себя.

Когда она снова открыла глаза, то увидела, что Мидоу держала в руках электрошокер, который, очевидно, только что использовала против Райана. Он лежал рядом на полу, дёргаясь в конвульсиях, а его пистолет был вне пределов досягаемости. Через секунду он полностью перестал двигаться.

- Мне жаль, детектив, - неубедительно извинилась Мидоу. – Но, похоже, к Вам тоже придётся применить определённые процедуры.

Она перешагнула через Джесси, чтобы добраться до детектива, который сейчас стал её главным приоритетом. Когда женщина проходила мимо, Джесси удалось выставить вперёд предплечье, задев лодыжку Мидоу и заставив её потерять равновесие, запнуться об Райана и упасть прямо за ним.

Краем глаза Джесси увидела, что женщина быстро встала на ноги. Но вместо того, чтобы сконцентрироваться на этом, она сосредоточила взгляд на пистолете Райана, который лежал всего в пяти сантиметрах от неё. Она потянусь в попытке схватить его. Сначала она дотянулась до него пальцами, а потом схватила оружие.

Но лёжа на спине в полубессознательном состоянии, ей было очень трудно удержать его в руках. Джесси слышала, как к ней бежала Мидоу, тогда она сняла пистолет с предохранителя, оглянулась назад и нацелила оружие на женщину. Она держала его так крепко, как только могла, и сделала один выстрел.

Мидоу рухнула на пол рядом с Райаном. Она сжимала верхнюю часть бедра левой ноги и выкрикивала что-то непонятное. Джесси использовала прилив адреналина, бегущий по её телу, чтобы перевернуться на живот; из этого положения она вытянула руки перед собой и нацелила пистолет Райана на Мидоу в ожидании, что та сделает какое-то резкое движение.

Через пару секунд её глаза снова стали влажными, и она подумала сделать в Мидоу ещё один выстрел – на этот раз смертельный. Райан всё ещё был в опасности. Если Джесси потеряет сознание, даже со своим ранением Мидоу будет способна причинить ему вред.

Пока Джесси обдумывала, стоит ли ей нажимать на курок, она увидела, что Райан начал шевелиться. Он поднял голову, увидел, что в руках Джесси был его пистолет, направленный на истекающую кровью и ругающуюся женщину, лежащую позади него, и, спотыкаясь, поднялся на ноги. Райан поспешно подошёл к Джесси, схватил свой пистолет, и с беспокойством посмотрел на неё.

- С тобой всё в порядке? – спросил он. – Что случилось?

С огромным усилием она открыла рот, стараясь не обращать внимания на ощущение, будто он набит ватными шариками.

- Таблетки… я, - произнесла она.

Убедившись, что это всё, на что она была способна, Джесси погрузилась во тьму.

ГЛАВА 32

Джесси ненавидела желе.

И это было не из-за его вкуса. Она его ненавидела потому, что за последние несколько лет она провела так много времени в больницах, где из еды ей нужно было ограничиться лишь потреблением желе, которое она уже едва могла переварить.

Конечно, в этот раз это была не фигура речи. Как ей объяснил доктор перед тем, как покинуть её нынешнюю больничную палату несколькими минутами ранее, ей промыли желудок. Это объясняло, почему у неё было такое чувство, будто её внутренности поскребли тупой бритвой. Это также означало, что её диета на следующие сорок восемь часов будет состоять исключительно из пищи, которую не нужно было предварительно пережёвывать, а можно было сразу проглотить.

После того, как доктор ушёл, Джесси осмотрелась по сторонам, часто моргая в надежде, что нечёткость её зрения пройдёт. Какими бы притуплёнными ни были её чувства, они всё ещё были достаточно острыми, чтобы заметить обои цвета детской неожиданности и цветочные принты 70-х годов на занавесках.

- Эй, - радостно заметил Райан, сидящий на стуле напротив её больничной койки. – По крайней мере, они сегодня тебя отпустят домой. Я думал, что могут оставить ещё на ночь.

 - Ещё на ночь? – всё ещё как в тумане спросила Джесси.

- Ты не помнишь? – спросила Кэт, сидящая на стуле возле Райана. – Ты поступила в больницу вчера. Ночь ты провела здесь под наблюдением врачей, пока они вымывали следы всех лекарств из твоего организма.

- Я ничего этого не помню, - призналась Джесси.

- Что ж, а я помню, - сказала Кэт, - по большей части потому, что я просидела на этом неудобном кресле почти всю ночь.

- Извини, - пробормотала Джесси. – Я приходила в сознание хоть ненадолго?

- Время от времени, - сказал Райан. – Но я не удивлён, что ты мало что помнишь. Ты была практически в отключке.

- А ты неплохо выглядишь для парня, против которого применили электрошокер, - заметила Джесси.

- В последнее время это для меня привычное дело, - ушёл он от ответа. – Что ты помнишь? Возможно, мы могли бы восполнить некоторые пробелы.

- Я помню, как Мидоу сказала мне, что собирается сжечь меня в своей машине. Затем появился ты. Она ударила тебя электрошокером. Я выстрелила в неё. Ты очнулся. Я отрубилась. Вот, пожалуй, и всё.

- Да, - сказал он. – Ты определённо пропустила кое-что хорошее.

- Что, например?

- Как на кричащую, как банши, Мидоу Хорсли надели наручники, увозя её в больницу на машине скорой помощи.

- На самом деле, я рада, что пропустила этот момент, - сказала Джесси.

- Я тебя не виню, - ответил он. – Она не так много приятного сказала в твой адрес.

- Она не назвала меня идиоткой за то, что я выпила приготовленный ею чай сразу же после того, как намекнула ей, что знаю о том, что она способна смертельно отравить человека?

- Об этом речи не шло, - сказал он. – Но сейчас, поскольку ты упомянула этот факт…

- Прекрати, Эрнандес, - прорычала Джесси. – Я и так себя ругаю за это. У тебя этот номер не пройдёт.

Казалось, Райан сначала собирался продолжить подшучивания, но затем, хорошо подумав, изменил решение.

- Поехали дальше, - продолжил он, - ты также пропустила звонок, который спустя час поступил ей на телефон – звонил капитан судна, которое Мидоу наняла, чтобы уехать с Колом от Марина-Дель-Рей на остров Каталина, где их ждал частный самолёт, чтобы доставить в Мексику.

- А вот это уже поинтереснее, - признала Джесси.

- Я тоже так подумал. А также мы получили свидетельства всех водителей такси с описанием пассажиров, совпадающим с четой Хорсли. Мы получили подтверждение предварительного заключения о том, что химические следы на шее Тейлор совпадают с материалом хирургических перчаток, которые использовал Кол. Нам конечно навряд ли всё это понадобится после того, как присяжные прослушают запись твоего разговора с Мидоу, которую ты сделала до того, как она накачала тебя лекарствами.

- Учитывая то, насколько тщательно был продуман их план, то это кажется небрежностью с их стороны, - заметила Кэт, качая головой.

- Только если смотреть на всё это с позиции сегодняшнего дня, - уточнила Джесси. – Поскольку основная рабочая версия по этому делу заключалась в том, что Тейлор либо совершила самоубийство, либо умерла в результате несчастного случая, этой парочке такой вариант вполне подходил. Не было никаких очевидных следов их причастности к её смерти. Их промахи всплыли только после того, как мы провели тщательную проверку и начали скрупулёзно анализировать все их показания. Учитывая, что мы были всего в нескольких часах от того, чтобы полностью отказаться от этого дела, думаю, их план на самом деле был не таким уж и плохим.

- Да, - согласился Райан, - кроме того, они случайно получили огромную услугу со стороны преступного клана Проповых.

- Что? – недоумённо спросила Кэт.

- У нас была ещё одна пара подозреваемых, - объяснил он. – Дуг и Клэр Шайны. Вчера Клэр застрелили, и похоже, что это сделал Дуг, чтобы навсегда закрыть рот своей жене, а потом сбежать.

Джесси осознала, что она совсем забыла о Шайнах.

- Ага, и что там случилось? – спросила она.

- Там случились Проповы. Этим утром тело Дуга Шайна было найдено зарытым в неглубокую яму в парке Уилла Роджерса. Нам повезло. Одна путешественница прогуливалась по отдалённой тропе со своей собакой. Животное и начало разрывать могилу. Если бы не это, мы бы всё ещё проверяли границы в поисках Дуга.

- Так он не убивал Клэр? – спросила Джесси.

- Мы всё ещё пытаемся разобраться, но у Реджи Тони есть основная рабочая версия. Он думает, что Проповы пристально следили за Дугом и Клэр. Возможно, они начали беспокоиться, что он может их сдать. Кто-то, должно быть, заметил, как мы приехали в дом Шайнов, чтобы доспросить их, и решил, что речь идёт об их причастности к клану. Поэтому они убили Клэр и похитила Дуга, чтобы узнать, что он нам рассказал. Есть доказательства того, что его пытали. В конце концов они пустили две пули ему в голову.

Джесси минуту сидела молча, обдумывая полученную информацию.

- Так Шайны мертвы только потому, что мы приехать допросить их? – сделала вывод она.

- Нет, Шайны мертвы потому, что они связались с русской мафией. В конечном итоге для них всё так бы и закончилось, вне зависимости от того, появились бы мы там или нет.

- Это не помогло смягчить моё чувство вины, - сказала Джесси.

- Положи его на полочку к вине за другие случаи, - язвительно сказал он. – Но если хочешь узнать относительно хорошие новости, похоже, Гевину Пеку не придётся качаться за решёткой.

- Правда? – спросила Джесси.

- Окружной прокурор согласился на условный приговор с испытательным сроком, если Пек пройдёт курсы управления гневом и на пять лет откажется от лицензии на владение оружием.

Джесси не могла не удивиться.

- Этот парень действительно размахивал пистолетом посреди полицейского участка… правда, тот был не заряжен… Мне интересно, что заставило окружного прокурора настолько смягчить наказание? – настойчиво спросила Джесси.

Райан смущённо улыбнулся.

- Возможно, за него замолвил словечко один детектив, который чувствовал свою вину за то, что спровоцировал его на конфронтацию, когда тот находился в состоянии эмоциональной перегрузки, - робко ответил он.

Джесси взглянула на Кэт.

- Кто бы мог подумать, что внутри этого парня на самом деле прячется такой добряк? – сказала она.

Кэт улыбнулась, но ничего не сказала.

- А, есть ещё кое-что, - сказал Райан, явно желая сменить тему. – Декер принёс нам свои извинения.

- Что?

- Скорее всего, он захочет поговорить с тобой лично, - сказал Райан. – Но он признал, что с его стороны было опрометчивым пытаться заставить нас как можно скорее закрыть это дело. Когда через неделю ты вернёшься на работу, тебя, возможно, ожидает официальное выражение благодарности.

- Через неделю? – не веря своим ушам повторила Джесси.

- Ага. Он настоял на том, чтобы мы оба ещё неделю отдохнули перед возвращением. Кажется, дословно это было что-то вроде: «Это для того, что дать прийти в себя вашим травмированным телам и рассудкам».

Джесси не могла не воспользоваться моментом и не подтрунить над этим.

- Конечно, это здорово, когда мужчина может признать, что вёл себя неподобающе и незрело, - сказала она.

Тишина, установившаяся в комнате после её комментария, была оглушающей.

- Думаю, мне пора выпить немного кофе, - наконец сказала Кэт, вставая и поспешно покидая палату.

Двое оставшихся там людей пристально смотрели друг на друга.

- Думаю, ты хочешь поговорить о том вечере, - нерешительно сказал Райан.

- Только, если этого хочешь ты, - решительно ответила Джесси, давая понять, что она-то уж точно этого хотела.

- Я знаю, что вёл себя странно после нашего поцелуя.

- Можно сказать, что странно, - согласилась она. – А можно сказать, что он вызвал у тебя недоумение.

- Так и есть, - тихо сказал он, выглядя при этом слегка подавленным.

Джесси сразу же неловко себя почувствовала, будто издевалась над парнем, которому и без того было плохо.

- Слушай, - сказала она, решив позволить ему сорваться с крючка. – Я понимаю. Ты находишься в самом разгаре бракоразводного процесса с женщиной, с которой ты прожил большую часть своей взрослой жизни. Скорее всего, внутри тебя накопился целый ворох противоречивых эмоций. Возможно, ты всё ещё любишь Шелли и тебя пугает сама мысль о том, что нужно как-то жить дальше. А может, ты и сам не уверен, что именно чувствуешь. Это довольно непростой процесс.

- Так ты думаешь, что дело в этом? – удивлённо спросил он.

- Не знаю. А разве нет?

- Джесси, для протокола, позволь мне объяснить. Я не тоскую по Шелли. Этот поезд ушёл. Я точно знаю, что именно чувствую. Я… искренне заинтересован в тебе.

- Правда? – спросила она, чувствуя, как у неё краснеют щёки.

- Да.

- Тогда почему ты ведёшь себя, как ученик средних классов?

Он посмотрел себе под ноги, пытаясь подобрать слова. Когда он снова на неё взглянул, то посмотрел прямо ей в глаза.

- Отчасти потому, что у меня нет практики во всех этих романтических штуках. Но больше потому, что я просто боюсь.

- Чего?

- Боюсь облажаться, Джесси, - сказал он. – Ты мне нравишься. Но мы вместе работаем. И к тому же, мы друзья. Я переживаю, что если мы попробуем двигаться дальше, и у нас это не получится, то мы всё испортим. Общение станет неловким и неудобным. А потом мне придётся каждый день видеть тебя, зная, что я не только упустил шанс целовать тебя, но и потерял твою дружбу. Вот чего я боюсь.

Ещё до того, как он закончил говорить, она почувствовала, как её губы складываются в улыбку. Райан выглядел таким несчастным, что если бы у неё хватило сил встать с кровати, она бы крепко обняла его. Вместо этого, она решила обойтись словами.

-  Ты слишком уж беспокоишься, - сказала она ему.

ГЛАВА 33

Её заставили покинуть больницу в инвалидном кресле.

Она уже привыкла к этому правилу, но оно всё ещё её раздражало. Тем не менее, она не стала никому на это жаловаться, помня о том, что было уже послеполуденное время и что её отпускали домой. Учитывая события последних дней, то, что она провела в больнице всего одну ночь – уже само по себе было неплохо.

Кэт подъехала к выходу для пациентов, пока Райан помогал ей встать с кресла и сесть на пассажирское сидение машины её подруги.

- Давай-ка доставим тебя домой, - сказала Кэт, выезжая на дорогу.

Джесси кивнула, просматривая пакет со своими вещами. Когда она была без сознания, её переодели в больничную рубашку, кто-то собрал её вещи и сохранил их. Похоже, всё было на месте. Из сумочки и кошелька ничего не пропало. Она не носила украшений, так что за имущество она не беспокоилась. Её телефон всё ещё работал, хотя зарядка была уже на исходе. Она увидела, что ей пришло два сообщения и решила рискнуть их прослушать, даже если телефон полностью разрядится.

Первое сообщение было от Декера и в нём шла речь о том, что она уже знала. Её отправили в оплачиваемый отпуск на всю следующую неделю. Он не сделал ни одного намёка на извинения или возможную благодарность. Но, возможно, как и предположил Райан, капитан решил сделать это при личной встрече.

Второе сообщение пришло с неизвестного номера. Его телефонный код был 213, который охватывал небольшой район в центре Лос-Анджелеса. На секунду Джесси показалось, что это запись автоматического сообщения или звонок из телемагазина. Но только на секунду.

«Привет. Это сообщение для мисс Джесси. Надеюсь, Ваше выздоровление проходит без происшествий. Также надеюсь, что вскоре Вы снова сможете шалить и играть с самыми близкими Вам людьми. Друзья и члены семьи очень важны. Любые отношения всегда хрупкие и, подобно глине, очень податливы, но иногда могут и разбиться. Как и Вы, вскоре я смогу увидеть, какое произведение искусства отношений мне удастся создать из той глины, которая находится в моём распоряжении. На самом деле, я уже начал свою работу. Берегите себя, мисс Джесси».

Несмотря на то, что сообщение было записано не его голосом, Джесси всё же ощущала в каждом услышанном слове присутствие Болтона Крачфилда. В том, как он называл её «мисс Джесси», в излишне вычурных оборотах речи, в загадочных комментариях, которые почти всегда были похожими на ребусы.

Она подняла глаза и увидела, что на неё смотрит Кэт.

- Что случилось? – спросила её подруга. – Ты прямо вся напряглась.

- Мне только что пришло голосовое сообщение в том же стиле, что и открытка, которую прислал Болтон Крачфилд.

Она ещё раз включила это сообщение. Пока они вместе слушали его, Джесси пыталась понять, что на самом деле хотел сказать ей Крачфилд. Возможно, он был расстроен, что она о чём-то не догадалась, основываясь только на полученной открытке.

Конечно, она не уделила его первому посланию усиленного внимания, потому что он написал, что она и её приятели больше не являются его приоритетом. Поскольку они были в безопасности, Джесси решила, что может позволить себе не вовлекаться в это. Но кто-то точно не был в безопасности. Она мысленно корила себя за такую небрежность.

Там были отсылки на развлечения с друзьями и семьёй. Дважды он упомянул глину и её использование для создания чего-то. Он сказал, что уже работает над этим. В открытке он сказал, что ему жаль, что её отец никогда этого не пробовал.

Джесси крепко зажмурила глаза и постаралась сосредоточиться. Она чувствовала возможное решение. Оно было совсем рядом, нужно было лишь подобрать соответствующий ключ. Из своего прошлого опыта, она знала, что Крачфилд захочет, чтобы она решила эту загадку, поэтому всё, что ей было нужно – это её мозги.

- Не понимаю, - сказала Кэт. – А о какой открытке идёт речь?

- Вчера Крачфилд прислал в участок открытку, - пояснил Райан. – В ней говорится примерно то же самое. Там много упоминаний глины и лепки. Но также он говорит, что не станет следить за друзьями и членами семьи Джесси.

Что-то щёлкнуло в голове у Джесси, будто открылся замок.

- Нет, вообще-то он такого не говорил, - вспомнила она. – В открытке он сказал, что я и мои приятели больше не являемся предметом его интереса. А в голосовом сообщении упомянул, что надеется, что я снова смогу шалить с близкими мне людьми. Он специально не произнёс слово «семья».

- Потому что знает, это эта фраза не имела бы смысла, - сказал Райан. – Он знает, что твои приёмные родители мертвы, как и твой отец - не то чтобы ты смогла пошалить с ними в любом случае.

Джесси посмотрела на Кэт, сидевшую с открытым ртом.

- Давай туда, сейчас же, - приказала она.

Кэт кивнула и сразу же нажала на педаль газа.

- Что происходит? – растерянно спросил Райан.

- Я не говорила тебе, но недавно я узнала, что у меня есть ещё один член семьи.

- Кто? – спросил Райан, но удивление на его лице быстро сменилось пониманием. – Та девушка, с которой ты разговаривала?

Джесси кивнула.

- Это моя сводная сестра. Её отцом был Ксандер Турман.

- Почему ты мне не рассказала? – спросил Райан.

- Я практически никому не говорила об этом. В курсе всего четыре или пять человек.

- Скорее всего, на одного больше, чем ты думаешь, - заметила Кэт. – Но я понятия не имею, откуда он об этом узнал.

- Это в его стиле, - сказала Джесси. – Знать о тех вещах, о которых он знать не должен. Может, ему сказал Ксандер. Может, он нарыл эту нформацию после его смерти. Каким бы способом он это ни узнал – теперь он в курсе.

В голове Джесси все части пазла встали на свои места.

- В этом есть смысл, - продолжила она. – Она – моя семья, но мы не близки. Она молода, податлива. Он сказал, что хочет попробовать испытать себя в занятиях лепкой из новой глины. Сказал, что мы оба должны перейти на свежее мясо – на новые лица. Он был разочарован, что мой отец не подумал заняться этим.

- Чем именно? – спросил Райан.

Джесси посмотрела на него, осознавая, что её напарник понятия не имел, насколько сильно было психическое отклонение Болтона Крачфилда.

- Он хочет тренировать её, Райан, - сказала она. – Хочет превратить в убийцу, сделать похожей на отца. Он думает, что у неё подходящая для этого наследственность.


* * *


Входная дверь дома была распахнута настежь.

Райан увидел это и в ту же секунду понял, что происходит. И когда они все втроём выбрались из машины и направились к крыльцу, они уже слышали вдали звук приближающихся сирен. Подбежав ближе, каждый достал своё оружие. Джесси посмотрела на гамак, надеясь увидеть там дремлющую Ханну. Но там никого не было.

- Давайте я войду первым, - сказал Райан. – Джесси, ты за мной. А потом ты, Кэт.

- Поняла, - сказала Кэт резким профессиональным тоном, к которому Джесси не привыкла. Как будто она сняла плохо сидящую на ней гражданскую одежду и заменила её старой знакомой формой армейского рейнджера.

Они вошли внутрь дома, и Джесси сразу же поняла, что что-то здесь было совсем не так, как надо. Громкость звука работающего телевизора в одной из комнат была слишком уж высокой. Когда они осторожно прошли по главному коридору, Джесси увидела на деревянном полу пролитую жидкость, в которой отражался верхний свет.

Сначала она подумала, что это была кровь, но потом заметила, что жидкость была не настолько густой и более подвижной. Это была вода. Джесси жестом указала на это Райану, он молча кивнул. Похоже, вода лилась из кухни. Когда они приблизились к нужной двери, Кэт дала понять, что собирается подойти с другой стороны – со стороны гостиной. Райан кивнул.

Он дал знать Джесси, чтобы та открыла дверь, когда он прицелится. Она молча посчитала до трёх, а затем толкнула дверь. Райан вошёл внутрь с поднятым оружием, наблюдая, есть ли внутри какое-то движение.

Всё было тихо. Но источник воды быстро стал очевиден. Она лилась из открытого смесителя, а поскольку раковина уже была переполнена, вода стекала вниз, подобно небольшому водопаду, создавая влажное покрытие по всему кухонном полу. Райан подошёл к раковине, внимательно смотря по сторонам. Оказавшись там, он посмотрел вниз, слегка поморщившись, прежде чем выключить кран локтем.

- Что там? – прошипела Джесси, желая знать, что он увидел в раковине.

Не произнеся ни слова, он покачал головой. Внезапно звук работающего телевизора прервался, оставляя только шум плещущейся воды и полицейских сирен, становящихся всё громче.

- Что в раковине? – снова прошептала ему Джесси.

Он сделал паузу, сомневаясь, стоит ли отвечать на этот вопрос, а затем наконец заговорил.

- Рука, - сказал он. – Там человеческая рука, опущенная в раковину.

Слева Джесси заметила резкое движение и быстро подняла пистолет, прежде чем сообразила, что это была Кэт.

- Подойдите сюда, - сказала она им обоим. – Вам нужно это увидеть.

Джесси и Райан последовали за ней в гостиную через дверь. Там в мягком кресле сидел человек, которого Джесси не узнала. У него были короткие тёмные волосы, очки, одет он был в синие джинсы и рубашку на пуговицах. Его глаза были открыты, а из самого центра грудной клетки торчал большой разделочный нож.

На двухместным диванчике, стоящем рядом, в полусогнутом положении сидела женщина, уже знакомая Джесси. Это была приёмная мать Ханны. В правую сторону её шеи был воткнут более тонкий зазубренный нож. Кровь, теперь уже почти засохшая, впиталась в лежащую рядом подушку. У женщины не было правой руки.

- Ханна, - позвала она, хотя нутром чуяла, что это было бесполезное старание, и что её сводной сестры давно уже здесь нет. – Ханна! Это Джесси Хант! Ответь мне!

В передней части дома были слышны голоса, но голоса Ханны среди них не было. Это прибыли полицейские и сообщали друг другу о своём расположении, переходя из комнаты в комнату.

- Спрячьте оружие и достаньте удостоверения личности, - спокойно посоветовал им Райан, когда голоса стали ближе. – Нам не нужны несчастные случаи по ошибке.

Джесси сделала так, как он предложил, а сама мыслями ушла в себя.

Это был почерк Крачфилда. И он был грубым. Каким-то образом, несмотря на всё, что она знала о его чудовищных преступлениях, и вопреки всем её усилиям не поддаваться его притворному обаянию, она испытывала противоречивые чувства. Бдительность Джесси усыпила его помощь в неистовой борьбе за жизнь с собственным отцом и его заверения в том, что он не желает ей вреда.

Но Болтон Крачфилд не был каким-то там очаровательным соседом-прохвостом, который иногда совершал ошибки, но всё равно имел доброе сердце. Он был жестоким серийным убийцей, который лишил жизни десятки жертв. А сейчас он решил, что хочет выбрать себе последователя. И похитил человека.

Джесси покачала головой, стараясь очистить мысли. Через мгновение дом будет кишеть полицейскими, и она упустит лучшую возможность изучить место преступления в первозданном виде. Девушка глубоко вздохнула, выбросила из головы сомнения, чувство вины и принялась искать улики, которые могли бы помочь ей найти Ханну.

Джесси обернулась, её взгляд был ясным и сконцентрированным, она изо всех сил старалась как можно более точно оценить окружающую обстановку, при этом не позволяя себе быть ошеломлённой её ужасом. Она настолько сфокусировалась на изучении положения трупов, что ей потребовалось время, чтобы заметить слова, написанные кровью на дальней стене. Их было всего два:

«Свежее мясо».



home | my bookshelf | | Идеальная ложь |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу