Book: Сержант. Сила крупного калибра



Сержант. Сила крупного калибра

Юрий Корчевский

Сержант. Сила крупного калибра

© Корчевский Ю. Г., 2020

© ООО «Издательство «Яуза», 2020

© ООО «Издательство «Эксмо», 2020

Сержант. Сила крупного калибра

Глава 1

Туман

В армию Борис попал сразу после окончания железнодорожного колледжа. Только успел получить диплом, попраздновать на выпускном вечере, а назавтра обнаружил в почтовом ящике повестку из военкомата. Событие ожидаемое, но всё равно внезапное, делящее жизнь на до и после. Ныне служить – не как в девяностые. Один год – не так много, да и дедовщины в армии стало намного меньше. С приходом Шойгу армия меняться стала. Новая техника и вооружение пришли, благоустроенные казармы для солдат и квартиры для офицеров. Денежное довольствие выросло, дисциплина поднялась. Призывники от службы почти перестали косить, иначе потом попасть на госслужбу невозможно. В общем, желание получалось добровольно-принудительное.

Пошёл и не пожалел. После курса молодого бойца попал в сержантскую школу. Всё лучше, чем рядовым. Правда, в учебке гоняли в хвост и в гриву. Марши с полной выкладкой, учебные тревоги в любую погоду, стрельбы, преодоление полосы препятствий. Не по семь, а по тридцать семь потов сходило. Думал – к концу учебки останутся кости и кожа, а взвесился на весах – полтора килограмма набрал за счёт мышц. И кучу знаний приобрёл, чисто мужских – обращение с оружием, боевая техника, строевая подготовка.

После учебки получил младшего сержанта и попал в прославленную мотострелковую дивизию, которая сформирована была в первые годы войны. Командир отделения, по-армейски «комод», – первый помощник командира взвода. В батальоне снова обучение, поскольку специфика есть, батальон разведывательный. Снова учёба. Искусство маскироваться, ориентироваться по карте с привязкой к местности, захват языка, да много чего. За службой и учёбой время летело быстро. Уже подумывать стал, куда после армии работать пойдёт. До дембеля три месяца осталось, для солдат он уже «дедушка», как называли старослужащих.

И вдруг ночная тревога, погрузка в эшелон, переброска на Урал, учения округа по приказу Верховного. Выгрузили на каком-то полустанке, местность незнакомая. Разбили палаточный лагерь. Поутру получили боеприпасы. Первый взвод на задание ушёл, полк разворачиваться стал для отработки задания «Наступление и прорыв обороны противника». Учения предполагали стрельбы боевыми патронами. Бориса назначили в пикет за пятнадцать километров от полевого лагеря, чтобы кто-либо из местных на территорию полигона не забрёл, не попал под случайную пулю. В подчинении у Бориса водитель и бронеавтомобиль «Тигр». Хорошая машина, мощная, проходимая, бронирована по пятому классу защиты, то есть может выдержать попадание пули снайперской винтовки Драгунова с термоупрочнённым сердечником либо подрыв на мине с шестьюстами граммами взрывчатки. Не машина – танк на колёсах, может преодолеть стену в сорок сантиметров высотой или брод в метр двадцать глубиной. Однако и стоит денег несусветных, больше ста тысяч долларов, как сказал помпотех батальона. Может, и загнул, но Борис склонен был верить.

В машине и компас, и GPS-навигатор, ориентироваться легко. А всё равно немного заплутали, поскольку по прямой ехать не получалось. То речка с неизвестной глубиной, то гряда камней, поскольку Уральские горы рядом, днём видел их хорошо. Петлять приходилось. Да кабы ещё дороги были! Даже направлений нет, по которым деревенские бы ездили. Запаса солярки в «Тигре» на тысячу километров, потому остаться без горючего не боялись. Попетляв, вроде на нужную точку вышли. Да стемнело уже, а ещё туман стал садиться, предвещая перемену погоды. Борис командиру взвода по рации кодированное послание отправил – занял позицию. Это чтобы не потеряли да оценили скорость выполнения. На учениях всегда посредник есть, и не один, оценивает качество выучки подразделения. После учений – «разбор полётов» и выводы. Коли оценки высокие, командирам поощрение – либо повышение в должности, либо досрочно звёздочка на погоны. А выучил офицер подразделение плохо – останется при том же звании, но переведут туда, где Макар телят не пас, есть такая поговорка. По-народному – к чёрту на куличики, где на сотни километров вокруг глухая тайга и после службы выйти некуда. И телевизор не работает, поскольку спутник над этими местами не висит. Телефон для связи с родными не работает, только спутниковым можно пользоваться. А он в подразделении только для закрытых переговоров есть. Закрытые – это шифрованные хитроумной системой, подслушать невозможно.

Доложил лейтенанту, задумался. До утра, до рассвета, делать нечего, можно и вздремнуть. И водитель – Антон – о том же.

– Борь, подхарчиться надо. Всё по уставу, ужин положен. А потом вздремнуть. Как говорится – солдат спит, служба идёт.

В армии любимых команд две. Или «отбой», или «приступить к приёму пищи». В машине – сухой паёк на двоих на пять суток. Вообще-то правильно сухпай называется индивидуальным рационом питания. Бывает несколько видов – боевой, для выживания, горный, усиленный для тяжёлых условий службы, бортовой для экипажей самолётов и прочие. Кроме того, в российской армии каждый сухпай имеет семь вариантов в зависимости от набора продуктов, рассчитан на сутки. В отличие от армии США, где сухпай рассчитан на один приём пищи и где двадцать четыре варианта. По мнению Бориса, в сухпае всего достаточно. Он вытащил из ящика седьмой, наугад. Один список на страницу.

Галеты – два вида, консервы – тефтели из говядины две банки по 250 гр., мясо консервированное с зелёным горошком и морковью – две банки по 250 гр., икра овощная – 2 жестянки по 100 гр., паштет печёночный, а ещё сыр, повидло, шоколад, сахар, четыре пакетика чая, поливитамины, таблетки для дезинфекции воды, спички – ветровлагоустойчивые – 6 шт., салфетки дезинфицирующие, вилка и ложка пластмассовые и портативный разогреватель с таблетками сухого горючего. По калорийности разные варианты – от 2500 ккал до 3000 ккал, по весу – от 700 граммов до 2100 граммов.

С ранешними, времён Великой Отечественной или послевоенных, не сравнить, вкуснее, калорийнее, разнообразнее. Подогревали консервы не таблетками, а уложив на выхлопной коллектор двигателя. Он после работы раскалён, на нём не только подогреть можно, но и яичницу пожарить.

Поели, немного поговорили. О чём в армии говорят, когда дембель скоро? О девушках, есть они не у всех, не успели познакомиться, о том, куда работать пойдут. Повезло тем, кто до армии успел специальность приобрести. Да если ещё и востребованную на гражданке, так вовсе хорошо, это уверенность внушает. Ибо не у всех родители могут помочь в поисках работы или содержать несколько месяцев, пока поиски работы будут, сложно ныне с работой.

Поболтав, спать улеглись на полу, заперев на защёлки двери. Предосторожность – не лишняя. Положено одному стоять на посту. В итоге – один не будет спать первую половину ночи, другой – вторую. Конечно, командование может устроить «сюрприз», подошлёт группу разведчиков из стана «противника», попытается захватить.

Но запертую изнутри машину открыть нельзя, потому Борис принял решение отдыхать обоим. Бессонницы в армии не бывает, уснули почти мгновенно. Проснулись, как показалось Борису, очень рано, ещё сумеречно. Посмотрел на часы – уже восемь! Просто густой туман скрыл солнце. Быстро оправились в кустах, умылись из небольшого озерка поблизости. Позавтракали сухпаем.

– Что-то не слышно, чтобы на полигоне стреляли, – сказал Антон.

И в самом деле – тишина полнейшая, даже ветра нет, кроны ближних деревьев неподвижны. Показалось – разговор донёсся. Борис обеспокоился. Не деревенские ли на полигон направились?

– Антон, ты чего-нибудь слышишь?

Водитель прислушивался, даже ладонь к уху приложил.

– Ничего.

Только сказал, оба услышали металлический стук неподалёку. Но видимости – никакой.

– Антон, сходи посмотри. Деревенских гони в шею. Оружие с собой возьми и будь начеку.

– Понял, комод!

Антон исчез в тумане. Борис взял рацию в руку. Связаться с командиром взвода? Вообще-то если бы изменилась ситуация или их сняли с пикета, лейтенант бы сообщил. Он из молодых, но служака ретивый.

Какой-то стук, побрякивание – всё ближе. Да где же Антон? Заблудился? Борис решил забраться в машину. Почему-то стук напомнил ему звук копыт стада коров. Когда был у деда в деревне, слышал подобное. В машине безопаснее. Из тумана какие-то неясные тени, всё ближе, всё чётче. Удивился Борис. Не было конницы в Российской армии. В полиции Москвы был полк, ещё в Кремлёвском полку, а в армии – нет уже с послевоенных лет. Что конница против пулемёта? Да ещё в руках у всадников длинные палки. Для чего? Зачем? Или болото поблизости, а это не палки, а слеги, прощупывать безопасный проход? Нет, если болото, какие кони? Всадники ближе подъехали, и Борис поразился увиденному. Их много, десятка три, все в шлемах, кольчугах, в руках копья, на луках сёдел круглые щиты приторочены. Бред какой-то! Или снимают кино, и армейцев предупредить забыли? Да нет, не должно, если только реконструкторы. Сейчас их много появилось, и каждая группа свою эпоху реконструирует. То в Пскове или Великом Новгороде на мечах дерутся, то на Бородинском поле в русских и французских мундирах из ружей палят. Всадники поближе подъехали. На шлемах забрала по-походному подняты; все бородатые, лица загорелые. У городских кожа бледная, солнце редко видит, в офисах или в цеху какое солнце? Машину окружили, смотрят, как на диковину. А потом один ткнул копьём в стекло двери. Оно бронированное, даже царапины не осталось, но всё же военное имущество, вдруг повредит? Тут Борис не выдержал, дверь приоткрыл, стёкла-то не опускаются. С запозданием сообразил, что нельзя было дверцу открывать, тяжёлая она, инерция велика, быстро не захлопнешь. Надо было открыть бойницу для стрельбы из автомата. Говорить вполне можно.

– Эй, славяне! Здесь полигон, ехали бы вы отсюда подальше!

Только успел фразу закончить, справа щелчок, по правому плечу удар. Дёрнул на себя дверь, защёлкнул. А у порога между ним и сиденьем – стрела, какие при стрельбе из лука применяют. Они что – охренели? Поранить могли, бронежилет уберёг. Открыл бойницу.

– Полицию вызвать? Борзеете!

За бронестеклом он хорошо виден. Ближайший всадник копьём в стекло ударил, сильно. Ещё один с лошади на капот «Тигра» перебрался и мечом принялся рубить по стеклу. Тут уж не сдержался Борис. Высунул в бойницу ствол автомата, направил вверх, чтобы не зацепить, дал выстрел. Как там в Уставе? Предупредить – стой, кто идёт? Потом предупредить – стой, стрелять буду! И пальнуть в воздух. Выстрел на полигоне услышать должны. А ещё надо в обязательном порядке сообщить лейтенанту. Где носит Антона? И вдруг страшная мысль – не убили ли водителя эти придурки?

На выстрел всадники и лошади отпарировали бурно. Лошади шарахнулись в сторону, некоторые на дыбы встали, едва не сбросив всадников. Ну, лошади, оно понятно. У них слух отменный, как и обоняние, не хуже, чем у собак. Им по ушам близкий выстрел ударил внезапно. Но всадники! На лицах удивление и ужас, глаза круглые. Начали лошадей разворачивать, плетьми стегать. Полминуты – и нет никого, как и не было. Или пригрезились? Борис приоткрыл дверцу, тишина полная. Выбрался из бронемашины, на земле чёткие отпечатки копыт, причём лошади подкованы. У степняков лошадей не подковывали. Даже засмеялся над собой. Какие степняки? Держа автомат наготове, стал кричать.

– Антон! Рядовой Шульга! К машине!

Тишина. Отходить от бронеавтомобиля побоялся, против всадников это единственный шанс выжить. Ткнёт копьём в лицо и конец. Забрался на крышу «Тигра», попробовал по рации связаться с лейтенантом. На крыше – повыше, связь лучше должна быть. А рация только шипит. Начал переключать на разные каналы, и ни на одном никаких переговоров. Вот голова дубовая! В машине рация есть и помощнее, чем портативная. Но и эта не отзывалась. В душу медленно стала заползать тревога. Откуда взялись всадники? Почему не возвращается Антон? В случае опасности для себя он бы выстрелил, крикнул. Так не было ничего. Или эти, с копьями, убили? Решил немного подождать. Солнце повыше поднимется, пригреет, туман рассеется, видимость улучшится. Забрался в машину, дверь закрыл.

С каждой минутой солнце вставало выше, оно уже проглядывало через туман. Ещё через час туман рассеялся, и Борис увидел неподалёку, в полукилометре от себя, полевой лагерь. Нет, не Российской армии с брезентовыми зелёными палатками. Множество палаток напоминали чумы, такие же островерхие, сшитые из шкур разных животных. Но не это смутило. Перед шатрами стоял отряд всадников. Борис попробовал посчитать, передняя шеренга полсотни, а шеренги две, итого сотня, и настроены они воинственно. Что-то орут, вскидывая копья и потрясая ими. Огнестрельного оружия у них нет, и отбиться вполне можно. Другое представляло угрозу. Между шеренгами всадников и палатками горели костры. Если у воинов найдётся кто-то умный, подбросят дровишки под двигатель, подпалят, и никакая броня не спасёт, сам дверь откроешь и сдашься. Да и откуда они тут взялись, кто такие? Почему ведут себя как хозяева?

Нет, надо приготовиться дать отпор. Полезут – вести огонь на уничтожение. Решив так, открыл верхний люк, поставил там «Корд». Славный пулемёт калибром 12,7 мм, наследник «Утёса». Неплох был «Утёс», имел мелкие недостатки. Но с разделом Союза производство его оказалось на Украине и в Казахстане, хотя сконструирован был в Коврове, на пулемётном заводе. Любая армия стремится производить всю линейку вооружений у себя – от патронов до танков, ракет и самолётов. Ибо сегодня ты дружишь с какой-то страной, а завтра – уже враги. Яркий пример – Украина, Грузия. Недальновидно закупать зарубежное вооружение. Поэтому в Коврове коренным образом переделали «Утёс», убрав недостатки, – повысили устойчивость при стрельбе, кучность огня, уменьшили вес пулемёта и станков, их два. Патрон мощнее, чем такого же калибра у НАТО. Прицельная дальность – две тысячи метров, а пуля Б‐32 на дальности сто метров пробивает 20 мм стали. Установив пулемёт на станке, достал две ленты с патронами, одну сразу заправил в лентоприёмник. Тяжёлые! Лента на пятьдесят патронов весит 7,7 кг.

Передёрнул затвор тросиком, прицелился. До всадников пятьсот метров, такую дальность выставил на прицеле. Всадники увидели Бориса, голова и верхняя часть туловища чётко видны. Заорали, засвистели, кинулись к бронемашине. Ладно, не хотите поговорить, разойтись миром, вам же хуже будет. Вздохнул, прицелился, нажал на спуск. Из «калашникова» стрелял несколько раз в учебке и после неё. С пулемётом обращаться учили – разбирал, смазывал, но стрелять не довелось. Поэтому, сделав несколько выстрелов, палец со спуска убрал. Грохот мощнейший, бьёт по ушам, тело пулемёта бьётся, как живое. Выстрелы достигли цели, всего-то два-три патрона, а упало четыре-пять всадников. Точно сказать невозможно, на земле бьются люди и лошади. На такой дистанции пули пробивали всадника в первой шеренге и второй. Или двух лошадей, если траектория пули ниже всадника пошла. Борис – снова за пулемёт. Теперь выставил прицел, нажал спуск и стволом вдоль всадников, справа налево, веером, пока не кончились патроны в ленте. Где всадники, там – куча-мала. Не мешкая, вставил в лентоприёмник вторую ленту и снова открыл огонь. Но выпустить пришлось десять-двенадцать патронов, оставшиеся в живых не выдержали, повернули назад. Да и сколько их от сотни осталось? Хорошо, если три десятка. Один всадник выделялся богатыми одеяниями. Борис прицелился, сделал один выстрел. Короткое нажатие на спуск – и тут же палец убрал. У пулемёта темп стрельбы низкий, вполне приспособиться можно. Попадание удачное, упали и всадник, и лошадь.

Ствол пулемёта нагрелся, над ним лёгкое марево от горячего воздуха. В бою ствол пулемёта после двух лент менять надо, выполняется это за секунды. Ладно, пусть остывает, тем более желающих напасть нет. Из палаток к раненым вышли слуги. Раненых тащили к палаткам, перевязать, обиходить. В эффективной помощи Борис сомневался. При попадании крупнокалиберной пули «Корда» в грудь или живот будет гарантированный «двухсотый», то есть труп. А при ранении в руку или ногу их отрывает, и человек погибает за минуту-две от массивного кровотечения и болевого шока.

Осмотрелся – не подбирается ли кто с тыла? Тишина полная, даже птицы смолкли. Опустился в кабину, люк закрыл. Война войной, а обед – по расписанию. Открыл сухпай. Времени уже почти одиннадцать часов, кушать хочется. В армии всё по часам, за год привык, в желудке уже сосало. На этот раз вскрыл ИРП номер два. Каша с мясом, сыр плавленый на галету намазал, водой из фляжки запил. Про себя отметил, что надо запас воды пополнить. Неизвестно, сколько будет продолжаться его сидение в машине. После еды попробовал связаться со своими по рации. Тишина, и даже навигатор ничего не показывает, белый экран.



Мелькнула мысль – завести «Тигр» и ехать в батальон. Потом отказался. Покинуть пост без приказа нельзя. Во‐вторых, его выстрелы должны услышать, прийти на помощь. А в‐третьих, если Антон заблудился, вернётся к машине. Выстрелы из «Корда» километра за полтора слышно. Через боковое окно стал наблюдать за степняками. Не монголы, у них глаза узкие, кожа желтоватая. А у этих – европейские лица и оружие. Как он заметил – мечи, а у монголов – сабли. Надо бы «языка» взять, только удастся ли допросить? На каком языке они говорят? Узнать бы как-то об их планах. Ну, просидит он ночь не спавши, так через двое-трое суток не выдержит. Решил – не нападут до ночи, сам отправится к их лагерю и пленного возьмёт. Для таких вылазок на поясе ножны со штык-ножом к автомату. Ими и проволоку резать можно, и банку консервную вскрывать, и горло человеку, коли надобность возникнет. Никогда прежде Борис людей не убивал. Стрелять – одно дело, люди далеко, не видно их крови и страданий. Бить ножом – совсем другое, жертва рядом, сопротивляться может, кричать, звать на помощь, кровью обрызгать. Боязно, и самого от волнения колотит. В армии проще. Командир взвода или роты приказал, исполняй. А сейчас надо решения принимать самому, а главное – отвечать за них. Он из пулемёта столько накрошил, что на пять пожизненных сроков тянет.

Через час-полтора от лагеря отделился человек, направился к броневику. Когда поближе подошёл, стало видно – без шлема, но в кольчуге, в правой руке небольшая палка с белой тряпкой – знак переговорщика, парламентёра. Человек шёл медленно, вероятно, побаивался. Не будут ли стрелять из железной кибитки? Борис присмотрелся. Копья – нет, меча – тоже. Надо выходить из машины, иначе переговорщик подумает, что Борис трусит. Передёрнул затвор автомата, на предохранитель не ставил. Выбрался из машины, с удовольствием вдохнул свежий воздух, почувствовал, как едва уловимо пахнет дымом от костров, жареным мясом.

Человек подошёл на десяток метров, вытянул вперёд обе руки ладонями вверх, показывая – они пусты. Потом медленно повернулся, чтобы Борис видел – ни копья, ни меча нет, потом кивнул в знак приветствия. Борис ладони показал, но поворачиваться спиной к незнакомцу не стал, кивнул. Он – хозяин положения, пусть пришелец, если ему не нравится, уходит. Потом подумал – лучше пусть останется, надо его разговорить, если получится наладить контакт. Кто такие? Как сюда, на полигон, попали? Почему оружие древнее, убогое? Да много ещё вопросов.

Сделали по паре шагов навстречу. Нехорошо перекрикиваться, а ещё Борис хотел посмотреть в глаза переговорщику. Не обмануть ли хочет? Переговорщик правую ладонь к сердцу приложил, сказал.

– Рифат.

То ли приветствие, то ли имя. Борис сделал так же. Ладонь приложил, назвал себя. Переговорщик заговорил на славянском наречии. Славянском, потому что многие слова понятны, если медленно говорит. Это как русскому слушать разговор сербский или болгарский. Родственно, но не как украинский или белорусский.

– Это наша земля, зачем ты здесь? – спросил переговорщик.

– Нет, эти земли принадлежат моей стране, и я – её воин.

Переговорщик удивился.

– Как называется твоя страна?

– Россия.

– Никто в моём племени не слышал такой. Поверь – мы живём здесь много лун.

– Так и я не слышал о вас, и что из того? Мой командир отдал мне приказ – я исполняю.

– Зачем ты убил людей Красного воина?

– Мне всё равно, чьи они люди, они напали первые. И я убью всех, если они приблизятся.

– Они на своей земле.

– И я тоже. Я исполняю приказ. Велико ли твоё племя?

– О да, одних воинов в три раза больше, чем ты видел.

Борис едва не засмеялся. Даже если мужчин три сотни, женщин и детей, стариков вдвое-втрое больше, так это численность одного села. Разве это сила? Переговорщик увидел по глазам Бориса, что он вовсе не впечатлён.

– А велик ли твой род?

– Сто сорок миллионов. А в армии – миллион. Ты представляешь, сколько это?

– Нет, я не волхв. Я – начальник над воинами, моё дело – беречь границы от пришельцев. Ты чужак и должен уйти.

– Ты мне приказываешь? – удивился Борис.

– Только прошу. Ты силён, но ты один. Ты должен спать и есть.

Тонкий намёк, Борис об этом уже думал. Этот Рифат хочет сказать, что рано или поздно Борис уснёт и его убьют, если он не уйдёт с их земли.

– У тебя не получится, Рифат. Как только кто-нибудь сделает шаг в мою сторону, потеряет жизнь. Предай своих мёртвых земле, я не буду мешать.

Рифат от удивления широко раскрыл глаза.

– Предать земле? Я не ослышался? Так ты из племени зерноедов?

– Ты ошибаешься.

Какой-то разговор получался неконкретный, на взаимных обвинениях построен. Борис решил поближе и конкретнее.

– Скажи, Рифат, какой сейчас год?

Начальник воинов улыбнулся. Кто же не знает?

– Семь тысяч третий четвёртого царства.

Если бы не кровавая реальность, Борис решил бы, что Рифат сошёл с ума или обкурился какой-нибудь дряни.

– Страна какая?

– Сколь странны твои вопросы! Ты говоришь, как чужеземец. Эти земли принадлежат трём волхвам, а страна – Килиана.

Хм, никогда не слышал о такой. Причём Рифат говорит на полном серьёзе. Выходит – эти всадники самые настоящие туземцы. И с их точки зрения, Борис с его броневиком вторглись на их земли и подлежат уничтожению. Бред какой-то!

– Я свяжусь со своим командиром. Если он разрешит, я уеду. Ответ получишь завтра утром. Если твои воины нападут под покровом ночи, я уничтожу всё живое.

– Мои воины не нападут, даю слово.

Рифат ушёл. Его воины в лагере стали собирать ветки, даже пошли в лес, срубили несколько брёвен и притащили их лошадьми. На брёвна уложили своих погибших, подожгли. Костёр получился огромный, пламя высотой с трёхэтажный дом. Вскоре запахло горелым мясом, тряпьём. Запах сильный, жуткий. Вокруг костра, на котором сгорали соплеменники, воины устроили страшную пляску, топали ногами, грозили кулаками. Похоже – проклинали Бориса и клялись отомстить. М‐да, вот это попал! Поутру надо убираться отсюда. Никакой стрельбы на полигоне не слышно, а творится непонятное. Пусть он нарушит приказ, пусть его накажут, но завтра утром он уедет отсюда. Слышал ещё до армии от кого-то, что есть гиблые места, как правило, у болот, где выходит болотный газ. Надышится им путник, и мерещится чертовщина. Не его ли это случай? Но, судя по карте, река поблизости есть и мелкие речки, но болот нет.

Не заметил, как уснул, устроившись на сиденье, хотя можно было лечь на пол, растянувшись во весь рост в отсеке для десанта.

Утром проснулся от чувства тревоги, от ощущения настороженного взгляда. И точно. Рядом с «Тигром» стоит пеший воин, заглядывает в окно. С воином что-то не так, стоит, качаясь, глаза пустые, безумные. На поясе – меч в ножнах. Пьяный или мухоморов объелся? Борис уже ничему бы не удивился. Увидев, что Борис проснулся, воин повернулся и нетвёрдой походкой направился к лагерю. Борис осмотрелся. Рядом с машиной – никого. Выбрался, оправился, сделал небольшую разминку, ибо тело за ночь затекло в неудобной позе. Перекусил сухим пайком, допил воду из фляжки, набралось всего пару глотков. Разложил перед собой карту, попытался определиться. Странность есть. Когда они с Антоном прибыли на место, навигатор показал, что они в означенной точке, координаты совпадали. Но сейчас местность не совпадала с той, что на карте. Рядом должен быть густой хвойный лес, а он поодаль и лиственный, редкий. Впереди должен быть полигон, местность холмистая, даже высота есть метров в двести, а фактически – ровное, как стол, поле, на котором расположился лагерь. Попробовал ещё раз связаться с командованием. На всех волнах обеих радиостанций – портативной и автомобильной – лишь тишина, потрескивание в эфире. Так быть не должно, полк прибыл, радиостанций не одна тысяча, в эфире тесно должно быть.

Всё, надо уезжать. Направление, откуда приехал, известно, курс 190 градусов. В конце концов сюда они ехали по грунтовке, по ней и к дислокации полка вернётся. Завёл двигатель, прогрел немного. Хоть и лето, а немного прогреть надо, чтобы тепловые зазоры выбрать. Убрал с крыши пулемёт, всё же имущество минобороны, за него отчитываться придётся, а при утрате и под трибунал можно угодить. Сначала ехал медленно, привыкая к управлению. Водить он умел и имел права категории «В». Но каждый автомобиль навыков требует. У бронеавтомобиля вес большой, почти семь тонн, тормозить заранее перед препятствиями надо. Что хорошо – колёса с подкачкой, не страшно проколоть. На поле боя шиномонтажа не бывает. В зеркала заднего вида какое-то время был виден всадник, скачущий за машиной. Видимо, Рифат послал своего воина проследить за Борисом. Кто он, откуда? Был бы простым воином, при коне и мече, прихлопнули б в одночасье. А получилось вчера – он один убил две трети войска Рифата, причём оружием необычным – грохот, как у грома, огонь изрыгает, а главное – дистанция велика, в два полёта стрелы, а стальная защита – кольчуги, шлемы – не помогла. Рифату хотелось вызнать, один ли появился на их земле чужак? Может, разведчик-одиночка, и его следует уничтожить.

Рифат был умён и понял – его племени грозит страшная опасность. Пришелец говорил о большой армии. И если у всех такое же оружие, быть большой беде.

Километров через десять всадник стал отставать, потом и вовсе пропал из поля зрения. Так-то лучше. Рядом речушка показалась. Борис остановился, осмотрелся, угрозы для себя не обнаружил, вышел. Для начала умылся, потом набрал воды во фляжку, напился вволю. Усевшись в машину, посмотрел на спидометр. Отмотал семнадцать километров, а полигона нет. Путь к пикету составлял пятнадцать километров, полк уже должен быть здесь. Танки, БТР и прочую технику не скроешь, как и следы от гусениц, воронки от снарядов, стреляные гильзы. Но ничего не было. Страх в душу заполз. Явно случилось что-то необычное. Сюрпризов – ни хороших, ни плохих – Борис не любил. Вот вроде сопка знакомая. На таких любят устраивать наблюдательные пункты или полевые штабы командиры всех рангов. Сколько мог, взбирался по склону на «Тигре», потом буксовать стал на зелёной траве, да и уклон уже приличный. Оставив машину на ручном тормозе и передаче, забрался на вершину пешком. Не спеша осмотрелся, поворачиваясь во все стороны. Никаких следов пребывания человека! Ни домов, ни дорог, ни линий электропередач, ни вышек сотовой связи, как и инверсивных следов реактивных самолётов в небе. Была ещё надежда – заблудился немного. Места здесь раздольные, промахнулся на градус, а на семнадцати километрах пути будешь в стороне от цели. Спустился к машине. Было желание выпить, забыться, а проснуться или в полку, или в пикете, но с Антоном на соседнем сиденье. Где-то он сейчас? Куда пропал? Если найдёт полк, за исчезновение водителя спросят с него. Он, сержант, командир отделения, за подчинённым не усмотрел. Снимут лычки как пить дать. Вернётся домой, а перед друзьями похвастаться нечем. А уже дембельский альбом готовить начал, который остался в тумбочке в казарме. Решил ехать, пока не покажется дорога. Если двигаться по дороге, выберешься к людям. Ещё можно ехать вдоль реки. Будь у него гусеничная машина, БМП или танк, на худой конец тягач, так бы и поступил. Люди издревле селились по берегам рек. Но на тяжёлом «Тигре» увязнуть на топких берегах можно, а вытащить будет некому. Оставшись в одиночестве, он просчитывал каждый свой шаг.

Поел, настроение поднялось. Поехал дальше, бак почти полон, что прибавило оптимизма. Объехал сопку, старался выбирать землю поровнее, без камней и кочек. Километров через десять заметил пирамидку из камней. Такая не может появиться силами природы. Остановился, осмотрел. Явно человеческих рук дело. Плоские камни уложены на раствор, пирамидка высотой в половину человеческого роста. На вершине плоский, явно обтёсанный камень с каким-то знаком. Борис то с одной стороны заходил, то с другой. Прочесть не получалось. Не буква была выбита, а знак вроде воина с мечом в руке. Правда, дожди и непогода сделали своё дело, чёткие прежде линии полустёрлись. Обрадовало другое, мимо пирамиды вела едва заметная тропинка. Не дорога, а скорее конная тропа, потому что на одном участке чётко был виден отпечаток копыта с подковой.

Повернул на тропу, времени три часа дня, до вечера к какому-нибудь селению он точно доберется. Уже предвкушать стал горячую еду, удобную постель. Деньги у него при себе есть, целые четыре тысячи, перед самым выездом на учения денежное довольствие выдали. Через час неспешной езды показалась каменная стена, деревянные ворота, сторожевая башенка. За стеной видны крыши домов, крытые чем-то вроде черепицы. До острога или крепости ещё с полкилометра, как на стене появилась человеческая фигура. Под солнцем блестели металлические латы. Караульный заметил приближающуюся машину, поднял сигнал тревоги. Через минуту на стене уже стоял с десяток воинов. Все при мечах, с луками, в кольчугах или пластинчатых доспехах. Борис уже не удивился. Пусть так. Надо переговорить, зачем воевать? Если он с каждым отрядом или селением воевать будет, останется один. Ему союзники нужны, а ещё через них выяснить надо, в какой стороне полигон. В конце концов – где Пермь?

Стражам машина явно не понравилась. В «Тигра» полетели стрелы из луков. Что бронированной машине стрела? Краску только содрать способна. Борис остановил машину напротив ворот, только на удалении в сотню метров. Вышел из машины, приложил ладони ко рту, рупором.

– Эй, на стене! Хочу говорить с вашим главным! Я не воевать пришёл!

И тут же получил ответ.

– Убирайся! Нам не нужны чужаки!

– Я бы купил у вас хлеба или лепёшки!

А в ответ прилетел камень размером с голову, выпущенный из камнемёта. Такой руками можно только сбросить со стены вниз, на штурмующих стену. Камень упал в пяти шагах от машины, выбив ямку и подняв облачко пыли. Если бы не камень, Борис поехал бы дальше. Эта крепостица не единственная, и найдутся люди менее воинственные. Но прощать выпад не хотелось. Из грузового отсека «Тигра» достал «Шайтан-трубу», как называли в Чечне реактивный огнемёт «Шмель». Калибр 93 мм, одноразовый, по фугасному действию не уступал 152‐мм артиллерийскому снаряду. Действие было обусловлено высокой температурой объёмного взрыва и избыточным давлением. Весил всего одиннадцать килограммов, уничтожая всё живое в замкнутом пространстве, скажем, в каземате, в ДОТе, комнате на площади 80 квадратных метров, а на открытом пространстве – на 50 кв. м. Для штурма укреплений пехотой – незаменимое оружие.

Борис прицелился по воротам, нажал спуск. К сторожевой проездной башне метнулась ракета. Взрыв! Огромное красное облако, из которого летели обломки. Когда дым рассеялся, ни башни, ни ворот, ни защитников на стенах не было. Огромная дыра в стене, через которую могли проехать два грузовика борт к борту. Потом занялся пожар. Видимо, в каменной стене были ходы, и горело дерево, поддерживающее своды.

Было желание сесть в броневик и въехать в крепость победителем. Но разум возобладал. Улица, идущая от ворот, а ныне просто от пролома в стене, узкая и кривая. «Тигр» широкий, может застрять. Зачем рисковать? Да и поджечь могут. Для него бронеавтомобиль – единственное средство передвижения, надежда добраться до своих, передвижной склад на колёсах, подвижная крепость. В нём и оружие, и патроны, и сухой паёк, пакетов десять ещё осталось, выдавали же на двоих.

Борис отшвырнул в сторону использованный огнемёт. Сел в машину, подъехал поближе к пролому в стене. Вероятно, в крепости подумали, что человек в самобеглой повозке хочет взять крепость с боем. И в принципе захотел бы – взял. В стене – пролом, часть защитников убита, пока соберутся воины с других участков стены, крепость можно захватить, причём не малой кровью, а вообще без потерь.

Вот сейчас Борис почувствовал подавляющее преимущество современной техники, одной бронемашиной, имея запас топлива и боеприпасов, можно захватить весь мир.

Пока он раздумывал, что предпринять, к пролому вышел мужчина, пожалуй, старик, судя по седой бороде. В руке – палка с белым флагом. Он приблизился, остановился метрах в десяти от «Тигра». Борис откинул люк, выглянул. Выходить из машины не рискнул, вдруг старик – лишь приманка, а на стене лежит лучник и накладывает стрелу на тетиву?

– Ты кто такой? – спросил Борис.

– Старейшина крепости, Узам.

– Узам – твоё имя или крепости?

– Моё. Крепость называется Агалык. Чего ты хочешь, чужеземец? Зачем убил наших людей, разрушил башню и ворота?

– Разве я начал первый? Я лишь ответил. Кто пустил в меня камень? Я наказал наглецов.

– Ты их наказал, они мертвы. Пощади людей в крепости. Здесь есть женщины и дети.

– Не нужна мне твоя крепость. Скажи, где находятся другие селения? А может быть, у тебя есть карта? Если дашь посмотреть, я уеду и не причиню вреда.

– Хорошо, жди.

– Но помни. Один камень в мою сторону или одна выпущенная стрела, и я не оставлю от крепости камня на камне.



– Я понял, чужеземец.

Старик удалился. Судя по бодрой походке, не такой он уже и старик.

Упомянув о карте, Борис не надеялся, что она есть. Всё же уровень этих людей – это средневековье. До вчерашнего дня Борис считал, что такие племена существуют лишь в затерянных, глухих местах Африки или где-нибудь на Амазонке или в Андах. Оказывается – есть.

Прошло не менее четверти часа, прежде чем Узам появился вновь, в руке – свёрток. Борис приказал:

– Положи на машину и отойди.

Из-за стены выглядывали двое воинов, судя по стальным шлемам. Старик подошёл, бережно положил свёрток на капот, развернул. Ба! Да это же выделанная шкура телёнка, на внутренней стороне которой тушью нарисована карта либо какое-то её подобие. Борис приободрился, выбрался из машины, взял карту и уложил её, расправив, на полу отсека для десанта. Разглядывать карту на капоте, стоя спиной к крепости, небезопасно. Кто знает, что в голове у воинов? Карта выписана, скорее – татуирована искусно, маленькими кружками обозначены селения, рядом названия, но буквы непонятные. Есть реки извилистыми линиями, горы. Где леса, где луга, степи – непонятно. А ещё непонятные пунктирные линии. Ничего подобного Борис раньше не видел. На европейскую часть России это никак не похоже. Достал из кармана смартфон, сделал несколько фото. Потом подозвал старика, пусть даёт пояснения.

– Вот эти пунктирные линии что обозначают? – Борис ткнул пальцем.

– Границы владений волхвов.

– Прямо-таки удельные княжества, – пробормотал Борис. А страна-то как называется?

Теперь Узам пальцем ткнул в карту.

– Вот это Лакруза, а это – Белавия, а это…

– Подожди. Это всё страны?

Понял, что изначально ошибку совершил, не узнал масштаб самодельной карты. Между населёнными пунктами может быть полсотни километров, а может и все пятьсот.

– Как далеко между этими селениями?

Борис показал пальцем.

– Пеший человек будет идти три дня, всадник одолеет за день, если будет скакать почти без остановок.

Так! Получается, дистанция между крепостями километров пятьдесят – шестьдесят. В России шестнадцатого-семнадцатого веков расстояния эти были равны дневному переходу лошади с повозкой, в среднем тридцать – тридцать пять километров. Или лошади у этих повыносливее? Решил расспросить Узама.

– Про Англию, Россию, Америку слышал что-нибудь?

– Это кто будет, какими подвигами прославились?

Э, как всё запущено! Узам принял названия стран за имена людей.

– Ну хорошо, а море где?

Все реки соединяются, становятся полноводнее и впадают в море или океан.

– Что такое море?

Как мог, Борис объяснил, напоследок добавив, что вода в море или океане солёная.

– Как же она будет солёной, если вода в реке не солёная? – удивился Узам.

– Хорошо, забирай свою карту и ступай. Я немного передохну и уеду. Пусть твои люди не делают попыток напасть, и я не причиню вреда.

Узам протянул ладонь. Борис пожал её и увидел, как удивлённо взметнулись брови старика. Наверное, здесь не были приняты рукопожатия. И в самом деле, позже он узнал, что ладонью хлопают по ладони, если хотят скрепить устный договор.

Старик ушёл, а Борис задумался. Похоже, Узам не обманывает. Такую карту на шкуре не нарисовать быстро – за час-два. Стало быть, карта сделана давно и не для того, чтобы ввести кого-то в заблуждение. Странность в карте есть, не были обозначены дороги, только сейчас дошло. И у старика не спросил, а надо было. Если есть селения, как-то они должны общаться между собой, торговать? В одном селении добывают железо и куют оружие, в другом – ткут ткани или шьют одежду. Борис уже обратил внимание, что ткани неплохой выделки и окраски. Понятно, что красители натуральные, зато не приносят вреда и держатся стойко. И оружие, которое он видел на воинах, не медное или бронзовое, а стальное. Это свидетельствует об уровне развития ремесленной культуры.

Увиденная карта не помогла определиться с местностью. Он полагал – русский Север. Но Узам не знает о море, ткани не так окрашены, рисунок другой. Не хотелось думать, но получалось, что он не в своей стране или не в своём времени. От таких мыслей жутковато стало. Ведь если его догадки верны, надеяться на помощь товарищей нельзя. Он один, и лучше бы не воевать, а заводить себе здесь друзей или хотя бы просто знакомых, союзников. А ещё – беречь боеприпасы и топливо, ибо пополнить невозможно. Выводы расстроили. Разом он потерял всё – товарищей, дом, страну, осталась только память. От тяжких мыслей отвлекла суета воинов на крепостной стене. Они смотрели вверх, пускали стрелы из луков. Крыша низко у «Тигра» нависает, пригнул голову Борис, посмотрел вверх. А там, в сотне метров над крепостью – нечто, напоминающее воздушный змей. Размеры большие, не меньше метра у змея и метра три-четыре хвост. Но обычно змей держится и управляется ниткой, бечёвкой. А этот висел сам. Мало того, маневрировал. То влево, то вправо, то снизится, то вообще над стеной прошёл и завис над бронемашиной. Борис шею вывернул, а видно плохо. Выбрался из машины, змей висит в полусотне метров. Со стены кричали:

– Берегись!

Да чего же беречься? Не бомбардировщик висит и не ракета. Но предупреждение помогло. От змея отделилось что-то и упало вниз. Борис успел шагнуть в сторону, и на то место, где только что стоял, упала железная стрела. Ах ты, сопля летучая! Борис сдёрнул с плеча автомат, снял с предохранителя, вскинул, дал короткую очередь, ещё одну. Сбить не надеялся. Что такое воздушный змей? Полотно или бумага на тонких планках, да хвост из мочала. И если прострелить пулями, змею это не сильно помешает парить, ибо держится змей на ветре, на восходящих потоках воздуха. Этот же змей оказался неправильный, рухнул на землю. Причём на перекрестии деревянных планок оказалась деревянная коробка. От стены к нему бежали несколько воинов. Борис вскинул автомат. Змей – не их ли затея? Но воины были без оружия, они показали пустые руки. Один из них указал рукой на повреждённого воздушного змея.

– Глаз!

Для убедительности показал на свой глаз.

Занятно! Видеокамера в коробочке? Воины подошли поближе, один толкнул ногой по коробочке, она не выдержала, развалилась. Никакой видеокамеры – объектива, процессора, аккумулятора и прочих прибамбасов – там не было, а находился стеклянный предмет размером с кулак, гранённый, как алмаз. Борис взял его в руку. Тяжёлый, как хрусталь. Воины смотрели на Бориса с удивлением, ужасом. Неужели этот кусок стекла имеет такую ценность? Один из воинов убежал в крепость и вернулся со стариком. Тот сразу впился взглядом в стекляшку.

– Тебе удалось сбить летучий глаз? В первый раз вижу такого человека.

– Да что же тут сложного?

Узам на вопрос не ответил, смотрел на стекляшку в ладони Бориса, как смотрит ребёнок на вожделенную игрушку.

– Продай! – вымолвил он.

– Скажи, для чего она нужна и чем ценна.

– Ты не знаешь, чужеземец? Её владелец видит всё, что происходит вокруг, как будто смотрит сам.

– И слышит?

– Нет, только видит. А для передвижения используется вот это простое изделие.

– Простое? А как им управлять?

Борис умолчал о моторе, рулях, системе дистанционного управления и многих других устройствах, которые стоят на дронах, но которые он на змее не видел.

Узам посмотрел на Бориса, как на маленького или тупого.

– Силой мысли. Волхвам подвластно всё.

– Если ты не волхв, зачем тебе глаз?

Борис поднял в руке стекляшку, сделал вид, что уронил. Узам даже испугался.

– Будь осторожен, чужеземец! Тебе повезло, ты её добыл, но как пользоваться, не знаешь. Да и ни к чему она тебе. У тебя же нет здесь врагов?

– Нет.

– Продай.

– Что дашь?

– Пять баранов.

Зачем Борису пять баранов? Их пасти надо, охранять от волков, воров, природных катастроф.

– Мне бараны не нужны.

– Отдам тебе в жёны свою младшую дочь.

Ого! Дочь за стекляшку? Видимо, этот «глаз» того стоит. А раз так, стоит подумать. Вдруг самому пригодится? Узам принял раздумья Бориса за сомнения.

– Не сомневайся. Дочь умна, красива и умеет вести хозяйство, хотя ей всего пятнадцать лун.

Не хватало только педофилом стать.

– Покажи, что может глаз?

– Не могу, нужно знать заговор.

– Тогда зачем он тебе?

– Я волхву нашему продам.

Так, стало быть, и здесь спекуляция в чести. Купил за три копейки, продал за три рубля, образно говоря.

Узам почувствовал, что Борис колеблется, стал уговаривать.

– Приглашаю к себе в дом. Покушаем, поговорим, взглянешь на мою дочь-красавицу.

Борис согласился. Дочь его не интересовала. Было интересно посмотреть, как живут местные, а ещё поесть горяченького и обменять этот глаз на что-нибудь нужное.

– Согласен. Поставь у моей повозки охрану из воинов.

Забраться в броневик или угнать не получится. Ключа зажигания у «Тигра» нет, как у всех боевых машин. Но двери запираются. А разбить стекло и что-нибудь стырить не удастся.

Обрадованный согласием Бориса, Узам тут же ткнул пальцем в двух воинов.

– Ты и ты! Вам особая честь – охранять повозку нашего гостя.

Хм, гостей не встречают камнями, да и гости ведут себя цивилизованнее, не разрушают башни, ворота и стены. Или Узам ведёт его в ловушку? На голове – «Сфера», шлем такой, грудь и спину прикрывает бронежилет. Есть автомат и штык-нож.

Узам пристроился рядом, повёл гостя в крепость. Прошли через пролом, и Борис мог увидеть результаты попадания «Шмеля». Погибших уже убрали, но разрушения были серьёзные. В принципе – пару возов камней, строительный раствор, и стену можно восстановить. Множество камней уцелело, просто были вырваны силой взрыва из кладки и валялись на мостовой. На улице прохожих почти нет. Видимо, в крепости гражданских мало, но есть. Проходя мимо одного из дворов, Борис слышал женский голос, детский смех. Стены домов глухие, окна выходят во двор, из-за чего улицы казались мрачными, больше похожими на ущелья. Но такие дома проще оборонять, враг не сможет забраться через окно.

Узам отворил калитку, жестом пригласил во двор. Дворик небольшой, в центре небольшой фонтан, журчит вода. Дом охватывает двор с трёх сторон, прохожий или любопытный сосед не сможет заглянуть. Из дома вышла женщина, поклонилась мужу и гостю, но молча.

– Мари, приготовь угощение, – распорядился Узам.

Прошли в комнату, вероятно, трапезную, судя по длинному столу, лавкам вдоль него. Почти сразу, как только хозяин и гость уселись, вошли две молодые девушки с подносами, на которых лежали плоды, до сих пор не виданные Борисом.

– Угощайся, гость.

– Сначала съешь ты.

Борис опасался, что его могут отравить или подсыпать снотворного. Видел в исторических фильмах. Узам улыбнулся, мысли Бориса отгадал. Взял фрукт, напоминающий крупную сливу, ножом разрезал на две половины, одну положил в рот. Борис тоже схватил фрукт, надкусил. Вкусно и аромат приятный. Так и пошло. Узам отрежет половину, отправит в рот, за ним Борис повторяет.

Потом хозяйка внесла большую чашу жареного мяса, по комнате сразу дразнящий аромат пошёл.

– Лучшее мясо – бешбек, – пояснил Узам.

Взял кусок получше, хотя все они были неплохи, потом отрезал половину, наколол на остриё, протянул Борису. Борис дождался, когда хозяин откусит, прожуёт и проглотит, и только тогда стал есть сам. Мясо нежное, по вкусу напоминает молодого барашка. К мясу прилагались пресные лепёшки. Всю еду Узам делил пополам. К мясу принесли кувшин с каким-то питьём. Узам налил себе в кружку, отпил. Потом из кувшина налил гостю. Борис попробовал. Напиток вроде пива, слабоалкогольный, на вкус приятный, но необычный.

В общем, на столе разносолов не было, но поел сытно и вкусно. Конечно, супчика не хватало, и дома, и в армии привык есть первое – борщ, суп, солянку. Уже хотел приступить к расспросам по хрустальному глазу, как с улицы донёсся шум, потом вошла хозяйка.

– Узам, там воины тебя требуют.

Узам попросил у гостя прощения, вышел. Вернулся быстро, встревоженный.

– К крепости идёт чужая армия. Мне необходимо быть с моими воинами.

Борис поднялся с лавки, решил идти с хозяином. Часть стены разрушена им самим, и держать оборону Узаму будет затруднительно. Да и глянуть интересно, что там за армия? Численность, вооружение, тактика действия. Борис предполагал, что с противником здесь ему встретиться придётся не раз. Мир далёк от совершенства, а мир древности – в особенности. Жестокость, зачастую отсутствие принципов, особенно по отношению к иноверцу, чужеземцу, тем более к врагу.

Глава 2

Волхв

Перед обрушенной башней и проломом в стене уже выстраивались с оружием защитники. Копья, луки, стрелы и ничего более серьёзного. Весть о появлении противника принесли дозорные. Они доложили о коннице, рукой показали направление. Борис для себя отметил – с юга, куда он собирался ехать.

Что удивило – Узам не спросил: какова сила противника? Пожалуй, самый важный вопрос. Поняв, что дозорный уйдёт, Борис спросил сам.

– Сколько их?

Дозорный был краток.

– Много.

И ушёл. Узам повернулся к Борису.

– Как можно посчитать врага, когда он в движении? Врага не считать надо, а уничтожать.

Сначала вдали показалось облако пыли. Потом – какая-то тёмная масса. И только через полчаса стали различимы лошади и всадники. Ещё через четверть часа стало видно знамя. Узам присмотрелся.

– Я так и знал! Это личное знамя волхва Бира, властителя Лакрузы. Он может выставить до двух тысяч воинов, а его крепость никто не мог захватить. Кстати, летучий глаз был его, на змее цвета его флага – синий и красный.


– Тогда он видел разрушенные стены твоей крепости.

– Да. Он хитёр, коварен. Его воины не знают пощады. Либо мы победим, и они уйдут, либо все умрём, а крепость займёт Бир и присоединит к своим владениям.

– Не получится у него. Как приблизится войско, не вмешивайся, я сам разделаюсь.

– Один?

– Пусть твои воины встанут за проломом стены, а ты взберись на стену и смотри, как погибнет войско этого… Бира.

– Невозможно одному человеку одержать победу даже над десятью воинами.

– Посмотришь со стороны. Что ты теряешь? Потом расскажешь соседям, своему волхву.

– Какая тебе выгода, чужеземец?

– Земли и крепость этого волхва я заберу себе, а из самого волхва сделаю барабан. И пусть волхвы сопредельных земель знают, что я волен захватить любые земли и разбить любое войско.

Привирал, преувеличивал Борис. Причём специально. Ему нужно было создать себе имидж, чтобы только при упоминании его имени воины и волхвы бледнели и боялись встретиться взглядом. Коли уж он попал сюда – в земли незнакомые, неведомые, – то мальчиком для битья не будет. Давно хотел примерить императорскую корону, ныне подвернулся шанс, вероятно – единственный в жизни, и грех его упустить.

– Чужеземец, ты лишился разума! – отшатнулся от Бориса Узам.

– Посмотрим, что ты скажешь после битвы. И подготовь людей, умеющих считать. Кто-то же должен посчитать убитых?

Узам со своими воинами отошёл к крепости, встали в проломе, приготовили луки. Борис остался у бронеавтомобиля один. Завёл, развернул его передом к врагу, чтобы удобнее было наблюдать через лобовое стекло. С обзорностью в любом бронеавтомобиле или танке есть проблемы, мёртвые зоны. Начал готовиться к отражению атаки. Надел шлем, установил пулемёт на крыше, рядом уложил круглые коробки с патронными лентами. Даже достал из деревянной коробки оптический прицел, установил на пулемёт. Крупнокалиберные пули убивают на большой дистанции, больше пяти километров. Но уже на двух километрах с обычным прицелом в человеческую фигуру попасть сложно, зрение не позволяет. А с оптикой можно высмотреть предводителя. С него уничтожение войска начинать нельзя. Если убить волхва первым, войско разбежится, примкнёт к воинам других волхвов. Или организуются многочисленные банды, ибо жрать хотят. И тогда никому прохода не будет. Нет, пусть волхв видит гибель своего войска, а потом получит пулю в башку.

По дальномеру определил дистанцию – уже полтора километра. Ещё немного, и можно открывать огонь. Поспешишь – войско повернёт назад, рассыплется по степи, попробуй их уничтожить. По темноте соберутся и предпримут ночной штурм. Правда, Борис в этом не уверен был. Но и на этот случай имелся ночной тепловизорный прицел.

Тысяча двести метров, пора! Прижался щекой к прикладу, нажал спуск. Повёл стволом вдоль лавы всадников. Щелчок, закончилась лента. А уже куча раненых и убитых. Каждая пуля нашла цель, а чаще не одну. Пробив одно тело, пробивала второе, иной раз и третье. Борис сменил ленту – и вновь огонь на поражение. Грохот выстрелов такой, что заложило уши. Рот открыл, как делали артиллеристы. Сменил ленту. Со стороны посмотреть – ну дурачок. Рот открыт, как у дебила, хорошо ещё – слюна не капает. Но сейчас не до внешнего вида, не селфи делать, воевать надо.

Всадники мчались к бронемашине, размахивая мечами. Уже близко, метров шестьсот, видны раззявленные в крике рты. Нарастающий топот копыт и крик – а‐а‐а‐а! Третья лента, четвёртая. Ряды всадников таяли. Уже и ствол раскалился от непрерывного огня. На крыше бронеавтомобиля и рядом куча стреляных, дымящихся гильз. Не выдержали всадники, бег замедлился, многие стали разворачивать коней, а задние напирают, заминка, лошади падают. Борис, давая стволу пулемёта остыть, перешёл на автомат. Дистанция – вполне убойная. Конечно, с мощью 12,7‐мм патрона не сравнить. У «Корда» дульная энергия 16 190 джоулей, у ПКМ с винтовочным патроном – 3300 джоулей, у АК‐74 калибра 5,45 мм – 1300, а у пистолета Макарова – 298. Прицелился, дал очередь веером, перенёс огонь влево. Заметил скопление всадников, высадил туда полтора магазина. После выстрелов «Корда» звуки выстрелов «калашникова» – как детский пугач. Однако урон всадникам был. Борис видел, как падали люди, кони. Всё! Кончилось наступление. Всадники рассыпались в стороны, назад отступать, по своему следу – затруднительно из-за трупов людей и лошадей. Но вокруг волхва, вокруг знамени, собрались всадники – десятка три. То ли особо преданные, то ли телохранители, которые на привилегированном положении. И они ринулись к бронеавтомобилю. Глупцы! Борис сменил рожки к автомату на разгрузке, положил перед собой пяток гранат РГН. Радиус разлёта осколков – без малого девять метров. При дальности броска в тридцать – сорок метров можно не бояться быть поражённым своими осколками.

До всадников – метров триста. Борис начал стрельбу одиночными. Выстрелит по крайнему левому всаднику, потом – по крайнему правому. Так выбивать живую силу будет, но волхв потерю бойцов заметит не сразу. При промахе по всаднику стрелял в лошадь. Пеший атаку уже не поддержит. Если не будет ранен при падении с лошади да станет бежать к месту столкновения, собьёт дыхалку, боец будет никудышный.

Когда дистанция сократилась до сотни метров, стал стрелять очередями. За полсотни метров до «Тигра» всадников осталось трое. Знаменосец с красно-синим флагом, воин с мечом в руке и волхв. У него оружия при себе нет, и шапка на голове необычная, напоминающая тюрбан у индусов. Борис выстрелил в воина, подождал немного. Волхв и знаменосец уже по инерции приблизились ещё немного. Вреда Борису уже при всём желании нанести не могли, оружия не было у обоих. Волхв попытался повернуть коня, дёргал за узду, бил пятками по бокам коня. Борис прицелился, выстрелом в голову убил коня под волхвом, потом очередь в знаменосца. Волхв ловко соскочил с упавшего коня, обернулся, а воинства нет. Сделал шаг назад. Борис предупредил.

– Сделаешь ещё шаг, прострелю обе ноги, ходить не сможешь. Ослушаешься, повторишь судьбу своего коня.

Волхв застыл на месте. Он уже боялся этого человека в необычной одежде. Невиданное дело – один воин уничтожил его армию, сильнее которой в сопредельных землях не было. Если один воин способен на такое, что сможет сотворить десяток? А сотня вообще захватит весь мир. Волхв был опытен, поднаторел в чародействе и магии, считал себя удачливым, хитрым, могущественным. Создал армию, подготовил, что требовало больших расходов – оружие, кони, содержание, обучение. И вдруг один человек за короткое время разрушает всё! Полное крушение надежд и планов! Причём, если бы всё это было выполнено магией, он бы признал превосходство. А перед ним обычный человек. Стоп! Человек обычный, необычно его оружие. И кто-то дал ему это оружие, человек явно сильный в магии. Любыми способами надо выведать – кто это, а лучше познакомиться, втереться в доверие, вызнав все секреты, чтобы потом воспользоваться самому. А сейчас главное – уцелеть, остаться в живых. Сгоряча этот воин может убить и не моргнуть, как убил перед этим полторы тысячи человек, целую амию обученных воинов, покоривших соседние земли.

Борис убивать безоружного воина не хотел. Надо допросить, вызнать планы, а может – и навестить его земли. Он повернулся к крепости, призывно махнул рукой. Из пролома в стене вышел Узам, трусцой побежал к бронемашине, остановился в нескольких метрах, отбил поклон глубокий. Борис сначала удивился. Сидели же за столом вместе, обедали, и вдруг такое почтение. Потом дошло. До того он был для Узама воином, а сейчас ситуация изменилась, Борис стал победителем чужой армии, причём одолел противника многочисленного, сильного, и даже магия волхву не помогла. И на многих землях в округе теперь сильнее чужеземца никого нет. А раз так, надо почтить, засвидетельствовать своё уважение, наладить дружественные отношения. Имея в знакомых, а лучше в друзьях такого великого воина, можно ничего не бояться. Спина не сломается, а чужеземцу приятно.

– Узам, есть ли у тебя в крепости темница для узников?

– Есть, о великий воин.

– Не величай меня так. Я – обычный сержант. Есть сильнее.

– О! – удивился Узам.

По его понятию – куда уж лучше. Все воины, вместе взятые, из его крепости не смогли бы уничтожить столько врагов в одном бою, полегли бы все, а крепость захватили. Узам был реалистом и диспозицию понимал.

– Тогда обыщи волхва, свяжи ему руки, запри в темнице и приставь к дверям охрану, не меньше двух человек.

Сегодня он устал, да уже поздно, надо отдохнуть, почистить автомат и пулемёт, посчитать оставшийся боезапас. А с утра можно допросить Бира, причём в присутствии Узама, он знает местные реалии. А потом отдать Узаму, пусть устроит суд или просто вздёрнет на виселице. Лучше бы волхва лишить жизни. Если он действительно маг, то пусть умрёт, иначе будет пакостить до конца своих дней. Узам поручению обрадовался. Если Сержант даёт поручение, то, значит, причислил Узама и его воинов в союзники. Узам даже помечтал. Хорошо бы отдать за Сержанта свою младшую дочь, породниться. Имея такого зятя, он сможет стать вторым человеком на всех землях. Узам не сомневался, что чужеземец двинется дальше. Что делать великому воину в маленькой крепости на окраине земель? Здесь хорошие земли, урожаи, много скота. Но все эти богатства хороши скотоводу, а не воину. Меч воина не должен ржаветь в ножнах, он должен питаться кровью врагов.

Узам подозвал к себе воинов.

– Обыскать! Всё, что найдёте, отдадите мне. А волхва связать – и в темницу. Охрана – два человека. Никого не подпускать, кроме меня и Сержанта.

Он показал на Бориса. Видимо, слово «Сержант» он воспринял как имя или должность. Воины обыскали Бира, сорвали с шеи амулет на бечёвке, с руки сняли бронзовый браслет с синим камнем, наверное бирюзой. Из кармана вытащили чётки.

– Больше ничего нет.

Воины докладывали Узаму, который стоял рядом с Борисом, получалось – командир-то чужеземец. Они боялись Сержанта. На их глазах он играючи расправился с армией волхва, сам не получив ни царапины. По понятию воинов – это полубог. Они даже боялись шумно дышать рядом с чужеземцем, чтобы он не рассердился.

Бира связали, подхватили под руки, повели, даже скорее поволокли к пролому стены. Тюрьма в центре крепости почти всегда пустовала.

– Узам, отряди с утра своих воинов с повозками. Пусть соберут оружие и всё мало-мальски ценное. А тела лучше стащить в какой-нибудь овраг подальше или сбросить в реку, чтобы не смердели.

– Всё исполню! Железо продать торговцам?

– Лучшее оставь в крепости, остальное продай. И деньги пока прибереги. Есть у меня план.

– О, какие мудрые мысли! – восхитился Узам.

– Я буду ночевать в машине, приставь на ночь двух воинов для охраны.

– Обязательно! Самых лучших! Сам так думал, но боялся предложить.

Узам в душе ликовал. Сержант даёт ему поручения, фактически сделал своим помощником. Мгновенное возвышение льстило. А главное – открывались невиданные перспективы. Он полагал, что служба в крепости на окраине земель – уже до конца его службы. А сейчас! Он даже замер от будущих возможностей.

Борис не спеша вычистил пулемёт, смазал, проверил вхолостую, похлопал по ствольной коробке. Выручило здорово его изделие ковровских оружейников! Автомат чистить куда проще и быстрее. Из сухого пайка съел фруктовое пюре и улёгся спать на полу в отделении для десанта. У машины уже топтались двое воинов из крепости. Навредить ему в запертом бронеавтомобиле невозможно, но уязвимость есть. Любая техника боится огня. Загорится сухая трава, от неё – покрышки, считай – конец бронированной колеснице. Жёстко на полу, ни матраца, ни подушки. Подумалось ещё – надо было бы попросить Узама, не отказал бы. С тем и уснул. Спал всегда крепко, до подъёма. А в эту ночь проснулся в полночь от ощущения, что на него кто-то смотрит. Голову поднял – никого нет, через стекло только полная луна видна. Приподнялся – оба воина стоят недалеко, тихо беседуют, чтобы не потревожить сон чужеземца. Наверное, другой климат сказывается.

Утром проснулся, первым делом на часы посмотрел – шесть часов, как по распорядку, уже привычка выработалась. Привстал, осмотрелся. Оба караульных сидят, прислонившись спинами друг к другу, и, похоже, спят. Эх, сержанта на вас нет, погонял бы по плацу или на полосе препятствий. Спящий караульный – большая беда. Вражеский лазутчик может подобраться, снять ножом беззвучно, а потом вырезать всё подразделение. Были такие происшествия в Великую Отечественную, в Афгане, в Чечне. Выбрался тихонько, дверцу придержал, дабы не хлопнула, подкрался к караульным, у самого уха заорал:

– Подъём!

Спросонья испугались воины, один закричал, пополз в сторону на четвереньках, другой таращил глаза на Бориса и икал. Сплюнул Борис с досады. Разве это караульные? По десять суток «губы» им бы за плохое несение службы. «Губа» – это гауптвахта для нарушивших армейский устав.

Крепость тоже проснулась. Слышны были голоса жителей, блеяние и мычание домашних животных, дым из печных труб пошёл.

Из пролома в стене выбежал Узам, у Бориса ёкнуло в груди. Что ещё случилось? Не добежав до Бориса пяток шагов, Узам рухнул на колени, склонился.

– Прости! Не углядели!

– Коротко и чётко – что случилось?

– Волхв из темницы исчез!

– Как исчез?

– Охрана ничего сказать не может. Говорят – глаз не смыкали! Замок на месте, ключи от него у меня были. Дверь заперта, на окне – решётка, да и маленькое оконце, взрослый человек через него не выберется.

– Веди, посмотрим!

Судя по тому, что уснули караульные у его машины, так же могли поступить бойцы в темнице.

Здание узилища небольшое, каменное. На первом и единственном этаже – помещения для охраны и начальства. Камеры для заключённых – в полуподвале. Над землёй только узкие зарешёченные оконца.

Оба караульных клялись, что не отходили от двери и не спали всю ночь. Дверь деревянная, окована железными полосами. Замок огромный, такой сломать почти невозможно, если только взорвать. Узам замок открыл, дверь распахнул. В камере пусто. Ни волхва, ни какой-нибудь обстановки – кровати, стола, стула. Под потолком узкое окно, железная решётка. Борис подошёл, решётку подёргал, держится прочно. Пол осмотрел, вдруг подкоп? Никаких возможностей сбежать у волхва не было, кроме как через дверь. Так у воинов ключа не было. Узам выпустить втихомолку не мог, волхв ему – враг.

Узам высказал предположение:

– Бир – волхв сильный. Сегодня полнолуние было, мог чародейство применить.

Хм, полнолуние – это точно. Тем более Борис чувствовал на себе взгляд, просыпался. Ох, сомневался он в магии. Однако чем тогда объяснить исчезновение волхва из камеры, когда окно и дверь целы, замок замкнут.

Борис не стал заморачиваться. Если волхв ухитрился исчезнуть, то он наверняка далеко. Узам чувствовал себя виноватым, вроде не досмотрел за волхвом.

– Сержант, надо подкрепиться.

– Я не против.

Что в армии хорошо – жизнь идёт по распорядку. К моменту, когда подходит время приёма пищи, желудок начинает сосать.

Завтракали у Узама дома. Ели молча. После завтрака Борис сказал:

– Отправь воинов собрать оружие у павших. И распорядись по убитым.

– Распорядился уже.

– Отлично. Есть ли у тебя на примете человек, способный заменить тебя?

– Есть.

Узам замялся.

– Говори, как есть.

– Без согласия и соизволения Фараза назначения невозможны. Крепость Агалык – на его земле.

– Это волхв?

– Разве я не сказал? Волхв из клана бессмертных. С Биром, который сбежал из темницы, они враги.

– Скажи как старейшина, есть ли способ убить волхва? Или они в самом деле бессмертные?

– Эти знания передаются от волхва к волхву. С тех пор как я себя помню, Фараз владел этой землёй. Я уже состарился, и волосы мои седые, а он выглядит точно так же, как и много лун назад. На лице – ни морщинки, поступь тверда, поступки мудры.

– У него есть семья?

– Только наложницы из всех племён его земли.

Семья – это всегда слабое место любого человека. Возьми семью в заложники, и человек будет выполнять твои требования.

– Ты слышал когда-нибудь, что хоронили усопшего волхва? Не Фараза, на сопредельных землях.

– Пожалуй, нет.

– Но волхвы из такой же плоти, как ты и я. Значит, их можно убить. Только каким образом?

– Никому это не удавалось.

– Вчера ты говорил о хрустальном глазе, обещал пояснить, как им пользоваться.

– Я только знаю со слов нашего волхва, у меня его никогда не было, не дорос ещё чином.

– Говори, что знаешь.

– Надо капнуть на глаз каплю своей крови и сказать заговор. Глаз может быть сколь угодно далеко от тебя, но его владелец сможет видеть то, что видит глаз.

Штука занятная, может пригодиться самому вроде видеокамеры. Борис вытащил из кармана носовой платок, обернул им стекляшку. Но куда бы ни положил, глаз мешался. Лучше места, чем гранатная сумка, не нашлось. По размеру глаз почти соответствует.

– А где делают такие стекляшки?

Борис исходил из того, что любую вещь создают люди мастеровые.

– Ходит легенда, что далеко на полуденную сторону есть селение рядом с горой. А в горе – пещера, где растёт стекло, откалывают куски, обтачивают. Дело это долгое и очень скрупулёзное. Немного ошибся, и глаз уже ничего не покажет.

Хм, похоже на горный хрусталь, есть такой минерал. Интересно, знают ли заклинание мастера, его делающие? Пусть глаз полежит до лучших времён.

Борис стал расспрашивать Узама об устройстве земель – на кого опирается волхв, есть ли законы, полиция, деньги? А ещё интересовало – есть ли различия в сопредельных землях, управляемых другими волхвами? Вот о них Узам рассказать ничего не мог, не был там никогда. За разговорами прошёл не один час, проголодались, поели. Борис поинтересовался:

– Что-то от воинов твоих нет никаких известий. Не проведать ли нам их?

Борис решил проехать на «Тигре». Получится быстро, да и Узаму пыль в глаза пустить. На предложение проехать старейшина согласился с видимым удовольствием. Вышли из крепости. Мастеровые люди уже начали возводить кладку, заделывать пролом в стене. Возле «Тигра» двое воинов на охране. Борис распахнул пассажирскую дверь.

– Садись.

Для Узама всё непривычно. Влез, уселся.

– О, какая лавка мягкая!

Это он про сиденье. Осматривался в машине. Борис тем временем мотор завёл, прогрел немного, поехал. Узам восхитился.

– Лошадей нет, повозка сама едет! Чудеса! Наверное, могуч твой волхв, много заговоров знает!

– Нет надо мной волхва, взводный ежели либо ротный.

– Начальство над любым человеком есть, без этого нельзя, не бывает.

– А как же волхвы?

– Они бессмертные, уже не люди. Облик только у них человеческий.

В этом Борис сомневался, но спорить не стал. Для любого спора нужны факты, вещественные доказательства, у него их нет. Это в его время в Инете «диванных экспертов» полно. Знаний нет, либо скудные и отрывочные, но имеют наглость судить обо всех событиях. Борис полагал, что это люди с завышенной самооценкой, которые не смогли реализоваться в практической жизни. Ни один успешный профессионал в сетях не зависает, никому ничего не пытается доказать.

Ехали всего ничего. Поблизости от крепости воины Узама уже поработали. Ни человеческих, ни лошадиных трупов уже нет, только кучи собранного оружия, шлемов, щитов. Борис остановил машину, вышел. За ним и Узам. Борису интересно было, что за оружие? Хорошая сталь или скверное железо из болотных криц? Взял меч в ножнах, обнажил, всмотрелся в клинок. Работа кузнеца-оружейника хорошая, но каков металл? Из ножен достал штык от автомата, остриём попробовал поцарапать клинок меча. Получилось, но царапина неглубокая. Стало быть – не мягкое железо, а сталь, но без легирующих добавок.

– Скажи, старейшина, ваши мечи быстро ржавеют, если их не смазывать маслом?

– Через неделю сыпь на клинке.

– Понял.

Ещё одно подтверждение. Немного дальше на поле воины из крепости трупы уже убрали, собирают в кучи боевое железо, готовят к перевозке в крепость.

– А скажи, старейшина, сколько стоит меч?

– Зачем тебе меч, если у тебя есть более сильное оружие, которое громыхает, как гром, и мечет убийственные молнии? Хотя если тебе интересно, скажу. За меч хорошего качества, но без украшений можно взять двух-трёх коней или двадцать – тридцать пленников. Всё зависит от их возраста или умений. Один пленник, если он опытный ювелир или кузнец, может стоить десятка крестьян или двух-трёх каменщиков.

Для Бориса слышать подобное интересно, но и дико. Не было в его стране работорговли, рабов. По ощущениям, почерпнутым из кино, книг, учебников, попал он веков на семь-десять назад. Только одна закавыка – с волхвами. На Руси древней, ещё до крещения и немного позже, они были. Но землями не владели, на то были князья, предводители племён. А воинов в бой водили воеводы. Он пока даже понять не мог – в другое время попал или на другую планету? Временна́я или пространственная петля, как испытания, ниспосланные неизвестно кем. И ещё – за что? Ему до дембеля всего ничего оставалось. А дома родители ждут. Вот девушки пока не было, и поработать не успел, но надеялся – всё впереди. А теперь и непонятно, какое будущее его ждёт? Только всё равно посрамить Россию и армию не даст. Но если в армии сержантом был и подчинялся командирам, то теперь самому приказы отдавать придётся. И вся его сила и авторитет пока исключительно на бронемашине и современном вооружении зиждутся. Закончатся топливо и боеприпасы, что тогда? Стало быть, действовать надо продуманно и быстро, чтобы к моменту, когда патроны и солярка будут на исходе, уже занять место повыше, столкнув с него волхва. Иначе любой волхв или все они вместе будут пытаться уничтожить его, видя для себя в чужеземце угрозу, причём реальную.

Подошли к машине. Борис спросил:

– Старейшина, я хочу для начала низвергнуть Бира и захватить его землю. Упустили мы его, это ошибка. Теперь он знает мою силу и постарается приготовиться. Не знаю, наймёт воинов на стороне или вступит в союз с кем-то из волхвов других земель, не исключено – попытается воздействовать магией. Пойдёшь ли ты со мной и будешь ли мне верен? Ты можешь отказаться и продолжать начальствовать в крепости, и я тебя пойму. Устоявшееся положение, причём не рядового воина, дом, семья. А я сам не знаю, что ждёт впереди. Может, слава. Владение землёй волхва, но не исключено, что скитания или смерть. Говорю прямо, ничего не скрывая и не торопя с ответом. День-два, пока я не надумаю уйти из Агалыка, можешь подумать, посоветоваться с семьёй, это твоё право. Но если дашь согласие и потом предашь, убью, и рука не дрогнет.

– Предателей не любят нигде, – усмехнулся Узам.

Воины до вечера занимались трупами, только на следующий день стали грузить трофейное оружие на подводы и свозить в крепость. Местные кузнецы-оружейники оружие отбраковывали. Отличного качества экземпляры шли на склад для крепостного воинства, экземпляры старые – со ржавчиной, глубокими зазубринами – на переплавку. Остальное в отдельную кучу – для продажи. Всё это заняло ещё два дня. И только после подсчёта Узам разослал в соседние селения гонцов с предложениями купить оружие и защиту – нагрудники, шлемы, щиты. Как рассказал Узам Борису, хорошего железа в местных землях не было, и трофейное охотно покупали.

Покупатели, а это в большинстве своём старейшины селений или крепостей, появились через день-два. Да не одни, а с обозами. Одна-две-три телеги с возничими. И всех встречал у воротной башни Узам, обнимались, расспрашивали друг друга о новостях. Узам хвастался, что войско ненавистного волхва Бира подчистую разбито. Сам волхв был пленён, но ухитрился ускользнуть. А всё благодаря бесстрашному и могучему воину по имени Сержант. Он настолько силён, что смог совладать с самым могущественным магом. Старейшины были удивлены, цокали языками.

– О! Как тебе повезло, Узам! Как бы посмотреть, а ещё лучше познакомиться?

– Некогда ему, если только после торгов.

Показывать Бориса не пришлось, уж слишком заметен – пятнистой униформой, ботинками, автоматом за спиной. А кроме того, после битвы он стал кумиром для местных мальчишек. Куда бы он ни пошёл, они хвостом бегали за ним и показывали пальцем.

За три дня прибыли все, к кому Узам посылал гонцов, скупили всё трофейное железо. Никогда ещё в казне крепости не было столько денег.

Узам ходил гордый. Старейшинам он говорил о скором походе Сержанта в сопредельные земли. Старейшины, не видевшие Бориса в деле, сомневались в исходе. Все собрались на сходку, пригласили Бориса.

– Нужны ли тебе воины, чужеземец? – спросили его.

Кто же в здравом уме откажется от воинов? В дозор сходить, пленных стеречь, фланги прикрыть от внезапного удара.

– Нужны, – твёрдо ответил Борис. – После битвы трофеи делить будем честно. Сколько воинов было, всем по доле, сколь малой или великой она ни была.

Старейшины зашушукались. Обычно не меньше трети брал предводитель войска, по несколько долей – военачальники рангом пониже. Предложение Бориса было необычным.

– А если поражение? – встал один из старейшин.

– Значит, трофеев не будет никому!

– Это справедливо, – закивали старейшины. – Кто будет предводителем?

– Я! – не стал скромничать Борис.

Старейшины стали совещаться, в итоге сошлись на мнении – каждой крепости выделить по два десятка воинов при конях и оружии, причём лучших. А селениям – по десятку. Потому как оголять земли нельзя, вдруг случится набег со стороны других воинственных соседей?

Прибыль – это заманчиво, но никакие трофеи не покроют людских потерь в случае набега.

Когда казалось, что главный вопрос решён, встал Узам.

– За чей счёт воины в походе кушать будут? Вы снабдите харчем или деньгами либо мне озаботиться? Тогда вычту из трофейной доли.

И снова – жаркие споры. Чтобы меньше платить, старейшины обязались дать воинам продуктов на десять дней. Учитывая, что до земли Бира три дня пути конному воину, да столько же на обратный путь, да на противостояние, так и хватить должно.

Последним вопросом – место и время сбора. Узам настоял, чтобы собрались через четыре дня, к полной луне, у его крепости Агалык.

Разъезжались спешно, с обозами, без обычных в таких случаях празднеств. Ни массовых песен и плясок под звуки местных музыкантов, ни поединков сильнейших воинов. Надо успеть вернуться к своим жилищам, выбрать достойных воинов, снабдить провизией. Сборы – дело хлопотное, у всех коней проверить и в случае необходимости перековать, отремонтировать сёдла и сбрую. Всё необходимое собрать в чересседельные сумы. Кроме стрел в колчанах, ещё по сотне наконечников из запаса выделить, сами древки стрел воины на месте могут на деревьях срезать. Известное дело – в землях Бира полно лесов и рек, а ещё есть холм с замком, где волхв обитает. И никому ещё замок взять штурмом не удавалось. С думами тяжёлыми старейшины покидали Агалык. Трофеи хотелось поиметь, славы воинской, о которой былины и песни слагать будут. Бир, хоть и войска лишился, вполне в состоянии набрать наёмников, были бы деньги. А монеты у Бира водились в достатке, поскольку на полуденную сторону от его замка рудник был, на котором денно и нощно рабы трудились. Рудник был предметом зависти и вожделений других волхвов.

Когда старейшины разъехались, Борис спросил у Узама:

– Как думаешь, если мы вступим с войском на земли Бира, другие волхвы придут к нему на помощь?

Старейшина засмеялся.

– У бедного нет хлеба, а у богатого нет друзей. Если он хорошо заплатит соседям, они вступятся. Но при первом поражении разбегутся.

Узам начал отбор воинов для похода. Своих людей он знал, отбирал лучших. А ещё провизию, что не просто. Мука и вяленое мясо, сухофрукты, соль, непонятного вида крупа. Бочки, ящики и мешки грузили на двуколки. Такие повозки в боевых походах обладают лучшей проходимостью, но груза берут меньше обычной телеги. Зато лошадь может поддерживать темп, что важно.

Борис тем временем изучал карту на шкуре. И замучил Узама вопросами.

– Вот это река, она глубокая? Могут ли её пересечь лошади с повозками? Быстрое ли течение?

– В сезон дождей даже многие ручьи преодолеть нельзя, не то что реки. А сейчас можно.

– Когда сезон дождей?

Конечно, Борису сложно, не знал местных особенностей, взять хотя бы сезон дождей.

– До него половина луны.

Ага, около пятнадцати дней, отминусовать четыре дня на сборы, получается на весь поход десять-одиннадцать дней. По времени – впритык.

– А сколько времени длится сезон?

– Дожди льют почти без перерыва от луны до луны. И лучше это время провести под крышей, ибо обсохнуть будет негде. У лошадей начнутся потёртости на спине от сёдел, провизия покроется плесенью, пропадёт.

Так-с! Ещё один фактор, создающий трудности. И бороться с ним невозможно.

– Плохо, – покачал головой Борис. – Это я о лошадях.

– Очень хорошо! Степь расцветает, травы по пояс, потом урожай на деревьях. По-твоему, так сезон засухи лучше?

– Засухи?

– Ну да, солнце жарит так, что дышать нечем, даже мухи не летают. И тоже длится от луны до луны. Правда, ждать его ещё долго, шесть лун.

Да что у них за климат такой!

– Узам, а зима в этих местах бывает?

– Зима – это что?

– Снег выпадет, такая вода замёрзшая, очень холодно, изо рта пар идёт.

– У нас не бывает, но такая земля есть. Далеко в полуночную сторону, лошадью ехать почти от луны и до луны. Оттуда торговцы после сезона дождей привозят рыбу. Какую хочешь – большую и маленькую, солёную, сушёную, копчёную. Вкусно!

При воспоминаниях у Узама заблестели глаза. Борис тоже рыбу любил, особенно морскую, костей меньше. Но в походы брать её опасно, портится быстро.

За сборами, за суетой дни пролетели быстро. На четвёртый день к полудню за крепостной стеной собрались воины. Во главе каждой группы от разных селений – свой старший. Все к Узаму подошли, доложились. Он подсчёт вёл на восковой табличке писалом. Вроде прибыли все, кто обещал. Подождали ещё немного, и Узам доложил Борису.

– Две сотни и ещё десять сверху. Все при конях и оружии, сам проверял, провизия на подводах.

– Тогда выступаем.

Завыла труба, объявляя поход. Ещё по прибытии Узам объявил порядок следования в походной колонне. Чтобы обид не было – кто первым к Агалыку прибыл, тот первым в колонне идёт. Казалось бы – какая разница? Но первые дышат свежим воздухом, а последние – пыльным, и все доспехи и одежда покрыты слоем пыли. А кони их на водопое пьют взбаламученную воду.

Впереди воинства ехал Узам, рядом с ним – знаменосец, а ещё – трубач. Как объяснил Узам, в бою сигналы подаются трубачом. Оттого у трубы сильный, но противный звук, с другим спутать тяжело. Сам же Борис ехал на «Тигре» последним, замыкающим, за подводами. Очень удобно – всё войско на виду, а он видит и скорость, и пройденное расстояние.

В современности колонна проходит большой путь без остановок. А сейчас то лошадям отдых нужен, то попастись, ежели попалась трава сочная по пути следования.

На стоянках Борис обходил воинство, знакомился, старался запомнить в лицо и по именам, что непросто. Две с лишним сотни лиц и фамилий упомнить с первого же дня невозможно. Для начала – предводителей групп. Воины смотрели на Бориса с удивлением, даже восторгом. Рассказали им уже, что он один уничтожил армию Бира, причём не магией, не колдовством, а волхв ничего сделать не мог и сам был пленён.

Два дня конного марша прошли без происшествий. Утром третьего дня перешли вброд небольшую речушку. На первой же стоянке к Борису подошёл Узам.

– Сержант, после речки мы уже идём по землям Бира. Ещё одну луну назад волхв не потерпел бы, чтобы на его земле чужие воины шли. А сейчас свою армию выставить не может. Однако беспокоюсь я, не таков Бир, чтобы пакость не учинить.

– Далеко ли до его замка на холме?

– К вечеру будем на месте.

Стоянка в ночь на территории противника – опасное занятие. Жильё, в том числе замки на возвышенных местах, строят для хорошего обзора. И Бир, если он в замке, увидит их за несколько километров до подхода, успеет предпринять какие-то меры. Например – собрать в замок преданных людей, какую-нибудь ловушку устроить. И отнестись к волхву надо серьёзно. Борис помнил, как он исчез из темницы. Ни взлома, ни помощников извне, а пропал, как испарился. И наверняка зол на Бориса и мечтает отомстить, но первоначально унизить прилюдно.

Уже и холм показался с замком, как произошла неожиданность. На дороге оказалась ловчая яма, какую устраивают охотники на крупную лесную дичь – кабанов, лосей, медведя. Выкапывают яму, вбивают заострённые колья, сверху маскируют ветками, травой. Ступит кабан, провалится вниз и всем весом на острые колья. Если сразу не умрёт, то всё равно от жутких ранений долго не проживёт, погибнет в мучениях.

Из армии в подобную ловушку угодил трубач. Угодил в яму с лошадью. Она погибла, а трубач уцелел. На её труп встал, товарищи верёвку бросили, ею обвязался, и его благополучно вытянули. Сразу осторожничать стали. Узам распорядился с дороги сойти, идти обочь, то слева, то справа. Трубачу выделили запасную лошадь.

На виду замка расположились биваком на отдых. Место удобное – опушка леса, рядом ручей с чистейшей водой. Лошадей отвели на ночное, выделив десяток воинов на охрану. Без этого нельзя. Проберутся лесом воины Бира, угонят табун, какая без лошадей война? Скорости нет, манёвра.

Поужинали у костров, узвар в котлах вскипятили, засыпав в воду сухофрукты. К вяленому мясу, сыру домашнему такая запивка в самый раз. Выставили часовых, спать улеглись. Всё же три дня в седле утомили.

Борис двери изнутри в машине запер, на пол улёгся. Для похода Узам выделил ему подушку и матрац, условия царские получились. Мягко, тепло, безопасно. У воинов каждой группы походные шатры из шкур. В повозках они были, но пока не пользовались, не ставили, тепло. Спали вповалку у костров, под головы уложив сёдла.

Утром Борис проснулся от света, льющегося чрез бронестёкла. Подскочил, осмотрелся. Судя по положению солнца, около девяти утра. На часы посмотрел – точно, пять минут десятого. А воины спят. Не было такого, в походе вставали рано, с первыми лучами солнца. Пока себя в порядок приведут, позавтракают, коней взнуздают, уже восемь, в это время и выступали на марш. Борис – к одному стеклу, потом – к другому, с правой стороны, к корме. Чужаков нет, но и движения никакого нет. Так не бывает, караульные будить должны, а сейчас он видит курящиеся дымком догорающие костры, лежащих воинов. Тревогу почувствовал. Сняв автомат с предохранителя, выбрался из бронемашины. Спят воины, дышат мерно, кто-то храпит. Борис нашёл Узама, попробовал разбудить. Толкал, тёр за уши, кричал в ухо. Никакой реакции! С предводителями групп такая же история. Что называется – беспробудный сон, похожий на летаргический, да лишь бы не вечный. По спине холодок прошёл – не волхва ли магия? Как ему удалось? И почему волшба не коснулась его? Туман какой-то наполз? Ведь он один в машине был, в укрытии. Или вода из ручья так подействовала? Он-то по привычке, набрав воду во фляжку, бросил туда дезинфицирующую таблетку из сухпая.

Уже всех подряд толкать стал, и никто глаз не открывал, но живы, тела тёплые, дыхание есть. Погрозил кулаком в сторону холма.

– Ты у меня поплатишься!

Начал есть консервы из сухпая. В них-то наверняка ничего снотворного нет. Ел и раздумывал – что делать? Ждать, пока воины проснутся? Или совершить вылазку вроде разведки или рекогносцировки. Подъехать к замку, высмотреть подходы, возможные слабые места для последующего штурма. Он не забывал, что каждый день приближает сезон дождей. Решено – едет!

Аккуратно объехал лежащие тела, вдоль дороги, но не по ней, памятуя о волчьей ловушке, поехал к холму. Дорога вокруг холма виться начала, потом крутые зигзаги пошли, с поворотами на сто восемьдесят градусов. И всё выше и выше. Издали замок не казался высоким или большим. А вблизи впечатлял. Каменные стены метров по десять высотой, через равные промежутки башенки с бойницами. На лошадях к стенам не подберёшься, круто. Дорога вывела к двум башням-близнецам, между ними ворота из крепкого дерева, окованные железными полосами. А перед воротами широкий и глубокий, метров пять-шесть, ров с почти отвесными стенками. Через ров можно перебраться только по подвесному мосту, который сейчас поднят и прикрывает ворота. Мост держат две железные цепи, а сами барабаны внутри башен. На башнях видны фигуры караульных, вернее – их головы в шлемах. Машину Бориса они приметили давно, сейчас собрались на стене, показывали на «Тигр» руками, потешались. Молодость взыграла, вспылил. Вышел из машины, достал огнемёт, приложился. Эти, которые фиглярничали на стене, не видели, как «Шмель» разрушил часть стены и башню в Агалыке. Ничего, сейчас поумнеют, будут воспринимать его всерьёз. Прицелился, по привычке закричал: «Выстрел!» – и нажал на спуск. Предупреждающий окрик нужен, чтобы никто не зашёл сзади, не попал под реактивную струю. Попал, куда и целился, в правую башню. Пламя, дым, во все стороны камни летят, куски досок. Борис отбросил пустую «шайтан-трубу». Дым и пыль начали рассеиваться. О! Какой хороший результат! Лучше всяких ожиданий! Верхней половины башни не было, как и железной цепи к мосту. Сейчас мост держался только на левой цепи. Конечно, те, кто находился на площадке разрушенной башни, погибли. На левой башне веселье прекратилось. Воины не могли понять, какая сила мгновенно разрушила камни, которые стояли много лет и пережили не одно нашествие воинственных соседей.

– Эй, на башне! – закричал Борис. – Почему не веселитесь? Я сейчас развалю и вашу башню, въеду в замок и не оставлю никого в живых!

Он демонстративно не спеша подошёл к грузовому отсеку, достал ещё один огнемёт. Из-за бронедверцы вскинул, а на башне никого уже нет, проняло. Но уж коли начал штурм в одиночку, надо продолжать. Со стены, поодаль от башни, за ним приглядывали, мелькали головы в шлемах.

– Выстрел!

Бабахнуло, снова грохот взрыва, огонь, дым, пыль. На этот раз разрушения были серьёзнее. Стоять осталось меньше трети башни, остальное грудой лежало внизу, засыпав ров. А поскольку подъёмные вороты разрушены, с грохотом рухнул подъёмный мост, открыв дорогу к воротам. Борис подумал – не протаранить ли «Тигром»? Но отказался. Вдруг повредит что-нибудь? А ремонтной базы нет, и запчастей не предвидится. На любой замок найдётся ключ. Тратить два оставшихся «Шмеля» на ворота было жалко. Но был старый добрый РПГ. Конечно, его гранаты уступали в могуществе огнемёту, вернее – его термобарическим боеприпасам. Зато к РПГ выстрелов целый десяток.

Загнал гранату в трубу гранатомёта, поднял прицел. Со стены в его сторону пустили стрелу, она угодила в бронеавтомобиль. Он успел заметить лучника. Прицелился, выстрелил в место, где сходятся створки ворот. Бах! Граната из РПГ пробивает броню танка толщиной до 400 мм, а тандемная ПГ 7 ВГ преодолевает динамическую защиту и 650‐мм гомогенной брони. Ворота не из брони, дерево и листовое железо, сразу дыра образовалась. Под напором ветерка створки медленно растворились, приоткрыв щель метровой ширины. Сейчас туда бы бойцов, да он один. Можно и въехать, толкнув створки машиной, потому как входить опасно. Защитники могут стрелу пустить, облить со стены кипятком или, хуже того, – кипящей смолой. Подосадовал на себя. Ну, приехал на разведку, посмотрел и езжай назад. Нет же, затеял войну локального масштаба. Башни разрушил – это правильно, их не восстановить ни за один день, ни за два. Но без воинов начинать боевые действия не стоило, промашку допустил.

Снова звякнула стрела о броню «Тигра». Надоедливый лучник, стоит проучить. Борис вернул в машину гранатомёт, снял с плеча автомат. Прикинул расстояние – метров сто пятьдесят. Лучник уже не прячется, из колчана вытягивает новую стрелу. Борис для устойчивости левым боком прижался к машине, прицелился, выстрелил. В положении стоя сделать прицельный выстрел сложно. Но попал! Лучник уронил лук, исчез за стеной. Ну, то-то! Другим наука будет. И каким бы смелым защитник замка ни был, прежде подумает – стоит ли рисковать? А когда воин о риске задумывается, о шансах выжить, то победы не жди.

Въезжать во двор замка Борис не стал, хватило ума понять, что в одиночку не захватить оплот волхва. Надо бы вернуться к биваку, попробовать разбудить воинство. Остро почувствовал, как не хватает человека, понимающего в магии. Подсказал бы, что делать надо. Отваром какой-нибудь травки попоить либо заговор прочитать, а то и само пройдёт, но когда? Ясный перец, что Бир руку приложил к усыплению. В следующий раз при встрече пытаться пленить не будет, пулю в лоб! От пули в башке ни одно колдовство не поможет. Не потому ли к пленению Бир отнёсся спокойно, зная, что быстро освободится, окажется на своей земле? А волхв выглядел спокойным, не смотрел злобно, не скрежетал зубами. Пожалуй, выглядел безразлично. А Борис принял его видимое спокойствие за покорность, вроде – смирился с пленом, принял как должное. Но любой полководец разгромленной армии испытывает бурю чувств – злость на себя, досаду, зависть к более удачливому противнику, сожаление о напрасной гибели своих воинов, потере лица. Ничего этого Бир не выказывал, а Борис купился, только сейчас осознал. Конечно, неприятно, когда противник оказался хитрее, изворотливее, опытнее и обвёл вокруг пальца. Но лучше это понять и относиться к волхву, как к противнику достойному. Да, здесь люди обладают знаниями куда меньшими, чем современники Бориса, но ума-то столько же. Научи, подскажи, и действовать будет не хуже солдат его полка. Единственное, чему бы Борис не учил, так это строевой подготовке. В бою она не нужна, только для парадов. Пусть ею занимаются солдаты Президентского полка, что в Кремле расквартирован. Вон в Израиле – служат по призыву и женщины, и мужчины, а строевой подготовки нет, к командирам по имени обращаются, в увольнение ходят каждые выходные, если не в наряде. Причём уезжают в свои города с оружием. А у нас солдаты держат в руках автоматы только в карауле, поэтому навыков в обращении мало. Разобрать-собрать за установленное время – этого недостаточно. «Калашников» чем славен? Своей надёжностью и выносливостью. И зачем солдат на поле боя его разбирать будет? Сломаться не должен, а если уж вышел из строя, в поле не исправить – ни инструментов нет, ни запасных частей, ни знаний. Они у мастеров в оружейных или артиллерийских мастерских.

Поехал назад, к спящему воинству, в душе надеясь, что проснулись уже. Если снотворное применено, так оно свой срок действия имеет. Хуже, если магия. Не знал он о ней ровным счётом ничего. В своё время «Игры престолов» не смотрел, чернокнижником не был, а честно – не верил в заговоры, магию, считал – пустое, одни разговоры наивных и впечатлительных людей. Такие есть всегда, воспринимают цепь случайностей как работу нечистых сил. И молитву читают, и через левое плечо плюют. Борис только посмеивался – чушь.

Глава 3

Магия

Доехал быстро, но разочарование оказалось сильное. Воины как были в неестественном сне, так и оставались. Ни один не поднялся на ноги. А если сон будет продолжаться неопределённое время, скажем, неделю, две? Что тогда? Начнётся сезон дождей, а ручей, что рядом протекает, превратится в бурную реку. Да воины захлебнутся и утонут. Такого бесславного конца для бойцов Борис не хотел. Не для того он их привёл на земли Бира. То ли от отчаяния, то ли в поисках разгадки, но пошёл Борис вдоль ручья, против течения, к верховью. И через четверть часа обнаружил на берегу пустую стеклянную склянку, пузырёк ёмкостью граммов сто. Стеклянные изделия в этих землях редки, потому что дорогие. Стёкла в домах только у очень богатых, у других – пластинки слюды вставлены.

И такую ценность бросить на берегу не должны. Ежели бросили, от пузырька угроза исходит, скорее всего в нём отрава была. Подобрал пузырёк, осторожно понюхал. Есть запах, не сильно выражен, отдалённо знаком. А только он не специалист. Цепочка выстраивалась сама. Кто-то, пока неизвестный, сам Бир вряд ли будет заниматься мелочовкой, есть подручные, выливает в ручей снадобье. Волхв предполагает, что чужие воины устроят привал именно здесь. Место удобное – ручей, чтобы самим попить, напоить лошадей. Эти животные могут выпить много, не меньше деревянной бадьи в 12—15 литров за раз. Лошадей двести с лишним, из малого ручья всех не напоить, воды не хватит. Есть где поставить бивак, где пасти лошадей и замок на виду. Расчёт точный, и он сработал. Борис замычал, как от зубной боли, схватился руками за голову. Его просчёт! Обвёл его волхв вокруг пальца! И помочь может только другой волхв. Стоп! Почему волхв? Травника-лекаря поискать. Фармацевтических фабрик нет, люди пользуются услугами травников да бабок-повитух при женских недугах. И почти в каждом селе есть травник. Последнее село на землях Фараза километрах в двадцати, фактически приграничное. Дорога уже знакомая, да после прохода двух сотен коней полоса вытоптана, не заблудишься. Решив так, уселся в бронеавтомобиль, развернулся – и ходу. Гнал быстро, всё время стрелку на сотне по спидометру держал. Сто на асфальтированном шоссе – это не много. А для грунтовки, не знавшей грейдера, много. На ухабах трясло и швыряло так, что, если бы не пристегнулся ремнём, набил бы шишек. У «Тигра» подвеска мощная, ямы и бугры глотала без поломок. Четверть часа – и он уже в селение въехал. У первого встречного спросил – где лекаря найти, лучше бы травника.


– Он у нас один, вон его дом! – и показал рукой.

В калитку и рукой стучал, и ногами. Видимо, не он один так поступал. Калитка открылась, а за ней – никого. К замку бечёвка привязана. Дёрнут её из дома, замок откроется. Остроумно! Своего рода дистанционное управление сообразно времени. А на порог дома уже травник вышел. Ни машине, ни странной одежде Бориса не удивился, наверное, всякое видел.

Борис с ходу ему пузырёк под нос.

– Чем пахнет?

Травник понюхал, задумался.

– Дурман-трава, это точно. И ещё что-то есть. Где склянку взял?

– Где взял, там нет. На земле волхва Бира. Воины водички испили, в которую зелье из пузырька вылили, и уснули, а проснуться не могут!

– Беда-то какая! Бир – волхв не только сильный, но и злой. Бьюсь об заклад, что зелье ещё и заговорено, чтобы действовало наверняка и снять его было невозможно.

– Не то говоришь, травник, уж прости – имени твоего не знаю.

– Кломар.

– Две сотни воинов спят недалеко от замка Бира. И что с ними ночью будет – неизвестно. Вдруг проснутся и друг на друга с мечами кинутся, что тогда?

– Не будет такого! После зелья они как сонные мухи будут. Все движения медленные, как и речь. И только на следующий день в себя придут.

– Уже хорошо! Но как их разбудить? Пока они спят, беззащитны. Подошли Бир своих воинов – перережут, как кур. Потому задерживаться не могу, думай быстрее.

– Легко сказать! Я точно только одну траву угадал. Ладно, попробую. Ты подожди.

Четверть часа прошло и ещё столько же, пока травник на крыльце снова появился. В руке склянка из тёмного стекла с узким горлышком, заткнутым деревянной пробкой.

– Несколько капель, не больше глотка, каждому в рот залей. Гарантию дать не могу, сам понимаешь, я не маг, да и травы знаю те, которые лечат. А не вредят.

– В рот вливать один раз?

– Да.

– Поможет если, то сочтёмся.

Борис уже к калитке шёл. В машине склянку пристроил надёжно, чтобы не перевернулась, не разбилась. Сам пристегнулся, машину тронул. Уже проехав половину пути, сообразил. Не спросил он у травника, через какое время снадобье подействует? Через минуту, через час? И всё время, пока они в прострации, ему придётся их охранять. Любой прохожий может и оружие забрать, и коней, и припасы провизии.

Домчался быстро. Воины лежат так же, рядом чужих не видно. Но по дороге от замка в сторону бивака движется конная группа в два десятка. В период гражданской войны в России сказали бы – два десятка сабель, кавалерию считали так. А пехотинцев – штыками. Двадцать человек – двадцать штыков. Ладно, будет вам достойная встреча. Установил на станок на крыше «Корд», поставил на пулемёт оптический прицел, зарядил ленту. Через оптику всмотрелся – кто пожаловал? Лица незнакомые, волхва там нет. Не хочет на переговоры ехать, думает одолеть. Как же, воины неподвижны, можно в плен взять за последующий выкуп, можно уничтожить всех. Будет что противопоставить поражению под Агалыком. Весть о разгроме его армии уже по всем землям разнеслась, удар по престижу, по авторитету. Срочно нужна победа, восстановить пошатнувшееся реноме. Борису не хотелось устраивать пальбу, расходовать боеприпасы, но выхода не было. Вздохнул, выбрал момент, когда один всадник прикрывал другого. Дал короткую очередь, потом ещё одну и ещё. Очереди короткие, по четыре-пять патронов, скупые, но выбил всех. Назад ускакала одна лошадь и без всадника, как послание волхву.

Снимать пулемёт не стал. Забрал из машины склянку, пошёл к воинам. У кого рот приоткрыт, вливал немного. У кого закрыт, пальцами раздвигал губы, клинком штыка разжимал зубы, вливал снадобье. Времени уходило много, но это была единственная помощь. Да и будет ли эффект, он не знал. Закончил свою работу к сумеркам. И склянка опустела. Забрался в машину. Придётся нести охрану всю ночь, благо есть ночной прицел, и сильно напрягаться не придётся. Увидит шевеление – будет стрелять на поражение без всяких там «Стой! Кто идёт?»

Стемнело. Борис бодрствовал. Периодически осматривал местность в оптический прицел. Дальность невелика, метров триста – четыреста, да и изображение зелёное, к нему привыкнуть надо. Зато позволяет видеть в темноте всё живое – человека, собаку, даже мышь. Любое существо, температура которого отличается от окружающей среды. Штука удобная, но требует автономного питания в виде плоских аккумуляторов. Убедившись, что никого постороннего нет, выходил из машины, разминал ноги, делал упражнения, отгоняя сон. Спать хотелось, особенно сильно в четыре утра, прямо глаза слипались.

Когда солнце встало, полегче стало, сон уже не так с ног валил. Бдения не прошли даром. Утром воины шевелиться стали, поворачиваться с боку на бок. В общем, вели себя как люди, которые с минуты на минуту проснутся. О, не зря он ездил к травнику Кломару. Если удастся взять какие-то трофеи, надо про него не забыть, отблагодарить. Уже проснулся и сел первый воин, потянулся.

– Ох и выспался же я!

– Немудрено, Титр, ты спал полтора суток. И не ты один, посмотри на своих товарищей.

– А что случилось?

– Вода в ручье отравлена, ни пить её нельзя, ни мыться. Ступай к ручью, кто будет приближаться из наших воинов – гони. Объясни, что опасно.

Когда пришёл в себя Узам, Борис объяснил ему ситуацию.

– Это я виноват. Знал, что Бир на любую гадость способен. Что делать будем?

– Завтракать – и на штурм замка. Я уже немного постарался, разрушил обе привратные башни и ворота. Подъёмный мост уже ров перекрыл, надо поторапливаться, чтобы ворота не успели отремонтировать.

– Могут, – вздохнул Узам. – У него в замке хорошие мастера, в том числе кузнецы.

Перекусили, привели и оседлали лошадей, выступили. На сей раз во главе колонны не Узам, а Борис на «Тигре». Случись внезапное нападение, он быстро сумеет дать отпор. Лошадям труднее всего дался подъём по крутой дороге. Последний поворот, а повреждённых ворот нет. Вместо них от одной привратной башни к другой идёт свежая каменная кладка. Замок превращался в неприступную крепость. Наверняка выходы есть. В глухих местах – неприметная калитка, и очень вероятно, что есть подземный ход, выводящий к подножию холма, где-нибудь в зарослях. Так делали в замках и крепостях всегда. В случае окружения неприятелем мог выйти гонец с посланием к союзникам. Но даже если задаться целью найти вход, будет это непросто. Замаскирован он, есть смертельно опасные ловушки, а главное – у выхода внутри замка достаточно поставить пару воинов с мечами или секирой и рубить головы всем. Сдержать можно сколь угодно большую армию, руки устанут рубить, а трупы забьют наглухо ход.

Борис решил не тратить гранаты к гранатомёту. В замке запасы воды невелики, пусть даже цистерна, но защитников много, выпьют быстро. На вершине холма ручьёв или бьющих из-под земли родников, по определению быть не может, это удел равнин или низин. Осада даст результаты, и риска меньше. А на случай, если не сдадутся, можно устроить небольшое фаер-шоу. Но после него замок, как любое пожарище, для житья не пригоден, и трофеев там не будет. Если Борис жаждал уничтожить волхва, как и Узам, то воинам было интересно вернуться в свои селения с трофеями, да не скудной горсткой монет, а полными подводами дорогих тканей, медной или серебряной посуды, богатой одежды. И пожар им был не нужен.

Бир угрозы своему замку воспринял всерьёз, особенно после взрывов башен. Мало того, ещё и войско очнулось от спячки, а посланные их убить воины сами погибли. Этот пришелец на самобеглой коляске с диковинной силы оружием начал Бира раздражать, злить. Но больше пугало другое. Откуда-то пришелец появился, и пока в одиночестве. А если он будет здесь, на этих землях, успешен, придут другие. Тогда власти волхвов конец. Вот что было бы, если замок осадили не две сотни воинов, а десяток чужаков на самобеглых повозках? Представить страшно. Бир начал листать старинные манускрипты, рукописные «чёрные» книги, древние заговоры и обращения к нечистой силе. Нашёл, как ему показалось, несколько новых для себя магических заклинаний. Терять волхву было нечего, он поднялся на самый верх лунной башни, что стояла обособленно в дальнем углу замка. Внизу, на трёх этажах – библиотека, выше два этажа – его тайная лаборатория, где он составляет разные зелья – сонное, любовное, смертное, в зависимости от потребности. За большие деньги купцы из дальних земель привозят ему редкие растения или коренья. Ещё выше – площадка крытая. Окна на все стороны света, дабы общаться с нечистой силой.

Всё свершил, не отступая, как в манускрипте. Не пожалел ни серебра, ни заморский корень мандрагоры, ни другие редкие травы. Потом вслух, нараспев, читал заклинание. В башню никто из обитателей замка никогда не заходил под страхом смертной казни. Один из молодых стражников ослушался, во время караула приоткрыл дверь, заглянул. А что на первом этаже можно увидеть, кроме винтовой лестницы наверх? Тем не менее кто-то увидел, волхву донёс. В наказание и назидание другим стражника сварили живьём. Вопил и мучился он долго, пока не закипела вода в котле над костром. Для обитателей, согнанных смотреть на казнь, урок пошёл впрок. Правда, было это очень давно. Семьдесят или восемьдесят полных лун тому назад. Сколько ему самому, он запамятовал, но много.

Видимо, заклинания подействовали. Вдали в небе показались точки, десятка два, быстро увеличивающиеся в размерах. А ближе – страх и ужас. Ныне подобные чудища можно увидеть в каменных изваяниях на крыше собора Парижской Богоматери, Кёльнского или Миланского соборов. Гаргульи, крылатые черти с мордой волка, рогами, хвостом и копытами на задних лапах. На руках вместо пальцев длинные острые когти, а несут тело по воздуху кожистые крылья с перепонками, как у летучих мышей. Гаргульи ненавидят всё живое, но иногда вступают в альянс с другими существами, если это сулит им выгоду. Жертву рвут на части клыками и когтями, издавая утробный рёв, похожий на жуткое утробное бульканье. При ранении способны обращаться в камень, в таком состоянии раны их быстро заживают.

Воины из земель Фараза спешились у замка, разглядывали стены, башни, прикидывали – где выгоднее штурмовать? Удивлялись – мост через ров есть, но упирается он в стену каменную. Это кто же так нелепо строил? Молчание почти полное. И в это время послышался приближающийся странный звук – это хлопали кожистые крылья гаргулий. Страшные твари вынырнули из-за высокой стены замка, пролетели над лесом и накинулись на воинов. Летающие страшилища сначала повергли людей в ужас. Шок был полный, парализующий. Воины не сопротивлялись, а пытались спрятаться под брюхом лошадей. Так и лошадей терзали жуткие создания, текла кровь, кони ржали, вставали на дыбы, падали, травмируя воинов. Причём гаргульи рвали плоть людей и коней на лету, не приземляясь. Ржание коней, крики и стоны воинов, леденящее душу утробное бульканье гаргулий – целая какофония звуков.

Чего скрывать, в первые секунды нападения растерялись не только воины, но и Узам, и Борис. Сержант предположить не мог, что столкнётся с невиданными тварями. Но потери быстро росли, надо было принимать меры. Борис закричал.

– Лучники – стрелять по тварям! Воины, у кого копья, – колоть нетопырей в брюхо!

Сам нырнул в бронеавтомобиль, схватил пулемёт, открыл люк на крыше. Устанавливать пулемёт на станок нет смысла, потеряет время. Кроме того, этот станок не приспособлен для зенитной стрельбы. Придётся стрелять с рук, хотя это физически тяжело. Из «калашникова» сподручнее, но гаргульи телом больше человека в два раза. И что этой твари пуля 5,45 мм? У «Корда» темп стрельбы низкий, если кратковременно нажать на спусковой крючок, последует один выстрел. Если очередь, наводка собьётся, пули в цель не попадут. Вот тварь в его сторону летит. Вскинул пулемёт, дал выстрел. Нетопырь рухнул замертво, не издав ни звука. О! Так и они смертны! Довернул пулемёт вправо, ещё выстрел, и ещё одна гаргулья рухнула с размозжённой головой. На грохот выстрелов летающие твари отреагировали, как кот на валерьянку. К «Тигру» бросились сразу несколько. Одну гаргулью сбил воин, метнув копьё и пронзив ей брюхо. Тварь упала, ухватила копьё когтями, вытащила и обратилась в каменную статую. Двух сразу сразил Борис короткой, в три патрона, очередью. Удачно совпало, что гаргульи рядом были. Ещё одну тварь убили лучники. Сразу несколько стрел вонзились ей в голову. Натиск чудовищ сразу ослаб, воины в себя пришли, стали активно бороться – кололи копьями, метали их, если гаргулья была близко. Лучники метали стрелу за стрелой, опустошая колчаны. Стрелял Борис, и крупнокалиберные пули отрывали тварям конечности, крылья. Из ран текла тёмно-зелёная кровь с гнилостным запахом.

Сверху, со стены замка, наблюдал за происходящим волхв. В первые секунды нападения, когда воины погибали один за одним, Бир довольно потирал руки, на лице его блуждала хищная улыбка, глаза довольно блестели. Он ждал, когда воинство бесславно погибнет. Но опять помешал этот чужак. Выстрел за выстрелом, и гаргульи стали гибнуть. Да ещё воины пришли в себя от первоначального страха, шока, взялись за оружие.

Последние две оставшиеся в живых твари улетели с утробным клёкотом. Мало того, Борис заметил на стене Бира, узнал его лицо, вскинул пулемёт, дал очередь. Пули попали в каменную стену, осыпав волхва каменной крошкой, один осколок камня рассёк бровь, закапала кровь. Бир спасся, присев за стеной. Он был зол за неудачу гаргулий, за то, что сам едва не погиб. И всё это чужеземец! Вот кто главный враг!

Бир обтёр кровь с брови рукавом халата, прочитал скороговоркой заговор для остановки крови и поплёлся в башню. Хотелось призвать на службу других тварей и жестоко отомстить чужеземцу, увидеть его мёртвым, истерзанным.

Когда две гаргульи улетели, воины перевели дух.

– Узам, пусть воины посчитают потери. И людей, и коней.

Узам вернулся через четверть часа, вид печальный. Ещё бы! Штурма замка ещё не было, а потери велики.

– Двадцать два человека погибли, шесть ранено, три десятка лошадей растерзаны. Смотреть страшно на трупы – разорваны на куски.

– Лошадей убитых стащить в ров, под стену замка. Пусть смердят, отравляют воздух миазмами. А людей упокоить по вашему обычаю.

По обычаю племени – сжечь, чтобы души погибших забрали боги, а пепел их развеять по ветру. Ещё полагалось справить тризну, но уже после боевого похода. Узам отдал распоряжения. Часть воинов верёвками привязали трупы коней к сёдлам своих скакунов, волокли ко рву, сбрасывали туда. Чтобы со стены защитники не стреляли, несколько лучников воинов оберегали. И Борис встал рядом с ними, держа наготове «калашников». Один из защитников замка высунулся из-за стены, посмотрел вниз и сразу схлопотал стрелу от лучника и пулю от Бориса в голову. Больше любопытные не показывались.

Другая часть воинов рубила деревья, складывала определённым образом, в виде сруба избы. Внутрь укладывали тела, сняв шлемы, нагрудники. По народным поверьям, железо на убитом лишь мешало высвободиться душе.

Костёр погребальный запалили вечером. Воины стали вокруг пылающего сруба, пели погребальную песню. Борис стоял поодаль. Он не урождённый в племени и рядом с ними стоять не имел права. Да и неприятно, ибо вокруг костра стоял сильный запах горелой плоти, вызывающий тошноту. Что с них возьмёшь? Язычники! Верят в подземный мир, где водяные чудища, верят в богов солнца, дождя, ветра и в кучу других. Делают им подношения и жертвы, хорошо, что не человеческие, а животных или птиц. Борис их не осуждал, каждое племя, каждый народ должен пройти свой путь развития, и ускорить процесс нельзя, в первую очередь для этого должен созреть разум, подняться уровень знаний. А воины поголовно неграмотны, многие умеют считать до двух-трёх десятков, а читает и пишет одни Узам. Ему по должности положено, но Борис ни разу не слышал упоминание о школах или им подобных учебных заведениях. Это плохо, волхвы, властители племён, не учат свой народ. Или тёмными управлять проще? Но тогда племя прогрессировать не будет.

Бир, занятый чтением манускриптов, погребальные песни услышал, вышел на стену, полюбоваться костром. И запах горелой человеческой плоти его вовсе не смущал. Труп врага всегда хорошо пахнет! Интересно было, сколько воинов погибло от гаргулий? Ничего, он призовёт ещё каких-нибудь тварей, и воины волхва Фараза понесут новые потери. А ещё впереди – сезон дождей, очень вовремя, потому что каменные цистерны в подвале, в которые собирается вода с крыш, почти пусты. Бир вообще удивлён был походом на его земли. Обычно все походы начинались после сезона дождей. Или так распорядился чужеземец? Узнать бы, откуда он? Наверное, издалека, ибо раньше волхв никогда не встречал воинов в необычной одежде и с таким оружием. Видел он сегодня со стены это оружие в действии, восхищён был и жаждал получить подобное. И тогда весь мир будет у его ног. Чужака он одолеет, в этом не сомневался.

Желательно бы допросить чужака с пристрастием. Откуда он, кто в тех землях властитель да велика ли армия? Любой властитель, по определению, жаден – до власти, денег, удовольствий плотских. В отношении допросить – есть у него мастер заплечных дел, при нём подмастерье. Мастер тем хорош, что пытает изобретательно, боль причиняет непереносимую. При всём при том под пытками ни одна людина не померла, только с соизволения волхва. И молчалив был, тоже черта для палача ценная. О чём сказал узник перед смертью, слышали палач и волхв. Но никогда от ката никто слов сих предсмертных не слышал, хотя выпить палач любил. Контролировал себя, таких слуг волхв старался не обижать, держал поблизости.

Бир сделал глоток отвара грибов. Есть их нельзя, можно не проснуться поутру. А ежели сделать глоток – мысли в голове бурлят, видения наступают. Других людей такие видения пугают, а его иной раз наталкивают на интересные решения. А ещё глоток отвара сил на какое-то время придаёт, бодрости. А ему сейчас силы нужны, хотел древний манускрипт дочитать, где о тварях из преисподней речь идёт, о заклятьях, о приворотах.

Борис же, лёжа в десантном отсеке бронеавтомобиля, размышлял – все ли меры он предпринял, чтобы уберечь воинов. Предположим, следующим днём волхв новую пакость нашлёт, из которых самые опасные – это летучие создания. У воинов щиты маленькие, круглые, в подвижном бою вполне надёжные прикрыться от удара меча. А при нападении сверху, с воздуха, такой щит ни лошадь толком не прикроет, ни всадника. Наверняка защита от разных тварей есть. Коли волхв смог вызвать гаргулий, наверняка другой волхв может создать защиту. Скажем, прозрачную преграду, непреодолимую для нетопырей. Да где его взять, волхва, да ещё лояльного к воинам Фараза. Единственное, что возможно, – лёгкое укрытие, навес из досок. Тогда сверху всякие твари напасть не смогут, а сбоку защититься можно. Под навесом по периметру ратники, а в центре – кони. И тогда получится славненько.

Борис сел, посмотрел в окно. Часовые бодрствуют, даже Узам стоит с предводителем воинов из небольшой крепости названием Арцах.

Надо подойти, посоветоваться. Досок нет, как и инструмента. Из брёвен, фактически жердей соорудить? Гвоздей, скоб нет. Выбрался из машины, надо идею озвучить. Одна голова – хорошо, а две – лучше. Проходя мимо каменной статуи гаргульи, услышал звук. То ли шорох, то ли шуршание. Присмотрелся, головой покрутил, определил – звук от статуи идёт. Ухом к статуе приник. Точно! Изнутри звук, как будто большой жук камень грызёт. Да нет таких жуков! Жуки-древоточцы есть, так они питаются древесиной, да ещё не всеми видами её.

– Узам, подойди ко мне, – попросил Борис.

Подошёл старейшина.

– Тс! – прижал палец к губам Борис. – Прижмись ухом к камню!

Удивился предводитель Агалыка, но просьба-то простая. Прижался, и глаза его округлились.

– Там кто-то есть, – прошептал он.

– Надо разбить истукана, у стены камни валяются, – сказал своё мнение Борис.

Умолчал он, что разрушенные башни и камни во рву – его рук дело. Узам с двумя воинами сходил к стене, принесли камни. Конечно, действовать большим молотком удобнее, но в походе его не было.

Воины по очереди стали бить камнями застывшее изваяние. Причём при каждом ударе от статуи исходил писк, как будто камню было больно. Статуя оказалась крепкой. После десятого удара отвалилось крыло, на двадцатом – голова, и сразу после её падения статуя покрылась трещинами и рухнула на землю мелкими осколками. Внутри ничего живого не увидели. Но остальные статуи решили также разбить на куски. Били всю ночь, к утру все каменные идолы лежали в пыли в виде мелких кусков. Работали воины по очереди, те, кто отстоял свою смену, ложились спать. День выдался тяжёлым, и ночь не легче. Несмотря на нескончаемый каменный грохот, воины спали.

Полностью восстановить силы не удалось, а с утра Узам дал поручения предводителям групп – рубить тонкие молодые деревья, делать жерди, очищая от ветвей, и делать навес. Борису было интересно, как справятся воины, если нет гвоздей и скоб. Элементарно. Где требовалась скоба, скрепляли верёвкой, а вместо железного гвоздя забивали деревянный из прочной лиственницы.

Со стены регулярно выглядывали любопытные, посмотреть – что за стук? Побаивались – не штурмовую ли башню воздвигают, с которой на стену можно лезть. Борис и Узам хотели в первую очередь обезопасить своих воинов, не допустить потерь.

Борис собрал предводителей отрядов, Узама посадил рядом с собой, решил советоваться.

– У нас провизии на неделю, и сезон дождей близко, уходить надо, – сказал один из предводителей.

– Без добычи? – вскочил другой. – Что я людям у себя дома скажу?

Спорили долго. Борису надоело, поднял руку.

– Завтра штурм. Либо мы берём замок и трофеи и возвращаемся, либо уходим, если не получится. Завтра всё будет зависеть от вас.

Не хотелось, но придётся пожертвовать последним «Шмелём». Взорвать бы стену, а нечем, взрывчатки нет. Шесть гранат не в счёт, стену они разрушить не смогут, даже если сделать из них связку. Надо решаться, ибо бездействие да потери будут войско морально разлагать. Да ещё время подпирает. Будет обидно, если возьмут замок, захватят трофеи и не смогут уйти из-за разлива рек, из-за непролазной грязи. Где пройдёт всадник, там подвода может увязнуть по ступицы.

Войско предводители подняли рано, никто не завтракал, опасаясь ранений в живот. У голодного человека шансы выжить есть, а кто брюхо набил – умрёт. Борис уже предводителям задачи поставил. После того как рухнет часть стены за мостом, одним отрядам – на стену, другим – направо, третьим – налево. Нечего друг другу мешать. И резерв при себе Борис оставил – отряд Узама.

Встал перед стеной, которую успели защитники воздвигнуть вместо повреждённых ворот. А за ним воины толпятся, всем интересно.

– Расступитесь, иначе погибнете. Дорожку в двадцать шагов за мной и десять шагов шириной.

За спиной Бориса сразу пустое место образовалось. При стрельбе из любой реактивной системы сзади оружия идёт раскалённая струя пороховых газов. На близкой дистанции убить может, на дальней – ожоги кожи на открытых участках тела или глаз.

Вскинул Борис огнемёт, сделал выстрел. Воины, в первый раз видящие выстрел и его последствия, ахнули, потом завопили от избытка чувств. Потому что выстрел громкий из небольшой штуковины вовсе не опасного вида привёл к значительным разрушениям. Каменная кладка на месте ворот развалилась с грохотом, обнажив проход в замок. Узам привстал на стременах, мечом указал на пролом.

Отряды воинов кинулись в пролом. Коней оставили под немногочисленной охраной под навесом. Из помещений замка к пролому тоже бежали воины. Поздно! Часть воинов Фараза связала боем защитников, другие уже разбегались – растекались по помещениям, лезли на стену. Убивали всех, кто оказывал сопротивление.

Сам Борис в штурме и захвате замка участия не принимал. Как только воины забежали внутрь стен замка, он подрулил к пролому, почти перегородив его, открыл верхний люк и стал наблюдать. Увидел, как десяток защитников наседают на троих его воинов, расстрелял их из автомата. Дистанция мала, пятьдесят – шестьдесят метров, зачем тратить патроны к «Корду»? «Калашников» вполне эффективен. Двор опустел, только трупы лежали. Бой переместился во внутренние помещения замка. Для Узама Борис поставил задачу – пленить волхва. Не получится захватить – следует убить, пусть даже из лука стрелой в спину. Долго шёл бой, не менее часа. Несколько защитников, видя преимущество чужаков, попытались вырваться, спасти свои жизни. Борис их вовремя увидел, двумя очередями из автомата уложил.

Постепенно крики, звон оружия, вопли и стоны раненых стихали. Раненых защитников добили, зачем им мучиться? Обыскивали помещения, коих была не одна сотня. Всё, представляющее ценность, выносили на площадь перед главным зданием. Гора одежды, ковров, посуды росла. А ещё выводили пленных – нескольких воинов, судя по их одежде, прислугу, десятка три наложниц волхва. С них воины сорвали многочисленные украшения, присоединили к трофеям. Борис за действом наблюдал, но всё ждал, когда Узам и его люди выведут волхва. Для него теперь Бир стал врагом личным, после того как наслал на воинство гаргулий. Борис считал – нечестно, даже подло использовать нечистую тёмную силу. Показался Узам, повернулся к «Тигру», развёл руками. Не может быть! Ни один человек не выбрался из замка! Со всех сторон замок окружён рвом, стоит на холме, и любой вышедший из него либо спустившийся со стены на верёвке был бы виден.

Борис направился к пленным.

– Кто знает, где волхв?

В ответ тишина, головы понурили.

– Если кто-нибудь укажет, каким путём скрылся Бир, даю слово перед всеми – отпущу сразу же, не причинив вреда. Остальных предам смерти!

Убивать сдавшихся и безоружных пленников он не собирался. Не такой уж он кровожадный. Но попугать следовало. Наложницы сразу завыли, заплакали, запричитали. Все молодые и красивые, умирать не хотели. Воины из воинства Бориса приняли его слова всерьёз, подступили к пленникам с обнажёнными мечами, поглядывали на Сержанта, ожидая приказа.

Один из пленных поднял голову, подмигнул Борису. Ага, не хочет прилюдно говорить, опасается за свою жизнь или своей семьи. Борис показал на пленного пальцем.

– Ты! Иди сюда!

Пленный засеменил, поклонился.

– Покажи, где покои волхва!

Как только отошли от пленных, Борис спросил.

– Ты что-то хотел сказать или мне показалось?

– Господин, не ищи волхва, его уже нет в замке.

– Я сам видел его вчера на стене, уйти он не мог.

– Не гневайся, господин, он ушёл тайным ходом, как только начался штурм.

– Где ход, знаешь?

– Конечно, господин!

– Веди!

Борис взял с собой Узама и нескольких воинов. Вошли в башню. Пленный подошёл к стене, нажал на камень. Заскрипел какой-то механизм, часть стены размером с небольшую дверь пошла вперёд, открыв тёмный ход. Почти сразу за порогом винтовая лестница вела вниз.

– Узам, бери двух воинов, иди с пленным. Надо посмотреть, куда выходит подземный ход.

– Там же темно!

Голос подал пленный:

– Здесь всегда стояли факелы.

На стене в самом деле в железном держаке стояли готовые факелы. Один зажгли от свечи, что стояла на камине. От этого факела запалили остальные.

– Мы идём!

Узам и два воина стали спускаться по винтовой лестнице за пленным. Борис же решил подняться на верхний этаж башни. Если волхв здесь часто бывал, можно найти что-либо интересное. С удивлением для себя обнаружил библиотеку с манускриптами. Солидного размера и толщины тексты, рукописные тушью на белёной коже, и сами обложки из кожи. Алфавит непонятный, зато картинки занятные. Увлёкся, стал листать, дошёл до закладки, а на литографии – гаргульи. Он и вчера не сомневался, чьих рук нападение редких тварей. Начал осматривать другие книги. Ба! Да они все чернокнижные, рисунки с чудовищами. В православии такие книги и рисунки называют прелестными, от слова прельщать, отвращать от истинной веры, дьявольские ухищрения. Сначала мысль мелькнула – забрать и изучить. Так для этого надо знать язык. Это же сколько времени уйдёт на изучение письменности? Но и оставить манускрипты здесь – тоже не выход. Волхв может вернуться через потайной ход, который скорее всего не один, и забрать нужный фолиант. Бежал-то он в спешке.

Борис призвал воинов, все книги собрали, снесли на площадь и сожгли. Когда пламя разгорелось, страницы стали скручиваться, кукожиться, и от костра послышались разные звуки – плач, рёв, стоны. Воины в испуге отбежали в стороны. Да и у Бориса по спине холодок пробежал. Колдовские книги!

Костёр ещё не догорел, как вернулся Узам с воинами. Пленного, как и уговаривались, он отпустил. Отозвал Бориса, чтобы разговор случайно не услышали.

– Подземный ход тянется далеко и всё время под уклон. И вышел в лесу, на берег речки. Там причал, похоже, лодка стояла. Вокруг – глухомань. На берегу – кустарник с колючками, а в воде – камыш с человеческий рост. Думаю, лодку с воды и видно не было.

– Понял, спасибо. Ты организуй охрану у пролома и проверь трофеи. Надо поделить честно, без обид. День-два, и мы уходим, чтобы успеть до сезона дождей.

– И ты уйдёшь?

– Пока не знаю. Кликну завтра желающих остаться. Наберётся десяток – хорошо. В замке непогоду можно пересидеть, а как погода наладится – дальше двигаться. По карте судя, земли Бира обширны.

– И обильны, – добавил Узам. – Если ты твёрдо решил, так после дождей я могу вернуться и привести с собой два десятка воинов.

Борис его понимал. У человека семья, дети. Это он – одиночка, заботиться не о ком, никто не согреет его постель, не приготовит ужин. А с другой стороны – он воин, солдат, и для него семья – якорь, даже обуза. Сейчас он волен идти куда угодно, а семейный человек должен заботиться о достатке семьи, о безопасности. Так что семья для воина – уязвимое место.

Узам стал во дворе раскладывать трофеи по кучкам. За делёжкой наблюдали предводители отрядов. Споры возникали. Особенно по долям погибших воинов. Когда всё добро из замка распределили, Борис обратился к воинам.

– Всё ли честно поделено, не забыты ли павшие?

Разнобой голосов в ответ.

– Всё честно!

– Мы довольны!

И даже кто-то крикнул.

– Веди нас дальше, Сержант!

На него сразу зашикали. Во‐первых, надо трофеи доставить домой, во‐вторых, сезон дождей уже на носу, три-четыре дня, и хлынут ливни. Хорошо бы успеть добраться до своих жилищ.

– Коли на меня обиды нет, вы вольны идти по домам. На обратном пути главным будет Узам, а я остаюсь. Кто хочет ещё добра добыть мечом, после сезона дождей буду ждать половину луны.

Половина луны – четырнадцать дней, половина лунного месяца, который длится двадцать восемь дней.

Воины разошлись. В замке их ничто не держало. Сразу руками прикатили телеги, стали грузить и увязывать трофеи. Борис полагал – переночуют и уйдут поутру. Ан нет, погрузились, подошли попрощаться, поклонились и отбыли. С воинами ушёл и Узам, но с десяток молодых бойцов остались. Семей пока не создали, а что в крепости делать, где каждый камень знаком?

Борис их распределил по караулам. Два человека посменно у пролома службу нести будут. Это сейчас самое уязвимое место замка.

Перегнал бронеавтомобиль во двор, чего ему за мостом делать? Себе резиденцию решил устроить в башне, где ранее Бир обитал. Здесь удобно – обзор через стрельчатые окна на все триста шестьдесят градусов. Кровать удобная, дебелая, на ней перина пуховая, гора подушек. Видимо, любил волхв комфорт.

Поужинал вместе с воинами. Теперь вместе с ними придётся месяц жить. Провизия в достатке была, в подвалах обнаружили большие запасы – сыр головками на полках, на балках подвешены окорока, рыба копчёная и вяленая, в закромах – мука крупитчатая, для выпечки лепёшек отменная. А ещё сухофрукты, соль, специи – перец, корица, имбирь. Всё заморское, как сказал Узам, видевший припасы. Воды для десятерых хватит месяца на два. А в сезон дождей водостоки с крыш цистерну в подвале наполнят.

Скучновато будет целый месяц сидеть. Ни тебе телевизора, ни радио, даже на охоту не выберешься. Какая охота, если зверьё по норам от дождя спасаться будет, да и самому какое удовольствие мокнуть?

Спать улеглись. Борис впервые за много дней разделся. Дверь спальни изнутри на железный засов закрыл. После полуночи, когда сон глубокий, – во дворе крик, тревога поднялась. Высунулся из окошка, крикнул.

– Что случилось?

– Постороннего видели, а он куда-то исчез.

М‐да, недоработка. С утра займётся безопасностью. А ещё бы помыться, пованивает от него, как от вепря лесного.

Выспался, солнце уже высоко стояло. На часы посмотрел – десять! Разбаловался! С кровати вскочил, зарядку сделал, кровь разогнал. Потом оделся – и к парням. Они не завтракали, его ждали. На костре сухофрукты в котле заварили, духовитый компот получился. В казачестве такой узваром называют.

Потом к машине направился, гранату взял. В кладовке первого этажа, что напротив трапезной, судя по длинному столу и лавкам с обеих сторон, нашёл крепкую бечёвку. Когда тревога поднялась, сразу о подземном ходе вспомнил. Вот и решил установить растяжку, будет для непрошеного гостя сюрприз. А нефиг ходить без спроса. С добрыми намерениями в гости являются днём, да с дарами. А по ночам отребье бродит – воры, грабители, насильники. Борису их не жаль.

По всем правилам растяжку сделал. Бечёвку над самым полом протянул, на ладонь выше каменных плит. Гранату РГО к держаку для факелов привязал, к чеке гранаты – конец бечёвки. Не подозревающий о растяжке незваный посетитель за бечёвку заденет, чека выскочит, и через три с небольшим секунды взрыв, причём на уровне головы и шеи. Мало не покажется, оболочка РГО содержит надсечённое железо. Да ещё осколки от каменной кладки рикошетить будут, опять же взрывная волна, ей деваться некуда, расплющит жертву, размажет по каменной стене.

Парней предупреждать не стал. Вход в подземный ход видел он, Узам и два воина, но воины и Узам ушли ещё вчера, а оставшимся лучше не знать, как открывается потайная дверца и что за ней скрывается.

Вычистил оружие, потом поднялся на стены замка, не спеша прошёлся по всему периметру. Видимость – километров десять. Видны дороги, река, селение на полуденной стороне километрах в пяти. Полуденная – это направление на юг. Что делать, компаса местные пока не знали и стороны света называли по-своему. Север – это полуночная сторона, восток – сторона восхода, а запад – закатная.

День пролетел в заботах, а ночь прошла спокойно, караульные посторонних не видели. Борис решил на машине съездить в селение, которое видел с башни. Взял с собой двух воинов, посадил в десантное отделение. Воины уселись на сиденья, стали осматриваться, постучали по стальным бортам. Поехали. На лицах воинов плохо скрываемый ужас. Лошадей нет, а повозка едет, рычит, аки зверь. Страшно! Перед селением Борис машину остановил. Воины выбрались из «Тигра» с нескрываемым удовольствием. Наверное, страдали клаустрофобией.

– Соберите жителей, поговорить хочу, – распорядился Борис.

Жители собрались быстро, вид испуганный. Понятное дело, неизвестно, какие требования выставят чужаки. Борис руку поднял, привлекая внимание.

– Волхва мы изгнали, если вы не будете предпринимать попыток как-либо навредить моим воинам, никто вас не тронет. Живите и работайте. А если увидите беглого волхва, дайте знать! Можете расходиться!

Жители одеты бедно, что с них брать? Борису нужно благорасположение жителей. Вот пройдёт сезон дождей, в замок придёт отряд воинов из земель Фараза, надо будет идти дальше, в сопредельные земли. Если жителей настраивать против себя – грабежами, насилием, – то в ответ можно получить партизанскую войну. Будут нападать на обозы, одиночных воинов. Такая война в своём тылу войску не нужна.

Жители стали расходиться, а к Борису подошёл старец.

– Я – старейшина селения Барыс по имени Мано. После сезона дождей мы должны волхву отправить налог. А ныне кому?

– Что входит в налог?

Старейшина стал перечислять. В основном продукты животноводства – шкуры, вяленое мясо – и даров земли – орехи лесные, зерно. Войско тоже кормить надо. Поэтому Борис распорядился:

– Половину от прежнего сдавать!

– А если волхв вернётся? Накажет!

– Тогда помогайте! Увидите Бира, сразу в замок, сообщите воинам.

– Хорошо, господин!

Хотел Борис сказать, что не господин он, но промолчал. Вернулись в замок. Воины, слышавшие разговор, сказали Борису.

– Зря налог уменьшил. Земли здесь плодородные, а они всего десятину платили.

– Будут богаче жить, и десятина больше будет. Вперёд надо смотреть.

Поужинали, спать легли. Около полуночи башню сотряс взрыв. Борис оделся, взял факел со стены. В замке уже тревога, воины бегали, все одеты и с оружием. А Борис сразу к потайному ходу, о растяжке подумал. Открыл дверь, из потайного хода дым, запах тротила. Свет факела высветил тело. В башню уже воины вбежали, за спиной Бориса толпились.

– Переверните, посмотреть хочу, – распорядился он.

Два воина перевернули на спину мёртвое тело. Один из воинов поднёс к лицу факел.

– Вроде волхв.

– Вынесите на площадь. А ты завтра в селение съездишь, пусть старейшина придёт, опознает.

Борис волхва видел дважды. Один раз – когда пленил, а второй – на стене, когда гаргульи напали. Хотелось ошибочку исключить. Лицо убитого, как и тело – в крови, осколками сильно изрешетило, можно принять действительное за желаемое.

Борис подождал, пока воины вынесут тело, дверь закрыл. Завтра обязательно ещё одну растяжку поставит. Хотя есть поговорка – снаряд в одно место дважды не попадает. Ну так и другая поговорка существует – «Бережёного Бог бережёт, а небережёного караул стережёт». Не поставил бы растяжку, пожалел гранату, сейчас волхв шастал бы в темноте по замку. Он здесь все ходы-выходы знает, вполне мог обойтись без факела. Уже в кровать улёгся, да какая-то мысль заснуть не даёт. Вот! Вскочил, уселся. Волхва в первый раз воины заметили, вспугнули. А пришёл он, потому как видел, что войско ушло, и полагал, что все чужаки замок покинули. Выяснил – не все, пришёл второй раз, уже рискуя. Зачем? Что осталось у него, какая-то дорогая вещица – манускрипт, магический предмет вроде хрустального глаза, свиток с заклинанием, да, может, и клад. Всё же правил он долго, ходил с набегами на соседей, должен был какие-то денежки скопить. А вынести или вывезти не успел, замок покидал в спешке через подземный ход. Много ли один унесёт, если ещё и факелом дорогу освещать? Вот разгадка его возвращения! И стало быть, с утра все помещения в замке осмотреть тщательно надо, стенки простучать. Волхв наверняка знал, а может, и видел уходящих воинов и обоз. Понимал, что на подводах трофеи. И всё равно рискнул. Значит, уверен был, что дорогую сердцу вещицу не забрали с трофеем, в замке она. От догадки, от нетерпения сон пропал. Было желание встать, взять факел и начать осмотр. Всё же заставил себя лечь. Лучше осмотр делать при дневном свете, иначе какую-то важную деталь можно просмотреть. Кроме того, в замке помещений множество, вероятно, не одна сотня, и быстро всё проверить не получится. Надо набраться терпения, на неделю – десять дней, а то и больше. И не привлекать воинов, они под трофеями понимают только материальные вещи – рулон ткани, одежду, головку сыра. Манускрипт или свиток с текстом – только материал для костра. Он вздохнул. Что с них взять, если образования нет, читать не умеют, а он поневоле сравнивает их со своими современниками.

Всё же уснул. Утром после завтрака растяжку установил для непрошеных гостей. А тут и воин вернулся со старейшиной села Барыс.

– Мано, ты хорошо знал Бира? Я имею в виду внешность?

– Конечно! Почти каждый день общался уже много лун.

– Пойдём.

Подвели к трупу, сдёрнули накидку. Мано вскрикнул, прижал ладонь ко рту. С одной стороны зашёл, с другой и огорошил Бориса.

– Не волхв! Двойник его. Бир хитёр, двойника нашёл давно, на себя похожего. Одежда одинаковая, кто редко видел, те путали.

– В чём же отличие?

– У настоящего волхва на шее слева небольшое родимое пятно, чёрное, размером с ноготь мизинца. А у этого нет. И у двойника волосы крашеные. Посмотрите на корни волос, они отличаются цветом, потому что отросли.

– Доводы разумные привёл, благодарю. За беспокойство прости.

– Не стоит.

Старейшина обвёл глазами площадь, замок, вздохнул.

– Раньше народа здесь много было, все одеты красиво. А сейчас пустынно.

– Не моя вина. Он с большим войском напал на Агалык. Мы отпор дали, волхва пленили, да он из темницы исчез. Кабы не нападение, жили бы по-прежнему. А теперь – либо он уцелеет, либо мы. Другого варианта не будет.

– Бир железа боится. С помощью заклинаний может проходить через дерево, камень. И силу черпает в манускриптах, они вон в той башне хранятся.

– Сожгли мы их третьего дня. Да и алфавит в них непонятный.

– Книги учёные, издалека привезены и за большие деньги куплены. Хвастал Бир как-то давно. Говорил, за одну книгу пять селений купить можно.

Старейшина ушёл. Ох, не прост Бир, изворотлив. Двойника где-то нашёл, на службу к себе взял. И в опасные моменты вместо себя его подставляет. Но для Бориса подсказка. Ежели Бир двойником обзавёлся, значит – смертен, как обычные люди. Уничтожить его можно, только как? Старейшина Мано упомянул, что Бир боится железа. Надо иметь в виду.

Памятуя о сезоне дождей, Борис распорядился сделать на въезде в замок деревянный домик, скорее караульную будку, где бы часовой мог укрыться от непогоды – ветра, дождя. Как предупреждал Узам, дожди будут лить от одной полной луны до другой, почти месяц.

А пока воины занимались строительством, начал осматривать, даже обыскивать замок тщательно, комнату за комнатой. Простукивал стены. В замке они толстенные, наружная стена метра три толщиной. Борис удивлялся – это же сколько камня и раствора на строительство ушло, сколько времени и сил?

Подосадовал на себя. Надо было не растяжку с гранатой ставить, а ловчую петлю. Не убить двойника волхва, а поймать и допросить. Зачем-то послал его Бир в замок? Значит, риск того стоил. Стало быть – поторопился с решением Борис, не всё продумал, не просчитал последствия. Даже ругал себя в душе. Взялся командовать туземным войском, а ошибки делает.

Наверное, будь на его месте грамотный офицер, таких промашек не допустил. Благо – наказывать его некому.

На следующий день с севера поползли тучи, солнца не видно, температура заметно снизилась. Не лишней была бы и курточка. Однако с этим промашка получилась. Всю одежду увезли из замка в качестве трофеев, а следовало какой-то минимум оставить. Тем более погода на глазах ухудшалась. К вечеру поднялся ветер, к утру начался дождь. Сначала мелкий, который усиливался с каждым часом и к вечеру перешёл в ливень. Буквально стояла стена воды, низвергающаяся с небес. В такую непогоду всё живое прячется в укрытия. Из окна башни Борис видел, как небольшая речка, протекающая с восточной стороны, на глазах становится полноводной, мутной, бурной. Река начала нести поваленные деревья, чью-то лодку, недостаточно закреплённую хозяином, какой-то мусор. Сухая прежде земля сначала жадно впитывала воду, но через сутки на земле уже появились лужи, потом вся поверхность превратилась в грязь, густую и непролазную. Через пелену дождя в окрестностях не видно никого живого – ни людей, ни зверей. Повезло тем, кто смог сделать припасы, – людям, белкам. Травоядные могли попастись, благо – трава полезла. Хищному зверью хуже – по норам забились, голодают. В дождь даже самый чуткий нос не возьмёт след жертвы.

Не лучше птицам, перья намокают, не держат. Забились в кроны деревьев, особенно хвойных пород, под стрехи изб, на чердаки.

Борис даже сравнил сезон дождей с всемирным потопом, как он описывался в Библии. «…разверзлись хляби небесные…» Очень точно про хляби.

Сидели у каминов, питались запасами из подвалов. Но хотелось тепла, солнца.

Глава 4

Бир

Всё – хорошее и плохое – когда-нибудь проходит. Опять полнолуние, ливни перешли в дожди, а потом и они прекратились. Выглянуло солнце, от земли, пересыщенной влагой, стали подниматься испарения. Влажность высокая, как в джунглях, видимости никакой, ибо за десять – двадцать шагов всё скрывается, как в тумане. Но после месяца дождей природа пробудилась. Травы вымахали в пояс, на деревьях за листвой веток не видно. Птицы летают, зверьё бегает.

А Борис продолжает надоедную уже работу по обыску помещений. Если бы что-нибудь нашёл, был бы интерес, а то месяц поисков – и бесполезно. Оставался неосмотренным один небольшой корпус в два этажа. Судя по обстановке – будуар или гарем для наложниц, хотя мусульманской веры, как и любой другой, здесь не было, одно язычество.

В каждой комнате этого корпуса – кровать под балдахином, на одних шторы из красивой ткани. Правда, всё уже грязное. Этот корпус себе облюбовали в качестве казармы воины. Гигиена скверная, да ещё и в одежде на постели ложились. Но именно здесь Борис обнаружил тайный ход, ведущий в подземелье. Вероятно, корпус был построен для других целей, ибо кто же доверит тайный ход гарему? Борис уже глаз и руку набил в осмотре и запросто мог работать таможенником или в полиции, искать схроны. Он сразу обратил внимание, что коридор короче, чем последняя комната. Простучал торцевую стену коридора, звук показывает за стеной пустоту. На самой стене никаких ручек, фигурок, которые могли бы служить ключом. На боковых стенах железные держатели для масляных светильников. Повернул один и отскочил в сторону в испуге. Что-то щёлкнуло громко за стеной, и вся она стала поворачиваться. Потянуло сквозняком, стало быть – есть второй выход. Борис автомат с плеча перевесил на грудь, загнал патрон в патронник, на предохранитель не ставил. Случись неожиданное нападение, и даже секундная задержка может стать роковой. Для такого случая в брючном кармане китайский фонарик со светодиодами. Луч света сильный, яркий, а батарейки расходуются экономно. Хороший фонарь, но выкинуть придётся, как батареи сядут, новых-то здесь ни за какие деньги не купить.

Осторожно двинулся вперёд. И под ноги светил, и вверх. Под ноги, чтобы не нарваться на ловушку, устраивали такие. Наступил, а земли под ногой нет, провалишься вниз, а там – острия ножей. А ещё копья, скорее дротики из-за короткого размера, могут висеть над головой. Наступил неаккуратно на замаскированную дощечку – и получи в темечко и плечи пару-тройку дротиков. Средневековый люд на выдумки горазд! Подземный ход постепенно под уклон шёл, да ещё циркуляцию описывал. И упёрся в запертую на здоровенный замок дверь. Сбить бы его кувалдой, да нет под рукой. Отошёл на пять шагов, выстрелил из автомата. Выстрел оглушил в тесном пространстве. Зато у замка дужка отвалилась. Открыл дверь, посветил фонарём. Настоящая «оружейка». На стеллажах – пучки стрел, копья стояли у стены, на стенах развешано холодное оружие – мечи, боевые топоры, кинжалы. Борис не сторонник мечей. Тяжёлое оружие, им надо учиться фехтовать. То ли дело – автомат. Пальнул в противника издалека – и одержал победу. А для близкого боя есть пистолет, граната. Караульного бесшумно снять – есть штык-нож.

Но помещение решил обойти. В конце обнаружилась ещё одна дверь. Толкнул её ногой, отворилась со скрипом, и тут же сверху рухнуло короткое бревно, утыканное острыми железными шипами. По коже мурашки пробежали. Представил, что стало бы с его головой, если бы сразу вошёл. Фонарь осветил небольшую комнату, по периметру стеллажи с кожаными мешочками. Борис сразу подумал – деньги. Развязал один мешочек, тускло блеснуло серебро. Высыпал на ладонь, какая-то надпись по кругу, в центре – мужской профиль. Ссыпал несколько монет в карман. Надо будет поинтересоваться потом у старейшины Мано – что за деньги? Самого Бира или других земель? Прикрыл за собой дверь. Замок бы не помешал, всё же денег много. Ему деньги не нужны, воин добудет себе пропитание мечом. Но можно нанять наёмников, целую армию. Вероятно, так и сделал Бир, когда пошёл набегом на Агалык. И взял бы его, кабы не Борис на «Тигре». Вышел из подземелья, прикрыл дверь, со щелчком захлопнулся засов.

Поднялся в башню. Припомнились мысли о наёмной армии. А для чего она ему? Завоёвывать другие земли, свергать тамошних правителей? Как-то не хочется, не такой он кровожадный. Бир – он агрессор, получил по морде, и в ответ против него предпринят был поход. Но это лишь зеркальный ответ. И успокоится Борис, когда увидит мёртвого настоящего волхва, а не двойника. Уйди сейчас Борис с воинами, Бир наймёт армию и двинется на земли Фараза. Не сможет Бир успокоиться. Как же! Чужеземец разгромил его армию, самого волхва в плен взял, этим унизив. За такое требуется смерть, причём желательно прилюдная, чтобы свидетели сами видели мучительную смерть посягнувшего на власть волхва. Так что Борис иллюзий не имел. У него с волхвом война – кто кого? До смерти, волхв отмщения желает. Ибо по мордасам не получал ранее. Сезон дождей кончился, и волхв может начать боевые действия в любую минуту. И в первую очередь для наёмной армии нужны деньги. Пустым обещаниям, не подкреплённым звонкой монетой, никто не поверит. Стало быть, волхв или его доверенное лицо придёт к подземному хранилищу, и если устроить растяжку да ещё засаду, то есть шанс одолеть волхва.

Тянуть не стал, в этот же день поставил растяжку перед дверью «оружейки». А перед тем поставил на место сломанный замок. Он не запирался, но при взгляде со стороны, да в темноте, выглядел нетронутым. Пусть не насторожит волхва, пусть подойдёт, зацепит ногой за бечёвку.

Следующим днём прибыл обоз из селения Барыс во главе со старейшиной, привезли налог, как и сказал Борис, – половину от прежнего. Но даже половина – это десяток телег. Воины и возничие разгрузили продукты в подвал, а Борис достал из кармана пару серебряных монет, показал Мано.

– Это чьи деньги?

– Бира, его земли монета. Да вот его профиль.

– Что можно купить за одну такую монетку?

– Коня, или три коровы, или десяток овец.

Борис подкинул на ладони монету. Лёгкая, наверное, и трех граммов веса нет.

– Мано, где может скрываться Бир? Я думаю, что кроме замка у него были другие дома?

– Были, даже три.

– Показать сможешь?

– Он меня убьёт, а семью изведёт под корень.

– Я его убью, скоро придут мои воины. Ты только молчи.

– Хорошо, господин!

Ещё через день караульные со стены предупредили, что к замку приближается войско со стороны земель Фараза. Знамя есть, но различить невозможно, слишком далеко.

Сразу сыграли тревогу. Охотничьим рогом. Борис обнаружил его на стене одного из залов. Никто из воинов на него не покусился. Обычно из такого рога подают сигналы на охоте. Борис попробовал дунуть в рог сам. Получилось оглушительно громко, заунывно, но с другими звуками не спутаешь. Он приспособил его для воинских нужд. На рёв рога из здания выбегали воины, строились.

– К нам приближается войско, – сказал Борис. – Мыслю – Узам воинов ведёт. Однако пока не разглядим, не опознаем в точности, держать оружие наготове и занять места.

Ещё до сезона дождей Борис для каждого нашёл наиболее выгодное место. Двум лучникам – места повыше, на полуразрушенных башнях у въезда в замок. Двум – у моста, остальным – на стене.

Сам взобрался на стену с оптическим прицелом, он переменной кратности. Всмотрелся. Нет, далековато, лиц не разглядеть. По приблизительной прикидке – около трёх сотен Узам собрал. Это хорошо. Взят только один замок, всю землю Бира не осматривали. Не исключено, что он уже новую армию собрал. Через четверть часа уже стал виден флаг и сам Узам во главе войска. Борис рогом дал отбой, спустился со стены.

– Встречайте знакомых и родственников! Узам с воинами идёт!

Обрадовались воины. Как же! Не битва предстоит, а встреча. Для многих – с родственниками. А если родни нет, всё равно расскажут о новостях в селении.

Узам с войском добрались до замка через полчаса. Воины в замке успели на кострах воду подогреть для узвара, ещё немного, и каша сварится. После перехода всегда кушать хочется. С лошадьми после сезона дождей проще, травы зелёные, сочные, по пояс стоят. На любом лугу или поляне пастись могут. Под наблюдением караульных коней пастись отвели, иначе во дворе замка навозу полно будет. Объятия, разговоры. Месяц с небольшим не виделись, а новостей накопилось много.

Уже и за стол рассаживаться пора, за разговорами каша поспела, да караульные на стенах тревогу подняли, рог ревёт короткими сигналами. Борис тут же вскричал.

– Защиту надеть! К оружию!

А сам в бронемашину забрался. Пока неясно, какой враг, численность, пеши или конно? Не угадал. Раздался шум, причём сверху как-то потемнело. Это сверху враги. Десятка два полуженщин-полуптиц, прозываемых гарпиями. Само олицетворение жадности, жестокости, ненасытности. Имеют лицо женщины и бюст, когти грифа, крылья птиц с перьями. На лицо смотреть невозможно без содрогания – горящие дикой злобой глаза, спутанные грязные волосы и отвратительный запах.

Борис сразу понял – Бир послал тварей, причём по прибытии войска, ещё не успели обосноваться. Донести, даже если в войске предатели были, никто бы не успел. Борис вспомнил о хрустальном глазе. Где-то оставил его волхв и теперь видит, что творится во дворе замка. Чтобы уберечь воинов от потерь, Борис крикнул:

– Всем в зал, в трапезную. Оборонять окна! Лучники – занять позицию у обоих входов! Засыпать тварей стрелами!

В условиях внезапного нападения, когда растерялись немного, испугались жуткого вида, нужны громкие и чёткие команды. Воин, привыкший исполнять приказы, бросится выполнять. Так и получилось. Когда увидели гарпий, закричали некоторые от страха. Никто до этого не сталкивался с кровожадными летающими тварями, ужас обуял. Пока воины, отбиваясь копьями от нападающих сверху гарпий, сдерживали их, большая часть успела забежать в трапезный зал, выставили копья в проёмы окон. Такой частокол и гарпии преодолеть не под силу.

Борис, стоя в открытом люке, успел сделать несколько выстрелов из автомата. Пулемёт был в кабине. На время сезона дождей Борис его убрал, а поставить не успел, угрозы не было.

Гарпия крупнее человека, ростом метра два с небольшим, но автоматные пули валили их запросто. Короткая очередь в два-три патрона – и упала, визжа истошно, дёргаясь в агонии. Трёх тварей успел убить и вынужден был спрятаться в «Тигре», задраив люк. Налетела сзади тварь, рванула когтями. Но голова в каске, а бронежилет не поддался. Решил не искушать судьбу. Гарпия в бессильной ярости стала скрести когтями броневую сталь. Скрежет раздавался противный, как ножом по сковородке. Потом разглядела через бронестекло Бориса, попыталась схватить. Видит, а цапнуть не может. В бессильной злобе визжит, в глаза смотреть страшно, тело мурашками покрылось. Лицо твари совсем близко, но никаких чувств, кроме отвращения и страха, не вызывает. Несколько секунд Борис в прострации сидел, потом открыл бойницу, вставил автомат. Как только гарпия показалась в секторе обстрела, дал очередь. Визг, переходящий в рёв, удары когтистых лап по машине. Но три пули в брюхо кишки переварить не могут. Упала, подёргалась и сдохла. Другие гарпии атакуют окна и двери. Перед дверьми лучники пускают стрелу за стрелой, перед ними уже по паре гарпий валяется. Ещё несколько перед окнами, из тел копья торчат. Видимо, всадили оружие со всей силы, а вытащить не смогли.

Борис перебрался в десантный отсек, сменил магазин у автомата, открыл бойницу. Приходилось ловить момент, чтобы гарпия не была на одной линии огня с воинами. Взмыла вверх, выше окон, получи очередь в спину между крыльями. Ещё троих убил, столько же осталось. Но скудным своим умишком поняли – людей им не одолеть. С визгами, работая крыльями, взмыли над замком и улетели на закатную сторону. Борис и воины выждали с четверть часа. Вдруг у гарпий обманный финт? Вылетят из укрытий и нападут. Не видно мерзких тварей. Воины трапезный зал покинули. Каша в котлах уже дошла давно, её бы с огня снять вовремя, а не сделали. Вода выпарилась, каша в пудинг превратилась, ножом резать надо и кусать, а не ложкой зачерпывать. А не до еды. Раненых перевязать, убитых собрать. На мёртвых раны страшные, гарпии когтями вырывали у жертвы большие куски тела. Лошадей пару десятков пригнали, верёвками трупы гарпий лошадьми за стены замка вытащили, ибо смердели жутко. Очистили двор, принялись за погребальный костёр для павших воинов. Обошлось малой кровью, всего полтора десятка убитых. Могло быть намного больше. От крылатых тварей спас трапезный зал. Стены кирпичные, сверху второй этаж, а окна прикрывали воины. Но настроение в войске скверное, среди воинов в первый день понести потери – плохое предзнаменование, весь поход может оказаться несчастливым. Тёмные здесь люди, верили в предзнаменования, в гадание на костях, на куриных потрохах, да на чём угодно. Была целая куча примет, добрых и недобрых знаков. Борис над всем этим в душе посмеивался, но открыто сомневаться в этих суевериях не спешил, воинов можно от себя оттолкнуть.

Пока воины собирали погребальный костёр, Борис вышел в центр площади, осмотрелся. Если у Бира есть хрустальный глаз, то он должен находиться на самой высокой точке строений замка для хорошего обзора. И место это – башня, где была библиотека, где раньше был кабинет и личные покои волхва, а ныне спал сам Борис. По винтовой лестнице взошёл на последний этаж, потом по узкой вертикальной на крышу, откинув люк. Подошёл к краю крыши. Тут каменный парапет – и вот он, хрустальный глаз. Приклеен к камню древесной смолой, дабы ветром не сорвало. С трудом отодрал глаз от камня, повернул к себе, надеясь, что Бир наблюдает. Показал фигу, сказал:

– Лучше скройся в какой-нибудь дыре и сиди тихо! Я тебя всё равно найду и убью!

Помнил, что Узам говорил – глаз видит, но не слышит. Но всё равно высказался. Но слова до адресата дошли, Бир легко читал по губам, как это делают глухие. Скривился волхв. С этим чужеземцем ему откровенно не везёт. Сначала его армию уничтожил, которую он собрал и лелеял год, вложил кучу монет чистого серебра. Потом успешно отбился от гаргулий, а ныне – от гарпий, что почти никому не удавалось. И войско его не бежит в панике. Надо похитрее действовать, подослать к чужеземцу красивую женщину. От медовой приманки редко кто из мужчин уходил. Вот тогда отравить его можно, подсыпать в пищу яд, да такой, чтобы помучился перед смертью. А главное – не должно существовать противоядия. Уже три полных луны Бир не хотел ничего сильнее, чем уничтожить чужеземца. Это желание владело им целиком, без остатка. Поквитаться за унижение пленом, убить, и неважно, какой ценой. Он готов отдать все свои деньги. Деньги – это всего лишь призрачный эквивалент богатства и власти. Его рудники смогут добыть ещё серебра и начеканить монет. Он должен править этой землёй, а не прятаться. Он победил предшественника и правит более ста лун, срок очень большой. Он чувствует в себе силы и способности держать бразды власти и далее. Что для «посвящённого» сто тридцать лун? В других землях и по три сотни правили. В конце концов он силён в магии, смог призвать на службу, подчинить своей воле существ злобных, никогда не исполнявших волю простых людей, тварей из пограничного мира – между миром живых и мёртвых. Две неудачи, бывает, но схватка только началась. Интересно, кто подослал чужеземца? Это мог сделать любой из «посвящённых», кто возжелал его земель. Между правителями дружбы нет, временные союзы во время войн, не более.

Сегодняшняя неудача с гарпиями – мелочь, но она отнимает силы. Каждый сеанс чёрной магии отнимает много энергии, и часто прибегать к могуществу тёмных сил невозможно. Да ещё этот чужеземец нашёл единственный в замке хрустальный глаз, и теперь волхв лишён возможности видеть всё, что там происходит. Да ещё и глаз этот последний. Надо посылать кого-либо к мастерам. Но это далеко, и вояж получится долгим. Да ещё и дорого, а основной запас денег он хранил в замке, надеясь на его неприступность. Оказалось – зря, каменные стены не устояли под ударом неведомого оружия чужеземца. Однажды ночью он подобрался к самодвижущейся железной повозке этого воина. Заклинанием пытался открыть двери, но замки не поддались, видимо, сильный маг защиту поставил.

С утра Борис отправился с несколькими воинами в Барыс.

– Мано, – обратился он к старейшине. – Сможешь ли ты нарисовать мне карту земель Бира?

– Что такое карта? – не понял его Мано.

– Расположение рек, селений, крепостей на землях волхва. Ну, скажем, прутиком на пыльной земле.

– Это можно.

Старейшина отломил веточку с дерева, довольно толково нарисовал очертания земель, ткнул прутиком в центр.

– Это замок. Есть ещё три селения, кроме нашего. Здесь, здесь и здесь.

Старейшина показывал прутиком местоположение.

– А ещё три небольшие крепости, где может проживать волхв. Здесь, тут и тут. Я как-то отвозил продукты в одну крепость. Два десятка воинов, каменная стена, дубовые ворота. Что в других – мне неведомо.

– Благодарю.

Борис отдал старейшине серебряную монету. Глаза воинов при виде денег алчно блеснули. Для них и одна монета – богатство.

Борис всмотрелся в нарисованное на земле. Нарисовать бы карандашом на бумаге, да нет её. Посожалел, что сожгли все манускрипты. Некоторые листы были исписаны с одной стороны, их надо было вырвать, сейчас бы они пригодились. И на телефон снимок не сделаешь, аккумулятор сдох. Уже три недели как без подзарядки.

Закрыл глаза, вспомнил увиденное, опять посмотрел. Запомнил точно. Вот теперь можно приступать к решительным действиям. Не отсиживаться в захваченном замке, это признак нерешительности, боязни противника из-за малочисленности своего войска. Отныне он гонять будет волхва по его землям, пока не убьёт. На сопредельные территории Бир уйти не может, насолил соседям набегами, и на тех землях его радостно никто не встретит, а будут стараться или заковать в железные оковы, или убить. По разговорам воинов земли Бира не так велики, два дня пути на коне с полуденной стороны на полуночную и три дня, если скакать с восхода на закат. Один день – это в среднем сорок километров, можно и пятьдесят, но тогда лошадь загнать можно, падёт. Вот и получается по современным меркам земли Бира – восемьдесят на сто двадцать километров, как небольшая область средней полосы России. Борис вздохнул. Было бы у него с десяток бойцов и хотя бы три-четыре бронеавтомобиля, с волхвом было бы покончено за два-три дня. Главный недостаток его воинства – нет разведки и связи. Хотя… Не стоит торопиться и гонять всё войско по землям волхва. Подозвал Узама.

– Подбери самых толковых и глазастых. По два человека конно разошли во все стороны. Пусть выведают, вызнают всё. Меня интересует, где прячется волхв и сколько при нём воинов. Как только найдут, галопом ко мне. Кто первый сообщит, получит десять серебряных монет.

Можно было бы расщедриться и на сто, всё равно деньги не свои. Но стимул искать – хороший, а много денег до добра не доведут.

Когда узнали о хорошем призе лазутчикам, желающих проехать по землям волхва нашлось много. Риск, конечно, есть. Но так и в бою погибнуть можно, как с гарпиями. Причём без всяких денег.

Два десятка дозоров, в каждом по два бойца, разъехались. Борис взобрался на башню с оптическим прицелом, смотрел, по каким дорогам и куда направились дозоры. На одном из плоских камней парапета кончиком пули нацарапал схему земель, как он её запомнил, и пути схематически, прерывистыми линиями, по которым ускакали дозоры. Вполне можно отмечать районы, которые обследованы. Белых, необследованных участков остаться не должно. Не стратег он, и военного образования нет, кроме школы сержантов да службы в войсковой разведке, где получил какое-то представление и азы службы. Знания пригодились.

За делами день пролетел незаметно. Борис ожидал, что первые дозоры начнут возвращаться через сутки-двое. Это кому выпало обследовать участки не очень далеко от замка.

Однако уже на следующий день немного за полдень примчался первый дозор.

– Волхв в полудне пути! – заявили дозорные.

– Сами видели?

Воины переглянулись.

– Нет, селяне сказали.

– Сам съезжу, хочу убедиться.

Воины переглянулись. Борису показалось – соврали, хотели приз получить. После сезона дождей Борис брал уроки верховой езды у воинов. Машина – это хорошо, но рано или поздно, когда закончится горючее, она превратится в недвижимость и сгодится только как ДОТ. И второе обстоятельство. Учитывая, что дороги развиты слабо, машина пройдёт не везде. Так что лошадь сподручнее, и передвижение скрытное.

И лошадь себе подобрал, и седло, доставшиеся от убитого гарпией воина.

– Ты останешься, – ткнул пальцем в одного дозорного Борис. – А ты покажешь.

Дозорные дали задний ход. Признаться, что соврали, не хотелось, стали юлить.

– Мы не видели, его может там не быть.

Дозорный должен докладывать только то, что видел или слышал лично, иначе может подвести всё войско. Пресекать такие попытки надо в зародыше, на корню и прилюдно. Борис распорядился собрать войско, выступил с обращением.

– Эти два воина были с дозором, причём вызвались добровольно. Сами не видели, говорили с чужих слов. Такие сведения не приму, предупреждаю всех. Как наказать?

Одни кричали – простить на первый раз. Видимо, односельчане, жалко своих-то. Другие требовали наказать, как положено за обман – битьём кнутом. Третьи – изгнать из войска. Оба воина не ожидали столь жёсткой оценки своего проступка. Борис жестокой расправы не жаждал, но и прощать нельзя, ибо тогда урок впрок не пойдёт. Посоветовался с Узамом.

– Что делать будем?

– Бить кнутом, только не увечить. Они нам в походе нужны.

Борис поднял руку, шум в войске стих.

– За первую провинность наказание – битьё кнутом, десять ударов. Бить будет один из группы.

На воинов набросились, сорвали защиту – железные пластины, нашитые наподобие кожаных безрукавок, – уложили на лавку. Один воин придерживал ноги, другой – руки. Вперёд вышел пожилой воин с кнутом. Для серьёзного битья за серьёзный проступок применялся кнут с хлыстом из бычьей кожи, предварительно вымоченный в солёной воде. Хлыст получался жёстким, кожу сдирал, раны долго не заживали. Для нынешней экзекуции хлыст подобрали полегче. Важен был эффект моральный. Не столько физическую боль причинить, сколько показать всем: за ложь последует наказание. Наказанным от односельчан неудобно. По возвращении обязательно кому-нибудь расскажут, разговоры пойдут.

Исполняющий наказание бил всерьёз. Кожа на спине вспухала, становилась багровой, но не кровила. Подвергшиеся наказанию от ударов вздрагивали всем телом, но молчали. Кричать от боли – вовсе себя опозорить. Удары считали всем войском громогласно.

– Один! Два!.. Десять!

Битого воина отпустили, он встал. Лицо багровое от унижения прилюдного, боли. Оделся и затесался в войско. Начали стегать второго. Надо было показать всем воинам, что за ложь обязательно накажут. По мнению Бориса, хромала в войске дисциплина. Одно радовало – не проявляли трусости. В бою бились стойко, никто не бросал оружие, не бежал, бросая товарищей. Узам как-то обмолвился, что за трусость в бою и бегство наказание одно – беглеца закапывали в землю живьём, а его семью изгоняли из селения, обрекая на странствия и смерть либо от диких животных, либо от голода.

К вечеру, когда сумерки сгущаться стали, прибыл первый дозор, который в самом деле обследовал выделенный ему район. Чётко и внятно доложили о виденном – река есть, узкая и неглубокая, можно легко перейти вброд. Селений два, небольшие, жителей в каждом человек по сто. Борис уже знал, что детей считать не принято, только взрослых. Стены вокруг селений есть, бревенчатые, тыном. Тыном – это когда брёвна врыты в землю, стоят вертикально. Вроде всем хороши деревянные стены, материал под боком, в лесу, возводятся стены быстро, но и уничтожить легко – поджогом. Конечно, лучники из защитников легко подойти не дадут, но всё равно подбирались и жгли, а потом врывались через прогоревший участок стены. Каменные стены надёжнее, но затрат и времени на возведение требуют больше. Любая кладка держится на растворе, иначе камни скрепить между собой нельзя. А для раствора сначала известь добыть надо, погасить в яме с водой, и уходит на это не менее года. А ещё песок привезти, который ещё не в каждой местности есть.

Для себя Борис отметил, что дозорные толковые.

– Как звать?

– Мангут из Тара.

– Молодец! – похвалил Борис. – Что надо, углядел и рассказал толково!

Воин от похвалы стушевался. Борис заметил, что хвалить в войске не было принято. Он же считал – каждое дело положено оценивать. Плохо сделал – указать на недостатки, а хорошо – тоже отметить. Человек знать должен, как его труд, даже ратный, оценён. Борис же решил отбирать воинов толковых, способных вести разведку, быть лазутчиком. Не всякому это дано. Надо обладать многими качествами – наблюдательностью, осторожностью, способностью анализировать и делать выводы, да той же честностью. Борису остро не хватало подготовленных воинов, которые могли бы не только мечом работать, но и головой. Людей надо отбирать, учить. Но дело это долгое, скрупулёзное, а времени не было, цейтнот жёсткий. Тем более Борис выступал на чужом поле, где волхв имел преимущество.

На следующий день прибыли ещё три дозора. Один дозор доложил сведения интересные. В одном дне пути в полуденную сторону обнаружили большое озеро, в центре – его остров, на котором подобие небольшой крепости. Стены бревенчатые, на смотровых площадках караульные находятся. Подобраться поближе возможности не было. На берегу ни одной лодки, а у пристани острова их несколько привязано.

Плавать, как выяснилось ранее, никто из воинов не умел. Да что с них взять? Степняки! Реки форсировали только неглубокие и вброд, переплыть – уже проблема. Да и не было больших рек. Да и об озере старейшина Мано умолчал. Сам не знал или специально? Борис наведаться к озеру решил. По описанию – очень удобное место, где мог скрываться волхв. А ещё на эту мысль наталкивало, что волхв через подземный ход спустился к реке и уплыл на лодке. Не к этому ли озеру направился?

Непонятного Борис не любил, решил сам посмотреть, дал дозорным ночь на отдых, а утром, после завтрака, уже выезд. Вместо себя главным оставил Узама. Ехал на коне, из оружия – верный «калашников» и шесть магазинов в разгрузке. Но в полном боевом облачении – бронежилет, шлем. Небольшой запас продуктов у каждого в перемётной суме за седлом. Селения обходили стороной. Периодически делали остановки. Лошадь – не машина, ей отдых нужен, водопой, да травку пощипать, силы восстановить. Старались двигаться скрытно. К вечеру вышли к озеру. На берегу – небольшая роща. Коней там оставили, Борис и один из воинов на берег вышли. Борис на дерево взобрался, из кармана разгрузки оптический прицел вытащил. Смотрел долго, до рези в глазах. Стены укрепления бревенчатые, подходили к самому урезу воды, чтобы противнику высадиться было некуда. На углах стены – дозорные башни под навесами. За стенами видны крыши зданий, крытых гонтом. Гонт – плашки из дерева, крышу ими кроют на манер черепицы. От дождя или непогоды укрывает хорошо. А если из дуба или лиственницы сделан гонт, так и вовсе вечный. Дуб или лиственница от воды только крепче становятся, не гниют. Хорошо бы на стену взобраться, посмотреть – сколько воинов внутри крепости. А лучше всего пленного взять, допросить. Если на острове волхва нет, то и смысла штурмовать тоже нет. Может, на острове кто-либо из его приближённых. Должны же быть у правителя разные чиновники: кто-то – управлять хозяйством, людьми, ибо не дело волхву самому заниматься налогами, пополнением припасов в замке, воодушевлением воинов и прочим. Так что исключить наличие чиновника на острове нельзя. Лучший вариант узнать ситуацию – это взять пленного. Можно подождать, пока кто-нибудь отплывёт от острова на лодке, и перехватить его на берегу. Но ждать можно день, а то и неделю. А потом окажется, что волхва на острове нет, и время упущено впустую.

Когда наступила темнота, Борис сказал воину:

– Ближе к полуночи я на остров поплыву. Как назад возвращаться буду, знак подам – филином гугукну. Ты отзовись.

В темноте, да среди деревьев на берегу, без сигнала найти воина и оставленную при нём одежду, оружие будет затруднительно. С собой решил взять только штык. Хорошо бы ещё пистолет, но ему по табелю не положено было.

Подождали немного, Борис даже вздремнул. Потом разделся донага, зубами стиснул ножны со штык-ножом. Медленно, чтобы не плеснуть, вошёл в воду. Вода за день нагрелась, тёплая. Плавал он неплохо. Ещё бы, рос на берегу Оки, все мальчишки в их городке плавали, как рыбы. Летом, на каникулах, почти всё время проводили на берегу.

До острова метров триста с небольшим, течения нет, грёб саженками, добрался быстро. Выбрался на берег. Полоса суши между урезом воды и стеной – узкая, где-то полметра, где немного шире. Но отдышаться, перевести дыхание вполне можно. Пять-десять минут отдыхал, прислушивался. Один раз наверху, по смотровой площадке прошёлся караульный. Стук его сапог слышался отчётливо, а ещё побрякивало железом оружие. Борис, прижимаясь к стене, прошёл до угла. Там выступали венцы брёвен, по ним взобраться на стену удобно. Зажав ножны в зубах, залез на верх стены. В этом месте – сторожевая башенка. Слышно, как топчется караульный, что-то тихонько напевает. Вроде смолк. Борис осторожно приподнял голову над стеной. Караульный стоял, отвернувшись от озера, всё внимание к постройкам внутри. Слышатся смех, громкие голоса. Похоже, возле башни компания собралась. Для Бориса так даже лучше, отвлекают караульного. Он перелез на смотровую площадку башенки очень осторожно, не издав ни звука. В правой руке штык-нож зажал, не снимая ножен. Компания внизу начала уходить, судя по голосам. Караульный обернулся, и Борис ударил его по темени рукоятью штыка. Караульный молча осел. Борис успел подхватить тело, чтобы стука не было. Минута прошла, вторая, пятая, а караульный – без сознания. Не перестарался ли Борис? Если рукоятью голову проломил, караульный помрёт, не приходя в себя. Такой исход Бориса не устраивал. Если караульный умрёт, караулы сразу усилят, будут на башенках стоять по двое. Слегка по щекам похлопал, уши потёр ладонями. Караульный замычал, потом открыл глаза. Но полностью в сознание пришёл через несколько минут. Увидев над собой незнакомое лицо, дёрнулся. А у самых глаз клинок сверкнул. Борис к губам палец приложил.

– Тс-с! Жить хочешь? Молчи!

У караульного меч на боку в ножнах, а вытащить его шансов нет. Караульный кивнул. А Борис шепчет:

– Кто в селении главный?

– Старейшина Баланг.

У Бориса настроение упало. Доведись до него, прятался бы именно на таком острове, ибо подобраться трудно, как и штурмовать.

– А волхв Бир?

– Он не старший, он правитель, ему всё принадлежит.

– Так он здесь?

– Здесь. Давно, одна полная луна и ещё половина.

Вот же бестолковый.

– Где живёт?

– У него свой дом, каменный, на острове один такой.

– Охрана есть?

– Десять человек, все чужеземцы, темны лицами и высокие, мечи кривые.

– С острова волхв часто выезжает?

– Бывает.

– Лодкой до берега, а дальше?

– За ним возок приезжает и четвёрка конных в железных доспехах.

– Ночной дозор на острове есть?

– Даже два, ходят без перерыва всю ночь.

Борис задумался. К дому Бира подобраться сложно, да пока будешь с охраной биться, все воины острова сбегутся. Нет, надо выжидать волхва на берегу, сразу стрелять на поражение по Биру, потом – по охране. И не тащить с собой всё войско, его скрыть тяжело, Бир с острова выезжать поостережётся.

Молчание Бориса стражник понял по-своему.

– Не убивай, я тебе ничего плохого не сделал.

– Считай – договорились. Промолчишь, так и начальник не накажет. А поднимешь шум, так я тебя найду и сдеру с живого шкуру. Я сейчас через стену перелезу, а ты полежи, не вставай, не зли меня.

– Всё сделаю, как скажешь.

Воину Борис не верил. Сейчас он пообещает всё, что угодно, только бы остаться в живых. А как угроза минует, станет вопить, созовёт лучников, те стрелами закидают.

Как говорил капитан, командир разведроты:

«При рейде во вражеский тыл, если тебя заметили, убей свидетеля. Не жалей ни старика, ни женщину, ни ребёнка. Они тут же донесут, группу окружат и уничтожат. Тут либо ты, либо тебя».

И убить бы стражника надо. Так ведь если обнаружат убитого стражника, последний дурак на острове поймёт, что ночью враг посещал, насторожатся, караулы усилят, Бир выезжать перестанет. Придётся рискнуть.

Борис штык в ножны вернул, взял их в зубы, перелез через стену – и по венцам вниз. Ступив на берег, медленно вошёл в воду, поплыл, стараясь не плеснуть. Через десяток-другой метров на стену развернулся. На сторожевой башенке никого не видно. Хотел бы стражник тревогу поднять, уже бы вскочил, орал благим матом. Так и добрался до берега. Прислушался, потом филином гугукнул. Тут же отозвался воин, оказался недалеко. Борис отклонился в темноте всего на полсотни шагов. Оделся на мокрое тело, часы на запястье застегнул. Времени почти три часа, темень.

– Отдыхаем. С утра за островом по очереди наблюдать будем.

Утром над озером – лёгкий туман, зябко стало. Умылись, перекусили вяленым мясом и чёрствой лепёшкой. Когда солнце пригревать стало, туман рассеялся. Отчалившую от причала острова лодку заметили не сразу. Какое-то время она была скрыта стеной, а появилась уже на середине дистанции, между островом и берегом. Борис сразу на дерево полез, к оптике приложился. На вёслах два гребца и есть пассажир. Но кто он? Не видно из-за гребцов. Лодка ткнулась носом в берег. Пассажир с лодки ступил на доску, чтобы ноги не промочить, с неё – на берег. Обернулся отдать гребцам указания, стало отчётливо видно лицо. Бир! Сам, своей персоной! У Бориса аж руки зачесались. Пальнуть бы в него из «калашникова», да далеко, не меньше пятисот метров, если судить по сетке прицела. Можно промахнуться, волхв уйдёт, ищи его потом.

Из леса выехал возок-одноколка, за ним четверо всадников. Железные доспехи переливаются под солнцем, как рыбья чешуя. У всадников мечи, копий нет. Копья хороши для атаки противника в конном строю, лавой. В повседневной жизни только мешают.

Бир уселся в возок, и все уехали.

– Берём коней, надо осмотреть берег, где лодка причалила.

Пока ехали, прячась за деревьями, лодка уплыла на остров. Выходить из-за деревьев не хотелось, только себя обнаруживать. Судя по наезженной колее, просёлочной дорогой пользовались регулярно. Борис оставил своего коня воину, обошёл местность окрест причала, обнаружил удобное место для засады. Большое, поваленное бурей дерево, за которым отделение солдат укрыться может. В полусотне шагов за ним неглубокий овраг, где удобно поставить лошадей. Овраг скорее всего был руслом высохшего ручья. В сезон дождей в озеро по нему стекала бурным потоком вода. Плохо, что автомат калибром 5,45 мм, а не 7,62. Против доспехов более тяжёлая пуля имела преимущество, но должно получиться, дистанция не так велика. Оба воина с конями укрылись в овраге, Борис занял место за поваленным деревом. Зелёные ветки перед собой в кору воткнул, сделав штыком надрезы. Зашёл со стороны – маскировка хорошая. Теперь только ждать. Самое противное – неизвестность. Вернётся сегодня волхв или через несколько дней? И вернётся ли вообще? Как говорил старейшина Мано, у Бира три жилища, где он мог находиться. И не факт, что Бир приедет сюда, а не заночует в другом доме. Но Борису оставалось только ждать и надеяться.

Час шёл за часом, в полдень солнце уже изрядно припекало. В бронежилете, разгрузке – жарко, обмундирование влажное от пота. Около шести вечера от острова отплыла лодка. Оба гребца прежние. Лодка пристала у мостика, гребцы на берег не сходили. У Бориса настроение поднялось – видимо, лодка за Биром пришла. Послышался нарастающий топот копыт, на берег выехали два всадника, за ними – повозка с возничим и волхвом, следом за одноколкой – ещё два всадника. Медлить нельзя. Борис снял автомат с предохранителя, отвёл затвор назад, но не бросил, а медленно довёл до прежнего положения, чтобы лязга не было. Прицелился во всадников, прикрывающих волхва сзади. Один выстрел, второй! От грохота выстрелов птицы взмыли. Один всадник с лошади упал, другой откинулся на круп коня. Борис выстрелил в спину Бира. Но то ли дёрнулся волхв, то ли Борис поторопился, но убил возничего. Лошади – животные пугливые. От громких звуков стрельбы лошадь одноколки встала на дыбы, возок опрокинулся, из него выпали тело возничего и волхв. Лошадь одного из воинов шарахнулась в сторону, упала с берега на лодку. Мелко у мостков, не больше метра, а воин барахтается на илистом дне, пытается подняться, а железо не даёт, ко дну тянет. Зато второй воин из уцелевших коня пустил вскачь прямо на Бориса, выхватил меч, почти лёг на шею скакуна.

У Бориса вариантов нет, надо спасать свою жизнь. Очередь в грудь коня, животное с разбегу грохнулось, воин упал и здорово грудью приложился. Борис ждать не стал, пока поднимется его противник. Перескочил чрез ствол дерева, подбежал к воину. Тот падением оглушён, пытается встать, а глаза на Борисе сфокусироваться не могут. Но очухается, ибо и руками, и ногами двигает. Борис выстрелил ему в голову. Если враг вооружён и не сдался, его следует уничтожить и никогда не оставлять за спиной, если выжить хочешь. Это командир роты внушал бойцам. Ротный знал, что говорил. Время мирное, а у него на груди два боевых ордена, такие за выслугу лет не дают. То ли в Сирии воевал, то ли ещё где. Мало ли в мире локальных конфликтов?

Подбежал к возку – нет Бира! От злости, что упустил, выматерился, зубами заскрипел. Обоих гребцов на лодке застрелил и воина в доспехах, который всё же сподобился на колени в воде подняться. Бах! Удар по голове. Кабы не шлем, лежать бы ему убитым. Отскочил, развернулся, в паре метров перед ним волхв с крепкой палкой в руке. Откуда он появился? Вроде не было его нигде. На ловца и зверь бежит, есть такая поговорка. Тут уж Борис волю чувствам дал.

– Сдохни, гад!

И очередь волхву в брюхо. А тот стоит и подленько хихикает. Борис удивился. Боевыми патронами стрелял, не холостыми. Волхв никаких движений не совершал – не кричал, не двигал ногами, а вдруг оказался левее метров на пять. Борис автомат довернул, ещё очередь дал. На волхве железных доспехов нет. Пули пробили доспехи на его воинах, вон они лежат убитые, в крови. А этот гад уже вторую очередь в брюхо получил и стоит. Пули его не берут?

– Зря стараешься, чужеземец! – изрёк волхв.

Фигура волхва стала нечёткой, начала бледнеть, дёрнулась. Очень на голограмму похоже, видел как-то такое Борис в музее современной техники. Моргнул, изображение и вовсе пропало. Семь убитых есть, а волхва – нет. В самом деле голограмма? Да не может быть, по развитию ремёсел, оружия, рукописных книг, одежды, сейчас уровень XIV–XV веков, какие голограммы? Морок на Бориса навёл? Ведь смог же магией послать на воинов мерзких тварей? Всё потому, что чернокнижник! Борис удручён был. Если при каждой встрече волхв будет голограмму вместо себя выставлять, то как его убить? И сразу другой вопрос возникал. Сможет ли волхв в таком виде ему, Борису, вред причинить?

В опрокинутом возке – плетёная корзина, в ней какие-то ветки с мелкими цветочками. Борис крикнул своих воинов. Надо уходить. Волхва не убили, так себе вылазка, уничтожили семерых, можно сказать – пощипали. Воины появились быстро, лошадей за собой вели. Борис к острову повернулся. Выстрелы, особенно над гладью воды, разносились далеко, и там наверняка тревогу подняли? И точно. На смотровой площадке стены видны фигуры, много, с полсотни. Отвлёк его возглас одного из воинов.

– Сержант, мы за этим охотились?

И держит в руке плетёную корзинку.

– Что это?

– Мурайя! Её аромат дарит вечную молодость и долголетие. Цветёт всего три дня в году, и вдыхать её аромат имеют право лишь избранные богами.

Каждый день какие-то открытия. То волхв с голограммой, то какие-то ветки. Впрочем, волхв за дрянью ездить не будет. Знает, что на его земле воины Фараза, и рискнул. Насколько Борис мог понять Бира, волхв – не тот человек, что клюёт на пустышку.

– Хорошо, беру!

Воин отдал с поклоном. Вскочили в сёдла. Защитники острова уже видели, что на берегу чужие, будут службу нести ревностно и на берег высаживаться не станут. Потому Борису с войском здесь делать нечего. Остров так просто не взять, можно положить не за понюшку табака всё войско. Лучше обследовать другие дома, где может быть волхв. В том, что он был на острове, Борис после увиденной голограммы уже сомневался.

До замка добрались, когда уже стемнело. Порадовали воины в карауле. Не спали, бодрствовали, их обнаружили ещё на подъезде.

– Стоять! Кто такие?

Борис рот не успел открыть, как воин из его сопровождения закричал:

– С нами всемогущий Сержант! Разве ты не чувствуешь пребывающую с ним силу?

Опа! Это уже похоже на начинающийся культ личности. Улыбнулся, смолчал. Зато воины в карауле приветствовали Бориса радостными возгласами. Похоже, им был нужен вождь, кумир, удачливый воин как пример.

Устал за день Борис. Долгое ожидание волхва, короткий бой и утомительная дорога. Без опыта верховой езды ноги растер. Поднялся к себе в башню, корзинку с ветками поставил у изголовья кровати. Запер двери, разделся. Как хорошо без бронежилета, разгрузки, оружия! Уснул сразу глубоким сном. Что занятно, сны видел яркие, какие-то праздничные. Проснулся с ощущением бодрости, силы. Неужели мурайя так подействовала?

За завтраком Узам доложил, что дозоры вернулись все и возможные места пребывания волхва обнаружили.

– Однако трудность есть, – прожевав кусок мяса, сказал старейшина. – Представляешь, небольшая гора, скалы отвесные, голые камни. На вершине – крепость. Невелика – сто шагов на двести, а попробуй её взять, если подходов нет. Ни тропы, ни дороги.

– Погоди! А как же воины туда поднимаются? Жители, провизия, дрова для отопления?

– Ворот у них наверху есть. Несколько человек его вращают и поднимают большую корзину с грузом или людьми.

Крепость на горе Бориса заинтересовала. Чем неприступнее убежище, тем выше шансы, что именно там скрывается волхв. И тем интереснее решить задачу, как взять эту крепость. Не каждый сможет её решить, своего рода вызов. Было бы у него военное образование, а лучше военно-инженерное, наверняка нашёл бы подсказку в истории войн. Ведь были уже в древности великие полководцы – Ганнибал, Александр Македонский. И даже не в древности. Тот же русский Суворов с его переходом через Альпы. Смог же! Борис слышал, что где-то в Греции есть монастырь, куда можно попасть именно на таком подъёмнике, старом, допотопном, с ручным приводом в несколько человеческих сил.

– Оставляем в замке два десятка воинов для охраны, остальным готовиться к походу, в полдень будем выступать.

Воинам надо коней покормить – напоить, взять запас провизии, распределить по перемётным сумам. А ещё точат и смазывают клинки, натягивают тетиву на лук. Когда нет боевых действий, тетиву снимают, иначе сам лук «устаёт», как сжатая всё время пружина. Заботы мелкие, но необходимые, сборы в поход любого войска – дело хлопотное. К полудню выстроились конно и оружно.

– Больные есть? Нет? Выступаем.

Впереди шёл дозор, те воины, которые обнаружили крепость на горе. К вечеру, ещё не стемнело, прибыли на место. Действительно, крепость озадачила. Почти отвесные стены из камня, высотой метров тридцать. Наверху видны стены из камня, в человеческий рост. Узам засмеялся.

– Это чтобы с высоты не упасть.

Из крепости выступает бревно, на конце его – колесо, через которое верёвка переброшена. К одному концу плетёная корзина из прутьев подвешена, размера приличного, как на воздушных шарах – монгольфьерах, четыре-шесть человек вместить может. А ещё тонкая верёвка свисает. Узам скомандовал одному воину:

– Дёрни за верёвку!

Воин дёрнул, за стеной крепости звякнул колокольчик. Ага, понятно, вроде вызова. Подать сигнал, чтобы ворот начали вращать, поднимая гостей. Да ещё сверху видно – жданный гость или непрошеный. Вот и теперь на звон колокольчика выглянула волосатая рожа. А внизу войско стоит. Рожа исчезла, и быстро появились трое. Один крикнул:

– Кто такие? Зачем пожаловали?

– Сержант с войском пришёл. Выдайте волхва, и мы уйдём!

Наверху совещание, потом ответ.

– Нет у нас волхва, не удостоил чести.

Кабы не совещались, можно было поверить. А коли совещались, значит, решали, что говорить. Врать или признать правду и отказаться выдать. Собственно, Борис и не думал, что волхва выдадут.

– Если его нет, пустите одного человека вашу крепость осмотреть.

Снова совещание.

– Не пустим! – был ответ.

– Тогда штурмом возьмём! – крикнул Узам.

Наверху издевательски засмеялись.

– Не было ещё такого воина, кто силой крепость Важани взял!

– Мы будем первые!

Переговоры кончились, рожи исчезли за забором. Узам вздохнул.

– Лучше уйти, не позориться. Никто не сможет взобраться. Зато о неудаче узнают быстро во многих землях.

– А об удаче ещё быстрее!

Мысль пришла ещё во время переговоров. Рядом с горой, на которой крепость, стоит высокий холм, поросший лесом. С него лучники могут обстреливать крепость, выбивая одного защитника за другим. А ещё для морального давления пусть закидывают крепость горящими стрелами. Хоть какую-то постройку подожгут. Воды наверху мало, потушить не получится. Можно даже не рисковать, просто плотно обложить гору, благо она в окружности невелика, чтобы и мышь не проскочила. Даже если в крепости полно провизии, рано или поздно кончится вода, сезон дождей будет не скоро, пополнить запас живительной влаги не смогут. Величайшая жажда заставит их сдаться. Только времени на осаду уйдёт много – месяц, а то и больше. По местному исчислению – полная луна. Есть другой способ, именно штурм. Тогда и слава будет большой, ибо осада много чести не добавит. И время сэкономится. Всё же держать три сотни воинов и столько же коней – накладно. Им кушать надо, харчей не один обоз понадобится.

Есть план, одного не хватало – железных скоб.

– Узам, где можно раздобыть железные скобы?

– Одну, две?

– Полагаю, не меньше сотни.

– Сотни? А зачем?

– Деревьев вокруг полно. Срубить, очистить от веток и сделать деревянную башню для штурма. С неё перекинуть мостик на стену крепости. Полагаю, защитников не очень много, они не смогут противостоять.

– Попробовать можно.

По голосу чувствовалось – не верит Узам в задумку. Не делал никто раньше башен для штурма, а предки не дурнее были. Однако если получится, часть славы достанется и ему.

Глава 5

Штурм

После ночёвки принялись за лес. У многих воинов при себе топоры. В походе без них нельзя. Дров для костра нарубить, иначе голодным останешься. Срубить шалаш, если в пути застала непогода, да мало ли других надобностей? Борис объяснил Узаму, что требовалось. Внизу, в основании, самые толстые, крепкие, длинные брёвна. И с каждым венцом немного меньше и по диаметру, и по длине. Тогда получится едва заметный конус, так башня устойчивее будет. Внутри полы из жердей, как этажи и лестницы. Узам целиком погрузился в строительные работы. Борис же обосновался на невысоком дереве на холме. Отсюда хорошо видны стены и верхние части строений в крепости. Жаль, но не обозревается сама территория, маловат холм. Зато как только над стеной показался любопытный, Борис снял его единственным выстрелом. Для «калашникова» двести метров – вполне эффективная дистанция для стрельбы. А лук не поможет, стрелы его на двух сотнях метров уже падают, теряя убойную силу. Да и двести метров не для всякого лука. Хороший лук делается долго, клеится из разных слоёв древесины, да желательно рыбьим клеем. Лук воды боится, потому хранится и перевозится в кожаном колчане. Меткого лучника вырастить много времени и труда надобно, потому ценятся они в войске выше мечников или копейщиков.

Лошадей от лагеря в сторону отвели, оставили под охраной. Во‐первых, лошади пугались выстрелов, животные пугливые. Во‐вторых, если их оставить в биваке, навоза по колено будет.

На ночь расположились в шалашах. После вырубки деревьев веток оставалось много, особо утруждаться не пришлось. За день сложили два венца, зато брёвен лошадьми натаскали к месту строительства вполне достаточно для постройки всей башни. Выставили караульных, которые после полуночи подняли тревогу.

– Чужака видели, по верёвке из крепости спустился!

– Где он? Упустили? – стал ругаться Узам.

Веревка в самом деле свисала сверху, доставая до земли.

– Привяжите верёвку к бревну, – распорядился Борис.

Большого запаса верёвок в крепости не будет. Убоявшись, что по верёвке смогут взобраться воины, её отрезали. Войску Бориса прибыль, верёвки нужны для волока брёвен лошадьми. Мелочь, но приятно. Ночное происшествие показало, что охрану у будущей башни надо усилить. Спустился скорее всего гонец. Из осаждённых крепостей гонцов направляли за помощью, когда чувствовали серьёзную угрозу для гарнизона. Но ведь могли отправить поджигателя. Чего проще – спустился, подбежал к башне, швырнул масляный светильник в глиняной плошке. Масло вспыхнет, а потушить его будет затруднительно, вода не поможет, только если песком или землёй засыпать, лишив огонь доступа воздуха.

Утром Борис решил наказать людей в крепости. Войску Бориса спать не дали, пусть теперь сами поволнуются, побегают. Он собрал лучников.

– Ищите мох сухой или тряпьё, которого не жалко, пускайте зажженные стрелы в крепость.

С холма напротив стрела долетит едва. Потому применили другой приём. Лучники встали под крепостью, стали стрелять почти вертикально. Большинство стрел на излёте падали на территорию крепости, но небольшая их часть упала практически на лучников, одного ранило в руку. Зато из массы горящих стрел несколько угодили во что-то воспламеняющееся – дерево, доски, солому. Потому что из-за стен повалил дым, раздались крики. Усилиями защитников пожар удалось погасить, дым идти прекратил. Борис же каждый день занимал выбранную позицию на дереве. Раз в день, но кто-либо из защитников неосторожно выглядывал. Не праздного любопытства ради, а посмотреть – что строят воины-чужаки и чем это может грозить защитникам? И почти каждый день Борису удавалось сделать выстрел. Попадания наблюдал сам, поскольку стрелял с оптикой. Ещё боёв нет, а защитники потери несут. В один из дней блеснуло что-то у корзины подъёмника. То ли солнце так встало, то ли Борис на дереве на другую ветку взгромоздился. Он все непонятные явления пытался разгадать. Присмотрелся с оптикой, выставив максимальную кратность – восемь. Ба! Да это же хрустальный глаз! Наблюдает за ними волхв, хочет быть в курсе дел. Не было раньше отблесков! Стало быть – ночью поставили. Борис прицелился, затаив дыхание, выстрелил. Промах! Пуля попала рядом, в оптику видно было облачко каменной пыли от пули. Ещё один выстрел, на этот раз удачно. Блеск прекратился. Так-то лучше.

День ото дня башня росла. Вот она уже вровень с подъёмником, на следующий день четыре венца, и уже можно смотреть поверх каменной стены. Видны жители, небольшая площадь, остовы обгорелого здания. В самом конце двухэтажный дом, явно для волхва. На фронтонах над окнами каменные фигуры, то ли местных богов, то ли мифических чудовищ. Слишком далеко, чтобы разглядеть. Обитатели крепости забеспокоились, как только башня стала выше стены, угрозу для себя почувствовали.

На следующий день предприняли метод Бориса. Несколько лучников из крепости попытались стрелять по башне горящими стрелами. Борис на башню взобрался, выглянул осторожно из бойницы. Лучники, как на ладони, готовятся, поджигают стрелы от факела. Борис дал очередь, патронов на десять. Тут не до экономии. Кто-то шевелился, и он одиночными выстрелами добил.

Так даже милосерднее. Хирургической помощи не существует, а выжить после попадания автоматной пули в грудь или живот нереально. Хоть мучиться не будут. Больше попыток вывести лучников для обстрела не предпринимали. За два дня сладили перекидной мост, прикрепили верёвками. Теперь при желании мостик можно было опустить прямо на стену, перебежать и спрыгнуть уже на камни крепости. Земли там не было, неровный голый камень, на котором ничего не росло. Штурмовать решили завтра с утра, с восходом солнца. Борис сам определил очерёдность групп. Первыми – два десятка воинов из селения Вотан. Только по причине, что на них самая серьёзная защита из железных пластин, некий прообраз русского куяка. Шлемы тоже отличные, закрывают головы и на лицо опускается щиток. Такая группа понесет меньше потерь, сможет ворваться на территорию крепости. А за ней уже хлынут другие. Борис сам распределил группы.

– Твоя группа идёт за воинами из Вотана и направо. А твоя – третья и налево.

– А кто к дому правителя?

Ещё бы, самые богатые трофеи должны быть там.

– Поделим по-братски! – пообещал Борис.

Он сам хотел ворваться в здание. Не столько за трофеями, сколько хотел убить Бира. С его гибелью закончится война. Но и опасение было – не появится ли волхв в виде голограммы? Удалось ведь ему перехитрить Бориса. Три раза уже встречались, и три раза волхв уходил от Бориса живым и невредимым. Наверное, посмеивается в душе. Терпит поражения – замок Борис захватил. У озера людей его пострелял, но это мелкие тактические победы, ибо волхв цел, земли его не захвачены, и он способен, привлекая всякую нечисть, сражаться долго. Мысль у Бориса мелькала – да человек ли вообще этот Бир? А что, вполне возможно, сидит настоящий волхв очень далеко, за тридевять земель, посматривает за обстановкой с помощью хрустального глаза, а вместо него – голограмма. Окружающие полагают, что человек перед ними, а это только видимость, оптический обман.

Поднялись рано, как только рассвело. Стараясь не шуметь, стали воины подниматься в башню. Первая группа на самом верхнем этаже, ниже её – вторая, ещё ниже – третья. На втором этаже, считая от земли, Борис в полном боевом облачении, с ним Узам и три десятка воинов. Борис дал сигнал к атаке. Воины на верёвках опустили мостик. Конец его лёг на каменную стену. И сразу же по мостику побежали воины. Караул в крепости успел поднять тревогу, ударили в било и почти сразу убиты были. А воины по мостику – один за одним, десяток за десятком, и уже нет силы, способной их остановить. Группы Узама и Бориса бросились к зданию, где волхв должен быть. Из окон лучники стали по нападающим стрелы пускать. В Бориса сразу две стрелы попали, причём с узкими железными наконечниками, какие применяют при стрельбе по воинам в доспехах. Но выдержал бронежилет, кевлар и керамические пластины держат пули, а стрелу подавно. Небольшой удар почувствовал при ударе стрелы, следом – второй. А больше никто выстрелить не успел. Борис сделал три одиночных выстрела по трём лучникам. Больше никто не стрелял. Но двоих воинов лучники убить успели.

Ворвались в здание. Часть воинов по коридорам влево побежала, часть – вправо. Звон мечей, крики, звуки ударов. Борис с Узамом и с десяток воинов побежали по лестнице, ведущей на второй этаж. Борис чувствовал, что волхв там. Он перепрыгивал через ступеньки, не чувствуя веса оружия, бронежилета, разгрузки с гранатами и полными автоматными магазинами. А навстречу им воины в доспехах синего цвета.

– Это личная охрана волхва! – закричал Узам.

Борис от живота, не целясь, дал длинную очередь по телохранителям волхва. Защита из железных пластин им не помогла. Все четверо рухнули на ступеньки. Борис сменил пустой магазин на полный. Замешкался, его воины и Узам уже опередили, выскочили на площадку второго этажа. А здесь – как цветник. В глиняных горшках цветы невиданные, запах приятный. От площадки один коридор влево ведёт, другой – вправо.

– Узам, ты – туда, мне половину воинов оставь. За мной!

И влево побежал. У первой же двери остановился, автомат поднял, воину приказал.

– Открывай! Воин ногой дверь ударил, в сторону отскочил. Комната большая, на полу ковёр, широкая кровать под балдахином, полупрозрачная кисея свисает. И никого! Вдруг распахивается дверь по соседству, оттуда выбегают два воина, настоящие гиганты, под два метра ростом, на груди куяки, в руках боевые топоры. Хрясь! Воин слева от Бориса упал, рассечённый почти до пояса. Если бы не автомат, лежать бы Борису рядом, располовиненному. Очередь в одного амбала, доворот стволом – и второй поражён. Запах сгоревшего пороха, грохот выстрелов. Да ещё амбалы рухнули с тяжким грохотом, как будто шкафы. Снизу, с первого этажа несутся крики, стоны, звон мечей.

Борис сделал несколько прыжков, встал перед открытой дверью. Из этой комнаты минуту назад амбалы выбежали. Палец на спусковом крючке, а в комнате – никого. Подбежал к окну и застыл в изумлении. От здания летит дракон, на спине его Бир сидит, полуобернувшись к Борису, кулаком грозит. И дракон уже над стеной крепости, высоту набирает. Стало быть – не голограмма, ей бояться нечего, настоящий волхв. Борис автомат вскинул, нажал на спусковой крючок, прозвучал выстрел. Нажал ещё раз, подумав, что переводчик огня на одиночном положении. Сухой щелчок курка. Патроны закончились! Выругался, пустой магазин на пол швырнул, из кармана разгрузки полный рожок выхватил, прищёлкнул, патрон в ствол загнал, а стрелять некуда. Ни дракона, ни волхва не видно. Такая злость взяла, что матерился последними словами несколько минут. Бир почти в его руках был и снова ушёл. Опять искать надо, и не факт, что не уйдёт. Хитёр, изворотлив, да ладно бы только это, а то ведь чёрную магию задействует. Иначе откуда дракону взяться? Не видел никогда Борис живых драконов, ни в своём времени, ни в этом. Считал – вымерли давно, в эпоху динозавров. Были всякие летающие птеродактили, так погибли в эпоху похолодания, как мамонты и другие гиганты. Оказалось – есть! Мало того, приручены, прикормлены, на службе волхва состоят.

Бой постепенно стих. Делёжка трофеев Бориса уже не интересовала. Её проводил Узам. Воины довольны. Потери невелики, а трофеи богатые. Удачлив Сержант, а с ним и его войско. Стали на радостях здравицы в честь Бориса кричать, потрясали оружием, били мечами по щитам.

Тела мёртвых защитников сбросили вниз, чтобы не смердели. Своих убитых, а также трофеи опустили в корзине подъёмника. Ворот крутили вчетвером, меняясь каждый подъём. Опускать трофеи пришлось до вечера. Пока одни воины занимались трофеями, другие готовили погребальный костёр.

Узам радостно потирал руки.

– Сержант! К нам явно благоволят боги. Ты посмотри, какие трофеи! Воины могут купить себе скот, а кто захочет – и рабов.

Про рабов Борис слышал впервые.

– У вас рабы есть?

– Ну да! Кто в бою захвачен или куплен. Если родня выкупит, то они к себе возвращаются. Торговать рабами выгодно.

– Узам, уймись! Рабы – не скот, они люди!

– По-твоему, отпустить их надо?

– Обменять на наших пленных, только и всего.

– Не принято.

– В нашем войске впредь будем делать так!

– Как скажешь, Сержант. Ты приносишь удачу, и к твоим словам стоит прислушаться. А что ты не радуешься?

– Волхв‐то опять скрылся. Улетел на драконе.

– Велика беда! Не сегодня ты его убил, так завтра убьёшь! Ему против тебя не выстоять. Из замка ты его выгнал, книги его пожёг, крепость на горе захватил. Он теперь, как пёс шелудивый, от тебя бегает, пристанище ищет.

– У него пристанище есть, и не одно. Куда-то же он улетел? А нам его ещё поискать придётся.

Вечером разожгли погребальный костёр. Борис не присутствовал при кремации, эта местная традиция ему не нравилась. Он не воцерковленный человек, однако православных традиций придерживался. Умершего от возраста или болезней, убитого в сражении следовало упокоить в могиле, чтобы родственники могли посетить место упокоения, помянуть. Есть ли загробная жизнь или нет, но умершему было бы приятно знать, что его помнят, приходят на могилу. А огонь, кроме пепла, не оставляет ничего.

Ещё днём Борис обошёл все помещения в крепости. Искал книги по магии. Да не читать собрался, всё равно древних языков не знал. Уничтожить хотел, а не нашёл. А тайные ходы не искал. Если бы они были, Бир ушёл через него. Да и очень затруднительно вырубить – выдолбить в твёрдой скале тайный ход. Прочный инструмент требуется и много рабочей силы. К тому же по окончании такие работники уничтожаются для сохранности секретов.

Странно в жизни устроено. Узам и войско считают его удачливым. А он себя – неудачником. Сначала попал неизвестно куда, потом одного волхва не может пленить или уничтожить. Разве это удача? Поесть бы сейчас горячего борща да хорошую отбивную с жареной картошкой, глядишь – настроение бы поднялось. А в этих местах картошки нет, борщ никто не варил.

После погребального костра, по обыкновению, трапеза. За общим столом сидели все, даже Борис. Почтить память погибших в бою для воина – святое дело. Если бы Борис не поучаствовал, потерял бы авторитет.

Утром, после завтрака, оставив покорённую и разграбленную крепость, отправились к месту постоянного расположения, в замок Бира. Он был удобно расположен, почти в центре земель волхва. От замка почти все границы на все стороны равноудалены. В замок прибыли к вечеру. Оставшиеся в замке для охраны воины слушали рассказы вернувшихся с победой и трофеями с завистью. Ещё бы! Ткани, ковры, медная и бронзовая посуда, когда большинство воинов ели из глиняной, хорошее оружие. А ещё взяли все запасы провизии, получился большой обоз. Дорогая пшеничная мука, крупы, вяленое и копчёное мясо и рыба, а ещё – десять мешков соли! Соль была настоящим богатством. Без неё не заготовишь на период дождей либо ненастной погоды овощи, мясо. И стоила соль дорого, ибо доставлялась издалека. Как говорили знающие люди – кораблями, потом на подводах. За мешок соли можно было выменять хорошего коня, трёхлетку, обученного командам.

Борис решил дать войску отдых в несколько дней. А тех, кто был в карауле в замке, отправить с дозорами. Засиделись, пусть косточки разомнут в поисках Бира.

К замку, прознав о гарнизоне, каждый день подтягивались торговцы. Кто-то предлагал живых баранов, другие – рыбу, солёную и копчёную, третьи – выделанную кожу или изделия из неё, украшения из бронзы или серебра.

Кто из воинов был в состоянии, покупали на подарки в свои семьи. Чтобы войско ело свежее мясо и овощи, Борис давал начальникам групп серебряные монеты из подземного хранилища Бира. Деньги не свои, не жалко.

Выдавал их сообразно количеству воинов. Так было честно, и не возникало раздоров. На десять воинов – одна монета, на двадцать – две. Кроме того, торговцы покупали у воинов трофеи или меняли на нужные им товары. Понятно, с прибытком для себя на любом действии, но на том стояла и стоять будет торговля.

В один из дней прибыл ещё один торговец овощами. Борис как раз вышел из замка к своеобразному торжищу. Внутрь территории замка торговцев не пускали. И среди этих-то могли быть лазутчики Бира, а впусти внутрь, вдруг гадость учинят? Долго ли человеку умелому устроить поджог? Борис как раз подошёл к повозке вновь прибывшего. Повозка крытая, напоминающая возы американских переселенцев времён дикого Запада. Борису интересно было посмотреть, что доставил купец. Приподнял полог, а в глубине повозки какое-то движение.

– Кто там? – поинтересовался Борис.

– Рабыня.

– Покажи!

Борису интересно стало. Купец рявкнул.

– Иди сюда, замарашка, покажи свою рожу господину!

По овощам – репе, моркови, капусте – вылезла на свет рабыня. Лет неизвестно сколько, но явно молода, движения лёгкие. Лицо чумазое, на голове – колтун давно не мытых волос, на теле – рваное тряпьё. Впечатление скорее отталкивающее. Однако глянула серыми глазищами, и ёкнуло сердце. Не может быть такого взгляда у замарашки и уродины.

– Продай! – неожиданно для самого себя предложил Борис.

– А сколько дашь? – заинтересовался купец.

Ещё бы знать, сколько может стоить рабыня. Рабов покупают для работ. И чем выше умение раба выполнять какую-то работу, тем выше цена. Особенно ценились ремесленники – кузнецы, каменщики, кожевенники, портные.

– Ты скажи свою цену. Она же наверняка ничего не умеет.

– Это да, – скривился купец. – Ладно, одна монета, и она твоя.

– Держи!

Борис не стал торговаться, всё равно деньги волхва. Так и получил рабыню. Торговец за руку стащил её с повозки, показал пальцем на Бориса.

– Это твой новый господин, отныне будешь прислуживать ему. Поняла?

Рабыня кивнула.

– Откуда она, из наших земель?

– Не знаю, сам её недавно купил. Думал, будет в избе прислуживать – стирать, убирать, скот кормить. Даже до дома не довёз. Да и выгнала бы её супружница, уж больно страшна, только детей пугать.

Похоже, сделке торговец был рад. Наверняка купил за гроши и сейчас радовался удаче.

Купил Борис рабыню и сам не знал – зачем? Готовить? Он ест вместе с воинами то, что приготовил дежурный, – жареное мясо на вертеле, лепёшки, узвар из фруктов. Пища простая, без изысков, но сытная и вкусная. Гладить? Не смешите мои тапочки, ещё утюгов нет. Стирать? Пожалуй, да. Стирать Борису приходилось самому. Комплект одежды у него один, стирать приходилось часто. А почему бы не купить себе ещё одежды? Походил среди торговцев, выбрал подобие футболки, только из плотной ткани, штаны – как у местных, без гульфика, на пояске, да ещё мягкие короткие полусапожки. Цвета одежды мрачные. Нет ярких красок, как на современных тканях. Уже хотел в замок возвращаться, как подумал про рабыню. Уж коли её в свои покои допустит, надо отмыть, приодеть. Зачастую по рабам о господине судят. Да и в такой ветхой и драной одежде пускать в башню боязно – каких-нибудь вшей принесёт.

– Тебя как звать? – спросил Борис.

У каждого человека должно быть имя, данное родителями при рождении.

– Аврора, – едва слышно произнесла рабыня.

Удивился Борис. Аврора у греков или римлян, он уже не помнил точно, – богиня утренней зари, имя благородное.

– Выбери себе чистую приличную одежду. Эту, что на тебе, сжечь надо!

Аврора выбрала себе платье, жилет, чувяки из толстой кожи. Такие, что на левую, что на правую ногу надевать можно. А ещё суконную шапочку на голову. Остановилась перед куском ткани на земле, вроде импровизированной витрины. Там расчёски разложены на любой вкус – большие и маленькие, из дерева, кости, серебра. Посмотрела на Бориса.

– Бери.

Аврора выбрала костяную, у неё зубцы почаще и подлиннее, да и сама долговечнее.

Пошли в замок. Борис попросил воинов принести в башню большой котёл, в котлах поменьше во дворе нагреть воды. Когда вода нагрелась, её вёдрами перенесли в большой. К сожалению, ни мыла, ни других средств не было. В собственных домах использовали щёлок. Делался он просто. Зола из печи заливалась водой в ведре, через неделю – десять дней она становилась мыльной. Её ковшом поливали на себя, грязь смывали мочалкой из лыка. Получалось неплохо, кожа аж скрипела, такой чистой была. И никакой химии.

– Раздевайся и мойся, – приказал Борис. – Одежду наденешь новую.

Подождал, пока рабыня разденется, стыдливо отвернувшись, штыком подцепил её истлевшее тряпьё, вынес во двор, бросил в костёр. Дым сразу чёрный пошёл, вонючий, аж в горле запершило. Борис прошёл к Узаму посоветоваться. Надо было решать, что предпринять. Отправить часть воинов с трофеями в свои селения или всем пока оставаться здесь? Ведь главная задача – уничтожить Бира – ещё не решена.

После рассмотрения вариантов решили остаться. Волхва надо найти и уничтожить, в ином случае он наймёт в сопредельных землях воинов и вернётся вернуть власть. Ещё удивительно было, почему он не сделал этого до сих пор? Догадка была, но верна ли? У Бира было полно врагов среди других волхвов, правителей сопредельных земель. И кто-то мог воспользоваться тем, что Бир остался без своего войска. И попросту взять в плен, посадить в темницу, а то и убить. Слишком многим досадил Бир, чтобы вызвать сочувствие и желание помочь.

Про рабыню забыл уже, вернулся в башню к сумеркам. А как увидел Аврору, оторопел. Волосы каштановые, длинные, до пояса. Кожа молочно-белая, аж просвечивает. В новой одежде выглядит вполне пристойно, не рабыней, скорее дочерью земледельца, воина, купца.

Преображение было разительным. Из замарашки перед ним предстала весьма симпатичная молодая девушка. Когда первое замешательство прошло, Борис спросил.

– Ты голодна?

– Очень. Ни вчера, ни сегодня не ела.

Борис чертыхнулся. Мог бы и сам догадаться. Он-то с Узамом за беседой хорошо подкрепился. Вышел во двор, к воинам. Многие у костров собрались, ждут, когда ужин приготовится. Борис штыком отхватил кусок от шеи барана на вертеле, черпаком зачерпнул каши из котла, положил сверху половину лепёшки, ещё горячей.

– Кто может ложку отдать?

Ложки у каждого воина свои. В поход брали по нескольку штук на случай потери. Кто победнее, имел ложки деревянные. У них и положительные качества есть, не обжигают губы, если похлёбка горячая. Но и недостаток существенный – недолговечны. Кто побогаче или трофеи захватил достойные, у тех ложка медная, бронзовая, а то и серебряная, но такие только у двоих Борис видел.

Сразу несколько воинов запасные ложки предложили. Борис выбрал медную, другие – деревянные, поблагодарил.

Большую миску с едой, пахнувшую вполне аппетитно, принёс рабыне. Второй ходкой принёс узвар из кизила.

– Кружку, ложку и миску оставь себе. За едой будешь к кашеварам подходить, я распоряжусь.

В каждой группе воинов был дежурный, который не привлекался к караулу или другим воинским тягостям, а только готовил. Иногда бывало – воин готовил столь искусно, что общим решением его назначали кашеваром на весь поход. Вкусно поесть – единственная радость в походе. Потому к выбору кашевара подходили очень серьёзно. К тому же если кашевар был неряха, после его еды могли быть проблемы с животами. При отсутствии лекарей – чревато. Первую помощь оказать себе или соседу по строю умели все. На этот случай возили с собой в сумке чистые тряпицы для перевязки, порошок сушёной крапивы как кровоостанавливающее и сушёный мох как противовоспалительное, если рана гноиться начинала.

Рабыня набросилась на еду, видно было – проголодалась.

– Этажом выше комната с кроватью. Можешь занять. А завтра постираешь мою одежду.

– Слушаюсь, господин! – поклонилась девушка.

– Меня Сержантом здесь все зовут.

Раба или рабыню обидеть или избить было нельзя, иначе обидчик будет отвечать перед хозяином. Любой судья присудит серьёзный штраф – впятеро от стоимости раба или битьё палками. Посягнуть на раба – то же, что уничтожить ценное имущество. Борис о порядках уже осведомлён был, за рабыню не боялся.

Разделся, в кровать улёгся. Интересно, где сейчас Бир? Наверняка продумывает козни. Не тот это человек, который будет сидеть сложа руки. Борис удивлялся, что Бир не напал ещё. Не отошёл от поражения в горной крепости? Скорее всего, не собрав наёмную армию, прибегнет к помощи тёмных сил. Знать бы – каких? Чтобы успеть подготовиться. Впрочем, о всякой нечисти Борис имел смутное представление. В чём их слабые и сильные стороны, чего бояться. Считал себя атеистом, полагал – не встретится никогда, всё это бывает в сказках. Но не зря же люди поместили скульптуры то ли гаргулий, то ли чертей на культовых зданиях. Наверное, кто-то когда-то видел. После нападения этих тварей на войско, когда погибшие были, даже заядлый атеист поверит, увидев растерзанные тела. Да не только тела воинов, но и погибшей нечисти. Как там, в старинной поговорке – не верь ушам своим, пока не увидишь глазами.

Прошло несколько дней, стали возвращаться из разных районов земли волхва дозоры. И все докладывали, что убежища Бира не нашли. В то, что другого дома или замка, крепости не существует, Борис не верил. Имея деньги, подданных, землю, кто мешал ему построить.

Насколько помнил из истории Борис, все властители имели по несколько обширных и богатых имений в разных областях своего государства, и русские цари – не исключение. Вопрос не в том, что убежища нет, а в том, что не обнаружили. Это разные вещи.

Устроили в башне совет. Борис пригласил Узама и предводителей групп воинов из разных селений. Может, кто-то слышал что-нибудь, видел нечто, способное подсказать отгадку? Судили-рядили, а ничего умного в голову не приходит. Разошлись. Но не все вышли. Один предводитель задержался.

– Сержант, такие советы лучше бы в другом месте проводить.

– А чем тебе башня не нравится?

– Смеяться не будешь?

– Обещаю.

– Во время нашего разговора слышал покашливание за стеной.

– Быть этого не может, показалось. Там стена, соседних помещений нет.

– Я предупредил, ты услышал, – пожал плечами предводитель и ушёл.

Предупреждение занятное. Спать улёгся, заперев дверь. А не спится, ворочается, всё слова предводителя из головы не идут. Встал, от масляного светильника возжёг два факела. Один вставил в железный держатель на стене, а второй взял в руку. Вот здесь сидел предводитель на табурете. Держа факел поближе к стене, начал осматривать камни. Нигде нет щелей, чего-то похожего на люк или дверь. Да и куда они могли бы вести? За стеной – пустота, внизу – мощённая камнем площадь. Глазу зацепиться на стене не за что. Правда, висит бронзовый геральдический знак в ладонь размером. Видно – давно висит, бронза паутиной покрылась. На себя потянул – не двигается, а в сторону отодвинул – и отошёл знак, обнаружив небольшое отверстие, в яйцо диаметром. Поднёс факел – не видно ничего, но пламя факела отклоняется в сторону отверстия. Стало быть, есть тяга воздуха, а раз так, есть другой выход. Любопытство разыгралось, попробовал сунуть в отверстие железную кочергу от камина. Входит по локоть, и всё. Надо заняться этой дырой, но уже при свете дня.

Кое-как уснул под утро. Встал – и сразу к дырке в стене. Сложил ладони рупором, приложил к стене, крикнул. Звук не глухой, какой бывает в слепой полости. Любопытство ещё больше разыгралось. Размышлять стал – как можно узнать, куда ведёт узкий ход? Даже руку просунуть нельзя. И для чего он может служить? Были у него какие-то догадки, но их нужно проверить. Пошёл к воинам. Многие в своих селениях владели ремёслами. Начал объяснять, что ему нужно. Есть в пчеловодстве такое нехитрое приспособление – дымарь. Небольшая цилиндрическая вещица из жести. Сверху заканчивается конусом с трубой, сзади – примитивные меха, две дощечки, между которыми кожаная «гармошка». Внутрь помещаются тлеющие древесные гнилушки, лучше из ветлы, она даёт дыма много и густого. Как мог, объяснил на пальцах, даже нарисовал палочкой на пыльной земле.

– А что её делать? В селе такую видел.

Борис удивился. Протянул воину монету.

– Скачи и купи. На оставшиеся деньги по выбору – мёд или мясо.

Одна монета серебром для дымаря – слишком много. Воин радостно вскочил, кинулся за конём. Они паслись под охраной на лугу у подножия холма. К полудню воин вернулся.

– Вот! – И рот от уха до уха.

– А гнилушки для дыма взял?

– Должны быть? – удивился воин.

Вот же бестолковое создание! Борис открыл крышку. Есть гнилушки, не пожалел хозяин. Да их в каждом лиственном лесу полно. Взошёл в башню, от масляного светильника поджёг гнилушку, бросил в дымарь. Выждал, чтобы затлела. Дымок пошёл. Поднёс трубку дымаря к отверстию, начал мехами воздух качать. Из трубки дым повалил, да с каждой минутой сильнее. Дым сквозняком в отверстие затягивало. Выждал несколько минут, усердно работая мехами. Потом дымарь на каменный пол поставил и сбежал на этаж ниже. Здесь воздух свежий, на дым намёка нет. Ещё на этаж спустился. А здесь дыма полно и запах. По помещению Аврора мечется.

– Вроде горит что-то, господин! А не вижу.

– Поди вниз, посмотри, не оттуда ли дымом тянет.

– Хорошо, господин!

И убежала. Осмотрелся Борис. В одном месте дым погуще, как раз под отверстием, какое в комнате его было. И если бы не дым, сроду не нашёл бы другое отверстие. Было оно под бронзовым полированным зеркалом. Повернул его в сторону, а под ним – отверстие. Дым из него валит.

Отверстия в старинных постройках специально делали во всех помещениях. Делались для отопления и назывались продыхи. В подвале стояла печь, дым от неё выходил по трубе. В печи извитая система каналов, воздух в них нагревался и шёл вверх, обогревая через такие каналы и отверстия помещения. Своего рода древнее централизованное отопление. Истопники работают в поте лица, подбрасывая дровишки, в копоти. А у господ наверху – тёплый воздух и чистый. Такая система отопления была в Михайловском замке СПб, в Гатчинском дворце Павла I, в других российских и не только богатых имениях и замках. А ещё, что чаще было на Западе, через подобную систему ходов в стенах вели подслушивание. Повелось ещё с Древнего Египта. Жрецы имели такие каналы из каждой комнаты в подвал. Причём выполнены каналы были очень искусно, отчётливо слышен был даже шёпот.

Некоторое подозрение у Бориса возникло сразу. Не подстава ли хитрого волхва эта Аврора? А с другой стороны посмотреть – эти каналы сделаны давно, во времена строительства, несколько веков назад. Девушка могла кашлянуть, а предводитель, сидевший недалеко, этот кашель услышал. Канал передавал звуки в обе стороны, не как в Египте, только для подслушивающего.

Прикрыл отверстие, вернув зеркало на место. Очень вовремя, поскольку почти сразу вошла Аврора.

– Мой господин! Нет дыма внизу! И здесь поменьше стало. Или мне кажется?

– Открой двери, проветри. Наверное, дым занесло от костров, на которых воины варят похлёбку.

– Наверное, господин.

Борис повернулся, собираясь уходить.

– Господин Сержант! У меня просьба.

– Слушаю.

– Не позволите вы мне выйти из замка, собрать разных травок, съедобных корешков. Привыкла я так дома есть, у еды совсем другой вкус будет.

– Иди, я не против.

Утром следующего дня, после завтрака, Аврора ушла из замка и отсутствовала почти весь день. Вернулась к ужину, принесла в корзине целую кучу разных трав. На лице улыбка блуждает, раскраснелась.

– Удалось найти, что нужно?

– Да, господин, благодарю.

Поклонилась. А тут и ужин подоспел. Борис поел вместе с воинами, к себе пошёл, отдыхать. Дверь в комнату Авроры приоткрыта, а девушки нет. На столе лежат травы. Интересно стало, подошёл, стал перебирать. Многие знакомы. Вот щавель, а это черемша, следом кориандр в руки взял, понюхал. У каждой травки свой запах. Вот какое-то корневище. Понюхал – запах на морковный похож, но отличается, довольно приятный. Ладно, пусть собирает, если нравится. Сам пошёл отдыхать.

Дозоры каждый день уезжали на поиски убежища волхва. Одна пара воинов следила за островом на озере. Бир мог туда вернуться. До острова поди ещё, доберись. Но воины докладывали, что ни одна лодка от острова не отплывала и не приставала.

Борис самодельную карту сделал. На выделанной коже угольком нарисовал очертания земель волхва, замок на нём, озеро и остров, крепость на горе, селение Барыс. Так легче ориентироваться – какие участки осмотрены, какие – нет. После небольшого совета отправили по своим селениям одну сотню воинов. Пусть с роднёй повидаются, отвезут трофеи, а через три недели вернутся, и на побывку другая сотня поедет. Правда, сотня – это не воинское подразделение, как у казаков было, только численность, ибо в этой сотне воины из разных селений, и нет общего предводителя. А наверное, стоило. Так удобнее и советы вести, и приказы отдавать. Единоначалие в армии – хорошая традиция. Командир выполняет приказ вышестоящего и отвечает за его выполнение. Сотня ушла, места во дворе замка заметно прибавилось. Начали подъезжать обозы с продовольствием от селян, налог прибыл. Время горячее. Узам подсчёты вёл – что привезли и сколько. На восковой табличке железным писалом царапал название селения, да что доставлено было и сколько – одна подвода либо два мешка.

Борис решил подняться в свои покои со старейшиной Мано. Показать ему самодельную карту на коже, посоветоваться, где ещё искать укрытие волхва. Вроде старейшина говорил о трёх убежищах. Поднялись на второй этаж. Дверь в комнату Авроры приоткрыта, но самой нет, с утра отпросилась травы собирать. Она добавляла разные травки в кашу или похлёбку для воинов, в большой котёл. Такие добавки разнообразили вкус привычных блюд, воинам нравилось.

Мано остановился, повертел головой, принюхался.

– Откуда запах?

– Рабыня травы собирает, сушит.

– Позволь посмотреть.

– Можешь даже понюхать и на вкус попробовать, – ухмыльнулся Борис и распахнул дверь на правах хозяина.

На столе были разложены травы – сушатся. Мано осмотрел, потом показал на одну.

– Это болиголов.

– И что?

– Сильный яд. Действует в любом виде – только сорванном, ежели сок выдавить, либо сушёном. Если корова немного съест, умрёт. Только животные стороной его обходят.

– Точно, не ошибаешься?

– У меня мать травницей была, я знаю.

– Благодарю, приму к сведению. А может, из него какие-нибудь мази делают?

Из змеиного яда делали мази, при радикулите помогали, при растяжении мышц. Как-то раз Борис им сам пользовался.

– Нет! – категорично отверг Мано.

Что-то знакомое крутилось в голове. Поднялись в комнату Бориса. На столе – карта на коже. Мано некоторое время её изучал.

– Вот здесь селение Тхаз, – ткнул пальцем почти в левый край карты. – А здесь холмы, покрытые лесом, глухие места. Наши люди туда боятся заходить, там обитают большие птицы, запросто в когтях могут человека поднять. Называются алхазуры.

Борис сразу на кожу нанёс холмы и селение. Поблагодарил старейшину, вручил монету за помощь. И вдруг в голове как щёлкнуло. Болиголов – это же цикута! Или по-научному вёх ядовитый! Растёт в низменных, увлажнённых местах. Ядовиты соцветия, листья, но особенно корневище. Имеет запах приятный, напоминающий морковь. Сто граммов корневища, съеденные коровой или лошадью, убивают животное. Человеку требуется ещё меньше. Однако отравители, покупающие яд у чернокнижников или чёрных травников, берут его в виде цикутного масла, которое давят из семян. Или в виде порошка, сделанного из высушенных и перетёртых листьев. После приёма цикуты внутрь начинается тошнота, боли в животе, головокружение, потом судороги, пена изо рта, паралич и смерть. И чем больше принятая доза, тем быстрее наступает смерть, от нескольких минут до пары часов. Ни цикутное масло, ни порошок не утрачивают своих ядовитых свойств при длительном хранении, хорошо и быстро растворяются в жидкостях – воде, вине, масле.

У Бориса сразу подозрения возникли. Зачем Авроре цикута? Для лекарств растение не годится, а собрала она его много. А не отравить ли его решила? Даже хуже – всех воинов, всё войско. Воины из кашеваров не стоят всё время у котла. Помешали варево – отошли покрутить вертел с бараном, а если повезло, так и с быком. Либо к тандыру с лепёшками. В этот момент в похлёбку или кашу вполне можно всыпать щепотку порошка или вылить из склянки цикутное масло. Быстро и незаметно, а итог – все умрут. И не надо войско нанимать, сражаться. Быстро, бескровно и наверняка. И всего-то надо, что подослать девушку-отравительницу. Мужчину в лагерь не пустили бы, а слабая девушка подозрений не вызвала. Надо же, какой глупец! Сам её в замок привёл! От необдуманного шага, который мог привести к трагедии, Борис замычал, как от зубной боли. Всё же удачно получилось, что он привёл старейшину в башню, иначе Авроре удался бы замысел. Да не её замысел, а волхва. У неё не хватило бы на такую тонкую диверсию мозгов. Здесь нужен ум изощрённый, коварный, хитрый и жестокий. Требует времени, дабы втереться в доверие, но должен был сработать безотказно. И то, что не сработал, – счастливая случайность. Борис себя корить начал. Тоже мне, разведчик! Волхв и девушка без малого вокруг пальца не провели. Потом спохватился. Зачем себя изводить? Аврора ещё не успела никого отравить. За ней последить надо, где-то же она должна спрятать изготовленный яд в виде порошка или масла. Два желания в нём боролись. Одно – схватить сейчас и убить, желательно прилюдно. Даже без вины его никто бы не осудил, раб полностью во власти хозяина. Но второе желание пересилило. Выждать немного и буквально за руку её поймать на месте преступления, а после отдать на растерзание воинам. Мгновенная смерть за такое продуманное, готовящееся массовое убийство – слишком лёгкое наказание. Пусть помучается перед смертью. Лучше, если отравить её этим ядом. Но всё это доводы рассудка. А сердце в груди требует крови предательницы – здесь и сейчас! С трудом переборол себя, буквально скрежетал зубами от злости, ярости, гнева. Пожалуй, Борис не мог припомнить в своей жизни ни одного случая, чтобы в нём бушевали такие страсти. Или молод был, и всё ещё впереди? Как говорят врачи – каждый должен дожить до своей болезни.

Борис нашёл Узама.

– Найдётся ли у тебя воин, очень сообразительный, одним словом – толковый.

Узам помедлил с ответом.

– Я полагаю, он должен ещё держать язык за зубами? Есть такой, именем Сартак.

– Хочу с ним поговорить. До моего указания освободи его от караулов или дозора.

– Как скажешь, Сержант.

– Я буду в своей повозке ждать.

В башне Борис разговаривать остерегался, опасаясь прослушки. А в «Тигре» глухо, как в танке. В войске его бронеавтомобиль именовали самобеглой повозкой. Отпёр дверцу, уселся. Давно он не ездил! С удовольствием вдохнул запах – солярки, масла, железа. Вот уж не думал, что привычные запахи, которые не замечал в своё время, будут навевать приятные воспоминания.

В дверь постучали, Сартак подошёл. Борис распахнул дверцу десантного отделения.

– Садись.

Громыхая ножнами с мечом, железными пластинами на куяке, воин влез, с любопытством осмотрелся, дверь прикрыл. Сразу тихо стало, все звуки остались снаружи. Сартак осторожно уселся на сиденье, пощупал его рукой. Чести посидеть в бронеавтомобиле удостаивался до того только Узам. Воин сразу проникся важностью предстоящего разговора, но молчал, соблюдая субординацию.

– Мне тебя хвалил Узам, – начал разговор Борис.

Сартак сразу приосанился. Раз старейшина так говорит, значит, он на самом деле лучший. Народ здесь, и воины в том числе, были наивные порой, как дети.

– Мне нужно, чтобы ты выполнил важное задание.

Сартак схватился за рукоятку меча.

– Я готов!

– Э, нет, оружие не потребуется. Мне нужны твои глаза, твоя наблюдательность, терпение и умение держать язык за зубами.

– Сделаю всё, что смогу, ты останешься мной доволен, Сержант.

– Если так, будешь вознаграждён.

Глаза воина блеснули. Не для того ли он пошёл в поход, чтобы вернуться с богатыми трофеями? Сержант никогда воинов не обманывал. Стало быть, богатство – вот оно, рядом. И он сделает всё, что можно.

– Надо проследить за моей рабыней Авророй. Но так, чтобы она этого не заметила. И никто из войска знать об этом не должен. Она пошла в лес – и ты за ней, стань деревом. Она пошла в горы, и ты за ней, стань камнем, чтобы не увидела тебя.

– О, я понял, Сержант!

– Будь осторожен, обо всём, что увидишь или услышишь, будешь докладывать только мне, каждый вечер вот в этой повозке. От караулов и дозоров ты освобождён, Узам знает о том.

– Когда приступать?

– Завтра с утра. Полагаю, меч и защита будут только мешать, можешь их оставить в воинской избе.

– Хорошо, но возьму нож.

– На твоё усмотрение.

Воину, привыкшему к оружию, который с ним спал, ел, скакал на коне, расстаться с мечом в чужой земле непривычно. Случись встретиться с врагом, как без оружия? Борис его понимал, но меч смог звякнуть в самый неподходящий момент, и воин себя выдаст. Борису не хотелось, чтобы Аврора заподозрила слежку. Насторожится и сбежит, пойди найди её потом. Волхв ведь дуру к замку не направил бы. Стало быть – хитра, умна, и актриса хорошая. Впрочем, женщины – все актрисы, только в разной степени.

Вечером к Борису зашла Аврора, стала у двери. Взгляд кроткий, сама невинность. Борису стоило больших трудов сдержаться.

– Будут ли у господина приказания на завтра? – спросила девушка.

– Не будут. Можешь заниматься чем угодно.

– Как скажешь, господин. Спокойной ночи.

– Оставь меня, мне надо подумать.

Утром, после завтрака, Борис отправился за ворота замка, туда, где обосновались торговцы. Если раньше там стояли повозки, то ныне к ним прибавились небольшие навесы из жердей и даже подобия палаток, сшитых из шкур животных. В таких укрытиях легче и ветер переносить, и зной, да и товар разложить. Борис походил среди торговцев. Всматривался в лица, искал того купца, что продал ему рабыню. Зрительная память у него отличная, но купца не нашёл. Начал торговцев расспрашивать. Времени после покупки Авроры прошло немного, торговцы должны его знать. Ошибся. Да, был такой, похожий по описанию. Но как звать и откуда он, никто сказать не смог. Да и был он здесь недолго – день, два. Наверное, товар пошёл плохо, уехал. Может, и так, только сейчас Борис был склонен оценивать происшедшее с другой стороны. Не подстава ли? А он купился. Но уж больно естественно всё выглядело. Никто ему рабыню не навязывал, сам заинтересовался и купил. Или он нагнетает ситуацию?

А потом вернулся дозор, рассказал удивительное. Ехали они по дороге, причём по ней явно повозки ездили, проглядывались следы от колёс. И вдруг дорога полевая резко обрывалась. Дорога может обрываться, упираясь в речку, потом идёт брод, и дорога вновь появляется. А может переходить в сельскую улицу. В данном же случае ничего подобного. Шла дорога и пропала, причём следы на ней свежие, не более двухдневной давности, уж в этом воины-степняки смыслили. О случаях странных, удивительных или необъяснимых Борис велел докладывать, какой бы несущественной мелочью это ни казалось. Для воина – пустяк, но может при размышлении дать неожиданные выводы.

– Лошадь мне! Показывай.

Странность была в самом деле. Дорога проходила мимо замка, потом раздвоилась. Одна вела к селению, а другая – влево. По ней и поскакали. Трава почти по брюхо, но дорога чётко видна – две колеи от колёс. И потом резко исчезла. Борис коня остановил, поводья на землю бросил. Местные лошади приучены были – где поводья на земле, не уходить. Травку пощипать вокруг, но не отдаляться. Борис походил, посмотрел. Круг описал малым размером, потом второй – побольше. Нет дороги! Едва не на четвереньках исследовал. Ну не бывает так! Назад повозки повернули? Так трава примятая быть должна, след от разворота. Тогда зачем сюда повозки ехали, куда делись? Так и уехал озадаченный, не разгадав странного обстоятельства. Ответ нашёлся позже.

Вечером, после ужина, уселся в «Тигр». Почти сразу из сумерек появился Сартак. Стукнул в стекло, поклон отбил. Борис дверь открыл, и воин юркнул в машину, уселся на сиденье. Ныне он был без меча, щита, куяка, в лёгком халате.

– Я тебя внимательно слушаю.

– Хорошо, Сержант. С утра девушка пела песни, потом позавтракала и пошла с корзиной в лес. Я крался за ней, тихо, как мышь. Она до обеда собирала травы, потом вернулась, поднялась в башню. Идти за ней я не осмелился. Из башни до ужина не выходила. Спустилась с миской, набрала похлёбки и снова скрылась.

Да, вроде ничего особенного. Сартак помялся.

– Говори, думается мне – не всё сказал.

– Потому, что не уверен. Ближе к вечеру показалось мне, что на крыше башни кто-то поёт. Вроде голос женский, да песня странная. Тихо очень поёт, я даже не уверен, песня была или ветер свистел на разные лады.

– Хорошо. Продолжай и завтра. А вечером – в повозку, обстоятельно расскажешь.

В принципе, даже если Аврора взобралась на крышу башни, ничего предосудительного нет. Крыша плоская, с неё отличный обзор открывается, километров на двадцать – тридцать окрест. И петь могла песню своего народа, потому она Сартаку показалась шелестом ветра.

Когда Борис уже собирался укладываться спать, в дверях после стука появилась рабыня.

– Какие указания рабыня должна исполнить завтра, мой господин?

– Постирай мне одежду.

– Слушаюсь, мой господин.

После поездок на коне одежда была пыльная и сильно пахла едким конским потом. Уже придрёмывать стал, как подумалось: с крыши башни в самом деле видно далеко. Но оттуда и сигналы кому-то подавать можно. На флоте же существует передача сигналов флажками, хотя есть и прожектор сигнальный, и рация. Но флажки появились раньше всех. Аврора могла сигнализировать какой-нибудь тряпкой в руках, да просто ладонями. Если у наблюдателя хорошее зрение или, что лучше, – оптика, то сообщение прочтёт. Вот у волхва есть удобная штука – хрустальный глаз. Может быть, и сейчас он задействован был? Причём обзор с башни на все триста шестьдесят градусов. Наверное, она могла видеть и Бориса с воином, когда они искали пропавшую дорогу.

Глава 6

Невидимый остров

День пролетел в заботах, до ужина ещё не дошло, как Бориса нашёл Сартак, стал делать какие-то знаки. Борис пошёл к бронемашине, воин – за ним. Уже в машине Сартак выпалил:

– Сержант, она вылила в котёл с узваром какую-то жидкость.

– Давно?

– Только что.

Кашу или похлёбку варили в котлах на группу воинов. А в одном, самом большом, – узвар из фруктов на всех. Каждый мог пить, сколько хотел.

– Молодец! Где она?

– Набрала в миску каши с мясом и ушла в башню.

– Ступай к котлу с узваром и никому не давай набирать из него. Скажи – мой приказ!

– Слушаюсь!

Борис пошёл к башне. Аврора была в комнате второго этажа, ела. При виде Бориса вскочила.

– Что случилось, господин?

– Пойдём со мной.

– Повинуюсь.

Аврора пошла за Борисом. У котла с узваром уже стояли воины. Удивлялись, что им не дают привычное питьё. Борис взял кружку из рук одного воина, зачерпнул узвар, повернулся к рабыне, протянул кружку.

– Выпей первой, оцени.

– Мне не хочется пить.

– Я настаиваю.

Аврора было попятилась и наткнулась на Сартака.

– Пей! – жёстко приказал Борис.

Аврора протянула руку, вроде бы взять собралась и уронила кружку на землю, вскрикнула.

– Ой, какая я неловкая!

А воины уже смотрят с интересом, предчувствуют развлечение. Борис схватил её за руку, подтащил к котлу.

– Или выпьешь кружку, или утоплю сейчас в узваре!

Борис говорил спокойно, размеренно, но было что-то в его голосе, от чего у Авроры и у воинов мурашки по коже пробежали.

– Не могу, пощади! – взмолилась рабыня.

– Сартак, держи её! – приказал Борис.

Воин схватил её сзади за обе руки. Борис провёл ладонями по одежде. На поясе под одеждой определённо что-то было. Задрал кофту, за поясом глиняная склянка, деревянной пробкой заткнута. Борис рванул к себе склянку, пробку сорвал, понюхал. Запах ожидаемый, морковный. Только не морковь это, а цикутное масло. Отравить всё войско хотела! Борис ногой по котлу ударил, перевернул. Узвар разлился по очагу, погасил огонь. Воины – в недоумении. Борис схватил за длинные волосы Авроры.

– Слушайте, доблестные воины Фараза! Перед вами – отравительница! Она вылила в котёл с узваром масло болиголова.

– Неправда! – стала кричать и извиваться всем телом рабыня.

– А что тогда у тебя в горшочке?

Весь горшочек меньше кулака.

– Сок разных растений, кто его пьёт, становится сильным. Я помочь воинам хотела!

– Тогда выпей то, что в горшочке, и я тебя отпущу, ты станешь свободной, вернёшься домой, к родным! Ты же об этом мечтала?

Борис поднёс к её губам горшочек. Там ещё плескалось немного. Аврора начала дёргаться, боднула головой горшочек, не удержал его Борис, выпал он из его руки на каменную брусчатку. Вдребезги! Только осколки во все стороны. Воины начали кричать.

– На кол её, ведьма она!

– Сжечь на костре!

– Четвертовать!

От криков этих Аврора побледнела.

– Пощадите! Не виновата я! Волхв заставил. Моя семья у него в заложниках на невидимом острове!

Борис сразу насторожился.

– О каком острове речь?

Авроре терять уже нечего, вокруг враждебные лица, все смерти её хотят. Дай Борис сигнал – разорвут, распнут, на куски порежут её. У одного Бориса лицо заинтересованное, на него надежда.

– У волхва остров невидимый есть, где он с приближёнными находится.

– Где же он? Скажешь – так и быть, помилую. Ты же ещё никого не убила. Накажем, не без этого, но на кол сажать не будем.

Посажение на кол – казнь жуткая. Казнённый мучается несколько дней, пока не испустит дух. И смерть будет звать и примет с радостью, ибо мучения его велики и боль нестерпимая. Но Аврора ещё не знала, что есть в войске воин, палач по призванию. Ударом бича человеку позвоночник перешибить мог. А с трёх ударов мужиков – здоровяков убивал.

– Да вот же он, над вами, в воздухе висит.

Все головы вверх задрали. А только сумерки уже в ночь превратились. В небе звёзды видны, багровая луна над горизонтом всходит, но острова не видно. Разочарованно выдохнули воины. Врёт, поди, рабыня. Не летают острова с людьми, такое только облака могут. А не дурит ли голову воинам Аврора? Сказать можно, что угодно. Борис решил проверить.

– Сартак, держи её.

А сам побежал к «Тигру». Разложил станок пулемётный в зенитный вариант, водрузил на него «Корд», ленту заправил, затвор взвёл. Ну хоть что-нибудь видно бы было, только звёзды мерцают. Дал короткую, в три патрона очередь, ствол повыше задрал, ещё очередь, теперь на четыре патрона. Потом уже почти под девяносто градусов поднял. Ещё очередь. Жалко патронов. Могли бы пригодиться для отражения атаки, а он в белый свет, как в копеечку, лупит. И воины, и Борис вверх смотрели. Кто-то глазастый закричал.

– Смотрите, смотрите – горит!

В самом деле огонёк появился, разгораться стал, настоящее пламя вспыхнуло. И не очень далеко, по прикидкам Бориса – метрах в двухстах. Через считаные минуты пламя стало в сторону смещаться. Похоже – остров поплыл в сторону, причём в полной тишине. Ни шороха, ни гула мотора. Борис по направлению пламени ещё очередь дал, да расщедрился, с десяток патронов выпустил. Но больше ничего не произошло. Воины заволновались. Дело доселе невиданное и неслыханное. Ни в одной легенде о таком не упоминалось. Но не призрак, видели все. Немного успокоившись, стали кричать.

– Пороть её!

И вытолкнули вперёд воина, что бичом владел мастерски. Все смолкли, смотрели на Бориса. Оставить Аврору безнаказанной нельзя, она готовила гибель всего войска, и просто чудо, что никто узвара не выпил. Если бы не Сартак, трагедии избежать не удалось бы.

– Два удара!

Борис поднял ладонь с растопыренными двумя пальцами. Среди воинов пронёсся вздох разочарования. Аврору тут же схватили, поволокли к столбу у коновязи. Поставили лицом к столбу, руки связали за столбом. Один из воинов рванул за ворот, с треском разорвав одежду и обнажив спину. Воины разошлись, образовав круг диметром метров десять. Они остерегались, как бы палач не зацепил кончиком бича. Если по лицу попадёт – прощай, глаза! Рабыню трясло от страха. Борису не было её жаль. Она хотела убить воинов и его, Бориса, хотя видела от него только добро.

Палач прошёлся вперёд – назад и вдруг резко ударил. Как выстрел, ударил щелчок бича. Борис даже не успел заметить движение. Аврора вскрикнула, обвисла. Обычно на обнажённой коже вспухает багровый рубец от удара. А сейчас зияла линейная рана по диагонали, от плеча к ягодице. Кожу разорвало, сочилась кровь. Воин-палач явно наслаждался эффектом. Из всех собравшихся так работать с бичом был способен только он один. Внимание воинов ему льстило. Напряжение росло. Кат выдерживал паузу, как актёр в театре. Ещё удар! Аврора не отреагировала, после первого удара она была без сознания. Ещё одна рана, поперёк первой, крест-накрест. К девушке подошли, развязали руки.

– Куда её?

– К травнику.

С войском прибыл травник. В случае боестолкновения он был лекарем – перевязывал раны. Крючком доставал из тела раненого наконечник стрелы, присыпал мхом от воспаления, пускал кровь, если нужда была, даже щипцами рвал зубы. Конечно, без какой-либо анестезии.

Пока несли к травнику, девушка испустила дух.

– Сжечь, по обычаю? – спросили Бориса.

– Сбросьте со стены в реку.

Воинов, павших в бою или умерших от ран, сжигали на погребальном костре, Аврора не могла удостоиться этой чести, она злодейка.

Вроде зло наказано, но у себя в башне Борис половину ночи уснуть не мог. Случайность войско спасла. Мано носом учуял болиголов, если бы не он, площадь замка сейчас была бы усеяна мёртвыми телами. Борис ещё раз убедился, что волхв хитёр, изобретателен, жесток и расслабиться не даст. Поневоле он внушал уважение, достойный противник!

С утра после завтрака взобрался на крышу башни, оптический прицел прихватил. Начал осматривать окрестности. Что там такое? Он готов был поклясться, что ни вчера, ни раньше никакого дома там не было.

– Седлать коней!

А сам за руль «Тигра». Всё равно аккумулятор подзарядить надо, и пулемёт на лошади везти затруднительно. Похоже, дом появился там, куда ездили смотреть дорогу, которая вела в никуда.

Он ехал впереди, на второй передаче, двадцать километров в час. Можно быстрее, но кони быстро выдохнутся. Слабые лёгкие у лошадей, загнать можно быстро. На развилке дорог повернули налево. Луг, а в том месте, где дорога заканчивалась раньше, стоял невысокий холм. На нём каменный двухэтажный дом и несколько хозяйственных построек.

Не было этого холма и дома вчера. Догадка появилась, забрезжила мысль. Не холм это, а остров, летающий и невидимый. Вчера при стрельбе из крупнокалиберного пулемёта он что-то поджёг, повредил. Волхв, или кто там главный был на острове, привёл его на луг, приземлил.

– Проверить дом! – приказал Борис. – Всех, кого найдёте, приведите сюда.

Вполне ожидаемо, что на острове-холме людей не обнаружили. Борис сам решил тщательно осмотреть. Вопросов возникало много. Главных – три. Во‐первых, как этот холм летал, не имея двигателей, ведь шума моторов никто не слышал на площади замка. Второе – как остров‐холм становился невидимым? Можно отвести глаза одному человеку, но не трём сотням воинов. И не мираж остров, после стрельбы гореть что-то начало. А мираж гореть не может. Последний вопрос: куда девался волхв? Похоже, последнее и секретное его убежище раскрыто, и Бир куда-то скрылся.

Борис начал осматривать холм. Так, пепелище обнаружилось, ещё свежее. Похоже – деревянная постройка была и загорелась при обстреле. Немудрено, патроны в ленте чередуются. На три с обычным сердечником один бронебойно-зажигательный. Борис обошёл все постройки. То, что людей не обнаружил, это ожидаемо, воины никого не видели. Как летает остров? На каких принципах? Пусть есть нечто сильно продвинутое, опередившее прогресс на тысячелетия, например антигравитационный двигатель. Либо ещё что-нибудь эдакое. Но нет же ничего. И на каком принципе невидимость основана? Интересно было, а утолить любопытство некому. Неужели магия волхва так сильна, что это проделки чернокнижников? Пусть не их лично, но заклинаний из их книг.

Куда делись люди с острова? Фору по времени в шесть часов они имели и могли уйти далеко. Но лошадей не было, на острове Борис не видел ни конюшни, ни следов конских копыт. С ним три десятка воинов.

– Ехать с дозором до границы земель на полуденную сторону, – распорядился Борис. – Если увидите волхва или его людей, постарайтесь взять в плен и доставить в замок! Исполнять!

Вот что не отнять у воинов, это способность без вопросов исполнять приказ. С места расположения острова можно уйти только в две стороны – на полдень и на закат. На полуночную сторону через пару километров река, широкая и глубокая, без лодок её не преодолеть. А на восход мимо замка не пройти, так не было никого, караулы несли службу исправно.

Сам погнал в замок, поставил задачу ещё трём дозорам – идти широкой цепью. И направление указал. Время уже послеобеденное, а есть неохота. Он просто потрясён был увиденным. Да на этом острове могли быть сотни, а то и тысячи тонн! Как он держится в воздухе? В первый раз в голову закралось сомнение. Если Бир настолько могущественен, обладает невиданными чернокнижными знаниями, сможет ли Борис с небольшим войском его одолеть? У его воинов мечи и луки, а им противостоит монстр с необыкновенными способностями. Но при всех своих каверзах пока счёт на равных, на удар Бира Борис отвечает своим, не менее сильным ходом. И никто пока не имеет преимущества. Так что унывать не стоит и все шансы на победу есть! Так решил Борис после раздумий. И основания для оптимизма были. Ведь удалось же повредить остров, поджечь что-то на нём, заставить Бира убраться от замка. Наверное, когда завис и смотрел сверху, потешался над Борисом. Сержант дозоры во все концы земли рассылает, а Бир совсем рядом, над замком. Наверное, ощущал себя всемогущим. Борис даже позавидовал. Ему бы такой остров! Самому, что ли, взяться за изучение магии? Только на это дело не один год уйдёт, а с Биром надо справиться раньше.

И не успел Борис подняться к себе в башню, желая осмотреть окрестности в оптику, как прискакал на взмыленной лошади воин из дозора.

– Обнаружили волхва, меня старший дозора послал, а сам за ними следит. В дозоре-то нас всего трое было.

– За мной!

Из-за спешности Борис уселся в «Тигр» и воина с собой посадил. Его конь отдохнуть должен после скачки и сейчас обратного пути не выдержит. Борис машину гнал, благо – у бронеавтомобиля подвеска мощная, энергоёмкая, на ухабах машину раскачивало.

Воин одной рукой за поручень ухватился, другой указывал направление. Полчаса, и воин сказал:

– Меня с этого места за тобой послали. Дальше надо следы искать.

Следы были в виде отпечатков подошв на пыльной земле копыт. А ещё воины из дозора оставляли знаки – веточку сломанную, а то и стрелку на пыли рисовали остриём ножа. Воин впереди шёл, высматривал знаки, Борис за ним ехал. Из небольшой ложбины к роще поднялись, воин руку поднял. Сигнал опасности, надо стоять. Воин вперёд пробежал, исчез за деревьями, потом к бронемашине метнулся.

– Там…

– Говори яснее!

– Наши воины мёртвые.

Борис машину заглушил, выбрался. Взял автомат наизготовку. Воин шёл впереди. Между деревьями лежали два воина из дозора. Внешних повреждений нет – ни ран, ни крови, мечи в ножнах. Видимо, нападения на себя не ожидали. И коней нет, но это объяснимо, люди Бира себе забрали, наверное, для волхва. Негоже ему пешком идти, как простолюдину.

– Посмотри пока следы! – приказал воину Борис.

А сам стал осматривать мёртвых. Одежда и железные пластины видимых повреждений не имеют. Кожа без ранений. Прощупал голову – не пробит ли череп? Руки, ноги, грудная клетка – целые. Но от какого-то воздействия воины погибли? Причём недавно, тела ещё тёплые и руки-ноги сгибаются, трупного окоченения нет. Негоже бросать мёртвых товарищей, в разведке так не поступают. Подогнал машину, загрузил тела в десантный отсек. Подбежал дозорный.

– К реке они направляются, туда следы ведут. А где убитые?

– В машине, сзади лежат. Садись, едем.

Воин показывал направление. Маленько не успели. Выехали на берег, а все уже переправились, последний человек на их глазах скрылся на том берегу за деревьями. Тьфу! «Тигр» держаться на плаву, как БТРы, не умеет. И стрелять по деревьям смысла нет, только патроны жечь. Обратно возвращались мрачные. Бира с его людьми не догнали, а солярки литров семь-восемь спалили. А где её пополнить? Опустеет топливный бак, придётся машину на прикол ставить, что очень нежелательно. Пулемёт и боезапас можно снять, но для перевозки его потребуется вьючная лошадь, ибо вес велик. Кроме того, бронеавтомобиль защиту давал от стрел да от любого здешнего оружия. А ещё скорость передвижения потеряется, лошадь так быстро, как «Тигр», передвигаться не может. В общем – одни минусы.

Вечером – снова погребальный костёр, поминальная трапеза. Почти каждый день потери. Вроде невеликие, один-два воина, а за месяц уже заметно убыло. Особенно заметно, когда садятся обедать. Раньше значительно многолюднее было, и расход продуктов больше. Если так и дальше пойдёт, через полгода войско растает как дым. Хотя на полгода Борис не рассчитывал. Во‐первых, воинам нужны трофеи, да и столько времени в отрыве от семей быть не смогут. Когда нет боевых действий, воины хлебопашествуют, пасут скот. И служба их напоминает казачью.

Видимо, здорово разозлил Борис волхва. Потому что утром произошёл занятный случай. Борис после завтрака в башне сидел, карту разглядывал. Вдруг на площади шум, крики. Выглянул в окно, воины бегают. А почему? Непонятно. Выбежал во двор, конечно, с оружием. Без «калашникова» он нигде не появлялся. Навстречу Узам, вид взволнованный, скорее – возмущённый. Без расспросов рассказывать стал.

– Стою, с предводителем воинов из Гуама обсуждаю, кто в дозор пойдёт. И вдруг сзади голос, очень на мой похожий. Обернулись мы, и я глазам своим не поверил. Я сам стою! Одежда, как у меня! На левом рукаве дырка, точь-в‐точь как у меня. И лицом – моя копия. Так быть просто не может! Я меч выхватил, собирался двойника убить! А он бледнеть стал и исчез, просто растаял, как туман утром. Был – и нет. Я даже камни пощупал, где он стоял. Воины, кто его видел, искать бросились и не нашли.

– Это гологра… Призрак был.

Слово голограмма не поймут, проще надо, понятнее.

– Морок такой, Бир навёл, тебя опорочить хотел.

– Ай-яй-яй! Как же быть? Ведь в следующий раз вот так же твой призрак появиться может, начнёт распоряжения давать.

– Если сомнения есть, кончиком ножа уколи палец, капелька крови у настоящего человека выступит. А у призрака – ничего.

– Ловко ты придумал! – восхитился Узам. – Тебя не проведёшь, а я маху дал!

– На твоём месте любой растерялся бы в первый раз, не кори себя. Зато впредь будешь знать, как действовать.

И Узам, и Борис выводы сделали. В буквальном смысле – не верь глазам своим, перепроверяйся. У Бира возможности в плане магии велики, и неизвестно, какой фокус он выкинет в любое время. Бориса раздражало, что они всё время по «хвостам» бьют, в роли догоняющих. Самим бы напасть, первыми, перехватить инициативу. Но чтобы атаковать, надо знать, где волхв находится. А это пока непонятно, неизвестно. Борис даже засомневался – живой ли человек волхв? Можно ли его убить? Или это дух, голограмма? Может быть, сидит кто-то в укромном уголке за монитором компьютера и играет. Компьютерных игр ныне полно. Но всё вокруг настоящее – замок, воины, смерть.

Невозможно по компу, виртуально, создать ощутимый запах горелой человеческой плоти на погребальном костре или конского пота. Запахи эти сильные, обоняние раздражают.

Уничтожить слабого противника – заслуга невеликая. Борьба с противником сильным, да когда с попеременным успехом – занятие для настоящих мужчин. Кроме того, сильный противник вызывает уважение. А ещё в такой борьбе приобретается бесценный опыт. И пожалуй, за несколько месяцев, проведённых здесь, Борис столько увидел и научился, сколько за предыдущие годы. Пришёл опыт командования людьми, стал просчитывать последствия своих действий. А ещё появилась жёсткость. Мог ли он раньше разрешить бичевать девушку, зная, что палач её убьёт? Наверняка пожалел бы. А она его воинов и его самого не пожалела, собрала ядовитое растение, ядовитое масло приготовила. К врагу жалости быть не должно. Если он готов тебя уничтожить, убей его первым. Ибо второй будет мёртвым. Командование сотнями людей налагало ответственность большую, начинал просчитывать каждое действие, чего ранее за собой не замечал. Всё же три сотни воинов – это фактически две пехотных роты, командовать ими должен офицер в звании старшего лейтенанта или капитана, имеющий военное образование. А он кто? Сержант-срочник с сержантской школой, стоящий на нижней ступени командного состава. Борис реально оценивал свои силы и способности и с удовольствием передал бы командование войском человеку более опытному и знающему, но не было такого. Собственно, вся жизнь складывается из цепи случайностей. Не будь нападения Бира на Агалык, не случилось бы этих боевых действий, растянувшихся на месяцы. Сколько он уже здесь? Начал прикидывать, выходило около трёх месяцев. У местных подсчёт – по полным лунам, даже не месяц от полнолуния до полнолуния, а двадцать восемь дней, по таким коротким месяцам исчисляют срок беременности. Знать бы ещё, когда закончится война с волхвом. И даже не это, а вернётся ли он в своё время и когда? К сожалению, знать своё будущее не дано никому. С другой стороны – было бы скучно жить, зная наперёд, что не сдашь экзамен, попадёшь в больницу с переломом ноги через три дня или день, когда встретишь любимую девушку. Жизнь тем и хороша, что полна неожиданностей.

Вечером долго не мог уснуть, мысли были о невидимом летающем острове, о голограмме – двойнике Узама. Старался предугадать, какой шаг может предпринять волхв? Не угадал. Придрёмывать начал, из окон лунный свет помещение освещает. Конечно, полнолуние. И вдруг с площади крики, звуки ударов. Почти сразу труба тревогу сыграла. Оделся полностью секунд за тридцать, быстрее, чем в армии. Схватил автомат – и по лестнице вниз. Жаль, нет перил, иначе бы съезжать было удобно. Выбежал. Из воинской избы выбегали воины и бежали к подвесному мосту. Вернее, он был подвесным, а стал обычным, переброшенным через ров, после того как Борис разрушил обе башни. Именно оттуда крики, звуки ударов. Подбежал, а понять ничего невозможно, слишком темно.

– Несите факелы! Побольше факелов! – скомандовал он.

А из темноты на караул лезет какая-то чёрная масса. Непонятно – кто это? Принесли факелы. Борис схватил один и швырнул вперёд. Второй поднял высоко над головой. По коже мурашки пробежали, волосы на голове поднялись от ужаса. Уж лучше сражаться с гаргульями. Потому как на воинов накатывалась толпа мертвецов. Сотни, а может быть, и тысячи поднятых магией из могил мёртвых тел. С прогнившей кожей, висящей кусками, с вытекшими глазами, в истлевшей одежде, жутко смердящие, они приводили в ступор. Некоторые из воинов при виде жуткой картины дрогнули, побежали. Вероятно, их постигло временное помешательство.

Большинство воинов, кто духом покрепче, стали рубить мертвецов мечами. Первые ряды под ударами падали, вторые и последующие ряды взбирались на них и лезли вперёд. У мертвецов никакого оружия, от сильных ударов мечей распадались на несколько гниющих кусков. Запах тления – невыносимый. И лица воинов, и одежда густо забрызганы трупным гноем. Уже перед мостом громоздится вал мёртвых тел. Если так пойдёт, мертвецы завалят выход из замка. Не в этом ли задумка Бира? Запугать воинство и блокировать их в замке? Вполне вероятно. Надо пробовать разные способы защиты. Борис пробился к Узаму.

– Быстрее несите масло, факелы!

Были принесены две большие фляги с маслом, которое использовалось для приготовления пищи.

– Лейте! – приказал Борис.

От моста в сторону дороги и леса небольшой уклон. Два воина несли флягу, лили масло, получалась масляная полоса. Кстати, довольно скользкая. Ещё один воин с факелом поджигал масло. Зажжёт в одном месте, перебегает, поджигает дальше. От огненной полосы сражающиеся воины отступили, жар сильный. Ближние к огню мертвецы корчились в огне, падали, исходили зловонным духом. Зато другие как по команде повернули назад.

– А, не нравится? – закричал Борис. – Парни, подбросьте в огонь веток! Поддайте жару!

В огонь швыряли всё, что могло гореть. Очень кстати пригодился навес из жердей. Сооружали его как укрытие для лошадей от дождя, от летающих тварей. А сейчас ломали и бросали в огонь. Пламя поднялось выше человеческого роста. Зато мертвецы отступили.

Задыхаясь от вони, стояли стеной до утра. Поддерживали огонь и спалили весь навес. А когда наступил рассвет, перед воинами – ни одного мёртвого тела, только следы пожарища на земле, которая спеклась коркой.

У воинов настроение упадническое.

– Уходить из замка надо, нечистое место, – говорили они.

Пришлось Борису, а следом Узаму проводить разъяснительную работу. Дескать – козни злого волхва, не было никаких мёртвых тел, одни видения. За видения говорило отсутствие тел перед мостом. А за реальных мертвецов – дурно пахнущая и грязная одежда. Поутру почти все спустились к реке, стирали одежду, мыли мечи, купались сами.

Борис мыслил – запугать хотел волхв воинство. Частично у него это получилось. Сам Борис первоначально тоже испугался, всё же живой человек, а на них – армия ходячих трупов. А подумавши, пришёл к выводу, что не осталось у Бира других средств. Или почти не осталось, коли поднял мёртвых из могил. Но теперь месяц их можно не бояться, все заклятия действуют только одну ночь, когда луна полная.

Коли дозорные не могут отыскать логово волхва, Борис решил действовать по-другому. Разослал во все стороны земли глашатаев, чтобы прельщали селян. И кричали на сельских площадях воины Бориса:

– Кто увидит волхва, обязан немедля донести о том в замок. Кто не сообщит, получит два удара палкой. А если известил, да этим помог поймать волхва, получит две монеты серебром и освобождение от всех налогов и податей до конца своих дней, да будут они благословенны!

Слушали внимательно, расходились молча. Подумать было о чём. Две монеты – целое состояние для селянина, да ещё и от поборов освобождение. С одной стороны – опасно. Если волхв узнает о предательстве, жестоко накажет. С другой стороны – если поймают его воины, наверняка казнят, и никакая месть не страшна. Всё равно какая-то поддержка Биру от населения была. Ему и ближней свите давали укрытие, продовольствие. Без этой помощи волхв бы так долго не продержался. А помогали потому, что боялись. Не тот волхв правитель, которого любили. Борис это точно знал после разговора с селянами. Была бы народная любовь, мужики пошли бы в ополчение и смяли воинов Бориса числом. Три сотни воинов против тысяч селян – ничто. Забьют цепами, на вилы поднимут. Да даже если воевать не будут, а организуют продовольственную блокаду, перестанут завозить в замок провизию, через две недели воинство само уйдёт.

Если человек голоден, какой с него работник или воин?

Неделю была тишина. Борис уже подумал было, что его затея провалилась. Потом стали люди приходить. Не днём, а в сумерках, чтобы не видел никто. Говорили – где и когда видели волхва, при каких обстоятельствах, да велика ли свита была. Борис записывал. Селянам за сведения мелкую медную монету давал. С одной стороны, материальная заинтересованность, с другой – надежда на серьёзные деньги, случись задержать волхва по доносу. Борис по полученным сведениям на карте отметки делал. Получалось интересно, он видел маршрут Бира, мог предугадать, где он будет на следующий день. Казалось бы, чего проще, направь туда воинов и поймай. А только пока почти нереально из-за расстояний. Приходит селянин, который день шёл пешком, а видел Бира вчера. Да ещё воины, пусть и на лошадях, за половину следующего дня прибудут на указанное место. А Бира уже и след простыл. По ночам передвигаться принято не было. Ночи тёмные, конь упасть может, ногу сломать. А седок в железах так грохнется, что и шею свернёт. И ещё одно обстоятельство было. После марша коням отдых требуется, иначе никакой бой или преследование не состоится. Чай, не железяка бездушная, живая скотина. Есть-пить требует, отдыха. Человек через силу может продержаться, на одном самолюбии, на воле, на жизненной необходимости. Коню такие доводы до ума не доведёшь. Однако польза от информаторов была. Заметил Борис общее направление движения – к горам в западной стороне. Ну горы, это по местным понятиям. Фактически высокие холмы высотой тысячи полторы. На склонах деревья растут, кустарники, стало быть, не голые камни, почва есть.

Утром проснулся с осознанным решением – надо идти к холмам Тарукана, как называлась местность. Всё время получалось только преследовать волхва, и он не ожидает засады на своём пути. Надо выезжать немедленно, чтобы успеть обустроить. При волхве человек десять-двенадцать сопровождения, судя по докладам селян. Взять с собой трёх-четырёх воинов, посадить в бронемашину, и через три-четыре часа они будут на месте. Солярки жалко, но на конях поспеют только к завтрашнему вечеру и могут опоздать. «Сюрприза» для волхва не получится. Поговорил с Узамом, оставил его главным за себя. Отобрал четверых толковых воинов. За то время, что провёл в войске, уже пригляделся к людям, по каждому почти мог характеристику дать. Один горяч, кидается в бой очертя голову. Другой осторожен, пожалуй, даже трусоват. Такие не подойдут. Нужны опытные, способные действовать в команде. Сразу отобрал Сартака, он себя проявил в слежке за Авророй. Мангут из Тара, хорошо показал себя в дозоре, Крисп из Горены, лучник отменный. А последним Вальбор, отлично зарекомендовал себя в борьбе с мертвецами. Когда другие оцепенели от ужаса, этот воин схватил толстую жердь, ворвался в самую гущу нежити и давай размахивать деревяшкой влево‐вправо. Оторванные полусгнившие руки-ноги-головы во все стороны летели. Находчив, бесстрашен, силён. Таких бы в войске побольше.

Без долгих разговоров в машину сели. Для всех, кроме Сартака, внове. Борис держал шестьдесят километров скорость. И быстро, и расход солярки минимальный, и не так сильно на ухабах швыряет. И втрое быстрее, чем на лошади. Для воинов ощущения сильные. За поручни держались, в окна смотрели, как быстро мимо мелькают деревья, кусты, селения. Периодически на характерных участках местности останавливался, сверялся с картой. А ещё воины подсказывали.

– Вон там налево надо. Пять сезонов дождей был у холмов, как раз здесь проезжал верхами.

Верхами – это одно. Конь может пройти там, где ни один автомобиль не сможет, скажем, по косогору, по большим камням.

В одном месте поволноваться пришлось, когда реку форсировали. Вода капот скрыла, Борис боялся – не попадёт ли она в воздухозаборник? Тогда гидроудар в двигателе и капитальный ремонт в условиях хорошей мастерской и при наличии запасных частей. А в его случае бронемашина превратится в недвижимость. Проехали, хотя у воинов дыхание перехватывало. Борис и сам радостно вздохнул, когда на берег выбрался, слегка побуксовав. В два часа пополудни, судя по часам на запястье Бориса, были уже на месте. Волхв со свитой должен подойти со стороны восхода, с востока.

– Парни, обойдите местность. Надо выбрать место для засады. Чтобы нас видно не было, а воины волхва в стороны уйти не могли.

– Знаю такое место. Только самодвижущуюся повозку там не спрятать, кусты низкие.

– Веди, показывай!

Далеко идти не пришлось. Малоезженая дорога шла между двумя холмами. По обе стороны дороги низкорослые – по пояс взрослому человеку – кусты. Кабы у всех воинов были автоматы, лучше места не придумаешь. Но «калашников» на всех один, и к нему шесть снаряженных магазинов.

– Даю расклад. Всем ложиться за кустами, чтобы с дороги видно не было. Как подъедут поближе, я начинаю стрелять. Потом, только по моей команде, вы бросаетесь. Я постараюсь уничтожить сопровождающих, ваше дело – захватить волхва и добить раненых, если такие будут.

Раненых воинов противника принято было добивать. Уровень медицины был примитивный, при ранениях в грудь или живот шансов выжить не оставалось. Так пусть умрут лёгкой смертью, без мучений.

– Лежать тихо, никаких разговоров, как на зверовой охоте.

Такой язык воинам понятен. Каждый выбрал себе место, Борис улёгся на повороте. Ему отлично виден отрезок грунтовки метров двести, а сам он скрыт кустами. Пришлось несколько веток сломать, чтобы сектор обзора и обстрела широкий получился. Из карманов разгрузки выложил магазины. Сомневался, что придётся много стрелять, но лучше приготовиться, ограничиться одним магазином. Сопровождающим волхва деваться некуда. Или в стороны, вверх по склонам, но тогда они будут как на ладони. Или назад. Тогда можно встать в рост и стрелять стоя. Да чёрт с ними, если вся свита уцелеет, они пешки, от них ничего не зависит. Главное – волхв. Или сделать первый выстрел по нему? Чтобы ничего предпринять не успел. Да, пожалуй, так! Тянулись минуты, складывались в часы. Скоро смеркаться начнёт. Неужели ошибся в расчетах, и волхв направился другой дорогой? Или заночевал где-то и будет здесь завтра? Воинам в засаде на врага или на зверя сидеть не привыкать. Если бы не жара, совсем хорошо бы было.

Какой-то далёкий звук послышался. Или почудилось? Борис достал оптический прицел. Монокуляр переменной кратности, от трёх до восьми, но выручал уже не раз. Начал осматривать местность впереди. Вроде какое-то движение впереди есть. От жары марево стоит, в прицеле все объекты плывут от волн восходящего воздуха. Глаз устал, Борис прицел отложил в сторону. Повторно взялся за него через полчаса. О! Небольшой караван идёт. Три лошади с седоками и десятка два пеших. Но сколько ни вглядывался, а узнать волхва не смог, далеко. Идут медленно, хотя поклажи у пеших нет, наверное устали. Ещё бы, отвыкли совершать переходы, сидя в замке на коврах. От непривычной нагрузки, да на жаре, разомлели. Борис злорадно ухмыльнулся. Сейчас он взбодрит всех. Снял автомат с предохранителя, передёрнул затвор, загнав патрон в патронник. Если это сделать, когда караван близко подойдёт, щелчок и лязг затвора насторожат людей волхва. Знать бы ещё, зачем они идут сюда? Если мимо холмов дальше двигаться, там река, довольно широкая и глубокая. А за ней начинаются земли другого правителя. И вроде бы с ним волхв был в недружественных отношениях, и делать ему на другом берегу нечего. Борис мог ошибаться и отдавал себе в этом отчёт, он не знал всех исходных данных. Было бы здорово заиметь среди приближённых волхва прикормленного человека. Платить деньги, серебра в подземелье в замке полно. Только никак не удаётся на волхва и приближённых выйти. Решил выжидать до последнего, чтобы стрелять наверняка. Караван всё ближе. Одного не учёл Борис. У лошадей и слух хороший, и обоняние не хуже, чем у собаки. Караван почти воинов достиг, что в кустах прятались. Лошади начали прядать ушами, всхрапывать. Учуяли запах гнилостный от воинов. Стирали они одежонку в холодной воде реки. Никаких средств – мыла либо стирального порошка – не было. Пятна вроде отмылись, а запашок остался. В караване проводник был, сразу обратил внимание волхва на беспокойное поведение лошадей. Произошло некоторое перестроение, приближённые из свиты вперёд выехали. Борис понял – надо стрелять. Уничтожит первых, потом очередь и до волхва дойдёт. Дистанция всего – сотня метров, не промахнётся. Дал короткую очередь, потом стрелял одиночными. И почти каждый выстрел в цель попадал. Уже не видно конных, и кони валяются, пеших тоже нет. Откуда пыль? Одинокий всадник гонит коня, не жалея, нахлёстывает плёткой. Борис выстрелил, потом перевёл автомат на автоматический огонь. Короткая очередь, вторая. Пыль из-под копыт коня ветром в сторону засады сносит, видимость паршивая. Вскочил Борис, приклад к плечу, очередь веером по пыли. Затвор клацнул вхолостую, патроны кончились, как всегда, в самый неподходящий момент.

– За ним! Лучник, если конь пал, стреляй по волхву! Не дайте ему уйти!

Уже далеко, метров триста, за пылью не видно. Воины побежали по дороге за всадником. Борис пожалел, что далеко оставил бронеавтомобиль. С лучшими целями, конечно, ибо здесь его укрыть негде, демаскировать мог. А теперь предосторожность боком выходит, пока до «Тигра» добежит, пока доедет, Бир снова скроется. Что ему стоит заехать в лес, который виден? Машина не танк, по лесу не пройдёт. Побрёл по дороге. Там уже пыль осела, и парни стоят в растерянности. Ни коня, ни всадника. Упустил! Почти в его руках волхв был и снова ушёл, уже в который раз. Остался без свиты, все полегли, но сам ушёл.

Борис рукой махнул, воины вернулись с виноватым видом. Нет их вины, это он оплошал как командир. Надо было ему занимать позицию первым, до расположения воинов. Да что теперь об этом? Подошли к месту, где и кони, и люди убитые.

– Обыщите! Деньги либо ценности можете себе забрать как трофеи. Если другое что, покажете мне.

Трофеи богатые нашлись. Почти у каждого небольшие мешочки с монетами, на пальцах кольца и перстни. Воины всё себе забрали, лица довольные. Для них засада удачной оказалась, в отличие от Бориса. Но и ему достался трофей, свёрнутая трубочкой карта на коже. Развернул, изучать стал. Всё отмечено точно – селения, реки, леса, мосты и с обозначениями. Более точная и детальная карта. Пригодится! Борис её снова трубочкой свернул и в карман разгрузки сунул.

Назад, к замку, ехали не торопясь. Через час накрыла темнота. Можно при фарах, но впереди река, рискованно. Остановились прямо на дороге. Заночевали в машине. Тесновато спать вчетвером, зато безопасность полная. Никто не сможет подобраться, напасть. Да и нападёт, вреда нанести не сможет, двери заблокированы, а броню пробить нечем. «Шайтан-труба» только у него в машине, да и то в единственном экземпляре осталась. Единственное неудобство – душно, особенно для степняков. Дети природы привыкли дышать свежим воздухом.

Утром перекусили вяленым мясом – и в путь. За сутки река немного снизила уровень воды, по своим следам, по отпечаткам колёс форсировали водную преграду. А дальше – легче. На пыльной поверхности дорог по своим следам, как путеводной нити Ариадны, до замка добрались. К броневику, въехавшему на площадь, стянулись почти все свободные воины. Те из парней, что с Борисом ехали, выбрались с довольными лицами, мешочки с монетами в руках с деланой небрежностью подбрасывали, вызывая зависть окружающих. Только Узаму Борис сказал, что поход неудачный оказался. Свиту волхва уничтожили, но сам Бир ушёл. Впрочем, Узам не сильно огорчился.

– В следующий раз уничтожим. Ему со своей земли деваться некуда.

– Ты его недооцениваешь. У него есть деньги, работающие рудники. Кто мешает купить ему место под солнцем на какой-нибудь ласковой и далёкой земле?

Узам удивлённо посмотрел на Бориса.

– Ты как малый ребёнок, Сержант! Не нужен ему отдых, он и так не перетрудился. Ему власть нужна, своя земля, на которой он – хозяин, волен казнить или миловать, где все подданные в ноги кланяются. Он может здесь чернокнижием заниматься, и никто ему не указ. Захочет – войной на соседей пойдёт. Вот ты так можешь?

– Я же напал на него с войском?

– Не смешно. У воинов свои избы есть, семьи. Ни одна война не длится вечно, и воины вернутся с трофеями домой. Если ты хочешь остаться здесь, должен убить волхва и сам стать властителем. Либо уйти с нами и стать одним из воинов, причём рядовым, ибо не возвышен нашим правителем Фаразом. Ты уйдёшь, и Бир вернётся, ему бы только пересидеть где-то. Поэтому время работает против тебя.

– Зачем воинам уходить? Они имеют шанс разбогатеть!

– Разве деньги могут заменить семью? Разве деньги можно есть, и они принесут радость?

– Ты говоришь, как философ.

– Философ? Не слыхал о таком! А где он живёт?

– В моей земле.

– А где твоя земля?

Раньше Узам не задавал таких вопросов.

– Далеко, за морем.

По виду старейшины Борис понял, что он не знает, что такое море.

– Как река, очень глубокая и полноводная. Чтобы её переплыть, нужен не один день и большая лодка под парусом, корабль называется.

– Надо же, сколько чудес на свете!

Здешние люди, и Узам в том числе, к неудачам относились спокойно. Не получилось сегодня, получится завтра, эка печаль, жизнь-то длинная. По мере развития цивилизации темп жизни ускорился. Как первый этап – появление паровых машин и огнестрельного оружия. Затем пришла эра бензина, автомашин и самолётов и как третий этап – ракеты, мирный и военный атом, компьютеры и Интернет. С каждым витком развития жизнь двигалась быстрее, объём информации удваивался каждые пять лет. Благодаря благам цивилизации жить стало легче. Не надо топить печь, чтобы согреться или приготовить пищу. Есть газовая или индукционная плита, скороварка, СВЧ-печь. Жизнь удлинилась. Во времена Пушкина тридцатилетний считался пожилым человеком, а во времена Бориса пенсионный возраст сдвинули на пять лет, стариком стал шестидесятипятилетний.

После разговора с Узамом Борис немного воспрял духом, успокоился. В самом деле не всё потеряно. Волхв с каждым днём, с каждой неделей несёт потери. Фактически все его места обитания, жилища либо заняты воинами, как замок, либо контролируются. Приближённые, свита – убиты. Кольцо вокруг волхва сжимается, доносчики есть в каждом селении, да не один. Почти все передвижения Бира под контролем, и поимка его или уничтожение – лишь вопрос времени. А вот рудниками заняться надо. Борис на них внимания сначала не обращал. Теперь осознал – ошибку сделал. Рудники добывают серебро, из которого чеканят монеты. На деньги можно купить провизию, лошадей, нанять людей для какого-то дела, даже наёмную армию в других землях. Лиши волхва денег, и возможности Бира резко ограничатся. Любая война – это в первую очередь деньги. У кого экономика сильнее при других развитых возможностях, тот и победит.

У своих воинов за обедом, когда все собрались, спросил:

– Кто видел, где рудники?

Снаружи рудник может не бросаться в глаза, будет стоять небольшое здание управления. А главное – штреки, где рубят породу, под землёй, скрыты от глаз. Наверху могут быть заметны ещё подъёмные механизмы. Да и то, если подъёмники приводятся лошадьми, они не велики, не бросаются в глаза.

Оказалось, рудники видели дозорные, но ими ни Борис, ни Узам не интересовались, потому дозорные молчали. Борис расспрашивать стал – где расположены, есть ли дорога, не видели ли охрану. Охрана быть должна, на чужое добро всегда могут найтись охотники. Тем более серебро – лакомый кусок. Правда, будучи на этой земле уже три месяца, Борис о грабителях не слыхал. Или перевёл их магией или казнями волхв? А что, подошлёт гарпию или гаргулью, та покарает никчёмного человека.

Борис к руднику выехал сам, на лошади, с ним два десятка воинов, охрану уничтожить, если сопротивляться будут. Хотя, если хозяин далеко, охранники разбегутся, скорее всего. Кому охота за хозяйское добро жизнь отдавать? Воины нужны – разогнать охрану, а ещё остаться на руднике. Раз рудник работает, рано или поздно туда наведается волхв или его доверенные лица. И лучше бы их пленить, допросить и только в безвыходном случае убить. Чем больше погибнет у волхва доверенных лиц, тем сильнее сомкнётся вокруг него кольцо недругов или врагов. Борис относил себя к последним, хотя личной вражды не испытывал.

Полдня скачки, и воины подъехали к руднику. Снаружи впечатление скромное, даже убогое. Деревянная, потемневшая от времени изба, в небольшом холме зияет вход в подземелье. Две лошади под приглядом погонщика ходят по кругу, вращая ворот. У чёрного зева в шахту – два воина, судя по мечам в ножнах на левом боку и дубинках в руках. Завидев подъезжающих, один из охранников бросился к ним, наверное, думал – от волхва. Однако увидел чужаков, обернулся к товарищу, хотел крикнуть, тревогу подать, но воин Бориса снёс ему мечом голову. Второй охранник кинулся ко входу в пещеру, но Борис опередил, дал короткую очередь. Не хотелось стрелять, поднимать шум, но пришлось. В шахте, в выдолбленных штреках выстрелов не услышат, а в избе паника уже поднялась. Выскочил на крыльцо человек в добротных одеждах, управляющий рудником или горный мастер. Завидев два десятка чужаков, кинулся в избу.

– Взять его! Всех в избе связать!

Воины кинулись в избу, но управляющий успел запереть дверь. Несколько человек стали с разгона бить плечами, другие побежали в обход. В избе есть световые окна, забранные слюдой. Мечами слюду били, лезли внутрь. Из избы крики доносились. Теперь-то уж чего торопиться! Добытое серебро ни спрятать не удастся, ни увезти, и сопротивление бесполезно. Если с оружием в руках отпор давать будут, воины убьют. Коли сдадутся, шансы выжить есть. Убили только главного, что на крыльцо выходил. Остальные предпочли не сопротивляться, сдались. В комнате без окон с дверью на большом замке обнаружили мешочки с серебром в виде литых слитков разного размера. Слитки матовые, неровные. Впрочем, серебро – не железо, металл ковкий, легко гнётся. Всё серебро уместилось в один большой, из толстой свиной кожи мешок. Его забрали с собой, потом делить будут, на всех по справедливости.

На руднике Борис оставил десяток воинов, наказал старшему:

– Пусть рудник работает, не мешай. Если кто-нибудь появится за серебром, постарайся взять в плен, ко мне в замок доставь, попытать его надо будет. Убить только в крайнем случае. А уж если самого волхва возьмёте или убьёте, весь этот мешок твоему десятку достанется.

Борис ткнул пальцем в кожаный мешок. У десятка глаза алчно блеснули. Этот будет службу нести ревностно. Назад вернулись уже в темноте. Борис при свете факела мешок с серебром в подземное хранилище определил. Как говорится в поговорке – дальше положишь, ближе возьмёшь. Злато-серебро не одному человеку глаза застило, заставляло переступить через присягу, клятву, честь. Слаб человек, не всякий устоит перед соблазном.

Глава 7

Битва

За неделю все серебряные рудники взяли под контроль. В хранилище изрядно прибавилось слитков с серебром. Но и другая сторона медали есть. По рудникам пятьдесят воинов находится, пятая часть всего войска. Случись большая война, которая потребует напряжения всех сил, туго придётся. Конечно, взятие под контроль рудников, а ранее замка с подземным хранилищем денег лишило волхва денежной подпитки. Удар по могуществу и самолюбию сильный. Наверняка где-то в кубышке у Бира денежки есть, он хитрый и опытный. Такие все яйца в одну корзину не кладут. А с рудниками промашку волхв дал. На каждом по несколько человек охраны с нерадивыми работниками бороться, чужаков отгонять. Не предполагал Бир, что Борис вычислит его уязвимое место и удар неожиданный нанесёт. Серебро добывать трудно, за сутки несколько граммов добыча. Один из управляющих показывал суточную добычу на ладони. Несколько блестящих капель серебристого металла, смотреть не на что. Но за ними тяжёлый труд на глубине, где темно, пыль, по стенам стекает вода. Хуже всего, что периодически штреки обрушиваются, хороня под собой работников.

Борис ни работников, ни управляющих не тронул, они при любой власти нужны. И добычу велел не снижать и жалованье платить в прежнем размере.

– Лично проверять буду, – пригрозил он. – Увижу, что обманываешь, утоплю.

Для местных умереть в воде считалось позорным. Умерший в виде дыма должен вознестись на небо, к богам. Для родни позорно будет.

День шёл за днём. В войске разговоры начались. Дескать – пора по домам. Трофеев набрали много, каждому по слитку серебра достанется, да ещё и другое добро есть. К тому же сев скоро. Не управятся семьи без мужиков. Сев и жатва – два обязательных действа на селе, на которых мужчины быть должны. Сев – это зерно, потом мука и хлеб. Без них не выжить. На время сева и уборки во всех землях усобицы и войны прекращались, это уже Узам Борису поведал.

– Ещё пара недель, и придётся возвращаться к своим селениям.

– Подбери воинов, у которых семей нет, которым сеять не надо. Если войско уйдёт полностью, волхв снова замок займёт, и придётся выбивать. Потери будут, мне бы этого не хотелось.

– Да зачем нам замок сдался? Пройдём с войском по всей земле волхва, опять трофеи возьмём, его гонять будем, как зайца.

– Для него замок как средоточие силы, символ власти.

Узам вздохнул.

– Ладно. Думаю, десятка три воинов подберу.

Набрал. Пришлось по три человека на каждом руднике оставить и полтора десятка в замке, только чтобы караул нести. На случай нападения вся надежда на бронемашину и пулемёт. Да и где волхв воинов возьмёт, если сев на всех землях почти одновременно идёт? За караулами сам присматривал, Узам во главе войска ушёл. Все мешки со слитками серебра войско с собой забрало, но монеты Борис не отдал, самим пригодятся на подкуп, на нужды по покупке провизии. Каждый день от одного до пяти селян приходило, докладывали обо всех событиях. Получали за серьёзную информацию серебро, за незначительную – медные монеты. Но для селян они были подспорьем. Зато Борис был в курсе всех дел на земле волхва. И здесь тоже посевная шла. Пахали на быках, на лошадях, сеяли вручную из лубяных лукошек.

Уже отсеялись за пару недель. Борис прикидывал – неделю его воины отдохнут от трудов тяжких, да придут войском. Ждал он их с нетерпением. С приграничных районов стали приходить сведения тревожные. Собирается конная рать числом большим. Сколько? Сказать селяне не могли из-за своей неграмотности. Но много. «Как звёзд на небе», – говорили они. То ли властитель сопредельной земли решил напасть. Волхв армию растерял, чужаки из Фараза ушли, из Лакрузы на посевную, грех не воспользоваться моментом. Борис не исключал, что волхв договорился с соседним правителем, тот «одолжил» ему свою армию с условием оплаты после победы.

А ночью приснился ему сон. Увидел лицо волхва, и прорицание его услышал:

– С кем тягаться вздумал, чужеземец? Что ты забыл на моей земле? Ты вор, укравший у меня серебро, изгнавший законного правителя. Тебя ждёт расплата. Воинов твоих убьют, а из тебя сделаю барабан, пусть веселит меня на праздниках! Ха-ха-ха!

Борис проснулся в холодном поту и с бьющимся сердцем. Никогда прежде таких снов не видел. Или снова волхв воспользовался магией? После гаргулий и живых мертвецов он понял, что опытный чернокнижник обладает реальной силой и может доставить кучу неприятностей. В ближайший день в сопровождении двух воинов конно выехал к пограничью. Туда, где селяне указывали на войско! Проехали вдоль порубежной реки. Через реку мост, но даже если его разрушить, врагов это не остановит. Борис сам, с моста, палкой измерил глубину в нескольких местах. Получается около метра, немногим больше. Для коня и всадника такая река не преграда. Надо искать естественные особенности местности, которые могут помочь в обороне. Главное – выдержать первый удар, выстоять. Если враг понесёт ощутимые потери, то второго удара может и не быть, уйдут. Потому надо встретить «достойно». В нескольких километрах от реки два холма, между ними дорога проходит. Холмы невысокие, метров по триста, склоны пологие, поросшие травой. Уже мимо них проехали, а в голове занозой холмы засели. Что-то с ними было связано, какой-то эпизод из войн древности. Корил себя теперь, что плохо в школе историю учил, больше нравилось футбол гонять. Только футбол никого умнее не сделал, как яркий пример – Кокорин и Мамаев. А если бы читал, так сейчас и напрягаться бы не пришлось. Вернулись в замок, поужинали. За день проехали верхами много, устали. Лёг в постель и уснул сразу. Да, видимо, мозг работал напряжённо над холмами.

Ночью проснулся от видения, от сна необычного. Люди в одеждах варваров с холмов скатывают на римских легионеров на дороге валуны большие, а ещё подводы с горящим сеном. От огня, которого все животные боятся, лошади на дыбы становятся. Давка, уже и строй утрачен, жертвы есть, поскольку валуны весом и размером велики, и увернуться от них, будучи в плотном строю, – затруднительно. Нашлось решение! Были прецеденты в истории, ничего придумывать не надо. Правда, существует мнение, что история повторяется дважды. В первый раз в виде трагедии, а второй – в виде фарса.

Но воспоминания не прошли даром. Утром уже Борис знал, что предпринять. Узам приведёт сотни три воинов, больше не наскребёт. Если против них собирают армию в несколько тысяч, то устоять помогут разные уловки, прямого столкновения следует избегать, иначе сомнут и уничтожат.

Разослал гонцов в сёла, которые поблизости от холмов. Предлагал к полнолунию, которое через неделю случится, привезти к холмам у реки Шоша старые телеги. Желательно или с соломой, или с камнями, причём желательно размером побольше. Телеги будут выкупаться за приличные деньги, но при одном условии, о котором сообщат на месте. Продать старую телегу, да с камнями? Что может быть лучше? Камней на полях хватало, их выносили с поля, складывали на границах наделов. И солома в избытке, её стелили скотине в коровниках или загонах для овец. Какой селянин от денег откажется, можно сказать – почти дармовых. Потянулись обозы к холмам. А тут воины шатёр небольшой разбили и условие говорят – подводу с камнями или сеном на холм поднять и застопорить. Скажем – камень под колесо подложить или оглоблей подпереть. Удивлялись селяне, чудит воевода Сержант. Запрягали две-три лошади соседних и втаскивали подводу на склон. Одной лошади такой груз не осилить. Расставляли подводы под приглядом воинов в одну линию, как Сержант велел. За неделю все старые телеги и камни свезли. За каждую телегу Борис честно по серебряной монете платил. Селянскому счастью предела не было. Вот свезло, так свезло. У телег Борис охрану поставил, чтобы отгонять любопытных подальше. Любая хитрость тогда смысл имеет, когда в секрете держится. Ежели слухи на сопредельную сторону разойдутся, неприятель просто обойдёт стороной, и все труды прахом пойдут. Напряжение нарастало. Борис ждал подхода своего войска с Узамом во главе. А его всё нет. Борис гонца послал в Агалык узнать причину задержки. Торговцы, бывавшие с товаром на сопредельной стороне, говорили о войске, стоявшем биваком за лесом. Сколько их, сказать трудно, но что им делать вблизи границы? В полном понимании границы – с полосатыми столбами, контрольно-следовой полосой, колючей проволокой, собаками – не было. Но все знали – до реки земля Лакруза, где волхвом был Бир, а на другом берегу уже владения волхва Кадиса, владыки Гастона.

Торговцам с товаром границу пересекать можно, а пасти скот или рубить деревья – нельзя. Скот отнимут, да ещё убытки возмещать заставят.

Борис хотел бы заиметь в чужом войске своего агента. Платил бы солидно, да как его завербовать? В чужом биваке караул есть, чужака не пустят, к первому встречному с таким предложением не подойдёшь. А узнать численность, вооружение, тактику очень хочется. От этого зависит, как выстраивать оборону. Вот взять бои конницы. Тевтонские рыцари ставили построение клином, в центре войска – самые опытные, сильные воины. Они проламывали центр обороны противника, как тараном. В прорыв врывались свежие силы и расширяли его. Татаро-монголы действовали иначе. Наиболее боеспособные тысячи на флангах. Центр начинал бой, потом создавал видимость отступления. Противник, предвкушая скорую победу, преследовал. Монгольские фланги обходили, и ловушка, колечко – захлопывалась. Были у монголов и тяжело вооружённые воины в доспехах, но наиболее подвижной и многочисленной частью была кавалерия лёгкая. Именно она приносила ханам победы. Особенности местности накладывали отпечаток на тактику боя. Монголы – степняки, в походах имели по нескольку запасных коней, на ходу пересаживались с одного на другого, давая скотине отдохнуть. На конях и ели, и дремали, но за день успевали преодолеть сотню километров и нападали внезапно, с марша, когда противник считал, что ордынцы ещё далеко. Здесь и сейчас обстановка другая. Дистанции небольшие, запасных коней нет, да и нет в них необходимости. У татаро-монгол вооружение другое было – короткие копья, луки и сабли. В конном бою сабля удобнее, легче, рука не так устаёт. Удары саблей можно наносить рубящие и колющие. У здешних воинов мечи по типу русских, рубящие с закруглённым концом. Европейский меч от рукояти к острию постепенно сужается, для того чтобы можно было узким концом колоть в сочленения, между лат, куда русский меч не пролезет из-за ширины лезвия.

Всё же дождался войска, поведал Узаму о своём беспокойстве.

– Знать бы, кто против нас стоит, чьи воины? – задумчиво молвил Узам.

– Одного ратника в полон взять можно, допросить с пристрастием, – сказал Борис. – Как его через реку переправить?

– Если пленного возьмёшь, я на лодке вывезу.

– По рукам. Ищи лодку.

Лодку днём нашли, перевезли на подводе, спрятали в кустах недалеко от реки. Ночью несколько воинов донесут до уреза воды. А уже взять «языка» – воинская специальность Бориса. В карман разгрузки уложил ночной прицел, кусок верёвки – руки связать – и тряпку – вместо кляпа. Бронежилет не надевал – тяжело, да и упади с ним в воду, ко дну пойдёшь, как топор.

Как стемнело, Узам и воины принесли лодку, тихо, без всплеска, на воду опустили. Переправили Бориса на другой берег и остались ждать, по уговору – до утра. Глаза к темноте адаптировались, шёл между деревьями, выдерживая направление. Впереди огни показались. Это воины сидели вокруг костров, готовили в котлах немудрёный ужин. Борис взобрался на дерево, прицел достал, осмотрел бивак. Посчитать воинов сложно, тогда посчитал костры. Возле каждого в среднем по десятку. Получалось много, полторы тысячи. А Узам полторы сотни привёл. Перевес десятикратный! Спустился с дерева, стал выжидать. Рано или поздно кто-нибудь из воинов пойдёт на опушку справить нужду. Вот тут и надо брать. Но риск велик. Если закричит воин, набегут его товарищи, будут преследовать, гнать до реки. Через какое-то время один из воинов в лес направился. Без меча, щита, шлема.

Борис уже место за деревом занял. Как только воин несколько шагов сделал, Борис прыгнул, нанёс удар ребром ладони по гортани, противник звук издал, как хрюкнул. Борис двумя руками, сцепленными в замок, ему в основание черепа удар нанёс, в то место, где череп с позвоночником соединяется. Рухнул воин без звука. Уж руки вязать – быстро и надёжно – в разведбате научили. Несколько секунд – и связал мужика, в рот тряпку затолкал, послушал – дышит ли? А то вдруг насмерть зашиб? Противника не жалко, но тогда другого ждать надо. Тяжеловат противник оказался, упитан, килограммов восемьдесят, если не больше. Борис и за руки его тащил, и на горбу какое-то время. Потом по щекам хлестать стал.

– Давай! Очухивайся быстрее! Ну же!

Воды бы на лицо плеснуть, а флягу не взял. Но пленный от пощёчин в себя пришёл, дёрнулся, изогнулся всем телом. Борис штык из ножен вытащил, поднёс к глазам.

– Жить хочешь или прирезать, как барана? Тогда вставай и топай к реке. И никаких резких движений, убью сразу. Если понял – кивни!

Вдруг этот тип языка не знает? Кивнул. Подняться Борис ему помог. Пленный впереди идёт, Борис сзади конвоирует со штыком в руке. Так и дошли до реки, правда, вышли выше по течению, чем лодка была. Небольшой переход, в лодку погрузились. Лодка рыбацкая, небольшая, погрузилась почти по самые края бортов в воду. Гребцов двое, осторожно вёслами работать стали, чтобы лодку не наклонить, бортом воды не зачерпнуть. Течение вроде не быстрое, а сносило, и пристали далеко от места, от которого отплывали, где Узам ждал. Зато без приключений и сухие. Пленного в свой лагерь привезли на коне и сразу допрашивать.

Наёмник не думал упорствовать, молчать, изворачиваться. Всё, что знал, рассказал. Жаль, что знал немного, рядовой воин. Численность войска указать не мог, считать мог только до двух десятков, все воины набраны из разных земель, пеших мало, в основном конные. Предводителем войска Алабай. Польстились воины на обещанные большие трофеи, а кто сможет пленить или убить чужака в странных одеждах, тому сразу десять монет, целое богатство обещано.

Бориса волновал срок выступления. Пленный назвать дату выступления не мог, вроде ходили слухи, что ждут приезда какого-то волхва. Пленного увели. Узам сразу сказал.

– Слышал я про Алабая. Хитёр, жесток, алчен. Ради денег может всё войско положить. Он из Новы, земля такая в полуденной стороне. Своё войско у него невелико, пять десятков воинов, он их бережёт, в схватку в последнюю очередь бросает. Их узнать легко, щиты у воинов синие.

Сведения скудные и в плане обороны ничего не дали. Ни даты наступления, ни численности, ни тактики.

С утра Борис выставил двух дозорных у реки, обязав при появлении на другом берегу воинов на конях сразу поднять тревогу. Сам собрал лучников. Самое уязвимое место для войска – это переправа. Боевого построения нет, а при ранении редко кто может выплыть. Распорядился в случае сигнала тревоги, поданном трубой, занимать места на берегу и обстреливать тех, кто будет переправляться. По израсходованию стрел бежать на склоны холмов занимать позиции у телег и по команде сталкивать возы с камнями или зажжённой соломой. Для поджогов выделили по три воина на холм, приготовили факелы.

Бронеавтомобиль Борис задумал поставить уже на выходе дороги из низины. Если чужое войско, потрёпанное лучниками, понёсшее потери от камней и горящих телег, прорвётся, он встретит их огнём из пулемёта. Жаль, что патронов мало осталось, всего шесть лент, в каждой по пятьдесят штук. Есть ещё патроны к автомату, около тысячи. Но автомат не сравнить по пробивной и убойной силе с крупнокалиберным пулемётом. Было бы у него вдосталь патронов к «Корду», и войско было бы не нужно, справился один.

Диспозицию и действия своего войска Борис уже представлял. Провёл совет с Узамом и предводителями групп воинов. Подробно объяснил действия противника и свои, чтобы не было неприятных неожиданностей, чтобы знали – кто и что делает и в каком порядке. И лучше пусть каждый знает свой манёвр, как во время боя делать перестроения. Хорошо бы ещё резерв оставить, да слишком войско малочисленно, ещё бы человек сто – сто пятьдесят.

Ждать противника пришлось три дня. И заявил он о себе сам. Громко завыли трубы на том берегу, начали бить барабаны. А потом на дороге показалось войско. Много, шесть коней в ряд, всю дорогу в ширину заняли. Мост столько не пропустит, он по габаритам на одну телегу рассчитан. Перед мостом «пробка» получилась, перестраиваться надо, по три лошади в ряд. Лучники не подвели, стрелы летели одна за одной, и промахов не было, да и промазать мудрено, перед мостом уже сотня чужих воинов, как не больше. Кто-то из них сообразил, что толпиться перед мостом – себе дороже, начали направлять коней в реку. Упирались кони, воины с оружием и в защите весят много, утопят. Но как только первый конь перешёл, другие в реку пошли уже свободно. Лучники стрел не жалели, пять минут – и колчан пуст. С собой они брали по несколько пучков стрел. Сейчас очередь до них дошла. Щёлкали тетивы, зловеще шелестели стрелы, ржали кони, кричали и стонали воины. Воды реки кровью окрасились. Но лучников мало, полсотни всего. Пришлось им отступать, даже побежали, когда первые перебравшиеся всадники на них поскакали, выхватив мечи. Но лучники сделали своё дело, внесли сумятицу, да и уничтожили много врагов. Не один десяток на другом берегу валялся, и несколько десятков по реке плыли. Но это те, у кого тяжёлых доспехов не было. А таковые были, из пешцев, копейщики.

Переправившиеся всадники лучников преследовать не стали, а начали выстраиваться шеренгой, от холма до холма, а это верных полторы сотни метров. Когда шеренг стало уже несколько, воины начали бить мечами по щитам и кричать боевой клич – «Хур!» Шум поднялся невообразимый. Удары мечей о щиты, удары барабанов, вопли воинов, завывание огромных труб, напоминающее рёв слонов. Морально пытались воздействовать, напугать. Когда переправилась большая часть войска, чужаки двинулись в атаку. Сверкали на солнце мечи, надраенное железо доспехов, шлемы. Нарастал топот копыт. Полное впечатление, что на тебя несётся лавина и раздавит. Борис подал сигнал, выстрелив из одноразовой ракетницы вверх. О сигнале таком своим предводителям говорил. Но взмывшая в небо зелёная звезда противника удивила. Стали сбавлять ход, показывали пальцем. В оптику Борис отчётливо всё видел. Всадники уже находились между холмами. По сигналу воины Бориса выбили камни из-под колёс телег. Сначала медленно, потом разгоняясь, подпрыгивая, а некоторые и переворачиваясь, телеги мчались вниз по склону с грохотом. Чужаки опасность заметили, а деваться некуда. В стороны невозможно – склоны, да и соседи не дадут возможности. Назад – шеренги своих войск мешают. Передние ряды начали нахлёстывать коней, стараясь вырваться, уйти вперёд, и в это время на чужаков повалились телеги, камни. Ржание коней, крики раненых, раздавленных большими валунами, глухие удары – дикая какофония звуков! А вниз помчались телеги с горящей соломой, вызывая неописуемый ужас. Лошади сбрасывали всадников, бились. А на них сыпались пучки горящей соломы, телеги сбивали с ног.

Те первые ряды, что успели уйти из-под камнепада и огненных телег, прямиком на Бориса вырвались. Сержант же за «Кордом» стоит, высунувшись из люка бронеавтомобиля. Особо целиться не надо, конская и людская масса плотная. А двести метров для «Корда» – не расстояние. Открыл стрельбу, слегка стволом в стороны водил. Падали кони и люди. Одна тяжёлая пуля убивала или калечила лошадь. А если прицел немного выше был, то двух-трёх человек. Одна лента закончилась, спешно вторую поставил. И короткими очередями огонь. Последний всадник с конём упал в полусотне метров.

Внезапная тишина оглушила. Потом Борис услышал потрескивание остывающего ствола, далёкие крики. Воины его войска стояли шеренгой за бронемашиной. Они тоже были ошеломлены грохотом выстрелов, а главное – результатом. На дороге и по обе стороны от неё валялись трупы людей и лошадей. И это сотворил один человек! У Узама мысль мелькнула – а если таких, как Сержант, будет десяток, сотня? Они весь мир покорят, и никто не сможет им противостоять, не найдётся такой силы, даже если прибегнут волхвы-правители к чернокнижию.

Воины столь быстрое уничтожение большого количества людей и лошадей видели впервые, были в шоке. Сомневались ранее – такой молодой, а Узам и другие предводители Сержанту подчиняются. За какие таланты? А теперь увидели его в действии. С виду – обычный человек, а заменит стаю гаргулий. Прониклись уважением невиданной силы. Уважали и раньше за ум, доблесть, способность противостоять всяким тварям, созданным чернокнижием. Но воин будет преклоняться перед ещё более умелым воином, а не хлебопашцем, лекарем или шорником. А в искусстве убивать выше Сержанта не мог встать никто.

– За мной, не торопясь! Раненых добивать! Трофеи будем собирать после! – распорядился Борис.

Люк закрыл, тронул машину. Так и ехал по трупам людей и лошадей, бронемашина преодолевала такие препятствия легко. Небольшой участок свободной дороги, а потом пошёл просто массовый завал трупов. Обезображенные камнями, раздавленные, обожжённые, они выглядели отвратительно, жутко. При переезде мёртвых тел огромными колёсами «Тигра» слышался хруст ломаемых костей, какое-то чавканье и бульканье. Это рвался кишечник. Борис прикидывал, очень приблизительно, потери противника. Выходило полтысячи. Значит, под водительством Алабая осталось вдвое больше. Если он будет упорствовать, надо ждать второй атаки. Впереди показалась река, мост. Воины Алабая форсировали реку, но уже в другом направлении, на свой берег. На мосту была давка.

Борис остановил машину. Момент удобный нанести урон. Откинул люк, припал к пулемёту, дал длинную очередь по всадникам на мосту. Началась паника. Кони ломали деревянные ограждения, падали в воду. Кого из всадников подмяли, те захлёбывались, тонули. Пули разрывали тела, отрывали руки, ноги. Грохот сильный, что лошади пугались. И всё это на глазах у войска Алабая вытворял один человек. Не верил Алабай, думал – россказни, как про волхвов, преувеличение. А сейчас сам еле спасся, потеряв половину воинов и половину наёмников. Наёмников ему не жаль, за них платил Бир. Плохо, что воины Алабая и сам он не добыли трофеев. Воистину – страшный человек этот Сержант. И лучше с ним не связываться. Повозка у него самобеглая, без лошадей едет, оружие силы необыкновенной. По слухам, волхв Бир справиться с ним не может, хоть и магию задействовал. И про Сержанта волхв с дрожью в голосе говорил. То ли боялся, то ли от уважения. Алабай себя корил. Надо было тщательно готовиться, заранее побольше узнать о Сержанте, может, тогда не согласился бы он воевать. А теперь потери в воинах и репутации. Плохая репутация – маленькая плата.

Бир на битве не присутствовал, но наблюдал за её ходом хрустальным глазом. Когда лучники стали выбивать наёмников при переправе, он не огорчился. Но когда с холмов покатились подводы с камнями, горящей соломой, сразу понял – Алабай битву проиграл. И даже не это главное. Слухи о проигранной битве по всем сопредельным землям пройдут. Алабаю урон для авторитета, а Сержантом заинтересуются. Лучше одного такого воина иметь, большое жалованье платить – всё равно выгоднее будет, чем содержать орду бездельников и дармоедов. Когда нет войны, чем воины занимаются? Пьют хмельное пиво, волочатся за девками да дрыхнут вволю. А понадобились – вчистую проиграли, да скольких убитыми потеряли?

Мыслишка шальная в голову пришла. Почему бы не поговорить с Сержантом? Предложить ему за службу хорошую цену, скажем – отдать один рудник. За такой источник дохода и грядущее богатство любой человек душу дьяволу продаст, а уж в услужение правителю пойдёт обязательно.

Даже улыбнулся. Он стар и мудр, а воевал с мальчишкой. Зачем? Давно уже подкупить надо было. И ошибку сделал. Подослал Аврору с заданием отравить Сержанта и всё войско. А надо было послать её с заданием охмурить, окрутить, опутать любовными чарами, чтобы жить без неё не мог. А уж потом постепенно подвести Сержанта к мысли, что надо дружить с волхвом, а не воевать с ним. Давненько не было у него серьёзных врагов, совсем мозги заплесневели! Головой покачал, языком поцокал. Где хитрость твоя, Бир? Где коварство, которым ты славен был? Раньше такие хитроумные ловушки на недоброжелателей ставил, такие многоходовые комбинации, что приятели только ахали восхищённо. Уже и приятелей тех нет, к праотцам ушли. Да, стареть стал! Но исправить всё можно, кроме смерти. Честно признаться, Сержанту даже благодарен был. Спокойно, размеренно в последнее время жил, жизнь перчинку потеряла, однообразно-унылой стала. А сейчас встряска, напряжение всех сил, как проверка на прочность.

Дождался ночи, пока Сержант спать уляжется в своей железной повозке. Создал образ двойника, который Сержант за голограмму принял, да перенёс к железяке на колёсах, в окно постучал. Сержант не спал, поднялся сразу. Увидев волхва, глаза раскрыл удивлённо. Биру приятно, может ещё удивлять, да не простолюдина, а достойного противника. Бир первым разговор начал.

– Выйди, Сержант, из повозки. Поговорим. Слово даю – не трону.

Борис сначала подумал – снится ему волхв. Ущипнул себя за руку, а видение в окне не проходит. Бойницу открыл, иначе звуков почти не слышно. Броня кузова с кевларовой обивкой внутри, толстые бронестёкла звуки сильно приглушали.

– Говори, я слушаю.

– Остерегаешься? Это хорошо, значит, побаиваешься, стало быть, я ещё сил не утратил. Предлагаю мир. Войско своё назад отошли да переходи ко мне на службу. Хочешь – воеводой назовись, хочешь – главным богатырём Лакрузы, моим советником. И жалованье невиданное кладу за службу – рудник серебряный. Ты видел доход на рудниках за полную луну. А за год? Ты ещё молодой, женишься, дом большой построишь, потомством обзаведёшься. Второй человек в Лакрузе, разве мало?

– Ты всерьёз? – удивился Борис.

Надо же, волхв не смог одолеть силой, так решил купить, как продажную девку. Неужели Борис дал повод думать, что он за деньги воюет и его можно переманить на другую сторону деньгами? Конечно, никаких клятв или присяги воинам Фараза он не давал, как и обещания служить до конца дней. Но и продавать боевых товарищей как минимум подло, нечестно. Солгавши раз, кто тебе поверит? Кажется, так в Библии написано? Атеист он, в Бога не верил, в Библию несколько раз заглядывал, да уж больно мудрено писано, иносказательно.

– Конечно, всерьёз!

Биру показалось, что Сержант колеблется. Решил удвоить цену.

– Мало одного рудника? Дам два, слово даю!

И сам поразился своей щедрости. Да нет, расчёт верный. У соседей тоже рудники есть – серебряные, железные. Сержант их запросто захватить может, вот затраты и окупятся.

Борис от такой наглости замер, задохнулся. Дверь открыл, выбрался из машины, волхва за руку схватил, а пустота, нет тела. Снова обманка.

– Бир! Заруби себе на носу – я не продаюсь ни за какие деньги! А теперь сгинь! Мне отдохнуть надо. Завтра буду добивать войско Алабая.

– Он войско бросил, со своими «синими» ушёл. Он реально оценил силы, – бесстрастно сказал волхв.

– Ты даже на откровенный разговор сам прийти побоялся, вместо себя видение послал, а других осуждаешь. Алабай хотя бы сам сегодня в атаку воинов водил.

– Нехорошо старших осуждать!

– Демиургом себя возомнил?

– Это кто такой?

– Создатель.

– Главный Бог?

– Считай, так.

В религиозные разговоры Борис вступать не намерен был, он атеист и мог словесную дуэль проиграть. Да и не было здесь классических религий вроде христианства или мусульманства. Как в дохристианской Руси, существовало много богов – Ветра, Плодородия, Вод.

Вот только идолов Борис не приметил да святилищ. А волхв – вот он.

– Давай перемирие заключим, дня на три. Ты не торопись, подумай. Никто тебе больше меня не предложит.

– Ошибаешься, предложили.

Борис солгал. Как говорил командир роты – разозли врага, выведи его из себя, он начнёт ошибки делать. Блефовал Борис, не было у него туза в рукаве, но эффект получился интересный. Волхв на секунду потерял самообладание, лицо его исказилось от гнева. Кто опередил?

И не выдержал, спросил.

– Кто? Назови имя?

– Бир, да ты зарвался! Кто же в здравом уме назовёт возможного конкурента?

Пусть поломает голову, в каждом правителе будет видеть возможного врага. Сержант – не ремесленник, не хлебопашец, а воин. Воина нанимают для войны, отхватить территории у соседа или угнать скот, взять людей в плен, чтобы рабами работали. И вовсе не факт, что Сержант не обернёт оружие против Бира. Только тогда войско его будет не три сотни воинов, как сейчас, а значительно больше. Был у Бира очень сильный соперник – волхв Монара, Малик. Земли Монара велики, раза в три обширнее, чем Лакруза. Залежи железных руд и медных имеются, а ещё предмет вечной зависти – море.

И гавань есть спокойная, и порт, и корабли. Морская торговля ощутимую выгоду приносит. На шахтах добывают медь и железо, в слитках вывозят в далёкие земли и привозят товары невиданные вроде шёлка, цены большой. Через посредников Бир и его люди покупают железо. Без этого металла ни меч не сделать, ни пластины нагрудные для куяка воинов. А ещё из земель далёких привозят «хрустальный глаз». За один такой два мешка серебра приходится платить. Были у него четыре штуки, а остался один. Очень кстати вспомнилось. Бир спросил:

– Хрустальный глаз не вернёшь?

– Только за деньги и за знания – две штуки, так и быть, уступлю.

– Какие знания?

– Как пользоваться.

– Ты же продать решил, зачем тебе знать?

– Заметь – два! Сколько денег за одну стекляшку дашь?

– Две монеты.

Борис засмеялся.

– Пять!

– Ну да. Пять золотых и закопай их в ямку на поле дураков, чтобы выросло денежное дерево.

– Вырастет? – заинтересовался Бир.

– В моей стране – да! Монеты прямо на ветках. Сначала маленькие, потом вырастают вот до такого размера.

Борис показал со среднее яблоко.

– Это где же такая страна, не слышал!

– Тебе лучше не знать. Как только там прознают про Лакрузу, сразу найдутся воеводы и воины, желающие покорить. Рудники твои очень им понравятся. Я, когда полную самодвижущуюся подводу наберу, обязательно на свою землю съезжу, похвастаю и место Лакрузы укажу. Нагрянут к тебе в гости двести – триста воинов, таких, как я, и оружие у них более мощное. Все земли захватят. Если успеешь сбежать, твоё счастье. А пленят – посадят в клетку, выставят на посмешище.

Борис врал самозабвенно. Сначала выдал сюжет из сказки про Буратино, а потом его понесло. Чушь полная, но говорил Борис на полном серьёзе, и Бир поверил.

Повозка есть? Есть! Невиданной силы и дальности оружие есть? Есть. А если Сержант правду говорит? Бир едва не застонал. А вдруг Сержант – только лазутчик? И приведёт сюда других? Спокойной, сытой и богатой жизни конец придёт! И никто из волхвов, даже если они войска для отпора объединят, отпора дать не сможет. Да и не объединят, каждый будет пробовать сам отбиться. Это потому, что они Сержанта и его механизмы в действии не видели.

Мысль в голову волхву пришла. Ведь только что он узнал величайшие тайны! Знания эти надо обратить в деньги, в земли! Во‐первых, рассказать волхвам, с которыми в хороших отношениях. А во‐вторых, пока не поздно, подкупить Сержанта, склонить на свою сторону. Как бы славно было, если бы Сержант привёл десяток-другой таких же, как он, да согласились служить наёмниками. Весь мир захватить можно! От вероятных перспектив даже голова закружилась, он замычал. Какие «хрустальные глаза»? Пусть оставит их себе. И даже подскажет, как пользоваться. Надо срочно втираться в доверие, становиться приятелем, набиваться в друзья! Такие перспективы открываются, доселе даже помыслить было нельзя.

Борис видел, какое впечатление произвела его ложь на волхва, аж застонал в испуге. Борис ошибался. А волхв предлагает:

– Дам мешок серебряных монет. Ты – воин знатный. Зачем тебе идти войной? Найми воинов, которые бежали с поля боя. Они видели твоё могущество и с радостью пойдут за тобой.

– Зачем?

– Ты займёшь с их помощью земли Кадиса, свергнешь владыку Гастона.

– Какой мне в этом интерес? Или ты поимеешь выгоду?

– Никакой!

– Ой ли! Мешок серебра и никакой выгоды взамен? Ты меня утомил. Пойду-ка я лучше спать, завтра будет трудный день.

Посмотрел на часы – два часа! Уже не завтра, оно наступило. И спать осталось всего ничего, однако о потерянном времени на разговор с волхвом не жалел. Сам кое-что интересное для себя узнал и Бира загрузил ложной информацией. Если он её всерьёз принял, а похоже, это так и есть, задёргается. Надо понаблюдать. Тьфу! Разговор с Биром коснулся «хрустального глаза», но конкретных рекомендаций – как пользоваться – он так и не получил, разговор интересный случился, увлёк, на другую тему перескочили. Ладно, похоже – не в последний раз они встречаются.

Утром проснулся от запаха дыма. Вскочил в испуге – не пожар ли? Солнце уже взошло давно, поднялось над горизонтом, на часах восемь утра. Воины костры развели, кашу с мясом варят, почти готова еда, запахи аппетитные идут, обоняние дразнят.

На мост взошёл, попрыгал. Брёвна мощные на опорах и в полотне моста, на совесть сделано. Если из лиственницы или дуба, то на века. Эти деревья от воды только крепче становятся и не гниют. Прикинул ширину. Машина впритык пройдёт.

После завтрака объявил сбор и переход на другой берег. Только первые два десятка переправились, как движение остановилось. А потом воин к Борису подбежал. Он с Узамом обсуждал, как лучше действовать.

– Сержант, к тебе переговорщики, три человека, без оружия. Пропустить или гнать?

– Пропустить.

Надо узнать, кто такие и зачем? Да и вообще – лучше переговоры, чем война. Переход войск по мосту пришлось остановить, ибо встречным переговорщикам пришлось протискиваться, держась за перила. Если лошадь воина толкнёт случайно переговорщика, то перила могут не выдержать. Всё же перебрались. Впереди один из предводителей путь очищает и показывает, за ним переговорщики. Вроде один поважнее, судя по расшитым серебряными кистями одежде, двое его сопровождают, в руках держат большую шкатулку. Один из сопровождающих выдвинулся вперёд, поклонился.

– Воевода Хакет, первый из приближённых владыки Гастона, да продлятся его дни, желает по поручению господина вести переговоры. Не ты ли будешь Сержант, воевода войска Фараза?

– Предводитель вот, старейшина Узам. Я – всего лишь воин.

– Скромность украшает воина, но не приносит славы.

Узам при словах Бориса горделиво поднял голову. Его представили перед переговорщиками предводителем. Жаль, в такой знаменательный час одежда не соответствует, простая, не как у Хакета.

Хакет заговорил.

– Я вижу, переправа войск Фараза на наш берег уже идёт. Это война?

– Мы хотим лишь уничтожить наёмников, напавших вчера на наш бивак. Несколько наших воинов погибло. Такое злодеяние не может остаться без ответа.

– Но это наша земля!

– Выдайте нам их или отрубленные головы, и мы не пойдём.

– Наёмников много, сотни!

– Если ваше войско столь слабо, что не может справиться, мы это сделаем сами.

Переговорщики в затруднении. Пускать чужих воинов на свою землю не хотели и опасались. Разобьют наёмников и двинутся на дворец Кадиса. Что больше всего удивляло Хакета, так это малочисленность воинов Фараза. Однако один из свидетелей вчерашней битвы говорил о страшной самобеглой повозке, изрыгающей громовые раскаты и поражающей на большом расстоянии воинов невидимыми стрелами. И никакие щиты – деревянные или окованные железом, – а также железные пластины куяков не могут защитить от этих стрел. Хакет покрутил головой и увидел эту повозку. С виду – ничего страшного, но Лакруза практически покорена, и утром во дворце Кадиса Хакет видел волхва Бира. Волхв явно был расстроен, хотя пытался это скрыть. Хакету удалось подслушать отрывок разговора волхва с Кадисом. Оказывается, волхв посылал гарпий и гаргулий. Устоять перед этими тварями – задача почти невыполнимая. Но Сержант и его воины одержали победу. Поэтому Хакет Сержанта в душе побаивался. Выглядит он обычно, никакой помпезности, но это обманчивая видимость.

– Мы их обезвредим сами, – выдавил Хакет.

– Хорошо. Три дня сроку устроит? Если наше требование не будет выполнено, тем хуже для вас.

Хакет хотел ответить резкостью, он не привык, чтобы кто-то с ним разговаривал в неподобающем тоне. Но и вспылить нельзя. Он переговорщик, представляет своего господина, его задача – передать слова и получить ответ.

– Мы вынуждены принять условия, Сержант.

Хакет кивнул, вперёд выступили два сопровождающих, поставили на землю перед Сержантом шкатулку, откинули крышку. Взоры всех обратились к содержимому. Внутри переливались под солнечными лучами самоцветные камни – рубины, изумруды, яхонты. Красиво, но бесполезно. Если только использовать для изготовления украшений. Так у Бориса даже женщины нет. Борис смотрел на драгоценные камни спокойно, даже равнодушно. Хакет, внимательно следивший за реакцией Сержанта, был разочарован. Если Сержант равнодушен к ценностям, его подкупить невозможно. План Кадиса о подкупе провалился.

Бориса не очень прельщала предстоящая операция по разгрому наёмников. С одной стороны, он сам уподобляется агрессору, ведь Кадис на него не нападал. А с другой стороны – именно с земель владыки Гастона наёмники напали, так что было законное основание подозревать Кадиса в сговоре с Алабаем.

После нескольких месяцев, проведённых на земле Бира, получая сведения от разных людей, сам наблюдая, Борис постепенно начал понимать обстановку. Получалось – земли волхва не очень велики, и главная ценность в них – серебряные рудники. Серебро ценилось у алхимиков, являлось символом луны, приобретало особую силу в новолуние. Кроме ювелирных изделий, применялось с древних времён для обеззараживания воды. Ещё в шестом веке до нашей эры персидский царь Кир II в своих военных походах использовал серебряные сосуды для обеззараживания и хранения воды. Серебро использовали против нечистой силы – оборотней, вампиров, злых духов.

Но, как убедился Борис, были земли обширнее, богаче владений Бира. Так что волхв, хоть и пользовался чернокнижием, а великой власти не имел. Подданных мало, поселений раз-два и обчёлся, производств никаких нет вроде кораблестроения, ткацких да того же солеварения. Только что серебром разжился, да и то запасы попали трофеями Борису и воинам Агалыка.

Отозвал через Узама воинов Борис. Всё лучше, если с наёмниками разберётся Хакет. А ему войско беречь надо.

А ночью рядом с машиной появился Бир. И снова не сам, а видением.

– Что надумал, Сержант?

– С каких пор я тебе отчёт давать должен?

– К слову пришлось, – выкрутился волхв. – Хакет войско собирает, завтра на наёмников пойдёт.

– Какая мне забота?

– Наёмников к себе в войско возьми да через земли Кадиса к полуденной стороне, на Иову пройди. Богаты земли, трофеи богатые возьмёшь.

– Снова ты о своём? Или зуб имеешь на властителя Иовы?

– Сам подумай – воинам трофеи нужны.

– Тогда не лучше ли на волхва Монара идти? У него земли богатые!

– У тебя пока сил мало, можно сказать – нет. У Монара несколько тысяч хорошо обученных воинов и корабли. Знаешь, что это такое?

– Ведомо.

– А я серебро на наёмников доставил. Посмотри-ка у колеса.

Не хотелось выходить из машины Борису, да пришлось. В самом деле у переднего колеса добротный и большой кожаный мешок. Распустил узел, запустил кисть, пальцы монеты нащупали. Вытащил несколько штук, они под луной сверкали, как рыбья чешуя. Затянул узел, поднапрягся, мешок в машину забросил. Тяжёлый, не меньше самого Бориса весит. Угрызений совести не чувствовал, ибо с Биром никаких сделок не совершал, договоров не заключал. Покрутил головой – волхва не видно. Оно, может, к лучшему. Спать улёгся.

Утром завтракать сел с Узамом. На берегу костры горят, воины еду готовят, а кто-то уже и сел в кружок вокруг котла.

На другом берегу показались воины. Среди воинов Фараза сразу труба тревогу объявила. Повскакивали все, от Бориса и Узама команды ждут. Воины с другого берега уже к мосту подошли. Да выглядят странно. Борис оптический прицел к глазу поднёс. Ха! Оружия ни у кого нет, руки связаны. Мало того, каждый воин связан за шею с последующим. Как Хакет ухитрился их пленить? По команде Бориса его воины выстроились по обе стороны от дороги. Впереди связанных воинов сам Хакет важно выступает.

– Узам, я на встречу с воеводой, а ты пленных считай.

– Выполню.

Хакет сошёл с моста на берег, руку к сердцу приложил. Жест одинаковый у многих народов. Знак приветствия и уважения.

– Доблестный Сержант! Рад видеть тебя в добром здравии! Хорошо ли отдохнулось?

– Отлично выспался я и мои воины!

– Я рад. А мне поспать не удалось. Всю ночь мои воины наёмников вязали.

– Как же удалось без боя?

– Сон-траву в еду подмешали, когда они ужинали.

– А оружие их где?

Борис решил с Хакетом сразу все вопросы решить.

– В телегах сзади везут. Зачем тебе оно?

– Твоё согласие получить хочу. Наёмников пощажу, пройду через земли Кадиса, никого не тронув, на земли Иовы. Воеводу Алабая покарать хочу и владыку тех земель.

– Волхва Тирея? Было бы славно! Но сам, единолично, я решить не могу, мне надо с Кадисом посоветоваться.

– Очень хорошо, мне спешить некуда. Но пусть селяне доставят продовольствие, иначе пленные голодный бунт поднимут.

Не хотелось Хакету провизию доставлять, для Кадиса убыток. Но правоту Бориса признал, кивнул.

– Позволь откланяться, Сержант?

И пошёл по мосту назад. Вскоре к Борису подошёл Узам.

– Семь сотен прошло. Если и ошибся, то на один-два десятка.

– Не развязывай, пусть на берегу сидят, охрану приставь. Хакет обещал еду прислать. У подвод с оружием караул определи.

– Зачем нам морока? Порубить их и в реку!

– Пригодятся, у меня план есть. Отомстим Алабаю и захватим трофеи, и всё чужими руками.

– Думаешь, они будут воевать?

– В обмен на свою жизнь, да по монете серебром получат. Будут воевать.

Узам только головой покачал. Борис прошёлся между пленных. Вид печальный, никто не думал попасть в плен. Сейчас их судьба в его руках. Физически крепкие парни, мышцы рельефно выделяются. Неожиданно вспомнилось про британского премьер-министра Уинстона Черчилля, герцога Мальборо. Всю жизнь курил сигары, пил коньяк, почти бутылку за день, а дожил до девяноста лет. Репортёр на склоне лет спросил его:

– Как вам удалось прожить столь долгую жизнь, сэр?

– Своим долголетием я обязан спорту, – ответил Черчилль. – Я ни дня им не занимался.

Борис остановился на взгорке, закричал.

– Все ли меня хорошо слышат и понимают?

Наёмники из разных земель и могли понимать только язык своей страны. Подумал ещё – упущение, мог бы у Хакета узнать.

Кто кивал, те, кто сидел поближе, говорили – «понятно».

– Вас, как наёмников, первыми совершивших нападение, я волен казнить, и никто меня не осудит. Однако я человек добрый и предлагаю каждому купить свою жизнь. Завтра я иду на Иову, за головой воеводы Алабая. Думаю, каждый из вас держит на него обиду. Он бросил вас и увёл своих «синих». Они ему дороже, чем вы. Кто хочет, может примкнуть к моему войску в этом походе. Как только мы одержим победу, в чём я не сомневаюсь, все будете свободны, да ещё получите от меня по серебряной монете. И можете расходиться по своим землям. Но если я встречу вас на поле боя против себя ещё раз – брошу в болото!

Угроза серьёзная. Душа погибшего воина должна вознестись на небо с дымом погребального костра. Утонуть – хуже для воина нет, душа будет маяться, пока кто-нибудь из чернокнижников не переселит её в какого-нибудь мертвеца. Борис продолжил.

– Кто не согласен, не хочет идти на Алабая, встаньте. Обещаю смерть быструю, достойную воина, и погребальный костёр!

Секунды шли, не встал никто. К Борису подошёл Узам.

– Хорошо сказал! Клянусь, был бы я пленным, согласился бы.

– Как привезут еду, проследи, чтобы всем досталось. Оружие в походе на подводах вези, раздашь перед боем. И помни! Убитым деньги не нужны. Чем больше наёмников погибнет, тем больше получат твои воины, расчёт-то будет потом.

Узам шутливо погрозил пальцем.

– Ты молод, но хитёр и мудр, как змей.

– А здесь есть змеи?

– В Иове есть, в Кадисе нет, для них здесь прохладно.

– Откуда ты знаешь?

– Старики рассказывали.

Еду на подводах привезли к вечеру. Узам распределять стал. К Борису подошёл Хакет. Он приехал на коне, за мостом спешился.

– Мой владыка Гастон любезно согласился на проход войска через его землю. Но просит заплатить за возможный ущерб.

– Сколько же?

Борис был неприятно удивлён.

– Десятину от трофеев.

Делить шкуру неубитого медведя смешно.

– Согласен, – кивнул Борис.

– Тогда никто не будет мешать.

Хакет, весьма довольный сделкой, откланялся и ускакал. За мостом его ждал десяток воинов. Почётный конвой или охрана.

Борис поужинал и улёгся спать. Немного опасался, что снова явится Бир, помешает выспаться. Но волхв не показался.

Глава 8

Покорённые земли

Утром, после завтрака, двинулись в путь. Пленные пока были связаны, но шли с другим настроением. Вчера опасались за свои жизни, а сегодня шутили. Периодически делали остановки – попить, оправиться. Впереди колонны – Узам, при нём два воина-проводника, бывавшие в этих местах. Борис на бронемашине замыкал колонну, одновременно её контролировал. Двигатель буквально на холостых оборотах тарахтел. У Бориса даже мысль мелькнула – заглушить бы его и запрячь пару лошадей, всё экономнее. И так стрелка показывает третью часть бака. Вот закончится солярка, что тогда? Бросать бронеавтомобиль жалко, привык к нему. Для Бориса он и машина, и надёжный дом, и ДОТ.

Над дорогой пыль висела от множества ног, а на «Тигре» фильтр, дышится легко. К вечеру добрались до границы Кадиса с Иовой, встали лагерем. На ночь караулы выставили, пленных развязали. Если кто и убежит, так не жалко. Лучше сейчас, чем в бою подведут. Не зря же поговорка родилась – баба с возу, кобыле легче. Утром и в самом деле недосчитались пяти десятков. Вместе с Узамом разбили пленных на сотни, поставили во главе воинов из войска Фараза. Были рядовыми, а стали сотниками. Воинам расти надо, набираться командного опыта. На перспективу – это опора для Бориса и Узама. Чужаков не единожды проверить надо, испытать в бою, прежде чем доверять. Раздали оружие, которое следовало на подводах. Впереди враждебные земли, воевода Алабай со своими «синими» воинами. Вот уж кто не ожидает, что «ответка» будет за нападение. Наверняка жители приграничного района уже увидели лагерь Бориса, сообщили владетелю Тирею. Первое желание любого властителя – выслать навстречу чужакам своё войско, разбить, изгнать агрессора.

Войско перешло небольшую пограничную речушку. Успели углубиться на десяток километров, как увидели впереди пыль. Узам сразу своё войско остановил, приказал занять боевой порядок. В центре – всадники, по флангам от них – пешие, бывшие пленные наёмники. Войско властителя Тирея тоже остановилось. Борис на «Тигре» выехал вперёд, открыл люк на крыше, высунулся, припал к оптике. Ну да, ожидаемо – в центре красуется Алабай, по обе стороны от него воины с синими щитами, сотня. И другие воины есть, уже в самом разном облачении и с разнообразным оружием. Какая-то возня идёт у подвод, которые за шеренгами всадников стоят. Потом вперёд вынесли длинные и узкие ящики, поставили на землю. Борис начал гадать, что бы это могло быть? По взмаху руки Алабая воины потянули за верёвки, крышки ящиков откинулись, из них выползли огромные змеи. Борис как-то видел по телевизору подобных в Южной Америке, назывались анакондами. Воины стали бить мечами по щитам, кричать «Хур! Хур!», и змеи поползли к воинству Бориса. При виде змей решимость воинов‐наемников стала покидать. А пешие откровенно начали пятиться назад. Ещё немного – и побегут. Борис обернулся, нашёл глазами Узама.

– Стоять!

Сам закрыл люк, завёл мотор – и к змеям. Их десятка три, тело в цветных пятнах, переливается. Тело в треть метра диаметром, а длина – метров семь-восемь. Точнее сказать невозможно, змеи извиваются. Борис решил давить тварей. Патроны тратить жалко, а машине вреда нанести не смогут.

Одну переехал, другую. В зеркало заднего вида видно, как бьются в агонии практически разделённые колёсами на три части змеи. Лучники Алабая стрелы пускать начали, но они отскакивали от стали кузова. А Борис разошёлся. Проскочил поперёк поля, посредине между войсками, потом разворот, и ещё раз. Тормознул, осмотрелся – одни обрубки тел, никакого движения. Развернулся – и по газам! Хотели потехи? Будет вам потеха, только кровавая. Успел набрать семьдесят километров и ударил машиной туда, где стоял Алабай. Увидел, как подбросило от удара тело воеводы, и он упал под колёса. Раздался хруст ломаемых костей. Лошадь воеводы отшвырнуло в сторону. Семитонный бронеавтомобиль легко давил пеших, отшвыривал и калечил лошадей. Уже и стёкла забрызганы кровью. Дворники включил, опрыскиватель. Звукоизоляция в машине хорошая, но и внутрь доносятся крики ужаса, боли, ржание лошадей.

Кто был в состоянии, разбежались в стороны, в близкий лес. На бранном поле только трупы, остановился Борис. Видно, как уходят несколько всадников, нахлёстывая коней и оглядываясь. Будет наука впредь!

Подъехал к Узаму, выбрался. Воины со страхом и удивлением смотрят на «Тигр». У машины одна фара разбита, слегка помята облицовка. Но главное – все панели в крови, даже краски не видно, мелкие фрагменты кожи, клочки волос. Борис и сам не ожидал, что «Тигр» способен на такое. Эх, горючки бы! Можно и без патронов воевать.

– Десяток воинов – за мной, к реке.

Река – одно название, можно сказать – ручей. Машину надо вымыть, пока всё не засохло, не взялось коркой. И вонять будет, и через стёкла не видно ничего. За час десяток воинов бронеавтомобиль в порядок привёл с трудом. Даже на крыше куски человеческой плоти были. Никогда прежде не приходилось Борису использовать автомобиль, как таран. Получилось неплохо. Но сначала думал раздавить змей. Криком их не напугать, у пресмыкающихся слуха нет. Огня боятся, но не было в войске факелов, и искать их было поздно. Из пулемёта стрелять, так ещё попробуй попади, ибо извиваются твари быстро, да и патронов жаль. Так что первый опыт удачный получился.

Вернулся к войску, воины расслабились, улыбаются. Одержана первая победа, враг бежал в смятении, с потерями.

– Вперёд! – крикнул Борис, взобравшись на капот. – Возьмём сегодня столицу!

И все стали выражать воинственный дух. Кричали, били мечами по щитам.

– Возьмём! А‐а‐а!

От первой победы многое зависит. Моральный дух поднялся, а ещё воинство с благоговением взирало на самобеглую повозку. Особенно впечатлены были наёмники. Запала хватило часа на три, как раз дойти до столицы Иовы. Небольшой городок на холме, окружённый каменным забором в два человеческих роста. Несколько низких башенок с бойницами. По стенам, на смотровых площадках – воины, видел только головы в шлемах. Ворота из крепких дубовых досок заперты. Домчались сюда уже всадники, донесли весть о поражении. Горожане со страхом ждали развития событий. Борис распорядился город окружить, чтобы туда никто не мог продовольствие доставить, а из города не смог выбраться гонец за подмогой. Поближе подъехал, выбрался из люка на крышу.

– Откройте ворота и сдавайтесь на милость победителя! Обещаю всем сохранить жизнь. И выдайте Тирея. Кстати, передайте ему, что Алабай-воевода мёртв и подмоги не будет!

В ответ прилетела стрела. Борис успел заметить лучника, нырнул вниз, захлопнул люк, отъехал. Вышел к Узаму и воинам.

– Сегодня будем штурмовать город или отдохнём и приступим завтра?

После марша хотелось еды и отдыха, решили передохнуть. Город-то уже в кольце и никуда не денется.

Ночью на стене горели факелы, бодрствовали караулы, явно боялись нападения. Поутру Борис и Узам обошли вокруг города, высматривая слабое место в обороне. Борису хотелось взять город с наименьшими потерями для своего войска и для жителей. При жестокости воинов по отношению к жителям останется недобрая память, местные могут мстить за убитую родню. А у Бориса уже зрели в голове масштабные планы, о которых он никому пока не рассказывал. План родился недавно, его ещё обмозговать надо. И заключался он в объединении земель. Сейчас владения каждого волхва невелики, размером с небольшую область, а то и половину её. Отсюда многие проблемы – маленькое войско, не способное защитить земли, небольшие и убогие производства – не хватает знаний и технологий. Каждый волхв завидует другому, строит козни. Надо объединиться в федерацию или единую страну. Тогда одна сильная армия, развитая промышленность и сельское хозяйство. Может быть, идея его утопична, как Город Солнца Кампанеллы, но попробовать стоит. Конечно, волхвы или владетели земель – его заклятые враги. Никто не захочет отдавать власть. Во все времена во всех странах власть давала силу, богатство, славу. Познавший вкус власти добровольно от неё не откажется. Насколько помнил Борис по отечественной истории, государи или генсеки уступали трон по причине смерти и никогда добровольно, здраво оценив свои возможности. А кроме того, вокруг правителя складывается круг прихлебателей, придворная камарилья. Им таки не хочется терять сытую кормушку, и они будут отговаривать государя под любыми предлогами остаться на троне.

Ворот в городских стенах оказалось двое – на полуденную и полуночную стороны по местным понятиям, фактически – на северную и южную стороны. И взломать их было проще простого – выстрелом из гранатомёта. А затем – штурм. Защитники с оружием в руках будут обороняться, и крови прольётся много. Если своим воинам можно объяснить, приказать, то наёмники могут себя вести непредсказуемо. Им трофеи нужны, сколько жителей погибнет – им безразлично. Пустить на штурм только своих? Какая-то часть погибнет. А если впереди ещё не один город, то он может остаться с одними наёмниками, чего сильно не хотелось.

И всё же на штурм решаться надо. Если держать осаду городишка долго, у самих не хватит припасов, начнётся голод.

Борис остановился напротив ворот, крикнул караульным:

– Хочу с правителем Тиреем переговоры вести!

Среди караульных замешательство, советоваться стали, потом ответили:

– Мы передадим твои слова Тирею. А кто ты?

– Меня зовут Сержант.

Борис знал, что его местные зовут Сержантом. И не обижался, прозвище достойное. Ждать ответа пришлось долго. Наконец над стеной показалась голова караульного.

– Гнать тебя приказали, Сержант! Не будет переговоров!

– Ему же хуже будет!

На месте Тирея он бы согласился. Может, чужое войско удовольствуется данью и уйдёт, не причинив вреда. Переговоры ни к чему не обязывают, а узнать, чего хочет враг, можно. Так что поступил Тирей опрометчиво, что для правителя пагубно. Лучше договариваться, чем воевать. Любая война рано или поздно заканчивается, в истории были войны продолжительные, даже столетняя, но и она завершилась переговорами и миром.

Борис приказал воинам собираться у северных ворот. Сам достал из машины гранатомёт, зарядил выстрел.

– Воины! Сейчас предстоит штурм. Мой приказ – вооружённых людей убивать, мирных – детей, стариков, женщин, мужчин без оружия – не трогать. И если удастся захватить живым Тирея, будет приз!

Глаза у воинов загорелись. О величине приза Борис не сказал специально.

– А теперь разойдитесь в стороны и не стойте сзади.

Струя от гранатомёта, если стоять близко, может убить или покалечить. Воины расступились, образовали коридор. Борис прошёл вперёд, вскинул «шайтан-трубу», нажал спуск. Почти сразу бабахнул взрыв. Одну створку сорвало с петель, другая развалилась на щепы. За воротами стояли несколько местных защитников, которые сразу погибли.

– Вперёд! – закричал Узам, размахивая мечом.

Воины хлынули в проём ворот. Они растекались по узким и кривым улочкам. Борис не предполагал, что его слова о призе так подействуют. Воины хватали местных, допытывались, где находится Тирей. Жители показывали руками на деревянные хоромы. Дворцом сооружение назвать сложно, всего два этажа, не особо украшенных. Воины ворвались туда, перебили всю стражу. Правителя нашли прячущимся под кроватью, выволокли. Пару раз съездили по мордасам, чтобы сбить спесь, сорвали с рук перстни, а с шеи толстую цепь из электрона, смеси золота и серебра. Правителя потащили на площадь, куда уже успел дойти Борис. После выстрела, открывшего путь, он вернул РПГ в бронемашину и направился в город, держа наготове автомат. Стрелять не пришлось. Одни защитники бросили оружие и сдались, кто сопротивлялся, были убиты, но таких набралось немного, с десяток. Люди разумные понимали, что силы неравны. Чужаков было едва ли не больше, чем жителей.

Перед Борисом поставили жалкого, трясущегося от страха Тирея.

– Если бы ты согласился на переговоры, выплатил дань и остался правителем. А поскольку вздумал сопротивляться и несколько моих воинов погибли, приговариваю тебя к смерти, в назидание другим. Повесить его!

Такая казнь обычно не применялась к волхвам, правителям, считалась позорной. Наёмники засуетились, перекинули верёвку через сук дерева, один конец верёвки привязали к седлу лошади, на другом конце соорудили скользящую петлю и набросили на шею бывшего правителя. Тирей начал умолять о пощаде, но воин взял лошадь под уздцы, повёл за собой. Верёвка натянулась, и Тирей повис в воздухе, болтая ногами. Пара минут, и всё было кончено.

– Кто захватил его? – спросил Борис.

– Мы! – протолкались вперёд четыре воина из наёмников.

– Приз каждому в пять монет!

Для наглядности Борис поднял руку с распростёртой пятернёй. Шквал эмоций, крики. Воины моментально сделались богатыми. Борис демонстративно отсчитал каждому в подставленную ладонь монеты. Другие воины завидовали внезапно свалившемуся богатству, вздыхали.

– Узам, бери воинов, осмотри жильё покойного.

Съестные припасы из подвала прислуга выносила и укладывала на подводы. Борису для дальнейшего похода нужна была провизия. В хранилище нашлись и деньги, серебряные монеты с профилем повешенного Тирея. Денег было много, два мешка. Воины вытащили их на площадь, и Борис громогласно крикнул:

– Становитесь в очередь!

В очереди стояли и воины-наёмники, и воины Фараза. Рядовым воинам Борис давал по монете, сотникам по три. На всех немного не хватило, но Борис сходил к машине, взял монет оттуда. Воины довольны, ликуют. Наёмники раньше в качестве награды получали трофеи, взятые на меч в бою или забирая у жителей.

Для Бориса желанным трофеем стала карта на куске выделанной кожи. На ней неизвестные ему земли – Малик, Бери-Бери и Альфунца. Причём подробная – с сёлами и городами, реками и мостами. Рисовал явно человек опытный, все пропорции и масштабы соблюдены. Борис долго изучал карту. Земля Иовы не велика, город один, который они взяли, и задерживаться здесь Борис смысла не видел, и ещё одно обстоятельство было. Если слухи о его победе дойдут до ушей правителей сопредельных с Иовой земель, они успеют подготовиться. Соберут войско в кулак, двинут к границам. А если напасть неожиданно, можно добиться успеха. Уже этим вечером Борис спросил воинов Фараза, согласны ли они продлить поход или намерены вернуться в свои селения. Воины даже не стали думать или советоваться.

– Идём с тобой, Сержант! Веди!

– Уборка урожая ещё не скоро, мы успеем добыть ещё трофеев!

– Слава Сержанту! С ним мы доберёмся до Морены!

Морена была столицей и портом земли Малик, до неё, судя по карте, два дня пути. Борису не хотелось, чтобы это название звучало. Как говорится – в чужом доме и стены имеют уши. Волхв Монара, властитель Малика, богат. А посему наверняка в сопредельных землях имеет осведомителей. Они и о торговых войнах предупредят, и о неурожае, когда можно купцам цены поднять, и в случае готовящегося нападения предупредят. Борис опасался, что громкие крики воинов услышат жители. Выставил он вокруг города караулы, чтобы никто уйти не мог. Но под покровом ночи местные наверняка смогут незаметно сбежать. Уж один-два человека, знающие тайные тропы, ходы подземные либо другим способом могут сбежать. Волхв Монара щедро вознаградит за все опасности в пути.

Воины готовили пищу на кострах, веселились. Наёмники тоже ответили согласием на поход. Не хотелось Борису брать их в поход, ненадёжны и в бою могут подвести, но без большого войска ему сейчас не обойтись, придётся использовать. Наёмники шли за ним только из-за денег, Борис это понимал. И предложи им кто-то денег больше, сразу уйдут. Наёмники – сброд из разных земель, нет ничего их объединяющего, кроме трофеев. Родились в разных землях, разным богам поклонялись, имели разные привычки, но идол был один – деньги.

Утром – завтрак, и в путь. Делали только короткие остановки – лошадей напоить, пощипать травку. Воины в это время ели лепёшки, вяленое мясо, сушёную рыбу. Если готовить обед, слишком много времени уйдёт. Поэтому горячую пищу ели два раза в день – утром и вечером. На костре большие котлы закипали долго, от момента, пока разгорится костёр, до полной готовности каши с мясом не меньше двух часов уходит. Как-то раз Борис время специально засекал. Да ещё и дров надо набрать, желательно сухостоя, он лучше горит. Для биваков в походе желательно знать местность впереди. Или по карте изучить, или лазутчиков выслать. Остановиться там, где застанет закат, нельзя. Нужно, чтобы ручей или река были. И людям, и лошадям вода нужна. Лошади за раз выпивают 10–15 литров. А ещё луг, лошадям попастись, а людям не на голых холодных камнях спать. Кроме того, лес нужен, чтобы костёр развести, похлёбку сварить. Не всякое место соответствовало данным требованиям. И воевода должен был предусмотреть всё.

Лазутчиков, как назывались здесь разведчики, Борис выслал. Фактически – дозорные. Предупредить Узама или Бориса, если встретится чужой отряд, присмотреть удобное место для лагеря на ночёвку. Не было принято здесь выставлять боковые дозоры, арьергард, передовой дозор. Но Борис поступал так, как учили. Боевые уставы пишутся кровью на поле боя, на марше. И перенять и использовать опыт предыдущих поколений – святое дело, иначе быть потерям или проиграть. Борис не желал потерь и уж вовсе не хотел проиграть, поэтому старался применять полученные знания. Да хотя бы офицером был, а много ли специфических военных знаний у сержанта?

Получилось удачно, вечером второго дня войско подходило к Морене, городу-порту, столице земли Малик. До заката успели встать лагерем ввиду города. Окружать нет смысла, осаду или блокаду совершить невозможно, ибо у горожан останется путь по морю. У войска Бориса кораблей нет, как и умелых мореходов. Когда встали биваком, Борис даже подумал – не поторопился ли он вести воинов к порту? Волхва и приближённых вывезут морем в другой город, и они оттуда будут управлять. Лучше верхушку ликвидировать физически. Пока не найдётся полноценной замены, организовать отпор будет некому. Жители Морены пойдут только за авторитетным лидером. Были сомнения, не сомневается только дурак, потому что не может спрогнозировать варианты событий.

Борис спал в машине, как привык, воины нашли ему пуховой матрац, получалось спать мягко, уютно, безопасно. Уснул крепко, а в полночь проснулся. Рядом с машиной Бир стоял, да не сам, а его видение.

– Поздравляю, успехи делаешь, Сержант! Позволь полюбопытствовать, из каких ты земель?

– Из России.

– Не слыхал про такую, в манускриптах упоминаний нет.

– Моя самобеглая повозка – лучшее тому подтверждение. Можно руками потрогать. А под капотом даже табличка есть.

Бир задумался. Капот, табличка – слова для него незнакомые, и что они обозначают, он не знал, а признаться в неведении не хотел. Борис молчание прервал.

– Ты что хотел-то? А то спать хочется. Мыслю – завтра день тяжёлый будет, город штурмовать начнём.

– Ты его без штурма и без потерь возьмёшь.

– Как так? – удивился Борис.

– Сейчас корабли вывозят войско и жителей в Улялю, есть такое селение на берегу с удобной бухтой. Ты завтра войдёшь в пустой город, как в ловушку, войско Монара город окружит. Припасы жители забрали с собой. Долго ли продержатся без еды твои воины? И кораблей в порту не будет. Как войско твоё помрёт, так Монар войдёт в город без потерь. Трупы твоих воинов скинут в море, кормить рыб и прочих тварей.

Борис оценил подсказку. Если Бир не обманывает, угроза серьёзная. Переиграл бы его Монар. Наверняка проделывал не раз, ибо похоже на отработанный сценарий.

– За помощь благодарю. А поступить мне как?

– А ты ударь по Уляле завтра после полудня. Войско Монара уйдёт осаждать Морену, и волхв останется с личной охраной – всего-то пять десятков воинов да сотня жителей. А уж потом поступай как знаешь.

– Никак не пойму, что тебе с этого?

– Как чего? Монара убьёшь, Морену захватишь, а потом и всю землю Малика. Выход к морю, мастерские для постройки кораблей, разные производства! Очень богатая земля! Отдал бы ты её мне.

– Моим воинам нужны трофеи!

– Серебра у Монара достаточно, как и изделий из железа, кожи. Твои воины увезут разного добра не один обоз. А тебе Морена не нужна, ты на кораблях за море пойдёшь.

– С чего ты взял?

Признаваться в таких мыслях не хотелось, да и не говорил он никому, даже Узаму.

– Догадался, – хихикнул Бир. – Любой бы на твоём месте так поступил.

Какая-то логика в его словах была.

– А велико ли войско у Монара?

– Пять сотен пеших и на кораблях, но они на суше не воюют. Большая часть флота Монара сейчас далеко, за морем.

– Чего можно опасаться. Вот войско Тирея выпустило змей. Владеет ли магией Монар?

– Владеет. Конечно, не в такой мере, как я. Любимый трюк – подсылает убийц в образе детей или сироток. Опасайся!

Борис, уж коли выпала возможность поговорить, решил задать ещё несколько вопросов, а видение волхва исчезло. То ли прискучило ему, то ли другие важные дела появились. Но и того, что сказал Бир, было достаточно. Монар хитёр, но, как говаривал старшина роты Васильев, на каждую гайку есть свой болт. Очень вовремя подсказку получил, только один вопрос мучил. Правду ли сказал Бир? Или это хитроумная ловушка? Волхв помогает, имея в виду свои интересы, и при удобном случае не погнушается предать Бориса или убить. Не потому, что ненавидит, а как прагматик убирает отработанный материал. Причём без особых эмоций.

Пару часов Борис уснуть не мог. Пытался обнаружить подвох. И в ответ свои действия. Но по поговорке – гладко на бумаге, да забыли про овраги. В любой момент может случиться неожиданность, случайность, которую не дано предугадать никому. Всё же родился план. Не без изъянов, но и на солнце бывают пятна. Никого, даже Узама, посвящать в планы не стал.

Утром распорядился двум десяткам наёмников войти в город. Те возражать стали.

– Да как мы войдём? Там войско, а нас два десятка.

– Нет в городе ни жителей, ни воинов. Войдёте и будете ждать. Ворота закроете. Как появится войско Монара, покажетесь на стенах, из луков постреливать будете, вроде много вас в городе. В награду можете брать себе всё, чего обнаружите в жилищах.

Так и поступили. Два десятка наёмников зашли в город через распахнутые ворота. Радости их не было предела. Город целёхонький, и всё добро не разграблено. А задумались бы – почему?

Борис велел Узаму отойти с войском по побережью влево, встать биваком, но костров не разжигать и вести себя тихо, скрытно. Сам с сотней воинов из Фараза направился по дороге к Уляле. Как только лазутчик впереди дал знак, свернул с дороги в лес, углубился. Мимо проследовало войско Монара. Скрипели колёса телег, стучали копыта лошадей, позвякивало боевое железо. Пусть идут, их волхв полагает, что перехитрил Сержанта, и поплатится. Ожидать пришлось долго, войско пешее, лошади везли припасы, и воины явно не торопились. Выждали немного, вдруг кто-то отстал? Тревогу поднимут, а Борис хотел подойти к селению тихо, неожиданно для Монара. Пока всё шло так, как предсказывал ночью Бир. Из-за поворота лесной дороги показалась Уляля. Прямо райский уголок. Красивая бухта, несколько корабликов стоят у причала. С обеих сторон бухты, как часовые, холмы стоят. Вода в заливе бирюзовая. Борису захотелось сбросить с себя пропотевшую одежду и с разбега броситься в воду. Представил себя со стороны. Выглядел он сейчас как настоящий душман. Рубашка и штаны цивильные, поверх рубашки разгрузка, в карманах которой магазины с патронами и пара гранат, за плечом – автомат. Бронеавтомобиль он оставил в укромном месте под надёжной охраной, ибо неизвестно было, какова дорога к селению. Да и солярки жалко было, указатель уровня топлива уже ниже четверти бака показывает. Впрочем, ездил он редко и экономно.

Осмотревшись, дал десятникам задания.

– Ты и ты со своими людьми – к причалу. Не дайте кораблям уйти в море, а то Монар на них уйдёт. Вы двое с воинами окружите селение, чтобы никто не убежал в лес. Остальным вместе со мной штурмовать Улялю. Кто будет с оружием в руках – убивать. Мирных жителей не трогать. Вперёд, но тихо, никаких криков!

Обычно воины подбадривали себя боевыми кличами типа «Хур» или «Алла».

План сработал. Воины преодолели большую часть пути до селения, когда там заметили и подняли тревогу. Завыла труба, забегали люди. Стены вокруг селения не было, что облегчило штурм. Каждый из десятков знал свою задачу. Борис ориентировался на самый большой дом в два этажа. Не будет Монар жить в доме захудалом. При нём челядь, а может, и семья. Из какого-то переулка выбежали воины противника. Борис дал очередь, трое сразу упали, на четверых оставшихся набросились воины Бориса, почти сразу смяли и помчались дальше. Здание, где предположительно укрывался Монар, было окружено забором в полтора человеческих роста. Бориса подсадили, он уцепился за верх забора, подтянулся, оседлал забор. По двору воины бегают, у ворот собрались до десятка. Борис выхватил гранату, зубами вырвал чеку и бросил. Щелчок запала, лёгкое шипение, за гранатой едва заметная струйка дыма. Взрыв! Тела раскидало в стороны, раненые корчились от боли, стонали. Таких звуков раньше в селении не слышали. Из-за угла дома выбежали несколько бойцов с короткими копьями. Ждать нельзя, если метнут копья, Борис будет как шашлык на шампуре. Дал очередь, вторую, третью. Очереди короткие, экономные, по три-четыре патрона. Воины Бориса в ворота ломятся, бьют с размаха своими телами. Борис спрыгнул во двор, промчался к воротам, сдвинул массивный дубовый запор. Ворота тут же распахнулись, едва не сбив его с ног. Воины помчались к дому, обтекая его с обеих сторон. Побежал туда и Борис. Зазвенели мечи справа, послышались крики. Завязался бой. Со второго этажа кто-то спрыгнул, побежал к воротам. Борис дал очередь, и человек упал. То ли за подмогой бежал, то ли спасался сам. Борис подбежал.

Убитый на волхва не похож, слишком молод, одет чисто, но просто. Значит, волхв в доме, если не скрылся. Обычно правители стараются себя обезопасить. По их указанию строятся подземные ходы, тайные комнаты в стенах, где можно переждать опасность. Стены-то в замках или больших домах толстенные, Борис уже в этом убедился.

Где сопротивлялись ожесточённо, мешая продвижению, – Борис туда. Давал очередь-другую, и его воины продвигались. Звуки схватки стихли, дом целиком захвачен. Борис лично пробежал по комнатам. Нет волхва! Разочарование полное! Неужели ушёл? Кто-то закричал.

– На корабле паруса поднимают!

– За мной!

И бегом к причалу, благо – недалеко, метров сто пятьдесят – двести. Пока бежали, корабль от причала отошёл. Борис остановился, надо успокоить дыхание.

– Найдите лодку мне! – крикнул он.

Сам вскинул автомат, прицелился, одиночным выстрелом в человека у рулевого весла выстрелил. Тот за борт выпал. А судно ход не сбавляет, паруса влекут вперёд, только без рулевого кораблик по курсу рыскает.

К Борису подбежали два воина.

– Сержант, там большая лодка есть и даже с парусом.

– Ведите!

Лодка рыбацкая, и хозяин её у мачты сидит под охраной воина. Тот ему меч к груди приставил остриём.

– В лодку!

Уселись воины, а побаиваются. Лодку раскачивает, всё же не земная твердь.

– Догонишь корабль – награжу. Не успеешь – утоплю, – сказал Борис.

Рыбак потянул за шкот, поднял парус, оттолкнулся веслом от причала. Борис крикнул своим воинам на причале:

– Обыскать всё селение! Собрать жителей! Расспросите, как выглядит волхв и где может прятаться!

Лодка рыбацкая, рыбой пропахла, и ход невелик. Но всё же кораблю оторваться не удаётся. Как только к рулевому веслу вставал кто-то из команды, Борис стрелял. После третьего убитого к рулю уже никто не подходил. Стрелять по бортам бесполезно, если даже автоматная пуля пробьёт толстые доски, особого вреда не нанесёт. Сейчас бы гранатомёт сюда!

Под парусами, но лишённый управления, корабль сначала рыскал по курсу, потом под свежим ветерком с моря стал отклоняться вправо. Получалось – к мысу шёл. Пять, десять минут, четверть часа погони. Корабль носом на полном ходу ткнулся в берег. Мачта не выдержала, с треском сломалась, накрыв парусом палубу. Появился реальный шанс взять команду и волхва, если они там. Из-под паруса стали выбираться люди.

– Стоять! – закричал Борис. – Кто будет шевелиться, убью!

Один человек ослушался, спрыгнул с палубы на прибрежную гальку. Борис дал короткую очередь, и ослушник упал. Оставшиеся поняли – лучше не дёргаться, застыли изваяниями.

Лодка подошла близко к берегу, лодочник опустил парус, лодка немного прошла по инерции, ткнулась носом. Борис, а следом за ним двое воинов выскочили на берег.

– Спускайтесь все! – приказал Борис.

Сам перевернул тело убитого. Наверняка моряк, потому что лицо загорелое, а кожа задубелая от ветра, морской воды.

– Кто из вас волхв Монар?

Все молчат, но несколько человек непроизвольно посмотрели на одного. Борис косые взгляды уловил.

– Ты, – ткнул он пальцем. – Прыгай сюда!

– Я? – удивился человек.

Борис вскинул автомат, выстрелил мужчине в левое плечо. Старался, чтобы пуля задела по касательной. Так и получилось. Пуля рассекла кожу, задела мышцы. Кровь потекла, боль пронзила, мужчина вскрикнул.

– Второй выстрел в голову будет! – сказал Борис.

Мужчина заторопился, умирать никому неохота. Прошёл по палубе, спрыгнул.

– Кто таков будешь? Назовись!

– Мо… Монар, властитель Малика.

От испуга, от боли трясёт мужчину. Не думал он, что попадётся. Вроде всё просчитал, войско к столице послал, что проделывал уже. И в случае опасности запасной вариант есть – корабли у причала.

– Эй, на корабле! Вам особое приглашение надо? Лекарь есть среди вас? Кровь затворить, повязку наложить!

Выдвинулся вперёд один мужчина. Аккуратно спустился, сначала повиснув на руках. Ему с палубы передали кожаный мешок. Видимо, лекарь. Деловито развязав мешок, достал глиняные небольшие горшочки, посыпал рану толчёной сушёной крапивой, средством кровоостанавливающим. Кровь идти перестала. Потом присыпал рану измельчённым сухим мхом, он не даёт гноиться. А уж потом перевязал белёной тряпицей. Всё проделывал сноровисто, чувствовался опыт. Хм, пожалуй, надо взять его к себе на службу, такой лекарь в войске нужен.

– Как звать? – поинтересовался Борис.

– Варлам, – с лёгким поклоном ответил лекарь.

– Пойдёшь ко мне на службу?

Лекарь удивил.

– С кем я говорю? Есть ли у тебя право распоряжаться?

– Меня звать Сержант, я – воевода войска из Фараза. Сейчас мои воины добивают его войско, – Борис ткнул рукой в сторону Монара.

Монар удивился, а лекарь медлил с ответом.

– Каковы условия? – спросил он.

– Главное – живой остался. Сколько и чего хочешь?

– Одна монета каждую полную луну. И ещё одна монета на снадобья.

– Согласен. А эти – кто?

– Придворные.

– Есть ли кто-нибудь полезный? Или утопить сразу всех? – спросил Борис. – Поведай о каждом.

– Этот отвечает за обслугу Монара. Еда, одежда, снадобья для омовений. Вот тот – за налоги.

Борис сразу:

– Кто за налоги, отойди в сторону.

Мытарь рухнул на колени.

– Не вели казнить, Сержант! Я знаю, где и что делается – ткани, кожи, оружие. У меня семья, дети.

– Ладно, живи, – смилостивился Борис.

Только двое, кроме лекаря, представляли интерес. Один отвечал за торговлю с заморскими землями, а другой – за казну.

Борис приказал пленников связать и вести их по берегу к селению. Сам взобрался на палубу судна. Кораблик небольшой, тридцать шагов в длину и восемь – в ширину, об одной мачте. Борис заглянул в люк.

– Эй, кто есть живой? Выходи!

Среди тех, кого повели воины по берегу, членов команды не было. Троих он убил, но должны быть ещё. Внизу, под палубой, шевеление. Потом человек показался, за ним другой. Выбрались на палубу. Эти точно моряки. Кожа на лице дублёная, на ладонях сухие мозоли от работы с такелажем.

– Привести судно в порядок и привести к причалу, – приказал Борис.

– Не справимся вдвоём, – засомневался один, который постарше.

– Возьмите людей с других кораблей или из селения. Скажите – моё приказание.

Если есть корабли, то пусть будут на ходу. Сам уселся в лодку.

– Правь к причалу.

Когда подошли, Борис достал монету, дал лодочнику.

– Лови рыбу, как и прежде, и другим скажи. Никто вас обижать не будет.

Лодочник обрадовался. Когда меняется власть, меняются порядки. Но при любой власти людям надо есть, зарабатывать на жизнь.

Сам же отправился к дому, где квартировал Монар. Что делать с бывшим властителем? Казнить? Изгнать из страны? Если оставить в живых, будет строить козни, постарается вернуть власть. Никто легко от неё не отказывается. Не хотелось бы пачкать руки кровью, но, видимо, придётся. А с придворными надо разбираться с каждым. Полезный – оставить на службе, пустой человечешка – изгнать, пусть трудом на пропитание себе зарабатывает.

С захватом новой земли стали мысли тяжкие появляться. Что с землями делать? С населением понятно, пусть работают, как и прежде. Человек должен добывать себе пропитание своим трудом. Но и управитель нужен – налоги собирать, следить за соблюдением законов, в конце концов судить. А кого поставить? Воины из Фараза преданы Борису и Узаму, но какие из них правители? Самому взяться? Тогда надо осесть на этих землях. Да и тремя территориями одному не управиться. На одной земле можно Узама поставить, на другой… Бира? Он вроде жаждал на земле Малика править. Надо же, из врага как-то быстро превратился если не в союзника, так в советчика. Поистине неисповедимы пути твои, Господи! До конца Борис волхву не доверял. Да и как можно верить человеку, не раз пытавшемуся его убить? Борис сомневался, что волхв резко изменился. Подстроился под обстоятельства? Да, несомненно. И пока его подсказки-советы приносили пользу. Втирается в доверие? Конечно! В какой-то момент продаст ради выгоды? Обязательно! Знать бы только, когда этот момент настанет.

День пролетел в заботах. К вечеру прискакал в сопровождении нескольких воинов Узам. На одежде засохшие пятна крови, на пластинах панциря царапины и вмятины. Видно – бой был жестоким.

– Сержант, спешу сообщить, что войско Монара разбито. В живых осталось не больше сотни, все пленены.

Лицо Узама мрачное.

– Бой был тяжёлый, не меньше сотни наших воинов погибло.

– Мне искренне жаль! Спасибо тебе и воинам за труды ратные.

Борис не лгал, ему действительно было жаль. С ними он начинал поход, всех знал в лицо и по именам, на каждого мог положиться – не подведут.

– Велики ли потери среди наёмников?

– Половина!

Борис присвистнул. Много! Большими потерями добыта победа. Он прикинул мысленно. Две сотни, даже немного меньше, воинов Фараза, три с небольшим сотни наёмников. С таким войском мир не покорить, если только одну-две земли, да и то после отдыха. Раненым надо восстановиться, кого-то оставить на управлении захваченными землями, прежде чем отправляться дальше. Почему-то сомнений не было в том, что ему суждено отправиться с войском за море. Была надежда, очень маленькая и тщательно скрываемая, что, переплыв, он сможет вернуться в своё время, в своё измерение. Да, здесь интересно, жизнь кипит во всей красе. Бои, чернокнижники, походы, где такое ещё попробуешь на своей шкуре? Это не виртуальный симулятор компьютерной игры, где много жизней в запасе. А здесь жизнь одна, полная опасностей, яркая в своих красках и ощущениях, с запахами крови, костра, еды, лошади.

Через пару дней постепенно стало возвращаться население. Сначала робко, одни мужчины, потом и женщины с детьми, потому как ни грабежей, ни изнасилований, ни убийств не происходило. Город зажил обычной жизнью, только без правителя. Монар сидел в тюрьме. Раньше тут сидели те, кто уклонялся от налогов, что-нибудь украл. А ныне единственный узник – сам волхв. И Борис не знал, что с ним делать. Казнить по праву победителя? Жестоко. Отпустить? Монар тут же начнёт собирать войско для изгнания чужаков, и случится новое кровопролитие.

Выход нашёлся случайно. Лекарь Варлам обмолвился об острове.

– Что за остров? – заинтересовался Борис.

– В полудне плавания есть остров. Туда отправляли крадунов для работы на руднике.

– И много там таких?

– Я не был там несколько лун, но тогда было человек пятьдесят.

– А что же они едят?

– Рыбу ловят, плоды с деревьев собирают. Раз в несколько лун заходит корабль, доставляет муку и соль, забирает отбывших наказание.

Для Бориса такое сообщение – настоящая новость. Значит, на острове что-то вроде трудового лагеря для преступников.

– А кто определяет вину?

– Да сам Монар.

Понятно, суда в обычном понимании в Малике нет.

– Что же на руднике добывают?

– Медь. Там же льют слитки. Очень хорошо её покупают в полуденных землях, в обмен дают ковры, выделанные шкуры животных, лечебные снадобья.

Для Бориса это откровение.

– Варлам, ты сам в тех странах был?

– Не единожды. Плыть долго, несколько дней. Очень жарко, поэтому жители там все синие или голубые.

Борис засмеялся. В его мире голубыми называли других, с нетрадиционной ориентацией.

– Велики ли те земли? Есть ли правитель, какое войско?

– Правители точно есть, сам видел. Дальше берега в глубь земель не уходил, войско не видел.

Борис решил отправить на остров Монара, заодно завезти муку и забрать медь.

На следующий день объявил своё решение волхву.

– Лучше бы я умер в бою! – вскричал свергнутый правитель.

– Тогда надо было быть с войском, с оружием в руках, а не бежать на корабле, бросив свой народ.

Уважения к врагу Борис не испытывал. Жизнь свою спасал, не защищая жителей, не отстаивая право на правление. В глазах Бориса – не настоящий мужчина, трус. И придворные оказались такими же. Казначей сразу выдал и казну, и все тайники со звонкой монетой. Монар в самом деле оказался очень богат. Одних серебряных монет два десятка кожаных мешков, а ещё драгоценные камни – полная шкатулка, изделия из кости, довольно изящные, искусно сделанные.

В трюм загрузили муку в мешках, к мачте приковали Монара. На судне был с десятком воинов Борис. Интересно было ему посмотреть остров, заодно проверить в деле корабль и команду. Знатоком морского дела он не был, но хорошую работу сразу видно, даже непрофессионалу. На кораблях земли Малика служили только представители селения Эмба, что стояло на сваях в море. Они учились морскому делу почти с пелёнок, и лучше их мореходов не было. Борису было интересно всё. Как определяют курс, есть ли компас, карта, приборы?

Карта была, довольно примитивная, но главное – были нанесены очертания побережья чужих земель, причём названия неизвестные. Компас тоже был, хоть и примитивный. А про приборы вроде астролябии и секстанта не слышали. Стало быть, определять положение корабля в открытом море мореходы не могут, прискорбно.

Борис поглядывал по сторонам. Едва скрылся за кормой берег Малика с городом Мореной, как впереди показался остров. Когда приблизились, Борис велел обойти его вокруг. Остров оказался большим – несколько километров в ширину и с десяток в длину. Небольшой холм, на вершине – смотровая башня. На каменистом берегу – деревянный причал. С корабля посмотреть – остров зелёный: трава, кустарник, деревья. Причалили, тут же появились вооружённые люди.

– Надсмотрщики, они же охрана, – пояснил лекарь.

Ему требовались лечебные травы и коренья. О свержении Монара на острове не знали и, когда увидели правителя в кандалах, сначала удивились, потом схватились за оружие. Глупцы! Первый поднявший меч на воина Бориса тут же рухнул с простреленной головой. Другие испугались звука выстрела и эффекта. Ни стрелы не видно, ни камня, а их приятель – мёртвый. Лекарь пояснил, что власть поменялась, и ныне главный правитель – Сержант, и указал на Бориса.

– Кто желает служить на прежних условиях, пусть служит. Кто не желает, сложите оружие и ступайте на корабль. – Желающих поменять службу не нашлось. За особые условия службы на острове платили неплохое жалованье.

С Монара сняли кандалы, погнали на рудник. Борис в сопровождении лекаря, не раз бывавшего на острове, осмотрел клочок суши. Обнаружил довольно удобную бухту, с обеих сторон прикрытую холмами. Здесь обустроить бы военный порт. С одной стороны, будут прикрыты подходы к Морене, с другой стороны, отсюда удобнее и ближе самим совершать торговые рейсы или военные нападения. А небольшая бухта с маленьким причалом так пусть и будет.

Вернулись к кораблю, на него уже грузили слитки меди, ярко блестевшие под солнцем. К Борису тут же подошёл мужчина, представившийся управляющим рудником, засвидетельствовать своё почтение. Он узнал о смене власти, когда на рудник привели знатного пленника, и был удивлён. Конечно, до острова не сразу доходят все перемены на материке. Явно испугался за себя, за должность. Ещё бы, ему доложили, что новый правитель прибыл, а к себе на корабль не вызывает, даже отправился остров осматривать. Похоже на немилость, только за что? Начальник, хоть большой, хоть маленький, во все времена при любой власти должность свою потерять боится, ибо возвышенное положение – это жалованье, пусть небольшая, но власть над людьми, возможность карьерного роста, а с ним и увеличения доходов. Простому селянину или ремесленнику, тем более рабу, терять нечего. Управляющий зазывал Бориса к себе в дом, покушать и отдохнуть, но Сержант предложение отверг. Не развлекаться он прибыл, да и есть в доме человека прежде ему не известного опасался, ибо отравить его уже пытались.

К вечеру груз меди был принят, корабль осел. Можно бы и отплывать, но мореходы в ночь выходить опасались. В этих местах не редкость ночные штормы. К тому же лекарь не все лекарственные травы собрал.

Спали все на палубе, ибо судно грузовое и кают нет. Собственно, пассажирских судов не было вовсе. Живые грузы – лошадей, скот – как и людей, перевозили в трюмах. Но сейчас трюмы заняты. К тому же спать на металле жёстко и холодно. Изнеженных не было, и на досках палубы спалось хорошо. Утром, пока лекарь искал свои травы, команда на костре приготовила кашу с мясом, традиционно – пшённая с кусочками сушёного мяса. Мясо разваривалось, начинало духовито пахнуть, вызывая аппетит. Готовилась такая каша быстро, была сытной. Поели, оставили в миске для лекаря, а когда он пришёл, весьма довольный, с мешком собранных трав, сразу отплыли. Путь к Морене оказался долгим. Судно осело под грузом, отяжелело, да ещё ветер боковой, и к порту подошли уже в полночь.

Задержаться в Морене пришлось почти на месяц. Ждали, пока легкораненые встанут в строй. Тяжелораненые, как окрепли немного, были отправлены на подводах по домам. Борис всем вручил деньги, сейчас они будут им нужны, как никогда. Оклемаются ли? Очень лекарь помог. С утра до вечера оказывал помощь – перевязки делал, смазывал раны мазями, поил лечебными отварами. Дело своё Варлам знал хорошо и неравнодушен к болящим был, благодаря ему многие быстро поправились. Глядя на его старания, Борис повысил жалованье вдвое. Грех разбрасываться профессионалами, их и так по пальцам пересчитать можно.

Тем временем прибывали с грузами корабли. Торговцы разгружали трюмы, с удивлением узнавали о смене власти. Но никто их не притеснял, и жизнь в городе протекала спокойно. Ни один корабль в море не выходил по приказу Бориса. Он специально собирал флотилию, чтобы она смогла принять и переправить его войско за море. Борис присмотрел себе самое крупное судно, о двух мачтах, велел изготовить крытые сходни, потому как решил взять в плавание бронеавтомобиль. Не теряя время, он каждый день объезжал землю Малика, селение за селением, в сопровождении десятка воинов. С одной стороны, было интересно поглядеть – какие были мастерские, да много ли людей там живёт, а ещё набирал в своё войско желающих. И такие находились. Кому-то нравилось работать на земле, другим – заниматься скотоводством, но были и желающие повоевать. Они полагали, что копьём и мечом добудут больше, чем мозолями. Борис в душе посмеивался. Можно не бедствовать, но богатыми никто не стал. Да ещё и жизнь вероятно потерять либо стать калекой. Военная стезя – она опасная и непредсказуемая. Но не скучная, это точно.

А ещё для дальнего плавания собирали припасы – муку, крупы, сушёное мясо и солёную рыбу, соль. Со слов мореходов, плыть неделю при благоприятных обстоятельствах – спокойном море и попутном ветре. Но море непредсказуемо, и случись встречный ветер, продвижения вперёд не будет. На кораблях стояли прямые паруса. Борис об этом слышал краем уха, но в чём суть – не знал, иначе подсказал бы.

Предпоследняя ночь перед предполагаемым выходом. Бронемашина уже на палубе корабля, принайтована верёвками, чтобы при качке не свалилась за борт. И прочные сходни в трюм погружены. Забот много, надо всё предусмотреть. В трюмы для обмена либо купли-продажи погружены слитки меди, распределены по судам равномерно, чтобы не перегружать. Борис имел в виду ещё другое обстоятельство. Случись кораблю получить пробоину, наткнувшись на мель, или утонуть во время вероятного шторма, не весь дорогой груз пойдёт ко дну. И съестные припасы так же распределяли. Вот почти всё серебро из рудника на корабле Бориса. Слишком велик соблазн будет для команды корабля и воинов.

Умаявшись, уснул в кабине «Тигра» крепко. Проснулся далеко за полночь, на часы посмотрел. Три часа, самый сладкий сон! А за бортом машины видение Бира. Борис глаза кулаками потёр, зевнул.

– Чего тебе?

– Неучтиво! Я к тебе с добром, а ты спишь, встречаешь неприветливо.

– В следующий раз стол бы накрыл, да ты не настоящий. Ни есть, ни пить не можешь. Видимость одна.

– Я смотрю, отплывать собираешься?

– Есть такое дело.

– А обещания?

– Какие? – удивился Борис.

– Я тебе подсказал, какую каверзу готовит Монар, ты его одолеть смог. А просил я всего лишь сан волхва Малика.

Что волхв подсказку дал, это точно было. Но Борис не обещал ничего. Вроде бы. Можно и дать сан, всё равно кто-то в его отсутствие должен землёй управлять.

– Хорошо. Завтра всенародно объявлю тебя правителем Малика, но при условии!

– Каком?

– Ты будешь правителем сих богатых земель, если признаешь моё верховенство над всеми землями.

– Всё же решил править миром?

– Это как получится, но мысль такая есть.

– Ладно, признаю.

– Только ты должен явиться народу и войску лично. Слово даю, худого не сделаю.

Некоторое время видение не отвечало. Хочется Биру занять место правителя богатой земли, да с выходом к морю, и боязно. Вдруг схватят его воины Сержанта и казнят? Или сам Сержант применит своё страшное оружие? Но надо решаться.

– Хорошо, буду. Надеюсь, ты хозяин своего слова.

Видение пропало. Борис спать лёг. Землю Лакрузы, где до поражения правил Бир, он отдаст Узаму, заслужил. Но это после заморского похода. Пока без него будет плохо. Воины слушают его беспрекословно, всё же земляк. Да и не подвёл Узам Бориса ни разу. В бою не трусил, исполнял приказания ревностно, умом не обделён, считать-писать обучен, что не все умеют. И вообще получается – впереди работы непочатый край. Для детей школы создать, развивать ремёсла, чтобы не только из руды медь или железо добывать.

Глава 9

Катастрофа

На берегу утром собралось много народа. В основном воины, отплывающие в поход. Но были и жители, провожающие моряков. Для кого-то они мужья, отцы, женихи.

В сопровождении нескольких придворных, ибо одеты они были в богатые одежды, подобающие сану, показался Бир. Ступал он медленно, важно. Толпа расступалась перед ним. Борис стоял на палубе корабля и с этого возвышения видел всё, что происходило, отчётливо. Когда Бир приблизился, Борис спустился, подошёл, взял волхва за руку. Убедиться хотел, не видение ли перед ним. Нет, живой человек, рука тёплая. Поднялся с волхвом на палубу корабля, повернулся к площади, поднял руку. Люди смолкли.

– Представляю вам, жители Морены, земли Малика, назначенного мною правителя – волхва Бира. Он будет заботиться о вас, словно родной отец. Ваш прежний правитель Монар не оправдал надежд. Слушайтесь Бира, как меня. Да прибудут с вами ваши боги!

Речь короткая, экспрессивная. Сразу после неё Борис взял руку Бира, поднял её вверх. Народ взорвался ликующими воплями. Ему всё равно, кто правит, лишь бы жизнь была сытнее и спокойнее. При любой власти надо трудиться, добывая хлеб в поте лица. Демонстративно поддерживаемый придворными под руки, Бир спустился на пристань, повернулся к Борису, отвесил поклон.

Борис ещё короткую речь сказал.

– Мы отплываем и надеемся вернуться с заморскими товарами, а может, и присоединить к нашим владениям новые земли. Всем воинам подняться на борт!

Воины быстро заняли места на палубах, команды стали выводить корабли на рейд, где строились в походный порядок. Впереди корабль самый большой, где находился Борис. За ним в кильватерном строю другие суда. Колонна получилась внушительной. Двадцать семь кораблей растянулись на добрый километр. Понятий «километр» или более привычного для моряков «миля» здесь не было, дистанцию определяли в актах. Что это такое, Борис пока не знал. Ярко светило солнце, на море – лёгкая зыбь, слабый ветер, к счастью – попутный. Колонна, не мешкая, отправилась в путь. Воины кто в трюм спустился, присматривая себе местечко поудобнее, а кто стоял на палубе. Многие впервые оказались на корабле, на море, всё было внове, даже запах моря – с йодом, с солью.

Для Бориса на носу натянули парусину, как защиту от солнца, от брызг, от возможной непогоды. После полудня прошли мимо острова с рудником, на котором находился бывший правитель Монара. Борису не было его жаль. Рулевой корабля был старшим. Оставив за себя помощника, принёс по просьбе Бориса карту на выделанной коже. Пальцем ткнул в небольшой кружок.

– Это остров, который мы только что прошли.

Если картограф точно отобразил расстояние и пропорции, другой остров был почти у заморских земель, в неделе пути.

Иногда ветер стихал, паруса обвисали. По указанию Бориса за борт спускали верёвку с завязанными на ней через равные промежутки узлами. Борис раздевался, прыгал с палубы в тёплую воду, поднимая кучу брызг, распугивая рыб. Плавал в своё удовольствие. Никакой Сочи не сравнится! Там вода редко когда бывает чистой, прозрачной. На пляже куча народу, курят, пьют пиво, ходят продавцы варёной кукурузы. Либо фотографируют с обезьянами или попугаями. На отдыхе уединения хочется. Воины с палубы наблюдали за Борисом со страхом и удивлением. Плавать воины не умели, впрочем – моряки тоже. Для Бориса странно. Моряк и не умеет плавать. Это же жизненная необходимость! Но люди здесь считали, что под водой живут чудища, способные утащить на дно. Под водой – свои боги, которых умилостивить надо. А когда Борис нырял и ради шутки проплывал под дном корабля, выныривая с другой стороны, воины ахали в испуге. Вода прозрачнейшая, ибо загрязнителей в виде промышленности ещё не было. Видно метров на двадцать. Иногда проплывали крупные рыбы, и Борис жалел, что нет гарпуна. С палубы желающие закидывали крючки с наживкой, иногда ловили рыбу. Пожарить или сварить, а потом съесть – особое удовольствие, потому как вяленое мясо или солёная рыба уже приелись.

Пищу варили на печи. На палубе, ближе к корме, прибит железный лист, дабы пожара не устроить. На листе из камней на известковом растворе сложена небольшая печь, на один котёл. Можно похлёбку сварить или кашу. А пока воины и команда ели, вполне поспевал узвар – компот из сухих фруктов. На кораблях самым важным и ценным была серебряная цистерна для пресной воды на носу. Не каждый владелец мог себе позволить такую дорогую вещь. На многих судах эти большие ёмкости были из меди. Совсем уж небогатые владельцы судов пресную воду хранили в деревянных бочках, но вода быстро портилась в жарких условиях, имела неприятный привкус. А продукты либо высушивали до каменистой плотности, а чаще солили. На то время соль была единственным консервантом, стоила дорого, и владелец солеварни априори был человеком состоятельным. Залежи соли были не во всех землях, и торговля с солеварни шла бойкая.

Конечно, полный штиль, когда суда не двигались, тормозил продвижение каравана. Сутки проходили, огромная людская масса на кораблях ела и пила, запасы уменьшались, а пополнить негде. В какую сторону ни посмотри – водная гладь до горизонта.

В один из дней моряк показал рукой на небо, закричал:

– Вижу птицу!

Воины такой радости не поняли. Тогда моряки пояснили. Если видно птицу, тогда земля недалеко. Теперь уже все стали присматриваться. Не видно ли вестников земли? Хотелось тверди под ногами, а не зыбкой палубы. На следующий день далеко впереди показалась тёмная полоска. Один из моряков взобрался на верхушку мачты, присмотрелся, вскрикнул:

– Вижу землю!

Вопли радости! Земля – это конец плавания. Можно поохотиться, поесть свежего мяса, фруктов. Однако через короткое время на горизонте начали собираться тучи, небосвод стал темнеть, поднялся встречный ветер. Мореходы были вынуждены спустить паруса. Ветром суда начало сносить назад, всё дальше от земли, казавшейся уже такой близкой. И якорь бросить нельзя, глубины большие. Ветер стал крепчать, корабли раскачивало с носа на корму, разворачивало бортом к волне. У части воинов началась морская болезнь – головокружение, тошнота, рвота. Кто-то спустился в трюм, чтобы не видеть ужасов природы. Другие стали молиться на палубе своим богам, дабы даровали спасение. Чтобы смилостивить морских богов, кидали за борт монеты, перстни. Ветер нарастал с каждой минутой, волны становились всё выше. Корабли кренились. Несколько человек с палубы смыло волной за борт. Почти сразу они утонули. Потом неуправляемые суда начали сталкиваться. Один из кораблей развернуло, он носом ударил в борт другому. Сильный треск ломающихся досок, крики. В пробоины корпусов хлынула вода, суда стали быстро погружаться. За трагедией наблюдали многие, но помочь не могли. Никаких спасательных средств вроде кругов, жилетов не было. Оба корабля за десять минут ушли под воду, на воде остался лишь мусор. Через несколько минут – ещё одно столкновение. Сильно потемнело, громыхал гром. Молнии сверкали почти беспрерывно, и в их свете было видно, как корабли, набрав в трюмы воды через пробоины, идут на дно. Борис вцепился в такелаж, прижался спиной к мачте, с ужасом и болью смотрел, как гибнет его войско. Ещё не пристали к чужому берегу, не провели ни одного сражения, а уже ощутимые потери. Как ножом по сердцу! Рядом с Борисом цеплялся за такелаж рулевой, он был старшим на корабле, ему подчинялась команда. Он прокричал:

– Мы не принесли жертву перед походом и не узнали у звездочёта счастливый день для выхода!

Верит же человек в каждую чепуху! Борис сдержался, промолчал. Ветер перерос в штормовой, волны захлёстывали палубу, пошёл ливень, да какой! Буквально стена воды с неба! Даже самые стойкие утратили веру в спасение. Корабли ветром и волнами разбрасывало в стороны, и вскоре никаких судов Борис уже не видел. Сколько часов бушевал шторм, неизвестно. Наступила ночь, но ветер и волны не стихали. Полное ощущение преисподней! Человек в такие моменты чувствует себя песчинкой, абсолютно уязвимым перед силами природы. Чтобы уберечься от опасности быть смытым волной за борт, Борис привязал себя верёвкой к мачте, обмотав её вокруг грудной клетки. Качка, ветер и ливень измотали. К утру забылся, совершенно обессиленный. Проснулся от движения рядом. Разлепил глаза – какая-то птица сидит на палубе. Солнце светит, ветра нет, и море гладкое, как стекло. Повернул голову влево‐вправо, ни одного корабля и никаких деревянных обломков. То ли раскидало флотилию, то ли утонули все суда, а им повезло. И рядом никого. Борис развязал узлы, размотал верёвку, прокашлялся.

– Эй, есть кто живой?

Сначала тишина, и он испугался, что остался на корабле один живой. Потом снизу, из трюма, какое-то движение, откинулся люк, выбрались несколько воинов. От солнца щурились.

– Все живы?

– Вроде все, только укачало, лежат без чувств.

Бориса беспокоило – где моряки? Рулевого не видно, без него плохо. Он и штурман, и капитан. Ни Борис, ни воины управлять парусами не могут. Да и куда плыть? Карта есть, но где на ней юг или север? Сторон света нет. Перед штормом земля была видна на юго-западе, солнце светило слева. Борис приказал воинам.

– Ищите в трюме моряков. Нам хоть один нужен!

Показать направление он сможет по солнцу, по компасу. Но как поднять паруса? Тут столько верёвок висит, что запутаться немудрено. Конечно, по-морскому это и не верёвки, а концы, лини, шкоты и прочее. Но они-то – сухопутные крысы, им простительно.

Мореходов нашлось два. Зелёные от перенесённой качки, едва стояли на ногах.

– Поднять паруса! – приказал Борис.

А у моряков сил нет шкоты тянуть. Благо – воины помогли. Всеобщими усилиями подняли. Ветер слабый, порывами. Паруса то наполнялись, то опадали. Но корабль медленно двинулся. Борис сам встал за рулевое весло. Оно было единственным по левому борту, на корме. Начал разворачивать судно, чтобы солнце слева стояло. А через час неспешного хода один из мореманов закричал:

– Вижу человека в море!

Борис подвернул в сторону, куда показывал моряк. На деревянном брусе, явно от какой-то части корабля, скорее всего киле, болтался человек, намертво вцепившийся в дерево. Корабль его разломило штормом, но он ухитрился спастись. Опустили паруса, сбросили за борт конец.

– Цепляйся, поднимем!

А человек ослаб сильно, да и деревянный брус отпустить боялся, потому как плавать не умел. Борис обвязался ещё одной верёвкой, спрыгнул за борт, подплыл к мужчине. Обвязал его поперёк груди, крикнул воинам на корабле:

– Поднимайте!

Верёвка натянулась, а мужчина никак брус отпустить не может. Силится, а руки спазмом свело. Пришлось разжимать. Мужчину быстро подняли, потом Бориса на борт втянули. Присмотрелся Борис, а это один из воинов Фараза, именем Шарк.

– Ты, случаем, не на одном корабле с Узамом был? – спросил Борис.

– С ним, сначала у нас мачта сломалась, корабль накренился сильно. Кто на палубе был, сразу в воду упали.

– А Узам?

– Не видел, темно было. Мне повезло, на деревяшку сразу наткнулся, хвала богам!

Таких нашлось ещё двое. Один – из войска Узама, другой наёмник. Оба в момент крушения судов были без доспехов и мечей, иначе бы никакие деревяшки не спасли. Вместе с тремя десятками воинов и моряков их стало тридцать три. И это от пятисот воинов и двух сотен моряков. Шторм совершил то, что не сделала бы вражеская армия. Борис сидел на палубе в унынии. Что делать? Вернуться назад, в Морену? Неудачников не любят, презирают. Борис даже не ступил на заморскую землю, а потерял всё – корабли, войско. Знать – боги к нему не благосклонны.

Кроме того, он сам назначил правителем Малика Бира, и тот может бросить Бориса в узилище, воспользовавшись превосходством в людях. Мысль мелькнула – а не волхв ли наслал непогоду? Отверг. Такой шторм организовать ни одному чернокнижнику не под силу.

Впрочем, зачем отчаиваться? Провизия и питьевая вода есть, корабль держится на плаву, управляется. Тогда вперёд, к неизвестным землям! Когда попал в землю Фараза, у него не было ни одного воина, а сейчас три десятка и корабль. И бронемашина уцелела, не сорвалась с верёвочных растяжек.

Подумав так, повеселел. Когда есть какая-то цель в жизни – не всё потеряно!

– Кто сегодня кашеварит?

Вызвались двое. Однако у половины из оставшихся в живых аппетита не было, не отошли после ночного кошмара. Зато Борис поел с удовольствием. Вчера только завтракал, а обеда и ужина уже не случилось, в животе сосало. После сытного обеда настроение поднялось. Вполне может случиться, что в заморской стране выйдет удачная торговля. А то и воинов удастся нанять.

Продвигались медленно, ветер еле наполнял паруса. Но всё же не стояли на месте, и к вечеру показалась полоска земли. Получалось – потеряли больше суток и всю флотилию, чтобы оказаться в той же точке. Когда стемнело, опустили паруса. После волнений и спасения, нервного напряжения все спали крепко.

Утром Борис одним из первых проснулся, поднялся на мачте до первой реи, уселся. Из кармана вытащил оптику. Толком ничего не видно. Земля и густой лес, за которым ничего не различишь. Разочаровавшись, слез на палубу. Пока завтрак приготовили, поели, ушло часа три. Потом подняли паруса. Сегодня ветер попутный, ровный, судно шло быстрее и через пару часов подошло к земле.

Борис вовремя увидел небольшую реку, впадающую в море, направил корабль туда. Удалось войти на полсотни метров, когда днище начало цеплять за грунт. Верёвкой крепко привязали судно к толстому дереву, иначе течением кораблик снесёт в море, и на морском берегу стоять нежелательно. Случись шторм, корабль разобьёт. А в реке спокойно, огромные деревья укрывают его с двух сторон, даже мачта ниже верхушек.

В первую очередь набрали пресной воды, цистерна была почти пуста. Черпали воду вёдрами, передавали цепочкой на корабль. Почти до вечера трудились, дело первоочередное. Странно, что не было видно людей или следов их пребывания. Обычно люди селятся по берегам рек, а в месте их впадения в озеро или море – почти обязательно. Место – удобное для рыболовства.

На следующий день Борис в сопровождении трёх воинов отправился на разведку. Жарко, влажно. На голое тело пришлось разгрузку надеть. А воины, по настоянию Бориса, надели пластинчатые доспехи, шлемы, опоясались мечами. Предосторожность оказалась не лишней. Сначала шли по берегу реки, потом справа потянуло дымком. Не лесной пожар, иначе бы птицы и зверьё всполошились. Костёр жгли, стало быть, селение рядом. И точно. Скоро вышли к окраине деревни. Дома круглые, из прутьев, крыши глиняные. Борис вывод сделал – зимы в этих местах не бывает, в таких домах перезимовать невозможно. Да и от диких зверей не защититься за хлипкими стенами. Их заметили, закричали женщины, забегали. Навстречу выбежали мужчины. Такие внешним видом испугать могут. Кожа синяя, причём не от татуировок, от природы такая. Есть же в Африке негры, причём кожа их от тёмно-жёлтой до иссиня-чёрной, как защита от палящего солнца.

А эти синие, на лицах только белки глаз выделяются и зубы. Воинственные. Не сказали «Здрасьте!», а сразу короткими дубинками размахивать начали. Дубинки из дерева, с локоть длиной и толстые – в две руки толщиной. Дубинки у троих, ещё у двоих деревянные груши размером с дыню, причём на верёвках. Борис понял – дробящее оружие, эти наиболее опасны, могут применять свои «груши» на расстоянии.

Аборигены с ходу кричать – вопить стали, руками показывать – прочь! Борис попытался войти в контакт, выступил вперёд.

– Мы не воевать. Купи-продай или чейнч.

Неожиданно в его сторону прыгнул один из «синих», замахнулся дубиной. И ударил бы, если б не воин. Подставил под дубину меч, Борис отскочил, сорвал с плеча автомат. Не хотелось бы начинать с крови. Потом и замирения не выйдет, и потери пойдут. Аборигены местность знают лучше, будут устраивать засады, делать ловушки. Один из «синих» начал раскручивать на верёвке грушу, потом бросил её. Груша пролетела мимо воина, верёвка обернулась вокруг шеи. «Синий» дёрнул за верёвку, она стала душить воина. Этого позволить было нельзя. Борис выстрелил в «синего» метателя, потом очередь в «синих» с дубинками. Грохот выстрелов всполошил всю деревню. Люди выбегали и в панике мчались в лес. Терять уже было нечего, кровь пролита, Борис очередью срезал ещё одного «синего» с грушей. Неудачно получилось, не переговоры, а расправа.

Вернулись к кораблю, отвязали его от дерева, жердями оттолкнулись. Течением реки их вынесло в море. Надо идти вдоль берега, искать место подружелюбнее. Несколько часов плыли, пока снова не заметили реку. Вошли в неё и привязали корабль к дереву. На этот раз Борис назначил караул. Кто его знает, кто тут проживает? Может – воинственное племя?

Ночь прошла спокойно, а утром караульный поднял тревогу. На берегу показались «синие», человек двадцать. Мстить пришли или это другие? Аборигены приближались с опаской. Зато в руках дубинок не видно или «груш» на верёвках.

Нерешительно ступая, оглядываясь, к судну приблизился метров на двадцать один из аборигенов, как оказалось – переводчик. Говорил плохо, но понять, о чём шла речь, можно.

– Твоя торговать приехала?

– Так! – ответил Борис.

«Синий» подступил вперёд на несколько шагов.

– Что твоя привезла?

– Медь.

«Синий» обернулся, сказал своим соплеменникам несколько фраз, те закивали.

– Очень хорошо! Твоя другим не отдавать, мы первые!

Судя по тому, что «синий» знал некоторые слова, корабли из Морены либо других земель здесь уже бывали. Один вопрос только мучил Бориса. Что «синие» могут предложить взамен? Цветные ракушки? Бусы из камней? Действительность превзошла ожидания. «Синие» ушли, через какое-то время вернулись, у одного в руках небольшой ящик, скорее – шкатулка. На этот раз «синие» подошли близко. Видимо, опыт общения с мореходами был.

– Покажи товар! – сказал переводчик.

Борис кивнул. Два воина принесли слиток меди. Под солнцем он сверкал, как золото. Один из «синих» достал нож, царапнул остриём слиток, кивнул. Борис был в недоумении. Зачем им медь? Делать посуду? Впрочем, не его забота. Что «синие» принесли на обмен?

Один из воинов поднёс шкатулку к урезу воды, поближе к кораблю. Толмач – переводчик – подошёл, откинул крышку, взял щепотку порошка, стал сыпать на землю, одновременно поворачиваясь вокруг себя. То ли показалось, то ли на самом деле на миг вокруг «синего» вспыхнуло и погасло пламя. «Синий» начал бледнеть, стал голубого цвета, потом и вовсе бесцветным, пока не исчез, не растворился в воздухе. Немало удивлённый, Борис спрыгнул с корабля на берег, протянул руку. На ощупь человек есть, тёплый, живой. Но его не видно. Борис обеими ладонями зачерпнул воду из реки, плеснул на «синего». Сразу стали видны контуры фигуры. Борис смекнул – во время дождя или тумана порошок этот не поможет. Но штука занятная и может пригодиться. Почему-то раньше он о таком не слышал. Не знали волхвы или держали в секрете? Ну ладно Бир, у него не было выхода к морю, он не вёл заморскую торговлю, но Монар должен был знать? Если знал и имел, почему не ускользнул с помощью порошка.

– Как называется зелье?

– Кунаба.

– Сколько хочешь за ящичек?

– Десять слитков меди.

– Много! – решил поторговаться Борис.

В принципе меди было не жалко, но Борис собирался выменять её ещё на что-нибудь полезное. Других кораблей с медью не было, утонули. И когда ещё корабелы смогут сделать новые суда? Дело это хлопотное, долгое. Да ещё команды набрать, обучить. И чем больше Борис вникал во все подробности обязанностей правителя, тем их круг становился больше. Так что быть верховным – не только возлежать на мягкой перине, есть халву и пить сладкий шербет. При воспоминании о халве так захотелось сладкого! Давно не ел конфет, халвы, зефира. До армии сладкоежкой был. Вот выпивка не для него. Голова дурная, поступки глупые, за которые потом стыдно.

Поторговались, похоже – оба получили удовольствие от торга. Сошлись на семи слитках. «Синие» ушли весьма довольные. Привязали слитки к жердям, взялись за концы – и с песнями в лес. Лес больше на джунгли похож. Деревья высокие, лиственные, увитые лианами. Большие цветы самых разных расцветок, сильно пахнущие. Один из воинов поднёс к цветку палец, а лепестки мгновенно схлопнулись. Воин попытался палец вытащить, но не удавалось. Он ножом цветок отсёк, цветок отвалился, а на пальце следы кровавые, как от укуса. Всё очарование необычной растительностью сразу прошло. Воины вывод правильный сделали – ничего незнакомого не касаться, не есть, не пить.

Простояли в устье реки ещё двое суток, но из леса никто не вышел на торговлю или обмен. А предложить ещё было что: пятнадцать слитков меди, с десяток стальных ножей, полмешка серебряных монет. Борис решил передвигаться вдоль берега дальше. Провизия пока есть, свежей пресной водой запаслись.

Борис поглядывал на берег. Не видно ли селений? Шли на удалении от берега метров пятьсот. Уже глубины приличные, опасность сесть на мель невелика, и берега хорошо видны. Были видны реки, большие и маленькие, впадающие в море. Но селений не было, а должны были быть. Один раз видели развалины, даже поближе подошли. Каменные постройки разрушены, на стенах уже мох вырос. И кости побелевшие валяются. Видно – давно битва была, пять-десять лет назад. Местоположение селения было удобное. Отсюда вывод – есть враждующие племена, а то и земли. Под раздачу попадать не хотелось, да и мало их для войны с большим войском. За себя постоять смогут, разведку провести, поторговать, но не более. А большой поход придётся отложить на несколько лет. Пока корабли сделают, пока команды обучат, пока войско удастся собрать. На всё потребно время. Сейчас задача номер один – сохранить корабль и вернуться в Морену. Там можно будет перевести дух, посоветоваться с Биром. Он не друг, но уже и не враг, скорее ненадёжный союзник. Борису просто не с кем поговорить, испросить совета. Бир хорошо знает местные условия, говорит дельные вещи. Узам был для него надёжной опорой. Не семь пядей во лбу, но знал своих воинов, их возможности и желания, способности.

Не зря говорят – кто ищет, тот найдёт. На пятый или шестой день пути, когда у Бориса уже появилась мысль повернуть назад, открылся настоящий город в бухте. Город невелик, но и не деревня. Дома есть и в два этажа, каменные, у причала корабли стоят, что уже говорит об определённом уровне развития, явно выше, чем у «синих». Появление в бухте чужого корабля сразу заметили, поднялась тревога. На берегу забегали люди, от причала отошёл небольшой кораблик, скорее большая парусная шлюпка, как поморский коч. И прямым ходом к кораблю Бориса. Стоявший на носу шлюпки человек делал непонятные знаки. Лучше остановиться, выяснить, что он хочет. Спустили парус, судно по инерции прошло немного и остановилось. Шлюпка тоже остановилась.

– Кто такие, с чем пожаловали? – спросил мужчина со шлюпки.

– С торговлей к вам из земли Малика, – ответил Борис.

– Далеко! – удивился мужчина.

Явно в этом порту раньше были корабли из Морены, мужчина про землю и город слышал.

Мужчина оказался мытарем, по-современному таможенником. Добросовестно в трюм залез, а на палубе только бронеавтомобиль.

– Это что?

Ткнул пальцем в машину.

– Моя повозка, не продаётся, не товар.

– Десятину сбора и можете причалить к любому свободному месту.

Пришлось отсчитать несколько монет серебром. Мужчина уплыл. Похоже, цивилизация здесь есть, раз взимают налоги. Подошли к причалу, ошвартовались. На ночь караул на палубе выставил Борис. Утром рано разбужены были. Какой-то мужчина бил кулаком по борту и орал:

– Что имеем на продажу? Могу продать лепёшки с пылу, с жару и мясо в любом виде!

– В любом – это как?

– Жареного барана или быка целиком. А если для плавания, то вяленого или солонину в бочках.

– Ух ты! Лепёшки давай, тридцать три штуки и жареного барана. А солонина хороша ли? Я бы купил две-три бочки перед отплытием.

– Попробовать дам. Заказ принял, жди!

От громких воплей и стука по борту воины и команда из двух человек проснулись. В самом деле довольно скоро подъехала небольшая повозка, запряжённая осликом. Лепёшки горячие, пшеничные, а ещё по трапу занесли жареного барана, уложили на большое медное блюдо.

– Одна монета серебром.

Борис рассчитался. Какое удовольствие есть свежие лепёшки, а не чёрствые сухари. А от запаха жареного мяса даже мёртвый встал бы из могилы. По праву старшего Борис ножом нарезал куски, всем поровну. Ну и кости поглодать, для желающих. Барашек молодой, мясо нежное, вкусное. Когда каждый переложил кусок мяса с блюда в свою миску, большое блюдо забрали.

– Ты хотел солонину попробовать, – спросил один из обслуги, явно из какой-то харчевни.

– Я.

– Тогда держи.

На листе пальмы или какого-то другого дерева подали тонкий, в палец, кусок мяса. Борис понюхал. Отсёк кусок штыком, наколол, отправил в рот, прожевал.

Всё лучше, чем вяленое, есть вкус и запах. А вяленое сытность даёт, но как подошва жёсткое, ни вкуса, ни запаха. И воины попробовали, кто рядом был. Хватило не всем, кусок невелик. Прислуга из харчевни появлялась на пристани трижды в день. А по наблюдению Бориса, они просто не уходили. Принимали заказы на еду с судов, коих десятка полтора стояло, да продукты для бункеровки, от муки, сушёных бобов, сухофруктов и до солонины. Выгодный бизнес! Но и суетиться надо.

Половине воинов раздал по монете, разрешил сойти на берег, предупредив, чтобы в драки не лезли, к женщинам не приставали. Кто знает, какие здесь законы? Сам высмотрел вчерашнего мытаря, подошёл, монету дал, чтобы абориген пословоохотливей был. После серебра мытарь всё, о чём спрашивал Борис, рассказал. Город назывался Анки-Бора, а земля Варда, и правителями были два брата – Сулим и Алим, близнецы. Со слов мытаря – достойные правители, продолжатели дела отца, который правил этой благословенной землёй пять десятков лет.

– А велики ли земли?

– От «синих» на полуденной стороне до «жёлтых» на закатной. Под хорошим ветром на корабле шесть дней пути.

Борис присвистнул, владения обширные.

– А что из ремёсел процветает и что можно купить?

Мытарь начал перечислять. Ткани выделывают, шкуры дубят, изделия из разных металлов плавят и куют. А больше всего заинтересовала фраза про «хрустальный глаз».

– Проведи! Может, прикуплю!

– А хватит ли у тебя монет, гость? Это не всякому купцу по силам.

– Вот прицениться хочу.

– Да кто ты такой?

Борис усмехнулся.

– Владелец Малики, Иовы и Лакрузы.

– О!

Мытарь посмотрел уважительно. Видимо, простые одежды и отсутствие видимых признаков богатства – перстней, колец и прочей мишуры – ввело его в заблуждение.

– Тогда идём, тут недалеко.

Производство оказалось небольшим, но жарким. Работники качали меха, нагнетая воздух в стеклоплавильные печи. Жара жуткая, казалось, воздух обжигал нос и рот. Борис выдержал не больше нескольких минут, выскочил на свежий воздух. За ним – мастер.

– Чего желает купец?

Да не купец Борис, но разубеждать мастера не стал.

– Хрустальный глаз хочу купить.

– Возомнил себя равным правителю!? А знаешь ли цену?

– Тороплюсь услышать.

– Двадцать монет чистого серебра!

Мастер ожидал, что Борис охнет, смутится.

Но Борис кивнул.

– Возьму один для пробы. Только научи, как пользоваться.

– Это само собой.

Всё оказалось просто. На хрустальный глаз надо было капнуть каплю своей крови, произнести короткий заговор, прикрыть глаза. И увидишь всё то, что видит «глаз», где бы он ни находился, но без звука. Прямо-таки настоящая шпионская аппаратура, даже лучше, поскольку не требует питания, невелика по размерам, не нужны приёмник и передатчик.

Расплатился, вернулся на корабль, а его покупатели ждут. Выгодно продал все слитки меди, опустошив трюм. Теперь бы купить разных товаров на имеющиеся деньги, причём таких, каких нет в их землях. На диковины всегда найдутся покупатели. К тому же, если диковины окажутся полезными, можно наладить выпуск на своих землях, толковые ремесленники есть везде, образец для подражания нужен.

Однако покупки пришлось отложить, потому как утром в городе суетно, тревога. Часть судов, стоявших у причалов, снялись с мест и ушли. Явно происходило нечто необычное. Борис направился к мытарю, единственному знакомому в порту.

– День добрый! Не объяснишь ли суету? Или случилось что?

– Конечно, случилось! Я бы посоветовал тебе покинуть город и отправиться на свою землю.

– Эпидемия какой-то болезни?

– Хуже! Соседи напали, желтолицые. А братья-правители с войском на другой стороне земли. Там яйцеголовые бунтуют.

– Кто в городе на управлении остался?

– Баярды. Насколько я знаю, он ещё вчера послал гонца к братьям. Но когда войско придёт в город, неизвестно. Женщины и дети, старики уходят из города. Мужчины хотят драться, но они не воины. Нет навыков, опыта, мало оружия.

Хм, ситуация в самом деле складывалась неважная. Уйти или поддержать горожан? Если останутся и помогут, впоследствии Борису и его людям везде на Анки-Боре будет зелёный свет и всяческое уважение. А уйдут? Сами уцелеют, может быть, никто не осудит, не посмотрит косо. Но у самого в душе гаденько будет. Струсил, сбежал, отошёл в сторону, когда кому-то смертельная опасность грозила. Всё же решил поговорить с воинами, узнать их мнение. В случае согласия остаться им придётся сражаться, а может, и погибнуть. Все на корабле, собирать никого не пришлось. Коротко и чётко доложил ситуацию.

– В город никому не выходить, опасно. Жду вашего мнения. Будем воевать или уйдём из порта и города? Можем отправиться в Морену, медь продали. Маловато провизии закупили на обратный путь, моя вина. Не думал, что встанет вопрос о бегстве. Кто за то, чтобы остаться? Встаньте с палубы.

Поднялись все, кроме двоих моряков. Может быть, его неправильно поняли?

– Решили воевать? – ещё раз хотел убедиться Борис.

– Хотим показать, на что способны сыны Фараза! А ещё трофеев!

Понятно, кровь молодая, играет. Только в сражениях могут ранить или убить. Военная удача – дама со сложным характером, может повернуться спиной.

– Рад, что не ошибся в вас, воины! Сбрасывайте трап на пристань, будем мою повозку выгружать.

Палуба судна немного выше причала. Как бы не соскользнул трап, тогда «Тигр» под воду уйдёт, и не факт, что Борис успеет его покинуть. На всякий случай открыл верхний люк. Медленно, буквально по сантиметру, съехал с палубы на земную твердь, дух перевёл. Моряки сразу трап на палубу втянули. Для воина важно быть сытым, тогда и силы есть. Борис заказал лепёшек и жареного барана, тушёные бобы. А сам отправился искать управляющего Баярды. Нашёл в состоянии растерянности. Сейчас надо проявить всю энергию на мобилизацию мужчин, организацию обороны. Стены вокруг города нет, но на улицах можно соорудить баррикады, людей распределить по отрядам, раздать оружие, назначить командиров, выделить участок для обороны. Баярды лишь охал, стенал, хватался за голову. Борис доложил, что рад помочь гостеприимному народу. И с ним три десятка воинов.

– Сколько? Три десятка? Я не ослышался?

Управляющий истерически захохотал.

Борис понял – надежды на Баярды нет. Не того человека оставили братья управлять городом. Надо всё брать на себя. Попросил воина из охраны дома свести его с начальником отряда. Есть же в городе воины? Единственное боеспособное подразделение оказалось полусотней личной гвардии братьев‐близнецов. Остались охранять дворец и ценности. Обычно казну с собой в походы не возят, хранят в надёжном месте и под проверенной охраной. Командир гвардейцев Борису понравился. Хваткий, деловой, наверняка поднялся из низов доблестной службой, а не родился с серебряной ложечкой во рту. Когда Борис стал ему подсказывать, что надо бы сделать, слушал внимательно, в конце одобрил.

– Ты кто и откуда будешь?

– Зовут меня Сержантом, войско под началом было, шторм корабли раскидал. Плыли торговлю наладить, связи завязать.

– Дело хорошее. Торговля тишину любит. Сам-то город защищать будешь?

– Самый уязвимый участок дай.

– Ишь ты! Ну, идём.

Участок, на который пришли, для обороны неудобен. Луг, посредине дорога, ведущая из глубины страны в столицу. Баррикаду ставить бесполезно, узкую обойдут с обеих сторон, а на широкую не хватит материала и рабочих рук быстро соорудить. А взялся за гуж, не говори, что не дюж. Борис вернулся в порт, медленно поехал на бронемашине, за ним воины. Шагают бодро, отдохнули, поели сытно.

Борис привёл их на окраину городка. Машину поставил на узкой дороге. Воины место обороны не одобрили.

– Да нас стрелами посекут на открытом месте.

– Разрешаю рубить деревья, сооружать щиты и ставить.

Щиты из жердей или коротких брёвен ставились почти вертикально, с лёгким наклоном. Такой щит пробить стрелой невозможно. А когда враг близко, бьются уже на мечах. Главное – уцелеть до схватки на холодном оружии.

Борис решил приберечь патроны к «Корду» на крайний случай. Автоматные ещё есть и много, гранаты, шесть штук. Выстрелы для гранатомёта есть, но они для штурма городов, против пехоты малоэффективны, вернее – мощность их избыточна. Из РПГ хорошо уничтожать цели бронированные – танки, БТР, ДОТы. Либо как он – ворота крепостей сокрушал. Провёл ревизию оставшихся боеприпасов. Негусто, но на один-два боя хватит. И даже не знаешь, о чём сожалеть больше – о малом запасе патронов или топлива?

К вечеру, когда щиты установили – две штуки, по обе стороны от дороги, приехал на коне Тот, начальник личной гвардии. С ним прибыла повозка с едой. Это хорошо, что Тот взял на себя снабжение. Имечко у него занятное, вроде был в Египте один из богов с таким именем. Так ведь родители такое дали, не сам взял.

Тот осмотрел щиты.

– Отлично! За каждым не меньше двух десятков укроется. Сейчас ещё воду привезут и чёрное масло для костров. Мы занимаем оборону вон там, близ холма и с западной стороны, там дорога вдоль побережья идёт. Если у вас враг появится, какой сигнал подадите?

– О! Мои сигналы сразу услышат.

– А что у тебя за повозка?

Тот обошёл бронемашину, слегка пнул колесо.

– Огромное какое!

Но бронеавтомобиль его не заинтересовал. Это он не видел его в действии. Зато обеспокоился.

– Устоите ли? Вас три десятка, а их могут быть сотни.

– Если сотни – справимся.

Тот покачал головой. Хвастаются чужаки! Но пока помочь воинам не мог. Через короткое время прибыла подвода. С неё сгрузили бочонок литров на пятьдесят с водой, очень кстати, пить хотелось. А ещё два больших глиняных кувшина. Борис поинтересовался.

– Что там?

– Костры жечь.

Борис подошёл. И замер, как кот, учуявший валерианку. Запахло нефтью. Сунул палец, вытащил, понюхал. Натуральная нефть.

– Ты где её взял? – подступил он к возничему.

– За городом, сама из земли сочится. Её чёрной водой называют.

Из нефти бензин, керосин, солярку делают. Конечно, солярка для двигателя лучше, её делают очищенной от серы, с определённым цетановым числом, как у бензина есть октановое. Но вроде были разговоры в разведбате, что эти дизели могут работать на всём, что горит, даже на спирте. Лить спирт никто не пробовал. В армии это сочли бы святотатством. Но и на костёр пустить нефть – расточительство чистой воды!

Аккуратно слил содержимое одного кувшина в топливный бак. Там ещё есть солярка, смешаются, всё пробег больше будет. А если сломается дизель, то так тому и быть. Иначе без топлива машина всё равно недвижимою станет.

Ночь он провёл в машине, выставив караульного и определив смены. Утром повозка с едой прибыла, всё горячее – лаваши из тандыра, жареная рыба, свежие финики. Пища простая, сытная, вкусная.

Около полудня показалось пылевое облако далеко. Так бывает, когда идёт большое количество конных или пеших. Воины опасность сразу узрели. Лучников у Бориса всего двое, остальные мечники.

– За щиты! – скомандовал Борис.

Сам на всякий случай установил «Корд» на крыше, надел шлем, бронежилет, разгрузку. Под рукой, в карманах разгрузки – автоматные магазины. Оптический прицел в руки взял. Пока далеко и толком не разглядеть, а когда чужое войско приблизилось, не поверил своим глазам. В первых рядах – колесницы. Он такие видел только в кино или на старинных гравюрах. Ещё до новой эры применялись в Египте, потом в Риме. По тем временам колесница – как танк сейчас. В колеснице – одноосной, лёгкой – до 40 килограммов вместе с упряжью, возничий, управляющий лошадью или парой коней и лучник. Зачастую к ступицам колёс прикреплялись длинные лезвия. Врезаясь в строй врагов, лезвия отрезали ноги на уровне колена. Да ещё у лучника в колеснице приличный запас стрел.

До чужого войска уже с километр. Оптика позволяет разглядеть численность. Приблизительно пятьсот пеших и десяток колесниц. Впереди на белом коне – воевода, рядом с ним – знаменосец, в руках держит древко флага. По здешним меркам войско в пять сотен мечников довольно большое, ибо население земель невелико. Тысячу воинов редко какой правитель может содержать, потому как дорого. Доспехи, оружие, обучение, провизия, обозы для амуниции в походе ложились тяжёлым финансовым бременем. Некоторые из правителей предпочитали содержать только личную небольшую гвардию и, в случае необходимости, нанимали наёмную. Но и опасность была. Противник мог перекупить наёмников, дав им большую цену, что бывало. Или наёмники, разбив противника, не уходили, начинали грабить население. Кто им мог помешать?

Из автомата лошадь убить можно, но не одним выстрелом. Слабовата автоматная пуля калибром 5,45 для лошади. У неё все четыреста кило, что ей такая пулька? Пришлось к пулемёту становиться. Для себя решил: одна лошадь – одна пуля. На «Корде» переводчика огня нет, но темп стрельбы низкий. Если нажал на спуск и сразу отпустил, вполне можно один выстрел сделать. У наступающего войска колесницы – как мощный кулак, пробивающий оборону. Выбить лошадей, сбить темп наступления, боевой настрой, и можно браться за автомат. Хорошо бы, если до боя на мечах не дошло, тогда неизбежно будут потери, а терять и так немногочисленное войско своё очень не хотелось. Борис хмыкнул. Какое войско? Взвод, если по численности судить. Был бы взвод автоматчиков, то и пять сотен мечников не проблема. А сейчас вся надежда на изделие ковровских оружейников. Боеприпасы сейчас – как зубная боль. Если бы было можно, Борис не пожалел бы отдать полмешка серебряных монет за ящик патронов, но увы! Он поставил на «Корд» оптику. Пуля «Корда» сразит лошадь на километре дистанции. Поэтому он решил отстреливать не торопясь, с расчётом уничтожить колесницы до подхода войска до заставы. Крикнул своим.

– Поберегите уши!

Услышали, руками уши прикрыли. Борис прицелился в лошадь воеводы. Выстрел! Долгая секунда полёта пули – и попадание. И лошадь упала, и начальник войска. К нему сразу воины бросились, на руки подняли, понесли к обозу. Ранен или убит, уже хорошо. Руководитель – он как голова, без неё тело не живёт. Пуля и лошадь убила, и всадника. Очень мощное оружие! И пошло! Каждые десять-пятнадцать секунд – выстрел. Не торопился, цель выбирал, целился. Знаменосца не трогал, он не боец, угрозы не представлял. Зато все лошади у колесниц выведены из строя, а до чужого войска ещё метров триста.

В ленте ещё два патрона. Сначала выцелил воина, размахивающего мечом. Наверное, подбадривал своих, не исключено – мелкий начальник вроде десятника. Кто-то же должен взять на себя командование? Как в современной армии? Убили командира роты, командование на себя берёт командир взвода, всех взводных убили, старшина роты начальствует, вплоть до сержантов, командиров отделений. Во всех армиях так, иначе армия небоеспособна. Выбрал удачный момент, когда воин стоял пару секунд, выстрелил. Чужак упал. А после началось непонятное. Движение прекратилось, потом пешцы развернулись назад и стали уходить. Борису хотелось крикнуть: «Эй, вы куда?»

Неужели война кончилась после гибели двух военачальников?

– Всем стоять, я ненадолго.

Борис сел в броневик, завёл мотор. Из выхлопной трубы повалил сизый дым. Борис сначала даже испугался, потом вспомнил про нефть. Как раз получится испытать. Поехал вперёд за уходящим войском. У трупов лошадей и воинов остановился. Тела и лица жёлтые, на лицах красной и чёрной краской нарисованы непонятные знаки. Защита кожаная на торсе из толстой, вероятно, буйволиной кожи. Луки красные клееные, а мечи короткие, кривые. Борис оружие собрал, уложил в машину. Будет что предъявить Тоту в качестве доказательств боя. Впрочем, стрельбу из крупнокалиберного пулемёта слышали во всех уголках города. Ради интереса осмотрел колесницу, приподнял и поразился. Какая лёгкая! Обрезал штыком постромки от убитой лошади, привязал за них колесницу к броневику. Подумал – надо взять на корабль, как образец. Очень ему понравилась. Сделать можно любому ремесленнику и пересадить пешцев‐мечников на них. Скорость переброски войска сразу возрастёт в два-три раза. Осмотрелся. На протяжении пятисот метров – трупы лошадей, перевёрнутые колесницы, трупы воинов. Уходя, войско не забрало своих погибших. Это плохо, нет у войска крепкого стержня. Своих убитых надо забирать в обоз и на ближайшей остановке упокоить по традициям – захоронить в могиле или сжечь на погребальном костре. А не бросать тела погибших на растерзание диким зверям и птицам. Вон уже в небе вороньё кружится.

Постоял немного, да рванул вперёд по дороге. Быстро догнал уходящее войско, остановился. Из люка начал стрелять по воинам из автомата. Надо нанести максимально возможный урон. Не потому, что кровожадный или убивать нравится. Вовсе нет. Большие потери отвадят на какое-то время желающих от Анки-Бора.

Три магазина расстрелял, не спеша, одиночным огнём. Воины бежали в ужасе, бросая щиты, мечи и даже обоз бросили. Весь луг был усеян трупами. Урон желтолицые получили отменный. Развернувшись, поехал к заставе. А здесь уже Тот с несколькими гвардейцами.

– Удалось отбить нападение? – спросил он.

– Полностью изгнаны. С нашей стороны потерь нет, у желтолицых уничтожены все колесницы, воевода и сто двадцать – сто тридцать воинов.

– Не может быть! – поразился Тот. – Хотелось бы убедиться.

– Запросто!

Из бронемашины выгрузили луки и мечи, отцепили колесницу. Борис приказал воинам.

– Оружие погрузить на колесницу и возвращаться на корабль. Мечи можете продать как трофеи или оставить себе, луки сохранить. И закажите хороший обед, я скоро буду.

И Тоту:

– Прошу в мою повозку.

– Можно гвардейцев взять?

– Дозволяю.

Осторожно, явно побаиваясь, гвардейцы уселись в десантный отсек, Тот – на пассажирское сиденье впереди. Вообще-то на этом месте обычно ехал командир. Борис развернулся, поехал медленно, чтобы не испугать, чтобы привыкли. Всё же повозка самобеглая, мотор урчит, и даже на малой скорости получается быстрее, чем галопом на коне. Тот восхитился.

– Мягко, быстро, крыша над головой! Где делают, сколько стоят?

– Потом скажу.

Добрались до побоища колесниц. Борис остановился, Тот с гвардейцами выбрались. Обошли убитых, Тот даже нагибался, стараясь понять, отчего погибли лошади и люди. Потом сказал.

– Ты поведал о сотне с лишним убитых. Где они?

– Ещё не доехали. Садитесь. И вот тут уже рванул под сотню. Сзади чёрный дым из глушителя валит. А пассажиры вцепились в ручки, глаза круглые от ужаса. Скорость немыслимая! Вот и место бойни, не боя. Борис резко затормозил, поставив машину поперёк дороги.

– Коли усомнились в моих словах, прошу посчитать убитых. Можете даже взять трофеи.

У Тота и его гвардейцев при виде массы убитых глаза округлились. Добросовестно ходили, считали. Гвардейцы у некоторых перстни с пальцев срывали. Потом их поднесли Борису.

– Зачем они мне?

На взгляд – перстни довольно простые, если не примитивные. Гвардейцы переглянулись.

– Каждый перстень – как подтверждение заслуг. Такие перстни выдавались десятникам. Четырнадцать перстней – это много, столько нет ни у одного в нашем войске.

– Пусть Тот предъявит братьям-правителям в знак серьёзных боевых действий. Думаю, желтолицые долго теперь не отважатся идти войной на Анки-Бора.

– Правильно! Убоятся!

Когда уже медленно ехали к городу, Тот предложил.

– Сто монет тебе и твоим воинам, если останетесь на полную луну.

Так здесь говорили о годе.

– Не могу, у меня своя земля есть.

Тот понял его неправильно.

– Ещё бесплатная еда вволю и самую красивую женщину тебе!

Почему-то сразу Борис припомнил, что до сих пор видел мужчин, детей и стариков. Прячут они своих женщин от постороннего взгляда, что ли?

– Прости, Тот, не могу.

– Тогда скажи, где такую повозку взял?

– Зачем она тебе?

– Не мне, правителям. Представь, на такой повозке они за два дня могут объехать все границы, показаться подданным всех селений.

– Страна, где делают такие повозки, очень далеко. Запомни – Россия.

– Ерунда. Правители дадут приказ нашим мореходам, они найдут.

– Тогда удачи в поисках.

Борис высадил Тота и гвардейцев у дворца, сам на причал. Воины уже пришли, заказ на еду сделали. Пришлось им сначала немного потрудиться. Сбросили сходни, осторожно погрузили на корабль бронемашину. Борис подосадовал, почему не спросил, где можно купить нефть? Хотя бы бочку. По-европейски баррель, если считать по стандартному объёму. С чувством выполненного долга не спеша ели, растягивая удовольствие. Воинам и похвастать нечем. Бой прошёл, Борис его выиграл в одиночку, они трофеи получили, а похвастаться невозможно, никто меч из ножен не вытащил.

Глава 10

Чужие

Видимо, по городу прошёл слух, кто сильно потрепал вражеское войско, кому обязаны горожане. С утра следующего дня к причалу потянулись горожане. Кто просто поглазеть на героев, а кто-то желал отблагодарить. Они приносили фрукты, свежие лепёшки, какие-то поделки вроде бус и даже изделия вроде сапожек или колпаков на голову. Шляпами бы их Борис назвать не решился. Не берет, не кепка.

Больше всего интересовались повозкой. Доходили слухи, что передвигается она сама, едет без помощи лошади и очень быстро, при этом источает чёрный вонючий дым. Слухи подтвердились, несуразного вида повозка в самом деле стояла на палубе. С каждым часом народа на площади прибавлялось, жители хотели убедиться лично.

Из харчевни прислуга привезла жареного барана и фрукты, причём денег не взяла в знак уважения. Воины с удовольствием принимали знаки почтения. Ни торговлей, ни чем иным заняться в этот день не удалось. Борис не жалел, должны же быть в жизни праздники?

А на второй день с утра прибыл Тот с гвардейцами. Они растолкали горожан, Тот важно взошёл по сходням на палубу. Как ни крути, а оборону города организовал он, и жители приветствовали его радостными криками. Об управляющем Баярды никто не вспоминал, и, похоже, дни его на этой должности были сочтены. Братья сами были деятельными людьми и жаловали себе подобных. Случилась затруднительная ситуация, и отпор организовал начальник личной охраны, а не управитель города. Тот с борта корабля, как с места возвышенного, как с трибуны, сказал краткую речь – о вкладе гостей в оборону города под неусыпным руководством… ну сами знаете кого.

Борис всё гадал, зачем пришёл Тот. Оказалось – после полудня прибывают с войском братья, и будет торжественный приём и ужин. И Борис на него приглашён. Пришлось согласиться. Борис визит Тота использовал в своих интересах.

– Интересуюсь чёрной водой. Мне бы пару бочек купить.

– Купить? Я пришлю тебе в подарок! Как у тебя только язык повернулся? Это лишь маленькая толика благодарности будет.

Тот отбыл во дворец, забот у него много. Однако о просьбе Бориса не забыл. Через пару часов к кораблю подъехали две подводы, в каждой по большой бочке. Деревянные ёмкости вкатили по трапу, установили на палубе. Борис не поленился, вытащил пробку, понюхал, сунул палец. Самая настоящая нефть, причём хорошего качества, похожа на башкирскую, лёгкую. Из такой нефти большой выход бензина получается. Борис даже бочки погладил, как пьяница бочку с вином.

Конечно, на приём во дворец следовало бы надеть одежды если не парадные, то новые или чистые. У него смены одежды не было. Если постирать эту, то высохнуть не успеет. Как мог, привёл себя в порядок – волосы перед бронзовым зеркалом ножницами постриг, бородку оправил. Даже искупался в море, вода тёплая, пот смыл, освежился. Потом отправился во дворец. Двухэтажное каменное здание, большой двор, забор, охрана. Но такого замка, как у Бира, где заблудиться немудрено, не было. У волхва замок окружён настоящими крепостными стенами, был подъёмный мост, пока Борис его не сделал недвижимым. Но замок производил серьёзное впечатление неприступной крепости, поскольку на горе был и за высокими стенами. Наверное, этот дом величали дворцом, чтобы потешить самолюбие братьев. Всё же во дворце жить престижнее, чем в доме.

Гости собирались, охрана на входе во двор пропустила Бориса, даже не спрашивая. За пару дней Борис стал личностью, известной в городе. У входа в дом к нему подошёл Тот. Не упрекнул, но одежду окинул скептическим взглядом.

– Пойдём, я представлю тебя братьям. Поклонись и не перебивай, если они говорить будут.

Борис усмехнулся. Всё же основы этикета он знал. Тот провёл его в большой зал. Оба брата, похожие, как две копейки, сидели в креслах в конце зала. Борис остановился, не доходя до братьев пять-шесть шагов. Тот торжественно доложил.

– Сержант из далёкой земли Малика, воевода Лакрузы и Иовы.

Надо же, запомнил! Борис поясной поклон отбил, спина не переломится, а братьям приятно, чужеземец уважил. Братья смотрели с интересом.

– Подойди ближе, Сержант!

Борис сделал два шага.

– Начальник гвардии говорит, что ты повернул войско желтолицых вспять, нанеся им большой урон, даже воеводу сразил. Это так?

– Совершенно верно.

Борис кивнул, подтверждая.

– Неужели три десятка твоих воинов способны остановить десяток колесниц и пять сотен пеших воинов?

– Наверное, Боги были ко мне в этот день благосклонны.

– Хм, прискорбно. Мы думали, это воины какие-то особенные. Ступай, мы не задерживаем.

Тот подвёл его к столу, уставленному яствами, прошипел в ухо.

– Ты чего там плёл про богов? Это же не их заслуга!

– Не всегда следует говорить правителю всю правду. Мы покинем город, а тебе оставаться. Случись следующая война, тебе в вину поставят, что отбить не сможешь, как я.

Тот замер, переваривая услышанное.

– Сержант, ты не только умел и храбр, ты ещё мудрый, как змей. Ты своими словами не себя принизил, а дал мне шанс не впасть в немилость. Я это оценил!

Борис ответил отрывком из стихотворения, что учил в школе.

– Минуй нас больше всех печалей

И барский гнев, и барская любовь.

– Точно подмечено. Ты ешь, самые лучшие повара готовили.

Возле стола стояли гости, пробовали еду, переходили на другое место. А вот выпивки не было. Борис бы с удовольствием выпил сейчас стаканчик вина, на худой конец – пива.

Любителем алкоголя не был, но не пил давно. Сейчас бы не отказался. Братья-правители оказались глупее, чем он думал. Всё же братья оценили вклад Бориса в оборону. Утром гвардейцы доставили на корабль новую одежду для Бориса, богато украшенную цветной вышивкой и драгоценными камнями. Борис переоделся, поглядел на себя в зеркало. Ну вылитый павлин! Или царедворец из окружения государя. Экая нелепость! Впрочем, такая парадная одежда могла пригодиться на землях, им завоёванных. Для простого народа она производит нужное впечатление. Аккуратно снял, уложил в пустой кожаный мешок. Сами того не зная, правители города сделали ценный подарок другому правителю. Обманул Борис своим внешним видом братьев. Не стоило бы им судить по одежде о людях.

Прошло несколько дней. Ажиотаж вокруг Бориса стих, никто уже не приходил на причал, чем Сержант был доволен. Всё же он не цирковой артист, чтобы на него глазеть.

Сам путём расспросов нашёл торговцев чёрной водой, которую они называли маслом земли. Сторговался недорого взять четыре бочки нефти, потому как опт получился. По деньгам взял бы и больше, но побаивался – не станут ли бочки во время качки течь, тогда самим можно полыхнуть. Да и запах есть, хотя пробка не подтекает.

Уже бы и отплывать можно. Единственно, что задержало, – учуял запах кофе в харчевне. Сразу к хозяину.

– Где брал? Продашь ли?

Хозяин харчевни изворачиваться стал. Дескать, заезжие мореходы продали пару мешков, осталось немного, и продавать нет желания. Но Борис не отставал, вынудил сказать правду. Оказалось – на границе с желтолицыми живёт племя, на землях которого есть деревья, дающие эти ароматные плоды. Они сами бывают на торгу, привозят зёрна, но продают дорого.

– Покажи их. Я тебе не конкурент, ещё день-два, и мой корабль уйдёт.

После серебряной монеты в качестве подарка хозяин с Борисом прошли на торг.

– Вон их лавка, – показал рукой хозяин харчевни. – Иди, торгуйся.

Борис подошёл. Не лавка, скорее навес, прикрытый с трёх сторон. А запахи! Настоящие колониальные товары, как их называли до Октябрьского переворота 1917 года. Кофе, чай, шафран, ещё какие-то специи, названия которых Борис не знал, приятно щекотали обоняние. Торговец смотрит выжидательно.

– Что господину угодно?

– Чай, кофе куплю.

– А что это?

Борис указал пальцем на глиняный горшок с зёрнами кофе. Одно зёрнышко взял, раскусил. Половину разжевал, другую понюхал. Не кислит, похоже на «арабику». Другой распространённый сорт «рабуста» – он с кислинкой. Начали торговаться, местные жители это любили. Борису надоело пить узвар, почти во всех землях он распространён. Напиток хороший, но когда пьёшь его постоянно, приедается. А кофе он любил, как делал его дед. Зёрна поджарить, в ручной кофемолке перемолоть, сварить в медной или бронзовой турке на песке, над огнём. Запах такой, что мёртвого из могилы поднимет, вкус божественный! Но крепок, с одной чашечки полдня бегаешь, как заводной.

Сторговался, принёс на корабль два глиняных горшка, довольно увесистых. Пора бы и отплывать, интересных товаров не видел, надо бы в Морену вернуться, передохнуть, собрать новую команду, да отправиться в другую сторону. Море велико, а может, это океан?

Вернувшись на корабль, поджарил зёрна, но помолоть не на чем. Раздавил ножом, бросил в кружку, залил кипятком. Запах пошёл, Борис попробовал. Нет, не то, крепости нет, слабый, как в плохой кофейне. И воины его напитком не соблазнились.

Борис предупредил воинов, что завтра отплывают. В харчевне заказал на утро лепёшек, жареного барана, фруктов и сушёного мяса.

Утром события стали развиваться стремительно и не по задуманному плану. Из харчевни заказ привезли, воины перенесли еду на корабль, уселись кружком вокруг бараньей туши. Дежурный отрезал куски, клал на лепёшку, отдавал воину. И так по кругу, по заведённому порядку. Сперва Борису, он любил шею, потом мореходам, потом воинам. Порядок установился сам собой, и никто его не нарушал.

Вдруг из-за домов, из проулка, выбежал Тот, с ним два гвардейца. Они помчались к кораблю. Борис не видел ещё, чтобы Тот бегал. Обычно он ходил степенно, как подобает сановнику. Начальник личной гвардии – лицо, наделённое доверием правителей. В подчинении всего полсотни воинов, но он вхож в личные покои, может замолвить словечко. Поэтому с Тотом старались дружить богатые или облечённые должностями. А сейчас он выглядит не лучшим образом. Растерян, лицо взволнованное. И Тот, и гвардейцы взбежали по трапу на палубу. Борис уже шёл навстречу.

– Ты можешь укрыть меня и моих людей?

– Запросто.

– Мне лучше бы в трюм.

Тот не успел спуститься. Из переулка выбежали воины, десятка полтора. Все в руках мечи держат, вид воинственный. Осмотрелись, сразу увидели Тота, помчались к кораблю. Тот побледнел, едва слышно сказал:

– Мне конец!

– На палубу никто взойти не сможет без моего соизволения. Можешь обругать их, плюнуть сверху.

Тот смотрел недоверчиво. Борис стянул с плеча автомат, снял с предохранителя, передёрнул затвор. А воины уже к сходням подбегали. Борис поднял руку.

– Кто дозволил? Я – хозяин судна!

– Ты нам не нужен! Выдай Тота и его гвардейцев, и мы уйдём.

– Он мой гость и не сделал ничего плохого. Ступайте прочь.

Один из воинов вышел вперёд.

– Это приказ правителя Алима.

– Да мне хоть Сулима. Корабль мой, и власть братьев на него не распространяется. Хотите жить – уходите, или все сейчас умрёте!

Тот и его гвардейцы мечи обнажили, как и воины Бориса. Стычка грозила большим кровопролитием. Воины Алима угрозу серьёзной не сочли, кинулись вперёд. Борис дал очередь, первая троица получила пули в грудь. Рухнули сразу со сходни в воду. Грохот выстрелов других нападавших оглушил, вверг в шоковое состояние. Как так? Сержант даже движений не делал, а три воина мертвы и уже идут ко дну. Слишком стремительно и оттого страшнее. Воины отступили назад, на причал.

– Уходите, я предупреждал. Не послушаетесь – умрёте так же, как они. Можете передать правителю Алиму, что может послать сюда всю армию на погибель. Считаю до трёх. Кто останется, увидит своих богов прямо сейчас!

Воины так убегали, как будто за ними гналась стая одичавших псов‐людоедов. Тот и гвардейцы сами были в ступоре от увиденного. Тот видел убитых Борисом, но как это произошло? А сейчас увидел. Оружие такой мощи Тота потрясло. Самобеглая повозка, необычное оружие, да какая же страна способна создать такое? И если один воин нанёс такие потери, то на что способно войско? Но Тот был опытным воином, быстро взял себя в руки, вернул меч в ножны, подошёл к Борису, крепко пожал его руку.

– Благодарю! Теперь и навечно я твой должник.

– Ты лучше расскажи, почему за тобой гнались? Соблазнил наложницу какого-либо брата?

– Хуже! Братья поссорились, начали драться, и один убил другого в запале. У каждого брата свои сторонники. Я принадлежу к приверженцам Сулима, ныне убитого.

– Тебе в город возвращаться тогда нельзя, убьют.

– Я понимаю, но у меня остался там сын.

– Пошли, заберём. Хочешь – поплывём со мной. Будешь начальником моей охраны.

– Правда? Берёшь меня и этих двух гвардейцев к себе на службу?

– Я не бросаюсь словами, Тот. Решай.

– У меня нет выбора.

– Парни, сходни убрать, отплыть немного. Как вернусь, подплывёте, заберёте.

Тот, с ним два его гвардейца и Борис сошли на причал. Борис ещё на судне сменил магазин на полный, повесил автомат на грудь. Тот торопился, с шага переходил на бег. По улицам бегали люди, чувствовалось необычное оживление.

– Вот мой дом!

У дома Тота уже были воины Алима, они пытались выломать плечами прочную калитку. Несколько человек, подсаживая друг друга, старались перелезть через забор. Времени на предупреждение нет. Борис приложил приклад к плечу, прицелившись, дал очередь сначала по тем, что уже взобрались на забор. Минус три. Ещё очередь, уже длинная, по тем, что у калитки. Остальные в страхе разбежались. Никто не отважился на сопротивление. Борис подошёл к убитым. Пять человек убитых, один ранен, шевелится. Борис добил его выстрелом, всё равно не жилец при сквозном попадании в грудь, только мучиться будет. А Тот уже открывал калитку своим ключом. Приоткрыл, крикнул.

– Мальчик мой, это я, твой отец!

Предупреждение было не лишним. На крыльце дома стоял подросток лет четырнадцати с луком в руках. Видимо, отец научил пользоваться оружием.

– Собирайся, нам придётся покинуть город! – сказал Тот.

Он повернулся к Борису.

– Сколько времени у меня есть?

– Самое срочное делай, и уходим. Сюда может нагрянуть большой отряд.

Борис опасался лучников. Он уходил с корабля быстро, не надел ни шлем, ни бронежилет. Сейчас жалел о своей торопливости. А с другой стороны, задержись они, воины Алима уже вполне могли захватить заложником сына Тота.

Пока Тот собирал необходимое, Борис с гвардейцами стоял на крыльце. Если бы сунулся кто-то из недругов, получил отпор. Четверть часа минуло, Борис беспокоиться уже стал, как вышел Тот. Он нёс большой и тяжёлый мешок. Отдал его гвардейцу, вернулся в дом и вышел с другим мешком и сыном. У сына в руке лук, за плечом колчан со стрелами, ещё один мешок.

– Собрал всё ценное. Жалко бросать на разграбление.

Тот повернулся к дому. Наживать добро всегда трудно и долго, а потерять его можно моментом – при смене власти, при пожаре. К дому привыкаешь, у него своя аура. К пристани шли плотной группой, впереди Борис, готовый уничтожить любого, кто встанет на пути. Вывернули из переулка, а на причале с десяток воинов Алима обмениваются руганью и проклятиями с воинами и командой корабля. Те, кто на земле, требуют выдачи Тота. Подойдя ближе, Борис вскричал.

– А меня вы спросили? Выдам ли я Тота?

И, не ожидая ответа, дал длинную очередь. Убитые повалились, кто в воду, кто на причал. В живых остались трое, они бросились бежать. Тот – вот он, а попробуй его пленить! Борис махнул рукой. На судне стали грести вёслами, подогнали корабль к причалу, сбросили сходни. Когда все взошли на палубу, отплыли. Уже на средине гавани были, подняли паруса, когда на причал примчались всадники. Размахивали мечами, что-то кричали. Один снял с плеча лук, пустил стрелу. Она упала, не долетев. Борис прицелился, сделал одиночный выстрел, убив лучника. Всадники стали хлестать коней, стараясь как можно быстрее покинуть причал, спастись. Слухи о чужеземце, поражающем врагов издалека, оказались правдивыми.

Описав циркуляцию, судно выходило в открытое море. Тот сложил скромные пожитки в трюме, куда до них не долетали брызги морской воды, потом подвёл сына к Борису.

– Представляю наследника, звать Бот. Умеет стрелять из лука и биться на мечах.

– Можешь звать меня, как все, Сержантом, – улыбнулся Борис и протянул руку.

Парень ему изначально понравился, ещё в отцовском доме, когда встал с луком против непрошеных гостей. Жизнью рисковал, не подоспей Тот и Борис, ещё неизвестно, чем бы дело кончилось. Скорее всего убили бы или взяли в плен, привели к Алиму. Что сможет подросток против опытных воинов?

Передряги и беготня нагнали аппетит. Дежурный развёл огонь в печи, стал варить кашу. Уже обедать пора, и обед обещает быть сытным. Каша и жареный баран, да ещё с лепёшками, а не сухарями.

Тот сказал.

– Если мы идём на полуночную сторону, то лучше отвернуть на закат.

– Это почему?

– У Алима есть несколько быстроходных судов, пошлёт погоню. Приблизительный курс твоего корабля известен, ты же сам не скрывал, что из Морены.

– Да пусть догоняют, – махнул рукой Борис. Нам они не страшны, отобьёмся.

Но видимо, Тот беспокоился. Не спеша поели. Ветер попутный, ровный, устойчивый, приятно охлаждает тело под лучами солнца. После обеда побеседовали, а потом сиеста, по-русски – сон. Во всех приморских городах с жарким климатом есть такая традиция. С появлением кондиционеров традиция почти отпала.

Часа через два кто-то из мореходов вскричал:

– Вижу судно за кормой!

Борис поднялся, достал из кармана оптику, всмотрелся. У судна узкий корпус, две мачты. Под напором ветра слегка накренилось на левый бок. Рядом встал Тот. Борис протянул ему прицел.

– Посмотри. Узнаешь кого-нибудь?

Тот приложил к глазу прицел, тут же вскрикнул, отодвинул прицел подальше.

– Волшебное стекло!

Тот был удивлён.

– Всего лишь линзы из стекла, мой друг. Лучше эту штуку не ронять, разобьётся.

– Как будто рядом, так и хочется схватить.

Тот приложил оптику к глазу, несколько минут молчал, сопел. Потом вернул прицел.

– На том судне начальник флота, друг Алима, человек жестокий. Нам не уйти, у него очень быстрый корабль.

– Потопим! Или уничтожим экипаж и заберём себе судно, будет приз. Могу даже тебя назначить капитаном судна.

– Ты шутишь, Сержант?

– Истинная правда!

Тот задумался, а Борис забрался в бронемашину, установил станок на крышу, закрепил «Корд», зарядил ленту. А ещё, пока было время, набил патронами автоматные магазины. За Борисом неотрывно смотрели Тот и сын.

Бот даже запросился.

– Можно мне в повозку?

– Садись! Да хоть оба.

И Тот, и сын воспользовались предложением. Парню интересно, смотрит по сторонам, щупает, по бронестеклу пальцем постучал.

Дистанция до преследователей сократилась. Уже отчётливо видны лица людей на палубе. Судно быстроходное, военное, корпус узкий, это не пузатый «купец» с большими трюмами. И скорость у него значительно больше, чем у корабля Бориса. На палубе преследователя выстроились шеренгой лучники. Борис скомандовал своим.

– Один человек щитом прикрывает рулевого. Остальные – в трюм.

Не хватало ещё до боя потери понести. Две стрелы упали с недолётом в воду. Местные луки били от силы метров на двести. Выжидать не стоило. Борис сказал.

– Прикройте уши, сейчас будет шумно.

Прицелился, дал очередь, стволом повёл по палубе, как метлой. Лучников разметало, несколько человек упали за борт. Борис перенёс прицел на корму. Там рулевой и рядом обычно главный на судне. Ещё одна очередь! Судно вильнуло. Явно в рулевого Борис угодил, но за парусами не видно. Корабль преследователей стал отклоняться в сторону, показав весь борт. Для крупнокалиберных пуль доски обшивки не преграда. Борис дал очередь по палубе, немного ниже. Некоторое время корабль описывал циркуляцию, удалился метров на сто от прежнего расстояния, показав корму. Борис дал несколько выстрелов, поскольку отчётливо видел там движение. Надо выждать, жалко патроны. Появился небольшой дымок. Каждый третий патрон в ленте – бронебойно-зажигательный. Дерево не выдержало, куда попали и застряли пули, началось тление, потом полыхнуло. Пожар на судне – страшное дело. Воды вокруг полно, а насоса для тушения нет. Забегали моряки, стали набирать воду вёдрами, поливать очаги возгорания. А очаг не один, дым всё гуще, потом из люков трюмов вырвалось открытое пламя. Всё, судно обречено. Вмиг языки пламени добрались до парусов, они вспыхнули. Несколько минут, и только голые мачты и реи видны. Пламя уже объяло всю палубу. Кто уцелел, прыгали в воду, ибо гореть живьём – мука страшная. Не зря же средневековая католическая церковь к грешникам применяла сожжение на костре. И специальные суды были, инквизиция. Православие без массовых сожжений обошлось, хотя единичные случаи были.

Корабль Алима без парусов потерял ход, уже опустел. Никто не тушил его. Вскоре он начал крениться на правый борт, вода через прогоревшую обшивку хлынула внутрь. Корабль стал медленно погружаться, потом нос его ушёл под воду, обнажив всю корму. Несколько минут, и судно ушло под воду. И людей не видно, утонули. На поверхности лишь плавают какие-то личные вещи.

С корабля Бориса воины, мореходы и Тот с гвардейцами наблюдали за гибелью судна. Несколько минут назад их догоняло быстроходное судно, а теперь от него не осталось ничего. Люди с корабля наблюдали трагедию молча. Никто не выражал бурно радость. Победу одержали, но гибель корабля, прекрасного и быстроходного, не оставила равнодушным никого.

Первым заговорил Тот. Он выбрался из «Тигра», повернулся к Борису.

– Я впечатлён! Ни одно действо или событие прежде не производили на меня столь сильного впечатления. С такой повозкой можно завоевать весь мир, и он будет лежать у наших ног. Это просто рукотворное чудо!

От грохота выстрелов, развернувшейся картины Тот был немного не в себе. Из бронемашины выбрался Бот, подобрал гильзу, понюхал.

– Пахнет!

– Можешь оставить себе на память.

Бот обрадовался, как ребёнок желанной игрушке. Ничто так не привлекает, как смертоносное оружие. Парень поглядывал на пулемёт с почтением. Борис пулемёт снял. В жарком климате и солёном морском воздухе надо оружие после стрельбы чистить, иначе начнёт быстро ржаветь. Разобрал на палубе, прочистил, смазал, собрал. Тот и Бот стояли рядом, наблюдали.

– Мудрено устроено, и детальки большим мастером изготовлены, – восхитился Тот. – Блестят-то как!

Эх, патронов бы! Оставшиеся поштучно считать уже надо. С нефтью вместо солярки он выкрутился, с патронами не получится.

Поужинали. Темнело в этих широтах очень быстро. Только что светло было, и за четверть часа – темень.

Как будто кто-то выключателем щёлкнул. Ещё в сумерках спустили паруса, корабль потерял ход. Ночью плыть опасно, в этих местах со слов мореходов встречаются небольшие острова, отмели, можно разбить судно или посадить на мель. Что тогда? Лучше не рисковать.

Утром, после завтрака, за которым доели уже подсохшие лепёшки и фрукты, Борис достал компас, определил курс на Морену. На суше, имея карту и компас, Борис ориентировался легко, потому как знал своё местоположение. А в открытом море ориентироваться не умел. Ни инструментов нет вроде астролябии или секстана, ни навыков. Будь на судне рулевой, возможно, такой проблемы не было бы. Ведь прежний кормчий был в этих землях и находил обратный путь. И Тот помочь не мог, не моряк, не штурман. В «Тигре» GPS навигатор есть, но сейчас это красивая игрушка, потому что для его работы нужны спутники на геостационарных орбитах, причём минимум три. Прямо по поговорке – что имеем, не храним, потерявши – плачем. Когда служил, считал навигатор чем-то само собой разумеющимся. Пользоваться удобно, а как же? Современные технологии, всё для удобства. Правда, российская армия пользовалась системой «ГЛОНАСС», а не американской GPS или китайской.

Огорчился по другому поводу. Села батарейка в наручных часах, стрелки замерли. И теперь часы – лишний груз. Жаль! Как без часов? Привык он в армии всё делать по часам. Снял с руки, сидел в раздумьях. Выбросить за борт или забросить в машину, пусть лежат до лучших времён. Была всё же в душе малюсенькая надежда, что ещё удастся вернуться в своё время, в своё измерение. Здесь он – человек без прошлого, без семьи, как дерево без корней. Это плохо, вроде перекати-поле, растение без корней. В семье, в обществе, человек получает навыки, образование. В социуме живёт, работает, служит. А тут он пришлый, без рода, без племени, без поддержки родни. Одиноко, надёжного тыла нет, укрытия на случай невзгод, где можно раны зализать, отлежаться, силы восстановить. Здесь Борис иногда чувствовал остро своё одиночество.

К Борису Бот подошёл, с интересом на часы смотрит.

– Что это?

– Часы называются, показывают время. Батарейка села, надо заменить, а взять негде.

– Можно посмотреть?

– Даже оставить себе можешь на память о знакомстве.

– Правда?

Парень обрадовался. После стрельбы из пулемёта и уничтожения судна с экипажем и воинами Бот смотрел на Бориса, как на Божество. Авторитет Бориса резко вырос в его глазах. Один человек уничтожил много себе подобных, вполне вероятно – сто человек. Да десяток подобных Сержанту в любой земле, и никакой многочисленной армии с конями, обозом, съедающих гору провианта не потребуется. И ведёт себя Сержант скромно. Не возгордился, не заносчив, хотя вполне мог.

Бот сразу решил стать похожим на Сержанта, подражать ему во всём. Как славно, что отец в приятелях у такого великого воина. А в свой город и свою землю они ещё вернутся, настанет такое время. Соберут силы и вернутся, убьют ненавистного Алима, возвратят себе дом. Бот нацепил часы на руку, отставил, полюбовался. Твёрдо решил быть полезным Сержанту, не удаляться. Вдруг понадобится? Тогда ещё можно будет получить что-нибудь стоящее, например эту штуковину, которую Сержант называет автоматом.

Судно уже шло на всех парусах. Ветер ровный, без порывов, сильный, с полуденной стороны, а стало быть, попутный. Скорость даже на глаз определить невозможно, потому как ориентиров никаких нет. Слышал как-то краем уха ещё в юношестве Борис, что в древности скорость судов определяли верёвкой с узлами, бросаемой за борт в воду. Лагом называлась? Или он ошибался? Он был прав, существовал такой способ. К доске треугольной формы привязывался линь (тонкая верёвка), на котором на одинаковом расстоянии завязывались узлы. Доска бросалась за корму плывущего судна, и считалось количество узлов, ушедших за борт за пятнадцать секунд. Отсюда пошло измерение скорости в узлах. Один узел равен одной морской миле в час. В условиях даже этой реальности изготовить лаг можно было вполне, и время считать без часов, как это делают десантники ВДВ – пятьсот один, пятьсот два, пятьсот три, кольцо! То есть три секунды и пора дёргать кольцо вытяжного парашюта. Вот только устройства лага и способ применения Борис не знал.

К исходу дня Тот завертел головой.

– Ты говорил, идём в твои земли, в Морену? – обратился он к Борису.

– Именно так.

– А видишь на горизонте две точки?

– Вижу. И что из этого следует?

– Я их видел уже не раз. Там земля огнепоклонников. И нет за ней никакой Морены.

Опа! Неправильным курсом идём. Сейчас на компасе двести семьдесят градусов. Неужели надо было триста двадцать или даже правее? Это другой берег моря? Не должен он был ошибиться так сильно, но, видимо, ошибся в расчётах после шторма. Пока не случилось катаклизма, флотилию вели опытные рулевые, не раз водившие суда в этом морском бассейне. Борис полагался на них, чётко помнил только, что солнце было слева по курсу. Сейчас оно справа, и всё правильно. Но ошибка в несколько градусов, уж тем более в десяток-другой градусов, на большой дистанции приводила к значительному отклонению в сторону. Поразмыслив, Борис решил идти прежним курсом. Пусть будет земля огнепоклонников. Посмотрит, может, что-то полезное перенять можно или купить. А потом вдоль берега, не уходя в море, вправо. Рано или поздно к Морене выйдут. Рассудив так, Борис сказал:

– Ничего страшного. Посмотрим, как люди живут, и вдоль берега к себе. Я не рулевой, мог ошибиться. Ты не в курсе, но мы плыли большой флотилией. Нас застал шторм, все корабли погибли. И мы остались в одиночестве. Рулевой наш тоже погиб. Домой возвращаться надо, так что не взыщи.

– Мне торопиться некуда, я с сыном теперь изгои. Куда ты, туда и мы.

– Если ты был на той земле, расскажи мне о ней.

– У них есть гора, из которой вырывается дым и идёт огонь. Они поклоняются огню. Всех пленных они приносят в жертву огню, просто кидают их в огненную яму.

– Она называется жерло. Наверное, ещё не потухший вулкан.

– Ты говоришь непонятные слова, но я тебе верю.

– Если они берут людей в плен, то как ты уцелел?

– Мы отбились. Их племена немногочисленны, враждуют друг с другом. Нас спасло, что были недалеко от корабля, успели добежать.

– Что же в их земле есть хорошего? Зачем вы туда пришли? Не знали их нравы? Лучше тогда нам взять курс правее и идти вдоль берега.

– Говорят, что они могут укрощать любой огонь и вызывать его там, где даже тлеющего уголька нет.

– Возжигать огонь могу и я легко. А укрощать можно водой.

Пока шло время, корабль приближался к берегу. Сначала две едва видимые точки соединились узкой полоской земли, она ширилась, потом стал виден дым над небольшой горой, вскоре и деревья можно было различить. Уже метров пятьсот до берега. Борис приготовился подать рулевому команду «повернуть вправо!», как увидел нечто на волнах. Взялся за оптику. Впереди бревно, похожее на обтёсанный с одного конца брус, деталь корабля. А на нём человек. Надо подобрать, узнать – что случилось? Маловероятно, что это один из членов их флотилии. Слишком много времени прошло, человек бы умер уже от жажды и голода. А этот человек жив, потому что, заметив корабль под парусами, приподнялся и махнул рукой. Это всё, на что хватило у него сил. Борис отдал приказ.

– Паруса убрать! Приготовиться принять человека на борт!

Зарифили паруса, судно стало терять ход. В таких случаях один из воинов бежит на нос, наблюдать – не видно ли отмелей, камней. А воины приготовили верёвочную сеть. В таких поднимали на борт груз мелкий вроде кувшинов с маслом, но занимающих большой объём. Тех же кувшинов в сетке могло поместиться десяток, два. Сеть напоминала невод, оба её конца привязаны к верёвке. Судно остановилось, немного не доплыв до бревна, пришлось воинам грести вёслами. Получалось медленно. Четыре весла на корабль – мало. Суда были гребными типа галер и парусно-гребными. Где вёсла нужны подгрести к причалу, подойти к другому судну в море. Нос судна поравнялся с человеком на бревне. Воины сбросили сеть, закричали:

– Заберись в сеть или, если достаточно сил, вцепись руками, мы поднимем!

Однако человек недвижим. Видимо, силы покинули его. А на берегу показались аборигены. Потрясают короткими копьями, боевыми топориками. Гостеприимные ребята, однако. Плавать никто из людей на судне не умел, придётся самому. Борис приказал двум лучникам занять позиции на носу, быть готовыми к стрельбе.

Туземцы пока далеко и стрелы не долетят. Но судно и бревно с человеком прибоем несёт к берегу. Борис разделся донага, прыгнул за борт. Ногами получилось коснуться дна. Хорошо, что у корабля малая осадка. Борис нырнул с открытыми глазами. Дно песчаное и от дна до киля ещё полметра. Вода чистая, прозрачная, тёплая. В другой ситуации получил бы удовольствие.

В несколько гребков добрался до бревна. У человека волосы длинные, сам худощавого телосложения. На теле драная одежда. Борис подтянул сеть, полуобнял человека, перевалил его в сеть. На нижней половине тела не брюки, а юбка, прилипшая к ногам. Женщина! Опыт общения с женским полом в замке Бира был, когда Аврора едва не отправила на тот свет и Бориса, и воинов. Да и сейчас мысль мелькнула: «Зачем судном было рисковать?» Но воины уже втянули сеть на борт, выгрузили женщину, опустили сеть вновь и уже Бориса подняли на палубу. Вокруг женщины столпилась вся команда. Бот нагнулся, ладонью убрал мокрые волосы с лица. Никакая это не женщина, молоденькая девушка лет восемнадцати-двадцати.

– Принесите кто-нибудь воды!

Принесли кружку пресной воды, немного налили на губы. Девушка вздрогнула, открыла глаза. Видимо, испугалась. Вокруг бородатые мужики с оружием, а она одна и беспомощная.

– Пей!

Бот приложил кружку к её губам. Пила девушка жадно. Странная вещь. Находишься в море, вокруг воды полно, а пить её нельзя. Жажду солёная вода не утоляет, только ухудшает ситуацию.

Кружка опустела, Бот подсунул руку девушке под шею, приподнял. Она села.

– Ты кто и как оказалась в море?

– Наше судно утонуло. Ночью ударилось носом обо что-то, хлынула вода, плавать я не умею, уцепилась за бревно.

– Когда это произошло?

– Шесть дней назад.

– Ого!

Удержаться шесть дней без воды и еды не каждый мужик сможет. Бревно круглое, на него взгромоздиться не получится, крутится. Живучие женщины, как кошки. У Бориса подозрение возникло – не происки ли Бира? С него станется, в полной мере доверять нельзя, у него свой интерес, куда Борис не вписывается. Временный попутчик, не более.

– Как тебя звать?

– Надия.

– Бот, ты много болтаешь, принеси ей чего-нибудь поесть.

А Борис добавил:

– Чего столпились? Ставить парус и разворачиваться! Или к огнепоклонникам захотели?

Судно тем временем килем начало дно задевать, шорох шёл из трюма. Моряки стали отдавать команды.

– Вёслами упереться в дно! Распустить паруса.

На каждом весле по три-четыре человека. Вёсла намного больше, чем лодочные. Упёрлись вёслами в дно. Судно остановилось. Потом воины с левого борта перебежали на правый. Все вместе с носа стали отталкиваться вёслами от дна. Судно медленно стало разворачиваться. Да ещё ветерок с земли в сторону моря помогает. Всеобщими усилиями развернули корабль. Туземцы, видя, как ускользает добыча, завопили истошно. Да пусть делают что хотят, они уже не страшны. Отошли мили на две в море, повернули влево.

– Так держать! Одному всё время на носу быть, камни и отмели смотреть, меняться, как глаза устанут.

Конечно, по всем морским приметам женщина на корабле – к несчастью. Но не выкинуть же её за борт, как Стенька Разин персидскую княжну. Девушка поела. Возле неё всё время крутился, опекал Бот. По возрасту она к нему ближе всего. Воинам от двадцати пяти и до полтинника, для него они уже почти ископаемые мамонты. Для Бориса интерес в другом. С какой земли, чем земля богата, как живут?

Уселся рядом на палубу, расспрашивать начал. Тот подошёл, тоже уселся послушать. Рассказ интересный. Народ её далеко, в десяти днях пути, это если отбросить ещё шесть дней скитаний на бревне. И вроде ничего необычного не сказала спасённая. Но завершив рассказ, показала на руку Бота.

– У нашего повелителя такая же вещь есть.

– Может, похожая?

– Нет, такая. Какие-то знаки и две стрелочки.

– А как его звать?

Бориса как током пронзило. Не Антон ли, его напарник по дозору? Ушёл в туман и не вернулся. Не он ли попал, как и Борис, в другое измерение? Да они вдвоём таких дел наворочают. И сразу как ушат холодной воды.

– Теодор.

Неужели производство в её стране достигло таких высот? Пусть часы не кварцевые, как у Бориса были, а механические. Но нужна большая точность при их изготовлении, прецизионные станки и линии. Интересно бы посмотреть, тем более повод есть – вернуть девушку. После раздумий от мысли плыть в неизвестную страну отказался. Провизии мало, до своей бы земли добраться. А Надия про десять дней говорит. Нет, надо подготовиться серьёзно. Несколько кораблей с воинами, запас провизии. И не воевать едут, но в случае нападения дать отпор. Что поделать – суровые нравы, сила решает всё.

Девушка, единственная из женского пола, добровольно приняла на себя обязанности кухарки. С утра и до вечера хлопотала у плиты. Не хотела быть обузой. Еда сразу стала лучше. Одно дело, когда готовит воин. Пища получается простой, грубой, сытной. Но повторяется каждый день, другого воины придумать не могли. А Надия добавит что-то обнаруженное в запасах, и вроде вкус другой. Мужики без женской ласки стосковались, поглядывали на Надию похотливыми глазами. Борис предупредил каждого:

– Кто облапает – руку отрублю, а домогаться станет, пойдёт на корм рыбам.

Суровый нрав Бориса знали и что слово своё держит. Облизываться сразу перестали. Тем более что рядом с Надией всё время поблизости Бот крутился. Похоже – встретились родственные души. Вполне вероятно, что дружба вынужденная, да пусть.

На четвёртый день прибрежного плавания один из двух моряков взобрался на вершину мачты, долго смотрел вперёд, потом спустился и подошёл к Борису.

– До нашей земли ещё день пути. Я узнал знакомые очертания. На одном из холмов пирамида из камней стоит. В ненастную погоду на ней зажигают чашу с маслом. Чтобы кораблям путь указать.

– Маяк, значит.

– Чего?

Не знал такого слова мореход. Борис оптику взял. В самом деле холм был и едва видимая простым глазом пирамида. В оптику поотчётливей. На ночь остановились, дрейфовали в море. Оба моряка не спали, вздыхали, ворочались. Мысли тяжёлые одолевали. Придут завтра в порт, народ сбежится. Как сказать – где флотилия? Где люди с корабля? Почему только два моряка уцелели?

Утро началось необычно. Как будто рядом с кораблём плескалась большая рыба. Борис подумал – дельфины. Начал припоминать. Нет, ни одного дельфина он раньше в море не видел. Заглянул за борт и обомлел. В воде видно огромное тело, от которого тянутся длинные и мощные щупальца с присосками. Ни дать ни взять, а осьминог, только размер уж очень большой. Два щупальца уже к борту присосались, тело подтягивается. На Бориса выпуклые глаза уставились. Такую дрянь мечом не взять. Помчался к броневику, из кармана разгрузки гранату вытащил, помчался к левому борту, к носу. Одно из щупалец уже на палубу выползло, как змея. Борис наклонился, выдернул чеку, отпустил предохранительную скобу.

«Пятьсот один!»

И бросил гранату. Запал горит 3,5–4 секунды. Если бросить сразу, граната может скатиться с тела этой твари и вреда не нанесёт. Осьминог гранату клювом схватил, наверное, решил – съедобное. Заглотил, и тут шарахнуло. Бросив РГО, Борис сразу от борта отшатнулся. После взрыва части осьминога попали на палубу. Несколько кусков щупалец, ещё какие-то части. К Борису кинулись воины на помощь. Он поднял руку.

– Я цел, со мной всё в порядке!

А Надия стала подбирать куски.

– Выкинь!

– Они очень вкусные, если сварить.

Борис противоречить не стал. Пусть варит. Если невкусно, варево выльют за борт, никакого урона запасам провизии не будет. Да и земля Малика уже видна. Наверняка уже ужинать будут там.

На завтрак сварили фасоль с острой приправой, а ещё щупальца осьминога. С осторожностью мужчины попробовали. Запах вполне съедобный, откусили, пожевали, да и съели всё. Вообще-то могли во время плавания рыбу ловить, разнообразить питание. Но воины не рыбаки, и снастей не было. Борис в памяти заметочку сделал. Если плавание предстоит, надо предусмотреть удочки и крючки. Был бы солидный приварок к однообразной пище. Да и полезна морская рыба йодом, легко усваивается, просто вкусная. А солонина уже надоела.

Борис сидел на носу, размышлял. Бир принял его сторону, потому что Борис оказался сильнее – оружие на бронемашине, ещё небольшое войско вполне боеспособных воинов. А сейчас на судне три десятка бойцов всего. Наверняка у Бира больше, за деньги мог нанять, серебряные рудники оставались без твёрдого пригляда. И соблазн вернуть власть у Бира наверняка не исчез. Даже больше стал, потому как территории расширились. С другой стороны, если бы волхв был верным союзником, это было на руку. Умён, хитёр, знает местные условия и обычаи, умеет анализировать ситуацию и делать выводы. Не все на такое способны, даже из начальников. В командующие не всегда по способностям попадают. Иногда за преданность, по родственным связям.

Воины уже в предвкушении, что скоро сойдут на землю, неустойчивая палуба им надоела. Наиболее нетерпеливые высказывали желание вернуться к отчим домам, в Фараз. Всё же кое-какие трофеи добыли, да ещё многие получили вознаграждение серебром, было чем похвастать дома. Положа руку на сердце, Борису тоже хотелось земной тверди, выспаться на мягком ложе, а не на досках палубы, вкусить домашней еды, свежих фруктов и овощей, отдохнуть. Поход выдался неудачный. От флотилии только одно судно осталось, да ещё и от судовой команды только двое. Неудачников нигде не любят, и возвращение не будет триумфальным. А ещё – мало кто отважится вступить в его армию. В том, что придётся набирать войско, он не сомневался. Будет сила – будут уважать и бояться. К тому же на исходе были боеприпасы к пулемёту. Он – главная ударная сила. Единственным автоматом много не навоюешь. И вообще, с возвращением возникало столько вопросов, что пухла голова. А придумать варианты он пока был не в состоянии. Быть командиром – это не только приказы отдавать, но и брать на себя ответственность. Была ли его вина в том, что флотилия попала в шторм? Однозначно – нет! Но каждому недовольному доказать сложно. А недовольные будут. Кто-то кормильца потерял, другие – отца, брата. Не в бою, но разве от этого легче? Если бы он в бой воинов повёл и командовал бездарно, то сейчас бы оставил земли Малики, Лакрузы, Иовы, отправился странствовать. Но сейчас вины своей не чувствовал. Кто сможет противостоять стихии?

Земля всё ближе. В оптику уже видны дома города. Что удивило, так это корабли у причала, около десятка. Неужели приплыли торговые гости? Торговля – это хорошо, развивает связи между землями. Кто торгует, тот не воюет.

Ветер попутный, но не очень сильный, скорость судна не велика. Но с каждым часом всё ближе. К Борису подошёл один из моряков.

– Разрази меня гром! У причала стоит «Пенитель морей».

– Ну и что?

– Как что? – удивился моряк. Он же шёл за нами в походе третьим в строю. На нём мой дядя рулевым.

– Да? Выходит, не все суда шторм потопил?

Если есть свидетели шторма, уже спокойнее. Наверняка уже рассказали о неудачном плавании, может быть, в городе сочли, что и головное судно с Борисом на борту сгинуло в морской пучине.

– Конечно, не все! Самый ближний к нам у пирса «Краб», тоже корабль из флотилии. Когда-то я начинал на нём учеником шкипера.

Может быть, вообще не всё так плохо обстоит, как ему казалось? Сколько же времени они отсутствовали? Прикинул, получалось три месяца. Не так долго. Хуже, если Бир счёл его погибшим, назначил на земли своих ставленников. Раздрай пойдёт. Ни Бир, ни Борис уступать друг другу не будут. Уступил – значит признал свою слабость.

Сверху, постепенно нарастая, послышался рёв двигателей. Причём реактивных. Спутать рёв реактивных двигателей с громом или ещё чем-то природным невозможно. У Бориса вспыхнула надежда. Неужели он имеет шанс вернуться в своё измерение? Надежда тут же пропала. Наши космонавты приземляются на спускаемом аппарате на парашютах. Уже перед касанием земли срабатывают реактивные тормоза, но очень кратковременно. Единственно, у американца Илона Маска его «Дракон» садится с помощью двигателей, в вертикальном положении.

Через низкие тучи стал виден огонь, в тучах образовалось окно, стала видна ракета. Сигарообразное тело, снизу видны струи раскалённых газов из сопл двигателей. Ракета теряла высоту, причём находилась в устойчивом положении, ни раскачки, ни заваливания. От рёва закладывало уши, хотя до ракеты было далеко. Скорость ракеты снижалась, казалось – она почти зависла. С земли стали подниматься клубы пыли, и ракета скрылась в них. Происходило это за городом, но с моря оценить дистанцию было невозможно. Жизнь в городе замерла. Борис видел, как замерли люди, задрав головы, наблюдая за невиданным событием. Похоже, никогда раньше даже старожилы ничего подобного не наблюдали. Поднятая пыль долго не садилась. Корабль тем временем подошёл к причалу, ошвартовался. Если бы не ракета, сейчас к судну уже бежали люди с других судов, да просто горожане. Событие неординарное, после шторма, после трёхмесячного отсутствия корабль вернулся. Но сейчас всё внимание горожан приковано к ракете.

Как только судно принайтовали, Борис приказал спустить сходни. Завёл двигатель, съехал на причал.

– Тот, Бот, в повозку. Остальным разрешаю сойти на берег, но не расходиться, ждать меня.

Борис решил первым делом подъехать к ракете. Местные построить столь сложный аппарат не могли, технологии здесь убогие. Тогда кто? Русские, американцы или китайцы? Хотелось увидеть своих. Китайского языка он не знает, а американцы – снобы, на всех смотрят свысока. Напроситься бы на ракету и вернуться в Россию. Мечта несбыточная, но тлела маленькая надежда. В городке пустынно. Многие испугались невиданного зрелища, сочли, что это огненная колесница одного из богов, попрятались.

Выехали за город. На грунтовой дороге трясло. Но ракета ближе и ближе. Стоит на трёх широко расставленных опорах, под самой ракетой выжженная земля. Громадная. Борис прикинул: не меньше двадцати – двадцати пяти этажей. И никаких надписей или знаков на обшивке. Да никакая краска не выдержит раскалённой обшивки при посадке, обгорит. Кричать? Смешно, внутри никто ничего не услышит. Остаётся только ждать, пока космонавты выйдут сами. Выждут, пока обшивка остынет, откроют люк. А как спускаться будут? Впрочем, это не его забота. Минута шла за минутой, но ничего не менялось. Пора бы и люк открыть. Потом от головной части ракеты появился зелёный луч лазера. Круговыми движениями вокруг ракеты стал сканировать местность, увеличивая радиус, концентрическими расходящимися линиями.

– Закройте глаза! – закричал Борис.

Если луч лазера попадёт на сетчатку глаза, можно ослепнуть. Для Бориса удивительно – для чего такое сканирование местности? Определиться с местоположением? Для этого должны быть системы навигации. Неужели заработали спутники? Борис лихорадочно понажимал кнопки на навигаторе. Пусто, не видит спутников прибор. Тогда объяснимо сканирование, космонавты хотят привязаться к карте местности самым современным способом, через компьютер. Луч лазера пробежал дальше. Видимо, бронеавтомобиль космонавтов никак не заинтересовал. Борис ближе подходить или подъезжать опасается. На чём работают двигатели конкретно у этой ракеты? Если на спирте, водороде, то это безопасно. А ежели гептил, то это натуральный яд. Жидкостные баллистические ракеты таким в советской и российской армии заправляются. Борис как-то наступил подошвой берцев на каплю пролитого гептила, так подошву за час проело до сквозной дырищи. И сейчас покрышками рисковать не хотелось. Новой резины здесь на замену не найти. Почему-то луч лазера задержался на порту, на кораблях. Борис, чтобы разглядеть, даже выбрался на крышу бронеавтомобиля, встал во весь рост. Зелёный луч сменился красным, одно судно вспыхнуло. Луч переместился на другой корабль, и он тоже загорелся. Борис был в недоумении.

Зачем космонавты топят корабли? Чем могут навредить парусные посудины, не имеющие никакого вооружения, космическому кораблю? На парусниках нет, как на римских галерах, ни баллист, мечущих во врагов «греческий огонь», ни стреломётов, ни подводных таранов. Между тем вспыхнул уже третий корабль. Какого чёрта! Это же гибнут корабли его земли, где наместником Бир. Раз наносится урон, значит – это враги. Борис уже не сомневался, что делать. Установил на крыше пулемёт, зарядил ленту. Куда стрелять? По идее экипаж должен быть вверху, в головной части. Всё же воздержался туда стрелять, дал короткую, в три патрона, очередь по нижней части ракеты. Такого эффекта он не ожидал. Пули, одна из которых наверняка была бронебойно-зажигательной, угодили в топливный бак. Вспышка, потом взрыв! Бронемашину аж подбросило ударной волной, а Бориса приложило о люк. Ракета ещё секунду стояла, потом стала заваливаться набок. Медленно, потом быстрее и грохнулась всей массой о землю, вызвав небольшое землетрясение. То, что от неё осталось, горело жарким пламенем, периодически слышались хлопки. Что-то рвалось в пламени. О сделанном Борис не жалел. Эти, кто был в космическом корабле, атаковали первыми, никто им никакого вреда не причинил, даже не приближался к кораблю, не провоцировал агрессию. Не знал тогда Борис, что развязал тем самым войну. И это было только началом её.

– Едем в порт!

Надо было оценить потери от боевого лазера.


home | my bookshelf | | Сержант. Сила крупного калибра |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 2.8 из 5



Оцените эту книгу