Book: Капитан «Ночной насмешницы»



Капитан «Ночной насмешницы»

Антон Рябиченко

Капитан "Ночной насмешницы"

***


Страница книги


Аннотация

Что может быть интереснее мира магии? Мира, в котором действия совершаются силой воли, по мановению жеста. Мира, где растут диковинные растения и обитают фантастические животные. Мира, в котором вечно соперничают расы людей, гномов, эльфов, орков, троллей и гоблинов. Наверное, интереснее может быть лишь мир, где магия сосуществует с технологией, иногда взаимно усиливая друг друга, а иногда противоборствуя. Интересно? Добро пожаловать на планету чудес - Антро.

Благодаря таинственным артефактам древней цивилизации Айвери удалось увести свой отряд из Пыльного замка через магический портал, избежав схватки с магами эмира. Он успешно добрался в свой родовой замок и отстоял право на наследство в смертельной схватке со сводным братом. Но что дальше? Как удержать амбициозных воинов и талантливых мастеров в глуши на границе Приграничья? Как превратить захудалый удел в процветающее баронство? Как противостоять территориальным притязаниям могущественного соседа? Да вот так:

Книги серии:

Книга 1 - Наследник самозванца

Книга 2 - Комендант "Пыльного замка"

Книга 3 - Капитан "Ночной насмешницы"

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 1. Замок Вель

Замок встретил нас оглушающей тишиной. Наблюдатели на стенах видели наш с братом поединок, поэтому к тому моменту, как объединённый отряд въехал в ворота, каждый обитатель замка знал, что барон убит. Оттого все и попрятались по своим углам, не имея понятия чего ожидать от нового хозяина. Во дворе нас встречали лишь четверо: однорукий Лейн, терять которому было нечего; мертвецки пьяный шут Грохо; кузнец Нак, который был нужен любому правителю; и толстый управитель замка Йон, умудрившийся сохранить свою должность при трёх баронах.

Судя по радушной улыбке, растянувшейся на лице Йона, он рассчитывал и далее вести дела замка.

- Добро пожаловать, господин, - обратился он к Эрну, низко кланяясь, - чего изволите?

Северный варвар, въехавший в замок в первых рядах, довольно оскалился и рявкнул:

- Элю! За здравие нового ярла нужно выпить!

На лице управляющего возникла довольная улыбка. Как вести себя с пьяницами ему было знакомо.

- Бочонок, не меньше! - Рядом с северянином возникла фигура призрака пирата. - Не видать мне суши, без доброй пьянки новому капитану не будет попутного ветра!

Улыбка застыла на лице толстяка, превратив его в безжизненную маску.

- Вы тоже пьете эль? - Испуганно проблеял управитель.

- Конечно, - рыкнул пират, - что за вопрос? Я пью всё: эль, вино, ром, бражку. Всё, кроме морской воды! Есть в этом замке хоть что-то достойное старого морского волка?

- Уже нет, - с сожалением ответил шут и пьяно икнул, - мы с Лейном допили всё, что осталось со вчерашнего пира.

- Без меня? - В голосе Трезвого Бена явственно послышалась угроза.

- Врёт он. - Поспешил оправдаться однорукий мастер меча. Он изо всех сил старался не подавать виду, что испугался призрака, но не очень преуспел в этом. - Мне достались пустые кувшины.

- Почему в замке нет выпивки? - Пират обвел всех четверых тяжёлым взглядом и неожиданно рявкнул. - Кто тут главный?

- Теперь я тут главный, - громко заявил я, выходя из-за спин дружинников.

Ошибка управляющего, принявшего за главного Эрна и последовавшие за ней разборки моих дебоширов перестали быть забавными. Пора переходить к делу.

- Пошумели и будет. Праздновать будем позже. А сейчас, Йон, собери всех во дворе, знакомиться будем.

- Айвери, - с облегчением выдохнул Лейн, рассмотрев меня, - жив! Вырос то как. Где ты пропадал столько времени? Кто все эти люди?

- Потерпи Лейн, я всё объясню, как только вы соберете всех во дворе. Не хочу повторяться.

Дважды повторять не пришлось. Управителю, кузнецу и мастеру меча достаточно было лишь повода, чтобы ретироваться подальше от призрака. А вот шуту было плевать на опасность. Опьянение притупило его инстинкт самосохранения и он усердно исследовал призрака, обходя того вокруг, пытаясь прикоснуться и даже заглядывая внутрь.

- И как тебе живётся? - Шут наконец разродился вопросом.

- Да плохо! - Пожаловался пират. - Красоток потискать не выходит. Морду набить никому не могу. И выпивка раз в месяц.

- Во дела, а говорят загробная жизнь лучше. - Скривился Грохо. - Да я сейчас пью чаще, чем ты. Не буду умирать!

- Айвери, дай человеку кружку. - Оживился пират. - Чего он мучается, из кувшинов эль пьёт?

- Не надо кружку, - замотал головой шут и плаксиво добавил, - я её потеряю, меня потом накажут.

- Заткнись! - Пират попытался закрыть Грохо рот призрачный рукой, но, потерпев неудачу, сменил тактику и зашептал тому на ухо. - Соглашайся, эль из этой кружки вставляет в два раза сильнее.

- Не люблю похмелье, - захныкал шут, - отстань со своей кружкой!

- Вот гад, - плюнул в сердцах пират, - я тебе устрою весёлую жизнь!

Мои воины наблюдали за спором с нескрываемым удовольствием. Дружинники отца были ошарашены, но потихонечку оттаивали, понимая, что в моём отряде призрака совершенно не боятся. Спустя пять минут во двор начали выходить остальные обитатели замка. Подгоняемые управителем, мастером меча и кузнецом, они столпились около дверей, не решаясь приблизится к колоритному пирату.

- Спрячься, - скомандовал я Бену, - видишь, народ тебя боится. Я скажу когда можно будет появится.

Призрак исчез, а я направился ближе к своим новым подданным, внимательно осматривая их на ходу. Толстый повар Тук, четыре кухарки и пять поварят стояли ко мне ближе всех. Впрочем, неудивительно, кухня расположена совсем рядом с выходом во двор. Их выгнали первыми. За спинами работников общепита пытались укрыться десять замковых служанок. В основном это были молодые женщины - жены дружинников. Рядом с ними были и их дети. Пять мальчиков и восемь девочек в возрасте от двух до семи лет жались к мамашам, не без любопытства рассматривая нас. Еще пять мальчишек постарше сгрудились вокруг мастера меча и кузнеца. Почти всех я помню. Это я за полтора года вырос в большого дядю, а они почти не изменились. Хотя нет. Вон те три совсем молоденькие девушки, что стоят особняком, новенькие в замке. Интересно, кто они?

- Для тех, кто меня не узнал, - я подошёл вплотную к группе испуганных людей, - напомню: я Айвери, законнорожденный сын Ури Бешеного и его единственный наследник. Час назад я вызвал брата на поединок и победил. Теперь я барон де Вель.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Мне показалось, или одна из трёх девушек облегченно вздохнула после моих слов?

- Не бойтесь, - продолжил я, - ни я, ни мои воины не причиним вам вреда. Жены останутся с мужьями, дети с родителями.

- А что будет с нами? - Робко спросила та самая девушка, что вздыхала узнав о гибели барона.

- Красотки! - Возбужденно прошептал мне на ухо пират. - Прикажи проводить тебя в спальню. Я расскажу, что делать, а если не поймёшь, могу показать...

Я подошёл ближе. Всё три девушки имели ладные фигурки, и могли бы считаться красивыми, если бы не следы многочисленных побоев, спутанные волосы и грязная одежда. У одной правый глаз был почти не виден из-за гематомы.

- А вы кто такие? Кто вас так? И за что?

- Подстилки барона, - с ненавистью прошипела девушка с гематомой, - но ему больше нравилось бить нас, чем заниматься мужским делом.

- Мне жаль. - Я посмотрел ей в глаза. - Я освобождаю вас, можете вернуться домой.

- Ну дурак, - взвыл призрак, - ты что, её рожи испугался? Ты же маг целитель. Ты из неё за пару минут красавицу сделаешь. Не отпускай! Где мы тут другую найдем?

- И что мы будем делать дома? - На грани истерики выкрикнула девушка. - Кому мы нужны порченные?

- Если не хотите домой, то оставайтесь в замке. - Успокаивающе произнёс я. - Лекарь вас подлечит, управитель работу найдёт.

- Молодец, - похвалил меня пират, неправильно истолковав принятое решение.

- А бить и насильничать больше никто не будет. Иначе, - я повысил голос, - дебошира ждёт холодная, а насильника - виселица.

После моих слов все затихли. Чтобы барон вешал своих дружинников из-за непутевой девки? Это нонсенс!

- А какую работу ей дать? - Осторожно поинтересовался управитель. - Может...

- Этим займётся Газим. - Громко перебил я его, чтобы слышали все. - С нынешнего дня назначаю управителем замка Газима. Ты, Йон, поступаешь в его полное распоряжение и должен помогать во всём. Ясно?

- Да, - упавшим голосом ответил толстяк.

- Ты что? - Возмутился пират. - Этот скупердяй запрёт вино и эль под замок. Жизнь станет такой же скучной, как в Пыльном замке. Ни выпивки, ни красоток. Ты вообще собираешься становиться настоящим пиратом? Давай хоть вздернем кого-нибудь на рее. Этот жирный подойдёт. Его тут никто не любит.

- Газим, - продолжил я, не обращая внимания на советы призрака, - проверить все кладовые, подсчитать припасы. Жду отчет через неделю.

- Будет сделано, господин. - Поклонился бывший управляющий Пыльного замка.

Некоторые его привычки, в том числе поклоны, я так и не смог извести. Но управляющим он был просто идеальным. Внимательным, дотошным и толковым. А ещё ему ужасно нравилась его работа. Так что я мог быть абсолютно спокоен как за сохранность припасов, так и за то, что всё будет рассчитано и проверено. Если мы в чём-то нуждаемся, Газим сообщит мне не позже, чем через неделю.

- Комендантом замка назначаю Ильяза. В его подчинение поступают все воины замка. - Я нашёл глазами своего офицера и добавил уже для него: - На тебе охрана замка, наблюдение за окрестностями и поддержание порядка. Как только прибудут мастера, осмотришь укрепления замка, определишься с порядком ремонта и списком необходимых для этого материалов.

Капитан дворцовой стражи эмира как нельзя лучше подходит для этой роли. Под его неустанным надзором караульная служба достигнет небывалый высот, а внешний вид дружинников приблизится к идеальному. Да и укрепления он приведёт в порядок.

- Ещё один зануда. - Зло прошептал пират. - Кому понравятся эти скучные правила? Ни пьянок, ни мордобоя. Тьфу! Сбежит от тебя команда в ближайшем порту.

- Мастером меча будет Трилий. - Я обернулся к лейтенанту. - Оценишь умения новых бойцов, составишь для них график тренировок. Даю тебе в помощь мастера Лейна.

- Слушаюсь! - Трилий ударил себя кулаком в грудь. В легионе это было формой приветствия старшего по званию.

Я уже убедился в эффективности системы подготовки королевского легиона. Думаю, что через полгода дружинников отца будет не узнать, конечно если они не сбегут.

- Пуд перца мне в нос, ты совсем решил сгубить парней? - Не унимался Трезвый Бен. - Их же этот изверг совсем замордует. У меня на корабле боцман и тот добрее был, чем это чудовище.

- Нак, - позвал я кузнеца, - скоро прибудут мои мастера: бронники и оружейники. Подготовь к осмотру все запасы металла, старых доспехов и оружия. Вскоре вам понадобиться много материалов. Будет много работы.

- А меня кем-то назначишь? - Неожиданно поинтересовался пират.

Это было для совсем нетипично для Трезвого Бена. Он обожал критиковать, давать непрошенные советы, клянчить выпивку, но чтобы чем-то заниматься по доброй воле. Такого ещё не было.

- Будет тебе занятие, - мысленно ответил я, а вслух продолжил: - С этого дня жизнь в замке изменится. В ближайшее время всех вас осмотрит лекарь. У меня есть магический амулет целителя, так что если что-то болит - не стесняйтесь. Далее я требую, чтобы в замке была чистота. В ваших комнатах, в общем зале, на кухне, везде. За этим проследят Газим и Ильяз.

Народ забеспокоился. Некоторые даже не поняли, чего я от них хочу. Но ничего, и бывший управляющий эфенди, и бывший капитан дворцовой стражи помешаны на чистоте. А после первого доходчивого объяснения на реальном примере, и особенно, после пары наказаний в виде дополнительной работы, всё станет предельно ясно даже дураку или дуре.

- Одежду выстирать, самим вымыться. - Продолжил я. - Далее купаться не реже раза в день. Грязнуль и вонючек отдам призраку на перевоспитание. Бен появись!

Перед испуганной толпой возник призрачный пират с обнаженным мечом.

- Ненавижу вонючек, - прорычал он, - я их вешаю на рее!

- Вешать только с моего разрешения, - подлил я масла в огонь, - и только после пяти предупреждений. Детей не трогать! - Я обвел всех пристальным взглядом. - Даю вам три дня, чтобы привести себя и замок в порядок. Потом проверю, лично. За дело!

Испуганная толпа мгновенно ретировалась со двора. Остались лишь дружинники, Йон, Лейн, Грохо да три избитых девушки.

- Ильяз, выставь караулы и составь график дежурств.

Капитан тут же отправил четвёрку бойцов из своего декурия на ворота и с остальными шестью отправился на осмотр замка.

- На сегодня дружинники замка свободны. Приведите в порядок себя и свои комнаты. С завтрашнего дня вами займутся Трилий и Ильяз.

Замковые вояки понуро поплелись в свои комнаты. Похоже, грядущие изменения их не радуют. Ничего, капля ментальной магии уже сегодня ночью поднимет им настроение и добавит воодушевления для изнуряющих тренировок.

- Газим, Йон, первым делом расселите людей и позаботьтесь об обеде. Выделите пару человек в помощь на кухне.

Рядом икнул шут.

- Грохо, иди проспись. Крат, - позвал я лекаря, - помоги с осмотром.

Я подошёл к девушкам поближе и тихо добавил:

- Не бойтесь, никто вас не обидит. Проведите меня в покои барона. Будем начинать лечение, а потом наведете там порядок.

- Наконец-то, - довольно прошептал пират, - и не забудь чарку вина. Красотки от него становятся веселей.

* * *

Следующий день начался ещё засветло. Напуганные призраком и перспективой ужасного наказания обитатели замка мели, скребли, драили и чистили всё подряд. Газим с Йоном и несколькими помощниками из числа воинов принялись шерстить замковые запасы. Ильяз изучал укрепления и подходы к ним. Трилий с огромным удовольствием гонял десяток дружинников брата и замковых мальчишек. А кузнеца с сыном я загрузил заказом на ковку сельскохозяйственного инструмента.

Всех мастеров под охраной декурия Брина мы оставили в деревне Холмы, жителей которой освободили из плена баронета де Бри. На следующий день, после взятия замка, я отправил декурий, во главе с бывалым наёмником Верусом, в Холмы за остатком отряда.

Ситуация там была плачевной. С самого основания эта деревня была фригольдерской, хотя и располагались на границе баронства. В ней насчитывалось порядка двухсот дворов, а проживали в них бывшие наемники и беглые крестьяне. Ни те, ни другие не признавали над собой чью-либо власть и готовы были сражаться за свободу насмерть. Ни у брата, ни у отца, ни у их предшественников не вышло подчинить непокорную вольницу. Да и набег бандитов удался лишь по одной причине.  Они подгадали время, когда селяне отправили на ярмарку большой обоз и внезапно атаковали селение, оставшееся без надежной охраны. Часть защитников убили, многих ранили, а наиболее молодых и здоровых забрали для работы в шахте. Несмотря на то, что мы освободили пленников, деревню ожидали трудные времена. Ведь излишки провизии крестьяне распродали на ярмарке, а то, что они оставили для себя, отобрали разбойники или пострадало в пожаре, начавшемся сразу после набега. Часть припасов мы вернули, но их всё равно было недостаточно для безбедной зимовки.

После набега разбойников в деревне было много раненых и больных, которым требовались как внимание лекаря, так и магическая помощь целителя. Мы задержались там на неделю, поставив на ноги всех. Мастера помогли с ремонтом частично сгоревших домов, воины восстановили бреши в деревенском частоколе, а кузнецы отремонтировали пришедший в негодность инструмент и оружие. В общем, мои люди сделали достаточно добра для пострадавшего селения, чтобы нам любезно предложили остаться. Ещё бы, с таким отрядом деревня была гарантировано защищена от кого угодно в Приграничье.

Тогда я ушёл от ответа, обещав подумать. А сейчас передал с Верусом предложение пойти под мою руку. Я пообещал решить проблему с провизией и семенами для весенней посевной, а также дать воинов для охраны деревни. В принципе, с моей нынешней дружиной стало реально подчинить вольницу силой, но никакой нужды в этом я не видел. Сделай я так, крестьяне взбунтуются при первой же удобной возможности. А добровольное принятие вассалитета таких проблем не предполагало. Кроме того, была у меня уверенность в том, что жители Холмов согласятся. Уж больно их приперло. Да и мы зарекомендовали себя с лучшей стороны.

Сам я, вместе с лекарем, писарем, пятью самыми старыми дружинниками отца и декурием Идана отправился в ближайшую к замку деревню. В принципе, тяжёлые пехотинцы Эрна смотрелись бы более представительно, но их умение ездить верхом оставляло желать лучшего. Воин, свалившийся с коня, уважения не вызовет. Поэтому я остановился на степняках, чувствовавших себя в седле будто родились в нём. А то, что рожи у них зверские, было мне только на руку. В Приграничье ценилась сила дружины и то, насколько она предана своему лорду.



Называлась подзамковая деревня Колоски, была расположена выше по течению реки и насчитывала около сорока дворов.  Её жители, в основном, занимались земледелием и держали домашний скот. Однако, пара семей специализировались на рыбной ловле. Большая река давала богатый улов, позволяя выменивать на рыбу все необходимые продукты.

Отряд незнакомых воинов переполошил крестьян, но сбежать в лес почти никто не успел. Нас обнаружили лишь тогда, когда мы подъехали к окраине деревни. Почти все жители селения заперлись в домах, предоставив старосте Лою и его родне самим разбираться с непрошенными гостями. Те изрядно струхнули, но увидев дружинников отца немного успокоились. Меня староста не узнал, да и можно ли было узнать в молодом мужчине подростка, исчезнувшего год назад?

- Я - барон де Вель, - огорошил его сходу.

- А как же... - недоверчиво начал мямлить он, но увидев кивок Дакса, залебезил: - Чего изволите, господин барон?

- С подданными познакомиться желаю. Себя показать. О подати поговорить.

Крестьяне и ремесленники отдавали сюзерену четверть производимой ими продукции. Подсчёт этой базы налогообложения был делом сложным. Подданные всячески пытались занизить её, укрывая часть своих припасов, а мытари, наоборот, завысить. Нередко, это заканчивалось рейдом стражников, которые шерстили запасы крестьян и отбирали неучтенные излишки. Порою эти излишки включали в себя накопления нескольких лет. Понятное дело, народной любви такой подход не приносил, зато позволял содержать стражников.

В Колосках роль мытаря исполнял староста, а проверял его ни кто иной, как управитель Йон. И разительное отличие дворов старосты и его брата от дворов остальных крестьян наводило меня на мысль, что Лой и Йон - хорошие знакомые.

- А разве управитель Йон ничего не говорил? - Осторожно поинтересовался староста. - Год совсем плохой был. Пшеница не уродила, рожь тоже. А ещё и сардукары эмира в прошлом году похозяйничали. Целую неделю их кормили. Придётся зимой пояса затягивать.

Глядя на его откормленную морду, в неудачи сельского хозяйства не очень-то и верилось.

- Йон больше не управитель. - Прервал я поток его причитаний. - Послушай, Лой. Мне всё равно, на сколько вы с Йоном надурили предыдущих баронов.

По заметавшимся, словно мыши перед котом, глазам старосты я понял, что попал в цель.

- Ты же помнишь нашу первую встречу? Ты хотел нарушить уговор, а в результате потерял вдвое больше.

Пройдоха неуверенно кивнул.

- Не повторяй своих же ошибок. - Я приблизился к нему и доверительно прошептал на ухо: - У меня есть амулет правды. Обмануть меня не выйдет.

Староста вздрогнул, посмотрев на меня расширившимися глазами.

- Приглашай в дом, поговорим о делах деревни.

Следующие четыре часа я подробно и обстоятельно расспрашивал его о жителях деревни. Сколько человек в семье, чем занимаются, в каких ремеслах сильны, какую скотину держат. А писарь прилежно записывал сведения, льющиеся рекой, составляя для меня и Газима детальную картину этой части владения.

В деревне было сорок три двора, в которых проживало сорок девять мужчин и пятьдесят две женщины. Совешеннолетие тут наступало с шестнадцати лет для девушек и с восемнадцати для парней. По сути это был граничный возраст, начиная с которого разрешалось вступать в брак. Юноши и девушки от двенадцати лет до совершеннолетия считались отроками, но работали наравне со взрослыми. В деревне было тридцать пять юношей и сорок одна девушка этой возрастной группы. Детей до двенадцати лет насчитывалось около ста пятидесяти. Мужчины за сорок и женщины за сорок пять считались стариками и жили, обычно, с кем-то из детей. Как правило с младшим сыном. Но без помощи магов целителей и даже простых лекарей не все доживали до этого возраста. 

Более менее неплохая демография деревни объяснялась отсутствием набегов разбойников и урожайными годами в последние два десятилетия. Близость к замку, страх перед баронской дружиной, а главное, нищета хранили крестьян от лихих людей. Движимую ценность представляли, разве что, сами жители деревни, но увести пленников без боя не представлялось возможным.

- Собирай народ, - приказал я старосте, когда узнал всё, что нужно, - знакомиться будем.

Народ знакомиться опасался. Через час перед домом старосты собралось лишь двадцать мужиков да десяток стариков. Ни одной девушки или молодой женщины. Никаких детей. Даже мужики не всё показались. Пришли лишь те, кому нечего было терять, либо те, кто был слишком видной фигурой, чтобы проигнорировать приглашение барона. 

- Я Айвери де Вель, сын Ури Бешеного и ваш новый господин, - начал я свою речь, поняв, что никого более не дождусь.

Конечно, можно было отправить воинов по домам и выгнать на площадь всех спрятавшихся. Но мне была нужна не дурная слава резкого на расправу самодура, наподобие той, что заслужил мой отец, а уважение подданных. Конечно, без показательной порки не обойтись, но наказывать нужно за серьезную провинность. Сейчас лучше сделать так, чтобы проигнорировавшие моё приглашение пожалели.

- Я собрал вас, чтобы принять присягу. Вы откликнулись по первому зову, значит вы - мои самые верные подданные. А самые верные заслуживают награды. Через неделю сюда прибудут торговцы. Вас они обслужат в первую очередь и один товар на ваш выбор будет стоить на четверть меньше, чем для тех, кому мое приглашение не указ. Писарь, запиши имена присутствующих, передашь список Газиму.

Народ взволновался и начал шептаться. Обладая чутким слухом рыси, я разобрал их вопросы:

- Что за торговцы? Что продают? За что покупают?

- Продавать будут иглы, ножи, косы, мотыги, лопаты. Всё, что нужно вам для работы. Взамен будут брать зерно, овощи, мясо, птицу, рыбу, яйца, сено, ткань, кожу, меха. Можете взять товар в долг.

Я вовсе не собирался требовать с них полную стоимость за сельскохозяйственный инвентарь. Ведь в конце концов, его наличие поднимет их производительность, а значит вернётся ко мне в виде десятины. Но и дарить не собирался. Ведь у нас тут продовольственный кризис намечается.

- В этом году я не буду собирать подати как обычно. Вместо четверти вашего урожая, которую брали мои отец и брат, я возьму лишь пятую часть от суммы ваших покупок у торговцев.

Конечно, это рискованный шаг. Совсем неизвестно, решатся ли практичные и скуповатые крестьяне делать серьёзные покупки у моих торговцев, но я надеялся на привлекательные цены и азарт, который неизбежно овладеет ими как только они распробуют предложение.

- Так это, - озадаченно и заикаясь от смущения, что приходится обращаться к барону, пробормотал один из крестьян, - староста-то уже собрал подать.

- После присяги писарь запишет сколько и чего вы отдали в качестве подати. Потом передаст этот список торговцам и вы сможете забрать либо товары, либо свое добро обратно.

Крестьяне начали перешептываться, недоверчиво глядя на меня. В то, что собранное вернут, никто не верил. Я же мысленно усмехнулся. Похоже, в этот раз староста влип. Ведь уже собрал подать, а мне, шельмец, за четыре часа расспросов даже не заикнулся об этом. Придется познакомить его с Беном.

- Со мной приехал лекарь. Каждый мой подданный может прийти к нему на приём. Он осмотрит вас, назначит лечение, даст травы или зелья, а если нужно, то применит амулет целителя. Первый приём будет бесплатным.

Это часть речи не нашла отклика в массах. Крестьяне не понимали отчего это барон решил ни с того, ни с сего озаботиться здоровьем черни, которую обычно и за людей не считает. Ничего, если найдётся хотя бы пара смельчаков или отчаянно больных, то слухи об улучшении их самочувствия быстро выстроят очередь к лекарю.

Я прекрасно понимал, что здоровье подданных и продолжительность их жизни, особенно в трудоспособном возрасте, напрямую влияет на количество производимых ими товаров, а значит и на мое благосостояние. Особенно в Приграничье, где плотность населения слишком мала. Так что лекарь работой будет обеспечен.

- Я, барон Арно де Вель, обещаю защищать жителей деревни Колоски, вершить над ними справедливый суд, заботится об их здоровье и благополучии.

По вытянувшимся лицам моих новых подданных я понял, что такую речь они слышат впервые. Предыдущие бароны предпочитали говорили о чужих обязанностях, а не о своих.

- Вы, мои подданные, должны будете давать четверть урожая или производимых вами товаров. В честь начала моего правления, в этом году подать составит лишь пятую часть. Также, по моему требованию, вы можете привлекаться на работы на благо деревни, но не более десяти дней в году и не во время посевной или сбора урожая.

Это людям уже не понравилось, но роптать никто не решился.

- Если есть кто-то желающий оспорить мое право пусть скажет сейчас.

Конечно, этот пункт был полной формальностью. Дураков перечить барону не нашлось. Вот в Холмах можно было услышать что-то неприятное, особенно до того, как они пострадали от набега.

- Преклоните колено!

Немного ментальной магии, вложенной в приказ, добавили присутствующим воодушевления и желания подчиниться. Толпа передо мной склонилась в единодушном порыве. И ведь самое интересное, что я не ломал их волю, подчиняя себе, своей речью я просто подвёл их к мысли, что буду неплохим правителем. Магический посыл лишь закрепил их собственные выводы.

- Через час лекарь и писарь начнут приём. Не забудьте записать, что отдали в качестве подати. Не то останетесь без ничего. И всем остальным передайте. 

Я слез с деревянного чурбака, на который взобрался, чтобы лучше всех видеть, и негромко, но так, чтобы услышал староста, приказал Идану:

- Пошли брата в замок за палачом.

А потом взял побледневшего старосту под руку и, подтолкнув его в сторону дома, проникновенно добавил.

- Я ведь тебя предупреждал, Лой. Пойдём в дом, у тебя остался час, чтобы рассказать мне всю правду. Потом приедет палач и начнёт расспрашивать по другому.

У здорового мужика подкосились ноги, но воины Идана не дали ему упасть. Они подхватили его под руки и буквально внесли в дом. Войдя внутрь, я отправил на улицу всех домашних старосты, приказал привязать Лоя к лавке, а сам удобно уселся напротив.

- Наверное, я плохо тебе объяснил, что меня нельзя обманывать, - с сожалением произнёс я, глядя ему прямо в глаза, - придётся повторить. Бен, расскажи как мы пытаем лгунов!

Прямо перед бледным, как сама смерть, мужчиной появился призрак пирата с обнаженным мечом.

- Клянусь попутным ветром, он у меня заговорит, - кровожадно улыбнулся Трезвый Бен. - Сначала я налью тебе полную чарку рому, поднесу к твоему бородатому хавальнику, чтобы ты почувствовал запах, а потом, - пират вставил зловещую паузу и проорал прямо на ухо перепуганному старосте, - не буду давать пить! Где пиастры?

- Как, как... - заикаясь начал отвечать Лой.

- Я знаю, что ты обгадился! - Продолжал орать призрак. - Где золото? Пиастры, дублоны, империалы! Признавайся, каналья, не то вздерну тебя на рее!

Староста дернулся и потерял сознание. Я пощупал пульс на его шее и, убедившись, что тот не умер, поспешил остановить Бена, отвернувшегося от допрашиваемого, но продолжающего извергать угрозы, попутно заглядывая в сундуки.

- Тише Бен, он без сознания.

- Тоже мне проблема, - отмахнулся пират, - вылей на него ведро воды. - И, продолжая шарить по сундукам, озадаченно пробормотал: - Где же у него выпивка?

- Бен, а ты и правда таким способом кого-то допрашивал? - Поинтересовался я, вливая в старосту заклинание малого исцеления.

- Конечно, - фыркнул призрак, - если человек может выдержать такую пытку больше трех минут, он не пират! А чужаков мы другими способами допрашиваем. Шкуру снимаем, акулам скармливаем. Так что, настоящие пираты сразу всё рассказывают и ром пьют. Правда, рассказывают сплошное враньё, но ведь не всегда и проверишь. Давай горло промочим. Я вино нашёл.

- Позже, мне надо закончить с ним. Ещё что-нибудь интересное нашел?

- Кошель с медью и серебром в этом сундуке, - пират указал на сундук в углу, - в правом дальнем углу на самом дне.

- Спасибо, ты пока исчезни. Не то опять в обморок грохнется.

Я привёл старосту в чувство и следующий час он изливал душу, рассказывая о всех своих прошлых прегрешениях. Писарь еле успевал записывать. Схема было предельно проста. Часть подати укрывалась от барона и продавалась проезжим караванам. Половина выручки отдавалась управителю замка за молчание, а вторая половина оседала в карманах старосты и его братьев, которые тоже участвовали в семейном бизнесе.

Я добил старосту, на его глазах открыв сундук и достав кошель с монетами.

- Значит так, - я потряс перед ним кошелем с монетами, - половина этого будет штрафом за обман.

Староста удивлённо уставился на меня. Он ожидал, что я заберу не только все деньги, но и что-то ещё из хозяйства, а тут такой поворот. Он же не знал, что уже воплотил в жизнь мою идею о торговле с караванщиками. Я попросту разрешу делать это открыто и буду брать свой процент от сделок. После сегодняшнего представления староста вряд ли захочет повторить беседу по душам.

- Думаешь, почему наказание такое лёгкое? - Прочитал я мысли, отразившиеся на его лице. - Мне нужны твои связи. Через неделю в замок прибудут мои мастера. Я решил построить на краю деревни кузню,, тележную мастерскую, постоялый двор, оружейную и продуктовую лавки. Я хочу, чтобы караваны останавливались тут на ночлег, а караванщики отдавали нам деньги добровольно. Разрешаю тебе построить продуктовую лавку. Одно условие. Не обманывать своих. Ни меня, ни односельчан. Если будешь брать у них товар на реализацию, то плати честную цену. Узнаю, что дуришь людей, точно повешу. Понял?

Лой часто закивал головой.

- Отлично, развяжите его. Не надо палача. - Я снова пристально глянул на него. - Не расстраивай меня! Это - твой последний шанс!

Приём больных организовали в палатке на краю деревни. Использовать для этой цели чей-либо дом мы с лекарем поостереглись, так как было неизвестно, чем болеют наши будущие пациенты. Лекарь осматривал посетителя и расспрашивал его об истории болезни, попутно узнавая имя, род занятий, состав семьи. Я в это время находился за тканевой перегородкой и внимательно слушал человека, делая пометки в своём дневнике. После того, как мы получали наиболее полную картину, лекарь давал пациенту выпить компота из фигурной склянки, называя его зельем исцеления. Сразу после этого я усыплял страждущего, вливал в него, спящего, одно или несколько заклинаний малого исцеления, в зависимости от серьезности заболевания, а затем пробуждал. Для несведущего в магии человека, такие манипуляции оставались незамеченными, а вот самочувствие улучшалось мгновенно.

На прием пришли пятеро стариков и один выпивоха, страдающий от похмелья. Но я был уверен, что к следующему нашему посещению деревни, от желающих оздоровиться не будет отбоя. Три старушки после пары малых исцелений разогнули спины, а два деда после приема эликсира здоровья начали поглядывать на неожиданно помолодевших подруг с интересом, необычным для своего возраста.

Глава 2. Мия из Подлесья

Неделя прошла для всех в полном цейтноте, но принесла большие результаты. Замок стал похож на человеческое жилье, а его обитатели утратили колорит и аромат бездомных. Еще бы, каждому неряхе, замеченному Ильязом или Газимом вменялось в обязанность принести с речного пляжа десяток гладко обкатанных водой камней. Мало того, что идти до пляжа было километра три, так ещё и камни на берегу закончились в первый же день. Теперь за ними приходилось лезть в реку. А это дополнительные водные процедуры. Я даже приказал выставить на пляже пару умеющих плавать стражников во избежание несчастных случаев на воде.

К концу недели жители замка перестали шарахаться новых стражников и почти побороли благоговейный ужас, нагоняемый на них призраком. Кстати говоря, Бен был совершенно не в духе, так как столь ожидаемой им пьянки пока не случилось. Айена проводили в последний путь скромно, а пир по поводу своего вступления в права наследования я отложил до прибытия мастеров.

От безделья маялся один лишь рысёнок. Помня о тварях, утащивших из подвала бессознательного Гнуса, я запретил ему спускаться туда и выставил пару стражников на лестнице. Из возраста, когда ему было интересно гонять мышей, собак и других котов мой питомец уже вырос. Поэтому нашёл для себя более интересное занятие - пугать служанок. Но первая же диверсия обернулась крупным скандалом. Девушка, напуганная неожиданно выскочившим из-за кровати огромным котом, опрокинула на него ведро воды. Ловкий диверсант увернулся, а вот неповоротливая кровать даже не отреагировала на угрозу. В результате я два дня спал в комнате стражников, а рысёнок получил задание провести разведку окрестностей. За жизнь негодника за пределами замка я не опасался. Надо ещё поискать такого зверя, который сможет его догнать и с ним справиться.

Сам я чередовал дела в замке с визитами в ближайшую деревню. За три посещения мы с лекарем осмотрели каждого жителя, начиная от самых маленьких и заканчивая самыми старыми. Обычно недоверчивые крестьяне, насмотревшись на внезапно поправившихся после посещения врача счастливчиков, решались на приём сами. А попробовав сами, тащили всю семью. Ещё бы, на халяву хлебнуть лечебного зелья хочется каждому.



В дни, когда мы оставались в замке, нагрузка была ещё больше. Лечили мы столько же, но вдобавок к этому появлялась масса мелких вещей, требующих моего внимания как правителя.

Несмотря на то, что я использовал для заклинаний кристаллы магии, внутренние энергоцентры к концу дня полностью опустошались. С одной стороны это была прекрасная тренировка, но с другой... Вечером, совершенно измотанный, я едва доползал до кровати. Не стал исключением и сегодняшний день. Мы вернулись из деревни уже после наступления темноты. Спешили закончить обещанные крестьянам осмотры у лекаря на этой неделе, так как со следующей я собирался наведаться в другие селения баронства: Холмы и Подлесье.

Заглянув на кухню, я понял, что не смогу дождаться когда ужин разогреют. Приказав повару принести еду в покои, я отправился прямо туда.

В наследство от отца мне достались три просторные комнаты на четвёртом этаже донжона. В первой, самой большой и светлой, стоял круглый дубовый стол, который было удобно использовать для совещаний. Никаких стульев для посетителей предусмотрено не было. Советы проводились исключительно стоя. Во второй комнате было несколько сундуков с одеждой, а также полок с оружием и доспехами. В ней я приказал установить огромную бадью. Дважды в неделю её наполняли чистой водой и я позволял себе расслабляющие ванны. Третья комната, с огромной кроватью посередине, использовалась исключительно как спальня.

На втором и третьем этаже разместили декурий Эрна. Тяжёлые пехотинцы стали моими гвардейцами и двое из них, по приказу Ильяза, постоянно дежурили у входа на лестницу, ведущую на верхние этажи.

Пятый этаж при отце пустовал, а сейчас на нём разместили пять незамужних девушек. Не то, чтобы я жаждал исполнять роль жестокого дракона, стерегущего девичью честь, но Ильяз настоял на этом. Шастать к девкам по ночам не позволяли гвардейцы и страх разбудить барона, то бишь меня. А уж если девушка сама захочет навестить понравившегося ей стражника, то это её личное дело.

Остальных стражников с семьями разместили в четырехэтажном правом крыле. Для мастеров подготовили комнаты в трёхэтажном левом крыле. Но уже сейчас было понятно, что наш многочисленный отряд не помещается в замке.

Размышляя над проблемой расселения, я поднялся к себе, с облегчением стянул с себя надоевшие за весь день доспехи и одежду и забрался в бадью с ледяной водой. Всё таки есть преимущества у барона. Приказал утром наполнить бадью в своей комнате чистой водой и к вечеру это сделано. Не беда, что вода холодная. Простейшее заклинание практически мгновенно разогреет ее до нужной температуры. Так, чтобы кости ломило от жара. К черту дела, будем решать проблемы завтра, когда прибудет обоз с мастерами. А сейчас нужно отдохнуть, бешеная неделя меня совершенно вымотала. Я расслабленно откинулся на стенку бадьи и закрыл глаза, погрузившись в медитацию. В комфортных и приятных телу условиях восполнение магических резервов происходит гораздо быстрее.

Я задремал, но меня разбудил звук открывшейся двери. Судя по тому, что вода в бадье не успела остыть, проспал я совсем не долго. Приближающиеся шаги сработали в качестве спускового механизма. Вокруг меня образовался магический щит, а в руке сформировался клинок из льда. Это была не осознанная реакция, а подсознательная привычка, выработанная в Пыльном замке, где никогда не получалось ощутить себя в безопасности. Я мысленно чертыхнулся. Нужно купаться так, чтобы в поле зрения было не только окно, но и дверь.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

- Господин, - негромко позвала служанка, - мастер Тук велел принести вам ужин.

Это была Мия, та самая девушка, которую избил Айен перед поединком со мной. Магическое лечение пошло ей на пользу, разительно изменив не только внешний вид, но и характер. Она сменила вызывающий тон и едкие реплики на тихую вежливость. Из-за огромного количества важных дел до нынешнего момента я не обращал на эти перемены внимания, но сейчас заметил.

- Господин? Это Газим заразил тебя вирусом почтительности?

- Новый управитель по несколько раз за день рассказывает нам как себя вести и что говорить. - Ответила девушка, а я почувствовал в ее голосе нотки раздражения. Да, бунтарский характер не спрячешь.

- Что там Тук положил? - Я пересел на другую сторону бадьи, чтобы иметь возможность видеть служанку.

- Жареный кабан, хлеб и кувшин вина.

Пожалуй, да. Сегодня можно себе позволить немного выпить. Всё таки конец недели, дела в баронстве постепенно идут на лад, можно и расслабиться. Только совсем не охота вылезать из горячей ванны.

- Спасибо Мия, положи сюда, пожалуйста, - я указал рукой на лавку, стоящую около моей ванны, - и налей вина вон в ту кружку.

Девушка наполнила кружку пирата до краёв и протянула мне. Я сделал глоток. На вкус вино было весьма неплохим, в меру сладким, с едва уловимым ароматом персика. Отличное красное полусладкое.

- Постой, а откуда у нас вино?

- Мастер Газим нашёл сегодня потайной погреб старого управителя. Оказывается, этот боров давно дурил твоих папашу и брата.

Мия сообщила эту новость настолько радостно, будто Йон обворовывал её саму. Хотя, по логике вещей, она должна была радоваться тому, что ее обидчика барона обвели вокруг пальца. Сдаётся мне, что обижал её не только Айен, но и толстый управитель. И за то, что Газим прижал его, девушка готова простить вьедливому мастеру любые придирки.

- И много там добра?

- Почти три десятка кувшинов и пара бочонков эля.

- Отличная новость, будет чем отпраздновать мое наследование.

Я сделал ещё один глоток. В желудке разлилось приятное тепло, а в голове немного зашумело. Всё таки в этом теле я ещё не пробовал алкогольных напитков. На Великом рынке не до того было, а в Пыльном замке такой роскоши днём с огнём не сыщешь. И горячая ванна, и голодный желудок способствовали быстрому опьянению.

- Выпьешь со мной? - Предложил я девушке.

- Выпью! - С вызовом ответила она.

Похоже, Газим давал какие-то инструкции о поведении в присутствии господина и распитие спиртных напитков в них воспрещалось. Но запреты ей совсем не по душе.

- Налить некуда. - Я пошарил глазами по комнате и, не найдя другой посуды, протянул ей кружку пирата. - Из моей пить будешь?

- Буду, конечно, - улыбнулась девушка, - обычно господа заставляют слуг пробовать вино. Ядов боятся. А сейчас наоборот. 

Она взяла кружку и пригубила из неё совсем немного, будто опасаясь, что я стану её ругать за жадность.

- Ну как? - Поинтересовался я, глядя на довольное выражение лица девушки.

- Лучше, чем эль, - похвалила она напиток, - сладкое и пахнет персиками.

- Не стесняйся, пей ещё, - махнул я рукой, отрезая кинжалом себе кусок мяса, - яда там нет, а кувшин полный. Нам на двоих хватит, ещё и останется.

Мия сделала ещё несколько глотков и протянула кружку мне.

- Вкусно!

- С мясом еще лучше, угощайся.

За день девушка тоже проголодалась, а ужин повар задержал до нашего прибытия, так что за еду она принялась с таким же энтузиазмом, как и я. Несколько следующих минут мы молча ели, передавая кружку с вином друг другу. Когда тарелка с мясом и хлебом опустела, а уровень вина в кувшине достиг середины сосуда, я расслабленно откинулся на стенку бадьи и закрыл глаза. Мия засунула ладонь в кадку и удивлённо уставилась на меня.

- Горячущая! - Воскликнула она спустя секунду. - Это ведь я таскала воду из колодца и она была ледяной. Как ты умудрился нагреть её?

Приятное опьянение пришло не только ко мне, но и к Мии, заставив забыть поучения Газима. Услышь мой новый управитель такое фамильярное обращение к господину, девушке не сдобровать.

- Так не честно, воду носила ты, а купаюсь я.  - Заявил я вместо ответа. - Ты тоже должна попробовать горячую ванну. Залазь!

- Отвернись, я разденусь.

Похоже, девушка навеселе. Полчаса назад даже в глаза смотреть боялась, а сейчас командует. И что-то мне подсказывает, что ей совершенно не хочется, чтобы я отворачивался. Даже наоборот.

- Делать мне нечего! - Хмыкнул я, но прикрыл глаза. - Я смотреть не буду, только скажи, что я там не видел? Когда я вас лечил, вы абсолютно голые были.

Опьянение внесло коррективы и в мои мыслительные процессы. Осторожность и необходимость скрывать свой магический дар пропали напрочь. Так и подмывало похвастать перед девушкой чем-то эдаким и произвести на нее впечатление. Сквозь приопущенные ресницы я увидел, как она сняла чепец, освободив копну огненно рыжих волос, длиною до плеч. Затем распустила шнурки на корсете платья и стянула его через голову. В отличие от прошлого раза, когда всё тело девушки было покрыто синяками, мне открылось восхитительное зрелище.

Коралловые губы и зеленые глаза, полные упругие груди и плоский живот, узкая талия и широкие бедра, стройные ножки и манящий взгляд треугольник между ними. Я тут же забыл про свою маскировку и уставился на обнаженную девушку во все глаза. Она поймала мой возбуждённый взгляд, торжествующе улыбнулась, потянулась всем телом, раздразивая меня ещё больше, а затем, не теряя со мной зрительного контакта, медленно поднялась на лавку около бадьи, опустила в воду одну ногу, затем вторую и, наконец, окунулась всем телом.

Я почувствовал как моей ноги коснулась ступня Мии. Она подскользнулась, но я подхватил её, не дав упасть, затем мягким напором повернул спиной и усадил перед собой, продолжая обнимать одной рукой.

- Это тебе, - я протянул ей ледяную розу, выращенную секунду назад из воды в кадке.

Создание ледяных фигур было одним из базовых упражнений по развитию магии стихий. Чем лучше маг контролирует ход заклинания охлаждения, тем детальнее получается ледяная фигура. Я начинал с кубиков и шаров, постепенно доведя свое мастерство до уровня сложных рельефных фигур. Никогда не планировал использовать это свое умение для соблазнения девушек, но почему бы и нет?

- Значит это правда, - прошептала девушка.

- Что правда?

- Призрак жаловался, что ты гребаный маг и в твоей башке одни заклинания. Поэтому ни девки, ни выпивка тебя не интересуют. - Она секунду помолчала и продолжила. - И правда, твой братец ни одной юбки не пропустил, а ты на нас даже не смотришь.

- Не правда, - возразил я, мягко повернув девушку и усадив её боком к себе на колени, - и сейчас ты поймёшь как сильно ты меня интересуешь.

Мия, словно завороженная смотрела мне в глаза, а я, не отрывая от неё взгляда, наклонился ближе и поцеловал. Девушка откликнулась на поцелуй с неожиданной страстью. Спустя долгую и очень приятную минуту она высвободилась из моих объятий, сменив положение и усевшись сверху лицом ко мне, и снова прильнула в поцелуе. А дальше мы словно сошли с ума. Впрочем, в моём случае так и было.

Спустя полчаса сплошной страсти мы выбрались из кадки. Я подхватил уставшую девушку на руки, и понёс её в спальню, на ходу осушая нас двоих заклинанием. Мия закрыла от удовольствия глаза, а я, только сейчас оторвал взгляд от её прекрасного тела, опасаясь споткнуться и уронить драгоценную ношу.

У входа в спальню, на оружейной стойке, сидел, свесив ноги, довольный пират с кружкой вина. Судя по его радостной роже, представление ему очень понравилось. Он улыбнулся во все тридцать два, подмигнул мне и показал большой палец, не произнеся ни слова. В следующий раз спрячу его в магический мешок. Нечего за мной подглядывать.

- Что ты делаешь? - Томно прошептала Мия после того как я уложил её в кровать и принялся покрывать тело поцелуями.

- Тебе понравиться! - Пообещал я. - Закрой глаза.

* * *

Проснулся я гораздо позднее обычного, да и то лишь потому, что в дверь громко стучали. Рядом, закинув на меня левую ногу и удобно пристроив голову на моей руке, спала Мия. Утром она выглядела не менее очаровательно, чем вечером. 

- Господин, мастера приехали! - Не переставал повторять за дверью один из замковых мальчишек, которых Газим использовал в качестве посыльных.

Как не вовремя, у меня были грандиозные планы на день. Я собирался провести весь выходной с девушкой, познакомиться ближе и узнать о ней как можно больше подробностей. Нынешняя ночь была настолько яркой, что ни о чём, кроме Мии, думать не хотелось.

- Заткнись юнга, не мешай, - раздался за дверью недовольный бас пирата, - капитан с красоткой развлекается. Беги лучше на кухню и тащи что-то пожрать. После такой ночи он будет голодный, как акула. И вина не забудь!

Надо вставать, не то пират сейчас накомандует. Я осторожно повернул Мию на спину и тут же использовал на ней заклинание малого исцеления. Выпили мы вчера изрядно, а мне бы не хотелось, чтобы наша первая ночь запомнилась девушке тяжёлым похмельем на утро.

Мия сладко зевнула, потянулась всем телом, не открывая глаз, а затем, почувствовав вдруг незнакомую обстановку, подскочила, испуганно осмотрела комнату, соображая где она оказалась, и затравленно уставилась на меня. У меня промелькнула озорная мысль спросить: "Кто ты?".

- С добрым утром, Мия. - Вместо этого улыбнулся я ей. - Как спалось?

- Я опоздала, - хрипло прошептала девушка, начиная паниковать, - мастер Газим меня убьёт.

По растерянному виду я понял, что она никак не может сообразить как вести себя и пытается как можно быстрее сбежать.

- Да не волнуйся ты за Газима, я скажу, что ты была со мной. - Попытался я её успокоить.

- Не надо. - Испуганно замотала девушка головой и жалобно добавила: - Благородные на простолюдинках не женятся. Вы же со мной поиграитесь, да отправите с глаз долой. Если рожу от вас, мои дети всегда будут в опасности. И после того, как в замке узнают, что я с вами спала, на меня ни один мужик не глянет, будут вас бояться. Отпустите меня.

Вот те раз, какая рассудительная барышня. Доля правды в её словах, конечно, есть. Жениться на дочке владетеля соседнего баронства гораздо выгоднее, чем на собственной служанке. Только вот незадача, у соседей почти нет незамужних дочерей подходящего возраста. Этот вопрос я провентилировал в первые же дни своего правления. Единственная кандидатура для заключения династического брака в Приграничье тяжело болела с самого детства и не могла родить, а поэтому не рассматривалась от слова вообще. До брака со старушками и детьми ради выгоды мой ценностный аппарат не опустился. Так что у Мии, не обделенной ни красотой, ни умом, были все шансы стать хозяйкой замка. В Приграничье, где правители не гнались за чистотой крови, такое случалось сплошь и рядом. 

Кроме того, аристократы тут могут иметь более одной жены. Как правило, первый брак заключается с девушкой благородного сословия. Это брак по расчёту, призванный укрепить положение рода. Второй брак - по любви. И вторая жена из простого люда очень ограничена в правах. Её дети не могут претендовать на наследство. Да и для заключения второго брака требуется согласие первой жены. Иногда сначала женятся на простолюдинке, а лишь затем на аристократке. В этом случае жена из благородного сословия становиться главной. Так что страхи Мии хоть и обоснованы, всё же немного преувеличены. Но если девушка отказывается сама, то неволить её я не буду.

- Ладно, Мия, иди. - Я не стал выяснять отношения, давая ей время прийти в себя и поразмыслить спокойно. - Поговорим позже.

Девушка суматошно оделась и выскочила из комнаты, словно за ней гнались черти. Через несколько секунд после ее поспешного бегства рядом возник призрак пирата.

- Ты что, выгнал её? Золотой хотя бы дал? - Угрюмо спросил он меня и, видя недоумение на лице, разразился бранью. - Она же подружкам расскажет, что ты жмот! Кто к тебе в гости захочет? Эх, мал ты ещё. Не знаешь жизни! - Он покачал головой и продолжил поучительным тоном. - Ладно, слушай сюда. Красоток нужно баловать, особенно в первую встречу. Тогда о тебе идёт хорошая слава и девки сами липнут. Сначала тратишь много, потом делаешь вид, что можешь потратить много. Тут главное не дать им сообразить, что ты на мели. - Он мечтательно закатил глаза и добавил: - У меня пару раз получилось три дня без денег в борделе прожить.

- И что, не приходилось в следующий раз долг отдавать?

- Приходилось, конечно, - фыркнул пират, - только в нашем деле не знаешь, наступит он или нет. Так что в долг всяко лучше, чем никак. - Он внимательно глянул на меня. - Ты мне зубы не заговаривай. Кого сегодня на ночь позовём: рыжую, тёмную или светлую?

- Бен, дай я с одной разберусь. - Отмахнулся я от него. - Ты не очень распространяйся о том, что ночью видел. Мия и так стесняется.

- Ну ты и лопух. Наоборот, нужно всем рассказать, какой ты молодец и как ей понравилось. - Пират ухмыльнулся. - Хотя, в твоём случае и рассказывать ничего не надо. Её подружки вчера под дверью подслушивали что вы тут творите. Уж они всему замку по секрету разнесут важную новость.

- Ладно, хватит об этом. Давно мастера прибыли?

- Не переживай, успеешь. Они только подъезжают. Наблюдатели обоз заметили и Газим решил, что будет лучше если ты сам их встретишь.

- Правильно решил. - Согласно кивнул я. - Подданные должны чувствовать заботу со стороны правителя. Ну что, пойдём их встречать.

* * *

Встреча обоза прошла довольно обыденно. У Газима всё было готово к расселению мастеров. Комнаты были убраны, в них установили деревянные лежаки и постелили свежие матрасы, набитые сеном. Очень минималистично, на мой взгляд, но по меркам людей, проживших год в Пыльном замке, даже роскошно. Опытный управляющий заранее подготовил и списки расселения. Так что сразу после встречи и приветственной речи замковые мальчишки проводили прибывших в их комнаты.

Через два часа после встречи обоза я созвал общий совет. Неделю назад, когда я вернулся в замок Вель в качестве его полновластного хозяина, поставил всем офицерам задачи по оценке своего наследства. Непосредственная опасность нам не угрожала, так как поблизости попросту не было отряда, способного с нами справиться. А вот проблемы обеспечения немалого числа новых подданных стояли на первом месте. Уже в ближайшее время недостаток женщин, жилья, а самое главное, еды, могли поставить крест на моих мечтах об успешном правлении. Дело близилось к зиме, а замковые кладовые оказались полупусты. Правление брата было не очень успешным. Нам нужно было в кратчайшие сроки понять какими ресурсами мы располагаем и что делать для того, чтобы превратить захудалый удел на самом краю Приграничья в место, пригодное для комфортной жизни. Иначе, с таким трудом собранному отряду грозит упадок и неминуемый распад.

- Газим, как у нас обстоят дела с продовольствием? - Я решил начать совещание с хозяйственных вопросов.

- Запасов провизии совершенно недостаточно, - начал свой доклад Газим, - даже при том, что урожай только что собран и он был больше обычного, его хватит всего на два месяца. Количество ртов в замке возросло более чем в три раза.

- А нам ещё нужно помочь едой жителям Холмов, - напомнил я и, обернувшись к бывшему управляющему, спросил, - мы можем купить провизию в ближайших деревнях?

- Крестьяне не очень охотно берут деньги,  - покачал он головой, - их очень легко отнять.

- Ну так предложим им готовые товары. Ножи, мотыги, серпы, косы. Через неделю кузнецы завалят нас этим добром. Тем более, что за качеством стали тут гнаться не надо.

- Наверное, на это можно выменять пару телег пшеницы, - неохотно ответил Йон, - но не стоит забывать о стражниках ваших соседей. Баронам может не понравиться, что вы торгуете с их крестьянами без разрешения.

- О соседях я позабочусь сам, - отмахнулся я, - ещё варианты. Где взять провизию?

- Мы можем купить овец и лошадей в степи, - отозвался Идан, - старейшины будут рады обменять скот на оружие.

- А потом они нападут с этим оружием на нас, - недовольно проворчал Лейн.

- Не нападут, - отрезал Идан, - если мы породнимся. - Он посмотрел на меня с немой просьбой во взгляде. - Дозволь взять себе жён в степи.

- Я не против, но чтобы взять в степи жену нужен калым. Не так ли?

- Так, - склонил голову Идан, - за хорошую невесту возьмут как за добрый меч или боевого коня. Но если мы породнимся, то род никогда не пойдет на нас в набег и торговля всегда будет честной.

- Тогда нужно породниться с вождем и старейшинами, - улыбнулся я. - Выберешь в подарок вождю меч из сокровищницы замка. Далее возьмёшь девять комплектов лёгкой чешуйчатой  брони. Это будет калым за невест твоим воинам. И ещё один комплект тяжёлой чешуйчатой брони за дочь вождя. Надеюсь, она тебе понравится.

Идан низко склонился в поклоне. Он не ожидал, что я так быстро соглашусь, да ещё и дам столь богатые дары. Я же уцепился за шанс. Одним махом решить сразу несколько проблем дорогого стоит. Во первых, мы можем купить много мяса, что несомненно облегчит зимовку. Во вторых, проблема с женщинами решиться хотя-бы для части отряда. В третьих, мы приобретем пусть и ненадежного, но союзника. И всё это за оружие сомнительного качества, которого у нас в избытке.

- А для покупки скота возьмёте старое оружие. - Я задумчиво глянул на степняка. - Груз получается очень ценный, не позариться ли вождь на легкую добычу?

- Если показать все богатства разом, то может, - усмехнулся Идан, - но мы поступим хитрее. Обоз должен сопровождать декурий Эрна. Двадцати воинов вполне хватит, чтобы завести беседу. Затем мы поднесем вождю дар. В ответ он будет вынужден пригласить нас в гости. Таков закон степи. И по закону гостеприимства на нас нельзя будет напасть до тех пор, пока мы не покинем стойбище. Там мы купим себе боевых коней. Батыра в степи встречают по коню и оружию. Оружие и доспехи у нас лучше, чем у сардукаров и как только мы купим себе достойных коней, нас станут уважать.

- Можно подумать, что степняки уважают за красивые доспехи, - снова проворчал Лейн, - чем богаче противник, тем больше охотников его убить.

- Да, но в честь встречи гостей вождь устроит пир. - Довольно улыбаясь, ответил командующий моей кавалерией. - И как всегда, батыры будут на нём мериться силой и удалью. Тут мы и покажем, что нас нужно бояться. - Он скосил взгляд на довольного северянина, уже предвкушающего хорошую драку. - Что ты лыбишься, сын шайтана. Не зашиби никого! А то нам не то, что невесты, паршивой овцы никто не даст.

- Да я что, - выпучил глаза Эрн, - сами пусть не лезут.

- На следующий, после пира, день займемся торговлей. - Продолжал излагать свой план Идан. - После того, как распродадим всё оружие, мы станем в глазах вождя и старейшин богачами.

- Тут вам кинжал в спину и воткнут. - Подытожил Лейн, а Йон согласно кивнул.

- Нет, - покачал головой степняк, - потому что законы гостеприимства священны, а мы не покинем стойбище пока не сосватаем себе невест.

- Договаривайся, чтобы скот вам пригнали к переправе. - Посоветовал я. - В том, что ты породнишься с племенем, я не сомневаюсь. Только племен в степи много. Так что вторую половину платы твои будущие родственники получат когда доставят товар к нашему стойбищу около брода.

- Они могут отару до самого замка довести, - предложил Идан.

- А вот этого не надо. - Отрезал я. - Нечего им на нашей стороне реки делать. Меньше соблазна будет. Завтрашний день вам на подготовку, выступаете послезавтра.

Идан склонил голову, соглашаясь. Эрн молча кивнул.

- Какие ещё будут предложения? - Я обвел всех присутствующих внимательным взглядом, остановившись на Йоне. - А что насчёт Подлесья? Помогут нам охотники мясом, грибами и ягодами?

В деревне Подлесье было всего пятнадцать дворов. Но располагалась она на границе леса и проживали там, преимущественно, охотники. Зимой они добывали пушного зверя, по осени охотились на птицу, диких кабанов и оленей, нещадно били медведей, волков и лис. Однако, в силу малочисленности, большого влияния на популяцию зверья они не оказывали. Свой стол разнообразили ягодами и грибами. В общем, преимущественно жили дарами леса. Для разбойников они были привлекательной целью, так как меха ценились довольно высоко, но умелые охотники умели постоять за себя. Всё подходы к деревне, за исключением главной дороги, были защищены многочисленными капканами и ловушками. Сама деревня окружена деревянным частоколом с помостами для лучников. Луком там владели даже мальчишки и девчонки четырнадцати лет от роду. А более младшие могли удивить кого угодно пращой. Несколько известных мне попыток набегов на лесную крепость окончились безуспешно и обернулись для нападавших крупными потерями. С предыдущими баронами охотники сотрудничали лишь по одной причине - люди барона помогали в транспортировке мехов на ярмарку и защите каравана.

- Вы не знаете? - Удивлённо спросил меня Йон. - Весной ваш брат разорил обоз из Подлесья. Из пяти человек в живых осталась только Мия.

- Этот придурок позарился на один обоз, зная, что может получать долю каждый год? - Моему возмущению не было предела.

- Вообще-то он позарился на девку. - Испуганно прошептал Йон.

- Ясно, - я сжал зубы от злости. - Верус, послезавтра выступаем вместе с Иданом и Эрном. Сделаем крюк, сначала заглянем в Подлесье. Мне нужно, чтобы охотники почувствовали нашу силу, но в посёлок пойду я один. - Я обвел своих офицеров тяжёлым взглядом. - Думаю, на этом совещание закончим. Готовьтесь к пиру, сегодня будем праздновать мое правонаследие.

* * *

Отпустив офицеров, я приказал Газиму прислать ко мне Мию. Новая информация внесла коррективы в наши с ней, ещё не сложившиеся, взаимоотношения. Красивая девушка, так понравившаяся мне, совершенно неожиданно оказалась достаточно важной для баронства персоной. Подлесье - не весть какое приданое, к тому же, не принадлежащее всецело её отцу, но настраивать против себя селение умелых охотников не хотелось. Хотя, какое там настраивать. Братец сделал всё возможное, чтобы в Подлесье барона де Веля ненавидели.

- Господин, - Мия робко постучала в дверь, - вы меня звали?

- Нужно поговорить, - кивнул я, и заметив её обеспокоенный взгляд, украдкой брошенный в сторону спальни, добавил, - не здесь. Пойдём на крышу, угощу тебя чаем.

Крыша донжона была оборудована смотровой площадкой. С неё открывался замечательный вид на окрестности, но для наблюдения за подходами к замку Ильяз выбрал угловую башню у реки и надвратную башню. С первой отлично просматривалось русло реки, причём в силу расположения башни около самой излучины, просматривалось как вверх, так и вниз по течению. Со второй было хорошо видно подзамковую деревню и тракт. Я же получил возможность наслаждаться видами в одиночестве.

Поднявшись наверх, я указал девушке на лавку, немым жестом пригласив усаживаться, а сам насыпал в глиняный чайник сбор трав, подаренный Эоной - знахаркой Холмов, долил холодной воды и, применив заклинание нагрева, довёл температуру воды почти до кипения.

- Мне очень нравиться встречать тут рассвет, - начал я разговор, помешивая воду в чайнике. Девушка была слишком напряжена, ожидая от меня худшего. Нужно было отвлечь её и расположить к себе перед тем как начинать серьезный разговор.

- Я знаю, - ответила Мия едва слышно, - мои соседки все уши прожужжали о этой вашей привычке.

- Может, ты знаешь и то, что я завариваю?

- Ягоды красники, лепестки цветов кираса, листья сулины, это то что можно определить по запаху.

- Ты разбираешься в травах? - Моему удивлению небыло предела.

И как это Газим упустил такого ценного специалиста? Заставлю его повторно познакомиться с подчиненными.

- Узнать траву по запаху ты называешь разбираешься? - Фыркнула девушка, враз забыв о напускном почтении, проявляемом ко мне несколько минут назад. - Я была лучшей ученицей знахаря и могу гораздо больше, чем угадывать травки!

А глазки-то загорелись азартом. Видно, нравиться ей эта наука и гордость вызывает. Вот чем ее заинтересовать!

- Да ладно, - добавить немного скепсиса в голос, чтобы посильнее ее раззадорить, - и какие зелья ты умеешь готовить?

- Много чего, - горделиво подбоченилась Мия, - отвар от простуды, мази после ранений. Деревня наша в Тёмном лесу расположена. Охотники, считай, в самое сердце леса ходят и часто с диким зверьем сталкиваются. Без хорошего знахаря не выжить.

- Стало быть, ты хорошая знахарка? - Полуутвердительно спросил я.

- Неплохая, - без ложной скромности согласилась Мия.

- И любовное зелье можешь приготовить?

- Могу, - девушка одарила меня колючим взглядом, - только тебе оно зачем? Лирка и Вайна спят и видят как к тебе в постель попасть. А если не люб кто, то зелье надолго не поможет. Один - два дня, а потом всё равно отпустит.

- Ладно, шут с ним, с этим зельем. Просто из любопытства спросил. Ты мне другое объясни. Обычно знахарей и их учеников берегут как зеницу ока, а тебя отпустили в дальний и очень опасный поход. Как так вышло?

- Это из-за Миса. Отец хотел, чтобы я вышла замуж за Гора - лучшего охотника деревни, а я полюбила гончара. - Девушка печально вздохнула. - Отец был в бешенстве. Он ненавидит слабаков. - Она немного промолчала, словно собираясь духом, и добавила: - Мы решили сбежать в Белый Порт. Его братья согласились нам помочь. - На глазах Мии навернулись слёзы. - Мы бы жили там счастливо.. 

- Но ты приглянулась Айену... 

- Да, - со злостью ответила девушка, - отец был прав! Любить слабака - глупо!

- Да брось Мия. Что может сделать один человек против целого отряда? Ни Гор, ни отец не уберегли бы тебя в той ситуации. Ты хочешь вернуться домой?

- Нет, - глухо ответила девушка. - Я опозорила имя отца, сбежав с любовником до свадьбы.

- У меня в отряде есть лекарь, и аптекарь, но они не знают местных трав. Возьмешься их обучить? - Я серьёзно посмотрел девушке в глаза. - А они, в ответ, обучат тебя.

- Зачем это тебе? - Неожиданно нахмурившись, спросила Мия. - Хочешь купить меня?

- Нет Мия, - мягко возразил я, - купить можно твоё тело, а любимая мне нужна полностью, вместе с душой. Не беспокойся, я не собираюсь тебя принуждать к близости. А хорошая знахарка нам действительно не помешает.

- Зачем? - Было видно, что мои слова её не убедили. - Ты же маг, ты можешь лечить без всяких снадобий!

- Не лечить, а просто вливать в человека жизненную энергию, помогая организму самостоятельно бороться с болезнью. Представь, насколько эффективнее совмещать это заклинание с обычными методами лечения.

- Хорошо, - после долгой паузы ответила Мия, - я согласна.

- Отлично, передашь Газиму, что отныне ты поступаешь в распоряжение нашего лекаря - мастера Хила.

- Спасибо.

- Но родную деревню посетить всё же придётся. Мне нужно, чтобы твой отец сам увидел, что ты жива и здорова. А самое главное, ты должна сама ему сказать, что по собственной воле останешься в замке.

- Так вот зачем я тебе нужна, - с горечью в голосе произнесла девушка. - Тебе нужна не я, а Подлесье.

- Мия, мы знакомы всего неделю, но ты ежедневно видишь как я общаюсь с другими людьми, с большей частью которых мы вместе больше года. Скажи, как они ко мне относятся?

- С почтением, но разве не так должны относиться подданные к своему господину?

- А как ты думаешь, будет ли Эрн и многие другие подчиняться человеку, которого они не уважают?

- Этот вряд-ли, - задумчиво ответила девушка. Похоже, с этой точки зрения она меня не оценивала.

- Разве я хоть чем-то обидел кого-либо в замке? - Продолжал я на нее давить. - Так почему ты ищешь в моих поступках подвох? Почему не веришь, что я просто хочу тебе помочь?

Мия молчала, понурив голову.

- Да, твой отец и всё Подлесье нужны мне. И мне нужно, чтобы они знали, что я не чудовище, удерживающее их односельчанку в рабстве для утоления своей похоти. Мне нужно, чтобы они увидели тебя, свободную. И поэтому я прошу тебя согласиться на поездку, после которой ты сможешь спокойно учиться у моих мастеров искусству врачевания. Согласна?

- Хорошо, я поеду с тобой к отцу. Но поклянись, что не оставишь меня там даже если отец будет требовать.

- Обещаю, что решение будешь принимать ты сама, даже если всё Подлесье будет против.

- Хорошо, - прошептала девушка.

- Ну, вот и договорились. Сегодня будет пир. Знахарка замка должна выглядеть достойно, так что подойди к Газиму. Скажешь, что я прошу найти тебе одежду получше. Он проводит в кладовые и поможет подобрать наряд.

Передавать устные распоряжения своим офицерам было одной из проверок подданных. Благодаря амулетам ордена и кольцам хранителя у меня была постоянная ментальная связь со своими помощниками. Отдавая распоряжение передать что-то на словах, я тут же дублировал его мысленно. Таким образом, мы решали две задачи: сохраняли в тайне способность мысленного общения и проверяли подданных на честность. Задумай кто-то воспользоваться мнимой лазейкой для обмана, это враз заметят и незаметно узнают, что стоит за попыткой обмана.

Девушка молча кивнула.

- Ступай, - отпустил я её и, когда она развернулась, чтобы уйти, добавил вдогонку, - и передай Лире, чтобы принесла что-то перекусить.

- Может, заодно и Варну прислать? - Вспыхнула от негодования Мия.

Я мысленно усмехнулся. Так значит не так уж я тебе и безразличен. И тут же подлил масла в огонь:

- Отличная идея! И скажи им, чтобы захватили кувшин вина.

Будь Мия магессой, воздух на крыше непременно бы наэлектризовался до предела и в меня полетели бы молнии. Я прочитал это в гневно сузившихся глазах девушки. Но разряда не последовало. Мия глубоко вдохнула и, склонив голову в поклоне, произнесла:

- Как скажите, господин. Я могу идти?

- Да, во всём остальном мне помогут твои подруги.

И снова я почти вывел её из себя. Мия зажмурилась и выскочила со смотровой площадки, в самый последний момент придержав дверь. Ох и не завидую я Лире и Варне. Уж если она на меня едва не бросается с кулаками, то что будет с ними?

Глава 3. Подлесье

- На ванты мартышки, скорей йо-хо-хо, добыча уходит, - орал во всю глотку пират, а рядом ему подпевали изрядно выпивший Эрн и пьяный в драбадан шут Грохо: - Готовьте клинки, скорей йо-хо-хо, мы их нагоняем!

Давняя мечта Трезвого Бена наконец-то воплотилась. Из его кружки весь вечер пили в две луженые глотки Эрн и Грохо. Пир, устроенный в честь моего вступления в наследство удался на славу. Гулял весь замок, за исключением стражников караула. Да и те были обделены не полностью, так как побочным эффектом заклинания малого исцеления было быстрое отрезвление и через три часа с начала праздника мы сменили караулы, чтобы дать возможность погулять каждому.

Мест в обеденном зале, конечно-же, не хватило. Но я приказал выставить угощения на замковом дворе, организовав некое подобие огромного шведского стола. Погода нам благоприятствовала и праздник набирал обороты.

После обильного возлияния, жрец бога удачи организовал тараканьи бега. Ни за что бы не догадался, что кроме еды и воды он тащит в своём рюкзаке всех бывших призёров Пыльного замка, подрастающее поколение чемпионов и арену для проведения бегов. Народу зрелище пришлось по душе и, хотя в качестве ставок использовались исключительно еда и напитки, Фортунус должен был быть доволен дебютом своего представителя. А я тут же отдал Газиму распоряжение, чтобы он тщательно проследил за размещением этой "конюшни". Заселить замок тараканами мне не улыбалось.

Я использовал момент, чтобы обсудить планы с немного захмелевшими и оттого подобревшими мастерами. Из Пыльного замка вместе со мной вырвались пятеро ткачей, трое портных, два кожевника и сапожник, три гончара, каменщик, плотник и три столяра. Для каждого из них у меня имелось предложение, от которого было сложно отказаться. А как иначе? Стоит пустить дела на самотёк и вскоре можно не досчитаться десяток ремесленников, отправившихся искать счастья в Белый порт. Там возможностей для самореализации всяко больше, потому что рынок сбыта не чета этой дыре. Однако, я упирал на безопасность под моей защитой, низкий налог, предлагал помочь с обустройством мастерских, а также обещал, что покупатели найдутся. В крайнем случае, отправим торговые караваны в Белый Порт и на Великий Рынок.

Лекарь и аптекарь уже были при деле. Цирюльник тоже был полностью загружен работой. Все трое были вполне довольны новыми условиями жизни, так что не помышляли об уходе. 

Брин со своими людьми получил предложение выстроить на окраине деревни постоялый двор. Я пообещал предоставить им все необходимые материалы и посодействовать в постройке, за что запросил половинную долю в новом предприятии. Для оборванцев, не имеющих за душой ни гроша, это было очень щедрое предложение, за которое они с радостью ухватились.

Для торговцев у меня тоже нашлось предложение. В первое время им предстояло заняться закупкой провизии в соседних деревнях, а недели через три я планировал снарядить караван на Великий Рынок. У нас было достаточно кристаллов магии, которые, к тому же, должны были изрядно подняться в цене после падения Пыльного замка, так что мы могли купить на рынке многое. Кроме некоторых товаров, необходимых для обустройства комфортных условий проживания в замке, я планировал закупить товары, пользующиеся спросом в герцогстве, а самое главное, выкупить три десятка девушек - невольниц. Нет, ни к чему принуждать их я не собирался, более того, планировал всеми силами защищать их честь и достоинство, но неужели девушки сами не захотят освободиться из неволи и самостоятельно выбрать себе достойных мужей? Как иначе исправить демографический перекос в моём баронстве я не представлял.

Трудности возникли лишь с работниками искусства. Художнику я поручил реставрацию замковых фресок, менестрель развлекал народ пением, но вот чем занять пять бродячих артистов - акробатов я не представлял, а потому отложил этот разговор на потом.

После тараканьих бегов начались кулачные бои, в которых, как ни странно, отличился призрак. Нет, не сшибающими с ног ударами или непробиваемой защитой, а оскорбительными комментариями. Такого истового болельщика я не встречал никогда в своей жизни.

Разогревшись на чужих боях, Бен возжелал драки сам. Момент начала ссоры я благополучно пропустил, так как меня буквально уволокли танцевать две неугомонные подруги Мии. Когда же я услышал брань пирата было уже поздно. Призрак вошел в раж и не замечал вокруг никого, кроме своей жертвы.

- Что ты сидишь с кислой рожей? - Орал он на бывшего управителя замка. - Не нравиться, что мы нашли выпивку? Как ты мог спрятать вино и эль? Да я таких как ты на рее вешал!

Пират забыл, что давно стал нематериальным и попытался нанести Йону мощный удар в голову. Призрачная рука ожидаемо прошла сквозь тело бывшего управителя, не причинив ему никакого вреда, кроме неприятных ощущений, а Бен растянулся на полу.

- Так ты ещё и уворачиваешься? - Пьяным басом прорычал дебошир. - Вот тебе!

В следующую секунду призрак исчез, чтобы через мгновение возникнуть на крыше сарая, около которого расселся на чурбаке бывший управитель.

- Получай! - Выкрикнул он, мигом скинув штаны и оросив лысину толстяка призрачной струёй.

Окружающие были в восторге от представления. Бывший управитель насолил многим. Слишком заносчивым он был при отце и брате. Слишком часто пользовался своим привилегированным положением, обижая подданных по поводу и без. Так что его публичное унижение встретили с радостью. Я же увидел в этом угрозу. Он и так был обижен потерей власти и влияния, а также экспроприацией наворованного. А сейчас к этому добавилось прилюдное оскорбление. Я тут же мысленно приказал Газиму не спускать с него глаз.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Конфликт удалось погасить лишь отправив Эрна и Грохо в обеденный зал. Призрака просто утянуло вслед за его кружкой. Начало темнеть и ряды празднующих стали быстро редеть. Кого-то свалила с ног выпивка, кого-то утянули в комнаты жёны, кто-то сам решил, что с него хватит. И лишь самые стойкие присоединились к северному варвару. В их числе и две девушки, соревнующиеся за моё внимание.

За идею позлить травницу пришлось заплатить высокую цену. Приняв от меня в подарок наряды, Лира и Варна вообразили, что я имею на них планы. Весь вечер они не отходили от меня ни на шаг, поначалу изрядно веселя, но, в конце концов, утомив своею назойливость. Мию же эти брачные танцы самок и вовсе вывели из равновесия. Она мало ела, отмахивалась от редких ухажеров, решившихся пригласить на танец неприступную красавицу и тайком бросала в нашу сторону гневные взгляды. Воистину, женская душа для меня загадка. Не далее, как сегодняшним утром отшила меня, сказав, что я ей не пара, а к вечеру ревнует, как будто мы женаты двадцать лет.

- Пойдём потанцуем, - прошептала мне на ухо Лира, едва менестрель начал наигрывать мелодию танца "Знакомство" и, не дожидаясь ответа, подскочила и потянула за руку. 

Этот танец, очень популярный среди простого народа, был чуть ли не единственной разрешенной возможностью для деревенских парней прикоснуться к девушке на людях. Да не просто прикоснуться, а обнять, потрогать, прижаться...

Как только я вышел из-за стола и начал танцевать с Лирой, к нам присоединилась Варна, а Мия, увидев это, выскочила из обеденного зала, едва не сбив с ног повара, вносящего очередное блюдо.

Настроение испортилось окончательно. Нет, две бестии, танцующие рядом и самозабвенно прижимающиеся ко мне самыми аппетитными частями тела, были очень соблазнительны, но меня непреодолимо тянуло к знахарке. Я уже собрался выскользнуть из цепких ручек подружек, чтобы разыскать Мию и объясниться с ней, как она вернулась в зал сама. Да не с пустыми руками, а с четырьмя глиняными кружками в руках.

- Выпьем, - предложила травница, приблизившись к нам вплотную, - за барона и его наложниц!

- Выпьем! - С вызовом ответила Лира, взяв протянутую Мией кружку и прижавшись ко мне всем телом. - За нашего господина! Долгих ему лет здравия и много сыновей.

- И дочерей, - подхватила Варна, взяв вторую кружку и прильнув ко мне с другой стороны.

И девушки дружно выпили, явно наслаждаясь признанием их статуса соперницей.

- Желаю вам отлично провести ночь, - процедила сквозь зубы Мия, - уверена, ваш господин не даст вам уснуть.

И, круто развернувшись, она снова вышла из зала, но на этот раз с гордо поднятой головой. Интересно, что это за представление? Я пригубил вино. На вкус оно немного отличались от того, что мы пили весь вечер.

- Может поднимемся в спальню? - Томно прошептала Лира.

- Я тоже не против прилечь, - присоединилась Варна, сладко зевнув.

Чем это она их напоила? Надеюсь, не какой-либо отравой. Нужно срочно нагнать Мию и вытрясти из неё всю правду. Ревность ревностью, но смертоубийство допускать нельзя.

- Пойдемте девочки. - Я мягко подтолкнул подружек к лестнице. - Продолжим праздник в другом месте.

Девушки смогли самостоятельно дойти лишь до дверей моих покоев, уснув прямо на ходу, едва переступив порог. Хорошо хоть обе подруги были стройняшками, что позволило мне донести их бессознательные тела до кровати.

Уложив их, я влил в каждую заклинание малого исцеления и направился искать Мию. Если она подсыпала им какой-то яд, то магическая помощь поддержит организм пока я не вытрясу из травницы рецепт противоядия. А если это простое снотворное, то у меня есть отличный шанс поговорить с девушкой по душам без лишних ушей.

Этажом выше Мии не оказалось и я решил проверить смотровую площадку. Ещё на середине лестничного пролета я услышал всхлипывания, приглушённые закрытой дверью и расстоянием. Как бы Мия не пыталась показать свое безразличие, эти рыдания с головой выдавали её чувства.

- Мия! - Громко позвал я.

Не от того, что сомневался в том что плачет именно она, а для того, чтобы дать девушке время утереть слезы и подготовиться ко встрече.

- Что тебе нужно? - Прошипела она рассерженной кошкой, едва я открыл дверь. - Двух девок мало?

Девушка стояла, прижавшись спиной к дальней от выхода на смотровую площадку стене. Как будто испугалась меня и старалась держаться как можно дальше.

- Что ты им подсыпала: снотворное или яд? - Вместо ответа спросил я.

- С чего мне их травить? - Ледяным тоном спросила меня Мия.

- Да откуда мне знать? - Пожал я плечами. - Зачем тебе вообще понадобилось им что-то подсыпать?

- Из-за твоей кобелиной натуры! - Взвилась девушка. - Стоило только намекнуть на отказ, как тут же принялся тянуть в постель кого ни попадя. Да не одну, а сразу двух!

- Никого я не тянул!

- Ага, и платья им просто так подарил! И посадил рядом с собой! И танцевал с ними весь вечер! - Чуть не срываясь на крик, засыпала меня упреками Мия. - Наверное, потому что они тебе очень не нравятся!

Идея оправдаться была неудачной. Она лишь дала возможность предъявить пачку новых обвинений. Поняв, что начинаю проигрывать спор, становясь в её глазах всё более виноватым, я решился на крайние меры. Медленно, чтобы не спугнуть раньше времени, приблизился к разъяренной девушке и, когда она замолчала на секунду, чтобы перевести дыхание, прижал к стене и впился в её губы долгим поцелуем.

Попытку удара коленом в область паха, равно как и попытку расцарапать мне лицо удалось пресечь на корню. Но в следующее мгновение она меня укусила.

- Не прикасайся ко мне! - Прошипела Мия.

- Ярость тебя украшает. - Прошептал я в ответ, не отпуская ее. - Хорошо, что мне удалось тебя разозлить. Без твоей выходки со снотворным я бы и не догадался, что ты в меня влюбилась.

- Влюбилась? Да меня от тебя воротит!

- Скажешь мне об этом завтра. - Я немного ослабил хватку. - После того как успокоишься и решишь чего ты сама хочешь. - И, не давая ей возможности ответить, сменил тему: - Это было просто сонное зелье? Угрозы жизни нет?

- Нет, - тряхнула головой Мия. - Мой ответ завтра...

По глазам я понял, что она собралась продолжить выяснение отношений. Но я её отпустил и, резко развернувшись, направился к выходу с площадки.

- Завтра поговорим, - бросил я через плечо.

Выйдя со смотровой площадки, я спустился в свои покои. Мне предстояло отнести спящих подруг в их комнату. Надеюсь, завтра Мия будет посговорчивее и сменит гнев на милость.

* * *

- Что надо? - Грубо спросил меня бородатый мужик, выглянув из деревянной надвратной башни.

- Поговорить. - Лаконично ответил я, не особо распинаясь.

Конечно, то что мне что-то требуется было очевидно. Иначе зачем бы я прошёл несколько километров, отделяющих деревню от окраины леса? Но и заискивать смысла нет. Иначе уважать не будут.

- Ну говори, - всё так же грубо сказал мужик, - что тебе велел передать этот придурок барон?

- Отчего же он придурок?

- Ну, а кто еще пришлет в деревню своего стражника после того, как его дружки ограбили наш караван и убили наших братьев, а он сам снасильничал дочку старосты? Или ты думаешь мы ничего не знаем? - Мужик на секунду замолчал и добавил: - Ты, почитай, живой труп. Бежать поздно, наши охотники тебя живо стрелами утыкают. Так что не тяни, говори побыстрее... Гору ещё твою башку обратно тащить, а ночью в лесу волки охотятся.

Вот и трудности, которые наперебой предвещали мне Эрн с Иданом, когда я заявил, что пойду в Подлесье один, а остальные должны ожидать меня в лагере, разбитом на краю леса. Конечно, большой отряд хорошо вооруженных воинов - отличное подспорье в любых переговорах. Но мне нужно было установить с жителями этой деревни доверительные отношения, убедить их в том, что я являюсь их союзником. Причём именно убедить, а не вынудить формально согласиться с чем-то под угрозой расправы. Иначе моя власть тут закончиться как только воины покинут пределы леса.

Со стороны, идти в заведомо враждебную деревню без охраны могло показаться верхом глупости, но это только со стороны. Ведь для этой глуши я был просто запредельно упакован артефактами. Полностью заряженные амулет мага ордена Серебряного льва и кольцо распорядителя Пыльного замка позволяли безопасно переждать шквал стрел. А ещё у меня наготове были заклинания магического щита и запас кристаллов магии, способные отразить даже бомбардировку катапультами. Да и о доспехах не стоило забывать. Такие не каждый арбалет пробьёт. Так что, несмотря на кажущуюся безрассудность, я чувствовал себя в относительной безопасности.

- Вы слишком плохо думаете о бароне де Веле, - громко крикнул я, - он бы не стал подвергать своего человека опасности.

- Ага, - усмехнулся в бороду мужик, - сам бы приперся.

- Вот именно, - выкрикнул я и тут же отпрянул в сторону, увернувшись от стрелы, летевшей прямо в глаз.

- Не стрелять! - Заорал бородатый. - Гор, башку оторву! Не стрелять!

Мне пришлось увернуться ещё от пары стрел, пока приказ бородача выполнили. А может стрелка скрутили. У Гора было достаточно причин ненавидеть барона.

- Сдаётся мне, что ты врёшь. - Продолжил бородач когда стрельба прекратилась. - На придурка Айена ты не больно похож.

- Я Айвери де Вель. Айен был моим братом.

- Был... - Бородатый нахмурился. - И какой урод украл нашу месть?

- Ну, не так уж я и уродлив. - Я усмехнулся. - Девушки не жалуются. Кстати, твоя дочь просила передать тебе привет.

- Что с Мией? - Неожиданно охрипшим голосом спросил он.

Я угадал. Со мной говорит староста. Впрочем, Мия достаточно подробно описала отца и ещё нескольких ключевых жителей деревни, чтобы я смог их узнать при встрече.

- С ней всё в порядке, - спокойно ответил я, - она учиться премудрости лекаря и аптекаря у моих мастеров, заодно помогает им разобраться в местных травах. Мия осталась в лагере на окраине леса, но придёт после того, как мы поговорим.

- Так вот почему ты не боишься. - Глаза старосты опасно сузились. - Она заложница. Только...

- Она не заложница, - перебил я его, - и не наложница, она - моя травница. Такой же член моего отряда, как и все другие. Чтобы со мной тут не произошло, ей ничего не будет.

- Ты что придурок? Зачем ты мне это говоришь? Хочешь, чтобы тебя прикончили?

- Я же сказал, хочу поговорить. Открывай уже ворота. Надоело голову задирать.

Бородатый скрылся из виду, не ответив. Но через пару минут створки ворот дрогнули и со скрипом приоткрылись.

- Заходи, - прокричали мне с той стороны.

Едва протиснувшись через узкую щель между створок ворот, я оказался в окружении десятка здоровых мужиков. Четверо из них были вооружены рогатинами. Наверное, с такими тут ходят на медведя. Остальные шестеро нацелили на меня луки. Я кинул мимолетный взгляд вокруг и отметил, что на помостах, примыкающих к стенам, полным полно людей. И старики, и женщины, и молодёжь. Причем все вооружены. Даже у мальчугана лет десяти, стоящего неподалёку, имеется праща. Да, этих нужно только убеждать.

Десяток воинов, встречающих меня, разительно отличался от остальных жителей деревни своими доспехами. Если другие имели кожаные доспехи, либо не имели их вовсе, то эти были облачены в кольчуги. Причём, достаточно качественные на первый взгляд. По крайней мере, выглядели они очень ухоженными.

- Ну говори!

Понятно, на чаепитие пока рассчитывать не приходится. Я для них всё ещё враг. Не такой, конечно, как Айен, но с чего бы мне в их глазах отличаться от брата. Не из-за того же, что я его прикончил. Это среди аристократов норма, а в простонародье мочить родственников не принято. Так что с их точки зрения это скорее говорит против меня, хотя на ненависти толпы к Айену можно сыграть.

- Я - Айвери де Вель, - начал я громко, чтобы слышали все, - пару недель назад я вернулся в свой родовой замок и оспорил в поединке с братом право на наследство. Айен проиграл, я его убил.

Толика ментальной магии, призванная настроить толпу более благожелательно ко мне, ушла в массы. Прошлого барона тут ненавидят и я попытался обернуть эту ненависть себе на пользу.

- Часть стражников, которых он набрал за последний год, я выгнал. Они не захотели мне подчиниться. - Я сделал паузу. - Я сожалею, но тогда я не знал, что они виновны в убийстве и разорении каравана нашего баронства.

Да, да, именно нашего баронства. Повтори эту фразу десяток раз и подсели в головы слушателей нужную информацию. Хорошо, что рассказываемое мною им интересно. Желание перебить возможно и есть, но его уравновешивает любопытство.

- Когда я узнал, что они сделали, то тут же объявил их вне закона. В случае, если они появятся в нашем баронства, их ждёт суд. - Я повысил голос: - Виновные будут наказаны!

Хорошо, что в этом деле не были замешаны старые стражники. Айен их даже не брал с собой, когда отправился на захват каравана из Подлесья.

- Я не виновен ни в разорении каравана, ни в убийстве. Но это сделано по приказу барона де Веля. И сейчас именно я барон де Вель. Потому прошу принять от меня извинения, а также назначить виру за убитых и плату за украденное.

Толпа замерла, озадаченно уставившись на меня. Ну точно придурок. Воины от удивления даже луки и рогатины опустили. Где это видано, чтобы барон извинялся перед чернью, да ещё и платил виру за своего предшественника?

- Я могу уплатить золотом, оружием или инструментом. Могу дать людей для постройки новых укрепления вокруг деревни.

Я замолчал, ожидая ответа. Вряд ли они согласятся на последнее. Нет ещё ко мне доверия, чтобы решиться на перестройку частокола. Хотя Мия рассказала, что недостаток места внутри деревенских укреплений чуть ли не главная проблема селения. 

- Нам нужно оружие и доспехи, - пристально глядя на меня, произнес староста.

- Пять комплектов лёгких чешуйчатых доспехов за пять человек. По рукам?

Это было неслыханной вирой по меркам Приграничья, где чужая жизнь почти ничего не стоила.

- Когда мы их получим? - От волнения облизнул губы отец Мии.

- Сегодня. - Я поискал глазами Гора и, найдя его неподалёку, сказал: - Придется тебе вместо моей башки записку отнести.

Я прошёл мимо расступившихся воинов к длинному столу, оборудованному под навесом около ворот. Как я узнал из рассказов Мии, сюда охотники складывают добычу, возвращаясь с охоты, чтобы староста всё подсчитал и определил долю деревни.

Не спрашивая разрешения, я уселся на табурет деревенского главы, который я также опознал по рассказам Мии, достал бумагу и письменные принадлежности, и принялся писать записку Эрну. Не то, чтобы я не мог передать ему мысленное сообщение. Именно это я и сделаю, описав как можно подробнее все свои распоряжения. Но конспирацию никто не отменял. Незачем плодить слухи, что барон - маг.

- Готово, - я протянул Гору записку, - отдашь Эрну, рыжебородому варвару с островов. Он пришлет десяток воинов с вирой. - Увидев крепко сжатые от ненависти челюсти охотника, я добавил: - Только не наделай глупостей. В отряде на краю леса лишь те воины, что пришли в замок вместе со мной несколько недель назад. Среди них нет ни одного виновника смерти ваших односельчан. И каждый из них способен в одиночку справиться с медведем.

- Мия придёт с воинами, - обернулся я к старосте, - но остаться здесь или вернуться со мной в замок она будет решать сама!

Он молча кивнул, принимая а сведению мои слова.

- А теперь поговорим о делах. - Я кивнул на лавки, стоящие около стола. - Садитесь, разговор длинный.

Староста едва сдержался, чтобы не нагрубить. Но я предложил поговорить о делах и битый жизнью мужчина решил выслушать меня, прежде чем давать от ворот поворот.

- Слышали о Холмах? - Начал я издалека. - О деревне на границе баронства?

- Да, - холодно ответил староста, - мы торгуем с ними.

- Тогда вы должны знать, что деревню разорили.

Похоже, об этом они не знали, так как удивлённо уставились на меня. Да, Холмы были защищены куда лучше Подлесья и могли выставить гораздо больше воинов, но пали. Для лесных жителей эта новость была более чем тревожной. 

- Разбойников мы перебили, но вот припасы вернуть не сумели. Зимой жителям деревни грозит голод. Холмы присягнули мне и я, как их правитель, обязан помочь. Поэтому хочу закупить у вас мясо, шкуры и меха. Столько, сколько сможете добыть.

- Чем будешь платить? - Угрюмо поинтересовался один из воинов.

- Наконечниками для стрел и копий, ножами, инструментами и зельями.

- Какими зельями? - Удивлённо переспросил староста.

- Малыми зельями здоровья и выносливости. Они позволяют укрепить тело, вылечить не очень серьёзную болезнь или спасти жизнь после ранения. Не то, чтобы их у меня было слишком много, но именно вам они пригодятся больше всего. И я готов заплатить ими за еду для Холмов.

Я знал что им нужно. Мия рассказала о своей деревне достаточно, чтобы я подготовился к этому торгу. Жаль только, что они не могут проверить зелья в деле, чтобы понять их ценность. Это бы очень облегчило торг.

- Борн совсем плох, - подал голос лысый лучник, - может зелье ему поможет?

- Что с ним случилось? - Я ухватился за шанс показать свои товары и еще больше расположить жителей деревни к себе.

- Медведь подрал. - Ответил староста. - Знахарь сказал что вряд ли выживет.

- Мне нужно срочно его осмотреть. - Я резко встал с табурета. - Может, я смогу помочь. Ведите!

* * *

- Пусти! - Услышал я отчаянный крик Мии, а вслед за ним ещё один на грани истерики: - Айвери!

Мы сидели вокруг ночного костра, разведенного на деревенской площади. Для охотников это было традиционное место ночных посиделок, на котором они принимали важные решения, а то и просто травили байки.

Бесконечно длинный день закончился, но у нас всё ещё оставался внушительный список нерешенных вопросов. Поэтому меня и пригласили на ночной совет.

Раненому Борну помочь удалось. Было всё ещё не ясно как скажется ранение на его дальнейшей жизни, но с того света я его вытащил.

Оказалось, что за пару дней до нашего прихода, группа охотников столкнулась с медведем и косолапый подрал трех человек. Луп скончался на месте, Вури отделался рваной раной руки и приличным испугом, а вот Борна с разорванным боком дотащили до деревни едва живым. Знахарь осмотрел раны, тщательно промыл и зашил их, напоил раненого лечебным отваром, но на этом его возможности окончились.

Борн был плох. Настолько, что я сомневался в способности заклинания малого исцеления вытащить его с того света. Но всё же попробовал. Чтобы дать охотнику побольше шансов, я влил в него пять заклинаний подряд, а затем напоил ещё и средним зельем здоровья. Готовилось оно по более сложному рецепту, чем малое зелье здоровья, но обладало гораздо более сильными укрепляющим и целебным действием. В наличии у нас таких зелий было гораздо меньше, но я ни капли не расстроился от того, что его пришлось использовать. Едва завершив лечение и добившись положительной динамики в самочувствии пациента, я почувствовал и изменение в отношении к себе самому. Способности к ментальной магии позволяли ощущать общий градус настроения окружающих, который сменился с угрюмого недоверия на осторожное любопытство.

Чтобы скрыть свои магические способности, я использовал заранее подготовленный муляж амулетов, состоящий из красного кристалла магии в форме сердца, оправленного грубой медной проволокой. Даже обладай знахарь либо кто-то ещё в деревне зрением, способным распознавать магию, для него амулет должен был выглядеть вполне правдоподобно.

Пока я возился с Борном, мои воины доставили виру, а также образцы товаров: пилу, пару топоров, пять охотничьих ножей, десяток наконечников для копий, пять десятков наконечников для стрел, а также два десятка склянок с зельями здоровья и выносливости. И начался торг, затянувшийся допоздна.

Мне удалось договориться о постоянных поставках в Холмы дичи, а также заготовке вяленого мяса, сушёных ягод и грибов. Отряды охотников должны были не откладывая заняться охотой.

В деревне насчитывалось всего двадцать пять совершеннолетних мужчин охотников и тридцать семь женщин. Охота была делом опасным, поэтому мужчин было гораздо меньше. Юношей в деревне было тринадцать, а девушек семнадцать. Детей до шестнадцати лет насчитывалось сорок. Так что насытить эту деревню имеющимися у меня товарами было достаточно просто, а мне было чрезвычайно важно решить вопрос с провизией для Холмов. Причём стимулировать охотников добывать провизию на пределе их возможностей. И из-за этого торговался я отчаянно. Впрочем, цены задрал только на зелья, но это, как ни странно, решало большинство проблем.

Во первых, для охотников это товар жизненной важности. Места зелья практически не занимают, весят всего ничего, а способны спасти жизнь или позволить скрыться от погони. Во вторых, это расходный материал. Чем чаще охотники будут уходить в поиск, тем больше зелий им понадобиться. В третьих, я - абсолютный монополист в этой нише и могу диктовать условия. Ну, и в четвёртых, не так уж много у нас этих зелий, чтобы ими разбрасываться за бесценок. А сталь, проданная за справедливую цену, лишь усилит их и позволит добывать больше дичи.

Мы только-только закончили обсуждение условий поставок провизии в Холмы, а также платы за неё, и я собирался перейти к более деликатной теме подданства деревни охотников, как раздался вопль Мии.

Я видел как многочисленные родственники и подруги буквально утащили Мию, едва она вошла в ворота. Весь остаток дня девушка общалась с ними, а затем и со своим бывшим учителем. Я постоянно замечал как она переходит из дома в дом, а потому совершенно не переживал. И, похоже, зря.

Я вскочил с места и рванул на крик. Миновав поворот короткой улицы, я заметил Гора, затягивающего отчаянно упирающуюся Мию в дом. Теперь я понял куда он так рвался. Весь вечер могучий охотник был как на иголках, практически не участвуя в совете. Значит он вознамерился вернуть Мию в деревню, а так как формально она всё ещё оставалась его невестой, решил не церемонится. Что-же, зря!

- Отпусти Мию! - Крикнул я.

От доброй порции ментального воздействия, добавленного к приказу, охотник даже присел. Но всё равно не отпустил девушку.

- Ты не можешь здесь приказывать. - Хрипло ответил он, обернувшись ко мне. - Она - моя невеста. Я её никуда не отпущу.

Я почувствовал, что за моей спиной столпились другие охотники деревни во главе со старостой и мои воины. Нужно действовать аккуратно, не то и до кровопролития недалеко. 

- Она была твоей невестой, но ты не смог её защитить. И не смог освободить из плена Айена. Теперь она под моей защитой.

Приходится обвинять жениха. А что ещё делать?Иначе можно договорится до того, что девушка, однажды совершившая глупость, не имеет права голоса.

- Отпусти её!

И снова приказ, подкрепленный ментальным воздействием, не принёс результата. Гор лишь крепче вцепился в Мию.

- По нашим законам каждая женщина должна быть под защитой мужчины...

- Я её защитник, - оборвал я охотника на полуслове.

- Тогда ты должен защитить её. - Криво ухмыльнулся охотник и, опустив Мию на землю, прошипел, будто выплюнул: - Поединок!

- Нет Гор! - Запоздало выкрикнул староста.

- Вызов брошен, Сатор! - Гор посмотрел на меня и начал снимать одежду. - В живых останется только один.

- Что ты творишь, придурок! - Разъярился староста. - Если убьешь барона, кто удержит его воинов от мести?

- Я не отдам Мию. - Набычившись ответил он и, обернувшись ко мне, быстро добавил: - Бой без брони. Оружие - охотничий нож. Тот кто выживет - получит Мию.

- Не нужно, Айвери, - умоляюще прошептала Мия, - выходить против него с ножом - верная смерть. Твои воины выведут нас из деревни.

Сложная ситуация. Использовать в поединке магию, амулеты и зелья нельзя. Конечно, благодаря зелью королей и яду вампира, я стал гораздо быстрее, сильнее и выносливее обычного человека. Но беда в том, что свои сверхспособности показывать также нельзя. У охотников могут возникнуть вполне резонные сомнения в том, являюсь я человеком или нет. Значит, придется себя ограничивать в скорости и силе ударов. И с такими ограничениями выходить против мастера ножевого боя, каковым тут все считают Гора, крайне опасно. У меня-то опыта таких схваток практически нет. Основной упор я делал на тренировки с мечом и арбалетом. И отказатся от поединка невозможно. Если за мной закрепиться слава труса, то мы потеряем не только эту деревню, но много больше. О том, чтобы уступить и оставить девушку в деревне против её воли, я даже не думал. Во первых, я ей обещал. А во вторых, она МОЯ женщина! Значит будем драться.

- Эрн, - я принялся снимать с себя доспехи, - в случае победы Гора вы никого не тронете и оставите эту деревню в покое. Своим преемником я назначаю Ильяза.

Из всех моих офицеров он более всего подходит на роль правителя. Уж если мне суждено погибнуть, пусть баронство достанется достойнейшему.

Я взглянул в полные ужаса глаза Мии и подмигнул ей, усмехнувшись.

- Не переживай, девочка. Я тебя никому не отдам. - И, обернувшись к Сатору, спросил: - Где будем решать чей нож длиннее?

Глава 4. Барон де Вель

Яркой вспышкой портал возвестил о срабатывании. Секунду назад под каменной аркой гулял ветер и вдруг там появились одиннадцать загадочных существ. Все они были облачены в дорогие доспехи и вооружены немного странным, но весьма опасным оружием. Хопеш, а именно так назывался этот кривой, серповидный меч, позволял наносить рубящие, режущие и колющие удары. В умелых руках он безжалостно разил даже противников в доспехах.

Головы пришельцев были защищены закрытыми шлемами с узкими прорезями для глаз. Из-за яркого зелёного света, вырывающегося через эти смотровые щели, не было никакой возможности рассмотреть лица прибывших, но если бы кто-то смог заглянуть под шлем, то наверняка ужаснулся бы. Ведь там были жуткие черепа, обтянутые иссохшей кожей и обмотанные лентой из дорогой ткани с причудливыми рунами. 

Десять фигур с хопешами наготове выстроились вокруг одиннадцатой, защищая её от любой возможной опасности и принялись изучать окружающую местность. Предводитель же заунывным голосом начал произносить какое-то заклинание на давно забытом языке.

Портальная арка была плотно окружена густой растительностью: небольшими деревьями, кустами и высокой травой, в которых ощущалось присутствие большого количества крупных существ. Неожиданно, из ближайших кустов показалась голова огромной ящерицы. Ощупывая землю своим длинным раздвоенным языком, она приблизилась к странным фигурам, равнодушно на них посмотрела и развернулась обратно, но уползти в кусты ей не дали.

Раздалась гортанная команда и сразу четверо прибывших рванули к пустынному дракону. Как ни быстра была громадная ящерица, отреагировать на угрозу она не успела. Уж слишком стремительны были движения её противников. Несколько ударов сердца и пустынный дракон оказался распят. В каждую из его лап вонзился хопеш, пригвоздив к земле, а в спину, чуть пониже того места, где шея ящера переходит в туловище, медленно вошёл изогнутый кинжал предводителя. Ящер начал биться в агонии, пытаясь вырваться из западни, но с каждым ударом сердца его движения становились слабее, а в рукояти кинжала начал формироваться кристалл магии зелёного цвета.

Когда тело ящера иссохло, предводитель убрал кристалл в кошель на поясе и отдал своим воинам ещё одну команду. Следующая четвёрка скрылась в кустах, но через пару минут вернулась обратно, с трудом таща за собой ещё одного пустынного дракона...

* * *

- Что там про меня болтают? - Спросил я Мию, удобно устроившуюся на моём плече.

В тот же день, как мы вернулись из Подлесья, девушка переехала в мои покои. Но её отношение ко мне изменилось гораздо раньше - сразу после моего поединка с Гором.

- Болтать боятся. - Ответила она, перевернувшись на живот, чтобы видеть моё лицо. Не иначе как готовит провокацию. - Больше по углам шепчутся.

- И что шепчут?

- Что тебе трёх девок мало, - она лукаво глянула на меня из-под опущенных ресниц.

- Ну, ты прекрасно знаешь, что Лира и Варна спят отдельно.

- И ты собираешься купить на Великом Рынке двадцать девственниц, - продолжила девушка.

- Ого, даже точное количество знают.

- Так это правда? - Глаза Мии удивлённо округлились.

- Ну, не совсем, - я немного затянул с ответом, с удовольствием наблюдая за калейдоскопом настроений, отражающихся у неё на лице, - мне не нужны девственницы, я хочу купить опытных.

- Зачем? - Глаза Мии опасно сузились. - Это чем я тебя не устраиваю?

- А ты не отравишь меня, если я скажу правду?

- Нет. - Напряженно ответила девушка.

Ого, как я её всполошил. Отравить, не отравит, а вот задушить может. Хватит её дразнить, не то придется долго просить прощения.

- Это не для меня, а для парней. Ну, сама посуди, свободных девушек у нас почти нет, а мужикам нужна ласка. Если им не найти женщин, они или сбегут, или взбунтуются.

- Ты что, хочешь узаконить рабство? - Мия возмутилась уже по другому поводу: - Они девушки, а не племенные коровы, чтобы ты их своим быкам в стойло загонял. Не вздумай!

- Брось Мия. Никто не собирается их неволить. Я сказал Труму, чтобы он честно говорил девушкам чего ждет от них и покупал только с их согласия.

- И что же их ждёт?

- Они будут обязаны отработать у меня пять лет. После этого будут вольны идти куда угодно. В течении этого времени они будут под моей защитой и покровительством. Никто, я тебе обещаю, никто не сможет их обидеть.

- Пять лет молодости! Ты отнимешь у них лучшие годы!

- Я подарю им свободу! - Отрезал я. - Если это им не подходит, они могут остаться в рабстве.

- Ну ладно. - Смягчилась Мия. - А чем ты заплатишь за них?

Воистину, женское любопытство безгранично.

- Золотом, конечно.

Я слукавил, столько золота, чтобы выкупить двадцать молодых и красивых невольниц у меня не было. К тому же, при выборе я планировал отдать предпочтение девушкам с профессией, что на Великом Рынке не было редкостью. Зачастую, невольницы не только ублажали своих хозяев, но и приносили доход своим трудом: вышивали, вязали, ткали ковры. Потому и стоили такие рабыни недешево. Набрать сумму, достаточную для покупки двадцати мастериц, можно было лишь продав кристаллы магии. Но я предпочитал сохранять в секрете сам факт их наличия у нас. Не то, чтобы я не доверял Мии. Просто, чем меньше людей посвящено в тайну, тем дольше она останется тайной.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

После падения Пыльного замка и потери источника пополнения магических кристаллов, их цена на Великом рынке взлетела до небес. Благодаря моему "подарку", в виде толпы монстров внутри замка, его возврат под контроль эмира стал труднейшей задачей. И судя по всему, маги и сардукары в этом деле пока не преуспели. Дела были настолько плохи, что эмир впервые за последние пятьдесят лет разрешил продажу кристаллов из королевства Дан.

Об этом я узнал у проезжего купца, караван которого остановился в деревне из-за поломки телеги. Вообще, за последние два месяца количество караванов, заворачивающих в Колоски, заметно возросло. Связано это было с тем, что я поручил Верусу организовать ежедневное патрулирование окрестностей замка и встречу караванов.

Взимать дань я запретил строго настрого. Вместо этого он должен был пожелать купцам успешного похода да расспросить их откуда и куда они держат путь, не нуждаются ли в чём-то, будто невзначай обмолвиться об оружейнике, тележнике и аптекаре, работающих в ближайшей к замку деревне. И предупредить, что порядок там поддерживают дружинники барона, так что вести себя стоит прилично и платить исправно.

Такая демонстрация силы, как ни странно, действовала на караванщиков успокаивающе. Испугавшись, поначалу, многократно превосходящего и численностью, и вооружением, и выучкой отряда дружинников, но не будучи обобранными до нитки, как это обычно случалось в других баронствах, они спокойно заворачивали в деревню, чтобы пополнить запасы или произвести неотложный ремонт. За первую неделю такой практики мастеров посетили три из пяти караванов, проходящих мимо замка.

Я собирался распространить слухи, что дружина у нового барона сильная, а караваны могут проходить свободно. Пусть не сразу, но это обернётся доверием к нам, а значит караванщики смогут спокойно остановиться на ночлег около деревни и посетить маленький квартал мастеров, уже начавший функционировать. А может быть, даже планировать у нас некоторые покупки. Тем более, что на расстоянии двухнедельного перехода в сторону Белого порта ни одного конкурента нашим лавкам не было. А со стороны Бескрайней степи мое баронство и вовсе было первым оплотом цивилизации.

В общем, узнав о дефиците магических кристаллов, я стал осторожно интересоваться у проезжих купцов о покупке у них такого кристалла и удача мне улыбнулась. Мне удалось купить малый кристалл магии производства королевского магического двора. Купить за немыслимые, по местным меркам, деньги. Однако, покупка того стоила. По образцу и подобию купленного кристалла, мне удалось преобразовать кристаллы, добытые в Пыльном замке, в подделки королевских кристаллов. Впрочем, они были ничуть не хуже оригинала, так как малые кристаллы магии изготавливались такими же начинающими волшебниками, как и я сам. Отличие было лишь в том, что маги королевства использовали для создания кристаллов энергию "места силы", а я преобразовывал другие кристаллы.

Как только я подготовил кристаллы в количестве, достаточном для закупки всех планируемых мною товаров, я начал снаряжать караван на Великий Рынок.

- Ты точно не собираешься купить себе наложницу? - Недоверчиво переспросила меня Мия. - Стражники говорят, что невольницы из гаремов любого могут свести с ума.

- Женщина, которую можно купить, не так желанна как женщина, за которую нужно сражаться. - Я притянул её к себе и поцеловал.

- Я тогда так за тебя испугалась. - Мия в который раз повторила свои собственные слова, погладив свежий шрам на моем плече.

Да я сам переживал перед поединком. Гор был и выше меня, и толще в кости, и мышечной массы имел поболее. Добавьте к этому выносливость охотника, способного часами преследовать жертву, а затем дотащить добычу на своём горбу в родное селение. И жуткую злость обманутого мужчины, вкупе с огромным желанием получить невесту обратно. И богатый опыт ножевого боя.

Оказалось, что такой способ решения конфликтов давно практикуется в Подлесье. Правда, обычно бой - кулачный и продолжается пока один из бойцов не сдаться или не потеряет сознание. Но драться на ножах в Подлесье умел каждый мужчина, а Гор был лучшим.

Если сложить всё это с необходимостью сохранять в тайне свои сверхспособности, которая низвела меня до уровня обычного воина, то получалась и вовсе безрадостная картина. Нет, в критической ситуации весь самоконтроль испарился бы, как роса на солнце. Но ведь любую критическую ситуацию нужно ещё вовремя заметить.

Как я ни старался обойтись без смертоубийства, Гор не оставил мне ни единого шанса. Площадка, на которой обычно проводили поединки была небольшой. Всего пять на пять метров. На такой от соперника на убежишь и Гор сполна воспользовался как своим опытом, так и длиной рук. Я на мгновение окунулся в воспоминания, от которых зачесался шрам на плече.

* * *

- Твой кинжал слишком длинный для поединка. - Безапелляционно заявил Гор.

Что же, усложнить жизнь противнику - цель любого дуэлянта. Непривычное оружие стало причиной поражения многих. Жаль, что мастер Сидикус отдавал предпочтение оружию, которое позволяло держать монстров на расстоянии, и не натаскивал меня на работу с кинжалом. Обычно, я использовал короткий клинок лишь в качестве дополнения к длинному.

- Возьми мой, - староста протянул мне свой охотничий нож, - он не подведёт.

По глазам я понял, что отец Мии догадался о наших с ней отношениях, но не желает мне смерти. Скорее наоборот, он извлек урок из прошлой катастрофы и не собирается терять дочь во второй раз, навязывая ей жениха против воли.

- Не забывай, что у него две руки. - Мысленно предупредил меня Эрн. - И он может перекидывать нож из одной в другую.

- Это место поединка, - начал пояснять Сатор, когда мы подошли к утоптанной площадке поблизости от костра. - Выходить за пределы запрещено. Бой до смерти.

Вот и все правила. Бейся, как можешь. Главное - победить. Я осмотрел площадку в поисках ямок, возвышенностей, мелких камешков, песка. В общем, всего того, что может сыграть роковую роль или, наоборот, обернуться победой. Пожалуй, есть одно преимущество, которое никак не заметят остальные. Мое обостренное ночное зрение. Даже скудного света луны и отблесков костра хватило на то, чтобы в деталях изучить место поединка.

Я вышел на площадку. Напротив меня, пригнувшись и выставив вперёд правую руку без ножа, замер Гор. Отлично! Он ещё и левша.

- Начали! - Выкрикнул староста.

Гор пришел в движение, едва раздался первый звук команды. И скорость его лишь немногим уступала скорости упырей. Как жаль лишать деревню такого сильного воина и умелого охотника. Но разве есть у меня выбор?

Я сместился правее, уходя от стремительного выпада кинжалом, и попытался поймать противника на противоходе. Однако, удар в голову не достиг цели. В последний момент Гор пригнулся и я зацепил его лишь вскользь. Бей я ножом, охотник получил бы серьезное ранение, но я всё ещё надеялся вырубить его, не убивая, и бил кулаком. За это и поплатился. Гор молниеносно перекинул клинок из левой руки в правую и, крутанувшись на месте, атаковал сам.

Моё левое плечо обожгло болью, а Гор, снова перекинув нож в левую руку, атаковал с другого направления. Потеряв от боли концентрацию, я напрочь забыл об ограничениях. Время замедлило свой бег. Будто в замедленной съемке я увидел движение руки противника, успел просчитать траекторию ее движения и, уходя с нее, ударил сам. В этот раз ножом.

Гор замер, из его ослабевшей руки выпал нож. Только что передо мной был грозный противник, в мгновение ока превратившийся в беспомощного, умирающего человека.

Я отбросил свой клинок в сторону, подхватил падающее тело и попытался помочь, влив заклинание малого исцеления. Тщетно. Сидикус отлично научил меня убивать. Потеряв самоконтроль, на голых инстинкта я вогнал нож прямо в сердце противника.

Началась суета. Первым к нам подбежал знахарь. Он бегло осмотрел Гора, но лишь беспомощно развёл руками. Тут же через толпу протиснулись Мия и ещё одна, совсем юная, девушка.

Мия зажала мою рану повязкой, смоченной какой-то жидкостью, а девушка бросилась к поверженному охотнику.

- Дай ему волшебное зелье. -  Попросила она, подняв на меня полные слез глаза. - Я знаю, ты вылечил Борна. Ты можешь помочь Гору!

Я достал из кармашка на поясе склянку со средним зельем здоровья и протянул его девушке.

- Это самое сильное средство, что у меня есть.

Она вырвала склянку из моей руки и, бросившись к Гору, влила ему в рот зелье.

- К сожалению, оно ему не поможет. - Прошептал я.

Охотник не шелохнулся. Он был уже мёртв.

- Нет! - Закричала девушка.

И было в этом крике столько боли, столько отчаяния, что моё сердце сжалось от тоски. Неужели нельзя было никак иначе? Как теперь к нам будут относиться местные жители? В этой деревне почти все близкие друзья или родственники. Но ведь Гор сам вызвал меня на поединок. И это он выбрал бой до смерти.

Я всмотрелся в лица окружающих. На них можно было рассмотреть боль утраты, сожаление, печаль, но я не нашел даже следов ненависти. Свершился суд, в том виде, в котором это здесь принято. И ничего более. А к смерти они привыкли, ведь она подстерегает охотников на каждом шагу. К тому же, я понял, что моей сверхскорости никто не заметил. Отблески костра давали слишком мало света, чтобы рассмотреть мое стремительное движение.

Пара охотников положили тело на носилки и унесли в дом знахаря. Рыдающая девушка ушла с ними. Я мягко отстранил Мию и, подняв нож, протянул его старосте.

- Оставь себе, - покачал он головой. - Ты обагрил его кровью в поединке, я больше не имею права пользоваться им.

- Эрн, - позвал я своего офицера, - дай нож.

Рыжебородый хмыкнул, но достал из-за голенища свой кинжал и протянул его Сатору.

- Спасибо, что выручил. - Обратился я к нему: - Прими в дар это оружие. Длина клинка такая-же, что и у твоего ножа. Качество стали должно быть не хуже.

- Вижу, что лучше, - ответил мужчина и, пристально посмотрев мне в глаза, добавил, - береги дочь. Не знаю, что вас связывает, но теперь ты её защитник. Пока не выдашь замуж.

- Я не дам её в обиду, - пообещал я.

- Верю. - Ответил он после небольшой задержки. - Пойдём, перевяжем рану.

* * *

- Не двигайся, - устало скомандовала Мия, - не то повязка спадет.

После поединка меня пригласили в дом старосты на перевязку. Сатор ушёл улаживать вопросы с родственниками Гора, оставив меня наедине с дочерью.

- Мне жаль, что так вышло. Я не хотел его убивать.

- Мне не следовало приезжать. - Хмуро ответила девушка. - Я ведь знала какой он упрямый.

- И что, пряталась бы всю жизнь только от того, что он такой упрямый? - Я покачал головой. - Нет Мия, ни я, ни ты ни в чём не виноваты. Гор сам выбрал свою судьбу, решив, что он может взять тебя силой.

- Что дальше? - Девушка обессилено села на лавку рядом со мной. - Что мне делать?

- Постарайся делать то, что тебе нравиться. Возвращайся со мной в замок, учись у лекаря.

Я приобнял девушку здоровой рукой и почувствовал, как она вздрогнула от моего прикосновения. Сколько можно обманывать друг друга, имитируя равнодушие? Её тянет ко мне так же сильно, как и меня к ней. Вполне возможно, что это просто гормоны юношеского организма, влюблённость, но боже мой, как я ее желаю! Она завладела моим сердцем, сниться мне каждую ночь с тех пор, как проснулась в моих объятиях. Я постоянно думаю о ней если не вижу, а когда она рядом, не могу отвести глаз.

Но меня в ней привлекает не только внешность. Последнее время я пристально наблюдал как она общается с жителями замка, как ведёт себя в походе среди воинов, как её любят и уважают в родном селении. И она нравилась мне всё больше. Был в ней стержень, внутреннее благородство, заставляющие других повиноваться.

- Мия! - Я заглянул в её глаза. - Выходи за меня.

- Ты шутишь? - Прошептала девушка в смятении. - Я же не благородная.

- Это не важно. Важно, что я без тебя не могу.

По улыбке я понял, что она согласна и, не дожидаясь ответа, прильнул к ней в страстном поцелуе.

- Гм, - раздался звук со стороны двери. - Так я и думал.

- Папа! - Мия смущенно отстранилась от меня.

- Я хочу жениться на вашей дочери.

- Теперь ты её защитник. - Вздохнул Сатор. - Имеешь право.

- Но вас что-то смущает. Что?

- Тут такое дело, - начал он нехотя, - Гор, конечно, не прав был, но он был ее женихом. Нужно траур выдержать. Негоже сразу замуж выходить. Люди не поймут.

- Выдержим, - кивнул я, - полгода хватит?

- Хватит. И семье Гора помочь не мешало бы. Он у них единственный мужик был.

- Хорошо. - Согласился я. - За этим дело не станет. - Я улыбнулся Мие и прижал её к себе. - Веселее девочка, теперь всё будет хорошо.

И снова я почувствовал дрожь её тела. Чёртовы правила приличия! Когда же мы останемся наедине? 

- Я вас оставлю, - я встал с лавки, - за весь день ведь так и не поговорили нормально, а не виделись более полугода. Есть что рассказать друг другу. А мне к парням нужно. Успокою их и прослежу как устроились. 

* * *

- Я стала такой трусихой, - прошептала девушка, прижавшись ко мне, - боюсь, что с тобой что-то случиться. Боюсь, что ты бросишь меня и возьмёшь в жёны благородную. Я ведь совсем не знаю как себя вести с аристократами.

- Где ты их найдёшь, аристократов? - Рассмеялся я. - Во всём Приграничье таких не сыщешь. Любой барон тут - это удачливый разбойник или потомок удачливого разбойника. Но если ты очень хочешь стать настоящей леди, я могу помочь. У меня есть магический трактат Империи. Правда, нужно будет потратить уйму времени на обучение, но через пару месяцев станешь настоящей принцессой. Хочешь?

 - Хочу! - Воодушевленно воскликнула Мия. - Когда начнём?

- Да прямо сейчас, - усмехнулся я, встав с кровати. - Вот он, нужно лишь напитать его маной и готово.

Я раскрыл книгу на первой странице и положил ее перед девушкой.

- Смотри внимательно.

Взгляд Мии опустился на рисунок роскошного бального зала и мгновение спустя девушка застыла. Я поспешил всмотреться в тот же рисунок, чтобы последовать за девушкой в волшебный мир книги.

- О времена, о нравы! - Услышал я причитания немолодого мужчины. - Разные ученики были, в разных нарядах, но чтобы совсем без наряда... Такого ещё не случалось.

- Зато сразу видно, что у девочки выдающееся будущее. - Ответил ему голос женщины. - Смотри какая фигурка. Достойна постели монарха!

Я сориентировался после перемещения и едва не рассмеялся. Посреди бального зала стояла совершенно обнаженная Мия, прикрывая одной рукой грудь, а второй - треугольник ниже талии. А прямо перед ней мужчина и женщина в строгих нарядах, оценивающе рассматривающие смущенную наготой гостью.

- Айвери, куда ты нас отправил? - Прошипела рассерженная Мия. - Не мог предупредить? Я бы оделась.

- Брось Мия, - махнул я рукой, - эти достойнейшие люди помогут подобрать тебе наряд, а для этого им лучше сразу рассмотреть все подробности.

- Наглец! - Обращаясь к женщине, заявил мужчина.

- Но он мне нравиться. - В тон ему ответила женщина. - Далеко пойдёт.

- Если не убьют за длинный язык. - Возразил мужчина и, осмотрев меня с головы до ног, добавил: - или что-то ещё.

- Эй, это мой мужчина! - Возмутилась Мия.

- Милочка, что за манеры? - Женщина укоризненно глянула на мою подругу. - О том, чей это мужчина должно говорить ваше поведение, но никак не язык. Это должно ощущаться, чувствоваться. Как и всё остальное. Пусть ваши манеры всегда говорят за вас. Вами должны восхищаться, вас должны уважать, вас должны бояться. Иначе у вас быстро уведут такого красавчика.

- Я не теленок, чтобы меня уводить. - Возразил я.

- Вы превратитесь в него когда встретите своё испытание. - Строго ответила женщина. - Знаю я вас, поначалу все такие верные, но стоит встретить настоящую страсть, тут же превращаетесь в слюнявых идиотов с телячьим взглядом. - Она обернулась к Мии и добавила: - Не рассчитываете на него. Полагайтесь только на себя. Я преподам вам эту науку.

- А я займусь обучением слюнявого идиота. - Произнёс мужчина и, вздохнув, добавил: - Только очень вас прошу, оденьтесь!

* * *

- Присматривай за ней. - Попросил я Ловкача.

Огромный кот потерся о ногу Мии и зажмурил глаза от удовольствия когда она начала чесать его за ухом. За последний год он сильно вырос, обогнав в размерах самую большую рысь, встречающуюся в окрестных лесах. Вот уже месяц как он сопровождал Мию на прогулках, когда она выходила за пределы замка за травами, и они подружились.

- Мой рыцарь, - мурлыкнула девушка, - мой защитник.

Похоже, чесать за ухом нравиться не только коту, но и его хозяйке.

- У меня такое чувство, будто он меня понимает.

- Так и есть. - Усмехнулся я. - Можешь показать ему какие травы ищешь и он тебя проводит. И проследит, чтобы тебя никто не обижал.

- Меня обижаешь ты! Разве есть необходимость уезжать? - Мия ни в какую не хотела меня отпускать. - У тебя ведь есть всё, что нужно.

В замке действительно было всё, что нужно обычному барону. Кризис с продовольствием мы разрешили. В соседних баронствах мои люди закупили пшеницу, овощи, домашних птиц, свиней и даже несколько коров. Так как торговцев сопровождал внушительный отряд воинов, за покупки платили сельхозинвентарём и серебром, конфликтов с соседями не возникло. Правда, я подозревал, что большая часть монет после нашего ухода перекочевала в руки местных правителей. Но, во первых, это были не мои проблемы. А во вторых, деревни, с которыми мы торговали, находились неподалеку от границы моего баронства и обида местных жителей на сюзеренов, вкупе с их добрым отношением ко мне, открывала интересные перспективы.

Идан закупил у степняков отару овец численностью в пять сотен голов и три десятка лошадей. Большую часть скота мы пустили на мясо, но самых лучших, отобрали для создания собственного стада. В юго-восточной части баронства имелось достаточно лугов и я выделил своим кочевникам большой надел земли под пастбища и стойбище. Мои степняки вернулись из похода семейными, причём некоторые привезли с собой не одну, а сразу две жены. Так что вскоре я ожидал пик рождаемости в новом селении.

Ситуация в Холмах стабилизировалась. После того, как мы спасли крестьян от неминуемого голода, даже ярые сторонники независимости утихли. Я разместил в деревне на постоянное жительство кузнеца и шесть стражников, подчинив их местному воеводе - бывшему наёмнику Морту. Шесть молодых мужчин не только изрядно укрепили обороноспособность деревни, но и немного выровняли демографический перекос, который образовался после нападения разбойников. На отселение в Холмы я выбирал исключительно тех воинов, у которых начали завязываться отношения с местными женщинами. Так что, можно сказать, я осчастливил не шесть, а двенадцать человек.

С Подлесьем тоже всё сложилось. После победы над Гором отношение охотников ко мне кардинально изменилось. Ведь я не стал прятаться за спины своих воинов и еще до начала поединка предупредил, чтобы, невзирая на его исход, никого из деревни не тронули. Это оценили, как оценили уплату виры, выгодный для деревни заказ, и то, что я обещал сделать в случае, если охотники пойдут под мою руку.

А что им было нужно я прекрасно знал благодаря Мии. Места в границах частокола было немного и один дом делили несколько семей. Нужда в расширении назрела давно, но стройка казалась настолько масштабной, что её постоянно откладывали, не решаясь начать. Ведь на время стройки охотники будут вынуждены бросить свои обычные дела. Я предложил направить к ним шесть воинов, которые помогут обнести частоколом дополнительный участок и расширить пределы деревни. Эти же воины помогут с постройкой новых домов и останутся на зиму, подняв обороноспособность деревни на небывалую высоту.

Старосте Подлесья идея очень понравилась, так как он был изрядно обеспокоен набегами разбойников на соседние селения. А я таким образом решал целых четыре задачи. Освобождал охотников для охоты, так как теперь им не было необходимости держать несколько охотничьих партий в деревне для её защиты. Поднимал свой авторитет и влияние. Избавлялся от необходимости всю зиму кормить шесть здоровых мужиков, и также, как и в Холмах, частично решал проблему с женским полом. Если они не смогут за зиму найти себе пару в деревне с таким количеством свободных женщин, то придётся перевести их в другое место, ну а если смогут, совет им да любовь. Небольшой гарнизон в этой деревне будет востребован всегда. Уж больно прибыльной является торговля мехами.

- Мия, - я привлёк девушку к себе и поцеловал, - нам нужна не только еда, но и многое другое. Не стоит начинать спор сначала.

- Но ты же отправил караван в Великий Рынок. Они купят всё, что нужно.

Месяц назад я действительно отправил караван в Великий Рынок. Купец из герцогства Наск вместе со своими охранниками и возницами, присоединившиеся к нам в Пыльном замке, с радостью согласились вернуться в бизнес. Ещё бы им не согласиться, когда я дал им не только первоначальный капитал, но и внушительный отряд сопровождения.

Насчёт того как купец доберется до Великого Рынка я переживал не очень. Главная опасность его подстерегала на обратном пути, потому что двадцать молодых невольниц - слишком привлекательная и приметная добыча. Потому Идан со своим декурием получили задание нанять три десятка степняков из своих новых родственников и обеспечить охрану каравана. Родственные связи в степи ценились превыше всего, так что эти кочевники были гораздо надёжнее любых наёмников, которых купец мог найти в Великом Рынке. 

- Не всё можно купить в Великом Рынке. Некоторые вещи там стоят гораздо дороже, да и тащить их через степь достаточно трудно.

- Ну так отправь ещё один караван. Зачем ехать самому?

- Мне нужно посмотреть на Белый Порт своими глазами, да и вообще на герцогство, и на Приграничье. Я должен понимать с какими соседями мы живём. - Я снова поцеловал девушку, стараясь её успокоить. - Не переживай, я уезжаю всего на пару месяцев. Не успеешь закончить последнюю главу учебника этикета, как я вернусь.

- Ну уж нет, - натянуто улыбнулась Мия, - не хочу чтобы мой будущий муж остался мужланом. Закончим обучение вместе, когда ты вернёшься.

Глава 5. Белый порт

Десяток всадников, вооружённых вразнобой, преградили дорогу моему небольшому отряду. Одеты они были так же разномастно, как и вооружены, но на каждом поверх одежды красовалась ливрея с цветами герцога. Хотя, красовалась было чересчур громким словом для выцветшей и потрепанной накидки. Предводительствовал в этом отряде пожилой воин.

- Стой! - негромко скомандовал он, внимательно осмотрев нас с ног до головы пристальным взглядом, - кто такие?

- Наёмники, - пророкотал в ответ Эрн, - хотим присоединится к какому-нибудь каравану в Белом Порту.

- Что везете? - совсем вяло спросил десятник, скептически поглядывая на наши тощие седельные сумки. Судя по разочарованному взгляду,  ему совершенно не верилось в то, что там может оказаться что-то стоящее пошлины.

- Красоток из гарема эмира, - недовольно буркнул Верус, - ослеп, что-ли? Не видишь, что сумы пустые? Овса и мяса сушёного на один дневной переход осталось. Если завтра не найдём нанимателя, придётся пояса затягивать.

- Покажи, - чуть поморщившись приказал старый воин.

Верус равнодушно приоткрыл седельную сумку, на которую указал десятник и один из людей герцога заглянул в неё. Я про себя усмехнулся, даже если бы старый воин самолично покопался в сумке, он не смог бы обнаружить спрятанных в ней потайных кошелей, набитых кристаллами магии. Благодаря встроенному в них заклинанию, эти кошели даже до отказа наполненные, были не толще куска кожи, потраченной на их пошив, а после того, как гоблинша с ними поработала, они и вовсе превратились в еще одну перегородку внутри сумки.

- Овёс и немного мяса, - подтвердил герцогский стражник.

- С вас шесть медяков пошлины, - заявил десятник, а в глубине его глаз проскользнул хитрый огонёк.

- С чего это? - громогласно возмутился Эрн.

- Лошади гадят, - ответил старый воин, - потому въезд в город на лошади облагается пошлиной.

- Спасибо что предупредил, - холодно ответил Верус, - мы лошадей в трактире за стеной оставим. Так что пошлину платить не будем. Да и собирают пошлину мытари, а не стражники герцога.

Десятник равнодушно пожал плечами. Похоже, он не очень-то и надеялся получить с нас денег. А я в очередной раз похвалил себя за решение назначить старшим над отрядом Веруса. Бородатый наёмник внушал встречным гораздо больше уважения, чем безусый юнец. Да и внимания к отряду такой командир привлекал гораздо меньше. Вздумай я командовать сам, меня приняли бы за богатенького аристократа (ну кто еще может себе позволить свиту из четырёх головорезов) и попытались бы обобрать или обворовать. А так я - всего лишь ещё один молокосос, прибившийся к отряду опытных наемников, с которыми лучше не связываться. Денег у них нет, а вот неприятностей найдётся с запасом.

- Проезжайте, - махнул рукой старый воин и, потеряв к нам всяческий интерес, направил своего мерина дальше по тракту.

- Что это они так далеко от города пошлины собирают? - спросил я Веруса как только мы отъехали от людей герцога на достаточное расстояние.

- Да не, - качнул головой бывший наемник, - это обычный патруль, чтоб разбойники в городской округе не шалили. Пошлины мытари на входе в город собирают. От них так просто не отделаешься.

- Что-то не верится, что эти, - Эрн презрительно кивнул на отъехавших стражников герцога, - могут поймать кого-нибудь.

- Да им и не надо, - пожал плечами Верус, - они тут в качестве пугала. Если в округе объявиться настоящая банда, на неё устроят облаву гвардейцы герцога вместе с магом. Вот от кого не уйти. А эти так, крестьян гонять.

На этом разговор затих и наш небольшой отряд продолжил движение в полном молчании. Бывшие гладиаторы, из которых состоял мой отряд, были людьми молчаливыми.

Верус - в прошлом наёмник, сопровождавший караваны из Белого Порта до Великого Рынка и попавший в рабство после того, как его последний караван разграбили кочевники. Не раз битый жизнью и оттого прекрасно запомнивший её уроки. Его опыт очень помог нам добраться до замка Вель после побега из Пыльного замка, и в этом путешествии из замка Вель в Белый Порт пригодился.

Эрн - северный варвар, изгнанный из родного клана за убийство в пьяной драке. Огромный бородач, орудующий гигантской секирой словно перышком. Неистовый во всём, начиная от еды, выпивки и песен, и заканчивая друзьями и врагами.

Хоук и Брент - два гладиатора, проданные в рабство еще мальчишками после пиратского набега на рыбацкую деревушку, ютившуюся где-то неподалёку от вольного города Рурк. Выросшие на арене и не знавшие детства.

Все - не раз проверенные в бою и походе, абсолютно преданные лично мне.

Тракт опустел и я снова мысленно вернулся к списку покупок, которые нам предстоит сделать на рынке Белого Порта, а он был достаточно внушительный и не совсем обычным. Ведь я решил закупить чудеса инженерной мысли гномов: прядильный и ткацкий станки, несколько швейных машинок, пять стреломётов и несколько наборов лучших гномьих инструментов.

Над экономикой своего баронства я размышлял достаточно долго. Обслуживание караванов должно приносить неплохой доход, но совершенно не достаточный для содержания того количества воинов, которое у меня имеется. Нет, прокормить их мои крестьяне смогут. Не в этом году, может даже не в следующем, но через год точно. Всё-таки, я закупаю у них провизию, расплачиваясь сельхозинвентарём. Так что, производительность их труда в ближайшем будущем должна возрасти. Но воинов ведь нужно не только сытно кормить. Их необходимо вооружать, одевать, платить им жалование. А ещё требуется тратить средства на поддержание обороноспособности замков, которых у меня целых два. Всё это не потянуть без дополнительного дохода.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Конечно, можно самому освоить торговый маршрут из Белого Порта в Великий Рынок и обратно. В принципе, караван, отправленный мною за невольницами, в том числе был нужен для разведки перспектив этого предприятия. Но опять же, даже несколько таких караванов не могли покрыть мои планируемые расходы.

Поэтому я задумался о собственном производстве. Опыт с закупкой у кочевников скота показал, что мы можем с ними торговать. Причём, за овечью шерсть степняки просят совсем недорого. По моей просьбе Идан специально прозондировал цены в нескольких улусах. Это вблизи Великого Рынка шерсть была востребована, а тут, у границы Бескрайней степи, покупателей на неё практически не было.

Полугнома обещала помочь с красками для тканей и нитей. Всё-таки, хорошо, что Нори влюбился в ученицу алхимика.

И в ближайшее время я ожидал прибытия мастериц из Великого Рынка. Вместе с ткачами и портными, которых я вызволил из Пыльного замка, можно организовать целую ткацкую фабрику. Нужно лишь обеспечить их оборудованием, материалами и доход - дело времени.

Конечно, оснастить станками полноценную фабрику очень трудно чисто с финансовой точки зрения. Гномы за свои изделия берут втридорога и чтобы окупить станочный парк потребуется не один год. Но на один - два станка каждого вида средств хватит. Надеюсь, Нори с остальными кузнецами смогут скопировать их, не сильно потеряв в качестве.

Осталось всего ничего - продать кристаллы магии, купить оборудование и доставить его в замок, по пути преодолев границу герцогства с его бдительными таможенниками и три соседних баронства с их весёлыми стражниками. Ну, да ничего, справимся. У меня уже есть идея как всё это провернуть.

* * *

- Сего тебе? - Хитро прищурившись, спросил меня торговец по кличке Шепелявый.

По словам хозяина постоялого двора, в котором мы остановились, у него были лучшие цены на магические амулеты. А по факту оказалось, что пройдоха попросту отправил меня к своему шурину. И узнал я об этом совершенно случайно, столкнувшись в лавке с дочерью трактирщика и подслушав их разговор с женой торговца.

- Есть кристаллы магии?

Парням я дал несколько дней отпуска. Всё равно, пока они не сбросят пар в борделе, на рабочий лад их не настроить. Сам же занялся делами и, в первую очередь, решил детально ознакомиться с городом, посетить его лавки и мастерские, чтобы узнать цены. Это хоть немного поможет сориентироваться и понять сколько мы можем просить за товары и услуги в баронстве. На это я планировал потратить первую неделю. А ещё мне нужно было продать кристаллы магии. И перед этим было неплохо узнать по чём их продают другие.

- Откуда? - Разочарованно ответил Шепелявый. - Эмир сапретил вывос кристаллоф из Феликого Рынка. У них там сто-то слусилось и сены на манну подскосили до неба. Купсы из королефства весут фсе сапасы туда. А нам осталось только то, сто происводит магисеский дфор герсога. 

Шепелявый не обманывал. Его лавка была пятой по счёту, в которой я интересовался кристаллами магии, и везде мне рассказывали одно и то же. Ситуация была мне на руку почти во всём, кроме одного. Продав большую партию кристаллов, я тут же привлеку к себе пристальный интерес. И магов, и городских властей, и гильдии теней.

Ни с кем из них мне не хотелось пересекаться без острой необходимости. Городские власти заинтересуются неуплаченной ввозной пошлиной на всю партию кристаллов. Магов может заинтересовать источник их получения и тогда можно поставить крест на всей нашей конспирации. А гильдия теней и вовсе может попробовать поживиться за мой счёт.

Нет, самому продавать кристаллы нельзя. Придется поручить это Молчуну. А что, он ведь член гильдии, значит может спокойно сбыть краденое, уплатив воровскую пошлину, которая, кстати говоря, намного меньше герцогской. И уменьшится еще больше, так как кража произошла не в Белом Порту.

- Жаль. А есть у вас защитные амулеты?

- Конесно! О сём ресь! - Торговец принялся расхваливать свой товар, указывая на различные ожерелья, бусы, кулоны и прочую бижутерию: - От сгласа, от несясной любфи, от болесней.

- А от арбалетных болтов защита найдётся? - Перебил я его.

- Нет, это исите в басне махов. - Обиженно ответил он. - У нас только духофная сасита. Но почти фсе ею пренепрехают, а сря.

Я молча пожал плечами и вышел из лавки. Лошадей мы продали. Содержать их целый месяц в городе было накладно. Нужно было не только кормить их и оплачивать место в конюшне, но и вносить в городскую казну специальную подать, объяснявшийся властями необходимостью убирать с мостовой лошадиный навоз. Такой себе средневековый экологический сбор. Впрочем, о тратах на содержание лошадей Верус предупредил меня ещё в замке, так что я сразу с планировал их продажу и выбирал для своего отряда самых ненужных кляч. По городу мы перемещались пешком. 

Куда дальше? В принципе, прогресс у меня неплохой. Выйдя утром из трактира, я начал обход города по спирали, всё дальше удаляясь от отправной точки. Такой метод был далеко не быстрым, но позволял детально ознакомиться с планировкой города и не пропустить какую-нибудь не очень заметную, но интересную мне лавку или мастерскую. Мы остановились в рыночном квартале - самом большом квартале города, в котором проживали люди со средним достатком. Именно тут было самое большое количество ремесленных мастерских и лавок. Именно поэтому я начал изучение города отсюда.

К рыночному кварталу примыкали все остальные: квартал богачей, портовый квартал и доки, а также трущобы. В них мне пока делать нечего. Квартал богачей меня не интересует. Нет у меня нужды в знакомстве ни с высшей знатью герцогства, ни с ведущими купцами города. Порт и доки я буду изучать во вторую очередь, ну а в трущобы, надеюсь, вообще не понадобиться соваться.

- Что ты бродишь туда сюда? - Прошептал мне на ухо Трезвый Бен. - Идём в порт. Я тебе покажу свой любимый кабак с лучшими девочками на всём побережье. Оторвёмся!

Я смог вбить в голову призрака, что появляться на людях небезопасно ни для него, ни для меня. Так что за пределами замка он не проявлялся, лишь изредка отпускал свои едкие комментарии мне на ухо. Хотя на самом деле, это был не шепот, а мысленная связь.

- Погоди, я еще не все лавки обошёл. - Мысленно ответил я.

- Да на кой они тебе вообще сдались эти лавки? - Рассерженно заявил пират. - Зашёл в первую попавшуюся, купил, что надо и бегом в бордель или кабак. Вот их нужно все обойти!

- Хорошо, - согласился я, - пойдём в кабак.

Сделаю перерыв, всё равно я изрядно проголодался. Чем слушать агитацию распутного образа жизни в исполнении пирата, лучше послушать местные сплетни. Да и таверна на противоположной стороне улицы весьма кстати подвернулась.

* * *

Городские сплетни меня разочаровали. Не было в них ни интересного, ни полезного. Впрочем, вполне возможно, что мне попросту не повезло с соседями. Ну что важного можно узнать в споре двух торговцев рухлядью? Или откровениях пьяных грузчиков.

Я дождался своего заказа и с удовольствием принялся за наваристую мясную похлёбку. Небольшой кувшин холодного пенного эля дразнил призрака, ожидая своей очереди на столе.

Дверь распахнулись и в таверну ввалилась шумная компания  молодых людей. Пять человек, все изрядно навеселе. Интересно, со скольки они гуляют что дошли до такой кондиции к часу дня? С другой стороны, они вполне могут продолжать ночные похождения.

Свободных мест в таверне не осталось, что было вполне естественно. Еда оказалась вкусной, цены вполне приемлемыми, а время - обеденным. Осмотрев зал, гуляки направились в мою сторону. Точнее, направился их лидер - смуглый темноволосый парень атлетического телосложения. Остальные четверо последовали за ним.

Пока они шли к моему столику, я успел их хорошо рассмотреть. Одеты прилично, а главарь даже богато, но одежда смята и носит следы бурной ночи. Доспехов нет, хотя не совсем они и беззащитны. На руках длинные перчатки для фехтования из искусно выделанной кожи с рунным укреплением. Тело защищено кожаными камзолами опять же с рунным рисунком. Скорее всего, и то, и другое имеет дополнительный слой магической защиты. Уж накопители маны я хорошо чувствую. Из вооружения только шпаги и кинжалы. Вроде бы ничего серьёзного, но моя интуиция настойчиво предупреждает об опасности.

- Позвольте отобедать рядом с вами? - Произнес темноволосый и, не дожидаясь моего ответа, плюхнулся на лавку напротив.

Его друзья так же бесцеремонно уселись рядом, а один из них, худощавый юноша с испанской бородкой, приложился к кувшину моего эля.

- Выпусти ему кишки, - прошипел взбешенный пират. Ведь он томился в ожидании выпивки с самого утра и только что его лишили удовольствия.

- Хозяин! - Вместо этого громко позвал я, привлекая внимание трактирщика. - Запиши кувшин эля на счет этого господина, а мне принеси новый.

- Он дурно воспитан. - Произнёс юноша справа от меня, играя на публику.

- Не соблюдает законы гостеприимства. - Подхватил тип, испортивший мой эль.

Я впервые столкнулся так близко с аристократами герцогства. И ситуация мне совсем не понравилась. И дёрнул меня чёрт купить эту шляпу с пером. Захотел быть похожим на дворянина. Д'артаньян недоделанный. 

Парни явно нарываются на дуэль. Причём, меня страшит не сам поединок, а его возможные последствия. Убей я отпрыска какой-нибудь влиятельной семьи и неприятностей не избежать, а я не успел даже толком с городом ознакомится. Но и сбегать нельзя. Во первых, просто так не отпустят. А во вторых, запомнят, что я уступил и от дурной славы труса не избавиться.

- Начнём с того, что в гости приглашают. - Я отодвинул почти пустую тарелку похлебки в сторону. - Сели за стол без приглашения. Выпили мой эль без спроса. Грубите, даже не представившись.

- Виконт Гиль де Завр, - сузив глаза, произнес темноволосый так, будто я должен был упасть ему в ноги, услышав это имя. И, не наблюдая ожидаемой реакции с моей стороны, добавил: - Старший сын графа де Завра.

- Айвери де Вель, - ответил я ему в тон, - младший сын Ури Бешеного, барона де Вель.

Виконт скривился будто съел десяток лимонов. Одно дело весело глумится над незнакомцем, а совсем другое поставить свою благородную фамилию вровень с каким-то младшим сыном задрипанного барона из задницы мира, сев с ним за один стол. Вот на чём нужно играть.

- Чья очередь драться? - Спросил я, не давая им опомниться. - Вы же не просто так грубите, а добиваетесь вызова на дуэль. Сомневаюсь, что виконт, да ещё и старший сын графа сочтет неизвестного дворянина из Приграничья достойным противником. Значит это должен быть кто-то из ваших прихвостней. Может этот? - Я кивнул на хлыща с бородой. - Ты ведь самый борзый сегодня?

- Дуэль, - подскочил тот со стула, мгновенно озверев.

Ну, на такой ответ я и рассчитывал. Из всех пятерых этот выглядел беднее всего. Его одежда, кстати говоря, изрядно потрёпанная, не имела ни рунной, ни магической защиты. Из всех вещей разве что шпага была достойна внимания. Уж если мне суждено сегодня прикончить какого-нибудь идиота, постараюсь обойтись без конфликта с влиятельный фамилией. Мне нужно спокойно закончить дела и убраться из города, не привлекая к себе излишнего внимания, а не разгребать последствия дуэли.

- Где и когда будем драться?

- Задний двор храма Морены. Сейчас!

- Что-же, пойдём, похороним тебя. - Я встал из-за стола. - Но по пути захватим моего секунданта. Пусть всё будет по правилам. Не переживай, это по дороге.

И, уже выходя из таверны, я передал мысленное сообщение Верусу с помощью амулета ордена:

- Дерусь на дуэли. Вы мне нужны. Буду проходить мимо через пять минут. Собирайтесь.

* * *

- Ты ничего не забыл? - Нахмурившись, спросил меня Гиль де Завр. - У тебя дуэль! Или ты решил гульнуть напоследок?

Я понимал недовольство виконта. Вместо удалой шутки над провинциалом с последующей веселой попойкой, всей компании ночных гуляк пришлось тащиться на задний двор храма Морены - богини смерти. К тому же, противник их товарища, обещавший, что по пути заберет секунданта, привёл их к публичному дому, да ещё и второразрядному. Хорошо хоть дом терпимости был по дороге к храму и мне не пришлось ничего выдумывать, чтобы привести сюда всю процессию.

Со стороны ситуация выглядела комично, но дебоширам было не до смеха. Во первых, ночной хмель отпускал и начинала болеть голова. Сейчас им больше хотелось спать, нежели наблюдать за схваткой и, уж тем более, драться самим. Это я чувствовал благодаря ментальной магии. Во вторых, таскаться за безродным было попросту унизительно. Особенно для виконта. Но разойтись, бросив товарища, они не могли. А уладить дело миром тому не позволяла гордость.

Двери борделя распахнулись и на улицу вышли Верус, Хоук и Брент.

- Где Эрн? - Спросил я старого наемника.

- Тут я. - Пророкотал северный варвар, выбегая последним и завязывая штаны на ходу. - На самом интересном месте...

- Что ты себе позволяешь? - Прошипел тип с бородкой, глядя на одежду моих воинов. - Секундантом может быть только дворянин.

- Это мои стражники, - ответил я ему, улыбаясь во все тридцать два. - и секундант. По роже, конечно, не скажешь, но Эрн - настоящий сын ярла, а значит дворянин с островов.

- У меня самая благородная рожа на Скели. - Кивнул рыжебородый. - Опять собрался кого-то прирезать?

- Его. - Я кивнул на своего противника. - Он выпил мой эль.

- И из-за этого ты меня снял с бабы? Выпил бы его эль, зачем убивать?

- У него не было эля. - Пожал я плечами и, видя, что друзья моего противника теряют терпение, добавил:  - Мы готовы, господа. Ведите.

* * *

- Имя и титул вызывающего на поединок? - Буднично спросил жрец богини смерти.

- Баронет Нильс де Виром, - представился мой противник.

- Это правда. - Подтвердил жрец.

Черт, я надеялся, что мой титул останется в тайне. Специально назвался в таверне младшим сыном барона, во избежание излишнего интереса к своей персоне. А оказалось, что просто имени недостаточно и титул нужно озвучить перед ликом богини смерти. Таковы правила записи на дуэль и ничего не поделать.

- Причина вызова.

- Оскорбление чести и достоинства.

Похоже Нильс отделался стандартной фразой. Может, он не обратит внимания и на мой титул.

- Это правда. - Жрец обернулся ко мне. - Имя и титул принимающего вызов. 

- Айвери, барон де Вель, - негромко произнёс я и украдкой глянул на Нильса и его дружков.

Не похоже, что им есть до этого дело. Хотя баронов и в самом герцогстве достаточно. Бьюсь об заклад, что они не знакомы со всеми.

- Это правда. Баронет имеет право вас вызвать. - Жрец снова обернулся к Нильсу. - Чем выкупите свою жизнь в случае поражения?

- Своим оружием. - Баронет извлек шпагу из ножен и показал её жрецу.

- Принимается, - кивнул тот и обратился уже ко мне. - Чем выкупите свою жизнь в случае поражения?

- Простите, я не знаю всех правил. Не могли бы вы пояснить?

-  Его Светлость, герцог Альфред д'Наск издал эдикт, разрешающий дуэли только на аренах храмов госпожи Морены. - Лекторским тоном принялся пояснять жрец. - Дворянин может вызвать другого дворянина при условии, что его титул своей значимостью уступает титулу вызываемого не более, чем на ранг, или превышает значимостью не более, чем на три ранга. Вызов на дуэль герцога, эрцгерцога и короля запрещён.

Вполне объяснимо. Герцог ограничил возможности сводить счёты с высокопоставленными аристократами с помощью дуэлей. Но сделал это красиво, оставив саму возможность дуэлей. Наиболее "дерущаяся" часть дворянства, всевозможные эсквайры, рыцари, баннерты и баронеты всё ещё могут сбрасывать ненависть друг другу. Но поединки проходят под пристальным контролем жрецов богини смерти. Добраться же до баронов, виконтов, графов и маркизов стало гораздо сложнее.

Все эти титулы были позаимствованы герцогством Наск у прошлой Империи. Насколько я знал из рассказов купцов, та же иерархия была в королевстве Дан, а вот в герцогстве Ингрия в ходу были церковные звания и светские титулы почти не использовались.

- В случае проигрыша, - продолжил жрец, - проигравший может выкупить у победителя свою жизнь. Цена выкупа оговаривается до начала поединка и устанавливается вызывающим. Храм получает весь выкуп в случае смерти дуэлянта и десятину от суммы выкупа проигравшего в случае его сдачи.

Что же, не самый худший эдикт. Позволяет уменьшить количество смертельных исходов, но не делает поражение совершенно безболезненным. 

- В случае, если дворянин дерётся на дуэли более трёх раз в месяц или делает более двух вызовов подряд, он лишается права получения выкупа и обязан уплатить храму десятину выкупа за каждый поединок независимо от его результатов. 

А вот это призвано ограничить задир и исключить саму возможность заработка при помощи дуэлей. Не то, умелые бретеры ублажали бы богиню смерти подношениями на промышленной основе.

- Чем выкупите свою жизнь в случае поражения? - Жрец повторил вопрос.

Показывать свой меч или кинжал не хотелось. Уж больно приметные вещи, пусть лучше остаются в потрепанных ножнах. Я достал свой второй меч, взятый в сокровищнице отца специально для отвода глаз. Хотя, его качество было превосходным, а цена ничуть не уступала стоимости шпаги Нильса. Ну, на мой, уже не совсем дилетантский взгляд.

- Принято. - Кивнул жрец. -  Поединок может быть с использованием магии или без. Какой вы предпочитаете?

- Без магии. - Ответил я, не думая. Не хватало мне еще свои магические способности светить. Я снова взглянул на своего противника и заметил на его лице гримасу разочарования. Неужели он маг?

- Секунданты, назовите свои имена и титулы.

- Баронет Кид де Мейн, секундант Нильса де Вирома.

- Хускарл Эрн Свенсон, секундант Айвери де Веля.

Хускарл в иерархии северян был аналогом эсквайра в герцогстве. 

- Принято. Бой без использования брони, магии, амулетов, зелий и магического оружия. Зрители приглашаются на трибуны, секунданты - на смотровые площадки, а противники - на арену.

- А ставки тут принимают? - Поинтересовался Хоук, перебив жреца.

- Да, - холодно ответил служитель богини смерти, пронзив моего стражника недовольным взглядом, - но поставить можно только свою жизнь.

- Тогда я не буду участвовать, - поспешно отказался тот.

- Пусть свершится суд. Да рассудит вас госпожа Морена.

* * *

Арена храма оказалась совсем непростой. Круг, диаметром десять метров, был окружен высокой стеной из чёрного гранита. Через каждые два метра над стеной возвышались странно изогнутые столбы, будто образуя над ареной неоконченный свод. Едва мы ступили на песок арены, воздух между столбов подернулся пеленой, отгораживая арену от внешнего мира незримым барьером. Странно, но я не чувствовал в этом барьере ни капли магии, хотя был абсолютно уверен, что он сможет сдержать любое магическое заклинание.

Мы с противником замерли друг напротив друга в ожидании сигнала о начале поединка. Всё время с начала ссоры и вызова на дуэль до текущего момента я исподтишка наблюдал за Нильсом, пытаясь найти его слабые стороны и подметить сильные. Ещё в таверне он молниеносно увернулся от падающего пьянчуги. В тот момент Нильс двигался невероятно быстро и, казалось, чувствовал пространство вокруг себя, потому что видеть пьяницу позади он не мог никак. Не так уж и прост, этот де Виром.

Вполне возможно, я допустил ошибку, доведя дело до дуэли. Может, стоило хотя-бы попытаться разрядить обстановку, а не обострять самому? Хотя нет, ничего бы не вышло. Это сейчас у ночных гуляк запал угас, а в таверне они были на взводе и дело не могло разрешиться никак иначе. Ладно, сейчас важно остаться в живых, а еще лучше победить. Уж если драться, то так, чтобы ни у кого более не возникало желания со мной ссорится.

Раздался звук гонга. Де Виром сорвался с места и закрутил вокруг меня смертельный танец. Он был, казалось, в нескольких местах одновременно, нанося стремительные удары из немыслимых положений. Я оборонялся, изучая его возможности. До сегодняшнего дня, из моих противников только твари Пыльного замка могли похвастаться подобной скоростью. Похоже, аристократы знают методики не только ускорения, но и укрепления тела. Организм обычного человека не выдержал бы таких нагрузок.

Нежелание раскрывать все свои способности снова едва не сыграло со мной злую шутку. Хоть я и подметил повышенную скорость противника, но недооценил весь его потенциал. Уворачиваясь от пьяницы, он не задействовал и трети своих возможностей. В самом начале боя я едва не пропустил несколько смертельно опасных ударов. К тому же, техника фехтования де Вирома была мне совершенно незнакома. В ней преобладали колющие удары, изредка чередующиеся с режущими. Веса шпаги не хватало, чтобы наносить полноценные рубящие удары, но это сполна компенсировалось просто огромным количеством уколов. Будь мы в доспехах, я бы не переживал по этому поводу. Чешуйчатая броня наверняка бы выдержала укол шпагой, но по правилам поединка нас лишили брони.

Мой меч был гораздо тяжелее и отражать стремительные атаки противника было трудно. Более того, из-за меньшего веса шпаги Нильс и уставал меньше. Кроме того, де Виром сразу нащупал моё слабое место. Мой меч не имел сложной гарды, защищающей кисть, и пару раз я едва не лишился пальцев.

Постепенно я приспособился к темпу противника, подметил его основные приемы и связки, и стал атаковать в ответ. Но все мои удары с лёгкостью отражались. Де Виром, казалось, чувствовал куда я нацелюсь в следующее мгновение и успевал среагировать. Моё превосходство в скорости движений, силе и выносливости полностью нивелировались большим весом клинка и предвидением противника. 

Как он это делает? Это точно не магия. С жрецами богини смерти шутки плохи. Любого, нарушившего правила поединка и использовавшего заклинание, вмиг распознали бы. Возможно, это пассивный навык. А что, если... 

Следующие пять моих ударов стали экспериментальными. Я старался запутать противника, глазами намечая одно место атаки, но усиленно думая о другом. Все пять ударов были уверенно отражены противником и во всех пяти случаях он попытался контратаковать используя предвидение. Ему было наплевать на все мои невербальные сигналы, каким-то образом он чувствовал мои намерения.

Что-же, с этим тоже можно работать. Сейчас я сделаю тебя любимым финтом мастера Сидикуса. Показать колющий удар в руку, как только он купиться, провести колющий в грудь. Я начал движение. Де Виром мгновенно парировал оба укола, но тут же вскрикнул от боли, когда мой кинжал вонзился ему в ногу чуть выше колена. Что что, а метать ножи и кинжалы у меня получается славно, и что более важно, на чистых рефлексах. Даже думать не надо.

От боли Нильс поплыл, а я не дал ему возможности прийти в себя. Ложное прицеливание, выпад в неожиданном направлении и руку противника украсил глубокий разрез. Ложный выпад, рубящий удар и шпага выпадает из руки ослабленного ранениями де Вирома.

- Сдаюсь, - мрачно прошептал он, когда я приставил меч к его груди.

- Тогда я возьму это, - я подобрал свой кинжал, а также оружие противника и направился на выход.

К Нильсу уже спешили жрецы богини смерти и среди них затесался один целитель. Что же, де Вирома подлечат, а мне тут делать больше нечего.

* * *

- Постой! - Окликнул меня Нильс едва мы вышли за стены храма Морены.

Его дружки покинули арену как только поединок закончился, оставив де Вирома самого улаживать формальности с выкупом. Возможно, они пощадили чувство гордости товарища, потерявшего фамильную шпагу, не желая быть свидетелями его позора. Ведь отдавать древнее фамильное оружие - это так унизительно. Но мне показалось, что причина этого поспешного бегства была гораздо более прозаична. Банальное нежелание занимать проигравшему деньги на выкуп оружия.

- Развлекайтесь дальше, парни. - Отпустил я своих стражников. - А мне придётся немного поторговаться.

- У него ничего нет, - улыбнулся Брент.

- А я знаю оружейника, который даст за шпагу неплохие деньги. - Добавил Верус. - Ты сможешь потратить их с пользой.

- Например, пропить, - тут же откликнулся Бен. - Ты не забыл, что мы так и не попробовали эля?

- Ладно парни, я сам разберусь. Хорошего вам вечера.

Мои друзья молча отсалютовали рукой и направились на поиски дальнейших развлечений, а я остановился, дожидаясь когда де Виром нагонит меня. Похоже, он не имеет ни малейшего представления с чего начать разговор. С каждым шагом идет всё медленнее, будто решительность покидает его.

Эти юные аристократы чересчур щепетильны в вопросах чести. Сейчас ему придётся унижаться перед недавним победителем в почти безнадёжной попытке вернуть фамильную ценность. И это унижение, которое он запомнит на всю оставшуюся жизнь, сделает его моим злейшим врагом. Навсегда. Или... Некоторые слова лучше не слышать.

- Не желаешь выпить? - Спросил я как только он приблизился. - Готов поспорить, ты страдаешь от жажды не меньше меня. Пойдем, обсудим наши ошибки. Я угощаю.

Глава 6. Мадам Дорин

Яркая синяя вспышка озарила морское дно. Стайка донных рыб пустилась наутек, спасаясь от десятка темных силуэтов незнакомых в этом месте существ. Но им навстречу тут же ринулась пятёрка хищников. Акулы остервенело накинулись на прибывших, отрывая от них крупные куски мяса, перемалывая кости. Их жертвы пытались неумело защищаться, неуклюже размахивая ржавыми мечами. Лишь одна фигура, вооруженная хопешом устрашающего размера, смогла оказать достойное сопротивление и выпотрошила самую крупную акулу. Но к месту схватки уже спешили её родственники, привлечённые запахом крови, и вскоре всё было окончено. Крупные куски достались акулам, а мелкие опустились на дно, обеспечив небольших рыб едой на несколько часов. Течение унесло следы крови и вскоре морское дно около портальной арки вернулось к привычному виду. К тому самому, что оставался неизменным вот уже несколько веков.

* * *

- Вставай Верус, - постучал я в комнату старого наемника, которую он делил с Эрном. - Наш варвар вляпался.

В этом походе всех своих четырех спутников я экипировал амулетами ордена Серебряного Льва. Поэтому мог отслеживать их физическое состояние даже на расстоянии. И пять минут назад, мой амулет командира звезды показал, что Эрн ранен. При этом, связь с ним была утеряна.

- Что с ним? - Сонно спросил Верус.

- Не знаю, лучше скажи, где вы с ним расстались?

- Ясно где, - хмыкнул полупьяный наёмник, - в борделе. Я устал, а ему, как всегда, было мало.

- Старая калоша! - Буркнул призрак. - Настоящий пират не уходит из борделя сам, его выгоняют когда заканчиваются деньги. Вот Эрн молодец.

- Возможно, Эрн сейчас истекает кровью, - оборвал я его и добавил, обращаясь к Верусу: - Где ты его оставил?

- В "Полночном цветке". - Пробормотал Верус. - Это чуть дальше по улице в сторону южных ворот.

- Буди Хоука и Брента, встретимся там. Только не ломитесь внутрь, наблюдайте снаружи. - На ходу бросил я, сорвавшись с места. - И выпейте "малый антидот", протрезвеете.

Груля снабдила нас некоторым количеством универсальных зелий антидотов. Они помогали от пищевых отравлений, укусов ядовитых гадов и слабых ядов, попавших в организм любым возможным способом. Более сильные отравления требовали специфического лечения и специализированных антидотов. Поэтому в наших походных наборах были только "малые антидоты". Побочным действием этого зелья было мгновенное отрезвление. В другой ситуации я бы не стал тратить драгоценный флакон ради приведения тройки гуляк в чувство, но сейчас в опасности была жизнь Эрна. Так что я посчитал оправданной такую расточительность.

Что за напасть? Днём - дуэль. Ночью - нападение. Может, это месть моих утренних знакомых? С них станется. Я уже начинаю ненавидеть этот город и его жителей. Впрочем, мы сами виноваты. Нужно быть незаметнее и не искать приключений на свою задницу. Спал бы сейчас Эрн на постоялом дворе, не пришлось бы вытаскивать его из передряги.

Расстояние до "Полночного цветка" я преодолел за считанные минуты. Во время своих утренних похождений я проходил мимо этого особняка, стоящего на некотором удалении от соседних зданий, и даже подвергался прессингу пирата, настаивающего, что дом терпимости - лучшее место, чтобы узнать городские новости и почувствовать откуда дует ветер.

Вышибать двери я не стал. Амулет Эрна сигнализировал, что он находиться где-то рядом, ранен, но его состояние стабильно. Мне нужно, не привлекая лишнего внимания, попасть внутрь, осмотреться и выяснить кто напал на рыжебородого гиганта, а самое главное, зачем? И легче всего это было провернуть, прикинувшись клиентом.

Я постучал в дверь. Не очень громко, но настойчиво. В ней открылось маленькое окошко, через которое на меня пристально посмотрел лысый гигант.

- Найдётся горячая подружка для молодого человека? 

- Золотой есть? - Равнодушно спросил он.

Вместо ответа я извлёк из кармашка монету и подкинул её большим пальцем, поймав после нескольких оборотов.

- Оружие, - безэмоционально произнес он, открывая дверь и указывая на сундук, - оставишь тут.

Я молча положил в сундук меч и кинжал. Всё равно, беззащитным я не останусь. Доспехи и амулеты на мне, а атаковать можно заклинаниями.

- Проходи, - всё так же равнодушно продолжил он, запирая сундук с моим оружием, - Верну как будешь уходить. Монету отдашь мадам. Девочек не обижать. Тебе туда.

Он махнул рукой в сторону просторной комнаты виднеющейся в конце длинного коридора. Я не стал медлить и быстрым шагом направился на звуки девичьих голосов. За моей спиной послышался щелчок закрывающегося замка. Проходя мимо закрытых дверей, я пытался услышать своим обостренным слухом и почувствовать ментально, что происходит за ними. Было похоже, что тут располагались хозяйственные помещения: кладовые, кухня, постирочная, а также комната охранников. Только в ней я почувствовал ауры, соизмеримые с аурой северянина. Но амулет показывал, что мне нужно в другую комнату.

Войдя в гостинную, я столкнулся с внимательным взглядом немолодой, стройной женщины в строгом наряде, сидящей на диване в окружении пяти девушек. Чертовки были хороши. Их наряды искусно подчеркивали достоинства фигурок и умело скрывали недостатки. Оказывается, мои парни выбрали приличный дом терпимости.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

- Доброй ночи! - Я протянул монету мадам, и взял за руку стройную зеленоглазую брюнетку. - Как тебя зовут?

- Дина. - Улыбнулась девушка.

- Покажешь где твоя комната?

- Желаете посмотреть танец? - Вмешалась мадам. - Девушки потрясающе танцуют. Возможно, вам понравиться кто-то ещё? Вы можете взять сразу двух подружек. Выпьете вина?

- Спасибо, в следующий раз. - Как можно мягче отказался я. - На сегодня мне хватит Дины. Пойдём крошка. - И, подхватив девушку на руки, я направился в сторону лестницы. - На каком этаже твоя комната?

- На втором.

- Хорошо, что ты такая стройная. Лёгкая, как пушинка. Моему другу вчера досталась такая толстуха, что он её даже до соседней комнаты дотащить не смог. И знаешь что было?

- Что? - С интересом спросила Дина.

- Она его сама дотащила.

Девушка звонко рассмеялась.

- Я громко рычу в процессе. - Прошептал я ей на ушко. - Не распугаю вам клиентов?

- Нет. - Прошептала она в ответ, принимая игру. - На ночь остался только один здоровяк, но он спит. Я даже не думала, что человек может столько выпить.

Это точно Эрн. Осталось выяснить где он. Я специально пропустил второй этаж и направился на третий.

- Нам на второй этаж. - Напомнила мне девушка.

- А на третьем этаже у вас тощие девчонки живут? - Снова спросил я шёпотом. 

- Нет, там живет мадам. Поэтому клиентам туда нельзя.

- Да кто на неё глянет, когда рядом ты?

Я завернул на второй этаж и принялся сканировать покои. Из третьей, от лестницы, комнаты пробивался насыщенный запах перегара. Рядом ощущалась аура, очень похожая на ауру северянина, но мой амулет сигнализировал, что поблизости нет других артефактов ордена. Я остановился около двери и поцеловал девушку, прислушиваясь к звукам внутри. Мерное сопение свидетельствовало о том, что человек за дверью спит.

- Ты такая красивая, - прошептал я Дине и снова поцеловал.

По ее телу прошла дрожь. Девушка ответила на поцелуй, возбуждаясь сама. И в тот момент, когда она прикрыла глаза, я налег на дверь. К счастью, она оказалась не запертой. Похоже, эта дверь вообще не имела запоров ради безопасности девушек.

- Не туда! - Всполошилась девушка. - Наша комната следующая.

- Что это? - Я указал на открытое окно и самодельную веревку из простыней, привязанную к спинке кровати.

- Я позову мадам. - Испугано ответила девушка. - Ма...

Я зажал ей рот рукой и опустил её на пол.

- Не кричи, - прошептал я. - Сейчас я тебя отпущу и ты тихо позовешь хозяйку. К таким делам не стоит привлекать лишнее внимание. Кто был с ним?

- Белла. - Испуганно ответила Дина. 

- Давно она у вас работает?

- Пару недель? Но зачем ей это? Она могла уйти в любой день. Нас тут не держат силой.

Действительно, зачем это ей? Амулет Эрна пропал, но не из-за него же весь этот сыр-бор. Вещь очень приметная. Такую сложно продать. Может амулет просто подвернулся под руку, а реальная причина побега состоит совершенно в другом? Я внимательно осмотрел комнату и заметил на подоконнике маленькие комочки грязи. Белла не сбежала, она просто впустила кого-то в особняк в обход охраны. Но кто тогда ранен?

- Иди!

Отпустив девушку, я легонько шлёпнул её по попе, направляя к двери. Как только она вышла, я проверил пульс Эрна и произнёс одно за другим пару заклинаний малого исцеления. Здоровяк не очнулся. Скорее всего, это свидетельствовало о том, что ему дали хорошую дозу снотворного. На яд это не было похоже, но на всякий случай я влил в него еще и "малый антидот" из своего походного набора.

Нужно найти похитителя и вернуть амулет. По нему орден сможет выйти на наш след, а мне бы этого очень не хотелось. В этой комнате больше ничего интересного нет. Эрну ничего не угрожает. Пусть спит. Будить его сейчас, значит терять время.

Я вышел в коридор. Вряд-ли воры сунулись на центральную лестницу. Она прекрасно просматривается из гостинной, так что пройти незамеченным там практически невозможно. Может быть тут есть вторая лестница? Я внимательно осмотрел коридор и мой взгляд зацепился за едва заметный след на ковре. Та же самая грязь, что и на подоконнике.

Я направился дальше по коридору, пытаясь всеми возможными способами определить наличие людей в закрытых комнатах. Там никого не ощущалось. Ни на слух, ни на запах, ни магическим зрением. И следов больше не было. Дойдя до конца коридора, я не обнаружил ничего интересного. Второй лестницы в особняке не было. Но куда подевались Белла и её гость? Может, они уже сделали всё, что хотели, и покинули особняк через то же окно в комнате с Эрном?

А это что такое? Я подошёл к резной деревянной панели, расположенной между комнатами на уровне метра от пола. Внимательно осмотрев её, я понял, что это не украшение, а люк. И, открыв его, я увидел шахту грузового лифта. По видимому, действующего, так как в шахте была верёвка, уходящая вверх. Вот и возможный путь ночного гостя. Осторожно заглянул внутрь, я убедился, что там меня никто не подстерегает.

На лестнице послышался шум шагов. На слух я определил, что поднимается хозяйка в сопровождении двух охранников. Если они меня увидят, то попытаются выпроводить. Не стоит попадаться им на глаза. Пусть думают, что я в комнате Дины. Вверх или вниз?

Внизу хозяйственные помещения. Вряд ли там будет что-то интересное. А вот вверху покои хозяйки. И они должны привлекать воров куда больше. Я ухватился за веревку и полез вверх. Доспехи очень мешали, но мне всё же удалось сохранить тишину. Спустя несколько мгновений я поднялся на следующий этаж и заглянул в комнату через неплотно закрытый деревянный люк близнец того, что я только что открыл внизу.

Первое, что бросилось в глаза - фигура в чёрном, застывшая над входными дверями с парой кинжалов в руках. Не успел я сообразить, что предпринять, как дверь распахнулась и события понеслись вскачь.

* * *

Первыми, один за другим, в комнату влетели два громадных охранника. В отличие от дежурного на входе, эти были экипированы в полный кольчужный доспех и даже носили шлемы. Именно шлем и оказался той мелочью, что предопределила судьбу мадам. Не заметив ничего подозрительного, охранники расступились, пропуская хозяйку внутрь. А в следующее мгновение в её спину один за другим впились три метательных ножа.

Вмешиваться я не стал. Во первых, это было опасно для меня и почти бесполезно для мадам. Прояви я себя хоть как-то, охранники отвлеклись бы на ложную цель, став ещё более беззащитными перед реальным убийцей. Во вторых, свидетелей не любят оставлять в живых. Возможно я смогу справиться именно с этим убийцей без оружия, но могут быть другие. Я в городе со вполне определённой целью. Мне нужно решать существующие проблемы, а не искать новые. Да и что мне до разборок местного криминала? Главное, вытащить Эрна и найти амулет ордена.

Убийца был чрезвычайно быстр. Наверняка находился под действием каких-то эликсиров, а вполне возможно, как и я был необычным человеком со сверхспособностями. Не успело тело мадам коснуться пола, в её охранников полетели склянки с какой-то едкой жидкостью. В считанные мгновения в кольчугах образовались огромные проплавины, но ещё ранее под кольчугой возникли жуткие раны. Большая часть жидкости мгновенно проникла сквозь отверстия кольчуги и попала на тело. Я чуть не оглох от крика двух огромных мужиков. А в следующий миг убийца швырнул в каждый угол комнаты по пузырьку с горючей смесью и выскочил в коридор.

Я вывалился из шахты лифта, намереваясь последовать за убийцей. Нет, отнюдь не для того, чтобы догнать его и задержать. Просто это был самый быстрый способ добраться до Эрна.

- Ларец! - Услышал я голос мадам. - Вытащи из огня ларец. Я заплачу!

На мгновение я застыл на месте. Передо мной стоял призрак только что убитой женщины, не решающейся войти в бушующее пламя.

- К чему она привязана? - Спросил я Бена, создавая вокруг себя прослойку из охлажденного воздуха и шагая в огонь за ларцом.

- Гребень! - Ответил он, внимательно осмотрев тело. - Забери ее гребень!

- Ты не представляешь, что ты спас! - С облегчением выдохнула мадам как только увидела ларец в моих руках. Но тут же испуганно вскрикнула, увидев своё бездыханное тело. - Что со мной?

- Я всё объясню, - пообещал я, пряча ларец вместе со снятым с ее тела костяным гребнем в потайной карман своего волшебного мешка. - Но чуть позже.

Едва я убрал гребень в магический карман, призрак хозяйки исчез. Значит Бен правильно определил вещь привязки.

Огонь стремительно распространялся и оставаться в комнате дольше стало небезопасно. Я выскочил в коридор и ринулся на второй этаж. На лестнице лежало тело третьего охранника с метательным ножом в глазнице. Надеюсь, девушки вовремя сбежали из особняка. Я задержался на секунду, сняв с пояса охранника связку ключей от сундуков с оружием, и тут же ринулся далее.

Эрн всё так же лежал на кровати. Я влил ему в рот зелье малого антидота, взвалил его на плечо и потащил к выходу. Не желая быть застигнутым врасплох, я постоянно сканировал окружающее пространство на наличие ауры разумного. Ни в комнатах на втором этаже, ни в гостиной на первом никого не осталось. Но уже приближаясь к выходу, в одной из хозяйственных комнат на первом этаже, я почувствовал слабую ауру умирающего человека. Она существенно отличалась от ауры убийцы. Кто же это может быть? Сопоставив свое текущее положение с планом здания, я сообразил, что рядом должна быть шахта грузового лифта. Может это Белла?

Опустив на пол тело товарища, который понемногу начал приходить в себя, я открыл защелку входных дверей и нос к носу столкнулся со своими стражниками, пытающимися взломать её.

- Хоук, приведи Эрна в чувство. Брент, - я протянул бывшему гладиатору связку ключей, - забери наше оружие. Верус, найди запасной выход из особняка. Я сейчас.

Я метнулся в комнату с раненой. Открыв люк грузового лифта, я увидел тело девушки, сломанной куклой лежащее на грузовой платформе.

Она оказалась довольно крупной, но пропорционально сложенной девушкой. Большая грудь, широкие бёдра, густая копна рыжих волос и черты лица, характерные для северян. Не удивительно, что Эрн выбрал именно её. Но почему девушка с островов оказалась в борделе герцогства? Насколько я знаю, северянки крайне редко покидают острова. Это для их мужчин бродяжничество и поиск приключений - норма, а девушки сидят дома. И что ее связывает с ночным убийцей? Некоторые тайны лучше не знать. Но не бросать же раненую заживо сгорать в пожаре. После такого поступка совесть замучает.

Я осторожно осмотрел девушку. Ранение было одно. С правой стороны, чуть ниже рёбер, виднелась колотая ножевая рана. Скорее всего, убийца целил в печень, но по какой-то причине удар вышел неточным. Возможно, девушка сопротивлялась, возможно его что-то отвлекло. В любом случае, ранение было достаточно серьезным. И положение раненой осложнялось тем фактом, что клинок был отравленным. Рана сильно воспалилась и уже начала гноиться, а ее края вообще почернели. Совершенно нетипичная ситуация для ножевого ранения.

К тому же, убийца скинул уже ненужную сообщницу в шахту грузового лифта. Не знаю, почему он решился на такой поступок, ведь звук падающего тела мог привлечь внимание охранников. Может быть, он рассчитывал таким образом всполошить хозяйку и заставить её сломя голову бежать за ларцом. Может, он хорошо знал внутренний распорядок жизни в особняке и мог быть уверен в том, что девушку не найдут, а ее падение не заметят. Гадать об этом было бессмысленно.

Падение с высоты второго этажа головой вниз здоровья девушке не прибавило, но, как ни странно, спасло жизнь. В момент приземления украденный амулет ордена, спрятанный в потайном кармане платья, впился ей в кожу, прорвав ткань. Не будучи надетым на шею, амулет не защитил от удара ножом, но как только коснулся тела, в нем сработал контур лечения и вся энергия накопителей ушла на поддержание жизни раненой. Благодаря этому она все еще дышала.

Я обработал рану малым антидотом, попытавшись нейтрализовать яд, затем малым зельем здоровья. Потом влил в рот девушки свой последний малый антидот и, сразу вслед за ним, среднее зелье здоровья. И добавил три заклинания малого исцеления подряд. Края раны порозовели, смертельная бледность покинула ее лицо.

- Брент достал оружие. - Верус протянул мне меч и кинжал. - Эрн очухался, а я нашёл выход во двор. Предпоследняя дверь справа перед гостинной. Нужно уходить, боюсь крыша рухнет.

- Уводите Эрна через главный выход. А я вынесу её, - я кивнул на девушку, - через чёрный. Думаю, что за особняком наблюдают. Не хочу, чтобы вас видели вместе с ней. Я пришёл один и попытаюсь запутать следы. Сидите в трактире и не высовывайтесь. Я свяжусь с вами сам. Возможно, через несколько дней. Помоги мне её переодеть и собери все зелья малого антидота. Они ей понадобятся.

* * *

Около пяти минут ушло на переодевание Беллы в мужской костюм. Благо, в моём волшебном мешке всегда имелась пара чистых комплектов пол запас. За это время огонь охватил верхние этажи особняка и вплотную приблизился к первому этажу. Комнаты и коридор наполнились дымом. В любой момент можно было ожидать обрушения крыши.

Как только мы закончили переодевание, мои спутники покинули особняк через парадные двери. "Полуночный цветок" находился на пересечении одной из центральных улиц города и переулка, поэтому перед главным входом уже собралась внушительная толпа зевак. Однако, тушить пожар никто не спешил. Ждали прибытия магов магистрата.

То, что Эрна вытащили через парадную дверь - хорошо. В любом случае, уйти незаметно всем не получилось бы, но это и не требовалось. Мне было важно, чтобы у ночного убийцы или его подельников не возникло желания избавиться от свидетелей. Бессознательный Эрн и друзья наемники, вытащившие его уже после того, как убийство свершилось и убийца покинул особняк, на свидетелей не тянули.

Конечно, у муниципальной стражи будут вопросы о произошедшем внутри, но мои парни не смогут рассказать ничего интересного даже ментальным магам. Они зашли в особняк, забрали Эрна, его оружие, и вышли. Да, им придётся сказать, что это я выпустил их внутрь. Возможно, узнают о Белле. Да, следователи захотят побеседовать со мной. Но, я расскажу им версию, выгодную мне: "Ждал Дину в её комнате. Когда начался пожар, вытащил Эрна. По пути заметил убитого охранника и забрал ключи от сундуков с оружием. Отдал Эрна парням, а сам вернулся за девушкой. Вышел через черный ход, потому что парадный был заблокирован. Где девушка? Доставил ее в храм госпожи Гигеи, да там и оставил. Всё равно ведь не проверят. Жрицы богини здоровья о своих пациентах никому ни слова не рассказывают. Если заплатить за лечение, конечно."

А может быть, вообще удастся избежать допроса. Ведь для начала, меня нужно будет найти. А затем получить разрешение графа на допрос аристократа. Да и с таким разрешением им понадобиться сильнейший маг ментат, чтобы взломать мою защиту. Откуда такой в муниципальной страже, отлавливающей воришек на рынке?

Другой вопрос, что делом могут заинтересоваться хозяева борделя или гильдия теней. Вот с ними встречаться не хочется, поэтому барону де Велю будет лучше на некоторое время исчезнуть. Да и для здоровья Беллы это будет полезно.

Я осторожно выглянул в окошко на двери черного хода. Мне открылся вид на небольшой, хорошо освещенный пожаром внутренний двор с опрятным садом и невысоким хозяйственным зданием. Да, незаметно выбраться отсюда будет непросто. На окнах первого этажа - решетки, на второй и третий этажи не подняться из-за пожара. А дверь - на виду. Разве что использовать в качестве прикрытия дымовую завесу. Я достал из рюкзака две повязки и смочил их водой из фляги. Одной обмотал лицо девушки, а второй прикрыл свои нос и рот. Ну вот, мы готовы. Осталось переместить дым от пожара в нужное место и мы можем выходить.

Эксперименты по изменению атмосферного давления в определённой точке пространства я начал давно. Ведь успех в этом направлении открывал широкие возможности управления ветром, погодой и осадками, которые можно было использовать в совершенно различных областях. От помощи крестьянам в ведении сельского хозяйства до управления парусным судном.

Влиять на давление было возможно путем изменения температуры воздуха. Охлаждение некоторого объёма приводило к тому, что воздух в нём уплотнялся, и наоборот, нагревание приводило к разрешению. Хотя работало это медленно, а мне был нужен мгновенный результат. Ну, что же, для резкого изменения давления можно попробовать резкое изменение температуры. Я снизил температуру воздуха перед дверью сразу на три десятка градусов, практически до нуля. Это было чрезвычайно энергозатратно, но стоило того. Уплотнившийся охлаждённый воздух собрался у земли, а на его место опустился чёрный дым, вырывающийся из окон второго и третьего этажей. Сработало! Я тут же начал строить остальную часть дымовой дорожки вдоль здания от двери черного хода к хозяйственной постройке.

Конечно, находится в дыму было чрезвычайно вредно и опасно, но даже с полубессознательной девушкой на плече я преодолел расстояние до сарая в несколько десятков секунд. Благодаря влажной повязке на лице Белла перенесла это испытание безболезненно, а я и вовсе задержал дыхание.

Достигнув угла главного здания, я нырнул в проход между сараем и высоким забором, который укрывал нас от потенциальных наблюдателей. Пара десятков шагов и мы у калитки, через которую в особняк доставляли припасы. Взломать нехитрый замок на калитке - дело нескольких секунд, ведь набор отмычек и советы пирата всегда со мной. А теперь момент истины. Удастся покинуть особняк незамеченными или нет зависит от множества факторов. Я приоткрыл калитку и, подхватив девушку под руку, вышел в переулок. По сути, мне приходилось её нести в крайне неудобном для себя положении, но так создавалось ощущение, что я веду подвыпившего товарища.

Зевак в переулке не оказалось, они наблюдали за пожаром с главной улицы, откуда и вид был получше, и жар поменьше. На скоро осмотревшись, я направился вглубь тёмного переулка. Ещё немного и я выйду на параллельную улицу, а там поймаю извозчика. Заглянуть в храм госпожи Гигеи придётся в любом случае. Иначе, Белле не выжить.

* * *

- Чем обработал рану? - Заинтересованно спросила меня жрица богини здоровья, осматривая раненую девушку.

-  Малым универсальным антидотом и малым зельем здоровья, то же самое заставил выпить.

- Занятные зелья. - Жрица с интересом взглянула на меня. - Ещё есть?

- Нет, - покачал я головой, - всё на неё истратил.

Ну в самом деле, не отдавать же зелья, приготовленные из тварей Пыльного замка, умелым алхимикам храма. Они вмиг определят необычность ингредиентов, а мне лишнее внимание ни к чему. И так уже наследил где только возможно.

- Жаль. Нейтрализовать этот яд под силу лишь специально приготовленным зельям, а ты говоришь универсальный антидот. Нам бы такой рецепт пригодился. - Женщина пристально посмотрела на меня. - Может скажешь где достал?

- Скажу, - охотно ответил я, - купил у бродячего алхимика в Приграничье. Хорошая штука, даже от похмелья спасает. Потому и не осталось.

Женщина неодобрительно покачала головой.

- Как её зовут и что с ней случилось?

- Понятия не имею. Я случайно наткнулся на неё в тёмном переулке.

Жрица мне не поверила, но ничего больше не спросила. Она молча сделала знак своим помощниками и двое мужчин в белых хламидах осторожно переложили Беллу на носилки, а затем унесли внутрь храма.

- Спасибо, что помог страждущей. - Жрица осенила меня величественным жестом, приложив ладонь ко лбу. - Мы позаботимся о ней. Ты можешь идти.

- Она поправится?

- Да, ты успел вовремя и зелья твои очень помогли. Через неделю она встанет на ноги.

- Наверное, у неё могущественные враги. Нельзя, чтобы о ней узнали за пределами храма.

- Ты сомневаешься в том, что следуем заветам нашей богини? - Нахмурилась жрица.

- Я не знаю заветов вашей богини, - улыбнулся я в ответ, - вот и спрашиваю.

- Её имя и болезнь навсегда останутся тайной храма.

- А как она расплатиться за лечение?

- Если она не сможет заплатить, то отработает свой долг в храме.

Жрица начала раздражаться. Похоже, мои вопросы ей изрядно надоели.

- Возьмите эти деньги. - Я протянул ей кошель с пятьюдесятью серебренниками, что было эквивалентно пятью золотым. - Если не хватит, я добавлю. Попросите её дождаться меня. Я вернусь за ней через неделю. - Я подмигнул жрице. - Такую милашку нельзя оставлять без поддержки.

- Я передам ей твои слова. - Холодно ответила женщина. - Мне нужно идти, больные не могут ждать.

Глава 7. Тайны "Полночного цветка" - Часть 1

- Ну, и какого кракена ты столько серебра отвалил? - Пристал ко мне пират, как только я покинул храм. - В порту за такие деньги можно две недели гулять. Каждый день с новой подружкой.

- Бен, мы влезли в такое дело, что тут не до гулек. Ты же сам видел убийцу. Если откроется, что мы вытащили эту Беллу, а тем более ларец мадам, то на нас откроют охоту.

- Ну и зачем ты её вытаскивал?

- Потому что у неё можно узнать хоть что-то об убийце. Если охота всё же начнётся, я хочу иметь хоть какое-то представление об охотнике и его заказчиках. Не просто так же эта Белла впустила убийцу в особняк. Она имела какие-то мотивы.

- Да может она просто дура. - Фыркнул призрак. - Меня одна красотка две недели ублажала, потому что я обещал жениться. А как узнала, что утром я к её соседке заглядываю, чуть не прирезала во сне. Женщины, они того.

- Вряд ли, тут что-то другое. У неё была причина навредить мадам и я хочу её знать.

- Слушай. - Судя по энтузиазму в голосе, в голову призрака пришла гениальная идея. - А эта мадам ничего себе! Не молоденькая козочка, конечно, но и я уже давно не бычок. Давай ей винца подкинем. Пусть успокоит нервы. А потом я с ней потолкую...

- Ну уж нет, - покачал я головой, - бедняжка только преставилась, а ты к ней подкатывать собрался. Я сам с ней поговорю для начала.

- А потом вина дашь, - настойчиво продолжил пират, - чтобы успокоить.

- Хорошо. - В вопросах выпивки с Беном было легче согласиться, чем спорить.

- Куда сейчас?

- Переоденусь, - ответил я, заворачивая в тёмный переулок, - и пойдём кристаллы продавать.

* * *

Рассеянного света луны едва хватало, чтобы рассмотреть из моего укрытия открытое окно на третьем этаже в доме напротив. Еще труднее было увидеть что же происходит внутри тёмной комнаты, но у меня было существенное преимущество перед любым другим наблюдателем. Я мог видеть в тепловом спектре. И поэтому все передвижения ночного воришки в гостях у его жертвы были видны как на ладоне. Конечно, в той части квартиры, что была видна через окно с соседней крыши.

Найти "работающего" вора в ночном городе было проблематично. Прежде всего потому, что он сам не желает, чтобы его обнаружили, и умеет профессионально скрываться. То, что мне посчастливилось наткнуться на домушника в первую же ночь поисков, ничем, кроме удачи, объяснить было невозможно. Хотя искал я не наобум, а руководствуясь логикой.

Начал с наблюдения за трактиром "Жирная утка". Именно его Верус назвал штаб-квартирой местной шпаны. Нет, сюда не тащили награбленное и украденное, не доставляли кассы публичных домов. Тут получали наводки. Что, где, когда и у кого можно украсть или отобрать. В гильдии теней разделение труда было впечатляющим. Нищие, попрошайки да и некоторые простые жители города были ушами и глазами гильдии. Они следили за соседями, прохожими и подмечали многое. От них информация стекалась к ночному и дневному мастеру гильдии, а тот, в свою очередь, давал наводки исполнителям.

Более сложные дела требовали подготовки, но иногда ситуация требовала немедленных действий. Например, когда квартира оставалась без присмотра на одну ночь. Именно такой случай сегодня и представился. Примерно полтора часа назад, около двух после полуночи, из трактира выскочил заспанный мальчишка и умчал в неизвестном направлении. Минут через пятнадцать, он вернулся с невысоким парнем, одетым в черное. Мой взгляд сразу зацепился за его походку. Лёгкая, крадущаяся, бесшумная и осторожная. Походка ночного вора.

Я сразу понял, что он тот, кто мне нужен. Поэтому и пошёл за ним после того, как он вышел из трактира. 

Вор оказался настоящим профессионалом своего дела. Ничуть не опасаясь высоты, он спустился на веревке с крыши здания и так ловко вскрыл окно, что я не смог услышать даже щелчка щеколды. После этого он бесшумной тенью скользнул внутрь темной комнаты и принялся обыскивать шкаф. Похоже, наводчики не зря брали свою долю, так как совсем скоро его поиски увенчались успехом и он выбрался обратно на крышу.

Дождавшись, когда он начнет спускаться с крыши, я подкараулил его в переулке.

- Тёмной ночи. - Прошептал я условное приветствие работников плаща и кинжала. - Да принесёт она богатую добычу.

Вор мгновенно обернулся ко мне, а в его руке сверкнул кинжал.

- Да поможет она избежать опасностей! - Ответил мне девичий голос.

Девчонка? Присмотревшись, я увидел едва заметные округлости в нужных местах. Точно девчонка. Ну что же, для моих планов это не имеет никакого значения.

- Мне нужно встретиться с твоим дядюшкой.

- Он терпеть не может незнакомцев. - Фыркнула в ответ девушка.

- Я Молчун. Мне нужно передать привет от моего дядюшки из Великого рынка и отдать долг.

Ну вот, я представился, попросил аудиенции у ночного мастера и намекнул на взнос, который пришлый вор должен уплатить местному отделению гильдии.

- Какой долг?

- Давний. Долг каждого уважающего себя мастера перед гильдией. Правда, я занимал не здесь, но это ведь не повод расстраивать уважаемых людей. Я чту законы чужого города.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

А это информация о том, что украл я не в Белом порту.

- Хорошо, я передам твои слова дядюшке. Он пришлет тебе весточку. Где тебя искать?

- Нигде, я ещё не снял жильё в вашем городе. Может, посоветуешь где остановиться?

Девушка на несколько секунд зависла, обдумывая мои слова, а затем спросила в ответ:

- Проблемы?

- Не то, чтобы крупные. Тут меня никто не знает, но могут искать пришлые, так что нужно залечь на дно на недельку? Хотелось бы поселиться в тихом месте без лишних глаз и ушей.

- Деньги есть?

- Это тебе за совет. - Вместо ответа я кинул ей золотой. - Помоги найти что-то не очень дорогое, но приличное.

- Тебе надо переодеться. Там, куда я тебя отведу в рабочей одежде появляться не принято.

- Не проблема. У меня всё с собой. Тут переодеваться или ближе к месту жительства?

- Позже. - Лаконично ответила она и скомандовала: - Идем.

* * *

- Ты понял? - Переспросил я пирата. - Никаких похабных шуточек. Она только что стала призраком. Представь, каково ей.

- Подумаешь. - Фыркнул Бен. - Это мне в подземельях двести лет было нудно без выпивки, а ей чего жаловаться? Очухалась, а тут я. Веселый, смелый и добрый, когда выпью. Ты знаешь как меня красотки любили? 

- Бен, причём тут ты? Её убили вчера.

- Да, от этого можно расстроиться. - Согласился пират. - Но плюсы тоже есть. Можно не мыться... - И тут же переключился на волнующую его тему: - А ты видел какие у неё...?

- Сомневаюсь, что она на тебя клюнет, - оборвал я влажные мечты пирата.

- Тут ты прав, охмурить красотку - призрака будет непросто. Украшения она не наденет, золото не возьмёт. Чем её удивить?

- Я не о том. Она же не наивная девочка. Она борделем управляла.

- Думаешь, придется жениться? - Бен задумчиво почесал лысину и решительно заявил: - Да ну, попробуем напоить для начала. Засунешь нас двоих в свой волшебный мешок?

- Только после того, как мы с ней подружимся.

- Вот дурак, как раз для того, чтобы мы с ней подружились, нас и надо в мешок...

- Бен, будешь мешать, я тебя самого туда засуну. Исчезни и помалкивай.

- Молокосос! - Буркнул пират и скрылся.

Ну что, пришло время познакомиться с мадам Дорин. Тайна ларца, равно как и причина убийства мадам не давали покоя моему любопытству. А ещё было неясно, что держит её душу, не позволяя призраку развеяться. В случае пирата это было неуемное и неудовлетворенное желание плотских утех. А в ее?

Кира, так звали молодую воровку, которую я встретил прошлой ночью, привела меня в уютный домик на границе рыночного и портового кварталов. Хозяин сдавал квартиру на чердаке, главным достоинством которой был отдельный вход и дополнительная возможность незаметно покидать ее через окно, а затем крыши прилегающих домов.

Хозяин, вроде бы, не страдал излишним любопытством, но я всё равно дождался когда он уйдёт на рынок перед тем, как начать знакомство с мадам.

- Где я?

Призрак женщины появился как только я извлёк её гребень из подпространственного кармана. Сказать, что она была напугана, значит не сказать ничего. Она была в ужасе, дико озираясь по сторонам и не понимая что происходит.

- Вас убили. - Я решил не тянуть с плохими новостями. - Душа покинула тело, но не отправилась в мир иной. Похоже, в этом у вас остались незаконченные дела.

- Помню, - прошептала женщина, пытаясь совладать со своим страхом. Удивительно, но это у неё вышло достаточно быстро.

- Я случайно оказался свидетелем убийства. Извините, спасти вас не успел, но смог забрать вещь, к которой привязана ваша душа.

- Ларец? - Оживилась мадам.

- Нет, этот костяной гребень. - Я показал гребень и, видя её разочарование, поспешил добавить: - Ларец я тоже забрал.

- Помоги мне, - в глазах женщины вспыхнула надежда, а в голосе послышались умоляющие нотки, - помоги мне отомстить.

- Видите ли, - мягко начал я, - одно дело вытащить имущество из пожара, случайно оказавшись рядом, и совсем другое ввязываться в противостояние с могущественными врагами.

- Ты вскрыл ларец? - Глаза мадам гневно сузились, а в голосе появилась сталь. Видно, что она привыкла командовать.

- Нет, ларец я пока не трогал, но обязательно посмотрю что внутри.

- Без меня ты ничего не поймёшь!

- Я вообще не уверен, что мне нужно что-то понимать. Какой мне смысл лезть в чужие тайны, если они столь опасны?

- Богатство! Ты можешь получить много денег!

- У меня достаточно денег. Из-за чего ещё мне стоит рискнуть?

- Титул! Если ты мне поможешь, один человек, очень могущественный, вознаградит тебя.

- У меня есть титул. Я барон.

- Барон... - женщина вопросительно посмотрела на меня.

- Айвери, - ответил я на её немой вопрос, - ограничится именем. А вас как зовут?

- Дорин. Так что тебе нужно, барон Айвери?

- Знания. Меня интересует всё: заклинания, рецепты зелий, чертежи машин. Есть что-то эдакое?

- Занятный круг интересов. - На лице мадам появилось удивление. - Совсем необычный для аристократа твоего возраста. - Она неожиданно нахмурилась и подозрительно посмотрела на меня. - Зачем ты пришёл в "Полуночный цветок"?

- Эрн. Помните рыжего северянина? Я узнал, что ему грозит опасность и пришёл выручить.

- И как ты узнал, что он в опасности? - Недоверчиво спросила мадам.

- Магический амулет, - не стал я хитрить. - Я почувствовал, что его отравили, пришёл разобраться и помочь. Понял, что амулет украли. Начал его искать и стал свидетелем убийства.

- Ну, хорошо. - Мадам помолчала, обдумывая мои слова. - Похоже, что ты не врешь. - Она снова помолчала, собираясь с мыслями, и перешла в атаку: - У меня есть, что тебе предложить!

* * *

- Мне сказали, что ты из Великого рынка. - Немолодой мужчина напротив внимательно изучал меня. - Как зовут твоего дядюшку?

- Одноглазый.

- Слышал о нём. Уважаемый человек. - Мне показалось или ночной мастер напрягся, услышав кличку своего коллеги из Великого рынка. - Как он поживает?

- Два года назад чувствовал себя прекрасно.

Кто знает, не отправили ли этого упыря к праотцам. Характер у Одноглазого был так себе. Наверняка, члены гильдии обменивается новостями и узнают об изменениях в иерархии других городов. Не стоит делать вид, что покинул Великий рынок недавно.

- Где же тебя носило столько времени?

- Много где, но больше в глуши: в Бескрайней степи, в Приграничье. Несладко пришлось, хотя я выпутался, причём с прибытком.

- Что за долг ты хочешь вернуть?

- Вы примете его? - Вместо ответа спросил я.

Получить согласие до того, как я покажу свою добычу, было крайне важно. Всегда оставался шанс, что мастер гильдии, позарившись на мою добычу, найдёт повод отказать. Тогда я останусь беззащитен перед лицом могущественной организации, знающей о моих богатствах и желающей их заполучить. Нет, хватать и пытать на месте меня не станут. Иначе, ни о каком сотрудничестве между городами не может быть и речи. Отпустят с миром, но тут-же объявят охоту. До тех пор, пока я не уплатил налог, меня вправе обокрасть или ограбить любой член гильдии.

- Где ты взял в долг?

- Далеко за пределами герцогства. В месте, где нет гильдии.

Это был способ "узаконить" свою добычу, взятую вне зоны влияния гильдии. Любой вор, мошенник или грабитель отдавал пять процентов. Столь невысокий налог объясняется нежеланием гильдии терять эти левые доходы. Ведь узнать о том, что добыто у чёрта на куличках незнакомым членом гильдии - очень проблематично. Поэтому налог был столь невелик.

- Не вижу причин отказать. - Мастер понял, что развести меня не выйдет и сыграл честно. - Я приму твой долг гильдии. Что ты хочешь вернуть?

Я молча достал из рукава двадцать пять малых кристаллов магии. Ровно двадцатую часть от того, что собрался продать. Глаза ночного мастера расширились от удивления. Он понял, что я владелец крупного состояния и он только что упустил солидный куш. После его согласия, я стал неприкасаем для членов гильдии.

- Что собираешься делать со своей частью добычи?

Упустив один шанс, он тут же ухватился за следующий. У людей его профессии чрезвычайно быстро работает голова. Он мгновенно просчитал ситуацию и понял почему я принёс кристаллы в гильдию. Он понял, что я хочу их продать, воспользовавшись возможностями гильдии.

- Продам. - Как можно равнодушен ответил я, пожав плечами.

- Покупателя нашел?

- Еще нет.

Ну, давай же, предлагай. Просить гильдию об одолжении слишком накладно. Уж лучше ты сам предложишь свою помощь.

- Гильдия могла бы взять на себя продажу кристаллов.

- И сколько я получу?

- Кристалл стоит три дублона. За услуги гильдия возьмет десятую часть цены.

Ну, молодец. Это раньше малый кристалл магии столько стоил. Сейчас, во времена жёсткого дефицита, его цена подскочила до тринадцати - пятнадцати дублонов. А что вы хотели? Это не зелье, стимулирующее восполнение магической энергии, а манна в чистом виде. Усваивается мгновенно, КПД под сто процентов и на его создание маг должен потратить несколько дней вблизи источника силы. А спрос в порту постоянен. Во время бури корабельные маги сосут их как сладкоежка леденцы. Иначе из шторма можно и не выбраться. Да и во время морского боя кристаллы тают как снег на солнце.

- Хорошая попытка, - улыбнулся я, - двенадцать дублонов за кристалл и никаких комиссий. Иначе я продам их сам по пятнадцать.

Ночной мастер пару минут бодался со мной взглядами, но затем уступил, нехотя кивнув.

- Деньги получишь после продажи.

- Всё и сразу. - Покачал я головой и, видя как мастер сжал кулаки от бессильной ярости, поспешил разрядить обстановку. - Я узнал цены. Магический двор отпускает их по тринадцать, да и то лишь по специальному разрешению. Это хорошая, справедливая цена. Гильдия получит выгоду на ровном месте. А я больше уступить не могу. Мне нужно ещё один долг вернуть. Личный.

- Хорошо. Сколько кристаллов продаёшь?

- Все пять сотен. Когда будут деньги?

- Хоть сейчас.

- Кристаллы у меня с собой.

- Флин, - ночной мастер, не отрывая от меня взгляда, позвал помощника, - приготовь деньги.

- Шесть тысяч дублонов. И вот ещё что. У вас есть тайные кошели?

- Зачем они тебе?

- Мне ни к чему, у меня свои имеются, а вот вам пригодятся. Не собираетесь же вы положить пять сотен малых кристаллов магии на полочку. Через полчаса у вас тут круг магов соберется.

- Кхарум, - ночной мастер прошипел неизвестное мне ругательство. - Флин, возьми тайные кошели.

- Приятно иметь с вами дело, - сказал я через полчаса, пряча шесть тысяч золотых в шести потайных кошелях на поясе. - Могу я нанять в гильдии охрану на один день?

- Сотня золотых. - С каменным лицом ответил ночной мастер.

- Годится.

Затребованная сумма была гораздо больше обычной платы, но я с радостью пошел на уступку, даже не подумав торговаться. Ночной мастер получил шанс "нагреть" чужака, а значит его авторитет в гильдии не пострадает. Ну, для того и просил охрану. Для любого члена гильдии сейчас я и моё имущество - табу. По глазам вижу, что ночной мастер оценил мой жест.

- Флин, вызови ребят. Пусть присмотрят за моим племянником.

Ого, я удостоился большой чести. Видать, маэстро оценил как мои возможности в ведении переговоров, так и мой вклад в благополучие гильдии. Ведь я сегодня принёс ей от полутора до двух тысяч золотом. Конечно, большую часть суммы составит навар на продаже моих кристаллов, но и чистыми гильдия получила достаточно. Такой доход не мог остаться неоценённым. Тем лучше. Ну что же, пора и честь знать.

- Спасибо дядюшка! Крепкого вам здоровья и удачи в делах. Буду в Белом порту в следующий раз, обязательно занесу долг.

* * *

- Если заплатите сегодня, заказ будет готов через три дня. - Кудлатый гном в кожаном комбинезоне и шлеме с причудливыми очками разве что не сдувал с меня пылинки. - Куда нужно будет доставить заказ? Доставка в пределах города - бесплатно.

Ну да, я для них очень выгодный клиент. Не каждый день к ним приходят за таким большим заказом. Два прядильных и два ткацких станка, десяток швейных машинок, пять стреломётов и несколько наборов лучших гномьих инструментов. Всё как я и планировал. И тянула вся эта прелесть более, чем на две с лишним тысячи золотых. Гномы ценили свой труд как никто другой. Я смог позволить расширение заказа лишь потому, что мои финансовые возможности изрядно увеличились. Хотя торговался я не менее яростно, чем если бы у меня в кармане не было необходимой суммы, чем заслужил немалое уважение оппонента.

- Подождите уважаемый. - Я мягко прервал гнома. - У меня есть два условия.

- Внимательно вас слушаю. - Опытный торговец был сама вежливость, хотя и напрягся, услышав, что у меня есть условия.

- Я хочу, чтобы вы подыскали подходящее судно с надежным капитаном, чтобы доставить весь этот груз вместе со мной в вольный город Рурк.

- Не вопрос. У нас очень хорошие связи в порту.

- Окончательное решение о найме я приму сам после осмотра корабля и беседы с капитаном, но ваша помощь будет неоценимой.

- Ну что вы, пустяки. Не извольте сомневаться, будет сделано. Какое второе условие?

- Мне нужен мастер, который установит и настроит станки на месте.

- Рурк? - Гном задумчиво потеребил губу. - Видите ли, уважаемый, мастера нашего клана неохотно путешествуют на корабле. Гном и море, так сказать, несовместимы. Боюсь, я не смогу убедить кого-либо из наших мастеров в необходимости такого путешествия, а требовать я не могу.

- Жаль, придётся обращаться к мастерам рыночного квартала. - Я дождался когда гном согласно кивнёт и добавил: - Правда качество их станков и стреломётов никуда не годится, но я смогу купить вдвое больше. Как думаете можно количеством станков покрыть простои при поломках?

- Что вы, - всплеснул руками коротышка, - речь ведь не только об этом. Подумайте о качестве продукции! Такой тонкой и прочной нити не получить ни на каком другом станке. А ковры! Вы сравнивали ковры? Пойдемте со мной на склад, я покажу вам в чём отличие.

- Я вам верю, уважаемый, но ведь запустить ваше оборудование без мастера никак невозможно. Без умелого настройщика оно превратиться в груду железа. Зря я отнял у вас столько времени. Извините, но мне так хотелось купить станки гномьей работы. Мой батюшка так и сказал: покупай только у гномов, но без мастера настройщика не возвращайся. Даже не знаю, что делать.

На гнома было жалко смотреть. Только что он уболтал богатенького аристократа купить полный набор станков и тут такой финал. А главное, деньги-то у клиента есть! Он уже почти расплатился...

- Постойте, уважаемый.

Торговец суматошно перебирал в голове варианты и не находил решения. Никто из уважаемых мастеров не согласиться на дальнее плавание. Никто из уважаемых... Внезапно, лицо гнома озарила улыбка.

- Думаю, мы сможем выполнить ваше второе условие и придём к соглашению.

- Вы дадите мастера?

- Давайте присядем и обговорим условия. - Гном ушел от прямого ответа, беря меня под руку и увлекая в сторону удобного дивана. - На голодный желудок успешные сделки не заключаются. Перекусим?

- С удовольствием.

Похоже, торговец давно подал условный знак, так как буквально через минуту после его предложения в гостинную вкатили небольшой стол на колесиках, уставленный всевозможными закусками с парой пузатых бутылок какого-то янтарного напитка.

- Попробуйте, это лучший напиток из всех, когда-либо созданных. Называется "Жар бездны".

- Это самая забористая дрянь из всего, что я пил. - Мысленно отозвался Трезвый Бен. Впервые за пару дней после того, как я отказал поселить его вместе с мадам Дорин. - Сжигает глотку и растворяет кишки. Мне не наливай.

Вот это характеристика напитка! Если сам Трезвый Бен, который пьёт всё, что горит, отказывается от него, то это действительно убойная штука. Похоже, мне решили помочь принять "правильное" решение. Тем временем гном до краёв наполнил два кубка из малахита и протянул один из них мне.

- Пусть шестерни вращаются! - Отсалютовал он мне бокалом.

- А смазка никогда не заканчивается! - Вернул я ему салют и приветствие.

Глаза моего визави расширились от удивления, а я усмехнулся про себя. Откуда ему знать, что я больше года прожил в компании полугнома и выпытал у него о коротышках всё что только можно: законы, традиции, предпочтения, приемы и уловки, и даже застольные тосты.

Пойло и вправду оказалось убойным. Не примени я на себя заклинание малого исцеления, не смог бы сделать даже пары глотков. Но благодаря предупреждению пирата и своевременной магической помощи, я смог влить в себя весь бокал разом, не спалив внутренностей и не свалившись от хмеля под стол.

- Занятный напиток. - Я взял с подноса кусочек ароматного хлеба, понюхал его и положил себе на тарелку. - Наверное, он символизирует раскаленную лаву, встречающуюся в недрах гор?

- Её самую.

Удивлению коротышки не было предела. Он ожидал, что я опьянею после первых же глотков и мы быстро придем к нужному ему соглашению. Признаюсь, без заклинания малого исцеления так бы это и случилось, но заклинание мигом расщепляло алкоголь в крови.

- Вы позволите?

Я протянул руку к бутылке, но не прикоснулся к ней, ожидая разрешения хозяина. Дождавшись кивка, я взял бутылку в руки, извлек пробку и снова наполнил бокалы до краёв. Поднеся свой бокал к носу, я осторожно понюхал напиток.

- Вы знаете, я не мастак в спиртных напитках, но мне кажется, что "Жар бездны" самый удивительный из них. - Я отсалютовал бокалом. - Богатых жил вашему клану!

- Прочности вашим киркам! - На автомате ответил гном, опрокидывая в себя второй бокал.

У меня получилось вывести его из равновесия. Опытный торговец на мгновение растерялся.

- Так кого из мастеров вы дадите мне в сопровождение?

- Видите-ли, все наши мастера заняты срочным заказами. Неволить я никого не могу, мастер должен добровольно заключить с вами контракт, а никто из них не согласиться уйти от дел на полгода. Ведь согласитесь, путешествие в Рурк и обратно быстрее не закончиться.

- Что, совсем без вариантов? - Я снова наполнил бокалы. - Крепкого фундамента вашим строениям!

- Гладких граней вашим блокам!

Гном опрокинул в себя третий бокал. Хотя коротышки и славились своим умением пить, "Жар бездны" мог свалить с ног даже их. На лице моего собеседника появились первые признаки опьянения.

- Могу попробовать уговорить одного из подмастерьев. - Продолжил он. - Ведь установка и настройка станков не требует такой же квалификации как их изготовление. Да и контракт с подмастерьем будет гораздо дешевле.

- Думаю, вы правы. - Я снова налил. - Опытного подмастерья будет вполне достаточно. Мудрых идей вашим мастерам!

- Точных чертежей вашим подмастерьям!

- Возможно, я смогу заключить с ним контракт на год?

- Возможно. Единственная проблема в том, что гномы не любят корабли... - Гном посмотрел на меня сочувствующим взглядом и добавил: - Лишь один член гильдии механиков может согласиться на дальнее путешествие морем - подмастерье Гвинк...

Я налил ещё и мы молча выпили. Похоже, клиент созрел. Мне самому было ужасно плохо и это при том, что каждый выпитый бокал я сопровождал парой заклинаний малого исцеления. Каково же было гному, что глушил эту забористую дрянь без закуски и перерыва? Ведь закусывать и отставать от меня ему не позволяла гномья гордость. Коротышки небезосновательно считали себя лучшими выпивохами на свете и ни за что на свете не решились бы признать обратное.

- И что с ним не так?

- Характер дурной. Невмеру дерзок и склочен. Дважды был наказан за ругань с мастером. Неделю назад едва не исключили из гильдии за драку с другим подмастерьем.

Ну вот, проболтался. Хотя, для меня отношения подмастерья с коллегами по гильдии не так уж важны. Главное, чтобы специалистом был хорошим. Я снова налил и после того, как мы опустошили бокалы, спросил:

- Дело знает?

- Этого не отнять. - Пьяно ответил гном.

- Хорошо, он мне подходит. Но ведь нужно получить его согласие. Так?

- Насчёт этого не волнуйся. После драки мастер от него отказался. Если в течении месяца он не найдёт другого учителя или контракт, его исключат из гильдии. Так что он тебе достанется почти бесплатно, за пятьдесят золотых в месяц.

- Скорее, за пятьдесят золотых в год. Или я могу подождать пару недель и взять нищего с улицы после того, как вы его выгоните.

- А Кхарум с тобой, - махнул рукой гном, - бери за пятьдесят в год! Он со своим характером у меня в печенках сидит.

- По рукам!

- Это дело нужно обмыть! - Обрадовано заявил гном, откупоривая вторую бутылку. - А ты видел какие арбалеты мы делаем?

* * *

Утро оказалось очень недобрым. Несмотря на то, что я применял на себя заклинание малого исцеления вместе с каждым выпитым бокалом, алкоголь всё равно взял верх. Если бы я не запил бурное застолье двумя склянками зелья малого антидота, то точно бы не проснулся. По крайней мере, сегодня.

Голова болела жутко, внутренности горели огнём. Чтобы я ещё раз пил с гномами этот "Жар бездны"... Да ни за что! Хотя, пьянка оказалась полезной в плане обретения новых знакомств. Кто же там вчера был? Кроме главы торгового департамента гильдии механиков Ола Селлера, сделку пришли отметить почти все мастера гильдии. Впрочем, в этом не было моей заслуги. Просто гномы любили выпить, а тут подвернулся пристойный повод.

Никаких секретов я не выведал, но одно то, что мастера меня запомнили, было хорошо. В будущем можно было рассчитывать не то чтобы на скидки, но на особое расположение точно. Приняв в лавке, мне предложат тот товар, что доступен лишь "своим".

Вообще, у гномов была своеобразная шкала оценки разумных. Добиться их уважения мог лишь тот, кто соответствовал сразу трём критериям: был мастером своего дела; поглощал алкоголь, что бездонная бочка; и мог засадить в кулачном бою в глаз другому гному. Меня умудрились проверить по двум признакам.

Сначала мы пили. Заклинания малого исцеления помогали мне избегать опьянения и поддерживать целостность пищевода и желудка. Когда коротышки убедились, что споить меня не выйдет, они переключись на кулачный бой. Просто так вызвать клиента на поединок было не комильфо, но гномы не даром слыли главными дебоширами забегаловок. Они умели найти оскорбление даже там, где его не было. Спросив моего мнения о стреломёте, сконструированном им лично, мастер Оз Роллер по прозвищу Стопорный Винт, жутко обиделся. Слово за слово и я, совсем неожиданно для себя, оказался в круге чести - импровизированной арене диаметром около трёх метров, ограниченной лишь возбужденными зрителями.

Мне ещё повезло, что инцидент случился под конец гулянки и зрителей оказалось достаточно много. Из-за этого круг чести оказался больше обычного и дал мне пространство для маневра.

Настучать гному по кумполу у меня получилось. И получилось почти пять минут избегать размашистых ударов коротышки. Уж слишком быстр я для него оказался, а пространство позволяло маневрировать. Но чем дольше длился поединок, тем больше входили в раж зрители. И тем ближе подвигались к нам, сужая круг. И когда диаметр круга сократился до полутора метров, гном меня поймал. Мощный удар в голову едва не отправил меня в нокаут. Я тут же вошёл с противником в клинч и нас разняли.

И снова продолжилась пьянка. Сначала выпили мировую, потом за знакомство, а потом я не помню. Применять заклинание малого исцеления после драки я не решился. Незачем светить свои магические способности, ведь магическое лечение не только опьянение снимет, но и физиономию подрихтует. Именно поэтому сегодня так плохо. И лечиться магией снова нельзя, пока здание гильдии не покину. Да, я вчера тут и уснул.

Я собрал волю в кулак и встал с жесткой койки, на которой очнулся. Я выпил последний малый антидот и, кое-как умывшись в тазу с чистой водой, стоящем рядом с кроватью, направился на выход из комнаты.

- Урисон! - Радостно взревел Ол Селлер, увидев меня в коридоре.

Почему-то гномы по своему интерпретировали моё имя. Представился я как Айвери, сын Ури, а они переиначили в Урисон, добавив приставку сон, что значило сын Ури. Но у этого имени оказалось и второе дно. Как пояснил мне Оз Роллер это имя было созвучно с названием какого-то минерала на гномьем языке. Какого именно я не запомнил, так как был изрядно пьян.

Теперь я смог сориентироваться и понял, что нахожусь около кабинета главы торгового департамента в здании гильдии механиков. А спал в личных покоях главного торговца, расположенных в непосредственной близости от рабочего места.

- Знатная гулянка вышла! И выпили, и подрались. Всё, как положено! - Гном был очень доволен. - Ты знаешь какое прозвище тебе дали?

- Пьяный дылда?

- А-ахах, - зашелся смехом коротышка, - таких вариантов не было. Голосовали за "Луженую глотку" и "Тысячу ударов". Поздравляю, теперь ты Урисон "Тысяча ударов".

- Кто-то считал попадания? - Я поморщился от головной боли.

- Ну да, считали. Но прозвище дали не за количество, а за твою скорость. Ну, ты молодец! У Роллера вся рожа синяя.

- Мои извинения!

- За что? - Изумился гном. - Нет ничего лучше доброй драки! Роллер обещал выставиться.

- Сожалею, в ближайшее время не получиться. Дел невпроворот. До отбытия столько сделать нужно.

- Жаль. - Гном непритворно расстроился. -  Заказ будет готов через три-четыре дня. Всё-таки Роллеру ты хорошо настучал, так что может быть небольшая задержка. Но ты заходи в любое время, мы теперь друзья. Гномы прозвища просто так не дают.

- Спасибо Ол, я ценю вашу дружбу.

- Может, что-то ещё?

- У вас есть закрытый экипаж? Неохота светить на улице побитой физиономией.

- О чём речь! Вмиг доставим! Куда тебе?

- Центральный подгорный банк.

- А к грёбаным ростовщикам. - На лице гнома появилось выражение досады. - Лучше бы у нас ещё что-то заказал, чем этим скупердяям деньги отдавать. Сидят на золоте и умные рожи корчат. 

- Круто ты с ними. - Я улыбнулся. - Только почему решил, что я буду отдавать деньги? Может, я получать буду.

- Вот это другое дело. - Оживился мой собеседник. - Если решишь увеличить заказ, обещаю скидки.

- Спасибо Ол, я учту.

Глава 8. Тайны "Полночного цветка" - Часть 2

Портальная арка яркой вспышкой осветила крошечную площадку на горной вершине. Мгновение назад тут гулял лишь ветер, и вот под аркой стоят одиннадцать мрачных и уродливых фигур, едва различимых при свете звёзд. Их предводитель, вооружённый ужасным серповидным мечом - хопешем, внимательным взглядом безжизненных глаз осмотрел горные пики, окружающие вершину, затем медленно обошел площадку по краю, всматриваясь в отвесные склоны в поисках спуска. Тщетно, из-за плотных облаков, клубящихся чуть ниже площадки, ничего не было видно уже через два - три метра. Замкнув круг, предводитель застыл на месте, о чём-то раздумывая. И подумать было над чем. С этой площадки не было выхода. По крайней мере, такого, которым бы мог воспользоваться обычный смертный. Нужно либо иметь крылья, либо броситься в пропасть, наплевав на инстинкт самосохранения и положившись на волю случая.

Наконец, приняв решение, он отдал беззвучную команду. Шаркающим шагом одна из фигур двинулись к краю пропасти и, ничуть не страшась последствий, шагнула в пропасть. Командир, только что пожертвовавший одним из своих подчинённых, продолжал стоять у края, силясь услышать звук удара тела о землю или скалу, но через тридцать секунд повернулся к своей поредевшей команде и отдал следующий беззвучный приказ. И тут же следующая фигура покорно шагнула в пропасть, на десяток шагов правее предыдущей. И снова главарь прислушался, но не дождался звука удара.

Через десять минут компания прибывших поредела наполовину, исследовав при этом участок чуть больше трети окружности. Очередная фигура шагнула в пропасть и главарь услышал долгожданный звук. Тело шлепнулось на уступ. Главарь оживился и тут же отдал новый приказ. Ещё две фигуры упали на уступ вслед за последней и принялись изучать находку в облаках.

Уступ представлял из себя узкую тропинку, шириной не более метра, вьющуюся вокруг скалы, которая резко обрывалась уже через два десятка шагов, спустившись всего на пять метров.

Достигнув нижнего края уступа, одна из фигур шагнула в неизвестность, а две другие прислушались. Не дождавшись звука удара, вторая фигура развернулась спиной к скале и шагнула вперёд. На этот раз повезло. Звук удара тела о скалу раздался практически мгновенно. Главарь отметил ориентиры и отдал следующую команду на исследование нижнего уступа, который оказался точной копией верхнего. Удовлетворившись результатом, предводитель отправил вниз всех остальных. Их задачей будет спустится как можно ниже и доложить о находке. Сам же он застыл в ожидании. Мёртвым некуда спешить, ведь на свою последнюю встречу со смертью они уже успели.

* * *

- Останови вон там, напротив переулка.

Я указал косматому мужику, управляющему экипажем где именно хочу выйти и он направил лошадей в указанном направлении. То, что извозчиком оказался человек, было совсем неудивительно. Гномы недолюбливали лошадей и те отвечали им взаимностью. Поэтому для управления повозками гильдия нанимала людей. Впрочем, рекрутеры гномов имели чёткие критерии выбора и нанятые отличались от гномов разве что ростом и немного более хрупким телосложением. Хрупким для гномов, так как с человеческой точки зрения все они были крепышами.

- Спасибо, постой минуту и можешь быть свободен. Дальше я сам.

Я протянул извозчику серебряную монету, что было гораздо больше обычной стоимости поездки по городу, и вышел из экипажа. Пользуясь им как прикрытием, я быстрым шагом миновал переулок и вышел на смежную улицу, свернул направо, прошёл ещё около трёхсот метров и, наконец, достиг городских купален.

Это было идеальное место, чтобы избавиться от возможной слежки. Вход в купальни был один, а вот выходов несколько. При этом, тут всегда было многолюдно и затеряться в толпе не составляло труда. Не то, чтобы я переживал, что гильдия теней все еще следит за мной. Всё-таки, контракт на охрану окончился ещё вчера. Но и совсем исключать такой возможности я не стал.

Оплатив отдельную кабинку, я тщательно вымылся, сменил комплект одежды и, применив на себя несколько заклинаний малого исцеления подряд, привёл в порядок лицо и весь организм в целом.

После этого я спрятал в потайной карман рюкзака кружку Трезвого Бена и извлек оттуда гребень мадам Дорин. Хозяйке борделя я пока не очень доверял. Да, мы достигли соглашения. Да, она обещала содействовать и не обнаруживать себя. Но последние пару дней у меня были очень важные встречи, о которых ей вовсе не нужно было знать. Пусть остаётся в неведении относительно моей криминальной личины. Да и насчёт заказа у гномов тоже. Сводить призраков вместе тоже было опасно. Я прекрасно знал Трезвого Бена. В присутствии мадам этот павлин обязательно начнет выделываться и может меня выдать.

- Как вы себя чувствуете? - Спросил я мадам, едва она появилась.

- Никак не привыкну к новой сущности. - Пожаловалась женщина призрак и тут же возмущенно спросила: - Что за озабоченного ты мне подсунул? Виделись меньше минуты, а чувствую себя будто меня раздели и поимели.

- Разве он не представился?

- А как-же, капитан Бенджамин Бом, гроза морей и покоритель сердец. - Мадам недовольно скривилась. - Напыщенный индюк.

- Скорее павлин. - Усмехнулся я. - Не будьте к нему слишком строги. Он не общался с женщинами более двухсот лет. Пусть он и делает это неумело, но всё-таки его главная цель - произвести на вас впечатление. По моему, вы ему очень понравились.

- Ха-ха-ха, двести лет с женщиной не был? Да ему кто угодно понравиться! Понятно почему он на меня так смотрел.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

- Ладно, думаю с Беном вы сами разберетесь. Только не рубите сплеча. Он, конечно, грубиян, пьяница и дебошир, но бывает славным малым. Тем более, что выпивку ему выдаю я, а вами он просто одержим. Очень хочет познакомиться.

- Видела я чего он хочет, - отмахнулась мадам. - Ты собираешься в банк?

- Да, я почти готов. Пока заканчиваю приготовления потренируйтесь скрываться и общаться только со мной. У Бена это хорошо получается. Думаю, что выйдет и у вас.

Пара штрихов из арсенала Чичи и вскоре перед отполированным медным листом, выполняющим тут функцию зеркала, предстал совершенно иной человек, ничем не напоминающий того забулдыгу, что покинул гильдию механиков. Кроме одежды, изменились прическа и даже овал лица. Последнее удалось подправить при помощи специальных тампонов, вставленных за щёки. Ну, и походку изменим.

Мадам быстро научилась передавать мысли избирательно. Было похоже, что такая форма общения доступна любому призраку. Ведь привидение не может вызывать колебания воздуха и издавать реальные звуки. Вся передача информации выполняется ментально. Тут главное суметь ограничить направление конкретным адресатом.

- Номер сейфа помнишь? - Поинтересовалась Дорин после того, как я вышел из купален и вальяжной походкой направился к центральному входу Первого Подгорного Банка.

- Не переживайте, мы уже десять раз всё отрепетировали и перепроверили. Всё, что вы мне рассказали, я запомнил.

- Надеюсь, эти гномы такие буквоеды. Малейшая оплошность и они откажут в доступе.

- Просто расслабьтесь и наблюдайте.

Здание крупнейшего банка гномов впечатляло всем: архитектурой, экстерьером, размерами. Оно и строилось с тем расчётом, чтобы внушить любому прохожему чувство надёжности, нерушимости и величия, как бы подчеркивая, что Подгорное королевство, а вместе с ним и Первый Подгорный Банк, существовали задолго до образования Империи и продолжают существовать после её распада, выполняя все взятые на себя обязательства.

Через огромную дверь, высотой около четырёх метров я вошёл в просторный холл, который был скопирован с подземных залов гномов. Огромные колонны около стен невольно уводили взгляд высоко вверх, к своду, еще более подчеркивая ничтожность человека. На этом фоне очень одиноко смотрелась информационная стойка с двумя очень симпатичными девушками за ней.

- Новые веяния? - Удивилась мадам, обращаясь ко мне. - Раньше тут работали только гномы.

Она очень нервничала и не могла сдержать себя, обращая мое внимание на всё подозрительное или необычное.

- Добро пожаловать в Первый Подгорный Банк! - Мило улыбнулась одна из девушек, когда я приблизился к информационной стойке. - Чем мы можем вам помочь?

- Мне нужен доступ к моему сейфу. - Как можно более высокомерно заявил я.

- Назовите номер, пожалуйста.

- МТ4125.

- Секунду. - Девушка снова улыбнулась и, что-то переключив на стойке, проговорила в переговорный раструб: - Запрошен доступ к обезличенному сейфу премиум класса МТ4125.

Из раструба послышалось невнятное мычание, больше смахивающее на ругательства, которые вырывались у Нори, когда что-то шло не так.

- Прошу подождать несколько минут. - Невозмутимо улыбнулась девушка. - Хранитель депозитария сейчас к вам выйдет. Выпьете что-нибудь?

- Некогда мне. - Я скорчил недовольную рожицу. - Что у вас есть?

- Охлажденный эль, пряный сидр и, конечно же, "Жар бездны".

Хорошо, что я упрятал пирата. Он бы мне не дал просто так отказаться.

- Нет. - Я снова недовольно скривился. - Обойдемся без гномьих зелий.

- И чем вам не по нраву наши зелья? - Пророкотал могучий бас из-за стойки.

Спустя мгновение появился и сам владелец столь внушительного голоса. Гном, необычно низкий даже для гнома, но обладающий потрясающей шириной плеч и просто огромным животом, из-за которых его форма приближалась к кубической.

- Ясно чем, после них голова дурная, а я сюда по делу пришел.

- Ну что же, уважительная причина. - Гном смерил меня изучающим взглядом и, посторонившись, показал вглубь зала. - Прошу.

Я не заставил себя упрашивать и направился в указанном направлении. Спустя пять минут хранитель привел меня в свой кабинет.

- Я хранитель депозитария Тенг Йе по прозвищу "Золотой слиток". Как вы понимаете, обычно я не занимаюсь клиентами лично. Но владелец сейфа премиум класса - клиент необычный. Тем более необычный, что сейф обезличенный, а банк обязан обеспечить сохранность имущества наших клиентов. - Гном пристально посмотрел мне в глаза и спросил: - У вас есть документы, подтверждающие, что вы имеете право доступа к сейфу?

- Уважаемый, - я сделал недовольное лицо, - вы прекрасно знаете, что никаких документов не существует. Для доступа к обезличенному сейфу достаточно вот этого ключа и кода. Причём, я не дам вам в руки первого и не скажу второго.

- Пройдемте.

После моей отповеди хранитель утратил ко мне всякий интерес, превратившись в бездушную машину. Спустя долгие пятнадцать минут, преодолев три решётки и одну бронированную дверь, мы оказались в просторной комнате с сейфовыми ячейками.

- Прошу, - гном указал на ячейки, - выбирайте свою, открывайте и можете работать с содержимым за столом в правой части комнаты. Я подожду тут, мне важно проконтролировать, чтобы клиент не получил доступ к чужим ячейкам, а стол и содержимое вашей ячейки отсюда не видно. Так что не переживайте. Первый Подгорный Банк умеет хранить тайны клиентов.

Я молча прошёл к своей ячейке. Уж если начал играть роль высокомерного ублюдка, стоит доигрывать её до конца, иначе можно вызвать ненужные подозрения. К слову, ячейки имели номера, отличные от номера депозита. Это был второй уровень проверки. Третьим уровнем был ключ, необходимый для открытия сейфа, а четвёртым - код специального замка.

Я ввел последнюю цифру кода, провернул ключ и замер в ожидании, затаив дыхание. Внутри сейфа послышалось жужжание механизмов и цокот шестерёнок, и через несколько десятков секунд дверца сейфа открылась с громким щелчком.

- Рад, что вы выбрали наш банк, - с облегчением отозвался хранитель, напряженно следивший за моими действиями всё это время. - Можете не спешить. Я буду ждать столько, сколько понадобиться.

Я извлёк из ячейки ящик и перенёс его к столу. Открыв крышку, внутри увидел толстую папку бумаг и резную деревянную коробочку сплошь укрытую рунами. Внутри коробочки были уложены кристаллы. Не обычные кристаллы магии, а алмазы природного происхождения, ограненные причудливым образом с гравировкой неизвестных мне рун. Я почувствовал, что драгоценные камни полны магии и поспешил закрыть крышку коробочки, которая надёжно укрывала магию внутри.

- Это величайшее сокровище и самая опасная тайна Белого порта. - Прошептала мне на ухо мадам. - Свидетельства грехов и преступлений самых знатных и влиятельных людей герцогства. Путь к богатству, знаниям и мести. Ты сдержишь слово?

- Не сомневайтесь, ваши убийцы получат по заслугам.

* * *

- Ваше сиятельство! Связь будет готова с минуты на минуту.

Мужчина в мантии магического двора герцогства едва заметно, почти как равному, поклонился мужчине в полном пластинчатом доспехе, величественно восседающем на большом деревянном кресле во главе длинного стола для совещаний. Стол этот был расположен в просторном и богато украшенном кабинете на верхнем этаже городской префектуры, а мужчина был никем иным как графом Лиомом де Завром, префектом Белого порта. 

Последние пять минут он нетерпеливо расхаживал из угла в угол, ожидая сеанса связи со своим покровителем, и уселся в кресло только после того, как маг пожаловался, что хождение отвлекает от заклинания.

Следует отметить, что такого рода связь, когда общались люди не имеющие никакой склонности к ментальной магии, было удовольствием дорогим. Потому что маги, создающие канал связи, должны были обладать тремя качествами: иметь талант к ментальной магии непосредственно для связи на расстоянии, способности к иллюзорной магии для создания картинки и звука для абонента, а самое главное, быть преданными нанимателю для сохранения тайны переговоров. Позволить такого мага могли немногие и граф де Завр, равно как и ожидаемый им собеседник, принадлежали к их числу.

Воздух подернулся дымкой и перед перфектом Белого порта возник наместник герцогства Наск, регент несовершеннолетней принцессы Анны д'Наск, граф де Ляро.

- У вас есть для меня новости? - Без предисловия спросил он.

- Да, ваше величество.

Вообще-то, так обращались только к коронованным особам. Но граф де Завр знал больные места своего собеседника. Наместник грезил герцогским троном, планируя после его захвата прибрать к рукам всё Приграничье и основать собственную империю. Называть его в приватной беседе как-то иначе, значило навлечь на себя жуткое неудовольствие.

- К сожалению, вчера ночью сгорел дом терпимости "Полуночный цветок". Его хозяйка, мадам Дорин, не смогла выбраться из огня и погибла. Вместе с ней сгорело всё имущество.

- Вы нашли ларец?

- Я же сказал, всё имущество сгорело... - Терпеливо повторил граф.

- Этот ларец не мог сгореть! - Раздраженно перебил его наместник. - Он защищён рунами и магией. Вы хорошо искали?

- Я запретил магам тушить пожар. - Обиженно поджал губы граф. - Пожарище еще не остыло, его начнут разбирать только завтра.

- Кто-то выбрался из особняка?

- Почти все девушки и пара клиентов. Но они не видели ничего интересного. Следователи уже опросили их.

- Их допрашивал ментальный маг?

- Нет, я не захотел привлекать к делу излишнего внимания. 

- Значит они могли соврать. - Упрямо нахмурился наместник. - Мы не можем рисковать! Ты меня понял?

- Хорошо, ими займутся. - Устало выдохнул граф.

- Ты выяснил, что случилось в Приграничье? От Арокса нет вестей почти полгода.

- Немного. - Покачал головой маг. - У нас нет там агентов. Небольшой отряд, отправленный мной, пропал без следа. Вся информация идёт от купцов и наемников, что ведут караваны из Великого рынка, а они не годятся для этой роли. 

- Что они говорят?

- В замке Вель появился новый барон. Возник из ниоткуда с большим отрядом хорошо вооруженных и подготовленных воинов. Настораживает то, что он появился примерно в то-же время, как перестал отвечать де Бри.

- Отправь небольшую поисковую группу. Если это он расправился с Ароксом и твоими наемниками, то справиться с ним будет сложно. Придется снаряжать полноценный боевой отряд. - Наместник помолчал, собираясь с мыслями. - Нам нужна эта руда, Лиом. Иначе все мои планы не стоят ни гроша.

- Я снаряжу поисковую группу, но в нее нужно включить мага менталиста. Иначе мы снова рискуем потерять людей и время, так ничего не узнав.

- Хорошо, ты получишь деньги. Но не медли! В следующий раз я хочу услышать хорошие новости! Свяжемся через неделю.

Фигура наместника исчезла, а маг вытер со лба испарину. Такого рода сеансы связи ужасно выматывали.

- Сможешь подобрать мага менталиста в поисковую группу? - Спросил граф.

- Это обойдется дорого. - Предупредил маг.

- Не важно, - отмахнулся де Завр. - Ты слышал, что наместник всё оплатит. Подбери кандидатуры. На всё про всё у тебя три дня. На сегодня закончим.

Граф величественным взмахом руки отпустил мага, тот молча поклонился и покинул кабинет. Граф встал и снова начал мерить кабинет шагами, думая о чём-то важном. С его волевого лица не сходило задумчивое выражение. Приняв решение, он позвонил в колокольчик. Через несколько минут в кабинет заглянул слуга.

- Вызови Гайра, у меня есть для него поручение. - Коротко приказал граф и, видя, что слуга не спешит исполнять поручение, спросил: - Что?

- Ваш сын снова был на арене храма Морены. В этот раз в качестве зрителя, но вы приказали докладывать обо всех случаях посещения им храма.

Граф недовольно пожевал губу, но спросил спокойным голосом:

- Ну, и кто из его дружков отличился на этот раз?

- Баронет де Виром.

- Говорил же ему держаться подальше от де Вирома. Его папаша всегда был верной шавкой де Наома. - Задумчивое складки на лице графа разгладились и он с интересом спросил: - И кого Нильс проткнул на этот раз?

- Никого, де Виром проиграл.

- Неужели? - Граф сильно удивился. - Кто-же смог с ним справиться? Возможно, мне стоит нанять этого умельца.

- Какой-то проходимец из Приграничья.

- Ты прекрасно знаешь, что жрецам Морены нельзя соврать. - Рассеяно ответил граф, но тут смысл сказанного дошёл до него. - Приграничье? Как звали противника де Вирома? 

- Секунду. - Слуга открыл увесистую папку с бумагами и принялся искать нужную. - Так как дрался не ваш сын, я не обратил внимание на имя. Вот! Барон Айвери де Вель.

- Де Вель? - Граф на глазах преобразился из скучающего наблюдателя в хищника, преследующего добычу. - Я хочу знать о нём всё! Где остановился? Сколько с ним воинов? Что делали в Белом порту? Срочно найти и приставить по два наблюдателя к каждому его человеку. Глаз не спускать! Действуй!

* * *

- Отдохнули? - Вместо приветствия спросил я старого наемника.

- Да, сил больше нет взаперти сидеть. - Пожаловался Верус. - Бока от лежки болят.

Я связался с ним при помощи амулета ордена Серебряного льва. Возвращаться в трактир самому было опасно. За несколько дней и ночей я наследил в городе так, что впору было скрываться. Мною могли интересоваться и ночные убийцы, и гильдия теней, и влиятельные враги мадам Дорин. Поэтому я решил вызвать отряд к себе, а заодно проверить, есть ли за ними слежка.

- Вас кто-то расспрашивал о пожаре?

- Да, следователи магистрата полдня вопросами мучили.

- Собирайтесь, пора исчезнуть. Через час к трактиру подъедет закрытый экипаж. Сядете в него. Он довезет вас до купален. Возьмите большую банную кабину, закажите еды и вина, спросите девушек, всё оплатите, но незаметно уйдете через один из боковых выходов. Сейчас там полно посетителей, так что вряд-ли вас заметят.

- Понял. - Кратко ответил Верус.

- Знаешь таверну "Пятое колесо"?

- Да.

- Пройдете через нее. Выйдете на улицу Грехов. Там возьмёте экипаж и прямиком на набережную. Я жду вас на пристани.

- Ясно.

- Ничего не оставляйте. Мы не вернёмся, да и не стоит оставлять зацепки магам.

- Хорошо, собираемся.

Я прервал связь и поплотнее укутался в плащ. Ночью на реке было достаточно прохладно, а нам предстояло ждать в лодке на воде не менее двух часов.

- Держи, согрейся.

Я протянул Эстер кружку подогретого вина. Всё-таки хорошо быть магом. Секунда, и напиток в твоих руках достигает нужной температуры. Прохладный, когда жарко. Тёплый, когда холодно. Северянка, та самая девушка, что я вытащил из "Полночного цветка", взяла кружку и благодарно кивнула.

- Хорошо. - Отозвался довольный пират, смакуя напиток в призрачной кружке.

Призраки были видны только нам с Эстер, не привлекая излишнего внимания к лодке.

- Как в старые добрые времена. - Бен протянул кружку мадам Дорин. - Попробуешь?

Женщина секунду помедлила с ответом, но всё же решилась и приняла предложение. Впрочем, для неё это была чуть ли не единственная возможность снова почувствовать вкус вина, а какому призраку не хочется снова ощутить вкус жизни? Она сделала глоток и прикрыла глаза, с удовольствием смакуя напиток. Вино и вправду было отличным.

- Откуда у вас эти кристаллы и бумаги? - Я решил воспользоваться удобным случаем и расспросить мадам о её прошлом.

- Сезар де Пулье попросил меня спрятать их. - Мадам невидящим взглядом смотрела на огни города, а я не решался задать следующий вопрос, боясь спугнуть её откровение.

- Мы любили друг друга, - продолжила она через несколько долгих минут молчания, - он был из бедной, но аристократической семьи. Это и стало нашим проклятием. Его семья ни за что бы не приняла шлюху. - Она снова замолчала, будто собираясь с силами. - Поэтому мы встречались тайно.

Эстер и Бенджамин притихли и не смели шелохнуться, с интересом слушая историю мадам.

- Он был магом иллюзионистом и имел склонности к ментальной магии. Именно поэтому его заметили в магистрате. Карьера быстро пошла вверх, он стал неплохо зарабатывать. Вы ведь знаете, что магов связи очень мало и их услуги очень ценятся, а ещё больше ценится их молчание. - Мадам тяжело вздохнула и продолжила: - Он выкупил мой контракт. Купил мне уютный домик, где мы коротали ночи и любили друг друга. А потом его взял к себе граф де Завр.

Уж не папаша ли это того де Завра, что чуть было не вызвал меня на дуэль?

- Сезар восхищался графом. Его умом, его рассудительностью, его благородством. Пока не узнал ближе. - Дорин с отвращением продолжила: - Граф оказался последней мерзостью. Он собирал компромат на всех, кто обладал хоть крупицей влияния и использовал их для своих тёмных делишек. Власть и деньги - вот боги, которым граф приносит жертвы.

Дорин снова замолчала, будто собираясь с духом перед тем, как прыгнуть в пропасть.

- Это он виновен в смерти герцога. Он и граф де Ляро, у которого хватило наглости стать регентом и наместником. - На глазах мадам появились слёзы. - Этого Сезар не выдержал. Он похитил весь компромат графа, вместе с записями заговорщиков и спрятал их в банке гномов. Ведь это было единственное надёжное место. Доступа к сейфам Подгорного Банка не было даже у герцога. Ключ он отдал мне, а сам отправился искать корабль. Он хотел бежать в вольные города, так как знал, что убийцы герцога обладают всей полнотой власти. Но не успел. - Женщина вытерла слёзы и прошептала: - Его убили, а вместе с ним умерла Жаклин. 

Ужасная история. Даже пират притих, с сочувствием глядя на несчастную женщину.

- Ублюдок, - прошептал он и сплюнул в воду, - я бы резал его по кусочку и скармливал их акулам, чтобы эта тварь страдала.

- Но в ту же ночь на свет появилась мадам Дорин, поклявшаяся отомстить за погибших. Денег у меня было достаточно. Я купила особняк, подобрала девушек. Так появился "Полуночный цветок". Всё эти пятнадцать лет я неустанно искала врагов графа. И вот, когда я нашла кому доверить клинок возмездия, меня предали.

- И кому вы решили доверить тайну?

- Графу де Наому, адмиралу флота. Он единственный достаточно влиятелен, чтобы довести дело до конца. И, как я узнала совсем недавно, люто ненавидит де Завра.

- Что-же, адмирал поможет нанести решающий удар. Но сперва лишим де Завра поддержки его прихвостней, а заодно подзаработаем.

На пристани показались силуэты моих стражников. Я спрятал кружку пирата и кивнул в сторону кормы.

- Эстер, берись за рулевое весло. Будешь править. Нам пора исчезнуть из города.

* * *

Лодка быстро удалялась от пристани, а я похвалил себя за предусмотрительность. Минут через десять после того, как мы отчалили, на набережной показались фигуры преследователей, следивших за моими людьми. Цепочка людных мест со множеством ложных целей позволила немного оторваться от слежки, но не избавиться от нее вовсе. Только сейчас я сбросил с себя напряжение последних часов и смог выдохнуть спокойно. Конечно, нас попытаются нагнать, но к тому моменту, как преследователи сообразят искать нас в порту, пока доберутся туда, мы успеем скрыться.

- Переодевайтесь, - я кивнул на объёмный мешок с одеждой, купленной в порту несколькими часами ранее.

Искать будут наемников в броне, а мы превратимся в матросов, не признающих лишней тяжести на плечах, кроме просторной рубахи. Воины принялись по очереди переодеваться, но лодка не теряла скорости, так как на веслах постоянно оставались четыре человека.

Эстер уверенно правила, мастерски управляясь с веслом. Мои стражники с интересом поглядывали на незнакомую фигуру в мужской одежде. Мешковатый плащ скрадывал детали, не позволяя узнать в темном силуэте девушку, а северянка не спешила знакомиться сама, используя время, чтобы изучить моих людей.

Сегодня днём девушка встретила меня безжизненным взглядом. И дело было вовсе не в ее ранении. Жрицы богини здоровья знали своё дело и почти поставили её на ноги. Проблема была в том, что северянка считала свою миссию выполненной, а жизнь оконченной. От самоубийства ее удерживал лишь долг перед нечаянным спасителем, то бишь передо мной.

Жрицы оставили нас наедине. Всё таки полная оплата услуг храма давала некоторые преимущества. Но мне с трудом удалось разговорить девушку, да и то, если бы не вмешательство мадам, ничего бы не вышло. Мои мысли вернулись в недавнее прошлое.

- Зачем ты меня спас? - Угрюмо спросила Белла, узнав, что именно я вытащил ее из пожара и принёс в храм.

- Я не мог оставить человека сгорать заживо. Тем более, такую красивую девушку.

- Ты не должен был меня вытаскивать. Мне было лучше умереть.

- Лучше, чем что? - Я нахмурился и пристально посмотрел ей в глаза. - Чем выйти замуж? Чем родить и воспитать детей? Чем увидеть внуков?

- Что ты знаешь обо мне? - Прошипела она в ответ. - Я шлюха! Мною пользовались десятки мужчин... 

- Отмой тело в бане, а душу в храме, - перебил я её, - и живи дальше. Живи, хотя-бы, назло врагам.

- Эта сучка сдохла. - Прошептала девушка. - Я выплатила кровавый долг за своего брата и мне некому больше мстить.

- Какая же ты дура! - Раздался голос мадам Дорин. - Ты продала свою девичью честь только лишь для того, чтобы убить меня. Но кто тебе сказал, что это я виновна в смерти твоего брата?

Девушка опешила от вида призрака. Она немигающим взглядом уставилась на светящуюся фигуру, не в силах вымолвить ни слова.

- Тебя использовали. Использовали, чтобы подобраться ко мне, а об истинных убийцах Брунни ты так ничего и не узнала. - Глаза мадам мечтали молнии. - Он работал у меня охранником и в его смерти виновны те же самые люди, что убили меня. Его прикончили когда он пытался передать сообщение врагу графа де Завра.

- Но как же... Нет! Нет! Нет!

Я зажал девушке рот, опасаясь, что жрицы услышат истерику.

- Тише, - прошептал я ей на ухо, - что сделано, то сделано. Бессмысленно об этом переживать. Но ты всё ещё можешь отомстить. И мы знаем как это сделать.

И тогда Белла назвала своё настоящее имя и принесла мне клятву. В бескомпромиссной манере жителей островов она поклялась быть моей верной тирой, то бишь рабыней, в благодарность за спасение и второй шанс на отмщение брата.

Тирой или треллом, в случае мужчины, человек мог стать тремя способами: попав в плен, в счет долга и до момента его оплаты или же родившись в семье трэлла. И хотя рабство было для меня неприемлемо, я не отказал ей. Потому, что став тирой, девушка теряла свободу принятия решений, перечёркивала свою прошлую жизнь и, таким образом, избавлялась от призраков борделя. Позже, когда она придёт в себя, переживет этот позор, смирится с ним и хоть немного забудет, я верну ей свободу. Верну вместе с гордостью и жаждой жизни. Но до тех пор она должна хорошо послужить мне. Иначе освобождение не будет выглядеть правдоподобно, прежде всего, в ее собственных глазах.

- Чувствую себя голым. - Пожаловался Эрн, когда пришла его очередь переодеваться.

- Кто бы сомневался, - хмыкнул Хоук, - ты даже в борделе не разделся.

Я видел как вздрогнула и сжалась от этих слов Эстер. Подобные шуточки ещё долго будут ранить, даже не будучи направлены на неё. Нужно помочь девушке справиться с позором.

- Парни, познакомьтесь с Эстер. - Я кивнул в сторону девушки. - Она моя тира до тех пор, пока не выплатит долг. Эстер, покажи лицо.

Девушка нехотя откинула капюшон. Хоук и Брент дружелюбно кивнули девушке, Верус метнул на Эрна быстрый взгляд и склонил голову в приветствии, а вот гигант завис. Он узнал подружку, подмешавшую ему сонное зелье.

- Рад, что ты в семье, - пробурчал северянин, справившись с собой. - Не переживай, я тоже был треллом ярла. А теперь его хускарл. Ты тоже получишь свободу.

- Ну, вот и славно. А сейчас приготовьтесь. Мы приближаемся к порту.

Глава 9. "Весёлый шутник"

Портальная арка сверкнула яркой вспышкой. Химера, почти полностью зарывшись в песок на бархане позади арки, лениво приоткрыла один глаз и принялась рассматривать прибывших. Десять фигур пониже окружали одну фигуру повыше, вооруженную причудливым серповидным мечом. Полуистлевшая одежда едва прикрывала полусгнившую плоть, а безжизненные глаза безразлично осматривали округу. Некромант или маг сразу узнали бы в пришельцах зомби. Но, на взгляд летающего монстра, в возмутителях его спокойствия не оказалось ничего интересного. Ни желанной магической ауры, ни ауры жизненной энергии, которая могла сойти при отсутствии магической. Прибывшие были бесполезны, поэтому все твари, отдыхающие около арки и встрепенувшиеся было после срабатывания портала, потеряли к ним всякий интерес. Лишь химера из скуки продолжала следить за незнакомцами.

Оглядевшись, те начали странные действия. Шаркающей походкой приблизились к ближайшему пустынному дракону, окружили его и, повинуясь безмолвному сигналу, навалилось гурьбой, прижав дракона к земле. Главарь же извлёк из складок балахона причудливый кинжал и вонзил его в спину монстра. В рукояти кинжала зародился огонёк света, на глазах превращающийся в кристалл магии.

Магия кристалла привлекла других монстров и к месту агонии зерха устремились его собратья. Однако, никто из них не попытался атаковать пришельцев, а стремился лишь дотянуться до кристалла. И странные фигуры продолжили собирать свой кровавый урожай. Как только тело зерха рассыпалось прахом, главарь убрал кристалл в сумку, обшитую черепами мелких животных, и монстры потеряли ориентир. Сумка, казалось, скрыла магию кристалла от чудищ.

Зерхи начали лениво расползаться, но пришлые навалились на следующего, самого крупного из них, и принялись выращивать кристалл уже из него. Химера продолжала лениво наблюдать за этим действом. Фон магического излучения от портальной арки, наиболее сильный именно в месте лежки крылатого монстра, превышал излучение относительно небольшого кристалла магии. Поэтому тварь осталась на месте.

Кровавая жатва продолжалась несколько часов подряд. Обратив в пыль всех тварей около самой арки, зомби стали продвигаться по направлению к замку в поисках новых жертв. Внезапно химера дёрнулась и всё её тело начало дрожать. Такое случалось, когда куклос пытался брать под контроль тварь, гораздо сильнее себя. Дрожь продолжалась лишь несколько мгновений, но кукловоду хватило их и чтобы рассмотреть прибывших, и чтобы извлечь из памяти химеры её недавние воспоминания.

Крылатая тварь рассерженно зашипела. Каждая попытка подчинить её волю вызывала сильнейший приступ бешенства. Химера мощным прыжком взвилась в небо и принялась набирать высоту, остервенело работая крыльями.

Пришельцы продолжали двигаться к замку, выискивая новых жертв, и не заметили бесшумного взлёта монстра. Как назло, все твари куда-то исчезли, скрывшись за ближайшими барханами. Как будто, узнали, что на них идёт охота. Зомби даже пришлось рассредоточиться, что покрыть поиском большую территорию.

Неожиданно, фигуру главаря накрыла огромная тень. Химера вернулась мстить нарушителям своего спокойствия, даже не подозревая, что эта мысль поселилась в её голове благодаря куклосу. Предводитель зомби не успел отреагировать на угрозу. Мгновение и он, крепко зажатый в лапах монстра взмывает вверх, а химера, прямо на лету, начинает рвать его на части. Острые когти передних лап и мощные челюсти твари быстро перемалывают противника, но тот не висит безвольной куклой. Он умудряется выхватить свой причудливый кинжал и вонзить его в бок твари.

Нападение химеры послужило общим сигналом к атаке. На гребне бархана появилась стая глорхов и осыпала зомби градом костяных стрел. Почти все они достигли цели, но не нанесли практически никакого урона мертвецам, разве что чуть замедлили. Вслед за глорхами атаковали квары. Гигантские жабоподобные монстры выстрелили своими языками-присосками и выдернули из строя четверых зомби. На каждого из них тут же накинулись по десятку глорхов и растерзали в мгновение ока. Шестерых оставшихся атаковали пустынные драконы. В этот раз они имели чёткую цель, медлительные и тупые зомби не смогли ничего противопоставить стремительным и сильным зерхам. Спустя несколько минут после начала атаки от зомби остались лишь отдельные куски. Монстры же дружно уставились в небо, наблюдая за схваткой химеры и предводителя мертвецов.

Никто из них и не думал сдаваться, хотя конец был близок для обоих. Мертвец потерял руку и обе ноги. А летающая тварь стремительно слабела, так как кинжал высасывал из неё магию, а с ней и саму жизнь. Не в силах больше удерживаться в воздухе, химера начала падать. Когда до земли осталось совсем немного её тело содрогнулось и рассыпалось прахом. Предводитель мертвецов рухнул на песок в одиночестве.

Падение с такой высоты не могло пройти бесследно даже для мертвеца. Понимая, что твари растерзают его в ближайшие секунды, он засунул кинжал с кристаллом магии, выращенным из химеры в мешок, обшитый черепами, и швырнул его в сторону портала. Мёртвые, которые придут за ним, должны понять, что тут опасно. Ведь рыцарь смерти не может потерять мешок лича.

* * *

С глухим звуком лодка ударилась о причал. Мои спутники один за одним высадились на берег. Задержался лишь я, намереваясь отвести лодку подальше, чтобы течение унесло ее к морю.

- Что ты делаешь? - Спросил меня пират.

- Следы заметаю. Пусть ищут нас ниже по течению.

- Ты что идиот? - Хмыкнул пират. - Вплавь собрался на берег выбираться? Хочешь, чтобы на тебя вся местная шпана пялилась? Мы на грязном причале. Тут всё, что плохо привязано, исчезает как только ты от него отворачиваешься. Пойдём отсюда. Торчать на виду опасно.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Я кивнул и выбрался из лодки. До портовой ночлежки, где я арендовал несколько комнат для всей своей команды, было не очень далеко. Но мы всё же немного поплутали по кривым улочкам, заметая следы. Хотя, для постороннего наблюдателя мы были обычными контрабандистами. Не очень чистыми на руку, не желающим встречаться с властями, но уж точно не наёмниками, которых будут искать люди графа. Да и сами поиски тут затруднены. Люди вокруг неразговорчивые. К чему болтать, если рискуешь потерять не только язык, но и жизнь? Именно поэтому я выбрал столь неблагополучный район в качестве временного пристанища. Впрочем, нам нужно переждать лишь пару дней. А там и заказ гномов будет готов.

Заселение прошло достаточно обыденно. Ключи от комнат были у меня. Сами комнаты располагались в отдельном крыле здания с собственным входом, так что мы вошли относительно незаметно. Единственной проблемой оказалось то, что утром я не рассчитывал на пополнение отряда. Привлекать ненужное внимание, арендуя и оплачивая дополнительную комнату, не хотелось. Поэтому Эстер пришлось поселить у себя, что вызвало завистливый взгляд Эрна и усмешки остальных стражников.

Но эту проблему я оставил на потом. Прошедший день, до отказа насыщенный событиями, вымотал настолько, что я уснул, едва голова коснулась соломенной подушки.

* * *

Чвирк. Шшшшш. Я открыл глаза и не смог понять, что за звуки меня разбудили. К тому же в комнате ощущался едва уловимый запах чего-то сгоревшего. Соображая, что же происходит, я наткнулся на усталый взгляд Эстер. Девушка сидела на стуле посреди комнаты и с упреком смотрела на меня.

- Что случилось? - Я не мог не обратить внимание на ее покрасневшие глаза.

- Клопы. - Просто ответила она. - Не могу спать. Кусают.

Чвирк. Шшшшш. Я перевёл взгляд на источник звука и рассмотрел чёрную точку сгоревшего насекомого, лежащую на соломенном тюфяке. Ого, да тут целое кладбище клопов. Всю ночь они пытались испробовать моей крови, а магический щит амулета ордена исправно их уничтожал. Так вот почему цена жилья оказалась столь низкой.

- Смотри, - восторженно прошептал призрак, обращаясь к мадам Дорин и пытаясь призрачным пальцем загнать на меня очередного клопа.

Наверное, насекомому было неуютно от воздействия призрака и оно двинулось в заданном направлении. Чвирк. Шшшшш.

- Горят как галеры кривозубых!

Выражение лица мадам целиком отражало ее мнение об умственных способностях пирата, но от комментариев она удерживалась.

- Почему ты меня не разбудила? - Спросил я Эстер.

- Я тира. - Удивлённо прошептала девушка. - Разве могла я потревожить сон тэна?

- Вообще-то, это обязанность господина проследить, чтобы у его подданных были условия для отдыха. - Недовольно поджав губы, заявила мадам. - Мог бы и побеспокоиться о девочке.

- Эстер, - я внимательно посмотрел девушке в глаза, - понимаю, что на островах не принято беспокоить тэна из-за проблем трэллов, но посмотри на эту ситуацию с другой стороны. Ты не отдохнула ночью, значит не сможешь хорошо исполнять свои обязанности днём. Если нам придётся совершить длинный переход, а ты будешь не в силах это сделать из-за усталости, то ты поставишь под угрозу весь отряд. В будущем не терпи молча. Попробуй спросить меня. Хорошо?

- Да.

- Отлично. - Я наложил на девушку заклинание магического щита. - А теперь ложись спать. Насекомые тебя больше не побеспокоят.

Измученная девушка кивнула, с опаской перебралась на свою кровать, но уже спустя несколько минут уснула. Я подошёл ближе и влил в неё заклинание малого исцеления. Пусть отдохнёт, сегодня у меня нет для неё поручений.

- Ну что, старый волк, - спросил я пирата, - готов выбирать корабль?

- Спрашиваешь, - оскалился он в довольной улыбке, - такое любому капитану в радость. Только ты серьгу надень. Без неё любой салага решит, что ты сухопутная крыса.

* * *

О покупке собственного корабля я задумался давно. Река Оньбу была судоходной круглый год вплоть до брода, являвшегося главной переправой на торговом маршруте в Великий рынок и располагавшегося по течению чуть выше замка Вель. Во времена Империи и даже на памяти Бена корабли часто доставляли грузы прямо к замку, существенно сокращая протяженность сухопутного маршрута караванов.

Однако, с падением Империи и наступлением периода раздробленности, судоходство на реке стало делом более опасным. Некоторые бароны обзавелись собственными кораблями, другие прибрежные замки захватили пираты. И все вместе дружно принялись блокировать навигацию. Так, что вскоре стало легче водить караваны по суше, нежели доставлять грузы по реке. Кроме того, подъём вверх по течению зачастую требовал присутствия на корабле мага. Да и для речной навигации совсем не годились океанские суда. Всё это привело к упадку речного флота, а затем и к его исчезновению. Распугав, а иногда и просто уничтожив торговцев, пираты остались без добычи. Часть из них ушли в вольные города, а часть, по тем или иным причинам потеряв корабли, переквалифицировались в сухопутных грабителей.

Со временем власть герцога укрепилась. В Белом порту появилась эскадра военных кораблей и последних пиратов приструнили окончательно, но навигация на реке не возобновилась. Уж слишком невыгодно для герцогства в его новых границах она оказалась. Ведь таможня была только в Белом порту. И всё, что шло мимо порта, налогами не облагалось. Именно поэтому несколько поколений герцогов нещадно боролись с пристанями и причалами на реке, сжигая и разрушая их под предлогом борьбы с пиратами и контрабандистами.

Время от времени всё же находились умники, пытающиеся провезти товары в обход таможни. И часто им это удавалось, но объём такого товарооборота был совсем невелик. Да и товары, перемещаемые таким способом были специфичны. В основном это были негабаритные грузы большой стоимости.

В моём случае избегать таможни не требовалось. В любом случае я собирался покупать корабль для каботажного плавания. Добраться на таком до того же Рурка было тяжело. Прежде всего из-за многочисленных пиратов, орудующих в заливе. Для них небольшой корабль - лакомая добыча. Так что мой маршрут на ближайшие пару лет - замок Вель - Белый порт. И ссориться с таможней я не планирую. По крайней мере, первое время. А там опыта наберёмся, фарватер нащупаем, лоции глубин изучим... С таким наставником как Бенджамин Бом можно будет и контрабандой подработать.

- Куда ты идёшь? - Прервал мои размышления Бен.

- На торговый причал. Корабль выбирать. 

- Ну ты даёшь! Ты бы ещё на графскую пристань сходил. Спроси адмирала, может он тебе свой флагман продаст?

- Бен, перед тем как выбирать корабль себе, нужно посмотреть, что есть у других. - Я добавил скепсиса в голос. - Как ты думаешь, что обо мне подумают продавцы, если я корабли только на картинках видел? Я хочу вживую посмотреть.

- Да пялься на них хоть неделю. Думаешь умнее от этого станешь?

- Так помоги мальчику, - отозвалась мадам, - расскажи, что знаешь. Или ты совсем память пропил?

- О кораблях я могу рассказать всё. - Огрызнулся пират. - И в любом состоянии. Вон видишь трехмачтовый фрегат?

- Погоди Бен. Не так быстро. Расскажи какие вообще корабли бывают, чем отличаются?

- Якорь вам в задницу, вот ведь сухопутные крысы! - Взвыл капитан. - Совсем ничего не знаете. Ладно. - Он на мгновение замолчал, собираясь с мыслями, и начал рассказывать: - Суда бывают гребные и парусные. Это понятно?

- Да, - кивнул я и поспешил добавить: - Но нас галеры не интересуют. Экипажа не хватит.

- Правильно говоришь, - согласился пират, - хотя для реки было бы в самый раз. Но с экипажем и правда швах. Рабов тут не купишь, а брать на борт отребье из кабака опасно. Можно проснуться с ножом в печени.

- Или не проснуться, - уточнила мадам.

- Точно, - согласился призрак, - так что к Кракену эти галеры. Ты можешь намагичить ветер, поэтому нам нужен парусник.

- А они чем отличаются?

- Много чем. - Буркнул пират, но затем смягчился и продолжил объяснять: - Размером, количеством мачт и парусами.

- С первым и вторым ясно. Расскажи про паруса.

- Начнём с того, что паруса бывают прямые и косые.

- Нам какие нужны?

- Ясное дело, косые. Под ними можно идти в крутой бейдевинд. Да на них даже против ветра ходить можно, меняя галсы.

- Бейдевинд, галсы... Это ещё что такое?

- Галс - это галс. - Выдал грандиозное пояснение пират и, видя моё недоумение, в сердцах сплюнул: - Салага!

- Рассказывай Бен, рассказывай. - Вступилась за меня мадам. - Мальчик сообразительный, память хорошая. Гномьи счета с первого раза запомнил и твою науку усвоит. Не филонь.

- Ладно. Значит так. Что такое курс знаете?

- Направление движения корабля? - Предположил я.

- Да, если ветер дует в корму, то мы идем курсом фордевинд. - Он принялся показывать курс корабля и направление ветра на ладонях. - Если ветер - сзади сбоку, то это бакштаг. Если ветер прямо в борт - мы на курсе галфвинд. Спереди сбоку - бейдевинд. А если прямо в нос, то это левентик, но тогда корабль просто дрейфует.

- Понятно, а галсы какие бывают?

- Вот чудак, это ж все знают: правый и левый. В какой борт ветер дует, такой и галс.

- Хорошо, так почему косой парус для нас лучше прямого?

- Ну смотри. Тебе нужно сделать поворот оверштаг.

- Бен, я знать не знаю что это такое.

- Акулья отрыжка! Поворот оверштаг - это когда ты переходишь линию ветра носом. Есть ещё поворот фордевинд, когда линию ветра корабль пересекает кормой. Ясно?

- Более менее.

- Так вот, чтобы выполнить поворот оверштаг под прямым парусом, тебе понадобиться вся команда. Нужно убрать паруса, перебрасопить реи, снова поднять паруса. В общем, у нас людей не хватит.

- Сложно всё. - Отозвалась мадам. - Даже не думала, что командовать кораблём так сложно.

По моему, она посмотрела на капитана совсем другим взглядом. С уважением.

- Ничего сложного, - довольно отозвался Бен, - это в самом начале слова непонятные. Пару лет простым матросом, годик боцманом и всё запоминается.

- Ну, хоть капитан у нас есть. Кстати, может можно купить какие-то книги или свитки, чтобы ускорить обучение?

- Не знаю, - пожал плечами пират, - можно спросить в капитанской лавке. Там много чего продают.

- Так давай зайдем.

- Обязательно зайдем, - согласился пират, - но сначала корабли посмотрим. А то я вижу, что ты и вправду ничего не смыслишь. Ляпнешь что-то, проблем не оберемся.

* * *

- Вот она, - пират указал на неприглядную дверь с выцветшими значками штурвала и якоря и, видя мои сомнения, добавил, - да ты не смотри на дверь, смотри что за ней. Тут завсегда продавали особый товар. Конечно, в том дворце на графской пристани можно купить что получше, но цены там не для честного пирата.

Бен имел ввиду капитанскую лавку, в которой обслуживались офицеры военного флота. Как ни хотелось, я туда даже не заглядывал. Ну а как объяснить, что какой-то оборванец позволяет себе зайти в самое дорогое торговое заведение порта? Тут сразу ненужное внимание привлечешь.

Я бродил по порту весь день, рассматривая корабли и слушая подробные лекции пирата о каждом из них. Оказалось, что они еще большая страсть Трезвого Бена, чем выпивка. Он знал о них практически всё и рассказывал с упоением. Так, что даже мадам заслушалась.

Парусников было великое множество, а их классификация оказалась делом нетривиальным. К примеру, двухмачтовый парусник с прямыми парусами назывался бриг, а вот двухмачтовый парусник, у которого на первой мачте прямой парус, а на второй - косой, уже бригантина. Двухмачтовое судно с косыми парусами на обеих мачтах вообще шхуна. То же с фрегатом, барком и баркентиной. Количество мачт - три и более, но фрегат несет исключительно прямые паруса, у барка лишь последняя мачта имеет косое парусное вооружение, а у баркентины, наоборот, прямое парусное вооружение лишь на первой мачте, а последующие несут косые паруса. Кстати, трехмачтовые шхуны, которые несут только косые паруса я тоже увидел.

Я долго советовался с Беном какое судно выбрать. Для первого плавания с неопытным экипажем пират предпочёл бы одномачтовый корабль. Благодаря небольшим размерам, простоте управления и хорошей маневренности это был идеальный выбор для речной навигации. Стоил такой корабль не очень много, при этом обладал неплохой грузоподъемностью. Вместить в нём всё заказанное у гномов было хоть и трудно, но вполне возможно. Да и команды из пяти человек было маловато для двухмачтового судна, а для одномачтового вполне хватало.

- Ну, давай посмотрим, чем тут торгуют.

Я толкнул дверь, вошел внутрь и оказался в тесной комнате, погруженной в полумрак. Полки вдоль стен были уставлены образцами парусины, канатов и другого такелажа, различными бочонками с припасами. Тут было всё, что нужно на корабле. В задней части комнаты возвышалась стойка, загораживающая проход в следующую комнату.

- Не дрейфь, салага. - Бен мгновенно уловил мой настрой. - Тут только с виду всё уныло. Позови хозяина.

- Есть кто-нибудь? - Громко выкрикнул я.

- Ну что ты разорался? Чего надо?

Из дверного проёма сначала показалось внушительное брюхо, и лишь затем остальная часть хозяина лавки. Выглядел он весьма колоритно. Абсолютно седую голову венчала пыльная треуголка с ободранным пером неизвестной птицы. Не менее пыльный камзол трещал по швам на необъятном теле владельца. И лишь злой, цепкий взгляд не позволял недооценить неряху.

- Спроси подзорную трубу. - Скомандовал призрак.

- Подзорная труба нужна. -  Озвучил я заказ пирата. - Найдётся?

- Конечно. - Хозяин лавки, не глядя, сунул руку под стойку и извлек наружу какое-то недоразумение. - Пять золотых.

- Скажи, что задницу своего боцмана ты и так видишь, а больше ни на что эта труба не годится.

- Есть что-то получше? Задницу своего боцмана я и без этой трубочки рассмотреть могу.

Торговец окинул меня ещё более внимательным взглядом и лениво спросил:

- Есть с увеличением один к ста. Будешь смотреть?

- Врёт. - Тут же отозвался Бен. - Таких не бывает. А если не врёт, то труба слишком длинная и неудобная.

- Боюсь, что цена этого чуда меня не устроит. А если устроит, то вряд-ли я смогу ей пользоваться из-за длины.

- Подожди.

Тон торговца приобрел серьёзные нотки, а сам он скрылся за дверью. Спустя пять минут я снова увидел, как живот хозяина лавки выплывает из-за двери, значительно опережая остальные части тела.

- Вот. - Он выложил на стойку немного помятую и поцарапанную подзорную трубу, выполненную из меди. - Неплохая вещица. Собрана мастерами Рурка, но стёкла гномьей работы. Увеличение один к двадцати пяти.

- То, что надо. - Оживился пират.

- Сколько?

- Две сотни золотых.

- Дорого, - отрезал Бен. - Её цена вдвое меньше.

- За две сотни я могу купить у гномов новую, а не отреставрированную непонятно кем. Пятьдесят.

- У гномов такая стоит три сотни. Так и быть, скину половину стоимости из-за отсутствия сертификата мастера. Сто пятьдесят.

- Зато гномья будет новой и небитой. А эта вся помята. Семьдесят пять.

- Да ладно, пара царапин не портит изображение. Сто двадцать, и это моя последняя цена.

- Сто десять и футляр в придачу.

- По рукам! - Торговец впервые улыбнулся, но с места не сдвинулся и трубу из рук не выпустил, ожидая оплаты.

- Покажи ему деньги, - прошептал пират, - он должен знать, что мы можем купить не только "глаз".

Я демонстративно извлек толстый кошель и отсчитал положенную сумму.

- Проверь. - Скомандовал пират. - Если это гномьи стёкла, то ты должен видеть через них даже в темноте.

Я взял подзорную трубу и посмотрел через нее на противоположную стену. Полумрак почти не мешал оценить увеличение, хотя была ли в этом заслуга оптики или же моего острого зрения было непонятно. Торговец пересчитал монеты, сгреб их в свой кошель и, удовлетворенно кивнув, скрылся за дверью. Через пару минут он показался оттуда с деревянным тубусом в руках.

- Красное дерево. - Пояснил он, протягивая мне футляр, покрытый рунным рисунком. - Это от другой трубы, но со специальной вставкой подходит к вашей.

Чудотворная сила денег. Уже на Вы обращается.

- Для чего руны? - Поинтересовался я, принимая тубус.

- Просто украшение. - Пожал плечами торговец. - Желаете что-то ещё?

- Спроси судовые журналы "ловких" капитанов. - Посоветовал пират.

- Судовых журналов "ловких" капитанов не найдётся?

Торговец снова пронзил меня взглядом и спустя несколько долгих мгновений ответил:

- Есть пара копий. Какие маршруты вас интересуют?

- Река Оньбу и Внутреннее море. - Повторил я за Беном.

- Две сотни. - Заявил хозяин лавки и, видя, что я собираюсь торговаться, заявил: - И ни монетой меньше. Вы получите лоции дельты реки и побережья Внутреннего моря на расстоянии тридцати миль от Белого порта. Возможно, в следующий раз я смогу найти для вас нечто более полезное.

- Не доверяет, - разочарованно пробурчал Бен и пояснил мне: - чтобы купить карты контрабандистов нужны рекомендации. - И тут же решительно заявил: - Будем брать, за двести лет карты глубин, ветров и течений поменялись. То, что я помню, не поможет проложить безопасный курс.

- Мальчики, - вмешалась мадам, - пока вы тут торгуетесь, я заглянула за стену. Там какой-то мутный тип сидит.

- Нашла чем удивить. - Фыркнул пират.

- Если мне не изменяет память, - не обращая на него внимания, продолжила Дорин, - у него в руках корабельный патент на шлюп "Весёлый шутник".

- Спроси, продаёт ли он корабль? - Бен нетерпеливо уставился на хозяина лавки, будто тот мог слышать его.

- Что же, возможно я возьму этот журнал. Скажите, уважаемый, а нет ли у вас в продаже небольшого парусника? Одномачтовый кэт, шлюп или тендер меня устроит.

Глаза торговца расширились от удивления.

- Один момент, - поспешно ответил он и скрылся в соседней комнате с неожиданной для его пропорций проворностью.

Из-за стены раздались приглушённые звуки разговора. Даже мой чувствительный слух не смог уловить ни слова, но оба призрака устремились вслед за торговцем. Я улыбнулся. Похоже, скоро я узнаю некоторые тайны лавки.

Хозяин отсутствовал больше пяти минут, а когда выглянул ко мне, на его лице всё еще оставалась тень недовольства.

- Извините, в продаже нет подходящего корабля.

- Бери лоции и пойдём в порт. - Прошептал вернувшийся из-за стены пират. - Тот тип сам тебя догонит. 

- Жаль. - Я выложил на стойку две сотни золотых монет и придвинул их торговцу. - Я беру лоции.

Тот пошарил под стойкой и извлёк увесистую книгу в кожаном переплёте. Я тут же открыл её и, пролистав, бегло ознакомился с содержанием. Внутри оказались довольно подробные карты побережья с указанием глубин, преобладающих ветров и течений. На первый взгляд, сборник лоций стоил своих денег.

- Спасибо. Приятно иметь с вами дело.

- Заходите. Всегда рады клиенту с деньгами.

Я спрятал лоции в сумку и вышел из лавки, медленным шагом направившись в сторону порта.

- Этот хмырь задолжал флибустьерам. Какому-то Эдварду Гику. - Принялся пояснять пират. - Из порта ему не выйти. Сразу возьмут на абордаж.

- А нам до этого какое дело?

- Разбираться не станут. Занимал капитан и отдать должен капитан, а то, что это другой человек, никого не волнует. Взяв этот корабль, мы заодно купим долг. Поэтому лавочник и отказался от сделки.

- И что ты думаешь?

- Нас будут ждать во Внутреннем море. - Ухмыльнулся капитан. - А мы вверх по реке пойдём.

- Но потом всё равно вернемся в порт. Долги ведь не прощают.

- Да ладно тебе, не сможет же этот Эдвард вечно торчать в порту. Поймёт, что упустил нас, и двинет искать другую добычу.

- Так что, брать корабль?

- Для начала, нужно на него посмотреть. А вот и тот хмырь...

- Уважаемый, - услышал я позади, - говорят, вы ищите корабль. Не желаете взглянуть на отличный одномачтовый шлюп?

* * *

Кораблик нас порадовал. Двенадцати метров в длину и четырех в ширину, он мог принять на борт до десяти тонн груза. При этом его осадка не превышала двух метров, а порожняком была и того меньше, что было очень важно при речной навигации.

Грузоподъемности было вполне достаточно, чтобы за один рейс доставить в замок Вель всё оборудование, заказанное у гномов. Обсудив с пиратом этот момент, мы углубились в детали и принялись обследовать корабль от кормы до носа, от киля до верхушки мачты. Да, я не шучу. От самого киля, потому что Бен умудрился осмотреть весь корпус и даже его подводную часть. Благо, призракам не нужен воздух, да и не тонут они.

Повреждений корпуса мой эксперт не обнаружил, зато отыгрался на парусах и такелаже. Мало того, что мы застали команду за починкой главного паруса, Бен тут же нашёл кучу перетертых канатов, неисправных блоков и даже трещину в гике. Как пояснил мне пират, так называлась та "длинная хрень, прицепленная к мачте, к которой крепиться парус".

Все подмеченные недостатки тут же выкладывались продавцу, причем делал я это изуверским способом. Сначала задавал наводящий вопрос, а после того, как горе - капитан врал, я предъявлял ему доказательство обратного, пользуясь подсказками пирата. За час с лишним нам удалось облазить корабль вдоль и поперёк, приведя его капитана в полнейшее расстройство. До встречи с нами он и не догадывался сколько проблем есть на его корабле.

А потом мы начали торговаться. Продавец сходу запросил за шлюп три тысячи золотом. Я от души посмеялся и ответил, что лишь при поверхностном осмотре нашел столько проблем в такелаже и парусах, что склоняюсь к мысле об их полной замене. И я еще не осматривал корпус.

Разговор хозяина капитанской лавки с моим оппонентом, подслушанный призраками и дословно пересказанный мне, дал понимание ситуации, в которую тот попал. Конечно, сведения были обрывочные, но мы дополнили картину собственными наблюдениям, а иногда и фантазией. И получилась весьма занятная история.

Два месяца назад нынешний капитан "Веселого шутника" был старпомом на двухмачтовой шхуне. Их команде посчастливилось взять на абордаж одномачтовый шлюп под флагом Ролиса и старпом возглавил призовую команду. Людей в неё он подбирал сам, так что неудивительно, что среди них оказались преданные ему матросы. По пути в Рурк, где планировалось сбыть трофей, корабли попали в шторм и потеряли друг друга из виду. Тут старпом и решил, что ухватил удачу за хвост и вместо Рурка привёл корабль в гавань Белого порта, где рассчитывал быстро перепродать его и скрыться.

Поначалу, всё шло замечательно. На основании каперского патента, власти оформили захваченный корабль в собственность капитана, приведшего его в порт. Флот герцогства давно и практически безуспешно боролся с пиратами Ролиса, поэтому любая победа каперов поощрялась. Но дальше были сплошные разочарования. Корабельная оснастка очень пострадала в скоротечном, но жестоком морском сражении, а сильный шторм лишь усугубил ситуацию. Поэтому быстро найти покупателя не удалось, а через полторы недели в Белый порт вошла шхуна с остальной командой и капитаном, жутко озлобленными на похитителей. Никаких активных действий прибывшие не предприняли, так как формально не имели прав на шлюп, но слухи мгновенно разошлись среди обывателей порта и продать корабль стало попросту невозможно.

Торговаться, заранее зная, что являешься единственным покупателем, а продавец просто вынужден как можно быстрее продать корабль, оказалось просто. Я озвучил цену в тысячу золотых и заявил, что не дам ни монетой больше. Предлагать меньше было опасно, ведь существовала вероятность, что старпом решиться на примирение и пойдёт на поклон к своему старому капитану. Нужно было сохранять его заинтересованность в предательстве.

Продавец горестно постенал, жалуясь на грабительскую цену, но когда я демонстративно сошёл на берег и направился в сторону доков, сдался и предложил сразу же оформить сделку. Я попросил обождать когда мои люди принесут деньги, для виду сделал условный знак рукой, якобы давая команду скрытому наблюдателю, а сам при помощи амулета ордена связался с Верусом и приказал ему как можно быстрее прийти в порт. При чём, предупредил, что в ночлежку мы больше не вернёмся.

Спустя полчаса весь мой отряд поднялся на борт корабля, а мы со старпомом направились к начальнику порта, чтобы заключить сделку.

* * *

- Коган Рем, сим вы подтверждаете, что продали одномачтовый шлюп "Весёлый шутник" за тысячу золотых капитану Айвери. - Начальник порта подвинул журнал регистрации сделок хозяину судна и попросил: - Подпишите тут и засвидетельствуйте что корабль не арестован, не заложен и не может быть отторгнут по любой другой причине.

Продавец, не глядя, подмахнул запись в журнале, после чего начальник порта достал из секретера чернильницу с пером, затем пергамент из тонко выделанной кожи и принялся заполнять его. Так как делал это у нас на виду, у меня была возможность увидеть, что он пишет. И как только на пергаменте появились первые слова, я понял, что он заполняет патент на корабль.

- Готово.

Начальник порта посыпал заполненный патент песком, приложил к нему свой перстень и что-то тихо прошептал. Между печаткой и патентом промелькнул огонёк вспышки и на месте касания образовалась печать. Её было видно не только обычным зрением, но и магическим. Причём, именно в магическом спектре можно было в полной мере оценить ее сложность.

- Вы свободны, - сказал он уже бывшему хозяину шлюпа и добавил для меня: - ещё пару формальностей и мы закончим.

Продавец не заставил себя ждать. Кошель с деньгами будто жёг ему руки. Едва начальник порта завершил сделку и отпустил его, он поспешил скрыться за дверьми.

Когда мы остались наедине, чиновник встал из-за стола и, протянув мне патент, пробормотал:

- Поздравляю. Добро пожаловать в ряды капитанов. Не желаете оформить каперское свидетельство?

Он предлагал весьма обычные вещи. Предложить капитану - новичку патент флибустьера - было его прямой обязанность. Но вот в тоне его мне слышалось сочувствие. Как будто он уже списал меня со счетов и не верил в то, что я смогу воспользоваться своим патентом.

- И кто является нашим противником на море? Кого мне опасаться и на кого охотиться?

- Опасаться нужно всех. - Философски ответил он, но тут же добавил конкретики: - Охотиться разрешено на пиратские корабли, а также на любые суда под флагом Ролиса.

- Хорошо, я возьму патент. Сколько?

- Сотню золотых. - В глазах чиновника промелькнуло чувство вины. Не верит он, что я смогу воспользоваться патентом. - Десятую часть добычи вы будете обязаны сдать на благо флота.

- Хорошо, оформляйте бумаги.

- Обычно мы предлагаем перспективным капитанам кредит на снаряжение корабля, - начальник порта снова одарил меня жалостливым взглядом, - но, боюсь, в вашем случае не сможем этого сделать.

- Не беда, - махнул я рукой.

Во всей этой беседе было странно одно - начальник порта был абсолютно уверен, что Эдвард Гик сможет выследить мой корабль. Меня пронзила догадка. А ведь и правда сможет! Как он узнал, что старом увёл корабль именно в Белый порт? Ведь тот вполне мог уйти в один из портов Королевства или вообще на острова. Вывод напрашивается сам собой: на моём корабле есть метка. И это полностью меняет дело. Идея призрака внезапно уйти под покровом ночи не стоит ни гроша. Что делать?

- Ваш патент. - Чиновник не терял времени даром и, пока я размышлял над ситуацией, выписал каперское свидетельство.

- Благодарю. - Я свернул оба патента и убрал их в сумку. - К кому обращаться по поводу сдачи трофеев?

- Заходите ко мне, буду рад.

Начальник порта отсалютовал мне рукой, будто капитану военного флота. Впрочем, с нынешнего дня так и есть. Я ответил тем же, запоминая движение, и покинул кабинет.

Старпома не оказалось ни за дверью, ни около здания портоуправления. Пройдоха скрылся в неизвестном направлении, прихватив с собой долю команды. Интересный разговор меня ожидает с бывшими матросами "Веселого шутника".

- Бен, у нас проблема.

- У нас корабль! - Жизнерадостно откликнулся пират. - Какие могут быть проблемы?

- Как Эдвард Гик нашёл шлюп? - Вместо пояснений спросил я.

- Заклинание поиска и метка на корабле. - Первой отреагировала мадам. - У них есть маг или какой-то амулет.

- Я об этом не подумал, - почесал лысину пират.

- Болван, - прошептала мадам, - тысячу золотых выкинули.

- Ну, не уверен, что выкинули, но теперь идти в плавание без команды точно нельзя. Где ее набрать?

- Ясно где, - хмыкнул пират, - в кабаке. Только кто к тебе, салаге, пойдёт? Тем более, все знают, что на нас охотится шхуна.

- Ладно, есть у меня идея. А сейчас давай подумаем: можем мы оставить в команде старых матросов?

- Пока мы корабль проверяли, я на них поглядывал. Дело знают крепко. - Одобрительно ответил пират, но тут же добавил сомнений: - Только если дело до драки дойдёт, чью они сторону примут, не угадаешь.

- Ну что-же, скоро узнаем.

Глава 10. "Ночная насмешница"

- А где кэп? - Обеспокоенно спросил меня боцман из старой команды, когда я вышел из портоуправления.

Бородатый гигант, не уступающий ростом и телосложением нашему Эрну едва сдерживался, чтобы не кинуться внутрь здания на поиски капитана. Рядом нетерпеливо переминались с ноги на ногу два молодца матроса той же комплекции. Видимо, команда не доверяла своему капитану, раз решили ослушаться приказа охранять корабль до завершения сделки.

- Коган Рем? - Как можно равнодушнее переспросил я и, увидев судорожный кивок боцмана, пожал плечами. - Понятия не имею. Я задержался у начальника порта, а когда вышел, то его и след простыл. Может, он через другой выход ушёл? Я видел проход во внутренний двор.

- Деньги у него? - Мрачно спросил бородатый, сам не веря, что могло случиться чудо и сделка сорвалась.

- Всё до последней монеты. - Подтвердил я их худшие опасения и крикнул уже вдогонку, потому что все трое рванули с места на противоположную сторону здания: - Парни, нужна будет работа, заходите!

* * *

- Кого ты ко мне привела, Карин? - С угрозой спросил ночной мастер, пристально глядя в глаза одной из самых успешных воровок Белого порта. - Твой дружок из Великого рынка оказался из Берегового братства.

- Он мне такой-же дружок, как и вам племянник. - Огрызнулась девушка. - Откуда мне было знать, что он связан с Братством?

- Ты его привела, значит ты в ответе! - Отрезал мастер. - Где ты его нашла?

- Он сам меня нашёл, - потупила глаза девушка, - выследил за работой и подкараулил когда я взяла приз.

- Он за тобой следил и ты не заметила? - Прошипел мастер, разъярившись.

- Не заметила! - Вскинулась воровка. - Потому что он настоящий мастер! Нечего на меня зыркать, его бы никто из нашей кодлы не учуял. Я потому и привела его, что он вор! И слова правильные сказал. Да, что я оправдываюсь? Вы сами его племянником признали.

- Понадеялся на твою рекомендацию, - неумело попытался оправдаться мужчина, но обороты сбавил. - Ладно, он всё сделал правильно. И законы наши уважил. Может и ничего страшного, что он в Братстве состоит.

- Да с чего вы вообще это взяли?

- Потому что он корабль купил.

- Ну и что? - Фыркнула девушка. - Было бы у меня больше денег и меньше мозгов, я бы тоже корабль купила. И что, сразу стала бы "ловким капитаном"?

- Да в том и дело, как он корабль покупал. - Вздохнул мастер. - Про "Веселого шутника" слышала? Так вот, сегодня днём матросы из старой команды горе заливали в "Ржавом якоре". Ребята их послушали... В общем, боцман сказал, что хоть на вид новый кэп сосунок, такого смотра, что он устроил кораблю при покупке, даже в военном флоте не бывает.

- Вы что, племяничка пасли?

- Да нет, он от нас ушёл сразу после сделки. - Покачал головой мужчина. - Исчез из гильдии Механиков без следа. Мы на него случайно вышли, когда он корабль решил купить. Случайно узнали в капитане Айвери Молчуна.

- С каких пор Гильдия интересуется капитанами? - Удивилась девушка. - У нас же договор с Братством. Мы не трогаем их, а они нас.

- Бывший владелец "Веселого шутника" нарушил кодекс Братства.  Чёрную метку ему передали три дня назад, а сегодня он сбежал с деньгами за корабль, так что мы в своём праве. - Улыбнулся мастер. - Я потому тебя и позвал, что хочу выдать заказ. Сделаешь всё тихо! И оставишь ему сотню золотых, но так, чтобы он не заподозрил подвоха. Без денег его быстро схватят, а так он ещё побегает. - Мужчина усмехнулся. - Пусть Братство ищет его, а не деньги.

* * *

- Ты в курсе, что тебя разыскивают люди графа де Завра? - Хмуро спросил меня Нильс де Виром, едва уселся за стол.

- Впервые слышу. - Сделал я удивленное выражение лица. - Может, из-за того, что я чуть не вызвал его сынка на дуэль?

- Вряд-ли, - покачал головой Нильс, - Гиль каждую неделю на дуэли дерётся. Если бы граф отправлял свору ищеек за каждым его противником, то они бы ничем другим не смогли заниматься. Искали именно тебя, даже меня расспрашивали. Что ты такого натворил?

- Да ничего, - пожал я плечами и, видя в глазах Нильса недоверие, поспешил добавить: - Правда. Я не знаком ни с графом, ни с кем-то из его подчинённых и понятия не имею зачем мог ему понадобиться. Может быть, его интересует что-то в Приграничье?

- Может быть, - кивнул де Виром, немного успокоившись, - спрашивали барона де Веля из Приграничья.

- Ну вот видишь. - Улыбнулся я в ответ. - Оставь проблемы графа графу, если я ему очень нужен, то найдут. Скажи лучше, как твои успехи?

Неделю назад, когда я предложил Нильсу де Вирому перекусить и промочить горло после нашей дуэли, я узнал о нём много интересного. Сын отставного офицера военного флота, выкупившего одномачтовый тендер и сгинувшего вместе с кораблём в первом же рейсе, хлебнул горя. Отец оставил после себя только фамильную шпагу и долги, в уплату которых пришлось отдать родовое поместье. Матери удалось отстоять у кредиторов лишь двухэтажный домик в городской черте. Наплевав на гордость, она сдала первый этаж под лавку, а все вырученные деньги вкладывала в сына, упорно создавая из него копию отца.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Нильс получил неплохое начальное образование, научился отменно владеть шпагой и даже овладел фамильной техникой укрепления тела при помощи магии, которую передал ему отец накануне исчезновения. Он без проблем поступил в мореходное училище. Даже отучился в нём пару лет, заслужив славу одного из лучших курсантов. Но в начале третьего учебного года с треском вылетел оттуда из-за дуэли с другим курсантом. Дорога в военный флот оказалась для него закрыта, а на гражданские корабли брать офицера недоучку мало кто хотел. Те же капитаны, что не заботились о репутации команды, не подходили самому де Вирому.

Вот и мыкался молодой дворянин, как неприкаянный. Душа рвалась в море, не позволяя пойти в армию либо найти себе другую службу, а на корабль попасть не мог. Попытался подружиться с сыном графа, надеясь устроиться на один из его торговых кораблей, но, судя по кислому взгляду, он и тут потерпел неудачу.

- Никак. - Нильс заскрипел зубами от злости. - Гиль запретил слугам пускать меня в дом. Сказал, что среди его друзей не может быть неудачников.

- Ты знаешь, - попытался я его успокоить, - это даже хорошо. Нельзя зависеть от таких людей. Если он позволяет себе такое после проигрыша в дуэли, то чего от него ждать в более серьёзной ситуации? От поражения ведь никто не застрахован. Так что, перебить всех своих выживших воинов за то, что проиграли битву?

- Да я понимаю, - махнул рукой Нильс, - просто я так на него надеялся. Ладно, ты же меня не за тем позвал, чтобы о моих проблемах расспросить. Что нужно?

- Радостью поделиться, - улыбнулся я и достал из сумки патент на корабль, - вот!

- Откуда у тебя столько денег? - Выпучил глаза де Виром.

- Ну, корабль достался мне за треть цены. - Не стал я врать. - Потому что на него претендует капитан Эдвард Гик.

- Слышал о таком, - кивнул Нильс, - у него в подчинении сотня головорезов и двухмачтовая шхуна.

- Точно, а ещё большие планы на мой кораблик.

- И зачем ты мне это говоришь?

- Хочу тебя нанять. - Сказал я, пристально глядя ему в глаза. - Место старпома тебе интересно?

- На корабле, за которым охотиться Эдвард Гик?

- Ага.

В глазах Нильса я прочёл калейдоскоп эмоций. Начальное недоверие сменилось робкой надеждой, а затем она переросла в решимость.

- Интересно!

- Рад, что не ошибся в тебе. Слушай, что нужно сделать...

* * *

Настроение у Мии было отвратительным и причиной тому была жуткая ревность. Прошло уже несколько недель с тех пор, как её избранник отправился в Белый порт. В город, полный развратных девиц и самых настоящих аристократок. Неизвестно, чем молодой барон занимался там всё это время, но каждую ночь он снился Мии в объятиях новой пассии. Причём, если распутницы волновали девушку постольку поскольку, то аристократки страшили по настоящему. Ведь распутную девку в замок не притащит, а вот жену может... Найдёт кого попородистее и жениться. С него станется.

Не то, чтобы Мия всерьёз надеялась навсегда остаться единственной женой барона. Уроки этикета не прошли даром и девушка хорошо усвоила, что ограничения обычных людей не распространяются на аристократов. Они могли сочетаться браком более одного раза, при условии, что лишь одна жена принадлежит благородному сословию. И именно её дети обладают правом наследования. Остальные жёны из простолюдинок - для удовольствия. Иногда они были бесправны, иногда даже имели солидное влияние на господина, но никогда не конфликтовали с главной женой, потому что та имела над ними абсолютную власть. Вот в такую зависимость Мия попадать совсем не желала. Тем более, что сама она замуж ещё не вышла, а главная жена должна была одобрить выбор мужа перед заключением второго брака. И почему она решила выдержать этот глупый траур по убитому в поединке жениху? Уже давно могла стать первой законной женой.

А тут еще утром прибыл один из степняков Идана, посланный предупредить коменданта, что караван с рабынями из Великого рынка переправился через реку Оньбу и вскоре прибудет в замок. Пусть Айвери и обещал, что барышни предназначены воинам, на душе было всё равно неспокойно. Ведь эти красотки будут на виду у барона постоянно, а то, что невольниц Великого рынка обучают искусству обольщения известно всем.

- Едут, - раздался крик одного из замковых мальчишек, поставленного на башню в качестве наблюдателя.

И было в нём столько радостного предвкушении, что Мия тут же возненавидела его. Девушка выскочила на смотровую площадку и принялась всматриваться вдаль, пытаясь рассмотреть невольниц. Тщетно. Тентованные фургоны надёжно укрывали пассажиров от любопытных глаз. Отчаявшись рассмотреть своих потенциальных соперниц, травница перевела взгляд на крепостную стену, где столпились все незанятые мужчины замка. Кобели! Ладно не терпится тем, у кого жён нет. Но зачем туда женатые попёрлись? Неожиданно скрипнула дверь и на смотровую площадку вышли Лира и Вайна.

- Много их? - Обеспокоенно спросила Лира, которая, в отличии от подруг, еще не определилась с выбором мужчины.

- Красивые? - Почти синхронно спросила Вайна, которую, как и Мию, волновали вопросы конкуренции с новоприбывшими красотками и верности мужа.

- Тридцать две девушки и пять мужчин. - Холодно ответила Мия, скрывая своё волнение под маской равнодушия. - А красота значения не имеет. Если муж тебя любит, то никуда не денется, а если кобель, то ему любая за красивую сойдёт.

Вайна угрюмо посмотрела на Мию, но возражать не стала. Слава хозяйки замка прочно закрепилась за бывшей подругой, ведь барон во всеуслышание заявил, что собирается жениться на ней сразу после окончания траура. С одной стороны это было неплохо, так как теперь к Мии с почтением относились даже офицеры. Но вот с подругами отношения окончательно испортились. Если сначала их разделяло соперничество за Айвери, то сейчас непреодолимой преградой для общения стала зависть неудачливых соперниц. И весь последний месяц оказался очень тяжёлым для Мии. После нескольких головокружительных месяцев с бароном, заставившим девушку забыть все проблемы на свете, она осталась совершенно одна с уймой сомнений и переживаний.

- Ничего вы отсюда не увидите. - Заявила травница. - Идите лучше проверьте, все ли комнаты готовы? А потом приведите себя в порядок. А то за мужиков переживаете, а сами ходите в пыльных платьях.

На правах хозяйки замка, Мия принимала деятельное участие в подготовке комнат для приема новых жителей и привлекла к этому делу всех свободных служанок. Пусть она и переживала за верность мужа, но всё равно считала, что новых подданных нужно встречать как можно лучше подготовленными. Отсюда и беспокойство за внешний вид комнат, и осведомленность о количестве невольников и невольниц.

- Я тоже пойду готовиться. Девушек нужно успокоить. Представьте, каково им. Купили как скот, завезли неизвестно куда, и встречает толпа мужиков, пускающих слюни. Мы должны им помочь.

- Отобрать наших мужей? - Не сдержалась Варна.

- Обустроиться на новом месте. - Отрезала Мия. - Хватит болтать. Идите готовиться.

И, не дожидаясь ответа, развернулась на месте и ушла со смотровой площадки.

* * *

Кармелла с тоской смотрела на угрюмый замок в самой глубокой дыре, которую она могла себе представить. Будь проклят этот выродок Айвери! Сначала он укокошил братца и похитил таинственный ключ древнего ордена. Из-за этого юной волшебнице пришлось оставить радости столицы и тащиться в забытый всеми богами, кроме кровавого ублюдка Сабуда, Великий рынок. А затем ещё дальше - в Пыльный замок. Это из-за него она попала в засаду, устроенную кровососами, и потеряла не только свободу, но и волю. Её, дочь Верховного магистра ордена Серебряного льва, урожденную графиню де Монтре, волшебницу первого круга, продали на невольничьем рынке словно базарную шлюху. И купил её никто иной, как вампир Больт. Тот самый, что еще два месяца назад униженно пресмыкался перед ней, вымаливая пощаду. Зря она его не убила тогда. Зря!

Потом долгая жизнь в качестве рабыни, лишенной магического дара. Проклятый контролёр высасывал из её тела всю магическую энергию до последней капли, лишая надежды на освобождение и подавляя волю. Кармелла держалась лишь на злости и огромном желании отомстить всем подряд: Больту, кровососам, и конечно, выскочке Айвери.

И вот, три недели назад её снова продали каким-то вонючим степнякам, прибывшим в Великий рынок за невольницами по поручению какого-то задрипанного барона де Веля. Хотя, задрипанный не совсем верное слово для описания богатого извращенца, способного раскошелился на полноценный караван невольниц. Тем более, что кроме трёх десятков девушек, степняки купили еще двух полугномов и четырёх полугном.

За долгий переход через Бескрайнюю степь Кармелла оценила своих соседок и пришла к выводу, что девушек выбирали с умом. Все до одной были здоровыми, красивыми, да ещё и искусстницами. Мало какая красавица в их караване не умела чего-нибудь эдакого. Некоторые знали толк в ткацком деле, некоторые специализировались на пряже или были искусны в других ремеслах. И лишь несколько девушек попали в караван из-за умений в горизонтальной плоскости. Именно это и бесило Кармеллу больше всего. Ведь сама она в ремёслах не смыслила ничего, а значит купили её совсем для других целей.

Из разговоров степняков Кармелла не смогла узнать ничего полезного, ведь они общались на незнакомом девушке наречии. А три дня назад, после того как караван преодолел вброд широкую реку, повозка с полугномами исчезла. Поздним вечером степняки, как обычно, оборудовали лагерь, поставив повозки кругом, а утром волшебница не досчиталась одной из них. Причём не досчиталась уже в движении, когда выпросила у старшего повозки разрешение пройтись пешком.

Ну вот, долгое путешествие подходит к концу, а вместе с ним завершаются последние часы жизни волшебницы. Сегодня или завтра барон извращенец потянет её в постель и Кармелле не останется ничего иного, как свернуть ему шею или прирезать во сне, в зависимости от того, насколько силён окажется этот урод. Конечно, девушка попытается сбежать и добраться до королевства, но надежды на это почти нет. Без магической силы даже сильнейшему рыцарю ордена не справиться с таким количеством противников.

Под аккомпанемент мрачных мыслей повозки с невольницами завернули в замок и вскоре миновали ворота. Там их уже ждали. Соседки по повозке обеспокоенно зашептались между собой, отметив, что подавляющее большинство встречающих - мужчины. До нынешнего дня с ними обращались исключительно вежливо, но работорговцы и их охранники редко обижают рабынь. Ведь чтобы продать девушку подороже, нужно сохранить её красоту.

Кармеллу мало волновали простые стражники. Она начала искать взглядом хозяина замка и сразу выделила из толпы встречающих девушку с огненно-рыжими волосами и несколько мужчин, явно командующих остальными. Но кто же из них барон?

Повозки остановились посреди двора и невольницы с опаской ступили на камни замкового двора. Красавица с огненно-рыжими волосами сделала шаг вперёд и громко произнесла:

- Добро пожаловать в замок Вель! Я знаю, вы напуганы. Напуганы незнакомой обстановкой, незнакомыми лицами, и, больше всего, неизвестностью.

А эта девчонка умеет говорить, не в деревне родилась. - Отметила про себя Кармелла. - Тут чувствуется курс риторики. И офицеры смотрят на нее с почтением. Скорее всего, это - баронесса. И она не выглядит несчастной, скорее обеспокоенной. Значит барон не озабоченное чудовище, каким его себе представляла Кармелла, а вполне адекватный правитель. И, судя по красавице жене и непропорционально большому количеству неженатых мужчин, девушек покупали именно для них, а вовсе не для услады правителя. Но где же он сам?

- К сожалению, наш правитель, барон де Вель сейчас отсутствует. - Продолжила баронесса. - Поэтому я приветствую вас от его лица и хочу сказать, что в этом замке вас никто не обидит. Вы вольны свободно перемещаться по замку, а через пять лет, в течении которых отработаете деньги, уплаченные за вас работорговцам, сможете покинуть баронство, если на то будет ваша воля.

Вот как? Значит тянуть в постель за волосы никто не будет. Что же, это совершенно меняет дело. Только вот чем Кармелла сможет отработать свою свободу пока не ясно. Прясть, вязать и ткать волшебница не умеет. Даже вышивание минуло её стороной, потому что отец всегда считал, что умение управляться мечом и кинжалом важнее умения владеть иглой и нитью. Нужно сблизиться с баронессой. Наверняка, молодой аристократке одиноко в этой дыре, среди простолюдинов. Воспитанная компаньонка ей точно не помешает.

- Позвольте представить вам офицеров замка. Комендант замка Ильяз.

Подтянутый офицер сделал шаг вперёд и сдержанно кивнул. На лице маска невозмутимости, но глаза мечуться между красотками. И, похоже, он не может выбрать одну. Ему нужно сразу несколько. Отлично! На чувствах можно играть чудесные партии.

- Управитель Газим.

Следующим шаг вперёд сделал невысокий, худой мужчина. Этот занят только работой, - сразу мелькнула мысль опытной интриганки. - На этом тоже можно играть, но гораздо более тонко. Тут нужно подпитывать почву для тщеславия и сеять семена сомнения в значимости управителя.

- Мастер меча Трилий.

Вот уж истинный пример безразличия. Или же спокойной уверенности в своих силах? Пожалуй, второе. Взгляд цепкий, оценивающий. Этот уже выбрал себе женщину и готов к её покорению.

- Меня зовут Мия. Со всеми вопросами вы можете обратиться ко мне или к господам офицерам и мы приложим все силы, чтобы помочь вам. - Баронесса указала рукой на замок. - Для вас приготовили комнаты. В них есть вода для умывания и чистая одежда. Завтра мастер Газим подберет для вас работу, а сейчас приводите себя в порядок и отдыхайте. Через три часа мы вас всех ждём на праздничный ужин в главном зале. Если кому-то не подойдёт размер одежды или обуви, девушки вам помогут.

Кармелла улыбнулась. За ужином нужно поближе познакомиться с этой птичкой. Волшебнице ни к чему даже встречаться с этим управителем. Компаньонка баронессы - вот роль, которую она согласна сыграть в этом замке.

* * *

Тёмной тенью корабль скользнул по направлению к устью реки. Течение, почти не чувствующееся у причала, подхватило судно и понесло в сторону океана, всё более ускоряя его по мере отдаления от берега. Ночной бриз, несущий прохладный воздух и приглушённые звуки спящего города на середину реки, наполнил парус и помог шлюпу набрать скорость. Всё это происходило почти в полной тишине. Лишь пару раз скрипнули канаты такелажа и хлопнул парус, поймав ветер.

Команда стояла по местам, готовая выполнить любой мой приказ, а сам я, стоя на капитанском мостике на корме, пристально рассматривал в подзорную трубу корабли, мимо которых мы проходили. Точнее, пристально я рассматривал один из них, а именно двухмачтовую шхуну, капитан которой претендовал на мой шлюп.

Эдвард Гик в портовых тавернах был фигурой известной. За ним прочно закрепилась слава удачливого корсара. Мало какой его поход оканивался безрезультатно. Обычно его корабль возвращался с богатой добычей, которой капитан щедро делился со всеми, начиная от рядовых матросов и заканчивая портовыми шлюхами. Попасть в его команду мечтали многие и мало кто рисковал перейти ему дорогу. Знай я всё это до того, как купил шлюп, то поостерегся бы ввязываться в авантюру.

О его видах на мой шлюп в Белом порту знал каждый, кто хоть раз посещал одну из портовых забегаловок. Из-за этого я даже в команду не смог никого нанять. Самые отъявленные отморозки шарахались от меня, будто от прокаженного, едва узнавали название моего корабля. Только старая команда шлюпа решилась присоединиться к нам, да и то, лишь потому, что не имела выбора. Ушлый старпом оставил их без доли в добыче, а бывший капитан пустил такую славу, что им была заказана дорога на любой корабль, бросивший якорь в порту. После пары дней мытарств восемь матросов во главе с боцманом заявились обратно на шлюп. Так нас стало пятнадцать.

Следующие пять дней мы активно приводили корабль в порядок, ждали вестей от Нильса и изводили своими внезапными тренировками капитана Гика и всю его команду. Ну подумайте сами, как должен реагировать охотник на убегающую дичь? Конечно догонять. А если дичь срывается с места, совершенно неожиданно, да ещё и по нескольку раз в день? Тут и до нервного тика недалеко.

В первый раз, когда я, средь бела дня, скомандовал аврал и корабль, отдав швартовы, за десяток минут покинул акваторию порта, рванув вниз по течению реки, Эдвард с офицерами пинками выгоняли своих матросов из борделей, чтобы пуститься за нами в погоню. Но мы их надежд не оправдали и, как только шхуна знаменитого корсара увязалась за нами, повернули обратно. Так как всё это происходило днем, на виду у многочисленных военных кораблей, флибустьеры не стали нас атаковать. Спустя несколько часов наш шлюп вернулся к причал, изрядно пощекотав нервы охотникам.

Такие взбучки мы устраивали им ещё несколько раз, отрабатывая до автоматизма действия экипажа и вынуждая Эдварда Гика держать своих людей в постоянной готовности. В наблюдение за этой игрой в кошки мышки включился весь портовый люд и постепенно симпатии наблюдателей начали склоняться на нашу сторону. Уж очень комично выглядели матросы Гика, выбегавшие из домов терпимости в спадающих штанах. А мы, наоборот, зарабатывали очки тем, что водили за нос сильного противника. Но в нашу удачу, в то, что мы можем вырваться из цепких объятий корсаров, не верил никто и тому были серьёзные причины.

Как я выяснил из разговоров со старой командой "Веселого шутника", сам Эдвард Гик был неплохим стихийным магом. Ветер, вода и огонь подчинялись ему и это позволяло одерживать на море одну победу за другой. Ведь украсть у противника ветер или, наоборот, в самый подходящий момент наполнить ветром свой парус, дорогого стоит. Не говоря о возможности устроить пожар на корабле более сильного противника или замедлить его движение льдинами. Правда, для мощных заклинаний Гику требовалось много кристаллов магии, но опасаться его магического дара стоило однозначно.

Пятнадцать человек команды действовали слаженно. Эрн стоял за штурвалом. Хоук, Брент органично дополнили парусную команду во главе с боцманом Роуком. Даже Верусу и Эстер нашлась посильная работа.

- Проснулись, - прошептал мне на ухо пират и хохотнул: - Представляю как он сейчас команду будит.

На шхуне действительно началось метушня. Сонные матросы выскакивали на палубу и лихорадочно готовили корабль к отплытию. Мы впервые провернули трюк с побегом глубокой ночью. Хотя корсары оказались готовы к такому повороту, им всё равно потребуется не менее часа, чтобы нагнать нас. В том, что они нас найдут, я не сомневался. Роук косвенно подтвердил мои опасения, что Гик наложил на наш шлюп магическую метку. Ни один корабль, на который его бывший капитан положил глаз, не смог скрыться от погони. Даже когда цель теряли из виду на несколько дней, капитан безошибочно находил жертву.

- Вы готовы? - Обратился я к Нильсу де Вирому, используя амулет ордена Серебряного льва, который я дал ему пять дней назад.

- На месте, - кратко ответил он. - Как и договаривались, ждём вас напротив мыса Бродяг. В пятидесяти метрах от берега.

Нильсу я поручил собрать небольшой отряд из бывалых наёмников. Верус подсказал к кому обратится, а дальше в дело пошли деньги. И сейчас три десятка матерых бойцов под командованием молодого дворянина ожидали нас в лодках ниже по течению реки. Каждый из них был вооружён двумя арбалетами и мечом, а в качестве брони использовал кольчугу. Пусть они обошлись мне в очень круглую сумму, оно того стоило. Когда головорезы Эдварда Гика нагонят нас, мы сможем их удивить.

- Убрать паруса, - скомандовал я.

Наш корабль уже приблизился к месту рандеву и нужно было погасить скорость, чтобы позволить наёмникам подняться на борт.

- Вижу лодки прямо по курсу! - Выкрикнул вперёдсмотрящий.

Матросы из старой команды шлюпа обеспокоенно схватились за оружие. Впрочем, не удивительно. Они ничего не знали ни о моих договоренностях с Нильсом де Виромом, ни о наёмниках. Более того, сегодня ночью они впервые узнали, что "Весёлый шутник" покидает Белый порт. А всё потому, что я им не доверял. Существовала достаточно высокая вероятность, что они попытаются купить себе индульгенцию у старого капитана, передав меня и раскрыв наши планы.

- Спокойно, это мои люди, - поспешил я развеять их опасения и приказал: - Спустить трап.

Спустя пятнадцать минут наёмники взобрались на борт, а пять больших лодок устремились в сторону берега. Через пять - десять минут хорошо заработавшие лодочники укроют их в прибрежных зарослях.

- Верус, расставь людей по местам.

Для наших преследователей шлюп должен выглядеть беззащитной жертвой. Иначе, они воспримут нас всерьёз и застать их врасплох не выйдет. Этот момент мы продумали наиболее тщательно. Два дня назад я приказал установить на палубе десяток грузовых контейнеров. Огромные деревянные ящики оборудовали под предлогом увеличения вместительности корабля, но их реальным назначением были маскировка и защита арбалетчиков.

- Боцман, собери команду на палубе, - выкрикнул я.

- Через пару часов нас ожидает сражение с "Ночной насмешницей", - начал я, как только матросы собрались около капитанского мостика, - и я собираюсь взять этот приз! С таким количеством опытных воинов, - я указал на только что прибывших наемников, - это более, чем реально. До последнего момента Эдвард Гик не должен даже догадываться об ожидающей его ловушке. Я сам пристрелю любого, кто хотя-бы попытается словом или делом предупредить его! Если кто-то из вас хотел купить себе прощение, передав меня, скажите сразу и я оставлю вас в живых. Запру в трюме до окончания боя, а после отпущу на все четыре стороны. До Белого порта рукой подать, вы не пропадете.

Я пристально обвел их взглядом, всматриваясь в глаза каждому и пытаясь распознать предателя.

- Сейчас каждый из вас принесет мне клятву верности, - продолжил я, так и не поняв, есть ли среди них перебежчики. - За ее нарушение - смерть! Если не готовы, не страшно. Я запру вас в трюме и после боя высажу на берег. Кто-то хочет отказаться?

Желающих не нашлось. Один за другим они стали подходить ко мне и повторять за мной слова клятвы. Я же в этот момент держал в руке монету Меркуса и проверял правдивость слов. Шестой матрос, по имени Тейлор, соврал. Я спокойно принял клятвы остальных и отправил их по местам, приказав поднять грот. Именно так назывался главный задний парус. Стаксель, или передний парус, я ставить не стал, так как теперь нужды убегать не было. Наоборот, чем светлее становилось, тем больше была опасность, что Гик заметит ловушку.

Тейлора же я отправил вместе со своими дружинниками в трюм, чтобы достать сундук с оружием. Как только они покинули палубу, Верус, Хоук и Брент скрутили лжеца и связали его, оставив под наблюдением Эстер до окончания боя. А спустя пятнадцать минут наблюдатели заметили силуэт шхуны преследователей.

* * *

Капитан Эдвард Гик напряженно осматривал речную гладь в свою подзорную трубу. Обычно света луны было достаточно, чтобы заметить силуэт корабля на приличном расстоянии, но нынешней ночью, как назло, всё небо плотно затянуло дождевыми облаками. Нет, Эдвард совсем не боялся потерять шлюп на просторах Внутреннего моря. В конце концов, магический компас - реликвия, передающаяся в его семье от отца к сыну и метка, поставленная на шлюп в момент его захвата, помогут найти беглецов, где бы они не находились. Но для работы компаса требуются кристаллы магии, причём, чем дальше метка, тем больше магической энергии потребляет компас. А кристаллов магии у Эдварда раз два и обчелся. Кто же знал, что их поставки из Великого рынка полностью прекратятся? Поэтому Эвард и надеялся найти свой шлюп по старинке - в подзорную трубу.

Этот сопляк ещё пожалеет, что связался с ним. И ведь каков наглец, четыре раза выставлял его, Эдварда Гика, на посмешище, совсем неожиданно уводя корабль в плавание и, не менее неожиданно, возвращаясь обратно, едва шхуна Гика пускалась в преследование. Ничего, Эдвард умеет ждать! Скоро этот сосунок повиснет на рее вместе с собакой Роуком и другими предателями.

Благодаря Тейлору, корсар знал, что твориться на шлюпе. Знал, что сопляк в хвост и в гриву гоняет свой немногочисленный экипаж и то, что сам паренек неожиданно много смыслит в морском деле. Но никакая выучка им не поможет. Как пятнадцать человек, среди которых есть девка и предатель, смогут победить восемьдесят опытных головорезов?

Гик даже не стал пополнять в Белом порту команду, не желая просто так отдавать долю в добыче, которую уже считал своей.

Шхуна достигла излучины реки около мыса Бродяг и капитан отвлекся на управление судном. К ночному бризу добавились шквалистые порывы ветра, вызванные непогодой, поэтому держать курс, не снижая скорости движения, стало труднее. И еще труднее стало менять галсы.

- Вижу одномачтовый шлюп! - Выкрикнул вперёдсмотрящий.

Странно. Слишком рано. Неужели сопляк не сумел воспользоваться огромным отрывом, который он выиграл на старте благодаря внезапности. Капитан тут же прильнул к подзорной трубе и спустя несколько мгновений обнаружил на речной глади тёмный силуэт одномачтового шлюпа. Опытный взгляд корсара тут же распознал в неясной тени "Веселого шутника". Салага!

- Свистать всех наверх! - Зычно скомандовал капитан. - Молокосос, девчонка и ублюдок Роук нужны мне живыми. С остальными не церемоньтесь.

О том, что Тейлор шпионил за своим новым капитаном Эдвард Гик решил умолчать. Прирежут хорька в пылу драки и хорошо. Не придётся платить предателю. Тем более, что держать в команде человека, дважды переметнувшегося на другую сторону, плохая идея.

На шлюпе дела были неладны. Похоже, сопляк испугался свежего ветра и приказал убрать стаксель, предпочитая идти под одним гротом. Эдвард Гик довольно улыбнулся. Тейлор изрядно перехвалил своего нового капитана. Всего несколько мгновений понадобилось опытному корсару, чтобы спланировать приближающееся сражение. Капитан отдал несколько коротких команд и судно незначительно скорректировало курс. Через полчаса шхуна украдёт у шлюпа ветер, заслонив его своими парусами и у беглецов не останется ни единого шанса избежать абордажа.

Полчаса прошли в радостном предвкушении. С каждой минутой охотники приближались к жертве. В отличии от множества других схваток, матросы почти не переживали, потому что были прекрасно осведомлены о количестве противников.

Наконец, шхуна нагнала шлюп и заслонила ему ветер. Парус одномачтовика обвис безвольной тряпкой, а шхуна, совершив финальный рывок, вплотную приблизилась к шлюпу и ударилась о его борт. Тут же с более высокого борта шхуны полетели многочисленные крюки - кошки, намертво скрепляя корабли, и сразу за ними на палубу вражеского корабля спрыгнули головорезы Роука. Так на шхуне звали абордажную команду, которую вёл в бой боцман. Капитан ухмыльнулся. Забавный получается каламбур. Головорезы Роука, вскоре отрежут голову этому самому Роуку.

Но через несколько минут улыбка покинула лицо капитана. Его молодцев встретили не полтора десятка бойцов, а, по меньшей мере полусотня головорезов, до зубов вооруженных арбалетами. Выстрел из арбалета в упор мог пробить самые крепкие доспехи, а попадая в незащищенное тело, болт пробивал человека навылет. Почти пятьдесят флибустьеров погибли, даже не успев понять, с чем столкнулись.

- Рубите канаты! - Прокричал Эдвард Гик, сообразив, что в следующие мгновения последует ответная атака.

Вместе с тем, он выхватил из поясного кармана кристалл магии и, прижав его к своему кольцу - печатке, активировал заклинание огненного шара. Артефакт далёкого предка не подвёл и парус на шлюпе вспыхнул огромным костром, освещая сцепленные корабли. Сразу за первым огненным шаром в корабль противника полетел второй, ещё более усиливая на нем пожар.

Ещё есть время отойти. Пусть он израсходовал все кристаллы магии, но шлюпу этого урода больше и не надо. Такой пожар уже не потушить. Лишь бы успеть! На то, чтобы перейти от обороны к нападению нужно немного времени, но его должно хватить, чтобы разорвать дистанцию.

- Всё на абордаж! - Раздалась команда с борта противника и уже на палубу шхуны взобрались первые атакующие.

- Скорее, ру... - выкрикнул Эдвард, но осёкся на полуслове, удивлённо уставившись на кристалл магии в виде арбалетного болта, впившийся в его плечо.

- Маги! - Дал петуха жирный кок Хлинк, славившийся своей трусливостью.

И действительно, на палубе шхуны творилось невообразимое. Шесть фигур схлестнулись в жестокой рубке с остатками команды, перемалывая их и шаг за шагом приближаясь к капитанскому мостику. Ни рубящие, ни колющие удары, ни даже арбалетные выстрелы не могли нанести им вреда. Болты и клинки бессильно отскакивали от тел атакующих, лишь озаряя темноту ночи синеватыми вспышками.

Бой проигран. Эдвард Гик осознал это со всей ясностью. Команда уже на грани паники. Сдаться им мешает лишь уверенность в том, что всех проигравших, как пиратов, вздернут на рее. Эдвард обхватил рукой кристалл магии и резко выдернул его из раны. Вот он, ключ к отмщению или путь к спасению. Магической энергии в этом кристалле хватит на одно заклинание. Можно спалить свой корабль, чтобы он не достался противнику. Либо исцелить себя. Что выбрать?

Гик думал не долго. Нужно позаботиться о своей шкуре, а отомстить он сможет и позже. В конце концов его магическая метка останется на "Ночной насмешнице" на долгие годы. Кристалл в руке капитана начал истаивать, а рана на плече чудесным образом затягиваться. Через несколько мгновений корсар уложил в небольшой деревянный сундучок магический компас и, разогнавшись, прыгнул за борт. В небольшом уютном домике в центре рыночного квартала Белого порта припрятана сумма, достаточная, чтобы с комфортом добраться до Рурка. А уж там найдутся средства и на покупку нового корабля, и на его снаряжение, и на найм команды. Эдвард Гик ещё вернётся за сердцем этого выскочки. И в следующий раз он подготовиться лучше.

Глава 11. Призрак Ганзы

- Куда ставить? - Хмуро спросил меня подмастерье Гвинк.

- Два по левому борту и два по правому.

Я указал гному точные места для установки стреломётов - результат долгих дебатов между старпомом Нильсом де Виромом, который почти закончил мореходное училище, и боцманом Роуком, который отслужил десять лет в военном флоте герцогства и еще семь лет отходил под флагом Берегового братства. В этом споре я выступал в качестве судьи, а призрачный капитан - эксперта.

Орудия решили установить у самых бортов на поворотных станинах. Два в носовой части корабля и еще два в кормовой, а точнее, на капитанском мостике. Хотя, с установкой стреломётов и неизбежном размещении двух операторов для их обслуживания, места на капитанском мостике стало маловато. Но боевые возможности корабля сильно возросли.

Станковый стреломёт гномов представлял из себя огромный арбалет, установленный на поворотный шарнир. В отличии от ручных арбалетов, в которых для осуществления выстрела использовалась энергия упругой деформации пластин, в станковом стреломёте использовался немного другой принцип. Вертикальные волокна, закрепленные в двух массивных цилиндрах по бокам от направляющей для болтов, скручивались специальным механизмом, накапливая энергию для выстрела. Такое устройство позволяло накопить гораздо больше энергии, нежели традиционный арбалет. Следовательно и начальная скорость полёта болтов, и их масса существенно превышали таковые у ручных арбалетов.

Чудо инженерной мысли гномов било на четыре сотни метров. Конечно, прицельная дальность стрельбы составляла лишь половину от этого расстояния, а убойную силу болты сохраняли на расстоянии до трехсот метров. Но, всё равно, зона уверенного поражения была гораздо больше, чем у ручного арбалета. Подача болтов выполнялась автоматически из специального магазина. Сам процесс заряжания был автоматизирован, вследствии чего скорострельность составляла около десяти выстрелов в минуту, что было более чем вдвое чаще чем из обычного арбалета. В общем, с такими орудиями шхуна могла противостоять даже кораблям военного флота, которые, следует отметить, тоже были вооружены стреломётами. Правда, у военных орудия были изготовлены мастерами людьми, поэтому немного уступали качеством.

- А пятый куда поставим? - Спросил меня механик.

- Никуда, я его про запас купил.

Ну, не рассказывать же представителю гильдии механиков, что четыре стреломёта я брал, чтобы усилить защиту замковых ворот, а пятый - лишь для того, чтобы разобрать его по винтикам и скопировать. Он, конечно, сильно зол на главу гильдии Ола Селлера, сославшего неугодного куда подальше. На корабле! На целый год! Но ведь может попытаться сдать меня, в надежде на отмену сделки.

- Идиот. - Буркнул в бороду гном, не особо скрываясь. - Какой запас? Что толку от орудия в трюме?

Да, характер у этого персонажа отвратный. Чересчур склочный даже для гнома. Не делаю ли я ошибки, забирая его с собой? Впрочем, отступать поздно. В любом случае, станки кто-то должен устанавливать и настраивать, так что придётся потерпеть, ну, или, на крайний случай, немного перевоспитать.

- Занимайся тем, в чём смыслишь. - Спокойно ответил я ему. - Я же тебе не советую в какую сторону настроечные винты крутить, вот и ты не лезь в чужие дела. А если лезешь, то хотя бы уважение проявляй. Ничто не стоит так дёшево, и не обходится так дорого, как вежливость.

Гном сердито засопел и нахмурил брови, но возразить не решился. Вместо этого он принялся остервенело распаковывать первый стреломёт.

- Главное, не позволяй эмоциям влиять на результат. Мне плевать, на кого ты злишься, но стреломёты должны быть готовы к бою. Причём в бою не должно быть никаких осечек. Это твоя работа и обязанность! Подведешь - пожалеешь! Так что подыши глубоко и успокойся. Как перестанешь молнии из глаз метать, так и приступай к работе.

Не дожидаясь ответа, я оставил грубияна в одиночестве, а сам отправился в трюм проверять крепление груза. У нас почти всё было готово к отплытию. Оставалось дождаться ночи, чтобы исчезновение из Белого порта прошло незаметно.

С момента нашего триумфального возвращения прошёл всего один день. Когда я понял, что пожар на шлюпе не потушить, приказал бросить корабль и всем идти на абордаж шхуны. Амулеты ордена Серебряного льва сыграли решающую роль в том бою. Неуязвимые для обычного оружия, мы прошли через бойцов Эдварда Гика словно горячий нож сквозь масло. Да и сколько их оставалось на шхуне? Главную ударную силу - абордажную команду уничтожили наши арбалетчики. Самоуверенность и жадность сыграли с капитаном корсаров злую шутку. Будучи уверенным в своей победе, он не захотел делить её плоды с новыми членами команды и не стал пополнять экипаж в Белом порту. Поэтому, вместо сотни с лишним головорезов, нам противостояло около восьмидесяти, пятьдесят из которых остались лежать на палубе шлюпа. 

Сбежать удалось лишь нескольким пиратам, включая капитана. Конечно, я бы предпочёл разобраться с ним раз и навсегда. Таких врагов не следовало оставлять в живых. Но сначала мы были заняты схваткой, затем спасением шхуны от пожара. Так что когда мы кинулись искать сбежавших, их и след простыл.

Остаток ночи мы провели на якоре, отмывая палубу от следов ожесточенного боя, а затем отдыхая после схватки. И уже утром вернулись в Белый порт. Я сразу же рассчитался с наёмниками и отправился к начальнику порта, чтобы зарегистрировать трофей и уплатить налог.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Сказать, что чиновник удивился, значит сильно преуменьшить глубину падения его челюсти, когда я заявил о победе над пиратами и предъявил права на "Ночную насмешницу". Мне тут же предложили льготный кредит на снаряжение судна и найм команды, а также дали рекомендации для торговцев, снабжающих корабли флота.

От кредита я отказался, забрал рекомендательные письма и патент на корабль, и поспешил в гильдию механиков.

Там меня ждали и даже начали волноваться из-за моего длительного отсутствия. Заказ был готов, подмастерье Гвинк изводил главу гильдии своими непрерывными жалобами, так что Ол Селлер был безмерно рад отгрузить товар и сбагрить специалиста, успевшего достать в гильдии всех и каждого. Повозки с грузом прибыли к кораблю уже через час после моего ухода из гильдии.

Возвращаясь на корабль, я заглянул в капитанскую лавку и купил запас парусины, канатов, дерева и смолы. Всё, что попросил Бен. Несмотря на то, что предыдущий капитан содержал корабль в хорошем состоянии, призрак нашёл к чему придраться. К тому же, я планировал для своей команды активные тренировки, так что износ парусов и канатов обещал быть повышенным. И естественно, пополнять эти запасы в замке Вель было неоткуда.

- Ну, что тут? - Поинтересовался я у Нильса, руководившего погрузкой.

- Порядок, места достаточно, груз распределили равномерно. - Он с надеждой посмотрел на меня и спросил: - Может быть, возьмём попутный груз? Жалко порожняком идти. Или, еще лучше, сами купим угля и металлов? В Рурке их можно выгодно продать, ведь там нет шахт.

Еще один советчик. Не говорить же ему, что мы не идём в Рурк. Об этом вообще никто, кроме четверых моих дружинников не догадывается. Совет, конечно, неплохой, но как раз сейчас нам ни железо, ни уголь не нужны. В шахтах замка ордена Аль-Каура мы обнаружили достаточно запасов, чтобы обеспечить материалами всех наших кузнецов на полгода. Железосодержащий концентрат составлял значительную часть магической руды, а запасы угля нам достались от предшественников. Кроме того, Нори грозился добраться до подгорных горнов, использующих жар земной коры. Если это случится, уголь нам почти не понадобиться.

- Нет Нильс, нет ни денег на закупку товаров, ни времени на поиски попутного груза. Самое позднее завтра, мы должны выйти в рейс. Я хочу, чтобы корабль был готов к плаванию до вечера. Так что заканчивай с погрузкой и беги прощаться с матерью. На берег ты теперь попадешь только в следующий наш заход в порт.

- Жаль, - вздохнул старпом, но тут же улыбнулся, - мы уже закончили. Я уже третий раз перепроверяю крепление груза.

- Тогда не медли. Нам лучше не задерживаться в порту. Дружки Эдварда Гика могут опомниться и организовать на нас охоту.

* * *

Ночь давно вступила в свои права. Город погрузился в сладкую дрему, лишь изредка нарушаемую громкими шагами патрулей и тихой поступью тех, кто совершенно не желал встречаться с патрульными. Рассеянного света луны едва хватало, чтобы рассмотреть фигуру в чёрном плаще, крадущуюся по теневой стороне улицы.

- Доброй ночи, - раздался тихий голос из подворотни.

Немолодой мужчина, укутанный в плащ, мгновенно обернулся на голос, а в его руке начал формироваться огненный шар.

- Я просто хочу поговорить. - Тут же отреагировал на зарождающееся заклинание голос из подворотни. -  Не стоит привлекать внимания. Стражникам магистрата совсем не нужно знать, что декан факультета стихий по ночам навещает дом терпимости. Среди них столько болтунов. Наверняка, слухи дойдут до вашей супруги.

- Что тебе нужно? - Огонек в руке мага исчез, но настороженность осталась. Это чувствовалось во всём: в позе, в интонациях голоса, даже в взгляде.

- Хочу купить у вас книгу заклинаний стихии ветра.

- Обратись в канцелярию волшебного двора. - Угрюмо ответил маг.

- Вы считаете они возьмут в качестве оплаты кристаллы иллюзий, на которых запечатлены постельные утехи одного из сильнейших магов города? Хорошо.

- Хорошая попытка. - Усмехнулся маг. - Но со мной такие шутки не проходят.

- Знаю, - ответил голос из подворотни, - поэтому я взял с собой доказательства. Видите шкатулку под ногами? Внутри кристалл иллюзии. Один из трёх.

Маг колебался почти минуту. Наконец, он принял решение, подхватил шкатулку с земли и, сформировав вокруг защитное поле, открыл её. 

Внутри действительно оказался кристалл иллюзии - специальный амулет, который использовали, чтобы записывать сцены из жизни, а затем многократно проигрывать их. Стоили такие кристаллы чрезвычайно дорого. Поэтому использовались редко. Для передачи личных сообщений и приказов, для доказательства договоров, а также для шантажа. Считалось, что подделать изображение и звук, записанные на такой кристалл, невозможно. 

Несколько секунд маг потратил на просмотр кристалла, после чего уничтожил его, испепелив прямо в сжатом кулаке, и кивнул:

- Я согласен!

- Нисколько не сомневаюсь. В доказательство моей доброй воли я отдам вам второй кристалл уже сейчас. Третий вам передадут после того, как я получу книгу заклинаний и мы расстанемся. Так вас устроит?

- Да, - маг облизнул пересохшие губы. - Устроит.

- Возьмите.

Из подворотни вышел высокий мужчина в чёрной одежде. Его лицо прикрывала маска, оставляя на виду лишь голубые глаза. Маг тут же подметил, что вокруг глаз нет ни одной морщинки. Но это не было стопроцентным признаком молодости. Некоторые маги и даже аристократы без таланта к магии, но с толстым кошельком, тщательно следят за своей внешностью. Движения незнакомца были уверены и полны энергии. И снова, никаких выводов о возрасте сделать было нельзя. Единственное, в чём маг был уверен, что перед ним обычный человек. В его ауре не ощущалось ни крупицы магии.

- Я провожу вас до дома, там вы передадите мне книгу. - Продолжил незнакомец, когда маг просмотрел и уничтожил второй кристалл. - Не нужно за мной следить, не нужно мстить. Эти кристаллы попали ко мне совершенно случайно. Поверьте, я бы мог продать их вашим врагам гораздо дороже. Так что книга заклинаний - не такая уж большая плата за спокойствие.

Маг лишь молча махнул рукой. Спорить с незнакомцем он смысла не видел. Действительно, его противники заплатили бы за возможность уничтожить репутацию старшего мастера стихий гораздо больше. И потеря книги заклинаний на нём самом никак не скажется. Все заклинания, которые можно в ней найти, он помнит наизусть. Гораздо больше его волновало то, что кристаллов может оказаться больше.

- Их действительно больше, - произнёс незнакомец, внимательно наблюдавший за игрой эмоций на лице собеседника.

Маг вздрогнул и уставился на фигуру в чёрном.

- Нет, никакой ментальной магии, - рассмеялся тот. - Просто все ваши мысли написаны на лице. Да и о чём ещё вам думать, как не о том, обману я вас или нет? Кристаллов действительно больше, но тех, на которых записаны вы, всего три. И я отдам третий в обмен на книгу.

- А кто записан на остальных? - Маг снова разволновался.

- Разные люди, - уклончиво ответил незнакомец, - хотя некоторых из них вы можете знать. - Он потянул время, испытывая терпение собеседника. - К примеру, декан факультета ментальной магии. Вы знали, что он ритуалист и балуется призывом демонов?

Мага передернуло от отвращения. Заклинания призыва, в особенности демонов, были под запретом, так как разрушали саму душу человека. Чем чаще заклинатель призывал монстров, тем менее человечным становился сам, заимствуя черты характера, желания и повадки призываемых.

- Откуда мне это известно? - Продолжил незнакомец. - Подсмотрел в кристалле иллюзий. У него вся грудь и спина татуированы пентаграммами. Поэтому он может призвать демона мгновенно, без долгой подготовки.

Эта информация была бесценна. С её помощью мастер стихий может изобличить своего давнего противника. На шаг приблизится к заветной мечте стать магистром и возглавить магический двор герцогства.

- Зачем вы мне это говорите?

- Исключительно из чувства самосохранения. Это вам не обычная человеческая слабость. Тут дело гораздо серьёзнее. Сколько бед может натворить демонолог? Его нужно остановить, пока не поздно. Пока он не призвал в мой любимый город армию демонов.

- И как вы себе это представляете?

- А это уже не моя забота, а ваша. Вместе с третьим кристаллом о ваших похождениях, вы получите кристалл, на котором будут запечатлены мерзкие ритуалы вашего коллеги. Продажные девушки, которых он использовал, были одурманены, но кристалл иллюзии обмануть невозможно. Он пишет всё, как есть. Используйте его с умом.

* * *

- Шхуна капитана Айвери покинула порт. - Весело доложила Карин, которая вот уже несколько дней следила за новым племянником ночного мастера.

- Хвала ночи, - облегченно выдохнул ночной мастер. - Наконец-то он свалил и можно не беспокоится.

Выходки этого ушлого вора начали пугать мастера гильдии Теней. Сначала он посягнул на добычу одного из самых известных капитанов Берегового братства, купив спорный корабль. Затем и вовсе взял на абордаж шхуну Эдварда Гика. Хвала богам, корсар сам атаковал шлюп Айвери, так что никто из капитанов Братства не имел даже формального повода предъявить победителю претензии. Но конфликт с Братством назревал, тем более, что воры обокрали бывшего капитана "Веселого шутника", избавив его от большей части похищенного у Эдварда Гика.

- Только перед отплытием он опять отличился. 

- Что теперь? - Обеспокоенно спросил немолодой мужчина.

- В образе Молчуна подкараулил декана факультета стихий магического двора и шантажировал его. Много я не услышала, маг поставил защиту. Пока я перешла на соседнюю крышу, чтобы читать по губам, они закончили.

- Совсем берега попутал, - пробормотал мастер. - И что маг? Даже не попытался поджарить нашего отморозка?

- Да нет, отдал ему какую-то толстую книгу. При этом выглядел довольным.

- У мальчика талант. - Ночной мастер пожевал губу, раздумывая о следующих шагах. - Чтобы маг не отомстил за угрозы, при этом выглядел довольным. Что он ему дал взамен?

- Какие-то кристаллы. Я не рассмотрела в темноте, но маг их спалил, как только они попали к нему в руки.

- И маг выглядел довольным? - Задумчиво переспросил мастер. - Послушай, присмотри за волшебником. Издалека, чтобы он тебя не заметил. Сдаётся мне, это только начало. Скоро в городе будет кипиш.

* * *

- Ваше сиятельство, - секретарь низко поклонился графу де Завру, только что вернувшемуся с приёма.

Несмотря на поздний час и явное нежелание графа заниматься делами, секретарь терпеливо ожидал разрешения начать разговор.

- Что там? - Резко спросил де Завр.

- Сегодня весь город обсуждает любопытное событие - победу новичка над известным флибустьером...

- Сколько раз повторять? - грубо прервал его доклад граф. - Портовые слухи меня не интересуют!

- Да ваша светлость, я помню, - снова поклонился секретарь. - Просто имя этого новичка - Айвери. Капитан Айвери. И я взял на себя смелость предположить, что это тот самый барон Айвери де Вель, которого наши люди не могут найти вот уже неделю. Тем более, что старпомом у него Нильс де Виром. Они недавно познакомились в храме Морены, а потом выпивали вместе.

- Капитан? - Гримаса раздражения на лице графа мгновенно уступила место заинтересованности. - Откуда у него корабль? 

- Я навел справки. Шесть дней назад капитан Айвери купил одномачтовый шлюп "Весёлый шутник" у капитана Когана Рема за тысячу золотых. Прошлой ночью он покинул порт, но был атакован шхуной "Ночная насмешница" под командованием Эдварда Гика. Что интересно, когда шлюп капитана Айвери покидал порт, на его борту было всего пятнадцать человек. И они разделались с восемью десятками головорезов Гика, не понеся потерь. Правда, говорят, что по прибытии в порт со шхуны сошли на берег три десятка наемников.

- Откуда у него столько денег? - Задумчиво спросил граф. - Тысяча на корабль. Во сколько ему обошлись наёмники?

- Дело было опасным, а самое главное, найм нужно было держать в тайне. Я думаю, что не меньше десяти золотых на человека.

- Слишком много для барона из Приграничья.

- Это не всё. Днём гильдия механиков доставила на шхуну груз. Для этого гномам понадобились пять повозок. И к вечеру на шхуне установили четыре стреломёта.

- Заказ у гномов, доставленный на пяти повозках? - Глаза графа округлились от удивления. - Это громадная сумма! Что необычного случилось в городе за последние две недели?

- Ничего. - Рассеяно ответил секретарь, но, наткнулись на злой взгляд графа, поспешил исправиться: - Цены на кристаллы магии упали, хотя поставок из Королевства не было.

- Срочно задержать капитана Айвери. Повод - допрос по делу "Полночного цветка". - Отрывисто приказал граф. - Отправь за ним боевого мага в сопровождении отряда стражи.

- Нужно сообщить адмиралу де Наому.

- Некогда! С де Наомом я сам разберусь. Главное - не упустить мальчишку. И узнай, кто продаёт кристаллы. - Граф устало потёр глаза. - Когда возьмёте барона, разбудите меня. Всё, действуй. 

* * *

- Ты знаешь, что за шхуна попала к нам в руки? - Восторженно прошептал Бен. - Это самый настоящий чудотворный корабль!

- Ни разу не слышал о таких. Что это значит?

- Их строили колдуны Ганзы. - Неожиданно отозвалась мадам Дорин. - Только рядом с Ганзой росли подходящие деревья. Каждая пядь этого корабля покрыта рунами. Резчики по дереву тратили месяцы и годы на одну деталь. А потом столько же времени тратили художники, выжигая на ней нужный рисунок. Каждая доска пропитана зельями и насыщена магией.

- Откуда ты знаешь? - Удивился пират.

- Иногда клиенты бывают чересчур разговорчивы, - отмахнулась бывшая хозяйка борделя.

- В моё время такие корабли были только в военном флоте Королевства. - Задумчиво произнёс Бен, пытаясь погрузить свой призрачный палец в переборку каюты.

- Это потому, что король Ульф Второй приказал вырубить посадки красного дерева и уничтожить верфи Ганзы когда понял, что город уходит из его рук. - Дорин щелкнула Бена по носу. - Что ты на меня уставился? Капитан Кнут Рей навещал моё заведение каждый вторник в течении пяти месяцев. И поболтать ему было нужно гораздо больше, чем то о чём ты постоянно думаешь.

- Урод!

Бен едва не сплюнул на палубу с досады. Кого он имел ввиду я не понял. Зная пирата, я мог предположить, что его неудовольствие могли вызвать оба. И монарх, уничтоживший чудо верфи, и капитан, предпочитавший болтовню утехам.

- Как ты это понял?

- Ты что не видишь? Я не могу проходить сквозь стены. Магия меня не пускает. - Бен Нахмурился. - Только я не пойму, почему шхуна в таком состоянии? Я слышал, что чудотворные корабли сами о себе заботятся. Даже пробоины заращивают...

- Только если их напитывают магией. - Снова проявила осведомленность мадам. - Как ты думаешь почему эти корабли были только у Королевства? - Видя, что пират удивлённо блымает глазами, она улыбнулась и продолжила: - Просто, ни одна другая страна не могла потратить столько кристаллов магии. А если его не подпитывать магией, то он постепенно превращается в обычный корабль. Кнут говорил, что у таких кораблей должно быть сердце - кристалл магии, накапливающий энергию.

- Где? - Оживился пират.

- Откуда мне знать. - Пожала плечами Дорин. - Наверное, в самой охраняемой части корабля.

- В каюте капитана! - Воскликнул пират. - Так вот почему я не могу пройти сквозь эту стену.

Он с силой ударил призрачной рукой переборку и поморщился от боли.

- Это здесь! Только через эту стену я не могу пройти.

- А ты пробовал с другой стороны? - С интересом спросила мадам.

- Да, со всех сторон одно и то же. Тут что-то спрятано.

Я принялся осматривать переборку. Ничего особенного. Гладкое красное дерево, без резьбы и рисунков. Такое же, как и на остальных переборках, разве что сохранилось чуть лучше. Вплотную к переборке стоит письменный стол. Совсем недавно на нём лежал целый ворох бумаг, но как только мы покинули Белый порт и у меня появилось свободное время, я привёл его в порядок. Пожалуй, это единственный предмет мебели, где стоит искать ключ к секретной нише. 

Однако, тридцать минут поисков не увенчались успехом. Я обшарил все ящики, понажимал на все выступы и впадинки, попробовал покрутить ручки. Долго исследовал чернильницу в виде раскрытой пасти хищной рыбы, вмонтированную в стол. Тщетно. Никакой реакции. Ничего не менялось. Тогда я закрыл глаза и попытался ощутить магический фон. И сразу нашёл отличие. Глаза рыбы определённо выделялись.

Я положил на них свои руки, снова закрыл глаза и попытался влить в аксессуар немного магической энергии. Немного не получилось. Едва между мной и головой рыбы установился энергетический канал, к моим рукам будто присосалась энергетическая пиявка. Магическая энергия стремительно уходила из тела, будто поток воды, срывающийся в бездонную пропасть с вершины водопада. Огромным усилием воли я оторвал от чернильницы правую руку и, вытащив из кармашка на поясе кристалл магии, стал пополнять свои резервы. Полностью разорвать связь не решался, интуиция подсказывала, что лучше дождаться, когда корабль сам отпустит меня.

Кристалл уходил за кристаллом, но ничего не менялось. Бен и Дорин наблюдали за мной, раскрыв рты, а сам я был на грани паники. Запас кристаллов магии подходил к концу, а я так и не добился желаемого. Хотя, я понятия не имел, чего желаю от корабля в этой ситуации. Разве что, открыть доступ в тайную нишу. Будто услышав мою команду, за переборкой раздался резкий щелчок и створка панели легко скользнула в сторону. Панели, существование которой нельзя было даже заподозрить секунду назад, так как на переборке не было видно ни единой щели. Вместе с тем, энергетический поток из моей руки в чернильницу резко оборвался. Мгновение назад магия утекала из меня с бешеной скоростью, а сейчас всё закончилось.

- Великий Кракен! - Потрясенно прошептал пират, глядя на крошечный, но ярко светящийся кристалл, лежащий на платиновой подставке внутри ниши.

- Сердце корабля, - едва слышно выдохнула Дорин.

Размер кристалла был много меньше места, для него предназначенного. Да и количество кристаллов явно не соответствовало количеству углублений в подставке. Вокруг большого держателя центрального кристалла располагались пять держателей поменьше. От самой подставки во все стороны расходились платиновые ниточки, будто вплетаясь в фигурный рисунок корабля на деревянной панели внутри ниши. Точную копию шхуны. Энерговоды и магическая схема судна, промелькнула мысль.

Я принялся рассматривать эту схему. Она была условно разделена на шесть сегментов: магический щит вокруг корабля; незнакомые мне орудия, отдаленно напоминающие пушки; корпус судна; штурвал и компас; какие-то неясные струи воды под и позади корабля. И сердце корабля в каюте капитана, которое едва заметно светилось на рисунке.

- Как звали того капитана, что изучал чудотворные корабли? - Спросил я мадам.

Стоило найти его и выведать все секреты и слухи, которые ему удалось узнать. Если я правильно читаю магическую схему, корабль можно существенно усилить. Главное - достать необходимые компоненты.

- Кнут Рей, но он пропал несколько лет назад, - будто прочитав мои мысли, ответила Дорин, - Вряд ли ты его встретишь.

- Но поспрашивать стоит. За спрос не бьют.

- Тревога! - Раздался с палубы рёв Эрна, который дежурил в первую смену.

Сразу вслед за этим часто зазвонил корабельный колокол, оповещая экипаж о тревоге. Створки панели бесшумно захлопнулись, скрывая доступ в нишу. И я ринулся на палубу, на ходу подхватывая арбалет и колчан с болтами.

* * *

Выскакивая на палубу корабля, я никак не ожидал увидеть то, что увидел. На борту орудовали неизвестные мне существа, напоминающие помесь лягушки, тритона и рыбы. От лягушки они унаследовали мощные задние лапы. В тот момент, когда я выглянул из каюты, одна из нападающих рептилий оттолкнулась от палубы и, пролетев несколько метров, приземлились на капитанском мостике. От рыбы им досталась голова, украшенная пастью с множеством мелких зубов. А от тритонов они взяли хвост и перепончатые передние лапы, в которых держали причудливые деревянные клинки.

Я взвел арбалет и отправил первый болт в пасть трилярыбы, чья безобразная пасть выглянула из-за борта. Пират, совершенно забыв, что он призрак, выхватил свой призрачный меч и ринулся в бой. Я тут же отметил, что рептилиям очень не нравиться контакт с привидением. Они стараются избегать его.

- Не давайте им войти в каюту, - отрывисто приказал я мадам, а сам бросился на капитанский мостик.

Оттуда открывался отличный вид на палубу корабля. К этому моменту вся команда поднялась наверх и вступила в бой. Особо зверствовали мои стражники. Будучи, практически неуязвимы для деревянных мечей рептилий из-за своих доспехов, да ещё и прикрытые защитными амулетами ордена, они крушили всё на своём пути, очень быстро очищая палубу от нападающих. Я бросил быстрый взгляд за борт и обомлел. Воды вокруг кишели рептилиями.

- К стреломётам! - Заорал я и сам ринулся к ближайшему орудию.

Несколько мгновений и в стремительные тела, проплывающие под водой около нашей шхуны, устремился град болтов. Количество рептилий на палубе быстро приближалось к нулю. Трудности возникли лишь с одним гигантским рептилоидом, но я отправил его к праотцам, всадив в спину болт из стреломёта. Мои матросы сменили мечи на арбалеты и вот уже вся команда азартно расстреливает противников в воде. Словно поняв бесперспективность дальнейшего противостояния, рептилии ушли на глубину и скрылись от взгляда. Только вода, вся синяя от крови трилярыб, да тела погибших напоминали о нападении.

- Боцман! Освободить палубу! - Скомандовал я, но заметив, что большая часть команды пялится на призрачного пирата, представил его: - Знакомьтесь! Мой друг и наставник Бенджамин Бом по прозвищу Трезвый Бен. Капитан, флибустьер и просто отличный малый, хотя и призрак.

- Что уставились, акульи отрыжки. - Крикнул пират. - Не слышали, что капитан сказал? Бегом палубу драить!

- И соберите браслеты, ожерелья и оружие. Всё, что может представлять ценность.

Я сам направился к самому крупному телу. Этот рептилоид несколько минут противостоял слаженной атаке Веруса и Хоука. Лишь болт, удачно выпущенный из стреломёта, смог оборвать его жизнь. Врага нужно изучить досконально. Пусть первое сражение окончилось в нашу пользу, никогда не знаешь какой фортель судьба выкинет в следующий раз.

Мои наблюдения в течении боя полностью подтвердились. Это были странные прямоходящие рептилии. С мощными ногами, не менее мощным хвостом и более слабыми, но стремительными руками. Они могли дышать как на суше, так и в воде. Я обнаружил на шее вожака жаберные щели.

Все нападавшие, кроме гиганта предводителя, были обнажены. Лишь изредка встречались костяные ожерелья и браслеты. Вождь, наоборот, был экипирован с головы до пят. В странные травяные доспехи, обшитые костяными пластинами. И от ожерелья, и от браслетов вожака несло магией. Чуждой мне, но несомненно магией. Да, если бы такими были все нападающие, мы не продержались бы и минуты.

Пока я возился с вождем, освобождая его от оружия, доспехов и украшений, матросы прибрали палубу, скинув тела за борт. Теперь её нужно было вымыть, но вода за бортом всё ещё была грязной от крови. Мы остановились на ночёвку в тихой заводи около правого берега реки и течения почти не чувствовалось. Я думал, что тут, на противоположной от герцогства стороне реки, мы будем в безопасности. Но жители болот внесли коррективы. Такие, что не сразу и сообразишь где лучше останавливаться на ночёвку в следующий раз.

- Приготовиться к подъему грота! - Выкрикнул я.

Конечно теперь, когда призрак пират был представлен команде, можно было передать ему командование. Но я решил не делать этого, полагая, что даже просто транслируя его команды, быстрее овладею профессией капитана.

- Поднять якорь!

Придётся снова идти ночью, а команда едва держится на ногах. Белый порт мы покинули около двух ночи и весь день шли без остановок, стараясь как можно быстрее покинуть границы герцогства. Остановились затемно, но практически сразу были атакованы рептилиями. Что же, будем ночевать около обитаемого берега. Это тоже небезопасно, но людям, хотя бы, нужны лодки, чтобы добраться до корабля.

Глава 12. Кармелла

- Кармелита! - Раздался на лестнице радостный голос Мии. - Представляешь, он возвращается! Уже через пару дней будет в замке.

Новая компаньонка возлюбленной барона поморщилась. И кто бы мог подумать, что за безупречными манерами, гордой осанкой и высокомерным взглядом скрывается наивная девчонка, совершенно ничего не смыслящая в интригах. Да ещё и простолюдинка. Втереться к ней в доверие для опытной придворной дамы не составило труда. Гораздо труднее было добиться того, чтобы Кармеллу посадили неподалеку от хозяйки замка на праздничном ужине в честь прибытия новых подданных барона. Несколько наводящих вопросов, сдобренных парой бокалов вина, и Мия сама не заметила, как разговорилась на волнующую ее тему, увлеченно расспрашивая молодую аристократку о нравах и обычаях знати. Впрочем, их беседе никто не мешал. Мужчины были всецело поглощены ухаживаниями за недавними невольницами, а те, в свою очередь, благосклонно принимали эти ухаживания, быстро оценив внимание и наслаждаясь им.

Мии так понравилось общение с молодой аристократкой, что оно продолжилось после застолья, на смотровой площадке. Кувшин вина окончательно сломал барьеры и травница выплеснула на волшебницу все свои страхи и сомнения. Кармелла успокоила девушку как могла и, видимо, весьма удачно, потому что уже на следующий день ее переселили в комнату, расположенную этажом выше покоев барона. С тех пор она стала неизменной помощницей и советчицей Мии во всех её делах.

Поначалу это было забавно. Прежде всего потому, что Кармелле было необходимо вытянуть из наивной девушки как можно больше информации, умудрившись рассказать о себе минимум. В такие игры Кармелла ещё не играла. Обычно, её собеседники прекрасно представляли с кем разговаривают, да и скрывать свое имя волшебнице раньше не приходилось.

Но чем больше Кармелла узнавала, тем больше её раздражало эта наивная дурочка. Это же надо быть настолько одержимой мужчиной. Кармелла предпочитала сама выступать в роли богини, заставляя страдать поклонников. Это же надо было упустить шанс воплотить свою мечту и выскочить замуж за барона из-за дурного обычая. Кармелла никогда бы не позволила предрассудкам стать на пути к ее цели. И этот глупый страх, что её барон найдёт благородную. Видела бы она лошадиные рожи дворянок Королевства, не переживала бы так. А если аристократка красивая, то неужели она не найдет никого лучше барона на краю обжитых земель? Бред.

Хотя, насчёт того, что на избранника Мии никто не позариться, волшебница могла ошибаться. Одна мысль не давала Кармелле покоя. Откуда у захолустного барона столько денег? Купить тридцать невольниц, да ещё и мастериц, это же сколько золота нужно выложить? Такие расходы не каждый граф себе позволит. Что в этой дыре, именуемой замком Вель, ценного? Ну не на караванах же торгашей он столько заработал. Может быть, тут серебряная или золотая шахты? Недаром же повозка с коротышками исчезла. Тут есть какая-то тайна. И последние две недели Кармелла пыталась её разгадать.

Именно поэтому она вызвалась помочь Мии разобраться с хозяйственными делами. Под этим предлогом она получила доступ к книгам учета доходов. Управитель замка Газим оказался необычайно сведущ в этих вопросах и порядку в его документации мог позавидовать даже секретарь магистра ордена Серебряного льва.

Кармелла корпела над книгами уже неделю, но никаких зацепок не обнаружила. Не было денег ни в замке Вель, ни в одной из деревень баронства.

Шаги на лестнице приблизились. Мия спешила поделиться радостью с той, кого считала ближайшей подругой. Волшебница устало отложила в сторону приходную книгу и надела на лицо радостную улыбку.

- Какая радость, - обняла она хозяйку замка, как только та вошла в дверь. - Но как ты об этом узнала?

- Газим сказал. Айвери передал ему сообщение.

- Прибыл гонец?

- Нет, - девушка понизила голос до шёпота, - Айвери умеет передавать своим офицерам мысли на расстоянии.

Передавать мысли на расстоянии? Догадка, как молния, пронзила Кармеллу. Амулет ордена? Не может быть! Айвери, прикончивший братца и Айвери де Вель - это один и тот же ублюдок. Волшебница столько времени не замечала очевидных вещей, игнорировала столько знаков и совпадений. Барон появился в замке Вель примерно в то же время, когда Айвери исчез из Пыльного замка. Среди стражников барона много бывших гладиаторов и вообще людей из Великого рынка. Барон де Вель знаком с кузнецом Больтом - другом Айвери в Великом рынке. И, наконец, деньги не из сокровищницы баронства, их привезли с собой из Пыльного замка.

Почему она не догадалась раньше? Да просто не могла связать сопляка мальчишку, каким его описывал Больт, со статным мужчиной, каким он стал всего через год и каким его увидели обитатели замка. Не могла и предположить, что пустыню Скорби можно пересечь, да ещё и таким большим отрядом. Всё это время волшебница была рядом с разгадкой, но не хватало мелочи, чтобы найти её.

- Что с тобой, - обеспокоенно спросила Мия, - ты вся побледнела.

- Всё в порядке, - вымученно улыбнулась Кармелла, - засиделась ночью за книгами. Не выспалась.

- Тогда отдыхай. Я хочу, чтобы к приезду Айвери ты выглядела отлично.

Кармелла мысленно усмехнулась. Как легко манипулировать чужими страхами. Достаточно было рассказать пару страшных историй о женах аристократках, чтобы усилить опасения подруги. Пару историй о переменчивости мужских увлечений, чтобы посеять у Мии сомнения в собственной красоте. И очень много говорить о том, как бы сама Кармелла, урожденная дворянка, вела себя с женой простолюдинкой и её детьми. Как любила бы их просто потому, что хотела осчастливить мужа. И вот, эта дура готова сама привести Кармеллу в спальню к будущему мужу, а затем и к алтарю, лишь бы он не позарился на других, не одобренных самой Мией.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Впрочем, у девчонки почти не было шансов. Уж слишком одинокой она была и очень нуждалась в поддержке, хотя изо всех сил старалась не показывать этого. За две недели опытная и циничная волшебница выведала все потайные мысли компаньонки и с блеском отыграла свою партию. Таких близких и доверительных отношений у Мии не было ни с кем. Даже с Айвери.

Осталось взглянуть на барона и понять, нужно ли это самой Кармелле? Конечно, получить доступ к ресурсам баронства, очаровав его правителя, соблазнительно. Но сперва необходимо оценить степень собственного влияния на мальчишку. Если не выйдет им вертеть, то никакого проку от замужества не будет.

Волшебница скрипнула от злости зубами. Докатилась. Она, Кармелла де Монтре, думает о браке с каким-то бароном из Приграничья! Да ещё и убийцей брата. А что делать? С этим контроллёром кровососов, прижившимся у неё на спине, ни о какой магии не может быть речи. А без магии она ничто. Нет, конечно, боевые навыки никуда не исчезли, но хороший боец - это гораздо меньше, чем плохой маг.

И орден не поможет избавиться от подарка вампиров. Маги ордена скорее замучают ее экспериментами, чтобы изучить таинственный артефакт, нежели излечат. Даже на отца нельзя рассчитывать. Кармелла прекрасно знала жестокий нрав магистра ордена Серебряного льва. Если есть хоть малейшая вероятность того, что противники отца смогут использовать ее слабость против него, то магистр не станет церемониться даже с собственной дочерью. Нет, избавиться от контролёра нужно самой. И тут деньги барона могут помочь. Лишь бы они у него остались. Что же, через пару дней Кармелла встретит мальчишку и всё узнает. А пока можно и отдохнуть. Корпеть над книгами учета больше нет смысла.

* * *

Окрестностей замка Вель мы достигли за полночь. Ильяз в очередной раз подтвердил правильность моего решения назначить его комендантом замка. Караульная служба оказалась на высоте. Едва сойдя на берег, мы встретились с двумя десятками воинов, вооруженных арбалетами, под командованием Трилия. Если бы не мое ночное зрение, мы бы ни за что не заметили их в прибрежных зарослях.

И вместе с ними меня встречал рысёнок. Точнее, взрослый самец рыси. Причём, никто из воинов даже не догадывался, что огромный кот следует за ними. Мой пушистый друг почувствовал меня километров за десять до замка и просто засыпал мысленными образами.

От него я узнал, что жизнь в замке в корне изменилась. После прибытия каравана с невольницами он превратился в шумный улей, в котором кипучая деятельность утихает лишь глубокой ночью. Я и представить себе не мог, насколько прибытие девушек расшевелит моих воинов. Каждый из них пытался покрасоваться перед будущими невестами, на полную выкладываясь на тренировках, во время работы, на дежурствах. При этом, большинство из них умудрялись поддерживать идеальный внешний вид. Девушки быстро оценили ситуацию и включились в соревнование с неменьшим энтузиазмом. К нашему возвращению эти брачные танцы достигли апогея, расшевелив даже женатых и замужних обитателей замка.

Оставив десяток воинов вместе с матросами боцмана Роука на корабле, я с остальными отправился в замок. Не то, чтобы я очень опасался, что старая команда решится на угон шхуны, но и рисковать не хотел. Декурий арбалетчиков, пристально несущих стражу на борту, не позволит этой мысли даже зародится в умах недавних похитителей судна. К тому же, в честь завершения плавания я велел налить каждому из матросов по кружке рому, а боцману целых две. Этому несказанно обрадовался пират, ведь пили из его кружки.

По пути я подробно расспросил Трилия о делах. Его ответы подтвердили рассказ рысенка, но дали повод для беспокойства. Из-за некоторых ветреных особ назревало несколько конфликтов любовного плана. Часто ведь случается, что одна девушка сводит с ума сразу многих ухажеров. Да и для одного красавчика иногда находится больше одной подружки. Большой кот таким мелочам значения не придал, ведь для него драться за самку - естественно. А вот мне теперь предстояло разрешить эти конфликты. И чем быстрее, тем лучше.

Замок встретил нас тишиной. Ильяз знал о нашем скором прибытии, поэтому, при обнаружении корабля, не стал поднимать весь гарнизон по тревоге, ограничившись двумя декуриями воинов. Да и их будили без лишнего шума.

Кроме самого коменданта во дворе нас встречали лишь Газим, Идан и Мия. Не успел я поприветствовать своих офицеров, как моя невеста повисла у меня на шее. Я с огромным удовольствием подхватил её на руки и прижал к себе. Несмотря на поздний час, девушка выглядела сногсшибательно, а легкий цветочный аромат - неизменный спутник травницы, мгновенно вскружил мне голову.

- Наконец-то! - Счастливо прошептала Мия когда я прервал долгий поцелуй. - Я так соскучилась!

- И я тоже. Не мог дождаться когда вернусь.

- Я тебя больше никуда не отпущу!

- Дашь мне пару минут, чтобы поздороваться с друзьями? А потом я весь твой!

- Если только пару минут... - Мия неохотно кивнула и я поставил её на землю.

- Доброй ночи! - Я обернулся к своим офицерам.

- Мой повелитель! - Ильяз приветствовал меня воинским салютом легиона, прижав правый кулак к сердцу. Его глаза смеялись, но лицо сохранило серьёзное выражение. - Происшествий в Ваше отсутствие не было.

- С возвращением, мой господин! - Поклонился Газим, дождавшись когда я переведу на него взгляд. Невозмутимости управителя не было предела. - Кладовые полны, припасов достаточно.

- Разве до Белого порта так далеко? - Вместо приветствия спросил Идан. - Мы в Великий рынок и обратно сходили быстрее. - Он ухмыльнулся и добавил, совершенно не стесняясь Мии: - Или вы в герцогстве всех шармут перепробовали?

Привить степняку хорошие манеры так же сложно, как научить слона летать. Никакого уважения к девичьим чувствам. Зачем про женщин лёгкого поведения спрашивать при ней? Хорошо, что Мия не знает степного наречия.

- Если бы, - хмыкнул изрядно захмелевший призрак, - нам его в бордель только раз удалось затянуть. И знаешь что он сделал?

В отличии от Мии, Трезвый Бен часто обсуждал красоток с Иданом и в совершенстве овладел самыми важными словами из лексикона степняков. Шармута - женщина лёгкого поведения. Не развить эту тему для пьяного пирата было нереально.

- Айвери! - Раздалось яростное шипение позади. - Ты был в борделе?

- Не волнуйтесь, милочка, - рядом с пиратом появилась мадам и тут же вступилась за меня, - Ваш жених был у нас всего один раз по очень важному делу. И вёл себя как настоящий дворянин. Он...

- Даже заплатил, - перебил её Трезвый Бен. - А я говорил, что надо дать мордовороту в харю и входить бесплатно...

Мия застыла на несколько мгновений, беспомощно переводя взгляд с одного призрака на другого. Все присутствующие притихли, ожидая развязки, но тут снова отличился Идан:

- В следующий раз я тоже поеду...

Дальше слушать Мия не стала. Развернулась на месте и бросилась бежать в замок.

- Идиот! - Процедила сквозь зубы Дорин, отпуская пирату подзатыльник. - Что ты несёшь? Как теперь её успокоить?

- Сказать, что Айвери взял красотку, чтобы спасти Эрна. - Подал гениальную идею нетрезвый Бен.

- Придурок! - Мадам закатила глаза. - Скажи ещё заменить в постели уснувшего Эрна. Скройся! - И предложила уже мне: - Давай я с ней поговорю. Всю правду расскажу.

- Я сам. - И добавил, обернувшись к своим офицерам: - Днём о делах поговорим. У нас найдутся комнаты для Эстер и Гвинка?

- Будет сделано, - с традиционным поклоном ответил Газим.

- Тогда до завтра. Встретимся за обедом. Завтрак я, скорее всего, просплю.

* * *

Кармелла с интересом наблюдала за встречей барона с наблюдательной площадки. Чуткий слух волшебницы уловил звуки тихого ночного переполоха ещё несколько часов назад, когда комендант поднимал воинов. Девушка сразу смекнула, что ожидается прибытие хозяина замка, а спустя всего десять минут её догадка подтвердилась. В спальню к Мии постучалась служанка, отправленная Ильязом предупредить о возвращении барона.

Кармелла тут же спустилась, чтобы помочь компаньонки подготовиться к встрече. Следующие пару часов они выбирали платье, трудились над прической, в общем, делали всё возможное, чтобы произвести на Айвери впечатление. Сама Кармелла считала, что столь тщательная подготовка - лишнее. Молодая и красивая девушка привлекательна сама по себе. После долгого отсутствия и воздержания, мальчишка должен набросится на неё и без этих девичьих ухищрений. Но возражать будущей хозяйке замка волшебница не стала, поддерживая любые идеи и даже предлагая что-то сама.

И вот момент настал. Ильяз снова прислал служанку с сообщением, что к замку приближается отряд воинов во главе с самим бароном. И Мия убежала на замковый двор, пританцовывая от нетерпения. Волшебница же поднялась на смотровую площадку. Тех крох магической энергии, что остались ей доступны, хватило на простенькие заклинания усиления слуха и зрения. Так что всю трагикомедию она смогла рассмотреть в деталях. Еле удержалась, чтобы не расхохотаться.

А барон оказался не промах. Времени в Белом порту даром не терял, развлекался по полной. Кармелла в очередной раз убедилась, что любовь и верность - эфемерные понятия. Мальчишка просто лишний раз подтвердил ее предположения.

Впрочем, называть мальчишкой этого молодого, атлетичного мужчину у Кармеллы больше не поворачивался язык. Парень действительно был хорош. Высок, мускулист, симпатичен. Одет весьма прилично, даже по столичным меркам. Да ещё и не стеснен в средствах. Женщины на таких сами вешаются. Не удивительно, что парень погуливает.

Но это всё лирика. Гораздо важнее любовных похождений то, как к барону относятся окружающие. И наметанный взгляд опытной дворцовой интриганки сразу подметил все мелочи. Парня тут уважали, любили, но не боялись. И это говорило о многом. За время долгого перехода через степь Кармелла хорошо узнала сопровождавших караван воинов. И видела их в деле. Добиться уважения этих головорезов можно было лишь показав им свою силу. А уж что было нужно, чтобы заслужить их преданность и дружбу, и вовсе было неясно. Непростой человек этот Айвери.

И спутники - непростые. Несмотря на преинтереснейшее представление, Кармелла отметила и молодого дворянина, и гнома, и северянку с островов. Последние вообще редко покидают родные селения. Гномам не по душе открытое небо, а твердолобые варвары считают, что место женщины - у домашнего очага. А призраки? Дочь магистра ордена Серебряного льва видела многое. Гораздо больше, чем многие старики за долгую жизнь. Но призраки, да еще двое вместе... Тут пахнет тайнами...

Размышления Кармеллы прервала Мия. Вся в слезах, она выскочила на смотровую площадку и, увидев компаньонку, бросилась к ней.

- Как он мог? - Спустя долгие три минуты рыданий спросила она.

- Все мужчины такие... - Волшебница погладила волосы подруги. - Но не всё так плохо. Он вернулся к тебе.

- И притащил какую-то девку!

- Ну и что? По моему, ты рано переживаешь. Пусть он объяснит...

Договорить Кармелла не успела. Дверь распахнулась и на площадку вышел виновник девичьих слёз. Голубые глаза, казалось, пронзили волшебницу, вытаскивая из закоулков сознания её потаённые мысли. Кармелла инстинктивно выставила мысленный блок, спрятав настоящие мысли за ложными.

Какой красавчик! Как повезло подруге! Как я ей завидую! Получилось! Айвери перевёл взгляд на Мию. Но что это было? Ментальная магия? Откуда она у человека, не владеющего ни каплей магической энергии? Пусть Кармелла сейчас не может колдовать сама, но магическую энергию она отлично чувствует. Она видит всё: и магическое кольцо, и амулет ордена, и жертвенный кинжал, и живой меч, и кристаллы магии на поясном ремне. Одного она не видит перед собой - волшебника. Барон - обычный, смертный мужчина.

- Мия, нам нужно поговорить. - Тихо произнёс он.

Вблизи, без магического усиления, голос оказался неожиданно мягким и приятным. У Кармеллы пробежали мурашки по спине. Этот мерзавец ей нравится. Такое случалось редко, но уж если случалось, то волшебница обязательно получала желаемое. Правда, это всегда заканчивалось одним и тем же. Интерес пропадал после пары встреч, а затем мужчина терял голову от страсти и пресмыкался перед неприступной красавицей. Но этот экземпляр не обратил никакого внимания на прелести волшебницы. Да, рядом была его невеста, яркая и красивая, но чтобы вот так, не заметить в мужских глазах ни капли интереса к себе... Такое с Кармеллой случилось впервые.

- Оставь нас, пожалуйста.

Погрузившись в собственные мысли, Кармелла не сразу расслышала просьбу барона. Очнувшись от наваждения, она собралась было уйти, но голос Мии заставил её остановиться.

- Пусть она останется.

- Хорошо, - неожиданно легко согласился барон. - У меня есть волшебный амулет. - Парень извлек из под доспехов хорошо знакомый Кармелле амулет ордена. - С его помощью я могу чувствовать состояние тех моих воинов, у которых имеются подобные амулеты.

Все сомнения отпали. Именно он убил брата Кармеллы и всех его охранников. Как это удалось обычному мальчишке было не ясно, но наличие у него амулетов ордена говорило само за себя. Волшебница перевела взгляд на свою компаньонку. Та смотрела на волшебную фигурку льва широко раскрытыми глазами.

- В ту ночь я почувствовал, что Эрн ранен. - Продолжил рассказ Айвери. - Спросил у Веруса где он и узнал, что наш громила остался ночевать в борделе. - Он сделал небольшую паузу, давая девушке возможность осмыслить услышанное. - Ждать было нельзя. Я пошёл в дом терпимости, чтобы спасти друга. Прикинулся клиентом, заплатил девушке и нашёл одурманеного Эрна в одной из комнат. Ему подмешали сонного зелья.

- Зачем? - Всхлипнула Мия.

- Это другая история. И я обязательно расскажу её тебе, но завтра. А сейчас, - он шагнул ближе и протянул девушке руку, - я хочу забрать тебя. Я очень соскучился.

- Ты правда спасал Эрна?

Кармелла едва не скрипнула зубами от злости. Ну что за дура? Как можно верить в эти сказки?

- Правда.

Мия вытерла рукой слезы и прошептала компаньонке на ухо:

- Спасибо.

Затем повернулась к барону и взяла его за руку.

- Больше никогда так не делай!

Вместо ответа Айвери подхватил девушку на руки и, ни слова не сказав Кармелле, направился к лестнице.

Оставшись в одиночестве волшебница начала злится. Смерд! Плебей! Неуч! Хам! Ни капли почтения! Как он смеет? Ярость затмила все остальные мысли, но прошла так же быстро, как и вспыхнула. Кармелла задумалась. Обычно мужчины не вызывали у неё столь ярких эмоций. И что же вызвало волну ярости? То, что он не обратил на неё внимания! Дочь магистра привыкла к тому, что мужчины пускают слюни, едва оказавшись в её компании. Ей льстило слепое обожание. Ей нравилось быть в центре событий. А тут какая-то девка отодвинула её на второй план, и этот кретин даже не обратил на неё внимания. Ничего, он еще приползет к ней на коленях. Кармелла знает толк в обольщении...

* * *

На следующий день дела в замке закрутились. С корабля доставили несколько повозок с большими деревянными ящиками, которые разгрузили в двухэтажной каменной пристройке, совсем недавно выстроенной на месте старого амбара. Кармелла с удивлением обнаружила на ящиках клеймо гильдии механиков. Гном, суетящийся вокруг груза и недовольно покрикивающий на грузчиков при каждой их мнимой ошибке, подтвердил догадку волшебницы. Барон действительно купил у гильдии механиков нечто ценное. Настолько ценное, что для установки этого гномы отрядили мастера. Девушка прекрасно знала и расценки коротышек, и их природное скупердяйство. Поэтому ещё больше удивилась масштабам расходов, что мог позволить себе Айвери. Если она узнает его тайны, раскроет источник доходов, то будет прощена орденом. Да что там прощена, умело преподнеся эту информацию, она сделает вид, что всё так и задумывалось изначально. И провал в Пыльном замке - не предательство, а тонкая игра, чтобы подобраться к тайнам кровососов и этого врага ордена.

Весь день волшебница была предоставлена сама себе. Управитель привык, что компаньонка хозяйки замка находится в её полном распоряжении и не напрягал заданиями. Самого барона Кармелла не видела. Он лишь раз покинул покои, чтобы отдать распоряжения офицерам, а затем заперся вместе с Мией, не появившись даже за ужином. Зато волшебница хорошо слышала влюбленную парочку. Каминная труба передавала звуки из спальни правителя пуще заклинания усиления слуха. То ли Айвери действительно не гулял в Белом порту, то ли оказался ненасытным маньяком, но уснуть Кармелла смогла лишь ранним утром. И это её жутко бесило.

На второй день после возвращения барона Кармеллу разбудил лязг клинков. Спросонья, боевой маг ордена потянулась за своим мечом, но, не нащупав его и окончательно проснувшись, лишь грязно выругалась. Выглянув из окна, она застыла от удивления. По периметру замкового двора стоял неровный строй стражников, а в центре круга яростно рубились пять пар, в числе которых были Айвери и молодой дворянин, прибывший пару дней назад. Хотя схваток было пять, волшебницу заинтересовала одна единственная - дуэль барона и незнакомого дворянина. Опытная фехтовальщица сразу оценила уровень бойцов. Они оба были явно сильнее большинства рыцарей ордена.

Дворянин явно имел огромный опыт дуэлей. Его движения были стремительны, но точны и грациозны. Он не сражался, он исполнял смертельный танец. И в каждом приёме чувствовалась классическая школа фехтования герцогства, славящаяся своей зрелищностью.

В отличие от своего противника, Айвери дрался как зверь. Никакого пафоса, никаких эффектов. Скупые движения, несущие лишь одну цель - убить. Убить как можно быстрее, потратив как можно меньше своих сил. Пару раз Кармелла заметила, как в самый последний момент барон задерживает удар, давая противнику уйти или поставить блок. И это при том, что тот сам - гораздо быстрее большинства воинов ордена.

Что он за человек? Неужели владеет древним способом укрепления тела при помощи магической энергии? Давно забытым способом создавать из обычных людей сверх воинов. Волшебница знала эту технику, но также знала, что её давно никто не использует. Тратить столько маны на обычного человека было бессмысленно. А маги гораздо опаснее самых быстрых воинов и редко опускаются до рукопашной. Скорее никогда.

Сейчас! Гениальная мысль мелькнула в голове Кармеллы. Девушка стряхнула наваждение, навеянное схваткой, и бросилась переодеваться. Вот он шанс обратить на себя внимание барона, вызвать его интерес.

* * *

Пятиминутный раунд завершился и мы сменили соперников и оружие. Смысл этой тренировки, максимально приближенной к реальной схватке, заключался в непредсказуемости, интенсивности и длительности. Шесть раундов закончились моей победой, но дались очень непросто. Особенно предпоследний, с Нильсом де Виромом. Четыре раунда ещё предстояло выстоять. Минутная передышка между боями почти не давала отдохнуть, поэтому выдерживали такую тренировку не все. Для четвёрки менее выносливых бойцов схватка закончилась и Трилий подбирал им замену.

- Боишься, что женщина уделает твоих хлюпиков? - Услышал я гневный девичий голос.

- Что происходит? - Я протолкнулся через нестройную шеренгу бойцов к эпицентру ссоры и увидел вчерашнюю наперсницу Мии в костюме для верховой езды, яростно спорящую с Трилием.

- Да вот, драться хочет, - беспомощно развёл руками мастер меча.

- Она ведь не похожа на дуру, так? - Спросил я его.

- Ну да, - кивнул бывший лейтенант легиона.

- Значит действительно считает, что справится. Пусти её в бой, а чтобы не покалечили, поставь против меня. - Какое оружие выбираешь?

- Парные клинки, - с вызовом ответила девушка.

- Заходи, - скомандовал Трилий, указав на стойку с оружием.

Девушка не заставила нас ждать. Метнулась к стойке с оружием, схватила тренировочные мечи, пару раз крутанула ими, проверяя балансировку, и стала в стойку. Выглядела она потрясающе: высокая, стройная, подтянутая, и в то же время необычайно женственная. Костюм для верховой езды подчёркивает идеальную фигуру, притягивая взгляд к двум аппетитным холмикам. Белокурые волосы убраны в хвост, но выглядят здоровыми и ухоженными. Большие голубые глаза внимательно смотрят прямо на меня, чутко отслеживая любое движение.

- Начали! - Подал команду Трилий.

И в ту же секунду белокурая бестия ринулась в атаку. Не то, чтобы она оказалась для меня слишком стремительной, тот же Нильс был гораздо быстрее. Но всё равно, в скорости она выигрывала у большинства моих воинов. Интересно, на сколько её хватит с таким-то темпом? И какая интересная техника фехтования. До боли знакомая. Скупые и выверенные движения, преследующие лишь одну цель - убить. Убить как можно быстрее, с минимумом усилий. Я, как будто, столкнулся с ученицей мастера Сидикуса. К примеру, вот эта связка: финт правым клинком, укол левым и тут же, вдогонку, мощный рубящий удар справа. Школа Сидикуса! Только вот старый мастер открывает этот прием лишь после того, как ученик одолеет половину курса и пройдёт испытание оруженосца. Когда начинает обучать бою с человекоподобными тварями. Откуда девчонке знать его? 

С самого начала боя я ушёл в глухую защиту. Мне, как и всем остальным, было любопытно узнать, что представляет из себя эта амазонка, неожиданно объявившаяся на тренировочный площадке. Всех терзал один и тот же вопрос: то ли её уверенность - показная бравада, то ли девчонка действительно что-то умеет? Оказалось, что девчонка умеет многое, а я вот уже три минуты отбиваюсь от её энергичных нападок, не нанеся ни единого удара. Так бой не выиграть. А это чревато потерей частицы репутации. Победа должна быть полной и безоговорочной. Одна проблема - как это сделать, не убив и не покалечив девушку?

Положение еще больше осложнялось тем, что в этом раунде мне достался двуручный топор, а им не пофехтуешь. Тяжелое и массивное оружие предназначено скорее для вскрытия рыцарских лат, нежели для обмена стремительными ударами. Разрубить противницу пополам, подгадав место, в котором она окажется в следующее мгновение, проще простого. А вот чтобы просто обезоружить её придётся постараться. К тому же, девчонка не повторяется. Она, будто, решила продемонстрировать нам все свои умения и меняет приемы чаще, чем модница украшения. Как подловить амазонку, если я едва успеваю отражать её выпады?

Отбив очередной выпад, я начал раскручивать мельницу Старкада. Этому приему, названному в честь шестирукого героя из мифов островитян, меня обучил Эрн. Благодаря втрое большему количеству рук, Старкад слыл непобедимым воином, ведь шесть клинков, непрерывно вращающихся вокруг него в смертельном вихре, одновременно были и защитой и нападением.

Мельница Старкада была подвластна немногим. Прежде всего потому, что мало кто обладал достаточными силой и выносливостью для её исполнения. Раскрутить тяжелый боевой топор до нужной скорости мог не каждый, а если скорость мала, то никакого проку от данной техники нет. Противник попросту ударит в незащищенное место. Смысл мельницы Старкада в частоте вращения.

За несколько ударов сердца достигнув нужной скорости, я начал надвигаться на свою противницу, прижимая её к стене. Пару раз она попыталась уйти, но чуть изменив вектор атаки, я перекрыл ей пути к отступлению и всё-таки загнал в угол. Лишенная маневра, она решилась на отчаянный шаг - попыталась атаковать сквозь мнимую брешь в моей защите. Тщетно, тренировочный клинок лишь жалобно дзинькнул, разламываясь пополам. И через секунду второй меч повторил фиаско своего собрата. В руках девушки остались два обрубка, а в глазах застыло удивленное выражение. В мгновение ока она смертельно побледнела и осела на землю, а на боку начало расползаться кровавое пятно - осколок меча отлетел крайне неудачно.

* * *

- Как ты себя чувствуешь? - Сперва Кармелла услышала обеспокоенный голос барона.

С трудом разлепив веки, она увидела над собой Айвери. Парень выглядел испуганным и виноватым. С чего бы это? Ах да, ведь это он загнал её в угол и ранил, перерубив клинки. Но разве это его вина? Кармелла сплоховала сама, понадеялась на собственную скорость и мастерство, недооценила противника, и вот результат - десять сантиметров стали в боку. Никто из бывших знакомых волшебницы не стал бы себя винить. Так почему ублюдок из захолустья, хладнокровный убийца ее брата, так распереживался?

- Бывало и лучше, - прошептала Кармелла, осматриваясь.

Она, совершенно обнаженная, лежала на большой кровати в покоях барона, прикрытая одной лишь простыней. Пикантности ситуации добавляло то, что, кроме самого барона, в комнате никого не было. Хотя, вряд ли кто-то заподозрил бы их в прелюбодеянии после того, как этот изверг засадил ей меч в бок.

- Где Мия? 

- Ушла за травами для тебя. Ох и напугала ты нас, девочка! - Барон ласково погладил волшебницу по голове. Так, как это делала няня в далёком, почти забытом, детстве. - Не умеешь проигрывать и сдаваться?

- Меня всю жизнь учили быть сильной, - ответила волшебница и попыталась встать.

- Лежи. - Айвери мягко, но настойчиво придавил её к кровати.

Сколько же силы в этих руках? А на первый взгляд и не скажешь. Кармелла вспомнила насколько легко он управлялся с двуручным топором, отражая стремительные атаки её лёгких мечей. Этот юноша - мастер. Кармелла редко встречала противников, наголову превосходящих её в искусстве фехтования.

- Сила женщины в её мягкости и слабости. - Улыбнулся Айвери. - К чему драться самой, если можно вдохновить на это своего мужчину?

- Мне редко попадались мужчины, способные со мной справиться. - Упрямо мотнула головой волшебница. - И никого из них я бы не хотела назвать своим мужем.

- Бывает, - пожал плечами барон. - Чем сильнее женщина, тем труднее ей найти достойного мужа.

Откуда эти мысли в голове семнадцатилетнего мальчишки? 

- Тебе нужно полежать пару часов. - Продолжил Айвери. - Дай телу отдохнуть и восстановиться. Вроде бы, ранение не было серьёзным, но исцелить тебя оказалось необычайно сложно. Как будто, мы лечили не только ранение, но и другой, гораздо более серьезный, недуг.

"Мы лечили?" Он что, лекарь? Да нет, в замке есть лекарь, тот самый у которого учится Мия. Так причём тут барон? И что значит исцелили? Кармелла осторожно ощупала рукой место ранения и не нашла даже шрама. Мягкая, бархатная кожа. Такая же самая, как и до злополучной драки. Девушка рывком стянула с себя простыню и с удивлением уставилась на розовую кожу в месте ранения. Это магия! Результат действия заклинания исцеления! Уж его волшебница не спутает ни с чем. Неужели барон - маг? Не может быть, в нём не чувствуется ни капли магии, как и в ней са... Мысль оборвалась на полуслове. Невозможно! Магия вернулась к ней. Значит контроллер проклятых не действует и не сосет из нее магию. Но как? В голове Кармеллы всплыли недавние слова барона: "Как будто, мы лечили не только ранение, но и другой, гораздо более серьезный, недуг". Неужели он полностью избавил её от зависимости?

- Ты слишком красива, чтобы оставаться обнаженной, - мягко произнёс барон, укрывая её простынью.

- Как вы меня лечили?

- Зельями исцеления, - охотно ответил барон. 

Вряд-ли только ими, но уличить его во лжи невозможно. Не говорить же, что Кармелла - боевой маг ордена и знает о магии многое. Придётся действовать тоньше. Что он там сказал? "Ты слишком красива". Девушка томно вздохнула и потянулась, соблазнительно изгибаясь всем телом. Простынь, плотно облегающая обнаженную девичью фигуру, заставила глаза Айвери расширится от возбуждения.

- Знаешь, - девушка перевернулась на живот, выставляя на обозрение шикарные ягодицы. Толку с того, что они прикрыты простыней, если она ничего не скрывает. - Впервые в жизни я не хочу прирезать победившего меня мужчину. Скорее наоборот, рядом с тобой мне хочется быть слабой...

- А какой хотелось быть до встречи со мной?

- Отец учил нас с братом быть сильными. Требовал, чтобы мы были лучшими во всём: в науках, в фехтовании, в верховой езде, даже в танцах и музыке. - Девушка замолчала, вспоминая детство. Ее настроение заметно ухудшилось. - Если мы не справлялись, то нас жестоко наказывали. И очень быстро я поняла, что быть слабой плохо.

- Почему он был так строг?

- Не знаю, наверное, по другому не умел. Привык издеваться над солдатами пока служил в королевской гвардии, а потом не мог избавится от этой своей привычки. Даже выйдя в отставку и вернувшись в родовое поместье. Мать я не помню, она умерла когда мы были совсем маленькими. Жизнь с солдафоном, помешанном на силе, не самое лучшее для девочки.

- Как ты оказалась в рабстве?

- Отец нуждался в деньгах, - Кармелла нахмурилась, - ему всегда их не хватало на очередную игрушку. И он решил поправить дела, выдав меня замуж за торгаша из Ганзы. За жирное, неопрятное чудовище.

Она снова замолчала, а я молча ждал продолжения. Конечно, не очень тактично заставлять девушку вспоминать неприятные моменты прошлого, но мне крайне важно знать откуда она и что из себя представляет. Ведь она уже заняла место компаньонки Мии и, вполне возможно, долго будет рядом с ней. А это значит, что она будет в курсе сомнений и душевных переживаний моей невесты, а вместе с тем и некоторых тайн. Жаль, что я не догадался взять монету Меркуса. Хотя, и без нее видно, как тяжело девушке вспоминать прошлое.

- Меня, как племенную кобылу, погрузили на корабль и отправили в Ганзу. Свадьба должна была состоятся именно там, только до Ганзы мы не добрались. Пираты взяли нашу посудину на абордаж. Жирного ублюдка прирезали, а меня продали работорговцам. Так я и попала на невольничий рынок.

- Церемония не состоялась?

- Нет, - Кармелла лукаво усмехнулась и, перевернувшись на спину, соблазнительно потянулась. - Если тебе это интересно, я все еще незамужняя девушка.

- Уверен, вскоре ты найдёшь хорошего мужа.

Я попытался уйти от скользкой темы, но девушка не собиралась уступать.

- Мне не нужен хороший, - прошептала она, глядя мне в глаза, - Кармелле Леруа де Мерлен нужен лучший...

* * *

- Господин, - коготь патриарха склонился в глубоком поклоне, - я потерял связь с контроллером волшебницы.

- Это невозможно. - Прошипел верховный патриарх вампиров. - Она мертва?

- Не думаю. Девчонка попыталась привлечь внимание Отринувшего Тёмного господина, вызвав его на дуэль. Он её серьёзно ранил, а затем лечил, вливая собственную жизненную энергию.

- В нём есть частица Тьмы. - Задумчиво прошептал старец. - Он переподчинил контролёр, теперь он, а не ты является ее господином. Поэтому ты не чувствуешь связь.

- Мы больше не можем наблюдать за Отринувшим.

- Жаль, волшебница почти подобралась к тайне мальчишки. Теперь раскрыть её будет сложнее, а нам очень нужны малые алтари. С ними мы сможем увеличить количество кланов. Отправь в замок Вель выводок Кхума. Пусть обратят кого-то близкого к барону и допросят. Но без шума. Никто не должен догадаться, что в исчезновении замешаны вампиры.

- Слушаюсь, господин.

- Как дела в Рурке?

- Поисковые партии ищут хранилище, но пока безуспешно. Наши агенты в вольных городах распускают слухи о подготовке королевского флота. Если орден сунется в Рурк, их ожидает теплая встреча. Пираты не собираются уступать свои гавани без боя, да и магистраты начали шевелится. Им совсем не хочется под жёсткую руку короля.

- Хорошо, продолжайте поиски. Нам нужно найти это хранилище первыми.

Глава 13. Встреча с мертвецами.

Кристаллы магии закончились. Не полностью, всё же и в подгорном замке Аль-Каура, и в замке Вель, остались неприкосновенные запасы в виде арбалетных болтов. Случись неожиданная атака проклятых или магов, моим воинам найдётся что зарядить в арбалет. Но кроме этих крох я израсходовал всё.

Часть кристаллов я реализовал в Белом порту, часть через агентов в Великом рынке продал Идан. А оставшиеся я использовал для преобразования корабля и лечения Кармеллы. И на этом мои запасы, совсем недавно казавшиеся бесконечными, закончились.

Пора было собирать экспедицию в Запределье и она обещала быть долгой. Ведь для возрождения "Ночной насмешницы" нужно было ничуть не меньше  кристаллов, чем то количество, что я уже потратил. Да и выгодный момент упускать не хотелось. Сейчас, когда и в Великом рынке, и в Белом порту ощущается столь острый дефицит, продать их можно очень выгодно. А уж куда с пользой потратить деньги я найду. Но прежде, чем покидать замок ещё на два месяца, мне нужно было проинспектировать владения, запустить производство и пристроить команду корабля.

Весь внутренний двор замка преобразился за время нашего отсутствия. Рабочих рук было много и мастера в рекордные сроки закончили стройку, начатую задолго до нашего отъезда. Обветшалые одноэтажные деревянные постройки разобрали, а на их месте воздвигли каменные. Просторное двухэтажное здание, в котором я собирался оборудовать ткацкую фабрику. Двухэтажное здание поменьше под кузню и оружейную мастерскую. Две конюшни на восемнадцать лошадей каждая.

Для возведения стен использовали обтесанный камень, часто попадающийся за стенами замка. Как пояснил мне Трилий, давным давно из этого камня были выложены невысокие внешние стены, препятствующие перемещению осадных машин. Спрятаться за ними от стрелков, находящихся на высоких замковых стенах было проблематично, протащить через них лестницу становилось гораздо труднее, а осадную башню - практически невозможно. Но долгие годы эрозии, попеременное воздействие влаги, мороза и жары привели к разрушению этих стен. А потом за дело взялись потомки строителей замка, разобравшие стены внешние для ремонта стен внутренних. Мы всего лишь завершили процесс.

Места внутри замка катастрофически не хватало, поэтому пришлось избавится от всех амбаров и скотного двора. Но по этому поводу я не страдал. Все припасы мы переместили на первый подвальный уровень, предварительно исследовав его и надёжно запечатав все спуски на нижние ярусы. От скотного двора вообще было мало проку. Обеспечить едой увеличившееся население замка он был уже не в состоянии, а атмосферу портил изрядно. В случае осады больше пользы будет от запасов зерна, вяленого и сушеного мяса и рыбы, сушеных грибов и ягод, которые мы начали планомерно накапливать. Да и нет сейчас поблизости ни одного отряда, с которым не могла справится моя дружина. Каждодневные потребности замка в провизии покрывались регулярными поставками из подзамковой деревни.

Углубляться в подземелья я не спешил. Долгое время твари, там обитающие, не интересовались живущими на поверхности. Единственный известный случай исчезновения человека в подвалах за последние два десятка лет - это пропажа Гнуса. Значит не очень мы им нужны. И пока я не видел причин привлекать их внимание. Очистка подземелий, наверняка, отнимет кучу времени и сил, заберёт не одну жизнь, а вот принесет ли какую-то пользу, кроме душевного спокойствия, неясно. Вот когда обеспечим всех воинов защитными амулетами, не будем испытывать недостатка в кристаллах магии, вот тогда и посмотрим, кто утащил Гнуса.

Буквально через день после своего возвращения я отправил Идана в степь с заданием закупить в ближайших улусах отборную шерсть. Ради этого даже снарядил с ним одну из бывших невольниц, которая должна была оценить качество закупаемого материала. Поначалу степняк артачился, заявляя, что смыслит в шерсти ничуть не меньше глупой женщины, но бойкая мастерица быстро поставила его на место. Принесла несколько пучков шерсти и предложила выбрать лучший, а затем подробно и методично объяснила почему он не прав. Благо весь разговор происходил наедине в моём кабинете и других свидетелей разгромного поражения самозваного "эксперта" не было, иначе не знаю как бы тщеславный кочевник справился с этим унижением. Но обиды на девушку не затаил, а на людях даже начал к ней обращаться с подчеркнутым уважением, что вообще случалось с ним редко.

Подмастерье Гвинк начал устанавливать и настраивать станки, попутно обучая мастеров из Пыльного замка и мастериц, купленных на невольничьем рынке. То, что работников у нас было больше, чем станков, меня не смущало. Во первых, это позволяло организовать производство в две шестичасовые смены. Во вторых, я не собирался ограничиваться купленными станками и планировал вскоре нарастить их число. Каменное здание на глазах начало превращаться в маленькую ткацкую фабрику. На первом этаже разместили два прядильных и два ткацких станка, а также оборудовали склад. На нем предполагалось хранить шерсть и готовую нить.

Поначалу, я порывался установить на первом этаже ещё и чаны для окраски нитей и готовых тканей, но, ознакомившись с рецептами красителей, передумал. Мой алхимик, в первую очередь, думала об насыщенности и стойкости цвета, совершенно не заботясь о безопасности и экологичности производства. Размещать этот источник зловония в замке было верхом безумия, поэтому для красильного цеха я приказал построить отдельное помещение ниже по течению реки. Конечно, на это уйдет время, но до того момента, как у нас появятся первые нити успеем. На крайний случай, летом красильня может поработать под открытым небом.

На втором этаже решили установить швейные машинки и оборудовать склад готовой продукции. Я уже примерно представлял потребности Белого порта не только в тканях, но и в одежде. И намеревался открыть в столице герцогства первую лавку, торгующую готовыми вещами на любой размер. Ведь сейчас одежду можно либо пошить на заказ, что дорого, либо купить что-то более менее подходящее по размеру в лавке и подгонять самому, что неудобно. До магазина с полным спектром размеров тут ещё не додумались. Хотя и нам до этого было ещё далеко. Но ничего, сперва обеспечим одеждой себя, отработав технологии и набив руку, а затем начнём зарабатывать на других.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Пока гном возился с оборудованием для фабрики я отправился инспектировать владения. С собой традиционно взял лекаря и управителя, а также два декурия воинов. Не то, чтобы я опасался чего-то, но считал, что лучше постоянно демонстрировать силу. Это существенно снизит количество глупых мыслей как у подданных, так и у соседей.

Начал я с подзамковой деревни Колоски. Благодаря близости к замку, ситуация тут была наиболее контролируемой. Лекарь систематически проводил приемы, а постоянно действующая лавка аптекаря обеспечивала заболевших лечебными снадобьями. Поэтому нуждающихся в магическом лечении тут практически не было.

Газим тоже чутко держал руку на пульсе деревни. Он ввёл в обиход несколько обязательных книг учёта, повсеместно использующихся в Великом рынке: книгу регистрации жителей, в которой отмечались рождения и смерти, а также бракосочетания; книгу учета домашнего скота; книгу учета доходов. Ведение первой было возложено на старосту, а вот две другие вёл мытарь. Считалось всё, что могло быть подсчитано и на это начислялся налог.

Но даже несмотря на строгий учёт и то, что уклониться от налогов стало в разы труднее, жизнь в деревне изменилась к лучшему. Лавки и мастерские, обслуживающие караваны, заметно оживили экономику селения. Во первых, они привлекли караванщиков, которые теперь стали задерживаться около деревни на день - два для ремонта сбруи или повозок; починки одежды, оружия или брони; перековки лошадей, а иногда просто для отдыха. Во вторых, сами ремесленники нуждались в еде и питье. Всё это подстегнуло сбыт продуктов питания, дало спрос на их разнообразие и даже породило новые направления.

Дед Аким расторговался своими настойками. После памятной встречи с призраком пить он бросил, но рецепты, изобретенные за годы пьянства, не забыл. Как только Брин поставил в деревне свою таверну и начал торговать элем собственного приготовления, ушлый старикан притащил ему на пробу несколько бутылей настроек. Опытный трактирщик мгновенно оценил потенциал выпивки и загрузил Акима заказами.

Рыбак Парас научился делать соленую, вяленую и копченую рыбу. Точнее, соль по моему распоряжению закупил в Великом рынке Идан. Я планировал создать в замке запасы вяленого мяса и рыбы на случай осады или недорода. Но когда поделился идеей с главным рыбаком деревни, тот ухватился за неё руками и ногами, и даже немного развил. Вскоре, эль в таверне Брина стали подавать с рыбой на любой вкус.

Староста с братьями поставили на поток производство сушеного мяса. Для караванов отправляющихся в Великую степь это был весьма неплохой вариант. Весило мясо немного, было весьма питательным и хранилось долго. Да ещё и на вкус оказалось отменным, благодаря специям, купленным в Великом рынке.

Женщины начали массово печь хлеб и сушить сухари. Хранились они долго и быстро стали популярны среди тех, кто шёл в Великий рынок. А в дни стоянки караванов разворачивалась бойкая торговля пирогами. И почти вся малышня деревни пропадала в окрестных лесах, собирая грибы и ягоды. Затем их сушили и предлагали тем же караванщикам в качестве дополнения к мясу и сухарям.

Благодаря усиленному патрулированию деревни и прилегающего к ней места стоянки караванов моими воинами, тут установилась своеобразная зона безопасности. Каждый караван встречали ещё на подходе и подробно объясняли правила поведения. Реакция на любой факт агрессии была мгновенной и жесткой. И так, как зачинщиками проблем обычно были одиночные наёмники, а их наниматели были крайне заинтересованы в сохранении добрых отношений с бароном, дело ограничивалось арестом дебоширов на ночь, штрафом и предупреждением.

Самым трудным в Колосках стал набор юношей в дружину. Поначалу, родители ни в какую не хотели отпускать взрослых работников в разгар посевной. После того, как осенью я купил у крестьян продовольствие, они распробовали вкус прибыли. И планировали хорошо заработать в нынешнем году, ведь торговля с караванами уже начала приносить немалый доход, а я ещё и обещал выкупить все излишки. Потому старались засеять и засадить как можно больше. И идею отпустить рабочие руки восприняли без всякого энтузиазма. Поняв, что так я никого не заманю на службу, я сменил тактику и объявил, что за каждого парня, вступившего в мою дружину, семья получит плуг, мотыгу, серп и нож. После этого количество желающих послужить барону возросло многократно. Ну, а как тут не стать желающим, если отец чуть ли не батогом гонит на службу? Ведь с инструментами, полученными в качестве премии за сына, производительность семьи должна была остаться прежней или даже улучшится, а крестьяне, несмотря на поголовную неграмотность, умели очень хорошо считать.

В Подлесье дела тоже шли неплохо. Запас лечебных снадобий и зелий здоровья позволил пережить зиму без потерь. Воины, отправленные мной на зимовку, не сидели сложа руки. Деревня встретила нас с новыми границами, прибавив в площади почти вдвое. Новенький частокол был даже немного выше старого, а ещё перед ним появился неглубокий ров с кольями. Наука Трилия не прошла даром. Теперь оборонять деревню стало легче.

Охотники встретили нас благосклонно, ведь я не только сдержал все свои обещания, но и дал им неплохо заработать, снабжая Холмы и замок Аль-Каура дичью. Но надолго задерживаться мы не стали. Лекарь провёл осмотр всех желающих, Газим проверил книги учёта, а я попытался набрать юношей в дружину. Как и в Колосках, желающих вступить в доблестные ряды баронской стражи не нашлось. Пришлось раскошеливаться и выкладывать за каждого парня охотничий набор: нож, пару наконечников для копий, две сотни наконечников для стрел и три малых зелья здоровья. С таким подходом дела пошли на лад, но из-за небольшого количества жителей мне удалось привлечь лишь четверых парней. Хотя они были подготовлены к воинской службе куда лучше жителей благополучных Колосков.

После Подлесья мы посетили Аскангаз. Так назвали своё стойбище Идан с братьями. Каждый из моих кочевников обзавёлся парой жен. К нашему приезду почти все женщины селения оказались беременны и лекарь застрял тут надолго. В дочерях степи боролись два противоречивых чувства. С одной стороны, они страшились показываться чужаку, ведь он мог испортить будущего ребёнка. С другой стороны, они были обязаны подчиниться воле мужа. А воины, вернувшиеся из Пыльного замка, прекрасно осознавали наши с лекарем возможности и настаивали на осмотре. Наконец, после долгих уговоров и деликатного давления мы закончили с медицинским осмотром и даже помогли сохранить пару беременностей. Заклинание малого исцеления отлично работало на женщинах интересного положения, укрепляя здоровье матери и будущего ребёнка.

Кроме женщин, в Аскангазе появилось около двадцати юношей, взятых Иданом на службу. Табун лошадей и несколько отар овец требовали постоянного присмотра и ухода. Еще прошлой осенью в степи поползли слухи о богатстве слуг барона и многие изъявили желание присоединится к нам. Если бы я не ограничил количество мест, наш берег бы кишмя кишел выходцами из степи. Но я опасался конфликта с кочевниками, поэтому возложил на Идана контроль за миграцией. Всех, пришлых без приглашения, бескомпромиссно выдворяли обратно.

В отличии от Колосков и Подлесья, юнцы из Аркангаза мечтали о воинской службе. Но их было немного и едва хватало для ведения хозяйства, так что мы ограничились двумя парнями.

Дольше всего мы задержались в Холмах. Лекарь ни разу не навещал эту деревню с прошлой осени, тут не было такого изобилия лечебных снадобий и зелий здоровья как в Подлесье. Поэтому работа для меня нашлась. Хотя, по сравнению с прошлыми годами, зима минула относительно благополучно. Помощь провизией помогла избежать голода. Из-за тотального оздоровления прошлой осени людей донимали лишь мелкие хвори. Задержка была связана лишь с тем, что я не использовал кристаллы магии, а лечил с помощью своих внутренних резервов.

Набор в дружину тут тоже прошёл со скрипом. Аукнулись последствия прошлогоднего набега, в котором сгинуло много взрослых мужчин. Юноши, ставшие старшими в семье, даже не думали о службе. Ведь без них семья была обречена на голод. Пришлось, как и в Колосках, заманивать будущих воинов в дружину с помощью взятки.

К концу третьей недели мне удалось набрать двадцать четыре юноши в возрасте от шестнадцати до восемнадцати лет. Одиннадцать в Колосках, четверых в Подлесье, семерых в Холмах и даже в Аскангазе двоих. К ним добавилось пятеро замковых ребят и отряд вырос до двадцати девяти человек. 

Ими я решил доукомплектовать экипаж шхуны. Старая команда, доставшаяся в наследство вместе с кораблём, меня не очень устраивала. Были вопросы и к дисциплине, и к верности. Вроде бы, у матросов не было претензий ко мне ни как к капитану, ни как к владельцу судна. Но все они были пиратами со стажем и не раз меняли корабли и капитанов. Да, сейчас я привязал их к себе щедрой наградой, постараюсь привязать домом и семьей, но сколько волка не корми, он всё равно в лес смотрит. И уверенности, что матерые корсары не решат сменить сторону в самый неподходящий момент у меня не было.

С парнями, набранными в деревнях баронства всё обстоит иначе. Они будут привязаны к родительскому дому. Уж об этом я позабочусь, равно как и о том, чтобы у каждого из них появилась невеста из местных. Достаточно ведь пару - тройку раз отправить их в увольнение домой, нарядив в красивую форму и снабдив подарками, как они приобретут статус завидных женихов.

И воспитывать их будут в нужном ключе. На первых порах они не должны пересекаться со старой командой. Два с половиной месяца они вообще проведут в походном лагере выше по течению реки, где Трилий начнет лепить из них воинов, а Нильс де Виром - матросов. Лейтенант легиона набрался поистине уникального опыта в подготовке новичков. Плавание, общая физическая подготовка, рукопашный и ножевой бой, фехтование на абордажных саблях. С таким набором умений они смогут постоять за себя и выкрутится из опасной ситуации. А в перерывах между тренировками Нильс будет вдалбливать в них морскую науку. Учится вязать узлы, чинить паруса, пользоваться судовым краном можно и на земле. А ещё плотник поставит прямо в лагере мачту, на которой будет проходить начальная практика работы с парусами. Конечно, юнцов придётся долго и усердно учить, но, в конце концов, я получу то, что нужно - преданную, дисциплинированную и профессиональную команду, а не сброд из портовой таверны.

Ближайший рейс в Белый порт я планирую после возвращения из экспедиции в Запределье, примерно через три месяца. Пусть времени на подготовку совсем немного, но к тому времени они будут уметь что-то, а доучатся уже в походе.

Десять человек старой команды во главе с боцманом Роуком, двадцать девять юношей во главе со старпомом Нильсом де Виромом, Хоук, Брент, Эрн и десяток арбалетчиков Веруса. В любом случае это будет гораздо более сильная команда чем та, с которой я привёл "Ночную насмешницу" в замок Вель. И доля потенциально ненадёжных людей в ней станет критически мала. А в следующее посещение Белого порта я постараюсь разбавить команду северянами. Насколько я мог судить по Эрну и Эстер, для них данное слово - священно. Главное - стать для них авторитетом.

* * *

- Как ты думаешь, эту штуку можно усовершенствовать? - Спросил я Гвинка, указывая на стреломёт гномов.

Работа по установке и настройке станков была завершена ещё неделю назад. А вчера гном закончил обучение мастериц из числа невольниц, которые будут работать на станках и обслуживать их. Конечно, к нему ещё возникнут вопросы, но объём работ для специалиста гильдии механиков сократился многократно. А я заплатил за него пятьдесят золотых и не использовать таланты механика было бы слишком расточительно. Вот и решил поручить ему наладить производство стреломётов. Но предложить это напрямую было нельзя. Гном может встать в позу и отказаться. Ведь, по сути, это кража интеллектуальной собственности гильдии. Именно поэтому я решил немного схитрить и сыграть на тщеславии коротышки, предложив усовершенствовать стреломёт.

- Конечно, - скривился подмастерье, - я тысячу раз предлагал Роуку доработать конструкцию. Тут можно улучшить всё: дальнобойность, скорострельность, надежность, живучесть. Но этот сын Кхарума даже не стал меня слушать.

Гном собрался было в сердцах сплюнуть на пол, но вспомнил инцидент недельной давности, когда Ильяз заставил его убраться за собой, и передумал. Вместо этого он лишь сильнее нахмурился и процедил сквозь зубы:

- Бездарь!

- Что, просто проигнорировал, даже не взглянув на чертежи?

- Глянул одним глазом и сказал, что это дорого. Недоумок! Будто он деньги платит.

Что же, вполне понятная позиция. Стрелометы гномов и так пользуются небольшим спросом. Потому что очень дорогие. Вместо двух орудий производства гномов у мастеров людей можно купить три орудия. А если сделать их ещё дороже, то покупателей и вовсе не найти.

С другой стороны, для меня стрелометы, изготовленные Гвинком, обойдутся по себестоимости. Без всякой наценки гильдии механиков. И я не собираюсь продавать их. Они нужны мне для вооружения своих замков и деревень. Поэтому, увеличение стоимости для меня не критично.

- А ты сможешь сам изготовить стреломёт?

- Здесь? Ты что, в сталагмит башкой врезался? Где я возьму металл?

- Мои кузнецы тебе помогут.

- Да ты хоть понимаешь, что мне нужно? Не обычное железо, а гномья сталь!

- Вот, взгляни. - Я протянул коротышке несколько пластинок, которые прихватил с собой, предвидя вопрос о металлах. - Это изготовили мои мастера.

Гном взял пластинки и нехотя принялся их рассматривать, всем своим видом показывая, какого он мнения о моих кузнецах. Но скепсис на его лице быстро сменился удивлением, а после того, как он испытал пластинку пробойником, даже потрясением.

- Что это?

- Чешуйка многослойной брони. Снаружи слои, стойкие к агрессивным средам. Даже кислота их не сразу возьмёт. Дальше поочерёдно упругие и прочные пластинки. Между ними напыление из платины для нанесения рунного рисунка.

- Откуда она у тебя? - Спросил гном, всё ещё сомневаясь в том, что пластинку могли изготовить мои кузнецы.

- Я же тебе сказал, мои мастера сделали. Они могут создавать разные сплавы. Ты говоришь какие свойства тебе нужны, а мой мастер подбирает состав плавки, изготавливает деталь и испытывает ее. Вот и всё.

- Мне нужно... - Нетерпеливо начал гном.

- Стоп! - Перебил я его. - Вначале обсудим условия. Я выкупил твой контракт с гильдией. На год. Все изобретения, которые ты сделаешь за это время будут принадлежать мне.

- Да какая мне разница? - Отмахнулся Гвинк. - Главное, я смогу построить собственный стреломёт! Как мечтал.

- Ты не боишься, что за это тебя исключат из гильдии?

- Если бы не контракт с тобой, уже давно вышвырнули бы. Плевал я на гильдию. Там всем заправляют чванливые остолопы. Было бы где работать, я бы и сам ушёл.

- Что же, если ты изготовишь стреломёт лучше этого, я могу назначить тебя главным механиком своей мастерской и продлить контракт. Работы много, думаю, она придется тебе по душе. Нам нужны и арбалеты, и всевозможные станки. Согласен?

- Да, - гном разве что не пританцовывал от нетерпения.

- Пиши прошение об отставке на имя главы гильдии. Передашь с купцами в Белый порт и попросишь прислать подтверждение в письменном виде.

- А где я купцов найду?

- Газим всё устроит. Главное письмо напиши.

- Господин! - Раздался со двора голос Кармеллы. - Вы тут?

- Скажи ей, что меня тут нет, - бросил я гному, поспешно залезая в ящик из-под стреломета.

После памятного ранения обе девушки будто с цепи сорвались. Кармелла всеми возможными способами пыталась меня соблазнить и, чем дольше у неё это не получалось, тем настойчивее она становилась. Мия чуть ли не в открытую предлагала мне взять второй женой Кармеллу. Мысль, что я всё равно женюсь на аристократке, не давала ей покоя и девушка пыталась управлять этим процессом, предпочитая знакомую подругу неизвестной сопернице.

Я же всеми силами старался избежать второго брака. Нет, Кармелла восхитительна. Красива, умна, образована. Но во первых, мне вполне хватает Мии, а во вторых, Кармелла - леди. После посещения Белого порта и плотного общения с Нильсом де Виромом я понял, что круг моих интересов не ограничен Приграничьем. Нужно разобраться с виконтом де Завром, слив компромат на него одному из его врагов, и дорога в Белый порт для меня открыта. Можно приобретать в герцогстве недвижимость и открывать лавки. После этого на меня обратят внимание. Будучи женатым лишь на простолюдинке, я останусь желанным гостем во многих домах. Но, женись на аристократке, тут же потеряю привлекательность в глазах потенциальных невест благородного сословия. Двери многих домов передо мной закроются и обретать нужные связи станет значительно труднее.

- А где господин? - Спросила Кармелла Гвинка, войдя в мастерскую.

- Откуда мне знать? - Буркнул в ответ гном. - Он мне не докладывает. С чего ты вообще взяла, что он тут?

- Бен и Дорин на крыше сидят. Они ведь всегда рядом с ним. Господин, вы где?

Я едва не застонал. Ну что стоило призракам побыть невидимыми? Теперь она не успокоится, пока не найдёт меня. Прятаться дальше в ящике нет смысла.

- Что случилось? - Спросил я, выбираясь наружу.

- Вы здесь? - Деланно изумился гном.

- Вы что, прячетесь от меня? - Глаза Кармеллы опасно сузились.

- Нет, проверяю как работает Гвинк. - Ляпнул я первое, что пришло в голову. - Такую засаду испортила. Что там?

- Мия собралась в лес, за травами. Ваша невеста не должна одна бродить в лесу.

- Я скажу Ильязу, чтобы он отправил с ней воина.

- Она будет против. Разрешите мне носить оружие. Меч и кинжал. Тогда я смогу сопровождать её и защитить не хуже обычного воина.

То, что Мию в лесных походах неизменно сопровождает Ловкач, знал только я. Но в словах девушки был смысл, два охранника лучше, чем один. К тому же, в недавнем поединке я узнал, что она лучше многих моих воинов. С такой охраной Мию действительно не страшно отпускать в лес.

- Хорошо, я прикажу Ильязу подобрать тебе оружие. Что-то ещё?

- Да нет. - Кармелла приблизилась к стреломету и внимательно осмотрела его. - А куда вы его установите?

- Пока никуда, Гвинк попытается его усовершенствовать.

- Усовершенствовать стреломет гномов? - Девушка изрядно удивилась. - Разве для этого не нужна гномья сталь?

- Нужна, нужна. - Недовольно пробормотал гном и спросил у меня: - Когда пойдем к кузнецам?

- Сначала прошение в гильдию, потом к кузнецам. Найди Газима, он тебе всё объяснит. Пойдём Кармелла, попросим Ильяза найти тебе меч.

* * *

В который раз Крид исследовал портальную арку. Загадка устройства Древних, позволяющего мгновенно перемещаться на гигантские расстояния, полностью завладела его умом, заставив отвлечься от призраков прошлого. В последнее время старый волшебник не вспоминал людей, в разуме которых копался будто в своей сумке. Ему перестали сниться по ночам невинные, ошибочно обвинённые или намеренно оболганные, которых он превратил в растения, выискивая в их головах доказательство преступлений.

Крид был безмерно благодарен Айвери за то, что тот не стал настаивать на продолжении ментальной практики, разрешил заняться тем, в чём старый волшебник был дилетантом, не захотел выжимать из несчастного мага всё, что только возможно. А ведь именно так поступил бы любой другой правитель, в распоряжении у которого оказался бы маг менталист. Да не просто маг, а маг, связанный клятвой, нарушить которую он не в силах.

Хотя, кое-что волшебник всё же продолжал делать чисто инстинктивно. Он ежедневно сканировал округу замка, радиусом около пятидесяти километров на предмет наличия разумных. Таким образом он обнаружил прошлой осенью шайку разбойников, отправленных бывшими хозяевами подземного замка проверить почему пропала связь с баронетом де Бри. Выяснить, кто именно нанял эту ватагу, не удалось, потому что главаря прикончили в пылу схватки, а рядовые разбойники ничего не знали. И снова, волшебник был рад тому, что братья ордена допросили разбойников обычными методами, даже не подумав привлечь бывшего мага разума.

Сегодня Крид пытался разобраться в магических плетениях, соединяющих руны адресатов. Невероятно сложная задача для мага, мало сведущего в артефакторике и от этого чрезвычайно увлекательная. Но кое-что старый волшебник уже выяснил. На самом деле, арка представляла из себя окружность. Верхняя половина окружности отвечала за навигацию и создание портального перехода. Нижняя, укрытая под землёй, была не менее сложной. Её задачей было улавливание естественных магических потоков и накопление энергии. Именно поэтому порталы располагались в местах силы. И в каждом из них был встроен просто гигантский, по нынешним меркам, накопитель магической энергии.

Крид пытался активировать одну из рун и рассмотреть арку магическим зрением. Под толщей камня были проложены энерговоды из неизвестного минерала, которые соединяли руны с накопителем и кристаллами генератора портала. Когда арка начинала открывать портал, в них чувствовались токи энергии. Правда Крид видел это лишь единожды, когда Айвери перебросил их сюда. Самостоятельно активировать портал у волшебника пока не вышло, а Айвери секретом управления не поделился ни с кем. Впрочем, Крид понимал позицию сюзерена и принимал её.

Внезапно, на портальной арке вспыхнула руна. Не нужно было быть великим мудрецом, чтобы сообразить, что это значит. Кто-то открывает переход с другой стороны и вскоре тут будут гости. Скорее всего, враги.

Крид подхватил свой дневник с письменным принадлежностями и бросился бежать в укрытие, расположенное на уступе скалы. Там был оборудован наблюдательный пункт, в котором денно и нощно дежурил один из братьев ордена. Добраться до укрытия можно было лишь по узкой тропинке, оборонять его было не сложно. Враги должны будут подходить по одному, при этом один из защитников будет оборонять узкий вход, а остальные смогут обстреливать нападающих из арбалетов.

- У нас гости, - передал Крид мысленное сообщение Раису, который командовал гарнизоном замка в отсутствие Айвери. - Ещё не знаю кто и сколько, но сообщу как только станет понятно. Поднимай воинов.

Волшебник едва успел укрыться в наблюдательном пункте, как в портальной арке вспыхнула пелена перехода и из неё показались незнакомые существа. Выглядели они отвратительно, намного хуже любой твари Пыльного замка. А всё потому, что в отличии от монстров Запределья, эти были неживыми. Разлагающиеся куски плоти, полуистлевшая одежда, ржавое оружие и доспехи соединялись воедино жуткой магией смерти.

Среди одиннадцати прибывших ярко выделялся главарь. Вооружён он был странным серповидным мечом, а из прорези его шлема вырывалось яркое свечение зелёного цвета. Он шумно втянул воздух, будто принюхиваясь, и тут же уставился на укрытие Крида. Каким-то невероятным образом он обнаружил наблюдательный пункт, хотя маг разума прикрыл и себя, и воина пологом разума. Ни один волшебник менталист не должен был заметить их. Значит, пришлый пользуется совершенно другими методами.

Повинуясь беззвучной команде, бездушные воины двинулись к наблюдательному пункту шаркающей походкой. Их главарь держался позади, на достаточном удалении, чтобы вовремя среагировать на возможную опасность. Крид передал Раису точное количество прибывших и свои соображения о них. Через пять-десять минут должна прибыть подмога, но до этого ещё нужно дожить. Атаковать заклинаниями магии разума не было никакой возможности. Прибывшие попросту не имели разума в привычном понимании. Как от стихийного мага, от Крида было мало толку. Самое большее, на что он был способен - это огненный шар размером с куриное яйцо. Смертельно опасно для обычного человека, но вряд ли остановит даже одного из атакующих.

Брат ордена не терял времени даром. Он взвел арбалет, тщательно прицелился и вогнал болт прямо в лоб первому нападающему. От чудовищного удара голова мертвяка запрокинулась назад да так и осталась висеть, уставившись в небо. Похоже, выстрелом тому повредило шейные позвонки, но ранение не оказалось смертельным. Тот кто умер, умереть не может. Утешало одно, мертвяк сбился с шага и начал спотыкаться. Идти, не видя дороги, оказалось сложно даже для неживого.

- Они атакуют укрытие и их не берёт обычное оружие. - Тут же передал Раису Крид. - Готовьте алхимические болты. За нас не переживайте, я поставлю щит.

Мертвяки медленно, но неумолимо приближались. Воин успел сделать еще три выстрела, вогнав по болту в голову троих зомби и немного замедлив их, но вскоре был вынужден передать арбалет волшебнику и взяться за меч. Маг имел весьма смутное представление о том, как заряжать арбалет, поэтому отложил его в сторону, а сам взялся за камень. Готовясь к возможному нападению, братья ордена собрали изрядное количество этих снарядов, пригодных для метания. 

Как бы медленно не шли зомби, расстояние от портала до укрытия было небольшим. Клинок воина встретился с ржавым мечом первого мертвяка. Брат ордена был быстрее противника, и фехтовальщиком оказался отменным, но большинство приёмов не годились против мертвого. Остановить зомби можно было лишь разрубив его на куски. Но это было сложно, потому что руки и ноги мертвяка прикрывали ржавые латы. А зомби попросту лез напролом, совершенно не опасаясь ранений. Воину с трудом удавалось держать позицию, хотя сзади напирали другие мертвяки.

- Щит! - Услышал Крид мысленную команду Раиса.

Едва проход заволокла пелена защитного поля, со стороны нападающих вспыхнул пожар. Не простой, а алхимический, пожирающий всё, что может гореть и оплавляющий то, что гореть не способно. В мгновение ока от десятка зомби осталась груда пепла. 

Крид выглянул из укрытия. Укрывшись за щита и, воины ордена окружили предводителя и обездвижили его, нанизав на длинные копья. Волшебник устало откинулся на скалу. Непривычно заклинание потребовало предельного напряжения сил.

- Что это за твари? - Услышал он голос Раиса минут через пять.

- Впервые вижу.

- Нужно предупредить Айвери. Отправь ему сообщение со всеми подробностями. - И потеряв всякий интерес к волшебнику, начал командовать своим воинам. - Пленного заковать в кандалы и запереть в клетке. Приставить к нему двух стражников. Отправьте людей в лес. Сегодня мы должны построить вокруг портала частокол. Шевелитесь. К возвращению магистра мы должны быть готовы. Хватит ждать тварей, пора напасть на них самим.

Глава 14. Замок Аль-Каура

Я с отвращением рассматривал мертвеца. Под ржавыми, но необычно прочными доспехами оказалась мумия в классическом представлении моего прошлого мира. Забальзамированное тело, обмотанное льняными полосами ткани. Необычным было то, что из её глаз вырывалось ярко зеленое свечение, да тот факт, что мумия двигалась по собственной воле.

В ментальном поле мертвяк никак не ощущался. Он не определялся ни как разумный, ни как существо с зачатками разума. И множество экспериментов Крида не принесли никаких результатов. Магия разума была бессильна против нежити.

Противником захваченная моими воинами мумия был страшным. Он был сильнее и выносливее братьев ордена Аль-Каура, а ведь они были одними из лучших воинов среди людей. И, в отличии от медлительных зомби, ничуть не уступал людям в скорости.

Доспехи и оружие тоже оказались великолепными. Несмотря на ужасный внешний вид, они ничуть не уступали в прочности лучшим произведениям человеческих оружейников и бронников. Маги смерти владели секретами зачарования не только плоти, но и металлов.

Окажись этот мертвяк в окружении зомби, он бы натворил бед. Моим воинам повезло, что все зомби атаковали укрытие и собрались вместе. Десяток алхимических болтов устроил пекло в месте их сосредоточения, оставив от мертвяков лишь горстку пепла. И главарь оказался в очень невыгодном для себя положении.

Раис отметил, что соображает мумия неплохо. Увидев, что его воины уничтожены, он попытался скрыться в портале, но братья ордена предвидели такой исход и перекрыли ему путь к отступлению. Но даже несмотря на более, чем двадцатикратное превосходство, пленить его оказалось невероятно трудно. Даже частично обездвижив мертвяка и зажав копьями, воины долго не могли обезоружить его. Избавить мумию от хопеша удалось, лишь отрубив правую руку. А скрутить лишь тогда, когда от него отделили вторую руку и подрубили ноги.

За ту неделю, что мне понадобилось, чтобы добраться до замка Аль-Каура после получения сообщения о вторжении зомби, братья ордена возвели вокруг портальной арки высокий частокол с помостами для стрелков и копейщиков с внешней стороны. Но это была полумера, так как обычное оружие было малоэффективно, а использовать алхимические болты и заклинания стихии огня, наиболее действенные против нежити, в непосредственной близости от портала было опасно. Для нас это были единственные ворота в Запределье, где можно добыть ценные ингредиенты и кристаллы магии.

- Оружие и доспехи я отдал полугномам, - заговорил Раис. - Нори попытался перековать латы, но у него ничего не вышло. Попадая в горн, металл теряет все свои свойства.

- Огонь очищает его от магии смерти? - Предположил я.

- То же самое сказал кузнец. - Кивнул Раис. - Груля тоже не смогла найти ничего интересного. Это чистая магия.

- Ясно, вы поняли как с ними справиться?

- Разрубить на куски или сжечь. Ничего лучше пока не придумали, хотя полугнома вроде сварила какую-то новую дрянь.

- Эксперименты проводили?

- Нет, тебя ждали. Боялись, что этот подохнет раньше времени.

- Ну, давай проверим, что там Груля нахимичила.

Полугнома сварила кислотный коктейль. В отличие от обычных алхимических болтов, начиненных огненной смесью и вызывающих взрыв в области попадания, кислотные болты разбрызгивали едкое вещество в радиусе нескольких метров. Они были более безопасны для портала и частокола, хотя и требовали осторожности при использовании. На площадке вокруг портала очертили окружность,  внутрь которой запрещалось стрелять кислотными болтами, чтобы исключить саму возможность повреждения арки.

Испытание кислотной дряни на латах мертвяка, а потом и на самом усопшем прошло успешно. Ядрёная смесь растворяла зачарованные металл и плоть. Не сразу, но достаточно быстро, чтобы расправиться с мертвяками внутри частокола.

К концу испытаний от мумии практически ничего не осталось. Часть мертвяка спалили огненной смесью, часть растворили кислотой, часть я уничтожил огненными шарами, которые совсем недавно научился создавать благодаря учебнику старшего мастера стихий.

К встрече с мертвецами мы подготовились насколько только возможно. Но перед тем, как искать эту встречу, следовало разобраться с делами в подземном замке. За время моего отсутствия тут накопилось достаточно вопросов, требующих моего внимания.

* * *

- Ну, как себя чувствуют новички? - Спросил я Нори и Грулю, которые взяли на себя неформальное лидерство над полугномами.

Идан выкупил из невольничества не только людей, но и полугномов: двух мужчин и четырех женщин. Это были несчастные создания, которых не принимали ни люди, ни гномы. Гномы видели в каждом из них человека и считали недостойными своих знаний. Полукровки занимали самые нижние ступени социальной лестницы в гномьих селения. Чаще всего, это толкало их на уход из клана. Но, покинув подгорные селения, они редко обретали счастье. Ведь люди видели в них как раз то, что гномы не замечали. А именно гномов. И насмехаясь над их физическими недостатками. Недостатками, с человеческой точки зрения.

Я же чувствовал в них огромный потенциал. Таких мастеров как Нори и Груля поди сыщи. Есть в них и талант гномов, и людская тяга к экспериментам. Всё, что им нужно - место, где их будут принимать такими, как они есть. Место, где соберутся такие же как и они. И это место станет их домом. Создать анклав отверженных значит обеспечить баронство искусными мастерами на многие годы вперёд. Ведь продолжительность жизни полугнома много дольше, чем у обычного человека.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

- Уже лучше, - с улыбкой ответила Груля. - Поначалу совсем дикие были. Всё подвоха ждали, а сейчас ничего. Пообвыклись, к ремеслу приобщаются.

- Что, совсем без профессии?

- Ты же знаешь, - Нори насупился, вспоминая прошлое, - гномы с полукровками секретами не делятся.

- Зато учеников прилежнее не найти, - заступилась за новичков Груля, - из мастерской на ночь выгонять приходится.

- Чем вы их заняли?

- Две девушки решили учиться у меня алхимии. - Улыбнулась Груля. - Ещё одна занялась огранкой драгоценных камней.

- В фолианте по артефакторике целый раздел этому посвящён, - добавил Нори, - так что учится без наставника. А вместе с ней и будущий мастер - артефактор. Хотя там не понять, что ему больше приглянулось: подружка или ремесло.

- Всё вместе, - рассмеялась полугнома, - просто ты ему не можешь простить, что он не захотел кузнецов становиться.

- Да ладно, мне и одного ученика хватит.

- А четвертую девушку никак не можем пристроить. - Пожаловалась Груля. - Она на ферме выросла. Нет тяги ни к одному ремеслу.

- Так пусть и дальше работает с растениями. Я вот что думаю. Помните, какую древесину мы собрали около портала? Вся магией пропитана и свойства у неё необычные. Так может нам засеять небольшой участок пшеницей, льном и чем-то ещё? Я уверен, что результат будет интересным. А если нам понравится, то можно попробовать высадить семена, выращенные у портала, в обычный грунт. В общем, для экспериментов непаханное поле.

- Я ей предложу, - кивнула полугнома.

- Хорошо, с ними разобрались. Как вам вообще тут живётся?

- Отлично, - Нори выглядел очень довольным, - чувствую себя как в родных подземельях.

- А мне, наоборот, нравится то, что много света и свежего воздуха.

Ну да, Нори вырос в подземельях гномов, а Груля - под открытым небом Великого рынка. А в этом замке можно найти и одно, и другое.

- Только маловато нас, - пожаловалась полугнома. - Девушкам внимания не хватает.

- Ну, одного гнома я вам привел. Только не знаю, поблагодарите вы меня или отругаете. Уж больно у него характер склочный. Но мастер, что надо.

- Ничего, девушки его перевоспитают. - Уверенно заявила Груля.

- К тому же, агентам в Великом рынке дали поручение выкупать полугномов. Надеюсь, из следующего похода Идан вернётся с большим количеством новичков. А до того, как мы отправим туда караван, их приютит Больт.

- Как он там? - Оживился Нори.

- Да вроде, неплохо. Сам понимаешь, я сам только со слов Идана о нём знаю. Но говорит, что наш старикан стал гораздо энергичнее, только похудел.

- Не похоже на этого обжору. Может, заберем его сюда? Груля откормит.

- Неплохая идея, предложу ему. Кстати, а где Чича?

- Пропала наша гоблинша. - Потупил глаза Нори. - Сперва отлучалась на пару часов. Потом стала пропадать на несколько дней. А в последнее время совсем не приходит. Я Раису говорил, что нужно поисковый отряд за ней отправить, но он и слушать не хочет. Говорит, что людей не хватает даже на охрану замка, не то, что на поиски гоблина.

- Ладно, я попробую найти её сам. А теперь к делам. Я поручил механику Гвинку усовершенствовать стреломёт. Ему нужны сплавы специальных сортов. Он выдаст задание, нужно в кратчайшие сроки подобрать рецепт и наладить массовое производство. Как только он соберёт опытный образец и вы сможете дать достаточно металла, запустим серию. Нам нужно по два десятка стреломётов в каждый замок и ещё от четырёх до восьми штук в каждую деревню.

- Понял, - кивнул полугном, - сделаем.

- Теперь по зельям, - я обернулся к алхимику, - Зелья здоровья и выносливости, а также универсальные антидоты очень востребованы. Вы уже подобрали рецепты, в которых используются местные ингредиенты?

- Только для малых зелий. - Покачала головой полугнома. - Для средних и сильных зелий мне нужны компоненты из Великого рынка или твари Запределья.

- Хорошо, скоро мы в это Запределье отправимся. Что насчёт алхимических болтов против мертвяков?

- Тоже твари нужны, - пожаловалась Груля.

- Хорошо, тогда готовь простые зелья. А как только мы добудем монстров, переключитесь на средние и сильные. За работу, друзья.

* * *

- Что будем делать?

Из замка Вель я привел лишь два декурия: тяжёлых пехотинцев Эрна, да арбалетчиков Веруса. Больше не смог, потому что замок и три деревни требовали надежной охраны. Ослабить их значило подставиться под удар соседей. Полгода назад, когда мы только пришли в замок Вель, я думал, что у меня слишком много воинов. Теперь осознал, что их слишком мало. Нет, справиться с любой угрозой поодиночке нам не составит труда, но вот если неприятности навалятся разом, то можно и не устоять.

А то, что у нас много врагов, видно невооруженным взглядом. Соседи бароны едва проглотили мою прошлогоднюю торговлю с их крестьянами. Да ещё и торговцы, сговорившись на стоянке у замка Вель, стали чаще объединятся в большие караваны. Это заметно ударило по кошельку баронов - разбойников. Когда же я пущу по маршруту Белый порт - замок Вель свою шхуну, они и вовсе разъярятся.

Подгорным замком интересуются старые хозяева. А если учесть, что в Белом порту на меня объявил охоту граф де Завр, то становится еще тревожнее. С чего ему интересоваться захолустным баронством на краю Приграничья? Уж не потому ли, что он сам ранее владел подгорным замком и роет землю носом, пытаясь понять кто отбил его?

Тут, под боком, целое селение гоблинов. Раис говорит, что после пропажи Чичи, стычки с ними прекратились, но это ещё ничего не значит. В любой момент замок может подвергнуться атаке, причём не извне, а изнутри. Перекрыть все подземные ходы гоблинов чрезвычайно трудно.

А теперь ещё и нежить. С зомби и мумиями мы уж как-нибудь справимся, но кто поручится, что у них не найдётся мертвяка похуже?

Хорошо хоть жрецы Сабуда вместе с кровососами потеряли наш след. Парой проблем меньше. Но и без них достаточно. Нужно срочно увеличивать дружину. А для этого нужны деньги. Так что, как ни крути, а нам нужно в Запределье.

- Нужно атаковать! - Высказался Раис. - В Пыльном замке мы только оборонялись, да так и не смогли победить.

- Я тоже не прочь размять кости, - поддакнул Эрн.

- Ага, сколько воинов вы с собой возьмете? Чтобы не было потерь, нужно не менее тридцати человек. Вы уйдете в портал, а тут или гоблины, или мертвяки. Думаете один декурий их остановит? Или бабам биться предлагаете?

- Насчёт нежити не волнуйтесь, есть у меня идея. А вот с гоблинами нужно решить вопрос до того, как мы уйдём в Запределье. Но сперва нужно найти Чичу.

- Ещё какие мысли есть?

- Наёмники нужны, - буркнул Верус. - Нанять пять десятков для охраны деревень и замка, а наших сюда.

- И пока мы будем шастать по портала, у нас и шхуну уведут, и деревни разграбят.

- Это если взять кого попало. А я о надёжных парнях говорю, проверенных.

- Такие стоят дорого, обязательно наберем отряд, но после того, как кристаллы продадим.

- Может гладиаторов выкупим? - Предложил Эрн.

- Обязательно, только у меня ещё одна идея есть. Ты Раис, выбери пару-тройку братьев поязыкастее. Чтобы вера крепка была, да могли о ней другим рассказать. Мы их в мир за новыми послушниками отправим. В Белый порт, в Великий рынок, в Вольные города. Тут мы новых братьев не найдём, а там... Как знать.

* * *

- Крид, как мне найти Чичу? - Спросил я мастера магии разума.

- Позови, если захочет, то она тебе ответит. Если не захочет, то даже я не смогу до нее достучаться.

- Как так? Раньше ты мог говорить с ней когда пожелаешь.

- То раньше. После того, как ты ушёл, она изменилась. Стала проводить больше времени с мужьями. Потом начала уходить в подземелья. Я был занят собой и не сразу заметил, а когда почувствовал изменения стало слишком поздно. Её способности каким-то образом усилились и мне не удаётся с ней даже поговорить.

- И как мне её позвать?

- Ты же маг разума. Закрой глаза, представь ее в деталях и говори. Попробуй.

Так я и сделал. Закрыл глаза. Представил, что передо мной стоит гоблинша. Такая, как я её запомнил во время нашего последнего разговора перед уходом в замок Вель. И я позвал:

- Чича!

Гоблинша в моём воображении встрепенулась, посмотрела мне в глаза и растянула губы в своей прекрасной жабьей улыбке.

- Ай-ри.

Совсем неожиданно для меня, картинка претерпела метаморфозы. Одеяние гоблинши сменилось на более красочное. В носу появилась кость, на ушах, вместо серёжек, повисли птичьи лапки. Постепенно оформилась и картинка вокруг Чичи. Она оказалась сидящей на костяном троне, изготовленном из черепа буйвола. Позади трона стоят четыре гоблина с копьями.

- Мои! - С гордостью заявила она.

Далее стала вырисовываться остальная часть подземного зала. В нём было множество гоблинов мужчин, женщин, детей, но все они были разделены на небольшие группы. И во всём этом виделась определённая система - независимо от количества детей, в каждой группе была лишь одна женщина и несколько мужчин. Все они с обожанием смотрели на нашу гоблиншу.

- Так вот почему ты пропала, - осенила меня догадка, - ты теперь вождь?

- Шаман, - уточнила она и на меня посыпались мыслеобразы.

Жизнь племени определяется многими факторами, но самый главный из них, кто является верховным шаманом. Если шаман - мужчина, в племени царит патриархат. Такие племена более злобные и агрессивные. Они воюют со всеми в округе. Да что там, члены племени даже между собой споры решают дракой. Таких племён большинство. И именно поэтому все знают гоблинов как кровожадных пакостников.

Но если шаманом становится женщина, всё меняется с точностью до наоборот. В племени наступает эра матриархата. Развиваются ремёсла, внутренние дрязги уходят, уступая место сплоченности, племя растет и процветает.

Чича ворвалась в жизнь племени подгорных гоблинов и разорвала его на две части. Чуть меньше половины гоблинов признали её власть. Но оставшаяся часть племени, во главе со старым шаманом, продолжают угрожать самому их существованию. Так как сила шамана зависит не только от его воли, но и от количества последователей, а племя разделилось почти поровну, никто из шаманов не может взять верх.

- Как тебе помочь?

В голове вспыхнул образ похищения верховного шамана гоблинов. Если его не убрать, племя ждет братоубийственная война. Из-за этого власть Чичи полетит в тартарары. И прямое вмешательство на стороне одной из сторон не выход. Так мы можем лишь уничтожить гоблинов, но не склонить их на свою сторону.

- И как это сделать?

Гоблинша снова растянула губы в улыбке. У неё давно был готов план.

* * *

Воин гоблин повернулся ко мне спиной, почесал своё причинное место и двинул дальше по подземному тоннелю. Я тихо выругался. И попался же в самом конце такой прилежный охранник. Нет бы, как все остальные: спать на посту, грызть крыс или предаваться любовным утехам. Нет. Этот ходит туда - сюда, не позволяя мне проскользнуть в пещеру шамана. И убрать его нельзя. Иначе весь план Чичи полетит псам под хвост.

Я уже почти час висел под сводом тоннеля, раскорячившись в широкой щели. Между мной и шаманом остался лишь этот недомерок, но он упрямо не хотел успокаиваться.

В норе, буквально в пятнадцати шагах от моего крайне неудобного укрытия, пискнула крыса, подав мне прекрасную идею. Я начал плавно повышать температуру в норе и, спустя несколько минут, оттуда выскочил целый выводок. Я продолжал подогревать им хвосты, загоняя в нужном мне направлении. Глаза гоблина охранника расширились от предвкушения. Маленькие крысята в племени зеленокожих считались деликатесом. Он воровато оглянулся по сторонам, прислонил копье к стене тоннеля и прыгнул на ближайшего крысенка. Малыш лишь жалобно пискнул, исчезая в ненасытной утробе недомерка.

Аппетит приходит во время еды. Гоблин не смог себя сдержать и прыгнул за следующим крысёнком, уже почти скрывшимся за поворотом. Я дождался когда охранник выйдет из поля видимости, мягко спрыгнул на пол и бесшумно скользнул в пещеру шамана.

Тут нужно было проявлять небывалую осторожность. Чича предупредила, что верховный шаман окружил своё жилище очень чуткими охранными заклинаниями духа. Ещё ни одному гоблину не удалось проскользнуть мимо них незамеченным.

Я миновал длинный проход, соединяющий пещеру с тоннелем, и оказался в просторном подземном зале. Сделав шаг, я замер на месте. Весь пол, стены и потолок были покрыты тускло светящимся мхом. И как только я ступил на него, от меня начали распространяться волны света. Мох, будто единый живой организм, среагировал на раздражитель флуоресцентным свечением. Через несколько секунд вся пещера оказалась вполне сносно освещена. Секрет сигнализации шамана оказался неожиданно прост. Но где же он сам?

Я внимательно осмотрел пещеру и увидел в её центре небольшое углубление. Там, на подушке из мха, лежал старый, морщинистый гоблин. В носу его была вставлена кость неизвестного зверя, на ушах красовались серьги из крысиных черепов, а всё тело было покрыто татуировками. Он был без сознания и этим объяснялся тот факт, что на мое вторжение никто не среагировал.

Не теряя времени, я приблизился к телу, крепко связал его руки и ноги, сунул в рот кляп, а на голову нацепил мешок. Вскинув почти невесомого старика на плечо, я направился к выходу.

Но почти сразу позади меня раздался противный визг. Обернувшись, я с удивлением обнаружил призрачную копию старца, указывающего на меня своей костлявой рукой.

- Агрх, вииии! - Что мочи заверещал он.

- Бен, - позвал я пирата, - заткни его.

Рядом с призраком шамана появился Трезвый Бен. Он отвесил гоблину мощный подзатыльник, отчего старикашка сделал кульбит и шлепнулся на землю. Не дожидаясь, когда шаман придёт в себя, пират подхватил его за шиворот, впихнул ему в рот свою бандану и связал руки кушаком.

- И что нам с ним дальше делать? - Спросила мадам Дорин, с любопытством рассматривая пленного призрака гоблина.

- Спрячьте в волшебном мешке. Как вернемся в подземный замок, соединим с телом.

* * *

Хмыш наконец-то догнал эту крысу. Жирную, откормленную, но необычно проворную. Гоблин откусил беглянке голову, с удовольствием проглотил её и только после этого осмотрелся вокруг. Ничего себе, он почти добежал до пещеры племени. Всегда так с крысами. Стоит начать жевать и остановиться невозможно до тех пор, пока не закончится еда. А когда еда бегает...

Нужно поскорее вернуться на пост. Если Жрун заметит его тут, тумаков не миновать. Гоблин жалобно вздохнул и обернулся к пещере шамана. Да так и застыл на месте. Прямо напротив него стоял, вперив руки в необъятные бока, главный воин племени.

Хмыш попытался замести следы, запихнув крысу в рот целиком. Но откормленная животина никак не хотела пролазить внутрь, а длинный хвост предательски торчал изо рта, обличая охранника в обжорстве на посту.

Жрун медленно подошёл к Хмышу, ухватил крысу за хвост и начал тянуть, наклоняя голову гоблина к себе. Хмыш и рад был уступить, но челюсть проявила несвоевременное своеволие, вцепившись в добычу всеми зубами. То, что почти проглочено, возвращать нельзя!

Противостояние продолжалось около минуты, что привело Жруна в ярость. Он тонко запищал и влепил Хмышу смачную оплеуху. Зубы несчастного клацнули, отрубив крысе хвост, и бедняга завалился на спину. Однако, падение принесло не только боль, но и пользу. От неожиданности Хмыш пропихнул крысу внутрь. Не дожидаясь следующих тумаков, он подскочил и бросился бежать прочь от главного воина. А тот, не имея возможности догнать беглеца в силу своей комплекции, поорал минут пять, да пошёл искать другого воина. Пещеру шамана нельзя оставлять без охраны!

* * *

Пелена портальной арки непрерывно транслировала картинку. Вот уже несколько дней я наблюдал за событиями на обратной стороне действующих порталов. И за аркой на дне океана, и за аркой на вершине горы, и за Пыльным замком, и за Запредельем. Только в подземный город мёртвых не решился заглядывать более одного раза.

Я даже сходил в Пыльный замок, чтобы забрать хопеш мумии и его мешок с черепами, который был виден из портала. Едва унёс ноги, попав в хитроумную засаду тварей. Наверняка подстроенную куклосом, потому что для обычных монстров я интереса не представлял. Ведь после укуса вампира я совсем не излучал магии, да и жизненную энергию по желанию мог маскировать.

Мертвяки совершали ежедневные вылазки в Запределье. Они собирали кристаллы магии, уничтожая тварей в промышленных масштабах. И что поразительно, твари не реагировали на нежить. Потому, что не было в ней ни энергии жизни, ни манны. Лишь чуждая магия смерти.

Сегодняшняя вылазка мертвяков почти закончилась. Они полностью зачистили территорию вокруг портала от монстров и возвращались обратно.

- Приготовьтесь, - скомандовал я арбалетчикам, которые сегодня пойдут в первой волне.

Разработанная нами тактика была предельно проста. Дождаться, когда зомби перебьют монстров. Неожиданно атаковать, засыпав толпу мертвяков алхимическими болтами. Желательно, на удалении от портала, чтобы следующие мертвяки как можно дольше не могли понять, что происходит. Добить тех, кто не сгорел. Забрать собранные кристаллы и исчезнуть с места сражения. Один раз это точно сработает. Может быть, сработает два раза, а потом нам предстоит жёсткое противостояние с мертвяками. Надежда лишь на одно - портал в их подземном городе нуждается во внешней подпитке. Мертвяки не смогут завалить нас телами. Количество добытых ими кристаллов не безгранично.

Зомби пересекли условную линию, мысленно очерченную мной. На этой дистанции арбалетчики будут наиболее эффективны.

- Вперёд! - Выкрикнул я и ринулся в портал с арбалетом наперевес.

* * *

- Какхую исс нихх мы долшны обратиить? - прошипел тёмный маг Кхумул, обращаясь к основателю.

- Рыжую, вторая не должна пострадать. У господина на неё планы.

Вампиры наблюдали за замком третий день подряд. Та, которая их интересовала, ежедневно выходила в лес на сбор трав, но её неизменно сопровождала подруга, убивать которую запретил сам патриарх. Только это останавливало кровососов от немедленной атаки. Поэтому они терпеливо ожидали удобного момента, прячась от солнца и смертных под кронами деревьев. Прятались так, что даже дикие звери не могли их заметить.

- Мы больше не можем ждать, - прошептал Кхум. - Кровь на исходе.

- Хорошшо. Я ослеплю их тьмой, но вы должны действовать быстро. Та, что должна выжить, волшебница. Долго её не сдержать.

- Достаточно пары минут. Кхумус оглушит её.

- Тогда готофтессь...

Творческие планы

Дорогие друзья, спасибо Вам огромное за Ваше терпение, за ценные советы и поддержку во время написания третьей книги серии. Надеюсь, я не разочаровал Вас и Вы получили удовольствие от прочтения книги.

Для тех, кому по душе моё творчество, спешу поделится радостной новостью - продолжение следует. В ближайшие дни будет опубликована первая глава четвёртой книги серии - "Мастер порталов". В ней главный герой столкнётся с угрозой вторжения нежити и будет решать её с переменным успехом.

Линия "Ночной насмешницы" тоже будет продолжена. Не буду раскрывать всех деталей, но Вас ещё ждут и речные, и морские сражения. Как сказал один из Вас в личной переписке, тема пиратов недостаточно расскрыта. Я с этим полностью согласен и буду работать в этом направлении.

Так что подписывайтесь (чтобы не пропустить следующую книгу), оставляйте коментарии (чтобы сделать книгу лучше) и читайте :)

С Уважением, Антон.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Послесловие @books_fine


Эту книгу вы прочли бесплатно благодаря Telegram каналу @books_fine.


У нас вы найдете другие книги (или продолжение этой).

А еще есть активный чат: @books_fine_com. (Обсуждение книг, и не только)


Если вам понравилось произведение, вы можете поддержать автора наградой, или активностью.

Страница книги: Капитан "Ночной насмешницы"



home | my bookshelf | | Капитан «Ночной насмешницы» |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 3.8 из 5



Оцените эту книгу