Book: Ростом с гору Вашингтон



Ростом с гору Вашингтон

Гапочка Игорь Марленович, Грибачев Виктор Николаевич

«РОСТОМ С ГОРУ ВАШИНГТОН»

(ИМПЕРИАЛИЗМ: события, факты, документы)


Ростом с гору Вашингтон

Ростом с гору Вашингтон

ВАШИНГТОНСКИЕ СЛУЖИТЕЛИ В ХРАМЕ ПОЛИТИКИ

Кому молятся на Пенсильвания-авеню,1600?


Ростом с гору Вашингтон

Известный американский писатель Курт Воннегут, попавший на один из съездов республиканской партии в Майами-Бич, штат Флорида, решил выяснить, «из чего сотворен республиканский бог». И вынес следующее впечатление: «Ростом он с гору Вашингтон, неповоротлив и добродушен». Во всяком случае, именно такой портрет вырисовывался у слушателей проповеди, состоявшейся накануне открытия съезда. Писателя особенно заинтересовала выданная за аксиому мысль, что «высшая власть, отправляемая американскими политиками, получена ими прямехонько от самого господа бога». Изумленный этим открытием, он решил проверить, правильно ли он понял смысл речи священника.

«Нас обычно учат, — обратился писатель к проповеднику по окончанию службы, — что высшая власть дается президенту народом. Учитывая, что вы богослов, не могли бы вы сказать…»

«Я сказал, — прервал его священник, — что высшая власть в руках всевышнего, а не наших, и что все наши деяния подвластны суду божьему».

«Итак, если все это изобразить на схеме, то получится, что президент получает высшую власть от народа, а народ получает ее от бога. Так?»

«Нет, — последовал ответ. — Я бы это изобразил по-другому: лишь бог один обладает высшей властью».

«Стало быть, президент одновременно ответствен перед людьми и богом?»

«В большей степени, конечно, перед богом, чем перед людьми», — ответил богослов.

Таким образом, пишет Воннегут, национальный республиканский съезд открылся проповедью о «божественном происхождении прав президентов». Раз так, республиканцам не о чем было беспокоиться — ведь победа была у них в кармане. Пока республиканский кандидат отдавался борьбе за голоса, он одновременно был погружен в «дела божественные». Так что никаких дел у съехавшихся делегатов съезда, кроме разве посещений банкетов и сбора автографов, собственно, и не было. Тогда писатель додошел к одной из девиц, которые прилетели в Майами за свой счет в поисках женихов, и, представившись, спросил:

«Считаете ли вы возможным, чтобы президентом США стал атеист?»

«Не представляю себе, каким образом», — ответила девушка.

«А почему бы и нет?»

«Не знаю… — сказала она. — Ведь вся наша страна держится на боге…»

«Ежели б я был визитером с другой планеты и передавал радиограмму о Земле, я бы не назвал американцев Американцами. Я бы дал им имя, которое сразу много поведало бы о них: я бы назвал их Купцами, — писал Курт Воннегут. — Я назвал бы республиканцев Купцами высшей гильдии, а демократов Купцами низшей гильдии. И больше всего меня поразило, что на молебне в воскресенье, отслуженном по заказу Купцов высшей гильдии, присутствовал космонавт полковник Фрэнк Борман. Он выглядел таким усталым. Он выполнил свою роль, которая заключалась в том, чтобы прочитать отрывок из Книги Бытия о Сотворении мира…

И так как на съезде было много республиканцев, которые были настолько тупы, что поверили, будто лидер демократов и впрямь был за наркотики, амнистию и аборт, я могу свободно предположить, что они были так же тупы, как и автомат, когда надеялись, что на Луне можно задарма получить неплохую недвижимость.

Они послали туда нескольких хороших республиканцев, чтобы присмотреться, погасить несколько*, марок, помолиться и погонять немного в гольф».

Рассказ американского писателя хотя и выдержан в сатирических красках, но в нем больше истины, чем шутки. Аналогично тому, как республиканцы записали всевышнего в ряды своей партии в 1972 году на своем съезде во Флориде, в 1984 году, выдвигая кандидатуру Рейгана на переизбрание, республиканцы вновь убеждали американских избирателей в том, что «бог — консервативный республиканец».

Молитва, подобная той, что описал Курт Воннегут, состоялась и во время съезда в Далласе. Только на этот раз президент США сам решил выступить в роли проповедника: «Я считаю, что религия и вера играют и всегда играли важную роль в политической жизни страны». Это означало, что церкви должны превратиться в вербовочные центры сторонников республиканской администрации. Для этого были приняты и специальные меры.

Незадолго до открытия съезда республиканцев в Далласе руководитель избирательной кампании Рейгана сенатор Поль Лэксолт направил послания религиозным деятелям, в которых призывал их обеспечить участие прихожан в голосовании на стороне Рейгана. 80 тысяч тщательно отобранных священнослужителей в 16 штатах страны получили следующие послания:

«Уважаемый христианский лидер, — писал П. Лэксолт, — как председатель комитета «Рейган — Буш-84», утвержденного президентом, я прошу вас сыграть активную роль в выборах, которые вполне могут оказаться самыми важными в этом веке.

Как вы знаете, президент Рейган заявил о своей непоколебимой приверженности традиционным идеалам, которые, как мне известно, вы разделяете. Кроме того, он неоднократно говорил о своих собственных духовных убеждениях. Будучи лидерами по воле божьей, мы не можем себе позволить бездействие и нейтральный политический подход… Присоединяйтесь к нам, чтобы можно было надеяться на то, что ваши прихожане выскажут свое мнение на предстоящих выборах — подадут голос, который поможет обеспечить переизбрание президента Рейгана и вице-президента Буша».

Такого циничного использования религии в политических целях не знала, пожалуй, ни одна выборная кампания. «Не совсем ясно, — писал в «Нью-Йорк таймс» известный обозреватель Джеймс Рестон, — кто назначил республиканцев «лидерами по воле божьей». Кроме того, для «партии Америки», как выразился президент, такое послание означает раскол страны, ибо, оно апеллирует к верующим и игнорирует тех, кто не верит, но также имеет право голоса». Даже рьяных консерваторов послание П. Лэксодта привело в бешенство. «Эта вербовка политических сторонников, безусловно, настолько неэтична, что противоречит американским принципам, — возмущался обозреватель правоконсервативного толка Уильям Сэфайр. — Ни один президент не сделал больше, чтобы мобилизовать политическое влияние евангелистов, чем Рональд Рейган, тем и навлек на себя исторический позор».

Понимая, что «команда Рейгана» активно и успешно использует церкви в качестве «лоббирующего агентства» в пользу республиканцев, соперник президента, кандидат демократов Уолтер Мондейл поспешил втянуть президента в полемику о роли религии в политике. «Большинство американцев удивятся, если узнают, что бог — республиканец», — кинулся в бой бывший вице-президент.

Уолтер Мондейл, приехав в Даллас для участия в самых прозаических политических мероприятиях — на обед для сбора средств на избирательную кампанию, — собирался выступить по скучным, не вызывающим эмоций проблемам, с которыми сталкиваются мелкие предприниматели. Но, вспомнив выступление Рейгана в том же Далласе, он отбросил заготовленную речь. И без подготовки превратил предвыборную речь в довольно зажигательную проповедь о религии и свободе.

«Отцы-основатели сформулировали этот вопрос очень детально, — заявил он, когда дело дошло до разработки первой поправки к конституции. — Они провозгласили отделение церкви от государства». Внезапно 800 состоятельных техасцев устроили овацию, а затем встали, продолжая аплодировать. Кандидат знал, что он затронул животрепещущий вопрос.

«Так почему же они это сделали? — продолжал Мондейл. — Потому, что они видели в Европе, что каждый раз, когда политикам разрешают вторгаться в религию, это приносит вред и разрушает целостность и независимость веры в бога, и что политики вечно вставали в позу и вмешивались… Поэтому основатели республики решили, что религия будет сама по себе и будет касаться только нас и нашего бога, а политики будут сами по себе, и мы никогда не будем смешивать религию и политику… В Америке вера — дело личное, частное и неиспорченное политическим вмешательством». Когда слушатели вновь разразились аплодисментами, Мондейл, довольный собой, добавил: «Да будет так всегда».

Решение кандидата демократов изменить тему выступления было продиктовано тем, что всего за четыре дня до этого на завтраке с молитвой в Далласе президент Рейган заявил, что «религия и политика неразделимы». Он заявил, что противники организованных молитв в государственных школах «нетерпимы к религии», что «религия — основа морали» и что «без бога демократия не может долго существовать и не просуществует». Президент тогда вызвал столь же горячий отклик у своих сторонников, как и Мондейл.

«Эмоции с обеих сторон обнажают фундаментальные разногласия, существующие в американском обществе относительно роли, которую должны играть в общественной жизни религиозные верования», — прокомментировал оба выступления в Далласе журнал «Тайм».

Религия превратилась в одну из главных тем президентской кампании 1984 года. И религиозные проблемы занимали более заметное место, и они были сложнее, чем в любых прежних выборах. Оба кандидата затронули комплекс сложных, конкретных вопросов государственной политики с явным религиозным оттенком: аборты, молитвы в государственных школах, налоговые льготы для родителей, чьи дети учатся в частных школах. Дискуссия также подняла и такие вопросы: в какой мере религия должна формировать государственную политику? Должны ли священнослужители непосредственно вмешиваться и вовлекать свою паству в политику? В какой мере следует навязывать избирателям религиозные верования в предвыборной кампании?

В 1980 году, будучи еще кандидатом на пост президента, Рейган извлек для себя очевидную пользу из того духовного подъема, который религиозные правые пытались представить как реакцию на «секуляризацию общества и падение нравов»[1].

Видный американский политолог Кэвин Филлипс в книге «Послеконсервативная Америка», исследуя значение религии в формировании современного правоконсервативного течения в американской политической жизни и в связи с этим причины успеха Рейгана на выборах, приводит следующие статистические данные: «США — самое религиозное государство западного мира. Данные опросов общественного мнения Института Гэллапа свидетельствуют, что 94 процента американцев верят в существование бога или вселенского духа, в то время как в Канаде на таких позициях стоит 89 процентов населения, в Италии — 88 процентов».

Кроме того, «56 процентов жителей США убеждены в том, что религия играет важную роль в их жизни, в то время как в Италии таких людей всего 36 процентов». Именно поэтому, пишет далее автор, наблюдавшиеся в последние два десятилетия попытки «уменьшить роль религии в жизни американского общества» вызвали решительную ответную реакцию со стороны религиозных кругов страны, и «прежде всего со стороны примерно 45 миллионов евангелистов и фундаменталистов США».

Другими словами, религия заняла активную позицию и стала заметно влиять на политическую жизнь в стране. «Подтверждением этого может служить воздействие, которое оказали избиратели, поддерживающие организацию «моральное большинство», а также сторонники религиозных групп правого толка на результаты выборов 1980 года». Все это нашло отражение как на выборах в сенат, особенно на юге США, так и, по данным специалиста по опросам общественного мнения Луиса Харриса, на президентских выборах.

«По оценкам Харриса, — отмечает Филлипс, — голоса белых фундаменталистов, поддерживающих «моральное большинство», составили две трети того преимущества в 10 процентов, которое получил Рональд Рейган над Джимми Картером»[2]. Кроме того, несомненное влияние религиозно настроенных избирателей на исход выборов проявилось и на уровне округов.

Религиозный фон политической стратегии Рейгана — не всегда игра. Многие американские обозреватели отмечают, что Рейган действительно верит во многое из того, о чем он говорит. «Жизненный опыт президента привел его к тому, что он как бы существует в вымышленном мире, — писали американские журналисты М. Грин и Г. Макколл в книге «Рональд Рейган: правление методом ошибок». — В результате его невозможно убедить в том, что, например, существует единый Вьетнам, а не Северный и Южный. Видимо, в силу этого обстоятельства президент из года в год выступает перед одними и теми же правыми организациями — американским легионом, евангелистами и так далее, придерживающимися таких же, как и он, взглядов, где повторяет одни и те же тезисы, анекдоты, ошибки».

Президент абсолютно искренне убежден, что его жизнь и жизнь других людей направляется неким божественным промыслом. Ему случалось прямо или косвенно утверждать, что, по его мнению, его карьеру направляет рука бога.

Когда Рейган стал губернатором Калифорнии, он заявил одному журналисту, что «отдал свою жизнь в руки божьи» перед выборами. «Я всегда верил в то, что существует определенный божественный порядок вещей, — сказал он. — Я не могу в полной мере объяснить, как произошло мое избрание и почему я здесь, и верю только, что такова была уготованная мне богом судьба».

Рейган часто заявлял о своей вере в Библию, божественность Иисуса и библейские чудеса. «Я верю, что Библия — результат божественного вдохновения, а не просто историческая хроника, — писал Рейган одному из своих избирателей, когда был губернатором. — Я верю в это, — продолжал он. — Я воспитан в лоне христианской церкви, которая, как вам известно, верит в крещение, когда человек сам принимает решение признать Христа. Я принял это решение, когда был еще подростком».

Согласно высказываниям Рейгана в выступлении по радио, которое относится к 1978 году, он верит, что Иисус в буквальном смысле слова «шел по водам» и что «Красное море разделило Моисея и сынов Израилевых». Один из ученых утверждал, что эти два чуда были миражами, отметил Рейган, однако мираж не может объяснить того, что воды Красного моря покрыли армии фараона и поглотили их. «А если видение Христа, идущего по водам к своим ученикам, находившимся в лодке, было миражем, то что там делала лодка? Нет, — заключает Рейган, — потребуется нечто большее, чем мираж, чтобы с успехом опровергнуть бестселлер всех времен и народов — Библию».

Стоит ли удивляться, что при таком мировоззрении президент Рейган в качестве главной силы, поддерживающей его коалицию, избрал религиозных правых, состоящих из консервативных протестантов и фундаменталистов, объединившихся с политическими активистами «новых правых»?

В предвыборной кампании 1984 года переплетение «религиозной» и «светской» сфер в политической жизни США стало еще сложнее. «Команда Рейгана» всячески стремилась превратить религию в свое наступательное оружие. Но и демократы не отступали. В своей активной, хотя и абсолютно бесперспективной кампании за выдвижение кандидатуры от демократической партии баптистский священник Джесси Джексон мастерски использовал негритянские церкви и религиозную риторику. Почти сразу же после выдвижения кандидатуры Джеральдин Ферраро от демократов, отвечая на вопрос о вере, она заявила, что ореол святости президента равноценен политическому лицемерию. «Президент всюду называет себя добрым христианином, — сказала она, — но я ни секунды не верю этому, потому что его политика столь ужасающе несправедлива».

Активно пропагандировал свою набожность и Уолтер Мондейл. Правда, при этом он больше ссылался на своего отца, бедного методистского священника из Миннесоты. В своих предвыборных выступлениях кандидат демократов не забывал называть себя «сыном священника»: «Как считал мой отец, Иисус Христос учил, что все мы несем обязательства перед обществом, и это мне внушали с детских лет», — повторял он.

Поскольку у Рейгана не было такого козыря в доказательство своей набожности, как «папа-священник», он демонстрировал духовное родство с религиозными правыми. А те, в свою очередь, понимая зависимость Рейгана от степени их поддержки, даже позволяли себе делать президенту замечания относительно его личной жизни. Так, например, вице-президент «морального большинства» Кэл Томас, решивший быть «более роялистом, чем сам король», указал Рейгану на то, что тот должен проводить больше времени с семьей («он никогда не встречается со своими внуками»), давать больше денег на благотворительность («он дает меньше, чем Мондейл») и ходить в церковь чаще, чем раз в несколько месяцев.

«Тактические соображения» подобных булавочных уколов не вызывали ни у кого сомнений. «Крайне правые, которые привели Рейгана в Белый дом, — писала обозреватель «Вашингтон пост» Мэри Макгрори, — любят поворчать о его ляпсусах, но Рейгана это не волнует. Они — одна семья».



В арсенале крайне правых больше чем достаточно таких реакционных антипрофсоюзных корпораций, как «Чейз Манхэттен», «Курс бир», «Мобил ойл», «Галф ойл», «Олин корпорейшн», «Ридерс дайджест», «Дж. Д. Сирл» и многие-многие другие. Сложное взаимное переплетение их финансовых и политических отношений весьма показательно. Например, крупнейший мозговой трест — Американский предпринимательский институт играет важную роль в новой системе. Он осуществляет самую широкую и эффективную в современной истории пропагандистскую кампанию по распространению крайне правых идей. При этом его открытый бюджет равен 20 миллионам долларов.

«Херитидж фаундешн», мощный мозговой центр правых, стал играть влиятельную роль в наблюдении за администрацией Рейгана, превратившись почти в «теневое правительство». Первоначально он был создан и финансировался ультраправыми стратегами Полем Уэйричем и Джозефом Курсом. Но сейчас среди его главных источников финансирования находятся «Меллон», «Сан ойл» и 87 корпораций, входящих в список 500 крупнейших. В нем на постоянной работе заняты 90 профессоров, 450 исследовательских групп, 600 ученых-экспертов.

В годы администрации Рейгана росли как грибы все эти ультраправые фонды, мозговые тресты, комитеты политических действий, лоббистские организации.

Между этими ультраправыми организациями и военно-промышленным комплексом существуют тесные «рабочие отношения». Эта новая клика также включает ультраправое крыло республиканской партии: таких консервативных сенаторов, членов палаты представителей, как Хелмс, Тэрмонд, Тауэр, Бакли, Голдуотер, и бывших президентов Никсона и Форда. Сюда же входят «новые правые», возглавляемые религиозными фанатиками Фолуэллом и Свиггертом.

При всем этом необходимо учитывать и факт концентрации средств массовой информации в руках ультраправых сил. Средства информации играют немалую роль в представлении и популяризации всех этих правых деятелей. Во главе с Рейганом крайне правые сделали все, чтобы захватить власть, прикрываясь такими традиционными ценностями, как свобода, семья, работа, религия, здравый смысл и патриотизм. Они задались целью «христианизировать» республиканскую партию, внедряя в сознание ее членов мысль о том, что «церковь и государство — партнеры» и «религия необходима как руководство». Как заявил председатель кампании за переизбрание Рейгана, «под руководством бога мы не можем ограничиваться пассивным нейтралитетом».

Прелюдия к пьесе «Богоизбранные миротворцы»

В самолете, летевшем по маршруту Бирмингем — Орландо, репортер газеты «Лос-Анджелес таймс» Роберт Шиэр брал у пассажиров интервью, не желая терять времени даром. Его вопросы в первую очередь касались советско-американских отношений, военной стратегии Соединенных Штатов, перспективы сохранить мир на Земле.

Недолго думая, один из пассажиров авиалайнера заявил журналисту: если русские первыми ударят ядерными ракетами по территории Соединенных Штатов, часть населения Америки все же уцелеет и сможет продолжать войну. В том, что именно русские решатся ввергнуть мир в ядерный апокалипсис, пассажир не сомневался.

— Эти монстры-безбожники, — уверенно пояснил он, — ввиду отсутствия религиозных чувств не проявляют заботы о людях и человеческих жизнях.

Слова, сказанные во время интервью, Роберт Шиэр включил в свою книгу под названием «Если хватит лопат: Рейган, Буш и ядерная война». И наверное, никто не обратил бы на них внимания (как и на саму книгу журналиста из лос-анджелесской газеты, которую первоначально согласился опубликовать лишь порнографический журнал «Плейбой»), если бы не личность пассажира. Это был претендент на кресло в Белом доме, губернатор Калифорнии Рональд Уилсон Рейган. Он летел из штата Алабама в штат Флорида в период подготовки к первичным выборам 1980 года.

Рональд Рейган предпринял тогда третью попытку занять Овальный кабинет Белого дома. В 1968 и 1976 годах он уже пытался стать кандидатом в президенты от республиканской партии. Но первый раз его резко обошел на повороте политической борьбы Ричард Никсон, а во второй — он вынужден был уступить дорогу Джеральду Форду, имевшему, правда, перед губернатором Калифорнии лишь небольшое преимущество.

И дело даже не в том, что прошлые предвыборные кампании Рейгана были плохо организованы и начинались слишком поздно. Рейган опирался на политическую поддержку и финансовую помощь людей очень состоятельных (капиталы бизнесменов, сделавших на него политическую ставку, у каждого превышали, скажем, личное богатство президента компании «Дженерал моторе»). Но это не были представители крупнейших монополий верхнего эшелона американского бизнеса, таких, как корпорации «Юнайтед текнолоджиз», «Эксон», «Бектел», не говоря уже о гигантах военно-промышленного комплекса США «Магдоннелл-Дуглас», «Дженерал дайнэмикс», «Теннеко», «Боинг» и других. Более того, друзья Р. Рейгана, не имевшие широкого выхода на мировые рынки, с ненавистью, на которую способны лишь обделенные конкуренты, смотрели на руководство транснациональных монополий. Это обстоятельство сильно ограничивало «базу поддержки» честолюбивых планов Рейгана. И впереди еще был рубикон, отделявший его от «сильных мира сего», который следовало перейти.

Начало предвыборной кампании Рональда Рейгана в 1980 году было положено в символическом месте — на острове Эллиса, под сенью статуи Свободы. «Возродить Америку!» — до хрипоты повторяли участники митинга его предвыборный лозунг.

Но пока на острове Эллиса запускали воздушные шары с именем Рейгана, команда его ближайших советников была озабочена выработкой программы действий и политической платформы претендента на пост президента. Прежде всего нужно было разрушить имидж соперника — президента Джимми Картера, тщательно отлакированный менеджерами общественного мнения. Арахисового плантатора, захватившего власть в Вашингтоне, пресса рисовала набожным, динамичным политическим деятелем с новыми идеями, представляла его блестящим полемистом. Мало кто знал, что Картера вытащили из провинциального захолустья на политические подмостки члены так называемой «трехсторонней комиссии» — объединения транснациональной финансовой и предпринимательской элиты западного мира, вознамерившейся из-за кулис влиять на пути развития международной политики. За закрытыми дверьми заседаний «трехсторонней комиссии» и было решено, что ведущей темой президентства Дж. Картера будет «защита прав человека». При этом немалую роль отводили члены комиссии «моральной» стороне политики своего выдвиженца. На Дж. Картера надели маску «святого человека, преданного Христу и Евангелию», чтобы прикрыть истинные черты политика, «насквозь пропитанного эгоистическими амбициями», «безжалостного оппортуниста, способного принять любую политику для ускорения своего восхождения вверх», — как писала о нем американская журналистка Кэнди Страуд в книге «Как победил Джимми. Победная кампания от Плейнса до Белого дома».

Образ набожного президента создавался с учетом воспетого американской пропагандой религиозного плюрализма. Баптист Картер должен был устраивать всех, чтобы его «принимали за своего» самые разнородные, зачастую противоположные группы верующих. Газета «Нью-Йорк таймс» уверяла либералов, что он либерал. Консерваторы полагали, что он консерватор. Умеренные думали, что он разделяет их позицию. Таким образом, отмечали обозреватели, «он завоевывал голоса как избирателей, выступавших за разрешение абортов, так и избирателей, выступавших против». По словам одного из лидеров негритянского движения, Э. Аллена, Дж. Картер «очень верно схватил настроение страны: люди ищут бога и честности в послеуотергейтский период. Они голосовали за Никсона и теперь желают изгнать этого дьявола. Орудием изгнания оказался Джимми Картер».

И президент скрупулезно отрабатывал роль «очищающего мессии». Пресса с умилением расписывала, как по утрам он делает 100 приседаний, а каждую ночь читает главу из Библии, превозносила его «кальвинистскую склонность к решимости и самопожертвованию», «его преданность Христу и баптистской церкви», его «принципы служения людям, самопожертвования и ответственности, чувства добра и зла, преданность жене и семье».

Команда Рейгана, готовясь к предвыборной схватке с Картером, хорошо усвоила те позиции, по которым тот переиграл в 1976 году Дж. Форда. И религия стала одной из важнейших тем предвыборной риторики. Проблема состояла в том, писал английский журнал «Нью стейтсмен», что «человек, чья тусклая кинематографическая карьера принесла ему некоторую известность, когда он стал рекламировать пылесосы, электротостеры и средство от тараканов, не смог бы захватить президентскую власть без усиленной помощи и больших денег». И то и другое ему было дано. В своей речи на церемонии вступления в должность в январе 1981 года Рейган отметил, что средства, отпущенные на его предвыборную кампанию, — это «добровольные дары людей, которые поддерживают церковь, благотворительность, культуру, искусство и просвещение»[3]. При этом президент добавил: «Их ценности поддерживают нашу национальную жизнь. Их патриотизм незаметен, но глубок».



Ростом с гору Вашингтон

Президент Р. Рейган выступает на митинге реакционной сионистской организации «Бнай-брит»: «Каждый американец свободен в выборе собственной религии…» О свободе выбора между религией и атеизмом не может быть и речи. Религиозность считается непременным атрибутом «стопроцентного» американца


В переводе с эзоповского языка вашингтонской политики это означало, что «кухонный кабинет»[4] Рейгана, превративший его средства в многомиллионное состояние и финансировавший его предвыборную кампанию, а также оплативший празднества по случаю завоеванной победы, затем естественно потребовал своего экономического и политического вознаграждения, перепутав государственный институт президентства с личной прибылью, которую можно извлечь из Белого дома. Что именно и как они намерены были делать, со всей очевидностью следовало из тех интересов в политике и экономике, которые каждый в отдельности и все вместе они демонстрировали в прошлом.

В «кухонный кабинет» входили прежде всего люди, которые, подобно Рейгану, получили образование в относительно небольших школах и колледжах (за исключением У. Смита, который учился в Гарварде) непосредственно перед или во время «Великой депрессии». Хотя кое-кто из них (А. Блумингдейл, Дж. Курс) получил деньги по наследству, большинству пришлось самим их зарабатывать, и они рано «прониклись нерушимой верой в достоинства капитализма и свободного цредпринимательства».

По данным журнала «Нью стейтсмен», основные экономические интересы членов «кухонного кабинета» сосредоточены в сельском хозяйстве, пищевой промышленности, спекуляции недвижимостью, нефтяной, химической промышленности и кинематографии. Причем переплелись они очень круто. Скажем, один из членов «кабинета», Резер, владеет телевизионными и радиокомпаниями, демонстрирующими кинофильмы, в создание которых были вложены средства Блумингдейла и Уика. Компания Дарта, получающая сырье от нефтяной промышленности и калифорнийских пищевых корпораций, связана с рекламой своей продукции средствами массовой информации, принадлежащих Резеру. Без его рекламы не было бы прибылей и у пищевых компаний Курса и Дарта.

Существует и личное переплетение интересов. Мэри Уик, супруга директора Информационного агентства США, Джейн Дарт, Бонита Резер — в прошлом заурядные киноактрисы, ставшие женами членов «кухонного кабинета», познакомили Рональда Рейгана с его будущей — второй по счету — супругой Нэнси.

Однако не личные симпатии определили выбор членов «кухонного кабинета», а затем привели Рональда Рейгана в Белый дом. Его «вознесли» в Вашингтон, чтобы он прежде всего осуществлял политическую защиту от налогов на «семейный бизнес». В этом состояла задача Рональда Рейгана как губернатора Калифорнии, а затем — как главы вашингтонской администрации.

Но рука руку моет. «Кухонный кабинет» помог Рейгану сколотить 4 миллиона долларов состояния, а Уильям Смит во время первого срока президентства Рейгана защищал его личные доходы от излишних налогов. В рамках законности, разумеется. Таковы люди и обстоятельства, приведшие Рейгана к власти.

Консерваторы, которые не сумели добиться успеха двадцать лет назад, выдвинув кандидатуру Барри Голдуотера на президентских выборах, все эти годы стремились к власти, постоянно усиливая контроль над республиканской партией, хотя они и называют ее «социальным клубом, куда идут богачи, чтобы похвастаться друг перед другом». «Новые правые» сделали ставку на «надпартийную», религиозную демагогию Рейгана. И не ошиблись.

Но сначала — немного истории.

Рональд Уилсон Рейган провел детство в атмосфере, бытовавшей, пожалуй, во всех небольших городках Среднего Запада, где считалось плохим тоном не быть консерватором, где с подозрением относились к новым веяниям, «интеллектуалам» и «либерализму», зато почитали показную религиозность, старый уклад жизни, добротный патриотизм, требовали большую свободу действий предпринимателей и возвращения «прошлого величия» Америки.

Окончив колледж по специальности экономиста, Рейган стал футбольным радиокомментатором. В 1937 году, после кинопроб на киностудии «Уорнер бразерс», он был зачислен в ее штат. С этого и началась карьера Рейгана в Голливуде, где он снялся более чем в пятидесяти кинолентах и где его занесли в разряд «компетентных профессионалов с ограниченными возможностями». Но ограниченные творческие возможности не помешали ему стать президентом гильдии киноактеров и составлять «черные списки» на своих более талантливых коллег по кинематографу в самый разгар «охоты за ведьмами», а также выступать свидетелем в маккартистской «комиссии по расследованию антиамериканской деятельности».

Поскольку в Голливуде для него не находилось ролей, Рейган решил «переквалифицироваться». Он перебивался случайными заработками, пока наконец ему не удалось устроиться в штат могущественной корпорации «Дженерал электрик», где ему предложили роль ведущего в еженедельной получасовой телепрограмме «Дженерал электрик тиэтр». Шоу шло в эфир сразу после популярной программы варьете Эда Саллирэна.

Восемь дет продолжался «роман» Рейгана с «Дженерал электрик». За это время, как подсчитали журналисты, он пожал руки перед телекамерой 140 000 рабочих во время многочисленных турне труппы по заводам корпорации. Рейган до сих пор рассказывает на встречах с избирателями, что он отлично осведомлен о проблемах трудовой Америки и что он — единственный президент, у которого есть карточка члена профсоюза (последнее не помешало ему разгромить профсоюз авиадиспетчеров).

В «Дженерал электрик» Рейгану платили 125 тысяч долларов в год. Как выяснилось, не зазря. По свидетельству нью-йоркского журнала «Нэйшн», непосредственные указания по поводу политического направления рекламных передач Рейгану давал председатель правления корпорации Ральф Гординер. Видимо, он-то и был «крестным отцом» появившейся у Рейгана «системы взглядов и философских воззрений». «Коммунисты угрожали плеснуть мне в лицо серной кислотой, — рассказывал он журналистам. — Это сделало меня бойцом идеологической войны, и я не прекращу драку».

После того, как в 1962 году программу «Дженерал электрик тиэтр» пришлось прикрыть ввиду ее полной несостоятельности, Рейган снялся ведущим в двух антикоммунистических фильмах, стал выступать в поддержку «общества Джона Бэрча» и лидера правых консерваторов Барри Голдуотера. Рональда Рейгана, пугавшего избирателей «коммунистической угрозой», приметил калифорнийский бизнесмен Холмс Татл. Их знакомство, как полагают, и дало начало выдвижению Рейгана на политическую сцену. Помог и «крестный отец» Р. Гординер, представивший Рейгана в Коннектикуте членам «республиканского комитета граждан» («организации помешанных», как назвал ее бывший председатель республиканской партии штата А. Пинни).

Трудно сказать, старые ли связи с «Дженерал электрик» или новые знакомства с «помешанными» помогли Рейгану войти в круг ближайших соратников лидера правых Б. Голдуотера, а после его поражения на президентских выборах 1964 года стать претендентом на пост губернатора штата Калифорния. Это был первый политический успех Рейгана: он наконец добился поддержки друзей-миллионеров, сделавших на него ставку.

В этом же кругу окончательно оформились и политические взгляды Р. Рейгана. «Я мало читаю. Никто из нас много не читает, — делился с будущим президентом крупный калифорнийский землевладелец Уильям Уилсон. — Никто из нас, по существу, не интересуется политикой, большинство просто играет в теннис и ездит верхом». Этот урок Рейган хорошо усвоил.



«Я больше не читаю того, что мне нравится, — признавался кандидат от республиканской партии в 1980 году. — Книги читает Нэнси и пересказывает мне их содержание».

Репортеры тут же установили, что весь поток «интеллектуальной информации» Рейган получает из журнала «Ридерс дайджест», в котором читает сокращенные статьи «массового пользования», и из журнала «Хьюмен ивентс» — «библии республиканцев правого толка». Кроме того, его советники размечают ему газетные вырезки, из которых он переписывает на карточки необходимые данные.

Еще один урок дал Рейгану его опекун из «кухонного кабинета» — Генри Сальватори: «Я один из тех парней, которые распознали коммунистическую угрозу в момент образования ООН. Мир стоит на перепутье, западная цивилизация противостоит иной цивилизации. Для нас это все равно, что Ганнибал собирается завоевать Рим». Не отголоски ли этого урока слышатся в нынешних речах президента Рейгана, когда он заявляет: «Сегодня мир ждет от Америки руководства, Америка же обращает свой взор на корпус морской пехоты»? Или в «шутке» президента о бомбардировке Советского Союза?

Истоки нынешней политики президента можно найти и в словах, сказанных много лет назад Уильямом Курсом, братом одного из «кухонных» советников будущего президента. Он поучал Рейгана: «Силы, которые уводят американское общество от системы свободного рынка, в значительной мере вдохновляются, а иногда и финансируются коммунистами. Вот Джозеф Маккарти был истинным патриотом. Он видел коммуниста под каждым кустом, и он был прав».

Таким образом, члены «кухонного кабинета» помогли Рейгану не только сколотить четырехмиллионное состояние, но и выкристаллизовали его политическое кредо, которое с восторгом восприняли религиозные правые, призывающие с помощью фанатичных и фальшивых религиозных идей, псевдопатриотизма «поставить Америку во весь рост», придав американскому империализму роль «божественного спасителя западной цивилизации».

Обозреватель «Нью-Йорк таймс» Энтони Льюис не случайно, видимо, писал: «То, что представляет собой политика Рейгана — это более тревожное явление, чем изначальный маккартизм. Джо Маккарти никогда не верил в собственные россказни, это был стопроцентный циник, который говорил все ради своей карьеры».

«По всем признакам, Рейган же по-настоящему верит во все, что он говорит о «красных» и о движении за замораживание ядерных вооружений. Он верит в собственные лозунги, в то, что мы должны выделять гораздо большую долю своих ресурсов на производство вооружений, противостоять русским на всех уровнях, вынуждать их изменить свою систему. Агрессивный антисоветизм, — отмечает американский журналист, — влияние экстремистов помогли избрать Рейгана президентом».

К такому же выводу приходят многие американские политологи. Со второго года пребывания администрации в Белом доме по всей стране прокатилась волна маккартизма, отмечает в своей книге «О Рейгане: человеке и его президентстве» Ронни Даггер.

Активные действия рейганистов развернулись на этом направлении с лета 1982 года, когда они осознали масштабы антивоенных протестов не только в странах Западной Европы, но и в самих США, где палата представителей с разницей 204 голоса против 202 чуть было не приняла резолюцию с требованием замораживания ядерных вооружений. Еще в 1979 году в одной из своих радиоречей Рейган, прямо обращаясь к оценке опыта сенатора Маккарти, утверждал: «Верно, что сенатор пользовался пистолетом там, где надо было стрелять из ружья, и бил не только по виновным, но и по невинным. Но его ошибки не должны использоваться сегодня для того, чтобы изображать каждого, кто выступает против подрывных действий коммунистов, как психически ненормального». В ходе кампании 1980 года, в том числе и в выступлении по телепрограмме компании Си-би-эс, Рейган неизменно связывал борьбу за мир, против гонки вооружений с «происками Москвы» и даже заявлял, что Москва «подбросит несколько козырей Картеру, чтобы помочь ему остаться президентом» и не допустить прихода Рейгана в Белый дом. Впоследствии эти темы приобрели в выступлениях президента и его помощников такое звучание, что некоторые американцы стали воспринимать даже слово «мир» как имеющее негативное значение. «Беспрецедентным актом» называет Ронни Даггер использование Белым домом ряда публикаций в ультраправых журналах в качестве публично представляемых «доказательств» того, что антивоенное движение в США создано и направляется Советским Союзом.

Р. Даггер подробно разобрал также крайне негативное отношение Рейгана к вопросам обеспечения подлинных прав личности в США, особенно когда речь идет о представителях национальных и расовых меньшинств. Оно основывается на расизме, который пронизывает все выступления президента за последние два с половиной десятилетия, на его нежелании считаться с требованиями, выдвигаемыми женским движением. Из прав человека президент защищает только одно — «право» на свободную торговлю огнестрельным оружием.

Журналист предостерегает от поверхностного, однозначного отношения к Рейгану. Многие в США, пишет он, первоначально полагали, что Рейган «всего-навсего актер»… На самом же деле — это «серьезный идеолог правых, захватывающий оратор, умный, тактически гибкий оппортунистический политик, обладающий дружелюбным стилем общения. Быстро схватывающий главное, но часто ошибающийся в конкретных фактах, Рейган тем не менее весьма серьезный человек, — продолжает Р. Даггер. — Его стиль свободен от сомнений в себе. Суть его, как она проявилась в течение двух последних десятилетий, — это милитаризм и антикоммунизм, поддержка частного сектора и ограничение роли правительства во внутренней сфере.

Если он не может одержать верх, он стремится выиграть время и продолжает настаивать на своем, проявляя готовность согласиться с меньшим, чем то, чего он требовал, если понимает, что меньшее — это все, что он может получить».

Время от времени, когда это выгодно, Рейган демонстрирует умеренность. Он всегда готов подписаться под либеральными рецептами, общими идеалами, ценностями и декларациями, но он вступает в борьбу практически против любой попытки претворить их в жизнь.

Самое любопытное состоит в том, что на протяжении многих лет он был ортодоксальнейшим идеологом крайне правых и в то же время политиком, идущим на компромиссы со множеством самых разных лиц. Он приобрел способность маскироваться в соответствии с требованиями дня по мере того, как действовал в составе различных «племен», населяющих политические джунгли, — левых, либералов, консерваторов и, наконец, правых фундаменталистов. Он знает про каждого из них — кто есть кто, поскольку «побывал у всех».

В течение долгого времени он был связан с наиболее экстремистски настроенными элементами американского военного истэблишмента. Теперь он использует власть и влияние, какие ему дает Белый дом, для осуществления мало им осознаваемого, но смертельно опасного изменения ядерной стратегии США.

Рейган, подчеркивает Р. Даггер, медленно, но неукоснительно возвращал Соединенные Штаты к их послевоенной роли мирового полицейского. При этом во внутриполитическом плане ему удавалось навязывать общественному мнению страны ложные объяснения предпринимаемых его правительством шагов, в полной мере использовать смятение и колебания в рядах прогрессивных сил Америки, придавать маккартизму международный размах и звучание.

Определенная сила позиций администрации по проблемам внешней политики заключается, как отмечает американский автор, в том, что негативное отношение людей к политике Рейгана, фиксируемое опросами общественного мнения, сводится, по существу, к страху перед «новым Вьетнамом» и возможностью ядерной войны и дальше этих опасений не идет, тогда как тщательно культивируемые Рейганом «гордость за Соединенные Штаты и антикоммунизм разделяются большинством американцев».

Предельно враждебное отношение Рейгана к тому, что он называет «коммунизмом», открыто проявлялось им еще с 50-х и 60-х годов. В одном из своих важнейших выступлений в 1962 году Рейган заявлял: «Многие среди нас отрицают, что мы находимся в состоянии войны. Но эта война была провозглашена сто лет назад Карлом Марксом и подтверждена пятьюдесятью годами позже Николаем Лениным (!)… Правда, от которой никуда не деться, состоит в том, что мы находимся в состоянии войны, и мы проигрываем эту войну просто потому, что не хотим или не можем признаться, что мы в ней участвуем… У этой войны может быть только один какой-то конец… Войны завершаются или победами, или поражениями».

Подобные взгляды, подчеркивает автор, сформулированные Рейганом со времен «антикоммунистического крестового похода» 50-х годов и поддерживаемые вплоть до наших дней, никогда не скрывались им. Москва в его представлении — столица не только мирового коммунизма, но и вообще всего революционного в мире.

Антикоммунизм Рейгана основывается на сильных религиозных посылках. В его «программной» речи 9 марта 1983 года на собрании Национальной ассоциации евангелистов президент заявлял: «В мире много греха и зла… Советские лидеры открыто и публично провозглашали, что единственная мораль, которую они признают, — это мораль, способствующая их делу, делу мировой революции… Давайте молиться за спасение душ тех, кто живет во мраке тоталитаризма, за то, чтобы они познали радость открытия бога. Но пока этого не произошло… они продолжают оставаться центром зла в современном мире». Эта примечательная речь заставила позднее Рейгана оправдываться, что он имел в виду «не неизбежность войны, но лишь существующие между двумя мирами различия».

Ненависть Рейгана к коммунизму настолько велика, что, даже приняв решение добиваться избрания на пост президента, он в одном из радиовыступлений в 1979 году утверждал, будто убийство Кеннеди — результат заговора со стороны некой «международной организации», за которой-де стоят СССР и Куба, а правительство Джонсона и комиссия Уоррена отказались расследовать подобную версию лишь из-за страха перед конфронтацией или войной с СССР. «Возможно, — заканчивалось это выступление, — когда-нибудь новое расследование пойдет по этому пути».

Но для оправдания использования Соединенными Штатами военной силы Рейгану вовсе не всегда необходим антикоммунистический повод. Когда в 1975 году Эквадор объявил об установлении 200-мильной экономической зоны у своих берегов, Рейган в выступлениях по радио ратовал за отправку туда кораблей ВМФ США «для защиты американских рыбаков». При обсуждении в США нового договора о Панамском канале Рейган также ратовал за использование силы: «Мы должны придерживаться того же подхода, что и полиция, когда ее посылают на усмирение бунта, — использовать любую силу, какая может быть необходима, для установления контроля над положением, в том числе при необходимости и вступить в открытую войну за канал». Применительно к Центральной Америке антикоммунизм администрации — не более чем ширма, за которой скрывается стремление президента вообще избавиться от каких бы то ни было левых, либеральных сил в этом районе.

Одной из характерных черт рейгановского подхода к вопросу о неизбежности определенных социальных изменений в мире является его стремление активно и энергично противодействовать подобным изменениям. Еще в 1967 году Рейган заявлял: «Мы всегда только реагируем… В следующий раз нам было бы неплохо самим доставить им несколько неприятностей». В марте 1968 года в интервью журналу «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт» Рейган вновь вернулся к этой теме: «Я думаю, что наша страна должна иметь генеральный план — будем называть его так, основанный на нашем представлении о том, каков генеральный план врага… Возможно, частью ответа в таких горячих местах, как Вьетнам, могло бы стать предоставление врагу возможности испытывать беспокойство по поводу чего-либо где-то в другом районе мира… Возможно, он должен иметь причину для беспокойства где-то в своей сфере влияния».

В соответствии с этими идеями в 1982 году армия США объявила о создании «командования специальными операциями», в задачу которого входит противоборство с левыми и повстанческими движениями в Азии, Африке и Латинской Америке, «в частности посредством установления контактов с диссидентами на вражеской территории и их подготовки для осуществления партизанских операций, саботажа и террора». Таким образом, можно утверждать, что на разных отрезках своей политической карьеры Рейган неизменно высказывался за прямое использование вооруженных сил США.


Ростом с гору Вашингтон


«В Америке наступил новый взлет веры!» — убеждает читателей журнал «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт». Американская администрация поддерживает этот «бум», утверждая, что во всем следует «законам божьим», а конфронтация с миром социализма — «это, по сути, борьба между праведным и неправедным, между добром и злом».


Президент Рейган навязал Соединенным Штатам беспрецедентный скачок в гонке ядерных вооружений. Кроме того, он неизменно высказывался за производство новых типов и видов обычного оружия. При этом, как отмечают даже американские специалисты, в вопросах ядерных вооружений Рейган человек достаточно невежественный. Можно сослаться на мнение Дж. Кистяковского, советника по науке президента Эйзенхауэра, Дж. Ратженса, специалиста по вопросам контроля над вооружениями, что Рейган «гораздо менее осведомлен о ядерных вооружениях, их характеристиках, чем любой из президентов с того времени, как началась ядерная эра». Неинформированность в конкретных технических и военных вопросах сочетается у него с убеждением, что «гонка ядерных вооружений уже идет, но пока в ней участвуют только русские… Продолжать создание новых ядерных вооружений необходимо», поскольку-де русские в конечном итоге не смогут сравняться с США в этой сфере…

Широко известны высказывания президента Рейгана и вице-президента США Буша о возможности одержать победу в ядерной войне. Во время встреч на высшем уровне в Женеве и Рейкьявике руководители СССР и США пришли к согласию: победителей в такой войне не будет. Однако проводимые администрацией Рейгана учения стратегических сил по-прежнему организованы в соответствии с секретными плачами Пентагона ведения ядерной войны. Чему удивляться? Еще двадцать лет назад Рейган писал: «Мы все умрем — это несомненный факт…»

Таковы перспективы, предложенные «богоизбранным президентом»…

«Джихад» XX века

В 1095 году в Клермонтском соборе папа римский Урбан II изрек: «Иерусалим — это пуп земель, земля плодоноснейшая по сравнению со всеми остальными, она словно второй рай… Кто здесь горестен и беден, там будет радостен и богат». Это был призыв к крестовому походу на Восток под предлогом освобождения «гроба господня». Участникам гарантировали отпущение грехов и «обретение вечного блаженства». Причем — «малым трудом».

Спустя 888 лет дух зачинателя первого похода, вызванный с того света политическими спиритами, возник не где-нибудь, а прямо в столице штата Флорида. Причем явился он не в своем облике, а в облике самого президента США. Хозяин Белого дома приехал в Орландо, забросив все государственные дела в Вашингтоне, чтобы выступить с очередной провокационной речью, еще раз подтвердившей, что нынешняя вашингтонская администрация способна мыслить лишь категориями конфронтации и воинствующего, оголтелого антикоммунизма.

Обращаясь к участникам 41-го ежегодного съезда национальной ассоциации евангелистов, он заявил, что считает коммунизм «источником зла в современном мире». Более того, хозяин Белого дома договорился до того, будто основатели и последователи марксизма-ленинизма «отвергают всякую мораль», выходящую за рамки классовых концепций.

В американской прессе возникло немало толкований «тактического назначения этой речи». Во всяком случае, все комментаторы сходились в одном: призыв к «крестовому походу» против коммунизма «отражал искренние убеждения президента Рейгана».

Спустя три десятилетия, вслед за Джоном Фостером Даллесом, глава вашингтонской администрации объявил «холодную войну» «священной войной». Предшественники Рейгана в Белом доме расценивали «холодную войну» как «идеологический конфликт». Но при этом они уделяли особое внимание пропагандистской кампании для того, чтобы убеждать американцев, что «война еще не закончена». Причем главным оставался тезис о неких «притязаниях Советского Союза на мировое господство».

Интересны в этой связи воспоминания американского политика Дина Ачесона о том, как ему пришлось убеждать конгрессменов в неизменности следования курсу Трумэна. Д. Ачесон описывает в своих мемуарах, что на совещании конгресса в конце февраля 1947 года он доказывал, что исполнительная власть нуждается в поддержке законодателей для проталкивания доктрины Трумэна и предоставления субсидий промышленно развитым странам. Совещание не вошло в нужное русло до тех пор, пока сам Ачесон не произнес речь, о которой он вспоминает с огромной гордостью. Он сказал, что налицо «советское наступление по трем направлениям — на Иран, на Дарданеллы и на Грецию». Во всех трех случаях, по его словам, «целью русских было установление господства». Если бы они добились успеха на одном направлении, то, говорил он, «как от гнилых яблок в корзине, гниль распространилась бы сначала на Средиземноморье, на нефтедобывающие страны и Южную Азию, а затем на Южную Европу, где Италии и Франции угрожали самые крупные коммунистические партии в западном мире».

На конгрессменов это произвело большое впечатление. Как прекрасно знал Ачесон, он одержал победу над конгрессом при помощи лжи в отношении «советской угрозы», и даже через двадцать лет, в своих мемуарах, он с гордостью пишет об этом. Этот пример весьма показателен для того, чтобы понять, как была задумана «холодная война» и как ее понимали ведущие американские стратеги.

«Холодная война» была великолепным способом, при помощи которого можно было мобилизовать население на поддержку агрессивной и интервенционистской политики под предлогом угрозы со стороны противника — другой великой державы. «Именно так эта концепция действует и сегодня, — пишет профессор Массачусетского технологического института Ноам Чомски. — «Холодная война» — это высокоэффективная система. В то же время она весьма нестабильна и может разрушиться в любой момент. Но стратеги готовы идти на этот риск для того, чтобы быть в состоянии господствовать над большой территорией».

К 1950 году усилия вашингтонской администрации по оживлению международной конфронтации для решения возникшей внутри Соединенных Штатов проблемы перепроизводства и угрозы экономической депрессии, а также урегулирования внешней проблемы организации контроля над большой территорией провалились.

«План Маршалла», несмотря на все усилия Вашингтона, не мог решить эти проблемы. «Ястребы» всячески стремились вновь подогреть международную конфронтацию. Это было «естественным выходом».

Документ под номером СНБ-68, написанный в 1950 году и долгое время остававшийся секретным, был основным стратегическим документом первых лет «холодной войны». Его автор — Поль Нитце, возглавляющий ныне «Коалицию за демократическое большинство» — одну из наиболее «ястребиных» лоббистских групп в США. Его документ в полуистерических формулировках доказывал, что «холодная война» — это «настоящая война».

Для ведения этой войны необходима была «мобилизация в национальном масштабе» и громадное увеличение военного бюджета, который согласно выкладкам, приложенным к СНБ-68, должен был составить 50 миллиардов долларов, в то время как действительные военные расходы тогда составляли около 13 миллиардов. Предусматривалось, таким образом, их увеличение почти в четыре раза. Ключевым элементом СНБ-68 была «стратегия ответного удара».

Через несколько месяцев после подписания этого документа началась корейская война, сопровождавшаяся теми же истерическими криками о том, что «русские хотят захватить весь мир». Такие же усилия предпринимались и к концу пребывания у власти Эйзенхауэра. «Ракетное отставание», которое использовал лагерь Кеннеди, в борьбе за победу на президентских выборах 1960 года, было разоблачено как фальшивка сразу же после выборов, но все сообщения об этом сохранялись в тайне. Затем — при Макнамаре — началось новое гигантское расширение военной системы, которое дало большой толчок гонке вооружений, продолжающейся по сей день, и развитию «программ по подавлению восстаний».

Концепция «большой территории» была значительно поколеблена в шестидесятых годах в результате провала вьетнамской войны. Американское господство оказалось под сомнением. Было ясно, что необходимо что-то предпринять. Ставка была сделана на экономический диктат, переход к протекционистским мерам, контролю над импортом.

Это вызвало возмущение в Соединенных Штатах. Особенно были разгневаны те представители американского капитала, которые занимались внешней торговлей и капиталовложениями за рубежом. В печати появились статьи, в которых Никсона чуть ли не в открытую называли преступником. Это было серьезным ударом по системе, благодаря которой богатели транснациональные корпорации. Она оказалась под угрозой в результате политики Никсона. Сегодня в американской печати появляются мнения, что именно в этот период возник план «убрать» Никсона, поводом для которого послужило уотергейтское дело.

А в начале 70-х годов началась разработка идеи «трехсторонности». Новая доктрина была ясно и откровенно сформулирована Генри Киссинджером в его речи в 1973 году по случаю «года Европы». У других держав, сказал он, есть «региональные интересы, которые они могут преследовать, в рамках глобального порядка», которым будут управлять США. Киссинджер говорил об опасности того, что Европа создаст «замкнутую торговую зону» на Ближнем Востоке и на Севере Африки, из которой будут исключены США. Такая перспектива вселяла в американских стратегов страх, что «большая территория будет разбита на три блока»: блок доллара, европейский блок и блок йены — и они вернутся к положению, которое существовало перед второй мировой войной. Беспокойство по поводу такой возможности — один из факторов, определяющих политику и администрации Рейгана.

Для осуществления этих планов необходимо было довести население до истерии — или по крайней мере до безусловного подчинения, чтобы создать возможность осуществления на требуемом уровне стратегии «сдерживания коммунизма». Поэтому началось фронтальное наступление на умы. В Вашингтоне реанимировали доктрину Трумэна и документ СНБ-68. Это было прологом к пропагандистской кампании в защиту «прав человека», развернувшейся в семидесятых годах.

После того, как Никсона с позором изгнали с политической арены, американцев убеждали, что Вашингтон «очистился от скверны». И тут как нельзя кстати появился «рыцарь в сверкающих доспехах», который призвал к новому крестовому походу за «благородные идеалы». Арахисовый фермер из Джорджии Картер начал свой поход за «права человека». А вернее — за восстановление «утраченного престижа», который нужен любой империалистической державе для контроля над своим населением и над покорными союзниками.

«По сути дела, права человека заменили самоопределение как основной идеал нашей внешней политики», — писала «Уолл-стрит джорнэл». Эти слова совершенно точно выражают идеологическое содержание пропагандистских усилий администрации Картера. В результате, как казалось американским идеологам, «вьетнамский синдром» был в какой-то мере преодолен. В декабре 1978 года начали проявляться первые очертания намеченного курса. Эта дата важна: в тот момент Картер сделал заявление о необходимости увеличить военный бюджет. Так называемый «кризис демократии» закончился, и все было под контролем, поэтому можно было принять «более твердую политику для восстановления подорванных международных позиций». Увеличивалась продажа оружия за рубеж. Затем возник очень необходимый кризис с заложниками в Иране. В декабре 1979 года «Нью-Йорк таймс» писала о состоянии, близком к эйфории в Вашингтоне, о заявлениях сенаторов о том, что США наконец преодолели «вьетнамский синдром».

Период Рейгана знаменуется некоторыми изменениями курса, хотя подход к проблемам Центральной Америки знаком; как будто проигрывают старую пластинку — СНБ-68 и так далее. Главное в перемене политики не в поддержке Рейганом банд убийц, которых насадили в Латинской Америке Соединенные

Штаты, — это делал и Картер. Люди Рейгана пытаются превратить события в Сальвадоре, в Никарагуа в международную конфронтацию. Кроме того, сейчас США прилагают огромные усилия к тому, чтобы заставить Европу, Японию и другие. державы воспринять систему международной напряженности, в которой они будут подчинены американской мощи.

Это заставило Белый дом разработать новую стратегию, с тем чтобы оправдать такие программы, которые означают понижение зарплаты и уровня потребления, непроизводительную расточительность ресурсов, повышение прибылей для крупной промышленности. Единственный способ — это вести войну или готовиться к войне. Это классический путь: Белый дом надеется, что в условиях международной конфронтации милитаристской пропаганде удастся внушить людям, страдающим от экономической политики администрации, что существует жизненная необходимость поддерживать ее курс.

Выступление Рейгана перед евангелистами в Орландо стало своего рода командой американской пропагандистской машине. Президент объявил свой внешнеполитический курс «борьбой между добром и злом, между справедливостью и несправедливостью». Советский Союз, утверждал он, есть «зло в современном мире». А коли так, заявил президент, то «по велению святого писания и Иисуса Христа мы должны противиться ему всеми силами».

«Такая концепция «холодной войны», — писал профессор Нью-Йоркского университета Артур Шлезингер, — исключает даже саму мысль о примирении или компромиссе, она исключает идею сосуществования, ибо как можно идти на компромисс или сосуществовать со злом? Она не предлагает никакой другой перспективы, кроме противодействия «всеми силами» и войны до последнего вздоха, она зовет истинных верующих на «джихад» (священную войну), крестовый поход с целью истребления неверных. Такой подход к делам человечества всегда выглядел довольно экстремистским. Он представляется абсолютно неперспективным в эпоху ядерного оружия».

Определяя «холодную войну» как «священную войну», Рейган проводит конечный рубеж в мире как рубеж между теми, кто отвергает бога, и теми, кто ему поклоняется, между «дурными» по своей сути и «хорошими людьми», то есть между атеизмом и религией.

«Можно ненавидеть коммунизм, не поклоняясь при этом рейгановскому богу и даже вообще не веря в никакого бога, — пишет А. Шлезингер, — но зачем же шантажировать неверующих, как бы сильно они ни заблуждались? Не лучше ли было бы завоевать и их на нашу сторону? Ведь в конце концов даже в Соединенных Штатах агностики и атеисты пока еще не считаются гражданами второго сорта, по крайней мере согласно конституции».

Стоп. Тут буржуазный историк преднамеренно лукавит, религиозность в значительной степени определяет отношение к человеку в американском обществе. Еще президент Д. Эйзенхауэр говорил, что «признание высшего бытия есть первое и главнейшее выражение американизма» и что «без веры в бога не может существовать ни американская форма правления, ни американский образ жизни».

В реальной жизни подобный подход имеет и свою оборотную сторону. Атеистическое мировоззрение расценивается как опасная форма «инакомыслия». Поэтому согласно законодательству, принятому в некоторых штатах, свидетельские показания атеистов не принимаются судами в расчет. Отказ людей от религиозной присяги нередко лишает их возможности занимать должности в государственных учреждениях. А конституция штата Делавэр, например, обязывает всех граждан участвовать в публичных богослужениях. В 16 штатах выступления против религии караются штрафом от 30 до 1000 долларов либо тюремным заключением на срок до трех лет.

В конституциях 42 штатов содержатся обращения к богу, законы 16 штатов квалифицируют богохульство как уголовное преступление.

В 1871 году в конституцию США была включена поправка, гласящая: «Конгресс не должен издавать законов, устанавливающих какую-либо религию или запрещающих ее свободное исповедание». Но еще со времен отцов — основателей Соединенных Штатов, говоря о свободе взглядов в вопросах религии, подразумевалась свобода совести как право на свободу выбора религии, религиозный плюрализм, а не как возможность выбора между религией и атеизмом. «…Буржуазная «свобода совести», — отмечал К. Маркс в «Критике Готской программы», — не представляет собой ничего большего, как терпимость ко всем возможным видам религиозной свободы совести…»[5]

Вашингтонская администрация соединила нетерпимость к атеизму с термоядерным маккартизмом. Политики, которые тешат себя иллюзией, что им присуще право проповедовать «абсолютную истину», вполне способны с чистой совестью преследовать за «ересь» и подавлять «инакомыслие», даже если для этого надо взорвать весь земной шар.

«Нашему президенту не мешало бы почитать перед сном притчу Достоевского о великом инквизиторе, прежде чем упорствовать в своем намерении подвергнуть весь мир испытанию на чистоту веры, — пишет А. Шлезингер. — А прежде чем делать вывод, что его вера в бога решит все наши проблемы, ему не мешало бы принять к сведению, сколько крови в наши дни, будь то на Ближнем Востоке, в Персидском заливе или Ирландии, проливается в «священных войнах» между людьми, которые все поголовно верят в бога, только толкуют его веления по-разному.

Наибольшее беспокойство, причем похоже, что президент США явно не шутит, вызывает тот факт, что его концепция «холодной войны» как «священной войны» предполагает не только то, что другая сторона является «средоточием зла», но и что мы представляем собой средоточие добродетели. Непомерная уверенность в своей правоте, убеждение в своем назначении как партнера всевышнего — это опасная вещь. В этом плане Рейган проявляет бездумную уверенность в себе. Выступая в Орландо, он, казалось, был полностью уверен в том, на каких позициях стоит бог относительно сложных проблем нашего века. Бог с нами, бог — сторонник «холодной войны», бог против замораживания ядерного оружия, одним словом, бог — республиканец-рейгановец. Эта уверенность чересчур смахивает на определение фанатика как человека, который уверен, что делает то, что «сделал бы бог, знай он конкретные обстоятельства».

У предыдущих президентов — до Рейгана — не было никаких проблем с этой идеей, и они не претендовали на исключительное понимание замыслов всевышнего. «Пути господни неисповедимы, — писал Дж. Вашингтон, — и смертные должны смириться». В своей речи по случаю вступления в должность президента на второй срок Линкольн воздержался от заявлений о том, что бог — это янки, а конфедерация южных штатов есть «средоточие зла» в современном мире. Вместо этого он сказал: «Давайте же не судить и не судимы будем… У всевышнего свои замыслы». Это вызвало праведный гнев евангелистов того времени, у которых не было сомнений в том, что они точно знали замысел божий. «Люди не чувствуют себя польщенными, — ответил им Линкольн, — когда им показывают, что у всевышнего и у них разные замыслы».

Рассказывают и такой исторический анекдот. Когда в 1846 году священник-евангелист Питер Картрайт во время проповеди попросил встать тех, кто после смерти хочет попасть в рай, Авраам Линкольн не поднялся с места. Пастор спросил: неужели он не желает отправиться в рай?

«Нет, я отправляюсь в Вашингтон», — ответил будущий президент.

На предвыборном митинге в отеле «Хилтон» 3 ноября 1983 года Рейган утверждал, что он пришел в Вашингтон, чтобы «вернуть Америке утраченные возможности». При этом он претендовал на понимание «замыслов божьих», забыв даже о церковных постулатах: смертному свойственно ошибаться и «божий суд карает людей за их претензии». Это относится как к нью-йоркскому бродяге, так и к человеку, избранному на пост президента (а не архиепископа или папы римского).

Недаром попытки главы вашингтонской администрации «играть роль бога» вызвали такую негативную реакцию даже в среде священнослужителей. Весьма показательную проповедь произнес священник Филип Цверинг в одной из церквей Лос-Анджелеса.

«Вот уже много десятилетий, — оказал он, — нам неизменно твердят: «Русские идут».

«В течение всех этих лет американцы умирали то в Корее, то во Вьетнаме, а нас призывали жертвовать и оставаться спокойными. Настало наконец время сказать: «Хватит!», сказать, что мы не видим русских войск на наших улицах, сказать, что мы не боимся мира, но всего больше боимся атомного кошмара в отличие от тех, которые говорят, что защищают нас от него. Пришло наконец время увидеть, как манипулируют нашим страхом, нашим патриотизмом, насколько эти махинации стали абсурдными и безнадежными», — воскликнул священник.

«Русские идут!» Худшее в этой тревоге, конечно же, то, что само подобное «предостережение» — лишь предлог для баснословных расходов на так называемую оборону, предлог для создания весьма реальной возможности развязывания войны».

«Кто же они, эти демоны, наводящие на нас ужас? — спросил Филип Цверинг у своей паствы. — 270 миллионов советских людей вовсе не похожи на орды варваров с низкопробных карикатур. Они познали весь ужас войны в своей стране во время нашествия нацистов. Вы только представьте себе, что во вторую мировую войну Советский Союз потерял 20 миллионов человеческих жизней, свыше полутора тысяч городов, 70 тысяч деревень и сел были стерты с лица земли, разрушено 6 миллионов зданий, около 32 тысяч промышленных предприятий. Такого опустошения здесь, в Соединенных Штатах, мы себе не можем даже представить.

Так кто же демоны? Давайте спросим, кто первым использовал атомное оружие? Ответ нам известен. Так давайте же больше не будем увлекаться теориями об иностранных дьяволах. Давайте скажем, что наши враги — бедность и голод, безработица и инфляция…»

В Белом доме этой проповеди не услышали. Там звучат другие молитвы.

Проповедники армагеддона

Согласно известной библейской притче об осаде Иерихона бог не только придумал план взятия города, но и помог войскам Иисуса Навина осуществить его. Что же потребовал всевышний в уплату за поддержку? Пополнить «сокровищницу господню» захваченными в городе ценностями. Стараясь исполнить приказ, наступавшие «все истребили мечом». Даже одного из своих, не сдавшего священникам награбленное, побили камнями, а затем сожгли со всеми членами его семейства. Не удивительно поэтому, что и нынешние охотники мирового переустройства, хватаясь за меч, не забывают о кресте.

Заканчивая свою речь на митинге республиканцев штата Вирджиния в Ричмонде 29 сентября 1982 года, Рейган сказал: «Замечательная книга Ветхого завета «Екклесиаст» учит нас: «Всему свое время». Возможно, это упоминание и было сделано ради красного словца — американские журналисты даже не обратили на него внимания, но библейское пророчество приобретает совершенно конкретный смысл в устах президента, если вспомнить, что имел в виду библейский персонаж.

«Всему свое время, и время всякой вещи над небом, — написано в 3-й главе «Книги Екклесиаста, или Проповедника». — Время раж даться, и время умирать; время насаждать, и время вырывать посаженное». И далее — «время убивать», «время ненавидеть», «время войне»…

Уж не решил ли президент, что настало его «время разбрасывать камни»? Видимо, вопрос риторический.

Только за первые четыре года своего президентства Рейган по меньшей мере пять раз упоминал о своей вере в то, что армагеддон[6] вполне может наступить уже при жизни нынешних поколений. Он связывает армагеддон с «концом света». Свое предчувствие он подкрепляет ссылкой на библейские пророчества, рассуждения теологов, фамилии которых он не называет.

Ни одно из высказываний президента об армагеддоне не было точным и развернутым. Его слова во многом напоминают рассуждения теологов-фундаменталистов, выступающих с конкретными предсказаниями неминуемой последней битвы между «добром» и «злом», в которых фигурируют Ближний Восток, ядерное оружие и чудеса, предсказанные в священном писании, за которыми последуют второе пришествие Христа, тысячелетнее царство божие, конец «старого» и начало «нового мира».

Белый дом отклонил просьбы устроить интервью с Рейганам по этим вопросам и не откликнулся на предложение представить президенту вопросы об армагеддоне в письменном виде. Однако американцы вправе задаться вопросом, не испытывает ли политик, находящийся под влиянием фундаменталистской теологии, предрасположенности к тому, чтобы, готовясь к наступлению армагеддона, нажать на роковую кнопку и тем самым положить начало ядерной войне.

Если он действительно считает это возможным и вероятным, то что означает это в реальном мире? Если на Ближнем Востоке возникнет кризис, угрожающий перерасти в ядерную конфронтацию, не покажется ли президенту, что на его глазах происходит армагеддон и что он совершается «по воле божьей»? Не могут ли религиозные верования сказаться на его готовности к применению ядерного оружия?

В ходе своей кампании за выдвижение кандидатом на президентских выборах 1980 года, давая интервью Джиму Бэйкеру, проповеднику из телекомпании «PTЛ телевижн нетуорк», Рейган говорил о необходимости «духовного возрождения», а затем внезапно сказал: «Может быть, именно наше поколение узрит армагеддон».

В ходе той же кампании, выступая перед группой руководителей еврейской общины в Нью-Йорке, Рейган косвенно указал, что в его представлении есть связь между армагеддоном и Ближним Востоком. Как указывал американский обозреватель Уильям Сэфайр, кандидат на пост президента тогда сказал: «Израиль — это единственное стабильное демократическое государство, на которое мы можем положиться в том месте, где может начаться армагеддон».

Через полтора месяца после вступления Рейгана в должность проповедник Джерри Фолуэлл, главный его сторонник среди проповедников-евангелистов, лидер организации «моральное большинство», заявил журналисту Роберту Шиэру в интервью, что Рейган сходится с ним во взглядах на библейские пророчества и что президенту иногда кажется, что армагеддон приближается «очень быстро». Сам Фолуэлл предсказал в беседе с Шиэром, что «менее чем через пятьдесят лет» произойдет «какая-то ядерная катастрофа, война, в ходе которой Россия будет уничтожена при помощи ядерного оружия, однако христиане, живущие в России, будут «вознесены», то есть в мгновение ока во плоти перенесутся на небеса и таким образом спасутся от гибели в катастрофе».

«Мы считаем, что Россия совершит вторжение на Ближний Восток и в первую очередь в Израиль, — сказал тогда Фолуэлл. — Именно в это время, как мне кажется, на Земле произойдет ядерная катастрофа… Однако я считаю, что в грядущей эпохе, когда церковь будет вознесена в нашем понимании этого слова, то есть спасется от гибели, на земле начнется ничем не сдерживаемая вражда… Сначала на помощь церкви явится бог. Через семь лет после армагеддона, этого ужасного побоища, он вернется на нашу землю, чтобы она не была окончательно уничтожена, и установит на Земле тысячелетнее царство божие. Затем возникнут новые небеса и новая земля и начнется вечная жизнь».

«Но можно ли, — спросил Шиэр, — уничтожить Россию с помощью ядерного оружия, избежав при этом уничтожения ею всего мира?»

— Да, — ответил Фолуэлл. — Я не имею в виду истребление буквально всех. Ведь в России также много глубоко верующих христиан. Верующие будут спасены путем вознесения»,

«Обсуждали ли вы когда-либо эти вопросы с Рейганом? — спросил Шиэр Фолуэлла. — Согласен ли он с вами?»

«Да, согласен, — ответил Фолуэлл. — Он как-то сказал мне во время кампании в Новом Орлеане — мы были с ним наедине в автомашине, исключая, разумеется, офицера службы безопасности и водителя, которые находились на передних сиденьях: «Джерри, порой мне кажется, что мы и сейчас очень быстро движемся к армагеддону». Но при этом он заметил: «Я не фаталист. Я верю в чувство ответственности людей. Я верю, что бог будет уважать нас за то, что мы отдаем все силы борьбе за мир во всем мире. Именно к этому я стремлюсь».

Впрочем, в ходе интервью, которое Фолуэлл дал Ронни Даггеру в Линчберге в штате Вирджиния, этот проповедник подправил свои предсказания относительно «грядущей войны с Россией» и поставил под сомнение свое предположение, высказанное в 1981 году, что она будет связана с «какой-то ядерной катастрофой». Весьма энергично Фолуэлл подчеркивал, что Рейган не фаталист и что он не позволит религиозным убеждениям влиять на совой действия на посту президента.

«Он очень ясно дал мне понять, — подчеркнул Фолуэлл, — что ни в какой мере не подходит к исполнению своих президентских обязанностей с фаталистических позиций и не позволит своим религиозным убеждениям и личным верованиям пагубно влиять на его деятельность на президентском посту».

Кроме того, Фолуэлл разъяснил, что именно он имел в виду, предсказывая «полное уничтожение России». Он заявил, что эти слова относятся не «к стране, не к русскому народу», а к «советской военной мощи». Кроме того, он на сей раз выразил сомнение в том, что грядущая война с Советским Союзом будет связана с «какой-то ядерной катастрофой». Эту войну, сказал он, будут вести не Соединенные Штаты, а «господь наш Иисус Христос», который не станет прибегать к военным средствам».

18 октября 1983 года президент Рейган позвонил по телефону Томасу Дайну, исполнительному директору Комитета по американо-израильским общественным отношениям. Эта беседа была записана на пленку. Рейган сказал Дайну:

«Знаете, я обращаюсь к нашим древним пророкам из Ветхого завета и к признакам надвигающегося армагеддона и не могу не задуматься над тем, не нашему ли поколению суждено увидеть его. Не знаю, заметили ли вы исполнение каких-либо из этих пророчеств в последнее время, но можете мне поверить, что в них действительно описывается переживаемое нами время».

Примерно месяц спустя два корреспондента журнала «Пипл» взяли у Рейгана интервью:

«Вы заявили, что наше поколение может увидеть армагеддон, что сейчас исполняется множество библейских пророчеств. Действительно ли вы в это верите?»

«Я этого никогда публично не говорил. Я тут говорил со своими людьми, поскольку теологи уже долгое время твердят мне, что никогда прежде не было такого периода, когда бы осуществлялось так много пророчеств, как теперь. В прошлом были времена, когда нам казалось, что наступает конец света, однако ничего похожего на то, что происходит сейчас, не было».

«Вы размышляли над этим?»

«Не в такой мере, чтобы в отчаянии разводить руками и говорить: «Все пропало». Нет, я думаю, что, когда наступит это время, поколение, при котором это произойдет, должно будет продолжать делать то, что считает правильным».

Под словами «когда наступит это время» Рейган подразумевал «конец света», «армагеддон». Во всяком случае, то, что он говорил и ранее, ясно показывает, что в его сознании и то и другое связано между собой.

Его упоминание о «конце света» основано непосредственно на соответствующих библейских текстах. Пророк Даниил называет события, связанные с последней битвой и днем страшного суда, «концом времени», «концом дней». В Библии армагеддон и последующие события характеризуются как «конец времени», как «последние дни гнева».

В конце одного интервью Рейган, видимо, вернулся к теме армагеддона и светопреставления и выразил при этом глубокий религиозный фатализм. Его просто спросили: «Считаете ли себя удачливым?»

«В конечном счете, — ответил он, — это сводится к тому, о чем мы уже говорили. Смысл чтения Библии — в осознании того, что мир и наши жизни фактически нам не принадлежат. То, что господь наш хочет сотворить с каждым из нас и с миром, в котором мы живем, — это его дело, а не ваше и не мое».

Апокалиптические строки Библии вызывают живой отклик, естественно, и в Пентагоне. Министр обороны Каспар Уайнбергер в ответ на вопрос о светопреставлении сослался на такой «авторитетный источник», как «Откровение»[7] в котором предсказывается появление «нового неба и новой земли». Во время одного из выступлений Уайнбергера в Гарварде один из студентов спросил его: «Верите ли вы, что наступит конец света, и если да, то, как вы думаете, будет ли это актом бога или человека?»

«Я читаю «Откровение», — ответил Уайнбергер, — и я действительно считаю, что конец света наступит (надеюсь, это будет актом бога), но с каждым днем, мне кажется, времени остается все меньше».

«Не страшно ли вам?» — спросил его другой студент.

«Я опасаюсь, — ответил Уайнбергер, — что нам не хватит времени стать достаточно сильными, чтобы предотвратить ядерную войну… Я боюсь, что мы будем к ней не готовы. Я думаю, что время на исходе… Но я верую…»

Президент Рейган не назвал фамилии тех теологов, которые «уже давно» сказали ему, что «никогда прежде не было такого времени, когда сбывалось бы так много пророчеств», как сейчас, однако это не праздное заявление; веру в то, что армагеддон наступит уже при жизни нынешнего поколения, в последнее время выражают многие евангелисты в своих книгах и выступлениях.

По словам Фолуэлла, никто не знает, когда бог вновь снизойдет на землю, однако лично он верит, что это случится скоро. В 1981 году он сказал: «Мы верим, что доживаем последние дни до возвращения господа бога… Не исключено, что это случится через 50 лет. Но я так не думаю… Я не думаю, что осталось еще 50 лет. Я думаю, что моим детям не суждено прожить всю свою жизнь, как, видимо, проживу я».

«В своих проповедях мы утверждаем, и я сам верю, что буду среди тех, кто вознесется вместе с церковью, — заявил Фолуэлл в одном интервью. — Поскольку я верю в Христа, я разделяю общее, как мне кажется, мнение евангелистов и фундаменталистов о том, что бог снизойдет на землю при жизни нынешнего поколения. Далее я не стал бы заглядывать. Многие ошибочно делают это. Предопределение даты запрещено самим нашим господом… Однако я верю тому, что Линдсей писал в своей книге «Усопшая великая планета Земля» (эта книга разошлась наибольшим тиражом за всю современную американскую историю)… и в других книгах. Он писал, что наше поколение вполне может оказаться последним».

В брошюре под названием «Армагеддон и грядущая война с Россией», написанной в 1980 году, Фолуэлл утверждал, что «уже сейчас на Ближнем Востоке быстро готовятся две войны — война Гога и Магога и армагеддон», которые, по его мнению, «сольются в одну». Он заявил, что «уже сейчас на наших глазах складываются условия для будущего вторжения России в Израиль». Россия понесет «сокрушительное поражение», в результате которого пять шестых ее солдат будут убиты и «коммунистическая угроза навсегда исчезнет», — вещал Фолуэлл. Затем, продолжал он, на Ближнем Востоке воцарится антихрист и произойдет «последняя всесокрушающая битва» — армагеддон. На обложке этой брошюры Фолуэлла изображен ядерный гриб на фоне красного неба, поверх которого напечатано название брошюры. В других своих трудах Фолуэлл предсказывает, что еще через тысячу лет «старая земля и старое небо… будут уничтожены ядерным взрывом».

Он обещает «вновь рожденным» христианам, что им не следует бояться ядерной войны или армагеддона, поскольку «мы вознесемся до того, как они начнутся».

В Линчберге он заявил, что вознесение — это «следующее событие в божьем календаре». В проповеди, посвященной конечным событиям, он дал такое описание вознесения: «Представьте, что вы едете в автомашине. Скажем, вы ее ведете. Вы — христианин. В машине вместе с вами находится несколько человек, в том числе, возможно, и какой-нибудь человек, не являющийся христианином. Когда прозвучит трубный глас, вы и остальные христиане в этой автомашине будете мгновенно вознесены — вы просто исчезнете, и останутся лишь одежда и неодушевленные предметы, не способные обрести вечную жизнь. Человек, который останется в машине, внезапно увидит, что он один, что машина движется без водителя, и тут эта машина во что-то врезается… Другие машины на шоссе, за рулем которых находились верующие, также разобьются, и на всех шоссе в мире, где за рулем будут застигнуты христиане… начнется столпотворение». Когда верующий летчик «вознесется к Иисусу», пишет Фолуэлл, «либо его самолет разобьется, либо кому-нибудь другому в кабине экипажа придется взять на себя управление». Те, кто останется, утверждает Фолуэлл, обречены на «великие страдания», которые завершатся армагеддоном.

На картине «Вознесение», написанной Чарлзом Андерсоном, изображен Иисус, парящий над небоскребами и шоссе, самолет, который врезается в здание, автомашины, которые разбиваются одна о другую, в то время как истинно верующие возносятся в небеса к Иисусу в белых одеждах с простертыми вверх руками.

Рейган, по словам Фолуэлла, — «евангелист». «Как мне кажется, нет никаких сомнений в том, что президент верующий — вновь рожденный, и я думаю, что, если его прямо об этом спросить, он ответит утвердительно на этот вопрос, — сказал Фолуэлл в Линчберге. — Я никогда не задавал ему этот вопрос прямо по той причине, что у меня не было никаких сомнений, что он — вновь рожденный верующий христианин».

Согласно библейскому пророчеству при наступлении армагеддона бог возьмет в свои руки историю людей, сойдет с небес на землю и покарает зло. В день страшного суда он осудит грешников, дарует праведникам «вечную жизнь», после чего наступит «тысячелетнее царство божие на Земле», — 1000 лет мира и счастья, на протяжении которых сатана «останется в оковах». Затем наступает «вечная жизнь». Для верующих, буквально воспринимающих подобные пророчества, армагеддон, таким образом, сулит не только ужас и невиданное кровопролитие, но и второе пришествие Христа, день страшного суда, наступление тысячелетнего царства божия и вечной жизни. Как указывается в «Откровении святого Иоанна Богослова», «в те дни люди будут искать смерти, но не найдут ее, пожелают умереть, но смерть убежит от них». И живые позавидуют мертвым? Картина, нарисованная библейским пророком слишком уж напоминает последствия ядерной войны: ангелы приготовились «умертвить третью часть людей», «затворится небо» и воды «превратятся в кровь и поразят землю всякою язвою».

После армагеддона, «этого великого дня всемогущего бога», верующим обещают сотворение «нового неба и новой земли». За армагеддоном следует рай, учит Библия. А что следует за пророчествами Рональда Рейгана? Приказ о «начале бомбардировки Советского Союза»?

Что Рейган имеет в виду, употребляя термин «армагеддон»? Действительно ли он ожидает наступления «последней битвы между добром и злом» в ходе ядерной катастрофы? Действительно ли армагеддон связан в его уме с выраженным им в свое время мнением, что «ограниченный» ядерный конфликт не обязательно должен привести ко всемирной ядерной катастрофе?

Уильям Мартин, профессор социологии из университета Рейса, пишущий на теологические темы/задал в статье, опубликованной в журнале «Атлантик» в июне 1982 года, следующий вопрос о принятой евангелистами концепции светопреставления: «Если бы президент назначил одного или более деятелей, верующих в наступление тысячелетнего царства божьего, на ключевые внешнеполитические посты (а кто стал бы при утверждении их кандидатур спрашивать их о том, верят ли они во второе пришествие), то какие стимулы были бы у них для того, чтобы добиваться установления тысячелетнего царства божьего?..»

«А если ядерное уничтожение России предопределено по планам некоторых религиозных деятелей, то не может ли политик или генерал-фундаменталист рассматривать свой палец на кнопке как орудие вечного помысла божия?» — спрашивает профессор У. Мартин.

Проповедники христианской морали призывают любить ближних. «Не убий!» — гласит одна из главных библейских заповедей. И американские президенты, при каждом удобном случае афиширующие свою набожность, ссылаются в своей деятельности именно на эти постулаты христианского вероучения. Вступая в должность, все они согласно традиционному ритуалу клянутся на Библии, что будут «правоверно исполнять обязанности президента Соединенных Штатов Америки и всеми силами способствовать сохранению, охране и защите конституции». Положив руку на священное писание, произносил эти слова Гарри Трумэн, Линдон Джонсон, Ричард Никсон, Джимми Картер и Рональд Рейган. На совести первого — приказ об атомных бомбардировках Хиросимы и Нагасаки. Джонсон санкционировал агрессию против Вьетнама, которую Никсон продолжил. Картер росчерком пера, не раздумывая, утвердил «директиву № 59» — о возможности «ограниченной ядерной войны».

Нынешний президент США, судя по всему, тоже стремится внести свою лепту в дело «защиты богоизбранной Америки» от «безбожного коммунизма». Рейган при каждом удобном случае повторяет, что возглавляемая им администрация соблюдает «законы божьи». И, значит, говорит он, «холодная война» — «это, по сути дела, борьба между праведным и неправедным». Но помыслы его не только о войне «холодной». Возможно, президент считает убийство отдельного человека делом «аморальным», но это не распространяется на провозглашенную им стратегию уничтожения целых народов в пожаре ядерной войны.

Очевидно, претендуя на роль вершителя человеческих судеб, американский президент решил уподобиться библейскому герою, превратившему цветущее древо жизни в бесплодную смоковницу.

От иллюзий к СТРЕССу

Выступая по случаю очередной ежегодной конференции Национального консервативного комитета политических действий в 1984 году, Рональд Рейган заявил: «Америка поддерживает идеалы свободы, демократии и достоинства личности для всего человечества, и мы не приносим за это никаких извинений. То общество благоприятных возможностей, которое мы хотим иметь для себя, мы также хотим создать и для других. И не потому, что мы навязываем другим свою систему, а потому, что эти возможности являются богом данным правом…»

Мы вспомнили это высказывание не только потому, что президент в очередной раз, подтверждая свои «права» именем всевышнего, пытался оправдать политику своей администрации, вознося здравицы в честь свободы и демократии, и навязывать другим народам «ценности американского образа жизни». На той конференции никто не поинтересовался у президента, почему для защиты американских идеалов пришлось обстрелять из корабельных орудий Бейрут, сбрасывать десант для «восстановления демократии» на Гренаде, засылать банды наемников на территорию Никарагуа… Почему в условиях такого «расцвета демократии» вынашиваются планы организации концлагерей для инакомыслящих в самих США?

Участники той конференции обошли молчанием и заявление одного из стратегов ультраправых Пола Уэйрича о том, что его единомышленники «больше не заинтересованы в сохранении имеющегося статус-кво» и намерены «совершить поворот в структуре власти в США». Между тем, писала газета американских коммунистов «Дейли уорлд», намеченный религиозными правыми «поворот» означает лишь одно: уничтожение профсоюзов, всех тех завоеваний трудящихся, которых они добились в результате трудной многолетней борьбы; подрыв демократических институтов; ограничение гражданских прав и возвращение к мрачным временам маккартизма. При этом с первых шагов своего пребывания у власти администрация Рейгана, по словам Генерального секретаря Компартии США Гэса Холла, пыталась «втянуть религию в ультраправую сточную канаву».

«Вопрос о религии, который приобрел такое большое значение, встал не случайно, — разъяснял Г. Холл создавшееся положение на одной из своих пресс-конференций. — Он всегда встает, когда правящие круги хотят использовать религию в политических целях или злоупотребить ею. Именно тут вопрос о религии и политической борьбе приобретает особую остроту, и думаю, что так будет еще некоторое время. Как известно, религия стала темой споров в широких кругах и среди руководящих деятелей страны. Реакция в народе в каком-то смысле выражает стремление защитить свою религию. Американец хочет оградить ее, он не терпит, когда ею злоупотребляют ради «грязной политики», как принято говорить в народе. Таким образом мы имеем дело с реакцией на то, как используют религию ультраправые и Рейган».

Использование религии в политических целях не сводится к обычной риторике и сбору пожертвований в фонд тех или иных политических деятелей. Христианские фундаменталисты, как писала газета «Филадельфия инкуайерер», стремятся «взять под контроль весь политический процесс» в Соединенных Штатах. «Когда президент Пэт Робертсон закончит чтение Библии и начнет читать свое послание «О положении страны» по телевидению, будет уже слишком поздно» — такое предостережение о религиозных правых содержалось в разосланном в связи с началом кампании за президентское кресло в 1988 году послании Национального комитета демократической партии США. «Я не мог припомнить другого такого момента в новейшей политической истории нашей страны, — заявил председатель национального комитета Пол Керк, — когда такая мощная экстремистская группировка, как нынешняя правая религиозно-политическая коалиция, подходила так близко к захвату власти в Америке…»

Ультраправый фундаменталист Пэт Робертсон выбился в число самых популярных телепроповедников Америки. Теперь он метит в президенты Соединенных Штатов. Робертсон — бывший чемпион по боксу на приз «Золотые перчатки». Два года он прослужил в морской пехоте, затем получил научную степень, закончив курс юриспруденции в Йельском университете. Потом он учился в Нью-Йоркской духовной семинарии и был посвящен в сан священника в 1961 году. В городке Вирджиния-Бич в штате Флорида он основал свою «империю»: телецентр стоимостью 22 миллиона долларов; центр международных связей, который обошелся в 13 миллионов долларов; университет, в котором можно получить степень магистра по пяти специальностям, с библиотекой стоимостью 13 миллиардов долларов… Робертсон — президент телекомпании «Крисчен сайенс нетуорк» (Си-си-эн) и ведущий ежедневной программы «Клуб 700», представляющий собой смесь интервью, новостей, выступлений консервативных политических деятелей и молитв. Стратеги республиканской партии полагают, что Робертсон может оказать существенное воздействие на политическую кампанию 1988 года.

То, о чем во всеуслышание предостерегают демократы, готовясь к предвыборным схваткам накануне президентских выборов 1988 года, практически уже давно произошло. Это предостережение явно запоздало на несколько лет, религиозно-политическая коалиция, объединившаяся вокруг республиканской администрации, уже подводит итоги своей политики.

Еще в середине 70-х годов американские политологи пришли к выводу, что ось американской политической жизни смещается вправо, что страна вступает в период «консервативной контрреформации». Эта точка зрения стала доминирующей в политических и идеологических дискуссиях после прихода в Белый дом рейгановской администрации. Близкая к республиканцам пресса пропагандировала победу правоконсервативной коалиции на выборах как некий «мандат» большинства населения на проведение консервативно4 го курса внутри страны и на международной арене. Американские политологи объявили Рейгана «отцом консервативного ренессанса», который призван «свыше» не только возродить «былую мощь Америки», но и изменить сам общенациональный политический климат. «Рейган значительно раньше многих других политических деятелей почувствовал возникающую в широких слоях населения волну консерватизма», — отмечали авторы сборника «Будущее при президенте Рейгане», вышедшего сразу после выборов 1980 года.

Последующий углубленный анализ результатов выборов показал, однако, что Рейган завоевал свой так называемый мандат от народа «на эксперимент с консервативным курсом», получив голоса лишь менее трети американских избирателей: 43,9 из 164,4 миллиона, то есть 26,8 процента. При этом только 11 процентов избирателей, голосовавших за Рейгана, объявили себя сторонниками его консервативных взглядов. Многие же отдали ему свои голоса, либо чтобы не избирать на второй срок Картера (38 процентов), либо «в надежде на перемены» (21 процент).

Из работ многих ученых и обозревателей, детально проанализировавших причины побед Рейгана в 1980 и 1984 годах, и результатов опросов общественного мнения за продолжительный период его президентской деятельности, стало очевидным, что доминирующая в официальной пропаганде США идея о резком повороте страны вправо и мощной консервативной волне, вынесшей якобы на своем гребне в Белый дом президента с твердыми правоконсервативными взглядами, не имела под собой фактических доказательств.

Важным свидетельством, опровергающим официальную пропаганду поворота Америки вправо, стали также публикации авторов, проанализировавших динамику изменений в политическом спектре США за последнее десятилетие. Так, ученые двух политологических центров в Мичиганском и Калифорнийском университетах, разработав новую методику, способствующую выявлению переходных стадий в процессе размежевания взглядов, показали в своем исследовании, что резкого поворота вправо, о котором так много писали, на самом деле не произошло.

Нараставший в последние десятилетия кризис «идеологии либерализма», дальнейшее ухудшение экономического положения в стране и явный провал президента-демократа Картера расчистили путь к институтам власти республиканцам-консерваторам. На политической сцене США и за ее кулисами произошла заметная перегруппировка сил. Все эти факторы в значительной степени способствовали тому, что с приходом Рейгана в Белый дом консерватизм стал превращаться в идеологическую основу президентской стратегии и государственной политики в целом. Политолог Бернхэм отмечает, что политический курс Белого дома, традиционно отличающийся прежде всего прагматизмом, с приходом Рейгана приобрел ярко выраженную правую идеологическую ориентацию. Причем президенту удалось навязать свою линию конгрессу США.

При Рейгане сенат, ставший центром ультраправых группировок республиканцев, во многом способствовал поддержке агрессивных внешнеполитических акций администрации и наращиванию военных ассигнований. Лидер республиканского большинства в сенате Г. Бейкер объединил вокруг себя коалицию членов конгресса в пользу жесткого курса правительства США против Советского Союза и в поддержку агрессивных милитаристских устремлений президента в Ливане, Сальвадоре и на Гренаде. При такой поддержке Рейгану в целом удавалось проводить свой курс, уступая конгрессу лишь в некоторых второстепенных вопросах. Однако в последнее время, особенно в период избирательной кампании, в конгрессе наметились новые тенденции, свидетельствующие о возможностях укрепления оппозиции правоконсервативному курсу президента и его корректировки в сторону большей умеренности. Такой тенденции активно противостоят ультраправые. Объявляя основой своей политики высокие моральные стимулы, «рейганисты на деле активно спекулируют верой и надеждой американцев на лучшие времена, — отмечает американский исследователь Р. Лекачмен. — Если в будущем Америку ждет авторитарный режим, то Рейган отвечает образу президента, соответствующего такому режиму».

Действительно, при Рональде Рейгане экстремистские силы ультраправых не только сплотились и окрепли, но, захватив бразды правления в республиканской партии, подготовили идеологическую базу для захвата политической власти в стране. Эта опасная тенденция, подчеркивал Гэс Холл, «ведет к установлению однопартийного господства ультраправых в сочетании с государственной религией». В том, что они пойдут на любые средства и любые оправдания ради достижения конечной цели правления миром, сомневаться не приходится. Так уже было в истории — и не раз.

В сегодняшней Америке плоды милитаризма, антикоммунизма, расизма, антипрофсоюзной политики правительства уже дают свои всходы. «Экстремизм для достижения безопасности оправдан», — заявил один из лидеров правых республиканцев Барри Голдуотер. У подобных идей находится немало защитников в Вашингтоне. Так, в одном из исследований «мозгового треста» консерваторов — организации «Херитидж фаундейшн» содержался совет администрации принять меры против существующих «подрывных сил» и обращалось внимание на «антиамериканский характер большей части так называемого инакомыслия». В исследовании содержится и такой вывод: «Индивидуальные свободы имеют второстепенное значение по сравнению с требованиями национальной безопасности и внутреннего гражданского порядка».

В начале 70-х годов американские хиппи распространяли листовку с таким содержанием:

«РАЗЫСКИВАЕТСЯ ПОЛИЦИЕЙ: ИИСУС ХРИСТОС, ОН ЖЕ — МЕССИЯ, ВОЖДЬ ПОДПОЛЬНОГО ОСВОБОДИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ, ВНЕШНИЙ ВИД: ПОХОЖ НА ХИППИ, ДЛИННЫЕ ВОЛОСЫ И БОРОДА, ОДЕТ В РУБИЩЕ И САНДАЛИИ. ПОСЕЩАЕТ КВАРТАЛЫ БЕДНЯКОВ. ОСТОРОЖНО! ЭТОТ ЧЕЛОВЕК ОПАСЕН! ОН ХОЧЕТ ОСВОБОДИТЬ И ИЗМЕНИТЬ ЛЮДЕЙ!»

Сегодня подобные шутки выглядят совершенно иначе. Представьте, что подобная листовка была бы приклеена на воротах концентрационного лагеря где-нибудь в Форт-Беннинге, штат Джорджия, или Форт-Чэффи, штат Арканзас.

По данным нью-йоркского журнала «Спотлайт», одна из главных целей санкционированной администрацией Рейгана широкой полицейской операции под кодовым названием «Рекс-84» — борьба с инакомыслящими. Специальные репрессивные меры применяются к политическим противникам режима и тем людям, чью критику системы администрация считает для себя «опасной». Арестованных намерены содержать под стражей в специально сооруженных лагерях, созданных на ряде крупных американских военных базах по секретному приказанию Рональда Рейгана.

«Рональд Рейган продолжает работу Джо Маккарти» — к такому выводу склоняются американские политические наблюдатели. Особое раздражение главы администрации вызывают те, кто говорит об опасности милитаристского курса Белого дома.

Еще перед тем как попасть в Белый дом, он обрушивался с клеветническими нападками на сторонников Договора ОСВ-2, так до сих пор и не ратифицированного американским сенатом, а в ноябре 1986 года нарушенного Соединенными Штатами. Попав в Белый дом, он спустил ищеек ЦРУ и ФБР на тех, кто влился в антивоенное движение, обвинив их в том, что они — «агенты Кремля». В число этих «агентов» попал даже известный детский врач Бенджамин Спок. «Рейган исходит из нескольких простых посылок относительно причин, вызывающих мировые проблемы, — констатировала М. Макгрори. — Для него это всегда либо коммунизм, либо терроризм».

В практике ультраправых «простые решения» Рейгана находят свое конкретное воплощение. Своей политикой мы сплачиваем ряды инакомыслящих и потом доказываем нашу способность отомстить людям, идущим против нас», — цинично заявил лидер организации «Консерватив кокэс» Говард Филиппе. А «приманкой» для «инакомыслящих» служат такие откровенно фашистские организации, как ку-клукс-клан и «общество Джона Бэрча». Ими, как фиговыми листками, прикрывают правые свой широкий экстремизм. Никогда раньше не поддерживал монополистический капитал так открыто подобные фашиствующие группировки, так щедро не субсидировал их деятельность. Цель? Подавление гражданских свобод, нагнетание расизма, распространение массовой истерии, создание атмосферы страха и паники среди населения.

Поистине чудовищную статистику приводят в своей книге «Гетто и тюрьмы. Расизм и права человека в США» супруги Дорис и Джордж Памфри: на фоне катастрофического роста преступности в США не менее преступными являются и действия самой полиции — в среднем каждые 8 часов полицейские открывают огонь по населению, в результате чего ежедневно гибнет один человек.

45—55 процентов жертв, скажем, в Филадельфии — чернокожие. В Чикаго эта цифра еще выше — до 70 процентов. Доказано также, что во время стычек с полицией большинство белых были вооружены и, более того, первыми открывали огонь по полицейским, а подавляющее большинство жертв среди негров были безоружными и погибли от выстрелов в спину, то есть при попытке спастись. Но это, однако, никак не отразилось на решениях американской Фемиды. Ее благосклонность всегда была на стороне «блюстителей порядка»: лишь менее 1 процента полицейских, неоправданно применивших огнестрельное оружие или даже сознательно убивших невинного человека, было привлечено к ответственности.

«Система борьбы с преступностью сама является наиболее криминальной сферой правительства», — вынужден был признать председатель подкомитета палаты представителей по борьбе с преступностью конгрессмен Джон Коньерс. — Эта преступность начинается уже в полиции и пронизывает всю систему суда и наказания, причем указанная преступность носит ярко выраженный расистский характер». Если в преступлении подозревается негр, его арестовывают белые полицейские, он предстает перед белым судьей и белым прокурором, а в конечном итоге — перед белым жюри присяжных в зале суда, где протокол заседания суда ведут опять же белые секретари. После вынесения решения суда и объявления приговора негр оказывается в тюрьме, где единственным чернокожим служащим может быть только уборщик. В общем же, вся система юриспруденции контролируется белыми, негры же оказываются лишь правопреступниками. «Подобная ситуация, — добавляет Д. Коньерс, — неизбежно должна укреплять во мнении, что юстиция есть инструмент подавления черных белыми».

Все это неизбежно потворствует атмосфере расистских настроений. Негра скорее заподозрят в преступлении, чем белого, и скорее задержат. Если полицейским известно, что подозреваемый в преступлении — негр, они могут задержать всех негров, оказавшихся поблизости. И трудно представить, что такое возможно в отношении белых жителей Америки. Белого преступника скорее отпустят под залог, и при первой возможности дело против него будет прекращено. Негра, в отличие от белого, маловероятно, что приговорят к условному наказанию, и придется ему отбыть весь тюремный срок, в то время как белые преступники могут попасть под амнистию.

Пытки, истязания, сознательные убийства — все это стало практикой в «свободной Америке». В ответ на активизацию движения за гражданские права и против милитаристской политики Белого дома репрессивные органы используют и тактику «железного кулака», как это было в случае убийства Мартина Лютера Кинга, так и тактику «замшевой перчатки», то есть новую стратегию социального контроля над всей страной. Вот только один пример. Детройтская полиция разработала специальную программу, сокращенно именуемую СТРЕСС[8]. Однако не борьбой с неврозами занялись полицейские. Они решили применить в своей деятельности практику суда Линча. С той разницей, что расправы теперь проводятся не самостийно, а по плану и при содействии органов порядка. Суть заключается в том, что один из полицейских, переодетый в штатское, играет роль «приманки», а несколько его коллег «подстраховывают». В операциях используются также агенты ЦРУ и бывшие «зеленые береты», поднаторевшие где-нибудь в Родезии в «охоте на людей». В результате операций на «приманку» попадались не настоящие бандиты, а бродяги, пьяницы, мелкие воришки, бездомные. Судьба многих из них закончилась трагически: команды СТРЕСС, не задумываясь, пускали в ход оружие. Главной же жертвой оказались негры и отверженные общества потребления, которых заранее занесли в разряд «преступников» и «криминальных элементов».

Где же были в этот момент вездесущие американские газетчики, которые словно стервятники всегда слетаются за «полицейскими сенсациями»? Может, в данном случае им изменил репортерский нюх? Вряд ли, донкихотство среди них не в моде. А нарушения прав человека в стране, которая так рьяно защищает их за своими пределами, — обычная практика. Кроме того, вся судебная деятельность осуществляется таким образом, чтобы оправдать полицию. Даже если в печати и появляются сообщения о злоупотреблении блюстителями порядка своими полномочиями или отходе от буквы законов, на страницах газет и журналов злоумышленное убийство называется «вынужденной самообороной», убийца — «жертвой нападения», пытки в полицейских участках превращаются в «допросы» или попросту замалчиваются, а сделанные во время истязаний признания именуются «вынужденными под давлением неоспоримых улик».

Значительную роль при этом играет целенаправленная обработка общественного мнения. Читателей детективных историй о похождениях бравых полицейских уверяют, что нужно выбирать либо «гражданские свободы», либо «безопасность». Публикуя в огромном количестве материалы о разгуле преступности в стране, печать не только замалчивает истинные — социальные причины этой проблемы, но и всячески поддерживает атмосферу неуверенности и страха среди населения, чтобы обыватель терпимее относился к нарушению закона теми, кто призван по долгу службы его охранять.

Так было во время проведения операции ЦРУ под кодовым названием «Хаос» по сбору информации об «иностранном руководстве» антивоенным движением. В результате составлено 13 тысяч досье, в том числе 1000 — на организации, выступавшие против войны во Вьетнаме, заведена картотека на 300 тысяч американцев.

Президент Рейган предложил конгрессу принять еще пять «антитеррористических» законов. Они направлены против тех, кто поддерживает национально-освободительные движения, против профсоюзного движения, против оппозиции агрессивной политике США в Латинской Америке и в других районах мира, против гонки вооружений. Сегодня широко применяется практика задержания и содержания под стражей без права освобождения под залог таких «инакомыслящих».

Американский автор Леннокс Хиндс в книге с красноречивым названием «Иллюзия справедливости» пишет: «Закон не собирается защищать права тех, кто восстает против угнетения. Он в значительной степени используется для обеспечения того, чтобы они и впредь мирились с тем местом, которое отведено им среди всеобщего порядка. Когда чернокожие в Гарлеме, Уоттсе, Ньюарке восстали против безработицы и нищенских условий жизни, полиция применила слезоточивый газ, огнестрельное оружие и незаконные обвинения. Но не против домовладельцев и лавочников, чьими жертвами стали эти чернокожие, а против самих жертв…» Комиссия конгресса США указала в одном из документов, напоминает Л. Хиндс, что в Соединенных Штатах «справедливость оценивается двумя мерками — в зависимости от цвета кожи и классового положения человека». Сегодня к этому можно добавить и еще один показатель — полное одобрение политики нынешней администрации. В противном случае — тюрьма.


Ростом с гору Вашингтон

Восемь раз власти арестовывали активистку «католического рабочего движения» Дороти Дэй, несмотря на ее преклонный возраст. Состав преступления: заявления «в защиту обездоленных и более справедливый мир…».


Когда у Ливерморской лаборатории в Калифорнии, родном штате президента Рейгана, где изобретено больше ядерных боеголовок, чем в любом другом месте на земле, собрались активисты антивоенного движения, их встретили не просто полицейские кордоны. Была учинена массовая расправа с участниками демонстрации, 900 человек оказались за решеткой.

Таким же был итог выступлений сторонников мира в Уэст-Милтоне (штат Нью-Йорк) у стен лаборатории компании «Дженерал электрик», работающей на Пентагон, в Гротоне и Нью-Лондоне (штат Коннектикут), где производятся атомные подводные лодки «Трайдент», в Берлингтоне (штат Вермонт), Альбукерке (штат Нью-Мехико), в штатах Орегон, Иллинойс, Флорида, Техас, Юта, Невада, Массачусетс, Род-Айленд…

Так стоит ли удивляться, что строительство тюрем в Америке превратилось в одну из самых прибыльных отраслей? А подавление любых форм инакомыслия стало делом привычным. Как заявил министр юстиции США Эдвин Миз, выступая перед полицейскими в Сан-Франциско, «хорошим примером для органов по поддержанию правопорядка является осуществленная в Филадельфии акция против секты «Движение».

Для выселения и ареста членов негритянской секты «Движение», проживающих в доме номер 6221 по Осэдж-авеню в «цветном» квартале Филадельфии, полиция на рассвете 13 мая 1985 года начала штурм здания, который только к вечеру закончился, когда полицейский вертолет сбросил на крышу здания бомбу замедленного действия. После взрыва здание охватил сильный пожар, перекинувшийся на соседние дома. В результате операции было уничтожено 60 зданий, а внутри дома номер 6221 были обнаружены трупы одиннадцати человек. В том числе четыре детских. 255 жильцов этого квартала остались без крова. Девять членов секты были приговорены к пожизненному заключению.

Барри Голдуотер и его единомышленники могут торжествовать: Великая Американская Демократия защищена. Жертвы — не в счет…


Ростом с гору Вашингтон

НЕ ДЛЯ МОЛИТВ ЦРУ ХОДЯТ В ЦЕРКОВЬ

На алтаре разведки

В 13-й главе Четвертой книги Моисеевой рассказывается, как под непосредственным контролем всевышнего пророк Моисей сформировал специальную разведгруппу с заданием «высмотреть землю Ханаанскую». И через сорок дней возвратились они и рассказали, какой в чужих краях урожай да как укреплены там города. Получил Моисей и сведения о внедрении на вражеских территориях своих агентов из числа местных жителей. Но рассказ о силе противника не понравился всевышнему, он убил их. Таким образом, для будущих рыцарей плаща и кинжала Библия дала еще один урок: разведка не богадельня, а полученную при выполнении шпионского задания информацию лучше всего докладывать не в «чистом» виде, а подлаживаясь под мнение непосредственного шефа.

Принесенные из земли Ханаанской данные возмутили народ: «И роптали на Моисея все сыны Израилевы». Через 1963 года после рождения Христа американский разведчик Аллен Даллес в трактате «Искусство разведки» с учетом того урока, который стоил жизни агентам Моисея, указывал своим подопечным, что общественность должна получать от шпионского ведомства только «определенную информацию», которая обеспечила бы ему «доверие» со стороны людей. То есть: дезинформация — одна из важнейших функций разведки.

Библейская «азбука разведки» научила нынешних служителей культа шпионажа маскироваться, прикрываясь именем бога и церкви. «Посредством церкви мы можем действовать с наибольшей эффективностью, — откровенно заявил сотрудник американской разведки Аллен Дрейфус. — Церковь имеет для нас важное значение — это наиболее легкий и надежный путь проникновения в страну». Не удивительно поэтому, что связи ЦРУ с Ватиканом имеют свою давнюю историю, которая еще только ждет своего исследователя. После разрыва дипломатических отношений с режимом Муссолини, выступившим на стороне нацистской Германии, Вашингтон вынужден был отозвать из Италии всех своих дипломатов. Но американцам, которые стремились следить за событиями, происходящими в стране, удалось найти «доверенных лиц» в Ватикане. Обладая статусом «государства в государстве» и провозгласив принцип «священного нейтралитета», Ватикан, как и Швейцария, был идеальным местом для сбора подобной информации.

Еще в конце 1942 года окружение Пия XII решило более определенно намекнуть о своем желании пойти на сближение с Соединенными Штатами. С точки зрения папы, итальянский фашизм не оправдал надежд, возлагавшихся на него верхушкой католической церкви. Стремясь завоевать доверие Вашингтона, Ватикан предложил правительству США секретную информацию огромной важности — военные стратегические планы Японии, полученные от апостолического нунция в Токио. Это давало американской авиации возможность наносить бомбовые удары по вражеским целям с абсолютной точностью. Человек, которому Ватикан доверил передать эти сведения американцам, был Джованни Баттиста Монтини, в то время заместитель государственного секретаря Ватикана.

С помощью хитроумной системы связи он переправлял информацию в посольство Ирландии в Риме. Оттуда она попадала в руки резидента американской разведки в Лондоне, а затем в Вашингтон. Любопытная деталь: расшифровкой этого материала занимался сотрудник Управления стратегических служб США Эрл Бреннан, который во время длительной работы в американском посольстве в Риме обзавелся рядом полезных знакомств, в том числе с начальником тайной полиции Муссолини, а также с некоторыми представителями высшего католического духовенства.

Новый этап сотрудничества секретной службы США и Ватикана начался после второй мировой войны. В 1945–1947 годах в Италии произошли важные перемены. Победа сторонников республики на референдуме о государственном устройстве и поражение монархистов, поддерживаемых англичанами и американскими генералами-реакционерами, результаты выборов в учредительное собрание, проходивших в июне

года, где большинство голосов собрали социалисты, сдвинули влево политическую ось страны. 27 октября 1946 года руководители Итальянской социалистической партии (ИСП), невзирая на сопротивление Джузеппе Сарагата, лидера проамериканского течения внутри ИСП, подписали пакт о единстве действий с коммунистами.

В начале января 1947 года, когда Де Гаспери находился в США, Сарагат спровоцировал раскол в своей партии, который привел к затяжному правительственному кризису, ставшему прелюдией к изгнанию коммунистов и социалистов из состава правительства. Начиная с весны 1947 года правые политические круги США и Италии вместе с Ватиканом начали нагнетать напряженность, заявляя, будто коммунисты совместно с социалистами «готовят насильственный переворот».

«Управление вице-директора стратегических служб, — говорилось, например, в одной из посольских шифрованных депеш, посланных в те дни в Вашингтон, — передало сегодня в министерство обороны донесение, в котором, по существу, подтверждается вероятность вторжения в Италию через Югославию. Установленное время вторжения — февраль — весна 1948 года. Информация получена от итальянских секретных служб и Ватикана».

Хотя сами американцы ставили под сомнение достоверность этого сообщения, Ватикан и итальянская разведка утверждали, что сведения о мифическом вторжении надежны. Агенты римской резидентуры американской разведки получали аналогичную информацию от полиции.

8 марта 1947 года собрался совет национальной безопасности США, чтобы обсудить вопрос об отношении к итальянским коммунистам. Принятое решение гласило: «США должны принять все меры, чтобы предотвратить участие ИКП в правительстве Италии, которое станет возможным в результате победы на выборах в апреле 1948 года». С назначением Данна на пост американского посла в Риме шумиха вокруг «красного заговора» стала просто истерической.

29 марта 1947 года глубокой ночью заместитель государственного секретаря Ватикана епископ Монтини позвонил в американское посольство. «Вчера Монтини сообщил, — доносил посол на следующий день в Вашингтон, — что коммунисты готовят вооруженную провокацию. По сведениям Ватикана, завтра во время митинга у монастыря Массенцио коммунистические провокаторы, переодетые в мундиры карабинеров, будут стрелять в полковника Валерио, героя итальянского движения Сопротивления. Левая печать попытается возложить вину за убийство на неофашистов и карабинеров. Хотя эта информация выглядит по крайней мере фантастичной, мы все же передали ее английским разведслужбам. Компетентные итальянские власти также предупреждены». Разумеется, что сообщение оказалось чистейшей воды блефом. 1 апреля 1947 года Данн телеграфировал в Вашингтон: «Во время митинга никаких беспорядков не произошло».

Организуя широкую антикоммунистическую кампанию, Ватикан одновременно тайно финансировал правые политические партии, выступавшие против антифашистского Национального фронта, сложившегося во время Сопротивления. Но некоторые священники открыто заявили о своей поддержке антифашистского Национального фронта и, игнорируя прямое указание Ватикана, отказались «предавать анафеме марксистов». В газете «Мессаджеро» появилась статья, где говорилось, что член руководства ИКП Луиджи Лонго положительно расценил факт сотрудничества прогрессивных служителей церкви с партиями, входящими в Национальный фронт.

Американское посольство встревожилось и направило своего представителя Парсонса за разъяснениями к Монтини. Как свидетельствует телеграмма Парсонса государственному секретарю США, реакция Монтини была быстрой и резкой: «Когда я показал статью «Мессаджеро» епископу Монтини, он заявил, что незнаком со священниками, имена которых упоминались в газете. Затем добавил, что они будут сурово наказаны, поскольку поддержка партии атеистов — это политический акт, противоречащий учению церкви. Епископ записал имена священников и обещал передать мне подробную информацию об их деятельности».

Следующим актом консолидации правых сил стало создание так называемых «гражданских комитетов» одной из наиболее широких антикоммунистических акций, проведенных ЦРУ совместно с Ватиканом в период избирательной кампании 18 апреля 1948 года. «Гражданские комитеты», организованные 8 февраля 1948 года национальным президентом ассоциации католиков Италии Луиджи Джеддой, стали ударной силой реакционеров. В докладе, составленном ЦРУ в конце апреля 1948 года по просьбе американского посольства, сообщалось об организации Джедды. «Эта динамическая организация создана немногим более двух месяцев назад. Они объединяют 300 региональных секций и свыше 18 тысяч местных отделений по всей стране. Спектр деятельности — от распространения листовок до организации пропагандистских мероприятий в национальном масштабе. Несомненно, «гражданские комитеты» сыграли решающую роль на недавних парламентских выборах, в значительной мере обеспечив победу ХДП. Принято решение о продолжении их деятельности и после выборов в качестве постоянного орудия антикоммунистической пропаганды. Есть основания полагать, что в скором времени подобные «комитеты» будут созданы в других странах, в частности в Голландии, Франции, Австрии и Бельгии. Информация о структуре, деятельности, задачах и финансовых возможностях этой организации получена непосредственно от национального президента «гражданских комитетов» Луиджи Джедды и духовного руководителя организации кардинала Фьоренцо Анжелини». Эти «комитеты» существуют и поныне. Во время выборов в местные органы власти, состоявшихся летом 1975 года, они продолжали вести антикоммунистическую пропаганду, чтобы препятствовать успеху левых сил. Однако эти попытки потерпели полный провал.

Но это был не последний факт вмешательства Вашингтона во внутренние дела Италии, равно как и использования ЦРУ церковных организаций и религиозных деятелей для ведения операций тайной войны.

Прошло немало лет со времен правления в Ватикане «атлантического папы» Пия XII. Что изменилось с тех давних пор? Не потеряли в Лэнгли интереса к папскому престолу? В своей книге «Эмиссары Ватикана» два американских журналиста — Гордон Томас и Макс Морган-Уиттс рассказывают, что в конце 1982 года американское «ведомство грязных трюков» установило на крыше папского дворца специальные радары «для обнаружения любого летательного аппарата». Более того, как указывают авторы книги, ЦРУ не одобряет привычку нынешнего главы папского престола бегать трусцой в садах Ватикана. Но заботы американских «рыцарей плаща и кинжала» о безопасности святого отца, конечно, не главные (в этом убеждает и весь ход расследования обстоятельств покушения на Иоанна Павла II, пропагандистским обеспечением которого занималась агентура ЦРУ). Г. Томас и М. Морган-Уиттс заявляют: американское шпионское ведомство — «один из главных поставщиков разведывательных данных святому престолу». По их данным, через месяц после вступления папы римского в должность в 1978 году (после смерти при таинственных обстоятельствах его предшественника Альбино Лючани), глава Ватикана встретился с шефом римской резидентуры ЦРУ, который, очевидно, и передал предложение присылать регулярные доклады об отношении к католической церкви в различных странах, о «положении с религиозной свободой» и поведении слишком активных священнослужителей. Кроме того, ЦРУ предложило информировать Ватикан о положении в различных районах мира, в том числе на Ближнем Востоке… Американские журналисты уверяют, что глава папского престола принял это предложение.

«Многие католики — если говорить только о них, — сочтут подобное «сотрудничество» и даже «дружбу» подозрительными и более того, скандальными. А между тем узы между ЦРУ и Ватиканом были установлены отнюдь не при папе Иоанне Павле II, — писал парижский журнал «Жён Африк». — Вспомните прелатов, готовых к «сотрудничеству», которые за полезные услуги, оказанные… секретной службе Вашингтона, получали ящики шампанского или заказывали себе роскошный гардероб… ЦРУ пользовалось сотрудничеством некоторых «понимающих» священников и установило шесть микрофонов в помещении государственного секретариата, этого «нервного центра»

Ватикана, и в других стратегически важных помещениях…»

Что же тут удивляться? Дружба дружбой, но за всем нужен глаз да глаз…


Ростом с гору Вашингтон

Слева от папы римского — архиепископ Пол Марцинкус, американец, папский банкир, глава ватиканских финансов. Это он организовывал тайные операции по переводу средств из «черной кассы» итальянской мафии в американские банки, откуда потом эти «отмытые» деньги шли по церковным каналам на подрывную деятельность «Солидарности» в Польше…

После падения Трои

Всем известна легенда о том, как Одиссей с помощью хитрости сломил сопротивление осажденной Трои. Греки притворились, что сняли осаду, и в покинутом лагере нашли огромного деревянного коня. Пленный греческий юноша Синон, выполняя задание Одиссея, сказал защитникам города, что конь волшебный. Но мало кто помнит, какую роль в падении Трои сыграли местные священники. Они не только рассеяли сомнения троянцев, но и предсказали, что город будет неприступным, пока конь остается в крепости. Дальнейшее хорошо известно: город пал.

На этот раз «коня» приготовили для осады целой страны. В рамках тайной войны против Никарагуа Центральное разведывательное управление США начало проводить секретную операцию под кодовым названием «Хоре» («Конь»). По данным мексиканского еженедельника «Просесо», эта операция делает упор на использование правых католических кругов, а также Латиноамериканского епископального совета (ЛЕС) и никарагуанских епископов во главе с архиепископом Манагуа Мигелем Обандо-и-Браво.

В Лэнгли решили спровоцировать мощное столкновение никарагуанской церкви с сандинистской революцией, чтобы сорвать демократический процесс и способствовать вторжению США в этот район. Кроме этого, ставится также цель повлиять на христианские круги Соединенных Штатов, чтобы те оказали давление на американский епископат, и он, в свою очередь, прекратил нападки на центральноамериканскую политику Рейгана, и одновременно с этим сбить накал солидарности христиан с освободительной борьбой народов Центральной Америки. Этот проект получил тайное одобрение папы Иоанна Павла II, которого лично проинформировал о нем вице-президент США Джордж Буш в ходе их встречи, состоявшейся в Риме. И хотя Буш сообщил об этом плане в общих чертах, Иоанну Павлу II было ясно, каковы конкретные цели этого проекта.

Установление дипломатических отношений между США и Ватиканом свидетельствует об общности их интересов в Центральной Америке. Правда, правительству Рейгана пришлось уступить кое в чем папе римскому, чтобы заручиться его личной поддержкой. По указанию ЦРУ почву для осуществления плана подготовил посол США в Ватикане Уильям Уилсон. Суть дела была тайно изложена папе римскому через кардинала Альфонсо Лопеса Трухильо, с которым Уилсон часто встречался в Риме. Эти встречи носили «сугубо секретный характер».

Предлогом для подобной скрытности является то, что сведения о них не должны дойти до государственного секретариата Ватикана, где у папы есть противники его внешней политики. Одним из них, в частности, является сам государственный секретарь Ватикана Агостино Казароли.

Удалось выяснить, что в осуществлении операции «Хоре» ЦРУ опирается на четырех лиц из высших католических кругов их сферы деятельности. Это колумбийский кардинал А. Лопес Трухильо — самое важное звено в выработке стратегии и тактики. Он имеет прямой доступ к папе Иоанну Павлу II, поддерживает контакты с послом У. Уилсоном и одним из высокопоставленных представителей ЦРУ, который срочно прибыл в Рим для участия во встречах Лопеса Трухильо и Уилсона. Этот агент ЦРУ активно участвовал в делах шпионской «фирмы» в Колумбии и давно известен в Никарагуа и других странах Латинской Америки.

Второе действующее лицо, вовлеченное в исполнение операции «Хоре», — архиепископ Манагуа Обандо-и-Браво. Он является одной из важных фигур в операции ЦРУ, поскольку эта операция направлена главным образом против Никарагуа.

Обандо-и-Браво разрабатывает стратегию вместе с Лопесом Трухильо (в апреле 1984 года Обандо-и-Браво снова был в Риме и встречался с Лопесом Трухильо). Указания относительно оперативных действий он получает из резиденции ЦРУ в Манагуа через священника Бисмарка Карбальо, который служит связующим звеном между Обандо-и-Браво и американским посольством. Для осуществления этого плана Лопес Трухильо заручился поддержкой влиятельных в Ватикане кардинала Баджо, кардинала Ратцингера и, в особенности, организации «Опус деи», которая пользуется покровительством самого папы.

Функцию взаимодействия с другими латиноамериканскими епископами осуществляет генеральный секретарь Латиноамериканского епископального совета монсеньор Кастрильо (Колумбия). Он поддерживает с Лопесом Трухильо самые тесные связи. В самих Соединенных Штатах по плану «Хоре» ведут работу два религиозных деятеля. Они играют ключевую роль при непосредственном контакте с ЦРУ и архиепископом Обандо-и-Браво. Это священник кубинского происхождения Энрике Руэда, обосновавшийся в Джорджтаунском университете, и Умберто Белли.

У. Белли и Э. Руэда распространили свою активность на три мощных движения внутри католической церкви США: Движение священников, занятых на мирских должностях, Движение за церковный брак и Движение за справедливость и мир. ЦРУ попыталось внедрить Умберто Белли в Движение священников, занятых на мирских должностях, с тем, чтобы свести на нет возможность проявления в США солидарности с освободительными силами в Центральной Америке и найти помощь для контрреволюции в Никарагуа. Руэда был предназначен для выполнения тех же задач в Движении за церковный брак, организуя нападки на прогрессивных деятелей.

Когда в мае 1984 года архиепископ Обандо-и-Браво посетил США (после визита в Рим и ФРГ), он встретился с Белли и Руэдой. Они договорились осуществлять влияние на испаноязычных христиан США (которые составляют почти 30 процентов католического населения страны) и на лиц польского происхождения (около четверти католического населения США).

Священник и по совместительству агент ЦРУ, Руэда связан с американской организацией «институт по делам религии и демократии» и агентом ЦРУ Франком Кэлвоном из Джорджтаунского университета, возглавляющим кафедру гражданских прав. Руэда сотрудничает с журналом католической направленности «Идеаль», который издается в Майами при финансировании ЦРУ и предназначается для распространения среди католических кругов кубинской и никарагуанской эмиграции во Флориде. В журнале работает также агент ЦРУ Томас Регаладо.

Цель этих четырех действующих лиц — координация усилий по осуществлению плана «Хоре». ЦРУ спланировало с их помощью еще более острое столкновение никарагуанской церкви с сандинистокой революцией, чтобы сорвать демократический процесс и способствовать вторжению США в этот район и, в частности, в Никарагуа. Госдепартамент США, который координирует действия с руководством ЦРУ, отводит архиепископу Обандо-и-Браво роль «застрельщика» в операции «Хоре».

Главная задача проводимой ЦРУ пропагандистской кампании состоит в том, чтобы подорвать национальное единство. В апреле 1981 года в Никарагуа началась крупная кампания в русле психологической войны с целью организовать протесты католиков против действий правительства. Первым шагом было разжигание недовольства среди родителей учащихся приходских школ. Кампания, проводимая оппозиционной газетой «Пренса», выразилась в нападках на всенародное демократическое обсуждение национальной реформы системы образования, причем газета пустила в ход такие выражения, как «марксистская промывка мозгов», «превращение детей в партизан», «отравление детей ядом ненависти», «священники, которые поддерживают марксистское правительство и предают истинную церковь», и так далее.

Начало использованию религиозной символики, особенно символов креста и пресвятой девы, в пропагандистских целях было положено вовсе не никарагуанской католической церковью, а именно «Пренсой» и ЦРУ. Хотя пропагандистская кампания была явно продиктована намерением предельно обострить отношения между церковью и государством, не церковь придала политической борьбе религиозное звучание.

Ален Райдинг в статье, опубликованной в «Нью-Йорк таймс» и озаглавленной «Религия становится политическим оружием в руках левых и правых в Никарагуа», поддержал эту линию ЦРУ: «Тысячи никарагуанских католиков устремились в деревушку Куана в 100 милях восточнее Манагуа, где, как утверждают, людям явилась непорочная дева Мария…

Как заявил один иностранный священник, «культ Куанской пресвятой девы — это реакция на страх перед коммунизмом».

Прежде чем сможет произойти «чудо», следует должным образом подготовить почву для этого. Насколько известно, первый план ЦРУ в этой области разработал Эдвард Лэнсдейл. Вот как описал этот план один из свидетелей, дававший показания в сенатской комиссии по разведке, расследовавшей утверждения насчет задуманных ЦРУ покушений: «Вот лишь один пример «хитроумия» Лэнсдейла: он разработал превосходный план убрать Кастро. Предусматривалось распространение слухов о том, что вот-вот произойдет второе пришествие Христа и что Христос — антикастровец. Эти слухи надо было распустить по всей Кубе. Затем в заранее избранный день это действительно бы произошло — и тут уж не было бы никакого обмана. На горизонте вдали появилась бы американская подводная лодка; она поднялась бы на поверхность моря недалеко от берегов Кубы и выпустила несколько осветительных снарядов. Все это было бы наглядным доказательством второго пришествия Христа, и свержение Кастро не заставило бы себя ждать. Какой-то шутник назвал эту операцию «ликвидацией через иллюминацию». Своеобразная «иллюминация» в этом духе началась и в Никарагуа под рождество 1980 года. «Пренса» поместила фотографию молодой женщины с подходящим именем Мария Лурд. Мария была сфотографирована в белом одеянии на фоне неба, причем на фоне креста. «Пренса» нашла в Манагуа ту одну-единственную точку, откуда можно было сфотографировать весь кафедральный собор так, что он служил фоном снимка. Мария Лурд предстала в виде статуи пресвятой девы, нисходящей с небес на кафедральный собор. Само слово «Лурд» окаймляет фото со всех сторон. Пресвятая Мария, ангелы, небеса, Лурд, крест, кафедральный собор… просто невозможно представить себе, чтобы в одну-единственную фотографию можно было вместить большую дозу религиозной символики.

1 апреля 1981 года, в день, который обожают все шутники и затейники, «Пренса» приступила к сотворению «местного Лурда». После соответствующей кампании тысячи верующих собрались в месте, где дева Мария явилась простому пастуху и корреспонденту «Пренсы», молящимся на клумбе среди роз (кстати сказать, пастуха звали Бернардо). Так «Пренса» по подсказке ЦРУ стремилась убедить читателей в том, что «пречистая дева недовольна тем, как обстоят сейчас дела в Никарагуа».

А вот другой пример того, как оппозиционная пресса, в частности, та же «Пренса» использовала специальное «Практическое руководство по психологическим операциям», изданное в США. В нем, например, говорилось: «Христианский крест пользуется таким большим влиянием среди христиан как символ, поскольку он графически изображает страдания распятого Христа и смерть его на кресте ради людей».

Когда «Пренса» хотела превратить свою первую страницу в религиозный плакат, она начинала с того, что, говоря о никарагуанском после в Соединенных Штатах д-ре Артуре Крусе, никогда не употребляла слова «посол» или «доктор» и не называла его другими именами, с тем чтобы в полной мере сохранить символическое значение его фамилии Крус (в переводе — крест). На расстоянии нескольких дюймов от слова «Крус» обычно помещалось изображение креста и фигуры, напоминающей Христа.

Фотография, помещенная в «Пренсе», с изображением идиллической сценки — счастливых молодых людей, наигрывающих на гитарах, также весьма примечательна: ЦРУ распространило полмиллиона экземпляров фотографии, очень похожей на эту, в Италии перед парламентскими выборами 1976 года. Тематическое содержание снимка то же самое: благолепное изображение поющих христиан контрастирует со словами, отождествляемыми с молодыми марксистами: «ненависть», «материализм»… «политизация», «конфликт».

Итальянский вариант был распространен в виде объявлений в миланской газете «Аввенире» и в «Джорнале нуово», а также в виде брошюры, изданной, как утверждали, организацией «Коммунионе э либерационе», которая, как указывалось в докладе комиссии палаты представителей конгресса США под председательством Пайка, получала денежные средства от ЦРУ. В день выборов появился новый вариант с добавлением символа христианско-демократической партии (крест и щит) и призыва к молодым католикам голосовать за эту политическую партию, против марксизма.

Во время выборов в Чили в 1970 году аналогичные фотографии и темы фигурировали в объявлениях, помещенных организацией, именующей себя «новое христианское действие». Как показало расследование, проведенное палатой депутатов чилийского парламента, это была нелегальная незарегистрированная фиктивная организация, изобретенная руководителями газеты «Меркурио». Эта подставная организация фигурировала в документах рекламного агентства «Андалиен», которое, как выяснилось, также получало деньги от ЦРУ. Руководители агентства, как впоследствии выяснилось, были агентами этого ведомства.

18 июня 1980 года сенсацией первой страницы ямайской «Дейли глинер» стала фотография пробитой пулей открытой Библии, причем стрелкой указывалось место, куда она попала. Заголовок гласил «Пуля и Библия». Читателям предлагалось поверить в то, что простой фермер-христианин читал свою семейную Библию, когда внезапно пуля, посланная коммунистом, влетела в окно и, казалось, вот-вот должна была поразить его сердце.

Несколько позднее «Дейли глинер» опубликовала фотографию огромного яйца с расплывчатым черным пятном на скорлупе. При этом сообщалось, что некий «фермер из числа «добрых христиан» нашел это яйцо в своем курятнике и доставил его в редакцию газеты просто как курьез». Однако «Дейли глинер» сумела ясно разглядеть в расплывчатом пятне на яйце карту Советского Союза, и, как утверждают, появление магического яйца — это «знамение божье, говорящее народу Ямайки, что он должен помешать установлению власти русских над своей страной».

Деятельность ЦРУ не ограничивается манипулированием прессой других стран. Пропагандистская кампания внутри Никарагуа координируется с экономическим, дипломатическим и полувоенным наступлением. Наступает момент, когда экономический хаос, о котором твердила пропаганда, становится реальностью. Внезапно выявляются фактические нехватки то одного, то другого. Затем вспыхивают конфликты с соседними государствами на основе внезапно обостряющихся давнишних расовых и религиозных разногласий. Начинаются диверсии на транспорте и в системе связи.

В Никарагуа «явление непорочной девы» совпало с приездом Морриса Серуло, правого американского евангелиста. Оно сопровождалось шумной рекламной кампанией с упором на якобы имеющуюся у визитера способность «изгонять демонов, вселившихся в Никарагуа». Соединенные Штаты прекратили оказание экономической помощи Никарагуа. Государственный департамент США обвинил эту страну в разжигании повстанческого движения в Сальвадоре. Бывший заместитель директора ЦРУ Вернон Уолтерс[9] побывал с визитом в соседних, враждебно настроенных по отношению к Никарагуа государствах. Участились вылазки бывших сомосовских охранников через гондурасскую границу. Тех же наемников открыто обучали в США.

Поскольку правительство Рейгана придает особое значение развитию событий в Никарагуа, а также той подрывной роли, которую играет никарагуанская церковь в идеологической борьбе против «распространения коммунизма» в Центральной Америке, ЦРУ предприняло ряд акций с целью повлиять на католические круги в США и оказать нажим на американский епископат, чтобы он уменьшил свои атаки на правительство Рейгана, в частности, сдержал резкую критику экономической политики президента. Завербованные ЦРУ служители культа призваны уменьшить солидарность американских христиан с народами Центральной Америки и нейтрализовать некоторых епископов США, которые открыто осудили интервенционистскую политику Рейгана в этом районе.

Третье направление операции «Хоре» — осуществить посредством Ватикана и Латиноамериканского епископального совета наступление на «теологию освобождения» и на так называемую «народную церковь», или «церковь бедных». В связи с этим придается большое значение документу, подготовленному префектом конгрегации по вопросам вероучения Ватикана, кардиналом Йозефом Ратцингером. В этом документе осуждается «теология освобождения», а также содержится приказ перуанским священникам расследовать писания священника Густаво Гутьерреса из архиепископата Лимы, который считается основоположником этой латиноамериканской теологии. К этому прибавляется еще и заявление президента Управления имуществом «святого престола» кардинала Аньело Росси, сделанное им в Бразилии, призвавшего «всю Латинскую Америку быть бдительной, чтобы избежать ее превращения в новую Никарагуа».

Каким образом? В том числе и путем физического уничтожения священников, вставших на сторону революции. В 1980 году под «дипломатической крышей» в Манагуа стал работать резидент ЦРУ в Никарагуа Уильям Ф. Руни. Он пробыл на этом посту, где его сменил Дэвид Н. Крейг, менее двух лет, но успел сделать за это время немало. Одной из своих заслуг Руни считал деятельность созданной им специальной группы, которой было поручено «заняться вопросом о духовных лицах». В нее входили агенты ЦРУ Исмаэль Рейтере, Росендо Диас, Рамиро Гурдиан, Уильям Базе, Данило Лакайор. Ранее они при участии архиепископа Манагуа Мигеля Обандо-и-Браво создали подрывную реакционную организацию под вывеской «демократической координационной комиссии». Эта же группа ЦРУ участвовала в составлении «черного списка», состоящего из двух тысяч имен людей, приговоренных ЦРУ к смерти в случае вторжения США в Никарагуа. К числу тех, кого собираются уничтожить в первую очередь, относятся прогрессивные священники и монахини. «Группа Руни» предложила и такой план: схватить несколько священнослужителей, связанных с сандинистами, переправить их на границу с Гондурасом, там убить и представить дело так, будто бы они были убиты защитниками революции, спровоцировав таким образом волнения на религиозной почве.

Так на практике выглядит «священный союз» администрации Рейгана с верхушкой римско-католической церкви. «В данный период, характеризующийся кризисом и переменами на международной арене, — писала газета французских коммунистов «Юманите», — совпадение мнений между Ватиканом при папе Иоанне II и Белым домом при Рейгане — это попытка блокировать исторический процесс».

Возмущение в религиозных кругах США вызвала развернутая администрацией США разнузданная кампания с целью дискредитировать тех католических священников в Центральной Америке, которые выступают против грубого американского вмешательства в дела центральноамериканских стран и поддержки Вашингтоном кровавых антинародных режимов.

Критика в адрес администрации США и поддержка оппозиционных движений этих стран достигли таких масштабов, что вице-президент Джордж Буш даже заявил с деланной наивностью, что он просто не понимает, каким образом священнослужители могут соединять свою веру с марксистскими идеями и методами. 28 февраля 1983 года, выступая в подкомиссии сената, Джордж Шульц также обрушился с нападками на «церковных деятелей, которым хотелось бы, чтобы в Латинской Америке усилилось советское влияние».

Несколькими днями позже, 7 марта 1983 года, архиепископ Вашингтона Джеймс Хики от имени всего епископата выступил в комиссии конгресса с критикой заявлений вице-президента США и государственного секретаря США. Политика Соединенных Штатов, в том числе и в Центральной Америке, заявил Дж. Хики, должна основываться на принципах справедливости, мира и свободы. По мнению духовенства, сказал он, в основе конфликта в Центральной Америке лежат внутренние политические и экономические проблемы. Вместо того чтобы следовать навязчивой идее «военного решения», администрация должна изыскивать пути дипломатического и политического урегулирования конфликта, отметил представитель национальной конференции католических епископов США.

Архиепископ городов Сент-Пол и Миннеаполис (штат Миннесота) Дж. Роуч, президент национальной конференции католических епископов США, направил президенту Р. Рейгану письмо с требованием принять руководителей этой организации для обсуждения оскорбительных заявлений в адрес священников Центральной Америки, с которыми выступили вице-президент США Дж. Буш и госсекретарь Дж. Шульц.

Грубые выпады руководителей администрации были расценены не только как попытка дискредитировать священников, выступающих против репрессивных проамериканских режимов, но и как окрик в адрес американских священнослужителей, все решительнее протестующих против авантюристического курса Вашингтона во внешней политике, которых администрация обвиняет в «игре на руку русским».

Между тем при поддержке Вашингтоном тоталитарных хунт в Центральной Америке и прямом участии ЦРУ в борьбе с национально-освободительным движением, церковные деятели все чаще становятся жертвами террора и насилия.

Отправным толчком к мобилизации католической церкви на поддержку демократических сил явилось, несомненно, убийство четырех американских монахинь в декабре 1980 года. Оно потрясло всю Америку, и в особенности католиков. Поскольку речь шла о сестрах по вере, о соотечественницах, которые были выше всяких подозрений, епископы и их паства испытали при известии об этом убийстве еще большее возмущение, чем после убийства самого архиепископа Сан-Сальвадора Оскаро Ромеро.

28 июля 1981 года священник из Оклахомы Стэнли Ротер был убит в Сантьяго-Атитлан в Гватемале, 13 февраля 1980 года был убит Джеймс Миллер, принадлежавший к «братьям христианских школ». Подобные события каждый раз влекут за собой дальнейшее сближение католических церквей. «Дело» отца Пеллесера и исчезновение в августе 1981 года испанца-иезуита отца Карлоса Переса Алонсо в Гватемале вызвали глубокое возмущение у американских иезуитов, которые вынесли эти события на рассмотрение комиссии ООН по правам человека. По сообщению агентства ЭФЭ, перепечатанному 9 марта 1983 года испанской газетой «Вое де Галисиа», после прихода к власти в марте 1982 года генерала Риоса Монтта в Гватемале было убито 35 пасторов евангелической церкви, около 50 бесследно исчезли, более десятка было заключено в тюрьму, и многим пришлось покинуть Гватемалу.

Примечательно, что непосредственный виновник расправ с демократически настроенными священнослужителями — гватемальский диктатор Риос Монтт объявил себя «пророком господа», заявив в ходе одного из массовых мероприятий, что был поставлен во главе страны «самим господом богом, чтобы спасти Гватемалу». Совсем как президент Рейган, решивший «избавить от коммунизма весь мир».

И намерения у них самые серьезные. Ведь, как писал журнал «Мазер Джонс», «ЦРУ входит в церковь не для того, чтобы молиться».

Сказано с большой долей сарказма. Церковь авансом выдала ЦРУ индульгенции на все будущие акции разведки. И не забывала о прошлых.

«Демократия восстановлена!» Аминь?..

«Как быстро может затянуться рана после того, как нож вошел вам в сердце?» — Эти слова подполковника Джеймса Страхана, ветерана американской агрессии во Вьетнаме, процитировал журнал «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт» в апреле 1980 года.

Америка часто вспоминает «Нэм» — так звучит на профессиональном армейском жаргоне географическое название «Вьетнам». В понятие «Нэм» входят «операции по умиротворению» — поголовное истребление мирных жителей деревень, использование напалма и дефолиантов, и, наконец, позорное поражение.

«Нэм» вспоминали с горечью и страхом. В лексикон американских политиков даже вошло понятие «вьетнамский синдром» — им оправдывали боязнь новых военных авантюр.

Но это время прошло. Американские солдаты, расправлявшиеся с «красными» в Юго-Восточной Азии, оправдывались тем, что действовали «во имя бога и отечества».

После прихода к власти в 1980 году республиканской администрации приоритеты поменялись местами. Поскольку Советский Союз был объявлен лично президентом «империей зла», а коммунисты — «врагами-безбожниками», на первое место поставлен бог.

Меняется ли сумма от перестановки слагаемых? Сумма — нет, но внешне все стало выглядеть иначе. То, что раньше откровенно именовалось «крестовым походом против коммунизма», ныне в Вашингтоне называют «битвой сил добра и зла».

«Добро» пожизненно прописано в Вашингтоне, «зло» расположено во всех частях земного шара. Первой попыткой преодолеть «вьетнамский синдром» был «чилийский вариант», разработанный и осуществленный Вашингтоном под занавес вьетнамской авантюры.

По сценарию Вашингтона, Чили необходимо было «спасать от коммунизма». По плану Центрального разведывательного управления США нужно было свергнуть правительство Народного единства. Пропагандисты постарались покрыть кровавый военный переворот религиозным флером.

Неисповедимы пути господни. В марте 1974 года в городе Канзас-Сити в американском штате Канзас объявился заезжий священник Рохелио Арасена. Прибыл он издалека — из Чили, где его преподобие служил в методической церкви в городе Вальпараисо.

Прибыл, чтобы поведать, как великая сила молитв чилийских верующих привела к падению правительства Народного единства. «Большинство христиан в Чили верят, что именно молитвы в действительности вызвали перемены в нации, — объявил Арасена. А потом растолковал: — Христиане поняли, что их молитвы услышаны, когда утром 11 сентября 1973 года генерал Пиночет объявил, что Чили освобождена от марксистско-ленинского правления и бог направил страну к этой свободе».

Приведем еще несколько тезисов Арасены. Не военные спасли страну, а ее спасли молитвы людей, обратившихся к всевышнему с просьбой о «божественной» интервенции. Он полностью уверен, что Чили представляет собой хороший пример того, как христиане могут молиться о спасении своей нации. Что до многочисленных жертв военного переворота, террора против гражданского населения, захлестнувших страну после военного переворота, то Арасена полностью уверен: эти сведения сильно преувеличены.

«Военные лидеры регулярно заявляли во всеуслышание, что бог помогает им править страной», — завершил свои религиозно-политические откровения попавший в Канзас-Сити чилийский пастор. В роли «всевышнего», откликнувшегося на молитвы единоверцев Арасены, весьма удачно выступило Центральное разведывательное управление. Отсутствие необходимого нимба не смущало «компанию». Хотя, конечно же, технические средства, имеющиеся в распоряжении Лэнгли, позволяли затмить «праздник Святого Иоргена»* однако на сей раз решили обойтись без религиозной бутафории.

«Явление» ЦРУ народу состоялось, и оно оставило на многострадальной земле Чили четырех своих наместников. Из чувства скромности они стали именовать себя не наместниками бога на земле, а всего лишь хунтой.

Когда с делами божественными покончено, нужно спускаться с небес на землю. Операция Соединенных Штатов, проведенная против законно избранного правительства Народного единства во главе с Сальвадором Альенде, называлась «Камелот», смысл ее укладывался в понятие «дестабилизация».

Совершенно бесспорно, что Центральное разведывательное управление набрало в глазах хозяев Белого дома множество очков. Впрочем, лавры победителя с ним по праву поделили министерство обороны и не ограниченные в средствах корпорации. На уголке пьедестала почета даже нашлось место для представителя администрации, потому что рука дающего не оскудела за все время «программы дестабилизации» в Чили.

Ситуация: 4 сентября 1970 года на выборах победил кандидат Народного единства Сальвадор Альенде, ставший законным президентом Чили. Параллельно законно избранный президент другой страны, Соединенных Штатов Америки, не только дает согласие, но и всячески поддерживает «группу по дестабилизации» положения в Чили. Свержение Альенде любыми средствами, вплоть до убийства, выполнено к нескрываемому восхищению Вашингтона, и 11 сентября 1973 года на постамент вползли четверо «наместников божьих».

Генерал Аугусто Пиночет руководил при президенте Гонсалесе Виделе концлагерем… Адмирал Хосе Торибио Мерино, любитель певчих птиц, классической музыки, глухо пил и собирал марки… Генерал ВВС

Густаво Ли, дорвавшийся до власти, был обследован врачами, поставившими диагноз: невроз с манией преследования и чертами паранойи. К тому же он сильно страдал от своей «неполноценности»: его папаша жил в Гарлеме и был негром. Командующий корпусом карабинеров Сесар Мендоса оказался поклонником танго, гурманом и фанатиком стриптиза. Отличительной чертой его было явное подхалимство.

«В лице военной группы, возглавляемой Пиночетом, и экономистов чикагской школы американские руководители нашли комбинацию, которая как нельзя лучше отвечала их пожеланиям», — подытожил французский «Монд дипломатик».

К тому же их политическое кредо не вызвало никаких возражений. «Это поколение, — торжественно поклялся Аугусто Пиночет чилийцам, — не увидит демократии». А Густаво Ли, видимо, поднаторевший в медицинской терминологии, в первый день путча произнес публичную речь: «Марксистская раковая опухоль будет удалена». Затем к месту и не к месту твердил: «Так называемые великие демократические страны в большинстве своем поражены насквозь красной заразой, которая подтачивает каждый их нерв. Каждый год еще один кусок на географической карте окрашивается в красный цвет»…

Краткий информационный справочник «Кто есть кто» венчает триумф «политики дестабилизации», проводившейся в семь последовательных этапов, но завершившейся на шестом. Каждый из них — долгоиграющая акция «компании», предпринятая с большим размахом и очень оперативно. Но в «официальную программу дестабилизации» при расследовании вмешательства ЦРУ в Чили забыли включить один пункт. Весьма немаловажный — обработку общественного мнения. Психологическая война из оружия всех калибров против Чили была начата Пентагоном, однако затем эстафету быстро подхватило ЦРУ. Вначале пропагандисты Лэнгли даже всерьез рассчитывали, как утверждают, «спасти страну от коммунизма», не прибегая к напалму. Не из гуманных соображений, конечно, и не в целях экономии напалма, а для придания «избавлению от коммунизма» благочестивого демократического вида.

План «психологической войны» в ЦРУ назвали «проект Газетчик». Впервые его привели в действие во время кампании по выборам президента в 1964 году, порешив, что более чувствительного и податливого объекта, чем женская аудитория, найти невозможно. Метафоры, эпитеты и изящная игра слов предназначались женщинам из мелкобуржуазной среды. Каждое сочинение, выходившее из стен Лэнгли или с ним согласованное, могло быть любого объема и выполнено в любом стиле, но обязательно должно было содержать:

«1. Увязывание страхов и тревог выбранной аудитории с коммунизмом.

2. Берущее за душу и сердце изображение кандидата Народного единства в виде оружия «международного коммунизма».

Темы сочинения разработала «компания», а использовать их поручили рекламному агентству Майкени-Эриксона и Уолтера Томсона, поддерживавших избирательную кампанию президента Эдуардо Фрея, срок полномочий которого истек. Успех превзошел все ожидания, потому что женщины с трудом смогли дождаться часа, когда они смогут отдать свои голоса за Фрея. Фрей проиграл, несмотря на их пылкий энтузиазм.

Лиха беда начало: развертывание массированной обработки умов согласно приказу ЦРУ должно было начаться в 1970 году. Точно в срок раздались первые «залпы». 1 июня 1970 года газета «Меркурио» поместила фотомонтаж, не пожалев под него четверть полосы. Монтаж являл собой совершенство творческой мысли исполнителей директивы ЦРУ. На заднем плане виднелся президентский дворец, перед которым стоял танк с четырьмя аккуратно прорисованными буквами — СССР и серпом и молотом на башне. Чтобы не оставить у читателя сомнений, подпись взывала: «Прокоммунистическое правительство откроет двери Чили перед этими танками».

Так как один и тот же танк все-таки нельзя было печатать из номера в номер, по газетам стали гулять не менее яркие документы. Фотоснимок (какой-то) казни в (какой-то) стране кратко прокомментирован: «Это и есть коммунизм!» Мало того, для сверхброскости над снимком заверстали крупного кегля заголовок: «Вы хотите спасти Чили от коммунизма?» Подписано: «Молодежь Чили».

Тех, кто не читал газеты, так же как и постоянных читателей обрабатывали динамики радиоприемников. Сценарий таков: звук пулеметной стрельбы… Женский крик: «Коммунисты убили моего мужа!» Мужской голос: «Это может произойти, если Чили станет коммунистической». Вновь женский голос, но без всякого надрыва: «Это было обращение «Женского действия».

Крик бьет по нервам, но не заставляет думать. Пищу для размышлений подкинули сотням тысяч семейств из средних классов в виде ложной анкеты со штампом Народного единства. Анкета в категорической форме требовала от адресатов подробно описать принадлежащие им бытовые электроприборы, указать число свободных комнат в их квартирах и объяснить, почему они согласились бы или отказались бы разделить свои богатства с бедняками страны после прихода к власти левых сил. Бумагу венчала пугающая приписка: «Эти анкеты соберет официальный представитель городской реформы Народного единства».

В докладе палаты депутатов о действиях «Молодежи Чили» и «Женского действия» 24 августа 1970 года отмечалось, что главную ответственность за эти действия несет рекламное агентство «Ан да л иен» и газетная группа «Меркурио». Что одно и то же — агентство было организовано одним из руководителей «Меркурио» Сальвадором Фернандесом Сегерсом. В бухгалтерской книге «Андалиен» значились имена главных подписчиков: американских компаний, владеющих акциями чилийских медных компаний, группа «Меркурио» и какой-то «Чарли», вложивший ни больше ни меньше 600 тысяч американских долларов.

По признанию Лэнгли, главного агитатора в пользу государственного переворота, группе «Меркурио» передали полтора миллиона долларов. И ЦРУ считало, что весьма выгодно вложило капитал. Не только с гарантией, но и с процентами — по оценкам Лэнгли, ее пропагандистские усилия «сыграли значительную роль, подготовив почву для государственного переворота, совершенного военными».

Но это потом.

А начиная с 15 сентября 1970 года согласно докладу американского сената «Действия в Чили, 1963–1973» политика правительства США «была явно направлена на организацию государственного переворота». Два месяца спустя ЦРУ получило задание «создавать условия, которые дадут возможность американскому правительству извлечь выгоду из любого политического или военного решения чилийской дилеммы».

Группа «Меркурио» с точки зрения стратегов «психологической войны» представляла собой идеальный механизм: ей принадлежали три главные ежедневные газеты Сантьяго и семь провинциальных, у нее же в арсенале были и несколько радиостанций, рекламных агентств и агентство печати. «Компании» не пришлось изобретать велосипед, а лишь как следует подготовить машину и задать ей направление движения. Три агента ЦРУ в группе «Меркурио» получили и добросовестно выполняли свои задания. Энно Хоббинк, бывший редактор «Лайф», заведовал финансовыми вопросами, Альваро Луга, контролировавший согласование пропагандистских тем с центральным бюро «компании», третий, скрывшийся за букву фамилии, «К», был непосредственным исполнителем Лэнгли.

«Меркурио» менялась на глазах, и не только по тематике, но и по объему — вместо 40 полос она разрослась до 120, и первую страницу уже навсегда закрепили под сенсационные фотоснимки и статьи. ЦРУ, по английской пословице, чувствовало себя в «Меркурио» так же уютно, как клоп в ковре.

Вначале избрали паническую тональность. Скажем, статья под заголовком «Леваки угрожают универсаму». Заголовок «бьет», и никому не было никакого дела до того, что в самой статье некий владелец цепи универсамов жалуется на некие угрозы неких леваков его фирме.

От заурядных фальсификаций «Меркурио» выросла до высот систематической дезинформации. 27 июля 1973 года со страниц газеты к читателю взывал не самый мелкий заголовок: «Эксклюзивное интервью: лидер боливийских партизан признался, что они убили Эльмо Каталана». Сенсация «Меркурио» появилась одновременно с заявлением боливийского президента о том, что чилийский журналист Эльмо Каталан и его жена были убиты агентами Центрального разведывательного управления. В Лэнгли, естественно, знали правду, но группа «Меркурио» позаботилась, чтобы она не дошла до читателей.

Переворот должен был быть совершен армией — в этом в Лэнгли не сомневались с самого начала. Соответственно она оказалась в самом перекрестье прицела стратегов психологической войны. Позже, в докладе американского сената, появятся такие строки: «…американские должностные лица… получили инструкцию добиваться влияния в рядах чилийской армии и вообще поддерживать ее деятельность». Скорректируем этот вывод на основе уже свершившихся фактов. Вначале добиваться влияния, а затем уже поддерживать угодную Вашингтону деятельность.

За несколько недель до государственного переворота 11 сентября 1973 года примерно половину своих статей (а главное броских заголовков) «Меркурио» не скупясь отвела «разоблачению провокации левых партий против вооруженных сил». Не будем ворошить прошлое, но однажды ЦРУ уже использовало аналогичный план: коммунистов обвинили во всеуслышание в намерении проникнуть в вооруженные силы «в интересах Советского Союза». Тогда в Лэнгли даже позаботились о «доказательствах», после чего предоставили армии расправиться с «коммунистами».

Коммунистическая партия Чили якобы «пыталась проникнуть в вооруженные силы как агент Москвы». Оружие — «случайно найденное» — оказалось, по совпадению, в кубинских ящиках. План «Зет», который, к великому счастью нации, был своевременно раскрыт военной разведкой до 11 сентября, оказывается, предусматривал «казнь гражданских лиц ополчением Народного единства, уничтожение главных военачальников с помощью президентской охраны».

Электронно-вычислительная машина, потрудившись над планом «Зет», конкретизировала его вплоть до имен отдельных лиц. Каждый взятый ЦРУ на заметку офицер, потенциальный участник переворота, мог затем увидеть в копии «списка намеченных жертв» свое имя, а также имена членов своей семьи. Чилийским офицерам, в большинстве своем прошедшим школу Пентагона и уже подвергшимся первоначальному «промыванию мозгов» относительно «международного коммунистического заговора», дали подержать в руках «вещественное доказательство» этого плана.

Реакция офицеров? Ее нетрудно предугадать, именно такой она и оказалась. Кроме «психологической обработки», специалисты Пентагона преподавали чилийским офицерам «предмет ЦРУ» — натаскивали их на конкретные меры свержения правительства. В школе «Америкас» в Форт-Гулике (зона Панамского канала) чилийским военнослужащим втолковывали азы инструкции № 1/57. «Весь смысл государственного переворота состоит в том, что он представляет собой внезапный, решительный удар в сердце правительства, удар кинжалом, который входит сразу по самую рукоятку». В инструкции № 49/57 тоже с военной прямотой сказано: «Если государственный переворот оказывается удачным, то спасающиеся бегством защитники правительства представляют собой легкую добычу. Чем скорее войска смогут взять под контроль пути бегства, тем удачнее будет, видимо, охота».

В год военного переворота в США проходили подготовку 77 военнослужащих чилийцев, а в «межамериканских военно-учебных центрах» в зоне Панамского канала — 313 человек. Гордость школы «Америкас» — Аугусто Пиночет. Человек очень душевный, он прислал письмо на имя начальника школы, а руководство распорядилось вывесить его в рамке в парадном коридоре. В последних строках своего письма лидер хунты просит «принять выражение благодарности чилийской армии, к которому я присоединяю свою искреннюю благодарность за профессиональное сближение, которое осуществляет ваше учреждение». Письмо это датировано 6 декабря 1973 года.

«Психологическая война» велась параллельно с основными акциями Соединенных Штатов. Да, Соединенных Штатов — если подразумевать под этим не всю нацию, а «богоизбранных руководителей», федеральные ведомства и состоятельные корпорации, обосновавшиеся в Чили. Чаще всего, стоит лишь пятнам «тайных операций» выплыть на поверхность кристально чистой «американской демократии», начинается большой скандал на тему «кто виноват». Президенты валят на ЦРУ, «вышедшее из-под контроля», «прогрызшее намордник», «сорвавшееся с цепи». Центральное разведывательное управление не остается в долгу и платит правительству той же монетой. Главный и проверенный тезис «компании»: она действовала по указанию «свыше».

Как правило, «при вскрытии» очередной внешнеполитической метастазы виноваты оказываются оба лекаря. И пусть они сами делят эти не вызывающие ни у кого зависти почести. Достоверно одно: операция против законного правительства Чили велась ЦРУ, которое получило карт-бланш от Белого дома и регулярно докладывало ему о ходе подготовки к перевороту. Операция велась министерством обороны — опять же, согласно приказу администрации. Операция велась могущественными корпорациями на добровольных началах, они теряли там монополию на грабеж богатейших месторождений полезных ископаемых, значит — деньги. И собирались за деньгами вернуться — вместе с ЦРУ, авангардом американской внешней политики.

Поэтому так тщательно разрабатывалась каждая фаза операции. Посему денег не жалели, зная, что они вернутся сторицей. Шесть последовательно выполненных пунктов заговора и свержения правительства предусматривали:

Первое. Финансирование христианских демократов. Не менее трех миллионов долларов из нескудеющей казны Лэнгли было передано христианско-демократической партии в 1964 году, чтобы поддержать Эдуардо Фрея, выступавшего противником Альенде. Конгрессмен Майкл Харрингтон заявил, что большие средства были предоставлены отдельным лицам, политическим партиям и различным органам информации в Чили по каналам ЦРУ, имеющимся в других странах Латинской Америки и Европы. Уильям Колби откровенно сообщил об этих операциях, хотя не в такой степени, чтобы уточнять фактических посредников и каналы, через которые передавались эти деньги.

Есть и еще кое-какие цифры. В 1962 году «специальная группа» (предшественница «комитета 40», разведывательного органа, состоящего из самых высокопоставленных лиц, которые анализируют «тайные операции» для правительства США) разрешила выдать несколько сот тысяч долларов для укрепления христианско-демократической партии перед выборами 1964 года. И только благодаря влиянию Вашингтона — пусть под термином «влияние» кроются банальные денежные инъекции — христианские демократы смогли упрочить свою платформу. Американская тайная деятельность играла определенную роль при всех важных выборах в Чили.

Второй составной плана было ассигнование 500 тысяч долларов все тем же «комитетом 40», на финансирование отдельных лиц, которые, «если им дать возможность окрепнуть, позаботятся о том, чтобы противники Альенде уцелели и сохранили свою активность».

Третий пункт был внесен в силу обстоятельств: во время выборов в 1970 году, в ходе которых победу одержал Сальвадор Альенде, было решено ассигновать 350 тысяч долларов «на подкуп чилийского конгресса», которому предстояло в то время решать исход ничьей между кандидатом Народного единства и кандидатом оппозиции на выборах. Задним числом Уильям Колби сообщил, что эти деньги удалось сэкономить — план сочли невыполнимым.

Четвертый шаг — передача полумиллиона долларов во время выборов в 1970 году функционерам «оппозиционной партии». Видимо, имелась в виду кичащаяся своими ультраправыми взглядами «национальная партия».

Пятое. После избрания Сальвадора Альенде «комитет 40» с невиданной щедростью дозволил потратить еще 5 миллионов долларов на следующие попытки лишить устойчивости правительство Народного единства в «отчетный финансовый период» с 1971 по 1973 год.

Трата шестая: полтора миллиона долларов израсходовал Вашингтон через своих эмиссаров в Чили на дополнительных выборах в муниципалитеты в 1973 году, когда победила возглавляемая Альенде партия Народного единства. «Часть этих денег была использована на финансирование некоей влиятельной газеты, которая издавалась противниками Альенде», — говорится в заявлении Уильяма Колби в пересказе конгрессмена Майкла Харрингтона.

Наконец, седьмое. Летом 1973 года «комитет 40» распорядился открыть окошечко кассы и отсчитать «компании» миллион на мелкие расходы. Цели расходов не конкретизировались и в показаниях Колби называл их средствами на «новые меры, призванные лишить правительство Альенде политической устойчивости». Однако миллион оказался лишним — в Чили произошел военный переворот. Деньги, впрочем, порешили не возвращать, и первой тратой в 25 тысяч долларов оказалось финансирование «вояжа доброй воли» главарей хунты в столицы других латиноамериканских стран. Чтобы и других повидать и себя показать. Главным образом, конечно, дабы продемонстрировать свои отмытые от крови руки и рассказать о долгом и тернистом пути к установлению «демократии».

Такой в самых общих чертах была схема «дестабилизации», или, как еще говорили на изысканном жаргоне Лэнгли, «лишения устойчивости». Если Вьетнам в свое время называли испытательным полигоном нового американского оружия, то Чили с таким же основанием можно назвать полигоном пристрелки усовершенствованного орудия из старого арсенала. Один из конгрессменов сравнил активность «компании» в Чили с лабораторным экспериментом, призванным опробовать технику крупных финансовых капиталовложений в операции по дискредитации и свержению иностранных правительств.

Экспериментатор и его лучшие ученики уцелели — так было запланировано. Жертвы — 30 тысяч убитых и несчетное число брошенных в концлагеря — понесла нация. Так тоже было запланировано.

Опять же, это лишь схема. Все подробности подготовки и финансирования заговора практически невозможно соединить вместе: они появлялись в разное время, зачастую противоречили друг другу, иногда были откровенной неправдой, попыткой переложить вину на других. Можно лишь попытаться полнее воссоздать роль каждого из трех главных «благодетелей» чилийского народа: «отца», «сына» и «святого духа». Политики, Бизнеса и Разведки.

«Пегас» в стойле Муна

Когда в мае 1982 года в Вашингтоне появилась новая газета — «Вашингтон таймс», нашлось немало скептиков, предвещавших ей участь банкрота. Действительно конкурировать с такими мощными изданиями, как, скажем, «Вашингтон пост», практически невозможно. Однако новая газета выжила. Более того, по некоторым показателям ей в американской столице нет равных.

В октябре 1983 года «Вашингтон таймс» опубликовала статью Джона Мерилла «Пропаганда от имени журналистки». Автор не стал интриговать читателей и без лишних размышлений в самом начале обозначил свою мишень. Ею оказалась Международная организация журналистов (МОЖ). Чем же она не устраивает г-на Мерилла?

По мнению автора статьи, эта «влиятельная журналистская организация, действующая в тени Восточной Европы, стала пропагандистским орудием советского экспансионизма». «Вашингтон таймс» обвиняет МОЖ, во-первых, в «распространении по всему миру колоссального количества пропагандистских материалов против Запада, против капитализма, особенно против Соединенных Штатов». Во-вторых, ей инкриминируется «большое влияние на ЮНЕСКО, особенно на политику этой организации в области средств связи».

Для подтверждения своих измышлений редакция «Вашингтон таймс» связалась по телефону с одним из «диссидентов», который тут же сообщил, что «МОЖ тесно связана с Москвой». Привела «Вашингтон таймс» и еще некоторые «доказательства». Первое: — ссылка на книгу Меллера «Предупреждение о западном Ватерлоо: влияние МОЖ на эволюцию нового международного порядка в области связи», выпущенную в 1982 году Центром Эдварда Марроу в университете имени Тафта. Мерилл, правда, не потрудился пояснить, какие именно сведения он почерпнул из сочинения своего единомышленника, но у читателей газеты не должно было остаться сомнений в том, что автор «основательного труда» полностью «изобличил» МОЖ в подготовке «информационного Ватерлоо для Запада».

Второе «доказательство» Мерилла — то, что и государственный департамент США, и специалисты Гуверовского института войны, революции и мира при Стэнфордском университете относят МОЖ к категории «подставных коммунистических организаций». Основания для подобных утверждений? Достаточно того, считает Мерилл, что «члены МОЖ отличаются необычайной активностью и преданностью своим идеям». А раз так, значит, они непременно — «агенты Кремля».

Третье «доказательство» — направление деятельности ежемесячного журнала «Демократический журналист», главного печатного издания МОЖ, которое, по словам Мерилла, занимает «консервативно-марксистскую позицию».


Ростом с гору Вашингтон

Бывший агент южнокорейской охранки Мун переквалифицировался в «преподобные».


«В статьях, которые публикуются в этом журнале, — разъясняет автор статьи в «Вашингтон таймс», — используются все возможности, чтобы опорочить западную (особенно американскую) журналистику, мотивы, политику, международную деятельность и идеологию. В последние годы МОЖ непрерывно ведет пропаганду против Запада, против, как она это называет, империализма в области средств связи, несправедливого отношения западных информационных агентств к «третьему миру», предвзятости и лицемерия американских средств массовой информации, и все это в рамках общей темы «новый международный информационный порядок». Поэтому более чем странно и весьма интересно, что на Западе так мало говорят и пишут о МОЖ, ее деятельности, изданиях, субсидировании, источнике получения средств, воздействии на ЮНЕСКО, попытках обхаживать страны «третьего мира» и усиленной антиамериканской пропаганде». Вот, оказывается, что больше всего тревожит «Вашингтон таймс»: «невнимание» к МОЖ заинтересованных организаций. Каких? Этого газета не уточняет.

«Куда же вы смотрите, господа?! — в запале вопрошает Мерилл. — Надо же что-то предпринять!

Сама по себе благоглупость г-на Мерилла вряд ли представляет интерес. Важно другое. Что его статью опубликовала именно «Вашингтон таймс» — издание «преподобного» Муна.

Глава так называемой «церкви унификации» Сан Мен Мун, крепко обосновавшийся в США, создал целую информационную империю, которая успешно конкурирует с крупнейшими транснациональными газетно-журнальными концернами. Конкуренты в бизнесе сумели «договориться», поскольку речь идет об общности политических интересов. По сути дела, «церковь унификации» — лишь вывеска для громадного международного политико-предпринимательского конгломерата, поставившего своей главной целью борьбу с коммунизмом.

От имени новоявленного «мессии» в целом ряде стран Запада и Азии действует разветвленная сеть корпораций, политических организаций, псевдоблаготворительных религиозных и культурных ассоциаций и институтов. Их главная цель — сбор средств на расширение деятельности «церкви» и пропаганда идей самого Муна.

Средства массовой информации — одна из прибыльных отраслей империи Муна. В 1976 году в Нью-Йорке стала выходить его газета «Ньюуорлд», сотрудникам которой было запрещено вступать в профсоюзы. Когда «преподобный» перебрался в Японию, он стал выпускать газету «Сэкай ниппо», прибрал к рукам компанию «Уан уэй продакшн» и одну токийскую кинофирму. «Муниты» во Франции издают газету «Нувель эспуар». Одна из «муниток» призналась корреспонденту «Нувель обсерватер», что только от продажи газеты она выручает до 600 франков в день. И эта статья доходов — капля в том море богатств, которые приносит Муну подневольный труд его «последователей».

Мун убеждает свою паству, что ему поручена «божественная миссия распространить на планете истинные идеалы христианства и освободить мир от коммунистического еретичества». Для этого «мессия» создал в США целую сеть подставных организаций для пропаганды своих взглядов.

Главный координирующий центр пропагандистской империи Муна — организация «Кауза интернэшнл», которой руководит правая рука главы секты — профессиональный разведчик Во Хи Пак, бывший военный атташе Южной Кореи в Соединенных Штатах. Он обладает широкими связями в вашингтонском политическом мире и был одним из главных действующих лиц политического скандала, связанного с подкупом южнокорейской разведкой представителей правительства и американского конгресса. Однако скандальное расследование, начатое конгрессом и министерством юстиции, спустили в 1978 году на тормозах. Дело замяли, писала газета «Вашингтон уикли», совершенно «не раскрыв роли, сыгранной в нем важными американскими ведомствами, а также «церковью унификации».

Сомнительная репутация главарей секты не отпугнула представителей вашингтонской политической иерархии. Хотя Рейган и устроил фарс, демонстративно отмежевавшись от муновской камарильи, факт остается фактом: «церковь унификации» обладает сильным влиянием у «властей предержащих» в Белом доме.

В числе «хороших друзей» отставного полковника Пака числится, например, близкий друг президента Рейгана директор информационного агентства США Чарлз Уик. В совет консультантов организации «Кауза интернэшнл» входят тесно связанные с правительственными кругами люди, такие, как глава так называемого национального консервативного комитета политических действий Тэрри Долэн, получивший от «мунитов» в качестве «пожертвования» пол мил л иона долларов для поддержки Рональда Рейгана в последней предвыборной кампании; бывший директор Разведывательного управления министерства обороны (РУМО), генерал Дэниел Грехем, бывший посол в Гондурасе Филип Санчес и другие.

Еще одним вкладом в политическую кампанию за переизбрание Рейгана, как выяснилось в результате расследования министерства юстиции США, стало финансирование недавно созданной в Вашингтоне антикоммунистической лоббистской организации «консервативный альянс». Только полмиллиона долларов были переданы ей из фондов «церкви унификации», которыми сам Мун распоряжается по своему усмотрению, — на усиление пропагандистской кампании в прессе и на телевидении за полное свертывание торговых отношений с Советским Союзом и за форсирование разработки противоспутникового оружия.

Совпадает по времени с этими «пожертвованиями» начало разработки Белым домом совместно с Пентагоном новой стратегии «космических войн» и начало эскалации США гонки вооружений в космосе. Совпадение? Вряд ли.

Можно ли считать совпадением и то обстоятельство, что новая разнузданная антикампучийская кампания в американской прессе началась после того, как «муниты» организовали и оплатили ряд провокационных идеологических диверсий в Азии? Так, на средства «церкви» было организовано несколько «конференций», посвященных одной теме — «противодействию мировому коммунизму». Одна из них прошла в Сеуле под эгидой еще одной организации Муна — «международной ассоциации средств массовой информации».

На конференции выступали такие представители американских «новых правых», как издатель реакционного журнальчика «Нэшнл ревью» Уильям Рашер и председатель ультраконсервативной организации «Точность в средствах массовой информации» Рид Ирвин. Они-то и стали организаторами поездки американских и западноевропейских журналистов по ряду стран Азии с посещением, в частности, демилитаризованной зоны в Южной Корее и лагерей полпотовских бандитов на границе Таиланда с Кампучией.


Ростом с гору Вашингтон

«Дети бога» распространяют на улицах Нью-Йорка газеты и листовки, прославляющие главу секты — Муна.


Разве является совпадением и тот факт, что с началом разработки ЦРУ операции с кодовым названием «Пегас», направленной на подготовку и пропагандистское обеспечение вторжению США в Никарагуа, «муниты» свили свое гнездо в Гондурасе, который стал плацдармом готовящейся агрессии? По заданию ЦРУ на средства «церкви» был создан специальный «фонд помощи друзьям». Его цель — открытая помощь наемникам ЦРУ в осуществлении военных авантюр рейгановской администрации в Центральной Америке. Так, с помощью «фонда» антисандинистским бандам наемников переправлялись крупные партии продовольствия, медикаментов, военного снаряжения.

Не на словах, а на деле лжепророки пытаются, как сказал Бо Хи Пак в интервью корреспонденту сан-францисской радиостанции, «пробудить мир и повернуть вспять течение с тем, чтобы безбожная система коммунизма исчезла».

В «горячих точках», где действуют «муниты», распространяются не предметы культа, а оружие. Например, автоматические винтовки и гранатометы М-79, которые производятся на предприятиях, принадлежащих «церкви унификации».

Не удивительно, что при таком совпадении взглядов, которое обнаружилось у Сан Мен Муна с вашингтонской администрацией, «церкви унификации» покровительствуют наиболее реакционные круги США. И дело тут не в симпатиях к личности самого «мессии». Ему платят за погромно-диверсионные акции и воинствующий антикоммунизм. Ведь главная идея «преподобного» Муна заключается в том, что «царство божие, мир всеобщей любви, равенства и братства установятся на земле лишь в результате искоренения коммунизма». Вот он и призывает начать «поход», даже более того — «войну против коммунизма». Рядовым «мунитам» сначала исподволь, потом все настойчивее внушают мысль о том, что они, должны бороться со всякой идеологией, отрицающей существование бога, и в первую очередь — с марксизмом. Мун как-то заявил, что «царство божие могло бы наступить на земле еще в 1954 году, если бы генерал Дуглас Макартур сбросил тогда атомную бомбу на коммунистов».

Как все это напоминает «шутку» американского президента, вознамерившегося «объявить Советы вне закона» и уничтожить «империю зла», отдав приказ о начале ядерной бомбардировки Советского Союза! Та же смесь религиозного шовинизма и антикоммунизма. Когда глава вашингтонской администрации с пафосом вещает о «крестовом походе» против «монстров-безбожников» и «богоизбранности» Америки, словно рефреном звучат слова «мессии» Сан Мен Муна, объявившего себя, как и президент, «спасителем мира».

При таком единстве взглядов с хозяином Белого дома совершенно ясно: Муну, акционеру крупнейших монополий военно-промышленного комплекса — корпораций «Макдоннелл-Дуглас», «Боинг», «Груманн», обеспечено в США полное отпущение грехов. «Под покровительством Рональда Рейгана, — писал французский журнал «Ви увриер», — империи Муна ничего не угрожает». А грехов за «преподобным» числится немало.

Мун, кореец по происхождению, был инженером-электриком. Принадлежал к пресвитерианской церкви. За темные делишки попал на три года в тюрьму. Его освободили американцы, вслед за которыми он бежал затем в Южную Корею. Но и тут его ждала тюрьма: подделка банковских чеков, прелюбодеяние и совращение малолетних. Правда, Мун был быстро освобожден, поскольку придерживался «правильных» политических взглядов и активно сотрудничал с марионеточным режимом Пак Чжон Хи. Сам «преподобный» считает эти факты малозначимыми, поэтому редко упоминает о них в своих многочисленных интервью. Чаще рассказывает о другом.

В двадцать шесть лет Муна осенило, что быть проповедником морали значительно выгоднее, чем сидеть в тюрьме. Кроме того, карьера «мессии» окружает ореолом исключительности даже заурядного человека, давая ему возможность распоряжаться чужими судьбами. А себя Мун посредственностью не считал, хотя, по его собственному признанию, потребовалось 18 лет, чтобы выработать «божественные принципы нового вероучения». Но стимул был: амплуа «живого бога» — выгодный бизнес. Поэтому, не желая отставать от других «пророков», Мун первым делом создал себе легенду.

«Биографию» свою он начинает с 17 апреля 1936 года, когда ему «явился Христос». В ходе «бесед с всевышним» Мун убедился, что «в мудрости победил своих учителей». В 1954 году он создает свою секту — «ассоциацию святого духа» — и объявляет, что Христос возложил на него «тяжелую миссию спасения человечества». То есть объединения (отсюда название — «церковь унификации». — Авт.) всех христианских церквей и изгнания «сатанинских сил коммунизма».

Мун большое значение придает спиритизму, ясновидению, чудесным исцелениям. Шарлатанство и обман оправдываются. По данным организации «Совет по распространению информации о культах», «муниты» часто выдают себя за сборщиков средств на центры по лечению наркоманов, детские учреждения и другие благотворительные цели. Если обман открывается, они ссылаются на утверждение лидеров «церкви», что это «необходимо во имя божественных целей».

Новоявленный «прародитель», чей лик, по утверждению окружающих его мошенников, «отмечен печатью страдания и тяжкого бремени, но тем не менее светится благостью, как у святых», неоднократно в прошлом был судим за разврат. Теперь же он устраивает коллективные бракосочетания. 8 февраля 1975 года «счастливыми избранниками» оказались сразу 890 корейских пар, 797 пар из Японии, 2 из Китая и 111 из Европы. На торжественном бракосочетании 1 июля 1982 года в нью-йоркском Мэдисон-сквер-гарден он «соединил 4150 молодых людей, а через некоторое время в Сеуле крестил уже 6 тысяч пар «мунитов» из 80 стран, попавших в «христову западню» пророка. Будущих супругов он «комплектует» по фотографиям своих «верноподданных». Им он наказывает «произвести на свет идеальных детей»…

В свое время, если верить священному писанию, Иисус Христос изгнал торгующих из храма. Однако гнев всевышнего не обратился против тех мошенников-лжепророков, кто саму религию превратил в предмет купли-продажи, а веру людей — в источник доходов. Мун — не исключение из правила. Главный объект вербовщиков секты — молодежь, подверженная «промыванию мозгов».

Попавшегося на крючок новообращенного вовлекают в адскую круговерть: гимнастика, работа, сверхскудная еда, состоящая главным образом из фасоли и других овощей (ничего общего с тем меню, которое заказывает сам Мун, устраивая банкеты на полторы тысячи персон в нью-йоркском «Уолдорф-Астория»), вновь работа (всего около 16 часов в сутки), молитвы, песнопения.

Молодой человек или девушка, попавшие в сети секты, не успевают перевести дух. Их оставляют одних только на ночь, когда они окончательно измотаны, при этом нередко дают им успокоительные средства или наркотики. Те, кому удается вырваться, возвращаются домой измотанные, обессилевшие, с пустым взором, физически разбитые. Практически все, кому удалось порвать с сектантами, вынуждены проходить курс лечения в психиатрических клиниках. Но таких немного. Между тем число последователей «церкви» Муна насчитывает уже долгое время до 3 миллионов человек. И вербовка идет вовсю.

«Вы хотите обрести истину и научиться любить людей?» — Молодой человек, задавший вопрос, вежлив, опрятно одет, приветливо улыбается.

Ни Мари-Кристин, ни ее подруга Шанталь, которым нечем заняться в Лионе в этот вечерний час, никогда не увлекались религией. 22-летняя Мари-Кристин и в церкви бывала-то только в детстве. Но она сострадательна: когда ей предлагают сделать доброе дело, облегчить чье-то горе, она тут как тут. Недаром своей профессией она избрала воспитание умственно отсталых детей.

А юноша благообразного вида говорит, говорит без конца. «Мир с каждым днем все ужасней, надо спасать людей, бороться с эгоизмом, жертвовать собой». Подруги слушают его с удивлением и любопытством — они уже «на крючке». И тут следует предложение:

«Приходите как-нибудь к нам на собрание, вам все станет яснее. Кстати, наш микроавтобус может отвезти вас туда прямо сейчас, там как раз скоро должно начаться…»

Заинтригованные девушки соглашаются. Так, рассказывает журнал «Нувель обсерватер», в «христову западню» попали еще двое.

Дальнейшие события развиваются по годами отработанному сценарию. Девушки заполняют анкеты. Вокруг них такие чистенькие, аккуратно причесанные молодые люди в белоснежных рубашках. Это сразу успокаивает. Далее наставник с хваткой рыночного торговца и улыбкой милого затейника несет с кафедры галиматью, выдаваемую за философию, причем в таком темпе, что слово вставить некогда.

«К чему стремится человек? К счастью. Что этому мешает? Войны, расизм, эксплуатация, болезни, коррупция… Необходима любовь. Любовь есть бог. Когда человек усовершенствует свою душу, он станет любовью, а значит, и богом…»

Заученный текст, отрепетированные теплые улыбки. Мари-Кристин и Шанталь, окруженные блаженно улыбающимися лицами, даже не успевают сообразить, что происходит, как их уже куда-то везут на автобусе. На курсы по изучению «божественных принципов» Сан Мен Муна.

Через несколько дней они возвращаются — за вещами и деньгами, чтобы снова уйти из дома. Некогда веселая, живая, экспансивная Мари-Кристин становится замкнутой, полной смирения. Пустой, отсутствующий взгляд, «унифицированное» сознание.

Единицам удается вырваться из секты. Это те, кто рискнул бросить «общежитие» и рабочее место на одном из муновских предприятий. Члены секты работают бесплатно, оплачивая трудом данный им рецепт «гарантированного счастья», отдавая все свои доходы «учителю». Передача в «общее пользование» банковских книжек, драгоценностей, доверенностей, завещаний — непреложное правило при приеме в секту. А есть такие, что таскают в секту и краденое. Согласно учению Муна можно «делать что угодно», но нужно вносить посильную материальную лепту.

Полиция бессильна. Когда обезумевшие от горя родители юношей и девушек, попавших в сети «мунитов», требуют от властей положить конец растлению юных душ, они встречают безразличие и вежливый отказ.

Но страшно не только это. Один отчаявшийся отец сказал корреспонденту газеты «Монд»: «Даже если я добьюсь возвращения моего сына к нормальной жизни, какие идеалы будут предложены ему взамен?» Вот оно, объяснение успеха «ловцов душ» из секты Муна. Вот почему «преподобному» удалось собрать под свои знамена около трех миллионов последователей во многих странах Запада.

«Тот факт, что человек с такой «программой действий», как у Муна, разгуливает на свободе, способен удивить, — писал журнал «Нувель обсерватер». — Но не надо забывать, что, несмотря на свою «простоту», «муниты» — люди весьма осторожные. Все молодые его последователи — совершеннолетние, так что практика секты не попадает под действие существующих законов.

В ответ на многочисленные жалобы из семей министр внутренних дел Франции распорядился провести расследование. Но дальше этого формального шага дело не пошло. В Австрии попробовали было запретить секту как «ассоциацию, ставящую своей целью нарушение целостности территории и угрожающую республиканской форме правления». Но некоторое время спустя секта возродилась под другим наименованием.

Родные завербованных пытаются объединиться, создать комитет защиты жертв Муна, информировать общественное мнение. Но на это идут не все: некоторые опасаются, что «муниты» подвергнут их детей репрессиям, и из страха за них предпочитают молчать.

Сектанты, как правило, молоды и часто — верующие. Это — фасад здания. Но внутри лавок торговцев иллюзиями жизнь построена по почти военному образцу, пронизана примитивным антикоммунизмом. Это также огромное коммерческое дело. Бизнес на вере приносит главе «церкви» огромные прибыли. Созданная Муном секта превратилась с годами в колоссальную транснациональную корпорацию по эксплуатации людей.

В Южной Корее Муну принадлежат фирмы «Тонг индастриз», «Хва фармасетикл», «Шин стоунуоркс», «Ханкук титаниум» и «Донг Хва титаниум индастриэл». Сфера бизнеса — от бытовых услуг до производства зенитных орудий «Вулкан» и учебного оружия для военной подготовки южнокорейских школьников. В 1983 году доходы Муна только от компаний в Южной Корее составили 198 миллионов долларов.

В Японии на него работают 60 предприятий и организаций, принося ежегодный доход свыше 3 миллиардов иен, Муну принадлежит сеть фармацевтических лабораторий «Альфа-Омега» в Париже, ювелирные фирмы и продажа в Европе женьшеня. Но самое большое «хозяйство» Муна — на «земле обетованной», в США. Ловкий проповедник, писал журнал «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт», «делает деньги» практически во всех пятидесяти штатах страны». Ему принадлежат 150 фирм, в том числе такие крупные, как «Интернэшнл сифуд компани» и «Ньюс уорлд коммьюникейшнз». В одном только Нью-Йорке он владеет имуществом на сумму 75 миллионов долларов. Сфера финансовых интересов Муна чрезвычайно широка — от рыбного промысла в Атлантике и Тихом океане до издания крупных газет в Нью-Йорке и Вашингтоне.

Кроме того, Мун издает газеты правого толка в Париже, Монтевидео, Токио, Никосии. Пропаганде Мун уделяет особое внимание. Так, стало известно, что за последние девять лет из японского филиала «церкви» на политическую деятельность «мунитов» в США было переправлено 800 миллионов долларов. Эти средства, указывала газета «Вашингтон пост», были предназначены для «улучшения представления о церкви у американцев и для ведения идеологической всемирной войны против коммунизма». Главную роль в этом играет все та же «Вашингтон таймс». Ее, по словам бывшего представителя «церкви» по вопросам печати в Японии Йосикадзу Соедзима, используют не только для пропаганды идей Муна, но и как «средство расширения политического влияния».

Мун вложил в нее за два с половиной года со дня основания больше 150 миллионов долларов, но убытки ежегодно составляют 50 миллионов долларов. Газета формально является собственностью нью-йоркской корпорации «Ньюс уорлд коммьюникейшнз», которую возглавляет все тот же отставной полковник Во Хи Пак. Поначалу сотрудники «Вашингтон таймс», набранные из числа «мунитов», либо крайне правые журналисты, пытались отрицать зависимость линии газеты от позиций главы секты. Но сам Мун заявил: «Главный редактор слушает, что я говорю, и делает газету так, как я велю». После этого опровержения сотрудников газеты прекратились.

Мун превратил «Вашингтон таймс» практически в рупор правого крыла республиканской партии. В целях укрепления коалиции с «новыми правыми» был также создан в американской столице так называемый «вашингтонский институт в защиту ценностей в общественной политике» — своеобразный «мозговой центр» секты. Его годовой бюджет составляет около полутора миллионов долларов. Значительная часть этих средств используется для проведения за закрытыми дверьми «семинаров и конференций» с участием консервативных ученых из различных институтов страны. Представителям прессы на них вход закрыт. Предлог для этого нашли довольно своеобразный: дескать, участники «должны использовать время на изучение материала, а не позирование перед телекамерами». Так что предмет «исследований» особо не афишируют. Но о содержании «материалов» догадаться несложно. Да их и не скрывают от деятелей, входящих в окружение Рейгана или связанных с администрацией, с которыми главари секты поддерживают тесные контакты.

Специалист по средствам массовой информации из института Брукингса Стефен Хесс, автор книги «Вашингтонские репортеры», изучавший формы воздействия прессы на правительственные решения и проработавший в пресс-отделах различных федеральных учреждений, в том числе Белом доме и госдепартаменте, засвидетельствовал, что сообщения и статьи муновской «Вашингтон таймс» в обязательном порядке включаются в специальные обзоры печати для высокопоставленных вашингтонских чиновников, а также попадают на стол президента. Еженедельник «Вашингтон уикли» даже назвал издание «церкви унификации» «газетой Рейгана». Польщенный такой характеристикой, Мун похвастался, что он «оказывает прямое воздействие на президента США».

В Белом доме выразили неодобрение подобными высказываниями. Администрация предпочитает не разглашать, какими мощными рычагами давления на представителей высших эшелонов политической власти США обладает агент южнокорейской охранки и ЦРУ Сан Мен Мун.

Главный редактор «Вашингтон таймс» Смит Хемпстон был вынужден даже выступить на страницах газеты с притворно возмущенным открытым письмом к читателям, утверждая, что «церковь не оказывает ни малейшего влияния на газету», хотя она и финансируется «компаниями, принадлежащими членам церкви». Редактор, правда, забыл помянуть в своем открытом письме, что его предшественника, Джеймса Уилана, Мун выставил за дверь, когда тот попытался проявить хоть какую-то «независимость».

В начале этой главы мы сказали, что мало кто верил в способность новой газеты Муна конкурировать с такими титанами столичной прессы, как «Вашингтон пост». Но глава «церкви», будучи прожженным дельцом и интриганом, и не собирался отбивать читателей у «Вашингтон пост». Он ее попросту купил.

Эффект разорвавшейся бомбы в Вашингтоне вызвало сообщение, что муновская «Ньюс уорлд коммьюникейшнз» приобрела часть акций «независимой» «Вашингтон пост» и Мун подбирается к контрольному пакету акций, который пока еще остается в руках нынешней владелицы газеты Кэтрин Грэхэм. Ее муж попытался было рассказать о закулисной купле-продаже «Вашингтон пост» в книге, которую он продал одному издательству, но тут свершилось то… что, видимо, и должно было случиться.

Мужа Кэтрин Грэхэм отправили к праотцам, а весь тираж книги уничтожили. Кто? Как известно, «рукописи не горят». Не исключено, что и рукопись этой книги хранится ныне в единственном экземпляре в том же сейфе, где сотрудники Центрального разведывательного управления США хранят пухлое досье на своего давнего агента Сан Мен Муна. Кое-что мог бы рассказать об этом бывший сотрудник ЦРУ Филип Лихти, долгое время работавший в Южной Корее и осведомленный о подробностях того, как агент южнокорейского ЦРУ Мун и бывший глава охранки КСИА Во Хи Пак с десятком последователей превратили малочисленную сектантскую группировку в транснациональный концерн с кучей денег, когда их взяла под свое покровительство американская разведка. Но бывшие агенты ЦРУ умеют держать язык за зубами: убийство мужа владелицы «Вашингтон пост» может служить им отличным уроком.

Но даже уничтоженные рукописи иногда служат свидетельством обвинения. К сожалению, личный друг президента Рейгана, шеф ЦРУ Уильям Кейси, уже не сможет рассказать, как возглавляемое им ведомство планировало использовать секту Муна для осуществления операции с кодовым названием «Пегас» и кто совершил убийство, прекратив, таким образом, «утечки» секретных сведений из «Вашингтон пост», которая в целом тяготеет больше к оппозиционной нынешней администрации Белого дома демократической партии.

Секта Муна оказалась удобным для ЦРУ прикрытием для проведения тайных операций в. Центральной Америке. «Апробацию» на эффективность «муниты» прошли сначала в Парагвае, Уругвае и Боливии, а затем в Аргентине, где они завязали тесные контакты с правыми католическими кругами в целях борьбы с «распространением коммунизма на Американском континенте». Ректор католического университета Ла-Платы (Аргентина) при содействии епископа Ла-Платы ультраправого священника Антонио Пласы устроил в одном из салонов штаб-квартиры ООН в Нью-Йорке церемонию награждения Муна, попавшего в то время в тюрьму за подделку финансовых документов, чем поставил в тупик руководство Ватикана и Организации Объединенных Наций. В ООН было начато соответствующее расследование в этой связи, а Ватикан поторопился опровергнуть какие-либо связи с сектой Муна.

По заданию ЦРУ руководство «церкви унификации» начиная с 1981 года начало укреплять свои позиции в Уругвае, где покупались газеты и гостиницы, а также была легализована своя политическая «рука» — газета «Асосиасьон Кауса», тесно связанная с одной из фракций военных, а также с правительственными кругами. Одна выходящая в Буэнос-Айресе газета писала, что «Альфредо Стресснер, подобно другим диктаторам, является одним из союзников этой секты».

В Аргентине Мун начал свою деятельность через «ассоциацию святого духа за объединение мирового христианства» также в 1981 году. С тех пор он стремился расширить свои связи в военных, экономических, политических, журналистских и религиозных кругах. Его тесные контакты с правыми католиками и фашистскими кругами позволяют предположить, что секта пыталась оказать экономическую поддержку элементам, дестабилизирующим внутреннее положение в Аргентине.

Когда в отделе Западного полушария Оперативного управления ЦРУ были отработаны детали операции «Никарагуа» и «Пегас», цель которых — саботаж, открытые провокации, секретные подрывные действия, пограничная война против Никарагуа и сформирование «временного» марионеточного правительства на захваченной наемниками ЦРУ никарагуанской территории, которое должно попросить «помощи» у Центральноамериканского совета обороны и США, — «мунитов» перебазировали в Гондурас, где был создан плацдарм для готовящейся агрессии США против соседней Никарагуа.

Для Муна это оказалось делом по душе. «Глава церкви унификации считает, что «коммунизм — это раковая опухоль, жизнь с нею невозможна, ее надо уничтожить, — писал вашингтонский журнал «Каунтерспай». — Коммунизм имеет четкое определение в словаре «мунитов». Сандинистское правительство Никарагуа для них, конечно же, — коммунистическое. Бывший член палаты представителей конгресса США Дональд Фрэзер тоже коммунист, потому что он возглавлял комиссию, расследовавшую деятельность муновской организации. Люди, поддерживающие освободительное движение в Центральной Америке, — опять же коммунисты. Не удивительно, что с такими воззрениями, — пишет журнал, — правую руку Сан Мен Муна направили не куда-нибудь, а именно в Гондурас».

Полковник Бо Хи Пак приехал туда первый раз в ноябре 1982 года. Эта дата имеет определенный смысл. Зимой 1979/80 года в Гондурасе были сформированы первые банды контрреволюционеров, которых окрестили «контрас». ЦРУ активизировало в этот период сбор разведданных с территории Гондураса, направляя туда своих «советников», и приступило к обучению наемников в Майами, штат Флорида. На следующий, 1981 год произошло объединение подготовленных в США наемников и бывших сомосовцев из различных организаций под эгидой так называемого «никарагуанского демократического фронта» (НДФ), иначе говоря, произошла концентрация «контрас» в Гондурасе. А затем в начале 1982 года на территории этой страны были созданы дополнительные школы наемников ЦРУ. Началась разработка плана создания «свободной территории» в Никарагуа. К середине 1982 года начали активно действовать так называемые части особого назначения североамериканских спецслужб. Можно считать, что в этот момент завершилось объединение первоначальных малочисленных банд и установление над ними контроля в рамках единой военной организации. В лице «контрас» ЦРУ располагало теперь машиной для ведений войны против Никарагуа.

Полистаем немного сандинистскую печать… Журнал «Патриа либре» поместил в августе 1980 года заголовок «Новые удары по контрреволюции», а в ноябре 1981 года заголовок «Провокации на границе с Гондурасом: разоблачены зловещие и преступные планы сомосовской контрреволюции». А вот что писала на своей первой странице газета «Баррикада» от 7 апреля 1982 года: «За последние 20 дней не прекращались акты агрессий. Это были 23 нападения контрреволюционеров, налеты вражеских самолетов, гондурасские провокации». Через шесть месяцев «Патриа либре» задавался вопросом: «Кто же агрессор?» — ив ответ перечислял десять провокаций, происшедших за один только август 1982 года. Первого августа их было две, четвертого — одна, восьмого числа — опять две, а 11, 12, 14, 16 и 30 числа — по одной.

Напряженность в этом районе продолжала обостряться. Нарастало внутреннее сопротивление демократических сил Гондураса, выступающих за прекращение вмешательства империализма США в дела этой и соседних стран.

В этот момент и прибыл полковник Пак. У него было особое задание ЦРУ. Он встретился с руководством трех крупнейших правых газет «Пренса», «Трибуна» и «Тьемпо», чтобы, как он выразился, «оказать содействие в преодолении дезинформации, распространяемой о Гондурасе». И речь шла действительно о дезинформации. Дезинформации американской общественности после того, как стало известно о поддержке Соединенными Штатами антисандинистских мятежников и последовал ряд разоблачений в оппозиционной администрации прессе.

В США считают, сказал Пак издателям, что Белый дом поддерживает репрессивное правительство президента Роберто Суасо Кордова и помогает сальвадорской армии в подавлении гражданских свобод внутри страны, и нужно успокоить американскую общественность. Сам бывший полковник был отлично осведомлен, что хотя официально президентом Гондураса являлся Роберто Суасо Кордова, фактически управление страной было в руках командующего вооруженными силами генерала Густаво Альвареса Мартинеса, который, в свою очередь, находился под постоянной опекой посла США Джона Негропонте, возглавившего весной 1982 (!) года с благословения ЦРУ американское посольство. Знал Пак и о том, что за шесть месяцев до его прибытия в Гондурас американцы создали в порту Пуэрто-Кастилья центр для сальвадорских военных, которых обучали методам борьбы с повстанцами 120 американских инструкторов.

Паку удалось договориться с гондурасскими издателями о получении необходимой информации, которая бы «разоблачала ложь коммунистов». Они согласились также дать рекламу муновской «Вашингтон таймс» на своих страницах. Тем более что гость не забыл прихватить с собой несколько номеров, которые тут же при нем и сфотографировал фоторепортер газеты «Трибуна».

В январе 1983 года Во Хи Пак снова приехал в Гондурас. На этот раз его принимали чины повыше: сам командующий армией Густаво Альварес и президент Суасо Кордова. По рекомендации Дж. Негропонте он встретился также с директором Национального университета Тегусигальпы Освальдо Рамосом Сото и некоторыми представителями гондурасской деловой элиты. На встрече 13 января они провозгласили рождение «ассоциации за развитие Гондураса», призванной «помочь демократии и социальному прогрессу» и под эгидой «церкви унификации» бороться с коммунизмом. Пак не забыл собрать со всех присутствующих по 500 долларов вступительного взноса. Такую же сумму каждый обязался платить ежемесячно на столь «благородные цели» созданной «ассоциации».

Члены новой организации поклялись всем святым поддерживать политику правительства Суасо Кордовы и генерала Альвареса. Пак тут же обещал переговорить с генералом Альваресом на предмет переизбрания Рамоса Сото директором столичного университета. А благодарный протеже полковника пообещал очистить университет от «левых» и «либералов», список которых уже составили вездесущие «муниты». Известно, что все числившиеся в том списке были арестованы.

Несколькими неделями позже полковник организовал в Сан-Педро-Сула при помощи муновской «Кауза интернэшнл» конференцию для представителей гондурасской общественности. «Муниты» оказались верны своей стратегии. Бо Хи Пак сказал: «Борьба с коммунизмом — это тотальная война за идеи, война за умы. В ней мобилизуются все средства: политические, социальные, экономические и пропагандистские». Он мог добавить при этом — и средства разведки.

После того, как сам Пак прочитал доклад «Взгляд церкви унификации на бога и человека», кое-кто из присутствующих, поняв, в какую провокацию их хотят втянуть, попытались покинуть зал конференции, но им прямо заявили, что это будет дорого стоить, если они не досидят до конца.

Угроза вполне реальная и недвусмысленная, если учесть, что посол Дж. Негропонте и Бо Хи Пак, вознамерившись превратить Гондурас в один из филиалов секты Муна, дабы отвлечь его жителей от борьбы за национальный суверенитет и освобождение от марионеточной хунты, прибегли к помощи военной разведки Гондураса, известной под кодовым названием «Джи-2», национального департамента расследований, инспекции вооруженных сил, не говоря уже о таких организациях, как «гондурасское антикоммунистическое движение». А заплечных дел мастера свое дело знают.

Отступников «муниты» не прощают. Они призывают «любить ближних», лишь заманивая легковерных в свои сети. За лицемерием и псевдорелигиозным фразерством стоят совсем иные цели: борьба против всех прогрессивных сил, оправдание гонки вооружений, в которую вложил свои средства новоявленный «мессия», применение различных форм насилия над личностью во имя обогащения и наживы…


Ростом с гору Вашингтон

ВАРИАЦИИ НА ТЕМУ

Профессия — миллионер

Бог, Библия, вера — эти слова неизменно присутствуют в лексиконе американцев. В 1974 году еженедельник «Нэшнл инкуайерер» в своей сентиментально-патриотической подборке «Что вам нравится в Америке?» прославил десять детей в возрасте от пяти до девяти лет. Все десять кратко ответили на вопрос — заголовок подборки.

Процитируем трех.

Каролин Канслер, 7 лет:

«Америка лучше всех других стран, потому что бог любит ее больше всех. Большую часть своего времени он проводит в Америке».

Эллиот Денисон, 9 лет:

«Президент Никсон купил луну у бога за миллион долларов, и я видел по телевизору, как он послал туда космонавтов».

Наконец, Джонатан Николс, 8 лет от роду:

«Другие страны не свободны, как свободна Америка. Там ведь не разрешают ходить в церковь. А если вы пойдете в церковь, то вас посадят в тюрьму и будут пороть плеткой».

С тех пор прошло тринадцать лет. И, опять же, можно только надеяться, что сегодня авторы этих слов знают об Америке больше — как и полагается ее совершеннолетним гражданам.

Насколько больше? Это зависит от их жизненного пути. Не станем давать волю фантазии и посмотрим на тех, кто полностью «вписался» в американскую систему ценностей.

98 процентов американских граждан отвечают «да» на вопрос «Верите ли вы в бога?». И это положение записано в национальном девизе США: «В бога мы верим». Эти же слова увековечены на всех американских монетах и банкнотах — как признание высшей духовной ценности общества потребления. Так что, говоря словами Курта Воннегута, умение «загребать, сколько может, и не выпускать из рук», умение «делать деньги» — вполне одобрено всевышним. Лицевой счет в банке плюс религиозность превратились в важный компонент социального положения. Более того — в обязательный атрибут для того, чтобы «быть американцем».


Ростом с гору Вашингтон

Филадельфийский священник призывает этих американских детишек учиться у бога смирению и покорности. Еще бы: в «благословенной богом» взрослой Америке их ждет через несколько лет очередь за благотворительной похлебкой в столовой при той же церкви.


Говорят, Америкой правят миллионеры. Это правда. На зеленые купюры с надписью «В бога мы верим» покупают американских президентов и межконтинентальные баллистические ракеты с ядерными боеголовками, они — основа «Великой Демократии», без них не мыслится миф об «Американской Мечте»…

Американский журнал «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт» однажды горестно посетовал: советский телезритель, радиослушатель много знает о безработице в

США, о милитаристской политике Вашингтона, о расовых проблемах и ничего не знает о «другой Америке». А ведь она есть…

«Другая» действительно есть. Другая — это не двенадцать миллионов американских безработных. Не 32 миллиона человек, живущих ниже официально установленной «черты бедности». Не миллионы престарелых, уже списанных обществом со своего баланса. Не сотни миллионов долларов, вложенных в один новейший истребитель. Только вот что это такое — подлинное лицо Америки?


Ростом с гору Вашингтон

«Смиритесь!» — призывает активистка католической общины в Техасе. А что еще остается этим пожилым американкам?..


Лица миллионеров? Групповые фотографии тех, кто «правит во имя народа» — с милыми улыбками в сторону объектива? Факсимиле бухгалтерских книг владельцев корпораций военно-промышленного комплекса, где в графе «прибыль» проставлены астрономические цифры?

Пожалуй, есть одна фотография — обошедшая всю мировую печать, — которая хоть в какой-то степени может именоваться «Лицом Америки». На ней — веснушчатый мальчуган, рассматривающий окружающий мир через серебряный доллар. А на долларе обязательно вычеканены слова: «В бога мы верим». Но куда больше — в деньги. Эта вера появляется раньше знакомства с Библией, куда раньше. И не исчезает до конца жизни. «Тот, кто не верит в деньги, тот непригодный к жизни идеалист, — гласит «Великая Американская Система». — Каждый должен уметь делать деньги».

Значит, достоин уважения рабочий конвейера автомобильного завода? Достоин. Однако честный труд в Америке не гарантирует преуспевания — это доказано. Более того, честный труд не гарантирует даже работы — тоже аксиома. Разумеется, смотря что считать «честным трудом».

«Честный американский труженик» — рабочий предприятия. Согласно «системе» такой же «честный труженик» и владелец этого предприятия. Только один «более честен», чем другой, а потому у него больше этих самых денег.

Есть «другая Америка». Вот она, в витрине магазина. «80.000», «125.000». Долларов, не центов. Подходи — и тебе «завернут», не забыв сказать «спасибо». И, что приятно, в «другой Америке» нет очередей. Таких, которые выстраиваются за бесплатной тарелкой супа. Таких, которые в несколько сот метров выстраиваются у ворот завода, решившего вдруг нанять одного человека. Мимо глянца «другой Америки» проходят десятки миллионов ее же жителей. Она не для них.

В Америке куда больше людей, которые хотели бы стать миллионерами, нежели их же соотечественников, относящихся к этой категории «уважаемых людей». Но вот что удивительно: старая святочная история о том, что каждый чистильщик обуви может стать миллионером, не только живет, но и обрастает новыми деталями — применительно к сегодняшнему дню страны.

Есть миллионеры потомственные. Рокфеллеры, Вандербильты, Дюпоны. И прочие и прочие, чьи имена признаны «общеамериканскими символами» — как кока-кола и ковбойская шляпа стетсон. Миллионерами рождаются. Не все, конечно. Рожденный миллионером может увеличить свое состояние и может его лишиться. Чаще всего происходит первое. Есть миллионеры-скряги, устанавливающие в своих домах таксофоны — для гостей, пользующиеся вместо бумаги обрывками конвертов и оберточной бумаги. Историк Мэтью Джозефсон, впрочем, приводит и другие примеры. Вечеринку, во время которой один из гостей свернул в трубочку и набил табаком 100-долларовую бумажку. Описывает наряд французского короля, который нацепил на себя Корнелиус Вандербильт…

Но есть и другие миллионеры. Которые стали таковыми в возрасте под тридцать, немного за тридцать или около сорока. Они, по американскому выражению, «делали себя сами». И преуспели в этом. Рассказ о них и будет той переработанной святочной историей. «Каждый чистильщик обуви…»

Дж. Р. Симплот, проживающий в штате Айдахо. Всего-навсего выращивает картошку, рубит ее на ломтики и поставляет «французскую соломку» огромной сети закусочных «Макдональдс». Он прост в общении и охотно делится секретами успеха. «Король французской соломки» решил уйти из школы, не доучившись в восьмом классе — то случилось почти шестьдесят лет назад, после ссоры с отцом. Ну что ж, Дж. Р. Симплот пошел работать — сортировал картофель, трудился на ирригационном канале. И к 15 годам скопил достаточно, чтобы закупить 700 свиней. Потом свиней перепродал и обратил деньги в картофельное поле и сельскохозяйственное оборудование. Следующая сделка дала ему новую модель машины по сортировке картофеля. И в тридцать лет он стал миллионером. Схема, нарисованная Драйзером в его «Финансисте»? Пожалуй, да. Есть, правда, небольшие отличия.

Дж. Р. (журнал «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт» из уважения к личности миллионера не приводит его полного имени) меньше всего интересуют коллективные решения. За все годы Симплот ни разу не проводил совещания своих подчиненных. Лишнее. Куда больше времени он уделял игре на бирже, и в 1976 году с ним даже приключился небольшой скандал. Вместе со своим партнером по бизнесу они стали играть на понижение цен на картофель: предлагали контракты на поставку 100 миллионов фунтов этого корнеплода, не имея ни унции. Его поймали за руку, пожурили и простили.

Это лишь одно темное пятно, которое, по мнению репортера, может считаться таковым в безупречной биографии Симплота. Все остальное поражает своим блеском: красный «линкольн-континенталь» с «именным» номером (на нем написано: «Картофель»), мраморная, с золотой отделкой ванна…

Секреты? Если и есть гениальность в его скромной особе, поведал Симплот, то она заключается в деловой хватке и откровенном индивидуализме. Лицом хорош, да душой не пригож, как говорится в английской пословице. Впрочем, кто в Америке рискнет отнести индивидуализм к отрицательным чертам характера?

Итак, ступив на «дорогу миллионеров» в тринадцать лет, Дж. Р. в свои семьдесят три стоит в общей сложности 500 миллионов. И до сих пор держит в руках бразды правления, хотя и создал группу управляющих, куда включил четырех своих детей и на всякий случай — зятя.

Вот так. Если бы «Голосу Америки» в очередной передаче нужно было бы поведать «дорогим советским слушателям» о процветании американских граждан, то зачем искать более достойную фигуру, чем Дж. Р.

Действительно. Разве он грабил банки, дабы стать миллионером? Или занимался торговлей наркотиками? Упаси бог — «В бога мы верим»! Он честно заработал деньги, и они стали его деньгами. Потому что спекуляция как вид предпринимательства — святое право каждого американского гражданина. Не нарушая правил игры в бизнес, можно продавать и перепродавать, повышая цены на свою продукцию и понижая их, чтобы разорить конкурентов и поднять свои цены вновь.

Это — «удел» миллионера. В данном случае Дж. Р. Каждому свое. Роберт Уизнер, экономист университета штата Айова, авторитетно поведал: «Сейчас фермеры испытывают самое сильное финансовое давление, чем когда-либо после второй мировой войны». Чересчур округло сказано. Статистика бьет наотмашь: за год тракторы подорожали на 18 процентов, удобрения — на 10, семена — на 12 процентов.

Так было всегда — в Америке. Разорение одного означает автоматическое обогащение другого. Впрочем, кого это волнует? Тех, кто разоряется? Но ведь не Дж. Р., о котором идет речь. Дж. Р. — образчик миллионера. А каждый американский миллионер, да будет известно, всенепременный патриот и верноподданный слуга системы. Рядом с домом Симплота — нет предела восторгам! — на флагштоке высотой в шестнадцать этажей днем и ночью развевается национальный флаг: 9 метров 15 сантиметров на 17 метров 25 сантиметров. В кармане у Симплота — подумать только! — часто лежит обычный бутерброд с сыром, который он берет с собой, чтобы перекусить в середине дня.

Вот так может выглядеть подновленный святочный рассказ о чистильщике обуви, твердо решившем преуспеть в этой жизни.

Может и иначе.

Барри Бергману всего-то 39 лет от роду, но он — миллионер. Даже больше: не считая денег на его банковском счету, его попросту именуют мультимиллионером. Бергман демократичен — носит джинсы, кроссовки и непритязательную курточку, что особенно приятно смотрится на фоне его спортивного вишневого цвета «феррари». Так ли должен выглядеть состоятельнейший человек Америки, глава компании «Рекорд бар», второй по объему продажи грампластинок?

Ну конечно! Несколько американских писателей, не сговариваясь, объясняли: миллионер может ходить в рубище, и он никогда не станет посмешищем. Бедняк должен штопать каждую новую дырку на своем «костюме» из боязни показаться тем, кто он есть на самом деле.

Житие миллионера Бергмана несколько отличается от жития его коллеги миллионера Симплота. Хотя бы потому, что Бергман моложе. Отсюда — любовь к спортивным авто, а не к «солидным» лимузинам, страсть к путешествиям… Да, впрочем, есть одно главное, что их роднит, — Бергман тоже «недоучка», бросивший колледж и рано ринувшийся на поиски своего счастья.

Если хотите, можно уже вывести закономерность. Скрупулезно рассказывая о том или другом миллионере, американская печать нет-нет да и вспомнит, что многие из них постарались как можно раньше задавить в себе тягу к знаниям. Что не помешало им… Далее по тексту. С обязательной припиской: они остаются щедрыми и добрыми людьми.

Чтобы не быть голословным, расскажем о гуманности миллионера Майкла Мартина, проживающего в штате Айова. В общей сложности у него сейчас шесть миллионов. Он не опустится до того, чтобы поделить их среди неимущих соотечественников: подачка унижает, хотя, заметим, сегодня в Америке тарелка бесплатного супа «Армии спасения» может сохранить человеку жизнь. Мартин выше этого. Купив полосу в журнале «Мазер Джонс», он помещает на ней платное объявление, из которого следует: он готов выдать тайну моментального обогащения. Делания денег из ничего.

Почитаем?..

«Мой метод абсолютно легален и не расходится с моральными устоями гражданина. Он несложен. Но, главное, он действительно работает. Вам не нужно трудиться, не считаясь со временем, чтобы преуспеть. Вам не нужны деньги, чтобы «начать». Мой метод не требует «благоприятных обстоятельств». Вам не нужно для этого обязательно жить в большом городе. Вам не нужно иметь за спиной курс обучения в средней школе или специальное образование. Вам не обязательно быть умудренным возрастом и опытным человеком».

Так где же он, философский камень? Его пришлют каждому желающему — в виде буклета — по цене 10 долларов за штуку. Согласитесь, сходная цена за простоту, гениальность и откровенность Майкла Мартина. Дабы «осчастливить» как можно большее число людей бедствующих, в рекламном объявлении Мартин намекнул: все предельно просто. Ну, скажем, можно начать торговлю лимонадом в жаркий летний выходной на большом пляже. Можно… Но сначала — десять долларов.

Давайте попробуем довести идею миллионера из

Айовы до абсурда. Если каждый безработный пришлет по десятке и получит инструкцию, прочтет и начнет действовать… Действительно абсурд. Хотя один из почитателей г-на Мартина спешит заверить, что за четыре месяца сколотил по его способу 45 тысяч, а другой…

Значит, безработным лучше, потому что они не спешат завалить гаруналь-рашидов, как именовал американских миллионеров О. Генри, чеками на десять долларов. Ведь и вправду! Что ест Дж. Р. на обед? Бутерброд с сыром? А безработная Джойс Ривс, разведенная американка с тремя детьми, кормит их чаще всего супом с фасолью и картошкой. А по субботам даже дает малышам по целому куриному яйцу.

Вольному воля. В конце концов Майклом Мартином, по его уверениям, двигало благородное чувство. Плюс негодование по поводу некомпетентных советов, которые дают соотечественникам всякие проходимцы, еще сами не сколотившие даже миллиона…

Ну а поскольку большинство людей состоятельных считают безработных просто людьми ленивыми, то в этой ситуации нет ничего благороднее поступка Джо Карбо из Калифорнии. Миллионера, разумеется, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Движимый заботой о несчастных соотечественниках, он, в свою очередь, готов предложить им «Способ разбогатеть для ленивого человека». Тоже по установленной таксе — 10 долларов для каждого «ленивого» некредитоспособного человека.

Пусть богатеют все. Почему они пока не богатеют? Карбо как-то услышал от человека, которого он считает «самым умным»: «Большинство людей занято поиском средств к существованию, и у них не хватает времени делать деньги».

Несчастны американцы в своей мирской суете. В поисках работы. В попытках прокормить свою семью. Обуть и одеть себя.

Остановитесь — и вы будете богатыми. Такими, как Джо Карбо, к примеру. А вот когда у вас будут деньги, спешите.

Во Флориду, в Палм-Бич, где «роллс-ройсов» на улицах больше, чем «тойот» в Токио. Где 200 магазинов предлагают мужские часы от шести тысяч долларов и выше. Где поставить новую подметку на старые ботинки стоит всего 28 долларов. Где происходит такое множество «благотворительных балов», что их посетители чаще всего спрашивают друг у друга: «По поводу какого недуга мы веселимся сегодня?» Потому как в Америке популярна благотворительность: особенно в пользу детей, страдающих полиомиелитом, болезнями сердца…

«К нам приезжают, чтобы стать испорченным человеком, — радостно и честно сообщил один из работников гостиницы в Палм-Бич, — и мы здесь для того, чтобы их портить».

Можно не забираться во Флориду, а пожить месяц-другой в гостинице «Эрмитаж» в Лос-Анджелесе, в номере по цене 675 долларов за сутки — зато здешним гостям показывают город из все тех же «роллс-ройсов» уже бесплатно. Неплохо, наверно, остановиться — после получения инструкций Мартина и Карбо — в гостинице «Фор сизонз» прямо в американской столице. Милая обстановка, милая обслуга, хором декламирующая девиз «постоялого двора»: «Консьержка делает все. Если гость попросит розового слона, то мы доставляем ему розового слона!»

…Это немного о том, что ждет миллионы безработных после того, как они примутся следовать десятидолларовым наставлениям. Таким образом администрация избавится от необходимости каждодневно читать в газетах об очередных массовых манифестациях «бездельников». Потому что сами члены кабинета всегда были «при деле».

Шесть ведущих деятелей администрации Р. Рейгана — мультимиллионеры. Номер один — сам Рональд Рейган. Номер два — вице-президент Джордж Буш. Далее следуют министр юстиции Уильям Смит, министр обороны Каспар Уайнбергер и министр финансов Дональд Риган. Один мультимиллионер, увы, покинул своих коллег: государственный секретарь Александр Хейг. Но более четверти из сотни высокопоставленных должностных лиц администрации Р. Рейгана тоже трудяги и имеют доходы, исчисляющиеся семизначными цифрами.

Логично. Когда принимаешь на веру заверения о том, что миллионеры не могут быть бездельниками и, соответственно, будут, не щадя живота своего, трудиться во имя соотечественников. Что и зафиксировано в недавно вышедшей книге «Правящий класс Рейгана: портреты ста высших должностных лиц». «Примерно три десятка высших деятелей правительства, — начинается книга, — это мультимиллионеры, считающие федеральное правительство средством, которое служит богатым и влиятельным и которое не подвластно контролю общественности». Как считает общественный деятель Ральф Найдер, руководство в Вашингтоне «искренне полагает, что богачи наделены большими талантами и способностями, чем обыкновенные люди».

Но послушаем еще одно компетентное мнение: вашингтонский юрист Фред Даттон отзывается о министре юстиции Уильяме Смите: «Философия Смита заключается в том, что небольшая группа людей, которые преуспели в жизни, должна править простыми смертными». То есть теми, кого принято называть «рядовыми избирателями»…

Миллионы американцев в 1980 и 1984 годах верили миллионерам. Миллионеры никогда не доверяли миллионам. Ныне вспомнили хорошо забытое старое: «У богатых людей нет друзей».

…На небольшом листке плотной бумаги зеленого цвета типографским способом отпечатано: «Рецепт счастья». Несколько лет назад, когда один из нас был в Соединенных Штатах, молодая американка, непременно желавшая обратить в веру всех, раздавала всем пачки таких вот рецептов.

«Путь к счастью», если верить рецепту, предельно прост. Надо взять: «две полных чашки терпения, одно полное любви сердце, две пригоршни щедрости, пригоршню понимания и щепотку смеха. После чего обильно спрыснуть добротой и украсить большим количеством веры». Вот и все.

Так просто достигнуть счастья в Америке. Тем более что подлинный рецепт всеамериканского счастья — по случайному совпадению — тоже зеленого цвета. На банкноте достоинством в один доллар — портрет Джорджа Вашингтона, на пятидолларовом — Авраама Линкольна, с «десятки» смотрит первый министр финансов США Александр Гамильтон…

И на каждом казначейском билете увековечен официальный американский девиз — «В бога мы верим». Он родился на свет куда раньше сложного коктейля «Счастье». «В бога мы верим» начали чеканить на двухцентовых монетах весной 1864 года. А 30 июля 1956 года это выражение стало официальным американским девизом.


Ростом с гору Вашингтон

«Бог не миф для наших детей!» — протестуют прихожане в штате Западная Вирджиния против социальной несправедливости в «богоизбранной Америке». «Помогите нам! Помогите!» — написано на другом плакате. Пожалуйста — «помощники» рядом…


Почему же тем американцам, у которых нет миллиона, не хватает простого рецепта: «две чашки… две пригоршни…»?

Рецепт счастья в Америке обязательно должен быть с водяными знаками. Закон строго охраняет американцев от фальшивомонетчиков. На подлинном рецепте должно стоять: «В бога мы верим». В бога по имени…

Да, в Америке не стесняются, когда говорят о том, что бог нации — доллар. А тому, кому богобоязненные американцы отдают дань в церквах, достаются центы — в виде пожертвований.

Путь успеха пройден. До конца, а точнее — на самый верх, куда взбираются единицы. Сотни и тысячи доходят до середины. Миллионы и десятки миллионов, сделав первый шаг, отступают назад.

Но есть еще и те, которым богобоязненная Америка уготовила путь вниз. И путь этот тоже известен…

Рецепт выживания: «цыпленок по-брунсуикски»

Воскресным утром около 8 часов в Канзас-Сити, штат Миссури, мальчик подбрасывает вверх мячик и вдруг замечает ослепительную вспышку на высоте 250 миль в безоблачном голубом небе. Мгновение стоит тишина, затем раздается оглушительный грохот, и серебристая вспышка разгорается. В этот момент начинается явление, о котором многие вообще никогда не слышали. Оно распространяется по всей территории США, от одного побережья до другого, с бешеной скоростью — в сто раз быстрее разряда молнии. Через две минуты страна полностью лишена электроэнергии и всех видов связи. Страна оказывается беззащитной.

Так американский журнал «Лидере» представлял своим читателям ужасающую картину взрыва над территорией США устройства с ядерным детонатором, испускающего электромагнитное излучение, сокращенно ЭМИ. Новое оружие разрушает электронную аппаратуру, но оставляет людей в живых, делая их беззащитными — в отличие от нейтронной бомбы, которая «щадит недвижимость», поясняет журнал.

«Лидере» лишь намекает, пусть с нарочитой неуклюжестью, на возможного агрессора, а вот Винсент Лупиано, автор романа «Миссия Цимбала», посвященного использованию ЭМИ, уверял, что сочинил книгу-исследование «новой угрозы войны со стороны русских». Лупиано предложил американским политикам «получше присмотреться» к ЭМИ, поскольку «ройна в том виде, который известен, вышла из моды, и мы находимся сейчас на пороге войны электронов с электронами». Автор книги нисколько не сомневается, что «возможность применения ЭМИ — дело верное».

Того же мнения и его заказчики в Пентагоне — первые читатели «Миссии Цимбала». «Ионная бомба способна эффективно лишить страну ее промышленности и экономики», — рекламирует журнал «Лидере» возможности электромагнитного излучения. И сразу сообщает: уже есть фирмы, готовые производить ракеты для транспортировки ионных устройств. А ведь как заманчиво использовать новое оружие «для шантажа некоторых стран, как больших, так и малых, тайком размещая его в пределах вражеских государств, исходя из теории неизбежного конца мира», подгоняет «ионную бомбу» под требования политики США журнал «Лидере».

Ныне на страницах американской печати сообщают и о достоинствах космического лазерного оружия, любовно именуя их «лучами смерти» («Дабы укрепить оборону США против советских межконтинентальных ракет», — подчеркивает газета «Балтимор сан»), а также и о других «новинках».

Так начинаются пропагандистские кампании: пресса выполняет «социальный заказ» администрации, министерства обороны и корпораций военно-промышленного комплекса. Пока милитаристские новшества существуют лишь на бумаге — в пространных разработках военных лабораторий и на газетных полосах.

От создания нового оружия массового уничтожения до его внедрения в США проходит несколько лет. Они необходимы Вашингтону для проведения полномасштабной кампании лжи. Кампании эти уже ведутся. И можно лишь догадываться, кто из американских президентов «перед лицом советской угрозы будет вынужден» принять их на вооружение.

Чудовищная идея, проработанная в «Миссии Цимбала», нашла свое экранное воплощение в фильме, созданном по заказу телевизионной компании Эй-би-си, «На следующий день». Сто миллионов американских телезрителей, находясь в состоянии паники, следили, как на экране вследствие применения ЭМИ вышли из строя автотранспорт, система связи и электронной аппаратуры через тысячные доли секунды после взрыва бомб над Канзас-Сити, на Среднем Западе США. Реакция телезрителей вполне понятна: на экране проносятся огненные ураганы, испаряются живые люди, трупы устилают землю, в муках корчатся и умирают пораженные радиацией. Ужас свидетелей телевизионного апокалипсиса не смогло изгнать даже нарочито успокоительное выступление государственного секретаря Джорджа Шульца и представителей Пентагона, уверявших, что это всего лишь очередное телешоу…

Министерством обороны США издана брошюра с призывным названием «Это необходимо сделать». Издана она для «узкого круга» и снабжена грифом «Для служебного пользования». Раз известен заказчик брошюры, ясно и о чем может идти в ней речь. О подготовке превращения Европы в ТВД — театр военных действий. Но вот на что обращают внимание в предисловии: указание о недопустимости разглашения ее содержания западногерманским гражданам. Почему именно им? «Это может вызвать излишний ажиотаж вокруг планов эвакуации американцев и породить сомнения официальных лиц и общественности ФРГ», — дается объяснение в преамбуле брошюры.

Да, речь идет о порядке эвакуации из ФРГ «невоеннообязанных американских граждан в случае объявления войны либо создания кризисной ситуации» Брошюрка написана в довольно-таки оптимистическом духе. Ее авторы уверены, что «эвакуационные планы будут, безусловно, выполнены». А порядок эвакуации предлагается такой: в первую очередь вывезти пожилых людей, больных, женщин и детей. Естественно, что американских. А что будет с местным населением? Об этом пентагоновские авторы предпочитают не говорить.

Проектировщики из Пентагона уже и роли все распределили. Правительству ФРГ, например, надлежит организовать для отбывающих американцев зеленую улицу, то есть обеспечить бесперебойную доставку американских граждан в аэропорты. Эвакуированным разрешается взять с собой даже животных. Правда, с оговоркой: если для их перевозки не потребуется «отдельного пассажирского места».

А если эти планы не сработают? Скажем, будут закрыты аэропорты, нарушено автомобильное и железнодорожное сообщение или, наконец, у правительства ФРГ найдутся другие «заботы»?.. Что тогда? В таких случаях, говорится в брошюре, уполномоченный армии США по гражданской обороне обеспечит вывод американских граждан через западные границы ФРГ в пешем порядке.

Если в Вашингтоне и пытаются тешить американцев, проживающих в Западной Германии, какими-то надеждами на выживание, в министерстве обороны ФРГ с большим прагматизмом относятся к проблеме эвакуации. Видимо, никто и не собирается вывозить 160 тысяч американцев, проживающих в этой стране. И уж тем более никого не заботит судьба кошечек, хотя они и принадлежат американцам. Решение было принято такое: по свидетельству журнала «Каунтерспай», западногерманцев обучают устройству «массовых захоронений». Идея «занятий» принадлежит американцам. Они, словно в насмешку, придумали им и кодовое название — «Скрытая инициатива». Исполнители — военнослужащие бундесвера. Американские «специалисты» обучают их, как с помощью бульдозера нарыть побольше массовых могил для своих граждан. «Гробовых дел мастера» называют непосредственных исполнителей, «служащих регистрации захоронений».

Может, кого-то в Западной Германии и покоробит подобная терминология, не говоря уже о самом факте подобных «инициатив». В Пентагоне же такие приготовления рассматривают как необходимый элемент расписанного для Европы сценария ядерного апокалипсиса. «Такие учения необходимы, — писала газета военного ведомства США «Старс энд страйпс», — хотя захоронения большого количества людей являются предметом, о котором публика не хочет говорить. Военные должны пройти такую подготовку, чтобы они знали, что делать, если — боже, упаси! — это случится».

Говорят, приговоренному к смерти наплевать на погоду. Во всяком случае, в Бонне не противятся тому, что американские бульдозеры роют окопы для европейцев. Между тем они вряд ли пригодятся. Хоронить будет некому. Согласно сверхсекретному плану Пентагона, подписанному американским генералом Михаэлисом, сведения о котором также просочились в печать, американские войска должны будут разрушить в Западной Германии все, что уцелеет после ракетно-ядерной атаки США. А уцелеет немного. По оперативному плану под кодовым названием ОПЛАН-100, пишет тот же журнал «Каунтерспай», Пентагон наметил в Центральной Европе 2800 целей для ядерных ударов. Значительная часть их — в дружественных США странах или нейтральных. Ядерная авиация США должна разбомбить мегатонными ядерными зарядами 47 целей в Западной Германии, более 20 в Финляндии (включая Хельсинки, Турку, Тампере), около 12 в Австрии (Вена, Инсбрук, Грац) и в других странах…

В американском правительственном агентстве по управлению в экстренных ситуациях (ФЕМА) «специалисты» утверждают, что главное в такой ситуации — обеспечить выживание коровам и свиньям. Трудно поверить. Но надо: вот что сказано в соответствующем заявлении агентства по этому поводу: «Даже если домашний скот и птица получат минимальное укрытие от последствий применения ядерного оружия, они с большей вероятностью переживут взрывную волну и выпадение радиоактивных осадков, чем наше население». По подсчетам ФЕМА, по ядерной пустыне будут разгуливать коровы (57 процентов от «довоенного поголовья»), свиньи (64 процента) и бройлерные цыплята (54 процента)…

А вот еще несколько утешительных фактов, приведенных в исследовании оптимистов из ФЕМА: «Сокращения рабочих на фермах, вероятно, не произойдет, в отличие от городского населения, поскольку 80 процентов сельского населения скорее всего выживут. Кроме того, зависимость «приглашенных рабочих» от сбора урожая фруктов и овощей скорее всего не станет дополнительной проблемой в связи с ядерной атакой. Эти рабочие могли бы выжить так же, как и сельское население США, и министерство труда не видит причин, по которым они бы не могли участвовать в сборе урожая».

«Поскольку предполагается, что почти половина медицинской промышленности будет уничтожена, необходимых лекарств может не хватить в равной степени для страдающих людей и животных. Следовательно, нам, возможно, придется выбирать, кого лечить, людей или животных, в послевоенном мире».

«Вегетарианцы должны молиться, чтобы ядерная атака произошла не раньше августа, после созревания урожая, поскольку «первая атака в июне грозит уничтожением урожая большинства сельскохозяйственных культур». Однако и тогда «сокращение урожая не обязательно обеспечит выживание».

Умозаключения «специалистов по выживанию» могли бы показаться неудачной шуткой, но в Белом доме всерьез размышляют о возможности выжить в ядерной войне и остаться «жизнеспособным обществом». Исследование ФЕМА точно вписывается в вашингтонскую «стратегию надежды». Даже если 20 процентов населения погибнет, уверяют американцев, «оставшиеся 80 процентов смогут перенести массовую я дерную атаку».

Если и есть какие-то проблемы, то заключаются они лишь в том, чтобы сохранить достаточное количество животных, необходимых для пропитания. Главное — это «сохранить соответствующий баланс между выжившим населением и домашним скотом»!

Подобные теории призваны притупить осознание миллионами людей чудовищных размеров последствий возможного ядерного конфликта. «Политики в Вашингтоне, — говорится в обращении американских врачей, — продолжают наращивать потенциал для ведения ядерной войны, пытаясь уверить нас в том, будто США должны одержать в ней победу». Но американских врачей, предупреждающих о страшных последствиях готовящейся Пентагоном мировой катастрофы, судя по всему, не включали в работу над докладом, подготовленным ФЕМА. Это и понятно. Агентству по управлению в кризисных ситуациях предписано демонстрировать не здравый смысл, а выдавать успокоительные «инструкции по выживанию». Не исключено, что в соответствии с результатами исследований ФЕМА в подсобках для ракет «земля — воздух», которыми окружен Белый дом, уже устроены бетонированные курятники и загоны для свиней.

Весть о том, что в Белом доме всерьез позаботились о выживании в случае ядерной войны домашней скотины, могла бы очень успокоить некоего Курта Сэксона, который проживает в штате Арканзас. Он специализируется на консервировании свиных языков. Вы спросите: зачем? Отнюдь не по причине особого пристрастия именно к этому блюду.

«Что будет с благословенной богом Америкой, — вопрошает этот «кулинар» из Арканзаса, — если страну захватят коммунисты или марсиане?..»

А в том, что именно на этом и закончится американская история, Сэксон не сомневается. Он, правда, предвидит конец света (для Америки!) и по другой причине: «Когда распространится радиация или нехватка бензина вызовет хаос в городах, оставшихся в живых это вынудит начинать жизнь с нуля». Тут-то и понадобятся американцам, вернее, тем, кто останется в живых, консервированные свиные языки и дистилляторы воды на солнечной энергии, для производства которых очередной «мессия» от катастрофы предлагает воспользоваться рецептами американских первопроходцев в своей книге о выживании.

Радиация распространится по злому умыслу «красных» (ну в крайнем случае «марсиан»). При всех обстоятельствах жителям США, предвещает Сэксон, придется отказаться от «американской мечты» — всеобщего процветания и руководства миром: «игра проиграна».

Бизнес на страхе, розничная торговля апокалипсисом строится по принципу: доллар к доллару.

И «расталкивать локтями» друг друга таким, как Сэксон, не приходится. Обеспечением свободного пространства для бизнеса на страхе занялась сама администрация. Так из центов и долларов складывается годовой оборот свыше 180 миллионов долларов. А «покупателей», подсчитала газета «Нью-Йорк таймс», насчитывается сегодня в Америке до пяти миллионов.

«Товар» предлагается самый разнообразный — от книги-инструкции Курта Сэксона до личного бомбоубежища. Всего за четыре доллара и девяносто восемь центов можно приобрести «гражданский набор для выживания»: запас продовольствия, воду в консервированных банках, витамин С и консервный нож. Дешево — как котлетки в кафетерии фирмы «Макдональдс».

Добавьте еще несколько долларов и получите совет, как уберечься от радиоактивных осадков: «Наденьте яркие брюки и платье с накидкой, которая может выполнять роль одеяла», и так далее. Гардероб для устрашенных «неотвратимым ядерным ударом русских» может быть дополнен «головными уборами спортивного стиля». Плюс необходимо приобрести счетчик Гейгера и по субботам посещать занятия «по повышению самосознания».

«Меню» можно разнообразить «набором сухих продуктов», выпускаемых фирмой «Пэк эуэй фудс» в штате Юта. Туда входят (в зависимости от вложенных средств) «персики и сливки, спагетти по-болонски, пирожки с мясом…». И — с гарантией. «Через 10 или 20 лет после катастрофы достаточно добавить к ним немного кипятку…». Как видим, «оптимисты» рассчитывают на солидное продление жизни. А качество продуктов владелец фирмы «Пэк эуэй фудс» гарантирует. Его клиенты могут быть спокойны: галеты он хранит с 1962 года, а свиные отбивные выдержали уже 12 лет.

Нет морали без моралистов. И в данном случае у продавцов страха нашлись свои «моральные защитники». Причем довольно титулованные. Как-то на «национальном молитвенном завтраке» в Овальном кабинете прозвучал вопрос: «Если собрать воедино силу молитвы людей, находящихся в этой комнате, то каким будет ее мегатоннаж?» Вопрос задал Рональд Рейган. Ну чем не молитва ядерного века?

Лидер «морального большинства» Джерри Фолуэлл дополняет сентенцию президента недвусмысленным призывом: «Бог хочет, чтобы христиане обратили мир в свою веру».

Для владельца лос-анджелесской компании «Сэрвайвл гайд» Билла Пайра ожидание «катастрофы» в пересчете на доллары означает сбыт специального снаряжения на миллион долларов в год. «Но если русские сбросят бомбу на Майами, мои дела пойдут гораздо лучше», — заявил «признанный лидер» в этой области.

А в том, что именно так и будет, убеждают лучше любой рекламы забитые полки склада «Сэрвайвл инкорпорейтед» в пригороде Лос-Анджелеса Редондо-Бич. На черный день Пайр припас комплекты одежды для бактериологической войны (защищают в течение семи дней — всего за 14 с половиной долларов), противогазы («удобны для смывания радиоактивных осадков», 9,5 доллара), портативные унитазы («абсолютно необходимы», 44,5 доллара) и другие не менее «необходимые» предметы. «Комфортное» существование в ядерной пустыне невозможно также без оптического прицела «РУ-10 °Cтарлайт» стоимостью 3250 долларов. Обеспечивает прицельную стрельбу при лунном свете. Видимо, в целях безопасности — для «отстрела» конкурентов по выживанию. Совсем как в романе У. Страйбера и Дж. Кунетки «День войны», экранизированного в Голливуде.

Сам Билл Пайр одним из первых подписался на новый журнал «Сэрвайвл» («Выживание»), который создали бывшие американские наемники на базе своего боевого органа — журнала «Солджер оф форчун» («Солдат удачи»). Новое издание (это в условиях-то жестокой конкуренции на журнальном рынке!), а также его «модификации» — журналы «Сэрвайвл гайд» и «Сэрвайвл уэпонс энд тактике» — предлагают широкий набор «потребительских товаров длительного пользования» — на случай ядерной войны.

Так можно купить «недвижимость» (бункеры и т. д.), консервы куриного рагу, сибирских лаек («последняя пища — собаки для выживания»!), различные пособия, в том числе и советы по спасению от укусов змей.

Торговцы страхом заботливо подсказывают, какое из убежищ «наиболее выгодно покупателю». И тут, естественно, действует своя табель о рангах. Рон Барнес и Билл Пайр могут позволить себе приобрести в специально приспособленном на случай апокалипсиса поселении Террин-Арк жилища с тремя спальнями и всеми удобствами вместе с годовым запасом продовольствия на восемь человек. А каким-нибудь Рону и Биллу, которые привыкли коротать зимы на вентиляционных решетках отопительной системы, вовек не собрать необходимые 95 500 долларов.

Впрочем, они журнал «Сэрвайвл» и не читают.

Сказочная картина рисуется в рекламных проспектах «Сэрвайвл» для тех, кому по карману продлить жизнь: «Обстановка идиллическая. Возвышающиеся вокруг поселения Террин-Арк в штате Юта Скалистые горы напоминают вам, что рядом находится Гранд-Каньон. Ночные неоновые огни Лас-Вегаса светятся внизу на дороге. Удобные площадки для гольфа. Теннисные корты, контролируемые компьютером системы освещения и безопасности гарантируют роскошное времяпрепровождение. Но настоящей наградой для стремящихся выжить покупателей является тот факт, что поселение на 240 квартир будет находиться на глубине четырех футов под землей. Между вами и поверхностью будет минимум 44 дюйма земли и бетона плюс богатая растительность. Стены будут покрыты радиационными фильтрами, которые используются на ядерных подводных лодках. Предусмотрены водоснабжение и канализация в чрезвычайных обстоятельствах. Это будет потрясающее место для выживания».

Да, действительно, «идиллическая обстановка»! Как-то журнал «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт» решил опросить жителей нескольких штатов, как они воспринимают «стратегию надежды», объявленную республиканской администрацией с приходом в Белый дом Рональда Рейгана. Результаты опроса оказались значительно менее оптимистичными, чем на то рассчитывали в редакции журнала. Лишь «где-то в Скалистых горах», указывал «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт», люди «стали жить лучше» и «с надеждой смотрят в будущее». Не жителей ли Террин-Арк опрашивал репортер журнала «Ю. С. ньюс»?

Если раньше на монополии страха промышляли отдельные проходимцы и маньяки-пессимисты, сегодня индустрия выживания поставлена на конвейер с большим размахом. Изменился и «образ спасенного». Уже не увидишь фото запуганного человечка, вытащенного из убежища с Библией в одной руке и с винтовкой в другой, — вроде той, что напечатал в свое время журнал «Лайф». Теперь «типичный» рекламный образ «выжившего» — городской житель, 25–35 лет, с приличным доходом, в костюме-тройке и с «атташе-кейсом», вооруженный новейшей винтовкой (с оптическим прицелом «РУ-100 Cтарлайт»!), с лицом, раскрашенным маскировочной краской. Выглядит он так, словно не вылез из-под земли («44 дюйма земли над головой»), а вышел из магазина модной одежды «Брукс бразерс». Такой лакированный образ не смущает главного редактора «Сэрвайвл» Кевина Стила: ведь и сама опасность ядерной войны должна быть преуменьшена до размеров уличной стычки, а страх перед смертью от последствий ядерного поражения решено подсластить галетами Рона Барнеса.

«Наши читатели, — охотно откровенничает редактор журнала, — это консервативно настроенные люди, которые полны решимости не полагаться на организованное общество в вопросе выживания в случае катастрофы. Все по-настоящему началось, когда люди осознали, что у нашего правительства нет действенных мер для защиты гражданского населения. Поэтому стало ясно, что все должен делать сам человек».

Для начала неплохо бы позаботиться о своем здоровье и внешнем виде. В сентябрьском номере за 1983 год Кевин Стил напечатал статью под названием «Важные меры для поддержания физического здоровья — меры, которые должны принять все сторонники выживания, если они относятся к ним всерьез». Заголовок длинный, зато понятный: бег трусцой, теннис и телесная красота повысят эффективность борьбы за выживание — «надо быть суровым, здоровым и самообеспеченным».

Чтобы перейти от теории к практике, предлагает журнал, нужно включиться в «национальную игру по выживанию», начатую по инициативе бывших торговцев шинами Джо и Роном Ликуорами. «Игра» оказалась для них более прибыльным делом, чем штамповка колес.

Скажем, в северной части штата Нью-Йорк, примерно в часе езды на поезде от Манхэттена, собирается компания до тысячи человек. Участники, как и положено в представлении, гримируются.

— Есть у кого-нибудь напалм? — кричит приятелю детина, измазанный краской.

— Эй, Юджин, забудь о прошлом, ведь мы уже в Штатах! — отвечает тот.

Компания разбивается на две команды. В одну входит несколько ветеранов вьетнамской войны во главе с бывшим десантником и несколько рыхлых прыщавых ребят, сбежавших с урока физики. Все — в полной экипировке зеленовато-коричневого цвета со снаряжением для войны в джунглях. В большинстве своем это бывшие профессиональные наемники, привычные к оружию.

Другая команда состоит из приличных, чистеньких молодых людей с откормленными лицами, в арендованных зеленых пластиковых накидках.

— Убей! Убей! Убей! — кричат «игроки» первой команды.

Кругом — пальба из настоящего оружия «ненастоящими» пулями — из краски. Все вроде как в детской игре в благородных ковбоев и кровожадных индейцев. Но сценарий имитирует поведение городских жителей («с достатком»!) после ядерной войны.

— Было просто очень волнующе выжить, победить, — делился впечатлениями с журналистами один из участников «игры», 34-летний юрист Том Шайлз. — Создается лишь ощущение опасности, а не сама опасность. Приходишь в возбуждение, зная, что тебя могут подстрелить.

«Игра в выживание — это приятное развлечение на природе: все прекрасно отдыхают, и никто не считает другого ненормальным, — писал один из «очевидцев» в журнале «Сэрвайвл». — Клиенты уезжают довольные, зная, что они не просто хорошо провели время, но и научились тому, как выжить. Выжить! Что может быть более американским, чем оптимизм, заключенный в этих словах!»

Выражение лица Джорджа Вашингтона на каждой из 35 зеленых банкнот, уплаченных Ликуорам, менее соответствует тому восторгу, который написан на лице участников «игры». Впрочем, кое-кто не без основания считает, что подобное «развлечение» полезно для молодых людей: ведь они возвращаются в городские джунгли, где каждый день идет борьба за выживание.

Известный американский политик Джордж Кеннан в открытом «Письме американцу», опубликованном «Нью-йоркер», писал, что американская пресса, равно как и другие источники массовой информации, представляют Советский Союз «в самом страшном и бесчеловечном свете: как неумолимое чудовище, не способное ни на какие другие побуждения, кроме жажды уничтожения, которому можно нанести поражение только в решающей военной схватке. Это представление внушается миллионам людей день за днем. Оно будоражит воображение детей и подсознание взрослых».

И далее Дж. Кеннан пишет: «Факты реальной действительности никогда не были более зловещими, чем сегодня. Привычка тратить от 200 до 300 миллиардов долларов ежегодно на подготовку воображаемой войны с Россией — привычка, глубоко укоренившаяся в жизни миллионов наших граждан. Это стало всеобщей дурной привычкой американского общества, и любая попытка избавиться от нее натолкнулась бы на сильное сопротивление, причем на это потребовались бы годы, даже если бы тем временем Советский Союз каким-то чудодейственным образом исчез с лица земли».

Автор письма доводит ситуацию до абсурда, но он не утрирует ту опасность, которую порождает в сознании сотен тысяч американцев систематическое запугивание «русскими Дэмонами». Одним из примеров «промывания мозгов» явились результаты опроса, проведенного Центром политических исследований при Массачусетском университете. Один из вопросов был сформулирован следующим образом: «Предположим, что вам предстоит сделать выбор между всеобщей ядерной войной и коммунистическим режимом, каково будет ваше решение? Что вы предпочтете: ядерную войну или коммунистический режим?»

49 процентов опрошенных предпочли ядерную войну.

Им-то и был задан еще один вопрос: «Если бы вы считали, что в результате тотальной ядерной войны погибнут все жители нашей страны, враждебных нам стран и ряда других стран, предпочли бы вы все же войну или же вы бы выбрали коммунистический режим?»

33 процента опрошенных все же высказались за ядерную войну.

Таким образом, около половины жителей Массачусетса в ходе проведенного университетом опроса общественного мнения ответили, что они «предпочли бы ядерную войну правлению коммунистов». Причем треть из этих опрошенных отдали предпочтение ядерной войне, даже при условии, что в ней «погибли бы все жители Соединенных Штатов и многих других стран».

Такой итог закономерен. Официальные лица администрации постоянно твердят о способности США «выжить» в ядерной войне. И люди надеются. Надеются пережить катастрофу. Естественно и то, что разнообразный бизнес на страхе рождает извращенные формы такой надежды.

Кому покровительствует святая Клара?

На голубом экране неожиданно появляется карта Европы, на которой отсутствует Западная Германия, исчез кусок Италии, нет Швейцарии и Австрии. Вслед за тем телепроповедник с лицом добрячка, указывая на жирную линию, проведенную от Шербура на берегах Ла-Манша до Кадикса в Атлантике, сдавленным от волнения голосом произносит: «Здесь может оказаться западная граница русской империи, и уже в самом скором времени. И это лишь первый этап. А что дальше?.. Братья и сестры, молитесь! Обратите свои взоры к Христу, он поможет вам!» Подобные сюжеты включаются в программу «утренней молитвы».

Телепасторы вроде того, что обвинял русских в возможности будущего апокалипсиса, живо напоминают, писала газета «Ньюсдей», тех «пророков, которых часто можно слушать в лондонском Гайд-парке, на Юнион-сквер в Манхэттене, перекрестках Бродвея, пророков, которые ходят от дома к дому, предупреждая всех, что пора раскаиваться в грехах свершенных, поскольку конец света уже близок». Конечно, можно провести и такую аналогию. Но вряд ли ею стоит ограничиваться.

Современные телепроповедники в США не просто заняты абстрактными рассуждениями о судном дне. Религиозная телепропаганда приобретает в США все более явную антикоммунистическую окрашенность. Направлена она и против дела разрядки. А ведь возможностей у электронных проповедников значительно больше, чем у их коллег, вещающих с церковного амвона. Как отмечал член Политбюро ЦК Компартии США Дж. Уэст, шовинистической телевизионной пропагандой в стране охвачено не менее 50 миллионов протестантов и 30 миллионов католиков. Вместе с рекламой жевательной резинки, сигарет «Мальборо», голливудских кинолент, вместе с показом бродвейских постановок и мультфильмов с Микки-Маусом американское телевидение продает и всевозможные религиозные сюжеты. А наряду с библейскими заповедями настойчиво утверждает и традиционные притязания Америки на роль «защитника справедливости для всех».

В устах телеевангелистов постулаты американской шовинистической пропаганды приправлены религиозной символикой. Звучат они, например, так: «Бог хочет, чтобы ты победил в твоей борьбе за место под солнцем», «Бог хочет, чтобы Америка была победителем!» Или: «Коммунизм — это исчадие ада, а коммунисты — слуги Сатаны. Любить коммунистов, даже терпеть их рядом — великий грех». Таким вот «гарниром» к главному блюду — проповеди — потчуют телезрителей организаторы «благочестивых передач». Подобное «меню», или, говоря другими словами, заданность телепроповедей, жестко запрограммирована. «Телевизионные евангелисты, — писал американский журнал «Ти-ви гайд», — это настойчивые и ничем не смущающиеся патриоты. У их патриотических чувств есть аспект, достойный одобрения, — горячая приверженность антикоммунизму и поддержка наращивания вооружений».

Джерри Фолуэллу сорок пять лет. У него строгое лицо, прямая фигура и напомаженные волосы. На стене кабинета — огромная фотография его семьи и карта Соединенных Штатов, сплошь утыканная красно-желтыми флажками: Фолуэлл отмечает города, которые он прибрал к рукам во имя Иисуса Христа. На входящих к нему Фолуэлл глядит совершенно бесстрастно. Ноги его слегка расставлены, руки крепко сжимают подлокотники кресла с высокой спинкой. Он хочет походить на известную статую Авраама Линкольна в Вашингтоне.

Но вот он совершенно преображается. Джерри Фолуэлл стоит перед тремя с половиной тысячами прихожан в баптистской церкви на Томас-роуд. Его жена Мейсел сидит за фортепьяно и играет мелодию «Я просто люблю любить господа». Телекамеры включены. В ярком свете юпитеров глаза Фолуэлла сверкают.

Они уменьшили налоги на доход с недвижимого имущества, а это означает, что мы закроем двери для хитрецов, паразитирующих на теле общества, — обращается он к миллионам телезрителей. — Хватит раздавать деньги налогоплательщиков безработным бездельникам. Мы по горло сыты радикалами, эмансипацией, отходом от основ».

Он произносит эти пламенные слова спокойно: Джерри Фолуэллу претит напыщенность. В добротном костюме-тройке, на фоне хористов, похожих на кукол, «отец» Джерри проповедует религию и распространяет правые политические взгляды. Он дает среднему американцу то, что ему нужно, — «простые ответы». Нет, он не пугает геенной огненной: лишние эмоции ни к чему. Но, как истинный жрец шоу-бизнеса, Джерри Фолуэлл обладает совершенным чувством ритма.

Я говорю вам: вы способны остановить моральное скольжение по наклонной плоскости, если откроете сердце Христу… Кто из вас может сказать, закрыв глаза и склонив голову: «Брат Джерри, я спасен»? Поднимите руки… Благослови вас бог… Кого из вас еще не очистила кровь Спасителя? Поднимите руки… Благослови вас бог… Я хочу, чтобы все, кто поднял руку, вышел вперед. Не бойтесь! Выходите! Придите! Какими бы неразрешимыми ни казались ваши проблемы. Придите! Славьте Иисуса!

Он произносит заклинания, а правоверные пробираются вперед. Повторение производит гипнотический эффект. Орган звучит все громче.

Идет передача «Час истинного, старого Евангелия». Ее пускают в самое дорогое вечернее время или по утрам — в воскресенье. При всем разнообразии передач, которые включают в себя эстрадные представления, комедии, духовные консультации, библейские чтения и полуторачасовую семейную беседу — и все это пять раз в неделю, — схема передач очень простая. Скажем, сначала передается вдохновляющая музыка, затем изображение горы Либерти и баптистского колледжа «Либерти». Затем экран заполняет лицо «преподобного» Джерри Фолуэлла. Целые полчаса он уговаривает слушателей присылать деньги. В нижней части экрана скользит номер бесплатного телефона.

Фолуэлл прежде всего и главным образом — предприниматель, специалист по организации зрелищ телевизионных, который раньше обращался к своей в значительной мере рабочей пастве, проповедуя сегрегацию и демонстрируя «христианских специалистов» по каратэ, которые могут крушить блоки льда голыми руками, а также «христианских чревовещателей» и человека, называвшего себя «самым высоким христианином в мире». В те времена он выдавал призы, чтобы собирать слушателей. Сейчас ничего этого не надо; паства собирается толпами, чтобы побыть с ним и спеть о «триумфах христиан» перед телекамерами, которые снимают их для передачи «Час истинного, старого Евангелия».

Сам Фолуэлл превратился в одного из лидеров в администрации Рейгана, в друга президента, которого восхваляет вице-президент, посещают сенаторы и министры. Его видное положение во многом обусловлено его политическими связями с Белым домом и правыми республиканцами.

Этот религиозно-политический альянс обоюдно выгоден: Рейган поддерживает Фолуэлла, а тот благословляет все, за что выступает президент.

Со своей кафедры в баптистской церкви Томас-роуд Фолуэлл говорит: «Все студенты, заканчивающие БКЛ[10], должны будут пройти курс в Центре по изучению сотворения мира и знать библейскую версию творения назубок! Мы считаем это основополагающей доктриной. Безусловно, необходимой, если мы хотим понять суть искупления, Евангелия — и, с другой стороны, «мирского гуманизма». Перед вами ректор учебного заведения, готовящего преподавателей, которые все до единого верят в версию о сотворении мира, рассказанную в библейской «Книге бытия». Абсолютно все наши люди каждый год подписывают заявление о вере, которым они подтверждают взятые на себя обязательства!»

Три года длилась борьба за официальное признание программы биологического образования БКЛ, дающее право выпускникам колледжа преподавать в государственных школах Вирджинии я работать в 35 других штатах, с которыми у Вирджинии есть взаимные соглашения. В проповедях Фолуэлл хвастался, что одобрение штатом программы преподавания биологии БКЛ позволит «сотням наших выпускников пойти в школы, чтобы преподавать теорию сотворения мира» и учить, что теория эволюции «ошибочна и глупа».

Венцом достижений Фолуэлла было объединение в 1979 году «новых правых» и религиозных правых и создание политического лоббистского органа его империи — «морального большинства». Подобно многим «новым правым» Фолуэлл выступает против правительственного вмешательства, но настоял на включении в платформу республиканцев положения, обязывающего выступать против абортов, в качестве условия для назначения на должности федеральных судей.

Фолуэлл занимается и международными проблемами, он поддерживает жесткую внешнюю политику. Так, он заявил слушателям программы «Час истинного, старого Евангелия»: «Я встретился с президентом, и мы говорили о Центральной Америке… Можете ли вы себе представить, чтобы в момент, когда марксистская, советско-кубинская экспансия приближается к нашим берегам на расстояние нескольких часов полета, президенту пришлось обращаться в палату представителей и умолять дать ему достаточно денег, чтобы передать их людям в этих странах, чтобы защитить их и не допустить падения Мексики и Центральной Америки».

На вопрос об «эскадронах смерти» в Сальвадоре Фолуэлл отвечает: «Мы должны поддерживать наших друзей, используя все наше влияние, чтобы улучшить соблюдение прав человека в их обществе… Все сводится к тому, какого негодяя мы поддерживаем — того, который выступает против нас, или того, который выступает за нас. У меня проблемы выбора нет».

Но есть люди, которых пугают Фолуэлл и его пропаганда, в том числе ряд менее консервативных евангелических и других церковных деятелей. Священник Тимоти Хили из Джорджтаунского университета несколько лет назад решительно осудил «моральное большинство», рейгановские сокращения бюджета и его внешнюю политику как «симптомы жестокости», которая «озлобляет» американское общество. Он сказал: «моральное большинство» — это голос ненависти. Оно занимает скорее негативистские позиции. Оно наслаждается риторикой осуждения. Оно специализируется на политических убийствах».

Сегодня Фолуэлл считает себя моральным судьей страны. С этих позиций он регистрировал в 1984 году избирателей по всей стране, выступая в поддержку своего кандидата — Рейгана. Он вдохновляет свое воинство, прибегая к резкому преувеличению различий между «нами и ими». «Демократическая партия, — говорит Фолуэлл, — находится во власти радикальных идей опасного меньшинства — социалистов, воинствующих феминистов, сторонников замораживания и т. п.!» Он, так же как и президент, убежден, что господь бог исключительно на стороне республиканской партии.

Фолуэлл бывает в Белом доме и молится на собраниях республиканцев. На съезде республиканской партии в Далласе в августе 1984 года он оказал серьезное влияние на разработку самой консервативной программы республиканцев за последние двадцать лет.

На протяжении многих десятилетий священнослужители высказывались по политическим проблемам и посещали Белый дом, но никто из них так безапелляционно не навязывал собственных политических взглядов: «Наш путь единственно верный». Фолуэлл прямо заявляет, что президент Рейган и вице-президент Буш являются «орудием божьим в возрождении страны». Соответственно Мондейлу он не давал «ни малейшего шанса быть избранным», называл его «величайшим лицемером».

Фолуэлл заявляет, что победа Рейгана — это и его победа: «Четыре года назад мы возложили все свои надежды на одного человека. Если бы он проиграл, мы были бы отброшены на четыре года назад. Мы все равно могли бы создать наше консервативное движение, но, очевидно, не так быстро. Победа помогла». Он заявляет, что тот, кто не поддерживает его взглядов, может не попасть в рай или… в законодательное собрание штатов, в суд или в Белый дом. Еще бы! Профессор теологии в Чикагском университете Мартин Марти утверждает, что «у Рейгана с Фолуэлл ом много общего, он почти инстинктивно играет на руку людям из «морального большинства». Решающий момент — это общность их примитивных взглядов на мир, примитивное его деление на добро и зло, между богом и сатаной, Христом и антихристом. Ничего среднего. Поэтому, если вы против молитв в школах, вы — враг». Священник Джон Бьюкенен, директор организации «Народ — за американский путь», называет фолуэлловскую политику «моральным маккартизмом».

Причем маккартизм Фолуэлла и всего «морального большинства» весьма воинственного свойства. Недаром журнал «Комментари» сравнил саму политизированную «электронную церковь» с «армией», а влиятельных телепроповедников вроде Фолуэлла с «генералами». За ними, пишет журнал, следует «когорта лейтенантов, которые ведут по местным телеобъединениям свыше 60 программ. Еще больше передач готовят «Крисчен бродкастинг нетуорк» (Си-би-эн), телевизионная сеть «Клуба Пи-ти-эл» и «Тринити бродкастинг нетуорк». Причем они составляют лишь видимую верхушку весьма широкой сети коммуникаций. На религиозных передачах специализируются более 300 радиостанций, сотни, а возможно, и тысячи других радиостанций продают много часов эфирного времени под религиозные передачи. Исключительно на религиозных передачах строят свои программы 36 телевизионных станций. Сотни коммерческих телестанций продают религиозным группировкам воскресное утро. «В Соединенных Штатах практически нет ни одного дома, куда бы электронная сеть не могла направить в обилии свои песнопения, молитвы, увещевания», — пишут профессор социологии Вирджинского университета Дж. Хэдден и священник Г. Суони.

Деятельность «новых христианских» группировок отнюдь не ограничивается участием в избирательных кампаниях и сбором финансовых средств в пользу своих сторонников. Они преследуют более широкие цели изменения всего морального климата в стране. Так, одной из них «моральное большинство» ставит задачу «выкорчевать из телевидения все, что они считают неугодным богу».

3 декабря 1980 года Фолуэлл и его ближайшие помощники собрались в Линчберге и провозгласили, что следующая их задача после успеха Рейгана на выборах состоит в «очищении телевидения». Как утверждал Фолуэлл, «моральное большинство» начинает широкую общенациональную кампанию с целью «изменить положение вещей» на телевидении. Если, говорит Фолуэлл, руководители телевизионных программ не изменят их содержание, то «моральное большинство» объявит общенациональный бойкот этих программ. Однако бойкотирование рассматривается лишь как начало. По словам одного из высокопоставленных представителей «морального большинства» в Калифорнии, конечная цель «преподобного» состоит в том, чтобы купить контрольный пакет акций телевизионных кампаний. В том-то все и дело: Фолуэлл стремится не просто изменить содержание телепрограмм, а добиться контроля над телекомпаниями. При этом, по словам того же должностного лица, Фолуэлл способен собрать сотни миллионов долларов, необходимых для покупки акций. Его могут поддержать в данном мероприятии богачи, в частности Н. Хант, К. Дейвис и другие.

По мнению большинства американских исследований, независимо от консервативных тенденций в других религиозных течениях «новые христианские правые» достигли к настоящему времени солидного влияния в общественно-политической жизни страны. Одно из свидетельств этому — быстрый рост числа членов организаций «правохристианского» толка. Так, только за 16 месяцев существования после своего основания в 1979 году организация «моральное большинство» собрала в своих рядах 72 тысячи священников и 4 миллиона верующих мирян и создала филиалы во всех 50 штатах. Комментируя бурную деятельность евангелистов на политическом поприще, журнал «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт» констатировал: «Беспрецедентная политическая священная война набирает в стране полную силу. На карту поставлена лояльность огромного контингента избирателей». Об этом свидетельствует и размах добровольных пожертвований телезрителей и радиослушателей на организацию религиозных трансляций, которые превышают баснословную цифру в один миллиард долларов в год.

Каким же образом Фолуэллу удается морочить головы стольким людям? Неужели все объясняется «временами религиозного пробуждения», когда, по словам профессора истории Уильяма Маклуглина, «целый народ пытается переосмыслить свои надежды, верования и ценности, чтобы справиться с бесчисленными проблемами, которые его преследуют»? В какой-то мере ответ на этот вопрос можно найти в стостраничном докладе «Религия в Америке в 1984 году», подготовленном в результате опросов общественного мнения, проведенных институтом Гэллапа. Американцы — люди в большинстве своем верующие, но не очень нравственные, говорится в докладе. Джордж Гэллап приходит, казалось бы, к парадоксальному выводу: «Значение религии среди американцев возрастает, однако в то же время их нравственные устои ослабевают».

Хотя число верующих американцев велико и большинство граждан говорят, что сейчас религия интересует их больше, чем пять лет назад, «во всех слоях общества наблюдается склонность к жульничеству и обману», заявляет Гэллап. «Две трети американцев считают, что за последние десять лет этический уровень в США снизился».

Явный парадокс, добавляет он, объясняется тем, что «в поведении лиц, принадлежащих к той или иной церкви, и тех, кто не принадлежит ни к какой церкви, разницы очень мало — все они с одинаковой легкостью лгут, обманывают и не брезгуют мелкими хищениями».

Тем не менее в поведении тех, кто имеет духовные устремления, и тех, кто в меньшей степени заботится об этой стороне жизни, существует огромная разница, причем первая категория ведет себя гораздо нравственнее. Применяя различные критерии, сотрудники института Гэллапа пришли к выводу, что к числу лиц, «живущих главным образом духовной жизнью», можно отнести всего 12 процентов населения США. Гэллап говорит, что эти люди представляют собой как бы совсем иную породу американцев: они «больше удовлетворены своей судьбой» и «чувствуют себя гораздо более счастливыми, чем другие», «они также больше дорожат семьей и терпимее относятся к другим расам и религиям» и «принимают ближе к сердцу задачу совершенствования общества, шире участвуют в различного рода благотворительной деятельности».

Большинство прихожан той или иной церкви, не столь ревностно придерживающихся нравственных принципов, относятся к категории «номинальных христиан», их поведение, с точки зрения этических принципов, мало чем отличается от поведения людей, не принадлежащих ни к какой церкви, заявляет Гэллап. Из этого следует, говорит он, что если желательно, чтобы моральный уровень американцев был приведен в соответствие с уровнем их интереса к религии, церковным общинам надо более активно заботиться об укреплении нравственности своих членов. При наличии столь высокого уровня религиозности, говорит он, создавшаяся в стране ситуация предоставляет американским церковным учреждениям «уникальную и беспрецедентную возможность направить этот усиливающийся интерес к религии на реальные дела, в соответствии с требованиями религии».

Как показали обследования, 90 процентов американцев верят в бога и придерживаются той или иной религии; 70 процентов американцев числятся прихожанами той или иной церкви; 60 процентов по крайней мере раз в месяц бывают в церкви, и 60 процентов говорят, что религия стала больше интересовать их, чем пять лет назад. Подавляющее большинство молится богу и верит в силу молитвы, хочет, чтобы их дети воспитывались в религиозном духе и чтобы религия играла более значительную роль в жизни общества. «Люди явно активнее ищут какую-то духовную опору в своей жизни», по свидетельству Гэллапа. Потеряв веру в способность правительства удовлетворить их нужды, люди, как показывают обследования, стали склоняться к мнению, что «религия может дать ответ на проблемы человечества», и большинство американцев «питают больше доверия к церкви, чем к другим основным институтам общества».

90 процентов американцев хотят, чтобы укреплению семейных уз придавалось больше значения и чтобы «к властям относились с большим уважением». Всего 12 процентов американцев хотят, чтобы в стране было больше терпимости по отношению к курильщикам марихуаны. Всего 20 процентов высказываются за большую «сексуальную свободу». «В какой-то степени я считаю, что наше обращение к религии вызвано разочарованием в своем образе жизни и полным отсутствием каких-то этических правил», — делает вывод Гэллап. Он цитирует данные, свидетельствующие о росте преступности, наркомании и алкоголизма, о склонности к мошенничеству в деловом мире, о росте числа разводов, а также сообщает, что каждый седьмой ребенок в США является внебрачным.

Таким образом, с одной стороны наблюдается усиление религиозности как реакция на кризисные явления внутри общества и политику администрации, а с другой — отход от традиционных церквей, которые не смогли помочь людям в решении мирских проблем. Но только ли вопросы веры поднимают ставки религиозных правых? И можно ли объяснить влияние «морального большинства» некой «альтернативой старой церкви»? Конечно, нет.

Империя Фолуэлла — это не только институт по «промыванию мозгов». Это прежде всего отработанная стратегия духовного насилия. Журналистка Мери Мерфи отправилась в родной город Фолуэлла.

Теперь здесь никого не оставляют в покое, — рассказывал один из жителей Линчберга. — И все из-за Джерри Фолуэлла. Он посылает своих людей ходить по домам и спасать наши души. А когда мы их прогоняем, они начинают охотиться за нашими детьми. Малыши приходят домой в слезах, плачут всю ночь, боятся, что попадут в ад, если не вступят в его церковь. Его самоутверждение зашло слишком далеко. И я хотел бы знать, может ли кто-нибудь остановить Фолуэлла?

На этот вопрос американская журналистка ответила: «Нет. Даже если, как мне кажется, бог завтра стукнет его по плечу». Но даже без ссылок на бога можно сказать, что «остановить» Фолуэлла так же трудно, как остановить всю американскую машину по переработке человеческого интеллекта в мозги, питаемые не кровью, а подслащенной водицей из дистиллятора.

Фолуэлл — это бизнес на суеверии, на предрассудках, на духовной опустошенности. Фолуэлл — это машина по изготовлению зеленых банкнот с надписью «В бога мы верим».

А верует ли сам Джерри Фолуэлл? Вопрос отнюдь не случайный. Верит ли и во что верит Джерри Фолуэлл — этот герой толпы, неутомимый пастырь христианского стада? «Наша основная задача — формирование христианского характера, — сказал Фолуэлл во время интервью все той же журналистке Мери Мерфи. — Воспитание начинается в детском саду, потом продолжается в школе и колледже. Мы убедились, что воспитанные таким образом дети не бунтуют…»

Евангелическая церковь сознавала силу средств массовой информации задолго до того, как Джерри Фолуэлл стал радиопророком. Ведь именно благодаря радио он «открыл для себя Иисуса Христа». Каждое воскресенье молодого Джерри насильно потчевали «Часом истинного, старого Евангелия».

«Мать знала, что я слишком ленив, чтобы встать и выключить радио», — рассказывал Фолуэлл. Вот так он и слушал долгие годы, пока не ощутил в душе «такой религиозный голод», что в восемнадцать лет впервые в жизни решил пойти в церковь. Холодным январским вечером 1952 года Фолуэлл поставил свой голубой «плимут-седан» на стоянке баптистской церкви на Парк-авеню. С ним приехал его лучший друг и собутыльник Джим Мун. В тот день была проповедь об аде и втором пришествии Христа. Фолуэлл и Мун сидели в первом ряду. Фолуэлла тронула манера проповедника. А еще ему очень понравилась пианистка в черном платье с белым кружевным воротничком. Ее звали Мейсел Пэйт.

Получасом позже Джерри «приобщился к вере». Через шесть лет он женился на Мейсел Пэйт и попросил ее играть в его собственной церкви. Но, «став верующим», он не забыл о силе средств массовой информации. «Если бы не радио, — говорит он, — я не был бы сейчас христианином». А не стань Фолуэлл христианином, он, конечно, не стал бы телезнаменитостью и преуспевающим бизнесменом.



Ростом с гору Вашингтон

Бизнес и церковь неразделимы. Отец Катани в костеле и конторе.


Будущий телепроповедник окончил духовный колледж и вернулся в родной Линчберг. Через неделю к нему пришли тридцать пять мирян, которые хотели открыть новую церковь в западной части города. Их капиталы составляли 1000 долларов. Фолуэлл нашел на Томас-роуд однокомнатный дом и назвал новую церковь Томас-роуд бэптист чёрч.

В тот первый год Фолуэлл был неукротим. Он все делал сам: подметал, пилил, строгал, проповедовал, доставал деньги. Он уговорил владельца здания оказать общине материальную поддержку. Это была его первая попытка раздобыть средства. «И до сих пор никто не умеет это делать лучше, чем он», — говорит Д. Мун.

Затем Фолуэлл купил карту города, воткнул булавку в район Томас-роуд и разбил весь город на примыкающие к нему зоны, завел папку с адресами всех жителей города и повел стремительное евангелическое наступление на дома ближних.

Тогда же он начал выступать по радио с получасовой программой. Через год конгрегация Томас-роуд бэптист чёрч насчитывала 864 постоянных члена, и Джерри Фолуэлл стал самым популярным проповедником Линчберга.

Доходы Фолуэлла поначалу были несколько ниже его ожиданий. Но к 1975 году он получал уже миллион в месяц. Затем сумма поступлений составила 32,5 миллиона. В его конторе новоиспеченные христиане с быстротой рабочих на конвейере распечатывали конверты с пожертвованиями. Попадались самые разные чеки от 450 до 14 долларов. Как-то раз за день набежало 339 тысяч. За неделю — 1 миллион 200 тысяч. «Это и есть удачная смесь земного и «вечного» преуспеяния», — писала «Уолл-стрит джорнэл».

Телеевангелисты все больше и больше привлекают внимание молодежи. Это и помогает Фолуэллу развернуться. Ведь молодые люди скорее станут слушать «свежего человека» Фолуэлла, чем, скажем, признанную суперзвезду телеевангелизма Билли Грэхема, который слишком ассоциируется с Ричардом Никсоном, так долго поддерживаемым этим проповедником.

«С тех пор, как я его знаю, в Джерри всегда жил жесткий дух конкуренции, — говорит Джим Мун, священник Томас-роуд бэптист чёрч, помощник Фолуэлла. — Он всегда выигрывал, за что бы ни брался. Поднимался наверх, как сливки. Для него нет непреодолимых препятствий».

В 1971 году, пытаясь найти средства для баптистского колледжа и для развертывания в общенациональном масштабе радио- и телепрограмм, Томас-роуд бэптист чёрч продала своим покровителям и членам общины облигации на сумму 6 миллионов 60 тысяч долларов. Через полтора года комиссия по надзору за финансовыми операциями выдвинула против церкви обвинение в мошенничестве и неплатежеспособности.

Фолуэлл публично выразил свое негодование. Подобная шумиха, по его словам, могла «пагубно отразиться на авторитете церкви», поставить под угрозу новые денежные поступления, а значит, и «нашу способность рассчитаться с долгами и выполнить взятые обязательства». Хотя тогда и не удалось уличить Джерри Фолуэлла в мошенничестве, но ходят слухи, что его долги были выплачены членами общины, которым для этого пришлось заложить свои дома.

«С юридической точки зрения, тут все гладко, — сказал один из жителей Линчберга, — а вот с моральной, по-моему, не очень…»

…Обычное воскресное утро. Стоянка у Томас-роуд бэптист чёрч забита туристскими автобусами, фургонами: утром здесь будут снимать фолуэлловскую программу «Час истинного, старого Евангелия». Пока правоверные покупают в киоске Библии, Джерри Фолуэллу в парикмахерской моют голову, делают укладку и спрыскивают одеколоном. В десять тридцать, за полчаса до выхода в эфир, он стоит у амвона и призывает верующих делать пожертвования.

С кафедры Фолуэлл обрушивается на современные нравы. В их падении далеко не последнюю роль, по его мнению, играют радикальные политические партии и молодежные выступления шестидесятых годов. Джерри Фолуэлл призывает вернуться к эре маккартизма и зарегистрировать всех коммунистов. Он идет даже дальше, предлагая «написать это у них на лбу». В таком же духе он отзывается и о любой попытке американского правительства нормализовать отношения с Кубой.

Панамский канал — это политика, поправка к конституции о равных правах — вопрос морали, — говорит Фолуэлл. — Коммунисты — безбожники, следовательно, они виновны в упадке морали.

И он снова просит о пожертвованиях. Ему нужны деньги.

— Для каждого, кто застрахует одного из наших студентов на 100 долларов, у нас в фойе есть бесплатные Библии.

Деньги на летний лагерь «Трежер айленд»… «Библейский клуб»… Транспорт… Средства массовой информации, которые съедают добрых 13 миллионов годового дохода церкви… Образование… Миссионерский хор, путешествующий по Австралии, Южной Корее и Японии…

— Пока вы заполняете бланки пожертвований, — говорит Фолуэлл, — не забудьте о моей просьбе: в каждой молитве просите господа, чтобы он даровал нам 4 миллиона долларов на строительный фонд…

Зажглись юпитеры: до выхода в эфир осталось шестьдесят секунд. У пульта режиссера все пришло в движение.

— Такое дело, ребята, — Джерри говорит режиссеру. — Первая камера меня не слышит, четвертая все время уходит в сторону. Пока есть время, давайте помолимся.

Он преклоняет голову.

— Отец небесный, благодарим тебя за то, что ты дал нам телевидение. Пусть вся аппаратура работает нормально, чтобы мы могли отснять программу, достойную сына твоего Иисуса Христа… Включайте запись!

Патриархом электронного евангелизма, «пионером телепроповеди» в США считают баптистского пастора Билли Грэхема. Благодаря ему «богоугодный жанр» был поставлен на конвейер коммерческого телевидения.

Радиопрограмму «Час решения», которую ведет Грэхем, транслируют сотни радиостанций. Ее ежедневно слушают миллионы людей. Под тем же названием идут и телепрограммы пастора. 235 телевизионных студий показывают сделанные по его заказу фильмы. Сочинения Грэхема издаются огромными тиражами. Большой популярностью пользуется Библия с его предисловием. Тираж издаваемого им на пяти языках журнала «Дисижн» достиг четырехмиллионной отметки.

При проповедуемой Грэхемом евангельской бедности такого размаха деятельности вряд ли можно было бы достигнуть. Как саркастически заметил американский публицист Ларри Кинг, «сколачивание больших денег для самозваных толкований политической идеологии небес стало неотъемлемой частью «американского образа жизни». Колоссальные гонорары позволяют Грэхему держать штат из 400 сотрудников. Расходы возглавляемой им организации составляют около 16 миллионов долларов.

Американская пресса называет баптистского пастора одним из самых влиятельных религиозных лидеров нашего столетия. Не секрет, что эти лавры Билли Грэхем снискал как организатор «крестовых походов» против «сатанинского вероучения», как он сам называл коммунизм. На протяжении многих лет главной формулой его проповедей были слова: «Мы можем быть уверены: бог на нашей стороне, поскольку мы враждебны коммунизму».

За труды на ниве антикоммунизма Грэхему прощали и обвинения современной Америке в «кризисе духа», и обличение хронических болезней американского общества. В Белом доме прекрасно понимали, что за «критикой» капитализма, которой евангелист нашпиговывал свои проповеди, всегда стоял «стопроцентный патриотизм».

Поездка Билли Грэхема в Москву для участия во всемирной конференции «Религиозные деятели за спасение священного дара жизни от ядерной катастрофы» вызвала, по словам журнала «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт», «целую бурю полемики». С поездкой проповедника в Москву в Белом доме и американских клерикальных кругах связывали большие опасения. Западные журналисты уже приготовились расписывать «ужасы» преследования верующих в нашей стране. Но Билли Грэхем неожиданно охладил пыл «защитников» советских верующих, заявив, что в СССР «куда больше свободы, чем некоторые американцы могли бы себе представить». «Сотни, тысячи церквей открыты, — сказал Грэхем на пресс-конференции. — Здесь церковь свободна».

Американская пресса немедленно приклеила своему недавнему кумиру ярлык «красного». Обозреватель газеты «Нью-Йорк таймс» обвинил Грэхема в том, что тот «просто-напросто раболепствует перед Кремлем». Многие средства массовой информации нашли причину того, что пастор «перестал говорить правду». Журнал «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт», например, писал: «Грэхем дал понять, что отказался от критики в надежде, что ему разрешат вести крестовый поход по Советскому Союзу — план, который американские эксперты считают очень маловероятным. Видимо, проповедника соблазнило внимание прессы к конференции, организованной Кремлем с пропагандистскими целями, чтобы обвинить Запад в гонке ядерных вооружений».

Каким образом атеистическое правительство может собрать представителей практически всех мировых религий ради собственной политической выгоды? На этот вопрос в американской прессе ответа не было. Что же касается Билли Грэхема, то для него, судя по всему, собственный авторитет оказался важне® дешевой политической игры, на чем настаивал официальный Вашингтон. Известно ведь, что сам вице-президент США Дж. Буш пытался препятствовать поездке пастора в Москву.

Грэхем «провинился» не только в том, что отказался выступать по предложенной ему пропагандистской «болванке», он еще и поставил под сомнение религиозную свободу в самих Соединенных Штатах. В СССР «я чувствовал полную свободу говорить то, что хочу, — заявил пастор. — Вы не найдете ничего подобного в моем родном городе Шарлотт в Северной Каролине. Положение со свободой религии в США ужасающее».

Понятно, что после подобных заявлений священник был подвергнут остракизму. Первый ушат грязи вылили на него еще в Москве корреспонденты западных изданий. В США эта кампания активизировалась.

«Грэхем смотрит сквозь розовые очки на советскую систему», — с возмущением писала «Интернэшнл геральд трибюн» и недвусмысленно намекала, что пастора «подкупили»: он, дескать, «объедался черной икрой, которую подавали при всякой трапезе» и ездил исключительно на «Чайке», хотя остальные религиозные деятели «вынуждены были довольствоваться автобусом».

«Конечно, он просто продался русским!» — выкрикнул на пресс-конференции обозреватель Си-би-эс Билл Мойере.

«Это, конечно, относится не ко мне, — ответил Грэхем, — но Билл Мойере, вне всякого сомнения, хорошо знает, как это бывает. Он достаточно часто пирует с властями, и заплатил им достаточно, чтобы стать политическим комментатором».

Действительно ли Билли Грэхем Изменил свои взгляды? Более того — стал «красным»? Что же с ним произошло? — спрашивали более серьезные деятели в США. Ответ на этот вопрос, видимо, нужно искать не в самом проповеднике и его московских впечатлениях. И уж, конечно, не в банке с черной икрой. Изменение позиции Грэхема — результат тех изменений, которые произошли в последние годы в самой американской церкви.

Десятилетиями лидеры различных церквей США призывали верующих к «крестовому походу» против социализма. «В случае успеха, — внушалось пастве, — вас ждет награда, которую можно сравнить разве что с обещанным в Библии вечным блаженством». Поэтому и военные приготовления пентагоновских ястребов по переустройству мира признавались как дела вполне «богоугодные». Размах движения за мир заставил призадуматься многих. В том числе и верующих, которые постепенно стали включаться в кампанию протеста против безответственной и опасной милитаристской политики Вашингтона. До сознания людей наконец дошло, что установление «паке американа» путем ядерного устрашения народов — не более чем плод больной фантазии. Что постоянное наращивание ядерных вооружений может привести лишь к краху, соизмеримому разве что с масштабами библейских катастроф. Многие прихожане поняли, что угроза ядерной войны гораздо реальнее всех разговоров о приходе дня «страшного суда».

О войне и мире заговорили не только на политических митингах, но и в церквах, на религиозных собраниях. Пока в кулуарах высшей церковной иерархии шел спор, вправе ли священнослужители вмешиваться в решение политических вопросов и не ослабит ли пацифистское движение влияние церкви, вызывая раскол в ней, некоторые пасторы, монахини и миряне решили по-своему бороться против наращивания ядерных арсеналов.

Архиепископ Сиэтла Реймонд Хандхаузен стал платить лишь половину причитавшихся с него налогов в знак протеста против расположения в его епархии базы ядерных подводных лодок. Священник заявил, что он отказывается платить ту часть федерального налога, которую прикарманивает Пентагон. Епископ города Амарильо в Техасе Лерой Мэттисен выступил с осуждением местного завода «Понтекс», изготовляющего ядерные боеголовки. Он призвал рабочих-католиков этого предприятия поискать себе другую работу — «на мирной ниве».

В городе Гроутон, штат Коннектикут, были осуждены девять католиков за попытку повредить атомную подводную лодку. Суд не принял во внимание то обстоятельство, что действие носило чисто символический характер. В Денвере двух монахинь также привлекли к судебной ответственности лишь за то, что они проникли на завод ядерного оружия в Роки-Флэтс с плакатами, на которых было написано «Дахау» и «Фабрика смерти». Известного священника-иезуита Дэниэла Берригана ожидало тюремное заключение от 5 до 10 лет за попытку — опять же символическую — повредить боеголовки ракет на одном из заводов Пенсильвании. Епископ Сан-Франциско Джон Куинн призвал врачей и медсестер городка не создавать резерва больничных коек, как того требуют из Пентагона: медицина окажется бессильной устранить последствия ядерного пожара.

Американская пресса пыталась представить все эти факты как бунт одиночек. Но говорят они о другом. Многие священники, которые еще несколько лет назад смиренно принимали ядерное оружие и пели здравицы в честь президента, сегодня все активнее включаются в антиядерное движение и призывают к этому свою паству.

В июле 1981 года была составлена специальная комиссия под председательством тогдашнего епископа Цинциннати Джозефа Бернардина (назначенного кардиналом-архиепископом Чикаго. — Авт.) для подготовки текста единого пастырского послания о ядерной войне. Поскольку взгляды членов комиссии представляли собой широкий диапазон — от активно пацифистских до откровенно «ястребиных», дискуссия в пастырском послании выплеснулась в среду рядовых верующих.

Когда протест в религиозной среде против роста военного бюджета страны, против гонки вооружений, по мнению Белого дома, стал «слишком активным», сам президент решился публично выступить против позиции «мятежных» прелатов. Для начала Рейган поднял на ноги «своих католиков». Началась фронтальная пропагандистская контратака. Министр ВМС США Джон Леман тут же сочинил язвительную статью в «Уолл-стрит джорнэл». Его собрат по вере — помощник президента по национальной безопасности Уильям Кларк также не отмалчивался. Он направил два пространных письма каждому из американских прелатов. Кларк упрекал епископов в «глубоко неправильном понимании» американской политики. «От имени» президента Рейгана, госсекретаря Шульца, директора Агентства по контролю над вооружениями и разоружению Ростоу и других правительственных должностных лиц У. Кларк сетовал по поводу того, что проект пастырского послания не содержит «описания или хотя бы упоминания о серьезных усилиях Соединенных Штатов в области контроля над вооружениями». Далее он привел список «миролюбивых инициатив» администрации, на деле направленных не на замораживание ядерных арсеналов, а на достижение военного превосходства над Советским Союзом, а значит, совершенно неприемлемых для нашей страны.

Давление со стороны правительства и консервативно настроенной части епископата в конце концов сказалось на изменениях в проекте послания. Как отмечал военный обозреватель «Вашингтон пост» М. Гетлер, в последней редакции этого документа его сделали более «гибким с тем, чтобы учесть взгляды администрации Рейгана и консервативных священнослужителей, которые хотят проявления большей твердости в отношениях с Москвой». Переработанный текст проекта «смягчает язык более ранних версий, в которых фактически содержалась поддержка движения за замораживание ядерных арсеналов», — констатирует газета.

Что же осталось в тексте пастырского послания, которое было принято епископатам?

Его суть сводится к отстаиванию «моральной стороны» войны, причем сама возможность войны не отрицается. «Ядерное оружие нельзя ни при каких условиях использовать против гражданских объектов, и этот запрет распространяется на промышленные и даже военные объекты, уничтожение которых «косвенно» повлечет за собой множество жертв среди гражданского населения», — говорится в документе. Дескать, предупредить нужно не саму войну, а «истребление людей, не участвующих в военных действиях». В таком случае война «морально оправдана»?

Второе важное утверждение касается «первого ядерного удара». По мнению епископов, обычная война «предпочтительнее» ядерной. Мол, если на Соединенные Штаты нападут (а такая возможность не исключается) с использованием обычных вооружений, «нужно противодействовать неядерными средствами». Это тоже «морально».

И наконец, об отношении епископов к тезису Вашингтона о необходимости «ядерного устрашения» СССР. Сам тезис не вызывает у католических прелатов сомнений. «Ядерное сдерживание (устрашение) приемлемо, — говорят они, — но в рамках постепенного разоружения». В документе нет ни призыва к правительству немедленно начать разоружение, ни осуждения ядерных амбиций вашингтонских политиков.

Таким образом, речь идет о документе, содержание которого сведено к призыву ограничить возможный военный конфликт дуэлью военных с применением исключительно обычных видов вооружений, к абстрактному призыву «крепить мир», исходя из христианской любви к ближнему. «И советский народ, и его руководители, — люди, созданные по образу и подобию божьему, — говорят епископы. — Творческая дипломатия и божий промысел откроют путь к переменам, которые трудно даже вообразить себе сегодня». Дескать, надейтесь на бога, только в его силах предотвратить ядерный апокалипсис.

И все же это был серьезный шаг вперед в сравнении с той позицией, которую занимала церковь, скажем, в годы вьетнамской войны. Изменения, произошедшие в сознании верующих, и отразились в пастырском послании, которое шло во многом вразрез позиции, занятой администрацией Рейгана в военной области. «Принятое католическими епископами пастырское послание, — писала газета «Нью-Йорк таймс», — осуждает ядерную войну и призывает предпринять усилия, направленные на то, чтобы избавить мир от ядерных вооружений. 50 миллионов американских католиков рассматривают решение епископов как наиболее мудрый и решительный шаг в социальной области за всю историю американской церкви».

«Ядерное оружие ставит особенно острые нравственные проблемы перед католиками Америки, — говорилось в пастырском послании. — Как граждане, мы хотим подтвердить нашу верность своей стране и ее идеалам, но мы также и граждане мира. Хотя и другие страны тоже обладают ядерным оружием, нам нельзя забывать, что Соединенные Штаты первыми создали и использовали его. У нашей страны сейчас так много этого оружия, что это может создать угрозу дальнейшему существованию цивилизации. И американцы разделяют ответственность за создавшееся положение и не могут уклоняться от ответственности за то, чтобы изменить его».

К пониманию такой гражданской ответственности пришел в результате долгой идейной эволюции и баптистский пастор Билли Грэхем. Он не сделался «красным», как уверяли современные маккартисты. Но возросшая опасность ядерного апокалипсиса заставила победить в нем здравый смысл, преодолев религиозные и политические предрассудки.

Побывав вновь в СССР в сентябре 1984 года, Билли Грэхем провел пресс-конференцию, на которой, в частности, сказал: «Разрушительные вооружения способны уничтожить мир и не оставить человечеству никаких шансов на выживание. Мы живем в очень сложный и опасный период истории. Поэтому я убежден, что контакты между СССР и США играют важную роль в деле достижения взаимопонимания, помогают в нашей общей задаче — обеспечению мира на нашей планете».

Грэхем рассказал, что дни, проведенные в Советском Союзе, стали для него «одними из самых незабываемых».

«Я имел возможность встречаться с самыми разными людьми в различных городах страны, — сказал пастор. — На меня произвели впечатление теплота и дружеское отношение. Удивительное гостеприимство, которые я ощущал всякий раз, когда общался с советскими людьми».

Грэхем сообщил, что по возвращении из СССР позвонил президенту Рейгану и госсекретарю Шульцу, изъявив готовность поделиться с ними своими впечатлениями, наблюдениями и мыслями. Но в Белом доме оказались слишком заняты, чтобы выслушивать «красного» Грэхема.

Святая Клара, которую считают покровительницей телевидения, кажется, тоже начала отворачиваться от «строптивого» проповедника. Это и понятно: в фаворе ультраправый Джерри Фолуэлл и «моральное большинство». Вот только разделяют ли его взгляды действительное большинство американцев, как верующих, так и атеистов?..

Изгоняя дьявола…

Еще в 1906 году в России вышел двухтомник «Американцы»: книгу профессора Гарвардского университета Гуго Мюнстерберга напечатала типография А. П. Поплавского. В ней есть отдельная глава — «Религия». Сведения, ставшие доступными обладателям книги уже восемьдесят один год назад, тем не менее интересны и сегодня. Приведем лишь несколько выдержек из главы «Религия».

«Если одна только религия дает душевное возбуждение, то она становится возбуждающим средством, которым томящийся упивается, пока им не овладевает нечто вроде истерического отчуждения от действительности».

Так Гуго Мюнстерберг очень точно обозначил крайности, до которых доводит американца общество с весьма сомнительными духовными ценностями…

«На почве этого предрасположения и семена мистики должны легко пускать корни. И действительно, нет никакой случайности в том, что самые сильные мистические движения новейшего времени происходили именно в Америке».

Все совершенно верно. Быть может, не совсем удачен перевод, но, подстраиваясь под стиль переводчика, скажем: и происходят сейчас. Еще одна, завершающая цитата из Мюнстерберга:

«Если понимать спиритизм в широком смысле слова, то есть включить в него веру в телепатическое влияние, мистическое действие на расстоянии и т. п., то число последователей можно считать миллионами, с отростками, идущими в наиболее образованные круги».


Ростом с гору Вашингтон

Ведьмин шабаш — нередкое явление в передачах американского ТВ.


Тогда — миллионы. Сегодня число американцев, ищущих утешения, спасения и развлечения в чем-либо — именно так! — «потустороннем» и «необычном», исчисляется десятками миллионов. Неважно, во что верить. Важно — верить, потому что это устраивает всех. Тех, кто держит в руках реальную власть и понимает, что веры в деньги чересчур мало для человека. И тех, кто, кроме веры в доллар, пытается найти в обществе что-то другое. Находит?..

Сегодня Гуго Мюнстерберг мог бы поведать читателям куда больше о мистицизме, оккультизме и прочих увлечениях американцев. За информацией не пришлось бы ходить далеко: достаточно было бы посмотреть несколько газет и журналов.

…Привидение давно умершей собаки боксера напугало убийцу, вламывавшегося в дом женщины, которой некогда принадлежала эта собака. Сообщение датировано ноябрем 1984 года, репортеру отвели под него около трех страниц машинописного текста…

…Основатель религиозной секты Махариши Махеши Йога «предлагает всем правительствам мира решить их проблемы». Целая полоса рекламы в журнале, сентябрь 1983-го.

…Для занятых американцев священник из Техаса читает проповеди, не вынуждая их покидать своих машин. Декабрь 1984-го, журналисту дали на все две страницы…

…Крест, который содержит внутри «каплю воды из священного Лурдского источника», сделает все ваши мечты явью. Решит проблемы личной жизни. Поможет мгновенно разбогатеть. Приобрести отличную новую машину. Получить работу. Выиграть в лотерею. Сохранить семью. Приворожить любимую — или любимого. Скидка: вместо 16 долларов 95 центов. И все, что задумано, свершится, стоит только приобрести каждому американцу крест — всего за 9,95 доллара. Полоса в журнале, октябрь 1984-го…

…«Мы видели дьяволов, выходящих по нашей воле из человека», — заверили священники репортера. Июль 1984-го, почти полоса в журнале…

Можно было бы до бесконечности рассказывать о принимающих самые уродливые формы культах, «добрых ведьмах», «магических силах», заставляющих людей совершать необъяснимые поступки.

«Культовая среда», — отмечал профессор Невадского университета Джеймс Ричардсон, — из которой эти движения черпают свою идеологию и приверженцев, распространяется на совокупность людей, групп и организаций, пропитанных «отвергнутым знанием», то есть идеями, не принятыми никакими «респектабельными» институтами. Это, пожалуй, очень близко к истине. Но еще ближе к ней коллеги Ричардсона, сходящиеся во мнении: буйный рост культовых движений молодежи надо искать в разочаровании в основных ценностях западной культуры и «американского образа жизни».


Ростом с гору Вашингтон

Различные культы возникают в последние десятилетия в Америке как грибы после дождя. Проповедники разных калибров стремятся повернуть духовные искания молодежи в мистическое русло. Такое положение вполне устраивает идеологов капитализма.


Культовые организации легко вписались в капиталистическую систему: они стали прибыльными предприятиями. Ежегодный доход «саентологической церкви» составляет около 70 миллионов долларов, каждый месяц небольшая группа «Пауэр» приносит прибыль более чем в 100 тысяч, активы группы «Сианон» за 17 лет ее существования достигли 30 миллионов.

Так что же, деньги делают на вере людей, разочаровавшихся в культе доллара? Ответ однозначен: да. Именно поэтому деятельность таких церквей и религиозных групп пользуется полным одобрением власть имущих.

Есть и еще одна причина, наверное, главная. Властям предержащим безразлично, будет ли молодежь страны «искать дьявола в себе» или, задрав головы в небо, ждать пришествия «инопланетян». Чем меньше протестов будут вызывать наращивание военной мощи и сокращение ассигнований на социальные нужды, тем спокойнее будут чувствовать себя «богоизбранные миротворцы».


Ростом с гору Вашингтон

«Преподобный» Мозес Давид в кругу своих «детей». Полиция несколько раз затевала расследование возглавляемой им секты, но каждый раз дело упиралось в глухое молчание сектантов. Отступников гуру не прощает.


Ростом с гору Вашингтон

Последователи секты Хари Кришны на Пятой авеню в Нью-Йорке.


Кого из них, одержимых манией «ядерного величия», волнует тот факт, что молодежь страны пытаются увести в мифический мир религиозные лидеры?

Может показаться странным, но тщательно культивируемая «уфомания» все же куда безвреднее практики «экзорсизма», ставшей для американцев такой же привычной, как и растущая преступность. «Экзорсизм», то есть «изгнание дьявола», расцвел как пышный сорняк в последнее десятилетие.

Об «изгнании дьявола» американцы узнали в основном из книги Уильяма Питера Блэтти «Экзорсист» («Изгонитель дьявола») и одноименного фильма.

Сюжет этого бестселлера незатейлив: в девочку «вселился дьявол», священники ведут с ним долгую и трудную борьбу и в конце концов побеждают. Вот, собственно говоря, и все. На этом можно было бы поставить точку, если бы «изгнание дьявола» не стало такой же обыденной вещью для американского обывателя, как неизменный кофе к завтраку. Экзорсизм нельзя назвать просто повальным увлечением — это уже массовый психоз. Для многих американцев формула «В бога мы верим» трансформировалась в слепую веру в экзорсизм.


Ростом с гору Вашингтон

Почитателей гуру Шри Раджнеша можно встретить в двадцати двух странах мира.


Первое издание «Экзорсиста» было выпущено «Бэнтэм букс инкорпорейтед» в мае 1971 года, а одиннадцать месяцев спустя издательство выбросило на книжный рынок уже тринадцатое издание. Сделанный по книге фильм собирал несметные толпы зрителей. В Нью-Йорке, например, люди иногда выстаивали у билетной кассы по нескольку часов в очередях под проливным дождем. А ведь здешняя публика достаточно избалована сенсационными фильмами.

Если произведение Блэтти пресса единодушно окрестила «самой сногсшибающей книгой года», то рекомендации посмотреть фильм звучали так: «Посмотрите этот фильм: вам никогда не приходилось переживать таких сильных ощущений». Реклама была в данном случае прямо-таки скромной. «Меня от этого фильма тошнит, — объяснил журналистам Питер Кашинг свой отказ пойти в кино. — Я верю, что хорошие ленты создаются, чтобы доставлять удовольствие зрителю, а не вызывать у него чувство тошноты». Кашинг заслужил, чтобы его мнение было подхвачено газетчиками. Он считался звездой мировой величины по части «фильмов ужасов» и за несколько дней до этого интервью закончил сниматься в кинокартине, где фигурирует очаровательный подросток-каннибал.

«На кинотеатрах, где демонстрируется «Экзорсист», следовало бы вывешивать объявление: «Опасно — просмотр этого фильма может быть вреден для вашего душевного состояния», — заявил чикагский врач-психиатр Луи Шлан, которому пришлось после премьеры оказать медицинскую помощь шести зрителям, только что просмотревшим фильм, двух увезли из кинотеатра в смирительных рубашках, и после месячного пребывания в лечебнице у них еще продолжались конвульсии. Врачи не могли поставить диагноз. Пациенты утверждали, будто в них вселился дьявол, как в героиню «Экзорсиста», и вместо медицинской помощи требовали услуг священника. Несколько человек, посмотрев фильм, вдруг решили, что дьявол вселился в их детей. Десятки людей обращались в клиники за транквилизаторами, жалуясь на бессонницу и кошмары, преследовавшие их даже через два месяца после сеанса.

«Я даже не могу назвать точного числа людей, которые приходили ко мне, — такие визиты стали составной частью каждодневной работы, — сказал в интервью еженедельнику «Нэшнл инкуайерер» Луи Шлан. — Ни один из этих пациентов никогда раньше не прибегал к услугам психиатра».

Другой врач, Джеймс Фой, из университета в Джорджтауне, районе Вашингтона, где снимался фильм, отметил, что пациенты, жалующиеся на «вселение дьявола», не новость, но после появления фильма число таких пациентов резко возросло…

Рассказ священника Уолтера Мартина из штата Нью-Йорк, который вместе с двумя помощниками «изгонял дьявола» из 11-летнего Майкла Джеймса, — это готовый сценарий для «фильма ужасов». Приведем из него лишь некоторые выдержки. «Дьявол устами одержимого мальчика насмехался над нами. Он сказал: «Я уничтожу вас… У вас нет власти над нами». Это потрясло нас. Наши руки дрожали. Но я крикнул в ответ: «У нас есть власть над дьяволами!»


Ростом с гору Вашингтон

Американские массовые издания заполонены рассказами о всякой чертовщине или о том, как силой веры можно побороть «дьявольское отродье».


После переговоров с «дьяволом» священник выяснил, что в мальчике таится не один, а десять дьяволов! Он «приказал им выйти», и они нехотя покидали Майкла. Четыре часа продолжалось это «сражение», окончившееся победой церкви.

Во времена средневековья людей, заподозренных в «общении с дьяволом», сжигали на костре. Когда будут писать историю Америки XX века, то об экзорсизме, возможно, напишут так: «Внезапно многие американцы обнаружили в себе одного или нескольких дьяволов, управляющих ими. Они искали спасения у церкви…»

«Изгоняющих дьявола» с распростертыми объятиями ждут предприимчивые ловцы душ. Для привлечения прихожан некоторые священнослужители даже устраивали в храмах божьих танцы и сеансы стриптиза. А в Вашингтоне при одной церкви даже был открыт пивной бар, где пастор Джим Адамс в спортивной рубашке беседовал с прихожанами у стойки за рюмкой вина или кружкой пива. Чего не сделаешь ради того, чтобы заманить побольше посетителей!

«Во времена национальной депрессии, вызванной политическими и экономическими бедами, у людей возникает множество личных и душевных проблем», — объяснял кардинал Джон Крол своей «гвардии», почему церкви необходимо усилить наступление на умы. Крол точно определил момент того наступления на американцев. Безработица, инфляция, преступность и наркомания — каждая из этих сложнейших проблем так или иначе влияет на психику. Психический надлом у современного американца часто происходит еще в детстве. Подсчитано, что около 24 миллионов подростков, то есть каждый третий, нуждаются в помощи психиатра, а получают эту помощь менее миллиона. Президент Американской академии детской психиатрии Джозеф Ношпитц, приводя эти цифры, назвал и причины: наркотики, преступность, повышенная нервозность.

Прибавьте к этому бесчисленные оккультные секты, «черную магию», распространившуюся в Америке, — вот и благодатная почва для экзорсизма. Симптомы, с которыми американец идет сегодня к «изгонителю дьявола», раньше вели его к врачу: бессонница, головные боли, неврозы.

И здесь, по мнению корреспондента «Нью-Йорк гаймс» Эдмонда Грэвели, возникает замкнутый круг. Экзорсизм, считает журналист, получил широкое распространение как ответ на всевозможные «сатанинские» религиозные течения.

«Для сотен тысяч людей — домохозяек, инженеров, священников, бизнесменов, врачей — идея изгнания дьявола из человека больше не выглядит необычной, хотя она достаточно нова для них, — резюмировала газета «Интернэшнл геральд трибюн». — Они самолично видели на практике процедуру экзорсизма, и некоторые заявляют, что испытали неожиданный выход враждебных сил».

Ученые, врачи, журналисты на все лады толкуют об «изгнании дьявола» — есть он, этот дьявол, или нет его. Обсуждают проблему всерьез. Одни возмущаются и негодуют, другие пожимают плечами. А пока статьи и заметки, интервью и фотографии заполняют страницы газет, пока кричат «Есть!», «Нет!», церковь прибирает к рукам души человеческие, а заодно выворачивает и карманы прихожан.

В одной небольшой церкви в штате Флорида, с тех пор как там начала практиковаться техника изгнания дьявола, число прихожан возросло чуть ли не в шесть раз. О соответствующем росте доходов священник, дававший интервью газете «Интернэшнл геральд трибюн», очевидно из скромности, умолчал. Книга Блэтти и фильм «Экзорсист» оказались золотой жилой не только для авторов и кинопродюсеров, но и для «слуг господних».

Остается ответить на вопрос: кто же такой Уильям Блэтги? Он имеет звание магистра гуманитарных наук в области литературы — его «шедевр» критики США сравнивают с творениями Грэма Грина и Эдгара По. Работал редактором отделения Информационного агентства США в Ливане, затем занимал должность одного из руководителей отделения психологической войны ВВС США. Когда Блэтти спросили, что заставило его написать «Экзорсист», тот заявил, что «таинственная сила», и «дух покойной матери» водили его рукой по бумаге…

Остается невыясненным, не явились ли они ему впервые, когда он отрабатывал методы психологической войны в американской армии?

Так много «свидетелей»

Америке, бесспорно, «повезло», потому как огромное число ее жителей — речь идет о миллионах — «видело «летающие тарелки».

Нет, они не занимались астрономией и не смотрели часами в окуляр телескопа. Они летели (в самолете, вертолете), ехали (на легковом автомобиле, грузовике), прогуливались (по лесу, у реки, в городе) и обязательно «замечали неопознанный летающий объект».

Не всем, кто попадает в Соединенные Штаты Америки, удается увидеть «тарелку» или «блюдце». Да для этого и не надо ехать за тридевять земель. Любому желающему пресса практически полностью компенсирует эту «потерю». Да, если бы не американские журналы и газеты — не все, понятно, — разве получили бы в стране такую известность различные общества, клубы и прочие организации «уфоманов»[11] информацию о которых пресса представляет в избытке вместе со «свидетельствами очевидцев» и прочими кошмарными историями.

Интерес Америки к «тарелкам», как уверяют «специалисты», охватил нацию после 24 июня 1947 года. Именно в этот день пилот частного самолета Кеннет Арнольд «увидел странные предметы в воздухе неподалеку от горы Райнир, штат Вашингтон». По его уверениям, они «выстроились в косую, похожую на цепь линию, будто бы они были связаны между собой. Они были плоскими, как сковороды, и такими блестящими, что отражали солнце не хуже зеркала».

Ему никто не поверил. А один из скептически настроенных профессоров уныло заметил: «Арнольд видел волны тумана, отражавшие солнечный свет». Однако туман никого не интересовал. Все жаждали «тарелку».

В еженедельнике «Нэшнл инкуайерер» даже появилось объявление: «Мы предлагаем 50 тысяч долларов первому человеку, который сможет доказать, что «неопознанный летающий объект» прибыл к нам из глубин космоса и не представляет собой природного явления. Присылайте нам свои свидетельства… «Инкуайерер» также предлагает награду в 5 тысяч долларов любому, если совет специалистов (созданный газетой из ученых и «уфоманов») признает, что он предоставил самое ценное, с научной точки зрения, свидетельство существования НЛО».

Желающих заработать деньги оказалось немало. А еще больше нашлось людей, тяготеющих ко всеамериканской славе. «Нэшнл инкуайерер» рассказывал читателям, что его подписчики, полицейские Нью-Йорка Гэри Отейнберг и Томас Браун, «увидели огромный НЛО, около 40 метров в диаметре» прямо над улицей: он «светился голубыми, розовыми и желтыми огнями».

Блюстители порядка такого стерпеть не могли. Помчались за нарушителем, нагнали НЛО… и тут выскочила откуда ни возьмись еще одна «тарелка», правда размером поменьше, и прикрепилась к днищу «голубо-розово-желтой». После чего «НЛО умчался» со скоростью 7 или 8 тысяч миль в час. Полицейские не сумели остановить его за превышение скорости…

Серьезно ли пишет об этом американский еженедельник? Конечно. «Нэшнл инкуайерер» — а тираж его более пяти миллионов! — не оставляет и тени сомнения в том, что именно так все и было. «Самое ценное визуальное наблюдение за все последнее время» — интригует читателя подзаголовок к статье.

Не менее ценным было «наблюдение» 17 полицейских штата Нью-Гэмпшир, порадовавших читателей «Нэшнл инкуайерер» известием о том, что НЛО оранжевого цвета танцевал по небу над несколькими небольшими городами штата. «Он появился после громкого взрыва, — разъяснял сержант Холлис Уэлен, — был в небе около пяти минут и потом исчез». Но, к великой радости сержанта, вскоре появился снова и опять исполнил танец. Только затем исчез уже навсегда».

Некая закономерность прослеживается во всех опубликованных еженедельником «свидетельствах»: большинство из них принадлежат полицейским, военнослужащим и даже охранникам тюрем («Две ночи подряд Уильям Хилл и Рассел Рейхерт, охраняющие тюрьму Уолла-Уолла, видели сверкающий НЛО»). Среди людей, чьи показания так же охотно печатаются различными изданиями, затесался даже один сенатор — Барри Голдуотер без обиняков заявил: «Я верю в пришельцев из других миров».

Да, уже не просто в НЛО, а именно в пришельцев. На какой-то стадии прогрессирующего заболевания «уфоманией» пресса исподволь подвела американцев к мысли о пришельцах. Апеллируя, разумеется, к «логике»: если есть НЛО, то есть в американском понимании не что иное, как «космические корабли внеземного происхождения», значит, есть и «пришельцы».

Майор Дональд Кихое даже написал об этом книгу «Пришельцы из космоса… Подлинный рассказ о неопознанных летающих объектах». Естественно, что под таким названием майор в отставке может только доказывать существование инопланетян, прилетающих к нам на летательных аппаратах, «равных которым на нашей планете не существует».

Книга нашла своего читателя. И не одного. Но все же о массовом психозе говорить не следует, хотя число американцев, верящих в «инопланетные космические корабли», уже исчисляется не одним десятком миллионов. И когда речь заходит о роли американской печати в жизни общества, то полосы, отданные под свидетельства «уфоманов», — это ничем не прикрытый призыв смотреть в небо. Вверх, а не «под ноги», на бренную землю Америки с ее давно нарывающими ранами экономических и социальных проблем.

Противопоставление самое банальное. Незаметно, а иногда самым откровенным образом скармливают не менее ценную для устоев общества идею: «Пришельцы рано или поздно высадятся в Америке и помогут решить множество вопросов, терзающих страну». В том числе, конечно же, подарят Америке такие технические знания, при помощи которых США легким щелчком расправятся с красными». Пока же, как охотно повествуют «свидетели», они видели инопланетян «с прорезями вместо глаз»; «с глазами размером с тарелку»; «серого цвета»; «серебристых» и пр., мгновенно достали охотничье ружье, пистолет и т. д., после чего «собратьям по разуму» обычно не оставалось ничего другого, как ретироваться. Что делать — все законы гостеприимства заменены одним — «законом Кольта»!.. Род Серлинг, автор научно-фантастических телефильмов, прямо так и пишет: «Я уверен, что в тот момент, когда они покажут себя и выйдут навстречу нам с распростертыми объятиями, мы вероятнее всего убьем их». Нечего сказать — «теплый прием»!

Рассказывают читателям со всеми подробностями и о таком «занимательном случае»: произошел он в штате Миссисипи с двумя жителями города Паскагула, сорокапятилетним Чарлзом Хиксоном и девятнадцатилетним Калвином Паркером. Журнал «Сага» отдал под эту душераздирающую повесть пять полос за вычетом размещенной рядом рекламы. «Свидетельства» жителей Паскагулы стали «хрестоматийными», их потом цитировало великое множество изданий.

Итак… Кавычек в дальнейшем повествовании мы ставить не будем, чтобы у читателя не рябило в глазах.

…Чарлз Хиксон и Калвин Паркер отправились ловить рыбу на Паскагула-ривер. Поймали две штуки и перешли попытать счастья к заброшенному пирсу. Забросив удочку, Хиксон вытащил крючок и увидел, что насадку объела рыба. Повернулся, чтобы взять другую наживку, и тут-то услышал звук, похожий на тот, что издает расстегиваемая «молния». Рыболовы увидели космический корабль, ярко освещенный, который заходил на посадку метрах в двенадцати от пирса.

Описание корабля: серый с синевой, яйцеобразный. Он, как вертолет, завис сантиметрах в тридцати над землей. Еще детали: НЛО был около двух с половиной метров в диаметре и примерно такой же толщины. На борту — два люка. Пока рыбаки изучали летающий аппарат, из корабля вышло три странных существа — бледных, похожих на привидения. Без всякой одежды, кожа у них свисала складками, ростом примерно в полтора метра, с прорезями там, где у человека расположены глаза, очень острыми носами, без губ и опять же с прорезью — вместо рта. Существа не передвигались, а плыли над землей — и прямо к рыболовам. Они не стали стрелять в рыбаков, как сделали бы те, имей они вместо удочек оружие, а вежливо взяли их под руки и повели к кораблю.

Паркер сразу упал в обморок, а Хиксон все помнил, о чем затем и рассказал. Их ввели в корабль и отделили друг от друга. Хиксона положили — прямо на воздух, в таком положении он и удерживался. В комнате находился какой-то оптический прибор, похожий на большой глаз — с той лишь разницей, что он свободно плавал в воздухе. Хиксон был парализован некоей внешней силой и способен был только моргать. Глаз плавал вокруг его тела — как догадался Хиксон, все это было медицинским обследованием. Оно продолжалось около 40 минут.

Ну а потом — хэппи-энд. Хиксона и Паркера притащили обратно на пирс. Затем существа влезли в космический корабль, и он улетел.

— О, боже! — заорал Хиксон. — Я не верю в это. Надо выпить, чтобы успокоиться.

Хиксон вытащил из своей машины бутылку виски, и рыболовы «успокоили» свои нервы.

— Нам никто не поверит, — сказал приятель Паркеру.

И все же они позвонили в полицию. Уже в участке Хиксон рассказывал все вышеприведенные «факты», только с большим числом деталей. Их рассказ записали на магнитофон. Хиксона проверили на детекторе лжи и увидели, что согласно показаниям этого прибора он не лжет. Потом — медицинские освидетельствования, беседы-допросы…

Рыболовам-очевидцам крепко досталось. Больше всего от прессы «уфоманов» и просто сумасшедших. Их осаждали: одна из бригад телевизионщиков пригрозила поставить 40 репортеров у входа в их дома и колотить в дверь до тех пор, пока те не дадут интервью. Осажденные сдались на милость телерадиокорпорации Эн-би-си.

Но и после интервью в покое их не оставили. Не станем перечислять всех глубокомысленных заявлений, сделанных военными, медицинскими светилами и журналистами. Приведем высказывание доктора Хардера, «специалиста в области техники» (а также гипнотизера): «Моя теория такова: Земля — это космический зоопарк. Мы отрезаны от остальной части Вселенной. Время от времени служители зоопарка навещают своих подопечных».

…Двое задерганных «обитателей зоопарка» — Хиксон и Паркер размножили заявление, которое они раздают всем представителям прессы: «Мы не хотим разговаривать с кем бы то ни было о нашем пребывании на HЛO… Пожалуйста, не вторгайтесь в личную жизнь».

История об «уфомании» бесконечна.

В связи с тем, что под эту тарабарщину отводится чересчур много газетной и журнальной площади, мнения скептиков тонут в потоке различных «свидетельств». «Уфоманию» можно было бы излечить — но раньше. Сегодня в Америке она очень запущена, да и избавлять нацию от маниакального желания развлечься таким образом никто не желает.

Смешно? Но, говоря по правде, и немного жаль тех, кто смотрит в небо денно и нощно.

Вместо послесловия

В конце шестидесятых годов американский журналист Гаррисон Солсбери написал ставшую сразу же довольно знаменитой книгу «Многие Америки должны стать одной». Действительно, разные «Америки» представали перед читателями со страниц книги: бунтующие против всех и вся хиппи, банды малолетних преступников из кварталов Нью-Йорка и бравые летчики бомбардировщиков, совершавшие налеты на мирное население Вьетнама…

То была мозаичная картина Америки, печальная и тревожащая Картина. Гаррисон Солсбери писал о будущем своей страны с болью и горечью.

На что он надеялся и что предлагал? Как и большинство его соотечественников, Гаррисон Солсбери уверен, что именно возвращение к идеалам «старой доброй Америки» спасет «Америку новую». Что забытые идеалы станут сверхпрочным клеем, который поможет сцементировать интересы президентов и безработных, бунтовщиков-идеалистов и несовершеннолетних преступников. По-журналистски умело он подводил к мысли о необходимости искать спасения в религии. Нет, конечно, не только в ней — скажем, и в политическом благоразумии властей предержащих, но это благоразумие опять же должно идти от их веры. Да и само понятие «религия» Гаррисон Солсбери сделал синонимом расплывчатого термина «добро».

Ни президентам, ни тем, кто их избирает, не удалось решить проблемы со «многими Америками». Сейчас даже яснее, что этих «Америк» куда больше, чем в год выхода книги Солсбери в свет.

И ясно еще одно: предшественник Рональда Рейгана Джеймс Картер начал, а его преемник продолжил агрессивную политику США «от имени всевышнего».

Стремясь придать соответствующее идеологическое оправдание программе экспансии и мирового господства, провозглашенной наиболее агрессивными силами США в начале 80-х годов, американские верхи обратились в пропагандистских целях к религиозной фразеологии, к спекуляции религией.

В семидесятые годы атомные убежища в американских городах окончательно покрылись пылью, и об их существовании постепенно стало забывать поколение людей, которые школьниками в пятидесятые годы лезли под парты по сигналу учебной атомной тревоги. Видения ядерной катастрофы уступили место будничному страху перед преступностью, охватившей Америку. В восьмидесятые годы о бомбоубежищах вспомнили: в соответствии с доктринами внешней политики разрабатывались и запускались в производство «комфортабельные» убежища на семью или убежища поменьше для одиноких. Появилась отрасль индустрии, выпускающая специальные продуктовые рационы, специальную одежду и так далее. «Удар советских ракет» — только в таком виде пресса и политики предлагали своим соотечественникам возможность начала третьей мировой войны. Страх этот даже облекли в обычно бесстрастную статистику: по данным журнала «Паблик опиньон», в восьмидесятые годы 42 процента из числа опрошенных американцев считали, что в такое «страшное время» детей рожать просто нельзя, иначе они будут обречены на смерть в ядерной войне.

Рональд Рейган, президент США, также часто говорит о детях Америки. Выступая 4 февраля 1986 года, он заявил: «Однажды Америка выполнила свою историческую миссию, покорив Луну. Сейчас Америка должна выполнить другую: сделать нашу стратегическую оборону реальной для всех граждан планеты Земля. Давайте поговорим о нашем глубочайшем пожелании на будущее — чтобы оставить нашим детям свободную и справедливую землю в мирном мире». Стратегическая оборонная инициатива — гарант будущего мира? Американские государственные деятели и их единомышленники-журналисты пытались и пытаются продавать СОИ в любой глянцевой обертке.

«Чем больше оружия, тем выше безопасность» — таково на сегодняшний день единое мнение американских политиков. Именно этот расхожий тезис позволил одному журналисту саркастически заметить: «Вашингтон предлагает вооружаться, чтобы потом эти вооружения уничтожить. Москва предлагает уничтожить вооружения сейчас».

Мирные инициативы Советского Союза и других социалистических стран охватывали и охватывают самый широкий круг проблемы разоружения. Но так же неизменно все наши предложения «гасились» американской администрацией и ее западноевропейскими союзниками по НАТО, с порога объявлявшими их «пропагандистским маневром, направленным на получение односторонних преимуществ». Прием неновый и за неимением лучшего до сих пор остающийся в арсенале политиков США.

Наращивание ядерных арсеналов сочетается с интересами внешней политики США, исповедующей ныне концепцию «неоглобализма», то есть «борьбы с красной опасностью» в любом регионе земного шара… Борьбы с «империей зла», с «безбожниками-коммунистами», используя слова президента.

Этот земной шар, начиненный ракетами, танками и самолетами всех видов и марок, давно уже перекочевал на плакаты антивоенных демонстраций, обложки журналов и в газетные карикатуры. Простая символика? Вовсе нет. Сегодня военные расходы в мире достигли 800 миллиардов долларов. На каждые сорок три жителя нашей планеты приходится один солдат. Огневая мощь обычного оружия за четыре десятилетия увеличилась в 200 раз. Накопленных ядерных арсеналов достаточно, чтобы убить в 12 раз больше общего числа землян.

Не знаем, как должны себя чувствовать люди, занимающиеся этими бесстрастными подсчетами, но прекрасно понимаем, что испытывают читатели, знакомясь с этими цифрами. Превратно истолкованные западными журналистами, эти данные заставляют обывателя звонить в фирму, производящую «надежные бомбоубежища», и справляться о цене. Таких — тысячи и десятки тысяч. Тех, кто идет в колоннах антивоенных манифестаций, — десятки и сотни миллионов. И те и другие хотят жизни — для себя и для своих детей.

Первые — без всяких шансов, но с примитивным желанием отсидеться в бомбоубежище. Вторые — имея реальные возможности показать всю силу единства здравомыслящих людей планеты, вооруженные четко разработанными советскими инициативами.

Но пока Вашингтон предлагает сделать второй шаг в космос, с ядерным оружием. Неужели нет в США другого видения мира в третьем тысячелетии?

Почему же, есть.

Газета «Крисчен сайенс монитор» провела читательский конкурс под рубрикой «Мир 2010 года». Письма, которые она сочла лучшими, редакция опубликовала, большинство из них прокомментировала. Причем необходимо одно уточнение — под словом «мир» газета имела в виду именно межгосударственные отношения, а не планету в целом.

Предложений поступило более тысячи, и среди них оказалось немало в чем-то наивных, в чем-то аполитичных, но американцы тем не менее видят именно мир, а не войну как перспективу третьего тысячелетия.

Двое читателей, один из штата Вашингтон, другой из Северной Каролины, не сговариваясь, разумеется, предсказали, что США и Советский Союз станут организаторами объединенной космической экспедиции на Марс и вообще будут сотрудничать рука об руку в освоении космического пространства. Множество других, откликнувшихся на призыв газеты, предсказали расширившиеся научно-технические и гуманитарные обмены между СССР и США, увеличение количества городов-побратимов. Вспомнив Саманту Смит, еще один читатель предположил, что письмо американской школьницы президенту подтолкнет того на сотрудничество с Советским Союзом в космосе, а другие читатели с уверенностью предсказывали, что к тому времени в США будет президент — женщина, которая реалистичнее будет подходить к вопросам внешней политики…

Комментируя эти письма, «Крисчен сайенс монитор» не указала главного — читатели, предложившие такое видение мира, исходили из времен разрядки, из тех лет, когда «звездные войны» были лишь научными разработками и маниакальными мечтами стратегов министерства обороны США, когда «Союз» и «Аполлон» произвели стыковку на земной орбите, а страх за будущее еще не так довлел над американскими семьями.

Не надо быть дипломатом или специалистом в области международных отношений, чтобы понимать: видение третьего тысячелетия американскими политиками — это «фильм ужасов», в котором Вашингтон отводит миллионам своих соотечественников «роль без слов», Советскому Союзу — амплуа «антихриста».

Сегодня флер псевдорелигиозности настолько покрыл все сферы жизни США, что Пентагон без всякого смущения называет подводную лодку с ядерным оружием на борту «Корпус Кристи» — «Тело Христово»…

Сегодня Америка вернулась в средневековье, если ее политики и стратеги пытаются вершить «божий суд», предав все термоядерному огню. Пытаются «установить истину», доказывая свои преимущества перед всем миром.

Так кому же служит миф о «богоизбранной Америке»?

Политикам, оправдывающим «волей всевышнего» свои авантюры.

Религиозным мракобесам, рвущимся к власти.

Ура-патриотам, закрывающим глаза на нарушение элементарных человеческих прав в собственной стране.

Милитаристам, ратующим за приближение «конца света».

Всевозможным «мессиям», одурманивающим не* окрепшие умы и души.

Прожженным дельцам, торгующим «Американской Мечтой» и делающим бизнес на страхе.

Миф о «богоизбранной Америке» строится на иллюзии американской исключительности, совершенстве «американского образа жизни», вседозволенности Америки. «Мессианская» роль Соединенных Штатов, слышится из Вашингтона, продиктована тем, что «бог во всем покровительствует Америке». И, конечно же, в ее претензиях на лидерство, на вершение судеб других стран и народов — всех, всегда и всюду.

Опасное заблуждение? Нет, опасная демагогия.

Соединенные Штаты не существуют сами по себе, в некоем вакууме. Мы все живем в сложном, противоречивом, но цельном, взаимозависимом мире. И смотреть на себя и на этот мир нужно трезвыми глазами…

Литература

1. Бойер Ж.-Ф., Алем А. Церковь унификации Муна на службе антикоммунизма. — «Монд дипломатик», 1985, февраль.

2. Ватикан и Вашингтон. — «За рубежом», 1984, № 44.

3. Великович Л. Электронная церковь. — «Новое время», 1983, Ко 18.

4. Великович Л. Религия и церковь в США. М., «Наука», 1978.

5. Вишневский С. Смоковница на Потомаке. — «Правда», 1983, 14 марта.

6. Война В. Бог не был ни правым, ни левым. — «Наука и религия», 1981, № 6.

7. Гетни Ж.-П. Верно ли, что папа Иоанн Павел II агент ЦРУ? — «Жён Африк», 1986, 12 февраля.

8. Гапочка И., Грибачев В. В какой же партии состоит все вышний? — «Журналист», 1985, № 7.

9. Гапочка И. Богоизбранный президент. — «Советская Россия», 1984, 1 апреля.

10. Епископы и миряне из Белого дома. — «Правда», 1983, 7 мая.

11. Иджи К. Пэт Робертсон — политическая эволюция христианского фундаменталиста. — «Монд дипломатик», 1986, сентябрь.

12. Каплоу Т. Религиозная жизнь в Мидлтауне. — «Америка», 1983, июнь.

13. Ковальский Н. Отвести угрозу. — «Правда», 1983, 28 апреля.

14. Ковальский Н. Религиозный камуфляж империалистической политики. — «Правда», 1984, 10 декабря.

15. Пасторское послание «Проблемы мира: надежда, дарованная нам богом, и наш отклик». — «Ориджинс», 1983, 19 мая.

16. Пумпянский А. Салемские колдуньи и президент. — «Советская культура», 1983, 9 июля.

17. Рауни Э. Выступление в Кливленде, Огайо, в мае 1984 г.

18. Религия в политической жизни США (70-е — начало 80-х годов). — М., «Наука», 1985.

19. Симонов В. Затрубят ли ангелы перед ядерной атакой? — «Литературная газета», 1982, 8 декабря.

20. Фадеев Е. Страсти по Муну. — «Правда», 1985, 2 марта.

21. Фонтен А. Кандидат господа бога. — «Монд», 1984, 29 сентября.

22. Холл Г. Выступление на пресс-конференции в Нью-Йорке 17 сентября 1984 г.

23. Эйкел Л. Проповедник Пэт Робертсон рвется в президенты США. — «Филадельфия инкуайерер», 1986, 9 февраля.

24. Armstrong В. The Electronic Church. Nashville, 1979.

25. Benson P., Williams D. Religion on Capitol Hill. Myth and Realities. S. — Fr., Harpes and Row, 1982.

26. The Church and the Bomb: publ., Nuclear Weapons and Christian Conscience. L., Hodder and Stoughton C10. 1982.

27. Dagger R. On Reagan: The Man and his presidency. N. Y., Me Grow Hill, 1983.

28. Dulles W. Allen. The Craft of Intelligence. In: Britanica Book of the Year. Chicago, 1963.

29. Ellis I. T. American Catholicism. Chicago, 1957.

30. Falwell J. Listen America. N. Y., 1980.

31. Falwell J. The long range of fundamentalism Christianity today. 111., 1981.

32. Fore C. D. The Christian and Politics. N. Y„1980,

33. Gallup G., Poling D. The Search for America’s Faith. Abington, 1980.

34. Gallup report. Religion in America. March, 1984.

35. Graham B. The Christian faith and Peace in Nuclear age. Report to the World Conference of Religious Workers for saving the Sacred Gift of Life from Nuclear catastrophe. Moscow, May 10–14, 1982.

36. Green М., Maccell G. There he goes again: Ronald Reagan’s reign of error. N. Y, Pantheon Books, 1983.

37. Hadden J., Swann Ch. Prime Time Preachers: The Rising Power of Televangelism. Mass., Addison-Wesley, 1981.

38. Hanna М. T. Catholics and American politics. Cambridge, Mass., 1979.

39. Lilian М., Sawislak A. Who runs Washington? N. Y., St. Martins Press.

40. Nixon R. The Real War. N. Y., 1980.

41. Phillips K. Post-concervative America: People, politics and ideology in a time of crisis. N. Y., Random House, 1982.

42. Reeves R. American Journey: Traveling with Tocqueville in Search of Democracy in America. N. Y., Simon and Schuster, 1982.

43. Strond K. How Jimmy Won. The Victory Campaign from Plains to the White House. N. Y., Morrow, 1977.

* * *

Зав. редакцией Ю. Никуличев

Редактор М. Ганичева

Художник И. Лехмус

Художественный редактор Т. Войткевич

Технический редактор Е. Брауде

Корректор И. Ларина

* * *

Сдано в набор 01.04.87. Подписано в печать 17.08.87. А13220. Формат 84Х108 1/32. Бумага типографская № 1. Гарнитура «Школьная». Печать высокая. Усл. печ. л. 10,08. Усл. кр. — отт. 10, 14. Уч. — изд. л. 9,8. Тираж 50 000 экз. Цена 60 коп. Заказ 2850.

Типография ордена Трудового Красного Знамени издательско-полиграфического объединения ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия».

Адрес ИПО: 103030, Москва, К-30, Сущевская, 21.


Ростом с гору Вашингтон

Примечания

1

Секуляризация (от лат. secularis — мирской, светский) — процесс освобождения различных сфер общества, индивидуального, общественного и группового сознания от влияния религии.

2

«Моральное большинство» — объединение религиозных неоконсерваторов, включающее в свои ряды наиболее ортодоксально настроенных верующих американцев, поддерживающих политический курс администрации Рейгана, В начале 1986 года преобразовано в новую группировку под названием «федерация свобода» (прим. авт.).

3

По данным счетного управления США, расходы на выборы президента в 1980 году составили у республиканской партии — более 62 миллионов, а у демократической — свыше 56 миллионов долларов.

4

Термин «кухонный кабинет» был введен в политический лексикон после того, как один из американских президентов прошлого века собрал на кухне Белого дома своих ближайших друзей, чтобы посоветоваться с ними по важнейшим проблемам своего президентства. Это вошло в традицию: практически все президенты за время своего пребывания в Белом доме консультировались со своими друзьями, не имевшими официальных постов в правительстве, но игравшими важную закулисную политическую роль. Число таких советников обычно составляло два-три человека, Р. Рейган значительно расширил этот круг людей. Сформировавшийся в основном в 60-е годы его «кухонный кабинет», по разноречивым данным американской прессы, насчитывал примерно 13 человек.

5

Маркс К., Энгельс Ф., Соч., т. 19, с. 30.

6

Рейган не дает собственного определения термина «армагеддон». Традиционно, как, скажем, в словаре, выпущенном издательством «Рэндом хауз», армагеддоном называют «место, где будет происходить последняя битва между силами добра и зла». В ходе этой последней битвы, писал президент организации «Эванджеликал министриз» К. Крибб, «Иисус до конца сокрушит многомиллионное воинство дьявольского диктатора антихриста». Религиозные правые в США вслед за свидетелями Иеговы связывают армагеддон с атомной катастрофой, третьей мировой войной, в которой погибнет «грешное» человечество.

7

«Откровение» (иначе «Апокалипсис»), включенное в христианский канон в IV веке, приписывается Иоанну Богослову, одному из двенадцати учеников Христа. В «Откровении» (гл. 16, стих 16) Иоанн предсказал, что последняя битва произойдет в армагеддоне, под которым, как полагают, понимается гора Мегиддо и ее окрестности в 20 милях от Хайфы, в направлении на юг — юго-восток от нее между Тивериадским озером и Средиземным морем. В описании этой битвы у Иоанна Богослова говорится: «И города языческие пали… и всякий остров убежал, и гор не стало».

8

СТРЕСС — английская аббревиатура: «Stop the robbers,enjoy safe streets» («остановить грабителей, наслаждаться безопасными улицами»).

9

Этот кадровый американский разведчик, пользовавшийся дипломатической «крышей», занял при администрации Рейгана пост постоянного представителя при ООН.

10

Баптистский колледж «Либерти» в Вирджинии, основанный Фолуэллом.

11

От английского UFO, то есть НЛО (прим. авт.).


home | my bookshelf | | Ростом с гору Вашингтон |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу