Book: Древний. Предыстория. Книга седьмая. Опасная фаза



Древний. Предыстория. Книга седьмая. Опасная фаза

Сергей Тармашев

Древний. Предыстория. Книга седьмая. Опасная фаза

Древний. Предыстория. Книга седьмая. Опасная фаза

Фотография автора — Татьяна Либерман


Глава первая

600 000 лет назад, четырёхмерный слой Вселенной, Галактика Пограничная, пространство низких энергий, система звезды Ярило, четырнадцатый цикл Эксперимента, 2500 лет от начала опасной фазы.


Сияющая звёздной энергией сфера ударного крейсера плыла сквозь чернильную бесконечность космоса, усеянного жидкой россыпью тусклых звёзд, теряющихся на фоне ярко пылающего светила. Местная звезда даром что невелика – жарит с такой силой, каковой вполне могут позавидовать звёзды и покрупнее. Когда два лета назад командор Эльдкнут впервые увидел Ярило, то вопросов относительно того, почему сие светило назвали так, а не иначе, у него не возникло. «Ослепительно Пылающее» полностью оправдывало своё имя. А с этого расстояния оно с лёгкостью затмевало две соседние звезды, которые было отлично видно с поверхности любой из местных планет.

Слившийся воедино с корабельным энергоконтуром могучий Даарийский воин вслушался в истекающие от светил потоки солнечных излучений. Система Ярило не являлась тройной звездой, это обычная солнечная система обычного жёлтого карлика, обладающего необычно сильной светимостью. Создатели данного сегмента галактик заложили в архитектуру системы Ярило запасную звезду, но вспыхнет оная ещё очень и очень не скоро. Так что конкурентов у местного солнца нет. Обе звезды, выглядящие с планетарных поверхностей подобно второму и третьему солнцам, в действительности находятся на огромном расстоянии отсюда и даже не являются ближайшими к Ярило. Здесь воплотился в жизнь красивый научный феномен: указанные звёзды имеют орбиты с очень большим и вытянутым эксцентриситетом, и в ходе своего движения вокруг центра галактики время от времени сближаются с системой Ярило. Эксцентриситет которой тоже далёк от идеального.

Для эпицентра пространства высоких энергий подобные события суть в порядке вещей, там плотность звёздного массива огромна. Но здесь, на Рубеже, звёзд мало, и потому таковое сближение является очень редким событием. Каковое применительно к системе Ярило получается ещё и очень скоротечным. Звёзды сближаются в момент нахождения в крайних точках собственных траекторий и сразу же начинают обратное движение, из-за чего сближение это длится крайне недолго. В системе Ярило столь редкостное и красивое событие тщательно зафиксировано в архивах гражданских каст и по праву нашло отображение даже в местном календаре. Видимая фаза сближения началась порядка шести тысяч лет назад, и спустя что-то около двух тысяч лет сближение достигло максимального значения. Чуть менее трёх тысяч лет на небосводах местных планет сияли сразу три солнца, потом звёзды начали обратный путь. Сейчас все три звезды всё ещё хорошо видны, но удаляющиеся светила теперь гораздо меньше родного солнца и выглядят в сравнении с ним подобно снежкам из зелёного и серебряного огня, расположившимся рядом с основанием пылающего бело-золотым пламенем снеговика. Красиво и немного напоминает родную галактику.

Родовая эскадра командора Эльдкнута находилась в составе сил и средств гарнизона воинской касты, сменившего на этом посту Харрийские подразделения. Харрийские воины осуществляли охрану системы Ярило в течение минувшего Круга Жизни, их вахта завершилась, и эскадры вернулись домой[1]. Каста воинов не принимает участия в уникальном Эксперименте, ведущемся в системе Ярило вот уже триста пятьдесят тысяч лет, это решение было принято единогласно всем личным составом воинской касты в двух сотнях галактик цивилизации Сияющих. В ту пору в жарких спорах с гражданскими кастами необратимо расплавилось немало Кристаллов Связи. Но мудрые Созидатели приняли решение, и воинская каста согласилась с таковым, ибо воины существуют для того, чтобы охранять покой гражданских каст. С тех пор могучие бойцы Сияющих несут охрану системы Ярило на сменной основе.

Попасть в состав местного гарнизона суть большая честь. И ещё большая ответственность. Особенно в такие времена, как сейчас, когда система Ярило находится за Рубежом, в пространстве низких энергий. Согласно итогам Второй Великой Ассы, это Нейтральные Территории. В Нейтральных Территориях кому бы то ни было запрещено иметь крупные войсковые формирования и военные объекты максимальной огневой мощи, но это совершенно не означает, что в этих местах царит вечный мир и покой. Войны между обитателями нейтральных систем случаются часто, а мелкие боевые столкновения происходят и вовсе постоянно. За два лета, которые его родовая эскадра несёт службу в системе Ярило, командор Эльдкнут провёл боёв больше, чем за предыдущие четыре, а ведь тогда он тоже служил на границе, но на противоположной стороне пространства высоких энергий и внутри Рубежа.

Здесь, в системе Ярило, обстановка спокойная. Явных врагов и недругов нет, тайные же открыто нападать на территорию Сияющих не решаются. Сражения, в которых удаётся принять участие, происходят у союзников, в основном у Тёмных. Уничтожать противника в неродном пространстве не так выгодно, ведь убийство врага вне пространства высоких энергий приносит Сущности воина меньший объём заполнения. Однако это всё равно лучше, нежели ничего. Для воина и такое деяние суть весьма желанная удача.

Но, несмотря на пиетет, проявляемый Тёмными к Сияющим, воинская каста не питает иллюзий. Память у Тёмных короткая, алчность же и жажда наживы у них предела не имеют. Те Тёмные, чьи территории непосредственно граничат с пространством высоких энергий, ещё помнят Великую Ассу и её последствия, но пространство низких энергий громадно. И чем дальше от Рубежа, тем слабее тёмная память. А в далеких галактиках шестиэнергонного пространства разведка и вовсе фиксирует сознательные действия правящих элит по приданию давно минувшей Всеобщей Войне статуса древней суеверной страшилки. Дабы проще было гнать свой народ на убой, если в наш четырёхмерный слой Вселенной вновь явятся Эмиссары Чёрного, воспротивиться воле которых у Тёмных никогда не возникает желания. Ведь за такое Эмиссары могут лишить жизни. А Тёмные своей жизнью очень дорожат и предпочитают терять её в боях со Светлыми, за которые их владыки неплохо платили в прошлом и наверняка будут платить в будущем.

Было бы очень здорово, если подобная война более никогда не повторится. Но если такое всё же произойдет, Сияющие не должны быть застигнуты врасплох. Именно с этой целью была создана сеть уникальных и сверхсекретных разведцентров, способных устремлять взор глубоко в пространство низких энергий. И скрытый в недрах Дэи разведцентр является наиболее мощным и эффективным в этом спиральном рукаве. Благодаря ему Сияющие узнали о начале Второй Великой Ассы и встретили бесчисленные полчища Тёмных и их Эмиссаров во всеоружии. Множество раз в ходе Второй Ассы разведцентр добывал бесценные сведения, переоценить его роль невозможно. Стоит он на страже Родины и сейчас.

С тех пор как система Ярило вновь вышла в пространство низких энергий, разведцентр внутри Дэи, заранее прошедший плановую модернизацию, несёт боевое дежурство. Как полтора миллиона лет назад, так и сейчас, режим строжайшей конспирации поддерживается неукоснительно, и о его существовании знают лишь воины эскадры прикрытия и Асы гражданских каст. Впрочем, сейчас в системе Ярило почти не осталось гражданских Асов. Опасная фаза четырнадцатого цикла Эксперимента идёт вот уже две с половиной тысячи лет, за это время все Асы Родов-Экспериментаторов сменили тело и покинули наш слой Вселенной.

Единственный Ас из числа уроженцев системы Ярило остался в касте Целителей Мерцаны. Это многомудрый Ирийзар, или, как произносят это имя на Орее, Иризар. Седовласому седобородому старцу исполнилось две тысячи шестьсот лет полкруга Жизни назад, но знаменитый на весь окрестный сектор космического пространства выдающийся Целитель не начинает процесс смены мерного тела, ибо желает до последней возможности помогать своим родичам, сражающимся с самой сутью низкоэнергонного пространства.

Все остальные Асы гражданских каст, присутствующие в системе Ярило, являются наблюдателями за ходом Эксперимента, присланными сюда решением Совета Каст цивилизации. В основном это специалисты каст Жизнь Рекущих и Целителей с Руты, Троары и Ингарда, возглавляет которых пара Асов касты Творцов, прибывших с Асгарда, Прародины Расы Сияющих. Во время опасных фаз Эксперимент возглавляют Творцы, ибо именно на их касту в этот период ложится основная нагрузка. Хотя во время опасной фазы нагрузки хватает всем, и каста воинов тут не исключение.

Да, охранять разведцентр на Дэе стало значительно легче, нежели сотни тысяч лет назад, до Второй Великой Ассы. Тогда система Ярило считалась нестабильной и смертельно опасной, держать здесь войска было нельзя, и основной защитой уникального разведцентра являлась конспирация вкупе с маскировкой звезды Ярило. Теперь система заселена Сияющими официально, и Небесная Раса Сияния Света имеет право держать здесь некоторое количество боевых подразделений даже в те тысячелетия, когда система Ярило находится вне пространства Светлых, и на неё распространяется Предписание о Нейтральных Территориях.

Однако же теперь хлопот стало много больше, ибо хоть сам разведцентр и остаётся строжайшей военной тайной, неведомой ни союзникам, ни соседям, ни даже самим обитателям системы Ярило, но в системе появился совершенно огромных размеров раздражитель для Тёмных: кварковый реактор и Древо Перемещений, которое он запитывает. Ибо сам по себе кварковый реактор является гигантским источником энергии огромной мощности, что для алчных Тёмных эквивалентно источнику бесконечных и столько же огромных денег. А тут ещё Древо Перемещений, являющее собою сложную систему ноль-врат и Врат Между Мирами, связавшую мгновенными мостами несколько десятков различных цивилизаций. Причем Врата Между Мирами соединяют солнечные системы, расположенные в других галактиках, некоторые из которых находятся от Рубежа на совершенно огромном удалении.

И из любой точки, в которой установлены Врата Между Мирами, можно попасть в любую другую такую же. За исключением Асгарда, ибо воинская каста наотрез отказалась подвергать Прародину Расы столь великой опасности, и Древо Перемещений относительно системы Аркона является односторонним мостом. Многомудрые Созидатели из гражданских каст могут отправиться из Асгарда куда пожелают, а вот попасть в Асгард можно только с разрешения касты воинов. И точка. Иных вариантов не существует. Только на таком условии воинская каста согласилась дать своё одобрение на создание Древа Перемещений, и мудрые Созидатели не стали препятствовать воинам в исполнении своего Удела. Ибо гражданские касты пусть и гражданские, но мудрость их велика и никто лучше их Асов не может смотреть в будущее.

А оно у системы Ярило будет крайне непростым. Так сказали Боевые Асы свыше семи тысяч лет назад, когда решался вопрос о строительстве Древа Перемещений. И гражданские Асы без споров согласились на требования воинской касты. А это уже само по себе о чём-то говорит. Поэтому каста воинов несёт службу в системе Ярило со всей ответственностью и по законам военного времени, хоть войны в пространстве Сияющих не было вот уже более трёхсот пятидесяти тысяч лет. Но это ещё не значит, что никто из Тёмных не лелеет мысль заполучить себе Древо Перемещений или хотя бы кварковый реактор. Всегда существует вероятность подобного со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Для противодействия которым внутри Заповедника была выстроена мощная оборонительная Цитадель Мидгард. Именно в её центре ослепительно пылает кварковый реактор, и лучшие подразделения воинской касты осуществляют охрану системы Ярило. Любой враг, что пожелает прибрать систему к своим грязным алчным ручонкам, быстро останется без таковых. Не приходится сомневаться, что страх перед жестоким и неотвратимым возмездием суть единственное, что удерживает множество Тёмных недругов от попытки захватить систему Ярило. Не признающие Конов Совести не понимают иного языка, кроме языка силы.

Но если в пространстве Сияющих всё спокойно, то за его пределами обстановка очень разная. На периферии высокоэнергетических территорий появилось множество юных Светлых цивилизаций, далеко не все из которых выбрали путь развития по Конам Совести. Это приведёт их к печальным последствиям, как привело к таковым всех тех Светлых, кто сделал подобную ошибку до них. Но сами они, естественно, так не считают, и прислушиваться к предостережениям более опытных соседей желания у них не возникло. В итоге войны внутри их цивилизаций уже стали обыденностью, а войны меж ними набирают обороты всё сильней. В подобные конфликты иногда приходится вмешиваться Сияющим, если молодые агрессоры задаются целью уничтожить каких-нибудь миролюбивых соседей, имеющих с цивилизацией Сияющих союзный договор.

Пока подобные печальные ситуации среди Светлых случаются не часто. Зато среди Тёмных оные происходят регулярно. Войны за Рубежом идут постоянно, и чем дальше от такового, тем они больше и кровавее. Сражаться на стороне Тёмных союзников приходится нередко, и это, как уже было сказано, радует любого бойца Сияющих. Вот и сейчас патрульная группа, которую возглавляет командор Эльдкнут, находится в ожидании приказа на перемещение. Ибо несколько частей назад дежурные операторы узла сверхдальней космической связи Люции приняли тревожный вызов из Утгарда, крепости воинской касты, расположенной в пространстве низких энергий Галактики Юр, ближайшего к Миру Пограничной Мира Серой Расы. Группа Эльдкнута в этот момент возвращалась с планового патрулирования, и командование сил прикрытия системы Ярило отдало приказ лечь в дрейф и находиться в боевой готовности до поступления приказа.

Но время идёт, а приказа всё нет. Командор мысленно вздохнул. Видимо, гарнизон Утгарда справился с возникшей ситуацией самостоятельно. Сражения не последует, а жаль. Его патрульная группа не была в боях вот уже половину месяца. Сейчас бы хоть небольшое боестолкновение, чтобы Сущности могучих бойцов не покрывались пылью бездействия…

– Командор Эльдкнут! – Корабельный Кристалл Связи зажёг в энергоконтуре крейсера образ Оперативного Дежурного сил прикрытия системы Ярило. – Твоя группа направляется в систему Ут Мира Юр для взаимодействия с гарнизоном Утгарда. Боевую задачу получите на месте. Даю форсажный коридор к Вратам!

Слившееся с корабельным контуром сознание командора приняло образ предстоящих патрульной группе векторов перемещения, и четвёрка медленно дрейфующих серебристых сфер, вспыхнув сиянием энергетических полей, мгновенно набрала скорость, превышающую полёт фотона. Далеко лететь не придётся, Врата Между Мирами, установленные в системе Ярило, расположены внутри Мидгарда. Их излучения проходят через планетарные полюса Заповедника, конфигурируются на дальней орбите и создают зеркало сверхдальнего ноль-перехода в той или иной точке ближайшего сектора солнечной системы в зависимости от текущей необходимости. Оригинальное решение касты Творцов, позволяющее полностью исключить потенциальному противнику доступ к Вратам.

Что бы ни измыслили враги, Врата Между Мирами системы Ярило им так просто не захватить. Сначала придётся прорваться к Заповеднику через силы прикрытия, а после взять штурмом Цитадель Мидгард. Которая находится в самом центре Земли Заповедника на глубине чуть менее пяти тысяч километров, и физического доступа туда не имеется. Сверхмощных оружейных систем прямого воздействия у Цитадели, правда, нет, это запрещено Предписанием о Нейтральных Территориях, зато защиты хоть отбавляй. Когда система Ярило находится в пространстве высоких энергий на территории Сияющих, тут имеется целая сеть космических крепостей, делающих данную солнечную систему настоящей твердыней. На время нахождения в Нейтральных Территориях воинская каста вынуждена убирать отсюда сверхмощные космические крепости, но Мидгард изначально создавалась с учётом этого факта.

И пусть внутренняя Цитадель Заповедника лишена атакующих систем прямого воздействия, прочие её возможности весьма внушительны. Сверхмощные Кристаллы Мидгарда способны противопоставить врагу целый спектр далеко не безопасных мер противодействия, от полного подавления какого бы то ни было электричества от поверхности планеты вплоть до границ её магнитного поля, до увеличения в разы планетарной гравитации. И массу иных крайне неприятных сюрпризов, ожидающих противника в случае нападения на Заповедник.

Единственным слабым местом является связь Цитадели с самой системой Ярило. Могучие Кристаллы Сверхдальней Связи Мидгарда запросто устанавливают контакт с другими солнечными системами, но их энергии вынуждены пронзать тысячи километров земной толщи, для чего их импульсам сразу придаются высокие значения. Подобное излучение является слишком мощным для установления связи всего лишь с поверхностью Заповедника, оно уносится прочь из солнечной системы мгновенно. Поэтому для связи с Мидгардом применяется оборудование попроще, установленное на поверхности земного шара. Теоретически если диверсионные подразделения противника захватят данное оборудование, то им удастся какое-то время держать Цитадель в неведении относительно происходящего на земной поверхности и в ближних секторах системы Ярило.



На практике же подобное развитие событий невозможно, ибо узлы связи с Мидгардом расположены много где. И не только на поверхности Заповедника. Они есть и на Орее, и на Мерцане, и на Дэе, не говоря уже об орбитальных крепостях и орбитальных опорных пунктах Орея и Дэи. Захватить все данные узлы одновременно невозможно, силы прикрытия Ярило скуют противника боем, сколько бы его ни явилось в систему, пусть даже битва эта будет пылать лишь несколько мгновений. Этих мгновений дежурным операторам Кристаллов Связи будет достаточно для оповещения гарнизона Мидгарда и Штаба Флота Пограничной. А дальше враги Расы сполна ощутят на своей тёмной шкуре основной Канон воинской касты: Смерть за Смерть.

Ударные крейсера патрульного отряда пронзили чернильный мрак ледяного космоса, быстро достигая дальней орбиты Заповедника, и за краткий миг до прибытия в указанную точку метрика пространства прямо по курсу дрогнула. Посреди ледяной черноты космоса вспыхнуло призрачной рябью ещё более чёрное зеркало ноль-перехода, и четверка сияющих звёздным огнем сфер сходу пронзила её поверхность. Жаль, что время не ждёт, отметил про себя Эльдкнут. Во время мощной активности Кристаллов Мидгарда на полюсах Заповедника происходят изумительно прекрасные северные сияния. Их чарующие переливы можно разглядеть даже с дальней орбиты. Во время кратких часов отдыха Эльдкнут иногда летает к полюсам Заповедника, насладиться зрелищем.

Созерцание северного сияния напоминает Родину, бескрайние родные просторы Земли-гиганта, над которыми возвышается исполинская громада родового замка, чьи Цитадели увенчаны сиянием могучих Боевых Кристаллов. Во времена воинских учений и плановых проверок боеготовности мощное оборудование замка закрывает непроницаемой защитой всё полушарие, находящееся в зоне ответственности его славного и доблестного воинского рода. И небеса над родовыми землями полыхают невероятно красивым северным сиянием… Посмотреть на северные сияния Заповедника прилетают многие. Каждый боец родовой эскадры не раз останавливал свой перехватчик над его северным полюсом, дабы насладиться напоминающим Родину прекрасным видом. Но Удел воина не изобилует излишками свободного времени, так что бесчисленного количества боевых кораблей на ближней орбите Заповедника не встретишь.

Иным же космическим судам приближаться к Заповеднику запрещено. На время опасной фазы данная Земля является военным объектом, доступ посторонним запрещён даже на дальнюю её орбиту. Дипломатических представительств на Заповеднике нет и никогда не было, находящиеся на его поверхности лаборатории, научные центры и исследовательские полигоны гражданских каст большей частью законсервированы с тех пор, как среди Родов-Экспериментаторов не осталось ни Сияющих, ни Тусклых. Энергетика Спящих мизерна и не в состоянии пробудить Кристаллы Сияющих, поэтому научные работы ведутся представителями гражданских каст, специально для этих целей прибывающих из пространства высоких энергий. Списки персонала их научных групп строго согласуются с воинской кастой. Суда, на которых они прибывают в систему Ярило, всегда сопровождаются боевыми кораблями сил прикрытия до самой поверхности Заповедника и обратно. Более к Мидгарду не приближается никто.

Зато в остальном пространстве системы Ярило круглосуточно кипит жизнь. Спящие, подобно Тёмным, пользуются техногенными механизмами и делают это вполне умело. У них нет космической техники межзвёздного уровня, ибо этого не требуется в рамках Эксперимента. Межзвёздными перевозками успешно занимается каста Арганавтов, корабли которой регулярно прибывают в систему Ярило. Зато атмосферной техникой Спящие снабжены в изобилии, и их внутрисистемные корабли без всяких затруднений в больших количествах перемещаются между обитаемыми Землями и космическими сооружениями системы Ярило.

Из которых особенно крупными являются дипломатические центры, находящиеся на орбитах Орея. Для удобства организации внутренних условий существования центров выстроено два: один для Светлых Рас, другой для Тёмных. Последний особенно велик, его орбитальная громада, выстроенная в форме сложного параллелепипеда и усеянная множеством габаритных огней, заметна очень издалека. От дипломатических центров друг к другу и к многочисленным зеркалам ноль-переходов тянутся десятки космических маршрутов, по которым ежечасно снуют туда-сюда сотни всевозможных звездолётов различных Рас.

Но ещё больший объём перевозок является транзитными потоками. Эти корабли идут подчас бесконечной чередой, направляясь от одних зеркал ноль-перехода к другим. Таким космическим судам запрещено отклоняться от транзитного коридора, ибо разрешения находиться в системе Ярило у них нет, есть только право транзитного пересечения и аварийной остановки. Впрочем, приближаться к Заповеднику запрещено всем, вне зависимости от того, кто, откуда и как здесь оказался.

Союзники Сияющих из состава Светлых Рас относятся к этому с пониманием. Союзники из состава Тёмных Рас по большей части тоже. Остальные вкупе с многочисленными шпионами всех прочих, выдающих себя за транзитных путешественников, дипломатических работников, торговых представителей, научных партнёров и так далее, вынуждены делать вид, что также относятся к этому с пониманием. Особенно после того, как тысячу лет назад воинская каста сожгла несколько якобы совсем не шпионских, а научных кораблей одной из цивилизаций Серых.

Любопытствующие «во благо науки» Серые специально посадили на свои напичканные под завязку шпионским оборудованием научные корабли втрое увеличенные живые экипажи, полностью отказавшись от любых роботизированных систем. Ставка была сделана на то, что Сияющие не станут уничтожать живых Людей и, по своему обыкновению, на первый раз ограничатся силовым выдворением нарушителей за пределы системы Ярило. И данные выдворенные нарушители благополучно увезут с собой всю информацию, что успеет к тому моменту собрать их многочисленное шпионское оборудование. Расчёт противника с треском провалился. Точнее, провалился он с отличной светимости фейерверком взрывов, в которых сгорели все их шпионские корабли.

Объединённые в общую сеть, Блюстители сил прикрытия вытащили из шпионских мозгов намерения противника ещё до того, как замаскированные под научные суда шпионские корабли вышли на дальнюю орбиту Заповедника. Шпионаж является одним из способов ведения боевых действий, и воинская каста с удовольствием не стала нарушать Заповедь Сияющих: Относись к другим так, как они относятся к тебе. Раз Серые затеяли боевые действия, мы не станем терять возможность исполнить свой Удел. Шпионы были уничтожены на глазах у всех, их цивилизация заявила протест, в ответ на что ей было предложено продолжить начатую ими войну. Спустя мгновение после этого Серые уже были всем довольны и свято клялись в том, что не были в курсе того, что шпионаж у Сияющих относится к боевым действиям.

Данное заявление вызвало широкие улыбки даже у их Серых соседей. Которые успели обрадоваться тому, что сейчас у их любимых партнёров случится война с Сияющими, после которой соседи смогут взять вышеуказанных коллег голыми руками. Но проштрафившиеся Серые идиотами не были, они прекрасно осознавали все перспективы, посему резво во всём раскаялись и объявили инцидент исчерпанным. С тех пор более никто не пытался приближаться к Заповеднику явно. Зато множество тайно отправленных к сей Земле разведывательных роботов, дронов и прочих механизмов всех шпионских мастей силы прикрытия системы Ярило вылавливали пачками ежемесячно.

Кстати, те самые шпионы, уничтоженные тысячу лет назад у всех на глазах, прибыли как раз из Мира Юр. Оттуда, куда сейчас спешат крейсеры командора Эльдкнута. И прошли они в систему Ярило Вратами Между Миров, установленными в системе Ут. Причём прошли вполне законно, ибо их цивилизация входит в число тех, с кем Сияющие заключили договор свыше четырёх тысяч лет назад. Суть договора такова: в те лета воинская каста нашла и уничтожила пытавшийся укрыться в системе Ут Потрошитель Бессмертного. Пожиратель планет оказался набит рабами, и Сияющие не смогли бросить израненных существ умирать в развалинах «И-Мира», безвольно дрейфующих посреди космоса.

Система Ут на тот момент представляла собой скопление давным-давно выпотрошенных космических тел, лишённых какой бы то ни было ценности. Гражданские касты приняли решение восстановить одну из тамошних планет, создать на ней экосистему из ресурсов, найденных в чреве Потрошителя, и переселить туда выживших рабов. Что и было сделано. Для того, чтобы соплеменники из соседних солнечных систем не растерзали спасённых ради получения ресурсной базы и дешёвой рабочей силы, в системе Ут была возведена космическая крепость, ведущая наблюдение за восстановленной планетой. Работы по восстановлению велись почти три Круга Жизни, да и по их завершении хлопот с новоявленной Землёй хватало, посему гражданские касты настояли на включении системы Ут в Древо Перемещений Мидгарда.

И для того, чтобы Серые не воспротивились нарушению Сияющими Предписания о Нейтральных Территориях, со всеми соседями данной системы был заключён договор. Серые соглашаются на существование в системе Ут наблюдательной крепости Сияющих и признают суверенитет вновь возникшей обитаемой планеты. Взамен указанные Серые цивилизации получают право перемещения через Врата Между Мирами. Всё Древо Перемещений им недоступно, дальше Рубежа пускать их никто не собирался, но и это Серых более чем устроило. Они немедленно занялись своим любимым занятием – спекулятивной торговлей – и поспешили установить прочие контакты с представителями иных галактик, куда им так неожиданно открылся доступ. Но это совершенно не означало, что всё всегда будет честно и спокойно. Ждать от Серых честности означает проявить даже не великую наивность, а великую глупость. Нельзя отрицать того, что некоторые подвиды Серых способны проявлять благородство и даже жить по Совести, но ожидать подобного от них всех – это явный перебор. Вот сейчас и посмотрим, что там с ними опять не так.

* * *

Галактика Пограничная, пространство низких энергий, система звезды По, немногим ранее.


Десяток раскрашенных оскаленными львиными пастями крейсеров достиг окончания гипертрассы и вышел в реальный космос, немедленно разворачиваясь в боевые порядки. Наблюдатели тотчас приступили к сканированию солнечной системы, но долго искать не пришлось. Слабый сигнал «SOS», почти не прорывающийся через сильные помехи, установленные РЭБ-кораблём налётчиков, мощные сканеры эскадренного флагмана уловили сразу. Эскадра элитных коммандос взяла курс на сближение с целью и рванула вперёд на максимальной внутрисистемной скорости.

– Капитан, сэр! Есть визуальный контакт с кораблём министра! – Главный Наблюдатель флагмана, сверкая белками глаз на чёрном лице, орудовал сенсорами интерфейса видеооборудования. – Вывожу картинку!

Заменяющий собой центральную стену отсека громадный экран вспыхнул окнами объёмного изображения, и центральное окно сфокусировалось на цели. Ближайший сектор давно выработанного астероидного кольца здешнего газового гиганта окрасился подсвеченными отметками уничтоженных кораблей.

– Похоже, охраны министра больше нет, сэр! – продолжил Главный Наблюдатель. – Его линкор потерял ход и взят на абордаж! Вижу пять десантных ботов противника, прилепившихся к его обшивке! Вижу восемь вражеских отметок вокруг! Идентифицирую! Это сепаратисты, сэр! Семь крейсеров и один корабль РЭБ! Крейсера ложатся на встречный курс!

– Раз сигнал бедствия ещё подаётся, значит, министр жив! – Капитан эскадры коммандос обернулся к стоящему позади невысокому, но очень мускулистому офицеру, закованному в штурмовой робо-скафандр: – Ваш выход, чиф! А мы пока займёмся их лоханками! Сделайте это!

– Сэр, да, сэр! – отчеканил офицер и покинул командный отсек.

Охрана у выхода, облачённая в аналогичные робо-скафандры, при его приближении привела скафандры в церемониальное положение и отдала честь. Это тоже его парни. Эскадренный капитан не доверяет ни военной полиции, ни особому отделу, ни этим немощным императорским десантникам. Его девиз: «В эскадре коммандос только коммандос!» Хорошо звучит! Лучшие должны быть с лучшими, да. А элита должна быть с элитой! Так что пускай эти лучшие вытирают друг другу сопли где-нибудь в сторонке! Офицер вошёл в лифт, и скоростная кабина помчалась вниз, к ангарной палубе. Спустя пять секунд он был уже в ангаре абордажной роты.

– Смирно! – рявкнул ближайший из коммандос. – Командир в отсеке!

Сотня элитных солдат, закованных в размалёванные львиными клыками и когтями штурмовые робо-скафандры, замерла, принимая стойку «смирно», и чиф остановился.

– Вольно! – Офицер окинул взглядом своих бойцов: – Итак, парни, дело за нами! Эскадра нашла линкор министра! Он атакован сепаратистами! Внутри высадились абордажники противника! С ближайшей стороны я видел пять десантных ботов, скорее всего, с другой стороны ещё столько же! Итого не меньше ста сепаратистов. Министр ещё жив, значит, его охрана держит позицию. Ударим противнику в тыл и размажем его! Нас ждёт слава и награда! По машинам!

Рота коммандос немедленно разбилась на стальные ручейки и погрузилась в десантные боты. Чиф занял отдельное место в пилотской кабине, предназначенное только для него, и вышел на связь с эскадренным капитаном, докладывая о готовности. Привычно потянулись минуты ожидания, во время которых эскадра сближается с противником, и офицер принялся изучать боевые данные, поступающие из командного отсека на экраны десантного бота.

Сепаратисты застали охрану министра врасплох, это ясно. Неясно, что он делал в этой заднице Бесовой мамаши. Система По необитаема, потому что слишком горяча, из-за чего не имеет живых планет. Вроде как одну из них можно сделать более-менее подходящей для колонизации, потому что там есть атмосфера, плюс магнитное поле в норме, так говорят учёные. Но всё это лишь теория. Разворачивать на орбите солнечные отражатели, ждать, когда температура атмосферы упадёт хотя бы до восьмидесяти градусов, чтобы снизилось давление, затем строить там города под куполами, которые будут обогащать атмосферу до приемлемого уровня, а до тех пор по поверхности придётся передвигаться в скафандрах, – всё это полная хрень.

Потому что невероятно дорого и ещё более невероятно долго. Лет пятьсот, что ли. Никто не станет нести такие громадные затраты, которые ещё непонятно, окупятся ли через полтысячелетия. Деньги Людям требуются сейчас, пока они живы, а не через пятьсот лет, когда ты давным-давно умер и тебе всё побоку. Империи нужно кормить своих граждан и развивать нацпроекты, дающие реальные результаты. Учёным-то что? Теоретизируют себе, не потея. Гранты отрабатывают. Кругом коррупция! Куда смотрит Император? Лучше бы Академия Наук грантовала разработку новых способов поиска и добычи ресурсов. На них сейчас неплохой спрос на галактическом рынке.

Но министр разведки вряд ли полез в этот астероидный пояс искать ресурсы. Пояс выпотрошен подчистую ещё две тысячи лет назад и с тех пор заброшен. Тут, в системе По, всё заброшено. Потому что давным-давно добыто всё, что можно было добыть без особых проблем, а добыть то, что проблемно, не хватает технологий. Рядом есть ещё одна звезда, Ригу, она тоже принадлежит Империи, сейчас ресурсы добываются там. Место вечного гемора для Императорского космофлота. Потому что желающих отщипнуть от пирога приходится отлавливать постоянно. Но вся имперская жизнь сосредоточена в системе Сигу, там есть Мгунн, кислородная планета. На самом деле все эти три звезды с точки зрения науки есть одна общая система, тройная звезда. Но расположены они друг к другу далеко не впритирку, да и Мгунн вращается вокруг Сигу, потому каждую звезду в Империи рассматривают как отдельную солнечную систему. Короче: так всем удобнее и понятнее.

И если министр разведки лично отправился в это захолустье, значит, тут происходила какая-то суперсекретная миссия государственной важности. Которую наша контрразведка, сто процентов, провтыкала, раз здесь оказались сепаратисты. Охрана министра нападения не ждала, иначе бы вместо десяти крейсеров охранения их было бы двадцать, не считая кораблей поменьше. Но миссия, судя по всему, должна была быть предельно тайной, и министр взял с собой минимум охраны. Зато сепаратисты знали об этом заранее, раз привели с собой достаточно сил.

По разбросу обломков и остовов уничтоженных кораблей опытный офицер быстро восстановил картину произошедшего. На министерский эскорт напали втрое превосходящие силы противника. Похоже, сепаратисты прятались в этом секторе астероидного поля, и эскорт министра разведки сам пришёл в ловушку. Видимо, здесь планировалась какая-то тайная встреча, прямо тут, в секторе астероидного кольца. Но именно это дало министру шанс. Сепаратисты выплеснулись из-за астероидов, и министерская охрана, оценив ситуацию, попыталась прорваться в астероидное поле прямо через нападающих, чтобы занять оборону среди каменных россыпей и тем самым не позволить противнику полностью реализовать своё численное превосходство.



План охраны удался, но лишь частично. Удался потому, что министерский линкор астероидов достиг и время они выиграли. А частично – это потому что сейчас от охраны ничего не осталось. То ли прорыв обошёлся им слишком дорого, то ли сепаратистов с самого начала было ещё больше. В общем, противник ещё достаточно силён, а охранять министра уже некому. Но это чиф сейчас исправит. Главное, чтобы абордажники сепаратистов не добрались до министра, пока идёт сближение. Сейчас самое важное – это успеть высадиться. А там дело пойдёт. Даже если после высадки сепаратисты схватят министра, убивать или пытать его они уже не будут. Им никуда с линкора не деться, так что министр из цели убийства превратится в средство выторговать себе жизнь. Потому что следом за эскадрой коммандос сюда идёт целый флот. Просто там гипердвигатели не такие навороченные. Высокие технологии приходится покупать, и они безумно дороги. На каждый корабль такое не поставишь.

– Чиф Бхекизита! – в эфире раздался голос эскадренного капитана. – Начинайте!

– Старт! – рявкнул чиф, и мощные створы ангарных люков распахнулись в чернильную бездну космоса.

Пятёрка абордажных ботов синхронно стартовала, покидая ангар, и устремилась к линкору министра.

– У противника не осталось истребителей. – Бхекизита сверился с данными радаров, вспыхивающих на обзорных экранах. – Отставить противоистребительный ход! Всем машинам – максимальную скорость!

В окружающем космосе шёл бой, но назвать его интенсивным было бы преувеличением. Сепаратисты уже поняли, кто их новый противник, и их боевой дух заметно угас. Ещё бы, в этом секторе космоса каждый знает, кто такие императорские коммандос! Да, в их эскадре всего десять крейсеров, но зато каких! Это самые передовые модели, которые только удалось достать, изделия Красных, они не уступают кораблям Ушмаицу, а по некоторым параметрам даже превосходят их. Можно только догадываться, сколько они стоят. Именно поэтому Император отдал их самым лучшим и самым преданным своим людям.

Осознав степень угрозы, сепаратисты поступили предсказуемо: попытались скрыться. Их РЭБ-корабль предпринял попытку подавить десантным ботам двигатели и бортовые электронные системы, но не смог преодолеть новейшую защиту. Крейсеры противника отстрелялись по атакующим их крейсерам коммандос, убедились в низкой эффективности попаданий и бросились врассыпную среди астероидного поля. Эвакуировать своих абордажников, находящихся внутри министерского линкора, сепаратисты даже не попытались. Бой начал быстро перемещаться вглубь астероидного поля, и в эту минуту десантные боты достигли линкора.

– Взять на прицел боты противника! – приказал пилотам Бхекизита, выводя свой штурмовой робо-скафандр из режима максимального сцепления с палубой. – Если попытаются улететь, прижмите их обратно к линкору! Остальное сделает группа «Браво».

Мощный скафандр, бесшумно ступая по лишенному атмосферы боту, покинул кабину и оказался в десантном отделении. Чтобы избежать ненужной декомпрессии в случае получения пробоины или при высадке в вакууме, воздух из бота откачивается заранее. Внутреннее давление сравнивается с забортным, что экономит кислород и ускоряет десантирование. Тоже технология Красных, боты изготовлены ими. Само по себе откачать воздух из салона несложно, а вот постоянно, каждую секунду, поддерживать в салоне забортные показатели давления, мгновенно меняя их в нужную сторону, совсем не просто. Здесь и защита на порядок выше, и внутрисистемная скорость, и возможности маневрирования. Словом, боты – супер!

Но Бхекизита иногда скучал по старым машинам. Те были местного производства и ничем не отличались от любых других, что встречаются в этом секторе космоса, и уступали новейшей технике безнадёжно. Снова идти на абордаж внутри этих лоханок чиф бы совсем не хотел. Но был у старых ботов один нюанс: воздух внутри их откачивался только перед самым штурмом, за пару секунд до распахивания люков. Поэтому внутри старичков существовали звуки, и Бхекизита любил слышать гул моторов робо-скафандров и их тяжёлый топот. Сразу чувствуется мощь! Аж мурашки по коже! Очень вдохновляет перед боем.

Десантные боты прилепились к обшивке линкора, и их бортовые резаки принялись прожигать в броне корабля штурмовые отверстия. Стыковаться со штатными люками нет смысла: нужно тратить время на сближение с ними и они наверняка либо заблокированы обороняющимися, либо уже взломаны нападающими. Как минимум один штатный люк линкора точно скрывался под прилипшим к линкору вражеским ботом, а остальные должны быть заминированы сепаратистами, если они не полные идиоты. Сейчас коммандос проникнут внутрь корабля там, где их не ждут, и быстро распространятся по линкору.

– Группа «Браво»! – скомандовал Бхекизита, выходя в общий эфир. – Займётесь ботами сепаратистов! За трофеи положен бонус, и не забывайте: чем меньше повреждений, тем он больше! Остальным приготовиться к штурму! – Люковые заслонки распахнулись, и он рявкнул: – Пошёл! Пошёл! Пошёоооллл!!!

Его коммандос ринулись в бой, и чиф сверился с тактическим интерфейсом. Остальные штурмовые боты действовали точно по графику и начали абордаж секунда в секунду с группой «Альфа», которой Бхекизита командовал лично. Пока всё идёт хорошо. Схема отсеков министерского линкора известна коммандос заранее, план штурма согласован и загружен в компьютеры робо-скафандров, его люди натасканы круче всех спецов в этом секторе космоса – накладок быть не может. Мимо чифа промчался последний солдат, и Бхекизита побежал следом, на ходу изготавливая к стрельбе тяжёлый протонный бластер, удержать который в руках без робо-скафандра невозможно.

Прорыв шёл как по нотам, без запинок и задержек, продвижению ничего не мешало. Коридоры линкора были усыпаны мёртвыми телами экипажа и космодесантников, всё вокруг раздолбано, зияет дырами и заляпано кровавыми брызгами. На главной палубе выживших не было, и сканеры показывали отдельные очаги сопротивления где-то далеко, на верхней палубе в районе отсека с резервной радиорубкой. Вражеских абордажников тоже не имелось, лишь то тут, то там обнаруживались расстрелянные боевые механизмы противника.

– Чиф, сэр! – Инженер группы «Альфа» водил сканером над ближайшим из таковых, и в его голосе звучало удивление. – Это боевые дроиды. Изготовлены Красными, но прошивка чёрная. Они очень крутые, сэр, раньше я видел такое только в теоретических описаниях. У нас таких нет. Откуда они у сепаратистов?!

– Это проблемы контрразведчиков! – Бхекизита мощной ступнёй робо-скафандра перевернул дроид, осматривая пробоины: – Протонный бластер пробивает этот кусок стального дерьма, значит, всё в наших руках! – Он демонстративно взвесил в руках своё оружие: – Наши пушки гораздо круче, чем вооружение космодесанта! Идём дальше!

Коммандос добрались до командного центра линкора в кратчайшие сроки, выйдя к нему сразу с четырёх сторон. У центрального входа группа «Танго» столкнулась с абордажниками противника, занявшими оборону возле внутренних люков, и была вынуждена рассредоточиться, чтобы не быть мишенями посреди коридоров. Чиф направил к ним в подкрепление группу «Чарли», остальные две группы начали проникновение в командный центр с противоположной стороны. В стальной переборке пришлось проделать дыру мощным зарядом, и коммандос устремились в пролом, оказываясь внутри командного центра. Бхекизита немедленно бросил ещё одну группу ударить в тыл сепаратистам, удерживающим вход, и противник оказался окружён. Сам чиф во главе группы «Альфа» приступил к прочёсыванию отсеков и помещений командного центра.

Спасти министра удалось в последнюю секунду. После того как коммандос уничтожили не меньше десятка дроидов, бросающихся на них из различных углов и скоплений массивного оборудования, Бхекизита в первых рядах ворвался на капитанский мостик. Живых здесь уже не было, лишь в апартаментах министра, примыкающих к мостику, обнаружились два дроида, прожигающих толстенную плиту министерского сейфа. Одного из дроидов чиф расстрелял лично, второго уничтожили его солдаты.

– Чиф, среди трупов министра нет! – доложил инженер группы «Альфа», обводя помещение сканером. – Его помощники мертвы, охрана перебита. Но я засёк живую форму внутри сейфа!

– Господин министр, сэр! – Бхекизита подошёл к раскаленной сейфовой двери и постучал по ней стальным кулаком, переводя свой голос на внешние динамики. – Вы там? Это чиф Бхекизита, «Императорские Львы»! Мы контролируем отсек!

Внутри сейфа взвыли моторы, натужно заходясь в слишком большом усилии, и покосившаяся от перегрева дверная плита с натужным скрипом распахнулась. Чиф направил внутрь луч прожектора. Сейфовое хранилище было совсем немаленьким, там запросто мог уместиться контейнер золота, однако в данный момент внутри обнаружились двое людей: один, облачённый в скафандр высшей защиты, находился в дальнем углу. Второй, в лёгком шпионском скафандре, с лазерной винтовкой пониженной дальности и повышенной мощности в руках, стоял в проходе, закрывая его собой. Искусственный Интеллект робо-скафандра считал с него опознавательные коды и вывел на экран лицевого щитка Бхекизиты идентификацию.

– Агент Джитуку, личное подразделение министра разведки, вся информация засекречена, – сексуальным женским голосом продублировал информацию ИИ. – В случае контакта мы обязаны оказывать всяческое содействие по первому требованию.

– Чиф Бхекизита! Вы вовремя! – Агент тоже провёл идентификацию. Он выглянул наружу, окинул взглядом десяток коммандос и обернулся: – Господин министр! Это «Львы»! Вы можете выходить, опасность миновала!

Фигура в скафандре высшей защиты поспешила покинуть тускло освещённый сейф и вышла наружу. Затемнённый лицевой щиток скафандра посветлел, и Бхекизита увидел знакомое лицо министра разведки. Судя по перепуганному выражению лица и лёгкому нервному тику в уголке глаза, министр натерпелся страха более чем. Если бы чернокожие умели бледнеть, он наверняка был бы сейчас бледный, как полотно. Министр сделал шаг, но тут же остановился, испуганно глядя на Бхекизиту:

– Чиф? Я фиксирую выстрелы снаружи отсека! Противник не уничтожен?

– Ещё нет, сэр, но скоро будет! – доложил офицер. – Мы торопились к вам, не было времени задерживаться на возню с дронами сепаратистов. Я оставил у входа три группы, они блокировали врагов, мы прошли дальше. Главное было спасти вас, сэр! Не волнуйтесь, здесь вы в безопасности! Наша эскадра контролирует ситуацию, вскоре здесь будет Шестой флот, сэр! Мы обезопасили ваши апартаменты и будем охранять вас до прибытия основных сил!

– Хорошая работа, чиф! – нервно сглотнул министр. – Уверен, вы доделаете её до конца! Свяжите меня с адмиралом…

Эфир захлестнул резкий всплеск помех, и связь полностью вырубилась. В следующую секунду палуба под ногами ощутимо дрогнула, сотрясаясь от десятка взрывов, слившихся воедино, и всё затихло. Министр разведки замер на полуслове, инстинктивно сжимаясь в комок, но других взрывов не последовало. Радиоэфира не было, сканер перестал фиксировать идущий снаружи отсека бой, и Бхекизита перешёл на систему жестов, отдавая приказы своим людям. Группа «Альфа» немедленно организовала оборону, министра увели обратно в сейф, но боя не произошло. От группы «Фокстрот» пришёл посыльный и сообщил:

– Сэр, дроиды противника взорвались! Одновременно. Похоже на самоликвидацию, сэр! Связи нет, на сканерах сильные помехи, ничего не разобрать, но противника нигде не видно.

Рации и сканеры ожили через полчаса, и Бхекизита вышел в эфир:

– Группа «Чарли», доложите обстановку!

– Сэр, тут больше никого нет! – откликнулся лейтенант. – Всё чисто, дроидов не осталось! У меня трое раненых, в группе «Танго» ещё двое! Шестой флот в системе, к нам двигаются десантные корабли!

– Обеспечить эскорт для проведения объекта на корабль! – приказал Бхекизита. – Нам тут ещё десантников не хватало. Потом эти немощные заявят, что отважно рисковали своей шкурой, помогая нам спасать министра! И займитесь ранеными!

– Сэр, так точно, сэр! – Лейтенант отправился выполнять приказ, и чиф заглянул в министерский сейф.

– Бой закончен, господин министр! – Бхекизита нашёл взглядом главного разведчика Империи. Тот опять укрылся в дальнем углу, а шпион закрывал его собой.

С точки зрения боевой эффективности тактика очень сомнительная. Лёгкий шпионский скафандр не продержится под ударами штурмовых бластеров и полминуты. Гораздо разумнее было бы министру в своем скафандре высшей защиты принять на себя первый удар, и в это время шпион из режима невидимости атакует врага прицельно. Его шпионская лазерная винтовка обладает повышенной мощностью и меткостью. Она способна всадить тонко сфокусированный луч в самую уязвимую точку лицевого щитка противника или даже при доле везения успеть выстрелить точно внутрь дульного среза орудия или в ствольный эмиттер бластера. Это вызовет повреждение вражеского оружия и его отказ, а может, даже взрыв. Так шансов продержаться дольше значительно больше, даже несмотря на то что выстрел из мощной винтовки сорвёт со шпиона поле преломления.

Но на деле, разумеется, никто так делать не станет. Рисковать жизнью министра шпион не решится, а сам министр, судя по его храбрости, вряд ли захочет. Если шпион погибнет, защищая министра, семья героя получит хорошую компенсацию. И если уж совсем повезёт, то можно отделаться ранением, пусть даже тяжелым. А вот если погибнет министр, потому что прикрывал шпиона, шпиону придёт полный абзац. И самого казнят за измену Империи, и семья станет бездомными нищим изгоями, побирающимися в трущобах.

– Прошу вас покинуть сейф, господин министр! Теперь на линкоре безопасно, но он потерял ход и без ремонта двигаться не сможет! – отрапортовал министру чиф. – Мы проводим вас на борт нашего флагмана, сэр!

– Обыщите мой корабль! – Министр сразу стал выглядеть гораздо увереннее. Его лицо приняло властное выражение, и главный разведчик Империи вышел наружу с видом профессионала, немедленно включившегося в свою работу: – Нужно взять пленных для допроса! Эта ловушка вызывает у меня массу вопросов! Проводите нас, чиф, у меня нет сомнений в профессионализме вас и вашей команды.

До флагмана добрались без сюрпризов. Шестой флот был уже здесь, и министр разведки вместе со своим агентом сразу же улетели на флагманский линкор. Бхекизита доложил о проведённой операции командиру «Львов», эскадренный капитан объявил его абордажникам благодарность и пообещал подать рапорт в императорский штаб о награждении храбрецов дополнительным денежным бонусом. Потом в астероидное поле явилась контрразведка, место боя оцепила военная полиция, и там принялись копошиться следователи особого отдела.

Позже выяснилось, что живых абордажников сепаратисты в этом нападении не использовали вообще. Министерский линкор штурмовали только дроиды, и это свело на нет все усилия охраны министра. Потому что служба охраны хоть и экипирована лучше простых космодесантников и даже лучше заградотрядов особого отдела, но такого снаряжения, как «Императорские Львы», она не имеет. Ибо закупить его на такую толпу – это выйдет дорого до безумия. А вот сепаратисты этих жутко дорогих дроидов откуда-то взяли. Значит, баблишка у них полно. И даже очень полно, учитывая, с какой лёгкостью они отдали супердорогим дроидам приказ самоликвидироваться.

Как только Шестой флот вышел из гипера, сепаратисты поняли, что добраться до министра разведки им уже не успеть. И если не пошевелить своими сепаратистскими задницами, то можно запросто оказаться в окружении, а после либо в мир иной, либо на каторгу в радиоактивные рудники. Поэтому РЭБ-корабль сепаратистов сразу же врубил какую-то неизвестную суперсистему подавления эфира и начал перегружать всем маршевые двигатели. РЭБ-атака удалась, чего никто не ожидал, потому что в составе Шестого флота есть целая РЭБ-команда, но она упустила момент. Пока они выводили свою аппаратуру на полную мощность и снимали со всех вражеское воздействие, сепаратисты успели отступить к области гиперпереходов и покинули систему По. И никаких пленных взять не удалось. На поле боя остались либо трупы, либо дроиды. Причем дроиды были сожжены изнутри системой самоликвидации, полностью разрушившей блоки памяти до состояния горелой трухи. Никакой информации из них недоконтрразведка вытащить так и не смогла.

Кое-кто из людей Бхекизиты даже поржал в голос над контрразведкой, едва не прохлопавшей ушами собственного министра. Мол, самое время светилам сыска обратиться к Сияющим, типа, спасите-помогите, мы столкнулись со злым колдунством! Оно наложило нас проклятие кривизны рук и мозгов! Снимите порчу, умоляем! Все повеселились. Вообще за такое высказывание любой рискует загреметь в тюрьму, а то и похуже. Но только не коммандос из «Императорских Львов»! Элита Императора выше каких-то там бомжей в мундирах контрразведки.

Глава вторая

Четвёрка сияющих крейсеров совершила ноль-переход, и обедненное энергетикой окружающее пространство стало ещё бедней. Разницу между пространствами четырнадцати и десяти энергонов невозможно не заметить, скудность энергопотоков ощущается абсолютно во всём. Боевым братьям, несущим службу в Утгарде, не позавидуешь. Недаром ротация местного гарнизона осуществляется каждый Круг Лет.

– Во славу Расы! – Кристалл Связи принял входящий импульс и сформировал образ дежурного Блюстителя Утгарда. – Командор Эльдкнут, вы как раз вовремя! Передаю координаты. Это поверхность Жральни, океанический сектор, глубина два километра.

– Жральни? – удивился Эльдкнут, сверяясь с полученными данными.

Судя по координатам, ему надлежало совершить погружение в океан той самой планеты, которую четыре тысячи лет назад Сияющие восстановили для размещения освобождённых рабов Потрошителя Планет. В Скрижалях хранения данных она получила название «Свобода». Мягко говоря, экзотическое название «Жральня» Эльдкнут ранее не встречал.

– Это Свобода? – на всякий случай уточнил командор, отправляя в общий энергоконтур патрульной группы приказ следовать к точке назначения. – Планету Серых переименовали?

– Нет. – Блюститель коротко усмехнулся. – Официальное название местной обитаемой Земли осталось прежним: Свобода. Жральней её прозвал один из предыдущих гарнизонов Утгарда ещё до нас.

– Понимаю. – Эльдкнут иронически хмыкнул. – Тамошние Серые постоянно едят, толстеют и увеличиваются в размерах. Стоило бы сразу дать Свободе более подходящее имя.

– Имя своей новой Родине давал коллективный разум, проживающий в океане, – уточнил Блюститель. – Сияющие не стали ему препятствовать. На мой личный взгляд, это единственное нормальное и приятное Серое существо на всей планете, здоровенная многосоставная Медуза. В один из её секторов обитания ты и направляешься. Заберёшь там гражданское судно касты Целителей, у них на борту пострадавший из числа составных частей коллективного разума, его необходимо сопроводить в систему Ярило, к медицинским Асам. Все наши корабли сейчас задействованы в поисках диверсантов неизвестного противника, послать некого.

– На планете была проведена диверсия? – Эльдкнут недобро прищурился.

– В океане. Всё произошло очень странно… – Блюститель настороженно пожал плечами. – Что-то тут не так. Сейчас выясняем. Кто-то напал на нескольких медуз, осуществлявших какие-то свои производственные работы в глубоководной впадине. Похоже, целью нападения было похищение оборудования. Это были новые образцы крайнего поколения, разработанные местным коллективным разумом совместно с кастой Творцов и союзными Тёмными Цвергами из системы Сварт Аллен. Особого секрета из разработки не делалось, однако неизвестные недруги пожелали выкрасть несколько образцов и предприняли попытку убить всех свидетелей мгновенно, дабы коллективный разум не успел заметить нападавших. Это им почти удалось. Сейчас мы ведём поиски, подробности будут позже. Медуза, за которой ты летишь, может прояснить детали, если выживет. Целители просили поторопиться.

Командор кивнул и вышел из эфира. Его патрульная группа уже входила в плотные слои атмосферы Свободы, и Эльдкнут встроился в излучения Кристалла Наблюдения, обозревая окрестности.

Побывать на здешней орбите ему уже довелось, было это одно лето назад, и за прошедшее время на Земле Серых ничего визуально не изменилось, разве что допотопных летательных аппаратов в небе над материками стало ещё меньше. Видимо, из-за случившегося в океане инцидента, вызвавшего появление над планетой боевых кораблей Сияющих.

В остальном всё по-прежнему: всё та же заполненная грибницами споровых тундра, местами переходящая в покрытые ледниками горы; вечные снега за экваториальными поясами, сильно закопчённые в местах скопления множества промышленных объектов; обильная, но чахлая растительность на покрытых мхом субэкваториальных равнинах, посреди которых громадными проплешинами, сверкающими электрическим разноцветьем, скучились техногенные мегаполисы, утопающие в разнообразном смоге. Всё те же огромные грязные облака промышленных выбросов, вечно висящие над многочисленными промышленными зонами, разбросанными по всей материковой поверхности. В общем, крайне неприятное место, не вызывающее никакого желания посетить его даже мимоходом.

Более приятное ощущение вызывает местный мировой океан. На Свободе он занимает две трети планетарной поверхности, но большая его часть всегда закрыта льдом. Это позволяет скрытой под ледяным панцирем воде сохранять тепловую энергию, полученную от экваториальных течений. Экваториальные воды ледяного панциря не имеют и никогда не замерзают, но их температура не превышает десятка градусов тепла в самых тёплых местах. Привычного Сияющему тёплого лета на данной Земле Серых нет, как нет и смены времён года, лишь климат существенно разнится в зависимости от широты.

Патрульная группа снизилась, достигла сковывающего океан ледяного панциря и без усилий прошла его насквозь, оставляя за собой идеально ровные окружности лунок, прожжённых в пятиметровой ледяной толще защитным полем крейсеров. Пилоты перевели энергетические поля в подводный режим, дабы не вредить воде, и приступили к скоростному погружению.

В конечной точке маршрута обнаружилось медицинское судно касты Целителей в окружении четвёрки перехватчиков охранения и нескольких сотен полупрозрачных четырёхметровых медуз, обрамлённых призрачными многометровыми шлейфами. Командор охранения передал подзащитных патрульной группе с рук на руки, перехватчики тут же умчались куда-то вместе с медузами, исчезая в водной толще, и Эльдкнут вышел на связь с медицинским судном.

– Командор Эльдкнут, Четвёртый патрульный отряд Второй Ударной группы сил прикрытия системы Ярило, Даарийская группировка, – представился он гражданскому персоналу.

– Сияющих звёзд вам, могучие воины! – откликнулся умудрённый летами одного полного Круга Жизни Харрийский Целитель, пилотирующий медицинское судно. Судя по вибрациям энергопотоков других Целителей, ощущаемых в едином энергоконтуре их кораблика, все остальные медики были заняты врачеванием и находились в корабельной операционной, целиком заполненной водой из местного океана. – Нам надлежит как можно скорее добраться до Аса Иризара, он уже оповещён и ожидает нас в своём госпитале на Орее!

Дабы не терять драгоценное время даром, Эльдкнут отправил в общий энергоконтур патрульного отряда образ подробных действий, и четвёрка крейсеров немедленно принялась выполнять приказ. Судно Целителей взяли в кольцо, помещая в середину построения, и пятёрка сияющих звёздной энергией кораблей немедленно приступила к скоростному всплытию. Чтобы не мешать Целителям, Эльдкнут собирался было отключиться, но пилот медицинского судна продолжил разговор:

– Скажи, могучий командор, удалось ли воинской касте найти тех, кто совершил это нападение? – Пилот Целителей с тревогой прислушивался к мысленным образам, приходящим из операционной. – Не понимаю, к чему было свершать столь бессмысленную жестокость!

– Гарнизон Утгарда ведёт поиски, – ответил Эльдкнут. – Пока новостей нет, но они появятся. Быть может, ваш пациент прольёт свет на некоторые подробности.

– Мы надеемся на это, – подтвердил Целитель. – Коллективный разум сильно взволнован, он подозревает своих сухопутных соседей, к которым и без того относится весьма недружелюбно, а теперь желает вооружить свои составные части. Между океаном и сушей Свободы всегда были весьма натянутые отношения, и сейчас всё это сильно усугубляется.

– Доказательств, что это дело рук сухопутных обитателей Свободы, пока нет, – произнес Эльдкнут. – Недруги могли прийти откуда угодно. Это же галактика Серых.

В ответ Целитель испустил печальный вздох:

– Сие так, и ты прав, могучий командор. Я взаимодействую с Серыми вот уже более полукруга Жизни, но так и не смог понять их. Гены алчности и эгоизма развиты у них столь сильно, что с огромным перевесом превалируют над прочими качествами. Жажда наживы и стремление к собственному обогащению, желательно без труда, порой затмевает им разум целиком. Они являются фанатичными приверженцами денег и вполне могли купить эту технологию у коллективного разума либо выменять у нас. Это не только укладывается в рамки товарно-денежных отношений, по которым живут Тёмные, но и оказалось бы для них более полезным. Ведь данная технология была разработана специально для представителей подводного коллективного разума, прочим разумным видам придётся серьёзно поразмыслить, прежде чем она окажется для них полезной!

Харрийский Целитель лишь покачал головой, и свечение его бездонно-прозрачных, электрически зелёных глаз потускнело от мрачных эмоций:

– Но вместо этого недруги пожелали украсть искомое ценой нескольких жизней. Пусть речь идёт о составных частях коллективного разума, но они не менее живые существа, нежели все остальные, и точно так же испытывают боль и страдания в момент жестокого убийства. Зачем пестовать деньги, если всё равно собираешься грабить, отбирать и воровать? Не понимаю.

– Что тут сложного? Это же Серые. – По лицу Эльдкнута скользнула презрительная усмешка: – Воплощение паразитизма, как по мне. Всё, что можно отнять силой Оружия, паразиты отнимают силой Оружия. Всё, что можно отнять силой Обмана, паразиты отнимают силой Обмана. А для тех случаев, когда нет возможности воспользоваться ни Обманом, ни Оружием, они придумали Деньги и Законы. Там, где нельзя получить искомое, не напрягаясь, его можно купить. Кстати, если денег нет, то их надо украсть или отобрать. Кто сильней, у того и деньги. Но свои деньги приходится защищать от себе подобных. Защищать деньги можно не только силой, но и обманом. Для этого у Тёмных существуют законы, которые всяк из них придумывает для себя сам, а после пытается навязать прочим.

– Угу, – невесело хмыкнул сереброволосый медик. – Закон. Это то, что находится ЗА КОНом. КОН – неотъемлемая основа, необходимые условия для существования. Всё, что является излишними надстройками, выходит ЗА рамки КОНа. Поэтому искусственное усложнение КОНа получило название ЗАКОН. Тёмные обожают создавать законы, оных у них огромные тысячи, и разобраться в этих дебрях зачастую они сами не в состоянии. Для этих целей у них существует невероятное количество специально обученных Людей, которые разъясняют законы всем остальным. Впрочем, это им не сильно помогает, так как законы у Тёмных постоянно меняются и ширятся, и специально обученные Люди часто сами оказываются неспособны угнаться за прытью законотворцев.

Харриец на мгновение замолчал и непонимающе вздохнул:

– При всём при этом к законам своим Тёмные относятся так же, как к деньгам. У них есть деньги, но, если можно украсть или отобрать, они крадут или отбирают. У них есть великое множество законов, но, если есть возможность закон нарушить, они его не соблюдают. Для чего тогда вся эта глупость была ими понапридумана? Не понимаю.

– Потому что паразиты с удовольствием обошлись бы без законов. – Четырёхметровый Даарийский командор вновь усмехнулся. – Но без них паразитам никак! Надо же каким-то образом отнимать то, что нужно тебе, у тех, кто ничуть не слабее тебя, и при этом не позволять им отнимать что-то у тебя самого. Решить всё с позиции силы удаётся не всегда, вот беда-то: силёнки могут оказаться равными. А то и вовсе перспектива силовой победы не на твоей стороне. Вот в этот момент в действие и вступают законы. Паразиты вспоминают о них тогда, когда не могут отобрать что-то силой или обманом. Они чтят законы, только когда дело касается взаимоотношений среди более-менее равных конкурентов, это помогает паразитам в какой-то мере обезопасить себя друг от друга. Слабым же надеяться на законы бессмысленно, их участь проста: не отберут – так обманут. Да ещё скажут, мол, всё по закону!

– Такова суть паразитизма, это мне известно, – невесело улыбнулся сереброволосый Целитель. – Но понять Тёмных я всё равно не могу. Особенно местных Серых. В отличие от многих своих соплеменников у них есть возможность жить по Конам Совести. Мы создали им все условия: спасли из рабства, нашли отдельную планету, вернули её в пригодное для жизни состояние и расселили всех так, чтобы у каждого вида была своя родная земля. И даже добились для них признания от всех окрестных цивилизаций. Им оставалось лишь спокойно жить по Конам Совести и совершенствоваться во времени и пространстве…

Целитель умолк и покачал головой.

– И как? – Эльдкнут не смог сдержать улыбку. – Серые встали на путь Истины?

– Только коллективный разум медуз. – Харриец в который раз невесело вздохнул: – Остальные продолжили паразитировать друг на друге с удвоенной силой.

– Ну, хоть один вид оказался достойным, – оценил командор, обмениваясь данными с Блюстителем Утгарда.

Крепость отправила сигнал в Мидгард, и в расчётной точке космического пространства вновь развернулась знакомая чернота ноль-перехода. Пятёрка сияющих звёздной энергией сфер перешла на ускорение и устремилась туда.

– Для Серой Расы это невероятно огромное достижение, – продолжил Эльдкнут. – Всё-таки коллективный разум – это целый океан существ. Даже странно, что медуза пожелала встать на путь Истины.

– Пожелало, – поправил воина Целитель. – Этот коллективный разум суть бесполое существо среднего рода. Оно размножается почкованием. Понятия «отец» и «мать» для него являются единым словом. Что же до выбора им пути развития, то тут нет ничего удивительного. Существо попало в рабство к Потрошителю Планет в детстве и за сотни тысяч лет сполна познало на себе все прелести паразитизма окружающих. Потому что жило во внутреннем океане Потрошителя, в который все остальные сливали отходы собственной жизнедеятельности и ущербной промышленности.

– Триста пятьдесят тысяч лет оно чистило океан, чтобы выжить, – Эльдкнут воспроизвел в памяти информационную сводку Жизнь Рекущих по системе Ут. – За такой срок оно научилось трудиться и ценить вложенные в труд усилия. На лицо эволюционный фактор.

– Несомненно, этот коллективный разум эволюционировал, – подтвердил сереброволосый Целитель. – Потому что, обретя свободу, медуза совершенно не тяготеет к паразитическому ведению жизни, хотя ныне трудиться ради выживания ей не требуется. Существо оказалось трудолюбивым и любознательным, оно развивает науку, с удовольствием обучается у нас и охотно делится с нами собственными знаниями, накопленными её предками за миллиарды лет существования. Касты Творцов и Жизнь Рекущих ведут с ним несколько десятков совместных проектов. Два таковых сильно облегчили нам заботы о вымирающих Мавах, проживающих в океане Заповедника, другие представляют интерес для Сияющих из других галактик, в которых имеются союзники, также являющиеся коллективным разумом. А вот остальным обитателям Свободы наша система мировоззрения оказалась не по нраву.

– А что так? – поинтересовался командор. – Их жизнь в рабстве была не столь тяжёлой?

– Они, разумеется, считают, что страдали больше, нежели кто бы то ни было. – Целитель пожал плечами. – Причём так говорит каждый из прочих видов, населяющих ныне Свободу. Каждый настаивает, что хуже всех пришлось именно его виду.

– Узнаю Серых, – философски улыбнулся Даарийский воин.

– Это точно, – согласился Харриец. – Улитки заявляют, что медузам проще, потому что медузы суть коллективный разум и деньги таковому для внутреннего пользования не нужны. Мол, медузы используют деньги только для внешних сношений, и их общество не отравлено ими. Улиткам же необходимо как-то распределять материальные ценности внутри своей популяции, и без денег тут никуда. Потому что они размножаются делением и способны вырастать очень быстро, так что безденежная система контроля за общественным потреблением якобы неэффективна, ибо никто не знает, сколько особей будет в обществе завтра претендовать на плоды труда, произведённые сегодня.

– Невероятно сложная задача, – закивал Даарийский командор с нарочито серьёзной физиономией. – И какое она имеет отношение к развитию по Конам Совести?

– Как обычно – никакого. – Целитель вновь пожал плечами. – Это просто отговорки. Там они у каждого свои. Споровые, например, заявляют, что деньги нужны им для того, чтобы каждый миг напоминать об ущербности денег. Таким способом, мол, грибы постепенно совершенствуются и в конце концов, когда-нибудь, в один прекрасный день и так далее, грибница откажется от денег поголовно и добровольно. Пока же каждое споровое, обитающее в грибнице, должно само прийти к осознанию сей необходимости.

– Оригинально. – Даарийский воин иронически усмехнулся.

– Угу, – поморщился сереброволосый Целитель. – А Двуногие Серые с этой Земли вообще считают деньги панацеей, благодаря которой им удаётся закупать у всех прочих новые виды оружия. Которое позволяет им выживать в нелёгких условиях существования, ведь Двуногих Людей там никто не любит, все подвергают их гонениям и только и ждут возможности подвергнуть поголовному геноциду.

– Вот как? – заинтересовался Эльдкнут. – И насколько это является правдой?

– Отчасти. – Харриец прислушался к мыслеобразам своих соратников, поступающих в единый энергоконтур медицинского судна из операционной. – Состояние пациента ухудшается. – Целитель печально нахмурился и продолжил: – Четыре с половиной тысячи лет назад, когда воинская каста нашла и уничтожила Потрошитель, из находившихся внутри сотен тысяч рабов уцелело лишь несколько десятков. Не пострадали лишь два Серых существа: споровое и двуногое.

– Я знаю эту легенду, – кивнул Эльдкнут. – Подвиг ветерана Фьялара навечно запечатлён в Скрижалях Доблести его Рода. А предпринятые Фьяларом действия занесены в архивы воинской касты. В ходе операции по уничтожению маскировки «И-Мира» ему оказывали помощь два Серых существа: споровое по имени Юко служило проводником. Медуза, коллективный разум, поддерживало в последнем бою. Коллективный разум получил тяжелые повреждения, споровое укрылось до начала боя и успело подготовиться к разрушению Потрошителя. Оно не пострадало и даже спасло кого-то из Двуногих.

– Не совсем так, могучий командор. Юко продало двуногому спасение. – Теперь уже по лицу Харрийского Целителя скользнула презрительная усмешка. – В итоге они благополучно пережили уничтожение Потрошителя. Коллективный разум спасали от смерти пятеро медицинских Асов в течение двух суток. К счастью, мужественное Существо удалось сохранить в живых. После того как Свобода стала обитаемой Землёй, её мировой океан стал для медузы новой Родиной.

– Юко получило во владение материк, насколько я помню. – Командор Эльдкнут, слившись воедино с крейсером, внимал могучим потокам энергии, исходящим от стремительно приближающегося зеркала ноль-перехода. – Сияющие исполнили обещание, данное ему ветераном Фьяларом.

– Обещание было выполнено, – подтвердил Харрийский Целитель. – Юко получило в качестве родовых земель отдельный материк на поверхности возрождённой Свободы. Самый маленький. Дабы остальным выжившим, коих несколько суток исцеляли от тяжёлых ран, было где разместиться.

– Позволь, угадаю! – Пятёрка сияющих звёздной энергией сфер пронзила эфемерно трепещущую изнанку материи и оказалась в системе Ярило. – С тех самых пор Серые споровые недовольны размерами материка и уверены, что их обманули?

– Не совсем так, командор, но ты почти угадал. – Целитель поморщился. – Разница лишь в том, что первые столетия Юко было всем довольно. Потому что поначалу на поверхности Свободы выжить было крайне непросто везде. Изуродованную планету, которую Серые выпотрошили целиком и полностью без всяких Потрошителей, наши славные Предки восстанавливали в течение нескольких Кругов Лет. Уничтоженный Потрошитель послужил ресурсной базой для этих целей, благо какое-то магнитное поле у несчастной, выработанной до состояния пустого камня планеты сохранилось. Но даже теперь эта Земля, обладая крупными размерами, имеет несвойственную столь крупной планете малую гравитацию. Но речь не о том. Каста Венедов потратила полтора Круга Жизни прежде, чем на поверхности Свободы появился почвенный слой. И ещё столько ушло на создание на нём арктического биоценоза.

– Свободу специально сделали холодной? – Эльдкнут вышел на связь с Оперативным дежурным Люции и доложил о возвращении в систему совместно с медицинским судном, в операционной которого Целители борются за жизнь союзника.

Патрульному отряду немедленно выдали форсажный коридор до Орея, и пятёрка кораблей легла на новый курс, увеличивая скорость.

– Предки восстановили на её поверхности условия, являющиеся оптимальными для спасённых жизненных форм, – объяснил Харриец. – Родная температура для этих споровых существ что-то около минус двадцати. Улиткам требуется около плюс десяти, Двуногим нужно на семь градусов выше, при плюс двадцати пяти им уже грозит тепловой удар, их серая кожа и обильный волосяной покров на теле при такой температуре поглощают слишком много тепловой энергии. Медуза тоже предпочитает невысокие температурные показатели. Поэтому споровых расселили за экваториальной зоной, в области вечных снегов, улитки получили субэкваториальный пояс, Двуногие экватор. Пока собственной растительности на Свободе не было, все получали продовольствие от Сияющих и радовались жизни. Потом настроения поменялись.

– Поставки пищи были прекращены, и Серым пришлось работать? – Улыбнулся Даарийский командор. – Это должно было их сильно расстроить!

– И расстроило. – Ярко-зелёные бездонно-прозрачные глаза Харрийца вспыхнули, он вышел на связь с операционной и оповестил борющихся за жизнь пациента Целителей о скором приземлении на Орее. – То ли Серые были уверены, что Сияющие должны кормить их вечно, хотя всех спасённых сразу предупреждали о том, что их ждёт. То ли они надеялись, что это время настанет гораздо позже… В общем, наши Предки дали им ожившую планету, предоставили знания и обеспечили оборудованием, которое каста Жизнь Рекущих специально выменяла у других Тёмных. После этого Свобода перешла на полную автономию и самообеспечение.

– И Серые быстро вернулись к своему любимому занятию? – Предположение Эльдкнута было сугубо риторическим. – Паразитировать?

– К сожалению, так оно и случилось, – поморщился Харрийский Целитель. – Грибницы споровых принялись разрастаться, и вскоре потомки Юко обиженно заявили, что с материком их Матриарха явно обманули. Потому что он оказался самым маленьким из всех. Тот факт, что в те давние времена одному-единственному существу был дарован целый континент, а ведь это громадное жизненное пространство даже применительно к меньшему из прочих материков, они предпочитают не вспоминать. Мол, теперь-то их много, и всем необходимо как-то прокормиться. Они распространились на другие материки, перебравшись по океанским льдам, и создали там новые грибницы, провозгласившие независимость от первоначальной. Споровые по-прежнему паразитируют на улитках и Двуногих, занимаясь разведением первых и превращая в лишённых воли послушных марионеток вторых. И мы им не препятствуем.

– Всяк сам куёт свой Удел, – произнес Даарийский командор. – И улиток, и Двуногих это устраивает. Насколько я помню, они сами продают грибам своих соплеменников.

– Официально считается, что только преступников, осуждённых решением суда. – Харриец в который раз поморщился. – На самом же деле власть имущие наштамповали законов на все случаи жизни, и на любой случай у них есть официальное обоснование. Грибы продают свои споры улиткам, улитки продают грибам пленных Двуногих, Двуногие продают грибам пленных улиток, если по каким-либо причинам не могут оставить их себе для разведения на убой. Все пытаются отхватить друг у друга часть территорий, подмять под себя спекуляцию, которую они именуют торговлей, обвиняют друг друга в умысле геноцида и при этом охотно продают конкурентам лишние рты и неугодных.

– И много у них таких?

– Полно. Кто сказал что-то поперёк власти, тот и неугодный. Так что в марионетках споровые недостатка не испытывают. Только теперь марионетки занимаются для них примитивным сельским хозяйством на плантациях арктических мхов и лишайников, плодов которого грибнице вечно не хватает. Потому что Матриархи споровых и их родственники просто бесконечно прожорливы, и ничто не лимитирует их рост. А это вызывает обильное выделение спор, приводящее к очередному демографическому взрыву. Новые грибы тоже хотят жить хорошо и так далее.

– Да уж, – покачал головой командор. – Я видел изображения тамошней элиты. Здоровенные увальни причудливых форм под тридцать метров высотой. Некоторые из них отъедаются столь сильно, что не могут сдвинуться с места.

– Некоторые из них объедаются столь сильно, что ткани нижней части их тел лопаются, не выдерживая веса верхней, – невесело уточнил Целитель. – В результате великан погибает от обжорства. Кстати, первым, кто умер такой смертью, было то самое Юко. С тех пор у споровых это считается сакральным способом покинуть этот мир. Их там ничего не интересует сильнее, чем еда и собственный комфорт.

– Который зависит от еды? – Эльдкнут коротко хихикнул. – Прочие обитатели Свободы ничем не лучше. Если коротко и утрированно, то основные их занятия суть объедаться и вырождаться.

– В целом ты прав, – не стал спорить Харриец. – Вообще этим тенденциям подвержены их элиты, но именно элиты устанавливают там законы, так что каждый из простых существ стремится любыми способами стать частью элит. Улитки на первый взгляд поддерживают какой-никакой вектор развития, занимаются технологиями и строительством, но в целом картина у них та же. Нищие и голодные развивают бурную деятельность не ради того, чтобы приблизить свою расу к звёздам, а дабы обзавестись деньгами побольше и примкнуть к элитам. Плодятся улитки делением, происходит это очень быстро, рост требует большого количества пищи, и территорий им вечно не хватает. Поэтому продовольствие у них точно так же, как у споровых, традиционно имеет высокую стоимость.

– Чем больше тело, тем выше статус? – усмехнулся могучий Даариец.

– Именно так. – Целитель утвердительно кивнул. – Ложь у Серых гипертрофирована, врать они могут направо и налево, абсолютно не напрягаясь, поэтому рассказам о владении сказочными богатствами никто не верит. Роскошную одежду можно одолжить у родственника, дорогое авто взять напрокат, драгоценности нацепить фальшивые и так далее. Тут в дело вступает прагматическая составляющая: если у тебя много пищи, значит, и денег много, ибо без денег столь крупные объёмы продовольствия спекулянту не получить никак. В результате лучшей демонстрацией собственного отношения к элитарной прослойке является большой размер тела, ибо всем сразу видно, насколько больших денег требует обретение и поддержание таких размеров. Так что улиточная элита объедается не меньше споровых. И вымахивает до габаритов, лишь немногим им уступающим.

– Двуногие Свободы придерживаются такой же жизненной философии?

– У Двуногих ситуация в целом аналогичная, только у них ещё и всегда тепло. Раньше еда просто росла под ногами в буквальном смысле, и возделывать нивы Серые гермафродиты вообще не желали, сосредоточившись на индустрии виртуальных развлечений. Но потом они сильно расплодились, продовольствия стало не хватать, да и технологии виртуальной реальности требовали развития науки.

– И кому-то из них пришлось начать трудиться во благо Расы, – закончил за Целителя Даарийский командор.

– Не пришлось, – опроверг его догадку Целитель. – Быстро выяснилось, что торговля продовольствием дело прибыльное, особенно экспорт, поэтому все стремятся произвести как можно больше, чтобы продать подороже и обогатиться. В результате элиты прибрали к рукам все сельскохозяйственные угодья точно так же, как до этого прибрали к рукам индустрию развлечений. С тех пор миллионы неимущих работают за мизерную оплату на горстку представителей элиты. И мечтают выбиться в сильные мира сего. Чтобы эта мечта пореже выливалась в бунты и акции недовольства, элиты всячески культивируют виртуальную реальность и постоянно улучшают её доступность для широких масс.

– Но виртуальным миром не пообедаешь, – произнёс командор, – стало быть, статус по-прежнему доказывается количеством доступного продовольствия? Ведь модные вещички в виртуальном мире можно создавать тысячами. Тем более если это доступно любому.

– Так и есть. – Харриец вновь прислушался к происходящему в заполненной водой операционной. – Если бы не постоянные пограничные конфликты с улитками, почти всегда заканчивающиеся мелкими войнами, то Двуногие Свободы и вовсе бы вымерли поголовно. От ожирения и помутнения разума, вызванного маниакальной зависимостью от электронных сетей и виртуальной реальности. В общем, сухопутная Свобода – это Земля злобных и жирных великанов, окружённых вечно голодной толпой, мечтающей занять их место. Между собой мы называем эту Землю «Свобода Жрать». Воинская же каста, насколько я знаю, и именует её просто «Жральней».

– И зачем мы возимся со столь мерзкими Людьми? – поинтересовался командор.

– Мы с ними не возимся, – возразил Целитель. – Контакты с обитателями материковой части Свободы цивилизация Сияющих не поддерживает вот уже две тысячи лет. В своё время наши Предки не дали спасённым рабам погибнуть, остальное суть в руках спасённых. Пусть живут так, как желают. Время, эволюция и естественный отбор расставят всё по своим местам. Так было во все времена.

– Мы водим дружбу только с гигантской Медузой? – уточнил Эльдкнут.

– Именно так, – подтвердил Харриец. – Этот коллективный разум является нашим союзником и добрым другом. Медуза живёт по Конам Совести, всё более учится бескорыстию и довольно успешно борется с алчностью и эгоизмом. Последний факт имеет весьма большое значение, ибо для Существа, которое является обществом само для себя и всегда жило в условиях, когда заботиться кроме как о себе больше не о ком, подобное эволюционирование дорогого стоит. Но подвиг легендарного ветерана Фьялара произвёл на Медузу неизгладимое впечатление. Существо многое осознало в тот миг и сделало выводы, кардинально поменявшие его дальнейшую судьбу и мировоззрение. Контраст с сухопутными Серыми Свободы огромен.

– Судя по смогу, висящему над материковыми городами, у Медузы должны быть весьма натянутые отношения с остальными обитателями Свободы. – Эльдкнут вспомнил загаженную атмосферу экваториальной части планеты Серых.

– И это тоже так, – вновь подтвердил Целитель. – Конфликты из-за загрязнения атмосферы и сброса отходов в водные артерии возникают регулярно. Сухопутные столь же регулярно приносят свои извинения, делают вид, что принимают меры для предотвращения дальнейших загрязнений, но проходит время, и всё повторяется.

– Это может закончиться войной? – насторожился Даарийский командор.

– Вряд ли, – ответил Харриец. – Коллективный разум любознателен и трудолюбив, уровень достигнутого им развития значительно превышает возможности прочих обитателей Свободы. Медуза развивает науку, совершенствует технологии и стремится совершенствовать себя. Оно уже осваивает космические полёты к ближайшим космическим телам и даже самостоятельно разработало наполовину живой корабль, способный добраться до Утгарда. Прогресс прочих Серых со Свободы находится в докосмической стадии и едва достиг атомной эры. Эта технология появилась у них лишь Круг Жизни назад, причём они не разработали её самостоятельно, а выторговали у кого-то из Серых соседей. Окрестные цивилизации из близлежащих солнечных систем периодически закупают на Свободе продовольствие.

– Серые продают другим пищу, которой не хватает им самим? – ухмыльнулся воин.

– Элиты Серых продают другим продовольствие, которого у них в избытке, – поправил его сереброволосый Целитель. – Надо же как-то получать технологии, на изобретение которых собственных возможностей не хватает.

– То есть самостоятельно напасть на Медузу и украсть образцы новой техники местные сухопутные Серые не могли. – Эльдкнут нахмурился. – Силёнок бы не хватило. Стало быть, им либо помогли, либо сие вообще суть дело рук посторонних. Готовьте раненого к транспортировке, заходим на посадку.

Пилот судна Целителей вступил в обмен мыслеобразами со своими соратниками в операционной, и Даарийский командор покинул канал связи. Блюститель с Утгарда не ошибался, когда сказал, что с этим нападением что-то не так. Данная история явно выходит за рамки захолустной системы Ут, населённой примитивными полудикими паразитами. Но гарнизон Утгарда разберётся с этим, там несут службу высококвалифицированные специалисты, им не в новинку решать сложные задачи.

* * *

После успешной операции по спасению министра разведки эскадра коммандос была отправлена на базу, ожидать дальнейших приказов. Несколько дней никаких миссий не было, но покидать пределы базы эскадренный капитан запретил, и все, кто не стоял на вахте, принялись надираться в барах. За исключением абордажной роты.

Потому что каждый, кто хотел получить место в абордажниках «Императорских Львов», должен соблюдать Правила. Правила чифа Бхекизиты. Которые гласят, что элита всегда должна оставаться элитой. Поэтому вне вахтеннных смен и боевых дежурств абордажник обязан отрабатывать свои умения, ибо должен быть способен доказать свой высокий профессионализм в любое время суток и в любом состоянии. Даже пьяным вдрызг. Учитывая размер жалованья, которое Император платит своей элите, недостатка в желающих строго соблюдать Правила чифа не было. Более того, за пять лет своего командования Бхекизита добился того, что это соблюдение Правил чифа стало визитной карточкой его абордажников, профессиональным шиком!

Каждое утро абордажная рота начинает с пятичасовых тренировок, на которых обязан присутствовать каждый, от самого младшего чина до самого старшего. Единственный вариант не сделать это – если боец находится в законном отпуске. И сам чиф – не исключение. Его личный пример не только демонстрировал людям неизбежность соблюдения Правил, но и сильно поднимал ему репутацию. Половина роты уважала Бхекизиту, вторая половина его боялась. Что ничуть не хуже, а в некоторых ситуациях даже лучше. И понижать планку даже на миллиметр чиф не собирался. Потому что для достижения этой высоты, сделавшей его не просто элитным солдатом Императора, а одним из командиров этой элиты, ушло долгих пятнадцать лет пота, боли, унижений и пролитой крови.

Но началось всё значительно раньше, ещё до военной службы, в глубоком детстве, ибо свой тернистый путь ему пришлось преодолевать с младых ногтей. Его отец был Жёлтым. Самым, что ни на есть чистокровным представителем Жёлтой Расы. И жил он просто охренительно далеко отсюда, в пространстве Жёлтой Расы, в Галактике Дзе. Где конкретно она находится, Бхекизита представлял себе крайне приблизительно, потому что никаких координат не знал и, сколько ни интересовался, найти их так и не смог. В пространстве Жёлтой Расы галактик раз в двадцать больше, чем в пространстве Красной, а пространство Красной Расы настолько огромно, что без ультрапередовых технологий его не пересечь даже насквозь по прямой. Не говоря уже о том, чтобы тщательно облететь полностью. У Империи Сигу таких технологий нет, как нет их ни у кого в Нейтральных Территориях Галактики Пограничной.

За исключением колонии Сияющих в системе Ярило. Но система Ярило – это вообще отдельный разговор, там всё очень мутно и ещё более опасно, как всё, что связано с Сияющими. Но Сияющие принадлежат к Светлым Расам, им запрещено пересекать Рубеж без веской причины, равно как и Тёмным запрещено без оной причины пересекать его в другую сторону. Если не нарушать это правило, установленное Высокомерными, то проблем с Сияющими не будет. Будут проблемы с их шавками из пространства низких энергий, но это уже можно порешать посредством дипломатии или силы, если у твоего государства хватает мозгов или сил. Но если с силовым решением проблемы перегнуть палку, то шавки поднимают вой и бегут к Сияющим за военной помощью.

И зачастую эту помощь получают. Потому что у Сияющих, по слухам, нет регулярной армии в классическом значении этого понятия. Вместо неё у них воинская каста – громадная куча головорезов, с рождения натасканных убивать всё, что шевелится, а что не шевелится – расшевеливать и убивать. Ничего другого эти головорезы делать не умеют, но остальные Сияющие их кормят, и кормят очень вкусно. Все считают, что они делают это потому, что у них Единство, как у арахнидов, где трутни повелевают рабочими, рабочие кормят воинов, а воины охраняют улей. И все довольны.

Но сам Бхекизита был уверен, что причина куда более прозаична: головорезы у Сияющих просто подмяли под себя всех остальных, навязали им под страхом смерти свои законы и теперь жиреют, выпивая кровь из мирных работяг. Все эти красивые истории о воинском долге, самурайской чести и прочей красивой мишуре для отвода глаз, он хорошо знает. Отец много рассказывал о своей тяжёлой судьбе и нелёгких мытарствах, виной которым были точно такие же головорезы, с рождения воспитываемые убивать, отбирать и властвовать. Собственно, из-за них отец здесь и оказался.

У себя на Родине, в Галактике Дзе, отец был выходцем из уважаемой семьи, неглупым молодым человеком с большими перспективами. Его семье принадлежал бизнес в области СМИ, некая доля акций не самого плохого информационного ресурса. Сам отец в ту пору был ещё молод, но уже получил отличное образование и усердно изучал семейное дело, чтобы в будущем его возглавить. Однако судьба обернулась к нему своей чёрной стороной.

По рассказам отца, Галактика Дзе значительно больше Галактики Пограничная и уж тем более многократно превышает размерами Нейтральные Территории, с которыми связана жизнь Бхекизиты. Учитывая, как всё непросто здесь, можно только догадываться, насколько всё сложно там. Но как ни странно, кое-что общее лично он видит в обеих этих галактиках. А именно: извечную несправедливость. Отец говорил, что Галактика Дзе значительно сильнее заселена негуманоидными расами, чем Пограничная. Хотя совершенно непонятно, на каком основании он сделал этот вывод. Возможно, родную галактику отец более-менее знал, а вот хорошо знать Пограничную он не мог ну никак.

Потому что почти вся она лежит внутри Рубежа, в пространстве высоких энергий, и путь туда воспрещён всем, кроме Светлых. Которые, за редким исключением, там и живут. За Рубежом находится лишь некоторая часть Пограничной, приблизительно половина спирального рукава, чуть меньше. Это сотни тысяч солнечных систем, но по меркам самой галактики совсем немного. Те самые Нейтральные Территории, в которые Светлые почти не лезут. В Нейтральных Территориях негуманоидных рас действительно значительно меньше, чем гуманоидных, но никто ведь не знает, каков баланс внутри Рубежа. Но это неважно, речь о другом.

В Галактике Дзе негуманоидные расы в основном живут в отдельном спиральном рукаве, их там много, и они находятся в перманентной конфронтации с гуманоидами. Вероятно, на почве этих непрекращающихся конфликтов в гуманоидной части Галактики Дзе вызрела цивилизация Дземон. Наиболее вероятно, что изначально Дземон были обычными гуманоидными представителями Жёлтой Расы, не лучше и, может быть, даже не хуже других. Но то ли географическая, то ли духовная близость к негуманоидным агрессорам, со временем выпестовала из народа Дземон жестоких убийц. Которые своей агрессивностью и кровожадностью ничуть не уступали агрессорам негуманоидов. Кровожадные Дземон размножились и поработили весь свой спиральный рукав, после чего двинулись дальше, обрушившись на соседний рукав.

Цивилизация, к которой принадлежал отец Бхекизиты, именовала себя народом Яэй и, по рассказам отца, была доброй и миролюбивой. Жила себе спокойно в своём спиральном рукаве, кормилась, плодилась и никого не трогала. Так говорил отец. Сам Бхекизита относился к его ностальгии с пониманием и уважением, и потому не перечил. Хотя любому понятно, что и у Яэй рыльце в пушку по самые плечи, ибо несложно догадаться, что они сделали прежде, чем распространиться по всему спиральному рукаву. Любой спиральный рукав в любой галактике – это сотни живых планет. И едва ли не на каждой кто-нибудь живёт. И никто без боя свою планету тебе не отдаст, так что притчу о доброте и миролюбивости Империи Яэй Бхекизита воспринимал философски. Тем более что всё это было за многие миллионы лет до рождения отца.

В общем, кровожадная Империя Дземон поработила два спиральных рукава и вторглась в третий, где и столкнулась с мирной Империей Яэй. Более вероятно, что Империя Яэй за сотни тысяч лет бесконкурентного доминирования давным-давно размякла и утратила боевую жилку, но отец настаивал на пацифизме Яэй, и Бхекизита относился к этому с пониманием. Пусть понятия «Империя» и «Пацифизм» взаимоисключают друг друга, обижать старика он не хотел. Хорошие Яэй не справились с плохими Дземон, которые были значительно более многочисленны и умелы в военном деле. Империя Дземон поработила Яэй и включила их в состав себя.

С тех пор прошли тысячи лет, но порядки в Галактике Дзе не изменились: Империя Дземон господствует над гуманоидной частью галактики и перманентно воюет с её негуманоидной частью. Внутри Империи, как несложно понять из её названия, доминирует народ Дземон. Дземон возвели себя в ранг особенных, насоздавав для этого всевозможных самураев, кодексов чести, воинских культов и прочее. Народу Яэй оставлено место обычных людей, более похожее на место людей второго сорта. Логика проста: раз Яэй не рождаются с безграничной любовью к сражениям и убийствам, то пусть приносят пользу более смелым и сильным: кормят, поят, одевают, стирают-убирают и так далее. Традиционно Дземон занимают все высшие руководящие посты в Империи, выходцам же из Яэй путь в имперскую власть заказан. Выше руководящих постов в структурах собственного народа им не подняться.

Впрочем, один плюс во всём этом всё-таки есть: народу Яэй не приходится умирать в битвах. Этим с удовольствием занимаются Дземон, которых полным-полно. Что неудивительно, ведь когда ты живёшь сытной жизнью на всём готовом, отчего бы тебе не плодиться? Вот они и плодятся так, что даже постоянные войны не помеха. Не правда ли, что-то напоминает? Например, Сияющих с их воинской кастой? Не?

Дземон тоже возвели себя в культ на почве своей воинской доблести и даже запретили Яэй служить в армии, ибо оружие, мол, вещь благородная и всякие грязные колхозники не имеют права осквернять его своими недостойными ручонками. Что, впрочем, совершенно не мешает Империи Дземон иметь закон о поголовной мобилизации в случае межгалактической войны. Типа, когда война пришла в твой дом, сражаться должны все, и всё такое прочее. Отец даже не сомневался в том, кто у кого спёр сей жизненный уклад. Достаточно было посмотреть на количество и древность цивилизации Сияющих и сравнить это с какой-то там Империей Дземон, возникшей во время Второй Всеобщей, чтобы понять, как всё было. И Дземон могут даже не тратить силы на россказни а-ля «мы сами сформировали свою уникальную культуру, а все совпадения – это случайность, потому что истинные воины есть воины везде, независимо от энергонного пространства» и так далее, и тому подобное.

Эта маниакальная жажда возвеличивания себя на фоне унижения остальных и стала причиной разрушения семейного благополучия. Империя Дземон начала очередную войну с кем-то из негуманоидов, не закончив ведения ещё двух таких же, уже бушующих. Воевать на три фронта самураям понравилось, потому что это втрое больше крови и смертей, и они с воодушевлением принялись распалять жар сражений. Но ведение трёх войн потребовало от Империи тройной экономической нагрузки. Ведь великим воинам Дземон нужно больше кораблей, оружия и всего прочего обеспечения. Несложно догадаться, кому пришлось вкалывать втрое сильней – народу Яэй. Империя увеличила продолжительность обязательной трудовой повинности, подняла налоги, ещё как-то затянула гайки, Бхекизита уже не помнил, да это и неважно.

Важно то, что среди Яэй возросло недовольство, и это стало злободневной темой. И некоторые СМИ, в том числе и семейный ресурс, начали активно писать на эту тему, высказывая свою гражданскую позицию. Храбрым самураям это не понравилось, и недовольным СМИ было предложено не лезть не в своё дело, заткнуться и публиковать то, что желает видеть Империя, читай – Дземон. Многие уступили диктату силы, но нашлись и те, кто проявил принципиальность. Семья отца была одним из их лидеров.

За что и поплатилась. Когда Дземон поняли, что простыми угрозами и требованиями горстку принципиально настроенных недовольных не заставить отказаться от активной жизненной позиции, храбрые самураи перешли от слов к делу. Всех, кто посягнул на святая святых – право самураев развязывать резню в любое время в любом месте, – объявили изменниками и пособниками Чужих, задумавших разрушить единство Империи и посеять рознь между народами, как будто до этого момента никакой розни не было. И, да-да, вы не ошиблись, и тут Единство! Опять совпадение, однозначно!

В общем, начались жестокие репрессии. Лидеров схватили и казнили, их состояния конфисковали, членов семей изменников преследовали всюду, создав вокруг них ареол всеобщего страха. Циничные самураи не просто пожелали искоренить всех тех, кто осмелился им перечить. Они поступили ещё изощрённей. Чтобы изменники не стали в глазах остальных Яэй мучениками, самураи не стали убивать всех сами. Они казнили только лидеров, а после стали жестоко репрессировать тех, кто осмеливался контактировать с их семьями или родственниками. Зато тех Яэй, кто демонстрировал лояльность Империи путём убийства родственников изменников, негласно награждали мощным карьерным ростом.

В результате уцелевшие изменники и их родственники из лидеров общенародных симпатий быстро стали прокажёнными, а также средством добыть себе лучшую жизнь, и желающих взлететь из грязи в князи нашлось предостаточно. Все дрожали от ужаса при одной только мысли о том, что их могут заметить неподалёку от изменников. За головами несчастных бросились охотиться миллионы, и все охотники поголовно являлись Яэй, наглядно доказывая древнюю аксиому о краткости людской памяти и недолговечности людской благодарности.

За год из всей многочисленной семьи отца в живых остался лишь он один. Отец тайно собрал все средства, что удалось укрыть в секретных семейных финансовых убежищах, и попытался скрыться. Но это ему не удалось. Где бы он ни прятался, рано или поздно за ним являлись охотники за головами, причём зачастую это были не профи, а обычные Яэй – соседи, знакомые или просто кто-то с улицы, внезапно исполнившийся подозрений. Несколько раз отец чуть не погиб, истекая кровью и спасаясь в самый последний момент благодаря деньгам. Деньги стали быстро заканчиваться, и он понял, что вскоре его ждёт смерть.

Отец предпринял попытку сбежать в пространство Чужих, но в ту пору самураи вели с ними сразу три войны, в которых то ли побеждали, то ли, наоборот, никак не могли взять верх, и потому свирепствовали с невиданной жестокостью. Взбешённые их зверствами Чужие возненавидели всех гуманоидов и убивали каждого такового без разбора, едва завидев. Корабль отца сожгли сразу после пересечения им линии фронта, и он чуть не погиб, неделю проболтавшись в космосе в спасательной капсуле. Спасло его удачное стечение обстоятельств. Самураи начали наступление где-то совсем рядом и потеснили Чужих, выбив их из этой солнечной системы. В систему загнали сборщиков ресурсов, собирать обломки разбитых в сражении кораблей, и отца нашёл боевой корабль Дземон.

Экипаж крейсера, естественно, не занимался сбором обломков, ибо благородные самураи не опускаются до грязной работы. Крейсер охранял утилизационные команды, и это спасло отца, как ни странно. Капитан корабля, как положено, самурай до мозга костей, убивать отца не стал. Личность спасённого установили сразу же, но отец не являлся изменником лично, он был лишь членом семьи уже казненного преступника. За голову такого награда полагалась только представителям народа Яэй, и самураю от того выгоды не было. Он было попытался убить отца ради удовольствия, всучив в руки бластер и вызвав на поединок. Но тут же выяснилось, что отец держит в руках оружие впервые в жизни, и капитан потерял к нему интерес, ибо убийство без адреналина извращённых самураев уже не вставляет.

Капитан решил высадить его на ближайшей обитаемой планете, и отец понял, что это конец. Там ему не выйти живым даже за пределы космопорта. Терять отцу было уже нечего, и он рискнул: предложил капитану все оставшиеся на тайных счетах деньги в обмен на спасение. Против денег самурай ничего не имел, однако запятнать свою драгоценную самурайскую честь действиями против родимой Империи не желал. Однако бабло, как известно, побеждает зло, и самурай нашёл оригинальное решение. Он заявил отцу, что вывезет его за пределы Галактики Дзе, ибо это будет поступок, не идущий вразрез с самурайской честью: капитан и денег заработает, и Империю от отбросов избавит, и безоружного простолюдина при этом не убьёт. Идеально, в общем. Отец, разумеется, согласился.

Как капитан порешал всё это со своим командованием, отец не знал. Крейсер сколько-то там времени добирался до одной из центральных солнечных систем Империи, и всё это время отец вычищал корабельную систему утилизации биологических отходов. Вообще всё это дерьмо утилизировалось автоматически, но благородный самурай специально отключил автоматику, дабы крестьянину было что держать в руках, раз оружия он в них держать не умеет. На тот факт, что волею народа Дземон никто из народа Яэй, за исключением разве что пиратов, беглых преступников и доморощенных охотников за головами, оружия в руках никогда не держит, капитану было глубоко наплевать.

Крейсер пришёл в нужное место, капитан переговорил по системе засекреченной связи с кем-то неизвестным, и спустя полчаса корабль совершил переход Вратами Между Миров. И мгновенно оказался за триллионы световых лет от Галактики Дзе, у самого Рубежа, в Нейтральных Территориях, в системе Ярило, принадлежащей Сияющим. До того момента о Сияющих отец знал исключительно из программы высшего образования, и знания эти ограничивались несколькими стандартными видеоизображениями и ещё более стандартным Имперским информационным бюллетенем.

В котором было сказано, что после окончания Второй Всеобщей Войны, избавившись от диктата Высокомерных Тёмных, Империя Дземон приняла решение идти по собственному пути развития. Который, естественно, является уникальным. И в целях укрепления межгалактической безопасности этого самого, уникального, пути развития Империя заключила военный союз с Сияющими, небывалая мощь которых послужит предупреждением Эмиссарам Чёрного, если они решат вновь посягнуть на нашу независимость. Иных целей, помимо военных, у союза Империи с Сияющими не имеется, поэтому оба союзника обязуются оказывать друг другу помощь только в ведении войн и только по особому запросу. В остальном союзники в дела друг друга не вмешиваются и никак таковых не касаются. Поэтому между союзниками даже дипломатических посольств не существует. За ненадобностью.

Но война – это, ясное дело, святая святых, и потому требует для себя надёжных средств коммуникации. Поэтому Сияющие установили в Империи продукт своих технологий – Врата Между Мирами. Этакий аналог ноль-врат, только биоэнергетический. Как он работает – понять никто так и не смог. Определённый объём космического пространства внутри указанной системы был заполнен мощным энергетическим полем неизвестной природы, попадая в который корабль мгновенно оказывался по ту сторону Врат. Оное поле, конечно же, неусыпно охранялось самураями денно и нощно, и даже просто приблизиться к нему на расстояние в миллион километров разрешалось далеко не каждому.

Чем генерировалось это поле, где находились генераторы, как производилось обслуживание всего этого и, главное, кем – всё это сплошная загадка. Известно было лишь то, что дальность действия биоэнергетических Врат фантастически огромна и что у самураев имеется некое устройство Сияющих, посредством которого производится управление Вратами. Ходили слухи, что Врата Между Мирами связывают Галактику Дзе не только с Сияющими, но и ещё с кем-то, однако это являлось военной тайной Империи. А расследованием военных тайн Империи занимались только самоубийцы, которым надоело благополучие своих семей и родни. Отцу всё это было глубоко безразлично, главное, что он сумел вырваться живым из жестоких грязных лап кровожадной Империи.

Сейчас-то Бхекизите известно, что такое Врата Между Мирами и кого они связывают. На каждом углу об этом не написано, но секрета Сияющие из этого не делали, и за сколько-то там тысяч лет все, кому было нужно, выяснили на эту тему любые подробности. Ну, может, и не всё досконально, но информации об этом достаточно. Если коротко, то тысяч пять лет назад или чуть больше, неважно, Сияющие пришли к выводу, что некоторые их союзники из числа Тёмных находятся слишком далеко. И для спасения их тёмных задниц Сияющим приходится тратить слишком много времени и усилий на перемещения войск, отправленных на помощь союзникам.

Прямо сказать, Бхекизита слабо понимал, как вообще кто-то из Тёмных, тех, чьи галактики находятся Бес знает как далеко от Рубежа, умудрились заключить союзы с Сияющими. Как они вообще отыскали этих самых Сияющих?! Ну, предположим, Сияющие настолько круты, что их технологии позволяют им добраться даже столь охрененно далеко. Но вряд ли Сияющие занимались тем, что от безделья сворачивали пространство безумно далеко вглубь низкоэнергетических территорий и носились там светящимися табунами всюду, разыскивая, кому бы помочь. Тёмным из этой бесконечной дали ещё надо было как-то до Сияющих добраться! Это ж сколько тысячелетий нужно провести в гипере? Разве анабиозное оборудование, способное выдержать столь долгое погружение, существует? Выходит, что да, хотя сам Бхекизита с такими технологиями не сталкивался. В конце концов, те же самые Дземон как-то с Сияющими законтактировали. Наверное, просто получили эту технологию у Красных ещё во времена Второй Всеобщей, по приказу какого-нибудь Эмиссара.

И если посмотреть, сколько народа в своё время рвануло заключать с Сияющими союз, то можно удивиться тому, как глобальная война способствует расцвету и распространению технологий. Сейчас такого нет, каждый сам за себя, всё прячется в кубышку под семью замками и охраняется от конкурентов как зеница ока. Современными технологиями в наше время торгуют только тогда, когда изобретают для себя суперсовременные.

В общем, союзников у Сияющих оказалось много. Считается, что круче Сияющих никого нет, так что если у тебя с ними союз, то ты гарантирован от полного уничтожения. Сам Бхекизита в бою с Сияющими не сталкивался, но как профессионал видеоинформации о боевых столкновениях посторонних сил с их воинской кастой пересмотрел немало. Во всех этих видео Сияющие были непобедимы, а их биоэнергетические технологии вселяли в дремучую необразованную чернь ужас. Выходцы из крестьян считали Сияющих не то колдунами, не то демонами, и суеверного страха перед ними среди Тёмных было даже больше, нежели перед их вооружением.

Но Бхекизита получил неплохое образование и ещё более выдающееся самообразование. Он стал высококвалифицированным офицером и даже в этих видео прекрасно видел, что во время боя Сияющие получают урон. А это означает, что их можно убить. Просто ключом к победе над Сияющими является подавляющее численное превосходство и грамотное маневрирование массированным огнём. Собственно, так их во время Великих войн и уничтожали. Впрочем, необходимости воевать с Сияющими у Бхекизиты не возникало, и это хорошо, потому что одной головной болью меньше.

В военной академии он прослушал курс лекций о Сияющих, главным смыслом которого являлся простой постулат: Сияющие не вылезают из-за своего Рубежа без веской причины, и если не гадить им сознательно, то проблем не будет. В принципе это соответствовало действительности. Имелось одно исключение: соседняя с системой Сигу самостоятельная солнечная система и есть система Ярило, принадлежащая Сияющим. Правда, сами Сияющие там не живут, но они охраняют тамошних обитателей.

Которые тоже являются Сияющими, только бывшими. Потому что не стали эвакуироваться из системы, когда она покинула пространство высоких энергий и сместилась в пространство низких. Это привело население планет системы Ярило к деградации, и оно перестало быть Сияющими. Но через сколько-то тысяч лет, через пять, что ли, Бхекизита точно не помнил, система Ярило вернётся в пространство высоких энергий, и оно, это самое население, опять возродится в Сияющих. И в этом нет никаких сомнений, потому что там, в системе Ярило, Сияющие всегда так делают, чтобы не отдавать систему никому.

Как военный профессионал Бхекизита это решение одобрял, ибо логично. Это жизнь, от неё никуда не денешься, а закон жизни прост: или ты сожрёшь, или тебя. Отдашь свою планету другому – назад не получишь или никогда, или в виде выпотрошенной свалки. Лично он бы на месте самураев Сияющих поступил точно так же: нагнал бы в проблемную систему проштрафившихся гражданских и заставил там жить. И пусть деградируют, Бес с ними, кого это волнует, всё равно не навсегда. Зато под этим предлогом там можно держать войска и иметь на одну планету больше. Говорят, что у Сияющих бесконечные триллионы планет где-то там, в эпицентре пространства высоких энергий, но это ничего не меняет. Эпицентр далеко, а Пограничная здесь. Ни один нормальный правитель не станет швыряться живыми системами направо и налево.

Именно по этой причине Сияющим разрешено покидать Рубеж. Но не всем, а только тем, кто живёт или работает в системе Ярило. Это, типа, в виде исключения: всякий имеет право жить в Нейтральных Территориях, если соблюдает Предписание об этих самых Нейтральных Территориях, утверждённое Высокомерными триста пятьдесят тысяч лет назад. Зарубаться с Высокомерными не захочет даже полный идиот, так что Предписание чтут все, и неважно, сколько тысяч лет назад оно было создано. Вышеуказанное Предписание запрещает держать в Нейтральных Территориях крупные войсковые соединения и военные объекты максимальной огневой мощи. Но оно не запрещает создавать военные союзы.

И желающих заиметь военный союз с Сияющими, как уже было сказано, оказалась целая толпа. В основном Светлые, но и Тёмных там хватает. И в какой-то момент Сияющие решили упростить себе жизнь, а заодно произвести выгодные инвестиции в будущее, которые за тысячи лет окупятся многократно. Они создали разветвлённую сеть мгновенных межзвёздных и межгалактических перемещений, которое получило название Древо Перемещений. Схему Древа Бхекизита видел, она и вправду чем-то напоминает схематичный рисунок дерева, если условно принять вошедшие в эту схему планеты Светлых за крону, а планеты Тёмных за корни. Сколько конкретно планет и из каких галактик являются частью Древа, расположенного в пространстве высоких энергий, точно неизвестно. Потому что доступ из пространства низких энергий имеется только к ограниченному количеству планет. Хотя между собой Светлые связаны напрямую.

Зато вполне понятна часть Древа, связующая конечные точки системы переходов в пространстве низких энергий. Это Галактика Дземон, родной Мир отца Бхекизиты, точнее, одна из центральных систем Империи Дземон, где находятся те самые загадочные ноль-врата Сияющих, через которые отец бежал от неминуемой смерти. Ещё три точки находятся в пространстве Красных, все в разных галактиках, отстоящих друг от друга очень далеко. Точных координат этих галактик, наверное, здесь не знает никто, кроме, разве что, тамошних дипломатов. Что и понятно: зачем заморачиваться с координатами, если туда всё равно не долететь за целую жизнь?

А для использования Древа Перемещений более чем достаточно знать лишь названия конечных солнечных систем: одна именуется Сурт, вторая Хелль, третья Сварт Аллен. В первых двух живут обычные Красные, в третьей тоже Красные, только Цверги – что-то типа мощных карликов, обитатели планет с большой гравитацией. Ещё есть какая-то Свобода, которую все стебут Жральней. Потому что народец там постоянно жрёт и его разносит втрое или даже больше. Там вроде основное население негуманоиды, хотя Двуногие тоже есть. В отличие от прочих Свобода находится в пространстве Серых, в Галактике Юр, это ближайшая к Пограничной галактика низкоэнергетического пространства. Неправильная галактика-сателлит. Рядом с ней болтается галактика-спутник, та ещё меньше и вообще принадлежит Зелёным, потому что находится в пространстве восьми энергонов.

Весь этот сегмент галактик – это сплошное нечто, исключение из правил, созданное какими-то полубезумными богами дремучей древности. Что они курили в момент создания – загадка. Но судя по результатам, дурь была хороша. Бхекизита бы не отказался попробовать сигаретку-другую.

Если посчитать, что Сияющие ничего не скрывают, то вот, в общем-то, и вся часть Древа Перемещений, относящаяся к пространству низких энергий. Там ещё есть пара локальных ноль-переходов, ведущих на планеты Нейтральных Территорий. Одна из них довольно далеко, там у Сияющих какая-то научная база, а вот вторая находится довольно близко, в нескольких солнечных системах отсюда. Это система Хлам, планета Ушмаицу, цивилизация, именующая себя Стальными Гиенами. Красные, живущие там со времен Второй Всеобщей и не относящиеся ни к кому. Давние союзники Сияющих те ещё напыщенные ублюдки, от их заносчивых физиономий Бхекизиту воротит. Они там, типа, древнее всех обитателей Нейтральных Территорий, фанатеют по Сияющим и во всём им подражают. Разве только сиять так и не научились, что уже само по себе наталкивает на определённые выводы относительно глубины смысла в оном подражании. Бес с ними, ибо раздражают.

Короче говоря, если ты уверен, что Сияющие пустят тебя в это самое Древо Перемещений, тебе придётся попасть в систему Ярило. В этом и заключается проблема. Сияющие не пускают в своё дражайшее пространство высоких энергий никого, по слухам – даже Светлых. Все переговоры Сияющие ведут в пограничных солнечных системах. И система Ярило одна из таковых в этом спиральном рукаве и единственная, находящаяся за Рубежом. Центральный транспортный узел Древа Перемещений находится именно там. Там же расположен кварковый реактор, запитывающий всю эту систему ноль-врат. Невероятная технология, не доступная больше никому, а если и доступная, то Бхекизита не знает ни тех, у кого она тоже есть, ни тех, кто был бы об этом в курсе.

Понятно, что ради обладания таким богатством можно и рискнуть, коль силёнки есть. Особенно в Нейтральных Территориях, где никто, в том числе и сами Сияющие, не может держать многомиллионные боевые флоты. Сияющие идиотами не были и, прекрасно понимая соблазны, запрятали кварковый реактор в центр одной из планет системы Ярило. Хитрый стратегический ход! Не говоря о том, как именно им удалось это сделать. Теперь до реактора не добраться без полномасштабной войны, чего никто затевать не будет, гораздо умнее и выгоднее пользоваться Древом Перемещений в целях торговли. Но тут зарыта собака: всех подряд Сияющие в Древо не пускают. Загнать туда боевой флот ради вторжения не выйдет, Древо доступно только их союзникам.

Однако способ попасть туда есть: можно в частном порядке заключить партнёрский договор с цивилизацией, являющейся союзником Сияющих и участником системы перемещений, и от лица данной цивилизации прибыть в систему Ярило. Пару-другую торговых грузовиков самураи Сияющих пропустят. Конечно, предварительно просканируют и вынесут мозг своей телепатией, но если ничего, по их мнению, преступного не обнаружат, то запрещать перемещение не станут. Так что транзит через систему Ярило идёт очень активно, только к обитаемым планетам транзитным кораблям приближаться запрещено. Всем транзитникам Сияющие выдают жёстко ограниченные коридоры перемещений немедленно, едва корабль оказывается в системе Ярило. Нарушать границы данных коридоров запрещено, если не хочешь быть лишенным доступа к Древу Перемещений. А то и вовсе получить заряд антивещества в отсек силовой установки.

В итоге основная масса транзитного потока идёт через систему Ярило, не останавливаясь: вышел из гипера, получил транзитный коридор, дошёл до ноль-врат, переместился в точку назначения. И наоборот. Отец всего этого, понятное дело, не знал. Знал ли это капитан крейсера Дземон, высаживая его в орбитальном космопорту дипломатического центра системы Ярило, неизвестно. Вполне может быть, что не знал. Хотя Бхекизита не сомневался, что даже если и знал, то на судьбу низшего существа из народа Яэй благородному самураю было глубоко наплевать. И когда отец покинул крейсер, с надеждой предвкушая свободу и конец мучениям, оказалось, что его мытарства не закончились от слова «совсем».

Глава третья

Крейсеры патрульного отряда пошли на снижение, и Эльдкнут залюбовался красотой приближающегося Орея. Всё-таки живая кислородная Земля, не испоганенная технократическими технологиями, прекрасна всегда и везде, в каком бы пространстве ни находилась. Да, при более пристальном наблюдении становятся заметны различия, свойственные высоким и низким энергиям окружающего космоса, но это не портит живой красоты. Прозрачная лазурь атмосферы Орея, заполненная белоснежными облачными фронтами, плывущими над зелёными континентами и синими океанами, разительно отличалась от забитых смогом циклонов, роняющих грязный снег на вечно дымящие сотнями труб индустриальные кластеры Свободы.

Даже экваториальный пояс планеты любителей слегка перекусить не был похож на Орей, хоть и никогда не покрыт снегом. Грязная атмосфера индустриальной Земли давно утратила некогда кристальную прозрачность, заполнившись летательными аппаратами Серых, выбрасывающими в воздух всевозможную гадость. Орей же, несмотря на присутствие множества техногенных устройств, по-прежнему был чист и хранил свою естественную красоту. Спящие Рода-Экспериментаторы утратили сияние, но не утратили Сущности Сияющих. Свою Родину они любить не перестали и заботились о ней с большой любовью.

В силу того, что в пространстве низких энергий биохимия всего живого отличается от биохимии высокоэнергетических территорий, за две с половиной тысячи лет опасной фазы природа живых Земель системы Ярило претерпела изменения, позволившие ей лучше приспособиться к новым условиям существования. Полный перечень этих изменений огромен и является объектом пристального изучения научных каст. Визуально же в первую очередь бросаются в глаза гораздо более тёмные оттенки планетарной растительности. Зелёная флора низкоэнергетического пространства не имеет яркости, подобной зелёному сегменту радуги, она значительно темнее. Эльдкнут мысленно вздохнул. Затяжное пребывание в пространстве низких энергий делает тусклыми не только Сияющих. Тусклым становится всё вокруг.

С дальней орбиты потемневшие Орей и Мерцана стали сильно походить на Ушмаицу, а Заповедник, покрытый джунглями, и вовсе не отличить от обычной планеты Тёмных. Хотя нет, тут он допустил ошибку в формулировке. Более правильным будет сказать: «Не отличить от планеты Тёмных, не загаженной производственной деятельностью». Потому что в чистоте свои планеты содержат далеко не все Тёмные. Теки, населяющие Ушмаицу, в этом плане стараются. Хотя Заповедник всё равно красивей.

Зато вблизи, на низкой орбите, отличие Орея и Мерцаны от тёмных Земель было заметно невооруженным глазом. Благородные леса, пусть совсем невысокие, порой едва в сотню метров высотой, но зато, как положено, древесные, стройные и пышные, по-прежнему занимали большую часть материкового пространства. Их широкие просторы всё так же скрывали в себе великое множество скуфов[2], густо рассыпанных по поверхности северных полушарий. Зелёные равнины всё так же усыпаны ажурными кольцами скитов[3], редкие, но величественные многолучевые свастики монументальных каменных градов вздымаются ввысь мегалитами производственных и общественных строений. Всё так же неспешно бороздят океаны плавучие грады, и Аргон, парящая столица Орея, по-прежнему реет в небесах над северным полюсом, не отбрасывая теней.

Для полноты картины не хватает лишь множества сияющих энергией ярких сфер гражданских судов Сияющих, деловито спешащих в планетарной атмосфере по своим делам. Но в небесах Орея давно уже нет Сияния, а воздушные эшелоны заняты техногенными судами. Командор Эльдкнут увеличил подачу энергии на Кристалл Наблюдения, многократно усиливая собственное зрение, и окинул взглядом быстро приближающуюся Землю. Похоже, в этом планетарном секторе кроме Аса Иризара других Сияющих нет. Находящиеся в воздухе летательные аппараты принадлежат Спящим, и ни один из могучих Кристаллов, венчающих столичные мегалиты, не испускает сияния. Их мощные поверхности весело бликуют под ярким солнечным светом неугомонного Ярило, но само могучее оборудование стоит без дела уже очень давно. Лишь Кристаллы госпиталя, к которому сейчас направляется патрульный отряд, ослепительно сияют, повинуясь мощным энергиям знаменитого Аса.

Патрульная группа довела медицинское судно до Аргона и осталась висеть над госпиталем. Корабль Целителей зашёл на посадку, и центральный купол госпитального приёмного покоя изменил степень сжатия кристаллической решетки кровельного материала. Часть купольной поверхности втянулась в стены, открывая путь в ангар экстренной службы, и медицинское судно скрылось внутри. Эльдкнут хотел было отдать патрульной группе приказ возвращаться на базу, как вдруг Кристалл Связи сообщил о входящем импульсе высокой силы. Не ощутить отпечаток энергий могучего Аса было невозможно, и командор принял вызов.

– Сияющих звёзд тебе, доблестный воин, и твоим соратникам. – В корабельном контуре крейсера возник образ синеглазого седобородого и седовласого старца в белых одеждах, несущих на себе сложное кристаллическое плетение многочисленного медицинского оборудования, выполненное в виде алой вязи кастового узора Целителей.

Сверхсложные сплетения Кристаллов переливались сиянием разной степени интенсивности, свидетельствуя о том, что в настоящее время знаменитый на весь окрестный сектор космоса врач проводит медицинское воздействие на очередного пациента. Слабенький отпечаток Серой Сущности уже ощущался в могучем потоке Аса Целителя вместе со знакомыми отпечатками Харрийских медиков, и Даарийский командор ощутил, что искусный Ас лично переместился к ним на судно посредством прямого перехода.

– Ласкового солнца тебе, многомудрый Иризар! – откликнулся Эльдкнут. – Чем каста воинов может быть полезна касте Целителей?

– Я прошу тебя взять с собой троих соратников и переместиться в водную операционную залу госпиталя, – изрёк медицинский Ас. – Я открою вам прямой переход. Там тебя встретит представитель нашей касты. Окажите ему помощь. Раненый умирает, нужно действовать быстро.

Седовласый Ас покинул эфир, и посреди центрального отсека крейсера вспыхнула область прямого перехода. Эльдкнут оставил Блюстителя командовать кораблём на время своего отсутствия, взял троих бойцов и переместился в госпиталь. Там его встретил уже знакомый Харрийский Целитель, пилотировавший сопровождаемое судно. Харриец стоял посреди полукруглой залы, полностью выполненной из медицинского виброкомпозита, посреди которой располагался Кристалл Операционного Свечения в окружении Кристаллов управляющих постов.

– Оставайтесь на местах, могучие воины, я проведу дезинфекционную процедуру, – произнёс Харрийский Целитель, немедленно приступая к делу.

Кристаллический узор его оборудования, интегрированный в одежды Целителя, озарился свечением, и виброкомпозит операционной мгновенно откликнулся на импульс, вспыхивая переливами энергий. Несколько кратких мгновений Эльдкнут ощущал на себе воздействие Харрийского врачевателя, многократно усиленное приборным массивом операционной, после чего свечение энергий угасло.

– Дезинфекция закончена, вы полностью стерильны, можно начинать! – сообщил Харриец.

Он указал на несколько Кристаллов вспомогательного оборудования, размещенных по периметру операционной:

– Занимайте операторские посты, могучие воины! Это система синтеза воды. Операция должна проходить в водной толще, идентичной по своим характеристикам родной среде обитания пациента. Вы будете синтезировать воду сразу со всех операторских постов, я же займусь приданием ей необходимых параметров. Без вашей помощи я буду заполнять операционную водой слишком долго. Мои соратники удерживают пациента от смерти и не могут мне помочь, иных Сияющих, к сожалению, в настоящее время в Аргоне нет.

Четырёхметровые Даарийские бойцы без лишних слов разошлись по указанным Кристаллам, зажгли свечения операторских постов и немедленно зависли в их энергиях. Эльдкнут прислушался к вибрациям атомарных решёток водного синтезатора. Оборудование оказалось гораздо сложнее, нежели он себе представлял: синтезатор имел возможность создавать практически любые жидкости в колоссальном спектре параметров, и на освоение всех тонкостей управления этим устройством придётся потратить пару месяцев, если не больше. Но к настоящему моменту Харрийский Целитель уже выставил нужные параметры, и операторам оставалось лишь подать на заранее настроенные контуры оборудования максимум собственной энергии. Что ж, в недостатке энергии касту воинов упрекнуть сложно!

Четвёрка могучих гигантов приступила к синтезу, виброкомпозит операционной начал создавать на своей поверхности водяные капли, быстро собирающиеся в ручейки, и вскоре стерильное помещение заполнилось водой на три четверти своего объёма. В этот момент посреди вновь образованной водной толщи возникла область прямого перехода, и из неё появился Ас Иризар. Древний старец завис под водой и на мгновение закрыл глаза, перестраивая зрение с сухопутного на подводное. Эльдкнут ощутил, как болезненно отозвались глазные нервы Аса на это воздействие, и осторожно вышел на связь с Харрийцем:

– Глаза многомудрого Иризара испытывают боль. Можно ли помочь ему чем-либо?

Но вместо ответа Харрийского Целителя Кристалл Связи Эльдкнута создал образ Аса Иризара. Могучий старец почувствовал его вопрос и сам дал ответ:

– Не беспокойся чрезмерно, могучий командор. Моё тело слишком надолго задержалось в этом слое Вселенной. Его ресурс иссякает, и даже возможности медицинского Аса тут бессильны. Ничто не существует вечно, кроме Истины. И Истина эта гласит, что мой славный Наставник, некогда знаменитый и весьма искусный Целитель, Ас Ирисвет, сумел продержать своё тело в рабочем состоянии до возраста в три тысячи лет. Значит, и я смогу. То есть у меня осталось ещё более двух Кругов Жизни, посему не будем терять времени даром. Благо с Уделом своим я справиться в состоянии, а передвигаться мне помогает гравитационный посох. В воде же я способен и вовсе обходиться без него.

Синие глаза старца озорно вспыхнули, будто ему было не двадцать шесть сотен лет, а просто двадцать шесть. Седовласый Ас выпустил из руки посох, и тот послушно завис рядом, ненавязчиво переливаясь Кристаллами медицинских устройств, под завязку заполненных могучими энергиями своего владельца. Тем временем Иризар прислушался к энергопотоку операционной и заявил, выходя на связь с соратниками Харрийского Целителя:

– Операционная ещё не полна, но времени более нет. Будем начинать сейчас. Перемещайте пациента!

Мощный энергоконтур Аса создал совсем небольшой на вид импульс, посылая его виброкомпозиту операционной, и монолитная толща помещения мгновенно вошла в резонанс с разумом Иризара. Посреди быстро заполняющегося водой пространства вспыхнуло сплетение энергий Операционное Свечение, одновременно с ним вспыхнули свечения всех операторских постов, область прямого перехода увеличилась многократно, заполняя всю центральную часть операционной. И тут же угасла, оставляя после себя троих Харрийских Целителей. Их пациент, сильно повреждённая полупрозрачная медуза четырёх метров высотой и двух метров диаметром, уже находилась в Операционном Свечении.

Тройка Харрийцев покинула травматически скомканный энергоконтур раненой медузы, и седой старец занялся ею лично. Его синие глаза ярко вспыхнули всплеском сияния, и Эльдкнут ощутил, как энергопоток могучего Аса заполняет операционную целиком. Виброкомпозит помещения приступил к генерации целого сонма медицинских полей сложнейших конфигураций, и командор понял, что не успевает считать и половины действий знаменитого Целителя.

– Бесполезно. – Кристалл Связи зажёг в сознании улыбающийся образ Харрийца. – За ним не угонишься. Старик запросто даст фору нам всем, вместе взятым, даже если ты приведёшь сюда своих соратников со всех четырёх крейсеров. Его целительные энергии имеют повышенную скорость даже для Аса. Это уникальная особенность многомудрого Иризара. Такое встречается нечасто. За минувшие десять тысяч лет в системе Ярило подобная уникальность была зафиксирована лишь дважды: у Аса Ирисвета, его Наставника, и у самого Иризара. Поэтому он получил имя, сохранившее преемственность высочайшего мастерства.

– «Ирий Зар» – «Разум, сияющий Подобно Звёздному Небосклону». Достойное имя для уникального медицинского Аса, – оценил Эльдкнут. – Его Наставник действительно прожил три тысячи лет? Немало даже для Аса.

– Аса Ирисвета до сих пор помнят не только в системе Ярило, но и во всех близлежащих системах союзников, – произнес Харриец, отрываясь от взаимодействия с энергиями своего операторского поста. – Он обладал в высшей степени уникальной особенностью: его целительные энергии имели максимально мягкие модуляции. Ирисвет был способен проводить операции любой степени сложности с неизменным успехом, и его воздействие всегда являлось эталонным. Юные специалисты касты Целителей во всей Пограничной изучают Скрижали с сохраненными образами проведённых им сложнейших исцелений на занятиях по кастовому Уделу.

Общий энергопоток операционной изменил вибрации, сообщая о стопроцентном заполнении водой, и Харрийский Целитель продолжил:

– Синтез воды завершён. Каста Целителей благодарит касту воинов за оперативную помощь. На этом наше участие в операции закончено. Давайте же покинем операционную, дабы не мешать многомудрому Асу.

Харриец погасил свечение своего операторского поста, и Даарийские воины последовали его примеру. Бойцы аккуратно проплыли вдоль стен, собираясь вместе, и Эльдкнут увидел, что остальные Харрийские Целители тоже погасили свои посты.

– Дождёмся результатов снаружи. – Ближайший из них подал импульс на Кристалл Прямого Перехода операционной, и в водной толще неподалёку задрожали энергии изменённого пространства.

Харрийцы покинули помещение, и Даарийские воины проследовали за ними. По ту сторону перехода обнаружилась просторная зала вспомогательного назначения. Установленный в ней Кристалл Регуляции по идее должен был зафиксировать появление специалистов, освободившихся после операции в водной среде, и начать сушку вкупе с прочими сопутствующими процедурами. Однако ничего подобного не произошло, и могучие Даарийские бойцы активировали собственные режимы приведения в порядок личного снаряжения. Броня вспыхнула импульсом энергии, мгновенно испаряя воду, и вышедшие на пик сияния густые белоснежные волосы, ровные, словно лазерные лучи, отчего сие сходство на миг стало ещё большим, быстро поглотили имеющуюся на себе влагу. Вспышки сияния личных энергоконтуров сошли на минимум, необходимый для боевой работы, и Эльдкнут ощутил печаль в энергоконтурах стоящих неподалеку Харрийцев.

Целители одновременно подали импульсы личных энергопотоков в общий контур помещения, запитывая его энергией, и медицинское оборудование запоздало ожило.

– Кристалл Регуляции выдохся, – объяснил Харриец с нотками лёгкой грусти в голосе. – В этом сегменте госпиталя нет техногенной аппаратуры, только оборудование Сияющих. Вот только Сияющие сюда не заходили лет пятьсот. Водная операционная бывает нужна нечасто, а для Мавов у нашей касты имеется отдельный госпиталь в океане Заповедника. Поэтому приготовления к операции потребовали времени и вашей помощи.

Даарийский командор понимающе кивнул, вспоминая вид на Орей с борта снижающегося над Аргоном крейсера. Воздушных судов в атмосфере хватало, но биоэнергетических кораблей среди них не было. Ведь зависший в сплетении энергий корабельного поста Сияющий является частью своего корабля. Он не просто ощущает себя кораблём, не видит стен или переборок и взирает на окружающее пространство, словно сам мчится через космическое пространство. Он действительно летит. Ибо экипаж корабля Сияющих и сам корабль суть единое целое, в которое гармонично слились неотделимые друг от друга составляющие. Без корабля Сияющим не попасть в космос, без Сияющих кораблю неоткуда получать энергию для работы. Ведь запитывает его биологическая энергия, которую излучают головной и спинной мозг Сияющих, а модулируют её их тела.

То же самое относится к любому оборудованию Сияющих. Ибо любое устройство биоэнергетической расы суть совокупность сложнейших резонаторов, концентраторов и прочих усилителей биоэнергии, а биоэнергию может генерировать лишь живой Разум. Без носителя живого Разума биоэнергетическая аппаратура не более чем странного вида хлам, подчас выполненный из удивительных и непонятных для адепта техногенных технологий материалов. Поэтому оборудование Сияющих бесполезно для Тёмных. К сожалению, оно столь же бесполезно и для Спящих, ведь их энергопоток ненамного превышает возможности обитателей низкоэнергетического пространства.

– Наши Спящие соплеменники не в силах запустить аппаратуру Сияющих? – Вопрос Даарийского командора был риторическим. – Для пустующего полтысячелетия помещения здесь очень чисто.

– Спящие регулярно наводят здесь порядок, – объяснил Харрийский Целитель. – Они приносят с собой техногенные устройства, проводят уборку и уходят. Запустить это оборудование они не могут, но тщательно сохраняют всё для потомков, для которых биоэнергетическая аппаратура вновь станет повседневной обыденностью.

Сереброволосый Целитель подал импульс на виброкомпозит боковой стены, и в её толще возник широкий стрельчатый выход за пределы госпиталя. Лёгкие облака, виднеющиеся на уровне глаз, свидетельствовали о значительной высоте за бортом, и Харриец следующим импульсом сформировал за выходом просторный балкон.

– Идёмте, доблестные воины, – он жестом предложил воинам выйти на только что образовавшийся балкон, – дождёмся окончания операции на свежем воздухе. Долго ожидать не придётся, умение Аса Иризара суть невероятно велико. Он исцелит пациента быстро. Тем более что больной лишь составная часть коллективного разума, а не сам коллективный разум целиком. Для нас это никак задачу не облегчает, а вот могучему медицинскому Асу сие серьёзно упрощает операцию.

Сияющие вышли на балкон, оказавшийся столь просторным, что места на нём с лихвой хватит и вдвое большему количеству человек, и Харрийский Целитель подошёл к ажурной лепнине ограждающего барьера. Он бросил вниз задумчивый взгляд, и Даарийский командор последовал его примеру, касаясь руками только что созданного балконного ограждения. Камень под ладонями был ещё тёплый, храня энергию недавней трансформации из декоративного утолщения стены в непосредственно балкон. Этот госпитальный уровень находился на небольшой высоте, всего в сорока метрах от поверхности Аргона, но сам летающий град парил в километре над землёй, и потому далёкие облака казались ближе. Эльдкнут подставил лицо свежему ветерку, лёгким дуновением примчавшемуся со стороны восхода, и проследил взгляд Целителя.

Харриец взирал на деловую суету множества техногенных летательных аппаратов, прибывающих и убывающих в парящую столицу со всех сторон. Судя по отпечаткам в окружающем энергопотоке, в некоторых из них находились дипломаты Тёмных, но большинство летающих машин управлялось Светлыми.

– Наши эскадры находятся в системе Ярило уже два лета, – негромко произнёс Эльдкнут. – Но в силу напряжённой обстановки мне редко удаётся побывать на Орее. Я до сих пор не научился издали отличать Спящих от прочих Светлых. Вблизи различия ощущаются отчётливо, а вот на дистанции без Кристалла Наблюдения я путаюсь. Нужно больше практиковаться. Однако же я не вижу во граде Сияющих. Насколько я помню, Аргон способен парить самостоятельно неограниченное время?

– Это так, доблестный командор, – кивнул Харрийский Целитель. – Аргон с самого начала был создан по принципам мегалитов. До тех пор, пока мегалит расположен над местом выхода силы планетарных излучений, он черпает энергию из них и потому способен функционировать десятки тысяч лет. Отказ в работе мегалита возможен лишь в двух случаях: мегалит был разрушен до основания либо параметры планетарных излучений изменились и место силы перестало являться таковым.

Сереброволосый Целитель обвёл рукой величественную парящую столицу:

– Аргон возведён над северным магнитным полюсом Орея, точно в потоке наиболее мощных излучений планетарной энергетики. Град самостоятельно смещается вместе с оным потоком, и потому никогда не выпадает из области энергетической подпитки. Аргону не требуется дополнительное питание, он будет парить и существовать до тех пор, пока у Орея существует мощное магнитное поле. Но это относится только к маршевым Кристаллам града, отвечающим за парение; к Кристаллам Щитов, обеспечивающих защиту столицы от внешнего воздействия, включая метеоритную угрозу; к Солярным Кристаллам, посредством которых солнечные лучи передаются под основание парящего града, в результате чего Аргон не отбрасывает тень и не обрекает леса под собой на вечную ночь; а также к Кристаллам Скрижалей накопления информации Центра Истины. То есть только к тому оборудованию, которое не требует постоянной и сложной модуляции энергопотоков.

– То есть всё биоэнергетическое оборудование Аргона, составляющее быт Сияющих, по-прежнему не будет функционировать без самих Сияющих, – подвёл итог Эльдкнут.

– Не будет, – подтвердил Целитель. – Невозможно запитать энергоконтур жилища от планетарных излучений, пусть даже таковое жилище будет поставлено на трижды место силы. И что с того? Планетарное излучение имеет те или иные конкретные характеристики. Они постоянны и не изменяются десятилетиями. Подобное излучение сгодится только на какие-либо манипуляции столь же постоянного характера. Например, держать активными осветительные сферы, систему отопления или ещё что-нибудь в этом роде, требующее монотонности. Для всего остального необходим живой энергетический контур, который запитывается и управляется живым биоэнергетическим Разумом. Тем более для запуска сложных Кристаллов, работой которых необходимо управлять лично, от начала и до окончания.

– Спящим подобное недоступно. – Командор поднял голову вверх, разглядывая понемногу увеличивающееся множество техногенных летательных аппаратов, кружащее вокруг зависших над госпиталем крейсеров его патрульной группы. В слабеньких энергопотоках, исходящих от восседающих внутри техногенных машин экипажей, без труда угадывалось любопытство. – Поэтому для них закупается машинерия союзников? Светлых или же Тёмных?

Харриец устремил взор на любопытствующих и тепло улыбнулся:

– Наши Спящие Расичи утратили Сияние, но не утратили жажды познания. Спящие всё ещё являются представителями Светлой Расы, их Сущности обладают структурой в шестнадцать энергонов, как полагается Детям Великой Вспышки, созданным ею в своём центре. Но тысячелетия, проведённые ими в пространстве низких энергий, заставили организмы Спящих адаптироваться к окружающим реалиям.

Целитель на миг нахмурился, погрузившись в кастовые размышления, и принялся объяснять:

– В условиях затяжного энергетического голода головной и спинной мозг Спящих почти утратили способность излучать энергию, ибо её излишков в энергоконтуре давно уже нет. Вместо этого обеднённый энергоконтур всё больше приспосабливается поглощать энергию извне любыми доступными способами. Отсутствие необходимости генерировать энергию делает мощный позвоночный столб ненужным, объём спинного мозга начинает медленно сокращаться от поколения к поколению, вместе с ним незаметно, но неизбежно снижается и средний рост. Головной мозг сопротивляется деградационному фактору сильнее, но и его объём со временем уменьшается за счёт падения размеров древних отделов, становящихся всё менее востребованными. На первый взгляд этого не заметно, но сравнительный анализ поколений, разделенных меж собою всего лишь тысячелетием, уже демонстрирует существенное снижение объёма головного мозга.

Сереброволосый Целитель коротко вздохнул и продолжил:

– Волосы Спящих, венчающие вместилище головного мозга, ныне нуждающегося в обильном притоке энергии извне, из излучателей стали поглотителями, утрачивая способность сиять, то есть сбрасывать энергию. Для успешного поглощения эффективны тёмные оттенки, поэтому некогда бело-золотые волосы Свага становятся тёмно-соломенными, и это, кстати, далеко не самый лучший оттенок для поглощения. Недаром у истинных Тёмных волосы чёрные или в крайнем случае тёмные. Ибо, как известно, именно чёрный цвет поглощает все виды энергии, обеспечивая владельцу максимальную эффективность энергоснабжения головного мозга.

То же касается и радужной оболочки глаз. Глаза, как известно, являются частью головного мозга и отпочковываются от него на стадии эмбриона. Именно поэтому глаза имеют аналогичную мозгу способность излучать энергию. У Сияющих данная способность выражена максимально, наша радужная оболочка способна создавать фотонную вспышку. Собственно, поэтому радужная оболочка на языке Сияющих имеет название «ирис». От понятия «Ирий», обозначающего совокупность свечения звёздного вещества в космосе, другими словами – космос пространства высоких энергий, густо заполненный звёздами. У некоторых других Светлых рас радужная оболочка способна к лёгкой люминесценции, подобной свечению радуги, из-за чего она и получила название радужной оболочки. В своё время Красные нашли данное название эстетически красивым, поэтому это определение перекочевало во многие тёмные языки. Другие Тёмные, кстати, бывают этим недовольны.

– Это их трудности, – пожал плечами командор. – Нам до того дела нет.

– Причём абсолютно, – согласился Харрийский Целитель. – В общем, лишившись необходимости генерировать фотонную вспышку, глаза Спящих тоже начали тускнеть. Сейчас у всех Спящих Свага ирис тёмно-синий или тёмно-голубой. Свойственных Сияющим бездонно-прозрачных, подобно радуге или чистому алмазу, максимально светлых оттенков синего и голубого уже нет. Хотя нетепловую энергию глаза по-прежнему излучают даже у Тёмных. Собственно, именно это излучение и определяет то, что не-биоэнергетические виды именуют «выражением глаз». Совсем не излучать глаза не могут, ведь они часть головного мозга, а любой мозг излучает хоть что-то. Но в условиях пространства низких энергий излучение это на порядки уступает поглощению. И это в корне меняет состав и структуру тела.

Ведь в усиленном притоке энергии нуждается не только головной мозг. Весь незамысловатый энергоконтур Тёмных постоянно требует подпитки извне, и чем ниже плотность энергии в окружающем их пространстве, тем больше таковой подпитки им необходимо. Поэтому кожа многих Тёмных рас по всей поверхности тела имеет волосяные луковицы. Чем сильнее энергетический голод, тем гуще и длинней волосяная луковица выпускает из себя волновод-поглотитель. У наиболее слабых в энергетическом плане Тёмных рас, например, у Чёрных или Серых, волосы скручиваются в кольца, дабы увеличить площадь радиатора ещё сильнее.

– Мне не доводилось видеть волосы на телах Спящих, – нахмурился Эльдкнут. – Насколько я знаю, они подвержены воздействию лени, но не волосатости.

– На данный момент опасная фаза длится две с половиной тысячи лет, – объяснил Целитель. – Этого недостаточно для столь сильного угасания энергопотока, чтобы кожные энергоизлучатели деградировали в волосяные луковицы. Но опыт, накопленный Родами-Экспериментаторами, показывает, что через три Круга Жизни таковые у новорождённых Спящих появятся. На данном этапе их кожа уже не имеет органов сброса биоэнергии. Но это далеко не всё.

Он на мгновение умолк, и взгляд его потускнел:

– В силу угасания способности выработки энергии и замены её на способность поглощения энергии кардинальные изменения претерпевает вся биохимия Спящих. С течением тысячелетий состав крови полностью изменяется, принимая свойства крови, присущие уроженцам пространства низких энергий. Кровь Спящих имеет мало общего с кровью Сияющих и всё сильнее приобретает свойства кровей Тёмных, для которых данное пространство является родным. В нашем случае это Красная Раса, ибо система Ярило во время опасных фаз почти всегда находится в пространстве четырнадцати энергонов. По расчётам Жизнь Рекущих, на пути Ярило теоретически возможно появление области двенадцатиэнергонного пространства в силу особенностей конкретно нашего сегмента галактик, но подобного пока не происходило. И это чудесно, ибо нам хватает хлопот и с четырнадцатиэнергонной опасной фазой. Поэтому тебе, могучий командор, сложно отличить Спящих от Светлых. Потому что энергоконтур и биохимия Спящих гораздо ближе к обычным Светлым, нежели к Сияющим. И с усугублением опасной фазы Спящие будут становиться всё ближе к Тёмным.

– И между ними станет возможна гибридизация? – Эльдкнут тревожно нахмурился.

– Гибридизация между Спящими и Светлыми возможна уже сейчас, – ответил Харрийский Целитель, и Даарийские воины одновременно обратили на него настороженные взоры.

– Если не вести сейчас речь о Заповедях нашей Расы, гибридизация между Сияющими и иными видами практически невозможна в силу высокой степени различия в энергетике и биохимии тела, – продолжил объяснять Харриец. – Когда данные различия нивелируются, гибридизации ничто не мешает. Если какая-либо углеродно-водородная Светлая Раса оказывается способна развиться до достаточно ощутимой биоэнергетики, то биохимия Сияющих не будет сопротивляться гибридизации. И такие Расы в пространстве Светлых есть, хоть их совсем немного, и уровень их биоэнергетических способностей в сравнении с Сияющими невелик. Тем не менее кое-где они существуют. Потому наши Пращуры и создали Заповедь о Чистоте Расы миллиарды лет назад. Однако биохимия Спящих уже не является биохимией Сияющих и более соответствует обычным Светлым. Посему гибридизация между ними возможна уже сейчас, хотя данное соответствие стремительно падает.

– Значит ли это, – хмуро поинтересовался один из бойцов Эльдкнута, – что позже, допустим, в конце опасной фазы, когда биохимия Спящих станет соответствовать пространству низких энергий так, как соответствует ей биохимия Тёмных, появится возможность гибридизации Спящих с Тёмными?

– Так и будет, – подтвердил Целитель. – В этом и заключается разрушительное воздействие затяжной опасной фазы Эксперимента. Обитатели пространства высоких энергий, навсегда переселившиеся в пространство низких энергий, проходят процесс приспособления к новой среде обитания. В конце концов Светлые перестраиваются под низкоэнергонное пространство полностью и становятся Тёмными. Это и есть точка невозврата, за которой родовые вертикали Светлых замещаются родовыми вертикалями Тёмных. После этого обратный процесс невозможен. В системе Ярило точка невозврата не наступит никогда, но сам процесс гибридизации Спящих с Тёмными станет возможен, как только биохимия Спящих станет сопоставима с биохимией Тёмных.

– Когда это произойдёт? – угрюмо уточнил воин.

– К середине текущей опасной фазы. – Целитель ощутил подозрительность, вспыхнувшую в энергоконтурах могучих воинов по отношению к Спящим, и заметно погрустнел. – Через четыре-пять Кругов Жизни.

– Впервые я рад тому, – мрачно изрёк Эльдкнут, – что к этому сроку буду уже слишком стар, дабы нести службу. И мне не придётся направлять оружие на своих соплеменников, пусть даже они стали Спящими.

Совсем поникший Целитель хотел было что-то ответить, но вместо него зазвучал голос Аса Иризара. Древний синеглазый старец говорил совсем негромко, но его слова отпечатывались в сознании напрямую, словно были подобны громовым раскатам:

– Не суди моих потомков преждевременно, могучий командор.

Знаменитый Целитель стоял у выхода на балкон возле эфемерно мерцающих в воздухе полей точки прямого перехода, появления которой не ощутил никто. При этом медицинский Ас не нёс на себе ни капли воды. Старик обратил на Эльдкнута пристальный взгляд, взирая снизу вверх на четырёхметрового Даарийца, превышающего его в росте более чем на метр, и столь же спокойно продолжил:

– Наши Рода с честью прошли тринадцать циклов этого Эксперимента. И в каждом из них была опасная фаза. Сейчас мы вступили в четырнадцатую. Да, ещё ни разу опасная фаза не длилась столь долго, но мы пройдём и её.

Седовласый Ас, опираясь на гравитационный посох, тяжело подошёл к балконному ограждению и обвёл рукой распростёршийся вокруг Аргон:

– Взгляни на этот град, доблестный командор! Минуло два тысячелетия с тех пор, как в нём не осталось Сияющих, и ещё четыре тысячелетия пройдут прежде, чем в нём родится первый Тусклый. Но ни одно из городских строений не лишилось своих Кристаллов. Ты видишь могучие биоэнергетические устройства, венчающие городские мегалиты, и Кристаллы эти за редким исключением будут безмолвствовать все шесть с половиной тысяч лет. Но никто из моих Спящих потомков не собирается их демонтировать или заменять на реакторы какого-нибудь термоядерного синтеза. Ибо бережёт всё это для своих потомков. Потому что каждый из них знает, что настанет день и опасная фаза закончится. И двадцать три тысячи лет в системе Ярило вновь будут жить Сияющие. И не просто Сияющие, прибывшие сюда из других Чертогов, а правнуки тех, кто, утратив Сияние, с таким любопытством разглядывает сейчас твой боевой корабль, генетикой своею ощущая расовое родство с могучими воинами, с лёгкостью его пилотирующими.

Знаменитый медицинский Ас улыбнулся, и взор его исполнился теплотой:

– Пусть сейчас они Спящие, но так бывало уже четырнадцать раз и будет ещё двадцать пять. И хоть опасная фаза ещё ни разу не была столь затяжной, наши Рода справятся и с ней. Потому что наши славные Пращуры затеяли сей Эксперимент на самих себе не для того, чтобы бесславно выродиться и бесцельно деградировать. Мы полны решимости сделать всю нашу Расу сильнее, и мы не сдадимся, несмотря ни на что. Когда-нибудь настанет день, и Сияющие, отправляющиеся в пространство низких энергий вместе с родными Землями, никогда не будут терять сияние. Невозможно победить пространство низких энергий за точкой невозврата, но заставить его считаться с Небесной Расой Сияния Света до наступления рокового рубежа мы сумеем. Не мы, так наши Потомки. Не в этот цикл, так через двадцать следующих. Не в этом галактическом витке, так в следующем! Но мы своего добьёмся!

– Я приношу свои извинения Родам-Экспериментаторам, – Эльдкнут приложил ладонь к сердцу, – за то, что заподозрил их в том, чего они ещё не свершили. Но твои слова не убедили меня, многомудрый Ас. Воинская каста вздохнёт спокойно только тогда, когда Эксперимент завершится.

– Ну, позиция касты воинов по этому вопросу хорошо известна всем вот уже триста пятьдесят тысяч лет. – Знаменитый Целитель вновь улыбнулся. – Ничего нового ты мне не изрёк, могучий командор. Более того, я отвечу тебе так: если бы каста воинов имела по отношению к Эксперименту другую позицию, то это была бы плохая каста воинов. Но наши доблестные защитники искусны в своём Уделе, и это меня радует. Лучше я буду постоянно спорить с воинами на тему того, что беда не произойдет никогда, чем однажды горевать о том, что из-за небрежного отношения воинов к своему Уделу беда уже произошла.

– Твои слова мудры, многомудрый Иризар. – Эльдкнут склонил голову в знак того, что спор исчерпан. – Какова наша следующая задача?

– Пациент полностью здоров, – сообщил медицинский Ас. – Я погрузил его в сон, дабы он восстановил свои силы. В его памяти я увидел страшную картину жестокого убийства. Мне ведомо, что воинская каста совместно с коллективным разумом Медузы ведёт расследование нападения. Отвезите пациента обратно, он сможет пролить свет на некоторые подробности этой подлой атаки.

Он перевёл взгляд на не сводящих с него глаз Харрийских Целителей:

– Внучатки, займитесь пока перемещением пациента на своё судно. Не будите его и будьте с ним бережны, Существо ещё слабо. До взлета ему надлежит провести во сне не менее часа.

Харрийцы покинули балкон, и медицинский Ас продолжил:

– Насколько я понимаю, воинская каста не отпустит судно нашей касты в систему Ут без сопровождения?

– Не отпустит, многомудрый Иризар! – подтвердил Эльдкнут.

– В таком случае у нас есть час. – Седовласый старец перевёл взгляд на роящиеся вокруг зависших над госпиталем крейсеров летательные аппараты Спящих: – Может ли каста воинов провести небольшую экскурсию для моих Спящих родичей по своим грозным боевым кораблям? Участникам Эксперимента будет полезно ближе узнать тех, кто охраняет их покой и деяния от далеко не надуманных угроз пространства низких энергий. Да и могучим воинам не помешает воочию увидеть тех, ради кого они несут службу.

– Оказать содействие гражданским кастам суть большая честь, – Эльдкнут подумал, что многомудрый Ас прав. За два лета беспрерывных забот командор видел Чужих и союзников чаще, нежели Спящих. А ведь это благодаря Родам-Экспериментаторам множество боевых эскадр получило возможность в мирное время полноценно исполнять свой Удел, что без настоящих сражений воплотить в жизнь крайне тяжело.

Командор вышел на связь с кораблями патрульного отряда и сообщил:

– Крейсерам совершить посадку на площадях Аргона. Будем принимать дорогих гостей. Блюстителям понизить гравитацию внутри кораблей до уровня Орея.

* * *

Крейсер Дземон не провёл в системе Ярило даже лишней минуты. Пройдя через межгалактические врата, корабль сразу же попал под ментальное излучение Сияющих, транслирующееся из их орбитальных крепостей. Телепаты Сияющих выяснили у капитана цель его визита и выдали ему транспортный коридор. Крейсер дошёл до орбиты центральной планеты системы Ярило, носящей название Орей, и причалил к громадному орбитальному дипломатическому центру. Самураи без лишних слов и без совсем нелишних объяснений выставили отца вон и тут же улетели обратно. Едва отец покинул корабль, его телепортировало в центральное пространство космопорта, и всё. Первые полчаса он просто стоял на месте, озираясь, и пытался понять, где он оказался и что же делать дальше.

Потому что космопорт дипломатического центра был просто нереально огромен, а сам орбитальный дипцентр размерами своими не уступал глобальному мегаполису. Вот и представь себя на его месте: стоишь посреди какой-то площади, накрытой силовым куполом, сквозь который виден усыпанный звёздами космос; вокруг простираются урбанистические джунгли, назначения которых ты не понимаешь; денег у тебя нет, языка ты не знаешь, вокруг сотни чужих и ни одного своего. Твои действия?

Отец попытался обратиться за помощью к Чужим, которые были рядом, но даже не смог объяснить им, кто он и что с ним случилось. Все спешили по своим делам и, убедившись, что не понимают языка отца, отмахивались и покидали космопорт. Ни полиции, ни прочего персонала вокруг не было видно, и даже неясно, можно ли покинуть этот купол без средств дыхания. Спасло то, что этот дипломатический центр, как позже выяснилось, предназначался специально для Тёмных и строили его даже не Сияющие, а их Красные союзники. Для удобства дипломатов ничего биоэнергетического там не было, вместо этого вся аппаратура являлась техногенной, под управлением Искусственного Интеллекта. Но с продвинутыми технологиями Красных отец никогда не сталкивался, их языков не знал тем более, так что всё, что ему удалось, это покинуть центральную площадь космопорта, пронаблюдав за действиями окружающих.

Помыкавшись безрезультатно, отец кое-как справился с выходным телепортом и оказался на улице. Там легче не стало от слова «совсем». Сама улица являлась громадным пустым проспектом, зато небо над ней было заполнено потоками летательных средств, мчащихся в разные стороны. Пешком никто не ходил, или же отцу не повезло встретить кого-либо. Вместо домов и нормальных зданий вокруг возвышались какие-то зиккураты и уступчатые пирамиды Красных, войти внутрь которых он не сумел. Или ворота были заперты наглухо, или же вход располагался на высоте добрых ста метров и вела туда бесконечная лестница из Бесовой кучи ступеней. О том, что ступени – это транспортёр, автоматически доставляющий тебя на самый верх, отец тогда не знал. А если бы и знал, то ничем это ему бы не помогло, потому что без идентификационного кода транспортёр не запустится. Отец даже взобрался пешком на один из таких зиккуратов, но ворота, естественно, оказались закрытыми.

В общем, слонялся он по улицам дипцентра часов десять, пока не выбился из сил от усталости и голода. Хорошо хоть температура на улицах поддерживалась тёплая. Закончилось всё тем, что ему повезло набрести на сектор Сияющих. Есть там такой совсем небольшой район, потому что основной дипцентр Светлых находится на другой орбите этой же планеты. Отчаявшийся отец просто брёл куда глаза глядят и в какой-то момент пересёк почти невидимое силовое поле. И внезапно оказался в лесу с деревьями до небес. От неожиданности он остановился, не зная, что делать и есть ли тут агрессивные хищники. Атмосфера в лесу состояла едва ли не из чистого кислорода, сознание резко взбодрилось, и от его избытка началось лёгкое головокружение.

Из-за этого отец перепутал направление движения и, вместо того чтобы пойти назад и выйти обратно в урбанистический центр, пошёл глубже в лес, заработал кислородное отравление и упал. В эту секунду его нашли Сияющие, которые, как оказалось, заметили его сразу, едва он вошёл в их район. За отцом прилетел какой-то сгусток энергии, позже оказавшийся пассажирской лодкой, оттуда вышел трёхметровый сгусток энергии, позже оказавшийся дипломатом Сияющих, и это всё, что теряющий сознание отец смог запомнить.

Очнулся он где-то у Сияющих и обнаружил себя висящим внутри здоровенного опять-таки сгустка тёплых энергий. Сияющие поставили его на ноги, выдали лингвистический интерпретатор Красных и несколько минут телепатически копались в его мозгах, настраивая языковые базы данных. После этого его допросили и покормили. Пока отец ел, Сияющие вызвали своих самураев, и проблемы продолжились. Заносчивые воины заявили отцу, что он здесь не нужен и вообще находиться не должен. И потребовали выбрать, куда его отвезти, сразу предупредив, что если он не сделает выбор или же попытается вернуться, то его отправят обратно в Галактику Дзе.

Для отца это был тот ещё шок, и он взмолился о пощаде, умоляя Сияющих не губить его. Самураи Сияющих, кто бы сомневался, были непреклонны, ибо самураям везде плевать на низших, и неважно, узкие у вояк глаза или же брызжущие фотонными излучениями. Как ни странно, за отца заступились гражданские Сияющие, и, что ещё более странно, Сияющие самураи к ним прислушались. Этот момент Бхекизите был неясен. Вряд ли на самом деле было именно так, скорее всего отец был в шоке и не запомнил подробностей. Наверное, среди Сияющих самураев находился кто-то из начальства, и ему стало забавно поиздеваться над чужаком. Поэтому отца не вышвырнули в космос, а уж точно не потому, что на его защиту встали какие-то там гражданские, пусть даже они Сияющие.

Короче, Сияющие самураи быстро прошерстили все находящиеся в системе Ярило торговые суда Тёмных и нашли несколько кораблей, направляющихся в разные цивилизации низкоэнергетического пространства. Капитаны кораблей, понятное дело, не отказали самураям Сияющих в дружеской помощи, ибо жить хочет каждый. Отцу было предложено на выбор несколько вариантов, куда его выпрут вон из системы Ярило. Ни одной цивилизации Жёлтой Расы среди них не было, но два варианта отца привлекли: система Цета и система Сигу. Обе являлись ближайшими к системе Ярило звёздами. Что давало хотя бы какую-то надежду на то, что торговцы довезут его туда, а не высадят где-нибудь на первом попавшемся астероиде или вовсе убьют.

Кроме того, Цета и Сигу были независимыми и самостоятельными цивилизациями. Цета являлась демократией, Сигу – империей, но и та и другая населены выходцами из разных рас, что давало надежду встретить своих хотя бы дальних соплеменников. От империи отец смертельно устал, но всё же выбрал Сигу, потому что в тот момент на Цете шла гражданская война, а от войн отец устал ещё больше. В итоге он рассудил, что для начала можно попытаться прижиться на Сигу, а после, разобравшись в галактической обстановке и вникнув в детали, перебраться туда, где окажется комфортнее всего. В ту же минуту Сияющие телепортировали его на борт торгового судна, и больше отец никогда не видел ни систему Ярило, ни их самих.

Торговец, взявшийся перевозить отца, оказался неместным. Он был Красным из системы Цеты, но имел контракты и со здешними оптовиками, и с торговцами с Ушмаицу. Собственно, благодаря контракту с Ушмаицу он и попадал в систему Ярило. Прибыв в систему Сигу, торговец высадил отца на планете Мгунн, торжественно поздравил с обретением свободы и улетел. Отец опять оказался один посреди чужой планеты, без средств к существованию, без крыши над головой и без малейшего понятия, что делать дальше. Спасло то, что Сияющие не стали отбирать у него лингвотрон. В его память оказались заложены основные языки всех цивилизаций ближайшего космоса, и главной проблемы – языкового барьера – отцу удалось избежать.

Дальнейшая его жизнь была полна невзгод и тяжёлого труда. Он долго скитался, жил на улицах и ночевал под открытым небом. Подрабатывал случайными заработками, берясь за самую черновую и неквалифицированную работу: копал ямы, убирал мусор, вычищал нечистоты. Немного пообвыкнув, он попытал счастья устроиться переводчиком. Долгое время найти хорошее место ему не удавалось, потому что у всех богатых людей имеются лингвотроны высокого качества, а бедным услуги переводчика требуются нечасто. В конечном итоге отцу повезло устроиться гидом в туристическую фирму, предлагающую пакетные услуги по невысоким ценам. Клиентами фирмы являлись люди небогатые, со средним достатком, и универсальные лингвотроны имелись далеко не у каждого туриста.

Жизнь отца несколько улучшилась, он смог позволить себе очень скромное жильё и чистую деловую одежду. Но и там всё было далеко не безоблачно. Другие переводчики поняли, что отцовское оборудование способно переводить всё, и это вызвало зависть, ибо все редкие в языковом плане клиенты всегда доставались отцу. Завистники несколько раз пытались украсть у него лингвотрон, и отец вообще перестал снимать его. Тогда злопыхатели наняли уголовников, чтобы те отобрали девайс у ненавистного конкурента.

На отца напали ночью, у самых дверей квартиры, и жестоко избили до полусмерти. Но отобрать лингвотрон не успели. Оказалось, что Сияющие что-то сделали с устройством, и снять его с себя мог только отец лично. Не преуспев, бандиты начали срезать девайс вместе с одеждой, рассекая кожу, и почти потерявший сознание отец закричал. Кто-то за стеной заорал в ответ, требуя заткнуться, и заявил, что вызывает полицию. Полицию он действительно вызвал, и это явилось для отца спасением, потому что полицейский экипаж как раз проезжал по улице. Бандиты разбежались, и отец оказался в больнице. Там он познакомился с будущей матерью Бхекизиты.

Исторически Империя Сигу обладала многонациональным составом. Когда-то очень давно, во времена Второй Всеобщей, звезда Ярило должна была стать Сверхновой. Взрыв ожидался такой силы, что ближайшие к Ярило системы, Сигу и Цета, неизбежно должны были выгореть то ли наполовину, то ли вообще целиком. Поэтому никто там не селился, тем более что из-за близости нестабильной системы Ярило их гравитационные колодцы испытывали остаточные возмущения, и это приводило к возникновениям смертельных аномалий. Было их вроде как не то чтобы много, но если не повезёт туда угодить, живым уже не выйдешь. Вкладывать огромные средства в колонизацию мины замедленного действия желающих не было, но в обеих системах существовали живые планеты кислородного типа, а такое, как известно, пустует редко.

Короче говоря, в обеих системах начали оседать дезертиры, бегущие из войск Коалиции Низкоэнергетического Пространства. Периодически дезертиров уничтожали патрули Коалиции, в назидание остальным. Планеты пустели, но бегство с линии фронта не заканчивалось никогда, и вскоре туда тайно перебирались новые дезертиры, и всё начиналось заново. После очередной такой зачистки какая-то цивилизация рептилий в условиях строжайшей секретности устроила на Мгунне супертайный научный объект: гигантский подводный резервуар, в котором учёные то ли выводили, то ли выращивали каких-то водных жителей. Для чего они были нужны, теперь уже неизвестно, да это никому и не интересно. Триста пятьдесят тысяч лет прошло.

Смысл же в том, что ящерицы, как всегда, не хотели рисковать собственными шкурами, и потому, тоже как всегда, использовали Чёрных. Весь персонал этого секретного научного объекта состоял из представителей Чёрной Расы, и было их там достаточно много. Чтобы удержать всё в тайне, ящерицы защитили объект целой кучей смертельных ловушек, замаскированных под природные аномалии. В этих аномалиях постоянно гибли дезертиры, и в конечном итоге часть материка, на которой располагался подземный объект, прослыла среди беглецов смертельно опасной аномальной зоной, в которую никто не совался. На относительно безопасной территории Мгунн всё так же оседали дезертиры всех мастей, всё так же преследуемые Коалицией.

Но Вторая Всеобщая была проиграна, и планы рептилий рухнули. Зелёные забросили объект, и вскоре там закончились припасы, а следом и электропитание. Оказавшиеся на грани смерти Чёрные взломали запоры и вылезли на поверхность, где и узнали о том, что давно уже никому не нужны. В общем, так они и остались на том континенте. Было их немало, в плодовитости Чёрные уступают только Жёлтым, в общем, размножились они быстро. В остальной сухопутной части Мгунн скопились дезертиры едва ли не всех рас, и большинство из них оказалось не в состоянии вернуться в свои галактики. Особенно Чёрные. Так что в общем счислении Чёрных на Мгунн оказалось большинство. Новое население Мгунн разбилось на государства по расовому признаку, но за последующие тысячелетия малочисленные народы перемешались, и всё это растворилось в Чёрных.

Позже, когда в Нейтральные Территории стали прибывать беглецы из ближайших галактик, спасающиеся от локальных войн или преследований, системы Сигу и Цета стали получать постоянный приток новых обитателей. Жёлтых среди них почти не было, в основном Красные, их галактик вокруг большинство, плюс Серые из Юр и Зелёные из Иго. Так сложилось, что Серые предпочитали оседать в системе Цеты, рептилии же, которые исторически не переваривают Серых и взаимодействуют с Чёрными, из двух данных солнечных систем выбирали Мгунн.

За триста пятьдесят тысяч лет всё это привело к тому, что сейчас Империя Сигу состоит из нескольких королевств: одно населено Чёрными, другое рептилиями, третье Красными, четвёртое населяют гибриды всех предыдущих, и численность его быстро растёт. Пятое королевство состоит из негуманоидных ракообразных амфибий, живущих в океане и на океанических островах. Ученые говорят, что все, кроме Красных и амфибий, которые тоже являются Красными, неуклонно деградируют в генетическом плане в силу энергетического отравления, но лично Бхегизита этой деградации особо не заметил. Ну, да, среди детей рождается много аутистов, дебилов, покалеченных в плане скелета, ну и прочих придурков, но это дело поправимое: медицинская фармакология и хирургия способны социализировать достаточное количество всех этих особенных. Для тех, кому это не помогло, существуют специальные пансионаты, а также широкий перечень лекарств и узкоспециализированных товаров, за которые их родители регулярно выкладывают деньги. Что позволяет предприимчивым людям зарабатывать на жизнь.

Именно так его отец и поднялся. В больнице он познакомился с будущей женой. Мать Бхекизиты была Чёрной и работала там медсестрой. Образование у нее было минимальное, его хватало лишь на лицензию младшего медицинского персонала, и карьера ей не светила от слова «никак». Так и продолжала бы дальше мыть неимущих пациентов, проходящих лечение по минимальным государственным дотациям, пока сама бы не состарилась и не оказалась на их месте. Но больница, в которой она работала, была социальной, и в ней обслуживалось множество дефектных, пардон, особенных детей. И отец Бхекизиты, насмотревшись на них и наслушавшись горестных историй от будущей жены, придумал идею бизнеса.

Они с матерью открыли собственный пансионат, оказывающий услуги родителям особенных детей. Родители сдавали туда детей на день, получая возможность устроиться на работу. Помимо простого надзора и ухода, в пансионате с дефектными, ещё раз пардон, особенными детьми осуществлялись занятия по социализации. Фармакологию для этих целей мать Бхекизиты воровала в своей больнице, а лингвотрон отца после небольшого обновления получил функцию интерпретации речи особенных детей в более-менее понятный текст. Это помогло находить общий язык с детьми, имеющими дефе… особенности психики, и дело наладилось.

Поначалу пансионат располагался прямо в съёмной квартире молодожёнов, потом прибыль пошла вверх, и семья арендовала отдельное помещение, и даже препараты стали закупать официально. Вскоре пансионат заработал себе имя и стал приносить внятные деньги. И тут же стал объектом наживы для бесчисленного количества профильных чинуш, бюрократов и прочих государственных кровососущих тварей. Отцу пришлось привыкнуть давать взятки и решать проблемы с лицензиями, санэпидемстанциями, пожарными, полицией, налоговыми инспекторами, городскими архитектурными управами и Бес знает с кем ещё.

Когда родился Бхекизита, родители выбились из сил, но оплатили ему обучение в самом престижном столичном колледже, в который только можно попасть выходцу из неаристократической семьи. И с самого начала обучения отец втолковывал ему главное жизненное правило, к осознанию которого его привела нелёгкая судьба.

– Запомни, сынок! – В моменты предельной серьёзности узкие глаза отца, прищурившись, превращались в щёлочки, отчего Бхекизите казалось, что отец способен видеть его даже с закрытыми глазами. – В жизни надо быть сильным! Чтобы брать то, что тебе нужно, а не отдавать! Всегда будь там, где сила, всегда будь на стороне победителя, всегда стремись обладать силой и добиваться победы! Не ты должен бояться сильных, а слабые должны бояться тебя! Всегда будь среди тех, кто устанавливает законы и диктует правила! Я не дам тебе повторить мою судьбу!

Отец настаивал на том, чтобы сын сделал карьеру государственного чиновника, но в отличие от него Бхекизита сделал правильные выводы. Он тщательно обдумал историю отцовской жизни и сравнил её с окружающей реальностью. Сказать прямо, разница была лишь в деталях. Никаких военных каст и прочих самураев в Империи Сигу не имелось, но в остальном всё обстояло точно так же: сильный пожирает слабого, власть имущие владеют всем, толпа голодранцев на них вкалывает. И пусть одни голодранцы едва сводят концы с концами, а другие живут более-менее сыто, именуясь средним классом, и те и другие целиком зависели от воли сильных мира сего. Стоило последним пошевелить пальцем, и представитель среднего класса мигом мог превратиться в настоящего голодранца. Или в заключённого. А то и похуже.

Однозначно, отец был прав – всегда надо быть в стане сильных. А стан сильных – это власть. Но вот в чём отец ошибался, так это в определении способа туда попасть. Карьера госчиновника ничего не даст. Истинная власть – это Император и верхушка его императорских структур, то есть весьма немногочисленная когорта особо приближённых. Попасть туда нереально, там все свои и тёплые места передаются по наследству от родителей к детям. Влезть на столь заоблачную вершину по карьерной лестнице в тысячу раз сложней, чем выиграть абсолютный джек-пот в Императорскую лотерею – в лотерее и то шансов больше. Там раз в год кто-нибудь выигрывает, а состав приближённых Императора за всю жизнь не меняется.

Если сделать ставку на карьеру госчиновника, всё может закончиться крайне печально. Чиновники интригуют друг с другом, враждуют открыто и тайно, всячески подставляют, и прочее, и прочее. Не проходит и года, чтобы одни чиновники не обвинили других чиновников в коррупции, растратах имперской собственности, вреде интересам государства, измене в пользу заклятых партнёров из системы Цета и так далее. Виновных казнят или отправляют на каторгу, лишая имущества даже их друзей и дальних родственников, и рапортуют о победе в борьбе с коррупцией. Проходит пара лет, и вот уже на скамье подсудимых сидят вчерашние обличители и победители коррупционеров. Нет, становиться чиновником Бхекизита не хочет. Шансов приблизиться к Императору мало, зато шансов рухнуть с карьерной лестницы и сломать шею о её ступени – много.

Но есть в Империи те, кто всегда остаётся в тени и при этом не только имеет власть и расположение Императора, но ещё и владеют главным козырем в этой жизни – чужими страхами. Их все боятся. Потому что они – силовые структуры. Они претворяют в жизнь волю Императора, являясь его карающей дланью. И пусть в Империи не существует ни самураев, ни воинских каст, суть от этого не меняется. Так даже проще: тебе не нужно родиться в нужной касте или сословии, чтобы попасть в элитарную военную хунту. Шансы есть у всех. И только от тебя зависит, сумеешь ли ты пробиться туда, где Император желает видеть только лучших из лучших. И это «туда» называется Императорские коммандос, десять суперэлитных эскадр, лучшая из которых носит гордое название «Императорские Львы».

До окончания колледжа оставался ещё год, но Бхекизита уже точно знал, что должен попасть именно туда. Не в судьи, не в прокуроры, не полицию, не в тайные агенты – нет, всё это слишком хлопотно и может обернуться по-разному. Сегодня вышеперечисленные тузы сидят в высоких креслах, возвышаясь над толпой, а завтра политическая ситуация меняется. В их работе обнаруживается множество ошибок, всяческих превышений полномочий, некомпетентность, а то и вовсе состав преступления. Финал всем ясен.

Зато вот элита Императора неприкасаема. Она не ввязывается в политику, ибо выше этого. Она подчиняется только Императору и перегрызёт горло по его приказу любому, даже собственной мамочке. Не раз и не два элитные коммандос спасали Императора от дворцовых переворотов, хотя заговорщики всячески пытались подкупить их и переманить на свою сторону щедрыми посулами и денежными чеками. Такая преданность дорогого стоит! И самое главное – Император умеет её ценить. Императорским коммандос созданы роскошные условия для жизни. Простолюдину такое может только во сне присниться.

Глава четвёртая

– Папа! – Изумлённый синеглазый мальчуган лет восьми держал за руку статного синеглазого мужа в белых одеждах с узорчатой вязью касты Мастеров и с крайним удивлением разглядывал громадную серебристую сферу ударного крейсера, занявшую собой добрую половину городской площади. – А корабль не укатится? Он же круглый!

– Нет, сынок, не укатится, – с улыбкой ответил столь же синеглазый отец, осторожно убирая со лба ребёнка идеально ровную прядь тускло-соломенных волос. – Его просто так с места не сдвинешь! Это же крейсер! Могучие Даарийские воины сражаются на нём с Тёмными.

– Он такой огромный! – Мальчуган сравнил взглядом застывшую посреди площади громаду крейсера с высотой окружающих строений. – Он выше нашего дома! А на видео боевые корабли совсем не выглядят такими большими! Это потому, что видео снято на техногенном оборудовании Светлых Цвергов?

– Нет, сынок, оборудование тут ни при чём, – ласково возразил Спящий. – Просто видео снималось очень издалека и посреди космоса. Когда вокруг одна лишь космическая пустота, большие корабли кажутся меньше, потому что их не с чем сравнить. Теперь же ты видишь их истинные масштабы.

– Они в сто раз больше! – воодушевлённо заявил мальчуган. – А нам можно войти внутрь и посмотреть, что там?

– Надо спросить разрешения у могучих Даарийских воинов, – начал было отец, но закончить фразу не успел.

Прямо перед ними в воздухе вспыхнуло изображение Блюстителя, и зависший в свечениях боевого поста Даариец улыбнулся ошарашенному мальчугану:

– Конечно, можно, братец! Сегодня корабль открыт для посещений. Правда, вход с другой стороны, все заходят оттуда, но я открою для вас ещё один.

Единая монолитная поверхность серебристой сферы внезапно создала входной люк, и распахнувшийся вниз люковый створ трансформировался в широкий трап. Вдоль его границ вспыхнули энергетические ограничители, и Блюститель произнёс:

– Заходите, гости дорогие! Бродить можно везде, где открыто, но самое интересное происходит в центральном отсеке. Туда ведёт область прямого перехода сразу за входом или же путеводная нить, если хотите пройтись пешком и осмотреться. Следуйте по нити и попадёте прямо к нам.

Изображение Блюстителя угасло, и возбуждённый мальчуган обернулся к отцу:

– Ты видел?! Он сияет! У него глаза светятся! И волосы! Как у прадедушки на видео! Скорее пойдём туда! Надо связаться с мамой, пусть она тоже посмотрит!

– Мама занята, она сейчас кормит твою младшую сестрёнку. А вот у нас с тобой есть сорок частей свободного времени, так что мы обязательно воспользуемся приглашением наших Сияющих братьев.

Отец первым шагнул на трап и незаметным движением коснулся призрачного свечения ограничителя. Убедившись, что это сверхпрочное силовое поле, а не просто подсветка, обозначающая безопасные боковые границы трапа, он уверенно направился вверх по ступеням, и мальчуган радостно бросился вперёд него.

– Папа! – Спящий был ещё на половине трапа, а воодушевлённый мальчуган уже осторожно обходил область прямого перехода и пытался проследить взглядом светящуюся в воздухе нить путевого указателя, исчезающую в дебрях крейсера. – Давай скорее! Надо переместиться, а то крейсер очень большой, пока мы будем идти в центральный отсек, настанет пора возвращаться домой!

– Логично, – солидно согласился Спящий, заходя в люковый отсек. Идти пешком полкилометра ему было откровенно лень. Зачем ходить, если есть прямой переход? – Перемещаемся!

Отец с сыном шагнули в область прямого перехода и мгновенно оказались в центральном отсеке крейсера, едва ли не наполовину заполненном другими Спящими. Несколько десятков гостей с интересом бродили вокруг, разглядывая различные Кристаллы корабельного оборудования, зажжённые в холостом режиме, и со знанием дела обсуждали друг с другом природу биоэнергетических устройств.

Почти все Спящие явились сюда с детьми, и шумная детвора, весело галдя, бегала внутри зажжённой посреди отсека объёмной карты системы Ярило, касаясь различных космических тел. Детские ладошки проходили светящиеся объекты насквозь, но сами объекты от этого увеличивались в размерах, переходя в режим изображения подробностей, и это приводило в восторг самых маленьких. Дети постарше внимательно разглядывали двигающиеся отметки космических судов, высказывали предположения относительно того, куда именно держит курс тот или иной корабль, и сосредоточенно ожидали момента, когда станет ясно, чьё именно предположение окажется верным.

Переместившийся с отцом мальчуган немедленно вскинул руку к звёздам и заявил:

– Во славу Расы!

– Во славу! – откликнулись присутствующие, повторяя его жест.

Отец мальчугана окинул взглядом заполненный народом отсек, задерживаясь взором на сияющих свечением глаз и волос Даарийских бойцах, четырёхметровыми глыбами возвышающихся над Спящими представителями Великих Родов Свага и Туле, рост которых едва достигал отметки в два с половиной метра. Тускловолосый Мастер коротким жестом поприветствовал экипаж крейсера, после чего увидел стоящего в окружении родичей Аса Иризара и поспешил к нему.

Находящийся возле боевого поста Блюстителя командор Эльдкнут закончил переговоры с капитанами прочих крейсеров патрульного отряда и послал импульс в общий энергоконтур корабля, вызывая своего Блюстителя. Командор перешёл на общение посредством прямой передачи образов и поинтересовался, мысленно указывая на появившегося в центральном отсеке Мастера с сынишкой:

«Ещё гости. Они тоже переместились? Или всё же пришли пешком?»

«До сих пор никто из Спящих не пожелал идти пешком через половину корабля, – откликнулся Блюститель. – Все переместились. Я ощущаю их слабую заинтересованность в постоянной физической активности. Их тела заметно слабее обычных Свага. Что на других кораблях?»

«То же самое. Спящие стремятся избегать физической активности, если у них существует такая возможность. Их организмы кажутся мне значительно слабее, чем Сияющие Свага и Туле».

«Тебе не кажется. – Блюститель прислал ему образ с точными расчётами. – И средний рост Спящих также уменьшился. На двадцать пять сантиметров и продолжает снижаться. Помимо этого их тела ослабли на фоне слабых физических нагрузок. Я фиксирую понижение показателей мышечной активности и костно-связочного аппарата. Мышцы перестали быть им нужны для модулирования биоэнергетики организма и служат лишь для сугубо мускульных усилий. Но в силу Лени Спящие предпочитают совершать таковые посредством техники».

«Харрийские Целители из Утгарда предупреждали, что так будет, – откликнулся Эльдкнут. – Но всё равно жаль».

«Я согласен с тобой, командор». – Блюститель перевёл взор на сынишку Спящего Мастера. Пока его отец присоединялся к ведущимся разговорам, мальчуган с горящими глазами устремился к свечению боевого поста Блюстителя, узнав в нём своего недавнего собеседника.

– Ласкового Солнца, братец!

– Сияющих звёзд тебе, могучий воин! – Ребёнок замер возле сплетения энергий. – Меня зовут Вышата! Ты открыл мне люк полчасти назад!

– Помню-помню! – заулыбался ребёнку Блюститель. – Вышата, говоришь? То есть Высокий? Ты выше всех в родовой усадьбе?

– Ну… – Мальчуган на мгновение замялся. – Не выше всех, конечно, я же ещё не взрослый! Но среди братьев я самый высокий! И буду ещё выше, когда вырасту! – Он окинул взглядом зависшую в сплетениях энергий четырёхсотшестнадцатисантиметровую фигуру Даарийца и на всякий случай добавил: – Стану высокий, как ты! Или даже выше!

– Выше меня?! – удивился Блюститель. – Да ты, братец, силён! Я же тут выше всех!

– А я вырасту ещё выше! – уверенно повторил мальчуган и тут же оживился: – Можно мне внутрь энергий? – Он поспешно спохватился: – Или это военная тайна?

– Пока крейсер не в космосе, особой тайны нет, но внутрь боевого поста тебе лучше не входить, – покачал головой Блюститель. – Силовые поля поддерживают здесь гравитацию моей Родины. Ты можешь получить тяжёлую травму. Вот когда подрастёшь немного и освоишь гравитационный контур, тогда попробуешь!

– Гравитационный контур? – озадачился мальчуган. – А что это?

Блюститель запоздало спохватился, понимая, что Спящим гравитационный контур недоступен, и сделал нарочито серьёзное лицо:

– Это военная тайна! Позже узнаешь, когда придёт черёд ратного обучения!

– А после ратного обучения, – мальчуган загорелся энтузиазмом, – когда я освою гравитационный контур, мне можно будет стать пилотом крейсера, как ты?

– Я Блюститель, пилотский пост вон там! – Блюститель, тщательно скрывая грусть, указал мальчугану на искомое сплетение энергий, пылающее над Кристаллом пилотского поста.

– Правда?! Я хочу посмотреть! – Довольный ребёнок немедленно умчался дальше.

«Он даже не в состоянии отличить энергии пилотского поста от прочих. – Блюститель прислал командору печальный образ. – А ведь перепутать пилотский пост невозможно, даже малое чадо способно ощущать разницу в таких энергиях. Спящие совсем не похожи на Сияющих. У тех же Риулов связи с Великой Вспышкой гораздо больше».

«Что будет с Риулами – это ещё большой вопрос». – В общем корабельном энергоконтуре возник образ Аса Иризара. Умудрённый двадцатью шестью сотнями лет прожитой жизни старец почувствовал исполненный сомнениями поток мысленных образов, которыми обменивались Даарийские воины.

«А что с ними не так? – заинтересовался командор. – Они же не испытывают на себе деградационное воздействие пространства низких энергий…»

Эльдкнут на мгновение умолк, воспроизводя в памяти карту Мира Пограничной, сосредоточился на жизненном пространстве Риулов и всё понял.

«Беда… – мысленно протянул он. – Риулы находятся в противоположном спиральном рукаве Пограничной. По сути, они в точно таком же положении, как система Ярило, только на другом конце Галактики».

«Через сто миллионов лет их спиральный рукав будет там, где сейчас находится спиральный рукав с системой Ярило, – рассчитал Блюститель. – То есть за Рубежом. Только Риулы расположены ещё дальше от центра Пограничной, и в тот момент в пространстве низких энергий окажется половина их цивилизации».

«Сто миллионов лет – срок немалый, – сообщил Ас Целитель. – За это время юные Риулы могут достичь внушительных высот в развитии. Вот только это никак им не поможет в борьбе с пространством низких энергий. Как не помогло нашей Расе, существующей уже тринадцать с половиной миллиардов лет. Потому что для победы над деградационным фактором его необходимо тщательно изучить. Но невозможно изучить то, чего нет. Рода-Экспериментаторы, представителей которых вы осуждаете, совершают величайший подвиг не только во имя Расы Сияющих, но и во имя многих других Светлых Рас и всей науки в целом. Умейте взирать в будущее, доблестные воины! Не отказывайте Спящим Сияющим в принадлежности к Великой Расе Сияния Света! Пусть они утратили Сияние, но это не навсегда. Главное же осталось неизменным: Сущности Спящих по-прежнему остались Сущностями Сияющих. И так будет впредь, ибо Эксперимент выстроен на том, что точка невозврата в системе Ярило не наступает никогда».

«Мы не отказываем нашим братьям в родстве! – вскинулся Эльдкнут. – Мы опасаемся иного!»

«Всем давным-давно ведомо, чего опасается воинская каста! – Поток образов медицинского Аса исполнился великого терпения, ясно демонстрируя, что данную больную тему древний Целитель обсуждает с кастой воинов все две с половиной тысячи лет опасной фазы. – Воины боятся, что Спящие деградируют настолько, что начнут смешивать кровь с другими Светлыми или даже с Тёмными. И тем самым уничтожат свои Рода. Но этого не случится! Ибо помимо Сияния у Сияющего есть ещё Душа, Дух и Совесть. И в отличие от энергопотока они никуда в пространстве низких энергий не делись! Мои Спящие Потомки свято чтут Заповеди Сияющих. Не потому, что так надо. А потому, что их Сущности – такие же Сущности Сияющих, как моя или ваши! Заповедь о Чистоте Крове записана в генетике Сияющих столь же надежно, как записана она в миллиардах Скрижалей, хранящих мудрость Расы на миллиардах Земель, принадлежащих Сияющим».

«И только Эксперимент способен показать, так ли это, – изрёк Эльдкнут. – Ты прав во всём, многомудрый Ас. Эксперимент даст ответы на все вопросы, даже самые неприятные. Я лишь надеюсь, что ответы эти не окажутся ещё печальнее, чем вопросы, возникающие у нашей касты».

«Всё может быть. – Седовласый медицинский Ас пожал плечами и тепло улыбнулся, озаряясь улыбкой: – Однако же тому, кто ведёт за собой всех через неизведанные земли, не у кого спросить о том, что ждёт его впереди. Ибо до него там никто не бывал. Есть только один способ выяснить это наверняка! И потом…»

Знаменитый Ас Целитель с хитрецой прищурился и бросил на Даарийцев многозначительный взгляд:

«…как известно, волков бояться – в лес не ходить! Кому, как не касте воинов, ведать об этом лучше всех прочих?»

– Сдаюсь! – заявил Эльдкнут, и оба Даарийца негромко рассмеялись. – Я признаю свою ошибку, многомудрый Ас!

– Воинская каста Сияющих не умеет сдаваться, – вздохнул Иризар. – Об этом я ведаю не хуже, нежели о тонкостях своего Удела. И я ощущаю, что не убедил ни тебя, ни твоих соратников. Однако же я очень надеюсь, что все вы поняли, о чем я вёл с вами речь. – Древний старик вздохнул, сильнее налегая на посох, и тихо прошептал: – Эх, дети, дети…

– Вечно сияющих звёзд вам, могучие воины! – К беседующим подошёл плечистый синеглазый муж в одеждах касты Жизнь Рекущих. Даже несмотря на тусклость его глаз и волос, родство Спящего Жизнь Рекущего с древним медицинским Асом было сложно не заметить. – И тебе ласкового солнца, многомудрый Предок! – Он улыбнулся: – Прадедушка Иризар, ты вновь наставляешь воинов на путь истинный?

– Наставишь их, как же! – укоризненно закряхтел древний Ас, сильней налегая на гравитационный посох. – Упрямее воинской касты в нашем слое Вселенной никого нет. Посему я оставляю это деяние тебе, правнук, меня же ждут родичи, я отсюда чувствую вопросы, которые они стесняются задать, дабы не прерывать мою беседу с гостеприимными хозяевами.

Седовласый старик вернулся к ожидающим его родичам, и соломенноволосый Спящий проводил его тёплым взглядом:

– Многомудрый Иризар болеет за нас всей Душой и опекает изо всех сил. Подчас даже слишком, на мой взгляд. Последний Круг Лет его тело стало подчиняться ему всё хуже, но он категорически настроен вести Эксперимент до последнего вздоха.

Спящий Жизнь Рекущий обернулся к Даарийским воинам:

– Моё имя Добронрав, я из Рода Небесной Лазури. Ас Иризар мой восемь раз прадед. Я рад приветствовать вас в Аргоне, могучие воины. С тех пор как два лета назад воинская каста поменяла силы прикрытия системы Ярило, мы стали редко видеть представителей касты воинов на наших Землях.

– Мы в пространстве низких энергий, тут забот хватает. – Эльдкнут пожал Спящему Свага руку у локтя, и тот обменялся с Блюстителем приветственными жестами. – Мы редко покидаем дальние орбиты. Так того требует поддержание постоянной боеготовности.

– Что верно – то верно, – согласился Добронрав, – хлопот у воинской касты в нашей системе всегда было много. Ваши предшественники, эскадры из состава Харрийской группировки, тоже не сидели сложа руки. И они, подобно вам, поначалу с неохотой вели с нами общение. Я в те лета был мал, но помню, как всё происходило. Однако с течением времени Харрийские бойцы изменили своё отношение. Я надеюсь, что вы так же, как они, сумеете побороть предвзятость.

– Стараниями многомудрого Иризара мы уже её борем, – улыбнулся Эльдкнут.

– И как успехи? – Добронрав тихонько засмеялся. – Надеюсь, после того, как прадедушка явил вам аргументы, набившие оскомину всем за триста пятьдесят тысяч лет, желание совершить посадку на Орее или Мерцане не покинуло вас окончательно? А то я рассчитывал в дальнейшем попросить вас о помощи.

– Не до такой степени всё плохо. – Командор мысленно укорил себя за недостаточную серьёзность. Если он, чей Удел охранять Рода Экспериментаторов, столь явно выражает свои сомнения, что это заметно даже Спящим, то это не лучшим образом характеризует его как защитника Расы. – Мы приносим свои извинения гражданским кастам системы Ярило за проявленную бестактность.

– Не извиняйся, – отмахнулся Жизнь Рекущий Спящих. – Я не многомудрый медицинский Ас, двадцать пять столетий исцеляющий обитателей целого космического сектора. Это Иризару ведомо многое такое, чего не знаем мы с тобой. Я же обычный человек, к тому же Спящий, а Спящему не стать Асом. Мне тоже бывает страшно, и я прекрасно тебя понимаю.

– Страшно? – искренне удивился командор. – Я полагал, что Рода-Экспериментаторы не боятся вообще ничего. Ибо для того, чтобы проводить на себе такой Эксперимент, необходимо обладать воистину несгибаемой волей.

– Таковая у нас есть, – снова улыбнулся Добронрав. – В этом нет сомнений. Но действует она по принципу: «Глаза страшатся, а руки делают».

– Я страшусь того, что когда-нибудь воинской касте придётся убивать Тёмных, внешне чем-то похожих на меня самого, – помрачнел Эльдкнут. – И пусть это будут уже не Сияющие, и не Светлые, и даже не Спящие, мысль о том, что мои сыновья или правнуки должны будут вести огонь по врагам, в которых ещё можно будет узнать черты Небесной Расы Сияния Света, претит мне очень и очень сильно. А чего боишься ты, Жизнь Рекущий?

– Неизвестности, могучий командор. – Улыбка на мгновение потухла на весёлом лице Добронрава. – Ведь мы суть первопроходцы, спросить, где надо подстелить соломку, не у кого. С одной стороны, наши Рода многое выяснили за тринадцать минувших циклов Эксперимента. С другой же – ныне мы впервые находимся в опасной фазе максимальной протяжённости. И только от нас зависит, какие результаты достанутся нашим далёким Потомкам, которым предстоит проходить последующие опасные фазы максимальной опасности.

– Сколько таковых ещё будет? – Эльдкнут обернулся к Блюстителю.

Тот подал импульс энергии на Скрижаль хранения данных и ответил мгновенно:

– Три.

– Совершенно верно, искусный Блюститель, – подтвердил Добронрав. – Траектория движения системы Ярило неравномерна, и продолжительность опасных фаз сильно разнится. До завершения Эксперимента наиболее опасные фазы нашей Родине предстоят ещё трижды. И самая долгая и угрожающая из них – предпоследняя. Как известно, предрассветный мрак особенно чёрен. Опаснее тридцать восьмой фазы не было и в ходе этого Эксперимента не будет. И мы очень хотим, чтобы наши Потомки, коим придётся сражаться с физикой пространства низких энергий в опасную фазу тридцать восьмого цикла, имели на вооружении весь наш опыт и опыт родичей, что придут с течением веков на наши места.

– До тридцать восьмого цикла больше полумиллиона лет, – быстро подсчитал Эльдкнут. – Никто не в силах заранее предсказать, что и как будет в то время.

– Это так, – согласился Спящий. – Но одно можно предсказать с абсолютной точностью: тридцать восьмой цикл состоится. Как состоится и тридцать девятый, после которого наша Родина вернётся в пространство высоких энергий на двести шесть миллионов лет. Галактика никуда не денется за столь мизерный по космическим меркам срок, и система Ярило пройдёт этот путь, как проходила его уже семь раз за почти два миллиарда лет своего существования. И мы сделаем всё, чтобы через пять тысяч лет, когда наша Родина вновь окажется в пространстве высоких энергий, на этих Землях по-прежнему жили наши Потомки. И они поведут Эксперимент дальше. И так до самой победы над деградационным фактором. И неважно, когда она наступит, через пять тысячелетий или через пятьсот!

– Я бы назвал вашу храбрость воистину безрассудной, – негромко произнёс Даарийский командор. – Но Эксперимент просчитывается миллионами величайших умов нашей Расы. Так что безрассудным он никак не является. Хотя лично я бы точно не смог решиться на такой подвиг.

– У воинов свой Удел, – покачал головой Добронрав. – И это хорошо. Что бы там ни говорил прадедушка Иризар, но мне, да и не мне одному, гораздо спокойнее от того, что у наших Родов имеется страховка на самый крайний случай. Эксперимент будет закончен в любом случае, вплоть до отрицательного, ибо отрицательный результат тоже результат и накопленные знания не пропадут даром.

– На крайний случай? – Эльдкнут нахмурился. – Но точка невозврата в системе Ярило не наступает. То есть ты допускаешь возможность гибридизации Спящих с Тёмными?

– Никто не допускает! Ибо каждый из нас категорически уверен в каждом родиче из каждого Рода-Экспериментатора, – ответил Жизнь Рекущий. – Но я учёный, и потому обязан учитывать любые варианты. Даже такие, что кажутся невозможными.

– То есть вероятность гибридизации Спящих просчитывается? – уточнил Блюститель.

– Просчитываются любые варианты. – Взгляд тускло-синих глаз Добронрава стал жёстким. – Даже самые враждебные. Мы проводим Эксперимент на самих себе. Мы не заинтересованы в провале. От ошибок не застрахован никто, и потому чем раньше и тщательнее будут взвешены и просчитаны отрицательные вилки событий, тем больше у нас шансов не быть застигнутыми врасплох.

– Многомудрый Иризар убеждён, что оснований опасаться гибридизации не существует. – Эльдкнут перевёл взгляд на очередных гостей, появившихся в центральном отсеке крейсера из области прямого перехода.

Оранжевоглазая супружеская пара Спящих с двумя пепельноволосыми дочерьми-двойняшками лет десяти поприветствовала присутствующих и тоже первым делом направилась к окружённому народом Асу Целителю.

– Мы все абсолютно убеждены в том, что оснований опасаться гибридизации нет и быть не может. – Добронрав проследил его взгляд. – Именно поэтому Совет нашей касты в системе Ярило, как один из представителей Экспериментаторов, подал заявку в Совет Каст Расы о проведении расчётов ситуаций, которые могли бы привести к гибридизации.

– Не стану скрывать, что мне было бы очень интересно узнать результаты расчётов, – произнёс Даарийский командор.

– Воинская каста получит данные результаты, как только они появятся, – ответил Жизнь Рекущий. – Боевые Асы предупреждены об этом. И мы заинтересованы в том, чтобы каста воинов учитывала эти данные в своих деяниях.

– Мы не принимаем участия в Эксперименте, – возразил Эльдкнут. – Наша задача – это охрана и оборона системы Ярило и её обитателей.

– Впереди пятьсот тысяч лет, – покачал головой Добронрав. – Как ты верно заметил, никто не знает, что и как будет спустя столь долгий срок. Посему мы решили, что лучше пусть результаты самых мрачных расчётов будут у касты воинов, нежели нет.

Он заговорщицки прищурился и кивнул в сторону области прямого перехода, посредством которой в центральный отсек переместилась супружеская чета Туле:

– И сдаётся мне, что кое-какое участие в Эксперименте вы всё же принимаете! Вы ведь специально предложили каждому гостю выбор: мгновенное перемещение сюда или топать ножками по путеводной нити полкилометра через весь крейсер! Проверяете нас на степень подверженности Лени?

– Ммм… – Даарийский командор невольно улыбнулся. – Есть такое дело, ты прав.

– Дай угадаю! – Жизнь Рекущий Спящих весело прыснул: – Никто не пошёл пешком! Все переместились, так?

– Так, – не стал скрывать Эльдкнут. – Это результат воздействия Лени?

– Да. – Добронрав вздохнул. – Тут уж ничего не поделаешь, Лень у Спящих в крови, мы с нею рождаемся. Наша каста проводит массу занятий с детьми и молодёжью, дабы снизить пагубное влияние Лени на сознание Экспериментаторов. Созданы множества упражнений и тренировочных комплексов, призванных повысить сопротивляемость Лени, но главное оружие противодействия – это Сила Воли. Её нельзя развить, это генетическое качество, оно либо есть, либо нет. Сияющие эволюционно наделены могучей Силой Воли, но у Спящих с ней всё далеко не так однозначно. До сих пор мы редко сталкивались со случаями, когда у того или иного Спящего Силы Воли, образно говоря, нет. А вот ситуации, когда Сила Воли Спящего спит вместе с его энергоконтуром, встречаются гораздо чаще. И разбудить её суть одна из немаловажных задач.

Жизнь Рекущий Спящих вздохнул вновь, на этот раз с заметной долей самоиронии:

– Что далеко ходить – я сам переместился сюда через область прямого перехода. Я даже не сразу понял, что это своего рода проверка, хотя можно было бы и догадаться. Особенно в тот момент, когда рядом с областью перемещения вспыхивает путеводная нить. Собственно, на эту тему я и хотел бы получить от вас помощь, могучие воины.

– Ты желаешь пройти какие-либо тренировки? – уточнил Эльдкнут.

Добронрав коротко прыснул:

– Боюсь, мне уже это не поможет! То, чего мне удалось достичь за полтора Круга Жизни, является моим пределом. Хотя я с удовольствием поприсутствую на подобных тренировках, ибо учиться не поздно никогда. Я хочу попросить вас провести сии занятия с юными ученическими кругами, коим пришёл черёд изучать ратное мастерство. Новые силы прикрытия системы Ярило ещё не проводили таких занятий в силу того, что после осуществления ротации подразделений вновь прибывшим эскадрам требовалось сразу же заняться множеством гораздо более важных деяний. Пришла пора юным мужам наших Родов вновь обучаться под руководством воинской касты.

– Но я не Наставник… – опешил Эльдкнут. – Оказывать помощь гражданским кастам суть великая честь, но это ещё и великая ответственность. Я стал командором всего два Круга Лет назад. Какой с меня Наставник?! Наставниками становятся после выхода в запас! И ещё отбор пройти нужно, в Наставники всех подряд не берут.

– Наставники у нас есть. – На этот раз Добронрав вздохнул с оттенком грусти. – Я думал, ты в курсе.

– Я командор патрульного отряда, мы выполняем задачи в космосе, в основном – в глубоком космосе, – объяснил Даариец. – За два лета, проведённые нашей родовой эскадрой в системе Ярило, я был на поверхности Орея дважды. Сегодня третий раз. Разумеется, мы изучали сводку по обстановке в охраняемой системе, но это военные данные. Изучить особенности гражданского уклада Спящих у нас ещё времени не было. А что не так с вашими Наставниками?

– С ними всё в порядке, – к тону Добронрава вновь вернулась жизнерадостность. – Если не считать того, что они не принадлежат к воинской касте Сияющих. Именно потому юным ратникам будет полезно и поучительно получить занятия от вас! Если же ваш отряд загружен ратным Уделом, я свяжусь с конунгом от имени Совета Касты.

– Я доложу конунгу о твоей просьбе. – Эльдкнут переглянулся с Блюстителем. – Так выйдет быстрее. Командование свяжется с тобой в ближайшее время.

– Благодарю вас, могучие воины! – начал было Добронрав, но в этот момент укреплённый на его запястье электронный коммуникатор издал мелодичную трель, и Жизнь Рекущий коснулся кнопки принятия вызова.

Коммуникатор зажёг перед его лицом голограмму, изображающую более молодого Спящего в таких же, как у Добронрава, белых одеждах с кристаллическим узором касты Жизнь Рекущих. Судя по положению его левой руки, звонящий пользовался точно таким же электронным коммуникатором. Оба Спящих коротко переговорили, и звонивший отключился.

– Ты связываешься с соратниками посредством техногенного оборудования? – Даарийский командор указал на сложный кристаллический узор аппаратуры касты Жизнь Рекущих, покрывающий одежды Добронрава. – Разве ты не можешь задействовать Кристалл Связи? Я вижу, что он у тебя есть.

– Сил моего энергоконтура едва хватает для его запуска. – Вопрос Добронрава не смутил. – Я ведь Спящий. И я довольно силён по сравнению с многими, ибо действительно способен запустить биоэнергетическое оборудование, предназначенное для Тусклых. Продавить кристаллические решетки Кристаллов Сияющих невозможно ни для кого из нас. Биоэнергетическое оборудование, размещённое на моих одеждах, более дань традиции и символ того, кем мы были и кем обязательно станем вновь, нежели аппаратура повседневного применения. Кристалл Связи Тусклых я запущу, но силы моего потока хватит лишь для передачи образа на небольшое расстояние. Внутри родовой усадьбы этого достаточно, иногда даже удается дотянуться до ближайших скуфов Рода, но с градом мне уже не связаться, слишком далеко. Поэтому мы применяем электронные средства связи. У нас почти всё электронное, и скоро электронным будет вообще всё, ибо молодёжь уже не способна на биоэнергетический импульс, доступный моему поколению.

– Совет Каст выменивает для Спящих оборудование у наших союзников. – Блюститель мгновенно извлёк из Скрижали информационную сводку. – Светлые Цверги разрабатывают много чего, и Тёмные тоже участвуют… Теки с Нифлькуана предоставляют свои изобретения. Вся атмосферная техника Спящих разработана там.

– Гравитация и биосфера Нифлькуана гораздо ближе к нам, нежели гравитация и экосистема Светлых Цвергов. – Добронрав коротко развёл руками. – И биологические особенности Теков более походят на наши, чем на Цвергов. Поэтому многое оборудование разумнее брать у Теков. Но мы тоже не лыком шиты! Понемногу разбираемся в принципах работы их машинерии. Наши Мастера уже изготавливают некоторые несложные образцы самостоятельно. Думаю, ещё полтора-два Круга Жизни, и мы сможем посоперничать с Красными в качестве сборки. Однако сейчас мне пора вернуться к своему Уделу, и я вынужден вас покинуть.

Жизнь Рекущий Спящих приложил руку к сердцу:

– Я благодарен вам, доблестные воины, за гостеприимство и откровенность. Буду ждать вашего появления на занятиях, мне хотелось бы поговорить с вами о многом. До встречи, и сияющих звёзд вам!

Добронрав уверенным шагом направился к области прямого перехода и покинул крейсер. К Эльдкнуту немедленно подбежала детвора, наперебой просящая Даарийского командора зажечь капитанский пост или позволить пилоту поднять крейсер в воздух и прокатить их над столицей. Отказать восторженной ребятне Эльдкнут не мог, но Спящие не способны сливаться с корабельным контуром, а крейсер не десантный корабль, энергетика десантных мест которого имеет широкий диапазон значений. Пришлось идти за спасением к Иризару.

Древний Ас Целитель торжественно объявил детворе, что воинам пора возвращаться к своему Уделу, ибо они должны отвезти на родную планету Медузу, которую спасли Целители. Пациенту стало легче, и он очень хочет вернуться домой, к родичам. Детвора сочла данный аргумент более чем серьёзным и потребовала от родителей немедленно покинуть крейсер, попутно выпрашивая у Даарийцев обещание обязательно вернуться и покатать их в другой раз. Пришлось пообещать, что воинская каста позже пришлёт в Аргон десантный корабль специально для этих целей.

* * *

Тщательно всё обдумав, Бхекизита вытребовал у родителей денег на оплату услуг персонального тренера и весь оставшийся год тренировался до седьмого пота: учился драться, качался, принимал правильную фармакологию, чтобы стать сильнее и злее, словом, делал всё для осуществления своего плана. После колледжа он изъявил желание поступить в военную академию на десантный факультет. Отец сначала ужаснулся, но позже понял замысел сына и даже сумел объяснить это матери. Мать очень боялась за сына, ведь десантников всегда посылают в самые горячие точки и самые большие потери зачастую несут именно они. Но иного пути достичь своей цели быстро у Бхекизиты не было. Императорские коммандос набирают бойцов только из боевых подразделений, отличившихся в боях и продемонстрировавших высокий профессионализм.

Семья опять затянула пояса и собрала денег на обучение и взятку, чтобы сын гарантированно попал именно на командное отделение факультета десанта, а не на штурмовое отделение с ускоренным обучением, куда попадают те, кто не сдаёт жутко сложные экзамены. Потому что на войне командиров много не требуется, там требуется много солдат, дабы было, кому умирать в боях. Поэтому командное отделение десантного факультета имело высокий вступительный конкурс. А на штурмовое отделение десантного факультета брали всех, кто только смог пройти медкомиссию, и даже тех, кто не смог, но дал согласие на медицинскую коррекцию своего тела. Им ставили недорогие импланты и зачисляли на штурмовое отделение. И ещё платили какое-то небольшое жалованье, не считая трёхразовой кормёжки и крыши над головой. По этой причине в десант шли в основном голодранцы, зато недостатка в них не было.

Бхекизита очень волновался именно об этом, но, к счастью, всё прошло хорошо. Бабло опять победило зло, и его приняли, несмотря на проблемы со вступительными тестами. С тех пор его карьерный взлёт был предрешён.

Он учился усерднее всех, вкалывал на тренировках до седьмого пота, оставался сверхурочно и тратил собственные деньги на приобретение совсем не дешёвой фармакологии и установку дорогих имплантов. Всех своих однокашников Бхекизита воспринимал как конкурентов и успел прославиться своею безжалостностью на тренировках ещё до выпуска из академии. Боевая фармакология отлично помогала вырабатывать способность видеть в конкурентах ненавистных врагов, но Бхекизита и без нее бы преуспел. Он был единственным метисом Жёлтой и Чёрной Рас и унаследовал от родителей признаки обоих народов сразу. От матери ему достались мясистые губы и чёрный цвет кожи, от отца – плоский нос и узкий разрез глаз. Сочетание получилось экзотическим, но все козлы всегда считают экзотику уродством, а всё, чего не в силах понять их куцые мозги, – враждебным.

Потешиться и поиздеваться над Бхекизитой не попытался только ленивый, и это сделало его обучение не только потным, но и кровавым. Чтобы утвердиться в глазах остальных курсантов, он лез в драку по любому поводу, даже по малейшему. Чтобы не трусить и не давать слабины, Бхекизита перед дракой глотал таблетки, за которые родители выкладывали большие деньги, но цели своей он достиг. Раз сто его противники попадали в лазарет после драки, и ещё раз двести туда попадал он сам, когда потерпевшие поражение враги объединялись и подкарауливали его толпой. Закончилось это после того, как Бхекизита однажды ночью схватил казарменный стул и избил им всех своих самых ярых недругов прямо в кроватях.

Все попали на больничную койку, а Бхекизиту чуть не вышвырнули из академии. Но на офицерском суде, устроенном начальником академии, Бхекизита в свою защиту заявил, что хочет быть лучшим из лучших, ибо только таким может быть императорский десантный офицер, и потому делает всё, чтобы им стать. И если врагов слишком много и их невозможно победить в лобовом бою, то профессиональный командир обязан уметь найти другое решение. Любое, лишь бы победить во имя Империи. И если враг не сдаётся, то сражаться с ним надо до полной победы или уничтожения. Однажды струсишь – и будешь трусить всегда. Потом облажаешься в настоящем бою, а там от тебя зависят жизни солдат, успех операции и, быть может, судьба Империи.

Офицерский состав его спич не оценил, а вот генерал, начальник академии, сразу разглядел в нём жесткого и решительного лидера. Он дал Бхекизите испытательный срок и назначил его командовать своими сверстниками. Бхекизита доверие оправдал и дисциплину на курсе поддерживал железную. Связываться с ним больше никто не решался, все ненавидели в спину и боялись молча. Именно тогда он понял, что в иронической фразе отца «боятся – значит уважают» гораздо больше смысла, чем предполагал сам отец. А не всё ли равно, что заставляет других признавать твоё лидерство и выполнять твои приказы, уважение или страх? Главное, чтобы приказ был выполнен. Остальное – болтология.

Сразу после выпуска из академии Бхекизиту направили в действующие части, в самую горячую задницу разгоравшейся войны Империи с королевством Красных. Красные пожелали больше привилегий, больше автономии и ослабление налогового бремени, потому что, видите ли, их королевство является в Империи двигателем прогресса и поставщиком новых технологий, а избыточные поборы и ограничения губительно сказываются на инновациях. В ответ на это Император вполне логично заявил, что все самые передовые технологии Империя получила не от них, а закупила на имперские деньги у других цивилизаций или частных представителей бизнеса с иных планет. Тот факт, что именно в королевстве Красных размещён основной массив высокотехнологичного имперского сектора, ещё не значит, что оное королевство чем-то лучше остальных.

Красных это не устроило, и они развязали войну, требуя выхода из состава Империи. Формально их король не поддержал мятеж, но заявил, что не может поднять руку на своих сограждан, но и на Империю тоже поднять её не может, и потому уходит в затворничество. Имперская разведка раскопала информацию о том, что он тайно заодно с сепаратистами и сделал этот ход специально. Если победят сепаратисты, они пригласят его вернуться на трон и вести свободное королевство к светлому будущему. Если победит Империя, то вернуться на трон ему предложит Император, потому что законы Империи запрещают Императору вмешиваться в дела престолонаследования королевств. А так как король не умер и формально был и остаётся сторонником Империи, то лишить его престола нельзя. Потому что это может спровоцировать других королей, которые решат, что их присутствие на тронах более не гарантировано.

Но прямых доказательств того, что король Красных поддерживает мятеж, не было, и уличить его в связях с сепаратистами оказалось невозможно. Поначалу Император проявил снисхождение и не стал записывать короля во враги Империи, сделав скидку на то, что таким способом король Красных пытается избежать положения между молотом и наковальней и сохранить за собой не только трон, но и лояльность подданных. Однако чем сильнее пылала война, тем чаще разведка высказывала предположения, что король Красных является бенефициаром восстания. Кто-то из шпионов даже доложил, будто вышеуказанный король для достижения своих целей тайно получает помощь из системы Цета. Доказательств по-прежнему не было, но даже сам факт подобных слухов настораживал.

Ведь Демократией Цеты заправляют Серые, а подобные подковёрные махинации – это их формат. И пусть на планете Цетак, обитаемом мире системы Цета, чистокровных Серых немного, потому что основное население Цеты подобно населению Сигу сформировалось из перемешавшихся представителей разных Тёмных Рас, ключевые посты там занимают именно Серые. В курсе истории сказано, что Серые забрались на верхушку Демократии Цеты не сразу, а с течением тысячелетий, когда небольшой, но постоянный приток беженцев из Галактики Юр сделал Серую диаспору на Цетаке достаточно многочисленной. Но это без разницы, потому как ничего не меняет. Демократия Цеты управляется Серыми вот уже пару тысяч лет, и всё это время тамошние руководители то строят Империи козни, то предлагают союзы, так что имеем то, что имеем.

Тщательно взвесив все варианты, Император пришёл к выводу, что сепаратистов необходимо уничтожить поголовно, дабы крамола не распространилась на другие Королевства и не ввергла Империю в хаос гражданской войны. Император обратился к нации публично и тайно провёл переговоры с остальными королями. Все получили имперские преференции за счёт мятежного королевства Красных и согласились с тем, что раскола Империи допускать нельзя. Всеобщая междоусобная бойня сделает уязвимыми всех, и вот тогда-то король Красных при поддержке с Цетака сумеет подмять под себя власть на Мгунне. Никто из сильных мира сего уже не сомневался в том, что король Красных возжелал влезть на трон Империи, и сепаратизм был осуждён всеми лидерами. Простому народу истинной подоплёки сепаратизма раскрывать не стали, ибо доказательств не имелось, а давать врагам и их прихлебателям повод обвинить Империю во лжи и тирании нельзя. Обыватель должен оставаться лояльным, потому что на Цетаке только и ждут раскола в имперских рядах.

Эта консолидация имперских правящих элит стала для сепаратистов фатальной. Разгорающаяся гражданская война превратилась в контртеррористическую операцию по принуждению к миру королевства Красных. Для надёжности и большей убедительности контрразведка провела на территории Империи серию терактов с большими жертвами, виртуозно выдав их за дело рук сепаратистов. Террористов не любит никто, и вскоре они лишились основной массы сочувствующих. Нет сочувствующих = нет денег, Империя же на войну средств не жалела, и вскоре сепаратисты стали терпеть одно поражение за другим.

Через несколько лет сепаратисты были окончательно разбиты, и их остатки убрались с планеты, затерявшись в бесчисленных необитаемых солнечных системах Нейтральных Территорий. Планетарная война закончилась, и стычки с ними переместились в космос. Но без мощного финансирования у сепаратистов не было шансов на победу, и всё, на что они были способны, это время от времени устраивать грабительские налёты и мелкие нападения в космическом пространстве Империи. Императорский флот давал им достойный отпор, главное же, что на поверхности планеты воцарился мир, что увеличило общую лояльность населения сразу на десяток процентных пунктов.

Бхекизита участвовал во всех крупных операциях той войны и почти во всех мелких. Трижды он чуть не погиб, при смерти попадая на операционный стол, и ещё семь раз получал ранения попроще, но всякий раз требовал своего скорейшего возвращения на передовую. Своей непримиримостью к врагам он снискал себе репутацию опасного противника, а отличная тактическая смекалка позволила ему стать результативным полевым командиром. Начальство заметило его и стало доверять сначала значимые, а позже и знаковые операции. Он неоднократно подавал прошения о своём назначении в состав Императорских коммандос, но путь туда занял долгих десять лет, полных пота, крови и боли.

Наконец фортуна улыбнулась ему. Шесть лет назад прежний чиф абордажной роты «Императорских Львов» погиб в неравном бою с террористами, и на освободившуюся вакансию был объявлен конкурс. Лучшие из лучших офицеры десанта претендовали на это место в количестве тысячи кандидатов, и Император лично держал на контроле проведение отбора. А учитывая всю подоплёку, вместе с ним результатами интересовалась значительная часть граждан. Настоящие лица и имена обывателю, конечно, раскрывать не стали, но конкурсные псевдонимы были объявлены, и букмекеры принимали на исход конкурса неплохие ставки, ибо народ интересовался ходом конкурсного отбора.

Потому что прежний чиф пал героем, овеянным славой. В тот день он находился в отпуске и путешествовал на личной роскошной космической яхте вместе со своим гаремом из трёх жён. После прогулки по живописным уголкам космоса чиф с супругами решил посетить космический торговый центр, расположенный неподалёку от одного из ресурсных астероидных полей. В том секторе системы Сигу это довольно бойкое в плане торговли место, туда стекаются товары из центра, а там их раскупает персонал окрестных предприятий, которых вокруг полно. Это крупный рынок сбыта, и коммерческие предложения там отстают от модных общеимперских тенденций ровно на время полёта космического грузовика.

В тот самый час, когда яхта чифа причалила к центру, в него ворвались сепаратисты. Враги Империи проникли туда тайно, пробрались в самую людную торговую зону, после чего начали убивать посетителей направо и налево без разбора и объяснения причин. Террористы сеяли смерть ради смерти, стремясь ввергнуть граждан Империи в ужас, мол, знайте, в Империи нет и никогда не будет спокойных мест, где вы в безопасности. Под градом пуль и лазерных лучей погибли супруги чифа, а сам он получил ранение. И тогда героический офицер в одиночку вступил в бой с сепаратистами и на деле продемонстрировал высочайшую выучку и несгибаемую волю Императорских коммандос. Закалённый в боях опытный ветеран перебил всех террористов, но сам скончался на месте от многочисленных ран.

Сюжет о его подвиге крутили везде целый месяц, его именем назвали район в столице, а день совершения подвига по указу Императора был приравнен к значимым датам Империи и объявлен укороченным рабочим днём. По мотивам подвига легендарного чифа шоу-бизнес снял мощный блокбастер и неплохой сериал, оба стали хитами сезона, а позже вышла компьютерная игра, оказавшаяся даже более успешной.

Неудивительно, что Император проявил такое внимание к конкурсному отбору на место павшего героя Империи. Понятное дело, что простым обывателям всё сообщалось лишь в общих чертах, ибо режим секретности, но весь личный состав Императорских коммандос следил за ходом испытаний пристально. И это создало для Бхекизиты дополнительные трудности в плане вливания в коллектив. Потому что многие посчитали, что он уступает некоторым претендентам по уровню мастерства. Но командование Сил Специальных Операций из тысячи кандидатов выбрало именно его, и данный вопрос был раз и навсегда закрыт личной подписью Императора.

Прибыв на место, Бхекизита столкнулся не только с холодностью новых сослуживцев, но и их плохо скрытой враждебностью и пренебрежением. После множества подписанных бумаг о неразглашении, соблюдении режима секретности, ответственности за нарушения и так далее он приступил к исполнению своих обязанностей и столкнулся ещё и с негласным саботажем подчинённых. Вскоре выяснилась причина. Оказывается, проблема была не только в том, что прежний чиф являлся старым боевым товарищем остальных, которые считали уровень профессионализма Бхекизиты недотягивающим до погибшего героического предшественника.

Всё обстояло глубже. Никаких террористов и героической гибели в неравном бою с оными не было. Прежний чиф на почве военных психических синдромов употреблял препараты, заглушающие посттравматические эффекты. Само по себе это не было нарушением, после десятков лет кровищи крыша едет у каждого, и вышеуказанные препараты для того и существуют. Но в какой-то момент бывший чиф подсел на наркоту, и это его пристрастие начало усугубляться. На службе он всегда был чист как стёклышко но на выходных и в отпуску закидывался по полной. Учитывая, что таким грешком отмечены многие, а на служебной деятельности это не отражалось, элитного офицера с крутым послужным списком не трогали, как не трогали остальных таких же. Главное – чтобы воля Императора исполнялась при любых обстоятельствах, остальное вторично. А Императорские коммандос её исполняют свято.

Короче, в тот день предыдущий чиф в очередной раз накачался наркотой и развлекался оргиями на своей яхте, бесцельно носящейся по всей системе тройной звезды Сигу-Ригу-По. Неожиданно наркотики закончились, и оказалось, что их запас иссяк в тот самый час, когда предыдущий чиф испытывал непреодолимое желание закинуться новой дозой. Тогда он всё бросил и рванул к ближайшему торговому центру. Там ему то ли отказались продать запрещённую наркоту, то ли её попросту не оказалось в наличии, в эти подробности Бхекизита не вникал. Прежнего чифа переклинило, и он принялся палить во всех без разбору, начав с собственных жён, потому что те то ли выбесили его своими попытками замять ситуацию, то ли выбесили его своей стервозностью уже давно.

Бывший чиф завалил на станции кучу народу, после чего решил вообще взорвать её нафиг и полез пробиваться в реакторный отсек. В общем, обезвреживать его отправили его же абордажную роту, потому что те знали своего чифа лучше остальных. Прежний чиф своих подчинённых не узнал и сдаваться не пожелал, едва не отправив в мир иной парочку собственных солдат. Ликвидировали его перед самым реактором, и все в тот момент намандражировались на год вперёд. От огласки всю эту историю спас, как ни странно, профессионализм свихнувшегося чифа: он в первые же минуты своих бесчинств ворвался в радиорубку космической станции и всех там перебил, предварительно выведя из строя системы связи. Лишних свидетелей коммандос зачистили, остальным выжившим, в ужасе попрятавшимся по щелям и ничего толком не понимающим, была представлена правильная версия событий.

После этого Император лично приказал проверить все десять эскадр коммандос на предмет употребления наркоты и состояния психики, а на освободившуюся должность чифа взять кого-то со стороны. В итоге несколько младших офицеров-абордажников коммандос лишись возможности продвинуться по карьерной лестнице, а над остальными нависла угроза увольнения. Потому что в той или иной мере наркотой хоть раз побаловался каждый. Что такого в том, чтобы выкурить безобидную сигаретку и расслабить перенапряжённую вечной кровищей психику?! Итогом тотальной проверки стало увольнение нескольких солдат, чьи тесты показали регулярное употребление тяжёлых препаратов, остальных предупредили о неполном служебном соответствии. И отправили за свой счёт к медикам, избавляться от зависимости, включая тех, у кого зависимости не было, то есть большинство.

Бхекизита во время боевых тестов действительно показал не самые лучшие результаты, но он оказался единственным из тысячи кандидатов, в чьей крови не нашли даже застарелых следов наркоты. Объяснялось это просто: чтобы всегда поддерживать высокий боевой дух, Бхекизита плотно сидел на боевой фармакологии, притупляющей страх и взвинчивающей ярость. Из-за того, что эти препараты по механике своего воздействия были во многом схожи с наркотиками, употреблять любую наркоту вместе с ними было невозможно. Боевая фармакология конфликтовала с фармакологией наркотической и вызывала чуть ли не мгновенный отёк мозга вместе с отказом сердечной мышцы. Это гарантированная смерть без шансов на реанимацию.

А так как Бхекизита без боевой фармакологии чувствовал себя очень неуютно, особенно под пулями и взрывами, то боевые коктейли он использовал всегда и при малейшей необходимости, благо офицеру это не запрещалось. А если фармакология закупается на собственные средства – то даже приветствовалось. Результатом всего вышеизложенного явилось то, что наркоту Бхекизита не употреблял никогда. Это и послужило главным аргументом в пользу его назначения на должность чифа, перевесившим достоинства всех остальных претендентов. Но с точки зрения новых подчиненных выходило, что Бхекизита просто удачно попал в струю, и потому недостоин командовать элитой. А тут ещё его узкий разрез глаз! В общем, недовольные быстро нашли, за что зацепиться.

Пришлось жёсткостью, потом и кровью переломить сложившиеся предубеждения. Бхекизита быстро доказал всем злопыхателям, что действительно является хорошим тактиком, причём не только на поле боя. Он использовал против недовольных подчинённых их же слабое место: обратился к начальству с предложением разрешить ему изменить систему регулярных тренировок абордажной роты. Бхекизита предложил ужесточить тренировки, сделать их ежедневными, многочасовыми и обязательными к посещению вне зависимости от статуса, опыта и профессионального уровня. Даже если у тебя выходной, ты обязан явиться на полигон и отработать пять часов вместе со всеми. После этого можешь отдыхать дальше.

Мотивировал он это в первую очередь тем, что подобный график тренировок не вывезут бойцы, тайно употребляющие наркотики, и это позволит быстро выявить таковых. Кроме того, это поднимет боеспособность абордажников на новый уровень. Потому что лично он, Бхекизита, видит проблему в том, что целая рота элитных профи Империи, лучше которых не существует вообще нигде, долго не могла остановить одного-единственного свихнувшегося чифа и сделала это в последнюю секунду, едва не взлетев на воздух вместе с реактором того торгового центра.

Начальству его идея понравилась, и он получил разрешение. Со следующего же дня его абордажная рота начала впахивать на ежедневных тренировках как проклятая, и Бхекизита демонстративно впахивал наравне со всеми. Его план сработал. Несколько злопыхателей не смогли вывезти заданную им интенсивность нагрузок, ещё несколько оказались недовольны тем, что половина выходного дня фактически проходила на службе. Недоброжелатели попытались уклониться от этого, используя в качестве официального предлога собственное недомогание или болезни членов семьи, за которыми им необходимо следить. Тогда Бхекизита инициировал в их отношении служебные проверки и добился аудиенции у начальства, подробно изложив свой план очищения элиты от подвергшихся гниению элементов.

Служебные проверки были проведены пристрастно, и их результаты доказали вину недовольных. Кто-то из них действительно сидел на наркоте в свободное от службы время, большая же часть попросту не желала чрезмерно напрягаться и потому разыгрывала спектакли с недомоганием и прочими болезнями жён и детей. По результатам проверок были приняты кадровые решения, приказ о которых Бхекизита зачитал на общем построении всей эскадры.

Перед прочтением он заявил, что элита есть элита всегда, и тем, кто с этим не согласен, в её рядах места нет. Императорские коммандос созданы, дабы исполнять волю Императора, это единственная их забота, и потому они обязаны посвятить жизнь исполнению своего долга. Именно поэтому Имперские коммандос выше всех силовиков и чиновников, именно поэтому им выдают роскошные космические яхты, фешенебельные апартаменты и платят громадное жалованье, которого с лихвой хватит на то, чтобы нанять любых сиделок и прочих медиков, если членам семей коммандос потребуется забота в тот момент, когда сами коммандос вершат волю Императора.

– Никаких отговорок, никаких наркотиков, никаких почиваний на лаврах! – с суровым вдохновением вещал Бхекизита, окидывая выстроившиеся подразделения эскадры суровым взглядом раскосых глаз. – Коммандос существуют во имя Императора, служба коммандос и есть их жизнь! Остальное лишь дополнение к жизни, призванное добавить в неё комфорта, но истинный комфорт для Императорских коммандос – это служение Императору! А кто не согласен – может смело увольняться. Потому что занять его место в рядах элиты жаждут тысячи десантников, и не факт, что уровень профессионализма этих соискателей ниже, чем уровень профессионализма некоторых местных лентяев! Ибо каждому профи известно, что любой, даже самый высокий уровень навыка необходимо поддерживать и чем он выше, тем интенсивнее должны быть тренировки. Иначе мы получим то, что уже получили: сначала профессионал тратит десятилетия, чтобы стать элитой, а после того, как добился своего, расслабляется и начинает терять квалификацию! В чём мы не так давно имели возможность убедиться, когда целую роту чуть не отправил в лучшие миры один боец! Больше такого не повторится!

Тот памятный спич Бхекизиты, послуживший началом его триумфа, понравился далеко не всем солдатам и офицерам эскадры, если не сказать прямо – мало кому. Но всё это он уже проходил. Главное, чтобы понравилось начальству. И начальству это, разумеется, понравилось. Эскадренный капитан дал ему карт-бланш на выведение абордажной роты на образцовый уровень, и с того дня Бхекизита установил в своей роте свои особые собственные порядки.

За пять последующих лет он избавился от всех самых недовольных, грамотно подставив их под служебные расследования, и все не-самые недовольные предпочли заткнуться и не отсвечивать, дабы не потерять тёплое место. Эскадренному капитану его подход к делу настолько понравился, что он перенял у Бхекизиты несколько основных принципов и избавился от собственных нежелательных персон в эскадре. Опыт эскадренного капитана «Императорских Львов» оценили капитаны остальных элитных эскадр, и вскоре Императорские коммандос заиграли новыми красками, действительно став элитой, недосягаемой для простых смертных.

Сам Император, которому эскадренный капитан приходился дальним родственником, оказался в курсе перемен и нашёл их положительными. С тех пор все знали, что Бхекизита есть человек эскадренного капитана и находится на особом счету у начальства. Авторитет Бхекизиты стал железным, а условия жизни роскошными, но сам он ни на секунду не забывал, сколько лет, сил и здоровья было потрачено на достижение этого положения. И потому никогда не переставал бдительно следить за окружающими его людьми. В отличие от своих злопыхателей, с которыми он разделался, Бхекизита не собирался почивать на лаврах, и потому врасплох его не застать никому.

Глава пятая

Обратный пусть в систему Ут занял ещё меньше времени. Командир Второй Ударной группы родовой эскадры выслушал короткий доклад Эльдкнута о просьбе гражданских каст провести показательные занятия и немедленно заявил:

– С показательными занятиями разберёмся позже, я свяжусь с Советом Каст Ярило и выясню, что они задумали. У них хорошие Наставники, хоть и Красные. Сейчас ваша первоочередная задача доставить составной организм Медузы обратно на Свободу. Имеющейся у него информации ждёт гарнизон Утгарда. Их Блюстители подозревают, что к диверсии причастен Бессмертный. Действуй!

Эльдкнут отключился, и его патрульный отряд повёл медицинское судно Харрийских Целителей к зеркалу ноль-перехода. За несколько частей, пока кортеж добирался от Орея до дальней орбиты Заповедника, командор, изрядно удивлённый услышанным, поспешил найти более подробную информацию на эту тему. Таковая нашлась в бортовой Скрижали сразу же.

– Спящих ратному делу действительно обучают Красные. – Эльдкнут вывел соответствующие данные в общий энергоконтур крейсера, ознакомляя с ними весь экипаж. – С Нифлькуана вместе с образцами техногенного оружия прибывают инструкторы, которые тренируют представителей касты Жизнь Рекущих. А те, в свою очередь, обучают ратников. По такой же схеме ранее проходило обучение владению оружием, изготовленным Светлыми Цвергами.

Командор послал мыслеобраз своему Блюстителю:

– Получи подробную информацию об этом, как только вернёмся. Имеет смысл знать о деятельности Красных в системе Ярило.

– Уже, – доложил Блюститель. – Вся информация имеется в Скрижалях Люции, я только что закончил воссоздание нужного массива в Скрижали крейсера. Как только минуем ноль-переход, раздам данные на Скрижали кораблей отряда. Но ничего необъяснимого там нет. Спящие не способны взаимодействовать с Боевыми Кристаллами Сияющих. Специально для Тусклых каста Творцов разработала оружие малой мощности ещё во времена предыдущих опасных фаз. Но для Спящих оно тоже бесполезно. Поэтому в конце концов было принято решение обучать ратников Спящих работе с техногенным оружием.

– А мы тогда на что? – поднял брови командор. – Или это обучение лишь дань традиции, как кристаллическое оборудование Сияющих на одеждах Добронрава?

– Насколько я вижу, – Блюститель изучал полученный массив данных, – боевых кораблей у Спящих нет. Что в общем-то понятно, раз в системе есть силы прикрытия. Ратников обучают работе с атмосферной боевой техникой, стрелковым оружием, рукопашному бою Тёмных и владению ножом. Из числа обученных ратников набираются Родовые Дружины.

– Дружины? – с интересом переспросил Эльдкнут. – Я такого никогда не видел, только в детстве на занятиях от Наставников слышал. В системе Ярило есть настоящие Родовые Дружины? И как часто они в деле?

– Дружины назначаются в Родах Орея и Мерцаны. – Блюститель вывел в единый корабельный контур данные для общего ознакомления. – Первую тысячу лет опасной фазы, пока здесь было много Тусклых, Дружины существовали только на бумаге. Потом Тусклые покинули наш слой Вселенной, и формирование Дружин стало обязательным. Фактов их боевого применения в Скрижалях Люции не зафиксировано. Но в данных по Дружинам указано, что они действуют. Списки дружинников регулярно обновляются.

– То есть мы чего-то не знаем? – предположил Эльдкнут.

– Похоже, что информация по боевому применению Дружин хранится где-то ещё. – Блюститель завершил анализ полученных данных. – Как появится время, я займусь выяснением. Но в Скрижалях Люции её точно нет, я запросил оттуда всё.

– Потом разберёмся, – подытожил командор, – найти Бессмертного много важней.

Патрульный отряд достиг дальней орбиты Заповедника, сходу пронзил зеркало ноль-перехода и оказался в системе Ут. Сразу же на связь вышел Оперативный дежурный Утгарда и выдал координаты места назначения в центральной части экваториального океана Свободы. Медицинское судно Харрийских Целителей в окружении крейсеров Эльдкнута помчалось к цели, и Оперативный дежурный приказал Блюстителям его отряда встроиться в общую сеть, организованную Блюстителями в системе Ут. Блюстители Эльдкнута выполнили приказ, и оказалось, что все корабли, имеющиеся в распоряжении гарнизона Утгарда, объединены в единую сеть Блюстителей, полностью охватывающую планету Свобода. Сеть тщательно осматривала земной шар, изучая информационные потоки обитателей планеты, и выискивала следы Бессмертного.

Отряд погрузился в океан на двухкилометровую глубину, и Целители выпустили излеченного пациента. За боротом его ожидало не меньше сотни составных частей Медузы, и все они немедленно сложились воедино, образовывая сложносоставной организм. Коллективный разум включили в общий информационный массив, и Медуза, соединившись в организм здоровенных размеров, принялась изучать информацию, сохранившуюся в исцелённой Сияющими составной части. Пока шёл этот процесс, Эльдкнут прислушался к каналу связи Блюстителей, обменивающихся данными с командиром крепости Утгард.

– Местные жители совсем притихли, – докладывал старший Блюститель сети. – Опасаются нашего нападения. Все государства остановили сброс отходов в водные артерии, а Двуногие даже прекратили вредные выбросы в атмосферу.

– Какая сознательность, – иронически оценил командующий Утгардом конунг. – Не иначе, они уже вывели свои АЭС на полную мощность. Не то подобное проявление Разума обошлось бы им в слишком большие деньги. Кто-нибудь выразил протест?

– Улитки и восточная грибница, – последовал ответ. – Западная грибница прислала запрос о целях нашего появления, но пока не выражала своего отношения. На всякий случай их Матриарх объявил в грибнице день демонологии.

– В искусстве подхалимажа Серым нет равных. А потомки Юко особенно сведущи в этом нелёгком занятии, – безразлично оценил конунг. – Оно заложено в них на генетическом уровне. Ответьте всем, что цивилизация Сияющих ищет на Свободе следы Бессмертного. После завершения операции мы снимем блокаду, но до тех пор операция будет длиться столько, сколько потребуется. Всем дипломатическим представительствам иных цивилизаций сообщить, что на время проведения операции Врата Между Мирами будут заблокированы.

Блюстители выполнили приказ и вскоре сообщили о результатах. Местные государства поспешили заявить о своей полной непричастности к произошедшему в океане трагическому инциденту, дипломатические представительства прочих Серых рас выразили полнейшее понимание и солидарность с позицией Сияющих относительно столь отвратительного явления, как Бессмертные. И все, как один, попросили сделать исключение для их торговых караванов по причине высоко лояльной позиции их цивилизаций по отношению к цивилизации Сияющих.

Пока единая сеть Блюстителей, окрасившаяся эманациями иронического хихиканья, передавала все эти дипломатические изыски Серых командованию, составная Медуза коллективного разума заговорила, испуская сильные эманации опасения и настороженности:

– Нападение совершили неизвестные Двуногие. На моей планете подобных Двуногих не существует. Это чужаки. Ранее я не встречало таких. Я воспроизведу в памяти то, что увидела моя часть во время нападения. Хватит ли вам этого, могучие и мудрые союзники?

– Хватит, – откликнулся конунг. – Блюстители увидят всё, тебе достаточно лишь подумать. Но чем тщательней ты сделаешь мыслеобраз, тем больше мы сможем вытянуть из него информации.

Медуза принялась усиленно думать, и единая сеть Блюстителей несколько частей разбирала поток приходящих от Серого Существа образов. Вскоре картина произошедшего была восстановлена: трудовая стая медуз проводила работы в придонных водах глубокой океанской впадины. Впадина располагалась неподалёку от экваториального побережья, населённого Серыми Двуногими.

Порядка пятисот лет назад оные Двуногие регулярно сбрасывали в океан токсичные отходы своей промышленности, из-за чего у коллективного разума с ними возникали частые конфликты. Двуногие, как водится у Серых, всячески отнекивались, утверждая, что они ни при чём, ничего никуда не сбрасывают, ни малейшего отношения к этому не имеют и вообще не представляют, кто это сделал. Медуза неоднократно фиксировала на видео факты сброса, но Двуногие отказывались признавать свою вину, мотивируя это тем, что занимаются сбросами не добропорядочные представители государства, а некие криминальные структуры, с которыми оное государство усиленно борется. И будет бороться ещё активней. Но нести ответственность за своих соплеменников Двуногие не станут, ибо у них свободная страна, в которой каждый гражданин имеет право на индивидуальность, а личные интересы законодательно закреплены выше общественных. Так что сосед не отвечает за поступки соседа и государство уж точно не отвечает за злодеяния отдельных преступных элементов.

Сбросы отходов продолжались, и закончилось всё это тем, что Медуза утратила терпение. В какой-то момент она выследила, как из порта Двуногих вышел очередной набитый отходами корабль, и потопила его прямо там вместе со всем экипажем. Двуногие заявили о милитаристском вторжении в их территориальные воды и разорвали с Медузой дипломатические отношения. И увеличили частоту сбросов в несколько раз. Прибрежный район океана подвергся сильному заражению и стал опасен для проживания. Токсичные элементы начали распространяться глубже вместе с течениями, и Медуза выставила Двуногим ультиматум: полное и немедленное прекращение сбросов либо война. Двуногие решили воевать и попытались привлечь на свою сторону остальные государства сухопутных Серых, коих к тому моменту на поверхности Жральни насчитывалось уже порядка трёх десятков.

Примерно половина из таковых вступила в военный блок, и поначалу боевые действия складывались не в пользу Медузы. Но благодаря серьёзному технологическому превосходству коллективный разум достаточно быстро разработал и поставил на вооружение боевые системы, значительно превышающие возможности военного блока. Боевые действия сместились с океанических просторов на прибрежную линию, и всякое судоходство умерло. Оставшись без дешёвой морской логистики, сухопутные Серые начали нести убытки, и военный блок развалился. Вскоре зачинщики конфликта признали своё поражение и запросили мира. Коллективный разум согласился, и одним из выдвинутых им условий была очистка Двуногими загаженного ими океана.

Двуногие сгребли все отходы, сброшенные относительно неглубоко, и свалили их в ту самую глубоководную впадину. В ответ на возмущение Медузы они заявили, что не являются водной формой жизни и не имеют ни технологий работы на больших глубинах, ни технологий очистки океана, ни технологий, которые могли бы нейтрализовать отходы. Но они обязуются засыпать впадину грунтом, который похоронит сброшенные на её дно сотни тонн ядохимикатов. Что и было сделано. Конфликт завершился, и некоторое время всё было спокойно. Но прошли столетия, и токсичные яды пропитались через укрывающий их земляной саркофаг. Впадина стала источником опасного загрязнения, и окружающий океан, вычищенный Медузой с большим трудом, вновь стал подвергаться заражению.

Глубоководные формы жизни начали гибнуть, и Медуза попыталась отфильтровывать воды силами собственных организмов. Но тяжёлое токсичное заражение убивало её составные формы, и стало ясно, что привычными способами эту беду не одолеть. Тогда коллективный разум приступил к поиску решения силами науки. Долгое время создать эффективную технологию не удавалось, и Медуза обратилась за помощью к Сияющим. Каста Жизнь Рекущих вызвалась очистить океан за несколько недель, но коллективный разум проявил мудрость, свойственную разумному Существу, живущему четыреста тысяч лет.

Существо заявило, что пока на его планете существуют адепты алчности и эгоизма, угроза заражения океана никуда не денется. И если всякий раз Сияющие будут вычищать за Существо его родной дом, то со стороны Существа это будет не только паразитизмом, коего оно не приемлет, но и стагнацией в развитии. Посему Существо просит своих мудрых союзников не очищать океан, а оказать содействие в разработке собственной методики очистки. Посредством которой Медуза очистит свой дом самостоятельно. Сияющие сочли просьбу Существа достойной, и совместные научные изыскания начались. Позже к ним присоединились представители двух Светлых рас, также являющихся коллективными разумами водных форм жизни, обитающие в галактиках, далеких от Мира Пограничной. Совместными усилиями объединённой науки были разработаны несколько уникальных методик, рассчитанных на применение именно коллективным разумом водной формы жизни.

Некоторое время назад данные методики были воплощены в конкретном оборудовании, которое Медуза произвела своими силами. После чего создала из своих составных частей несколько трудовых стай, оснащённых указанным оборудованием, и приступила к очистке заражённых вод. Эффективность очистительных работ оказалась на высоком уровне, и менее чем за два лета токсичные воды мирового океана Свободы были вычищены практически полностью. Последним и самым сложным местом очистки оставалась та самая глубоководная впадина, являвшаяся очагом заражения, и вот уже несколько месяцев трудовые стаи Медузы кубометр за кубометром вычищали заполняющий её грунт.

Из-за повышенной агрессивности мутировавших в токсичной среде форм глубоководной жизни работы шли медленней, чем ожидалось, но коллективный разум был настроен весьма решительно. Внезапное нападение, в результате которого погибли почти все составные части трудовой стаи Медузы, явилось для Существа в высшей степени неожиданностью. Во-первых, никто из сухопутных Серых, обитающих на Свободе, не имел ни технологий, ни биологических возможностей погружаться на столь большую глубину. Во-вторых, никто из них не был заинтересован в саботировании процесса очистки океана, ибо все они сбрасывали множество отходов в свои водные артерии, а те так или иначе выносили всё это в океан. Коллективный разум чистит свой дом, ликвидируя последствия сбросов, и это всех устраивает. В-третьих, нападение было явно организовано с целью хищения образцов оборудования, а для сухопутных Серых Свободы оно бесполезно и неприменимо в принципе. Ибо рассчитано на живущий в воде коллективный разум.

По вышеизложенным причинам Медуза не видела необходимости в усиленной охране оборудования, и трудовая стая не имела при себе вооружения, отличного от биологических возможностей собственных тел. Которых не хватило для отражения внезапного нападения. Трудовая стая была атакована десятком Двуногих боевых пловцов, закованных в боевые устройства, предназначенные для ведения сражения под водой, в том числе на больших глубинах. Ничего подобного у сухопутных Серых Свободы не появится ещё лет триста, если, конечно, кто-нибудь из Серых цивилизаций соседних солнечных систем не продаст им такое вооружение.

Версия о подобной сделке с самого начала была маловероятной, и спасённая Асом Иризаром составная часть Медузы это подтвердила. Внутри подводных боевых аппаратов находились представители подвида Серой Расы, не имеющегося на Свободе. Нападавшие были тощими гуманоидами невысокого роста с сильно удлинённым черепом, их организмы были склонны к полноте, но не имели биологической возможности увеличивать собственный рост после достижения совершеннолетия. Внешне под этот образ подходило множество Серых цивилизаций, но ни одна из них не находилась рядом с системой Ут.

Зато нападавшие оказались очень похожи на одного странного Серого гуманоида, пожелавшего купить эту технологию по бросовой цене не так давно. Коллективный разум вспомнил, что порядка лета назад одной из её составных частей, в тот день осуществлявшей геолого-разведывательные работы в космосе, было сделано предложение о продаже уникальной технологии очистки по бросовой цене. Составная часть отказалась от предложения по двум причинам. Первая: в качестве оплаты покупатель предлагал деньги, а коллективный разум из океана Свободы стремился полностью избавиться от денег и такое предложение ему было не интересно. И второе: данная технология была разработана не им одним. Четыре цивилизации трудились над её созданием, и решение о распространении таковой должно приниматься всеми, а потенциальный покупатель ждать не желал, ссылаясь на высокую спешку. В итоге переговоры завершились не состоявшись. Но тот, кто находился внутри космического корабля, вышедшего на связь с составной частью Медузы, внешне был достаточно схож с нападавшими.

– Довольно странно, – задумчиво изрёк Блюститель Утгарда, возглавлявший общую сеть. – Сначала некий Серый выражает желание купить технологию, бесполезную для его вида. Допустим, с целью последующей перепродажи, это любимое занятие большинства Серых. Он получает отказ и устраивает нападение силами своих же соплеменников? Но он прекрасно знает, что имеет дело с коллективным разумом. То есть коллективный разум гарантированно вспомнит его личность, если потребуется. И всегда существует риск того, что в ходе нападения либо не удастся убить всех свидетелей, что и произошло, либо это убийство будет совершено недостаточно быстро и коллективный разум успеет опознать диверсантов. Серые, живущие по законам алчности и эгоизма, совсем не глупы и очень трусливы. Они боятся возмездия. Почему этот Серый не послал в океан наёмников другой цивилизации?

– Он мог бы отправить роботов, – изрекла Медуза. – Во время войны с сухопутными они делали так постоянно. Как только я начало одерживать верх в морских сражениях и битвах на поверхности льдов, то ни один корабль врагов не вернулся из океанских вод. Их военные моряки толпами бросились увольняться со службы, дезертировать и отказываться выходить в море. Никто не хотел умирать! Но кто-то продал им технологию подводных роботизированных боевых кораблей, и с того момента на меня нападали только роботы. Я так и не смогло выяснить, что за цивилизация осуществила эту продажу.

– Мы проверили архивные Скрижали, – откликнулся Блюститель космической крепости. – Гарнизон Утгарда тех лет не вмешивался в ход войны, ибо не получил от союзника просьбы о помощи.

– Я само могло решить эту проблему! – гордо заявило Существо. – И я решило её! Я должно было показать сухопутным, что со мной придётся считаться не только потому, что я в союзе с Сияющими! А потому, что я сильное! Все эгоисты уважают язык силы и понимают его лучше прочих! Даже язык денег отступает на второй план, если они чувствуют угрозу, нависшую над их бессмысленными жизнями!

– В компетентности и Силе Воли нашего союзника гарнизон Утгарда тех лет сомнений не испытывал, – объяснил Блюститель. – Но наших боевых братьев заинтересовало, кто подогревает вспыхнувшую войну извне. Было проведено негласное расследование, которое показало, что боевые технологии воюющим продало частное лицо, тщательно скрывающее свою личность. Продавец провёл сделку в короткие сроки и в обстановке максимальной конспирации, после чего покинул систему Ут и уничтожил все каналы, по которым осуществлялась сделка. Более он в системе не появлялся.

– Не похоже на простых торговцев оружием, – оценил конунг. – Эти обычно заинтересованы в репутации и продвижении своих торговых марок. Не на открытом рынке, так на закрытом. Рынок оружия – это рынок больших денег, большой конкуренции и ещё бо́льших рисков. Даже Светлые, у которых имеются товарно-денежные отношения, не любят рисковать деньгами. А уж Серые в этом дадут фору кому угодно. Абсолютное инкогнито на столь конкурентом рынке не выгодно никому. Я знаю только один тип Серых, для которых полная конспирация дороже всего остального. Это Бессмертные.

– Наши боевые братья тоже заподозрили вмешательство Бессмертного, – продолжил Блюститель. – Но продавец не оставил явных следов, никак не соприкоснулся с Сияющими и действовал в пространстве низких энергий. Никаких оснований устраивать крупномасштабные поиски не было, а одним кругом разведывательных кораблей Бессмертного не выследить. Поэтому данная ситуация была признана исчерпанной.

– Вы считаете, что сегодняшнее нападение устроил Бессмертный? – Уровень беспокойства в мысленных образах коллективного разума повысился. – Он украл образцы оборудования с целью перепродажи технологии! Рынок промышленного шпионажа всегда принадлежал Бессмертным. Но после окончания Второй Всеобщей Войны минуло больше трёхсот пятидесяти тысяч лет, и никто с тех пор не видел Бессмертных в нашем секторе космоса. Слухи ходят всякие, но это информационный бизнес, на котором СМИ делают большие деньги. Конкретных же доказательств никто не предоставил ни разу.

– Никто и не предоставит, – невозмутимо изрёк конунг. – Иначе грош цена такому Бессмертному. И бессмертию его останется длиться недолго. Бессмертные столь примитивных ошибок не допускают. Определить присутствие Бессмертного можно лишь по действиям его марионеток. И вот тут мне его действия непонятны. Как-то слишком просто он позволил нам заподозрить о своём появлении. Вряд ли это Бессмертный.

– Бессмертный бы послал на убийство роботов, – подхватила Медуза.

– Любой механизм был где-то произведён, – возразил Блюститель Утгарда. – Материал изделия содержит в своей структуре множество особенностей, указывающих на конкретную область космоса, где он был добыт или произведён. Значит, можно отследить, где находится производитель. Через производителя отыскать первого покупателя. А через него и всех остальных. Иногда проделать всю эту цепочку относительно несложно. Иногда, наоборот, невероятно трудно. Но пройти её полностью возможно. Поэтому Бессмертные либо распыляют своих роботов на атомы после того, как они засветились, либо загребают жар чужими руками.

– Марионетки не знают, кому служат, – добавил конунг. – И избавиться от них легче, чем от техники, ведь от техники могут остаться какие-то куски. А марионетка, даже живая, всё равно не понимает, кто её хозяин. Бессмертный бы послал на диверсию живых наёмников другой Серой Расы, отличной от той, к которой принадлежал этот странный космический покупатель. И марионетка, сыгравшая роль покупателя, не имела бы никакой информации о том, что кто-то после её визита станет совершать нападения. И уж точно марионетка не стала бы сама заниматься подготовкой этого нападения.

– Следы, которые вы обнаружили в астероидном поле, принадлежат убийцам? – Мысленные образы коллективного разума окрасились жаждой возмездия.

– После того как ты сообщило нам об этом странном покупателе, – ответил конунг, – мы осмотрели указанное астероидное скопление и все выработанные Земли неподалёку. Среди астероидов следов не оказалось, а вот внутри соседней планеты они нашлись. В одной из многочисленных шахт, оставшихся от работы орбитальных буров, обнаружились следы недавнего воздействия космических двигателей. Как минимум два корабля, оборудованных для проведения тайных операций, находились там длительное время. Судя по энергетическим отпечаткам, один корабль нёс в себе диверсионную группу, другой неотрывно следовал за первым и закрывал его и себя усиленными полями преломления. Которых на нём было установлено несколько, и все они принадлежат к технологиям Красной Расы.

– Красные Расы прилетели в Галактику Юр ради кражи технологии у меня? – с сомнением произнесло Существо. – Крайне маловероятно! Скорее, убийцы закупили для своих зверств корабли, изготовленные Красными.

– Это больше похоже на истину, – кивнул конунг. – Тем более что отпечатки Сущностей Красной Расы, являющиеся обитателями пространства четырнадцати энергонов, должны были ощущаться в пространстве десяти энергонов Галактики Юр хотя бы на уровне остаточных следов. Но Блюстители ничего подобного не почувствовали.

– Зато обнаруженные нами энергетические отпечатки точно показывают, в каком направлении эти корабли совершили прыжок, – добавил Блюститель.

– Вы последуете за ними? – оживилась Медуза. – Их можно выследить?

– Выследить можно, – ответил Блюститель. – Они наверняка прервали прыжок, и даже не единожды, но след энергетических возмущений гиперпространства ещё свеж, и шансы пройти их маршрутом довольно велики.

Он умолк и перевёл взгляд на конунга. Тот обратился к Медузе:

– Те, кто напал на тебя, не причинили Сияющим никакого вреда. Поэтому мы можем начать преследование только в том случае, если наш союзник выскажет прямую просьбу о помощи.

– Я высказываю эту просьбу! – немедленно заявил коллективный разум. – И я желаю отправиться с вами! Необходимо свершить воздаяние, дабы другим алчным неповадно было! – Медуза на мгновение умолкла: – А вы абсолютно уверены в том, что на меня напали те же Люди, что прятались в шахте на мёртвой планете?

– Абсолютно, – подтвердил Блюститель космической крепости. – Отпечатки их полей преломления оставили чёткий след на пути к Земле Свобода и обратно. Мы получили подтверждённую идентификацию цивилизации, разработавшей эту технологию.

– Вы идентифицировали производителя полей преломления с точностью до конкретной цивилизации лишь по остаточному следу их излучений?! – Коллективный разум даже не стал скрывать своего изумления. – Технологии Сияющих невероятны!

– Дело тут не в технологиях, – нахмурился конунг. – Мы справились с такой лёгкостью потому, что полные параметры конкретно этих полей преломления занесены в нашу систему опознавания «свой-чужой». Ибо они принадлежат цивилизации Нифлькуан. Нашим союзникам из системы Сурт. Именно это настораживает нас более всего.

– Что же в этом такого? – не сразу понял коллективный разум. – Система Сурт находится в далёкой галактике пространства четырнадцати энергонов. Расстояние, отделяющее её от Галактики Юр, громадно, между нами лежит порядка сотни других галактик. Но ведь сама система Сурт включена в Древо Переходов Мидгарда, как и система Ут. Переместиться туда может любая цивилизация – участница договора о признании суверенитета системы Ут.

– Скажи, дружище, – конунг отправил Медузе исполненный подчёркнутого внимания образ, – если бы тебе предстояло совершить данную диверсию, стало бы ты покупать технологии полей преломления для реализации скрытного нападения у наших союзников, идентификаторы которых мгновенно распознает любой корабль воинской касты Сияющих? Да ещё покупать их не где-то в противоположной от Мира Юр галактике Красной Расы, а в ближайшей с точки зрения транспортной доступности системе наших Красных союзников?

– Это глупо, – оценил коллективный разум. – Мало того, что такую маскировку может заметить гарнизон Утгарда и с лёгкостью пройти по её следу. Сияющие зададут вопрос цивилизации Нифлькуан относительно истории продажи данных полей преломления, и вряд ли союз с Сияющими для далёкой цивилизации Красных, окружённой массой конкурентов, втайне только и ждущих, когда Нифлькуан разругается с Сияющими, окажется менее ценным, нежели тайна какой-то там коммерческой сделки, каковых ежедневно заключаются тысячи. Но тем не менее те, кто напал на меня, допустили эту ошибку. Значит, это не мог быть Бессмертный.

– Если только данная ошибка не была допущена кем-то сознательно, – произнёс конунг. – Видишь ли, дружище, шесть тысяч девятьсот лет назад в системе Сурт был замечен Бессмертный. И он нагадил там столь сильно, что мы помним об этом до сих пор. И не только мы.

– Я вынуждено признать, что не понимаю картины произошедшего, – после некоторой паузы изрёк коллективный разум. – Те, кто напал на меня, являются марионетками Бессмертного или нет?

– Раз теперь у нас есть официальное требование союзника об оказании военной помощи, то Сияющие займутся выяснением вопроса, который ты только что задало, – ответил конунг. – Тем более что ответ на него нам самим очень бы хотелось получить. Командор Эльдкнут! Твой отряд возвращается в систему Ярило вместе с представителем союзной цивилизации, обратившейся за военной помощью к цивилизации Сияющих. Подготовьте помещение для транспортировки.

– Бортовая Купель подойдёт? – уточнил Эльдкнут. – Можем заполнить её забортной водой или синтезировать аналогичную по параметрам жидкость.

– Купель подойдёт, – вместо конунга ответила Медуза. – Мне уже доводилось путешествовать на борту кораблей Сияющих, ваша Купель синтезирует превосходную водную среду. Но я хотело бы отправиться в официальный полёт на своём корабле! Моя наука ещё не достигла высот, подобных вашей, и на серьёзные космические путешествия мой корабль не способен. Но он в состоянии дойти до Утгарда и воспользоваться Древом Перемещений! Я не желаю паразитировать ни на чьих достижениях, поэтому то, что способно сделать само, хочу сделать само!

– Да будет так! – подытожил конунг. – Командор Эльдкнут, твой отряд получает задачу сопроводить корабль союзной цивилизации в систему Ярило! Оставайся на месте, союзный корабль найдёт тебя в этой точке. Мы отправим в Штаб Флота Пограничной подробный рапорт обо всём, что произошло в системе Ут. Действуй!

Конунг незаметно для Медузы подключился к отдельной частоте связи патрульного отряда Эльдкнута и добавил:

– Только не разгоняйтесь сильно, братья, кораблик нашего союзника едва ползает. Мы откроем ноль-переход настолько близко к орбите Жральни, насколько это вообще возможно, но даже так Медуза будет добираться до него пару суток. Нам это подходит, за эти дни Блюстители закончат проверку обитателей этой Земли на предмет тайного пособничества диверсантам.

* * *

Наручный коммуникатор тихо зажужжал вибровызовом, и Бхекизита коснулся сенсора принятия вызова. На экране возник значок засекреченной линии, и Искусственный Интеллект системы связи произнёс сексуальным женским голосом с суровыми армейскими интонациями:

– Чифу Бхекизите немедленно явиться к эскадренному капитану «Императорских Львов»! Подтвердите получение приказа!

– Подтверждаю! – отчеканил чиф, сверяясь с цифрами хронометра.

Сейчас обед, и время его пребывания на службе закончилось. Сегодня и завтра у него выходные, поэтому абордажной ротой командует командир первого взвода. Бхекизита же появился на службе утром ради посещения тренировок по боевой подготовке, ибо факт выходного для не отменяет необходимости проведения занятий. Он сам продавил принятие этого правила пять лет назад, и потому сам исполнял его прилежней всех. Впрочем, теперь так делает каждый коммандос, вне зависимости от должности и звания. Даже эскадренные капитаны следуют этому правилу. Хотя им, прямо скажем, напрягаться не приходится даже из-за этого.

Потому что, будучи особами, приближёнными к Императору в силу родственных связей с ним или с людьми из его ближайшего окружения, эскадренные капитаны сами себе назначают тренировки. И сами между собой решают, каковой будет очерёдность их отпусков и выходных. А так как они далеко не глупы, то без особых проблем нашли удобное для себя решение проблемы. Их тренировки состоят не из физических аспектов боевой деятельности, а из командирских: тактико-теоретические манёвры в виртуальном пространстве симуляторов сражений. Эскадренные капитаны сидят в уютных креслах в своих офисах на базе и проводят друг с другом или с ИИ виртуальные моделирования различных ситуаций космического боя. Нечто вроде дружеской игры в шахматы, с приятной беседой с приятными людьми.

А чтобы иметь возможность расслабить утомлённый ежедневной нагрузкой могучий мозг, эскадренным капитанам теперь положен трёхсуточный отпуск раз в две недели. В дополнение к обычным отпускам. Повелением Императора это именно отпуск, а не выходные, и потому посещать обязательные ежедневные тренировки эскадренные капитаны не обязаны. Хотя эскадренный капитан «Императорских Львов» время от времени появляется на занятиях даже во время такого отпуска. Чтобы держать руку на пульсе и подавать правильный пример личному составу. И Бхекизита его за это очень уважает. Потому что сразу видно, что эскадренный капитан не просто карьерист, которому повезло с родственными связями. Это настоящий профессионал!

Эскадренный капитан всегда был в курсе происходящего внутри «Львов» и не мог не знать о том, что у Бхекизиты сегодня выходной. График выходных офицеров эскадры её капитан мог в любой момент вызвать щелчком пальцев. Равно как отчёт системы биомониторинга и геолокации, в реальном времени показывавший ему, кто где находится. Значит, эскадренный капитан осведомлён и о том, что Бхекизита уже закончил тренировки, но ещё не успел покинуть базу. И этот вызов был отправлен неспроста. Чиф отдал командиру первого взвода приказ продолжить командовать ротой, взял дежурный флаер и направился в офис начальства.

От тренировочного полигона до зданий аппарата управления Императорскими коммандос было пять минут полёта, и Бхекизита активировал автопилот, одновременно запуская личный компьютер в режиме просмотра новостей. Ни на открытых новостных порталах, ни на закрытой информационной линии спецслужб не было ничего такого, что бы произошло за пять часов минувшей тренировки. Значит, это не экстренный вызов по причине форс-мажора, как было месяц назад с министром разведки. Не исключено, что эскадренный капитан хочет получить от Бхекизиты какую-нибудь услугу. Это был бы наиболее желаемый вариант. Чем лучше отношения с начальством, тем больше шансов продвинуться по службе. Бхекизита на своей должности всем доволен и счастлив, но плох тот солдат, что не мечтает стать генералом. И пусть это поговорка Серых, в данном случае она абсолютно к месту, и он с ней полностью согласен.

Флаер совершил посадку возле управленческого комплекса, замирая на специально отведённом для этого стояночном месте, и Бхекизита подошёл к мощным стальным воротам. Системы автоматического контроля доступа немедленно направили на него турели излучателей частиц и распахнули бронещитки датчиков сбора информации.

– Чиф Бхекизита к эскадренному капитану «Императорских Львов»! – доложил чиф.

Сейчас система доступа сверит его голос, интонации, походку, энцефалограмму и сердечные ритмы с заложенным в память образцом, убедится в подлинности визитёра, после чего откроет ворота. Так что произносить установленную инструкцией фразу вышеприведённого доклада нужно чётко и ясно, чтобы у ИИ не возникло сомнений в твоей дееспособности и свободе от какого бы то ни было постороннего воздействия.

Пару секунд датчики с тихим щёлканьем перемигивались, потом красный цвет орудийных систем захвата целей сменился на зелёный, и из-под земли послышался глухой звук включившихся двигателей. Мощные створы ворот разошлись, утапливаясь в стены, и Бхекизита вошёл внутрь. Офис эскадренного капитана находился на пятом подземном уровне, надёжно защищённом от ударов с воздуха, и чифу пришлось пройти вторую такую же проверку перед входом в лифт. Добравшись до нужного офиса, он обнаружил стоящих в приёмной офицеров секретной службы, облачённых в суперсовременное боевое снаряжение. Странно, что все они Красные, обычно в секретной службе больше Чёрных. И экипированы невероятно круто. Такой экипировки вживую чифу видеть ещё не доводилось.

Значит, эскадренный капитан у себя не один, к нему явился кто-то из правительства! Неужели Бхекизите наконец-то выпал шанс?! Упускать такое нельзя, он готов на что угодно, лишь бы его рвение вновь было замечено на самом верху! Уйти на пенсию в должности командира роты – это не предел его стремлений!

– Чиф Бхекизита? – Один из офицеров секретной службы шагнул к нему и окинул его взглядом с головы до ног, словно сканируя. При этом глаза офицера перемещали этот взгляд снизу вверх с постоянной скоростью, словно и вправду были механическими. – Вы можете пройти. Вас ждут.

Офицер отшагнул в сторону, освобождая дорогу, и Бхекизита уловил на себе взгляды остальных правительственных телохранителей. Такие же механические, ледяные и ничего не выражающие. Внезапно он понял, что все они похожи друг на друга, как клоны, даже эти механические взгляды у них одинаковы. Значит, перед ним действительно не люди. Охрана того, кто находится сейчас в офисе эскадренного капитана, состояла из боевых андроидов. Фантастически дорогая технология, стоящая столь же фантастических денег для воплощения, и ещё более дорогая в научном плане. В Империи Сигу таких возможностей нет и не будет ещё лет девятьсот. Такие андроиды есть только у передовых цивилизаций Красных, имеющих многотысячелетнюю науку. В Нейтральных Территориях такое производство не наладить, подобный товар привозят из других галактик, и стоит он сумасшедших денег.

Покупать такое нет никакого смысла. За эти деньги можно нанять реально громадную толпу живых бойцов, экипированных так, что они с лёгкостью развалят на запчасти всех этих андроидов, обошедшихся в аналогичную сумму. Бхекизита, будучи элитным профессионалом, изучал всю свежую информацию, касающуюся военного дела, которая приходила по линии разведки или из открытых источников. Живьём он подобных андроидов прежде не встречал, но видео с ними видел и более-менее представляет их возможности. И цену. Поэтому он не сомневается, что тот, кто закупил этих андроидов, сделал это не столько ради их боевых качеств, сколько ради небоевых. А конкретно ради двух: андроиды не выбалтывают секретов и не переходят на чужую сторону.

– Эскадренный капитан, сэр! – Бхекизита шагнул в распахнувшуюся перед ним бронированную дверь. – Чиф Бхекизита по вашему приказанию прибыл!

К его удивлению, командир «Императорских Львов» сидел не на своём месте за рабочим столом, обставленном электронными интерфейсами различных девайсов, а рядом с ним, на одном из кресел, предназначавшихся для посетителей. Офицера, по-хозяйски расположившегося за столом эскадренного капитана, Бхекизита узнал сразу же. Это был министр разведки, заметно осунувшийся от усталости, будто ему пришлось работать без отдыха несколько суток подряд. Печать усталости делала его чернокожее лицо значительно темнее лица эскадренного капитана, хотя оттенок кожи у последнего был ничуть не светлей.

– Проходите, чиф, располагайтесь. – Эскадренный капитан указал на кресло рядом с собой. – У нас есть к вам разговор. И этот разговор не предназначен ни для чьих ушей, кроме ваших. Это не официальная служебная миссия, всё будет зависеть сугубо от вашего желания. Поэтому мы разговариваем в ваше внеслужебное время.

– Я готов, сэр! – отрапортовал Бхекизита, усаживаясь в кресло едва ли не по стойке «смирно». – Для Империи у меня не существует внеслужебного времени, сэр!

– Поэтому я и решил сделать это предложение именно вам, – вместо эскадренного капитана продолжил министр разведки. – Скажите, чиф, что вам известно о цивилизации Ушмаицу?

– Немного, господин министр! – Бхекизита нахмурился, от чего его узкие глаза сузились до состояния щёлочек. – За время моей службы Империя не сталкивалась со Стальными Гиенами. Я знаю, что это очень древняя цивилизация Красной Расы, но она не принадлежит ни к какой галактике Красных. Они состоят в союзе с Сияющими и очень этим гордятся. И не устают бахвалиться всем этим. Напыщенные и заносчивые ублюдки, сэр!

– Цивилизация Ушмаицу именует себя Легированными Гиенами, – мягко поправил его министр разведки.

– Виноват, сэр! – немедленно исправился Бхекизита. – Но смысл тот же! Разница невелика!

– Логично, – согласился министр. – В остальном вы охарактеризовали их довольно метко. Их самомнение порой раздражает. Вы помните обстоятельства, при которых мы впервые встретились с вами лично, чиф?

– Сэр, да, сэр! – отчеканил Бхекизита. – Ваш эскорт попал в засаду сепаратистов в астероидном поясе газового гиганта системы По, сэр! Моя рота проводила штурм вашего линкора! Мы сняли с вас блокаду противника!

– Ваша скромность делает вам честь, чиф. – Министр удовлетворённо кивнул. – Но давайте называть вещи своими именами: вы спасли мне жизнь. Вы и ваши люди.

– Это наша работа, сэр!

– И вы делаете её лучше всех. – Министр вперил в Бхекизиту внимательный взгляд. – Поэтому вы здесь. Не будем тянуть, пора посвятить вас в детали. Уверен, в тот день вы, и не вы один, задавались вопросом, что я делал в той всеми забытой дыре, да ещё с минимальным эскортом вместо полноценной эскадры охраны. Это не очень-то профессионально для министра разведки. Я прав?

– Виноват, сэр! – не стал отпираться Бхекизита. – Такая мысль у меня возникла. Но я ни в коем случае не осуждаю ваши решения, сэр! С точки зрения командира абордажной роты всё может выглядеть совсем не так, как с высоты вашей должности, сэр! Если министр разведки поступил так, значит, на то имелись причины, которые известны далеко не каждому! Не мне обсуждать ваши решения, сэр!

– Вы гораздо умнее, нежели требуется для простого абордажного ротного. – Удовлетворение в голосе министра стало ещё заметней. – Эта должность вам явно мала. Что ж, у вас есть возможность проявить себя и на деле доказать, что вы созрели для более серьёзных постов.

– Я всегда готов, сэр! – Бхекизита встал и вытянулся во фрунт.

– Садитесь, чиф. – Министр одобрительно кивнул. – Итак, в тот день я проводил суперсекретную встречу с моим суперсекретным агентом. Вы не ослышались, чиф, я дважды сказал слово «супер», и это не ошибка. Я очень дорожу этим агентом, он стоит сотни обычных шпионов. Я не могу себе позволить рисковать им, и потому между мной и данным агентом нет цепочки посредников. Он подчиняется и отчитывается напрямую мне лично, и больше никому. Это единственный способ гарантированно избежать утечки.

Главный разведчик секунду молчал, нахмурившись, после чего продолжил:

– Именно это его и спасло. И чуть было не стоило мне жизни, но ваше своевременное и профессиональное вмешательство спасло всю операцию в буквальном смысле.

– Счастлив служить Империи, сэр! – негромко, но веско заявил Бхекизита. – Вы можете всегда положиться на «Императорских Львов». Мы живём ради Империи!

– И это очень хорошо, чиф. – Лицо министра стало ещё более хмурым. – Потому что Империя в опасности. В очень большой опасности! Слушайте внимательно!

Бхекизита замер, обращаясь в слух, и главный разведчик принялся излагать суть:

– Вы, несомненно, осведомлены об истоках мятежа сепаратистов, приведшего Империю к гражданской войне с Красным королевством. Война эта, к счастью, закончилась победой, и раскола Империи удалось избежать. Но сепаратисты хоть и были разбиты и изгнаны с планеты, не оставили своих планов и продолжают разрушительную деятельность против Империи. И в последнее время эта деятельность стала набирать обороты.

Долгое время мы полагали, что сепаратисты тайно аффилированы с Демократией Цета. Что их финансирование, планирование и снабжение идут именно оттуда. Цель Демократии Цета понять нетрудно: они хотят подмять нас под себя, уничтожить Империю и получить послушную и успешную колонию в нашем лице. Ничего нового, ведь наши солнечные системы соперничают со времен окончания Второй Всеобщей. Бывали века, когда мы властвовали над ними, бывало и наоборот, так что очередная попытка Демократии Цету взять верх в этом извечном противостоянии выглядит вполне объяснимо. Тем более что моё ведомство неоднократно получало косвенную информацию, подтверждающую эту версию.

Но со временем я начал испытывать в ней определённые сомнения. Проблема в том, что Демократия Цета имеет относительно равные возможности в сравнении с Империей Сигу. Никто из нас не может похвастаться кардинальным превосходством в науке, технологиях или военной силе. Да, у них больше денег, потому что Демократию давно уже оседлали Серые, а их финансовые инструменты в чём-то более эффективны. Но на нашей стороне численность населения и размер жизненных территорий, это даёт нам лидерство в количестве рабочих мест и объёме производства.

Как видите, паритет сохраняется. Более того, численность населения Империи растёт опережающими темпами, и рано или поздно мы произведём боевых кораблей больше, чем они смогут закупить. И Империя Сигу подчинит себе Демократию Цета и снова станет великой, как бывало ранее. Несомненно, в Демократии это понимают и пытаются противодействовать. В этом свете версия об их поддержке сепаратистов выглядит вполне обыденно. Слишком обыденно!

Министр вновь замолчал, хмурясь тому, что предстояло сказать, и продолжил:

– Я стал сомневаться в этом, когда в очередной раз провел анализ полученной моим министерством информации и увидел, что в очередной раз агенты не принесли ничего, кроме слухов и косвенных данных. А ведь это очень странно! Империя не уступает Демократии в возможностях, так почему все данные лишь косвенные и не имеют доказательств? Если Демократия взрастила сепаратистов, то это невозможно сделать без серьёзных финансовых потоков, поставок оружия, вербовки наёмников и прочее. Подобная деятельность требует задействования большого количества исполнителей и финансовых инструментов, это оставляет очень заметные следы, такое не удержать в тайне годами. Доказательств должно было быть полно! Но их нет.

И тогда я задумался. А не имеем ли мы сейчас тот редкий факт, когда отрицающая свою причастность Демократия действительно непричастна? Соглашусь, в такое сложно поверить, но министр разведки должен учитывать любые варианты. И я позволил себе предположить, что не Демократия ведёт с нами эту игру. Но если эта проблема пришла к нам не с Цетака, то откуда? Закон разведки гласит, если не знаешь, кто твой враг, в первую очередь смотри, кто получает выгоду! Что же мы имеем?

Рядом с нами Рубеж, за которым начинается пространство высоких энергий. Там живут Светлые, и они отпадают сразу же. Им запрещено пересекать Рубеж без суперпричины. Оккупировать нас им не позволят их же Высокомерные, ибо за соблюдением Предписания о Нейтральных Территориях следят. Иначе никаких Нейтральных Территорий бы не существовало. Захватывать же нас тайно, усадив на трон Империи свою марионетку, Светлым бессмысленно. Что это им даст? Ресурсную базу? Пространство высоких энергий лопается от ресурсов, это общеизвестно. Что ещё? Нет, наш невидимый враг явно не внутри Рубежа, и он где-то близко!

Что мы имеем рядом, кроме наших заклятых друзей из системы Цета? Ближайшая к нам солнечная система – это система Ярило. Она принадлежит Сияющим. Дальше можно не продолжать. Сияющим хватает проблем со своим Экспериментом, мы их не интересуем. Если когда-нибудь они выведут собственный подвид, способный без деградации жить в пространстве низких энергий, это станет огромной проблемой для всех. Особенно для нас, ибо мы рядом. Но пока они ничего не добились, наши планеты им не нужны. Кто ещё?

Может быть, система Талах? Негласная пиратская столица? Проблем с пиратами хватает, но это не более чем бандитские нападения, напрямую Талах до нас не дотянется. Они на самом краю спирального рукава, им не удержать власть в столь далёкой от дома системе, их же марионетки сделают им ручкой, как только сядут на трон. А в прямом столкновении с Империей у них шансов нет хотя бы уже потому, что их ненавидят все и желающих в союзе с нами подрезать им крылышки найдётся много. Значит, это не они. Все обитаемые системы, кроме Ярило и Цеты, находятся от нас или далеко, или очень далеко, как Талах.

За исключением Ушмаицу. Да, на первый взгляд Легированным Гиенам нет смысла тайно разрушать и покорять Империю. Ведь они живут по нормам Светлых, во всём подражают Сияющим и так далее. Они слишком благородные и великие, чтобы опускаться до нас, недостойных!

Министр разведки иронически усмехнулся:

– И вот тут возникает вопрос: а так ли это на самом деле? Если тщательно проанализировать их ситуацию, то можно увидеть любопытные детали! Ресурсов в их системе нет, одно только название «Хлам» говорит само за себя! Всё, на чём держится их цивилизация, Легированные либо закупают, либо собирают в необитаемом космосе очень неблизко от материнской солнечной системы. Да, они многое синтезируют, ведь их наука что-то там получает от Сияющих, но синтез тоже требует вложений.

Всё это должно стоить им немалых средств, если не финансовых, то трудовых и временны́х затрат однозначно. Ведь их цивилизация не столь многочисленна: планета мала, суши на ней ещё меньше, а приток мигрантов извне практически отсутствует. Потому что мало кто, находящийся в здравом уме, захочет жить по нормам Сияющих и добровольно лишить себя перспективы сколотить состояние и возвыситься над общей массой тех, кто оказался менее умён и деятелен.

И если предположить, что Легированные действительно сталкиваются с трудностями в плане количества рабочих рук, добычи ресурсов и прочее, то версия об их связи с сепаратистами уже не выглядит невозможной. Ведь цивилизация Ушмаицу не может просто взять и напасть на нас. Это противоречит нормам Сияющих. Сами Сияющие их за это и накажут. Единственный вариант для Легированных поработить нас – это действовать тайно, чужими руками! Например, посадить на трон Империи свою марионетку, а та будет продавать на Ушмаицу за бесценок ресурсы, которые наши граждане добывают в поте лица.

Главный разведчик Империи вновь внимательно посмотрел на Бхекизиту:

– И ещё одно странное совпадение: на Ушмаицу живут Красные. И мятеж в Империи возник именно в Красном королевстве, участвуют в нём только Красные. С самого начала претензии сепаратистов основывались на расовом принципе, ибо если вдуматься в требования сепаратистов, то это лежит на поверхности. Полностью выстроив озвученную версию, я принял решение проверить её. Опущу подробности, скажу лишь, что это было фантастически трудной задачей, близкой к невозможному, но мне удалось внедрить на Ушмаицу своего агента.

– Легированные Гиены, – авторитетно заявил эскадренный капитан, переводя взгляд с Бхекизиты на министра, – превосходят нас в уровне технологий, если выражаться аллегорично, во столько же раз, во сколько уступают в численности. И преодолеть их систему контрразведки способен только истинный гений! Признаюсь, не представляю, как вам это удалось, господин министр!

– Не перехваливайте меня, – скромно произнёс министр. – Если бы я был гением, то смог внедрить Легированным целую шпионскую сеть. В действительности же основная масса моих агентов была раскрыта ещё на стадии проникновения, и мне пришлось использовать их внутричерепные чипы самоликвидации, чтобы не подставлять Империю. Остальные агенты не смогли продвинуться на сколько-нибудь серьёзные посты. И лишь один из них сумел проникнуть в верхние эшелоны власти.

Именно с ним я должен был провести секретную встречу в астероидном поясе в тот злополучный день. Как там оказались сепаратисты, неизвестно, но их появление служит прямым доказательством того, что нити мятежа тянутся на Ушмаицу. Легированные как-то выяснили и сам факт встречи, и место, и даже время. Но об этом не знал никто, кроме Императора. Император лично решал, кто из его окружения будет в курсе событий. А это значит, что в ближайшем окружении Императора есть предатель.

– Не может быть такого, что ваш агент где-то прокололся? – предположил Бхекизита, мрачнея от подобных известий. – Ближайшее окружение Императора – это кристально честные люди, его соратники с давних времён. Мне тяжело поверить, что кто-то из них способен предать своего Императора!

– К сожалению, других вариантов нет, – с досадой ответил министр. – Мой агент сработал безупречно. Легированные не знают, кто он, и даже не подозревают его. Утечка прошла именно с нашей стороны, потому что за агентом не было хвоста. Красные не знали, за кем следить. И потому следили за мной через своих марионеток-сепаратистов и приказали им уничтожить агента, которого не в силах раскрыть сами. Этот агент для них хуже, чем кость в горле. Он добыл сведения, подтверждающие мою версию: Легированные действительно устроили всё это. Они хотят заменить Императора на подконтрольного себе. И прибрать к рукам нашу Империю. Они действительно завербовали кого-то из ближайшего окружения Императора, но пока нам не удалось установить, кто именно является предателем.

Голос министра стал зловещим:

– И они не собираются останавливаться на достигнутом. На Ушмаицу готовят второй этап конфронтации Империи и сепаратистов, который должен привести к новой гражданской войне, терактам и бунту обывателей против Императора! Легированные уже начали обеспечивать сепаратистов новейшим вооружением и оборудованием. Вам, как профессионалу, ничего не показалось странным в том бою, чиф Бхекизита?

– Дроиды, которые взяли на абордаж ваш крейсер, были очень навороченные, сэр! – немедленно доложил Бхекизита. – Таких у сепаратистов раньше не было. Раньше для них это было слишком дорого. Это слишком дорого даже для императорского десанта. И РЭБ-корабль у них был какой-то странный, сэр!

– Странный, чиф, это мягко сказано! – усмехнулся эскадренный капитан. – Он в одиночку противостоял нашей РЭБ-команде, а это три РЭБ-корабля лучших проектов, имеющихся в Империи! Это технология подороже абордажных дроидов!

– Виноват, сэр! – поправился Бхекизита. – Не был осведомлён о таких деталях, сэр! На десантном факультете преподают устройство РЭБ-кораблей только в ознакомительном формате! Восполню пробел самоподготовкой, сэр!

Министр и эскадренный капитан переглянулись, и министр произнёс:

– Теперь я не сомневаюсь, что мы сделали правильный выбор. – Он перевёл взгляд на Бхекизиту: – Теперь вы понимаете, чиф, насколько важна была та встреча и насколько важен этот агент?

– Более чем, сэр! – отчеканил Бхекизита. – Мне жаль, что я и мои люди видели его, сэр! Но я готов на всё, чтобы не допустить утечки! Что я должен сделать, сэр?

– Вот теперь пришло время поговорить о самом главном. – Министр многозначительно замолчал, и несколько секунд они с эскадренным капитаном буравили его глазами.

Бхекизита выдержал их взгляды, и министр остался доволен этим.

– Вы не видели агента, чиф. – Он сделал ещё одну паузу. – Никто не видел агента. Я был бы плохим разведчиком, если бы допустил, чтобы меня обыграли всего лишь сепаратисты. Я предпринял меры предосторожности заранее, хотя и не ждал засады. И когда сепаратисты атаковали мой эскорт, я оказался готов. Агент, которого вы видели, сыграл роль приманки, на которую клюнули марионетки наших врагов, чиф. Настоящий агент не вступал со мной в контакт и ушёл незамеченным при первых признаках опасности. Он по-прежнему загадка для Легированных.

Министр нахмурился, от чего его чёрное лицо стало ещё более мрачным:

– Но теперь агенту нужна помощь. Ситуация требует наличия у него напарника. Мне нужен тот, кому я мог бы доверить, ни много ни мало, судьбу Империи. Это очень тяжёлая и опасная миссия. В случае провала никто не вернётся оттуда живым. Я пришёл к «Императорским Львам» за помощью. Потому что из всех тех, кому я ещё могу доверять, только вы ничего не знали об этой тайной агентурной игре. Ни своим людям, ни тайной полиции, ни секретной службе я доверять не могу.

Он кивнул в сторону наглухо запечатанной бронедвери, за которой его ждали боевые андроиды:

– Вы видели мою новую охрану. Это огромные расходы, но другого выхода у меня не было. Я не могу рисковать, на карту поставлена судьба Империи. И потому я задаю вам, чиф, прямой вопрос: вы готовы стать тайным агентом Империи и пойти на смертельный риск? В случае неудачи вы погибнете. Но в случае успеха Император оценит ваши заслуги перед Империей самым подобающим образом.

– Я готов, сэр! – мгновенно ответил Бхекизита. – Ради Империи и Императора я сделаю всё! Что я должен сделать? У меня нет подготовки секретного агента, но я освою всё, что потребуется, сэр!

– Это не проблема, чиф, – впервые за весь разговор министр улыбнулся, сверкнув белозубой улыбкой на чёрном лице. – Вам предстоит исполнять обязанности телохранителя агента, при необходимости пилота, наблюдателя, посыльного, помощника – у агента не хватает рук успеть везде. Здесь нужен не профессиональный шпион, а истинный патриот Империи, которому можно доверять без ограничений. Очень храбрый и очень боеспособный патриот!

– Это я, сэр! – Бхекизита снова встал и вытянулся во фрунт. – Я вас не подведу, сэр!

– Искренне на это надеюсь. – Взгляд коричневых глаз министра вновь стал серьёзен: – Потому что второго шанса не будет ни у вас, ни у меня. Мы с эскадренным капитаном возлагаем на вас большие надежды. Вам придётся работать среди Красных. Все мы Чёрные, и все, кому мы можем доверять, либо Чёрные, либо мулаты. Любой такой агент мгновенно вызывает подозрения у Легированных.

– Я тоже мулат, сэр! – Бхекизита сразу понял, к чему клонит главный разведчик Империи. – Но я отличаюсь от других, мой отец является представителем Жёлтой Расы! Я смогу убедить Легированных, что не имею отношения к Империи!

– Именно, чиф! – подтвердил министр. – Вы определённо умнее, чем требует должность всего лишь командира абордажной роты. Ваша карьера ещё впереди. Садитесь! Итак, сейчас вы возвращаетесь домой. У вас, насколько я знаю, нет жён?

– Сэр, нет, сэр! Я хочу реализовать себя на службе Императору, это отнимает всё моё время, я редко бываю дома. Женщинам это не нравится, сэр!

– Когда всё закончится, ваша жизнь изменится кардинально, – заявил министр разведки. – Но об этом мы поговорим после завершения операции. Продолжим: вы возвращаетесь домой и к вечеру сообщаете на базу о высокой температуре и сильных болях в суставах, особенно в имплантированных. За вами придёт медицинская команда. Это будут мои люди. Вас отвезут в госпиталь, там вы пролежите сутки, после чего медики диагностируют у вас отторжение имплантов и порекомендуют перевести в профильную клинику. После этого вас увезут с базы в столицу. Где-то на пути следования вас подменят на двойника, который будет всё оставшееся время изображать вас в качестве больного. Чтобы избежать ненужных накладок, мы повозим его по разным больницам и запутаем весь этот процесс.

Если ваши сослуживцы захотят навестить вас, им не удастся понять, где именно вы проходите лечение. Сожалею, но ваших родителей нам придётся обмануть точно так же. Никто не должен ничего знать!

– Нет проблем, сэр! – ответил Бхекизита. – Родители уже немолоды, они не станут ездить и искать меня по больницам, если сказать им, что это плановое медицинское обслуживание имплантов! Им не обязательно сообщать о болезни, сэр!

– Хорошая идея, чиф! – одобрил министр разведки. – Мы так и сделаем. После того как вы будете заменены на подставное лицо, вас отвезут на секретную агентурную базу. Там вы получите всё необходимое и будете отправлены в другую солнечную систему, где встретитесь с моим суперсекретным агентом. Все инструкции он даст вам на месте. Сделайте это, чиф! И помните: от вас зависит судьба Империи!

Глава шестая

Корабль коллективного разума оказался здоровенным полым моллюском, обшитым толстым слоем высокопрочной стали и укрытым примитивными силовыми полями. Медуза прекрасно понимала, что технологии её силовых полей ещё слишком сырые, и потому напичкала их генераторами добрую треть корабля, что позволило ей добиться некоторой степени надёжности. Вкупе с тем, что внутренние полости корабля были разделены на достаточное количество отсеков, имеющих возможность становиться полностью герметичными в случае аварийной ситуации, живучесть у корабля Медузы однозначно имелась. Вторую треть внутреннего объёма громадного моллюска занимала корабельная техника и прочие элементы необходимой для полёта машинерии, в оставшейся части размещались обитаемые отсеки и пункты управления.

В которых оказалось аж сто медуз, являющихся составными частями коллективного разума. Древнее Существо посчитало, что меньшим количеством выдвигаться на официальную межгалактическую встречу никак нельзя.

– Чем больше составных частей присутствует в локальном объёме удалённого пространства, тем надёжнее, – объяснило Существо в ответ на вопрос Эльдкнута. – Я не способно ощущать свои составные части, находящиеся на расстоянии, превышающем мои биологические возможности. Поэтому в отрыве от общего Сознания составные части действуют автономно. И чем больше единиц будет в такой автономной группе, тем выше окажутся их возможности. Я буду поддерживать с ними контакт посредством средств связи, но если по какой-либо причине связь пропадёт или окажется невозможной, автономная группа таких размеров сможет самостоятельно следовать требуемым целям. Позже, когда действовавшие автономно составные части вернутся в область единого Сознания, полученная ими информация синхронизируется со всеобщей памятью. Я хотело отправить в пространство Сияющих ещё больше составных частей, но, к сожалению, пока это единственный мой космический корабль такого класса и обитаемый объём в нём ограничен.

До зеркала ноль-перехода космический моллюск действительно добирался целых два дня, и весь этот срок крейсеры патрульного отряда следовали рядом, уравняв скорости. За время сего вынужденного бездействия весь личный состав Эльдкнута успел дважды выспаться от всей души, более спать уже никто не мог, и все гадали, сколько же придётся ползти через космос там, в системе Ярило.

К счастью, командование сил прикрытия было в курсе возможностей корабля союзника и загодя приняло нужные меры. Как только патрульный отряд вместе с охраняемым оказался в системе Ярило, прямо перед ними возник авианосец конунга. Командующий силами прикрытия переместился на борт корабля Медузы, несколько позже туда же прибыл Ас касты Жизнь Рекущих из системы Тары, и патрульный отряд Эльдкнута отправили навёрстывать положенный после глубинного патрулирования выходной.

Но за двое суток, которые все вынужденно проспали, всякая усталость миновала, и сидеть без дела никому не хотелось. Эльдкнут связался с командиром Второй Ударной группы и выразил общее желание экипажей четвёрки патрульных крейсеров заняться полезным для Расы делом.

– Очень вовремя! – неожиданно заявил в ответ командир. – У нас как раз висит запрос от касты Жизнь Рекущих Орея на проведение тренировок с юными ратниками. Кстати, Ас Иризар просил конунга по возможности прислать на эти занятия твой отряд. Он сказал, что вам будет не лишне лучше понять тех, кого охраняете. Чем ты насолил многомудрому Асу, Эльдкнут?

Командир Второй Ударной с любопытством воззрился на командора, и Эльдкнут пожал плечами:

– Мы не сошлись с Иризаром во взглядах.

– Случаем, не во взглядах на угрозу, которую воинская каста усматривает в возможных результатах Эксперимента? – уточнил командир. – Ты небось сказал ему, что подозреваешь гибридизацию Спящих с Тёмными в будущем?

– Этот вариант подозревает вся наша каста, – насупился Эльдкнут. – Это ни для кого не секрет. Да, я так сказал.

– Зря. – Командир Второй Ударной коротко улыбнулся. – Ты позволил старику оседлать его любимого конька! Ас Иризар никогда не устаёт раскрывать глаза нашей касте на то, как мы безосновательно и чрезмерно предвзяты. Я пару раз сбегал от него под предлогом срочных военных надобностей. Наши предшественники, Харрийский гарнизон системы Ярило, оставили целый трактат на тему «Как не стать жертвой Аса Иризара». Он, кстати, был помещен в Скрижали всех кораблей сил прикрытия. Зря ты его не прочёл.

– Мы патрульный отряд, работаем в глубоком космосе. – Эльдкнут поморщился, признавая свою ошибку. – Никто не думал, что нам придётся контактировать со Спящими. Они же не пилотируют звездолёты, в дальнем космосе их нет, а на поверхности Земель системы Ярило мы почти не бываем. Надо было прочесть, но за два лета я видел Спящих всего-то три раза, и то издали. В общем, всегда находились более важные дела.

– Угу, – кивнул командир. – В самый первый раз я тоже так прокололся. В общем, раз у вас есть время, летите на Орей и отдувайтесь за всю нашу касту. Я вызову вас, когда настанет час сопровождать Медузу обратно. Так что бесконечно долго вам там быть не придётся.

Командование сообщило Совету Каст системы Ярило о появившейся возможности провести занятия с ратниками, и уже через десяток частей Оперативный дежурный раздал отряду Эльдкнута список задач. Один крейсер отправлялся на Мерцану, второй на Дэю, два оставшихся, включая корабль Эльдкнута, следовали на Орей. Причём, как оказалось, самого командора ожидал персональный вызов. Едва пара крейсеров вошла в атмосферу Орея, корабельный Кристалл Связи сообщил о входящем радиосигнале. Электронный передатчик пытался установить контакт с крейсером, транслируя опознавательные коды касты Жизнь Рекущих Орея.

– На связи! – Эльдкнут подал на корабельный Кристалл Связи импульс личной энергии, разрешая биоэнергетическому оборудованию пропустить техногенный сигнал. – Ласкового солнца, Добронрав! Чем воинская каста может помочь тебе?

– Вечно сияющих тебе звёзд, доблестный командор! – Жизнь Рекущий Спящих выглядел жизнерадостно и оптимистично, полностью подтверждая своё имя. – Это по моей просьбе тебя направили на Орей! Совет Каст системы Ярило только что сообщил, что у воинов освободились несколько кругов могучих бойцов и они в состоянии провести занятия с молодежью. Я увидел в списках твоё имя и подал заявку! Юные ратники нашего Рода как раз сейчас находятся на занятиях, не хотелось упускать столь ценную возможность! Можешь ли ты лично провести занятия с нашей молодёжью?

– Могу, отчего же нет, – ответил Эльдкнут. – За тем мы и пришли. Куда лететь?

– Высылаю координаты! – Добронрав завозился с интерфейсом наручного коммуникатора, отправляя в эфир нужные данные. – Готово! Ждём тебя на полигоне!

Спящий отключился, и вместо него заговорил Блюститель:

– Эльдкнут, из Аргона только что прислали заявки на проведение тренировок. Тебя ждут на южном полюсе, на бывшем полигоне нашей касты. Остальной экипаж расписан по тренировочным площадкам северного полушария.

– Я возьму перехватчик, – решил командор. – Как закончу, вернусь самостоятельно. В случае объявления тревоги встречаемся у орбитальной крепости Орея.

До южного полюса Орея перехватчик дошёл быстро. Дабы сэкономить время, Эльдкнут прошёл по баллистической траектории через короткую орбиту планеты и провёл спуск по синергетической траектории, мгновенно пронзая тысячекилометровую вертикаль от космоса до поверхности. Ярко пылающая звёздным огнём капля перехватчика неуловимым глазу ускорением прошла это расстояние и замерла, словно вкопанная, погасив скорость с максимальной до ноля в метре от заснеженной земли. Командор погасил энергополя, посадил перехватчик и придал ему посадочную форму. Серебристая сфера превратилась в лежащую на утоптанном множеством ног снегу каплю и сформировала выходной люк.

– Всякий раз, когда я вижу посадку корабля воинской касты, не перестаю восхищаться столь впечатляющим зрелищем! – изрёк немолодой муж в одеждах касты Жизнь Рекущих Орея и с Кристаллом Магистра на личной диадеме. – Сияющих звёзд тебе, Эльдкнут! Моё имя Яромир.

– Добро пожаловать на Землю Орей, доблестный командор! – Добронрав стоял рядом с Магистром неподалёку от приземлившегося перехватчика. – Род Небесной Лазури рад приветствовать тебя на ратном полигоне!

Эльдкнут окинул окружающее пространство коротким цепким взглядом, одновременно прислушиваясь к общему энергопотоку полигона. Когда-то, две с половиной тысячи лет назад, этот полигон принадлежал воинской касте. Но с наступлением опасной фазы его отдали гражданским по просьбе Совета Каст. С тех пор здесь, судя по всему, многое изменилось, неизменным осталась лишь вечная зима, безраздельно властвующая над южным полюсом Орея.

Сам полигон уже мало походил на тренировочные территории касты воинов. Вдали виднелась полоса препятствий, укороченная вдвое от воинских стандартов как по высоте самих препятствий, так и по своей общей протяжённости. Сложные препятствия отсутствовали, летающих мишеней, способных вести огонь по тренирующимся бойцам, нигде не было видно. Зато вместо них имелись их нестреляющие аналоги. Вместо пространства для отработки биоэнергетических ударов по различной электронике вероятного противника обнаружилось стрельбище, на огневых рубежах которого установлены техногенные орудия различных типов. Сектора для отработки личного пилотажа больше не существовало, на его месте располагались стояночные места с атмосферными боевыми машинами Красной Расы, в которых Эльдкнут без труда узнал истребители Нифлькуанцев.

Пара таких истребителей только что совершила посадку, из них выбрались двое взрослых Спящих в одеждах касты Жизнь Рекущих и заторопились присоединиться к выстроившимся напротив его перехватчика десяти кругам совсем юных Свага возрастом лет в восемнадцать, чьи тусклые соломенные волосы и синие глаза столь непривычно не сияли.

– Во славу Расы! – Эльдкнут вскинул руку к звёздам в сакральном жесте Сияющих.

– Во славу! – дружно ответили ученические круги, синхронно повторяя его жест.

Их глаза и волосы не издали ни малейшего свечения, но вспыхнувшие незримой непоколебимой решимостью взоры было сложно не заметить.

– Для начала неплохо, – негромко оценил командор и представился: – Командор Эльдкнут, Четвёртый патрульный отряд Второй Ударной группы, силы прикрытия системы Ярило, Даарийская группировка.

– Ты о чём, могучий воин? – заинтересовался Магистр, внимательно глядя в сияющие звёздным светом глаза Эльдкнута снизу вверх. Для Магистра Спящих, ростом не достающего до отметки в два и шесть метра пары сантиметров, Даарийский командор высотой в четыреста пятнадцать сантиметров являлся вполне настоящим великаном. А ведь есть ещё древние воинские Рода, адаптированные к ведению боевых действий в условиях запредельной гравитации. Те воистину огромны в сравнении с кем угодно.

– Никак не могу привыкнуть к тому, что вы не сияете, – признался Эльдкнут. – Но излучения, обозначающие состояние вашего Духа, очень меня ободрили.

– В нашем положении это суть высокая оценка! – Добронрав явно обрадовался услышанному. – Знакомься, доблестный командор: ратники третьего круга обучения касты Жизнь Рекущих Рода Небесной Лазури! Мы ждали этого занятия два лета, с тех пор, как в нашей системе сменился гарнизон сил прикрытия. Прежние воины помогали обучению, если ратные труды позволяли им изыскать немного времени.

– Я с удовольствием окажу вам любую посильную помощь. – Даарийский командор внимательно изучал юных ратников. – Если вы объясните, что именно в моих силах.

Юные ратники, вне всякого сомнения, имели неплохой боевой дух, однако кондиции их тел оставляли желать лучшего. В сравнении с Сияющими Свага они были не только меньше ростом. Плотность мышц, прочность костей и сила связок их тел заметно уступала привычным для синеглазых Сияющих параметрам. Даже в сравнении с Магистром они выглядели хуже, хотя родовые энергопотоки показывали, что как минимум десятку находящихся в строю учеников Яромир приходится прадедом. Разница в падении качества последующих поколений бросалась в глаза.

– Я не владею техногенным стрелковым оружием и не умею летать на техногенных истребителях. – Эльдкнут устремил на Добронрава непонимающий взгляд. – Я, конечно, могу произвести выстрел из бластера Цвергов или Нифлькуанцев и даже попаду из него более-менее точно, но профессионализмом это назвать нельзя никак.

– Обучение владению техникой нам от тебя не требуется, могучий командор, – покачал головой Магистр. – Этому искусству Магистры обучаются у наших Красных союзников. После мы передаём навыки ратникам. Мы хотим получить от тебя урок того, что позволяет Сияющему оставаться Сияющим в любом положении. Даже самом катастрофическом. Кто может дать подобный урок лучше воинской касты?

Мгновение Магистр пристально смотрел в глаза Эльдкнуту, и могучий боец изрёк:

– Да будет так! – Он окинул взглядом обильные ряды атмосферных истребителей: – Сколько истребителей ты можешь поднять в воздух, Магистр Яромир? Я вижу здесь боевые машины Красных со всеми основными видами управления. Ты должен иметь возможность собрать внушительную силу.

– Так и есть, командор! – подтвердил Яромир. – Я, Добронрав и ещё два инструктора поведём пилотируемые истребители. С каждым из нас будет два звена дистанционно управляемых с земли боевых машин и эскадрилья истребителей, управляющихся Искусственным Интеллектом. Итого четыре машины с пилотами, двадцать четыре дистанционных и сто двадцать роботизированных.

– Сто сорок восемь противников, – подсчитал Эльдкнут. – Готовьтесь к бою, братья. Я сражусь с вами. Чтобы всё было честно, условно определим, что перехватчик не может покидать планетарную атмосферу и наносить удары из космоса. Вас четверых я буду атаковать только нелетальным оружием. Механизмы же и есть механизмы, что с них взять. Поэтому получат по полной. – Он сверился с Кристаллом Наблюдения: – Я вижу, у вас есть подземный бункер на случай воздушных боёв. Он надёжно защищён? Там можно укрыть юных ратников и дать им возможность наблюдать за боем во всех подробностях?

– Да, можно… – опешил Яромир. – Но… ты уверен, могучий командор, что начинать урок нужно именно с этого? Полтора десятка истребителей, быть может, и не являются для тебя опасным противником. Но полторы сотни новейших машин последнего поколения… Ты можешь пострадать. И эффект от урока будет не тот, что мы ожидаем.

– Насколько я в состоянии рассчитать, – Эльдкнут вперил в Магистра ответный взгляд, – я пострадаю в любом случае, ибо противников слишком много. Но мы ещё посмотрим, кто кого. Ты хотел настоящего урока? Он будет! По машинам!

Даарийский командор развернулся, возвращаясь в перехватчик, и серебряная капля сменила посадочную форму на полётную. Эльдкнут привычно слился с перехватчиком в единое целое, обретая его возможности, и обозрел окружающее пространство. Добронрав, усиленно пряча высокую степень взволнованности, заводил юных ратников в распахнувшиеся неподалёку стальные ворота подземного бункера. Ученические круги бурлили эмоциями, предвкушая редкое зрелище, изнутри бункера уже доносились всплески техногенной энергии, сопутствующие запуску многочисленных мониторов, экранов, картографических планшетов и прочих электронных устройств наблюдения за воздушным пространством. Магистр Яромир срочно связывался с Оперативным дежурным Люции, оба его соратника неуверенно переминались рядом, бросая взгляды то на перехватчик Сияющего, то на свои техногенные боевые машины.

Кристалл Связи Эльдкнута сформировал в сознании образ, ни много ни мало, конунга, и командующий силами прикрытия системы Ярило лаконично произнёс:

– Мы ведем запись. Гражданские пострадать не должны.

Конунг отключился, и Яромир растерянно обернулся к своим соратникам. Он сообщил им о том, что воинское командование не стало отменять решение командора.

– Оперативный дежурный Люции высказал убедительную просьбу показать всё, на что мы способны. – Магистр пожал плечами. – Один перехватчик против нашего авиакрыла. Мы же задавим его огнём. Никакие излучатели антивещества не помогут.

– Если каста воинов желает посмотреть, насколько мы боеспособны, – произнёс один из его соратников, – то так тому и быть. Главное, не убить его случайно. Воинская каста на это скорее всего не обидится. А вот все остальные… Не понимаю, для чего было устраивать всё это на глазах у ученических кругов.

– Припугнём его как следует, – предложил второй. – Собьём защиту и вынудим приземлиться. Он сохранит лицо в любом случае, перехватчик очень мощная боевая машина, какое-то количество наших истребителей он всё равно собьёт.

– Так и сделаем, – согласился Яромир. – Начнём!

Все четверо разошлись по истребителям, их соратники в бункере активировали дистанционно управляемые машины, и техногенные эскадрильи принялись одна за другой подниматься в воздух. Эльдкнут мгновенным ускорением набрал высоту в двадцать тысяч метров и принялся ждать сигнала к началу боя. Спустя десять частей все боевые машины противника заняли свои воздушные эшелоны, и Кристалл Наблюдения ощутил исходящий от истребителя Яромира радиосигнал. Боевые машины условного противника одновременно ринулись в атаку, и бой начался.

Полторы сотни истребителей атаковали Эльдкнута одновременно, на высоких скоростях захватывая его в клещи. Противник открыл массированный огонь в тот миг, едва одна из его эскадрилий заблокировала перехватчику возможность уйти выше, и сосредоточенный удар накрыл сияющую звёздным огнём каплю. Скрыться было невозможно, смертельные энергии шли отовсюду, но Эльдкнут не собирался избегать ударов. Ибо в этом бою невозможно победить одними лишь безопасными манёврами.

За краткий сиг времени до прихода разрушительных энергий перехватчик вспыхнул сиянием щитов, выведенных на полную мощность, и рванулся в лобовую атаку. Излучатели антиматерии одновременно произвели залп, выбрасывая потоки антивещества навстречу зарядам противника, и встречный удар погрузил окружающее небо в ослепительную фотонную вспышку. Сияющая звёздным огнём капля пронзила область аннигилирующей материи под хруст рассыпающегося в мелкое крошево Кристалла Щита, и перехватчик оказался перед атакующей эскадрильей. Эльдкнут произвёл второй залп, разнося в кипящие брызги ближайшее звено истребителей, мгновенным манёвром прорвался к боевой машине Добронрава и нанёс удар сконцентрированным биоэнергетическим импульсом.

Для того чтобы успешно удержать боевой импульс биоэнергии, РЭБ-защита цели должна быть сопоставима с возможностями хотя бы крейсера Красных. Необходимых для этого размеров истребитель не имеет, и потому выстоять под ударом атакованная машина не смогла. Электроника истребителя сгорела, превращая машину в бесполезную конструкцию, и боевой летательный аппарат, перестав быть летательным, рухнул вниз. Механическая система безопасности зафиксировала резкую потерю высоты, сработали пиротехнические заряды, инициируемые перепадом давления, и спасательная капсула с насмерть перепуганным Добронравом, отлетев от падающего истребителя, повисла посреди неба на грозди парашютных куполов.

Сияющий звёздным огнём шар перехватчика мгновенно выполнил серию сложнейших манёвров, за десятые доли части трижды меняя вектора движения на противоположные, и Эльдкнут прицельными ударами излучателей сжег несколько целей. В этот момент противник среагировал на изменившуюся обстановку, и облака истребителей устремились в атаку, вновь зажимая перехватчик в глухом окружении.

Десяток мгновений командор демонстрировал высший пилотаж запредельной сложности, уходя от основных потоков вражеских зарядов, и противнику не удавалось реализовать численное преимущество. Но вскоре истребители вновь оказались повсюду, и последовал второй прицельный залп. Эльдкнут предпринял предыдущий маневр, прожигая антивеществом мчащиеся навстречу боеголовки, и вновь вышел из-под удара прямо через область бушующих энергий. Второй Кристалл Щита лопнул, и лишившаяся пятидесяти процентов защита стала проседать. Но выигранных мгновений было достаточно, чтобы мгновенным ускорением сблизиться с истребителем Яромира на оптимальную дистанцию и нанести биоудар.

Электроника боевой машины Магистра умерла, и стальной склеп камнем рухнул вниз с высоты в одиннадцать километров. Пиротехника системы безопасности сработала на высоте трёх. Спасательную капсулу выбросило из падающего истребителя, и Эльдкнут сосредоточился на рисунке дальнейшего боя, на краткий миг воспроизводя в памяти информацию о данном типе боевой машины.

Эту модель атмосферного истребителя Нифлькуанцы разрабатывали специально с учётом возможности ведения боя в условиях мощного РЭБ-противодействия. Некоторое время назад союзники столкнулись с наёмниками, имеющими на вооружении системы РЭБ увеличенной мощности. Откуда взялись неизвестные враги со столь серьёзным оружием, они выяснить так и не смогли, ибо враги не полезли в затяжной конфликт и быстро исчезли. Но меры противодействия были приняты. Нифлькуанцы усовершенствовали систему аварийного спасения пилота, с тех пор один из её каскадов не имел никакой электроники и запускался механическими датчиками. В случае полного отказа электроники самолёт начинал падать, и аварийное спасение срабатывало безукоризненно. Загвоздка была в том, что механические датчики часто выходили из строя при получении боевой машиной физических повреждений. А такое в боях далеко не редкость.

Перехватчик провёл стремительную серию сверхскоростных манёвров, прицельным огнём уничтожая истребители противника, и враги вновь бросились в атаку. Теперь обе пилотируемых машины не скрывались в облаках роботизированных истребителей, словно вызывая командора на поединок. Пилоты вели свои эскадрильи с разных сторон, быстро завершая очередной манёвр окружения, и Эльдкнут коротко улыбнулся: условный противник попался на его приманку. Теперь, когда перехватчик лишился половины защиты, сканеры Красной Расы преодолели биоэнергетическую завесу. Теперь Спящие знают, что у него осталось только два Кристалла Щита. Они проанализировали обе предыдущие атаки, и результат их устроил.

Пусть их самих собьют, но перехватчик останется без защитных полей против сотни противников. Победить при таком раскладе невозможно, и их соратники, дистанционно управляющие боевыми машинами из бункера, быстро выведут перехватчик из строя. После чего Эльдкнуту не останется ничего, кроме как сдаться. Итог будет вполне приемлемым: и они не проиграли, и представитель воинской касты продемонстрировал свои умения и смертоносность, недоступные гражданским. Все сохранили лицо, все остались довольны, да и ученическим кругам есть на что посмотреть, воздушное маневрирование Эльдкнута относится к высшей категории сложности. Но условный противник рано празднует победу. Ибо всё будет иначе.

Командор мгновенным ускорением бросил перехватчик в атаку, витым зигзагом проходя прямо через мчащиеся отовсюду истребители противника, но успел опередить сосредоточенный удар лишь на краткий миг. Техногенные машины, окружившие его плотными облаками, сделали поправку на собственные ошибки предыдущих атак и ударили на упреждение, заранее ожидая нападения перехватчика на пилотируемый истребитель. Третий Кристалл Щита лопнул одновременно с импульсом биоэнергетического удара, сжигающим электронику условного противника, и ещё одна боевая машина со Спящим внутри превратилась в стальной булыжник. С её пилотом всё будет в порядке, и Эльдкнут более не стал терять драгоценные крохи времени.

Сияющая искорка перехватчика мгновенно изменила направление движения на прямо противоположное и ринулась к последнему пилотируемому истребителю прямо через облака вражеских машин, пробивая путь ударами антивещества. Несколько истребителей врага исчезли во вспышках взрывов, ещё один не успел избежать столкновения и разлетелся на части. Пилот Спящих сознательно не стал избегать боевого контакта и сам устремился в атаку, закладывая сложный манёвр. Наземные операторы дистанционных эскадрилий немедленно согласовали с ним порядок действий и нанесли перехватчику Сияющих финальный удар. Эльдкнут за один миг трижды сменил направление движения, избегая стопроцентных попаданий, и с безукоризненной точностью провёл сложнейшую совокупность атакующих манёвров.

На краткий миг утопающий в гуще врагов перехватчик оказался на позиции гарантированного удара, и биоэнергетический импульс швырнул к земле последний пилотируемый истребитель Спящих вместе с парой близлежащих роботизированных машин. Ливень зарядов, беспрерывно выпускаемых сотней вражеских истребителей, ударил в сияющую каплю, витым зигзагом выбирающуюся из облаков противника, и четвёртый Кристалл Щита с тихим хрустом раскололся на части. Перехватчик утратил сияние, и его потускневшая серебристая сфера замельтешила в бесконечной череде манёвров уклонения. Эскадрильи условного противника немедленно перегруппировались для финальной атаки, и Кристалл Связи принял входящий вызов техногенной системы связи.

– Отличный бой, командор Эльдкнут! – Магистр Яромир и Добронрав уже были в бункере и вышли в эфир совместно. – Великолепный пилотаж! Ты сбил нас всех и уничтожил три десятка истребителей! Результат, который способен показать далеко не каждый!

– Я только сейчас догадался навести справки, – присоединился к Яромиру Добронрав, – за что ты получил своё имя! В бою ты маневрируешь настолько стремительно, что траектория твоего перехватчика действительно визуально сливается в сплошные пылающие узлы[4]! Невероятное мастерство!

– Мы предлагаем тебе считать воздушный бой завершённым! – с уважением предложил Яромир. – И просим принять участие в совместном разборе его рисунка…

– Победа ещё не одержана, – невозмутимо перебил его командор. – Тебе ведь был нужен урок, Магистр? Так смотри! Ибо он начинается!

Эльдкнут разорвал связь и бросил перехватчик в атаку, открывая прицельный огонь. Ближайшая пара истребителей превратилась во вспышки взрывов, мгновенно остающиеся далеко позади, и остальные боевые машины рванулись следом, захватывая цель своей боевой электроникой. Внезапно тусклая серебряная сфера перехватчика ослепительно вспыхнула всплеском корабельного энергоконтура и мгновенно почернела, искрясь антрацитовым свечением. Бездонно-чёрная капля на огромной скорости изменила вектор движения под острым углом и обрушилась на врагов. В тот же миг её без того высочайшая скорость возросла на порядок, и вошедший в режим «битва насмерть» перехватчик замелькал в неподвластных глазам ускорениях, оказываясь одновременно везде.

Несколько истребителей превратились в обломки мгновенно, остальные предприняли попытку подавить взбесившийся перехватчик совместным залповым огнём. Но скорость электронного сигнала в техногенной аппаратуре всегда ограничена свойствами проводников, ему не угнаться за скоростью распространения чистой энергии, и Спящие операторы техногенных истребителей столкнулись с тем, с чем всегда сталкиваются Тёмные, сходясь в битвах с Сияющими. Их баллистические вычислители не успевают угнаться за не поддающимися пониманию техногенной науки скоростями биоэнергетических противников. Сотни ударов, гарантированно направленные в цель, вдруг били мимо, поражая своих однополчан, преследующих Сияющего, и электроника сообщала о невозможности нанесения прицельного удара.

Наземные операторы за несколько мигов потеряли десяток боевых машин и перешли на единственную результативную тактику Тёмных: ведение массированного огня по площадям. Море вскипевших в воздухе взрывов поглотило перехватчик, сеющий разрушения в гуще очередной из эскадрилий противника, и эскадрилья перестала существовать, уничтоженная огнём своих же соратников. Лучащаяся бездонно-чёрным свечением капля заискрилась чернотой ещё сильней и мгновенным ускорением ворвалась в боевые порядки следующей группы противников.

Море истребителей перешло на ведение непрерывного огня, и Эльдкнут ощутил, как поток входящей энергии превышает возможности слившихся воедино пилота и перехватчика. Командор беспрерывно перенаправлял поглощаемую энергию на Боевые Кристаллы излучателей антиматерии и Кристалл Силовой Установки, уничтожая всё на своём пути, превратившемся в пылающий в небе огненный узел смерти, но целиком поглотить столь высокий объём разрушительной энергии без Кристаллов Щита было невозможно. Обшивка перехватчика начала раскаляться, Кристаллы бортового оборудования лопались один за другим, окружающая температура поднялась до двухсот градусов, боль от распадающихся клеток организма вгрызалась в нервную систему. Повинуясь воинской генетике, сознание инициировало норадреналиновую вспышку, и всепоглощающая режущая боль сменилась холодной расчётливой яростью смертельной битвы.

– Что он делает?! – Стоящий посреди бункера Добронрав в ужасе взирал на голографическое изображение воздушного пространства, вскипающего морем взрывов. Прямо посреди этого кошмара металась чёрная лучистая капля, взрывающая техногенные истребители и теряющая собственные части, мгновенно испаряющиеся в раскалённую пыль. – Он же погибнет!

– Он в ярости! – отрезал Яромир, лихорадочно управляя одной из эскадрилий. Магистр едва ли не вытолкал из-за пульта предыдущего оператора и занял его место. – Если он в таком состоянии нанесёт удар по бункеру, будет множество жертв!

– Воин не станет атаковать гражданских, – в голосе Добронрава не чувствовалось уверенности. – Опытные воины умеют управлять своими эмоциями…

– Ты хочешь проверить? – огрызнулся Магистр, беспрерывно паля из всех доступных стволов. – У него норадреналиновая вспышка! И ни одного живого противника вокруг! Его ничего не сдерживает! Он специально избавился от нас в самом начале боя! Он мог бы устроить всё это сразу, и мы бы перебили сами себя в этом хаосе! Поэтому он разменял нас на свои Щиты! Мы должны были вовремя догадаться! А теперь он в боевой ярости! Чем она закончится, кто знает?!! Мы не можем рисковать учениками!

Операторы подняли плотность огня на максимум, но это лишь ускорило поражение. Нанесение ударов по площадям уничтожало собственные боевые машины, и запредельное превосходство пылающего чёрным огнём перехватчика в скорости реакции, полёта и маневрирования не позволяло истребителям оторваться от антрацитовой капли. Лучащаяся мраком сфера энергии, беспрерывно испаряясь, уничтожила всех, кто находился вокруг, добила машины, отставшие из-за полученных повреждений, и ринулась в последнюю атаку.

– У него разрушены все бортовые системы! – Магистр почти кричал от перевозбуждения. – Кристалл Силовой Установки только что лопнул! Осталась только часть системы управления! Сейчас он потеряет скорость и рухнет!

От напряжения Яромир привстал в операторском кресле. Однако капля чернильной энергии вместо падения мчалась на сближение с последним звеном истребителей.

– Чего он добивается? – Добронрав затаил дыхание. – У него же больше нет Боевых Кристаллов! Он вообще двигается по инерции! Уходи от него, Яромир! Отворачивай!

В этот миг чёрная капля настигла противников и сходу пошла на таран. Пара истребителей оказалась размозжена один за другим, последняя боевая машина успела заложить вираж, но вышедший из таранного удара перехватчик заранее просчитал траекторию соударения и исхитрился оказаться отброшенным точно в сторону последней машины. Лучащийся испаряющейся чернотой смятый ком перехватчика зацепил истребителю крыло, откалывая часть плоскости, и последняя боевая машина сорвалась в штопор. Ставший неуправляемым перехватчик окончательно потерял инерцию и рухнул вниз оплавленным камнем.

Ушедший в штопор истребитель не сумел погасить двигатели и с гулким взрывом врезался в поверхность полигона, вздымая в воздух элементы полосы препятствий. Испаряющийся ком перехватчика до последнего сопротивлялся падению и упал неподалёку от бункера, вбивая себя в землю на пару метров. Ворота бункера распахнулись, и оттуда хлынули Спящие, торопясь добежать до места крушения.

– Стоять! – рявкнул Яромир, первым оказываясь возле наполовину закопавшегося в землю перехватчика. – Никому не приближаться!

Полторы сотни учеников, возбуждённо переговариваясь, сгрудились позади него, не сводя глаз с разбитого перехватчика, и к Яромиру подбежал Добронрав вместе с остальными Наставниками.

– Он жив? – Добронрав услышал предостерегающий писк своего электронного оборудования и замер рядом с Яромиром.

Окружающий воронку снег растаял в радиусе двух десятков метров, и горячая земля курилась дымком испаряющейся влаги, резко контрастируя с искрящейся чернильными переливами боевой машиной Сияющих. Измятая сфера уже не испарялась, но серебристой так и не стала, едва заметно опускаясь в землю всё глубже.

– Корабль ещё в режиме «битва насмерть»! – Магистр снял с магнитных зажимов пояса электронный сканер и сверился с его показаниями. – Он погружается в почву! Режим абсолютного поглощения разлагает на энергию всё, с чем контактирует! Фиксирую опасные излучения! Нужны скафандры, без них подходить нельзя! Добромир, возьми учеников, беги за снаряжением!

Но идти за скафандрами не пришлось. Высоко в небе над полигоном ярко вспыхнула искорка боевого корабля Сияющих и тут же стремительным рывком пронзила расстояние от стратосферы до земной поверхности. Отвесно падающий на огромной скорости десантный корабль мгновенно замер в полуметре над чернеющим комком перехватчика и сформировал полкруга люков по своему периметру. Оттуда появились Даарийские воины, и сканер в руках Яромира зашипел густыми помехами, теряя работоспособность в области мощного биоэнергетического воздействия. Магистр отшагнул назад, убирая сканер обратно в магнитные зажимы, и попытался создать биоэнергетический импульс, дабы зажечь собственный Кристалл Связи.

Тем временем десантный корабль вывел перехватчик из режима «битва насмерть», и Даарийские бойцы принялись вскрывать его обшивку, зияющую оплавленными дырами. Изнутри перехватчика обильно шёл горячий воздух, вызывая над погибшей боевой машиной призрачное дрожащее марево, бортовая броня под могучими ручищами воинов рассыпалась в кристаллическую пыль, и было крайне маловероятно, что там, внутри, уцелело хоть что-то. Даарийцы очень быстро проделали в обшивке перехватчика трёхметровую дыру и извлекли оттуда командора. Он уже не находился в режиме «битва насмерть», но вместо белого цвета его броня была бордовой от запекшейся крови, обильно залившей её с головы до ног.

– Эльдкнут погиб? – Яромиру наконец удалось пробудить свой Кристалл Связи, и он вызвал ближайшего из Даарийских бойцов.

– Нет, – откликнулся воин. – Но от смерти он недалёк. Его необходимо срочно доставить к Целителям.

Даарийцы подняли бездыханного командора на руки и взлетели, собираясь погрузить его на десантный корабль, как вдруг одновременно замерли, словно прислушиваясь к чему-то. Через половину мгновения воины приземлились обратно, уложили Эльдкнута на остывающую землю и образовали вокруг него круг. Бойцы вытянули руки над лежащим без сознания командором, встраиваясь в его энергоконтур, и принялись приводить Эльдкнута в себя. В кастовых архивах сказано, что обычно подобными деяниями в воинской касте занимаются Валькирии, Яромир видел множество видеозаписей, сделанных специально для Спящих. Валькирии проходят специальную подготовку и имеют предназначенное для медицинского вмешательства оборудование. Чтобы стабилизировать раненого, даже очень тяжёлого, достаточно одной Валькирии. В крайнем случае двух.

Но воинская каста не держит Валькирий в пространстве низких энергий, дабы не подвергать опасности их будущий Удел Матери. В случае необходимости Штаб Флота Пограничной пришлёт сюда Валькирий в достаточном количестве, но на постоянной основе в системе Ярило таковых нет. Поэтому Даарийские воины стабилизируют раненого своими силами. Им это, вне всякого сомнения, удастся без особых трудностей, ведь их много, а их энергопотоки очень мощны. Но не уместнее ли будет как можно быстрее погрузить умирающего командора в стазис-капсулу и уже после этого с гарантированной надёжностью доставить его к Целителям…

Словно в ответ на его мысленный вопрос Эльдкнут шевельнулся, приходя в сознание, и его потухшие глаза слабо засияли, ощущая исходящий от родичей прилив сил. Командовавший десантом воин обменялся с командором несколькими короткими фразами, и бойцы помогли Эльдкнуту поняться на ноги.

– У тебя четыре части, – предупредил его командир Даарийцев. – Иначе мозг не выдержит. Мы пока подготовим стазис-капсулу.

– Успею. – Эльдкнут сделал несколько тяжёлых шагов и приблизился к мгновенно притихшей гурьбе юных ратников.

– Восстановить строй! – хрипло приказал командор, обводя беспорядочную толпу суровым взглядом. – Вы – ратники, а не толпа зевак! Урок ещё не окончен! Становись!

Вид окровавленного с головы до ног командора, сияние которого пробивалось через залитые кровью волосы, был ужасен. Никто даже не пикнул, и Яромир ощутил, как за спиной юные ратники торопливо выстраиваются в безукоризненные ряды и Наставники занимают командирские места перед своими кругами.

– Только что вы видели воздушный бой по формуле «один против ста пятидесяти». – Слова давались Эльдкнуту тяжело, но в хриплом голосе командора негромко звенела несгибаемая сталь. – Какие выводы вы сделали?

– Что техника отстой! – выкрикнул кто-то из юных ратников. – Круче биоэнергетики ничего не существует!

– Нет! – жёстко отрезал Эльдкнут. – Смысл был не в этом. Техники могло быть ещё больше. В два раза или в десять – и тогда я бы не смог победить. Но сражение бы всё равно протекало так же, вне зависимости от количества противников.

– Это же всего лишь учебный бой… – с грустью произнёс Добронрав. – Зачем было так рисковать? Ты едва не погиб…

– Вы хотели увидеть то, что делает Сияющих Сияющими! – вновь отрезал командор, и Добронрав невольно умолк. – Вы увидели! Сияющие никогда не сдаются! Вот весь секрет. Никогда. Нигде. Ни при каких обстоятельствах. Однажды проявив малодушие, будешь проявлять его и впредь. Взгляните на себя!

Пронзительный, словно рентгеновское излучение, взгляд залитого кровью командора скользил по притихшим ратникам:

– Вы сражаетесь с непобедимым противником – с пространством низких энергий. Ещё никто и никогда не сумел победить деградационный фактор. И потому самый опасный ваш враг находится внутри вас самих. И вы проигрываете ему, ибо каждый час сдаётесь в какой-нибудь мелочи. Вы обмельчали, потому что, не имея мощного энергоконтура, надеетесь на электронику и не развиваете свои организмы. Зачем идти пешком вверх по лестнице, если есть область перехода? Зачем преодолевать полосу препятствий, когда есть истребитель, который летает? Зачем напрягаться изо всех своих небольших сил в попытке активировать Кристалл Связи, если можно просто нажать на кнопку электронного коммуникатора? Для чего тренировать Разум, обучаясь держать в памяти множество информации, когда есть электронные базы данных? Зачем уметь проводить в уме сложные расчёты, когда есть компьютер? Зачем бороться с ленью, если у Спящих она неизбежна, а значит, вам простительно?

Эльдкнут на мгновение умолк, тяжело поморщившись, и Яромир увидел тонкую струйку крови, лениво ползущую из его уха.

– Вы думаете, что, проигрывая своему внутреннему врагу в мелочах, вы одолеете его когда-нибудь в главной битве. Но это не так. Привычка сдаваться самому себе в конце концов станет сильнее вас самих. И когда настанет час главной битвы, вы сдадитесь без боя, ибо даже не поймёте, что это и была ваша главная битва. Потому что самое тяжёлое сражение всегда приходится вести с самим собой. Несгибаемая сила Духа – вот что делает Сияющих Сияющими. Я мог бы не рисковать собственной жизнью и сдаться, проиграв этот бой с достойным результатом. Вы бы меня поняли. Моя каста – нет. Пусть у гражданских каст свои взгляды на жизнь, но все они Сияющие. И потому силу Духа способен увидеть каждый из них. И каждый развивает её настолько сильно, насколько только сможет.

Командор пошатнулся, но удержался на ногах. Командир Даарийцев подал знак своим бойцам, и воины направились к Эльдкнуту. Следом за ними плыл по воздуху хрустальный пенал стазис-капсулы, только что извлечённый из десантного корабля. Залитый кровью командор вновь окинул ратников тускнеющим взглядом и закончил:

– Вы – Сияющие. Пусть даже на какое-то время вы утратили способность сиять. Помните об этом всегда. И тогда, когда-нибудь, настанет тот день, когда ваши Потомки не перестанут сиять во веки веков. Никогда не сдавайтесь! Ибо ничто…

Эльдкнут вновь умолк, закрывая глаза от боли, но продолжить уже не смог. Кровотечение усилилось, он покачнулся, и Даарийские воины немедленно уложили его в стазис-капсулу. Пока Сияющие бойцы возвращались вместе с хрустальным пеналом на десантный корабль, их командир обернулся к молчащему строю ратников и лаконично произнёс:

– Занятие продолжится, если командор Эльдкнут выйдет из госпиталя.

* * *

Процесс шпионского легендирования прошёл как по маслу, Бхекизита поневоле исполнился определённого уважения к доверенным людям министра разведки. Министр возле себя дилетантов не держал, профессионализм его агентов был на голову выше всех тех шпионов, с которыми чифу доводилось сталкиваться за пятнадцать лет службы. У него даже возникла забавная шутка, будто министр купил себе новых профи вместе с новой охраной, не поскупившись на качество в ущерб количеству.

Элитных шпионов, занимавшихся его легендированием, было действительно немного. Всем заправлял агент Джитуку, тот самый, что был с министром разведки в день сорвавшейся встречи с элитным супершпионом. В подчинении у Джитуку был то ли один, то ли двое других агентов, но сработали они быстро и идеально. Сначала за прикинувшимся больным Бхекизитой прилетела карета «Скорой помощи». Его просканировали и сделали инъекцию общеукрепляющего препарата. Через пять минут, когда «Скорая» передавала его больничной реанимационной команде, чиф чувствовал себя хреново абсолютно по-настоящему. Охваченное жаром тело дрожало от лихорадки, суставы с вживлёнными имплантами распухли, конечности повиновались плохо. Врачи немедленно отправили его в палату интенсивной терапии и накачали уколами так, что чиф вырубился почти сразу.

Очнулся он от укола в руку. Мутное зрение быстро прояснилось, и Бхекизита понял, что чувствует себя отлично. Он находился внутри шпионского корабля, выполненного в корпусе медицинского судна. Чиф полулежал в специальном кресле, увешанном десятками датчиков, мониторов и манипуляторов. Напротив находилось такое же кресло, в котором он увидел себя самого, только спящего. Неподалёку обнаружился массивный и очень сложный пульт управления всем этим, напичканный всевозможной электроникой и сложными девайсами. За пультом сидел облачённый в шпионский скафандр агент, виртуозно манипулирующий всем вышеперечисленным. Стена за пультом являлась здоровенным экраном, на котором были открыты многочисленные окна со сложной информацией.

Два самых крупных окна демонстрировали изображение Бхекизиты в обоих креслах, причём в одном из них сидел чиф собственной персоной, а в другом сидел кто-то, лишь похожий на него. Этот кто-то имел оттенок кожи лица, высветленный на пару тонов, и губы, сделанные менее мясистыми, чтобы быть ближе к Красной Расе, нежели к Чёрной. Присмотревшись, Бхекизита с удивлением понял, что тот, кто выглядит как он, на самом деле не он, а сидит в кресле напротив. А настоящий Бхекизита, то есть он сам, и есть тот странный посветлевший тип!

– Процедура завершена! – сообщил ИИ пульта управления, и сидящий за ним агент поднялся, касаясь пальцем одного из сотни сенсоров.

– Чиф Бхекизита, вы можете встать, – заявил он знакомым голосом, и Бхекизита узнал агента Джитуку. – Страховочная подвеска отключена.

Стальные зажимы, приковывавшие грудь, руки и ноги Бхекизиты к креслу, разжались, и он встал, удивлённо разглядывая своего двойника.

– Двойник похож на вас только внешне, – сообщил агент. – При тщательном изучении подлог раскроется быстро, но мы позаботимся о том, чтобы ни у кого не возникло в этом необходимости. На роль двойника был выбран бывший десантник с настоящей инфекцией суставов, медикам он будет представлен как обычный пациент, проходящий по армейской страховке, и врачи станут им заниматься так же, как десятками других таких же. Проблем с дешёвыми имплантами полно, они недолговечны, и подобных пациентов тысячи. Вы приняли правильное решение, когда не стали экономить на собственных имплантациях.

– У меня любящие родители, – гордо заявил чиф. – Они не стали экономить на перспективах моей карьеры. Кроме того, я долго не мог появиться на свет и ещё дольше был единственным ребёнком. Родителям пришлось тяжело, но они собрали сумму, необходимую для качественной имплантации.

– Я в курсе вашей биографии, – кивнул агент. – Вы первый ребёнок в семье. Долгое время ваши родители не могли зачать второго ребёнка из-за проблем с расовой совместимостью. Ваш отец прибыл сюда из пространства двенадцати энергонов, и его группа крови не соответствует энергетике окружающего космоса. Прошло десять лет, прежде чем энергетика вашего отца пришла в соответствие с нашим пространством и он смог зачать вас. Для организма матери энергонесоответствие является экстремальной нагрузкой, вследствие чего её репродуктивная функция становится готова к следующему зачатию спустя значительный промежуток времени. Это стандартная ситуация. С вероятностью восемьдесят пять процентов третьего ребёнка ваши родители зачать не смогут. Но вам не о чем беспокоиться. Вы родились здесь, и у вас не будет проблем с зачатием.

– Уже есть, – недовольно буркнул Бхекизита. – Только наоборот! Женщины постоянно от меня залетали. Приходилось сильно тратиться на прерывания беременности и ещё сильнее – на компенсацию этого. Поэтому я предпочитаю профессионалок. Они обходятся в разы дешевле, зато с ними нет проблем.

– Нам известны детали вашей личной жизни, – сообщил агент. – Мы находим ваш опыт в этой области серьёзным плюсом. Вы в курсе некоторых неприятных аспектов женского поведения, и теперь вас не поймать этими грязными уловками.

– Точно подмечено! – Бхекизита мстительно ухмыльнулся: – Грязные уловки! Да, теперь я на такое не попадусь. – Он указал на своё изображение на экранах: – Я теперь навсегда такой?

– На время проведения миссии. – Агент щёлкнул пальцем по очередному сенсору, и электроника перешла в спящий режим. – По её завершении вы сможете провести операцию по отмене проведённых вам изменений, если захотите. К вашему двойнику были применены не столь серьёзные методы. Он останется таким навсегда, но вам не о чём беспокоиться. Он неизлечимо болен и неизбежно умрёт. Жить ему оставалось не дольше полугода, и он согласился на любые операции, чтобы продлить этот срок ещё на пару лет.

Агент на секунду замолчал, видимо, сверялся с хронометром на внутренней поверхности лицевого щитка своего гермошлема.

– Нам пора менять корабль, – заявил он. – Этот пойдёт дальше в автоматическом режиме и доставит вашего двойника в очередную больницу. Можете забыть о нём, это наши проблемы, вы его больше не увидите.

Агент провёл Бхекизиту в соседний отсек, где оба переоделись в медицинскую униформу «Скорой помощи». Через десять секунд корабль совершил посадку, и чиф с агентом вышли наружу, оказываясь в ангаре столичной больницы. Замаскированный под «Скорую» шпионский корабль тут же улетел, сами они пересели в другое медицинское судно, на этот раз настоящее, которое увезло их куда-то за город. По пути оно попало в сильную ночную облачность, и Бхекизита ощутил знакомый толчок: корабль дрогнул на курсе от сопряжения с десантным ботом. Входной люк принудительно открылся извне, и чиф ожидаемо увидел шлюз пристыковавшегося к «Скорой» шпионского корабля.

– Уходим! – коротко велел агент, и они перешли на шпионский борт.

Шпионский корабль немедленно отстыковался от медицинского судна, активировал стелс-режим и вышел из облачности, никем не замеченный. «Скорая» ушла прежним курсом, и невидимка затерялся в ночи. Несколько раз мимо пролетали полицейские патрули, ведущие стандартный осмотр местности на предмет выявления правонарушений, но заметить шпионский корабль, проходящий в десятке метров от них, конечно же, не смогли. Что Бхекизиту не удивило от слова «никак». Полиция бесполезна, кто в этом сомневается?! В Империи Сигу все их эффективные способности ограничиваются взяточничеством, крышеванием крупного бизнеса и мелким вымогательством у малого. Нелёгкую жизнь родителей Бхекизита знает очень хорошо!

Шпионский корабль запутал следы и приземлился на подземной шпионской базе в горах. Там они с агентом сменили корабль на другой, ещё более навороченный, и тот увёз их в космос. Спустя день пути они прибыли в конечный пункт назначения, оказавшийся ещё одной секретной шпионской базой, оборудованной в недрах выработанного когда-то астероида. Астероид был самым крупным в своём скоплении, но всё это ресурсное месторождение полностью истощилось ещё два века назад, и с тех пор здесь появлялись разве что случайные туристы, да и те пролётом.

На базе Бхекизиту переодели в полувоенную одежду, свойственную частным телохранителям состоятельных людей, и снабдили универсальным лингвотроном последней модели вкупе со шпионским внутричерепным микрокомпьютером. Девайс был просто суперкрутой и столь же суперредкий. Раньше чиф о таком только читал и был уверен, что на Мгунне подобной техники нет, потому что производили такое только в высокоразвитых галактиках пространства низких энергий и в Нейтральных Территориях это редкостный дефицит. Микрокомпьютер сопрягли с имплантом личного идентификатора, и чиф получил новую личность.

– Ваше имя осталось прежним, чтобы не вносить путаницу в устоявшиеся условные рефлексы, – объяснил Джитуку. – Ваша новая биография загружена в ваш новый микрокомпьютер, ознакомитесь с нею в полёте. Вы – бывший десантник, ветеран трёх войн, высококлассный профессионал, подавшийся в частный охранный бизнес. В настоящее время находитесь в поиске работы. По прибытии в точку отправления с вами свяжется заказчик, который нашёл ваш профиль на специализированном портале в сети. Примите этот заказ и выполните его. Эта работа приведёт вас к нашему суперагенту. Агент подаст вам идентификационный код. Ваш микрокомпьютер идентифицирует его как слово «Гбемизола». С этой секунды вы поступаете в полное распоряжение суперагента и приступаете к своей выдающейся миссии.

Агент умолк, и его тон неожиданно сменился с сухого делового на негромкий, но глубоко воодушевлённый:

– Я вам завидую, чиф, скажу честно! Спасать Империю – такое выпадает не каждому!

Спустя секунду голос Джитуку звучал как прежде: без эмоций и по-деловому:

– Обратите особое внимание: код «Гбемизола» зашифрован особым шифровальным алгоритмом. Отправить его может только чип суперагента, а принять – только ваш чип. Это двусторонний криптографический мост, он создавался в единственной уникальной паре экземпляров одновременно. Суперагент лично сделал это, и для того, чтобы мы смогли имплантировать вам чип, ему пришлось провести сложнейшую операцию по доставке чипа сюда через третьи руки. Чип защищён, но он не должен попасть врагам ни при каких обстоятельствах! Если вы поймёте, что вам угрожает плен, вы должны убить себя так, чтобы чип гарантированно разрушился. Вы готовы на это?

– Я живу ради Империи! – гордо заявил Бхекизита. – Я сделаю это! Взорву плазменную гранату возле своей головы, если потребуется, но никто не получит чип!

– Вижу, министр не ошибся, когда выбрал вашу кандидатуру, – в голосе агента зазвучало уважение. – Продолжим: настоящий суперагент пришлёт вам код беззвучно. Ваши чипы обменяются импульсами на расстоянии в метр. Любые упоминания кода вслух недопустимы. Если вы услышите код вербально, значит, перед вами враг. Убейте его, если обстановка позволит. Если нет, то сделайте вид, что не понимаете, о чём идёт речь, избавьтесь от сопровождения или слежки и ждите дальнейших инструкций. Не устраивайте бойню при свидетелях. Это суперсекретная миссия. По этой же причине свидетелей оставаться не должно. Вы поняли меня, чиф?

– Без проблем. – Бхекизита сжал и разжал кулаки, тихо поскрипывая стальными имплантами ударных костяшек. – Никто ничего не увидит, агент Джитуку. А тот, кто увидит, уже никому не расскажет. Я могу употреблять боевой коктейль?

– Вашему чипу это никак не помешает, – кивнул Джитуку. – У вас будет с собой небольшая ручная кладь. Там вы найдёте нарукавный инъектор, он заряжен вашим любимым препаратом. Если возникнут осложнения, заряда хватит на несколько экстренных ситуаций. Остальным вас снабдит суперагент. У него большие возможности, но он один, и потому уязвим. – Он вперил в Бхекизиту слишком пристальный взгляд: – Мы все рассчитываем на вас, чиф!

– Суперагент ваш друг, агент Джитуку? – поинтересовался Бхекизита.

– Я его никогда не видел. – Джитуку покачал головой. – Никто не видел суперагента. В этом секрет его безопасности. Вы будете вторым после министра, кто знает его в лицо. Поэтому связь с Империей агент будет держать через вас. Вы будете держать связь с Империей только через меня. Вы хорошо запомнили мой голос?

– Узнаю даже спросонья! – заверил его Бхекизита. – Могу занести вашу голосовую модуляцию в мой микрочип!

– Занесите, – кивнул агент. – Потому что если вы услышите этот голос при нашей следующей встрече, значит, вы находитесь в смертельной опасности. Враги установили надо мной контроль или полностью подменили меня и теперь используют это для того, чтобы через вас добраться до суперагента. Вы обязаны немедленно убить меня и скрыться. Или же сразу скрыться, если убить меня не представляется возможным. В случае, если всё нормально, я буду разговаривать с вами вашим голосом. Внимательно изучите, как ваш голос звучит со стороны. С непривычки узнать себя бывает нелегко. Если вы услышите мой разговор с кем-то другим, голос может оказаться не вашим, но в любом случае он должен быть не тем, которым я разговариваю с вами сейчас! У вас есть вопросы?

– Когда я приступлю к миссии? – Бхекизита вернул ему пристальный взгляд.

– Немедленно. – Джитуку жестом предложил ему направиться к выходу: – Звездолёт ждёт. Вас скрытно доставят в точку отправления. Дорожная карта заложена в ваш новый микрочип, он будет выдавать вам инструкции по мере необходимости. С общим планом ознакомитесь за время пути.

Агент отвёл Бхекизиту в ангар, и чиф с удивлением обнаружил там шпионский корабль цивилизации Цета. Корабль был одноместный, малоразмерная модель максимальной скрытности, предназначенная для действий под полями преломления.

– Полетите на нём. – Джитуку жестом предложил ему занять место в пилотской кабине. – Корабль пойдёт в автоматическом режиме. Ничего не трогайте кроме элементов управления системой жизнеобеспечения. Автопилот проведёт вас наиболее безопасным курсом, высадит в нужном месте и немедленно улетит. Всё должно пройти максимально незаметно. Счастливого пути, чиф Бхекизита, и да поможет вам фортуна!

Бхекизита уселся в пилотское кресло, корабельный люк закрылся, и шпионский корабль пришёл в движение. Ворота ангара распахнулись, выпуская корабль прочь с территории базы, и несколько десятков секунд он медленно полз по утопающим в кромешной тьме пещерам, пронизывающим выработанный астероид. Чиф смотрел на обзорные экраны, зеленеющие режимом ночного видения, и испытывал неприятное ощущение незащищенности. Скафандра ему не выдали, посадив в пилотское кресло в снаряжении телохранителя. Можно, конечно, надеть шлем, но это не спасёт в случае столкновения и разгерметизации. Униформа телохранителя защищает от лёгкого стрелкового оружия и примитивных ножей из стали, но от космического холода и безвоздушного пространства она не защитит. Максимум полчаса – это всё, на что хватит этого снаряжения в столь агрессивных условиях.

Сейчас бы принять боевой коктейль, вот тогда ему будет ничто не страшно, но ограниченное количество инъекций разумнее поберечь для более серьёзных случаев. Бхекизита заставил себя нервничать меньше и пообещал самому себе сделать укол немедленно, если шпионский корабль всё-таки врежется во что-нибудь в этом Бесовом лабиринте. Для большего спокойствия чиф залез в свою ручную кладь, оказавшуюся средних размеров сумкой для ношения на перевязи через плечо, и извлёк оттуда инъектор. Профи министра разведки не подвели и здесь: инъектор оказался компактным, для скрытого ношения на руке под одеждой, оснащённый двумя каналами управления: при помощи внутричерепного микрочипа – это нейроинтерфейс – и физическим нажатием на клавишу – это на случай блокировки нейроинтерфейса противником, что происходит сплошь и рядом в любом бою. Ёмкости его ампулы хватало на десять инъекций, и Бхекизита сразу же почувствовал себя гораздо уверенней.

Но его опасения оказались напрасными. Шпионский корабль, даром что сделан в Демократии, прошёл через лабиринт без происшествий, активировал поле преломления и выбрался в космос. Несколько часов ушло, чтобы добраться до области возможных гиперпереходов, после чего корабль ушёл в прыжок. Чиф убедился, что все системы работают исправно, и принялся изучать свою новую биографию вместе с дорожной картой миссии.

Оказалось, что он сейчас летит в Демократию Цета, откуда начнётся его миссия. Согласно новой биографии, его родители прибыли туда из системы Талах. Там у них были проблемы с властями на почве бизнеса, и они, спасаясь от смерти, решили эмигрировать как можно дальше. Сам Бхекизита родился в пространстве Демократии, на космической станции на задворках системы, где располагаются иридиевые рудники. Дальше у него была вполне стандартная жизнь десантника, мало чем отличающаяся хоть в пространстве Демократии, хоть в пространстве Империи. Наверняка в пространстве любой другой цивилизации Нейтральных Территорий она точно такая же.

Из армии он ушёл из-за тяжёлого ранения, на все накопленные деньги оплатил себе серию имплантаций, что снова сделало его здоровым и работоспособным, но возвращаться в огонь не захотел и подался в частную охрану. Работал там и сям охранником на космических рудниках и приисках, пару раз отличился, предотвратив ограбления и нападения мелких космических пиратов. Коммерческая компания, где он работал последнее время, недавно обанкротилась и продала свои активы с молотка, новые хозяева завезли на рудники собственную охрану, и прежняя потеряла работу. Тогда Бхекизита обновил собственный профиль на сетевом портале представителей охранного бизнеса, предлагающих свои услуги, и прилетел на Цетак попытать счастья.

Точнее, летит туда прямо сейчас, потому что некий тип с его новыми идентификационными данными в это самое время следует на Цетак на пассажирском лайнере из указанной глухомани Демократии. Посадку они совершат одновременно, после чего тот тип пройдёт идентификационный контроль в космопорту и исчезнет, а Бхекизита заселится в заранее забронированный гостиничный номер где-то на городской окраине. Там его и застанет сообщение нанимателя. Бхекизите предстоит выучить детали своей легенды, но в режиме максимальной скрытности ему придётся лететь в систему Цета почти пять дней, и времени больше чем достаточно.

Профи министра разведки рассчитали всё идеально. Шпионский корабль благополучно просочился через все линии космической обороны Демократии и совершил тайную посадку точно в назначенное время. Едва Бхекизита вышел из люка, оказываясь посреди теряющейся в ночи свалки металлолома, тот захлопнулся, и невидимый корабль улетел, тихо шипя двигателями. Чиф включил режим ночного видения в своём гермошлеме телохранительской униформы и окинул внимательным взглядом раскинувшиеся вокруг штабеля всевозможных отслуживших свой век механизмов. Свалка как свалка, всюду груды проржавевшей техники и разукомплектованных механизмов. Где-то вдали видны огни фабрики, всё это перерабатывающей, верхние этажи которой утопают в густом смоге, извергаемом её же трубами. На Мгунне полно точно таких же.

Сверившись с навигатором, чиф направился в нужную сторону. Пеший маршрут, приготовленный для него агентом Джитуку, долго петлял между нагромождений лома и в конце концов привёл к дыре в заборе. Как раз в эту минуту двое Чёрных людей в чёрной одежде вытаскивали через неё что-то чёрное, украденное на свалке, и Бхекизита затаился за остовом ржавого дроида-экскаватора. Без проблем оставшись незамеченным, он выждал, пока воры уйдут с похищенным, и продолжил путь. Через два часа он был уже в жилых кварталах обширного, но изрядно занюханного пригорода и двигался по направлению к гостинице.

Несмотря на позднюю ночь, было тепло. На Цетаке сейчас зима, но сама по себе планета тропическая, как Мгунн, но в целом тут климат теплее, и холодов здесь не бывает. Лишь бы не попасть под ливень, потому что ливень – это везде проблема, ибо с дождём льётся всякая дрянь. Над столицами облака вычищают, особенно над районами, где недвижимость стоит в восьмизначных цифрах и выше, но здесь этим никто заниматься не будет, хоть на Цетаке, хоть на Мгунне. Ушлый народец, делающий деньги на борьбе за экологию, любит поверещать о вреде для природы, но вряд ли в таких местах, как это, подобные природозаступники есть. Обычно они пекутся о вымирающих джунглях, это приносит больше дивидендов, а джунглей Бхекизита тут ещё не видел, разве только каменные.

Вокруг на десятки километров сплошной урбанистический пейзаж спального района промышленной зоны: натыканные вплотную друг к другу стоэтажные небоскрёбы, состоящие из утлых квартирок, сдающихся внаём. Первые этажи забиты всевозможными чумазыми магазинами и фастфудными забегаловками, и из-за обилия грязных неоновых вывесок слепит глаза. От этого бесконечно длинные улицы кажутся шире, чем они есть, а соединяющие их узкие переулки утопают в темноте, грязи и кучах мелкого мусора. Наверху, над головой, в воздухе между небоскрёбами, проложены воздушные эшелоны в несколько этажей. Днём они заполнены густыми потоками летающей техники, ночью интенсивность полётов раза в два ниже.

На каждом таком эшелоне в небоскрёбах устроена инфраструктура обслуживания: магазины, общепит, ангары и так далее. Всё, как внизу, только чем выше эшелон, тем круче. На самом верху аренда жилья подороже, качество получше и дешёвые магазины и забегаловки становятся более-менее сносными супермаркетами и ресторанчиками. Нормального качества жизни, и уж тем более высокого, в спальных районах нет. В этом не имеется смысла, зачем тратиться на такое строительство, если всё равно никто из состоятельных людей не поедет жить в трущобы. За достойными условиями пожалуйста в городской центр. Там всё шикарно и роскошно. И нет черни, что является главным требованием сливок общества. В общем, всё как везде, и, не зная, где оказался, с первого взгляда можно даже не понять, на Мгунне ты или на Цетаке. Вывески витрин написаны на основных языках, и надписи на местном диалекте Чёрных порой можно понять даже без лингвотрона.

Навигатор вёл чифа максимально глухими переулками, и в одном из таких его попытались взять на гоп-стоп какие-то отморозки с ножами и полицейскими стволами. У них, разумеется, не вышло ничего, кроме получения тяжёлых травм. Снаряжение чифа удержало пару пуль и один ножевой удар, за это время он вколол себе боевую фармакологию, дальнейшее было делом техники. Чиф роты элитных Императорских коммандос – для любых уличных бандитов это неприятный сюрприз от слова «абсолютно». Бхекизита переломал тупую гопоту настолько быстро, что отказался от первоначального предположения, возникшего у него в первую секунду. Нет, это не проверка, устроенная ему агентом Джитуку. Профи такого уровня не стал бы посылать против чифа каких-то зачуханных неудачников, да ещё Серых, да ещё в мужской фазе. Всем известно, что гермафродиты в мужской фазе по всем параметрам уступают себе же в женской. Это были действительно просто мелкие гопники.

До гостиницы Бхекизита дошёл пешком, чтобы не вызывать такси в район драки. Мало ли, вдруг кто-нибудь из переломанных гопников отдаст концы и местная полиция начнёт копать. Вряд ли полицейским интересно вступаться за какие-то отбросы, более вероятно, что эти придурки находятся в розыске и прямиком проследуют в тюремную больницу. Но лучше не оставлять за собой явных следов. По таксистскому флаеру полиция сразу вычислит, куда он направился. А так им придётся поискать и потратить больше времени, тем более что по улице он шёл с затемнённым лицевым щитком и гопота не видела его лица. Если никто из переломанных налётчиков не умрёт, то искать полицейские и вовсе не станут.

Забронированная гостиница оказалась под стать району, в котором находилась: дешёвая, изношенная и здоровенная. В фойе толпились люди, кто-то вселялся, кто-то уезжал, туда-сюда сновали носильщики с багажными тележками, потому что закупать роботизированных развозчиков багажа для такой гостиницы втрое дороже, чем нанять живой персонал. При этом половина постояльцев тащила свои контейнеры сама, явно не желая раскошеливаться на плату носильщикам. Представителей Жёлтой Расы вокруг не было, рептилий Бхекизита тоже не заметил, зато вокруг было полно Чёрных, Красных и Серых, а также их гибридов всевозможной внешности. На их фоне нестандартное лицо чифа не выглядело чем-то невероятно особенным, и взгляды на нём задерживались редко. Но сотрудники отеля однозначно его запомнят. В случае чего это подтвердит легенду, так и было задумано.

Номер Бхекизиты был крохотный и в высшей степени бюджетный. Жить в таких трущобах ему не приходилось с того дня, как он стал Императорским коммандос, но всё это мелочи, не привыкать. Чиф снял шлем, взял пульт от местной видеосистемы и улёгся на скрипящую изношенным пластиком кровать прямо в снаряжении. Ни о каких нейро- или голосовых интерфейсах в такой дыре речи не шло, и пришлось освежить порядком забытые навыки обращения с сенсорным пультом. По идее он должен коммутироваться по беспроводной связи с наручным коммуникатором, но совмещать этот хлам с собственными гаджетами Бхекизита не стал. Ему не нужны проблемы с вирусами и прочими уловками, собирающими данные для последующей рассылки всякой фигни. Его новый личный коммуникатор, выданный агентом Джитуку вместо настоящего, совсем хлам. Если заразится, проще выбросить, чем платить за чистку. Кроме того, так в логах сети отеля останется больше доказательств его легенды.

Повозившись с пультом, чиф зашёл на сетевой портал частных охранников и открыл свой профиль. Там было пусто, лишь счётчик посещений показывал, что за последние сутки профиль просматривался тысячу раз, и всё это были автоматические поисковые программы. Стандартная ситуация для рынка труда. Программа – это не живой сотрудник, она просматривает весь массив предложений за секунды и делает это с заданной периодичностью. Это не значит, что анкетой соискателя кто-то заинтересовался. Просто мониторинг рынка предложений, не более того.

Сообщение от заказчика пришло только наутро, и Бхекизита реально устал его дожидаться. За время гиперпрыжка он выспался так, что спать ночью не смог и от безделья лазал по местной сети, изучая последние новости Демократии. Выяснилось, что горнодобывающая фирма, в которой он якобы работал, действительно существовала и действительно разорилась. И в её истории действительно имели место нападения пиратов и бандитов, и даже даты совпадали. И его новый идентификационный номер числился среди сотрудников охраны, успешно те налёты отразивших. Он попытался найти их личные данные и фото, но ни один из таковых идентификационных номеров не оказался открытым. Всё зашифровано в интересах компании согласно законам о коммерческой тайне. Бхекизита уже начал засыпать, когда его профиль активировал систему голосового оповещения.

– Для вас есть новый контракт! – тоном счастливого идиота заявила система, и чиф поморщился. Он реально отвык от всей этой дешевизны!

Предложение контракта было оформлено в виде дистанционно заключаемой сделки и заключалось в следующем: некий наниматель желает взять себе личного телохранителя из числа бывших десантников с обязательным боевым опытом. Жалованье среднее, зато полный пансион. Но есть проблема: для собеседования нужно лететь в другую систему. Параллельно требуется взять пакет документов в указанном месте и доставить его нанимателю. За доставку наниматель заплатит, билет туда купит. А вот обратная дорога в случае неудачного собеседования не оплачивается. Лететь придётся за свой счёт. И вишенка на торте: место доставки документов – система Ярило, дипломатический центр Сияющих.

Неудивительно, что никто не согласился на этот контракт, хотя рассылка была сделана на несколько десятков профилей. Очень похоже на попытку сэкономить на обычной курьерской доставке. Наниматель не собирается никого нанимать, ему просто нужен курьер, надёжно доставляющий важные документы. Простой доставки в систему Ярило не существует, у Сияющих нет контактов ни с Демократией Цета, ни с Империей Сигу. Туда могут попасть только дипломаты либо корабли тех, с кем у Сияющих контакты есть. Поэтому такая доставка обойдётся нанимателю реально очень дорого. Вот он и решил найти способ оплатить курьера только в одну сторону. Учитывая, что контракт со стороны нанимателя подписан именем, свойственным Серой Расе, так и вовсе никаких сомнений нет, что это предложение для дурачков.

Которые не понимают, что, зависнув в этом самом дипломатическом центре, работы там не найдут никогда. А ценник на обратный билет будет такой, что отдашь всё, что заработал на доставке документов, и ещё своих денег заплатишь. Но дурачков не оказалось, свои деньги считать умеет каждый. Неплохо придумано, агент Джитуку! Приятно работать с суперпрофессионалами, это доказывает, что сам относишься к таковым. Бхекизита подписал контракт, и спустя полчаса заказчик прислал ему детали предстоящей работы. Пакет документов необходимо забрать из офиса местной юридической фирмы, там ждут появления курьера. Билет на торговое судно, следующее в систему Ярило, уже приобретён, судно идёт транзитом из системы Хлам, оно проведёт в системе Цета ровно три часа, пока будут производиться погрузо-выгрузочные работы, и опаздывать в космопорт категорически запрещается. Потому что следующий транзит в систему Ярило будет непонятно когда.

В юридическую фирму Бхекизита отправился на заранее оплаченном нанимателем такси, и в назначенное время за ним пришёл очень даже солидный автоматический флаер. Для занюханных спальных районов, таких, как этот, машина представительского класса однозначно является редкостью, и на садящегося в неё Бхекизиту смотрели все, кто только был рядом. Для более эффективного легендирования микрочип посоветовал ему не затемнять лицевой щиток, и чиф вообще не стал надевать гермошлем. Если спецслужбы Красных будут проверять его легенду, тут, на Цетаке, найдутся те, кто его видел, запомнил и сможет подтвердить, что такой телохранитель здесь действительно существовал.

Офис юридической конторы располагался в фешенебельном районе городского центра, но заходить внутрь не пришлось. Курьер, одетый в эффектную униформу из красного бархата с золотыми эполетами, встретил такси в гостевом ангаре фирмы и торжественно вручил Бхекизите маленький чемоданчик с наручниками и электронным кодовым замком. Курьер проверил идентификационный код клиента, распахнул чемоданчик и продемонстрировал лежащий внутри цифровой накопитель, надёжно защищённый толстым слоем демпфирующего термостойкого наполнителя. Бхекизита сличил код накопителя с образцом, полученным от нанимателя, всё совпало, и курьер на его глазах запер замок. Замок включил индикацию состояния «заперто», курьер сообщил, что теперь открыть его может только наниматель, после чего вежливо осведомился, к какой руке Бхекизита желает пристегнуть ношу.

– К левой! – велел чиф, внимательно изучая чемоданчик.

Несмотря на дорогой презентабельный вид, чемоданчик явно изготавливался специально для подобных миссий. Маленький, лёгкий, титановый. С острыми углами и монолитной ручкой. Таким можно запросто проломить чью-то голову, выбить из руки нож и даже закрыться от лёгкой пули. Демпфирующий материал, защищающий накопитель, без проблем погасит полученную от пули кинетическую энергию. В этой юридической фирме знакомы с некоторыми тонкостями курьерской доставки высокоценных документов. В другую солнечную систему далеко не всё можно отправить посредством радиосвязи. И главное, далеко не всё нужно так отправлять.

Курьер лично застегнул на левом запястье Бхекизиты наручник чемоданчика, пожелал ему счастливого пути и удалился. Чиф уселся обратно в такси, и роскошный флаер взял курс на космодром. По пути Бхекизита разглядывал плывущий мимо город. Это не столица Цетака, но в этом полушарии это самая крупная городская агломерация. Здесь, в центре, всё роскошное, особенно небоскрёбы, многие из которых являются личными домовладениями. Здесь дорогих флаеров было множество, и чиф почувствовал себя среди равных. Приятное ощущение. После завершения этой выдающейся миссии он наконец-то станет богат. И роскошное жильё с яхтами и флаерами, которые он станет использовать, будут уже не выданными ему в пользование Империей, а его собственными. И гораздо более дорогими.

В космопорт Бхекизита явился за час до прибытия транзитного грузовика и всё это время провёл в зале ожидания бизнес-класса. Времени хватило даже на неплохой обед за счёт нанимателя. Здесь, в бизнес-классе, людей в униформе телохранителей хватало, и присутствие чифа не вызывало ни у кого ни вопросов, ни удивлённых взглядов. Разве что другие телохранители иногда поглядывали на его чемоданчик. Электроника гермошлема показывала, что они сканируют его ношу, но не находят признаков наличия взрывного устройства и успокаиваются. Потом ИИ зала ожидания вежливо сообщил Бхекизите о приземлении его лайнера, и чиф отправился в указанный посадочный сектор.

Грузовик оказался космическим дальнобойщиком не самой новой модели и принадлежал частной компании, не относящейся к цивилизации Ушмаицу. Штаб-квартира компании находилась в системе Сурт, ближайший офис имелся в системе Куи*Ригуа. Это довольно далеко отсюда, примерно посередине между Рубежом и мёртвым космосом, начинающимся за краем галактического спирального рукава. С цивилизацией Куи*Ригуа Бхекизита не сталкивался, однако как военный профессионал был осведомлён о её особенностях. Которые заключались в отсутствии у неё живых планет. Куи*Ригуа состояла из то ли выходцев, то ли беженцев из ближайшей галактики Красной Расы, лет двести или триста назад явившихся в ту систему в большом количестве в составе крупных грузовых караванов.

Они развернули на орбите тамошнего газового гиганта целое орбитальное государство и живут тем, что продают очень эффективно добываемое с газового гиганта ценное сырьё. Настолько качественных технологий в ближайших секторах ни у кого нет, и Куи*Ригуа достаточно неплохо поднялась за эти века. По крайней мере, им хватило денег, чтобы не только увеличиться втрое, но и отбиться от пиратских эскадр, поначалу атаковавших их довольно часто. Но потом Куи*Ригуа заключили союз с Ушмаицу, и пиратские атаки стали случаться нечасто. Гораздо чаще их атакуют всевозможные промышленные шпионы, стремящиеся выкрасть технологию столь эффективной разработки газового гиганта. Вроде бы пока им это не удалось.

Капитан дальнобойщика, как и ожидалось, был представителем Красной Расы, помимо него в экипаже имелись ещё трое, других пассажиров на борту не было, Бхекизита оказался единственным. За всё было заплачено заранее, капитан торопился, поэтому после проверки личности его без лишних слов проводили в отдельную каюту и оставили в покое. Вскоре погрузка была закончена, и грузовик покинул Цетак. Никаких эксцессов не произошло, хотя Бхекизита до самого гиперпрыжка ожидал внезапных проблем и был готов в любую секунду вколоть себе боевую фармакологию. Без оружия чувствуешь себя очень неуютно, особенно когда экипаж космического дальнобойщика при пистолетах. Причём даже не при пулевых, а с компактными ручными бластерами средней мощности. Такой запросто продырявит униформу телохранителя вместе с Бхекизитой одним выстрелом.

Как только грузовик ушёл в прыжок, чиф заперся изнутри и хотел подпереть люк, но выяснилось, что сделать это нечем. Всё, что имелось в каюте, было намертво прикреплено к полу и стенам. Пришлось спать, сидя на полу и прислонившись к люку спиной. Если люк начнёт открываться во время сна, Бхекизита почувствует это и успеет вколоть себе боевой коктейль. В узком пространстве каюты у него есть шансы завладеть оружием первого нападающего и отбиться от остальных. С виду на профи они не похожи.

Глава седьмая

– Когда я смогу вернуться в строй, многомудрый Ас? – Эльдкнут смотрел на умудрённого полутора тысячелетиями опыта Аса касты Целителей сквозь сплетение энергий Операционного Свечения, внутри которого находился сам.

– Как только я полностью закончу восстановление структуры твоего мозга, сорванец ты этакий! – сурово нахмурился Даарийский Целитель, и его глаза цвета пылающей звезды с укоризной воззрились на командора.

– Я здесь третьи сутки, – не унимался Эльдкнут. – Что можно исцелять столь долго?

– А ты поучи-ка меня целительству, чадо великовозрастное! – по-стариковски забрюзжал Целитель, хотя внешность его никак не соответствовала старческому возрасту.

На вид медицинскому Асу было около пятидесяти, но об этой его манере знала вся Цитадель Мидгард, главным целителем которой он являлся.

– Третьи сутки он тут, видишь ли! – продолжал ворчать искусный Целитель. – Надо будет – и четвёртые пролежишь! И пятые! Ишь, расхрабрился, едва ожил! Ты почему из «битвы насмерть» не вышел сразу после боя?!

– Сил не хватило, – насупился Эльдкнут. – Я успел только задать перехватчику траекторию падения, чтобы бункер с гражданскими случайно не зацепить.

– Вот то-то же! – наставительно поднял палец медицинский Ас. – Когда станет хватать силёнок-то, тогда и будешь хорохориться! А пока спать! И без разговоров!

На это ответить было нечего, и пришлось подчиниться. Эльдкнут замолчал, закрывая глаза, и придал своему энергоконтуру скорбные вибрации бесконечной тоски.

– Бесполезно! – немедленно заявил Ас Целитель. – Не поможет! Я вашего брата хорошо знаю! Почитай, шесть Кругов Жизни воинскую касту латаю! И не таких видел! Так что можешь перестать излучать тоску, меня этим не проймёшь.

– Скажи, искусный Ас, – осторожно поинтересовался командор, возвращая свой энергоконтур в обычное состояние, – после завершения исцеления я буду пригоден к боевой работе?

– Не терпится броситься в бой? – с ехидцей поддел его многомудрый Целитель. – В одном уже ты побывал!

– То был учебный бой, – вяло отмахнулся Эльдкнут. – Я веду речь о серьёзном деле.

– Руки расслабить! – скомандовал медицинский Ас. – Ты тут не Боевыми Кристаллами размахиваешь! Ты на лечении! Это Операционное Свечение, а не пилотский пост перехватчика!

Суровый Целитель вслушался в энергопоток командора, нашёл его достаточно присмиревшим и добродушно изрёк:

– Вернёшься ты к боевой работе, чадо неугомонное, не переживай. Вот только твой крайний бой ценнее многих будет. Вся ратная молодёжь системы Ярило бурлит третий день. Всех очень впечатлил твой урок.

– Я сделал, что было в моих силах. – Эльдкнут закрыл глаза. – Мне очень хотелось помочь им не словом, а деянием, которое действительно останется в памяти и подвигнет их на собственные деяния во благо Расы. Они же Спящие. От них зависит судьба Эксперимента ценой в миллион лет. Я бы так не смог.

– Несомненно, своей цели ты добился, – в голосе медицинского Аса звучали нотки одобрения. – Пока я собирал полноценного Сияющего из того, что от тебя осталось, командование сил прикрытия Ярило получило двести заявок от гражданских каст с просьбой направить тебя к тем или иным юным ратникам на теоретическое занятие. Все хотят поговорить с тобой после того, что увидели. Твои действия и твои слова произвели впечатление не только на молодежь. Совет Каст Орея одобрил твой урок. Я тоже одобряю его результаты.

Искусный Целитель нахмурился, и тон его стал сердитым:

– Но я не одобряю применённой тобой методики! Зачем было доводить всё до смертельной опасности?!

– Гражданским ничего не грозило, – устало ответил командор. – Я знаю модель истребителя, которую они пилотировали. Если не атаковать их оружием, вызывающим физическую деформацию корпуса, то система аварийного спасения пилотов срабатывает со стопроцентной надёжностью…

– Я говорю сейчас о тебе! – Ас Целитель вновь недовольно забрюзжал. – Ты едва не погиб! Не будь там стазис-капсулы, никакой Ас бы не помог! Ты не вышел из режима «битва насмерть», и процесс абсолютного поглощения энергии едва не разрушил тебя изнутри! Хорошо хоть помощь подоспела вовремя! Так что теперь будешь проходить лечение до тех пор, пока я не останусь доволен состоянием твоего организма! Он должен быть на высоте! Тебе ещё Потомков после себя оставлять! Почему я не ощущаю в твоём энергоконтуре отпечаток полного круга детей?

– У нас с супругой двенадцать сыновей. – В сознании Эльдкнута возник образ возлюбленной, и он невольно улыбнулся. – Мы решили подождать несколько лет. До тех пор, пока не почувствуем, что у нас получатся дочери. В нашем Роду и без того мужей больше, нежели жён. Вся надежда на Побратимов.

– Погляди-ка на него! – возмутился медицинский Ас. – Он ещё не выполнил полностью долг перед Родом, а уже едва не устроил себе Последний Подвиг! И это в мирное время, когда войны нет триста пятьдесят тысяч лет! Пролежишь здесь ещё два дня! Подумаешь о своём поведении! А теперь спать! Немедленно!

Командор попытался было что-то возразить, но не смог. Откуда-то вдруг на него навалилась сильная сонливость, словно это кто-то другой провалялся крайние трое суток в медицинском сне, и Эльдкнут заснул. Проснулся он на следующие сутки всё в том же Операционном Свечении. Даарийский Ас Целитель находился всё там же, снаружи сплетения энергий, и в первый миг командор подумал, что медицинский Ас вообще не покидал операционной. Но кастовые одежды на искусном Целителе несли на себе энергетический отпечаток свежей биологической обработки, а сам он пребывал в значительно менее суровом расположении духа.

– Вот теперь я вижу, что ты идёшь на поправку, – удовлетворённо заявил медицинский Ас. – Новые клетки спинного мозга вырабатывают биоэнергетические импульсы в полную силу, а заново созданные синаптические связи успешно восстанавливают разрушенные последовательности. Все твои способности и умения вернулись на должный уровень, но для закрепления результата тебе не помешает небольшая активность.

– Я могу заняться отработкой боевого пилотажа, – с готовностью предложил воин.

– Пиковые нагрузки будешь устраивать завтра, – покачал головой Ас Целитель. – Сегодня это преждевременно. Поэтому я назначаю тебе прогулку по пространству Мидгарда. Можешь снаряжаться. Ты бывал в здешних лесах?

– Не довелось. – Командор принял вертикальное положение и покинул Операционное Свечение, прислушиваясь к ощущениям. Высокая сила гравитации, свойственная гигантским планетам Родины, приятно уравновешивала могучее тело. – Я был только в боевых секторах, на остальное не было времени. Но я изучил карту цитадели, знать её должен каждый воин сил прикрытия.

– Отлично, – оценил медицинский Ас. – Стало быть, тебе известно, что у нас тут имеются и леса, и поля, и даже небольшие моря. Моря, конечно, совсем маленькие и морями именуются скорее символически, но для занимаемого Мидгардом объёма вполне сойдут. В общем, посмотреть есть на что. Вот этим ты и займешься, доблестный командор. А чтобы у тебя не возникло соблазна испортить оздоровительную прогулку каким-нибудь доступным только воинской касте образом, превратив её в боевую тренировку, как это вы любите, я отправлю с тобой одного из своих учеников. Пилотировать я тебе запрещаю, так что катер поведёт он. Заодно и побеседуете, дабы не было скучно. Ступай. Он ожидает тебя снаружи.

Ас Целитель коротким импульсом личного энергопотока распечатал пилон хранения и обработки снаряжения, стоящий у выхода из операционной, и исчез в призрачном мерцании области прямого перехода. Эльдкнут коснулся пилона сознанием, ощутил наличие внутри его своей экипировки и пробудил Кристалл Антигравитации. Кристалл принял энергию хозяина, направляя к нему составные элементы снаряжения, и рой сегментов плавным ускорением достиг командора. Части снаряжения одновременным касанием распределились по телу, сливаясь с энергоконтуром воина, и могучую фигуру Даарийца закрыло белоснежной бронёй, быстро растекающейся по коже. Спустя получетверть части процесс снаряжения завершился, и командор покинул операционную. Энергоконтур операционной зафиксировал отсутствие Сияющих, запустил биологическую обработку помещения и увеличил интенсивность воздействия.

Ученик главного Целителя Мидгарда, как весь личный состав сил прикрытия системы Ярило, был Даарийцем. Согласно порядку ротации, подразделения воинской касты для охраны Ярило поочередно выделялись Даарийской и Харрийской группировками Мира Пограничной. В обычных ситуациях в каждой системе Сияющих имеется множество Целителей, и вопросов относительно получения кастой воинов медицинской помощи не возникает. Но в системе Ярило идёт грандиозный и уникальный по своему значению Эксперимент. Во время опасных фаз местное население перестаёт быть Сияющими, и их биоэнергетические способности ураганно падают. Вследствие чего Целители Спящих не в состоянии исцелять Сияющих, ведь лежащая между ними пропасть в биоэнергетических возможностях огромна.

Поэтому Совет Касты Целителей Сияющих принял решение по примеру касты воинов отряжать в систему Ярило на ротационной основе своих соратников для целительской поддержки сил прикрытия. И для упрощения ротации и взаимодействия с кастой воинов сей специально предназначенный медицинский отряд в систему Ярило направлялся Кастой Целителей того же Чертога, откуда воины выделяли очередную смену личного состава сил прикрытия.

Данный медицинский отряд не имел отношения к Эксперименту, ему категорически запрещалось вмешиваться в его ход, и всякие контакты сих Целителей со Спящими разрешались исключительно с одобрения медицинского Аса, сей отряд возглавляющего. По этой причине оные Целители никогда не присутствовали среди Спящих и были распределены по военным объектам. Несколько медицинских специалистов постоянно присутствовали в орбитальных крепостях Орея и Дэи, остальной отряд Целителей трудился в Мидгарде, в центральном госпитале сил прикрытия.

– Тебя гнетёт досада, доблестный командор? – сразу после приветствия с любопытством поинтересовался ученик медицинского Аса. – Я вижу, что состояние твоего здоровья вновь находится на высоком уровне. А вот с настроением дела у тебя обстоят похуже.

– Многомудрый Ас держит меня в госпитале уже четверо суток, словно безнадёжно больного. – Эльдкнут поспешил убрать со своего лица кислую мину. – Он даже не разрешил мне пилотировать во время элементарного экскурсионного полёта. Обрадуешься тут.

– Ты пробыл в режиме «битва насмерть» слишком долго, – мягко покачал головой Целитель. – В условиях настоящего боя единое целое, которым в тот момент являлись ты и твой перехватчик, уже бы распалось на атомы. Вы не взорвались исключительно потому, что твой Разум сопротивлялся распаду.

– Взрывной распад на атомы вызвал бы термоядерную реакцию в небе над полигоном Спящих, – объяснил командор. – У них учебный бункер, он наверняка бы испытал частичные разрушения. Среди ученических кругов были бы жертвы. Я был обязан не допустить подобного.

– Ты сделал всё идеально, – уважительно произнёс Целитель. – Благодаря несгибаемой силе Духа воинской касты ты сумел отменить самораспад, но это едва не разрушило целиком твой спинной мозг и чуть было не сожгло головной. Никто не смог бы исцелить тебя вообще и тем более полностью и без последствий восстановить разрушенные участки мозговых тканей. Такое под силу лишь медицинскому Асу.

Целитель коротко улыбнулся:

– В тот момент их собралось здесь аж трое! К нашему учителю присоединился Ас Иризар, и из системы Тары примчался третий. Каждому не терпелось вновь побывать в серьёзном деле. В итоге они восстанавливали твой мозг втроём, – он тихо хихикнул, – подозреваю, чтобы не передраться за пациента! А остальным наш учитель занимался уже в одиночку.

– Контактный поединок между медицинскими Асами… – задумчиво протянул Эльдкнут. – Я бы охотно понаблюдал за ходом схватки. Крайне интересно, какими боевыми премудростями воспользуются лучшие во всём спиральном рукаве Пограничной Целители.

Он покосился на Целителя, совершенно обалдевшего от услышанного, и сделал ещё более суровую физиономию.

– Ох уж эти ваши воинские шуточки, – укоризненно вздохнул Целитель.

Ученик медицинского Аса был давно немолод. Он превосходил Эльдкнута возрастом на полкруга Жизни, что неудивительно. Каста Целителей никогда бы не послала на столь ответственный участок трудовой деятельности специалиста, имеющего уровень ниже максимального. С юмором касты воинов он сталкивался не впервые, посему быстро понял, что к чему.

– В общем, ты ещё легко отделался, – подытожил Целитель. – Если бы Асы не собрались втроём, то твоё лечение длилось бы втрое дольше. Они не просто восстановили тебе погибшие клетки мозга, но и воссоздали информацию, которая там находилась.

– Как такое возможно? – удивился Эльдкнут. – Как можно воссоздать информацию, если она полностью разрушилась вместе с мозговой тканью, в которой хранилась?

– Это ведомо только Асу, – улыбнулся Целитель. – Я мечтаю развиться до Аса, дабы освоить самые сложные операции. Мне с детства хотелось уметь сотворить невозможное. Пойдем, – он сделал приглашающий жест, – начнём оздоровительное путешествие с доброй трапезы. Ты не ел четыре дня, твой организм нуждается в пище. – Он хитро прищурился: – Глядишь, и настроение сразу улучшится!

– Поэтому ты вызвался трудиться в системе Ярило? – Командор направился за Целителем. – Дабы совершенствовать свой Удел?

– Попасть сюда было не так-то просто. – Ученик медицинского Аса привёл его на широкую витую лестницу, и они принялись спускаться вниз. – Желающих свыше трёхсот человек на место, пришлось выдержать серьёзный отбор. У нашей касты вечная нехватка пациентов, а тут забот пусть и немного, зато они есть всегда. Воины получают ранения в боях с недругами, во время учений и тренировок, а если повезет, то можно получить разрешение на исцеление Спящего.

– Часто приходится их исцелять? – заинтересовался Эльдкнут.

– Очень редко, – покачал головой Целитель. – У Спящих свои Целители, и нам позволяется действовать лишь в самых крайних случаях. Наши соратники из числа Спящих должны наращивать квалификацию, а не утрачивать её из-за безделья, вызванного нашим вмешательством.

– Тяжело исцелять Спящих? – Командор воспроизвёл в памяти типичный облик утратившего Сияние обитателя системы Ярило. По идее их слабенькие энергоконтуры не должны представлять для многомудрых Целителей какой-либо ощутимой сложности.

– И да, и нет, – ответил ученик медицинского Аса. – Воздействовать на них легко, там ведь от энергоконтура одно название. – Он печально вздохнул. – Но у слабого энергоконтура слабое тело, возможности которого сильно ограничены. И всего лишь целительство тут бессильно, ведь можно сколько угодно исцелять десятипроцентный потенциал, приводя оный из, например, больного трёхпроцентного состояния в тот самый здоровый десятипроцентный максимум. Но стопроцентным он от этого не станет. Ибо многое Спящим недоступно именно в силу изменившейся биологии. У них ведь даже кровь не такая, как у Сияющих. Низкий уровень биоэнергетики делает ненужными многие функции организма, ранее бывшие жизненно необходимыми. Их тела меняются, адаптируясь к техногенному образу жизни Тёмных.

Целитель бросил на командора уважительный взгляд:

– Впрочем, после твоего урока эти процессы наверняка замедлятся. Обычно Спящих надолго не хватает, в силу Лени их первоначальная увлечённость каким-либо процессом, вызванная эмоциональным всплеском, со временем сильно снижается. Но сейчас они замахнулись на борьбу с причиной всего этого. Мы все очень надеемся, что у них получится то, чего не получалось у их Предков, сражавшихся с деградационным фактором в предыдущих опасных фазах.

– Что произошло-то? – не удержался Эльдкнут. – Я лишь пытался показать небольшому отряду юных ратников, что такое Дух Сияющих. Прямо скажем, я не Наставник. Урок получился совсем не таким, как до́лжно.

– Соглашусь, что Наставники не вещают ученикам мудрость Расы, при смерти истекая кровью. – Целитель бросил на командора задумчивый взгляд. – Но быть может, именно этот твой подход, которого не ожидал никто, и смог достичь того результата, который не могут получить обычные Наставники. Вскоре ты увидишь плоды своего наставничества.

– Из-за меня у нашей касты конфликт со Спящими? – погрустнел Эльдкнут.

– Конфликт? – развеселился Целитель. – Вряд ли можно считать конфликтом три тысячи заявок от всех Родов системы Ярило к касте воинов на предоставление инструкторов для занятий с ученическими кругами ратного ополчения. Настоящий же конфликт разгорелся в Совете Управления Экспериментом. Касты Творцов и Жизнь Рекущих впервые не имеют единой позиции внутри собственных каст, мнения сильно разделились.

– Да что такого я натворил? – насупился командор.

– Завтра узнаешь подробности. – Целитель с улыбкой указал рукой на очередной приближающийся этаж: – Нам сюда. Сегодня у тебя оздоровительная прогулка. Скажу лишь, что вся молодёжь Спящих бурлит, словно оторвавшийся от Ярило протуберанец. После твоего урока Юные объявили войну Лени и вообще всему, что умаляет силу Духа. Молодёжь объявила о принципиальном отказе от лифтов и телепортаторов, все ходят по лестницам пешком, каста Мастеров уже получила несколько тысяч заказов на производство и установку лестниц в тех усадьбах, где таковых недостаточно. Помимо этого, Юные отказываются от применения электроники в несложных расчётах и требуют от Наставников обучения методикам сложных расчётов в уме. Многие пожелали приобрести личные Кристаллы Связи, дабы отрабатывать способность устанавливать связь посредством биоэнергетических технологий. А вот это уже вопрос спорный.

– Почему спорный? – не согласился Эльдкнут. – Если генетики хватает, надо укреплять и беречь остатки биоэнергетики.

– А если не хватает? – Ученик медицинского Аса многозначительно шевельнул веками. – Деградационный фактор беспощаден, он не интересуется желаниями того или иного человека. Он просто подавляет генетику Сияющих, и в результате каждое последующее поколение получается хуже предыдущего. Те, кто постарше, ещё могут как-то создать в Кристалле Связи биоэнергетический образ. А более юное поколение способно лишь на гораздо меньший энергопоток. И это может вызвать у многих неуверенность в себе и чувство собственной неполноценности.

– Если не отрабатывать навык, то он никогда не станет высоким и без всяких деградационных факторов, – парировал командор. – Только в сражении с более сильным противником куётся истинное мастерство!

– Вот-вот, – многозначительно изрёк Целитель. – Наши с тобой позиции уже не совпали, хотя мы едва начали всё это обсуждать. А в Совете Управления Экспериментом споры не утихают четвёртые сутки. Предлагаю отложить всё это до завтра и насладиться обедом.

– Поддерживаю! – немедленно согласился Эльдкнут. – Сейчас я с удовольствием бы съел даже питательный брикет, изготовленный полевым Кристаллом Пищевого Синтеза. А лучше два!

– Есть пищу из синтезатора не придётся. – Ученик медицинского Аса завёл командора в трапезную залу госпиталя.

Зала являла собой очень просторное помещение в виде гигантской окружности, в центре которой находилось множество столь же круглых обеденных столов разной вместимости. Вдоль стен залы плотными вертикалями густо располагалось различное кристаллическое оборудование, делающее трапезную трапезной и потому связанное с обеденными столами незримыми силовыми полями и проложенными под полом и потолком раздаточными тоннелями. В настоящий момент немаленькая зала была полностью пуста, и кроме командора и Целителя здесь не было никого. Что не удивляло, ибо это госпитальная трапезная, а в отсутствие серьёзных боевых действий пациентов в госпитале нет либо почти, либо вообще.

– Тебе понравится обед, – деловито пообещал ученик медицинского Аса, подыскивая взглядом стол поменьше. – У нас тут всегда в наличии крайне интересные продукты, взращённые кастой Венедов вручную.

– Вручную? – Эльдкнут не стал скрывать удивления. – Каста Венедов наладила регулярные поставки в Мидгард с больших Земель?

– С самых что ни на есть маленьких земель, – улыбнулся Целитель, усаживаясь за широкий трапезный стол с интегрированным Кристаллом Сервировки. – Точнее, с одной маленькой Земли. Присаживайся, Эльдкнут, и угощайся. Всё выращено вручную прямо здесь, в Мидгарде.

– Каста Венедов Земли Мерцаны занимается возделыванием здешних полей и пастбищ, – запоздало вспомнил командор, вызывая в памяти подробную информационную сводку по Мидгарду. – Венеды с Мерцаны отряжают Дэев[5] в помощь гарнизону Мидгарда. Этим достигается полная автономность цитадели на случай затяжной осады противником.

– Совершенно верно, – подтвердил Даарийский Целитель. – Продукты у нас свои. И они не просто взращены вручную. Каждый вид был разработан кастой Венедов специально для экосистемы Мидгарда. Здесь, в центре земного шара Заповедника, создан собственный биоценоз, отличный от того, что существует на его поверхности. Наш биом по своим характеристикам максимально приближен к пространству высоких энергий. Мощные излучения кваркового реактора делают это почти возможным.

– Почти? – Эльдкнут коснулся сознанием Кристалла Сервировки и принялся с интересом изучать имеющиеся в наличии блюда. – Разве кварковый реактор поставлен не для того, чтобы устранить всяческие «почти»?

– Для того, – согласился ученик медицинского Аса. – Он их и устранил. Но пространство внутри Мидгарда, находясь в области низких энергий, не стало высокоэнергетическим. Тут не ошибёшься, ты отлично ощущаешь эту разницу, как ощущает её любой Светлый. Кроме разве что тех Светлых, кто здесь родились. Да и те сразу почувствуют несравнимые отличия, если им будет с чем сравнить. Поэтому «почти» – это более точная оценка обстановки. Но это не мешает искусным Венедам Мерцаны вкладывать в производимые продукты частичку себя.

Изучив выбор, Эльдкнут заказал несколько продуктов и с интересом разглядывал появляющиеся из зоны выдачи угощения. Исходящая от них энергетика имела совсем маленькую интенсивность, но качество питательных веществ мало чем отличалось от продуктов, поставляемых с больших Земель.

– Как им удаётся сохранять столь высокий уровень качества в условиях пространства низких энергий? – невольно удивился командор.

– Ты сам дал ответ четыре дня назад, – улыбнулся Целитель. – Сияющие везде остаются Сияющими, даже в пространстве низких энергий, если не утратили силу Духа. Плюс кварковый реактор здесь недаром работает. До начала опасной фазы каста Венедов потратила почти тысячу лет на расчёты, выведение и последующую отшлифовку внутренней биосферы Мидгарда, адаптированной для существования в непосредственной близости от кваркового реактора. Были выведены, забракованы и выведены вновь миллионы вариаций. Теперь тут всё идеально, но каста Венедов всё равно регулярно присылает своих специалистов из пространства высоких энергий для контроля качества процессов, происходящих в нашей биосфере.

– Трудовые отряды Венедов с Мерцаны с ними пересекаются? – Эльдкнут приступил к трапезе. – Или им тоже нельзя? Мол, чистота Эксперимента, и всё такое? – Он несколько мгновений увлечённо жевал и добавил: – Надо же, как вкусно! Признаюсь, я не ожидал. Это точно взрастили Спящие?

– Абсолютно точно! – Целитель последовал его примеру. – Сияющие Венеды оказывают своим Спящим соратникам консультационную и наставническую помощь. Они ничего не делают за Спящих. Венеды с Мерцаны взращивают местные продукты своими руками. И как ты можешь убедиться, своими сердцами. Пища действительно хороша! А то, что её энергопотенциал невелик, не такая уж беда: можно просто съесть побольше!

Оба Даарийца негромко рассмеялись, и дальнейший обед протекал в неторопливой тишине, дабы не отвлекаться от столь важного процесса, оказавшегося вдобавок весьма приятным. Спустя полчаса Эльдкнут отправил последнее опустевшее блюдо в приёмное поле Кристалла Сервировки и прислушался к ощущениям, анализируя состояние собственного энергоконтура:

– Этого обеда мне хватит на двое суток. Гораздо эффективней, чем пища из синтезатора, которой временами недостаёт и на день. Не говоря уже о вкусовых качествах. Жаль только, энергетики маловато. Но больше мне не съесть, я не привык к такому количеству еды за раз. Итак, куда летим?

– Начнём с общего облёта внутреннего пространства, – ответил Целитель, выходя из-за стола. – Воочию посмотришь на местность, знакомую лишь по картам.

В госпитальном ангаре перехватчиков ожидаемо не оказалось, ибо это госпиталь, а не авианосец. Гражданских судов тоже не имелось, ибо это цитадель воинской касты, а у воинской касты нет гражданских судов. Эльдкнут невольно улыбнулся, глядя на прилепившиеся к стенам полусферы бронекатеров. Трудяги, знакомые каждому воину с детства. Первые полёты с матерью или старшими родичами проходят именно на таких боевых машинах, заменяющих воинской касте бытовые средства передвижения. Ближайший бронекатер почувствовал приближение воина Сияющих и создал в сплошном корпусе входной люк.

– Кастовая несправедливость! – с притворным недовольством пробурчал Целитель, презабавно копируя ворчание своего Наставника. – Корабли воинов при контакте с энергоконтуром бойца открываются сами! Мне же постоянно приходится подавать свою энергию на Кристалл Допуска!

– Я тоже не могу входить в режим Саморегуляции от рождения, – серьёзно закивал Эльдкнут. – Пришлось долго постигать эту премудрость! Спрашивается, почему Целители могут войти в этот режим с пелёнок, а я нет?!

– Ну, предположим, что с пелёнок в режим Самокоцентрации войти невозможно. – Даарийский Целитель прошёл внутрь бронекатера и зажёг свечение пилотского поста. – Для этого требуется, чтобы кастовая генетика окончательно раскрылась. А это происходит спустя полный Круг Лет после рождения, как у всех. Но я понял намёк. Обещаю ничего не сломать!

Командор зажёг пост бортстрелка, слегка оттолкнулся ногами, вплывая в сплетение его энергий, и привычно слился воедино с корабельным контуром. Внутреннее пространство бронекатера исчезло, словно ты сам стал сияющей звёздным светом боевой машиной, и Целитель повёл бронекатер к выходному люку, появляющемуся посреди глухой стены.

* * *

Космический дальнобойщик Красных хоть и не отличался особой новизной, но гиперпривод имел мощный. Грузовик провёл на гипертрассе всего лишь несколько часов, потом вышел в реальный космос в системе Ярило и занял выделенный для сближения с местом назначения лётный коридор. За это время Бхекизита успел заснуть, но не успел выспаться и спросонья едва не вколол себе боевой коктейль, когда бортовой ИИ голосом из системы оповещения сообщил ему о приближении к пункту назначения. Пару раз плеснув себе на лицо водой для бодрости Бхекизита покинул каюту и явился в отсек управления.

Грузовик к тому времени уже заходил на посадку, и на обзорных экранах отображался громадный параллелепипед орбитальной станции. Станция состояла из множества сегментов, накрытых куполами силовых полей, через которые были хорошо заметны строения и плывущие мимо них ручейки летающего транспорта. На вид всё это выглядело совершенно незащищенным, и Бхекизита поискал глазами какие-нибудь боевые системы, предназначенные для обороны или хотя бы для противометеоритной защиты. Но корабль приблизился к докам почти вплотную, и увидеть что-либо не удалось. Дальнобойщик совершил посадку, и капитан отвёл Бхекизиту к выходным люкам.

– Вам туда! – коротко заявил он, указывая на лёгкое марево, обнаружившееся сразу за распахнувшимися внешними люками корабельного шлюза.

Бхекизита шагнул сквозь марево, подозревая в нём некую систему идентификации, и хотел было окинуть взглядом док, но в эту же секунду оказался посреди совершенно другого помещения. Док куда-то исчез, вокруг был немаленьких размеров космопорт, выстроенный по суперсовременным технологиям Красных, половину из которых чиф знал сугубо по описаниям информационных сетевых порталов. Марево, оказавшееся системой перемещения, исчезло, и он беспомощно заозирался, пытаясь понять, где его может ожидать наниматель. Вокруг было полно народа всех рас, в том числе негуманоидных и даже Светлых. Не было только самих Сияющих, и все спешили по своим делам. Сразу же вспомнились рассказы отца, как он вот так же стоял здесь, быть может, даже на этом самом месте, и не знал, как и что делать.

«Вы находитесь в космопорту дипломатического центра на орбите планеты Орей, – ожил внутричерепной микрочип. – Следуйте по указанному маршруту. Не затемняйте лицевой щиток. Это может вызвать у окружающих сомнения в вашей доброжелательности».

На внутренней поверхности лицевого щитка возник маршрут, и чиф двинулся в указанную сторону. Похоже, выход или один из выходов располагался именно там, потому что людской поток в том месте был более многочисленным. Едва Бхекизита приблизился к широченному и высоченному своду выхода на улицу, с виду не имеющему ворот вообще, один из идущих навстречу дорого одетых чернокожих мужчин обратился к нему на незнакомом диалекте:

– Мистер! Вы не из системы Чиутлатона? – Новый лингвотрон Бхекизиты переводил синхронно, передавая даже интонации. – Их лайнер только что совершил посадку! Вы дипломат от цивилизации Чиутлатона? В вашей команде есть женщина, её имя Гбемизола, у меня для неё важные документы!

– Нет, – мгновенно напрягся Бхекизита, внешне сохраняя полное спокойствие. – Я из системы Цета. Ничем не могу вам помочь.

Мужчина извинился и тут же заторопился дальше. Чиф ускорил шаг, ощущая угрозу. Убить этого типа здесь невозможно, вокруг сотни свидетелей и наверняка ещё больше видеокамер, хоть их и не видно. Кодовое имя было названо вслух, микрочип молчал, значит, это враги выследили Бхекизиту и попытались взять его под контроль в первые же минуты. Это была простая попытка, но дальше последуют более сложные. Странно, что на него вышли Чёрные агенты, а не Красные. Тем более что Чиутлатона – это цивилизация Красных. Правда, это и всё, что Бхекизите о ней известно.

С другой стороны, это вполне логично, если Красные с Ушмаицу стремятся удержать всё в тайне от Сияющих. Они наняли Чёрных наёмников где-то на стороне, быть может, в той же самой цивилизации Чиутлатона, которая находится ещё дальше, чем Куи*Регула, и действуют их руками. К тому же Гбемизола – это имя Чёрной Расы, и более естественно, что им интересуется Чёрный. И Чёрные в Чиутлатона вполне могут иметься, это же Нейтральные Территории, тут всех полно.

Необходимо как можно скорее добраться до отеля. Там у него будет больше шансов, потому что враги не смогут следить за ним визуально. После этого нужно ждать сигнала от нанимателя и подать ему знак об опасности. Бхекизита вышел на улицу и тут же едва не столкнулся с пожилой Чёрной женщиной, одетой в дорогой официальный костюм.

– Вы из дипмиссии Чиутлатона? – Она требовательно протянула руку к его чемоданчику. – Моё имя Гбемизола! Я жду важные документы!

– Я из системы Цета, – повторил Бхекизита, отодвигая от неё свою руку с чемоданчиком, и указал себе за спину: – Женщину с таким именем, как у вас, только что искал Чёрный мужчина. Он направился туда!

– Спасибо! – Женщина потеряла к нему интерес и немедленно устремилась внутрь космопорта с недовольной миной на лице.

«Поверните направо и используйте автоматическое такси», – ожил внутричерепной микрочип, и чиф ускорил шаг, держась правой стороны огромного здания.

Над головой через прозрачный силовой купол виднелся поблескивающий звёздами чёрный космос, и это добавляло нервозности. Казалось, что в любую секунду оттуда может спикировать космический истребитель или шпионский корабль. Одного выстрела, произведённого прямо из режима невидимости, будет более чем достаточно для того, чтобы от Бхекизиты остался только кровавый пар.

В полусотне метров от выходной арки космопорта обнаружилась массивная ступенчатая пирамида Красных, выстроенная из композитных материалов повышенной долговечности. Пирамида оказалась пунктом использования внутреннего авиатранспорта. Вся нижняя часть пирамиды по периметру была оборудована интерфейсами, и ближайший из них активировался, зафиксировав приближение Бхекизиты. ИИ предложил ему выбрать флаер, чиф согласился, и через полминуты возле него опустилась автоматическая машина Красных. Убедившись, что внутри пусто, Бхекизита занял пассажирское место, велел закрыть двери и назвал адрес. ИИ флаера подтвердил получение команды, и машина поднялась в воздух, встраиваясь в транспортный поток.

Определить, есть ли за ним слежка, не получилось, поток был достаточно плотный, и чиф принялся изучать окрестности, чтобы лучше понимать местную географию. Первое, что бросалось в глаза, был всё тот же силовой купол, закрывающий дипломатический центр. Точнее, его отсутствие, ибо самого силового поля изнутри не было видно, его существование угадывалось по мерцанию звёзд и наличию атмосферы. Здесь, на высоте, открытый космос был ещё ближе, и ощущение незащищённости становилось ещё сильнее.

Второй особенностью было полное отсутствие Сияющих и каких-либо следов их деятельности, за исключением того самого защитного поля, если оно вообще защитное. Оставалось надеяться, что это действительно так. Всё вокруг, как рассказывал отец, было отстроено Красной Расой и выглядело в их реалиях. Везде вполне понятные технологии, причём высокого уровня, и это приятно. На Мгунне такого нет, слишком сложно и слишком дорого. А тут всё суперхайтек! Даже флаер такси, в котором он летит, изготовлен на высшем уровне и представляет собой роскошный мини-лимузин. По крайней мере, материалы, использованные для интерьера, будут покруче тех, из которых выполнен интерьер его космической яхты дома, в Империи. И электронная начинка тут заоблачная, а ведь это наверняка не самая дорогая и не самая последняя модель. Такси всё-таки.

Флаер добрался до места назначения, оказавшегося ещё более здоровенной пирамидой Красных, которая, в свою очередь, оказалась нужным ему отелем. Такси совершило посадку на одном из уступов пирамиды, двери распахнулись, и Бхекизита увидел знакомое марево транспортировочной системы сразу за ними. Чиф шагнул в него прямо из такси и оказался в супертехнологичном гостиничном холле. Прямо рядом с ним находился гостевой интерфейс Искусственного Интеллекта отеля, тут же задавший ему вопрос относительно цели визита. Чиф назвал номер апартаментов, подсказанный ему внутричерепным микрочипом, и ИИ отеля вежливо предложил ему проследовать в указанный номер. Перед Бхекизитой вновь возникло марево, и он шагнул сквозь него, оказываясь в суперфешенебельных апартаментах.

– Рад видеть вас целым и невредимым, мистер Бхекизита! – На роскошном дизайнерском диване перед ним сидел Серый гуманоид в ультрадорогом костюме под стать окружающей обстановке.

Окон в этой комнате не имелось, и его лишённые зрачков чёрные глаза масляно блестели в свете встроенных в потолок осветительных панелей.

– Присаживайтесь! – Серый указал ему на место рядом с собой, и чиф понял, что, сев, окажется к нему левой стороной, то есть чемоданчиком.

Внутричерепной чип молчал, и Бхекизита напрягся, ожидая нападения.

– Простите, сэр. – Он огляделся в поисках выхода, но не нашёл дверей. – Вероятно, это какая-то ошибка. У меня забронирован тут номер, но я попал к вам. Немедленно предъявлю претензии администрации отеля! Где здесь выход?

– Никакой ошибки нет, чиф! – Серый повторил приглашающий жест. – Это мой номер, и вы прибыли точно в место назначения. Присаживайтесь, я не задержу вас надолго. Не волнуйтесь, у меня есть чем доказать свою искренность.

Внутреннее напряжение Бхекизиты достигло пика, от адреналина тело начало незаметно потряхивать, и чиф отдал нейроинтерфейсу инъектора приказ вколоть себе дозу боевого коктейля. Беззвучный укол вернул ему уверенность в себе практически мгновенно, и Бхекизита неторопливо уселся на указанное место. Если это засада, то Серого необходимо убить. Сидя рядом, сделать это будет легче и быстрей. Тем временем Серый поднёс к глазам руку со столь же дорогим, как всё остальное, коммуникатором на запястье и щёлкнул идеально наманикюренным ногтем по его экрану. Электронный замок чемоданчика издал характерный сигнал, и его индикатор перешёл в состояние «открыто». Одновременно с этим наручник, приковывающий чемоданчик к запястью Бхекизиты, расстегнулся.

«Сигнал на открытие замка подлинный, – неожиданно сообщил внутричерепной микрочип. – Следуйте указаниям агента».

– Как видите, всё под контролем, – убедительным тоном произнёс Серый. – У вас в чемоданчике предназначенная для меня информация. Я бы хотел её получить, чиф!

Он протянул Бхекизите ладонь. Чиф открыл чемоданчик, достал оттуда накопитель и отдал черноглазому.

– В космопорту ко мне дважды подходили незнакомые Чёрные, – сообщил он. – Оба назвали кодовое слово. Подтверждения не было. Я подозреваю за собой слежку.

– В курсе событий, – кивнул Серый, – и уже принял меры. Вы среагировали максимально правильно, чиф, и этим поставили наших врагов в тупик. Они не уверены в том, что вы – это вы. Сейчас запутаем их ещё сильнее. Ваша миссия продолжается. Вот ваш билет, дающий право покинуть эту систему. Используйте его в космопорту.

Серый достал из кармана ещё один накопитель и протянул его Бхекизите:

– Сейчас вы покинете отель без чемоданчика и направитесь в космопорт. На ваш счёт уже поступила оплата за доставку документов. Если за вами следят враги, то всё, что они увидят, это исполнение вами контракта и возвращение назад. Они поймут, что вы уже встретились с агентом, и переключатся на меня. Уведу их тратить время впустую, а вы сядете на корабль и окажетесь вне досягаемости. Дальнейшие указания последуют.

Черноглазый что-то коротко набрал на своём коммуникаторе, и марево транспортировочной системы возникло на том месте, где исчезло три минуты назад. Бхекизита шагнул в него, оказываясь в гостиничном холле, и ИИ отеля зажёг перед ним гостевой интерфейс.

– Мистер Бхекизита, вас ожидает такси в аэропорт, – вежливо сообщил ИИ, активируя возле него ещё одну область перемещения.

Местная транспортировочная система ему однозначно нравится. Супербыстро, удобно и не надо напрягаться. Один шаг – и ты там, где нужно, в сотнях метров от исходной точки. Круто, без всяких сомнений! Чиф вышел из марева на уступе пирамидального здания отеля, шагнул внутрь автоматического флаера и велел пилотажному ИИ следовать в космопорт. Он запоздало понял, что не спросил у Серого, как пользоваться билетом, но это не проблема. Под воздействием боевой фармакологии он горы свернёт, не то что с каким-то там билетом разберётся. Немного подумав, Бхекизита достал из кармана выданный черноглазым накопитель и поднёс его к интерфейсу флаера:

– У меня билет на звездолёт. Как я могу использовать его?

– Сканирую, – так же вежливо произнёс ИИ флаера, и Бхекизита заподозрил, что и флаер, и отель управляются одним и тем же Искусственным Интеллектом. – У вас открытая заявка на отбытие из системы Ярило в систему Цета. Прямого сообщения с указанной солнечной системой не существует. Но заявку может принять кто-либо из капитанов звездолётов, следующих туда транзитом, если таковые имеются сейчас в системе Ярило. Активировать заявку? Пожалуйста, подтвердите.

– Подтверждаю! – произнёс Бхекизита, несколько опешив.

То есть выходит, что если таковых транзитников сейчас в системе Ярило нет, он тут завис на непонятный срок, пока кто-нибудь эту заявку не примет? Черноглазый ничего на эту тему не сказал! Может, вернуться к нему, пока не поздно? Но вдруг это поставит под угрозу всю миссию? За Серым сейчас должны следить враги, они же видели, что Бхекизита покинул отель без чемоданчика, и наверняка зафиксировали поступление денег на его счёт.

– Ваша заявка принята! – Голос бортового ИИ прервал его мысли. – Частное судно, следующее в систему Цета, согласилось взять вас на борт. Его капитан требует оплату вперёд. Перевести на указанный счёт сумму, эквивалентную стоимости заявки?

– Да, подтверждаю! – немедленно выдохнул чиф. Раз фортуна ему улыбнулась, лучше не рисковать. Кто знает, может, тут каждые пять минут такие заявки принимаются, а может, раз в пять недель с транзитом везёт. Судя по тому, что он знал о системе Ярило прежде, более вероятен второй вариант. – Провести оплату!

– Оплата произведена, – сообщил ИИ. – Ваш звездолёт уже получил разрешение на вылет. Старт через пятнадцать стандартных минут.

– А я успею добраться?! – снова опешил Бхекизита.

– Согласно расчётам, вы будете в секторе посадки через четырнадцать минут, – ответил ИИ и тут же вежливо предложил: – Запросить для вас ускоренную процедуру в связи с приобретением билета на отходящее судно?

– Да! – торопливо заявил чиф, ломая голову над тем, как долго будет давать ответ бюрократия Сияющих, если самих Сияющих он так и не увидел. – Подтверждаю!

– Ускоренная процедура одобрена, – произнёс бортовой ИИ. – Приступаю к исполнению. Прошу прощения за возможный эстетический дискомфорт.

Флаер быстро набрал высоту, выходя из общего транспортного потока в воздушный эшелон, свободный от летательных аппаратов, и вдруг рванул вперёд с такой скоростью, что окружающая местность замелькала на обзорных экранах сплошным неразборчивым месивом. Бхекизита облегчённо выдохнул. Оказывается, местная техника при необходимости может летать со скоростью атмосферного истребителя, если не побольше. Наверное, полеты на сверхзвуке запрещены, чтобы не долбить по ушам маститых дипломатов грохотом преодоления звукового барьера. Лишь бы Сияющие не потребовали с него дополнительную оплату за эту ускоренную процедуру.

Спустя минуту флаер завис над громадой космопорта, и ИИ сообщил:

– Сохраняйте неподвижное положение. Сейчас вы будете перемещены к месту посадки. Предъявите свой билет капитану вашего звездолёта. Счастливого пути!

Бхекизита не успел открыть рот для ответа, как вдруг марево транспортировочной системы возникло прямо вокруг него, и он оказался сидящим на диване посреди обширного помещения, в котором раньше не бывал.

На зал ожидания оно совсем не похоже, скорее, на холл какого-нибудь жутко дорогого суперотеля, выстроенного по супертехнологиям. Посетители вокруг были одеты дорого и официально, как положено дипломатам, представляющим свою цивилизацию в чужой солнечной системе, и чиф даже усомнился, точно ли это сектор вылета. Возможно, это какой-нибудь зал для официальных делегаций, из которого нужно пройти на стойку регистрации или ещё куда-то. Времени до старта звездолёта оставалось всё меньше, если у Сияющих процедура регистрации и посадки занимает столько же, сколько на Мгунне или Цетаке, то угроза опоздать к вылету нависла над Бхекизитой в самом прямом смысле. Придётся отклониться от плана не вступать ни в какие контакты и спросить у кого-нибудь, где здесь выход на посадку.

Как назло, вокруг не было ни одного Чёрного, подходить к Красным чиф посчитал неоправданным риском, и потому решил задать вопрос кому-нибудь из негуманоидов. Один из таких, крупный брюхоногий моллюск, облачённый в лёгкий скафандр с замкнутым дыхательным циклом, расположился на широком диване неподалёку. Диван более напоминал кровать со спинками по периметру или же мягкое джакузи без воды и, похоже, был предназначен специально для различных негуманоидов. Бхекизита подошёл к моллюску со стороны глазных полушарий и произнёс:

– Приветствую вас, мистер! Я здесь впервые, не объясните ли вы мне, где тут выход на посадку? Я опаздываю на звездолёт, и у меня нет времени вникать в особенности технологий Красной Расы.

Оставалось надеяться, что лингвотрон справится с переводом, агент Джитуку заверил чифа, что там суперновая прошивка с самыми последними обновлениями. Секунду лингвотрон издавал какое-то не то сопение, не то дыхание, и ещё секунду моллюск дышал в ответ. После этого два лингвотрона заговорили синхронным хором, и Бхекизита запоздало заметил похожее устройство, укреплённое на шейной пластине одеяний моллюска.

– Посадка на борт осуществляется по технологиям Сияющих. – Моллюск счёл ответ достаточным и замолчал, глядя на чифа немигающими глазными полушариями.

Несколько секунд Бхекизита ждал продолжения, потом понял, что такового не будет, и настоял на своём:

– Я очень рад этому, мистер! Не подскажете, как это происходит?

– Вы будете телепортированы к входному шлюзу звездолёта, – продышал моллюск.

– И когда это произойдёт? – Бхекизита решил не оставлять в покое моллюска до тех пор, пока эта тупая смесь улитки с устрицей не объяснит ему подробностей по-нормальному. – Я теряю время, сэр!

– Вернитесь на своё место! – отшил его моллюск.

Чиф подавил вспыхнувшее желание пробить наглому Чужому его глазное полушарие ударом руки насквозь вместе со шлемом и пошёл обратно. Бесов уродец, ещё чем-то недоволен! К нему обратились вежливо, с просьбой о помощи, мог бы и объяснить, слизень долбаный! Звездолёт вот-вот улетит, нужно спросить у кого-нибудь ещё!

Помимо моллюска из негуманоидов поблизости находилась только здоровенных размеров птица высотой в два с половиной метра и с возбуждающим инстинкт самосохранения клювом. Оперение на ней, похоже, искусственное, что-то вроде одежды, на которой закреплены разные девайсы, а таким клювом можно легко пробить дыру в лобовом стекле гражданского флаера вместе с тем, кто в этом флаере сидит. Конечно, отсутствие полиции вокруг ещё не означает, что здесь можно творить всё, что душе угодно, иначе тут было бы полно ворья, украдкой сканирующего прохожих. Если карманникам удаётся найти какое-нибудь слабозащищённое платёжное устройство вроде дешёвой прошивки на грошовом коммуникаторе, то прохожий запросто может лишиться какой-то части своих денег прежде, чем банк заблокирует его счёт.

Учитывая суперхайтек этого космопорта, несложно понять, что вместо полиции здесь Искусственный Интеллект, оснащённый камерами видеонаблюдения. С виду камер нет, но это лишь потому, что все датчики скрыты и замаскированы. Этот перекачанный стероидами бройлер не рискнёт атаковать Бхекизиту, это понятно, но всё же чиф чувствовал бы себя гораздо комфортнее, если бы находился сейчас внутри своего боевого робо-скафандра.

«Внимание! Обнаружен представитель цивилизации К*Ук*! – подлил масла в огонь внутричерепной микрочип. – Цивилизация К*Ук* исторически враждебна к представителям гуманоидных рас! Рекомендуется повышенная осторожность!»

Офигеть как вовремя, отметил про себя Бхекизита. Это ещё и агрессивный бройлер! Что ещё за цивилизация К*Ук*?! В Нейтральных Территориях такой нет, иначе он был бы в курсе или хотя бы слышал о ней вскользь, если б их солнечная система находилась совсем далеко. Значит, этот перьевой уродец прилетел из другой галактики. Ну, по крайней мере, он Тёмный, это уже хорошо. Потому что поначалу чиф решил, что это Светлый. Внутри Рубежа таких тоже полно, одних из них зовут Ра-Коны, и их пространство то ли включено в Древо Перемещений системы Ярило, то ли включено, но лишь на уровне внутригалактических ноль-переходов. Плевать! Всё это никак не использовать.

– Приветствую вас, мистер! – Бхекизита остановился от клювастого монстра в паре метров, чтобы иметь возможность резко уклониться от удара клювом в случае атаки. – Я здесь впервые и не знаю местных технологий. Вы не подскажете, как мне пройти к выходу на посадку? Я опаздываю на звездолёт, у меня мало времени!

Лингвотрон Бхекизиты разразился сухой дробью коротких щелчков, птица молча выслушала и трижды щёлкнула в ответ.

– Вернитесь на своё место! – перевёл лингвотрон.

Долбаные уроды! Бхекизита с трудом скрыл гримасу отвращения и пошёл от птицы прочь. Расисты недорезанные! Готовы рычать и хрюкать на Чёрных безо всякой причины! Нет, Конституция Империи Сигу однозначно самая лучшая в этой галактике, потому что гарантирует равные права представителям любой расы и их гибридам! На Мгунне обоих этих уродливых тварей за такое отношение уже ждал бы нехилый штраф, который в случае неплатёжеспособности обвиняемого отрабатывается в радиоактивных рудниках! И это правильно! Даже законченные болваны из Демократии Цета осознают это, недаром у них аналогичные законы в области межрасовых отношений. Вот ещё бы всех Красных перебить вместе с их долбаными сепаратистами, долбаным Красным королевством, долбаной Ушмаицу, да хоть со всем долбаным пространством Красных! Он никому не позволит разрушить Империю…

Внезапно прямо вокруг Бхекизиты возникло марево транспортировочной системы Сияющих, и фешенебельный зал вокруг сменился супертехнологичной обстановкой космической яхты межзвёздного класса. То, что это именно яхта, причём роскошная, он понял сразу же. Потому что у него на Мгунне тоже есть космическая яхта, выданная Империей, и она совсем недешёвая и очень даже солидная, но далеко не чета этой. Таких яхт в Империи нет, слишком сложные технологии, не потянуть. Можно, конечно, купить на стороне, но денег для этого нужно нереально много. Те, у кого они есть, занимают в Империи слишком высокое положение и яхты не используют. Они летают на линкорах с эскадрой охраны, так безопаснее на сто порядков, а по цене дороже ненамного.

– Ты вообще лететь собираешься?!! – позади раздался раздражённый женский голос. – Что ты там носишься по залу ожидания?!! У меня старт через две минуты! Лётный коридор ждать не будет!

Бхекизита торопливо обернулся и увидел перед собой просто нереальную красотку Красной Расы лет двадцати семи-восьми на вид. Высокая, фигуристая, с идеально прямой чёрной шевелюрой по пояс и с упругой волнующей грудью. Не оценить которую было невозможно, потому что дорогой и эффектный наряд красотки, стилизованный под форму космического пилота, имел декольте глубиной ровно до пупка, в котором красовался пирсинг в виде крупного бриллианта, внутрь которого был помещён внешний микропередатчик системы нейроинтерфейса.

– Я… – Чиф настороженно шарил глазами вокруг, переводя взгляд с грудей красотки на выходящие в отсек управления люки и обратно. Если здесь есть другие Красные, то надо быть настороже. – Я не знаю, как работает транспортная система Сияющих, я искал выход на посадку!

– Тебе же ясно было сказано: сохранять неподвижное положение! – продолжала возмущаться девушка. – Ты запросил ускоренную процедуру доставки! В таких случаях ИИ всегда велит сидеть на месте! Тебя телепортируют в зал ожидания, там твой билет связывается с кораблём, капитан подтверждает готовность, и тебя телепортируют на борт! Десять секунд – и ты на корабле! Куда ты попёрся?!! Я трижды подавала запрос на твою телепортацию! А ИИ отвечал мне, что ты не готов к перемещению и ещё не вернулся в кресло! Пришлось связываться с живым оператором и просить телепортировать тебя вручную! Ты хоть понимаешь, какой это риск?!! Хорошо, что диспетчером был Спящий! А если бы там оказался настоящий Сияющий?!! Ты бы поставил под угрозу всю операцию!

Она уставилась на него злым взглядом, и внутричерепной микрочип сообщил: «Принят опознавательный код «Гбемизола». Подтверждаю идентификацию агента».

– Я не знал, что надо сидеть на месте… – опешил Бхекизита, никак не ожидая такого поворота. Суперсекретный агент министра разведки – сексапильная девушка, которой и тридцати нет, да ещё и Красная… – В смысле, я не понял этого…

– Да где уж тебе! – желчно заявила она, резким недовольным движением протягивая к нему руку: – Давай свой билет! Надо подтвердить готовность яхты к старту! Только не говори, что ты его потерял или оставил там, в зале, на диване!

– Билет у меня! – Чиф торопливо отдал ей накопитель.

Гбемизола без слов забрала устройство, немедленно устремилась к операторскому пульту управления яхтой и положила его на приёмную поверхность одного из многочисленных девайсов. Индикаторы девайса изменили цвет, и занимающий всю стену экран вывел оповещение о готовности звездолёта к отправлению.

– Нам разрешён вылет, – голосом Гбемизолы произнёс бортовой ИИ яхты. – Выходной люк ангара открыт. Взлетать?

– Взлетай! – велела девушка, от чего у Бхекизиты возникло невольное ощущение, будто она разговаривает сама с собой.

Яхта с едва ощутимым толчком пришла в движение, и Гбемизола заняла пилотское кресло, указывая чифу на кресло второго пилота:

– Садись! Наслаждайся пейзажем, пока будем идти к области гиперпереходов! Как только уйдём в гипер, выполним экстренное прерывание прыжка, так что готовься! Ты хорошо переносишь прерывание? Мне сказали, что ты крутой вояка, самый лучший в Императорских коммандос!

– Вас не обманули, мэм! – Бхекизита оправился от неожиданности, принял уверенный вид и уселся в роскошное кресло, больше подходящее для какого-нибудь олигарха, чем для пилота, что в случае с данным классом яхт было одним и тем же. – Противник ещё ни разу не уходил от меня неповреждённым! В момент прерывания прыжка я всегда в норме! Меня тошнит, как и всех, но это не проблема! Легко справляюсь с этим ощущением, и оно быстро проходит, мэм!

– Давай на «ты», – недовольно отмахнулась Гбемизола. – Мне хватает официоза! Каждая минута на моей работе – официоз! А работаю я круглосуточно! – Она перевела взгляд на пилотский пульт: – Включить обзорные экраны! Максимальная перспектива!

– Обзорные экраны включены, – отозвался ИИ, зажигая на экране изображение окружающего пространства во всю переборку.

В первую секунду экран был полностью занят видом на бесконечную стальную стену с распахнутыми воротами космического ангара, но яхта начала быстро удаляться, и казавшаяся нескончаемой стена превратилась в незаметный фрагмент одной из частей орбитального дипломатического центра. Сразу стала видна планета Сияющих, на орбите которой он находится, густые потоки всевозможных дипломатических и грузовых космических кораблей и две луны, напичканные замысловатыми кристаллическими мегалитами Сияющих. Бхекизита посчитал уместным продемонстрировать свою компетентность и авторитетно произнёс:

– Вооружение Сияющих кардинально отличается от привычных Людям форм и конфигураций. Если не знать заранее, то никогда не поймёшь, что оба спутника этой планеты являются орбитальными крепостями. Сияющие называют их «Страх» и «Ужас». Им стоило бы придумать нейтральные названия, это бы сбило с толку тех, кто не в курсе. Такие названия, как эти, настораживают.

– Потому что Сияющие не собираются никого сбивать с толку. – Напряжённый взгляд Гбемизолы скользил по обзорным экранам от одной обитаемой планеты Сияющих к другой, то и дело сверяясь с данными радаров.

– Таким способом они хотят сообщить о своей непобедимости? – усмехнулся Бхекизита. – Рассчитывают на психологический эффект? Сомневаюсь, что это работает. Как профессионал могу уверенно заявить: уничтожить можно любого.

– Любого, – согласилась краснокожая красотка, не переставая следить за обстановкой. – Это вопрос потерь. Например, чтобы уничтожить меня, достаточно одного тебя. Чтобы уничтожить тебя, потребуется двое твоих коммандос.

– Трое, – мягко поправил её чиф.

– Это меня искренне радует, – уточнила она и продолжила: – А чтобы уничтожить одного профессионального бойца Сияющих, потребуется вся твоя рота.

– Сомневаюсь, что потребуется вся рота, – снисходительно улыбнулся Бхекизита.

– Правильно сомневаешься. – Гбемизола всмотрелась в показания радаров. – Потому что если это будет боец, рождённый в Священное Лето, то роты уже не хватит. А если Гармоничный, то не хватит и всего твоего батальона. Про боевых Асов я даже не вспоминаю – этот разнесёт весь флот вашей Империи и даже не запыхается.

– Что, всё так плохо? – Чиф нахмурился. – Империя Сигу не сталкивалась в боях с Сияющими, и я подозревал, что слухи об их всемогуществе сильно преувеличены.

– Ты ошибался, – в голосе темноокой красотки зазвучали стёбные нотки. – На твоём месте я бы не была столь самоуверенной по отношению вообще ни к кому, учитывая колхозный уровень технологий вашей Империи Сигу.

– Не всё сразу, агент Гбемизола. – Бхекизиту несколько покоробило, что она называет Империю Сигу «вашей», а не своей. С другой стороны, всё очевидно: она наверняка с Ушмаицу, министр разведки завербовал её лично, теперь она работает на Империю, но сама в ней никогда не жила и не понимает, что это оплот настоящей свободы для всех. И это не просто лозунги. – Со временем мы достигнем высот и превзойдём всех. И Сияющих в том числе.

– Ого! – Его ответ развеселил девушку настолько, что на секунду она даже перестала смотреть на обзорные экраны и обернулась к нему: – Да ты серьёзно настроен! Со временем вы превзойдёте Сияющих?! Круто! Главное, чтобы вам хватило этого самого времени! И мозгов! Потому что тем, кто тусил на Мгунне до возникновения Империи Сигу, не хватило ни того ни другого! И кстати, они, то есть ваши предки, с Сияющими в боях встречались. Обычно это заканчивалось тем, что на Мгунне или на Цетаке исчезала одна империя и начинала зарождаться следующая.

– Империя Сигу не собирается совершать ошибок, – веско заявил Бхекизита. – Поэтому мы с тобой сейчас здесь, не так ли? К Сияющим у нас претензий нет, претензии к их союзникам с Ушмаицу, задумавшим нас поработить! Они точно не действуют с тайного согласия Сияющих? Это не может быть провокацией, чтобы подставить нас под удар Сияющих?

– Исключено! – абсолютно уверенно ответила Гбемизола. – Если бы Сияющие дали Ушмаицу разрешение на вторжение и присоединились бы к нему, то система Сигу уже давно принадлежала бы Легированным Гиенам. Похоже, ты знаешь о Сияющих совсем мало!

– Не больше того, что преподают в военной академии и приносит разведка. – Чиф подумал, что стоит польстить красотке, от которой зависит его карьера и будущее Империи. Так будет лучше для укрепления взаимоотношений. – Хотя насчёт разведки – это я сгустил краски. До Императорских коммандос не доводят весь объём полученных разведданных. Наверняка ты знаешь больше меня.

– Тогда краткий ликбез! – решила Гбемизола, всё ещё разглядывая обзорные экраны. – Раса Сияющих живёт в эпицентре пространства высоких энергий. Точное их количество неизвестно. Доподлинно выяснено, что их там от полутораста до двухсот галактик.

– Ты хотела сказать, солнечных систем? – перебил её Бхекизита. – В смысле, обитаемых?

– В смысле: я сказала именно то, что хотела! – Темноокая красотка недовольно фыркнула. – Их там двести галактик. В каждой от шестнадцати миллиардов звёзд и выше, точно неизвестно.

– Это… – Бхекизита ошарашенно пытался заставить свой микрочип произвести подсчёт: – По статистике одна солнечная система с живой планетой приходится на десять тысяч солнечных систем, не имеющих пригодных для жизни планет… Это сколько же у них систем… двести умножить на шестнадцать миллиардов и разделить на десять тысяч… триста двадцать миллионов заселённых систем, что ли?! Такое возможно?!

– Конечно, нет! – снова фыркнула Гбемизола. – Потому что галактики Сияющих бывают размерами и побольше, а сами Сияющие постоянно терраформируют новые планеты. Так что свою цифру можешь смело умножать на сто. – Она иронически хмыкнула: – Правда, хорошо, что эпицентр пространства высоких энергий находится от нас очень далеко, да?

– Теперь понятно, почему их не уничтожили во времена Второй Всеобщей, – задумчиво произнёс Бхекизита, делая приблизительный расчёт численного состава войск Сияющих. Неизвестных переменных было слишком много, но и так ясно, что раз у них есть воинская каста, то головорезов там больше, чем стандартная ситуация, когда цивилизация имеет вооружённые силы в размере одного процента от численности населения. Без учёта иных силовых структур. – Я как-то моделировал боестолкновение с Сияющими из системы Ярило, – объяснил он. – Их тут немного, если собрать двойной флот, то есть шансы задавить их численностью, если правильно сманеврировать массированным огнём.

– Угу, так во времена Второй Всеобщей и делали, – кивнула Гбемизола. – Сам видишь, что из этого вышло! А то, что Сияющих тут немного, это ненадолго. Стоит только начаться войне, как из эпицентра пространства высоких энергий их сюда налетят миллионы. Их воинская каста только этого и ждёт! – Она указала на третью от звезды планету: – Вон какая сочная приманка!

– Ты про кварковый реактор внутри этого земного шара? – со знанием дела уточнил Бхекизита.

– Про него, про что же ещё! – подтвердила она. – Впрочем, тут и без реактора соблазнов хватает: четыре кислородные планеты и бесконечное количество ресурсных! Но всё это заселено Сияющими, они не хотят терять население в боях и потому открыто демонстрируют свои оборонительные возможности.

– «Страх» и «Ужас», – кивнул чиф. – Что ж, на кого-то, думаю, это произведёт эффект.

– На всех, кроме молодых цивилизаций, ещё ни разу не получавших по зубам от Светлых вообще и от Сияющих в частности, – на этот раз голос Гбемизолы не нёс иронических интонаций. – Если тебе интересно, закажи как-нибудь на досуге видеоматериалы о войне с Сияющими. Только не в вашем колхозе и не в соседних, а где-нибудь, где есть кто-то постарше.

– Например, на Ушмаицу? – поддел её Бхекизита.

– А ты сможешь? – парировала она.

– Если ты мне поможешь, то смогу, – не остался в долгу чиф. – Мы ведь команда?

– Команда, – не стала спорить краснокожая красотка. – Материалы я тебе достану, если у нас останется на это время. Сейчас нам нужно убраться отсюда. Мы сильно рискуем, находясь здесь!

– Эти орбитальные крепости, «Страх» и «Ужас», могут до нас достать? – Бхекизита напрягся, оценивая расстояние.

– Вообще орбитальная крепость там только одна, вон там! – Гбемизола указала пальцем на обзорный экран, и бортовой ИИ, повинуясь сигналу её нейроинтерфейса, увеличил нужный сектор космоса.

По ближней орбите Орея неторопливо полз не то гранитный, не то каменный шар идеально круглой формы, густо облепленный каплями приземлившихся на него кораблей Сияющих. Всё это испускало свечение, и Бхекизита запоздало вспомнил о том, что видел это изображение раньше. Но не придал этому значения, потому что космическая крепость из камня – это полный анекдот.

– Она каменная? – на всякий случай уточнил он.

– Это биоэнергетический композитный монолит. – Гбемизола поморщилась. – Он на два порядка крепче любого технического сплава, известного науке на текущий момент. Точно неизвестно, какие там установлены системы вооружения, но у Сияющих не бывает ничего безобидного.

Она отдала вторую беззвучную команду, и обзорный экран растрои́лся. На одной его части осталось изображение космической крепости, на второй обе луны Орея, третья демонстрировала дальнюю перспективу четвёртой планеты от местного солнца.

– Формально, – краснокожая красотка повернулась к Бхекизите, но взгляд её опять упёрся в обзорные экраны, и чиф, воспользовавшись случаем, впился взглядом в её груди. Упругое тело манило и возбуждало, несмотря на то что его обладательница являлась Красной, – «Страх» и «Ужас» не являются крепостями. Это опорные пункты орбитальной обороны. Они не умеют менять орбиту, имеют меньше защиты и оружейных систем по сравнению с крепостью.

Она вернула взгляд на чифа, и тот быстро отвёл глаза.

– Но менее опасными они от этого не становятся. – Похоже, Гбемизола не успела заметить его плотоядного взгляда. Это хорошо, проблемы с начальством ему не нужны. – Кстати, на языке Сияющих обе этих луны называются по-другому. Но в космических лоциях указаны именно эти названия. Воинская каста Сияющих переименовала их специально для Чужих. В качестве прозрачного намёка. Планета, которую они охраняют, называется Орей. На языке Сияющих это означает «Мощный» или «Могучий». Того, кто приблизится к её дальней орбите, сначала ожидает «Страх», после «Ужас», и всё это на фоне битвы с Мощным противником и его крепостью. На которой базируется половина боевого флота системы Ярило.

– Вторая половина распределена по космосу, – вспомнил Бхекизита. – Эти корабли несут охрану дипломатических судов и объектов и патрулируют прилегающий к системе Ярило космос. Но в целом войск тут немного. Дипломатический центр вообще не патрулируется.

– Много войск здесь не нужно, – покачала головой Гбемизола. – У них тут Древо Перемещений. За секунду перебросят сюда любое количество подразделений, были бы наготове. А флотов у Сияющих полно. Это тут, за Рубежом, несведущему наблюдателю может показаться, что Сияющих мало. Там, внутри Рубежа, у них тысячи флотов. Здесь не военная база, здесь дипломатический центр. Кстати, внутри центра техногенное оружие не срабатывает, Сияющие подавили такую возможность. За всем остальным следит Искусственный Интеллект Красных. Если что-то произойдёт, защитные дроны будут на месте событий через пятнадцать секунд.

– Неплохо, – оценил Бхекизита. – Но всё равно видно, что они относятся к Тёмным как расисты и шовинисты. Внешней защиты у дипцентра нет. Флот – это хорошо, но в случае диверсии кто-нибудь по-любому прорвётся к центру и нанесёт удар. А там только силовое поле, удерживающее атмосферу, и ничего больше. Наверняка дипцентр для Светлых, который висит на противоположной орбите, охраняется лучше.

– Точно так же. – Черноволосая красотка в который раз вгляделась в обзорные экраны, поворачивая голову, и чиф снова покосился на её груди. – Это поле выдержит удар десятка термоядерных торпед и даже не заметит. И до дипцентров нужно ещё дойти. Орбитальные опорные пункты способны накрыть подступы к ним массированным огнём. И это не будет в буквальном смысле поток торпед или лазерных лучей. У Сияющих такого нет. Если они ставят орудийную систему, для которой требуется поверхность целой луны, жди чего-то серьёзного вроде Искривителей материи пространства или ураганного усиления уровня космической радиации.

– Это серьёзный противник, – сделал вывод Бхекизита. – Хорошо, что они к нам не лезут.

– Я тебе проще скажу: Сияющие непобедимы. Чтобы избавиться от них, нужна Всеобщая Война и помощь Эмиссаров. – Гбемизола бросила на чифа быстрый взгляд, и он не успел отвести собственный от её груди. Бхекизита торопливо исправился, но соблазнительная красотка никак не отреагировала на всё это. – Теперь ты понимаешь, почему Легированные не хотят злить Сияющих?

– Кто же захочет лишиться такой поддержки, – усмехнулся Бхекизита. – Без Сияющих Ушмаицу затопчут, и никакие технологии им не помогут. Их же мало! Жить толком негде, ресурсов нет, всё покупное. Сияющие точно не простят им агрессию?

– Абсолютно! – подтвердила она. – Это нарушение их законов. С их точки зрения, агрессия возможна только в ответ. Что интересно, не только в ответ на вооружённую агрессию, а на любую вообще.

– В смысле? – не понял Бхекизита.

– В прямом! – ответила Гбемизола. – У Сияющих агрессией считается любое враждебное воздействие: клевета, оскорбление, заговор, угрозы.

– Бредовый закон. – Чиф ухмыльнулся: – А если нет доказательств?

– У носорога плохое зрение, – Гбемизола усмехнулась в ответ.

– Понял, не продолжай. – Ухмылка чифа стала ещё шире. – А если кто-то оклеветает кого-то, чтобы подставить перед Сияющими?

– Сияющие – биоэнергетическая раса, забыл? – напомнила она. – У них полно телепатов, они быстро во всём разберутся… – Её взгляд вновь упёрся в обзорный экран, демонстрирующий вид на четвёртую планету от солнца. – И нам выдали лётный коридор, проходящий недалеко от них… не возникло бы проблем…

– В чём именно проблема? – Бхекизита резко сосредоточился, разглядывая небольшую кислородную планету с двумя мощными крепостями на орбите. – Это Дэ… как они выговаривают это… Дэйа?

– Дэя, – хмуро подтвердила Гбемизола. – С ней проблем нет, она безобидна, и населения на ней меньше всего. Проблема с её орбитальной крепостью. Там несут дежурство их телепаты. Если они захотят провести нам пристальное сканирование, то могут почувствовать, что мы что-то затеваем. И тогда нас как минимум задержат.

– Но мы же ничего не задумали против них. – Чиф ощутил лёгкий укол страха и машинально проверил, в порядке ли инъектор.

– На это я и рассчитывала, когда планировала нашу встречу в системе Ярило. – Она не отрывала взгляда от изображения орбитальной крепости Сияющих.

– Зачем было так рисковать? – Микрочип сообщил о том, что инъектор содержит восемь доз боевого коктейля и готов к немедленной инъекции. Информация прибавила чифу уверенности, и он проследил взгляд Гбемизолы. – Можно было составить другой маршрут.

– Это система Сияющих, – ответила красотка. – Единственное место, где у наших противников и у Империи равные возможности. У нас даже больше, потому что мы не задумали ничего против Сияющих, а Легированные планируют тайно нарушить их законы. И уже нарушают, устроив мятеж сепаратистов! Они не будут рисковать и в системе Сияющих не пойдут ни на убийство, ни на похищение, ни на открытую слежку с применением высоких технологий. Поэтому мы смогли пустить их агентов по ложному следу, а ты сейчас сидишь здесь…

Она на секунду умолкла, сверяясь с экранами, и напряжённо заявила:

– Тихо! Мы на траверзе Люции, лучше помолчать, мало ли что… Кто знает, на что способны телепаты Сияющих… Полный спектр своих возможностей Сияющие всегда скрывают…

Она умолкла, и несколько минут в отсеке стояла полная тишина. Бхекизита обдумывал сказанное Гбемизолой, изучая обзорные экраны. Несомненно, всё, что она рассказала, Императору и его команде отлично известно. Они опытные политики высшего уровня. Это он всего лишь чиф абордажной роты, и потому не был в курсе геополитических особенностей. Но теперь от него зависит судьба Империи, и в случае победы его ждёт большое будущее. Имеет смысл поднять свои представления о политике на более высокий уровень. Нет никаких сомнений, что ему это по силам. Смогла же Гбемизола в столь молодом возрасте занять какое-то высокое положение у Легированных. Как она сделала это? Родилась в нужной семье или закрутила выгодный роман? С такой внешностью это можно сделать запросто!

– Всё, прошли мимо! – с явным облегчением выдохнула она, переводя роскошное кресло в полулежачее положение. – На этом расстоянии они не будут нас сканировать, транспортные потоки многочисленные, им хватит забот на дистанции поближе нашей. Можешь расслабиться и наслаждаться пейзажем! Не самая рядовая картина!

Она запустила на кресле массажный режим, перевела обзорные экраны на максимальную перспективу и блаженно расслабилась. Бхекизита последовал её примеру, разглядывая плавно удаляющуюся солнечную систему Сияющих. Что она нашла здесь такого зрелищного? Космос как космос. Ну, четыре кислородные планеты, а не одна, как в Империи или Демократии. Это, конечно, в четыре раза больше денег, но смотреть на чужое богатство неинтересно.

Что ещё? Супертехнологичные искусственные космические объекты? Так ведь с такого расстояния не видно, что они все из себя такие уникальные. Светящиеся точки – да и всё. Со звёздами можно перепутать легко. К тому же в Империи орбитальных и космических сооружений гораздо больше, потому что население огромное, рабочих рук полно и чем больше для них рабочих мест, тем больше денег. Разве что транспортные потоки здесь заметно мощнее, но это из-за Древа Перемещений. Львиная доля всех этих звездолётов, множественными ручейками спешащих от одних областей ноль-переходов к другим, это транзит. Разумеется, этот транзит приносит огромные деньги.

Короче, так себе зрелище. Вот демонстрируемые этим зрелищем суперприбыли, которые Сияющие гребут лопатой, это да, впечатляет. Вот бы отобрать у них всё это и сделать собственным! Им всё равно это не нужно, у них даже денег нет. Идиоты. Такое супербогатство в трубу вылетает… Это, что ли, красиво? В смысле, она иронизирует?

– Что именно тебе нравится в этом пейзаже? – осторожно уточнил Бхекизита.

– Сам пейзаж, – лениво потянулась сексапильная краснокожая. – Четыре нежно-голубых земных шара на фоне трёх солнц, обрамлённые тысячами пылинок космических кораблей. Красиво, нет?

– Трёх солнц? – Бхекизита всмотрелся в обзорные экраны. – Я только сейчас заметил, что светила действительно три, просто два слишком малы. Это система тройной звезды? Странно, в наших справочниках этого нет.

– Это разные звёзды, – вяло качнула головой Гбемизола. – Они даже не соседние. Просто временное схождение обычно очень далёких друг от друга систем. Редкое зрелище. Уже заканчивается, пик был несколько тысяч лет назад. Сияющие в этой системе даже локальный календарный отсчёт установили от времени пикового схождения. Я видела архивные видео – очень красиво.

– Кстати, о Сияющих. – Бхекизита не нашёл во всём этом ничего особенного и технично перевёл разговор в более практичную плоскость: – Я их здесь так и не увидел. Разве что корабли, да и те лишь издали. Они тут вообще есть?

– Мало, – ответила красотка, – если ты сейчас говоришь об ортодоксальных Сияющих. Если не включать в расчёт воинскую касту, то остальных таких в системе Ярило будет чуть меньше сотни, насколько я знаю. В основном космонавты, осуществляющие межзвёздные перевозки.

– И всё? – удивился чиф. – А где остальные?

– Дома, – всё так же лениво прыснула Гбемизола. – У себя, в пространстве высоких энергий. Здесь, в системе Ярило, имеется собственное население.

– Ты про этих, как их… деграданты Сияющих… – Бхекизита напряг память.

– Спящие, – подсказала темноокая красотка.

– Точно! – подхватил Бхекизита. – Сияющие не пускают их внутрь Рубежа, а сами чураются контактировать с ними? Это такая низшая каста?

– Ты угадал почти всё, – голос Гбемизолы звучал вяло, словно она вот-вот заснёт. – За небольшим исключением: не низшая, а высшая каста.

– То есть? – не понял чиф.

– То и есть, – снова лениво прыснула она. – В этой системе Сияющие ставят глобальный космический Эксперимент. Пытаются решить проблему несоответствия энергетики высокоэнергонной расы и низкоэнергонного пространства. Хотят победить деградацию.

– Я в курсе, – отмахнулся Бхекизита. – Но это же хрень! Деградация не так страшна, как считается. Вон сколько государств существует в Нейтральных Территориях! Половина смешанные, если не больше, и все отлично себя чувствуют! Я, например!

– Очень рада, что у тебя всё в порядке, – флегматично произнесла Гбемизола, бросая на него ленивый взгляд. – Проблемы будут у твоих правнуков. По-своему ты прав: всё это будет ещё не скоро. Деградация наступает с течением поколений и усиливается от тысячелетия к тысячелетию. С точки зрения одного индивида её не заметить. К тому же у вас идёт постоянный приток мигрантов, особенно Красных, а для них это естественная среда обитания, так что гибридизация немного отодвигает от вас точку невозврата, за которой все вы станете неразумными приматами в джунглях.

Она вяло прыснула:

– Если к тому времени у вас останутся джунгли…

Бхекизита предпочёл тактично не обратить внимания на этот выплеск шовинизма представительницы Красных, тем более что она секси и от неё зависит его карьера.

– Но Сияющие – это биоэнергетическая раса, – продолжила Гбемизола. – Качество генотипа имеет для них даже не решающее, а абсолютное значение. Малейшее отклонение от нормы означает снижение их возможностей. Равно как малейший прогресс даёт их возможностям существенный прирост. Поэтому для них деградация – это колоссальная проблема уже в первых поколениях. Представь, что ты решился провести на себе Эксперимент, заключающийся в том, чтобы выработать у организма свойство отращивать отрубленные конечности. Для этого ты отрубил себе, допустим, ноги и руку. И ждёшь, когда всё это вырастет. Но так само оно точно не вырастет, ты отрубаешь ноги и руку своим детям. А они – внукам. А те – своим внукам. И так далее, до тех пор, пока стопицот-какое-то поколение вдруг не продемонстрирует способность отращивать отрубленные конечности.

– Ага, – ухмыльнулся чиф. – Или не родится сразу без ног и без руки!

– Или так, – без всякой иронии кивнула темноокая красотка. – Всё может быть. На то он и Эксперимент, потому что никто не знает точно, чем всё закончится. Пример я привела, конечно, грубый, наука Сияющих достигла сложно понимаемых нами высот, и они многократно всё рассчитали, прежде чем начать. Это меня и пугает.

– Что именно?

– То, что на основании этих расчётов они всё-таки начали Эксперимент, – объяснила Гбемизола. – Значит, какие-то шансы они во всём этом увидели. Иначе не стали бы рисковать собственными детьми. Хорошо, что всё это закончится ещё не скоро и лично мне и моим потомкам эти последствия не грозят. В любом случае для Сияющих эти Спящие – невероятные герои. Которые отказались от могущества во имя будущего всей расы. Поэтому им создаются все условия. И их уж точно хорошо охраняют.

– Почему же тогда Сияющие не пускают Спящих внутрь Рубежа? – напомнил о своём вопросе чиф. – И сами к ним не особо летают, как я погляжу?

– Никто их никуда ни не пускает. – Гбемизола почти спала. – Спящие сами не покидают своей системы. Для чистоты Эксперимента. А Сияющие не пересекают Рубеж без крайней необходимости. Вообще-то это им запрещено так же, как нам лезть внутрь Рубежа. Да и кто захочет без надобности лезть в обеднённое энергетическое пространство, в котором все твои способности урезаны и заторможены? Вам не понять, вы Чёрные, для вас тут нет энергетического голода, у вас, наоборот, энергетическое отравление…

Её глаза почти закрылись, и голос стал тихим:

– Энергетическое отравление – это как твоя боевая фармакология: сначала резкий прилив сил и возможностей, а после – разрушение организма, инвалидность и не самая весёлая смерть от какой-нибудь опухоли мозга. Поэтому импланты рулят…

Она закрыла глаза и умолкла. Бхекизита решил, что не стоит досаждать ей вопросами, тем более что шовинизм из нее ещё не выветрился полностью. Хотя сам по себе факт её сотрудничества с Империей уже говорит о многом. Интересно, что заставило её перейти на сторону справедливости?

– Почему у тебя имя Чёрной Расы? – Теперь, когда она его не видит, ничто не мешает ему тщательно рассмотреть её сексуальное тело. Хотелось бы знать, она предпочитает одеваться столь откровенно, потому что любит секс, или потому что это часть её работы? Скорее всего второе. Но хотелось бы, чтобы первое.

– Ну я же теперь с вами… – сонно ответила Гбемизола. – Поэтому решила сменить имя на более подходящее.

– И почему ты решила принять нашу сторону? – задал свой главный вопрос чиф.

– Слишком много вопросов для первого дня, – вяло отрезала она, не открывая глаз. – Расслабься, сейчас яхта уйдет в гипер, и через минуту мы прервём прыжок, чтобы изменить курс. Система Сигу нам не нужна, нам надо к Ушмаицу. Не люблю прерывание прыжка. Всё тело ломит. И без этого некомфортно…

Гбемизола умолкла, и Бхекизита удовлетворённо улыбнулся. Теперь всё ясно, учитывая значение её имени. Министр разведки сделал ей предложение, от которого она не смогла отказаться. И раз она пошла на такой огромный риск, значит, перспектива того стоит. Это очень хорошо! Потому что это значит, что его тоже наградят роскошно. Ради такого он также пойдёт на любой риск!

А ещё она очень неглупа, ибо понимает, что счастье не в расовой принадлежности, а в размере твоего состояния. Жить нужно здесь и сейчас, и жить нужно роскошно! А не заморачиваться бестолковой диалектикой на тему «что будет через Бес его знает сколько времени после того, как я умру». Все рано или поздно умирают. Разница в том, что кто-то умирает в нищете, а кто-то в роскоши. Это главное. А Сияющие – точно идиоты. Особенно в этой системе. Совершенно непонятно, как с такими куцыми мозгами их цивилизация сумела достичь таких высот. По-любому им повезло случайно.

Глава восьмая

Разглядывать внутреннее пространство Мидгарда с высоты птичьего полёта оказалось занятием одновременно необычным и увлекательным. Особого колорита добавлял сам ракурс, когда начинаешь понимать, что земная твердь под тобой не выпуклая, а вогнутая. Все ходят по ней как по потолку, головой вниз, просто снизу этого не заметить. Снизу всё на первый взгляд выглядит как всегда, разве что солнце гораздо больше и всегда в зените. Но в действительности настоящий космос где-то бесконечно далеко под ногами, ты внутри планеты, голова твоя всегда направлена к её центру, словно основание секундной стрелки на часах, а до истинной планетарной поверхности свыше четырёх с половиной тысяч километров земной толщи.

Исполинский раскалённо-белый шар лучистой энергии, именно так со стороны выглядит действующий кварковый реактор, находится точно в геометрическом центре планеты, сияя подобно светилу. От поверхности внутренней цитадели его отделяет порядка тысячи километров, и это расстояние варьируется в определённых пределах, когда по причинам эксплуатационного характера диаметр реактора требуется увеличить или сократить. Но в любом случае высота атмосферы будет исчисляться сотнями километров, и места для создания внутреннего мира у бесконечно мудрых гражданских каст было достаточно.

И они подошли к этому процессу со всей полнотой свойственного Созидателям таланта. Громадные кристальные массивы реакторного оборудования и защищающие их боевые сооружения воинской касты стилизованы под горные кряжи, высокие пики которых были закрыты белоснежными шапками исполинских ледников. Таковые горные массивы замысловатыми цепочками покрывают внутреннюю поверхность Срединной Цитадели, образуя сложный рисунок всей уникальной системы, в которую объединена вся эта гигантская аппаратура. Если зажечь объёмную карту Мидгарда или просто набрать высоту посущественней, то замысловатый рисунок становится виден.

Состоит он из сегментов, образовавшихся в результате пересечений цепей горных хребтов, и сегменты эти имеют вполне приемлемую площадь. Учитывая, что расстояние от подножия до подножия горных цепей, как правило, превышает сотню километров, свободное место на поверхности этих сегментов не столь уж малое. И гениальные Созидатели столь же гениально заполнили его жизнью, создав внутри Срединной Цитадели собственный мир, полностью самодостаточный, виртуозно сбалансированный и идеально выверенный. И совершенно отличный от того, что существует на поверхности Заповедника.

Биом Заповедника представляет собой густые влажные травянистые джунгли, подчас сильно заболоченные в субэкваториальной части, и пересечённые массивными реками. Две трети земной поверхности занимает океан, благодаря чему вид на Заповедник с дальней орбиты очень красив. Но гравитация на поверхности данной Земли слишком мала, содержание кислорода в воздухе порядка тридцати процентов, что тоже слишком мало для полноценной жизни Сияющих. Хорошо хоть благодаря установке на планетарной орбите второго спутника Земли, Месяца, прежняя скорость вращения планеты вокруг своей оси была стабилизирована. Итогом стало увеличение продолжительности суток с безумных шести часов до более-менее приемлемых двадцати четырёх[6]. А ещё на поверхности Заповедника существуют сразу две ограниченно разумные живые формы: вырождающиеся потомки деградировавших Чёрных дезертиров времён Второй Великой Ассы и стагнирующие местные приматы, застрявшие где-то на полпути между неразумным и разумным состояниями. И те и другие превосходно чувствуют себя в джунглях, ибо джунгли являются для них эволюционно родной средой обитания.

Мир Мидгарда устроен совершенно иначе. Гениальные Созидатели создали его максимально похожим на родные Земли Сияющих. Внутри Срединной Цитадели поддерживается тяжёлая гравитация, свойственная планетам-гигантам Небесной Расы Сияния Света. В отличие от азотной атмосферы поверхности Заповедника атмосфера Мидгарда является кислородной, азота в ней менее десяти процентов, а не наоборот. Эльдкнут невольно усмехнулся. Тёмные есть Тёмные, их эгоизм проявляется во всём. Даже там, где они живут по Конам Совести, сия печальная участь их не миновала. Нет-нет, да и проскользнёт что-нибудь эгоистичное. Типичный пример: те из них, кому для дыхания необходимо наличие некоторой части кислорода в составе воздушной смеси, самоуверенно называют кислородной любую планету, на которой могут дышать. Вне зависимости от реального положения дел.

Он вспомнил, как изрядно повеселился во время своего первого визита на Ушмаицу. Офицер Теков, населяющих ту Землю, с гордостью назвал её кислородной. Меж ними даже вышел презабавный диалог:

– У вас азотная планета, дружище, – говорил Эльдкнут.

– Нет, она кислородная! – важно исправлял его безграмотность Тек.

– Постой-ка! Содержание кислорода в атмосфере Ушмаицу двадцать восемь процентов. – Эльдкнут для наглядности зажёг в сознании Красного офицера образ с пространственно-объёмной диаграммой. – Содержание азота свыше семидесяти. Это азотная атмосфера.

– Нет, она кислородная! – снисходительно повторил Тек, глядя на бестолкового Сияющего гиганта снизу вверх. – Мы же дышим кислородом! Значит, она кислородная!

– Я тебя правильно понял? – Эльдкнут скрыл улыбку. – Азота в атмосфере семьдесят процентов. Кислорода двадцать восемь. Вывод: планета кислородная. Так?

– Совершенно верно! – подтвердил Красный.

– Хорошо, тогда у меня вопрос: в самом конце этого спирального рукава, у края Мира Пограничной, имеется солнечная система с живой планетой. Тебе о ней прекрасно известно, там постоянно селятся какие-нибудь беженцы отовсюду и вечно воюют друг с другом.

– Система Талах, планета с громким названием Надежда, – немедленно понял Красный офицер. – Как тут не знать! Вечная головная боль! Центр чёрного рынка тамошнего сектора. Весь тот сектор – это сплошной рассадник пиратов и прочих преступников всех мастей! Наши патрули туда даже не заходят – это бесполезно. Там рай для адептов алчности и эгоизма, их нет смысла учить Конам Совести, они счастливы утопать в своей алчности, и другие пути развития им отвратительны. И что ты хотел сказать, могучий Эльдкнут?

– Содержание кислорода в атмосфере Надежды девятнадцать с половиной процентов, – продолжил командор. – Азота – восемьдесят процентов. Это какая планета, кислородная или азотная?

– Конечно, кислородная, – весело хмыкнул Тек.

– Понятно, – кивнул Эльдкнут, зажигая в сознании Красного союзника картографический образ: – Смотри, вот это созвездие. Третья звезда от центра, видишь вторую планету на её орбите? Желтоватая такая. Это из-за обилия сернистых болот на поверхности.

– Вижу, – подтвердил Красный офицер. – И что?

– Там содержание азота в атмосфере девяносто два процента, кислорода семь. Но в силу особенностей магнитного поля той Земли весь объём кислорода сосредоточен в нижнем атмосферном слое. В общем, дышать там ты сможешь, если будешь находиться на планетарной поверхности. Это азотная планета или кислородная?

– Кислородная, конечно же! – вновь улыбнулся Тек. – Смешной вопрос!

– Допустим, – не стал спорить Эльдкнут. – Тогда смотри дальше: та же звёздная система, восьмое солнце в Чертоге, сейчас дам подсветку. Видишь? Шестая планета от солнца. Содержание азота в атмосфере восемьдесят два процента, кислорода двенадцать. Дышать тебе там нельзя. Это кислородная планета?

– Разумеется, нет! – прыснул Тек. – Какая же она кислородная, если я не могу там дышать?! Это азотная атмосфера!

– Подожди. – Эльдкнут предпринимал серьёзные усилия, дабы не рассмеяться. – То есть в первом случае кислорода семь процентов и планета кислородная. А во втором случае кислорода двенадцать процентов, но планета азотная. Всё так?

– Да какая разница, сколько там кислорода, – отмахнулся Красный. – Всё это ерунда! Главное, могу я там дышать или нет. Это же очевидные вещи!

– Я даже не знаю, как бы так помягче задать тебе действительно смешной вопрос, – озадачился Эльдкнут. – Видишь ли, содержания кислорода в атмосфере моей родной планеты девяносто восемь процентов. Азота минимум. Но дышать у нас ты не сможешь, потому что твой организм быстро подвергнется кислородному отравлению и ты умрёшь. Собственно, я хотел бы уточнить: согласно твоим меркам, моя планета является кислородной?

Красный офицер тогда перевёл всё в шутку, но вибрации его энергоконтура демонстрировали обиду, сработали гены эгоизма. В общем, в отличие от азотной атмосферы Заповедника атмосфера Мидгарда является кислородной. Это ощущается в каждом вдохе, для которого не требуется ни Кристалла Дыхания, ни специальной подготовки. Внутри Срединной Цитадели даже грифоны живут. Эти благородные небесные животные вне пространства высоких энергий не размножаются, но непосредственная близость кваркового реактора позволила Касте Творцов создать условия для их комфортного проживания.

Необходимость такого решения была продиктована наличием в эскадрах воинской касты боевых животных, и оставлять своих питомцев дома одних на целый Круг Жизни никто бы не пожелал. Тем более что не всякий подвид грифонов живёт столь долго. Поэтому для боевых питомцев воинов гарнизона изначально планировались места обитания. На время брачного периода, если позволяла боевая обстановка, воин с питомцем отправлялись домой, в родовые земли, но всё остальное время боевой зверь нёс службу в Мидгарде вместе со своим хозяином. В родовой эскадре Эльдкнута боевые грифоны имелись, и командор увеличил подачу собственной энергии на Кристалл Наблюдения, с любопытством вглядываясь в окрестности.

– Тут недалеко есть какое-то гнездо. – Являющийся частью корабля Целитель считал мыслеобраз командора. – Будем пролетать мимо горного пика, посмотрим.

Образованные горными цепями сегменты внутренней поверхности Мидгарда на объёмной карте цитадели выглядят подобно мозаике разных цветов. Одни сегменты являют собой хвойные леса, ярко-зелёные и столь непохожие на тусклые оттенки зелёной растительности Заповедника. Другие сегменты полностью отданы под берёзовые рощи, густо белеющие идеально ровными древесными стволами, отчего с большой высоты их зелёные кроны выглядят ещё более светлыми и бездонно-прозрачными, словно глаза Харрийской красавицы.

Поверхность третьих сегментов отведена под равнины, усыпанные ковром цветочного разноцветья, четвёртые заполнены водой целиком, имитируя мировой океан. Все моря соединены между собой мощными подземными водоканалами и аккуратными наземными реками и помимо функций океана вкупе с громадными горными ледниками километровой толщи являются сверхмощной системой охлаждения и атмосферного влагобаланса. Одно из таких морей располагалось прямо по курсу, сразу за ближайшей горной цепью, отделяющей боевой сектор госпиталя от небоевого пространства Мидгарда.

– А здесь уютно. – Эльдкнут разглядывал медленно проплывающий внизу лесной сегмент, в чащах которого виднелись аккуратные идеальные круги усадеб личного состава гарнизона. – Не большая Земля, конечно, но расположиться есть где. Тут запросто можно разместить полмиллиарда Сияющих. Неплохой резерв пространства на случай тяжелой войны. Гарнизон Мидгарда можно увеличить на порядок. Разве только спать здесь довольно экзотично – ночи-то нет.

– Это верно, – подтвердил Целитель, беря курс на заснеженный горный кряж. – Смена времени суток тут отсутствует, кварковый реактор светит всегда. Но можно зарастить в спальне все окна, убрать прозрачность стен и запечатать крышу. Становится очень даже темно, и можно вполне нормально спать. Главное – не забыть организовать постоянный приток свежего воздуха. Поначалу мои биоритмы путались, но спустя неделю энергоконтур нашёл оптимальную точку отсчёта и всё нормализовалось. Не пришлось даже перестраиваться. Здесь вполне можно жить по времени Прародины. Поэтому сутки Мидгарда никак не совпадают с сутками Заповедника, зато аналогичны суткам Асгарда, два полных круга часов[7].

– Зато тут есть смена времён лета. – Эльдкнут первым заметил гнездо, тёмным пятном выделяющееся на фоне заснеженного колосса горной гряды. – Возьми правее! Вон оно, на скале. Зима, если я правильно помню, зависит от фазы работы реактора?

– Это так. – Даарийский Целитель коротко улыбнулся. – Только за два лета нашего пребывания в Мидгарде я зимы ещё ни разу не видел. Зима здесь устраивается, когда энергетическая фаза реактора требует понижения мощности. Это сопровождается сложными процессами, происходящими не только внутри горных массивов, но и во всём внутреннем пространстве Срединной Цитадели.

Раскалённая зона кваркового реактора, которая пылает у нас над головами и внешне похожа на светило, окружена мощным энергетическим полем. Чтобы не сжечь атмосферу. И в те периоды функционирования реактора, когда его мощность понижается, за этим полем возникает массивная область предельно низких температур. Толщина данной области также варьируется в зависимости от требований, предъявляемых к работе кваркового реактора на тот момент, и может достигать нескольких сотен километров. Поэтому в атмосфере Мидгарда применена ступенчатая система повышения и понижения температуры воздушных масс от эшелона к эшелону. Когда охлаждение самого верхнего эшелона достигает максимума, в самом нижнем воздушном эшелоне начинается зима. Это плавный процесс, к которому была адаптирована генетика всех жизненных форм, созданных специально для биосферы Срединной Цитадели.

– Судя по ледникам на склонах горных цепей, сейчас весна? – предположил Эльдкнут. – В период максимального выброса энергии ледников нет?

– Совершенно верно, – подтвердил его догадку Целитель. – Сейчас в Мидгарде очень тёплая весенняя погода, предшествующая наступлению периода зноя. Реактор действует в штатной фазе. Во время фазы пиковых нагрузок начинается пик жары, ледники испаряются, и системы реактора задействуют влагу в верхних слоях атмосферы. В случае необходимости Оперативный дежурный Цитадели может устроить выпадение осадков в том или ином сегменте внутренней поверхности. Во время фазы пониженной мощности здесь наступает зима.

Целитель сделал короткую паузу и подытожил:

– В общем, для удобства восприятия всем фазам реактора создано соответствие с температурными режимами Мидгарда. Пока что текущая фаза не менялась.

– Оригинальное решение, – оценил командор. – И столь же экзотическое, как весь Мидгард. И что, зимы здесь ещё ни разу не было?

– Ну, вообще она была тут тысячи раз. – Ученик медицинского Аса изменил курс, направляя бронекатер к гнезду. – Просто за время нашего здесь пребывания в ней не возникало необходимости.

– Интересно, как Каста Творцов добилась того, чтобы местные живые формы воспринимали как должное столь сложную периодичность смен времён лета. – Эльдкнут увеличил дальность восприятия. – Это не грифоны. Это орлы. Совсем немаленькие… Неужели Харрийский подвид?

– Не Харрийский. Для Мидгарда всё создавалось индивидуально, – возразил Целитель. – Думаю, это близкородственный вид. Данная порода комфортно чувствует себя в широком диапазоне температур и предпочитает гнездиться на вершинах горных кряжей, обменивающихся с кварковым реактором мощными потоками энергий. Скорее всего её выводили на основе генетики Харрийских орлов, потому сходство столь значительное.

Бронекатер приблизился к гнезду и завис на дистанции в сотню метров, дабы не тревожить птиц сверх меры. Добротное массивное шестиметровое гнездо было сооружено на плоской вершине обрывистой скалы, являющейся гранитным монолитом. Скала находилась на высоте километра над уровнем земной поверхности и выпирала из ледяного панциря, покрывающего склон уносящегося ввысь шестнадцатикилометрового гранитного массива. Взаимодействие энергий гранита и древесных ветвей, из которых орлы выстроили гнездо, показывало, что плоская поверхность скалы не была гладкой, как стол. Поверхность представляла собой небольшое шероховатое углубление и словно была создана основанием для гнезда.

В настоящий момент в гнезде спали два здоровенных орла белоснежного цвета, из-за чего издали их окрас полностью сливался с ледниковым панцирем и казалось, что гнездо засыпано снегом и пустует. При приближении бронекатера один из орлов открыл один глаз и лениво посмотрел на зависшую в воздухе сферу, сияющую звёздным огнём. Вторая птица, не открывая глаз, сунула голову под крыло и продолжила спать.

– Интересная у скалы вершина, – оценил командор. – Вогнутая и с бороздками. Её заранее создавали для удобства и надёжности строительства гнёзд?

– Так и есть, – подтвердил Даарийский Целитель. – Сам гранитный массив является монолитом, это часть реакторного оборудования. Таких массивов здесь очень много, как видишь. Поэтому каста Творцов при разработке рисунка горных цепей заранее учла эстетическую и функциональную составляющие гармонии с природой. Все нижние уровни всех массивов имеют скалы, пригодные для гнездования крупноразмерных крылатых форм.

– Красивые птицы. – Эльдкнут несколько мгновений разглядывал обитателей гнезда. – Я не чувствую в них страха перед кораблём.

– У всех живых видов Мидгарда в генетике закреплено отношение к кораблям Сияющих как к данности, – объяснил ученик медицинского Аса. – Звери и птицы не боятся наших кораблей, как не боятся проплывающих облаков. Внутреннее пространство Мидгарда достаточно велико, но воздушное движение всё равно есть, и иногда его интенсивность достаточно высока. Особенно когда ваша каста проводит проверки боеготовности или какие-нибудь учения.

– Чем касте Целителей не угодили наши учения? – нахмурился Эльдкнут.

– Не угодили?! – ужаснулся Целитель. – Да мы в восторге! Не было бы у воинов учений, сидел бы я сейчас дома и изнывал от безделья. Никто не болеет десятилетиями, травмы случаются редко, и огромная очередь за пациентами, которых более-менее много только на Землях с агрессивной средой обитания, находящихся в стадии терраформирования. А у вас просто сказка! Каждый день кого-нибудь привозят в стазис-капсуле с каких-нибудь учений, патрулей или боестолкновений!

Весёлые энергии Даарийского Целителя погрустнели:

– Вот если бы ещё никто никогда не погибал… – Он умолк.

– Гибель во имя Расы – это смысл жизни воинской касты, – невозмутимо изрёк командор. – Это наш Удел, для того мы и существуем. Как ещё воину заполнять энергией развития собственную Сущность?

– Способов достаточно и без смены мерного тела, – возразил Целитель. – Пусть они не столь эффективны для воинов, но они есть! Можно воспитывать детей, например.

– Чтобы стать Наставником, мало просто прожить Круг Жизни, нужно добиться успехов в своём Уделе, очевидных всем, и плюс к этому ещё иметь генетику, позволяющую тебе располагать к себе учеников на уровне энергетики. – Эльдкнут покачал головой. – Как достичь очевидных всем успехов в Уделе воина, не воюя?

– Однако же, судя по твоим недавним успехам, – не унимался Целитель, – генетика Наставника у тебя точно есть!

– Угу, – командор сделал невероятно серьёзную рожу, – это сразу видно! Я целый десяток фраз сказал перед ученическими кругами. Невозможно не заметить генетику! Дружище, а почему тебе самому не бросить целительскую практику и не вернуться домой? Заняться Уделом Наставника?

Ученик медицинского Аса хмуро покосился на командора и авторитетно изрёк:

– Летим дальше. Тебе показана стабилизирующая экскурсия. Не будем обсуждать Удел, это несвоевременно.

– Летим, – согласился Эльдкнут, пряча улыбку.

Бронекатер помчался дальше, стремительно огибая многокилометровую горную цепь, и вновь пошёл на снижение, оказываясь над морским сегментом поверхности.

– А вот и грифон! – обрадовался Эльдкнут. – Давай поближе! Надо поприветствовать боевого брата!

Могучий грифон в боевом снаряжении парил в полусотне метров над морской поверхностью, бдительно изучая водную толщу зорким взглядом. Укрепленный на нём Кристалл Связи неброско пульсировал свечением: благородное животное поддерживало связь со своим хозяином. Командор подал в корабельный энергоконтур импульс собственной энергии, на миг поднимая мощность защитных полей, и сияющий бронекатер полыхнул всплеском свечения. В ответ грифон издал довольный крик и пару раз ударил по воздуху могучими крыльями, совершая скоростной рывок, призванный продемонстрировать, что он отличный пилот и в случае чего может и обогнать бронекатер.

– Грифоны любят обмениваться приветствиями в воздухе. – Эльдкнут залюбовался идеальным экстерьером боевого животного. – Каков красавец! В детстве я мечтал завести себе грифона.

В следующий миг грифон изменил направление своего взгляда, захватывая цель где-то глубоко под водой, и мощным ускорением помчался вертикально вниз, к морю. У самой поверхности боевое животное сложило крылья, группируясь в стремительно летящий снаряд, и активировало фронтальную защиту головы. Мощные челюсти, усеянные острыми зубами в четыре ряда, закрыло ещё более мощным клювом, и живой снаряд вонзился в водную толщу, мгновенно пробивая её на глубину в добрых метров двадцать. Кристально прозрачная вода забурлила, густо исходя пузырями, и спустя несколько мгновений грифон вырвался из моря, вздымая фонтан белоснежных брызг. В его клюве, наполовину перекушенная, вяло трепыхалась четырёхметровая акула. Благородное животное прямо на лету отряхнулось всем телом, сбрасывая с себя мириады капель, бросило на бронекатер гордый взгляд и издало победный рык.

– Молодец, молодец, ничего не скажешь! – Эльдкнут настроился на Кристалл Связи грифона и похвалил зверя: – Профессиональный удар! Сразить опасного противника в его же собственной стихии не каждый сможет!

Грифон считал входящий мыслеобраз, коротко вильнул хвостом и вновь издал победный рык. После чего подбросил акулу вверх, отключил защиту, избавляясь от клюва, и ловко подхватил падающую добычу челюстями. Могучий зубастый воин изменил направление полёта, ложась на курс к берегу, и заработал мощными крыльями.

– Такой охоты мне видеть ещё не доводилось, – оценил Даарийский Целитель. – Впечатляет! У нас в Роду воинов нет и боевых животных не имеется. Я не знал, что грифон умеет нырять.

– Настоящий воин должен уметь вести бой в любой среде. Иначе какой же он воин? – Командор пожал плечами. – Это уже будет просто индивид с оружием. Для бойца ратного ополчения подобное положение дел сойдёт, ему важно уметь защитить свою Родину, чужое пространство ему неинтересно. Но боевые животные не есть ратники. Они рождаются воинами и живут воинами всю свою жизнь. Интересно, на кого тут охотятся боевые медведи? В наших эскадрах есть такое подразделение, специально натасканное на поиск и уничтожение Тёмных.

– Надо будет спросить при случае, – Целитель увеличил скорость, и бронекатер стремительно помчался над расстилающейся внизу водной гладью. – Надеюсь, у ваших медведей достаточно подготовки, чтобы не атаковать Венедов с Мерцаны, которые тут трудятся. Если медведя обучали поиску Тёмных, может ли он принять за врага энергоконтур Спящего? Медведю это может показаться одним и тем же?

– Боевой медведь – невероятно сообразительный зверь, – ответил Эльдкнут. – Если его владелец доходчиво объяснит ему, кто не есть враг, он не станет атаковать без причины. Главное – не лезть к медведю и не провоцировать поединок.

– Как у вашей касты всё непросто, – вздохнул Целитель, увеличивая скорость ещё сильней. – За следующей горной цепью располагаются поля Венедов. Можно сразу и спросить, если там сейчас кто-нибудь трудится.

Эльдкнут согласился, и бронекатер стремительным ускорением пошёл вверх, сближаясь с горными пиками. По ту сторону гор Целитель резко сбросил скорость, и командор ощутил, как тело становится слишком лёгким, словно на поверхности Орея.

– Это область с пониженной гравитацией? – Эльдкнут прислушался к общему энергопотоку окружающего пространства. – Сделано специально для Спящих?

– Гравитация Мерцаны несколько выше, чем гравитация Орея и Дэи. – Ученик медицинского Аса повёл бронекатер на малой мощности, воздействия которой было достаточно для развития той же скорости, с которой он шёл над морем. – Зато её параметры близки к параметрам Заповедника. Поэтому внутри Мидгарда применена гравитационная схема мозаичного типа: основное пространство имеет тяжёлую гравитацию Прародины, а сектора, в которых трудятся и проживают Венеды с Мерцаны, имеют гравитацию Заповедника.

Он на мгновение умолк и добавил:

– Я нахожу это разумным решением. Если в ходе боевых действий по каким-либо причинам Венедов придётся укрыть на поверхности Заповедника, они смогут находиться там без угрозы получить травму, вызванную повышенной гравитацией. Ведь Спящим гравитационный контур недоступен.

– Я слабо представляю себе ситуацию, при которой их стоило бы эвакуировать на поверхность. – Командор окинул взором раскинувшиеся внизу угодья. – Если противник сумеет проникнуть в Мидгард, отправлять кого-либо на поверхность будет уже поздно. Потому что там всё будет захвачено войсками противника. Разумнее укрыть их внутри боевых цитаделей. Если вторжение удастся отбить, то они выживут. А вот возможность того, что в какой-то момент придётся отключить искусственное поддержание в Мидгарде гравитации Прародины теоретически существует. Мало ли что. Я не знаю, какая тогда тут будет гравитация, но раз Совет Управления Экспериментом принял решение формировать трудовые отряды Венедов именно на Мерцане, значит, основания у них были. А вообще это хорошо, что тут есть области с гравитацией Заповедника. В случае чего сюда можно перевезти кого-нибудь из Спящих.

– Спящих нельзя размещать столь близко к кварковому реактору, – немедленно возразил Целитель. – Для них это окажется слишком сильным воздействием. Слабый энергоконтур долго такого не выдержит. Недаром отряды Венедов, которые тут трудятся, сменяют друг друга после каждого уборочного сезона.

– Ну, тут тебе видней, – пожал плечами командор. – Я лишь предположил.

– Ты всерьёз допускаешь, что враги могут ворваться сюда? – Энергопоток Целителя окрасился вибрациями опасения. – В системе Ут происходит что-то потенциально опасное? В день твоего занятия с учениками ратных кругов вы сопроводили в систему дипломатический корабль представителя коллективного разума. Он обратился к Сияющим за военной помощью, и Совет Каст Пограничной разрешил касте воинов эту помощь оказать. Это настораживает. Назревает война? Вся информация закрыта воинской кастой…

– В системе Ут постоянно что-нибудь происходит, это же Мир Юр, галактика Серой Расы, – отмахнулся Эльдкнут. – Ничего такого, чего бы не происходило ранее. Не переживай, глобальной войны не будет. Но провести боевую операцию в тех местах необходимо. Позже режим секретности будет снят, ты всё узнаешь. Что же до штурма Мидгарда, то я бы хотел поучаствовать в его отражении!

Серебряные глаза Даарийского командора вспыхнули звёздным сиянием:

– Срединная Цитадель оборудована столь мощными системами защиты и непрямого противодействия противнику, что единственный способ её уничтожить – это взорвать планету целиком. Если же представить, что противник исхитрился провесить прямой переход с поверхности планеты внутрь Мидгарда, то вражеские штурмовые подразделения ждёт много неприятных событий. Здесь, внутри, систем уничтожения хватает. Бойцов тем более. Плюс, в любой момент гарнизон можно увеличить. И стоит учесть, что самое мощное оружие светит у нас над головами. Для противника это будет долгий штурм с огромными потерями и крайне туманными перспективами. А ведь есть ещё Штаб Флота, который обязательно вышлет помощь. В общем, если коротко, захватить Мидгард невозможно. Единственная вероятность такого исхода – это если состоится новая Великая Асса и в ходе нее Эмиссары пожелают уничтожить Заповедник. А наши Высокомерные Предки по какой-либо причине не успеют прийти на выручку. Других вариантов нет.

– Я искренне считаю, – вздохнул Целитель, – что весь наш слой Вселенной независимо от количества энергонов надеется на то, что больше Великой Ассы не будет никогда. Даже самые одиозные Тёмные не могут не понимать, что ничего хорошего такая война не приносит. Приземляемся беседовать с Венедами?

– Что за вопрос? Конечно, приземляемся! – удивился Эльдкнут. – Надо же поблагодарить наших Спящих братьев за вкуснейший обед!

Бронекатер весело вспыхнул сиянием силовых полей и пошёл на снижение, направляясь к зеленеющим внизу угодьям, распростершимся во все стороны на десятки километров.

* * *

– Что слышно? – Гбемизола, облачённая в роскошное вечернее платье, заглянула в шпионскую рубку и вгляделась в данные многочисленных экранов.

– Пока тихо. – Бхекизита коснулся сенсора, запуская проверочный тест системы радиоперехвата. – Передачи ещё нет, но они уже дважды обменивались короткими пакетами. Готовятся установить зашифрованный канал связи, как в прошлый раз.

Чиф сидел за пультом управления, на который было замкнуто всё шпионское оборудование яхты Гбемизолы. Яхта темноокой красотки оказалась с сюрпризом. Формально считалось, что Гбемизола живёт на яхте, потому что это круто. Своей недвижимости у неё нет, вместо особняка она вложилась в роскошную яхту и сделала её своим домом. Для Ушмаицу это нормально. Они там наполовину живут по принципам Сияющих, деньги у них есть, но применяются в основном для внешних расчётов. Внутри цивилизации Легированные предпочитают оперировать системой эквивалентов, учитывающих вклад каждого в общее дело. Поэтому богатым на Ушмаицу стать теоретически можно, а практически – это очень сложно и долго. Сколотишь состояние под старость лет, когда оно тебе уже не нужно.

Но умная и современная девушка, такая, как Гбемизола, хочет иметь возможность полноценно жить сразу, в свои лучшие годы, а не когда-то там потом, когда ты еле шевелишься под тяжестью прожитых десятилетий. Поэтому она поставила себе цель и делает всё для её достижения. Чтобы быть ближе к деньгам, она занялась карьерой дипломата. Чтобы не зависеть от взглядов окружающих, она переселилась жить на яхту. Чтобы позволить себе достойный комфорт и никому за это не отчитываться, она заказала себе яхту не дома, в системе Ушмаицу, а в другой галактике, в системе Сурт, где начиналась её дипломатическая карьера. А чтобы найти на всё это средства, она стала любовницей одного нифлькуанского олигарха.

Как только о её романе стало известно спецслужбам Ушмаицу, Легированные предложили ей стать шпионом. За дополнительную плату собирать информацию о происходящем в кругах нифлькуанских элит. Она согласилась, но вскоре её роман с олигархом распался. Но к тому времени Гбемизола уже была вхожа в силовые структуры Легированных и тонкими манипуляциями соблазнила высокопоставленного генерала, который продвинул её по службе почти на самый верх. Благодаря своей внешности она не испытывала проблем в коммуницировании с людьми, и генерал включил её в свою секретную команду, которая занималась подготовкой к захвату контроля над Империей Сигу. Поэтому о подрывной деятельности Легированных в отношении Империи Гбемизола знала не понаслышке.

Министру разведки очень повезло, что ему удалось установить контакт именно с ней. Она понимала, что рано или поздно генералу надоест интрижка и влиятельный начальник может попытаться избавиться от ставшей ненужной любовницы, отправив её служить в какую-нибудь дыру подальше от себя. Терять достойные себя условия жизни Гбемизола не собиралась и потому сделала правильный выбор, перейдя на сторону Империи. Всё это она рассказала Бхекизите не сразу. Поначалу она вообще избегала разговоров о себе, не доверяя ему. Но за два месяца постоянной совместной работы Гбемизола привыкла к чифу, и контакт наладился. Его присутствие сильно облегчило ей работу и повысило безопасность, она начала относиться к нему теплее.

Особенно после того, как он спас её от серьёзных проблем. На вторую неделю их совместной работы к ней на яхту вломились какие-то отморозки, пожелавшие ограбить богатую дамочку. Яхта стояла на орбите дальней необитаемой планеты, откуда открывался красивый вид на далёкую туманность, а Гбемизола являлась большим эстетом. До ближайшей космической станции было несколько сотен тысяч километров, и отморозки вполне логично рассчитывали, что им никто не помешает. Надо лишь взломать входные коды яхты – и можно поживиться её содержимым. Даже если дамочка успеет подать сигнал бедствия, до прибытия силовиков они успеют скрыться с какой-нибудь добычей. Правда, сама Гбемизола была уверена, что нападение произошло не случайно, его организовали жёны её генерала, мечтающие избавиться от любовницы мужа.

Но нападавшие не знали о присутствии на яхте Бхекизиты. Зато сам чиф был готов к любому нападению, для этого его сюда и прислали. Он в первую же неделю настоял на том, чтобы Гбемизола достала ему боевой робо-скафандр с полным комплектом вооружения и запас продвинутой боевой фармакологии. Сексапильная красотка прислушалась к его рекомендациям и организовала ему новейшую экипировку. И не пожалела об этом. Едва десантный бот, неуклюже замаскированный под гражданский катер, пристыковался к яхте, чиф бросился к робо-скафандру. Пока налётчики взламывали люк, он полностью подготовился к абордажу и ввёл себе боевой коктейль. Элитный офицер Императорских коммандос безжалостно перебил десяток хорошо вооружённых бандитов, и никто из них не смог вернуться на десантный бот. Свидетелей не осталось, и Гбемизола без лишнего шума замяла этот инцидент.

Своему генералу она представила Бхекизиту как телохранителя, который нужен ей со стороны, чтобы ничего не знал и возможность всякой утечки была исключена, потому что в случае необходимости его можно тихо убрать, и никто даже не вспомнит о нём, не то что искать станет. Генерал вроде как был против, но не смог сопротивляться чарам сексапильной красотки и согласился. Бхекизиту проверили, но его легенда сработала безупречно, и он продолжил изображать тупого телохранителя, а по совместительству мальчика на побегушках, не имеющего ни малейшего понимания о том, где он оказался и что происходит.

С того момента Бхекизита не видел генерала разведки Легированных лично ни разу, зато много раз видел во время радиоперехватов, которые проводила Гбемизола. Её яхта имела тайный отсек, напичканный самым передовым шпионским оборудованием нифлькуанцев. Чтобы управлять им, Бхекизите пришлось получить целый курс профессиональных гипнограмм, которые Гбемизола достала для него, рискуя вызвать подозрения. К счастью, совать нос в дела любовницы генерала никто не стал, и всё прошло чисто. Теперь чиф проводит радиоперехваты переговоров генерала разведки Легированных с представителями сепаратистов, тщательно фиксируя каждое слово.

И сделать это легче, чем кажется, потому что в это время яхта Гбемизолы вне подозрений, потому что сама она находится возле генерала, а тупой телохранитель, ковыряющийся в своих пушках в отсутствие хозяйки, не обучен использовать ничего сложнее излучателя частиц. Генерал даже не ревновал свою любовницу к Бхекизите, потому что был уверен, что роскошная красотка Красной Расы никогда не обратит внимание на какого-то там гибрида Жёлтых с Чёрными. И шовинизм, как всегда, сыграл со своими обладателями злую шутку! Затащить Гбемизолу в постель чиф пока не смог, но она уже совсем не по-деловому улыбалась его комплиментам, и её наряды стали открытыми не только тогда, когда она собиралась к генералу или на дипломатический светский раут.

Вот сейчас ей предстоит принять участие в дипломатическом приёме очень серьёзного уровня. Официально она заявлена на него в качестве референта генерала, и пока референт будет общаться с представителями других цивилизаций, в том числе Сияющими, генерал незаметно покинет помещение всего на несколько минут. За это время он проведёт сеанс засекреченной связи с сепаратистами, после чего вернётся обратно. И никто ничего не поймёт. Легированные тщательно скрывают своё истинное отношение к мятежу, делая вид, что не интересуются происходящим в системе Сигу. Но Гбемизола добыла коды дешифровки, и Бхекизита сделает полную запись всего, что только появляется в секретном радиоэфире.

За три месяца он делал это дважды, и в обоих случаях генерал обсуждал с лидером сепаратистов объёмы финансирования и каналы нелегальной поставки вооружений. Легированные снабдили мятежников эскадрой боевых кораблей, закупленных через третьи руки на стороне, и выделили миллионы на их содержание и оплату наёмников. Сегодняшний перехват очень важен, несколько дней назад Гбемизола получила информацию о подготовке генералом какой-то крупной миссии.

– Как только сеанс связи начнётся, генерал станет менять несущую частоту каждые две десятых секунды, – напомнила сексапильная красотка. – Не забудь заранее активировать систему подбора диапазонов!

– Я готов, моя королева! Ты можешь на меня положиться! – Бхекизита бросил на неё двусмысленный взгляд.

– Не сомневаюсь! – Она обворожительно улыбнулась в ответ и покинула шпионский отсек.

Сейчас яхта висит на орбите Ушмаицу, и Гбемизолу ждёт дипломатический катер. Вести активное сканирование секретных частот разведки прямо отсюда – это самоубийство, Легированные засекут это сразу же. Но, имея коды доступа и дешифровки, никакого сканирования и взлома проводить не требуется. В этом и смысл: во время секретных переговоров яхта будет их полноправным участником. Точнее, копией генерала, о которой никто не догадывается. Бхекизита получит суперсекретные сведения из первых рук и прямо из-под носа противника. И Легированные не узнают об утечке. Высший пилотаж!

Ждать начала сеанса связи пришлось почти час, и за секунду до начала разведка Легированных снова сменила код, но скрыться от всевидящего ока чифа враги Империи не смогли. Бхекизита предусмотрел всё заранее и оказался на линии одновременно с генералом Легированных.

– Время пришло! – без всяких вступлений начал генерал. – Пора нанести Империи финальный удар! Приближается круглая дата воцарения Императора на троне. Наши люди при его дворе сообщают о планах Императора провести турне по пространству Империи. В том числе посетить орбитальные города у дальних планет. Вы можете подтвердить эту информацию?

– Это действительно так, генерал! – ответил лидер сепаратистов. – Наш король получил официальное приглашение принять участие в турне. Приглашение отправлено всем королям.

– Король должен дать своё согласие! – велел Легированный. – Но в самую последнюю минуту ему необходимо отказаться от турне. Подойдет любая причина, связанная с состоянием здоровья. В крайнем случае можете отправить двойника. Как только эскорт Императора окажется в нужной нам точке пространства, силы повстанцев атакуют его. Император и его команда должны быть уничтожены.

– Наших сил может не хватить для этого, – возразил лидер сепаратистов. – Вы серьёзно увеличили нашу мощь, но её недостаточно для сражения со всем Императорским флотом. Наверняка сопровождать Императора будут все или почти все боевые корабли Империи Сигу.

– Не проблема! – заявил генерал. – Вы получите в своё распоряжение кварковый заряд! Ваша задача – любыми средствами вытащить Императора туда, где физика пространства позволяет запуск кварковой реакции.

– Это будет сложно сделать. – Лидер сепаратистов обернулся к кому-то, невидимому в рамках ведущегося сеанса связи, несколько секунд молча слушал, после чего продолжил: – Мои военные сообщают, что шансы спровоцировать Императора вступить в бой лично минимальны. Как только начнётся сражение, секретная служба уведёт его корабль к Мгунну. Флот будет вести с нами бой без него.

– Не будет, – зловеще усмехнулся Легированный. – Цивилизация Ушмаицу предоставит вам эскадру новейших РЭБ-кораблей. У Империи Сигу нет технологий, позволяющих успешно сопротивляться их суммарному воздействию. РЭБ-эскадра заблокирует Императорскому флоту возможность гиперпрыжка и дестабилизирует силовые установки корабельных двигателей и системы связи. Флот Империи окажется обездвижен. Императору не останется ничего иного, кроме как вступить в бой, чтобы уничтожить РЭБ-корабли и снять блокаду. Ваши силы сплотятся вокруг РЭБ-эскадры и будут отступать под натиском Императорского флота, заманивая его в ловушку. Как только вы вытянете Императора в область запуска кварковой реакции, заряд будет подорван! Учитывая, что нападение произойдёт на дальних окраинах системы Сигу, далеко вытягивать противника не придётся.

– Нам потребуются дополнительные силы. – Лидер мятежников вновь прислушался к своим невидимым консультантам. – Для лобовой атаки на флот Империи нас мало в любом случае! Мы можем не успеть выманить Императора в нужную область пространства!

– Вы получите ещё одну флотилию, – заявил генерал Легированных. – Полностью автоматизированную, вдвое превосходящую по тактико-техническим характеристикам аналогичные подразделения Императорского флота. Через две недели флотилия вместе с РЭБ-эскадрой будет ожидать ваши силы в точке сбора. После этого у вас будет месяц на то, чтобы нанять экипажи для РЭБ-кораблей и доукомплектовать свой флот. Средства на это цивилизация Ушмаицу выделит вам в течение недели пятью равными трансфертами на ваши тайные счета. Рекомендую не скупиться на оплату наёмников, особенно для РЭБ-флота. Никто из них не выживет после подрыва кваркового заряда, так что можете ставить в их контрактах любые суммы. Всё равно все деньги, не ушедшие на авансовые платежи, останутся у вас.

– Хорошая новость, – оценил лидер сепаратистов. – Когда я получу координаты точки сбора?

– Об этом вам будет сообщено дополнительно, – ответил генерал. – В настоящее время мы подыскиваем наиболее оптимальное для сбора флота место. Оно не должно находиться в пространстве Империи Сигу, но в таком случае вопрос оперативной переброски сил к точке начала атаки на Императора остаётся открытым. Как только мы закончим расчёты, вы будете оповещены. На этом всё.

Генерал Легированных и лидер сепаратистов одновременно отключились, и узконаправленный канал засекреченной связи пропал. Несколько секунд Бхекизита потрясённо обдумывал перехваченную информацию.

Легированные задумали убить Императора! И если ничего не предпринять, у них это получится! Флот не сможет спастись от кваркового взрыва, Император погибнет вместе с основной массой войск, и никто ничего не докажет – следов не останется, это же кварковая реакция! Сепаратисты захватят власть голыми руками просто потому, что из всех монархов Империи в живых останется только король Красных! И будет уже всё равно, насколько это совпадение покажется общественности шитым белыми нитками – других вариантов нет, войск тоже нет, а второй гражданской войны чернь не захочет. Тупому стаду проще признать любую власть, лишь бы не рисковать своей шкурой! Для этого есть армия, но вся она погибнет! Надо срочно что-то делать!

Но Гбемизола вернулась только к вечеру и сообщила, что лететь куда бы то ни было прямо сейчас нельзя ни в коем случае – это может вызвать подозрения. Генерал наставил ей задач по подготовке новой секретной миссии.

– У него есть что-то ещё, – хмуро произнесла она, задумчиво разглядывая сделанную чифом запись секретных переговоров. – Генерал не так прост. Этот план не единственный. Я попытаюсь достать координаты места сбора флота сепаратистов. Но надо будет убедиться, что мы выяснили настоящее место, потому что он наверняка сменит точку сбора несколько раз, прежде чем отправит туда войска по-настоящему. Как только сепаратисты окажутся там, Императорская разведка сможет проверить наши разведданные. Меня больше беспокоит миссия, которую он поручил мне.

– В чём она заключается? – насторожился Бхекизита.

– В том-то и проблема. – Сексапильная красотка стала ещё более хмурой. – Я не знаю. Мне поручено организовать переброску неких инструкций и солидной суммы на Мгунн. При этом я не должна знать конкретные детали. Очень похоже на оплату агентурной операции. Судя по срокам, она состоится до атаки сепаратистов. Думаю, недели за две.

– Как ты считаешь, что бы это могло быть? – Чиф взвешивал варианты. – Если они задумали такую масштабную атаку, то устраивать диверсии или теракты за две недели перед ней глупо. Вдруг Император отменит турне из-за этого? Спугнуть его они не захотят.

– Не захотят… – задумчиво согласилась Гбемизола. – Тут ты прав… Не знаю, что это. Попробую выяснить по мере подготовки. Пока будем ждать координат места сбора флота сепаратистов и продолжать копать. Как только генеральская паранойя станет меньше, я организую полёт по делам куда-нибудь. Окажемся за пределами системы Хлам и отправим наши сведения на Мгунн.

– Отсюда передавать нельзя, засекут. – Бхекизита поморщился. Долбаные Легированные, за их технологиями не угнаться. – Откуда у них кварковый заряд? Это же безумно сложно и дорого.

– Не знаю, – покачала головой красотка. – Для меня это новость. Сами мы его сделать не могли, на это требуются ресурсы цивилизации раз в десять крупнее нашей.

– Может, взяли у Сияющих? – предположил чиф.

– Исключено. – Она отвергла его версию, не раздумывая. – Сияющие не дадут такое оружие никому. В крайнем случае пошлют свою эскадру с кварковым зарядом и лично его взорвут там, где надо. Нет, Сияющие не в курсе событий, на Ушмаицу-то об этом почти никто не знает. Генерал делает всё, чтобы и переворот, и роль Легированных в нём остались для всех вокруг незамеченными. Значит, кварковый заряд купили у кого-то. И, сто процентов, они сделали это где-то очень далеко, чтобы Сияющие случайно не узнали. Наверняка в другой галактике.

Гбемизола издала тяжёлый вздох и устало произнесла:

– Пойду приму ванну, мне надо расслабиться, чтобы думалось легче. Слишком много всего нужно обдумать, голова уже отказывается работать.

Она направилась к себе, на ходу снимая с плеч бретельки вечернего платья, и Бхекезита сексуальным тоном поинтересовался:

– Потереть тебе спинку?

Гбемизола издала томное мурлыканье и игриво ответила:

– Заманчивое предложение! Как-нибудь позже я его приму! Но сейчас не время. Проследи за окружающей обстановкой, нам не нужны сюрпризы.

Чиф с сожалением проводил её взглядом и сосредоточился на обзорных экранах, но соблазнительные формы краснокожей красотки стояли перед глазами, мешая рабочему настрою. Она ведь не против, он видит, как его экзотическая внешность и выдающаяся маскулинность привлекают её! Надо только выбрать правильное время и место, и постельная сцена гарантирована! Проблема в том, что правильного времени в ходе их выдающейся миссии никак не найти. Постоянно приходится быть настороже и заниматься делами. Она всё время занята и в основном находится возле генерала. Так что от отсутствия секса она не страдает. В отличие от Бхекизиты! Сам этот факт уже подстёгивал его к решительным действиям, потому что затащить в постель любовницу врага – это тоже своего рода победа над врагом! На войне любые средства хороши, это вам любой военный скажет, с этим законом ведения боевых действий даже Сияющие не станут спорить. Потому что тот, кто чурается испачкаться, обречен проиграть тому, кто лишён ненужных предрассудков. Так войны и выигрываются.

Кое-как отогнав от себя сексуальные фантазии, Бхекизита принялся следить за окружающей обстановкой. Надо быть настороже, яхта висит на орбите Ушмаицу в самом оживлённом месте, тут полно разных космических кораблей, и нельзя сбрасывать со счетов возможность внезапного нападения головорезов генерала или его ревнивых жён. Пока ещё Гбемизола вне подозрений, но всякое может быть.

Следующая неделя прошла в напряжённом режиме. Подлые планы Легированных вступили в завершающую стадию, и Гбемизола почти не появлялась на яхте, возвращаясь туда только спать. Всякий раз её привозил генеральский катер, он же забирал её утром, и Бхекизита старательно играл роль тупого охранника, встречая и провожая катер в вооружённом до зубов робо-скафандре во входном шлюзе яхты. Всё остальное время он проводил в шпионском отсеке, прослушивая переговоры разведки Легированных с сепаратистами, и объём полученных им разведданных неуклонно увеличивался с каждыми сутками.

Теперь уже было ясно, что Легированные планировали захват Империи Сигу с самого начала мятежа сепаратистов многолетней давности. Именно они его и устроили, рассчитывая на то, что раскол в Империи позволит им подмять под себя власть быстро. Но Империя оказалась устойчивей, чем они думали, и мятеж не удался. Легированные поняли, что без широкомасштабной поддержки сепаратистам не одержать победы, и изменили тактику. Удар по Императору, который они готовят теперь, будет нанесен ими самими, чтобы наверняка. Флот сепаратистов лишь прикрытие для этой подлой цели. И РЭБ-эскадра, и роботизированная ударная флотилия, которую Ушмаицу выдала мятежникам, – всё это было оборудовано их компьютерами и их программным обеспечением.

И это далеко не всё. Бхекизита выяснил, что за прошедший год сепаратисты уже получили от Легированных несколько десятков боевых кораблей разного тоннажа, среди которых имелись даже линкоры. И щедрое финансирование со стороны Ушмаицу позволило мятежникам укомплектовать полученные флотилии хорошо обученными наёмниками. Кстати, в основном Красными. Рекрутеры сепаратистов собирали их чуть ли не по всему пространству Нейтральных Территорий. Силы мятежников теперь являлись самым настоящим боевым флотом, способным доставить флоту Империи серьёзные проблемы. И все они находились под полным контролем разведки Ушмаицу. Бхекизита перехватил и тщательно зафиксировал сразу несколько переговоров разведки Легированных, полностью доказывающих все вскрытые им факты. Осталось только сообщить всё это Императору.

Но сделать это было крайне сложно. Легированные отслеживали и контролировали весь радиоэфир в системе Хлам. Стоит только начать устанавливать связь с системой Сигу, яхту мгновенно заблокируют, подавят передатчик и возьмут штурмом. А если поймут, что не успевают воспрепятствовать сеансу связи, то сразу же уничтожат. Связаться с Империей можно только вне системы Хлам, но из-за приближающейся подлой террористической акции генерал держал Гбемизолу при себе, и не было никакой возможности даже покинуть орбиту Ушмаицу, не то что покинуть солнечную систему. Время шло, и Бхекизита нервничал всё сильней. Однако всё оказалось ещё опасней, чем он мог подумать.

Очередным вечером генеральский катер доставил Гбемизолу на борт яхты, и она, едва люди генерала улетели обратно, молча указала сидящему в робо-скафандре чифу в сторону шпионского отсека. Едва Бхекизита, сняв снаряжение, вошёл туда, она устремилась к нему:

– Они хотят убить Императора ещё до атаки сепаратистов! Сегодня я выяснила подробности миссии, которую подготавливаю!

– Вонючие ублюдки! – Чиф исполнился гневом. – Как они хотят сделать это? И зачем тогда им флот мятежников с кварковым зарядом?

– Кварковый заряд – это план Б! – выпалила краснокожая красотка. – Он будет введён в действие, если план А провалится! Но всё гораздо глубже, оба плана взаимосвязаны!

– Надо немедленно сообщить министру разведки! – заявил чиф. – Ждать больше нельзя, мы рискуем опоздать! Я возьму катер или найму звездолёт, покину систему Хлам, прыгну в мёртвый космос и свяжусь с нашими прямым лучом!

– Не всё так просто! – остановила его Гбемизола. – Ты ещё не знаешь главного!

Она с досадой скривилась:

– Кто-то из людей министра разведки работает на разведку Легированных. Они знают о моём существовании и пытались меня вычислить, но у них не получилось. Тогда мой генерал разработал другой план. Это беспроигрышная двойственная операция: тот двойной агент Императорской разведки способен получить аудиенцию у Императора, потому что является доверенным лицом министра. Он добьётся личной встречи с Императором и попытается убить его. В этом случае силы сепаратистов нападут на Мгунн во время траурной церемонии, придерживаясь прежней схемы: императорский флот бросится в бой, сепаратисты сделают вид, что отступают, заманят флот к кварковому заряду и уничтожат. Затем вернутся, перебьют всех королей и посадят на трон Империи своего!

– Императора надёжно охраняют. – Бхекизита насупился. – Даже во время личных встреч, когда он как будто бы остаётся с собеседником один на один, при нём находятся телохранители.

– Поэтому план двойственный! – прервала его Гбемизола. – Завербованные Легированными предатели давно нашёптывают Императору о том, что разведке нельзя доверять! Потому что, мол, вражеские шпионы находятся именно там! И если покушение окажется неудачным, то они используют это в качестве доказательства своих слов! Типа, предатели находятся в разведке, мы же говорили! Нужно выжечь их калёным железом!

Она задохнулась от негодования:

– После такого нам никто не поверит! Министра разведки могут вообще сместить с должности! Наши с тобой сведения объявят вражеской дезинформацией, если она вообще дойдёт до Императора! И он без всяких опасений отправится в турне, да ещё и сделает его максимально продолжительным, с заходом в самые дальние сектора Империи Сигу! Чтобы все видели, что Империю не запугать и её Император всегда со своим народом. Там-то его и атакуют силы сепаратистов. И предатели спровоцируют Императора лично возглавить разгром мятежников, чтобы показать Империи, что Император держит всё под контролем! Император вступит в бой, а дальше ты уже знаешь: его выманят в нужный сектор и уничтожат кварковым зарядом!

– Нельзя этого допустить! – вскинулся Бхекизита. – Как мы можем помешать им?

– Выход только один: ты должен вернуться в Империю и доложить обо всём лично министру разведки! – уверенно заявила Гбемизола. – Мы не знаем, кто примет наш доклад, если мы отправим его посредством систем связи! Министр не сидит день и ночь за передатчиком, этим занимается электроника, и у меня нет никакой уверенности в том, что она не находится под контролем предателей! Нельзя так рисковать, на карту поставлено слишком многое! Только личный доклад, других вариантов нет!

– Согласен! – Чиф решительно разрубил кулаком воздух. – Я сделаю это! У меня есть возможность донести наши сведения до министра, минуя посредников! Мой внутричерепной микрочип! Мы используем его для транспортировки данных! Он суперсовременный, в него должен уместиться весь объём. Возьму с собой ложные накопители с дезой, если предатели попытаются тайком скопировать их, то ничего не получат! Я дойду до министра и выдам ему подлинные данные!

– Отличный план! – Гбемизола посмотрела на него с уважением. – Мы так и сделаем! Я дам тебе доступ к специальной аппаратуре, и ты загрузишь всю информацию в свой микрочип. Мне лучше не знать криптографических ключей, которыми система зашифрует твой микрочип, если меня схватят, я не смогу тебя предать! Поэтому перед началом загрузки поставь отметку для ИИ, чтобы он удалил все копии. Ключи будут только у тебя в голове, и больше нигде! Пока ты делаешь это, я займусь поиском корабля для тебя.

– Как ты будешь его искать? – насторожился чиф. – Тебя же везде возит генеральский катер! Они могут заподозрить!

– Придётся рискнуть, – невесело вздохнула краснокожая красотка. – До окончания миссии всему нашему отделу положена охрана, и отделаться от неё я не смогу.

– Давай улетим вместе! – горячо воскликнул Бхекизита. – И тебе больше не придётся рисковать! Мы раскрыли заговор, нас ждёт роскошная награда!

– Если я пропаду, генерал всё поймёт и сразу же отменит миссию, – невесело вздохнула Гбемизола. – И устроит её где-нибудь ещё, предварительно выждав, пока всё утихнет и все расслабятся. За это время он накопит ещё больше сил. Нет, это не выход. Мы должны покончить с этим раз и навсегда! Силы сепаратистов необходимо выследить, застать врасплох и уничтожить, пока они не готовы к бою! А после этого разобраться с их королём! Вот тогда генерал останется ни с чем! Я сделаю так, что о его провале узнают широкие массы, и правительству Легированных придётся отказаться от этой идеи. Они не только понесут убытки из-за провала многолетней операции, но ещё и будут бояться огласки, которая пошатнёт отношение к ним других цивилизаций! Они же считаются все из себя правильные, чуть ли не Сияющие, только Тёмные! Вот все и узнают, какие они на самом деле!

– Я бы не хотел потерять тебя, – проникновенно произнёс Бхекизита, беря её за руку. – После моего отлёта генерал может что-нибудь заподозрить и обыскать яхту. Если он найдет шпионский отсек, ты погибнешь!

– Ты такой милый… – На секунду в глазах сексапильной красотки блеснули слёзы, но она взяла себя в руки, и чиф в очередной раз восхитился её мужеством. – Всегда мечтала о таком мужчине, как ты… Буду всем сердцем ждать нашей следующей встречи. Обещаю: ты её не забудешь!

Она прильнула губами к его губам, жадно целуя, и прижалась всем телом, подрагивая от вожделения. Бхекизита мгновенно возбудился, сжимая в ладонях её соблазнительные формы, но в следующую секунду её коммуникатор зажужжал сигналом генеральского вызова. Гбемизола нехотя отстранилась от чифа, но собралась и решительно заявила:

– Необходимо спешить, времени почти не осталось! Пока ты доберёшься до Мгунн, враги начнут действовать! Я к генералу, потом займусь поисками корабля! Загружай информацию в свой микрочип!

Гбемизола решительным шагом направилась в сторону выходного шлюза, и чиф, на все лады матеря про себя генерала, поспешил в шпионский отсек.

Глава девятая

Заготовка строевого леса была в разгаре, и Добронрав едва успевал перемещаться между заготовительными площадками, дабы выбирать пригодные для повала деревья. Отведённый под вырубку заснеженный лесной массив был заполнен родичами из касты Добывающих, умело орудующих титановыми пилами и топорами, и Жизнь Рекущему приходилось поторапливаться, дабы не задерживать тружеников. Добронрав подошёл к очередному мощному дереву, скользя по невидимым под снегом корням, обнял пахнущий свежим морозцем древесный ствол, закрыл глаза и замер, пытаясь вслушаться в энергетический контур лесного великана.

Дерево спало крепким зимним сном и не реагировало на окружающую действительность. Это то, что надо. Оно подходит под строительство, из него выйдут превосходные брёвна.

– Это дерево можно рубить. – Жизнь Рекущий открыл глаза. – Оно находится в сезонном анабиозе и ничего не почувствует.

– Точно? – невольно уточнил один из синеглазых Добывающих, разглядывая теряющуюся вверху густую крону из ветвей, сгибающихся под толстыми снежными шапками. – Не хотелось бы ошибиться, уж больно оно красивое!

– Абсолютно точно, – подтвердил свои слова Добронрав. – Я проверил свои ощущения трижды. Оно в зимней спячке, ошибка исключена.

– Добро! – Добывающий кивнул и обернулся к троим родичам помоложе: – Братцы, за дело!

Четвёрка плечистых мужей принялась валить древесного исполина, и Добронрав поспешил к следующему дереву, подле которого его ждала следующая группа лесорубов. Леса предстоит заготовить много, двенадцатая родовая ветвь Рода Небесной Лазури затеяла строительство новой усадьбы, ибо в возраст совершеннолетия вступило много молодёжи и вместимость уже существующих усадеб иссякла. Новую усадьбу решено возвести на поляне, оставшейся от некогда возвышавшейся там усадьбы Сияющих родичей, в знак преемственности поколений Экспериментаторов. Это давняя и добрая традиция, но следовать ей можно не везде.

Потому что некоторые усадьбы Сияющих выстраивались на местах Силы, то есть в точках выхода наружу мощных планетарных энергопотоков, усиленных особенностями земной толщи, через которую они проходят на своём пути от планетарного ядра к космосу. Места Силы по своим характеристикам неоднородны: какие-то более подходят для целителей, какие-то для Мастеров, какие-то для Жизнь Рекущих и так далее. Поэтому поверх таких мест Сияющие чаще возводили либо кастовые постройки, либо усадьбы родовых ветвей, в коих большинство проживающих относилось к одной касте, и сия усадьба также имела в своём составе специализированные кастовые строения серьёзного уровня.

Усадеб, в которых будет проживать множество представителей разных каст, на Местах Силы Сияющие не строят, дабы не мешать Уделу одних родичей за счет других. Вообще Сияющие уже много миллиардов лет не строят домов ни из дерева, ни из камня. Биоэнергетическая цивилизация высочайшего уровня развития давно создала и успешно применяет для строительства специальные материалы. Биорезонансные компаунды созданы в огромном количестве необходимых спектров и конфигураций. Настоящее дерево и камень используются нечасто, в основном для мелких декоративных функций и возведения громадных мегалитов соответственно. Но даже для этих целей дерево и камень специально выращиваются кастой Добывающих Сияющих.

Но Спящие лишены возможности самостоятельно генерировать достаточное количество биоэнергии. Дома и строения Сияющих разработаны существовать в гармонии с природой и своими хозяевами. Если Сияющие покинули усадьбу навсегда, то рано или поздно их энергия, пропитывающая жилище, выдохнется. Строение зафиксирует факт собственной ненужности и начнёт процесс самораспада. За несколько часов даже очень большая усадьба рассыплется в минеральную труху, которая послужит благодатным удобрением для трав и деревьев. Пройдёт несколько лет, и густая растительность заполнит место усадьбы целиком и от строения не останется никаких следов. Ибо Сияющие не отбирают у Природы место для существования, словно у врага. Мудрая Раса получает оное на время необходимости и возвращает подарок, когда необходимость минует.

Жить в усадьбах Сияющих Спящие не могут. В силу слишком малых личных энергопотоков им не заполнить энергоконтуры величественных теремов, и жилища Сияющих саморазрушаются. Десятками тысячелетий остаются стоять только мегалиты, коих возвели именно с таковой целью: существовать эпоху за эпохой. Мегалитов в системе Ярило предостаточно, но в основном это нежилые строения. За две с половиной тысячи лет опасной фазы все усадьбы Сияющих самораспались давным-давно, и единственный древний скуф, ещё стоящий в лесах Орея, это родовая усадьба Аса Иризара. Могучий Целитель редко там появляется, ибо Удел часто требует его присутствия в разных секторах солнечной системы, и искусный медицинский Ас в основном живёт на борту своей космической яхты.

Но сила его энергопотока столь мощна, что даже нечастых посещений отчего дома достаточно для того, чтобы биополе усадьбы имело высочайшие показатели. Усадьбе Иризара три тысячи лет, её возвели его прадеды, но выглядит она подобно сказочному дворцу, выстроенному вчера. Добронрав бывал в гостях у могучего родича неоднократно и хорошо помнит эти ощущения. Непередаваемые чувства. Покидать древний скуф очень не хочется, столь мощно там биополе родовой генетики.

Другие жилые строения Сияющих остались только в столице. Аргон изначально выстраивался для существования вечно, и его базовые структуры запитаны от магнитного поля Орея. Но запустить Кристаллы Сияющих, кои составляют обиход дворцов и прочих сооружений, Спящим не под силу. Поэтому все строения, представляющие интерес или необходимость для Спящих, дооборудованы электрическими и электронными приборами. Самое лучшее техногенное оборудование производит Красная Раса, и сравниться с ней в изобретательском умении на этой стезе пока не удалось. Но каста Мастеров Спящих уже очень даже неплохо производит изделия по их технологиям. Кое-что у нас получается ничуть не хуже, чем у союзников.

Но вот жить в бетонных коробках Спящие не стали. Сколь бы совершенными ни были строительные материалы Тёмных, для биоэнергетической расы они всё равно будут нести вред. Особенно для беременных женщин и малых чад. Пусть Спящие не есть Сияющие, но они таковыми станут вновь, как было уже тринадцать раз. И Сущности Спящих – это Сущности Сияющих, ведь родовая вертикаль едина. Некоторые специалисты касты Творцов с больших Земель эпицентра пространства высоких энергий высказывают опасения на этот счет. Их расчеты показывают существование некоей вероятности того, что в случае сильной деградации генетики в Спящих начнут воплощаться Сущности других Светлых рас, менее сильных в биоэнергетическом плане. Но это только теория. На данном векторе развития Эксперимента подобной деградации генетики произойти не может.

Потому что Спящие свято хранят Истину, оставленную им их Сияющими Предками, и никогда не прекращают сражение с деградационным фактором. Одним из элементов этой битвы является система проживания Спящих. Несмотря на возможность жить в высокотехнологичных домах, Спящие по-прежнему строят жилища из биоэнергетических материалов. Таковых доступных для слабого энергоконтура Спящих и в то же время широко распространённых совсем немного: природный камень, вода и дерево. Древесина подходит для строительства больше, ведь в случае утраты необходимости в постройке деревянное строение утилизировать проще. Да и доступность у неё выше.

Но строительство жилья из древесины имеет свои особенности и правила. Которые Спящий обязан знать и соблюдать, если он желает выстроить усадьбу, внутри которой его родичи будут находиться в гармонии с природой, а не наоборот. Дерево суть живой организм, и, как всякий живой организм, дерево способно ощущать боль. Это не есть человеческие страдания в буквальном восприятии. Но, погибая в результате насильственной вырубки, дерево ощущает урон и умирает тяжело. Энергетика насильственной смерти впитывается в состав древесины на клеточном уровне и остаётся там либо навсегда, либо очень надолго. Вот почему любой Светлый, бредущий через пепелища выгоревшего леса, всегда ощущает гнетущее чувство. Он чувствует предсмертные всплески энергоконтуров живых существ, погибших преждевременно и жестоко.

Эта энергетика смерти, впитавшаяся в древесину, будет искажать своими нарушенными частотными характеристиками жизненные энергии тех, кто станет проживать в жилище, выстроенном из такой древесины. Здоровым взрослым Людям на данные излучения наплевать, аура их организмов для того и существует, чтобы отражать подобные атаки. Но стоит защитным свойствам ауры просесть в силу болезни, возраста или беременности, как всё опасно меняется. Соответствующие смерти энергетические всплески проходят через ослабленную защиту и пагубно воздействует на организм. Особенно угрожающе данное воздействие результирует на беременных женщинах, на нерождённых детях, находящихся в их утробе, на младенцев в возрасте до четырёх лет и на любом тяжело заболевшем жильце столь опасно выстроенного дома.

Поэтому о заготовке древесины для строительства жилища необходимо заботиться заранее. Дерево можно рубить исключительно зимой, в холода, когда все его жизненные процессы находятся в состоянии естественного сна. Чувствительность дерева в этот момент на минимуме, фактически его организм находится в анабиозе и не ощущает страданий. Спящее дерево снимается с корня без энергопотерь и дефектов, обрабатывается до бревна, после чего складируется и отлеживается до наступления тепла. Строительство ведётся в летнее время, но сразу возводить терем под ключ нельзя. До наступления холодов до́лжно возвести строение до состояния полной коробки без дверей и окон. В таком виде коробка должна перезимовать, дабы разрозненные энергоконтуры брёвен, которые, кстати, у них есть, да ещё какие, слились в единое целое. И только на следующее лето строительство можно заканчивать.

Тёмные всем этим правилам следуют редко, если вообще следуют. У них во главу угла ставятся деньги, и терять прибыль, ожидая каких-то там неизвестных энергетических пертурбаций, они не будут. Раньше срубил – раньше продал. Раньше построил – раньше заплатили. Но Спящим до финансовых схем Тёмных дела нет, и потому Род Небесной Лазури неукоснительно блюдёт Заповеди Сияющих и хранит мудрость своих Предков. До заключения новых супружеских союзов остаётся не менее двух лет, времени на строительство хватит, и потому оно в любом случае будет завершено по всем Конам эпицентра пространства высоких энергий.

Правда, самому Добронраву для этого придётся побегать. Из старших родичей осталось совсем немного тех, чей энергоконтур ещё способен генерировать биоэнергетические потоки приемлемой силы. И хоть таковые у Добронрава минимальны, взаимодействуют они с природой и Кристаллами Предков как должно. Разве что силёнок очень не хватает, но с некоторыми задачами он всё ещё способен справиться. В том числе убедиться, что выбранное под заготовку дерево надёжно спит непоколебимым сном. Рубить всё подряд Спящие не собираются, в дело пойдут только самые кондиционные деревья, на местах которых будут весной высажены новые саженцы.

Каста Венедов заготовила их заранее, ибо строевой лес изначально высаживается и культивируется отдельно, дабы не нарушать экосистемы древних природных лесных массивов. Весной все эти вырубки покроются свежими лесопосадками.

– Вот эти два ствола хороши, – один из Добывающих, к которым шагал Жизнь Рекущий, указал на растущие едва ли не бок о бок высокие деревья. – Которое из них, мудрый Добронрав?

Добронрав обнял древесный ствол и слился с теплотой его энергопотока. Всё-таки живое дерево излучает очень приятные энергопотоки. Недаром множество Родов Расы Сияющих живут в лесах на любых Землях, которые заселяют. У каждого Рода есть порода деревьев, оптимально подходящая родовой энергетике по частотным характеристикам. Могучим Даарийцам с Прародины Расы часто близки хвойные гиганты, столь же громадные, как сами снежноволосые среброглазые великаны, и множество усадеб утопает там в бескрайних хвойных лесах. Иным Харрийским Родам свойственны дубы и ясени, и тогда именно они окружают бесконечными морями величественные скуфы Мира Харра. Родовое дерево может быть своим у каждой родовой Ветви и не обязательно совпадает со всеми многочисленными Ветвями Великих Родов.

Например, родовое дерево Рода Снежного Парда из Великого Рода Туле, ближайших соседей и побратимов Рода Небесной Лазури, суть клён. А их родичам на Ингарде более близок кедр. Родовое же дерево Рода Небесной Лазури – берёза. Столь же белая, как снега, покрывавшие когда-то родную Арктиду и покрывающие сейчас Орей. Из белой берёзы полностью состоит Священная Роща Рода Небесной Лазури. Такая роща есть у каждой родовой Ветви. Там живут души Предков, слившиеся воедино с природой.

После смены тела Сущность уходит в Высь. Само же тело подлежит вознесению на погребальный костёр. Закапывать в землю, топить в воде или иным способом прятать биологическую оболочку Светлой Сущности, отслужившую оной весь положенный срок, нельзя. Ибо Разум покинул ставшую ненужной оболочку, но сама оболочка за многие лета жизни обрела сильную энергетику и после смерти остатки этой энергетики существуют в теле вплоть до полного разложения. Эти излучения, лишённые Разума, являются остаточными физическими полями, и как любая физическая система требуют для своего функционирования источник энергии. Внутри мёртвого тела такого источника более нет, и физическое поле стремится переместиться туда, где он есть. То есть слиться с энергоконтуром живого носителя.

В нормальных условиях любого живого носителя окружает защитная аура, естественная незримая энергетическая броня, вырабатывающаяся энергоконтуром живого существа. Чем мощней биоэнергетический потенциал носителя – тем броня сильней, и наоборот. Но аура сопротивляется только чуждой носителю энергетике. Родовые излучения не могут являться враждебными, иначе энергоконтур чада будет сопротивляться энергоконтурам отца и матери, что приведёт к его быстрой смерти. Родовые энергии не сопротивляются друг другу, и у этого имеется и обратная сторона медали: если в область воздействия затухающих физических полей умершего тела попадет кто-то из родичей, чья аура не оказывает сопротивления, сгустки затухающих энергий сольются с его энергоконтуром. Так как стремятся обрести источник питания.

Чаще всего подобное загрязнение поражает родичей со слабым энергопотоком либо тех, для кого энергия умершего была наиболее близка. Деформированные сгустки отмирающих энергополей поглощаются энергоконтуром живого родича и начинают оттягивать на своё существование часть жизненных сил нового носителя. Сам носитель подсознательно ощущает присутствие внутри своего энергоконтура не-своей энергетики, и это зачастую выражается в ассоциативных галлюцинациях: носителю кажется, что он видит умершего и даже разговаривает с ним. В действительности же это реакция подсознания носителя, пытающегося как-то интерпретировать полученные энергетические поля, которые не несут разумной составляющей, ибо являются медленно затухающей энергетической деформацией.

Но загрязняющие нового носителя сгустки затухающей энергии хоть и оттягивают на себя какую-то часть жизненных сил, всё же изначально не являются абсолютно тождественными. Ведь Сущности уникальны, двух одинаковых не существует, и подробная частотная развёртка у каждого своя. Похожей она быть может, а вот полностью идентичной – нет. Разница в характеристиках не позволит загрязняющему сгустку стать полноценным единым целым с носителем. Вследствие этого чуждое биополе всё равно будет тратить на поддержание своего существования больше энергии, чем получать от нового носителя. Рано или поздно оно выдохнется и истратит само себя. Галлюцинации и видения прекратятся.

Но всё это может занять значительно время. Если умерший обладал мощным энергоконтуром, то вплоть до нескольких лет. Нет смысла столь долго кормить собственными жизненными силами ставшую ненужной энергетическую деформацию. Для взрослого человека это мало что значит, но для ребёнка или старика потеря энергии может быть велика. Особенно вредно подобное может отразиться на малых чадах. Серьёзная потеря энергии личным контуром приводит к деформациям развития мозга, сознания или органов нервной деятельности. А так как все Светлые, и уж тем более Сияющие, имеют мощный энергоконтур, то эволюция данных Рас вывела простой способ нейтрализации подобных последствий: тело умершего предаётся погребальному огню.

Огонь суть начальное состояние плазмы, он расщепляет не имеющие источника питания физические поля. Вредоносных сгустков более не остаётся, а получившийся в результате погребального сожжения прах развеивается в Священной Роще. Эти частички Предков становятся частью леса, сливаясь с ним в единое целое, и родовая энергетика Рощи усиливается от поколения к поколению.

Сияющие приходят в Священную Рощу, когда желают почтить память Предков или обратиться к ним через родовую вертикаль, связывающую всю структуру Рода от самого нижнего до самого вышнего слоя Вселенной. Энергетика Священной Рощи имеет мощную модуляцию, свойственную именно твоему роду, поэтому очень подходит для успокоения и умиротворения утомлённой или перегруженной заботами психики. В Священной Роще всегда светло, просторно и чисто, ибо родичи заботятся о ней, не допуская захламления валежником и зарастания подлеском. Рубить деревья, являющиеся частью Рода, никто не станет.

Строевые леса же культивируются отдельно и заранее. Сей лес был именно таковым, однако зима в этот раз выдалась тёплая, ибо Ярило вновь безудержно ярилось четыре месяца подряд, даром что находится в пространстве низких энергий. Из-за мягкой зимы часто случались оттепели, и выбирать деревья на заготовку следовало с большой осторожностью. Ибо не все из них пребывали в состоянии глубокого сна. Вот и сейчас Добронрав, слившись с энергетикой указанных близнецов, ощутил повышенную активность древесных жидкостей.

– Ни одно из них. – Жизнь Рекущий отшагнул от деревьев. – Оба они находятся вне естественного анабиоза. И вряд ли уже заснут полностью. Этой зимой их рубить нельзя.

– Вот и отлично! – обрадовался второй Добывающий, юный муж девятнадцати лет, в котором Добронрав узнал одного из учеников ратных кругов. – Они мне нравятся. Не хотелось пилить! Может, попробуем вон то? Я пытался ощутить его энергопоток, – он недовольно поморщился, – но получилось сложно.

– Что именно тебе не удалось? – В глазах Жизнь Рекущего вспыхнул профессиональный интерес.

– Энергию дерева я ощутил. – Юный ратник коротко усмехнулся: – Надо быть совсем деревом, чтобы не ощутить такое! Но понять, спит оно или нет, я не могу. Они для меня все одинаковые, деревья, в смысле. Вот в Священной Роще энергетика другая, это чувствуется. В ельнике, что стоит позади нашего терема, тоже деревья иначе излучают. Но понять, кто из них спит, а кто нет, мне не удаётся. Эту способность можно развить тренировками, как говорил командор Эльдкнут, или уже нет смысла мучиться? Спящему это не дано?

– Я тоже Спящий. – Добронрав направился к указанному дереву. – Но как видишь, прочесть энергопоток дерева могу. Значит, и ты можешь. Просто тебе предстоит проявить в тренировках больше упорства.

Жизнь Рекущий слился с энергоконтуром дерева и тщательно вчувствовался в исходящие от ветвистого гиганта энергии.

– Оно спит, – уверенно заявил он. – Крепко и надёжно. Можно заготавливать.

За спиной послышался стук множества топоров, и Добронрав оглянулся. Два круга плечистых соломенноволосых Добывающих лихо размахивали титановыми топорами, перерубая мощные древесные корни, тянущиеся от свежих пней. Все пни будут тщательно выкорчеваны, сожжены и развеяны здесь же. Весной Венеды проведут дополнительное удобрение почвы и высадят тут саженцы. Через десять лет на этом месте от вырубки не останется и следа.

Сегодня же Добывающим хватит трудов до вечера, и не только им. Представители касты Мастеров вскоре прибудут сюда с оборудованием и будут восстанавливать заточку топоров и пил, неизбежно падающую при заготовке столь мощных деревьев твёрдых сортов древесины. Для заготовки леса, равно как для нарезки продуктов питания, Спящие применяют титановые ножи, топоры и пилы. В условиях слабых личных энергоконтуров и невозможности запуска Кристаллов Сияющих титановые орудия труда являются одним из оптимальных вариантов. Титан парамагнитен, биологически нейтрален и стоек к коррозии.

То есть он является абсолютно немагнитным материалом и не наводит на заготавливаемую древесину каких-либо остаточных полей, статических зарядов и прочее. Он не вступает в химическую реакцию при распиле дерева, при нарезке употребляемых в пищу продуктов или при обработке раны, например, извлечения из неё инородного тела. На поверхности титана присутствует слой естественной оксидной плёнки. Слой тонкий, но при этом достаточно прочный, что делает титан весьма устойчивым к коррозии.

Однако есть и минусы: титан при своей твёрдости не самым лучшим образом держит заточку. Если не добавлять в него различные присадки в виде прочих веществ и металлов, то режущие поверхности изготовленных из титана инструментов быстро теряют остроту. Приходится затачивать заново. И достаточно часто, когда осуществляются столь масштабные деяния. Потому что никаких присадок и добавок Спящие не приемлют, если речь идёт о режущем инструменте, применяемом в приготовлении пищи или строительстве жилища. Всё, от чего зависит качество здоровья поколений, особенно юных, не подлежит компромиссам. Бесстрашный командор Эльдкнут прав: Спящим нужно меньше сдаваться собственной Лени без боя.

– Мудрый Добронрав! – окликнул его юный ратник. – Ты сейчас подумал о Даарийском командоре Эльдкнуте? Образ был очень сильный, я почувствовал его через Кристалл Связи.

– Через Кристалл Связи? – Жизнь Рекущий не стал скрывать удивления. – У тебя, безусловно, получилось! Но это же невозможно на нашем уровне энергопотока!

– У меня Кристалл Связи Тусклых. – Юный Добывающий снял с головы диадему, удерживающую его соломенные волосы, и показал Добронраву встроенный в неё слабенький Кристалл Связи. – От прапрадеда осталась. Он сменил тело полкруга Лет назад, я его хорошо помню.

– Понятно. Кристаллы Тусклых значительно слабей, но для нас это немалое достижение. Как давно ты тренируешься?

– С тех пор как побывал на занятии Эльдкнута. Я в тот день прямо загорелся изнутри. Почему-то сразу вспомнилась эта прапрадедовская диадема. Вот я и решил попробовать. Но получаться стало только сейчас.

– Это очень быстрый прогресс, – оценил Жизнь Рекущий. – Я предпринимал свои первые шаги значительно дольше. Не забрасывай упражнения с Кристаллом. Быть может, твои дети тоже смогут его запускать.

– Это будет маленькой победой, – улыбнулся юный ратник. – Нашу войну такой малостью не выиграть, но зато не сдаёмся! Позволь задать тебе вопрос, многомудрый Добронрав?

– Задавай! – Жизнь Рекущий посторонился, и Добывающие принялись пилить дерево. – Хотя до многомудрого мне ещё далеко. Особенно сильно это ощущается во время общих Советов с нашими Сияющими родичами с больших Земель. Не удивлюсь, если окажется, что обращения просто «мудрый» я тоже ещё не заслужил.

– У меня очень похожий вопрос. – Юный ратник мгновение молчал. – Скажи, для чего мы изучаем ратное дело? После того как Эльдкнут в одиночку победил всё наше авиакрыло, многие братья сомневаются в том, что от нас в бою будет какая-то польза. Зачем мы тратим время на ратную учёбу, если есть воинская каста? Они же не участвуют в Эксперименте, они же Сияющие! Они разнесут в пух и прах любую армаду Тёмных! Мы-то для чего отнимаем время у своего кастового Удела, а теперь ещё и у касты воинов? Мы им только под ногами мешаемся!

– Каста воинов сильна, с этим никто не спорит, – согласился Жизнь Рекущий. – Но не забывай, что Раса Сияющих едина во всех своих проявлениях. Пусть нам, Спящим, порой кажется, что мы бесполезны во всём, за исключением Эксперимента, в действительности это субъективное заблуждение. Опасная фаза так или иначе закончится. Эксперимент в конечном итоге завершится. Мы же останемся. Наши Рода вновь обретут Сияние, и неважно, что конкретно сейчас его у нас нет. До тех пор, пока мы являемся неотделимой частицей Расы Сияющих, мы живём и поступаем так, как живёт и поступает Раса. А первейший долг каждого мужа Небесной Расы Сияния Света – это защита всех своих Родов, Земель и накопленной Расой мудрости.

– Я не спорю с этим. – Юный ратник покачал головой. – С этим никто не спорит. Речь идёт о том, что в сравнении со Спящими воинская каста эффективнее в сто пятьдесят раз! Не разумнее ли нам на время опасной фазы сосредоточиться на Эксперименте и собственном кастовом Уделе и не тратить время впустую на освоение того, в чём мы малоэффективны?

– Если не проявлять должной заботы о защите родных Земель, – возразил Добронрав, – то никто не сможет уберечь живущие на них Рода от гибели или унижения в рабском плену. Да, воинская каста сильна. Но она не столь многочисленна, как любая прочая каста. Даже каста Целителей, в тысячу раз уступающая своими размерами любой другой гражданской касте, количеством своим в мирное время превосходит воинскую.

– Мне казалось, что воинов в силах прикрытия системы Ярило много больше, нежели Целителей, – усомнился юный ратник.

– В порубежных Мирах так и есть. – С древесных ветвей посыпались снежные шапки, и Жизнь Рекущий отшагнул в сторону, дабы не попасть под сей импровизированный снегопад. – Но порубежные Миры на то и порубежные. Воинская каста держит в них порядка восьмидесяти пяти процентов личного состава своих боевых флотов. В галактиках эпицентра пространства высоких энергий воинской касты очень мало. Несколько замков воинских Родов, в которых живут их старики, дети и женщины, да вышедшие в запас ветераны весьма зрелого возраста. Зачастую на всю солнечную систему там имеется один-единственный тяжёлый авианосец. Причём тяжёлый он именно потому, что в случае внезапной угрозы этот авианосец будет объединяться во флот с такими же, как он, защитниками из других солнечных систем. То есть чем они больше, тем сильней получившийся в итоге флот. В подавляющем большинстве солнечных систем пространства Сияющих на любой обитаемой Земле проживает свыше девяноста девяти процентов гражданского населения.

– Единственный воин более чем на сто человек? – удивился юный ратник. – Но почему так мало?! А если Тёмные нападут всем скопом и сразу везде? Воинов же попросту не хватит! Численно не хватит!

– В начале Второй Великой Ассы так и произошло. – Жизнь Рекущий обнял следующее дерево, несколько мгновений прислушивался к его энергиям, после чего изрёк: – Это дерево можно заготавливать.

Он вернулся к рассказу:

– Воинская каста узнала о предстоящем нападении за несколько дней до удара и подготовилась к нему. Но воинов всё равно оказалось слишком мало. Первая Битва Второй Великой Ассы вспыхнула сразу везде и длилась девять суток. За это время каста воинов потеряла половину личного состава и две трети кораблей. Победа была одержана благодаря Последним Подвигам абсолютно всех боевых Асов. Они покидали наш слой Вселенной, распадаясь на разрушительную энергию огромной силы, и забирали с собой целые флоты агрессоров. На зов павших Асов откликнулись Высокомерные Пращуры, они и переломили ход биты, лишив Тёмных покровительства их Высокомерных. Всё это тебе известно из уроков Жизнь Рекущих.

Добронрав вновь посторонился, освобождая Добывающим место для деятельности. Соломенноволосые труженики приступили к рубке дерева, прислушиваясь к его словам и с неодобрением поглядывая на юного ратника. Добронрав попытался ощутить его личный энергоконтур. Юный столь заинтересован в объяснениях Жизнь Рекущего, что забыл о своём Уделе, или воспользовался возможностью побеседовать, чтобы отлынивать от труда, пока за него трудятся другие?

– Давай-ка, братец, руби с этой стороны! – велел Юному один из старших родичей. – Лекции слушать надо на профильных занятиях! Сегодня у нас забот невпроворот!

– Так ведь одно другому не мешает. – Юный ратник покрепче ухватился за титановый топор и принялся рубить мощный древесный ствол, бросая взгляды на Добронрава: – Мудрый Добронрав, это известно всем. Но ведь в итоге численность воинской касты стала огромной!

– Да, стала, – согласился Жизнь Рекущий. – Но на это потребовалось время. И всё это время врагов сдерживали ратники, собранные гражданскими кастами. Ратники не являются рождёнными для битвы бойцами и не столь искусны в этом. Но их много, они хорошо обучены Наставниками воинской касты и идут в сражение под командованием воинов.

– То есть ратники нужны для того, чтобы сдерживать врага до появления воинов в требуемом количестве? – Юный родич бодро размахивал топором, и Добронрав мысленно вздохнул с облегчением. Следов гена паразитизма в его потоке не ощущается. По всем законам и не должно, но опасная фаза продлится ещё четыре тысячелетия. Огромный срок. Поневоле станешь ожидать трудностей…

– Наша Раса едина, – изрёк Добронрав. – И это суть одно из проявлений Единства: воины ценой своих жизней дают ратникам возможность вооружиться, собраться и сплотиться во флоты. Ратники сдерживают врагов до тех пор, пока воинская каста не нарастит свою численность и не перейдёт в контрнаступление. После этого уже ратники остаются на защите внутреннего пространства, а воины устремляются уничтожать врага везде до полной победы.

Но для того чтобы продержаться до перегруппировки сил воинской касты, необходимо знать ратное дело не понаслышке. Не владея ратным мастерством, многого не навоюешь. Суди сам: допустим, на нас напал враг. Враждебные Тёмные вторглись в систему Ярило в большом количестве. Силы прикрытия преградили им путь, но воинов в десять тысяч раз меньше, нежели врагов, – это стандартная ситуация времён начала Великой Ассы. Воины устремились в бой, который для большинства из них станет Последним Подвигом. Одновременно с этим силы прикрытия подали сигнал тревоги в Штаб Флота. Штаб срочно собирает силы для контрудара.

Предположим, для того, чтобы их собрать в кулак и обрушить на агрессоров, Штабу требуется час. Силы прикрытия задержали врага на подступах к живой Земле на полчаса. Допустим, ещё четверть часа противник потратил на сближение с этой живой Землёй, ибо скорость техногенной машинерии значительно уступает возможностям биоэнергии. Итого: четверть часа, оставшуюся до прибытия наших войск, агрессоры безнаказанно засыпали живую Землю сверхмощными бомбами, всевозможными отравляющими веществами и прочим оружием. В результате Земля превратилась в ядовитое кладбище.

Но если гражданские касты собрали ратное ополчение, то флот ратников встретил агрессоров на орбите живой Земли и вырвал у них те самые четверть часа. Пусть множество храбрецов пало и противник уже празднует победу – к исходу последней части означенного часа в нашей системе вспыхнут ноль-переходы, из которых появятся флоты воинской касты. Враг будет разбит, либо сражение переместится ближе к области гиперпереходов, Тёмные всегда так поступают, ибо боятся оказаться отрезанными от гипера. В любом случае живая Земля спасена.

– Почему бы тогда не содержать воинскую касту в огромном количестве? – Юный ратник продолжал увлечённо орудовать топором. – Пусть они сразу и от всей души дают Тёмным по их скудным мозгам!

– Это вечный спор Совета Каст Расы, – вздохнул Добронрав. – Одни считают так же, как ты. Другие – как я: что наличие слишком большого числа воинов пагубно скажется на развитии их Сущностей. Ведь воины ничего не созидают. Если войны нет, то их деяния во славу Рода, Родины и Расы невелики. То есть огромная воинская каста – это огромное количество Сущностей, едва-едва развивающаяся в режиме мирного времени. Только представь: войны не было уже триста пятьдесят тысяч лет. Все надеются, что не будет ещё столько же, а лучше и вовсе никогда! Если бы у нас воинская каста составляла, допустим, десять процентов от всей Расы, то сколько бы триллионов Сущностей Сияющих всё это время развивалось минимальными темпами! Мы бы фактически принуждали воинскую касту к стагнации Сущностей, заставляя их проживать жизни в этом слое Вселенной без ощутимых деяний одну за другой тысячи раз! Ну, или же воинская каста должна была бы вести бесконечную войну со всеми подряд.

– Могучий Разум не убивает ради убийства, – возразил юный ратник, переводя дух.

– Именно так! – Добронрав подошёл к очередному дереву и обнял его. – Это дерево спит слишком чутко. Поищем другое. – Он продолжил объяснения: – Когда Раса Сияющих была столь молода, что обживала галактики внутри эпицентра пространства высоких энергий, она ещё не знала о существовании прочих рас. В те времена считалось, что высокоорганизованный Разум не может быть агрессивен по определению. Позже выяснилось, что всё в нашем слое Вселенной гораздо сложнее, но Коны Развития Сущности от этого не изменились. Сущность совершенствуется созидательными трудами. Убийство своих соплеменников обедняет её. Уничтожение чужаков обогащает Сущность, но в полную силу это происходит только в родном энергетическом пространстве. В чужом пространстве значительная часть отобранной у убитого чужака энергии не дойдёт до тебя, ибо будет истрачена на проникновение через твою ауру, которая существует для того, чтобы ограждать тебя от враждебных энергий. Выходит, что каста воинов должна постоянно воевать, и уничтожать при этом тех, кто не является Сияющими, но проживает в пространстве высоких энергий. То есть других Светлых.

– Это неприемлемо! – Юный ратник проводил взглядом падающее дерево, рухнувшее точно на подготовленное место. Добывающие приступили к обрубанию ветвей, и он присоединился к родичам. – Нельзя же просто так уничтожать жизнь, которую ты не создавал!

– Теоретически – можно, – пожал плечами Жизнь Рекущий. – Всяк сам куёт свой Удел. Раса Сияющих выбрала собственный путь, и он базируется на созидании. Многие прочие Расы считают иначе. В том числе некоторые Светлые.

– Иначе? – От удивления рубить перестал не только юный ратник, но и находившиеся поблизости родичи. – Что значит «иначе»?! Можно просто так убить живое существо, забавы ради, и это никак не обеднит твою Сущность?

– Сущность суть неотделимая часть Мироздания, – принялся объяснять Добронрав. – Мироздание же суть совокупность взаимопроникающих энергий. То есть система СОвместных ВЕСТей, на языке Сияющих – СОВЕСТИ, или Совесть. Все Сущности есть составные части Мироздания, и потому часть Мироздания присутствует внутри каждой из них. У каких-то рас сия частица больше, у каких-то меньше, но в абсолютном выражении она есть у каждой Сущности по определению. Посему любое деяние Сущности суть затрата энергии. И будет ли оная затрата компенсирована с лихвой, частично либо же вообще не будет, зависит от того, как на сие действие отреагирует Мироздание. Точнее, та его часть, которая тебя окружает. Всяк сам куёт свой Удел именно потому, что, что бы ты ни делал, результат всё равно будет. И будет он в конечном итоге прост: ты либо потратил свою Сущность, либо приумножил.

Простой пример: ты убил своего Расича. Раса потеряла некую часть энергии, лишившись одной из единиц. Образовавшийся провал ты заполнил собственной энергией. То есть потратил свою Сущность.

– А если, предположим, я Тёмный, и этот Расич, получается, тоже Тёмный, и он кровожадный злодей, такое же у Тёмных бывает, так? – нахмурился юный ратник. – И вот я иду с детьми по улице, а он нападает на меня с ножом и хочет убить моих детей! Я убиваю его, чтобы не допустить убийства! Моя Сущность получает энергию, так?

– Нет. – Жизнь Рекущий с грустью покачал головой. – Ты растратишь свою Сущность так же, как в предыдущем примере. Ты лишил Расу части энергии. Тебе сию потерю и восполнять.

– Но если бы я его не убил, он бы убил моих детей! – не понял Юный. – Разве я не приумножил энергию Расы?

– Нет, – всё так же грустно ответил Жизнь Рекущий. – Где тут приумножение? Вас было четверо Расичей. Неважно, Светлых или Тёмных. Вы суть единицы одного энергетического объёма. Ты убил одну единицу, вас стало три. Где ты видишь приумножение? Это обмен энергиями, это не субъективная мораль, энергии безразлично, кто там из вас считает себя правым или виноватым.

– Но дети могут вырасти и оставить потомство!

– Убитый тобою тоже может оставить потомство. И потом, потомство твоих детей – это деяние твоих детей. Не твоё. Ты связан с ними единой энергией своей родовой вертикали, но все родовые вертикали Расы связаны между собой неразрывно. Ослабление одной из таковых неизбежно приводит к ослаблению всей Расы.

– Но если я не защитил своих детей и негодяй их убил, – продолжал допытываться юный ратник, – что тогда происходит с его Сущностью?

– То же самое. Он лишил общий энергообъём Расы двух единиц. Его Сущность автоматически отдаст собственную энергию для компенсации причинённого убытка. Это происходит мгновенно, подобно изменению уровня жидкости в сообщающихся сосудах. Ты можешь считать один из сосудов плохим, а другой – хорошим и изъять какое-то количество жидкости только из сосуда, назначенного тобою плохим, но физике на твои ярлыки наплевать. Она уравняет жидкости, не спрашивая твоего мнения.

– Так что же получается, – насупился юный Спящий, – я должен стоять и смотреть, как негодяй убивает моих детей?

– Ты ничего не должен. – Жизнь Рекущий покачал головой. – В описанной тобой ситуации нет правых, только виноватые. Всяк сам куёт свой Удел – ты волен принять такое решение, какое считаешь нужным. Вне зависимости от исхода Раса потеряет какую-то часть энергии. Если это единичный случай, то общая совокупность останется стабильна. Если это массовая реальность, Раса станет ослабевать. Это и есть естественный отбор. В полноценной Расе описанный тобою пример существовать не может. Расичи не убивают друг друга. Если таковое началось, значит, Раса балансирует на опасной грани. Она либо обретёт Единство, либо ослабеет от междоусобных конфликтов. И либо погибнет сама, либо её добьют внешние враги.

– Но тогда выходит, что эти внешние враги прошли естественный отбор, хотя они уничтожают жизнь, которую не создавали! – возразил юный. – Я не понимаю!

– Ты рассматриваешь события слишком узко, – покачал головой Жизнь Рекущий. – Только с позиции себя или своих близких. Но если отринуть эгоизм и взглянуть на Мироздание глазами самого Мироздания, то несложно увидеть, что произойдёт в глобальном плане.

Допустим, так и произошло: некое племя полностью истребило твоё собственное. Агрессоры захватили плоды вашего труда, ничего не созидая. Но им это понравится. Потому что паразитизм затягивает. Возможность получать блага без труда с каждым успешным разом становится всё желаннее. Поэтому Тёмным расам столь сложно перевоспитывать преступников, а самые развитые из Тёмных декларируют, что перевоспитать преступника, не прибегая к принудительному хирургическому воздействию на сознание, и вовсе не возможно. И даже таковое воздействие не даёт гарантии, ибо может иметь рецидив.

Иными словами, уничтожившее твой народ племя пожелает насладиться отобранными у вас благами. Но блага рано или поздно закончатся. А зачем трудиться в поте лица десятилетиями, когда всё можно быстро отобрать вновь, просто для этого нужно отыскать следующую жертву? Единожды став на такой путь, с него уже не свернуть. Агрессоры поработят или уничтожат второе племя. Затем третье, четвёртое и так далее. В итоге весь остальной Мир поймёт, что агрессоры рано или поздно доберутся до каждого. В конце концов все объединятся ради собственного выживания, пусть даже это объединение просуществует недолго, и уничтожат агрессоров всем миром.

Второй вариант развития событий: весь мир оказался слишком бесхребетен, и агрессоры поработили всех. Какое-то время захватчики будут вкушать отобранные блага и угнетать рабов, дабы оные воспроизводили сии блага вновь. Но с течением лет агрессоры будут всё сильнее обрастать жиром и утопать в лени, а их дети, взращённые на всём готовом, уже не будут способны и на половину того, что было по силам их родителям, выковавшимся в горниле кровавых сражений. Зато среди рабов с каждым летом рабства будет возрастать ропот и недовольство. В конце концов жажда свободы, справедливости и воздаяния приведёт к кровавой бойне, в которой утонут размякшие агрессоры либо их потомки.

Можно назвать и третий вариант: агрессоры уничтожили вообще всех. Но, учитывая их маниакальную склонность к разрушению ради наживы, несложно понять, как их цивилизация будет развиваться дальше. Они высосут свою планету досуха, уничтожат природу и превратят родной дом в руины. Отравленный воздух, разрушенная атмосфера, более неспособная защитить от безжалостной солнечной радиации, токсичные воды, смещения источенной варварскими методами земной коры, вызывающие извержения колоссальных вулканов и зарождение гигантских цунами, – вот финал такой цивилизации. Подобные финалы Раса Сияющих видела в пространстве Светлых тысячи раз. А Тёмные в своих пространствах наблюдали и продолжают наблюдать такие случаи столь бесчисленное количество раз, что никто из них давно уже не ведёт подсчёт.

Вывод же во всех трёх случаях общий: агрессор, без крайней на то необходимости уничтожающий жизнь, которую не создавал сам, неизбежно обречён на вымирание. Пусть не в течение Круга Жизни, так в течение тысячелетия, но естественный отбор ему не пройти. Ибо уничтожающий всё подряд действует вопреки Мирозданию, которое по определению является взаимопроникающей всеобъемлющей системой. Если ты пытаешься нанести урон Мирозданию, рано или поздно Мироздание сочтёт тебя враждебным элементом и ударит в ответ. Кто победит – покажет только время и практика, но именно потому и существует Заповедь: Всяк Сам куёт свой Удел. И кстати, по этой же причине Сияющие создали воинскую касту девять миллиардов лет назад. Это механизм Расы, позволяющий вовремя остановиться, дабы уничтожение врагов не зашло слишком далеко. За опасную черту.

– Механизм? – переспросил юный. – Какой же?

– Защитный, какой ещё, – вместо Жизнь Рекущего ответил ему один из старших родичей. – Воины не просто так девять миллиардов лет держатся особняком в вопросах создания супружеских союзов. Они оттачивают ту часть Образов Крови, которая позволяет им чувствовать наступление предела кровопролития. Как ты думаешь, почему ратники никогда не ходят в пространство Тёмных с карательными рейдами?

– Не знаю, – нахмурился юный ратник. – Я только на третьем круге обучения! Мы таких сложностей ещё не изучали!

– Изучите ещё, – подхватил Добронрав. – Время вскоре придёт. Но я объясню, раз речь уже зашла об этом. Каста Воинов ничего не производит. Каста Воинов ничего не созидает. Каста Воинов существует для того, чтобы отдать жизнь за Расу. Именно так, а не как-либо иначе. Ваш круг уже ознакомился с теорией воинского Уклада, и тебе известно, что у воинской касты в Укладе ничего не сказано о том, что их цель победа. Ибо победа суть понятие крайне расплывчатое. Изгнать захватчиков с родной земли – победа. Отогнать агрессоров от своих границ – победа. Заполнить страхом их сердца ещё до начала войны и тем самым предотвратить её – победа. Вырезать всех недругов поголовно, вплоть до единого, – и это тоже победа. У победы много ликов. А любая многоликость есть зло, ибо может быть истолкована по-разному. Всё, что может быть истолковано по-разному, способно привести к раздору и разногласиям.

Именно поэтому Истина вечна, а Законы недолговечны, сложны, запутанны и лживы. Ведь подлинную Истину изменить невозможно. Её можно попытаться оболгать, скрыть, забыть, подменить, запретить упоминать вслух – но изменить её не в силах никто. То, что имеет место быть во времени и пространстве, суть неотъемлемая часть Мироздания, оно есть, и от этого никуда не деться. И потому Истина всегда побеждает. Кто бы и как ни скрывал её, она всё равно рано или поздно станет явью для всех.

Другое дело – законы. Тебе ведомо, что означает слово ЗАКОН. КОН – Ка Основ Наша – суть основа всего, незыблемое Основание, на котором зиждется существование той или иной структуры вне зависимости от того, нравится это тебе или нет. КОН не зависит от твоих желаний, симпатий и взглядов на жизнь. Земли вращаются вокруг солнца – это Кон. Молекула состоит из атомов – это Кон. Звук не передаётся в вакууме – это Кон. Известно твоей цивилизации об этом или же она ещё примитивна и потому свято убеждена в том, что светило вращается вокруг их планеты, – Мироздание это не волнует. Коны существуют такими, какими их создало Мироздание. За Кон – это правило, выходящее ЗА рамки КОНа. То, что не является Истиной, ибо было создано кем-то по своему усмотрению. Законы могут быть справедливы, но это редкостное исключение. В большинстве же своём Законы лживы, ибо выстраиваются их создателями в угоду себе и своим интересам. Но об этом в другой раз. Вернёмся к воинской касте нашей Расы.

Победа для воинской касты не является самоцелью, она лишь один из побочных эффектов их Удела. Каста воинов Сияющих живёт не для того, чтобы побеждать. Ибо тогда будет слишком сложно определить, исполнили ли бойцы свой Удел. Одни скажут: надо изгнать врага, другие заявят: надо разбить врага, третьи потребуют: надо стереть врага с лика Вселенной поголовно. Будут и четвёртые, и пятые, и так далее. И каждые станут считать победой лишь собственный вариант. Поэтому воинская каста Сияющих развила в себе особые Образы Крови, присущие только ей. Каста Воинов оттачивает их девять миллиардов лет, я бы сказал, что они совершенны, но сами воины разумно отвечают, что предела развитию нет, а потому нет предела и совершенству.

И уникальная генетика воинской касты Сияющих заключается не только в норадреналиновой биохимии, возможностью адаптации к агрессивным условиям существования или умением освоить процесс Саморегуляции – едва ли не самое сложнейшее умение Расы Сияющих. Это действительно особенности воинов, но сами по себе особенности есть у каждой касты: Творцы обладают запредельной скоростью вычислений, память Жизнь Рекущих едва ли не бесконечна, Венеды чувствуют живые организмы на клеточном уровне, Мастера способны видеть субатомные связи веществ, Арганавтам не требуется адаптация к гравитации после сверхдлительного нахождения в невесомости, ибо они её не теряют никогда, и так далее. Уникальность есть у каждой касты. Те же Целители способны входить в состояние Саморегуляции без обучения. Всего-то и надо, чтобы Образы Крови касты Целителей превалировали в твоей генетике над Образами Крови прочих каст вчетверо.

Но помимо прочих отличительных особенностей, у касты Воинов есть генетическая способность чувствовать предел смертоубийству. Их Удел – отдать жизнь за Расу. Их Уклад – Смерть за Смерть. Они не воюют ради того, чтобы заявить о победе. Ибо само по себе это заявление таит в себе опасность подвергнуться гордыне. Ведь гордость и гордыня – состояния столь же разные, как сытость после правильно сбалансированного обеда и заворот кишок после безумного обжорства. Воины живут битвами и лучше прочих знают, что такое кровь, боль и ужасы войны. Победы не вызывают в них гордыни, потому что сама по себе победа воинам не нужна. Они живут не ради победы, они живут ради Расы. Ради спокойного сна, труда и счастья Созидателей. Вот этим гордится воинская каста! Тем, что она в любой миг готова отдать свои жизни ради нас!

Но погибать зря они не станут. Ведь смысл жизни Сияющего в развитии своей Сущности, которое тем успешнее, чем дольше жизнь. То есть это деяния во имя Рода, Родины и Расы. Иными словами – созидательные деяния. Воины же ничего не созидают непосредственно. Их созидание заключается в защите нас и всего того, что делает нас нами. Они убивают врагов и тем самым накапливают силу своих Сущностей. И когда войны нет, они развиваются очень и очень медленно. Что побуждает их искать сражений. Но если воин полез без причины в бой и, предположим, погиб, что произошло с его Сущностью? Всё просто и безрадостно: она не успела заполниться и вновь возродится здесь, в нашем слое Вселенной. Прежде чем воин сможет вновь уничтожать врагов Расы, ему придётся родиться, вырасти, обучиться, набраться опыта и так далее, словом, потратить много времени. Это подобно штрафному кругу.

Вот почему воинская каста никогда не устраивает бойню ради бойни. Воины ощущают, где битва необходима, а где излишня. Если Расе угрожает опасность, воинскую касту не остановит ничто, даже смерть. Но вот враги изгнаны с родных Земель и бегут в страхе за Рубеж, прятаться по норам. Что происходит тогда?

– Воинская каста проводит карательные рейды, – ответил юный ратник. – Несёт врагам Воздаяние, и это правильно! Тёмных, пожелавших уничтожить нас, нужно уничтожать в ответ! Это Заповедь! К окружающим должно относиться так, как они относятся к тебе! Это Кон! Недаром Серые видоизменили его на свой лад: к другим надо относиться так, как ты хочешь, чтобы они относились к тебе. У них обман заложен в саму суть их закона: рабовладельцы будут угнетать и притеснять своих рабов, но рабы должны платить им любовью и терпением, мол, нельзя опускаться до низменных инстинктов. Терпи и гни спину молча! И тебе обязательно воздастся! – Он иронически усмехнулся: – Когда-нибудь потом! После смерти или в другой жизни – неважно! Главное, работай и не дёргайся! В нашем слое Вселенной от Серых и Чёрных если не всё зло, то уж точно почти всё! Их вообще стоило бы уничтожить полностью ещё во времена Первой Великой Ассы. Может, тогда и Второй бы не было!

– Логично, – кивнул Добронрав. – И ещё Жёлтых, потому что они зверствовали воистину люто. И Бесов, потому что даже объяснять не надо почему. Зелёных, потому что они вообще Нелюдь и во времена Ассы не щадили никого. Красных, потому что они тоже воевали, тоже зверствовали, да ещё снабжали технологиями всех остальных. Кровавая месть – затягивающая штука, да? Это подтверждено наукой, и даже в пространстве низких энергий из этого не делают секрета. В общем, надо убить всех Тёмных. Уничтожить жизнь, которую мы не создавали, и остаться в одиночестве.

– Зато больше никогда не будет войн! – заявил юный ратник.

– Никогда ли? – усомнился Жизнь Рекущий. – Пока энтропия не поглотила Вселенную, процессы эволюции не прекратятся. Не станет нынешних разумных форм – появятся другие. Пространство низких энергий огромно, оно больше пространства высоких энергий многократно. Чтобы полностью исключить возникновение новых Тёмных, придётся уничтожить все планеты, способные быть колыбелью Жизни. Ты это предлагаешь?

– Ну… – стушевался Юный. – Нет, конечно… Зачем уничтожать живые планеты… Перебить только агрессивных Тёмных… Вдруг вместо них появятся нормальные?

– А вдруг не появятся? – парировал Жизнь Рекущий. – Вдруг появятся такие же? Или ещё более агрессивные? Ты же помнишь Кон равновесия? Чем больше Тёмных, тем мощнее Светлые. И это не пустая риторика. Нарушение баланса энергий ударит по всем, ибо Мироздание суть всё та же система сообщающихся сосудов, только таковых сосудов не два, а триллионы. Мироздание не просто так не приемлет пустоты. Любой объём стремится к заполнению себя энергией. Ибо Мироздание и есть энергия, и оно находится в бесконечном развитии.

Лишившись Тёмных, Светлые ослабеют. Например, забудут, что такое война, и разучатся защищать себя. Станут беззубыми и безоружными. И погибнут, когда из далёких глубин низкоэнергонного пространства выплеснутся новые виды Тёмных, заново возникшие там и выковавшиеся в горниле естественного отбора.

– Но это значит, что войны не прекратятся никогда? – опешил молодой ратник.

– Юный Разум познаёт всё в сравнении, – вздохнул Добронрав. – Не зная Зла – не оценить Добра, не встретив Тьмы – не осознать Свет, это прописные истины. Мы суть стартовый слой Вселенной, доступный для разумной жизни. Новорождённому неоткуда взять опыт, он должен расти и познавать окружающее сам. Пройдёт время, прежде чем младенец научится спрашивать родителей о том или ином жизненном процессе, и ещё больше времени пройдёт до тех пор, пока чадо осознает, что целесообразнее следовать не только тем советам старших, которые нравятся лично ему. Период личных ошибок, в том числе болезненных, неизбежен. Не обжегшись о кружку горячего питья, чадо рискует без опасений сунуть руку в кипящий котёл. И остаться инвалидом, либо и вовсе погибнуть от болевого шока.

Посему войны в нижних слоях Вселенной не прекратятся ещё очень и очень долго. Они будут случаться до тех пор, пока вся разумная жизнь не осознает, что существование в гармонии с Мирозданием гораздо эффективнее для развития.

– Да множеству Тёмных наплевать на развитие! – не сдавался юный ратник. – Им вообще оно не нужно! Им и здесь хорошо! Спроси любого Тёмного, хочет ли он вечно находиться тут, в четырёхмерном слое Вселенной, на самом дне возможностей Разума, и он ответит, что абсолютно согласен оставаться тут бесконечно, если ему дадут вечную жизнь и несметные богатства. До Тёмных и так-то доходит очень медленно, а если среди них будут постоянно появляться новые виды, то прогресс их сознания вообще никогда с места не сдвинется!

– Время покажет, – пожал плечами Жизнь Рекущий. – У каждой Расы свой путь. Тёмные получают то, что выбирают сами. И не все из них отказываются от развития по Конам Совести.

– Таких немного, – отмахнулся юный ратник. – Да и те, прямо скажем, смогли встать на этот путь только потому, что заключили союзы с Сияющими. Иначе их Тёмные собратья ни за что не позволили бы им подобного преступления. Всё-таки агрессивных Тёмных стоило бы перебить! И заселить их Земли нормальными Тёмными! Или самим там жить! Если мы победим в этом Эксперименте, то такая возможность появится!

Скажи, мудрый Добронрав, если мы научимся жить в пространстве низких энергий, уничтожим всех агрессивных Тёмных и заселим их Миры, это тоже нарушит баланс Мироздания и сделает нас слабыми? Разве это не станет успешным результатом естественного отбора?

– Кто знает… – Жизнь Рекущий устремил вдаль задумчивый взор. – Именно такой позиции придерживаются Высокомерные Тёмные: если уничтожить всех Светлых и заселить их Миры Тёмными, то Светлых более не останется. То есть естественный отбор расставил всё по своим местам. Но до сих пор никому не удалось победить физику Мироздания, и всякая жизненная форма, захватившая несвойственное ей энергетическое пространство, либо вырождается и вымирает, либо приспосабливается к новым реалиям и становится адептом нового пространства. С того момента она является чужаком для своей изначальной Родины.

Получится ли у нас победить законы Мироздания или нет – покажет только время. Для того мы и ведём Эксперимент. Пока же можно абсолютно точно утверждать, что если прямо сейчас уничтожить всех Светлых и заселить их Миры Тёмными, все оные Тёмные выродятся и вымрут. И если сделать наоборот, то произойдёт то же самое. Мы Сияющие, мы живём по Конам Мироздания и не претендуем на чужие Миры. Эксперимент нужен нам для того, дабы не отдавать свои собственные.

– Ну, хотя бы так, – вздохнул юный ратник. – Хотя воинская каста, прямо скажем, могла бы действовать и пожёстче. Возможностей у них поболе будет, чем у Тёмных!

– Воинская каста Сияющих и без того считается Тёмными воплощением жестокости и всяческих кошмаров, – возразил Добронрав.

– Это потому, что Тёмные суть порождения алчности и эгоизма! – заявил Юный. – Для них жестокость – это только когда пришёл карательный рейд и вырезал их всех до единого! А тот факт, что каратели явились из-за того, что эти самые Тёмные уничтожили всех до единого Сияющих на какой-нибудь Земле, которую вознамерились выпотрошить, для них основанием не является! Они же пытались выжить, им нужны ресурсы! А мы оказали сопротивление захватчикам!

– Мнения врагов суть последнее, что интересует нашу касту воинов, – Жизнь Рекущий вновь покачал головой. – Воины следуют Канону «Смерть за Смерть». Если какая-либо цивилизация врага полностью уничтожит население какой-либо Земли Сияющих, воинская каста уничтожит таковую цивилизацию под ноль. И никто не будет заниматься такой ерундой, как подсчет количества населения, больше его на планете Тёмных или меньше. Цивилизация, объявившая Сияющим войну на поголовное уничтожение, сама сделала свой выбор.

Но в отличие от Тёмных воинская каста не уничтожает живые Земли без оглядки. Такое предпринимается только в том случае, если по-другому воздаяния не добиться. Это крайний случай, который имеет место только во времена Великой Ассы. В обычное же время планета врага вычищается от прежних Тёмных обитателей, после чего достаётся новым.

– Которые ничем не лучше прежних! – подхватил юный ратник. – И вот уже спустя десяток-другой тысячелетий на этой планете снова живёт цивилизация Тёмных, готовящая боевой флот для вторжения в пространство Светлых. Потому что им нужно выживать, нужно кормить своих детей, для этого остро требуются ресурсы, а есть они только у Светлых. Наличие у нас ресурсов, необходимых Тёмным, уже преступление само по себе! А ещё у нас нет денег, и потому мы их не продаём! Нас даже обмануть нет возможности! А выменять нужные ресурсы они не могут, ведь нам не требуется ничего из того, что у них есть! Ну, я имею в виду Сияющих. Нам-то, Спящим, много чего нужно… Но это не навсегда! В общем, воинской касте следовало бы уничтожать всех агрессивных Тёмных, а не только тех, кто дал для этого основания. Потому что основания – это гибель Светлых! Зачем ждать гибели соплеменников, если можно избежать этого, ударив на упреждение?

– Задним числом несложно быть мудрым, – вздохнул Добронрав. – Почём тебе известно, юный родич, что те или иные Тёмные обязательно нападут на нас?

– Да по ним видно! – не унимался молодой ратник. – Вон, вокруг нас, в Нейтральных Территориях, полно цивилизаций Тёмных! Все только и делают, что воюют друг с другом, дабы что-нибудь отобрать! Были бы мы послабей, нам давно бы не поздоровилось! Самые безмозглые из них время от времени даже на Ушмаицу нападают! Как им только в голову такое пришло?! Знают же, что Легированные в союзе с Сияющими! Даже это им не помеха! А что в таких случаях делает воинская каста?! Громит флот нападающих и возвращается восвояси! И всё!

– А надо было что? – осведомился Жизнь Рекущий.

– Надо было? – Юный родич удивлённо поднял брови. – Надо было уничтожить всех агрессоров в зародыше! И другим неповадно будет, и всем нормальным цивилизациям спокойнее станет!

– Уничтожишь одних – появятся другие, – парировал Добронрав. – От этих хоть известно, что ожидать. А кем будут следующие? Это Нейтральные Территории, они не принадлежат никому, ибо всякий имеет право попасть из пространства низких энергий в пространство высоких, если желает попросить о помощи или заключить научный обмен. Посему и жить в Нейтральных Территориях тоже имеет право каждый, если в состоянии о себе позаботиться. Воинская каста не станет вырезать всех подряд просто ради убийства. Если деяние не обогащает их Сущности, воины идут на убийство крайне неохотно. Да ещё в пространстве низких энергий, внутри которого накопление Сущности за счёт уничтожения чужаков происходит с большими потерями. И это при том, что воинская генетика адаптирована к понижению этих потерь.

Вот почему месть никогда не застилает глаза воинской касте бесконечно. Если убийство чужака ничего не даёт ни Расе, ни Сущности воина, воинская каста не станет убивать. Поэтому карательные рейды не стирают с лика Вселенной созвездия Тёмных одно за другим. Каста воинов свершает воздаяние в том объёме, который считает нужным, и уходит. Воины не убивают ради убийства и не ищут бессмысленной смерти в бессмысленной битве. Зачем гибнуть впустую и тем самым прекращать процесс накопления Сущности, когда войны во имя спасения Расы нет и сей процесс накопления и без того даётся воинам медленно и с большим трудом?

– С кастой воинов мне всё понятно. Я обдумаю сказанное тобою, мудрый Добронрав, тут нужно многое осмыслить, а то без размышлений возникает слишком большое количество вопросов.

Взгляд юного ратника стал задумчив, он надёжнее перехватил титановый топор и присоединился к рубке следующего дерева.

Глава десятая

Мёртвый космос, где-то между Галактиками Юр и Пограничная, координаты отсутствуют.


Бескрайняя космическая пустота, распростершаяся всюду, являла собой полное отсутствие чего бы то ни было, протянувшееся от одной галактики до другой. Пространства, занимаемые галактиками, громадны, но пустота, в которой находятся эти пространства, воистину безбрежна, и расстояния, лежащие даже меж соседними галактиками, колоссальны. Бесконечные миллионы световых лет пустоты, не занятой ничем. Формально даже в пустоте между галактиками что-нибудь есть: блуждающие кометы, разогнанные когда-то бесконечно давно до слишком высоких скоростей, и такие же метеоры с метеоритами. Нетипично высокая скорость позволяет им преодолевать притяжения галактик и покидать их пределы.

Но подобные варианты возникают нечасто. Гораздо чаще пределы галактики покидают гиперскоростные боеголовки различных снарядов, выпущенных в ходе сражений мимо цели. Их скорости подчас бывают даже выше самых нетипичных скоростей естественных космических болидов, и если на своём пути через галактику оные боеголовки избегут столкновения с планетами, звёздами и прочими телами, как естественными, так и искусственными, то снаряды эти покидают галактические пределы. В теории, когда-нибудь, через десятки или сотни тысячелетий, они могут достичь другой галактики и запоздало принести туда смерть.

Однако на практике всё гораздо прозаичнее: безбрежность мёртвого межгалактического космоса настолько грандиозна, что подобные потоки могут лететь через бесконечную пустоту миллионы лет и по-прежнему оставаться в пустоте. Потому что галактики, рассыпанные посреди мёртвого космоса, подобны горсти пылинок, развеянных над океаном. Пылинки разделены десятками километров водной толщи, и если одна пылинка исторгает из себя некие микроскопические крохи, то этим частицам мало просто преодолеть данные километры, чтобы попасть в другую пылинку. Им ещё надо не промахнуться.

Даже само понятие координат в этой бесконечной пустоте есть вещь во многом абстрактная. Ведь координаты подразумевают наличие точек отсчёта, то есть неких твёрдых ориентиров, наличие которых вполне конкретно и осязаемо. Поэтому любая цивилизация, в очередной раз берущаяся подчинить наш слой Вселенной очередной системе координат, привязывает оную систему к каким-либо космическим объектам. Примитивные привязываются к крупным звёздам своей галактики. Чуть менее примитивные – к системообразующим чёрным дырам. Продвинутые опираются на крупные галактики по соседству, которые в состоянии рассмотреть. Те из них, что поумней, отталкиваются от квазаров сверхдальних галактик, и так далее. До тех пор, пока цивилизация не выходит на межгалактическую арену и не сталкивается с другими продвинутыми общностями.

Лишь с этого момента система координат приобретает более-менее здравый смысл, ибо основывается на совокупности данных, полученных совместными усилиями высокоразвитых цивилизаций, находящихся друг от друга на максимальных удалениях. Именно по этой причине дальняя межгалактическая навигация доступна лишь наиболее технологичным разумным видам. Потому что оным доступна наиболее точная система координат, основывающаяся на реально подтверждённых глобальных ориентирах. Но даже это не даёт гарантий, если дело касается мёртвого космоса. Потому что все вышеуказанные глобальные ориентиры – это галактики и их прочие глобальные космические аналоги.

И все они летят. Бесконечно мчатся сквозь пустоту, ибо Вселенная не расширяется и не сужается, как считают примитивные виды. Она летит, находясь в непрерывном движении и столь же непрерывном осевом вращении. Собственно, этот закон един для всех элементов Вселенной на всех её структурных уровнях: планета вращается вокруг своей оси и летит вокруг солнца; солнечная система вращается вокруг своей оси и летит вокруг центра галактики; галактика вращается вокруг своей оси и летит вокруг центра Вселенной. Вселенная тоже вращается вокруг своей оси и тоже летит, мчась вокруг более глобального центра реальности, в которую оная Вселенная вселена.

Всё это можно продолжать до бесконечности, но речь не об этом. Суть в том, что система координат, объединяющая галактики и прочие космолиты[8], сама по себе, а мёртвый космос, через который всё это летит, сам по себе. Вопреки мнениям отсталых цивилизаций глобальное расстояние между глобальными объектами не меняется, ибо всё движение периодично и потому любое циклическое смещение объектов относительно друг друга без особых проблем просчитывается полноценной наукой. Вселенная мчится сквозь мёртвый кос