Book: Путешествие по солнцу



Путешествие по солнцу

Демокрит Терпинович

Семен Дьячков

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО СОЛНЦУ

Русская фантастическая проза первой половины XIX века

Путешествие по солнцу

Путешествие по солнцу

Путешествие по солнцу

Демокрит Терпинович

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО СОЛНЦУ

Друзья, сестрицы, я в Париже

Я начал жить, а не дышать:

Садитесь все друг к другу ближе,

Мой маленький журнал читать.

Ив. Ив. Дмитриев

Ма plume me sert par fois de lance;

Honny soit, qui mal у pense!

Дитя мое вам представляю

На строгий, справедливый суд;

Но эпиграфу поручаю,

Злой критики умерить зуд.

Путешествие по солнцу

Первый рассказ

Не говорите мне, более о несправедливостях и странностях которых мы видим на нашей планете; что я недавно увидел на солнце, но сто раз хуже, так что тамошние сахарные пряники покажутся хуже чёрствого хлеба: послушайте, добрые люди: на главах ваших волосы станут дыбом от всего, что я там видел и слышал, но наперёд расскажу вам как я туда попал; может быть иной захочет увериться и справедливости моего рассказа, и тихомолком отправится также на солнце, и пожалуй возьмёт еще, с собою несколько свидетелей, и те когда оттуда возвратятся, будут распинаться, что они говорят правду: слушайте же, добрые люди, как я повал на солнце.

И бытность мою и Африке по семейным делам где, известно вам гора Атлас чрезвычайно высока, так что с её вершины видно поле света, как на ладони, мне захотелось посмотреть на панораму всех человеческих проказ и слабостей старого и нового света, сколько с самой вершины Атласа можно обнять.

Выбираться туда надо было пешком, и я отправился в путь налегке; взял с собою несколько фунтов сухарей и бульона, и вместо палки хороший телескоп: о питье я не заботился, зная, что везде найду довольно росы; только для подкрепления себя и случае нужды я взял еще с собою бутылку старой малаги: таким образом я карабкался шесть дней, перенося чрезвычайные трудности.

Добравшись до вершины, я действительно был поражён величественною, чудною картиною, со всех сторон меня окружавшею; я стоял на вершине этой горы, как на колокольном шпице, и ничто мне не мешало рассматривать подробности всего происходящего на целом полушарии.

Простыми глазами вся эта необозримая поверхность казалась географическою, весьма мелко начерченною картою; но и телескопе, который и десять миллионов раз увеличивал предметы, можно было рассмотреть, многое, весьма любопытное, и довольно забавное; это была полная сумма того, что журналы более ста лет рассказывают по капельке; а как ныне почти все читают журналы, и следовательно все знают, что на свете делается, и даже то, что никогда не делывалось, то и не стану вам рассказывать, что я видел на нашей планете; это опишу и особой тетради для моих правнучат которые, может быть, уже не станут читать журналов; между прочем и потому, что в их время, может быть, не будут уже издавать журналов; каждый сам по себе будет знать более, нежели все журналы вместе.

И так насмотревшись до сыта, я лег отдохнуть на мягкой мураве, и погрузился и глубокий сон: вообразите же, себе мой ужас и удивление, когда я вдруг проснулся на воздухе! земля осталась уже далеко за мною, и казалась не более линейного корабля; а я летел все выше и выше и неизмеримом пространстве: опомнившись несколько от первого испуга я стал размышлять о причине такой странности, и наконец детская игрушка навела меня на истину: я вспомнил что и детстве я забавлялся иногда тем, что пустую яичную скорлупу наполнял росою, и залепив потом дырочки по обеим концам воском, выставлял ее на солнце, которое силою своих лучей притягивало это яйцо, и мы с товарищами моего детства всегда любовались, когда оно таким образом поднималось по воздуху, до тех пор пока совсем терялось из виду: теперь случилось со мною почти тоже, что с яйцом; я целую неделю пил одну росу, которою следовательно всё мое тело было проникнуто; да и добавок во время моего сна все платье мое напиталось росою, сколько оно могло и себя вобрать; как же скоро солнце взошло на горизонт, то силою своих лучей притянуло меня к себе, хотя я не был с обеих концов залеплен воском.

Утвердясь в справедливости этого заключения я перестал беспокоиться; напротив, радовался нечаянному случаю, который вполне удовлетворит моё любопытство на счет всего до солнца, касающегося: сколько голов на земле переломалось под тяжестью пустых догадок — говорил я сам себе, — а вот собственные глаза мои увидят, уши услышат. От радости я даже не подумал, как оттуда опять возвращусь на землю: пускай на солнце лучше нежели на земле, а все-таки родное станет меня притягивать к себе.

Гляжу: земля уже стала казаться не больше шампанской бутылки, а я все ещё летел; наконец ввалился и солнечную сферу, и тогда уже заметно стал опускаться на солнечный шар: чрезвычайно странное, неизъяснимое чувство, лететь таким образом по воздуху; без всякой опоры, и одною притягательною силою солнечных лучей! Кто этого не испытал тому трудно и понять: под конец начало меня беспокоить опасение, что как скоро солнце повытянет из меня всю росу, тогда уже действие притяжения прекратится, я упаду Бог знает куда, и разобьюсь, может быть, и прах прежде нежели мне удастся рассказать добрым приятелям все со мною случившееся, и предостеречь их от подобных приключений; но вскоре я успокоился, чувствуя, как легко — точно перышко — опускаюсь на солнечную почву, приближаясь к которой я с начала совершенно был ослеплен чудесным светом исходящим из всех предметов; можно было подумать, что я опускаюсь и море света.

Наконец я благополучно спустился, и прямо в средину народного собрания; я после узнал что в это время ученые взвешивали на огромных весах целые глыбы солнечных лучей, и определяли их удельный вес.

Я встал на ноги, отряхнулся и начал оглядываться во все стороны; вижу: народ исполинского роста; кожа их светилась, точно фосфором намазанная; находившийся тут для порядка в ученых занятиях Ректор послал своего помощника посмотреть, что такое спустилось: этот как сам учёный — так уж случилось — догадался по моей фигуре, что я должен быть человек, но как я мог тут очутиться, в таком против него малом размере, и с несветящеюся кожею, этого он по своей неопытности еще не понимал; он взял меня, посадил на свою ладонь, и спросил кто я, откуда пришёл и за чем?

Там все говорят на всех языках; поэтому он легко понял, что я человек прилетел к ним с земли верхом на солнечном луче; за чем? я и сам не мог объяснить, а сказал только, что меня привёл к ним совершенно нечаянный случай, и вероятно первый такого рода с тех пор как существует наша земля; вот почему я и не мог иметь, ни паспорта, ни открытого листа.

Он выслушал меня с удивленьем и отнёс к Брршкизу (военный начальник города) на ладони, точно как у нас носят на пальце попугая, Брршкиз был человек пожилой, благородной наружности, на вид такой ласковый, приветливый. Он взял меня с руки Шиликила, посадил на свою, и начал расспрашивать весьма подробно; но видя, что мои рассказы на счет земли будут продолжительны, он оставил учёных возиться с лучами, отнес меня к себе домой, где и представил своему семейству, состоявшему из жены и четырех дочерей.

Они очень обрадовались живой кукле; так они меня называли; и тут я должен был им рассказывать все, что знал на счет нашей планеты; а чтоб удобнее было всем видеть и слышать, посадили меня на кукольный стулик, который поставили на маленьком подносе по средине круглого стола, вокруг которого все уселись: вы догадаетесь, что на тамошнем подносе уставится порядочная Китайская беседка наших парков.

Они очень удивлялись моему рассказу; особенно не могли понять того, что люди друг друга убивают за клочок земли; не редко даже за пустое слово! и ещё хвастаются тем что убивают себе подобных; над переменами мод они чрезвычайно хохотали, уверяя меня, что у них люди гораздо умнее, и что с незапамятных времён все жители солнца носят платья одинакового покроя, сообразного с их климатом.

Всего нельзя было рассказать и один раз; меня отнесли к обеденному столу, и старшая дочь хозяйки, Милили, посадила меня пред собою на стол на маленьком подносе; передо мною поставили кукольный столик и подали мне кушание на кукольных же тарелочках.

Мясного там не едят, потому что у них считается непозволительным лишить жизни, кого бы то ни было; да притом они полагают что мясное вредно здоровью; пищу их составляют плоды, овощи, хлебенное, и свежий мед: горячих и горячительных напитков у них никаких нет; а все пьют или чистую речную воду, вкусом весьма похожую на нашу зельтерскую; или особый напиток, который во множестве вытекает из бесчисленных родников, и вкусом походит на молоко с мёдом.

Я ел и пил с большим аппетитом, и все похваливал на пропалую; а добрые хозяева любовалась ловкостью, с которой я набивал себе желудок; равно и тому, что я обращался с ними без застенчивости, как будто я уже давно принадлежал к их семейству: когда кто из детей подзывал меня к себе, я тотчас бегал к нему по столу, целовал, и брал из руки лакомую подачку; или отворял рот, когда хотели меня кормить, как голубёнка в гнезде: меня очень полюбили, и крепко баловали во все время моего пребывания на солнце.

После обеда дети пошли гулять в сад и унесли меня с собою; там они играли со мною, как с куклою, и я позволил с собою делать, что они хотели, чтобы только лучше приобрести их благорасположение; в особенности я старался угождать старшей дочери Милили, как более способной, защищать меня в случае нужды; я внутренно смеялся тому, что со мною, считающимся на нашей земле видным молодцем на солнце девицы обходились как с куклою, без всякого зазрения; но делать было нечего; попавшись и общество великих людей, надобно было приноровиться к неизбежной роли, назначенной мне судьбой.

Различие между цветом моей кожи с кожею солнечных людей было разительное; у них вся кожа светится как Ивановский червячок; и это предохраняет их от неприятной иногда необходимости краснеть; а моя кожа была, как обыкновенно бывает на земле; как же скоро я выкупался в ручье, протекающем и их саду, то и моя кожа стала светиться, как у туземцев чему мои барышни очень обрадовались и мне уже не нужно было ни от чего краснеть: барышни не позволили мне самому одеться, чтобы не лишиться удовольствия, самим одевать свою куклу; и они надели на меня платье своей, куклы, туземного покроя.

Мое проворство и угодливость оказались и для них не без пользы; например, когда им хотелось достать лучшие плоды с дерев, которые слишком высоко висели, то подсаживали меня на дерево; я взлезал на веточку, и ножом своим срезывал плоды по их назначению; да и мало ли на что я мог быть для них полезным по малому моему против них росту; и я никогда не отказывал им в моих услугах.

Они носили меня везде с собою, так что я был с ними совершено неразлучен особенно с Милили, и это доставило мне случай видеть и слышать все, что могло быть для меня интересным на солнце, и они охотно рассказывали мне все, о чем я их спрашивал; а я расскажу вам все, что могу припомнить.

На солнце все предметы имеют светящуюся наружность, и оттого там никогда не бывает ночи. Отблеск от светящихся волн в реках и морях имеет что-то очаровательное, неизъяснимо прекрасное; по всей поверхности солнечного шара, на расстоянии квадратной сажени один от другого, выходят огоньки, и виде газового пламени в вершок толщены, и аршина два вышины; но эти огоньки не жгут в близи; а сажень двадцать выше поверхности, соединяясь с обыкновенными испарениями от солнца, начинают производить род химического брожения и воздухе, от чего образуются солнечные лучи, получающие теплотвор усиливающийся по мере своего приближения к той планете, к которой они притягиваются посредством электрической её силы: для уничтожения такого огонька стоит только заткнуть скважину, из которой он выходит, незрелой морковью; а как по всей поверхности солнечных городов уничтожают эти огоньки для избежания могущего быть от них для жителей беспокойства, то вероятно от того те места на планетах к солнечной системе принадлежащих, лишаются благотворного влияния солнечных лучей в то время, когда они находятся в прямом направлении против солнечных городов, видных с нашей земли и виде пятен: случается, что и на солнце, как и на нашей земле, строят новые города, или распространяются старые, и потому мы замечаем иногда на солнце новые пятна, или увеличивание прежних, не понимая тому причины, оказывающейся теперь весьма естественною: от этого же вероятно происходит перемена в климатах так часто ныне замечаемая.

Имея с собою термометр для наблюдения на Атласе, я воспользовался им чтобы и на солнце наблюдать за переменами температуры, я оказалось, что теплота и воздухе поддерживается там всегда между 15 и 20 град, по Реомюру; следовательно тамошний климат есть самый умеренный: дождя, грома, снегу, граду, и подобных явлений никогда не бывает на солнце; а влажность поддерживается в почве и воздухе ежедневными обильными росами; по этому и строения сделаны там соответственно местным обстоятельствам; все дома и один этаж, из землебитного кирпича, без печей, и без потолков: крыши из натянутой парусины, выкрашенной зеленою краскою; в окошки вместо стекол вставляются полотны из тонкого тростника.

Почва преплодородная, и вся светящаяся; вскапывают ее один раз и год, и она производит всякое растение с неимоверною силою; долголетние растения не требуют даже перекопки земли: многие роды зверовых хлебов, по созрении одних колосьев пускают от корня новые отростки, которые и свою очередь выгоняют колосья, так что иной хлеб дает в один год до четырех урожаев и всегда весьма изобильных.

Гор на солнце нет а на три сажени в глубину под поверхностью находится каменный слой неизвестной толщины, чрез который беспрестанно сочится какая-то клейкая жидкость, которая по-видимому поддерживает почву во всегдашнем плодородии; никто еще не осмеливался пробить этот каменный слой, опасаясь пагубных последствий; потому что между тамошними жителями существует древнее предание, что солнце рассыплется и прах ежели пробьют эту каменную кору.

Плодовые деревья круглый год покрыты плодами и цветом; также, как и ягодные кустарники; цветочные кусты также цветут беспрестанно, испуская превосходное благоухание: цвет листьев цветов и плодов самый яркий и светящийся. От теплоты климата не нужно топить печей; потому-то на солнце нет дерев, единственно для топлива потребных; если же нужно что сварить, то ставят посуду на тагане на пол-аршина над выходящим как выше сказано, из земли пламенем; тогда придавленное пламя получает нужную степень жара, для варения, печения яств и даже для растопления металлов.

На солнце нет ни хищных зверей, ни птиц, ни беспокойных насекомых: сильных ветров также нет; лишь самый легкий ветер, происходящий от круговращения солнца на своей оси, колышет воздух и производит и нем приятую свежесть.

Рек и ручейков очень много; есть и моря, но не пространные; в них чрезвычайно замечательна одна особенность, нигде еще и других местах не виденная; а именно: по средине каждого из этих морей, или лучше сказать больших озер находится водоворот; что вероятно подало повод ко всенародному обычаю на солнце, бросать все мёртвые тела в реки и ручейки, откуда течение приносит их прямо к водовороту, который их поглощает.

Люди живут там очень долго, редко бывают больны, и умирают не иначе, как естественною смертью, и почти всегда от старости: крови в них нет, а и жилах течет какая-то эфирная жидкость, которая под старость мало по малу сгущается, и наконец твердеет; как же скоро она доходит до этой степени, тогда человек уснет вечным сном.

Там все люди исполинского роста, за весьма редкими исключениями; стройные, и весьма ловкие и своих движениях; безобразных толстяков и калек я вовсе там не видал и, говорят редко бывают: женский пол весьма красив и привлекателен; одежда у женщин, как и у мужчин самая простая и благопристойная.

Все солнце разделено на двенадцать больших и на семьдесят малых государств, управляемых по различным системам, как и на нашей земле, соответственно духу, господствующему и каждом народе; но к несчастью завелись у большой в них части такие несправедливости, такие грубые притеснения, что жизнь сделалась там столь несносною, что все блага, Провидением столь щедро на них изливаемые, теряют от того почти всю свою цену.

Всего я вам и один раз рассказать не могу, а сделаю только главный очерк печальной картины настоящего быта большой части солнечных жителей; потому что изо всего можно было бы составить претолстую книгу для лучшего же пояснения я должен сперва упомянуть об общем мнении солнечных жителей на счет своего происхождения.



Они уверены в том что все жили пред тем на планетах принадлежащих к солнечной системе, и что как скоро кто на этих планетах умирал то дух его переселялся и тело, новорождённого на солнце младенца: в самый тот день, когда кто достигает совершеннолетия, мужчины в 25, а женщины в 20 лет, открывается им три дня с ряду но сне вся прежняя их жизнь на планете, на которой они прежде обитали; по этому откровению они могут тогда соображать будущую свою жизнь; ежели и ком достает столько благоразумия; но как они, с переселением своим на солнце сохраняют прежние свои склонности, то многие и не исправляются опытом прежней своей жизни; от чего и происходят все беспорядки, встреченные мною на солнце.

Науки и художества достигли на солнце высшей степени совершенства, нежели на земле; там пишут чрезвычайно много, особенно в присутственных местах: по самой мелочной тяжбе испишут по малой мере пять стоп бумаги; и столько там разных судебных инстанций, что, нет дела, которое бы тянулось менее десяти лет: не редко даже случается, что дело, прошедшее уже все инстанции, обращается опять и самую нижнюю, чтобы оттуда опять пройти все прочие до самой высшей; на пример при мне случилось, что один весьма порядочный человек Флигли, был ограблен в своем имении по предписаниям главного окружного Начальника; он представил всевозможные и самые ясные доказательства тому, что действительно это насилие было у него произведено, и что он чрез это лишился всего своего имущества: обвинённый не принёс и этом никакого оправдания; рассуждали несколько лет и высшем судилище о том как решить это дело, исписали целые кипы бумаг; наконец все судьи согласилась в том что должно предписать местной полиции, исследовать справедливость этой жалобы: сама полиция уже засвидетельствовала справедливость её и то время, когда производилось насилие, следовательно ей не затруднительно было действовать, и потому она чрез три года донесла главному местному начальству, что жалоба истца совершено справедлива; на это воспоследовало чрез год решение — предоставить обиженному право, отыскивать свои убытки с виновного судебным порядком где и как следует: за тем истец должен был представить доказательство тому, что он и его семейство в продолжении этой тяжбы ели, пили, одевались, и жили под крышей; далее, что они без этого не могли обходиться; и именно, что они в это время ели, пили, и во что одевались, и что за всякую вещь платили, дабы излишеством не обременить негодяя, который ограбил; тут же должно было доказать, что именно было у них украдено во время разбойнического нападения; хотя сам истец должен был тогда бежать в дальний город чтобы его враг, окружной начальник, не велел его тихонько заключить в вечное заточение, для прекращения чрез то всякого иска против него. При представлении счета истец должен был наблюдать самую строгую умеренность, с значительным собственным убытком чтобы нельзя было придраться к излишеству; потому что ежели бы можно было оспорить в его счёте хоть один Лим (самая мелкая монета на солнце) то его лишили бы права на весь иск: чем же он существовал с своим семейством во все продолжение процесса, и чем они ещё будут существовать до получения законного удовлетворения, о том судии ни мало не заботились. Виновного же окружного начальника, по предписаниям которого истец был ограблен и пальцем не тронули; даже не предали суду; напротив того еще вступились за него. Истец зная, что должен будет еще долго тягаться, чтобы получить от ответчика хоть часть следуемого удовлетворения, предложил было ему окончить дело миролюбною сделкою, с уступкою даже половины своей претензии; но что из этого вышло? винновый пожаловался на это главному начальнику сплетней (это есть особая должность на солнце), тот объявил несчастному истцу, что он принимает такое предложение за доказательство расстройства ума, потому что порядка судопроизводства никто не имеет права нарушать, тем более, что на этом порядке основан государственный доход; и сказал ему, что при первом подобном предложении он велит его запереть и дом умалишенных! Что же осталось делать несчастному истцу? — тягаться! — он представил свой счет в суд. Там нарядили десять чиновников для разбора правильности его; Доктор исследовал способность просителева желудка, и желудков всех членов его семейства, и по этому выведен был счет сколько они могли ежедневно сварить обыкновенной простой пищи, не расстраивая здоровья; из этого итога вычли пятую часть, потому что человек имеющий такого рода тяжбу, должен употреблять пищи менее обыкновенного, чтобы мысли его были свободнее для сочинения своих просьб; а ноги еще легче для бегания по присутственным местам: столь же подробные расчеты были сделаны в отношении к употреблению платья, и пр. и пр. — например: левый рукав платья должен был служить долее правого, потому что правый беспрестанно шевелится но время писания, а левый лежит в это время спокойно на столе, когда левая рука придерживает бумагу.

Разумеется, что на подобные дела требуется чрезвычайно много бумаги; а на беду еще в солнечных судах чиновники ужасно как любят протягивать руки в разговорах с тяжущимися; и это весьма натурально; потому что сидя каждый день часов по шесть за посменным столом с приближенными к телу локтями, в руках заводится ужасный зуд который нельзя унимать иначе, как протягиванием рук и натиранием их особенною металлическою мазью; а как тамошние Чиновники по скудному своему жалованью не в состоянии купить этой мази, и что при том самому неудобно натирать себе протянутые руки, то тяжущиеся во время разговоров или совещания с производящими их дела чиновниками смазывают им ладони, чтобы надежнее их привлечь на свою сторону, и приобрести их благосклонность: от этого произошла на солнце пословица, что рука руку мажет вместо нашей земной пословицы, — рука руку моет.


Вы можете себе вообразить, сколько стоп бумаги было исписано по этому делу, и сколько потребно было металлической мази, чтобы унимать зуд писцов? употребленную бумагу можно еще было ввести в счет, но металлическую мазь ни как; хотя она гораздо дороже бумаги; ибо без бумаги нельзя писать дела, а натирание чужих рук есть дело непринужденное, и лишь частная ласка, происходящая от сострадания к чужой немощи; а как сострадание есть добродетельное чувство, то добродетели нельзя полагать цены, и ставить ее и счёт.

От такого натирания рук чиновники обыкновенно очень жиреют чему часто завидуют их начальники; в таком случае они толстяка прикрепляют к шесту, повертывают его несколько времени над огоньком и таким образом вытапливают из него лишний жир и мазь, а потом пускают его опять на прежний промысл.

Когда я оставил солнце, то тяжба на счет вознаграждения истца за понесенные им убытки продолжалась уже двадцать лет исписали более пятидесяти пудов бумаги, а окончательного решения еще не воспоследовало: между тем виновный живет припеваючи; а обиженный, ограбленный, ходил с своим семейством по миру собирать милостыню; тогда как по всей справедливости следует ему получить вознаграждение за понесенные им убытки такую сумму, которая бы его поставила в число богачей.

Я спросил одного из главных судей, Врли-лона, зачем у них судопроизводство устроено на столь отяготительных для правых правилах? На что и получил следующий остроумный ответ: — «Больно ты заумничал братец; пришёл с своей грязной планеты к нам высокоумным людям; сам не больше наперстка, и хочешь все знать, и все изведать? слишком умен будешь: будь доволен и тем, что за твоим ничтожеством никто не обращает на тебя вниманья; а ежели станешь вмешиваться и наши дела, то вложу я тебя к себе в нос чихну, и ты опять полетишь на свою землю».

Такое основательное толкование убедило меня и том что везде сильный прав как бы он виноват не был; а между тем забавная угроза Врли-лона возродила во мне надежду, что я когда-нибудь могу опять возвратиться к своим на землю, потому что пропорциональное содержание моего существа к ноздрям солнечных жителей, и необыкновенная упругость их животных сил представляли возможность исполнения угрозы; надобно было только хорошо прицелиться, чтобы прямо спустить меня на земной шар.

Однакож я не удовольствовался этим объясненьем Врли-лона, и как настоящий Европейский ученый захотел узнать всю подноготную: чтобы и том успеть я не нашел надежнейшего средства, как обратиться с моим любопытством к ученому; но в этом случае следовало быть чрезвычайно разборчивым; ибо на солнце, лишь только кто умеет написать под диктовку одну страницу, не делая более десяти грамматических ошибок, то ставит уже себя в разряд учёных: по тщательном искании я нашел наконец надёжного человека, Профессора Правдолюбия, Криб-краб-тунь, который растолковал мне дело следующим образом:

«У нас на солнце есть общество ученых которого главное занятие состоит в том, чтобы составить историю всех солнечных жителей, с означением характеристических их действий на той планете, откуда они к нам поступили, чтобы из того составить нравоучительное руководство для будущих поколений; на этот конец каждый из нас старается собирать в своем околотке сведения, что вступившие в совершеннолетие видели во сне в первые три дня; такие сведения мы вносим в определённые на то книги, по алфавитному порядку: ежели кто впоследствии пожелает справиться с этою книгою, того мы охотно допускаем; и нередко случается, что люди от того исправляются; при том мы не жалеем труда, дать им приличные обстоятельствам наставления. Правительство также часто заглядывает в наши книги, чтобы удобнее определить, как поступать с подсудимыми: особенно когда представляется какое-нибудь важное дело к решению, тогда Бррш-гник (правитель государства) берет выписки из наших книг на счет тяжущихся лиц, и по ним соображает свои определения; например: этот самый Фли-гли, которого дело с окружным начальником вы знаете, был окружным начальником на Юпитере, и поступил с Врли-лоном точно таким же образом как поступил с ним здешний окружной начальник; он пользовался тогда своим положением и сильными связями, чтобы угнетать Врли-лона, и тянуть его дело как можно долее; теперь Врли-лон член главного суда, и Бррш-гник поручил дело Фли-гли особенному его руководству, дав ему надлежащее наставление; по которому велено тянуть это дело, как можно долее; дабы Фли-гли и полной мере почувствовал каково было прежде на Юпитере Врли-лону, терпеть от него; следовательно действие Правительства против Фли-гли, имеющее с первого взгляда вид вопиющей несправедливости, есть не иное что, как благоразумное возмездие нынешнему истцу за беззакония, учинённые им прежде на своей планете. Врли-лон знает свое прежнее отношение к нему из наших книг; но как он страданиями и несправедливостями, претерпленными им на своей планете очищен от прежних своих недостатков, то исполняет теперь волю Бррш-гника и отношении Фли-гли без духа мщенья, но единственно из желания его исправить, и от времени до времени доставляет ему тихонько чрез стороннего человека средства поддержать себя с своим семейством; хотя скудным образом до окончания процесса: Самому Фли-гли дали прочесть историю его жизни на Юпитере в доказательство справедливости действий солнечных судей; от чего он теперь с большим терпением сносит свою участь, чтобы смиреньем заслужить наконец прощение за прежние свои проступки; но ему не объяснили, что Врли-лон есть тот самый, против которого он поступил столь бессовестным образом на Юпитере.

Что же касается до окружного Начальника Нуци-Пуци, против которого он теперь ведет тяжбу, то это бывший его приятель на Юпитере, человек с пустою головою, который на своей планете всегда хвастался своею справедливостью, и жестоко порицал несправедливость других потому что он там не имел случая и власти, делать зло; по этому Бррш-Гник сделал его окружным Начальником для испытания; когда процесс его с Фли-гли кончится, и он получит достойное наказание, тогда напомнят ему его хвастовство на Юпитере, чтобы ему доказать, как мало можно надеяться на слова смертного, пока он делами своими не доказал справедливости их и что честность человека не надежна, пока не испытана. Таким образом испытывают у вас всех, которые на своей планете были добрыми людьми, потому что не имели случая делать зла».

Я низёхонько поклонился профессору Правдолюбия Криб-краб-тунью, усердно поблагодарил его за объяснение, и просил позволения впредь обращаться к нему с моими недоразумениями; что он мне охотно позволил; ибо это щекотало его самолюбие, что я предпочёл его всем прочим солнечным учёным. Самолюбие есть такая невинная слабость, что едва ли найдется во всей вселенной человек и даже человечек, который бы был к ней нечувствителен.

Ушед от Криб-краб-тунья я подумал: — «не худо, ежели бы и у вас на земле сумели так хорошо растолковать нравственную пользу и справедливость всех злоупотреблений.» — Теперь, может быть; узнав, что на солнце бывает за это возмездие, будут сносить и на нашей планете свое горе с большим смирением, в надежде отплатить своим гонителям на солнце благородным образом по примеру Врли-лона; ибо можно себе представить, что будет чувствовать Фли-гли, когда со временем узнает, что этот Врли-лон есть тот самый, которого он прежде столь жестоко обижал на Юпитере, и после на солнце получал от него тайным образом милостыню?

На солнце нет смертной казни, а наказания особенного рода; на прим, привязывают к шесту, и вертят определённое время над газовым огоньком из земли выходящем; кладут спать на ребристый пол; завязывают глаза, чтобы не видать света, иногда по целым годам смотря по важности преступления; прикрепляют каменные шарики к зубам чтобы нельзя было жевать; скручивают так что нельзя ходить иначе, как на четвереньках; заставляют дуть в чашу с мелкою пылью; ворам вдевают кольца в ноздри, и привешивают колокольчики; или привязывают к подошвам у ног бутылки; клеветников заставляют лизать горячее железо; притеснителей невинности пеленают и укладывают в корыто, наполненное крутым рассолом в, котором наперед разварен стручковатый перец и дают таким образок преступнику мокнуть определяемое законом время; сплетнику набивают нос стручковатым перцем пополам с толченою горчицею, и проч. и проч.

Однажды во время вашей прогулки с милыми моими подругами прохожий обидел их; они заплакали; я бы охотно за них вступился, но не смел, опасаясь, чтобы обидчик не раздавил меня, как клопа; увидев же, что отец ах идет к нам на встречу, я сказал им: — «милые сестрицы, вот папенька идёт, пожалуйтесь ему.»

«Избави Боже! вскричали все, как сметь жаловаться ему прямо! здесь никто не смеет жаловаться мимо камердинера.»

«Как? и маменька ваша не смеет?»

«Нет и она не смеет; папенька очень бы за это рассердился; по здешнему обычаю всякая просьба, всякая жалоба должна идти чрез камердинера; за то они большею частью грубияны, зная, что всякая милость, всякое дело должны идти чрез их руки.»

«Но это ужасно! как не сметь жаловаться родному отцу! не сметь ни о чем его просить!»

«Точно так любезный Мизюк (так они меня называли; это по солнечному значит — милый малютка) таков у вас заведен порядок: всякая просьба, всякая жалоба, должна сперва поступить к камердинеру; причем должно ему низёхонько кланяться, и смотря по важности просьбы, натирать ему руки, более или менее, металлическою мазью; он просмотрит ее, припишет к ней свои замечания, свое мненье, и представляет ее потом своему господину поутру, прежде, нежели он умоет себе руки; — господин обыкновенно пишет — согласие с мненьем камердинера; — чтобы избавиться Труда читать все, и потом умывает себе руки: не редко случается, что камердинер просто отказывает сам не докладывая господину, и дело с концом; ибо как никто не смеет говорить о делах господину, кроме одного камердинера, то он никогда и не узнает была ли ему представлена просьба, или нет: от этого приходится иногда детям переносить жестокие обиды; ежели они не умеют ладить с камердинером: нас к этому приучают с самого детства; ибо как скоро только дитя протягивает ручки свои к отцу, то немедленно бьют его по ним; а как скоро дитя может уже понимать, что ему говорят тогда толкуют ему беспрестанно, что оно никогда не должно ничего прямо просить у папеньки, а всегда чрез камердинера; к которому заранее учат ласкаться!

«Однакож я видел, что ваш папенька часто разговаривает с вами очень ласково?»

«Да, разговаривать с ним можно; только не просить; как же кто из нас вздумает чего попросить, то он тотчас нахмурится, сердито напоминает о том, что мимо камердинера ничего не должно просить, и сам уйдёт или нас прогонит.»



«Ах как вы несчастливы! возразил я; с этой стороны мы гораздо счастливее на земле; мы можем прямо просить ваших папенек во всяком случае; они за это не сердятся, и выслушивают нас охотно.» — Я рассказал им, при этом случае, что Харун Элрашид даже прославился тем, что благосклонно принимал всех, кто имел до него дело, выслушивал их с большим снисхождением рассматривал сам их просьбы, и каждому давал надлежащее удовлетворение; и что за это его благословляли, и без памяти любили.

Бедненькие девушки тяжело вздохнули, и очень завидовал вашему счастью. Вот видите, любезные друзья, что и у вас на земле не так дурно, когда даже солнечные жители завидуют: — однакож красавицы меня просили, об этом не говорить при отцах семейств чтобы они не подумали, будто я хочу завести между, ними новый порядок, и чтобы они меня за это не ненавидели; и я послушался их доброго совета.

Еще заметил я странное обыкновение; именно то, что многие девицы, и между прочим моя покровительница Милили, когда ходили гулять, или и гости, имели повязки на голове, на которых было написано, сколько за которой будет приданого: в это время за Милили стал свататься жених который объявил что доволен приданым, но прежде, нежели даст слово, желает удостовериться и том, что она не имеет телесных недостатков; удостоверившись же, что она недостатков не имеет, он дал слово; ей надели веревку на шею, и он отвел ее к себе домой, как у нас водят коров: я заплакал расставаясь с нею, и она поручила меня дружбе своей сестры Дирли. Я после спросил Дирли, что бы вышло, ежели бы жених не согласился взять за себя её сестру? — «О, тогда он бы заплатил пошлину, десятую часть приданого; и это прибавилось бы к её приданому».

«Да, ведь это стыдно и обидно» — сказал я.

«Чтож делать! — отвечала она; — таков у нас обычай; захочется замуж идти, так надобно чем-нибудь пожертвовать; не всякий же и отказывает; ежели недостаток, который может оказаться, маловажен и не стоит десятой доли приданного, то женихи часто берут невест и с недостатками.»

«А за чем же ты, спросил я Дирли, не носишь такой повязки?»

«Я не ищу женихов — отвечала она — и ежели я так кому понравлюсь, то возьмёт меня на слово, и без веревки: впрочем, считают справедливым что всякий желает знать, какой берет товар.»

Как она не умела мне растолковать это дело яснее, то я опять отправился к моему знакомому профессору Правдолюбия: этот растолковал мне дело следующим образом:

«Девицы, которые ходят с повязками с написанным приданым были великие кокетки на той планете, где они прежде жили; от этого у них остается здесь побуждение приманивать женихов наружными своими достоинствами, потому что кокетки обыкновенно не имеют внутренних достоинств; а как у нас на солнце моды не в моде, ин каждый хочет все взять на чистоту, то остаётся только похвастаться приданым и наружною красотою; те же девушки, которые на своей планете были скромны, и одарены внутренними достоинствами, и здесь не хвастаются наружными; это самое убеждает благоразумных женихов ищущих истинное счастье и супружестве, что такие девушки надеются на внутренние свои достоинства, и потому берут их без веревки, и даже без приданого. Наше общество имеет при том то благодетельное влияние на девушек, которые на своей планете заслуживали порицание своим поведением что зная, что женихи могут об этом навести справки по нашим книгам они большею частью стараются вести здесь примерную жизнь».

Тут он развернул свою книгу, и по алфавитному списку стал доискиваться имен четырех моих подруг; и что же оказалось? действительно Милили, живучи еще на Меркурии, была ужасная кокетка, многих мужчин свела с ума, и наконец вышла замуж за какого-то глупого модника, которому она в последствии много раз изменяла; она была худая жена, и худая мать семейства: сестры же её, напротив того, были умные, добродетельные, и досужие девушки, которые вышли там за муж за хороших благородно-мыслящих людей, и во всю свою жизнь были потом хорошими жёнами и матерями семейств; это и заставило меня признать справедливым что Милили была на солнце наказана унижением за прежнюю свою гордость и дурное поведение, а сестры её награждены уважением солнечных женихов.

Я опять усердно поблагодарил Криб-краб-туня, и удивлялся мудрости солнечных учреждений; хотя признаюсь, они мне не все нравились; как между прочем то, что дети не смеют сами обращаться к своим отцам с просьбами, мимо камердинера; это показалось мне слишком унизительным. Однакож любезные друзья, всего не могу вам сегодня пересказать, что видел на солнце; пора отдохнуть: когда в другой раз опять соберемся дружескою беседою, тогда буду продолжать мой рассказ; а покамест прощайте; или как хотите, до свидания.

Второй рассказ

Вот мы опять собралась, любезные друзья мои, и вы верно захотите услышать продолжение моего рассказа про житие-бытие на солнце; я готов удовлетворить ваше любопытство; только не знаю, с чего начать; ибо я так много там видел и так еще не давно оттуда возвратился, что не могу привести все мною там введённое и слышанное в систематический порядок; и так сообщу вам все на выдержку, как что представится моей памяти.

Жителей солнца можно разделить на городских и лесных: в городах живут истцы, ответчики, ходатаи по делам, судии, купцы, ремесленники, и земледельцы; а и лесах люди всех сословий, разоренные от продолжительных тяжебных дел. Казалось бы, что по чрезвычайному плодородию должно быть весьма дешево содержать себя на солнце; но это напротив: эгоизм дошел там до высшей степени; истинно добрых совестливых людей там очень мало, особенно между мужчинами; а каждый норовит как бы что с других сорвать; как бы других обмануть: кто сильнее, тот бесстыдным образом обижает слабого: чувствуя себя правым обожжённый пойдет жаловаться; хотя все знают, что слабый никогда не выигрывает дело против сильного: ходатаи и чиновники поддерживают всегда и везде надежду на успех и протягивают руки как можно чаще, а просители натирают их металлическою мазью до поту лица; эта мазь имеет на чиновников такое же действие, как у нас пудрет на тощую почву; от этого-то на солнце всякий хочет быть чиновником и их столько размножилось, что часто случается видеть в присутственной зале двадцать чиновников, из которых двое занимаются делом а восемнадцать убивают время: не смотря на это они все чувствуют зуд в руках, и протягивают их как скоро какой-нибудь проситель к ним приблизится: не обращать на это внимание, и не натирать им руки, считается там невежеством; а для невежды кто ж станет трудиться, или подавать доброго совета?

Сильные ответчики, хотя знают, что суд для них не опасен, но из благопристойности должны дать какой ни будь ответ чтобы не компрометировать судей: эти ответы пишутся обыкновенно как можно кудрявее и невнятнее, чтобы более затруднять рассмотрение дела; что особенно способствует к продолжению его: а как ответчики большею частью сами ленятся, или не умеют заниматься сочинением этих ответов то должны нанимать дельцов и давать им значительное содержание; а эти с своей стороны натирают руки чиновников металлическою мазью. Таким образом тянут дело до тех пор пока слабейший лишится средств купить мази, и вместе с тем средств к содержанию себя в городе; тогда он идет в лес так сказать на подножный корм а дело остается нерешённым за отсутствием истца: от того судии не обременяют свою совесть неправильным решением, потому что дело никогда почти не доходит до решения.

В лесах не позволяется строить жилья; следовательно, лесные жители находятся всегда под открытым небом и питаются дикорастущими плодами и кореньями! к счастью, солнечный климат столько благоприятствует этому образу жизни, что такое положение никого не приводит и отчаяние; хотя, впрочем, довольно скучно, жить всегда на биваке.

Я часто благодарил Провидение за то, что у нас на земле обделывают дела скорее и справедливее, и что наши чиновники не заражены этим несносным зудом и руках; а то каково бы было бедным разорённым просителям проводить остаток дней своих на биваке, и на подножном корме, при продолжительных проливных дождях или при 30 градусах морозу, особенно ежели семейка благословенная числом членов?

Ежели сильный имеет деле против слабого, тогда дело кончается скорее; сперва выманивают у ответчика последние его крохи обманчивою надеждою, а потом присуждают к наказанию: как обыкновенно уже тогда сильному от слабого взять нечего, то отдают последнего в неволю первому; обвинённый должен работать на оправданного, а этот должен его кормить и одевать; а как часто такая принуждённая работа не стоит содержание работника, то случается, что хозяин прогонит своего невольника в лес, на подножный корм, и остается хоть тем доволен что выиграл тяжбу.

Во время производства дела не дадут в него взглянуть ни истцу, ни ответчику; разве уже кто очень <чив> на металлическую мазь; да к томуж обыкновенно наблюдается при этом такая кудрявая запутанность в изложении, что не только тяжущиеся, но и самые судьи нечего не поймут.

Ежели кто призван виновным в нижней инстанции, и захочет перенести дело в высшую, то должен пройти те же проделки, как в низшей; только в обширнейшем размере; и лишь только кто из судей вздумает довольствоваться своим дородством и в отставке наслаждаться нажатым благосостоянием, то немедленно найдутся охотники, которые завлекут его в тяжбу, и присоединят самого к прежним просителям, которых он некогда довел до бивачной жизни.

„Этот род жизни, как ни труден, но имеет свои приятности: занятий решительно никаких нет кроме того, чтобы срывать плоды с дерев, или вытаскивать коренья из земли, для удовлетворения своего голода. Как собственности ни у кого нет то и ссориться не за что: едят пьют, спят гуляют поют песни, бранят своих врагов и притеснителей, не опасаясь попасться за то под ответственность; играют и горелки или другие подобные гимнастические игры; лазют по деревьям; где сон начнет склонить, там и приляжет; вообще всем простор и дикое раздолье: из городов ни кто к ним не выходит исключая тех которые спешат к ним в товарищи; ибо горожане боятся, чтобы лесные жители не вздумали иногда не ловко над ними подшутить; а самим уже в городах счастья искать нечего.

Купечество весьма ограниченное, и имеет свои обороты только и городах, потому что лесным жителям не на что покупать их товары.

Главный товар есть металлическая мазь, без которой нельзя сделать шагу и городе, потому что деловые люди часто даже на улицах чувствуют нестерпимый зуд в руках: изготовление этой мази занимает весьма много рук: второй главный предмет ремесленный и торговый составляет изделия на одежду жителей; третий и важнейший предмет есть писчая бумага; и этот предмет занимает столько рук что можно почти на верное полагать, что столько же людей трудится над изготовлением бумаги, сколько над её употреблением.

Сильные обыкновенно поддерживают друг друга против слабых, но как каждый из них старается еще возвыситься над своими товарищами, то принимают слабейших очень ласково, и кормят их смотря по надобности, чтобы перед товарищами выказать число своих приверженцев.

Между тем случалось уже несколько раз что лесные жители хотели поменяться с городскими настоящим своим положением надеясь на превосходство своего числа и физической силы; тогда горожане старались их убаюкать обещаниями, водворить строгую законность и нелицеприятие и делах; для виду жертвовали некоторыми из своих товарищей, от которых им нужно было отделаться по собственным частным своим видам; и тогда бедные лесные жители, в беспечности бивачной своей жизни, приостанавливались, выжидая благодетельного переворота.

Образ правления различен в разных солнечных государствах, сообразно тому, какие бывают на всех планетах и их спутниках, принадлежащих к солнечной системе; но стремление жителей городов везде одинаковое; кто берет первенство умом, кто пронырством, кто лицемерством кто широким горлом, кто широкими плечами, кто низкопоклонностью, кто дерзостью; однакож меня уверяли, что и между горожанами бывают люди добросовестные, Богобоязливые, наблюдающие строгую справедливость; но на этих товарищи их смотрят обыкновенно очень косо, и стараются их очернить в общем мнении: везде, видно, человеческая природа выглядывает из-под обманчивого покрывала наружной добродетели.

Солнечные владыки не воюют между собою, именно потому, что там считается за великий грех, лишить кого бы то ни было жизни физическим образом. Все государства разграничены между собою высокими стенами, и в весьма редких местах приставлены лестницы для пропуска путешественников, которые должны предварительно представить свидетельство и том что они ученые; иначе их не пропустят; все эти государства оканчиваются клинообразно у границы царства награды, куда мало по малу собираются все те, которые с надлежащим смирением и кротостью перенесли все постигшие их гонения и угнетения; или те, которые, имели силу, не употреблять ее во зло, и живя в вихре светских удовольствий, не соблазнились ими, остались добродетельными, и всегда соблюдали но всем строгую справедливость: прочие же, как вообще полагают солнечные жители, поглощенные после их смерти водоворотами, очищаются от всяких душенных нечистот во внутренности солнечного шара под каменной корой, и потом посредством выходящих из земли огоньков образующих солнечные лучи, разносятся опять по планетам, где они снова должны проходить разные испытания, пока, наконец возвратившись опять на солнце, они не укоризненным своим житием сделаются достойными получить место в царстве награды.

Четвероногих животных я не видал на солнце; а между двуногими есть порода весьма замечательная; это люди, прохожие на обезьян, или лучше сказать, обезьяны, похожие на людей; исключая того, что они с ног до головы в шерсти, и болтают зря, без всякого размышления: их принимают везде довольно хорошо, потому что они стараются всех забавлять и смешить своими кривляньями и пустым враньем: они все пересказывают что услышат и переносят вести из дома и дом; но как они часто лгут, и все вести перепутывают то благоразумные люди не обращают на них внимания, и не верят их словам; даже блюстители общественного порядка давно уже перестали им верить, и в свидетели не принимают; не менее того эти животные часто производят смуты и раздоры между легковерными людьми, и поселяют даже холодность между лучшими друзьями. Я старался на счет их узнать мненья солнечных учёных, которые там знают все; или по крайней мере думают, что все знают: и вот что они мне сказали:

«По нашим ученым выкладкам мы узнали, что эти обезьяны были и на своих планетах что-то среднее между людьми и животными; только там они наружным видом более походили на людей, нежели здесь; а внутренние достоинства остались те же: там принимали их как людей; а здесь принимают их просто как животных: здесь они не имеют собственности, и потому избавлены от тяжебных дел; когдаж их шалости превосходят меру, тогда секут их просто розгами, и намазывают им язык горчицею с стручковым перцем.»

Я вспомнил что такого рода полуживотные не редко бывали опасны для ведренных девушек на нашей земле, и узнал, что на солнце случается тоже. Я старался быть в ладу с этими животными, опасаясь возможного от них вреда, и потому хвалил всегда их ловкость, остроумие и приятность; от чего и они мне благоприятствовали.

Класс ученых на солнце чрезвычайно многочислен, и разных степенней; есть действительные учёные; полу-учёные, четверть-ученые, мнимо-ученые, и не-ученые.

Действительно-учёные знают одну какую-либо науку в совершенстве, а о прочих имеют общее основательное понятие, и соблюдают примерную скромность; при том они охотно и приветливо сообщают свои сведения тем, кто желает их приобрести, и имеет к тому надлежащие понятия.

Полу-учёные знают все поверхностно, и ничего с основательностью; они любят хвастаться своим знаньем, и с надменностью и смешным витийством передают поверхностные свои сведения тем, которые не имеют ясных понятий о действительной учености.

Четверть-учёные влюблены в весьма ограниченные свои познания, считают себя весьма учёными, все знающими, и насильно навязывают всякому свои жалкие сведения: к этому классу принадлежат в особенности стихокропатели.

Ложно-ученые знают все на изворот, и все видят с ложной точки; они осуждают все, чего не принимают; но собственной системы не имеют; все готовы разрушить, и ничего не умеют создать.

Мнимо-учёные действительно ничего не знают и просто, как попугаи, повторяют то, что слышали от других; кстати, и не кстати, лишь бы язык их был в движении; полагая, что в этом-то заключается вся учёность: эти учёные обыкновенно острятся чужим умом за недостатком собственного; и ластятся ко всем прочим родам учёных чтобы у них набраться чужого ума.

Не-ученые же, как и у нас, нечего не знают ничего не хотят звать, и в добавок считают дураками тех; которые что-нибудь знают.

На солнце издают очень много газет и журналов; всякий, чуть грамотный, издаёт журнал или газету; и все эти периодические издания чрезвычайно дешевы; ибо как все умеют там читать, а у них не достает развлечений, какие мы имеем на вашей планете, то все читают что бы не попало под руку; каждый нумер стоит не более одного лима; да и самим издателям издания не обходятся не дорого: на пример; за большую часть статей они нечего не платят, потому что многие сочинители отдают их даром с тем чтобы их имена были помещены под статьями самым крупным шрифтом чтобы таким образом более быть в виду публики, и быть ею замеченным.

При этом употребляются еще разные уловки, на пример; для наполнения странниц печатают иногда такими длинноногим литерами, которые бы годились вместо частокола для заборов ежели б в них содержалось более существенного; плоские статьи печатаются плоскими, растянутыми литерами, очень похожими на раздавленных лягушек: разные мелкие рисуночки раз на всегда приготовленные, наполняют также листы под названьем Билилишки, или по нашему Виньеток; для большей важности оставляют иногда по половине странницы белыми; обыкновенным умеренным средним шрифтом печатают только те литераторы, которые не бояться, чтобы читатели при чтении их сочинений засыпали: однакож и прочие сочинения бывают не без пользы; Доктора не редко предписывают своим больным читать их от бессонницы: беспокойных голов вместо наказания заставляют читать такие сочинения в слух иногда даже, ежели вина их велика, то заставляют их выучивать по целым главам наизусть.

Огромное количество таких сочинений, наполнявших кладовые без всякой пользы, подало мысль одному остроумному изобретателю употреблять их в существенную пользу, которая в последствии придала этим сочинениям более ценности: он склеил их вместе и виде кирпичей, и стал из них строить дома; теми страницами, на которых напечатаны были долгоногие имена сочинителей, он обклеил потом стены; что произвело оригинальную пестроту, и послужило к увековечению имен этих сочинителей; от чего они и не были в претензии, что таким образом стали употреблять их сочинения; напротив того, ещё более хвастались тем что без них не существовали бы эти здания.

При таком изобилии литературного ума, и при таком общем стремлении читать все, что ни попало, издатели журналов казались бы, должны жить между собою в ладу, не имея основательной причины ссориться; но на против того они живут между собою в беспрестанной ссоре, ругают друг друга напропалую, цыганят критикуют и беспрестанно стараются уронить друг друга в мнении публики: одни только истинно умные, благонамеренные сочинители никогда не отвечают на такие литературные ругательства, смеются над ними, и продолжают писать по-прежнему.

Сильные временщики ласкают обыкновенно модных журналистов кормят их до сыты, и даже платят им значительное жалование; за это журналисты помещают по временам в своих изданиях повторные похвалы своим меценатам выставляя все их деяния с самой похвальной стороны, хотя бы действительно они подлежали сильному порицанию. — Ежели какой-нибудь правдивый человек вздумает написать справедливые свои замечания против таких подкупных похвал то никто не посмеет их поместить в своём журнале, отговариваясь, важностью лица, до которого могут касаться такие замечания: этим публика вводится в заблуждение на счете этих лиц и приписывает им достоинства, которых они вовсе не имеют. Воспитание юношества производится там весьма странным образом: ученикам набивают науками брюхо; это делается следующим образом: учёные книги изрезывают в самые мелкие кусочки; потом делают из них пилюли с помощию вишнёвого клея, и дают ученикам глотать по часам определяя количество и величину глотаемых ученых пилюль, соразмерно возрасту и телосложению учащихся; после каждого приема заставляют их ходить в зад и в перёд: ежели кто из учеников не умеет хорошо глотать эти пилюли, то просовывают их в горло посредством тоненькой палочки, поглаживая притом по горлу с верху в низ как у нас делают, когда откармливают гусей и индеек на убой.

От такого моциона все проглоченные науки перевариваются и желудке, и заводят там гнездо учёности, на подобие того, как в бочонке с уксусом заводится матка, на которую нужно только подливать какую-нибудь жидкость по мере надобности, чтобы уксус не переводился. Учители записывают весьма аккуратно, из каких наук составлены были пилюли, сколько каждый ученик проглотил их, по сколько часов он после того прохаживался, и какое действие, по-видимому, это произвело на его желудок; поэтому определяют его учёное достоинство; после чего нашивают ему на спине подробное свидетельство, выписанное огромными кудрявыми буквами, и пускают его в свет на удачу.

Случается, что у иного ученика желудок слаб, и худо переваривает эти учёные пилюли, до того, что иного даже стошнит; у таких сперва перетягивают горло, чтобы удержать науку на своем месте, натирают ему живот и поясницу ежевичным соком, смешанным с вишнёвым клеем, и заставляют его долее других прохаживаться после принятия пилюль; ежели это не подействует то примешают ему в пилюли не много ревеню и трифольки, продолжая при том перетягивание горла, и натирание живота: ежели же и это средство не привнесёт пользы, то им остается только заниматься земледелием или садоводством если не имеют достаточного состояния, чтобы просто проживать на свете тунеядцами: если же они богаты, то обыкновенно живут открытым домком и гости находят, что подаваемые на их столах сласти гораздо вкуснее и полезнее, нежели неудобоваримые учёные пилюли; против чего никто и не спорит: не редко даже литераторы похваливают и своих изданиях такое направление расстроенного ученостью желудка.

Я сделал там странное замечание по ученой части: обыкновенно в обществах ученые люди стараются становиться спиною к новому гостю, чтобы он тотчас заметил пришитое к их спине свидетельство о их учёности; или что выходит синоним, отменную способность их желудка, удерживать в себе, и переваривать учёные пилюли; на против того слабожелудочные стараются скрыть свою спину, и с приветливостью встречают нового гостя прямо грудью, чтобы при первой встрече произвести в нем благоприятное к себе впечатление; и эта уловка большею частью так хорошо им удается; что любезность их охотно заставляет забывать о слабости в желудка.

Собрания светских людей на солнце бывают довольно забавные для земного жителя, пока к ним не привыкнешь; обыкновенно принимают гостей с обоих концов дома; у одного конца хозяин приминает мужчин а у другого хозяйка принимает дам; для приема назначен один час; в продолжении этого часа хозяин стоит и передней, при входе гостя он жмет ему руку, и молча указывает ему вход в гостиную, это продолжается таким образом пока приёмный час пройдёт; тогда запирают двери на улицу, и никто уже более не допускается в тот вечер: хозяйка поступает таким же образом на своей половине: по прошествии приёмного часа хозяин и хозяйка сходятся к гостям в гостиную, отвешивая всем низкие поклоны на самом пороге; гости ответствуют такими же поклонами, мужчины оборачиваясь лицом к двери, откуда входит хозяйка, а дамы к тем, откуда входит хозяин; и все это молча: — после того просят гостей садиться; немедленно все усаживаются за круглый стол, и молча убирают свою порцию сласти, поставленную перед каждым: когда все блюдечки и тарелочки прибраны, тогда бросают жребий, кому начать разговор: речи ни кто ни у кого не перебивает: потому что это почитается там большим невежеством; а каждый говорит в свою очередь: ежели кто разгорячится в споре, то слуга немедленно подносит ему стакан воды, которую он должен выпить, ежели не захочет обидеть хозяина, и лишиться его знакомства; при том он на этот раз лишается очереди говорить.

Ежели рассказывают смешное, и кто ни будь забудет смеяться, что не редко случается с учеными, то соседи тотчас щекочут его, пока он рассмеётся, и это приводит иногда все общество и такой хохот что не скоро могут перестать: после такого хохота общий разговор на этот вечер оканчивается; все встают и входят и танцевальный зал где, будучи уже расположены к веселию, проводят часа два в танцах с большим даже удовольствие нежели у нас.

Монотонных французских кадрилей там не танцуют; но все танцы самые веселые; бал оканчивается, из предосторожности, степенным танцем очень похожим на ваш Польский; чтобы таким умеренным движеньем слегка оправиться от предшествовавшего движения.

Старикам и старухам позволено не участвовать в танцах, и они и это время обыкновенно разговаривают между собою, о чем попало. По окончании танцев принимаются за музыку, фанты, и разные занимательные игры до урочного часа: тогда все выходят опять в прежнюю залу, мужчины и дамы становятся по-прежнему каждый на свою половину, хозяин и хозяйка, каждый у своих дверей; повторяют поклоны, как при входе, и все расходятся по домам: на улице мужчины и дамы, принадлежащие к одному дому, сходятся, и вместе уже отправляются домой. Само собою разумеется, что во время танцев и игры подчивают гостей наилучшим образом плодами, конфетами, и прочими лакомствами.

Ежели приглашают гостей к себе обедать, то прививают их таким же образом с обоих концов дома, и потом проводят их прямо и столовую; садятся по жребию, и кушают, не торопясь: во время обеда разговаривают между собою без соблюдения очереди, как и у нас; строго наблюдая только, чтобы не перебивать речи друг у друга: горячиться также не позволяется; а то немедленно слуга поднесет стакан воды, которую непременно должно выпить. При этом случаются иногда проказы; слуги бывают большею частью из разорённых ответчиков отданных хозяевам в неволю по судебному приговору, как я уже прежде вам рассказал: ежели кто из судей, участвовавших и этом приговоре, тут обедает то слуга, питающий против него неудовольствие, не спускает его с глаз сколько то возможно, и лишь только его противник хоть мало-мальски возвысит голос против обыкновенного, то слуга тотчас подносит ему стакан воды с язвительною улыбкою, и волею, неволею, он должен его выпить: это обыкновенно более раздражает судию, и ежели он не имеет довольно над собою власти, чтобы удержаться от изъявления своего гнев, то придется ему столько напиться воды, пока наконец рассорится с хозяином и оставит его дом; после он обыкновенно старается столько ему вредить по делам, сколько имеет на то возможности.

Обед продолжается обыкновенно часа три, или четыре: встав из-за стола хозяин отводит мужчин на свою половину, а хозяйка дам на свою; там ложатся в повалку на широких диванах и отдыхают часа два; после чего и расходятся по домам прежним порядком.

На солнце вовсе не играют и карты; этого удовольствия они не знают и не понимают: на против того они очень любят разговаривать о науках, так как почти у каждого есть и желудке гнездо учёности, образовавшееся от употребления ученых пилюль: однакож есть у них игры, похожие; на наши шахматы и шашки, в которые многие играют с отличным искусством.

Вообще все солнечные жители большие охотники до музыки, и в этом они чуть ли не превзошли нас земных жителей; ибо они не стараются удивлять своих слушателей трудностью игры, но придерживаются одной приятности гармонии: я вздумал было однажды пуститься в кудрявые рулады, но скоро должен был перестать, потому что все начали меня поднимать на смех; вероятно от того, что у них нет птиц и они не слыхали соловьёв.

По причине весьма умеренной жизни, и употребления в пищу одних произведений растительного царства, весьма мало бывает на солнце больных; от чего и медикам плохое житьё; за то уже попадись кто к ним в руки, так не скоро отделается; имея много досуга, так в плотную примутся за малейший недуг; так сторожат за больным, и не допускают до простого домашнего врачевания, что он совершенно у них как будто бы под строжайшим караулом и беда ему, ежели он выздоравливает прежде назначения врача; тогда заставляют его принимать такое лекарство, от которого недуг усиливается, поддерживая пациента между страхом и надеждою, пока совесть зазрит, и объявят его здоровым; а ежели по ошибке доведут больного до такого состояния, что нет надежды к выздоровлению, тогда отправят его, или к озерам купаться, и пить тамошнюю воду, или в лес на подножный корм.

Одно средство отделаться скорее от такого методического лечения, есть то, чтобы с самого начала болезни условиться с медиком на срок, соглашаясь заплатить ему за пять посещений тоже, что бы пришлось заплатить по таксе за сто; это средство вошло уже там довольно и обыкновение.

Аптекарей там нет, потому что медики не любят правила деления, и составляют сами лекарства; поэтому никто не может узнать, из чего они составлены; и это довольно хитро ими придумано: есть однакож там люди, которые против них ухитрились, и тихонько лечатся простыми домашними средствами, и так, что нельзя к тому придраться: между прочим, я заметил, что старый Брршкиз глотал по утрам на тощах по чайной ложке цельных горчичных семян и запивал их несколькими стаканами свежей воды: я спросил его дочь Дирли, за чем её папенька это делает?

«А, плутишка! отвечала она мне, ты и это уже заметил? не говори только об этом при других чтобы доктор не узнал а то будет беда; маменька то же делает когда чувствует себя нездоровою; это простое средство весьма укрепляет желудок и помогает ему хорошо сварить пищу, и обращать ее и здоровые соки; это искореняет причину болезни, от чего и не нужно бывает прибегать к настоящему лечению; мы даже в начале болезни лечимся одним этим средством когда нам удается укрыться от проницательных взоров медика: мы в начале болезни скрываем свои недуги, сколько возможно, от слуг; потому что Доктор платит им за всякое объявление о новом больном, и тогда волею, неволею, должно лечиться у него; на это он имеет законное право в своем квартале.»

Я поблагодарил Дирли за это открытие, и тотчас запасся горчичными зёрнышками на случай нужды; хотя по величине их я мог только с трудом глотать их по одиночке; но Дирли помогала мне ученым средством, поглаживая указательным пальцем горло сверху в низ. Эта хитрость солнечных жителей убедила меня, что и там умеют находить средства уклоняться от неуместной строгости и необдуманных распоряжений.

О планетной системе имеют на солнце обширные сведения; телескопы у них превосходные; Фрауенгоферов Телескоп о котором у нас так много писали, мог бы у них служить только простою зрительною трубою. Один солнечный астроном по имени Бази-фази, очень полюбил меня за мое любознание, и взял меня с собою на главную Обсерваторию; там я не только мог рассмотреть все наши планеты с их спутниками, так подробно, что мог даже на земле распознать знакомые мне города и селения, и корабли на море, но и солнечные системы ближайших от нашего солнца постоянных звезд со всеми их планетами и спутниками: зрелище чрезвычайно величественное! И это самое время опрокинулась гора Арарат и я с ужасом увидел страшное действие землетрясения; мне пришла была тогда мысль — не начало ли это светопреставления на нашей бедной земле! — и я почти радовался, что находился на солнце; хотя мое положение было там самое ничтожное. Эта мысль еще более было во мне утвердилась, когда я увидел разрушение некоторых городов и многих сел и деревень в той стороне бывших; но взойдя опять чрез несколько дней на Обсерваторию, и увидев соседние с этим округами города и сёла в целости, я успокоился, и даже пожелал скорее возвратиться на землю, чтобы сообщить эту весть моим знакомым; вовсе забыв что везде учреждённые почты, и в иных местах Телеграфы, скорее меня разнесут ее по всей земле: Бази-фази уверял меня, что подобные разрушения не редко видны и на других планетах и их спутниках.

Всего интереснее, рассматривать и их телескопы пожары на планетах особенно на море, и всего лучше, когда бывает темно на планетах; между прочим, я видел, как на южном Океане горел огромный корабль; сперва заметен был маленький огонёк; потом огонь распространился более и более, и когда он добрался до пороховой камеры, тогда вся эта огненная масса взлетела на воздух; вдруг все исчезло, и опять обратилось в темную ночь.

Как на солнце нет кораблей, и не для чего их иметь, то я растолковал тамошним жителям на какое употребление у вас заводят корабли, и как их приводят и действие; не пропуская при том подробного описания пароходов; они сознались, что хотя мы, земные жители, ростом гораздо менее их, но и науках мало им уступаем; хотя, наш образ воспитания не столь удобен и успешен как у них: благоразумие не допустило меня при этом случае передать им вашу земную пословицу — велика Федора, да дура; мал золотник да дорог.

Я тут удостоверился, что на всех планетах и их спутниках к солнечной нашей системе принадлежащих живут люди; потому что на всех их видны города и села; а на ближайшей к солнцу, Меркурии, можно было даже различать людей: это возбудило во мне сильную охоту побывать там рассчитывая, что по соразмерному отношению величины земли к Меркурию, и люди на нем должны быть гораздо меньше нежели у вас так что вместо миниатюрного моего положения на солнце, я на Меркурии буду играть большую роль: одно только затрудняло меня, как с меркурия попасть дальше на Венеру, а оттуда на землю; ибо все таки меня тянуло опять к своим.

На Меркурия не трудно бы попасть; стоило только влезть в нос солнечного жителя, и просить его вычихнуть меня туда; но там я не мог надеяться найти подобные вспомогательные средства: я думал, подумал, да пошел советоваться с моим приятелем астрономом: Бази-фази обрадовался этой мысли, надеясь этим средством достать чрез меня подробнейшие сведения на счет этих планет; он мог бы потом помещать эти сведения и своих учёных изданиях выдавая их за собственные наблюдения, и тем перещеголять своих товарищей астрономов, и вот что он мне предложил:

«Ты влезешь ко мне в правую ноздрю, я лягу на спину, лицом к Брр-шрр (так называют там Меркурия) как скоро я прицелюсь к нему носом я дам тебе знак, ты начнёшь меня щекотать в носу, пока я чихну, и ты очутишься на Брр-шрр; там проживёшь все хорошенько осмотришь, и когда захочешь возвратиться к нам то напейся по больше росы, платье своё вымочи росою, и ложись на место, какое найдешь, по выше; наши лучи притянут тебя опять к нам: таким образом я помогу тебе путешествовать по всем планетам по твоему желанию, и мы оба с тобою наберемся от этого более истинных сведений, нежели можно набрать его от наших учёных пилюль: только отнюдь никому об этом не рассказывай, чтобы не возбудить зависти ученых моих товарищей, что по ничтожному твоему росту могло бы иметь для тебя опасные последствия».

Я предугадывал причины, по которым он меня уговаривал к скромности, и рассудил — почему мне не услужить ему за великую услугу, предложенную им, и мы согласились; надобно было только придумать средство, скрыть истину от добрых моих хозяев, и мы отложили воздушные мои путешествия до удобного случая.

Конечно Бази-фази надеялся моими трудами и опытностью составить себе славу и ученом свете; это простительно: пожалуй, теперь иной мудрец захочет воспользоваться моим опытом и под своим именем создать новую астрономическую систему, уверяя всех что он все открыл особою методою вычисления: я не и претензии; общеполезное не люблю держать и тайне, и мне все равно, чрез кого оно дойдёт до сведения публики, лишь бы дошло.

Малый мой рост в сравнении с солнечными жителями подал повод к разным проказам; между прочим многие охотницы до живописи списывали с меня Амура, так что мало по малу моя фигура очутилась уже во весь рост на многих стенах у тамошних красавиц: сначала писали меня без крыльев, потому что не видав никогда птиц они не имели понятия о крыльях; но когда я им растолковал употребление их и они поняли, что таким образом делаешься более подвижным тогда они с большим удовольствием прибавили это вымышленное украшение к моей особе.

Между прочим, дочери Бррш-гника, весьма искусные и живописи, списали с меня Амура, и им пришла странная мысль женить меня на одной дальней их родственнице, которая была карлицею, и за весьма малым ростом не могла найти себе партии, хотя была очень хороша собою, и довольно богата: эта карлица, девица Бинзи, была ростом только в четыре аршина и два вершка; что по солнечному размеру было чрезвычайно мало; впрочем она была очень пропорционально сложена, очень миловидная и умная; следовательно я не имел причины отказываться от такого союза: барышни, играючи, несколько раз венчали нас как у нас дети венчают своих кукол, и эта игра понравилась нам обеим; наконец они предложили своему отцу, что бы он приказал нас обвенчать серьёзно, для забавы Бррш-гникской фамилии, и для составляющих её круг знакомства: Бррш-гник принял с радостью это предложение, и приказал своему оберцеремониймейстеру, сделать все нужные распоряжения для этой потехи.

Однажды возвратясь домой я нашел Дирли и слезах; она взяла меня тотчас на руки, поцеловала, и сказала: «милый Мизюк мы должны с тобою расстаться, потому что вашему Бррш-гнику угодно тебя в самом деле женить на своей родственнице Бинзи; отказаться тебе от этого нельзя иначе ты подвергнешься многим неприятностям и гонению; да и мы можем претерпеть большие притеснения; а мне жаль с тобою расстаться; я так много тебя люблю; ты хоть кукла, да говоришь так умно, и так приятно было проводить с тобою время: по крайней мере, обещай мне, что ты будешь нас часто посещать.»

Я охотно дал слово бывать у ней так часто, как позволят обстоятельства; прибавляя к тому, что и я ее очень люблю и всегда останусь благодарным ей, и всему её семейству, за ласки, которые они мне оказали во время моего пребывания на солнце; я поцеловал ее, как мог нежнее, и мы говорили еще много о будущей моей судьбе.

Признаюсь, я внутренно радовался тому, что сделаюсь более самостоятельным чрез эту свадьбу, нежели был доселе; ибо хотя мне ни в чем не было недостатка, и я никаких не имел забот, однако все-таки я был тут ни что иное, как живая кукла, которая не смела иметь своей воли.

И этот же день Бррш-гник прислал за моими хозяевами, и приказал непременно принести меня с собою. Пришед ко Двору, мы нашли там многочисленное общество: Бинзи была разряжена богато, по солнечному обычаю: Бррш-гник подозвал меня к себе, и сказал, что желает составить мое счастье, и награду за то, что я вел себя так хорошо во все время моего пребывания в его владениях и назначил мне в супруги свою родственницу Бинзи, которая изъявила на то свое согласие; он спросил меня, согласен ли я на его предложение?

От такого рода предложений весьма неловко отказываться, где бы то ни было, не только на солнце, но и на всех планетах к нему принадлежащих; да при том я никакой не имел охоты отказаться, и отвечал Бррш-гнику, что считаю для себя величайшим счастьем что Его Сильнейшество удостоил меня милостивым своим вниманием; что родственница его Бинзи мне; очень нравится, и что для меня и то уже было очень приятно, когда его дети шутя венчали меня с нею; а что настоящее венчание будет для меня гораздо приятнее.

«Если так отвечал Бррш-гник, то поздравляю тебя женихом; подойди сюда, милая моя Бинзи, поцелуй своего, жениха; а чтобы не откладывать дело в даль, то после завтра сыграем вашу свадьбу при моем Дворе.»

Мы с Бинзою обнялись, и даже не равнодушно; она прижала меня к себе с такою горячностью, что я невольно закряхтел; что весьма позабавило всю компанию: за тем посадили вас обоих на стол и подчивали равными сластями; другие уселись вокруг стола, и мы провели несколько часов по обыкновению в разговорах и разных остроумных играх.

Пред прощаньем мы поцеловали руку у Бррш-гника и у его супруги, поблагодарили их за оказанную нам милость, и вас отнесли опять по квартирам велев нам приготовиться к свадьбе: при прощании с Бинзи мы еще раз нежно поцеловались, уверяя друг друга в неизменной любви, как это обыкновенно водится везде. Мои приготовления были не важны, потому что мне самому не о чем было заботиться: Дирли приняла на себя все хлопоты, которые состояли лишь и том чтобы мне приготовить хорошее праздничное платье, и вымыть меня почище; что она умела делать мастерски.

И назначенный для свадьбы день Дирли одела меня щегольски, посадила в свой ридикюль, и в сопровождений своего отца и матери отнесла меня во Дворец: там она вошла и боковую комнату, где были собраны все девицы, приглашённые к церемонии; и след за тем внесли и мою невесту, и девицы принялись мыть своих кукол (как они нас называли); вымыв нас в розовой воде, обтёрли мягкими полотенцами; потом натерли нас душистым маслом и одели со всевозможною изысканностью; когда наш туалет был окочен тогда посадили вас на особые подносы, и с церемониею внесли в залу, где уже собрались Бррш-гник с своею супругою, и со всем Двором: по средине залы стоил большой круглый стол на который вас поставили; придворный фити (духовный) велел мне перейти на поднос к моей невесте; а тот на котором я был принесён положили опрокинутым под стол. Бррш-гник был посаженным отцом у Бинзи, а мой добрый хозяин Бррш-киз у меня: придворный фити совершил обряд венчания; по окончании которого все поздравили и поцеловали нас: за тем внесли нас в столовую, и пересадили на золотое блюдо посреди стола поставленное, на котором поставлены были круглый столик два стула, и кукольные приборы на две особы: прочие уселись за стол и пошел пир горой: все были чрезвычайно веселы, и несколько раз так принимались хохотать, глядя на нас что на земле приняли бы этот гул за батальный огонь: признаюсь, мне и самому было очень смешно, что я, по росту моему годный занять почётное место и любой гвардии на земле, и жена моя, которую бы там приняли за огромнейшую великаншу, должны были тут представлять кукольную комедию для забавы солнечных проказников.

Когда пили за ваше здоровье, тогда мы встали с своих мест и почтительно поклонились во все стороны; что невольно напоминало мне полишинеля, которого у нас на улицах показывают ребятишкам фигляры, таскающиеся с шарманками: вообще положение мое в эту минуту, имело в себе столько странного; земные мысли и чувства были столько перепутаны с солнечными, что я с великим трудом мог сохранить надлежащее приличие, которое требовало настоящее мое положение. За здоровье пьют там свежим виноградным суслом.

Жена моя бросала на меня самые страстные взоры во все время обеда, и я не остался у ней в долгу; этого требовала здравая политика, которую я весьма охотно соблюдал и этом случае.

Встав из-за стола принялись за танцы; для меня это казалось точно, как будто горы пляшут: а как нам, по нашей миниатюрности нельзя было участвовать и танцах с большими, то заставили нас иногда танцевать одних; при чем много нас хвалили и ласкали. Бррш-гник и все присутствовавшие на свадьбе одарили нас щедро, и как мы не могли бы сами поднять тяжесть этих подарков то уложили их все в красивые ларчики, которых Бррш-гник велел отнести и наш дом.

Когда все празднество было кончено, тогда уложили вас в кукольную кроватку, поставили ее на поднос накрыли тоненьким колпаком, сплетённым из мелких ивовых прутиков и отнесли церемониальным шествием в дом моей жены, где и поставили ее в спальню, сняли колпак и оставили нас одних. Мы радёхоньки были, что наконец отделались от тягостного для нас церемониала, и уже на свободе предались нашим чувствам.

К нам приставили самую мелкую прислугу, какую могли отыскать в Бзю-лю-микском государстве, и как скоро мы проснулись, и зазвонили и колокольчик вся эта мелочная команда вошла в нашу спальню, чтобы принять наши приказания: лишь только мы успели одеться и позавтракать, как явились к нам Бррш-киз с своим семейством; также ближайшие родственники моей жены, чтобы поздравить молодых и сопровождать туда, где нам следовало быть с свадебными визитами.

Нас посадили и красивую корзиночку, которую привесили на белую палочку, и таким образом понесли; с моей стороны Дирли, а со стороны моей жены ближайшая её родственница, девица Пю-лю-лю; Бррш-киз шел впереди с трубачом; все прочие шли за нами; к ним присоединились все уличные зеваки, и кричали в след гирли-мюк! гирли-мюк! — что на их простонародном языке значит: будьте счастливы! будьте счастливы! — Так как наши поклоны едва ли кто мог заметить, то вместо поклонов мы должны была размахивать во все стороны маленькими белыми флагами с красными полосками.

Сперва принесли нас к Бррш-гнику, который со всем своим семейством приняли нас весьма благосклонно, поздравили и поцеловали, и дали нам выпить по напёрстку кокосового молока. Барышням очень хотелось было нас унести в свою комнату, чтобы по обыкновению сыграть с нами кукольную комедию; но на этот раз не удовлетворили их желания, потому что мы должны были сделать ещё множество визитов и нас понесли далее.

В каждом доме, куда вас приносили, мы должны были выпить по напёрстку какого-нибудь изысканного напитка; ибо и таком случае отказываться значило бы обижать хозяев: величина солнечных напёрстков начала меня крепко беспокоить, так что я опасался бедственных последствий; но к счастью добрая Дирли предвидела затруднительное мое положение, и все устроила с надлежавшею предусмотрительностью, предупредив обо всем мою жену.

Таким образом нас таскали около десяти часов, и везде заставляли пить; наконец, когда все визиты были кончены, принесли к Бррш-кизу, который нас угостил великолепным обедом; к которому были приглашены Бррш-гник с своим семейством, и со всею компанией, которая была на моей свадьбе: нас по обыкновению посадили на стол на подносе, и пред тем, когда гости готовились пить за наше здоровье, мы должны были встать, и спеть арию, приличную обстоятельству. По окончании угощения нас опять отнесли домой.

Каждый из бывших на вашей свадьбе должен был дать в честь этого события обед. Приглашая все бывшее на свадьбе общество; для принесения же нас к себе в дом и отнесения обратно домой, он должен был назначить четырех из самих ближних родственников и родственниц.

Таким образом прошли первые два месяца, обыкновенно называемые медовыми: наконец пришла и наша очередь дать обед; и признаюсь, что должно было быть забавно, смотреть со стороны на наше потчевание; мы не могли сделать это иначе, как бегая взад и вперед по столу, кланяясь каждому, и упрашивая кушать подаваемое: от такого сильного движения мы так устали, что насилу могли таскать ноги; однакож мы своим проворством и ловкостью в потчевании заслужили общую похвалу, и все единогласно решили, что мы годились бы быть людьми, если бы слишком малый рост не сделал вас куклами: — и такая похвала имела свою цену для меня, природного земного жителя, столь часто слышавшего, что название куклы придают иным по причинам, не возбуждающим зависти порядочных людей.

Однакож я чуть было позабыл упомянуть об отце и матери моей жены; не от забывчивости, но от рассеяния, и право без худого умысла: отец её Крр-чрр был отличный философ; он ничему тому не верил во что верили все прочие; и даже не верил чтобы дочь его Бинзи была карлицею: и замен того он составил для себя такую систему верования, которую никто не понимал и которая была совершенно противна здравому рассудку: по этому он считал всех глупцами, и был столь несносен мнимою своею учёностью; что мало по малу все оставили его знакомство; и даже его родственник Бррш-гник не приглашал его более ко Двору.

Жена его, Тюрлили, была женщина добрая, но так ослеплена мнимыми достоинствами своего мужа, что ей казалось все хорошо, что делал он хотя она сама не понимала кудрявых его суждений; но это было по-видимому следствием слепой супружеской её любви; почему ее и на осуждали; но как она горячо вступалась за все его бредни, и без всякого рассуждения вооружалась против всего, что её бирюк осуждал то мало по малу все родные и знакомые от неё отстали, и она уже более не являлась при Дворе Бррш-Гника.

Когда Его Сильнейшеству вздумалось меня женить на Бинзе, тогда он послал просить на то согласие Крр-чрр и Тюрлили; они охотно согласились на наш брак будучи рады, что нашлась партия для их дочери, в чем она до моего прибытия на солнце не имели надежды; при том я имел счастье понравиться Крр-чрру, до того, что он всегда уверял что исключая его самого, я умнее всех солнечных жителей: однакож по угрюмости своей отвыкнув от общества, он отказался присутствовать на вашей свадьбе; и Тюрлили, чтобы не противоречить мужу, осталась также дома.

В первое утро после нашей свадьбы мы едва на несколько минуть успели забежать к нашим папеньке и маменьке, чтобы просить их благословения, и поручить себя их благорасположению; а в следующие дни мы проводили у них по несколько часов до тех пор, пока приходили, чтобы нас увести и гости. Они меня очень полюбили, потому что я никогда с ними не спорил; а где нельзя было согласиться, или хвалить, я отмалчивался: они также охотно слушали, когда я им рассказывал про все, что делается у нас хорошего и худого на земле.

Папенька полагал что это должно быть очень забавно, когда мы земные жители хорохоримся, и воюем; он полагал что достаточно бы было одного солнечного жителя, прогнать метлою сотни тысяч земных карликов: этим он несколько задел мое самолюбие, и чтобы отплатить за его насмешку, я подробно растолковал ему ваши военные средства, действие огнестрельного оружия, которым мы не только можем сбить с ног величайших людей, но даже разрушаем каменные здания. Это вселило в него некоторое уважение к жителям земли, и вероятно более потому, что я был его зять: он даже просил было меня, написать военную историю нашей земли, с подробным описанием всех военных наших средств; в надежде, что и на солнце заведут войско, и поставят меня над ним главнокомандующим; но я от этого отказался, именно из опасения, чтобы это не приохотило солнечных жителей следовать вашему примеру; живо еще вспоминая, как на земле благоразумные люди жалели о том что военное ремесло, которое бы должно ограничиваться единственно защитою отечества, не редко обращается в забаву одних, и в отягощение других; и на этот раз почтенный мой тесть согласился с моими доводами; может быть потому, что он этим согласием предохранил собственный лоб от лобзания пули.

Вскоре после моей свадьбы был произведен публичный экзамен в одном из высших училищ столицы, и как меня почитали земным ученым, потому что умею ловко болтать о разных предметах то и я был приглашен и числе посетителей; а чтобы мне удобнее было все видеть и слышат то посадили меня на перила кафедры; что сделало довольно забавный эффект в многочисленном собрании великанов. Бррш-гник присутствовал при этом экзамене, и сидел на возвышенном месте; он сам записывал в свою памятную книжку имена тех, которые более отличились своими познаниями; чтобы при открытии вакансий на должности иметь готовых кандидатов для замещения их.

Всех вопросов я не могу припомнить; а сообщу только те из них, которые более врезались в мою память.

Вопрос. Что значит водопад?

Ответ. Вода, падающая сверху вниз.

Вопрос. Чем можете вы это доказать?

Ответчик взял ковш воды, держал его высоко, и сказал: вот теперь эта вода находится на возвышенном месте, я опрокину ковш, и вы все увидите, что она упадет вниз и самое это падение воды означает водопад.

Вопрос. Что есть дубина?

Ответ. Дубина есть часть дерева, обделанная в виде палки, но гораздо больше и тяжелее палки.

Вопрос. На какое употребление она пригодна?

Ответ. Можно убить человека, ежели ударить ею по голове.

Вопрос. Чем можете вы это доказать? Ученик поднял дубину, но ему отвечали, что теперь не время, и что он должен отсрочить физическое доказательство до другого раза.

Все восхищались остроумием и находчивости ученика, и полагали, что в нем будет прок: Бррш-гник занес его и свою записную книгу; а я украдкой улыбнулся.

Вопрос. Кто имеет право переменять правила правописания?

Ответ. Одна Академия Наук.

Вопрос. Почему вы полагаете так?

Ответ. Потому что выйдет большая бестолковщина, ежели каждый писака вздумает коверкать язык по своим прихотям; из этого выйдет такая путаница, что наконец вовсе не будет существовать определительных правил правописания; а как предполагается, что Академия Наук должна быть составлена из самих учёнейших людей, то ей одной должно быть предоставлено право, делать нужные изменения в грамматических правилах сообразно с потребностями своего века; ежели же каждому будет предоставлено это право, кто имеет на то более дерзости, тогда Академия Наук будет совершенно лишнее заведение.

Это показалось так ясно и справедливо, что все остались совершенно довольны этим объяснением исключая нескольких журналистов; и Бррш-гник занес его имя и памятную свою книжку.

Вопрос. Сколько будет дважды два?

Ответ. Четыре.

Вопрос. Чем можете вы это доказать?

Ответ. Два раза два составляет два раза две единицы; ежели эти четыре единицы опять разделит на две равные части, то каждая из них составит две единицы; следовательно, дважды два четыре.

Бррш-гник занес его за такой глубокомысленный ответ в записную книжку.

Вопрос. От чего жжется огонь?

Ученик стал в пень: учитель тряхнул его немножко, чтобы расшевелить гнездо учёности, находящееся и его желудке, и заставил его проходить несколько раз по зале: наконец ученик сказал: от того, что горяч.

Вопрос. Чем можете вы это доказать!

Ответ. Тем, что все холодное на него поставляемое согревается.

Экзаменатор вероятно опасался требовать дальнейших доказательств чтобы не предложили ему испытать на себе действие огня.

Вопрос. Что есть человек?

Ответ. Существо, составленное из костей и мяса, которое имеет способность переменять место по собственной воле; которое ест пьет говорит, и даже мыслит.

Вопрос. Чем можете вы это доказать?

Ответ. Отличными способностями вашего Умнейшества по всем этим предметам.

Этот ответ заслужил одобрение всего собрания и Бррш-гник определил его немедленно в службу по придворной должности.

Вопрос. Что такое болезнь?

Ответ. Отсутствие здоровья.

Вопрос. Чем можете вы это доказать?

Ответ. Тем что Врач не посещает того, у кого здоровье невредимо.

Это доказательство показалось мне не совсем удовлетворительным; но как все прочие посетители остались им довольны, то и мне не кстати было спорить.

Вопрос. Что есть учёность?

Ответ. Способность все знать.

Вопрос. Как можно сделаться ученым?

Ответ. Проглатывая как можно более ученых пилюль, и прохаживаясь после того определенное время под музыку, дабы желудок мог удобнее их переварить; от чего заводится в нем непереводимое гнездо учёности.

Вопрос. Чем можете вы это доказать?

Ответ. Тем что мы все приобрели этим средством глубокую учёность.

Вопрос. От чего же (указывая на меня) этот Мизюк приобрёл ученость, не глотая учёных пилюль?

Ответ. От того, что его горло слишком узко для учёных пилюль.

Этот ответ показался мне так забавен что я с трудом мог удержаться от хохота; солнечным же жителям он показался основан на математических правилах.

Вопрос. Что есть ум?

Ответ. Это есть такая душевная способность, которую может понимать лишь тот, кто ею владеет, и тому не нужно ее толковать; ктож ею не владеет тот ее не поймет и, следовательно, тому и растолковывать ее не для чего.

Превосходное истолкование! Закачали все; с чем и я охотно согласился.

Вопрос. За чем люди пишут?

Ответ. За тем чтобы другие люди читали их писание, и хвалили его.

Вопрос. Чем можете вы это доказать?

Ответ. Тем что писатели, которых сочинения не читают, или читают да не хвалят, сердятся.

Вопрос. Какая польза заключается в распространении учёности?

Ответ. Польза учителям, которые получают за то хорошее содержание; польза книгопродавцам которые торгуют учебными книгами, из которых делаются учёные пилюли; польза торгующим вишнёвым клеем употребляемом при составлении этих пилюль; и много других подобных польз.

Когда экзамен кончился, тогда удостоенным ученикам пришили учёные свидетельства на спину: всех присутствовавших угостили великолепным обедом: за тем в память этого дня, роздали всем конфеты, завернутые в разноцветных бумажках, на которых были напечатаны стихи, относящиеся к этому дню, и все разошлись по домам.

Теперь я имел полное понятие о солнечной учёности, которая, по моему мнению, заключалась в плодовитом наборе кудрявых слов как в нынешних Французских сочинениях; в весьма ограниченном, и часто превратном смысле, и которая требовала весьма крепкого желудка для того, чтобы переварить все перемешанные между собою науки, в которых большею частью учащиеся не имели нужды во всю свою жизнь.

На солнце величают людей по личным отношениям или качествам; например; говорят: ваше сильнейшество; ваше благоразумие; ваша заботливость; ваше глупейшество; ваша миловидность; ваша задорливость; ваша степенность; ваша смышлёность; ваше досужество; ваша крикливость; ваша сварливость; ваше милосердие; ваша строгость; ваша строптивость; ваше благодушие; ваша увёртливость; ваше человеколюбие; ваша правдивость; ваше правосудие и проч. и проч.: — и это чрезвычайно затруднительно; ибо не зная все подробности отличительных свойств каждого, легко можно ошибиться; а такая ошибка принимается весьма неблагосклонно, потому что, каждый гордится отличительными своими свойствам, какого бы они рода ни были; да при том, полагают, что, знакомясь с человеком должно вникать во все его свойства.

Бррш-гник приглашал меня часто к себе, заставлял рассказывать ему, что, и как у нас; водится на земле, и не редко делал весьма основательные замечания; между прочем ему вовсе не понравился образ представительного управления: ему казалось, что никогда не может быть толку, когда Правитель Государства зависит от интриг своих министров журналистов и нескольких сот человек из разных мест собранных из которых каждый вероятно более знает и заботится о том что касается до его гнезда, не соображая общей связи управления: он ставил и пример отца семейства, хозяина дома: ежели он не может приказать иначе, как наперед посоветовавшись со всеми младшими членами своего семейства, и получив их согласие, то выйдет бестолковщина: ежели все различных мнений, и каждый захочет упорствовать в своём; хотя бы это было только из одного самолюбия, то по всему вероятию они часто будут ссориться между собою; заведутся беспрестанные своры, дрязги и личности; каждый будет стараться прихватить власти ему не принадлежащей; будут интриговать друг против друга и естественно все пойдет на разлад; когда же хозяин сам распоряжает общим ходом дел, то будет стараться поддерживать всегда свое хозяйство в цветущем положении, потому что он лично в том заинтересован: ежели есть у него и доме умные головушки, то почему же не посоветоваться с ними, по пословице — «Ум хорош два лучше?» — но главное расположение должно, для единства в действиях зависеть от одного его.

Как я сам не охотник до разнобарщинного управления, то мне не трудно было согласиться в этом с мнением его Сильнейшества.

Между тем жена моя сделалась беременною, и мы имели надежду со временем населить часть солнца нашим племенем: как после рождения нашего дитяти мне бы уже труднее было предпринять предположенное путешествие по планетам, то и пожелал я до того срока побывать по крайней мере на ближайшей от солнца. Тестю моему эта мысль очень понравилась, и хотя жена моя очень не хотела со мною расстаться, даже на малое время, однакож вы успели ее уговорить; к чему и Бррш-гник много содействовал убеждением; в следствие чего он призвал к себе моего приятеля астронома Бази-фази; этот с важностью лег на землю лицом к Меркурию; простившись со всеми, и важнее всех с моею женушкою; я влез к нему в правую ноздрю; он прицелился; я по данному им знаку начал его щекотать в носу, он понатужился, чихнул и я совсем оглушенный очутился на Меркурии. После этого позвольте же отдохнуть, любезные друзья; продолжение впредь.


Путешествие по солнцу

Третий рассказ

Не знаю, долго ли я пролежал но мне, как сквозь сон, послышался, усиливающийся писк человеческих голосов, болтавших по-французски; наконец я очнулся, протер глаза, окинул взором вокруг себя, и увидел многочисленное собрание меня окружающее: кто пешком, кто верхом, кто в открытых экипажах; самые большие из этих людей ростом не выше десятилетнего мальчика, сначала я подумал, что вокруг меня собрались все воспитанники училищных заведений планеты, без гувернеров и гувернанток; заметив на многих из этих людей усы, бакенбарды и морщины, я догадался, что жители Меркурия вообще малого роста, соответственно малому объему их планеты; вот я и рассчитал, что тут мне можно будет разыгрывать высокую роль.

Все были одеты по, моде, как мужчины, так и женщины; из этого я заключил, что они образованы, тем более, что все говорили по-французски; поэтому мне показалось неприличным остаться в лежачем положении, и я вскочил на ноги: тут в одно мгновение толпа рассыпалась во все стороны, и женщины завизжали от испуга, как капризные у нас дети: однако ж десятка два мужчин вскоре остановились, переговорили несколько времени между собою, и наконец возвратились ко мне верхами на своих лошадках, которые не больше наших лягавых собак; все были вооружены пиками; а в дали было заметно, что другие собирались следовать за первыми.

Передний, вероятно начальник, подъехав ко мне, спросил меня, кто я? откуда? зачем? и как смел явиться к ним без приглашения? Я отвечал смиренно, что я земной житель, путешествующий по солнцу, где, наслушавшись об них много хорошего, я полюбопытствовал, и непременно решился свести с ними ближайшее знакомство; теперь надеюсь, что они мне позволят осмотреть их планету, и войти с ними в дружеские отношения.

Ничто так не охлаждает бестолкового гнева, как незаслуженная похвала: она и тут не осталась без действия; однако ж я имел дело с людьми сметливыми, не глупыми; они тотчас разочли, что, по моему росту, я потребую много пищи, и это обойдется им дорого, без надежды на какую-нибудь от меня пользу; и как они ни были малы в сравнении со мною, но, видно, надеялись преодолеть силу одного великана числом, храбростью и заносчивостью. Тот же мужчина сказал мне, что для них очень лестно слышать о выгодном мнении, которое имеют об них солнечные жители, хотя не имеют, чести их знать; что они мне очень благодарны за желание свести с ними знакомство, но что у них постановлено правилом, принимать только таких посетителей, которые могут быть чем-нибудь для них полезны; что от меня, напротив того, они предвидят одни убытки, потому что я, по моему росту, потребую слишком много пищи; что ежели я беспокойного нрава, как этого должно ожидать от людей, которые не могут усидеть дома, и не захочу подчинить себя их законам и обычаям, то должны будут содержать во всегдашней готовности корпус войск, чтобы меня караулить, и что это их побуждает меня просить, убраться поскорее туда, откуда пришел; и ежели я на это не соглашусь добровольно, то заставят силою.

Так как я не имел возможности исполнить это требование, то должен был принять другой тон, и потому объявил, что когда я уже принял на себя труд их посетить, то вежливость требует, чтобы они меня приняли с почестью; что, в противном случае, я заставлю их быть гостеприимными: я начал говорить смелее, заметив, что у них не было огнестрельного оружия, а со мною была пара карманных пистолетов.

Тот же мужчина закричал с сердцем: «Э, сударь! да вы смеете еще нам грозить! Вы хотите нас подчинить вашим законам? Мы вам покажем, кто мы!» и с тем вместе прокомандовал вперед, марш! а я, не дав им двинуться вперед, выстрелил в лошадь этого дерзкого наездника; она упада мертвая, а ездок полетел с неё вверх тормашки; другие бросились бежать, и я взял изумлённого и испуганного начальника на руки: он дрожал всеми членами, полагая, вероятно, что я тут же его съем. Я упокоил его, сколько мог, уверяя, что прибыл к ним без всякого худого намерения, и желаю снискать их дружбу; но что, в случае их сопротивления, я имею средства погубить их всех без большого труда; что я ни мало не сомневаюсь в их храбрости и благородстве, и надеюсь быть им полезен; что я, впрочем, не намерен долго у них пребыть, и удовлетворив свое любопытство, возвращусь на солнце; что я также легко мог убить его, как его лошадь, но пожалел его, на первый раз, приняв его строптивость за заблуждение.

Делать было нечего, выстрел из пистолета вселил в него мысль, что я имею гром и молнию в моей власти; следовательно, что я какое-нибудь существо сверхъестественное, и при том доброе, потому что не уничтожил его, когда имел на то средство, и после его нападения обходился еще с ним так ласково я снисходительно; поэтому мир был тотчас заключён между нами, и он принялся рассыпаться предо мною в приторных комплиментах.

Между тем товарищи его наблюдали издали в зрительные трубки, чем кончится судьба их начальника, и заметив, что я его не съел, но напротив тоге обхожусь с ним ласково, стали понемножку приближаться к нам, сопровождаемые всею толпою, по знаку, бельм платком выставленному моим пленником, и прицепленному к его шапке; когда мы стали приближаться к толпе, я пустил его вперед для переговоров: немного спустя, вся толпа приблизилась ко мне с почтением, мужчины сняли шапки, и шаркали; а женский пол чинно приседал; все извинялись в первоначальном приеме; уверяли, что это произошло от ошибки; что у них существует древнее народное поверье, что к ним явится великан с другой планеты, который захочет их себе поработить, и что, ежели они его до этого допустят, то сделаются самыми несчастными людьми в свете; что они приняли было меня за того великана, и потому решились отделаться от меня с самого начала; что, однако ж, мой великодушный поступок, в отношении к пощаде их начальника, доказывает, что они ошиблись в своем предположении, и теперь готовы оказать мне самое радушное гостеприимство.

Отблагодарив, я уверил их, что никогда никому не делал ни малейшего зла, и употребляю истребительные мои средства только по крайней необходимости: после этого все меня обступили с большим любопытством, рассматривали, и делали мне разные вопросы, на которые я отвечал со всевозможною определительностью и любезностью. Между прочем они очень дивились тому, что я так чисто и правильно объясняюсь на их языке, не живя никогда прежде на их планете: тут я рассказал им, что на моей планете, на земле, есть народ очень любезный, воинственный, легкомысленный, ветреный и задорный, который говорит тем же языком; что этот язык сделался столь общим по всему пространству просвещённой части нашей планеты, что того считают неблаговоспитанным, кто не умет свободно болтать на этом языке; что, следовательно, я учился этому в детстве, после провел несколько лет между этим народом, и крайне удивился, нашед у них этот язык общим, национальным.

Ах! милая маменька! подхватила тут одна миловидная девица, обращаясь к даме довольно бодрой; вероятно, мы все происходим от этого народа; наши души, оставив землю, верно переселяются на теперешнюю нашу планету; этот господин так хорошо описал природный характер того народа, что не оставляет в том сомненья; посмотрите-ка, как наши мужчины легкомысленны, ветрены. Мать не дала ей досказать прочие отличительные черты, сказав: доживёшь до моих лет, тогда рассуждай, а теперь тебе еще слишком рано разбирать качества мужчин. Дочка прикусила язык, и устремила на меня пытливый взор, как будто выпрашивала одобрительного взгляда, и я принялся защищать её мненье, которое вскоре сделалось почти общим, даже между учеными. И я, во время моего пребывания на Меркурии, должен был каждый день рассказывать им все, что знаю про Францию и Французов: я обрадовался, что напал на слабую сторону жителей, и не скупился на рассказы, умалчивая однакож обо всем, что имеет отношение к пороху, и вообще к огнестрельному оружию, чтобы оградить их будущность от плачевных событий; будучи твердо уверен в том, что стоит только дать повод к изобретениям, облегчающим истребление человеческого рода, то примутся за усовершенствование их до того, что наконец, по истреблении прочих, останется только, один человек на земле, и тот умрет потом со скуки, проклиная искусство, доведшее его до венечного одиночества. На этот счет я нашел в последствии превосходный закон на Венере, там один хитрец изобрёл было средство убивать по 50 человек вдруг одним топанием ноги, с помощью нескольких пружин: его, как злоумышленника против человеческого рода, тотчас присудили к вечному заключению в бездонном колодце, распространив силу этого приговора на всех будущих изобретателей подобных средств; с тех пор умные искусники не обращали более своего изобретательного ума на, пагубу человечества, и я нигде не видал столько истинного счастья, как на Венере; но об этом поговорим в свое время, когда дойдет очередь до, моего посещения этой планеты.

Начальник удальцов, которые сделали было на меня приветственное нападение, г. Крокиньяр де ла Мармелад, был префектом того департамента, в который я ввалился, департамента дела Крокиньоль, и жил в главном городе Фразаланвер, отстоящем от места моего падения не более полутора версты: ужасный свист и треск, сделавшийся в воздухе от быстрого моего полета, обратили на себя внимание дежурного астронома на обсерватории, и светящаяся моя наружность заставила его думать, что я падающий с Солнца метеор; он немедленно донес об этом префекту; тот приказал протрубить эту весть по всему городу, в собрав всех любопытных, учёных и неучёных, вышел на рекогносцировку; это и доставило мне случай, вдруг познакомиться со всем народонаселением города.

Г. Крокиньяр де ла Мармелад пригласил меня с собою в город, на что я охотно согласился, и мы отправились, сопровождаемые всеми прочими; я пошёл пешком, потому что другого не было средства; тамошние лошадки и экипажи были для меня слишком миниатюрны; префекту подвели лошадь; он отправил в перед гонца для приготовления приёма. — Только что мы стали приближаться к заставе, как зазвонили во все колокола, нам лучше сказать колокольчики; хор музыкантов заиграл очень порядочно марш на маленьких духовых инструментах, и городская стража отдала нам честь. Черев городские ворота я прошел-таки свободно; но дойти до дома префекта, представилось большое затруднение; двери, как не были велики для тамошних жителей, но я должен был согнутся в три дуги, чтобы пролезть, и в приемной зале я почти достал годовою до потолка. Присесть также было не на чем, потому что стулья я кресла были такого малого размера, что мне невозможно было на них поместиться; к счастью, я когда-то выучился между азиятцами сидеть на корточках; то и уселся таким образом между многочисленными гостями, которых префект пригласил к себе по случаю моего пробития, и беседа началась у нас весьма приятная. Я узнал тут от них многие подробности, относящиеся до их житья-бытья, по которым серьёзно заключил, что они действительно, до переселения их душ на Меркурия, обитали во Франции; что в последствии, как вы далее узнаете, еще более объяснилось; та же ловкость и острота в разговорах; та же заносчивость и хвастовство мужчин, увертливость и кокетство женщин те же сплетни, та же способность наговорить кучу фраз без смысла, и проч. и проч.; так что время пролетает, не оставляя на собою прочных впечатлений: не от того ли, подумал я, люди большого света очень медленно стареются, что время у них так скоро пролетает, что они не замечают, как его растратили? И время уносит их с собою прежде, нежели успеют приготовиться к прощанию с миром!

Между тем, как мы беседовали о разных предметах, приготовили сытный обед, и мы отправились в столовую; там я нашёл точно такой же порядок, какой находил в Париже за званными обедами; я сел на корточках между хозяйкою, мадам Бабильярд Крокиньяр де ла Мармелад, и старшею её дочерью, мамзель Инносант Пулет. Мне не удобно было вести их за стол под ручки, и я только протянул к ним руки, за которые они кое-как ухватились своими ручонками. Вся посуда соответствовала росту жителей, и мне казалось, что я сижу за детским столом в пансионе: однакож это не помешало мне утолить мой голод, как и за большим столом: кушанья у них такие же, как и у нас на земле, и вообще почти такие же обычаи; следовательно, мне было хорошо, исключая сидения на корточках, которое очень утомительно для того, кто к нему не привык. Подчивали нас также хорошими винами и другими Европейскими напитками. К десерту все развеселились, посылались каламбуры и разные остроты. Хозяин признался, что, когда я взял его на руки, он думал, что настал последний его час, и что он никак не ожидал, чтобы такой великий человек, как я, мог быть так кроток; тут он выпил за мое здоровье; прочие последовали его примеру, и обе мои соседки благодарили меня со слезами на глазах, за помилование их мужа и отца.

Научившись пустословить в большом свете, я пустился любезничать до того, что вскоре совершенно разогнал всякое опасение на счёт предполагаемых сначала властолюбивых моих видов, и к концу обеда я был уже в полном смысле товарищем; даже некоторые красавицы различных возрастов, забыв мой исполинский, в сравнении с ними рост, начали не шутя со мною кокетничать.

По окончании обеда мы отправились в гостиную, где продолжались прежние разговоры еще около часа; петом принялись за музыку, и кончили день танцами, в которых я, однако ж не принял участия: во время обеда хозяин велел на скоро изготовить для меня нечто похожее на кресло, так что я мог уже сидеть поспокойнее: наконец гости разъехались по домам, и меня на первый случай уложили спать в гостиной на полу.

Когда гости разъехались, и хозяйки ушли на свою половину, то хозяин сказал мне, что он по обязанности своей уже донес королю о моем прибытии, и что я, вероятно, подучу приглашение явиться ко двору, где, наверное, буду хорошо принят; поэтому он предложил мне, не захочу ли заказать на этот случай одежду по национальному их покрою, на что я охотно согласился, надеясь быть опять совершению похожим на то, чем был до прибытия моего на Солнце. С меня сняли мерку, что не обошлось без большого затруднения, потому что меня обставили стульями, по которым портной должен был путешествовать, пока не успел в своем предприятии.

Вся планета составляет одно королевство, состоящее из оного племени, и потому управление им гораздо удобнее, чем составленными из различных племен. Конечно, различие климатов, которое точно также существует, на Меркурии, как и на всех планетах, производит некоторые отличия в наружном виде жителей, но общий состав одинаков, и потому также одинаковы правила, законы и обычаи.

Между привычками тамошних жителей я заметил одну, весьма странную: они то и дело запускают пальцы в волосы, и чешутся в голове сначала мне совестно было спросить о причине: но убедившись, что это не считается у них дурною привычкою, как у нас, я решился, и вот что мне сказали:

«Один знаменитый наш химик попал на мысль, исследовать состав человеческих ногтей, в той уверенности, что на свете ничего не создано без пользы; он собрал сперва обрезки своих ногтей, разложил их химически, и нашёл, что в них содержатся богатейшие составные вещества для удобрения почвы; между этими составными веществами он заметил следы личных его качеств, умственных и нравственных; что и приписал своей привычке, часто чесаться в голове. Он повторил эти опыты над обрезками ногтей других особ; открылось, что качества тех людей, которые имели привычку чесаться в голове, не открывались при химическом разложении их ногтей; когда же они, по просьбе исследователя почесывались в голове, тогда их качества обозначились при химическом разложении их ногтей. Это заставило химиков заключить, что животный магнетизм играет тут важную роль; потому что как корень всех свойств человека находится в его голове, то весьма естественно, что тончайшие испарения этого корня, или головной мох, который мы называем волосами, напитан свойством этого корня, также, как и кожа, из которой эти волосы вырастают. Ногти, то есть, вещественная часть исполнительной воли, соприкосновением созревшей их частью, то есть оконечностями, к головной коже и волосам производят магнетическое столкновение, чрез что они’ они проникаются коренными свойствами человека, своего хозяина; а как ногти вещество твердое, роговое и эластическое, то могут на долгое время удержать в себе эти свойства: знаменитый химик не удовольствовался этим опытом; но собрал ногти от различных лиц, с различными противоположными свойствами, и удобрил ими отдельные участки земли: выращенные плоды были употреблены в пищу людьми; последствием этого было то, что не только употребившие эти плоды переменяли мало по малу природные свои свойства на свойства тех людей, ногтями которых были удобрены участки, но что даже родившиеся после того их дети имели те же свойства; а как неоднократно, повторенные подобные опыты удостоверили правительство в их действительности то оно наистрожайше воспретило людям худых свойств чесаться в голове, чтобы от употребления их ногтей на удобрение земли, те свойства не могли распространяться в потомстве; почему на позволение чесаться в голове должно иметь полицейское свидетельство, подписанное ближайшим светским и духовным начальствами, и ближайшими соседями. Кто осмелится чесаться в голове без этого свидетельства, тот подвергается строжайшему наказанию, как развратитель нравственности будущих поколений. Так как правительство считает священным долгом, всегда усердно пещись о настоящей и будущей нравственности народа, то эта мера заставила уже многих исправиться, и теперь считается за стыд, не иметь позволения чесаться, в голове, потому что это предполагает признанные худые качества. Ногти, состригаемые с ножных пальцев, также пригодны к удобрению, но они не содержат, в себе следов свойств человека, вероятно потому, что не удобно ими чесаться в голове: эти опыты доказали также, что каждый человек производит в продвижении года столько ноготных обрезков, сколько потребно для удобрения пространства земли, нужного для произведения того количества пищи, которое необходимо для его насыщения; по этому все тщательно стригут свои ногти, и употребляют их на удобрение земли, с особенною разборчивостью; а некоторые люди, с отличными качествами, получают даже изрядный доход от своих ногтей: ногти же людей с известными пороками не позволено употреблять на удобрение ни полей, ни лугов, а только для удобрения лесов и так называемых мертвых почв, для необходимого возбуждения растительной силы. При важных следствиях, опутанных непроницаемою тайной преступления, искусный химик должен разложить ногти подсудимого, чтобы узнать, склонен ли он к преступлению, в котором обвиняется.

Мне дали уразуметь, что вероятно их король попросит у меня прибор моих ногтей в подарок, а этикет требует, чтобы немедленно тут же их остричь и отдать, нимало не церемонясь, и не отговариваясь, в что такое добровольное пожертвование целым комплектом образков моих ногтей сослужит лучшим доказательством тому, что я не боюсь химического исследования; при этом посматривали на меня пристально, чтобы заметить, не приведёт ли это меня в смущение. Я понял взгляд, улыбнулся, и сказал, что поставлю себе за особую честь поднести их королю мои ноготочки; и подумал» про себя: «еге! куда я попал! Какой хитрый народ!» и успокоился, однако ж мыслию, что сам знаю, где раки зимуют, и что, следовательно, меня не легко провести.

Полагая, что это важное открытие химиков на Меркурии может доставить немаловажную пользу жителям родимой моей планеты, я полюбопытствовал узнать, каким образом делается у них этот ноготковый компост, и как он употребляется. Любопытство мое было вполне удовлетворено, и даже было заметно, что желание такого великого человека, каков был я для них, научиться их мудростям, весьма льстило их самолюбию. Я записал все аккуратно, и охотно сообщаю теперь моим согражданам это открытие; пусть опытные химики-агрономы довершат начатое мною, и многоповторенными разносторонними опытами определят, в какой мере оно может быть полезно в нашем сельском домоводстве; вероятно, знаменитейшие экономические общества займутся тщательным исследованием предмета, который, по крайней мере, столько же интересен, сколько определение удельного веса аммиака в 278 кубических саженях атмосферы, хотя химики не нашли еще средства отделить аммиак от атмосферы: об этом определении веса я когда-то слышал из уст одного замысловатого профессора на публичной лекции о земледельческой химии: в последствии меня уверили, что эта бестолковщина произошла от того, что г. профессор сельского домоводства никогда не пахал, не бороновал, не сеял, а только пожинал; или лучше сказать, брал готовое из амбара: ему платили за то, чтобы он удерживал своих слушателей определённое время в спокойном положении, и он со всею совестливостью говорил по 60 минуть в час, что на ум ему попадало, между-тем, как мнимые его слушатели предавались сладостной дремоте. Как было бы полезно, например, для Французского правительства, иметь таких профессоров в запасе, и заставить все беспокойные головы слушать их лекции; эта мера привела бы, вероятно, мало по малу, беспокойные умы в сонное онемение, и отяжелила бы, все их замыслы; но здесь речь не о политике; вот вам ноготковый рецепт.

Надобно взять одну долю состриженных ногтей, положить их в три доли солено-кислого атмосферического водорода, с прибавкою двух долей серно-кислого удушливого газа, и дать им мокнуть трое суток, от чего они обратятся в камедо-насыщенный углеродно-черноземный кисель, который потом насыщается мефитническо-углеродным дыханием, пока начнется приметное брожение; тогда прибавляют туда же две доли человеческого пота в скалках, три доли атмосферического водососного кали, две доли золы из пережженных комаров и мошек, двадцать долей сгущённого сосредоточенного водородно-кислого пара, и десять долей росы; все эти вещества тщательно перемешиваются посредством воздухо-насосного аппарата, пока эта смесь начнет пениться; тогда компост готов, и употребляется следующим образом:

Семена размачивают в этом растворе в продолжение 12 часов; потом их вынимают, обваляют в солнечных лучах, обращенных в мелкий порошок посредством особенного химического производства, и сажают их по местам, весьма редко, потому что от этого семена получают такую растительную силу, что каждое зерно дает до тысячи стеблей; для лучшего успеха накапают еще до десяти капель этого раствора на землю вокруг каждого семечка.

Это приготовление, конечно, хлопотливо, но в замене оно дает круглым числом до 30 т. зёрен от каждого куста, до чего мы, со всеми нашими утонченностями, по этой частя далеко еще не достигли. Вот вам, господа химики и агрономы, обширное поле для полезных исследований! Конечно надобно будет в этом случае, как во всяком другом, применяться к местным обстоятельствам нашей планеты, которая гораздо дальше отстоит от солнца, нежели Меркурий; но кто лучше знает, тому и книги в руки. Когда этот компост войдет и у нас в употребление, тогда и ноготочки войдут в цену; и корыстолюбие заставит, вероятно, многих злых жен остричь свои ногти; от чего кожа их мужей останется в благоприятнейшем виде; следовательно, польза от этого будет двоякая. Разве только последствия будут опасны для потомства? Но обратимся опять и моему повествованию.

От столицы проведены гальванические телеграфы по всем направлениям; поэтому ответ короля не замедлил прийти очень скоро, и когда я в следующее утро проснулся, то г. Крокиньяр де-ла-Мармелад объявил мне, что их король Ансельм Лориньи десятый, приказал меня пригласить к своему двору, и дать мне все нужные для проезда к нему пособия. Платье моё не было еще готово, и я попросил услужливого моего хозяина, донести королю, что я принимаю его приглашение с величайшею признательностью; но прошу позволить мне отдохнуть еще несколько дней на месте, чтобы оправиться после трудного моего путешествия из Солнца на их планету, и чтобы немного попривыкнуть к их воздуху: хозяин мой был сам очень доволен этою отсрочкою, чтобы иметь время приготовить все к приличному моему путешествию.

Между тем я старался собрать разные сведения на счет всего, касающегося до их образа жизни, и расскажу вам, любезные друзья, все что могу припомнить.

Жители Меркурия очень любят заниматься литературою, которая находится у них на высокой степени совершенства; к этому много способствовало следующее обстоятельство: по общему вкусу к литературе, завелись у них многие писатели, которых большая часть пустилась в издатели журналов; между последними развелись было и литературные шавки, пустолайки, которые, завидуя чужому уму, вздумали его подавлять глупою, плоскою, и вместе с тем невежественною критикой, привязываясь ко всем мелочным ошибкам, даже, опечаткам, и стараясь тем потемнить действительное внутреннее достоинство сочинения. Сочинители с твердым характером, конечно, не обращали внимания на эти плоские, пошлые критики, служащие только неопровергаемым доказательством невежества критиков, не отвечали на них из презрения, и продолжали писать; но многие молодые таланты, недостигшие оседлости в литературе, испугались лая этих шавок, перестали писать, и таким образом многие возрастающие таланты, которые бы со временем могли занимать почётные места между литераторами, были подавлены при самом начале их появления на литературном поприще: это обратило на себя внимание благоразумной и благонамеренной части публики, которая рассуждала так: пусть журналисты делают справедливые, благонамеренные замечания на счет вновь появляющихся сочинений; сочинители их без сомнения останутся им за то благодарными, и воспользуются такими уроками; но излияние желчи никого не исправит, а ложный стыд подвергать себя суждению тлетворных зоилов, лишит нас многих будущих талантов, и существенный вред нашей литературе. Мы платим журналистам за их произведения, в надежде читать за свои деньги статьи приятные и поучительные, а не ругательные; глупые же, пошлые критики ничего не могут, заключать в себе, ни приятного, ни поучительного, а служат только к стыду нашей литературы, и к незаслуженной обиде людей, посвящающих плоды своих трудов обществу. Ежели их сочинения не заключают в себе истинного достоинства, то не станут их читать, и это достаточно докажет сочинителям, что публика их не одобряет, без всякой личной обиды.

В следствии такого рассуждения все согласились не подписываться более на те журналы, в которых помещаются ядовитые, пошлые критики, оскорбляющие предполагаемый изящный вкус читателей, и сдержали слово. Это заставило журналистов воздержаться от зуда изливать свою желчь на произведения чужого ума, из каждого не принадлежащего к их партии, и направлять собственный ум на благороднейшее, общеполезнейшее занятие. С тех пор литература приняла у них действительно лучшее направление, что справедливо приписывают благоразумному уроку, данному журналистам.

Желая усовершенствовать все ветви сельского домоводства и промышленности, некоторые благонамеренные люди согласились составить общество поощрения по этим частям, в чем король, усердно пекущейся об общественном благе, охотно содействовал всеми зависящими от него средствами. Многие знатные люди, ученые, и известнейшие практические усовершенствователи разных хозяйственных частей сделались членами этого общества, которое действительно, в начале своего существования, стремилось единственно к достижению предположенной цели; но как все на свете изнашивается, так случилось и с этим обществом.

Религия жителей Меркурия основана на двух главных правилах:

1) люби Бога паче всего, и

2) а ближнего как самого себя! то есть; делай только то, что угодно Богу, и не делай другим того, чего не хочешь, чтобы делали тебе, а как беспрестанно твердят это детям с самого даже нежного их возраста, то это делалось, почти у всех, так сказать, второю натурою; от этого у них почти не бывает важных преступлений; по крайней мере они чрезвычайно редки. Конечно, как гласит пословица, в семье не без урода; попадаются шалуны; но по общему добродетельному направлению они не легко находят себе товарищей, и скорее попадаются в руки правосудия.

Богослужение их весьма простое, всем понятное, без всяких так называемых, философических толкований: это простое излияние признательного детского сердца обожаемому Отцу, Творцу вселенной, и вероятно от того у них нет расколов.

Король их величается Ваша Справедливость, потому что справедливость признается там первою добродетелью; и они твердо уверены в том, что справедливость есть надежнейшее основание незыблемости правительства; по этому, обличенному в малейшей умышленной несправедливости, навсегда преграждаются все пути к должностям и почестям; даже ежели несправедливость учинена кем-либо без умысла, из оплошности, то и такой не скоро выйдет в люди, потому что там не позволяется играть судьбою другого, когда уже кто определен к должности, то требуют, чтобы он ею занимался со всевозможною совестливостью, от высшего до низшего. Это вселило в меня большое уважение к общественным их добродетелям.

По господствующей нравственности жителей Меркурия судебных мест у них очень мало; следовательно мало чиновников, и не более, сколько требует необходимость для наблюдения за общим порядком: а как они всегда избираются по испытанным личным достоинствам, а не по чьему-нибудь ходатайству, или покровительству, и не могут подвергаться искушениям покривить душою, что немедленно и непременно лишило бы их места и общественного уважения, то все должностные люди пользуются общим уважением и доверенностью, как Короля, так и народа.

По тамошним преданиям, Меркурий был некогда разделён на разные государства, в тогда случались частые раздоры и война между ними, распространившие общее их разорение и развраты; и между тем, как одни блудно проматывали родительское наследие, другие томились в крайности, или умирали с голода, и самое правительство входило в такие неоплатные долги, что конечная гибель всех казалась неминуемою. Тогда в этом отчаянном положении один добродетельный муж спас всех жителей планеты; это был один из предков нынешнего их Короля, Тинстан 1-й, человек с отличнейшими достоинствами, добр, богобоязлив, благоразумен, умен, справедлив, храбр, осторожен, человеколюбив, великодушен, одним словом столько совершенен, сколько дано смертному быть совершенным.

Примером своим во всех добродетелях он внушил своим подданным стыд не быть добродетельными; в это самое время было открыто вышеописанное средство узнавать свойства людей посредством химического разложения их ногтей; окружающие Короля, побеждённые, как его примером, так и испытанием чрез ногти, первые обратились на путь добродетели; а прочие сословия естественно следовали постепенно их примеру: нет народа, нет сословия, которое не почувствовало бы стыда быть дурными, когда добрый пример руководствует их свыше и доказывает гнусность худого поведения; это неоспоримая аксиома.

Глупая, беспутная роскошь прекратилась, ибо как скоро уже не за кем было тянуться, то желание перещеголять высших, сделалось бы смешным и презрительным; от того долги мало по малу были уплачены; истинное довольство разлилось по всем сословиям народа, и вместе с тем утвердилось его счастье. По мере уменьшения преступлений уменьшилась и надобность в судебных местах, следовательно, в чиновниках; от этого все лишние чиновники обратились к сельским, столь приятным и общеполезным занятиям, что в короткое время возвело сельское домоводство, этот неиссякаемый источник народного богатства, до высшей степени совершенства, и счастие народа сделалось прочным. Природное легкомыслие и ветреность его потеряли свою вредную сторону, обратилось в игривую, безобидную игривость, оживляющее общество.

Дорожа счастливым своим бытом, под управлением такого мудрого, добродетельного Короля, все с горячностью стремились к защите отечества, когда соседи осмеливались нападать на них; сами же никогда их не обижали, и даже с пленными обращались как с братьями. Когда наконец соседи увидели, что все их покушения тщетны, и обращаются им самим во вред; и когда убедились в том, что такая непобедимость происходит от мудрого управления, создавшего прочное счастье своего народа, то пожелали сами быть участниками этого счастья, так, что Короли соседних народов, опасаясь формального отпадения своих подданных, обратились постепенно к Королю Тинстану 1-му с просьбою, сделаться главным их повелителем, обязуясь повиноваться всем его узаконениям. Король Тинстан весьма чувствовал, что такое расширение его власти увеличит и ответственность его пред Богом за управляемые им народы; но надеясь сделать и их столь же счастливыми, сколько удалось ему сделать, свой народ принял их предложение; и с тех пор существует на Меркурии, только одна главная власть.

Король Тинстан оставил прочих Королей своими наместниками в прежних их королевствах, и вскоре не осталось никакого опасения на счет разрыва с их стороны, потому что народы так сроднилась между собою общим счастьем, всеми признанными за плод мудрых распоряжений Короля Тинстана, равно любимого и уважаемого всеми, что эти наместники не нашли бы приверженцев, ежели бы им вздумалось от него отложиться: впрочем, и собственное их положение этим улучшилось. С тех пор они живут спокойно в счастливо, без других забот, кроме наблюдения за исполнением общих распоряжений; и как они были довольно умны, и поняли, что Король Тинстан достиг такого счастья, и заслужил общую любовь и уважение примерною добродетелью, и что ныне на Меркурии не осталось других средств их заслужить, то сами обратились на прямой путь добродетели, чем и труды их по второстепенному управлению весьма были облегчены.

Постоянного войска у них нет, потому что не с кем воевать; а есть только гражданская стража, как для оказания скорой помощи в случае какого-либо несчастия, так и для того, чтобы показать бдительность правительства против затей шалунов, ежели бы такие случились. Эту службу несут попеременно все обыватели без всякого отягощения, а все их оружие состоит в красивой пике с флюгером, более для виду, чем для действия, в котором не предвидится надобности.

Огнестрельного оружия и действия пороха они не знают, несмотря на то, что вообще сделали большие успехи в химии и механике; в это должно отнести к особенной Божией милости. Разумеется, что я не хотел нарушать их спокойствие, сообщением им этого пагубного для человечества изобретения: они и камни ломают без пороха, но посредством гальванического аппарата, или просто продалбливают дыры в скале, забивают туда сухие деревянные гвозди, и поливают их потом водою; от этого деревянные гвозди разбухают, и отрывают от скалы камни произвольной величины.

Моря, озера, реки есть у них также, как и у нас; но военного флота нет по той же причине, по которой не имеют постоянных сухопутных войск; зато купеческих кораблей у них бесчисленное множество; иные действуют парусами, как и у нас; а другие приводятся в движение посредством гальванического аппарата, совершено безопасного, и имеющего сильнейшее, против паровых машин, действие. Земля их везде перерезана каналами, так что почти вся перевозка тяжестей производится на судах; это чрезвычайно облегчает торговлю. От этого, столь удобного и дешёвого передвижения товаров, цена от перевозки весьма мало возвышается; что приносит столько же выгоды покупателям, как и продавцам.

Электричество и гальванизм играют у них важную роль; они суть главные движители на всех почти заводах и фабриках; следовательно, они не имеют надобности в огромном количестве горючих материалов, что необходимо требуется у нас, для приведения в действие паровых машин; от чего изделия становятся также дешевле.

Денежная их система очень похожа на нашу; а как у них нет государственных долгов, то и нет ассигнаций; обороты движения капиталов по всем местам производятся чрез торговые конторы.

Финансовая их система очень проста, и заслуживает особенного внимания; но, любезные друзья, оставим это до следующего рассказа; теперь, я очень устал, пора отдохнуть. До свидания.

Четвертый рассказ

Вот, любезные друзья, мы опять собрались в дружеской беседе, в вы верно пожелаете узнать продолжение моих похождений. Извольте, я готов удовлетворить ваше любопытство, кажется, мы в последний раз остановились на финансовой системе жителей Меркурия? Она чрезвычайно проста, и основана на строжайших правилах справедливости, на прибыльных оборотах капиталов, обращающихся в торговле. Там уделяют в казну часть своих избытков только тот, кто добровольно тратить деньги на разные покупки, следовательно, тот, кто имеет на то достаточное состояние; лично никто не озабочен внесением определенной подати, получением квитанции, и проч. и проч.; взнос не имеет даже вида и названия подати; и вот как это делается.

Все виды торговли производятся торговыми предприятиями, которые обязаны иметь главные свои конторы в городах; они платят в казну определённую долю из чистых своих барышей; для наблюдения за правильностью их отчетов, начальник города имеет право и обязанность рассматривать их по крайней мере раз в месяц; за что он получает один процент из той доли, которая достается правительству по тому городу: он же распределяет этот казённый доход, или отсылает его, куда следует, по распоряжениям правительственного совета; следовательно тут не нужно ни палат, ни чиновников для взыскания податей, ни казначейств для хранения денег, ни канцелярии для производства финансовых дел; отсюда уменьшение значительной части государственных расходов, и вместе с тем надобности в прибавочных доходах; а чтобы торговые компании не отягощали покупателей, то правительство постановило товарам постоянные цены, выше которых не позволяется их продавать, с соблюдением такой соразмерности, чтобы торговля процветала.

Таким образом подати поступают в казну самым легким и уравнительным образом, без всякого личного отягощения; кто издерживает более, тот уделяет более; кто издерживает менее, тот уделяет менее; каждый соразмерно с своим состоянием; даже Король, из той суммы, которую он издерживает на содержание своего двора, взносит свою долю, поступающую обратно в казну чрез посредство торговых компаний; и все это делается добровольно, без малейшего принуждения; потому что покупка всегда и везде есть свободное действие покупателя. При этом распоряжении нет, и не может быть банкротов; что также составляет весьма важное и выгодное обстоятельство для торговли.

Эти компании доставляют правительству гораздо более доходов, нежели нужно для покрытия скромных его расходов; это дает ему возможность усовершенствовать пути сообщения, столь много содействующие процветанию торговли: можно определительно сказать, что торговля на Меркурии, под руководством мудрого, чадолюбивого правительства, составляет источник общественного благоденствия: жители этой планеты так убеждены в этом, что все благословляют правительство со всею горячностью признательного сердца, и споспешествуют торговле всеми от каждого зависящими средствами.

Фабриканты, ремесленники и вообще промышленные люди также не платят никаких податей; но не менее того они наравне с прочими участвуют в составлении государственных доходов; потому что, находясь в благоприятнейшем состоянии, они могут более издерживать на свое содержание; и доля, достающаяся правительству от чистых барышей, получаемых торговыми компаниями за продаваемые этим людям товары, вполне заменяет те подати, которыми прежде они были обложены; и так как никому не воспрещено участвовать в этих компаниях, то состояние всех привело в равновесие; нет ни нищих, нет ни безмерно богатых.

Зависимость одного сословия от других по мере полезной деятельности каждого, есть условная; а потому между ними видно более естественной общественной, благонамеренной связи, которая много содействует к устранению неприятных и вредных личностей.

Воспитание юношества основано у них на весьма благоразумных началах: девицы воспитываются дома, и исподволь приготовляются к правильному исполнению будущих обязанностей, для которых они созданы; то есть, их готовят быть хорошими супругами, матерями, наставницами своих детей и хозяйками; эта главная цель воспитания; все прочее, как-то: литература, музыка, рисование, живопись и подобное, причисляются к предметам второстепенным, служащим, для приятности жизни, для отдохновения от действительной обязанности и каждая занимается ими по мере природных своих способностей, как занятиями побочными. Девицы, воспитанные в таких правилах, суть настоящий клад для мужчин, и потому вещественное приданое составляет только побочный предмет при заключении браков.

Мальчики первоначально обучаются также дома; родители поставляя за удовольствие исполнять эту обязанность, находят довольно досуга заниматься ею. Таким образом воспитывая их почти в глазах своих, они имеют более случаев наблюдать за их нравственностью, а по принятому у них правилу, добрая нравственность служит надежнейшим основанием всякого воспитания, и готовит человеку истинное счастье в жизни: это основание должно полагать с самого нежного возраста детей, и никто не может этого сделать прочнее, удобнее и с большим успехом, как сами родители.

Когда мальчика довольно приготовлены дома, тогда посылают их в публичные удилища, смотря по роду жизни, к которому их назначают: там не требуют, чтобы мальчик знал все, что знают все профессоры вместе; но ему необходимо знать основательно принадлежности той части, для которой он готовится; а как литература находится у них на высокой степени совершенства, и следовательно нет недостатка в хороших книгах по каждому предмету, то каждый может и после удовлетворить свое любознание, в свободные часы от настоящей своей обязанности, занимаясь чтеньем о неизвестных ему предметах, в виде приятного препровождения времени.

Кто имеет более природных способностей, тот может более усовершенствоваться в избранном им предмете, к которому он оказал более склонности, в высших учебных заведениях, открытых без платы для всех сословий: от этого число отличных художников и ученых размножилось весьма значительно, и особенно замечательно то, что они вовсе не прекратили заниматься потомством.

Прожив несколько времени с этими добрыми людьми, я так их полюбил, что начал было жалеть о том, что природа, как мне казалось, обидела их ростом; но порассудив, я нашел, что не должно все мерить на свой аршин; потому что ежели бы они все были моего роста, то маленькая их планета не могла бы им доставлять пищи в достаточном количестве, и тогда они должны были бы умереть с голоду, или перерезать друг друга из-за куска хлеба; следовательно, Бог устроил все к лучшему.

Между прочим, мне рассказали весьма странную вещь: жители Меркурия часто видят сны, имеющие между собою историческую связь, и это заставляет их предполагать, что они составляют, так сказать, воспоминания прежней жизни, проведенной на другой планете, прежде переселения их душ на Меркурия: несколько разительных случаев убедили меня в истине этого предположения, когда многие из тамошних жителей рассказали мне свои сны.

Так между прочим, из снов пересказанных мне моим хозяином г. Крокиньяром де ла Мармелад, нынешним областным начальником того места, куда солнечный астроном Бази Фази швырнул меня своим чиханием, и из слов его семейства, я заключил, что на нашей земле он был Дофином, отцом несчастного Людовика XVI-го; жена его известная Орлеанская дева, спасительница Франции; дочь его г-жа Ментепень, а камердинер его, известный революционный генерал Сантерр, командовавший Парижскою национальною гвардией во время казни Людовика XVI. Я счел не благоразумным, снимать в этом случае завесу с того, что для собственного их спокойствия должно было остаться загадкою: посудите, какая вышла бы у них кутерьма, если бы они узнали прежние свои отношения ко многим людям на нашей земле, сравнивая их с настоящими? По неволе, во многих, мирных теперь сердцах, возобновилась бы прежняя ненависть против прежних врагов и притеснителей, или убийц, с которыми они ныне живут в добром согласии: я только подумал, — как странно люди сходятся на белом СВЕТЕ! Может быть и наши сны имеют некоторую связь с прошедшим нашим существованием, точно также, как они бывают иногда предвестниками будущего! Может быть и я был прежде на какой-нибудь планете совсем в других отношениях к нынешним моим друзьям и врагам! Но лучше этого не знать: что Богу угодно было оставить для нас тайною, того не должно стараться раскрывать, а слепо покоряться Его святой воле: однакож я посоветовал жителям Меркурия, воспользоваться намеками опытности, извлечёнными из сновидений, для руководства в настоящем их быту.

Должно предполагать, что на некоторых жителей Меркурия иные происшествия земной их жизни сделали такое сильное впечатление, что они принесли их с собою на новое место своего жительства; так, например, я видел там превосходную картину, представляющую вступление союзных армий в Париж 1 апреля 1814 года; все главнейшие лица, находившиеся при этом торжественном вступлении, были чрезвычайно верно схвачены, и выражение каждого, сообразно с его тогдашнею ролею.

Это меня так изумило что я решил познакомиться с художником, написавшим эту картину, мне представили ловкого молодого человека благородной наружности: из пересказанных им сновидений я заключил, что он во время вступления в Париж союзных войск был князь Талейран, и что это благородное занятие неприятельской столицы оскорбленными народами так его поразило, что не могло изгладиться из его памяти.

По весьма ограниченной надобности в чиновнике, большая часть жителей из высших сословий занимается улучшением земледелия, садоводства, лесоводства, и вообще всех ветвей сельской промышленности, и это заставляет их предпочитать сельскую жизнь городской; первая доставляет им здоровье, полезные и приятные занятия, откровенные, дружеские сношения с соседями; а последняя, большею частью убыточная для здоровья и кошелька, часто наводит непреодолимую скуку: за то уже надобно отдать полную справедливость жителям Меркурия: вся их планета уподобляется тщательно устроенному парку; все в наилучшем порядке и наилучшем положении; а общее радушие служат лучшим доказательством довольственного быта всех сословий; и это довольство так запечатлено на всех лицах, что мне не случалось там встретить не одного человека, о котором по виду можно было бы заключить, что он утомлен судьбою.

Столь близкое знакомство высших сословий с сельским бытом, соединённое с торговлею компаниями, причиною тому, что и в неурожайные годы не бывает недостатка в съестных запасах, потому что все легко могут предвидеть на месте возможные общественные нужды, и соединяя чётные меры предосторожности с общими, благовременно отвращать голод, заразительные болезни и другие народные бедствия благоразумными, деятельными мерами.

От природного влечения к сельской жизни, на Меркурии нет ни больших городов, ни даже больших деревень; каждый старается по возможности жить ближе к тому участку земли, который возделывает; и это само делает сельские виды прелестнейшими: на расстоянии, какое глаз может окинуть, видны раскиданные по всему пространству чистенькие, красивые дома и домики, с принадлежащими к ним хозяйственными строениями, окруженные садами, огородами, рощицами, и превосходно возделанными нивами, как будто вся планета составляет один прелестный ландшафт.

Устройство городов соответствует деревенскому расположению: среди большой круглой площади храм Божий; в нескольких саженях от него четыре фонтана, по одному на каждую сторону света; вокруг площади лавки на два фасада; позади лавок широкая улица; а там уже дома городских обывателей, окружённые садами и рощицами. Это план всех городов, и даже столицы; только что в последней все устроено в обширнейшем масштабе. Ежели есть фабрики, то они находятся за городом; а в городах не позволяется их заводить. От этого устройства городов воздух в них чистый, и жители их мало знакомы с болезнями.

Медиков у них весьма мало, а аптекарей вовсе нет, по следующим причинам:

1) Там очень редко бывают больные, потому,

а) что, по общепринятому в соблюдаемому правилу, ведут жизнь умеренную; не объедаются и не упиваются;

б) что пища жителей состоит из произведений своего климата, без примеси в нее произведения других, противоположных климатов; в полной уверенности, что Бог в премудрости своей снабдил вдоволь каждый край именно теми произведениями, которые по климатной местности полезны для его жителей, и что старание перемудрить Бога в чем бы то ни было, противно правилам Религии и здравому рассудку.

в) что одежда их свободная, не стягивает в не стесняет никакой части тела: это одна из главнейших причин, от чего дети родятся сильные в здоровые.

г) что они не противоборствуют естественному очищению тела от скопившихся в нем острых соков, пустыми предостерегательными, или предотвращающими средствами, а дают природе свободно действовать по начертанным премудрым Промыслом правилам.

д) что детей в малолетстве не изнеживают, не истощают физических сил их чрезмерным напряжением умственных их способностей.

е), что полезная деятельность и безмятежность сельской жизни, и неразлучный с нею свободный воздух подкрепляют силы человека, и, следовательно, сохраняют здоровье,

2) Там твердо убеждены в том, что Бог всё так мудро устроил в мире, что средства исцеления находятся всегда в близости самого зла, и что поэтому для исцеления болезней, свойственных каждому климату, тут же произрастают в диком состоянии именно те растения, которые должно употреблять против этих болезней: поэтому медики и химики строго обязаны тщательно обследовать свойства дикорастущих в своем околотке растений, чтобы узнать, как, и в каких болезнях можно их употреблять с пользою,

3) Эта часть медицинского травопознания преподается во всех училищах, как необходимая в хозяйстве наука, и потому в каждом семействе есть по крайней мере один человек, имеющий довольно сведений по этой части, который в состоянии помочь другим и самому себе в обыкновенных известных болезнях, пользуясь теми медицинскими средствами, которые премудрое Провидение сделало для всех сподручными.

Не смотря, на привязанность мою к земным правилам и обычаям, может быть по вкоренившийся привычке, я не мог, однако ж не убедиться в основательности мнения жителей Меркурия по этому предмету. Да и согласно ли с здравым рассудком, предполагать в Источнике всякой Премудрости такое неудобство в сохранении жизни человека, что больной, живущий под 60 градусов северной широты, посреди холодных болот, должен лечить свои болезни произведениями южных стран 10-го или 15-го градуса южной широты, которых существование было не известно в его отечестве несколько тысяч лет?

Для излечения важных болезней, редко, впрочем, случающихся, приглашается медик, который составляет сам нужные лекарства, или наставляет домашних больного, как их составить: из этого видно, что на Меркурии медицина не ремесло, но предмет, необходимо входящий в круг обыкновенного курса воспитания для надежнейшего и скорейшего облегчения страждущего человечества.

Это показалось мне довольно благоразумным; потому что для нас гораздо полезнее уметь простыми, сподручными средствами поддерживать, или возвращать свое, здоровье, чем знать о тех, которые употреблялись за тысячу лет, и еще употребляются теперь за тридевять земель, в тридесятом от нас царстве: впрочем, по пословице, что город, то норов, что деревня, то обычай.

Одежда жителей Меркурия изящная, но простая, свободная, приспособленная к климату, и всегда одинакового покроя: мужчины носят род кафтана или сюртука, брюки, жилет, короткие сапожки; платками шеи не окутывают, и не простужаются; потому что кожа на шее точно так же привыкает к изменениям погоды, как на лице и на руках.

Волос не стригут, и бороды не бреют; в том убеждении, что Бог все создал для пользы человека; на головах носят лёгкие красивые шапки. Зимою надевают сверх обыкновенного платья шинели на вате, как делают и у нас; и вот весь туалет мужчины.

Дамский туалет также прост; свободное платье в роде блузы, не шутовского, но довольно изящного покроя; так что формы не скрываются, и не выставляются как бы на показ; коротенькие сапожки на ногах; а на голове, летом соломенные, зимою же бархатом покрытые круглые с широкими полями шляпки. Шнуровок вовсе не употребляют, считая неприличным безобразить вид тела, и слушаясь в этом случае мненья медиков, утверждающих, что сжатие тела, особенно той части, где находятся все внутренности, весьма вредно, производит важные болезни и имеет сильное влияние на крепость будущих поколений. Притирания, румяны и подобные средства обманывать себя и других вовсе не известны, и того осмеяли бы, кто вздумал бы их употребить.

Одна кокетка, вероятно, переселившаяся из Франции, начала было вводить моды в наружные украшения; но отцы семейств тотчас разочли, что от введения такого суетного обычая, жены и дочери их растеряют значительную часть драгоценного времени, которое можно употребить с большею пользою для себя и для других, и что вместе с тем частая перемена мод неминуемо повлечёт за собою неограниченную во всем роскошь, которая положит основание общему разорению.

Для уничтожения этого тонкого, проницательного яда, они принялись за самое действительное средство: осыпали эту затейницу язвительными насмешками до того, что она должна была удалиться из общества, и после того ни одно женское существо не осмелилось покушаться на подобные выдумки.

Времена года, день и ночь, вёдро и ненастье, переменяются на Меркурии точно так же, как на нашей земле; с тою разницей что температура бывает там зимою гораздо умереннее, нежели у нас; самые сильные морозы не превышают 6 или 7 градусов Реомюра; это, вероятно, происходит от недальнего расстояния этой планеты от солнца. Меркурий имеет такую же спутницу как луна, являющуюся в таких же изменениях.

Жители Меркурия прилежно занимаются пчеловодством, и потому не нуждаются ни в воске для освещения, ни в меде для общего употребления: к тому ж они во множестве разводят дерево, из листьев которого выступает род растительного воска, в виде приставшей к ним густой пыли; когда этот лист сухой опадает с дерева, тогда собирают его, варят в воде, снимают всплывающий воск, и употребляют на делание отличных свечей; а оставшиеся выварки, остатки листьев, употребляют на выделку оберточной бумаги и картона.

Овощей у них несметное множество; вообще хозяева щеголяют качеством и изобилием земных произведений, и всем, что принадлежит к сельскому домоводству, вошедшему на Меркурии в число важнейших и выгоднейших по последствиям своим наук; тот считается невеждою, кто не имеет об ней основательного понятия. Они полагают, что не знать того предмета, на котором основано благоденствие, и, следовательно, довольство и спокойствие народов, стыдно: однакож обратимся к продолжению моего путешествия по Меркурию.

После всего сучившегося со мною в день моего прибытия на эту планету, я спал богатырским сном, и видно, что храпел порядочно, потому что доброю мои хозяева перетрусились, думая сначала, что я исподтишка делаю репетицию громовым раскатам, которым хочу привести в трепет всех жителей планеты; видно, что поверье об ожидаемом великане сильно их тревожило, вопреки мирных моих накануне уверений: хозяин приказал тихонько открыть окна в занимаемой мною гостиной, и опытнейшие естествоиспытатели города должны были извне делать учёные свои наблюдения над сонными моими руладами; между тем на площади перед моими окнами собралось множество любопытных; но при всем том была соблюдаема величайшая тишина, причину которой должно полагать в общем страхе; а может быть они держатся пословицы — qu’il ne faut pas éveiller le chat, qui dort.

Проснувшись от шума собственного храпения, я почувствовал свежий воздух, и услышав шёпот, смекнул, что тут происходит что-нибудь необыкновенное, и разщурил неприметным образом глаза; увидев множество лиц, смотрящих на меня в окошки с тревожным видом, я прибегнул к хитрости, чтобы их скорее успокоить, и притворился разговаривающим во сне: тут я какому-то вымышленному лицу невидимке исчислил все добродетели и достоинства жителей Меркурия; сказал ему, сколько я уважаю и полюбил этот народ, и постараюсь ему оказать все зависящие от меня благодеяния; после чего сказал этому вымышленному лицу, что оно может теперь удалиться, и что позову его условленным знаком, когда потребуют обстоятельства: после этого я всхрапнул еще раз, и движениями своими показал, что проснулся.

Народ успокоился; но вместе с тем я вселил в него мысли, что имею в своём повелении невидимые существа, готовые явиться ко мне на помощь по первому моему требованию. Любопытные тихонько разошлись и окошки мои были опять затворены весьма осторожно. Остаток ночи я провёл спокойно, и встав поутру, с удовольствием заметил, что светящаяся моя наружность исчезла; из чего заключил, что это свойство принадлежит исключительно всему; существующему на солнце. Хозяева мои явилась в гостиную, как скоро я оделся.

Обхождение их со мною было против прежнего гораздо почтительнее, и даже сопряжено с некоторым видом благоговение, что я справедливо приписал ночной сцене, произведённой моим храпением.

Я пожелал видеть город и его окрестности: г. Крокиньяр де-ла-Мармелад провожал меня всюду, и подробно о всем рассказывал и объяснял: я спросил, между прочим, много ли у него чиновников? Он отвечал: «не много. Блюститель общественного порядка и его помощник, прокурор и его письмоводитель, и два писца при гальваническом телеграфе.»

Но, спросил я, кто ж производит у вас судебные дела? — «О! отвечал он: эти дела производятся у нас очень просто: если случается спорное дело, то каждая из спорящихся сторон избирает трех добросовестных, и обе с общего согласия одного судью, из жителей того околотка, и приглашают прокурора: каждая сторона излагает пред ними свое дело. Добросовестные дают потом каждый отдельно своё мненье; после чего судья объявляет свое решение, а прокурор наблюдает за тем, чтобы все происходило согласно с законными постановлениями: при этом обыкновенно все стараются склонить тяжущихся к мировой.

«Когда дело решено, тогда прокурор излагает вкратце существо его на бумаге, вместе с решением; оба тяжущиеся, добросовестные, судья и прокурор подписывают этот акт, который остается в архиве прокурора, а копия за скрепою судьи и прокурора представляется ко мне, и хранится в моем архиве. Такая же копия выдается каждому из тяжущихся. Ежели одна из тяжущихся сторон не довольна решением, то подписывает неудовольствие на этом акт, и тогда набираются вновь каждою стороною по три добросовестных; я исправляю должность судьи; а прокурор присутствует тут же, для соблюдения законного порядка: дело производится точно так же, как в первой инстанции, а ежели и на мое решение последует апелляция, то дело представляется Королю; Его справедливость назначает 20 человек из известнейших ему своею чётностью лиц; каждый тяжущийся избирает из них по два, в роде добросовестных, для составления судебного королевского совета; они рассматривают дело, подают каждый свое мненье, и Король произносит окончательный приговор. За неправильную апелляцию» взыскивается штраф в пользу правого, в виде вознаграждения за хлопоты и потерянное время; наконец дело и решение печатаются в правительственной газете к общему сведению, на счет виновного. Впрочем, по невозможности покривить деда подкупами, или другим образом, апелляции чрезвычайно редки; тем более, что неправильная апелляция считается доказательством беспокойного нрава; а кому захочется видеть своё имя опубликованным в правительственной газете с невыгодной стороны, и чрез то потерять уважение публики?

«В добросовестные может быть избран каждый без различия состояния, исключая тех, которые замечены в каком-нибудь поступке, противном строгой справедливости: такое исключение почитается у нас величайшим стыдом, и исключенный из списка не принимается ни в каком порядочном обществе».

Я искренно поблагодарил г. Крокиньяра де-ла-Мармелад за это объяснение, и охотно сознался, что такое простое, добросовестное и скорое судопроизводство несравненно лучше того, какое наблюдается на солнце, где ужасно много пишут, все путают, и где не скоро добьешься толку.

Окрестности города представляют прелестный вид: первые строения вокруг города принадлежат фабрикантам и ремесленникам; все строения красивой наружности, правильной архитектуры, очень поместительны, окружены садами и цветниками; везде фонтаны, артезианские колодцы, или проточная вода в речках и ручейках. Работники пользуются всегда чистым в здоровым воздухом, и хорошею водою, и от того все имеют здоровый вид; устроенные купальни служат для работников, трудившихся целый день, освежающим средством, содействующим к сохранению их здоровья: пользуясь обильною, питательною пищею, они не имеют причин почитать свой быт тягостным, и от того работают усердно. Конечно, такое хорошее содержание работников обходится хозяевам насколько дороже; но этот излишек с избытком вознаграждается усердием, следовательно, успешностью в работе, и значительнейшим сбытом изделий, потому что благоразумная финансовая система избавила общество от нищих, и доставила большему числу жителей средства покупать эти изделия.

За этими заведениями находятся, как уже было сказано выше, красивые сельские усадьбы различных размеров и устройства.

Зритель, непривыкший к такой восхитительной, и вместе с тем величественной картине, не может оторвать свои взоры от этой красноречивой вывески общественного благоденствия.

Мы зашли в некоторые из этих заведений; хозяева принимали нас приветливо, и угощали с непритворным радушием. Доброта их так меня пленила, что я начал уже жалеть о моем огромном, в сравнении с ними, росте, который лишал меня возможности сделаться их товарищем; без того, я, вероятно, решился бы остаться у них. Тут я уже легко понял, что величие может легко сделаться тягостным для того, кто предпочитает истинное счастье суетному блеску: но делать было нечего; убавить росту было невозможно, и я должен был смотреть на эту, тщательными, человеческими трудами облагороженную природу, как на превосходную картинную галерею, которою иной любуется, пока устанут глаза, и потом уезжает домой пообедать, а после обеда присесть за ломберный стол, и между замысловатыми изречениями: пас, покупаю, играю, вист, — и подобными, закинуть иногда словцо о виданном, и повторять слышанное от умных людей, чтобы заставить других думать, что и он смышлен.

Огородные, садовые и полевые растения вообще такие же, какие на нашей земле, только в меньшем размере, сообразном с величиною обеих планет; однакож они растут там гораздо роскошнее, чем у нас, потому что жители Меркурия рачительнее земных жителей занимаются сельским домоводством, и следовательно достигли по этой части большего усовершенствования: у них ничего не пропадает даром в хозяйстве, и они не жалеют ни трудов, ни издержек, ни терпения, для общеполезных опытов, поставя себе за правило, что тот славнее и более заслуживает общего уважения, кто полезнее; и это правило показалось мне основанным на строгой справедливости, и тонкой, глубокомысленной политике. В таких занятиях я провел первые три дня моего прививания на Меркурии, и с истинным наслаждением пользовался приятною и поучительною беседою избранного общества города Фразаланвер; между тем платье мое поспело, и на четвертый день мы пустились в путь к столице Мотено, чтобы представиться Королю Ансельму Лориньи.

Поблагодарив усердно добрых моих хозяев, и всех новых моих знакомых за оказанные мае ласки и внимание, я простился с ними, и отправился в приготовленном для меня дорожном экипаже, в сопровождении г. Крокиньяр де-ла-Мармелад и двух слуг.

Надобно вам сказать, любезные друзья, что на Меркурии все города имеют приятое и довольно скорое сообщение со столицею и между собою, посредством почтовых экипажей, приводимых в движение, гальваническими аппаратами: конечно гальванизм не имеет такой силы, как пары, и потому на Меркурии едут не более 15 верст в час, и не скачут сломя голову, как у нас; но взамен того путешественники не подвергаются таким несчастиям, какие беспрестанно случаются на паровозах. Не торопясь жить, жители Меркурия не скучают о том, что не могут так скоро скакать, как летают журавли; и как дороги их везде пролегают чрез прелестные ландшафты, и положительность составляет основу их воспитания, то несколько часов более, проведенных на чистом воздухе, в спокойном экипаже, не утомляют взора, и не истощают предметов приятного разговора с товарищами путешествия. Для меня приладили диван на колесах, который прицепили сзади поезда, и мы уселись на нем с любезным моим хозяином: нам следовало ехать 300 лимуни (около 80 вёрст) до столицы, и мы доехали туда к обеду. Он предупредил меня, что Король принимает просто, без церемониальных представлений, радушно, как добрый хозяин, и не любит, чтобы его дичились, уверенный, впрочем, в том, что никто пред ним не забудется. Я был очень рад, что мне не нужно было учиться обыкновенному скучному церемониалу; тем более, что я, никогда ни перед кем не забываясь, не охотник однакож до пустых церемоний.

Весть о скором ожидании в столицу прибытия невиданного еще великана, распространилась уже там за два дня до нашего приезда, и потому мы были встречены многочисленною толпою любопытных, приветствовавших нас очень вежливо: дежурный у ворот передал г-ну Крокиньяру де-ла-Мармелад приказание Короля пригласить меня прямо к нему во дворец; почему мы отправилась туда немедленно.

Королю доложили о моем приезде; он не заставил нас долго дожидаться, и тотчас вошел в приёмную залу. Мы поклонились ему почтительно; он отвечал нам приветливым наклонением головы; подошел ко мне, и сказал, что очень рад видеть человека, которого любознание побудило предпринять такое опасное путешествие; что он охотно мне позволяет осмотреть свои владения, и сочтёт для себя особым удовольствием, дать мне к тому все нужные средства; уверил, что я найду в его государстве много счастливых, и надеется, что я не откажусь рассказать ему все, что видел примечательного, на нашей земле и на солнце. Он объявил мне притом, что приказал приготовить для меня в своем дворце покой на время моего пребывания в столице.

Я поблагодарил Его Справедливость за милостивое его ко мне внимание, и сказал, что все, что я уже успел видеть в кратковременное мое пребывание в его государстве, привело меня в восторг; что я ни на земле, ни на солнце, не видал ещё такого общего благоденствия; что все от души его благословляют, и просят Бога, даровать ему долголетнее царствование; а что касается до сведений, которых он желает иметь на счет нашей земли и солнца, то поставлю себе в обязанность, передать все, что знаю, с возможною точностью: Потом он обратился к г. Крокиньяру де-ла-Мармелад, принял от него рапорт, и пригласил его обедать.

На Меркурии Обедают в первом часу, как-то водилось и у нас в старые годы; вероятно потому, что там встают очень рано, чтобы не потерять драгоценных утренних часов в бездействии; так как большая часть жителей, даже городских, занимается сельским домоводством, то не выгодно было бы для них, обращать день в ночь, и на оборот. Они соображаются с законами природы, в полном убеждении, что Бог в премудрости своей устроил день для трудов, а ночь для отдохновения, и что, следуя этому порядку, люди будут здоровее, и, следовательно, долговечнее: и действительно люди достигают там вообще глубокой старости, пользуясь постоянно завидным здоровьем.

Несколько минут спустя вошла в залу Королева с восьмерыми своими детьми; Король представил меня ей, как необыкновенного путешественника и временного их гостя. Я поклонился ей почтительно, и она приветствовала меня как милая хозяйка. Можно себе представить, с каким любопытством все смотрели на меня; но я нимало не конфузился, ободренный таким ласковым приемом венценосных хозяев.

Доложили, что кушание подано, и мы пошли за стол; кроме нас, обедали еще тут несколько сановников и негоциантов с их супругами. За столом завязался общий интересный разговор, и я вскоре сделался как будто старыми сочленом их общества.

Король лет 45, статный мужчина, с весьма приятною, привлекательною и вместе с тем сердечное уважение внушающею наружностью, был одет просто, в партикулярном сюртуке, панталонах и коротких сапогах; для отличия королевского его сана, на обоих концах воротника вышито золотом по одному солнцу; волосы вились густыми черными кудрями; борода, усы и бакенбарды, тщательно расчёсанные, придавали его лицу почтенный, мужественный вид.

Королева была также одета очень просто, но со вкусом, давая собою пример скромности, приличной женскому полу, и столь иного придающей цены в глазах благоразумных мужчин. Там все женщины убеждены в том, что не суетные украшения, но добрые качества, составляют достоинство хорошей супруги, матери и хозяйки, имеют гораздо более цены в глазах мужчин, и обещают истинное счастье и душевное спокойствие жизни.

Эта благодетельная умеренность значительно уменьшила потребность в расходах, уничтожила необходимость входить в долги, и доставила им более досуга заниматься священными своими обязанностями, из которых важнейшая есть нравственное воспитание своих детей; таким образом надежнее утвердилось счастье домашнее, семейное, счастье, для истинно благоразумных, благомыслящих людей, первое в свете.

Королева, лет 40 от роду, еще довольно свежа, даже хороша; вид привлекательный, обязательный, и вообще наружность благородная: Она любима и уважаема всеми, начиная с Короля до последнего его подданного. Четыре сына и четыре дочери, плод супружеской их любви, вполне достойны своих родителей: старшему сыну 18 лет; меньшей дочери 3 года; мать, подобно всем матерям на Меркурии, кормила всех детей сама, и не передавала этой святой обязанности наёмницам; нет сомнения, что от этого дети большею частью наследуют душевные качества своих матерей; в этом жители Меркурия столько убеждены, что главнейшее попечение родителей составляет нравственное воспитание девиц.

Королевские дети очень милы, предупредительны; и, сколько природная живость детского возраста дозволяет, скромны. Старший, Наследник престола, помогает уже отцу в правительственных занятиях, и таким образом исподволь приготовляется к наследованию престола, вникая, под руководством отца, во все подробности, обыкновенно столь тяжкой обязанности, управления.

После обеда все отправились в сад; тут Король показал мне куртины, которые он обрабатывает сам, вместе с Королевою, и куртины, принадлежащие каждому из их детей, и обрабатываемые, в свободные от учения часы, собственными их руками, по вкусу каждого: Его Справедливость полагает, что эти труды очень здоровы, и споспешествуют развитию телесных способностей; далее, что это некоторым образом облагораживает земледелие и садоводство, когда царские особы сами ими занимаются; что это занятие невольно заставляет вникать в таинства природы, побуждает изыскивать средства усовершенствовать эту, столь занимательную и общеполезную часть государственного хозяйства, и не редко приводит к важнейшими результатам; что это доставляет приятный и полезный предмет разговоров; и что, наконец, по успехам каждого по этой части, можно даже делать довольно верное заключение о наклонностях каждого.

Действительно, в распределении предметов, наполнявших эти куртины, заметно было большое различие: в одной были все сорта зерновых хлебов, в систематическом порядке и в самом лучшем вид; эти гряды разделялись другими грядами, засеянными всякими сортами кормовых трав; второстепенное внимание владельца этой куртины было уже обращено на торговые растения, фруктовые деревья и кустарники, цветники, и пр.; в другой, главное внимание обращено на торговые растения; — в третьей, на фруктовые деревья; в четвертой, на цветники; и так далее; так что при первом оборе можно судить, кто более стремится к пользе, кто к удовольствию; но каждый старался усовершенствовать ту часть, к которой имел более природной наклонности; это произвело полезное соревнование к усовершенствованию всех предметов. А как этот порядок соблюдается во всех семействах, то молодые люди, посещая друг друга, вместо бесполезного, нередко глупого, и даже неприличного препровождения времени, передают друг другу свои успехи, надежды, или новые открытия по своему частному хозяйству; что для них столько же приятно, сколько и полезно: невинное и весьма естественное самолюбие каждого обращается в пользу общественную.

Сделав с самого детства привычку к хозяйственным занятиям, молодые люди, делаясь наконец настоящими хозяевами, вступают на поприще им уже знакомое, и легко могут применить опыты свои в малом виде к более обширному размеру. — Это полезное направление занятий детей обоего пола произвело то благодетельное последствие, что теперь на Меркурии царствует общее благоденствие, и все живут припеваючи.

Из этого вы можете заключить о целом королевском саде; все полезные растения, какие могут прозябать в этом климате, разводятся в нем на пространстве нескольких верст; каждая рощица заключает в себе отдельный род деревьев; между рощами поляны, засеянные различными родами хлебных растений; в иных местах лужочки, цветники, ягодные, растения; беседки для отдохновения, рыбные пруды; все распределено с отличным вкусом, и представляет живую картину сельского довольствия. Я не мог довольно налюбоваться; Король заметил это с особенным удовольствием, и сказал мне:

«Вы видите, г. Демокрит Терпинович, что мы вполне наслаждаемся здесь дарами природы; не только употребляем их в нашу пользу, но вникаем также в таинства природы, занимаясь разведением полезных и приятых растений и стараясь их усовершенствовать собственными просвещёнными трудами; это придает им более ценности в наших глазах; заметив, что наш образ жизни вам нравится, я попрошу у вас небольшого пожертвования в пользу моего сада; а именно: остричь ваши ногти, и отдать мне эти обрезки; я прикажу ими удобрить растение, какое вы сами назначите, и которое назову вашим именем, в память вашего посещения.»

Я очень знал причину, побудившую Короля просить этот подарок, и мне очень понравилась тонкость, с которою он это сделал. Не подавая вида, что понял настоящую причину этой просьбы, я отвечал, что предложение Его Справедливости столько для меня обязательно, что немедленно по возвращении нашем во дворец исполню его желание.

Во время нашей прогулки я изъявил ему мое удивление, что не заметил у него телохранителей. «Это от того, отвечал он, что они безголосные; у меня есть телохранители самые верные, непобедимые, и содержание которых мне ничего не стоит: это непоколебимая справедливость, отеческое попечение о благе Богом мне вверенного народа, и непременное из того последствие; неизменяемая любовь всего народа: вот мои три телохранителя; больше мне не нужно; под их защитою я провожу свой век совершенно счастливо и спокойно. Жизнь и судьба царей, как и каждого человека, в руках Божиих, в руках того непостижимого Творца Вселенной, без воли которого и волос не спадет с нашей главы; за чем же мне более полагаться на защиту человека, нежели на защиту и покровительство Всемогущего Мироправителя? Не хочу обидеть подданных моих видом недоверчивости к ним; и если я допущу мысль об ней, то по какому поводу я буду более доверчив к одному, чем к другому? одна мысль, что я должен не доверять кому-нибудь, отравила бы уже мое существование; и да избавит меня навсегда Господь Бог от этой несчастной мысли! поверьте, дорогой мой гость, что чистая совесть есть надежнейший страж, и поэтому я стараюсь быть всегда в ладу с моею совестью; кроме того, в этом участвует еще хозяйственный расчёт: зачем буду я тратиться на содержание стражей, в которых вовсе не имею надобности? Я себе ни в чем нужном не отказываю; но не позволяю себе никакого излишества, зная, что обязан служить примером для моих подданных во всех гражданских добродетелях, в числе которых строгая хозяйственная расчётливость должна, по моему убеждению, занять одно из важнейших мест, потому что человек, воздерживающийся от всякого излишества, не расстроит своего состояния; следовательно, не войдет в долги, составляющие основание нашего разорения; сохраняя таким образом возможность жить, по малой мере, в скромном довольствии, он не тревожится лихорадочным желанием алчного приобретения, для удовлетворения неограниченных прихотей; он будет наслаждаться спокойствием духа, и чуждаться всякой преступной мысли, опасаясь лишиться этого драгоценного спокойствия.

«Беспутная роскошь в высшем кругу общества рождает желание в среднем кругу, равняться с ними; так постепенно доходит до низшего, и хотя каждый круг общества должен по неволе уступать высшему в объеме роскоши, по неимению средств к приобретению всех излишеств, однако стремление к этой пагубной страсти тем более усиливается, рождается зависть, и пролагается путь к преступлениям; тем более, что тут вмешивается суетное, ложное самолюбие, — как отстать от такого, или такого? чем он лучше меня? неизбежное последствие этого будет то, что от чрезмерного натягивания струны лопнут, и все пойдет на разлад; тогда, как ни связывай вместе разорванные струны, но чистого тона не выберешь: когда же я воздерживаюсь от всякого излишества, тогда другим уже не за кем тянуться, и никому не придет в голову, перещеголять меня; от этого вы не увидите, ни у меня, ни у кого бы то ни было, вещей, не заключающих в себе действительной пользы. Несколько раз затейливые фабриканты и ремесленники, в надежде барыша, начинали делать разные, на вид красивые, но бесполезные вещицы; но когда они были представлены мне, и я удостоверился в их бесполезности, тогда возвращал ИХ с холодным отзывом; красиво, но бесполезно; после того никто не хотел иметь у себя вещи, которое я не одобрил; ремесленники не стали более тратить время на изобретение и изготовление вещей, которых не купил бы никто; это само собою обратило более рук в занятиям полезным, и избавило от необходимости кормить произведениями чужих рук людей занимающихся пустяками.

«Напротив того, усовершенствование всякого полезного изделия поощряется у меня всеми возможными средствами; в чем торговые компании, обеспечивая сбыт этих изделий выгодными ценами, много содействуют; зная приблизительно, сколько можно продать каждого рода изделий, делаются благовременно нужные заказы, с предварительным фабрикатам и ремесленникам пособием, ежели их положение того требует; а как производители естественно более основываются на этих заказах, нежели на собственных предположениях, то, соображаясь с количеством этих заказов, то есть, верного сбыта, не тратятся напрасно на сооружение обширнейших фабрик; следовательно и в этом случае сохраняется полезное равновесие: от этого у нас и нет примера, чтобы фабричное заведение пришло в упадок.

«В отношении к одежде, как мужеской, так и женской, соблюдается у нас то же правило скромности и благопристойности; в ней ничего нет ни лишнего, ни бесполезного; перемены покроя не бывает, и благородная простота господствует во всех разрядах общества.

«Женщины наши одарены таким возвышенным самолюбием, что хотят заслужить внимание мужчин основательными, нравственными достоинствами, а не наружным блеском, и ежели бы которой-нибудь из них пришла несчастная, малодушная и самолюбие оскорбляющая мысль, отличиться от других наружными украшениями, то наверное она сделалась бы посмешищем, как мужчин так и женщин; но у нас высоко ценятся и опрятность, скромность, и непринуждённая любезность, соединённые с приличными каждому полу и классу сведениями; поэтому вы не услышите в наших обществах пустых разговоров, отвлекающих от занятий полезнейших.»

После того Король желал узнать, как женщины проводят время на нашей земле? Я рассказал, что в высших обществах они проводят большую часть жизни в приготовлении нарядов; за туалетом; редкая из матерей сама кормит своих детей, а еще реже воспитывают их сами; что управление хозяйством большею частью поручают наемникам; что они навьючивают на себя множество бесполезных дорогих вещиц, когда отправляются в гости, или ожидают гостей к себе; что моды переменяются беспрестанно, и что по этому дорого заплаченное платье, которое можно бы носить еще долгое время, бросают, потому что какая-нибудь портниха выдумала другой шутовской покрой, чтобы не остаться без работы, и не лишиться средств обогатиться за счет малодушных поклонниц бестолковой моды.

Выслушав это, почтенные мои слушатели и слушательницы невольно вздохнули, и пожалели о наших женщинах, лишающих себя истинного семейного счастья! Когда же я прибавил, что большая часть браков заключается у нас не по взаимной любви, но по денежным расчётам, потому что мужчина должен по неволе соображать возможность, доставлять своей жене средства вести образ жизни, сообразный принятым обычаям моды, тогда Королева заметила, что у нас, стало быть, заботятся в этом случае не о душевных качествах невест, а о том, чтобы у них было по больше денег?

С сокрушённым сердцем я должен был в этом сознаться; и одна миловидная молоденькая девица наивно заметила: Так ежели бы у вас нарядили козу в модное платье, и навьючили бы на нее мешок с деньгами, то и она нашла бы себе жениха между вами? Эта забавная выходка развеселила всех; все засмеялись; а я, из политики, улыбнулся, хотя внутренне скорбел о том, что это замечание было довольно справедливое, и не служит к чести так называемого просвещённого нашего века.

Король полагал, что этому горю можно было бы помочь, если бы благоразумные отцы семейств согласились не дозволять в своих семействах следовать этому пагубному обычаю; но я осмелился быть противного мненья, и уверил Его Справедливость, что зло уже так сильно укоренилось, что таких благоразумных людей назвали бы, наверное, сумасшедшими, или, по крайней мере, мизантропами, и что им не было бы житья в недре своих семейств.

Все искренно пожалели о нас грешных, и приступили к новым расспросам; я продолжал свой рассказ; но сколько ни старался выказать все в лучшем виде, ничего не нашел такого, что могло бы возбудить их похвалу; напротив того они только сожалели о нас.

Возвратившись во дворец с прогулки, принялись за музыку и за литературу: признаюсь, что этот вечер был один из приятнейших, какие когда-либо я проводил: милая непринужденность, отличная музыка и занимательные разговоры совершенно меня обворожили.

На следующее утро доложили Королю, что поступила апелляционная жалоба на решение одного префекта. Король тут же назначил час, когда истец, ответчик, генерал-прокурор и добросовестные должны явиться во дворец, для рассмотрения дела и выслушания решения; а чтобы дать мое полное понятие о их судопроизводстве, пригласил меня при этом присутствовать.

В назначенный час все собрались: я удивился, увидев тут же четырех сыновей Короля, из которых было от роду, старшему 18, второму 16, третьему 14, а меньшему 12 лет: Король заметил мое удивление, и отведя в сторону, сказал: «Я приучаю своих детей с малолетства к делам, чтобы они со временем могли сделаться хорошими правителями; теперь их мнения не имеют влияния на дела; но это приучает их исподволь, рассуждать о делах основательно, и не увлекаться поверхностным, а иногда пристрастным суждением других: самолюбие их возбуждается еще и тем, что они, при сторонних свидетелях, остерегутся дать ложное мнение.»

Сперва секретарь прочел дело, которое заключалось в следующем:

«В городе Боплан, департамента Сансуси, живет некто г. Мовезеспри, у которого есть дочь Журоз; молодой человек, г. Антрша, посватался, и получил согласие невесты я её отца; но по некоторым семейным обстоятельствам свадьба была отложена на четыре месяца; между тем жених посещал ежедневно невесту, а нареченный тесть угощал его наилучшим образом; за несколько недель до назначенного срока жених отправится в деревню к своей матери, чтобы с своей стороны все приготовить к свадьбе; к несчастью, он там занемог и умер.

«Г. Мовезеспри требует теперь, чтобы мать умершего жениха возвратила ему все издержки, сделанные им на потчевание её сына, и представил подробный счет всем припасам, употреблённым на этот предмет; как ни уговаривали этого чудака, отстать от такого безумного требования, но он не подавался на добрые советы, утверждая, что не издержался бы на потчевание г-на Антрша, ежели бы тот не обещался жениться на его дочери; а как он этого не исполнил, и умер в доме своей матери, которая, за неимением других ближайших родственников, сделалась полною его наследницею, то и обязана она вознаградить его Мовезеспри за понесенные им по этому сватовству убытки.

Бедная мать умершего жениха, напротив того, утверждает, что сын её пользовался всегда дома цветущим здоровьем, потому что вел там образ жизни умеренный; что г. Мовезеспри расстроил его здоровье, започивав его как быка на убой, и этим самым сделался действительною причиною его смерти; что по этому она имела бы право требовать вознаграждения за потерю своего сына; но как это вещь невозможная, то и представляет это суду Божьему; но при том не считает себя обязанною, заплатить г-ну Мовезеспри за гусей, индеек и пр., которыми он закормил её сына. Мнения всех были в пользу г-жи Антрша, и добросовестные старались даже уговорить истца, жениться на ответчице, полагая, что обоим легче будет переносить общее горе общими силами; но истец ничему не внимал, и продолжал тягаться, пока дело дошло до суда Короля.»

Когда секретарь прочел дело, тогда истец изложил свои причины неудовольствия на прежние решения; а обвиняемый префект представил свои доводы: все слушали с большим вниманием. Потом Король потребовал мнения своих сыновей, начиная с младшего; и наконец мнения четырех добросовестных. Каждый должен был изложить тут же доводы, из которых основал свое заключение.

Младший сын Короля спросил, с чьей стороны возникла причина, по которой отложили свадьбу на четыре месяца? Она оказалась со стороны истца: за тем он исследовал важность этой причины; и когда она оказалась более относительною к своеобычному нраву истца, нежели к действительной необходимости, то молодой исследователь произнес с положительным видом: «так истец же сам и виноват; не откладывай он свадьбы без крайней необходимости, то дочь его была бы замужем: что можно сделать сегодня, того не должно откладывать до другого дня без крайней необходимости!»

Это мнение ребенка показалось нам всем весьма основательным, и сам истец не нашел слов к его опровержению.

Выслушав всех, Король объявил свое мнение, которое было не в пользу истца, ясно доказав неправильность его иска: генерал прокурор привел приличный к делу закон, согласно с которым последовало мнение Короля: к составленному по этому случаю акту Король сам написал свое решение, и подписал его; за ним подписали генерал прокурор, добросовестные, и наконец истец и ответчица: Так-как мненья Королевских сыновей не имели еще законной силы, то их не внесли, а приложили к делу, в роде официального доказательства их способностей в делах.

После того мы узнали, что чрез неделю истец женился с досады на ответчице, чтобы хоть чем-нибудь вознаградить свои издержки.

Случилось мне на нашей земле слышать о подобной тяжбе, которая, к потехе и соблазну целого обширного околотка, продолжалась несколько лат, и не дёшево стала объем сторонам, тогда; как на Меркурии она была кончена в одну неделю.

Когда все разошлись, Король спросил меня, нравится ли мне образ их судопроизводства? Разумеется, что я совершено его одобрил, тем более, что сам имел на нашей земле тяжебные дела, которые, по их чистоте в ясности, можно бы было решить в полчаса; но они тянулись годы, десятки лет, и решены с грехом по полам, от того, что противная сторона была сильнее; я даже не мог получить законом определённого вознаграждения, потому что власти, долженствовавшие исполнять определение высшего судилища, формально отказались от исполнения своей обязанности под самыми ничтожными и даже смешными предлогами, опасаясь косого взгляда виновного вельможи.

На замечание мое, что этот образ судопроизводства должен быть тягостен для Его Справедливости, — «Да, возразил Король, ежели бы это случалось часто, то конечно было бы тягостно; но такие дела у нас редки; два, или три в год, не более; случалось, что в иной год не было ни одного: это весьма естественно: в каждом округе есть миротворец; избираемый каждые два года, по большинству голосов, из самых почтенных жителей того округа; как скоро начинается спор, или тяжба, то обе стороны являются к этому миротворцу; он приглашает двух или трех особ своего же округа, пользующихся общим уважением; они выслушивают обе стороны, и стараются их примирить.

«Так как здесь не может быть ни пристрастия, ни подкупа, то истина легко обвораживается, и правый получает удовлетворение.

«Недовольному этим судом предоставляется право судиться во всех инстанциях; судии и добросовестные избираются самими тяжущимися; все исполняют эту обязанность без всяких личных видов, тем более, что они дорожат общественным мненьем, и в несколько дней дело кончается.»

Хорошо, подумал я, если бы у нас на земле дела производились также справедливо и скоро; многим не пришлось бы томится несколько лет в неизвестности о своей участи, не смотря на душевную уверенность в правоте своего дела.

Однакож, любезные друзья, пора отдохнуть; оставим продолжение до другого раза.


Путешествие по солнцу


Путешествие по солнцу

Семен Дьячков

ПУТЕШЕСТВИЕ НА ЛУНУ


Путешествие по солнцу

Известно давно, что Астрономические трубы открыли на луне горы и моря, а потому заключено, что луна такая же земля, как и подлунный мир; — это подало мне мысль исследовать; нет ли на луне жителей, городов и других земных предметов; но так, как для этого надобно было побывать на луне, то я стал придумывать средства к тому и лучшее нашел я то, чтоб изобресть и устроить воздухоплавательную машину, в которой бы мог достигнуть луны; долго думал я о такой машине и наконец выдумал очень замысловато в роде клетки; вместо проволок, в ней поставил я эластические трубки, наполненные особенно газовою эссенциею, мною составленною; к бокам клетки приделал я огромные крылья из пробкового дерева для легкости; клетка была разделена простенком на двое; одна её половина для моего сиденья, а в другой помещались некоторые инструменты, книги (которые вез я на луну для того, чтоб показать там за редкость, а также могло случиться, что они понадобятся для других употреблений; особенно по Архитектурной и Хозяйственной части), туалетные вещи; также как самое необходимое в дороге — съестной припас; над клеткой — в случае непогоды — устроен был большой зонт; в одной стороне клетки устроил я еще небольшой орган, как для себя от скуки в странствии, так и для того, что хотел удивить обитателей луны музыкою земного изобретения; еще к моей воздушной машине привесил я несколько клеточек с разными птицами, несколько ящиков и коробок с различными редкостями; таким образом клетка моя, будучи совсем готовой, имела очень забавный вид.

Вскоре после того, простившись с моими знакомыми и с моим земным жилищем, отвернул я краны трубок моей клетки и с быстротой молнии поднялся я на воздух; когда я достиг облаков и посмотрел в низ, то земля казалась уже одною черного массою; наконец я был превыше облаков; они поразили меня своею огромностью и белизною; пролетев еще выше, я тогда не видел их более и несся в моей машине по пустому пространству; взглянув нечаянно вверх, увидел я множество блистательных звезд в большом размере, а ниже их огромное, бледно-светлое тело; это была сама луна и я думал; что скоро доеду до неё, но жестоко обманулся в том, потому что после того, летел я около сорока дней; всего скучнее для меня были ночи, хотя у моей клетки были фонари, освещавшие путь; ничего не скажу о моем странствии, потому что оно было весьма однообразно; наконец к моему удовольствию, узрел я вблизи находившуюся луну, казавшуюся такою же землею, как и подлунная; почва её была серого цвета и покрыта высокими горами и лесами, но селений еще не было приметно; я пристал к одному месту, очень веселому, именно к роще на берегу одной реки; тут возблагодарил я небо за благополучное прибытие на луну; а как был вечер, то клетка мне послужила вместо шалаша для ночлега; с каким утешением думал я; что наконец свершилось мое желание, исполнилось намерение обозреть лунные предметы; при наступлении ночи, новые физические явления в воздухе удивили меня чрезвычайно: показались на мгновение разноцветные огни, составлявшие собою различные фигуры; на реке же воздымались волны в виде столбов и потом с шумом распадались; в лесу слышны были необычайные звуки; но от чего они происходили, того я не понимал; наконец усталость принудила меня, уснуть. На другой день проснувшись не рано, изумлён я был чудесным явлением: воздух наполнен был туманом розового цвета и вместе благоуханием; в этом тумане играли блестящие хрустальные иголки, производя прекрасный эффект; вскоре все это рассеялось, и я узрел самое ясное, лазурное небо, поля, усеянные прекраснейшими цветами, кустарниками, деревами, каких нет на земном шаре, весёлые местоположения манили к себе; позавтракав, я вздумал осматривать их и пошел наудачу в одну сторону; шедши леском, выбрался я на поляну и поражён был видом великолепного здания, единственного в этом спокойном убежище; по моему мнению, это был какой-нибудь памятник, в чем я не обманулся, узнавши после от лунных жителей; он был воздвигнут одной добродетельной королеве, отличавшейся славными делами; наружность этого памятника очень красива; он весь был выполирован и украшался необыкновенными фигурами резьбою, Арабскими и другими орнаментами. Насмотревшись досыта на это дивное произведение искусства, поехал я далее и вышедши из леса, опять увидел новое диво: хрустальный город, от которого по причине солнечных лучей происходил чрезвычайный блеск; подошедши к нему ближе, действительно уверился что все дома были хрустальные, вероятно потому, что на луне были целые горы хрусталю, а камня очень мало и он считался за драгоценность;—так, как был день, то я мог видеть сквозь хрустальные стены в домах; но везде было однообразие и скука; женщины занимались какой-то работою или изготовлением яств; мужчины же ходили взад и вперед по улицам, составляли толпы и о чем-то болтали не видать было ни экипажей, ни лавок; вскоре узнал я, что на луне совсем не было торговли, потому что всякий имел все свое уделенное природой; не нужно было отправляться в другие страны, за тамошними произведениями, потому что природа рассеяла по всей луне одинаковое обилие в них; не было на луне фабрик и заводов, потому что всякий житель выделывал сам для своего обиходу все необходимое; некоторые искусства там процветали, например Архитектура была на высокой степени; живопись и музыка также; денег не было в обращении; я удивлял тамошних жителей когда показывал им взятые со мною монеты и другие мелкие вещицы; осмотря лунный город, стал я наблюдать за обычаями лунитян и вот из них некоторые: по утрам обходит каждой хозяин вокруг своего дома, потом дает корму натисам, единственным домашним зверькам, которых употребляют там в пищу; они о шести ногах; накормивши животных идут на общественное место и там говорят о том, как лучше ловить рыбу (потому что занимаются рыболовством), какие лучше употреблять к тому снасти; сделать жирными натисов и о других неважных предметах; после того прощаются странным образом также как и здороваются, а именно составят круг и старшина обойдет его и ударив каждого своею пылкою, закричит: — Эгра — и потом распустит всех по домам; там лунитяне принимаются за обед, которой состоит из холодных кушаньев и плодов, называемых ранбасами, растущих в изобилии на небольших деревцах странной формы, в питье употребляют сок из тех же плодов; горячих напитков не имеют, а потому я сожалел об этом, как любил иногда выпить от скуки, но благодаря себя, хорошо что я запасся ими на дорогу и на луне оставалось их еще на долго в моем бочонке — после обеда лунитяне идут в лес рвать ранбасы, или на реку ловить рыбу, принесши добычу домой, отправляются толпами за город погулять; там поют, а некоторые пляшут, за что их оделяют ранбасами; пляска их очень смешна с надеванием ужасных масок, доставляющих однако им большое удовольствие; в этих плясках заметно было какое-то пантомимное представление, потому что они происходили довольно долгое время, с разными переменами, между прочим их пляски сопровождаются и музыкальными звуками, довольно приятными, но слишком басистыми, инструменты их также различного тона и формы; никоторые удивительного устройства; особенно же удивителен ящик с натянутыми струнами, производящими дребезжащий звук; большая витая деревянная дудка, производящая свист и визг: барабан, наполненный хрустальными шариками, которыми производится грохотня и звон; из этого выходил забавной концерт, после которого кончилась пляска и все разошлись по домам; наконец ужин и покой. Здесь упомяну одну странность лунитян в отношение наименований их; там нет собственных имен, как например Наталья, Семен и др., но у них даются названия по качествам каждого, как то: Господин Умник, Г. Глупяк (они этим не обижаются, потому что любят истину, а стараются в дурном исправляться и тогда дают им название, соответственное тому), Г. Добряк, Г. Славно-лов, Г. Обжора, Г. Тишина, Г. Самохвал, Г. Люборанбас;—женщины также называются по своим качествам: Госпожа Красавина, Г-жа Мудрина, Г-жа Бойкая, Г-жа Своенравина, Г-жа Кроткая, Г-жа Добрина, Г-жа Ласкавина и др. Другая странность состоит в домашнем празднестве: хозяин дает праздник тогда, как наловит много рыбы и соберет много ранбасов; он выставляет близ своего дому длинный шест с висящею на нем рыбою; потом берет дудку и трубит в нее, созывая так гостей; когда они приходят, то их становят в ряд перед домом и дают каждому по рыбке, после того толкают каждого поочередно в двери, там обыкновенно угощают их обедом и десертом.

Теперь хочу вкратце упомянуть о некоторых лунных предметах и редкостях в особенном роде; и первое, что там нет ни золота, ни серебра, а есть ископаемое вещество синего цвета, весьма блестящее, употребляемое в домах на украшения; женщины наряжаются в материи, тканые тонко из некоторого тростника; головной их убор состоит в венке из цветов и перьев; все ходят пешком, кроме Короля и Королевы, которых носят в беседке, так, как дожди на луне очень редки и бывает засуха, то в случае там, где нет воды и пойдет дождь, поставлены тумбы с резервуарами за что путешественники очень благодарны, а сами они для того же имеют шапки, вверху их устроены небольшие кадочки из тонкого дерева; когда пойдет дождь, то наполняет их водою и таким образом прохожий может утолить жажду свою легким способом.


В одном здании лунного города показывают щит одного знаменитого героя с странными изображениями, также меч очень широкий и копье в пять саженей. — В том же городе жил некогда один Сочинитель, которого произведения всеми были уважаемы, а потому по смерти его, домик, в котором он жил, оставался необитаемым и сохранен, как воспоминание славного человека; в этом домике, с особенным удовольствием я рассматривал Кабинет и разные в нем вещи и невольно вырвался у меня экспромт:

Как мысленно я наслаждаюсь

Смотря на этот кабинет—

Чрез эти вещи уверяюсь,

Что жил в нем некогда поэт.

По сказанию жителей, Сочинитель занимался не только прозой и стихами; но и другими учёными и художественными предметами, как то: Механикой, Физикой, Технологией и даже Алхимией, а под конец жизни своей все бросил, и сделался Философом и переселился из своего домика в лес, в уединенное место, где природа образовала один кристалл огромного размера и удивительной формы: на нем вышли различные обломки в виде четырёхугольных палочек, а внизу произошло отверстие в пещеру, в которой Философ и поселился, не смотря на скуку.

Остается еще сказать об одной достопримечательности на луне, которую я рассматривал с большим удовольствием. Это была машина, посредством которой готовилось всякое кушанье на кухнях богачей; она разделялась на несколько частей и в каждую клалось особенное снадобье; по истечении нескольких минут, поспевали в этой машине супы, соусы, жаркие, пирожные; я прежде говорил, что у бедных жителей употреблялось одно холодное, а потому им не нужна была машина, стоящая дорого; пообедавши славно у одного лунного Князя и отдохнувши, сел в мою машину и полетел обратно на земной шар с запасом редкостей; после чего приехавши домой, я заснул крепко и проснулся в моей комнате; тогда узнал я, что все мною виденное было сновидение, но столь занимательное, что я передал его в этой книжке любопытному рассказу; — не знаю успел ли я в том.


Путешествие по солнцу


Биография

ТЕРПИНОВИЧ ДЕМОКРИТ

(1??? — 18??)

Терпинович является автором романа «Путешествие по Солнцу» (1845), соединяющего фантаст. «необыкновенное путешествие» с просветительской сатирой.


ДЬЯЧКОВ СЕМЁН ПЕТРОВИЧ

(1800 [или 1809] — после 1844)

Поэт и прозаик, автор лубочных нравоучительных и сатирических сказок для «простонародья».

Сын подпоручика (затем служившего в Мамадышском уездном суде Казанской губернии), выходца из духовного сословия. Получил домашнее образование, в 1826 году поступил на словесное отделение Московского университета, через два года перешёл в Казанский университет, словесное отделение которого окончил в 1831 году со званием «действительного студента». Начал служить в должности губернского секретаря в Департаменте путей сообщения, в том же году перешел на службу в Комиссариатский департамент Военного министерства. За последующие восемь лет сменил пять мест в разных ведомствах (главным образом в Петербурге), но нигде не удерживался более года из за сильного пристрастия к вину.

Печататься начал с 1827 года, когда вышла его компилятивная «История Римской республики». В 1827-28 годах Дьячков искал себе «литературных покровителей»; видимо, поэтому «Ода на торжественный праздник светлого Воскресенья» вышла с посвящением генерал-майору графу Кириллу Ивановичу Гудовичу. Первая поэтическая книга — «Сельская жизнь» — вышла в 1828 году в Москве. Более часто Дьячков начинает публиковаться со второй половины 1830-х годов: сборник его стихов «Букет цветов, или Разные стихотворения, элегические романсы и песни для прекрасных девиц» выходит в 1837 году в Петербурге, а в 1839 году там же выходит поэма «Деньги».

Кроме этого, Дьячков опубликовал три сказки в стихах для простонародья: «Стихотворная сказка о дурачке и о кладе» (1836), «Сказка о найденном алмазе» (1840), «Кошка-вор. Забавная быль в стихах» (1843). Сюжеты «сказок» Дьячкова, осмеивающих пагубные человеческие страсти, незамысловаты: разбогатевший дурак приобретает славу умного человека; скупец пугается кошки, забравшейся в посудный шкаф; ученый — неудачник и бедняк — благодаря находке чудесного алмаза женится на царевне.

В своих стихах Дьячков признается в пагубной страсти («Талант, коль винцом немножко смочен, / В поэте тогда как бы вновь оживает») и постоянно касался этой темы в своих сказках. В последние годы жизни он жил случайными заработками, все более спиваясь, и литература, видимо, была для него основным источником существования. Критика относила сочинения Дьячкова к поделкам для «толкучего рынка» и ставила его имя в один ряд с лубочными сочинителями А.А. Орловым и Ф.С. Кузьмичёвым. Творчество Дьячкова несло следы известной образованности и психологии «провинциального пииты», не удержавшегося даже на уровне, достигнутом им в молодости.

Библиография

Семен Дьячков. Путешествие на Луну, на чудной машине. / Типография Лазарев, института восточных языков; 1844 г.

Терпинович, Демокрит. Путешествие по солнцу / [Соч.] Демокрита Терпиновича. — Санкт-Петербург: тип. воен.-учеб. заведений, 1845–1846.

Иллюстрация на обложке Жана Гранвиля.

Путешествие по солнцу

home | my bookshelf | | Путешествие по солнцу |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу