Book: Быть женой чудища закатного



Быть женой чудища закатного

Annotation

Без меня меня женить хотят и дом отобрать? Еще и нудят над

ухом? А к Сумраку этих родственников!

Я и новый дом найду, и работу не брошу, и замуж сама выйду! И

то, что знаю мужа всего-то сутки, это не беда. Зато он молчаливый, надежный и чудище. А еще он живет в крепости, набитой древними

механизмами.

Так разве можно мимо такого сокровища пройти?

_________________

#неунывающая героиня

#молчаливый надежный герой

#бои с монстрами

#огромная крепость с тайнами

#отношения двух интровертов

#зарождающиеся чувства

#магопанк

#бытовое фэнтези

#вынужденный брак

Быть женой чудища закатного

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10

Глава 11

Глава 12

Глава 13

Глава 14

Глава 15

Глава 16

Глава 17

Глава 18

Глава 19

Глава 20

Глава 21

Глава 22

Глава 23

Глава 24

Глава 25

Глава 26

Глава 27

Глава 28

Глава 29

Глава 30

Глава 31

Глава 32

Глава 33

Глава 34

Глава 35

Глава 36

Глава 37

Глава 38

Глава 39

Глава 40

Глава 41

Глава 42

Глава 43

Глава 44

Глава 45

Глава 46

Глава 47

Глава 48

Глава 49

Глава 50

Глава 51

Глава 52

Глава 53

Глава 54

Глава 55

Глава 56

Глава 57

Глава 58

Глава 59

Глава 60

Глава 61

Глава 62

Глава 63

Глава 64

Глава 65

Глава 66

Глава 67

Глава 68

Глава 69

Глава 70

Глава 71

Глава 72

Глава 73

Быть женой чудища закатного

Анна Лерой

Глава 1

Мой мир — белый город на побережье Рассветного удела.

Ослепительно голубое, почти прозрачное море, светло-бежевый песок и

высокое небо, такое, что птицы кажутся едва заметными точками где-то

наверху. А может, и не птицы, а рассветные стражи это, огромными

крылатыми тенями мелькнувшие на пути к границе с Сумраком.

Мой мир — светлые короткие ночи, а в центре Рассветного удела

они всегда такие, пронизанные запахом разнотравья и шорохами

насекомых и мелких зверей.

Это и широко раскрытое окно с потертым подоконником. Ветер

колышет белые занавеси и сметает пыль с бесконечных полок — с книг, свитков, деталей, инструмента и запчастей — швензы, замки, крошечные крючки и соединители, тонкая драгоценная проволока и

множество других мелочей.

Мой мир заключен в тонком дымке паяльника и запахе канифоли, свете лампы над столом, в ярком блеске драгоценных камней и

вспышках энергетических сфер, которые видны только через тау-окуляры. Я живу среди верстаков, зажимов, тонких щупов и клемм.

Кое-что досталось от деда и родителей, кое-что мне покупала бабушка, а остальное собрано моими руками — криво, косо, но надежно.

Мой мир — это полет фантазии, это стертые в кровь пальцы и

бессонные ночи в попытке все-таки довести до ума очередное

изобретение. Мой мир…

— Клио, Сумрак тебя сожри! Почему в коридорах опять нет

света?! — визг нэары Димитры, кажется, слышали даже в городе. А ведь

до Аполиса три часа пешком идти. — Ты слышишь, отродье ехидны?!

Хватит твоих штучек!

Да-да, и это тоже мой мир.

— Димитра, вы там что, от злости надулись? — весело отозвалась

я, повысив голос, чтобы через дверь было слышно. Обидные слова меня

давно не касались. — Злитесь сильнее, говорят, люди от злости

светятся. И в коридоре ламп не надо, сплошная экономия!

В дверь тут же забарабанили сильнее, но я только хмыкнула.

Круглым мягким кулачкам нэары вряд ли совладать с тяжелым деревом.

Ничего не добившись, она, естественно, схватилась за замок, попыталась открыть своим ключом — и получила ощутимый разряд

молнии по пальцам. Поделом ей! С моей стороны к замку шли две

клеммы и мигал предупреждающе рубин — крошечный, но большего и

не надо. Простенькая ловушка — как только кто сунет не мой

собственный ключ в этот замок, то получит неприятные впечатления.

— Клио, бешеная девка! Я выброшу тебя отсюда, Эос клянусь! —

взвизгнула Димитра, еще раз пнула дверь и с остервенением затопала по

коридору. Сумрак, и почему под ней пол не провалится, тогда бы всем

стало гораздо лучше.

— Выбросит она меня из родного дома, как же, — хмыкнула я и

склонилась над рабочим столом. Подцепила пинцетом крошечный

изумруд и вставила в подготовленную лунку. Еще десяток камней — и

браслет новобрачной, который нэара Наталия подарит своему жениху

уже завтра на рассвете, готов.

Я потратила на него почти две декады — сначала создала эскиз, потом выбрала материалы и подготовила камни. Дальше я закалила их в

печи и поставила остывать под ночным небом, сверяясь со звездными

картами. Потом принялась за оправу, гнула тонкую проволоку из

серебра и платины, расплавляла металл и припаивала литые пластинки.

Долгие часы напряженной работы. И вот изделие почти закончено.

Лучшей работы у меня еще не было! Да и не для абы кого, замуж-то Наталия выходит за рассветного стража. А это даже для дочери

димарха Аполиса большая честь.

Изумруды станут ей щитом и впитают всю благодать, которую

семейный камень Аполиса отдаст во время церемонии женитьбы. Чтобы

в доме мужа Наталия не чувствовала себя ущемленной, смогла легко

разжечь очаг и напитать новое место родственной энергией. Говорят, что чем больше принесешь, тем счастливее будет семейная жизнь. Бред

это все, и учеными доказано, что стоит изначально смотреть на

энергетические плетения домов через тау-окуляры, сравнивать

матрицы… А, плевать!

Этот браслет должен стать моим пропуском в лучшую жизнь, примером моих достижений и навыков. Нэара Наталия всем

похвастается, и знать Аполиса отметит мой талант. Тогда я заведу себе

пару-тройку

влиятельных

знакомых

и

вышвырну

родню

из

захваченного дома.

Неплохой план. Отличный! Лучшего пока не было. Сидеть на месте

мне никак нельзя!

Точнее так: в лаборатории мне сидеть нравилось, была бы моя воля, я бы вообще никуда не выходила. Мне не одиноко в одиночестве, у

меня столько интересных идей!

Правда, хочется добраться до центральной библиотеки Аполиса…

Мастерить ловушки и простенькие дурацкие штуки на манер тех, которые напевают голосами птиц или гоняют воду по кругу, это не

предел моих возможностей! И денег за это дают маловато. А вот в

Аполисе, или и того заманчивее — в Гелиополисе, и книг больше со

схемами, и мастера набирают учеников…

— Клио, извини, что мать на тебя накричала.

Я почти не услышала шагов, но даже не вздрогнула, когда раздался

голос. Привыкла, что Наум приходит сразу же после нэары Димитры.

— Тетушка была очень любезна и послала меня к Сумраку на

ужин, — откликнулась я, но открывать дверь даже Науму не стала.

Впрочем, с ним еще можно было разговаривать. Он был всего-то на

пару лет меня младше, и мы часто общались. Раньше. Когда бабушка

была жива, а нэара Димитра, я ее тогда называла тетушкой, не решила

прибрать весь дом к своим рукам.

Ну конечно, зачем мне — сумасшедшей затворнице, обложившейся

книгами и другим мусором — двухэтажный каменный дом на второй

синикии Аполиса. С семейным камнем. Еще и рядом с побережьем.

Какая расточительность!

Я сама виновата, конечно, во всем.

Бабушка болела, хотя и не показывала, что слаба здоровьем. И

когда смерть забрала ее, я замкнулась в себе. Не возражала, когда

тетушка приехала, чтобы помочь с церемонией прощания. И потом

взяла на себя управление скромным оливковым садом, все-таки родная

кровь. Да и мне все эти хлопоты казались такими ненужными. Для меня

важными были лаборатория и дедовы записи.

Я не обращала внимания на то, что в дом перебралась вся дальняя

родня. От меня же не убудет. Мне достаточно было моих комнат и

соседства книг.

Но потом меня неожиданно выселили в самый дальний угол. Ведь

там удобнее устроить лабораторию. Так-то да… Тогда я хотела

возразить, вот только не знала, как это сделать. Общение — это не то,

что я умею делать хорошо. А тут еще и ошалела от чужой наглости.

А потом и доля дохода от сбора оливок перестала попадать мне в

руки. И вообще оказалось, что я много ем и слишком мягко сплю, а

денег в доме нет. Хотя моя милая бабушка говорила, что на сыр с

лепешкой у меня будут средства всегда.

— Но ты ее тоже довела! Имей совесть! — попытался достучаться

до меня Наум.

Я в ответ запрокинула голову и рассмеялась.

— Эта самая совесть умерла в жутких корчах, как только вы начали

растаскивать имущество, которое вам и не принадлежало!

Моя комната была завалена книгами не просто так, иначе все

сбереженное бабушкой и мной, драгоценные тома о сочетании металлов

и стихий мира, о сути вещей и чудесах сущих оказались бы в

ближайшей книжной лавке. Эти сокровища тетушка могла только в

монетах оценить.

— Клио, не будь дурой! Мы же почти обо всем договорились, —

продолжал стучать по двери Наум. Выломать не так и просто, я еще

подперла ее креслом. Я держала оборону столько месяцев, не сдаваться

же теперь!

— О чем, братец? — фальшиво пропела я. Наум за дверью

выругался. Очень его бесило упоминание, что мы родственники. Жаль, что не настолько близкие, чтобы женитьба между мной и Наумом была

невозможна. Тетушка-то была дочерью брата моей бабули.

Я, конечно, была против этого фарса. Какая свадьба, Эос их

покарай?! Ясное дело, что тетушка просто все к рукам прибрать хочет

законно. Но родственники наступали слитным массивом, будто

штормовые тучи над морем. Еще и молва пошла, что я согласие дала и

все об этом знают теперь.

Я сама виновата: с соседями надо было общаться, а не в

затворничестве сидеть. Так-то раньше они с бабушкой виделись, а

теперь тетушка щебечет-заливается. Еще и сумасшедшей меня

выставляет не иначе. Поэтому сейчас моим словам мало кто поверит.

— Это всего лишь свадьба! Ты продолжишь сидеть над своими…

своими поделками, Сумрак их побери.

— Сначала всего лишь пожить, потом всего лишь помочь, теперь

всего лишь свадьба, — хохотнула я. — А потом что? Всего лишь

постель и всего лишь пара-тройка детей?.. А в итоге «проваливай

отсюда»?

— Да что ты все переворачиваешь с ног на голову?! — в голосе

Наума я услышала раздражение.

— Наум, вот честно, а тебя что, все устраивает? — мне вдруг стало

интересно. С его стороны-то тоже высокими чувствами не пахло.

— Ну, так-то да, — промычал он.

— А без «ну»?

— Я так-то на Диану заглядывался, у нее и спереди ничего, и сзади

подержаться. Ты, прости, конечно, не нимфа с этими своими кудрями…

Но с Дианой я могу просто видеться и без свадьбы, только с подарками

приходить надо, а у тебя наследство большое, — услышала я

рассудительный спокойный ответ.

— Вот, значит, как, — протянула я, качая головой. Пусть никто не

видел, но не в этом дело. Просто… обидно как-то. А кудри мне от мамы

достались!

А, к Сумраку и правда все! Выбора у меня не осталось. Не

оставили.

Пора брать свою жизнь в свои руки и выбираться на улицу. Но

страшно-то как. Я уже и забыла, когда выходила за стены. В тот год, когда бабушка покинула меня.

Просто это пространство вокруг — небо, море, люди — они такие

страшные!

Глава 2

Из комнаты я решилась выйти только после заката. Так меньше

вероятности встретить родственников. А еще ночью мир не казался уже

таким большим, и я чувствовала себя спокойнее.

Мягкая темнота за окнами меня не беспокоила, а вот тетушка была

более суеверна, к ночи включала все лампы в доме и поглядывала порой

нервно в сторону горизонта. Там оставалась тонкая полоска света перед

беспросветной темнотой — граница между Рассветным уделом и

Сумраком.

Из-за Сумрака много неприятностей бывало — и чудища морские, и болезни, но рассветные стражи не просто так пользуются любовью

народа. Они жизнями рискуют, спасая нас, бессильных.

Но я считаю их скорее пережитком прошлого. Понятное дело, что

будущее не за горсткой особенных людей, а за наукой! Когда-нибудь

место всех стражей займут гениальные изобретения. И люди больше не

будут бояться Сумрака, потому что защититься смогут все. Возможно

— о, как бы я этого хотела! — у меня выйдет приложить руку к этому

будущему!

Собиралась я медленно, обдуманно. Пешком идти придется

немало. Во дворе, конечно, стояла охима, тетушка на ней ездила на

оливковое поле. Но охиму нужно зарядить и открыть ворота. Такое уж

точно услышат. Браслет я обернула мягкой материей и сложила в

кошель, повесила драгоценную ношу на шею. Да, не особо удобно, зато

не потеряется. Остальные вещички — деньги, инструменты, паяльник, мелкие заготовки и очки, дневник со схемами — уместились в поясную

сумку. Вдруг придется что-то исправлять на месте или заказ кто

сделает…

Я накинула поверх туники тогу, оправила складки и поморщилась: никогда не любила эти слои ткани! Была бы моя воля, то ходила бы в

одном белье. Ничего не мнется и не мешает. Но, увы, так выходить из

дома откровенно неприлично. Тогда точно посчитают за сумасшедшую.

В коридор было не выйти, скорее всего, Наум дежурил где-то

поблизости. Он вообще в последнее время мне прохода не давал. Еще и

женихом просил звать. Так я и согласилась, наивный!

Впрочем, из моей комнаты можно было подняться на плоскую

крышу, а оттуда спуститься в другой части дома. Вот так я иногда

ночами и пробиралась на кухню, чтобы забрать свой то ли ужин, то ли

завтрак.

Если бы тетушка была легче на килограмм тридцать, то мне стоило

бы волноваться, что она лично вскарабкается по стене дома. А так…

Света в коридорах все еще не было, тетушка, видимо, не нашла

замены. Мне для экспериментов и работы нужны были камни, любые, даже полудрагоценные. Так что заряженная мелкая бирюза, которую по

привычке пихали в светильники, подошла.

Эх, раньше меня и алмазом было не удивить…

Бабушка меня разбаловала. Эти слова я слышала столько раз, что, наверное, не хватит видимых звезд на небе.

Просто бабушка верила в меня и мой талант. Верила, что, как и дед, я смогу создать нечто уникальное. Он-то был невероятным мастером: его водогон до сих пор снабжает питьевой водой и Аполис, и его

округу. Ах, какие у него были чертежи! Я до сих пор не понимаю часть

его схем, а полностью разобрала едва ли треть. Ах, если бы доработать

и воплотить это все в жизнь! Это не просто слава мне, но и великая

польза остальным жителям!

Но бабушка умерла, а я… Оказалось, что жить самостоятельно

невозможно, закрывшись в лаборатории. Люди, они везде.

— Да сколько можно тянуть! Под руки взяли, браслет надели, даже

церемонии не надо, вся семья будет свидетелями, что на семейном

камне пара клялась!

Я остановилась под освещенным окном и, присев, замерла. Это я

вовремя здесь оказалась. Интересный разговор. Чья-то тень мелькнула

совсем надо мной. Неужели дядюшка Одиссеус пожаловал? Из своей

глубинки? Он, точно он. Сволочь, каких поискать. Из окна показались

мужские руки, дядюшка дергал колесико на огниве, пытаясь разжечь

табак в трубке.

Честно, я не удержалась. Вроде бы уже и не подросток, но все

равно достала из сумки ускоритель тау-частиц и включила. Огниво

вспыхнуло, язык пламени лизнул трубку, повалил вонючий дым.

Кажется, кому-то подпалило усы. Дядюшка с ревом заскочил внутрь

дома, вокруг него запричитали, а я спокойно проскочила дальше.

— Одиссеус, Эос убереги, что ты дергаешься? — это уже тетя

запричитала, нервно, с легкими командными нотками в голосе. — Мы

сами с Клиоменис разберемся. Со дня на день…

Тут как раз лязгнула калитка, и я пропустила, что тетушка сказала, а повторять она не стала, потому что отвлеклась на гостей. Семейство

ринулось из кухни, а я снаружи следом за остальными.

— О, нэар Никос, светлой ночи вам! — защебетала тетушка.

Я с трудом вспомнила, что Никос — это глава нашей синикии, он

отвечал за порядок, решал споры и разногласия, направлял к нужным

людям в Аполис, если какие-то проблемы не могли решить на месте, в

синикии. И чего он здесь?

— И вам светлой ночи, пришел, как и договаривались, — пробасил

Никос. — Наум говорил, что дело решенное, так отчего сомнения, нэара

Димитра?

— Это все Клиоменис, вы же знаете этих девчонок, — заохала

тетушка. — Сначала согласие дают, потом ехидной кричат, что «не

готова к супружеству»!

— Так ведь женить против воли — это не дело…

— А никто про волю и не говорит, но слово-то дадено, вот и все

родственники уже собрались. Даже брат мой из Ойяполиса приехал, а

ведь дорога неблизкая, — вздохнула тетушка. — А как бы нам

успокоить новобрачную? Чтобы не нервничала, чтобы Сумрак ей голову

не морочил…

— Вот как, — задумался глава. — Ну, ради благого дела есть

благовония…

— Ой, что мы все на пороге, пройдемте в атриум, так удобнее

разговаривать и света больше.

Я мысленно выругалась, очень хотелось подслушать, что и как.

Вот тетушка родная — дитя любви кентавра и василиска, все она

распланировала! Сумрак ее побери!

Я-то вернуться собиралась завтра. А теперь уже и непонятно, стоит

ли. Слишком тетушка уверена, что я замуж за Наума пойду. Может, даже в Аполисе пожить немного? Деньги я с собой все взяла. Вот только



книги жаль, откроют же лабораторию, как только поймут, что сбежала, дверь вынесут и войдут внутрь. Все испортят, разбросают!

От этой мысли аж сердце тревожнее забилось.

Может, вернуться и взять с собой самое дорогое?..

Я еще на мгновение застыла у стены, решаясь, а потом резко

рванула в темноту — туда, где в заборе, увитом диким виноградом, был

проем. Ночь, увы, не бесконечная. Вещей своих жаль, но другого шанса

у меня может и не быть.

Глава 3

Ночью путешествовать было интересно. Сначала я шла очень

осторожно, все по сторонам мотала головой и прислушивалась, вдруг

кто-то навстречу идет. Выбирала улочки параллельные основной

дороге, была готова спрятаться. Но потом подпрыгивать на каждый

шорох или прятаться в кустах или соседском саду мне надоело. Ночь же

все-таки! Кого я встретить могу?

В сандалии забились камни, и я несколько раз чудом не подвернула

ногу. Так что когда я поняла, что от дома ушла далеко, то смело вышла

на широкую дорогу. Действительно, дальние соседи меня вряд ли

вспомнят и не узнают в случае чего. Так что незачем ноги ломать, когда

можно идти по освещенному прямому пути. Чуть дальше, стоило выйти

за пределы синикии, по обе стороны от дороги начинались

виноградники. Их низкие ряды тянулись и тянулись. Над головой

мерцали звезды, ночь была безветренной, и у меня было хорошее

ощущение по поводу моего путешествия.

Шла я в одиночестве по обочине, но было почти не страшно.

Крошечные огоньки света отмечали путь в Аполис — в придорожные

столбики были вставлены камни с осветительным контуром. Не везде

они были, местные и приезжие нет-нет да и выковыривали дешевый

авантюрин. Иногда не ради пользы, а просто так. А ведь из-за этого

света дороги такие безопасные!

Я все-таки поежилась, когда где-то в стороне слишком громко

вскрикнула какая-то птица, и прибавила шаг. Оно-то на рассветных

стражей надейся, а и сам не плошай. Эос меня обереги, пешком так

далеко я не ходила. Дела в Аполисе в основном бабушка вела, а после ее

смерти я ограничивалась письменными посланиями, но сама не ездила.

Ночь становилась все глуше, звуки становились ярче и ужаснее. А

если и правда там что-то ужасное за пределами пятна света?

Сумка больно оттягивала плечо, дыхание сбилось, но я старалась

держать себя в руках. Полдороги-то уже пройдено. Наверное, полдороги… Точнее я сказать не могла. До Аполиса вроде бы три часа

пешком, это я слышала, но какая скорость ходьбы имелась в виду?

Дойду я? Должна дойти. Если не думать о плохом, не вспоминать,

что даже светлой ночью встречаются и хищные звери, и сумрачные

твари, то ничего не встретится. Уже через пару часов, а то и быстрее, я

буду в городе. Вот да!

На всякий случай я достала из сумки изумруд, из тех, что остались

после окончания работы над браслетом. Нэара Наталия прислала камней

с запасом, не поскупилась. Если такой камень вставить даже в

простейшую карманную лампу, то получится такой всплеск света, что

видно будет по ту сторону моря! Ладно, я чуть приукрасила, но любую

сумрачную тварь — будь то ламия или гарпия — отгонит прочь, а

животное и человека ослепит.

Еще через двести или триста шагов я некстати вспомнила, что

забыла воду, да и из еды в сумке завалялись с десяток сушеных фиг.

Пить захотелось практически сразу. Так оно и бывает: как только

остаешься без чего-то, оно тут же надобно. Но вместо воды пришлось

закинуть в рот фигу, может, так пить меньше хотеться будет.

Фига чуть размякла от слюны и к зубам тут же приклеилась. И зубы

склеила. Намертво.

«Сумрак ее побери!» — я выругалась мысленно, потому что рот

нормально открыть не получалось. И воды не было, чтобы размочить

липкую мякоть! Отскрести ее, что ли?

Я уже влезла в рот рукой, как слева вдруг что-то взвыло. Тут уж не

до фиги!

Я попятилась, выхватила свою усиленную лампу и ускоритель тау-частиц и направила в сторону шума. Торчать посреди полей было

опасно, но сходить с дороги еще опаснее. Свет оберегал. Рев стал

громче и визгливее. Что-то приближалось.

Я всмотрелась вперед, ночь-то светлая, и между тенями от

виноградников и еще более темной землей распознала что-то большое, шевелящееся и летящее в мою сторону.

Я промычала сквозь слипшиеся зубы и бросилась по дороге в

сторону. То, что летело, могло раздавить меня влегкую. В итоге оно

рухнуло — земля содрогнулась, во все стороны брызнули комья, запахло пылью и почвой. Я не удержалась на ногах и больно

шлепнулась на зад, прижимая к груди сумку и лампу.

Нечто прорыло борозду в виноградниках, снесло осветительные

дорожные столбики и выкатилось на дорогу. Свет на том участке дороги

погас, и я не могла толком разобрать, что упало. Сколько у него лап и

крыльев, и сколько когтей на этих лапах и крыльях, а сколько зубов…

Меня трясло от страха, приправленного неуемным интересом.

Дождаться ли, когда чудище встанет и можно определить его вид, или

не глупить и изгнать его? Я почти сразу себя одернула: я же еще в своем

уме, так и умереть можно, с сумрачными чудовищами играть не стоит!

Но как только рассветные стражи пропустили это нечто так далеко

от границы? А еще опорой и надежой себя называют!

Рука уже почти нажала на тумблер включения лампы, как странная

тварь дернулась, затрепетала крыльями — двумя, нет, четырьмя! — и

закричала на два разных голоса — визгливый и рычащий. А потом

распалась надвое. Или на две твари. Или пополам, хотя половинки были

какие-то странные. Одна — длинная, крылатая, извивающаяся, а вторая

— тоже крылатая, но более мелкая и… человекоподобная?

Химера? Минотавр? Крылатый сатир? Эос убереги, да что это?!

Пока я быстро-быстро, но на самом деле медленно, пыталась встать

на подгибающиеся ноги, одна тварь с низким ревом подмяла вторую. В

воздухе запахло плесенью и медью. Человекоподобная оторвала второй

твари крыло и отбросила его в сторону. А потом повернула ко мне свою

морду и вдруг что-то заворчала.

— Ы-ы-ы, — не разжимая челюстей, заорала я. Лампа как назло

скользила в мгновенно ставших влажными ладонях.

— Уо-о-о, — голосило чудище, гулко топая в мою сторону.

— Ых-ых! — это я попыталась вербально послать его в Сумрак. Не

вышло, фига едва не выдрала мне зубы, но разомкнуть челюсти не дала.

Ну и Сумрак с ним, с красивыми фразами.

Я дернула рукой, мол «кыш-кыш», но чудище не поняло и

протянуло ко мне лапы. Оно было громадным! Хотя нет, всего-то может

раза в два меня больше, но со странной чешуей, я вроде рассмотрела

отблеск, а на темной морде горели два красных глаза. Эос, все-таки

химера?!

От страха я совершенно не соображала.

— Ро-о-о, — простонало чудище, нависая надо мной. Лапа почти

что опустилась мне на плечо.

О, Сумрак, меня же сейчас на ленты порежут! Я прикусила до

крови губу, боль выдернула меня из ступора, а непослушные пальцы

все-таки нашли тумблер и отжали его. Я едва успела зажмуриться. Свет

хлынул во все стороны. Глухо орало первое чудище, визжало второе, а я

развернулась и, крепко зажмурившись, уже неслась что есть сил по

дороге.

И только когда, сердце уже грозило выскочить из груди, я

остановилась и посмотрела, что осталось за моей спиной. Отбежать я

успела далеко. Никакого движения не увидела, хотя это ничего не

значило.

— Ных! — высказала я отношение к ситуации в целом, отряхнулась и снова побежала.

Скорее бы уже Аполис!

Глава 4

Я шла и страдала. Зачем мир такой большой? Расстояния между

двумя точками можно было бы и меньше сделать! И да, человечество

стало на правильный путь, когда изобрело механику. Может, когда-нибудь мы придумаем способ перемещаться в пространстве за одно

мгновение… Жаль, что сейчас такого нет!

Пусть зубы и удалось освободить, но пить теперь хотелось

безмерно. Даже ночь больше не пугала, к тому же от подозрительных

теней не осталось и намека.

Кусочки фиги я сплевывала на дорогу и всерьез оглядывалась по

сторонам: а не увижу ли где колодец. В какой-то момент в голове почти

оформилось преступное желание забраться в чужой виноградник и так

попытаться утолить жажду. Хоть какая-то жидкость, пусть и

виноградный сок. Но тут сзади послышалось легкое жужжание, с таким

еще охимы ездят.

Я обернулась — и правда, меня догоняла тяжело груженная охима

— большая платформа с низкими бортиками, а на ней груда ящиков и

свертков. По всей видимости, торговцы спешили с рассветом выставить

ночную продукцию на рынке.

Я тут же махнула руками, а вдруг подвезут? Аполис был уже

близко, в темноте казалось, что до его огней всего-то пара сотен шагов, но я больше не обманывалась в расстояниях. Понятное дело, что

тащиться мне еще не меньше часа. Меня явно ввел в заблуждение тот, кто сказал, что весь путь легко преодолеть за три часа! Где я вообще

такое услышала? Это ж какие шаги нужны! Явно не такие, как у меня.

— Детка, как же ты так? — подобравшая меня пара была мне

незнакома. Они напоили меня и угостили свежей пшеничной лепешкой.

Но я на всякий случай назвалась другим именем. Узнать меня не

должны, я-то мало с кем общалась, но мало ли.

— Охима сломалась, вот поэтому и решилась идти пешком, учеба с

утра, — сжато рассказала я выдуманную историю.

— А на кого учишься?

Этого вопроса я ждала, рассказывать о любимом деле, во всяком

случае, интереснее и проще, чем отвечать на неудобные вопросы о

личном — семье или доме. И врать не нужно. Так что мои случайные

спутники охали, ахали и посмеивались, а я все рассказывала — и про

историю возникновения механики, и про знаменитых механикосов, к

которым я причисляла и своего деда, и про то, сколько на самом деле

труда вложено и безрезультатных исследований проведено, чтобы

создать хотя бы одну охиму.

— Я могу, значицца, быть спокоен, — хохотнул мужчина, когда мы

почти подъехали к стенам Аполиса, и я оборвала рассказ. — Будущее в

хороших руках, дай Эос нам силы!

— Спасибо, — смутилась я.

На сердце было спокойствие и уверенность в своих силах, не

осталось ни намека на волнение и ужас. Ни мрачные картину чудищ

меня не волновали, ни гнев тетушки Димитры. Вот что значит —

разговор о том, что действительно интересно. И как, оказывается, полезно поделиться своими знаниями хоть с кем-то. Да, после смерти

бабушки мне этого чудовищно не хватало, а я и не понимала. И, кстати, о чудовищах…

— А вы на дороге ничего подозрительного не видели? Я слышала

визг.

Торговцы должны были проезжать то же место, где я столкнулась с

сумрачными тварями.

— А, дорогу все перевертело, — кивнул мужчина. — Еле

проехали…

— Думали, застрянем, и все тут. Но Эос оберегла, перебрались.

Надо бы сообщить в синикию о том, что случилось, — заохала

женщина.

— Так и без нас узнают, свадьба нынче богатая, все слышали, вон-на сколько народа приедет…

Приготовления к свадьбе должны были закончиться еще

вчерашним вечером. Город или, по крайней мере, центральный район

готовились к этому события с размахом. На улицах висели гирлянды, горели огни, и было уже шумно, несмотря на предрассветное время.

Если бы это торжество только для дочери димарха, то половине города

нечего на нем делать. Но жених ведь рассветный страж, может, даже с

друзьями-братьями прибудет, кто ж не захочет посмотреть? Поэтому

такой размах.

Мы въехали в пригород Аполиса, потом проскочили через широкий

проем в городских стенах, вклинились в неспешное движение других

охим и, наконец, остановились на специальной площадке, обозначенной

цифрами. Большая площадь, скорее всего, рыночная, вокруг охимы и

помосты для товаров.

— Все, приехали, мы сегодня здесь распродаемся, — объявил

торговец.

Я немного помогла с товаром, спустила самые высоко лежащие

свертки, пожелала им успешных продаж и спрыгнула с охимы. Аполис

завлекал и очаровывал. Ночные улочки выглядели более узкими и

уютными. Днем я бы уже начала темниться к стене зданий из-за

простора над головой и больших толп людей. А сейчас я будто

вернулась в свою комнату: вокруг меня было множество белых зданий, широкие пролеты скрывали яркие полотна, свет ламп казался

мерцающим из-за ночного сумрака. Указателей на улицах я не увидела, но мне в принципе и так было ясно, куда идти. В сторону Рассветной

башни.

Над головой вдруг раздался далекий гул. Я уставилась в небо — его

перечертили четыре белесые полосы.

— Осторожнее, нэара! — из-за того, что я замерла посреди дороги, на меня натолкнулся какой-то мужчина. Но сварливый тон быстро

сменился более мягким: — А-а, стражи полетели. Вечером сигнал был, серьезный прорыв с двух сторон. Но в городе тихо, огни на башне не

горят, значит, быстро всех тварей поймали. Обошлось.

— Обошлось? Так почему серьезный? — покосилась я на

говорившего — обычный горожанин в рабочем фартуке со значком

стройки. Плотник? Или каменщик?

— Серьезный, потому что сигнал долгий был. А обошлось… Так

ведь на свадьбу стражи прилетели, быстро среагировали. Вызывать

никого из Рассветной твердыни не нужно, — хохотнул мужчина. —

Хорошо погуляем! И за свадьбу, и за победу!

Я отступила в сторону, пропуская его, и продолжила смотреть на

белые линии. Было что-то в этом неправильное! С одной стороны, это и

хорошо, что есть стражи, налажена система вызова и оповещения. А с

другой, вот так надеяться? А если не успеют? А если, как этой ночью

случилось со мной, произойдет еще с кем?

И сделать всех стражами никак не выйдет.

Правда, почему «никак», никто мне разъяснить не мог. А в дедовых

записях ничего об этом и не было, он не интересовался стражами

совсем. Сумраком интересовался, а стражами нет. А ведь, кажется, это

наиболее очевидный вариант: исследовать стражей и выделить нечто, что дает им противостоять Сумраку!

У меня даже руки зачесались, так хотелось приступить к работе.

Но, наверное, кто-то до такого додумался, не могло же так статься, что нет. Жаль только, у меня этих знаний не было. У меня вообще

никаких знаний о стражах, кроме сказочек и общеизвестных историй не

было! А это большой промах, если я все-таки собираюсь работать в

поле защиты от Сумрака.

Я еще на мгновение задержала взгляд на тающем следе

пролетевших стражей и вовремя заметила, что небо-то светлеет. Скоро

рассвет, как раз и получится больше узнать на свадьбе, заодно и вблизи

на стражей посмотрю. А то ни одного не видела, только на картинках.

О, Эос! Мне же нужно браслет отдать до рассвета! Я поняла, что

опаздываю, и сорвалась с места.

Думать во время бега было сложно, приходилось лавировать между

высыпавшими на улицу людьми и высматривать более удобную дорогу

к башне. Но я успела, хотя и пришлось буквально требовать меня

пропустить сначала охрану, потом родственников невесты. И только

браслет в моих руках помог мне протиснуться между животом тетушек

и матушек нэары Наталии и оказаться внутри комнаты для

приготовлений.

— Ну что? Принесла? — требовательно прикрикнула Наталия. Я с

трудом различила между драпировок, вышивок, накидок, тог и туник

стоящую в роскошном наряде девушку. Видела я ее впервые: красивая, длинноволосая и…

— Что ты копаешься? Давай сюда и не подходи ближе, а то еще

пылью мне наряд измажешь!

…И со скверным характером. М-да.

Я с трудом сохранила ровное выражение лица, если буду

реагировать, как на тетушку, то меня отсюда выкинуть, а значит, нужно

изображать спокойствие. Улыбайся, Клио, улыбайся. Кажется, люди

любят, когда им улыбаются.

Отдам браслет, заручусь поддержкой и больше постараюсь не

пересекаться. Настроение мигом ухудшилось, как-то не ожидала я

такого. От неприятного волнения у меня сдавило в груди, в голове было

пусто. И надо бы расхваливать свою работу и рассказывать, сколько

дней я трудилась и как, но получилось только протянуть вперед свой

результат.

Наталия выхватила у меня из рук мешочек с драгоценной ношей, вытряхнула браслет на столик и прошлась по камням кончиками

пальцев.

— Не то, — раздался вердикт.

— Что не так? — я влажными пальцами достала и надела тау-окуляры, вдруг действительно что-то напутала. Исправить-то еще

можно.

— Простенько, — скривилась Наталия, а потом окинула меня

насмешливым взглядом. — Я думала, поручу один из вариантов

женщине, потому что ты сможешь лучше догадаться что мне нужно, а

вышло… это.

— Так ведь смысл не в том… — я смогла хрипло выдавить из себя

слова.

— Да нет, как раз в том, — перебила она меня, сгребла браслет

обратно в мешочек и бросила в мою сторону.

Я едва успела поймать его, прижала к груди. Но как? Она же даже

не посмотрела на его действие! Она же даже не оценила работу! Она же



даже!..

— И он не подходит к моему наряду, — Наталия повернулась к

ближайшему огромному зеркалу и принялась поправлять слои нежно

розовой ткани. — Камни оставь себе, так, за беспокойство. И можешь на

свадьбе остаться. Очень щедро с моей стороны, да? Я должна быть

щедрой. Я же выхожу замуж за Димитроса, а он рассветный страж!

И она принялась кружиться, расправляя рукава и слои нежно

розовой ткани. А я стояла, как истукан, и не могла понять: что дальше-то?

Глава 5

И зачем я поехала в этот Аполис? Надо было закончить браслет

раньше и отправить его с посыльным. Тогда бы я не узнала ни его

судьбы, ни его будущей хозяйки. Мои мечты и планы остались бы

нерушимыми. Я спокойно бы готовилась отражать атаки Наума и его

матушки, потому что была бы уверена, что я выполнила свою работу на

высоком уровне и ее оценили. Вряд ли бы я когда-то встретилась с

нэарой Наталией и обнаружила бы, что браслет на ней не моих рук дело.

Но нет, я поволоклась в Аполис, на эту свадьбу, Сумрак ее побери, жизнью своей рисковала! Меня же чуть чудище не съело! А все ради

того, чтобы себя показать, на людей посмотреть… Насмотрелась.

Показала.

Да так, что руки теперь тряслись.

— Так какой ты выбрала, доченька? — в комнату влетели

родственницы и меня отстранили в угол.

— Вот этот…

Я не удержалась, хотелось же узнать, кому проиграла. Не то чтобы

я была специалистом в свадебных браслетах, но это был мой четвертый

подобный заказ, так что опыт имелся. Да и гордость толкала

задержаться.

На столе лежали еще несколько браслетов. Камней было столько и

таких разных, что у меня в глазах засверкало. Одно из изделий вообще

принесли в красивой шкатулке: очень изящный и прихотливый

свадебный браслет с рубинами утопал в цветных перьях. Взгляд на нем

останавливался. Самый искусно сделанный. Блестящий, так и просится, чтобы его примерили. Только через окуляры я видела, что он не самый

правильно сделанный.

Вот рядом лежал куда более идеальный с точки зрения

функциональности браслет. Такому не грех и проиграть. А у рубинового

и

соотношение

между

камнями

было

сдвинуто,

из-за

чего

энергетические поля каждого камня не дополняли друг друга, а даже

мешали! Это превращало браслет не в одну из замечательных вещей для

управления механическими изобретениями, а в украшение.

Но именно его-то Наталия и взяла в руку:

— Смотрите, какая прелесть, а как к платью подходит!..

— Но ведь!.. — хотела высказать я, но на меня шикнули и

взглядами неприязненными одарили. Послышался шепоток про бедных

уродин и страшил — и это неприятное внимание и хихиканье

окончательно лишило меня речи. Ну и Сумрак с вами, идиотки, ехидны!

Я выскочила из комнаты, нервно покусывая губы. И зачем, зачем я

сюда пришла? Внутри все дрожало. Я не привыкла к таким сборищам, к

глупости, так же как не привыкла к отказам. И к такому отношению, и… к людям!

В коридоре я столкнулась с какими-то гостями, на меня накричали

и толкнули. В глазах все кружилось, за очередным поворотом я сбила с

подставки какую-то статуэтку. Как назло она разлетелась на множество

мелких кусочков, и я тут же услышала чьи-то торопливые шаги и

женский неприятный крик «что там произошло». Это подвигло меня

дернуть первую попавшуюся дверь и сунуться в комнату.

Я ждала, что на меня накричат еще и здесь и выгонят, но встретила

меня относительная темнота и тишина. Никого нет. Отлично, можно

расслабиться, можно отпустить себя и перестать закусывать губу. На

глаза уже навернулись слезы.

— Почему? Ну, почему? — вскрикнула я и тут же прикрыла рот

ладонью: разбитую статуэтку нашли, но судя по ругани, сейчас некогда

было убирать, все заняты на свадьбе. Ну да, до торжественной части

всего ничего осталось.

Я покосилась на разгорающийся рассвет, через широкие окна было

видно зарево, и всхлипнула. В темноте и одиночестве можно позволить

себе немного порыдать. Совсем немного, а потом утереть слезы, закусить губу и пойти навстречу миру. Людям.

Эос, как бы я хотела жить так, чтобы с этими самыми людьми и не

общаться. Кроме бабушки, мне и не нужен был никто. Ни тетушка, ни

Наум ничего хорошего не принесли. А большую часть случайных

знакомых я не понимала. Как Наталию сегодня.

— Я же все правильно сделала! Все правильно! Не понимаю, почему? Почему?

И ладно бы она выбрала то, что лучше, практичнее, действеннее, но

красивее? Что такое это «красивее»? Зачем оно вообще надо?

Свадебный браслет это же не украшение на один день!

— И что теперь?..

У меня был план — шаткий, валкий, но план. Теперь нужно

придумать новый, еще и тетушка со свадьбой… Придется ей как-то

противостоять. А я так «люблю» это делать! Была бы моя воля, была б

моя воля! Сумрак!

Я сползла по стене комнаты и глухо разрыдалась, на минутку не

больше, а потом жестко принялась тереть лицо. М-да, вряд ли я теперь

выгляжу красивее, чем была. Хотя какое мне дело до тех дур? Их

мнение не должно было меня волновать, но все же…

— В Сумрак эту свадьбу! И Наума, и тетушку! И… — я подняла

глаза и поняла, что на самом деле не одна в комнате. Просто раньше

вокруг было темнее, поэтому я не могла увидеть разлегшегося на софе

мужчину. Он вроде бы спал, по крайней мере, глаза были закрыты. О, Эос, еще одного скандала мне не хватало!

— Клио, сегодня не твой день, — прошептала я и тихо стала

пробираться к выходу.

— Не нужно, — вдруг услышала я. От неожиданности шарахнулась

в сторону, запуталась в юбках, естественно, завалилась на бок и

ударилась головой о шкаф.

— А-а! Ехидна! — простонала, а в ответ услышала хриплое:

— Вы как?

— Жить буду, — я хмыкнула и перестала паниковать. Ну, подумаешь, незнакомец не спит. Голос спокойный, тихий и немного

хриплый. — Извините, что помешала.

— Нет, — махнул он рукой, но голову с валика не поднял, так и

лежал с закрытыми глазами. Может, голова болит?

— Вы не подумайте, — вдруг начала я оправдываться, чего обычно

не делала никогда, но день видимо такой дурацкий, с ночи не

задался, — я редко когда плачу и все такое. Со смерти бабушки не

плакала. Но уж сильно расстроила меня эта свадьба…

— Мг-м? — вопросительно промычал незнакомец. Мне так

показалось, по крайней мере, да и вообще выговориться хотелось хоть

кому. Потому что больше некому. А себе не так эффективно.

— Я бы и не пришла, здесь люди, они… я, честно говоря, их иногда

не понимаю, — призналась я с осторожностью, все-таки в любой

момент мужчина может сказать, что его это не интересует. Да и вряд ли

могло интересовать, но ответ меня удивил:

— Согласен.

— А? — не ожидала я этого слова, но осмелилась продолжить. —

Или вот невеста сегодняшняя, Наталия. У свадебного браслета ведь

значение есть, функция, так сказать. А она вместо самого лучшего и

качественного выбрала красивый! Почему?!

— Расстроились?.. — фраза как бы была незаконченной, но я

догадалась, что он имел в виду: что я расстроилась из-за того, что

выбрали не тот браслет.

— Расстроилась, но не из-за того, — я с заминкой продолжила. —

У меня были определенные планы. Мне заказали браслет, это была

честь — получить такой заказ. Я старалась, очень старалась, и даже

забыла, что есть и другие мастера. Что заказ может быть не у одного

мастера. Я не привыкла выяснять все подробности заказа, за меня об

этом обычно бабушка думала… Она привыкла к такому, дед тоже о

деталях не особо думал.

— М-м-м?

— Мой дед был механикосом, знаменитым, — похвасталась я.

— По стопам?.. — снова не закончил предложения мужчина, но я

уже привыкла. Немногословность определенно лучше постоянной

трескотни.

— Да, и с другими людьми я как и он не особо схожусь. То ли дело

механизмы! Всегда есть инструкция, что и как. Всегда можно пройти

уже знакомым путем и получить одинаковый результат. Разве это не

чудо?

— Хм-м, — протянул мой собеседник. И я чуть остыла:

— Простите, мне действительно нравится то, что я делаю. И я хочу

делать это эту работу лучше. Вот только…

— Понимаю, — кивнул он и повернулся на бок, ко мне лицом. Глаз

правда так и не открывал. В предрассветном мареве я с удивлением

обнаружила, что мой собеседник рыжий.

Нездешний? У нас все так-то темноволосые в основном, но от отца

мне достался вишневый оттенок в волосах. У него на родине — в

Вестштадте, это ближе к Закатному уделу, были люди и с белыми как

снег волосами, и с красными как кровь. Хотя что такое «снег», я

представляла очень смутно, в книжках читала. В Аполисе зимой дождь

лил и только.

— А хотите, я вам браслет покажу? — от собственной наглости у

меня даже сердце быстрее забилось. Что-то я сегодня слишком

раскована. Обычно теряюсь с незнакомцами, но смелость, по всей

видимости, от того, что он на меня не смотрит и ничего не требует, и

говорит тихо и мало. Я запоздало поняла, что мужчина может

отказаться, и в принципе это нормально, а я скорее всего расстроюсь…

— Угум, — вдруг хрипло согласился он и как-то неуклюже сел, пока я доставала искомое из мешочка и ползла к софе. Он протянул ко

мне руки, предлагая положить браслет на ладони. Странно, может, у

него со зрением что-то не так? Я не стала спорить, тем более что

ощупывал мой странный собеседник браслет очень осторожно. Хотя

если сравнить его ладони и мои — так моих две, наверное, поместится в

его одной.

А потом мужчина будто на что-то решился и осторожно приоткрыл

глаза, зажмурился, проморгался. Я поймала его взгляд и охнула: еще бы

он с закрытыми глазами лежал, глаза красные, раздраженные, видно, совсем больно смотреть.

— Вам бы компресс наложить. Заварить ромашку, отвар остудить и

протирать, — не к месту предложила я. Все-таки ему хуже чем мне в

данный момент. Сочувствовать я толком не умела, зато знала, чем

помочь.

— Угум, — принял к сведению мой собеседник. Не отмахнулся от

совета, а действительно посмотрел очень внимательно на меня. О, Эос, неужели хоть кто-то меня слушает и слышит?

— А хотите, — я даже ошалела от собственной смелости. — Я

сделаю вам такой компресс? Думаю, в этом доме ромашка найдется…

Глава 6

Я ждала ответа с каким-то нетерпением, так-то дело, пусть и такое, даст мне возможность не думать о сложившейся ситуации. Да и

фактически вот прямо сейчас незнакомцу тяжелее чем мне. У меня

руки-ноги целые, даже браслет при мне и материалы возвращать не

нужно, никаких штрафов и денежных выплат, так что пострадали

только чувство моего достоинства и планы.

— Если не… — все так же не закончил предложение мужчина и

вздохнул.

— Мне не сложно, правда, — отмахнулась я, подхватив его

фразу. — Даже и к лучшему, хоть кому-то помогу.

— А что?..

— Последние дни не задались, — призналась я, медленно шагая к

выходу из комнаты, несмотря на зарево в окнах, внутри помещения

было темновато. — Эм-м, дни последних двух лет, если быть точнее.

— Хм? — он хмыкнул, мол, да что ты говоришь. Я почти что

слышала эти непроизнесенные слова. Меня задело такое отношение.

Может, да, я во всем виновата, что не доглядела, что закрылась в своих

комнатах, что не остановила тех же родственников вовремя, что… А, к

Сумраку все! Если и есть вина, то не моя только!

— Я ничего не преувеличиваю! — я повысила голос и вернулась к

софе, а ведь почти к двери дошла. — Мне и правда сложно было! А

жалуюсь я впервые!

Я нависла над моим собеседником, вглядываясь ему в лицо —

мужское, уже не юношеское, бородка, за которой явно ухаживали и

смешные веснушки на щеках и носу. Возраст… Разве так его

определишь? Постарше меня, но явно младше того же дядюшки

Одиссеуса. В общем, Наум, может, моложе и красивее внешне был, но и

болтливее, и его разглагольствования у меня уже в печенках сидели.

— Почему? — голос был вполне сочувствующий. Я сначала не

поняла, к чему это он, а потом вздохнула и призналась:

— А кому жаловаться? Некому, — странно, но говорить о таких

вещах с незнакомцем было неожиданно легко. — Как бабушка умерла, так все в Сумрак покатилось. Хотя, может, это ещё раньше случилось,

когда моих родителей не стало или деда. Мы не бедные, точнее, у

бабушки было состояние.

— Твое?

— Да, теперь мое. Такая идиотская ситуация, — невесело

рассмеялась я. Ведь действительно, порой чувствовала себя героиней не

особо хорошо написанной драмы. Наследство — такой избитый

сюжет. — Глупо, но родственники хотят выдать меня замуж или просто

забрать дом. А лучше вообще выбросить меня из дома…

— Мгм, — нахмурился мужчина и покачал головой.

— Вот да! — поняла я это как неодобрение действиями тетушки. —

Это же бабушкин дом, ну и мой теперь. Там лаборатория, и заготовки из

драгоценных металлов, и дедовы книги, библиотека небольшая, но

труды по механике не так и просто найти! И семейный камень, не

новодел, восемь поколений пользовались. И…

— Дом, — понимающе кивнул мой собеседник. И по тому, как он

перевел на меня взгляд красных обожженных глаз, он действительно

понимал и хотел мне это показать. Может, он знал, что такое

привязанность к месту? Я вздрогнула от этого яркого как вспышка

осознания, а потом несмело коснулась мужского плеча и улыбнулась.

— Да, дом, — я старалась говорить ровно, хотя внутри все дрожало

от чувств. — Мне будет тяжело с ним расставаться, но придется сделать

так… Знаете, я погрузилась в свои планы с головой, думала, сделаю

браслет, заручусь помощью нэары Наталии, найду благодарных

клиентов… Слишком погрузилась. Люди, они… Я пытаюсь предугадать

их реакцию, сделать все правильно, но…

— Не выходит, — усмехнулся мой собеседник. Теперь он закончил

за мной предложение.

Глядя в чужие краснющие слезящиеся глаза — Эос, ему бы лежать

и лежать с компрессом, а не смотреть по сторонам, я чувствовала, как

обида на мир постепенно отпускает меня. Слезы больше не подступали, и не чесалось в носу. Немного искреннего беспокойства от чужого

человека это иногда как конец веревки, брошенной утопающему, долгожданное спасение.

— Пойду я за ромашкой, — я отвела взгляд и неуклюже сняла руку

с мужского плеча. Мои пальцы сами потянулись к волосам, чтобы

поправить выскочившую из растрепавшегося за ночь хвоста прядь. Но я

остановила себя. Эос убереги, как идиотка накручивать локон на палец

— какой ужас!

Мужчина кивнул, медленно закрыл глаза и откинулся на спинку

софы, запрокинув голову. Я подозревала, что она очень сильно болела.

И надо бы спросить у моего нечаянного собеседника имя. Но как? Я не

особо умела знакомиться. К тому же с этого, наверное, начинают, а мы

уже и поговорить успели… М-да, неудобно вышло.

Зарождающийся в окнах рассвет намекал, что свадьба вот-вот

начнется. Но так ли нужно мне это торжество? Нет, не особо, хотя на

рассветных стражей поглядеть было бы интересно. Впрочем, свадьба

это даже удобно, на кухне вряд ли кто будет, все соберутся посмотреть

на церемонию.

Но не успела я дойти до двери, как она распахнулась.

— Геспер, друг мой!.. — дверной проем заслонил мужчина —

высокий, широкий и очень громкий. После тишины и кратких фраз от

моего собеседника, этого незнакомца с первого же мгновения было

много. — О, прошу простить, прекрасная нэара!.. Я думал, мой друг

здесь лежит в унынии и страдает от боли, но кажется, нашлось то

лекарство, которое подсластит его положение.

Он вошел в комнату, резко подхватит мои ладони своими, склонился к ним, на мгновение прижал их к своей груди. Все очень

быстро, громко и бесцеремонно. Я вспышками успевала выхватывать

слова и картинки: появившийся был внешности обычной — явный

житель Рассветного удела, одет был в белую тунику, штаны и такой же

белоснежный плащ. Выбор цветов слегка странный, но говорящий.

Белый — непрактичный цвет. Носить его — это постоянно думать о

том, что испачкаешься. Или ни о чем не думать, потому что положение

в обществе и размер состояния позволяют менять одежду на новую хоть

каждый день.

Богач? Но никаких драгоценностей… А нет, в тусклом свете

показались из-под широких рукавов диковинные наручи — блеснули

золотом и рядами камней. В моей памяти что-то зашевелилось, но это

было всего лишь смутное воспоминание. Где-то я подобные видела. Но

где?

— Менандр, — тихо выдохнул мужчина за моей спиной — Геспер, так его назвал этот новопришедший. Вот и узнала имя, теперь никакой

неловкости, можно, сразу по имени назвать. Или нет?.. Как же сложно!

— Прошу прощения, нэара, как ваше замечательное имя? — не

обратил внимания на то, что его позвали, Менандр. А я так хотела, чтобы он перестал надо мной нависать.

— Клиоменис, — выдавила я и попыталась вырвать руки из плена.

Я опешила от напора и чувствовала себя неуютно. Неужели этот

Менандр не видит, что я не хочу, чтобы он меня трогал? Зачем это все?

Может, кому такое внимание и льстило, но я откровенно терялась в

таких ситуациях.

— Милая Клиоменис, позвольте, я приглашу вас на торжество. Я

зашел за другом, но кажется, обрел спутницу, — он тянул меня за

собой.

— Стойте… я… не… — этого мужчины было слишком много. Я и

не заметила, как он меня приобнял и потянул за собой. Чуть волосы

дыбом не стали. Я не успевала за происходящим, не успевала оценить

ситуацию и продумать свои действия.

— Менандр, отпусти, — донесся до меня голос Геспера, спокойный

и даже немного усталый. Но что-то было в этом спокойствии, какое-то

двойное дно, потому что нахал в то же мгновение выпустил мои руки из

своих. Я поспешно сделала шаг назад и схватилась за ремешок сумки: так надежнее будет.

— Что ж ты, мой друг, так бы и сказал, что очарован! Я бы не

заступал твой путь! — широко улыбнулся Менандр и с поклоном развел

руками.

— Хм-м, — оценил фразу Геспер и встал с софы. И я с удивлением

обнаружила, что в сидячем и полулежащем положении он казался мне

меньше. А так, если он и уступал в росте возвышающемуся надо мной

Менандру, то ненамного, а в ширине плеч и вовсе того превосходил.

Я тихонько протянула удивленное «о-у» и поспешно отвела взгляд.

М-да, Наум и рядом не валялся со своими потугами показать мне

мускулы на руке с посылом «вот на что ты должна смотреть, Клио, а не

в книжки».

— Тогда предложи милой нэаре свое сопровождение, и поспешим, церемония почти началась. Димитрос нам не простит опоздания.

— Димитрос? — я проговорила имя вслух и только так вспомнила, что это имя жениха. Менандр же о нем говорит или о ком-то другом?

— Да, Димитрос, счастливый жених, — подтвердил мое

подозрение Менандр. — А мы — его самые близкие друзья и соратники, братья по общему делу.

— Братья по делу? — не поняла я.

— Рассветные стражи, слышали о таких? — он подмигнул мне и

отвесил шутливый поклон.

Я ошарашенно осмотрела его с головы до ног. Рассветные стражи?

Вот этот вот мужчина страж? Тот, кто оберегает нас от тварей, лезущих

со стороны территорий Сумрака? Сложно было сказать, расстроена я

или обнадежена увиденным. Но ясным было другое: я вспомнила, где

видела такие наручи, конечно, в заметках деда о рассветных стражах!

И Геспер тоже рассветный страж? Я покосилась в его сторону, но

наручей видно не было, одежда была более закрытой и такое ощущение

— с чужого плеча. На мой безмолвный вопрос, Геспер только вздохнул, а потом предложил мне локоть в весьма распространенном жесте. Мол, цепляйся, пойдем, что ли. Это было так естественно сделано, что мне

неожиданно легко было положить свою руку на сгиб чужой руки.

Глава 7

Идти нам было не так и далеко, просто за ближайшим поворотом

выйти к винтовой лестнице и подняться наверх. Так сказать, умно

продуманный боковой ход. Резонно. Не нужно бежать куда-то по

коридорам и подниматься со всеми.

И казалось бы, передвигай себе ногами, смотри в спину впереди

шагающему, ставь на ступеньку ногу и не о чем не думай, не смотри по

сторонам. Да, не любитель я таких упражнений, тяжело и ноги болят от

напряжения, но выдержать можно. Но какой-то ехидны меня дернуло

посмотреть, что ж там внизу? Между пролетами?

И — сумрак его возьми! — голова сразу же закружилась, и желудок

взбунтовался, и ноги затряслись. Кто ж знал, что поднялись мы уже так

высоко?! Я-то выше чем на крыше своего дома нигде и не бывала.

А тут если оступиться, споткнуться, потерять равновесие, то лететь

по ступеням далеко-далеко, биться телом…

Я тут же дернулась и прижалась к стенке башенки. Рядом как назло

было огромное окно, забранное только тонкой узорчатой деревянной

вставкой. Продавить такую легче легкого. И она не мешала мне оценить

ширину, высоту, глубину того, что за пределами этой башенки…

Эос! Чего же мир такой большой и широкий?!

— Что?.. — в протянутую руку Геспера я вцепилась как клещ. Ой, как хорошо. Живой надежный человек, не то что пустое пространство

вокруг. Но вставать я не собиралась, чем ближе к ступеням, тем

безопаснее. Правда, а если обвалится лестница? А если еще что?..

— Страшно, — призналась я, получилось так жалобно, что и сама

от себя не ожидала.

— Хм-м? — не понял он и посмотрел по сторонам. Я наблюдала за

этим через щель между пальцев: спрятала лицо в ладонях — этакий

экран от нежелательных впечатлений.

— Может, нэара боится высоты? — предложил Менандр, он

вообще опасно свесился с более высокого пролета и теперь смотрел на

меня. Сумрак, от этого его положения у меня еще больше голова

закружилась, так и хотелось слиться с камнем.

Увы, Менандр был прав.

— Я никогда так высоко не была, да и выходить из дома не люблю, мир… он зачем-то такой большой! — призналась я шепотом

склонившемуся надо мной Гесперу. — Оставьте меня здесь, что ли, я

вниз уж как-нибудь сползу. Не так и хотелось на свадьбу попасть…

Но моя идея — а я и правда видеть невесту не особо стремилась —

поддержки не нашла. Геспер склонился надо мной еще сильнее и

жестом показал: мол, давай понесу.

— Нет-нет! — у меня даже волосы на голове зашевелились от

ужаса. Это мало того, что высота самой лестницы, пустота в центре нее

и за оконными проемами, так еще и высота роста самого мужчины. Мы

так и застыли: он с протянутыми ко мне руками, а я — вжавшись в

камень и даже не страшно было, что подол туники скорее всего

измазался в пыли. Хотя после ночного происшествия моей одежде было

уже ничего не страшно — одним пятном больше, другим меньше.

— А помнишь, друг мой, как мы с тобой того барашка несли? Раз

и… — вдруг произнес странную фразу Менандр.

— Думаешь?..

— Уверен! — поиграл бровями Менандр.

Я нахмурилась, соображая, к чему это. А вот Геспер вдруг кивнул с

серьезным лицом и принялся стягивать с себя свободную тунику. От

неожиданности я смотрела на оголение, не отрывая взгляда. Впрочем, под туникой оказалась узкая безрукавка, так что никаких приличий он

не нарушил. И наручи были! Правда, не золотистые, а темного металла.

— А зачем?.. — не успела я спросить, как ткань вдруг покрыла мне

голову и плечи как покрывалом. Вокруг мгновенно стало темно. А в

следующий миг я услышала что-то похожее на «спасибо за совет», и

меня схватили в охапку. Таким же комом, как я сидела!

Я взвизгнула от неожиданности, дернулась, но ткань не позволяла

толком шевелиться и смотреть, а чужие руки держали крепко. Геспер

перехватил меня удобнее, и я почувствовала, как он двинулся, не

обращая внимания на ношу.

«А? Это как? Что происходит?»

Рядом грянул хохот — заливистый, безудержный со стонами.

Менандр пытался вставить слово между очередным приступом смеха, но выходило не особо хорошо:

— Геспер! Друг мой! Я же пошутил!

«Как барашка», — вспомнила я и возмущенно завозилась. Это меня

как барашка несут? Руки бы им оторвать за такие шуточки. Впрочем, нес меня Геспер осторожно, даже в мыслях не возникло, что меня

уронят. И в темноте действительно страх перед высотой ушел.

— Я же просил не делать так, Менандр, — хрипло ответил ему

Геспер. Голос у него был низким, приятно мужским, как выразилась бы

бабушка. А я, прижатая ухом к его грудной клетке, чуть хихикнула —

почувствовала, как вибрировали слова, когда он их произносил.

— Да как тут можно не понять, что это всего лишь шутка, а не

совет? — простонал тот.

— Если вы разобрались со всем, так можно меня обратно вернуть?

Вниз? — подала я голос. — Я правда не расстроюсь, если не попаду на

эту свадьбу.

— Хм-м, — задумчиво потянул Геспер, а потом заявил: — Незачем.

Шутка плохая, но работает.

— Извините, милая нэара, но он прав, — с виноватым смехом

добавил Менандр. — И мы почти на месте уже.

Я мысленно зарычала. И вроде бы все верно, с точки зрения

преодоления препятствия Геспер поступил логично. Но это не изменяет, что без меня все решили.

— Все.

Меня аккуратно усадили на что-то мягкое. Я быстро-быстро

сдернула с головы ткань и сердито уставилась на этих двоих. Ехидна их

побери! Впрочем, кому и хотелось отомстить, так это Менандру — уж

слишком невинное выражение лица было у этого стража. А вот

ухмылочку он спрятать не успел. Знал, вот определенно знал, как его

друг отреагирует и воспользовался этим. Но зачем?! Я на всякий случай

зыркнула на Менандра тяжелым взглядом, а Гесперу сказала уже вслух:

— Спасибо, конечно, но надо было бы спросить, прежде чем

делать!

— Спрошу, — кивнул Геспер, будто принял мои слова за

рекомендацию на будущее.

Я мотнула головой, мол, да ты издеваешься, и чуть было не

хмыкнула скептически: потому что уж точно больше на такие высоты

лезть не собиралась, нет, я же не дурочка. Но пришлось смешки

проглотить. Я как нельзя кстати вспомнила, что мне еще спускаться по

той же самой или похожей лестнице.

Эос, помоги!

Снаружи уже светало, и солнце краем показалось над горизонтом.

Я слегка прищурилась, осматриваясь. Площадка была большой и

огороженной, а тонкие переплетающиеся арки создавали подобие стен, так что мне было лишь слегка неуютно. Ветер трепал подол моей юбки, и я даже рада была, что мы пришли почти что последними, хотя бы

никто не увидит моего не совсем праздничного вида. Просто постою за

спинами остальных гостей — а здесь их собралось немало. Все-таки не

абы кто, а дочь димарха замуж выходит!

Кажется, Геспер разделял мою точку зрения, он вообще к стене

прижался и глаза закрыл. О Сумрак, я же так и не помогла ему, хотя

обещала. Впрочем, ничего не мешало мне выполнить обещанное после

церемонии. Так что я прислонилась к стене рядом с Геспером и

всмотрелась вдаль — туда, где на возвышении лежал крупный светлый

камень, оплетенный золотыми линиями, глыба размером мне по пояс, не

меньше, и стояли жених и невеста.

Я впервые видела такой большой семейный камень, такие не везде

находят, а потом… высчитай энергетические поля на такую громаду, ограни, если нужно, подбери оплетку, созвучную с внутренней энергией

камня, чтобы свет накапливался в нем и днем, и ночью, чтобы он другие

мелкие камни заряжал… Работы столько, что голова пошла бы кругом.

Это не с крошечными изумрудами возиться.

Я так засмотрелась на семейный камень, что на жениха и невесту

даже внимание не сразу обратила. Кстати, единственным отличием

рассветных стражей от остальных гостей были те самые наручи —

золотистые, медные или серебряные.

— Вы что здесь забыли? — из толпы неожиданно вынырнул

вездесущий Менандр и еще один страж, более молодой, тут же весело

мне подмигнувший. Я вздрогнула — что ж они все такие

общительные? — и подошла ближе к Гесперу.

А Менандр тем временем подхватил своего друга за руку и потянул

за собой.

— Для нас место оставили, я уже договорился. Быстрее!

И каким-то странным образом я вдруг оказалась сначала посреди

толпы, а потом почти в самых первых рядах, прижимая к груди сумку и

сама прижимаясь к боку Геспера. Эм-м, и как меня угораздило?

Солнце уже вовсю слепило, так что неудивительно, что мой

товарищ по несчастью что-то недовольно ворчал себе под нос и все

ниже опускал голову. Если я щурилась от яркого света, то ему и вовсе

было плохо. Я на пару мгновений обернулась спиной к рассвету, посмотрела назад, где медленно таяли остатки ночи. Этакий отдых для

глаз. А когда проморгалась и вгляделась в полумрак, то аж подпрыгнула

на месте: по воздуху по направлению к башне мчались огромные тени.

— Геспер, там… — дернула я стража за руку, но мой крик потонул

в сигнальном звоне.

Глава 8

Сигнальный звон в одно мгновение свел окружающих меня людей

с ума. Завизжали женщины, мужчины подхватывали детей, кто-то

пытался управлять бегущей толпой, да только куда там. Я дернулась из

стороны в сторону, но побоялась, что меня толкнут и потом затопчут. А

потом почувствовала на талии чужую руку. Геспер аккуратно подтащил

меня к себе и прикрыл от бегущих своим боком.

Совершенно случайно вспомнились слова бабушки о том, что в

момент опасности проявляется истинное лицо человека и его чувства.

Мол, в голове не остается лишних мыслей. Правда, когда я спросила, спасал бы дедушка в такой момент нас с бабушкой или свои

изобретения, она только рассмеялась. И вздохнула. Слишком уж

увлеченным механикосом тот был. Но я предпочла думать, что дед бы

не выбирал между работой и семьей, а придумал что-то невероятное и

спас бы всех!

— Цела? — спросил Геспер и чуть отстранился. Я удивилась и

благодарно кивнула: все-таки мне было немного неуютно, когда

незнакомый

человек

находился

слишком

близко.

Мне-то

и

родственникам было сложно объяснить, что это ненормально, когда

тебя трогают все кому не лень. А тут, казалось бы, чужой человек, а

понятливый и внимательный.

— Спасибо! — улыбнулась я и сама демонстративно опустила руку

ему на предплечье, показывая, что все нормально.

— Горгоны, это же горгоны? — услышала я из-за спины. Это

произнес тот страж, которого мне не представили.

Горгоны? Эос помоги! Я уставилась в небо, всматриваясь в

силуэты. Это не самые приятные твари Сумрака. Читала, что они

способны влиять на людей ужасным образом: зачаровывать, отравлять, вызывать своим зловонным дыханием каменную болезнь — когда кожа

сначала покрывалась струпьями, а потом, когда зараза проникала еще

глубже, пострадавший мог усохнуть и лишиться подвижности. А

дальше только смерть. Откуда эти ужасы здесь, так близко к городу?!

Разве рассветные стражи не должны останавливать нашествие таких

огромных тварей у самого барьера?

— Разве это не катастрофа? Как они оказались здесь? — я

оглянулась на Менандра и его младшего друга. Те стояли хмурые и

сосредоточенные, а потом как по сигналу принялись стягивать с себя

рубахи и туники.

Я не успела ничего спросить, потому что то же самое делали и

другие стражи. А значит, это было как-то связано с их превращением.

Ведь так просто тварей не остановить!..

Точно! У стражей же была боевая форма. О которой я знала так же

мало, как и о самих стражах. Но теперь… Теперь-то я смогу сама

увидеть все! В принципе ради этого стоило попасть на эту свадьбу.

— Иди, — подтолкнул меня в сторону Геспер. Он почему-то

ничего с себя не стягивал. Может, из-за того, что у него с глазами

проблема? Но не спрашивать же его об этом в такой момент, так что я

послушно двинулась в указываемую сторону. Туда, где чуть в стороне

от семейного камня собрались часть гостей и семейство невесты.

— Безопасно.

Я не возражала, потому что сама спуститься по узким лестницам

вряд ли бы смогла. Не хватало еще оступиться и руки-ноги поломать.

Так что я прижала сумку к груди и побежала к остальным. И как раз

застала, когда жених с невестой быстро заканчивали свадебную

церемонию. Иначе и вовсе придется переносить все на завтра или даже

на более позднее время. Невеста рыдала и закатывала глаза, стараясь не

растереть косметику, но послушно положила руку на семейный камень.

Загорелись рубины на свадебном браслете, вокруг семейного камня

появилось едва заметное энергетическое поле.

Я присвистнула и на ходу надвинула на глаза тау-окуляры.

Свадебного обряда я еще не видела, так что как бы не упустить

возможность! У жениха не было браслета, эту функцию выполняли

наручи. И не только эту, уж слишком сложный был рисунок вокруг этих

наручей. А более детально я рассмотреть и не пыталась. Вот снять бы их

с рук и закрепить бы в тисках, прижать к концам схемы клеммы и

проследить от и до, за что именно отвечают каждый камень и

металлическая накладка… Но кто ж мне даст?

Нэара Наталия коснулась свадебным браслетом наручей своего

жениха, и те срезонировали. Я протиснулась вперед и прищурилась, чтобы ничего не упустить. Вот оно как происходит принятие в семью, так сказать. Хм-хм, что-то подобное я видела, когда бабушка разрешала

доступ тетушке Димитре к семейному камню. Но в случае с

супружеством все чуть сложнее.

В самый ответственный момент невеста еще сильнее разрыдалась.

Ну так-то печально: в свидетелях остались родственники, стражи и

горсть незнакомцев. Ну и горгоны, плывущие над городом.

— Люблю тебя, милая, — с этими словами страж крепко поцеловал

свою новоиспеченную жену. Сказал он это искренне, мне даже

неудобно стало смотреть в их сторону. На Наталию я злилась до сих

пор, да и не понимала ее, но она не мне женой становилась и не мне с

ней потом жить.

— Счастья новой семье! Света и благословения Эос! — раздались

жидкие выкрики на фоне до сих пор гремящего сигнала. Невеста так же

вяло махнула всем рукой. Собственно, и вся церемония, жениха

приняли, если кратко, в семью невесты. Остальное — подписи, признания и клятвы — уже потом, когда гостей соберут обратно.

Я, наверное, чуть отвлеклась, поэтому не поняла, как и что

произошло. Но вот новоиспеченный муж оголился по пояс — меня на

мгновение чем-то ослепило — и уже на месте человека возвышался

рассветный страж. Человекоподобный с золотой кожей и четырьмя

крыльями за спиной, отдаленно похожими на птичьи. Световые

вспышки создавали некое подобие доспехов, будто сделанных из

стекла. Я проморгалась, оглянулась и обнаружила за спиной еще

стражей. Только Геспер так и стоял в их окружении как человек.

Стражи были безликими и взмывали в воздух почти бесшумно, мощно взмахнув крыльями. Все их внимание было направлено на тени

горгон, которые бесновались над городом. Правда, один из стражей

задержался возле Геспера и, возможно, что-то ему сказал, если могли

говорить создания, у которых в данной форме не было рта.

То есть они не едят в этой форме?

А еще я не видела, чтобы кто-то из стражей снимал штаны и

сапоги, значит, одежда сохраняется, потому что габаритами стражи

становятся больше, но ненамного? А туники рвутся из-за крыльев? У

меня даже пальцы зачесались взять стило и продолжить дедовы записи.

Зарисовать, все упорядочить. И узнать бы еще, что позволяет им

превращаться! Правда, этот секрет стражи хранили очень тщательно…

Но как хотелось знать!

В небе закручивалась воронка настоящего шторма, стражи теснили

горгон. Казалось, рассвет должен был отогнать сумрачных тварей

прочь, но те почему-то все бросались и бросались на нашу башню, несмотря на все действия стражей. Я никогда не видела таких страшных

существ. Все, что я могла представить, было всего лишь забавной

выдумкой по сравнению с реальностью.

Одна из горгон вырвалась из окружения, все-таки стражей было не

так и много для трех чудищ. Она рухнула на площадку башни, попыталась рухнуть, но ее вдруг оттолкнуло желтое сияние. Щит?

Светящиеся полосы расползались в разные стороны от семейного камня

и создавали своего рода купол над площадкой, где проводились

свадьбы.

Вовремя! Чудище зацепилось за декоративные арки огромными

лапами, раскрыло с влажным противным звуком пасть, полную зубов, и

противно заныло.

От этого звука у меня заболели зубы, так что я поспешила прижать

ладони к челюсти.

— Сумрак его побери! Что за отвратная тварь! — орал кто-то из

гостей. Ему вторили оханьем и скулежом.

— Держи, дочка, держи щит, сейчас никто, кроме тебя… — я

рассмотрела в смешении человеческих фигур совсем рядом с Наталией

грузного мужчину в белых одеждах. Неужели димарх? Он прижимал к

семейному камню ладони своей дочери.

«Держи крепче», — посоветовала я. Сейчас именно от Наталии и ее

браслета зависело, как долго будет держаться щит. Без контроля

человека такие сложные системы не работали! Механикосы специально

никогда не создавали энергетически независимыми такие мощные

механизмы. А вдруг дисбаланс? А вдруг сбой какой?

— Да, папенька, да! — дрожала Наталия, тряслась, но продолжала

прижимать ладони к камню и поглядывать на чудище. Гогона в этот

момент лизала камень арок и — Эос будь мне свидетельницей — тот

плавился!

«Пойду-ка я ближе к остальным», — приняла я решение, несмотря

на нежелание находиться в толпе. Общество горгоны мне нравилось

еще меньше.

— А ты что здесь делаешь?! — чужая рука схватила меня за плечо.

Я обернулась, ударила по этой наглой конечности и скривилась: на

свадьбе откуда-то был Наум. К нему прижималась большеглазая

пышная девушка. Они явно были вместе. «Наум, а кто это?» — шепотом

спросила она, и я понимающе хмыкнула и предложила:

— Сделаем вид, что мы друг друга не видели.

Наум скрипнул зубами и собирался ответить что-то явно не особо

приятное, как общую какофонию звуков нарушил еще один.

Что-то хрустнуло. А потом раздался женский визг. Визг боли. Я

подпрыгнула, выглядывая, что же там происходит. И успела

рассмотреть, как от семейного камня оттягивали Наталию.

— Браслет! Браслет сломался!

Глава 9

А

я

ведь

предупреждала!

Внутри

вспыхнуло

злорадное

удовольствие, но так же быстро и растаяло. Ничего хорошего в том, что

я была права. Пусть я лучше ошибусь, чем меня сожрут всю такую

правую.

— Ты куда? — попытался меня остановить Наум, но я уже мчалась

к камню. Хотя мчалась это громко сказано, всего-то пролезть под чьим-то локтем, оттолкнуть нерасторопную девицу и залезть на площадку. На

этом мой порыв закончился. Пришлось отдышаться и немного посидеть.

Впрочем, я все равно делом занималась: рассматривала, что там

случилось между браслетом и камнем.

Ой, как плохо. Камни в браслете не выдержали нагрузки, и

управляющая структура оказалась разомкнута, но несвободна. То есть

так просто не подключишь другой браслет. Это уже пытался сделать

димарх. Но что-то не выходило.

У камня уже ползал мужчина с тау-окулярами, рядом лежала

распотрошенная большая сумка. Я заприметила в ее внутренностях

инструменты механикоса.

— Нам бы еще полчаса продержаться, — просил димарх, а

механикос отмахивался и уже ковырял вплавившийся браслет Наталии.

Я поморщилась — пока браслет сняли, она, по всей видимости, получила очень неприятные ожоги. Отого и кричала.

Хотя кричали везде. Свет щита погас настолько, что не причинял

горгоне вреда, и чудище рухнуло на камни башни. Огромная вытянутая

голова с толстым липким языком, крошечные глазки по обе стороны от

пасти, мягкие отростки на шее и голове вместо шерсти. Все это

колыхалось, и вызывало тошноту. Еще и запах…

— Бежим! — проорали у меня над ухом. Опять Наум? Да только

куда? В этой части площадки не было лестницы вниз, иначе все бы

давно спустились.

— Ты не видишь, что некуда?! — отмахнулась я.

— Но так хотя бы шанс есть! — он тянул меня в сторону. Если

пробежать быстро, то, может, горгона и не достанет. Только это

«может» очень неуверенное, потому что вокруг твари еще клубился

какой-то неприятный туман. Если заражусь, то мне точно конец. А пока

если шанс отремонтировать щит.

— Назад! — передо мной появился Геспер, оторвал от меня Наума

и мягко толкнул обратно к остальным несчастным и беззащитным.

Глаза у него были совсем красными и слезились, и я хотела бы сказать, что ему так же надо бы быть со всеми… И что горгона для него так же

опасна…

Но тут я будто на мгновение ослепла. Вот только не из-за вспышки

света, как тогда с остальными стражами, а от доли мгновения будто бы

полной темноты.

На месте Геспера стояло чудище. Просто чудище. Он был и похож

на рассветных стражей, и кардинально от них отличался. За моей

спиной кто-то завизжал и кажется упал в обморок. А я стояла и

смотрела. Вот оно как… Вот почему и наручи были другими.

Не сказала, что Геспер был так страшен. Потому что он был

разумен, теперь я это понимала. Я видела его человеком, и бояться в

этом облике было как-то нерационально, глупо. Безликое лицо с

прорезью зубастого рта, я бы назвала его даже пастью, мощные наросты

на лбу, похожие на рожки, блестящая темно-багряная кожа, будто

заключенная местами в сложный составной доспех. Крылья — о, Эос —

конечно же, у него были крылья. И глаза — те самые, которые я

успешно ослепила прошлой ночью.

— Что ж, — кивнула я. — Это многое объясняет.

— Ры-р, — будто бы согласился со мной Геспер, развернулся на

мощных лапах, взмахнул крыльями и ринулся на горгону.

— Чудище! А-а-а, еще одной чудище! — вопил какой-то мужчина

тонким голосом. Я едва удержалась, чтобы не запихнуть в его открытый

рот носовой платок.

И чего кричать? Ну, чудище? Так ведь жизни вам спасает! Эос, будь свидетельницей, я обязательно сделаю ему примочки на глаза, когда все закончится. Неудобно-то как, испугалась, не разобралась и

покалечила человека. Но всему виной мое незнание. Извинюсь, и…

О, Сумрак, когда же эти визги закончатся?

— Помогите с камнем! — вот этот вопль мне нравился больше.

Тут, по крайней мере, надежда была.

Я на коленках бросилась по платформе к камню, на ходу проверяя

тау-окуляры. Ага, механикос пытался отделить управляющие контуры

оплавленного браслета и переправить энергию в новое русло. На

скорую руку припаивались дополнительные конструкции, пахло

канифолью и капал припой. Иногда прямо на штаны механикосу, возможно, прожигая ткань. Но сейчас было не до правил безопасности.

Я схватила и вовремя подставила щуп, не дала упасть пластине с

мелкими алмазами — стабилизатор, судя по схеме циркуляции энергии.

— Ага, — кивнул механикос и подпихнул ко мне остальные детали.

Мол, помогай, поработай вместо зажимов и щупов. Перчаток тоже не

было, пришлось обернуть руки юбкой.

— Почему такие сложности? Пустили бы дополнительным каналом

второй управляющий контур и подсоединили бы браслет димарха, —

мой голос звучал неуверенно и тихо, но не спросить я не могла. Все-таки не до гордости, жизнь на кону.

— Отличное решение! Но если бы! — вздохнул механикос и с

остервенением принялся накручивать проволоку на парочку из

авантюрина. — На вот, для разъема контура. Где училась?

— На дому. У деда, — призналась я, подхватывая работу.

— Приходи в академию, там будут рады талантам. А то… М-да, —

мотнул головой механикос. — Дело в том, что для церемонии димарх

обрывает на краткое время все контакты с камнем, чтобы в резонанс

пары не вмешивалось ничего. Обычно это длится не больше часа… —

он оторвал наконец прилипший искореженный браслет и отбросил в

сторону. — Халтура какая. Надо узнать, кто таким промышляет!

— Зато красиво, — неожиданно для себя заступилась я за изделие.

— Ладно, согласен, есть чему поучиться. Особенно если работаешь

в этой сфере, — покивал он и резко отбросил в сторону паяльник. —

Было бы проще, будь у нас еще одна свадьба по расписанию!

— И чем? — не поняла я.

— Так просто прикрепили бы еще один пустой свадебный браслет, невеста или жених поставили бы щит, потом пару связали — и все. Все

спаслись, — хлопнул себя по бедру механикос.

— У меня есть браслет, — брякнула я.

— А жених?..

— Может, найти временно…

— Деточка, — покачал головой мой собеседник. — Ты же

понимаешь, что взять кого-то из толпы — это не выход. Вы будете в

резонансе, настроены друг на друга так, чтобы вас приняли семейные

камни. И избавиться от этой связи не так и легко. Развестись можно, но

это может повлиять на твои способности работать с энергией, вплоть до

инертности к семейному камню. Ты же механикос, тебе так рисковать

нельзя! Хочешь остаться без работы?

— А это обязательно? Ну, жених, — я была настроена скептически.

Дед вроде бы мне таких ужасов не рассказывал.

— А ты как думаешь, что будет, если начать спайку двух частей

одной детали и бросить ее на середине, деталь будет полноценной?

— Но вторую деталь можно заметить еще чем-то, ведь так? —

вспомнила я кое-какие из записей.

— А ты случаем не внучка ли нэара Костаса? — он даже замер в

ожидании ответа, и когда я кивнула, продолжил: — Да, я видел

выкладки, действительно можно дотянуть и с разомкнутом контуром

браслета. Просто ты же сама понимаешь, что его надевают не для того, чтобы разомкнутым держать, а специально чтобы замкнуть. И тебе все

равно придется довести это до конца.

— Но не сейчас, — настояла я на своем. Значит, дедовы записи

действительно были правдивыми! Не то чтобы я не верила в его гений, но когда другой механикос подтверждает то, в чем я сомневалась, это

придает уверенности!

— Не сейчас, — согласился механикос.

— Тогда приступим, — воодушевилась я и вытащила мешочек с

браслетом. М-да, когда создавала его, то и не думала, что мне же

придется надеть. Даже не успела примерить, чтобы полюбоваться. И вот

он на моем запястье. Не совсем по традиции: все-таки мы с женихом

должны были бы надеть их друг на друга. Но, кажется, я церемоний

наелась на многие годы вперед. Церемонии могут и до горгон довести.

Глава 10

Браслет плотно обхватил запястье, как будто я его на себя делала.

Нет, конечно, просто мы с нэарой Наталией сходного телосложения.

Камни тускло мигнули, но это пока тускло, стоит мне коснуться

семейного камня, как они накопят нужный заряд и загорятся. Но

опускать руку на камень было немного страшно. А вдруг я как Наталия

прижарюсь к его поверхности? Это был один из тех моментов, когда я и

была уверена в собственных силах и в своем браслете, и все равно

сомневалась.

А вдруг где-то ошиблась? Пусть проверила раз пять, но все равно

ошиблась…

— Окуляры не забудь, деточка, — хмыкнул механикос. Он меня не

торопил, но смотрел весьма говоряще, мол, чего тянешь. Ждешь, пока

нас сожрут?

И действительно, чего?

Я отрегулировала тау-окуляры и смело опустила ладонь на

семейный камень Аполиса. Когда еще доведется коснуться чего-то

настолько огромного. Разве что выучусь и дослужусь до высот, тогда и

допустят к подобным гигантам. А пока работать мне с моим семейным

камнем размером где-то с голову человека.

Сначала ничего не происходило. Только появились обычные два

светящихся круга, внутрь которых помещали мелкие полудрагоценные

камни, чтобы зарядить. Точнее, это я их видела, а без окуляров только

легкую рябь усмотреть и можно.

Но потом мою руку ка-а-ак притянуло к твердой поверхности. До

боли.

— Притяжение сильное! — дернулась я. Но механикос

одобрительно кивнул и по-деловому потер ладони.

— А какое оно должно быть при семейном камне такого размера?

Не работала с гигантами? Давай-давай, заходи в управляющий контур!

Я тебе разрешение дам сейчас, — с этими словами он исчез за камнем, корректировать. А глыба была настолько немаленькой, что легко

скрывала присевшего на корточки мужчину.

Мне под ноги подпихнули сумку с инструментом, но у меня и свой

был. Даже одной рукой можно клеммы прилаживать и касаться знаков

энергетическим щупом. Кончик щупа заискрил, стоило мне навести его

на начальный символ. Наталия таких символов, конечно, не видела, она

просто привела в движение аварийную систему с помощью

перестановки тонкого ползунка в позицию «щит». В случае опасности

— первым делом поднимался именно он. Вот только управляющий

браслет оказался слабоват.

Я передернула плечами, разглядев на камне почерневшую кровь.

Может, Наталии и не нужен был функциональный браслет. И

красивенький как раз подошел бы для домашних дел, и она вряд ли еще

когда-нибудь прикоснулась к именно этому камню. Но вышло, как

вышло…

— Не глазей по сторонам! — прикрикнул на меня механикос, и я

сосредоточилась, выбросив сожаления и сочувственные мысли из

головы.

Перед моими глазами творилось чудо: световые круги разошлись, образуя сетку из символов и сложное переплетение составных линий.

Подсвечены они были все одинаково, но я уже легко разбиралась, как и

где они отличались. Щупом можно было поднять одну или другую, выгнуть, рассмотреть, замерить напряжение. Все это было отражением

накопленной и особенным образом структурированной энергии в

семейном камне и ее переработки при помощи других драгоценных

камней и металлов. Передо мной была своего рода одна из древнейших, но до сих пор работающих машин.

Я чувствовала восторг. Может, из-за того, что этот семейный

камень был невероятной структурой с огромным перечнем вложенных

функций, что было важно для города. А может, потому, что с браслетом

управление этой колоссальной энергией было не таким и сложным. Я

могла взять больше… Но, увы, сейчас было не до игр.

— Я нашла щит, включаю, — в этом не было особой сложности —

всего-то проложить дополнительные энергетические линии между

разорванными частями.

— Да, побыстрее бы!

Оказывается, все это время рядом стоял димарх. И поглядывал он

сейчас куда-то над нашими головами очень взволновано. Я тоже

зацепила краем взгляда. Впрочем, ничего нового не увидела. Четыре

крыла, два хвоста и двойное количество конечностей — в воздухе

клубком крутились, попеременно взмахивая крыльями, чтобы не упасть, Геспер и горгона.

Битва шла с переменным успехом. Танцы в воздухе были такие, что

я даже залюбовалась на мгновение. Это ж надо так крыльями махать, еще и над бездной! Ладно горгона, а самого Геспера от таких виражей

не тошнит? Да я только представила — и уже голова закружилась.

— Падают! Падают! — завизжал кто-то.

Я хмыкнула: нельзя же быть таким дерганым. Дальше земли или

площадки на крыше в любом случае не упадут. А мне разобраться с

управлением надо!

Правда, опасность была, слишком низко эта парочка летела. Еще и

горгона во всей стороны все смрадное дыхание распространяла.

— Пробуем, — наконец я решила, что готова, и выставила нужную

комбинацию. Схема мигнула, запахло паленым, но площадку на крыше

действительно покрыло щитом. Высоким, мощным, большим. Я даже

загордилась.

— Отменяй! Отменяй!

Это еще почему? Но стоило мне покоситься на небо, как приказ

стал понятен. Щит-то я активировала, но каким-то дивом в этот момент

Геспер с горгоной разделились. И он остался по ту сторону щита, а

горгона — по эту. М-да, ошибочка. Но кричать-то чего?

— Все, отменила!

Полусфера мигнула вовремя, потому что горгона очень быстро

обнаружила вкусных людишек, да еще и так близко. Геспер с низким

рыком промчался над нашими головами, снося чудовище прочь. Я даже

присела, казалось, его крыло почти что коснулось моих волос.

Чудовище — то, которое не Геспер — завизжало, суча лапами и

крыльями, но страж держал крепко. Смотреть на то, как они сражаются, было очень занимательно. Захваты у стража были такие, так сказать, мощные и эффектные. Особенно когда он вспрыгнул горгоне на спину и

теперь выворачивал ей крылья. Силен!

— Щит! — димарх будто невзначай наступил мне на ногу. Я

поморщилась и сосредоточилась на схеме.

Ага, в этот раз все будет как нельзя лучше. Я быстро ввела

команду, чтобы щит распространялся от скопления людей вокруг

семейного камня и отталкивал все ненужное в стороны. Например, сумеречных тварей я точно считала ненужными.

— Вторая попытка, подойдите все поближе, — объявила я.

Люди по команде бросились к платформе с семейным камнем, напирая на нее. И если бы не энергетические всплески возле семейного

камня, то и вовсе мне на голову сели или снесли своей массой меня

куда-то в сторону. Щит заискрился и слишком резко раздался от

небольшой полусферы над нашими головами в стороны.

— Р-рау! — обиженный крик разлетелся в утреннем небе.

— Да что опять?!

А, все верно, щит отсек как бы ненужное — хлестко отбросил это

ненужное вместе со стражем. Геспер получил сильный тычок в спину, слетел с горгоны и кувыркнулся в воздухе. Чудище набросилось на него

сверху, вцепилось в стража когтями и заклацало зубищами, продолжая

оглушать нас воплем.

— Да что ж такое, что за невезение? — буркнула я себе под нос и

погрузилась внимательнее в схему. Можно же что-то придумать, чтобы

все исправить.

— Стой-стой, хватит, испортишь! — пытался хватать меня за руки

димарх. Да только что он понимал! Кто из нас механикос, Эос его

побери?!

Наконец-то я обнаружила несколько очень своевременных

функций. Просто кто же знал, что в семейном камне такого размера все

схемы наслаиваются настолько тонко? И стоит отдать мне должное, я

помнила о том, что мне еще людей спасать, помнила, ради чего я

браслет надела! И я не увлеклась… Почти не увлеклась. Так, немного

только углубилась в переплетение линий и символов. Ну правда, вряд

ли мне еще доведется такой семейный камень пощупать!

Хотя надо, конечно, надо было помочь Гесперу…

И тут мне на глаза попалась весьма простое решение: можно же

вызвать подмогу! Рассветные стражи, скорее всего, и не знали, что у нас

здесь такие перебои с защитой.

— А вот так? — я с энтузиазмом щелкнула по схеме, рассыпая в

сторону искры. Семейный камень вспыхнул — и в небе возникли

красные и белые вспышки. Я горделиво приосанилась: смогла же, разобралась, помогла, всех спасла… И почти Геспера не задело.

— Хватит! Убери свои руки! Брось контроль! — заорал на меня

димарх.

Ой, да что я сделала-то не так? Сам бы попробовал лучше

справиться с первого раза! И вообще…

— Да как я его брошу-то? — недоуменно хлопнула я глазами.

— Быстро заканчивай с церемонией, выходи замуж и освобождай

управление! — жестко потребовал димарх. Я даже опешила, уж больно

жутко он кричал и глаза были такие… сумасшедшие.

— Подождите, пожалуйста, я сейчас… — я замялась, потому что

голова враз пошла кругом. Нельзя же так кричать! Что он от меня хочет

вот так сразу? Я же все правильно сделала. — Вы понимаете, я не могу

разъединить браслет так просто…

— Что ты выдумываешь? Где твой жених?

— Нет, поймите, мне не жених нужен… — я беспомощно

посмотрела на механикоса, а тот запустил пальцы в волосы и

хорошенько поскреб в затылке, прежде чем решиться за меня

заступиться. И когда у меня перед глазами уже все закружилось от

волнения, он все-таки обратился к димарху.

— Нэар димарх, прошу дать девочке возможность закончить с

процедурами. Нет у нее жениха.

— Что вы мне голову морочите? — нервно прошипел тот. — Как

нет? А браслет что, она с собой просто так носит?

— Это для вашей дочери… — пискнула я, пытаясь стать

незаметнее. Эос меня сохрани, чего же димарха так много? Что ж он так

напирает?!

— Вот именно, нэар, браслет просто был в наличии, и нэара решила

помочь нам всем выжить. После того, как браслет нэары Наталии

разрушился, семейный камень невозможно было вывести из режима

объединения брачующихся. Так что, чтобы перехватить контроль, нэара

пожертвовала… — миролюбиво сложил руки у груди механикос.

Сумрак меня возьми, надо хотя бы его именем поинтересоваться!.. К

тому же он мне учебу предлагал!

— Ладно. Я ценю эту жертвенность. Но вы же понимаете, что мне

нужно перевести семейный камень под свой контроль, — сурово

нахмурил брови димарх. — Все эти штучки меня не интересуют, только

возможность защитить город! А нэара… — его палец почти что

уткнулся мне в плечо, и я попятилась настолько, насколько это было

возможно. — Сейчас мешает. Я отстраняюсь от управления только на

краткие периоды, когда проводятся свадьбы. Вы понимаете, что Аполис

— это моя ответственность?!

— Да, конечно, — пробормотала я.

— И подобные… выходки, — он рукой махнул в воздухе, видимо, указывая на мои попытки щит установить. — Ничего хорошего не

принесут!

— Да, конечно, — произнесла я еще тише, изо всех сил стараясь

стать неприметное. Даже обидно было, я же старалась. Без меня тут бы

всех пожрали…

— Девочке нужно еще немного времени, — снова попытался

убедить димарха механикос. — Я сейчас же пошлю за схемами своего

помощника, уже меньше чем через час у нас в руках будет все

необходимое. Мы простроим дополнительную сеть, закольцуем ее

браслет и без всякого жениха… Вы же понимаете, не закольцевать

нельзя!

— И сколько все займет? — недовольно поморщился димарх.

— Час и еще пару-тройку часов, процесс небыстрый, но с таким

семейным камнем, — механикос довольно покачал головой. — Я

больше чем уверен, что все получится!

— То есть, еще и уверенности нет? — хмыкнул димарх и взмахнул

руками, показывая всем видом, мол, Сумрак вас раздери. — Вы

предлагаете мне бросить управление городом еще на три часа или

больше? Пока тут горгоны и стражи рассвета?.. Это позор! — он

повернулся ко мне и больно вцепился мне в запястье. — У тебя точно

жениха нет?!

«Нет, конечно, и не надо!» — почти что вырвалось у меня, но я не

успела ничего сказать.

— У вас какие-то претензии к моей невесте?

И я чуть не завопила хуже горгоны, еще Наума здесь не хватало!

Глава 11

— Значит, невеста? — димарх внимательно посмотрел сначала на

Наума, потом на меня. — Так что ты мне голову морочишь, если жених

есть?

— Это не жених! — я быстро-быстро замотала головой.

— Как это не жених? — влез Наум. В принципе было ожидаемо, что так и получится, но я все равно скривилась и свела брови к

переносице, стараясь передать ему свои мысли. Мол, чего ты лезешь, полоумный, что ж ты творишь. Но братец не понял намека. — Да у нас

полон дом гостей, все на свадьбу приехали!

— На свадьбу, говоришь, — димарх теперь слушал Наума, а тот и

рад был.

— Конечно! Все готово, мама моя уже и с главой нашей синикии

договорилась, когда церемонию провести. В кладовых полки ломятся от

закупленного. Праздник-то немалый ожидается. А невеста моя…

— Да какая я тебе невеста! Очнись! — не выдержала я. — Да ты на

эту свадьбу пришел с другой девушкой… Как ты это объяснишь?

— Вот видите, — Наум проигнорировал меня, обращаясь к

димарху. — Ревнует. Нэары ей рядом со мной мерещатся. Вот и сбежала

перед свадьбой. Мама говорит, это предсвадебное волнение…

— Да вы издеваетесь? — чуть ли не шепотом произнесла я. От

чуши, которую Наум лил в уши димарху и окружающим, у меня даже

голова закружилась. Из-за этого я сильнее оперлась о камень.

— Я же за тобой и в огонь, и в воду, мы же клялись! Милая, —

протянул ко мне руки Наум, а глаза-то такие восторженные, такие

влюбленные. Я чуть было не плюнула в его наглую лживую рожу. Эх, зря меня бабушка так хорошо воспитала, вежливой и хорошей девочкой, которая никогда первая в драку не лезет. А вот кусалась бы и пиналась

как в детстве, сейчас бы влепила бы женишку непрошенному по щеке.

— Какая я тебе милая? — я прошипела, отступая на шаг.

— Нэара, не делайте из себя дуру, а из меня дурака, — жестким

голосом потребовал димарх. — У вас жених есть. И если это

представление только ради того, чтобы не портить запланированную

красивую церемонию, то…

— Да нет же! Это все чушь!

— Клио, не дури! — прикрикнул на меня Наум. А я вжала голову в

плечи и сама прижалась к семейному камню Аполиса. Эос, помоги! Вот

почему я так не люблю на люди выходить, потому что это всегда

заканчивается проблемами… Где моя родная комната с широким окном

и вид на море, и тишина, и никаких орущих димархов?.. Но я нашла в

себе силы закусить губу и заорать в ответ:

— Да у тебя все равно браслета нет, идиот…

— Мне хватит и пятнадцати минут, чтобы спуститься в город и

зайти в ближайшую лавку, горгон-то и опасности больше нет, —

хмыкнул мой братец. — Или даже… Эй, нэар механикос, у вас браслета

свадебного не завалялось?

— Может, и завалялось, но он вам не подойдет, нэар, — качнул

головой механикос.

Я наградила его благодарным взглядом. Кажется, у меня был

союзник, ему тоже появление Наума не понравилось. Может, из-за того, что он сочувствовал мне, а может, потому что и сам хотел бы

проверить, как работает тот механизм, который как-то предложил мой

дед. Не так уж много возможностей поучаствовать в таком

эксперименте!

— Да ты… — я хотела кричать, но голос становился все тише и

срывался. Свет, толпа людей, нависающие надо мной мужчины, что-то

кричащие, требующие — все это совершенно меня запутало. Хотелось

сжаться в комок, закрыть глаза и уши. Я продолжала шевелить губами, но звук не слышала: — Я не согласна! Я не согласна!

— А кто тебя спрашивать будет? — прошептал мне на ухо Наум.

Он подошел так близко, что я чувствовала его дыхание на своей щеке. И

убежать никак — ладонь прижимало к камню. Уберу руку и разомкну

контакты браслета, а если не закольцевать, у меня будут проблемы.

Поэтому свадьба — это не шуточки, двое людей друг на друга

настраиваются. Но не с Наумом уже точно мне семью строить!

— Ничего у тебя не выйдет.

— Сама подумай. Ты же затворница, сумасшедшая нелюдимая

простушка. Да, с неплохим наследством. Но если бы не моя мать, то ты

бы с голода пухла…

И тут сверху что-то упало. И заревело. И свет исчез за большущей

тенью.

Наум взвизгнул, споткнулся и кувыркнулся с помоста на пол.

Охнул тучный димарх и попытался спрятаться за семейный камень, да

только там уже сидел механикос.

— Гра-а-р! — веско заявило чудище за моей спиной. Геспер

выставил вперед руку, точнее лапу, как бы отстраняя остальных. Мол, не подходите.

Это было так… так вовремя! Эос, спасибо за вовремя присланное

чудище!

— Спасибо, — я обернулась на чудище и пролепетала одними

губами. Перед глазами все двоилось, показалось, что смерть уже очень

близка.

Геспер услышал мою благодарность и что-то заворчал.

— Мой друг говорит, что рад был помочь, — раздался откуда-то

сверху, а потом совсем рядом сверкнуло — и появился блестящий

крылатый рассветный страж. Было странно слышать голос, потому что

рта как такового на лице стража не было.

— Нэар Менандр? — уточнила я.

— Истинно так, милая Клиоменис, — страж с достоинством

поклонился. — Геспер заметил, что у вас какие-то затруднения…

Заметил? Он что, значит, присматривал за мной?

Я покосилась еще раз на морду чудища. Тот пытался отвернуться, хотя зачем? В свете дня он и вовсе страшным не был. Горгона уж точно

показалась более жуткой. А то, что рычит, так до тетушки Димитры ему

все равно далеко: уж она умеет так вопить, что оливки с веток падают.

А так кожа забавная и крылья… Интересно, а чем заменяют стражи в

полете отсутствие хвоста? Чем они маневрируют?

— Нет никаких затруднений, — упер руки в бока димарх и сурово

на меня посмотрел. Но, увы, угрожать мне сейчас вообще не имело

смысла, все-таки меня прикрывала когтистая лапа.

— Но кажется, нэара не особо рада вниманию к своей персоне, —

мягко, как будто с ребенком, говорил Менандр с димархом. Может, и

правда закончились мои мучения?

— Отойди от нее, отродье Сумрака! — это Наум очнулся.

Что характерно, спасать меня из лап чудища не бросился, решив

обойтись словесными уколами. И я уже хотела припомнить ему про «за

супругу и в огонь, и в воду», но в следующий миг пришлось

зажмуриваться. Впрочем, вспышка света была короткой, а на месте

рассветного стража появился в человеческом виде Менандр.

— Рот свой закройте, нэар, — в воркующем голосе Менандра вдруг

прорезались металлические нотки. — Как у вас язык повернулся

сравнивать сумрачных тварей с закатным стражем?

Закатный страж? И такие бывают?

Я снова покосилась на Геспера, а тот почему-то отвернулся

сильнее, а потом и вовсе лапы свои убрал, куда-то за спину спрятал.

— Р-р-гр, — донеслось из пасти, и защищающее меня чудище

сделало шаг назад.

А мне совсем не нравилась идея остаться без такого значительного

аргумента на моей стороне. Менандр может, конечно, и поможет, но

Геспер своим «ры-р» сделает гораздо больше!

— Куда?! — вскрикнула я и вцепилась в когтистую ладонь.

— Геспер не хочет вас пугать, Клиоменис, он понимает, что

выглядит не особо приятно… — сказал за друга Менандр. Как неудобно

все устроено: почему рассветные разговаривали, а закатные нет?

Слишком разные виды трансформации?

— Да он меня и не пугает, нормально все выглядит, — откровенно

призналась я. И трогать странную коже-чешую было интересно. К

моему удивлению, лапа Геспера не была противной или холодной, как

змея, температура тела показалась мне наоборот выше, чем у обычного

человека. И это было приятно.

— Совсем не пугает? — с какой-то странной интонацией

переспросил Менандр.

Я только кивнула, потому что уже рассматривала рисунок из

чешуек на лапах. И когти… хм-м… самозатачивающиеся или их нужно

каждый раз пилкой точить? Растут ли они?

— Р-ра? — наконец, обратил он на меня свое внимание, и рычание

было такое странное, будто вопросительное. Да и глаза красные как-то

подозрительно блестели. Неужели он тоже сомневался?

Нет, в принципе можно понять почему. Все-таки муж, который

моментами превращается в чудище, это, наверное, не так красиво, как

муж — рассветный страж. Но, с другой стороны, это ведь работа.

Почетная работа по защите нас от Сумрака. Так с чего бы пугаться?

— Я извиниться хотела за ночное происшествие, — я чувствовала, что это именно тот момент, который нужен, и даже руку сильнее сжала

на лапе Геспера. — Я же не знала… А теперь знаю. Так что больше

такой ошибки не допущу. И настой ромашки обязательно сделаю. И

примочки…

— Да что здесь вообще происходит?.. — это димарх кричал на

заднем плане. И Наум ему вторил. И еще какие-то голоса были. И, кажется, стражей больше стало, наверное, вернулись, пока мы с

Геспером в гляделки играли.

— А знаешь, друг мой, ты мне потом спасибо скажешь, —

неожиданно возле семейного камня оказался Менандр, и мы с вопросом

уставились на него: о чем это он. — И вы, Клиоменис, уж извините, но я

потом вам все объясню…

И тут этот… нехороший рассветный страж оторвал мою руку с

браслетом от семейного камня. Контакты на свадебном браслете

разомкнулись, да с такой отдачей, что я пошатнулась. Естественно, Геспер меня поймал. Естественно, лапами. И мне оставалось только

наблюдать, будто бы со стороны, как мой свадебный браслет касается

его наручей.

На мгновение мне показалось, что ничего не произошло, все-таки

для такой церемонии будущие супруги не зря много времени проводят

вместе, настраиваются друг на друга, так сказать. Но нет. Запястью

мгновенно стало жарко, а камни засветились еще сильнее.

Какого Сумрака здесь происходит?!

Глава 12

Что бы ни задумал Менандр, чтоб его ехидна сожрала, мне нужно

было действовать. Возможно, что-то получится изменить… Я быстро

опустила тау-окуляры на глаза и охнула от увиденного. Энергетические

поля двух сложных механизмов — браслета и наручей — соединялись.

Причем очень быстрыми темпами. Эос меня убереги, это, конечно, лестно, когда находишь человека, который сочетаем с тобой по

потенциалу, но не так же!

В общем, неспроста Геспер за мной фразы заканчивал, а я из

обрывков им сказанного вычленяла смысл, мы, что называлось, были на

одной энергетической волне. Но лучше бы не были! Тогда никакой

свадьбой выходка Менандра не закончилась бы!

Еще пара секунд — и свободные, заряженные семейным камнем

Аполиса контакты моего браслета замкнулись. Внешне это никак не

проявлялось, но через тау-окуляры я видела, как тонкие линии тянутся

от моего запястья к запястью Геспера, и с каждой секундой их

становится все больше.

— А теперь, мой друг, можешь поцеловать свою милую

супругу… — вклинился Менандр.

— Гр-ра! — веско заявил Геспер и дернул крыльями, распахивая их

в стороны.

Да, впечатляющий размах и оттенок у кожистой перепонки

интересный. Вот только не тяжеловат ли сам Геспер, чтобы его эти

крылья поднимали?.. Или все дело в правильно подобранной

энергетической схеме?.. М-да, кажется, у меня будет время узнать… и

возможность… Мои мысли были очень медленными и путались.

Потому что осознать то, что только что произошло, это ведь не так и

просто! Эос, что мне теперь-то делать?

— А-а, мать твоя ехидна! — заорала я и оттолкнула своего теперь

уже мужа, зарылась пальцами в волосы, чуть ли не дыбом их ставя. А

потом повернулась к Менандру. — Какого Сумрака?!

— Я вам все объясню, Клиоменис, — улыбнулся он. Вот только

мне хотелось убивать. Я подхватила первое, что попалось под руку, кажется, разводной ключ и сделала шаг в сторону стража.

— Р-рау-р, — рык прозвучал очень тихо, даже ласково, если это

возможно, а лапища перехватила меня вокруг талии и потянула прочь от

Менандра. Видимо, кое-кто всерьез опасался, что я проломлю его другу

голову. А, ну конечно, мужская солидарность!

Из хватки я вывернулась, развернулась и впилась взглядом в

сверкающие красным глаза Геспера.

— А ты ничего кроме «ры-ры» сказать не хочешь? Тебя-то все

устраивает, что ли?

Чудище вздохнуло, заворчало, попыталось что-то на руках

показать.

— Нет-нет, ты мне по-человечески скажи!

Геспер потоптался на месте, еще раз попытался показать что-то

руками, а потом вдруг взмахнул крыльями и улетел. Улетел!

— Это что еще такое? — как-то я даже растерялась. Можно ли с

полным правом называть себя мегерой, если муж от меня сбежал спустя

несколько минут после свадьбы?

— Милая Клиоменис, — выставив перед собой руки, позвал меня

Менандр. — Пойдемте, я все объясню…

— Даже не знаю, хочу ли я куда-то с вами идти, — я покачала

головой. — Доверия я к вам не испытываю!

— Дорогая Клио, могу я вас так называть? Мы с Геспером давние

друзья и я бы хотел и с вами подружиться…

— Ага, поэтому вы просто решили начать с того, что разрушили

мою жизнь?!

Ну, фактически рано было судить — разрушил или нет. Все-таки

могло быть куда хуже, например, выйти замуж за Наума. На мгновение

я представила лицо тетушки, когда я приведу Геспера в дом… И

желательно, чтобы Геспер был в виде чудища… О Эос, я действительно

хочу на это посмотреть! Правда, это стоило отложить на потом, пока же

я вцепилась в отворот туники Менандра и скривила жуткую рожицу.

— Но, милая Клио… Разве вы были так против?..

— Нэар страж! Нэар страж! Объясните, что здесь происходит?! —

это вмешался димарх, и его визгливый голос испортил мне весь запал. А

я ведь почти поверила, что готова Менандру голову оторвать. Ну или

хотя бы руку. С наручем. Чтобы потом закрепить оторванное на

верстаке и хорошенько изучить. Ну а что, не пропадать же добру?

— Все в полном порядке, нэар димарх. Камень в полном порядке. И

контроль?.. — страж посмотрел на замершего у камня механикоса, который растерянно хлопал глазами и не сразу понял, что от него

пытаются добиться.

— А, да… Свадебное объединение состоялось. Счастья новой

семье. Света и благословения, — он почему-то как-то странно на меня

поглядывал и то один глаз прикрывал, то другой. У него нервный тик?

Или это он так мне подмигивал? А с чего вдруг?

— Ну наконец-то! Что за неудобства! — вздохнул с облегчением

димарх и отодвинул меня круглым животом в сторону от камня.

Но я этого даже не заметила, потому что отовсюду спускались

рассветные стражи. Как раз появилась возможности их рассмотреть

лучше. Боевая форма у каждого хоть в чем-то, но отличалась, а вот

размером они были больше людей, но все-таки помельче Геспера. Я

даже немного загордилась, хотя было бы с чего…

Из оружия у рассветных стражей были золотистые когти и

короткие мечи. Крылья — светлые полотна, растущие из спины, с

мощным основанием. Потом несколько стражей почему-то в такой же

форме улетели куда-то вниз, а остальные стали обращаться в людей.

Полуголых мужчин, если сказать точнее. Сапоги и штаны на стражах

были, а вот сверху как бы ничего. Зато стало ясно, почему перед боем

они стягивали с себя одежду.

— А остальные куда улетели? — меня немного беспокоило, что там

с горгонами. Вдруг не все нападение закончилось.

— Сестры-то? Переоденутся и присоединятся ко всем. Не

появляться же приличной нэаре на людях с голой грудью. В крайнем

случае можно, но сейчас-то не крайний, — подмигнул мне Менандр.

— Какие сестры? — не поняла я.

— Наши сестры. Рассветные стражи. Женщин среди нас меньше, но они есть.

Честно говоря, я никогда об этом не думала. На картинках стражи

— крылатые, большие и без особых выпуклостей. Вроде как мужчины.

А оказывается, не все.

— А вот у закатных стражей все еще печальнее, — привлек мое

внимание к своим словам Менандр и, видя мою заинтересованность, поманил в сторону. Все-таки добился, чтобы мы поговорили.

— Только не надо мне рассказывать, что обратное превращение у

закатных стражей болезненное! — сразу предупредила я. А что, с этого

прохиндея станется меня одурачить.

— Вот что значит знающий человек, — хмыкнул Менандр, подтверждая правильность моих догадок.

Но глупо же! Каждый, даже начинающий механикос знал, что

успешные преобразования так называемого закольцованного строгого

типа — а если упростить то, что происходило со стражами, то это

именно он и был — происходят даже без особых энергозатрат. Конечно, как только выработался верный алгоритм и система стала устойчивой.

То есть стражи не испытывают ни боли, ни неудобства при изменении

формы.

— Так что с Геспером и почему он сбежал? — я сложила руки на

груди, показывая всем своим видом, что хочу знать правду. — Я

понимаю, что происшествие из ряда вон выходящее. Я тоже не в

восторге. Но не бежать же!

— О, он не бежал, милая Клио, — рассмеялся Менандр. — Видите

ли, он решил, что вы не готовы видеть его таким…

— Каким таким? — не поняла я.

— Вы же понимаете, что закатный страж несколько отличается

размерами от человека, — улыбнулся мне этот… доброжелатель. — И

если в моем случае штаны останутся целыми, то Гесперу лучше перед

оборотом вообще раздеться. Одежда рвется… У него был выбор: или

поменять ипостась и предстать перед вами как есть, нагишом, или

улететь за одеждой. Что бы вы выбрали?

Я фыркнула, но ничего не ответила. Ладно. Признать это было

несложно, логика в действиях Геспера была. Я же от него требовала

ответов, а что ему делать, если толком говорить он не может, когда

чудище? А в человека если обратиться, то голым будешь.

Да и в целом, Геспер же помочь хотел, а я сама вцепилась в него…

И виноваты не мы, а один наглый… наглый… сын ехидны!

— Так, хватит ходить вокруг да около, — я снова схватила

Менандра за ворот, чтобы не убежал. — Зачем вы это сделали?

— Хотел устроить личную жизнь дорогому другу? — расплылся в

щедрой и невинной улыбке тот. Ага, так я и поверила. Но Менандр

стоял на своем: — И правда хотел. Знаете, Клио, Геспер —

замечательный друг и надежный страж, которому пора завести пару.

Уважаемый, благородный и неприхотливый. Ест все, готовить умеет, беседу поддержать тоже. И дом у него есть…

Несмотря на весь ужас того, что происходило этим утром — срыв

моих планов, горгоны, близкая смерть, Наум, который чуть не стал

моим мужем, и в конце концов моя невнятная свадьба, я вдруг

фыркнула, запрокинула голову и легко рассмеялась. Нет, ну правда, так

явно мужчину мне еще не предлагали.

Хотя, честно говоря, мне никак их не предлагали и тем более не

расхваливали. Явно же, что причина такому поведению Менандра была, только он пытался отвести мое внимание на другие вещи.

— Ладно, — утерла я выступившие слезы. — Я поняла, какое

сокровище мне досталось. И что ему нужна пара. А мне муж-то зачем?

Лично мне? У меня вообще-то учеба намечалась. Я же механикос…

— А я разве не сказал, где именно Геспер живет? — еще сильнее

расплылся в улыбке Менандр. — Что вы знаете о крепости

Абендштерн?

Вопрос меня озадачил. Ну, это же глупо, кто же не знает названия

легендарных древних крепостей — Авгеринос «Утренняя звезда» и

Абендштерн «Вечерняя звезда».

И тут до меня дошел смысл сказанных Менандром слов. Где-где

Геспер живет?..

Глава 13

Где-где Геспер живет?.. Я понимала, что выгляжу глупо, но стояла

и хлопала глазами. Просто… это же Абендштерн!

Точнее, с ним не просто. Это о крепости рассветных стражей мне

еще что-то было известно, так же как известно любому, кто хотел о ней

узнать. Можно даже с визитом прийти, посмотреть. В стражи-то брали

всех подряд. Точнее, попытаться можно было каждому, вот только

успех ждал отнюдь не всех. А еще точнее, рассветным стражем

становился крошечный процент из желающих.

Я подозревала, что это связано с самой процедурой становления.

Все-таки механизм древний, мало ли, какие у него запросы. Все

хранилось в тайне, к которой кого попало из механикосов не

подпускали. Моего деда, может, и подпустили бы, но он стражами не

интересовался. Вот поэтому у меня и знаний не было!

Но об Абендштерне я слышала. Древняя крепость, такая же

древняя, как обитель рассветных стражей… Но это же у горгоны на

куличках! Самая крайняя точка Закатного удела! Да туда охимой

тащиться полмесяца, если не больше, если дорога будет нормальная!..

— Я даже не знаю… — закатила я глаза.

У меня-то планы были! Но не такие далеко идущие. Всего-то дать

отпор родне и совершенствовать себя в профессии. Сидеть себе в своей

же комнате и смотреть в окошко. Раз в несколько дней осторожно

выползать на улицу, чтобы разобраться с хозяйственными делами.

Может, даже пришлось бы нанять кого-то. Не самой же на рынок

ходить, среди людей толкаться!

Но вот я стояла на крыше самой высокой башни Аполиса, где-то

внизу валялись тела жутких сумеречных тварей, вокруг стояли самые

что ни на есть настоящие рассветные стражи, у меня неожиданно

случился муж… Как я вообще до такого докатилась? Как это вообще

сочетается с моими планами?

— Тогда стоит поговорить об этом с Геспером, да? Потому что его

место определенно в Абендштерне, — осчастливил меня Менандр. Я

хмыкнула: как будто и без него не понятно, что поговорить нужно.

Начать с того, что остаюсь я здесь!

— У меня планы. И они связаны с Аполисом. Академия механики

меня ждет! Абендштерн это, конечно, замечательно, но…

— Деточка, — подкрался и схватил меня за руку механикос. Его

глаза сверкали, щеки раскраснелись, а руки дрожали. В общем, я слегка

испугалась. Мало ли, сердечный удар мужчину хватит, меня еще

виноватой сделают.

— Эм-м, что? Простите? — я попыталась выпутаться из хватки

цепких пальцев.

— Нэар Хрисаор, главный мастер первой синикии Аполиса, очень

приятно, — принялся трясти мою руку механикос. — Деточка, поздравляю со свадьбой! Это такая грандиозная возможность! Я бы на

твоем месте… Да я бы!..

— Постойте, нэар Хрисаор, — завертела я головой, потому что не

могла сообразить, о чем, собственно, механикос ведет речь. Зато это

прекрасно понял Менандр:

— Мастер имеет в виду правило, ограничивающее доступ к

некоторым древним механизмам. В крепость стражей нет пути. Но

близким родственникам, и супругам в том числе, находиться внутри

можно. И даже нужно.

— Я же и говорю: возможность грандиозная! Абендштерн толком

не изучен, механика в тех краях не так хорошо, развита как в

Рассветном уделе. Представь, сколько открытий ты можешь сделать! —

быстро тараторил нэар Хрисанор. — Ты же знакома с методиками

исследования, да? Записи умеешь делать, верно? Переносить схемы на

основу?

Академия

готова

поддержать

материально,

купить

инструменты, камни! Любые сведения, выкладки, схемы — примем

все…

— Это если хозяин Абендштерна разрешит, — хмыкнул Менандр.

— Но можно же с этим что-то сделать? — это вопрос ко мне, и я

снова запуталась.

— Постойте! Да постойте же вы! — первым делом я отошла ото

всех на шаг и глубоко вздохнула. Эос, помоги, как с этим всем

разобраться? То, что Академия может спонсировать какие-то мои

исследования, весьма меня радовало. Будет информация — будут и

заказы, и имя мое будет на слуху. Но то, что ради всего этого нужно

ехать на другой конец цивилизованного мира, было неприятным

известием. Да и как так, просто взять и уехать? В другие места из

родного дома?

— Менандр, я вас не простила, так что заглаживать свою вину вы

будете еще долго, — я наконец собралась с силами и смогла расставить

мысли по местам. — Нэар Хрисанор, я ценю ваше предложение, но я

пока не полноценный механикос, так что моя подготовка недостаточна.

Я бы хотела ходить на занятия в Академию, повысить свои навыки, и, может, потом заняться какими-либо исследованиями. К тому же хозяин

Абендштерна может и запретить, да?

— Я ничего не запрещаю без причины, — раздался из-за спины

Менандра вполне уже знакомый мне голос. И, пожалуй, это была самая

длинная фраза, которую я слышала от Геспера.

Я выглянула из-за рассветного стража и пристальным взглядом

осмотрела теперь уже своего мужа. Ну, на ближайшее время уж точно.

В дневном свете он казался совсем рыжим, светлая кожа еще сильнее

выдавала в нем приезжего. Геспер щурился и прикрывал глаза ладонью.

На нем была одежда с чужого плеча, выглядело это так, будто он

схватил первое, что попалось под руку. Штаны были слегка

коротковаты, а туника наоборот большой — с длинными рукавами и

слишком широким воротом, из-за чего виднелись ключицы. От обуви

тоже ничего не осталось.

— Мы женаты всего-то с десяток минут, а я уже вижу, что большая

часть семейного дохода будет уходить на одежду, — фыркнула я.

Но Геспер только качнул головой. Из-за яркого солнца не было

видно толком выражения его лица, но тяжелый вздох я слышала.

— Давай зайдем внутрь, — пусть я все еще злилась на Менандра и

на Геспера, который не остановил своего друга, но вынуждать человека

с поврежденными глазами смотреть на яркий свет — это уже слишком.

— Обязательно сообщи мне, что ты решила. Не стоит лишать мир

новых знаний, а себя возможностей, — механикос впихнул мне в руку

карточку с адресом и именем, кратко откланялся и вернулся к своим

инструментам. Так-то ему еще с семейным камнем работать и

калибровать все схемы после такого внушительного сбоя.

— Ну, и я не буду мешать, — я и не заметила, а Менандр тем

временем мелкими шажочками отходил от нас.

— Стой!.. — потянулся в сторону друга Геспер, но тот ужом

увернулся от вытянутой в его сторону руки, с довольной улыбкой

махнул мне на прощание и рванул в сторону других стражей.

— Быстро бегает, — заметила я. В принципе, такой исход стоило

ожидать. Если уж он поженил нас, потому что мог и захотел, то

избежать каких-либо объяснений он мог так же легко.

— Потом, — грозно произнес Геспер, явно намекая, что потом он

Менандра достанет. Куда ж ему деться? — А пока…

Что «а пока», тоже было понятно, жестом Геспер указывал на

выход на лестницу. М-да, я и забыла, что спускаться будет не так легко.

В принципе я о многом забыла — даже о своем страхе по поводу

огромного светлого пространства вокруг. Не до того было, то жизнь

свою спасать нужно было, то замуж выдали!

— Можно? — перед лестницей уточнил Геспер. Надо же, запомнил, что обещал спрашивать.

— Думаю, достаточно будет, если я просто за руку возьмусь, — я

вспомнила, как меня поднимали наверх. Сравнение с барашком — не

самое приятное сравнение.

Но Геспер только хмыкнул и подхватил меня на руки.

— Эй!

— Закрой глаза, не страшно, — последовали инструкции. Я могла, конечно, возмущаться словесно, но дрыгаться даже не думала. Все-таки

мы уже спускались по лестнице, и был крошечный шанс, что меня

могут уронить. Так зачем рисковать?

— Извини, — выдохнул мне в макушку Геспер. Я только пожала

плечами.

— Принимается. Твоей вины в этом не было. Обстоятельства так

сложились, — я уже могла посмотреть на ситуацию чуть более

отстраненно. Но кто бы ни был виновен, церемонию не отменить.

— Мой друг, — настоял на своей вине Геспер.

— Сочувствую, — рассмеялась я. — Я знаю Менандра только

несколько часов, и он уже успел меня выдать замуж. А ты с ним знаком

дольше. Боюсь представить, через что пришлось тебе пройти…

— Ха-х, — услышала я веселый смешок. Значит, права я была, что

Менандр по жизни большой выдумщик. Но потом Геспер будто бы стал

серьезнее, наверное, это ощущалось по напряжению в руках и в целом в

мышцах.

— Ты против?..

— Замужества? Не планировала даже! — ворчливо ответила я, но

потом чуть смягчилась. Все-таки мы теперь связаны, а развестись — это

мне же хуже будет, по крайней мере, сейчас. — Но в целом, лучше уж

ты, чем мой двоюродный братец Наум.

На это Геспер ничего не ответил, даже не вздохнул. И молчание

стало каким-то напряженным. Я еще раз прокрутила свой ответ и с

некоторой заминкой призналась себе, что, да, прозвучало по-дурацки.

Эос меня покарай, кажется, я обидела своего мужа.

Глава 14

Геспер молчал весь путь — нес меня по лестнице без возражений, хотя я на его месте оставила бы себя добираться вниз самостоятельно. Я

уткнулась ему в плечо и крепко зажмурилась. Энергетический всплеск

прошел, и теперь я чувствовала усталость, да и страхи стали выползать

наружу. Снова кружилась голова от высоты лестницы и белого света за

окнами.

Молчание напрягало, но я не придумала, как его разорвать.

Рассмеяться, сменить тему? Спросить о чем-то совершенно идиотском и

всем

известном?

Извиниться?

Нет,

объяснять

и

тем

более

оправдываться я не хотела. Сказала, что думала. Да, прозвучало не

особо приятно, преувеличенно, так сказать, но слово уже сказано, так

есть ли смысл пытаться что-то доказать. Мол, я не такая, я благодарна?

Нет, не благодарна!

Эос, если уж на то пошло, то и Геспер мог высказаться, я же не

против. Я бы стерпела, скажи он, что я готовлю плохо и выгляжу

потрепано. Так это правда, готовить я и вовсе не умею. Разве что смесь

для лепешек замешать. Этому меня еще мама учила. Так-то готовила

бабушка или мы покупали уже приготовленное. Наложи на лепешку

овощей и мясо — и завтрак, он же обед и ужин, готов!

Хм-м, надо было его не с Наумом сравнивать, все-таки разница

колоссальная. А, например, с Менандром. Тут уж семейная жизнь такая

была бы, что ни дня покоя.

За раздумьями я и не заметила, как закончилась лестница, и мы уже

шли по коридорам. Точнее Геспер шел, а я ехала у него на руках.

Можно было сказать, чтобы он опустил меня, но это же нужно было

начинать разговор… Поэтому я молчала и ждала, авось все само

рассосется.

И правда, сработало. Кажется, мы оказались в той же комнате, где я

Геспера и встретила, а точнее, разбудила. Он поставил меня на пол и

первым делом взялся занавешивать окна. Сумрак, у него же глаза болят!

Из-за меня, между прочим, а я еще и корчу из себя не пойми кого.

Взрослее надо быть, Клио, взрослее.

— Я… знаешь… — подала я голос, а когда Геспер обернулся на

звук, то все слова тут же из моей головы вылетели. Эос, что мне делать-то? Вот стоит передо мной мужчина, мой муж… А что с мужьями

делают-то? Дед постоянно торчал в лаборатории, а бабуля туда и не

заходила толком. Мама с папой… Ох, я и не помню уже. Тетушка всех

строила. А я как должна себя вести?

— Геспер, — вдруг сказал он мне.

— Что?

— Мы не познакомились… Я — Геспер. Закатный страж.

Такое чувство, что слова давались ему тоже не так и просто.

Возможно, он тоже волновался и не хотел никаких проблем, а они, к

сожалению, уже случились. От своих догадок я чуть не прослезилась.

Конечно, все могло быть не так. Но мне проще было считать, что я

права.

— Клиоменис. Можно просто Клио. Хочу стать механикосом.

— Извини за Менандра, — снова напомнил он мне и продолжил, не

дожидаясь, пока я снова скажу, что сам Геспер не виноват. — Я

виноват. Менандр догадался и воспользовался.

— О чем он догадался? — поморщилась я и осмотрела комнату.

Сесть можно было только на пол и на софу. Естественно, я

примостилась туда, где мягче.

— Ты мне понравилась, — вздохнул Геспер.

— О! — я не знала, что ответить, и только через несколько секунд

выдавила из себя: — Э, спасибо.

— Угу, — кивнул он мне в ответ, а потом с очередной паузой

продолжил. — И ты не боишься.

— Ты и не страшный, если что, — тут я поняла, что могу как бы

исправить ситуацию с теми моими словами на лестнице. — Да и

вообще, как мужчина — очень даже внушительно смотришься. Эти все

мускулы!

— Мускулы? — не понял Геспер и как-то демонстративно

посмотрел на свои руки. — Разве это важно?

— Эм-м, девушкам, кажется, нравится, — улыбнулась я.

— А тебе? Ты же девушка? — он вдруг мотнул головой. —

Конечно, девушка. Но нравится?

— А, да! — поспешила я признаться. В принципе, правду

сказала. — Особенно когда ты превращаешься. Такая мощь! И чешуя

эта с доспехами… Дашь еще посмотреть?

— Мг-м, — невнятно кашлянул Геспер, он выглядел немного

удивленно. Я не сразу поняла, с чего это вдруг, а потом еще раз

вспомнила то, что сказала, и снова расстроилась. Надо было похвалить

физическую форму, сказать, что молодец. Тренировки, наверное, и все

дела… А я опять куда-то не в ту сторону дернулась.

— Видишь ли, хочется понять, как оно отрастает, какова природа

такого превращения, — попыталась объяснить я, но мысленно уже била

себя ладонью по лбу. Так не говорят! Или говорят? Жена с мужем так

общается?

— Сейчас? — переспросил Геспер и потянул тунику, готовый ее

снимать.

— Ой, нет, не сейчас, просто, на будущее, это я так… —

затараторила я, а потом оборвала слова и вздохнула. — Извини, у меня

нет опыта отношений. Я как бы не особо знаю, что и как…

— Не страшно, — мягко улыбнулся Геспер и сел рядом со мной.

— Я все о себе, ты, наверное, тоже зол на Менандра?

— Нет, — неожиданно мотнул головой Геспер. — Ты же не

боишься.

— Ну и что? Другие тоже не боятся… — не поняла я, но мой муж

— дико-то как звучит — только вздохнул.

— Менандр знает, что мне нужно, даже слишком хорошо, — сказал

загадочную фразу Геспер и так нахмурился, даже каким-то слишком

печальным стал, что я не осмелилась дальше спрашивать. Ничего, потом

узнаю — у того же Менандра, например.

— Не расстраивайся, — я коснулась руки Геспера, обращая на себя

внимание.

Он ко мне повернулся и теперь был так близко, как никогда.

Можно было и присмотреться. Нет, все-таки было в нем что-то

привлекательное. Например, мелкие трогательные веснушки на щеках и

носу. И еще он был странно белокожим, а я привыкла к смуглым до

черноты соседям, особенно загорелыми были те, кто работал в полях. И

ресницы у Геспера были рыжеватыми, или это так показалось.

— Нравлюсь? — хрипло спросил он.

Я не знала, что ответить. Но и соврать не могла. Я слишком мало о

нем знала. Впрочем, кто мешал мне узнать своего мужа лучше. Вряд ли

он сам будет против.

— Пока не знаю, — серьезно призналась я. — Но…

— Но?.. — выпытывал Геспер.

Я не ответила, подалась вперед и уткнулась носом ему в шею. Еще

когда он меня на руках нес, я заметила, что запах в принципе не

вызывает у меня неприязни. А из случайно подслушанных разговоров я

знала, что это многое решает. И пах Геспер неплохо, и это несмотря на

физические упражнения с горгонами. В общем, неприятия не было. И

бородку я тоже потрогала. Она оказалась неожиданно мягкой, а

короткие густые волосы слегка вились, такие и не растреплешь толком.

Когда мои пальцы коснулись веснушек на щеке, Геспер закрыл

глаза и вздохнул. Выдох осел теплом у меня ладони, и трепетная дрожь, щекотка, возникшая от этого легкого движения, заставила меня

вздрогнуть всем телом.

— Что?.. — мгновенно отреагировал Геспер. Он тут же нахмурился

и попытался отстраниться.

— Нет, ничего, просто щекотно, — неуклюже ответила я и

почесала ладонь другой рукой.

— И как?.. — кивком он будто указал на все, что я делала.

— Извини, что я так на тебя накинулась, — как-то я не подумала, как это выглядело со стороны. Напрыгнула на человека и давай его

щупать. Как-то неправильно. — Если хочешь, то тоже…

— Можно? — он едва ощутимо коснулся пальцем моей нижней

губы.

Я сразу поняла, что это прямой намек на поцелуй. Сомнение почти

сразу сменилась странным воодушевлением. Почему бы и нет?! К тому

же поцелуя жениха и невесты у нас не было. И мне интересно было, как

оно, даже губа в том месте, где ее коснулись чужие горячие пальцы, ощутимо зачесалась.

— Давай! — я удобнее уселась на софе и приподняла лицо к лицу

Геспера. — Глаза закрывать? А нос куда?

Не говорить же, что я целовалась только с двумя мальчишками, причем это было в очень далеком детстве. Потом меня больше механика

интересовала, чем поцелуи и всякое такое.

— Хм-м, — Геспер задумался, видимо, он до этого не задавался

таким вопросом, что и куда. Оно само как-то выходило. Это если у него

опыт в поцелуях был, ну, мне так показалось. На вопросы мои Геспер не

ответил, но в целом ответы и не понадобились. И нос не смущал, и глаза

сами закрылись. И прикосновения губ мне понравились. Было так…

исследовательски интересно.

— А чем вы тут заняты? — голос Менандра заставил меня

отпрянуть. — Чем-то интересным, я прав?

Геспер беззвучно выругался и вздохнул, посмотрел из-за моего

плеча на зашедшего друга. А мне неожиданно так смешно стало, что я

едва сдерживалась, чтобы не захихикать, а потом и вовсе захохотать, держать за живот.

— Вы тут разговаривайте, а я пойду, — сказала я, и Геспер, конечно же, нахмурился, протянул руку, будто пытаясь удержать, но не

коснулся. Неужели думает, что что-то не так? Уж в поцелуе все так

было. Я бы и повторила, только не при Менандре же это говорить. — Я

ненадолго. Приготовлю ромашковый отвар и найду ткань для примочки.

И вернусь.

Глава 15

В коридоре я все-таки рассмеялась, но тихо, прикрывая рот руками.

Было почему-то легко, а внутри будто бурлили пузырьки. Неужели я

чему-то рада?

Я приложила руку к груди и поняла, что да. Рада. Такое чувство, что вырвалась из западни. Хотя казалось, большая часть событий

произошла без моего согласия! Вот эта свадьба и выбор мужа… Но, наверное, все-таки стоило кардинально повернуть свою жизнь. Я

слишком долго пряталась от тетушки в комнате и оберегала свои вещи, память, остатки той жизни, которая у меня была.

А сейчас и страшно, и интересно. Что там впереди?

И целоваться мне понравилось…

С такой точки зрения Геспер представал чуть ли не подарком Эос.

Глупость, конечно, тот это еще подарочек! Но попробовать… Да, попробовать можно. Создать ту схему, которая нас или объединит, или

подскажет, что мы на самом деле разные.

— В сторону! В сторону! — мимо меня пронеслись два нэара в

туниках с гербом города. Чуть с ног не сбили.

Эос помоги, да что сегодня за день такой? Когда-нибудь будет

тишина и спокойствие? Может, не стоит никуда идти? Впрочем, я же

сама предложила помощь, надо выполнять. Хотя по коридорам

передвигаться было затруднительно.

— Ах, свадьба! Какая свадьба это была! Нэара Наталия такая

красивая, а жених… Начиналась-то так романтично…

Ага, а закончилась Сумрак знает чем. И невеста пострадала, и

жених умчался город защищать, а потом кто-то из гостей какую-то дичь

творил с семейным камнем. Это я так видела произошедшее на крыше

башни. Хотя кое-кто явно понял, что произошла еще одна свадьба, только непонятно кого и с кем. А нэару Наталию было даже немного

жаль, все-таки она так тщательно платье выбирала, да и организовывала

все.

— Несите закуски! — пробежали мимо меня прислужники.

Конечно же, застолье никто не отменял. Наверное, один из

коридоров вывел бы меня в большой зал со столами, лежанками и

толпой гостей. А среди них, небось, и Наум. Вот этой встречи мне не

надо. Как бы действительно туда не попасть. Я замерла на месте и

проследила, куда бежали за едой прислужники. Где-то в той стороне

должна быть кухня. Туда и пойду.

Мимо меня проходили гости, некоторые из них внезапно бросались

ко мне поздравлять. Кое-кто даже за руки хватал. Ужас! И я только по

наручам определила, что поздравители были стражами.

— А где Геспер?.. — ближе к кухне я столкнулась с Димитросом, женихом Наталии. Я его узнала по прическе и праздничной, более

богатой, чем у остальных стражей, одежде.

— Он… — я махнула рукой в сторону, откуда пришла. Что еще

сказать, я не знала, потому как неспроста же Геспер притащил меня не в

общий зал, а в пустую комнату. Можно было предположить, что ему как

и мне не нравились сборища…

— Я знаю, приглашать к общему столу его бесполезно, но думал, хотя бы с вами, нэара, он выйдет к остальным, — улыбнулся жених

Наталии.

Эос, какая радость! Значит, я правильно поняла, что попался мне

страж достаточно некомпанейский. Теперь можно было не бояться, что

он будет собирать дома всех соседей и знакомых, как любила делать

моя тетушка. Разве можно отдыхать, когда вокруг такой шум-гам?! И

сейчас я не особо-то хотела принимать приглашение. Все-таки толпа

незнакомых мне людей… Впрочем, у меня была причина отказать:

— Я хочу Гесперу повязку наложить на глаза, очень меня этот ожог

беспокоит.

— Да, я понимаю, — сочувствующе покачал головой Димитрос. —

Он так и не сказал, где получил травму. Будьте с ним строже, пожалуйста, он иногда чрезмерно рискует жизнью. Закатные стражи

выносливее, но у них тоже есть предел!

— Спасибо, я учту, — неожиданно меня тронули эти слова.

Значит, у Геспера есть и более вменяемые друзья, не такие как

Менандр! Они беспокоятся о его здоровье и желают ему добра.

Наверное, это здорово иметь таких друзей… Не то, чтобы я была

несчастна или одинока, мне никогда не бывало скучно наедине с собой.

Но иногда хотелось… помолчать с кем-то, иначе и не скажешь.

— Знайте, я рад, что вы у него теперь есть. Я пошлю кого-то

принести еды и питья, вам тоже нужно отпраздновать, — вежливо

поклонился мне Димитрос. — Хотя, скорее всего, Менандр уже

отправился к Гесперу. Они с ним очень дружны…

Хм-м, а действия Менандра можно квалифицировать как

чрезмерную заботу? Кажется, тот что-то действительно держал в руках, но я толком не рассмотрела что, слишком быстро выбежала за дверь.

— Кажется, да… Так что не беспокойтесь, голодными мы не

останемся!

— Берите все, что пожелаете, — предложил мне Димитрос. — Мне

для Геспера ничего не жалко.

Даже так? Что такого сделал мой муж? Но додумать я не успела.

При мысли о еде мой живот жадно заурчал: мол, хозяйка внутри меня

давно ничего не было, а фига, кое-как съеденная ночью, уже давно

растворилась. Так что я попрощалась с женихом Наталии и быстро-быстро устремилась на кухню.

За дверью меня встретил жар, дым и чьи-то визгливые крики. Сразу

же появилось желание сбежать из этого жуткого места. Слишком много

людей и рассеянного в воздухе напряжения. Как тут ромашку найти?

Как тут хоть что-нибудь найти?

— А ты кто? — меня чуть не сбил с ног какой-то парень в

переднике. Повар или помощник повара, скорее всего.

— Цефей, Сумрак на твою голову! Зови механикоса, хоть какого, иначе сгорит все жаркое к ехиднам! — орала басом какая-то женщина, ей вторили мужские голоса.

Первой моей мыслью была отойти в сторону и сделать вид, что

меня здесь нет. Я же не механикос, по крайней мере, не получила

официальный статус. А то, что опыт у меня имелся, так кто этому

поверит? Нужны рекомендации или свидетельство об образовании. Но

потом я представила, как долго будут искать механикоса, и сколько мне

придется ждать…

Почему бы не рискнуть? Уж что, а отладить жарочную поверхность

или печь я умела.

— Что тут произошло? — поймала я того самого парня за край

фартука и чтобы привлечь его внимание сообщила. — Я на механикоса

учусь.

— О! Нэара Паллада, я мастера нашел! — тут же заорал на всю

кухню Цефей.

— Ехидна тебя забери, когда успел? Врешь поди? — из-за дыма не

было толком ничего видно, но говорила незнакомка с явными

сомнением в голосе.

— Но я и правда механикос! — поспешила я преставиться, но

добавила уже чуть тише: — Просто без свидетельства.

— Чего говоришь? Иди ближе, ничего ж не слышно!

У меня еще был шанс сбежать, но Цефей быстро перегородил мне

пути возможного отступления, уж очень сильно ему не хотелось кого-то

искать. Я секундочку потопталась на месте, а потом, сделав глубокий

вдох, нырнула в клубы дыма. И тут же нос к носу столкнулась с

высокой и мощной нэарой, возраста этак тетушкиного, да и характера, судя по всему, тоже.

— Ну, — угрожающе нависла надо мной она. — Помочь можешь?

Или не можешь? Для чего тебя к дому приставили?

Я уже хотела возмутиться, что никто меня никуда не приставлял, что я здесь в качестве гостьи вообще-то. Но открывать рот и объяснять

ситуацию — у меня желания не было. Слишком много лишнего времени

и сил тратить. Проще быстро глянуть и убедиться — могу ли я помочь

или нет.

— Надо смотреть, — ответила я и, выхватив у ближайшего ко мне

повара пару рукавиц, подступилась к дымящей жарочной поверхности.

В качестве инструментов пришлось использовать, что под руку

попалось: щипцы, черпак и ухват.

Проблема на самом деле оказалась пустяковая, стоило мне

отодвинуть в сторону все кастрюли и миски, как стало ясно: так часто

здесь готовили и большими объемами, что в итоге сама поверхность

погнулась слегка. Верхний слой придавил расположенную под ним

схему распределения энергии и сами заряженные камни. А еще сам

механизм давно не чистили — и жир, крошки и какие-то частички еды

все налипали и налипали, пока в один не особо прекрасный момент весь

мусор не задымился. Я на всякий случай соскребла налет, чтобы

глянуть, цела ли сама схема, но, конечно же, чистить всерьез ничего не

стала. Тут работа в мастерской по-хорошему нужна.

— Ремонт вам нужен, причем пристойный. Чистка, выравнивание

листа, — для лучшего понимания я потыкала кочергой, что и где

погнулось. Когда были убраны все кастрюли, искривление было

видимым. — Я бы советовала сдать ее в мастерскую. После ремонта

прослужит еще немало…

— Это уже пусть димарх разбирается, — вздохнула нэара Паллада, судя по всему, она была главная по кухне. — Жаль, я думала, мелочь, а

вот оно как…

— Я уверена, что и другой механикос скажет то же самое.

— Так я не об этом, — отмахнулась нэара. — Так хотела

порадовать Наталию всеми ее любимыми блюдами, так рада за девочку.

Эх! Хорошо, что большая часть закусок и блюд готова!

— Я-то, собственно, зачем пришла, — поспешила я вставить хоть

слово, пока все на кухне не завертелось в своем жутком темпе. — Мне

бы отвар ромашки. И ткань чистую.

— Отвар — это можно, — кивнула нэара Паллада. — Приходи

через четверть часа, все будет готово. А ткань лучше спросить у нэары

Адрастеи, она заведует хозяйством. Как выйдешь из кухни, по поверни

налево и дверь в конце коридора — это ее.

— Спасибо, — несколько удивленно произнесла я. Даже странно, что нэара Паллада не задала вопрос, зачем мне отвар и ткань, хотя он

явно читался в ее взгляде. Все-таки в чем-то она от тетушки Димитры

отличалась, та бы не упустила возможность хотя бы краем глазом

подсмотреть в чужую жизнь.

Я выскочила из кухни с хорошим ощущением: еще немного и

получится выполнить обещание, данное Гесперу. В коридорах было

пусто, видимо, все ушли на праздник, но нужная мне дверь, кажется, была приоткрыта. Я бросилась было вперед…

— А вот и ты! — это Наум дернул меня за руку. Шел за мной?

Откуда он здесь?

— Что ты?..

Но он не ответил, а больно толкнул меня в стену. К моему лицу он

прижал ладонь с чем-то отвратительно пахнущим. Настолько

отвратительно, что у меня тут же закружилась голова.

Глава 16

Очнулась я рывком, но двинуться не смогла. Руки-ноги были

вялыми, даже мысли ползли тяжело. Покачивало как-то странно, но

равномерно, но еще минуту спустя я поняла, что меня куда-то везут на

охиме. Очень уж характерную вибрацию я чувствовала. Осмотреться не

вышло, на голову было что-то наброшено. Неожиданно вибрация чуть

стихла, движение прекратилось.

— Эос в помощь, уже распродались? — услышала я мужской

голос.

— Да, нет смысла сидеть на рынке без товара, — ответил Наум.

— Хорошего дня! — ответили ему, и охима снова двинулась.

«Эй, я здесь!» — мне очень хотелось закричать, как-то подать знак, но ни руки, ни язык меня не слушались. Что я вдохнула? Что за гадость?

Наум прибавил скорость: видимо, мы выехали за пределы Аполиса.

Из-за более резкого движения меня стало еще и укачивать. Ну, замечательно! Только этого мне не хватало. Я зло пыхтела и пыталась

справиться с собственным телом. Постепенно удалось чуть пошевелить

пальцами и губами. Оказалось, что я даже не связана, просто лежу под

каким-то покрывалом на чем-то жестком. Хорошо если не на полу

грузовой платформы, а что, с Наума станется бросить меня так! Синяки

еще будут!

Я почти что начала двигаться, уж что, а шевелить ртом и

выговаривать звуки точно получилось, как охима снова остановилась.

Где-то в стороне слышались шум шагов и каких-то действий. А потом

по моим глазам резануло ярким светом — Наум откинул покрывало.

— Ты ш-што дела-шь? — прошипела я, неловко шевеля губами.

— Спасаю тебя, дура! — от такого ответа я опешила и

переспросила:

— Ш-што?

— Что слышала! — Наум сложил руки на груди и навис над моим

телом. — Это же отродье Сумрака, чудовище! Не знаю, как он тебя

заставил или чем угрожал, но ты мне благодарна должна быть, что я

тебя оттуда вытащил…

— Наум, ну ты и… — я не смогла смог подобрать, а от удивления

даже говорить стало проще. — Ты совсем с ума сошел? Ты меня

похитил!

— А как я еще должен был действовать, Клио? Если тебя куда-то

утащили! — нахмурился он.

— Никуда меня не тащили, Сумрак тебя побери! Я замуж вышла…

добровольно, — конечно, это была не совсем правда, но в данном

случае я решила стоять на своем.

— Клио, ты сама-то себя слышишь? — он сел рядом и обхватил

меня за плечи. — Ты же его совсем не знаешь. Чем он тебя обманул?

Чем голову заморочил?

На мгновение я задумалась. Так-то ничем. Может, звезды так

сошлись, и не Менандр вовсе виной. А может, молчаливостью и

основательностью. А может, у него…

— У него такие… красивые… — говорила я с трудом и

разрывалась между выбором: крылья у Геспера красивые или доспехи, когда он в форме чудовища. И чешуя тоже притягивала взгляд, так и

хотелось поскрести ногтем, проверить, как плотно она сидит, насколько

прочная. Но Наум понял все по-своему.

— Красивые что? Глаза? Ноги-руки? Может, зад? А говорила, что

не смотришь на внешность! — разозлился он. — Я даже думал мать

уговорить не спешить со свадьбой. Но ты, как и все остальные девки, падкая на внешность!

— Наум, а ты ничего не путаешь? — рассмеялась я, несмотря на

всю слабость. — А ты на мне жениться хочешь из-за наследства! Как

тебе такое?

— Это не то же самое, — опешил он. — Мы же с тобой столько лет

знакомы. Поэтому это естественно — объединить семьи!

— Вот именно, из-за того, что мы знакомы, я и не хочу жить с

тобой, — попыталась я до него достучаться. — Мы не пара. И я уже

замужем.

— Это пока, — вдруг посерьезнел Наум. — Я ведь действительно

тебя пожалел, хотел спасти от какого-то незнакомца, со свадьбой бы

потом что-то решили. А видимо, спасать нужно от твоей же глупости.

Он отпустил меня и встал, я теперь снова лежала на чем-то, двигаться так и не получалось.

— Наум, ты издеваешься? Это тебе так с рук не сойдет! Ты чем

меня опоил? — прокричала я ему: самого Наума больше не видела, а

повернуть голову было пока сложно.

— Это охима нашего соседа, ездил с ним несколько раз, он

перевозит овец. Их успокаивают порошком нардоса, чтобы не сбежали

и не травмировались…

— И ты меня тоже решил так успокоить? Средством для

животных? — моему возмущению не было предела. Один как барашка

нес, второй вообще использовал успокоительное для овец. А если бы

эффект на человеке другой был? Неспроста же я едва шевелюсь!

— Но ведь помогло же. Правда, ты почему-то сознание потеряла, а

должна была просто расслабиться.

— Ну, действительно, — хмыкнула я. — С чего бы это? Может, потому что нечего творить всякую дичь?

— Все, Клио, я больше тебя не слушаю, пусть с тобой мать

разбирается, — ответил мне Наум и снова запустил механизм, движущий охиму.

Вот ехидна! Я скрипнула зубами и продолжила свое нелегкое дело

— попытки восстановить контроль над конечностями. Периодически к

сожалению меня снова начинало мутить, и приходилось лежать ничком, вспоминая все кары, которые можно послать на голову Наума. И как

ему вообще какие-то мысли о моем похищении пришли? Спаситель, называется… Эос обереги от таких спасителей!

Хм-м, если разобраться, то, конечно, моя свадьба была короткой и

очень странной. Нависшее надо мной чудище выглядело жутко, а потом

и вовсе улетело. Если бы никто не видел, как Геспер превратился в это

чудище, то понять Наума, пусть и с натяжкой, можно было. Но он-то

видел. Наверно, представил, что сделает с ним тетушка, когда узнает, что я замуж вышла… И решил действовать наверняка.

Но попытки понять логику происходящего ничем не помогали.

Охима все катилась по дороге, и мне в лицо светило противное яркое

солнце, вокруг было слишком много звуков — далекие крики людей, какие-то птичьи трели, гуденье проезжающих охим… Эх, как же

хорошо было в комнате с Геспером — приглушенный свет и тишина. И

поцелуи, которые, чего уж скрывать, мне понравились, и бездна

вопросов, которые мне нужно было задать моему мужу.

А ведь Геспер мог подумать, что я сама сбежала! Мысль как-то

неприятно кольнула меня изнутри. Мы же толком не разобрались что и

к чему. Правда, я оставила на софе сумку, в которой все мои сбережения

и инструменты. Может, это натолкнет его на мысль, что я не сама ушла.

Но захочет ли Геспер меня искать? Я выругалась сквозь зубы, потому что не видела особой причины, зачем ему это делать. Да, мы

связаны свадебным ритуалом, но мало ли…

— Наум, скорее в дом! Девка-то пропала!

Охима замедлила ход, а голос был слишком похож на голос

дядюшки Одиссеуса. Неужели, мы так быстро добрались домой? Или я

все-таки в какой-то момент заснула? Все-таки всю ночь не спала, шла в

Аполис, а потом не до отдыха было.

— Дядя, Клио со мной, я ее в городе нашел…

— А, тогда хорошо, но твоя мать уже главу синикии разбудила, дескать, пропала наша недалекая. Вдруг кто похитить хотел?

Наследница все-таки, — громким шепотом возбужденно тараторил

дядюшка.

Вот дала Эос родственничков!

— И надо было ей так торопиться, зря, — недовольно заметил

Наум.

— Так, а где Клио?

— На платформе посмотри. Надо ее поднять на ноги. Я хотел

успокоить, но, кажется, перестарался…

— Зато далеко не убежит, — радостно объявил дядюшка.

Ну все! Дайте мне только в себя прийти, я уж не остановлюсь, определенно устрою им тут пришествие Сумеречных тварей. Да, не

умею скандалы закатывать, но надо же когда-то учиться! Когда зажали

со всех сторон и к стене приперли, как раз время применить такое

энергозатратное воздействие.

Даже интересно, получится у меня орать на весь дом… Должно

получиться, поскольку тетушка спокойных тихих разговоров не

понимает. Тяжко-то как…

— Давай, детка, вставай… — это дядюшка меня пытался на ноги

поставить. На самом деле стоять ровно я бы смогла, это встать было

сложно. Но лучше же наступить родственничку на ноги, вцепиться в

шею и выдрать клок волос. Чтобы полюбоваться красной разозленной

физиономией. Правда, все развлечение Наум испортил.

Нет, на руки не взял, видимо, побоялся, что упустит, обхватил

просто за плечи. А ведь Геспер мог меня удержать и даже не

запыхаться. Вот определенный плюс, когда муж — молчаливое чудище, а не просто словами кидается, что, мол, на руках носить буду.

— Нашлась! Кровиночка моя!

Ох, что ж ты так кричишь тетя?! В ушах зазвенело, и перед глазами

все поплыло.

— Было бы из-за чего волноваться! Нэара Димитра, вот ваша

племянница с вашим же сыном. А вы всех переполошили, что ее

похитили. У нэары и браслет на руке уже имеется. Видно, с женихом в

город ездила за ним. Так что я ухожу…

Я с трудом сосредоточилась на говорившем. Оказалось, тетушка

еще и главу синикии притащила в дом прямо с утра. Но тетушка

заступила ему дорогу.

— А зачем два раза ходить туда да обратно. Раз вы здесь и

браслеты есть. То и церемонию бы на семейном камне провести. Утро

ведь, родственники все в доме. А к вечеру соберем всю округу на

праздник?..

Что-что тетушка предложила? Я возмущенно икнула и попыталась

возразить, так-то я уже замужем, но язык как назло заплетался.

Глава 17

Неспособная ничего членораздельно сказать, я первым делом

покачала головой и скорчила жуткое выражение лица. А потом заревела

горгоной. А что, все равно язык толком не шевелится, а как кричат

горгоны, я хорошо расслышала, до конца жизни не забуду. Тетушка

сделала страшные глаза, но что мне до тех глаз? Если родственники

хотят театрального представления, они его получат. Плевать на все! Как

там советуют?.. Танцуй так, как будто тебя никто не видит? Отличный

совет, ему и последую.

— Тет-шка, род-ная, — с трудом выговаривая слова, все-таки воды

мне никто не дал, гады. Но с каждым новым словом становилось

легче. — Какая «кровиночка»? Это же я — твое любимое отродье

Сумрака, выкормыш ехидны и наглая тварь!..

— Совсем двинулась рассудком… — пытался заглушить мои слова

дядя Одиссеус, к тому же прикрывая мне рот ладонью. Фу, какая

гадость!

— Голову напекло, — тетушка заслонила меня своей необъятной

грудью.

— Я еще не все сказала! — пришлось даже укусить дядюшку за

палец. — Конечно, двинулась умом, не захотела наследство отдать

вашему семейству!..

— Нэара Димитра, что у вас здесь происходит? — кажется, глава

синикии был немного ошарашен моим выступлением.

— Я же предупреждала, что племянница моя… недалекая…

Поэтому-то бабка ее и от чужих людей оберегала!

— Бабка?.. — я дернулась из хватки дядюшки и почти что достала

руками тетушку. Да как она смела? Бабушка была добра к Димитре, а

получить после смерти только пренебрежение? Но, как некстати, Наум

перехватил меня поперек талии и оттащил, сильно прижимая к себе.

— Прошу извинить Клио, она немного выпила на свадьбе дочери

димарха, а потом солнце ухудшило ее состояние. Она не понимает, что

творит, — бубнил Наум.

К сожалению, из его хватки было не так просто выпутаться.

— Сынок, пожалуйста, отведи Клио в ее комнату, пусть полежит,

придет в себя, — проскрипела зубами тетушка. — Нэар Никос, девочке

нужно время…

— Это и видно, тогда как и договаривались, свадьба завтра на

рассвете, — услышала я недовольный ответ главы синикии. — И что за

странные вещи она говорила?

— Поссорились мы с ней пару дней назад. Вы же знаете, две

хозяйки в одном доме ужиться не могут, так что я попросила сына

свозить Клио на свадьбу, пусть развеется. Думала, она в себя придет, обиду больше не будет таить. Но, видимо, все не так, — так громко

вздохнула она, что даже мне слышно было. А ведь Наум меня уже к

тому времени оттащил к воротам.

Вот как, а? Как она это сделала? Просто из-за того, что именно

Димитра общалась с соседями и остальными жителями синикии, ей и

верили? Или это я чего-то не понимала?

— Отпусти-и, — прошипела я Науму, но тот только головой

мотнул.

— Зайдем в дом, выпущу…

И правда, выпустил. Конечно же, первым делом я бросилась в свои

комнаты. На ногах держалась неуверенно, но тут идти особо далеко не

нужно было. Вот только двери не было.

— Это что еще такое? — прошептала я, тыча в сторону пустого

дверного проема. Я так хотела скрыться в своем уютном убежище… А

скрываться, оказалось, негде!

Не было не только двери, но и инструментов, и изобретений, доставшихся мне от деда, и мелких поделок, которые мастерила я сама.

Книги на полках были не тронуты, но те, что были на столе и возле

него, оказались на полу. И как завершение и так отвратительного утра

— забитое досками окно.

— Вы издеваетесь? — голос меня не слушался. Я вцепилась в

гвозди ногтями, но так их было не вытащить. Нужно чем-то поддеть.

Инструментов не было, но если найти хоть что-то — кусок стекла или

металла…

— Я хотел, чтобы у нас все было по-хорошему, но ты по-хорошему

не хочешь, — проговорил Наум, глядя в сторону. — Надо было не

спорить с моей матерью. И, возможно, все обошлось бы.

— Ага, а еще лучше, надо было в тебя влюбиться или голову

выключить, — я горько хмыкнула и развела руками. — И как мне

теперь переодеваться? Смотреть будешь?

— Если надо, то присмотрю, мы же почти муж и жена, —

насмешливо ответил мне Наум. Ха, чувствовал свое превосходство?

— А не смущает, что я вообще-то уже чья-то супруга?

— А это еще доказать надо! Я видел, как на тебя чудовище напало, а церемонии свадебной не было. Да вы друг друга только увидели, а

какой связи может идти речь? Отдыхай. Если что-то нужно, дядя

Одиссеус или кто-то из кузенов будет сидеть в коридоре.

— Вот спасибо, обязательно напишу список всего, что мне срочно

понадобилось, — фыркнула я и с ровной спиной удалилась в соседнюю

комнату с лабораторией. Здесь дверь тоже вынесли, и окно забили, но

можно было завесить проход одеялом и порыдать.

Первым делом я заползла в самый угол комнаты, потрясла

кулаками и беззвучно выругалась. Потом нашла несколько исписанных

черновиков и разорвала их на кусочки. И подушку пнула, и ногами пол

потопала. Как же я была зла, даже в висках закололо!

Впрочем, приступ быстро прошел. Я выпила чуть ли не пол

кувшина воды, поплескала остатками себе на лицо и даже за пазуху.

Нужно было собраться. Сидеть, забившись в угол, сейчас не поможет. К

тому же выход был. Убедиться в том, что связь между мной и Геспером

закрепилась, я не могла: увы, оставила тау-окуляры в сумке в комнате, откуда ушла. Но семейный камень не сможет настроить два браслета

друг на друга, если каналы у одного уже замкнуты.

Если то, что я видела на крыше, верно, если мне не померещилось, что я вышла замуж, то никакой свадьбы ни завтра утром, ни в какой

другой день не будет. Вот только что сделает тетушка, когда все

откроется? Нужно как-то себя обезопасить… И продумать план нового

побега.

Может, даже и к лучшему, что сумка осталась в башне в Аполисе.

Авось потом найти можно будет. Маловероятно, что деньги не украдут, но хотя бы записи и инструменты выживут. Надеюсь. Надежда, она

вообще живучая…

А пока, во-первых, нужно было привести себя в порядок. А что, у

меня же завтра на рассвете как бы свадьба. Мне ванная нужна, а

спускаться к купальням я не хочу. Пусть родственнички постараются, наносят воды. И платье принесут, и сандалии — но не те, а другие, или

вообще третьи. Крутиться перед зеркалом и раздражать всех я уже

научилась, достаточно было один раз это увидеть в исполнении нэары

Наталии.

Родственники скрипели зубами, но выполняли. Ничего, больше

вымотаются, медленнее бежать за мной будут. И мне, конечно, выспаться нужно было, чтобы энергичнее сбегать.

Во-вторых, оружие бы себе какое-нибудь найти. Вот правда, будь

при мне что-то этакое, то Наум бы меня не схватил. Оглушила бы его

или оттолкнула. Но все механические защитные приспособления очень

громоздкие. Может, и можно уменьшить их как-то, но дед возился

всегда с большими проектами, и меня так приучил — мыслить о

всеобщем благе.

А не надо о всеобщем. Надо о своем мыслить!

Родственники успели за ночь и утро хорошенько обшарить мои

комнаты. И много вещей пропало, кое-чего было жалко до слез. Но кое-что и осталось. Например, скорее всего, они не знали истинной

ценности большой нефритовой доски, на которой я любила паять части

механизмов и шлифовать. Она-то вся грязная, почерневшая и в каплях

металла, так и разобрать, что камень весьма дорогой. Так же

пропустили они вполне очевидный тайничок с заряженными камнями.

Кто додумается заглянуть в ночник у кровати. А там помимо одного

светящегося камня в схеме, насыпано с десяток лишних.

Их я и собрала. И осветитель прихватила. Вспышка, конечно, не

будет такой, как в случае с Геспером, все-таки эти камни были слабее, но хоть что-то. Для отвлечения сойдет.

В-третьих, конечно, можно было сложить ручки и подождать, пока

меня Геспер найдет. Или не найдет. Браслет покажет только то, что я

жива. Поэтому рассчитывать на спасение не стоило. А опускать руки и

признавать свое поражение, когда не все возможности испробованы, я

не умела.

Но закончился день, прошла ночь, и я в свадебном наряде стояла

посреди комнаты.

— Ты готова, Клио? — заглянул ко мне Наум, он двигался

осторожно и сразу же предупредил. — Давай без этих своих штучек?

— А то что? — хмыкнула я и тряхнула локонами. Ради

«праздника» я даже прическу сделала… ну хорошо, подобие прически, просто расчесывалась чуть дольше, чем обычно.

Наум красоты и моих стараний не оценил и руки не подал, просто

предложил жестом идти вперед. Опасался? Правильно опасался, в

общем-то. Я впервые была рада тому, что праздничные наряды еще

более пышные и многослойные, чем обыденные. Много полезных

вещей получилось спрятать.

Глава 18

Церемония обставлена была не так красиво, как это было в случае

дочери димарха, но тетушка Димитра постаралась придать лоск

происходящему. Из соседнего зала доносились вкусные запахи. Мне

очень захотелось бросить все, вывернуться из-под руки Наума и

отправиться завтракать. Или это поздний ужин такой?..

Но до рассвета оставались считанные минуты. Гости собрались —

десятка два человек родственников и соседей — и уже шумели в

ожидании. Нет, надо идти к семейному камню, не могу же я лишить

себя такого вида, как тетушка после того, как рухнули все ее планы!

— Ничего не выйдет, — прошептала я Науму, улыбаясь даже

слишком радостно.

— Не говори ерунды, — прошипел он в ответ. Но я видела, что

заставила его все-таки нахмуриться. Наум не сказал тетушке о том, что

произошло на свадьбе Наталии?

— Будет скандал, — весело продолжила я наш разговор.

— Если ты будешь молчать, то не будет! — дернул меня за руку

Наум.

Я удивленно округлила глаза, мол, что ты еще придумал? Неужели

он собрался как-то обмануть тетушку? Да, она, конечно, не увидит

никакого взаимодействия браслетов, только сам камень чуть засветится.

А для более глубокого понимания происходящего нужны как минимум

тау-окуляры. У главы синикии они были. А мои остались в Аполисе.

Так что если Наум чем-то подкупил главу синикии, то никто и не

узнает, что свадьбы как таковой не состоялось! Теперь была моя

очередь хмуриться.

— Дом оставляешь матери, книги и остальные ценности делим на

троих, ты берешь свою долю и уходишь, — продолжил шептать Наум.

Вот так да! Я постаралась сохранить невозмутимое выражение

лица.

— Почему на троих? Я твоей матери книги оставлять не

собираюсь!

— Доля тебе, мне и нэару Никосу. Ему деньгами. Так что можешь

свой хлам выкупить, — убеждал меня Наум. — Из Аполиса придется

уехать, но ты же и так собиралась это сделать. Так что промолчи, и нам

всем будет хорошо…

— Смысл мне молчать? — хмыкнула я, стараясь сдержать

удивленные восклицания. Все-таки Наум видимо что-то знал, раз так

поменял мнение. Он не просто предполагал, а был уверен в том, что

нашей свадьбе не быть. И пытался выиграть для себя приятные бонусы.

Может, даже от матери съехать?

— Ты же понимаешь, в случае скандала еще не факт, что именно

ты выйдешь победительницей? — ласково улыбнулся мне Наум. И, Сумрак с ним, он был прав. Даже если все доказательства на моей

стороне, тетушка могла просто напросто задавить меня авторитетом.

Или грудью. — Или может, ты ждешь, что твой жуткий муж прилетит и

решит все твои проблемы.

— Заканчивай, — оборвала я его рассуждения. Потому что

действительно не ждала. Но согласиться на предложение Наума было не

так и легко. Жалко все-таки отдавать свое… Правда, если я тетушку не

одолею в словесной битве и сбегать буду, то потеряю все. Вот только

могу ли я верить Науму?

— Какие гарантии, братец? — почти беззвучно спросила я.

— Никаких, но признаюсь, что жить со своей матерью в одном

доме, как она это представляет, я тоже не хочу, — подмигнул мне

Наум. — Она меня посвятила в то, как все должно выглядеть…

— И ты резко решил стать самостоятельным? — я с трудом

сдержалась, чтобы не рассмеяться.

— Она хочет дом. А ты хочешь свободу.

— А ты, значит, желаешь стать посредником, — закончила за него

я и с некоторой запинкой кивнула. — Хорошо. Но плату я отберу сама.

Наум внимательно на меня посмотрел, но все-таки кивнул в ответ.

А я… Дома, конечно, было жаль, но мне здесь жизни не дадут. Это было

ясно по взглядам собравшихся. Они давили на меня, сжимали

невидимые стены. Я, конечно, могу потом не выходить за пределы

своего участка, да мне в принципе оно не особо нужно. Но была разница

— по собственной воле это делать или от того, что на меня косятся

соседи, еще и сплетни распускать будут. Не особо приятная обстановка.

Дом хочет? Будет ей дом! Но без семейного камня. О нем-то речи

не шло и кроме меня все равно с ним обращаться толком никто не

может. А будут возражать, так у меня в платье припрятаны подарки.

Камень я смогу с ложа снять и отключить от дома. А то привыкли, что и

свет в доме есть, и в кухне жарочные поверхности работают по первому

же желанию. Но заряжаю-то мелкие камни в основном я. Тетушке, небось, придется покупать.

А Науму деньги нужны? Ничего, будут ему деньги, найду, сделаю

все, лишь бы книги себе оставить и самые нужные из инструментов.

Выкручусь!

— Сегодня мы собрались здесь, чтобы быть свидетелями создания

новой семьи… — громогласно объявил нэар Никос. Он выглядел

безмятежным, как будто и не принимал участие в обмане. Видимо, немало ему Наум пообещал… А братец, значит, отлично представляет, сколько и что стоит из моих вещей.

— Сегодня на семейном камне Линна будет соединены два пути в

один! — высокопарно продолжил глава синикии. — На рассвете — в

час, когда ужасы Сумрака стирает светлый лик Эос!..

Свидетели заохали, я скучающе вздохнула. Может, и хорошо, что

горгоны прилетели и сорвали свадьбу нэары Наталии, иначе пришлось

бы стоять и слушать подобную ерунду. Эос, может, и существовала. Да

только обороняли нас от созданий Сумрака вполне себе живые стражи, их даже потрогать можно было. Я лично в этом убедилась.

Впрочем, бабушка всегда говорила, что своим скептическим

отношением ко всему тайному и необъяснимому я очень похожа на

деда. Но правда ведь, как можно верить в то, что нельзя потрогать? Я

согласна верить в человеческий гений, в механику, но в… Ой, нельзя

мне сейчас в размышления уходить!

— Согласна ли ты, нэара Клиоменис Линна, принять в свой круг

жизни и пригласить в свой дом супругом нэара Наума Эфисо?

Я со вздохом угукнула, хотя предпочла бы промолчать. Наум

выглядел немного расстроенным. Все-таки он получал только имя рода, а не доступ к семейному камню и его возможностям. Увы-увы, место

уже занято.

Наэр Никос быстро протараторил подобное обращение к моему

братцу, и тот уже ответил громко и даже сподобился улыбнуться.

А дальше меня жестом попросили повторить почти точь-в-точь то, что делала нэара Наталия для своего жениха. Кстати, странно, что не

наоборот. Хотя кто ж их знает, этих стражей, может, у них своих

семейных камней нет, мало ли, как все устроено в Авгериносе. В

принципе красивые слова были просто мишурой. Все-таки та пара

встречалась, скорее всего, давно, и церемония была скорее

закономерным, красивым заключительным пунктом. Те двое и так были

друг на друга настроены.

Но если энергетические рисунки супругов не совпадали. И

потенциалы были не сходными. То можно и без браслетов церемонию

провести. Но тогда бы Наум не мог претендовать на мое наследство.

Только наши общие дети. Поэтому люди, настроенные на серьезные

отношения, долго присматривали и встречались. Тетушка как раз и

надеялась на далекое родство и давнее знакомство, что из-за этого мы с

Наумом друг другу подойдем. И, кстати, шанс был и не маленький.

Так что даже хорошо, что я замуж вышла. Очень полезное чудище, с какой стороны ни посмотри!

— Возьмитесь же за руки, дайте свадебным браслетам соединить

ваши судьбы, — продолжал нести красивую чушь глава синикии.

Говорил, кстати, уверенно, видимо, слова и жесты уже были отработаны

на подобных же церемониях.

Я взяла Наума за руку, а вторую протянула над семейным камнем и

с облегчением почувствовала… Точнее, ничего не почувствовала. Для

более

вдумчивого

осмотра

не

хватало

тау-окуляров,

но

и

невооруженным взглядом было видно, что камни в браслете не

реагировали. Никакого резонанса. Какая радость!

Наум даже немного скривился, может, надеялся на отклик.

А нэар Никос ни намеком не выдал, что что-то идет не так как

надо.

— Если кто знает, почему этому союзу не быть, то пусть говорит

сейчас!

Тетушка так пристально сверлила меня взглядом, что я едва

удерживалась, чтобы не начать чесаться. Она ждала, наверное, что я

сейчас крик подниму, идеальный же момент. Тоже идиотская фраза…

Это какая же вероятность, что человек, который знает нечто этакое, вот

прямо сейчас появится с криком «остановите церемонию»? Нулевая, стремящаяся к нулю? Разве что такой человек специально решил

подгадать момент…

— Остановите церемонию! — крик разнесся по залу. Из-за толпы

людей не были видно, кто это такой громкий. Впрочем, мне не нужно

было гадать, голос-то был даже слишком знакомым, и он же

продолжил. — Ну что ты хмуришься, друг мой? Шикарный же момент!

Всегда мечтал это сделать!

— Гры, — раздалось в ответ.

Я сразу поняла, что будет дальше, и предусмотрительно закрыла

уши.

Глава 19

Что тут можно сказать? Мужчины умеют визжать не хуже женщин, а дядя Одиссеус еще и бегает смешно: высоко подкидывая коленки.

Вокруг все пришло в движение. Кто-то орал, да так что стены тряслись, кто-то перевернул горшки с цветами и выпрыгнул в окно, но

большинство, конечно, столпились вокруг нэара Никоса. Мол, глава

синикии, обереги! Тетушка сначала глаза округлила, потом рот

раскрыла, но сказать ничего не смогла.

Зато Наум порадовал: руку мою отпустил и даже в сторону отошел.

Повздыхал, руки на груди сложил.

— А ведь почти вышло, — поделился он со мной своей печалью.

Ой, да что ты говоришь?!

Я фыркнула, но что-то говорить не стала, только пожала плечами.

А у самой было такое ощущение, что вот сейчас взлечу к потолку. Не

ожидала, а он пришел… И как-то весело стало смотреть на всю суету.

Родственники не пугали, окружение не давило. Геспер к тому же задел

рогами потолок, прочертив в штукатурке борозды, и теперь отряхивал

морду от белой крошки, пугая окружающих жутким оскалом.

Окружающие визжали и жались по углам.

— А я ведь говорила, что будет скандал, — хохотнула я.

— Может, и не будет, — усмехнулся Наум. — Может, нэар Никос

все сейчас уладит…

Я, к моему сожалению, тоже была настроена скептически. Так-то

да, уладить можно многое. Где-то красивые слова сказать, где-то денег

предложить. Никогда не считала, что этот навык мне нужен. А вот

тетушка в этом была сильна. Да и мне в скандал не хотелось влезать.

Хотя если скандалить будут не со мной, а с… Хм-м, ну с Геспером

разговор вряд ли у тетушки выйдет. Она, скорее всего, переключится на

Менандра. Вот пусть он и принимает удар на себя. А что? Он мне

должен.

— Исчадье Сумрака! Ехидна! Эос убереги! — я даже не поняла, что такой голосистый был из приглашенных, но поморщились мы с

Наумом одинаково. Чего орать? Видно же, что чудище в доспехах, на

людей не бросается, никого не кусает… пока.

— Р-рар! — ответил этому истерику Геспер, и крик утих. Я даже на

цыпочки стала, интересно же, куснул все-таки или просто до обморока

испугал. Судя по тому, как валялось тело на полу, просто испугал. Но

вот чему тут пугаться? Крыльям, рогам или глазам горящим? Ну да, морда страшная и с клыками. Но ведь видно же, что Геспер разумен!

Может, ночью еще испугаться легко, но не при свете дня.

— Что здесь происходит? Вы кто? — тетушка пришла в себя и с

грудью наперевес теперь напирала на непрошеных гостей.

И если Геспер просто стоял, так сказать, на пороге, ведь в

штукатурке и согнувшийся, то Менандр вел себя вполне как дома —

заглянул уже в соседнюю комнату и подхватил с праздничного стола

блюдо с крошечными закусками. Я сразу же углядела на нем

корзиночки с мясным паштетом и неосознанно облизнулась. Есть

хотелось так, что в живот свело.

— Муж хозяйки, — ткнул в сторону друга Менандр, закинул в рот

ту самую корзиночку и с аппетитом начал жевать. Ух, вкусно небось!

— К-какой хозяйки? — начала терять терпение тетушка.

Я ее даже немного понимала. Влетают в дом посреди

долгожданной свадьбы какие-то неизвестные бродяги. Один страшный

как сумеречный грех, пугает гостей и торчит посреди комнаты, крылья

свои расщеперив. Второй наглый, ухмыляется, да еще и за еду сразу

взялся, хотя кто ж ему разрешал?

— Ну не ваш же! — хохотнул Менандр, смерив тетушку

взглядом. — Такого я не то чтобы лучшему другу, но и заклятому врагу

не пожелал бы!..

— Ыхы-р-р, — влез в разговор со своим мнением Геспер. И, видимо, что-то там в этом рычании Менандр понимал, потому что

задумался и тут же закивал:

— Да-да, Фариду пожелать можно, ты прав. Он под стать этой

гневной особе!

Тетушка и правда покраснела от гнева, еще и руки в бока уперла, собираясь сказать наглецу, что и как. Наверное, она собиралась

выдворить Менандра из дома. Возможно даже, пинками.

— Защищать мать не будешь? — я решила, что наблюдать за

происходящим можно и сидя, и присела на постамент рядом с

семейным камнем. А вот Науму места уже не хватило, у него зад был

больше моего.

— Я с ума еще не сошел — бросаться между жерновами, —

хмыкнул братец, наблюдая, как на подмогу к тетушке смело отправился

нэар Никос.

— Что делать будешь? — я достала из-под юбок ускоритель тау-частиц — его-то я из карманов не выкладывала, вот и в свадебный наряд

перенесла — и теперь щелкала тумблерами, из-за чего семейный камень

за моей спиной начинал гудеть. Это Наума нервировало даже больше, чем перепалка стража и матери. Мало ли, что мне в голову взбредет, да?

Ответит он мне сейчас какую-то глупость…

Впрочем, кровожадности я сейчас не чувствовала, усталость и

грусть — да. Даже хорошо, что бабушка этого уже не увидела, иначе у

нее бы точно сердечный приступ был. Идиотизм да и только, что

происходит!

— Все равно уеду, — пожал он плечами. — Отец Дианы предлагал

мне место в младших торговых партнерах. Да и сама Диана хороша.

— Это он тебе его предлагал, потому что у тебя как бы были

оливковые поля и дом на второй синикии Аполиса, — хмыкнула я.

— А может, все-таки поженимся? — спросил он и выглядел при

этом так невинно и растерянно, что так и хотелось сказать что-то такое, что его не расстроит.

Эос убереги, какой же мой братец наглец и проныра! Покоритель

сердец и амбициозный молодой мужчина. И как я так долго этого не

замечала? Он же тоже вырос и давно. Пока я совершенствовалась в

механике, Наум жил своей жизнью… Наверное, для меня он давно как

бы находился в тени своей матери, шел дополнением к ней. Впрочем, братец и не старался меня в этом переубедить.

— Что ты хочешь предложить? — я складываю руки на груди. Судя

по его взглядам на перепалку Менандра и тетушки, а она все еще

длилась, Наум не удивлен. То есть предполагал, что меня найдут? Что

Геспер захочет меня найти?

— Это было бы не так плохо, как ты себе представила. Да и мать я

бы здесь надолго не оставил, спровадил бы в Гелиополис. Там у отца

какое-то наследство осталось. Пусть бы за него поборолась…

— А ты очень… рационален, — это все, что я могла ответить.

— Ты же не скажешь, что вас с этим чудищем любовь связывает?

Так и со мной. Достаточно договориться.

— И что ты мне предлагаешь, когда мне и договариваться не

нужно? — возмутилась я.

— Счастливую семейную жизнь, конечно, — наклонился ко мне

Наум с улыбкой. — Кто еще знает тебя так, как я?

В моей голове тут же закружились мысли: может, я чего-то не

знаю. Может, Наум что-то в Геспере заметил, может, я делаю ошибку и

лучше бы остаться действительно рядом со знакомым человеком…

Эос помоги, у меня даже голова закружилась.

Как он это сделал? Запутал меня словами! Зачем-то начал

предлагать совместное будущее, строить какие-то планы? А я слова

всерьез воспринимаю. Привыкла.

И, сама того не замечая, я вдруг попыталась осмысленно обдумать

эти предложения, даже начала высчитывать, какая вероятность

исполнения того, что предлагал Наум. И задумалась, а на чем

основывается его предположение, что я соглашусь… Может, и во мне

он что-то заметил?

В общем, занялась я ерундой: пыталась провести логические связи

тогда, когда нужно просто не слушать. Потому что это всего лишь

слова, не подкрепленные ничем!

— Хватит меня путать! — оттолкнула я Наума, который внезапно

оказался очень близко.

Сумрак с этим всем! Он не так прост, как казался!

— Попробовать стоило, не дергайся, сказал же, что уеду, —

усмехнулся он. — Но ты подумай о другом. Тебе все равно не нужны

оливковые поля, и сама ты за ними смотреть не будешь. Возьми

управителя, это первое. А дом сдавай. Это второе.

— Тетушке, что ли? — насторожилась я.

— Да хоть бы и ей, вот только нужен ли будет ей этот дом без

семейного камня?.. Ты же его заберешь.

— Почему ты вообще решил, что я отсюда уеду? Это мой дом! — я

почувствовала раздражение. Ну почему все хотят решать за меня?

— Но ты же вышла замуж за стража. А их супруги живут рядом с

ними. В башне…

— Что? — я попыталась вспомнить, правда ли это. Но так-то в

книгах о подобном ничего не было, а сплетнями я никогда не

интересовалась. Да и вообще, зачем мне знать, кто и с кем живет?!

Но я не успела толком узнать что-то еще, как нас перебили.

— Какого мужа, нэар?! Что вы издеваетесь? И скажите вашему

зверю, чтобы не скалился на меня! Как еще рассветные стражи у меня

не на пороге… — трясла кулаками и кричала уже в полный голос

тетушка. А ей уже вторили родственники — те, которые не

разбежались. Чудище их уже не пугало. Оно же ответить не могло.

— Хм-м, чего он в человека не обращается? — нахмурился Наум.

Я поморщилась:

— А ты представь: вместо чудища вдруг голый беззащитный

человек!

— Не позавидуешь, — хмыкнул он. Мне оставалось только

кивнуть, потому что остаться беззащитной перед шумной агрессивной

толпой, которая еще от тебя что-то требует, это ужасно! Геспера явно

нужно было выручать. Муж все-таки, жалко, а Менандр… Ну, Менандр

как-нибудь сам спасется.

— Геспер! Хочешь, дом покажу? — позвала я и рукой помахала, мол, иди сюда, а у Наума спросила: — Я у тебя одежду одолжу?

По-хорошему припереть бы братца к стенке и потрясти хорошо.

Потому как волновало меня, что у него на уме. Но не ко времени все

было. А Геспер, ссутулившись, уже шел ко мне. Я не спешила

спрыгивать с постамента, отсюда было проще прикинуть, пройдет ли он

в таком облике по коридорам или стоит вывести его на улицу, чтобы он

залетел в какое-нибудь окно…

— Рра-рау, — сказал Геспер в сторону Наума, и мой братец поднял

руки, мол, не мешаю.

— Пойдем, найдем тебе одежду, — я щелкнула пальцами, чтобы

обратить внимание на себя.

Правда, пойдем — это было громко сказано. Чудище сгребло меня

с постамента лапищами и понесло в указанную сторону. Я уже

привычно уцепилась за шею — и все остальное отошло на задний план.

Ведь мне удалось пощупать Геспера за крылья. И на плечах у него

чешуя оказалась крупнее…

Глава 20

В коридоре Гесперу было очень тесно, хотя он искренне старался

идти аккуратно и медленно. А мне оставалось направлять его, указывая

по сторонам: здесь кухня, здесь комнаты для гостей, хранилище

продуктов, столовая, вход в бабушкины комнаты, которые я закрыла

после ее смерти, и наконец крыло для родственников, где собственно

была комната Наума. Самая крайняя.

— Нам сюда, нужно тебе одежду взять. Наум против не будет, вот

только… — я вспомнила, что Геспер выше и мощнее моего братца. — А

ладно, авось, что-то найдется.

— Гра-ры, — попытался что-то сказать Геспер. Но я, конечно, не

поняла. Вообще непонятно, как Менандр разбирался в его рычании.

Может, был какой-то список фраз? Или это заложено в стражах —

понимать друг друга? Несмотря на то, что одни закатные, а другие

рассветные. Может, Геспер рычит так же, как рассветные общаются в

образе стража? У них в этом виде и намека на рот нет.

Кстати, об образе. Чешуя на плечах была выпуклой, шершавой и

приятно теплой. Я бы сказала, что температура тела у Геспера сейчас

была выше человеческой. На всякий случай я попыталась это проверить

приложив ладони к своему лбу и ко лбу Геспера. Результат показался

странным: все было горячим одинаково, но может виновато то, что я

слегка подмерзла? Завтрака-то не было, откуда силы брать на согрев?

Потрогала я и рога, по идее Геспер этого даже заметить не должен

был. Это же не уши и не нос, за рога вот быков и баранов тягают — и

все хорошо, им точно не больно. Но Геспер почувствовал, головой

тряхнул, как большой бык. От неожиданности я едва успела руку убрать

и ойкнула, оцарапавшись об острые кромки рога. Они оказались вовсе

не украшением.

От моего вскрика Геспер дернул крыльями — и что-то разбилось.

Ой, я всегда говорила, что ставить огромные вазы в коридорах — это

глупо. И статуи — это лишнее, вечно натыкаешься и едва успеваешь

поймать, пока с постамента не упали. Пыль только собирают!

— Ра-у? — повернулась ко мне морда.

Хм-м, вблизи, конечно, он страшнючий. Челюсти такие, что мне

руку перекусит. И зубов, кажется, ряда два: вот только, чтобы

убедиться, надо Гесперу в рот залезть, когда он в этой форме. А я не

была уверена, что мы настолько близки, пусть формально уже муж и

жена.

— Не ожидала, что рога у тебя такие острые, — хмыкнула я, зализывая царапину — мелкая, но неприятная, кровоточащая. Геспер

что-то заворчал, как я подозревала, или о том, чтобы я рану показала, или о том, чтобы я была осторожнее. Просто интонации такие были…

характерные. Я про себя рассмеялась: все-таки в образе демона он

многословен, хотя кроме рычания ничего не выдает, но вслух сказала

другое:

— Все хорошо, уже не больно, лучше поставь меня на ноги. Нужно

тебе одежду найти.

Пол оказался не так далеко, так что голова у меня не кружилась.

Дверь в комнату Наума была не заперта, и я ее распахнула, как могла.

Вот только это мало помогло, внутрь Геспер проползал и все равно

сцарапал когтями дерево дверного проема. Но меня это мало

беспокоило.

Меня сегодня вообще мало что беспокоило. Наверное, я просто

устала… Ну и к тому же понимала, что разбираться придется — и с

тетушкой, и с Наумом, и в наследством… и с мужем, конечно же. Но

как не хотелось этих проблем! Вот бы просто сидеть себе в лаборатории

да заниматься любимым делом. И чтобы над ухом не зудели, и из-за

плеча не заглядывали… А если б кто-то еще и еды какой принес, например, корзиночек с мясным паштетом… О Эос, есть ли что-то

идеальнее?

— Штаны и туника… — я распахнула шкаф Наума и с удивлением

обнаружила, что здесь все сложено предельно аккуратно. Тетушка

добралась или сам братец так постарался? Впрочем, сейчас мне

предстояло все переворошить. Нужно же что-то побольше. О, например, вот эта просторная туника подойдет и свободные белые штаны. Авось, налезут.

С одеждой я повернулась к Гесперу и застала момент, когда из

стража он возвращал себе человеческий облик. Казалось, что огромное

чудище задрожало, ужалось — и уже на его месте стоял человек —

неуверенно, покачиваясь и абсолютно голый.

К чести Геспера, он попытался спрятаться за кресло, чтобы меня не

смущать.

Я хихикнула. Оказалось, что веснушки у моего мужа не только на

щеках, но и на плечах и на спине. В утреннем свете было видно, что

белокожий он везде и ниже спины тоже. Правда, смешок замер на моих

губах, потому что на этой спине и шрамов хватало.

Эос обереги, мне жутко было представить, какие отродья Сумрака

оставили эти отметины! А ведь по идее стражи защищены наилучшим

образом для борьбы с чудищами…

— Прости за вид, — Геспер протянул в мою сторону руку за

одеждой, но из-за кресла не выходил. Видимо, и правда не хотел меня

смущать. Хотя чего там могло быть такого, чего я не видела в

анатомическом атласе? Но потом я напомнила себе, что смущаться

может и сам Геспер. Все-таки он не натурщик при скульпторе, который

привык ходить без одежды!

— Надеюсь, подойдет, — протянула я ему одежду и отвернулась.

— Извини за беспокойство, — послышалось за моей спиной. —

Как ты?

— Прихожу в себя, — я хмыкнула и закрыла глаза, чуть откинув

голову назад. Покачнулась, почти сразу потеряв ориентацию в

пространстве. С закрытыми глазами было проще собраться с мыслями.

Вот только не стоило переминаться с пятки на носок. Но я не упала, меня удержала чужая рука.

— Надо поговорить, — сказал мне Геспер. Он уже успел одеться, правда ткань, обтянувшая мышцы груди, больше подчеркивала, чем

скрывала.

Я кивнула, потопталась на месте и жестом показала идти за мной.

Не говорить же в комнате Наума. Коридорами мы шли молча. Я

отметила, что в доме стояла подозрительная тишина, но сейчас были

вопросы более важные. Нужно было разобраться с собственным мужем.

— Как ты меня нашел? — мы зашли в мои комнаты, и я запоздало

вспомнила, что здесь бардак. Не тот, который бывал, когда у меня был

очередной приступ вдохновения, а тот, когда чужие руки перерывают

все вокруг. Неприятно кольнуло в груди от этого зрелища. Вчера я

попрощалась с домом, не стала ничего поправлять, потому что не было

сил, да и причины. Если бы я сбежала, то еще долго не вернулась бы

сюда…

Я-то, конечно, наследница. Но документы где-то у тетушки. А если

копии, то нужно искать в архивах Аполиса. Выселить родственников в

итоге я бы смогла, но сколько сил нужно к этому приложить, с людьми

общаться, что-то требовать, в очередях стоять, возможно, платить…

Ужас да и только!

Геспер осмотрелся и нахмурился. Да, вид у моего жилища был еще

тот. Я даже на мгновение пожалела, что привела его сюда.

— Тебя долго не было, — он внезапно начал говорить. — Я

подумал, что это странно.

— Я же могла просто убежать.

— Не думаю, — он мотнул головой и вдруг наклонился и принялся

аккуратно собирать книги с пола. — Ты не такая.

— А какая я?! — я, сама того не ожидая, повысила голос и

осеклась. Сумрак, все-таки меня задело сильнее, чем я ожидала, то, как

выглядят мои комнаты.

— Боишься высоты. И толпы. Но не боишься меня, — он бережно

складывал книги на полку. — Увлеченная. Растерянная. Интересная…

— Эм-м, — я и правда растерялась и только глазами хлопала.

— Забудь. Не умею я… — Геспер вздохнул и сказал уже другим

тоном. — Менандр узнал, что ты была на кухне. Но за отваром не

пришла. В башне тебя не видел никто. Тот механикос, что был у камня, что-то знал о тебе. Рассказал о твоем деде. Обратились в коллегию

механикосов. Подняли архивы. Тебя там нет?

— Да, я не числюсь в перечне тех, кто получил лицензию, —

призналась я, удивленная, как много эти двое сделали за вчерашний

день. Бабушка много раз жаловалась на архивы, что там работали самые

медленные и непонятливые люди. — Дед меня сам учил. А в академию

я не пошла, потому что… потому что…

— Люди, да, — кивнул Геспер, будто и правда понимал. Не то

чтобы меня пугало все это — необходимость общаться и постоянно

быть среди чужих людей, но приятной мне толпа не казалась. Утомляло

сильно.

— Но в архивах был адрес моего деда? — поняла я. Геспер

поморщился.

— Вспомнил про твоего жениха. Вариант был, что вы отправились

домой. Но ты могла быть, где угодно.

— Верно, но вы почему-то пришли сюда…

— В дом димарха принесли послание. Мне. От неизвестного. С

указанием места, где ты, и что нужно поторопиться. И писала явно не

ты, — кажется, он понял это только сейчас. Наверное, я выглядела

слишком удивленной.

Записка? Этим «доброжелателем» явно был тот, кто слишком

много знал… Впрочем, немного поразмыслив, я поняла, кто решил

помочь мне. Неспроста же Наум был так уверен, что ему все сойдет с

рук!

Глава 21

За окном уже давно рассвело, а я и не заметила. Слишком много

всякого произошло. Геспер немного растерянно продолжал собирать

книги и приводить мою комнату в порядок. Я не мешала. Ну, хочется

ему убрать здесь, почему бы и нет? Может, это своего рода привычка? Я

вот, когда нервничала, отправлялась на кухню в поисках еды. Бабушка

еле отучила меня от этого. Еще можно прохаживаться туда-сюда по

комнате,

размышляя

вслух

о

проблемах,

которые

возникли.

Проговорить все — и в голове появится решение.

— А, Сумрак с ним! — не выдержала я и прошлась к окну, не особо

помогло, но этим я привлекла внимание Геспера. Он остановился, отложил собранные с пола листы в сторону и будто бы приготовился

слушать. Мне даже не по себе стало. Как-то непривычно, что кто-то

рядом находится!

— Да, Сумрак, — повторила я и отвернулась к окну, посмотрела на

море, чтобы собраться с силами. — Наум, видимо, за вчерашний день

успел побывать в Аполисе и все разузнать. И о том, что ты меня ищешь

тоже. Теперь все выглядит так, будто я ему должна — он же привел

«спасителя». И я уверена, что братец мне еще об этом напомнит! Мол, эта помощь перечеркнет то, что меня по идее планировали насильно

замуж выдать…

Геспер на этих моих словах издал какой-то странный звук: что-то

между восклицанием удивления и злобным рычанием. Даже странно, как это ему удавалось, не сказав ни слова, обозначить свое мнение?

Отработанный навык?

— Ну ладно, не настолько насильно, как ты подумал, —

отмахнулась я. — Но морально давили изо всех сил. Мол, кому ты

нужна, кроме нас? Даже дурманящую смесь тетушка хотела применить.

Так-то бессознательную меня бы не потащили к семейному камню, а

вот добиться согласия… Да, может, и добились бы…

Если бы тетушка не давила так прямо, если бы Наум красиво

ухаживал, если бы… В общем, голову мне задурить возможно, я не

обольщалась. Если бы мне дали возможность работать и не трогали, я

бы ослепла в некотором роде. Тетушка просто не смогла понять, как ко

мне подобраться.

А так-то ум и талант к механике — не значат, что ты по жизни

будешь победителем. Бабушка не раз говорила, что не одергивай она

деда в свое время, не требуй контрактов и оплаты, тот и вовсе бы

остался без гроша, раздавая созданные вещи чуть ли не за еду.

Вполне можно быть признанным гением и носить при этом

лохмотья.

— Вопрос в другом, — я внимательно посмотрела на Геспера. — А

если бы я сама сбежала? Ты-то зачем меня искал? Тебе жена зачем

нужна?

— Беспокоился, — нахмурился Геспер. — Это же нормально, беспокоиться?

— Ты у меня спрашиваешь? — охнула я. Наверное, нормально, но

когда люди что-то значат друг для друга, а не случайно встретились и

вдруг поженились.

— У меня никогда жены не было, — попытался он зайти с другой

стороны.

— Так и у меня мужа, — рассмеялась я. — Хорошо, ты обо мне

беспокоился. Кстати, о беспокойстве…

Я выставила в полки жаровню, вынула осветительный камень из

лампы и переставила в нагревательный элемент. Не совсем то, что

нужно, но уж воду вскипятить пойдет. Где взять миску и сухую

ромашку, я и так знала, это добро никому не нужно было, а я сбором

волосы промывала, чтобы легче расчесать. Но так как до уходовых

процедур руки обычно не доходили, дальше слов дело не шло, то этой

ромашки у меня был приличный тючок.

Геспер хмыкнул, увидев, чем именно я занимаюсь. И хотя его глаза

выглядели уже заметно лучше, я не собиралась отступать. Сделаю я эти

примочки когда-нибудь или нет?!

— Красиво, — он кивнул в сторону окна.

— Да, вид мне тоже очень нравится, — мне оставалось только

вздохнуть. Привести в порядок комнату можно, так же как и вернуть все

или большую часть того, что уволокли родственнички. Далеко-то они

это не утащили! Прятаться за спинами стражей я не собиралась, но все-таки проще противостоять другим людям, когда есть кто-то, кто на

твоей стороне. Стражи не дадут задавить меня массой, по крайней мере!

— Хочешь остаться здесь?

— Что?.. — я слишком задумалась и не сразу поняла, что он

спросил. — Но разве это возможно? Мне сказали, что супруги стражей

живут всегда рядом. В Авгериносе так…

Геспер отмахнулся, мол, да все в порядке. Но мне уже просто было

интересно.

— Тогда зачем тебе Менандр жену искал, а?

— Глупость, — поморщился Геспер.

— Глупость или нет, а ты мне скажи, иначе я спать спокойно не

буду! — я угрожающе наставила на него указательный палец. И прямо-таки не ожидала всей серьезности, с которой будет принята эта моя

шутливая угроза.

— Сон необходим, — выдал с каменным лицом Геспер и, покивав, продолжил говорить. — Спутник жизни не дает стражу углубиться в

Сумрак больше, чем необходимо. Память зовет обратно. Чувства зовут.

— А вы углубляетесь в Сумрак? — я вздрогнула, на мгновение

представив, что кто-то добровольно уходит за черту барьера и попадает

в мир, полных чудищ. — Я думала, что стражи в основном на границе

стоят и отлавливают всякую жуть, попавшую к людям?

— Не только, бывает, преследовать нужно. Бывает, людей

уносят, — пожал плечами Геспер. И без слов было понятно, что уносят

не просто так, ничего хорошего с этими людьми потом не будет. И

работа стража спасти несчастных.

— И ты спешишь на помощь?

— Обязан.

— И можешь не вернуться?

— Вернусь, — гордо сложил руки на груди Геспер.

— А если?.. — но меня тут же перебили.

— Вернусь!

— Но если?.. Все же может случиться!

Вот верно же: всегда может случиться какая-то неожиданность. А

он даже другого варианта спасения не имел? Можно было бы попенять

в мою сторону, что я тоже не особо думала, когда решилась идти ночью

из синикии в Аполис. Но то по главной дороге, и оружие какое-никакое

у меня было, а Геспер рисковал серьезнее. И не иметь в столкновении с

Сумраком поддержки — это опасно.

— Значит… не вернусь, — с заминкой ответил он. Ага, как будто

решал — съесть оливку черную или зеленую, а не о своей возможной

жуткой смерти говорил!

— Ну, знаешь?! — я уже не утерпела, прошлась вдоль комнаты

туда-сюда. Заодно сняла с жаровни закипевшую ромашку и поставила

миску в холодную воду, чтобы чуть остыла. — А чего ж ты раньше не

озаботился женой?

— Никто не нравился.

— А я, значит, понравилась, — я села на край стола и задумалась.

С одной стороны, этот дом и толпа недобрых соседей вокруг, нависшая необходимость долгих разбирательств с документами и

возможного переезда. С другой, исследования, которые обещал

поддержать механикос Хрисаор, возможность посмотреть, что такое

закатные стражи, как все устроено в крепости, и заодно помочь в борьбе

с Сумраком. А еще это кому-то жизнь спасет…

И, увы, я понимала, что любое мое решение не только не избавит

меня от проблем, оно еще и новых добавит. Останусь здесь — это будут

одни проблемы, уеду — совершенно другие. А вдруг там еда невкусная

или вид из окна не на море, а на соседнее окно, например… Я смеялась, конечно, но спросить-то надо было.

— А что будет потом?

— Потом? — не понял Геспер.

— Уеду я с тобой, какое будущее?.. — я не договорила, помешал

ком в горле. Выбираться из своих комнат в большой незнакомый мир —

это болезненно.

— В Абендштерне узкие коридоры, крепкие стены и к вечеру

вокруг крепости туман. Солнца мало. Не видно, если высоко, не

страшно. Сыро, да, — поморщился Геспер. — Но я принесу тебе самую

теплую кофту из шерсти.

— Кофту? — я удивилась, но одежда ведь не худшее проявление

заботы?

— Да, теплую.

— Ладно, согласна на кофту. Но как ты представляешь наше

совместное будущее?

— Пока никак. Просто жить, знакомиться. Думать. Смотреть.

Помогать. Идти навстречу. А как иначе люди это делают? Строят что-то

новое? — пожал плечами Геспер, он пытался казаться спокойным, но я

видела, как сжались пальцы на ткани туники. Он тоже опасался сказать

что-то не то? Не хотел ошибиться? Возможно, даже имел негативный

опыт?

Я не нашла, что сказать. Спорить тоже не хотелось. Потому что да, если люди как-то иначе это и делают, то мне был ближе к сердцу тот

вариант, который предложил Геспер. Идти навстречу — это правильно.

Надо сделать и мне шаг вперед. И я поманила Геспера в собственную

спальню:

— Иди сюда, ложись.

Глава 22

— А чем вы таким заняты? — вопрос застал меня врасплох, я даже

на кровати подскочила, а вот Геспер как лежал, так и остался лежать.

Привык, видимо, к внезапным появлением лучшего друга. Если я, конечно, правильно поняла их отношения.

— Надеюсь, чем-то очень интересным, чтобы вам было так же

плохо, как и мне! — пожаловался Менандр, залетая в комнату.

— И не надейся, — хмыкнула я в ответ и нажала на плечо все-таки

попытавшегося встать и ответить Геспера. — Лежи ровно, а то отвар

опять в уши зальется.

Да, я выполнила свой зарок — все-таки уложила красноглазое

чудовище и вдоволь измучила его. Оказалось, что лежать смирно с

влажной повязкой на глазах Геспер не может: он то ногой шевелил, то

головой пытался дернуть, то вздыхал очень печально. Но я была

неумолима: сама навредила, сама же теперь и причиню добро!

— Я, значит, там страдаю, — картинно охнул Менандр. — А они

тут отдыхают… на кровати…

— Ложись рядом, — предложила я и сама пересела на стул, освобождая место. Мне в принципе было не критично именно лежать.

— Согнал, — с укором произнес Геспер. И как только увидел? Или

не увидел, а просто почувствовал колыхание матраса и услышал, что я

встала?

— Прошу меня простить, но та громкая нэара вытрясла из меня все

силы, — отвесил мне поклон Менандр и даже успел приложиться к

моей руке лбом, да так быстро, что я даже не дернулась.

— Ничего страшного, — отмахнулась я.

Честно говоря, с момента его появления рядом все как будто шло

кувырком, предугадать, что произойдет в следующее мгновение, становилось невозможным. Это его личная способность или таким

обладали все рассветные стражи? Если второе, то неудивительно, что на

свадьбу заявились горгоны. Скорее даже странно, что кроме них

никаких других тварей не притянуло!

— Такая забота, — Менандр картинно прослезился и утер

несуществующие слезы. Это было так наигранно, что я хмыкнула,

стараясь не рассмеяться в голос. Кто бы сказал, что эти двое — один

молчаливый, а другой навязчивый и наглый — будут меня смешить?

Так-то я давно улыбалась только своим шуточкам…

Менандр и правда рухнул на то место, которое я освободила. Бок о

бок с Геспером. Закинул руки за голову и продолжил говорить:

— Чуть не оглох, правда, очень суетная компания. Кричали всем

скопом! Еще и ногами топали.

Я вздрогнула. Что-то подобное я и подозревала: и если Менандр, кажется, выстоял, то меня бы размазало по полу этими криками.

— И как у таких громких людей такая милая нэара появилась?

Он, видимо, думал, что я сейчас примусь за долгую историю своей

жизни, но Геспер решил по-другому. Он вдруг поднял левую руку и

тяжело хлопнул беззащитного Менандра по животу.

— Уф! — согнулся тот пополам и захекал, брыкаясь. — Ты что

творишь?

— Это ты творишь, — Геспер сдвинул ткань с глаз и теперь

смотрел на друга, насупившись. — Лиссе пожалуюсь.

— Ладно-ладно, угроза серьезная, больше не буду, — хохотнул

Менандр и сел на кровати. — Но ты должен признать, я очень

полезный.

Кажется, я фыркнула от смеха одновременно с Геспером.

— Во-о-от, видишь, вы же замечательно друг другу подходите, надо меня слушать!

И я бы сказала, что самоуверенность его погубит, если бы не его

лукавая улыбка. Отлично он осознавал, что говорил и как это делал.

— Я настолько полезный, — продолжал петь себе дифирамбы

Менандр, — что мог бы даже, так и быть, решить за тебя, Клио, все

текущие проблемы с непрошенными гостями… Быть новобрачными —

это так волнительно! Вам нужно больше проводить времени вместе.

И это сказал тот, кто согнал меня с кровати? И постоянно лезет к

нам с Геспером? Выражение моего лица, наверное, было слишком

говорящим, потому что Менандр наигранно хлопнул глазами и спросил:

— А чего это ты на меня так смотришь? И пальцы так странно

сжимаешь?

— Расскажу Лиссе, — напомнил Геспер. И теперь мне было

интересно уже всерьез, кто такая Лисса.

— Я сам ей расскажу, — хмыкнул Менандр. — А то не дело это,

собственную жену уже почти неделю не видел. Все ради лучшего друга

страдаю!

Геспер простонал и откинулся на подушки, закрыв лицо для

верности не только тряпицей, вымоченной в ромашковом отваре, но и

ладонями. А я даже посочувствовала той героине, которую угораздило

соединить свою судьбу с Менандром. Это же, наверное, ни дня покоя?

Какие нервы надо иметь?

Но тут Менандр прекратил играть повесу и издеваться и посмотрел

на меня уже серьезнее. Его улыбка стала из ухмылки легкой и

понимающей. Он мне подмигнул и, убедившись в том, что Геспер все

еще закрывал глаза, коротко поклонился. Поблагодарил, что ли?

Возможно, не так он был в себе уверен, подозревал от меня большего

неприятия?

— Все, конечно, хорошо, но надо что-то решать с моими

родственниками… — вздохнула я.

— Не обязательно сейчас, они никуда не разбегутся, — отмахнулся

Менандр.

Но я настояла на своем. Пока возилась с ромашковыми

примочками, у меня было время решить, как себя вести, предположить, что мне тетя скажет, и придумать несколько вариантов своего ответа.

Это уже не так, как если бы меня застали врасплох. Теперь была моя

очередь сопротивляться!

— Если позже, то всю приготовленную еду сожрут, — выкатила я

истинную причину. Ведь сожрут же! Ни ложечки паштетика не оставят!

И вино выпьют. Тетушка бы и цветы съела и воду выпила из ваз, лишь

бы мне не досталось.

— Пойдем, — поддержал меня Геспер.

— Только я сама, — для решительности я несколько раз глубоко

вздохнула, брови нахмурила, платье одернула. Вот же зараза, а не

платье! Все норовило как-то странно задраться!

— Сама, значит, сама, — поддержал меня мой муж — странно-то

как звучит! — и даже предложил жестом идти впереди. Правда, пристроился сразу же за мной, чуть ли не в затылок дыша. И ладонь я

его чувствовала: Геспер едва заметно касался моих лопаток, обозначая

свое присутствие. Поддержка? Наверное. Так и правда стало проще.

Родственники, глава синикии и его сопровождающие нашлись в

столовой. Ругани слышно не было, только напряженное бубнение и

сосредоточенное жевание.

— Чтоб вам подавиться! — поприветствовала я собравшихся. Не то

чтобы я собиралась их пугать… Хотя кого я обманываю? Конечно, собиралась.

— Кхе-кхе, — натужно выкашливал вино дядюшка Одиссеус. А вот

остальные просто замерли, недожевав.

— Явилась, — прошипела тетушка. — Я всегда знала, что у тебя ни

совести, ни чести. Напугать хотела чудищем своим? Морочила моего

сыну голову, а сама с двумя крутила? Бесстыдница!

— Нэара, я женат! — возмутился Менандр. Я не видела, где они с

Геспером расположились и как стояли, а оборачиваться было нельзя.

Тетушка это же как хищный зверь, а я читала в пособии по биологии, что к зверям нельзя спиной поворачиваться. Нападут!

— Мерзость! — загалдели остальные. — Он женат, а голову

задурил девке. А девка-то тоже хороша…

— А это что? — ткнула пальцем куда-то за мою спину тетушка. —

Это Наума моего одежда? Да как ты смеешь своих полюбовников в

чужие вещи одевать?!

— А как вы смеете чужие вещи брать без спроса? Где мои

инструменты? Где материалы? Где книги?..

— Я все сохранила, чтобы ты не раздала семейное имущество

каким-то проходимцам, — гудела тетушка и пучила глаза. Эос помоги, да у нее на каждое слово уже десять отговорок придумано! И пусть они

звучат идиотски, это ее не останавливало. Но и у меня было чем крыть.

— Спасибо, конечно, за заботу, — усмехнулась я. — Но верните

мне мои вещи. Прав у вас на такую заботу нет. Это и глава синикии

подтвердить может. Ведь так?

Мрачный нэар Никос только кивнул, глядя почему-то в совершенно

другую сторону. Хм-м, то ли понял, что ничем хорошим афера не

закончится, то ли и правда не был в курсе всех подробностей. А может, Менандр что-то успел шепнуть.

— Раз глава синикии подтверждает, то, конечно, все передам, —

немного растеряла пыл тетушка, но тут же снова завела уже знакомую

песню. — Да только кровью мое сердце обливается! На кого поля-то

оставить? Кто в доме-то порядок наводить будет? Ты, которая

постоянно сидит взаперти? Или непорядочные мужчины?..

— Почему это сразу непорядочные? — фыркнула я. — Один из них

мой муж.

— К-какой муж? — взгляд собравшихся забегал, судя по всему, с

Геспера на Менандра. Напряжение в столовой мгновенно взлетело до

небес. И наше трио дало слабину.

— Это не я, — сдал лучшего друга Менандр.

— Ага! Соблазнитель! Охотник за наследством! Ворюга! —

наставила на Геспера палец тетушка и вскочила с места. За ней общим

фронтом выступили и остальные родственники. Лица раскраснелись, глаза навыкате, винные пары в воздухе…

И тут уж я не удержала, обернулась, бросилась наперекор. Надо ж

было спасать Геспера от родственников. А то мне с ним еще жить… И в

Абендштерн ехать, чтобы в исследовательскую работу писать… И

целовать… Врать себе не буду, было интересно.

А если ему голову оторвут, то все это будет очень проблематично.

Вряд ли страж без головы функционировать будет как надо.

Геспер действительно стоял не так и далеко, возле стены он

примостился. И когда к нему бросилась толпа, он отшатнулся. Как я его

понимала! Даже если бы сбежал, я бы ни разу не посчитала это

трусостью, просто инстинкт выживания оказался сильнее.

Геспер дернулся, споткнулся, хотел опереться на стоящую рядом

статую. Но статуя тоже стояла нетвердо. Пышная дама с лирой в руках

издала оглушительный «кряк» и рухнула на пол, на пути

расколошматив в осколки стоящую под той же стеночкой большущую

амфору. Тетушкина любимая ваза, так сказать…

Звук, который вырвался из горла тетушки Димитры, можно было

сравнить с воплем гарпии. Так не неудивительно, что страж среагировал

соответствующе.

— А-а-а, чудище! — взвизгнул дядюшка Одиссеус и рухнул на пол, так уж старался сбежать, что аж поскользнулся.

Я глубоко вздохнула, выдохнула и в который раз напомнила себе, почему я не хотела с этими людьми что-то обсуждать. Но, увы, необходимость была.

Я подошла к ближайшему столу, взяла с него пустой кувшин и

звонко разбила его об пол, чтобы привлечь к себе внимание.

— Так, давайте начнем сначала.

Глава 23

— Но… но… как? — тетушка тыкала пальцем в сторону

Геспера. — Это как такой ужас существует?! Он не человек!

Муж мой стоял у стены ровно и, кажется, старался даже не дышать.

Наверное, чтобы других разрушений не причинить. А еще он снова

воткнулся рогами в потолок. Мне не так чтобы были дороги статуи, а

уж огромный безвкусный кувшин и вовсе не по нраву был, просто дом

все-таки жалко. Наследство все же.

— Это не ужас! Он вообще-то закатный страж! — я заявила со всей

серьезностью, так будто знала о таких стражах всю жизнь, а не только

утром вчерашнего дня эту новость услышала.

— К-какой страж? Хватит врать! Спуталась с чудищем Сумрака! —

мне, конечно, не поверили, да я бы сама не поверила, если бы такая

отдельная крылатая личность мне с порога о своей миссии и

дружелюбии заявила! Но я-то видела, как Геспер всех спасал, и

рассветным стражам он друг, так что логически будет заключить, что

никто мне не соврал. И действительно есть такие закатные стражи.

Просто они водятся не в нашей местности.

Геспер на такие слова зарычал, обиделся, верно. И превратиться

обратно ему было никак — от одежды остались только ошметки.

— Какой-никакой, а муж мой! — настояла я на своем и даже

браслет под нос тетушке подсунула.

— Куда тебе, непутевой, муж? Еще такой! Его в Аполис сдать

надо… в зверинец!

У меня даже слов не нашлось. Да и у Геспера от такого заявления

морда стала ошарашенная и глаза круглые, с мой кулак размером. А

потом как финальный аккорд засмеялся с подвываниями Менандр.

— Нет, ну ты слышал? Ах-ах, это надо записать! — он шлепал

Геспера по локтю, выше все равно не доставал, потому что от смеха не

мог разогнуться.

— А может вас сдать в зверинец? — нахмурилась я. — Такой

гарпии Аполис не видывал. Все восточное побережье обойдешь —

характернее не найдешь!

— Клиоменис, да как ты смеешь?..

Но я уже тетушку не слушала. Подошла к главе синикии и

потребовала у него:

— Рассудите, раз уж вы здесь, кто прав, а кому в этот дом и ход

заказан. Имущественный спор у нас с тетушкой.

— Спор? — выпучил на меня глаза нэар Никос.

— Ну не женитьба же, я же уже замужем, — хмыкнула я, чем еще

больше запутала его. — Наследство-то мое или нет?

— Документы нужны перво-наперво, — напряженно сглотнул

слюну нэар. И как-то от меня попытался отползти. Может, это от того, что у меня в животе урчало. Или это все-таки Геспер рычал и глазами

своими красными зыркал?

Нет, ну правда, совершенно не понимала я, как мимо такого

чудища можно было пройти. Он еще даже ничего не сказал, даже не

рыкнул, а все уже замерли и готовы слушать. Красота! Ни кричать не

надо, ни чего-то доказывать. И правда, все как намекала нэара Наталия: внешность влияет на многое.

— Тетушка, не подскажете, где документы?

— Какие такие документы? Может, что и было, так потерялось, —

заохала она. И на что я надеялась? Что ко мне с распростертыми

объятиями кинутся? Особенно тогда, когда я последние надежды на

наследство хочу оборвать. Я-то прекрасно помнила, что бабушка все

мне оставляла. Да и по родству тетушка слишком далекая родственница, чтобы получить что-то вперед меня.

— Если потерялось, то нужно восстановить, — пожал плечами нэар

Никос. Он очень хотел уйти уже из этого дома, это было по лицу

видно. — Копии должны быть в архиве. Обратитесь туда, а потом…

— Так я слетаю, — вдруг предложил Менандр. И все на него

уставились. И, кажется, только я понимала, что «слетаю» обозначало не

просто быструю езду на охиме, а именно что полет.

— Даже охимой это несколько часов, и потом нужно будет

дождаться ответа от архивариусов. А это может занять несколько

дней, — улыбнулся глава синикии. — Так что давайте назначим

слушание, когда у вас документы будут на руках?..

— Почему несколько дней? — удивился Менандр. — А, так у меня

специальное положение, мне и за час все подготовят. И скорость полета

у меня выше, чем охима движется. Крылья размять будет самое то.

Он демонстративно пошевелил плечами, покрутил руками. И на

лицах моих родственников застыл вопрос: еще одно чудище, откуда ж

их столько? Или не чудище, а сумасшедший?

— А вы, собственно, тоже закатный?.. — замялся нэар Никос.

Видимо, мысль о том, что могут быть такие защитники людей, которые

выглядят так неприятно, его смущала. Пфе, так в бою-то важнее чешуя, а не красивая форма морды!

— Страж, рассветный страж, — насел на него Менандр и даже

запястье оголил. — Вот и наручи есть. А если доказательства нужны, так я не против…

И начал демонстративно оголяться, тунику стягивать. Мужская

половина собравшихся что-то недовольно залопотала, зато женская — в

общей своей массе — смотрела одобрительно. Ну, так-то да, логично, стражи, они должны быть в отличной физической форме. Ведь

невозможно приготовить из гнилых продуктов обед, так невозможно, и

это весьма закономерно, при дряблом вялом теле стражем стать. Силы-то откуда брать?

— Прекратите этот фарс! — взвизгнула тетушка Димитра. Но разве

Менандра визгом остановишь? Он был похож на охиму, несущуюся

вперед и потерявшую управление. Я даже сделала пару шагов назад, в

сторону Геспера, чтобы не стоять на пути.

— А вы, нэара, чем громче будете кричать, тем больше у меня

желания обернуться вообще за пару часов. Буду лететь на пределе

возможностей, — ухмыльнулся он и повел голыми плечами. А ничего

так грудные мышцы у него были развиты, прямо как из учебника по

анатомии. Может, он и моделью для пособий подрабатывал? Кто ж их

знает, этих стражей?

— То есть уходить никуда не стоит? — обреченно переспросил

глава синикии и как-то подозрительно покосился на кувшин с вином.

— Да, покончить с этим делом можно и за сегодня… Или нэара

отдает документы.

— Тетушка, давайте не будем изгаляться, — тут уже я вмешалась.

А то как-то неправильно это, оставить все на Менандра. — Верните

документы, сутки ничего не изменят. Вы хотели одного, мне оно и не

нужно. Я вам не нравлюсь, но и вы мне тоже. Давайте разойдемся, а? Не

выиграли вы, так уйдите с гордо поднятой головой.

— Ты с нее еще компенсацию потребуй! — подначивал меня

Менандр.

— Какую компенсацию? Отродье ты неблагодарное! Да я… — как

по щелчку пальцев взвилась тетушка.

— Гры! — это уже Геспер не стерпел и ко мне двинулся.

Защитничек. Одновременно с рыком раздался треск штукатурки на

потолке. Осыпались мелкие частички, ширились трещины, и где-то в

углу рухнула на пол часть барельефа с какой-то мелкой лесной тварью.

— Вы видите эту морду? — я некрасиво ткнула на своего мужа. —

Насколько злой она выглядит? Давайте вы мне документы, а я вам… ну

пару дней на отъезд?

— К-какой отъезд? — запнулась тетушка.

— Так ведь дом я закрываю и с мужем в путешествие отправляюсь.

Надо же решить, где жить, да и мир посмотреть, — говорила я это чуть

преувеличенно-уверенным тоном.

На самом деле никакого решения я еще не приняла. Точнее, приняла. Все-таки глянуть на легендарный Абендштерн было охота. Но

всерьез

ли

я

сейчас

говорила?

Действительно

ли

решила

путешествовать? Это же дорога, тряска, какие-то гостиницы, незнакомый народ, другая еда… Ужас!

Впрочем, опустившаяся мне на плечо лапа Геспера была как нельзя

вовремя. Мне уверенности особой не придала, но тетушка скривилась.

— А я за быстроту с вас даже денег не возьму за дебош и разруху в

моих комнатах. Только вещи верните в целости, — хмыкнула я.

— В подвале твои цацки, — нахмурилась тетушка и чуть

покосилась на остальных родственничков. — А если кто что взял, то я и

не знаю.

— Я — не вы, в ваших вещах ковыряться не буду. Но остальные

пусть

взятое

без

спроса

вернут

добровольно,

или

будет

принудительно, — я говорила ровно, сейчас главное было не показать

облегчения или радость, иначе тетушка снова станет в позу и заорет.

— Точно не хочешь на нее в суд подать? — тихо поинтересовался

Менандр.

Я мотнула головой. Во-первых, мое слово было бы против ее слова, да и родственники набегут с поддержкой. Во-вторых, это заняло бы

немало времени, и я даже боялась представить, как долго потом у меня

будет болеть голова. А в-третьих, как бы странно это ни звучало, тетушка немало сделала для хозяйства, которое считала своим.

Оливковые поля приносили прибыль: еда в кладовых всегда была

свежей и в достатке, в доме появилось много всяких украшений и

статусных вещичек. Деньги были, несмотря на то, что я сама в делах не

принимала никакого участия. Ну, тут уж задним умом крепок, как

любил говаривать дедушка.

Наказать? Я, конечно, не добрая. Но как-то лениво влезать в это

все. Новый скандал? Да Эос упаси! Распрощаться и с концами! Не

хватало, чтобы меня каждый день поминали интересными словами… А

вдруг еще мстить будет пытаться? Ой, нет!

Да, да, отправить восвояси со всеми ее личными вещами, пусть

радуется, так справедливо будет. Польза от тетушки все-таки была, пусть и не для меня, а для самого бабушкиного наследства.

И предложение Наума о том, чтобы приставить управителя к

оливковым полям, а дом или закрыть, или сдавать, действительно было

интересным… Хотя придется тогда полдома на сдачу выставить, все-таки мне не по себе, если снова кто-то в мои вещи залезет!

— Кстати, а где Наум? — вдруг поняла я, что братца среди

родственников не было.

— Так он за вами пошел, — удивила меня тетушка.

Хм-м, пошел, но не дошел?

Глава 24

Наума мы так и не нашли, а еще не досчитались его вещей, памятных мелочей и собственно охимы во дворе. Как можно открыть

ворота, завести охиму и выехать, не привлекая внимания, нужно было

спросить у самого Наума. Впрочем, пока родственники орали друг на

друга, провернуть можно было еще и не такое.

— В поиск подавать? — устало поинтересовался глава синикии. Он

уже которую минуту возил по лбу платком, но пот с него все равно лил

и лил.

— Да! — вскрикнула тетушка, а я наоборот пожала плечами и

мотнула головой отрицательно. В принципе охима была не моя, вещей

никаких моих Наум тоже не взял. Кажется, он и тетушкиных запасов не

брал, разве что еду. Подозрительно, конечно, почему он так резко

сбежал… Но, может, думал, что я его обвинять буду?

— В поиск объявлю, портрет составьте, но если он не пропал, а

добровольно уехал, то задерживать его никто не будет, — произнес

ожидаемое нэар Никос.

Ну да, братец-то не ребенок, имеет вполне право на передвижение.

А охиму он тоже не крал, ключ-то у него был.

— А остальное в порядке?

Под остальным нэар Никос имел в виду ящики с моими вещами. И

судя по тону голоса, очень ему хотелось, чтобы все действительно было

в порядке и я уже отпустила его восвояси.

— Так-то в порядке, — я как раз ворошила изразцы и клеммы.

Недрагоценные мелочи отдали сразу, а вот камни пришлось чуть ли не с

дракой отбирать. Геспер все еще оставался в виде чудища, порыкивал в

особо острых моментах, хмурился и мотивировал родственников

быстрее отдавать утащенное. К моему сожалению, я понимала, что кое-чего все равно не досчитаюсь, потому что списков никогда не делала.

Да и не так просто вспомнить, что и где стояло! Вещи и сумки

родственников перетрясли, но не в рот же заглядывать. А вдруг кто в

порыве жадности какой изумруд проглотил? Даже противно

представлять!

Тетушка самая первая сдала документы, касающиеся наследования,

да и собственно все остальные бумаги на поля, счетные книги и

остальные мелочи. Взгляд у нее был при этом убийственный, но делала

она все молча. Орать на меня было уже бесполезно, а бросаться в ноги с

просьбой оставить… Так это меня вряд ли разжалобило бы.

Гордо уехать сегодня же ей мешало то, что Наум охиму увел, а

вещей у тетушки было огромное количество. Бедной ее можно было

назвать с большой натяжкой. Понятное дело, что часть огромного

гардероба была куплена за счет выручки с оливковых полей, но не

отбирать же у нее тряпки? И статуи, и занавески?..

— Вы хоть полы оставьте, — хмыкнула я, глядя, как тетушка

примеряется к ковру в общей комнате. Но тот оказался достаточно

потрепанным, так что забирать его дражайшая родственница не стала.

А я вернулась к разговору с главой синикии. Он становился с

каждым часом все печальнее и румянее. Во втором виноват почти

пустой кувшин вина. Но опьянеть ему не грозило, слишком он

волновался.

— Сдать дом поможете? И оливковые поля, наверное, тоже отдать

кому-то на пользование…

— Поля я у вас найму, это не проблема, — вздохнул глава. —

Документы завтра подготовим. И на дом можно найти жильцов.

Главное, чтобы вы, нэара, не передумали или ещё что-нибудь не

выдумали…

— А я тут при чем?

— А вы еще спрашиваете? — взмахнул он руками и громким

шепотом продолжил. — Таких проблем у меня ещё не было. Да, не

скрою, не идеален я. Но когда мне сказали, что свадьбу провести нужно

будет, я был полностью уверен, что никакого зла не будет. Понятное

дело, что интерес нэары Димитры виден сразу. Наследство. Но она и так

заботилась об племяннице после смерти старой хозяйки… А всем

известно, что племянница эта одичалая, о себе позаботиться не может, из комнаты не выходит!

— Что?! — попыталась возмутиться я, но быстро притихла.

— Так ведь посудите, — развел руками нэар Никос. — На люди вы

не выходили, с другими не общались. Соседи помнят, конечно, что да, внучка у нэары была. Да только нелюдимая. Все-то с железками

возилась, на других детей внимания не обращала, а на улице и вовсе

могла начать кричать и бежать скорее в дом. Проблемная. А на

похоронах вашей бабушки вы обмахивались подолом платья. Какая

нэара станет так делать?

«Та, которой очень жарко?»

Я хотела возразить, что под юбкой у меня были легкие штаны, но

осеклась. Так-то нэар Никос правду сказал. После смерти родителей мне

страшно было покидать дом, казалось, уеду — и меня не станет, как их.

Я и бабушку тогда не отпускала, деда за руки хватала… А потом, скорее

всего, привыкла, что вокруг стены, а над головой потолок. Наружу и не

тянуло особо. Особенно жарким ярким днем.

А когда бабушка… Она долго слабела, но все равно покинула меня

внезапно. Я не понимала, что делать, и с удовольствием отдала всё в

руки других. Так казалось правильнее. Мне же лучше в лаборатории.

Здесь не нужно цеплять на себя лишнюю неудобную одежду, следить за

тем, что говорить. Можно было вести себя как угодно, рассуждать вслух

и не ловить чужой удивленный взгляд.

Если запереться в своих комнатах, то никто не посчитает меня

сумасшедшей. Да вообще, важно ли мнение других? Ну, мне так

казалось.

Где-то я все-таки ошиблась, значит.

— Так что я был уверен, что это сговоренная свадьба — ваша тетя

и так вас обихаживала, по ее словам: кормила, поила и заботилась.

— Она врала, — не особо уверенно возразила я. Да, отношения у

нас были отвратными, последние месяцы особенно. Но голодом меня не

морили… Сумрак!

— А вы и не возражали! — насупился глава синикии. — Что

мешало просто дойди до моего дома? Или хотя бы заявиться к соседям и

рассказать, что и как. Быстро стало бы понятно, что с головой у вас все

хорошо! И вы сами отвечаете за свои действия.

Что мешало? Что мешало? Я глупо раскрывала рот, но ничего не

произнесла. Как будто это так просто: пойти к незнакомым людям и

начать просить у них помощи!

— Признаю, я не разобрался. Да, нэара Димитра вела себя не

лучшим образом. Но и вы спокойно ждали развития… Тут уж нужно

или принять на себя ответственность, или переложить все на чужие

плечи! — строго заключил нэар Никос, вынуждая меня насупиться. Да

он сам тоже во всем замешан! Да он…

Я отвернулась и от обиды закусила губу. Почему бабушка не учила

меня смотреть за хозяйством? Или учила, но я не интересовалась этим?

— Но жильцов вы найдете? — проглотила я обиду. Ладно, чего

теперь-то страдать, что сделано, то сделано! Главное, в будущем

избежать подобных ситуаций.

— Конечно, даже семья на примете есть, как раз ищут жилье

долгосрочно, работящие, вовремя оплачивать будут, — кивнул нэар

Никос.

— А деньги? — честно говоря, я смутно представляла, как потом с

деньгами быть. Я-то их тратила напрямую всего-то пару раз в жизни.

— Откройте ячейку в канцелярии димарха, съемщики будут

оставлять там оплату…

— Спасибо, да, я так и сделаю, — быстро попрощалась я и

оставила главу синикии в покое. Мне нужен был перерыв. Сначала быть

в центре событий было очень напряженно, потом даже весело, но чем

дальше, тем больше мне хотелось забиться в угол самой дальней

комнаты и наслаждаться тишиной. Я устала.

Я спряталась в кухне. Точнее, не спряталась, а забежала в первое

пустое помещение, чтобы прийти в себя. Кухонный стол показался мне

подходящим убежищем, именно под него я и залезла. Под столом было

удивительно чисто. Хотя, если так подумать, то тетушка за чистоту

очень радела, так что — чему удивляться? А еще здесь было прохладно

и тихо, и можно было положить голову на колени и закрыть глаза.

Но мое исчезновение не осталось незамеченным. Шорох занавеси, тяжелая поступь, шарканье по стенам слишком широких крыльев, упавшая со стены сковорода — меня нашел Геспер. Я одним глазом

наблюдала, как он пытался сложиться и заглянуть ко мне под стол.

— Фр-ра? — выдохнул он, будто спросил, как я себя чувствую.

Может, рычания и ворчания я пока не понимала, но у чудища была

очень подвижная — что удивительно — мимика. А может, это своего

рода механизм, который и помогал Гесперу общаться, когда он в этой

форме? Или просто я привыкла к его морде и теперь видела то, что не

замечала раньше? Несмотря на усталость и головную боль, я

улыбнулась.

— Все хорошо, — вяло сказала я. — Только непросто. И я не

ожидала, что настолько непросто. Кажется, бабушка все-таки меня

разбаловала…

— Ур-р, — ответил мне Геспер, и огромная лапа осторожно

накрыла мою голову. Меня пытались погладить. Это было так

неуклюже, что я зафыркала и даже почувствовала себя более живой. И

любопытство сразу проснулось.

— Тебе не мешает вот так ходить?

— Гр, — мотнул огромного головой он и растянул пасть в подобие

улыбки.

— Спасибо за поддержку, — призналась я. На самом деле это было

непросто. Я давно уже никому не говорила этого слова. Странно даже

как-то…

— Гра-у, — мотнул головой Геспер, мол, не стоит. Наверное, имел

в виду, что раз он теперь мой муж, то по идее не мог поступить иначе?

Или это я уже выдумала? Впрочем, у меня в голове уже возникла

картинка, как бабушка с дедушкой общались и благодарили друг друга.

— Замри, — сказала я Гесперу и с каким-то восторгом встала на

колени, чтобы мое лицо было напротив его морды. Я обхватила эту

морду ладонями, пощупала немного чешуйчатые щеки — наверное, он

и не почувствовал ничего, коснулась сплюснутого носа и узких губ, постучала пальцем по торчащему клыку. От удивления Геспер эту

самую пасть приоткрыл — дал полюбоваться на внушительный

комплект зубищ — острых, местами чуть загнутых, жу-утких. Но с

другой стороны, чего их было бояться? Я же точно была уверена, что

Геспер не вцепится в меня и не откусит мне руку, даже если…

А это идея! Интересно же!

Я зафиксировала голову чудища, чтобы не дернулся, и осторожно

приложилась губами к его носу, потом чмокнула к щеку и, наконец, звонко поцеловала узкие губы. Было не противно, мне даже

понравилось. А замерший в явно неудобной позе Геспер с круглыми

глазами казался еще более забавным, чем обычно. Правда, я

заволновалась, что он никак не отреагировал на то, что я сделала. А

вдруг?..

— Это же можно было? Ты же не ядовитый? — всполошилась я.

А чудище вдруг пошло волнами, уменьшаясь, сужаясь — и в итоге

превратилось в голого Геспера.

— Можно, — хрипло ответил он.

Глава 25

Я уставилась во все глаза. Надо было бы отвернуться, вроде так

принято. Но вдруг закатные стражи как-то отличались от того, что я

видела в анатомическом атласе? Так что я выразительно скользнула

взглядом вдоль мужского тела, но так, очень быстро. Чтобы совсем уж

не смущать. И только тогда отвернулась.

И, нет, стражи не отличались. Внешне, по крайней мере, точно.

Насчет, функций судить не бралась. Мы же всего-то не полные сутки

знакомы!

— Извини, сейчас обернусь, — быстро произнес Геспер и с

непроницаемым лицом чуть прикрыл коленом пах.

— Ты что, неудобно же, — отмахнулась я и старательно блуждала

взглядом по кухне в поисках, за что бы зацепиться этим самым

взглядом. — Подожди, я найду, во что тебе завернуться.

И вылезла из-под стола. Честно говоря, усталость отошла на задний

план. Хм-м, наличие мужа все-таки было полезным. Уж что, а отвлечь

от дурных мыслей он мог.

Первым делом мне в руки попался фартук. На мгновение я

задумалась, представив, как Геспер идет по дому в такой, громко

сказано, одежде, но потом сразу же отмела такую идею. Если бы в доме

никого не было, то я бы махнула рукой на обнаженку мужа… Муж же!

Когда-нибудь пришлось бы его увидеть без одежды. И вряд ли бы это

случилось в супружеской спальне в первый раз, потому как за

последние дни — то твари Сумрака нападут, то еще какая-нибудь

ерунда приключится. А каждый оборот, не раздевшись, это минус

штаны и туника!

Но нет, фартук я отложила и взялась за штору. Наверное, ее

тетушка оставила из-за жирных отпечатков пальцев на самом видном

месте. Нет, честно, это не я вытерла пальцы, в которых до этого был

жареный пирожок. Но кто же мне поверит?!

— Угум, — поблагодарил меня Геспер и в два счета завернулся в

ткань. Вышло неплохо. Я читала, что именно так мои предки и ходили, когда еще не утруждали себя множеством одежды на все случаи жизни.

Тебе

идет,

похвалила

я,

поправляя

складки

импровизированной тоги. Плечо Геспера там, где я прикоснулась, вдруг

стало совсем уж твердым. Я удивленно подняла взгляд вверх и замерла.

— Можно? — спросил Геспер низким голосом. Я на мгновение

задумалась — да или нет, и в итоге кивнула. Отторжения я не

чувствовала до сих пор, наоборот только интереснее было. Вот Наума

мне трогать не хотелось, да и Менандра тоже. А Геспер забавный и

странно рыжий. И чудище… Три в одном.

Поцелуй мне понравился еще больше, чем предыдущие.

Сказывается опыт? То есть чем больше мы это делаем, тем приятнее? Я

сделала себе пометку подумать над этими мыслями чуть позже.

— Поедешь со мной? — спросил меня Геспер.

— Кажется, я уже решила, что да, — пожала я плечами. Так-то и

дом сдаю, и оливковые поля тоже.

— Не хочу вынуждать, — мотнул он головой. — И так Менандр…

Я молча покачала головой. Да, эта дружба, я чуяла, еще не раз

принесет свои своеобразные плоды. А дальнейшая жизнь… Если

остаться, то я снова могу упустить шанс на понимание. Бабушка

говорила, что крепкие достойные отношения требуют много внимания и

смелости. А дед добавлял, что они как самый вычурный чертеж: сложно

создать, зато в итоге ждет сокровище. Они были счастливы, по-своему, определенно. Хотя посторонним казалось, что дед проводит все дни в

лаборатории и холоден к другим. Но я-то знала больше. И мои родители

знали.

Это сокровище… Если я останусь, то есть вероятность, что я упущу

его. Ведь на создание сложного механизма влияют не только материалы

— мы с Геспером, но и время.

— Поеду, конечно. Меня же заманили древней крепостью, — с

улыбкой ответила я, а потом переспросила с заминкой. — А ты не

передумал?

— Нет, — коротко ответил Геспер с такой серьезностью, что снова

захотелось улыбнуться.

Это не были те самые чувства, о которых рассказывали в

театральных постановках. Как там?.. Сердцебиение, покраснение, тяжесть дыхания? Похоже на симптомы какой-то болезни. Бабушка

смеялась, когда я ей об этом сказала, но переубеждать не стала. Мол, каждому свое. Но основательность, какая-то надежность меня

подкупили.

Следующие несколько дней пролетели так быстро, что я не

помнила, успевала ли есть и когда спала. А спрашивать, где спали

Геспер с Менандром и вовсе не пришло в голову. Вроде бы я

показывала им гостевые комнаты… Или нет? Но стражи не жаловались, а Менандр и вовсе даже слетал в Аполис за нужными мне документами.

Я обсудила ещё несколько раз дальнейшие действия с нэаром Никосом, для этого пришлось собраться с силами и прийти в его дом, так сказать, показать себя окружающим. Впрочем, в этой прогулке меня как мог

поддерживал Геспер. Не словом, так хотя бы присутствием. За это я ему

действительно была благодарна.

Остальное время я собирала вещи. Часть дома было решено

оставить закрытой. Мои и бабушкины комнаты, дедовы старые

помещения, куда руки тетушки Димитры не добрались, я закрыла на

замки. Кое-какие вещи перенесла, чтобы освободить помещения для

будущих жильцов. Тетушка к тому времени съехала. Иначе, и я это

понимала как никогда, скандал был бы мне обеспечен. Потому как

сдавать дом я собиралась не за все деньги Рассветного удела.

Наум так и не объявился, хотя тетушка какое-то время надеялась.

Я, как обещала, дала родственникам несколько дней на сборы. И все это

время пришлось потратить, высматривая, не унесут ли родственники

что-то из чужой собственности. Удивительно, но большинство

оказались честными и не тронули лишнего, кое-кто даже свое оставил.

Хотя зачем мне чужие старые штаны или растоптанные сандалии?..

— Эос тебя накажет, — пожелала мне счастливой жизни тетушка

Димитра и жестом указала водителя запустить охиму. Чтобы перевезти

все ее вещи, пришлось нанять три грузовые платформы. Она даже

кровать забрала. Я могла, конечно, заикнуться о том, на какие деньги

все это было куплено. Но не приходилось сомневаться, что все расписки

на покупку у тетушки были на руках, и в них только ее имя.

— Уже наказала вами, — я не осталась в стороне и тоже радушно

попрощалась с родственницей. Благо она не стала изображать из себя

нищую и обездоленную. Потому как недвижимость у тетушки была, просто не в Аполисе, а в городе гораздо меньшем. Считаться богатой и

успешной она уже не могла.

И вот в один прекрасный вечер Менандр вернулся не на

собственных крыльях, а с охимой. Я была готова к тому, что придется

уезжать, но все равно опешила. Какое-то время просто смотрела на

платформу и не понимала, для чего она во дворе. Но мгновение

растерянности прошло, и я пошла за вещами. Впрочем, и без меня

носильщиков хватало, нужно было только указывать, где хрупкое, а что

наоборот бросать можно.

Когда же с последним ящиком было покончено и охима чуть ли не

просела под общим весом вещей, я вернулась к дому попрощаться. А

еще нужно было забрать семейный камень. Оставлять его чужим людям

я точно не собиралась.

Опустевший дом меня немного испугал: слишком темно и тихо в

нем было. Уезжать, когда особо никогда и никуда не выбирался

достаточно долгое время, тяжело. Но этот шаг мне был нужен. Да, не

хотелось отвлекаться, да, лучше бы мне сидеть в лаборатории, но мир

— он чуть сложнее, чем видно из моего окна.

— Готова? — поймал меня Геспер в коридоре.

— Да, проверяла, все ли мы закрыли.

Для верности на двери и окна были повешены засовы и печати.

Конечно, воры могли сорвать все, но, по крайней мере, скрытно это

сделать будет сложно. А самое ценное я забрала. Остались или

памятные, но в поездке мне не нужные, или габаритные вещи.

— Камень?

— Да, остался только он.

Семейный камень я сразу решила забирать в последнюю очередь, потому что он мог понадобиться, например, зарядить лампы и приборы.

Все-таки сдавать дом следовало в пристойном состоянии. Правда, в

итоге обращаться к нему не пришлось, но я все равно не трогала

семейный камень, чтобы в суете не потерять. Но вот перед поездкой, конечно, захотела забрать. Дальше нас ждала дорога в Аполис, а там

заключение контракта с академией механики и получение нужных

учебников — я хотела заниматься удаленно. Потом неизвестность…

Точнее за дальнейший путь отвечал Геспер.

Общий зал встретил нас гулким звуком шагов. Эхо гуляло внутри

пустых стен. Ни гобеленов, ни статуй. Красный свет закатного солнца

проникал через узкие окна, не прикрытые ничем, тени разрастались. Это

могло бы меня напугать. Но тут Геспер включил осветитель, тени

пропали, и я сосредоточилась на работе. Все-таки забрать семейный

камень — это не так и просто. Ядро закреплено внутри

поддерживающего каркаса из схем и совсем мелких камней — мой-то

маленький, слабый, не такой древний гигант, который стоял на крыше

башни Аполиса.

— Это недолго, — обнадежила я Геспера. Забрать-то сложно, но

мои действия не должны были занять много времени. Я же не пальцами

разжимать собиралась все замки, а специальным инструментом. Всего-то надо сначала деактивировать камень… а, он и так деактивирован?

Странно… Я неопределенно хмыкнула и с большей скоростью

принялась за открытие каркаса.

— Мгм? — неопределенно вопросительно протянул Геспер, но я

только качнула головой, мол, все нормально, подожди. Он не стал

спорить или лезть под руку и просто ждал, пока я закончу.

Мои руки мелькали, я бросала ненужный инструмент чуть ли не на

пол, что категорически не рекомендовалось делать. Но меня гнало

вперед одно подозрение! И когда каркас раскрылся, я громко

выругалась.

Внутри было пусто. И у меня был только один подозреваемый. Вот

только как он успел это провернуть?!

Глава 26

Охима тяжело катилась по дороге, подпрыгивая на любой

неровности. Менандр вел медленно, все-таки платформа оказалась

тяжело загруженной. Честно говоря, я и не думала, что у меня столько

вещей! Хотя, чему тут удивляться? Я взяла с собой и еду, и все книги, а

последние вполне тяжелые и занимали много места.

Сидение возле водителя было не таким и большим, так что мне

пришлось сидеть у Геспера на коленях и хвататься за его плечи и шею.

Увы, охима оказалась не самой последней модели, так что ее нещадно

трясло. Сумерки не так пугали меня, как понимание того, что слететь я

на землю вполне себе могу. Места для водителей почему-то никто не

делал особо защищенными, бортики с боков тоже были невысокими.

Разве что навес от солнца был, но мы его сложили — ночь все же.

— Не уроню, — крепче прижал меня к груди Геспер.

«Лишь бы сам не упал», — хотела возразить я, но тут охима

подпрыгнула сильнее. Пришлось сжимать челюсти и молчать.

— Ой да расслабьтесь, хорошо же едем, — рассмеялся Менандр.

Вот уж у кого с настроением все было отлично.

Я сидела, надувшись, потому что не могла простить Науму его

выходку. Это же надо было додуматься! Да как у него рука поднялась?!

А вдруг он уже продал мой семейный камень? Было неприятно и

обидно. И тем обиднее, что я не додумалась проверить.

Из-за моего настроения хмурым ходил и Геспер. Ситуация

получалась откровенно безвыходная. Доказательств-то не было. Вот

даже если Наума найдут, то как узнать, что похититель он? Камня при

нем не будет, я в этом была уверена. Уж что, а оказалось, мой братец не

так уж прост и безразличен к происходящему.

— К жене явился рассве-етный страж, когда муж ушел за

вином… — мурлыкал себе под нос Менандр. — К жене прилетел

красавец-страж, когда муж ушел за вином! За вином, за вином, та-да…

— Из личного опыта?.. — поинтересовалась я с небольшой

издевкой. Настроение, увы, давало о себе знать.

— Ну, всяко бывало, — загадочно блеснул зубами в полумраке

Менандр и заговорщицки подтолкнул Геспера локтем в бок. — К жене

явился закатный страж, когда муж к любви не готов. К жене прилетел

могучий страж, когда муж допился вином… Вином-вином, та-да!

— Пустозвон, — буркнул Геспер в ответ. — Не было такого.

— Да, не было, — внезапно признал Менандр. — А могло и быть!

Увы, та нэара начала кричать и, по-моему, бросила в тебя вазой, да?

— Угум, — я почувствовала, как этот согласный выдох осел где-то

в районе моей макушки. А они, судя по всему, давно знакомы. Сколько

еще общих историй мне придется услышать?

— И как только подняла-то, хрупкая же блондинка с виду, —

покачал головой Менандр.

— И часто такое стражи практикуют? — честно говоря, не думала, что он это всерьез. Но фактически, почему бы и нет? Крылья-то есть.

— Не нужно ревновать, дорогая моя Клио, это все дела нашей

молодости, — смахнул несуществующие слезы Менандр.

А я с трудом удержалась, чтобы не простонать. Да кто ревнует-то?

Я даже толком не понимала, зачем тратить на такое чувство энергию.

Хотя бабушка иногда говорила, что ревновала деда к его

изобретениям… Сложно! И сбежать бы куда-то от болтовни, но куда

сбежишь с охимы-то?

— Устала? — не совсем правильно понял мое шевеление Геспер и, кажется, как-то по-особенному посмотрел на своего друга, потому что

тот пофыркал и ответил:

— Семейная жизнь уже тебя портит. И я приложил к этому руку, о, Эос, как я мог? Молчу-молчу…

На самом деле я не устала, но полулежать, прижавшись головой к

груди мужа, было приятно. Я закрыла глаза и наслаждалась монотонной

тряской и звуками вокруг. Гудение движителя, скрип вещей за спиной, какие-то отзвуки из полей, и Менандр не замолчал совсем, но теперь

мурлыкал себе дурацкую песенку под нос.

— Если выедем из Аполиса завтра вечером, то успеем как раз к

сведению Великого моста, — почему-то шепотом произнес Менандр. —

Успеем?

— Хм-м, — сомневаясь, протянул Геспер, но потом ответил: — Да.

Должны.

— Тогда я с вами до Омиполиса, там поверну уже домой. Не

хочешь заехать?.. Лисса будет вам рада! Ты же ее знаешь…

— Тише, разбудишь, — гулко прошептал Геспер.

А я не стала говорить, что не сплю. Сначала я даже затихла, но это

было подозрительно, так что пришлось как бы сонно завозиться и

размеренно задышать. Когда еще удастся послушать, как эти двое

общаются? К тому же интересно было: о чем стражи говорят, когда

никого рядом нет.

Оказалось, все до ужаса просто. Ни о чем. И почему именно сейчас

Менандр решил затихнуть? Всего лишь из-за того, что Геспер попросил

его?

Из-за тишины меня и правда стало клонить в сон. Ночь могла быть

прохладной, но в объятиях Геспера было тепло. Еще один плюс наличия

мужа, так сказать. В общем, я старалась мыслить позитивно и смотреть

только вперед. Оборачиваться не было смысла.

Ничего, и Наума найдут, и камень мне вернут, и в доме Геспера я…

Сумрак! Я же совершенно не знаю, что там у Геспера дома? Как он

живет? С кем? И управляться с хозяйством не умею.

Но панику я вовремя погасила. Если подумать, без меня как-то это

хозяйство обходилось, так что пусть и дальше обходится! Ну, или в

Абендштерне будет тот, кто мне подскажет, что делать. Чего заранее

страдать?

Ночь все тянулась и тянулась. И даже далекий вскрик какой-то

подозрительной твари, из-за которого Геспер ощутимо напрягся, меня

не потревожил. Я все глубже погружалась в дрему и уже видела —

огромную крепость, блестящие древние механизмы, бесконечные ряды

книжных стеллажей и туман, стелющийся за узкими окнами. Не знаю, почему там был туман. Но как-то повелось, что Закатный удел у всех

ассоциировался именно что с туманами.

А потом крепость сменилась Геспером с форме стража. И я все-таки делала то, что собиралась ранее: измеряла, какой длины у него

крылья, сколько и каких чешуек, из чего сделаны доспехи, да сколько

весит сам страж. А тетушка откуда-то издалека все сокрушалась: сколько же еды нужно, чтобы прокормить такую громадину!..

— Клио?

Я проснулась от яркого солнца и поморщилась. Откуда оно? Рядом

с моей кроватью не было окна! В том, что лежу на кровати, я была

уверена — мягкость и упругость под боком.

— Клио?.. — моего плеча осторожно коснулись. И я испугалась.

Эос! Кто это в моей комнате?! Я быстро села, подтягивая к груди плед,

готовая защищаться. И поняла, что совершенно не понимаю, где я.

Незнакомая комната была похожей на гостевую — светлые стены, пустые полки, пара гобеленов на общие темы. С места, где я сидела, были виден накрытый стол. На жаровне кипел ковш с водой. Как я сюда

попала, не помнила. Но судя по всему, меня перенесли, а я даже не

проснулась.

— Мы в Аполисе? — хрипло спросила я. — В гостевом доме?

Геспер кивнул молча: он был занят тем, что разливал по плошкам

оливковое масло и нарезал сыр. Просто смотреть, как работал другой

человек, было интересно, но все-таки трата времени. Так что я встала с

кровати и направилась в умывальню.

К сожалению, верхнее платье с меня никто не снял, оно помялось и

выглядело несвежим. А ведь мне сегодня предстояло много времени

провести с незнакомцами и в незнакомых мне местах, не хотелось бы, чтобы на меня косились или обо мне шептались. Вот уж дилемма! С

точки зрения приличий Геспер все правильно сделал, а вот с позиции

практичности лучше бы он платье с меня стянул…

Из умывальни я вышла уже без платья. Вот и чего стесняться? В

любом случае голым я его уже видела, так что показаться перед мужем

в одном белье уместно. Кажется, все так делают? Да и мы же

целовались уже! А нижнее белье — это штанишки почти до колен и топ.

Но Геспер почему-то подавился и даже на мгновение попытался

отвернуться.

— Какие у нас сегодня планы? — я не стала обращать внимания на

его удивление и сразу перешла к делам.

— Разделимся? — чуть откашлявшись, предложил он и пододвинул

в мою сторону тарелку с лепешками. — За мной покупки. Ты — в

академию?

— Мы спешим? — я тоже не старалась быть многословной. Утро

же. Все, что я могла делать с утра, это негромко ворчать.

— Если выедем из Аполиса сегодня, то успеем к сведению

Великого моста. Путь короче почти на неделю, — повторил он то, что я

слышала ночью.

— Значит, выедем, — кивнула я, откусила от лепешки и потянулась

ее запить.

На столе стоял кувшин с молоком, и я с некоторой заминкой

налила две кружки. Правильно, нас же двое. Правда, я с запозданием

поняла, что Геспер может и не любить молоко. Это у нас здесь его пьют

все и в больших количествах. А мало ли, как с этим обстоит дело в

Закатном уделе?.. Но он только кивнул в благодарность и взял кружку.

Вот и отлично. Я тихонько выдохнула — тяжко все-таки это —

отношения — и вернулась к завтраку. Дел сегодня было немало, Эос

мне помоги!

Глава 27

Дальше день помчался вперед так стремительно, что не успела я

даже испугаться того, что не готова ни к предстоящим разговорам, ни к

первому посещению академии механикосов. Доесть завтрак, одеться, разобраться, куда идти. Менандр говорил, что обо всем договорился, но

я переживала: будет ли на месте тот мастер, Хрисаор, в силах ли его

предложение по поводу исследований…

— Все хорошо?

Я вздрогнула: Геспер смотрел на меня внимательно и, я бы даже

сказала, с сочувствием. Впрочем, поход в академию на забег по

торговым рядам я бы ни за что не променяла! Толкотня в торговых

рядах или тишина библиотеки — тут и выбирать нечего. К тому же я

даже приблизительно не представляла, что нужно в путешествии, а

стражи, как бы то ни было, уже ездили из Закатного удела в Рассветный

и разбирались. В этом я положилась полностью на них.

— Да, немного волнуюсь, — отмахнулась я и закусила губу. Лишь

бы не разволноваться всерьез, тогда застыну как статуя — и попробуй

из себя выдави что-то умное! Одно дело в сложных обстоятельствах

общаться, а другое, когда на тебя так испытывающее смотрят и чего-то

хотят. Вообще, я не особо любила эти игры в ответы и вопросы или

всяческие экзамены. Голова совсем выключалась. Дед быстро это понял

и просто давал мне все свои проверочные задания в числе обычных.

— А ты чего? — я отвлеклась от собственных переживаний и

заметила, что Геспер как-то странно стоял, протянув в мою сторону

руку. На лице — напряженное выражение. Я на всякий случай

обернулась, мало ли, что там. Но за моей спиной никого не было, и

причины напрягаться тоже. Или дело не в посторонних?

— Ничего, — вдруг нахмурился он и руку убрал.

Может, он что-то спросил, пока я в своих мыслях витала? Или даже

меня приобнять хотел? Разрешения спрашивал?

— Ты меня приободрить хотел? — я сделала шаг вперед и

обхватила Геспера поперек талии, ух, какой он здоровый! — Обнять?

Можно. Можно и не спрашивать. Я же тебя трогаю. А если нельзя

будет, то ты тоже говори. И я скажу. Хорошо?

— Угум, — согласился он и крепко-крепко меня обнял. Я даже

пискнула от усилий. Показалось, что меня тисками сжало. Но в целом

неприятия не было. Странно осознавать, но я тоже соскучилась по

человеческому теплу. Со смерти бабушки меня никто не обнимал.

Может, и у Геспера такая же ситуация?..

— Честно, несмотря на скоропостижную свадьбу, — я хмыкнула, потому как все действительно произошло несколько вынужденно и

внезапно, — ты мне нравишься.

— Взаимно, — улыбнулся Геспер и кивнул куда-то в сторону. —

Иди, тебя ждут.

— О, точно, — я увидела парнишку в весьма характерной форме, и

он кого-то выглядывал, судя по всему, меня. — Увидимся тогда, как

закончите. Я в академии буду. Не знаю, правда, сколько займет

времени…

— Подождем, — последовал ответ.

Я кивнула: в принципе это не самый худший вариант. А если я

освобожусь раньше, то могу и сама их подождать. Все равно возле

здания академии было немало мест, где мастера и учащиеся могли

перекусить. И парк был. Так что спрятаться от чужих взглядов за каким-то кустом я вполне себе могла.

Аполис немного сбивал меня с толка. Все-таки не привыкла я к

таким высоким зданиям. Конечно, главная башня — та самая, где

проходила свадьба нэары Наталии — выделялась, но вокруг хватало и

других. Да в той же академии было целых четыре этажа! Главный вход

был по традиции украшен статуями Эос, в руках она держала символы

механики — инструменты и измерительные приборы. А сам проем

оказался таким широким и высоким, что Геспер в форме стража мог был

пройти легко и еще бы место осталось.

Зал сразу за гигантскими дверьми заставил меня поежиться —

после жаркого утреннего солнца и шумной улицы здесь было прохладно

и тихо. И слишком просторно! Со стен на меня смотрели каменные лица

древних философов и механикосов, а на потолке чья-то фантазия

вылепила схемы простейших энергетических обменов. Я тут же нашла

ошибку и удивленно уставилась на этот фрагмент.

— На момент создания этого барельефа уравнение считалось

верным, — услышала я знакомый голос и обернулась. — Зато, как

говорят здешние учителя, так можно легко определить, разбирается ли

будущий механикос в основах или пришел учиться с самого начала.

— День добрый, нэар Хрисаор, извините, если оторвала от… — я

кивнула в приветствии.

— Не стоит, не стоит! Пойдем, введу тебя в курс дела! —

механикос перебил меня, добродушно усмехнулся и деловито взмахнул

руками. Судя по всему, заглянуть в Абендштерн действительно было

важно для него.

— Ты не представляешь, какая это возможность, — охал мой

сопровождающий и вел меня по коридорам академии.

Я едва поспевала за ним, потому что оглядывалась и

осматривалась. Да, я бы смогла здесь прижиться. Уютно и запах такой

характерный: припой, бумага и пыль. Здание меня не пугало, хотя

самые большие залы вызывали небольшую дрожь, но если не

подниматься под потолок — то и страха не будет! Но тут над нашими

головами раздался какой-то звон, и буквально сразу многочисленные

двери распахнулись, выпуская шум и других людей. Нас с механикосом

придавило к стене. И я уже не была так уверена, насчет «понравится ли

мне в академии».

— Надо было идти через этаж старших классов, — поморщился

нэар Хрисаор, прокладывая нам дорогу в толпе. — Совершенно забыл, как здесь людно. Новичков всегда много, но вот доучиваются только

треть, а работать идут и того меньше. А уж тех, кто что-то изобретет, совсем единицы. Но я чего сюда нас привел. Смотри…

И он указал мне на нишу, в которой стоял мраморный бюст. Я не

обращала особого внимания на них, подобных ниш и статуй мы прошли

уже немало. Все изображенные люди были как на одно лицо. Но стоило

мне разглядеть табличку под этим бюстом, как статуя сразу стала

особенной. Я вглядывалась в черты лица и постепенно узнавала их.

Просто я привыкла видеть деда дедом, а не мужчиной среднего

возраста.

— Этот бюст установили, когда у него уже были изобретения. До

этого он был слишком молод, а коллегия очень скептически относилась

к молодым изобретателям…

Я слушала его вполуха, важнее было коснуться каменной щеки, вспомнить, как давно я в последний раз видела его в живых. Как же мне

не хватало его, их с бабушкой!..

— Спасибо, — сказала я.

— Не стоит, я должен был это сделать, — учтиво ответил нэар

Хрисаор. — А теперь можно и заняться делами.

Библиотека академии была куда огромнее, чем я могла себе

представить. Мне нужно было получить немало пособий, потому что

никто не знал толком, что именно может пригодиться. Я не была

уверена в своих знаниях, а нэар Хрисаор — в том, что именно мне

попадется в Абендштерне.

— Вот же в чем загвоздка, — поморщился он. — Сведения есть, но

все разнятся, а в Закатном уделе механика развита куда хуже, чем у нас.

Там с пособиями будет гораздо хуже. Но ты и сама в этом убедишься.

— И чего так? — честно говоря, я смутно помнила историю и

географию. Да и зачем? Никуда особо выезжать я не собиралась. Вот

механика, да, механику учить мне нравилось!

— Добавлю-ка я учебник истории, — понимающе хмыкнул нэар

Хрисаор. — В Закатном меньше камней находили, так что люди

немного по-другому относятся к механике. Да и туманы — это не

сказка. В Рассветном уделе светлые ночи и море, которое отражает свет, которое выбрасывает ценные камни на берег. Да, случаются чудища, которые появляются из-под воды, но большую часть выходцев из

Сумрака стражи перехватывают сразу. Их видно. В Закатном уделе

такой охраной служили горы, вот только видимости никакой из-за

тумана. Стражи, конечно, летали, да и в каждом городе пункт защиты

был. Но…

Наш разговор прервал неприятный звук. Это не был звон

окончания занятий. А уже знакомая мне сирена.

— Нападение? — заозиралась я.

— Нет, предупреждение, — механикос прислушался и кивнул. —

Да, предупреждение. Но, в крайнем случае, в академии есть щит. Это

здание станет убежищем. В последнее время часто нападают. Стражи

справляются, но обстановка не радует…

— Мой дед пытался создать защиту, — вспомнила я.

— Да, его разработки стали основой для некоторых проектов…

Вот, прекратилось, значит, прорыв был пустячный. Так о чем это я? А, о

Закатном уделе. Дам-ка я тебе один оружейный прототип. Что-то

беспокоюсь, там сейчас хуже, чем у нас.

— Оружейный? — от удивления я вытаращилась на механикоса. —

А как же стражи? Дед говорил, что такое оружие не разрабатывали из-за

его ненадобности. Мол, все равно стражи вернее и успешнее в борьбе с

Сумраком.

— Так-то да, но твой дед умер лет семь назад, да? Он успел застать

только начало этого всего… — механикос сделал неопределенный

жест. — Неужели тебя не удивило, что закатного стража так испугался

обычный народ?

— Да я и сама о них не особо что-то знала, рассветные-то на

слуху, — призналась я.

— Я помню, они частенько в Аполис заезжали. Да только полегли

все. Больше десяти лет уже прошло. Закатный удел отстоять смогли, от

нашествия Сумрака отбились, но ценой своих жизней. Точнее, не все.

Как оказалось, один остался.

— Почему один? — не поняла я. — Стражами же становятся.

— Так не осталось тех, кто знал, как это делать.

— Подождите, — я даже ладонь перед собой выставила. И очень

хотелось почесать в затылке, может, так мысли понятнее будут. — То

есть утерян механизм?

— Разобраться в древней механике очень сложно. А без

определенных знаний, которые передаются только посвященным, почти

невозможно. А ответственные не выжили.

— Но есть же рассветные стражи, и другие механикосы есть!

— Да, они ездили, да только не поняли ничего. Отличаются

механизмы становления закатных и рассветных, — развел руками нэар

Хрисаор. — Так что твоя задача и будет выяснить, что да как! Записать, разобрать, пересмотреть. Вижу я, что ты по стопам деда пошла, вдруг и

в тебе эта искра есть?.. Увидишь то, что другие упустили?

Глава 28

Я ошарашено смотрела на механикоса. Он это всерьез? У меня нет

ни толкового образования, ни опыта. Да, дед меня, конечно, обучал, книг прочитано немало, и самостоятельно я тоже могла многое создать

и во многом разобраться. Но вот так легко отправлять меня решать

серьезные проблемы? Не просто собрать информацию или исследование

провести, а…

— Это же что выходит?! Это такая ответственность! А у меня ни

подготовки, ни…

— Материалы уже есть, — спокойно ответил нэар Хрисаор. —

Приедешь на место, освоишься, подучишь, авось потом что-то

интересное заметишь. Я бы и сам поехал, но не так и просто это все.

Дороги сейчас опасные. Да и ездили уже, те, кто куда лучше

разбирается… А ты в компании стража, так что и в целости доберешься, и там будешь в безопасности.

— Как-то у вас все легко получается, — проворчала я. Но

дождалась только приободряющего хлопка по плечу. Мол, привыкай, мир он вообще неожиданный.

— К тому же не отпустим тебя без нужных вещей. Оружейный

механизм, как и обещал, дам. И набор для путешественника найдем.

— У вас и набор специальный имеется? — я улыбнулась, подумав, что это шутка.

— А то, — гордо кивнул нэар Хрисаор. — Все как по списку: штаны с начесом, сапоги с мехом, шерстяных накидок, кажется, две

штуки, и рукавицы…

Я тут же вспомнила, что Геспер мне кофту обещал. Неужели в

Закатном уделе так холодно? Снег, он вроде бы как холодный. Но не

может же быть, чтобы он там постоянно лежал? Или может?

Впрочем, я не сопротивлялась. Вдруг пригодится, чего полезным

разбрасываться? Хотя куда еще мне вещей, если охима и так была ими

забита?..

Кроме одежды, мне выдали лабораторные журналы, приборы для

письма и набор инструментов. Ничем похожим на семейный камень, увы, не снарядили, а нужно было бы. Но тут уж я понадеялась, что

найду сходный механизм в Абендштерне. Уж эта крепость должна быть

набита всякими древними механизмами!

— Вот, смотри, один из самых успешных экземпляров, мы

называем его Метатель, — нэар Хрисаор привел меня в одну из

лабораторий и вручил странный агрегат. У него было круглое широкое

дуло и крепкая длинная рукоятка, которую следовало упирать в

специальный пояс. Зачем еще пояс, выяснилось чуть позже, когда мне

продемонстрировали выстрел. Нет, эффект оказался оглушительный! У

меня в ушах зазвенело, а перед глазами вспыхнули зарницы, да и от

мишени ничего не осталось. Вот только нэар Хрисаор едва устоял на

ногах от отдачи.

— Это просто метатель, это громометатель, Эос его побери! — с

некоторой заминкой произнесла я.

— Громометатель, — восторженно повторил механикос. Кажется, ему это название пришлось по душе. Но меня беспокоило другое:

— А вы уверены, что у меня получится из него выстрелить?

— Конечно, получится! — весело ответил он. И ничего, что от

выстрела у него волосы стали дыбом и глаза слезились. Энергия, которая генерировалась внутри метателя, была не так уж и

сформирована и действовала еще и на того, кто метатель держал. Мне

так и хотелось отказаться от этого жуткого механизма. Вот только и

правда штука была мощная, наверное, горгону в полете подобьет. Если

та не увернется, конечно, от летящего сгустка.

— Ее был полегче сделать…

— Так ведь всего полтора года чертежам, дай нам еще тройку лет

— и сделаем, — мастер принялся укладывать агрегат в большой ящик.

И, несмотря на мои осторожные заявления «а может, не надо», продолжил свое дело. Лишним ничего не будет. Мол, отправлять меня в

край, где механикосов мало, а стражей еще меньше, нужно во

всеоружии.

Так и оказалось, что к тому времени, как я подписала все

документы и официально стала частью академии механики, на

специальной тележке скопилась немаленькая гора добра, которое мне

предстояло взять с собой.

«Это катастрофа», — подумала я, на мгновение представив, что

что-то из шаткой груды упадет и потянет за собой остальное.

— Да-да, осторожненько, — советовал мне нэар Хрисаор, но сам

управлять тележкой не стал, чтобы не мешать мне. Спасибо хоть, что

придерживал на поворотах книги.

И все-таки я была рада побывать здесь. Пусть в здании было

шумно, а в директорской сидела очень суровая нэара, из-за чего я даже

заикаться стала. Но ощущение от лабораторий, библиотеки и разговоров

в коридорах было самое что ни на есть положительное. Я будто

вернулась в те далекие дни, когда был жив дед и к нему приезжали

ученики. Можно было подсматривать и подслушивать их беседы, рассматривать схемы и чертежи, играть с деталями…

— Клио?

Я обернулась и увидела несколько озадаченного Геспера. Как раз

мы с нэаром Хрисаором и тележкой выехали из здания академии и я уже

собиралась искать, где же оставить все эти вещи, чтобы подождать моих

попутчиков. А оказалось, что они справились быстрее, чем я ожидала.

Хотя… Я с некоторым удивлением обнаружила, что, судя по

положению солнца, обед уже прошел. Надо же было настолько

увлечься!

— Я так и знал! — из-за спины Геспера появился Менандр и

хлопнул его по плечу. — Запоминай, друг мой, если не хочешь нести

покупки на своих плечах, когда выезжаешь куда-то с женой, бери охиму

большой грузоподъемности! Вдруг твоей ненаглядной захочется купить

медвежонка… Он же такой милый…

К концу речи он вдруг изменился в лице, будто вспомнил что-то

жуткое.

— Да, будь готов к любым неожиданностям, — продолжил

советовать Менандр.

Я хмыкнула и уже хотела сказать, что ничего ужасного перевозить

не собираюсь, как моя тележка запнулась на камне, а ее содержимое

рассыпалось вокруг.

Ящик с метателем тоже подпрыгнул и опрокинулся. Доски тут же

разлетелись, от удара, видимо, что-то в метателе сместилось, и с

оглушающим ревом тот выпустил заряд. Раз — и разлетелось дерево у

ворот академии.

Я в ужасе замерла, но, слава Эос, кроме дерева, никто не пострадал.

А через мгновение звенящей тишины все окружающее пространство

заполонил какой-то гомон. Я обернулась на звук — из окон, дверей, из-за углов — отовсюду начали появляться люди, преподаватели и

учащиеся, да и просто прохожих хватало. Правда, они как появлялись, так и исчезали. Достаточно было нэару Хрисаору пожать плечами и

сказать «опытный образец».

— Ну, слава Эос, никто не пострадал, — вытер ладонью лоб

механикос и криво мне улыбнулся. — Зато сразу видно, что успешные

испытания. Громометатель хорош!

— Может, оставите его себе, раз он так хорош? — я с подозрением

покосилась на таящийся под грудой дерева «гром и ужас».

— Нет-нет, тебе нужнее, это случайность, предохранитель до конца

не докрутили, из-за встряски дернулся, мелочь же! — нэар Хрисаор

очень щедро уступил изобретение мне. В итоге пришлось согласиться.

Но на всякий случай я этот предохранитель два раза обвязала бечевкой, чтобы точно ничего не отжалось. Второй такой выстрел мог окончиться

более страшно!

— Что ж, оставляю тебя в надежных руках, — в итоге нэар

Хрисаор явно решил сбежать. В принципе я не стала его задерживать, все-таки у механикоса еще дела были, скорее всего, кроме того, чтобы

меня провожать. Напутствия мне уже дали, что почитать, о чем

подумать — тоже имелось.

— Спасибо, — оставалось только сказать мне. А он напоследок

даже ободряюще меня приобнял, так чуть-чуть, чтобы не смущать.

— Жду сообщений. Сразу же пиши, как и что. Без поддержки не

оставим! Хорошего пути!

— Ага, — я помахала вслед сбежавшему механикосу и тяжело

вздохнула. Да, дорога вся еще впереди.

— Помогу, — Геспер подошел к тележке и принялся собирать

разбросанные вокруг вещи. Справлялся он с этим достаточно быстро, пока я все еще стояла с метателем в руках. Нужно было его тоже куда-то положить, но ящик из щепок не собрать.

— Ты бы эту штуку на меня не наводила, — осторожно попросил

Менандр. Я и не заметила, но держала метатель как раз отверстием в его

сторону. Даже интересно стало на мгновение, выдержит ли страж

попадание этого оружия?

— А что? Что-то не так? — мило улыбнулась я Менандру.

— Да мало ли… — он немного нервно рассмеялся, а потом будто

пожаловался Гесперу. — Твоя жена — страшная женщина!

— Значит, не провоцируй, — очень серьезным тоном ответил он,

можно было даже подумать, что я некое опасное чудовище, которое не

понимало, что держит в руках. Да я!.. Да я этот метатель разобрать с

закрытыми глазами смогу. И даже соберу обратно, как было! Но только

с открытыми глазам и по чертежам, конечно.

Но я тут я заметила, что Геспер улыбается, и весь мой запал ушел.

Значит, он тоже может подшучивать над Менандром? Я тихо

захихикала, все-таки забавно же! Но метатель опустила, так, на всякий

случай.

Глава 29

Оказалось, прошлую охиму сменила более вместительная

платформа. Так что я зря волновалась, что мои вещи не вместятся, Здесь

даже небольшой закуток для пассажиров был. Таких модификаций я не

видела, но судя по тому, как привычно разбирался с вещами Геспер, это

для него не в первый раз.

Я, конечно, тоже не стояла на месте, честно предложила помочь.

Очень мне после происшествия с метателем хотелось как-то показать

себя с лучшей стороны. Но Геспер только посмеивался, а потом и вовсе

вручил мне в руки поверх оружия сверток, одуряюще пахнущий

пирогом. Вот так и вышло, что сидела я на мягком диванчике для

пассажиров и ничего не делала. Даже странно.

— Не думай слишком много, — предложил мне Геспер, заглянув ко

мне в окошко.

— С чего это вдруг? — нахмурилась я. И ничего я не надумывала, просто как-то не совсем удобно. И понимала, что ничем толком помочь

не могла, и вместе с тем, нужно же свой вклад сделать в общее дело!

— Там, в доме, ты решала, потому что лучше знала, — пожал он

плечами. — Здесь мы разберемся.

— В общем, мой дорогой друг спешит тебе сказать, что в случае, когда помощь нужна будет, мы ни в коем разе не откажемся, —

появилась в другом окошечке голова Менандра. — Мы, конечно, стражи и все-такое, но это не означает, что мы всемогущие или

всезнающие. Так что расслабься и дай своему мужу поухаживать за

тобой!

— Слушай его, — серьезно кивнул Геспер, что смотрелось на

самом деле очень забавно, и пропал. Наверное, закреплять вещи. Я еще

немного поволновалась, а потом и правда расслабилась. Это не моя

сфера — сборы в путешествие.

Да, каждый должен делать то, к чему приспособлен! Вот сломается, не дай Эос, конечно, охима — я ее починю. На этой мысли я полностью

успокоилась и уделила внимание пирогу.

Метатель пришлось отложить в сторону. Вот же неудобная

штуковина. Полезная, не спорю, но сделать бы ее полегче и надежнее. А

то не ровен час решит взорваться прямо у меня в руках! Я верила в силу

разума и в механику, но знала, что гениальная голова это не всегда

ровные руки. Промахнуться можно даже в самом простом. Дед часто

говорил, что из-за этого механикос не должен работать в одиночку, ошибок не увидит.

Дверца скрипнула, и рядом со мной появился Геспер. Он покосился

на меня, потом на метатель и с предельной осторожностью завернул его

в какую-то ткань. И унес. В принципе я не возражала, лишь бы потом

врученный образец найти. Вернулся Геспер почти сразу, видимо, недалеко оружие спрятал. Выглядел он немного устало: я заметила и

испарину на лбу, и взъерошенные волосы. Наверное, сборы это весьма

утомительное занятие.

— Будешь? — предлагала я пирог с некоторым сожалением, все-таки он был очень вкусным. Начинки в меру, и мясо не переперчили.

— Угум, — кивнул Геспер, но брать из моих рук сверток не стал.

Просто наклонился и откусил. Я с опозданием задумалась, прилично это

— вот так кормить его — или нет, но потом вспомнила, как одна нэара

из тарелки мужа ела. Никто на нее пальцем не показывал, а значит, и

мне можно еще раз угостить Геспера пирогом. А то он неудачно куснул

там, где было меньше начинки.

— Какой у нас план? — я не требовала ответа сию же секунду, ждала, пока он пережует. Тем более Менандр запустил движитель

охимы, и мы покатились по улицам города. Эта машина была видимо

новее, потому что тронулась с места плавно, а скорость набрала быстро.

— В коллегию торговцев, — наконец, ответил Геспер.

Неужели не все купили? Но, если я правильно помнила, в здании

коллегии ничего не продавалось, там скорее решались дела между

торговцами.

Может, и нужно было уточнить, но после переживаний и плотной

еды меня чуть разморило и понемногу клонило в сон. А если вспомнить, что проснулась я рано, а до этого была в хлопотах…

Я очнулась от разговора на повышенных тонах, о чем он разобрать

было сложно. Но один из спорящих явно был Менандром. Ничем

хорошим спор не закончился, потому что под конец эти двое послали

друг друга в Сумрак и разошлись.

— Идиот, — первым делом сказал Менандр.

Я чуть приоткрыла глаза и увидела его недовольное лицо, а потом

привстала на локте и осмотрелась. Оказалось, что сидения в

пассажирской пристройке чуть раздвигались, так чтобы можно было

лечь. И этой длины хватало, чтобы мне было удобно, но Геспер здесь не

вытянулся бы во весь рост.

Сейчас он просто пристроился с края лежанки, уложив себе на

колени мои ноги. А под головой я обнаружила что-то мягкое и теплое. Я

потянулась, вытащила это нечто на свет, расправила и теперь держала в

руках плотную вязаную кофту.

— Не рановато ли?

Не ожидала, что Геспер выполнит так быстро свои обещания, и я

обзаведусь теплой одеждой. Ведь до Западного удела еще ехать и ехать.

Вообще, удивительно, что эти двое нашли в Аполисе что-то настолько

теплое.

— Нет, придется ехать ночью и быстро, будет прохладно, —

ответил за друга Менандр.

— Не едут? — уточнил Геспер.

— Горгон боятся, хотя нападений с той свадьбы не было. Кто-то

торговцам рассказал, что возле Зеленого хребта видели минотавра. Еще

бы про гарпий рассказали!

Их серьезные лица заставили и меня напрячься.

— А что происходит?

— Мы-то и полететь можем, так, конечно, безопаснее. Но если и

передвигаться дорогами между городами, то лучше это делать не в

одиночку. Особенно ночью. Обычно с торговцами едут, группой. И им

охрана, и нам проще.

— А я пешком ночью в Аполис пришла, — похвасталась я. — И

ничего со мной не случилось.

— Я случился, — хмыкнул Геспер. А я не нашла, что сказать в

ответ, и просто фыркнула. Тут еще кто и с кем случился — разобраться

надо.

— Если хотим успеть проехать по Великому мосту, то

задерживаться нельзя, — напомнил Менандр и исчез снаружи.

Мы и не задержались. Я успела увидеть здание торговой коллегии в

лучах заходящего солнца, более близко познакомиться с охимой, на

которой ехала. Хотя внутрь механизма, конечно, заглядывать не стала.

В свои способности я верила, но вдруг, как назло, что-то упущу или

сдвину — и мы останемся в Аполисе.

Так странно, что еще недавно я нервничала, стоило подумать о

путешествии. Но сейчас меня снедало нетерпение: когда же, когда же я

доберусь до цели. Неизвестность пугала, но когда-то же она должна

закончиться!

Дорога ровно ложилась под колеса охимы, наш транспорт слегка

покачивало, натужно ворчал движитель. За пределами города и синикий

Менандр увеличил скорость, правда, перед этим заменил камни, питающие охиму, чтобы она не стала посреди дороги в темноте. Небо

затянуло тучами, даже звезд не было видно.

Мимо проносились сначала поля, но чем дальше становился

Аполис, тем темнее было вокруг. Редкие столбики с осветительными

камнями появлялись еще реже. Геспер сначала переместился на сидение

рядом с водителем, а потом и вовсе снял с себя тунику и в полуголом

виде примостился где-то среди вещей. Я понимала, что это все ради

нашей безопасности. А еще, возможно, Геспер это сделал зря, и ничего

не случится. Но я все равно почувствовала легкую дрожь.

А вдруг за гудением охимы мы не слышим жутких визга

Сумеречных чудищ? А вдруг какое-то из них сейчас крадется между

деревьев, догоняя нас? Перед глазами сразу же промелькнули сотни

страниц с изображением разных созданий. Кому же в детстве не

хотелось заглянуть в книги и испугаться?

— Если не можешь заснуть, то перебирайся ко мне, — предложил

Менандр. Между пристройкой для пассажиров и водительским местом

был широкий проем, протиснуться через него было несложно. Я не

стала притворяться, что хочу спать, тем более это было неправдой.

Натянула ту самую кофту, из-за волнения мне было прохладно. И

перебралась вперед.

— Не волнуйся, мы очень выносливые, можем и не спать пару

дней, — махнул рукой Менандр. — Я бы поменялся местами с твоим

мужем, но, увы, он водит не особо уверенно. Да и с ориентацией на

местности… В общем, если мы не хотим встретить рассвет Сумрак

знает где, лучше я нас повезу.

Я молча кивнула и засмотрелась, как спокойно лежат руки нашего

водителя на рычагах. Мне-то не часто выпадала возможность управлять

охимой, я скорее видела ее в разобранном состоянии.

— Чтобы не заснуть, хочешь, расскажу тебе, почему вы с Геспером

столкнулись на дороге в Аполис? — после недолгого молчания

предложил Менандр.

— Он летел за каким-то летающим кошмаром, разве не так? —

удивилась я.

— Так-то да, но как он нашел эту тварь, другой вопрос. Дело было

так. Куплю ужин, вкусные пироги, сказал мне Геспер, и не успел я

сообразить, как он вышел из башни Аполиса… — со смешком начал

рассказ Менандр.

Я неверяще посмотрела в его сторону. Он что, имел в виду, что

Геспер вышел за угол и заблудился? И я бы спросила.

Но тут прямо перед охимой что-то рухнуло. Машина проскакала

всеми колесами по какому-то препятствию, ее занесло. Менандр бешено

принялся крутить рычаги, а я как по инструкции скукожилась и

прикрыла голову руками. Рама охимы должна выдержать, если мы

столкнемся с деревом… Эос убереги, а я выдержу?!

Глава 30

Охима резко дернулась и замерла, как будто что-то прервало

тормозной путь. Я продолжала упираться всеми конечностями и

одновременно защищать свою драгоценную голову, пока не услышала

голос Менандра:

— Цела?

— Д-да, — запинаясь, ответила я и с осторожностью разогнулась.

— Нет-нет, так и сиди, мы пока разберемся…

Но меня было не так просто остановить. Нет, вылезать из охимы я

не собиралась, но хотя бы осмотреться очень хотелось. И буквально

сразу же стало понятным, как это охима не врезалась в первое же

дерево. За край платформы ее сейчас держал Геспер в своей крылатой

форме и, скорее всего, пусть мне и не видно было, упирался ногами, а

точнее, лапами в дорогу.

— Вот зараза! — недовольно рявкнул Менандр, что-то вытаскивая

из-под охимы. Я, конечно же, потянулась посмотреть, но почти сразу

брезгливо поморщилась. Уж что, а овец я предпочитала видеть или

живых, или уже приготовленных и на столе, а не частично съеденных и

на дороге. Темнота скрывала подробности, но до меня донесся

противный запах, мясо-то явно было с душком.

— Гарпии, — Менандр отбросил находку в сторону и быстрым

движением оголился по пояс.

Какие гарпии? Я непонимающе оглянулась. Откуда здесь гарпии?

И как страж определил, что это они? Может, просто какое-то животное

подъело овцу… И да, выбросило часть туши на дорогу, как раз под

колеса охимы. Впрочем, я сомневалась в умственных способностях

сумрачных тварей. Не могли же они быть последовательными?..

— Ур-рх, — Геспер предупреждающе зарычал и подтолкнул меня

пересесть дальше от двери. А дальше все понеслось с такой бешенной

скоростью, что я с трудом понимала, что происходило.

— Ты направо, я налево, — скомандовал Менандр. И стражи

разлетелись, но почему-то совершенно в противоположные названным

стороны.

Я осталась сидеть почти на водительском сидении в тишине и

почти в полной темноте. Было очень не по себе. Особенно в одиночку.

Очень ощутимо стало, что тонкие стенки охимы из дерева и металла не

защитят. Что мир-то больше и как бы более грозный. Хорошо, что я не

бросила привычку носить с собой сумку. Так что я перевесилась через

проем обратно в пристройку для пассажиров и принялась искать свои

вещи. Наверное, Геспер снял сумку с моей талии, когда я задремала.

— О, нашла! — пара минут поисков почти что вниз головой

увенчалась успехом. Теперь надо было вылезти обратно. В сумке точно

лежал осветитель и запасные камни…

И тут что-то заклацало. Как будто пропрыгало по крыше охимы.

Звук вышел звонким, намекающим, что тыкает в металл нечто острое.

Сверху всерьез заскреблось. Я почувствовала, как зашевелились волосы

у меня на затылке. Всегда эта фраза казалась глупой, а нет же, просто я

никогда не испытывала такого ужаса. Эос помоги, сейчас неизвестно

что ворвется внутрь охимы и начнет есть меня отнюдь не с головы!

Я ужом скользнула вперед и рухнула на пол пассажирского отсека.

Здесь было больше стен и можно спрятаться. Теперь, когда я была в

укрытии, желание узнать, что же такое там бродит, снова подняло

голову. Я осторожно выглянула в проем и прислушалась: клацанье

стихло. Темнота и тишина набегала волнами. В один момент казалось, что я что-то слышу и вижу, а потом все вокруг снова исчезало.

Постепенно возникало ощущение, что я тону. Паника подкатывала все

сильнее. Стражей не было ни видно, ни слышно.

Ох, лучше бы клацало и выло, лучше бы я видела, что происходит

вокруг!..

Рука сама по себе нащупала в сумке осветитель. Включу — и меня

точно заметят. Не включу — и с ума сойду от неизвестности!

Вспышка на мгновение ослепила и меня тоже. Но я вовремя

прикрыла глаза, но как только свет перестал причинять неудобства, широко их раскрыла.

Оно было огромным!.. А нет… Это тень вышла огромной, легла на

переднюю часть корпуса охимы и дорогу. То, что сидело, было

небольшим.

Птица?..

Всего лишь птица?

Эос! Вот я идиотка! Это птица, конечно же. Она опустилась на

крышу и проклацала своими коготками по металлу. Естественно, звук

был звонким, ведь когти у птиц весьма крепкие, особенно если они

хищные. А эта, скорее всего, была хищной. Иначе с чего ей летать

посреди ночи?

— Прочь, — махнула я осветителем, пытаясь согнать птицу. Вот

что значит никогда не выезжать дальше своего дома, сразу пугаешься

каждой тени. Птица, в отличие от меня, ничего не смущалась и

продолжала ковырять клювом то, что прижимала лапой к охиме.

— Эй!.. — я повысила голос и перегнулась через проем, к месту

водителя, чтобы быть ближе к птице. И добилась своего: та обратила на

меня внимание.

— У-и-и! — она повернула ко мне клюв, широко раскрыла его и

завизжала. В свете отлично было видно и зубы внутри клюва и длинный

острый язык, болтающийся из стороны в сторону. Нечто — потому что

у птиц такого набора зубов явно не должно было быть — раскрыло

крылья, и те оказались двойными. И тут я окончательно поняла, что еще

никогда так не ошибалась в своих первых выводах.

А в лапе эта тварюка держала кусок мяса.

Эос, хоть бы это было не мясо стражей! Кстати, где же они делись?

О стражах я подумала вовремя, потому как с криком чудища

тишина пропала. Все вокруг заполнилось шелестом жестких крыльев и

визгами. Пока еще отдаленными. Но чем дальше, тем больше клацанья

слышала снаружи. Конус света то и дело вырывал картины того, как эти

мелкие сумрачные твари вырывали друг у друга добычу или

расхаживали, покачивая головами, как самые настоящие птицы. Удачно

притворялись!

— У-и-и! — шума становилось все больше, но двинуться я уже не

могла. Если спрятаться, залечь на пол, то нужно выключить осветитель.

Но так же я понимала, что свет был единственным, что так или иначе

немного отталкивало тварей. С неосвещенных сторон слышался гораздо

более активный скрежет. Они готовы были процарапать себе путь.

Меня стало потряхивать. Мысли резво метались, но я все никак не

могла придумать, как себя оградить от опасности. Даже метатель бы не

помог. Он явно был хорош только против медленных и больших целей.

Мне нужно было другое оружие… что-то более мелкое, менее

разрушительное, но бьющее по площади. С быстрой перезарядкой. О, Эос, меня, возможно, сейчас сожрут, а я думаю о схемах

преобразования энергии!

И тут скрежет стал совсем невыносимым: птицы проскребли

крышу пристройки, и в щели мелькнул крупный коготь. Я взвизгнула от

неожиданности, вот честно, сама от себя не ожидала, и выронила

осветитель. Сразу же подняла, естественно. Но птицы и без этого

напирали, щелкали клювом, и в стекло перед водительским местом

упирались жадно раскрытые клювы с темными пастями.

Из-за слюны или какого-то другого вещества прозрачная

поверхность становилась мутно-темной. Они еще и ядовитые?

Я светила то в стороны, то вверх, отгоняла непрошенных гостей.

Крепилась как могла. Стражи прилетят. Если их не съели… Ну не могли

же их съесть, правда?! Особенно так быстро!

— Вжух! — уши заложило от какого-то непонятного чувства.

Будто перепад давления воздуха. Я раскрыла рот как рыба — и это

помогло. В ту же секунду сверху в скопище птиц что-то рухнуло, расплескивая перья и другие части тварей во все стороны.

Геспер?! Или нет? Сначала я не разглядела, а потом услышала «Гр-ра-у» совершенно с другой стороны и поняла, что нет, сверху упал

Менандр. Я уже знала, как сражался Геспер, но рассветных стражей в

бою и так близко удалось увидеть только сейчас. Хотя в конусе света

было мало что возможно разглядеть. Мелькали блестящие крылья, а

руки Менандра сейчас напоминали два раскаленных штыря или меча.

Он вращал ими с ужасающей скоростью, создавая подобие огненного

вихря, который и правда поджигал жутких птиц.

Визга стало еще больше. И я не удержалась, бросила осветитель и

зажала крепко уши. И тут дверь в мое убежище погнулась, а потом и

вовсе треснула.

Я схватилась за первое, что попалось в моей сумке под руку —

разводной ключ — и выставила перед собой. Пусть оружие так себе, но

без боя я не сдамся.

Внутрь влезла огромная лапа в неаппетитных ошметках, и я

вздохнула с облегчением и тут же в нее вцепилась, несмотря на грязь.

Эту кошмарную конечность я уже бы с закрытыми глазами узнала.

Глава 31

Геспер одобрительно заурчал, когда увидел, что я вооружилась.

Так-то да, на стражей надейся, а сам не плошай. Проку от махания

ключом было бы немного, но это все же лучше, чем просто сидеть и

ждать, когда в тебя вцепятся чьи-то зубы.

— Р-роу-роу, — это Геспер попытался мне сказать, а заодно и

жестом подтвердил, чтобы я оставалась внутри.

— Там небезопасно? — так-то я уже не слышала никаких воплей.

На мой вопрос Геспер на пару мгновений замер, что-то высматривая, а

потом махнул рукой. Мол, ладно, выходи.

Первым делом я увидела грязного, но все еще сверкающего

Менандра. И вместо рук у него и правда были странные мечи. Страж

взмахнул крыльями, встряхнулся будто большая птица. И разбрызгал в

сторону все, что налипло на него.

— Фу! — я едва успела прикрыть руками лицо. Геспер заворчал, шевельнул крылом, тоже пытаясь меня заслонить, прижать к себе. Вот

только и он не особо, наверное, понимал, насколько грязен. Я с

фырканьем отстранилась от горячего бока и отошла в сторону, осторожно переступая птичьи тушки.

А мне не показалось, зубы у этих пташек и правда были острыми, некоторые напоминали чуть загнутые иглы. Вцепится такая в руку и не

вытащишь! Я даже хотела познакомиться с этими тварями ближе, но

как-то беспокойно было. Вдруг какие-то из лежащих не совсем мертвые, а на мне никакой защиты не было. Но за перо я все-таки тронула одну

— точнее, оторванное крыло подняла. Оно-то уж точно не вцепилось бы

мне в руку зубами. Перья были мало похожи на птичьи, очень жесткие, плотные, скорее костяные пластинки. Да уж, такими подушку не

набьешь, определенно!

— Не трогай эту гадость, их кровь может и обжечь, — посоветовал

мне Менандр. Он вернул своим рукам более привычный вид, но в

человека не превращался. Наверное, так было безопаснее.

Я ронять крыло не стала, нашла в сумке кусок ткани, в которую я

заворачивала инструменты, и обернула свою находку. Потом рассмотрю

более внимательно.

— Ты глянь, какие умные они нынче стали, — махнул Гесперу

Менандр. Страж снова говорил странным образом: на лице не было рта, но я прекрасно слышала его голос. Причем даже громкость была разная

и интонации понятны. Но более удивительным было то, что Менандр

поднял с земли.

Кажется, это был барашек. Бедный барашек. От него осталась

половина, и то очень обкусанная. Вот только располовинили барашка

явно не птички Сумрака, а кто-то более умелый, потому что даже укусы

чудищ не могли скрыть ровный надрез.

— Говорили же охотникам, чтобы не разбирали туши в лесу, —

недовольно сказал Менандр и отбросил свою находку в сторону.

— Угу-р-р, — беспокойно ответил Геспер и так же нервно

прошелся вокруг охимы. Он стряхивал остатки птиц лапами, отбрасывал ногами трупики с дороги.

— Да, надо сообщить с ближайший город, где-то могут быть еще

гнезда, слишком много их было… Скорее всего, вереницу торговцев

они тронуть не посмеют, но одиноких путешественников ничего

хорошего не ждет. Додумались же, как остановить охиму. Милая Клио, отойди-ка в сторону, нас надо на дорогу поставить.

Что? Я послушно сделала несколько больших шагов от охимы, а

потом с искренним восторгом смотрела, как двое стражей поднимали

груженную платформу и медленно ставили ее на дорогу. Это было

сродни театральному представлению, где артисты, изображая силачей, поднимали склеенные из бумаги камни и гири. Но я-то знала, что охима

весит немало, а ко всему еще вещи…

Стражи, конечно, сильные. И с крыльями. И с другими

способностями. И тварей Сумрака способны одолеть. Но то твари, а это

что-то реальное, простое, например, охима.

Я так и осталась стоять, вытаращив глаза, просто не знала, что

говорить в такие моменты. Зато в голове тут же появились идеи другого

толка. Это ж выходит, что если мне что-нибудь придется перемещать —

оборудование, например, то не нужно никаких кранов или рычагов.

Просто ткнуть в сторону груза и указать куда! И Геспер не будет сопеть, кряхтеть и тянуть, а возьмет и отнесет. Эос, какое удобство!

Меньше минуты — и охима уже стояла посреди дороги, чуть в

стороне от места, где случилась авария. Геспер помахивал крыльями, стирал с себя когтями остатки тварей. Они что, об него убивались?

Хотя, может, так оно и было. Если на высокой скорости страж мчался

через стаю птиц, то ему нужно было только лицо прикрывать и глаза

защищать, ну и крыльями активнее махать не забывать.

— Все, поехали, — Менандр тоже как мог привел себя в порядок.

Он действительно превратился обратно в человека, сохранив на ногах

штаны, хотя сама ткань была в прорехах, видимо, пострадала в бою. А

вот из обуви остался один сандалий. Менандр глубокомысленно

пошевелил пальцами ног и со вздохом стянул обувь со второй ноги.

— Посмотри у левого края, там должна быть одежда, —

посоветовал Геспер. Я даже не заметила, когда он успел превратиться

обратно. Краем глаза еще раз убедилась, что мой муж как прежде

оказался голым. Но так как мы были посреди безлюдной дороги и еще и

ночью, то смущения он явно не чувствовал. Я на пару мгновений

полюбовалась красивыми мышцами спины и четкой линией бедра — он

как раз наклонился, чтобы надеть штаны, а потом решила, что надо

тоже делом заняться. Все-таки на хорошо проработанные мышцы я еще

успею налюбоваться, а вот ехать нам надо уже сейчас.

Я достаточно быстро нашла и флягу с водой и кусок ткани. Нужно

было протереть водительские окна, заплеванные сумрачными тварями.

Иначе как ехать? Ничего же не видно!

— Так это были гарпии? — я вспомнила, что Менандр этих птиц

называл. — Мне казалось, они больше должны быть. И у них лица

человеческие…

— Высший вид, — отозвался на мой вопрос Геспер.

— Да, они редкие, но очень проблемные, — поморщился

Менандр. — А эти более простые, но когда собираются в стаи, становятся грозной силой. Причем мелкими стаями занимаются не

стражи, а сами города. Выкорчевать такую заразу по силам обычным

людям. Но то ли эти леса давно не осматривали, то ли осмотр был

только на бумагах…

— Захвати, — Геспер передал другу мешок и кивнул на тушки

птиц.

— Это ты хорошо придумал, против таких доказательств нечего

сказать будет!

Мы не стали задерживаться на месте надолго. Стражи осмотрели

охиму, в том числе и под ней. Счистили остатки птиц с крыши, а я как

раз дотерла стекло перед водителем. Не идеально, но что-то разглядеть

все-таки можно было. Внутрь пассажирской пристройки никаких гостей

не попало, так что там запаха тварей не было — противного, кислого.

Но все равно сидеть в темноте одной мне было не по себе.

Пусть впереди, всего-то стоит протянуть руку, сидел Менандр.

Теперь, кажется, я не только пространства и высоты опасалась, но и

темноты. Я первым делом схватилась за разводной ключ и нашла на

полу осветитель. Со светом стало чуть лучше.

— Все на месте? Отправляемся, — сообщил мне наш водитель.

Я что-то проблеяла в ответ. Успокоиться вот так сразу было

сложно. Почему-то на крыше башни Аполиса было даже слегка весело.

Хотя опасность же тоже была! Наверное, всему виной, что там у меня

было чем защититься. Я точно знала, что рядом семейный камень, что я

смогу активировать щит… А с птицами у меня были весьма смутные

шансы.

— Постой, — вдруг произнес Геспер и зачем-то спрыгнул с места

рядом с водителем, секунда — и он уже забирался в пассажирскую

пристройку.

— Ты что?.. — удивилась я.

— Едем, — это он Менандру скомандовал, и тот, что-то бравурно

просвистев, тут же завертел рычагами управления. Движитель

взвизгнул, но завелся, загудел. Охима рывком двинулась с места.

— Спи, — это Геспер уже мне объявил. Приобнял рукой, потянул

на себя и уложил головой себе на бедро. А в качестве подушки мне

была предложена мужская туника.

Ткань пахла травами, рука на моем плече была тяжелой и горячей, охима подпрыгивала на разбитой дороге, но тащилась в ночь. Я чуть

пододвинула голову, чтобы можно было рассмотреть Геспера. Он сидел

недвижимо и смотрел вперед — на дорогу. Но мое внимание заметил

почти сразу. Я почувствовала, как его ладонь осторожно погладила меня

по плечу, мол, ничего страшного нет.

— Спи, все закончилось, — повторил он. И я не сразу, но все-таки

поверила ему — осмелилась закрыть глаза.

Глава 32

Под утро меня даже немного укачало. Слишком быстро гнал охиму

вперед Менандр. Мы остановились только несколько раз. А потом

заскочили уже более основательно в какой-то городок, где стражи

оставили

сомнительный

подарок

мешок

с

гарпиями

с

отвратительным запахом, который распугал асфалиев города. Те, конечно, крупные мужчины были и при оружии — а кого еще на страже

спокойствия города ставить? — но гарпий вблизи не видели.

— Разберетесь, — поставил их перед фактом Геспер.

— Книжки умные почитаете, — хохотнул следом за другом

Менандр и подмигнул асфалиям. Те вид имели растерянный и

откровенно

недовольный.

Ну

еще

бы,

не

позавидуешь.

Проигнорировать указание стражей они не могли, все-таки стражи

голословно ничего не указывали, это все знали. Так что придется

собирать отряд и очистить лес от нежеланных гостей.

— Так-то для этого стражи есть, вот сами бы… — нагло заявил

стражам кто-то.

— Может, мне еще за тебя есть, пить и к жене ходить? — недобро

фыркнул Менандр. Он почти сел обратно в охиму, но тут повернулся и

направился к асфалию, которые позволил ляпнуть себе лишнее. Кулаки

стража сжались. Ударит наглеца или нет?

Я замерла, высматривая через окошко, что же происходит. Так-то, по словам механикоса Хрисаора, стражей не так и много. Точнее, их

никогда не могло быть много. Все-таки из множества желающих

становится стражами каждый год едва ли пара человек. Так что

естественно, что на территорию Рассветного и Закатного удела вряд ли

достаточно тех стражей, которые были. А учитывая то, что закатных…

Хм, собственно один или несколько. Да уж, это действительно наглость

требовать от стражей заниматься еще и такими мелкими тварями! Это

все равно, что от признанного мастера механикоса ждать, что он

заготовки будет делать сам, когда в мастерской еще полдюжины

помощников.

— Что?! — взревел асфалий и бросился вперед.

И, кажется, сейчас Менандр вступил бы в драку. Что, честно

говоря, глупо! Это же стражи, как вообще в голову может прийти на них

напасть? Это почетное и опасное занятие. Да и сам Менандр ничего

сверх того, что ему доступно, не сделал. Ну вспылил, ну почтения не

проявил. Так и не должен был. Смысл эмоций в этих делах? По мне так

все должно было ограничиться «задачу поставил — задачу принял к

исполнению». В принципе оно так и закончится. Вот только времени мы

потратили больше, чем нужно.

— Я разберусь, — неожиданно для всех Геспер отстранил друга в

сторону, подтолкнул обратно к охиме, а сам пошел навстречу асфалиям.

Поднял мешок с гарпиями, за который, естественно, и браться боялись, что-то негромко спросил у собравшихся и ему тут же указали

направление.

— Он живым вернется? — заволновалась я. Но Менандр только

хмыкнул:

— Правильно, надо идти к вышестоящим. Но после такого приема, боюсь, я бы не сдержался, наговорил всякого…

— И они бы не стали выискивать этих гарпий?

— Да нет, стали бы. Но жалобу на меня бы подали, — криво

улыбнулся он и с угрозой уставился на оставшихся стоять у сторожки

асфалиев. Мол, не подходите ближе.

— А Геспер, значит не такой? На него жалобу не подадут?

Менандр с удивлением обернулся ко мне. Прошелся взглядом, будто нашел что-то еще неизвестное ему. Я даже напряглась. Кажется, это был первый раз, когда мы с ним оставались вот так наедине. По

идее, отличный шанс узнать что-то о собственном муже. От кого, как не

от лучшего друга? Вот только какие вопросы задавать, я совершенно не

понимала. А строить из себя приличную нэару было как-то поздно.

— Нет, некому подавать на него жалобу. Отправят письмо в

Абендштерн, так сам же Геспер его и прочитает…

— А он действительно последний? — мой голос слегка дрожал, хотя, готовясь задать этот вопрос, я не волновалась особо. Но вот так

бывает. — Мне рассказали…

— Тогда, когда все случилось, он, конечно же, последним не был.

Но стражам свойственно умирать, — пожал плечами Менандр, а потом

со злостью выдавил: — Вот только некоторые об этом забывают. О том, что мы не можем сбежать с этого поля боя, с каким бы врагом ни

столкнулись!

— Мне тоже твари не казались ужасными, пока я вблизи их не

увидела, — я попыталась успокоить стража. — Может, и эти…

— Да все они понимают! Так же как и то, что я бы никогда не

отправил их туда, где по-настоящему опасно. Нет там ничего, с чем бы

они не справились! Вот только надо же!.. — Менандр зло хлопнул

ладонью по корпусу охимы и мгновение спустя успокоился. — Извини, милая Клио, наверное, я устал…

— Я понимаю, — покивала я, потому что и правда понимала. То, что вести всю ночь охиму тяжело, а еще и нападение было. А тут

асфалии, которым наплевать, что кто-то из торговцев тоже попал бы в

такую ловушку! Бабушка говорила, что иногда люди не то чтобы не

могут, а просто не хотят мочь. Лишние заботы, так сказать, никому не в

радость.

— Сейчас Геспер будет молчать, — вдруг настроение Менандра

изменилось, и он рассмеялся. — А окружающие его люди жутко

напрягаться и гадать, о чем же он молчит…

— А он молчит о чем-то? — удивилась я. Потому что молчать

можно же и без какой-то причины. Нет, бывает, что в тишине проще

думается, но в основном молчание — это просто молчание. Тихо, мирно, спокойно, мысли обрывками плывут, за облаками наблюдаешь.

А вот идеи генерировать лучше вслух.

— Я-то знаю, что, скорее всего, молчит он о том, когда мы

доберемся и чем поужинаем, — все так же улыбался он. — Но другие-то

об этом не знают. И из-за напряжения шевелятся быстрее. Иногда

тишиной и пристальным взглядом можно больше добиться, чем криком.

— Ну-у, это нужно иметь соответствующее лицо и габариты, — я

жестами изобразила рост и ширину плеч.

— Точно, — кивнул мне Менандр.

Мы на какое-то время застыли в тишине, высматривая, когда же

Геспер выйдет из приземистого здания, в котором исчез. Где-то над

белыми стенами города пряталось восходящее солнце. Далеко ли мы

уже от Аполиса? Судя по тому, сколько мы ехали, неблизко. Это не три

часа пешком… Наверное, где-то в центре Рассветного удела. Моря здесь

видно не было, кажется, мы проехали один раз по мосту — я услышала

изменения звучания движителя, охима на минуту или больше снизила

скорость, а колеса едва заметно щелкали. Вокруг было меньше полей и

привычных мне оливковых рощ, но встречались часто лески, как тот,

где нас поджидали гарпии. То ли из-за ночной прохлады, то ли по

другой причине было зябко. Так что я с удовольствием натянула на

плечи кофту.

Геспер не спешил. Стало немного скучно, так что я нарушила

молчание первой. Хотя обычно так не спешила делать.

— Так что случилось в Абендштерне?

— Хм-м, лучше бы ты услышала эту историю от Геспера, — с

сомнением предложил Менандр. — И увидела бы своими глазами… Да, так будет лучше.

— Ладно, — немного расстроилась я, но не сдалась: — А что

можешь рассказать? Мне же там жить!

— Моря там нет, разве что море тумана, — хмыкнул Менандр. —

Горы, леса… Народ привык к тому, что стражей нет, более осторожный, суровый, что ли… Но это ближе к Абендштерну, конечно. Так-то

рассветные стражи в каждом большом городе стоят на страже.

— Вы распределили силы, да?

— А что было делать? — пожал он плечами. — Я сам не знаю, но

старшие стражи помнят, как закатные приходили на помощь нам. И

негоже Рассветному уделу бросать Закатный. Иначе Сумрак поглотит

нас со всех сторон…

— Там страшно? — я сглотнула неприятно вязкую слюну. Страх

темноты и чего-то надвигающегося, неизвестного все еще таился где-то

внутри меня. А если за чертой, которая отделяет Сумрачные земли от

человеческих, все наполнено этой темнотой и страхом?

— Не нужно об этом думать, — натянуто, преувеличенно весело

сказал Менандр и потрепал меня по волосам.

Конечно, я нахмурилась. И даже немного обиделась. Почему бы не

сказать? Почему не дать мне ответ? Но возмущение быстро испарилось.

А если я узнаю, что там еще страшнее, а Абендштерн стоит так близко к

черте, что и представить жутко, то что дальше? У меня ни оружия, ни

возможности себя защитить. А волноваться заранее — не самый лучший

выход. И правда, окажусь на месте и только тогда буду строить планы…

О, Эос, планы!.. Мне же вести хозяйство нужно будет?!

Не успел Геспер дойти до охимы, как я бросила ему навстречу.

— Все пропало! — ошарашила я его.

— Хм-м? Хм? — Геспер замер и непонимающе посмотрел на меня, потом куда-то над моим плечом. Снова на меня, и снова на друга.

Наверное, обменивался взглядами с Менандром. Мол, что тут у вас

произошло, когда успело произойти. Но о моих сложностях Менандр не

знал.

— Нет-нет, на меня смотри. Мне срочно нужно в книжную лавку!

— Зачем?

— Мне нужна книга, конечно! Зачем еще в книжную ходят?

Большая книга. Просто огромная!..

Честно говоря, я представить не могла насколько большим может

быть пособие по тому, как управлять целой крепостью. Но

предполагала, что оно должно быть толстенным. А иначе как? И не то

чтобы я хотела разбираться в этом всем, но не стоило пускать все на

самотек хотя бы в этот раз.

Глава 33

— Какая лавка? — встал в позу Менандр, его мой энтузиазм не

восхитил. — Мы и так опаздываем! Эос помоги добраться вовремя. Так

что никаких возможностей по рынку ходить нет…

Я, конечно, нахмурилась, хоть и понимала, что в принципе он прав.

Но и книгу хотелось. Как раз к приезду в Абендштерн я была бы готова

к любой неожиданности!

— А сколько в объезд Великого моста ехать? — попыталась я в

последний раз.

— Четыре дня, — Геспер этими двумя словами мгновенно сбил все

мое желание останавливаться в городе.

Тут я сутки неполные ехала в охиме и уже немного заскучала. Или

лежать, или сидеть — не особо много альтернатив. Хотя, конечно, ночные приключения внесли свои коррективы с монотонную езду. Но

вот еще четыре дня… А потом, конечно же, еще сколько-то времени

займет добраться до Абендштерна. В общем, я приуныла, но больше

спорить не стала. Ведь и правда по ту сторону Великого моста тоже

должны быть книжные лавки! Вот там и куплю. Обязательно.

— В Абендштерне есть библиотека, — скромно произнес Геспер.

— Большая? — я заинтересованно подалась к нему. Но Менандр в

этот миг резко завел охиму — и меня буквально вжало в мужа.

Впрочем, я и сама бы в него вцепилась. В первую очередь, чтобы

сведения добыть. Библиотека крепости закатных стражей просто не

могла быть чем-то обычным!

— Немаленькая, — так же скромно ответил он и, немного подумав, заключил. — Около трех тысяч томов.

Сколько? Честно говоря, я едва не задохнулась воздухом. Три

тысячи… Это же сколько времени нужно будет, чтобы прочитать все

три тысячи. Или даже больше?.. Да, скорее всего, не все из книг мне

будут полезны или интересны. Но все равно! В академии мне дали два

десятка пособий, большинству механикосов этого хватает, чтобы

нормально овладеть наукой. У деда были редкие работы, некоторые

чуть ли не вручную написанные, а не переведенные с бумаги на бумагу.

Сейчас в грузовой части охимы ехало около шести десятков книг. Но

три тысячи…

— Мало? — поинтересовался Геспер, видимо, его насторожило мое

молчание.

— Не-е-ет, — я замотала головой. — Как раз! Мне хватит!

От радостного нетерпения я бросилась ему на шею. Как-то так

вышло, что Геспер очень сильно меня к себе прижал, а потом и вовсе

коснулся своими губами моих. И вот если бы охиму не трясло на

поворотах, все было бы почти что идеально. И меня не смущало, что

целовались мы в присутствии Менандра. Да и вообще, как-то

отблагодарить гонца, который принес такие чудесные сведения, это

ведь правильно?

— Эй, я же завидую, — конечно же, наш водитель заметил, еще и

скорчил скорбное выражение лица.

— За дорогой смотри, — хмыкнул Геспер. Чтобы ответить

Менандру, ему пришлось оторваться от моих губ, но выпускать из

объятий он меня явно не собирался. И я решила посидеть так еще

немного. Наладить отношения, так сказать. Говорить под жужжание

движителя было невозможно, но зато мы могли уютно помолчать. Я

думала о книгах и дороге, а пальцы Геспера рисовали какие-то

завитушки вокруг моего браслета. И только Менандр ворчал:

— …Сам же их свел. Сам! Теперь страдай, страж. Пропал лучший

друг в сетях красавицы…

Геспер на все эти жалобы только посмеивался, и этот звук

отдавался щекоткой в моей ладони, которая как раз лежала на его груди.

Но чем дальше ехала охима, тем беспокойнее мне становилось.

Все-таки Менандр уже почти сутки на водительском сидении. Стражи

так-то выносливые, но не стоило ли его заменить? Я худо-бедно

справилась бы с управлением.

— Да разве же это усталость? — отмахнулся он. Настроение

рассветного стража снова поменялось, обиды уже были забыты, и он

насвистывал какую-то веселую песенку. — К тому же сейчас

останавливаться нельзя.

— После моста, — добавил Геспер.

— Да, ты прав, — согласился Менандр. — Как раз на той стороне

знаю приличный гостевой дом. Отдохнем, приведем себя в порядок.

По всей видимости, оставалось не так и много часов пути. И чем

дальше, тем чаще я выглядывала вперед: вдруг уже появился на

горизонте Великий мост. Об этом творении древних механикосов я

только слышала. Увы, слишком много знаний пропало, когда Сумрак

обступил наши земли. К сожалению, в те времена к науке подпускали

далеко не всех, механика была лишь для избранных… И от того, а я в

этом уверена, и вышло так, что почти все значимые изобретения давних

лет были утеряны. Оставались только осколки, которые до сих пор

работали, но никто не мог повторить их схем. В основном старались

работающее не трогать — мало ли, вдруг перестанет работать!

Дед как-то сказал мне, что раз те — прошлые — могли сотворить

такое, как превращение стражей или Великий мост, то и мы —

нынешние — тоже способны на многое. Только не стоит делать тех же

ошибок. Теперь-то механика все больше была для людей — простые

вещи для обыденных дел. И механикосы не обосабливались.

Хотя по мне так сидеть в башне и спокойно себе изобретать —

разве может быть что-то лучше? Не общаться с заказчиками, не тратить

время на торговлю… Эх, это очень близко было к тому, о чем я мечтала.

Правда, в моих планах также было изобрести нечто грандиозное…

Например, такое, как возникло на горизонте.

— Великий мост, — прошептала я.

— А то, — кивнул Менандр и тут же скомандовал. — Держитесь

крепче, надо поднажать.

— Завеса расходится, — прокомментировал Геспер, а я откровенно

не поняла, что он имел в виду. Но видимо, что-то важное, потому что

наш водитель выругался, а движитель охимы взревел как будто на

последнем издыхании.

— Успеем! — крикнул Менандр и рванул рычаги.

Великий мост приближался. Рядом с ним, конечно, вырос город.

Он, может, даже был размерами с Аполис. Но белые башни терялись на

фоне громады Великого моста — высокой бронзовой конструкции, мощной, даже инородной окружающему ее городу. Это устройство не

было мостом в прямом смысле, но соединяло Закатный и Рассветный

уделы вернее дорог, проложенных по земле.

«Ага, вот какую завесу Геспер имел в виду!» — еще несколько

минут спустя я смогла разглядеть то, что открылось стражам чуть

раньше. В центре металлического кольца светились будто бы занавеси

— они скрещивались, мерцали и переливались. К центру цвет был более

ярким, а по краям уже проступала темнота. Половинки моста

расходились. Точнее не половинки, а… Я с силой взъерошила волосы. В

голове немного не укладывались возможности механикосов древности.

Честно говоря, меня всерьез беспокоило, что я не могла найти

объяснения явлению, которое видела. Дед говорил, что у всего есть своя

форма, сущность и первопричина. Только некоторые явления мы просто

еще не можем осознать и уж точно не можем выделить эту троицу.

Чем ближе мы мчались к сверкающему кольцу, тем больше усилий

я прилагала, чтобы понять, что такое Великий мост сам по себе. Я

видела форму, но не сущность и уж точно не причину, как и почему

свет, заключенный в клетку, мог перенести нас из Рассветного в

Закатный удел.

— Куда?! Тормози! — послышался откуда-то женский голос.

А потом сверху на охиму кто-то упал. Саму охиму немного

занесло, но лишь на мгновение. Я взвизгнула: слишком памятным было

нападение гарпий. Вот только сейчас явно не ночь и вокруг город.

Хорошо, что дорога к Великому мосту была свободна, потому что иначе

Менандр определенно в кого-нибудь врезался. Так он несся.

Стражи почему-то никак не отреагировали. Точнее отреагировали

вовсе не так, как я ожидала. Геспер придержал меня за плечи, чтобы я

не улетела на пол, а Менандр выругался, а потом и вовсе проорал:

— Успеем, если уберешь свой лишний вес! И так движитель горит, груженные по горло, так сказать. А тут еще твоя упитанная задница…

— Три кентавра тебе в глотку, Менандр! — и я поняла, что голос-то слышно как раз сверху. — Если застрянешь между завесами, вытаскивать не прилечу!

— Не застрянем, и не надейся!

— Так ты не один? С дружком? — и тут тень упала внутрь

пассажирской пристройки. Некто заглядывал в окошко. Я вцепилась

пальцами в руку Геспера, но все оказалось не так страшно.

— Эос в помощь, — вежливо сказала я очередному рассветному

стражу. Или скорее даже стражнице, все-таки голос был женский.

— И вам туда же, — невежливо ответила она, но потом ее безликое

лицо будто бы посветлело. Она кивнула Гесперу. — Поздравляю. Мира

и единения.

— Угум, — поблагодарил он. А стражница — я почти что видела, как она сама с собой спорит и приходит к какому-то решению — спустя

пару мгновений молчания, выдохнула:

— Ладно, так и быть, сейчас поможем. Вас двоих бы отправила

колесить по окружному пути, но не мучить же нэару…

Глава 34

Охима мчалась и мчалась. Тут даже Геспер не помогал

удерживаться на сидении, пришлось упираться ногами в стенку и

цепляться руками за все, что попалось. Из-за открытых окошек в ушах

свистел ветер, а волосы лезли в лицо. Вокруг охимы что-то кричали уже

несколько голосов. Я с трудом распознала «стойте, не пройдет» и

«толкаем».

Что толкаем? Куда толкаем?

Искрящийся свет становился ближе, и одновременно его круг

уменьшался. Так вот сюда мы не пройдем? А если врежемся? В

неизвестное мне поле? Разобьемся, разделимся или окажемся Эос знает

где?

— Не-не-не!.. — почти беззвучно заорала я. Воздуха в груди вдруг

стало так мало, что выходил не крик, а писк. Оставалось надеяться, что

Менандр и остальные знали, что делают. Вот только надежда эта таяла

очень быстро.

— Падает! — еще один крик.

Что падает? Куда? Сумрак с вами, высадите меня на этом берегу! Я

готова, так и быть, потратить еще четыре дня… А нет, не готова. Скорее

я бы осталась в этом городе возле Великого моста и хорошенько

изучила бы его. Ну, насколько бы мне это было доступно. Это же

осколок прошлых времен, вот так проехать мимо и даже не

задержаться? А еще, когда знаешь, что и как происходит, не страшно

этим пользоваться.

И тут меня подкинуло в воздух. Внутри все перевернулось.

Сиденье осталось где-то там внизу, а голова взлетела под потолок

пристройки и уткнулась во что-то мягкое, странно, что не в дерево. Но

думать было некогда, я тут же стремительно рухнула обратно. Сиденье

скрипнуло, хрустнуло и покосилось. Меня бросило на Геспера, и мы

завалились на бок. Его рука оказалась над моей головой и ладонь весьма

знакомо лежала на моей макушке. А, так вот во что я врезалась…

— Это что такое было? — я попыталась встать.

— Нет, — Геспер тут же потянул меня на себя. — Не все.

И нас снова подбросило.

— Врешь! Не развалишься! — хохотал Менандр. Щелкали рычаги, которые он дергал с жуткой скоростью. На пару мгновений мы снова

будто зависли в воздухе, я даже почувствовала щекотку в животе, а

потом охима ощутимо накренилась и под какой-то странный визг

полетела будто бы вниз. Все залило светом — я крепко зажмурилась, но

потом распахнула глаза. Не уж, я должна была это видеть. Ну или не

видеть, то хотя бы осознавать, что происходит.

Это же самый настоящий проход в другую местность! Я не знала

механизма, поэтому мне стоило полностью сосредоточиться на

ощущениях при переходе. Потом запишу. Поверхность кожи слегка

покалывало: но было неясно — от внутреннего волнения и страха или

внешнего воздействия. Никакой боли или неудобств я не чувствовала.

Только щекотка стала сильнее, как при ускорении…

И свет вдруг закончился, а в окна стало видно небо. И

пространство. Мы висели между этим небом и землей. Меня тут же

замутило. И все внутренние органы, судя по ощущениям, потащило

куда-то вниз и извернуло петлей.

Охима скрипнула и летела вниз все быстрее.

Развалимся, поняла я. Грохнемся о землю и развалимся на части!

Хотя, может, стражи и выживут, они вообще живучие. А я? А мои

вещи?..

Но тут Геспер обхватил меня руками и ногами, чуть ли не завернул

меня в себя. И мы рухнули. Приземление было тяжелым и резким, земля

оказалась ближе, чем я предполагала. Я вроде бы была готова и все

равно звучно клацнула зубами. А каково было Менандру, да и Гесперу, я даже думать не хотела.

Потом воздух пронзил скрип, и охима просела с одного борта.

Ощутимо запахло паленым. Ага, отвалилась ходовая часть и

раскалились камни внутри движителя… Возможен ли ремонт, сразу

возник в голове вопрос. И я сама же себе ответила: только после

осмотра. Нас еще какое-то время тянуло вперед по инерции, и честно

говоря, я не понимала, почему охима не заваливается на бок и не

переворачивается. Ведь должна же…

— Все, хватит! — вдруг скомандовал Менандр.

Последний странный толчок — и охима замерла.

— Эос свидетель, вы мне задолжали новые сапоги и отличный

ужин! — раздался женский голос. Той самой стражницы, которая

подлетела к нам по ту сторону Великого моста. Она-то что здесь делает?

— Могла бы и не лететь следом, — буркнул Менандр.

— Ага, и собирали бы вы вещи по всему пространству от Ниполиса

до Флюсштадта… Эй, там, внутри, выходите быстрее. Я же не из

металла, сейчас руки оторвутся!

Геспер тут же ожил, поставил меня на ноги и открыл дверь

пассажирской пристройки. От легкого толчка дверь выпала на

мостовую. И я вдруг хихикнула, уж с слишком невозмутимым лицом

Геспер вышел наружу, отодвинул дверь в сторону ногой и подал мне

руку. Как будто ничего не произошло. Подумаешь, куда-то летели, так

что спутать можно было ноги с головой. Подумаешь, чуть не

разбились… Но не разбились же!

Похихикивая и одновременно сомневаясь в своей адекватности —

кажется, мое чувство реальности ушло куда-то и пока не возвращалось

— я выскочила и оглянулась. М-да, охимой то, что попало по эту

сторону Великого моста, можно было назвать с натяжкой. Но, чудо Эос

да и только, весь груз, все мои вещи были на месте. И имя это чуду

было… Ой, а имени стражницы я и не знала.

Она стояла и держала бок охимы, чтобы та не перевернулась, и

одновременно придерживала крыльями, будто обнимала, всю поклажу.

Нет, вывалиться так легко ничего не должно было, все-таки платформа

оборудована боковыми стенками, а груз перетянули и накрыли… Но

вряд ли бы все предосторожности вытерпели такие виражи!

— Спасибо! — искренне поблагодарила я. Потому что правда, эта

незнакомка могла не лететь за нами, могла оставить все как есть. Я была

уверена, что Геспер бы собрал все вещи… но это заняло бы время, да и

многое бы пострадало… — Но как же вы теперь обратно?

Проход Великого моста закрылся. Света в проеме не было.

Наверное, так случалось с какой-то периодичностью, чтобы у этого

механизма была возможность перезарядиться, напитаться светом звезд

и солнца.

— А, пустяки, через четыре дня вернусь, — она отступила от

охимы, потому как теперь ее придерживал Геспер, и потянулась во все

стороны, позволяя себя рассмотреть.

Я не особо хорошо помнила, как выглядели рассветные стражи.

Все-таки Геспера мне удалось даже пощупать, а не будешь же с такой

просьбой к Менандру приставать? Но форма у стражей и стражниц в

принципе была одинаковой. Груди уж точно у стражницы не было, просто фигура чуть изящнее, а крылья длиннее. Хотя чтобы сделать

более точный вывод, мне нужна была нормальная выборка: поставить

стражей, желательно человек десять, в ряд и сравнить…

— Нэары, кто одолжит мне тунику? — деловито осведомилась она, помахивая крыльями.

— Без возврата, как обычно? — недовольно протянул Менандр. Но

стражница только рассмеялась.

— А что, пожалуюсь я своей подружайке, что муж у нее скряга!

— Осчастливила же Эос подружками жены… — он пробурчал в

ответ, но все-таки зарылся куда-то в вещи и безошибочно вытащил

мужскую тунику.

— Держите, нэары, крепче вашу развалину, переоденусь внутри, —

объявила она и впрыгнула внутри охимы уже человеком. Я тут же

бросилась закрыть дверной проем хотя бы своей спиной, все-таки мне

было бы неприятно, если бы за мной подглядывали…

— Да я не стесняюсь, забудь, — тихо проговорила стражница. —

Залазь внутрь, поговорить надо без мужчин.

— Что? — я обернулась и после секундной заминки влезла следом

за стражницей в салон.

— Значит, муж? — она чуть ли не потирала ладони, и вид был

такой ожидающий. — А я, кстати, Паллада. Добро пожаловать в семью, так сказать…

— Э? Клиоменис…

— А мы все гадали, чье же сердце завоюет этот молчун и

затворник! И на свадьбу даже не пригласил, гад! Ну, так как это было?

Признавался, предложение делал? Сколько вы знакомы уже?..

— Так это… дней семь или около того, — зацепилась я за

последний вопрос.

— То есть дней семь? — непонимающе нахмурилась Паллада. — А

поженились когда?

— Тоже дней семь назад.

— То есть он увидел тебя и воспылал чувствами, и тут же

предложил соединить жизни? — этот вопрос прозвучал каким-то

странным тоном, как будто она умоляла меня это сказать. Но я только

покачала головой и добавила свое идиотское объяснение:

— Там так все странно было и случайно… Но Геспер интересный.

И вежливый. И молчит!

— Да-да! А как же вы поженились тогда?

— Это все Менандр, — призналась я, осознанно спихивая вину на

рассветного стража. А что? Виноват — да, виноват. Ну и что, что я

претензий не имею!

— Значит, Менандр, — чуть ли не прорычала Паллада, но потом

резко успокоилась и сочувствующе прикоснулась к моему плечу: —

Ничего, я все исправлю.

Э, что именно? И не успела я ничего толком переспросить, как

Паллада резким броском выпрыгнула наружу.

Глава 35

Постойте-постойте, что исправить? Не нужно ничего исправлять, по крайней мере, в ближайший год! Я уже настроилась на переезд в

Абендштерн, сдала в аренду свой дом, собрала все вещи… У меня

чудовище не исследовано, древние тайны не раскрыты! И не готова

менять планы прямо сию секунду!

Я рванулась за Палладой, но неудачно, до грации стражницы мне

было далеко. А когда все-таки выпрыгнула из охимы, то удивительно, но и Менандр, и Геспер были живы и здоровы. Хотя первый и корчил

странные рожицы.

— Так куда вы собрались заселиться? — к моему удивлению

Паллада вела спокойный разговор. Слишком спокойный.

— «В милость Эос», — буркнул Менандр.

— И тебя это устраивает? — обратилась Паллада почему-то к

Гесперу. Тот неопределенно пожал плечами, а потом и вовсе

нахмурился. Я не видела лица стражницы, но по напряжению, с

которым на нее смотрел Геспер, заподозрила, что что-то она ему

показывает. Вот только что?..

— А что не так с этим гостевым домом? — решила я спросить.

— Вот именно! — вмешался Менандр. — Он же тут поблизости…

— Во-первых, там нет толковой пристройки, где можно оставить

охиму. Если оставлять все рядом с гостевым домом, то придется всю

ночь охранять имущество от мимопроходящих, — хмыкнула Паллада.

— А, точно, — вдруг ожил Геспер и с такой же серьезной миной

закивал.

— Отлично, раз все согласны, тогда я предлагаю остановиться в

«Сытой утке»…

— Где? — охнул Менандр. — До нее же тащиться два квартала!

Охиму что, здесь бросим?

— Почему же бросим? — рассмеялась Паллада и уперла руки в

бока. — Вы, мальчики, неслабые. Раз я тащила, то и вам по силам

протащить. А вдвоем у вас вообще проблем быть не должно. Взялись

каждый со своего бока и медленно пошли, а Клиоменис сядет за руль, умеешь же?

Это уже мне вопрос был. Я и могла только, что кивнуть. В

принципе умела, дело-то не особо тяжелое, особенно если медленно и

городской дорогой.

— И почему ты это всеми командуешь? — уперся Менандр.

— Наверное, потому что я в Флюсштадте родилась, или потому что

я старше, или потому что я — лучшая подруга твоей жены? —

хохотнула Паллада и подмигнула мне. — Подружимся?

— Геспер, срочно уводи Клиоменис, пока эта гарпия не утащила ее

в свои сети! — простонал Менандр и повис на плече моего мужа. А тот

только посмеивался и стоял как скала, ну и держал охиму.

Возможно, я и напряглась сначала, потому что не особо люблю все

эти выяснения отношений и не хотела бы попасть в жернова склоки, но

несмотря на закатывания глаз Менандра, перепалка выглядела…

шутливой? Как будто они отыгрывали уже не первый раз давно

известные им всем роли.

— Пойдем-пойдем, пусть нэары развлекаются, — потянула меня за

собой Паллада. Я растерянно посмотрела на Геспера, а он кивнул, а

потом подмигнул мне. Это было так неожиданно, так… по-ребячески, что я едва удержалась, чтобы не открыть рот от удивления. Хватило и

того, что хлопала глазами. А с виду такое серьезное чудище!

— Все будет хорошо? — спросила я у Паллады, когда устроилась

на водительском сидении и, еще не включив движитель, проверила все

рычаги. Увы, опыта у меня было не особо много, хотя в самом

механизме я разбирались, и достаточно неплохо.

— А чему тут быть плохо? — удивилась она. — Я который год

знаю этих двоих, еще мальчишками помню, так что проблем с тем, чтобы нести охиму, быть не должно.

— А вы не выглядите… — я не знала, как закончить сказанное.

— Старой? — снова рассмеялась она. — Так все зависит от

возраста, в котором в стражи пришел. Мы стареем так же, как и

остальные люди, ну, может, чуть медленнее заметны изменения. Но

старость не обходит стороной — это точно. К тому же эти двое стали

стражами еще подростками, так что мы на них успели насмотреться…

Честно говоря, я с трудом представляла, каким подростком мог

быть Геспер. Молчаливым?..

— По поводу исправлений, — напомнила я. — Не надо ничего…

— Да я поняла, что с этим вы уже сами разберетесь. Видно, что

зацепила ты его за живое. Вот только тебя-то он чем взял?

— Эм-м, размахом крыльев?.. Чешуей? — я окончательно

смутилась. Ну не говорить же, что молчаливостью! Да и целовался

Геспер очень даже хорошо.

— Все с тобой ясно, — широко улыбаясь, покачала она головой. —

Мальчик он хороший, так что света и благословения Эос вам… Вот

здесь налево поверни.

Паллада привела нас к странному гостевому дому: он был

двухэтажным, каким-то округлым, с небольшой башенкой и утопал в

зелени. Причем большая часть зелени — это было огромное дерево, я

таких и не видела никогда. По крайней мере, отдельно и в черте городе.

Перед гостевым домом и вправду было где остановиться, а низкие

пристройки слева намекали, что там можно оставить охиму. Правда, в

одной из пристроек что-то странно кричало, но я решила не обращать

внимания. Остальные же никак не отреагировали на эти звуки.

— Все, останови здесь, — скомандовала Паллада. — Сейчас ключ

от загона возьму, ты поможешь мальчикам завести охиму внутрь. Так

безопаснее, и вещи в целости будут. А я пока комнаты нам выкуплю…

Честно говоря, у меня даже мысли не возникло ей возражать. Ведь

и правда, все достаточно четко было объяснено. Вообще Паллада мне

понравилась этой самой своей рациональностью и четкостью. От нее

шел фон уверенности и легкой иронии. Может, это приходит с годами?

Но от бабушки я такого не чувствовала, от бабушки веяло скорее

заботой.

Но именно этот фон и бесил Менандра, тот хмурил брови и

вздыхал, но уже не спорил. И по всей видимости, они с Геспером успели

обсудить происходящее, потому что он осмотрел гостевой дом и с

легкой запинкой признал:

— Ладно, здесь удобнее будет, да…

— Что я слышу? Ты со мной согласился? Я думала, раньше Сумрак

отступит… — Паллада, конечно, в этот момент просто появилась где-то

за нашими спинами. И может быть, Менандр что-то ей и ответил бы, но

в руках у нее были ключи от номеров. — Тебе взяла только на одну

ночь. А вам — на три!

Это она на нас с Геспером указала. Я покосилась на мужа, а он в

свою очередь — на меня, а потом глубокомысленно протянул «хм-м-м?».

— Не «хм-м-м», а девочке нужна приличная одежда! Голой и босой

ее везти в Абендштерн не дам, — заявила Паллада. А мне от ее

командного тона захотелось спрятаться обратно в охиму. Ой-ей, так

бабушка разговаривала с нерадивыми работниками. Тон весьма

характерный, при котором не допускались отказы. Хотя я попробовала, не так мне и хотелось разной одежды. Попасть в стены Абендштерна, в

библиотеку — все же больше. А холодно будет, можно и в одеяло

завернуться.

— Да у меня кофта есть…

— Одна? — хмыкнула Паллада, а потом с покровительственной

заботой погладила меня по плечу. — Ничего, мы это тоже исправим.

— Так ты мне скажи другое, — перебил ее Менандр. — Мне-то

чего на одну ночь?..

— А тебе не кажется, что тебе нечего здесь делать? — как-то

вкрадчиво поинтересовалась она.

— Нет.

— Совсем не кажется, что кто-то лишний в этой компании: твой

друг, его молодая жена и ты?

— С чего бы мне быть лишним? Я всегда нужен и всегда

вовремя! — фыркнул Менандр и приосанился. Я тоже не видела

никакой «лишности», но потом вспомнила несколько моментов, когда

он появлялся не так чтобы вовремя. Видимо, вспомнила об этом не

только я, потому что рассветный страж со вздохом сдался: — Все-все, больше не лезу. Меня тоже жена ждет.

— Удивительно, что ты вспомнил, — съязвила Паллада, но

продолжать тему не стала, просто раздала всем ключи.

И, конечно, нас с Геспером поселили в одной комнате.

Неудивительно, но я до сих пор не совсем к такому привыкла. Впрочем, возможность наконец привести себя в порядок занимала почти все мои

мысли.

Глава 36

Геспер почти сразу ушел прощаться с Менандром или обсуждать

какие-то стражнические дела. Я не особо в это вникала, все-таки мы не

настолько друг друга знаем, хотя и женаты. Ничего, успеется.

А я тоже не стала тратить время зря: собрала свежую одежду и

спустилась в термы. Как только узнала, что они здесь есть, все мысли

были об этом — скорее бы опуститься в горячую воду и расслабиться.

Путешествия не совсем то, от чего я была в восторге. И как люди

готовы каждый месяц ездить туда-сюда?

Пробираться по коридорам гостевого дома было немного неуютно: чужое место. Сейчас я фактически оказалась без дома. До родного

далеко, а кто же знает, что меня ждет в Абендштерне? Беспокойство

было, и немалое. Оно копилось, пусть я и не давала ему возможности

проявиться. Ну, все-таки проще думать в позитивном ключе. Видеть

положительные стороны. Быть уверенной, что все наладится! Эх, еще

бы точно знать все переменные этого уравнения под названием моя

жизнь!..

В термах было тихо, это меня очень обрадовало. А еще помещение

было разделено на мужскую и женскую сторону, так что можно было

особо не оглядываться по сторонам. Сначала шла маленькая предбанная

комната, где можно оставить вещи и взять свежие полотенца. В

следующей комнате уже более просторной я со вздохом расслабилась: здесь было приятно тепло. Камни пола грели босые ноги, пахло

травами, а вокруг были расставлены кушетки для отдыха. В одной из

стен был замаскирован душ, ручка переключения оказалась в виде

хвоста какого-то диковинного животного. Оно было слишком милым на

вид, чтобы быть сумеречной тварью. Да и не стал бы никто украшать

место, куда все приходят расслабиться, ужасами.

Вода мягко скользила по коже, убаюкивала, очаровывала, отсекала

меня от окружающего мира стеной.

Однажды бабушка вывезла меня в термы. Не в Аполис, а к своей

подруге в первой синикии. У нее был большой богатый дом и

собственный горячий источник. И я даже сожалела, что и в нашем доме

нельзя устроить подобное. А если взяться за это сейчас?

Переодоборудовать умывальные, расширить залы… Тетушка и сама

жаловалась, что для такого большого дома помещения для мытья

слишком малы. Я бы сейчас могла… Но планировать что-то в данный

момент было глупо, да и не поверну же я на полпути назад?

Настроилась уже на переезд!

После душа я обернула волосы в полотенце и заглянула в соседнее

крошечное помещение — жаркое, душное и вместе с этим

головокружительно

восхитительное.

Горячий

воздух,

казалось,

проникает внутрь, выбивая из меня все тяготы последних недель, переживания и волнения. Было просто хорошо. Беспокойство выступало

каплями на коже и стекало на деревянные полки и полы, так что я

поспешила опустить в горячую воду бассейна и замереть в ней.

Поверхность воды едва заметно бурлила, убаюкивая.

Травяной запах здесь был гуще и приятнее, вдыхать бы его

бесконечно, прогреваясь изнутри, но, увы, сидеть долго в жаре было

нельзя.

После зноя воздух соседней комнаты показался прохладным, и

заходить в помещение с бассейнами для омовения не хотелось — там-то

вода была еще холоднее.

Или рискнуть один раз?

Долго размышлять я не стала, заглянула во вторую комнату, нашла

взглядом переключатель душа и бегом рванула в ту сторону. Сердце на

мгновение замерло от ледяной воды, хлынувшей потоком сверху. Я

распахнула рот и беззвучно взвизгнула, а потом сразу же выбежала из

прохлады в более теплую общую комнату. Хорошо, что до сих пор я

была в одиночестве. Никто не встретил меня укоризненным взглядом и

не покосился в мою сторону из-за шума. Мы приехали днем, а в термы

другие жители гостевого дома спускались, скорее всего, ближе к вечеру.

Так что, удобно устроившись на кушетке возле теплой стены, я в

одиночестве спокойно пила травяной настой, который здесь предлагали

для гостей, и раздумывала.

Не о Геспере. С ним, как мне показалось, у нас что-то наладилось.

Какое-то странное, пока непонятное, но наладилось. Симпатия это или, может, согласие со сложившейся ситуацией — да кто ж его знает? Но не

стоило заглядывать человеку в голову во время путешествия. Доберемся

до крепости, я осмотрюсь, сделаю выводы и уже тогда спрошу все, что

меня заинтересует. Все просто! Наверное… Все-таки я не знала, какой

прием меня ждет. Это нервировало. Правда, сейчас не стоило моего

внимания.

Сумеречные твари… Вот что беспокоило. Я привыкла жить в

тишине и спокойствии. Наша синикия находилась близко от Аполиса и

от Авгериноса, если кто и попадался из подобных чудищ людям, то об

этом быстро становилось известно. И прилетали рассветные стражи. Но

сами случаи были редкими. Я лично только истории слышала. А за

последние дни видела тварей уже больше, чем за всю предыдущую

жизнь.

Чуть дальше в глубь удела — и оказалось, что все не так и хорошо.

Здесь меньше света и больше теней. Смерти бывают, ужасы бывают.

Хотя чему я удивляюсь? Одна из версий, из-за чего охима моих

родителей разбилась, это как раз из-за нападения Сумеречных тварей.

Просто бабушка долго скрывала от меня какие-либо упоминания об

этом. Чтобы мне кошмары не снились.

Одно стоило сделать сразу же — переместить метатель ближе к

себе. Да, неповоротливое оружие, недоделанное, но все-таки оружие.

Раз мой муж — чудище… точнее, закатный страж, то и мне нужно

соответствовать. Научиться себя защищать. Ведь, скорее всего, чем

дальше мы будем ехать вглубь Закатного удела, тем больше

Сумеречных тварей будет.

Как только я услышала какой-то шум в предбанной комнате, мне

сразу же стало неуютно, хотелось сильнее спрятаться. Что-то внутри

меня протестовало, чтобы другие люди ходили рядом, издавали звуки и, не дай Эос, пытались со мной поговорить. В принципе уходить и правда

было пора. Я чувствовала, что меня клонило в сон. И как только

незнакомые мне нэары вошли в комнату, я шмыгнула из нее. Как раз

появилась возможность переодеться в одиночестве.

За окнами уже сгустилась синеватая тьма, видимо, я немало

просидела в терме. Но Геспер так и не вернулся в нашу комнату. Я даже

немного вздохнула с облегчением. Говорить сейчас не хотелось. Пусть

Геспер и сам не из болтливых, но наверное, он захочет меня спросить о

самочувствии или еще о чем… А у меня нет сил ни на ответы, ни на то, чтобы держать глаза открытыми.

На столике возле кровати внезапно обнаружился то ли обед, то ли

ужин, накрытый белой тканью. Жевать не хотелось, хотя еще пару часов

назад я была не против бы поесть. Кровать же манила сильнее еды: я

поддалась ей и почти сразу заснула. А у Геспера, если что, был ключ.

Просыпалась я со стойким ощущением, что залезла под охиму, чтобы уточнить повреждения ходовой части, а та возьми и придави

меня. Не до смерти, конечно, но выпутаться было тяжело. А еще

механизм отчего-то был такой горячий, не обжигающий, но очень

хотелось вытянуть хотя бы ногу из этого кокона тепла.

Я недовольно мугукнула, не открывая глаз, попыталась отстранить

от себя эту тяжесть, но пальцы вместо твердой поверхности металла

вдруг коснулись очень горячей кожи. Человеческой. Конечно, я сразу

открыла глаза. А в следующий миг уже возмущенно зафырчала.

Нет, спать мы вместе не будем! Вот не будем!

Геспер положил на меня не только руку — а уже она была тяжелой, но еще и ногой обхватил. Я тоже любила в жаркое время скатать одеяло

в этакий рулет и спать, обняв его руками и ногами. Но сама в роли этого

«рулета» выступала впервые!

— Геспер, — тихо прошептала я, но муж продолжил безмятежно

сопеть в мою макушку. А на постукивание по груди и на щипки он не

реагировал!

— Ну, Геспер, погоди!.. — увы, своим шевелением я добилась

усиленной хватки: меня буквально вжали в чужое тело. Зато мне

удалось высунуть одну ногу на волю. В комнате было прохладно, и

вылезать из-под одеяла почти мгновенно перехотелось. К тому же

сонное дыхание Геспера и меня убаюкивало.

Нет, спать мы с ним будем только на отдельных кроватях! Да, так и

сделаю. В следующий раз…

Глава 37

Я проснулась в неожиданно отличном настроении. Никто сверху не

придавливал, было приятно тепло, а кокон из одеяла принадлежал

только мне. Свободного места хватило, чтобы потянуться во все

стороны и даже немного раскинуть руки. И как раз тогда я только

поняла, что все-таки не одна в кровати. Просто одеяло, наверченное на

меня, перекрывало обзор.

Геспер спал, вытянувшись на краю, ничком, лицом почти

полностью в подушке. Мне было видно лишь край щеки. Неужели это я

его так выпихнула? Из одеяла ему достался только один угол, все

остальное я тщательно подгребла под себя. И нет, стыдно мне не было, уж что, а замерзшим Геспер не выглядел. На всякий случай я потрогала

ладонью его голое плечо и убедилась, что оно очень даже горячее. К

тому же спал он в мягких штанах, так что все, что ниже спины, замерзнуть тоже не должно было. Так что я успокоилась.

Утро было ранним, сонным и приятным. Я села на кровати, зевнула

и наконец смогла осмотреть комнату гостевого дома более внимательно.

Простая мебель, приятные картины на стенах, и на светильниках не

экономили. А занавеси на окнах пропускали солнечные лучи, осыпая

все вокруг теплыми яркими вспышками.

Мой взгляд на пару мгновений остановился на столе, где под белой

тканью, кажется, ждала еда, а потом все-таки вернулся к Гесперу. И как

он только на кровати поместился? Мне казалось, что его ноги должны

свисать, но нет. Кровать может особенная — широкая и длинная?

И спина такая… ого-ого! И тоже в крапинку. Рыженькие пятнышки

покрывали еще и плечи. Я даже потрогала парочку, сначала

осторожненько, а потом уже и всей ладонью. Муж-то мой, почему бы не

потрогать? Там, где на спине у закатного стража появлялись крылья, я

нащупала две тонкие бороздки. На белой коже их почти что не было

видно. Интересно, это связано с превращением или боевые шрамы? И

остаются ли вообще шрамы на теле человека, если он получил ранения в

образе стража? Вопросов становилось все больше.

Но тут Геспер шумно выдохнул в подушку и заворочался. Я сразу

же убрала руки. Будить его я не собиралась. Пусть спит, все-таки дорога

была беспокойной, да и потом, я не знала, во сколько Геспер вернулся в

комнату. Может, он до рассвета с Менандром общался? Одно хорошо —

запаха алкоголя не было. Дядюшка Одиссеус, бывало, наливался вином

— и тогда по всем коридорам дома плыли ароматы перегара. А Геспер

пах все так же приятно.

Вылезать из-под одеяла оказалось не так и комфортно, в комнате

было прохладнее, чем я ожидала. Но если сразу же натянуть на себя

какую-то одежду, то и проблемы не будет. Я прокралась в ванную

комнату, чтобы умыться, а потом также осторожно отбросила ткань на

столе. Под ней действительно оказался не то завтрак, не то вчерашний

ужин. Шуметь мне и правда не хотелось, так что я собрала с собой пару

лепешек и сыр, накинула на плечи еще и кофту и вышла из комнаты.

Правда, будучи уже почти на пороге, я вернулась обратно и накрыла

Геспера одеялом. Так он точно не замерзнет. А если будет жарко, выпутается.

На первом этаже гостевого дома заметно было шевеление: понемногу постояльцы просыпались и расходились по своим делам. Но

до шумной деятельности, видимо, было еще время. Ни с кем

заговаривать не хотелось, я только кивнула работнику возле приемной и

попросила ключ от помещения с нашей охимой. Мне его выдали сразу, стоило только показать ключи с номером комнаты. Наверное, у них

было записано, где расположились владельцы.

Почему я направилась к охиме? Да и сама не знала. Скорее всего, потому что бродить по незнакомому городу в одиночку было не по себе.

Да и утром рано, что мне делать на улицах? Лучше уж посмотреть, что

там с вещами. И с самой охимой. Нам же дальше ехать. А смысл

платить за ремонт, если я вполне способна сама его сделать? По крайней

мере, я считала, что способна. До сих пор не так и часто мне удавалось

поковыряться в охимах. Тетушка вот мне не доверяла в таких вещах.

Хотя оно и правильно, уж я бы не удержалась и какую-нибудь шутку с

кем сыграла.

Рядом с пристройками снова кто-то странно вопил, животное

какое-то, определенно! Но не заглядывать же в соседние пристройки, не

высматривать… Вдруг хозяева пожалуются!

Чтобы странного шума не было слышно, я двери в нашу

пристройку прикрыла и потерла руки, осматривая охиму. С чего бы мне

начать? Внутри была тройка светильников. Но первым делом я

поменяла камни в них на более мощные. Пришлось, конечно, поискать

необходимое в горе моих вещей, но с ярким светом дело сразу же стало

более простым и ясным.

Охима выглядела так, как будто сейчас развалится на части. Но это

только для непрофессионалов. Я-то понимала, что просто так отпасть

могли только борта или часть грузовой платформы, а еще двери, стекла

и остальные мелкие запчасти. Движитель обычно зафиксирован хорошо, а камни, его питающие, и вовсе выковырять без нужных инструментов

невозможно.

Но если основа охимы и механизм были надежными, то все

движущиеся части страдали в первую очередь. Совсем как у нас. И

обычно для таких аварий не нужно даже влетать в Великий мост на

полной скорости, достаточно неудачно проехаться вне нормальной

дороги.

Чтобы охима никуда не упала и не укатилась, стражи поставили ее

на специальную платформу, укрепив подпорками под днище, чуть

приподняли над полом. Так что ходовая часть была полностью в моем

распоряжении, а еще можно было без опасений взбираться на саму

охиму. Чем я и занялась.

Пришлось переодеться и разыскать инструменты, разложить

диагностические щупы и свинтить треногу, на которой можно было

закрепить дополнительный свет. Перчатки были мне немного

большеваты, но я не променяла бы их на другие. Эти достались мне от

деда, пусть и пришлось их немного ушить. Буквально полчаса

упражнений — залезть в грузовую часть, найти нужное, слезть, как мне

стало жарко в кофте. Я сменила ее на рабочий фартук со специальными

кармашками и приступила.

Сначала разобраться с движителем. Проверить, все ли работает

нормально, может ли он выдержать дальнейший переезд. Щупы

показывали, что в целом механизм перегрелся, нуждается в прочистке, но не пострадал. Я закончила с тонкой работой и со вздохом достала

смазку. Потом же все перчатки грязные… А она еще и через ткань

проникать может, так что и кончики пальцев черные бывали!

— И чего ты жалуешься? — спросила я саму себя. И тут же

ответила. — А ну да, тетушка постоянно повторяла, что я с такими

пальцами выгляжу дикой. Но теперь-то чего мяться? Все же знают, что

я механикос…

Мой голос в тишине звучал странно и гулко. Так что я

договаривала уже шепотом. Раньше я часто вслух разговаривала, а из-за

того, что кто-то постоянно рядом — тот же Геспер — перестала. Так не

принято же.

— Но сейчас-то можно, ты же одна, — подбодрила я себя и

хлопнула крышкой движителя. Запах смазки забивал нос, но я

сдержалась, не чихнула — а то еще с подножки слечу на пол! А мне

ведь еще на крышу залезть надо было. Сумеречные твари здорово

поцарапали метал, да и на дереве были длинные следы. Даже страшно

представить, что было если бы Геспер взял охиму не для путешествий, а

обычную простецкую с открытым верхом и практически без бортов. Нас

бы разорвали за полминуты!

Потом дошла очередь до рычагов управления, пришлось подтянуть

то, что Менандр почти что вырвал с корнем. Сидя на водительском

месте, я дожевала остатки завтрака — все-таки силы уже потратила, а

после приступила к самым большим повреждениям.

Подлезть под охиму не было проблемой, скорее, сложно было

крутить сочленения самым большим из моих гаечных ключей. Затянули

на славу, и грязь постаралась! Хорошо, что соломы и ветоши в

пристройке было в достатке. А потом и смазка помогла, правда, она

усиленно пыталась капнуть мне на лицо.

— Так, — пробурчала я себе под нос, сосредоточившись на

ремонте, — с передней все еще неплохо, но вот заднюю

полуоторванную часть надо бы приварить… Мне бы в мастерскую…

И тут дверь как лязгнет, открываясь. Я от неожиданности

дернулась — и капля смазки, конечно же, ляпнула мне на лоб, растекаясь в стороны.

— О, Сумрак его побери, — простонала я, срочно пытаясь оттереть

грязь, но кажется делая только хуже. И кого там так неожиданно

принесло? Кто-то быстро вошел в пристройку, но я не могла так же

быстро выползти из-под охимы.

А следом за первыми шагами послышались еще.

— Как это ты потерял жену? — возмутился женский голос, в

котором я узнала Палладу.

Значит, тяжелый вздох принадлежал Гесперу? Первым порывом

было подать знак, что искать меня надо под охимой, а потом я

передумала и притаилась. Ну интересно же!

Глава 38

Лежать под охимой было не особо приятно, холодновато и запах

тот еще, но любопытство было сильнее.

— В комнате нет, у выхода ее видели, а дальше — только здесь

проверить, — услышала я голос Геспера уже в следующую секунду.

— А ты что делал, когда она из комнаты уходила? —

требовательно вопрошала, иначе и не скажешь, Паллада.

— Спал, — признал Геспера. И мне его как-то даже жалко стало и

неудобно, что я его не разбудила, когда уходила. А с другой стороны, что же, человеку поспать дать нельзя? Просто надо было хотя бы

записку какую оставить…

— Как спал? — охнула Паллада. — Я тебе что сказала сделать?

— Цветы на подушку, завтрак в постель, — пробубнил Геспер. А я

фыркнула от неожиданности — ого, какие были планы! — и едва успела

заглушить лишний звук, закрыв себе рот. А, Сумрак! Перчатка же в

смазке! Фу, какая гадость! Отплевываться пришлось беззвучно, очень

уж нравился мне подслушанный разговор.

— Во-о-от, а ты все проспал! А девочка в первый раз, может, за

пределы дома выбралась! А ты со своим дружком ни толком объяснить, ни места показать, ни красиво поухаживать. И где это я упустила это в

вашем-то воспитании?!

— Гм… Ты нас не воспитывала…

— А надо было! — ворчала Паллада. — И как она от тебя не

сбежала еще?

— Уже сбегала, — признался Геспер и получил в ответ:

— И почему я не удивлена?

— Но она не сама сбежала, — понизил голос Геспер, и я почти что

видела, как он хмурится и становится еще серьезнее. — Всему виной

недопонимание между родственниками. И ехать в Абендштерн она сама

согласилась. Я не давил.

— Ага, не давил, — фыркнула Паллада. — Навис, небось, над

девочкой своей страшнючей мордой, крылья растопырил и грустные

глаза сделал. Вот она и слов не нашла, как тебя послать по Сумраку

гулять!

— Все не так было!..

Тут уж даже я зашевелилась под охимой. Все же действительно

совершенно не так было! Чего она наговаривала? И морда у Геспера

вовсе не страшнючая, а вполне приличная, два ряда зубов, и он же даже

не ядовитый!

— Ага, не так. Только потом что? Пока в голову не клюнешь, вы ж

не соображаете. Цветы где? Платья? Ну или штаны, что ей нравится…

Пирожные? Книги…

— Библиотеку предложил…

— Ага, ту самую, которая под боком, — вздохнула Паллада. —

Оно-то, конечно, хорошо, что вы вроде как поладили… Не спорь, я уже

из Менандра подробности вытрясла, ему-то, кстати, виднее со стороны.

Но это же не приятель, а жена… Ни на свидания не сводил, ни цветов не

подарил…

— Дарю, — вставил свое слово Геспер, но его тут же перебили.

— А может, уже поздно? Разобиделась, что ты на нее внимания не

обращаешь, и ушла! — в голосе Паллады была какая-то хитринка. Но

мне сложно было понять, о чем это она… Но вот, значит, как оно как

было?.. Она их с Менандром знает давно. Хотя это и неудивительно, пришла я к такому выводу достаточно быстро. Не так и много стражей, друг друга, скорее всего, так или иначе все видели.

— Не ушла, — стоял на своем Геспер. — Клио не такая…

— А какая? Геспер, — вздохнула она. — Ты — мальчик, конечно, хороший, но по сторонам-то оборачивайся. Кормить, поить, одевать —

это замечательно, но иногда недостаточно, да? Неужели сам не

помнишь, как это оказаться в чужой стороне и когда не на кого

положиться?..

Я замерла, даже дышать перестала. Сначала хотелось выползти и

вскрикнуть, что нет, что я совсем не чувствую себя одинокой. Что мне

ничего не страшно, и все волнения быстро исчезают… Но внутри что-то

скреблось, не сильно, но все-таки. То самое странное чувство, которое, как его ни заглушай, как ни сосредотачивайся на работе или книгах, как

ни уходи головой в эксперименты и чертежи, а оно скребется. И

немного холодит изнутри. Одиночество ли? Жажда тепла?

Я не помню, было ли это чувство, когда я жила с родителями… Те

времена для меня всего лишь вспышки радостных воспоминаний. Оно

появилось позже.

Когда была жива бабушка, я могла прийти к ней и просто

прижаться лбом к ее щеке. Или сидеть с дедом плечом к плечу и

слушать его рассказы. Немного касаний, живого тепла и внимания —

нечасто, но я нуждалась в этом. Несмотря на то, что любила сидеть в

своей комнате и в принципе не особо жаловала общение с другими.

Но что же делать теперь? Пока я довольно свободно касалась

Геспера, но можно ли? А если можно, то когда?..

— Я понял тебя, — после долгого молчания произнес Геспер. —

Но она не ушла. Она бы сказала.

— Уверен? — давила на него Паллада, но потом вдруг ее голос

стал мягче: — Вижу, что ты меня понял. И да, она не ушла. И я даже

знаю, где она. Свет горит, не заметил?

— Заметил, но… — многозначительно замолчал Геспер. Наверное, он осматривал помещение. В принципе там и осматривать было нечего.

— Не туда смотришь, — хохотнула стражница. — У охимы-то

проблема не там.

И она гулко хлопнула по днищу платформы, да так резко, что я

ойкнула.

— Клио, девонька, ты там себе ничего не отморозила? В Закатном

уделе холоднее земля, чем у тебя на родине, — тоном заботливой

тетушки — не такой, как моя — позвала Паллада. И мне ничего не

оставалось, как выползти из-под охимы.

Первым, что я увидела, были мужские ноги. Длиннющие. Хм-м, это

ж какая у него длина стопы-то? А стоило поднять голову, как мой

взгляд наткнулся вовсе не на Геспера, а на цветы. Нежные бутоны, белые и желтые, в обрамлении темной зелени. Ласковые даже на вид

лепестки, были плотно сжаты, но уже готовы распуститься. Я даже

моргнула несколько раз, но букет оказался реальным.

— Тебе, — протянул его мне Геспер, стоило мне разогнуться.

— А, да, — растерялась я. Было неуютно из-за того, что я

подслушивала разговор. Когда за тетушкой и родственничками следила, то такого чувства не было. А тут… И взять цветы как такими грязными

руками? Пришлось вытереть их о тунику. Все равно грязная…

О, Эос! Грязные же не только руки! И мое лицо…

— Держи, — Паллада что-то вложила Гесперу в руку, подмигнула

мне и вышла на улицу. Я вопросительно посмотрела на мужа, но он был

настолько сосредоточенным, что можно было заподозрить, что он

решает как минимум судьбу мира.

— Закрой глаза, — сказал он. Мне было интересно, так что я

послушалась. Правда, не подглядывать же меня никто не просил. Но

подглядывать было не на что. Геспер аккуратно взялся за мой

подбородок, а потом я почувствовала прикосновение мягкой ткани к

щекам.

Что-что?

Я была ошарашена, поэтому даже не вырывалась. Так вот что

отдала Паллада Гесперу! Отрез ткани, полотенце. А он вместо того, чтобы дать мне самой вытереться, решил все взять в свои руки. Это

такое проявление заботы? Он так решил проявить себя?

Впрочем, когда процесс оттирания смазки с лица закончился, и

Геспер поцеловал меня в уже чистые губы, я решила, что такая забота

мне тоже нравится. И цветы! Тем более они так тонко и приятно пахли!

— Пойдешь на свидание? — вдруг спросил он.

— Что? — я даже растерялась. Разве супруги ходят на свидания?

Они же живут в одном доме, так что видятся каждый день, зачем

свидания-то? Но с другой стороны, я слишком мало знала об этой

стороне жизни, так что после раздумий кивнула. — Да, давай!

И взяла Геспера за руку. Ведь можно?

Он почему-то стал еще более серьезным, даже нахмурился. Не

понравилось? Но когда я попыталась разжать пальцы, не пустил, сам

крепко сцепил нас друг с другом. То есть ему все-таки понравилось? Но

почему тогда он нахмурился? Не найдя ответа, я отложила букет на борт

охимы, потянулась к лицу Геспера и разгладила эту напряженную

складку на лбу.

— Хм? — он будто удивился, что это напряжение было.

— Ты хмуришься, — объяснила я.

— Хочу сделать все верно.

— Все сразу и верно не бывает, — рассмеялась я. — Поверь

механикосу! Иначе не было бы так много опытных образцов и учеба не

длилась бы годы!

— Тогда как не сделать ошибку? — задал вопрос Геспер, даже не

мне, а себе, по всей видимости, и сам же на него ответил: — Никак…

— Ага, никак, но положительного результата все равно можно

достигнуть, — здесь я чувствовала, что могу похвастаться своими

знаниями. Внимательный слушатель-то имелся. — Есть верный метод!

— Какой? — наклонился ко мне Геспер.

— Метод научного тыка! — радостно объявила я, правда, тут же

поняла, что в плане отношений между супругами такой метод звучал

как-то странновато, и поспешила исправиться. — Точнее, метод проб и

ошибок.

— Метод тыка мне больше нравится, — усмехнулся Геспер и вдруг

поцеловал меня в запястье. И не дождавшись моей реакции, потянул за

собой. — Свидание, да.

Глава 39

В ту же секунду отправиться на прогулку не получилось. Все-таки

не очень приятно это начинать знакомство с нового города в таком виде, в котором я вылезла из-под охимы. Пришлось Гесперу ждать, пока я

приведу себя в порядок. Потратить на одевания пришлось гораздо

больше времени, чем я хотела. Плащ уже не казался излишеством, по

крайней мере, не на улице. Увы, дальше легче не будет. Чем глубже мы

будем ехать в Закатный удел, тем холоднее будет становиться. Я уже

перешла с легких сандалий на закрытую обувь. В них было гораздо

приятнее ходить, мягкая тонкая кожа отлично защищала от сквозняка, но вот тонкой подошвы явно было недостаточно. И пятки слегка

подмерзали.

В небольшом, чуть мутном зеркале отражалась обычная я. Мучить

себя раздумьями, что же такого надеть или нарисовать на лице —

свидание же! — я не собиралась. Во-первых, Геспер меня все равно

видел в каком угодно виде: и сонную, и грязную. Хотя, конечно же, мне

было известно, что на свидания полагалось прихорашиваться, краситься

там, духами брызгаться. Но зачем? Волосы не торчат дыбом, смазку с

лица отмыла, руки чистые, а одежда свежая. Что еще нужно?

А во-вторых, мне время было дорого, и организм уже намекал, что

пора бы его покормить.

Так что встретила я Геспера гордая и довольная собой. И цветы

даже успела в горшок с водой поставить. Красивые же, жалко, если

завянут. Хорошо бы и вовсе чтобы они корни пустили, тогда можно

было бы в землю посадить. Хотя я, может быть, и не справилась бы… С

цветами больше бабушка в одиночестве возилась, занятие у нее такое

было личное, но я нет-нет, да и узнавала о растениях что-то новое.

Геспер же вид имел привычный на первый взгляд. А потом я

присмотрелась и все-таки поняла, что было не так. Цвета одежды были

сходными, наверное, те, которые ему нравились — серый, темные

цвета, красный с вкраплением золота. Что в принципе и неудивительно, он-то рыжий был. Но сам фасон или крой — честно говоря, я путалась, что и что обозначало — отличался. У туники более узкие рукава, плащ с

пушистым капюшоном даже на вид казался теплым. И, конечно же,

высокая плотная обувь. Да, мне бы тоже такую…

— Идем? — Геспер осмотрел меня с головы до ног и поманил к

выходу, а потом и вовсе локоть подсунул, чтобы я на нем повисла. И, кстати, так действительно удобнее было спускаться по лестнице.

— Уже уходите? — Паллада застала нас уже на крыльце гостевого

дома. И едва дождавшись нашего кивка, быстро закружила надо мной.

Кажется, меня странным образом измерили и мерки были почему-то в

ладонях и обхватах этих самых ладоней. Разве так делают? Но видимо, для Паллады не было ничего невозможного.

— Обувь сами подберете, а остальное за мной, — кивнула она и

широким жестом звучно хлопнула Геспера по спине. — Вперед!

Ух! Я даже поежилась, меня бы такой хлопок унес далеко вперед и

впечатал бы носом в камни улицы. Но Геспер только серьезно угукнул и

потянул меня дальше — мимо Менандра, который что-то делал рядом с

охимой, но даже нас не окликнул, мимо раскидистых густых деревьев и

ворот гостевого дома.

Я уже видела город с водительского места, но сейчас все было

немного иначе. Мы шли по пешеходной широкой полосе, мимо по

огражденной дороге быстро мчались охимы. Людей было много, даже

слишком. Я бы сказала, как в торговых рядах Аполиса. Гуляли и

парочки, видимо, эта часть города была для приезжих и прогулок. Часто

они шли в обнимку, плотно прижавшись боками, а не так, как мы с

Геспером. И как они не толкают друг друга?

А еще здешние жители занимали чуть больше места, чем я

привыкла. Одежда на них была разной, но объемной и часто мелькали

мех животных и кожа. Еще пару недель назад я бы сказала, что они с

ума сошли так одеваться. Но сейчас мои мысли понемногу склонялись к

тому, что мне тоже придется таскать такую тяжесть на плечах, чтобы не

замерзнуть. Печалило ли это? Еще как! Я даже плечами передернула.

— М-м-м? — вопросительно протянул Геспер, сразу же заметив это

движение.

— Ничего, — улыбнулась я и попыталась отстраниться, но он

внезапно опустил локоть и мгновение спустя уже притягивал меня к

себе. Сначала попытался положить мне руку на талию, но из-за разницы

в росте ничего хорошего не вышло. Я захихикала, глядя, как Геспера

перекосило. Так что выходом стало: ему приобнять меня за плечо, а мне

вцепиться в его талию. И так мы пошли вперед.

Идти бок о бок было тепло и уютно, но только первые пару минут.

Это только с виду это казалось проще, чем было на самом деле. Моя

рука сползала. Нужно было или вцепиться в бок Геспера ногтями, или

приклеиться к тунике. Носил бы он пояс, то появился еще третий

вариант — засунуть пару пальцев под пояс и так удержать руку. Идти

равномерно нога в ногу приспособиться было несложно. Вот только чем

дальше, тем больше нужно было держать в голове: удержать руку на

поясе, попадать в ногу, стараться не запнуться за ногу Геспера, еще и

эта его рука…

— Не, — вдруг он остановился и буквально освободил меня из этой

«клетки». Я тут же почувствовала, как мое плечо закололо иголочками, не выдержала, призналась:

— У тебя очень тяжелая рука.

— …Наступить тебе на ногу, — услышала я за своими словами

конец его фразы.

— Мне? — я, конечно же, удивилась. — Это я пытаюсь идти так, чтобы тебе ноги не отдавить!

— Ну да, — Геспер хмыкнул и демонстративно скользнул взглядом

по своей обуви — плотной, с хорошей подошвой — и по моей тонкой и

легкой. М-да, не хотела бы, чтобы мне ноги отдавили, а это можно

сделать вообще легко.

— Неудобно, да? — я размяла затекшие пальцы, которыми уже

устала вцепляться в бок Геспера. — Но остальные ходят же…

— И что? — пожал он плечами.

— Но у нас же свидание… А это вроде бы символ близости, —

неуверенно произнесла я. Так-то да, если какие картинки я и видела

супружеских пар, так они бок о бок или в обнимку стояли. И если про

свидания кто рассказывал, то они обязательно вот так ходили. Наверное, так принято. Хотя мучить ни себя, ни Геспера тоже не хотелось.

Неудобно же! — Нам далеко идти?

— Конец улицы, — жестом указал Геспер на какую-то лавку. С

такого расстояния мне было не рассмотреть, что там за вывеска, так что

я понадеялась на зрение и знание города стража. Он явно здесь бывал не

раз.

— Недалеко, дойдем, — решительно сказала я и подлезла под его

руку. Вот еще! Я хочу, чтобы мы красиво прошли… Ну, как на

картинках.

— Нет, знаю лучший вариант, — вдруг отстранил меня Геспер, а

потом просто подхватил на руки.

Хм-м, это мы уже проходили, я привычно ухватилась за шею и

прижалась лицом к воротнику его плаща. Если на руках меня несут, то

это тоже своего рода объятия. А значит, все как на самом

всамделишном свидании происходит! Правда, внимания от незнакомых

людей из-за такого способа прогулки стало больше. Так что я уже

очень-очень ждала, когда же мы доберемся до конца улицы, хотя

Гесперу я доверяла и уже знала, что руки у него не отвалятся так меня

нести. А если и отвалятся, то пусть превращается в чудище, в той форме

уж точно ничего не страшно!

А остановились мы напротив обувной лавки. От поездки на руках

Геспера голова немного кружилась, так что я не сразу поняла, зачем мы

здесь. А потом вспомнила слова Паллады. Ну, конечно, обувь-то купить

нужно! На мои сандалии и смотреть-то холодно.

— А какие здесь деньги ходят? — тут я поняла, что совершенно не

помню одинаковое ли все в Закатном и Рассветном уделе.

— Хм? — Геспер повернулся ко мне и нахмурился. Он уже

присматривался к полкам вокруг. Обувь была разная, характерная для

этого удела, более грубая, иногда и вовсе с мехом. Размеров было

немного, но видимо, здесь в лавке была и мастерская, где обновку могли

подогнать под ногу.

— Так ведь я денег не взяла, — я подскочила к нему, потянула за

руку, чтобы наклонился, и прошептала на ухо эту тайну. Ужас-то какой.

Так привыкла, что все под рукой, и никуда ездить не надо, что вышла на

улицы совершенно чужого города и без средств. Геспер почему-то

нахмурился еще сильнее и даже нервно провел по волосам. А потом он

будто что-то понял, лицо стало светлее, а на губах появилась улыбка.

— Подарок. Свидание же.

— А, хорошо, — тут уж я покивала. Все ясно, подарок же! Супруги

дарят друг другу подарки, дедушка вот часто бабушке что-то мастерил.

Не всегда полезное, но пытался сделать приятно. И мне потом надо

будет хорошенько подумать над тем, что подарить Гесперу в ответ. Так

будет правильно.

— Эти. Нравятся? — тем временем Геспер перебирал обувь и

нашел что-то интересное.

— Буты, так я их назвал, — вмешался хозяин лавки и, скорее всего,

мастер-обувник. — Новая модель, а то, что коротковаты, так моя дочь

специальные гетры вяжет, чтобы ноги в тепле были. Зато такая

подошва!..

Подошва и правда была хороша: плотная, устойчивая, на вид не

скользкая. Только невысокие эти буты были, так, едва ли до трети

голени мне достали бы. Но даже если бы Геспер на них не показал, я бы

сама уцепилась за такую обнову. Это ж остальные — те, что длинные

сапоги — пока зашнуруешь и затянешь, и заснуть можно. А эти короче, и быстрее с завязками справиться можно! Красота же!

— Давайте, и гетры эти теплые тоже, — кивнула я, а потом

опомнилась: не спросила же, какая цена!.. Но Геспер напомнил:

— Подарок.

Я не стала спорить, раз он так уверен. Мысленно махнула на все

рукой и поблагодарила так, как мне хотелось: встала на цыпочки, прицелилась и поцеловала.

Глава 40

В новой обуви идти было и приятнее, и теплее. Геспер еще хотел на

меня свой плащ навесить, но я отказалась: все-таки нужно было

привыкать, что жарко, как дома, не будет. Хотя нет, должно быть, вот

только не сейчас. Здесь жаркие деньки уже прошли, если я правильно

помнила, что мне отец рассказывал. Как же давно это было…

— Пожелания? — мы прошлись всего ничего и остановились

посреди площади. Впереди был какой-то парк и что-то странное, какой-то механизм или строение, интересно! И в любой другой момент я бы

указала пальцем вперед. Но сейчас меня больше манили вывески с

изображением еды. В Аполисе, кстати, указатели крепились сбоку от

входа, а здесь предпочитали вешать их сверху. И если Гесперу было

достаточно удобно, то мне приходилось всерьез задирать голову.

— Ну-у… — я задумалась, как бы точнее выразить свои желания.

Нельзя же просто ткнуть в первое попавшееся заведение, названия мне

точно ничего не говорили.

— Предлагаю пообедать, — выдвинул свое пожелание Геспер.

— Поддерживаю, — кажется, он еще фразу не закончил, а я уже

ответила.

Он молча кивнул и повел нас к не самому ближайшему заведению

мимо лавочек с самодельными сувенирами, мимо гуляющих парочек и

вереницы детей с яркими ветряками в руках. Таверна спряталась в

небольшом увитом зеленью переулке. Несмотря на то, что в таверне

было людно, свободный стол, да еще и огражденный от остального зала

ширмой, нашелся.

Внутри помещения пахло дымом, травами и тем особенным

мясным запахом, от которого начинает неистово урчать в животе. На

деревянные лавки были наброшены мягкие тюфяки, так что я

устроилась с удовольствием и расслабилась. Геспер сел напротив и тоже

откинулся на спинку. Я, наверное, уже привыкла к нему, настроилась, присмотрелась, потому что ощущала каким-то загадочным образом, что

он всем доволен и рад. Он не дергался, не был насторожен, а ладонь, которой он накрыл мою руку, была приятно горячей.

Я даже залюбовалась им, особенно тем, как свет желтых

пронзительных ламп золотился на его волосах. И вытянула ноги. А так

как стол явно был рассчитан на большую компанию, то мы коленями не

сталкивались и друг другу не мешали.

Наверное, это не совсем… эм-м, романтично? Но если нас все

устраивало, то не стоило и переживать?

— А чем здесь кормят? — я в ожидании потерла руки.

Мне было немного не по себе. В первый раз же по эту сторону

Великого моста! Завтрак показался мне обычным, но сложно как-то по-особенному сделать лепешки или сыр. А вот остальные блюда… Я

читала, что из-за других погодных условий и природы здесь и кухня

отличалась. Чем ближе к Рассветному уделу, тем больше была знакома

мне, а чем дальше… Тот же Вестштадт, откуда был мой отец, относился

к ближним городам. Но вот в Абендштерне меня могли ждать

совершенно незнакомые порядки.

Заказать ничего я не успела, неожиданно появились трое

работников таверны и выставили на стол, наверное, с десяток мисок и

тарелок. И даже вазочку с цветами. Запах съестного меня почти что

оглушил, но не настолько, чтобы я не заподозрила, что все неспроста.

— Вино? Сок? — жестом указал на кувшины Геспер.

— И то, и то, — решилась я, потому что немного алкоголя мне

сейчас явно не помешало бы. И попробовать хотелось. Какое здесь

вино? Кислое, сладкое, крепкое? — Кстати, а когда мы успели сделать

заказ?

— Я договорился, — Геспер пожал плечами, мол, это все мелочи.

— Всерьез планировал свидание? — к еде я пока не подступалась, только рассматривала, что именно нам принесли.

Я привыкла к оливковому маслу и закускам из овощей и бобовых.

В доме всегда был сыр и морепродукты, а пшеничные лепешки пекли с

душистыми травами. На этом столе было меньше овощей, больше

различного мяса и запеканок. Больше горячей еды, так сказать. Порции

были небольшими, блюда явно были подобраны так, чтобы попробовать

многое, но не переесть.

— Да. Немного, — улыбнулся он и пододвинул ко мне чашу с

разбавленным вином. Вода была будто с пузырьками, из-за чего

напиток показался вкусным, хотя и чуть более сладковатым, чем я

привыкла. А ложкой я достаточно легко отломила кусочек от первого

же запеченного блюда. Вкус был неожиданно молочным и пряным. —

Вкусно?

Я подняла взгляд от еды. Геспер не притронулся к приборам и к

чаше с вином, просто смотрел, по всей видимости, на меня, пока я

выбирала, что попробовать.

— Хочешь попробовать? — предложила я, и Геспер мотнул

головой. Я впервые кого-то кормила вот так с ложечки, даже рука

немного дрожала. Но все удалось — и мимо губ не пронесла, и с ложки

ничего не упало. Геспер благодарно прикрыл глаза и чуть кивнул. За что

получил в подарок еще одну ложку запеканки. Еда и правда была очень

вкусной, так почему бы не поделиться?

— А здесь уютно. Ты здесь впервые?

— Угум, — кивнул он и уже мне предложил что-то попробовать —

мясо в какой-то пряной подливе. Я даже развеселилась, забавное же

времяпровождение! Но молчали и ели мы недолго, потому что я

продолжила поддерживать беседу. Бабушка всегда говорила, что иногда

лучше спросить у человека о чем-то малозначимом, даже если тебе не

особо это хочется. Так люди поддерживают и налаживают связи. Что ж, надо пробовать.

— А откуда узнал?

— Паллада подсказала, — буркнул он, а потом вдруг

усмехнулся. — Намекнула, что от вкусной еды даже сердце самой

жестокой красавицы растает.

Я едва успела прикрыть рот ладонь, потому что нельзя же смеяться

с набитым ртом. Но смешно же! Видимо, стражница действительно

считала Геспера и его друга еще совсем молодыми нэарами, раз

раздавала им советы. Кстати, а ведь я так и не спросила, сколько

Гесперу лет!.. На первый взгляд он был явно старше меня, теперь я уже

сомневалась, что он настолько старше. Наверное, во всем виновата

бородка, она явно прибавляла ему лет.

— Она была права, — прожевав, ответила я. И, конечно же, дождалась широкой лукавой улыбки:

— Так твое сердце растаяло?..

Хотела я сказать, что так и было. Вот только мало времени прошло

с нашей встречи и нашей свадьбы. Ничего не ясно, хотя я бы не стала

отрицать, что Геспер оказался в моем вкусе… Не только как чудище, этот пункт был вообще вне конкуренции, а и как мужчина. О, Эос, у

меня, оказывается, были предпочтения в мужчинах? А я и не знала…

За то, что Геспер, так сказать, открыл мне на это глаза, я осторожно

зачерпнула ложкой смесь из мелкорубленых овощей и мяса и протянула

в его сторону. Угощение было тут же съедено. А я задумалась снова, глядя на губы Геспера. Нет, целоваться все-таки стоит после еды, а не

вовремя…

— Геспер! — от этого громкого окрика мы подпрыгнули и

оторвались друг от друга. Я обернулась, и ложка тут же выпала из моих

пальцев и шлепнулась в какое-то блюдо. Впрочем, я не обратила на это

внимания. Потому что слишком обеспокоенное лицо было у Менандра.

И он не шел к нам, как обычно это делал — расслабленно и чуть

помахивая рукой, он почти что бежал. Что бы это ни было, но явно не

очередная его шутка.

Геспер подумал, судя по всему, так же как я, и нахмурился, встал

из-за стола, хотел двинуться навстречу другу, но тот махнул рукой, мол, стой на месте. Кажется, новость была не из тех, о которых можно

кричать во весь голос.

— Над Блаубергом дым, — Менадр подошел к столу вплотную, даже оперся ладонями о столешницу и наклонился вперед, чтобы

сказать это как можно тише.

Что? Блауберг? Я судорожно пыталась вспомнить, о чем могла

идти речь. М-м, горы? Кажется, да, часть горного массива. Правда, где

именно в Закатном уделе эти горы располагались, этого я не знала. Все-таки география не была моей сильной стороной, атлас механических

изобретений интересовал меня сильнее атласа населенных земель.

Но судя по тому, как изменился взгляд Геспера, новость была очень

неприятной. Черты его лица заострились, ладони сжались в кулаки, и

кажется, он весь напрягся в один миг, вытянулся в линию, готовый

сорваться с места. Менандр выглядел не лучше.

Осознание накрыло меня внезапно, будто волной. Чтобы не

вскрикнуть, я даже губу закусила. Ну правда, какая новость могла такое

сделать с двумя стражами, если только она не касалась Сумрака и

тварей?

— Я лечу, а ты как? — отрывисто сказал Геспер, но вдруг

дернулся, как будто его потянули назад, повернулся ко мне. Что-то

мысленно он решал.

— Я не могу, если задет Блауберг, то волна могла докатиться до

Хельштадта, — резко взмахнул рукой Менандр, будто отсекая какие-то

свои сомнения. — Я должен быть там. Я смогу пойти тебе навстречу.

Возьмем волну под контроль.

— Но?.. — Геспер все еще не отрывал от меня тяжелого взгляда. И

на мгновение я почувствовала себя обузой, лишней, грузом, который

тянет на дно. Вот еще! Сам же сказал, что жена нужна! Сам признавался

в симпатии и на свидание звал!

— Так, а теперь объясните мне, только коротко, что где горит, и

чем это грозит… — я тоже нахмурилась.

— Не беспокойся, в Флюсштадте ты будешь в безопасности, —

мотнул головой мой муж. — Паллада составит тебе компанию первые

дни. Плохо, что она вряд ли надолго в городе задержится, но я

постараюсь справиться за неделю…

— Ага, — я сложила руки на груди. — А если ты не справишься за

неделю?

— Тогда дней десять, — он нервно провел рукой по волосам, будто

собираясь с силами. — Не хочу оставлять тебя одну. Но я должен

вернуться в Абендштерн. Сейчас.

— Тогда возвращайся, — спокойно кивнула я. Геспер заметно

расслабился и даже улыбнулся. Нервно так, но неужели он думал, что я

буду требовать от него оставаться со мной все время и не давать ему

выполнять его обязанности? От стражей слишком многое зависит.

— Спасибо, — кивнул он. Вот только он меня не дослушал.

— …И я с тобой возвращаюсь, — я закончила свою мысль и таким

же ровным тоном спросила у Менандра: — А это правда, что страж

может спокойно нести на себе человека?

Глава 41

Геспер до последнего хотел меня отговорить. Но я стояла на своем, потому что причины-то были и достаточно явные. Во-первых, он все

равно направляется в Абендштерн, и крыльями это будет гораздо

быстрее, чем обычными дорогами. Во-вторых, безопаснее, чем со

стражем — а точнее, на страже — вряд ли где еще может быть. В-третьих, и это, наверное, было самое сильное и волнующее меня

чувство: я действительно переживала, что он не вернется. Остаться

одной в совершенно незнакомом городе, даже не в конце нашего пути?

Вот так сразу? Когда только-только все началось? Нет, не дождется!

Удерживать Геспера возле себя и правда было глупо, так же как и

самой сидеть где-то за дни пути от моей цели, просто потому что вот

так

сложились

обстоятельства.

Ведь

фактически

эти

самые

обстоятельства могут еще долго не быть благоприятными! И что? А мне

бы уже добраться до конечной цели и планы строить!

— Еду! — в который раз настояла я на своем. — Точнее, лечу!

Геспер покосился с укором на Менандра, тот выглядел виноватым, потому что не смог ответить мне как-то иначе, кроме того, что страж

при желании и трех людей пронесет.

— А это и правильно, — у меня неожиданно появилась поддержка

в лице Паллады. Вот только причины у нее были свои и весьма

сомнительного содержания. — Рано или поздно все равно бы

столкнулась с Сумраком да увидела. Почему бы не сейчас?

Несмотря на то, что по идее ее слова были ободряющими, я

поежилась. Может, как-то без Сумрака возможно обойтись, только

крепостью и ее окружением? Но, увы, водиться со стражами и не

сталкиваться со всякими ужасами хотя бы изредка, скорее всего, невозможно. Но я об этом старалась не думать, некогда было!

Оказалось, нужно срочно решить, что с собой взять, учитывая то, что

грузоподъемность стражей все-таки ограничена. Да и чем больше на

них навесишь, тем медленнее лететь будут, а это нам сейчас не к месту

было.

Вот только из одежды я могла с собой взять разве что нижнее белье

и ту самую кофту, которую мне Геспер купил. Вряд ли в Абендштерне

пригодятся мои короткие штаны и тонкие туники, крепость-то еще

севернее…

— Вот, как знала, что пригодится, сегодня и сходила, — Паллада

свалила прямо на мои подставленные руки копну чего-то тканевого, я

даже не сразу поняла, к чему она. А потом разобрала врученное и, смутившись, пробормотала:

— Спасибо.

— Так ведь ты сама себе вряд ли подобрала бы правильно, а Геспер

тоже не особо понимает, как и что нэаре нужно. Так и лететь будет

удобнее.

На первый взгляд врученная одежда показалась мне жуткой. Ну как

можно надевать штаны с прослойкой меха внутри? Это же извращение

какое-то! А еще нательное белье, такое плотное, что в таком в Аполисе

можно спокойно по улицам ходить, и гетры, и рубаха с длинным

рукавом, и плотная длинная туника с боковыми разрезами… На голову

нужно было повязать пушистый платок, а сверху надевался капюшон

плаща, тоже подбитого мехом.

— Ладно, плащ позже наденешь, иди на улицу, а то спина мокрой

будет, — наконец сжалилась надо мной Паллада и перестала

командовать, где затянуть и что надеть. Честно, мне уже разонравилась

идея вообще жить там, где нельзя выйти из дому в одной легкой тунике

и сандалиях! И я еще была против тоги?! Ведь это всего лишь один

дополнительный слой ткани, а не вот это все!

Впрочем, жаловаться не стоило, ясное дело, что там, высоко, будет

холоднее и ветренее. И если стражей будет защищать их природа, то

мне оставалось уповать на одежду.

Во дворе гостевого дома тем временем собирались зеваки, еще бы, кто откажется поглазеть на стражей. Стоило Менандру на пару минуток

превратиться, чтобы оценить вес собранных мной вещей, которые я

хотела взять с собой, как во все окна вылезли постояльцы.

Брала я с собой не одежду, а инструменты. Книги пришлось

оставить, так же как и самое громоздкое имущество. Но то, что

помельче и полегче — камни, заготовки, личные записи и шкатулку с

памятными мелочами, которые достались мне от родителей и бабушки с

дедом — я, конечно же, не захотела оставить. Не смогла.

Так же как и громометатель. Ну или просто метатель.

— Я эту штуку не потащу, — скривился Менандр и с

подозрительностью ткнул пальцем орудие в темный металлический

бок. — Она на меня нехорошо смотрит.

— У нее нет глаз, — хмыкнула я, но вот страж не попался на мою

удочку и недовольно заметил:

— Есть у нее глаз, один и довольно большой, — он указал на

отверстие, через которое вылетали сгенерированные заряды.

— Я возьму, — коротко бросил Геспер. Он затянул последний узел

на поклажах, проверил ремни, которыми груз будет крепиться к плечам, и принялся раздеваться. Хорошо хоть внутрь пристройки зашел. Но все

равно! И дело даже не в приличиях, а в том, что некоторые постояльцы

слишком нагло заглядывали в проем. Ну да, интересно же, как это страж

раздевается!

Я быстро развернула плащ и прикрыла Геспера, как ширмой. Еще и

взгляд недовольный бросила в сторону собравшейся публики. Совести у

людей не было! Даже не представляю, как стражи с этим справлялись, с

таким неуемным любопытством…

— Ох ты ж Эос убереги! — брякнул кто-то из глазеющих.

Хм-м, но визжать никто не визжал и даже в обморок не упал. Хотя

неудивительно, в Закатном уделе о закатных стражах по крайней мере

слышать должны были.

— Это что за чудище… — все-таки кто-то не удержался. Я спиной

почти что чувствовала, как в нашу сторону ткнули пальцем. Вот я бы

этот палец да впихнула бы интересующемуся куда-нибудь и поглубже.

У меня муж жизнью рискует, а они…

— Почтительнее будь, — звонкий подзатыльник немного

примирил меня с чрезмерным вниманием. Да и Геспер что-то

успокаивающе проурчал, отобрал у меня из рук плащ и попытался сам

пристроить его мне на плечи. Получалось не очень успешно, но кое-как

мы достигли понимания — и я сунула руки в рукава.

Когти попытались подцепить пуговки, но здесь, увы, все было еще

более печально — одна из них тут же оторвалась.

— Ничего, — улыбнулась я и уже сама все застегнула и затянула.

Просто стоять было жарко, но судя по тому, что Геспер подготовил еще

одеяло, наверху меня ждало испытание.

— Красавцы, — хлопнула в ладони Паллада и обратилась Гесперу, одновременно помогая ему закрепить поклажу. — Найму водителя, как

ты и просил, отправлю вещи сегодня же. Из Рейса заберешь?

— Ур-р, — он кивнул ей в ответ и вдруг развернул крылья в

стороны.

У меня даже дух захватило! Какой же он все-таки восхитительный!

А при свете дня и в спокойной обстановке так замечательно видно, как

натянулась кожа на крыльях и напряглись мускулы. Геспер был готов

взмыть в воздух. Это же какая мощь нужна, чтобы поднять не только

себя, но еще и немаленький вес!

Внезапный страх кольнул меня изнутри: если стражам нужна

подобная мощь, то насколько же сильны отродья Сумрака? Я ведь я

жила и даже не думала, что на самом деле наш мир гораздо более

хрупкий. Пока нас хранили стражи, то и проблем не было. Но если что-то случится со стражами? Если исчезнут не только Закатные, но и

Рассветные, смогут ли обычные люди противостоять?

Я не дала панике захлестнуть меня с головой, сосредоточилась на

метателе. Действительно нужно подумать о модификации…

— Р-рау? — Геспер навис надо мной и своим ворчанием отвлек от

мыслей. Он подступил ко мне, протягивая руки.

— Да, пора, — кивнула я, лучше заворачиваясь в плащ и садясь в

раскатанное на земле одеяло. Ведь неизвестно, как долго я смогу

держаться за Геспера. Руки устанут. Да и может случиться так, что на

нас нападут в пути. Так что я проведу следующие часы так, как носят

порой на груди детей в отрезе материи.

Паллада лично проверила все узлы еще раз и погладила меня по

спине. Несмотря на все слои материи, я почувствовала этот жест

поддержки и, глубоко вздохнув, попыталась расслабиться.

— Гр-р-ра ш-ш-ш… — внезапно прошипел в конце Геспер. Я даже

умудрилась высунуть нос из своего свертка, но ничего, кроме шеи моего

чудища, не увидела. Чего это он?

— Жалуется мне, что ты упрямая, — смеясь, перевел мне Менандр.

Я тоже зафыркала, но уже чуть более возмущенно. А потом чудище

вдруг зашевелилось, двинулись твердые мышцы, большая рука прижала

меня плотнее к себе — и мы струной дернулись вверх.

В голове тут же потяжелело, внутренности перевернулись, желудок

жалобно сжался, и я крепко зажмурилась. Но сбежать уже было некуда, мы летели.

Глава 42

Как способ передвижения, страж был не особо удобен. Все же

лучше сидеть на мягком сидении охимы и спокойно глядеть по

сторонам. Хотя Геспер старался, прижимал меня рукой к себе, чтобы

меня не бросало из стороны в сторону, и пытался лететь достаточно

ровно. Получалось так себе, крыльям нужно было постоянно ловить

потоки воздуха, ими нужно было взмахивать, чтобы удержать нас в

полете и набрать скорость. Иногда Геспер будто пикировал — и тогда у

меня внутри все вновь переворачивалось.

Ой,

нет,

если

когда-нибудь

механикосы

и

изобретут

приспособление для полетов, я была уверена, что механизм будет не

такой как у птиц. Потому что это же неудобно, ненадежно и ничего

хорошего для обычного человеческого организма! Ужас! А мне еще и

не видно ничего… Нет, если и ездить на страже, то только в

комфортном сидении. Правда, куда это сидение пристроить?.. Не на

спину же.

Но постепенно я привыкла и сама уже сильнее жалась к Гесперу.

Холод проникал даже через одеяло, скорее всего, дело было в том, что я

замерла в неподвижности. Уж кому, а стражу точно не было холодно, от

него шло ровное тепло, хотелось даже вынырнуть из-под одеяла и

коснуться кожи чудища голой рукой.

Неизвестно, сколько мы летели, но вдруг направление движения

резко сместилось. Полет стал более резким, мы ухнули вниз, а потом

вдруг замерли.

— Что такое? — я попыталась выползти из кокона ткани. Стражи

спустились на землю? Почему?

— Ур-р-р, — как мог, объяснил мне Геспер и вдруг принялся

разматывать ткань и доставать меня из ткани. Свет резанул по глазам, но еще какое-то время я не могла понять, что вижу и вижу ли вообще.

Так-то оказалось, что на дворе уже ночь, просто звезды вдали от города

яркие и пронзительные.

Геспер спустился посреди леса на пустое от деревьев пространство, человеческие следы я увидела в остатках деревянных построек, но места

явно были не населенные. Тишина просто-таки звенела в ушах. Но

постепенно я начала различать и шелест ветвей, и крики каких-то

животных, и плеск воды. Мы были на берегу какой-то небольшой речки, рядом валялись грудами бревна. Наверное, велась лесозаготовка, только

ее почему-то покинули. И не боятся же люди отъезжать так далеко от

городов и дорог!

Но мои размышления пришлось прервать, на меня накатили другие

ощущения и вполне себе приземленные желания. Я жестами показала на

ближайшие кустики, и Геспер с готовностью опустил меня на землю.

На ноги встать было невозможно, затекшие мышцы кололо, я не

могла устоять и цеплялась такими же замерзшими пальцами в руки

Геспера. Он был горячим, как раз подходящей температуры, чтобы

прижаться к нему крепко-крепко и попытаться отогреть щеки и хотя бы

руки.

Геспер взволнованно заворчал, подхватил меня на руки и усадил на

ближайшее бревно и стянул с меня обувь, принялся разминать

непослушные мышцы. Даже через одежду это было до жути больно. Я

взвыла в голос, но тут же зажала себе рот. Клио, надо же быть

осторожнее, ты не у себя дома в ближайшей декоративной рощице, а

Эос его знает где, посреди темного леса. Пусть страж рядом, но и самой

нельзя оплошать.

— М-р-м-р, — одобрительно прогудел Геспер и снова вонзился

пальцами… Хотя нет, это я преувеличила, разминал замершие мышцы

он достаточно аккуратно, а больно было просто потому, что и должно

быть больно в такой ситуации. Я бы сама себя так не жалела, вонзилась

бы пальцами сильнее.

Уже через пару минут я смогла встать и наконец ускользнуть в

манящие меня кустики. Но поблагодарить не забыла, обняла и коротко

коснулась губами чешуйчатого подбородка. Умыться тоже нужно было, и вода к удивлению оказалась не такой и холодной. Может, я просто

еще не согрелась?

Когда я вернулась, то на одном из стволов уже сидел Менандр в

образе стража и вертел руками.

— Отвык, — пожаловался он. — Как грузовую охиму меня еще не

использовали.

— Как так? — я уже чувствовала себя живее, чем пару минут назад, так что не удержалась, съязвила: — Обязательно научу твою жену

плохому…

— Да я понял уже, что месть мне будет страшна, — хохотнул

Менандр, чуть ли не заваливаясь на спину, но взмахнул крыльями и

остался сидеть ровно.

— Р-рау, — Геспер обратил на себя мое внимание и впихнул в руки

какой-то сверток, одурительно пахнущий мясом. Я и не заметила, когда

успела проголодаться! А еще не заметила, когда принялась считать

Менандра как своего приятеля, расслабилась в его кругу и даже

запланировала встречу с его женой… Было бы неплохо, если нам с

незнакомой нэарой будет не скучно общаться. Ведь более близкого

друга чем Менандр, судя по всему, у Геспера не было.

Рассветный страж служил своего рода осветителем, броня на груди

чуть поблескивала, так же как и крылья, сложенные за спиной. Вот

только созданный неизвестно как доспех отличался от чешуи Геспера.

Рассветного стража я бы тоже пощупала — для сравнения, по крайней

мере. Но тут уж совсем неудобно тянуть свои руки, не спросив

разрешения, даже ради науки. К тому же рассветных стражей немало, а

закатный — вот — единственный ценный экземпляр!

В свертке был вкусный пирог и кусочки сыра, я вгрызлась в

угощение, как будто неделю толком не ела. А вот стражи и не думали ко

мне присоединиться. Им не нужна была пища в этом образе? Но тогда

получалось, что они не могли всю жизнь вот так проходить. Когда-то

лимит человеческого тела должен быть достигнут, и тогда страж умрет, а может, просто превратится обратно в человека. Возможно, были

механизмы, которые предотвращали настолько большую трату сил. Вот

только как узнать?

У меня даже кончики пальцев зачесались: так хотелось скорее

записать все свои размышления. Доберусь до Абендштерна, развернусь!..

— В сторону! — вдруг рявкнул Менандр. Этот странный звук

грохотом разорвался в моей голове. И не успела я что-то сделать, как

лапа Геспера утянула меня куда-то назад, а потом я и вовсе улетела в

сторону вещей, которые стражи сложили у леса, подальше от воды.

Речка будто взорвалась, и из брызг на берег выскочило нечто. Я не

успела даже понять, как и что, а оно уже длинным хвостом

оборачивалось вокруг Менандра. В следующий миг свет самого стража

позволили мне увидеть длинные когтистые руки и намек на

человеческое лицо. Когти скребли по доспехам стража, хвост пытался

затащить его в воду. Но взметнулись крылья, Менандр тут же оказался в

воздухе, крутанулся юлой так, что у меня в глазах зарябило, и чудище

тут же лишилось рук.

— Гр-ра! — я не поняла, когда темная тень Геспера появилась

возле друга. Он не стал красиво двигаться, а просто взмахнул лапой —

той самой, что еще недавно чутко разминала мне ноги — и тварь, теряя

на лету какие-то ошметки, была отброшена в сторону.

— Да, еще трое, — услышала я голос Менандра. — Так и знал, что

неспроста лесозаготовку оставили. И главное же, не вызвали стражей, случаев не было… Ундины-то так далеко на север не заходят.

Ундины? Вот это?.. Хотя немного похоже на тех человеко-рыб, которых изображали в книгах. Но в жизни они более жуткие. А упавшая

на землю отрубленная конечность продолжала скрести пальцами, как

лапками, и будто бы пыталась куда-то уползти. Я с трудом выдохнула и

медленно отползла еще дальше, потому что речная гладь и правда

пошла крупными волнами.

Геспер что-то зарычал и уже направился к воде.

— Нет, летите, я догоню. Тебе дальше добираться, — махнул

руками Менандр, и его ладони превратились в светящиеся лезвия. — Я

закину остатки вещей в Рейс, оставлю там, где обычно.

Я не спорила с таким решением, только чуть взволновалась, нормально ли так оставлять Менандра в одиночку. Но, с другой

стороны, стражи же не первый день вот так охотились. А значит, знали, что делают. И Менандр не показался мне тем, кто будет рисковать, когда этого не нужно. Творить чудное — да, но даже это чудное всегда

продуманное. Пусть и логика у него своя собственная…

Но все-таки, когда Геспер захотел меня снова укутать, я попросила

оставить щель, чтобы можно было выглядывать, хотя бы немного.

Возможно, удастся хотя бы краем глаза увидеть, как что в бою

происходит! Но Геспер так резко взвился в воздух, что сначала у меня в

глазах потемнело, а потом и рассматривать было нечего. Внизу

слышались какие-то визги, было видно вспышки и, кажется, мелькали

те самые хвосты ундин. Но как только мы взлетели над лесом, даже

звуки исчезли.

Глава 43

Мы останавливались еще несколько раз. Геспер снижался, давал

возможность мне пройтись, размять ноги, немного прийти в себя.

Несмотря на то, что я фактически ничего не делала, сил все равно не

было. Думать не хотелось, мысли плыли совсем неспешно. Заснуть не

получалось, развлечь себя тоже, я напоминала себе бесформенный и

бессильный комок, а не человека. Скорее всего, всему виной была

тряска в полете, из-за которой меня серьезно мутило, и холод. Но я

держалась и не жаловалась, сама же захотела лететь, чего теперь-то

возмущаться?

Менандр нас не догнал, хотя разница во времени должна была

уменьшиться из-за остановок. И я бы выглядывала рассветного стража, высунув лицо из одеяла, но, во-первых, большую часть обзора

перекрывал Геспер, а во-вторых, я не настолько хорошо видела, чтобы

рассмотреть какую-то белесую тень на фоне темного, усыпанного

звездами неба.

До рассвета было уже близко, это я чувствовала по сменившемуся

ветру и влажности, которая забралась под слои ткани. Хотелось

свернуться в клубок, но я не рисковала как-то сильно дергаться. Геспер, кажется, тоже устал, он двигался все еще плавно, но ощущение менее

резвых взмахов крыльями тоже было. Ну, или это было мое

впечатление.

Вереницу охим на дороге я углядела, когда в очередной раз

вынырнула вдохнуть ледяного воздуха. Странно было бы не заметить

круг света, которым торговцы или просто путешественники оградили

место ночевки. Геспер спланировал в ту сторону. Внизу почти сразу

стало заметно какое-то движение, а потом из темноты двумя яркими

вспышками выпрыгнули рассветные стражи. С лезвиями в руках, с

мерцающими гладкими масками вместо лиц. Почему-то Менандр для

меня уже безликим не выглядел, то ли голос у него был эмоциональный, то ли жесты. А неизвестные стражи меня очень напугали.

На мгновения даже дыхание перехватило и заболело в груди. А

вдруг они не узнали Геспера? А вдруг на нас нападут? Все-таки что еще

можно подумать, когда видишь крылатое, клыкастое чудище, летящее

над лесом?!

Но паника не успела охватить меня, так как стражи замедлились, а

один из них и вовсе махнул Гесперу рукой. Все было хорошо, они были

знакомы. Мы опустились на землю чуть в стороне от кольца света.

Геспер поставил меня на ноги очень осторожно: он уже привык, что

путь я переносила не особо хорошо. Но я смогла дотянуться до

ближайшей охимы и повиснуть на ее борту.

— С вами все хорошо, нэара? — вежливо спросили у меня. Я

обернулась на голос и рассмотрела по пояс голого мужчину. Значит, это

был страж. Иначе кому пришло бы в голову разгуливать в таком виде, когда по дороге стелился холодный туман?

— Да, мне бы полежать или хотя бы сесть, — попросилась я.

— Тогда сюда, — жестом он указал на одну из охим. — Постель, увы, не свежая, но достаточно удобная.

— Да мы ненадолго, — промямлила я, пытаясь отыскать взглядом

Геспера. Но голова немного кружилась, наверное, я еще не пришла в

себя.

— Все хорошо, ваш муж скоро к вам присоединится, — улыбнулся

мне страж и снова жестом указал куда идти. — Отдохните, это нужно и

вам и ему.

Полежать и правда хотелось, распрямить ноги и руки, укутаться в

тепло и точно знать, что поверхность горизонтальная, а земля совсем

недалеко. Так что я кивнула и не без помощи стража добралась до

указанной охимы.

— А я никому не помешаю?.. — запоздало спросила я, когда

увидела, что внутри постель была наспех поправлена, то есть кого-то

относительно недавно разбудили.

— Нет, мы уже на дежурстве, — зевнул и снова улыбнулся мне

страж.

— Вот, чистое покрывало, нэар Токко выделил, — подлетел к нам

второй страж, он не превращался в человека, видимо, так в случае

опасности он сможет быстрее среагировать.

— А, спасибо, — я растерянно поблагодарила незнакомцев, они же

так и не представились, и неуклюже забралась внутрь охимы. Такая

забота от совершенно чужих мне людей казалась странной, хотелось

отстраниться, отказаться. Но я понимала, что делать это глупо. К тому

же стражи своим всегда помогали, это я уже заметила.

— А откуда вы знаете, что я жена?.. Геспер сказал? — спросила я, выглянув в окошко охимы. Тот страж, который был в человеческой

форме, громко расхохотался, сверкнув белыми зубами.

— Нэара, нет, Геспер еще ничего не успел сказать. Но вы же не

думаете, что мы на себе кого попало носим? — не прекращая улыбаться, поделился он. — Если бы так было, то мы бы только и делали, что

носили людей туда-сюда. Это вовсе не так просто…

— Долг может заставить бросить все, даже если груз это

человек, — добавил второй страж. Его голос звучал глухо и серьезно.

— Бросить все? Долг? — не поняла я.

— Мы чувствуем Сумрак и его проявления, иногда это

непреодолимый зов, — страж нервно зашевелил крыльями. — Но

бросить ту или того, к кому тянется сердце и тело… Нет, это

невозможно. Поэтому нести на себе лучше только близких…

О как! Я зачарованно моргнула, по-новому рассматривая стражей.

То есть это даже не просто работа. Со своим обликом они получали

нечто, что не давало остаться в стороне. Они не могли отсидеться в

безопасном месте. Не могли пролететь мимо ундин или гарпий… Но что

причина такому? Пока на этот вопрос у меня не было ответа. Одно было

ясно — ничего обыденного впереди меня не ждало.

Дверца охимы скрипнула, когда я уже почти что заснула. Тяжелую

голову было сложно повернуть, но я все-таки пошевелилась. Потому

что спать в незнакомом месте было неуютно, мало ли кто так пришел!..

— Спи, — сказал большая тень голосом Геспера, и я тут же

расслабилась: свои, значит, можно не волноваться. Он устраивался

рядом со мной осторожно, пытался втиснуться в пространство, которое

я оставила свободным, и вообще в итоге лег вытянувшись в линию.

— Двигайся, — прошептала я и из последних сил чуть отползла в

сторону. Кажется, меня обняли и прижали, и сразу же теплее стало в

разы. Но этого я почти уже не помнила.

Проснулась я от стука и сразу же дернула головой, хотя сама не

шевельнулась. По ощущениям я только глаза и закрыла, но судя по

тому, что в охиме было светло, утро уже наступило. Но зато я точно

могла сказать, что даже пара часов в уюте и тепле сделали свое дело: я

не только избавилась от ощущения холода под кожей, но и даже

выползла из-под покрывала. Так уж жарко стало!

— Утро, — услышала я шепот, прозвучали эти слова откуда-то

сверху, а выдох Геспера и вовсе осел у меня на макушке. И только тогда

я удосужилась приподняться и обнаружить, что спали мы весьма

интересно.

Я не удержалась, хихикнула, так и хотелось сказать, что мы с

Геспером квиты. Потому как чтобы устроиться удобнее, я мало того, что забрала у него покрывало, а потом легла на него, когда мне стало

жарко, но еще и забросила на самого стража ногу, а его грудная клетка

послужила мне отличной подушкой. Так и пролежал бедняга на спине

все это время!

— Я тебе ничего не отдавила? — запоздало заволновалась я, потому что вторая рука Геспера оказалась где-то под моим боком.

— Нет. Все хорошо, — как-то сдавлено ответил он и принялся

натягивать на себя угол покрывала.

— Точно хорошо? — поведение показалось мне странным.

Неужели я пяткой его ударила? Или еще что? Чтобы исправить

положение, я потребовала. — Давай разомну, что я там отлежала. Как

ты мне разминал ноги.

— Не надо! — Геспер ответил с такой суровостью, что я даже

подпрыгнула. Ну не надо, так не надо, чего так реагировать. А он сел на

кровати и штаны, что ли, поправил. И тут я поняла, что ему-то стражи

дали одежду с чужого плеча. Наверное, неудобные штаны.

— Извини, что пристала. Пойду прогуляюсь, — сказала я на этот

выкрик и выпрыгнула из охимы. Глаза пришлось тут же ладонью

прикрыть, уж больше ярким было утреннее солнце.

— Мы скоро выдвигаемся, — глухо прозвучал голос Геспера. А

потом он с заминкой спросил: — Найдешь нам завтрак?

— Положись на меня! — у меня сразу же настроение поднялось

даже. Появилась возможность и размяться, и осмотреться, и еще пользу

какую-то принести. А то в последнее время все меня кормят и на руках

носят. Геспера в ответ на руках я не пронесу, но найти еду уж сумею!

Глава 44

Вокруг охим бродили люди, мне, естественно, незнакомые, они же, удивленные, оборачивались на меня. Ага, неизвестно откуда новое лицо

появилось. Но мне сейчас бы не до смущения: я пошла целенаправленно

на запах съестного и не прогадала. На гладкой толстой доске

установили переносную жарочную поверхность, и на ней кипело что-то

ароматное в огромном котле.

— Давайте миску, нэара, — обратился ко мне здешний повар, но я

растерянно взмахнула руками. Ну, конечно, в пути же у каждого своя

посуда и все остальное. А мы такого ничего не брали…

— Вот, Гаррон, возьми наши, — из-за моей спины появилась рука и

передала повару две глубокие миски. Я обернулась: страж был

незнакомый, но улыбался он вполне доброжелательно. Наверное, все

стражи уже знали, кто к ним на огонек залетел.

Поесть можно было неподалеку: на скорую руку чуть в стороне

был сколочен стол, а вместо лавок были короткие бревна.

— Когда отправляетесь? — спросил меня страж, он помог донести

еду, но и уходить не собирался. Я неопределенно пожала плечами, но

все-таки ответила:

— Геспер сказал, что скоро.

— Хотел предложить проехаться с нами, так ведь комфортнее, но, видимо, не судьба, — вздохнул он. — Когда рассвело, увидел дым на

горизонте… Так что да, вам по прямой к Абендштерну лучше. Но в

любом случае мучить такую милую нэару это преступно. Правильно я

говорю?..

Он вдруг усмехнулся кому-то за моей спиной и подмигнул. Но не

успела я обернуться, как рядом со мной уже садился Геспер. Он молча

кивнул стражу, а тот тут же подскочил и отвесил шутливый поклон:

— Не буду вам мешать. Друг мой, рад за тебя!

— Это он о чем? — я с трудом оторвалась от горячей похлебки —

сытной, с легким рыбным привкусом, с крупно нарезанными овощами и

мелкими волокнами мяса. В Аполисе такого не готовили, да и зачем?

Чтобы согреться зимой, нужно было окна закрыть и плащ чаще

надевать. А так некоторые и вовсе в сандалиях выбегали на улицу, если

пройти недалеко. Но оказалось, чем холоднее, тем сильнее ценишь

горячую и сытную еду.

— О свадьбе. Никому не нравится одиночество, даже стражам, —

будто бы признался Геспер.

Но я и не собиралась спорить, потому что одиночество и ко мне

заглядывало. Оно могло быть незаметным, но иногда чувствовалось

слишком ярко, и даже жизнь не мила становилась. Чтобы подержать

Геспера, я погладила его по плечу и постаралась перевести тему.

— Ты в следующий раз меня разбуди, я перевернусь. Все-таки не

привыкла спать с кем-то. И если что, можно отдельно спать. Я не

против, мешать не буду, — вспомнила я, как мы проснулись. Но Геспер

только резко мотнул головой.

— Нет, все не так.

— Что не так? — не поняла я.

— Я бы не хотел ничего менять. Мне нравится, как мы спали, — он

повернулся ко мне и даже за руку взял. — Даже слишком нравится.

То есть?.. А-а, вот оно что… У меня перед глазами будто

анатомический атлас появился и раскрылся на страницах с очень

обыденной темой «отношения любовные». Когда мы об этом с

бабушкой заговаривали, никакого смущения я не испытывала. А тут

помимо своей воли начала краснеть: прямо-таки чувствовала, как жар

заливал щеки и уши.

— Клио? — Геспер недоуменно и даже взволнованно смотрел на

меня. Видимо, я слишком задумалась, и мое молчание заставило его

напрячься. — Испугал? Извини.

— А, нет, все хорошо, я поняла, нечего извиняться, —

протараторила я, стараясь глубоко дышать и скорее избавиться от

неожиданного смущения. Ничего ужасного же не произошло! Ничего, о

чем бы я не знала. Так почему меня вдруг это выбило из равновесия?

Геспер нахмурился, хотел что-то еще спросить, но посмотрел по

сторонам и передумал. Так-то да, не особо удачное место для выяснения

каких-либо подробностей. Да и мне нужно время, чтобы немного

разобраться в своей реакции.

— Нужно лететь, — со вздохом вдруг произнес он. Я удивленно

подняла глаза, потому что тон поменялся: Геспер напряженно смотрел

куда-то, будто внутрь себя, и вместе с тем в определенную сторону.

Наверное, туда, где стражи видели дым? Почему-то я была в этом

уверена.

Геспер ушел за охиму раздеваться. А я все никак не могла прийти в

себя. Прикасаться теперь к нему было странно, особенно когда он не

был чудищем. Я обнаружила какую-то робость в себе, неуверенность…

Нет! Я тут же отдернула себя. Вот когда нас Менандр поженил, я

не переживала. Даже сама первая полезла, чтобы утолить любопытство, еще бы: вдруг муж появился! А теперь что не так? Какой-то трепет, страх? Вот еще!

— А ну стой! — вдруг скомандовала я, решительно так завернула

за охиму.

— Мг-м? — недоуменно протянул Геспер. Он уже разделся и

теперь прикрывал штанами пах.

Вот Сумрак, все слова из головы вылетели! Мой взгляд пополз по

его груди к тому самому, что прикрывали руки, а щекам снова стало

жарко. В голове всплыли обрывки мыслей, которые я собиралась

выразить словами: что я не боюсь, что новый опыт это замечательно, да

и вообще он же мой муж, так что пусть готовится все-все

продемонстрировать… Хотя я бы сначала какой-нибудь справочник

почитала. И вообще…

— Нет, ничего, — пискнула я, с трудом отведя взгляд, развернулась

на пятках и сбежала. Ой, Эос мне помоги!

Стражи пришли нас проводить, остальные же путешественники

поглядывали со стороны, но ближе не подходили. И я даже рада этому

было, мне и так хватало переживаний на сегодня. Когда вереница охим

доберется до конечного пункта, стражи освободятся от обязательств и

тоже направятся в опасный регион. Но пока… пока мы с Геспером

отправлялись в ту сторону в одиночестве. Менандр так нас и не догнал.

В этот раз лететь было даже как-то легче, наверное, я привыкла.

Летели мы долго и всего с одной остановкой, но я не спорила, потому

что чувствовала, что и меня уже тянет скорее оказаться на месте.

Можно и потерпеть.

Утро превратилось в день, и солнце пригревало, так что я часто

выглядывала из своего убежища. Под нами простирался сплошной и

бескрайний лес, чистое небо слепило синевой, но вот темное серое

облако вдали заставило напрячься. И с каждой минутой полета мы так

или иначе приближались к той серой дымке.

А потом я разглядела еще что-то. Лес вовсе не был бескрайним,

теперь мне было видно, что на горизонте восстают высокие горы с

блестящими белыми вершинами. Теперь мы будто облетали дым с

левой стороны. Геспер сильнее заработал крыльями, поднимая нас выше

— и лес оказался не такой и сплошной. Просто я не сразу поняла, что

это крыши домов. Они были выкрашены в одинаковый зеленый цвет.

Город от леса отделала мощная — это даже издали было видно —

серая стена, рядом с которой деревья были вырублены. Как сильно это

место отличалось от Аполиса! В его синикиях нет стен, а ворота самого

города никогда не закрывались. Да что говорить, у нас соседние участки

часто разделяли только низкие заборчики. А здесь даже по самому

городу было ясно, что опасаться было чего.

Время шло к закату, когда дым еще немного расступился и открыл

мне и вовсе занимательное зрелище. Город был расположен у

небольшой скалы. По сравнению с горами на горизонте она и правда

была маленькой. Но этой возвышенности хватило, чтобы на ней

выросла крепость. Серая, мощная, не особо высокая. Казалось, что

небольшая, но с высоты мне было видно, что в ней несколько

внутренних стен. От крепости к городу тянулась короткая широкая

дорога.

Геспер низко зарычал и ускорился: меня сильнее прижало к его

груди. Мы снизились над городом, промчались так быстро, что зеленые

крыши слились для меня в одну. Впрочем, я все-таки смогла различить, что в городе была в площадь и несколько более высоких, чем остальные

строений, подобных башням Аполиса. Но сейчас нашей целью были

серые стены крепости.

Закатное солнце ослепило меня, так что я в полной мере не смогла

увидеть, как именно мы спускались за стены крепости. Геспер тяжело

скользнул к земле, раздался скрежет когтей по камню и громкое

нетерпеливое рычание. Остановившись, он наклонился вперед, скорее

всего оперся на руки и замер. Я тут же выглянула из своего кокона и

первым делом увидела, как тяжело дышит чудище. Только теперь был

понятно, как он устал. Тоже держался из последних сил, летел как

можно быстрее.

— Все, добрались, — сказала я Гесперу и провела ладонью по

чешуйчатой скуле. Он коротко фыркнул и опустился ниже, придерживая меня, давая возможность выбраться наружу из одеяла. Но

вставать на ноги я не торопилась, так и сидела на земле.

— Да-а… — выдохнул Геспер, превращаясь в человека и почти

укладываясь на землю ничком. Камни были холодные, воздух тоже, я

даже видела пар при выдохе. Но чем-то помочь Гесперу, поднять его на

ноги я не могла. Оставалось только надеяться, что в крепости была

помощь.

Я осмотрелась: площадка, где упал Геспер, была будто

предназначена для таких гостей, которым нужен простор, чтобы

расправить крылья. Внутрь крепости отсюда вела каменная лестница. И

стоило мне посмотреть в ту сторону, как оттуда выскочила высокая

девушка в меховой безрукавке и с криком «тебя где носило?» помчалась

к Гесперу.

Глава 45

Пока я хлопала глазами, девушка уже подбежала к Гесперу и, ничуть не смущаясь того, что он голый, попыталась его поднять. И

трогала при этом настолько без колебаний, что тут и не особо умному

было понятно, что она привыкла к такому виду стража. На сестру она

было не особо похожа — у нее, в отличие от рыжего Геспера, была

почти белая коса. Да и черты лица не совпадали. А для матери она была

слишком молода. Может, моего возраста, может, чуть старше.

Внутри меня что-то дернулось. А вдруг… Вот вдруг у Геспера

были отношения? Он-то сказал, что это не так. Но это он мог считать, что их нет, а девушка, которая с ним жила и планировала дальнейшую

жизнь, так не думала!.. Хотя нет, не сбегалось что-то.

Я нахмурилась и еще раз сосредоточилась на том, как суетилась эта

незнакомка. Слишком мало у меня данных, чтобы делать какие-то

выводы. И уж тем более не с чего рвать на себе волосы, даже если у

незнакомки с Геспером что и было.

Ну,

чего

разлегся!

Дым

над

Блаубергом,

а

ты

прохлаждаешься! — командным тоном орала она. И мое мнение

покосилось в сторону, что она очередной страж. К тому же, сложно

представить у кого-то еще такую силищу, потому что незнакомка

смогла все-таки приподнять Геспера и, послужив опорой, поставить его

на ноги.

— Давай-давай, шевелись, прохлаждаться нельзя… — ворчала она.

А Геспер мотнул головой и потянулся за одеялом.

— Времени нет на скромность, — фыркнула она. — Да и чего я там

не видела. Хотя да, мужчина ты знатный.

— Эльпи, — простонал Геспер и в очередной раз попытался

прикрыться.

Так, это что получается? Вроде бы боевые товарищи друг друга не

осматривают! И уж точно не оценивают вот так!

— Двадцать лет как Эльпи, — проворчала девушка. — Да что ты

мнешься, кого ты стесняешься? Куда ты там косишься, а?..

Она подняла голову и, наконец, увидела меня. А я в свою очередь

хорошенько ее разглядела. Так-то до сих пор Геспер мешал.

— Та-а-ак, — неопределенным тоном протянула незнакомка и сама

же сунула Гесперу в руки одеяло. — Держи, и правда, прикройся.

Я нахмурилась, потому что выглядело это, как будто ревность. И в

принципе, если у этих двоих был какой-то намек на отношения, то это

она и была. О Эос, помоги! У меня разом голова пошла кругом. Меньше

всего мне хотелось бы скандалов. Нет, я знала, что такой переезд

простым не будет, но о подобных сложностях даже не подозревала!

— Ты, как? — незнакомка замялась. — Идти можешь?

— Клиоменис, — пробормотал Геспер и попытался оттолкнуть

свою помощницу. — Помоги ей, я сам.

— Куда сам? — взвилась она. — Ее я не знаю, а вот тебе нужно

привести себя в порядок и выдвигаться. Долг зовет! И как назло, я сама

вышла тебя встречать. Если бы хотя бы Сфено…

— Я подожду, — вмешалась я, не хватало еще, чтобы они

ссорились по таким пустякам. А ведь и правда пустяк на фоне более

серьезных проблем. Тем более, я была хорошо одета, а Гесперу всерьез

грозило замерзнуть. — Точнее, сейчас приду в себя и сразу за вами.

— Клио… — Геспер пытался сделать все одновременно: смотреть

на меня, смотреть в сторону дыма, расползающегося по горизонту, и не

забывать придерживать одеяло в области паха. По мне, так уже бы

бросил эту тряпку, все равно же рано или поздно увижу.

— Иди уже, — махнула я рукой. — На тебя смотреть холодно.

Быстрее уйдешь, быстрее мне помогут.

Это все решило, Геспер, скрипя зубами и сильно оседая на плечо

своей помощницы, зашаркал вперед. А девушка — Эльпи, кажется — на

меня

покосилась

внимательным

взглядом,

но

потом

тоже

сосредоточилась на том, чтобы быстрее свою ношу дотащить. Пока они

ползли, я тоже сидеть не стала, медленно поползла к тюкам с вещами.

Надо же проверить, как и что перенесло путешествие. И осмотреться

тоже надо было. Хотя с той точки, где я находилась, сказать что-то об

Абендштерне было сложно.

Большая. Серая. Каменная. Кое-где поросшая темно-зеленой

травой и вьющимися растениями, кое-где и вовсе мхом. Сразу видно, древность!

Обижаться на Геспера я и не думала. Кто сказал, что быть женой

закатного стража легко? Никто мне подобного не обещал. К тому же

поставить свою удобство выше жизней других людей, которые стражу,

возможно, удастся спасти, я не могла. Неправильно это было.

А крепость я и сама осмотрю, обойдусь без провожатого…

Геспер как раз заполз внутрь помещения, когда я смогла встать на

ноги. С массажем, конечно, было лучше и удобнее, но… сейчас

массажист был занят. Первым делом я глубоко вдохнула, раскинув

руки. Закашлялась, конечно, слишком острый, ледяной был ветер. Хотя

на улице не сказать, что было холодно. Наверное, это с гор принесло.

Я осторожно заглянула в тюки с вещами, достала инструменты и

кое-какие мелочи и медленно поползла в сторону двери в крепость. Но

та самая дверь вдруг распахнулась и оттуда выскочил худой высокий, даже выше Геспера мужчина… Нет, старик. Волосы у него были

седыми, да и в бороде от темного цвета оставалось маловато. Он

двигался такими длинными шагами, что это казалось невозможным. Но

вот — несколько мгновений — и он уже стоял передо мной.

— Прошу сюда, нэара, — учтиво поклонился он и протянул руку к

вещам, которые я сжимала в руках.

— А, спасибо. Я — Клиоменис, — представилась я, немного робея

под взглядом блеклых, почти белых глаз. Эос, сколько же ему лет?!

Одет старик был добротно, смотрел цепко из-под кустистых бровей, да

и осанка была примечательная. Тут уж у меня чутье сработало, этот

точно — страж! Правда, никогда не слышала о таких пожилых стражах, но так-то эта тема меня особо никогда не интересовала.

— Зовите меня, Сфено, нэара, — тонкие губы слегка двинулись в

улыбке, и взгляд даже потеплел. — Пойдемте. Или донести?..

— Нет-нет, я и сама могу, — я даже подпрыгнула на всякий случай, чтобы показать, что все у меня в порядке. Я не настолько слаба, чтобы

вешаться на старика, пусть он и выглядел крепким.

— Тогда прошу, — жестом указал он мне в сторону двери и

предложил мне локоть. И мы чинно двинулись шаг в шаг, хотя я

немного опасалась, что за Сфено мне придется бежать, уж больно

длинные у него ноги были. Но нет, он, видимо, умел подстраиваться.

Тут я вспомнила, что у Геспера ноги не короче, и я тоже не замечала

никаких неудобств, когда мы ходили вместе.

Камень ступеней был истерт, здесь ходили долгие и долгие годы.

Дверь внутри крепости оказалась ужасно тяжелой, но смысл в этом был, потому что стоило мне оказаться за ней, как меня тут же окружило

тепло. Внутри легко можно было снять плащ, хотя казалось бы,

крепость каменная, как возможно прогреть ее?

Сфено жестом позвал меня за собой, но не торопил, давал

осмотреться. Сразу было заметно, что здесь все было сделано именно

для стражей. Высокие потолки, широкие коридоры и проемы дверей, чтобы чудища не упирались рогами или крыльями. Монолитные лавки, рассчитанные на больший, чем человеческий, вес. Правда, чем дальше

мы шли, тем уютнее становилось, здесь все было больше похоже на

обычный дом. Не такой, как мой, но, в общем, не выдающийся.

Появились гобелены на стенах, потрепанные, истлевшие половики.

Окна прикрывали резные ставни, было видно меньше камня и больше

дерева. Стало более уютно, что ли… Отторжение это место у меня не

вызывало.

Я не старалась запомнить, что и как, куда мы идем, потому что

было бесполезно. В голове немного звенело от усталости. А когда

Сфено завел меня в кухню, где было еще теплее, и мой взгляд

обнаружил потрепанное мягкое кресло, я тут же упала туда, вытянув

ноги. Несколько мгновений позволила себе расслабиться, а когда

открыла глаза, то передо мной на столе уже стояла большущая чаша с

чем-то горячим. Пахло вкусно, на вкус напиток был тягучим и сладким.

Чаша же была настолько большой, что я могла поднять ее только двумя

руками.

— Не знаю, что это, но вкусно, — поблагодарила я, осилив едва ли

половину. Из кресла теперь и вовсе не хотелось выбираться, было

тепло, сонно и сытно.

Старик ухмыльнулся и с одобрением загремел посудой. Я

рассеянно осмотрела обустройство кухни, видно было, что о вещах и

посуде заботились, но так же заметно было, что ничего здесь не было

новым. И если со сковородами или котлами я ничего не могла поделать, то жарочной поверхностью и пекарским шкафом можно было и

заняться… На досуге.

А ведь я уже в Абендштерне, внезапно поняла я. И ощутила только

спокойное удовольствие от того, что путь закончен. Сегодня уж точно

ничего не стоило начинать. Я потянулась в кресле и хотела уже

спросить у Сфено, где мне расположиться — умыться и переночевать, но тут дверь в кухню лязгнула и внутрь влетела та самая девушка. Она

сразу же направилась ко мне и, нависнув надо мной, сурово спросила:

— Это ты, что ли, жена?

Глава 46

Я внимательно смотрела на девушку. Первое, что приходило мне в

голову, это «сильная». Наверное, такая пара под стать стражу. Вот

только извиняться или в чем-то виниться я не собиралась. Это же глупо!

Поэтому я ответила спокойно:

— Да, жена.

— Хм-м, — прищурилась она и еще сильнее нависла надо мной.

Может, хотела, чтобы я отстранилась. Раньше может быть, я так и

сделала бы, просто неприятно же, когда незнакомый человек вот так

близко! Но сейчас я взяла себя в руки, нахмурилась и наоборот подалась

вперед. Мы чуть ли не носами столкнулись.

— Эльпи! — позвал ее Сфено. Но она не обернулась, а я не могла

отвести взгляда. Это же значило, что я проиграю, да? Хотя глаза тут же

заслезились.

— И кто ты по жизни? — растягивая слова не спросила, а

потребовала ответа эта Эльпи.

— Механикос, — я даже голос подняла. Не стала уточнять, что

лицензии у меня нет, и Академию я не заканчивала. Механикос — и

точка! Уж в чем, а в этом я была уверена.

— И что умеешь? — хмыкнула она. — Видела я механикосов, только есть и горазды. А в Абендштерне каждый пользу приносит, стоит на защите этих земель. Может, сбежишь, пока не поздно?

— Это ты меня пугаешь? Или о себе рассказываешь? — таким же

тоном ответила я и опешила. Одно дело с тетушкой словесно сражаться, а другое — вот так — с незнакомкой. Но этот порыв меня очень

воодушевил. Ха! Она хотела меня обвинить в том, что я даром есть

буду? Да она еще посмотрит, кто дармоед. Да я тут…

— А ты смелая, — усмехнулась она. — Но одной смелостью тут не

выжить…

— А у меня и оружие с собой! — тут я даже обрадовалась, что нэар

Хрисаор впихнул мне громометатель. Пусть и не доработанный, но все-таки работающий экземпляр. Если эта нэара хочет помериться силой, то

я тоже смогу жахнуть!

— И гарпии не испугаешься? — прищурилась она. Но тут уж меня

понесло, я дернула плечом, мол, какие пустяки, и заявила:

— Да я даже горгону видела — и ничего ужасного! Ну ревут, ну с

крыльями…

— О-о… — протянула она удивленно и немного отстранилась, перестав давить на меня морально.

Я уже успела тихонько с облегчением выдохнуть, вроде бы отпор

дала, хотя непонятно, как все эти вопросы были связаны с тем, что я

стала женой Геспера, а эта Эльпи — нет. Или я чего не понимала?..

— Во-от, Сфено, — вдруг заорала она. — Наших рядов прибыло! Я

— Эльпиника, но можешь звать меня Эльпи!

— Клио… — ошарашено попыталась я представиться, но тут же

захлебнулась воздухом. Эльпи щедро поздоровалась со мной, хлопнув

меня по плечу, а потом и вовсе дернула, поднимая на ноги, и обняла.

— Боевая подруга! Как я мечтала, что наступит тот день и у меня

появится настоящая боевая подруга! — меня сжали будто тисками, казалось бы, хрупкие женские руки. Я пискнула, но не сопротивлялась.

Впрочем, Эльпи отпустила меня почти сразу. Глаза ее горели, на лице

расцвела улыбка. Она положила мне руки на плечи и слегка

тряхнула. — Ну, показывай! Какое оно, твое оружие? Громкое?

Мощное? Уничтожающее?..

— Эльпи… Эльпи! — дозвался, наконец, до нее Сфено. — Все

подождет. Клиоменис никуда не денется. Ей нужно отдохнуть.

— Ну ладно, — с явной неохотой она меня отпустила и даже

отошла на шаг. Правда, боевого настроения не утратила, подмигнула: —

Завтра тогда все-все мне расскажешь, а сегодня…

— А сегодня ты покажешь Клио, где расположиться, и на этом

все, — в качестве усиления своих слов Сфено хлопнул ладонью об

ладонь.

— Он такой зануда, — закатила глаза Эльпи, игнорируя старшего.

— И нужно помочь Гесперу экипироваться, закрепишь доспех, —

продолжил Сфено. — Он вылетает сегодня.

— Хорошо! — пропела Эльпи, кажется, это занятие ей было по

нраву. Ну еще бы, это же касалось боя… Вот только беспокоило меня

кое-что.

— Постойте, — я потянулась к уже повернувшейся в выходу Эльпи

и даже вцепилась в ее рукав. Честно говоря, не ожидала от себя такого.

Но беспокойство было сильнее. — Как он вылетает сегодня? Он же

тоже устал!

— Все хорошо, Клиоменис, — старик говорил каким-то особенным

мягким тоном. Хотел успокоить, усыплял бдительность? — Ты просто

еще не знаешь, как быстро могут восстанавливаться стражи. Да, Абендштерн пострадал, новых стражей нет, но он поддерживает тех, кто

все еще жив и защищает границы от Сумрака.

Его слова не особо-то меня успокоили, наоборот, вызвали гораздо

больше вопросов. Что это за система такая? Как можно так быстро

привести человеческое тело в тонус? Даже пусть это и страж… У меня

даже голова закружилась, так сильно я хотела разобраться. Но мне не

хватало знаний, и от этого я чувствовала себя неполноценной.

— А знаете… Эльпи, возьми Клиоменис с собой, — предложил

вдруг Сфено. — Может, тогда ей спокойнее станет. А я пока по

хозяйству займусь.

— Пойдем-пойдем! — тянула меня Эльпи по коридорам, насвистывая что-то бравурное, а иногда даже подпрыгивая во время

ходьбы. Ее порывистые движения, постоянные взмахи руками и

желание издавать звуки меня, честно говоря, даже немного пугали. Но с

другой стороны, я чувствовала себя лучше, чем когда она молча

сверлила меня взглядом. Сейчас она вела себя вольно, как будто

приняла меня в свой круг. И такое неожиданное внимание было и

утомительным, и приятным.

Боевая подруга, да?

То есть ее беспокоило только то, что я не подошла бы этому месту, а не то, что мы с Геспером теперь пара?..

— Сюда-сюда! — пропела Эльпи и бедром двинула высокую

тяжелую даже на вид дверь. Та скрипнула и поддалась, все-таки у этой

девушки была какая-то чудовищная сила. Но я так и не знала: она страж

или нет.

Судя по направлению движения и изменяющимся коридорам, мы

вернулись в ту часть, где могли нормально себя чувствовать чудища.

Камни полов здесь были изрезаны когтями, так же досталось и стенам.

Следы были как и старые, так и относительно свежие, но все-таки

старых гораздо-гораздо больше. Я остановилась на мгновение, коснулась борозд на стене — глубокие. Как если бы чудища ходили

здесь толпами, и каждый раз кто-то да задевал стены.

Коридор выводил в огромный зал, но у самого выхода Эльпи меня

прихватила за талию и дернула обратно в тень коридора.

— Тише, смотри, — она с загадочным видом украдкой выглянула в

зал. Конечно же, я последовала ее примеру. Вот только то, что я там

увидела, заставило меня нахмуриться.

— Ты что, следишь за голым Геспером? — прошипела я

возмущенно. Неправильно это было — вот так подсматривать, наверное, ему было бы неприятно об этом знать. Или Эльпи все-таки

неравнодушна к нему как к мужчине?

— Естественно, слежу! — фыркнула она. — Ты смотри-смотри, как

он обращается! Правда, обалденно! Какой рост, а крылья… А мощь!

— Да… рост, крылья и мощь, — несколько растерянно повторила

я, а потом собралась с силами — а это действительно было нелегко — и

поставила вопрос в лоб: — Так ты к нему как относишься? Ты его?.. Эм-м…

Мой запал тут же погас. Эос помоги, как странно-то вообще на

такие темы говорить!

— Что? Кто? — нахмурилась Эльпи, подняла то одну бровь, то

другую, а потом и вовсе ими пошевелила. Выглядело это абсурдно, но

это будто бы помогало мыслям двигаться. И правда, взгляд ее вдруг

стал ясным, и она фыркнула, едва успев закрыть рот ладонью. Но

отсмеявшись, качнула головой и как-то грустно вздохнула. — Нет, я

просто радуюсь, что Геспер есть. И немного завидую.

— Завидуешь?

— А как же, — она снова посмотрела на чудище, — я с детства

мечтала стать стражем. Я даже из дома сбежала и проверку прошла в

десять лет. Мои родители чуть с ума не сошли. Но я была слишком

маленькой. Сказали, нужно ждать, с радостью примут, но не сейчас. А

буквально через год все и случилось. Геспер был последним…

Я не знала, что ответить, да и нуждалась ли она в ответе? Прошло

ведь немало лет. Каково это — иметь мечту, которой никогда не

сбыться?

— А если попытаться? Пойти в рассветные стражи?

— Нет, — мотнула упрямо она головой. — Я хочу быть именно

закатным стражем. Я и есть закатный страж. Пусть не полностью, но я

тоже часть Абендштерна и выполняю свои обязанности.

И с этими словами она вышла в зал, где Геспер как раз примерял

какие-то доспехи. А их здесь было немало — металла, кожи, блестящих

шипов, гладких щитов и длинных копий. Хватило бы на десятки

стражей. Но посреди этого богатства стоял всего лишь один.

Глава 47

Я не смогла подобрать слов, чтобы попрощаться с Геспером.

Растерялась, просто хлопала глазами, наблюдая, как он навешивает на

себя дополнительную броню, как выбирает оружие — длинное и

короткое копья. Эльпи затягивала ремни на его руках, превращая кулаки

в жуткие металлические молоты. И только когда оставался последний

элемент доспеха — защитная маска, я очнулась и первая потянулась к

ней.

— Хочешь помочь? — понимающе улыбнулась Эльпи и кивнула, освобождая мне место. Я, конечно, взяла эту тяжелую штуку, даже

ремни рассмотрела и почти догадалась, что куда, вот только быстро

сделать незнакомые действия было сложно. А еще и Геспер, как

специально, что-то прорычал. Наверное, не согласен был. На что я

нахмурилась и поманила его пальцем, мол, наклонись. Ну ведь правда!

Огромный же, мне специальная скамеечка нужна, чтобы до его морды

достать.

— Да все у меня получится, — проворчала я, когда принялась

надевать на него маску. Даже по лапам его хлопнула, чтобы не тянулся

помогать. Что я, не понимала, что все серьезно?

— Ты ремешок потуже затяни, как будто удушить кого-то

хочешь, — советовала мне Эльпи. Делала она это вовремя, понятно и

вовсе не мешала мне самой пробовать. Как же обидно, что она не страж!

Мне было и легко, и сложно отпустить Геспера. Легко, потому что

я понимала — это его призвание, его долг, та работа, с которой он

справляется лучше всего. По крайней мере, до сих пор он ни разу не

намекнул, что его в жизни стража что-либо не устраивало. Но

отпустить… Мне вдруг вспомнилась та пустота, которая настала в моей

жизни после смерти бабушки. Та выматывающая необходимость

постоянно оборачиваться и спорить, давать хотя бы минимальный

отпор. Мне не хотелось думать, что люди вокруг вовсе не добрые, мне

хотелось бы видеть, что они честные и так же заботятся обо мне, как и я

стараюсь заботиться о них. Но нет.

А с Геспером… Раз так сложились обстоятельства, то попробовать

стоило. И он понемногу, мелочами и вниманием, становился ближе. Но

что если и он исчезнет?!

— Не хочу, — сказала я и посмотрела его в глаза, поднявшись на

цыпочки.

Чудище, конечно, недоумевающее проворчало. Но иногда и к

лучшему, что я не понимала, что он говорил.

— Не хочу даже думать, что ты не вернешься, — твердо сказала я.

— Гр-ра! — Геспер выпучил глаза и что-то принялся мне

втолковывать, даже лапы протянул. Обнять хотел? Или еще что? Но я

хлопнула по одной из лап.

— Просто выполни свой долг и вернись! Ты же не думал оставить

меня здесь одну? — глаза почему-то запекло, хотя я вовсе не собиралась

плакать.

— М-гр! — он мотнул головой, но пытаться прижать меня к груди

было лишним. Все-таки она уже была закована в угрожающий доспех.

— Все, отпускаю, — улыбнулась я и едва коснулась губами уголка

пасти. А потом сразу же сбежала. Было тревожно. И неловко за

высокопарные слова. Но стоять и смотреть, как Геспер улетает, я тоже

не могла.

Эос, за что мне такие сложные чувства?!

Я спустилась на пол и зарылась руками в волосы, мысленно

настраивая себя не думать о плохом. Если не думать, то, может, мир

послушает меня и это плохое не случится? Вряд ли, конечно. Но это

желание ничуть не хуже какого-либо еще.

— Сидишь? — меня нашла Эльпи. В принципе я и не скрывалась, все равно здесь особо не было где это сделать. И не хотелось потеряться

в Абендштерне в первый день.

— Сижу, — не стала отрицать я.

— Ты молодец, — вдруг похвалила она меня. — Не топала ногами

и даже не закатила истерику.

— А почему должна была? — подняла я на нее удивленный взгляд.

— Действительно, — хмыкнула Эльпи и дернула меня за руку, поднимая на ноги. — Ты же боевая подруга, а не эти рыбы из

Рассветного удела! Видела я, как одна и вовсе за руку стража держала, мол, да как ты смеешь улетать, ты мне свидание обещал! Тьфу, какое-то

свидание!..

— Может, она этого свидания годы ждала? — улыбнулась я. Эльпи

слишком наиграно возмущалась, видимо, хотела отвлечь меня от того

факта, что все, теперь я в Абендштерне сама. Точнее, не сама, просто

без мужа, но все равно мне еще предстояло здесь закрепиться.

— А, так-то да, — покачала головой Эльпи. — Но если годами, то

может тот нэар-то и вовсе не особо хотел на свидание-то идти? Или

надо было не ждать, а брать все в свои руки!

И она продемонстрировала, как именно брать. Тут уж я не

удержалась, рассмеялась, потому что не позавидовать было тому нэару, за которого Эльпи схватится. Вырваться будет почти невозможно, разве

что с потерями.

Отсмеявшись, я почувствовала, что все — усталость взяла свое, снова накатило сонное настроение, а еще было немного голодно. Я

потерла заурчавший живот.

— Ну, стража на бой отправили, теперь можно и о себе

позаботиться! — потянула меня за собой Эльпи. — Ведь мы защитники

Абендштерна, а значит, тоже должны быть бодры, здоровы и готовы к

подвигам!

Сопротивляться энергии, которая била из нее, я не могла. Просто

послушно кивнула и успевала только ноги переставлять. Как-то там

вышло, что мы и на кухню снова заглянули, и получили по миске

нехитрой, но сытной похлебки. Потом Эльпи потянула меня в купальни, термы здесь не было, но мне хватило и небольшого бассейна с горячей

водой. Эльпи за кампанию тоже была не прочь отмокнуть. А еще она

совершенно не стеснялась своего тела. Смотреть на чужого

обнаженного человека, если это не натурщик, конечно, было

неприлично. Но все-таки я не удержалась: мельком оценила и развитые

мышцы рук, крепкие ноги и белоснежную кожу, которая кое-где была

некрасиво расчерчена шрамами.

Совсем незаметно подсмотреть не получилось. Но Эльпи

отреагировала не так, как я ожидала.

— Вот, вот это видишь? — мне показали длинную полосу на

боку. — Это меня пегас зацепил рогом! Ох и наглая же тварь, залетел

прямо во двор крепости!

Я только и смогла что булькнуть что-то одобрительное. Вот да, кто

чем хвалится. Я бы так же рассказывала о том, что создала

самостоятельно. Эх, скорее бы разобрать вещи… да посмотреть на

обещанную библиотеку!

— Эй, не спи, я тебя дотащу, но лучше бы ты своими ногами…

После купален меня совершенно разморило, не хотелось думать ни

о чем. Говорили же, что в свете Эос все кажется четче. Так что лучшим

для меня решением было лечь и выспаться.

Комната, куда меня привела Эльпи, была обжитой и пахла… да, она определенно пахла Геспером. Чем больше я рассматривала

обстановку — большую кровать, массивный стол с бумагами и книгами, такое же больше кресло и какие-то искусные мелкие статуэтки на

полках, тем больше убеждалась, что это комната моего мужа.

— А что? — пожала плечами Эльпи. — Даже если вы не спите

вместе, его все равно сейчас нет. И здесь тепло, вот смотри, переключатель обогрева. Горячая вода в трубах из подземного

источника берется. Ну и подготовить еще одну комнату — это время

нужно.

— Не спорю, спасибо, — мотнула я головой. Вряд ли мне будет

неудобно, все-таки мы с Геспером уже спали в одной кровати, да и у

меня дома он жил рядом. Так что он не должен быть против моего

вторжения. Хотя лучше было бы спросить, но…

— Эй, да ты уже спишь, — рассмеялась Эльпи и толкнула меня на

постель. — Сейчас плед новый принесу, завернуться.

Но когда она приходила и чем меня накрывала, я уже не видела. У

меня были сомнения — засну или нет на новом месте. Но усталость

взяла свое, так что я отключилась, стоило мне удобнее устроиться.

Глава 48

Когда я открыла глаза, то поняла, что все, теперь-то я выспалась и

лежать не захочу еще долгое-долгое время. Даже бок болел. А все из-за

того, что кровать у Геспера была удобной. Надо и себе такую, или это

конфисковать, или поделить… Как бы то ни было, отдельная комната

мне все равно была нужна, если не как спальня, то как лаборатория.

За ставнями скрывался вид на далекие горы и собственно серую

пелену дыма. Из-за чего мое настроение перестало быть таким уж

хорошим. Ничего, Геспер вернется и Абендштерн не узнает! Я тут все

осмотрю, исправлю, что могу, и улучшу, что получится. Теперь это и

моя крепость.

Эту мысль подтверждали мои вещи, которые кто-то принес с улицы

и оставил в коридоре возле комнаты. Хотя почему кто-то? Выбор был

невелик: или Эльпи, или Сфено, других жителей я не видела. Надо их

поблагодарить. Но я не стала втягивать свертки внутрь. Разве что

одежду взяла. Остальному и в коридоре нормально.

В крепости было тихо, и только если сильно-сильно прислушаться, можно было различить какой-то шум, скорее всего, в той стороне была

кухня. Но я сначала пошла по коридору совсем в другом направлении.

Интересно же! А заблудиться я не боялась, дальше крепости мне все

равно не выйти.

Коридор все тянулся и тянулся, одинаковые двери намекали, что

здесь как раз стражи и жили. Точнее, спали и хранили личные вещи. То

есть, скорее всего, я находилась в той части крепости, которая была

поменьше и относилась к внутреннему двору. Когда Геспер летел к

Абендштерну, я успела немного рассмотреть крепость: двойная стена, в

центре небольшое относительно самой крепости здание, а за ним уже

более внушительное строение. В той стороне, я была в этой уверена, мы

вчера с Эльпи были. Не так ведь и просто вместить столько чудищ в

одном месте, значит, тот зал, где я попрощалась с Геспером, был в

большом здании.

Коридор внезапно закончился тупиком, хотя по ощущениям он

должен был еще длиться. Я была уверена, что иду по своеобразному

кольцу. Но нет, тупик. И только присмотревшись, я увидела, что кто-то

заложил проход. И было это относительно недавно, камни в тупике

отличались. Я, конечно, поскребла пальцем кладку, но на этом и

успокоилась. Еще успею вернуться.

— А, вот ты где! — окликнула меня Эльпи. Она несла в руках

корзинку, накрытую материей. — Я тебе завтрак принесла, а комната

пустая…

— Да, я решила прогуляться. А как ты меня нашла?

— Так а куда тебе пойти? — удивилась она. — Если вниз, то мимо

Сфено пройдешь. Если вправо, то там дверь тяжелая, да и слышно

будет, когда ее открывают. В этом крыле все остальные комнаты или

закрыты, или заложены, чтобы тепло сохранять.

— А если в библиотеку? Геспер сказал, что здесь она есть…

— Это только с Геспером и идти, — поморщилась Эльпи.

— Что ты имеешь в виду? — я нахмурилась. На мой вопрос она

будто не знала, как ответить: почесала в затылке, переступила с ноги на

ногу, а потом кивнула, видимо, придя к какому-то решению.

— Это не так просто объяснить. Проще показать. На вот еду, —

мне вручили корзинку. — И оденься теплее. И жди меня возле кухни, проведу тебя.

Я была очень заинтригована, так что буквально прибежала к месту

встречи, на ходу придерживая корзинку, натягивая кофту и

осматриваясь. Но к кухне было достаточно легко выйти. Сфено

обнаружился там же — возле стола. Он что-то напевал себе под нос и

кромсал длинным жутким ножом какие-то фиолетовые овощи. Я

спешно поздоровалась и замерла тихо-тихо, не хватало еще что-то под

руку сказать.

— Ага, вот и ты! — Эльпи выскочила как обычно — вдруг.

Выглядела она странновато: плотная кожаная куртка с металлическими

вставками, шлем на голове, на ногах специальные щитки. А из руки в

руку она перекидывала странный молот — массивный и на очень

длинной ручке. Такой только двумя руками и брать.

— Это ты к чему? — насторожилась я. Может, мне тоже стоило

взять какое-то оружие?..

— А, сейчас увидишь, — отмахнулась она. — Сфено, мы к

сердцевине!

Старик смерил нас внимательным взглядом и кивнул.

— Ты знаешь правила, — напомнил он. — И белая комната

свободна, проводишь потом.

— Да-а, — отвесила шуточный поклон Эльпи и потянула меня за

собой. По дороге она еще схватила с одной из лавок старое колючее

одеяло и сунула мне в руки. Я не возражала, неспроста же она держала

свое оружие.

Мы спустились в ту сторону, где вчера уже проходили, но в этот

раз Эльпи не открывала тяжелую дверь, а вывела меня к широкой

лестнице. Это было странное место. Проход то и дело преграждали

большие камни, такие, чтобы за ними мог спрятаться человек. Я едва не

споткнулась о погнутое копье, переступила натянутую шипастую

проволоку. Чем дальше мы шли, тем больше у меня становилось

вопросов. Лестница заканчивалась огромными воротами — забитыми и

заклепанными. А проходить мы собирались через небольшую дверцу.

Сначала Эльпи открыла два огромных засова, потом справилась с

запорами толстой решетки — и наконец путь был свободен.

— Стой, ты остаешься здесь, — одними губами потребовала она, быстро выглянула в проем и кинула куда-то камень. Сначала ничего не

происходило: только стук камня о камень был слышен. А потом жуткий

гомон ввинтился в голову раскаленной иглой, да так, что я даже

выронила корзину, чтобы прижать руки к ушам. Я едва успела

различить, как звякнула решетка и Эльпи исчезла за ней.

Что же там такое?! Внутри меня разрывались два желания: помочь

Эльпи и бежать отсюда. Но любопытство было сильнее, и я все-таки

бросилась к решетке.

Мимо проема скользнули тени — тонкие, ломкие, крылья-хвосты.

В мельтешении я смогла различить их цвет — темно-красный. Такого

же цвета были потеки на камнях пола. Такого же цвета капли срывались

с молота Эльпи. Она размахивала им так, будто он ничего не весил.

Вертелась, била, размазывала мелких тварей и отбрасывала их остатки

ногой в сторону.

Все повторялось: зацепить юркое тельце, подбросить в воздух и

ударить — этот звук удара отдавался внутри меня неприятной дрожью, но я и не думала отворачиваться. Нельзя морщиться или кривиться —

запах, подтеки крови и звук разрывающихся тушек — меня не должны

были отвращать. Потому что именно так стражи защищали наши жизни.

Именно так Геспер где-то там, где темнеет облако дыма, сражался.

Бой — это грязь, кровь, страх смерти.

Хотела бы я это узнать? Нет. Но и оставаться в неведении не имела

права. Я даже не поняла, как вышла за решетку, как подобрала камень с

пола и бросила в первую тварь, которая попалась мне на глаза. Не

попала, но привлекла внимание. Существо бросилось ко мне, позволяя

рассмотреть себя лучше: раззявленную треугольную узкую пасть, сверкнувшую клыками, короткие задние беговые лапы, тонкие передние

с двумя когтями. Оно выглядело неестественным, испорченным. Такое, наверное, и появлялось из Сумрака.

Звуки вдруг пропали. Я видела чудище и ничего, кроме него, но

меня не сковывал страх. Мыслей не было, или скорее они были такими

быстрыми, что я не успевала их осознать.

Опасная ситуация не была для меня внове. Какой механикос

никогда не сталкивался с возгоранием или электрической дугой от

неверно собранной схемы или цепи? Только откровенно некудышный.

Навыки быстро реагировать и убирать опасность — или бежать, или

устранять причину — появлялись достаточно быстро. Хочешь спасти

себя и свою собственность — не раздумывай, действуй!

Я отпрыгнула в сторону, ушла с траектории атаки, по примеру

Эльпи попыталась пнуть чудище, но увы, не попала. Но не

расстраиваться же! Можно снова увернуться, снова подставить под

когти плотную подошву обуви, попытаться поднять и бросить камень…

— Ха-а! — Почти перед моим носом мелькнуло что-то темное, быстрое, будто вращающееся. Сумрачная тварь попала под удар, во все

стороны брызнули внутренности — молот в руках Эльпи расплющивал

мгновенно. Я едва успела поднять руки, чтобы прикрыть лицо, но вся

остальная одежда оказалась заляпана.

— Ну, Клио! Я же сказал оставаться там, — Эльпи чуть обиженно

ткнула в сторону решетки.

— Хотела помочь, — пробормотала я.

— А если одно из них пробралось внутрь и ночью напало бы из

темноты? — сурово сдвинула брови Эльпи. Я не нашла, что ответить, но

мысленно назвала себя очень неприятными словами. Да, как-то на этот

счет я даже не подумала.

— Извини, — со вздохом пробормотала я. Но Эльпи уже не

хмурилась, а счищала об камень ошметки, налипшие на молот.

— Хе, если хочешь загладить вину, то можешь помочь здесь все

почистить, — подмигнула она. — Оставлять ничего нельзя. Ладно, если

привлечет гарпий, но вдруг покусится кто больше и опаснее?.. Геспера-то нет.

— Как скажешь, — я почувствовала облегчение. Хорошо, что все

закончилось без проблем. И Эльпи не ранена, и чудищ нет. Все-таки не

радовало, что они так близко… Внутри Абендштерна! Правда, как они

сюда проникли?..

И тут я, наконец, рассмотрела, где мы оказались, и ошарашено

выдохнула:

— Это как?..

— А это как раз причина, почему в библиотеку сейчас не

попасть, — пожала плечами Эльпи и указала пальцем. — Во-он она.

Между мной и библиотекой была пропасть. Части крепости просто-напросто не было. Кто-то или что-то уничтожило большую часть здания

со стороны гор.

Глава 49

Эльпи расчистила один из камней в стороне, застелила его одеялом

и подготовилась к завтраку, а я все ходила вдоль пропасти и не могла

понять как. Вот как вообще могло такое случиться? Из крепости будто

выкусили приличную часть! Или же здесь упало нечто такое тяжелое, что камни буквально раздавило в труху! Но у меня не хватало

воображения представить, что это было за чудище. Зато стало ясно, почему я сразу не заметила, что крепость так пострадала. Та ее часть, которая была обращена к городу, оставалась целой.

После разрушения, судя по всему, стражи потратили немало

времени, чтобы хоть как-то поддерживать эти стены. Опасные места

были перегорожены, кое-где виднелись деревянные балки, которые

подпирали стены и потолок. И решетки — этого добра здесь было

немало.

А еще была попытка перекинуть мост к той части, которая

сохранилась. Только от него остались лишь крепежи. Но в то, что

библиотека цела, верилось легко. Прищурившись, я разглядела решетки

и там.

— Ты, главное, не свались, — окликнула меня Эльпи. — А то мне

же потом объясняться, почему ты решила полететь…

— А что, кроме как на крыльях, туда не попасть? — я еще раз

примерилась к пропасти. Напротив библиотеки она была не так широка, но мне никогда не перепрыгнуть. Расстояние приличное.

— Здесь… хм-м… примерно семь-восемь твоих ростов, —

обрадовала меня Эльпи сравнением и ткнула пальцем в сторону. —

Пробовали обойти, но там горная порода, так что не раскопаешь даже

когтями. Когда механикосы приезжали, то мост, конечно, стражи

охраняли. А потом… да кому он нужен?

— Ты знаешь, как так вышло? — я обвела рукой округу.

Эльпи похлопала ладонью по одеялу, приглашая меня сесть, и

протянула кривую, но мягкую лепешку. Я обтерла пальцы о нижнюю

тунику и взяла еду. Действительно, можно было сделать перерыв.

— Я тогда мелкая была, — пожала она плечами. — Так что многое

уже потом узнала от Сфено, ну и на Геспера, бывало, находило

настроение поговорить. Тогда тоже все началось с дыма над

Блаубергом. Так было и раньше: горят горы, темный огонь гонит чудищ

по перевалу и лесам ближе к человеческим поселениям. А тогда еще и

зима была — темное время, холодное. Сфено рассказывал, что и солнца

видно не было сутками…

— Он был здесь?

— Не-а, сам Сфено из Вестштадта, — мотнула Эльпи головой, откусила от лепешки с мясом и оттерла крошки с губ. Говорить она

продолжила с набитым ртом, за такое мне бы бабушка надавала по

губам, но как-то не к месту упоминать о манерах, когда вокруг еще

валялись туши чудищ, а сидели мы напротив величественных развалин.

— Мой отец был оттуда, — вспомнила я и вздохнула.

— Почему был? — не стесняясь спросила она. И мне бы

возмутиться, мол, с чего я должна рассказывать такое нэаре, с которой

второй день знакома. Но было в Эльпи что-то детское, простое. Так что

я ответила:

— Умер. Они с мамой погибли. Меня бабушка с дедушкой

вырастили. И они умерли.

— Иди обниму, — вдруг потянулась ко мне Эльпи. Я чуть с камня

не свалилась, когда она обхватила меня своими сильными руками.

Ладно еще объятья, так Эльпи еще и кровью сумрачных тварей была

измазана!

— Ты чего? — прохрипела я, пытаясь оттолкнуть ее.

— Да так, — скорчила она жалостное выражение лица. — У меня-то еще трое братьев и две сестры, дома вечно какие-то родственники и

друзья. Так что не представляю, как это одной остаться!

— Тяжело тебе, наверное, здесь, — хмыкнула я, но судя по тому, как усмехнулась и пожала плечами Эльпи, это было скорее неправдой.

Я знала ее совсем мало времени, но уже не сомневалась, что при

необходимости она и за троих будет говорить.

— Здесь, кстати, очень даже весело, тебе понравится, —

подмигнула она мне. — Зимой можно из снега срамные скульптуры

лепить, а летом в озере купаться! Мы с тобой еще и в городок

скатаемся. Я знаю, где вкусные пирожки продают. И представления

дают на торговой площади!..

— Эльпи, стой, так что с Абендштерном? — попыталась я вернуть

ее к основной теме.

— Да что с ним? Развалины… — поморщилась она. — Ни Сфено, ни Геспера тогда здесь не было. Иначе бы и они не выжили. Столб дыма

видели много где, даже я. Что это было, никто так и не понял. Внутри к

тому же никто не выжил.

— Как не выжил?

— Вот так. И тел даже не нашли. То ли твари забрали, то съели, то

ли еще что нехорошее, — она пнула камень и, пожевав губу, ткнула

пальцев в сторону разлома. — Это сейчас там валуны большие. Это

стражи после принесли. А сначала там дыра была. Отовсюду хлынули

твари… Тут такое должно было твориться… После в Абендштерне не

так и много стражей осталось. Хорошо даже, что дым был над

Блаубергом, часть туда слетелась.

— Подожди-подожди, — попыталась я быстро все уложить в

голове. — Получается, стражи даже не в курсе, что у них произошло?

— Так те, кто знал, пропали. Куча народа пропала.

— И образовалась вот эта дыра.

— Угу, — промычала Эльпи. — Остальные стражи оказались в

неприятном положении. Их тоже ведь можно врасплох застать. И

помощь не сразу пришла…

— А сколько же их осталось?

— Ну, закатных никогда не было особо много. Зато они круче

рассветных! — гордо задрала подбородок Эльпи, а потом с явным

нежеланием продолжила: — Сфено говорил, что их было около пяти

десятков. Десять отправились к Блаубергу, еще около десятка

оставались в разных городах. Ну и в Абендштерне, получается, тридцать с чем-то человек. Еще были те, кто готовился стать стражем, механикосы, обычные люди — жены, мужья…

— Так сколько осталось?

— Около двадцати, — пожала она плечами. — Потом в течение

нескольких лет погибло еще пятеро. А еще стражи тоже стареют и

теряют способности. Как Сфено. Когда я вернулась в Абендштерн, здесь

их было четверо. Ну и Менандр. Но Калиас ушел в Сумрак. А потом и

София была ранена и перебралась отсюда ближе к Рассветному уделу.

— В Сумрак? Это что еще такое?

— Так бывает у стражей. Говорят, что-то там зовет… а может, и не

зовет. Теперь я уже и не узнаю, — поморщилась она и вдруг встала с

камня, потянулась направо-налево, осмотрелась вокруг. — Надо убрать

здесь и рассыпать отраву. Если ты и правда хочешь в библиотеку

ходить…

— Конечно, хочу! — уверенно ответила я и тихо добавила. —

Надеюсь, Геспер вернется.

— Куда же он денется? Он вообще очень упрямый, — рассмеялась

Эльпи, как будто и не было нашего разговора, как будто не

рассказывала она только что о смертях и упадке Абендштерна.

Наверное, так оно и проще: если не можешь ничего изменить, то стоит

думать о настоящем, не заглядывать далеко в будущее.

Так что я закатала рукава и взялась за щетку, которую вручила мне

Эльпи. Она же бегала с ведрами воды. Пока я оттирала все, место стало

почти что родным: широкая терраса, видимо остатки площади внутри

крепости, какие-то странные опорные точки, кое-где даже целые, а еще

в стенах обнаружились гнезда, где явно не хватало заряженных камней.

— А, ты нашла старую оборонную систему? — Эльпи чуть

задержалась возле меня, в очередной раз, пробегая мимо с ведром.

— Оборонную?

— Ну да, я, конечно, мало что помню. Но здесь стояли такие

мощные штуки с ядрами, они везде есть, хочешь, я тебе потом их на

складе покажу? — и, дождавшись моего кивка, она продолжила. — А

вот тут светились кристаллы и какая-то защита была от Сумрачных

тварей. Но больше об этом только Сфено знает, нам-то уже все равно.

Оно работало, пока крепость целая была.

У меня даже руки зачесались, так хотелось ближе рассмотреть то, о

чем она говорила. Это же первые неизвестные мне механизмы! До сих

пор крепость была, ну, собственно, обычной. Разве что система подачи

горячей воды из источников была хорошо продумана.

— Вот зар-раза! — вдруг выругалась Эльпи, куда уставившись по

ту сторону развала. И пальцем мне указала. — Нет, ты смотри какие

наглые. Гарпии! И когда только успели? Мы же проверяли округу

совсем недавно…

Я уже помнила, что такое гарпии, и сразу же поежилась. Их

гнездовье было не так просто увидеть, но я все-таки рассмотрела

конусообразную серую штуку, большую, судя по всему.

— И как достать? Кинуть камни? А долетят? Стрелой? Только

разворошу гнездо. Расплодятся же, пока Геспера нет! Там яиц небось

десятки! — Эльпи усердно грызла палец и бродила взад-вперед. Увы,

расстояние до гнезда было даже больше, чем отсюда до библиотеки. А

само гнездо не было настолько мелким, чтобы свалиться от простого

снаряда.

А если снаряд будет непростым? Я едва удержалась, чтобы не

потереть ладони друг от друга: это же какой замечательный

эксперимент наметился!

— Эльпи, — позвала я и с едва сдерживаемой улыбкой спросила:

— а хочешь опробовать новое оружие?

Глава 50

Сбегать за метателем было несложно. Мне очень хотелось, чтобы

изобретение

приносило

пользу,

чтобы

я

приносила

пользу

Абендштерну… Все-таки достаточно грустно было понимать, что эта

крепость вымерла и надежда на восстановление нет. Думаю, людей

здесь не было еще и потому, что жителям крепости будет сложно

защитить их. Это Эльпи могла не растеряться при встрече с чудищем, но так-то даже самая обычная гарпия — это ужасно! Меня до сих пор

подергивало от воспоминаний… Нет уж, никаких гарпий мне здесь не

нужно!

Эльпи вцепилась в метатель, я бы сказала, всеми конечностями и

буквально засветилась изнутри. Кажется, оружие ей очень пришлось по

вкусу, ну еще бы, тяжелое, большущее! Правда, держала она механизм

легко. Но на всякий случай я предупредила, что стрелять из него не так

и просто.

— Просто осторожнее, — в очередной раз проговорила я. На

мгновение мне даже не по себе стало: зачем я вообще про метатель

вспомнила? Не дай Эос, из-за меня еще часть крепости разрушится или

Эльпи пострадает!

— Да все будет хо… — конец фразы утонул в грохоте.

В ушах зазвенело, будто меня ударили по голове. Эхо разнесло

шум вокруг. А на той стороне провала ссыпались камни, стояла пыль, а

потом в воздух взвилась стая гарпий.

— Эх, ниже прошло! — раздосадовано крякнула Эльпи.

Я повернулась к ней и обнаружила, что ее даже не сдвинуло с места

от отдачи. Но даже через одежду я видела, как напряглись мышцы ее

рук и ног. Силой этой нэары можно было только восхищаться. Так что

смысл ее слов мне стал понятен не сразу.

Пока я повернулась, пока пригляделась, Эльпи уже сунула мне в

руки одеяло и корзинку, подхватила метатель и меня за локоть и с

ускорением потащила все это внутрь крепости. И вовремя! Стоило нам

забаррикадировать дверь, как визг гарпий стал слышимым. Я прилипла

носом к мутному стеклу и различила темные мелкие тени в воздухе.

— Но скажи — круто! — присвистнула Эльпи и с нежностью

погладила ствол метателя.

— Только криво, — я поморщилась.

— Ага, надо было чуть выше цель ставить, — она прищурилась, вытянув вперед руку с отставленным большим пальцем. Кажется, именно этот палец и должен был изображать мишень. — Из лука целить

проще…

— Знаешь, можно поэкспериментировать с дальностью и сделать

какую-нибудь поделку, которая будет помогать с прицелом, —

предложила я.

— А ты можешь? — Эльпи смотрела с таким восторгом, что я едва

не попятилась. Мои губы сами по себе раздвинулись в довольной

улыбке. Приятно же, когда к тебе такое отношение!

— Ну почему бы и нет? — пожала я плечами. — Все равно этот

громометатель еще делать и делать…

— Делать определенно и несколько! — уже более серьезно

присмотрелась к механизму Эльпи. — Я за один раз смогу сделать

больше, чем с обычными луком и стрелами. Пусть даже эта штука и не

настолько дальнобойная…

— А лук дальнобойный? — мои мысли путались так сильно, что

привели меня к весьма неожиданной идее.

— Я хорошо стреляю, так что мой — да, — гордо произнесла

Эльпи.

— А если привязать к нему веревку, стрелу большую и…

— Ага, и свалиться в пропасть, когда что-то где-то не выдержит, —

рассмеялась она. Впрочем, я тоже поняла, что глупость сморозила. Тут

не стрела нужна была, а гарпун, которым рыбаки пользовались. Но из

обычного лука вряд ли таким можно выстрелить. Нужна сила куда

большая… Энергетический толчок… Возможно, метатель можно

переделать так, чтобы он не просто заряд формировал, а выталкивал

что-то.

— Не, портить оружие не дам, — Эльпи прижала к груди метатель

и выставила вперед руку, мол, не подходи. — Лучше уж дождись

Геспера, ну, правда!

— А долго его не будет? — спросила я. Эльпи говорила дельные

вещи, к тому же у меня и так пока дел хватало. Ведь это мой первый

день в Абендштерне

— Когда как, — пожала она плечами. — В прошлый раз три дня, а

до этого пять…

— То есть ничего не остается, кроме как ждать? — вздохнула я.

Эльпи кивнула мне в ответ. А что еще было сказать? Связаться со

стражем невозможно. Лететь с ним — тоже. Сражаться вместо него?

Нужно такое оружие, которое сравнится со стражем хотя бы в частично.

Да, эта задача выполнима, но нужно время.

А оно у меня было. У нас было. Я решила считать, что Геспер

вернется живым.

Белая комната, которую мне выделили, была… ну, белой. Не

белоснежной, как верхушки гор, но светлой. Она была пустой и теплой: толстые трубы шли вдоль стен, а еще здесь был очаг — самый

настоящий, с живым огнем. В углу уже лежали мои вещи, их следовало

разобрать.

— Шкаф здесь, — Эльпи сдвинула в сторону такую же светлую, как и стены, панель. — Кровать нужна? Принести все можно.

— Наверное, нужна… — я была в растерянности. С одной стороны, мы и неплохо вместе спали. С другой, это же все вынужденно было.

Надо будет об этом с Геспером говорить. А еще были такие ситуации, когда мне всю ночь надо было дежурить над механизмом или

раствором. Проще же сделать два шага и рухнуть на кровать.

— Вот и я думаю, что нужна! — согласилась Эльпи. — А то вдруг

Геспер храпит?

— Или я храплю…

— Не, если ты храпишь, то кровати не нужно. Как говорит моя

мама, пусть наслаждается, — рассмеялась Эльпи, одновременно

пытаясь изображать из себя умудренную жизненным опытом нэару.

Постепенно белая комната оживала. Серьезный и немного

угрюмый Сфено тем не менее оказался очень заботливым, как отец…

или скорее как дед. Эльпи без умолку трещала, то и дело предлагая

съездить в город и купить все что нужно, но сама же тащила уже в

следующую минуту очередной старый комод или тумбу.

Я выбрала мебель из предложенной, в основном полки и шкафы, также были большой стол и кресла, совсем как у Геспера в комнате, кое-что нуждалось в ремонте, но большую часть просто нужно было

протереть от пыли.

Вместо ковра для меня нашли странный мех. Впрочем, приглядевшись, я поняла, что это не шкура загадочного зверя, а просто

несколько меховушек сшили в одну.

Уже к вечеру я устало села на скрипнувшую кровать и осмотрелась.

Это место было совеем не таким, как я привыкла. Из окна

виднелись темные горы, а не прозрачные морские воды. На небе ползли

тяжелые темные тучи. Мне не хватало солнца — яркого, ослепляющего, бликующего на волнах. Здесь лучше было не открывать окон, так что не

было слышно ни шелеста трав, ни переклички птиц. Совсем-совсем

другой мир, не такой, каким я привыкла его видеть. Но… я могла

сделать так, что он станет родным.

Здесь уже был намек на уют. И встретили меня хорошо. И Эльпи, и

Сфено — да, я их пока почти что не знала, но все же ощущала, что

никаких проблем с узнаванием не будет. Оставалось расставить все свои

инструменты, забрать те вещи, которые должен был передать Менандр, а еще наша охима где-то в пути… Расставить книги, разложить детали, щупы и клеммы, инструменты и камни… Хорошо бы еще найти

семейный камень…

Я в очередной раз обвела взглядом комнату и зацепилась за выемку

у окна, совсем как те, что были в стенах снаружи. Только эта была

пустая. Можно было, конечно, продолжать отдыхать. Вот только это

было не по мне. Я нашла парочку заряженных камней, пододвинула

стул к окну и взобралась на него. Выемка была явно не просто для

красоты. Я расчистила острой лопаточкой слой побелки и нашла

отблеск позолоты. Значит, это все-таки это была часть какой-то

системы.

Тау-окуляры мне ничего не показали, так что я решилась на

очередную проверку. Аккуратно взяла зажимом камень и вставила в

своеобразное гнездо.

Ух! Меня тряхнуло так, что волосы стали дыбом. На мгновение, на

долю секунды, но заряд был. Эос! Можно похвалить себя, что я не

пренебрегала никогда правилам безопасности — на руках перчатки, а

конец зажима обмотан кожей. Иначе получила бы ожог пальцев.

Но как такое возможно? От слабого камня получить такую отдачу?!

Или просто механикос Хрисаор говорил правду и в крепостях стражей

хранятся невероятные тайны. Разряд меня не остановил, наоборот, подстегнул любопытство.

Я проследила взглядом по стенам, заглянула в соседнюю комнату и

к Гесперу — и над каждым окном была сходная выемка. Возможно,

именно разветвленная система и делала отдачу такой сильной. А еще

это могли быть совершенно другие металлы, чем я привыкла, с большей

проводимостью, с меньшим числом потерь энергии!

Я вернулась к себе в комнату, разложила на столе часть

инструментов и приступила к работе. Нужны были определенные щупы.

Раз схема не опознается тау-окулярами. Очень уж хотелось узнать, что

же делала эта странная система. Она не походила на оружие, да и как

щит я не представляла, как ее можно было использовать. Я, конечно, обещала Сфено сегодня проверить кухонные механизмы, но разве

можно так легко отвлечься от загадки?!

Глава 51

К потолку тянулась струйка дыма, в комнате сильно пахло припоем

— я увлеченно паяла специальную оправу для камня, чтобы меня не

шарахнуло зарядом в очередной раз. А еще была опасность, что сам

камешек не выдержит напряжения и рассыплется. Поэтому для

эксперимента были выбраны мелкие, но дорогие камни. Жалко было, но

все на пользу пойдет… К тому же от Академии, если что, следовало

ожидать поддержки.

Хотя нет, это я размечталась. Я же еще ничего интересного не

нашла, только так, по верхам прошлась. Вот когда получится у меня

выслать какие-то интересные данные, то и стоит тогда заикаться о

поддержке. А то своих средств сейчас у меня не так и много.

Вот же Сумрак! А ведь о расходах мы с Геспером так и не

поговорили! Эта мысль меня так взволновала, что я сильнее прижала

паяльник и чуть не испортила заготовку. Но и правда, как живут в

Абендштерне? Я и раньше не особо задумывалась, откуда берется еда.

Точнее, мне было понятно откуда: бабушка, например, писала список

нужных продуктов и ей за небольшую плату привозили их. Остальное

можно было брать у соседей — иногда за деньги, иногда в обмен на

оливки. Тетушка торговалась как бешеная, но к ее чести она всегда

знала, где что выгоднее купить. Мне бы, на самом деле, не помешало

немного и у тетушки перенять.

Но то было в Аполисе. А здесь как? До города нужно ехать. Еду

мне приносили. Но кто готовил? Сфено? Других поваров я здесь не

видела, так же как и уборщиков. Нет, понятно, что если не сорить, то и

убирать не нужно будет. Тут я скосила взгляд на уже заляпанный

припоем и усыпанный металлической стружкой и обрезками стол. В

Аполисе можно было струсить металл в специальную коробочку, а

крошки выбросить из окна. А в Абендштерне уж точно выглядывать

наружу не рекомендовалось. Здесь прикормить я могла вовсе не птичек.

Щупы показывали неплохое взаимодействие между материалами.

Если я все правильно продумала, то на этот раз у меня будет

возможность понаблюдать тот эффект, который производит эта

странная схема. По-хорошему бы выковырять частично из стены. Но

ломать в первый же день стены нового дома…

Стул в дверь стал для меня неожиданностью. Я отстранилась от

стола, проморгалась, стянула тау-окуляры и некстати обнаружила, что

за окнами уже темно. Так, кажется, я слегка заработалась. Система, которая поможет считать создаваемое неизвестной мне схемой поле, была почти готова.

Стук повторился. Я едва не выкрикнула, как занята и по пустякам

меня отвлекать не следует. Но вовремя вспомнила, что уже не в своем

доме, а стучится определенно не тетушка. И будет очень-очень

неприятно, если я нахамлю здешним жителям, потому что они такого

отношения ничем не заслужили. Отвлекаться от экспериментов не

хотелось, но я себя заставила. Сбросила перчатки и открыла дверь.

Сфено уже развернулся, чтобы уйти, так что я замерла, не зная, что

сказать в свое оправдание. А ведь я сегодня хотела быть полезной! И на

кухне пересмотреть механизмы… а вместо этого…

— Все в порядке? — старик не казался раздосадованным или

напряженным. Но я на всякий случай поспешила сказать:

— Извините, не слышала. И вообще, столько нового. А я… вот, —

жестом указала на беспорядок в комнате.

Сфено усмехнулся, морщинки лучиками сложились вокруг его глаз

— и суровое лицо стало уже не таким и суровым.

— Значит, в порядке. Эльпи сказала, вы куретов повстречали. А ты

на ужин не явилась. Так я шел спросить, все ли хорошо. Твари Сумрака

— не то, что приятно видеть, — покачал он головой.

— Значит, куреты… — честно говоря, мне ничего это название не

говорило, так что я просто запомнила, что вот то — с жуткой пастью и

лапками — куреты. — Нет, куреты меня не напугали. Точнее, да, они

страшные, но как и все Сумрачные жути… А я умудрилась в последнее

время много их увидеть.

— Увы, это судьба всех, кто живет бок о бок со стражами, так или

иначе сталкиваться с чудищами, — поджал губы Сфено. — Но я рад, что это тебя не отвернуло от нас… от Геспера.

— С чего бы? — непонимающе нахмурилась я. — Геспер-то при

чем? Он уж точно на вот этих тварей не похож. Он же… страж! И

крылья… вы видели, какие у него крылья?!

Нет, ну правда, сравнивать Геспера с горгонами или еще с кем

было вообще невозможно. Возможно, для кого-то что один, что другие

было все едино. Но с нашей первой встрече ночью на дороге прошло

немало времени. Теперь-то я четко видела: где человек, а где нечто

другое — недоброе и пугающее.

— Конечно, я видел эти крылья, — снова улыбнулся Сфено. — У

меня они даже были…

— Значит, это правда, что с возрастом возможность превращаться

теряется? — на всякий случай переспросила я. Вот тоже вопрос: почему? Виновата в этом усталость организма или что-то еще?

— Иногда с возрастом, иногда после сильного потрясения или

ранения, — кивнул Сфено. — Просто в один миг понимаешь, что

разучился меняться.

— После потрясений?..

— И поэтому тоже — за десять лет после трагедии в этой крепости

закатные стражи так быстро исчезли. Увы, кто-то не справился в

одиночку с чудищами. Кто-то ушел в Сумрак и не вернулся. А кто-то

просто утратил свои способности, не выдержал… — он вздохнул. —

Мы всего лишь люди. Без надежды сложно жить. Особенно здесь, где

так много случилось смертей.

— Извините, — чуть ли не прошептала я.

— За что? — поднял он брови в удивлении.

— Это не та тема, которую стоит поднимать вот так… просто стоя

в коридоре. Мне так кажется.

— Да, лучше об ужасах тех дней говорить за чашкой

горячительного напитка, — согласился он, и улыбка в этот раз была

очень грустной. — Вспоминать нет желания, но вспоминать нужно.

Потом, если захочешь, я покажу тебе склад браслетов. Со стражей, если

есть возможность, их снимают, чтобы передать будущему поколению…

— …Но некому передавать, да?

Он молча в знак согласия прикрыл на пару мгновений глаза, а когда

поднял взгляд, то в нем не было и следа от боли и переживаний

прошлого.

— Так что ты пытается сделать с остатками защитного барьера? —

перевел он тему.

Я удивленно осмотрела свои наработки, а потом до меня дошло: ну, конечно же, Сфено явно знал, что в крепости и к чему!

— Защитный барьер?

— Да, открывать окна было безопасно и во дворе ходить.

— Вот оно, значит, как, — учитывая новые данные, я напряглась, чтобы быстро все обдумать. — Это была целостная система, неразветвленная. И когда крепость была разрушена, то управляющие

контуры были разорваны, хотя к источнику питания эта сеть где-то

подсоединена. Просто нет того, что прикажет ей работать. И разрыв, да, он тоже дает знать. Если закольцевать, то… Хм-м, может получится.

— Что получится? — напряженно смотрел на меня Сфено.

— Это только предположение, но, возможно, получится

обезопасить внутренний двор и окна. Восстановить-то можно, пусть и

не в полном объеме…

А еще при такой защите не нужно будет беспокоиться, что мост в

библиотеку сломают. В том, что я туда попаду, я уже не сомневалась.

— Это, конечно, все догадки, и времени понадобится много… — я

сомневалась, но и хотела попробовать.

— Я бы сказал, что этой крепости уже ничего не поможет, —

выдохнул Сфено, и я в который раз задалась вопросом: сколько же ему

лет. Он был седым, лицо покрыто морщинами, но и только. Он по-прежнему выглядел сильным и выносливым и не был согнут годами, а

взгляд был внимательным и не затуманенным. — Тогда, когда

механикосы были здесь, стражей все еще было достаточно. И

беспокойство было о том, как восстановить саму сердцевину крепости, хотя бы добраться до нее, узнать, что осталось. А потом… мы

привыкли. И к разрухе, и к одиночеству.

— К хорошему, мне кажется, быстрее привыкаешь, чем к плохому!

— Согласен, — кивнул Сфено и предложил. — Но прежде чем

свершения свершать, нужно основательно подкрепить свои силы.

После его слов я вдруг поняла, что да, уже давно чувствую, что

голодна. Отказываться не было смысла, а оплатить свое проживание, судя по всему, я смогу. Проверить лампы, нагреватели, кухонные

механизмы — я до всего доберусь. Потом и более загадочными вещами

заняться можно. Дел невпроворот. Лишь бы Геспер вернулся.

Глава 52

Казалось, дни будут тянуться, я буду взволнованно поглядывать в

небо, выискивая крылатую фигуру. Но нет, на самом деле время улетало

с жуткой скоростью. Я не могла понять, как же это: вот только что было

утро, а потом я склонилась над верстаком — и уже вечер. Мысли о том, что со стражем уже что-то могло случиться, конечно, проникали через

заслон из схем и формул, но в такие моменты я смотрела на Эльпи и

Сфено и успокаивалась. Заражалась их спокойствием.

Жизнь в Абендштерне крутилась на узеньком пятачке, вся

остальная крепость — та часть, что не была разрушена — пустовала. В

целях безопасности лишние коридоры перекрыли, а на комнаты

навесили засовы. Это было нелишним, так как система, которая

отпугивала мелких чудищ, не работала.

— Странно, что ее не починили, — поделилась я как-то своими

мыслями со Сфено.

Бывший страж удивленно поднял брови, так что я продолжила

объяснять:

— Подключить уже существующую схему не так и сложно. У меня

же получилось…

Правда, я так и не поняла, почему переплетение схем работало так, как работало. Увы, даже разобрав весь механизм до последнего

элемента, я все равно могла что-то пропустить. Форма была для меня

доступна, я видела процесс, но не понимала сущность и первопричину

его. Был это звук, температура или энергополе? А может, и вовсе иной, неизвестный мне вид.

— Так, может, такого и нет в Авгериносе, — пожал плечами

Сфено.

А ведь и правда… Вокруг Аполиса почти нет густых лесов, в

которых так любят плодиться мелкие твари. Защита, скорее всего, ориентирована на больших летающих чудовищ, а еще на тех, кто

водится в воде. Но вокруг Абендштерна совсем другая природа. То есть, все так, как говорил механикос Хрисаор: тех, кто разбирался в

устройстве Абендштерна, действительно больше не существовало. А

приезжие механикосы были со мной в равных условиях. Знай, сиди себе

и разбирай по кусочку, что здесь и к чему.

— На ужин сегодня мясные пироги, — сменил тему Сфено.

Я захлопала в ладоши, потому что уже знала, что готовил старик

так, что не хотелось и вовсе из-за стола вылезать. Но в следующий миг

замерла и предложила:

— Вы только побольше сделайте, вдруг…

— Он вернется, — повторил в который раз Сфено. — Он —

сильный мальчик, ответственный, такие не пропадают.

Впрочем, я могла и не просить, все равно еда готовилась из расчета

на то, что внезапно на камни во дворе крепости рухнет Геспер. Я не

могла точно понять — скучаю ли я. Но видеть его живым и здоровым

мне определенно хотелось. Иногда я прокручивала в голове

воспоминания: что он сказал, как посмотрел.

Наверное, близость может формироваться и тогда, когда объекта

нет поблизости.

Мысль была довольно забавная. Так что я фыркнула и вернулась к

своим поделкам. Сфено попросил меня отладить мелкую жаровню, на

которой так удобно было греть напитки. И это было приятно, услышать

такую обыденную просьбу. Будто меня уже приняли в эту странную

общину, если не сказать больше, семью. Но, с другой стороны, на меня

никто не давил, не заставлял и не требовал ничего. Каждый из нас делал

все ради остальных в Абендштерне, но и о себе не забывал.

Так вот Эльпи каждый день не просто осматривала выходы из

крепости, но и тренировалась. Сфено брал на себя хлопоты по

обеспечению этого места и его жителей. Геспер, если я правильно

догадалась по бумагам на его столе, отвечал за поставки и доставал все

нужное и важное. А кроме того, защищал округу, как мог… Насколько

хватало сил.

Мне оказалось вовсе не сложно выполнять чужие просьбы. Хотя

все дело в том, что от меня не требовали, меня вежливо просили о том, что мне и так сделать было только в радость. Починить какой-нибудь

механизм, принести откуда-то что-то, пройтись вместе с Эльпи по

крепости. А если я замирала над верстаком, чем-то занятая, то никто не

надоедал глупыми криками. Разве только что-то важное произошло.

Я могла просто свернуться клубком в кресле на кухне и слушать, как препираются Эльпи со Сфено. Точнее, она тарахтит, а он только

вымученно вздыхает и все равно все делает по-своему.

В подобные моменты на меня находило сонное приятное

ощущение, возвращая меня в те годы, когда давно-давно мы всей

семьей собирались на ужин. Я помнила руки матери, касавшиеся моих

волос, низкий голос отца, бормотание деда — он всегда бормотал и

всегда о механизмах — и хрипловатый смех бабушки, когда она

передавала услышанные в торговых рядах глупости. Это было давно…

Я и не думала, что когда-то смогу ощутить нечто подобное.

Вот только не хватало еще одного элемента. Я почти что наяву

видела, как соседнее кресло занимает Геспер, вытянув длинные ноги, растрепанный, рыжий и такой же сонный.

Эос, пусть бы скорее он вернулся!

— …Он вернулся! — Эльпи ворвалась в кухню, запыхавшаяся, с

круглыми глазами. За эти дни я видела множество выражений ее

подвижного лица, но никогда — ни в какой стычке с чудищами — она

не была такой напуганной.

— Насколько плохо?

— Плохо, — поморщилась она и придержала меня за пояс, когда я

рванула к выходу.

— Что?.. — не поняла я. Ведь стража нужно встретить, так чего мы

ждем?

Но Сфено тоже не торопился, хотя, казалось бы, должен был

бежать вперед. Но нет, он вытащил из духового шкафа пироги, накрыл

их тканью и принялся зачем-то стягивать рубаху. Несмотря на возраст, он был в хорошей форме, вот только шрамы… да, их было немало.

— Потом не отстираешь, — странной фразой объяснил свои

действия бывший страж. Эти слова холодным комом легли в моей

груди. Что можно не отстирать?

Чем ближе мы подходили к выходу из здания, тем сильнее был

какой-то странный звук. Больше всего это было похоже на вой. Вот

только какой же силы должен быть ветер, чтобы звук был таким

жутким… будто от боли.

Сфено распахнул двери, и вой вдруг прервался явным

человеческим стоном. Я тут же бездумно рванула вперед. Но едва

успела сделать несколько шагов, Эльпи схватила меня на руку и

припечатала к стене в коридоре. Она до боли сжала пальцы на моем

плече, заставляя посмотреть себе в лицо.

— То, что там будет, — с каким-то ожесточением бросила она

слова. — Не смей отворачиваться. Он не заслуживает отвращения или

жалости. Это долг и его выполняют с честью!

Что?..

Стон снова сменился воем, и теперь я точно слышала, что не в

ветре ураганном дело, а в реве чудища. Эльпи отпустила мое плечо и

быстрым шагом исчезла в широком дверном проеме. Я едва ли на

секунду задержалась у стены. Слова Эльпи только раззадорили меня, взбесили: не внешность делает человека достойным, а жалеть того, кто

исполняет не просто свой долг, а живет своим призванием, это и вовсе

неправильно. Но перед тем, как выглянуть во двор, я все-таки сделала

глубокий вдох. Просто сложно отреагировать правильно на то, чего

даже не представляешь.

Это был Геспер. Определенно он. Но от того чудища, которое я

знала, осталось мало. Он был страшен: будто сшит из кусков, не найти

ни следа той гармонии, которая в нем была. Как те твари Сумрака, он

тоже был искалечен. Двойные крылья, каждое неправильной формы, несимметричные, так же как и странные наросты, которые пробивали

кожу. Рогов стало почему-то было три, и один торчал над правым

глазом. Лапы — одна длиннее и мощнее, вторая была более похожа на

обычную лапу чудища, но угольно-черного цвета. Назвать Геспером это

чудище было сложно, но это все еще был он.

Чудище выло, скребя лапами по камням, било хвостами, раскрывало огромную пасть. Оно было жутким, но вместе с тем было

яснее некуда, что вой стоял не из-за ярости. Геспер мучился от боли.

— Давай, мальчик, уже лучше, — услышала я голос Сфено. Он

оказался совсем рядом с чудищем и теперь придерживал одно из его

крыльев. — Давай я вправлю — и ты снова попробуешь обернуться.

Вправлю? Не успела я осознать, что именно это значило, как Сфено

уперся ногой в бок чудища и резко дернул одно из крыльев, раздался

отвратительный хруст. Чудище взвыло, а потом как будто замерцало.

Проявились уже знакомые мне черты — человеческое изможденное

лицо. Геспер застонал уже своим голосом, оставаясь в каком-то

пограничном состоянии — и не чудище, и не человек.

Мне показалось, что губы Геспера двинулись, как будто он

произнес мое имя. Вот только его взгляд был направлен в никуда. А еще

мгновение спустя человеческий образ исчез и на камням слова лежал

изувеченный измененный страж. Только крыльев стало меньше.

— Продолжаем, — сказал Сфено ровным, будто даже

безразличным тоном.

Глава 53

Я простояла на одном месте очень долго. Сфено попросил пока не

подходить к Гесперу близко, опасался, что меня заденут лапой или

крылом. Так что я одна не принимала участия в том, что происходило.

Впрочем, сделать что-то я не была способна — у меня не было той

физической силы, что была у остальных, я даже не особо понимала, на

что именно я смотрю. На мучения? Или все-таки лечение?

Сфено срубил широким ножом лишние рога, когти и шипы. Геспер

несколько раз пытался вернуться в человеческий вид, но ему все не

удавалось. Правда, изменения были — чудище стало знакомым, хотя и

не до конца. В итоге Геспер просто распластался на камнях и тяжело

дышал.

— Ничего, все хорошо, все получится, — Сфено похлопал его по

плечу и махнул мне рукой. — Можешь подходить, если хочешь. Теперь

безопасно.

Я не стала спорить, но была уверена, что и раньше было безопасно.

Вот не сомневалась я в том, что Геспер не причинит мне вреда.

Прикосновение к чешуе чудища обжигало холодом. Я даже руку

одернула: слишком это было странно. Он ведь должен быть теплым, даже горячим!

— Что с ним не так? Он холодный как лед!

— Конечно, холодный, — вздохнул Сфено. — Столько сил

потратить.

Слишком

много

циклов

регенерации.

Судя

по

повреждениям, там была бойня. Нехорошо…

— К-какой регенерации? — не поняла я. Слово вроде бы было

знакомое, но смысл ускользал.

— Он терял крылья и тут же отращивал новые, — глухим голосом

ответил мне бывший страж. — Потом снова терял, но раны были

другими, и снова отращивал. И некогда было лечь, отдохнуть, заняться

своим телом… В бою не будешь думать о таком. Лишь бы выжить.

Иногда выживаешь вот такой ценой. Рассветные стражи перегорают —

лишаются эмоций. Закатные лишаются…

— …Своего тела? — закончила я за него и сильно вцепилась

пальцами себе в бедро, так, чтобы до синяка. Все, чтобы не думать,

сколько раз Геспер был на пороге смерти.

— Да. Оно слишком деформировано, чтобы страж мог

превратиться в человека. А быть в форме стража мы не можем долго.

Те, кто забыл о своей человечности, или погибают, или уходят в

Сумрак.

— Это всегда так тяжело? Каждый раз такие страдания?!

— Когда стражей было много, то нет, конечно. Мы наблюдали друг

за другом, поддерживали, не доводили до такого, — он вздохнул и

дернул плечами, как будто от холода. — Но когда тебе не на кого

надеяться, все иначе. Ты мог выжить в бою, но не выдержать его

последствий. Просто потому что никто не смог помочь.

— Это сложно? Помочь? — я имела в виду то, что делал Сфено с

Геспером. Был же, скорее всего, какой-то алгоритм или правила.

— Есть простой способ и сложный. Представь, что тело стража и

человека связаны через определенные точки, а когда тело стража

изменено, это точки перестают совпадать. Что ты сделаешь?

— Изменю тело стража, подгоню под нужные условия… — не

совсем уверенно произнесла я. Как-то странно было переносить то, что

работало в механике, на живых людей.

— Да, и простым способом будет?..

— Просто убрать все лишнее, что выходит за пределы формы, —

почти шепотом ответила я. Тошнота накатила внезапно, я пошатнулась

и закрыла рот рукой. Никогда я не была особо впечатлительной, но тут

была совершенно другая ситуация.

— Ну-ну, все не так ужасно, больно, конечно, но зато жив

останешься, — попытался меня приободрить Сфено, но делал только

хуже. Я еще и задрожала. — Но это крайний случай, когда совсем нет

возможности и времени, чтобы провести процедуру постепенно.

Гесперу никто и ничего не отрезал…

— А вам? — ляпнула я и осеклась. Потому что не нужно было

никаких слов, взгляд Сфено и так ответил мне: ему явно отрезали.

— Но благодаря этому я жив. При смене внешнего вида раны

исчезают… остаются только едва видимые шрамы, — он показал на

тонкую белую линию, которая опоясывала его левую кисть. Это что

же?.. Сфено лишился руки в образе стража?

Я была уверена, что жизнь стоила того, чтобы страдать. Бывает

тяжело, но вокруг столько непознанного… Только не слишком ли много

боли выпало стражам? Они защищали наши жизни, но кто мог помочь

им?.. И кто из обывателей в полной мере понимал, насколько тяжек их

долг? Например, те асфалии, которым стражи отдали мешок с

гарпиями… Они вели себя так, будто стражам ничего не стоило

сражаться с чудищами.

Я подошла к Гесперу и обняла его за рогатую голову. Я не знала, слышит ли он меня, да и слов не находилось. Я не давала себе его

жалеть, поэтому пыталась придумать, как изменить то, что происходит.

Но попытка настроить себя на определенные мысли провалилась. Мне

все равно стало так печально, что я не сдержала слез.

— Ур-р, — выдохнуло тело под моими руками. Я увидела, что

Геспер приоткрыл один глаз и косил им в мою сторону. От этого — что

он пришел в себя — слезы покатились еще сильнее. Я и сама этого не

ожидала!

— Ур-р-ау, — заворчало чудище. Геспер, кажется, хотел успокоить

меня, но лапа, которую он ко мне протянул, все еще была

изуродованной. Так что он так и замер, не смея меня коснуться. Но мне-то ничего не мешало, я снова погладила его по твердому лбу и сказала:

— Возвращайся, а? На кухне свежие пироги. Я тебе покажу, как я

за эти дни обустроилась. Здесь интересно… Абендштерн мне

понравился, спасибо.

— Ф-р-р, — мне показалось, что тон фырчанья был очень

довольным, более живым.

— Да, здесь есть над чем работать, на что посмотреть. Механикос

Хрисаор будет прыгать от радости, когда я ему первые отчеты

отправлю. И громометатель мы с Эльпи опробовали, она в восторге!..

Но, — я запнулась, но все-таки продолжила, утаивать было глупо, —

мне тебя не хватало.

Страж молчал. Не то чтобы я ожидала ответа. Ну, это же чудище.

Но мог бы и рыкнуть для разнообразия! Хотя, может, это я серьезнее

отнеслась к собственному признанию, чем оно было на самом деле?..

Но тут Геспер вдруг низко взвыл, возил лапы по обе стороны от

меня, и вздрогнул всем телом. По нему прошли будто волны, сквозь

морду чудища снова проступило человеческое лицо. Сфено кричал мне

не двигаться, но я и сама бы не смогла сейчас встать и бежать. Меня

буквально приковал к месту взгляд Геспера. Что-то там было — в его

глазах — особенное, так что казалось, что я держу его, тяну к себе,

помогаю вернуться в человеческий вид. Бред, конечно, но я все равно не

сдвинулась бы с места… Просто потому что «а вдруг».

— Я тоже… скучал, — просипел он сорванным голосом и рухнул

тяжелой головой мне на колени.

— Спит? — услышала я вопрос, но поняла его не сразу. Вокруг

меня все еще звенел воздух… Или это в ушах звенело? Но вот Сфено

подошел ближе, положил мне руку на плечо — и я очнулась, проверила

пульс на шее Геспера и дробно закивала:

— Сердце бьется. Но спит ли?..

— Все хорошо, это просто глубокий сон. Телу нужен отдых, а

разуму успокоение. Боль должна забыться.

Сфено бормотал что-то еще, уже менее существенное и важное. О

том, что Геспер отоспится и я смогу попасть в библиотеку. Что доспехи

осталось только сдать на лом. Что завтра он приготовит целый пир: в

честь возвращения Геспера и моего приезда. Из-за дыма над Блаубергом

пришлось отложить все веселье, но теперь-то можно… Это была просто

болтовня. Но вместе с тем она возвращала меня обратно, в обычную

жизнь, полную и проблем, и радостных моментов. В ту жизнь, в

которой я не задумывалась о справедливости давно устоявшихся вещей.

— Ну что, стало легче? — спросил меня Сфено, когда Геспера уже

уложили в кровать. Эльпи принесла кувшин с водой и еще одеял.

Кажется, она точно знала, что ему понадобится. Но теперь я и не думала

косить на нее взглядом. Даже о том, что на Геспере не было ни клочка

одежды, я не успела подумать. Это же такие мелочи по сравнению с

тем, что мне вот только что пришлось увидеть.

— Я тоже научусь… — я утерла выступившую злую слезу.

— Я так скажу, возвращаться проще и быстрее, когда знаешь, что

тебя ждут, — улыбнулся он. — Если сойдетесь вы, станете близки, то и

страж о себе больше думать будет. Потому что кому хочется, чтобы по

нему слезы лили, а?

Я кивнула: эти слова нужно было хорошенько обдумать. И лучше

бы это сделать в лаборатории, погрузившись в работу. Потому как, я

чувствовала: если не уйду из комнаты сейчас, то просто останусь сидеть

рядом со спящим. А кому нужны такие жертвы?

— Вот и правильно, — сказала уже в коридоре мне Эльпи. — Он не

при смерти, лить слезы не с чего. Отдохнет — и вы поговорите.

Главное, чтобы ты к этому времени себя не накрутила до обморока.

— Ха, — фыркнула я. Вот еще! Я в последнее время казалась себе

невероятно храброй. И путешествие перенесла, и с чудищами

сразилась. — Обмороков от меня не дождешься!

— Вот и славно, — подмигнула она. — А представляешь, как

Геспер удивится, узнав, что мы тут в крепости затеяли?..

Глава 54

Мое утро началось с подслушанного разговора. Лежала я на софе в

лаборатории и даже не пыталась открыть глаза. Из-за нервного

напряжения я вчера проработала всю ночь, и только когда в окнах

показались первые признаки рассвета, решила отправиться спать. Так

что теперь мне казалось, что я только глаза сомкнула, а меня уже

разбудили. И голова была тяжелая.

Первой мыслью было, что с Геспером что-то не так. Что нужно

вставать, бежать, узнавать… Потому что голос Сфено звучал очень

недовольно, вот только громкости не хватало, чтобы понять, о чем речь.

Пришлось заставить себя скатиться с софы, кое-как поправить измятую

одежду, а пальцами зачесать волосы. Хотя бы создать видимость

приличного вида.

Но стоило мне почти что взяться за ручку двери, как Сфено

принялся отвечать еще один голос. Я чуть было не подпрыгнула от

радости: это был Геспер. И на слух умирающим он вовсе не казался. Но

вместо того чтобы выскочить в коридор и броситься ему на шею, я

прижалась ухом к двери.

— А дружку твоему следовало бы наглую морду начистить, —

скрипел Сфено. — Где это видано, вот так церемонию проводить? А

ежели б другая попалась нэара? Не такая как Клио. Не приняла бы

Абендштерн, не заинтересовалась тобой…

— Заинтересовалась? — повторил слово Геспер.

— Тьфу, да что ж с тобой сделать, а? — в сердцах вскрикнул

Сфено. — Ты же умный мальчик… Был. Как допустил-то, чтобы в такое

опасное путешествие молодую жену взять?

— Она сама вызвалась.

— Это-то и понятно, девочка умная и смелая. Но если бы не

защитил? Если бы не успел сказать, как тебе помочь? — продолжал

отчитывать он Геспера, ну прямо как мой дедушка бубнил на своих

учеников. — Оставить надо было в безопасности, а потом вернуться. Да

только что теперь говорить-то? Наворотил дел — сам и друг твой тоже

хорош. А о девочке кто думать будет?

— А как она?.. — голос Геспера дрогнул. А я чуть ли не в струну

вытянулась. Ух, как интересно же было. Хотя и боязно немного

слышать мнение о себе от чужих людей.

— С Эльпи подружилась, они там что-то у сердцевины творят. Про

крепость мы рассказали, кое-что показали. Не испугалась. Хорошая

девочка, помогает и сама себе на уме. Все как нужно. О тебе не

спрашивала, если ты об этом…

— Кх-м, — неопределенно кашлянул Геспер. А я вдруг осознала, что да — о нем я не спрашивала, ну, специально. Потому что если и

узнавать, то лично. Ведь со слов других людей можно разного

наслушаться и очень противоречивую картину сложить. Как говаривала

бабушка: один при встрече скажет, что погода солнечная, другой — что

жаркая, а третий и вовсе вспомнит, что такие же облака плыли пять лет

назад, когда сажали баклажаны.

— А что ты ожидал? В порядок-то привести себя не думал?

Бородищу отпустил, стыдоба! Улыбаться больше надо было, красивые

слова говорить… — продолжал возмущаться Сфено. — С Менандра

хоть бы пример взял, прохвост, конечно, но каждая третья вслед ему на

улице нет-нет да посмотрит.

Геспер в ответ только тяжело сопел и угукал. А мне даже смешно

стало. Я руками рот закрыла, чтобы себя не выдать. Но, видимо, не

только мне Сфено казался этаким старшим родственником. Вон Геспер

даже спорить с ним не смел, может, и подумал по-своему, а препираться

не стал. У каждого из нас были свои заморочки. И если на каждую

мелочь зверем смотреть, то и поссориться недолго. А в Абендштерне и

так людей всего-то горстка.

Я выглянула в коридор, когда эти двое уже ушли. Как-то было

неудобно, казалось, что если бы вышла в момент разговора, то стало бы

понятно, что я подслушивала. А так…

— Куда идешь?

Эльпи подстерегла меня за первым же поворотом. И пока я зевала, пытаясь рассказать, что вчера мне удалось сделать в лаборатории, она

подхватила меня под руки и потащила куда-то. Оказалось, в свою

комнату. От неожиданности я опешила. До сих пор как-то не

задумывалась, что у всех жителей Абендштерна были личные комнаты, а иногда и парочка. И мы вовсе не были с Эльпи соседками. Она жила в

другом конце коридора.

— Здесь вид мне больше нравится. На людей смотришь, а не на эти

ваши горы.

И правда, из ее окон был виден город. Толком не разобрать ничего, но все равно для Эльпи это было решающим в выборе жилья. Я

осмотрелась. Кажется, меня привели не в спальню, а в гостиную. И

первым делом в глаза бросались украшения на стенах — оружие или

нечто его напоминающее.

— Это так, хлам, но красивый, — она объяснила с какой-то не

присущей ей застенчивостью.

— Очень привлекает взгляды, — я была с ней честной. Особенно

мне приглянулся какой-то доспех — нагрудник, наверное, это был он —

с шипами по всей грудной клетке. Эос, так ни обнять никого, ни

прислониться!

— Ладно, если интересно, я тебе потом еще такого покажу, целый

зал есть! — хохотнула она и вдруг закружила вокруг меня, очень

внимательным взглядом осматривая.

— Что? Что? — я заволновалась, поправила волосы.

— Ничего, я справлюсь, у меня есть младшие сестры, — она

потерла ладони и резким взмахом толкнула меня к одной из дверей. Это

оказалась купальня, большущая, не такая, конечно, как в термах, но

здесь места хватило и для емкости с горячей водой, и для массажной

кушетки… А на одной стене — я прямо-таки рот раскрыла от восторга

— висело зеркало от пола и до потолка. Пусть местами оно было

потертое и почерневшее, но такого огромного я не видела.

— И для чего мы здесь? — решила уточнить я, хотя догадка уже

сформировалась. То Сфено вычитал Геспера за внешний вид, то теперь

Эльпи привела меня туда, где выстроены на полках разные склянки и

флаконы. Сводники! Я многозначительно коснулась одной из емкостей.

— А что? Мне нравятся эти пенящиеся штучки… — невинно

ответила Эльпи.

Я рассмеялась и не стала спорить. Понятное дело, что эти двое

решили нас с Геспером в порядок привести, чтобы наша пара не

распалась. Что стар, что млад — а мысли сходятся. Но предложение

Эльпи было такое забавное и честное, доброжелательное, что я

согласилась. Тем более таких пенящихся штучек у нас — в Рассветном

уделе — не делали.

После банных процедур, как ни странно, спать перехотелось. Я

просто ощущала себя расслабленной и легкой, Эльпи к тому же

замечательно делала массаж, чему была несказанно рада моя спина.

Все-таки сидение в одной позе над верстаком не проходило даром.

Хотелось если не танцевать, то заняться делом. Но тут Эльпи щелкнула

ножницами и объявила:

— А теперь стрижка! Я, конечно, новичок в этом деле. Но не

волнуйся, я в детстве барашков стригла, так что все получится…

— Может, не надо? — я сверлила большущие ножницы взглядом.

Но на мой вопрос Эльпи только отмахнулась, сразу дала понять, что она

не отступится в стремлении довести мою внешность до какого-то

идеала.

Надо бежать, в тот же миг поняла я. И как только Эльпи вышла в

соседнюю комнату за чем-то, я быстро обулась, оделась, кое-как

застегнулась и бросилась из комнат.

— Клио, куда?! — послышалось мне в спину, но я уже мчалась по

коридору, улыбаясь так, что казалось шире уже нельзя. Но ведь смешно

же! Меня буквально переполняла какая-то шальная радость. Наверное, это те пузырьки виноваты!

Прятаться в своей комнате было очевидно, так что я быстро

соскочила по ступеням на этаж ниже, сначала кинулась в кухню — но

там чему-то возмущался Сфено. Шаги Эльпи становились все более

слышимыми. И тут мне на глаза попалась дверь в кладовую. Кажется, там мы щетки прятали… Хоть бы она была открыта.

Я приглушенно хохотнула, когда дверь поддалась, заскочила

внутрь, стараясь не повалить никаких метел или щеток и не вступить в

ведро, и медленно принялась отступать спиной к дальней стене.

— Здравствуй, — раздалось сзади.

Я взвизгнула, шарахнулась в сторону и с трудом замерла на месте, стараясь не снести инвентарь к Сумраку. А потом уставилась на

сидящего в конце кладовой на каких-то мешках мужчину. Незнакомого

на первый взгляд, молодого, может, на пару-тройку лет старше меня. У

него была ямочка на подбородке и высокие скулы. И неожиданно

знакомые глаза…

— Клио?

И голос тоже знакомый. Вот только не может же отсутствие

бородки и другая, более короткая стрижка, настолько изменить

человека. Я на всякий случай переспросила:

— Геспер?

— Мгм, — кивнул он. Я еще раз удивленно осмотрела его. Я когда-то сравнивала его с Наумом? Я была наивна, под небритостью, оказалось, прятался еще тот красавец. Неидеальный, но интересный. А

может, это я уже считала его интересным.

— А что ты тут делаешь? — задала я следующий вопрос.

— Прячусь, — коротко ответил он и улыбнулся.

— Нет, это прячусь, — фыркнула я. — и это не очень удобно.

Найдут тебя — найдут и меня!

— Э, нет, я первый это место нашел, я здесь скрываюсь уже не

первый год, — все так же улыбаясь, мотнул он головой.

— Так что ты предлагаешь? — мне было весело, это чувство

заливало

меня

с

головой

какая-то

смесь

облегчения,

заинтригованности и веры в лучшее. И когда Геспер протянул мне руку, я взялась за нее, не сомневаясь.

— Если мы будем сидеть тихо-тихо, — я в два счета оказалась у

него на коленях. — То никто нас не найдет.

Я беззвучно рассмеялась, позволяя себе уже вблизи рассмотреть

вроде бы знакомое, но неожиданно новое лицо.

— Не боишься? — прошептал он, щекотно выдыхая мне на пальцы.

Я, конечно же, первым делом коснулась его щек и подбородка, надо

было проверить: правда ли они такие гладкие, как выглядели.

— Тебя? С чего вдруг? — я даже чуть отстранилась, чтобы

посмотреть Гесперу в глаза.

— Из-за того, что происходило со мной. Я знаю, что обычным

людям это может быть противно… Я сам видел, как спасенные в ужасе

убегали… — тихо произнес он.

— Мне не противно и я не боюсь, — сказала я правду, ее было

говорить очень легко. — Я пока не видела Абендштерн полностью, но

мне нравится эта крепость, она меня не пугает, а наоборот —

завораживает. Я думаю, что могу остаться здесь. С тобой.

— Спасибо, — произнес Геспер. Я чувствовала, что в этом слове

было гораздо больше, чем обычная благодарность.

Его руки плотнее прижали меня, а лицо наклонилось к моему

близко-близко, намекая, что вот сейчас он меня точно поцелует. Ну да, я

же сказала ему, что он может перестать спрашивать разрешения. И все

же Геспер давал мне время — пару-тройку секунд, чтобы я

отстранилась, если мне неприятно. Наивный. Все было с точность до

наоборот.

Я улыбнулась и потянулась вперед, касаясь своими губами его.

Глава 55

Нас, конечно же, нашли в той кладовке. И я была уверена, что и

Сфено, и Эльпи прекрасно знали, кто и где прячется, слишком

картинным было их удивление. Да к тому же кому в голову придет

стучать в дверь кладовой, прежде чем ее открыть? Если только

стучавший не догадывался, чем мы там с Геспером занимались…

А мы целовались. Очень увлекательное занятие. Правда, во время

него не получалось думать ни о чем другом, что несколько уменьшало

полезность этого процесса. Но с чем не поспорить, так это с тем, что

целоваться было очень приятно!

Первым из кладовки вышел Геспер, он не смутился ни на каплю, даже укушенная губа — я просто хотела проверить, можно ли

целоваться с укусами — его не беспокоила. А я спрятавшись за его

спиной, первым делом волосы пыталась поправить и тунику. Вот

нравилось ему перебирать пряди мне на затылке, а еще касаться голой

спины горячей ладонью, вызывая толпы мурашек на моей коже. Но я

была рада уже тому, что рука эта горячая. Слишком четко я помнила

ледяное ощущение от прикосновения к стражу

— Зовешь их, зовешь… — бурчал Сфено. — А там пироги стынут!

Но взглядом на нас косил веселым, да и Эльпи не смогла сдержать

улыбку и даже хихикала в ладонь. Геспер обхватил меня за плечи и

повел вперед — праздновать. И я была очень даже не против. Были не

только пироги и застольные разговоры, были и рассказы из юности

Геспера, от которых он хмурился и закатывал глаза. Эльпи хохотала, да

и я фыркала, потому что Сфено неожиданно умел так приукрасить, что

Геспер становился то смиренной овечкой, который никогда-никогда не

хулиганил, то грозным победителем окрестных елей. Плескалось в

чашах разведенное вино и горячий чай.

Голова кружилась не столько от выпитого, сколько от

запредельного уровня вовлеченности в происходящее вокруг. Меня

никто не заставлял говорить, но я сама то и дело перекрикивала

остальных. Казалось, прошло не так и много дней, как я знаю своих

собеседников. Но, видимо, иногда достаточно даже этого времени, чтобы прикипеть сердцем к относительным незнакомцам.

— Так покажешь мне, что вы там с Эльпи придумали? — после

долгого обеда предложил Геспер. Мне было лениво и хотелось спать, но

когда я отказывалась от добровольных ушей?

Первым делом я, конечно же, завела его в лабораторию, она же

мастерская.

— Спальню я не выбирала, все равно пока могла в твоей кровати

оставаться…

— Надеюсь, тебе было удобно, — заметил Геспер. Он был чему-то

рад. Я попыталась было обдумать это, но потом махнула рукой: захочет

поделиться, поделится. А если мне совсем невмоготу будет, так

захочется узнать, то я скажу.

— Конечно, удобно, матрас — во, длина — во, подушек —

море! — я руками показала, как впечатлилась размерами.

— Я под свой рост подбирал, но если хочешь, можешь там все

поменять…

— То есть поменять? Это же твоя комната, — не поняла я.

Мысленно я уже рассказывала Гесперу, как можно восстановить

защитный контур в крепости и о своих планах на следующие дни. А еще

нужно было отправить послание механикосу Хрисаору. Все-таки стоило

сообщить, что со мной все хорошо, а Абендштерн — невероятен. Вот

зря он не поехал!

— Я надеюсь, что она станет нашей.

— А ты в этом плане… — протянула я и молча уставилась на

Геспера. Вот сложно понять: физические отношения имел в виду или

просто проживание? Или два в одном?

— Подожди, — вдруг сказал он, наверное, подумал, что я

вздохнула, чтобы воздуха набрать в грудь для длинного ответа. Так нет, я просто вздохнула. Впрочем, Геспер уже говорил — перед этим

обхватил своими руками мои:

— Я хочу просто находиться рядом. Понимаю, что рано. Не

беспокойся, все будет, как ты захочешь…

«А как я захочу?» Я оказалась сбита с толку еще сильнее.

Оставалось только неопределенно тряхнуть головой и надеяться, что

Геспер сам все додумает. Пока же мне хотелось поговорить о состоянии

Абендштерна. И на пару часов это именно что нас увлекло.

Потом Геспер разбирал бумаги, которые собрались на его столе, пока он отсутствовал. Я не особо любила возню со счетами и закупками,

но в этот раз даже сунула в письма нос. Нужно же знать, как и что в

Абендштерне появляется. Тем более мне скоро предстояло пополнять

свои запасы тех же заряженных камней. Вот сейчас бы пригодился

семейный камень, но чего нет — того нет.

Мои разработки Геспер встретил с восторгом. Оказалось, что

большинство работников сбежали из Абендштерна именно из-за

проблем с Сумрачными тварями. И не с теми, что побольше, потому что

если не совать нос туда, где заперто, то и опасности никакой. А именно

что с мелкими, которые спокойно пробирались в щели, обходили

запоры и, несмотря на свой небольшой размер, не просто ранили, но и

убивали рабочих.

Но если часть этажей получится защитить, то и крепость снова

оживет. А тогда и ремонт, хоть какой, можно будет затеять…

— Хм-м, возможно, и Сфено возьмет учеников. Одной Эльпи

тяжело. А потом когда-нибудь она уйдет, — Геспер потер переносицу и

откинулся на спинку кресла.

— Почему это уйдет? — переспросила я. Лежать на кровати было

не совсем правильно, все-таки мы обсуждали серьезные вещи.

Маловероятные пока, но все можно было исправить.

— Семья, дети, — Геспер пожал плечами. — Не здесь же.

— Ты не вздумай ей это сказать! — я уже достаточно узнала Эльпи, чтобы понимать: она обидится. Еще решит, что Геспер хочет ее

выставить из крепости. Обидится, вот точно, обругает всеми словами и

никуда не уйдет.

— Погорячился, — усмехнулся он. — Но если в крепости будут

еще воины, то станет проще. Жаль, конечно, что летать дозором они не

смогут!

— Может, сюда и рассветные стражи потянутся, когда крепость не

будет разваливаться на части, — предположила я.

— Знаешь? В твоих словах есть смысл. Если крепость поддержать, то она еще послужит. Следующим, кто будет после меня. Бросать-то ее

нельзя. Здесь самый лучший наблюдательный пункт! — Геспер даже

как-то воодушевился, хотя еще совсем недавно выглядел уставшим. У

меня тоже глаза болели от чтения скучнейших торговых соглашений. —

Значит, завтра стоит начать сбор элементов.

— Не-е-ет! — зевнула я, прикрывая глаза и вытягиваясь на кровати.

Даже умываться не хотелось, слишком уж насыщенный день был. —

Завтра мы летим с тобой в библиотеку. Я хочу увидеть то, что ты мне

обещал!

— Обещал, помню, — улыбнулся Геспер, встал с кресла и подошел

ко мне. Я чувствовала его присутствие: легкое движение воздуха у

моего лица, скрип кровати, когда на нее опустился немаленький вес, осторожное касание слегка сухих губ к моей щеке. Это было приятно, пусть и слегка щекотно.

— Светлых снов, — прошептал мне на ухо Геспер. А потом, кратко

поцеловав, отстранился и вышел за дверь.

Я почти сразу приоткрыла один глаз, чтобы убедиться, что мне не

послышалось. Действительно ушел! Чего это он?

Геспер оставил только свет крошечной лампы. Наверное, чтобы

вернуться и не разбудить меня, случайно наткнувшись на стул? Или

чтобы я, проснувшись посреди ночи, не испугалась? Мне было

интересно, как оно на самом деле, поэтому следующие долгие минуты я

пыталась не спать. Даже за бок себя пощипала. Надо же было дождаться

возвращения собственного мужа в наше супружеское ложе. Я даже

хихикнула, так это смешно по-моему прозвучало.

Но постепенно сон все-таки сморил меня. А Геспер так и не явился.

И уже почти что заснув, я вдруг поняла: может, именно до этого он и

додумался? Оставить мне спальню?

О, Эос, я выгнала его из его собственной комнаты!

Глава 56

Утром мне так и не удалось поговорить с Геспером на счет того, кому и где ночевать. Уж что, а выгонять из собственной постели я его

не собиралась. И голова у меня была своя на плечах, чтобы понимать, что поцелуи к чему-то приведут большему. Правда, мысли об этом

самом «большем» завели меня к мыслям о детях и их появлению. И я на

какое-то время впала в ступор. Нет уж, детей заводить, когда тут

чудища толпами ходят, это неразумно! И меньше всего мне хотелось

бы, чтобы я нашему ребенку рассказывала, какой у него был отец. Или и

того хуже, Эльпи или Сфено был ему или ей рассказывали!

Мои бабушка с дедушкой заботились обо мне как только могли.

Они были замечательными! Но с родителями все было все равно иначе.

Весь завтрак я просидела как на иголках. А когда Геспер сказал, что он освободил весь день, чтобы показать мне ту часть крепости, которая осталась за проломом, я только кивнула. Даже радость не было, слишком уж занята была моя голова.

— Остатки завтрака, — сказал Геспер, кивнув на сверток в своих

руках. — Возьмешь?

— Что? — посмотрела я на него и обнаружила, что мы уже вышли

к краю пропасти. Я даже не заметила, как мы прошли всеми

коридорами, а потом Геспер открывал дверь.

— Что случилось? — спросил он, положив свою ношу на камень.

— Ты не вернулся ночью.

— Не хотел беспокоить, — он повернулся ко мне спиной и

принялся стягивать тунику. Я даже поморщилась, все-таки было что-то

противоестественное в том, что он не дрожал от холода. Не сказать, что

в Закатном уделе я мерзла, но дальние коридоры крепости не

прогревались никак. Так что от вида Геспера — полуголого и уже

босого — я в ту же секунду покрылась мурашками.

— Это и твоя кровать!

— Приятно видеть, как ты спишь в ней, — чуть более хрипло

ответил Геспер. Он аккуратно сложил одежду и взялся за ремень

штанов. Кожаная полоса медленно вытянулась из петель: я проследила

весь ее путь, сделала шаг вперед и почти что уткнулась носом в голую

спину Геспера. Красивая… Некоторые шрамы были виднее — наверное, это от тех ужасных ранений в образе стража, некоторые можно было

разглядеть только присмотревшись.

— Тогда тем более не нужно было уходить, — и я не удержалась, коснулась горячей кожи. Провела пальцами вдоль позвоночника, очертила лопатки, ладонями прижалась к ребрам. Под моими касаниями

напрягались мышцы и двигалась грудная клетка. А еще я чувствовала

чужую мелкую дрожь.

— Клио, подожди, — будто вымученно попросил Геспер.

— Что не так? — я прижалась щекой к его спине и мгновенно

согрелась. Руки сами по себе обхватили Геспера за талию и сцепились в

замок на его животе. Кожа здесь была мягче.

— Все так, о Эос, все абсолютно так, — простонал он сквозь

зубы. — Все даже слишком так.

— Но ты почему-то вчера сбежал, — продолжила пытать я. Так

упоительно было слушать громкое грохотание его сердца. А уж как

забавно сокращались косые мышцы и мышцы пресса, когда я провела

по ним ногтями.

— Потому что… потому что… — Геспера вдруг затрясло сильнее, я даже испугалась и отстранилась, мало ли, вдруг ему плохо или еще

что. Но он тут же развернулся, прижал меня к себе, а потом так

поцеловал, что в голове все смешалось. Эм, и о чем я там хотела еще

поговорить?.. Горячие руки пробрались мне под тунику, впустив туда

еще и легкий ветерок. Я неожиданно для себя вскрикнула — странно, то

ли жалобно, то ли просяще.

А Геспер вдруг — оп — и в стража обернулся. Штаны на нем почти

лопнули по швам, моя туника тоже чуть скрипела от натяжения, все-таки лапы чудища были мощнее человеческих рук. Геспер простонал-прорычал, рухнул на колени на пол, так чтобы хоть как-то стать для

меня меньше, а сам поднял меня на ладонях под ягодицы выше. И

уткнулся мордой мне в живот, потерся осторожно, будто знакомясь.

И что это такое? Я в свою очередь немного пришла в себя и

погладила его между рогов, поскребла ногтями затылок и плечи.

Почему-то показалось, что ему это понравится. И правда — Геспер

заурчал, пофыркивая, пытался касаться в неком подобии поцелуя моего

лба и щеки, будто в благодарность, ластился как большой домашний

зверь, обхватывал крыльями. Я не понимала ничего, но принимала то,

что происходило. Ничего, мы со всем разберемся. Только штанов жалко.

— Ур-ф, — наконец отстранился страж. Горящие обычно глаза

были будто затуманенные.

— И что это было? — поинтересовалась я. Но Геспер, судя по

всему, не собирался превращаться обратно в человека, вручил мне

сверток с едой и одеждой, подхватил меня на руки и расправил крылья.

Я даже не испугалась, хотя казалось бы — в полете все вокруг было

огромным, а пропасть внизу бездонной. Наверно, я верила, что меня не

уронят, так что просто прислонилась к его груди.

Путешествие заняло не так много времени. Но Геспер сначала

поставил меня на, так сказать, безопасный уступ, а сам ринулся

высматривать — не завелось ли здесь что-то. Рев стража сообщал, что

завелось. Но шум схватки быстро стих. А я пока могла рассмотреть

другую часть крепости. Здесь украшения на стенах были более

искусные, хотя время не пощадило их. Архитектура этого здания была

другой, это заметно было при первом же взгляде на руины. Здесь и был

Абендштерн: именно эта часть крепости появилась первой. Значит, здесь и было все самое интересное.

А главное, здесь тоже была та самая защитная система. То есть у

меня была возможность обезопасить себя от мелких тварей и спокойно

наладить путь в библиотеку. Это Геспер еще не знал, что я с его

помощью здесь мост собиралась построить. А что, он из всех нас

единственный крылатый, а еще тяжести способен носить. Был бы еще

Менандр, то и его бы подключила. Но чего нет, того нет.

Геспер появился из-за поворота, с каким-то брезгливым

выражением на морде, счищая с лапы чьи-то остатки. Мне неожиданно

стало смешно: выглядел-то он потешно. А то, что сумрачные твари

были, так ко всему привыкаешь. Я вслед за ним нырнула в одни из

отворотов и неожиданно обнаружила себя на круглой огороженной

стенами поляне: немаленькой, наверное, размером с мой дом в

Рассветном уделе. Когда-то здесь было ухожено, скорее всего, но теперь

кусты разрослись, трава тоже. А высоко вверху блестел прозрачный

купол. Хотя в чистке он определенно нуждался.

Страж жестом остановил меня, сам обошел поляну, заглянул под

каждый куст и камень и только потом разрешил и мне подойти. Я

быстрым шагом пересекла зеленое поле и остановилась напротив

большой квадратной двери. Она была странной, потому что состояла не

из створок, а из трех треугольников, но они были так плотно слиты

вместе, что я, сколько ни щупала, не смогла распознать, если ли зазор.

Цвет у дверей был темно-графитовый, а выбитый на них рисунок —

неожиданно, что-то цветочное — ничего мне не говорили.

— И как зайти?

На мой вопрос Геспер фыркнул и подошел вплотную к дверям.

Сначала ничего не происходило, а потом меня ослепила вспышка — и

треугольные створки принялись разъезжаться, открывая помещение. И

все это в полной тишине и без какой-либо видимой причины…

Вот я дурочка! Я чуть было не хлопнула себя по лбу. Как я могла

забыть тау-окуляры? Я была уверена, что дело в том, что браслеты

Геспера срезонировали с чем-то возле двери — и та открылась. А я все

пропустила!

Но все мои переживания отошли на задний план, стоило нам войти

внутрь помещения. Дверь почти сразу стала закрываться, но меня это не

побеспокоило. Я вообще забыла обо всем.

Это была странная, но определенно библиотека. Древняя. Тех

времен, что и Великий мост, иначе как объяснить вспыхнувшие огни

вверху, стоило нам ступить на гладкий темный пол. Сначала мне

показалось, что книг мало — всего-то с десяток стеллажей. В Академии

механики было больше… Но потом я пробежала дальше и поняла, что

ничего не поняла…

За стеллажами — обычными, к таким я привыкла, но они

совершенно не подходили этому месту — обнаружилось странно

помещение: плоские столы перемежались высокими сквозными

полками, на которых в пазах стояли большие тонкие пластины. Геспер

не торопил, давал мне осмотреться, но и показывал, как здесь и что.

Обычные книги меня тоже влекли, но первым делом я, конечно же, вытащила пластину.

Она была толстой, но легкой, из прозрачного материала. На металл

или камень он не был похож. А еще у него была странная температура: вот каменный пол был холодным, а пластина — никакой, ни холодной, ни горячей. Чтобы толком взять ее, пришлось смахнуть слой пыли

куцей перьевой щеткой. Остатки перьев сыпались на пол, но кое-как с

пылью я разобралась. А Геспер тем временем клацнул большим

переключателем на одном из столов — поверхность засветилась как раз

под размер пластины. Я положила сначала одной стороной, но Геспер

мотнул головой: и я догадалась, что черточки на пластине должны быть

снизу. Тогда она плотнее прижалась к столу, раздались отлично

слышимые в тишине щелчки — и над столом появилась схема какого-то

механизма.

От удивления я открыла рот и даже попыталась тронуть пальцев

это… то, что появилось. Рука прошла сквозь, я не почувствовала

ничего, зато заметила, что рядом с переключателем теперь светились

еще кнопки. Каждое нажатие переворачивало схему так, как я и

представить не могла. Что это был за механизм? Для чего? Разве это

имело значение? Я просто жала на кнопки и чуть ли не визжала от

восторга.

Геспер, кажется, что-то заворчал, но я обратила на него внимание, только когда мне что-то накинули на плечи. Туника? Да, наверное, стоило ее натянуть поверх своей, потому что в библиотеки было

прохладно. Я рассеянно кивнула, но тут же повернулась к схеме. А на

сверток с едой я уже не обратила внимания, хотелось быстрее поставить

следующую пластину и посмотреть: а что же там?!

Глава 57

Библиотека поглотила меня целиком: до рези в глазах, гудящей

головы и болящих пальцев. Откуда-то появилось все для записей и

несколько пледов на полу. Я даже не могла представить, что придется

уйти отсюда, бросить книги… А вдруг дверь в следующий раз не

откроется. Когда от голода совсем крутил живот, я находила почти что

под носом что-то съестное, что можно держать одной рукой, потому что

вторая была занята — я продолжала делать записи. Иногда отрывалась, чтобы умыться и немного привести себя в порядок, но потом снова

возвращалась к книгам. Один из столов все так же стоял с подсветкой, вот только подходить к нему не было особого смысла. Я поменяла

несколько загадочных листов, но разобраться в схемах так и не смогла.

И вроде бы казалось, что вижу что-то знакомое, но нет. Получалась

либо какая-то бессмыслица, либо мне не хватало знаний.

Тогда-то я обратилась к той части библиотеки, где стояли более

обычные полки. Эти книги были написаны на знакомом мне языке. Судя

по всему, их писали механикосы, которые проживали в Абендштерне.

Они собирали тщательно все, что могли расшифровать, все, что знали и

помнили об этом месте. Но даже таких — обыденных знаний —

хватило, чтобы я с восторгом перебирала хрупкие страницы.

Переписать бы их, иначе потеряются и эти крохи…

Я просмотрела, конечно, не все, но на третьем или четвертом томе

заметила, что много описывается с позиции «как сделать так, что оно

работало без перебоев, потому что иначе восстановить мы этот

механизм не сможем». И в этом была жестокая правда. Многие

чудесные вещи, как тот же Великий мост или сигнальные башни

Аполиса, существовали чуть ли не в единственном экземпляре. А их

части уже не было возможности создать. Слишком отличался материал

тех времен и сегодняшний.

Но не сказать, что механикосы не пытались. Даже мой дедушка в

своих работах поглядывал в сторону древних, хотя и говорил, что нам

нужно искать свой собственный путь.

Жажда знаний немного утихла, когда я наконец нашла схемы, которые отсылали меня к защитной системе Абендштерна. В одиночку

эти знания ничего не значили, но поскольку я уже работала с

подобными соединениями, то теперь знала, где именно и что я не

доглядела. А если хорошенько постараться, то не будет нужды в том, чтобы разбирать стены Абендштерна и выковыривать из них созданные

кем-то давным-давно схемы. Моя поделка скорее всего будет более

громоздкой и менее эффективной. Но я была уверена, что смогу создать

аналог из самых простых материалов, которые можно найти в лавках

для механикосов.

Руки буквально зачесались от желания попробовать прямо сейчас, я

вскочила на ноги и простонала от неожиданной боли. Ноги будто

занемели. Да и перед глазами покачнулась библиотека. Я проморгалась, потерла глаза и осмотрелась вокруг. Да, одеяла действительно валялись, и почему-то в двух местах. Не значило же это, что я провела в

библиотеке уже две ночи? Но количество книг, выложенных на столы и

на пол, намекало, что я вполне могла уйти в отрыв.

На столе лежали еще несколько фляг. Я выпила немного воды, смочив пересохшее горло, и с удовольствием потянулась. Нужно было

сделать перерыв. Жаль, конечно, что книги из библиотеки лучше было

не выносить, слишком хрупкими они выглядели. Но это были мелочи! И

было ясно, что я отправлю нэару Хрисаору письмо с очень хорошими

вестями.

Я выключила загадочный стол, разложила по местам странные

пластины и немного убрала книги. Те, которые меня заинтересовали, оставила на столе. Собрала одеяла и остальные вещи, и уложила их на

одно из кресел. Все равно мне это пригодится, ну кроме фляг, их стоило

наполнить заново. У чудных дверей я замешкалась — а вдруг не

выпустят, но ничего ужасного не произошло. Напротив моей груди в

двери засветился призрачным светом прямоугольник. Я постояла, посмотрела на него, а потом — несмотря на дедушкины рассказы о том, как плохо лезть голыми руками в незнакомые механизмы — протянула

к нему руку. Пальцы уперлись в гладкую поверхность, она поддалась, позволяя себя утопить, и щелкнула. Я громко выдохнула —

неизвестный механизм оказался всего лишь кнопкой, только

светящейся! И тут же створки двери принялись расходиться.

— Поберегись! — оглушил меня крик, и растерянно дернулась то в

одну, то в другую сторону. Куда беречься-то?

Но было поздно, что-то противное наляпало на лицо.

— Фу! — я принялась стирать гадость рукавом и, наконец, увидела, что происходило. Некогда аккуратная полянка была перерыта, между

сохранившимися

кустами

приплясывала

Эльпи

с

копьем

и

высматривала и протыкала каких-то мелких чудищ.

— Они прыгают! — предупредила меня она и с гоготом вонзила

оружие куда-то в землю.

— Откуда это здесь? — я осторожно ступила на землю.

— Оно тут и было, просто мы сюда не заглядывали, а кабиры могут

надолго в спячку впадать, — ответила Эльпи, зорко высматривая

добычу. — А когда Геспер принялся туда-сюда нахаживать, то они

очнулись и решили подзакусить.

— А что с Геспером? — заволновалась я.

— Да что с ним станется? Отправил меня сюда, а сам снова по

делам улетел, — поморщилась она, взмахнула копьем, ловко

перепрыгнула в сторону и снова ударила. Раздался противный визг, но

тут же стих. Эльпи отбросила мелкую, но зубастую тушку, оттерла

наконечник и махнула мне рукой. — Иди сюда, я там всех перебила

вроде бы. Да и вообще надоело! Даже если что-то осталось, они быстро

расплодиться не смогут, тут еды нет.

— Так что с Геспером? — повторила я вопрос.

— Он вообще тебе сюрприз готовил, думал, ты дольше в

библиотеке просидишь. А я ставила на то, что не удержишься и

побежишь к своим версткам и склянкам, опробовать какой-нибудь

рецепт.

— И кто выиграл? Сколько меня не было?

— По идее я, но я ставила на день, а прошло уже почти три, —

вздохнула Эльпи и подкинула в руке копье. — Кстати, пока твоего

ненаглядного нет, пойдем прогуляемся. А то вернется, опять будет

нотации читать. Без меня туда не ходи, сюда не ходи…

— А куда?.. — мне было и интересно, и вместе с тем я понимала, что просто так ничего Геспер бы не стал запрещать.

— К сердцевине, — с горящими глазами сказала Эльпи. — Да ты

не волнуйся, все равно с твоего метателя я гнезда вычистила. Кстати, штука-то греется и долго заряд копит, ты бы подумала на досуге, как и

что с ним сделать, а?

— Хорошо-хорошо, — фыркнула я, видно было, что громометатель

пришелся ей по нраву. С ним-то можно гораздо быстрее с врагом

расправиться.

— Или если хочешь, можем, сначала на кухню сбегать за едой? —

вдруг остановилась Эльпи. А я удивленно на нее посмотрела:

— Так Геспера же нет? Как мы туда попадем?

— А, это вообще не вопрос, — Эльпи отвесила мне поклон, схватила за руку и потащила из проулка, который вел к поляне и

библиотеке.

Мост через провал был. Пусть самый простецкий — бревно было

распилено на две скрепленные скобами между собой части, но все-таки

был! Ради безопасности также были натянуты канаты. Но выглядела

конструкция достаточно широкой и безопасной, чтобы быстро

пробежать, а не ползти по нему на коленях.

— Геспер сначала носом вертел, но потом сдался. Ведь и правда, мы хорошо все зачистили в округе! Гарпий и нет уже. Я мост проверила

раз пять, все отлично держится, — довольная рассказала Эльпи. — Но

не останавливайся, пойдем.

Я пошла вслед за ней с осторожностью, но и нетерпением тоже, потому что одно дело смотреть издали на руины, а другое —

прикоснуться к ним, представляя, как все выглядело до катастрофы.

После библиотеки я была готова к необычным зданиям, но сердцевина

Абендштерна оказалась выше моего понимания. От него-то и остался

всего лишь один бок, но чтобы представить его хватало. Здесь не было

колон или перегородок, больше всего это было похоже на крытый

амфитеатр.

— Смотри, — Эльпи указала на пролом. — Вот так спускались

ступени, а посередине было такое странное место — окруженное

арками. Церемония вообще красивая была: ты входил под арки, и они

светились. Ну или нет, тут уже как повезет. У меня светились, только

последняя никак. И честно говоря, проходить сквозь нее — такую

темную — мне и самой не хотелось.

— Это из-за твоего возраста?

— Ага, — мотнула она головой, — сказали, что она обязательно

засветится, как только я постарше стану.

— И какой возраст был нужен?

— Хм-м, — задумавшись, она села на камни и вытянула ноги. —

Сфено говорил, что бывало по разному. Щупленьких мальчиков тоже не

всегда брали. Нужно было или подождать несколько лет, или

заниматься своей формой — мышцы тренировать.

Она шутя махнула руками, как будто дралась.

— Занимательный, наверное, был механизм, — я тоже села на

камень и медленно скользила взглядом по остаткам здания.

— Думаешь, механизм? Не благословение Эос? — удивилась

Эльпи.

— Уверена, что да, ты бы видела здешнюю библиотеку. Древние

были на многое способны. Если бы мы помнили все-все, то и с

Сумраком разобрались быстро! — я покосилась на Эльпи, она терла лоб

и, кажется, всерьез обдумывала мои слова. Но стоило ей набрать

воздуха, чтобы что-то сказать, как я наткнулась на что-то странно

взглядом и воскликнула:

— О, а там что?

Мне пришлось прищуриться. Я опустилась на колени и ладони и

попыталась присмотреться. Голова кружилась от глубины провала, но

меня интересовали остатки здания под нами. То есть помещения, которые были под этим амфитеатром.

— Остатки комнаты, кажется, — Эльпи тоже всматривалась, даже

слишком нависая над краем, так что я испугалась и втащила ее обратно.

— Куда?! Упадешь еще!

— Точно комнаты, — довольно кивнула она. — Ну так-то да, странно если бы у такого здания и не было подземного этажа. Если вот

это все был механизм, то где-то должны быть эти ваши штуки, которые

помогают ему работать!

Глава 58

Найти место, где можно было спуститься на нижние этажи, оказалось не так и сложно. Стоило зайти снаружи здания за стену.

Расчищенный проход намекал, что здесь уже были до нас, пусть

времени прошло немало и везде из стыков камней торчали трава и

гибкие тонкие ветки кустов. Наверное, те механикосы, о которых мне

рассказывал нэар Хрисаор, тоже искали механизмы. Но, судя по всему, не нашли. И, казалось бы, раз я догадалась, то надо бы повернуть назад, все же странно считать, что я настолько особенная, что смогу увидеть

что-то, до чего не додумались более маститые механикосы. Но я не

повернула назад. Просто мне было интересно: а что там? Глупо же

зайти и не глянуть хотя бы одним глазом.

Эльпи пришлось немного помахать копьем: проход то и дело

перегораживали вьющиеся растения. А еще, чем ниже мы спускались, тем больше по стенам было паутины.

— Не нравится мне это, — я поморщилась стягивая с рукава тонкие

липкие нити. — Может, Геспера дождемся?

— Он сам нас скоро догонит, и тогда ничего посмотреть не

получится без нравоучений…

— Нравоучений? — удивилась я, потому что по большей мере

Геспер все-таки молчал, ну может, взглядом смотрел укоризненным на

некоторые выходки Эльпи, но точнее — не читал долгих нотаций.

— Ладно, не нравоучений! Но иногда он так недовольно смотрит, что жуть! Так что надо идти сейчас, да и чего там? — хохотнула

Эльпи. — Что ты, паучков боишься? Его ж берешь за спинку и — фью

— сдуваешь в окно…

Мы как раз заходили в узкий дверной проем по сравнению с теми, что были на верхнем этаже. Двери здесь давно не было, а ее остатки

валялись в углу коридора. Здесь, на уровне подземного этажа, солнечный свет был тусклее, мы как будто находились на дне колодца

— вокруг только стены и белесое небо вверху.

Эльпи не договорила, она вдруг стала как вкопанная, я даже

уткнулась ей носом в спину. А когда выглянула из-за плеча, то едва

сдержала визг. Ну не особо мне были по нраву всякие насекомые,

особенно такие большие!

— Сейчас я его… — с диким восторгом проговорила Эльпи и

удобнее перехватила копье.

— Куда?! Не надо! — шикнула я на нее, хватая за плечо, мне

хватило разума сравнить размеры самой Эльпи и того чудища, что

захватило подземный этаж. — Сожрет и не поморщится!

— Это кто еще кого сожрет?! — прищурилась она и сбросила мою

руку с плеча.

Мои возражения Эльпи не особо интересовали, хотя что я знала?

Может, она уже с таким встречалась? Эта тварь была похожа на паука, но с какими-то странными клешнями вместо передних лап. Четыре

глаза торчали во все стороны от квадратной, утопленной в тело головы

конусами. Размером оно было не таким и большим, это если сравнивать

его с теми же горгонами. Но я понимала, что паук — или что оно такой

было — высотой примерно до бедра человеку — ни разу не безобиден!

— Может, оно уже и не живое? — я шагнула вслед за Эльпи, но

старалась не отходить от входа. Под главным зданием была даже не

комната, а тоже огромный зал с колонами, такими же, как и наверху.

Правда, потолок здесь был значительно ниже. Светильники не работали, но света хватало из разлома. А чудище сидело в одном из темных углов

и не шевелилось.

— Если дохлое, то отпилю клешню. Надо же Сфено

похвастаться, — хмыкнула Эльпи и принялась подкрадываться к пауку.

Я же специально отошла подальше, правда, недалеко, потому что

везде была паутина — и не впутаться с нее было невозможно. Причем

паутина оказалась какой-то противной на ощупь, что только я ее

тронула, как сразу же захотелось оттереть пальцы чем-то жестким.

И тут сзади что-то скрипнуло. Я сглотнула и почти обернулась, как

услышала рявк:

— Ко мне!

Ноги сработали быстрее, чем я даже поняла, что и к чему. Рявк у

Эльпи вышел такой командный, которому безоговорочно следуешь. И я

не пошла или побежала, я просто прыгнула как можно дальше в сторону

Эльпи. Уже в прыжке я видела, как то чудище, которое, как мы думали, сдохло, зашевелилось. Но Эльпи повернулась к нему спиной, а копье

уже летело в мою сторону.

На мгновение мне показалось, что меня сейчас пробьет насквозь,

но оружие пролетело мимо и куда-то вонзилось. Сзади истошно что-то

истошно заскрипело — воплем это назвать было нельзя — и

отвратительно запахло какой-то тухлятиной. Но я не оборачивалась, пока не оказалась плечом к плечу с Эльпи.

Пауков — или что оно такое — было несколько: большой и

медленный, которого мы заметили сначала, один средний, который и

спустился откуда-то с потолка за мою спину, и еще двое совсем мелких.

Несмотря на то, что последние едва ли в росте достигали моего колена, прыгать они могли, и плеваться противной жижей — слабой кислотой, не иначе.

— Береги глаза, — посоветовала я, потому что если кожа просто

пекла, то попади эта жидкость в глаза или рот — и тут и обученный

медик может не помочь.

Эльпи не растерялась, сразу же метко швырнула пару камней, и

мелкие пауки отбежали, жалобно пощелкивая. Средняя тварь

покачивалась, из ее тела торчало копье, оно мешало, но не настолько, чтобы не принять участие в охоте. Эльпи дернула меня себе и отступила

в сторону, не давая тварям оказаться за нашими спинами.

Она наклонялась и подбирала камни, делала все молниеносно и так

будто не растерялась ни на миг. Подумаешь, чудище не одно, а с

выводком!.. Я тоже пыталась принести пользу, но выходило у меня

гораздо хуже. Ну хотя бы отвлекала пауков, не попадала, но и не давала

им подойти.

— Давай так, напролом, — вдруг сказала мне Эльпи.

— Что? — не поняла я. Какой пролом? Куда «давай»?

— Они нас отсекают от выхода, а дальше только пролом, а мы с

тобой, увы, крылья отращивать не умеем, — нервно хохотнула

Эльпи. — Так что я бегу вперед, отмахиваюсь, проталкиваю тебя

дальше к выходу…

— А ты за мной?

— Да, за тобой…

Мне не понравилась заминка, с которой это было сказано. Поэтому

я просто подняла с пола камень побольше и шарахнула его по полу так, что пауки подпрыгнули.

— Нет.

— Тут и обсуждать нечего. Я сглупила, но я — страж, это моя

работа, — Эльпи тоже подхватила большущий камень и еще сильнее,

чем я, швырнула его. Звук прямо-таки был оглушительным. Пауки

зашуршали, заскрежетали, распахнулись в передней части туловища

длинные прорези пастей. Звук вызывал неприятную дрожь, но я не

верила, что нет выхода. А если сделать так, как сказала Эльпи, но чтобы

спастись двоим? Выдернуть копье из паука? Попытаться сбросить

мелких пауков в пролом? Разделиться?..

Но если разделиться, то скорее всего той, кто останется здесь, в

этом зале, буду я. Так что же делать?

Средний паук, скребя по стене копьем, вдруг прыгнул вперед. И

только скрежетания позволило нам подготовиться и рвануть с места. От

ужаса зашевелились волосы. За спиной клацало. Я схватила Эльпи за

руку, хотя этого делать было нельзя, я же уменьшаю наши шансы на

выживание!

Пролом приближался, и он тоже был частично в паутине, а мы

этого и не видели снаружи. Эльпи дернула меня за руку, передвигая

себе за спину, стала в стойку и заорала громко-громко, но, увы, бесполезно. Человеческий голос чудищ не пугал, а скорее привлекал. Я

покосилась на провал: может, если возможность спуститься дальше, вниз? Но паукоподобные твари могли перемещаться по своей паутине, скорее всего, так что нас все равно не ждало ничего приятного…

Огромное тело с резким шумом — оглушающим, сбивающим с ног

— буквально врезалось в пол в шаге от нас с Эльпи. Все пространство

зала тут же заполнил леденящий рев, а эхо только усилило его. Я

схватилась за голову, зажимая уши. Хлопнули крылья, большущая тень

метнулась к одному из мелких пауков, хватая того за лапы, и одним

ударом об пол размазала его. Мгновение — и острые зубы впились во

второго мелкого паука, а чудовищные лапы уже отрывали самому

большому из них голову. Когти работали будто ковши, выцарапывая

какие-то ошметки и разбрасывая вокруг.

Последняя тварь пыталась убежать, но ее остановило копье и вес

прыгнувшего сверху более тяжелого чудища. Все сражение заняло всего

лишь несколько мгновений — и вот уже измазанное жуткое чудище

возвышалось над нами с Эльпи.

— Гр-ра, — жутко прорычал Геспер и ткнул лапой в сторону

выхода. Крылья нервно дернулись.

Глава 59

Мы выбежали к мосту чуть ли не за считанные секунды, и только

когда оставалось этот мост перейти, Эльпи встряхнулась и хохотнула:

— Ну, могло быть и хуже!

Я поежилась, потому что и правда могло быть хуже. Но это было не

о том, что соваться в эту часть Абендштерна нельзя. Нет, можно и

нужно! Только сначала все проверять, зачищать и только тогда уже

приступать к осмотру.

— Извини, ты, наверное, испугалась? Теперь больше никуда так не

пойдешь? — по-своему интерпретировала мое молчание Эльпи. Но я

только хмыкнула:

— Вот еще! Кто-то должен контролировать твое неуемное

стремление куда-то залезть. В следующий раз, когда я говорю, давай

осторожнее, мы делаем все осторожнее, да?

— Как скажешь, — радостно улыбнулась она и подала мне руку, чтобы перетащить по мосту. У меня, конечно же, голова закружилась —

пусть бревно и было большое и широкое, но все-таки это не лететь на

руках у чудища. Эльпи же не стала ждать и повернулась ко мне спиной, мол, залезай. Отказываться я не стала, обхватила ее за шею и крепко

зажмурилась.

Стоило нам перейти пролом, как изнутри крепости появился

Геспер, из одежды на нем были остатки штанов и туники, которые были

повязаны вокруг пояса. Смотрел страж на нас хмуро и недовольно. Я

даже губу прикусила, бабушка меня бывало ругала, да и от дела

случалось получать подзатыльник, когда технику безопасности

нарушала, но то было в детстве.

— Я мог не услышать, — хрипло сказал он, переводя взгляд с

Эльпи на меня. Руки у него дрожали, ноздри раздувались, а глаза и

вовсе сверкали сдерживаемым недовольством и, судя по всему, беспокойством. — Не успеть.

— В следующий раз мы будем осторожнее, — твердо сказала я, складывая руки на груди. Геспер нахмурился еще сильнее, покосился в

сторону моста, будто думая, а не снести его к Сумраку. Но потом он

будто смирился.

— Сначала я проверяю.

— Согласна, мне и самой не хотелось бы снова попасть в такую

ситуацию.

— А ты… — Геспер уставился на Эльпи, а та взмахнула руками и

простонала:

— Ой все, я больше так не буду! Да-да, я понимаю, помню, каюсь.

Благодарим тебя, о великий страж, за спасение!

Геспер поморщился, тяжело вздохнул, сжимая и разжимая кулаки, и положил мне руку на плечо, чуть поглаживая его. Кажется, он и

правда очень беспокоился. Может, даже испугался. И того, что со мной

что-то случится, и того, что Эльпи тоже пострадает.

— Я проверю, опасности больше не будет. Ты сможешь

посмотреть, что нужно завтра. Библиотека открыта. Бери Эльпи, она… — он поморщился.

— …Хорошая, — улыбнувшись, я закончила за него фразу и

накрыла руку Геспера своей. Может, так ему спокойнее будет?

— Так давай мы с тобой пойдем, — предложила Эльпи. — Так же

быстрее. И обед можно принести.

— Нет, — мотнул головой Геспер. — Приехал Саввас, нужно

забрать вещи из города.

— Так слетал бы и забрал, чем нам обратно возвращаться? —

спросила она, но тут же скривилась. — Я и забыла, что уже столько

дней прошло. Патруль, да?

— Да, — кивнул Геспер.

— Стойте, что? Куда? — я совершенно ничего не поняла в том, что

эти двое обсуждали.

— Обратно поедете на охиме, — уже более спокойно улыбнулся

Геспер. Хмурость с его лица исчезла, и он и вовсе подмигнул мне. —

Твои вещи добрались. Менандр передал весть. Все в городском

управлении в целости и сохранности.

Я удивленно втянула воздух и едва удержалась, чтобы не

подпрыгнуть на месте. Наконец, можно будет переодеться во что-то

еще! Не только в вещи с плеча Эльпи. И остальные приборы пришли! И

учебники! А в городе можно купить нужных безделушек к тем, что, наконец, добрались до Абендштерна. И отправить письмо нэару

Хрисаору.

— Замечательная новость, спасибо! — я стала на носочки и крепко

обняла Геспера. Тот не стал отказываться, тоже пристроил руки у меня

на спине, а потом я и вовсе почувствовала прикосновение губ к шее. В

одно мгновение стало горячо, но Геспер уже отстранился.

— Идите. Нужно успеть до темноты.

Эльпи никак не прокомментировала наши обнимания, за что я ей

была благодарна, к тому же все, что мне сейчас хотелось, это скорее

собраться в дорогу. Мы чуть ли не бежали к своим комнатам, и даже

укоризненный взгляд Сфено — такое ощущение, что старик уже знал, что случилось по ту сторону разлома, хотя и не присутствовал там —

нас не остановил. Я молниеносно собрала письменные принадлежности

и свои конспекты, письмо можно написать и в дороге, оделась теплее и

выскочила во двор.

И тут же попятилась. На меня смотрело одним круглым глазом

огромное волосатое животное. Я не сразу заметила копыта и упряжь, просто попятилась и уперлась в чью-то грудь. Оказалось, что сзади шел

Сфено.

— Клио, давай залезай в повозку! — махнула мне рукой Эльпи, выглянув из окошка… Охимы? Я обошла животное и убедилась: да, все

так и было, охиму переодорудовали, и теперь вместо механизма ее

двигали двое большущих зверей.

— Ты что никогда лошадей не видела? — удивилась Эльпи.

Лошадей? Да, копыта и морда определенно были лошадиными. Но

длинную шерсть и размер как объяснить?

— Закатные кони — выносливая и сильная порода, как раз для

перевозки грузов, — подсказал мне Сфено и, когда я обернулась к нему, протянул объемистый кошелек. — Вот, на траты.

— У меня есть… — попыталась я отказаться и осеклась.

— Это тоже твои деньги, — настоял он.

Спорить я не стала, вряд ли Сфена стал бы такое говорить просто

так. К тому же лишние деньги — это было хорошо, больше полезного

можно приобрести.

Я забралась внутрь, и почти сразу Эльпи сунула мне в руки пакет с

выпечкой.

Подкрепиться-то

мы

забыли.

Переоборудованное

водительское сидение занял седой нэар, который представился

Саввасом. Он резко свистнул, взмахнул длинными кожаными шнурами

упряжи — и дивные громадные лошади будто нехотя зашевелились. Но

чем больше мы удалялись от Абендштерна, тем заметнее становилось

— скорость животных пусть и уступала механизму охимы, но была

очень даже приличная. К тому же до города было относительно

недалеко, может, чуть вдвое дальше, чем до Аполиса из моей синикии.

Саввас посвистывал приятный простенький мотивчик, Эльпи

дремала прислонившись к стене кабинки, а я писала письмо —

выходило не очень, буквы прыгали, но в принципе различить можно

было. Длилась поездка и правда недолго, я едва успела закончить свое

занятие, как уже показались стены города. Нас даже не остановили, Саввасу достаточно было махнуть рукой. Видимо, его знали, так же как

и то, откуда прибыл экипаж.

Сверху город казался зеленым, однообразным, но на самом деле все

было не так. Вокруг было много деревянных зданий или зданий с

деревянной отделкой. А еще куда шумнее, из-за того, что на улицах

ездили не только охимы, но и такие же повозки как наша. Прохожие

улыбались и болтали, стоя у лавок и мелких едален, кричали лоточники, зазывая народ, откуда-то слышался звон металла… Я высунулась в

окошко и вертела головой — мой взгляд натыкался то на яркую

меховую шапку, то на искусную деревянную статую Эос, а то и вовсе на

красные леденцы на палочке. Я даже слюну сглотнула, так уж мне

захотелось купить именно такой.

Саввас не довез нас до городского управления, высадил возле

торговых

рядов.

Просто

дальше

улочки

становились

более

извилистыми, и скорость повозки замедлилась бы. А погода и так была

солнечной, отличной для прогулки.

Первым делом я потащила Эльпи назад по улице и все-таки купила

леденец — выбрала самый красивый — с мордой закатного стража.

Эльпи взяла себе какую-то зеленую гарпию или какое другое крылатое

чудище. Леденец здорово красил язык и губы, но нам было все равно.

— Времени немного, но предлагаю купить всякого и потом еще и

пообедать. Я знаю отличное местечко, — сказала Эльпи. — Только

сначала все же в управление. А то еще разбегутся все по делам, провозимся долго.

Я согласилась, и буквально через полчаса мы вышли на площадь к

каменным, монументальным зданиям, и башня здесь была с часами. На

самом деле дойти сюда можно было и быстрее, если бы мы не

останавливались у витрин и не покупали у лоточников конфетки и

напитки. Но как можно было пройти мимо? К тому же Эльпи брала на

себя все общение с продавцами, мне оставалось только ткнуть пальцем

и отсыпать монет.

— Нам сюда!

Мы не стали идти через главный ход, Эльпи повела меня между

зданиями, поднялась на неприметное крылечко и громко затарабанила в

дверь. Открылось окошко, чей-то глаз осмотрел нас с ног до головы, послышалось ворчание «опять ты», но дверь все-таки распахнулась.

— И чего пожаловала? — буркнул сонный асфалий, поправляя

форменный шлем.

— За добром пришли, — широко улыбнулась Эльпи.

— Твоего добра здесь точно нет…

— За моим, — я вышла из-за спины Эльпи и улыбнулась асфалию.

Он неожиданно посветлел лицом и улыбнулся:

— Значит, правда все-таки. Поздравляю, нэара, светлой жизни. И

Геспера поздравьте от меня. Пришли ваши вещи, в целости все и в

сохранности и даже больше. Документы-то при вас?

Я быстро-быстро кивнула. Сумку с выписками из Аполиса и со

своей метрикой я, конечно же, взяла. Нас впустили внутрь, провели по

коридорам и комнатам, где туда-сюда бегали занятые сотрудники

городского управления. Нам пришлось подняться по ступеням, пройти

по длинной галерее над тренировочным полем, чтобы оказаться перед

зданием с огромными воротами.

— Заодно и свидетельство о супружестве заберете, — обрадовал

меня асфалий и толкнул с трудом створку, распахивая ее полностью.

— Ты чего сквозняк делаешь? — забубнил кто-то изнутри. Из-за

конторки выглянула пожилая нэара и тут же расплылась в довольной

улыбке. — Эльпиника, внучечка моя, давненько не заходила. За добром

стражеским приехали, да? Все здесь. Готово к отправке. Расписаться

только надо…

Эльпи расцеловали в щеки. А из моих рук седая нэара выхватила

бумаги, бегло их просмотрела, при чем она успевала еще и за щечку

Эльпи потрепать и головой покачать, что, дескать, деточка исхудала.

Мою охиму я увидела сразу, она почти что у дверей стояла, явно

готовая к поездке — чистая, с аккуратно сложенными вещами. Я сразу

же залезла посмотреть на движитель и на ось, но все было целым и

отлично отремонтированным.

— Так, вот свидетельство о супружестве, приехало со всеми

документами, — махнула мне свитком нэара. — Вот здесь нужно вашу

ручку приложить, милочка, что груз получили. А вот здесь… Ой, голова-то моя старая! Клиоменис Лимме, да?

— Да, — кивнула я недоуменно.

— Эй, милок, выдай им еще номер пятнадцать, — кликнула нэара

асфалию, который нас привел и теперь спокойно ждал, чтобы вывести

из слада.

— А что такое, бабуль? — нависла над нэарой Эльпи, но ответ

достался мне:

— Поздравляю, милочка! Хотя и не мудрено, имущество стражей

воровать — готовься ответить по всей строгости. Так что поиски были

быстрыми. Забирайте, это теперь ваше.

Она жестом указала куда-то за мою спину, я обернулась и охнула.

Асфалий держал в одной руке мой семейный камень, а второй тащил за

воротник взъерошенного ошалевшего Наума.

Глава 60

Я совершенно растерянно смотрела, как отряхивается Наум, как

пытается выглядеть так, будто ничего и не произошло, а мы встретились

совершенно случайно. К чему он здесь? Что мне делать с ним? Зачем

мне Наум? То, что семейный камень нашли и вернули, меня обрадовало, но эффект получения обратно своего имущества был смазан.

И пока я собиралась с мыслями, пыталась решить, что сказать, Наум уже принялся плести свои сети.

— Здравствуй, сестренка, — радостно улыбнулся он мне. —

Представляешь, они почему-то решили, что я тебя обокрал. Если ты так

хотела увидеть меня, то могла бы придумать историю и приятнее…

— Что?.. — растерялась я, а Наум не дал мне и слова сказать.

— Представляешь, пустился я в путешествие, чего в доме

оставаться-то было? Прибился к торговому каравану. А потом меня

вдруг схватили в гостевом доме. Дескать, я вор! Но камень-то наш, семейный…

На меня ступор напал. Вот что теперь говорить? Как отстаивать

свою точку зрения? Вокруг меня люди, которые совершенно не знают

того, что произошло между мной и тетиной семьей. Да и я не хотела

вспоминать об этом, было гораздо больше интересных тем! Кому

поверят эти нечаянные свидетели: Науму, который так возмущенно

морщил лоб и вместе с тем выглядел оскорбленной жертвой, или мне? И

чем дальше я продолжала молчать, тем большей мне казалась бездна, которая разрасталась под ногами.

— Это что, твой брат? — невежливо ткнула пальцем в плечо Науму

Эльпи.

— Нэара, осторожнее! — попросил он особенным — с

придыханием — тоном и стал в выгодную позу. Я же поджала губы: не

хотелось смотреть на очередное выступление «Наум и очарованная им

девица». Только, кажется, я все еще не поняла, кто такая Эльпи.

— Пфе, это что за дрыщ? — скривилась она и сильнее толкнула

Наума, но осматривала его так, как будто выбирала из двух туник

наименее грязную: надеть или бросить обратно к вещам, которые стоит

постирать?

— Где ты дрыща увидела, милая? — Наум выставил руку и показал

мышцы. Тут уж и я не сдержалась, прыснула от смеха, прикрывая рот

ладонью. Потому что Эльпи стянула с себя куртку и тоже согнула руку

— уж что, а нэарой она была очень боевой и сильной, положить Наума

одной левой бы смогла.

— Нет, реально, — Эльпи отмахнулась от Наума и обратилась к

своей бабушке. — Что мне с этим доходягой делать?

— Пусть посуду моет или вещи твои стирает, — пожилая нэара

сварливо ткнула в пятно на тунике Эльпи. — У тебя-то небось, как

обычно, руки до стирки хорошо если раз в месяц доходят!

— У меня руки сохнут от мыла, — пожаловалась Эльпи.

— Вот и бери, значит, что дают. И не угробь его до конца срока

наказания, а то я тебе!.. — угрожающе потрясла указательным пальцем

нэара.

— Вам как его, вязать или так возьмете? — асфалий ткнул Наума в

спину, направив в сторону охимы.

— Да что происходит?! Я сам пойду! — орал мой братец и

раздраженно шагнул к дверям в пассажирский отсек, но асфалий цепко

сжал пальцы на плече Наума:

— Куда? Ты и в кузове посидишь, ворюга!

— Стойте-стойте, — я схватилась за голову. — Он что, с нами

едет? Но зачем он мне?! Может, отпустить…

— Куда отпустить?! — возмутилась Эльпи. — А стирать мне кто

будет? И ванную чистить? И посуду мыть? Мне уже все эти занятия

поперек горла стоят. А тут бесплатная рабочая сила…

— Постойте, что?.. — я тряхнула головой, надеясь, что у меня

уложится все правильно и появится чувство понимания происходящего.

— Так закон такой в Закатном уделе, — старушка протянула мне

свиток с печатями и строго произнесла. — Ворам, дебоширам и

остальным нарушителям спокойствия полагается работать, пока этот

свой изъян не переборют! А тем, кто на добро стражей покусился, отбывать наказание в Абендштерне, и стражу негоже их защищать!

— Если бы тебя со мной не было, я бы его все равно забрала, —

хохотнула Эльпи и потерла руки так, будто ожидало ее какое-то

развлечение.

— Только вреда здоровью не причинять, голодом не морить, за

стены крепости не выбрасывать, — строго потребовала нэара. — Вот

список, чего делать с ним нельзя.

— А издеваться можно? — протянула просительно Эльпи.

— Издеваться можно, — неожиданно для нас разрешила нэара, она

же ласково погладила меня по руке. — Где ж это видано — у своей же

семьи красть?!

Я смогла только кивнуть, в голове все окончательно запуталось.

Меньше всего я думала о том, что результаты разбирательства

окончатся вот так. Я и с семейным камнем почти что попрощалась!

Эльпи весело похлопала меня по плечу и направилась к охиме, и я

немного очнулась. Собрала все документы, спрятала семейный камень в

мешочек, который тут же и нашла среди груза, и открыла дверцу в

кабину водителя.

— …Или ты хочешь управлять? — спросила я у Эльпи. Но та

быстро-быстро

замотала

головой,

мол,

справляйся

со

своей

механической штукой сама.

— Я могу повести, — напомнил о себе Наум. Я даже на секунду

допустила это, потому что за руль он все-таки чаще садился, чем я. Но

Эльпи гаркнула:

— А ворюгам слова не давали! Заводи, Клио. Бабуль, я на

следующей неделе еще загляну, видишь, теперь у нас и транспорт есть

исправный.

— Ну, в добрый путь, девочки, — промокнула выступившие слезы

рукавом пожилая нэара. — А если гарпии вам встретятся или еще какие

твари, так киньте этого молодчика. Авось подавятся!

Эльпи запрокинула голову и громко рассмеялась. Я тоже не

удержалась, зафыркала — веселое настроение снова вернулось, захотелось еще леденцов и мягкую меховую обувь, которую мы видели

в витрине. В такой, наверное, по полу как по облакам ступать будешь. Я

выбросила из головы Наума и потянула за рычаг, трогая охиму с места.

Движитель задорно ворчал, подгоняя меня прибавить скорости и

вообще творить безобразия, но я себя сдерживала.

Мы заехала и за обувью, и за леденцами, и даже больше того —

взяли вкусной еды с собой в насыщенно пахнущем мясом и елью

трактире. Взяли на всех, даже на Наума, хотя Эльпи фыркала и

предлагала оставить его на вчерашних пирогах, и то тех было жалко, потому что это были пироги Сфено, а они вкусные даже вчерашние. К

книгам мне понадобились еще чистые листы для записей и длинные

свитки, чтобы переносить схемы с древних пластин на более знакомый

мне материал. Эльпи еще и на покупке новых туник настояла, и на

другой одежде. И только то, что близился вечер, нас отрезвило. Тогда я

вернулась к охиме, ожидая, пока Эльпи расплатится за очередную

безделушку.

— Раньше ты так деньги не тратила, — протянул Наум. Он все так

же сидел среди вещей в грузовом отсеке, но в свертки не лез, видимо, слишком ярко представил, что с ним могут сделать за очередной

проступок. Но изводить меня словами ему никто не мог запретить.

— А раньше не было ради чего тратить, — отмахнулась я. — И мне

не особо что-то нужно было.

— Конечно, обо всем моя мать беспокоилась, — хмыкнул он.

— Может, и так, и это было к взаимному удовольствию. Но знать

меру нужно было, — я ответила спокойно, может, это потому что

прошло время и немало, а может, я слишком занята была очередным

леденцом.

— А ты изменилась, — поморщился он. — И зачем тебе этот

мелкий семейный камень? Живешь ты сейчас явно лучше, вон, сколько

денег потратила и даже не встревожилась! Да и у стражей свои камни…

— А я хочу этот, — я прижала к боку сумку, в которой лежал

камень. — Свой собственный. И знаешь, раньше я склонялась к тому, чтобы выпустить тебя на все четыре стороны, пусть бы шел. Но

теперь… Отработаешь сколько нужно, и тогда иди. Все равно на тебе не

написано, кто ты и что с тобой было…

— Написано, — услышала я голос Эльпи. — Написано на нем

сейчас, что он ворюга и отбывает наказание. Запястья ему оголи — и

увидишь.

Я поверила Эльпи на слово, к тому же Наума так сильно

перекосило, что тут и гадать не нужно было ни о чем. Я в очередной раз

удивилась здешней системе наказаний и направила охиму к воротам из

города. Солнце уже наполовину скрылось за лесом, и с каждой минутой

становилось все темнее. Конечно, охима мчала быстро, но не хотелось

бы столкнуться с каким-то чудищем в темноте.

Но дорога вдруг оказалась быстрой и легкой. Может где по

сторонам и мелькали какие-то тени, но они к нам не приближались.

Наума слышно не было, Эльпи тоже молчала, кажется, и вовсе заснула.

Я закрыла перегородку между пассажирским отсеком и водительским и

негромко замурлыкала простенькую мелодию. Интересно, как Геспер

отреагирует, когда я покажу, какую ночную рубашку я купила?

Глава 61

Мы едва-едва подъехали к Абендштерну, когда из замка в сторону

леса вылетела большая тень. Я немного залюбовалась, как с каждым

взмахом все легче двигаются крылья, и тол