Book: Факультет проклятых



Наталья Жильцова

Факультет проклятых

Опасайся магии Жизни.

Не верь обещаниям Бури.

Проклятия пробуждают Тени.

Пролог

Глава Домена Пепла задумчиво смотрел на стремительно исчезающие вдали шпили родового замка Грейвов и с неудовольствием постукивал костяшками пальцев по подлокотнику пассажирского кресла диртемы.

Изначально простая ситуация с возвращением юной родственницы дружественного клана неожиданно оказалась куда более запутанной. О реальных способностях племянницы Лиард откровенно недоговаривали, причем не только тленникам, но и ему, главе Домена! Подумать только, они до последнего отрицали даже то, что девушка – дархатка! Хотя с таким даром, как у нее, отрицать сущность девушки глупо, и уж опытнейшему магу Балору это было очевидно.

Так зачем отрицать и скрытничать? Не потому ли, что у девушки, напротив, слишком сильные и уникальные способности, которые Лиард жаждут скрыть ото всех остальных? Жаждут настолько, что применили какую-то очень хитрую маскировку, искажающую эфирную оболочку Евы до уровня человеческого мага. Лишь после мощного воздействия энергонакопителя академии эта маскировка дала сбой и стала спадать, поэтому только сейчас и стало заметно, что девочка не так проста.

Да, это выглядело самым логичным объяснением. Ведь не будь у Евы выдающихся способностей, им просто было бы наплевать на то, что она учится в академии. Более того, без своего дара она бы просто не поступила!

Но если девочка действительно такая перспективная и ценная, упускать ее нельзя. Необходимо как можно быстрее выяснить, правдивы ли его догадки, и если да…

Лорд Камерано мрачно усмехнулся. Что бы ни скрывал Балор, ответить отказом на прямое предложение он не посмеет.

Рука скользнула к кейлору, активируя связь с сыном.

– Да? – после недолгого ожидания ответил Алан.

Голос его звучал развязно, на заднем фоне слышалась музыка и чей-то смех.

– Развлекаешься?

– Еще как, – подтвердил тот. – А что?

– Хочу узнать у тебя об одной твоей одногруппнице. Еве Лиард.

– Ева? С ней что-то случилось?

Алан разом посерьезнел, и лорд Камерано понял, что тот относится к девушке куда лучше, нежели к простой знакомой.

«Что ж, тем удачнее все складывается».

– Пока ничего, – довольно произнес он. – Но я ею заинтересовался. Что можешь о ней сказать?

– Интересная. Со своеобразным характером, – ответил Алан после легкой запинки, явно подбирая слова. – Сильная магичка в потенциале. Иногда мне даже жаль, что она не дархатка.

Лорд Камерано усмехнулся снова и сообщил:

– Она дархатка, сын.

Мгновение молчания – и ошарашенное:

– Чего?! Быть того не может! Она в моей группе, я ее эфирную оболочку не раз видел и…

– Да, да, знаю, – перебил лорд Камерано. – Похоже, Лиард разработали какую-то хитрую защитную маскировку, которая только после прямого воздействия энергонакопителя дала сбой. Нам еще предстоит выяснить, как они этого добились. И вообще, как оказалось, старый друг неожиданно многое от меня скрывает. В частности, настоящие способности своей родственницы.

– Какие – настоящие? – насторожился Алан.

– А вот как раз это-то ты и должен узнать. Будь с ней рядом, наблюдай, постарайся сделать все, чтобы она тебе доверяла. Чем лучше она к тебе будет относиться, тем лучше для нас. Понял?

– Да, отец, – отрывисто подтвердил Алан, а затем осторожно уточнил: – Встречный вопрос: как далеко я в таком случае могу… гм… зайти?

– Считай, что ты можешь все, – отрезал лорд Камерано. – Но, повторю, у нее должно быть к тебе только положительное отношение. Принуждать ее нельзя. Девочка сильная и строптивая. Несколько часов назад она знатно приложила боевым заклинанием собственного дядю.

Алан фыркнул.

– Я знаю ее характер, поверь. Мне объяснять не надо.

– Вот и отлично. В общем, присматривай за ней. И, если что, сразу связывайся со мной.

Домиано Камерано отключил связь и откинулся на спинку кресла. Что ж, с этой стороны проблем быть не должно, в сыне он был уверен. А вот насчет скрытности Балора… кажется, старого друга надо проверить. На всякий случай.

Нужно понять, что тот задумал.

Глава 1

Я вслед за Айландиром шла по торжественно-мрачным коридорам Грейв-холла и до сих пор до конца не могла поверить в то, что выкрутилась. Каким-то невероятным образом меня не только не разоблачили, но еще и признали дархаткой, удачно додумав, как объяснить мои внезапно проявившиеся способности.

Да еще и в академии оставили!

И хотя повышенное внимание глав Доменов Пепла и Тлена несколько пугало, их покровительство сейчас было мне необходимо. Без знаний и поддержки не выжить. Так что, пока время работает на меня, нужно учиться, практиковаться и искать способ добраться до родового тайника своего Домена. А уж потом можно будет с Александром и его отцом пообщаться и выторговать право на независимость.

Отдельно я радовалась тому, что на эту ночь осталась в родовом замке Домена Тлена. Кто знает, на что мог бы решиться вспыльчивый и возбужденный Александр, вернись я сегодня в академию? А до завтра он остынет. По крайней мере, я очень на это надеялась.

Хотя, конечно, не думала, что сложности со снятием печати принадлежности реальные. Когда Айландир сказал об этом моим «родственникам», я полагала, что он просто решил потянуть время. Однако после того, как пепельники ушли, он повторил то же самое и отцу. Когда лорд Грейв потребовал все-таки снять печать, Айландир отрицательно качнул головой и сообщил:

– Сразу не смогу. Точнее, может, и смогу, но лучше бы действительно освежить в памяти, как это сделать. На всякий случай.

– Хм…

– Ну а что ты хочешь? Я это заклинание изучал пять лет назад. Причем обратное вообще только мельком прочитал, да и все. Как-то даже в мыслях у меня не было, что призраков когда-нибудь будет необходимо отпускать на волю. – Айландир пожал плечами. – Поэтому, хоть на память я и не жалуюсь, все-таки лучше перестраховаться. Ты так не считаешь?

Лорд Грейв слегка нахмурился, словно в чем-то сомневаясь, но потом с неохотой согласился:

– Хорошо. Тогда проводи Еву в гостевые покои, а потом живо в библиотеку, открою доступ. И без задержек, у меня мало времени.

На миг во взгляде Айландира вспыхнуло торжество и предвкушение чего-то, похоже, очень для него важного. Он тотчас кивнул и, схватив меня за руку, потянул за собой.

Шаг у тленника был широкий, к тому же он торопился, так что до гостевого крыла добрались быстро. Еще пара поворотов, и мы остановились перед массивными двустворчатыми дверьми из черного дерева.

– Пришли, – сообщил Айландир, уверенным рывком их отворяя. – Заходи.

Я с любопытством огляделась. Просторная гостиная, к счастью, оказалась оформлена в нейтральных пастельных тонах, и обстановка не была давящей.

– Располагайся, отдыхай, если что-то будет нужно – зови прислугу. – Тленник кивком указал на низенький столик у дивана, где тускло переливался зелеными искорками кристалл на подставке.

Как им пользоваться, я понятия не имела, но послушно кивнула.

– Спасибо. – Потом решилась и уточнила: – А тебе сколько времени на подготовку надо?

– Подготовку к чему? – не понял он.

– Ну, печать снять, – напомнила я.

– А-а, это. – Айландир неожиданно хмыкнул и ошарашил: – Да нисколько. Там дел-то на пару минут.

– Тогда зачем сказал отцу, что тебе надо подготовиться? – изумленно уставилась на него я.

Айландир тонко улыбнулся и вместо ответа активировал свой кейлор. Миг – и мой завибрировал, уведомляя о входящем от него вызове.

– Ответь, – приказал тленник.

Я непонимающе ткнула пальцем в кнопку приема.

– Отлично. А теперь держи связь активной все время, пока я сам не сброшу, – твердо произнес Айландир и развернулся к выходу из гостиной.

– Погоди, ты что, думаешь, я услышу кодовое слово твоего отца? Через кейлор?! – дошло до меня.

– Именно! – бодро подтвердил тот.

– Но…

Дверь за Айландиром закрылась, обрывая меня на полуслове.

– Но я никогда такого не делала, – растерянно пробормотала я в пустоту.

– Я в тебя верю, детка! – донеслось из кейлора.

Кабы я в себя так верила!

По-прежнему растерянная я уселась на огромный полукруглый диван, обитый темно-зеленым бархатом, и принялась ждать. Подумать только! Айландир даже в такой ситуации умудрился найти для себя выгоду!

Я помнила, конечно, что он всячески стремился добиться у отца доступа к закрытым разделам родовой библиотеки, но не думала, что тленник способен зайти так далеко. Обмануть не просто своего отца, а главу Домена Тлена! И вопреки его воле изучать запретные заклинания, за которые, может, и тюрьма полагается!

«Хотя чему ты удивляешься? Сама-то действуешь так же», – мысленно напомнила я себе. Правда, тут же себе и возразила. Ведь у меня-то выбора нет, я выжить пытаюсь. А для избалованного Айландира это всего лишь блажь…

– Ты долго. – Недовольный голос лорда Грейва вернул меня в реальность и заставил затаить дыхание, прислушиваясь.

– Не я – Ева, – отметил Айландир в ответ. – Не мог же я заставить девчонку бежать. Ее и так после всего пережитого потряхивало. Спасибо, хоть вообще шла.

– Не удивительно. – Послышался сухой смешок. – Судя по эфирной оболочке Александра, тот пребывал в крайнем возбуждении и едва сдерживался. Если он в таком состоянии к девчонке полез, не удивительно, что она перепугалась. Н-да. А вроде взрослый, опытный мужик.

– Пепельник, – с нотками пренебрежения напомнил Айландир. – Типичный несдержанный пепельник. Чего от них еще ожидать?

– Тоже верно, – согласился лорд Грейв. – Не удивлюсь, если в постель он ее все-таки затащит, причем в самое ближайшее время. Но их личные разборки мне не интересны. Главное, чтобы девушка оставалась в зоне нашего доступа. А уж девственницей она при этом будет или нет, без разницы.

Я прикусила губу. Слышать такое было неприятно, хотя, зная характер главы Домена Тлена, ожидаемо. Да и вообще, действительно, какое ему дело до того, кто спит с девчонкой из чужого Домена? Помогает в академии удержаться – и на том спасибо.

– Ладно. Вернемся к снятию печати. Кажется, тебе нужна книга «Темного Повелевания».

– Да, она.

– Сейчас, – явно отдаляясь, пробормотал лорд Грейв. А затем тихим, едва различимым шепотом добавил: – Шатреттартесс.

Я напряглась, пытаясь понять, не послышалось ли мне, но в следующий миг связь прервалась. Значит, отец Айландира действительно произнес слово допуска. И, значит, я действительно его услышала?

Услышала!

Пусть смазанно и не факт, что точно и стопроцентно правильно, но тем не менее!

Да я нереально крута! Я…

«Ты – опасна. Крайне опасна для всех, ибо можешь подслушать любые разговоры, даже не находясь рядом с говорящими. Тайные сговоры, деловые переговоры, буквально все! Весь промышленный шпионаж можешь на пенсию отправить».

Я нервно сглотнула. Неожиданное развитие дара могло поставить под удар обретенное только что спокойствие и относительную независимость. Инстинкт самосохранения тотчас потребовал молчать в тряпочку о своем умении, а Айландиру соврать, что я ничего не услышала. Да только смогу ли я соврать тому, кто меня как открытую книгу читает?

Увы, вряд ли.

Остается надеяться на то, что тленнику и самому будет невыгодно открывать перед отцом мои специфические способности. Иначе ведь он доступа к библиотеке лишится.

Поерзав на диване, я не выдержала и, встав, прошлась по комнате. Интересно, сколько Айландир будет изучать книгу? Лорд Грейв говорил, что у него мало времени, так что вряд ли долго. Тем более тленнику на самом деле ничего там учить не надо.

Скорее бы он вернулся! Так хочется все выяснить побыстрее!

Пытаясь отвлечься, я заглянула в соседние помещения, обнаружив кабинет, столовую и аж две спальни с ванными и гардеробными комнатами. Потом вернулась в гостиную и, взяв со стеллажа одну из книг наугад, попыталась почитать. Однако мозг, занятый совершенно другим, отказывался воспринимать жизнеописание какого-то древнего мага полководца. Пришлось вернуть книгу на полку и бесцельно уставиться в окно на мрачный грейв-холловский парк.

К счастью, долго ждать все-таки не пришлось. Прошло не более четверти часа, как дверь в гостиную снова открылась.

– Ну? Что-то услышала? – с порога уточнил Айландир и тут же, лишая меня всякой возможности солгать, довольно добавил: – Ага. По глазам вижу – услышала.

– Да. Кажется. – Я неуверенно кивнула. – Только, Айл, пожалуйста, не говори никому, что я могу… такое. Очень прошу. Об этом никто не знает, и если узнают…

Я осеклась и нервно взмахнула рукой.

Айландир вмиг посерьезнел.

– Разумеется. Это даже не обсуждается. Прекрасно понимаю, что в таком случае тебя твои родственнички в четырех стенах до конца жизни запрут. А нам это крайне невыгодно.

– Спасибо. – Я с облегчением выдохнула.

– Так что ты услышала?

– Твой отец сказал что-то вроде «Шатреттартес». Я, правда, не гарантирую, что правильно разобрала, было очень плохо слышно, но…

– Почти правильно. Не страшно, я понял. Шант ретте Артес, – поморщившись, произнес Айландир. – Забавно. На старом наречии подконтрольного нам мира это означает «Возлюбленный сын Артес». Надо же. Отец, оказывается, сентиментален.

Я буквально кожей ощутила исходящие от тленника волны неприязни и чего-то очень похожего на ревность. Впрочем, я его понимала. Тяжело, когда твои успехи не ценят и постоянно попрекают идеальным старшим братом-мертвецом. Вдвойне неприятно, когда это делает твой самый близкий родственник. Какой-никакой, а отец все-таки.

И пусть Айландиру на мое сочувствие было наплевать, все же не выдержала и сказала:

– Знаешь, помнится, по словам лорда Грейва, Артес бы и пальцем не пошевелил ради моего спасения, потому что был слишком расчетлив и радел за репутацию вашего Домена. Так что, как по мне, – ты намного лучше.

Тленник сухо фыркнул:

– Сомнительный комплимент. При отце такого не ляпни.

– А мать? – осторожно уточнила я. – Хотя бы она-то тебя поддерживает?

– Мать? – Айландир наградил меня странным взглядом, словно удивляясь самому факту того, что подобное можно предположить. Впрочем, почти тотчас на его губах проскользнула кривая усмешка. – О, да. Поддерживает. Так поддерживает, что после смерти Артеса едва мои магические способности не заблокировала. Хорошо, отец вовремя вмешаться успел.

Я изумленно открыла рот, но задать логичный вопрос «Почему?!» не успела. Обрывая меня, тленник махнул рукой и произнес:

– Ладно, хватит болтать. Я устал и хочу хотя бы дома нормально выспаться, так что давай снимем с тебя печать, и я пойду.

– Что мне делать? – тут же уточнила я.

– Ничего. Просто стой и не мешай.

Хм. Кажется, эту фразу я от Айландира уже слышала, и ощущения, которые последовали после нее в тот раз, оказались крайне неприятными…

Внутренне сжавшись от нехорошего предчувствия, я замерла. Айландир же что-то тихо пробормотал, и воздух вокруг меня вспыхнул болотно-зелеными искорками. Миг – и они сложились в мерцающий, подрагивающий образ памятной печати, в которую тленник не так давно меня поймал.

И несмотря на то что в этот раз боли не было, мне все равно стало неуютно. Глядя на болотно-зеленые линии, я вдруг ощутила, как они пронизывают меня, словно корнями врастая в душу. Я чувствовала влияние печати каждой клеточкой своего тела, каждым кровеносным сосудом, и впервые осознала, насколько от нее зависима.

Стоит Айландиру отдать приказ – любой! – и я его исполню. Подчинюсь не раздумывая, как лишенная воли марионетка.

Жуткое ощущение. А ведь я в таком положении уже несколько дней!

«Однако Айландир своей властью ни разу не воспользовался, хотя мог бы, – мелькнуло в голове. – Конечно, скорее всего не захотел портить отношения с Лиард, но все же… тем более, какое-то время о Лиард он вообще понятия не имел…»

Со смесью страха и облегчения я следила за тем, как Айландир расплетает печать. Нить за нитью она неохотно покидала мою эфирную оболочку, пока наконец не растаяла. А с последними погасшими болотно-зелеными искорками исчезла и тяжесть на сердце.

Мне вернули свободу!

Облегченный выдох вырвался из груди сам собой.

– Спасибо, – пробормотала я.

В ответ Айландир только рукой махнул и сообщил:

– Все. Я – спать.

После чего развернулся и вышел из комнаты.

– Приятных снов! – запоздало пожелала я, глядя на закрывшуюся дверь.

А потом неожиданно поняла, что вместе с печатью лишилась и защиты «на крайний случай». Теперь, если со мной что-то случится, к Айландиру меня уже не переместит…

«Не случится. Нечему случаться!» – сердито одернула я себя и, решительно отбросив неприятные мысли, уселась на диван.

Правда, сидеть без дела очень быстро наскучило, а спать, в отличие от Айла, не хотелось, даже несмотря на все пережитое. Слишком рано.

В размышлениях о том, чем заняться, я решила для начала просмотреть последние новости академии.



Конечно, активируя Анонимус, прочитать о своих приключениях с липовым дядюшкой и о последующем посещении родового гнезда тленников я точно не ожидала. Однако необходимо было оставаться в курсе студенческой жизни. Да и вообще, мало ли что или, скорее, кого мне в очередной раз сосватали?

К счастью, на сей раз обошлось. Судя по первому же посту от ЛордаСплетен с броским названием: «Лучезарный – № 1!» и кучей комментариев под ним, народ обсуждал исключительно прошедший поединок.

Открыв пост, я прочитала:

«Можно долго кричать о ничьей в поединке, но каждый знающий и понимающий в хорошей драке скажет вам – Лучезарный победил! И пусть для подтверждения этой победы не хватило решающего удара. Все! Все видели: Лучезарный вел бой, он нападал, он не давал противнику не единого шанса. Темнейший рядом с ним выглядел полным слабаком. Он сдулся и стух буквально на первых же минутах. Он – уже история. И этого не оспорить».

Н-да. Радикально высказался. И, уверена, ЛордСплетен сделал это намеренно. Вон какой бурной реакции добился! Словесные баталии под постом главного поставщика сенсаций в Анонимус шли с неменьшим накалом, чем недавний поединок.

«ЛордСплетен! Всегда подозревал, что ты из жизнетворцев! Так, как вы, никто не любит чужие заслуги присваивать!» – обвинял знакомый мне уже Архистудент.

«Да Темнейший просто не успел раскатать Лучезарного в лепешку! Конечно, для жизнетворца это уже победа, пусть порадуется!» – поддерживала ИллюзияТьмы.

«Это вашего Темнейшего за малым не раскатали! – парировали те, кто был на стороне Дириона. – Лучезарный его прессовал с первой минуты! А тленник стоял столбом и едва мог защищаться. Не появись стража, вы бы уносили помятую субстанцию с поля!»

«Наивные! Вы хоть знаете, что такое “стратегия”? Ясно же как день: Темнейший прощупывал Лучезарного, чтобы все козыри выведать, а потом нанести решающий удар! Только слепой мог не заметить, что перед появлением стражи Темнейший как раз готовил заклинание!»

«Что-то в прошлый поединок ваш Темнейший без тактик и стратегий обошелся! Так что дашшу в… ваши отговорки! Лучезарный выиграл!»

Дальнейшие комментарии сплошь рябили полосами. Видимо, приличных выражений у спорщиков уже не хватало.

И как только Айлу удается спокойно на это реагировать? Хотя он, помнится, говорил, что вообще Анонимус не читает. Что ж, оно и правильно.

Я потянулась было отключить кейлор, однако взгляд вдруг упал на более ранний пост от того же ЛордаСплетен «Победителей не судят?» Причем, несмотря на нейтральное с виду название, комментариев в нем было даже побольше, чем у поста в топе.

Заинтригованная, я открыла текст, а потом открыла и рот. Такой новости я точно не ожидала!

«Друзья мои! – было написано там. – Сегодня наш всеми нелюбимый и неуважаемый ХитрыйДашш может смело передать свой титул самой расчетливой скотины и сволочи новому претенденту. И поверьте, на то есть все основания. Если ХитрыйДашш, разводя нас на очередную ставку, еще пытается соблюсти приличия, прикрываясь на ходу придумываемыми правилами, то этот кандидат поразил нас беспринципностью, наглостью и расчетливостью! Именно благодаря ему мы все потеряли деньги. Именно ему обязаны прерванным развлечением, которое обещало стать событием года! Согласитесь, когда теперь еще Темнейший и Лучезарный будут драться из-за прекрасной дамы?

Итак! Сделав ставку на ничью и обеспечив ее вызовом в нужный момент стражи, главный куш получил… Пепельный Лорд! Как, уверен, получит и Лиловую Девочку, которая теперь вне сомнения предпочтет его. Ибо лучше удачливая скотина с кучей денег, чем сдувшийся в поединке Темнейший и практически победивший, но оставленный в шаге от победы Лучезарный!»

Неужели это правда? Неужели Камерано действительно сорвал бой ради наживы?

– О-бал-деть! – в шоке выдохнула я. – Ну, Алан! Отомстил так отомстил. С размахом!

Теперь было понятно, отчего под постом такое количество комментариев. Не удивлюсь, если пепельника в реале уже ногами запинали!

«Предлагаю переименовать Пепельного Лорда в Пепельную скотину! – вопил МегаМаг. – И отменить результаты ставок! Это обман! Это…» (продолжение затерто системой).

«Первый раз готов МегаЛоха поддержать! Пепельную скотину на мыло!» – вторили ему.

Однако я неожиданно обнаружила, что злились на Алана далеко не все. Многие, напротив, такой выверт поддерживали! Среди затертых полос и возмущенных криков нередко виднелись и злорадствующе-язвительные:

«Утритесь, неудачники! Пепельный Лорд развел вас всех на бабки? Поделом! Нечего поддерживать двух кретинов, которые устроили поединок из-за чужой девчонки!»

«Да! Девочки из Домена Пепла принадлежат Домену Пепла! Это пусть Темнейший с Лучезарным своих девок делят по очереди, им не привыкать! А наши девчонки не для вас! Пепельный Лорд – красавец! А вы можете постоять под окнами нашего клуба, когда Лорд проставляться за выигрыш будет! Так и быть, всем проигравшим предоставим большой выбор объедков!»

Что ж, если Алан действительно устроит большую вечеринку своему Домену, то в обиду его точно не дадут. Нет, ну какой же все-таки расчетливый тип!

Хотя, пожалуй, в этот раз тленнику стоит сказать ему спасибо. Каким бы подлым ни был поступок Алана, Айландиру он сыграл на руку.

Покачав головой, я наконец отключила кейлор. Хватит с меня студенческой жизни на сегодня. Тем более в голову пришла мысль поискать в этих роскошных апартаментах какой-нибудь аналог телевизора. Когда еще посмотреть его доведется?

Посвящу вечер изучению местных новостей. Надеюсь, они окажутся более цензурными и познавательными.

Глава 2

Идея посмотреть иномирный телевизор была, вне сомнения, хорошей и разумной. Если бы только этот телевизор здесь существовал!

Однако, пройдясь по выделенным мне комнатам и самым внимательным образом их осмотрев, я так и не смогла найти хоть что-то его напоминающее. Не обнаружилось и намека на этот полезнейший предмет! Даже в кабинете, где, казалось бы, доступ к свежим новостям был просто необходим.

Странно. Но, может, в этом доме для гостей подобные услуги не предусмотрены?

«Или, что вероятнее, телевизор включается специальным заклинанием, которого ты не знаешь. Какой-нибудь голосовой командой типа «о’кей гугл, включи телевизор», после которой часть стены вон с теми книжными полками отъезжает в сторону…»

В который раз ощутив свою неприспособленность к этому миру, я разочарованно выдохнула. Что ж, похоже, придется довольствоваться книгами. По крайней мере, среди них есть справочники и атласы.

Взяв один из увесистых томиков, я устроилась в глубоком кожаном кресле за массивным столом, практически пустым, если не считать расположенного в его центре хрустального куба размером с коробку из-под обуви.

Положив книгу на стол, я открыла первую страницу, но взгляд помимо воли вновь скользнул к кубу. Интересно все-таки, зачем он здесь? Для красоты? Вряд ли, тем более на столе в гостиной я видела такой же. А может, это магический светильник?

За окном как раз начало темнеть, так что светильник пришелся бы кстати.

– Свет! – уверенно скомандовала я так, как включала его в академии.

И свет зажегся, вот только на команду отреагировала потолочная люстра. Хрустальный же куб по-прежнему не подавал признаков жизни.

Тем не менее я была уверена: эта штуковина что-то может!

«А если попробовать постучать по кубу, как по кейлору для активации?» – мелькнула в голове мысль.

Я тотчас дважды осторожно стукнула по хрусталю костяшками пальцев… и вдруг оказалась совсем в другом месте!

Вместо стен кабинета вокруг завывала вьюга. Я стояла посреди заснеженной равнины на краю темного замерзшего озера и ошарашенно взирала на буйство стихии. При этом ни холода, ни колючих снежинок, которые в огромном количестве кружил ветер, почти полностью скрывая скалы вдалеке, совершенно не ощущала!

А спустя миг в голову ворвался деловой женский голос:

– …пропавших несколько дней назад у Черного озера, маги-спасатели до сих пор так и не смогли обнаружить. Повышенный магический фон отрицательно сказывается на поисковых способностях, поэтому приходится работать практически «вслепую», механически прочесывая береговую линию. За развитием событий продолжает следить специальный корреспондент канала «Новости Иары». Оставайтесь с нами!

Новости!

Я резко выдохнула, только сейчас сообразив, что, собственно, происходит. Вот вам и телевизор! С полным эффектом присутствия, как в академии на занятиях по медитации!

Чуть отойдя от первого изумления, я прищурилась, напрягла зрение и смогла разглядеть сквозь снежную бурю кабинет. Магическая иллюзия! Которая тут же стала более тусклой, словно угадав, что сейчас меня интересует окружающая реальность, а не она. Но едва я снова сосредоточилась на равнине, яркость и плотность иллюзии мгновенно восстановились. Удобно!

И пусть я не знала, как переключать каналы, этот меня более чем устраивал.

– А теперь переходим к новостям о восстановлении поврежденной взрывом шахты, – тем временем произнес женский голос, и я оказалась под землей, в какой-то шахте или, точнее сказать, в том, что от нее осталось.

Стало жутко при мысли о том, какой силы был взрыв, если вокруг виднелись затопленные провалы, осыпающиеся стены, разорванные защитные плетения и обрывки крепежных тросов. И это несмотря на то, что с момента происшествия восстановительные работы велись без перерыва!

– Отставание от графика восстановительных работ, озвученного самим Кантором Тленником, очень значительно. Теперь уже ни у кого не остается сомнений, что поставки металлида в ближайшее время не возобновятся, что неизбежно приведет к просрочкам действующих контрактов, – со значением сообщил голос незримой ведущей. – По мнению профессиональных участников рынка, существенный рост цен на металлид и его производные неизбежен, что в целом отрицательно скажется на общемировых показателях производства и экономической активности. Некоторые эксперты, преимущественно принадлежащие к Домену Пепла, открыто говорят о неспособности Домена Тлена взять ситуацию под контроль, что является веской причиной для утраты тленниками монополии по добыче металлида и передаче шахты под совместное управление нескольких Доменов. Наш корреспондент готов рассказать о том, как проходило сегодняшнее обсуждение этой ситуации представителями Доменов Пепела, Тлена и Жизни. Вам слово, Эрдан.

Обстановка вокруг меня снова изменилась. Вместо жуткой разрушенной шахты я оказалась в весьма знакомом зале. Именно этот зал, помпезный, с большим овальным столом, за которым восседали представители трех Доменов, я видела не далее, как сегодня утром. Только тогда мне удалось застать самое начало встречи, а сейчас, судя по тому, как кричали и перебивали друг друга тленники и пепельники, картинка демонстрировала самый ее разгар.

– Доброго вечера, уважаемые зрители, – откликнулся на слова ведущей мужской голос. – К сожалению, как вы сами можете слышать, сторонам не удалось достичь понимания по основным вопросам, касающимся выхода из кризиса, вызванного взрывом в шахте и последовавшим срывом поставок металлида.

Корреспонденту стоило немалых трудов перекричать спорщиков на заднем фоне, готовых, казалось, уже броситься друг на друга врукопашную.

– Сегодняшняя встреча, к сожалению, только усугубила и без того напряженные отношения между доменами Пепла и Тлена, – продолжил он. – Все попытки жизнетворцев вернуть диалог между Доменами в более мирное русло не увенчались успехом. Серьезные опасения вызывает тот факт, что сегодняшняя встреча представлена участниками, занимающими руководящие места в Доменах, что прямо говорит о непримиримости позиций Доменов на самом высшем уровне.

Я хмыкнула. Да, сыграно все было замечательно. После такого вряд ли кто-либо сможет предположить, что эти, казалось бы, окончательно разругавшиеся высокостатусные дархаты буквально через несколько часов будут мирно и по-деловому общаться в Грейв-холле. По крайней мере, Домен Жизни воспринял конфликт всерьез и вовсю заявлял о своем нейтралитете, а также обещал приложить все усилия для мирного урегулирования.

Что ж, пусть разбираются. Дальнейшее меня не касается.

Я откинулась в кресле и уже расслабленно продолжила просмотр. Мне было интересно все, даже скучные финансовые сводки, ведь любая новость сопровождалась иллюзией. Во время трансляции удалось увидеть местные деловые центры, загрузку книг, вывезенных из библиотеки Бастиона Совета Содружества, в огромные защищенные хранилища толпой магов-архивариусов, и военный гарнизон какого-то отдаленного мира. А еще множество панорамных видов различных городов и мест для туризма с рекламных роликов.

Да, я впервые в жизни смотрела даже рекламу!

Внезапно, отвлекая от просмотра, послышался вежливый стук в дверь, а затем к голосу очередной ведущей добавился еще один, тоже женский:

– Леди? Леди Пепел? Вы здесь?

Я недоуменно нахмурилась и лишь спустя пару мгновений сообразила, что искомая «леди Пепел» – это, судя по всему, я.

– Да, входите, – откликнулась я, приглушив иллюзию.

В кабинет тотчас осторожно заглянула молодая девушка в строгом форменном темно-зеленом платье.

– Леди, пожалуйте ужинать. Я накрыла вам здесь, в гостевой столовой, – произнесла она.

Ужинать? Это сколько же я за 3D-кубиком просидела?

Быстрый взгляд на кейлор показал, что прошло больше четырех часов. Ого!

– Хорошо, спасибо, – поблагодарила я и уточнила: – Значит, я буду ужинать одна?

Вопрос задала безо всякой задней мысли, по инерции, однако горничная восприняла его иначе и, тотчас потупив взгляд, пробормотала:

– Лорд Грейв передает свои извинения, но, к сожалению, он не сможет составить вам компанию. У него очень много неотложных дел. А молодой лорд отдыхает и от ужина вообще отказался.

Ожидаемо. Да и к лучшему – ужинать в одиночестве лично мне намного спокойнее.

– Понятно. Ладно, можете идти, – отпустила я девушку, и та, поклонившись, поспешно вышла. Кажется, она всерьез боялась, что «леди Пепел» начнет возмущаться недостаточным вниманием хозяев к своей персоне.

Я стукнула по хрустальному кубу, отключая «голографически-магический 3D-телевизор с эффектом присутствия», и направилась в столовую. Но едва перешагнула ее порог, на миг усомнилась в том, что действительно буду ужинать одна. Немаленький стол был практически полностью заставлен кастрюльками, салатниками, соусниками и вазочками. Одних только мясных блюд я насчитала штук пять, не считая гарниров! А кроме того, были еще нарезки, салаты, сладости, фрукты… И все это – одной мне?

Кажется, местный повар решил весь ужин, от которого Грейвы отказались, вручить мне, ибо обед нам с Айлом на двоих и то меньше подавали. Даже если я тут целую ночь пировать буду, все не съем. Хотя очень хотелось бы: запахи в столовой витали просто восхитительные.

«Не съем, так понадкусываю!» – сглотнув набежавшую слюну, решила я и поспешила к столу.

Следующий час был посвящен исключительно дегустации и празднику желудка. Поначалу, конечно, я ела с опасением – мало ли что там иномирный шеф-повар натворил. Но мясо было нежным, гарниры легкими, а десерты таяли во рту. Поэтому, когда ужин подошел к концу, я чувствовала себя объевшейся и умиротворенной.

Не хотелось вообще ничего. Организм требовал отдыха и сна. Ну, может быть, еще приятную расслабляющую ванну, ибо, как я помнила, здесь она была шикарной: большой и мраморной.

Отказывать себе в удовольствии не стала. Включила воду и пошла в спальню за халатом. С раздеванием пришлось, правда, немного повременить, пока горничная убиралась в столовой: расхаживать в халатике при чужих людях не хотелось. Зато когда я вернулась в ванную, вода уже набралась.

Оставалось только сбросить халатик, нижнее белье и забраться в мраморную чашу. Что я и сделала… почти. Ибо едва только коснулась воды, тотчас отдернула руку: та оказалась довольно горячей. Вот ведь! И как ее теперь охладить? Слить часть воды или…

Мысль о заклинании охлаждения была короткой и спонтанной. И я даже не собиралась всерьез его применять, только вспомнила простое плетение и подумала, как это было бы забавно! Однако искаритам хватило. Мгновенная вспышка на кончиках пальцев, сорвавшийся с дрогнувшей руки искристый шар – и мраморная ванна со всем содержимым покрылась толстой коркой льда!

Я ошарашенно уставилась на дело руки своей. Вот и позабавилась! Обхохочешься!

И как теперь эту здоровую лохань разморозить?

Оценив толщину и объем льда, я поняла, что быстро – никак. Оттаивать будет всю ночь.

«За свою беспечность обойдешься без водного релакса, – мрачно поздравила я себя. – А ведь тебе говорили, что у проклятых Доменов родовые способности развиты очень сильно в ущерб остальным! С учетом того, что тебе и в первый-то раз заморозка легко далась, могла бы и поосторожнее себя вести! Тем более обладая искаритами! Хорошо хоть трубу не заморозила, еще не хватало, чтобы ее прорвало».



Тяжело вздохнув, я оделась и, завязав пояс на халатике, поплелась на выход. Однако едва взялась за дверную ручку, за спиной неожиданно раздался неприятный треск. Резко обернувшись, я уставилась на ванну… и испуганно вздрогнула. По мраморному борту поползла трещина!

– Не. Не-не-не! – пробормотала я. – Пожалуйста, пусть это будет не то, что я думаю! Только не…

В этот момент по ушам ударил звук лопнувшего от перепада температур камня, и кусок мрамора с грохотом шлепнулся на пол. А за ним, рядом, и второй, обнажая лед.

Я нервно сглотнула. С губ слетело ругательство, правда, голос мой при этом почему-то оказался писклявым и хриплым.

А потом пришло осознание: я серьезно влипла. Разрушенную ванну не скроешь! Как и потоп, который устроит такая куча растаявшего льда!

И что делать?!

Рука сама дернулась к запястью.

Прости, Айландир, что разбужу, но лучше ты, чем твой отец! Потому что ты уже почти привык к проблемам со мной, а лорд Грейв будет задавать неудобные вопросы и может что-то заподозрить!

Я активировала вызов, готовая извиняться и умолять о помощи, но кейлор остался глух. Похоже, свой Айландир попросту отключил.

Еще не легче!

Надо идти самой. Но как найти тленника в этой здоровой домине с однообразными коридорами, по которым меня провели всего один раз?

Незримая нить, которая позволяла почувствовать Айландира, исчезла со снятием печати принадлежности. На миг мне даже стало жаль, что ее больше нет. Все-таки положением своим Айландир не пользовался, а бонусы от печати были неплохие: устойчивость к ядам и гарантия, что, если меня убьют, эфирная оболочка окажется с тленником рядом.

Я помотала головой. Нет, так думать нельзя. Обойдусь без таких радикальных привязанностей. Тем более, кажется, я все-таки припоминаю, куда идти. А если что, дорогу и у прислуги уточнить можно будет. В конце концов, что такого в желании поговорить с тем, кто тебя в гости пригласил?

Утвердившись в этой мысли, я вышла из гостевых покоев и уверенно повернула направо. Пришла я оттуда, это я помнила точно.

Поворот, еще поворот, лестница, короткий спуск и новый коридор, который я точно уже видела. Несколько шагов…

Внезапно откуда-то издалека, с другого конца коридора, раздался пронзительный женский крик!

Я едва не подпрыгнула на месте, резко остановившись. Какого?..

Крик повторился.

И почти тотчас впереди раздались чьи-то встревоженные голоса и разгорелись ярче до этого приглушенные лампы освещения.

Рефлекторно, даже не осознавая зачем, я метнулась к ближайшему окну и сжалась за плотной портьерой. Несмотря на то что ничего противозаконного я не совершала, почему-то очень не хотелось, чтобы меня кто-то сейчас увидел.

Крики тем временем продолжались. Правда, прислушавшись, я поняла, что неизвестная женщина кричит не из страха, а скорее от гнева. А потом где-то совсем рядом щелкнул замок открывшейся двери и раздался недовольный голос лорда Грейва:

– Жарден! Что там опять?!

Послышались быстрые приближающиеся шаги.

– Это миледи Архея, мой лорд, – пару мгновений спустя отозвался подошедший дворецкий. – Она сегодня весь день крайне… гм… возбуждена.

– С чего вдруг?

– Миледи стала проявлять беспокойство с того момента, как увидела, что молодой лорд вернулся не один, а с девушкой. Потом еще и пепельники приехали, что тоже ее возмутило. А сейчас миледи Архея и вовсе словно обезумела. Кричит: «Чую эту тварь» и мечется по комнатам. Разбила зеркало. Поранилась.

Лорд Грейв тихо выругался.

– Сильно? – мрачно уточнил он.

– Нет, ее уже исцелили, – заверил дворецкий. – Но… она сама не своя, мой лорд. Очень переживает за сына.

Глава Домена Тлена помянул дашша снова.

– Значит так, передай миледи Архее, что днем здесь действительно была делегация Домена Пепла, – отрывисто произнес он. – Но прибыли они со вполне мирными целями. Если она насмотрелась новостей и волнуется из-за этого, скажи, что это все ерунда и у нас все под контролем. Пепельники уже давно уехали. Осталась только одна девчонка, которая еще и магией толком не владеет. Она уедет завтра. Тем более Айландир уже не маленький мальчик и сам скрутит кого угодно. Девчонка для него точно опасности не представляет. И вообще, никто ничего с ее сыном сделать не хочет. И не сделает. Ясно?

– Да, мой лорд. Но… – дворецкий слегка замялся, а потом осторожно предложил: – Может, вы все-таки поговорите с ней сами? Хотя бы в этот раз? Если позволите заметить, мы давно ее в таком состоянии не видели. Только и слышно, что ругань…

– Нет, – отрезал лорд Грейв. – Я не собираюсь выслушивать очередную необоснованную истерику этой сумасшедшей. Передай моей жене, что я сказал. И, если понадобится, дай успокоительное. У меня слишком много дел, чтобы отвлекаться по таким пустякам.

– Как прикажете, мой лорд.

Шаги дворецкого стали удаляться. Следом захлопнулась дверь кабинета лорда Грейва.

Только теперь я медленно выдохнула, расслабляя судорожно сжатые пальцы. Слова, которые по утверждению дворецкого кричала мать Айландира, звенели в голове набатом. «Чую эту тварь»!

И я почему-то была уверена, что это не простая ругань. Мать Айландира каким-то образом действительно чувствовала, кто я!

Счастье, что миледи Архею здесь считали слегка безумной и не вслушивались в то, что она говорит. Для слуг брошенное ею определение «тварь» ничего не значило, а лорд Грейв, судя по всему, давно с женой лично не общался и выяснять подробностей вспышки гнева не захотел.

Боюсь представить, что было бы в ином случае!

Крики и суета тем временем прекратились. В коридоре вновь воцарилась тишина.

Тем не менее некоторое время я все еще провела за портьерой, нервно прислушиваясь к каждому шороху и не решаясь покинуть укрытие. А когда все-таки решилась, очень захотелось немедленно вернуться обратно в гостевые покои. Однако этот порыв пришлось подавить. Теперь, после ночной истерики матери Айландира, демонстрировать разломанную ванну лорду Грейву было вдвойне чревато. Как бы сейчас он ни относился к своей жене, вспомнить о ее словах он все-таки может.

Нет, нужно идти дальше.

И я пошла, теперь осторожно, крадучись и прислушиваясь к каждому постороннему шороху. Шла, внимательно вглядываясь в окружающую обстановку и вспоминая по крупицам и мелким деталям правильный путь, пока наконец не остановилась перед нужной дверью.

Глубоко вздохнув, я набралась храбрости, постучала… но ничего не произошло.

Ни через полминуты, ни через минуту – ответа не было.

Я постучала сильнее. Результат остался тем же.

Хм.

«А чего ты хотела, если Айландир спит, и между этой дверью и его спальней еще две комнаты?» – язвительно напомнил внутренний голос.

Ну да, как-то я об этом не подумала. Даже бодрствующий человек на таком расстоянии вряд ли что услышит, а уж спящий и подавно. Кажется, мой план начал трещать по швам.

Скорее от отчаяния, чем в надежде хоть на что-то, я дернула дверную ручку. И пошатнулась, когда та легко подалась вперед!

Не заперто!

Хотя, конечно, зачем запираться дома от слуг? Максимум, можно ограничить доступ в спальню, чтобы не мешали.

Так и оказалось. Пройдя в покои тленника, я дернула дверь спальни, но открыть не смогла. Но теперь он хотя бы услышит мой стук!

Еще раз глубоко вздохнув, я решительно замолотила в дверь. Раз, другой, третий… на седьмом ударе в ответ послышалась знакомая ругань, а после девятого дверь распахнулась, являя Айландира.

Тленник ожидаемо выглядел сонным и злым. Но при этом усталым и каким-то потрепанным, что ли? Если бы я не знала точно, что Айландир проспал уже несколько часов, подумала бы, что он бодрствовал неделю.

– Ты? – хрипло и с какой-то неизбежностью в голосе выдохнул тленник. – Опять ты!

– Айл, прости, я не хотела тебя будить, но…

Я запнулась, встретившись с его взглядом: усталым, воспаленным, лихорадочным. И одновременно таким глубоким, затягивающим в стремительно чернеющую бездну, противиться которой я не могла.

Не могла и не хотела! Напротив, я жаждала в ней утонуть, раствориться без остатка! Все мое естество, от макушки до кончиков пальцев, желало этого мужчину настолько, что, не в силах больше сдержать себя, я потянулась к его губам и поцеловала.

Ответил Айл сразу же, жарко и жадно, сжав мое тело словно в тисках. Теперь, даже если бы я захотела все прекратить – не смогла бы. Но об этом я и не думала. Я впитывала, наслаждалась его поцелуями, отвечая и требуя еще больше. Даже отлетевший в сторону халатик отметила лишь краем сознания, почувствовав, как горячие мужские руки скользят по обнаженной коже и сжимают грудь. Острые, ни на что не похожие ощущения заставляли меня пылать каждой клеточкой тела, до дрожи в коленях. А потом воспарить – в буквальном смысле – когда меня подхватили на руки и куда-то понесли.

Касание прохладного шелка простыни к разгоряченной спине лишь слегка отрезвило. Ровно настолько, чтобы ярче ощутить оказавшегося сверху мужчину и, изогнувшись, прижавшись к нему, разобрать почти нечеловеческий рык:

– Скажи, что ты этого хочешь. Ты. Сама.

– Да.

Собственный тихий полувыдох-полустон и резкая боль… которая слилась с каким-то совершенно новым чувством целостности и принадлежности, захватывая, наполняя всю меня. Погружая в водоворот эмоций и окончательно отключая разум.

Глава 3

Пальцы Айландира легко, задумчиво скользили по моей спине. Я же, прикрыв глаза, лежала на его плече и сонно впитывала эту невольную ласку. Мысли в голове ворочались лениво и медленно. Так же медленно приходило осознание всего случившегося.

Жалела ли я об этом? Точно нет. Особенно если вспомнить, что где-то там жаждал моего тела Александр и, по убеждению лорда Грейва, вполне мог рано или поздно своего добиться.

Теперь добиваться «дяде» было нечего. Я предпочла ему мужчину, к которому действительно тянуло. Причем, что душой кривить, тянуло не только гурманшу-«пиявку», засевшую где-то внутри, но и меня саму. А потому…

Вспыхнувшая в голове паническая мысль заставила вздрогнуть. Айландир! Я же могла его убить!

Всю сонливость как ветром сдуло. Резко открыв глаза, я с тревогой уставилась на тленника, но тот, к счастью, выглядел совершенно нормально. Даже более того! На расслабленном лице Айландира не осталось и следа недавней усталости, словно я не только не пила его все это время, но и, наоборот, вернула, что взяла!

Но разве такое возможно?

«Привязка на крови. – Догадка пришла сама собой. – Не этого ли хотел Александр? Получить своеобразный иммунитет от той части тебя, которая очаровывает и тянет силу?»

Отреагировав на мое вздрагивание, Айландир тоже открыл глаза и вопросительно изогнул бровь:

– Ты чего перепугалась? Такая сильная боль?

Я вдруг поняла, что боль и вправду никуда не делась. Сейчас, когда эмоции поутихли, а я пошевелилась, отчетливо ощутила, что низ живота неприятно пульсирует. Да и вообще, состояние было далеко от идеального. Это вернуло меня в реальность, заставив смущенно потупиться.

– Тебе нужна горячая ванна, детка. Будет легче.

А от этой фразы от смущения запылали и щеки. Пусть разумом я понимала, что забота о самочувствии девушки, которую ты только что девственности лишил, это нормально и естественно, все равно готова была сквозь кровать провалиться. Не было у меня еще такого опыта!

Хотя в главном Айландир все же был прав: ванна мне действительно не повредит…

Я вдруг вспомнила эту самую ванну и тихо ойкнула.

– Что?

– Насчет ванны… – я замялась, подбирая слова, чтобы объяснить. – Понимаешь…

– Понимаю, – перебив, заверил Айландир и тихонько фыркнул. – Не смущайся, кровь – это тоже естественно в твоем случае.

Ох ты ж, спасибо! Еще и об этом напомнил!

Смущение окончательно накрыло с головой. Пришлось глубоко вдохнуть, чтобы чуть успокоиться и вернуть мысли к более актуальной проблеме.

– Нет, я не об этом, – выдавила я. – Я о том, почему, собственно, к тебе пришла.

– Мм? – Айландир ухмыльнулся. – Ну, как я понял, ты наконец осознала, что будет лучшей благодарностью за все, что я для тебя сделал?

Вот тут я даже на миг растерялась. В таком ключе я об ожиданиях Айландира раньше не думала. Хотя, если посмотреть с его стороны, мое поведение сейчас действительно вписывалось именно в эту логику.

– Мнэ-э, не совсем, – осторожно подбирая слова, я опровергла его предположение. – То есть я, конечно, благодарна и не жалею, что все так случилось…

Ухмылка с губ тленника исчезла.

– Та-ак, – посерьезнев, протянул он. – Что?

– Понимаешь, моя ванная… тут такое дело… кажется, я ее немножко испортила.

– Немножко?

– Немножко сильно. – Я потупилась.

Послышался глубокий шумный вдох и резкий выдох.

– Я не специально, – на всякий случай тут же добавила я.

– Да еще бы ты специально что-то устроила, девочка-проблема, – пробормотал Айландир. – Так. Ладно. Сначала душ, потом все остальное.

Он рывком поднялся с кровати и направился в ванную. Высокий, стройный. И полностью обнаженный.

Я со смешанным чувством смотрела Айландиру вслед, а глаза помимо воли скользили по рельефным мышцам рук, подчеркнутых чуть выше локтя тонкими витыми ободками татуировок. По безупречному, как у всех дархатов, телу. Но не перекачанному, а поджарому, в котором чувствовалась стремительность и выверенность движений.

Красивый. Глупо это отрицать. Красивый и недоступный. Хотя вроде и вот он, рядом, и все у нас уже было. Но несмотря на это, между нами по-прежнему пропасть.

«И он никогда не узнает, кто я. Потому что, если узнает…»

Я оборвала мрачную мысль и запретила себе об этом думать. Не сейчас. Не хочу портить себе настроение, и без того хватает проблем.

Айландир вернулся быстро, и десяти минут не прошло. На ходу вытираясь полотенцем, кивком указал на дверь и произнес:

– Твоя очередь, детка.

Медлить не стала и тотчас соскочила с кровати. Правда, тотчас слегка поморщилась от боли.

– Воду погорячее сделай. Будет легче, – понимающе посоветовал Айландир, а потом неожиданно добавил: – Кстати, глаза у тебя потрясающие.

Глаза? Не грудь? Надо же, какой вежливый.

Мысленно смущенно хмыкнув, я подхватила халат и скользнула в ванную тленника. Нужно было спешить, пока моя ванная не утонула окончательно. Включая воду, мельком скользнула взглядом по зеркалу, отметив, как припухли от поцелуев губы… погодите! А что с моими глазами? Они что, светятся?!

Замерев, я неверяще уставилась на собственное отражение и привычные голубые глаза, которые сейчас сияли насыщенным ультрамарином, словно подсвеченные цветными светодиодами льдинки.

Что это такое?! И, главное, Айландир вот это вот, судя по отвешенному комплименту, видел?!

От изумления и растерянности в кровь ударил адреналин, и одновременно с этим глаза вспыхнули ярче. Та-ак, значит, оно на эмоции реагирует?

Усилием воли я заставила себя несколько раз глубоко вздохнуть. А с трудом возвратив спокойствие, убедилась в правильности догадки: сияние исчезло.

Правда, теперь я заметила, что и лицо мое как-то неуловимо изменилось. Оно словно лишилось маленьких недостатков, став будто совершеннее, что ли? Как у…

Я вдруг отчетливо вспомнила, как выглядела спасающая меня Иланна, когда с нее спала иллюзия: изменившиеся черты лица, сияющие глаза. Похоже, я и впрямь мимикрировала под полноценную дархатку!

Ошарашенно ругнувшись, я стала разглядывать себя более внимательно. Вдруг еще и тело изменилось? Однако пропорции на первый взгляд остались прежними: талия до уровня супермодели не усохла, грудь на размер больше не выросла. В общем, все, вроде бы…

Внезапно я обратила внимание на волосы. Точнее, на корни волос. Волосы я красила летом, и корни уже начинали отрастать. Но теперь естественного, русого цвета на них больше не было! Волосы приняли оттенок пепельно-холодной лаванды! Не такой яркой, как краска, но в целом чем-то с ней схожей.

Н-да-а. Хорошо, что никто из местных не знает, как я выглядела вживую раньше. Видели меня только призраком, так что изменения можно будет списать на иллюзию и защитные чары, которые сейчас окончательно спали. А вот мама, например, точно заметила бы, насколько серьезными на самом деле стали изменения.

Мама…

Нет. Это запретная тема. Не сейчас.

Я резко выдохнула и полезла в душ. Надо наконец освежиться и привести себя в порядок.

Несмотря на действительно приносящую облегчение горячую воду, долго задерживаться в ванной не стала. Дискомфорт, в конце концов, можно пережить. Предотвратить потоп было куда важнее.

Нервное напряжение вновь начало нарастать. И, наверное, отчасти поэтому, когда я вернулась к Айландиру, смущения при виде него и воспоминаний о недавней близости почти не испытывала. Тем более ждал тот уже одетый, привычно собранный и отстраненный, а при виде меня сразу кивком указал на выход:

– Пошли. Покажешь, что у тебя там случилось.

В общем, как бы там ни было, личные эмоции на время отступили в сторону, возвращая контроль над положением разуму. И это было к лучшему.

До гостевого крыла дошли быстро и, к счастью, никого по пути не встретив. Не хотелось бы, чтобы нас вместе кто-то сейчас видел, даже прислуга.

Входя в отведенные мне покои, я внутренне напряглась, готовая к самому худшему. Но повезло: гостиная оказалась сухой. Что ж, уже неплохо. Где-то в глубине души даже затеплилась надежда на то, что мой лед получился очень крепким и таять вообще еще не начал. Но – увы. Едва открыв дверь в ванную, я убедилась в обратном.

За тот час, что я отсутствовала, вода полностью покрыла пол помещения, поднявшись аж до бортика порожка. Еще немного, и потоп принял бы куда более масштабные последствия.

Я тихонько, с облегчением выдохнула. Хоть почти в последний момент, но успели!

А вот реакция Айландира оказалась другой. Тленник на миг замер на пороге, уставившись на расколотый мрамор и ледяную глыбу, которая журчащим ручейком изливалась на пол. Потом медленно обернулся и рыкнул:

– Твою. Мать. Как?!

– Это случайно вышло, правда, – поспешно заныла я. – Я просто хотела принять ванну. А вода оказалась горячей. Я хотела охладить, но сила заклинания для такой ванны должна была быть явно большей, чем для чашки као. Вот я и сделала его сильнее, но не рассчитала и… и вот. А куски от ванны сами отвалились, от перепада температур. Я тут уже ни при чем. Была бы она из металла, между прочим, ничего бы такого не произошло!

Айландир цветисто выругался.

– Ничего не произошло бы, если бы ты магометрию лучше учила!

– Я и учу, но у нас занятия всего месяц как начались, – напомнила я и несчастно посмотрела на Айландира. – Зато ты уже умный и все выучил, поэтому я к тебе и побежала. Ты ведь можешь все исправить?

– Ева, я тленник и боевой маг, а не специализирующийся на горном деле пепельник. Я разрушаю, а не воссоздаю, – не повелся тот на лесть.

– Я знаю, – заверила я. – Но ты же сможешь?

Вместо ответа Айландир одарил меня новым сердитым взглядом, однако все же нервно бросил:

– Стой позади и не мешай.

Сразу после этого воздух в ванной подернулся болотно-зеленой дымкой и повеяло теплом. Вода и лед потемнели, впитывая магию тлена, а спустя пару мгновений помещение начало интенсивно заполняться паром.

Пол высох за считаные секунды. Когда же начал испаряться лед, плотность грязно-зеленого пара стала такой, что я уже ничего кроме него не видела. В лицо дыхнуло горячим влажным воздухом, и я невольно отступила еще на шаг.

Впрочем, буквально через несколько минут пар рассеялся, и взору вновь открылась ванная, теперь уже абсолютно сухая.

– Ого! Быстро! – не удержалась от радостного возгласа я.

– Это было несложно. А вот с камнем придется повозиться, – скорее себе, чем мне, пробормотал Айландир. – Сплавить его, что ли? Хотя от локального перепада температуры, наоборот, только хуже станет. Похоже, в молекулярную структуру лезть придется, дашш его дери. А так не хочется…

Он бормотал еще что-то, но при этом я уже видела первые линии заклинания, складывающегося в сложную звезду, а затем и в целое созвездие.

Лежащие на полу куски мрамора дрогнули и, воспарив над полом, подплыли к бортику ванной. Края сколов заискрились неожиданным пурпуром, показывая, что Айландир перешел на работу с чуждой для себя стихией. Однако, как я помнила, в том и заключалось основное отличие дархатов от магов моей тройки Доменов. Они использовали магию более универсально, что давало им преимущество.

И сейчас мне это продемонстрировали наглядно. Мрамор медленно, неохотно, но все же обретал былую целостность. Вот один кусок полностью слился с бортом, вот стало меркнуть сияние на границах стыка второго…

– Все! – наконец коротко выдохнул Айландир, стирая тыльной стороной ладони проступивший на лбу пот. – И чтобы я хоть раз еще подобное повторил!..

Меня наградили таким выразительным взглядом, что я тотчас подняла руки:

– С этого момента я – сама осторожность! Больше не повторится, клянусь!

– Надеюсь, действительно так и будет, – рыкнул Айландир. – Рассеять проклятие или поймать душу – это одно. Но камень, дашш его дери, восстанавливать – уже слишком. Очень надеюсь, что отец об этом не узнает.

– Почему? – удивилась я. – Ведь такие успехи в непрофильном деле, как по мне, наоборот, хорошо…

– Потому что сразу в демонову шахту Кристаллин отправит, восстанавливать! – перебив, зло огрызнулся тот. – У него сейчас каждый маг хоть как-то способный работать с камнем на счету, и тут надо же, «любимый» сын талант проявил! А знание о том, что я ненавижу шахты, сделает отца вдвойне счастливым!

– О-о, не переживай, буду нема как рыба! – заверила я. – Мне и самой признаваться в этом… этом инциденте не хочется.

– Вот и молчи, – буркнул Айландир. – И, надеюсь, больше сегодня ничего не случится.

– Спать лягу. Прям вот сейчас пойду и лягу. До утра, – пообещала я.

Тленник наградил меня еще одним строгим испытующим взглядом, после чего удовлетворенно кивнул и направился к выходу.

– Спасибо! – крикнула я вдогонку.

– Спасибо скажи своей предусмотрительности, – ворчливо донеслось в ответ. – Если бы мы только что не переспали, я бы точно тебя с этой дашшевой ванной послал.

Дверь за Айландиром закрылась.

Н-да. Неромантичное прощание вышло.

Однако расстраиваться и не подумала. Айландир и романтика в любом случае в моей голове не совмещались. Даже сейчас. Тем более сейчас. Глупо было ожидать ее от мужчины после того, как тот узнал, что ты пришла не от большого желания, а из-за очередной проблемы. И вместо слов «я отдалась тебе потому, что безмерно благодарна» выдала нечто вроде: «я пришла к тебе с приветом, сообщить, что ванной нету». После чего ему пришлось еще и изрядно напрячься, чтобы эту проблему решить.

Но как бы Айландир ни ругался, что бы ни говорил, в глубине души я почему-то была уверена: при необходимости он поможет опять. Потому что слова словами, а действия говорят сами за себя. В помощи тленник ни разу не отказал.

И пусть между нами была пропасть из правил и Доменов, пусть я прекрасно понимала, что ничего большего от Айландира ждать не могу. При мысли о нем в груди все равно разливалось что-то теплое.

Улыбнувшись сама себе, я пошла спать. Как ему и обещала.


А вот Айландиру было не до сна. Быстрым шагом удаляющийся от гостевых покоев тленник впервые за последние дни чувствовал себя бодрым и полным сил. А еще находился в крайней степени раздражения.

Сейчас, когда к Айландиру вернулась ясность мысли, он осознал, как сильно был зациклен на Еве. Желание овладеть ею буквально сжирало тленника изнутри. Ни одну девушку до этого он так не хотел.

Кульминацией стали события полуторачасовой давности. Обнаружив Еву на пороге спальни, Айландир ощутил настолько болезненное, сумасшедшее желание, равного которому до этого не испытывал. А после ее поцелуя и вовсе утратил над собой контроль.

Подхватив Еву на руки, Айландир уже не отпустил бы ее, даже если бы та начала сопротивляться. При этом сам он сомневался, хватит ли сил донести девушку до кровати.

Как мальчишка какой-то!

Вот что злило тленника больше всего – потеря контроля и собственная слабость! Из-за обычной, в сущности, девчонки, каких у него и до нее было полно!

Радовало лишь, что после того, как Айландир получил желаемое, наваждение исчезло, словно дурной сон.

«И больше не появится», – мысленно утвердил он.

Поводов для встреч больше нет: все обязательства перед Доменом Тлена Ева выполнила. В постели она, вчерашняя девственница, тоже ничего особенного предложить не сможет. Лишь тело, но от него тленник уже получил все…

Вот только при воспоминании о ее теле, податливом, горячем, в Айландире внезапно шевельнулось желание. Захотелось вновь смять поцелуем губы, ощутить в руках упругую грудь, бедра и…

Впрочем, он тотчас резко себя осадил. Хватит. Конец безумию. Девчонка ничем не отличается от остальных. Это факт. Остальное – лишние эмоции, которые он, тленник, испытывать вообще не должен.

«Прав был Трион, когда говорил, что мне надо просто расслабиться и отвлечься. Завтра, как вернусь в академию, сразу этим и займусь. Сейчас же…»

Айландир бросил задумчивый взгляд на дверь отцовского кабинета, мимо которого как раз проходил. Интересно, отец еще здесь? А то бы можно было двинуть в библиотеку…

В этот момент, словно отвечая на мысленный вопрос Айландира, дверь открылась, и в коридор вышел лорд Грейв.

– Чего бродишь посреди ночи? – взглянув на сына, произнес он. – Мне докладывали, ты спишь.

– Выспался за день, – нейтрально ответил Айландир, скрывая досаду.

Похоже, с библиотекой сегодня ничего не выйдет.

– Выглядишь действительно намного лучше. Правда, не знаю, радоваться этому или нет.

Обвинение в голосе отца было настолько явственным, что проигнорировать его Айландир не смог.

– Слушай, в этот раз Дирион действительно виноват, – бросил он. – Он откровенно нарывался. Дашш, он на всю академию меня в избиении женщин обвинил! Меня после этого толпа народа возненавидела. Я не мог не ответить!

– Ну разумеется, не мог. Как иначе, – процедил отец.

– А что, по-твоему, я должен был делать?!

– Во-первых, ты должен был следить за своей репутацией, чтобы никто в принципе не допустил даже мысли о подобном! – рявкнул лорд Грейв. – Кем ты выглядишь в глазах окружающих, что они сразу всей, как ты говоришь, толпой, поверили жизнетворцу?! Скажи кто-нибудь подобное об Артесе, обвинителя бы просто высмеяли!

– Ну извини, что я – не он! – зло огрызнулся Айландир.

– Извинить? Пока, глядя на твое поведение, даже просто смириться с этим фактом сложно.

На скулах Айландира проступили желваки.

– Не волнуйся, долго смотреть не придется. Утром же избавлю тебя от своего присутствия, – отрывисто пообещал он, дернувшись, чтобы уйти.

Однако был остановлен неожиданно серьезным:

– Не утром. Вечером.

– Что так?

– Завтра прибудет глава клана Кавендиш с семьей. Ты мне нужен.

– Кавендиш? – Айландир слегка поморщился. – С чего вдруг? До праздника Первого Дня еще месяц, а с лордом Марулом ты и так постоянно видишься в Совете.

– Совет – не самое удачное место для приватного разговора, – холодно отметил лорд Грейв, заметивший недовольство сына. – Так что я пригласил их всех по прозаичному светскому поводу обсуждения предстоящей церемонии.

– А настоящая причина? – не проникся упреком Айландир.

Лорд Грейв слегка нахмурился, помолчал, но потом все же ответил:

– Твоя мать, пока ты спал, очень обеспокоилась присутствием пепельников в нашем доме.

Айландир недоуменно изогнул бровь. Чего-чего, а такого объяснения он точно не ожидал.

– Гхм? Не улавливаю связи. Да и вообще, разве ты с ней опять разговаривать начал?

– Нет. И не собираюсь начинать. У нее была истерика. Тут и разговоров не надо, она крушила все подряд и выла так, что на все крыло слышно было. О тебе, кстати, переживала, – язвительно добавил лорд Грейв под конец.

– Ой, я так тронут, – отзеркалил язвительный тон отца Айландир. – И что, истерика матери – это повод устраивать прием?

– Это повод задуматься о доверии к пепельникам.

– А чего тут думать? Мы им не доверяем, это и так ясно. Но по текущей ситуации вроде вы все решили.

– Значит, не все, – отрезал отец. – Твоя мать не в себе, но игнорировать предчувствие одной из сильнейших в прошлом магичек клана Черных Глубин я не хочу. За мотивами Пепла очевидно скрывается что-то еще, кроме желания совместно ударить по жизнетворцам. Так что без помощи пепельников лучше обойтись, и в этом нам помогут Кавендиш. У них есть хорошие архитекторы. И, что куда важнее, хорошие запасы металлида.

– Запасы и у нас есть. Толку-то? – фыркнул Айландир.

– От наших никакого, верно. А у Марула, как оказалось в ходе изучения торговых накладных Кристаллин, есть закрытые резервные склады. И металлида там по расчетам выходит столько, что запросто хватит на покрытие квартальных контрактов. В общем, чрезмерная запасливость Марула позволит нам продержаться до восстановления шахты и обойтись без помощи пепельников.

– Ого! – Айландир присвистнул. – Ничего себе вложился на «черный день»!

– На «черный век», скорее, – хмыкнул лорд Грейв. – Хотя его можно понять: производство Кавендиш связано с заготовками для артефактов. Нехватка сырья сразу поставит на его бизнесе жирный крест.

– И ты хочешь, чтобы Кавендиш отдал весь свой металлид? – Айландир скептично посмотрел на отца. – Да он скупой, как… в общем, ты сам прекрасно знаешь. А тут еще и бизнес его, по твоим словам, окажется под угрозой. Да лорд Марул даже не признается в том, что эти резервные склады у него есть, при всех наших, гм, близких отношениях.

– Признается. Никуда не денется. – Лорд Кантор Грейв нехорошо улыбнулся. – Но пока мы с ним говорим, на тебе все остальные. Общаешься, развлекаешь, в общем, как обычно, делаешь все, чтобы никто нам не мешал и все остались довольны.

– Без проблем, – кивнул Айландир.

Как бы отрицательно он ни относился к светскому общению, перспектива его клана стать должниками пепельников Айландиру не нравилась куда больше. А попасться в ловушку, если они и впрямь ведут двойную игру, и подавно. Так что в общении сына с отцом было объявлено негласное перемирие.

По крайней мере, на время, необходимое для защиты Домена.

Глава 4

Утром в ванну я все-таки забралась. Не знаю, как героини любовных романов умудрялись порхать после первой ночи аки бабочки, потому что мой организм по пробуждении оказался в совершенно разбитом состоянии. Причем, не только из-за ноющих мышц, но и в целом. Из меня словно вытянули приличное количество жизненных сил.

«Или вернули обратно хозяину».

Если вспомнить, каким изможденным выглядел Айландир, когда я только-только к нему пришла, и каким бодрым он был, когда чинил ванну, то сомнений в этом не остается. Получив иммунитет, он не просто «отрезал» моей внутренней «пиявке» этот канал питания, но еще и заставил ее восполнить собственные силы.

Я озабоченно нахмурилась. Нет, против конкретно данного момента я ничего не имела. Это было справедливо. Но, надеюсь, мне не придется теперь жертвовать Айландиру собственную силу на постоянной основе? Иначе, чтобы самой не падать от истощения, еще и впрямь, как вампиру, охотиться придется.

Меня передернуло от отвращения, и я постаралась выбросить эту мысль из головы. Буду решать проблемы по мере поступления. Может, еще обойдется. Тем более сам Айландир о полученном бонусе понятия не имеет.

А как бы хотелось все ему рассказать… довериться… получить поддержку и что-то большее…

И хотя я гнала от себя эти мысли, из гостевых покоев все равно выходила с учащенным сердцебиением от ожидания предстоящей встречи. Оставалось надеяться, что Айландир этого не заметит.

Но, к счастью, волновалась я зря. Ни в холле, ни на крыльце Айландира не оказалось. До длинной пурпурной диртемы меня проводил только лорд Грейв, а в салоне обнаружился отец Александра лорд Балор Лиард. Похоже, глава клана решил доставить меня в академию лично.

Неожиданно, но куда лучше, чем если бы это был сам Александр. Лорд Балор вряд ли опустится до домоганий, да и вообще до разговора. Вон, сидит, в окно смотрит и думает о своем, что и не удивительно. Такие, как он, – вершители судеб и до светских бесед о погоде с такими, как я, не снисходят. Общаются только коротко и по делу…

– Погода сегодня не радует, – неожиданно оборвал мои мысли лорд Балор, не отрывая взгляда от окна. – Днем и вовсе метель обещали. Тебе не холодно?

Однако!

Изумленно моргнув, я с запинкой ответила:

– Н-нет. Я вообще холода почти никогда не чувствую.

– Ах, да. Извини, забыл. – Он все-таки оторвался от окна и посмотрел на меня. С легким прищуром, так, что, казалось, на его лице вот-вот проскользнет улыбка. Но… вдруг нахмурился и совсем другим, холодным тоном произнес: – Зачем?

Короткий вопрос. Всего одно слово, но я отчего-то сразу поняла, что он имеет в виду. Лорд Балор увидел, что я уже не девственница. И был крайне этим фактом недоволен.

«Еще бы! Ты ведь не позволила привязать себя к его сыночку!»

Только черта с два я позволю себя в этом обвинять!

Я поджала губы и, решительно вздернув голову, произнесла:

– Потому что лучше Айландир, чем ваш сын, уж извините. Он помогал мне и защищал. В то время как Александр угрожал мне и моим родителям, бил меня, шантажировал и чуть не изнасиловал. Какая нормальная женщина после такого станет испытывать к нему хоть что-то, кроме отвращения? И какая нормальная женщина сделает другой выбор?

Тяжелый пристальный взгляд лорда Балора выдержала, не моргнув. Глаза тот отвел первым и мрачно выдохнул:

– М-да.

В диртеме воцарилось гнетущее молчание. Чувствовалось, что глава клана злится, но и сказать ему нечего. Лорд Балор мог только приказать, но сам прекрасно понимал, что толку от этого не будет.

Однако ссориться с ним мне тоже было нельзя. Все-таки я еще слаба и в одиночку долго не продержусь. Да и нельзя сбрасывать со счетов того, что, если меня вдруг посчитают совсем бесполезной, могут и уничтожить свои же. Мол, я тебя породил, я тебя и убью. А там, может, еще кого выведу, более сговорчивого.

Поэтому я собралась с мыслями и, осторожно подбирая слова, добавила уже более миролюбиво:

– Послушайте, я ведь не отказываюсь от сотрудничества. Я готова помогать. Достать вам нужные заклинания. Только на близость с вашим сыном пойти не могу. Ну никак. Физически. А в остальном – все что хотите. В конце концов, то, что Айландир Тленник мне не пара, я прекрасно понимаю. Найду кого-нибудь из Домена Пепла, и…

– Что тленник, что пепельник – для нас без разницы, – поморщившись, перебил лорд Балор. – Тебе не пара никто из них. Дети от дархата будут дархатами. Они не унаследуют твою кровь. Отцом твоих детей должен быть только изменчивый.

Блин! Вот о детях я вообще еще не думала! Рано мне о них думать, у меня вся жизнь впереди!

Увы, судя по виду лорда Балора, предложение вернуться к этому вопросу лет через десять его точно не устроит. Глава клана привык планировать все заранее и на долгие годы вперед.

– Э-э, ну-у, есть вариант с искусственным оплодотворением. Или как оно тут магически называется? – пробормотала я. – Можно же что-то придумать…

– Мы и так сотню лет думали! – нервно огрызнулся лорд Балор. Впрочем, тотчас взял себя в руки и уже спокойно добавил: – Ладно. Учись пока. А там посмотрим.

Ну вот и славно, вот и ладненько.

Я мысленно с облегчением выдохнула и уставилась в пол, стараясь сделать вид, что меня вообще тут нет.

К счастью, лорд Балор тоже потерял интерес к разговору, так что остаток пути прошел в молчании. А вскоре диртема плавно снизилась перед входом у главных ворот, ведущих на территорию академии.

Простившись с лордом Балором, я выскользнула из салона и быстро огляделась. Вокруг – никого. Впрочем, оно и не удивительно: выходной день, раннее утро и начинающаяся метель – кому придет в голову идти на прогулку? Хотя…

Сквозь снежную пелену внезапно проступили очертания быстро приближающейся фигуры, а затем я услышала знакомый оклик:

– Ева!

– Алан?!

Я удивленно уставилась на спешащего навстречу пепельника. Тот слегка покачивался на ходу, а когда приблизился, мой нос тотчас уловил запах алкоголя.

– Мать его, вот ведь погодка! – выдохнул тот и уверенно подхватил меня под локоть. – Ненавижу снег! Пойдем скорее.

И потянул за собой.

– А в честь чего такая встреча? – настороженно уточнила я.

Мало ли что поддатому Алану могло прийти на ум? С какой стати он вообще тут появился, словно подкарауливал?

На всякий случай я даже приготовилась вырываться, но Пепельница удивил. Он серьезно взглянул мне в глаза и заявил:

– Отец сказал за тобой присматривать. Кругом враги и все такое.

– Э-э… а-а, понятно. – Я даже немного растерялась. Правда, потом отметила, что мы почему-то направляемся не ко входу в здание академии, а повернули налево, и отметила: – Только мы не туда идем. Общежитие правее.

– Туда, туда, – отмахнулся Алан. – Я устроил вечеринку в клубе. Со вчерашнего дня всем Доменом там отмечаем, и сегодня тоже продолжим. Вот и совместим приятное с полезным. Посидишь, выпьешь, расслабишься. И заодно будешь у меня под присмотром.

Групповая пьянка, да еще среди незнакомого народа?

Я нервно кашлянула. Вот совсем не уверена, что хочу провести оставшийся выходной именно так.

– Знаешь, я лучше просто у себя в комнате посижу и для безопасности этого будет вполне…

– Пойдем, я сказал, и это не обсуждается! – перебил Алан, а его рука сжалась на моем локте сильнее. – Тебе давно надо вливаться в тусовку своих. Хватит уже сторониться. Нехорошо это.

Н-да. И впрямь нехорошо. Как бы мне ни хотелось этого признавать, тут Алан был прав. Официально я принадлежу к Домену Пепла, причем к одному из сильнейших его кланов, так что игнорировать своих – последнее дело. Тем более в случае чего они первые, кто может оказать мне поддержку. Да и дополнительные знакомства могут пригодиться в будущем.

Пришлось кивнуть и послушно пойти за ним.

– Что празднуете-то? – уточнила я. – Обмываете твой сумасшедший выигрыш?

– Ага, – довольно подтвердил Алан.

– Кхм, я тебя, конечно, поздравляю, но как по мне – это все же сомнительный повод. – Я поморщилась. – Не хорошо было подставлять ребят.

Внезапно меня рывком развернули, и я столкнулась с полыхнувшим злостью взглядом.

– Это не я, – твердо ответил Алан. – Даже не смей меня в этом обвинять!

– Но ты выиграл! Единственный! – резко напомнила я. – Только ты сделал эту ставку!

– Да. Потому что был уверен: кто-то обязательно их подставит. Слишком многие ненавидят Айландира и желали ему проигрыша. Или боялись, что проиграет Дирион и в очередной раз опозорится. Что далеко ходить, например, твоя подружка Иланна. Слишком она нервничала за брата. Так что желающих хватает. Но это не я. Я. Не. Сливал, – выдохнул пепельник.

И… я ему поверила. Алан, конечно, являлся далеко не безобидным парнем и был способен на всякие гадости. Но всегда до этого он делал их, не стесняясь, а, наоборот, гордясь этим. Не стал бы пепельник юлить и отрицать, не в его характере это.

– Ладно. Не ты. Но все-таки интересно, кто тогда, – вслух поразмышляла я. – Это ведь был кто-то очень принципиальный, раз решился на такое и не воспользовался ситуацией, чтобы тоже не сделать ставку, хотя бы через подставное лицо. Сознательно отказаться от такой кучи денег – это надо иметь железную силу воли.

– Иланна. Я тебе точно говорю, – убежденно повторил Алан. – Баба – принципиальнее некуда. Ей и в голову бы не пришло наживаться на своем брате.

За разговором мы подошли к зданию клуба пепельников. Футуристический многогранник из затемненного зеркального стекла со времен моей экскурсии по территории академии никуда не переместился и не изменился. Так и возвышался громадиной между гантелей общедоступного клуба и башней тленников, сейчас почти скрытой за снежной пеленой.

С виду ничего не выдавало, что за стенами клуба творится какое-то веселье. Но стоило нам переступить порог студенческого заведения, как по ушам ударил ритм какой-то веселой музыки и гомон голосов. В главном холле, который перетекал в просторную гостиную, было не просто много народа, а очень много. Пепельники непрерывно перемещались, танцевали, общались. В дальнем углу народ затеял игру «угадай выпивку». Игроку завязывали глаза, и тот должен был взять наугад один из стоявших на длинном столе стаканчиков, после чего выпить содержимое и назвать, что это было. И судя по лицу блондиночки, которая как раз только что один из стаканчиков опустошила, его содержимое было очень крепким.

Однако прокомментировать сей факт я не успела, так как в этот момент Алан крикнул:

– Эй, народ!

И произошло удивительное. Музыка, шум, гомон мгновенно стихли, а все взоры обратились в нашу сторону. От столь резкой перемены я ошарашенно сглотнула. Нет, я, конечно, знала, что Камерано – главенствующий клан Домена. И что Алан организовал эту вечеринку, тоже была уже в курсе. Но все равно не ожидала, что к нему будут настолько прислушиваться!

Зато сам Алан воспринимал это как совершенно естественный факт. И, выдвинув меня вперед, громко провозгласил:

– Я вернулся и не один! Приветствуем мою невесту! И дайте нам выпить, что ли.

– Приве-ет! – раздался в ответ нестройный пьяный хор вперемежку со свистом.

После чего музыка грянула вновь, а я и опомниться не успела, как с меня стянули пальто и шапку.

– Добро пожаловать, – поприветствовал рыжеволосый парень и, подмигнув, пихнул в руку бокал с чем-то похожим на красное вино. – Поздравляю!

– С чем? – не поняла я.

– С тем, что у вас наконец-то все сложилось, – с широкой улыбкой ответила вместо него стоящая неподалеку брюнеточка. – И что так долго было девственность хранить?

Я поперхнулась. Вот ведь! Уже узнали!

– Ха-ха, – тем временем хохотнул в ответ кто-то из ребят. – Это да, только после этого веселая жизнь и начинается!

– Народ, только не палите их сразу! – послышался еще чей-то возглас. – Дайте хотя бы немного времени, чтобы у Дашша ставку изменить!

– А ты че, не на нашего ставил?..

Не выдержав, я сделала хороший глоток вина, и когда заржавший Алан потянул меня дальше, сама поспешила ускорить шаг, шикнув:

– Ты-то чего радуешься?

– А ты чего бесишься? – парировал он. – Наоборот, радовалась бы, что эту тему теперь обсуждать не будут. Или тебе жаль? Так спать тогда ни с кем не надо было.

– Тебя не спросила, надо или нет, – буркнула я, в душе понимая, что пепельник прав.

А поздравления со всех сторон звучали и звучали, даже когда мы поднялись по лестнице на более приватный верхний этаж. Хорошо хоть народа тут было значительно меньше.

Вообще, в отличие от битком забитых нижних уровней, мне здесь понравилось. Чувствовалось, что эту зону действительно сделали для вип-персон. Тихая ненавязчивая музыка, шикарная обстановка и полностью прозрачные стены, открывающие панорамный вид на парк и академию, чередовались с уединенными, а то и полностью закрытыми помещениями на несколько персон. Была даже прислуга, которая курсировала туда-сюда, разнося желающим напитки и закуски.

Ну а если кому-то вдруг захочется драйва, всегда можно спуститься вниз.

Лично мне сейчас точно не хотелось. Проводив хмурым взглядом очередного поздравителя, я уселась на диван, залпом допила вино и раздраженно спросила плюхнувшегося рядом Алана:

– Слушай, тебе самому не надоел еще этот цирк с невестой? Вроде делить нам больше нечего, ругаться тоже причин нет. Может, скажешь народу, что мы – все?

– Да ну, зачем? Это даже забавно. Разве тебе самой не весело наблюдать за их реакцией? – он широким жестом обвел зал.

– Нет. – Я отрицательно качнула головой.

– Врешь. – Алан широко улыбнулся. – Да ты с наших стычек на публику удовольствия получала еще побольше, чем я.

– Не от стычек, а от мести, – отметила я.

– От мести на публику, – поправил он. – Брось, тебе нравится внимание. Ты его жаждешь.

– И вовсе даже наоборот! Я как могу, стараюсь не привлекать внимания, и если бы не…

Меня прервал хохот Алана.

– Это так ты стараешься не привлекать внимания? – выдохнул он. – Интересно, что тогда ты сделаешь, если захочешь его привлечь? Хотя… нет, неинтересно. Чую, я тогда всерьез захочу тебя убить. Так что давай лучше просто выпьем.

Алан взмахнул рукой и на столик перед нами практически тотчас опустили поднос с закусками, бутылкой и уже наполненными бокалами.

Я задумчиво покрутила в пальцах свой, уже опустевший, а потом плюнула и взяла новый.

В конце концов, почему бы и нет?

– Идиот! – вместо приветствия рявкнул Балор Лиард, едва переступив порог апартаментов собственного сына. – Какую-то маленькую девчонку не привлекая внимания отыметь не смог! И теперь эта маленькая дрянь еще со мной торгуется!

– Это не баба Домена Бури, ее нельзя просто взять и принудить! – нервно ответил Александер. – Она силы пьет!

– Вот именно! Это не баба Домена Бури, и ты об этом прекрасно знал! Так почему не подготовился?!

– Да как к такому подготовишься?! Я едва сознание не потерял!

– Лучше бы ты ее по голове огрел посильнее, чтобы она сознание потеряла! Тогда и поимел бы! – выдохнул Балор.

– Хорошо, вот прямо сейчас пойду и огрею!

– Поздно! Она уже не девственница!

Александер дернулся, словно от удара током.

– Что?

– Что слышал, – мрачно произнес Балор. – Упрямая идиотка провела эту ночь с тленником.

Мгновение Александер смотрел на отца, словно не в силах поверить этим словам, а потом в его глазах вспыхнуло бешенство. Его девочку взял другой! Прикасался к ней, владел ее телом! Телом, которое должно было принадлежать только ему!

Из груди вырвался хриплый рык. Кулак впечатался в стену с такой силой, что по той пробежала сеточка трещин.

– Убью, – хрипло выдохнул он. – Сер-рдце выр-рву!

– Кому? Айландиру Тленнику? Сейчас нападать на него – самоубийство! – ледяным тоном отрезал Балор.

Александер судорожно втянул носом воздух. Безумие Бури требовало немедленных действий. Мщения. Разрушения. Смерти. Но он понимал, что отец прав. Сейчас сделать ничего нельзя. Ничего! И это бесило еще больше!

Понадобилось несколько минут, прежде чем кровавая пелена перед глазами отступила и вернулась ясность рассудка.

– И что теперь? – глухо спросил он.

– У нас осталась восьмая, – напомнил сыну Балор. – Вот и займись ей. Учти все ошибки, обеспечь максимальную привязку. Источник энергии для ритуала я обеспечу.

– Хорошо. – Александер кивнул. – А с Евой что делать?

– А с ней уже ничего не сделаешь. Если с восьмой все пройдет как надо, в самое ближайшее время от Евы надо будет избавиться. Хотя, конечно, ее даром интересовался Домиано…

– Еще не легче.

– Нет, почему? – Глава клана Лиард внезапно щелкнул пальцами. – Пожалуй, это пойдет нам на пользу. Отдадим ее Камерано, пусть радуются.

– Но она ведь…

– Да. – Балор с предвкушением улыбнулся. – Без привязки мальчишку Стужа изведет быстро. Его смерть будет хорошим ударом по Камерано. Ну а мы к тому времени наберем достаточно сил, чтобы наконец их сдвинуть. Если, конечно, ты опять не облажаешься.

– Не в этот раз. – Александер скрипнул зубами. – Теперь все пройдет идеально.

Это был очень длинный и очень насыщенный день. И в плане впечатлений, и в плане знакомств. Ну и в плане выпивки тоже. Конечно, мы не только пили, но и танцевали, все-таки спустившись после первой выпитой бутылки вниз. И в нескольких дурацких, но смешных конкурсах поучаствовали. И караоке устроили. В общем, так я не развлекалась даже на выпускном.

И теперь, когда на улице совсем стемнело, ноги отваливались, а в голове стоял туман, организм буквально умолял о полноценном отдыхе. Так что, понимая, что еще немного, и я отключусь прямо здесь, на одном из диванов, я ткнула в бок сопящего рядом пепельника.

– Алан.

– Мм?

– Я спать хочу.

– Спи, – не открывая глаз, благородно разрешил он и засопел снова.

Однако я не отставала. Ткнула его еще раз и сообщила:

– Тут неудобно.

– Вокруг комнат полно. Там кровати. Занимай любую.

– Не хочу любую. Хочу свою. Но сама до общежития, чую, не дойду. Проводи, а?

Глаза пепельника все-таки открылись и смерили меня мутным усталым взглядом.

– А чем тебе тут не нравится? Боишься, что ли? Так я запретю… запрещу даже подходить к тебе. Никто не тронет. Слово даю.

– Не боюсь я! Я просто хочу к себе!

– Да чтоб тебя! – Алан поморщился. – Зачем сейчас тащиться так далеко и в метель, объясни мне?

– Затем, чтобы не делать этого рано утром с похмелья. Лучше вместо этого поспать подольше и собраться спокойно, – ответила я. – Ты так не считаешь?

– Хм-м. – Алан нахмурился. Подумал. Потер переносицу. А потом кивнул: – Да, логично. Ладно. Пошли.

И мы пошли. Правда, спотыкаясь через шаг и хватаясь то за стены, то друг за дружку, ибо перед глазами все шаталось и кружилось. Потом, покачиваясь и поддерживая друг друга, под аккомпанемент глухой ругани Алана медленно добрались до академии. Вот только едва войдя в холл общежития, я очень пожалела, что не осталась в клубе.

Потому что в холле обнаружился разговаривающий с друзьями Айландир. Видимо, он прибыл совсем недавно, поскольку на его перекинутом через руку пальто еще поблескивали не растаявшие снежинки. Высокий, в черном с болотной зеленью костюме тленник выглядел безукоризненно.

И тут на контрасте пьяная я иду практически в обнимку с таким же пьяным Аланом.

И вроде бы я ничем Айландиру не была обязана. И ничего не должна. Однако все равно почувствовала себя мерзко и неуютно. А столкнувшись с тленником взглядом, даже зачем-то попыталась оправдаться, еле слышно прошептав:

– Он меня это… охраняет.

Впрочем, Айландир каким-то чудом все равно услышал. На его губах промелькнула тонкая насмешливая улыбка.

«Ну-ну, – с издевкой прозвучало в голове. – Если в Пепле все охранники такие, не удивлен, что тебя уже раз убили. Подумай об этом, детка».

После чего он сказал что-то друзьям и, развернувшись, направился к дальней лестнице.

Ну а мы поковыляли к ближней. Я, кусая губы от досады и даже слегка протрезвев, и Алан, шедший, кажется, уже на автопилоте.

Впрочем, даже это состояние не помешало пепельнику проводить меня прямо до двери. С учетом того, сколько он выпил при мне, да плюс все то, что влил в себя вчера – кремень парень!

– Вот, – выдохнул Алан. – Привел. Можешь спать.

– Угу. Спасибо, – поблагодарила я и практически перетекла в комнату.

Тут меня хватило ровно на то, чтобы быстро раздеться и упасть на кровать.

Все. Сгорать от стыда и переживать буду завтра. А сейчас – сон.


Быстрым шагом Айландир шел по коридору общежития и пытался унять раздражение, охватившее его при виде Евы в обнимку с Камерано. Как-то слишком быстро она повисла на другом мужчине. Конечно, Ева была пьяна и пепельник ее явно споил, ибо сама она не настолько испорчена, чтобы до такого дойти, но…

Да какая ему разница, с кем она и что делает? Какое ему вообще до нее дело?! Ева – Лиард из Домена Пепла. Рядом с пепельником ей и место.

Однако вопреки доводам разума душу все равно что-то неприятно царапнуло.

Айландир резко выдохнул.

Если он захочет, то в любой момент может получить Еву снова. Вопрос в том, надо ли ему это?

До этого момента Айландир был уверен, что нет. Но когда озвучил сам себе этот вопрос, вдруг вспомнил горячее тело, податливые губы, полную грудь и яркие глаза оттенка, которого раньше не встречал… И неожиданно сам для себя осознал – он по-прежнему ее хочет.

Айландир тихо ругнулся. Какого дашша? Чувство собственника взыграло, потому что он был первым? Еще не хватало!

Плевать на нее. Таких, как она, – полно. К тому же у него есть обязательства, о которых тоже не стоит забывать.

А Еву он получил, и на этом все.

Глава 5

– Ева!

Голос Иланны ворвался в мою голову вместе с громким стуком в дверь, выдергивая из блаженного состояния сна и обрушивая в неприглядную реальность. Во рту было мерзко и сухо, как в Сахаре, в висках пульсировали молоточки боли. А при попытке открыть глаза, их так резануло светом, что я тотчас с шипением зажмурилась снова.

– Ева-а!

– Нет меня, я в домике, – простонала я, прикрывая уши ладонями.

– Поднимайся и открывай свой домик! – тотчас послышался требовательный отклик. – А то занятия проспишь! Неуд получишь! И выговор от Ламарны!

Вот только встречи с Ламарной мне в таком состоянии не хватало!

Пришлось вставать.

Я кое-как доплелась до двери и, открыв, хмурым воспаленным взглядом уставилась на подругу. А та, при виде меня протянув: «У-у, да это даже хуже, чем я ожидала», быстро зашла в комнату. После чего еще раз оглядела и резюмировала:

– Ты выглядишь отвратительно.

– Я и чувствую себя так же, – поделилась я и, безуспешно попытавшись сглотнуть отсутствующую слюну, села обратно на кровать. – Голова просто раскалывается.

– Ну, это поправимо.

Иланна устроилась рядом и обхватила ладонями мою голову. По коже пробежала прохладная волна. Несколько мгновений, и боль в висках утихла, а сознание прояснилось.

Из груди вырвался облегченный вздох. Порывисто обняв подругу, я благодарно пробормотала:

– Я тебя люблю. Плевать на доменные и гендерные предрассудки. Выходи за меня замуж, я хочу, чтобы ты всегда была рядом.

Иланна весело фыркнула:

– Не-е, сначала иди и умойся, а то быть с тобой рядом отказывается даже мой нос. Сколько ж ты выпила?

– Не знаю. – Я поморщилась. – Немного. Кажется. Но что я пила? Вот в чем вопрос. Короче, это Алан виноват.

– Алан твой… – теперь поморщилась подруга. – Нет, лично я, если честно, даже рада, что поединок был прерван. Но все равно поступил он некрасиво.

Я было хотела возразить и объяснить, что Алан ни при чем, но тут Иланна добавила:

– А вообще, ты тоже меня удивила. Тем, что решилась вот так, до свадьбы с ним ну-у…

Осознав, что она имеет в виду, я поперхнулась.

– Ты не подумай, я тебя не осуждаю, – тут же смущенно заверила Иланна. – Он ведь тебя споил. Главное, чтобы ты сама об этом не жалела.

– Гм-м… да, именно, – промычала я. – Значит, все уже в курсе? О… гм… нас?

– О, да, – подтвердила подруга. – Анонимус с ночи гудит, обсуждая ваши э-э бурные выходные. И их последствия.

– Даже читать не хочу.

Я брезгливо передернула плечами и направилась в ванную.

Зеркало встретило меня отражением одутловатого лица и мешками под глазами. В полной мере их оценив, я пробормотала:

– Иланна права. Выгляжу отвратительно. Алан гад.

И, включив воду, принялась приводить себя в порядок.

Никогда больше не буду участвовать в местных пьянках-вечеринках! Знала бы, что так все закончится, ни за что бы с Пепельницей не пошла! Хотя…

С другой стороны, польза от этой вечеринки тоже есть. По крайней мере, не будет пересудов о том, с кем я провела ночь. Да и вообще эта причина для сплетен теперь отпала. Алан-то точно опровержения подавать не будет – ему это невыгодно.

А Айландир…

Вспомнилась его вчерашняя реакция на наше с Аланом появление. Точнее, ее отсутствие. Похоже, тленнику все равно. Он свое получил, и большего ему не надо.

В глубине души отчего-то зашевелилась досада и легкая обида, но эти чувства я сразу же задавила. В конце концов, я прекрасно знала, на что шла, и надежд лишних не строила.

А теперь надо просто обо всем забыть.

Утвердившись в этом решении, я вышла из ванной.

– Ну вот, совсем другое дело, – прокомментировала Иланна с улыбкой. – Уже выглядишь как нормальный человек… – она вдруг осеклась, а улыбка с губ пропала. – Или не нормальный. Или вообще не человек… погоди, ты что, на самом деле дархатка?! Но как?!

– Вот так как-то, – я развела руками. – Поверь, мне это тоже удивительно осознавать. До этих выходных я была уверена в том, что я – человек. Самый обычный, просто магически одаренный. А оказалось, на мне были какие-то щиты. Экраны. Не знаю, в общем, что это такое, но с их помощью, как я поняла, мою магию и меня скрывали от врагов. Но после того как я поступила в академию и получила доступ к энергонакопителям, произошел какой-то сбой, и экраны повредились. Магия начала высвобождаться. Из-за этого меня, кстати, и враги обнаружили. Ну и в итоге в выходные мои родственники решили, что, раз уж все так случилось, смысла блокировать меня нет. И экраны окончательно сняли. Так что теперь я тут учусь под пристальнейшим наблюдением, как подопытный зверек.

– О-бал-деть, – только и выдохнула ошарашенная Иланна, когда я закончила.

– Угу. После такой кучи новостей я и сама в шоке была. Собственно, еще и поэтому вчера позволила себе, гм, расслабиться.

– Теперь понимаю, – Иланна кивнула и потерла виски. – Я и сама бы выпила. Нет, ну надо же! Понятия не имела, что бывают такие мощные экраны, которые дархата могут в человека преобразить! Ты ведь… в тебе вообще ничего такого не чувствовалось!

Но больше я ничего подруге сказать не могла. Поэтому только вновь руками развела, мол, согласна, факт удивительный, но я не специалист, ничего в этом не понимаю и других объяснений дать не могу.

– Все равно в голове не укладывается, – пробормотала Иланна, но расспросы, к счастью, прекратила.

Мысленно облегченно выдохнув, я принялась быстро собираться, а спустя несколько минут мы уже выходили из комнаты. На завтрак ожидаемо уже не успевали, так что сразу двинулись к лекционным аудиториям.

Хорошо, что первой по расписанию стояла история магии. Под умиротворяющий голос магистра Саттара можно было спокойно посидеть, не напрягая голову. И, уверена, сегодня особенно радоваться этой возможности будут все пепельники нашего курса. А еще, как и я сейчас, оценят преимущество дальних скамеек на балконе.

Алан, появившийся в аудитории почти сразу вслед за нами с Иланной, точно оценил. Едва окинув помещение мутным взором, он проигнорировал привычные первые ряды и устремился наверх, к нам.

– Привет, – тяжело опускаясь рядом, хрипловато произнес он. – Признаю: твоя идея вернуться в общагу вчера была отличной. Еле встал сегодня.

– Вам, пепельникам, пить надо меньше, – хмыкнула Иланна.

Подругу наградили хмурым взглядом:

– Как будто ваши жизнетворцы так не пьют.

– Пьют. Но у наших похмелье отсутствует. В отличие от вас, – язвительно парировала та.

– А тебе бы все злорадствовать, – буркнул Алан. – Нет бы помогла лучше.

– Помогла? Тому, кто на моем брате деньги зарабатывает? Вот еще.

Иланна скривилась и демонстративно открыла лекционную тетрадь. Я, впрочем, тоже, поскольку в этот момент в аудиторию вошел магистр Саттар.

– Доброго утра, студенты, – поприветствовал он, с некоторым удивлением оглядев полупустые передние ряды и неожиданно ставшую популярной сегодня «галерку». – Тема сегодняшней лекции весьма небезынтересна, ибо касается самого значимого столкновения магии с верой. Причем столкновение это длится многие века и продолжается по сей день. Да-да, сегодня мы поговорим о зарождении Варданской ереси.

– Круто, – тихо прокомментировал Алан. – Ничего важного, я – спать. Толкнете, когда все закончится.

И, подперев голову рукой, закрыл глаза.

Я же, напротив, старательно подавила зевок и прислушалась. Стало интересно, что тут за многовековое противостояние идет.

Тем временем магистр Саттар продолжил:

– О том, как появилась магия, вы все прекрасно знаете. Как и о том, какие невероятные горизонты она открыла. Однако не все считали магию благом. К примеру, многие обычные люди, не обладающие даром, до сих пор испытывают к нам зависть. Впрочем, такая зависть логична и понятна: слабые и неполноценные часто завидуют сильным и более совершенным. Гораздо хуже, когда против магии выступают сами маги. Логика в их убеждениях извращена настолько, что прозвана ересью. – Он с неудовольствием покачал головой. – С кого пошло убеждение в том, что магия – есть зло, точно не известно. Так что точкой отсчета для историков стал маг Вардан. Очень сильный маг своего времени, исследователь, он в один момент внезапно перечеркнул всю свою прошлую жизнь и достижения, заявив, что отказывается от магии. Вардан утверждал, что магия послана нам самим богом тьмы, и все, кто поддастся искушению ее использовать, взращивать ее в себе, будут пожраты.

– Бред какой, – донесся чей-то смешок.

– Бред или не бред, но Вардан умел убеждать, – услышав, отметил магистр Саттар. – К нему примкнули многие маги. А уж обычные люди так и вовсе восприняли это учение с радостью, так что последователей Вардан набрал довольно много. Фанатично преданные ереси, они стремились покинуть Иару, на которой, по словам Вардана, находится Чрево зла – источник зарождения магии. И уходили как можно дальше, на самые окраинные миры, распространяя среди других поселенцев свою веру. Немало поспособствовала тому и война Доменов. А когда, наконец, вновь начали восстанавливаться межмировые связи, обнаружилось, что многие окраинные миры полностью поддерживают Варданскую ересь. Магов с Иары там встречали враждебно и часто с открытой агрессией. Через некоторые межмировые врата теперь и вовсе было не пробиться: фанатики, ведомые ересью, создавали магические блокираторы. При всем могуществе наши маги уже не могли вернуть над ними контроль, поэтому многие окраинные миры в итоге были потеряны. В Содружество вступили лишь единицы, да и то после длительных переговоров и гарантий о суверенитете.

– Наравия, как я понимаю, один из таких? – шепотом уточнила я у Иланны догадку.

Подруга кивнула.

Тем временем магистр Саттар бросил короткое заклинание активации на доску, и на той появился убористый текст.

– Теперь давайте запишем список требований к магам для посещения таких миров, а также возможные последствия их несоблюдения, – предложил магистр. – Итак, первое: обязательная регистрация и маркировка ауры, при отсутствии которой маг-нарушитель подлежит немедленному аресту…

Окончательно переключившись на учебу, я принялась конспектировать.

Несмотря на то что голос магистра Саттара действовал убаюкивающе, вызывая желание присоединиться к Алану, лекцию я все-таки дописала до конца. Очень уж особенности развития Варданской ереси в некоторых мирах напоминали мой. А под конец, когда дело дошло до перечисления технологических достижений Варданцев, коими они гордились, считая, что «только человек разумный достоин называться вершиной эволюции, а не тот, кто поддался чуждым, внедренным извне и осквернившим тело росткам тьмы», это предположение переросло в уверенность.

В общем, информация оказалась весьма познавательной и, пихая сопящего Алана локтем, я уже практически ему не завидовала.

– Что, уже все? – сонно пробормотал он, поднимая голову и открывая глаза. – Как-то быстро, я даже толком заснуть не успел…

– Ничего себе, не успел. Храпел тут два часа над ухом. – Я хмыкнула.

Алан скептично изогнул бровь:

– Не выдумывай. Я в принципе не храплю.

– Храпишь, храпишь, я свидетель, – подтвердила Иланна.

– А тебе я в принципе не верю, бездушная женщина. Ты сейчас какую угодно гадость подтвердить готова, – отмахнулся пепельник и, медленно поднявшись, потянулся. – Совершенно не выспался. Хорошо, что следующей будет медитация. Еще подремлю. А потом обед и…

– …и семинар по магометрии, – перебив, завершила подруга.

Лицо Алана вытянулось.

– Какой семинар? Откуда?

– В расписание надо чаще смотреть, – поддела она. – Даже я, с факультета Призраков, и то знаю, что у очников изначально они планировались. Вот с этой недели и начались.

Алан ругнулся.

В мыслях я его поддержала. Нет, я ничего не имела против учебы в целом, но именно сегодня хотелось отдохнуть. Увы, видимо, не судьба.

Об отдыхе мечтали не только мы с Аланом. Его жаждали все пепельники. С лекции по истории они выходили последними, усиленно зевая, а небольшой перерыв между занятиями с удивительным единодушием провели, прислонившись к стеночкам и не обращая внимания на шум и разговоры вокруг. Только лишь изредка раздраженно огрызались на подколки остальных сокурсников.

Активность пепельники проявили лишь во время распределения мест в аудитории по медитации, стараясь занять самые удаленные от центра циновки.

Проявив силу воли, я подавила искушение последовать их примеру и все-таки села на привычное место. Правда, попытки позаниматься все равно успехами не увенчались. Отвлекало раздающееся то тут, то там похрапывание, ругань магистра Дангара и злорадные смешки-комментарии жизнетворцев.

На обеде Иланна пошла к брату, а я осталась с Аланом и «своим» Доменом. Тем более теперь со мной здоровались и заговаривали не только его друзья, но и остальные пепельники. Все-таки смена статуса и общая пьянка сделали свое дело. Хорошо это или нет, но элита окончательно признала меня «своей», так что обед прошел вполне мирно.

Девушка одного из приятелей Алана, рыженькая фигуристая Таллира, даже втянула меня в разговор со своими подругами, полюбопытствовав, готовлюсь ли я уже к празднику Первого Дня. Осталось-то до него всего ничего – пара декад.

Что это за праздник, я понятия не имела, но на всякий случай кивнула, подтвердив, мол, разумеется, а как же иначе. И стала слушать остальных. Ничего, правда, толком не выяснила – девчонки обсуждали исключительно наряды, украшения и названия каких-то местных люксовых брендов. А еще, кто с кем на этот праздник пойдет. Ясно было только одно: событие это важное и грандиозное. И отмечают его со всем масштабом, на уровне нашего Нового года.

Заинтересованная я сразу по окончании обеда поспешила к Иланне вызнавать подробности.

Совсем признаваться в невежестве, конечно, не стала. Ведь если праздник действительно настолько популярный и важный, то я обязана была о нем слышать. Так что зашла издалека, осторожно уточнив, правда ли, что праздник Первого Дня будут отмечать и в академии.

– Конечно будут. – Иланна наградила меня удивленным взглядом. – Его везде отмечают, а в академии тем более: это ведь день зарождения магии.

Ага. Ясненько. Значит, день зарождения магии. Тот день, когда комета к ним, что ли, упала? Похоже, что так.

– Что ж, тогда и впрямь надо к нему готовиться, – пробормотала я.

– Разумеется, надо! – заверила подруга. – В Зале Славы нам устроят торжество на всю ночь. Так что тебе как минимум необходимо хорошее платье.

Платье?

Перед внутренним взором возник шкаф, заполненный присланной Александром одеждой.

– У меня есть какие-то платья, дядя много привез, – неуверенно протянула я. – Но я плохо разбираюсь в местной моде, сама понимаешь. Так что понятия не имею, подойдет ли что-то из них или нужно искать другое.

– Как свободное время появится, посмотрим, – пообещала Иланна. – А сейчас пойдем искать аудиторию, где семинар Брук проходить будет.

– А что ее искать? – Я быстро глянула на кейлор. – Двести седьмая, фиолетовая… гм… фиолетовая? Не красная?

– Ага. Я о том и говорю, – подтвердила подруга. – В лабораторный корпус идти надо.

Заинтригованная, я пошла за Иланной.

Указатели привели нас к той части академии, которая раньше, в нашу бытность призраками, не была доступна. И выглядело это место по-другому.

Привычный серый камень исчез. Пол, стены и потолок коридора, в который мы завернули, покрывала странная темно-коричневая каменная крошка, которая в свете магических светильников отливала пурпуром. Окон здесь не было в принципе, а редкие двери сменили цвет с привычного красного на темно-фиолетовый. В комплексе это все вызывало давящее, неуютное чувство.

– А что это тут все такое… мрачное? – не выдержав, спросила я.

– Ты об отделке? Это для дополнительной защиты, – пояснила Иланна. – Мы же в лабораторном корпусе сейчас. А практическая магия у студентов – штука непредсказуемая.

– Погоди. Так для практики у нас есть эти, как их, изоляторы, – не поняла я.

– Угу. Только в изоляторах места мало и сесть негде, – напомнила она. – Они хороши для быстрой проверки заклинаний или их индивидуальной отработки. А для групповых занятий факультетов или длительной работы, которая включает еще и расчеты, в любом случае без обустроенных помещений не обойтись. Хотя их, конечно, мало, потому что затраты на такую мощную защиту огромные. Есть, конечно, еще полигоны, но для семинаров и лекций они, сама понимаешь, тоже не подойдут.

За разговором мы наконец отыскали дверь номер двести семь и вошли внутрь. Лаборатория оказалась такой же давяще-мрачной, как и коридор. Те же коричнево-багровые стены без окон дополнялись массивной мебелью из странного материала, напоминающего пористый камень. Спасибо хоть на ощупь не холодного, а то сидеть на каменных скамьях – сомнительное удовольствие.

Однако были в лаборатории и любопытные вещи. Например, на столах располагались небольшие, чуть больше ладони, прямоугольники из черного стекла. Витиеватый символ на торце каждого из них слегка светился ровным салатовым цветом, указывая, что штуки это не простые, а артефактные.

– Что это? – Я с любопытством оглядела прямоугольник, однако прикоснуться, памятуя о приключении в библиотеке, не решилась.

– Листра. Артефакт для просмотра эфирной оболочки, – пояснила Иланна. – Удобен тем, что позволяет не тратить на это свои собственные силы. Целители часто используют такие.

– А зеленый знак что означает?

– Уровень заряда, – раздался позади недовольный голос подходящего Алана. – Детка, ты чего убежала, не дождавшись меня? О сопровождении совсем забыла, что ли?

Ссориться с пепельником сейчас совершенно не хотелось. Тем более, когда тот в общем-то беспокоился о моей защите. Так что я мило улыбнулась и ответила:

– Конечно, нет. Но ты бы вряд ли оценил наш разговор о празднике Первого Дня и выборе лучшего наряда в этом сезоне. Нет, если я ошиблась, и разговоры о платьях и украшениях тебя не напрягают, извини…

– Нет. Я понял. Ваще ничего не хочу об этом слышать, – мгновенно отказался Алан.

Иланна тихонько хихикнула.

Тем временем лаборатория заполнялась народом, а вскоре появилась и сама магистр Брук Синеводная. Оглядев нас, она с привычной улыбкой пожелала хорошего дня и сообщила:

– С сегодняшнего дня у вашего курса начинаются практические занятия по применению магических формул в различных ситуациях. И начать этот практикум я хочу с такой обособленно стоящей среди разделов магии темы, как проклятия.

Хм, проклятия? С чего вдруг такой выбор?

После столкновения с тюремным проклятием я об этой теме вообще старалась не думать. А тут – нате. Целый практикум.

– Проклятия требуют отдельного вдумчивого изучения, – продолжала тем временем магистр Брук. – Хотя бы по той причине, что в отличие от обычного заклинания прямого воздействия включают в себя дополнительные условия. Например, поиск жертвы, или определенный временной срок действия – ограниченный или неограниченный. То есть проклятие должно обладать, кроме прочего, некоторой автономностью и запасом энергии. Кстати, именно этим объясняется физическая видимость особо сильных проклятий. Исходя из всего вышесказанного, думаю, вам уже понятно, что, как для наложения, так и для снятия проклятия, используются особые расчеты и специальные формулы. Наложение проклятий мы, разумеется, изучать в рамках этого курса не будем. А вот основы снятия проклятий – обязательно. Сегодня и начнем.

Короткое заклинание активации, и на учебной доске появился змеящийся список формул.

– Перед вами базовые формулы, вычисляющие порядок рассеивания цепочки проклятия и количество сил, которые необходимо приложить для каждого этапа, – прокомментировала магистр. – Запишите, изучите и запомните. Они пригодятся вам для дальнейшего использования.

– Для использования? И с кого мы будем проклятия снимать? – скептично уточнил кто-то из ребят.

Магистр Брук обворожительно улыбнулась:

– Для начала с самих себя. При входе в эту лабораторию каждый из вас получил проклятие Рассеянности. Вот на нем и потренируетесь, – ошарашила магистр.

Лицо парня вытянулось. А затем и наши, когда мы осознали смысл сказанного.

– Э-э? В смысле?

– Да быть того не может! Как так?!

– Какое проклятие? На мне родовая защита стоит!

– Не имеете права! Это беспредел!

Зазвучали растерянно-возмущенные крики.

Однако магистр Брук прервала все их одним резким хлопком в ладоши.

– Учебное проклятие сертифицировано и совершенно безвредно. При вашем поступлении в академию родственники, разумеется, подписали разрешение о допуске к его использованию, – отчеканила она. – Так что не стоит тратить время на жалобы и возмущения, лучше настройтесь на работу. Проклятие автономное и ограничено по времени сроком на месяц. Этого вполне хватит, чтобы вы смогли его изучить и попробовать свои силы в расчетах.

– Ну обалдеть теперь, – тихо пробормотал Алан. – За месяц в этом разобраться? Она издевается, что ли?

– А если мы его не снимем? Что тогда? – подала голос Галаилора.

Похоже, даже она, отличница, сомневалась в своих силах.

– Я допускаю, что снять проклятие смогут не многие, поэтому отрицательных оценок не будет, – успокоила магистр Брук. – Но при этом те, кто все же это сделает, получат полугодовой зачет по моему предмету досрочно.

Вот тут мы дружно оживились. Перспектива досрочного зачета по такому сложному предмету даже примирила с наложенным проклятием. В конце концов, оно ведь легкое. Учебное. А снять проклятие, может, и поможет кто-нибудь…

Однако магистр Брук, легко догадавшись о наших мыслях, сразу добавила:

– Хочу предупредить: снять проклятие каждый из вас обязан исключительно самостоятельно, без посторонней помощи. Если с вас его снимет кто-то другой, я об этом сразу узнаю и поставлю неуд. Тоже за полгода.

Оживление сменилось разочарованными возгласами.

– Да, и еще: не надейтесь, что если кто-то один справится со своими расчетами, то они подойдут остальным. Каждое проклятие индивидуально и подстраивается под эфирную оболочку своей жертвы. Так что расчеты тоже будут различаться, – окончательно «добила» жаждущих халявного зачета магистр.

Н-да. Похоже, шансов получить зачет практически нет.

Мы уныло законспектировали формулы и пояснения, которые давала магистр Брук, а остаток практикума посвятили тому, чтобы разобраться в том, что на нас навесили.

Ну, по крайней мере, некоторые из нас. Потому что, к примеру, судя по отсутствующему виду Алана, он только делал вид, стеклянным взором глядя в листру. Может, вообще спал с открытыми глазами.

Я же честно разглядывала проклятие, хотя сразу поняла: вряд ли добьюсь успеха. Даже за две декады. В опутывающих эфирную оболочку белесоватых нитях, казалось, не было никакой системы, никаких привычных «звезд-пентаграмм». Что там, я даже ядро этой штуковины определить не смогла! А ведь именно от него надо было отталкиваться в вычислении последовательности снятия проклятия.

Так что лабораторию покидала в полнейшем разочаровании.

– И как нам это проклятие снять? – уныло поразмышляла я вслух.

– Нам – никак, – равнодушно ответил Алан.

– А ты «оптимист».

– Я реалист, – поправил он. – Ты сама слышала слова Брук о том, что структура проклятий отличается от структуры обычных заклинаний. И чтобы разобраться в тех формулах, которые она дала, нужно потратить кучу времени, а этот вариант точно не для меня. Пусть медалисты-зазнайки в этой фигне копаются, или тленники – им по жизни оно потом пригодится. А я похожу пару декад с проклятием, и плевать на синюю бабу и ее досрочный зачет. Мне его во время сессии нормально поставят.

– Ну да, наверное, – признала разумность слов Алана я.

– В жизни есть куда более приятные занятия, чем формулы. Например, сон, – назидательно сообщил пепельник. – Так что, кто как, а я пошел спать. Всем до ужина.

Он махнул на прощание рукой и направился в сторону общежития.

Мы с Иланной переглянулись.

– Знаешь, в том, что касается более приятных занятий, он прав, – произнесла подруга.

– Тоже предлагаешь поспать пойти? – хмыкнула я.

– Не совсем. – Иланна с предвкушением потерла руки. – Для начала предлагаю пойти и разобрать твою одежду.

Да, пожалуй, это и впрямь более приятное занятие, чем формулы.

Улыбнувшись, я согласно кивнула, и мы двинулись ко мне.


Шкаф перед подругой открывала со смесью надежды и опасения, понимая, что в случае отсутствия подходящего наряда, новый мне купить не на что. А просить у Александра еще одно платье – смертельный номер.

Значит, придется подобрать самое подходящее из того, что есть, в надежде избежать перешептывания за спиной от пепельников, да и всех остальных студентов, которые точно заметят, если представительница клана Лиард заявится на торжество одетая кое-как.

Однако опасения не оправдались. Даже напротив:

– Ну ничего себе! – выдохнула Иланна, выныривая из вороха одежды. – Тебе сюда филиал бутика Мэрио Эрсеччи Бриз из Домена Воздуха на хранение загрузили, что ли?

Сравнение с бутиком звучало обнадеживающе, хотя названное подругой имя ни о чем не говорило.

– Практически, – пробормотала я. – Я ведь тут, в академии, незапланированно оказалась. И дяде пришлось быстро обеспечивать меня одеждой. Видимо, чтобы не терять времени, он заглянул в какой-то местный магазин и взял, что под руку попалось.

– Под руку?! – присвистнула та. – Эрсеччи – самый именитый столичный кутюрье! За его наряды тут пол академии удавится!

– Оу. – Я посмотрела на шкаф с одеждой новым взглядом. А ведь могла бы догадаться, что платья не из дешевых, судя по халатику из странной прозрачной ткани. Ну «дядюшка», ну спасибо, расстарался. Хотя, конечно, он наверняка думал, что снабжает будущую любовницу… – Так что из этого всего подходит для праздника?

– Да все! Кроме нижнего белья! – бодро ответила Иланна, разглядывая на вытянутых руках пышное лавандовое платье с фиолетовой отделкой выреза. – Например, это. Будет с лиловым оттенком волос сочетаться. Меряй. А я пока остальное достану. У тебя тут нарядов на показ мод хватит. В шкафу целое состояние.

Подруга пихнула наряд мне в руки и бодро полезла обратно в шкаф, в этот момент очень напомнив мою маму. Та тоже требовала обязательных примерок всего подряд.

При мысли о маме настроение резко упало, а глаза предательски защипало. Пришлось сердито себя одернуть. Вот совсем не время сейчас воспоминаниям предаваться! Я увижу ее обязательно! Но сначала обеспечу нам безопасность.

Тихонько вздохнув, я принялась переодеваться.

Сидело платье хорошо. Собранная полупрозрачная ткань юбки в сочетании с гладким корсажем, визуально превратила меня в девушку с идеальной талией. Вот только ходила я в таком длинном и пышном наряде несколько скованно, боясь запнуться.

– Неплохо, но стоит попробовать что-то поярче, – прокомментировала Иланна, передавая мне багряно-алый наряд.

Это платье оказалось узким и длинным, обманчиво строгим, пошитым из удивительно приятной ткани, облегающей фигуру, как вторая кожа. Лиф его представлял собой несколько складок ткани, низко сидящих на плечах и переходящих в достаточно глубокий вырез спереди. Когда я представила, куда будут смотреть потенциальные партнеры по танцам, стало даже как-то неловко.

– Смело, – заметила Иланна. – Но в этом платье каждое движение – провокация. Пожалуй, оно больше для интимных вечеров подходит, а не для массовых мероприятий. Ну или требует присутствия рядом постоянного охранника.

Подруга хихикнула.

Следующее предложенное к примерке платье представляло собой нежно-зеленое кружево на золотистом чехле. Фасон был достаточно простым и милым, поскольку создатель, по всей видимости, не захотел перегружать платье, сочтя выбор ткани достаточным украшением. Но наряд ни мне, ни подруге не понравился.

– Не твое платье и все, – резюмировала Иланна, озвучивая наши общие мысли. – Давай дальше.

А дальше шли ярко-синее, бежевое и даже черно-зеленое платье, на которое подруга фыркнула, что оно подошло бы идеально, если бы я отправилась на торжество с Айландиром.

Но при всей их красоте, остановить выбор на чем-то одном я не могла. Ровно до того момента, пока не надела на себя серебристый наряд. Мягкая, тускло переливающаяся при каждом движении ткань. Полное отсутствие рукавов и облегающий лиф, украшенный тонкой мерцающей вязью, словно морозный узор. Чуть летящая к полу юбка с глубоким боковым вырезом.

Я неотрывно смотрела в зеркало, в этот момент буквально ощущая себя воплощением Стужи. Даже волосы и открытые участки, кожи, казалось, были подсвечены сиянием платья.

– Да-а! – восторженно выдохнула Иланна. – Оно идеально! Может, это и не официальный цвет Домена Пепла, но ты великолепна, поверь.

Я довольно улыбнулась.

Что ж, похоже, нужное платье найдено. Осталось только дождаться праздника.

Глава 6

За примеркой платьев, обсуждением украшений, праздников в целом и обычной болтовней время пролетело незаметно. От разговора нас отвлек только Алан, который пришел проводить меня на ужин.

После трех часов «досыпания» пепельник выглядел уже вполне бодрым и даже расщедрился на приветственную улыбку. Правда, едва завидев у меня в комнате Иланну, мигом скис и недоверчиво уточнил:

– Вы что, до сих пор о тряпках треплетесь?

– Разумеется, нет, – заверила та. – Мы уже на ювелирку перешли. Могу и тебе дать каталог новинок посмотреть. Хочешь?

Алана передернуло.

– Нет. Я жрать хочу, – буркнул он. – Пошли уже.

Мы с Иланной довольно переглянулись, но спорить не стали: есть действительно уже хотелось.

Несмотря на то что до столовой дошли вместе, у входа опять пришлось разделиться. Иланна снова отправилась к компании брата, а я осталась среди пепельников. Впрочем, теперь это совсем не напрягало. Я просто ела, почти не прислушиваясь к разговорам вокруг, и чувствовала себя совершенно спокойно… вплоть до того, как Дилан, один из приятелей Алана, что-то читавший в кейлоре, вдруг издал изумленный возглас и полюбопытствовал:

– Уау, Ева! Ты что, серьезно поддерживаешь тех, кто выступает против социального неравенства?

– Э-э в смысле? – не поняла я.

– Ну, в Анонимусе только что написали, что твое подражание простым людям и нежелание до последнего признаваться в том, что ты дархатка, – это бунт против социального неравенства. И что ты одна из членов движения «Молодых радикалистов» – сторонников равноправия людей и магов.

Я поперхнулась гарниром. Ну ни фига себе заявление! И, главное, с чего вдруг?

Откашлявшись, я сипло выдавила:

– Впервые о них слышу. Я политикой в принципе не интересуюсь. Откуда вообще такие выводы?

– Ну, во-первых, твоя скрытность. А во-вторых, сами радикалисты тебя в пример поставили…

– Чего?!

Рука метнулась к кейлору.

«Голос народа!» – яркое название, пылающее огненно-красными буквами, от такого же ано-имени красовалось на вершине топа.

«Сегодня мы готовы выйти из тени и заявить о себе во весь голос! – гласило пафосное начало. – Что придало нам уверенности в своих силах? Осознание! Мы не одни в этой вселенной дархатского превосходства!

Готов поспорить, эти напыщенные снобы, презирающие обычных людей, даже помыслить не могли, что один из них стыдится своего положения настолько, что маскирует истинную сущность, лишь бы подольше оставаться порядочным человеком, а не высокомерным дархатом!

Я знаю, многие из вас втайне готовы вступить в наши ряды молодых талантливых людей, которые судят об окружающих по их делам, а не родословным! И теперь пришло время выйти из сумрака, в котором мы вынуждены прозябать, вытесненные высокородными зазнайками!

Итак! С нами Лиард! Да-да, вы не ослышались! Пресыщенные дархаты отпускают пошлые замечания в отношении Евы Лиард, не замечая главного – эта девушка применяла всевозможную магию для маскировки сущности дархатки!

Для чего? Ей стыдно! Она не хочет быть очередным дополнением самовлюбленной массы высокородных! Она с нами, с обычными людьми!

Это наша надежда, наш голос во враждебной среде! Она – символ новой эпохи, в которой будет царить равенство! Где не будет деления на первый и второй сорт!

Мы готовы в этой борьбе идти за тобой, Ева Лиард!»

Я с трудом удержалась от того, чтобы не выругаться вслух, а едва взглянула на первые появляющиеся комментарии, тихонько застонала. Ибо там назревала уже не просто битва – революция!

«Скоро таких, как Лиард, станет больше! – поддерживали автора поста анонимы явно из тех самых «Молодых радикалистов». – Торжество разума над предрассудками неизбежно!»

«Равенство между дархатами и людьми? Неужели неудачники от рождения до сих пор в это верят? – язвили в ответ их противники. – Никогда такого не будет! Мы лучше вас во всем!»

«Вы ничем не лучше, кроме увеличенного магического резерва! Но и это компенсируют накопительные артефакты, которые, кстати, создал человеческий маг, а не маг-дархат! И Ева Лиард это поняла, потому и пыталась скрыть принадлежность к вашей снобской компании! Поэтому она с нами! Давай, Лиард! Веди нас! А те, кто раньше боялся высказать свою точку зрения публично, чтобы не подвергнуться травле, – берите с нее пример!»

После таких лозунгов шедшие за постом темы, в которых народ яростно обсуждал, кто же был у меня первым, а ХитрыйДашш принимал очередные ставки, казались милыми шутками. Мало мне было внимания всей академии, теперь я еще и предводитель социального переворота! Впору переименовываться в Еву Дарк и вести народ на баррикады. Правда, если кому-то станет известна реальная причина моей маскировки, я имею все шансы закончить, как героиня из моего мира.

– Глупость какая-то, – ошарашенно пробормотала я, поднимая взгляд на ребят. – «Молодые радикалисты», блин, кто они вообще такие?

– Небольшое, но крайне активное движение слегка двинутых на голову. В основном распространяется среди творческого студенчества, – пояснил Алан, тоже пробежавший взглядом пост, и поморщился: – Вообще, конечно, не очень хорошо, что тебя с ними ассоциировать стали. Мы – элита. Какое к дашшу равноправие?

– Вот потому радикалисты за Еву и ухватились, – отметил Дилан. – Подумать только, кто-то из элиты открыто выступил в поддержку идей равноправия. Для радикалистов это целое событие.

– Но я не выступала!

– Увы, подборка твоих же собственных высказываний за последний месяц говорит об обратном.

Мне указали на развернутый комментарий чуть ниже «революционного поста» с цитатами из наших разборок с Аланом. «Магическая сеть» помнила все мои насмешки над элитным статусом Пепельницы, и сейчас, вырванные из контекста, эти слова действительно выглядели… в общем, именно так, как утверждали радикалисты.

Тут уж я не выдержала и, обхватив голову руками, взвыла:

– Да я просто злилась! И досадить хотела! Только и всего! Я ничего такого не имела в виду!

– Но это теперь хрен докажешь, – мрачно произнес Алан. – Ладно. Забей. Главное, больше поводов им не давать, а там обсосут новость со всех сторон и через декаду-другую успокоятся.

– Очень на это надеюсь. – Я уныло посмотрела на недоеденную мясную запеканку и осознав, что аппетит пропал начисто, встала из-за стола. – Пожалуй, пойду к себе. Учебник какой-нибудь почитаю. Учебники после Анонимуса хорошо идут.

– Давай провожу. – Алан тоже поднялся. – А то, чувствую, полезут сейчас со всех сторон с расспросами о твоей гражданской позиции.

Мысленно вздрогнув, я тотчас согласно кивнула. И даже не стала противиться, когда пепельник демонстративно приобнял меня за талию. Подумаешь, переживу. Зато так, по крайней мере, в нашу сторону никто даже не дернется, только взглядами проводят.


Разумеется, приближаться к Еве Айландир не собирался. Он вообще последние сутки старался о ней не думать. Однако заметив, что покидающая столовую девушка вновь идет в обнимку с Камерано, опять почувствовал раздражение.

– Ничего так парочка получилась. Эффектная, – тоже обратив на них внимание, прокоментировала Дианэ.

– Ага. Хотя жаль, что интрига с ними быстро закончилась. Такого количества ставок, как на этих двух, очень давно не было. За какой-то месяц я на них денег поднял столько же, сколько за весь прошлый год, – протянул Трион. – Хотя, может, еще не все потеряно. Пепельники же. Им поссориться – раз плюнуть. А там и до измены недалеко. Вот, кстати, надо будет ставку замутить, кто кому первый изменит.

– Еще спроси народ, с кем, – посоветовал Айландир с неожиданной для друзей злостью. – Обсуждать будут с удовольствием.

– Ты чего? – Дианэ наградила его недоуменным взором. – Серьезно, что ли, злишься, что не опередил Камерано? Ну да, не поимел ты Еву первым, но ведь сам понимаешь, что на фиг она тебе не нужна такая, из пепельников. Да и вообще не нужна! Ты и так из-за нее проблем получил с тем же Дирионом.

Резковатые слова прямолинейной подруги заставили Айландира сердито прищуриться. Однако он понимал, что при всей своей циничности Дианэ права. Поэтому только процедил:

– Кстати, с Дирионом надо будет еще раз встретиться и добить.

– Или он тебя добьет.

– Дашша с два.

– Уже нашел способ усилить свою защиту? – заинтересовался Трион.

– Нет, – с неохотой признал Айландир. – Но это только вопрос свободного времени, которого до этого момента у меня просто не было. Посидеть, прикинуть варианты. Пара дней, и все будет.

– Ну так посиди и поприкидывай, вместо того чтобы на Лиард с Камерано смотреть, – посоветовала Дианэ. – А то ведь Дир тебе повторный вызов и в эти выходные бросить может, слух такой уже пробежал. Бери себя в руки, Айл. Иначе реально просрешь ведь.

– Согласен, – поддержал девушку Трион. – И насчет слухов тоже. Мне уже в личку несколько человек стучались с предложением ставки запустить на следующий ваш бой. Я пока придерживаю, но долго оттягивать не получится. Вопросы возникнут. Да и Ланс молчать не станет, сам понимаешь.

– Понимаю. – Айландир поморщился. – Ладно. Вы правы. Буду думать.

Он поднялся и направился к выходу из столовой.

К дашшу Лиард. Нужно решать насущные проблемы, пока они не рухнули на голову и не придавили окончательно.

Айландир заставил себя собраться с мыслями и, на ходу прикидывая возможные варианты усиления структуры щита, направился в лабораторный корпус.


Чтение учебников и повтор лекций действительно немного меня успокоили. Особенно поспособствовала этому зубрежка формул, которые дала магистр Брук: это занятие оказалось настолько нудным, что я даже зевать начала. Однако, когда формулы запомнились и улеглись в голове, сонливость уступила место внезапному любопытству. А если не махать рукой на попытку снять проклятие сразу? Если сначала все-таки попробовать?

Размышления были недолгими, и вскоре я уже выходила из комнаты. В конце концов, не получится – так не получится, но польза от изучения магических связей все равно будет. Тем более даже напрягаться особо не придется: листра – очень полезный в плане исследования артефакт. Сиди себе, смотри да записывай.

Быстро миновав почти опустевшие в это позднее время коридоры общежития, я перешла в уже практически безлюдное главное здание и завернула в лабораторный корпус.

Жутковатый вид коридора вновь заставил меня мысленно поежиться. И если изначально я думала пойти в лабораторию, где проходил семинар, то теперь задумалась: а стоит ли искать именно ее? Лаборатории же, наверное, все одинаковые? Так какой смысл далеко идти? Может, вот эта, ближайшая, с фиолетовым квадратиком над дверью тоже подойдет?

«В конце концов, мне нужна только листра. Если ее тут не будет, пойду в другую, проблем-то», – мысленно утвердила я и толкнула буквально притягивающую меня к себе дверь.

То, что лаборатория занята, я поняла в первое же мгновение. А во второе мгновение по полу прошла вибрация, раздался грохот и знакомый взъяренный мужской голос:

– Вашу ж мать! Какого дашша?! Прибью! Кто там припер… ты?!

В нескольких шагах от меня, рядом с обуглившимися остатками одного из лабораторных столов стоял Айландир. Глаза тленника затянуло чернотой от бешенства.

Даже полная дура поняла бы: я помешала. Сильно. Пусть и не специально, сейчас это было не важно. Мужик явно серьезным делом был занят, и тут вдруг нате: «Это я опять с приветом. Ой, теперь и парты нету…»

Так что инстинкт самосохранения буквально заставил выпалить перепуганно-жалостливое:

– Извини-и…

А затем сжаться от ответного:

– Да задолбался я уже тебя извинять! Что ты вообще тут делаешь?! Хотя о чем я? Конечно, кто бы еще мог появиться за мгновение до моего успеха и все изгадить? Только ты! Вечно приносящая мне неприятности! Что случилось на этот раз? Очередные убийцы? Акт вандализма?

– Ничего! – поспешно заверила я. – Я тут случайно, правда! Просто шла отрабатывать практику и искала подходящую лабораторию. Я понятия не имела, что ты здесь и что так все получится!

– Ага. Не имела понятия. Конечно. – Айландир скривился. – И световой индикатор, указывающий на то, что лаборатория занята, ты в упор, значит, не заметила?

Я глупо моргнула.

– Какой индикатор?

Из горла тленника вырвался сдавленный рык. Меня хватанули под локоть и, развернув, ткнули пальцем в фиолетовый квадратик над входом, рявкнув:

– Этот!

Ах так вот, значит, чего он светится…

– Я только сегодня днем впервые в эту часть академии попала, – заоправдывалась я. – Я не знала, что эти лампочки… в смысле, индикаторы означают. Извини. Это правда случайность.

– У тебя все случайность. И все должны тебя прощать и твои проблемы решать, – бросил Айландир. – Даже интересно, что был вынужден сделать Камерано, чтобы ты запрыгнула к нему в постель?

– Что-о?! – Я вытаращилась на тленника. – А Алан тут при чем?!

– Да ни при чем! Просто не думал, что ты настолько расчетливая, чтобы после ночи с одним утром уже другому отдаваться, – процедил он.

Тут уж я едва не задохнулась от негодования. Ничего себе заявочки на ровном-то месте! Это при том, что он даже не пришел меня проводить после той ночи и не поинтересовался, как я! И вообще не проявил никакого желания поговорить и что-то выяснить до этого момента! А теперь, оказывается, я что-то ему должна?

Дальнейшее желание объясняться пропало напрочь, и с языка само сорвалось язвительное:

– А ты сам, что, каждой случайной подружке верность годами хранишь?

– Вот как? Значит, по-твоему, я – «случайная подружка»?

– А кто еще? Что-то не припомню, чтобы нас обручили, – колко отметила я. – И вообще, может, для тебя та ночь и прошла в удовольствие, но лично мне было тупо больно и все. Так что повторения ее с тобой я не жажду: любовник из тебя фиговый.

Я, конечно, преувеличивала, поскольку удовольствие тогда все-таки было, перехлестывая даже боль, только признаваться в этом сейчас мешала злость и желание задеть тленника.

И задеть получилось. Айландир аж воздухом поперхнулся.

– Фиговый?! Первый раз вам всем всегда больно, дура! – рявкнул он.

– Уверен? А может, кто-то сам дурак и просто не старался? Хотя, если я ошиблась и это максимум того, что ты можешь, тогда все еще печальнее…

Меня прервал грохот закрывшейся за спиной двери. Взгляд тленника стал совсем бешеным, но буквально в следующий миг все изменилось. Лицо Айландира дрогнуло и расслабилось, а на губах неожиданно появилась фирменная грейвовская улыбка. Неуловимым смазанным движением тленник преодолел разделяющее нас расстояние, оказавшись рядом, и вкрадчиво уточнил:

– Плохой любовник, значит. Я.

Обманчиво спокойный голос и его улыбка на контрасте с недавней злостью резанули по нервам сильнее крика, и я осознала: влипла. Однако вместо страха почувствовала что-то совсем другое. Непозволительное. Такое, от чего смущенно вспыхнули щеки, и очень захотелось прямо сейчас сбежать.

Вот только бежать было некуда!

– Да, – подтвердила я, старательно отводя взгляд.

Впрочем, меня тотчас перехватили за подбородок, заставляя вновь посмотреть в болотно-зеленые глаза, и большим пальцем с нажимом провели по губам. Айландир наклонился совсем близко, так, что кожа ощутила дыхание его шепота:

– И тебе не понравилось. Совсем.

– Совсем, – отчаянно солгала я, чувствуя, как от этой близости слабеют колени.

– И повторения, значит, не хочешь? – хрипловато уточнил тленник, одновременно рывком прижимая меня к себе.

– Н-нет, – выдохнула совсем уже еле слышно, отчетливо ощутив возбуждение мужчины и постыдно окончательно признавая, что на самом деле хочу его не меньше.

А мгновением позже это желание прочел в моих глазах Айландир.

– Маленькая пепельная провокаторша и лгунья, – выдохнул он, и мои губы обжег поцелуй. Уверенный, сильный, именно такой, который я жаждала получить. А затем еще один и еще, распаляя больше и больше. – Так обиделась, что утром не пришел?

– Н-не думала даже, – наплевав на все и целуя в ответ, простонала я. – Сдался ты мне, с-скотина-а…

Одновременно с этим мои пальцы опустились по его плечам, торсу и самовольно отщелкнули пряжку мужского ремня. А затем скользнули под одежду и пробежались ноготками по возбужденному естеству, опровергая только что сказанное. Сейчас я требовала, не допуская даже мысли о том, что могу не получить желаемое. И получила!

Послышался резкий выдох. Мир вокруг крутнулся, и я оказалась на соседнем столе, с которого тленник одним движением смахнул все лишнее. А одежда… ее исчезновение я заметила, лишь когда сильные руки Айландира прошлись по обнаженной коже, чувствительно сжимая бедра и грудь.

Все барьеры, выстроенные злостью и обидой на тленника, рухнули, оставляя только страсть, сметающую стеснительность и стыд.

Откинувшись назад, я впитывала россыпь жалящих поцелуев по ключицам и груди, заставлявших сердце биться как сумасшедшее. Изгибалась под выверенными ласками мужских рук, от которых срывалось дыхание. И раскрывалась, позволяя Айландиру все, что он хотел, выкрикнув его имя в миг проникновения.

Никакой боли на этот раз не было. Только острое удовольствие и стоны, вырывающиеся в ответ на каждое движение мужчины внутри меня. Ускоряющийся ритм и нарастающее лавиной наслаждение, заставляющее впиваться ногтями в его спину, чтобы удержать, не дать даже на миг прервать нашу близость.

Неразборчивый шепот Айландира, поцелуи, ставшие совершенно безумными. И мир, вспыхнувший и рассыпавшийся на тысячи сверкающих осколков, окончательно уносящий сознание прочь…

Глава 7

Понимание того, что это случилось снова, пришло сразу, как жар желания начал угасать. Однако прежде, чем я сообразила, как себя вести дальше, Айландир подхватил меня со стола и, переместившись на скамью, усадил к себе на колени. Заключил в кольцо рук, прикрыл глаза и с хрипотцой выдохнул:

– Это какое-то безумие.

– Что? – спросила, уже зная ответ.

– То, что с нами происходит.

Согласна. У нас ведь нет ничего общего. К тому же большую часть времени я вывожу его из себя. Но…

– Но, несмотря на это, еще никого я так сильно не хотел.

Щеки вспыхнули мгновенно. Я ведь не говорила этого вслух! Айландир просто взял и мимоходом прочел мои мысли!

Болотно-зеленые глаза открылись и с прищуром посмотрели на меня.

– Так ты сама их мне все это время транслировала, как и свои желания. Впрочем, я был не против. Твоя грудь мне нравится, и целовал бы я ее даже без твоей просьбы. Да и то, что нежности ты предпочитаешь силу, оказалось приятно узнать…

– Перестань! – не выдержав, простонала я и уткнулась пылающим лицом в его плечо.

Правда, окруженная ароматом древесного парфюма и терпким запахом разгоряченного мужского тела, спокойствия все равно не получила. Наоборот, только хуже стало! А еще стало страшно. Ведь я могла подумать о чем угодно! И… и выдать себя!

– Брось, мы дважды переспали, а ты до сих пор стесняешься? – хмыкнул Айландир беззлобно.

– Да! – выдавила я. – Потому что мысли – это… это другое! Я ничего транслировать не хотела! И не хочу! Как это прекратить?!

– Просто поменьше обо мне думай, – хохотнул он, а потом посоветовал: – Ну или хотя бы защиту восстанови.

Защита! Точно! Если в первый раз боль еще как-то удерживала ее на краю сознания, то сейчас я настолько потеряла контроль, что совершенно о ней забыла! Хотя, может, еще и проклятие Рассеянности магистра Брук постаралось…

Я поспешно сосредоточилась, заново воссоздавая «звездатую» шапочку, которую после изучения удерживала на себе постоянно. И только когда контур замкнулся, с облегчением вздохнула, чем вызвала у тленника новый смешок.

– Скромница, – со сдержанным весельем произнес он. – И это после всего, что было, надо же. Детка, ты все-таки невероятна.

А затем кольцо мужских рук разомкнулось. Одна из них скользнула по моей спине, зарылась в волосы и, мягко оттянув назад, заставила поднять лицо. Я встретилась с Айландиром взглядом и… пропала. Утонула в темно-зеленых глазах как в омуте, напрочь забыв и о скромности, и о стеснении, и о страхе.

Его губы накрыли мои, сначала едва касаясь, будто дразня, а затем слегка надавили, заставляя раскрыться. Язык тут же захватнически скользнул в рот, лаская и требуя ласки в ответ. Поцелуй становился все настойчивее, все жарче, до сбившегося дыхания и вырвавшегося из груди стона…

Но тут Айландир внезапно отстранился.

– Все. Хватит. – Решительно выдохнул он, останавливая не то меня, не то себя самого. – Иначе опять переместимся на стол, и заявку на восстановление лаборатории я сегодня точно не оформлю.

Реальность «угрозы» подтверждали вновь зазвучавшие в голосе тленника хрипловатые нотки и ощутимое бедром стремительно твердеющее мужское достоинство. Однако меня все же отпустили, наградив напоследок легким шлепком чуть ниже спины.

Сражаясь с целым ворохом обуревавших чувств и всячески отгоняя предательскую мысль о том, что совсем и не против продолжения, я поспешила собрать одежду.

Всего этого вообще не должно было произойти! Желания и эмоции не должны были взять верх над здравым рассудком! Тем более в моем положении.

Пока одевалась, в сторону Айландира старалась не смотреть. Обернулась к нему только когда оправила мантию.

Тленник тоже привел себя порядок и теперь наблюдал за мной, прислонившись к стене. Лицо его, обычно равнодушное или недовольное, сейчас было расслабленным, почти мягким, а взгляд задумчиво-отстраненным.

Впрочем, увидев, что я готова, Айландир отлепился от стены и произнес:

– Собралась? Пойдем, провожу.

– Да… не стоит, – пробормотала я, хотя в глубине души предложению обрадовалась: маленькое, но все же доказательство заботы. – Тем более тебе надо успеть к кладовщику.

– Вот зачем напомнила? – Тленник как-то разом скис.

– Извини, – опять покаялась я. – Я правда не хотела помешать. Ты что-то серьезное делал?

– Не особо, – он махнул рукой, – так, с защитой экспериментировал. Просто ненавижу общаться с этим мелочным типом. Никто во всей академии больше так не бесит. Кстати, а тебе-то зачем лаборатория понадобилась?

– Листра нужна была, – ответила я. – Хотела попытаться снять проклятие.

– Что? – Айландир разом переменился в лице. Точеные черты хищно заострились, взгляд резанул точно бритвой. – Какое проклятие? Тебя опять кто-то проклял? Почему сразу не сказала?

– Да это учебное проклятие, не опасное, – я даже несколько растерялась. – Магистр Брук весь наш курс сегодня им на месяц «одарила».

– Дай посмотрю.

Айландир в два шага оказался рядом. Обхватил руками лицо и, прищурившись, всмотрелся в глаза. Теперь Айландир излучал эмоции спокойной уверенности.

Жаль только, что мне они не передавались! Близость тленника разом смела все обретенное с таким трудом спокойствие на корню, к собственному стыду заставив вновь почувствовать нечто совсем противоположное. Пришлось приложить огромные усилия, чтобы не прикусить губу и тем себя не выдать.

– Занятно, – тем временем, произнес Айландир. – Неспецифическая рассеянность низшего порядка с плавающей переменной. Интересную практику Брук вам устроила.

– А у вас такой не было?

Он отрицательно качнул головой.

– Такой – нет. Брук только года два как преподает. Она пришла на замену магистру Отерру, на редкость склочному занудному старикашке, а у того были свои методы обучения. Впрочем, тоже малопривлекательные. – Айландир поморщился, что-то вспоминая. – Ладно. Сейчас сниму с тебя эту мелкую пакость.

– Не-не! Не надо, – быстро остановила его я. – Нельзя. Магистр Брук сразу это увидит и влепит полугодовой неуд. Снять проклятие мы должны только самостоятельно. Правда, шансов на это мало, потому что формулы для расчетов там какие-то совершенно дикие, и я вряд ли их осилю, но ничего. Подумаешь, похожу с легкой рассеянностью месяц. Не страшно, переживу.

Вот только Айландир, похоже, посчитал иначе.

– Покажи, – потребовал он.

– Что?

– Формулы покажи, какие вы должны для расчетов использовать.

– Э-э… – я неуверенно залезла в сумку и достала тетрадь. – Вот.

Протянула ему.

Едва взглянув на записи, Айландир удовлетворенно констатировал:

– Полный базовый стандарт. Хорошо. Не придется длинные урезанные цепочки выстраивать.

После чего неожиданно вырвал чистый лист, достал из кармана ручку и, подойдя к столу, который мы недавно совершенно неспецифическим образом использовали, начал что-то быстро писать.

Я только несколько раз ошарашенно моргнуть успела, как мне уже протянули лист обратно. Только теперь на нем уверенным, сильным почерком был выведен полный расчет порядка и приложений силы для моего проклятия!

– А… спасибо, – только и смогла выдавить я.

– Основной расчет – ерунда, на самом деле, – сказал Айландир. – Для вас вся проблема в свойственной неспецифическим проклятиям плавающей переменной. Пожалуй, только первокурсники нашего Домена уже имеют понятие о таких проклятиях, хотя бы отчасти. Хотя… целители, наверное, тоже смогут получить помощь у старшекурсников или родственников. Твоей подруге Дир так точно поможет. А вот пепельникам рассчитывать не на кого.

– Да уж. – Я поджала губы.

Айландир весело ухмыльнулся:

– Уже жалеешь, что ты не тленница, а Лиард Пепел, детка?

Еще как! Особенно учитывая, что на самом деле я не Лиард, а кое-кто намного хуже.

– Увы, – признала я. – Но в отличие от остальных мне, по крайней мере, повезло, что тленник – ты. Хотя не уверена, что даже с твоей помощью смогу это проклятие снять.

– Сможешь. Это только вопрос тренировок и времени, – успокоил он. – Кстати о времени. Надо бы поторопиться.

Я кивнула. И впрямь, уже довольно поздно.

Убрав тетрадь и исписанный лист в сумку, повернулась, было, к двери, но потом все же решилась. Посмотрела на Айландира и произнесла:

– Насчет Алана… у нас ничего не было. Он встретил меня утром у ворот академии, потому что лорд Камерано сказал за мной присматривать. Ну а поскольку все пепельники тогда праздновали, повел меня в клуб тоже. Там мы пили и пили… – я запнулась и пожала плечами. – Не знаю, что, честно говоря. Что-то обманчиво легкое, но бьющее в голову так, что к вечеру я на ногах не держалась. В итоге Алану пришлось буквально дотащить меня до комнаты. Но на этом все. А сплетни в Анонимусе… пусть пишут, что хотят. В конце концов, не уверена, что будет лучше, если все узнают правду.

Взгляд тленника на миг как-то странно потемнел, однако спорить он не стал. Признал нейтрально:

– Логично.

– Провожать меня, наверное, тоже не нужно, – добавила я. – Лучше не вызывать лишних поводов для разговоров. Только-только все утихло.

– Хорошо.

И снова его голос спокоен. Вот только кроме спокойствия в нем больше не слышалось ничего. Ни злости, ни удовлетворения признанием. Айландир как будто вообще перестал испытывать хоть какие-то чувства.

– В общем… спокойной ночи, Айл, – неловко завершила я разговор и, тихонько с облегчением выдохнув, вышла в коридор.

– Я не мог прийти тогда. Действительно не мог, – неожиданно прозвучало вслед. – Это было паршивое утро. Да и… весь тот день тоже.

Я едва не запнулась. Вмиг заледеневшие пальцы вцепились в дверную ручку, позволяя удержаться на ногах.

Айландир оправдывается?!

Счастье, что я стою к нему спиной! Потому что скрыть такого сильного изумления просто невозможно!

– Понимаю, – с трудом произнесла я непослушным языком, но обернуться не решилась.

Вместо этого кое-как взяла себя в руки и поспешила прочь из лабораторного корпуса. Разговоров и откровений на сегодня было более чем достаточно!


Она сбежала. Ничем иным, кроме как бегством, быстрый шаг исчезающей за поворотом коридора Евы назвать было нельзя.

Впрочем, Айландир ее понимал. Слишком много эмоций! Как привычных – смущения, стеснительности и желания, так и неожиданных для него страха и опасности. Их он уловил, когда Ева сообразила, что лишилась защиты.

Айландира это настолько изумило и выбило из колеи, что он даже инстинктивно перестроил с ней общение. Постарался отвлечь, успокоить. Вот только сам Айландир спокойным уже не был. Потому что… какого дашша?

Он мог понять все! Тайную страсть и смущение вчерашней девственницы, запретную влюбленность, смятение, злость и даже ненависть. Все это в общении с женщинами у Айландира было. Но чтобы девушка, с которой он только что переспал, считала его смертельно опасным?! Откуда такие мысли? Ева ведь действительно искренне верила, что он может хладнокровно ее убить!

– Да чем же тебе твои родственники так мозги промыли? – пробормотал Айландир.

И тут же ругнулся на себя. Опять! Опять он лезет в то, что его не касается. Какое ему дело до Евы и ее семьи? Да, любовница из нее хоть и неопытная, но весьма сексуальная. И, пожалуй, он готов наплевать на правила и встретиться с ней снова. А что до остального…

Айландир скрипнул зубами. Несмотря на доводы разума, выбросить девушку из головы он так и не смог.

Он не хотел, чтобы та по прихоти родственников считала его каким-то чудовищем! Раздражал даже тот факт, что Ева отказалась от предложения ее проводить. И вроде бы логика в словах девушки была. И Айландир это сам прекрасно понимал. Понимал – лишнее внимание не нужно, сейчас тем более. Но…

Он не привык скрываться! Если Айландир желал какую-то женщину, он ее получал. Без дополнительных условий и не прячась по углам, как трус! И уж тем более ни одна из тех, с кем он спал, не стыдилась этого, а совсем наоборот! Даже невеста Дириона.

Однако в этот раз все перевернулось с ног на голову. Айландир вынужден молчать и смотреть, как та, которая горела в его руках, шептала, кричала его имя, прикрывается другим. И кем! Мальчишкой Камерано!

Вдвойне бесит!

Унять раздражение не получалось даже несмотря на выдержку тленника, тем более после общения с кладовщиком Тамаррисом. Тот не упустил возможности высказать Айландиру все, что думает о нерадивых студентах, порче академической собственности и слишком много возомнивших о себе магах-недоучках.

Неудивительно, что в общежитие Айландир вернулся еще более обозленным. И, понимая, что так просто не уснет, полез в душ.

Только холодная вода наконец позволила эмоциям утихнуть, а разуму вновь обрести ясность. Но сон все же пришлось отложить, так как едва тленник вышел из ванной, послышался стук в дверь и бодрый голос Триона:

– Айл!

– Заходи, – откликнулся тот, открывая шкаф и вытаскивая свежую футболку.

– Ну что, как позанимался? Успешно? – появляясь на пороге, полюбопытствовал друг. Правда, тут же присвистнул: – Ого! Можешь не отвечать, по спине вижу, что успешно. Хотя явно не тем, чем планировал.

Бросив взгляд через плечо в зеркало, Айландир мысленно хмыкнул и ощутил какое-то странное удовлетворение. Горячая девочка. Уверенность в том, что их отношения с Евой, пусть и своеобразные, еще не завершены, стала окончательной. А с ее страхом он разберется.

Тленник накинул легкое исцеляющее заклинание, и царапины затянулись.

– Как я понимаю, до лаборатории ты даже не дошел. – Трион уже вовсю ухмылялся. – Но ты не думай, я не осуждаю. Как по мне, хороший секс всяко лучше формул.

– В лаборатории я был. И даже практически придумал структуру усиления, – опроверг Айландир. – Но потом мне помешали.

– Удачно помешали, значит. Кто хоть она?

– А тебе зачем? Дианэ мало? – поддел тленник друга.

Однако Трион не сдавался:

– Ну поинтересоваться-то я могу. Чисто из любопытства. Погоди, это та блондиночка, с которой ты в прошлый раз недоразвлекался?

– Можно и так сказать. – Айландир задумчиво улыбнулся. Потом тряхнул головой и посерьезнел: – Но вообще, знаешь, пожалуй, сейчас и вправду не до развлечений. Чем больше я думаю о той пробивной атаке Дириона, тем больше она меня тревожит. Я пересобирал сегодня структуру щита с учетом нового узора, и неожиданно осознал, что для этого приходится блокировать линию регенерации.

– Э-э… что? – Трион удивленно уставился на него. – Ты серьезно?

– Более чем. Когда я чуть отвлекся, ее энергия высвободилась, и я едва успел направить ее на листру. Артефакт в пыль, стол тоже. Бонусом пришлось пообщаться с Тамаррисом.

– Ого!

– Но дашш бы с ним. Главное ты ведь понял?

Теперь нахмурился и Трион.

– Этот засранец работает по линии, которая всегда была направлена только на исцеление.

– Именно, – Айландир кивнул. – И никто никогда раньше ее не закрывал. Наоборот. Линия регенерации постоянно поддерживает твое здоровье в бою, плюс, является гарантией того, что, если что-то случится, целитель всегда сможет тебя подлечить. Направить атакующий вектор заклинания по ней просто невозможно, не та структура. Во всяком случае, так считалось до нашего боя. Так что Дирион в этом смысле своим истерическим вызовом оказал нам услугу.

– Но сам Дир до такого точно бы не додумался, – отметил Трион.

– Да. И это беспокоит меня больше всего. Потому что, если в Домене Жизни ведутся такие разработки, да к тому же находятся на той стадии, когда их может использовать пусть и наследник клана, но еще даже не получивший Звезду студент…

– Ты прав. Это нехорошо. Совсем нехорошо. Что делать будешь?

– Пока не знаю. – Айландир сел на кровать и взлохматил волосы. – Точнее, знаю, что для полноценной защиты в этом случае придется лишить себя лечения. Любого. На бой с Дирионом этого хватит, там только щит поднять, да ударить разок как следует. Но если мы говорим о перспективе полноценной войны… там без регенерации, сам понимаешь, не обойтись никак. А это значит – мы беззащитны.

Трион выругался.

– Ну, по крайней мере прямо сейчас жизнетворцы, судя по всему, нападать на нас не собираются, – с надеждой отметил он. – Наоборот, вроде пытаются вас с пепельниками примирить…

– Если бы. – Айландир, который был в курсе истинного положения дел, поморщился. – В общем, знаешь, я, наверное, не буду ждать выходных. Завтра поеду домой. С отцом поговорю и… доберусь-таки до библиотеки.

– Тебе наконец дали к ней доступ?

– Типа того, – ухмыльнулся Айландир. Правда, сразу же вновь посерьезнел. – А тебе придется меня здесь прикрыть.

– Ну, это сделать легче легкого. Не переживай. Семейные обстоятельства, все дела. Пообщаемся с народом, перемоем тебе кости, в общем, все как обычно, – заверил Трион и с предвкушением потер руки. – Ладно, я пойду. Надо кое-что обдумать.

Он поспешно развернулся и открыл дверь.

– Только ставок на меня не делай! – завидев такой энтузиазм, тут же добавил Айландир. – Мне сейчас не до игр с репутацией. Трион! Слышишь? Я серьезно говорю!

– Да без проблем! Твою репутацию даже облачком не накроет! – донеслось из коридора. – Спи спокойно, и удачной поездки. Завтра вечером расскажешь, как все прошло!

Дверь закрылась.


Да, это было побегом. Я полностью это признавала. Так же как сейчас, стоя под прохладным душем, признавала и то, что относиться к Айландиру как к знакомому или другу больше не могу. Все понимаю: мы разные, и между нами нет ничего общего, но не могу!

Оставалось только надеяться, что чувства хотя бы со временем утихнут и что никто о них не узнает. Особенно сам Айландир. Влюбленность вчерашней девственницы в своего спасителя и первого мужчину для него, конечно, новостью не окажется. Но учитывая его характер и происхождение, мне это ничего хорошего не принесет.

Из ванной я вышла хмурая, желая только одного – быстрее заснуть. И забыть, стереть из памяти прикосновения Айландира, его поцелуи и сумасшедшее влечение, которое я к нему испытала.

Но неожиданно обнаружила в комнате Иланну.

– Где тебя носит? – недовольно произнесла она. – Я тебя уже час ищу!

– Зачем? – спросила я, одновременно мысленно дав себе хороший подзатыльник за то, что забыла закрыть дверь.

А если бы это был кто-то менее дружелюбный? О чем я только думала? Точнее, о ком…

Или опять проклятие Рассеянности постаралось?

– Затем! – в то же время выдохнула подруга. – Чтобы разобраться, что с проклятием делать! Или тебя оно еще не достало? Потому что лично я из-за этой фигни уже платье испортила и потоп в ванной устроила!

– А… да, у меня тоже проблемы были, – с запинкой подтвердила я. – Но как с ним разбираться? Я в лабораторию хотела…

– Плевать на лабораторию! – перебила Иланна. – Брат тебя посмотрит и все скажет, что надо делать. Одевайся!

Механически кивнув от такого напора, я вытащила из шкафа первое попавшееся платье. Но им оказалось одно из тех, что мы недавно примеряли с Иланной, лавандовое, с подчеркнутым вырезом. Помнится, я убирала его на полку одним из последних.

– Поищу что-нибудь попроще, – пробормотала я.

Однако Иланна только отмахнулась:

– Да какая разница? Ты не на занятия идешь. Надевай и пошли, а то поздно уже совсем.

И мы пошли.

Правда, поднимаясь на этаж старшекурсников, я боялась, что по какой-нибудь нелепой, глупой случайности снова встречу Айландира. Но нет. К счастью, мы сразу повернули в противоположную от его комнаты сторону.

Несмотря на поздний вечер редкие студенты нам все-таки попадались. Кто-то даже присвистнул вслед. Но это были мелочи. А вскоре Иланна уже стучалась в одну из дверей.

– Входите! – раздался знакомый голос, и мы оказались в комнате Дириона.

Она была совершенно такой же, как и все остальные, что я видела. Только здесь царил идеальный порядок.

– Привет, – Дирион поднялся из-за стола нам навстречу.

Сейчас, без мантии, только в брюках и майке в обтяжку, телосложением он напоминал мне приятеля Айландира Триона: такой же крепко сбитый, с легко угадывающимися сквозь обтягивающую ткань кубиками пресса и мышцами. И такой же улыбчивый. Правда, улыбка у Дириона не с хитринкой, а открытая и доброжелательная.

– Вот! – Иланна подтолкнула меня к нему. – Еле отыскала. Посмотришь ее?

– Конечно, – кивнул Дир и шагнул ко мне. – Выглядишь замечательно, кстати.

– Спасибо. – Я смутилась. – И я не хотела напрягать…

– Глупости, – отмахнулся он. – У меня это много времени не займет. И я понимаю, что вам, пепельникам, действительно сложнее всех с проклятиями разобраться. Так что давай посмотрю.

И мое лицо обхватили руками точно так, как недавно делал это Айландир.

Глаза Дириона засияли мягким светом. Он наклонился, так, что я даже почувствовала легкую неловкость. И вдруг ощутила, как в глубине души после касания магии жизнетворца, зашевелилась подзабытая «пиявка»!

И стало не до смущения, и вообще ни до чего!

Еще «пить» его не хватало! Он ведь жизнетворец! Он же вмиг почует!

– Хм, – словно откликаясь на мои мысли, протянул Дирион, одновременно склоняясь еще ближе, почти на грани приличия. – Странно…

Почуял!!

Но тут, как спасение, послышался легкий скрип, а затем чей-то извиняющийся голос:

– Ой, простите, дверью ошибся.

И негромкий хлопок.

Дирион моргнул. Сияющий взгляд потух, и меня отпустили.

Едва сдерживая дрожь в руках, я медленно выдохнула. Кажется, обошлось. Слава богу!

– Ну? – уточнила Иланна.

– Сейчас. – Он слегка нахмурился, словно пытаясь сосредоточиться, а потом сел за стол и что-то быстро застрочил. Пара минут, и мне протянули исписанный размашистым почерком лист. Точно такой же, какой буквально часом раньше я получила от Айландира. – Вот, держи. Здесь полный расчет порядка и приложений силы. Там ничего сложного, на самом деле, вся проблема только в свойственной неспецифическим проклятиям плавающей переменной. Так что немного тренировок, и проклятие снимешь.

И объяснил точно так же, как и тленник!

– Спасибо, – выдавила я, не в силах избавиться от чувства дежавю.

– Не за что. – Дирион вновь улыбнулся. – Удачного вам избавления от этой заразы. И если будут проблемы – обращайтесь.

– Ты самый лучший, братик! – прощебетала Иланна и чмокнула его в щеку.

После чего мы в два голоса пожелали Дириону спокойной ночи и вышли из комнаты.

– Ну, самое сложное позади, – обрадованно констатировала подруга. – Осталось только приложить немного усилий, и зачет Брук в кармане.

– Да, – все еще немного растерянная, согласилась я. Но потом нахмурилась. – Или нет.

– Что? Почему?

– Потому что это будет очень странно. Особенно с моей стороны, – пояснила я. – Ведь даже Брук сказала – задание для нас сложное. Выполнить его могут далеко не все. И тут вдруг мы с тобой, не тленники, не олимпиадники и так быстро избавились от проклятия?

– М-да… ты права. Подозрительно, – признала Иланна. – Но оно дико бесит!

– Бесит, – не стала спорить я. – Но придется потерпеть. Хотя бы пару декад.

Подруга вздохнула, но спорить не стала.

В конце концов, ничего особо плохого от этого проклятия не случится. Верно?


Глава одного из сильнейших кланов жизнетворцев оторвался от короткого листка с донесением и, испепелив бумагу в кулаке, мрачно посмотрел на своего помощника.

– Что значит, задание до сих пор в разработке? Почему до девчонки еще не добрались?

– У наших сотрудников возникли некоторые, гм, трудности, – занервничав, пояснил тот. – В связи с недавними событиями в академии введен особый режим посещений и сейчас туда незаметно пробраться не получится. Каждый посетитель регистрируется в фоновом режиме магической системой безопасности, причем заклинание дважды дублируется тленниками и пепельниками. Обойти сразу несколько веток защиты мы просто не в состоянии. Так что, если с девчонкой что-то случится, они сразу же поднимут все списки посетителей и легко выйдут на нас.

Мужчина раздраженно грохнул кулаком по столу.

– И что теперь делать?! Сидеть и ждать, когда тленники придут с прямыми обвинениями? А ведь это случится уже со дня на день!

– Нам нужно протянуть время, – пробормотал помощник. – Отвлечь их хотя бы на пару декад, до праздника Первого Дня. Тогда в академии будет полно народа, и затеряться нашим людям уже не составит труда.

– Весь вопрос в том, чем их отвлечь. Как будто это так просто, – отрывисто бросил мужчина и с силой потер виски. Потом нахмурился и уточнил: – Зирила еще не убрали?

– Нет, мой лорд, – подтвердил помощник. – Операция назначена на завтра.

– Отложите. Мы его еще используем. Пусть он обмолвится, скажем, о планах дальнейших диверсий, – задумчиво произнес мужчина. – Тленники – перестраховщики. Они затаятся и будут выяснять, так ли это. А мы поиграем с ними в загадки и намеки. Как раз до праздника. Ну а потом я очень надеюсь, что проблема будет решена.

– Не сомневайтесь, мой лорд! – заверил помощник поспешно.

– Как будто у меня есть выбор, – пробормотал тот еле слышно.

Выбора и вправду не было. Если он не выполнит задание, его клану конец.

Глава 8

Проснулась я рано. Не то чтобы мне не хотелось спать, просто в глубине души грызло легкое напряжение. Словно предчувствие чего-то нехорошего. Хотя почему «чего-то»? Стоило только на миг задуматься, как я совершенно точно осознала, что меня тревожит.

Вчера мы с Айлом очень долго говорили при открытой двери. Да, лабораторный корпус, как я уже уяснила – место безлюдное. Но вдруг? Вдруг кто-то стал свидетелем нашего… общения?

От одной только мысли об этом сердце застучало сильнее, а напряжение скакнуло на несколько порядков. Даже не вставая с кровати, я сразу потянулась к кейлору и, затаив дыхание, зашла в Анонимус.

Уф-ф!

Вздох облегчения вырвался сам собой. Ничего! За прошедшую ночь – ни одного поста, только старье.

Слава бо…

Мысль оборвала алая вспышка, заставив замереть и судорожно сглотнуть.

Заголовок только что опубликованного сообщения под авторством МегаМага гласил:

«Шок-контент! Лиловая Девочка и…?!?»

По спине пробежали холодные мурашки паники. Неужели опасения подтвердились? Неужели этот тип все-таки застал нас с Айлом?

Дрожащей рукой я открыла пост и…

Сглотнула еще раз.

Потому что продолжение гласило: «… поцелуй с Жизнетворцем!!!»

И уж этого я точно не ожидала!

«Привет всем, и особенно тем зажравшимся снобам, которые обвиняли меня в якобы лживости и бездоказательности! – лихорадочно вчиталась я в убористый текст. – Сегодня вы, и особенно ты, ЛордСплетен, своими словами подавитесь! Потому что вы – лишь собиратели мусора, не способные проводить настоящие расследования. В отличие от МЕНЯ!

Но к делу. С первого дня мы видели, что наша Лиловая Лиард слишком много времени проводит в компании Жизнетворцев. Намного больше, чем со своим собственным Доменом и со своим женихом. Даже ее лучшая подруга – внезапно – Иланна Жизнетворец.

Задавались ли вы вопросом, почему?

Лично я задавался. И этой ночью все выяснил.

Вы думали это просто дружба? Как оказалось, нет! Подруга прикрывает самый удивительный роман и на сей раз у меня есть все доказательства! Я даже потратил остаток ночи, чтобы все перепроверить, и выкладываю результат только сейчас, утром.

По итогам расспросов НИКТО из пепельников НЕ ВИДЕЛ, чтобы Лиард хоть раз поцеловала своего жениха. НИКТО! Не говоря уж о том, чтобы эти двое хоть ненадолго где-то уединились. Поэтому утверждение, что именно Пепельный Лорд стал ее первым мужчиной, как оказалось, голословно.

Но, спросите вы, кого же тогда на самом деле предпочитает Лиловая_уже_не_Девочка?

Камерано Пепел? Айландира Тленника? Или все-таки Дириона Жизнетворца, которого она посетила ночью в дорогущем брендовом сексуальном наряде? Думаю, чувственный, наполненный нежностью и страстью поцелуй, который вы видите на снимке, дает исчерпывающий ответ на этот вопрос!»

Ниже прилагался и сам снимок. Кадр получился отменным: Дирион, рельефный, мощный в полуразвороте склонился над изящной девушкой с распущенными лиловыми волосами, нарядное платье которой выгодно подчеркивало высокую грудь.

В общем, картинка – загляденье! Если бы не одно «но». Девушкой была я!

А под постом, прямо на моих глазах, уже появлялись первые комментарии.

ТемныйОгонь: «Офигеть! Вот этого точно не ожидал!»

СияющаяЛеди: «Дирион!!!!! О_О Нет!!!!;,, ((((»

Громб6: «То ходит в обнимку с женихом, а через несколько часов целуется с другим, да еще из другого Домена? Действительно радикальный протест предрассудкам! Сразу и границы между людьми и дархатами стереть, и между Доменами. Браво, Ева Лиард! Я с тебя балдею, жги дальше!»

Архистудент: «А может, она вообще за полигамные браки? Если так, то я, пожалуй, согласен к этим радикалистам присоединиться!»

Из горла вырвался наполненный бешенством рык:

– Н-ненавижу! Ур-рою! Папарацци недоделанный!

Заскрипев зубами, я пружиной выскочила из кровати и судорожно принялась одеваться.

Надо же было так меня подставить! В очередной раз! И ведь я опять не могу нормально оправдаться, потому что иначе все узнают о помощи с проклятием и мне влепят полугодовой неуд!

Из комнаты выскочила, и четверти часа не прошло, и стрелой помчалась по коридору. Куда? В столовую, конечно! По любому эта МегаСволочь там заседать будет, чтобы эффектом своего послания воочию насладиться!

К столовой подлетела, обуреваемая жаждой мести. От желания расцарапать МегаМагу морду лица аж пальцы ломило, а глаза застилал туман бешенства. Однако едва я протянула руку к двери, неожиданно услышала знакомый оклик:

– Ева!

Быстрый поворот головы, и я вижу идущего по коридору Триона, которого только что обогнала, даже не заметив.

Парень был один. Ни Айландира, ни Дианэ с ним не наблюдалось.

– Привет, крошка! – Трион широко улыбнулся. – Ты куда несешься в таком состоянии с утра пораньше?

– Убивать! – выдохнула я. – Так что, извини, пообщаемся потом. Сначала я ему печенку выгрызу!

– Кому?

– Охотнику за шок-контентом! – рявкнула я, рывком открывая дверь столовой и заглядывая внутрь.

Увы, МегаМага в ней не оказалось. Вообще, народа здесь было еще мало: слишком рано. Но я не расстроилась. Дождусь!

– Так Анонимус выбесил? – догадался Трион. – Брось. Даже если это и правда, то…

– Правда?! – взвилась я. – Да когда там вообще хоть кто-то что-то правдивое писал?!

– Эй! Проблемы? – внезапно раздался новый знакомый голос, и я увидела подходящего Ланса.

– Никаких, – вместо меня, чуть поморщившись, ответил Трион. – Гуляй себе дальше.

Ланс, впрочем, тленника проигнорировал и вопросительно посмотрел на меня.

– Ева?

Осознав, что мои излишние эмоции сейчас могут привести к ссоре посторонних людей, я постаралась взять себя в руки и уже спокойнее подтвердила:

– Все нормально, Ланс. Просто хочу найти одного кандидата в МегаТрупы и как минимум выцарапать ему глаза. Все равно он ими видит не то, что есть, а только то, что хочется. Ну а потом заодно и пальцы переломать, чтобы не писал мерзости.

– Так Анонимус выбесил? – понимающе хмыкнув, повторил недавнюю фразу Триона он. – Брось. Даже если это и…

– Только не вздумай заикнуться о том, что это может быть правдой! – перебив, мрачно предупредила я. – И вообще, Дир – твой друг. Ты с ним не говорил, что ли?

– Еще нет, как раз вот только собирался. – Ланс отрицательно качнул головой, а потом обворожительно улыбнулся. – Но, конечно, не откажусь услышать все от тебя.

– А слушать нечего, – отрезала я. – Потому что ничего не было.

– Крошка, при всей моей к тебе симпатии, по снимку этого не скажешь, – отметил Трион.

– Снимок! – Я снова начала нервничать. – Да вы что, не видите, какой там ракурс? С него же ничего не понятно! А Дирион на самом деле просто мне помогал!

– В чем? – заинтересовался тленник.

Ланс же хмыкнул и предложил:

– Ну, если все действительно так, давай напишем опровержение, да и все. МегаМаг и заткнется. Только скажи, что написать, я оформлю.

А я… я опустила голову и пробормотала:

– Не могу.

– Почему же? – вкрадчиво уточнил Трион.

Я замялась. Куснула губу. Потом посмотрела на ребят и попросила:

– Обещайте, что никому не расскажете. У меня… проблемы будут, если узнают. Большие.

– Ну, я вообще парень не болтливый, – заверил тленник. Правда, кивком указав на Ланса, язвительно добавил: – Но насчет него такого сказать не могу.

– А мог бы. Я ведь молчу о некоторых фактах твоей биографии, – огрызнулся тот.

– Конечно молчишь. Потому что выбора у тебя нет.

– Выбор есть всегда, – колко парировал Ланс. – Ладно. Так в чем проблема, Ева?

Я глубоко вздохнула и призналась:

– Вчера на практикуме магистр Брук наложила на нас учебное проклятие. Разобраться с ним и снять его мы должны сами. Но там очень сложные формулы, особенно для пепельников. И… в общем, если я сейчас попрошу вас посмотреть меня и помочь разобраться с проклятием, что вы сделаете?

Ребята одновременно посмотрели на свои руки. Потом на мое лицо. А потом одновременно ругнулись.

– Угу, – сокрушенно кивнула я. – Именно этот момент и эта поза изображены на снимке. Но если об этом рассказать, то меня ждет полугодовой неуд по магометрии.

– Н-да. Проблемка, – признал Трион.

Мы все-таки зашли в столовую, поскольку народ начал прибывать, и стоять на проходе – значило привлечь к себе ненужное внимание. Проходящие мимо студенты и так смотрели на меня с ухмылками, а сдерживали язвительные комментарии, уверена, только из-за Ланса и Триона.

Ребята это тоже прекрасно понимали, так что предусмотрительно провели меня в дальний конец столовой к одному из угловых столиков.

– Так что планируешь делать-то? – уточнил Ланс, когда я села.

– Я… – Я вдруг поняла, что никакого путного плана, кроме как расцарапать МегаМагу лицо, у меня, по сути, нет. А вспышка ярости на людях вряд ли поможет обелить наши с Дирионом имена. Сейчас, когда я немного успокоилась, это стало очевидно.

И само собой вырвалось:

– Помогите мне.

Сразу два скептичных смешка были мне ответом. Однако я продолжила:

– Да, может, друг с другом вы не ладите. Но вы – друзья Дира и Айла, а эта МегаСкотина нагадила им обоим, причем не единожды. Так неужели вам все равно? Неужели вы готовы раз за разом продолжать спокойно смотреть на его писульки?

А вот теперь парни нахмурились.

– Допустим, нет, – задумчиво откликнулся Ланс. – Тем более что этот тип и меня лично подбешивает.

– Аналогично, – согласился Трион. – И что ты от нас хочешь?

Ура!

– Не знаю. Но вы ведь можете хоть что-нибудь сделать? – Я с надеждой посмотрела на них.

Трион и Ланс как-то странно переглянулись, а затем на их лицах появились одинаковые неприятные ухмылки.

– Крошка, ты даже не представляешь, что мы можем, – с предвкушением протянул тленник.

А Ланс улыбнулся шире и сообщил:

– В этой академии мы можем абсолютно все.

Причем, несмотря на улыбку, в его голосе не было ни капли хвастовства. Взгляд оставался серьезным.

– Осталось решить только одну маленькую проблемку: узнать, кто такой МегаМаг. Гаденыш хорошо шифруется, – заключил Трион.

– Так я знаю, – напомнила я. – Да и ты должен его знать, наверное. Помнишь ту ночь, когда Айл мне со смертельным проклятием справиться помог? Я тогда осталась у него до утра на тот случай, если оно снова реплицируется. А утром появилась заметка о том, что мы будто бы вместе спали.

– Ага.

– Ну вот. Я запомнила лицо того парня, который к нам заглянул. Он и тебе в дверь до этого стучал, говорил, что вы с Ди пропускаете завтрак и семинар проспите. Помнишь?

– С трудом, но… погоди, Такер?! – Лицо Триона изумленно вытянулось.

– Какой Такер? – Ланс ошарашенно посмотрел на нас. – Бледный дохляк Такер? Да быть того не может! Он ведь тряпка!

– Кто это? – заинтересовалась я такой дружной реакцией.

– Ну условно его клан относится к нашему Домену, – пояснил Трион. – Но о-очень условно. Отдаленный, маленький, захудалый, человеческий. Как и сам Такер – посредственный человеческий маг, который только лебезит и стремится всем угодить. В общем, последний, на кого можно было бы подумать. Нужно его проверить.

– Да. Проверка нужна в любом случае. Пустым словам без доказательств никто не поверит, – согласился Ланс.

– Главное его не спугнуть, – предостерег тленник.

Ланс фыркнул:

– Не учи. Предлагаю устроить день провокаций и ловить на живца. Если, конечно, никто не против. – Он вопросительно посмотрел на меня.

– Только за, – заверила я.

– Вот и отлично.

– Теперь осталось, чтобы идею поддержал твой приятель, – произнес Трион, скептично глядя куда-то за мое плечо.

Впрочем, куда, стало ясно сразу, ибо из-за спины холодно уточнили:

– И в чем я должен тебя поддержать, тленник?

Дирион!

Трион скривился и начал подниматься из-за стола:

– Лучезарная фея, смотрю, не в настроении. Ланс, общайтесь дальше сами. Как решите, что делаем, скидывай на кейлор. Мне скидывай, а не Ди.

– Ага, – кивнул тот. – Кстати, где моя Ночная Звездочка?

– Моя Ночная Звездочка спит.

– И ты ее оставил? – Целитель показушно всплеснул руками. – Вот так, прямо в постели? Одну? Неужели поссорились, наконец?

– Даже не надейся, – процедил Трион. – Я Айла провожал, он по делам семьи с утра уехал.

– А-а… дела семьи. Это да, это важно. – Ланс ухмыльнулся.

– В общем, план жду, – бросил тленник и направился к выходу из столовой.

– Ладно. Что тут происходит? – проводив Триона взглядом и садясь на его место, уточнил Дирион.

– Анонимус читал? – коротко поинтересовался Ланс.

– Нет. Зачем?

– Почитай. Поймешь.

Спорить Дир не стал, сразу активировал кейлор. Пару мгновений вглядывался в экран, а потом тихо ругнулся.

– Твою ж!.. извини, Ева, – переводя взгляд на меня, расстроенно произнес он.

– Это ты извини, – покаялась и я. – Из-за меня постоянно другие страдают. Ситуация отвратительная.

– Причем объяснить, что произошло на самом деле, мы тоже не можем, – деловито отметил Ланс. – Иначе у нашей малышки будут огромные проблемы с магистром Брук.

– Н-да. – Дирион нахмурился. – Ситуация действительно не из лучших. Но я так понял, вы что-то решили?

Ланс коротко кивнул.

– Типа того. Решили совместить полезное с приятным. Обелить вас и заодно поймать-таки МегаМага. Сам знаешь, он меня достал уже.

– Хорошо. И что требуется от меня?

– Поиграть денек на публику.

– Хм?

– Раз народ хочет сплетен, народ должен их получить, – пояснил Ланс. – Ну а мы с Трионом получим доказательства, разоблачающие этого дашшева папарацци. Потом объявим, что это все розыгрыш и фальшивка, обличим МегаУрода, обелим вашу репутацию, и все будут счастливы. Никто не пострадает, кроме одного бледного задохлика. Но он сам напросился.

Поджав губы, Дирион задумчиво постучал пальцами по столу. Потом бросил еще один короткий взгляд на кейлор, посмотрел на меня и уточнил: – Ты-то сама как? Согласна?

– Избавиться от этого гада? Конечно да, – с жаром подтвердила я. – Любым способом.

– Что ж, тогда…

Дирион неожиданно широко улыбнулся и протянул мне руку.

Предлагает скрепить наш договор дружеским рукопожатием?

Уверенно улыбнувшись в ответ, я протянула в ответ свою. Но… Дирион вдруг поднес ее к губам и мягко поцеловал.

И только теперь до меня дошел весь смысл предложения Ланса «поиграть денек на публику». И того, как должен пройти «день провокаций».

Нет, в целом я против не была, хотя вариант притвориться девушкой Дириона действительно выглядел очень провокационным. Дир – очень тактичный и вежливый парень, ничего лишнего он себе не позволит. В этом можно было не сомневаться.

Тем более это роль на один день, а дальше нас «оправдают».

Но существовал один нюанс…

– Надо Алана предупредить, – пробормотала я. – Иначе точно устроит скандал, и ничего с провокациями не выйдет.

– Предлагаешь пепельника в известность поставить? – Ланс ненадолго задумался, но вдруг щелкнул пальцами. – А знаешь, давай. Зови его. Так даже интереснее будет.

Интереснее? Что он еще задумал?

Активировав кейлор, я нашла в списке контактов нашего факультета Камерано. Правда, отсылала просьбу прийти в столовую с сомнением и предчувствием предстоящего скандала. А когда увидела недовольную рожу подходящего Алана, это предчувствие только усилилось.

– Ну и какого дашша происходит? – хмуро спросил он.

– И тебе привет, – дружелюбно откликнулся Ланс. Вот кто сомнений не испытывал совершенно! – Присоединяйся.

Он кивком указал на свободный стул.

– Зачем?

– Дружочек, ты зачет по магометрии хочешь?

– Э-э?

Алан недоуменно изогнул бровь. Потом посмотрел на нас с Дирионом и во взгляде его мелькнула догадка, а недовольство сменилось интересом.

– Так вот что это было, – протянул он.

– Именно. Оно самое. – Я быстро кивнула.

Ланс же добавил:

– Мы готовы помочь с расчетами и тебе, если, в свою очередь, поможешь нам отловить одного задолбавшего всех типа.

– Это которого? МегаЛоха, что ли? – соображал Алан быстро.

– Именно.

– Да без проблем! Он меня тоже бесит. Что надо сделать?

На лице Ланса тотчас расцвела широкая улыбка.

– Видишь ли, у Дириона тут сестра учится, – вкрадчиво произнес он. – Настоящая красавица. И, какое совпадение, прямо на вашем факультете. Представляешь?

Поняв, наконец, замысел хитрого целителя, я фыркнула, а потом, не удержавшись, рассмеялась во весь голос.

Может, начало этого утра и не было прекрасным, но продолжение, вне сомнения, будет потрясающим. Причем для всей академии!

Глава 9

– В смысле, провести с ним день как пара? Вы что, шутите?!

Иланна, которую пришлось тоже зазывать в столовую, смотрела на нас с Лансом со смесью недоверия и возмущения.

– Почему же. Мы серьезны как никогда, – заверил Ланс и наградил ее обворожительной улыбкой. – А шутить будем надо всеми остальными, если ты окажешь нам эту небольшую услугу.

– И это ты называешь небольшой услугой? – Гневный взгляд подруги метнулся к брату. – А ты-то как на такое согласился? Ты! Самый правильный в нашей семье и все время радеющий за репутацию! И хочешь так нас подставить!

– Лично меня уже подставили, если ты не заметила, – спокойно поправил тот. – И именно потому, что я радею за репутацию, ищу выход, чтобы все исправить, не подставляя при этом твою подругу. Если сделать, как говорит Ланс, то всех нас уже завтра обелят. А если нет – перемывать кости будут еще очень долго.

– Брось, феечка, это будет даже весело, – добавил Алан с ухмылкой.

– Не называй меня феечкой, Пепельница! – тут же огрызнулась Иланна. – И вообще, у меня жених есть!

– От которого ты, кстати, сама мечтаешь избавиться, – напомнила я. – Ну давай, Иланка, соглашайся. Ну правда очень надо. Сама же видишь, что творится. Мне ведь теперь житья совсем не будет. И признаться в том, что Дир только помощь оказывал, я не могу: Брук сразу же донесут.

Подруга куснула губы. Было видно, что, даже несмотря на доводы, наша задумка по-прежнему ей неприятна. Однако женская солидарность все-таки взяла свое и Иланна неохотно кивнула:

– Ладно.

– Спасибо! – Я порывисто обняла подругу.

– Но только на один день, и он не будет меня лапать! – предупредила она.

– Исключительно в случаях крайней необходимости, – откликнулся Алан, улыбаясь шире.

– Уверен, все пройдет замечательно, – тут же тактично добавил Ланс.

Иланна еще раз окинула Алана скептичным взглядом, но больше свои сомнения высказывать не стала. Так что мы быстро позавтракали и, убедившись, что народа в столовой уже появилось немало, приступили к первому этапу розыгрыша: демонстративно-публичному выходу из столовой.

Сначала шли Алан и Иланна. Правда, даже несмотря на то, что шли они под ручку, никто на этот раз на них не смотрел. Потому что за ними следовали мы с Дирионом – медленно, чинно, улыбаясь друг другу и демонстративно не обращая внимания на окружающих.

А вот окружающие, напротив, буквально пожирали нас взглядами! Во всей столовой не было никого, кто бы не смотрел в нашу сторону. Более того, многие бросали недоеденный завтрак и устремлялись за нами в коридор, надеясь на продолжение шоу.

«Что ж, новый сезон “Дома-2” можно считать открытым», – с удовлетворением мысленно констатировала я.

Когда мы подошли к аудитории, где у первого курса планировалась магометрия, «успех» по привлечению всеобщего внимания повторился. Даже делать особо ничего не пришлось! Дирион просто вернул мне сумку, которую всю дорогу нес, лучисто улыбнулся и пожелал:

– Удачного дня, малышка.

Даже у меня, знающей, что это только игра, сердце дрогнуло!

– Спасибо, – выдохнула я. – И тебе.

– Увидимся после занятия, – пообещал он.

После чего снова перехватил мою кисть, легко коснулся губами тыльной стороны ладони на прощание и ушел.

Не удивительно, что после такого представления взгляды абсолютно всех сокурсников тотчас устремились на Алана.

А тот… тот, не обращая на нас с Дирионом ровным счетом никакого внимания, в это время спокойно и обстоятельно обхаживал Иланну! И под локоток подхватил заботливо, пока та по ступенькам поднималась, и сумку ее придержал, пока садилась.

В общем, их звездный час наступил! А так как Алан играл на публику куда лучше Дира, то не преминул воспользоваться возросшим вниманием общественности и галантно поцеловал Иланне руку. Подруга тоже сориентировалась быстро и в ответ наградила Камерано весьма правдоподобным влюбленно-смущенным взглядом.

Мысленно посмеиваясь, я направилась к «сладкой» парочке. Судя по выражениям лиц сокурсников, многие из них сегодня вполне могут обратиться в медкорпус по поводу дисфункции нижней челюсти.

К счастью для здоровья окружающих, шоу с ухаживаниями не продлилось долго, так как в аудитории показалась магистр Брук Синеводная. Студенты хоть и с явной неохотой стали разворачиваться и зашелестели тетрадями.

Магистр же пожелала всем хорошего дня и уточнила:

– Ну что, есть вопросы по вчерашнему семинару?

Ответом ей послужила равнодушная тишина. Как я и предполагала, никто даже не подумал напрягаться, кроме, пожалуй, наших медалистов-олимпиадников. Но те, неуверенно глянув на остальных, тоже предпочли промолчать и не привлекать к себе внимания.

– Нет, значит? – с неприятным смешком констатировала магистр Брук. – Что ж, хорошо. В таком случае идем дальше, а к этой теме вернемся на зачете.

– Нехорошо, – пробормотала я. – Чую, на зачете придется туго.

– Остальным – да. А мы получим его, как только снимем проклятие, – тихо напомнила Иланна. – Так что не бери в голову.

Что ж, в этом подруга была права. Отбросив ненужные волнения, я открыла тетрадь и записала название сегодняшней темы, которая, кстати, оказалась весьма интересной и важной – «создание базового щита».

– Как вы понимаете, заклинание базового щита – это основа основ, – произнесла магистр Брук. – То, от чего отталкивается любая защита. Поэтому вы должны уделить этой теме максимум своего внимания. Если, конечно, не хотите окончить жизнь от какой-нибудь банальной травмы.

Мы не хотели, поэтому слушали и конспектировали пояснения магистра тщательно и подробно. До записей снизошли даже те из элитников, кто магометрию никогда не любил.

Впрочем, ядро заклинания представляло собой довольно простую звезду, а формула приложения сил была несложной, так что никаких трудностей при создании базового щита не должно было возникнуть.

Практическая отработка заклинания, как сообщила магистр Брук, должна была начаться с сегодняшнего дня на занятии по энергоконтролю. И это радовало, поскольку групповые задания всем уже изрядно поднадоели.

Когда твоя оценка зависит только от тебя, а не от целой группы – всегда лучше. Тем более, когда из-за этой группы она изрядно подпорчена. Сейчас хотя бы появилась реальная возможность подтянуть средний балл повыше.

В общем, аудиторию мы покидали воодушевленные предстоящей практикой и в хорошем настроении.

А перерыв между занятиями начался с просмотра Анонимуса, где я ожидаемо узрела истерически мигающий заголовок нового поста от МегаМага: «Разоблачение столетия! Они перестали скрываться!»

«Вы обратили внимание, что ЛордСплетен до сих пор молчит?! – торжествующе писал он. – А молчит он потому, что сказать ему нечего!!! Потому что мои доказательства оказались настолько неопровержимы, что даже сами Лучезарный и Лиловая Девочка их признали и перестали скрываться!

Да-да!!!

А кроме того, перестал скрываться и кое-кто еще!

Сегодня утром все стало окончательно ясно! И почему Камерано не ревнует «невесту» к Лучезарному, и почему не целует ее! А потому что этот любовный треугольник – не треугольник вовсе, а квадрат! И читается он по-другому!

Иланна Жизнетворец не просто покрывает связь подружки со своим братом! На самом деле она встречается с Пепельным Лордом!!!»

После чего шла картинка нескромно обнимающего Иланну Алана с подписью: «Маленькая Фея и Пепельный Лорд. Как тебе такое, ЛордСплетен? А?!»

– О, кажется у тебя тоже появилось прозвище, – поздравил Иланну Алан. – Маленькая Фея, надо же.

– Кто? – та обалдело уставилась на кейлор.

– Маленькая Фея. Феечка, – охотно повторил парень и ухмыльнулся.

– Я просила не называть меня так!

– Так это и не я назвал. К МегаЛоху все претензии, – справедливо отметил Алан. – Кстати, судя по комментариям, прозвище уже в народ пошло, так что придется привыкать.

Раздался глухой рык, который, впрочем, был почти сразу пресечен пепельником самым романтичным образом.

Только я, стоящая в непосредственной близости от этих двоих видела и слышала, что, обхватив ладонями лицо Иланны, Алан склонился к ней и тихо потребовал:

– Держи себя в руках. Не сейчас!

А для остальных это действие выглядело исключительно как нежный и откровенный поцелуй. Парочка заговорщиков даже нескольких аплодисментов удостоилась.

Что ж, с идеей сделать вторую пару на публику Ланс не прогадал. Благодаря Иланне и Алану народ не терял интереса к теме, даже пока Дириона не было рядом со мной. А главное, не остался без «работы» и МегаМаг, которого я вскользь заметила в отдаленной группе студентов.

«Пепельный Лорд и эта… ЭТА?! Да быть того не может!!! – выли в комментариях. – Не верю!!!»

«А придется», – мысленно хмыкнула я, вновь посмотрев в сторону шедшей впереди парочки.

Потому что там было все. И поцелуи ладошек, и даже отдельных пальчиков. И томные взгляды. И красивые фразы с заверениями в вечной любви. И перешептывания на ушко. В общем, Алан и успокоившаяся Иланна явно вошли во вкус и получали искреннее удовольствие от игры на публику.

Удовольствие получали и все, кто за ними наблюдал. Хотя…

Пожалуй, все-таки не все. Я вдруг заметила, что, в отличие от остальных, друзья Алана с каждой минутой все больше и больше мрачнели. А когда Дилан решительно сузил глаза и, сжав кулаки, направился к парочке, поняла, что Алан может серьезно влипнуть.

Только разборок вида «ты с какого Домена и за кого будешь?» сейчас и не хватало!

Быстро заступив наперерез, я перехватила Дилана под руку и обворожительно улыбнулась:

– Приветик. Можем поговорить? Это недолго.

– Что? – недружелюбно буркнул он.

Похоже, и меня теперь не особо чествовали.

Впрочем, меня это не смутило.

– Хочу попросить об одной ма-аленькой услуге, – не прекращая улыбаться, проворковала я.

– Чего надо?

– Так, ерунда. Просто подойди к Алану и демонстративно поддержи его выбор.

– Чт… гхм-кхе чего?! – Дилан вытаращился на меня как на ненормальную. – Сдурела? Да я по морде ему дать хочу, а ты… а! Понял! Это все из-за тебя, значит? Сама радикалистка и Алана в их ряды заманила? А теперь и меня хочешь? Да иди ты…

– Заткнись, а? – тихо рыкнула я и, резко сбросив улыбку, в упор посмотрела на него. – Мы не радикалисты. Мы ловим придурка, который о нас всю эту гадость пишет. Обо всех нас. Понял?

Во взгляде Дилана последовательно отразились изумление, а затем понимание.

– Э… а-а! – протянул он и воровато огляделся. – Понял.

– А раз понял, то помоги. Подойди и скажи, что они отличная пара, – повторила я. – Скажи, что всегда будешь на их стороне и все такое. В общем, поддержи легенду, чтобы последние сомнения у народа отпали. Этот говнюк точно где-то здесь, а значит, точно будет все снимать. И, надеюсь, тем и спалится.

– Ага. Хорошо. Сделаю в лучшем виде, – пообещал Дилан.

Мысленно с облегчением вздохнув, я отпустила его руку, и парень продолжил движение к милующейся паре интриганов. Только теперь на лице его сияла широченная и счастливейшая улыбка.

– Алан, дружище! – догнав того, громко провозгласил Дилан и от души хлопнул Камерано по спине. – Удивил так удивил, даже меня! Не думал, что ты решишься открыться всем так рано! Но поздравляю! В конце концов, ты прав – ничто не должно стоять на пути настоящей любви!

И вновь Алан проявил сообразительность, лишь на миг удивленно вскинув брови, а затем сразу покосившись на меня. Я едва заметно утвердительно кивнула, в ответ на что получила короткий благодарный взгляд. А дальше уже два приятеля начали сыпать высокопарными лозунгами вида: «Домен ничто, любовь – все» и «любовь превыше всего».

Находившаяся меж парней Иланна отчаянно краснела, а я искренне надеялась, что никто из родственников этих троих не читает Анонимус. И, одновременно, в очередной раз радовалась задумке Ланса. Все-таки такого шоу Дирион выдать бы не смог. На подобное способен только энергичный и безбашенный характер пепельника.

Наконец перерыв закончился. С явным сожалением студенты начали расходиться по аудиториям. Мы же потянулись в тренировочную энергоконтроля и по указанию магистра Тирона расселись по отдельным циновкам.

– Как вам уже, наверное, сообщили, сегодня вы приступите к созданию базового щита, – произнес магистр. – Надеюсь, вы хорошо запомнили его структуру? Впрочем, учитывая, что заклинание вам только что дали, разрешаю на этом занятии использовать записи в качестве подсказки, если необходимо.

Вообще отлично!

Сокурсники радостно оживились, многие полезли за тетрадями. Да и я свою на всякий случай достала и сверилась с отложившейся в памяти схемой. Уверенность в том, что со щитом справлюсь быстро, стала абсолютной.

Глубоко вздохнув и медленно выдохнув, я настроилась на работу и принялась выстраивать ядро звезды. Обозначила точки и связи, стала наполнять силой…

Вспышка!

И не успевшее даже толком оформиться плетение развалилось на куски.

Какого черта?

Я недоуменно нахмурилась, но потом поняла: сама виновата. Не удержала равномерное наполнение нитей силой. Отвлеклась немного, и вот результат.

Ладно, попробую еще раз.

Точки, линии, сила…

И вновь обрыв! А потом снова и снова!

Да в чем дело-то?! Почему я не могу выстроить элементарное плетение, чего-либо не забыв или не перепутав при этом? Почему не могу представить его в голове достаточно четко, чтобы хотя бы обозначить задачу искаритам? Что за невезение?

– Проклятие! – тихо ругнулась я, сердито открывая глаза.

И замерла, сообразив, что так оно и есть. Ведь на мне висит проклятие Рассеянности! Именно оно меня сбивает!

А вокруг уже слышались все нарастающие ругательства сокурсников. Простейшее, казалось бы, заклинание не давалось никому!

Студенты, начиная с отличников-олимпиадников и заканчивая магически одаренными статусными дархатами, раз за разом, зло и упрямо пытались воспроизвести магический щит, но вновь и вновь терпели неудачу. В итоге за два с половиной часа, что длилось задание, успеха так никто и не добился.

– Н-да. Очень плохо. Очень, – оглядывая наши мрачные, уставшие лица, констатировал магистр Тирон. – Разочаровали вы меня, ребятки. В общем, так. На отработку базового щита у нас выделено пять занятий. Дольше на вашу возню я смотреть не стану. Кто не справится до этого времени – получит неуд.

– За что?! – не выдержал один из «золотистых» сокурсников, кажется, Танаан. – Мы бы и за одно занятие все сделали, если бы не проклятие магистра Брук! Она весь наш курс вчера Рассеянностью прокляла, если вы не в курсе!

– Я в курсе, – равнодушно кивнул магистр Тирон. – И что с того?

– Как что?! Ведь это не наша вина! Почему неуды-то тогда?!

– Ну, во-первых, потому, что вина все-таки ваша, – возразил магистр. – Если какое-то слабенькое проклятие мешает вам сосредоточиться, значит, концентрация у вас отвратительная. А во-вторых, это учебный процесс и проклятие в него официально включено. Вы должны уметь работать в сложных условиях, поскольку ситуации бывают разные. Например, вам руку в войне оторвет. Как защищаться будете?

Кто-то надсадно кашлянул.

– В какой войне? – выдавил Танаан. – Мы тысячу лет не воюем.

– Тогда оторвет ногу в результате несчастного случая на производстве, – ничуть не смутившись, тотчас поправился магистр Тирон. – К примеру таком, как на шахте Кристаллин недавно. С вашей нынешней концентрацией вы бы там все в первые же минуты померли, не будучи в состоянии закрыться щитом и дождаться помощи. Так что любителей жаловаться родителям сразу хочу предупредить: ваши родители нам только спасибо скажут за то, что помогаем вам не подохнуть в будущем. Поэтому хватит ныть, лучше тренируйтесь. И думайте о том, что если сумеете поставить и удержать щит с проклятием, то без него и подавно справитесь.

– Но…

– А если проклятие вам действительно так мешает, тогда советую найти способ его снять, – не желая больше слушать возражений, заключил магистр Тирон. – И побыстрее. Напоминаю: у нас пять занятий на щит. Не больше.

Он махнул рукой, прощаясь, и покинул аудиторию.

– Ну офигеть теперь, – выдавил Танаан. – Из-за Синей Бабы еще и неуд по энергоконтролю теперь схватим!

– Ага, – поддержал его один из целителей. – И ведь специально обложили!

– Я не могу получить неуд! Я никогда неудов не получала! – жалобно произнесла отличница Тайрин и хлюпнула носом.

– И не получишь. Сегодня же пойдем с проклятием разбираться, – поддержала ту Галаилора. – Вспомни, сколько у тебя медалей. А у меня? Так что справимся. И не с такими задачами справлялись.

– Девушки! А вы не против приятной компании? – живо сориентировались пара ребят тленников. Кстати, судя по золотистой кайме на мантиях, из числа элитников.

Я тихонько хмыкнула. Надо же, вот и до бывших призраков снизошли. А ведь раньше и внимания не обращали.

Остальные сокурсники, тем временем, тоже принялись активно договариваться о совместных усилиях по изучению и избавлению от проклятия. Получать неуд не хотелось никому.

– Надо будет тоже вечером в лабораторию заглянуть, – на выходе сказала Иланне и Алану я.

– Прямо сегодня? – подруга наградила меня скептичным взглядом. – Рано же.

– Так мы не снимать. Но потренироваться и проверить расчеты на всякий случай надо, – сказала я. – Мало ли?

– Согласен, – поддержал Алан. – Не то чтобы я не доверял твоему брату… хотя кому я вру. Да, я ему не доверяю.

– И зря. Дирион всегда выполняет обещания и держит слово. Но как хочешь, – с деланым равнодушием пожала плечами Иланна.

– В конце концов, для общего дела это тоже неплохо, – отметила я и хмыкнула. – Мало ли что можно делать за закрытой дверью? При этом вам даже притворяться не придется.

– Тоже верно, – фыркнул Алан. После чего демонстративно обнял целительницу и уже громче провозгласил: – О, детка! Наконец-то мы сможем нормально уделить время друг другу!

Я же увидела подходящего Дириона и изобразила на лице самую счастливую улыбку, на которую была способна.

Новая серия шоу началась.

И началась с легкого, но настоящего поцелуя, который подарил, подойдя ко мне, Дир. В отличие от имитирующего романтику Алана, действовал он совершенно открыто, и это… это, признаться, несколько выбило меня из колеи. Особенно когда ощущение чужих губ заставило внутреннюю «пиявку» радостно воспрянуть.

Еще чего не хватало! Только-только Айландира от нее оградила, как та нацелилась на новую жертву?

К счастью, поцелуй все же был мимолетным, продолжения не последовало, так что подавить «пиявку» получилось быстро. Ну а дальше оставалось только лучше следить за собой. Тем более за мной пристальнейшим образом наблюдали и встречавшиеся нам по пути в столовую студенты. Ведь утреннюю новость к этому времени прочитали абсолютно все.

Не удивительно, что в Анонимусе творилось форменное безумие. Бесновались фанатки Дириона и Алана. Сходили с ума поборники морали. Но особенно выделялись торжествующие «Молодые радикалисты».

«Теперь мы все видим, какой мощный отклик получила инициатива Лиловой Девочки! – кричали они. – Наше движение растет с каждым днем! К нам присоединяются все больше и больше кланов! И это прекрасно!

Из вспышки возгорится великое пламя перемен и длань жизни благословит их!

Да-да, вы не ослышались, именно пламя и жизнь в лице наследников Доменов Пепла и Жизни присоединились к нашему зову!

Тлен пока молчит, но надеемся, что и его сильная рука встанет надежным оплотом бок о бок с нами.

Мы – молодое поколение – понимаем, что дальше жить в оковах тирании нельзя. Мы молоды, амбициозны, мы – будущее нашего мира! Свободного, лишенного предрассудков и кастовых иерархий!

Так сбросьте с себя оковы и присоединяйтесь к нам! Вместе мы едины, мы сильны и равны!»

И даже множество возмущенных комментариев вида: «Вы че, в каком месте мы равны-то? Мы даже по магическому резерву с рождения отличаемся!» не могли их утихомирить.

Хотя на этот раз на баталии анонимусов я взглянула лишь вскользь. Зачем в них вникать? Все равно уже завтра все изменится. Лучше вдоволь насладиться сегодняшним днем.

Тем более было чем! Ведь рядом находился Дирион. Безупречно внимательный, заботливый и, казалось, предугадывающий каждое мое действие.

Меня нежно и в то же время уверенно обнимали, даря ощущение нерушимого спокойствия и защищенности. За мной романтично ухаживали во время всего обеда, осыпали красивыми комплиментами и целовали пальчики под завистливо-злобные взгляды окружающих девушек и смешки ребят.

Даже несмотря на то, что это было только игрой, я все равно периодически смущалась по-настоящему. И, уж не знаю, что чувствовала в этот момент рядом с Аланом Иланна, а я… я впервые осознала, каково это – встречаться с идеальным мужчиной. Чутким, тактичным. Правильным.

Так, помнится, подруга и называла своего брата: «Правильный. Обстоятельный».

Хотя в какой-то момент поймала себя на мысли, что, даже несмотря на идеальность, в Дирионе мне все равно чего-то не хватает. Он нерушимый, как скала. Да. Но мне было мало скалы. Мне хотелось жара вулкана…

Впрочем, я быстро себя оборвала и пристыдила:

«Да ты зажралась, Ева! Уже идеал для тебя – не идеал. А ведь он тебе даже не светит! Нет бы просто радовалась, что хоть один день с ним проведешь! Тем более не факт, что весь…»

– Что планируете делать дальше? – словно услышав мои мысли, спросил в это время Дирион.

– В лабораторию хотели пойти, поработать с проклятием, – ответила я.

– Все-таки решили сразу снять?

– Нет пока. – Я отрицательно качнула головой, а затем пояснила: – Но потренироваться нужно. Мы сегодня всем курсом выяснили, что из-за этого проклятия не в состоянии поставить даже простой базовый щит. Просто не можем сосредоточиться и все тут. В общем, чувствую, с его снятием тоже возникнут проблемы.

– Хм. – Дир слегка нахмурился, что-то прикидывая. – Да, скорее всего, действительно возникнут. Сил на снятие проклятия почти не требуется, но точек их приложения больше, чем в схеме щита. Над концентрацией вам точно придется поработать.

Так что после обеда мы с Иланной сбегали в общежитие и переоделись для пущего эффекта, а затем в сопровождении Дириона и Алана торжественно и красиво прошествовали в лабораторный корпус.

Там, правда, случилась заминка: лабораторий было не так много, и все они оказались заняты. Точнее, мест в них хватало, но в каждой находилось как минимум по несколько студентов, включая сокурсников. И пусть они раздражены и заняты изучением проклятия, следить за нами все равно будут. А это значит, что при тренировках придется соблюдать дополнительную осторожность, чтобы себя не выдать. Ну и играть на публику, разумеется.

И того, и другого делать несколько часов кряду очень не хотелось. Отыгрыш – отыгрышем, но не так же долго! Поэтому Дирион предложил позаниматься в изоляторе. Пусть не с таким комфортом, зато спокойно.

В общем, предложение было одобрено сразу и единогласно. Быстро реквизировав из ближайшей тренировочной аудитории несколько циновок, мы нашли пустой изолятор и с облегчением в нем закрылись. Теперь ничего не мешало нам нормально заниматься.

– Ну что, давайте, показывайте, что там у вас с концентрацией, – предложил Дирион и уселся в угол, чтобы не мешать.

Мы же с Аланом и Иланной приступили к выстраиванию заклинаний для снятия проклятия. И после нескольких попыток худшие предположения оправдались. Даже зная, какие конкретно силы и в каком порядке на что приложить, удержать все в голове и правильно направить оказалось большой проблемой.

Во-первых, было слишком много точек приложения. Во-вторых, требовался точный расчет сил. Ну а в-третьих и основных – концентрация, которую постоянно сбивало это самое проклятие Рассеянности!

Так что даже захоти мы снять проклятие сегодня – фиг бы у нас что получилось!

– Похоже весь месяц придется потратить только на то, чтобы успеть выставить все точки до того момента, как их собьет рассеивающее проклятие, – неутешительно резюмировала Иланна.

– Угу. – Я поморщилась. – Только чую, мы скорее концентрацию отработаем и научимся базовый щит ставить.

– Что тоже неплохо, – отметил Алан. – Ведь главная наша цель сейчас – избежать неуда по энергоконтролю.

– Значит, сидите и тренируйтесь, – заключил все это время наблюдавший за нашими потугами Дир. – А я пока пойду свой практикум доделаю. Встретимся в холле перед ужином.

Простившись, целитель ушел, а мы приступили к тренировкам.

Кроме прочего, Алан и Иланна показали мне пару способов, облегчающих концентрацию, которым их учили еще дома. И объяснили несколько нюансов по восстановлению магического резерва. Но даже при всех этих знаниях за несколько часов упорных попыток никто из нас так успеха и не добился.

Чертово проклятие срабатывало быстрее!

– Ладно, не вышло сегодня, выйдет завтра. Или послезавтра. Одно мы поняли точно: первым делом необходимо заняться концентрацией, а потом переходить к остальному. Так что главное, не прекращать заниматься, – уверенно произнес Алан, когда мы покинули изолятор. И, зная упертый характер пепельника, можно было быть уверенным в том, что он своего добьется.

Мы с Иланной тоже отступать не намеревались. Подруга, как и большинство дархатов, восприняла невозможность создать простой щит вызовом своим способностям. Я же – и вовсе угрозой собственной жизни. Ведь ничего важнее хорошей защиты для меня сейчас не было.

«А еще твой Домен именно на защите специализировался. И хороша же ты на их фоне, не будучи в состоянии даже базовый щит осилить», – поддел внутренний голос.

В общем, накрутила я себя знатно. Даже решила, что после ужина, если успею передохнуть, еще в изоляторе посижу.

На этой мысли я вышла в холл и, было, огляделась, чтобы отыскать взглядом Дириона, но тут же изумленно замерла.

Потому что искать его не пришлось. Стоящий с огромной охапкой роз удивительного бледно-лилового цвета целитель был заметен абсолютно всем.

Рядом раздался восхищенный писк Иланны: «молодец, братик!» и сухой смешок Алана: «выпендрежник он все-таки».

Но я не обратила на них никакого внимания. Просто неотрывно следила за тем, как, завидев нас, Дирион уверенно пошел навстречу. И до последнего не могла поверить, что это лиловое облако предназначается мне.

Никто никогда не дарил мне цветов. Только отец приносил по скромному букетику на Восьмое марта и День рождения. Поэтому, когда Дирион подошел и вручил мне огромную охапку роз, я окончательно растерялась. Только и смогла выдохнуть:

– Спасибо, Дир!

– Не за что, – приобнимая и легко поцеловав, улыбнулся целитель. – Эти розы очень похожи на тебя, и цветом, и беззащитной хрупкостью. Я просто не мог их тебе не подарить.

Ох! Щеки в который раз за день смущенно вспыхнули.

Пусть это и просто игра, но именно сейчас, после таких слов, окутанная изумительным тонким ароматом, я ощутила себя абсолютно счастливой.

– Есть за что! Мне никто раньше цветов не дарил. Спасибо, – повторила я и от избытка чувств, потянувшись на носочках, в ответ чмокнула его в щеку.

А в следующий миг вздрогнула от ударившего хлыстом колкого голоса:

– Надо же. И это наш правильный Дирион?

Айландир!

Даже не оборачиваясь, я почувствовала исходящую от тленника холодную ненависть, направленную на Дириона… и заодно на меня.

– Решил последовать твоему примеру и пересмотреть взгляды… как ты там говорил, устаревшие? Косные? – мигом преобразившись и посуровев, с таким же холодом бросил в ответ целитель. – А что, какие-то проблемы?

– Никаких, – заверил Айландир. – Кроме того, что мы с тобой одно дело не закончили.

– Предлагаешь завершить?

– Именно.

– Выбирай время и шли вызов, – бросил Дирион, а затем насмешливо добавил: – Только очень прошу, выспись на этот раз. Приходить сонным на бой крайне невежливо. Лучше уж тогда сразу сдаться.

– Учту, – отрывисто выдохнул Айландир, а затем послышался чеканный стук удаляющихся шагов.

Но даже теперь я не обернулась, по-прежнему стоя спиной и уткнувшись лицом в огромный букет. Мне хватило ненависти и в голосе тленника. Столкнуться с наполненным ею взглядом Айландира, пусть даже случайно, было слишком невыносимо.

– Дир, зачем? – глядя тленнику вслед, простонала Иланна. – А если…

– Никаких «если» не будет, не волнуйся, – со спокойной уверенностью перебил ее Дирион. – Айл сильно сдал последнее время. После недавнего боя я окончательно в этом убедился, так что даже особо бить его не стану. Просто уложу поспать на пару часиков и все.

– Но…

– Я не откажусь от поединка, – вновь оборвал сестру он. – Это не обсуждается.

– Да не переживай ты. Айл точно проиграет, это даже мне ясно, – поддержал Дириона Алан. – Так что забей, и пойдем лучше ужинать.

Подруга, чуть успокоившись, кивнула.

Кто бы теперь успокоил меня!

Душу грызло неприятное, нелогичное, но почему-то неотступное чувство вины и желание немедленно объяснить все Айландиру. Ведь он явно не был в курсе происходящего!

Только покинуть друзей я сейчас не могла. Никак. Поэтому оставалось надеяться лишь на то, что с объяснениями справится Трион. Просто до сих пор у него не было возможности обсудить с Айлом план по опровержению сплетен МегаЛоха, поскольку, помнится, Трион упоминал об отъезде Айландира домой. Но сейчас они обязательно поговорят! И Айл все поймет…

– Думаю, перед ужином лучше отнести букет в твою комнату.

Голос Дириона вернул меня в реальность, отвлекая от попыток договориться с совестью.

– А? Да, конечно, – замешкавшись, согласилась я.

В конце концов, букетом перед общественностью я уже «посветила», а ужинать с такой махиной было бы крайне неудобно. Так что, договорившись встретиться с Аланом и Иланной в столовой, мы с Дирионом двинулись по направлению к общежитию.

Глава 10

Айландир быстрым шагом шел по коридорам, раздираемый злостью и неверием в происходящее. Многое он мог ожидать, возвращаясь в академию, но к сцене в холле все равно оказался не готов.

Дирион и Ева! Вместе! Да к тому же на виду у всех!

На миг Айландир решил, что сошел с ума и это ему мерещится. Ведь этого не могло быть, потому что не могло быть никогда! Однако Айландир видел все своими глазами. И букет, и поцелуй, и поведение Дириона. Его слова, недвусмысленно намекающие на прошлое…

«А может, он узнал об интересе Айландира к Еве, и это такая изощренная месть? Очаровать неопытную девчонку Дириону проблем не составит. Неизбалованная вниманием, она обрадовалась даже банальному букету».

Вспомнив сияющий взгляд Евы, устремленный на жизнетворца, и ее поцелуй, тленник скрипнул зубами. Нет. Даже для Дириона это слишком. Рисковать репутацией и использовать девчонку ради собственной мести? Хотя… а ради чего тогда?

Не выдержав, Айландир остановился прямо посреди лестницы и полез в Анонимус, чтобы посмотреть, нет ли какого-то объяснения происходящему в местных сплетнях. Но стало еще хуже, потому как там писали совсем невероятные вещи!

Чтобы чопорный, правильный до зубовного скрежета Дирион пошел против своего Домена ради чувств к Лиард и примкнул к радикалистам?! Немыслимо!

Однако вся академия активно обсуждала сей факт!

– Да какого дашша тут творится вообще? – выдохнул тленник, а ноги сами понесли его к Триону – единственному, кто мог хоть что-то объяснить.

Не прошло и нескольких минут, как Айландир стучал в дверь друга.

– О! Вернулся! – открыв и пропуская его в комнату, поприветствовал Трион. Он был один. – Рассказывай, как съездил.

– Сначала ты мне скажи, что здесь происходит, – отрывисто потребовал Айландир. – Я только что в холле поцелуй Дириона и Евы узрел. А в Анонимусе пишут какую-то лютую дичь про радикалистов и свержение власти Доменов. Тут что, с ума все посходили, что ли?

– А, это, – Трион фыркнул. – Правда здорово вышло?

– Та-ак, – медленно протянул Айландир, чувствуя легкое облегчение. – Значит, это все-таки не помешательство. Рассказывай.

– Да особо нечего рассказывать, – друг пожал плечами. – Мы ловим на живца МегаЛоха. Кстати, им оказался Бледный Такер.

– Хм, надо же, не ожидал, – удивился Айландир. – Он же двух слов связать не может и… погоди, вы – это кто?

– Мы – это мы вместе с Лансом.

– А Дирион?

– Ну и с ним тоже, разумеется, – кивнул Трион. – Без его согласия на эту авантюру ничего не вышло бы.

Айландир скривился.

– Вместе? Даже так? Удачно я домой съездил. Вот от кого, а от тебя не ожидал.

– Эй! – Трион возмущенно уставился на него. – Я обещал, что твоей репутации ничего угрожать не будет. Я слово сдержал. Во всех новостях речь только о Дирионе. Так ты-то почему злишься?

«Потому что девушка, на которую мне должно быть наплевать, целует того, кого я ненавижу! И я понимаю, что это глупо, но ничего не могу с собой сделать! Но и признаться в этом не могу!»

– Меня злит, что мой друг в мое отсутствие объединился с моим врагом! – рявкнул Айландир.

Трион нахмурился.

– Слушай, МегаМаг становился реальной проблемой, – произнес он. – Для всех, и для нас в том числе. Но теперь никто не станет относиться всерьез ни к одному его посту. Даже выложи он тебя с сестрой Дира в одной постели, все будут думать, что это очередной розыгрыш, не более того. Разве плохо? Думаешь, ради избавления от этого урода не стоило объединиться?

Аргументы были весомыми. Да Айландир и так понимал, что Трион поступил верно. Однако унять раздражение и злость оказалось нелегко.

– Я бы мог ему приказать. Бледный все-таки в моем Домене, – буркнул он.

– Угу. Формально. А на деле ты сам прекрасно понимаешь, что это бы его не остановило, – отметил друг. – Для межклановых разборок какие-то студенческие сплетни – слишком мелкая причина. Так что нет. Приказ – не выход. Необходимо очернить его самого, да так, чтобы даже из-под чужого ано-имени нагадить не смог. И ты это прекрасно понимаешь. Так что завязывай с обвинениями, лучше расскажи, что дома смог накопать?

– Не слишком много, – Айландир тряхнул головой, переключаясь на новую тему. – Однако и того, что нашел, достаточно для подтверждения наших предположений. Ничего похожего на пробивную атаку Дириона раньше не встречалось.

– С отцом поговорил?

– Толком нет. – Тленник поморщился. – Он был занят, как и всегда. Сказал лишь, что принял к сведению, и что это не удивительно. А еще предупредил, что кто-то из Домена Жизни готовит новую диверсию, так что надо быть готовым и к этому.

– Н-да, дела. И что делать будешь?

– Для начала рассчитаю стабильную схему щита с блокировкой линии регенерации, – ответил Айландир и мрачно усмехнулся. – Потом с большим удовольствием намылю твоему новому союзничку шею.

– Айл, хватит, а?

– Ладно. Смотри, что я успел сделать. Думаю, уже сегодня опробую этот вариант. – Айландир активировал кейлор и переслал расчеты Триону, окончательно отбрасывая мысли об увиденном в холле.

Это была игра на публику. Только и всего.

Даже счастливый взгляд Евы, которым она смотрела на Дириона.

«Но все же интересно, что она в этот момент чувствовала?»


– Почему ты чувствуешь себя виноватой?

Неожиданный вопрос Дириона раздался, когда мы только-только начали подниматься по лестнице и, признаться, застал меня врасплох. Я ведь была уверена, что внешне никак себя не выдала! А вот о том, что целители хорошо чувствуют изменения в ауре и забыла.

Пришлось отвечать.

– Айландир несколько раз спасал мне жизнь, хотя не был обязан это делать, – тщательно подбирая слова, сказала я. – Я ему за это благодарна, и не могу относиться плохо. Но и тебе я благодарна за помощь и поддержку тоже. Поэтому мне сложно. Я хорошо отношусь к вам обоим, и не могу просто взять и перестать общаться с кем-то одним. Пусть и понимаю, что это может раздражать и даже злить. Хотела бы я, чтобы этой ссоры не было!

Дирион сухо усмехнулся.

– Увы, но некоторые вещи от наших желаний не зависят. Прошлое изменить нельзя.

– Нельзя, верно, – я кивнула, а потом с надеждой посмотрела на него. – Но будущее-то еще можно.

– Не бери пример с Иланны, – нахмурился целитель.

– Иланна беспокоится о тебе, а я в принципе за всю эту ситуацию, – поправила я. – Ведь сейчас я у вас служу главным поводом для поединка, хотя мы все понимаем, что это просто формальность, прикрытие. Вы оба используете меня как… ширму какую-то. А это вдвойне неприятно и обидно.

Лицо Дириона слегка вытянулось, а брови озадаченно дрогнули.

– Не думал, что ты это так остро воспринимаешь.

– Еще как воспринимаю! – почуяв слабину, продолжила я давить на совесть правильному Дириону. – Поставь себя на мое место: каково это, если один твой хороший знакомый завтра отметелит другого, заявляя, что все это из-за тебя? А ты тут вообще ни при чем? Но вся академия будет винить тебя в произошедшем, а многие даже начнут ненавидеть?

– Гхм… – не ожидавший такого натиска целитель растерянно кашлянул.

– Вот! – обвинительно воскликнула я, а потом, резко сменив тон, жалобно добавила: – Дир, я прекрасно осознаю, что никак не могу повлиять на ваши отношения. Я просто не вправе этого требовать. Но я бы очень не хотела, чтобы вы сражались. Это тяжело. Правда. Особенно в такой ситуации, как сейчас.

Дирион нахмурился. Наградил меня задумчивым взглядом. Помолчал. А потом медленно произнес:

– Я могу пообещать, что первым вызов ему не брошу. Однако ответить буду обязан, тут уж извини, сама понимаешь.

Ура!

– Да, конечно, – поспешно кивнула я. – Спасибо тебе.

На этом неприятный разговор, к счастью, завершился, поскольку мы дошли до моей комнаты. А затем, определив букет в ведро, ибо вазы у меня не было, отправились в столовую, догонять Алана и Иланну.

Те обнаружились за одним столом с друзьями Дириона и присоединившимся к ним приятелем Алана. Все увлеченно обсуждали комментарии под каким-то новым постом Анонимуса.

Пока Дирион пошел нам за ужином, я быстро активировала кейлор и обнаружила, что на сей раз отличился ХитрыйДашш.

«Рекорд побит!» – провозглашал заголовок его поста.

– Давно пора, я уж даже беспокоиться начала, чего это он такое действо пропускает, – фыркнула я и вчиталась в текст.

«Мои продолжающие дорожать друзья! Рад сообщить, что за сегодняшний день было сделано беспрецедентное количество ставок! – сообщал главный барыга академии. – Вопрос о том, кого в итоге выберет Лиловая Девочка, поделил академию на четыре лагеря.

Первые – за сохранение Доменного единства, и считают, что Лиловая Девочка обязана остаться с Пепельным Лордом!

Вторые считают, что пара Лучезарного и Лиловой Девочки – это символ освобождения молодежи от Доменной тирании.

Третьи кричат, что если кто и стоит изгнания из клана и гнева предков, то только Темнейший, ибо он крут, как кипяток в вулканических озерах Мергрии.

Четвертые же просто ненавидят выскочку, которая перебирает мужчин, о которых большинство даже и мечтать не могут. Лиловой Девочке они желают остаться в одиночестве, и их ставка – кандидат «против всех».

Но точно ясно одно: вся академия ждет итога. Кому же Лиловая Девочка отдаст предпочтение, а кто по жизни отвергнутый аутсайдер?

Я же продолжаю принимать ставки!

Более того, теперь все желающие могут оформить ставку на то, останется ли Маленькая фея с Пепельным Лордом. Да, шансы на это невысоки, но… а вдруг? Просто представьте, какого размера будет ваш выигрыш в этом случае, и подумайте: возможно, все-таки стоит рискнуть?»

И уже по недовольному фырканью Иланны, сопровождающемуся смехом Алана и Дилана, стало ясно – желающих рискнуть оказалось много. Даже комментарии смотреть не понадобилось. А это значило, что в наш спектакль, несмотря на всю абсурдность, поверили!

– Ну что, похоже, все удалось, – констатировала я.

– Еще как. Академия гудит как разбуженный улей, – довольно подтвердил Алан.

– Ага, – Ланс кивнул. – Но, главное, мы с Трионом набрали достаточно материала. Сегодня посижу над ним, оформлю красиво, а завтра ждите новость.

– И что в ней будет? – полюбопытствовали мы с Иланной.

Ланс хитро усмехнулся и, подмигнув, пообещал:

– Все.

В общем, ужин проходил в дружеской и позитивной атмосфере, словно и не существовало никакого разделения на Домены. Дирион и его друзья даже поразмышляли с нами, как можно побыстрее справиться с действием проклятия. Что-то обсудив между собой, они сошлись на паре каких-то книг с практикумов, и их названия Дир написал на салфетке.

– Вот это должно помочь, – произнес он. – В одной из них есть упражнения по концентрации, а во второй раздел, где описываются особенности противодействия проклятиям. Вообще, конечно, они относятся к курсу обучения целителей, но находятся в общем доступе. Так что выдать вам их должны без проблем.

– Спасибо! – наперебой поблагодарили целителей мы. Даже Алан, который в кои-то веки наступил на горло своей гордости.

Вот что значит, когда общая беда объединяет! Хоть какая-то от МегаМага польза.

В библиотеку, правда, решили идти не вместе, а по одному, чтобы не вызывать подозрений у окружающих. Все же следили за нами пристально, и увидев, что вместо романтических объятий мы все трое под присмотром Дириона берем книги целителей, сделали бы соответствующие выводы.

Так что сначала, простившись с ребятами, пошла в библиотеку я, а Алан и Иланна решили наведаться туда завтра.

Порог библиотеки переступала с двойственным чувством. С одной стороны, было жутко интересно увидеть, как она изменилась после моего фееричного изъятия искаритов и разрушения тысячелетнего заклинания. А с другой, возвращаться на место преступления до сих пор было боязно.

Однако все было спокойно. Окружающая обстановка практически не изменилась, только теперь котлован не скрывался за пеленой тумана. А еще здесь появился живой библиотекарь: обычная женщина неопределенного возраста с вытянутыми чертами лица, сидящая за столом и что-то читающая на кейларде.

– Что хотела? – не поднимая головы, спросила она, когда мы приблизились.

– Мне бы вот эти книги. – Я протянула выданный Дирионом список.

Библиотекарь взглянула на наименования и указала на стальную пластину в углу стола:

– Прикладывай кейлор и проходи. Второй уровень, ряды с пятого по десятый.

Не мешкая, я быстро отметилась в модифицированной системе учета и устремилась вниз по лестнице, с интересом оглядываясь по сторонам.

Библиотека уже начала заполняться книгами. Правда, теперь их было куда меньше, чем раньше, даже на верхних уровнях. А те уровни, что находились за мерцающей защитой, перекрывающей лестницу ниже второго уровня, и вовсе были почти пусты. Книги на видневшихся полках можно было по пальцам пересчитать.

Н-да, бедненько стало. Хотя со временем, конечно, все необходимое довезут. Библиотек-то много. Обычных.

Поиски книг, кстати, в отсутствие тумана, намного быстрее прошли за счет того, что все коридоры и стеллажи хорошо просматривались. А еще, можно было сразу оценить, сколько еще таких же книг находится на полках. Увидев, что одной из нужных нам – с тренировками по концентрации – осталось всего две, я активировала кейлор и на всякий случай предупредила Иланну.

«Поняла, спасибо, – откликнулась она. – Постараюсь завтра пораньше за ней забежать. Сегодня уж не пойду, ко мне тут девчонки заглянули. Пытают ☺».

«А, ну-ну, удачи, – фыркнув, отбила я. – Скажи, что это тебе сейчас Алан спокойной ночи желает!»

«Именно это и говорю! – заверила подруга. – А вообще, было весело. Даже жаль, что так быстро все закончилось».

«Да. Таких букетов мне никто никогда не дарил, – поделилась я. – Все-таки у тебя замечательный брат. Идеальный».

«Всегда об этом говорила, – напомнила Иланна. – Кстати, вы очень классно смотрелись сегодня. Ты даже не представляешь, как мне сейчас жаль, что ты из Домена Пепла».

«А уж мне-то как жаль».

Я криво улыбнулась, вспоминая, как буквально сутки назад говорила о том же рядом с Айландиром.

Айландир. Теперь, когда я осталась одна, он опять вернулся в мою голову, а в ушах будто наяву зазвучал наполненный холодной ненавистью голос. Айландиру не понравилось то, что он увидел. Сильно не понравилось. Будь на его месте кто-то другой, я бы даже назвала эту реакцию ревностью.

Подумала и тут же мысленно скривилась. Придумала тоже! Уж чего-чего, а этого чувства тленник точно лишен. Тем более по отношению к Лиард из Домена Пепла. Скорее, это здоровая мужская злость на то, что девушка, с которой он недавно спал, обнимается с его врагом. Проходили уже.

Но от понимания этого не легче. Ведь пусть я добилась от Дириона слова, что первым тот бросать вызов на поединок не станет, что толку, если это сделает тленник?

Я вышла из библиотеки и медленно двинулась по коридору, размышляя, как не допустить боя.

Пойти к Айландиру и попробовать поговорить?

«Выставит. Рявкнет, что это не мое дело, и выставит вон, как в прошлый раз».

Но какие еще у меня варианты?

Внезапно странное чувство заставило меня остановиться и оглядеться по сторонам. Оно не говорило об опасности, но было таким навязчиво-сильным, что противиться ему я не смогла и уставилась на пустой коридор.

И что? Зачем? Отдаленное место, где нет никого, только редкая цепочка дверей изоляторов для тренировок. Над одним из которых, кстати, горит фиолетовый огонек… такой же, как тогда, над лабораторией…

– Нет. Быть того не может, – недоверчиво пробормотала я, неотрывно глядя на дверь, к которой буквально тянуло. – Он не там. Кто угодно, но не он. Правда же?

А ноги самовольно сделали шаг вперед, приближая к манящей двери вплотную. Рука поднялась, чтобы постучать…

Резко выдохнув, я усилием воли заставила себя этого не сделать. Потому что не надо! Даже если он там – зачем? Сейчас опять только помешаю и взбешу! Лучше просто уйти. Немедленно взять, развернуться и…

В этот момент дверь резко распахнулась, и я уткнулась в знакомую черную форму, окутанную запахом древесной свежести.

– Ты преследуешь меня, что ли? – с какой-то обреченной усталостью произнес Айландир.

И, черт побери, я прекрасно понимала, что именно так все с его стороны и выглядит!

– Нет! – быстро замотав головой, заверила я. – Я в библиотеке была. Вот, книги брала для дополнительных занятий.

Оные тотчас были продемонстрированы тленнику, однако, едва бросив на них взгляд, Айландир еще мрачнее стал.

– Практикум целителей? Неужели так на Дириона запала, что решила эту ветку магии выбрать? Так разочарую – таланта у тебя к созиданию нет, – сообщил он.

Ну вот и доказательство: точно из-за Дира злится.

– Если ты о сцене в холле, то это игра. Ни на кого я не запала, мы МегаМага ловили, – спокойно опровергла я. – Разве вы с Трионом не поговорили? Он ведь в курсе всего был.

– Угу, в курсе, – Айландир скривился. – А играешь ты хорошо, я оценил. Особенно поцелуи хорошо тебе удаются.

Да что ж такое-то! Вот что это, если не ревность? Ну почему у меня так мало опыта в общении с мужчинами? Я ведь мира хочу, а он явно ссоры ищет! И как на такие язвительные подколки реагировать?

– Это была благодарность. За цветы. Мне никто их раньше не дарил, – все еще стараясь сохранять спокойствие, произнесла я. – А эти книги Дир посоветовал, потому что в них упражнения по концентрации, чтобы проклятие снять легче было.

– Да я уже понял, он идеален, – процедил Айландир. – И сейчас ты опять будешь просить не бросать ему вызов.

– Я…

Я растерянно моргнула. Вот как? Опять мои мысли прочитал?

Губы тленника скривились в знакомой кривой усмешке:

– Ты настолько предсказуема, детка, что даже мыслей читать не надо. Но вопрос с поединком мы, кажется, прояснили еще в прошлый раз. Нет – и точка. Тебя это не касается. Вообще. Никак. Я хочу переломать Диру кости, и я их переломаю. Можешь хоть на коленях за него просить.

Отчеканив это, Айландир уверенно перехватил меня за талию, сдвигая с дороги и намереваясь уйти. Но то ли от его касания, то ли еще по какой причине, в голове что-то сдвинулось. Я резко выставила руку вперед, останавливая тленника, а затем и вовсе толкнула обратно внутрь изолятора, быстро ступив следом и позволив двери захлопнуться за спиной.

Брови Айландира изумленно дрогнули. Он даже противиться не стал, настолько неожиданным оказалось такое поведение.

А я… даже потом не могла объяснить свое поведение ничем иным, кроме как женской интуицией и воспоминанием о том, что в первое наше знакомство уже стояла перед тленником на коленях, и его эта поза явно зацепила. А еще – легким, охватившим меня безумием. Сумасшедшинкой. Потому что в здравом уме такого точно не повторила бы.

Не подошла бы к Айландиру и, отбросив сумку, медленно опустилась перед ним на эти самые колени. После чего посмотрела снизу вверх и выдохнула:

– Хорошо, милый. Как скажешь. Буду просить так.

Лицо Айландира дрогнуло и вытянулось.

– Какого… с ума сошла?! Я же не серьез…

Мои руки скользнули вверх и отщелкнули пряжку ремня.

– Ева! Ты…

Не слушаю. Смотрю на открывшееся взору быстро твердеющее мужское достоинство. Мягко облизываю губы и… кончиком языка прикасаюсь к нему. Нежно. Словно пробуя. А потом тут же целую.

Тленник вздрогнул. Всем телом словно от разряда тока.

– Ева… – низкий, вибрирующий голос, в котором уже нет ничего, кроме желания.

– Все как ты хочешь, милый.

Прижимаюсь сильнее, продолжая ласкать более жарко и откровенно, окончательно наплевав на все остальное.

Мужская рука забирается в мои волосы и скручивает их, фиксируя голову. А затем начинает направлять. Задавать ритм, который нужен ему.

Я подчиняюсь, охотно, потому что сама получаю от этого удовольствие. Мне нравится чувствовать его жар и тугое, стремительно нарастающее желание. Нравится слышать рваное, тяжелое дыхание и хрипловатый шепот, повторяющий мое имя. Снова и снова. Нравится чувствовать свою власть над ним.

Мне хочется, безумно, довести его до пика. До конца.

И я делаю это, чтобы под хриплый стон Айландира ощутить терпковатый вкус на губах. Символ моей маленькой победы.

А когда его рука ослабла, отпуская волосы, вновь поднимаю голову и с легкой улыбкой уточняю:

– Так, может, все-таки скажешь «да»?

Ответный взгляд Айландира был мутным и абсолютно черным, а вместо слов раздался какой-то совершенно нечеловеческий рык.

– М-м, то есть мне продолжить? – уточнила я.

– Это долбаный изолятор! – снова рык, но уже с нотками сожаления. – Тут даже стола нет!

– Скажи «да», и можем сразу перейти туда, где есть… хотя бы стол, – предложила я тотчас.

Резкий выдох, и меня вздернули вверх.

– Ты меня с ума сведешь, – с каким-то обреченным бессилием простонал Айландир. – Дался тебе этот Дирион! Ну зачем? Зачем ты в это лезешь, объясни мне? Я не могу не принять вызов. Понимаешь? Просто не могу!

– А если он вызова не бросит?

– Бросит.

– А если нет? Айл, я понимаю, что ты обязан ответить. Я не дура, знаю, что это вам для репутации важно. Но хотя бы не бросай вызов первым. Это-то ты можешь сделать? Подумай, ведь тебе тоже выгодно будет. В конце концов, защищающийся в глазах общественности почти всегда прав. И за тебя я тоже волнуюсь. Вот, – глядя на него, добавила я под конец.

И взгляд не отвела.

Недолгое молчание. А затем короткое:

– Дашш с тобой. Хорошо!

Уфф! А вот теперь победа полная и окончательная!

Облегченно выдохнув, я потянулась и легко, благодарно коснулась губами его губ. Точнее, хотела легко коснуться, но поцелуй как-то сразу стал куда глубже и откровеннее, а руки Айландира уверенно скользнули под блузку, одновременно прижимая сильнее к мужчине.

– Кажется, нам действительно пора искать помещение со столом, – между поцелуями прошептала я.

– Лучше сразу ко мне пойдем, – решил Айландир.

– А если заметят?

– Плевать. Сама говорила, у вас там ловля МегаМага идет. Сплетней больше, сплетней меньше.

– Тоже верно, – фыркнула я.

А в следующий момент завибрировал кейлор.

Хм? Голосовой вызов?

Чуть отстранившись от Айландира, я взглянула на запястье и почувствовала, как внутри все сжалось от инстинктивного страха: Александр!

Глубоко вздохнув и, стараясь, чтобы голос не дрожал, ответила:

– Да?

– Где тебя носит? – раздраженно донеслось в ответ.

– Я… занималась. В библиотеке книги брала.

– В такое время? Ты на часы смотрела? Давай быстро в общежитие, я тебя жду.

Связь оборвалась.

Он здесь! В академию приехал! Но зачем? Неужели прочитал сплетни в Анонимусе и решил, что я действительно с Дирионом…

Я сглотнула. Только не это! Слишком хорошо я помнила бешенство Александра. И это последнее, с чем я хотела бы еще хоть раз столкнуться.

– Пойти с тобой?

Спокойный, уверенный голос Айландира вернул меня в реальность. И его уверенность помогла мне взять себя в руки и собраться самой.

– Нет, – спешно оправляя одежду и приводя себя в порядок, отказалась я. – Только бесить его зазря. Сама поговорю.

Подхватив с пола сумку, я двинулась было к выходу, но Айландир слегка придержал меня за руку и потребовал:

– Настрой кейлор на быстрый вызов. Если что, зови.

Я кивнула, чувствуя, как в душе разливается благодарность. В который уже раз!

Именно это в тленнике я ценила больше всего. Его действия. Что бы он ни говорил, как бы ни злился напоказ, в трудные моменты Айландир всегда мне помогал.

И теперь, зная о его поддержке, идти на встречу с Александром было куда менее страшно.

Однако заставлять ждать «дядю» все равно не стоило, так что по коридорам и лестницам я неслась стрелой. Даже запыхалась, пока добралась до общежития. Впрочем, последнее было только на руку: можно было списать на спешку взъерошенный вид, который до конца так убрать и не удалось.

С этой мыслью я набралась храбрости и зашла в комнату.

Александр привычно обнаружился у окна. И, к счастью, выглядел спокойным.

– Бежала, что ли? – окинув меня взглядом, хмыкнул он.

– Торопилась, как могла, – подтвердила я. – Что-то случилось?

– Ничего особенного. Во-первых, зашел предупредить, что на некоторое время уезжаю и буду недоступен для связи. Так что, если тебе что-то необходимо, скажи сейчас.

Всего-то! Какое облегчение!

– Нет, у меня все есть, мне ничего не нужно, – даже не задумавшись, заверила я. – Вы мне тут очень много всего оставили.

– Вот и хорошо. Но если вдруг что-то из вещей понадобится, можешь обращаться к Камерано. Он, в конце концов, твой жених. – Александр усмехнулся.

– Обычные сплетни, – смутившись, пробормотала я. – В Анонимусе чего только не напишут, вы же понимаете…

– Там-то? Да. Одно только утверждение о твоем романе с Жизнетворцем и поддержке радикалистов чего стоит, – фыркнул Александр. – Но я не о сплетнях. Отец после вашего последнего разговора обсудил все с главой клана Камерано, и они достигли договоренности. Так что после окончания академии ты выйдешь замуж за Алана Камерано. А озвучить намерения можно уже на празднике Первого Дня. Все равно это ни для кого новостью не станет, вы ведь здесь давно играетесь в жениха и невесту. Так вот мы ваш статус официально узаконили. Теперь можете даже не притворяться.

У меня подкосились ноги, заставив буквально упасть на кровать. Новость буквально оглушила!

– К-как замуж? – выдавила я.

– Как положено, со всеми церемониями и почестями. Ты ведь сама на это согласилась.

Да, помнится, я действительно говорила, что готова, но… но вот так? Сразу?

– Невеста? Прямо… прямо сейчас? Зачем? – пролепетала я.

– Затем, что своей невестой я тебя уже объявить не могу, – огрызнулся Александр. – Хотя очень бы хотел. А из всех остальных вариантов Камерано хотя бы нам выгоден, и нужно действовать быстро, пока он не передумал.

– Понятно.

Что ж, несмотря на всю циничность ситуации, другого ожидать и не следовало. Раз меня не получилось использовать одним способом, нашелся другой. В самом деле, чего добру, пусть и попорченному, пропадать?

– Ладно. Я тебя предупредил, в известность поставил, надеюсь, проблем больше не будет. Увидимся после праздника Первого Дня, – заключил Александр и направился к двери.

Я потерянно кивнула и только потом запоздало уточнила:

– Кстати, а что с заклинаниями Домена Стужи? Разве мы не планировали как можно быстрее их достать?

На миг в глазах «дяди» промелькнуло что-то странное. Что-то…

– Планировали. Но все же не сейчас, – сказал он. – Возникло более срочное дело. По заклинаниям решать будем после того, как я вернусь.

– Хорошо, – покладисто согласилась я, а потом решилась и с надеждой уточнила: – А можно мне будет вернуться домой? Хотя бы ненадолго?

– Если будешь хорошо себя вести, посмотрим, – произнес Александр и вышел из комнаты.

И только когда закрылась дверь, я позволила себе коротко взвыть и вцепиться ногтями в подушку. Из одной клетки попасть в другую! Когда же это кончится? И кончится ли вообще?!

Завибрировал кейлор, уведомляя о входящем сообщении.

«Все в порядке?»

Айландир. Похоже, следил, когда уйдет Александр.

На глаза навернулись слезы. Нет, Айл. Совсем не в порядке! Но плакаться о предстоящем замужестве тебе я не стану. Тут ты точно помочь ничем не сможешь. Да и, может, Камерано – не худший выбор. В конце концов, Алан уже показал, что может быть нормальным, так что с ним надо просто смириться.

Хотя бы попробовать.

А физически я в полном порядке, так что…

«Да», – отбили пальцы ответ.

«Если вернется, пиши».

Все бы отдала, чтобы вместо Пепла принадлежать Домену Тлена!!!

Глава 11

Большую часть ночи я проворочалась, не в состоянии заснуть. Слишком много эмоций переполняло и слишком много мыслей крутилось в голове. Думала о предстоящем замужестве и Алане, о том, как теперь вести себя с Айландиром…

Задремала я лишь под утро и в результате очнулась только от вибрации кейлора с уведомлением, что до лекции осталось полчаса. А это значило, что в столовую уже не успеть.

Впрочем, на завтрак я сегодня и не стремилась. Все равно после разоблачающей новости, которую обещал выложить Ланс, вряд ли удалось бы спокойно поесть.

Кстати, о новости.

Я подключилась к Анонимусу и действительно обнаружила оную под заголовком: «Лиловая и Лучезарный. НАСТОЯЩЕЕ расследование и разоблачение!» Вот только автором поста значился… ЛордСплетен?

Хм? Ланс решил все-таки не выкладывать новость от своего имени, а слить ее известному сплетнику? Что ж, наверное, разумно. Хотя вчера мне показалось, что он хотел опубликовать разоблачение сам.

Однако особо задумываться над этим фактом не стала, сразу же с интересом принялась читать:

«Последние дни я молчал. Но не потому, что мне нечего было сказать. Напротив, сказать хотелось очень многое, однако для начала требовалось собрать и перепроверить некоторые сведения. Зато теперь я готов ответить на вопрос, действительно ли наследники крупнейших кланов дружно сошли с ума, отвергнув клановые устои на радость оголтелым фанатикам-радикалистам?

И главное, рассказать вам, кто такой МегаМаг на самом деле.

Интересно? Тогда начнем по порядку.

Несколько дней назад, когда неадекватность постов в Анонимусе стала зашкаливать и появилось сообщение о том, что Лиард придерживается противоестественных радикальных взглядов, я окончательно понял: что-то не так. И что-то надо делать. Но, в отличие от «МегаСледователя», не стал додумывать и раздувать бредни, опираясь на чужие мнения, а поступил логично и правильно – обратился напрямую к Лиловой Девочке».

Тут я хмыкнула. ЛордСплетен, похоже, решил не раскрывать тот факт, что информацию получил из третьих рук, а приписать все заслуги себе для большей весомости своей репутации. Интересно, сколько он за это Лансу заплатил?

Покачав головой, я продолжила чтение:

«Связавшись с Лиловой в привате, я спросил ее: Лиловая, то, что о тебе пишут, – это серьезно?

В ответ она сказала многое. Но главное прозвучало однозначно: все, что писал МегаМаг, – ложь! Все, до единого слова! И попросила помочь донести это до остальных.

Поэтому после нашего разговора было принято совместное решение показать, чего на самом деле стоят слова МегаЛжеца. И как он готов впарить вам любой бред, лишь бы поднять себе рейтинг.

Ради восстановления справедливости к нашему проекту подключилось еще несколько дархатов. Так давайте теперь посмотрим, что такое – настоящее расследование. И сравним с тем, как фабрикует свои скандальные поделки МегаЛжец. Или, точнее, Бледный дохляк Тисс Такер. Да-да, именно он поставляет вам ведра помоев, называя шок-контентом и сенсационными новостями!

Итак, встречайте: Лучезарный и Лиловая. Пепельный лорд и Маленькая фея. Что это действительно было!»

А дальше шло видео.

Ребята действительно постарались. Сначала шла нарезка из нашего обсуждения предстоящего шоу-розыгрыша. Затем голос за кадром коротко перечислил основные пункты действа – как оказалось, уже без меня ребята составили четкий план, включая презент вечернего букета. Ну а под конец со стороны был заснят «шпионаж» Такера. Памятный рыжий парень скрывался, выглядывая из-за углов и портьер. Делал он это тщательно, постоянно озираясь по сторонам. Однако с нашего ракурса съемки, который, уверена, выбирался специально, выглядело это забавно и нелепо, особенно в сопровождении ехидных смешков и комментариев за кадром.

Отдельно ребятам каким-то образом пару раз удалось приблизить свои следящие устройства настолько, что получилось услышать бубнящий голос Такера, надиктовывавший очередную новость. Причем текст не оставлял сомнений: перед нами и впрямь не кто иной, как МегаМаг.

Видео закончилось на кадре, где мы с Дирионом и букетом покидаем холл академии, а Такер, свисая откуда-то сверху, упоенно это снимает.

«Как мне кажется, объяснения тому, что происходило в последние дни, более чем исчерпывающие, – резюмировал ЛордСплетен. – Постановка. Игра, в которой МегаЛох даже не пытался разобраться, несмотря на полную абсурдность происходящего. Ибо зачем? Ведь главное – самоутвердиться. Хотя бы так, раз в обычной жизни не получается, да, Такер?

Ну что? Остался еще хоть кто-то, кто по-прежнему верит во всю эту дичь с радикалистами и отказом от своих Доменов? Кто вообще готов еще хоть раз поверить Бледному дохляку?»

Никто.

В поддержку МегаМага не было ни единого комментария. Зато отрицательных, язвительных и торжествующих – сколько угодно.

«Спасибо, ЛордСплетен, ты лучший! От сердца отлегло, когда прочитала, что наши дархаты нормальные!» – благодарила ЯсноглазаяЛеди.

«ЗНАЧЕТ ВСЯ ЭТА ЛЮБОВНАЯ ИСТОРИЯ – ВЫДУМКА КУЧКИ РАДЕКАЛЬНЫХ ПРЕДУРКОВ И ТАКЕРА? НАМ ХРЕНЬ В УШИ ЛИЛИ?! ВОТ УРОДЫ! ДАВАЙТЕ ИХ (затерто заклинанием) И (затерто заклинанием)!!!» – по обыкновению прямолинейно высказывался Архистудент.

«МегаЛох – Дохляк Такер?! Вот это новость! Наконец-то я узнал, кому бить морду!» – тут же радовался Ярость156.

А потом я увидела комментарий от ХитрогоДашша и окончательно поняла: это победа.

«Мои слегка подешевевшие друзья! – писал он. – Я ни минуты не сомневаюсь, что вы уже поняли, что я просто обязан выполнить свой скорбный долг – обнулить все сделанные вами ставки!

И пока вы перебираете в голове все неприличные выражения в мой адрес, я спешу напомнить, что чист, как слеза невинной девы! Претензии советую предъявлять исключительно нашему общему другу МегаЛоху, который, воспользовавшись общей доверчивостью, втравил всех в такое сомнительное мероприятие.

Такер, ничего личного, но я за честный бизнес!

Кстати, как неоднократно было выяснено на практике, фингал, поставленный рукой жизнетворца, тленника и пепельника, выглядит одинаково. А всем, кто опасается возможного заступничества Тлена, Темнейший лично просил передать: Такер ваш!»

Не выдержав, я хихикнула. О да, Дашш как всегда прекрасен в своем меркантильном постоянстве. И, главное, как вовремя подсуетился! Мало того что собственную выгоду не упустил, так еще и стрелки на МегаМага перевел! А это тоже нам на руку: теперь лишенные денег любители ставок будут ненавидеть Такера еще больше.

Собственно, они уже ненавидели. Как нельзя лучше это демонстрировал висящий в топе комментарий от Громб6: «Такер! Надеюсь, ты знаешь хорошего целителя, который поломанные ноги сращивает быстро и без боли! Потому что переломы я тебе обеспечу уже сегодня, не сомневайся, если не возместишь мне то, что я потерял! А потерял я много!»

Количество плюсов под ним зашкаливало.

Настроение окончательно взлетело вверх, придавая бодрости даже несмотря на бессонную ночь. Быстро собравшись, я бросила довольный взгляд на подаренный вчера Дирионом букет и легкой походкой вышла из комнаты.

Благодаря пропущенному завтраку в аудитории оказалась одной из первых. И, расположившись в первом ряду, принялась ждать остальных. Надеялась, если честно, что сначала увижу Иланну. Очень уж хотелось обрадовать подругу новостями об отмененном поединке. Однако Алан все же появился раньше.

Заметив меня на первом ряду, парень мученически закатил глаза: явно рассчитывал и в этот раз подремать на истории. Но все же подошел.

– Привет. – Поздоровался он, бросая сумку на скамью рядом со мной. – Выспалась?

И, неожиданно сграбастав мою руку, легонько ее поцеловал.

Я удивленно моргнула:

– С чего вдруг?

– Брось, детка, я вчера на публику постоянно это делал для малознакомой бабы. Так почему бы не проявить галантность по отношению к своей невесте? – хмыкнул Алан.

Интересно, он уже знает?

«Да точно знает. И, может, знал даже раньше тебя. Просто тактично выжидал, когда тебе об этом сообщат», – не стала заниматься самообманом я.

Так, может, и дальше делать вид, что мне ничего не известно?

Соблазн был велик, но я понимала: смысла в этом уже нет. Лучше поговорить и прояснить все сразу. Поэтому, как только парень устроился рядом, окликнула:

– Алан.

– Да, детка?

– Ко мне вчера вечером дядя приезжал. Поговорить.

– И?

– Скажи честно, как давно ты знаешь, что меня тебе в невесты определили?

Алан на миг слегка прищурился, а затем улыбнулся:

– Это так важно?

Что и требовалось доказать.

Я пожала плечами:

– Просто интересно.

– Уже несколько дней, – подтвердил он. – Вообще о том, что мой брак будет по расчету, я знал давно. А то, что женой станешь ты, – приятный бонус. Характер у тебя, конечно, так себе, но внешность меня устраивает более чем. Правда, не думал, что тебе так рано об этом сообщат.

Приятный бонус, значит? Ну да, логично. Будущая жена не уродина и из хорошего рода. Парню действительно повезло. А вот будущей жене… ее, то есть меня, никто не спрашивает. Тем более сама заранее согласилась на любой вариант.

– Мои родственники тянуть не любят, – отметила я и полюбопытствовала: – Кстати, не смущает что твоя невеста – не девственница?

– Ваще ни разу. Я не ханжа, детка. Плевать, что не первый. Главное, чтобы последний, – хохотнул Алан. – И вообще, если что, я тоже девушкам не стихи ночами тут читаю.

Я нервно рассмеялась:

– Хороша пара. Неверная невеста и неверный жених.

– Только до момента официального объявления о помолвке, – посерьезнев, поправил пепельник.

А официальное объявление у нас на празднике Первого Дня планируется…

– Две декады осталось, – отметила я. – Уверен, что за такое короткое время нагуляешься? Учти, я до свадьбы к тебе в постель точно не стремлюсь. И замуж до окончания академии выходить не собираюсь.

– Ты даже не представляешь, каким я могу быть терпеливым, детка, – уверенно «обнадежил» Алан. – А насчет постели до свадьбы… не зарекайся.

И широко улыбнулся. Правда уже не мне, а подходящей к нам Иланне:

– Привет, несостоявшаяся супруга!

Та только фыркнула и села по другую сторону от меня, сообщив:

– Зря ты завтрак пропустила. В столовой было весело, какой-то парень Такеру морду набил под общие аплодисменты.

– Ого, уже? А ведь только утро, – оценила я. – Пожалуй, мне его становится даже немного жаль.

– Пф-ф, нашла кого жалеть. У этой МегаСволочи попутно такое вскрылось, что роспуск неадекватных слухов – еще цветочки.

– А что еще? – заинтересовался и Алан.

– Ланс на завтраке рассказал, что ночью им с Трионом удалось взломать кейлор Такера, – принялась рассказывать Иланна. – Работали чисто за интерес, на всякий случай, но неожиданно нашли немаленький архив компромата на студентов. Парень еще и шантажом промышлял.

Алан изумленно присвистнул.

– Ничего себе! Вот ведь гад! – возмутилась я.

– Ага. Так что даже не думай ему сочувствовать. Пусть Такер спасибо скажет, что ребята просто все удалили, не рассказав народу еще и об этом. Его бы тогда вообще во дворе академии живьем закопали.

Да уж, это точно. После такой новости моя совесть замолчала, так что, когда в аудитории появился магистр Саттар, я окончательно выбросила Такера из головы и сосредоточилась на лекции.

Зато Алану, похоже, новая информация покоя не давала. Конспект он практически не записывал, зато то и дело порывался что-то кому-то отправить по кейлору. Однако на первом ряду незаметно это сделать было сложно, так что попытки неизменно пресекались недовольным окликом магистра Саттара.

– Чего ты суетишься? – не выдержав, тихо одернула парня я. – Неужели так хочешь, чтобы Такера все-таки закопали?

– Нет, – так же тихо выдохнул Алан и зашипел: – Плевать на него, но своих я должен предупредить. Мало ли что там за информация была? И мало ли что из этого Ланс и Трион могли скопировать себе на всякий случай? Ведь точно что-нибудь сохранили! Нужно поговорить с нашими. Пусть будут готовы, если что. И заранее подумают, как себя обезопасить.

Что ж, разумно. Алан в очередной раз показал, что, несмотря на резкий и неуживчивый характер, все же заботится о своих.

Когда лекция закончилась, он подорвался с места и помчался к друзьям.

Ну а мне его уход оказался только на руку. Воспользовавшись моментом, я поспешила наконец обрадовать подругу:

– Кстати, насчет поединка Дириона с Айландиром. Можешь не волноваться. Боя не будет. Я говорила с твоим братом вчера вечером, и он дал слово, что не вызовет Айла первым…

– Да что с того, – с досадой перебила Иланна и поморщилась. – Конечно, здорово, что Дир его тебе дал. Но, думаю, ты и сама прекрасно понимаешь, почему он это сделал. Ведь вчера Айландир недвусмысленно дал понять, что жаждет продолжения поединка. Так что, уверена, тленник уже к выходным вызовет брата сам.

– Нет.

– Гхм?

– Видишь ли, вчера вечером я говорила и с Айландиром, – вкрадчиво произнесла я. – И он тоже дал слово, что не бросит вызов первым.

А вот теперь Иланна обалдело вытаращилась на меня.

– Чего?! Ты серьезно?! Айландир Тленник тебе пообещал такое?! Да как… как такое возможно вообще?!

Ох, лучше тебе не знать.

Я нервно хихикнула:

– Поверь, было действительно сложно его уговорить. Но главное, проблему я решила. Ведь откуда взяться поединку, если никто не бросает вызов?

– Нет, это просто невероятно!

– Что – невероятно? – рядом вновь возник Алан.

– Э-э… – Иланна мигом прикусила язык. – Да так. Я просто удивлялась, что дядя Евы купил ей дорогущее платье на праздник Первого Дня, а об украшениях забыл, – выкрутилась она.

– Ага. И уехал надолго, – поддержала я версию подруги. – Так что буду на празднике недоукрашеная.

– А это ужасно! – заключила Иланна.

– Пф-ф, тоже мне проблема. – Алан фыркнул. – Я думал, у нас действительно что-то серьезное.

– Да что б ты понимал в проблемах! – пренебрежительно выдохнули мы с Иланной в два голоса.

– Да уж побольше вашего, – парировал он. – К примеру, сейчас нам предстоит снова опозориться на энергоконтроле. Об этом бы лучше беспокоились, а не об украшульках.

И вот зачем напомнил, спрашивается?

Мы уныло переглянулись.

– Украшения обсуждать было куда интереснее, – буркнула Иланна и, тяжело вздохнув, первой направилась в сторону тренировочной аудитории.

Как ни неприятно, Алан оказался прав. Два часа, что продолжалось занятие, мы всем курсом именно позорились, вновь не будучи в состоянии побороть рассеивающее проклятие. В аудитории стояла ругань, трещали и сверкали прерванные заклинания, и все это происходило под аккомпанемент язвительных комментариев магистра Тирона.

А под конец нам вновь напомнили, что времени до получения неуда осталось всего ничего.

Неудивительно, что обедали мы в плохом настроении, а сразу после разошлись заниматься. Я – читать учебники, которые вчера посоветовал Дирион, Алан и Иланна – добывать их в библиотеке.

Даже ужинали по одиночке. Иланна лишь ненадолго забежала, ухватила пару пирожков и умчалась тренироваться с братом. Алан же, которому досталась последняя книга с практикумом, задержался с конспектирующими ее друзьями в одной из лабораторий.

Рекомендованные Диром упражнения по концентрации, кстати, и впрямь оказались неплохи. Изучив их и сделав первый комплекс, я действительно ощутила, как в голове просветлело. Если потратить на них несколько вечеров, может, мне и удастся хотя бы общую схему защитного щита в голове воспроизвести. А там и искариты помогут…

В общем, спать я ложилась с оптимизмом и верой в то, что неуда все-таки удастся избежать. А еще – с надеждой, что хотя бы сегодня удастся выспаться. Ведь все хорошо, волноваться больше не о чем, заснуть ничего не мешает…

Однако именно на этой мысли в дверь внезапно постучали!

Стук был уверенным и нетерпеливым.

«Неужели Айландир? А кто же еще в такое время? Наверное, все-таки решил продолжить прерванный вчера «разговор» и не только…»

Адреналин ударил в кровь. Я весь день избегала думать о тленнике и новой встрече с ним, поскольку не могла определиться, как теперь себя вести. Все же новость о том, что я теперь невеста, пусть это еще и не озвучено официально, предполагала рамки приличия. С другой стороны, Алан не настаивал на их соблюдении до праздника Первого Дня, да и сам честно предупредил, что придерживаться «облико морале» пока не планирует, а это тоже развязывало мне руки.

Но все же набраться смелости и опять пойти к Айландиру я так и не смогла.

Зато теперь, похоже, решение приняли за меня.

Мысли промелькнули в голове в одно мгновение. А в следующее я уже подскочила с кровати и, едва накинув халатик, не раздумывая открыла.

И поняла, что ошиблась.

Передо мной стоял некто с головы до пяток закутанный в черный балахон. Бесформенно свисающая плотная ткань скрывала особенности фигуры, не давая определить, мужчина передо мной или женщина, а глубокий капюшон не позволял увидеть лицо.

– Приветствую тебя, Ева Лиард, – прошелестел незнакомец.

И голос у него оказался невыразительный, явно искаженный каким-то заклинанием.

На миг стало страшно. Тот, кто скрывает свое лицо и приходит ночью, явно не просто так это делает! Неужели заговорщики меня раскрыли и решили убить?

А я даже малейшей возможности защититься лишена, ведь заклинания из-за проклятия Рассеянности недоступны…

Однако я усилием воли заставила панику отступить. Вряд ли убийца стал бы тратить время на приветствие и разговор. Значит, тут что-то другое.

– Кто вы и что вам надо? – спросила я.

И фигура ответила:

– Кто я – сейчас неважно. Главное, что я представляю интересы движения «Молодых радикалистов».

Я аж воздухом поперхнулась. Вот кого-кого, а такого визитера точно не ожидала!

Страх пропал окончательно, уступив место раздражению.

– Это что, какой-то розыгрыш? Так он крайне тупой. Завязывайте верить сплетникам Анонимуса, я в революционеров не играю и ни в каких радикалистах не состою.

– Мы знаем, – фигура кивнула. – Поэтому я и здесь. Такая перспективная личность, как ты, не должна прозябать в одиночестве. У тебя может быть выдающееся будущее, особенно при грамотной поддержке, и меня уполномочили предложить тебе официально вступить в наши ряды.

О-о! Даже так!

Не удержавшись, я нервно фыркнула:

– Сколько комплиментов. Но вы как-то слишком сильно меня переоценили.

– Отнюдь, – уверенно возразила фигура. – Ты – Лиард и, как мы успели узнать, будущая Камерано. Ты очень для нас ценна.

А вот тут я слегка напряглась. О том, что я действительно должна буду выйти замуж за Алана, знало довольно мало народа. Я даже Иланне об этом еще не сказала!

Так что либо эти «радикалисты» не так просты и имеют своих людей среди верхушки Домена Пепла, либо…

«…Либо это проверка тебя на “вшивость” папашей Алана».

Между прочим, вполне себе вариант. Главы Доменов – те еще интриганы, а уж убедиться в верности будущей родственницы тем более сам бог велел.

Но в любом случае я в эти игры играть не хочу. Политики в моей жизни было более чем достаточно, и становиться флагманом сомнительного движения я точно не собираюсь. Ни сейчас, ни потом.

Мысли промелькнули практически мгновенно, заставив отрицательно качнуть головой и холодно произнести единственно верное:

– Спасибо, конечно, за приглашение, но против семьи я не пойду.

Однако фигура к такому заявлению явно была готова.

– Мы знаем, как давят на тебя родственники, – произнесла она. – Клану Лиард непросто противостоять, но ты можешь. Ты сильная. К тому же с нами тебе не придется делать это в одиночку. Не отказывай сразу. Подумай.

– Да нечего тут думать…

– И все же на принятие решения мы даем тебе срок до праздника Первого Дня, – перебила фигура. – Если согласишься, мы окажем тебе всю возможную поддержку. Если нет… что ж, тогда примем твой выбор и будем скорбеть о столь значимой потере.

Вот упорная!

– Выбор я уже сделала, так что можете начинать скорбеть уже сейчас, – посоветовала я и закрыла дверь, не желая продолжать бессмысленный разговор.

Радикалисты, надо же! Так мой день еще не заканчивался!

Глава 12

Разбудила меня гроза. Темное небо то и дело озарялось яркими вспышками, а по окну барабанили крупные капли дождя. Учитывая, что последние дни на улице похолодало и иногда даже кружил легкий снежок, дождь оказался неожиданностью. Но, видимо, погода на Иаре была столь же капризной и непредсказуемой, как и на Земле.

Взглянув на кейлор, я поняла, что пытаться уснуть снова уже смысла нет, и, потянувшись, неспешно поднялась. Да, рановато. Зато можно никуда не спешить, и на завтрак не опоздаю.

Поскольку времени на то, чтобы привести себя в порядок, требовалось мало, собралась я быстро. И, чтобы не сидеть без дела, сразу направилась в столовую. Алана для сопровождения решила не дожидаться. Что-то подсказывало, что вчера с друзьями он мог засидеться допоздна и не факт, что вообще за мной пришел бы.

Зато, когда я покидала общежитие, на лестнице неожиданно увидела Ланса. А вот и компания для сопровождения!

Я приветственно махнула рукой, привлекая его внимание. В ответ рыжеволосый парень широко улыбнулся и остановился.

– Утречка, – поприветствовал он, когда я спустилась ниже и мы оказались рядом. – Как настроеньице? На убийства больше не тянет, надеюсь?

– Нет, – заверила я. – Настроение изумительное. Огромное спасибо тебе за помощь.

И, не сдержавшись, зевнула.

– Обращайся. – Ланс хмыкнул. – Чего, кстати, подскочила-то так рано?

– Гроза разбудила. – Я поморщилась. – Так бы еще как минимум час проспала. Не понимаю, как можно вставать в такую рань по своей воле.

– Да легко, – поделился парень. – Я вот, наоборот, не понимаю, как можно тратить время на сон, когда вокруг происходит столько интересного.

Угу, конечно. Для такого любителя новостей и сплетен, как Ланс, сон, конечно, всегда будет на втором месте.

Но, может, это и неплохо? Ведь Ланс всегда находится в курсе всех событий и знает, как правильно отреагировать на любую ситуацию. Грамотные формулировки находит, даже посты оформлять умеет. Совсем как… как…

От неожиданной догадки я запнулась на ходу. Да быть того не может!

Но вдруг?

– Ты чего? – заметив, что я остановилась, парень недоуменно посмотрел на меня.

А я… я набралась храбрости и тихо уточнила:

– Ланс, ты ведь не ЛордСплетен?

Спросила и тут же прикусила губу, чувствуя себя крайне глупо и ожидая, что в ответ прозвучит что-нибудь насмешливое. Мол, да как ты такое вообще предположить-то могла?

Но вместо этого…

– Знаешь, в жизни есть хорошее правило: не все мысли и догадки стоит озвучивать. Особенно, если не знаешь, что потом с этим делать, – произнес Ланс. На губах его все еще играла улыбка, но взгляд, которым меня наградили, оказался холоднее арктического льда. – Так что давай ты просто продолжишь быть милой улыбчивой девочкой. А я буду и дальше тебе помогать, если понадобится. Хорошо?

Сердце застучало сильнее. Даже несмотря на невысказанное «да», большего ответа и не требовалось!

Однако дурой я не была, поэтому кивнула:

– Хорошо. – Правда, потом все же не удержалась и добавила: – Знаешь, за некоторые сплетни мне хотелось убивать.

Он понимающе усмехнулся и посоветовал:

– Относись к сплетням проще. Народу надо развлекаться, чтобы они не перегрызлись всерьез и не наделали такого, о чем потом сами же в будущем станут жалеть. Учитывая количество статусных студентов, которые по окончании обучения займут высокие посты, такие ссоры могут иметь далеко идущие последствия. А правильно поданные сплетни обеспечивают хоть какой-то порядок в этом хаосе, управляют толпой, направляя в наименее разрушительное русло. Просчитать все это и организовать – большой труд, между прочим.

– Да уж, – пробормотала я.

С такой стороны я на происходящее в Анонимусе еще не смотрела. И теперь, пожалуй, была вынуждена признать некоторую справедливость аргументов Ланса. К примеру, тот же МегаМаг своими непродуманными сенсациями действительно мог принести много неприятностей.

Однако даже несмотря на это, я по-прежнему считала сплетни мерзким делом.

– Кстати, ты как-то говорила, что хотела стать журналистом, – припомнил Ланс.

– Угу. – Я кивнула и поморщилась. – Но за последние дни поняла, что ошибалась. Это не мое.

Так, разговаривая, мы дошли до столовой. А дальше пришлось проститься, поскольку мне замахала рукой, подзывая к себе, Таллира – девушка одного из друзей Алана. Именно она первой из женской половины пепельной «элиты» начала со мной общаться, так что проигнорировать ее было бы вдвойне невежливо.

Вообще, я была удивлена, что кто-то из статусных студентов, тем более девушка, встает так рано. Даже полюбопытствовала, не разделяет ли и она высказанное Лансом мнение о том, что нечего тратить жизнь на сон, когда вокруг столько всего происходит. Но объяснение оказалось куда прозаичнее:

– Вот еще. Фиг бы я встала, если бы меня ювелир не разбудил, – скривившись, сообщила девушка. – Решил обсудить мой заказ, даже не подумав о том, что в такую несусветную рань встают только такие, как он. Нет, я, конечно, рада, что он начал работать, все-таки до праздника осталось мало времени. Но хоть час-полтора мог бы и подождать. А у тебя, кстати, как с подготовкой?

– Платье готово, по поводу украшений рассматриваю варианты, – уклончиво ответила я.

– Надеть свои или затребовать комплект у Алана? – по-своему поняла Таллира и заговорщицки улыбнулась.

– Вроде того, – кивнула я, мысленно хмыкнув от такого предположения. Хотя скорее всего, здесь, как и в моем мире, в порядке вещей требовать и принимать подарки от мужчин, с которыми ты состоишь в отношениях. А уж тем более если мужчина твой жених.

Но даже если так, просить у Камерано я точно ничего не буду, лучше вообще без украшений останусь. Подумаешь, какое дело? Переживу.

Впрочем, объяснений Таллире не требовалось. Болтливая девушка предпочитала говорить сама, так что мне досталась исключительно роль слушателя. За четверть часа она успела и восхититься нашим розыгрышем, «умывшим» неадекватных радикалистов и сплетников, и посочувствовала недавней травле. И даже с явным мстительным удовольствием выдала имена сокурсниц, которые до сих пор за спиной нелестно обо мне отзывались, поскольку сами имели виды на Алана.

Их имена я на всякий случай запомнила, а вот о подробностях злословия слушать было уже не особо интересно. Поэтому, когда к нам присоединились еще несколько девчонок, и внимание общительной Таллиры переключилось на них, я была только рада.

Сам Алан появился в столовой только под конец завтрака, когда я уже допивала као.

– Привет. Извини, что не зашел утром – проспал. Вчера допоздна с ребятами засиделись, – плюхаясь рядом, ожидаемо сообщил он и уже тише добавил: – Сначала они копировали упражнения из книжки, потом мы подумали-подумали и пошли в изолятор проверять их на практике.

– Я тоже сначала хотела сходить и потренироваться, но потом решила все-таки лечь спать, – признала я слабость собственной силы воли. – Как у вас-то все прошло?

– Целителей я по-прежнему не люблю, но должен признать, что техники у ребят очень действенные, – ответил парень. – Я, честно сказать, удивлен, почему упражнения не включены в общий курс. От них реально куда больше пользы, чем от балабольства наших магистров.

– Ну вообще да, могли бы и помочь с практикой, а не требовать результата на пустом месте, – согласилась я. – Надо магистру Тирону об этих упражнениях рассказать.

– Вот когда щит перед ним выставлю, тогда и ткну его в них носом, – заверил Алан. – И его, и Синюю бабу, причем сразу перед ректором. Пусть Лидар своих магистров на профпригодность проверяет. А то хорошо «обучение»: нате вам невыполнимое задание без объяснения, без помощи и с перспективой неуда на весь курс. И мы еще за такое унижение им кучу солтов отваливать должны!

Негодование Алана поддержали и встретившиеся в коридоре друзья, а потом и присоединившаяся к нам у входа в аудиторию по магометрии Иланна. Еще больше оно усилилось, когда на все просьбы сокурсников вернуться к разбору темы о проклятиях и объяснить подробнее, как можно снять проклятие, если оно не дает сосредоточиться, магистр Брук с довольной улыбочкой заявила:

– Я давала вам возможность обсудить тему проклятий ранее, а теперь у нас другой материал. Изменять учебный план я не стану, так что дальше сами, ребятки. Сами.

И, словно назло, принялась рассказывать о коэффициентах приложения силы при возведении групповых магических щитов. Очень важная информация, конечно, с учетом того, что мы и индивидуальный щит еще поставить не могли. По ее, между прочим, вине!

В общем, к началу занятия по накопительной медитации настроение у всего курса было отвратительным, а от магистра Дангара все тоже ждали какой-нибудь заподлянки.

Но, к счастью, опасения не оправдались. Никаких условий и дополнительных заданий Дангар не озвучил. Лишь, как обычно, указал на циновки и активировал энергетический «водопадик». И на том спасибо!

Вдвойне приятно оказалось узнать, что работе с источником энергии проклятие почти не мешает. Все ж никаких сложных схем удерживать в голове здесь не требовалось.

Правда, теперь сосредоточиться на занятии у меня не получалось по другой причине. Оказавшись наконец в спокойной обстановке, мозг опять начал думать о насущных проблемах. О предстоящей помолвке и перспективе свадьбы с Аланом. О самом Алане и о его характере. О том, могу ли я хотя бы представить близость с ним после Айла…

Близость…

Я резко выдохнула и прикусила губу, осознав, что как раз близости-то у нас с Аланом быть не может. Какая близость? Мне даже целовать его нельзя, чтобы не спровоцировать свою «пиявку», ведь у Алана нет от нее защиты. Если вспомнить, как плохо было куда более сильному Айландиру и даже моему «дяде», то сразу ясно – Алана я «выпью» еще быстрее. А при всех своих отрицательных качествах, смерти он не заслуживает!

И как я не подумала об этом раньше, сразу, как только мне сказали о помолвке? Все из-за этого проклятия рассеянности!

Но как теперь быть?

«Надо поговорить с Александром! – тотчас мелькнуло в голове. – Пусть он и сволочь, но знает о моей особенности. Просто, видимо, отвлекшись на последние события, не сообразил, что она может нанести вред. Или «пиявку» все-таки можно контролировать кроме как привязкой на девственной крови?»

Мысли об убийстве Алана настолько не давали покоя, что я едва дождалась окончания занятия. А едва покинув аудиторию, сразу отболталась от Иланны и Алана необходимостью посетить уборную и, уединившись, попыталась вызвать по кейлору Александра.

Но связи не было. В отличие от учебного кейлора, который хоть и являлся, по словам Иланны, урезанной моделью, но питался от энергонакопителя академии, работа обычных кейлоров обеспечивалась за счет личного магического резерва мага. И уезжая далеко, Александр, видимо, не захотел тратить лишние силы на поддержание нашего канала связи. Я ведь теперь для него интереса не представляла.

Блин, ну почему он уехал! Так не вовремя!

Надеюсь, Александр все же вернется до праздника Первого Дня. И, если что, придумает, как отменить помолвку. Он ведь должен понимать, что иначе я просто убью Алана. А этого Лиард вряд ли желают, они ведь с кланом Камерано друзья…

Я осеклась и застыла на месте. По спине пробежала липкая, ледяная волна осознания.

Нет. Не друзья.

Потому что Лиард больше нет. Их место занял Домен Бури, который Пепел некогда подверг тотальному геноциду.

Буря много лет жаждет мести. И теперь у них появилась возможность избавиться от одного из сильнейших кланов Пепла, даже не прилагая особенных усилий. Всего-то и требуется отдать Камерано меня.

Нет, нет, невозможно! Не хочу становиться убийцей! Тем более такой!

Я аж головой помотала, не желая об этом думать.

Наверняка есть какое-то другое объяснение! И когда Александр вернется, все прояснится. Главное, чтобы «дядя» появился до праздника Первого Дня.

Несмотря на попытки успокоить саму себя, получалось это с трудом. Меня хватало только на то, чтобы не выдать свое состояние окружающим. Лишь к концу обеда настроение более-менее пришло в норму. А дальше и вовсе стало не до мыслей о личной жизни, поскольку мы с Аланом и его друзьями Диланом, Танааном и Ирвеном всерьез засели за тренировки.

Несмотря на то что я по-прежнему считала их все теми же надменными элитниками, которые делали исключение в общении лишь для дархатов своего круга, не могла не признать, что по трудоспособности они превосходили всех моих знакомых.

Привыкшие к собственной исключительности парни, похоже, восприняли неудачу с созданием простейшей защиты как личный вызов. И теперь были готовы сделать все, чтобы как можно быстрее исправить ситуацию.

Даже я выдержала только до ужина, а потом плюнула и решила, что нужно нормально отдохнуть, подготовиться к завтрашнему дню и пораньше лечь спать. А четверка пепельников, наскоро опустошив тарелки, вновь отправилась тренироваться. И когда я перед сном связалась по кейлору с Аланом, тот устало, но твердо буркнул, что «спать они еще не собираются».

И подумать только, это те, кто поначалу на учебу вообще забивал!

Ну и пусть. Мне пока такие нагрузки точно не по силам, надо быть объективной. Пусть они поставят щит первыми, зато я нормально высплюсь!

Отключив кейлор, я зевнула, забралась в кровать…

И тут в дверь внезапно постучали.

Совсем как вчера!

Чувство дежавю заставило тихо ругнуться. Издеваются эти радикальные полуночники, что ли? На измор решили меня взять?

– Да что б вас! – буркнула я и крикнула: – Если это опять радикалисты, убирайтесь к черту, или как у вас тут, к дашшу, и оставьте уже меня в покое!

Однако «оставлять в покое» меня не пожелали. Вместо этого дверной замок неожиданно щелкнул, открываясь сам собой. Обалдев от такой наглости и попутно перепугавшись, я вскочила с кровати, ринулась к двери и… уткнулась носом в грудь вошедшего в комнату Айландира.

– К тебе действительно радикалисты приходили? – полюбопытствовал он.

А я растерянно замялась. Не ожидала я такого появления! Совсем! Только спустя пару мгновений смогла взять себя в руки, кивнув:

– Да. Вчера на ночь глядя. Представляешь? Завербовать меня хотели.

Тленник фыркнул.

– Забавно. И кто это был?

– Не знаю. – Я пожала плечами. – Этот тип скрыл лицо и изменил голос.

– Жа-аль, – протянул Айландир с таким видом, что я тоже пожалела, правда, вчерашнего гостя.

– А ты почему пришел? Что-то случилось?

– Случилось, – подтвердил тленник и неожиданно улыбнулся. – Нас, если помнишь, не вовремя прервали, и я уже вторую ночь думаю, что неплохо бы закончить начатое.

Ох!

Щеки вспыхнули жаром, а сердце застучало сильнее. Я и сама о том же думала! Правда, после новости о помолвке так на это и не решилась.

Зато Айландир подобными мыслями не страдал.

– Иди сюда, – выдохнул он, и горячие руки уверенно прижали к мужскому телу. Одна скользнула по спине, срывая тонкую ночную рубашку, а вторая зарылась в волосы, оттягивая голову назад. Лишь на миг я встретилась с почерневшим от желания взглядом тленника, а затем губы смял требовательный, голодный, почти болезненный поцелуй.

Поцелуй, о котором я запрещала себе думать в эти дни, но, одновременно, так хотела ощутить. И я ответила, порывисто, горячо, потому что не могла не ответить. Слишком велико было притяжение между нами.

Обвив его шею руками, сама подалась вперед, желая ощутить близость каждой клеточкой тела, впитывая ее и распаляя мужчину в ответ.

– Соскучился… не могу нормально заснуть без тебя, детка.

Тихие, на грани слышимости, слова. Слова, заставляющие воспарить над землей и ощутить себя абсолютно счастливой.

Айландир пришел, потому что я ему нужна! Именно я, а не любая другая, которую он мог бы получить по щелчку пальцев. И он только что сам признал это!

Это значит, ему не все равно! Значит, мы…

«Ничего это не значит. Нет никаких “мы”. После окончания академии ты выйдешь замуж за Алана Камерано».

Чертов разговор с Александром вспыхнул в голове, словно окатив ведром ледяной воды. А следом всколыхнулась совесть. Чертова совесть!

Я – невеста. И чертово воспитание внутри меня говорит, что так нельзя. Изменять жениху, пусть и такому, как Алан, гадко. Подло.

И жар начал угасать.

– Айл…

– Да, детка? – хрипловатый, пробирающий до мурашек голос сквозь рваные поцелуи, покрывающие шею и опускающиеся ниже. Поцелуи, которых хотелось еще и еще, более жадных и откровенных. Но…

– Айл, я не могу.

Собрав последние остатки решимости, я уперлась ладонями в его грудь и отстранилась, тяжело дыша.

– Мм? – Меня наградили недоуменным взглядом.

– Я не могу… так, – повторила я и быстро, нервно принялась объяснять: – Когда приехал Александр, он сказал, что Лиард договорились с Камерано. И… в общем, после окончания академии я должна буду выйти замуж за Алана. Официальное объявление о помолвке будет на празднике Первого Дня, но фактически все уже решено. Да, это договорной брак. Да, я ничего к Камерано не испытываю, но… встречаться с тобой в таком положении… неправильно, – совсем тихо выдавила я под конец.

Лицо Айландира закаменело.

– О верности задумалась, значит, – знакомо жутким, неживым голосом произнес он. – Похвально. Но неужели ты думаешь, что пепельник тоже ее станет придерживаться?

Не станет. До праздника Первого Дня точно. Об этом Алан сам сказал.

– Вряд ли, – признала я. – Но это не важно. Речь о моей совести.

После чего, едва столкнувшись с колким взглядом тленника, опустила голову и добавила:

– В конце концов, мы оба с самого начала знали, что это путь в никуда. Я очень благодарна тебе за все. И ни о чем не жалею. Будь моя воля, я бы… но выбора у меня нет. От меня больше ничего не зависит. Прости.

Я говорила с трудом, чувствуя, что еще немного, и слезы, которые уже буквально душили, вырвутся на свободу. Голову и вовсе поднимать боялась, понимала, что сейчас выгляжу жалко, и давящего, нечеловеческого болотно-угольного взгляда Айландира не выдержу. Могу просто сдаться. Растоптать остатки самообладания, поддаться желанию и перечеркнуть все то, о чем сама только что сказала.

Без уверенных, сильных рук Айландира, я чувствовала себя совершенно беззащитной и, что куда хуже, одинокой. Одиночество как-то разом накрыло липкой волной и потянуло в черную душную бездну, выбраться из которой сама я уже не могла.

А потом, словно крышка гроба, хлопнула, закрываясь, дверь.


Айландир летел по коридорам общежития, в бессильном бешенстве сжимая кулаки. В душе все сильнее разгоралось темное пламя, которое жаждало сжечь, испепелить того, кто так сильно вывел тленника из себя. И в любом другом случае противник уже давно получил бы свое, но…

Но не в этот раз.

Потому что винить кроме себя и судьбы было некого. Ведь Айландир прекрасно понимал, что на долгие отношения с Евой рассчитывать нечего. Что вообще не стоит сближаться с Лиард!

Однако раз за разом при виде девушки уступал собственным желаниям.

А последние дни воспоминания об изгибах ее тела, упругой груди и податливых губах и вовсе преследовали его неотступно. Здесь Айландир не соврал, сказав, что не мог нормально заснуть. Тело вторую ночь недвусмысленно реагировало на воссоздаваемые памятью образы, давая понять, что хочет именно Еву. И никого другого.

И ведь ничто не мешало ее получить!

Девушка доступна и безотказна, в этом Айландир не раз убедился, поэтому спокойно направился к Еве. И поначалу все пошло ровно так, как он и планировал. Но вот того, что случилось дальше, Айландир точно не ожидал!

Ева отказала! Несмотря на то, что хотела близости не меньше, чем он, и тленник это прекрасно видел!

Уже одно это его взбесило, ибо какого дашша? Отказать после всего, что уже было?

А сбивчивое объяснение Евы о помолвке взбесило еще больше. Причем если бешенство в первом случае было понятно, то причину собственной злости на ее слова Айландир найти не мог.

И ведь понимал, что девушка, в общем-то, поступает правильно, не желая после назначенной помолвки допускать двусмысленных ситуаций. Но отчего-то все равно злился. Его злила сама мысль о связи Евы с Камерано! Более того, избавиться от этой мысли Айландир не мог, как ни старался!

Хотя, казалось бы, с чего вдруг? Почему?

Неужели… ревность?

Осознание того, что с ним происходит, заставило Айландира вздрогнуть всем телом.

А ведь так и есть. Впервые в жизни, сам того не заметив, он позволил простому увлечению и желанию перерасти в нечто большее.

Но в какой момент Айландир решил, что девчонка принадлежит только ему? В лаборатории, когда Ева стонала в его руках? Или еще раньше, когда в очередной раз ее спасал? В какой момент он посчитал, что никто другой не имеет права к ней прикасаться?

Почему он позволил себе так считать?

И как теперь унять бешенство, которое обжигает душу каждый раз, стоит только представить, что Ева окажется в постели пепельного мальчишки?

«Это неправильно… это путь в никуда…» – прозвучал в голове ее голос.

Да. Так и есть. Кто бы мог подумать, что у маленькой неопытной девчонки окажется больше здравомыслия и благоразумия, чем у него? И не Ева, а он, Айландир, будет пытаться продолжить странные, не имеющие ни малейшего шанса на будущее отношения?

– Хватит.

Тленник резко выдохнул сквозь сжатые зубы.

Это безумие. Наваждение. Надо брать себя в руки, вспомнить о собственном долге и одним резким росчерком наконец вычеркнуть Еву из жизни.

Вообще. Совсем. Окончательно.

С завтрашнего дня он не приблизится к девчонке и на шаг. Даже в сторону Евы не посмотрит.

А после праздника Первого Дня повода для этого и вовсе не останется.

Глава 13

Ничто не стимулирует учебу так, как желание отвлечься от личных проблем. По крайней мере, в моем случае. Нет, поначалу я, конечно, попыталась найти интерес в общении с компанией сокурсниц, но быстро осознала, что бесконечные обсуждения нарядов, салонов и местных знаменитостей не для меня. А обсуждения парней – тем более. И так из-за одного полночи проревела.

Ну а других вариантов, чем себя занять, в академии не нашлось. Не в клубе же с горя напиваться? Поэтому я присоединилась к группе Алана и принялась изводить себя тренировками так, чтобы, возвращаясь в общежитие, сразу падать на кровать и отключаться.

Стратегия, конечно, экстремальная, однако свои плоды принесла. Уже через день, к примеру, Алан первым со всего курса смог сделать щит. По этому поводу он даже получил одобрительный отзыв магистра Тирона.

Правда, ответная обвинительная речь, которую так жаждал выдать пепельник, не задалась. Алан только и успел спросить, отчего нам не предоставили важных тренировочных упражнений из целительской практики. На что магистр сразу парировал:

– В жизни вы будете попадать в разные ситуации, но всезнающего опекуна-советника рядом уже не будет. Поэтому вы должны сами уметь находить выход, молодой человек. И, как я вижу, у вас вполне получилось справиться с проблемой без моей помощи. Разве нет?

На это возразить Алану было нечего. Не признаешься же, что тебе подсказали?

Так что конфликт угас сам собой.

Но главное, путь был проложен, и уже на следующее занятие щит получилось поставить у всей нашей компании. А там и большинство остальных сокурсников подтянулось: слова Алана об упражнениях целителей услышали все и сделали правильные выводы.

Теперь оставалось только снять проклятие.

Правда, энтузиазм большинства сокурсников после освоения щита несколько поутих. В отличие от нас с Аланом и Иланной, и, может, еще нескольких везунчиков, у них не было готовых расчетов приложения сил. А напрягаться с вычислениями, когда над головой не висит угроза неуда, кому надо? Только разве что олимпиадникам, да некоторым особо упорным студентам.

Даже сам Алан не особо активно пытался проклятие снять. Развлекаться с друзьями ему было куда интереснее, чем вечера напролет сидеть в изоляторе. Иланна тоже составляла мне компанию лишь на пару часов, а потом не выдерживала и убегала по другим делам.

Периодически оба предлагали к ним присоединиться и «отдохнуть наконец нормально», но я всегда отказывалась. Просто понимала: стоит лишь на миг расслабиться, отпустить себя, как перед глазами вновь встанет взгляд Айландира, которым он награждал меня в моменты наших редких встреч в столовой. Равнодушный, холодный, направленный сквозь меня словно сквозь призрака. Такой, каким он был в первые дни нашего знакомства, когда меня считали безродной бродяжкой. Никем. Пустым местом.

И боль, которую вызывал этот взгляд, заставляла стискивать зубы, отвечать «нет» очередному предложению Иланны или Алана, и продолжать заниматься. День за днем. Декада за декадой… пока не наступил канун праздника Первого Дня.

Суета в академии стояла уже с утра. До занятий никому не было никакого дела, только и слышались разговоры о том, кто с кем и у кого завтра утром будет собираться для подготовки к празднику. Даже сплетники в Анонимусе и то затихли в ожидании новостей завтрашнего дня, к примеру, официальных объявлений о помолвках.

А ведь одна из них должна была быть моей! Алан не поленился с довольной улыбкой в очередной раз напомнить об этом за ужином. Как будто я бы забыла!

Тем более с Александром до сих пор так связаться и не получилось.

Но ведь не могут же меня просто так оставить, без присмотра? Мало ли что опять придет неподконтрольной «племяннице» в голову? Вдруг я в последний момент, невзирая ни на что, решу отказаться от помолвки?

И действительно, Буря обо мне не забыла.

Вернувшись после ужина в общежитие, я застала в комнате лорда Балора.

Впрочем, так даже лучше. Лорд Балор Лиард всегда выглядел более выдержанным и здравомыслящим, нежели его сын. С ним вести разговор о помолвке и возможных проблемах, которые она вызовет, даже спокойнее.

– Добрый вечер, Ева, – поприветствовал он.

– Добрый вечер. – Я вежливо улыбнулась. – Чем обязана?

– Пришел узнать, все ли у тебя имеется для завтрашнего торжества. Сын говорил, конечно, что обеспечил тебя достаточным количеством вещей, но, возможно, он что-то упустил? Не хотелось бы, чтобы завтра ты выглядела недостойно.

– Нет, спасибо, платье на праздник у меня есть, – ответила я, а потом собралась с духом и добавила: – Однако насчет самого праздника, точнее, помолвки… понимаете, тут такое дело…

– Ты не можешь от нее отказаться. – Лорд Балор мгновенно нахмурился.

– Я не отказываюсь, – мотнула я головой. – Но вы не учли одну мою особенность. Я, как бы так выразиться… в общем, пью жизненные силы того, с кем вступаю в… в близкую связь. Даже при поцелуях. А, значит, есть вероятность, что, выйдя замуж за Алана, могу его просто-напросто убить! – Я с надеждой посмотрела на лорда Балора. – Мне нужно время, чтобы научиться себя контролировать. Или ваша помощь, чтобы придумать для него хоть какую-то защиту…

– Нет.

Холодный голос заставил меня замолчать, а сердце испуганно сжаться. Неужели?..

– Мы в курсе о твоих особенностях. Более того, учитывали этот факт, когда планировали вашу свадьбу с Камерано, – подтвердил самые страшные предположения лорд Балор.

– Но я не хочу становиться убийцей! – выдохнула я, вскинув голову.

И столкнулась с давящим грозовым взглядом главы Домена Бури.

– Твои желания меня не интересуют, – процедил он. – Ты вообще для нас уже не представляешь интереса. Благодари богов, что можешь принести еще хоть какую-то выгоду, в противном случае ты уже была бы мертва. Так что лучше о своей жизни побеспокойся, чем о мальчишке-пепельнике.

Я судорожно втянула носом воздух.

Он ведь это совершенно серьезно говорит! Меня действительно были готовы уничтожить как неудачный эксперимент!

– Завтра вы объявите о помолвке. А по окончании академии ты выйдешь замуж, и это не обсуждается, – отчеканил лорд Балор Лиард и вышел из комнаты.

Несколько мгновений я смотрела на закрытую дверь, а затем до боли сжала кулаки.

Сволочь.

Бездушная, расчетливая скотина! Достойный представитель Домена Бури!

Не хочу, чтобы из меня делали убийцу! Тем более, чтобы из-за меня погиб Алан!

Пусть наше знакомство было не из приятных, и я до сих пор считала, что Пепельница – избалованный высокородный сноб. Но тем не менее я успела узнать Алана и с другой стороны, как ответственного за свой Домен и того, кто держит слово.

Да и вообще, каким бы он ни был, смерти не заслужил!

Я глухо застонала. В который раз за эти дни на меня нахлынула беспомощность и бессильная злость.

Но я не имею права сдаваться! Возможно, если я освою самоконтроль, то все же смогу удержать в узде свою «пиявку»? И пусть в книге говорилось, что это невозможно, автор-чужак, не мог знать наверняка! Может, мои предки при встрече с обычными магами и дархатами просто не желали себя сдерживать. Ибо зачем жалеть врага?

А я возьму, напрягусь и все получится. Послушалась ведь «пиявка» однажды, когда необходимо было, чтобы Айландир меня спас от Александра!

Да. Да, надо просто как следует постараться!

Адреналин, который буквально зашкаливал после разговора с лордом Балором, требовал действия. Единственное, что останавливало от попытки сейчас же, немедленно попробовать договориться со своей второй, вечно голодной половиной, – проклятие Рассеянности.

Когда уже, наконец, я от него избавлюсь?!

Может, из-за адреналина, а может, благодаря долгим тренировкам и вспыхнувшей жажде во что бы то ни стало снять проклятие, схема, которую еще пару декад назад рассчитали мне Айландир и Дирион, встала перед внутренним взором на редкость отчетливо.

А спустя миг сработали искариты!

Нити заклинания разом налились силой, расчерчивая игольчатую звезду. Что-то вспыхнуло, и мир вокруг резко, разом обрел удивительную ясность. С глаз словно пелена спала! Исчезла вместе с проклятием!

– У меня получилось, – растерянно пробормотала я вслух. – С ума сойти. Может, я сплю?

Я даже попыталась себя ущипнуть, чтобы убедиться в обратном, но не успела. Кейлор завибрировал, показывая, что со мной хочет поговорить Иланна.

– Да? – ответила я, все еще ошарашенная собственным успехом.

– Так и знала, что ты еще не спишь! И голос у тебя усталый, – укоризненно произнесла подруга. – Закругляйся с тренировками и давай ложись, завтра нужно выглядеть свежими и выспавшимися!

– Да. Конечно. Я лягу, просто… блин, я ведь это сделала, представляешь! Я сняла проклятие! Буквально только что! – с восторгом выпалила я.

И пусть без помощи искаритов у меня в ближайшем будущем это вряд ли бы получилось, все равно смолчать не смогла.

– Что?! – Иланна ахнула.

– Проклятие сняла! – повторила я торжествующе.

– Обалдеть! Вот ты упорная!

– Сама до сих пор до конца поверить не могу! Это почти случайно вышло.

– Что б мне так со случайностью повезло! – фыркнула подруга. – Вот завтра заодно и это отпразднуем. И я чего связалась-то с тобой: хотела сказать, чтоб ты утром сразу ко мне шла. Насчет завтрака не волнуйся, брат сегодня пирожных целую коробку приволок, сказал, для нас с тобой. Так что будем есть вкусности и наводить красоту!

– Ого! – изумилась я, в очередной раз восхитившись характером Дириона. – Все-таки у тебя действительно идеальный брат.

– Всегда это говорила, – согласилась довольная Иланна.

Короткий разговор с подругой приободрил и позволил окончательно взять себя в руки, задвинув упаднические мысли в дальний уголок сознания. В конце концов, пока мы все живы, а значит опускать руки нельзя. Выход обязательно найдется. Я не я буду, но его найду. Даже если ради этого придется без ведома «родственников» пробраться в тайное хранилище Домена Стужи.

«Тем более защитные заклинания им по-прежнему нужны, а кроме меня в хранилище попасть никто не сможет. И, значит, лорд Балор меня просто запугивал перспективой смерти. Нарочно нагнетал обстановку и сгущал краски. Да, уверена, так и есть».

Удовлетворенно хмыкнув, я забралась в кровать и спокойно проспала всю ночь. А утром встала спокойная и уверенная в себе.

Праздник Первого Дня наступил. И раз сейчас я не могла ничего изменить, оставалось хотя бы хорошо подготовиться, чтобы не опозориться перед всей академией.

Умывшись и приняв душ, я достала из шкафа мерцающее серебристое платье, туфли, и направилась к Иланне. А та уже ждала, едва не подпрыгивая от предвкушения.

– Наконец пришла! – выдохнула она, едва я переступила порог комнаты. – А я уж вызывать по кейлору тебя хотела. Все взяла?

– Все, – подтвердила я и хмыкнула. – У меня только платье и туфли. Даже косметики толком нет, забыть что-то сложно.

– Ага… погоди, – подруга озадаченно нахмурилась. – А украшения твои где?

Бли-ин! Совсем забыла! А ведь лорд Балор спрашивал, необходимо ли мне что-нибудь для торжества!

Это наш последующий разговор выбил меня из колеи, напрочь вытеснив из головы все остальное. А, может, еще и проклятие Рассеянности постаралось. Сняла-то я его уже после того, как глава Домена меня покинул.

Пришлось кисло признать:

– Украшений нет и не будет.

– Как это? – Иланна недоуменно вытаращилась на меня. – Хочешь сказать, что на твой гардероб потратили дашшеву прорву солтов, но при этом и монетки не выделили на минимальное ожерелье с сережками?

– Хочу сказать, что мой дядя об этом просто забыл. А вчера во время нашего последнего разговора об украшениях забыла уже я, – вздохнула я. – Видимо, из-за проклятия, которое тогда на мне все еще было.

– Мда-а…

– Сама виновата, – я поморщилась и махнула рукой. – Ничего. И так похожу. В конце концов, ну напишет обо мне Анонимус очередную сплетню типа «богатая нищета», подумаешь? Переживу, не впервой.

– Ладно. Раз так, пусть без украшений, но в остальном ты должна выглядеть идеально, – решительно сообщила Иланна. – Так что давай собираться, а там пусть думают что хотят.

И начались сборы. Макияж, маникюр, прически… все это под рассказы Иланны о том, как праздник будет проходить, рассуждения о том, какие могут на нем быть сюрпризы кроме обязательного фейерверка, а заодно под дегустацию невероятно вкусных воздушных пирожных.

Три с половиной часа пролетели практически незаметно, а под конец от предвкушения чего-то грандиозного, магически невероятного не могла усидеть на месте и я. Даже собственная помолвка уже не так омрачала настроение. Помолвка – не свадьба, в конце концов. Вон, Иланна до сих пор формального жениха имеет, причем, судя по ее рассказам, куда более мерзкого, чем Алан. И что? Веселиться это подруге не мешает, как и верить, что она от него избавится.

Торжество должно было начаться в полдень, но ждать уже не хотелось. В конце концов, мы уже собрались, а пирожные закончились. Просто так сидеть в четырех стенах никакого смысла не было, поэтому мы с Иланной направились в Зал Славы.

Идти оказалось недалеко. Это в прошлый раз факультет Призраков завели туда с «черного хода», а теперь можно было воспользоваться коротким центральным коридором, который заканчивался открытыми двустворчатыми дверьми Зала.

Огромный и торжественный, с высоким потолком-куполом и множеством магических гирлянд, Зал Славы, как и в первый раз, вызвал у меня невольный восхищенный вздох. Иссиня-черные мраморные постаменты с горящими Звездами Лучших Выпускников, три огромные статуи, дымчатые и сияющие, созданные из кристаллизованной и обретшей форму магической энергии – все здесь поражало и заставляло проникнуться величием этого места.

Нетерпеливыми мы оказались не одни. Несмотря на то что до торжества оставалась еще пара часов, по залу уже расхаживали разряженные студенты. А у стен, вдоль которых тянулись столы с легкими закусками и напитками, местами даже собирались небольшие группы.

Правда, после быстрого осмотра я с легким облегчением констатировала, что Алана здесь еще нет. Хотелось еще хоть немного побыть без его общества и намеков на предстоящее объявление о помолвке. Даже Иланне я решила о нем не говорить до самого последнего момента. Просто потому, что… ну, мало ли?

От волнения и памятных пирожных хотелось пить, так что мы неспешно прошествовали к ближайшему из свободных столиков. Напитки здесь ожидаемо оказались безалкогольными, что вызвало у Иланны скептичный смешок.

– И зачем эта показушная правильность? – пробормотала она. – Притом что в клубах алкоголя всегда хоть залейся, и уже сейчас некоторые там наверняка «подбадриваются» перед началом праздника.

При воспоминаниях о вечеринке и последующем похмелье меня передернуло. А ведь Алан точно потащит, с таким-то поводом! Не удивлюсь, что и сейчас он именно в клубе зависает. «Подбадривается», так сказать.

Бокал с освежающим напитком я теперь дегустировала почти с любовью.

Внезапно Иланна охнула и как-то сжалась, неотрывно глядя в сторону входа.

– Ты чего? – удивилась я, тоже оглядываясь, но ничего особенного не углядев.

– Риштан! – просипела та в ответ.

– Что?

– Жених мой, – Иланна кивком указала на статного светловолосого мужчину в бледно-бирюзовом костюме, только что вошедшего в зал. – Явился с какой-то стати! А ведь меня никто даже не предупредил!

Мужчина тем временем начал оглядываться по сторонам, и Иланна быстро скользнула за стол, к ближайшему звездчатому постаменту.

– Извини, подруга, но я тебя ненадолго оставлю, – прошептала она. – Не хочу общаться с ним без подготовки. Сначала узнаю у Дира, какого дашша вообще происходит.

В следующее мгновение я осталась одна.

Взгляд помимо воли вновь устремился к жизнетворцу, которого подруга называла исключительно мерзким типом. Дархат. Лицо спокойное, взгляд скорее равнодушный, нежели надменный. Так по виду и не скажешь, что он настолько отвратителен. Хотя Александр поначалу, помнится, мне тоже понравился, а в итоге оказался…

Мысль оборвалась на половине. Я замерла, чувствуя, как сердце само собой застучало сильнее. В Зал Славы вошел Айландир.

Высокий, черноволосый, в элегантном черно-серебристом костюме, он выглядел безупречно и притягивал меня точно магнитом. И пусть мы не общались две декады. Пусть! Почему-то сейчас это стало совершенно не важно. Может, виной была близость неизбежной помолвки, но мне вдруг захотелось оказаться с ним рядом. Коснуться его еще хоть раз, пусть и последний. Вдохнуть холодный древесный запах его парфюма, услышать голос…

Даже повод для разговора нашелся сразу: благодарность за избавление от проклятия. Ноги сами собой понесли меня вперед, навстречу…

Однако едва успев сделать несколько шагов, я внезапно оказалась перехвачена за руку.

– Стой.

Рядом возникла Дианэ. Темноволосая тленница выглядела хмурой и сосредоточенной.

Я с недоумением посмотрела на нее:

– Почему?

– Потому что потом спасибо скажешь, что не пришлось позориться на радость остальным, – процедила она.

– Не поняла?

Короткий кивок в сторону входа в Зал, и я вижу, что его порог пересекает эффектная рыжеволосая девушка в темно-зеленом платье облегающего покроя, выгодно подчеркивающее усыпанную изумрудами и бриллиантами грудь.

А потом вижу, как Айландир разворачивается к ней и, приветственно приобняв, целует.

– Это кто? – тихо сорвалось с губ.

– Эстрелла из клана Кавендиш, невеста Айла. В ближайшем будущем его жена. Породистая сучка и та еще стерва, – ответила Дианэ. – Сегодня они официально о помолвке объявят.

Боль. Резкая, острая, словно от памятного удара ножом в сердце.

У него есть невеста?!

– Разговоры об их свадьбе между кланами шли давно, но в свете последних событий Эстрелла стала вдвойне выгодной партией. Кавендиш занимаются заготовками для артефактов, у них огромные запасы металлида, – скучным тоном добавила тленница и так же спокойно добавила: – А тебе советую следить за мимикой, ты сейчас выглядишь полной дурой.

Я с трудом натянула на лицо улыбку и, титаническим усилием воли заставив себя отвести от пары взгляд, тихо выдавила:

– Спасибо, Дианэ.

– Я сразу говорила, что не стоит тебе с ним спать, – напомнила та и, развернувшись, пошла прочь.

А я осталась стоять, оглушенная и словно за один миг выгоревшая изнутри, сжимая заледеневшие пальцы. Впервые в жизни мне действительно стало холодно, но сейчас я не пыталась этому противиться. Холод сковывал боль.

У Айландира есть невеста.

Все это время была.

И вроде бы я должна понимать, что это ожидаемо: ведь он наследник Домена Тлена. И что мне ничего не обещали. Более того, я с самого начала понимала, что нас ничего не ждет.

Да и вообще, у меня у самой жених имеется!

Но отчего тогда так хочется взвыть? Закричать? Вцепиться в волосы этой рыжей и… и…

Завибрировал кейлор, уведомляя о входящем вызове. С трудом сфокусировавшись на запястье, я увидела, что это Алан.

Что ж… сейчас я его появлению была даже рада. Еще немного одиночества, и я точно сорвалась бы как минимум на слезы.

– Где ты? – мой голос прозвучал неожиданно хрипло и нервно.

– Извини, что опаздываю, крошка, – Алан, похоже, понял мое состояние по-своему. – Но это действительно очень важно, причем для нас обоих. Скоро буду. И лучше, если мы встретимся не в зале, хочу кое-что тебе отдать.

– Хорошо, – спорить не стала. В конце концов, я сама хотела уйти отсюда. – Буду ждать в коридоре, который ведет к библиотеке. Там сейчас должно быть пусто. Не хочу болтаться у всех на виду.

– Отлично, – согласился он. – Я уже рядом.

Связь прервалась.

Из последних сил удерживая на лице легкую полуулыбку, я быстрым шагом направилась к выходу из Зала Славы, едва сдерживаясь, чтобы не побежать. Ну да ничего, сейчас короткий коридор, холл, поворот – и новый коридор, теперь уже совершенно пустой, где держать лицо уже не требуется. Где можно резко, надсадно вздохнуть, не сдерживая всхлип, и уткнуться лбом в стену. Ударить по ней кулаком, выплескивая хотя бы так обуревавшие эмоции ревности, отчаяния и боли.

Дать себе волю хотя бы на несколько минут, а потом стиснуть зубы и собраться, заслышав быстрые приближающиеся шаги. Глубоко вздохнуть и обернуться навстречу Алану…

Нет, не Алану!

Ко мне быстрым шагом и с широкой улыбкой приближался жених Иланны!

Вот уж кого не ожидала совершенно!

– Ева! – окликнул мужчина, отметая робкие сомнения, что он здесь случайно.

– Да? – растерянно откликнулась я. – Если вы Иланну ищете, то я не знаю, где она сейчас.

– Нет-нет, с невестой я поговорю позже, – приблизившись, отрицательно качнул головой жизнетворец. – Сначала хотел бы пообщаться с тобой.

А затем вдруг молниеносным, неуловимым движением обхватил руками мою голову и, вздернув, заставил смотреть прямо на себя!

– Что вы…

– Тс-с, – шикнул мужчина.

Глаза его вспыхнули, и я оцепенела, не в силах ни дернуться, ни даже звука произнести! Более того, мой магический резерв оказался полностью заблокирован!

Паника захлестнула с головой. Сразу вспомнилось, что заговорщики, которых я выдала Домену Тлена, именно из жизнетворцев! Значит, они все-таки обо всем узнали и решили избавиться от свидетеля! А защита почему-то не срабатывает!!!

– Ну-ну, деточка, не переживай так, я же не убиваю тебя, – произнес жизнетворец, одновременно объяснив и факт неактивной защиты. – Твое убийство слишком много вопросов и проблем вызовет, да и защиту тленников обходить пришлось бы. Так что я просто сотру тебе память и все. Это даже почти не больно.

Мне память сотрут?!

Не хочу!

Мужчина склонился ближе, так, что я кожей ощутила его дыхание. Удушающее, горячее… его жар…

Жар, на который откликнулась моя «пиявка»!

Понимание пришло вспышкой: ведь эта часть меня независима от магического резерва! Она питается жизненными силами!

А в следующий миг я отпустила себя, разрешая тянуть, впитывать жар жизнетворца, пить его полными горстями. Чувствуя, как руки мужчины сжимаются сильнее, а дыхание становится тяжелее, обжигая всплеском желания… и ненавистью!

Словно опомнившись, мужчина резко отшатнулся от меня, закрываясь непроницаемым для физического воздействия щитом. Лицо его исказилось от ярости.

– Не может быть! – прошипел он. – Ты… ты тварь! Ты должна умереть!

– Ты сдохнешь первый, урод! – внезапно раздался за его спиной новый голос.

Алан!

Жизнетворец дернулся, и я увидела пепельника с полыхающими огнем глазами. Секунда, и ревущее пламя рванулось вперед, пепельным вихрем закручиваясь вокруг противника, обугливая до черноты коридор. Оно было таким яростным и сильным, что даже несмотря на защиту, жизнетворцу явно пришлось туго: я почувствовала, как начинают спадать магические путы.

Где-то взвыла сирена – наконец-то! Еще немного, и помощь придет!

Но…

Огонь вдруг ослаб, а взгляд Алана потух, показывая, что тот потерял концентрацию.

Проклятие! Демоново тренировочное проклятие, сбивающее концентрацию, которое он так и не снял!

Алан нахмурился, пытаясь сосредоточиться вновь, но момент был упущен.

Яркая вспышка озарила коридор и обрушилась на пепельника бесшумной молнией. Как подкошенный, тот рухнул на пол.

– Еще лучше, – выдохнул жизнетворец. – Значит, и мальчишку уберу. Дассар будет доволен.

Он поднял руку, выплетая новое заклинание, которое должно было убить единственного, кто вступился за меня. И я…

Я закричала то единственное, что могло сохранить Алану жизнь:

– Не надо! Пожалуйста! Я могу дать вам заклинания Домена Стужи!

Мужчина замер. Леденящий, сияющий мертвенно-белым светом взгляд впился в меня.

– Что?

– У меня есть доступ к заклинаниям Домена Стужи, – быстро повторила я. – Я достану их для вас в обмен на его жизнь. Это сильнейшие защитные заклинания. Неужели они вам не нужны?

Жизнетворец нахмурился. Посмотрел на меня сверху вниз, и в глазах его мелькнуло что-то знакомое. Что-то, что я уже видела не раз…

Он нервно облизнулся.

Неужели?..

Я была уверена, что знаю этот взгляд. Пусть в нем были лишь слабые отблески того, как Александр и Айландир смотрели на меня после поцелуя, но это был он! Без сомнения!

А значит, моя сила все-таки успела достать жизнетворца!

И именно это небольшое влияние «пиявки» подтолкнуло мужчину склониться надо мной вместо того, чтобы добить или хотя бы стереть память, и выдохнуть:

– Хорошо. Но если обманешь, не проживешь и минуты. Даже защита тленников не спасет. Поняла?

– Да, – покорно прошептала я.

– Тогда идем, – он подхватил снова потерявшую подвижность меня на руки.

– Прямо сейчас? Но праздник…

– Вот именно. Праздник. Никто и не хватится.

– А Алан?

– Будет жить, но ничего не вспомнит. – Жизнетворец брезгливо скривился. – Не о нем беспокойся, а о себе. Говори, куда надо идти?

– К Черному озеру, – чувствуя, что голос перестает подчиняться и дрожит, ответила я. – К замку Домена Стужи.

Мужчина помрачнел.

– Ты что решила тянуть время? Там одни развалины!

– Нет! Там зал под землей. С зеркальным артефактом. Это вход, – выпалила я.

– Артефакт? Да, помнится я что-то о нем слышал, – протянул жизнетворец. – Ладно, слетаем туда. А ты поспи пока. Не хочу, чтобы отвлекала по дороге.

Его глаза вспыхнули, и мое сознание охватила темнота.

Глава 14

Это было сложно. Несмотря на принятое решение не обращать на Еву внимания, за прошедшие две декады Айландиру так и не удалось заставить себя это сделать. Впервые универсальное правило «понравилась девушка – переспи с ней и забудь» дало осечку. Забыть не получалось. Никак.

Воспоминания о Еве не отпускали. Напротив, они преследовали неотступно, прокручивая перед внутренним взором Айландира моменты их общения и близости. А стоило девушке появиться где-то поблизости, взгляд тленника помимо воли устремлялся в ее сторону. И как бы Айландир ни злился, сколько бы раз не напоминал себе о том, что все в его жизни и жизни Евы распланировано и решено, перебороть себя не мог. Нечто в глубине души отчаянно противилось приказам рассудка и по-прежнему упрямо считало Еву своей, заставляя за ней следить, желать ее коснуться. Желать… до безумия желать ее всю!

И злиться каждый раз, когда ее касается другой.

Жених дашшев!

Если бы не Камерано, Ева до сих пор была бы доступна, и за эти две декады, возможно, постоянный доступ к ее телу заставил бы желание утихнуть! А даже если и нет, моральные принципы Айландира были не столь сильны. Собственная помолвка при таком сильном желании его не остановила бы.

Теперь же все, на что хватало Айландира, – не выдавать свое состояние хотя бы внешне. Скрывать за застывшим на лице угрюмым выражением желание, бессилие и гнев.

Хорошо хоть друзья вопросами не доставали, списывая прорывающееся раздражение и постоянный хмурый вид на предстоящую свадьбу. Даже сегодня утром тактично оставили его одного собираться на торжество и встречу «невесты».

О давней договоренности между кланами Грейв и Кавендиш они знали, как знали и о том, что сам Айландир не планировал жениться так скоро. Да, Эстрелла, несмотря на отвратительный характер, была красива. Однако красивых девушек и без женитьбы у тленника хватало, так что свобода ему нравилась куда больше.

Знали бы они, что творилось в голове Айландира на самом деле!

«Подхватили бы под руки и первыми жениться потащили. Дианэ так точно».

Тленник криво усмехнулся.

Что ж, в итоге, может, эта свадьба и впрямь к лучшему. Эстрелла весьма настойчива. Она поможет отвлечься в первое время, а там и рассудок придет в порядок. И все это безумие наконец прекратится.

Тихо завибрировав, кейлор сообщил о прибытии Кавендишей. Резко выдохнув, Айландир застегнул последнюю пуговицу на пиджаке и отправился встречать будущих родственников.

Эстреллу и лорда Марула он нашел в холле академии. В честь торжества, сегодня диртемам было позволено приземляться сразу у парадного входа, чтобы гостям не приходилось мерзнуть.

Поприветствовав главу клана Кавендиш и свою невесту, Айландир, как полагается, пошел впереди, указывая дорогу. Эстрелла с отцом чинно последовали за ним. Правда, когда он вошел в Зал Славы и обернулся, понял, что несколько не рассчитал шаг и по привычке двигался слишком быстро. Дорогие «будущие родственники» порядочно отстали. Сдержав ругательство, чтобы загладить неловкость Айландир протянул руку Эстрелле, а когда та приблизилась, легко коснулся губами ее губ.

Тактика оказалась верной: девушка тотчас просияла, да и лорд Кавендиш довольно хмыкнул.

– Твой отец здесь? – подходя, уточнил он.

– Еще нет, но вот-вот прибудет, – ответил Айландир.

– В таком случае, пойду пока пообщаюсь с архимагистром Лидаром. Уточню, что у них с регламентом, – решил лорд Кавендиш и направился в противоположную часть зала, где ректор разговаривал с кем-то из магистров.

Вежливо кивнув, Айландир огляделся, выискивая среди разряженных студентов друзей.

И внезапно увидел ее.

Ева говорила по кейлору. И она была совершенна. Точеная, изящная, серебристая фигурка девушки словно светилась, как статуя в облаке сверкающих снежинок, идеальная и недоступная.

Желание вспыхнуло с такой силой, что плоть мгновенно налилась тугим жаром и болью. Все его естество буквально взвыло, точно зверь, требуя сейчас же, немедленно, подойти к ней, ощутить ее запах, сжать в руках и…

Айландир скрипнул зубами, мысленно обматерив себя и свой неуместный порыв.

Рядом стоит его будущая жена. Пара часов, и они объявят о помолвке официально. Как и Ева, кстати…

Которая почему-то уходит.

На миг захотелось плюнуть на все и пойти за ней, но и это желание Айландир в себе задавил. Нет смысла. Ева откажет, как отказала уже две декады назад. А если не откажет… будет еще хуже. Обоим.

– Ты так напряжен, – вернул его в реальность обеспокоенный голос Эстреллы. – Что такое?

– Ничего, – раздраженно бросил Айландир. Потом понял, что это прозвучало грубовато, и, вернув контроль над голосом, спокойнее добавил: – Просто задумался. Все в порядке.

– Уверен? – пальчики девушки скользнули по закаменевшим мышцам плеч. Она прижалась к нему и тут же выдохнула: – Ого! Так вот в чем причина! Милый, ты ведь знаешь, я тоже от тебя без ума. Если хочешь, можем прямо сейчас уединиться.

Айландир едва сдержался, чтобы не поморщиться от досады. Не Эстреллу он хотел! Совсем не ее! Хотя она, возможно, действительно смогла бы утолить его желание хотя бы на время. Но… не сейчас.

– Твой отец здесь, – сухо напомнил он.

– И что? – Эстрелла, ничуть не смутившись, широко улыбнулась.

– И мой вот-вот объявится.

– Пфф, какое дело. Думаешь, наши дражайшие предки будут против, если мы ненадолго пропадем… вместе?

– Ненадолго не выйдет. И я не ручаюсь за целостность твоей прически, макияжа и платья, – отметил Айландир.

Этот аргумент оказался более весомым.

– Да-а, тогда придется тебе пару часиков потерпеть, – вздохнув, протянула она. Впрочем, тотчас вновь улыбнулась, проворковав: – Но потом – я вся твоя, милый.

И потянулась к его губам.

Ответил Айландир механически, а отстранившись, вновь устремил взор в сторону входа.

Ева до сих пор не вернулась.

Желание пойти за ней нарастало с каждой минутой. Сдерживался Айландир из последних сил и только лишь потому, что понимал: бесполезно. Она наверняка с мальчишкой Камерано. Алана ведь тоже в зале не было. А еще потому, что рядом была Эстрелла.

Звук сирены раздался внезапно, молнией ударив по нервам.

Эстрелла охнула. Айландир же на миг замер. В крови вскипел адреналин, а в голове набатом зазвенело – Ева!

Он и сам не мог понять, почему решил, что сирена связана с ней. Возможно, потому, что все последнее время это было так? А возможно, потому, что последние несколько минут нервы и без того находились на пределе, а желание найти девушку было уже почти нестерпимым.

Да и какая разница?

Разум окончательно отступил, отпуская контроль, и Айландир сорвался с места.

– Айл?!

Растерянный крик Эстреллы, как и другие встревоженные возгласы, коснулся лишь края сознания и тотчас стерся, как нечто совершенно неважное. Главным сейчас было лишь одно: найти Еву. Срочно! Пока не случилось непоправимого.

Перед внутренним взором вспыхнуло тюремное проклятие, и к новой волне адреналина добавился страх. Сильнейший, всеобъемлющий страх ее потерять.

Айландир несся по коридорам академии, пытаясь понять, ощутить, где может быть девушка. В какой точке сработала сирена? Он бежал и проклинал себя за то, что не поставил на Еву хотя бы небольшого следящего заклятия. А ведь была возможность! И не одна!

В холл стекались шедшие из общежития и клубов встревоженные студенты, появлялись преподаватели. Миновав их, Айландир побежал в один коридор. Во второй. В третий…

А в четвертом, дальнем, увидел обугленные стены и лежащего на полу Алана Камерано.

Сердце забилось с такой силой, словно хотело пробить грудную клетку.

Все-таки Ева! Что-то случилось с ней!

В мгновение ока оказавшись рядом с пепельником, Айландир быстро обследовал парня. Жив. Физически не пострадал, но без сознания.

Впрочем, последнее ненадолго.

Обхватив парня за плечи, Айландир крепко его встряхнул, попутно посылая резкий и негуманный, но действенный магический заряд. Камерано зашипел от боли, однако, пусть и с трудом, приоткрыл глаза. Взгляд его был мутным. Казалось, он не понимал, где вообще находится. Прохрипел:

– Что… происходит?

– Это я у тебя хочу узнать! – нервно, отрывисто рявкнул Айландир. – Где Ева?

– Мм…

– Где она?!

– Не знаю… Не… помню…

– Что тут происходит?! – раздался грозный голос ректора.

– Нападение на наследника Домена Пепла! – даже не оборачиваясь, рявкнул Айландир.

– Кто?!

– Да кабы я знал! Даже он сам не знает!

– Молодой человек, пропустите целителя! – потребовал новый голос, и рядом с ним и Аланом опустился незнакомый мужчина, явно из гостей жизнетворцев.

Понимая, что делать ему больше нечего, Айландир поднялся и только теперь заметил, что в коридоре яблоку негде упасть – столько сюда набилось народа.

Целитель же тем временем быстро осмотрел Камерано и, посмотрев на архимагистра Лидара, сообщил:

– Вижу вмешательство в память. Мальчику стерли последние воспоминания.

– Жизнетворцы?! – возмущенно воскликнул кто-то из толпы.

– Это мог сделать кто угодно! – тотчас оскорбленно возразили ему.

– Это вы против нас интриги плетете!

– Мы?! Да последнее время мы, наоборот, пытаемся примирить вас с Тленом! Так что это вполне мог сделать и он! Тем более Айландира из клана Грейв обнаружили первым рядом с Аланом Камерано!

Абсолютно все взгляды, включая незнакомого целителя и ректора, устремились к тленнику.

– С Камерано была девушка. Ева Лиард, – отрывисто бросил Айландир. – Сейчас она пропала. Куда бы я ее дел, если бы это был я?! Тем более у нас договоренность по ее защите!

– Лиард была здесь и пропала?

– Куда?

– Похищена?!

– Еще не лучше!

– Ее кейлор блокирован, мы не можем с ним связаться и отследить!

Вокруг загалдели, загомонили, а Айландир судорожно пытался сообразить, что теперь делать.

Демоновы обязательства! Дашшева навязанная невеста! Ведь он чувствовал! Хотел пойти за Евой! Будь здесь он, а не этот мальчишка, все было бы по-другому! Еву бы не похитили!

А теперь как ее найти?

Если бы он не снял с Евы заклинание принадлежности, это было бы просто. Но он снял!

От безысходности Айландир даже попытался связаться с Александром, но тот оказался недоступен.

Хм. Находится в другом мире? С чего вдруг так внезапно и во время помолвки собственной племянницы?

«А если Лиард воспользовались случаем, чтобы забрать Еву?»

Новая мысль заставила Айландира вздрогнуть. Ведь как бы ни пытались Лиард все отрицать, до перемещения в академию та точно была заперта в другом мире! И сейчас Александра нет, значит, он вполне мог…

Он ведь так хотел ее получить!

От одной только мысли о том, что пепельник сейчас имеет полную власть над Евой, в Айландире вспыхнуло бешенство. Лютое. Дикое. Требующее сейчас же, немедленно убить того, кто…

Айландир осекся. И, в полной мере осознав, о чем только что подумал, ужаснулся сам себе. Неужели Ева настолько важна, что ради нее он готов на убийство, причем невзирая на личность противника? И на последствия для Домена? Он, всегда полагающийся только на холодный рассудок!

Однако сейчас все его естество на этот рассудок плевать хотело. Айландиру нужно было вернуть Еву.

Как угодно. Любым способом.

Рука сама собой потянулась к кейлору.

– Айл? – встревоженный женский голос ответил сразу. – Что случилось?

– Ди, ты мне нужна. Срочно, – выдохнул он.

Дианэ ждать не заставила. Не прошло и пары минут, как черноволосая тленница уже показалась в холле, куда как раз выбрался из забитого студентами, магистрами и гостями коридора Айландир.

– Кто-то напал на Камерано, – предвосхищая вопрос, произнес он и, подхватив подругу под руку, затянул в первую попавшуюся аудиторию соседнего коридора. – Причем парень был не один, а с Евой. И Ева пропала. Полагаю, ее кто-то похитил. Так вот ты должна попытаться ее отыскать.

Дианэ обалдело вытаращилась на него.

– Чего?! – кашлянув, выдавила она. – В смысле, зачем? Нападение, конечно, обалдеть какая новость, но Домен Пепла…

– Ди!

– Ладно. Поняла. – Девушка подняла руки. – Но ты явно меня переоцениваешь. Каким образом я должна это сделать?

– Мне плевать, каким. Ищи.

– Я не могу искать без какой-либо связи, и ты прекрасно это знаешь! А между вами какая связь? Да, может, вы раз и переспали, но кроме тебя…

– Кроме меня у нее никого не было, – перебил Айландир.

– Э-э… как это? – Дианэ недоверчиво моргнула. – В смысле?

– В прямом. Она спала только со мной. И не один раз.

Лицо девушки вытянулось.

– Твою же… но у нее же… и у тебя…

– Сейчас не до твоей морали, Ди, – рыкнув, снова перебил ее Айландир. – Просто. Попробуй. Ее. Найти.

Пробормотав что-то явно ругательное, Дианэ взяла его за руки и прикрыла глаза. Впрочем, почти сразу посерьезнела и пробормотала:

– Какая странная связь, никогда подобного не видела. А ведь она даже не из нашего Домена… Айл, ты точно не накладывал никаких заклинаний на нее больше?

– Нет. Но искать тебе это не мешает? – с беспокойством уточнил он.

– Наоборот. Намного легче, – успокоила Дианэ. – Если бы она была рядом, думаю, ты даже без меня справился бы.

– Но она не рядом, – Айландир с трудом сдержал новый всплеск раздражения. – И я хочу знать где. И в нашем ли еще мире вообще.

– Не торопи, – процедила тленница, а вокруг нее уже сплеталась и сразу таяла тонкая звездчатая паутинка поискового заклинания.

Минута, другая, третья…

– Ева все еще на Иаре, но без сознания, – наконец произнесла Дианэ, медленно открывая глаза и потирая виски. – Удаляется куда-то на север. Извини, больше пока ничего не могу считать. Вот если она придет в себя…

Айландир почувствовал легкое облегчение. Все еще здесь! Значит, не все потеряно.

– Ясно. Значит, следи и будь на связи, – приказал он развернулся к выходу.

– А ты куда? – не поняла Дианэ.

– Удаляться на север.

– Э?..

– Не хочу терять время, – пояснил Айландир. – Как что-то изменится, сразу говори и корректируй курс.

Дианэ нервно хмыкнула:

– Хорошо. Но ты хоть помнишь, что тебя невеста ждет?

– Помню. Плевать.

– Точно ненормальный, – констатировала девушка. – На будущее: если эта Лиард так тебе важна, хоть артефакт-метку девчонке дай.

– Учту. Спасибо, Ди.

Последние слова Айландир говорил, уже выбегая из аудитории.

– Не за что, – донеслось вслед. – Я по-прежнему считаю, что ты не умеешь выбирать себе баб!


Первое, что я ощутила, когда очнулась, – холодный твердый камень, на котором лежала. А открыв глаза, увидела, что нахожусь в огромном, круглом, подземном зале. Тусклое освещение пары маленьких магических светлячков не позволяло толком его разглядеть, да смотреть было особо и не на что. Каменные стены, потемневшие от времени, купол над головой, исчезающий в темноте, и все.

Развалины родового замка Домена Стужи. Похоже, мы до них добрались.

– Ну? Чего лежишь? Я вижу, ты уже пришла в себя, – раздался голос моего похитителя.

Вслед за этим меня вздернули вверх, заставляя встать на ноги и обернуться.

Голова от рывка закружилась. Чтобы не упасть, пришлось судорожно втянуть носом воздух и ухватиться за руку ненавистного жизнетворца. Однако едва бросив взгляд за его спину, я забыла обо всем, замерев от восхищения и какого-то странного внутреннего трепета.

Мы стояли перед огромным, в два моих роста зеркалом. Его вычурная рама была затянута инеем, а стекло, в котором отражались наши фигуры, покрыто тонкой корочкой льда.

Артефакт! Без сомнения! Именно такой, как описывал Александр!

– Оно? – нетерпеливо уточнил жизнетворец.

– Да, – благоговейно подтвердила я и, протянув руку, осторожно прикоснулась к зеркалу. Точнее, попыталась прикоснуться, поскольку пальцы неожиданно погрузилась в него, будто это была искусная голограмма.

Позади раздался изумленный возглас жизнетворца. Я и сама едва сдержалась, хотя именно такого результата и ожидала!

Что ж…

Глубоко вздохнув, я сделала шаг вперед и прошла сквозь зеркало! А спустя миг уже во все глаза разглядывала место, где оказалась.

Я очутилась в зале, являвшимся практически полным отражением первого: таким же большим и круглым. Только здесь под купольным потолком горели магические светильники, позволяя разглядеть множество тянущихся вдоль стен полок, заставленных книгами. И, главное, расположенный в центре зала хрустальный постамент со здоровым толстым фолиантом, на котором мягко переливалась снежными искорками диадема из странного ртутно-зеркального металла.

– Ну вот, – тихо, сама до конца не веря в то, что все получилось, произнесла я. – Как и обещала.

Однако в ответ вдруг послышалась глухая ругань.

Я обернулась и увидела искаженное яростью лицо жизнетворца, который изо всех сил долбил кулаком в зеркало! Он не мог сюда пройти!

Осознание произошедшего пришло сразу. Он там, а я здесь! А это значит, я свободна! Свободна!

Или…

Увы.

Радость, едва вспыхнув, угасла.

Зал, в котором я находилась, не имел других выходов. Да если бы и имел, что толку? Как бы мне ни хотелось сбежать от жизнетворца или хотя бы остаться здесь, в безопасности, я понимала: если этот псих не получит желаемое, то просто свяжется со своими. А это конец. Если повлиять на одного жизнетворца я еще как-то смогла, то на целый Домен – без шансов. Стоит им узнать, кто такая Ева Лиард на самом деле, и уже к завтрашнему дню меня не будет в живых.

Поэтому единственно верное решение было принято мгновенно. Быстро засняв зал на кейлор, я выскочила из зеркала и испуганно залепетала:

– Не злитесь! Пожалуйста! Через этот портал только я могу пройти, это ведь закрытое хранилище Домена Стужи! Но я никуда не сбегу, поверьте! Да и некуда там бежать, вот, смотрите!

Я поспешно показала изображение на кейлоре.

– Видите? Зал без дверей, я не смогу его покинуть кроме как через этот зеркальный портал. Однако он большой, там много книг, поэтому мне необходимо немного времени на поиски нужных заклинаний. Тем более выносить оттуда ничего нельзя, только копировать, а у меня кейлор с маленьким объемом памяти. Так что я буду искать, копировать по частям и вам выносить, хорошо?

Мой испуганный тон, наполненный слезами взгляд и изображение набитого книгами зала, подействовали. Ярость на лице жизнетворца поутихла.

– Ладно, – хмуро произнес он. – Давай. Но чтобы без фокусов мне. И каждые десять минут появляйся с отчетом. Я жду.

Облегченно кивнув, я вновь переступила льдисто-зеркальный порог.

Надеюсь, я найду что-то, что поможет сохранить мою жизнь.

Глава 15

Вновь оказавшись в Зазеркальном зале, я первым делом схватилась за кейлор. Нужно было попытаться связаться хоть с кем-нибудь и попросить найти если не Александра, то хотя бы лорда Балора!

Однако, едва взглянув на экран, я обнаружила, что связь не работает. Точнее, такой функции в кейлоре в принципе больше нет, словно кто-то скрыл или вовсе уничтожил этот пункт магического меню.

Из груди вырвался разочарованный вздох. Ну да, глупо было надеяться, что похититель не предусмотрит столь элементарной вещи, как магический аналог глушилки местных средств связи.

Что ж, похоже, других вариантов не осталось. Придется искать заклинания и надеяться, что я смогу использовать какие-то из них сама.

Первым делом я направилась к хрустальному постаменту в центре зала. Слишком много внимания к себе он притягивал, как и лежащая на нем открытая здоровущая книга и водруженная сверху диадема.

Даже несмотря на положение пленника, в котором я здесь оказалась, сдержать нарастающего возбуждения и предвкушения узнать о прошлом своих предков чего-то, возможно, очень важного не смогла. Ведь так давно стремилась сюда попасть!

Подрагивающими от волнения руками взяла диадему и восхищенно ахнула, когда тончайшее ртутно-кристаллическое ажурное плетение вспыхнуло льдистым, холодным аметистом.

Красотища!

Желание примерить ее, хоть ненадолго, вспыхнуло так сильно, что противиться ему и не подумала. Тотчас водрузила диадему на голову, чувствуя, как та плотно обхватывает лоб… а в следующий миг диадема буквально растаяла под моими пальцами!

Я растерянно ощупала лоб, а затем и всю голову, однако кожа была абсолютно гладкой. И какого черта, спрашивается? Куда диадема делась?!

С досадой ругнулась. Видела ведь, что это не простое украшение! Штука явно магическая! А я давала себе слово ни с чем магическим без предосторожностей не экспериментировать! Однако снова вляпалась в ту же ситуацию.

Ладно хоть на этот раз артефакт принадлежит Домену Стужи, а предки ничего вредного для самих себя делать бы не стали. С другой стороны, «вред» для меня сейчас – это все, что может указывать на связь с родным Доменом. Вдруг на лбу какой-то след остался типа штампа «мэйд ин Стужа»? Тогда и жизнетворцу ничего никому сообщать не потребуется, меня и так убьют.

Взгляд заметался по залу в поисках хотя бы какого-то подобия зеркала, но вдоль стен тянулись только стеллажи. Даже вход с этой стороны был прозрачным и ничего не отражал. Пришлось признать, что сейчас больше ничего выяснить не получится, и отложить вопрос с диадемой до момента возвращения к жизнетворцу. Там и в зеркало посмотрю, и сам похититель, если что, точно не смолчит.

Кстати, насчет возвращения. Времени-то до первого отчета остается все меньше.

Я быстро обошла постамент, чтобы получше разглядеть книгу. Не зря ведь она тут лежит, открытая?

Плотные, явно не бумажные страницы были покрыты толстым слоем пыли. Убирая ее, я осторожно провела по страницам рукой… и ахнула. С одной из них на меня смотрела я! Чуть старше на вид, с забранными в сложную прическу волосами и диадемой, но это была я! Без сомнения!

Вот только витиеватая надпись под портретом гласила: «Ее королевское величество Ариэтта Айриш Стужа».

Александр не лгал. Не то чтобы я и раньше в этом сомневалась – слишком уж много было совпадений, но теперь убедилась окончательно.

С глухо стучащим сердцем я напряженно вчиталась в рукописный текст на соседней странице, написанный четким почерком, так похожим на мой:


Я – Ариэтта Айриш, последняя королева Домена Стужи.

Я пишу эти строки без надежды на то, что их когда-либо хоть кто-нибудь прочтет, ибо наследника я оставить не успела, отец и брат мертвы, а больше никому доступа в Зазеркальный зал нет.

Я пишу эти строки лишь потому, что от монарха этого требует правило слова Уходящего в Вечность. А мой Уход в Вечность вот-вот наступит, и оставлять пустую страницу, указывающую на внезапную смерть, я не желаю.

Моя смерть не будет внезапной. Я знаю, что днем раньше или днем позже, но погибну, ибо надежды на победу в этой войне не осталось. И я готова к смерти. Я приму ее с достоинством, высоко подняв голову, и с презрением к тем, кто развязал эту войну.

Эта война – не наша война. Стужа всегда шла лишь по пути защиты и всегда приходила с миром.

Но нас посчитали опасными.

Наши способности, наши умения, нашу магию.

Нападение было неожиданным. За одну ночь Домен Тлена полностью уничтожил весь Домен наших союзников – Тени. Тлен долго готовился и планировал нападение, поскольку их заклинания против нежити были переделаны точно под вторую эфирную оболочку союзников. И едва те пытались уйти в тень, сразу же сгорали в зеленом пламени словно обычные призраки.

В ту ночь я была с отцом, когда с ним связался его величество Асвер Теневик с просьбой о помощи. Но отец едва успел ему ответить, как в покои короля Асвера ворвались тленники. Миг, попытка защититься, уйдя в тень, и я увидела, как он горит. Это было ужасно.

Тлен страшен. Счастье, что на нас его заклинания не подействовали, а от нападения Доменов Пепла и Жизни хватило и нашей защиты.

Если бы еще Орт Варр, король Домена Бури прислушался к нашему предложению выждать здесь, в безопасности, и бить не бесцельно сразу по всем, а расчетливо уничтожать по одному! Но нет, он рванулся в бой, не пожелав слушать моего отца. Более того, убедил последовать за ним моего брата.

Брат погиб. В попытке спасти его погиб и мой отец. Я осталась одна.

После этого Орт Варр предложил мне связать себя с ним узами брака. Да, король был женат, но моя невинность позволила бы осуществить привязку на крови и стать его второй женой. Такое хоть и не поощряется обычно, в нашей ситуации имело бы смысл. Вот только это значило бы полностью подчиниться Орту и не просто смешать кровь, но и отдать в его руки Домен Стужи.

Я отказалась. Возможно, я была не права. Возможно, вместе у нас был бы шанс отразить атаки Тлена, Пепла и Жизни.

Но мой брат поверил ему и погиб. Мой отец тоже погиб из-за Бури. Я видела, что Буря непостоянна. Буря импульсивна. Их действия часто непредсказуемы. Атаки Орта, хоть и яростные, постепенно истощали его силы и силы его людей. Поэтому я отказала. Кто может меня в этом упрекнуть?

А потом Домена Бури не стало, и враги принялись за нас.

К чести магов Стужи, пробить наши щиты не удалось. Ни Тлену, ни хваленым разрушителям Пепла, ни даже преступившим правила и ударившим по запретным магическим каналам жизнетворцам. Мы выдержали все!

Пока не пришли сарматы.

Против извращенных тюремных проклятий маги оказались бессильны. Мы наращивали защиту от проникновения Тени, от мощнейших бойцов Бури и Пепла. Но проклятия… они разъедали защиту, как кислота. Неустанно били и били, реплицируясь одно за другим от энергонакопителей, которых у тленников и пепельников было в достатке. И так, пока у наших магов не заканчивались силы.

Силы закончились и у меня. Под конец я успела спрятаться в Зазеркальном зале, но здесь нет еды. Ничто органическое, кроме меня, здесь находиться не может.

Прошло несколько дней. Все это время я пила только воду, которую могла собрать, создавая лед. Физически я чувствую все нарастающую слабость. Если ждать еще, то просто умру от голода. Так что я все-таки попробую выйти, хотя магический резерв восстановился лишь наполовину. Не знаю, хватит ли сил рассеять сарматы. Хватит ли концентрации и скорости. Жаль, что я не успела забрать искариты у Родега. Диадема Влияния, к сожалению, ни скорости, ни сил не прибавит, даже за счет жизненных. Это не кольцо Мощи Орта Бури.

Если удастся отбить сарматы, у меня будут сутки, чтобы добыть еду и снова вернуться сюда. Если нет… пусть изначально я не должна была стать королевой, и была ею совсем недолго, но долг свой я выполнила до конца.

Я – Ариэтта Айриш, последняя королева Домена Стужи.


Я судорожно втянула носом воздух и, осознав, что до боли сжимаю пальцы, отпустила края книги. В глазах стояли слезы. А еще душил гнев и осознание собственной беспомощности. Я физически чувствовала эмоции, которые испытывала Ариэтта, когда писала эти строки.

Черт побери, эти строки писала я! Это меня уже один раз убили! И вот-вот убьют снова, и ничего противопоставить в ответ я не могу. Вон как грамотно они просчитали слабость, казалось бы, неуязвимой Тени! Ведь «уход в тень» – не что иное, как смена физической оболочки на энергетическую. Этакое облачко, которое нельзя ни ножом проткнуть, ни пулей пробить. А их р-раз! И вынесли модифицированным заклинанием против призраков!

Буря сильна? Так их поймали на провокациях и растянули силы. На нас же напустили сарматы…

Я скрипнула зубами, волевым усилием отметая упаднические мысли. Нет. Нельзя об этом думать!

Пусть в тот раз нас застали врасплох, сейчас же ситуация обратная. О моем существовании практически никто не знает, а на того жизнетворца, который меня похитил, я могу пусть и немного влиять. Сразу он меня не убьет и не выдаст – это не в его интересах. А потом… потом, может, и появится возможность от него избавиться. Главное, чтобы жизнетворец оставался доволен мной до этого момента.

Последняя мысль заставила бросить быстрый взгляд на кейлор и отметить, что выделенное время подходит к концу.

Надо было найти хоть что-то для отчета.

Быстро перелистнув несколько страниц книги, я убедилась, что та была создана только для последних слов и напутствий «Уходящих в вечность» королей Домена Стужи. Все, что в ней было, – высокоточные портреты и короткий текст рядом с ними, а иногда и просто портреты с датами правления. Видимо, это были как раз те случаи, когда короли умирали внезапно. Отец Ариэтты и фактически мой, так же ничего написать не успел.

Скорее по инерции, нежели из любопытства, я перелистнула последний, исписанный моей погибшей альтер эго лист, и в первый момент ощутила дежавю.

А во второй – ошарашенно сглотнула.

Потому что со следующей страницы на меня смотрела я. Только теперь настоящая: с моей прической, более мягкими чертами лица. Но в той же королевской диадеме и с подписью под портретом: «Ее королевское величество Ева Айриш Стужа».

Датой начала правления было указано сегодняшнее число.

– Это… это как это? – пробормотала я вслух. – Откуда? Почему?..

Диадема!

Догадка молнией сверкнула в голове. Сегодня я надела королевскую диадему! И, похоже, для местных артефактов этого оказалось достаточно, чтобы присвоить мне титул.

Я нервно хихикнула.

«Вот так вот, Евка, жила себе, жила, бродяжкой тебя все обзывали. А в итоге теперь еще кто кому кланяться должен».

На запястье завибрировал кейлор, показывая, что первые отпущенные мне на поиски десять минут истекли. Опомнившись, я наугад сделала несколько снимков в книге и метнулась к выходу из зала.

– Н-ну? – Жизнетворец встретил меня пристальным взглядом.

– Пока ничего, – покаянно сообщила я, показав несколько снимков, но тут же быстро добавила: – Я осмотрела книгу с пометками правителей Домена Стужи, чтобы определить, где конкретно и что именно необходимо искать. Надеюсь, вектор поисков определила верно, и скоро получится выйти на практические записи. Что буду находить – все вам принесу, вы ведь лучше разбираетесь в магии. Я ведь сама в заклинаниях почти ничего не понимаю, я только учиться начала. Да и названия незнакомые.

Слова подкрепила робкой улыбкой и выражением надежды и покорности на лице.

– Это правильно, – мужчина подобрел. – Показывай, я разберусь. Пожалуй, если будешь послушной и дальше, оставлю тебя себе. Все лучше, чем если тебя убьют, правда? Тяжело, наверное, было столько времени скрываться?

Я кивнула. А затем даже позволила покровительственно погладить себя по лицу, хотя внутри все содрогнулось от отвращения.

Понимаю теперь, почему Иланна так хотела избавиться от жениха! Он действительно мерзок!

В Зазеркальный зал возвращалась с облегчением. Переступая его границу, краем глаза успела отметить, что в льдистом отражении мой лоб выглядел абсолютно чистым. Никаких следов диадемы или отметин на нем не было.

«И слава богу, одной проблемой меньше», – мысленно выдохнула я и полностью переключилась на поиск заклинаний.

На сей раз к постаменту подходить не стала. Мне нужна была практика, а не история. Поэтому я медленно двинулась вдоль стен, вчитываясь в потемневшие от времени корешки книг.

Мемуары и теоретические изыскания пропускала. Но многие книги имели краткие, непонятные или цифро-буквенные обозначения, а то и вовсе не имели названий, так что приходилось останавливаться и пролистывать их. Впрочем, в одной из таких книг, посвященной исследованию климата севера Иары, было найдено заклинание, которое стабилизировало погоду.

Я прекрасно понимала, что жизнетворцу оно не нужно, но все равно его скопировала. В конце концов, я ведь сказала, что в заклинаниях толком не разбираюсь, а оно позволило протянуть время.

Следующей находкой, которая не касалась защитной магии, однако была очень важной для меня, оказалась заметка об особенностях изменчивых Домена Стужи вытягивать жизненную силу. В ней говорилось, что особенность эта не являлась изначально врожденной, а была приобретена первым верховным магом Стужи в результате какого-то обряда «Тиа Маттэ» – глубинного слияния. Точно так, как в ходе этого обряда, к примеру, маг Туманного Домена получил способность к управлению и сбору искаритов. И только потом, от этого прародителя, особенность пить чужие жизни передалась следующим поколениям наравне с остальной магией.

Эта частица «Тиа», судя по описаниям, являлась чем-то вроде симбиота, и изредка ей все-таки удавалось управлять, хотя это не у всех получалось.

«А у меня получится! Обязательно. Ведь она уже однажды меня послушалась!» – обрадовалась я.

Воодушевленная, я сделала мысленную пометку при первой возможности изучить информацию об обряде подробнее и с удвоенным рвением начала штудировать книги.

А на исходе очередного отпущенного мне отрезка времени, открыв невзрачную потертую книгу, поняла, что сорвала джек-пот.

Классификация защиты! Заклинания, описанные сухим, емким языком, от бытовых и универсальных, до специфических и узконаправленных! Судя по отметкам, это был первый том, но мне хватило и его. Все равно все их на мой кейлор не скопировать, а ни одну книгу вынести из зала нельзя – это я еще во время предыдущего выхода проверила.

Нужно было выбрать хотя бы несколько: что-то для жизнетворца, и хотя бы одно для себя. Что-нибудь самое универсальное, сильное, но при этом не запредельно емкое. Что-то, что я смогу запомнить и в нужный момент хотя бы с помощью искаритов воспроизвести. Вот, например, этот восьмизвездчатый еж. Если постараться, то перед внутренним взором его можно представить…

Вибрация кейлора сообщила о необходимости возвращаться к жизнетворцу. Но теперь я была совсем и не против этого!

Подрагивая от возбуждения, я буквально выскочила из портала.

– Нашла что-то интересное? – сразу понял тот.

– Да! Да! – я быстро закивала. – Там много, очень много! Если бы у вас была возможность достать более емкий кейлор!

– У меня она есть, – заверил жизнетворец. – Но сначала покажи, что нашла.

Я торжественно продемонстрировала одно из отобранных узконаправленных заклинаний, защищающих от огня. Да, оно было ограниченным, ну и что? Главное, оно было сложным, многоуровневым, и, по моей задумке, должно было впечатлить мужика одним своим видом. Ну и, как результат, дать возможность уехать отсюда куда-нибудь подальше на время, ведь емкий кейлор из воздуха не достанешь.

А там, может, и возможность связаться с лордом Балором появится. И теперь-то мне есть что им предложить!

План сработал как надо. Едва взглянув на структуру заклинания, жизнетворец аж присвистнул.

– Невероятно, – выдохнул он. – Такая сложность! Такое совершенное плетение! Впервые вижу нечто подобное!

– И это еще не самое сложное, что там есть, – подлила масла в огонь его восторга и интереса я. – Но большего мой кейлор уже не вместит. Никак. Тем более с пояснениями и комментариями создателей.

– Я понял, – с явной неохотой отводя взгляд от проекции, кивнул мужчина. – Мы немедленно летим в ближайший город. Оставлю тебя там и…

– Ты оставишь ее здесь и сейчас. Или сам останешься.

Раздавшийся в зале жесткий, ледяной, но такой знакомый голос заставил меня вздрогнуть всем телом и резко обернуться. А затем буквально утонуть в шквале обрушившихся эмоций неверия, надежды и сумасшедшей, безудержной радости.

В зале мрачный, злющий как сотня демонов, стоял Айландир!

Его не могло здесь быть по множеству причин, но он был здесь! Он нашел меня! Каким-то невероятным, невозможным, удивительным образом он меня нашел!

– Кто еще останется, щенок, – презрительно бросил жизнетворец.

А потом они ударили. Разом, одновременно и совершенно неожиданно. Я и моргнуть не успела, как сумрачный зал озарила яркая вспышка, тотчас поглощенная изумрудной волной. Одновременно с моим перепуганным вскриком раздался жуткий грохот, а затем что-то вспыхнуло снова.

Пол под ногами содрогнулся. С потолка посыпалась каменная крошка, заставляя инстинктивно прикрыть голову руками и снова взвизгнуть.

– Ева, в сторону! – с трудом расслышала я сквозь звон в ушах.

Только теперь оцепенение спало, и я стрелой рванулась к спасительному зеркалу.

Порог пересекла, сопровождаемая грохотом и ядовито-зеленым заревом. И, дрожа, прижалась к холодной раме портала, пытаясь успокоиться.

Здесь я была в безопасности.

А там, за порогом, бились жизнетворец и Айландир, в полную силу и полные ненависти.

После первых ударов выражение превосходства с лица жизнетворца исчезло, оставив лишь сосредоточенность и ярость.

– Занятный щит, – процедил он. – Сам себе отсекаешь возможность спасения?

– Отсекаю тебе возможность использовать гнилые приемы, – отрезал Айландир.

Жизнетворец прищурился:

– Значит, Тлен уже узнал? Впрочем, неважно. Ты и так долго не продержишься. Если, конечно, не имеешь, как я, артефакт для восполнения личного резерва.

Судя по тому, как на миг сжались губы Айландира, я поняла, что это действительно проблема.

Чтобы пробить защиту опытного мага, Айландиру нужны были все силы, а он много тратил на какую-то, видимо, серьезную, специфическую защиту. И восполнить их возможности у него, в отличие от жизнетворца, не было.

«А ты просто стоишь здесь и ничего не делаешь! Неужели так и будешь смотреть, как его будут убивать, вместо того, чтобы попытаться поставить защиту?! Какая ты после этого Стужа?!»

Мысленная оплеуха пробилась сквозь страх и заставила судорожно, до боли сжать пальцы.

Я действительно не могу, не имею права отсиживаться здесь! Но смогу ли я справиться? Получится ли у меня выставить щит?

Должно получиться! Ради Айла должно!

Рывком, не оставляя себе времени на дальнейшие раздумья, я выскочила из зеркала, мысленно воссоздавая узор универсального заклинания и выпуская искаритов. Миг, и, послушная моей воле, между жизнетворцем и Айландиром встала почти незаметная переливчатая паутинка льда с тонкими полупрозрачными иглами.

«И это все, на что я оказалась способна?..»

Мысль была прервана новой, резанувшей по глазам молнией жизнетворца. Но вместо грохота по залу неожиданно прокатился мелодичный хрустальный перезвон, а молния рассыпалась искрами далеко за пределами щита Айландира! Ледяной барьер выдержал удар!

Правда, одновременно я пошатнулась от накатившей слабости. Защита требовала огромного количества сил, и мой резерв таял с сумасшедшей скоростью, а восстанавливать его я толком не умела.

– Что…

– Какого?

Поединщики изумленно уставились на неожиданную преграду, потом одновременно повернулись ко мне.

Во взгляде жизнетворца промелькнуло понимание.

– Убью, с-стерва! – прошипел он.

Я же, перехватив взгляд тленника, мысленно закричала:

«Айл, бей! Долго щит не удержу! Бей!!!»

Отреагировал тот мгновенно. Наполненный чернотой взгляд вновь устремился на противника, а затем Айландир полностью снял защиту.

Сила вокруг него сгустилась, скручиваясь в боевое заклинание высшего порядка.

И на лице жизнетворца впервые промелькнул страх.

– Стой! – выкрикнул он. – Ты хоть понимаешь, за кого вступился?! Она же Тварь! Лиловая Тварь Домена Стужи! Нам по договору ее надо уничтожить!!!

– Сначала тебя, – бесцветно откликнулся тот и ударил.

Взвившееся вокруг жизнетворца болотное пламя выжгло его щит почти мгновенно, а затем перекинулось на тело, с сумасшедшей скоростью вгрызаясь, разъедая словно кислотой. Раздался дикий, полной боли вой. Пожираемый магическим пламенем жизнетворец рухнул на каменные плиты пола. Не в силах отвести взгляда, я с ужасом смотрела, как он бьется в конвульсиях, на глазах чернея и обугливаясь, пока вой не перерос в хрип, а затем и вовсе прекратился. И, последний раз дернувшись, то, что раньше было жизнетворцем, замерло.

Передо мной лежало спекшееся, скрюченное, безжизненное тело.


С самого утра он пребывал в нетерпении и, закрывшись в кабинете, то и дело мерил его шагами. Сегодня две декады напряженного ожидания должны наконец завершиться, а столь опасная для его Домена и всего Плана в целом девчонка будет нейтрализована. Зирил еще три часа назад сообщил, что его племянник отбыл в академию. Формально – поздравить свою невесту, которая там училась, с праздником Первого Дня. Чем не повод? А на деле Риштан Танор был весьма опытным магом и не раз выполнял задания, подобные этому. Тем более девчонку Лиард не требовалось убивать. Нужно было всего лишь подчистить ей память. Никаких проблем подобное дело вызвать у него не должно.

Мужчина не сдержал довольной улыбки. Даже после устранения Зирила он планировал держать его перспективного племянника подле себя. Родственные чувства между Риштаном и дядей практически отсутствовали, а возможность породниться с сильнейшим кланом Домена Жизни для честолюбивого мага стоила любой жертвы.

«А уж если Риштан узнает, что из-за Зирила весь их Домен стоял на пороге уничтожения, то, уверен, от проблемного родственника первым избавиться захочет».

Мужчина хмыкнул, а затем почувствовал долгожданную вибрацию кейлора.

Наконец-то!

Он быстро подтвердил вызов, однако вопреки ожиданиям это оказался не Танор, а помощник.

– Мой лорд! – выпалил тот. – Взгляните! Нам только что прислали из академии!

Мужчина бросил озадаченный взгляд на вспыхнувшую проекцию, но, едва прочитав первые строки, побелел.

– Что-о?! – пораженно выдохнул он. – Кто посмел?! А моя дочь?!

– Ей помогли, мой лорд, но остальные…

Дальше мужчина не слушал. Отключив кейлор, он с силой обхватил голову.

Что это было? Неужели он так ошибался в Риштане?! Тот ведь не мог не понимать, что творит, и насколько это опасно!

Рука вновь потянулась к кейлору, а через мгновение мужчина уже с бешенством смотрел на Зирила.

– Мой лорд! – тот приветственно поклонился, чинный и спокойный, словно ничего и не произошло. – Мы уже работаем над вашим заданием…

Однако договорить Зирилу он не дал, взъяренно выдохнув:

– Ты!!! Что ты и твой племянник устроили в академии?! Моя дочь едва не погибла!

– Что?! – Зирил растерянно моргнул.

– Не делай вид, что не понимаешь!

Короткий мысленный приказ, и кейлор вновь высветил донесение помощника.

Едва его прочитав, Зирил Танор побелел как смерть.

– Эт-то… это не я! И не Риштан! Это не мы, мой лорд, клянусь! – забормотал он. – У нас была только одна цель, а не… не столько! Да, возможно, мальчишка Камерано оказался помехой, и потому мой племянник стер ему память, но остальные… И ваша дочь… она ведь его невеста, Риштан не посмел бы подвергать ее и малейшей опасности! Это кто-то еще! Не мы!

– Где твой племянник?! Что он говорит?!

– Он до сих пор не выходил на связь, но…

Глухо зарычав, мужчина отключился.

Судя по всему, Зирил не лгал. Для интригана и предателя он выглядел слишком испуганным и растерянным. Неужели все-таки Риштан? Неспроста ведь он до сих пор молчит?

Или у него нет возможности с кем-либо связаться?

Вдруг Риштана уже поймали?

Если это так, то в игру вступил кто-то еще. Но кто? Расчетливый Тлен или импульсивный Пепел? Кто мог устроить подобное, не считаясь с количеством жертв? Конечно, использованное проклятие могло указывать на Тлен, но…

Мужчина потер виски.

В любом случае рисковать нельзя. Он должен играть на опережение, и, если план провалился, необходимо задействовать резервный вариант.

Зирила нужно уничтожить. Немедленно. А потом сообщить тленникам и пепельникам, что он лично поймал и обезвредил предателя, и от имени всего Домена Жизни принести извинения. Свалить все на отбившийся от рук и самовольно интригующий клан, и таким образом оборвать слишком опасную цепочку.

Он не имел права поставить под удар свой Домен. А, главное, не мог сообщить Верховному Жрецу о неудаче.

Дассар Жизнетворец встал и, вызвав помощника, коротко приказал:

– Готовьте диртему.

Как говорится, если хочешь что-то сделать, делай это сам.

Глава 16

Осознание того, что все закончилось, нахлынуло вместе с облегчением и обрушившейся слабостью, от которой я пошатнулась и начала тяжело оседать на пол. Однако упасть не дали руки Айландира, неуловимо быстро оказавшегося рядом.

– Тихо. Тихо. Уже все, – произнес он, прижимая и обволакивая знакомым древесным запахом парфюма.

Вот только от этих слов мой самоконтроль окончательно испарился, заставив почувствовать себя абсолютно беспомощной и слабой. Зависимой. И, вцепившись заледеневшими пальцами в пальто Айландира, судорожно всхлипнуть.

– Ну, малышка, не плачь, – в его голосе зазвучали хрипловатые нотки. – Я здесь. Больше с тобой ничего не случится. Обещаю.

Губы Айландира коснулись виска, скользнули к щеке, собирая слезы, а затем мне подарили мягкий, успокаивающий поцелуй. Он целовал осторожно, невероятно нежно и почти целомудренно, заставляя тянуться, отвечать и сбивчиво шептать:

– Ты нашел меня. Все-таки нашел… но как? Ты ведь снял то связующее заклинание. Я даже не надеялась…

– Лучше не надейся от меня когда-нибудь скрыться, – пробормотал Айландир, а затем, с явным сожалением отстранившись, добавил: – Дианэ помогла, указала направление, в котором вы улетели. По расчетам, я отставал от вас не более чем на полчаса, вот и отправился следом. Моя диртема, если помнишь, скоростная, так что была надежда на то, что смогу вас догнать, если вы покинете пределы города. К счастью, вы покинули.

– И ты догнал.

– Догнал, да, – подтвердил Айландир. – Кстати, обнаружил вас довольно быстро, слишком уж маршрут непопулярный. Но пока вы были в воздухе, понятное дело, приближаться не стал. Просто летел следом. У Черного озера, правда, немного отстал из-за метели, а потом еще немного времени потратил на поиски входа в это «чудное» место. Но в итоге, как видишь, нашел. Кстати, что вы здесь делали? И что вообще произошло?

Глубоко вздохнув, я постаралась взять себя, наконец, в руки, а затем коротко рассказала о нападении жизнетворца и вмешательстве Алана. Как нас хотели убить, и как в обмен на наши жизни я пообещала отдать защитные заклинания Домена Стужи.

– Только это и смогло его заинтересовать настолько, чтобы пойти против приказа того, кто его послал, и согласиться на сделку, – завершила я. – Ну и вот. Сейчас мы находимся в подземелье разрушенного королевского замка. Там, за артефактом, – я указала на зеркало, – находится зал с архивом Домена Стужи. В основном там собраны жизнеописания королевского рода, но также и основные изыскания в магии. Вот их я и искала. Но память учебного кейлора маленькая, так что показывала понемногу. И тянула время до момента, пока не придумаю какой-нибудь выход.

Внимательно слушавший Айландир задумчиво кивнул.

– Понятно. Стужа, значит. – Пробормотал он с какой-то странной полуулыбкой. – Что ж, можно было догадаться. У тебя слишком яркая внешность для обычной дархатки. И это сумасшедшее влечение… значит, вот причина, почему меня к тебе тянет. Особенность лиловых?

– Да. Но так было раньше, – тихо поправила я. – Не теперь. Мы не можем влиять на того, с кем связаны кровью. Александр потому и пытался меня… в общем, хотел получить защиту и полный контроль надо мной. А я не хотела и…

– Поэтому пришла ко мне? – Айландир фыркнул, но в глазах промелькнула досада. – Вот дашш, впервые чувствую себя использованным.

Я быстро замотала головой:

– Не только поэтому! Да, ты много делал для меня, ты единственный, кто спасал меня. Если бы не ты, я давно была бы мертва. Но… – я запнулась, однако набравшись решимости, все же сказала то, что хотела: – Ты стал мне дорог. Я не хотела, чтобы это лживое притяжение вредило тебе. Я хотела ощутить все по-настоящему, даже понимая, что это ненадолго. И… ты имеешь полное право меня убить, – опустив взгляд, завершила я.

В конце концов, это действительно так. Теперь, когда первая радость от встречи с Айландиром прошла, память напомнила, какой Домен уничтожил Стужу, и о том, что будущий глава этого самого Домена стоит сейчас передо мной. Он действительно мог меня убить. Или сдать меня остальным, что, по сути, было тем же самым.

Однако в ответ послышался сухой смешок.

– Учту на случай, если ты когда-нибудь меня особенно сильно выбесишь, – доверительно сообщили мне.

И в голосе Айландира не было ни малейших ноток холода, только едва уловимое веселье.

Но неужели он действительно на это пойдет? Так просто возьмет и скроет ото всех, кто я?

– А сейчас? – с дрогнувшим сердцем осторожно, недоверчиво уточнила я.

– А сейчас я устал и просто хочу отдохнуть. Да и в академии нас заждались.

– Но по договору ты обязан…

– Вот только ты не начинай, а? – поморщившись, перебил Айл. – О моих обязанностях мне и так каждый день отец в голову долбит. И вообще, я что-то не понял, ты так стремишься умереть, что ли?

– Нет! Конечно нет, – тут же заверила я. – Но как тогда ты объяснишь вот это вот все?

– Да легко, – откликнулся Айландир не задумываясь. – Жизнетворец похитил тебя с целью шантажа. Я его убил. О том, что жизнетворцы виновны, мы и без того знаем, так что даже вопросов лишних не будет. Чтобы отсечь связь с этим местом, просто заберем отсюда тело и переместим куда-нибудь еще. А насчет договора… это было дашш знает сколько лет назад, а я, знаешь ли, не фанатик. Да и архивы Стужи привлекают куда больше, чем твоя смерть, – со смешком заключил он, но сразу посерьезнел. Медленно, едва касаясь, провел пальцами по моей щеке и приподнял лицо, заставляя встретиться с темным, затягивающим как омут, взглядом. – Твоя смерть в принципе меня не привлекает. Наоборот, одна мысль о ней выворачивает наизнанку. Последние пару часов я все был готов отдать, чтобы оказаться в том коридоре вместо идиота Камерано. И проклинал себя за то, что позволил тебе уйти. За то, что не пошел следом.

– Ты бы не смог, – пробормотала я, растерянная и смущенная от таких слов. – У тебя невеста была. В смысле, есть.

– Есть, – не стал спорить Айландир. – Но это не имеет никакого значения. Никогда не имело. Брак с Эстреллой – простая формальность. Единственное, что имеет для меня значение, – это ты, и бороться с собой я больше не хочу.

– Это неправильно, Айл, – прошептала я.

– Я не такой правильный, как ты, малышка. – Он криво улыбнулся. – Я вообще не праведник, а полная его противоположность, и ты это прекрасно знаешь. Но за тебя я убью. Любого.

Он замолк. А я… я смотрела в наполненные темным болотным огнем глаза и отказывалась верить тому, что услышала. Потому что не смела и надеяться на подобное! Одно дело – я, неудачница с самой невозможной любовью без надежды на будущее. Совсем другое – Айландир! Холодный, циничный, расчетливый! И пусть нас до сих пор тянуло друг к другу, но чтобы я оказалась ему так важна? Важна настолько, что он практически признался в…

– Нужно уходить, – произнес Айландир, отводя взгляд и прерывая затянувшееся молчание.

Меня коснулась странное эхо глухой тоски, но тут же исчезло. Только этого все равно хватило, чтобы понять: ответа, который Айландир от меня ждал, он не получил. И сделал выводы. Совершенно неправильные, между прочим! Потому что мне он нужен был не меньше, даже несмотря на его чертову невесту! Несмотря вообще на всех! Молчала я лишь потому, что просто растерялась!

– Айл! – Я сжала его руку. – Я…

– Голова больше не кружится? Сама идти сможешь? – перебил он заботливо, но одновременно с нажимом в голосе, показывая, что продолжения задушевного разговора не будет.

Не сейчас.

И мне ничего не оставалось, кроме как подчиниться, подтвердив:

– Да. Я уже в порядке.

– Вот и хорошо. Возьми.

Тленник начал было стягивать пальто, но я остановила:

– Не надо. Не замерзну. Я не чувствую холода. Совсем.

Айландир недоверчиво изогнул бровь.

– Честно, правда. – Я натянуто улыбнулась. – Один из специфических бонусов моего Домена.

– Занятно, – хмыкнул он. – Ладно. Но если все-таки замерзнешь, сразу говори.

Я кивнула снова и направилась к видневшейся в конце зала каменной лестнице. А вот Айландир вместо того, чтобы последовать за мной, подошел к обезображенному трупу жизнетворца и, поморщившись, бросил какое-то быстрое заклинание.

И тело внезапно зашевелилось!

Взвизгнув, я отскочила обратно к зеркалу. Откуда только силы взялись!

– Ты чего? – тленник изумленно уставился на меня. – Зомби никогда не видела, что ли?

– Н-нет! Где я их видеть могла? Только в фильмах!

– Хм. Да, пожалуй, – признал Айландир. – Но все равно, чего испугалась-то? Я ведь здесь. Нежить – последнее, чего тебе надо опасаться.

Ну да. Логично. И впрямь с его стороны я сейчас выгляжу глупо.

– Неожиданно вышло, просто. Не сообразила, – ответила я, стыдливо отводя глаза, и предпочла сменить тему: – Зачем ты его вообще поднял?

– Как зачем? Не на своем же горбу эту тушу до диртемы тащить. Ноги есть, сам дойдет, – пояснил Айландир.

Тоже разумно. Что-то с головой у меня, видимо, совсем нехорошо. Резко поглупела. От постоянных стрессов, что ли?

Тихонько вздохнув, я вновь двинулась к выходу. Мгновением позже к звонкому стуку шпилек присоединилось протяжное шарканье зомби. В сочетании с воем ветра, доносившимся со стороны лестницы, к которой я приближалась, звучало это вдвойне жутковато. Мысленно поежившись, я постаралась не оглядываться.

Вой, тем временем, все усиливался. Поднимаясь по полуразрушенным обледеневшим ступеням, я на миг засомневалась, стоило ли отказываться от пальто, которое предлагал Айландир? Пусть сейчас я не мерзла, но наверху-то, похоже, настоящая северная метель.

Однако выйдя на воздух и окунувшись в серое вьюжное марево, я убедилась в том, что холода по-прежнему не чувствую. Лишь легкий дискомфорт от колких снежинок, носящихся вокруг с сумасшедшей скоростью.

– Вот же мерзкая погода, – остановившийся рядом Айландир ругнулся. – Ни дашша не видно. Взлететь целая проблема будет.

– Слушай, а у меня тут одна штука есть, – вспомнила я. – Вот, посмотри, я в архивах нашла. Нам не подойдет?

И, активировав кейлор, показала ему заклинание стабилизации погоды.

– Хм, – Айландир с интересом вгляделся в проекцию. – Знаешь, судя по всему, должно сработать. Оно, конечно, не такое ресурсоемкое, как должно бы быть, учитывая все, что я знаю об управлении погодой, но выглядит основательно. Сейчас проверим.

Тленник слегка прикрыл глаза и нахмурился, призывая силу. Секунда, другая, и воздух вокруг нас заискрился, расцветая холодными, иссиня-аметистовыми узорами. А затем сияние резко рванулось вверх, ударив в самое сердце бури и буквально выжигая свинцовые тучи. Миг, и я прищурилась от ударившего в глаза солнечного света!

В отдалении по-прежнему бушевала метель, а над нами раскинулось чистейшее голубое небо.

– Обалдеть! – выдохнула я.

– Да. Полезное заклинание, и, главное, сил требует не особо много. Запомню, – согласился Айландир и фыркнул: – Не зря Стужа – ваша специализация. И теперь я окончательно понял, что на самом деле случилось с нашей ванной.

– Там случилась случайность, – смущенно буркнула я и поспешно двинулась вперед, к видимой теперь черной диртеме Айландира, стоящей чуть поодаль от другой, светло-серой. Благо сильный ветер не давал образовываться высоким сугробам, и можно было идти пусть и по обледеневшему, но почти чистому каменному двору бывшего замка.


Айландир смотрел Еве вслед и не мог оторвать от девушки взгляда. В этой ледяной пустыне хрупкая фигурка в легком серебристом платье казалась чем-то нереальным. Удивительным миражом. Снежная пыль на ее волосах и плечах искрилась в отблесках солнца. Она шла, совершенно не обращая внимания на лютый холод, совершенная и столь же чуждая миру, как призрак. Но при этом живая. Пробуждающая желание до боли, так, что становилось трудно дышать.

И самое страшное, Айландир чувствовал, что это желание не наносное. Оно настоящее. Его собственное. Даже без объяснений Евы он уже мог отличить его от того наведенного морока, который ощущал в первые дни.

О том, какие проблемы его ждут, Айл понимал со всей ясностью. Понимал, что в академии до сих пор ждет Эстрелла. Понимал, как бесится отец, узнав, что Айл бросил ее и сбежал, так и не озвучив официального предложения. Отец уже несколько раз его вызывал, да и не только он, но Айландир не отвечал, потому что впервые в жизни не знал, что сказать.

Знал он лишь одно: оставить Еву сейчас он не может. Как и допустить ее смерть.

Никогда больше Айландир не хотел ощутить то всепоглощающее бессилие и страх потери, которое охватило его при новости об исчезновении девушки. Не хотел повторения сводившей с ума пытки ожидания во время полета.

И пусть Ева хоть и признала, что Айландир ей небезразличен, сблизиться вновь так и не решилась. Его снежная девочка была слишком правильной, чтобы так же как и сам Айландир сразу, в один миг отбросить все обязательства. Пусть. Он готов был принять это. Именно за такой характер ее и ценил. Главное, чтобы Ева оставалась жива, а со временем Айландир обязательно снова ее получит.

А то, что Ева оказалась из Домена Стужи, ничего не меняет. Теперь, по крайней мере, Айландир получил ответ на вопрос, почему Ева так его боялась.

В любом другом случае страх был бы полностью оправдан, однако по иронии судьбы именно Айландиру на древние страшилки было наплевать. Напротив, к проклятым Доменам он испытывал давний интерес.

Жаль лишь, что разговор с отцом именно по той же причине будет более сложным.

Перед внутренним взором вновь, будто это случилось вчера, вспыхнул старый архивный зал и стремительно чернеющее, а затем исчезающее в ядовито-зеленом мареве тело брата.

Айландир мотнул головой, отбрасывая накатившие воспоминания. Нет, без подготовки говорить с отцом нельзя. Но он и не станет торопиться.

О Домене Стужи никто не знает? Отлично. Айландир будет молчать, пока не подвернется удачный момент. А потом расскажет отцу о возможной выгоде от получения защитных заклинаний, которые как раз сейчас так им нужны. Убедит его, что договор об уничтожении – всего лишь замшелые предрассудки и бредни. Ведь отец в первую очередь всегда руководствуется выгодой, а не домыслами! Да и Стужа – не Тень.

Просто нужно немного времени, чтобы все обдумать.


Посмотреть в сторону Айландира я решилась, только когда забралась в диртему. Правда, как оказалось, зря стеснялась: тленник был занят исключительно управлением зомби и посадкой его во вторую диртему. Труп оказался на редкость неуклюжим и забраться в салон самостоятельно никак не мог. Кажется, я даже услышала ругань Айландира, которому пришлось затягивать зомби собственноручно.

Но вот, наконец, оба они исчезли в недрах диртемы, а когда тленник выбрался обратно на заснеженную площадку, та взлетела.

– Какая ж мерзость все-таки, – выдохнул Айландир, забираясь ко мне в салон и на ходу растирая снегом руки. – Если кто-то тебе когда-нибудь скажет, что тленники любят все аспекты своей специализации, можешь смело плюнуть лжецу в лицо. От возни с дохляками ни один нормальный маг радости не испытывает, только желание блевать.

– Верю, – нервно хмыкнула я. – А куда он полетел-то? И как вообще?

– Дистанционное управление подключил, – пояснил Айландир. – По дороге посмотрим, где лучше остановиться. Помнится, видел я подходящее место…

– А никто не сможет отследить, куда он летал до этого?

Айландир выразительно улыбнулся, и я поняла, что вопрос был глупым. Разумеется, тленник не мог этого не предусмотреть.

Тем временем диртема плавно воспарила над землей, поднимаясь все выше и выше, а затем рванулась вперед, ввинчиваясь в снежную бурю. Я невольно напряглась, однако подъем высоты все еще продолжался, и вскоре тучи остались внизу, а над нами вновь раскинулось чистое небо, теперь безграничное. А впереди вновь виднелась диртема с мертвым жизнетворцем.

Что ж, пожалуй, теперь можно выдохнуть и наконец хоть немного отдохнуть. Тем более Айландир, похоже, решил сосредоточиться на полете и на продолжение общения не рассчитывал…

– Сколько вас? – внезапно спросил он, словно услышав последнюю мысль и решив ее опровергнуть.

Вот и отдохнула.

Впрочем, именно этот вопрос неожиданным для меня не оказался. Я ждала его с самого начала и уже приняла решение, что рассказывать о выжившем Домене Бури не стану. Я – это я. Айландиру я обязана жизнью, и он, как ни крути, имеет на нее право. Но при всем доверии к тленнику и нелюбви к Александру и Балору, подставлять целый Домен я не имела права. Кроме Александра и его отца есть ведь и какие-то женщины. А, возможно, и дети. Как поступит Тлен с ними? С теми, в ком не заинтересован абсолютно?

Крови на своих руках я не хотела, поэтому ответила честно, но исключительно о Стуже:

– Я одна.

– Ева…

– Я не вру, – уверенно повторила я. – Я действительно одна. Домен Стужи был уничтожен, а меня Лиард вывели после долгих лет экспериментов из обнаруженных клеток последней представительницы рода Айриш в надежде заклинания защитные получить.

– Вывели?! – Айландир ошарашенно уставился на меня. – Погоди, ты серьезно? Это не фигура речи?

– Серьезнее некуда, – я грустно улыбнулась. – Так что, как ни жутко это осознавать, я – что-то вроде подопытного зверька, по недоразумению и невероятному стечению обстоятельств сбежавшего из лаборатории.

– Звездец, – коротко изрек тленник и замолчал. Правда, ненадолго. Уже через несколько минут, переварив эту информацию, он уточнил: – Значит, тот захолустный мирок…

– Действительно существует, да, – я кивнула. – И я действительно не имела понятия о магии до тех пор, пока случайно не наткнулась на объявление о наборе в магическую академию и не попала сюда. Знаешь, я ведь его чьей-то шуткой посчитала. А потом думала, что просто сплю…

Вспомнив о первых днях учебы во сне, я снова грустно улыбнулась. Знала бы я тогда, чем все это обернется!

– А что с твоим убийством? – мрачно уточнил Айландир.

А вот этому вопросу я искренне обрадовалась. Как же давно я мечтала ему все рассказать! И с каким облегчением наконец это сделаю!

– Магия изменчивых очень специфична, – принялась объяснять я. – Наш организм подстраивается под окружение, в котором рождается и живет. Поэтому мне нельзя было находиться среди дархатов, ибо потом изменчивой было не стать. Меня поместили в стерильный от магии мир, и росла я среди людей, а как стала достаточно взрослой, чтобы пройти обряд для довершения обращения, организму дали внешний импульс. Вот только импульс такой силы, чтобы запустить перестройку организма, должен быть очень сильным. А сильнейший – это смерть. Вот Александр и убил меня. Но собственных сил, как и у остальных, у меня все-таки не хватило. Поэтому я бы тоже погибла, если бы меня не удержал ты и…

– Погоди, – перебил он. – В смысле – у остальных?

– Ну, я далеко не первая попытка, как мне сказали, – ответила я. – Мне просто повезло выжить.

Айландир выругался снова.

– Я дурею с пепельников! – выдохнул он. – Знал я, что они неадекваты, но не думал, что настолько!

Я только кивала. Не говорить же, что неадекваты к Домену Пепла отношения не имеют? Тем более и сам Айландир другие предположения не рассматривал.

А вскоре ему и вовсе не до того стало, поскольку перед нами показались шпили какого-то города. Айландиру пришлось брать правее, уводя диртемы в сторону, а спустя несколько минут мы и вовсе принялись снижаться.

– Будешь избавляться от трупа здесь? – поняла я.

– Да, – подтвердил он. – Рядом городок, к которому вы могли в теории лететь. Он небольшой, удаленный, сторожевых заклинаний большого радиуса не имеет. В общем, место идеальное. Скажу, что сбил его, как понял, что диртема может скрыться в городе. Это логично и вопросов не вызовет.

Лично у меня ни вопросов, ни возражений не было, поэтому я только кивнула. А следующие несколько минут наблюдала, как Айландир выверенными магическими ударами приводит диртему в негодность, стараясь при этом ее не взорвать, после чего вытаскивает покойника и подвергает повторному сожжению.

– Ну, вот и все, – вернувшись наконец, утирая пот со лба, устало констатировал он. – Нет тела, нет дела. И проблем больше нет. Теперь пора и в академию.

– Ага, – с облегчением согласилась я.

И вправду ведь – все! Теперь бы еще у лорда Балора лишних вопросов не возникло, и вообще хорошо. Интересно, кстати, что сейчас в академии происходит? Надеюсь, мои «родственники» еще ни с кем не перессорились?

– Хм, – от озвученного предположения Айл слегка нахмурился. – Пожалуй, и впрямь надо узнать, к чему готовиться.

Он с какой-то странной неуверенностью посмотрел на свой кейлор, но потом все же его активировал и настроил на вызов.

– Поговорю с Ди, – пояснил Айландир. – Она точно расскажет, что…

– Айл!!! – истерический визг прервал его на полуслове. – Где ты?! Почему столько времени не отвечал на вызовы?!

– Извини. Не мог. Но все уже в порядке, не волнуйся, – заверил тленник. – Я нашел Еву. Сейчас как раз возвращаемся в академию.

– Не вздумай!!! И маскировку немедленно поставь, чтобы тебя не засекли!!! Слышишь?! – панически закричала Дианэ.

Мы с Айлом непонимающе переглянулись.

– Не понял? – пробормотал он. – Ди, что такое?

– То, что Тлен обвиняют в убийствах! И тебя в том числе! – выпалила она.

– Бред. Ева со мной, у нас есть доказательства, что в нападении на нее и Камерано виноваты целители…

– Да плевать на них с Камерано! – рявкнула Дианэ. – Тут все намного хуже! После твоего отлета какое-то измененное учебное проклятие уничтожило практически весь первый курс!

– Что?! – одновременно шокированно выдохнули мы.

– Что слышали! Брук Синеводную уже арестовали! – выкрикнула она. – Тленников допрашивают пепельники, и когда они узнали, что и ты пропал, объявили тебя главным подозреваемым! Тут сейчас такое творится!!! Нас с Трионом из-за связи с тобой больше часа допрашивали, твой отец едва смог договориться о том, чтобы нас в КаН не увезли! Между Доменами вот-вот война начаться может! Не возвращайся в академию, Айл! И со мной больше не связывайся, это опасно!

Дианэ отключилась.

В диртеме повисло пораженное молчание.

Не знаю, что чувствовал Айландир, а у меня после услышанного от ужаса по спине пробежали ледяные мурашки. Ведь это было то самое учебное проклятие! И если бы не моя упертость, я могла бы сейчас быть мертва!

Как большая часть моего курса!!!

– Мать его! То проклятие… – Айландир внезапно вздрогнул и буквально впился в меня потемневшим, тревожным взглядом.

– Я сняла его вчера, – сипло выдавила я. – Буквально под вечер. Две декады тренировалась как ненормальная и вот. А если бы не сняла… а как же Алан? Иланна? Неужели они…

Договорить не смогла. Язык отказывался произносить страшные слова.

– Камерано скорее всего помогли, – отрывисто произнес Айландир. – Он пострадал при нападении, поэтому рядом с ним были целители. Отреагировали бы. Твоей подруге, думаю, помогли тоже. Я вроде видел, что она направлялась к Дириону. А вот насчет остальных даже предполагать не возьмусь. Ладно. – Он с силой потер виски. – Планы меняются. Летим ко мне домой.

Я было кивнула, но внезапно в голове вспыхнула новая идея, заставляя перехватить потянувшуюся к управлению руку тленника.

– Подожди. Сначала нам нужно в другое место.

– Куда еще? – Айландир с подозрением взглянул на меня. – К твоим «родственникам» точно не пущу, они на всю голову отмороженные.

– Нет. Не туда, – успокоила я. – В библиотеку Бастиона Содружества.

Брови тленника изумленно взлетели вверх.

– Зачем?! Оттуда уже даже все книги вывезли! Да и вообще, детка, сейчас вот совсем не время по городу кататься!

– Именно сейчас и время, – возразила я. – Потому что, если меня убьют…

– Тебя не убьют, я сказал! Для того мы и летим сразу ко мне!

Вот упертый мужик! Я ведь как лучше хочу!

– Айл, это очень важно, – произнесла я с нажимом. – И это поможет тебе. Не забывай, на тебя тоже убийства повесили. Если нас встретит толпа магов, не справишься ведь. А я постараюсь достать тебе искаритов, и, если все получится, они помогут…

– Что? – хрипло перебил Айландир.

От пронзительного, ошарашенного взгляда я запнулась, но все же повторила:

– Искариты. Я постараюсь для тебя их достать.

Айландир судорожно втянул носом воздух. Обхватив ладонями мое лицо, он вгляделся в глаза, словно не веря тому, что услышал.

А затем меня поцеловали, порывисто, жарко и одновременно с удивительной нежностью.

– Ты невероятная, – целуя, прошептал он. – И по-прежнему не перестаешь меня удивлять. В любой другой момент я был бы дико рад твоему предложению. Дашш, от такого любой маг был бы на седьмом небе от счастья. В подобное даже поверить сложно. Но сейчас… сейчас лететь в библиотеку все равно слишком большой риск.

– Как раз сейчас он минимален. Подобного никто от нас точно не ждет, – с трудом отрываясь от любимых губ, возразила я. – А потом, даже если нас оправдают, за нами будут следить, и забраться в библиотеку без сопровождения точно не получится. Полетели сейчас, Айл. Ну?

С новым глубоким вдохом от меня отстранились. Затем наградили долгим взглядом и тихо ругнулись.

– Значит, полетели? – вкрадчиво утвердила я.

– И почему я тебя слушаю? – пробормотал Айландир.

Потом ругнулся снова, совсем еле слышно, и коснулся управления, устанавливая курс.

Мы направлялись в последнюю из полусфер Родега.

Глава 17

– Попасть в здание библиотеки Бастиона Содружества сейчас не особо сложно, – размышлял Айландир вслух, глядя на приближающиеся башни Лииры. – После того как оттуда вывезли книги, оно почти не охраняется. Гораздо труднее незаметно до него добраться. Стоит только хоть кому-то засечь диртему, и нас в два счета спеленает стража. А столица сейчас гудит как рассерженный улей, наблюдателей в ней полно.

– И что делать? – Я с надеждой посмотрела на тленника. – Ведь есть же какая-то возможность, не знаю, маскировку поставить? Или что тут у вас, заклинание отвлечения внимания? Существует что-то подобное?

– Существует, – хмуро подтвердил тот. – Но требует большого количества сил. Поставить смогу, а вот удерживать долго – увы. Магический резерв после боя с жизнетворцем еще не восстановился до конца, плюс, надо оставить силы на возможные непредвиденные обстоятельства. Так что в Лииру мы влетим, но большую часть пути до здания Совета придется проделать пешком. Ауры исказить куда проще, чем полностью экранировать диртему.

Вспомнив прошлое путешествие по столице, огромные пустые улицы и длинные дома, я с сомнением поджала губы:

– С вашими расстояниями, мы дня два до здания Совета идти будем. Нет, я, конечно, не против, но нас точно за это время не обнаружат? Ведь мы там, внизу, все это время будем как на ладони.

– Зачем внизу? – Айландир недоуменно изогнул бровь. – По воздушным скоростным дорогам пойдем, как все обычные люди и дархаты.

– Воздушным дорогам? Это те стеклянные переходы между зданиями? – сообразила я.

– Да, – подтвердил он. – С толпой смешаемся, и дашша с два кто нас так просто обнаружит. Только пальто какое-то тебе все же надо купить. И шапку. А то очень уж выделяешься.

С последним даже спорить не стану. Пусть сейчас и праздник, и ряженых людей наверняка разгуливает полно, все же мало кто ходит в дорогущем брендовом платье пешочком по окраинам. И мой цвет волос в этом мире отсутствует как вид. Вообще совсем. Так что план Айландира был полностью одобрен, а вскоре воплощен в жизнь.

Едва мы пересекли границу Лииры, тотчас спикировали вниз, к зданиям складского вида. После чего тленник завернул меня в свое пальто и, набросив заклинание отвода глаз, быстро повел к ближайшему из них. Не прошло и нескольких минут, как мы оказались внутри и поднялись на местном лифте-телепорте наверх.

Просторные коридоры, которыми мы шли, были практически безлюдны. По объяснению Айландира, исключительно благодаря празднику, а иначе здесь было бы полно снующих туда-сюда рабочих и грузовой техники.

Когда же людей стало попадаться больше, а коридоры сменились стеклянными сводами и цепочками первых небольших магазинчиков, словно в торговых центрах, Айландир решился оставить меня одну. Ему необходимо было купить одежду, а для этого предстояло усилить собственную маскировку. Так что меня отправили в попавшуюся по пути общественную дамскую комнату – очень удачно, кстати, ибо потребности организма никто не отменял – и приказали ждать.

Впрочем, ожидание было недолгим. Не прошло и получаса, как меня коснулся осторожный мысленный зов. А выйдя, я обнаружила тленника со всем необходимым и кульком маленьких сладких булочек в придачу.

С таким бонусом дальнейшая прогулка и вовсе стала почти приятной. Я шла, ела сладости и во все глаза смотрела по сторонам на новый, неведомый мир, футуристические, изогнутые тоннели между зданиями и зеркальные витрины с магическими трехмерными образами товаров.

Сквозь прозрачные стены было видно усиливающийся на улице снегопад, скрывающий землю и основания зданий, отчего те казались парящими в воздухе. На моих глазах Лиира превращалась в настоящий парящий город!

– Снегопад – это хорошо. Хоть сверху нас особо видно не будет, когда через площадь пойдем, – констатировал Айландир.

Точно, нам же, хоть и под конец, но все-таки придется по улице идти!

Мысленно я тоже возблагодарила погоду за столь удачную маскировку и, вдвойне приободрившись, ускорила шаг.

Кстати, как и говорил тленник, пешком здесь ходить было не обязательно. По обеим сторонам коридоров тянулись полосы скоростных дорожек. Мы по ним, конечно, все равно шли, поскольку так было быстрее, но при желании можно было просто встать и ждать, когда дорожка сама доедет до нужного места. Ну а если же кому-то предстояло, как нам, перемещаться на дальнее расстояние, можно было использовать систему линейных стационарных порталов.

К одному из них Айландир нас и вывел. Располагался портал в огроменном зале. Точнее, портал и был залом: переместиться можно было из любого места в нем, главное – сообщить конечную точку. Список возможных точек выхода был вывешен здесь же, на грязно-желтых стенах, повторяясь каждые несколько метров.

Нам, правда, сверяться со списком не потребовалось – Айландир маршрут знал и так.

– Ближайшая к зданию Совета точка перехода находится у Площади Изначальных, – произнес он. – Так что сейчас сосредоточься и четко, внятно произнеси: «Переместиться на Площадь Изначальных».

Сказав это, тленник исчез.

Тотчас повторив сказанное Айлом, я на миг ощутила легкий зуд, а затем оказалась точно в таком же зале, только со стенами бледно-голубого цвета. И с тленником, стоящим неподалеку.

– Куда дальше? – приблизившись, уточнила я.

– А дальше будем спускаться.

Айландир подхватил меня под руку и повел к выходу из зала. Мы миновали очередной стеклянный переход и свернули в тянущийся спиралью вокруг яркого столба света тоннель, который привел нас к местному «лифту». Очередное перемещение, на этот раз вниз, и мы вышли на заснеженную улицу.

Впереди раскинулась знакомая Площадь Изначальных с удивительной «ледяной» брусчаткой, которая все еще кое-где виднелась из-под снега. А вдалеке высилась конечная цель нашего пути – монументальный беломраморный комплекс Совета Содружества. Несмотря на то что большую его часть было плохо видно из-за снегопада и начинающих сгущаться вечерних сумерек, купол и башни-шпили подсвечивались, позволяя вновь восхититься удивительной архитектурой этого места.

«И все-таки интересно, почему лед?» – когда мы ступили на брусчатку, задумалась я.

Помнится, лорд Донатан говорил, что иной брусчатка быть не может, и что подробнее нам расскажут об этом в академии. Но зачем ждать, если рядом Айландир?

– Площадь создана в память о Черном озере – месте, где зародилась магия, – пояснил тленник в ответ на вопрос. – Это как раз там, где мы недавно были. Сходство улавливаешь?

О, да, я улавливала, и еще как! Имитация скованного льдом озера местным мастерам удалась на славу.

– Здание Бастиона Совета Содружества находится в правой части комплекса. Там, – Айландир указал на одну из дальних башен.

– Башня? – Я удивилась. – Разве полусфера Родега не подразумевает наличие купола?

– Только наличие большой глубокой ямы, – поправил он. – А над ней построили башню, где сейчас находится исторический музей оружия и арсенал Памяти.

– Музей сейчас работает? – обеспокоенно уточнила я.

– Нет. После того как стало известно о возможных проблемах с заклинанием Родега, и музей, и арсенал временно закрыли, – успокоил Айландир. – В общем, как я и говорил, главное добраться до здания. А уж в библиотеку мы попадем.

– Доберемся. – Я тряхнула головой и решительно двинулась по направлению к башне. – И метель нам в помощь.

– Не метель. Стужа, – поравнявшись со мной, со странной улыбкой поправил Айландир. – Чувствуешь себя сейчас как дома, детка?

– По крайней мере, дискомфорта точно не испытываю, – заверила я.

Это действительно было так. Вьюжный ветер кружил вокруг меня, но не морозил, а будто ласкал. И я больше не удивлялась. Я воспринимала это как должное. Шла через метель уверенным шагом, каким-то удивительным образом чувствуя биение мира вокруг. И точно зная, на нашем пути никого нет.

Так и оказалось. До башни мы добрались беспрепятственно. Правда через главный вход – высокие арочные двери – Айландир все же входить не стал, выбрал служебный, чуть поодаль. Чуть задержался, выплетая какое-то заклинание, а затем приглашающе распахнул дверь.

Я переступила порог. Едва метель осталась позади, странное чувство отстраненного «всезнания» исчезло, возвращая разум в реальность и только теперь позволяя осознать, что произошло. А еще понять, какова та самая уникальная способность Домена Стужи. Ведь я буквально стала всевидящей, не затратив на это практически никаких сил! Силы давала мне сама стихия!

Теперь меня не удивляло, что родовой замок Домена Стужи находился на севере. Если здесь моя способность была ограничена капризами погоды, то у Черного Озера метель бушевала постоянно. А в те редкие мгновения, когда выходило солнце, можно было использовать заклинание коррекции погоды.

– Ты вернулась ко мне или все еще находишься там? – полюбопытствовал Айландир.

– Вернулась, – откликнулась я и потерла виски. – Но это был весьма занятный опыт. Я будто в транс впала.

– Так оно со стороны и выглядело, – подтвердил тленник. – Ладно, пойдем. Если память мне не изменяет, нам налево по коридору. Правая сторона уводит наверх, в арсенал.

Айландир не ошибся, буквально за первым же поворотом мы оказались в просторном темном холле, который спиралью огибал здоровый, затянутый знакомым туманом провал. Только вместо купола над нами был ровный потолок.

– И это все? Так просто? Тут даже сторожа не оставили? – оглядываясь, недоверчиво уточнила я.

– Ну почему, сторожевое заклинание здесь висит, – не согласился Айландир. – Но я его обошел. Заклинание не сложное, сигналка, не более того. Охранять-то тут больше нечего. Как я уже говорил, все книги вывезли. Ну а если даже наше эхо где-то случайно останется, тоже не страшно. Всем, что касается полусфер Родега, занимается Тайная Канцелярия, а это, если ты помнишь, ведомство моего отца. Максимум, что меня ждет, – нудная лекция о том, что нельзя на режимных объектах устраивать свидания с девушками.

Я одобрительно хмыкнула:

– Удачно, однако. Значит, все куда проще, чем я думала. Пойдем.

Спуск по лестнице был недолгим, однако все это время я никак не могла отделаться от чувства дежавю. Вокруг туман, тишина, с каждым витком все усиливающееся сияние внизу… я словно переместилась на месяц назад.

Эх, если бы на самом деле существовала такая возможность! Пары серьезных ошибок я точно смогла бы избежать.

С другой стороны, стало бы от этого лучше? Был бы тогда сейчас со мной Айландир или объявлял о помолвке с невестой, подчиняясь решению отца? Пожалуй, второе.

Так что, окажись я в прошлом, для себя вряд ли что-то изменила. Только других о смертельном проклятии предупредила бы.

Проклятие… пусть с сокурсниками я общалась мало, сама мысль о том, что большая их часть мертва, по-прежнему заставляла сердце сжиматься от страха. Кто мог это сделать?! Ведь среди погибших были члены абсолютно всех доменов! В любом другом случае я бы подумала на Домен Бури, однако именно сейчас Буре от такого количества жертв нет никакой выгоды. А рисковать лишний раз без надобности они не станут.

Но в таком случае кто еще оказался настолько радикально настроен, чтобы даже пожертвовать своими?

Радикально…

«…на принятие решения мы даем тебе срок до праздника Первого Дня. Если согласишься, мы окажем тебе всю возможную поддержку. Если нет… что ж, тогда примем твой выбор и будем скорбеть о столь значимой потере».

Я споткнулась на лестнице и, схватившись за перила, пораженно охнула:

– Нет, не может этого быть!

– Что? – тотчас напрягся шедший следом Айландир.

– Айл, кажется, я поняла, кто мог убить наш курс! – выпалила я. – Помнишь, я упоминала, меня радикалисты приходили вербовать? Так вот срок для ответа мне дали именно до праздника Первого Дня! И если я все же откажусь, обещали скорбеть о потере. Понимаешь? Скорбеть о потере! Фраза тебе двусмысленной не кажется?

– Хм. – Тленник нахмурился. – Пожалуй, кажется. Покажи сам разговор.

Я заученно поделилась воспоминанием, после чего Айландир нахмурился еще больше.

– Отцу надо будет об этом обязательно сообщить, – решил он. – Раньше никто не воспринимал мелкую кучку вечно кричащих странные лозунги ребят чем-то заслуживающим внимания. Но если это действительно они, все может оказаться куда более серьезным. Тем более в разговоре тебе обещали оказать всяческую поддержку, и слова не выглядели пустым бахвальством. А для подобных обещаний нужны ресурсы и влияние. Большое влияние, учитывая, что противостоять пришлось бы Домену Пепла и КаН в частности. В общем, подумать есть над чем.

– Да уж, – я поежилась. – Интересно, кстати, как они отреагируют, что я еще жива? Ведь могут тоже попытаться убить… блин, меня, кажется, хотят убить все!

– Не убьют. – Горячая рука Айландира уверенно сжала мое плечо, успокаивая. – Никто не убьет, обещал же. Просто надо как можно быстрее оказаться в Грейв-холле.

Нервно кивнув, я вновь поспешила вниз по лестнице.

Несколько пролетов, и мы, наконец, достигли дна. Не мешкая, я уверенно потянула Айландира к источнику света, и вскоре мы оказались в небольшом круглом зале, точно таком же, какой был в нашей академической библиотеке. И с точно такой же здоровой чашей, наполненной мягким сиянием, из которой бело-серыми струями тяжело стекал туман.

– Вот мы и на месте, – пробормотала я, подходя к чаше вплотную.

В ней, живые и неугомонные, сновали светлячки-искариты.

– И что дальше? – полюбопытствовал Айландир, заглядывая через мое плечо. – Знаешь, сколько раз на них смотрел, а так и не смог разгадать принцип заклинания Родега.

– Потому что это не просто заклинание, – сказала я. – Это, как бы тебе объяснить, одновременно и заклинание и симбионт. В общем, ты поймешь, когда почувствуешь сам. Если у меня получится. Надеюсь, что получится. Ты, главное, стой и ничему не сопротивляйся, даже если ощутишь что-нибудь не очень приятное. Хорошо?

– Понял, – кивнул он.

Сосредоточившись, я решительно коснулась тумана. Отреагировал тот мгновенно, скрутившись спиралями и принимая отчетливую форму ладони. Принимая приглашение, я приложила к ней руку и уже не удивилась знакомому шелестящему голосу:

«Проверка доступа эфирной оболочки. Леди Ариэтта, доступ в полусферу Родега подтвержден».

Прошлый наш диалог с голосом я помнила прекрасно, поэтому, не позволяя себе ни одной лишней мысли, четко произнесла:

– Произвести портацию искаритов в данное тело.

И со всей четкостью воспроизвела перед мысленным взором лицо Айландира.

«Требуется проверка на совместимость», – прошелестело в ответ и рядом возникла новая «туманная ладонь».

Не мешкая, я быстро ухватила руку Айландира и приложила к туману. Тот слегка вздрогнул, но противиться, как я и просила, не стал. А затем голос из ниоткуда сообщил:

«Уровень совместимости удовлетворительный. Внимание! Для союзного Домена требуется дополнительная калибровка. Произвести калибровку?»

– Да.

Подтвердила, даже не сомневаясь: явно ведь что-то нужное. С Тленом-то искариты вряд ли когда-нибудь дело имели.

Правда, когда туман, сгустившийся вокруг Айландира, на миг воссиял, а затем, наоборот, стал почти черным, как копоть, сердце испуганно екнуло. Однако все быстро развеялось, а шелестящий голос произнес:

«Калибровка завершена. Портация искаритов начата».

И летающие по чаше «светлячки» в одно мгновение скрутились в плотный рой и рванулись вверх, устремляясь к ладони Айландира.

А затем я смогла со стороны пронаблюдать за тем, что когда-то происходило со мной. И выглядело это весьма впечатляюще! Тленника тряхнуло и с силой отшвырнуло от чаши аж за пределы круга, к книжному стеллажу.

Я мгновенно бросилась к нему.

– Айл? Ты как?

Ответный взгляд Айландира был мутным. Пару мгновений он хмурился, пытаясь сосредоточиться, и лишь потом хрипло произнес:

– Жив. Хотя знатно приложился затылком. Да и магическим эхом вдарило неслабо. Как я понимаю, это и было то самое «что-нибудь не очень приятное»?

– Ну-у… да, – я виновато улыбнулась. – Извини. Я просто не хотела заранее тебя на плохое настраивать.

Айландир с трудом принял сидячее положение и откинулся на стеллаж.

– В следующий раз все же лучше предупреждай, – хмыкнув, попросил он. – Я б хоть под другим углом встал. Глядишь, и без лишнего удара обошелся бы.

– Хорошо, – заверила я и вновь покаялась: – Извини.

– Детка, извиняться тебе точно не за что, – заверил тленник и неожиданно нежно провел пальцами по моей щеке. – После того, что ты для меня сделала.

Сердце дрогнуло, застучало сильнее. Теплый, лучистый, притягивающий взгляд. Четко очерченные губы, которые так близко…

Нет, для поцелуев сейчас вот совсем не время!

– То, что ты делаешь для меня, намного ценнее. Я мало чем могу отблагодарить, поэтому отдаю то, что могу, – смущенно пробормотала я и поспешила сменить тему: – Встать сможешь? А то, помнится, когда это случилось со мной, я до лестницы на четвереньках ползла.

На лице Айландира проскользнула мимолетная понимающая улыбка. Нам действительно надо было как можно быстрее отсюда уходить. Какая бы ни была простая сейчас здесь сигнализация, не отреагировать на исчезновение заклинания Родега она не могла. Поэтому тленник лишь сообщил:

– Ползать – точно не мой вариант. – И медленно, держась рукой за стеллаж, поднялся. Потом вдруг с прищуром взглянул на меня: – Говоришь, с тобой это тоже случилось? Уж не в академической ли библиотеке?

– Ну-у… – я потупилась.

– М-да-а, – протянул Айландир. – Да ты оказывается архивандалка, детка. Представляешь хоть, насколько огромный и ценный архив уничтожила? Если об этом узнают, до вопроса о том, из какого ты Домена, и дело не дойдет. Тебя библиотекари и архивариусы раньше на ленты порвут.

– Не докажут! – буркнула я. – А сама я фиг кому признаюсь. И вообще, это случайность была! И я имела полное право забрать то, что мне принадлежит. А библиотекарям охранять надо лучше такие важные объекты, а не доверять свои тайны вражеским артефактам. Вот.

Айландир тихонько рассмеялся.

– Лично я даже спорить не буду, не ворчи, – заверил он. – Скажи лучше, что с твоей головой случилось?

– В смысле? – не поняла я, тотчас себя ощупав, но ничего не ощутив.

– Узорная татуировка. Иллюзия какая-то, заменяющая украшение?

– Э-э?

Вместо ответа Айландир заснял меня на свой кейлор, а потом вывел проекцию.

Я сглотнула. Потому что татуировка на лбу действительно была! И выглядела она точь-в-точь как надетая мной недавно диадема!

– Твою же дивизию! – ошарашенно выдохнула я. – Да как так-то? Это как теперь скрываться, когда на лбу такое «клеймо»?

– Так ты знаешь, что это такое? – нетерпеливо повторил вопрос Айландир.

– Угу. – Я принялась со злостью тереть кожу. – Я нашла диадему в Зазеркальном зале. Ну и примерила, просто так, из интереса. А она возьми и исчезни. Я уж думала, насовсем, ан нет, как видишь. Эта долбаная диадема решила мне жизнь усложнить. Да исчезни же ты, сволочь!

– Она исчезает, – успокоил тленник. – Так что не переживай, артефакт подчиняется твоим приказам. Просто, как и твои глаза, реагирует на сильные эмоции и магию.

– Ну хоть на том спасибо, – проворчала я и, подойдя к лестнице, начала спешно подниматься.

Туман вокруг уже начал таять.

Однако, несмотря на спешку, мысли все равно то и дело возвращались к странной диадеме. Интересно, для чего нужен этот артефакт? Ведь наверняка это не простое украшение для символической демонстрации власти.

В своем слове Уходящего в Вечность Ариэтта называла ее диадемой Влияния. А на что или на кого она может повлиять? И есть ли возможность ее все-таки снять? А то так забудешь об осторожности, проявишь лишние эмоции и получишь татуировку на весь лоб.

– И почему у меня эта фигня на самом видном месте? Вот у тебя татуировки куда более удачно расположены, мне бы так, – вслух порассуждала я. – Кстати, они даже чем-то по стилю похожи. Или на тебе тоже какие-то артефакты надеты?

– Ты о чем? – удивился Айландир. – Артефакт у меня только один – родовой перстень. А татуировок я вообще никогда не делал.

– Да? – теперь и я удивленно посмотрела на него. – А как тогда назвать то, что изображено у тебя на предплечьях?

– Детка, там ничего нет.

– Как нет, если я видела их, когда мы… блин, да каждый раз, когда мы спали!

Айландир нахмурился. Остановился. Потом молча вытащил руку из рукава пальто, закатал рукав рубашки и продемонстрировал свое предплечье. Кожа действительно была чистой, без единого намека на татуировку, лишь с легким налетом загара.

– Вторую руку показывать?

– Нет, но… но как же… я ведь видела! Не понимаю, – растерянно пробормотала я, начиная сомневаться в собственном рассудке, и неуверенно провела пальцами по рельефу мышц. Там, где, как я помнила, находилась та самая мифическая татуировка.

А в следующий миг ахнула и вытаращилась на руку Айландира.

Потому что татуировка проявилась! Не полностью и блекло, но под моими пальцами узор все же проступил!

– Вот!!! Видишь?!

– Твою же мать, – обалдело ругнулся тленник, уставившись на собственное предплечье как на змею. – Это еще что за хрень, дашш ее дери?!

– Она! Татуировка! – торжествующе сообщила я.

– Но откуда она вообще взялась?.. – Айландир вдруг осекся. Лицо его вытянулось, а глаза потемнели, словно тленник что-то понял, но осознание оказалось слишком невероятным и поразило его до глубины души.

– Айл? – забеспокоилась я.

– Браслеты, – выдавил он.

– Какие браслеты?

– Браслеты, которые я взял из библиотеки как раз в тот день, когда погиб Артес, – тихо ответил Айландир. – Из-за меня погиб. И из-за них.

Ничего себе новость! Я знала, конечно, что брат Айландира погиб, но чтобы виной тому был Айл? И вот эти штуки? Для чего они вообще нужны были?

– Кабы я знал! – Айландир сокрушенно покачал головой. – Ларец с браслетами всегда хранился у отца в кабинете, опутанный целым клубком мощных защитных заклинаний. Мне всегда было интересно, что это за артефакты такие, раз их так оберегают. А в то утро я увидел, что отец понес ларец в библиотеку. Они с Артесом хотели испытать какое-то заклинание и браслеты как-то должны были в этом помочь. Разумеется, я не мог пропустить такое зрелище и под маскировкой забрался в библиотеку тоже. В какой-то момент отец и Артес отвлеклись на расчеты, оставив ларец без присмотра. Ларец, с которого уже сняли все защитные заклинания! Кто бы на моем месте устоял? Вот и я не смог. Подкрался с желанием хоть на миг прикоснуться к таинственным и столь важным артефактам. Дашш, меня к ним словно магнитом тянуло! Взял браслеты в руки… и тут словно помутнение нашло. До безумия захотелось их примерить. Я и опомниться не успел, как надел оба. Вот только… только едва артефакты коснулись кожи, как пропали! Растаяли оба, будто и не было их никогда! – Айландир нервно дернул рукой и оправил рукав рубашки. – В общем, перепугался я тогда сильно. О том, чтобы признаться во всем отцу, не было и речи, так что я просто спрятался снова и стал молиться, чтобы меня не нашли и не заподозрили. В том, что поиски виноватого будут, я не сомневался. Ведь ценнейшие артефакты пропали! Однако мне повезло дважды. Во-первых, меня не обнаружили. А во-вторых, артефакты тоже искать не стали.

– Почему? – не поняла я.

– Отец хоть и сильно расстроился, но сказал, что браслеты, видимо, пропали из-за того, что он снял защитные заклинания. Эти заклинания удерживали их в ларце, а без них артефакты, судя по всему, вернулись в какое-то родовое безвременье, как должны были сделать уже давно. В общем, он корил исключительно себя и свою недальновидность. Ну а я немного успокоился, когда узнал, что ничего не испортил, и исчезновение браслетов было неизбежным.

Айландир замолчал и вновь начал подниматься по лестнице. Видимо, посчитал рассказ оконченным. Однако для меня он таковым не являлся. Ведь Айл почему-то винил себя в смерти брата! Поэтому я напряженно уточнила:

– А что случилось потом?

– Потом? Потом отец и Артес, немного посовещавшись, решили продолжить испытание без браслетов, – не оборачиваясь, откликнулся он. – Артес активировал заклинание и погиб. Сгорел в зеленом пламени как обычный дашшев призрак.

– Господи…

– Это выглядело жутко. Да, – бесцветно произнес Айландир. – Но еще более жутко выглядел отец. Побелел весь, разом, стоял и бормотал что-то себе под нос, а когда прибежала в истерике мать, лишь нес что-то невнятное про забытое проклятие. В общем, чуть умом не тронулся. А мать… она тронулась окончательно. И тем же вечером попыталась заблокировать мои магические способности. Отец ее еле остановил, и с той поры мать сидит взаперти. Ну а мне запрещен доступ к библиотеке ради моей собственной безопасности.

– Какой ужас, – прошептала я. – Мне очень жаль. Прости, что спросила.

– Ничего. Давние события. – Айландир мотнул головой. – И вспомнить все равно пришлось бы, раз браслеты, как оказалось, никуда не исчезли, а все это время были на мне. Кто бы мог подумать…

– Но почему они не проявлялись раньше?

– Я не так часто испытываю настолько сильные эмоции, а такие, как с тобой, – и вовсе ни разу. В других же случаях я обычно одет, – отметил Айландир, и послышался тихий смешок.

Мысленно я с облегчением вздохнула. Не хотелось, чтобы настроение Айландира, и без того не слишком хорошее, портили еще и давние печальные воспоминания. История с браслетами, конечно, оказалась интересной, но к ней можно будет вернуться и позже. Когда разберемся с насущными делами. И первое из них – покинуть уже практически полностью утратившую туман библиотеку.

– Сейчас быстро возвращаемся обратно к порталу, а там прыгнем к одной из станций найма диртем, – выходя, наконец, с лестницы в холл, на ходу начал планировать наши дальнейшие действия Айландир. – К моей возвращаться не будем. Долго, да и найти ее уже могли.

Я согласно кивнула и, вслед за тленником ускорила шаг. Все внутри аж дрожало от напряжения и желания покинуть это место.

Мы завернули в памятный, ведущий к выходу коридор…

И одновременно, словно на стену налетев, остановились.

Перед нами стоял мрачный как сотня демонов лорд Кантор Грейв.

– Отец? – с запинкой, не сумев сдержать растерянность, выдохнул Айландир. – Откуда?

– Здание Совета, в котором я по твоей милости сижу уже битый час, отсюда в двух шагах находится. Полагаешь, я не могу на таком расстоянии почувствовать своего сына? – прорычал лорд Грейв в ответ. – Почему ты весь день игнорируешь мои вызовы? Какого дашша тут делаешь? Нет, какого дашша вы тут делаете оба? И почему находитесь здесь именно в тот момент, когда рассеялось заклинание Родега?

– Я тебе все объясню, обещаю, – ответил Айландир. – Только давай сначала домой вернемся, а? Здесь все-таки место неудачное и…

И тут взгляд лорда Кантора Грейва буквально впился в меня, чернея от ненависти.

– Лиловая тварь! – процедил он. – Так вот кто на самом деле уничтожил обе полусферы. Ну конечно! Ведь это так очевидно! И внешность, и способности, и изменчивость. Я должен был догадаться сразу, просто не мог предположить, что кто-то из вас мог выжить!

Я перепуганно сглотнула. В логике мужику не откажешь. Но почему этой логике именно сейчас сработать надо было?!

– Послушайте, я могу все объяснить! – залепетала я. – Я не специально, наоборот, помочь хочу! Я не причиняю вреда, я хочу мира…

– Молчать! – рявкнул лорд Грейв так, что я аж язык прикусила. – Не сметь лить мне в уши вашу любимую песню о мире после того, как убила столько народа! Хорошая месть получилась, да? И столько сильных кланов наследников лишила, и сына моего подставила, и до войны Доменов всех почти довела!

– Но это не она, – вступился Айландир. – Ева…

– И ты молчи! Ты ничего о ней не знаешь! – перебил лорд Грейв и его. – Впрочем, это я виноват. Я сам отдал тебя в руки этой твари, заставив ей помогать. Но сейчас все исправлю.

На скулах главы Домена Тлена заиграли желваки. Перед лордом Грейвом вспыхнуло, быстро выплетаясь, болотное пламя какого-то мощного проклятия.

«Какого-то?! Тюремного, какого же еще! – панически взвизгнул внутренний голос. – Такого, каким нас и убивали! Только более современного!»

– Отойди от нее, сын, – приказал лорд Грейв.

Я сжалась.

Айландир тотчас успокаивающе обнял меня и отрицательно качнул головой.

– Нет.

– Айландир!

– Ты не причинишь ей вреда.

– Ты думаешь, что что-то чувствуешь к ней, и она отвечает тебе взаимностью? Но это не так! Лиловая – худшая из всех тварей. В тебе говорит ее яд, он отравляет твой разум. Она питается тобой, сын! Вытягивает жизненные силы и все!

– Ты не прав! – опроверг Айландир. – И я хочу, чтобы ты выслушал, что я скажу…

– Выслушаю! Но только после того, как избавлю тебя от нее, и ты поймешь, что я был прав. Из-за проклятых Доменов я уже потерял Артеса. Тебя им забрать не позволю, – припечатал лорд Грейв и проклятие рванулось на волю.

Ко мне.

Но ровно в тот же миг меня отшвырнуло к стене и накрыло искажающим пологом, от которого заклинание прицельно срикошетило на Айландира!

Я и опомниться не успела, как тленника охватила ядовитая зелень проклятия.

Мгновенный, брошенный им на отца взгляд… запоздалый, наполненный страхом вскрик лорда Грейва, пытавшегося нейтрализовать собственное заклинание…

А затем зелень смешалась с сизым туманом, и Айландира не стало.

Проклятие буквально стерло его из этого мира!

И только лорд Грейв почерневшим, словно выгоревшим взглядом смотрел на место, где еще мгновение назад стоял его сын. Сын, которого он сам уничтожил.

Уничтожил…

Айландира…

И тут на меня обрушилось осознание. Мир перед глазами пошатнулся от захлестнувшего отчаяния и дикой, разрывающей сердце и душу боли, заставляющей забыть, как дышать. Впервые я поняла, каждой клеточкой своего естества ощутила, насколько жизненно важен был для меня Айландир, и что теперь его нет. Нет!

А тот, кто его убил, стоит прямо передо мной!

– Вы убили его! Ненавижу! Ненавижу! – коротко взвыв, я дернулась вперед с единственным желанием вцепиться убийце в горло.

Но в этот момент между нами вновь сгустился сизый туман.

Я замерла. Сердце на миг остановилось, а затем застучало как безумное в дикой, сумасшедшей надежде на чудо. Неужели?!..

Не отрывая взгляда, я смотрела, как туманные струи переплетаются, обретая знакомые очертания, становятся плотнее, еще и еще… и на пол падает Айландир!

Не медля, я стрелой рванулась к нему и упала рядом на колени. Обхватила за плечи и прижалась, прислушиваясь. Без сознания, но дышит. Жив!!!

От облегчения я всхлипнула, и вдруг краем глаза заметила, что лорд Грейв качнулся в нашу сторону.

Опасность!

Ярость вновь вскипела в крови, но теперь усиленная во сто крат. Еще раз ощутить разрывающую боль потери я просто не могла! От одной мысли об этом рассудок окончательно отступил, открывая дорогу чему-то темному, древнему и разрушительному. Тело отреагировало мгновенно, рефлекторно выставляя защиту, ощерившуюся на врага тысячами тонких ледяных игл. Из горла вырвался звенящий, чужой, нечеловеческий шелест:

– Не подходи, тленнииик. Это нашшше. Нашшеее!

И глава Домена Тлена отшатнулся. В глазах его промелькнул страх, заставляя ощутить торжество. Враг был слабее нас! Он нас боялся!

Но внезапно силы иссякли и в глазах потемнело.

«Резерв… его слишком мало», – мелькнула короткая мысль, прежде чем я упала на грудь Айландира и сознание отключилось.

Глава 18

Сознание возвращалось к Айландиру медленно и неохотно. Голова гудела. Обрывки мыслей ворочались в ней как старые жернова, складываясь в цепочки с огромным трудом.

Что с ним произошло?

Последнее, что он помнил, – проклятие отца, которое Айландир благодаря искаритам успел перенаправить на себя. Проклятие, которое оказалось слишком мощным для его и без того потрепанной защиты. Проклятие, которое его убило…

Или нет?

«Я думаю, значит, все еще существую».

Тленник усилием воли заставил себя все-таки открыть глаза и обнаружил, что находится в собственной спальне, в Грейв-холле.

Все-таки жив. Каким-то чудом. Видимо, отец в последний момент все-таки успел деактивировать собственное проклятие.

«Не успел».

В памяти вспыхнул испуганный, обреченный взгляд отца и по телу волной прошла болезненная судорога. Все естество Айландира до сих пор помнило ту дикую, испепеляющую боль заклинания, пожирающего саму его суть. Боль, которая почему-то резко прекратилась, когда… когда…

От попытки вспомнить, что произошло дальше, голову сдавило словно в тисках. Он глухо застонал, но продолжил прилагать усилия по возвращению собственных воспоминаний. И у него получилось!

Перешагнув грань между жизнью и смертью, организм Айландира словно получил импульс и пробудил в нем самом нечто, до сего момента глубоко спящее. Нечто, что позволило ему измениться и на миг стать кем-то совсем другим. Бесплотным. Недоступным для магии отца. Стать практически неуязвимым! А затем восстановить собственное тело обратно.

Но как такое возможно?! Призраки не могут возвращаться в мир живых! Не могут! Если только…

«… Если только это не Тени».

От невероятной догадки в кровь ударил адреналин, и Айландир судорожно втянул носом воздух.

Ева говорила, что его браслеты похожи на ее диадему. И по внешнему виду, и по странному поведению с исчезновением и появлением после сильных эмоций. Отец с Артесом, обсуждая новое оборотное заклинание, помнится, тоже о Тенях упоминали.

Так, получается, все эти годы он носил на себе артефакты королевского рода Домена Теней! И несмотря на то, что обычным дархатам изменчивыми не стать, браслеты каким-то образом все же изменили Айландира. А в момент смерти с ним случилось то, о чем упоминала Ева: пробудилась древняя кровь.

Вот только каким образом эта кровь вообще в нем оказалась? Почему браслеты его признали? Ведь он – тленник!

Айландир прищурился.

Отцу придется ответить на много вопросов. И о браслетах, и об изменчивых, и…

Ева! Он ведь хотел ее убить!

Сердце сжалось в жутком предчувствии, а тело само соскочило с кровати. От накатившей слабости Айландир пошатнулся, но тотчас оперся рукой на стену, заставляя себя остаться на ногах. Стиснул зубы, унимая противную дрожь, и направился было к выходу из спальни, но в этот момент дверь открылась и на пороге возник отец.

Устремив на Айландира напряженный, пронзительный взгляд, он быстро оглядел сына, после чего с видимым облегчением произнес:

– Уже очнулся? Замечательно. Как ты себя чувствуешь?

– Где Ева? – вместо ответа мрачно спросил Айландир. – Если ты ее убил…

– Не убил. – Отец слегка поморщился. – Она жива. По крайней мере, пока.

– Пока?

– Пока не пойму, почему она защищала тебя. – Лорд Грейв задумчиво поджал губы. – И была готова за тебя убить. Это показалось мне странным. Возможно, я оказался не прав, предполагая, что она тобой лишь питается.

– Она вообще мной питаться, как ты говоришь, не может, – раздраженно бросил Айландир. – И если бы ты сразу меня выслушал, то странным бы тебе это не показалось. Потому что Ева привязана ко мне. На крови.

– Что? – Лицо отца растерянно вытянулось, а во взгляде промелькнуло недоверие. – Хочешь сказать, что действующая королева Домена Стужи так просто взяла и связала себя с тобой?

– Да.

– Ты уверен?

– Уж девственницу я всегда отличить смогу, – процедил Айландир. – Так что мне Ева вреда причинить не сможет. И не захочет! В чем ты уже успел убедиться. Поэтому убивать ее совсем не обязательно.

– Увы, но тут ты ошибаешься, – отец отрицательно качнул головой. – Даже несмотря на вашу связь, Айриш необходимо уничтожить.

Не выдержав, Айландир ругнулся.

– Почему, дашш тебя дери?!

– Потому что того требует договор.

– Ему тысячу лет! Какое нам дело до каких-то древних распрей?!

– Это не просто древние распри, а гарантия нашей выживаемости, – нахмурившись, припечатал отец. – Изменчивые – прислужники и проводники очень древнего зла, которое могло уничтожить всех нас.

– Какие проводники? Какого древнего зла? Что за ересь ты несешь? – Айландир вытаращился на отца, опасаясь, не сходит ли тот с ума.

А лорд Грейв, еще больше помрачнев, подтвердил:

– Верно, ересь. Точнее, Варданскую ересь.

Точно умом тронулся!

– Ты серьезно?! Ты веришь в эту фанатичную фигню?!

– Это не вопрос веры, а вопрос фактов, – сурово отрезал отец. – Наш давний предок убедился в этом лично. Только в отличие от Варданцев он не сбежал на окраинные миры, а постарался сделать все, чтобы избавиться от угрозы, но при этом оставить магию. Зло действительно существовало, сын. Уж не знаю, что зародилось и обитало в недрах Черного озера, но эти твари – Багровые, Лиловые, Обсидиановые – приносили обычных магов ему в жертву.

– Что-о?!

– Озерная сущность питалась магической силой. И чем дальше, тем больше ей было нужно. Необходимо было лишить зло подпитки, а для этого – избавиться от всех, кто мог к нему приблизиться. Всех, кого оно считало своими. Однако в одиночку Тлену было с этим не справиться, поэтому, собрав глав сильнейших Доменов, наш предок убедил их забыть о разногласиях и объединиться, чтобы уничтожить изменчивых. К счастью, нам это удалось.

– Охренеть, – пробормотал Айландир, не в состоянии удивляться еще больше. – Если это действительно правда, почему тогда сейчас об этой опасности никто не говорит? Почему все относятся к Варданской ереси только как верованию неадекватных фанатиков?

– Все? – лорд Грейв пренебрежительно скривил губы. – Или, может, все-таки кучка легкомысленных студентов, которые в принципе не чтят историю, и обычные люди, которые и раньше-то ничего дальше собственного носа не видели? У тех, кто действительно серьезно изучал этот вопрос, никаких сомнений историческая обоснованность учения Варданцев не вызывает. Да, слепо верующие фанатики неимоверно его раздули. Да, отказ от магии лично для нас неприемлем. Но причины, по которым учение в принципе зародилось, реальны. И страшны. Именно поэтому Совет Содружества чтит законы миров, которые полностью отринули магию, и не пытается навязать свои условия. Хотя мог бы. Мы не имеем морального и этического права запрещать им спасать самих себя от угрозы. Пусть и таким способом. Ну а себя мы спасли, подписав договор об уничтожении тварей. И теперь, когда оказалось, что из них кто-то все-таки выжил, мы обязаны сделать это вновь, чтобы предотвратить пробуждение зла.

– Но Ева не хочет никого пробуждать! И жертвоприношений никаких устраивать не хочет. Она просто хочет жить!

– Сейчас – возможно. А в будущем? Она – тварь. И этого не изменить. – Отец оставался тверд.

Айландир упрямо вскинул голову и, в упор посмотрев на него, выдохнул:

– Тогда и меня убивай!

Лорд Грейв едва заметно вздрогнул. Отвел взгляд.

– В тебе я уверен, – произнес он. – А в ней нет. К тому же ты не такой, как она.

– Да брось, какой же еще? На мне артефакты Домена Тени. Уходя от твоего проклятия, я обратился в копченое, мать его, облачко! После всего этого ты будешь отрицать, что во мне есть кровь Теней?

До последнего Айландир надеялся, что услышит что-то другое. Любое объяснение, разумное или не очень, но только не признание. Однако чуда не произошло. После недолгого молчания отец отрицательно качнул головой.

– Не буду. Это действительно так.

– Но откуда?!

– Прапрабабка. – Лорд Грейв скривился. – Заира Вэйр была одной из младших дочерей правящего рода Теней, но влюбилась в нашего предка и сбежала из своего Домена. От нее-то, кстати, и стало известно о кровавых ритуалах изменчивых. А еще – об особенностях магии Теней. Изучив ее, наш предок смог модифицировать заклинание против призраков и использовать для уничтожения Обсидиановых тварей.

– А прабабку, значит, в живых оставил? Вопреки договору? – скорее по инерции, чем из интереса, уточнил подавленный очередным откровением Айландир.

– Нет. Заиру он убил, – сурово ответил отец. – Но на исследования и создание заклинания ушли годы. За это время у них родился сын, и вот на него наш предок поднять руку не смог. Тем более мальчик оказался обычным дархатом и уже не представлял угрозы. Как и весь наш род. Мы – тленники. И дархаты. Как и ты изначально. Никто и подумать не мог, что артефакты Теней способны пробудить в дархатах спящую кровь изменчивых. Идиот! Какой же ты все-таки идиот! Зачем вообще ты их взял? – под конец в сердцах воскликнул он.

– А зачем вы их все это время хранили?! – зло парировал Айландир.

– Чтобы не подпустить к ним никого, кто мог бы стать во главе Домена Теней! Специально поместили их в защитный кокон и не позволили артефактам вернуться в родовое хранилище!

– Так и не подпускали бы дальше, а вы ларец открыли! Ты сам его открыл!

– Да, открыл! Для изучения магии Теней! – рявкнул лорд Грейв. – Как бы то ни было, их маскировка была уникальна. Почти совершенна! Столетиями наши маги работали над созданием заклинания, которое бы смогло дать и обычному дархату способность, которой обладали Обсидиановые твари. Одно из таких заклинаний мы пытались опробовать с Артесом, и оно почти сработало! Но Артес не смог вернуться. Хотя, будь у него браслеты…

– Будь у Артеса браслеты, он стал бы изменчивым!

– Лучше изменчивым, чем мертвым!

Два одинаково пронзительных, давящих взгляда отца и сына скрестились. Но на этот раз вопреки обыкновению Айландир так и не уступил, и глава Домена Тлена понял, что так, как раньше, одним авторитетом повлиять на него больше не сможет. Теперь к сыну необходимо было искать другой подход.

– Ладно. Все это в прошлом, – заставляя голос звучать более миролюбиво, произнес он. – Сейчас нам необходимо думать о будущем. А будущее пока выглядит крайне неприглядным. После массового убийства студентов, Домены стоят на пороге войны. Ты должен понимать, насколько все серьезно, и почему лишние проблемы еще и с изменчивой нам не нужны.

– Так и не создавай этих проблем, – раздраженно посоветовал Айландир. – Наоборот, подумай о выгоде. Ева имеет доступ к родовым защитным заклинаниям Домена Стужи, а именно защита нам сейчас как нельзя важна! Так разве не разумно будет воспользоваться ее помощью? Тем более для меня Ева не опасна.

Лорд Кантор Грейв нахмурился. Аргументы сына были слишком весомыми для того, чтобы их проигнорировать. К тому же Тлен давно исследовал заклинания одного из проклятых Доменов. А тут появилась возможность заполучить и заклинания второго. Заманчиво? Очень! Но насколько такое сотрудничество будет опасно?

– Допустим, – медленно, с сомнением произнес он. – Допустим, мы оставим Айриш в живых и умолчим о том, кто она на самом деле. Но если кому-то станет об этом известно? Если кому-то станет известно о том, что мы все знали, но нарушили договор?

Айландир скривился.

– И что? Нарушаем не мы одни! Пепельники-то тоже знают о Еве. Они, дашш их дери, сами ее создали!

– То есть? – напрягся лорд Грейв.

– Весь Домен Стужи был уничтожен тысячу лет назад, – пояснил Айландир. – Ева рассказала, что ее воссоздали в клане Лиард после многолетних экспериментов из найденных клеток Ариэтты. И то она смогла выжить лишь благодаря моему вмешательству, удержавшему ее душу. Все ее предшественницы не смогли выдержать завершающий ритуал.

Лицо главы Домена Тлена изумленно вытянулось.

– Н-да, неожиданно. Не ожидал, что пепельники настолько упертые. Ты уверен, что она говорила правду?

– Да, – Айландир кивнул. – К тому же заклинание полусферы Родега называло ее Ариэттой.

– Какое заклинание?

– Которое переносило в меня искариты.

– Что?! – отец едва не подпрыгнул на месте.

Вместо ответа Айландир вытянул правую руку, слегка нахмурился, и та на миг вспыхнула бледно-голубым сиянием.

– Но как?!

– Домен Родега Туманного находился в подчинении у Домена Стужи, поэтому Ева смогла управлять искаритами.

– Невероятно. – Лорд Грейв не мог отвести взгляда от руки сына, хотя сияние давно погасло. – Это просто невероятно.

– И таких тайн у Домена Стужи может быть намного больше, – убежденно произнес Айландир. – Не зря ведь Лиард столетиями бились, чтобы ее создать. Не зря до последнего ее скрывали! Да и жизнетворец, похитивший Еву, прямым ходом повез ее извлекать из схрона заклинания Домена Стужи. Собственно, в развалинах родового замка Айриш, я его и убил. Нет, не беспокойся, – добавил он, опережая вопрос напрягшегося отца, – тело там не оставил, переместил в другое место, так что никто посторонний не свяжет Еву с изменчивыми. А те, кто о ней знают, смерти ее не хотят. Может, в древности договор Домены и подписали, но сейчас всем на тот договор абсолютно наплевать. И пепельники, и жизнетворцы закрыли на него глаза. Так же, как сейчас ты закрыл глаза на меня. Что мешает тебе и с Евой поступить так же? В конце концов, в одиночку она при всем желании то мифическое зло из озера высококалорийным пропитанием не обеспечит. А даже если попытается, мы об этом сразу узнаем.

– Вот только одна ли? – пробормотал почти сдавшийся отец.

– Пойдем, и сам ее об этом спросишь, – предложил Айландир и первым направился к выходу.

– Спрошу. Но поговорить с ней бы мог и один. Ты еще слаб, – отметил отец. – Тебе надо лежать.

– Мне надо увидеть Еву, – сухо бросил Айландир. – Что-то мне подсказывает, ей сейчас гораздо хуже. И там, куда ты ее упек, ты вряд ли обеспечил наличие хотя бы нормальной кровати.

– В первую очередь я всегда стараюсь обеспечить нашу безопасность, – отметил лорд Грейв, полностью подтверждая его догадку.

Айландир поджал губы, сдерживая рвущееся наружу ругательство, и ускорил шаг. Ничего. Главное, Ева жива. А остальные проблемы можно решить, и он это сделает.

Я очнулась от боли. Болела голова, болели все мышцы тела до последней клеточки, словно после дичайшего перенапряжения. С первого раза не получилось даже сменить позу, хотя лежать на чем-то холодном и твердом было крайне неудобно.

«Опять на полу?» – мелькнула мысль.

Однако, открыв глаза и с трудом оглядевшись, я обнаружила, что это не пол, а широкая каменная скамья. Я находилась в небольшом помещении без окон и мебели, освещаемое лишь небольшим тусклым магическим шаром под потолком. Из всех удобств – дырка в полу.

Похоже, на сей раз я попала в тюрьму.

Спасибо, хотя бы жива. Но надолго ли?

Учитывая, что лорд Кантор Грейв и вовсе хотел убить меня на месте, вряд ли. Скорее, просто решил не оправдываться лишний раз, а сразу предъявить меня суду. Мол, смотрите, среди нас появилась тварь, и она опасна, поэтому подлежит уничтожению.

И самое гадкое, он не солгал бы ни в едином слове. Потому что в последние мгновения перед тем, как потерять сознание, я стала другой. Ощутила нечто сильное, древнее, чуждое этому миру, но одновременно близкое мне. И это нечто, всего на миг подняв голову и заглянув в приоткрытую моей душой «дверь», заставило одного из могущественнейших магов-дархатов отступить.

Жаль только, на большее моего резерва не хватило. Поэтому теперь я здесь, в каменном мешке, и выжатая досуха, настолько, что едва оказалась способна принять сидячее положение.

Скрипнула, открываясь дверь.

Вот и все. Сейчас я узнаю, что меня ждет.

Сжавшись, я затравленно смотрела, как в помещение входит лорд Кантор Грейв…

Но тотчас отступает под напором ринувшегося ко мне Айландира!

Миг, и меня сжали в крепких, жарких объятиях, а любимые, желанные губы принялись покрывать поцелуями лицо.

– Девочка моя, как ты? – шептал он. – Прости, что из-за меня ты попала в это место. Прости…

– Не важно. Главное, ты жив! Я боялась, так боялась, что ты умер! – прижимаясь к Айландиру в ответ и целуя сама, бормотала я.

От облегчения и радости глаза наполнились слезами. Боль, тревога, страх – ушло все. Важно было лишь одно: самый дорогой, самый важный для меня мужчина жив! Жив и находится рядом!

– Все. Хватит. Прекратите. Я не желаю этого видеть.

Холодный голос лорда Кантора Грейва окатил меня словно из ледяного душа, заставив вспомнить, где я нахожусь. Испуганно вздрогнув, я отстранилась от Айландира. Правда, недалеко: объятия тленник не ослабил. А затем и вовсе переместил меня со скамьи к себе на колени, после чего взглянул на отца с плохо скрываемым вызовом.

На демарш сына тот отреагировал сузившимися глазами.

– Не забывайся, у тебя есть официальная невеста, – леденюче напомнил лорд Грейв.

– Еще нет, – спокойно парировал Айландир. – Официального объявления я так и не сделал. И учитывая, что, по твоим словам, жизнетворцы решили нашу проблему с компенсациями, жениться на Эстрелле я вообще больше не обязан.

Лорд Грейв потемнел лицом от неудовольствия, но, видимо, осознав, что сейчас спором с сыном ничего не добьется, только процедил:

– Поговорим на эту тему позже. – Затем перевел взгляд на меня и с легко угадывающейся неприязнью протянул: – Значит, тебя создали пепельники. Н-да. Все-таки умеют они удивлять. Ведь, помнится, еще лет пять назад Камерано даже ноту протеста на Совете оглашал, так сильно возмущался нашими с жизнетворцами исследованиями влияния магии на человеческие тела. Об этике что-то там заливал, требовал ограничений на поставки материалов для некромантии. А сам в это время что творил? Да мы хоть на трупах исследования проводим, а не живых подопытных выращиваем, чтобы потом убить.

– Вообще-то лорд Камерано обо мне ничего не знает. И остальные пепельники тоже, – отметила я. – Только клан Лиард.

– Лиард экспериментировали втихую за спиной главы Домена? – лорд Кантор Грейв хмыкнул. – Еще лучше. Хотя, признаться, как раз тут не удивлен. Балор, как и весь клан Лиард, крайне скрытен. И амбициозен.

«А еще они на самом деле Буря и пепельников ненавидят», – мысленно добавила я.

Однако вслух об этом сказать так и не решилась. Сделка – сделкой, но я прекрасно понимала, что случится, если Тлен узнает о том, кто такие Лиард на самом деле.

Будет геноцид.

Поэтому, когда лорд Кантор ожидаемо спросил, есть ли еще кто-то подобный мне, повторила лишь историю о своем создании. И, глядя тленнику прямо в глаза, совершенно искренне поклялась, что являюсь единственной Айриш.

Несколько мгновений давящий, пронзительный взгляд главы Домена Тлена исследовал, казалось, саму мою душу. А затем лорд Кантор утвердил:

– Не врешь. Это хорошо. И у тебя, значит, есть доступ к заклинаниям Домена Стужи.

Кивнув, я активировала кейлор и показала снимки Зазеркального зала и книг.

– Занятно, – изучив их, с неприкрытым интересом протянул лорд Грейв. – И пепельникам ты эти заклинания, конечно, уже отдала.

– Нет.

– Нет?

– Не успела, – пояснила я. – Лиард не хотели подпускать меня к архивам без гарантии того, что потом я не использую что-либо против них. Поскольку привязать меня на крови не получилось, они стали думать, как еще можно себя обезопасить. Но тут случился праздник Первого Дня и все остальное, и… в общем, я впервые увидела архивы своего Домена только сегодня утром. Лиард об этом еще не знают.

– Изумительно, – лорд Кантор Грейв хищно улыбнулся. – Пусть так и остается дальше. Это позволит нам выиграть время.

Выиграть время? Он все-таки решил, что я нужна!

С души словно камень свалился.

– За заклинаниями можем отправиться хоть сейчас, – поспешно произнесла я. – Только книги нельзя вынести из Зазеркального зала, поэтому мне нужен кейлор или что-то подобное с большим количеством памяти, чтобы можно было быстрее скопировать все необходимое.

– Артефакт подберем, это не проблема, – сказал лорд Грейв. – Но позже. Сейчас необходимо предоставить вас Совету, пока мы действительно не начали воевать.

– Я готова подтвердить, что на меня напал жизнетворец, а не Айландир, – заверила я.

Однако лорд Грейв лишь отмахнулся.

– Хорошо, но не актуально. С Советом еще несколько часов назад связался глава Домена Жизни и полностью сдал один из своих кланов. Как раз тот, за которым мы и следили. Сказал, что едва узнал, кто за его спиной своевольничает и строит козни, сразу решил во всем разобраться. Отправился со стражей к Зирилу Танору, тот попытался оказать сопротивление и в результате был убит на месте. Так же мертвым был найден и второй заговорщик.

– Как удобно, – с издевкой произнес Айландир. – И ты веришь, что во всем действительно виноваты лишь они одни?

– Разумеется, нет. Но это только догадки, сам понимаешь. – Глава Домена Тлена поморщился. – Заговорщики мертвы, допрашивать больше некого. Дассар принес пепельникам всяческие извинения, а нам обязался выплатить компенсацию за шахту Кристаллин, погасить все неустойки и помочь с восстановлением. Так что инцидент, как ни крути, закрыт. А вот массовое убийство студентов при помощи смертельного проклятия с твоим одновременным исчезновением подставило нас сильно. Твои приятели, конечно, сообщили, что ты отправился за Евой, но сейчас тебе необходимо рассказать о том, что случилось, лично.

Айландир неприятно улыбнулся.

– Расскажу, и с удовольствием, – заверил он. – Кстати, насчет массового убийства мне тоже есть что добавить. Судя по всему, сработали энтузиасты движения «Молодых радикалистов».

– Мелкая кучка вечно вопящих фанатиков? – Лорд Грейв недоверчиво изогнул бровь. – С чего вдруг такие выводы? За все время существования, они и мухи не обидели, только и делали, что впустую воздух сотрясали своими бреднями. За ними не стоит никакой серьезной силы.

– Не стояло, – поправил Айландир. – Сейчас, похоже, ситуация изменилась.

– Они приходили ко мне пару декад назад, – добавила я. – Предлагали сотрудничество и всяческую поддержку, очень серьезную, учитывая, что противостоять обещали всему Домену Пепла.

Айландир в подтверждение тут же ретранслировал показанный ему мной разговор.

– Уверен, приходили они не только к Еве, – добавил он.

– Да, пожалуй. – Лорд Грейв нахмурился. – Интересно. Очень интересно. Надо будет опросить выживших студентов.

– А… сколько выжило? – решившись, робко спросила я.

Глава Домена Тлена одарил меня пронзительным взглядом и коротко произнес:

– Тринадцать. Включая тебя.

Тринадцать! Со всего первого курса!

Одно дело, заговоры против первых лиц Доменов и политические убийства. Там хотя бы причина есть! Тут же убили всех без разбора просто за отказ присоединиться к кучке кричащих провокационные лозунги.

«А среди выживших, получается, есть те, кто согласился…» – мысль мелькнула, но додумать ее я не успела.

– Ладно. Хватит терять время, пора собираться на Совет, – вернул в реальность голос лорда Грейва. – И еще, – он внимательно посмотрел на Айландира. – Ты должен быть готов к допросу.

– Без проблем, – спокойно согласился тот. – Главное, чтобы допрашивали не жизнетворцы. Им доверия нет вообще.

– За это не переживай, все допросы сейчас проводит лично глава КаН.

Лорд Балор?

В глубине души шевельнулась тревога, заставив сильнее прижаться к Айландиру и выпалить:

– Я пойду с вами.

– Еще чего. Ты на ногах не стоишь, – тотчас недовольно воспротивился тот.

– Твое присутствие на Совете сейчас действительно не требуется, – добавил лорд Грейв. – Даже наоборот. Лучше тебе находиться здесь, чтобы твои «родственнички» тебя ненароком не забрали.

Однако я упрямо посмотрела на них.

– Вы не понимаете, я должна пойти. И должна находиться рядом с Айландиром во время допроса. Ведь ему придется частично снять защиту, а тогда лорд Балор может почувствовать изменчивого. Понимаете? Он слишком хорошо их… нас изучил. Если я буду рядом, то он не придаст этому значения, посчитав, что чувствует лишь нашу с Айлом связь. Но если меня рядом не будет, у него точно возникнут вопросы. Вам это разве надо?

Глава Домена Тлена серьезно задумался. Да и Айландир порядком помрачнел. Перспектива быть обнаруженным его не обрадовала.

– Хорошо, – наконец, произнес лорд Грейв. – Едешь с нами. В конце концов, твоя слабость тоже может пойти нам на пользу. После окончания формального допроса, чтобы обсуждение не затягивалось, изобразишь предобморочное состояние. Это позволит быстро вас оттуда увезти.

План был хорош. Я кивнула и попыталась встать, вот только это оказалось не так-то просто. Едва выпрямившись, я тут же пошатнулась от дикой слабости в коленях, а перед глазами все завертелось. Не упала я лишь благодаря вовремя среагировавшему Айландиру, подхватившему меня и прижавшему к груди.

– Н-да. Совсем плохо, – констатировал лорд Грейв. – Идти ты не в состоянии.

И как бы ни хотелось это признавать, он был прав. Не могла.

Но я должна пойти! Обязана!

От бессилия я едва не застонала. Внезапно лорд Грейв сделал шаг вперед и со злостью, ругнувшись, протянул мне руку.

– Давай, – выдохнул он. – Восстанавливайся, как ты там умеешь.

– Отец?

– Вы… серьезно? – Я, не веря собственным ушам, изумленно воззрилась на главу Домена Тлена.

– Более чем, – процедил тот. – Мысль об этом мне отвратительна, как и твоя суть, но ставить под угрозу жизнь сына я не имею права. Восстанавливай силы. А я запомню, как ты это делаешь. На будущее.

Запомнит? О да! Если учесть, что практически всегда силы я тянула во время поцелуев, лорд Грейв действительно это запомнил бы навечно!

Вот только с ним я так, разумеется, не поступлю. Нет. Здесь надо действовать максимально осторожно, чтобы не допустить никаких последствий. Вообще никаких!

Сделав глубокий вдох, я прикрыла глаза и попыталась найти спрятавшуюся где-то в дальнем уголке души «пиявку». И почти тотчас ощутила ее голод. Голод и страх. «Пиявка» чувствовала себя слабой и беспомощной, она буквально сжалась, осознавая, что защиты нет и в любой момент для нее может наступить окончательная смерть.

Поэтому, когда я мысленно к ней обратилась, «пиявка» лишь недоверчиво шевельнулась. Словно вопрошала, серьезно ли я вообще? Действительно вот этого вот опаснейшего мага, способного нас прямо сейчас раздавить одним мизинцем, мы станем пытаться откушать?

«Он сам разрешил. Но немножко. Совсем капельку. Чтобы только на ногах можно было держаться, – провела внушение я. – Так он сохранит нам жизнь. Но если будем своевольничать или, не дай бог, вызывать у него какие-то лишние эмоции, то точно раздавит. Понимаешь?»

И «пиявка» поняла, передав эмоции покорности и подчинения этим условиям. Потому что, как и я, она очень хотела жить. А когда я коснулась руки лорда Грейва, опасливо потянулась к нему лишь одним тончайшим лучиком.

Сила потекла в меня едва заметным ручейком, но хватило и этого. Вскоре ноги обрели твердость, в голове слегка просветлело и головокружение отступило. Однако едва я осознала, что упасть мне уже не грозит, ручеек тотчас оборвался, а «пиявка» вновь затаилась. Привлекать к себе внимание наполненного ненавистью врага – а ненависть лорда Грейва ощущалась теперь очень остро – она не хотела.

Да и я не хотела тоже, поэтому руку главы Домена Тлена отпустила сразу же.

– И это все? – с сомнением уточнил он.

– Да, – подтвердила я.

– Я практически ничего не почувствовал. Да и ты не выглядишь особо бодрой.

– Я взяла лишь столько, сколько необходимо для того, чтобы не упасть и выдержать дорогу, – вежливо пояснила я. – Если возьму больше, вы почувствуете… то, что не должны. И избавиться от этого ощущения будет сложно.

Айландир издал тихий смешок. Уж он-то точно понимал, что я имею в виду.

Взглянув на сына, лорд Грейв нахмурился, но спрашивать подробности все же на стал. Только коротко кивнул:

– Понял. Пошли.

И, развернувшись, вышел из камеры.

Следом покинули жутковатое место и мы. Слава богу!

А дальше были знакомые коридоры Грейв-холла, полет на диртеме и путешествие по лабиринтам здания Совета Содружества. Были сами советники, встревоженные и, несмотря на глубокую ночь, даже не помышляющие об отдыхе.

Напряженный лорд Балор, в отличие от остальных сразу оценивший мое истинное состояние, и короткий допрос Айландира, подтвердивший его полную невиновность. И поступившее сразу от лорда Грейва и моего «родственника» предложение нас больше не задерживать, а отправить восстанавливать силы.

Заминка случилась лишь в тот момент, когда глава Домена Тлена упомянул о том, что его диртема готова незамедлительно отправить нас с Айландиром в Грейв-холл, поскольку лорд Балор Лиард, как он видит, сильно занят.

– Не стоит беспокоиться, лорд Кантор, – неожиданно выступил лорд Камерано. – Мы, и я лично, очень ценим вашу заботу о Еве. Безусловно, без помощи вашего сына мы могли бы ее потерять. И я полностью согласен с тем, что мой друг лорд Балор сейчас, как и его сын, заняты расследованием этого жуткого происшествия, чтобы обеспечить Еве должный уровень охраны и заботы. Но это не повод перекладывать заботу о девушке на плечи вашего Домена. О ней позаботится ее Домен, и я лично. Тем более Ева все-таки невеста моего сына. Так что она прекрасно отдохнет и восстановится под присмотром наших лучших магов в нашем родовом замке в Пепельных горах вместе с Аланом.

Неожиданно! И одновременно ожидаемо. Именно такого исхода лорд Грейв, помнится, изначально и опасался. Однако противопоставить словам главы Домена Пепла тленникам было нечего. Ведь официально я действительно не принадлежала к их Домену.

Несмотря на то что лорд Грейв и Айландир внешне оставались совершенно спокойны, я буквально кожей ощутила вспыхнувшее в них недовольство. А от Айландира – еще и тревогу, смешанную с чем-то жгучим, очень похожим на… ревность?

«Все будет в порядке, – мысленно сказала ему я. – Долго это все равно не продлится, через пару дней я вернусь в академию».

«Уверена?»

«Да. Я умею убеждать, это одна из моих способностей, помнишь? А Камерано – не Лиард. Я вернусь к тебе, обещаю».

И, сжав на прощание руку Айландира, направилась к лорду Домиано.

Меня ждали Пепельные горы. А еще – жених, проблему с которым необходимо было решить.

Остальное… с остальным я справлюсь тоже. Ведь я жива, и у меня есть Айландир.

И это главное.

Эпилог

Когда Дассар Жизнетворец наконец вернулся с Совета, время давно перевалило за полночь. Сев в кресло, он устало прикрыл глаза и помассировал виски.

Таких тяжелых дней у него не было уже очень давно. Спровоцировать и убить главу союзного клана, затребовать розыск его пропавшего с девчонкой Лиард племянника, а затем долго извиняться перед пепельниками и тленниками. Которые, кстати сказать, его словам о предателях даже не удивились.

Как Дассар и подозревал, они все знали. И если бы он промедлил, для Домена Жизни эта авантюра закончилась бы очень плачевно. Так что деньги, которые пришлось обещать на восстановление шахты и компенсации, не главное. Главное, что ему поверили. Пусть и не до конца, но обвинений все же выдвигать не стали.

Конечно, основной причиной столь быстрого переключения внимания послужила куда более глобальная проблема – массовое убийство первокурсников. Все Домены были одинаково взбешены. У всех были потери, и все пытались обвинять друг друга. Однако прямых доказательств вины какого-либо Домена не нашлось ни у кого. Даже допрос магистра Брук Синеводной ничего не дал – она оказалась невиновна, как и остальные подозреваемые.

Только когда объявился Айландир Грейв, что-то сдвинулось с мертвой точки. Во-первых, к облегчению главы Домена Жизни, выяснилось, что племянник Зирила Танора убит. А во-вторых, был озвучен вероятный виновник убийства первокурсников – движение радикалистов.

Хотя многие советники подвергли эту версию сомнению, ее все же решили проверить, поручив ответственным найти контакты лидеров движения. Ну а Дассар при первой же возможности отправился домой. В отличие от остальных, у него контакты уже были. И не просто лидеров. А контакт самого вдохновителя.

Того, от кого зависел и он сам.

Немного помешкав, Дассар все же активировал кейлард. Он обязан был получить ответ.

– Да?

Опасения были напрасными. Несмотря на ночь, Верховный Жрец ответил на вызов почти сразу.

– Мое почтение, Светлейший. Нижайше прошу прощения, что беспокою вас в столь поздний час…

– Говори, что случилось, Дассар, – раздраженно прервали на том конце.

– Сегодня днем произошло массовое убийство первокурсников в академии Гастана Саррийского, – произнес он. – И, обсудив, кто мог это сделать, советники сделали вывод, что виноваты, скорее всего, «Молодые радикалисты». Но поскольку их движение поддерживаем мы… то есть вы, и никогда раньше мы даже не помышляли о подобном, я подумал, что…

– Не думай, Дассар. Тебе не надо думать, – неприятно проскрипел Верховный Жрец. – Ты уже провалил все что мог. Хорошо хоть последствия хватило ума обратить.

– Так это все-таки были вы?! – пораженно выдохнул Дассар. – Но зачем?! Зачем убивать всех?! Среди погибших были и дети кланов нашего Домена! Дашш, среди них едва не оказалась моя дочь!

– За твоей дочерью мы следили. Ей бы помогли, даже если бы рядом не оказалось твоего сына. А остальные… жертвы всегда бывают. Без них твой Домен первым бы попал под подозрение, ведь вы и так находитесь в шатком положении. Так что теперь действовать будут мои люди. Ты будешь только подчиняться.

Дассар с силой сжал кулаки. Положение простой пешки, к которой его только что приравняли, взбесило. Как взбесило и то, что его даже не предупредили о том, что должно произойти. Однако жизнетворец понимал, что воспротивиться решению Верховного Жреца не может.

– И что теперь? – мрачно спросил он. – Что мне делать?

– Ждать.


home | my bookshelf | | Факультет проклятых |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 10
Средний рейтинг 4.4 из 5



Оцените эту книгу