Book: Будни Верховной ведьмы



Сарафанова Елена Львовна


Будни Верховной ведьмы



1.


Пограничный город Вилков утопал в зелени.

Городские садовники, как всегда, постарались направить весеннее буйство деревьев и кустов в упорядоченную схему парков и скверов, но это коснулось лишь центральных улиц города. Окраины же радовали жителей щедро разросшейся сиренью и жасмином, чей аромат лёгким ветром разносился по улицам от дома к дому.

Наместник самой северной провинции королевства Гарпас граф Соларс часто любовался Вилковом из окна своей резиденции, сравнивая город с пёстрым платком уличного торговца, где на зелёном фоне тесно соседствовали яркие цветы и геометрические рисунки. Так и Вилков, который хорошо просматривался с высоты четырёхэтажного графского особняка, пестрел разноцветными крышами, выглядывающими из зелёных кружев деревьев и кустарников.

И этой весной мирная картина приграничного города совершенно не изменилась. В нём по-прежнему было уютно жить, растить детей и спокойно ожидать старости, не то, что в соседней Каруне, по которой пронеслась война.

- Нам повезло, что рядом Лелия, - вздыхали вилковцы. - Хорошие добрые соседи, мирная страна. А если бы рядом была Аруана?


Прошлый год оказался потрясением для всех государств Руны, где уже успели подзабыть, что такое ужасы войны. Королевство Аруана вдруг объявило соседнюю Каруну средоточием зла и голодной агрессивной сворой промчалось по небольшой горной стране магов, сметая всё на своём пути.

За полгода, превратив богатое цветущее княжество в развалины, армия Аруаны гордо вернулась домой, хотя, скорее, это было бегством от неизбежной расплаты, потому что маги, позабыв о своём миролюбии, начали мстить. Пробравшись в Солей, столицу Аруаны, они взорвали не только дворец короля Лараса, но и особняки знати, принимавшей участие в разорении Каруны. Вскоре южная граница усилиями магов Академии вздыбилась неприступными скалами, отрезав Каруну от жадной соседки, да и в самой Аруане после возвращения армии начались проблемы. Часть знати и наёмников вдруг слегла с непонятными болезнями, которые не поддавались лечению ни магией, ни лекарствами. Больные потянулись в соседние страны, надеясь получить там помощь (а ведь раньше всегда ездили в Каруну, где вели приём лучшие лекари континента), но остановились на границе. Королевства Гарпас, Лелия и Рунапе - ближайшие соседи Аруаны - разорвали с ней всяческие контакты, выслав посольства, перекрыв границы и заблокировав порталы. Это был их ответ на агрессию короля Лараса. Страны, чьи хозяйства и вся жизнь были завязаны на выпускников Академии, не собирались ссориться с магами.

Так Аруана оказалась в изоляции.

- Пусть теперь сидят и думают, чего они добились этой войной, - одобрительно судачил народ, - ишь, что удумали? Решили, раз маги давали клятву не убивать, то их уже и подчинить можно? А нельзя! Маги плюнули на свои правила и теперь Аруана кровью умоется и сто раз пожалеет, что вздумала пойти войной на соседей.


Этим вечером центр Вилкова притянул к себе большую часть местных жителей - в городской ратуше глава провинции граф Соларс давал ежегодный бал, на который были приглашены не только дворяне и офицеры местного гарнизона, но и самые уважаемые люди города, как то, главы купеческих гильдий и ремесленников, хозяева богатых гостиниц и трактиров, преподаватели гимназии и государственные служащие. Билеты на бал раскупались задолго до его начала, часть пригласительных вручалась счастливчикам, как знак отличия за усердную службу на благо Гарпаса. Модистки и швеи работали несколько месяцев не покладая рук, чтобы приготовить всем дамам незабываемые наряды, в город съезжались ювелиры и шляпники, магазины и лавки ломились от дорогих безделушек, изысканной обуви и сумочек. Весь Вилков жил ожиданием бала, который потом ещё долго обсуждался его участниками. Да и простой народ не отказал себе в удовольствии посмотреть, как будут прибывать к ратуше приглашённые счастливчики, и галдящей толпой сновал по тротуарам центральной площади, попутно смакуя разносолы и выпечку уличных торговцев.

Зато на окраинах города в этот тёплый вечер было особенно тихо и спокойно. Полупустые трактиры, чтобы привлечь горожан, вынесли столики для посетителей на воздух, заняв близлежащие дворики и тротуары, тишина то здесь, то там звенела смехом молодёжи и музыкой, вокруг томно фланировали парочки влюблённых и лишь стражники терпеливо и внимательно следили за порядком, чтобы, не дай Единый, эта мирная благодать не была никем нарушена.


К полуночи народ разошёлся по домам, на улицах погасли большинство фонарей и в это время на пороге трактира "У мамы Лоры" появился поздний посетитель - высокий мужчина, одетый в легкий плащ с капюшоном, скрывавшим большую часть лица хозяина. Мужчина подошёл к стойке, где царствовала сама мама Лора и тихо поздоровался:

- Как поживаешь, солнце?

И грозная крупная хозяйка, которую уважали и побаивались в округе, узнав знакомый голос, резко преобразилась и расцвела улыбкой до ушей.

- Авгур, негодник, ты где пропадал так долго?

- Дела-дела, - хмыкнул приятель и тихо попросил. - Мне нужно укромное место, чтобы поужинать и дождаться своего человека.

- Прости, - вздохнула Лора, - но единственный кабинет уже второй час занят купцами, они там какую-то важную сделку заключают. Хотя, - и она кивнула на обеденный зал, - у нас сейчас пусто, весь народ на площади, да и большинство горожан разошлись по домам, ночь на дворе. Садись, где хочешь, тебе никто не помешает. Девочек я предупрежу, чтобы не лезли, и обслужу сама чин по чину.

- Спасибо, - кивнул мужчина. - Мне тогда чего-нибудь мясного и кувшин взвару. - Он прошагал в угол зала, сел за крайний столик и со вздохом сбросил на стул надоевший плащ.

От двери кухни сразу же донёсся негромкий восхищённый стон дежурной официантки - поздний посетитель был удивительно красив. Светло-матовая кожа, большие яркие глаза цвета тёмного золота, аккуратный нос и крупные чувственные губы. Вдобавок ко всему, словно для контраста, у красавца оказались чёрные брови вразлёт, длинные тёмные ресницы, а ещё роскошная грива иссиня-чёрных волос, которую скрепляла на уровне плеча изящная серебряная заколка.

- Ты при параде? - кивнула на тёмно-зелёный дорогой костюм гостя мама Лора, принеся на его стол заказанный ужин. - Неужели с бала сбежал?

- Точно, - чуть улыбнулся красавец. - Выдержал до полуночи и исчез, так как больше не было сил...

- Знаю, отбиваться от настырных приставаний наших дам, - фыркнула Лора, а затем посерьёзнела. - А как вообще дела, Авгур? Как отец? Ты нашёл для него лекаря?

- Нет, - вздохнул мужчина. - Маги, все, кто его осматривал, лишь разводят руками и утверждают, что ничего не видят, отец здоров.

- А к ведьмам обращались?

- Тот же результат, хотя отец уверен - всё дело в силе изначальных, просто эти ведьмы были слишком слабыми, чтобы обнаружить болезнь. Зато недавно стало известно, что Совет магов Каруны официально признал Верховную ведьму.

- Да ты что!? - ахнула Лора и присела за стол, вытаращив глаза. - В Каруне появилась Верховная? Чудеса! А это точно?

- Таким не шутят, - хмыкнул Авгур, не забывая попутно работать вилкой. - Я после Вилково собираюсь ненадолго заехать в столицу, затем проведаю отца, а потом отправлюсь в Каруну просить помощи у Верховной.

- Один поедешь, без Ставра?

- А вдруг ничего не получится? Зря тащить больного в другую страну? Нет, сначала разведка, а уж затем действие.

- Знаю, - улыбнулась трактирщица и давний агент Тайной службы Гарпаса. - Начальник, ты где остановился? У наместника? Всё-таки Око короля не может миновать его резиденцию.

- Одну ночь переночевал ради приличия, а потом сослался на тайные дела и сбежал в гостиницу, тут, рядом. "Берегиня" называется.

- А, у старого Лося? - кивнула Лора. - Да, там тихо. - Она оглянулась на пустой зал трактира, а затем подмигнула Авгуру. - Ко мне дело есть? Может, поручения?

- Будут. Сейчас Колин подойдёт, вот после разговора с ним и определюсь.

- Хорошо, не буду мешать, - Лора встала из-за стола и ушла за стойку, цыкнув по дороге на своих официанток. - Кто подойдёт к моему гостю без спроса - уволю.

- Ну, мама, жестокая, - вздохнула одна из девушек. - В кои-то веки такой красавец у нас появился, из высокородных явно, а нам сиди и не высовывайся.

- Не твоего полёта птица, - фыркнула трактирщица. - Даже не мечтай.


Вскоре в трактир зашёл невысокий крепкий мужчина, поздоровался и кивнул хозяйке на столик Авгура:

- Повторите мне его заказ, уважаемая, - крепыш подмигнул захихикавшим официанткам и присоединился к своему товарищу.

- Докладывай, Колин, - вздохнул Авгур.

- Всё подтвердилось, командир, - тихо ответил заместитель Ока короля. - Недалеко отсюда, в Тихом переулке, живёт ведьма Евгена. Старая, опытная, белая.

- Точно белая?

- Да. Ведьма живёт одна. Нареканий на неё никогда не было. Старуха врачует, помогает людям, иногда ходит принимать роды, когда магов рядом нет. Хотя в последнее время она как-то затаилась.

- В смысле?

- Перестала принимать посетителей, никуда не выходит, только по хозяйству возится.

Авгур задумался и отвернулся к распахнутому настежь окну. В это время Лора принесла заказ Колину и тот, коротко поблагодарив хозяйку, начал ужинать, спросив напоследок:

- Ты объяснишь, что случилось, командир? Откуда такой странный приказ - разыскать ведьму Евгену?

Авгур потёр руками лицо и вздохнул:

- Проклятье. Как же мне это надоело! Моя рожа словно мёдом намазана, вот и липнет к ней всякая дрянь.

Колин тихо хохотнул:

- Не скажи, многие мечтают выглядеть, как ты. Даже не скажешь, что Око короля, просто писаный красавчик.

- В морду давно не получал? - угрожающе прорычал Авгур. - Я не виноват, что таким родился, но и уродоваться ради спокойной жизни не собираюсь.

- Да я понимаю, - хмыкнул товарищ. - Мы в отряде уже и пари заключать перестали, сколько баб поведётся на твою внешность. Но ты не ответил, при чём тут Евгена?

- Я на сегодняшнем балу, как всегда, привлёк внимание всех девушек и дам, - начал рассказывать Авгур. - Пытался быть вежливым и даже милым...

- Ага, исполнял тайный приказ короля, - ехидно улыбнулся Колин, - после того, как ему пожаловались, что ты дерзишь фрейлинам и говоришь им не комплименты, а гадости. - Заместитель отставил пустую тарелку и налил себе взвару. - Но знаешь, использовать свою красоту ради государственного дела - правильный ход, ведь любая дамочка готова поделится секретами, лишь бы ненадолго оказаться в поле твоего внимания. Всё, я умолкаю, прости, что перебил.

- Сначала я танцевал с хозяйкой бала, графиней Соларс, - продолжил рассказывать Авгур, - потом с её дочерью Ганной, следом пошли местные красавицы, их имена я даже не запоминал. Но вскоре заметил, что Ганна, любимица наместника, всё время крутится рядом и без стеснения избавляется от "конкуренток", вовсю демонстрируя окружающим, что я - ЕЁ мужчина. Пришлось сослаться на дела и улизнуть в толпу, а затем вообще спрятаться в углу бального зала за шторой, благо она оказалась плотной. И тут мне повезло - именно в этот угол пришла пошептаться с подругой Ганна и все её разговоры свелись лишь к одному...

- Ах, барон Ставрос просто душка, - жеманно пропел Колин, хлопая глазами. - Такой красавчик, прям бы его съела.

- Вроде того, - скривился Авгур. - Но малолетняя нахалка оказалась ещё и с амбициями. Заявила, что обязательно выйдет за меня замуж и уедет в столицу, где будет блистать при дворе, а то местные мужчины ей уже надоели.

- Всё, как всегда, командир, - тихо заржал Колин. - Каждая баба мечтает тебя охмурить. И что тут нового?

- Подруга Ганны стала уверять её, что я не так прост, как кажется. Кстати, о том, что я Око короля знает лишь граф Соларс, он давал подписку о неразглашении, когда вступал в должность. Так вот, Ганна заявила, что папенька у неё из рук ест и обязательно поддержит её матримониальные планы. А чтобы я не рыпался она сегодня же после бала сходит к ведьме Евгене, чтобы та поколдовала и связала меня любовными путами. Я - не маг, сопротивляться не смогу, так что женюсь, как миленький.

Колин захлебнулся взваром.

- Эта дура посягнула на Око короля?

- Она знает лишь, что я барон Ставрос, придворный, приехал из столицы инспектировать местный гарнизон. Но сам факт привлечения ведьмы к делам малолетней графини - тревожный сигнал.

- Понимаю, - нахмурился Колин. - Дочь наместника водит шашни с ведьмой, да и та вдруг перестала принимать больных и сидит дома, как на привязи. Почему? Чтобы всегда быть под рукой влиятельной хозяйки?

- И сколько заказов Ганны она уже исполнила? - добавил Авгур. - Сделаем так, Колин. Мы с тобой сходим к Евгене первыми, ведь бал ещё в разгаре и Ганна пока уйти из ратуши не может. Поговорим с белой, всё выясним, а уж затем определимся, что делать дальше, потому что оставлять всё, как есть, нельзя. Пусть я не по зубам Ганне, но ведь кого-то она уже убрала со своего пути с помощью ведьмы. Не зря от графини так шарахались девицы, когда она прицепилась ко мне на балу. Значит, опасались последствий.

- И дело даже не в Ганне, а в том, что она может испоганить репутацию отца, а он - наместник провинции, лицо короля, - Колин встал из-за стола и положил рядом с тарелкой горсть монет. - Кажется, ночь будет интересной.


Мама Лора проводила поздних посетителей на улицу и по дороге Авгур попросил её спать чутко, объяснив к кому и зачем идёт.

- Что ты знаешь о Евгене?

- Строгая, справедливая, никому не отказывает в помощи. Хотя в последнее время я её не вижу, думала, уехала в деревню. Под Вилковом у старухи живёт родня, - растерянно ответила Лора. - Я в шоке, начальник. Новость, что какая-то малолетняя дура решила тебя захомутать, удивления не вызывает, но привлекать для этого ведьму?

- Разве так не бывает? - хмыкнул рядом Колин.

- Но ведь Ганна - дочь наместника, зачем ей это? - воскликнула трактирщица и тихо добавила. - А ведь люди, привязанные колдовством, долго не живут.

- Знаю, поэтому и решил разобраться, - Авгур попрощался с Лорой и вскоре они с Колином растворились в темноте ночи.


Тихий переулок не зря назывался таким - всего четыре дома, окружённых садами, чья щедрая зелень надёжно поглощала звуки окружающего города.

- Все спят, - прошептал Колин, вертя головой по переулку. - Ни собачьего лая, ни гуляющих кошек, и даже птиц не слышно, что странно.

Вместе с Авгуром они притаились в кустах сирени возле небольшого дома белой ведьмы и всматривались в его тёмные окна.

- О, огонёк блеснул, - вдруг встрепенулся Авгур и шагнул к калитке, решительно распахнув её во двор. - Идём, Евгена встала, я вижу.

- Это хорошо, будить старуху - лишь напугать её зря, - проворчал заместитель. - Всё-таки дар у тебя очень удобный, всё видишь, всё понимаешь, сколько ненужных вопросов снимается благодаря Оку короля.


У Авгура с раннего детства проявился этот дар - видеть потоки силы. К 16 годам он научился различать ауры людей: голубой фон - магия, зелёный - сила изначальных, бледно-жёлтый - обычные люди. Правда, ни магией, ни колдовством Авгур пользоваться не мог, хотя прекрасно их видел, и отец, сам белый ведьмак, убедившись в даровании сына, решил его будущее кардинально - отвёз в столицу и добился аудиенции у Советника безопасности Гарпаса.

- Мальчик - видящий, - объяснил он графу Думасу. - Пусть его дар послужит на благо страны.

И Авгура зачислили в военную академию, строго наказав молчать о своих талантах. Через четыре года, во время стажировки в СБГ (служба безопасности Гарпаса) он, благодаря своим способностям, обнаружил несколько двойных агентов и вскоре был повышен по службе - начал путь разведчика. Авгур изъездил весь континент, налаживая собственную агентурную сеть, собрал вокруг себя небольшой отряд верных помощников, а к 30 годам удостоился чести стать Оком короля.

- Вы не раз доказали свою верность Гарпасу, - сказал молодому барону король Гронос. - Поэтому я наделяю вас огромными полномочиями - следить за порядком в стране, выявляя среди военных и гражданских нечестных на руку, а также изменников и предателей.

- Это действительно очень редкий и полезный дар, - согласился с королём Главный маг Виконий. - И радует, что вы продолжаете его развивать.

- Да, я могу теперь видеть не только магию и её потоки, но также и куда они были направлены, - подтвердил Авгур.

- А у ведьмаков? - поинтересовался Виконий. - Вы научились разделять белых и чёрных носителей?

- Силу вижу, но её воздействие понимаю не всегда. Хотя меня выручает другое качество видящего - я знаю, когда мне лгут или недоговаривают.

- Маги сторонятся изначальных, считая их в большинстве своём шарлатанами, - слабо улыбнулся Виконий. - И совершают этим большую ошибку - если чего-то не видишь, это не значит, что оно не существует. А вам - сыну ведьмака - гораздо проще выносить оценку и судить о действиях изначальных.

- Да, я вырос рядом с белым, - кивнул Авгур. - Хотя отец в последние годы почти не практикует, все его силы направлены на управление баронством и его защитой от Чёрных болот.



- Гарпасу повезло, что барон Ставрос - ведьмак, - король подошёл к стене, где висела карта его страны и указал на западную границу, выходящую к Каруне. - Именно умение Ставра сдерживать болота, а ещё слаженная работа магов берегут нашу страну от изменённых тварей. Сколько лет миновало после потопа 12 года, - и Гроноса даже передёрнуло от отвращения, - а я до сих пор помню, какая гадость полезла оттуда наружу, изведя сотни людей. Но не будем вспоминать о прошлом. Сейчас род Ставросов продолжает служить Гарпасу, и Авгур, став Оком короля, сможет увидеть и исправить многие огрехи, совершаемые в управлении страной.

За последние 6 лет Авгур изъездил Гарпас вдоль и поперёк, прикрываясь легендой инспектора казначейства. Он выявлял изгоев и магов, не вставших на учёт в государственных службах, обнаруживал одарённых, пользующихся силой, но при этом не прошедших обучение в магических школах. Также Авгур разоблачал шарлатанов, называющих себя колдунами и торгующих сомнительными травами и пустыми амулетами - их арестовывали и обкладывали штрафами, а особо зарвавшихся отправляли на каторгу.

В перерывах между поездками молодой барон обитал в столице, много времени проводя при дворе. Окружающая его знать даже не догадывалась, что светская жизнь красавца - тоже работа.

- Ты обязан слушать сплетни, - приказал подчинённому Советник Думас, - наблюдать за высокородными и быть в курсе всех последних новостей. Мы должны знать, кто чем дышит, иначе не избежим участи Аруаны, где к власти фактически пришёл орден изгоев, который подталкивает короля Лараса к войне с Каруной.

А когда эта война всё же случилась, Авгур всё время проводил на границе с Аруаной, следя, чтобы в Гарпас не пробрались изгои ордена, ведь король Ларас от безнаказанности и жадности, войдя во вкус, мог начать поглядывать и на богатые земли других соседей.

Этой весной, когда военные страсти улеглись и карунские беженцы потянулись домой, Авгура назначили инспектировать северную границу с королевством Лелия. Он навестил своих агентов, осмотрелся в приграничном гарнизоне Вилкова, а чтобы выяснить, чем дышит местная знать, принял приглашение на бал наместника провинции, графа Соларса. И вдруг вляпался в историю с колдовством.


Поднявшись по ступенькам крыльца, Авгур тихо, но решительно постучал в дверь белой ведьмы.

- Кто? - спустя время отозвался низкий старческий голос.

- Откроешь - узнаешь.

- Да я уже догадалась, - дверь распахнулась и на порог встала невысокая худая бабка. Её седые волосы были прикрыты тёмным платком, на теле - строгое чёрное платье. По виду старухи Авгур понял - она так оделась, словно кого-то специально ждала. - Господа? - удивилась Евгена. - Вы кто?

- Ганну ожидала, да? - хмыкнул Колин и, отодвинув хозяйку, решительно прошёл внутрь дома. Спустя время он крикнул Авгуру, продолжавшему стоять на крыльце. - Пусто. Можем говорить.

Евгене пришлось пригласить нежданных визитёров в дом, где в небогатой гостиной она строгим голосом поинтересовалась.

- Кто вы такие? И почему врываетесь ко мне среди ночи?

- Служба безопасности Гарпаса, - Авгур достал свой служебный жетон и продемонстрировал его хозяйке. - Нас интересует, что связывает вас и дочь графа Соларса Ганну. Мы уже знаем, - тут барон конечно же слукавил, - о ваших делишках, ведь Ганна - молода, неопытна и любит во всеуслышание хвалиться своими победами. Но она - дочь наместника, ставленника короля, и прежде, чем выносить окончательное суждение о том, что происходит в Вилкове, хотелось бы услышать, что скажете вы, Евгена.

Старуха вытаращила глаза, затем страшно побледнела и рухнула на ближайший стул, уставившись на Авгура горящим взглядом.

- Око короля? Видящий? - прошептала она.

- Вы знаете? - опешил барон. - Откуда?

- Земля слухами полнится. Ведьмы многое узнают по своим каналам, - она вдруг закашлялась и кивнула на кувшин, стоящий на столе. - Можно мне воды?

Колин хмыкнул и незаметно проверил амулетом наличие отравы в кувшине - вода оказалась обычной, так что, выпив пару глотков, Евгена вздохнула и призналась.

- Ну что ж, так даже лучше. Вы - люди короля, значит, я могу надеяться, что меня выслушают без предубеждения.

- То есть, с местной властью вы не ладите? - хмыкнул Авгур.

- Когда дочь наместника фактически правит городом, то я просто сижу и молчу, - проворчала ведьма. - Ганна с детства умела манипулировать людьми, добиваясь исполнения своих желаний и капризов любым способом. Я знаю это, потому что мой внук служил в графском особняке садовником, а слуги ведь всё видят и обо всём судачат между собой. При папеньке Ганна всегда была милой доброй девушкой, но наедине гоняла прислугу безжалостно, хотя... ей было с кого брать пример, жена наместника - та ещё стерва. - Евгена остро взглянула на Авгура и кивнула, словно подтверждая свои слова. - Говорю, как есть, мне терять уже нечего.

- Продолжайте, - барон отодвинул кресло от стола и уселся напротив ведьмы, - я вижу, когда люди лгут. А мне нужна только правда.

- Будет вам правда, - тяжело вздохнула Евгена. - Ганна рано начала интересоваться мужчинами и была не особо разборчивой. Однажды ей на глаза попался мой внук и девица легко закрутила парню голову, а он возьми да похвались, что у него бабка - сильная ведьма. Лиам, так зовут внука, привёл свою госпожу ко мне погадать, хотя я и не сильна в картах, это чёрные лучше умеют, но пришлось постараться - ссориться с дочерью наместника было опасно.

Так начались мои встречи с молодой графиней. Вначале у неё были обычные просьбы юной девушки: как стать привлекательнее, как привлечь удачу, как отвадить завистниц-подружек и тому подобное, а ещё Ганна хотела амулет, отводящий глаза, чтоб родители не мешали её взрослым шалостям. Затем просьбы стали превращаться в приказы - то красавицу-соперницу за сердце военного коменданта убрать с дороги, то болтливую горничную памяти лишить. Я, конечно же, отказалась это делать, и мы с Ганной поссорились. В тот же день моего внука обвинили в краже кошелька и ещё десятке мелких преступлений, арестовали и посадили в тюрьму военного гарнизона.

Авгур и Колин переглянулись. Они же инспектировали пограничную часть, просматривали документы и отчётность за минувший год - комендант Йодель уверил их, что гарнизонная тюрьма пустует. Оказывается, нет.

- Йодель - любовник Ганны? - хмуро уточнил Колин.

- Да, - кивнула Евгена.

- И пожаловаться вы никому не могли, - сделал заключение Авгур.

- Ганна предупредила, если я открою рот - Лиама придушат втихую, девчонке-то ничего не будет, папенька не поверит, что его милое дитятко развернулось в городе не на шутку. А я... я с тех пор в заложницах, так как люблю внука, Лиам у меня один.

- Он хоть жив ещё? - проворчал Колин.

- Мне иногда разрешают его увидеть, - и старуха всхлипнула. - Парень похудел страшно, кается в своей наивности и глупости, да что уж теперь.

- Сколько человек пострадало от вашего колдовства? - спросил Авгур.

- Восемь.

- Умерли?

- Да не приведи Единый, живы! - осенила себя святым кругом Евгена. - Двое подружек Ганны слегли с болезнью, она их навестила и предупредила, чтобы не мешались под ногами. И я сразу же всё колдовство убрала. Любопытную горничную увезли домой с переломом ноги, она с лестницы упала. Я потом тайком от Ганны её вылечила и посоветовала молчать, если хочет жить. Остальные заколдованные - мужчины. Они стали любовниками Ганны на короткое время.

- Одновременно? - поднял бровь Колин.

- Шутите, да? - и Евгена поджала губы. - По очереди, в течение полугода. Последним стал комендант Вилковского гарнизона.

- И он теперь держит в заложниках вашего внука, - Авгур встал и кивнул Колину на выход. - Созывай наших, а также вызови сюда Главу безопасности провинции с отрядом стражников.

Когда Око короля и ведьма остались одни, старуха понуро вздохнула и спросила:

- Что теперь со мной будет?

- Я постараюсь, чтобы вас не наказывали, если всё подтвердится, - пообещал Авгур. - Шантаж и принуждение белой ведьмы к колдовскому насилию - уже преступление. Но когда здесь всё закончится, советую переехать на новое место. Ведь пострадавшие узнают, кто помогал Ганне, и могут захотеть отомстить.

- Да мне-то всё равно, я своё отжила и готова отвечать перед людьми. Главное, чтобы внука освободили. И как только я его вылечу и откормлю, отправлю к родным на юг, в Кормак. Пусть начнёт свою жизнь заново, найдёт хорошую девушку и забудет Вилков, как страшный сон.

- Вы сегодня ожидали Ганну? - бросил взгляд на одежду ведьмы Авгур. - Ведь открыли нам двери, уверенные, что пришла она?

- Да, это её приказ - ждать каждую ночь от полуночи до трёх, вдруг графине вздумается поколдовать, желаний ведь у девицы много. ...Тьфу! - скривилась ведьма. - Испоганила мне силу и репутацию порядочной белой.

- А как Ганна появляется здесь? В карете? Верхом?

- Ножками, чтобы не привлекать ничьего внимания.

- А кто её сопровождает?

- Служанка и два охранника.

- И наместник ни о чём не догадывается? - удивился Авгур.

- Он занят работой, ему не до бабских страстей. А охранников Ганне предоставил комендант, они из местного гарнизона, здоровые бугаи.

- И Соларса это не удивило?

- Они с Йоделем друзья. Ганна даже подумывала выйти замуж за коменданта, он ведь тоже высокородный. Но карты мне сказали "нет", его ждёт отставка и опала. - Евгена замолчала ненадолго, а затем добавила. - Судя по всему, так оно и будет. Надеюсь.

- Йодель до сих пор под воздействием заклинания?

- Нет, я всегда снимала колдовство с людей через несколько дней. Ганне об этом не говорила, да она и не интересовалась.

- То есть, вашего внука комендант арестовал сам, без принуждения?

- Да, выполнял поручение Ганны.

- А что в особняке наместника на это сказали?

- Граф Соларс ничего не знает. Лиама схватили на улице поздним вечером и тайно переправили в тюрьму гарнизона. А кого интересует исчезнувший садовник? Думаю, Ганна пустила сплетню, что уволила Лиама за лень и непослушание. В особняк уже наняли нового человека, а мой внук просто исчез.


Вскоре в домике ведьмы стало тесно от прибывшего народу. Отряд Ока короля рассредоточился по переулку, спрятавшись в придорожных кустах, а стражники затаились в доме, укрывшись за дверями соседних с гостиной комнат. Глава безопасности провинции Хорен был шокирован новостями Авгура (они были хорошими знакомыми ещё с Военной Академии) и по роду службы знал, кем является "инспектор казначейства".

- Твою ж мать, - пробормотал он на ухо товарищу. - Пытаться привязать к себе Око короля?

- Ганна не знает, - фыркнул Авгур. - Но это не снимает с неё ответственности.

- Я видел, что молодая графиня командует отцом, а также строит знать Вилкова по своему желанию. Но пока это касалось личной жизни Ганны, молчал и только наблюдал.

- Ну и зря, девка вошла во вкус и опустилась до преступлений.

- Что будем делать?

- Ты ждёшь Ганну, слушаешь её разговор с ведьмой, затем арестовываешь. И припугни её хорошенько, чтоб запела, как птичка.

- Ага, только успевай записывать, - кивнул товарищ. - А ты?

- Еду к Йоделю. Надеюсь, комендант любезно сопроводит меня в тюрьму. Там я сделаю рокировку...

- То есть, освободишь садовника, а вместо него посадишь Йоделя? - подмигнул лукаво Хорен и тихо заржал. - И впрямь - рокировка.

- Я привезу Лиама сюда и будем заканчивать с этой грязной историей. Всё нужно сделать до утра, чтобы даже слух не просочился наружу, иначе будет скандал и королю придётся менять наместника. А Соларс неплохо управляет провинцией, хотя со своими бабами он лопухнулся.

- Это да, - скривился Хорен. - Графиня, мать Ганны...

- Та ещё стерва, видел, знаю.


На улице, закрывшись невидимостью (в отряде были способные маги), Авгур скомандовал подчинённым разделиться.

- Колин, отправляйся обратно в ратушу, вдруг Йодель ещё там. Незаметно выведешь его и сопроводишь к месту службы, а я, тем временем, проникну в тюрьму гарнизона и побеседую с Лиамом.

- А если комендант уже дома?

- Осмотрись вокруг, пока он будет одеваться, и поищи тайники. Меня интересует, если Йодель так легко пошёл на сговор с Ганной, упрятав невиновного человека в тюрьму, то может он замешан в чём-то ещё?

- Контрабанда?

- Хуже, торговля людьми. Разве не помнишь, когда мы ненадолго посетили Лелию, наш агент рассказывал, что на границе пропало уже несколько молодых женщин.

Колина даже перекосило.

- И никаких следов мы не обнаружили. То есть, их переправили сюда, в Вилков, а потом...?

- Мало ли тайных притонов содержат бандиты и ворьё.

- Угу, догадываюсь.

- Главное - Йоделю ничего не объясняй, только предъяви жетон и скажи, что он нужен Оку короля.

- Ты собираешься официально ему представиться? - удивился заместитель.

- Нет, я всего лишь офицер службы безопасности, а Око... оно рядом, всё видит и знает, - ухмыльнулся Авгур.


В тюрьму они попали просто, жетон СБГ подействовал на служак, словно магическая бомба, после взрыва которой ненадолго глохнешь и слепнешь. Авгура быстро провели к дальней камере и выпустили из неё худого измождённого парня.

- Почему не кормили узника? - строго спросил безопасник, приставленный к их отряду Хореном. "Вам так будет проще общаться с местными вояками, здесь все друг друга знают", - объяснил при расставании товарищ.

- Он сам не ест, - ворчливо ответил дежурный. - Говорит, мы его отравить хотим. Обидно даже, что ж мы нелюди какие-то? Я парня даже упрашивал первое время. Нет, говорит, что бабка принесёт, то и буду есть, а сколько та старуха здесь была? Всего пять-шесть раз. Больше её комендант пускать не велел.

Авгур быстро написал расписку, что забирает пленника, а его люди осмотрели оставшиеся камеры и доложились: "Пусто", после чего все перебрались в кабинет коменданта и, пока дожидались Йоделя, слушали рассказ Лиама о его несчастной любви. Парень, кстати, внимательно рассмотрел жетоны столичных безопасников и, убедившись, что его мучения подошли к концу, сломался и зарыдал.

- Вот, выпей, - протянул ему флягу маг Ролас.

- А что это? - икая, спросил Лиам.

- Лечебная настойка, не бойся.

- Если честно, мне уже всё равно, - признался парень и опустошил флягу до дна. - Сил бороться не осталось, даже думал удавиться. Но вспоминал бабку Евгену и терпел, жалко её было до слёз.

- Ничего, этой ночью всё закончится, - пообещал Авгур. - Злодеев арестуем, свидетелей, которые о тебе знали и молчали - накажем.


Йоделя привели в кабинет под конвоем. Он увидел Лиама и сдулся на глазах, куда и подевался ещё недавний гонор и снисходительные улыбки, которыми комендант одаривал "проверяющих" из столицы.

- Мы поверили вам на слово, наша вина, - тихо сообщил ему Авгур. - Теперь проверка начнётся заново, в том числе лично вас и ваших подчинённых.

- Не трогайте моих людей, они ни при чём, - выдохнул Йодель.

- Это не ваши люди, а короля, - ответил Авгур и кивнул Колину. - Коменданта в камеру. Дежурного и остальных служивых местной тюрьмы тщательно допросить. И осмотрись здесь с магами ещё раз, вдруг что-нибудь обнаружишь.


Верхом ослабленный Лиам ехать не мог, пришлось для него запрягать гарнизонную бричку. Всю дорогу до дома Евгены парень проспал - разморила настойка.

- Она же крепкая, - ухмылялся маг Ролас. - Я думал, сделает пару глотков, а бедолага выхлебал всю флягу, норму троих человек.

Так что в дом парня занесли на руках, перепугав вскочившую навстречу Евгену.

- Он выпил и просто спит, - объяснил Авгур.

- Что выпил? - требовательно спросила ведьма.

- Укрепляющую настойку.

- Ладно, - вздохнула бабка. - Несите в спальню, я покажу, куда положить внука, - и засеменила к дверям.

Авгур огляделся кругом и спросил:

- А где все? Ганна? Безопасники?

- Нету графини, - вздохнула Евгена, - и боюсь, как бы вообще не пришла. А ваши товарищи пока отдыхают, я разрешила им занять пару кроватей, чего без толку двери сторожить. А как придёт Ганна - разбужу.

- Авгур? - и в гостиную заглянул глава СБГ Вилкова Хорен. - Вижу, ты привёз Лиама, быстро обернулся. А что Йодель?

- Как и обещал, посадил в камеру. Мой заместитель ещё раз осмотрится в гарнизонной тюрьме, особенно в кабинете коменданта, также запишет его показания. Потом вместе почитаем эту "литературу".

- Господа, может взвару? - предложила хозяйка дома.

- Ничего не нужно, - ответил Авгур. - Давайте присядем и поговорим. Времени до 3-х часов достаточно ...Сейчас, - он шагнул к своим людям, тихо дал указания и те исчезли за дверью. - Пусть следят за дорогой и смотрят в оба. Я уверен - Ганна придёт. Кстати, а её охранников вы тоже пускаете в дом?

- Нет, они и служанка всегда ждут на улице, - ответила ведьма.

- Отлично, - тут и Хорен поднялся дать указания. - Пока мы будем общаться с графиней, пусть этих сопровождающих втихую повяжут и тоже допросят.


Разговор с ведьмой продолжался недолго. Оговорив с ней, как вести себя с Ганной, безопасники решили передохнуть и вышли на заднее крыльцо дома, присели на ступеньки и вслушались в звуки ночного Вилкова.

- Скоро три, а графини всё нет, - тихо сказал Хорен.

- Всё равно ждём, - барон зевнул и растёр лицо ладонями. - Хотя время мы использовали с толком: освободили Лиама...

- ...и посадили Йоделя, - хмыкнул товарищ. - Он мне никогда не нравился, слишком скользкий тип, хотя дело своё знает, гарнизон содержал в порядке, следил за дисциплиной.



- Лиам подписал показания, - продолжил перечислять Авгур, - Евгена назвала поимённо каждого, кого требовала заколдовать Ганна.

- И слава Единому, что все живы. Ведьме хватило мудрости и человеческой порядочности не доводить до смертоубийства, хотя Ганна и требовала.

- Вот же гадина, - сплюнул Авгур. - Когда такие, как она, дорываются до власти, то идут по трупам даже не оборачиваясь.

- И что теперь делать наместнику? - вздохнул Хорен. - Дочь то уже взрослая. Розгами душу не исправишь.

- Не скажи, - толкнул его плечом Авгур. - Когда меня в 16 лет занесло в постель местной красавицы-селянки и она уже строила планы переезда в баронский замок, отец выпорол меня вожжами на конюшне.

- Помогло? - тихо заржал Хорен.

- Очень, неделю сидеть не мог, а лечить меня запретили.

- А что селянка?

- Ушлую красотку отец пригласил на беседу и спрятал меня в кабинете за фальшпанелью, чтобы я слушал и ума набирался.

- Ага, и дальше...?

- Батя применил Заклятье истины и моя первая любовь честно рассказала, что соблазнила меня, так как ей надоела деревенская жизнь и захотелось быть баронессой, чтобы жить в богатстве и роскоши.

- Та же Ганна, вид сбоку, - фыркнул Хорен. Он не успел ничего добавить, так как рядом вынырнул из темноты один из людей Ока короля и кивнул в сторону дороги. "Идут четверо, вроде те, кого мы ждём".


- Евгена, - требовательно с порога заявила Ганна, сбрасывая на стул тёмную шаль. - Ты сегодня же должна привязать ко мне одного человека.

Ведьма лишь молча похлопала глазами и кивнула графине на гостиную.

- Пойдёмте, поговорим.

Худенькая, глазастая дочь наместника мельком огляделась вокруг и наморщила носик:

- Как-то у тебя сегодня неуютно, Евгена.

- И так уже последние полгода, - проворчала та.

А когда женщины уселись за стол напротив друг друга, старуха выдохнула с мукой в голосе:

- Ваша светлость, я-то могу многое наколдовать, но ведь привязанный человек долго не живёт.

- Сколько? - так же напористо спросила Ганна.

- Год от силы.

- О-о, - девица задумалась, а затем фыркнула. - Через год я стану вдовой? Жалко красавчика ...Ну и ладно, - кивнула она спустя недолгое время. - Зато я перееду жить в столицу и стану придворной дамой. Меня будут все жалеть, как же, молодая вдова, утешателей найдётся много, - и Ганна мечтательно прищурила глаза.

- А мой внук? - тихо спросила Евгена.

- Как только я уеду из Вилкова, его отпустят, не переживай, - фальшиво пообещала гостья и принялась рыться в своей сумочке, вскоре вынув из неё небольшой свёрток. - Тут волосы мужчины, которого нужно привязать. Он ночевал у нас одну ночь, вот служанка и почистила его расчёску незаметно, ты же говорила, для колдовства это важно.

- Нельзя человека привязывать, - стала вновь просить девушку ведьма. - Давайте, как ваших прежних ухажёров, просто легонько подтолкнём процесс.

- Нет, - перебила её Ганна. - Привязывай, так надёжнее будет, ведь барон - писаный красавчик, - и девушка недовольно нахмурилась, - а на меня даже не смотрит, поганец. Это будет ему уроком.

Тут двери комнат резко распахнулись и в гостиную зашло до десятка человек, обступив молодую графиню и предъявив ей жетоны службы безопасности.

- Ганна Соларс, вы арестованы, - мрачно объявил Хорен, - за сговор с ведьмой и запрещённое колдовство.

- Я... - вскочила девица, окидывая всех потрясённым взглядом. - Да как вы смеете? Вы знаете, с кем связались? Я - дочь наместника!

- Это не делает вас неприкосновенной, - выступил из-за спины Хорена Авгур. - Мы уже освободили Лиама, внука Евгены, - добавил он, - и арестовали вашего сообщника - коменданта Йоделя. А сейчас ещё сюда привезут вашего отца, пусть увидит, чем занимается его дочь.

- Нет! - крикнула девчонка. - Не надо!

- Графа арестуют, потом будут судить и лишат дворянства, как и всю его семью, - пообещал Хорен.

Ганна выпучила глаза, осмысливая услышанное, а затем захрипела, побледнела и свалилась в обморок.

- Я же просил лишь припугнуть, - хмыкнул Авгур.

- Перестарался, бывает, - спокойно ответил Хорен и добавил, обращаясь к стражникам. - Девку не поднимать, много чести... Очнётся - отвезём в гарнизонную тюрьму, пусть посидит пару деньков в одиночке, может, поумнеет.


Утренний разговор с наместником был тяжёлым. Авгур подробно рассказал графу о "шалостях" его дочери и о том, что она временно содержится в гарнизонной тюрьме.

- Мы сделали всё, чтоб об этом никто не узнал, ваше имя не опорочено, - закончил свою речь Око короля. - Спасибо ведьме, никто не умер от капризов Ганны, желающей расчистить себе путь к избранным целям. Но Вилков уже полнится слухами и даже на балу я заметил, что вашу дочь избегают. Это вынудило меня провести быстрое расследование.

- Даже не знаю, что сказать, - бледный до синевы наместник сидел с потухшим взглядом. - Я ничего не замечал и даже не догадывался. Видел лишь, что Ганна флиртует с Йоделем, думал, вдруг у них что-то получится. А уж об остальном... - и он всплеснул руками, застонав от отчаяния. - Что же она наделала? Так испортить жизнь себе и всей семье! Единый, что скажет король, когда об этом узнает?

- Всё зависит, как преподнести новость, - ухмыльнулся вдруг Авгур. - Если в виде забавного анекдота...

- Что? Я не понимаю... - захлопал глазами Соларс.

- Граф, я ни в коей мере не собираюсь портить вашу репутацию, - успокоил его барон. - Вы неплохо управляете провинцией, особых недочётов я не обнаружил и уехал бы со спокойной душой, если б Ганна на балу вдруг не решила, что Вилков ей надоел и пришло время покорять столицу.

- А ведьму она б с собой прихватила? - заорал вдруг наместник. - Чтоб та и при дворе исполняла все пожелания малолетней интриганки?

- Евгену не вините, - нахмурился Авгур. - Видели бы вы её внука - кожа да кости. Парень сильно подорвал своё здоровье.

- Я обязательно компенсирую ему все потери и постараюсь загладить вину, нанесённую нашей семьёй, - поклялся Соларс. - Но что будет со мной и Ганной?

- Вы - по-прежнему наместник Вилкова и всей провинции. О делах дочери ничего не знали. Глава безопасности Хорен и его стражники будут молчать, хотя, сами понимаете...

- Да, по инстанции новость передадут, - вздохнул граф. - Единый, какой позор.

- А дочь советую увезти из города, - продолжил Авгур. - Как её наказать - сами решайте, но в столице Ганне будут не рады.

- Выпорю, заразу, - пообещал Соларс. - Да и жене мозги вправлю, что избаловала, пока я все дни проводил на службе. Совсем страх потеряли эти бабы.

- Вот-вот, - покивал Око короля. - Это и будет главным решением проблемы. Или вы наводите порядок в своей семье, или королю придётся искать нового наместника.

- Я понял. И спасибо, барон.

Мужчины крепко пожали друг другу руки, и Авгур вышел, пообещав на прощание, что задержится в Вилкове ещё на пару-тройку дней.

- Разберусь до конца с делами Йоделя и уеду вместе с ним в столицу. Он - лицо короля, приграничный гарнизон - это вам не девица, желающая выйти замуж.

- Будет назначен новый комендант?

- Обязательно, но это решать уже не мне.


2.


Западные земли Гарпаса этой весной, как и весь прошлый год, были переполнены чужаками, благо, карунцы, бежавшие от войны с Аруаной, не задерживались на приграничных территориях и, стараясь оказаться подальше от войны, бесконечной чередой повозок, карет, верховых и пеших уходили в сторону Милены (столицы Гарпаса) и на север страны.

Когда-то спокойное баронство Ставрос, теперь ежедневно бурлило новостями и слухами. Всех беженцев король Гарпаса наказал привечать и по возможности обустраивать, выделив средства для строительства нескольких временных поселений, где маги быстро возвели многоэтажные дома, а казна обеспечила их всем необходимым, чтобы люди, бежавшие от войны, ни в чём не нуждались. Все понимали - это ненадолго, и верили - маги очнутся от предательского удара когда-то дружественной Аруаны и дадут ей отпор, очистив свои земли от захватчиков. Но миновал почти год, прежде чем в баронство пришли радостные вести - король Аруаны увёл войска домой и Каруна вновь свободна.

По королевскому тракту в сторону границы потянулись продуктовые караваны, ведь в разграбленной Каруне начался голод. Все, кто спасался на землях Гарпаса - маги, мастеровые, купцы и ремесленники - поспешили домой. Им предстояло поднимать из руин своё небольшое княжество, но вначале следовало оценить потери, слишком дорогой ценой - сотнями жизней лучших магов Академии и мирных жителей Каруны - довелось заплатить за своё миролюбие.

К концу весны поток беженцев практически иссяк и жизнь на территории баронства вновь покатилась размеренной чередой дней. Незаметно миновала посевная, зазеленели сады и огороды, в городках начались первые ярмарки, торгующие ранними овощами и ягодами, но только это уже не радовало барона Ставра - неизвестная болезнь подкосила его так, что ноги уже не держали.

- Кто только не осматривал болезного, - шептались слуги по углам когда-то гостеприимного, а теперь ставшего мрачным замка. Мрачным буквально, потому что старый барон приказал по всему дому закрыть зеркала и сменить легкие светлые шторы на окнах плотными портьерами. "Он не хочет себя видеть", - объяснила всем ключница и доверенное лицо Ставра.

- Да и кто захочет? - согласился с ней глава стражников замка. Бафос, как и ключница Розанна, служил барону всю свою жизнь и давно уже стал ему не только соратником, но и другом. - Откуда взялась эта напасть?

- А то ты не знаешь? - фыркнула Розанна. - Ведьма Чана удружила.


Когда два года назад барону Ставру пришло известие, что умер его крестник, молодой здоровый парень - просто лёг и не проснулся поутру - он сразу же приказал провести расследование, приняв в нём самое деятельное участие. Оказалось, крестник уже третья жертва неизвестного колдовства, чьи нити потянулись до самых Чёрных болот, на границе которых жила чёрная ведьма Чана.

- Она - молодая и жадная до утех всегда была, - рассказала барону старая служанка ведьмы. - Гуляла с парнями из года в год, но недавно вдруг решила, что хочет замуж, чтобы родить себе законного наследника. А парни ж такие - как кувыркаться с девкой, так бегом, а как жениться - тоже бегом, но куда подальше. Никто с гулящей ведьмой связываться не хотел. А она обиделась. Я даже не поняла, когда Чана умом тронулась - извела насмерть двоих человек, а затем спокойно продолжила искать нового жениха. Когда я осознала весь ужас, в тот же день ушла от ведьмы, хотя служила ещё её матери, переехала в соседний город и уже тут узнала, что умер третий бедолага.

- Почему же ко мне не пришла? Или стражникам не сообщила? - хмуро спросил служанку Ставр.

- Побоялась, - вздохнула старуха. - Чана пообещала, если я рот открою - сразу же умру, мол, заколдовала она меня на прощание. Но на днях я написала письмо, - и служанка засеменила к комоду, вынула из ящика плотный конверт и подала его барону, - решила, написанное - не сказанное, вдруг колдовство не сработает?

- Умно, - согласился с ней Ставр. - Отчего ж не отослала?

- Не успела, третья жертва умерла, ваш крестник. И я поняла - всё, вот теперь Чане конец.


Ведьма, когда в её дом зашёл барон со стражниками, лишь кивнула, горько рассмеявшись:

- Понял, белый, да? Ну и ладно, я ни о чём не жалею. Жила, как хотела, а умирать мне не страшно, я знала на что иду.

- Зачем? Разве оно того стоило? - тихо спросил Ставр. - Ты ведь могла уехать туда, где тебя никто не знает. Нашла бы парня себе под стать и вышла замуж, а там и ребёнок бы вскоре появился.

- Поздно сообразила, - вздохнула Чана. - Ладно, я уже собралась, чувствовала, что заканчиваются мои свободные дни, - и она подняла с лавки небольшую сумку с вещами. - Пойдём.

Ставр обернулся к стражникам, чтобы дать указания связать ведьме руки, как вдруг Чана метнула ему в спину спрятанный в широком рукаве блузы кинжал. Барон повалился навзничь, а ведьму тут же зарубил мечом верный Бафос, закричав, чтоб позвали магов спасать хозяина.

Дом Чаны к вечеру сожгли, Ставра спасли и уже через сутки он и не вспоминал о ранении - маги в его дружине были справные. Но спустя время, между лопатками, куда вонзился кинжал, начало жечь и чесаться.

- Не понимаю, - бормотал замковый лекарь, осматривая барона. - Спина абсолютно здорова, как и весь организм, но в месте ранения появилось уплотнение, и оно растёт.

Ставр использовал все известные ему мази и лекарства, наговоры и заклятия, но ничего не помогало, в замок приезжали чёрные ведьмаки и проводили над бароном различные ритуалы, но уплотнение между лопаток продолжало расти, вскоре превратившись в бугристый неприятный горб.

- Тебе в Каруну нужно, там работают сильнейшие целители континента, - посоветовал сын, но тут у соседей внезапно началась война и Ставру стало не до проблем со здоровьем.

Он мотался по своим землям, стараясь уследить и за порядком в баронстве, и за потоком беженцев, идущих от границы; обустраивал бесплатные полевые кухни вдоль королевского тракта, где люди могли не только поесть горячего, но и разжиться одеждой и обувью; всем живущим у дороги было приказано пускать карунцев на постой, а по тракту днём и ночью сновали усиленные патрули.

Король Гронос выслал в баронство войска, ставшие на границе с Каруной надёжным заслоном в случае военных провокаций, да и в замке Ставра постоянно находился военный гарнизон, за которым нужен был пригляд. Так миновала зима.


И вот сейчас, в преддверии лета, Ставр вдруг понял - горб на спине уже не просто вырос, он стал давить и на спину, и на ноги, больно пригибая тело к земле.

- Как только архимаг Стратус и Совет Академии вернутся в Каруну, я отвезу тебя к ним на консультацию, - пообещал на прощание Авгур, заехав к отцу перед поездкой в Вилков.

- Да что они могут? - взорвался криком барон. - Это же последствие чёрного колдовства, а маги не видят изначальную силу нашего мира, многие из них даже не верят в неё.

- Но я же рассказывал, что в Каруне появилась Верховная ведьма, правда, ещё не знаю, кто она, но обязательно выясню, - поклялся сын.

- Да это лишь слухи, - отмахнулся Ставр. - Верховная в стране магов? Не верю.

- Просто подожди немного.

- Мне ничего не остаётся, - сник барон. - Хотя терпения осталось лишь на донышке. Если бы я не был ведьмаком, давно бы умер, а так сила меня бережёт. Пока что.


Этой ночью Ставру не спалось. Хотя о спокойном сне он уже давно позабыл, да и как спать, когда горб мешает - ни на спину лечь нельзя, ни повернуться на бок. Бафос привёл в замок мастера и в кровати барона прорезали круглую дыру, но свисающий в проём горб от этого разболелся ещё больше и в последние ночи ведьмак спал полусидя на высоких подушках.

"Выпью яду, - хмуро пялясь в темноту, решил Ставр. - У меня как раз есть для подобного случая заветное питьё, давно приготовил, мало ли... Хоть и грешно становиться самоубийцей, но сил уже никаких не осталось. Вот дождусь Авгура, чтобы попрощаться, приведу дела и бумаги в порядок и всё. Выпью отраву и засну вечным сном".

Тут мысли барона прервал тихий перезвон, и он сел в кровати, пытаясь понять - это где-то в замке звенит или просто в ухе вдруг заложило? Но вскоре догадался и рассерженно выругался - так звенели нити охранного заклинания, которыми ведьмак оплёл свой старый дом, стоящий на границе Чёрных болот.

Когда-то давно, когда Ставру довелось устанавливать с магами Академии сложную защиту вокруг проклятых мест, он, чтоб не мотаться на ночь в замок, приказал построить у болот небольшой домик, где ночевал с удобствами и где позже проходили практику немногочисленные ученики ведьмака. Но уже много лет дом пустовал, да и жить в нём было невозможно - все окрестные земли неумолимо поглощало Чёрное болото. В последний раз Ставр проверял те места осенью и с горечью убедился - дом начал тонуть в трясине. Ведьмак повздыхал, обновил вокруг него защитные заклинания и уехал.

"Давно нужно было сжечь это гнильё, - выругался барон. - А теперь придётся пол дня потратить, чтоб проверить, кто в него залез, вдруг нежить какая решила обосноваться?"


Ранним утром из замка выехал небольшой отряд баронской дружины, впереди которого мерно пылила небольшая бричка. Ставр уже давно не мог ездить верхом, да и ходил с трудом - проклятый горб давил немилосердно и каждый шаг отдавался тупой болью по всему телу, поэтому для необходимых поездок он стал использовать лёгкую бричку.

К обеду отряд углубился в лес, растущий по краю болот, но вскоре остановился и Ставр даже поднялся со скамьи, удивлённо оглядываясь по сторонам.

- Что такое? Ещё осенью тут было темно и сыро, а болото отчётливо подступало к дороге, - пробормотал барон. - Но сейчас сухо, пахнет свежей хвоей, да и лес посветлел, словно выздоровел после тяжёлой болезни.

Бафос спрыгнул с коня и скрылся среди деревьев, но спустя недолгое время вышел к дороге и спокойно доложил:

- Обычный лес. Сухо. И болота не видать.

- Не понимаю, - тронул бричку Ставр. - Едем дальше, но всем быть настороже и посматривать по сторонам.

Вскоре отряд выехал на поляну, ожидая увидеть притопленный сруб когда-то справного домика, и встал, как вкопанный. Болота и здесь не оказалось, как и самой сырой низины - всё пространство занял невысокий холм, на котором красовался полностью очищенный от тины, грязи и болотных водорослей лесной дом барона. Вокруг радовало глаз буйное разнотравье (это в месте, где раньше почти ничего не росло из-за дурных туманов и чёрной болотной воды), солнце по-летнему припекало окрестности и воздух звенел задорным птичьим щебетом.

- Это что? - изумился ведьмак, вытаращив глаза.

- Как всё изменилось, - прошептал кто-то в отряде. - Да и дышится легко, болотом совсем не пахнет, а ведь ещё осенью воняло гнилью за версту.

Ставр наконец догадался задействовать ведьмовской взгляд и резко приказал:

- Всем стоять. Впереди заслон.

- Магический? - спросил Бафос, махнув отряду рассредоточиться вдоль дороги.

- Нет, колдовской. И я не его не пойму, тут намешана и белая, и чёрная сила.

- Магическая тоже есть, - ткнул вперёд пальцем маг Колпос. - У меня хоть и небольшой резерв, но я вижу, что была задействована сила Земли и Огня.


Тут дверь баронского домика открылась и на крыльцо вышла молодая женщина, быстро спустилась по ступеням и сбежала с холма к остановившейся бричке.

- Барон Ставр? - она склонила в лёгком поклоне свою голову, на которой красовался пышный венок из луговых трав, и перебросила на грудь чудную чёрно-белую косу. Женщину изящно облегало платье цвета молодой листвы, вышитое по подолу цветами, а на её ногах Бафос заметил удобные охотничьи сапоги. "Словно она примеряла обнову, а мы ей помешали", - подумал он.

- Единый! - вдруг воскликнул Ставр и неуклюже выполз из брички на землю. - Я не верю своим глазам!

- Ты знаешь, кто это? - тихо спросил Бафос.

- Знает, - бросила ему женщина и развела в сторону руки, словно открывая двери в невидимой преграде. - Нам нужно поговорить наедине, барон, поэтому я больше никого не приглашаю. Извините за самоуправство с вашим домом, это было вынужденной необходимостью. - Она взглянула на зароптавших в отряде воинов, опасавшихся отпускать хозяина разговаривать с непонятной красавицей, и тихо попросила. - Успокойте ваших людей, мы - не враги, скорее, наоборот.

- Подтверждаю. Ждите меня здесь, - бросил через плечо Ставр и шагнул за черту, вдруг ставшую видимой остальным. Женщина свела руки, восстанавливая защиту, и пообещала отряду. "Это ненадолго. Вскоре барон сам вам всё объяснит".

Она с сочувствием взглянула на сгорбленного Ставра, медленно подошедшего к ней, затем подала ему руку и помогла взобраться на пригорок к дому.

- Осмотритесь тут внимательно, - бросил отряду Бафос. - Пройдите вперёд и выясните, как далеко ушло болото.

- Думаешь, это дело рук неизвестной гостьи? - спросил маг Колпас.

- Почти уверен. И если она может такое... - и заместитель барона показал рукой на холм и окрестности, - то вдруг и хозяину поможет?

- Хорошо бы, - слажено вздохнули мужики.


Внутри дом Ставра не изменился, только стал на порядок чище. Вся обстановка была по-деревенски простой, но удобной: буфет с посудой у стены, в центре - стол с лавками, накрытыми чистой рогожей, по углам гостиной были развешены букеты лечебных трав, аромат которых бодрил и успокаивал одновременно, и только книжные полки необычно пустовали - хозяин ещё осенью вывез в замок последние книги, чтоб не пропали окончательно от болотной влаги.

Девушка пригласила Ставра присесть к столу, где высилась горка блинчиков, а сама устроилась напротив и разлила по кружкам горячий взвар из кувшина. Барон невольно обратил взгляд на руки Верховной (а это была именно она, такую мощную ауру ни с чем не перепутаешь), и с изумлением обнаружил на её пальце родовой перстень Греновисов. Ставр потрясённо округлил глаза и поднял брови в немом вопросе.

- Да, я Греновис, невестка Алмы, - подтвердила гостья. - Радослава, можно просто Рада. Прошлым летом на южной границе погибли мой свёкор Керин и муж Ивар.

- Как же так? - выдохнул Ставр. - А Алма?

- Мама погибла осенью в Салерне.

- Что? - переменился в лице барон. - Как погибла? Она же член Совета, разве Академия не покинула Каруну?

- Мы с Алмой не успели, так как ездили на границу искать могилы родных, чтобы убедиться...

- Понимаю, - сник ведьмак, а затем тихо попросил. - Расскажи о Салерне. В Гарпасе слышали об этом кошмаре, но нигде не упоминалось, что там была Алма. А я ведь знал её.

- Она говорила, - грустно подтвердила Рада. - И вспоминала вас перед смертью.

Ставр скрипнул зубами и навалился грудью на стол.

- Рассказывай.

- Когда-то в Салерне жил один одарённый урод, - начала Рада, было видно, что она уже не раз рассказывает эту историю. - Он уехал в Академию, обещая всем, что станет сильным магом и ещё припомнит селению, как его не ценили и обижали. У подростков ведь всегда завышенное самомнение и масса претензий к окружающим. Но судьба оказалась несправедливой - парень вернулся в Салерну с меткой изгоя, помаялся без дела какое-то время, попытался даже к местному ведьмаку в ученики пристроиться, но был изгнан, за что убил учителя и спалил его дом.

- И правда урод, - согласился Ставр.

- Изгой исчез, а спустя годы, когда началась война с Аруаной, вернулся с войсками в Салерну и убил всех её жителей. Мы с Алмой пробрались в селение, когда изгой уже ушёл, и на площади застали пожар - горела мэрия, где были сложены тела селян. Изгой не пожалел никого, даже детей и стариков.

- А аруанцы?

- Мародёрничали. Офицеры же сидели под зонтиками летнего кафе, пили вино и лениво наблюдали, как горит мэрия.

Ставр вновь скрипнул зубами и молча кивнул, мол, продолжай.

- Этого зрелища мама вынести не смогла, задействовала максимум сил и превратила в пепел всё живое в округе. Она иссушила себя до дна и перед смертью передала мне свою изначальную искру, которую я развиваю до сих пор.

- Она всегда была сильной, Алма, - прищурился на Раду ведьмак. - Ты ведь не была одарённой?

- Ни капли, - подтвердила девушка. - Но в итоге стала Верховной ведьмой. Большую часть зимы я просидела в чаще Криласа, училась.

- Знаю это место, наследие Алмы, - вздохнул Ставр.

- Затем перебралась в Холан и дождалась там возвращения армии Аруаны, миновавшей город за пару часов. Затем с отрядом магов мы очистили улицы от снежных завалов.

- Говорят, зима была суровая?

- Да, также мы оказали помощь местным жителям, ведь у оставшихся горожан за зиму скопилось достаточно болячек, многие голодали. Я позже расскажу, как воевали ведьмы и ведьмаки с аруанцами, когда маги разбежались кто куда, - хмыкнула Рада. - В итоге, мои скромные заслуги оценил архимаг Стратус и официально утвердил за мной статус Верховной ведьмы Каруны.

- А здесь как оказалась? - поинтересовался ведьмак.

- Раздаю долги, - слабо улыбнулась девушка, а затем вдруг ахнула и покраснела. - Ой, я же до сих пор в венке сижу, - и потянулась его снять.

- Не нужно, - попросил Ставр. - Красивый. Сама сплела?

- Кикиморы подарили, как и платье.

- Что? - вытаращил глаза барон.

- Я же Верховная равновесия, - объяснила Рада. - Владею и белой, и чёрной силой. По моей просьбе местная нечисть помогла уничтожить остатки ордена Справедливости. После гибели большей части изгоев под развалинами Академии, их последний отряд бежал из Каруны сюда.

- На мои земли? - ахнул Ставр.

- Да. Они скрытно шли по краю Чёрных болот, пробираясь на север.

- И кикиморы утащили изгоев в трясину? - догадался ведьмак. - Невероятно.

- За это я пообещала, что приду сюда к лету и подлечу всю болотную нечисть. Ваш домик, барон, оказался удобным местом, где я со своими людьми решила остановиться.

- А кто ещё здесь? - взглянул на двери гостиной Ставр.

- Двое магов. Они сейчас наверху, я попросила их не мешать, пока мы разговариваем.

- Подлечила нечисть? - вдруг осознал сказанное Верховной барон. - Разве такое возможно?

- Раз нечисть существует, значит, это нужно для равновесия нашего мира, - терпеливо объяснила Рада. - А болезни...? В основном это травмы после драк с людьми или между собой, или с нежитью, заплывающей на окраину болот. Нечисть ведь бережёт людские земли от вторжения нежити, разве вы не знали?

Ставр захлопал глазами и молча пожал плечом.

- Плохо, - вздохнула Верховная. - Если даже ведьмаки об этом не думают, то что уж говорить о простом народе? Вам, как хозяину этих земель, нужно знать, что происходит на Чёрных болотах. Созданный совместно с магами заслон лишь полумера. Вы отгородились от проблемы и забыли о ней, а ведь болото живёт и развивается, двигаясь во все стороны. Я поэтому и вызвала вас сюда, потревожив защитные заклинания в доме, чтобы переговорить обо всём.

- Мы с мужиками глазам не поверили, когда въехали в лес, такие перемены кругом, - и Ставр кивнул на окно. - Ваша работа?

- И моя, и болотной нечисти. Они увели топь подальше отсюда, обещая не давать ей расползаться. А я помогла восстановить берега болота, да и маги выложились, очищая округу и ваш дом от грязи, тины, мха и излишней влаги.

- А возникший тут холм?

- С него всё и началось, нам нужно было где-то жить. И проще всего оказалось вызволить дом из болота и поднять его на холм, чтобы стены быстрее высохли. Вы ведь не возражаете?

- Наоборот, огромное спасибо, здесь всё разительно изменилось в лучшую сторону, я ваш должник, Верховная.


В это время в дверь легко постучали и в комнату зашло двое мужчин.

- Роган Залевич, - кивнул первый. Высокий, молодой, крепкий воин чуть улыбнулся и блеснул синими глазами. - Универсал, боевой маг.

- Седро Олерн, маг Огня, - бросил второй, седой, с цепким взглядом здоровяк.

- Барон Ставр Ставрос, - представила хозяина дома Рада. - Давайте перекусим вместе и подумаем о новой проблеме.

- Какой проблеме? - нахмурился Ставр. - Разве есть что-то ещё?

- Ваш горб, извините за прямоту. Я же вижу - он от чёрного колдовства, - объяснила Верховная. - Расскажете, как обзавелись этой бедой?

Барон нахмурился и свёл брови, а затем тяжело вздохнул:

- Местная чёрная удружила, гулящая стерва. Жила долгие годы девицей, как раз недалеко отсюда у неё дом стоял, а потом вдруг захотела замуж. Троих парней извела насмерть за то, что ей отказали. Я, когда пришёл арестовать ведьму, купился на её готовность отправиться в застенок и неосторожно повернулся к ней спиной, а она метнула мне нож между лопаток, специально его в рукаве прятала. Маги меня спасли, благо их в отряде было несколько, но вот с тех пор на спине горб начал расти. Я и к лекарям обращался, и к магам, да и сам колдовал немало, чёрных ведьмаков приглашал проводить ритуалы, но горб лишь продолжает увеличиваться, ни днём, ни ночью покоя не даёт.

- Болит всё время? - сочувственно спросила Рада.

- Сил уже нет терпеть, - простонал Ставр. - Сын обещал, как только вернётся из столицы, отправиться в Каруну. Он узнал, что там появилась Верховная ведьма...

- ...а я вдруг тут оказалась, как по заказу, - хмыкнула девушка. - С чёрной ведьмой что?

- Зарубили сразу же, а дом её спалили.

Рада кивнула и встала.

- Ну что же, раздевайтесь, барон, я вас осмотрю, а потом будем решать, какую оказывать помощь. Роган, предупреди людей барона, что он задерживается.

- Я сам, - попросил Ставр, - мне нужно отдать несколько распоряжений. Радослава, что я могу рассказать о вас моим людям, мужики ведь и так в удивлении от окружающих перемен?

- Правду, - ответила девушка. - Но под обещание хранить тайну, мне ни к чему пустые разговоры и домыслы.

- Я понял. И спасибо.


Пока барон, которого вызвался сопровождать Роган, отсутствовал, Радослава и Седро убрали всё со стола и девушка приготовила для осмотра больного необходимый лекарский инструмент.

- Надо же, как всё совпало, - удивлённо пробормотал Седро. - Повезло ведьмаку, что мы тут оказались. - Маг бросил хитрый взгляд на Раду и добавил. - А может это и не совпадение? Значит, Единый считает, ведьмак заслужил, чтоб ему помогли?

- Как у тебя поменялись взгляды за последний год, - улыбнулась Рада. - А ведь ещё недавно верил исключительно в магические силы, а колдовство и его влияние на людей вызывало лишь снисходительные ухмылки.

- Попробуй тут не поверить в изначальную силу, связавшись с ведьмой, - ехидно ответил Седро. - Да я лишь за этот поход такого насмотрелся: кикиморы, лешие, русалки, водяной и прочая нечисть, словно в сказку попал. Один медведь Сэм, наш проводник, чего стоит.

- Кстати, где он? Да и Лесика я с утра не видела.

- Оба ушли на болота, разве я не говорил? Сказали, к вечеру будут.


Когда барон вернулся и Седро отвёл его в угол, помогая раздеться, Роган тихо доложился Радославе:

- Толковый мужик этот Ставр. Коротко объяснил дружине, кто ты такая, связав всех клятвой молчания, а затем приказал послать людей в ближайшую деревню за припасами.

- Нам привезут продуктов? Отлично, - улыбнулась Рада.

- Отряд решил дождаться барона, поэтому мужики споро обустраивают лагерь у дороги, - добавил маг. - Просили передать, если что будет нужно, сразу обращаться.

- Хорошо, - девушка взглянула на подошедшего к ней Ставра и попросила Рогана и Седро помочь уложить его на стол. - Задействуйте магическую силу и тоже внимательно осмотрите тело барона, вдруг что-то обнаружите.


Горб был ужасен. Рада исследовала его тщательно, разглядывая со всех сторон, осторожно двигала кожу барона на спине, пытаясь понять, как добраться до позвоночника между лопатками, а затем задала неожиданный вопрос:

- А куда подевался кинжал, которым вас ранили, Ставр?

- Гм, - задумался мужчина. - Нужно у Бафоса спросить, я это как-то упустил, - он повернул голову к Раде и поинтересовался. - Думаете, нож был непростым?

- Ритуальным, - кивнула девушка. - Но главное - я хочу знать, не обломился ли у него кончик лезвия? Кажется, между позвонков есть чёрное уплотнение. Если это застрял обломок кинжала, то горб - единственная защита, которую смог измыслить ваш организм, чтобы перекрыть чёрную силу в теле белого ведьмака.

- Ох ты ж... - Ставр вдруг приподнялся на руках и вытаращил глаза. - А ведь верно, это всё тогда объясняет.

- Я схожу поговорю с Бафосом, - сказал Роган.

Рада попросила барона вновь лечь на стол и задействовала свою силу, обезболивая спину больного.

- Седро, ты тоже наложи магический наговор, пусть Ставр хоть ненадолго избавится от боли, я же вижу, что он терпит из последних сил.

Тут вернулся Роган и доложил, что кинжал остался в доме ведьмы.

- Туда помчались маги из дружины, сказали попробуют отыскать его на пепелище.

- Если не отыщут - не страшно, - кивнула Рада. - Одевайтесь, барон, а я пока поднимусь наверх, хочу подумать, что нам делать, ведь оставлять вас без помощи нельзя - организм и так уже истощён месяцами борьбы с чернотой.

Она ушла из гостиной, а маги помогли Ставру одеться и уселись вокруг стола, молча поглядывая друг на друга.

- Вы давно с Верховной? - спросил барон.

- Почти год, - ответил Роган. - Рада меня спасла от увечья и неминуемой гибели в зимней чаще.

- Полгода, - поделился о себе Седро. - Я и мой отряд попали под чёрное посмертное проклятье. Если б не герцогиня, никто б из нас не выжил.

- Повезло, - согласился с ним Ставр, а потом задумался ненадолго. - Верховная сказала, ведьмаки воевали с аруанской армией? Но как? И откуда в стране магов изначальные? Я думал, там из наших никого не осталось.

- Все мы ошибались, - вздохнул Седро. - Маги верили в свою силу и благоразумие соседей, которые не рискнут воевать с Каруной...

- ...а у Аруаны был орден изгоев, - продолжил Роган, - который поклялся отомстить Академии за свои позорные метки. Вот и наложились друг на друга ожидание и реальность - нас смяли и уничтожили, пока мы только защищались, не желая убивать.

- А ведьмаки? - пытливо взглянул на магов Ставр. - Они тут каким боком?

- Пусть Рада сама вам расскажет, - переглянулись Роган и Седро.

- Она обещала, - покивал головой барон, поняв, что маги боятся сказать ему что-то лишнее.

- Расскажу, конечно, - донеслось с порога. Девушка вернулась в гостиную уже переодетая в рубаху и зелёные штаны, заправленные в ладные сапожки. - А пока давайте решать, где мы будем оперировать Ставра. Да-да, барон, без операции вам не выжить. Я хочу полностью убрать со спины горб и достать из позвоночника обломок кинжала. Мои маги будут ассистировать, быстро залечивая основные разрезы, их ведь будет много. Площадь операции большая, фактически вся спина.

- Если хотим сохранить наш визит на болота в секрете, лучше оперировать здесь, в хижине, - сказал Седро.

- Желательно, - кивнула Рада. - Я уже говорила, что не люблю сплетни и пустые разговоры, а в замке Ставра этого избежать не удастся.

- А что тебе здесь нужно? - спросил Роган. - Я так понимаю, чистая ткань и бинты?

- Не только, - девушка присела к столу и начала перечислять. - Нужна постель для больного, полотенца, тряпки, много мыла, ведь мы будем часто мыться, сменное бельё и одежду для всех. Чистота - залог быстрого выздоровления барона. Ещё нужно несколько котлов, чтобы кипятить воду и варить лечебные настои, да и несколько подручных человек не помешало бы - доставлять сюда всё необходимое, включая еду, нам готовить будет некогда.

- Я понял, Рада, - встал из-за стола Ставр. - Если можно, пусть Роган позовёт сюда Бафоса, он мой доверенный человек. Мы вместе составим список требуемых вещей, которые привезут сюда к обеду.


Уже в сумерках, когда закончились хлопоты с перестановкой в доме и сортировкой всего необходимого для лечения барона, Рада вместе с магами обсудила предстоящую операцию, пошагово объясняя, что она собирается делать и какую помощь ожидает от Рогана и Седро. Ставр вместе с Бафосом внимательно слушали Верховную и попутно задавали наводящие вопросы, удивляясь профессионализму девушки.

- Я хирург-костоправ с большим опытом работы, - объяснила Рада. - Хотя признаюсь, такую операцию буду проводить впервые.

- Хирург? - удивился Бафос. - Да ещё и специалист-костоправ? - и он толкнул плечом товарища. - Повезло тебе, Ставр.

- Единый услышал мои молитвы, - вздохнул ведьмак. - И я совершенно не боюсь завтрашней операции, ведь измучился за прошедший год так, что уже подумывал наложить на себя руки.

- Но-но! - грозно нахмурилась Рада. - Выбросьте подобные мысли из головы.

- Зато сейчас у меня появилась надежда избавиться от проклятого горба, - добавил Ставр. - И сразу же хочу предупредить - вдруг у Верховной ничего не получится или я просто умру на столе... Не вините себя и не казнитесь, вы пытались помочь и сделали всё, что могли. Значит, так было угодно Высшим силам и Единому.

- Р-р-няв! - вдруг донеслось от дверей и в гостиную важно прошагал здоровенный чёрный кошак, остановился возле барона, блеснул осмысленным взглядом и вытянул шею, принюхиваясь к неожиданным гостям, а затем повернул голову к Верховной и уморительно вытаращил глаза, словно спрашивая. "Что за люди у нас в гостях?"

- Познакомьтесь, Ставр, - улыбнулась Радослава. - Это Лесик, мой доверенный ...хм ...домовой и лучший друг. Лесик, где был? Что видел?

Кот запрыгнул на лавку и боднул головой хозяйку.

- Кикиморы передают привет. Всё не нарадуются чистой воде на краю болот. Спрашивали, когда ты к ним заглянешь?

- В ближайшие дни не смогу. Нам предстоит сложная операция, будем барона избавлять от горба.

- Чёрная сила в белом? - понимающе хмыкнул кошак. - Неожиданно.

- Его ранили ритуальным кинжалом, - объяснила девушка и бросила быстрый взгляд на Ставра. Он и Бафос сидели, разинув рты, неверяще рассматривая домового. - Ты тоже участвуешь. Будешь держать сознание барона за порогом.

- Хорошо, - кивнул домовой и спрыгнул на пол. - Я тебе сейчас нужен?

- Нет, - и Рада чуть приподняла бровь. - Но сегодня ты ночуешь в доме, так как утром должен быть бодрым и полным сил.

- Э-э, я тогда отлучусь ненадолго, мне предупредить... - и кошак медленно истаял в воздухе.

- Вот, гулёна, - укоризненно заметила девушка.

А маги вдруг заржали, переглядываясь, и объяснили барону с Бафосом, что тоже таращили глаза, когда впервые столкнулись с Лесиком, да и с другой нечистью, служащей Верховной.

- Да? А кого ещё знаете? - азартно выдохнул Ставр.

- Многих, - махнул рукой Седро. - Лешие, говорящие медведи, русалки... такие аппетитные дамы.

- Кикиморы слишком специфические, - добавил Роган, - но тоже ничего, когда привыкнешь. Но были б мы одни в лесу или на болотах, ничего бы не заметили и не увидели. Нечисть показывается нам лишь потому, что мы тоже служим Верховной.

- Кстати, а почему служите? - поинтересовался Бафос. - Вопрос без подковырки, просто интересно.

- Потому что поняли - магия словно застыла в своём развитии, - задумался Седро. - Лично я уже достиг своего потолка. Да, мои знания и умения приносят пользу, но... однажды мне просто стало скучно. Я понял это, когда встретил Радославу. Рядом с ней всегда происходит что-то интересное и необычное. И хотя магам не дано видеть изначальные силы нашего мира, война с Аруаной кардинально изменила мои взгляды и на магию, и на работу изначальных.

- У нас появились новые друзья, - улыбнулся Роган. - Белые ведьмы, чёрные ведьмаки, лешие и домовые - все отличные ребята.

- В моём замке тоже есть домовой, - задумчиво сказал Ставр. - Но он всегда прячется, я сначала пытался до него дозваться, но... - и он огорчённо крякнул, - на контакт нечисть не идёт, хотя миски с едой, которые ему ставят на кухне, регулярно опустошает.

- Если будет время, Лесик может вызвать его сюда, - предложила Рада. - Я поговорю с домовым и попрошу его иногда общаться с вами, барон.

- Было бы хорошо, спасибо.

- Но это потом. Сейчас предлагаю всем разойтись и выспаться, завтра предстоит тяжёлый день, и пусть поможет нам Единый и Высшие силы Руны.


3.


Весеннее солнце радовало земли Гарпаса, щедро делясь своим теплом с природой и людьми. На полях активно шла посевная поздних овощей, пастбища полнились стадами домашних животных, пасечники вывезли на луга пчелиные улья и уже начали собирать первый мёд, а в каждом доме, как заведено ещё предками, началась генеральная уборка - жители Гарпаса готовились к большому празднику Весеннего поворота. "Значит, зима больше не вернётся, - делились между собой старики, - мы её пережили. Осталось дождаться лета".

Но этим весенним утром дружина барона Ставра старалась ни на что не отвлекаться, сосредоточив своё внимание на холме, внезапно выросшем на окраине Чёрных болот.

- Операция сейчас начнётся, - предупредил мужиков Бафос, выйдя ненадолго к отряду. - Следите за окружающей обстановкой и периодически обходите холм дозором. К полудню доставьте сюда обед из замка, а ещё нарубите сухостоя, в доме дрова заканчиваются. И Верховная особо наказала - живых деревьев не трогать, а то местная нечисть обидится.

- Сделаем, - переглянулись воины.

- Жаль, кинжал мы так и не нашли, - вздохнул маг Колпос.

- Радослава позже пошлёт кого-нибудь из нечисти проверить пепелище дома чёрной, маги ведь изначальную силу не видят. Хотя Верховная уверена - в спине Ставра застрял крохотный обломок ритуального кинжала Чаны, в нём черноты столько, что не будь барон ведьмаком, мы бы его уже похоронили.

- А горб хозяина спас, - задрал бровь Колпос. - Надо же...

- Не спас, просто выиграл ему время, чтобы дождаться помощи. Так что бдите тут, мужики, и молитесь Единому за здоровье Ставроса. А я возвращаюсь в дом, буду помогать Верховной и её магам, чем смогу.

- Лучше бы нас позвали, - проворчал Колпос, - мы с Флином пусть и слабые, но маги.

- Верховная знает об этом, - успокоил его Бафос. - Понадобится - позовёт. Всё, я пошёл.


Перед операцией барона Ставра отмыли до скрипа, уложили на стол гостиной, и Лесик его усыпил, отправив в сон за порогом.

- Ловушку делать? - уточнил домовой.

- Какую ловушку? - тихо переспросил Седро.

- Для сна, тогда лекарь может самостоятельно проводить операцию, - объяснил Роган. - Это наработка Рады.

- Не моя, леший Палкин подсказал, - Рада наклонилась над спиной ведьмака, рассматривая его горб и определяясь, где сделать первый разрез, бросив напоследок. - Ловушку нельзя, Ставр слишком ослаблен, а мне нужен контроль над сердцем.

- Понял, - кивнул кошак. - Какой ритм поддерживать?

- Медленный, но чёткий. Я начинаю, - и девушка взяла в руки скальпель, уверенно прорезав на спине барона кровавую линию, напоминающую букву "П". Разрез тянулся от нижних рёбер минуя лопатки к плечам, очерчивая горб. Затем Рада задействовала заклинание, отделившее плотный жир горба от позвоночника, подцепила кожу на верхнем горизонтальном разрезе и откинула его на поясницу, словно крышку на шкатулке открыла. Ещё один заговор - и основная часть горба отошла от тканей и мышц и его сразу же переложили в подставленную Роганом миску.

- Тяжёлый, - шепнул тот.

- Сушим осторожно все поверхности, - попросила магов Верховная. - Убирайте излишнюю кровь и влагу. Затем создайте над нами яркий свет, мне нужно найти кончик кинжала.

Она склонилась над спиной ведьмака и вгляделась в позвонки между лопатками. "Ага, вижу. Роган, подай самые тонкие щипцы". Девушка осторожно ухватила край лезвия и потянула его вверх.

- Застрял, - пробормотала она, - не могу вытащить.

- Может, магией помочь? - спросил Седро.

- Нельзя, - вздохнула Рада. - Опасно.

- Не тело, металл, - объяснил Олерн. - Я же маг Огня. Нам подвластна работа с металлами.

- Тогда лучше нагрей кончики щипцов, чтоб они не скользили по крови, а прицепились намертво к осколку.

Спустя недолгое время крошечный обломок чёрного кинжала был вытащен из позвоночника, маги поочерёдно наложили на спину пациента исцеляющий заговор, Рада подчистила мышцы спины Ставра от остатков горба и вернула кожу на прежнее место, разглаживая её руками.

- Проклятье, тут много лишних тканей образовалось, - огорчённо прошептала девушка.

- Ну да, - хмыкнул Роган. - Горба уже нет, а кожа над ним осталась.

- Значит, будем убирать, - и девушка сделала несколько надрезов, осторожно иссекая излишки ткани на спине Ставра, которые маги быстро залечили, да так ловко, что даже шрамов не осталось.

- Вот теперь, Лесик, можешь делать ловушку для сна, - Рада опустилась на скамью у стены и глубоко вздохнула. - Мы закончили.

Рядом с ней по сторонам уселись помощники-маги и с гордостью посмотрели на дело своих рук.

- Хорошо получилось, - улыбнулся Роган и неожиданно зевнул. - Прошу прощения, устал.

- Осталось совсем немного и пойдём отдыхать, - девушка кивнула на двери гостиной и добавила. - Лесик, предупреди Бафоса, что операция прошла успешно, сейчас мы перенесём Ставра в постель...

- ...поэтому пусть подогреет укрепляющий взвар и достанет пироги, - бросил Седро. - Я есть хочу страшно.


Помощник Ставра только молча похлопал глазами, когда маги по воздуху перенесли спящего барона на кровать, устроенную в угловой комнате, а затем бросился накрывать на стол в гостиной. Когда же маги и домовой принялись быстро изничтожать пироги, Бафос тихо поинтересовался.

- Верховная...?

- Горб убрали, кончик кинжала вытащили с трудом, он глубоко застрял в спине, хорошо, хоть сам позвоночный столб не пострадал, - Рада тоже жевала пироги и время от времени бросала взгляд на комнату, где лежал барон. - Сами видели, спина вашего друга выглядит, как прежде, до болезни.

- А мази и настои зачем тогда делали? Ведь ни одного шрама! Чудо!

- Операция всегда непредсказуема, Ставр мог не принять в себя магическую силу Рогана и Седро.

- Кстати, я ведь помню, ты говорила - магия и сила изначальных слабо взаимодействуют, - Роган откинулся на спинку стула и облегчённо вздохнул. - Ох, что это мы вдруг так проголодались?

- Сам знаешь, маги быстро тратят свои силы, - улыбнулась Рада. - А вы с Седро сегодня себя не пожалели, молодцы.

- А Лесик? - бросил хитрый взгляд на домового Роган. - Хотя, что это я? Он же всегда не прочь перекусить.

- Тем более, ведёт сейчас активную личную жизнь, - засмеялся Олерн.

- Завидуй молча, - фыркнул кошак и продолжил есть.

- Возвращаясь к твоему вопросу, Роган. Да, магия и сила ведьмаков несовместимы, но бывают исключения, как сегодня, например, - чёрная сила в белом носителе. Именно это сделало Ставра на время абсолютно нейтральным.

- И магия подействовала, - задумчиво кивнул Роган.

- А вот когда барон полностью восстановится и вновь начнёт пользоваться белой силой, магия одарённых вновь перестанет на него воздействовать.

- А если бы магов рядом не оказалось? - спросил Седро. - Что бы ты делала?

- Всё равно оперировала, правда, подготовительный этап был бы намного дольше, а в период выздоровления использовала б настойки, мази и ведьмовские наговоры. Ставр встал бы на ноги через пару недель, выздоравливая естественным путём, что, кстати, гораздо полезнее для организма.

- Чем? Разве скорость исцеления имеет значение?

- Тело барона год напитывалось болезнью, а затем за пару часов от неё избавилось. А теперь нужно время, чтобы перестроились все внутренние органы - им нужно очиститься от долгого влияния черноты и заработать, как прежде. Ведь память тела никто не отменял. Зато благодаря вашей помощи, Роган, Седро, барон избавился от долгого лежания в постели, да и от болей в послеоперационные дни тоже. Я уже не говорю о возможных осложнениях, вроде заражения крови, воспаления тканей или горячки.

- Значит, польза от магии всё-таки есть? - хмыкнул маг.

- Конечно, особенно в медицине, я никогда этого не отрицала. Главное - использовать магию с умом и для важного дела.

- Если я больше не нужен, - Лесик спрыгнул со стула и хитро взглянул на свою хозяйку, - то, может, пойду прогуляюсь?

- Кикиморам привет передавай, - улыбнулась Рада. - И спасибо за помощь.

- Благодарствую, домовой, - добавил и себе Бафос. - Вот уж не думал, что познакомлюсь с таким удивительным созданием.

Лесик зафыркал в ответ, а затем прыжком ушёл на изнанку мира. Глава баронской дружины крякнул, помолчал немного и вдруг встал и низко поклонился Радославе и магам.

- От всего сердца - спасибо за Ставра. Он хороший человек и было несправедливо умирать ему так рано, особенно от мерзкого горба.

- Ничто в нашей жизни не происходит случайно, - вздохнула Верховная. - Главное - видеть и понимать знаки судьбы. Если чёрная ведьма дошла до смертоубийства, значит, в этом есть вина и хозяина здешних земель.

- Да какая? - обиделся Бафос, рухнув обратно на стул. - В баронстве порядок, соблюдаются все законы королевства...

- А я сейчас о других законах говорю, - нахмурилась Радослава. - Ставр - не только барон, он сильный ведьмак, хотя своей силой в последние годы пользовался мало. Почему?

- Я не знаю, - пожал плечом Бафос.

- И почему он не интересовался жизнью ведьм и колдунов, живущих на его землях? - продолжила допытываться Верховная. - А вдруг кому-то из них тоже нужна помощь? Изначальные ведь люди гордые, сами на поклон не придут. - Тут девушка вздохнула и извинилась. - Прости, ты не можешь отвечать за эти дела своего хозяина. Я с ним потом сама поговорю. Просто обращаю внимание - если в делах вдруг возник перекос или с кем-то назрел конфликт - тут нет одного виноватого. Вторая сторона тоже несёт ответственность за негативные последствия. Значит, не думала, не интересовалась, не просчитала результат и не вмешалась, когда нужно.

- Ставр отвечает не только за себя и своих близких, - добавил Седро, - на нём и пограничное баронство, и охрана Чёрных болот, и дела изначальных... хотя, всё в этой жизни зависит от самого человека.

- В смысле...? - нахмурился Бафос.

- Если он глупец, тут никакие увещевания не помогут. А Ставр - умный, уверен, он сделает правильные выводы.


Он проснулся, лежа на боку и тихо зевнул, из-под ресниц рассматривая свою комнату. Верховная дремала рядом в кресле, подложив под голову маленькую подушку-думку, верный Бафос растянулся на матрасе сразу за распахнутой дверью, где-то в коридоре мелькнул тёмный силуэт домового Лесика... и Ставр вдруг вспомнил. "Операция!" Он тихо повёл плечами, а затем перевернулся на спину и с облегчением вздохнул. Горба не было! Слёзы барона хлынули таким потоком, что он чуть не захлебнулся солёной влагой.

- Вот ещё... сырость развели, - мгновенно проснулась Рада и наклонилась к Ставру. - Всё хорошо, барон. Операция прошла успешно. Теперь предстоит недолгий период выздоровления, чтобы тело опомнилось от влияния черноты, и можете жить, как раньше.

- Не получится, как раньше, - Ставр промокнул глаза краем простыни и объяснил. - За время болезни я многое успел переосмыслить в своей жизни: людей вокруг, помощь друзей, ехидство недоброжелателей, но главное - самого себя, как человека.

- Лучше подумайте о себе, как о носителе изначальной силы, - предложила Рада. - Почему вы, фактически, перестали ею пользоваться? Почему не в курсе, как живут белые и чёрные на ваших землях? Знали бы - не допустили, чтоб чёрная ведьма дошла до смертоубийства.

- Согласен, - вздохнул Ставр. - Мне ещё многое предстоит изменить и в своих мыслях и поступках.

- Друг, как ты? - подскочил с матраса и бросился к барону Бафос.

- Помогите ему встать и умыться, - Рада поднялась с кресла и направилась к двери. - Следите, чтобы Ставр не упал, у него сейчас нарушена координация движений - телу предстоит заново учиться жить без горба.

- Я помню, вы предупреждали, чтоб я следил за осанкой товарища, - кивнул глава стражников баронства.

- Год горбатиться - тяжкое испытание, - ответила девушка. - Поэтому, Ставр, сами тоже обращайте внимание, как ходите или сидите. Спина должна быть прямой. А через неделю можно начинать легкие физические нагрузки. И бег обязательно.

Верховная вышла из комнаты, прикрыв за собой двери, а Бафос занял её место в кресле и шёпотом начал рассказывать барону свои впечатления от миновавших суток, закончив их словами:

- До полудня оперировали. И Верховная, и маги выложились от души, всё залечив так, что даже шрамов не осталось. Радослава говорит, ритуальный кинжал был очень сильным - несколько поколений чёрных его напитывали. А соединение черной и белой силы привело к тому, что твоё тело на период операции пришло в равновесие...

- То есть, стало нейтральным, - задумчиво кивнул Ставр.

- Именно поэтому маги смогли так качественно помочь.

- Позже посмотрю в замке на спину, - пообещал себе Ставр. - У меня в спальне зеркало в полный рост.

- Я помню. Но пока домой мы не едем. Верховная хочет убедиться в отсутствии неожиданных последствий или осложнений, так что вот, - и Бафос протянул другу кружку с питьём. - Это укрепляющий лечебный взвар, Радослава сама варила.


"Тяжёлый и необычный год, - размышляла Рада, шагая между сосен, вымахавших на краю Чёрных болот. - Потери родных и близких. Боль, смерть, несчастья. Суровая зима. А сейчас вокруг весна и, вроде, можно радоваться, что я жива, независима и вокруг друзья, но в сердце пусто и холодно. Я словно замёрзла после гибели семьи. Ивар... - и девушка судорожно вздохнула, вспоминая лицо мужа. - Как же я теперь без тебя? Мама Алма, свёкор Керин... их опыт, знания и любовь к приёмной дочери исчезли навсегда. - Рада остановилась и подняла лицо к солнцу, выглянувшему среди ветвей. - Зато у меня появился новый родич, дядька Михей. А ещё Роган и Седро. И белая ведьма Лора с ученицей Миной, они, кстати, собирались приехать в гости к началу лета".

Мысли Рады прервал возникший прямо перед ней огромный бурый медведь.

- Приветствую, - зафыркал Сэм. - Как твой больной?

- Начал вставать.

- Значит, мы скоро обратно? А то я что-то по брату заскучал.

- Ты не обязан нас ждать, - Рада уселась на поваленный ствол сосны, удачно подвернувшийся ей на пути, и протянула руку к медведю, чтоб напитать его своей силой. - Уходи в чащу Криласа. Мы через день-два тоже вернёмся к себе в замок. Ждать нас совершенно не обязательно. Со мной маги и домовой, рядом люди барона, а он теперь мне обязан, так что не должен обидеть.

- Ага, понял, - рыкнул медведь.

- И, если можно, загляни к дядьке Михею, объясни нашу задержку, а то он наверняка волнуется, - попросила Рада.

- Хорошо, тогда я прям сейчас и двинусь, - обрадовался Сэм. - Лесика предупрежу, с кикиморами попрощаюсь - и домой.

- Спасибо за хорошую компанию и мою охрану, - улыбнулась девушка.

- Это тебе спасибо, что согласилась сюда прийти. - Бурый развернулся и начал медленно таять на свету, бросив на прощание. - До встречи.


В домике на краю Чёрных болот Радослава с компанией мирно прожила ещё два дня и всё время активно общалась с бароном Ставросом и его людьми. Она осмотрела отряд на предмет защиты от колдовской силы, а Роган и Седро наложили на каждого воина магический исцеляющий наговор.

- Ваши маги хорошо защищают своих товарищей, просто уровень силы ниже, чем у нас, зато опыта и мастерства хватает, - объяснил мужикам Седро. - Цените эту заботу, не каждый может позволить себе услуги одарённых.

Баронские маги были польщены похвалой и даже взяли несколько уроков у карунских гостей.

Рада же большую часть времени посвятила Ставру рассказав, как спасала Холан от чёрного проклятия.

- Ведьма Агава под конец жизни сошла с ума, но доживала тихо, никому не причиняя вреда. А когда армия Аруаны захватила Холан, старуха вдруг очнулась и прокляла захватчиков, что мол, они скоро побегут домой и каждый заплатит за причинённое зло, убийцы, грабители, насильники - все будут покараны. Агава кричала долго, стоя на крыльце своего дома, а затем упала и умерла.

Вскоре аруанские маги начали замечать, что в гарнизоне умирают люди, которые накануне кого-то убили или снасильничали. Пока выявили закономерность, больше 20 человек отправилось к Многоликому.

Холан и так был небольшим городком, а тут новости, которые никак не скрыть. Аруанцы поняли, что местный народ обижать не стоит, и просто тихо жили в казармах, жалея, что грабить богатые дома больше нельзя.

- Почему? - полюбопытствовал Ставр.

- К утру всё награбленное истлевало или портилось, - улыбнулась Рада. - А над домом Агавы с тех пор каждый, у кого была изначальная сила, мог увидеть огромный вихрь черноты, который в небе растекался тёмными тучами, накрывающими город.

- Вот это сила, - выдохнул ведьмак.

- Посмертное проклятие увеличивается в разы, - объяснила девушка. - Когда король Ларас решил возвращаться домой, чему немало поспособствовали взрывы в Солей, уничтожившие королевский дворец и дома знати, принимавшей участие в войне...

- Маги Академии постарались?

- Архимаг Стратус с товарищами, - подтвердила Рада. - Им, кстати, Лесик очень помог.

- Ваш Лесик? Он там как оказался? - ахнул Ставр.

- Я с письмом послала, - улыбнулась Верховная. - Но продолжу о ведьмаках. Так вот, я подумала, армия Аруаны возвращается домой через Холан, остановится на ночёвку в городе и к утру в войсках недосчитаются сотен вояк.

- Что? - вытаращил глаза барон, а затем понял. - Конечно, они ведь тоже убивали, пусть и в бою, но проклятие ведь было без каких-либо оговорок, я правильно понимаю?

- Верно, это бы задержало войско агрессора на неопределённый срок, а аруанцы продолжали бы умирать во сне. Я не хотела этих смертей, хотя больше боялась, что такая задержка приведёт к тому, что горожане, которым некуда было бежать от войны, снова пострадают.

- Расследование, допросы, пытки, - хмуро кивнул Ставр. - И что вы решили?

- Отправила к Ларасу аруанского мага, которого выловили на улице Седро с Роганом. Рассказала этому магу о проклятии и даже показала дом Агавы и чёрный вихрь над ним. Как показала? Силами Верховной. Дядька был в ужасе и пообещал, что обязательно прорвётся к королю и предупредит, чтобы армия миновала Холан, как можно быстрее, иначе будет беда.

- А дальше? - поторопил девушку ведьмак. - Маг добрался...?

- Да. Мы потом наслаждались зрелищем, как войска Аруаны бегом мчались через город - любо-дорого смотреть.

Ставр расхохотался, а затем вдруг затих, о чём-то размышляя.

- А как же проклятие? - наконец спросил он. - Его же не снять одному. Или вы, Верховная...

- Давайте договоримся, - примирительно улыбнулась Рада. - Обращайтесь ко мне на "ты". И нет, я не имела права очищать Холан, мне запретили Высшие силы Руны, так как в мире давно не рождалось Верховной равновесия, а убрав проклятие, я бы обязательно превратилась в Чёрную Верховную.

- Только не это! - воскликнул Ставр.

- Вот все остальные так же кричали, - хихикнула девушка. - "Только не это!"

- И что ты сделала? Видишь, я на "ты", - подмигнул Раде барон. - Ко мне также обращайся. Раз ты спасла ведьмака от неминуемой гибели, мы, считай, теперь родня.

- Хорошо. Так вот, Высшие силы показали мне...

- Расскажешь потом о Высших? - перебил Раду Ставр.

- Не могу. Нельзя.

- Прости. И продолжай, пожалуйста.

- Мне показали трёх кандидатов в чёрные ведьмаки. Все мужчины, холанцы. Я переговорила с каждым, объяснила ситуацию и попросила помочь. Они согласились. И как только аруанская армия миновала город, мы провели ритуал поглощения проклятия Агавы.

- Тяжело пришлось мужикам?

- Выдержали достойно. Холан очистился. Мы вызвали магов из Бёрна, куда не дошла армия Лараса из-за сильных снегопадов, и они привели в порядок городское хозяйство, а затем совместно с ведьмаками очистили всех жителей от черноты.

- Ну и ну, - удивлённо покивал головой Ставр. - Я понимаю, это лишь краткий пересказ истории.

- Да и его не стоит распространять, только тем, кому доверяешь, - Рада качнулась на кресле-качалке, которую ей изготовил местный леший в благодарность за помощь в исцелении нечисти, и тихо вздохнула. - И вот война закончилась, а боль карунцев не утихнет ещё очень долго.

- Вы будете мстить? - взглянул на девушку ведьмак.

- Уже мстим, - мрачно подтвердила она. - И изначальные, и маги - каждый по-своему. Аруана должна ответить за смерти людей и одарённых, которые жили в мире и никому не несли зла.

- Думаю, Ларас и его знать уже не раз пожалели, что решили пойти войной на мирную страну магов, - Ставр приподнялся на постели и взглянул в окно. - Солнце садится.

- До ужина ещё есть время, - Рада встала из кресла и посмотрела в дальний угол комнаты. - Лесик, привёл?

- Конечно, - и на глазах Ставра с изнанки выступил чёрный кошак Верховной, а за ним появилась серая пушистая зверюшка, похожая на маленького медвежонка, только двигалась она с кошачьей грацией, да и мордочка была симпатичнее.

- Познакомься, Ставр, - улыбнулась Рада, - это твоя домовушка. - И девушка присела перед баронской нечистью. - Как тебя зовут, милая?

Домовушка расширила глаза и передала мысленно. "У меня нет имени".

- Ты не разговариваешь?

- "Такой уродилась", - вздохнула нечисть.

- Разрешишь мне дать тебе имя? - спросила Рада.

- "Конечно", - домовушка отчётливо заволновалась и замерла, бросив быстрый взгляд на Ставра.

- Что? - барон спустил ноги с кровати и смущенно спросил. - Ты с ней разговариваешь, Рада? А почему я ничего не слышу?

- Будешь Шуша, - девушка протянула руку и подпитала зверушку своей силой. - Нравится имя?

- "Да! Спасибо!"

- Шуша разговаривает лишь мысленно, это особенность её породы, - Радослава вновь села в кресло и объяснила Ставру. - Лесик сходил к тебе домой и пригласил её к нам побеседовать.

- Шуша, - растроганно прошептал ведьмак. - Какая милая девочка.

- Да она старше тебя, ведьмак, - фыркнул Лесик. - И чтоб ты знал, Шуша сделала всё, чтобы тебя спасти. Каждую ночь она колдовала над твоей раненой спиной, ведь в отличие от людей, видела чёрный обломок кинжала в позвоночнике. И только когда между лопаток начал расти горб, успокоилась ненадолго, понимая, что это естественная защита твоего организма от влияния черноты.

- Спасибо, - Ставр протянул руки к зверушке и спросил. - Пойдёшь ко мне?

Она кивнула и мигом запрыгнула ему на колени. Ведьмак начал гладить её и почёсывать за ушками, а Лесик, глядя на это, тоже захотел ласки и забрался на руки Радославы. Так, в тишине, они просидели недолгое время, а затем барон жалостно вздохнул.

- Ну почему я её не слышу? Мне бы очень хотелось общаться с Шушей, разговаривать долгими зимними вечерами... эх...

- Ей тоже хотелось, - ответил Лесик. - Но ты же глухой, в смысле, её не слышишь. Она долго пыталась до тебя докричаться, а потом решила - раз это невозможно, то и знакомиться не стоит.

- Жаль, - вздохнул Ставр. - Но, надеюсь, мы теперь сможем как-то общаться?

Рада аккуратно ссадила Лесика с колен и шагнула к кровати, внимательно осматривая ауру ведьмака и что-то бормоча себе под нос, а затем обратилась к домовому.

- Вот тут, - и она указала на лоб Ставра, - стоит ментальный блок, ты видишь?

- Нет, - коротко ответил Лесик. - Но ты же Верховная, значит, можешь намного больше меня.

- Сейчас вернусь, - и девушка быстро вышла из комнаты.

- Куда она? - не понял Ставр.

- Думать, - объяснил кошак. Он знал, что Рада ушла посоветоваться со своими книгами. В своё время девушка трансформировала Умницу (отвечающую за белую силу) и Древнюю (кладезь чёрных знаний) в браслеты, чтобы книги всегда были при ней. Девушка постоянно училась у книг, ведь стала ведьмой всего год назад. И хотя сил у Рады хватало с лихвой, но опыта ещё было мало, вот она и практиковалась всё время, чтобы не чувствовать себя недоучкой. Поэтому и на поход к Чёрным болотам согласилась, это ведь была ценная практика для Верховной равновесия.

Рада вернулась спустя недолгое время и попросила Шушу вместе с Лесиком отойти в угол комнаты.

- Ставр, - предупредила она ведьмака. - Я могу снять ментальный блок, но это будет больно, хотя и быстро. Ты согласен?

- Да, - он энергично покивал головой. - А откуда у меня блок?

- С рождения. И это ничьи происки или наговоры, большинство людей рождаются глухими ментально. После снятия блока ты сможешь намного лучше понимать окружающих, а у кого-то даже слышать мысли. Так что готовься становиться актёром.

- Зачем? - сморщил лоб барон.

- Чтоб не выдавать свой новый дар, иначе тебя станут избегать родные и друзья.

- Понимаю, я бы тоже не хотел, чтобы посторонние читали мои мысли. - Ставр сузил глаза, а затем прямо спросил. - А ты, Рада? Ты же без блока?

- Никогда не читаю, - строго ответила девушка. - Не интересно. Но бывает иногда полезно, особенно когда перед тобой враг.

- Это да, - вздохнул ведьмак. - Война в Каруне всё изменила, тут уж не до этики, самим бы выжить.

- Так что с блоком, снимаем? - вернулась к теме разговора Радослава.

- Обязательно. Что я должен делать?

- Сначала я тебя обезболю, чтобы ментальный удар был не таким болезненным, а затем позову Седро или Рогана и они помогут магией. Пока ты не пользуешься белой силой...

- ...магия на меня воздействует, - кивнул Ставр.

Девушка наклонилась к сидящему на кровати ведьмаку и внимательно всмотрелась ему в глаза. "Не закрывай", - шепнула она, а затем ткнула пальцами ему в точку между бровей, проговаривая слова на незнакомом языке. Мужчина застонал, еле сдерживая крик, а Верховная быстро огладила его лоб рукой и бросила в сторону домового:

- Позови Седро.

Спустя время, лёжа в постели, и поглаживая приткнувшуюся рядом Шушу, Ставр хрипло поблагодарил Раду.

- Всё хорошо. Я теперь слышу домовушку. И совершенно не жалею, что пришлось пережить не очень приятные мгновения - оно того стоило. По крайней мере, я знаю, что больше не буду чувствовать себя таким одиноким, ведь для дел баронства у меня помощники есть, но как ведьмак я совершенно один. А Шуша обещала помогать.

- Все мы одиноки, - вздохнула Рада. - Я имею в виду людей, одарённых изначальной силой или магией, и найти для себя единомышленников или пару - настоящую, на всю жизнь - очень непросто. - Девушка качнулась в кресле и попросила. - Расскажи о себе, Ставр. Мама Алма упомянула перед смертью, что чуть не вышла за тебя замуж и что ты сам расскажешь мне эту историю.

- Алма, - улыбнулся ведьмак. - Моя первая любовь. Лучик света, смеха, озорства и проказ. Мы вместе выросли на окраине Холана.

- Так ты карунец? - удивилась Рада.

- Нет, мои родители - гарпасцы, как раз из здешних мест. Отец был знатным кузнецом оружия, богатым и уважаемым, но однажды захотел большего - улучшить качество своих изделий, вплетая в ковку магию одарённых, поэтому переехал в Каруну, где вместе с магами работал над новыми видами оружия. Я рос, помогая отцу в кузнице, учился в местной школе, которую позже начала посещать и Алма, младшая дочь мага Криласа. Это был древний род, но в Каруне, что мне всегда нравилось, не было разделений по социальному статусу, поэтому дети всех жителей учились вместе и никто не кичился своим происхождением.

Когда мы с Алмой стали подростками, - тут Ставр закинул руки за голову и тихо засмеялся, - с нами случилась первая любовь, абсолютно сумасшедшая. Наверное, такое возможно лишь в юности, когда, кажется, весь мир лежит у твоих ног. Мы серьёзно обсуждали планы на будущее и спорили, сколько у нас будет детей... пока вдруг у Алмы не открылся магический дар Жизни, да такой сильный, что её сразу же отправили в Академию Миаса. Мы прощались, рыдая, и хоть обещали друг другу хранить верность и писать, как можно чаще, но в глубине души понимали - это конец.

После отъезда Алмы я затосковал, у меня всё из рук валилось, отец ругался, мать жалела, пока однажды ночью меня не накрыло изначальной силой, хотя вначале никто не понимал, что со мной происходит - я словно горел изнутри и ничто не могло погасить этот жар. Маги-лекари лишь разводили руками, признавая своё бессилие, пока отец не сообразил привезти бабку-знахарку. А та с порога выдала:

- Ох и сильный ведьмак уродился!

Тогда мама и вспомнила, что в её роду каждые три поколения рождались ведьмаки. "В Каруне ты ничему научиться не сможешь, - сказал отец. - Нужно возвращаться в Гарпас и искать для тебя наставника". Я написал обо всём Алме, и она тут же приехала - красивая, родная... и в то же время уже чужая.

- Вас разделило не только расстояние, но и сила, - понятливо кивнула Рада.

- Именно. Мы вновь поплакали, сетуя на судьбу, и попрощались уже навсегда, пообещав, что никогда друг друга не забудем. Вскоре Алма начала встречаться с Греновисом. Я даже был у них на свадьбе.

- То есть, дружба на этом не закончилась?

- Нет, конечно. Просто каждый начал жить своей жизнью. Но мы переписывались иногда, рассказывая друг другу последние новости. Так я узнал о рождении Ивара. А спустя годы и о тебе, Радослава.

- Правда? - вспыхнула от удовольствия девушка.

- Я хорошо помню, как описывала тебя Алма в письме. "Счастье, пришедшее в дом". Она всегда хотела девочку, но после рождения Ивара у них с Керином больше не получалось завести детей. Поэтому, когда я узнал, что Верховная - дочь Алмы, я ни мгновения не колебался доверить тебе свою жизнь.

- Я попала к Греновисам, когда мне было восемь лет, - глаза Рады блестели от непролитых слёз. - Ивар - лучший друг детства, стал моей большой любовью. Взаимной. Мы поженились и были очень счастливы два года, пока не началась война, будь она проклята. И вот как мне теперь жить, когда самые дорогие для меня люди ушли?

- Занимайся делом, - вздохнул Ставр. - Только оно спасает от тоски, я это хорошо знаю. Ведь когда моя семья вернулась в Гарпас и меня взяла на обучение местная ведьма Клавдия, именно учёба и работа с изначальной силой помогли мне не сойти с ума. Закончив обучение, я начал путешествовать по стране, стараясь находить новых учителей и задерживаясь у них, где на год, где дольше, пока не случился Потоп 12 года.

- Керин Греновис за участие в ликвидации Потопа был удостоен права носить титул герцога на территории Каруны, - вспомнила Рада. - Король Гарпаса даже выкупил для него земли, где позже был возведён наш родовой замок.

- Я знаю, - улыбнулся Ставр. - Именно во время Потопа мы с Керином, объединившись, сделали в этих лесах первый заслон от Чёрных болот. Я колдовал защиту, Керин усиливал её магической составляющей.

- Вы подружились? - лукаво поинтересовалась Рада.

- Не совсем, между нами тогда стояла Алма. Я ведь был её первой любовью, Греновис - мужем. Но однажды, прилично выпив, мы пришли к выводу, что оба хороши во всех смыслах, раз такая девушка обратила на нас внимание.

Рада расхохоталась.

- А что было дальше?

- Через год, когда Чёрные болота были окончательно остановлены, король Гронос за заслуги перед страной даровал мне эти земли и титул барона. Вот с тех пор я тут и правлю.

- А твой брак? И сын Авгур? Или у тебя ещё есть дети?

- Я женился совершенно неожиданно, - Ставр грустно улыбнулся. - Однажды ко мне пришла делегация купцов из Модестино с просьбой открыть в наших краях торговую миссию. Я дал согласие, а вскоре пригласил их на ежегодный бал, который даю на праздник Зазимья. Среди модестинцев оказалась Еления, старшая дочь купца О-Рила. Это была любовь с первого взгляда. Мы прожили в браке 15 лет. У нас родился Авгур. А потом случилась беда. Еления всегда любила лошадей и скачки, но однажды ей попался очень нехороший конь - с норовом и придурью. Она решила его укротить и, не послушав предупреждений, села в седло. Конь сбросил её сразу же, Еления сломала шею. Спасти её было невозможно.

- Сочувствую, - шепнула Рада.

- С тех пор я больше не женился, всего себя отдав сыну. Авгур - моя большая радость и гордость. Он служит в столице, много времени проводит при дворе, обласкан королём и даже удостаивается личных ужинов с его величеством. Надеюсь с ним вскоре повидаться, удивить сына, что я уже без горба и что ехать в Каруну искать Верховную больше не нужно, потому что...

- ...она сама тут появилась, - добавила девушка и тихо засмеялась. - Спасибо, что поделился своей личной историей. Я желаю тебе всего хорошего, спокойной жизни и внуков побольше.

- Да разве сын женится? - вскинулся Ставр. - Я же не сказал главное - Еления была очень красивой. Авгур унаследовал красоту матери. Бабы ему всю жизнь проходу не дают, достали так, что, боюсь, внуками сын меня порадует не скоро.

- Значит, нужно просто жить своей жизнью и каждый день делать хотя бы одно хорошее дело, - посоветовала Рада. - А хочешь внуков - привечай сирот, вон их сколько после войны осталось. Пусть учатся полезному делу, растут в тепле и заботе, тогда из твоего замка уйдёт и тоска, и одиночество, да и Авгура ты не будешь попрекать отсутствием внуков. У сына своя жизнь, пусть сам ею распоряжается.

- Мудрые слова, - вздохнул Ставр. - Я позже их обдумаю. И ты права, Рада, в баронстве сейчас хватает сирот из Каруны. Если в ближайшее время за ними не приедут родные или друзья, я обязательно позабочусь о детках.

- А я уже отдала им правое крыло замка, - сказала девушка. - Одиннадцать детей теперь живут и учатся в Греновисе. На днях их вывезли на летние каникулы в чащу Криласа, где обустроили дом у лесного озера. С местной нечистью я уже договорилась, чтобы присмотрели за ребятнёй, а из взрослых наняла кухарку и двух учителей.

- Учителей, чтобы продолжили учёбу на природе?

- Ну да, ведь из-за войны дети пропустили целый год, нужно навёрстывать. - Рада встала из кресла и легко потянула спину. - Засиделись мы что-то. Вставай аккуратно, Ставр, и прогуляйся перед ужином. И ещё совет. Никому не нужно знать о Шуше. Она - твоя помощница, глаза и уши в замке, а при нужде - тайное оружие. Лесик ей даст метки Греновиса, так что Шуша всегда сможет быстро добраться до меня и передать письмо или какие-то срочные новости.

- Я понял, при посторонних Шуша будет невидимой, правда, моя хорошая? - приласкал домовушку Ставр. И в ответ она лишь прикрыла глаза и тихо довольно заурчала.


4.


Авгура столица встретила дождём. Выйдя из здания, где располагался портал переноса, мужчина поёжился, а затем довольно вздохнул - он дома. Хотя стразу же мысленно дал себе пинка. "Не расслабляйся!". Впереди его ожидали встречи с начальством, много бумажной работы и, скорее всего, ужин с королём. Гронос любил лично выслушивать доклады Авгура о поездках, с удовольствием смакуя вечерние закуски вместе с подробностями расследований любимчика.

Но сейчас Авгур хотел лишь одного - добраться до дома и выспаться. Последняя неделя стоила ему немало нервов, так как предположение, что военный комендант Вилкова мог быть замешан в контрабанде людьми, оказалось верным. Вместе со своим отрядом и стражами безопасности провинции Авгур лично освободил из притонов восемь похищенных женщин.

- Восемь! - ужасался он. - А мы знали лишь о трёх и четвёртая - неясно, то ли сбежала из дому, то ли уехала к родным и пропала по дороге. А тут восемь! В рабстве у хозяев притонов.

- Ничего, зато ты знатно отвёл душу, выбивая наглость и хамство у бандитов кулаками, - хохотнул его заместитель. Правда, Колин и сам не усидел на месте, лишив зубов одного и покалечив ещё двоих громил, когда отряд приступом брал пригородный притон Вилкова.

- Как такую мразь земля носит? - вздохнул Авгур. - Хорошо хоть суд был скорым. Теперь бандиты до смерти будут пахать в каменоломнях Рудаса.

- А девочек наши маги быстро подлечили, да и память об ужасах притонов им немного подчистили, - кивнул Колин. - Ну и наместник Соларс не пожалел средств, выделив пострадавшим приличную сумму, чтобы те могли начать жизнь на новом месте с чистого листа.

- Да уж, возвращаться в семью никто не пожелал, каждая жертва захотела уехать. - И Авгур поморщился. - Люди жестоки. И среди них обязательно найдётся языкатая сволочь, которая или попрекнёт, или укусит за больное место.

Комендант Йодель, когда понял, что его ждёт позорный столб на площади Казни в Милене, предпочёл повеситься в тюремной камере. Двое его подельников разделили судьбу бандитов и отправились на каторгу. Граф Соларс от всего происшедшего так спал с лица, что Авгур силком оттащил наместника к целителю, который на двое суток уложил того в постель. "Целебный сон и хорошее питание - лучшее лекарство", - проворчал целитель. Зато уж потом наместник разошёлся не на шутку - устроил проверку по всем вертикалям власти в провинции, обещая страшные кары каждому, кого только заподозрят во взяточничестве или в ненадлежащем исполнении служебных обязанностей.

- А ещё граф отвёл душу дома, - довольно рассказывал Хорен, глава службы безопасности Вилкова. - Во-первых, лишил жену и дочь ежемесячного содержания, а во-вторых, когда они подняли крик, поколотил обеих.

- Что? - изумился Авгур. - И сильно?

- Не знаю, они сидят под домашним арестом, магов Соларс к ним приглашать не разрешил. И только со слов служанки я в курсе, что у графини синяк под глазом и вроде рёбра болят, а доченька-гадина вообще сидеть не может - папенька лично ремнём отодрал её до крови.

- Раньше воспитывать было нужно, - проворчал Авгур, - хотя и сейчас не поздно вбить в дурную голову Ганны, что она - не центр вселенной и вершительница судеб.

- Такие, как она, понимают лишь закон силы, - фыркнул Колин. - Хорошо, вовремя её остановили, ведь девка лишь чудом не дошла до смертоубийства. И то, лишь благодаря ведьме Евгене.


Сейчас, всматриваясь с высоких ступеней в размытые дождём очертания столицы, Авгур только облегчённо вздыхал, медленно расслабляясь и успокаиваясь. Все дни в Вилкове он чувствовал себя, словно взведенная пружина, и только передав преступников под суд и отправив свой отряд отдыхать, он позволил себе улыбнуться, хотя впереди его вновь ожидала работа - уже при дворе. Правда, Авгур надеялся задержаться в столице недолго и спустя несколько дней отправиться к отцу. А сейчас ему вновь предстояло из Ока короля превратиться в придворного щёголя и любимца всех дам. "Хотя нет, - поправил себя он. - Я же в опале у фрейлин после того, как нахамил леди Гевере и её подопечным девицам".

- Не понимаю, зачем? - спросил его накануне отъезда в Вилков король.

- А что они вешаются на меня, словно их ноги не держат? - проворчал барон. - Вцепятся в камзол когтями и давай вздыхать и строить глазки? Надоело. Вот и сорвался.

- Глупостей не говори, - хохотнул Гронос. - Любой мужик на твоём месте был бы счастлив такому вниманию. Так что приказ на будущее - я запрещаю ссориться с придворными дамами, лучше используй их по назначению.

Авгур на это лишь удивлённо вскинул бровь.

- Нет, - заржал король, - я не о постельных утехах, тут я приказывать не могу. А вот слушать сплетни, разговоры и пересуды - нужно. Мне дворцовая служба безопасности недавно сделала подборку придворных сплетен и оказалось, большая их часть - абсолютная правда, представляешь? Так что вернёшься из командировки и марш извиняться.


Когда на Малом вечернем приёме придворный глашатай объявил о прибытии барона Ставроса, Старшая фрейлина леди Гевера нахмурилась и поджала губы, видеть этого хама она не желала, хотя в глубине души осознавала, что перегнула палку. "Не нужно было так откровенно заигрывать с бароном, я же видела - ему не до меня. Но Авгур мог бы быть потактичнее при свидетелях, ведь теперь за спиной я слышу смешки молодых фрейлин, а указать им на неподобающее поведение не могу - сама опозорилась".

Расточая улыбки и кивая знакомым, красавец-барон медленно прошагал через пышно убранную гостиную до стайки придворных дам и поклонился леди Гевере:

- Знаю, что не заслуживаю вашего прощения, но у меня серьёзный разговор. - Он выдержал паузу, ожидая пока обиженная фрейлина поднимет на него взгляд и тихо добавил. - Это приказ короля.

Изумлённо вскинув брови, леди Гевера поднялась из кресла и кивнула в сторону большого окна в углу гостиной, где вместе с бароном уселась на удобный диванчик и приготовилась слушать.

- В тот день, когда я не понял вашей шутки и по-хамски на неё ответил, - этой фразой Авгур дал фрейлине понять, что принял её бесстыжее кокетство за невинную шалость, чем облегчил дальнейший разговор, - я получил огорчительное известие из дому - у меня тяжело заболел отец и никакие целители, маги и лекари с его болезнью справиться не могут.

- Да вы что? - ахнула леди Гевера, мило покраснев. - Это ужасно!

- Я был расстроен и зол, торопился отпроситься у короля на неделю, чтобы проведать отца, а вы меня задержали... и вот так получилось, что я вам нагрубил. Простите. Перед отъездом из столицы я повинился Его величеству и получил строгий приказ извиниться перед вами и объяснить своё хамское поведение. Хотя это был для меня лишь благовидный предлог - вдруг вы не захотите со мной знаться? - ведь я и сам собирался принести извинения. Так что, леди Гевера, простите мою несдержанность и грубость.

- Конечно, - вздохнула Старшая фрейлина, - вы меня тоже извините, барон. Моя шутка была неуместной. - "Хотя и простительной, - мысленно добавила она. - Такого красавца ещё поискать нужно: он и в почёте у короля, богат и умён не по годам, да и с дамами всегда поладить умеет".

- С женщинами вроде вас, леди Гевера, глупо иметь скоротечный роман, - проницательно шепнул Авгур. - Лучше крепкую дружбу, согласны? - и он протянул руку фрейлине, как залог будущего мира.

- Безусловно, - улыбнулась леди и быстро пожала ладонь барона. - С вами дружить гораздо интереснее... и безопаснее для личного спокойствия.

- Мудрые слова, - скупо улыбнулся Авгур. - А сейчас, извините, меня ждёт король, а затем я уезжаю в своё имение, хочу уговорить отца поехать в Каруну.

- Очень хорошо, - закивала леди Гевера, - маги Академии должны вам помочь, а если что... говорят, в Каруне появилась Верховная ведьма, которую признал Совет магов, так что их совместные усилия обязательно дадут наилучший результат. Я от всей души желаю вам удачи, барон.

- Спасибо, - Авгур почтительно поцеловал руку леди Геверы и откланялся, после чего она с довольным видом подошла к стайке фрейлин и взглянула на них с торжеством. - Он извинился, оказывается, в тот день барон узнал о тяжелой болезни отца.

- Хорошо, что вы помирились, - прошелестела одна из девушек.

- Да, - кивнула Старшая фрейлина. - И совет всем на будущее - не повторяйте мою ошибку, иногда кокетливые шутки бывают неуместны. - Она уселась с довольным видом и тихо вздохнула - её авторитет был вновь восстановлен.


Король Гронос, ненадолго заглянув на Малый вечерний приём, вернулся в свои покои и приказал подавать ужин. Сегодня в личной королевской столовой собрались только ближайшие друзья и соратники Гроноса: Советник безопасности Гарпаса граф Думас, Главный маг Виконий, Око короля барон Ставрос и, неожиданно, 16-летний принц Альфин.

- Мальчику пора узнавать изнанку королевской жизни, - объяснил товарищам Гронос, - а чтобы быть уверенным в его молчании, он принесёт магическую клятву... Нет-нет, Альфин, я в тебе не сомневаюсь, но любой двор - тот ещё гадюшник. Вдруг кто-то захочет магически на тебя повлиять?

- Так у меня же амулеты, - удивился принц.

- Они не всегда спасают от опытных сплетников и любопытных красавиц, - подмигнул ему маг Виконий. - Ты и сам не заметишь, как начнешь рассказывать о том, что узнал сегодня за ужином.

- Лучше уж принести магическую клятву, так надёжнее, - объяснил король сыну. - И не хмурься, мы все это сделали давным-давно.

- Даже ты, отец?

- Даже я.


Главным "блюдом" ужина стал Око короля, который с юмором рассказал о своём пребывании в Вилкове. Гронос улыбался и даже ехидно комментировал события в Северной провинции Гарпаса, но Авгур видел - король зол, и лишь многолетняя выдержка не позволяет ему откровенно высказать своё мнение, так как принц Альфин не должен был понять, что положение в Вилкове было очень серьёзным.

- Мальчик мой, ты понял, как важно следить за собой и окружающими? - спросил сына в конце ужина Гронос.

- Женщины - коварны, - подумав, ответил Альфин. - Барону повезло, что ему удалось подслушать разговор Ганны, иначе всё могло закончиться гораздо хуже.

- Мой отец - белый ведьмак, - успокоил принца барон. - Он регулярно снабжает меня защитными амулетами, так что не факт, что я бы поддался колдовству. Да и с годами я научился чувствовать, когда на меня воздействуют изначальной силой или магией.

- И что тогда?

- Авгур стал бы искать причину и автора заклинаний, - объяснил маг Виконий. - Это заняло бы больше времени, но результат был бы тем же - поимка злодеев.


Когда принц попрощался и ушёл к себе, Гронос тихо выругался:

- Твою мать...! Мне что теперь, менять наместника провинции?

- Ни в коем случае, Ваше величество, - вскинулся Око короля. - Граф Соларс вполне на своём месте. Именно постоянная занятость делами привела к тому, что его бабы вконец распоясались. И если о графине я ничего сказать не могу - пусть она и стерва с языком-жалом, но границы свои знает, то Ганна - по молодости и безнаказанности - чуть не дошла до преступления.

- Дошла, - махнул рукой граф Думас, - если бы ведьма точно исполняла её распоряжения, в Вилкове бы появилось, как минимум, три трупа.

- Я прощаю наместника лишь потому, что он смог вразумить своих домашних, - выдохнул король. - Надо же, поколотить жену и дочь... надеюсь, они сделают правильные выводы.

- Граф Соларс вскоре прибудет в столицу, и вы сами с ним поговорите, - кивнул Авгур. - А пока я расскажу продолжение истории, при принце я об этом сообщать не хотел, слишком уж мерзкая история.

И барон подробно изложил ход своих поисков пропавших женщин, их освобождение и общие результаты расследования.

- Вот же... - грозно выдохнул король. - Как же я это ненавижу! Насилие над беззащитными женщинами - это вырождение человека, как личности и мужчины.

- К сожалению, нелюди есть во всех слоях общества, - глухо заметил Виконий. - И аристократы ничем не лучше простолюдинов. Кто-то лелеет свои низменные инстинкты, кому-то нужны рычаги влияния на нужного человека и того подставляют под преступление, хотя чаще всего люди это делают просто ради денег, - и маг вопросительно взглянул на Авгура. - Вы выяснили, что сподвигло военного коменданта на сговор с бандитами?

- Он сам иногда от скуки посещал притоны, а там его подсадили на дурную траву, да и проигрался он в кости знатно.

- Вот и попался, - крякнул граф Думас.

- Жаль только, наказать его уже нельзя, - скривился Гронос. - Мы бы ему такую публичную казнь устроили - все столичные поганцы бы впечатлились.

- Кто знает, сколько жертв в подобных притонах мается по всей стране? - задумался Советник. - Я доведу приказ по всей вертикали подчинённых, чтобы особо за этим проследили.

- Нужно чистку устроить, - хмуро бросил король, - а то в связи с войной в Каруне, мы слишком сосредоточились на внешней политике, беженцах и охране собственных границ, вот ворьё и бандиты распоясались.

- Я подготовлю необходимые распоряжения и предоставлю вам на подпись, Ваше величество, - кивнул Думас.

- Кстати, среди бандитов могут быть наёмники, участвовавшие в карунской войне на стороне Аруаны, - заметил Виконий. - Их нужно передать Посольству Каруны - это будет жест нашей доброй воли. Пусть маги сами решают, как наказать преступников.

- Согласен, - кивнул Гронос и вдруг зевнул. - Простите, что-то день сегодня не задался, да и новости, рассказанные Оком короля не радуют.

Соратники начали прощаться и перед уходом Авгур смог выпросить у Гроноса неделю для поездки к отцу.

- Передавай ему мои пожелания скорейшего выздоровления. И, барон, если будут нужны деньги, без стеснения обращайтесь. Казна ни в чём не откажет вашему отцу, слово короля.

- Спасибо, - низко поклонился Авгур.

Он вихрем промчался дворцовыми коридорами до выделенных ему апартаментов, быстро переоделся, покидав в сумку самые необходимые в поездке вещи, затем выскочил из дворца, пересёк Дворцовую площадь и успел почти последним проскочить в портальную арку, ведущую на западную границу Гарпаса.

До дома оставались сутки пути и это были очень длинные сутки.


Лядич, центр Западной провинции Гарпаса, встретил Авгура ночными фонарями на площади. Тихо накрапывал дождь, у лестницы здания, где размещался портал, сиротливо стояла одна карета, да и та уже была занята - какай-то счастливчик крепил пару чемоданов на запятки и весело кричал кучеру:

- Сам могу, видишь? Хоть и дворянин, но не безрукий!

- Спасибо, - кивал в ответ кучер. - Я и правда грузить не могу, локоть зашиб днём, еле сижу, последнюю ходку делаю.

Весельчак прежде, чем запрыгнуть в карету, обернулся к зданию портала, мельком взглянув на Авгура, а затем остановился, пригляделся внимательно и шагнул навстречу.

- Барон Ставрос? Каким ветром?

- Добрый вечер, Юзеф, - улыбнулся ему Авгур. - Вот, еду к отцу.

- И тебя никто не встречает? - оглянулся по площади давний приятель, с которым когда-то во времена учёбы в столичной академии Авгур выпил не одну бутылку вина.

- Нет, я никого не предупреждал. Сейчас в гостиницу, а утром арендую лошадь и отправлюсь в имение.

- Так ведь ярмарка началась, все гостиницы заняты! - охнул Юзеф, а затем хохотнул. - Как удачно я подвернулся. Едешь ко мне, и точка! Я сына встречал, он тоже в Академии учится на четвёртом курсе. У парня практика в Лядиче, а затем каникулы. Дома уже ждёт натопленная баня и добрый ужин. Мои домашние будут рады тебя видеть, ты же был у нас пару лет назад проездом, вот и обновишь знакомство.

- Спасибо, - благодарно кивнул Авгур и по дороге к особняку приятеля поделился с ним последними новостями из столицы, а ещё рассказал об отце.

- Беда, - вздохнул Юзеф. - Сочувствую.

Авгур кивнул молча в ответ и отвернулся к окну. Юзеф Дверн - глава безопасности Лядича, по роду службы знал, какими делами занимался Око короля и, хотя в последние годы они виделись редко, но понимали друг друга с полуслова.

- Почему наёмная карета? - вдруг спросил Авгур.

- Свою отдал проверяющим из столицы.

- Кто?

- Зеленко и Хромас, разведка.

- Нашли кого-то?

- А как же, но пока не спешим брать, ждём рыбку покрупнее.

- Расскажешь потом.

- Угу.

И тут из угла кареты подал голос младший Дверн.

- Барон, простите, а можно вопрос?

- Конечно.

- Вы в свой отряд новеньких берёте?

Авгур удивлённо поднял брови и холодно поинтересовался, откуда курсант Академии знает о его отряде.

- Я прошлым летом проходил практику в канцелярии графа Думаса, - ответил Ланис. - Обучался документообороту.

- Шифрование и тайнопись, - добавил Юзеф и Авгур отчётливо услышал в голосе товарища гордость за сына, продолжателя традиций рода Двернов уже не одно поколение служивших королевству Гарпас.

- Я давал магическую клятву о неразглашении, - продолжил Ланис, - поэтому в курсе многих тайн СБГ, ну и о вашем легендарном отряде знаю, служить в нём мечтают многие безопасники.

- Легендарном... даже так? - фыркнул Око короля в ответ и замолчал, чуть нахмурившись.

И тут вмешался Юзеф.

- Наглость молодости просто поражает! - грозно рявкнул он на сына. - Ещё Академию не закончил, жизни не видел, людей не знает, опыта - ноль, а туда же... хочу в отряд. Да кто ты такой, пацан?

- Отец, - обиженно ответил Ланис, - я потому и спрашивал о новеньких, чтобы прикинуть, к чему мне и сколько готовиться. - Тут он взглянул в окно остановившейся кареты и потрясённо выдохнул. - Папа, а что делают люди Фельга в нашем дворе?

- Так Сана, наверное, ещё в гостях, - растерянно ответил старший Дверн. - Я был уверен, она уже ушла домой. - Он повернулся к Авгуру и пояснил. - Это соседская девочка, подруга моей дочери Янилы.

- Фельга? - вскинул бровь Авгур.

- Да, богатейший купец Лядича.

- Я же специально предупреждал, - простонал парень, - и маму, и тебя просил, что хочу хоть пару дней побыть дома с семьёй, и чтобы никаких посторонних вокруг, эх... - и Ланис расстроенно махнул рукой. - Неужели мои просьбы ничего для вас не значат?

- Повторяю, я был уверен, что соседка давно ушла, - и Юзеф вновь пустился в объяснения барону. - Сана - девочка настойчивая, вбила себе в голову, что выйдет замуж за Ланиса, в последний его приезд просто преследовала сына. И что теперь делать? Не выгонять же её?

- Вероятно, Янила рассказала подружке о приезде брата, - заметил Ставрос, - вот соседка и ждёт.

- Вы как хотите, а я домой не пойду, - решительно заявил Ланис. - Не собираюсь вести никаких светских бесед посреди ночи, улыбаться или делать комплименты. Сана мне ни капельки не нравится. И денег её мне не нужно, сам заработаю. - Он поджал губы и ворчливо добавил. - А сегодня я переночую во флигеле, может тогда мама хоть что-то поймёт.

- Жена мечтает, чтобы сын, окончив Академию, вернулся в Лядич, - вздохнул Юзеф, - а женитьба на единственной дочери богатого соседа - это лучшее решение, по её мнению. Значит, Ланис всегда будет рядом и она сможет принимать участие в его жизни. Хотя, думаю, жена всё это затеяла просто от тоски по сыну.

- Но это - моя жизнь и только мне решать, как строить своё будущее, - вскинул голову парень.

- Согласен, тем более у тебя отличные перспективы в столице, - кивнул его отец. - Ну что же, тогда и впрямь отправляйся во флигель, а я культурно выставлю из дома нахалку Сану и серьёзно поговорю с домашними.

- Тогда я с Ланисом, - Авгур открыл дверь кареты и вышел под дождь. - Прости, друг, но у меня сейчас тоже нет сил развлекать твоих женщин. День выдался тяжёлым, затем был долгий ужин у короля, так что я хочу поскорее лечь в постель и выспаться.

- Ну вот... - расстроенно протянул Юзеф. - А как же баня?

- В другой раз.

- Пойдёмте, барон, - показал на боковую калитку в сад Ланис. - Я вам всё покажу. Флигель отца - это наша территория, в смысле, мужчин. Там и спальни есть, и папин кабинет.

- Я знаю, Ланис, - усмехнулся Авгур, - был здесь уже не раз.

Старший Дверн давно использовал флигель для служебных нужд и проводил в нём тайные встречи со своими агентами. Ладный утеплённый домик занимал дальний угол в большом старом саду, укрытый от любопытных глаз густым кустарником. А ещё этот флигель охраняли две собаки, так что подслушать мужские беседы не мог никто, даже хозяйки. Особенно хозяйки, ведь любопытство женщин безгранично.


Авгур сразу занял угловую комнату на втором этаже и попрощался с Ланисом до утра.

- Поговорим о твоих перспективах на службе в другой раз, - он зевнул и извинился. - Спать хочу страшно. Передай отцу, чтоб не беспокоился. Я очень благодарен ему за ночлег, но утром постараюсь встать пораньше и уеду не прощаясь. Спешу домой.

- Я понимаю, - кивнул парень. - Спокойной ночи.

Но Юзеф утром тоже встал рано. И когда Авгур вышел на веранду, опоясывавшую флигель по второму этажу, его уже ждал плотный завтрак и рассказ старого товарища, чем закончился его вечер.

- Я вызвал Сану в прихожую и провёл её до двери без всяких объяснений, сказав на прощание, что с Ланисом они ещё успеют повидаться, а сейчас ему нужно отдохнуть и побыть в кругу семьи.

- Она послушалась? - поднял бровь Ставрос.

- Если хочет и дальше бывать у нас, свою настойчивость ей придётся оставлять дома. Девочка она не глупая, так что поняла и извинилась. Но с сыном я ещё поговорю, пусть чётко обозначит Сане свои позиции.

- Если думаешь, что его откровенные речи о невозможности их брака на соседку повлияют, ошибаешься. Влюблённые девицы жутко упрямы, - хмыкнул Авгур.

- Ну да, уж кто-кто, а ты это знаешь лучше всех, - вздохнул Юзеф. - И ведь Ланису действительно нельзя связываться с семьёй Фельга, потому что он у нас в разработке.

- Да ты что? - изумился Ставрос.

- Угу, купцы ведь люди такие... за хороший куш согласны даже на указ короля не обращать внимание. А аруанцы сейчас готовы платить любые деньги, чтоб по тайным тропам перейти границу и в торговых караванах Фельга добраться до Лядича, а потом и в Милену.

- А кто именно переходит, вы интересовались?

- Пока торговые партнёры бегут с семьями из Аруаны. Там сейчас болезни разгулялись не на шутку, большая часть знати слегла.

- Болеют лишь те, кто воевал с Каруной, - заметил Авгур. - Так что сами виноваты. Хотели войну? Поддержали своего короля? Значит, принимайте последствия.

- Согласен. И наш Гронос правильно сделал, что перекрыл границу, представляешь, что бы сейчас тут творилось?

- Тем более, карунцы ещё не все вернулись домой, - добавил Око короля. - Начали бы мстить врагам, а это повлекло бы за собой десятки смертей.

- Жуть, - Юзефа даже передёрнуло, словно от озноба.

- То есть, Зеленко и Хромас наблюдают за Фельга и его людьми?

- Да, а я поддерживаю легенду, что ни о чём не догадываюсь. Сосед надеется, наши добрые отношения развязали ему руки, и он может делать, что захочет.

- Понятно, ты главное - смотри в оба. Не стоит затягивать со слежкой. А то безнаказанность Фельга до добра не доведёт. Пока он помогает торговым партнёрам, может откупиться большим штрафом, а продолжит - вляпается в настоящее предательство. Тогда его ждёт лишь каторга.

- Советуешь остановить? Я подумаю.

Когда завтрак закончился, товарищ отвёл Авгура на конюшню и выделил ему справную лошадь для поездки к отцу.

- Ты ведь через неделю обратно? Значит, вновь заедешь ко мне, - улыбнулся Юзеф, - коня вернёшь, ну и переночуешь, если получится.

На том и попрощались.


5.


Авгур ехал быстро, чередуя рысь с шагом, чтобы не загнать коня, и по привычке окидывал окрестности то ведьмовским, то магическим "глазом", а то мало ли... Но вокруг царил мир и благодать, нарушаемый лишь шумом проезжающих повозок, карет и верховых. Всюду, куда доставал взгляд, щедро зеленели поля и сады, солнце припекало по-летнему, а деревни радовали яркими красками свежевыкрашенных заборов - давняя традиция гарпасцев обновлять дворы ко дню Весеннего поворота.

После полудня барон остановился пообедать в придорожном трактире, где его попыталась очаровать очередная служанка, за ней - дочь трактирщика, но разогнала всех девиц высокородная, представившись графиней Какой-то там, Ставрос даже имени её не запомнил, потому что бесцеремонно усевшись за его стол, дама начала строить глазки и смело намекать на более тесное знакомство. Барон не выдержал и откровенно ответил нахалке, что спешит и прелести вульгарных дам его не интересуют.

- Хам! - прошипела "графиня".

- Аферистка, - спокойно ответил Авгур. - Я сейчас арестую вас, как шпионку и сдам службе безопасности... - он не успел договорить - дама мигом выскочила из-за стола и бросилась вон из трактира. - Надо же... - и Ставрос облегчённо вздохнул, - ну хоть доем спокойно.

А дальше вновь была дорога, и барон ни о чём не мог думать, лишь об отце, мучаясь от неизвестности, вины и беспомощности. "Что за напасть на нашу семью? Я совершенно не готов хоронить папу. Единый, пусть он живёт еще долго-долго".


Чтобы не задерживаться на ужин в очередном трактире, Авгур в одной из деревенек купил сладких булок на рынке и сжевал их по дороге, запив водой из фляги. И радовался, что вокруг уже расстилаются отцовские земли, но в родной замок всё равно добрался лишь к ночи, чтобы узнать - отца нет уже четвёртый день, он в доме на болотах.

- А мне ничего не говорят, - обиженно поджимала губы ключница Розанна, накрывая на стол поздний ужин своему любимцу.

- Расскажи толком, - усталый Авгур сел на своё любимое место в торце кухонного стола (он всегда ел на кухне, когда жил дома) и зевнул. - Что-то я устал за последние дни.

- На прошлой неделе отец собрался проверить дом на болотах, вроде там сигнальные нити кто-то потревожил, - ключница, накрыв на стол, села напротив молодого барона и кивнула. - Ты ешь, давай, а я продолжу. С собой Ставр взял Бафоса и небольшой отряд. А к обеду оттуда приехали два воина и приказали собрать для хозяина постель, полотенца и бинты, ящик мыла, а ещё котлы и разную утварь.

- Если отец хотел пожить пару дней в том доме, его распоряжения понятны, кроме бинтов, конечно, - задумчиво ответил Авгур, энергично орудуя ложкой. - Но зачем ему ящик мыла?

- И я не понимаю. Кстати, тот дом с осени уже стоял полузатопленным, - сплеснула руками Розанна, - в нём жить совершенно невозможно, болото подступило к дороге, лес вокруг полумёртвый, даже птиц не слышно, мне Бафос рассказывал.

- И что дальше? - поторопил женщину барон.

- Все дни наши повара готовят пищу и люди из отряда забирают её на болота.

- А ты не спрашивала на сколько человек готовят?

- На 15.

- А с отцом сколько уехало?

- 10.

- Ты понимаешь, да? - пытливо взглянул на ключницу Авгур.

- Конечно, твой отец с кем-то там встретился, а вот что дальше - понять не могу. Спрашивала у воинов - молчат, говорят лишь: "Всё хорошо". И улыбаются.

- Что значит, улыбаются?

- А вот то и значит. Я сказала вчера, что поеду с ними к Ставру, но мне ответили - нет, старый барон запретил. Да и никому к болотам сейчас не пройти, там стоит обновлённый магический и ведьмовской заслон.

- То есть, если я сейчас, ночью, туда поеду...?

- Не пройдёшь, - уверенно ответила Розанна, - лучше утром, тогда тебя увидят и пропустят. Надеюсь.

- Да куда они денутся! - прорычал Авгур. - Ладно, Рози, - он так всегда называл свою няню, дослужившуюся с годами до статуса ключницы, - я тогда отправляюсь мыться и спать. Разбуди меня на рассвете.

- Отдыхай, разбужу.


Спал Авгур плохо, часто просыпаясь и поглядывая в окно, не наступил ли рассвет. Разбуженный Розанной, быстро привёл себя в порядок, отказался завтракать - кусок в горло не лез - и помчался на болото, вновь накручивая себя от беспокойства. Око короля вдруг сложил мозаику из разрозненных речей нянюшки и понял - отец решился на что-то радикальное. "Мыло и бинты! Единый, что он удумал? Нет, не буду гадать, скоро сам всё увижу".

Въехав в лес, Авгур даже не обратил внимание, как разительно всё вокруг изменилось, он погонял и погонял коня, пока чуть не срезался в живой заслон - дорогу перегородили воины баронской дружины, закричав ему остановиться.

Маги Колпос и Флин узнали молодого хозяина и сразу же стали успокаивать его.

- Всё хорошо, Авгур! Уже всё хорошо!

- Что? Объясните? Где отец? - он спрыгнул с коня и прошагал по дороге к месту, откуда открывался вид на низину, среди которой стоял дом.

Но низины не было, на её месте высился холм, а на нём - обновлённый баронский домик, да и болота вокруг не наблюдалось, только густая луговая трава с цветущими ромашками и одуванчиками. И тишина кругом.

- Не понял... - стал озираться Авгур. - А как это...? И где отец? Вы почему ничего не говорите?

Но воины лишь молча разводили руками и улыбались. Позже Авгур узнал, что отец наложил на всех заклятье молчания, чтобы никто в отряде не сболтнул лишнего, когда мужики по очереди ездили в замок за разными припасами и съестным. Но сейчас эти улыбки почему-то разъярили молодого барона до неистовства, поэтому, когда перед ним вдруг появилась молодая красивая ведьма (уж это Авгур определил сразу) и, призывно ему улыбаясь, махнула рукой, мол, заходи - гостем будешь, он не выдержал, схватил за её плечи и затряс, рыча в лицо:

- Ведьма! Что ты сделала с моим отцом? Где он? Отвечай!

Но она лишь ахнула в ответ, даже не пытаясь что-то объяснить, только улыбаться перестала, внимательно рассматривая злобного красавца. А потом из её глаз вдруг хлынули слёзы, ведьма вырвалась из рук барона, развернулась и исчезла.

- Что за...? - опешил от неожиданности Авгур, тараща глаза, и в тот же миг был сбит с ног сильнейшим ударом, а за ним последовала ещё серия пинков и горестный стон.

- Ты что наделал, гад? Ты кого обижать удумал, безголовый?

- Отец? - только тогда Око короля узнал в напавшем на него крепком моложавом мужчине того, кого уже чуть не похоронил.

- Это была Верховная ведьма Каруны! - заорал на пытающего встать с земли сына Ставр. - Она со своими людьми сделала мне сложнейшую операцию, вот... - и он обернулся спиной к сыну. - Нет горба больше, видишь? На меня столько сил и колдовства с магией истрачено, столько сделано-переговорено и решено, а ты примчался, ничего не понял и давай сразу же обижать мою спасительницу. До слёз её довёл! За что? Единый, за что мне этот позор?

И Ставр уселся на землю рядом с обалдевшим сыном, обхватив себя руками за голову. А вокруг собрались воины и маги отряда и каждый с осуждением смотрел на Авгура и хмурился.


А затем начались чудеса. Страшные. Вдруг в ветвях окружавших поляну деревьев, засвистел-завыл ветер, небо быстро почернело, а затем его перечеркнула яркая извивистая молния, ударившая где-то за холмом. И хлынул ливень.

- Все в дом! Немедленно! - закричал с крыльца незнакомый маг. - Иначе погибнете!

И когда в гостиную набились взъерошенные мокрые мужики и начали озираться, ведь раньше им сюда доступа не было, Ставр тихо спросил у Рогана.

- Что происходит? Где Рада?

- Меня дядька Михей предупредил - в последний раз, когда Верховная была сильно расстроена, в лесу началась буря, даже вековые деревья ломались, словно былинки. А твой сын несправедливо обидел Радославу, довёл до слёз и что теперь будет - я не знаю. Лесик помчался искать хозяйку, надеюсь сможет её успокоить.


Авгур никогда в жизни не чувствовал себя так погано. Ему хотелось завыть от отчаяния, стыд жёг нутро и, казалось, он даже оглох от стука крови в висках. Как? Как он мог так сорваться? И на кого? На Верховную ведьму, встречи с которой собирался искать, чтобы просить о помощи. Теперь он понял, почему она улыбалась - хотела обрадовать, что его отец здоров. Вместо этого, не дав ей сказать и слова, Авгур затряс девушку, словно грушу, и вообще чуть не ударил. "Стыд! Стыд и позор!" Он со стоном присел на пол в углу гостиной и уткнулся лбом в колени.


Радослава проснулась рано, полежала немного, рассматривая деревянные балки на потолке, а затем услышала тихий шёпот: "Верховная, у меня новости". На постель девушки вскочила Шуша, домовушка Ставра, и округлила глаза.

"Говори".

"В замок приехал сын хозяина, очень тревожится за отца. Но его уговорили не ехать сюда ночью".

"Правильно сделали".

"Авгур переночевал, но утром даже завтракать отказался и уже в пути на болото. Скоро будет тут".

"Спасибо".

Рада встала и начала быстро одеваться.

"Шуша, ты Ставра предупредила?"

"Да, он ждёт внизу".

Вскоре Верховная, выпив горячего взвару, попросила барона не выходить первым к сыну.

- Нужно его подготовить, пусть Авгура ожидает приятный сюрприз, я сама его встречу и приведу в дом.

Но знакомство сразу не задалось. Высокий красавец был откровенно зол и агрессивен. Когда он начал кричать на Раду и трясти её за плечи, она словно оцепенела, вглядываясь в молодое ухоженное лицо мужчины, и в голове у ведьмы билась единственная мысль: "Этот - живой и здоровый, а Ивара больше нет, и защитить меня некому". Рада вдруг почувствовала себя такой одинокой, забыв и про свою силу, и про магов, готовых всегда прийти на выручку, и про домового Лесика - лучшего друга, да и про остальную лесную братию, которая всегда помогала Верховной. Она не видела, как бросился со ступенек дома Ставр, пытаясь остановить сына, как с другой стороны молодого барона окружили воины дружины - всё это осталось незамеченным.

"Обидно, так обидно", - сердце Рады словно проткнула стальная игла, вызвав потоки слёз. Она вырвалась из рук Авгура, развернулась и ушла "короткой дорогой" даже не читая стихов заклинания, и оказалась на краю болота, где зарыдала уже в полную силу. И природа ответила на обиду любимицы по-своему: вокруг застонали-закачались деревья, небо заволокло чёрными тучами, рядом ударила молния, но грома за ней так и не последовало, зато потоком хлынул дождь.

- Рада! Рада! - Лесик подпрыгнул и вцепился когтями в воротник блузы девушки, а затем боднул лбом в лицо, затыкая ей рот чёрной шерстью. - Остановись, ты же всех погубишь.

- ...сик, тьфу! - шарахнулась в сторону ведьма. - Ты что?

Но кошак уже обнял её и заурчал, словно напевая колыбельную:

- Не плачь, хозяйка, не буди лихо. Сейчас мы вернёмся и заколдуем этого дурака, чтобы не смел больше никого обижать. Только успокойся, разве ты не видишь, что вокруг творится?

Только сейчас Радослава поняла, что стоит под ливнем на краю болота, вокруг стонут от ветра деревья, а на берег выскочили русалки, кикиморы, водяной и смотрят с тревогой на Верховную.

- Извините, - всхлипнула девушка, - я сейчас. - Она набрала полную грудь воздуха и шумно выдохнула свою боль. - Куда вода - туда и беда. - И повторяла этот простой наговор до тех пор, пока не успокоилась, а затем взмахнула руками. - Тучки небесные, хватит плакать, летите к солнышку. Ветер - лихой братец, утихни и помоги тучам взобраться повыше. Спасибо вам за поддержку. У меня уже всё хорошо.

И силы природы послушались: стих ветер, ливень перешёл в тихий дождь, а затем и вовсе прекратился, небо быстро просветлело и вскоре на нём вновь засияло солнце. А Рада присела на корягу у воды и понурилась.

- И что за жизнь у меня теперь? Я даже поплакать от души не могу, не вызвав катаклизма.

- Что случилось? - осторожно поинтересовался водяной.

- Дурак на пороге, - фыркнул в ответ Лесик.

- Не дурак, просто испуганный сын, - тихо ответила девушка. - Он за отца переволновался.

- Ты его ещё и защищаешь? А он тебя до слёз довёл, - возмутился домовой.

- Я не на него обиделась, - вздохнула Радослава. - Я Ивара вспомнила, что его нет и защитить меня больше некому.

- А как же я? - вскинулся Лесик. - А Седро с Роганом?

- И мы тебя защитим, Верховная, только слово скажи, - бросилась к ведьме болотная нечисть.

- Спасибо, - заулыбалась девушка. - Ничего не нужно. Я ведь рассказывала, что в прошлом году похоронила всю семью, вот и плачу иногда.

- Угу, пока пару деревьев не сломает - не успокоится, - съехидничал домовой.

- Я же не специально, просто оно само иногда как накатит... горе, воспоминания о счастливом прошлом. И становится невмоготу. А, да что там говорить...

Радослава встала, обсушила заклинанием и свою одежду, и шёрстку Лесика, а затем кивнула приветливо нечисти.

- Извините ещё раз, всё получилось случайно. И сразу хочу предупредить, я сегодня же возвращаюсь домой, в Греновис, поэтому прощаюсь и желаю всем здоровья и спокойной жизни. Если будет нужда, обращайтесь к Ставру, он хороший человек и будет вам помогать.

- Белый, - фыркнула из воды какая-то русалка.

- И что? Разве это помешает вам общаться? Мы все - изначальные, и служим силам Руны.

- Это правда, - прошелестел над водой чужой голос, - вы - наши.

И нечисть притихла, вытаращив глаза, а затем быстро попрощалась и исчезла, только круги по воде разошлись.

- Ну и зачем было нужно их пугать? - проворчала Рада.

Но в ответ услышала лишь тихий смех, который быстро истаял на вершинах сосен.

- Возвращаемся, Лесик. И спасибо, что остановил, я сама не ожидала, что вдруг так раскисну.


Ещё на подступах к дому Раду встретил Седро и сразу же обнял.

- Ты как, Верховная?

- Успокоилась, спасибо Лесику.

- А этот... любящий сын? - фыркнул кошак. - Его Ставр не прибил случайно?

- Почти, - улыбнулся маг. - И я даже не знаю, кто из них больше расстроен. Оба молчат по разным углам гостиной. Авгур всё пытался объяснить, что сильно переживал за отца, вот и сорвался, но мы его быстро заткнули. Роган сказал, пусть Верховная сама определяет наказание обидчику.

- И теперь он ждёт? - хмыкнула Рада.

- Угу, оба Ставроса ждут, волнуются.

- Ладно, пойду разбираться, - девушка вздохнула и добавила. - Думаю, наши дела тут закончены, Седро, так что собирайте с Роганом свои вещи и отправляемся домой. Сначала в чащу Криласа - проверить, как там наши детки поживают, переночуем в схроне, а уже затем уйдём в Греновис.

- Понял, исполняю.


Маг завёл Радославу в гостиную, хмуро взглянул на двух Ставросов и грозно спросил:

- Я могу оставить с вами Верховную? Больше драться не будете?

- Да я... - вскинулся Авгур, во все глаза рассматривая красавицу-ведьму. - Никогда, клянусь. - И он поклонился почти до пола. - Простите меня, пожалуйста...

- ...я больше так не буду, - передразнил его Лесик, потёрся спиной о ноги хозяйки, а затем хихикнул и исчез.

- А...? - пока молодой барон пытался осознать, что это он увидел, его отец быстро шагнул к Радославе, взял её за руку и всмотрелся в глаза.

- Верховная, обиделась? Вижу, что нет. Испугалась, да?

- Я просто мужа вспомнила, - тихо ответила она.

- Понимаю, вроде как "этот стоит, орёт, живой-здоровый, а Ивара нет и защитить меня некому".

- Будешь читать мысли - точно обижусь, - нахмурилась девушка.

- Я понять хотел, прости. Больше не буду.

- Давайте сядем и спокойно поговорим, - Радослава устроилась с одной стороны стола, оба Ставроса сели напротив, и Авгур вновь повинился.

- Мне очень стыдно за своё поведение. Я так боялся не застать отца в живых, что накрутил себя до крайности, вот и...

- Я сразу поняла, что это от страха, барон, - кивнула спокойно девушка, - поэтому зла не держу и прощаю. Инцидент считаю исчерпанным.

- Спасибо вам за отца, - Авгур, привычный к женским улыбкам и вниманию, вдруг осознал, что его красота на Раду совершенно не действует, и растерялся. - Ваша помощь пришла так вовремя и я теперь не знаю, чем вас отблагодарить.

- Что за глупости? - нахмурилась девушка и перевела взгляд на Ставра. - Может, твой сын пока погуляет во дворе? Голову проветрит, а то сейчас ещё вздумает мне деньги предлагать.

- Выйди, сын, - рыкнул старый барон, - мне с Верховной посекретничать нужно.

- Извините, что-то я действительно... - Авгур покраснел и выскочил из гостиной, кляня себя за дурной язык.

А Рада, налив себе воды из кувшина, сделала пару глотков и огорошила Ставра известием, что уходит домой, в Каруну. Немедленно.

- Мы ведь из-за тебя задержались.

- Я понимаю.

- А теперь пора возвращаться, дома много дел, вскоре должен прибыть с очередным визитом архимаг Стратус, да и мне в столицу нужно, хочу заказать памятник погибшей Салерне.

- У каждого из нас после этой зимы дел невпроворот.

- Вот о твоих ведьмовских делах я и хотела поговорить напоследок. Первое. Сам, лично, объезди все селения и городки, разузнай, как живут изначальные на твоих землях, может, в чём-то нуждаются или обиды какие-то накопились. Мысли теперь ты читать умеешь, сможешь всё понять и разузнать.

- Обязательно, - кивнул ведьмак. - Каждого навещу и расспрошу. После истории с чёрной Чаной я выводы сделал.

- Хорошо. Рассказывай изначальным обо мне, чтобы знали, куда обращаться, если вдруг понадобится совет или помощь.

- Пока о Верховной ведьме ходят лишь слухи, - улыбнулся Ставр.

- Учти, я служу и чёрным, и белым силам, так что не забывай навещать оппонентов, им тоже нужны и новости, и защита.

- Всё сделаю.

- Второе. Я поговорила с местной нечистью, они будут помогать тебе при нужде, но с ерундой не обращайся.

- Это понятно.

- Третье. Используй Шушу, чтобы знать, что происходит дома и в округе. Дружи со всеми изначальными по возможности. И пиши мне, Ставр, хорошо? - Рада вдруг тихо свистнула. - Лесик, грамоту принеси. - Приняв из лап домового лист бумаги, отливающий изначальной силой, Рада вручила её барону со словами. - Вот, владей и можешь всем показывать.

На гербовой бумаге Греновисов красивой вязью вились слова.


"Ставр, барон Ставрос, действительно является белым ведьмаком и имеет право на использование изначальной силы во благо людей и всего сущего.

Верховная ведьма равновесия

герцогиня Радослава Греновис".


- Я понимаю, тебе эта грамота ни к чему, - объяснила девушка. - Но она нужна остальным изначальным. Пусть приходят в Греновис и доказывают владение своей силой. Мы с правителем Каруны специально об этом договорились, чтобы каждый белый или чёрный мог законно работать, не прячась и не боясь преследования людей или властей.

- Вот это да, - Ставр осторожно потрогал бумагу и заметил. - С годами и шарлатанов вокруг уменьшится в разы, люди будут идти только к тем ведьмам или колдунам, у кого есть такая грамота.

- Для этого и делалось, - кивнула Рада и встала. - Теперь о твоём сыне. Я не буду с ним отдельно разговаривать или что-то объяснять. Понимаю, у него много вопросов, но мне недосуг, в дорогу пора, так что сам ему расскажешь, что посчитаешь нужным.

- Авгур умеет хранить тайны, да и своих у него выше крыши, - ответил барон.

- Он ведь видящий, я правильно поняла?

- Да, Око короля на тайной службе. Если вдруг понадобится что-то разузнать здесь, в Гарпасе, смело к нему обращайся.

- Хорошо, я запомню.

- И спасибо, что не держишь зла на сына.

- Не за что.


Сборы были короткими. От съестных припасов карунцы отказались.

- Вам же предстоит долгая дорога, - недоумевал Бафос.

- Не настаивай, Верховная знает, что делает, - успокоил его Ставр, он был в курсе, что Рада с магами уходит "быстрой дорогой" в схрон. Когда новые друзья попрощались со всеми и скрылись за деревьями, барон печально вздохнул. - Вот и кончилась сказка. - Он кивнул помощнику на дом и попросил забрать оттуда только личные вещи, остальное пусть остаётся, мало ли...

- ...вдруг твоя спасительница опять в гости придёт?

- Не придёт, она тут случайно оказалась, ты же знаешь. Но здесь вновь можно жить, так что я буду иногда приходить сюда ночевать.

- Я понял, - верный товарищ сообразил, что барон говорит о своих ведьмовских делах, покивал головой и ушёл выполнять распоряжение.

Авгур, всё это время стоявший неподалёку, подошёл к отцу и повинился.

- Прости, я тебя кругом подвёл.

- Ничего, - хмыкнул Ставр, а затем крикнул воинам дружины, чтобы сворачивали лагерь. - Мы возвращаемся домой.

- Верховная всё-таки обиделась на меня, раз сразу ушла? - спросил Авгур.

- Ты, конечно, красавец-парень и любящий сын, - ехидно ответил ему отец, - но мир не крутится только вокруг тебя. У нас с Радославой и свои планы имеются.

- А я в них не вхожу? - проворчал Око короля с обидой.

- Только в мои, - рассмеялся Ставр и похлопал сына по лечу. - Неужели ты расстроен? Девушка не обмирала от счастья, глядя на тебя? Не захотела продлить знакомство? Не удостоила даже личной беседы и ушла, не попрощавшись? Непривычно, да?

- Очень необычная... Верховная, - смущённо ответил Авгур. - Я даже не помню, когда женщины смотрели на меня, как на надоедливую муху. Хотя сам виноват, конечно.

- Терпи. И делай выводы, - резко ответил отец. - Я вот свои сделал и теперь собираюсь жить по новым правилам.

- Каким?

- Дома расскажу.


6.


В замке появление абсолютно здорового и помолодевшего Ставра вызвало целый переполох. Он скорым шагом прошёл по залам первого этажа, огляделся, а затем отдал распоряжение привести дом в порядок.

- Чтобы светло кругом и чисто, через два дня день Весеннего поворота, сюда будут приезжать гости, а у нас темнота, как в склепе.

- Уже начинаем уборку, - радостно ответила Розанна и принялась споро командовать прислугой.

- Авгур, я сейчас займусь срочными делами, - кивнул барон сыну, - так что пока буду занят. Поговорим позже, - он подхватил сумку с личными вещами и ушёл, а Розанна ухватила молодого хозяина за руку и тихо спросила:

- Как такое возможно? Горбатый больной старик за пять дней вернул себе и молодость, и здоровье.

- Ему помогли, няня, но я ничего рассказывать не буду, пусть отец сам поделится, чем посчитает нужным.

- Ничего, я не любопытна, главное - этот ужас с горбом закончился, остальное не важно, - вздохнула облегчённо Розанна.


Авгур смог поговорить с отцом лишь поздним вечером после торжественного ужина, который Ставр приказал устроить для домочадцев и челяди замка. "Лучше я сам расскажу им правду, чем они будут придумывать небылицы", - сказал барон. Стол, где сидел хозяин с сыном, Бафос, Розанна и еще несколько приближённых, стоял на небольшом возвышении, так что, когда Ставр начал говорить, люди вокруг притихли и слышали каждое его слово.

- Последний год для всех был тяжёлым. Война в Каруне испытала на стойкость каждого из нас, но это не сравнить с тем, что испытали наши соседи. Маги Академии погибли или ушли, всё вокруг было разрушено, а простые люди остались наедине с врагом. И тогда случилось чудо - Руна наделила изначальной силой одну молодую женщину, она стала Верховной ведьмой, очень сильной, и начала свою борьбу с аруанцами. Благодаря Верховной и всем, кто ей помогал, Каруна быстро избавилась от захватчиков, а все изгои ордена Справедливости были покараны. Последний отряд изгоев решил скрыться и бежал сюда, к нам, чтобы по краю Чёрных болот уйти подальше от Каруны.

Люди в большой столовой заволновались и даже начали вставать из-за столов.

- Тихо-тихо, - успокоил всех барон. - Верховная попросила помощи у болотной нечисти и кикиморы утопили всех врагов. Именно поэтому Радослава, так зовут мою спасительницу, пришла неделю назад на болото, чтобы лично поблагодарить нечисть за наше спасение. А затем Верховная вызвала меня познакомиться, увидела горб и предложила свою помощь. Мне сделали сложнейшую операцию и полностью вылечили. Я вновь здоров и берусь за дела баронства, так что учтите - всё и всех проверю, готовьтесь, - и Ставр покивал пальцем на сидящих за столами, вызвав жалобные стоны, перешедшие в смех. - А теперь давайте праздновать.

- Спасительница где, хозяин? - крикнул кто-то из челяди.

- Ушла домой, у неё своих дел хватает, или ты думал, Гиля, она придёт сюда на тебя посмотреть? - ответил вместо барона Бафос.

Зал захохотал, подначивая слугу, а затем все принялись за угощение, но сидели недолго - ключница Розанна предупредила, что хозяин хоть и здоров, но ему нужен отдых, "так что поели-посидели, убрали за собой, и чтобы в замке была тишина и покой".


В кабинете, прежде чем начать разговор, Ставр предъявил Авгуру грамоту, выданную Верховной.

- О как, - удивился сын. - А зачем? О тебе ведь знают и король, и государственные службы, ты же следишь за болотами.

- Эту грамоту я буду показывать всем ведьмакам и колдунам, чтобы захотели и себе такую же.

- Они смогут работать легально, потому что их силы подтвердит Верховная, - сообразил Авгур. - Я могу рассказать об этом королю?

- Обязательно. И хорошо бы предупредить все причастные службы. Хватит изначальным прятаться, они имеют такое же право на уважение людей и государства, как и маги.

- Согласен. Но тогда Верховной нужно приехать к Гроносу, чтобы обсудить и подписать договор о дружбе и взаимодействии.

Ставр снисходительно улыбнулся и объяснил сыну, как он ошибается.

- Рада - единственная на Руне Верховная равновесия.

- Как это?

- Она владеет обеими силами.

- Разве такое возможно?

- А ты, Авгур, как можешь видеть и магов, и изначальных? Разве это не редкость?

- Но владеть чёрной и белой силой одновременно?

- Поэтому и Верховная равновесия. Сам правитель Каруны, архимаг Стратус, ездит к Радославе на поклон и считается с её мнением. И по большому счёту Верховная дана не только Каруне, но всем королевствам нашего мира, ведь ей подчиняются не только изначальные, но ещё и волшебный народец Руны, то есть нечисть.

- Нечисть?

- Да, домовые, лешие, русалки, водяные, кикиморы, перечислять долго. Также Рада может управлять стихиями природы, сам ведь ощутил, когда она обиделась.

- Да уж, опозорился, вспоминать стыдно. И ведь об этом мне ещё рассказывать королю.

- Ничего - потерпишь. Так вот, согласно статусу Верховной равновесия, Радослава в иерархии нашего мира стоит выше Гроноса, Стратуса, да и любого другого короля. А ещё она ужасно не любит лицемерие высокородных придворных, долгие беседы ни о чём и уж в роли просительницы ко двору не приедет никогда. В конце концов, это нужно не ей, а изначальным, чтобы работать легально. Грамота составлена просто, никаких лишних слов или намёков в ней нет...

- Постой, - вдруг перебил отца Авгур, внимательно вчитавшись в подпись Верховной. - Герцогиня Греновис?

- Да, последняя из карунских Греновисов, - вздохнул Ставр.

- Как последняя?

- А вот так, - и отец напомнил Авгуру о своей первой любви, Алме, о знакомстве, а затем и приятельских отношениях с герцогом Керином и их совместной работе по запечатыванию границ Чёрных болот. Рассказал, как у Греновисов появилась приёмная дочь и что, впоследствии, она и сын хозяев Ивар полюбили друг друга и поженились.

- Керин и Ивар погибли летом, в начале войны. Алма с Радославой, скрываясь, пробрались до южных границ княжества, нашли тела своих мужчин и тайно похоронили. Именно из-за этого они не успели вернуться в Миас, когда архимаг Стратус взорвал Цитадель вместе с Академией и последним порталом. Женщины решили пересидеть в чаще Криласа, там у их семьи потайной схрон, который Алма приготовила к зимовке. По дороге они решили завернуть в Салерну.

Рассказ об изгое, убившем сотни жителей селения, об аруанцах лишь лениво наблюдавших за мэрией, которую подожгли вместе с трупами, об Алме, превратившей Салерну в пепел, потряс Авгура. Он отставил фужер с вином и прохрипел:

- Какой ужас, - голос не слушался Ока короля.

- Я пол ночи плакал в своей комнате, - признался Ставр. - Так вот, умирая Алма передала свою первоначальную искру Раде, тем самым дав толчок её превращению в ведьму. Герцогиня была очень сильным магом...

- ...поэтому Радослава стала Верховной ведьмой, я понял, - Авгур вытер от слёз глаза и кивнул. - Прости, всё время тебя перебиваю.

- Так ведь новости страшные.

- И у нас об этом ходят лишь слухи, никаких фактов.

- Маги в своём праве не делиться подробностями войны с теми, кто их предал, - печально заметил отец.

- Нет, мы же во всём помогали беженцам, - вскинулся Око короля. - Гронос направил к границам армию...

- ...защищать своё королевство, не более.

- Ты сам сколько добра сделал и средств потратил.

- Мелочь, если брать в масштабах государства, - отмахнулся Ставр. - А вот король сидел и ждал, чем в Каруне всё закончится, даже посольство Аруаны выслал лишь недавно. Хорошо, хоть догадался перекрыть границу. А до этого? Всю зиму и Гарпас, и Лелия, и Рунапэ только наблюдали, как разоряют соседей, кое-кто даже умудрился приказать магам снизить расценки на их услуги. Такие соседи не лучше врагов.

- Я... я согласен с тобой, отец, - уныло пробормотал Авгур. - У самого душа болела за карунцев, мы с королевским магом Виконием не раз просили Гроноса начать действовать. Но король был уверен - маги Каруны размажут неприятеля ещё на границе, и мы надеялись...

- Себе хоть не ври! - крикнул барон. - Все одарённые Академии дают клятву беречь любое проявление жизни, маги не могли убивать, только защищаться! А изгои не церемонились, время было упущено, лучшие силы Каруны погибли в первые дни войны. И Гронос всё отлично понимал, Радослава об этом открыто сказала, когда мы с ней обсуждали войну. Думаешь, она теперь поедет к королю?

- Нет, не поедет, - согласился сын.

- У Верховной достаточно сил и возможностей решать проблемы и без помощи правителей государств, - добавил старый барон.

- Но с магами ей не сравниться, - заметил Авгур. - Архимаг Стратус, взорвав Академию, похоронил под её завалами большую часть изгоев и передовые отряды аруанцев, также он со своими людьми организовал взрывы королевского дворца и домов высокородных в Солей.

- А вот тут ты ошибаешься, Стратус взорвал лишь дворец Лараса, резиденцию ордена изгоев и центральный храм Аруаны, остальное - заслуга Рады, - и Ставр рассказал, как Верховная написала архимагу письмо, где объяснила роль канцлера Пуфлоса в разжигании войны. Что домовой Лесик, тот шикарный чёрный кошак, который так впечатлил Авгура, передал магам в Солей список с именами всех, кто принимал участие в грабежах и убийствах на территории Каруны.

- Лесик поделился новостями из дому, а ещё рассказал о гибели Салерны, после чего помог организовать взрывы домов знати и служителей Единого.

- Вот это да-а, - впечатлился Око короля. - Значит, домовой? Разумный и говорящий?

- Какая хозяйка, такие и помощники, - коротко ответил Ставр и мысленно добавил "А моя Шуша лучше всех".

"Ты тоже у меня хороший", - мысленно хихикнула невидимая домовушка.

- Ладно, - вздохнул Авгур, - а твой рассказ за ужином об изгоях, которых утопили кикиморы?

- Всё правда, ордена Справедливости больше нет. Как нет и изгоя - убийцы Салерны, с ним нечисть, посланная Радославой, расправилась в первую очередь.

- Ты ещё упоминал, что благодаря изначальным, король Ларас быстро ушёл из Каруны, - продолжил свои расспросы Авгур.

- А что ему ещё оставалось делать? Изгоев нет, своих магов мало, столицу Каруны разграбили, но казну Стратус успел вывезти. На дворе зима, припасы заканчиваются, а чем кормить армию? Также Ларас понимал, что вскоре маги придут в себя и начнут мстить, а тут и взрывы в Солей подоспели. Получить войну на своей территории король Аруаны не желал и поспешил домой. Уверен, к тому времени он не раз пожалел, что затеял эту войну.

Дальше последовал рассказ о Холане и чёрном посмертном проклятии Агавы, о Радославе, спасшей десятки людей от смерти, о троих ведьмаках, принявших в себя чёрную силу и вместе с Радославой очистивших город от последствий проклятия.

- Но вначале Верховная дождалась прохода армии аруанцев, специально предупредила короля Лараса, если он хочет спасти своих воинов, пусть бежит поскорее к границе, иначе останется без армии.

- И он поверил? - изумился Авгур.

- Маги тоже вначале не верили, пока не начали умирать, - фыркнул в ответ отец. - Повторяю, проклятье накрыло весь город, каждый, кто убивал или насильничал, к утру умирал во сне. А воюющая армия состоит из убийц. Скольких бы воинов не досчитался Ларас, если бы аруанцы заночевали в Холане?

- Так, мне нужно выпить, - сын вскочил и наполнил бокал вином. - Тебе не предлагаю...

- Нет, мне хватило, - слабо улыбнулся Ставр.

- Значит, Ларас поверил в проклятье и быстро ушёл домой? - Авгур шлёпнулся обратно в кресло и удивлённо покачал головой.

- Именно, но Каруна осталась разгромленной и понесла много людских и материальных потерь. Теперь Стратус сделает всё, чтоб подобное больше не повторилось. И заплатить по счетам придётся не только аруанцам, но и всем нам.

- Ты о чём, папа?

- Маги съедутся в Каруну восстанавливать свой дом и, боюсь, обратно не вернутся. Всё изменится. И так, как раньше, больше не будет.

- Объясни, я не понял.

- Гарпас, Лелия, Рунапэ теперь станут сами решать свои проблемы. Без магов.

- Но это же... - Авгур чуть не захлебнулся вином. - Это же развалит экономику королевств.

- А Каруне какое до этого дело? Когда её рвали на части, соседи ей не помогли, а лишь наблюдали со стороны.

- Но Гронос сразу же открыл закрома и обеспечил продуктовые обозы всем необходимым для Каруны, - возмутился Око короля.

- Заметь, не бесплатно. Стратус всё покупал, иногда даже переплачивая, так что наше королевство ещё и заработало на этой войне. - Барон устало потёр лицо руками и зевнул. - Ладно, сын, давай на боковую. Я устал.

- Прости, папа, - поднялся из кресла Авгур, - я и не заметил, что уже ночь на дворе, просто новости ты рассказал настолько важные. Мне теперь нужно всё хорошенько обдумать.

- Угу, и возвращаясь к началу нашей беседы, пойми зачем я столько внимания уделил Верховной. Раз большая часть магов уйдёт в Каруну, кто станет помогать крестьянам собирать прежние урожаи, чтобы Гарпас не нуждался в продуктах?

- Изначальные, - понял Авгур. - Значит, их действительно нужно как можно скорее легализовать и привлекать к работе на государство.

- Не торопись, это тебе не армия - дал приказ и всё исполнили, - заулыбался Ставр. - Ведьмы и колдуны - особенные люди, к ним подход нужен. А нахрапом вы всех только распугаете.

- Я понял. Буду думать.

- Сколько ты пробудешь дома?

- Ещё пять дней.

- Хорошо, у нас есть время всё обсудить. А пока пошли спать, я устал.


Все последующие дни Око короля провёл рядом с отцом, обсуждая новости Каруны и будущее Гарпаса, а затем подробно записывал всё на бумаге, чтобы не забыть даже мелочь из этих разговоров.

- Маги нас разбаловали, Радослава говорит, это плохо сказывается на развитии человечества. Мы сидим и ждём, что придут одарённые и решат за нас все проблемы. А сами люди что? Неужели ничего не могут? - восклицал Ставр.

- Но нельзя вырастить хороший урожай без погодников? - возражал Авгур. - А маги-лекари, как без них?

- Здоровье - это важно, - вздыхал отец, - хотя мне, кроме Радославы, никто помочь не смог.

- Ты, скорее, исключение из правила. Остальным маги помогают. А вот, кстати, раз ты вспомнил Верховную... - и молодой барон встрепенулся, - Греновисы, живущие в Гарпасе, знают, что вся их родня погибла?

- Откуда? Братья Керин и Ян с молодости не ладили. Младший завидовал, что у Керина открылся дар Огня, а ему таланта не досталось, рос обычным человеком. Керин успешно учился в Академии и отец им страшно гордился, о чём не забывал упоминать каждый день и ждал, что старший вернётся и наследует герцогство.

- Да уж, младшему брату не повезло. Когда постоянно сравнивают и не в твою пользу, тут и озвереть можно, - хмыкнул Авгур.

- Вот и Ян однажды не выдержал, пустился во все тяжкие: пьянки-гулянки, шлюхи и драки. Домой даже не показывался, все дни проводя в столичных притонах. Но тут случился Потоп 12 года и младший сын очнулся, бросившись спасать герцогство.

- Ты говорил, старшего Керина тоже сюда направила Академия?

- Сотни магов тогда встали живым заслоном против изменённой нежити, спасая людей и высушивая землю, а мы с Керином и ещё с десятком самых сильных одарённых заново обустраивали границу Чёрных болот. После Потопа король Гронос нас наградил: Керину выкупили земли в Каруне и оставили титул герцога, я же получил баронство.

- А Яну остались отцовские владения, - кивнул Авгур. - Греновисы в почёте у короля.

- Они - дальняя родня и всегда поддерживали трон.

- И что дальше? После Потопа...?

- С братом Ян так и не примирился, хотя Керин ни в чём виноват не был. Это ошибка старого герцога - нельзя стравливать сыновей, надеясь, что соперничество сделает младшего сильнее.

- Как глупо, - фыркнул Авгур. - И Ян не прав, иметь одарённого брата - это же такая удача.

- Шли годы, умер старый герцог, Керин приезжал с семьёй на похороны. Алма писала, он пытался примириться с братом. Но Ян избегал любых разговоров наедине и, лишь хорошо выпив на поминках, зло съязвил, что стал наследником только благодаря случайности.

- Керин обиделся?

- А сколько можно доказывать, что ты не враг? Они с Алмой вернулись в Каруну и больше никогда не общались с Яном. Он тоже ни разу не написал брату.

- Так, может, известить его всё-таки?

- Пусть король решает, - отмахнулся Ставр, - хотя разузнать о Греновисах стоит, чтоб, если будут новости, предупредить Радославу. Ведь характер у Яна с годами лучше не стал, говорят, жесткий и неуживчивый человек, с ним боятся связываться. Знакомые передавали, он уже третий раз женат, но своих детей так и не нажил. Думаю, после бурной молодости, на нём проклятий, как блох на уличной собаке.

- Он знает, интересно? - вскинул брови Авгур. - Или по привычке лечится лишь у магов?

- Вот и выясни.

- Угу, понял.


Уже перед отъездом Авгур поинтересовался у отца, будет ли он писать Радославе.

- Конечно, Рада мне не только Верховная. Я ей жизнью обязан. И она дочь моих друзей. А что? - и Ставр лукаво подмигнул сыну. - Передать от тебя поклон?

- Даже намекать не смею, - поджал губы Авгур. - Просто узнай, интересуют ли её Греновисы Гарпаса?

- Это спрошу, конечно, - кивнул барон. - А о личном интересе забудь. Думаешь, я не понял, что Рада тебя зацепила?

- И что? Как зацепила, так и отцепит, - проворчал с досадой сын.

- Да ты тут при чём? Она о муже до сих пор плачет.

- Я помню, "этот живой-здоровый, орёт, а Ивара больше нет". Я же не виноват, что живой.

- Вот и хорошо, у тебя своих забот хватает, завтра возвращаешься в столицу, отчитаешься перед королём, как невзирая на собственную несдержанность, ты почти наладил отношения с Верховной ведьмой Каруны.

- Уел, - Авгур скрипнул зубами и выдохнул. - Мало того, что все, кто был тогда в отряде, сделали мне замечание, так и ты вспоминаешь каждый день. И я терплю, но сколько можно уже?

- Теперь тебя будет воспитывать король, - хохотнул Ставр и похлопал сына по плечу. - Крепись, мой мальчик. Терпение - это добродетель.


В Лядич Авгур выехал ещё до рассвета и прибыл на центральную площадь, где располагался городской портал, ранним вечером. Око короля быстро выловил на улице патруль стражников и передал им лошадь Юзефа, а также послание для приятеля.

"Если хочешь узнать последние новости - ВАЖНЫЕ - приезжай в Милену, только предупреди заранее, чтобы я мог выделить время для беседы. Спасибо за лошадь и извини, что не заехал, спешу к королю".


Столица встретила Авгура тёплыми сумерками. Он повертел головой, рассматривая площадь со ступенек портала, медленно фланирующих горожан на вечерней прогулке, цветущие клумбы вокруг фонтана и ленивых голубей, собирающих ежедневную дань с жителей Милены, повздыхал и решил пожалеть себя - не ехать во дворец, а заночевать сегодня дома. Особняк на набережной Стилы знали все тайные службы Гарпаса. Окружённый садом, дом в два этажа был хоть и небольшим, но удобным, как раз для комфортной жизни одинокого мужчины. Двери открыл старый слуга Мин, который служил у Авгура уже много лет.

- Здравия желаю, хозяин.

- И тебе не хворать, - традиционно обменялись они приветствием и Мин ещё в прихожей начал докладывать.

- У нас всё спокойно. Приходили ваши люди, просили передать, что будут завтра на службе.

- Значит, встретимся.

- Было послание из дворца, разные письма - я всё сложил в кабинете на стол.

- Хорошо.

- Как отец?

- Ему сделали операцию, уже здоров.

- Слава Единому. Ужинать будете?

- Обязательно. Но сначала - ванную.

- Тогда я пошёл всё организовывать, - и слуга удалился на второй этаж, где находились личные покои Авгура.


Спокойно поужинав и пересмотрев почту, Око короля лёг в постель, но быстро заснуть не мог - сказывалась долгая скачка, да и голова была забита разными мыслями. И ещё перед глазами постоянно всплывало лицо так поразившей его женщины: длинные чёрно-белые волосы, яркие зелёные глаза, сочные розовые губы, стройное гибкое тело. "И ведь ни капли женских красок, которыми придворные фрейлины и высокородные дамы обильно мажут свои лица. Никаких ужимок, кокетства и разговоров ни о чём. Радослава поражает щедрой красотой, умом и простотой речей. И, кажется, даже не замечает мужских взглядов, - тут Авгур тихо вздохнул. - Не повезло. Вдова. И когда её сердце перестанет плакать не знает никто".


Утром, отметившись на службе, Око короля собрал в кабинете свой отряд и отдал распоряжение:

- Раз поездок пока не намечается, я хочу, чтобы вы аккуратно разузнали всё о столичных весёлых домах. Конечно, граф Думас озаботил этим своих подчинённых, но, боюсь, они все распоряжения спустят по инстанциям...

- ...а внизу службы давно прикормлены хозяевами притонов, - вздохнул заместитель Колин. - Доложат, что всё хорошо и неучтённых девушек нет.

- А я этому не верю, - отрезал Авгур. - Также нужно разведать о тайных домах для знати. Если в приграничном небольшом Вилкове их оказалось целых три, то в Милене будет намного больше. Нужно выяснить, не удерживают ли там женщин силой? Король ясно высказался, что не пощадит тех, кто измывается над беззащитными жертвами мужского произвола и клиентов, пусть самых богатых и знатных, будет воспитывать очень жёстко.

- Хорошо, - Колин быстро распределил отряд на двойки и отправил по известным адресам. - Сообразите на месте, с кем и о чём разговаривать. Главное - не светитесь. На вас сегодня только разведка.

- Командир, а как отец? - спросил кто-то из магов перед уходом.

- Хорошо, - улыбнулся Авгур. - Ему сделали операцию, убрали горб и полностью вылечили.

- Кто?

- Верховная ведьма Каруны.

- Когда это вы успели? - удивились мужики.

- Вот придёте ко мне на ужин - узнаете. А сейчас - работать.


Колин, оставшись наедине с Авгуром, вопросительно поднял брови.

- Ничего объяснить не хочешь?

- Пока нет, лучше почитай, что я записал за это время, вся информация от моего отца, а он общался и с Верховной, и её магами.

- У ведьмы есть свои маги?

- Верховная ведьма равновесия владеет чёрной и белой силой, это огромная редкость, такого не было в нашем мире много веков. Очень сильная ведьма, отец сравнил её и себя, как кувшин и чайную ложку.

- Странное определение силы, - фыркнул Колин.

- Мы как раз ужинали, - улыбнулся Авгур.

- Понятно. А ты её видел?

- Недолго. Но дел натворить успел, - и барон рассказал о своём позоре, добавив в конце, что ему об этом ещё королю докладывать. - Стыдно, ужас. Не рассказывать стыдно, - уточнил, - за себя... сам не ожидал.

- А Верховная...?

- Простила, говорит, сразу поняла, что я от страха за отца сорвался.

- Она правда устроила бурю? - Колин от любопытства даже привстал со стула.

- Ливень, как из ведра, молнии, ветер. Хорошо, мы в дом забежали, а то ещё и убить бы могло, - и Авгур вручил заместителю свои бумаги. - Вот, читай, просвещайся, а я пока схожу во дворец, узнаю, когда Гронос сможет меня принять.


В большой приёмной короля было людно.

- У нас посольство Лелии с визитом, - шепнул Авгуру Трифас, секретарь Гроноса. - Привезли послание от короля Ларонета.

- Важное, вероятно, - пробормотал Око короля, - раз сам посол пожаловал.

- Конечно, он беспокоится, что маги покидают Лелию.

- Наши одарённые тоже, вероятно, уже на пути в Каруну, - вздохнул Авгур. - Этого следовало ожидать.

- Почему? - удивился Трифас.

- Мы их предали.

- Неправда, мы...

Далее последовал практически идентичный диалог, который состоялся у Авгура с отцом.

- Вот представь, Трифас, - в конце не выдержал Око короля, повысив голос и не обращая внимания на то, что вся приёмная затихла, слушая этот разговор. - На тебя напал сосед и бьёт морду, а ваши приятели стоят сбоку и не вмешиваются, ожидая чем же закончится драка. И даже пари заключают, кто победит. Ты не ждал нападения и просто защищаешься, но не вкладываешь в удары всю силу, надеясь, что соперник очнётся, прекратит драку и извинится. Вместо этого тебе прилетает так, что ты падаешь, а затем тебя не раз пинают с ноги и в конце ещё и грабят, раздев до нитки. Противник гордо уходит с победой и только потом друзья помогают тебе подняться, объясняя, что не вмешивались, так как были уверены - ты обязательно победишь.

- Барон, - секретарь расширил глаза и покраснел.

- Что? - Око короля вдруг понял, отчего в приёмной так тихо. - Их величество...?

- Оно, - иронично подтвердил Гронос.

Авгур развернулся к королю, вышедшему с посольством в приёмную, и склонился в придворном поклоне. "Приветствую вас".

- И что же теперь делать этим друзьям, барон, как думаете? - спросил король. - Удастся помириться с обиженным товарищем?

- Сейчас не получится, - ответил Авгур. - Спустя годы - возможно. И всё это время нам придётся доказывать, что мы сто́им доверия и подобное больше не повторится. Да, возможно, злого умысла с нашей стороны не было, да и маги всегда демонстрировали миру свою силу и могущество, вот мы и сидели в стороне, ожидая их победу. Но опрометчиво забыли, что одарённые никогда не будут убивать, только защищаться, поэтому и проиграли войну. А мне всё равно на душе гадко и обидно за карунцев.

- Неужели? - поджал губы король.

- Простите меня, ваше величество, но я привык говорить, что думаю. И прежде, чем вы накажете меня за вольность, - тут Авгур склонил голову и шаркнул ножкой, - прошу принять с важным сообщением, а уж затем арестовывать.

- Наглец, - хмыкнул король. - Хорошо, я тебя приму, только не сейчас.

- Когда скажете, я пока приготовлю необходимые бумаги.

- Ну, наглец, - повторил Гронос и махнул рукой, отпуская Око короля.

Уже выходя из приёмной, Авгур услышал возмущённый голос посла Лелии.

- И вы его не накажете, ваше величество?

- За что? За правду? Так мне хоть кто-то должен её говорить, иначе я не буду знать, что происходит в моей стране.


Когда Авгур вернулся к себе, то застал заместителя в полном расстройстве. Тот сидел, уткнувшись лицом в сжатые кулаки и чуть не стонал.

- Я тоже был в шоке, - вздохнул Око короля и сел за стол.

- Любая война - это смерть и горе, но Салерна... а ещё опустевший юг Каруны, взорванная Академия и разграбленная столица Миас, - тихо подтвердил Колин. - Хотя дома́ всегда можно восстановить, но вот людей уже обратно не вернёшь.

- Да, мы забыли, что такое война, и слава Единому. Но теперь у меня появилось сильное желание отправиться в Каруну и попытаться хоть как-то помочь соседям.

- Я бы тоже поехал, - вскинул голову заместитель. - Уверен, весь отряд поддержит эту идею.

- Только король нас не отпустит, - грустно заметил Авгур.

- Значит, нужно придумать что-то такое, чтобы отпустил. Например, нам необходимо встретиться с Верховной, чтобы подготовить договор о взаимопомощи.

- А ещё договориться, чтобы наших ведьмаков и колдунов беспрепятственно пропускали через границу. Им же вскоре захочется легально работать, а без грамоты никак, - кивнул Авгур.

- Вот именно, - с воодушевлением продолжил Колин. - Подготовим посольство...

- И пусть его возглавит мой отец, - вставил Авгур. - Они с Радославой оба изначальные, а после операции вообще стали родными, да и старших Греновисов папа считал друзьями. Он обязательно согласится навестить Каруну...

- ... а уж при нём и мы проскочим, - хохотнул Колин.

- Пока это только планы, больше смахивающие на мечты, - заметил Око короля, - но я с Гроносом постараюсь их обязательно обсудить, если меня сегодня вечером не арестуют, конечно.

- Что? - вытянулось лицо у заместителя.

И Авгур рассказал ему, как опростоволосился в приёмной короля.

- Уже который раз меня характер и язык подводят, заметь, - пожаловался он Колину. - Хамлю, срываюсь, веду себя без оглядки... устал, наверное.

- А когда ты отдыхал, помнишь? - спросил Колин. - В отпуске когда был? На море, например. И чтоб не думать о проблемах, а только валяться, есть и спать. Мы последние пару лет живём только работой, а последний год вообще... - и он махнул рукой, безнадёжно добавив. - Отдых пока только в мечтах.

- Зато нам хорошо платят, - заметил Око короля.

- Угу, только тратить эти деньги некогда, да и не на кого. Отряд - одни холостяки, ведь с этой работой о личной жизни и не вспоминаешь.

- Зато сейчас парни в весёлых домах оторвутся от души, - заржал вдруг Авгур. - И за эту работу еще потребуют вернуть им деньги.

- А как же, - поддержал его хохотом Колин. - Всякая работа должна быть оплачена.


Гронос смог принять Око короля лишь после Малого вечернего приёма. В кабинете также присутствовал королевский маг Виконий и советник Думас.

- Прежде, чем я начну рассказывать, прошу ознакомиться, - и Авгур протянул королю свои записи. - Передавайте прочитанное Виконию и графу, чтобы они были в курсе, о чём будет идти речь.

- Хорошо, присаживайся к столу и вина всем налей, - Гронос углубился в записи и в кабинете наступила тишина.

- Твою мать! - ахнул вдруг король. И сам же добавил, - потом... всё потом.

Вскоре бумаги стали переходить Виконию, а затем и графу и оба также тихо забормотали проклятия. Авгур понял, что они читают о Салерне и карунской войне.

"И маг ничего не знал? Не может быть. Или может? Вероятно, карунцы считают Викония человеком короля и подробностями с ним не делились. Он для магов Академии почти предатель - не смог убедить Гроноса поддержать Каруну ещё в начале войны. И сейчас не найти, кто прав, кто виноват. На каждом из нас своя доля вины".

Король передал последний лист бумаги и одним глотком осушил свой бокал, а затем длинно выругался от души.

- Я теперь понимаю, отчего ты был так резок утром, - взглянул он на Авгура. - И наказывать не буду, но... ты хоть в следующий раз оглядывайся, когда режешь правду-матку, ведь не только себя подставляешь, но и меня тоже.

- Простите, - повинился Око короля. - Усталость накопилась, я ведь в отпуске не был три года, забыл вообще, когда думал, например, о личном или просто валялся и бездельничал. И ладно, посол Лелии обиделся, вы то у нас - о-го-го, какой понимающий и прогрессивный, - на что Гронос смешно зафыркал, уткнувшись носом в бокал, - но я ещё такого наворотить успел... Сейчас расскажу. Но начну издалека.

А дальше последовал рассказ о Греновисах и их вражде, затем о Ставре и его первой любви. Потом Авгур вспомнил о дружбе своего отца и герцога Керина, зародившуюся во время Потопа 12 года, и о многолетней переписке Алмы и Ставроса.

- Теперь я объясню, как в стране магов вдруг появилась Верховная ведьма, - продолжил Око короля. Он подробно описал переданные отцом сведения о минувшей зиме в Каруне и о роли изначальных в победе над врагом, а также почему Радослава на прошлой неделе вдруг оказалась на территории баронства Ставрос.

Авгур рассказал об операции отца, а также о причинах её вызвавших, и закончил тем, как опозорился перед Радославой.

Напоследок Око короля достал из кармана копию грамоты Ставра и передал её Гроносу, объяснив, для чего она нужна, а также озвучив мысли отца о роли магов и изначальных в развитии человечества, закончив словами:

- Сколько можно делать вид, что белые и чёрные живут и колдуют где-то там, на задворках нашего королевства? Если Верховная ведьма подтвердит грамотой, что сила у человека есть, он сможет использовать свой дар открыто, платить государству налоги и обязательно контролироваться. Радослава пообещала, что изначальные станут приносить публичную клятву не вредить ни людям, ни природе, никому. И если наши маги не вернутся из Каруны, мы всегда сможем использовать изначальную силу ведьмаков, чтобы хоть как-то минимизировать потери от нехватки погодников или лекарей на территории Гарпаса.

- Да-а, - и Гронос тяжело вздохнул, - новости впечатляют.

- Нужно всё хорошо обдумать, будет много вопросов, - заметил советник Думас.

- Лучше завтра с утра, - задумчиво добавил Виконий. - Сядем и вновь всё подробно обсудим.

- Ты молодец, - улыбнулся Авгуру король. - Но и опозорился знатно, конечно.

- Самому стыдно вспоминать, - поджал губы Око короля.

- Красивая хоть ведьма? - прищурился Гронос.

- Очень.

- И на тебя не запала?

- Представляете? Отмахнулась, как от надоедливой мухи. Я даже растерялся.

И тут король захохотал от души, а за ним и все остальные.

- Я знал... знал, что это когда-то произойдёт, - отсмеявшись, сказал король. - Как там говорится? Отольются кошке мышкины слёзы.

- Переживу, - отмахнулся Авгур. - А пока меня интересует, стоит ли сейчас извещать Яна Греновиса, что все его родные погибли? Говорят, он тяжёлый человек. И если Гарпасу предстоит налаживать отношения с Каруной и Верховной ведьмой...

- ...он может нам всё испортить, - кивнул Гронос. - Я подумаю об этом.

- Бывает, братья не ладят, - заметил Виконий. - И даже смерть не всегда может их примирить.

- А реакцию Греновиса даже я предсказывать не берусь, - вздохнул Думас. - Наша служба с ним часто пересекалась, когда Ян жил в столице. Дуэлянт, драчун, резкий, часто неприятный человек, хотя дамы его любили.

- Женская душа - потёмки, - пожал плечом Виконий.

- Хорошо, - король встал и попрощался со всеми. - Жду вас утром. Готовьте вопросы, будем думать, как выходить из создавшейся ситуации.


7.


Они вышли на "ведьмину поляну" в чаще Криласа под вечер. Пока Седро крутил головой, любуясь вековыми соснами, Рада сняла защиту с холма и Роган помог ей отпереть двери схрона, а затем добраться до постели.

- Отдыхай, спи, мы с Седро обо всём позаботимся, - и маг ушёл показывать товарищу убежище Греновисов, объясняя, где и что тут находится.

- Не ожидал, - восхищённо пробормотал Седро, - целый дом под землёй, надо же... - Он рассматривал уютную гостиную, стоя у порога, пока Роган не завёл его в гостевую комнату и не приказал:

- Устраивайся, тут есть шкаф, куда можно сложить вещи. Есть и чистая одежда, чтоб переодеться после ванной. Приводи в себя в порядок, я - следующий. А затем займёмся ужином, нашей Верховной после долгих переходов нужно восполнить силы.

Маги заново зарядили все хозяйственные амулеты дома, очистили заклинанием схрон от пыли, а Лесик, убедившись, что Рада отдыхает, сбегал в лес поздороваться с нечистью, а также проведал хозяйкиных приёмышей - детей-сирот, живущих в небольшом доме у лесного озера. Вернувшись, домовой рассказал:

- Всё отлично. Детки здоровы, гуляют, играют, рыбачат, иногда дерутся, не без этого, но так - шутя, без злобы. Пол дня посвящают учёбе, наверстывая пропущенный год в школе - это мальчишки. А четверо девочек, кроме школьных занятий, учатся шитью, любят собирать грибы и ягоды, вечерами поют у костра и ещё помогают готовить.

- Ты с кем-то из преподавателей говорил? - уточнил Роган.

- С Омелей-поварихой. Пообещал, что мы к ним утром придём, сегодня герцогиня отдыхает с дороги.

- Хорошо, ужинать будешь?

- Нет, Омеля покормила, так что я опять ухожу в лес, к хозяйке буду заглядывать и проверять. Потребуюсь, просто позови, но лучше выходи для этого на поляну, чтобы никого не тревожить.

- Конечно, - улыбнулся Роган и добавил, - может, пока не поздно, сбегаешь в замок? Узнаешь, как там дела? Передашь Михею, что мы уже рядом.

- Сделаю, - Лесик махнул лапой и исчез на изнанке, а маги поужинали и отправились отдыхать в свою комнату.

- А как же Рада? - спросил, раздеваясь, Седро.

- Она и без нас поест, не будем ей мешать, - ответил Роган и со вздохом улёгся в постель. - М-м, родная кроватка, - пробормотал он.

- А в замке...? - со смешком уточнил приятель.

- Там тоже хорошо, но здесь лучше.

- Да уж, дышится тут легко, даже не скажешь, что мы под землёй.

- Место силы... всё, я сплю.


Во сне к Раде пришли Высшие. Опять вдвоём. Щелчком пальцев один из них создал на краю ведьминой поляны белоснежную ротонду, где все с удобством устроились в мягких кожаных креслах за круглым столом.

- Ты же голодная, - вдруг сказал второй Высший и движением руки накрыл богатое угощение. - Ешь, а мы пока расскажем о цели нашего визита.

- Только вначале у меня будет просьба, - наморщила лоб ведьма. - Вы скрываете свои лица, но постоянно дрожащее марево перед глазами...

- Неприятно? Странно, ты бы не должна замечать, - переглянулись гости, а затем медленно изменились. Теперь перед Радой сидели двое молодых мужчин.

- Олей, - представился первым рыжеволосый желтоглазый красавец с обаятельной улыбкой ловеласа.

- Кейлас, - кивнул синеглазый брюнет с суровым лицом воина.

- Да, так гораздо лучше, - улыбнулась Рада, - вот только очаровывать меня не нужно, я ведь чувствую, что вы пытаетесь мне понравиться.

Высшие удивлённо подняли брови, а затем захохотали.

- Надо же, и это поняла.

- А зачем, кстати? Мы ведь и так союзники, - заметила девушка и принялась за ужин.

- Верно, - кивнул рыжий. - Но нам хотелось, чтобы мы стали друзьями.

- Смешно, - фыркнула ведьма, отложив вилку. - Сначала вашими стараниями я осталась без семьи и мужа, а затем вы хотите, чтобы мы подружились? Очень логично, угу.

- Ну ты... - крякнул брюнет Кейлас. - Ведьма!

- Она, - подмигнула ему Рада и продолжила трапезу, положив себе на тарелку воздушное пирожное. - Интересно, а я действительно ем?

- Конечно, - улыбнулся Олей. - Спишь и ешь. И это странно.

- Значит, всё подтверждается, - кивнул Кейлас. - Мы не просто угощаем тебя, Верховная, а сразу же проверяем твои силы, ведь после того, что недавно произошло на болотах...

- Мы о буре, - уточнил рыжий. - Оказалось, твоё могущество продолжает расти.

- А не должно? - и девушка отодвинула от себя тарелку. - Спасибо. Я сыта.

- Да, сила растёт, - подтвердил Кейлас. - И сейчас мы должны решить, как ты будешь жить дальше.

- Объясните.

- Рада, ты инициировалась слезами. И каждый раз, когда плачешь, увеличиваешь свой внутренний сосуд. Если так будет продолжаться, очень скоро придётся...

- ...от меня избавиться? - печально улыбнулась девушка.

- Нет, нам придётся забрать тебя с собой, - и Олей кивнул на небо. - Ты станешь Высшей, как и мы. И уже не сможешь вернуться на землю. Никогда.

- Нет, я не хочу! - ахнула ведьма и всплеснула руками. - А как же быть? И что делать? Мне теперь уже и заплакать нельзя?

- Вот, - Кейлас выложил на стол маленькую коробочку и открыл её. В ней лежало изящное кольцо с гладким розовым камнем. - Это - Хранитель. Он будет незаметно забирать у тебя излишки силы.

- Так что можешь плакать, злиться или истерить - могущественнее не станешь, кольцо защитит, - объяснил Олей. - Ты и так теперь настолько сильная, что любой маг нашего мира навредить тебе не сможет.

- Ага, лишь тряхнёт, как липку, только листочки осыпятся, - вспомнила Авгура ведьма.

- Сама виновата, мы специально не вмешивались, чтобы ты поняла - Верховная - это не только знание книг и заклинаний, но и умение защищаться, самостоятельно давая отпор обидчикам.

- Как? - поджала губы девушка. - Я же не могу убивать.

- Зато можешь обездвижить противника, хорошенько стукнуть или сбить с ног.

- Согласна, - вздохнула ведьма. - Это моя вина. Почувствовала себя среди друзей и расслабилась.

- Защиту усиль многократно и никогда не снимай, даже во сне.

- Особенно во сне, - покивал пальцем Кейлас. - К тебе ведь не только мы прийти можем, но и враги из магов-менталистов или изменённые, мало ли... И пусть воины научат тебя основным приёмам самозащиты.

- Всё верно, я подобные советы даю всем окружающим, а о себе забыла, - понурилась Рада.

- Ничего, ты только учишься познавать свои силы, - улыбнулись Высшие и встали. - Нам пора.

- Благодарю за науку, - тоже поднялась из-за стола девушка. - И за кольцо особенно.

- Будешь общаться с магами, следи за цветом камня, - сказал на прощание Олей. - Если станет изменять цвет, значит на тебя пытаются воздействовать силой.

- Поняла, спасибо. Приходите ещё, - слабо улыбнулась Рада.

- Придём.

- Как-нибудь...

Высшие кивнули и растаяли, а Рада проснулась и долго лежала, вспоминая весь минувший разговор.

- Хозяйка, - тихо шепнул Лесик и прижался к ней, обнимая лапами.

- Ты всё слышал?

- Да. Но опять случайно влез, я ведь пришёл рассказать, что был в замке и говорил с Михеем. Тебя ожидают гости. Нехорошие. Двое из бывшего Совета магов. С синяками в пол лица.

- Интересно, - протянула девушка. - Приехали, чтобы я с них сняла метку? Или хотят прибить по-тихому, чтобы не мешала?

- Не знаю, но дядька просил поторопиться. Гости уже неделю живут, хозяевами себя почувствовали, всюду лезут, грубят.

- Понятно, значит будем воспитывать, - хмыкнула Рада и зевнула. - До рассвета долго ещё?

- Да, так что спи.

- А ты?

- И я рядом с тобой.


Утро порадовало ярким солнцем, а ещё новостью, что на ведьминой поляне вдруг ниоткуда появилось чудное строение.

- Беседка. Круглая, - доложил удивлённый Седро.

- Это ротонда, - исправила его Верховная. - У меня ночью были гости, видимо оставили подарок.

- Кто? - маги уставились на Радославу, округлив глаза, а затем Роган тихо спросил. - Высшие?

Девушка утвердительно кивнула и прижала палец ко рту, призывая к молчанию.

- Поняли. Ничего не спрашиваем, но...

- Всё хорошо. Они довольны тем, как развиваются события.

Маги переглянулись и удовлетворённо вздохнули.

- Отлично, - улыбнулся Роган.

- Но ты вечером так и не поела, - заметил Седро.

- Мои гости с угощением приходили.

- Ясно. Какие планы на сегодня?

- Лесик! - тихо позвала Рада.

- Сейчас, - донёсся из ванной голос домового, а затем он вышел и запрыгнул на диван рядом с Верховной. - Слушаю.

- Расскажи магам, кто гостит у нас в замке.

- Двое бывших членов Совета, Ирос и Бачун, оба с синяками на лице.

- То есть, они замараны в чём-то поганом, - хмыкнул Седро Олерн.

- С их точки зрения - нет, - заметила Радослава. - Но раз синяки до сих пор не сошли, значит, намерение нанести вред нашему миру осталось. Также Михей просил передать, что Ирос и Бачун за неделю пребывания в замке совсем обнаглели, требуют к себе особого отношения, хамят прислуге и обещают "весёлую" жизнь хозяйке, когда она вернётся.

- Они не понимают, - переглянулись между собой Седро и Роган. - Как и многие из магов, считая Верховную ведьму прихотью правителя Стратуса.

- Так думают лишь те, кто сбежал от войны и только сейчас вернулся, - заметил Лесик. - Я же бываю иногда у архимага...

- Да ты его любимчик, - засмеялась Рада.

- Так вот, он быстро вправляет мозги всем, кто думает иначе. А недавно приказал увековечить на стене восстановленного холла Академии историю гибели Салерны и Алмы Греновис. Чтобы каждый входящий маг читал и думал, к каким последствиям могут привести их ошибки. Хотя Стратус мне признался, что это напоминание ему самому - больше никогда не быть таким самоуверенным.

- Что? - повернулась к домовому Рада. - Ты мне не рассказывал.

- Побоялся, что расстроишься, начнёшь плакать и вновь устроишь катаклизм.

"Больше нет, мне же кольцо подарили".

"Я помню. Но Хранитель появился только этой ночью".

- Возвращаясь к нашим гостям, - напомнила Радослава. - Давайте подумаем, как будем их воспитывать.

- За синяки, раз вина перед Каруной налицо? - уточнил Седро.

- Нет, за это пусть с них спрашивают маги нового Совета и сам Стратус. А вот за хамство по отношению к людям замка...

- ...и угрозы тебе, Верховная, - нахмурился Роган. - Эти глупцы не понимают, кто ты и чем можешь ответить.

- Думайте, я жду ваши предложения к обеду. А пока проведаем детей.


А теперь небольшое отступление, собственно, о герцогстве Греновис.


Герцогство - совсем небольшое по величине - располагалось в долине, образовавшейся на стыке двух горных хребтов. Оно было надёжно защищено скалами от палящего солнца летом и от промозглых ветров зимой. Через долину протекала небольшая река Ая, которую маги использовали для полива многочисленных огородов и фруктовых садов. Также маги следили за обеспечением долины хорошей погодой, что позволяло жителям Греновиса собирать стабильные урожаи ягод, фруктов и овощей. Во многих дворах поселян содержались коровы, овцы и домашняя птица, так что мясом Греновис был обеспечен всегда и только мука закупалась управляющим в соседнем Гарпасе - выращивать зерновые в горах было невозможно, для этого не было ни площадей, ни грунтов, ни подходящего климата.

Свой дом - красивый каменный замок в три этажа - герцог Керин построил в центральной части долины, обнеся его кованой оградой, которую вскоре густо оплёл кустарник горной розы. Фасад замка украшали три полукруглые башни, словно выступающие из стен: одна в центре и две - по краям. Центральная (парадная) часть дома служила для приёма гостей, тут же располагались гостиные, библиотека, большая столовая и бальный зал. Боковые башни оборудовали для работы Керина и Алмы соответственно. Спальни хозяев и их свиты занимали второй этаж замка, прислуга и челядь жили на третьем.

Внутренний двор был засажен цветами и декоративными кустами - это было пожелание Алмы. Все хозяйственные помещения находились позади замка, там же располагались и конюшни.

В состав Греновиса входило три поселения: Ринда - самое большое по численности, занимало центр долины. Тут находились школа, больница, храм Единого, магазины и гостиницы с трактирами. В левом углу долины располагалось Улесье, с противоположной стороны - в лесу - стояла теперь погибшая Салерна.

По герцогству были проложены отличные дороги, до ближайшего города - Холана - все жители долины добирались кто верхом, кто повозками за день пути.


Когда весной Радослава вернулась из Холана в Греновис, спустя несколько недель к ней пожаловал Седро Олерн, с порога радостно заявивший:

- А я к вам. Насовсем. Все дела в Берне закончил. Жена также согласна на переезд и уже собирает вещи. Но жить в Холане не хочет, просится сюда, в долину.

- Герцог Керин рядом с замком построил с десяток особняков, в которых всегда жили приезжие маги или гости, кого не устраивал постой в гостиницах, - успокоила его Рада. - Пусть супруга выбирает, что ей по душе.

- А не захочет, мы поможем быстро построить новый дом, - добавил Роган, пожимая руку товарищу.

- Спасибо.

- Но в Греновисе у вас тоже будут свои покои, - пригласил нового члена семьи Михей, указав на лестницу. - Пойдёмте, покажу, что мы для вас приготовили.


После переезда сирот в замок, их размещением занялся новый управляющий - Михей Лагрон. Всем он был представлен, как родич хозяйки и быстро завоевал уважение челяди. Домовой Фил, часто проводивший с дядькой время, во всём ему помогал, а также докладывал о чём говорит между собой замковая прислуга. Так Радослава узнала, что бывшего управляющего, служившего герцогам много лет, люди не любили. "Как снулая рыба, - цитировал домовой, - дотошный, но неприятный. Никогда не спросит о семье, не поинтересуется, вдруг что-то нужно. Для Сницина существовали только герцоги и их дети, с ними он был учтив и любезен, остальных считал грязью под ногами".

- Я как-то мало обращала на него внимание, - пожала плечом Рада. - У меня была любящая семья, слуги - товарищи по шалостям, а Сницин всегда был где-то в стороне. Но мама его хвалила, говорила, он тщательно ведёт все хозяйственные дела, следит за счетами...

- ...а ещё ворует, - фыркнул дядька, - Я проверил несколько расчётных книг - ваш управляющий уехал домой очень небедным человеком.

- Искать его и призывать к справедливости я не буду, хотела написать, чтоб возвращался - теперь промолчу. Но будет время - постарайся определить величину нанесённых убытков, дядя. Мои родители, в первую очередь, были магами, герцог Керин занимался наукой и опытами, Алма - разведкой Каруны и политикой Совета, так что дела герцогства родители воспринимали, скорее, как необходимую повинность и были рады, что хоть кто-то этим занимается.

- Я во всём разберусь, - пообещал Михей.


После переезда холанских сирот в Греновис, Михей предложил установить им строгие правила поведения.

- ...иначе они сильно усложнят нам жизнь, - объяснил Раде дядька. - У детей - левая башня замка, где есть отдельный вход и кухня. Там же оборудованы спальни и классы, столовая и общий зал. Рядом обитают преподаватель Умас и повариха Омеля, к осени подберём ещё одного воспитателя. Но...

- Что?

- Дети не должны заходить в другие части замка, если только их не позовут или если не будет на то особое разрешение.

- Ты не слишком строг, дядя?

- Они должны понимать, что живут тут только до совершеннолетия, ты им не мать, дети - не наследники. Да, иногда осознавать границы горько, но устанавливать их необходимо. Каждый должен знать своё место, особенно когда живёшь на всём готовом.

- Михей прав, - заметил Седро Олерн, - дети могут нафантазировать себе, что они тут чуть ли не хозяева и станут хвалиться ровесникам в школе, а ещё командовать в замке и покрикивать на челядь, а этого допускать нельзя. Мальчики и девочки - все из простых семей, магов среди них не будет, это точно, значит, их ждёт жизнь обычных людей. Мы их выучим и вырастим, Каруна позаботится о компенсации за погибших родителей, то есть во взрослую жизнь они выйдут с образованием и деньгами, а дальше...

- Дальше уедут кто куда. Это нужно обязательно им объяснить, что всё зависит от них самих. Захотят добиться большего - должны не лениться, старательно учиться, много читать и много работать, - добавил Роган.

- А на твою территорию замка детям заходить нельзя, - продолжил Михей. - Здесь ведутся взрослые разговоры, приезжают важные люди с визитами, проводятся различные магические или ведьмовские опыты, а ещё ходят домовые.

- Ты прав, дядя, - согласилась Радослава. - В детской части замка и так интересного хватает: библиотека и класс рисования, Роган и Седро построили во дворе качели, есть ещё площадка для игр...

- Вот, но и дисциплина должна соблюдаться.

- Только армейские порядки вводить не нужно, хорошо? - жалобно попросила Рада, вызвав хохот друзей.

- Ладно, - ответил Михей. - Но я прошу тебя понять, дать опеку детям - это святое, помочь определиться с профессией или устроиться в жизни - тоже важно. Но став взрослыми, они не должны висеть на тебе камнями, а жить своей жизнью.

- Я подумаю над твоими словами, - пообещала девушка.


И вот сейчас, шагая по лесу на встречу с детьми, Рада размышляла, как ей поговорить с ними, чтоб они поняли её правильно, но потом смалодушничала. "Пусть ребята отдыхают, учатся и набираются сил, они же только входят в подростковый возраст, ранимые тонкие души, так что обойдусь без нравоучений. Позже дядька Михей объяснит нашу позицию учителю Умасу. Тот найдёт нужные слова, как втолковать подопечным новые правила их жизни".


Одноэтажный дом, разделённый пополам "для мальчиков и девочек", был возведён на лугу у небольшого озера. К нему вела дорога прямиком из замка, которую создали маги Бёрна в благодарность Верховной за спасение своих людей. Дом, кстати, тоже построили они, а когда узнали, что тут будут отдыхать дети-сироты, то обустроили всё в кратчайшие сроки.

Седро Олерн, перейдя на службу к молодой герцогине, рассказал, что многие маги Бёрна также хотели бы работать на Греновис и Рада пообещала, как только вернётся с Чёрных болот, рассмотреть с десяток кандидатур.

- Маги и воины, служившие в замке, погибли вместе с хозяевами, осталась лишь прислуга, - добавил Михей. - Рада, тебе нужны свои люди рядом, но не обычная свита, а единомышленники, те, кто будет поддерживать и защищать. Меня, Седро и Рогана - мало, хотя, конечно, есть ещё домовые...

- Нет, они - моё тайное оружие. А свиту будем подбирать вместе, дядя, когда я вернусь с болот.

"Но устоять перед членами Совета - а это сильнейшие маги Каруны - у рядовых одарённых нет никаких шансов. Значит, нужно подумать, как воспитать этих наглецов своим, ведьмовским способом. А то, ишь, хозяевами себя почувствовали в чужом доме. Думают, они - вершители судеб, а сами - ничем не лучше изгоев".

Радослава выдохнула свою злость несколько раз и шагнула на поляну, где играли дети. "Хотя уже не дети, война заставила их быстро повзрослеть". Сирот собирали по всему Холану, малышей удачно разобрали родные, а в Греновис переехала группа детей-подростков, почти ровесников, 12-13 лет.

Увидев герцогиню, дети быстро собрались вокруг неё, начав рассказывать, как им нравится в лесу и что в замок возвращаться ещё не хочется.

- Я пришла просто вас проведать, - успокоила их Рада. - Узнать, может, что-то нужно? Все ли здоровы?

- Здоровы, слава Единому, - кивнула головой повариха. - Никто на аппетит не жалуется, продуктов хватает, спасибо.

- Как учёба? - перевела взгляд на преподавателей герцогиня.

- Хорошо, все успевают, - ответил старший из них, Умас. Пожилой учитель Холанской школы пережил тяжёлую зиму, похоронив жену и её родных. Детей у старика не было, их заменили ученики школы, часть из которых - сирот - он приютил до конца войны у себя. "Мы сроднились - почти семья. Раз ребята переезжают в Греновис, то и я с ними. А дома оставаться не могу, слишком много тягостных воспоминаний", - сказал Радославе Умас, и она забрала его с собой, предоставив удобное жильё в замке.

- Я бы хотела поговорить с вами, а затем с детьми, где это можно устроить? - спросила Рада.

- В доме, - ответил второй преподаватель, Валай, работающий школе Ринды уже несколько лет. Он согласился на летнюю подработку с сиротами, откровенно признавшись, что нуждается в дополнительном заработке, так как собирается осенью жениться.

- Вы пока займите детей, - попросила его герцогиня и кивнула Рогану и Седро, - Развлекайтесь, - чем вызвала их дружный смех.


В небольшой столовой, усевшись у окна, Радослава откровенно поговорила с учителем Умасом.

- Мы толком не смогли пообщаться, когда перевезли вас сюда, - начала девушка. - Я ведь почти сразу уехала, а вам нужно понимать какая жизнь ожидает ваших подопечных.

- Слушаю, - коротко отозвался старик.

- Вы уже знаете, что вся моя семья погибла...

- Как и моя.

- Война - наше общее горе.

Они помолчали недолго и Рада продолжила.

- Кроме титула герцогини, недавно у меня появился ещё один - Верховная ведьма Каруны.

- Ведьма? - вытаращил глаза Умас.

- Да, Верховная означает, что я не слабее магов, просто у меня другой источник силы. Совет и архимаг Стратус официально меня признали, так что в нашей долине вскоре появится много ведьм и колдунов.

- Зачем?

- Будут приходить для подтверждения своего дара, чтобы получить соответствующий документ. Это в Каруне - стране магов - мы избалованы их вниманием, а в других королевствах всё не так, одарённых мало, вот жители и пользуются услугами ведьм для лечения или другой нужды, а среди них часто встречаются шарлатаны.

- О-о, - округлил глаза Умас, - понимаю.

- Я так откровенна с вами, чтобы вы не обижались, если в ближайший год буду не часто наведываться на детскую половину замка.

- Да что вы, - замахал руками старик, - я же понимаю, как много у вас обязанностей, нам с детьми и так повезло, что мы тут оказались, живём на всём готовом, без нужды и забот.

- Хорошо, - вздохнула Рада. - Теперь поговорим о важном. Вы не знаете, все ли сироты имели в Холане дома?

- Да, все.

- А документы на них имеются?

- Э-э... я не в курсе.

- Мне нужны адреса этих домов, чтобы подтвердить в мэрии собственность детей, иначе потом могут быть проблемы.

- Я всё выясню.

- Маги наложат на дома охранные и защитные заклинания, так что, когда наши подопечные станут взрослыми, им будет где жить.

- Спасибо, - улыбнулся Умас.

- Также правитель Стратус пообещал выплатить компенсации всем пострадавшим по утере родных, поэтому мне нужны их документы, чтоб оформить в банке депозит на каждого ребёнка.

- Депозит, чтобы не могли снять деньги до совершеннолетия? - кивнул головой учитель. - Правильно, пусть сначала повзрослеют и наберутся ума. Зато потом у них будет и дом, и деньги с процентами.

- До этого, в замке Греновисов, дети будут обеспечены всем необходимым. Они станут обучаться в школе Ринды, через несколько лет определятся с будущей профессией, а затем я помогу им с работой.

- Этого более, чем достаточно, - вздохнул облегчённо Умас. - Но я настаиваю, что ребята также должны работать и помогать по хозяйству, иначе вырастут лентяями и нахлебниками.

- Им отдано левое крыло замка, вот пусть за ним и следят, чтоб было чисто и убрано. А ещё посоветуйтесь с управляющим Михеем, он подскажет, чем можно будет занять детей. Но только не во вред учёбе.

- Конечно.

- Теперь о вас, Умас. Думаю, учителем вы своё уже отслужили, пора на покой. Но без работы не останетесь, я буду платить вам ставку воспитателя. За мальчиками нужен пригляд, чтобы ходили аккуратными, делали все уроки, громко не шалили и вели себя достойно.

- А девочки?

- За ними пока присмотрит Омеля. Вскоре приедет воспитательница, будет готовить девочек к взрослой жизни, а это хорошие манеры, умение вести хозяйство, подготовка приданого, выбор профессии.

- Да какая профессия у девушек? - поджал губы старик. - Только замуж.

- Вы не правы. Я, например, окончила лекарскую школу и восемь лет проработала в местной больнице. А ведь росла обычным человеком, ведьмой стала лишь во время войны.

- Так-то вы...

- Этих девочек через десять лет будут ждать свои дома и хорошие счета в банке. Пусть сами решают свою судьбу. Захотят учиться чему-нибудь после школы - пожалуйста. И не нужно ограничивать их одним замужеством, никуда оно от них не денется.

- О каких профессиях вы говорите?

- Как в Греновисе, так и в Холане очень не хватает хороших модисток, швей, кружевниц и кулинаров, а ещё я мечтаю, чтобы в Ринде открылась публичная библиотека. То есть, работа девушкам всегда найдётся, было бы желание.

- Согласен, я обо всём переговорю с детьми.

- Только не торопите их взрослеть, пусть наслаждаются детством, - грустно улыбнулась Рада. - И по поводу родных наших сирот. Может кого-то нужно поискать? Вдруг где-то за границей живут любимые бабушки-дедушки или тёти-дяди?

- Дети никуда не хотят уезжать, - всполошился Умас.

- И не нужно, но известить родню, может, всё-таки стоит? Чтоб было потом к кому ездить в гости.

- Я расспрошу всех, - пообещал старик. - В конце концов мы, люди, всегда переживаем за своих родных и о детях сейчас кто-то волнуется.

- Вот именно. В принципе, это всё, что я хотела обсудить.


В схрон она вернулись уже под вечер, уставшая, но спокойная. "Словно игры и разговоры с детьми убрали из головы все дурные мысли", - подумала Радослава. Она умылась, переоделась и вышла в гостиную.

- Господа, я знаю, как всем не хочется возвращаться к нашим проблемам, но без их разрешения нам в Греновис хода нет.

- Это правда, - вздохнул Седро. - Я пол дня думал, что мы с Роганом можем противопоставить бывшим членам Совета? И понял - ничего, они не дадут нам и слова сказать.

- Ирос и Бачун - сильнейшие маги Каруны - обездвижат всех и будут вести себя, словно изгои, ведь считают, что их несправедливо обидели, - добавил его товарищ.

- Хорошо, я сама возьмусь за воспитание зарвавшихся магов, а вы поможете мне грубой физической силой, - улыбнулась Рада и быстро поколдовала над кувшином со взваром. - Лесик, отнесёшь это в замок и пусть Фил проследит, чтобы питьё оказалось в чашках наших гостей.

- А что это? - полюбопытствовал Роган.

- Снотворное. Маги уснут, а потом я с ними поработаю.

- Понял, - ухватил кувшин домовой.

- Подожди, - остановила его девушка. - Когда Фил убедится, что гости спят, пусть позовёт меня, он знает как. Мы сразу же придём в бальный зал, там всегда пусто, так что никому не помешаем. Михею передай, пусть ждёт нас в холле, а всю прислугу ушлёт к себе, мне свидетели не нужны.

- Хорошо, я пошёл, - кивнул кошак и скрылся на изнанке.

- Ну что же, - Рада встала с дивана и отправилась на выход из гостиной. - Пойду, посекретничаю с Палкиным, он ждёт меня в ротонде.

- А мы? - спросил Роган.

- Приготовьте всё для ухода в замок, возвращаться сюда мы уже не будем. И советую поспать, я вас перед выходом разбужу.

- Сама тоже отдохни.

- Конечно.


При виде лешего Рада заулыбалась - он чинно сидел в ротонде у стола, поджав под кресло босые ноги и словно обнюхивал всё вокруг себя.

- Здравствуй, хозяйка, - кивнул Палкин. - Какие важные гости сюда приходили, надо же...

- Учуял?

- Ещё ночью. А теперь вот пришёл спросить, чего нам всем ожидать?

- Да ничего, никто в жизнь лесного народа вмешиваться не собирается.

- Ну да, мы же по сравнению с Высшими - муравьи-букашки.

- Зато можете угрызть до крови, если понадобится, так что не прибедняйся, - улыбнулась девушка. - Сэма куда подевал?

- Брат в лесу. Он тебе нужен?

- Хочу посоветоваться с вами обоими.

- Сейчас, - кивнул Палкин и чуть шевельнул бровью.

Вскоре на поляну выскочил крупный бурый медведь и остановился у входа в ротонду.

- Приветствую, Рада. Я к вам внутрь заходить не буду, линяю сильно, так что посижу на ступеньках, - рыкнул он.

- Хорошо, как хочешь. Меня интересует, ты знаешь таких магов, как Ирос и Бачун?

- Конечно, члены Совета. Уже бывшие.

- А что можешь о них рассказать?

- Я же служил стражником Цитадели, с самими магами не стыкался, кто они и кто я.

- Но хоть разговоры или сплетни какие-то слышал?

Медведь вновь рыкнул и спустя недолгое время рассказал.

- Ирос - маг Жизни, все дни проводил в лаборатории, куда никому не было доступа, говорят, жуткие эксперименты ставил.

- Вот как... - с угрозой прошептала Рада, вспомнив страшную ночь, когда по велению Высших уничтожила результат соединения человека и зверя. "Неужели это создатель монстра? - Девушка на минуту прислушалась к миру, проверяя своё ощущение и поняла. - Да, это он. Вот и встретимся". - А Бачун?

- Сообщник Ироса во всех делах. О нём говорили, любит молоденьких девушек, но они надолго у него не задерживались.

- Обижал?

- Нет, об этом бы сразу узнали в Академии, просто мужик любил... м-м... разнообразие в личной жизни. Каких-то жалоб на него никогда не поступало.

- Понятно, - задумалась девушка.

- Почему спрашиваешь о них, Верховная?

- Ирос и Бачун уже неделю живут в Греновисе, ведут себя по-хамски, грубят Михею и прислуге, ждут моего возвращения и грозят наказать за все свои обиды.

- Да ты что? - открыл рот леший. - Они дурные совсем?

- Нет, просто не понимают, с кем собираются воевать.

- А ты?

- Отправила в замок усыпляющее питьё к ужину и теперь думаю, что делать дальше. Этой ночью я хочу разобраться с гостями раз и навсегда.

- Убьёшь? - прорычал Сэм.

- Нет, мне нельзя. Но накажу обязательно.

- От нас что требуется?

- Палкин, ты можешь вырастить в центре Салерны два дерева? На центральной клумбе, напротив мэрии. Силой я поделюсь, так как деревья нужны большие.

- Только к утру, раньше не получится.

- Подходит. Сэм, перетащишь спящих магов туда же? Роган и Седро тебе помогут.

- Сделаю.

- Тогда я вас не задерживаю, когда будут готовы деревья, свяжитесь со мной, а затем приходите в замок.

- В бальный зал, как обычно?

- Да, мы туда перенесём наших спящих гостей, а затем "быстрой дорогой" я проведу нас в Салерну. Не хочу устраивать разборки в доме.

- И правильно, дом - это место мира и любви, а злым чужакам там делать нечего, - согласился леший. Он подождал, пока Рада напитает его силой, а затем вместе с Сэмом ушёл на изнанку.


Рада вернулась в схрон, активировала свои колдовские книги и долго их листала, пытаясь найти подходящее заклинание. А затем вздохнула, вернула браслеты обратно на руки и легла в постель, перед сном пробормотав: "Олей, Кейлас, нужен ваш совет".


Высшие пришли, вновь вызвав её в ротонду. Девушка поздоровалась и сразу же огорошила их вопросом:

- Я ведь могу сама создавать заклинания, правда?

- Конечно, - ответил Кейлас.

- А как узнать, рабочее оно или нет?

- Только на практике, - улыбнулся Олей.

- Сегодня на рассвете я собираюсь наказать создателей того жуткого монстра, которого вы заставили меня уничтожить. Подстрахуете в случае чего?

- О-о, - хищно сузил глаза Кейлас. - Обязательно.

- А что ты собираешься делать? - спросил Олей.

- Увидите, пока боюсь сглазить.

Девушка встала и решительно попрощалась с Высшими, а затем проснулась, села за стол и написала новое заклинание. "Вот только куда потом вклеить этот листок я не знаю, потому что смешала воедино и чёрное колдовство, и белую силу, - задумалась Рада. - Хотя... кто мне мешает завести собственную книгу? А когда в ней заполнится несколько страниц, трансформирую её в ещё один браслет".

- Хозяйка, - тихо окликнул Лесик. - Фил просил передать, что гости уснули.

- Хорошо, я сейчас быстро соберусь, а ты пока разбуди наших мужчин.


8.


Рада вместе с магами вышла в холл замка глубокой ночью и сразу же попала в объятия Михея.

- Девочка моя, - забормотал он ей в макушку, - я так соскучился. Как ты?

- Всё хорошо, - вздохнула она, - позже расскажу о нашем путешествии. Я тоже о тебе часто вспоминала.

- Лесик, дружище, ты стал ещё больше, - удивился дядька домовому, а затем пожал руки магам. - Мужики, как погуляли?

- О-о! - тихо воскликнул Седро. - Сплошная сказка. Я в восторге.

- Подтверждаю, - добавил Роган.

- Все разговоры завтра, - прервала их Рада. - Дядя, а где Фил?

- Гостей сторожит.

- Сложностей не было?

- С этими зазнайками? Не смеши меня, они даже не поняли, что пьют, хотя всегда проверяли и еду, и питьё амулетами.

- Тогда я к Филу, - махнул лапой Лесик и исчез, а Рада предложила перейти всем в кабинет, где уселась за стол, подождала пока напротив устроятся в креслах мужчины, а затем начала рассказывать.

- Вы не знаете, Роган, Седро, что со мной однажды случилось, только дядя и Лесик были свидетелями. Ночью, во сне, меня перенесли на острова, где обосновалась община бежавших магов Академии.

- Ты как-то упоминала архипелаг Пушта, это туда? - уточнил Седро.

- Да. В одной из лабораторий Высшие показали мне результат мерзкого эксперимента - тварь, созданную из человека и зверя. - Раду даже передёрнуло от воспоминания. - Я прикоснулась к спящему монстру, в нём не было ни мыслей, ни души, лишь одно желание - убивать. Управлять этим было невозможно, то есть популяция монстров могла истребить всё живое на Руне за короткий период.

- Какой бесчеловечный эксперимент, - пробормотал Михей.

- Ты нашёл правильное определение, дядя, именно бесчеловечный. И его авторы сейчас спят у нас в гостевых покоях.

- Они? - изменился в лице Роган.

- Да, и чтоб вы понимали до конца, такие эксперименты Ирос и Бачун проводили с молодых лет, а Стратус их покрывал, считая, мол "ничего страшного не происходит, маги просто изучают возможности дара Жизни". Это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения Высших.

- Хочешь сказать, именно Ирос и Бачун - главные виновники войны в Каруне? - изменился в лице Седро.

Рада кивнула головой и тяжело вздохнула.

- Я обещала не наказывать их за преступления перед нашим миром, только за хамское поведение и угрозы, но теперь отпускать магов не собираюсь, так как, боюсь, Совет опять защитит их под благовидным предлогом.

- Не всякое любопытство и интерес в науке несут пользу человечеству, - высказал мысль Михей. - В данном случае маг Жизни превратился в мясника и убийцу.

- А его напарник... кстати, вы не в курсе, какой магией владеет Бачун? - спросила Рада.

- Универсал, - ответил Роган. - Хотя в столице он больше известен, как бабник-Бачун.

- Если интимные склонности не наносят вреда окружающим, это личное дело каждого, чем он занимается в своей спальне, - отмахнулась девушка.

- Очень прогрессивные взгляды, - улыбнулся Седро. - Похвально.

- Ты забыл, что Верховная ещё и лекарь по профессии, а у них другое восприятие людей, - хмыкнул Роган. - Рада, что ты собираешься делать с этими извращенцами?

- Не убивать, конечно. Воспитывать. Больно. Но вначале мы лишим их силы.

- Давай, - азартно выдохнули маги, - ведь столько тренировались весной, но лишь на иллюзиях.

- Вот и будут вам первые подопытные. - Девушка встала и кивнула на выход. - Время ещё есть, нужно определить масштаб работы, а затем перенесём магов в бальный зал. Там к утру должны появиться Палкин с Сэмом, помогут нам переправить спящих в Салерну.

- Правильно, - кивнул Седро.

- И символично, - добавил дядька. - Пусть они увидят, к чему приводят подобные эксперименты. Я предлагал гостям побывать в погибшем селении, чтоб поклониться праху невинно убиенных, но они категорически отказались, упирая на то, что не хотят разминуться с Верховной.

- Уроды, - скривился Роган.


Способ лишения магов силы приснился Радославе ещё зимой, когда она вместе с ведьмаками спасала Холан от посмертного проклятия, накрывшего город чёрной пеленой. Правитель Стратус, извещённый через домового Лесика, согласился помочь Верховной ведьме, прислав из столицы опытного менталиста. Его звали Парос и вместе с Верховной и её магами он за неделю создал методику лишения силы, которую собирались применять в Каруне к новым изгоям. Как раз перед уходом на Чёрные болота были закончены все приготовления и перед отъездом менталиста домой Рада наложила на него "заклятие запрета".

- Вы не сможете объяснить в Академии, что мы тут придумали, - сказала она. - Это моя идея - заключать магические силы в ловушку, дарить её Совету я не собираюсь. Раз маги Академии тысячу лет не могли решить эту проблему, им придётся смириться с тем, что судьбу изгоев будет решать Верховная ведьма Каруны.

- Меня же всё равно постараются разговорить, - заулыбался Парос. - Многие маги до сих пор с недоверием относятся к изначальным.

- Ничего они вам не сделают, но на всякий случай... - и Рада дополнительно поколдовала над менталистом, накладывая на него защиту.

Перед отъездом Парос, чуть смутившись, напросился опять в гости. "Хотя я готов переехать в Греновис насовсем. У меня жена и две дочери-школьницы. Мы бы построили дом в долине, тут у вас замечательно. А в столице и так хватает магов моего профиля".

- Рада, - заметил Михей, - нам нужен менталист, он ведь, в первую очередь, лекарь душ, а сейчас вокруг много людей, переживших смерти родных.

- И когда появятся новые изгои, их тоже будет нужно вразумлять, - добавил Седро.

- Парос, если хотите, приезжайте летом с семьёй, отдохнёте, осмотритесь, поговорите с людьми. Переезд - дело серьёзное, ваши женщины должны быть уверены, что их устроит жизнь на новом месте, - улыбнулась Рада.

- Очень мудрый совет, спасибо.

- И ещё, когда приедете на отдых, не снимайте номер в гостинице, в долине есть хорошие гостевые дома. Там чисто, убрано и удобно. Возможно, в одном из них вы захотите поселиться насовсем.

- Ещё раз спасибо, - поклонился менталист. - Я вам напишу, когда переговорю с домашними.


И вот теперь методика, разработанная для лишения магов их силы, впервые была применена к людям. Не изгоям. К магам Совета.

- Аура вокруг человека постоянно перемещается, двигаясь по часовой стрелке, - объяснял Радославе Парос. - Сила одарённых - неотъемлемая часть ауры и выглядит, как разноцветные нити, выступающие из тела. В зависимости от природы дара длинна нитей разнится.

Девушка удивлённо подняла брови и шепнула: "Последнее не поняла".

- Рада, я объясню проще, - вмешался Седро. - Одарённые обладают всеми видами магии, как-то, Воды, Земли, Огня... и так далее, это все знают. У кого нити силы одного размера - тот Универсал, но у меня, например, огненные нити намного длиннее...

- ...поэтому ты маг Огня.

- Именно.

- Я продолжу, - Парос создал иллюзию человека в полный рост и закружил вокруг него медленный поток ауры и магических нитей. - В Академии считали, что лишить человека магии можно единственным способом - остановить вращение ауры. Но это вело к гибели одарённого. Ваша идея магической ловушки оказалась гениальной - не обездвиживать ауру, а наоборот - раскрутить её так, чтобы магические нити сплелись друг с другом, создав естественный кокон вокруг человека. Только небольшая часть нитей силы - вверху и внизу кокона - остаются свободными. Это даст возможность одарённому чувствовать магию, но полноценно пользоваться ею он не сможет.

Далее кокон мы закрепляем, а ещё вы накладываете на него сверху свою ведьмовскую силу и остаётся только вернуть ауре её обычное вращение. Итог - магические силы окажутся в надёжной ловушке и распутать её не сможет никто.

- Никто, потому что задействован дар Верховной, - заметил Роган. - Магическую часть - да, сможет наложить или снять любой сильный маг, но вот без тебя, Радослава... таких, как ты в нашем мире больше нет.

- Я верю, что изгоев теперь станет меньше, - задумчиво сказала девушка. - Во-первых, мы уничтожили почти всех бывших, а вот новых постараемся не допустить.

- Как? - скептически отнёсся к её словам Парос. - Я же сам многих видел и тестировал.

- Кого? Детей-подростков? У которых ещё ни ума, ни жизненного опыта нет, одно желание - выделиться и доказать всем, что ты лучший? Я и Стратусу говорила - нельзя по глупым молодым мечтам судить о человеке. Подросток растёт, умнеет и его приоритеты изменяются с возрастом. Поэтому необходимо давать изгою повторный шанс пройти испытание на зрелость, например, через 5 лет. Поверьте, его осилят почти все. Но эти годы с ними должны плотно работать маги-менталисты, чтобы убедиться в правильности нашего выбора.

- Согласен, - кивнул Парос. - Я сам не раз думал, что несправедливо вешать на подростка метку изгоя, которую он будет нести всю оставшуюся жизнь.

- И тысячу лет! Тысячу! - возмущённо воскликнула Рада. - Академия не могла решить эту проблему, в результате настроив против себя и всей страны армию изгоев! Это принесло в Каруну войну, смерть и горе!

- Тихо, племяшка, - Михей, сидевший рядом, крепко обнял девушку и прошептал. - Успокойся, не ровен час, вновь сломаешь что-нибудь.

- А что ломала? - округлил удивлённо глаза Парос.

- Вековые сосны, но всего пару штук, - весело отозвался Лесик, чьё присутствие всегда приводило менталиста в ступор.

Это разрядило обстановку, и все продолжили разрабатывать и улучшать ловушку, чтобы её можно было задействовать быстро и легко.


На рассвете Ирос и Бачун стараниями домовых были одеты и обуты, а затем перенесены в бальный зал. Там магов ещё раз осмотрела Рада и усилила их сон, а затем Седро с Роганом заключили силы спящих в ловушку, а Верховная ведьма наложила на неё сверху слой Равновесия. "Буду так называть свой дар, - решила девушка. - И все новые заклинания стану создавать похоже, смешивая чёрную и белую силу изначальных. Тогда распутать и снять мои заклинания не сможет никто".

Вскоре в угол зала шагнули леший и медведь.

- Всё готово, хозяйка, - доложился Палкин.

- Хорошо, спасибо. Выдвигаемся в Салерну, - начала командовать Рада. - Лесик, одного из магов закиньте Сэму на спину, другого возьмут Седро и Роган. Становитесь позади меня, шагать молча, по сторонам не смотреть, замыкающим - Михей.


Салерна словно вынырнула под ноги Верховной, встретив её мёртвой тишиной и сереющими в предрассветной дымке полуразрушенными зданиями. Девушка оглядела площадь и вздохнула - вокруг были лишь треснувшие камни и пустота, только на центральной клумбе, где когда-то стояли Алма и Радослава, зеленела трава и даже зацвело несколько цветов. Тут же вздымались к небу два мощных дуба, выращенных лешим за ночь.

Рада отступила в сторону и кивнула своей команде:

- Усаживайте магов, прислоняя их спиной к деревьям. Потом отходите подальше и ждите.

Девушка достала мешочек с заговоренной солью и создала ведьмовской круг, заключив в него клумбу с дубами, а затем разулась, распустила волосы, шагнула в траву и тихо запела:


- Дубы-красавцы, мудрые деревья,

Вы выросли за ночь среди камней.

Вы молоды, но в вас вся сила мира -

Впустите внутрь себя этих людей.

Пусть станут они узниками дуба,

Питаясь соками ствола, дыша листвой,

Пока не примут главный закон Руны -

Что жизнь подвластна только ей самой.


Рада пела, повторяя этот стих снова и снова, и шагала вокруг деревьев, словно выплетая на земле замысловатый узор, а затем обняла каждый дуб по очереди, прижимаясь лицом к стволам, и настойчиво зашептала: "Откройтесь, заберите к себе новых братьев. Научите их любить наш мир. Пусть они живут с вами до тех пор, пока Руна их не простит. Потому что я не прощу".

Вскоре люди и нечисть на площади вздрогнули, увидев невероятное - стволы деревьев со скрипом разошлись в стороны и в их тёмное нутро втянуло бывших магов Совета, затем деревья вновь сомкнулись и закачались, шевеля листвой. Внезапно вспыхнул ведьмовской круг, дрожащей перламутровой стеной отгораживая Верховную от всего мира - это к ней пришли Высшие.

- Ты что творишь? - зашипел Кейлас.

- Тюрьму, - горестно призналась Рада.

- Кольцо покажи, - потребовал Олей и удивлённо ахнул, когда девушка подняла руку - камень в оправе был оплетён сетью мелких трещин. - Даже Хранитель не выдержал твоей силы.

- Нужен более мощный. Я сейчас, - Кейлас исчез ненадолго, но вскоре вернулся и надел на палец Радославы кольцо с крупным голубым камнем. - Старый Хранитель я заберу, пока он окончательно не лопнул.

- Но я впечатлён увиденным, - улыбнулся Олей. - Ты поражаешь не только силой, но и фантазией, Верховная.

- Свою работу я сделала, - тихо призналась Рада, - теперь ваша очередь.

- То есть?

- Пока маги живут в деревьях, я прошу, чтобы вы поговорили с ними - не криком и требованиями, а методичным объяснением, за что они наказаны. Я вначале хотела сама... но поняла, что не смогу, сорвусь. В конце концов, Высшие тоже несут ответственность за войну в Каруне. Когда вы убедитесь, что Ирос и Бачун всё осознали, смирились и больше не представляют угрозы нашему миру, отправьте их куда подальше, хоть на другой континент.

- Без тебя нам деревья не открыть, - признался Кейлас. - Тут же изначальная сила перемешана, где белая, где чёрная знаешь только ты.

- Хорошо, позовёте меня, я освобожу пленников. А свою силу я называю теперь силой Равновесия.

- Тебе пора отдохнуть, Верховная, - заметил Олей. - И не переживай, ты всё сделала правильно.

- Удачи, - Высшие попрощались и исчезли, вместе с ними растаял и перламутровый барьер.

А к Раде тут же бросились со всех ног те, кто был на площади.

- Цела? - крикнул Михей.

- Да, дядя, всё хорошо. Но предупреждаю - у меня сил осталось лишь дойти в Греновис, поэтому быстро возвращаемся, а потом...

- Знаем, уложить тебя в постель и не трогать, - обнял девушку Лесик.

- Тогда построились и пошли. Палкин, Сэм, спасибо за помощь. Мы позже поговорим.

- Конечно, иди давай, - рыкнул медведь. - А мы с братом тут ещё посидим, осмотримся.


В бальном зале, убедившись, что все благополучно вернулись, Рада опустилась на пол и мгновенно уснула.

- Я отнесу хозяйку в постель, если что будет нужно, скажу, - Лесик подхватил тело девушки и вихрем умчался на второй этаж.

- Михей, пока вас не было, я приготовил гуляш, а ещё есть свежий хлеб и горячий взвар, - возник возле управляющего домовой Фил. - Хотите позавтракать?

- Да, спасибо, - отозвались хором мужчины. - Мы сейчас быстро приведём себя в порядок и придём... а куда?

- Прислуга ещё не встала, можете поесть прямо на кухне.

- Отлично.


За столом дядька, утолив первый голод, тихо признался:

- Я даже представить не мог... такое чудо увидеть. Невероятное зрелище.

- Ох, и сильна наша Верховная, - подтвердил Седро.

- А Стратусу мы расскажем? - и Роган кивнул головой на окно, выходящее в сторону Салерны.

- Думаю, пока не стоит, - ответил Михей. - Вот когда магов начнут искать и спросят...?

- Пусть Рада отведёт архимага показать дубы, - подал голос Фил.

- Ты же оставался в замке, - удивился Михей.

- У нечисти свои приёмы, - улыбнулся домовой. - Поели? Тогда я исчезаю, сюда идёт повариха.

Дородная Павлина удивилась донельзя, застав на своей территории завтракающих мужчин.

- Ой, - вытаращила она глаза. - Господа вернулись? А хозяйка?

- Спит уже, - встал из-за стола Михей. - Приготовь для неё что-то сытное, а ещё пирогов и... ну ты сама лучше знаешь.

- Конечно, после долгой дороги всего попробовать хочется, - кивнула Павлина.

- Мы с Роганом отправляемся в постель, - зевнул Седро. - Господин управляющий, а вы?

- Отдам необходимые распоряжения и тоже посплю, - попрощался с ними Михей и чуть не рассмеялся, услышав за спиной тихий голос поварихи, сунувшей нос в кастрюлю. - Я не поняла, а кто готовил гуляш?


Рада проснулась под вечер, сытно поела и вновь уснула. А в это время, закрывшись в кабинете, маги рассказывали Михею и Филу свои приключения на Чёрных болотах.

Как медведь Сэм познакомил Раду с водяным, кикиморами и прочей болотной нечистью.

Как Верховная всех лечила, а маги в это время чистили берег и обнаружили дом Ставроса, подняли его на пригорок и осушили.

Как потом познакомились с ведьмаком и избавили его от горба.

- Повезло мужику так вовремя встретить Раду! - ахнул дядька.

Рассказ о том, что Ставр с детства знал Алму, дружил с герцогом Керином и, узнав об их гибели, расстроился до слёз, заставил Михея помрачнеть.

- Зато здоровье себе вернул, - тихо заметил Роган. - Отличный мужик этот Ставр. Не то, что его дурной сынок.

- А этот откуда взялся? - удивился дядька.

- Примчался из столицы, - дальше последовало описание встречи Авгура и Рады, буря из-за расстройства девушки и многочисленные извинения молодого барона, сгоравшего от стыда за нервный срыв.

- И Верховная его простила, - заключил Михей, - поняла, что парень извёлся из-за болезни отца.

- Точно, но мы после этого сразу же попрощались и ушли в схрон. На второй день проведали деток, живущих в лесу. Все здоровы, учатся, гуляют...

- И хорошо, что сразу в замок не вернулись, - вздохнул дядька. - А то неизвестно, чем бы всё тут закончилось.

- Это да, - кивнул Седро. - Даже представить страшно.

- Вот-вот. Зато теперь нас ждёт спокойная неторопливая жизнь, - улыбнулся Роган.

- Спокойная? - расхохотался дядька. - Ты серьёзно?

Маги переглянулись и тоже рассмеялись.

- Верно говоришь, Михей, рядом с Радославой никогда не знаешь, какое чудо тебя ждёт за поворотом. Зато и скучно не бывает. И это хорошо.


В последующие дни Рада тихо занималась своими делами, почти не выходя из комнаты, перебирала одежду, складывая в мешок то, что больше носить не будет, в него же добавила вещи мужа - их вид вызывал лишь комок в горле и тоску. Девушка подолгу лежала в ванной, добавляя в воду настои трав, шепталась с Лесиком о своих ведьмовских делах, пока он расчёсывал длинные волосы хозяйки, и выходила лишь в столовую, стараясь съесть как можно больше, а то за время путешествия на болота она сильно похудела.

Спустя четыре дня дядька вызвал Радославу в кабинет и предложил рассмотреть список кандидатур магов, которые желали переехать из Бёрна в Греновис.

- Я знаю, ты против постоянного вмешательства одарённых в жизнь простых людей, - сказал Михей. - Но давай производить перемены постепенно. В Каруне маги правят уже тысячу лет, нельзя изменить их законы за год.

- Согласна, - вздохнула девушка.

- Но вначале поговорим, собственно, о самом замке. Левая башня отдана детям и, пока они отдыхают в лесу, я хочу закрыть туда вход на всех трёх этажах, оставив для прохода дверь лишь внизу, рядом с кухней.

- И замок на двери повесишь? - улыбнулась ехидно Рада.

- А как же, любопытство ребятни никакой запрет не остановит. Но ключи будут у всех взрослых.

- Хорошо, тогда я тоже хочу отделиться и занять правую башню. Раньше это была территория Алмы, где она работала, а ещё принимала своих агентов, позже они с Керином обустроили там спальню на третьем этаже. А мы с мужем, как и все домашние маги, жили здесь, на втором. Сейчас меня это не устраивает.

- Почему?

- Греновис - дом детства, где я росла рядом с людьми, ставшими моей семьёй, и это не только родители, но и маги, работавшие в долине, воины охраны и агенты Алмы - рядом с ними я не испытывала никакого стеснения.

- Но сейчас вокруг будут чужаки, - кивнул Михей. - А ты - молодая, красивая и одинокая. Да, тебе нужно жить отдельно, и правая башня подойдёт идеально.

- Там я смогу спокойно колдовать, встречаться с Палкиным и Сэмом, там же станут жить Лесик и Фил.

- Можешь дальше не объяснять, я понял. А вход в правую башню тоже делаем только на первом этаже?

- Конечно, и начать перестройку я прошу как можно быстрее, чтобы успеть до приезда магов из Бёрна.

- Хорошо, - Михей что-то черкнул в своей домовой книге и продолжил. - Теперь обсудим наших слуг. Сейчас в замке работает кухарка и две её помощницы, а также трое слуг, следящих за чистотой и порядком на этажах.

- Наши маги всегда сами убирали свои комнаты, - сказала Рада. - Мы в Греновисе были приучены к самостоятельности, так что никаких личных слуг не держали, камеристок у нас с мамой не было, да и светскую жизнь родители не любили. Хотя приёмы пару раз в год устраивали - в основном, для друзей из Академии.

- Мне нравятся эти правила, - улыбнулся дядя. - Но они работают лишь в Каруне, когда вокруг одни одарённые.

- Ничего не изменилось, - заметила девушка, а затем помрачнела. - Хотя для меня лично... ладно, не будем о плохом. Пока в замке слуг хватает, нас тут лишь четверо: ты, я, Роган и Седро. Фила никто не видит, а Лесик - мой личный любимый котик, да? - и Рада повернулась в угол, откуда, фыркнув, выглянул домовой. - Иди к нам, что ты прячешься?

- Я не прячусь, а ищу норки, - важно ответил кошак.

- Какие? И зачем?

- Потом расскажу, - и Лесик снова исчез.

- Теперь поговорим о дворовых, - продолжил Михей. - Двое поселян следят за чистотой вокруг дома и сразу же выполняют работу садовников, также у нас есть конюх с помощником, а ещё мастер-ремонтник, его обязанности я ещё не понял.

- Не всё можно починить магией. Мастер Лин следит за дворовым инвентарём, помогает с мелким ремонтом слугам, обслуживает карету и две повозки.

- Понял, нужный в хозяйстве мужик.

- Вот именно. Кстати, а что с лошадьми?

- Хозяйские погибли или пропали во время войны, сейчас в стойле только четыре лошади. Но маги из Бёрна все прибудут верхом, так что в конюшню нужно будет больше работников.

- Потом решим. Что ещё?

- Охрана из стражников замку нужна?

- Нет, здесь стоит магическая и ведьмовская защита. А вот за порядком в долине всегда следили управители посёлков. Народу у нас немного, чужаков видно сразу. А что с переписью? Ты хотел уточнить количество населения Греновиса.

- Ринда и Улесье - около полутора тысяч человек, это вместе с детьми. В Салерне до войны по спискам управляющего Сницина жило четыреста двадцать человек, но сколько уехало в войну, а сколько погибло от рук изгоя сейчас никто не скажет. Я говорил с управителями, они опрашивают всех, кто знал жителей Салерны, имена погибших мы восстановим.

- И я уже знаю, какой хочу памятник, - задумчиво сказала Радослава. - Жаль, рядом нет подходящих мастеров. Тут, в Каруне, маги не особо заморачиваются красотой на кладбищах - устанавливают небольшие стелы с именами и датами жизни усопших, а я хочу в Салерну именно памятник, такой, чтобы дух захватывало. И обязательно, чтоб имена всех погибших были высечены. - Тут Рада вздохнула и тихо добавила. - А ещё ведь есть домашняя усыпальница в саду, пока пустая. Мне до осени нужно перенести туда прах родителей и мужа.

- Алма пока покоится возле схрона, а где Керин и Ивар? - спросил Михей.

- На южной границе. Там сейчас Рой и Семен бродят среди разрушенных поселений, отправляют души усопших к Единому.

- Я помню, - кивнул дядька. - Но учти, Рада, соберёшься за прахом родных - я с тобой.

- Хорошо, - согласилась девушка. - Но тогда ищи себе помощника, чтобы было кого оставить на замену.

- А у Сницина помощник был? - поинтересовался Михей.

- Кажется нет, но я мало интересовалась хозяйственными вопросами. И учти - из долины привлекать людей нельзя, пока не разберёшься с делами управляющего.

- Конечно, ведь у него наверняка были сообщники.

- Если нужно, могу поколдовать, - предложила Рада. - Они сами к тебе прибегут каяться.

- Пока не нужно, я сначала хочу понять, где и как они воровали, а уж потом посмотрим. - Дядька достал ещё одну большую тетрадь и раскрыл её. - Продолжим. До войны в долине работало девять магов, из них трое следили за погодой и обеспечивали поселянам стабильные урожаи, двое помогали герцогу Керину в магических разработках, двое работали в больнице, и ещё двое были ветеринарами.

- Да, Алма работала, в основном, в столице, как маг Жизни. Ну и разведка Каруны была на ней. Когда к нам приезжал архимаг Стратус, я отдала ему документы и записи мамы из секретного сейфа, теперь этим в Совете занимается новый человек. - Рада наморщила лоб, подумала недолго, а затем спросила. - Как думаешь, а нам своя разведка нужна?

- Конечно, - кивнул Михей. - Чтобы следить за людьми в долине и быть в курсе их проблем. И о Холане тоже забывать нельзя. Да и в столицу нужно наведываться, иначе не будем знать, как налаживается мирная жизнь Миаса.

- Да, - согласилась девушка. - Кстати, у нас ведь есть особняк рядом с Академией. Лесик ходил его осматривать.

- Ты не говорила.

- Видимо, забыла. Дом уцелел, но разграблен, хотя Алма ставила стандартную защиту. Наверное, кто-то из изгоев постарался и вскрыл охранные заклинания. В особняке живёт пара пожилых слуг, Ревис следит за порядком во дворе, а его жена хозяйничает в доме. Я передала им через Лесика деньги, а ещё письмо, сообщив грустные новости. - Тут Рада встрепенулась. - Дядя, а что наши активы из банков Гарпаса вернули?

- Сейчас узнаем. Я получил письмо из Холанского отделения ещё две недели назад, но не трогал, - и Михей вынул из ящика стола длинный пакет, - потому что открыть его можешь только ты.

- Хорошо, - Рада коснулась герцогским кольцом к магической печати и пакет тут же открылся. - Доставай бумаги и смотри.

- Ого, - спустя минуту ахнул дядька.

- Что?

- А ты, оказывается, очень богата. То есть, я подозревал, конечно... но три с половиной миллиона золотом?

- Работа Керина и Алмы всегда ценилась очень высоко, а долина расходов требовала лишь в первые годы, пока тут налаживалась жизнь.

- Да, Греновис практически на самообеспечении, только зерно завозится из Гарпаса, - удовлетворённо вздохнул Михей.

- Мы все тут работали, каждый на своём месте, - сказала Радослава. - А ты выяснил, дядя, кто из наших людей нуждается в помощи?

- Сразу же, как ты ушла на болота. Лично обошёл все дворы за неделю, а ещё переговорил с управителями. Пострадавших не много, всем им выплачено по сто золотых, этого более, чем достаточно. Я веду записи.

- Даже не сомневаюсь. Ты теперь управляющий Греновисом, поэтому нам нужно съездить в Холан и оформить на тебя хозяйственный счёт.

- Хорошо, я смотрел банковские бумаги за прошлые годы, у твоих родителей всегда было два депозита. На них лежал основной капитал и туда же клались все заработанные средства. А проценты с депозитов ежемесячно перечислялись на третий счёт, хозяйственный. Очень удобно.

- Значит, повторим ту же схему. Два депозита по полтора миллиона, а на хозяйственный счёт положим остальные средства.

- А это не слишком, почти пятьсот тысяч?

- Нет, у нас предстоит много расходов, а это и переделка замка, и обеспечение наших детей всем необходимым, и наведение порядка в столичном особняке, он же был разграблен, а ещё ведь нужно заказать памятник Салерне. И не забывай про оплату работы слуг, управителей, содержание школы, больницы и храма Единого, так что нам предстоят немалые хозяйственные траты. А что наши маги?

- Роган и Седро, как и договаривались, получают по сто золотых в месяц.

- Тебе приказываю выплачивать двести.

- Рада!

- Что? Лучше скажи спасибо.

- Спасибо, но это слишком много.

- Ничего, отработаешь. И не забудь - мы должны забрать в замок из банка пятьдесят тысяч золотом, чтобы у нас всегда были наличные. В подвале правой башни есть хранилище, где сберегались ценности и деньги, открыть его могу только я. Туда положим сорок тысяч, а десять на расходы заберёшь сюда, в сейф кабинета.

- Хорошо.

- Дядя, давай прервёмся, - попросила девушка, взглянув на настенные ходики. - Скоро обед, а после него позовём Седро и Рогана и вместе обсудим, каких и сколько магов пригласим в Греновис.

- Нужно разработать перспективный план необходимых дел, - строго сказал Михей. - Разобьём его по месяцам...

- Разбивай, но все хозяйственные вопросы решай сам, у тебя достаточно в этом опыта, в отличие от меня. Я же лекарь, стану вновь практиковать в больнице, - Рада задумалась ненадолго и вздохнула. - Но Греновису нужно не только тратить средства, но и зарабатывать, потому что жить лишь на проценты от депозита - нечестно.

- Знать в соседних королевствах только так и живёт.

- Но мы же с тобой неправильные герцоги, - улыбнулась Рада.

- Как по мне - самые правильные, - встал из-за стола Михей. - Ладно, пойдём пообедаем, сразу послушаем, что нам расскажут Седро и Роган, я их с утра отправил в Улесье, там управитель просил помощи магов.


- Управитель Петан пожаловался, что на гречишном поле кто-то постоянно ворочает пчелиные улья, правда, потом расставляет их обратно, но как-то небрежно. Было решено выставить охрану из мужиков на ночь, но они всегда засыпали к утру, - улыбаясь, рассказывал за столом Роган. - Поэтому мы с Седро решили сегодня ещё до рассвета съездить посмотреть, что происходит.

- И охрана действительно спала, - серьёзно продолжил товарищ, стараясь не засмеяться. - Её усыпили.

- Вот, сластёна! - вдруг возмутилась Рада. - Не мог сказать, что ли? Или б мы ему мёду пожалели?

- Кто? - не понял Михей. - Ты о ком говоришь?

- Сэм это был, - заржал Роган. - Проверял, нет ли сладенького.

- А на охрану предварительно насылал сон, - вставил Седро.

- Но зачем? Рада права, неужели б мы бочку с мёдом в лес не переправили? - изумился дядька.

- А так не интересно! Инстинкт охотника требует интриги, - продолжил хохотать Роган.

- Да-а, - выдохнула девушка. - Значит, Чёрных болот Сэму было мало? Приключений не хватает? Так можем организовать.

- Не надо! - выкрикнули маги и Михей.

Тут уже рассмеялась Рада, заметив испуг на лицах друзей.

- Видели б вы себя! И, кстати, чем всё закончилось в Улесье?

- Мы договорились с Сэмом, что раз в месяц ему будут оставлять улей с мёдом на краю поля. А управителю сказали, что это распоряжение герцогини. Она же теперь Верховная ведьма Каруны и дружит с лесными жителями.

- Я просила Палкина переговорить с нечистью, чтобы не шалили сильно в лесу и людей не обижали, особенно детей. А если кто из ребятни вдруг заблудится или в беду попадёт в горах, чтоб помогали выбраться. Я каждого отблагодарю.

- Сэм знает и извиняется, хозяйка, - выглянул из стены Лесик. - Говорит, его молодое тело иногда побеждает разум старика.

- Ничего, чтоб это были все наши проблемы, - отмахнула девушка и встала из-за стола. - Господа, пройдёмте в кабинет, нужно обсудить кандидатуры наших будущих работников из Бёрна.


9.


Когда все устроились в креслах кабинета управляющего, Рада взяла слово первой.

- Вы наверняка уже обсуждали магов между собой, верно? Но судили с точки зрения пользы Греновису, а я хочу поговорить о согласии одарённых уживаться рядом с ведьмами, колдунами, нечистью и ещё со мной лично.

- Мы старались учесть всё, - ответил Седро. - Пятерых кандидатов ты видела в Холане, трое из них присутствовали на последнем совещании в филиале, когда демонстрировался кристалл Высших.

- Хорошо, - кивнула Рада. - А какой силой владеют эти одарённые?

- Два погодника, универсал, маг Жизни и маг Воды. Все - люди семейные, солидные. Остальных нужно обсуждать.

- Не нужно, - вздохнула Рада, - этих достаточно, и к ним, возможно, ещё присоединится знакомый вам менталист Парос.

- Точно, он же просился в Греновис на работу, - вспомнил Роган. - Итого - шесть одарённых.

- Я помню, мама как-то говорила, девятерых магов слишком много на нашу маленькую долину. Раньше, когда родители вели активную научную деятельность, все были задействованы в опытах, но сейчас в Греновисе нужно лишь поддерживать давно налаженную жизнь и шестерых магов должно хватать.

- Лесика попросим отнести письмо в Бёрн? - спросил Михей.

- Да, но пусть маги выезжают налегке, чтобы тут осмотреться и окончательно решить, устраивает ли их новая работа. Пока будут жить в замке, присмотрят для себя жильё или начнут строиться, а уж затем перевезут семьи.

- Рада, в комнатах до сих пор лежат вещи бывших хозяев, что с ними делать? - спросил дядька.

- Нужно, чтобы Роган и Седро, да и ты тоже, всё пересмотрели. Одежду - на ваше усмотрение, если не нужна - отдадим поселянам или отвезём в Холан. Если хорошая обувь, шубы, новые костюмы, ценные вещи - покажете мне, я решу. Но лучше их оставить, вдруг кому-то пригодятся из гостей или вам самим понадобится переодеться. И особенно обратите внимание на книги и дневники магов, там могут быть расписаны их действия по управлению погодой, например. Все записи относите в библиотеку и изучайте.

- Я понял, мы сегодня же начнём работу, - пообещал Роган.

- Понимаю, что не очень хочется рыться в чужих вещах, но среди них могут оказаться деньги или ценности, а я не хочу доверять эту работу слугам.

- Конечно, - кивнул Седро. - А родным магов отдать ничего не нужно?

- Перед отъездом на войну все уладили свои дела. У кого были семьи - отправили их через портал, но куда - я не знаю.

- А порталы взорваны, в том числе и межмировой и когда мы сможем его восстановить - неизвестно, - пробормотал Роган.

- В общем, обследуйте комнаты, в том числе и магическим взглядом, ненужную одежду передавайте слугам - они упакуют её в мешки, хорошие вещи откладывайте, деньги пусть дядя перепишет в отдельную тетрадь, а найдутся ценные вещи, я спрячу их в хранилище. Когда вернутся родные магов... если вернутся, конечно, мы всё им вернём.

- Рада, но среди кандидатов нет ветеринара, а в Греновисе много скотины, есть лошади и прочая живность, - напомнил Михей. - Как быть с этим?

- В Бёрне живёт одна дама, опытный маг, специалист по животным, могу ей написать, вдруг согласится, - предложил Седро. - Элиса давно вдовствует, детей нет, любит тишину и чтение. Как-то говорила, ей надоело работать под управлением Радеско, хочет самостоятельности.

- Отлично, пригласи её, - кивнула Рада. - И ещё, Седро, начинай думать, как организовать собственную службу безопасности и разведки - мы должны быть в курсе, что происходит в долине, во всей Каруне и в мире. Иначе станем вести жизнь на отшибе, а Верховной ведьме этого нельзя.

- Слушаюсь, - расцвёл улыбкой мужчина. - Роган со мной?

- Пока не начнут работать новые маги вы отвечаете за всё, а вместе с вами и я, и Михей, и домовые. Но, дядя, напоминаю, сначала мы переделываем башни. Обсудите детали между собой, а я пока схожу на своё новое места жительства.


Рада начала осмотр правой башни с самого верха. Весной, вернувшись в замок из чащи Криласа, она в первый же день быстро пробежалась по комнатам и убедившись, что всё в порядке, наложила на башню защиту и больше туда не заходила, слишком острыми были воспоминания. Сейчас же Радослава методично открывала все шкафы и столы, осматривала книжные полки и комоды, словно кто-то подталкивал её к поискам.

"Но что я ищу? - думала она. - Тут же только личные вещи родителей". И вдруг наткнулась на большую шкатулку, спрятанную в дальнем углу книжного шкафа. Рада выставила шкатулку на стол и коснулась её кольцом Греновисов. Последовал тихий звон, и крышка откинулась - внутри оказались письма, увязанные в пачки. "Видимо, Алма рассортировала их по отправителям, она всегда была очень методичной".

Рада села за стол и начала пересматривать верхние конверты пачек. "Друзья родителей из Академии Миаса, письма из соседних королевств, от деда Греновиса из Гарпаса, а вот пачка писем от барона Ставроса, - и девушка, подержав её в руках, положила обратно в шкатулку. А ещё, странно, послания от герцога Цонга, нужно показать Михею. О, а это что?" - внизу ящика лежали письма родного отца Радославы, Тедди Тромиса. "Всю деловую переписку я отдала в Академию, значит, это личные послания, - и молодая герцогиня решительно ухватила отцовскую пачку и сунула себе в карман. - Вечером почитаю".

Она вернула шкатулку в шкаф, забрав из неё письма герцога Цонга, отца Михея, и вновь осмотрела спальню. Казалось, родные уехали ненадолго и вскоре вернутся. "Но этого не будет и хватит рвать себе душу, - вздохнула Рада, - значит, решаю, что я отсюда уберу из мебели, а что оставлю. С гардеробом родителей буду разбираться постепенно".

Девушка прикинула на глаз перестановку, затем определилась с переменами на втором и первом этаже и лишь затем спустилась в подвал, где Греновисы обустроили хранилище для ценных вещей.

Рада коснулась кольцом-печаткой двери, нажала тайные кнопки и рычаги, открывавшие замки большой комнаты-сейфа, хлопком зажгла свет и ступила на порог. Сухое и хорошо проветриваемое помещение не изменилось - вдоль стен по-прежнему высились шкафы, где родители хранили различные магические амулеты и накопители, свитки с важными научными разработками и редкие книги заклинаний, также тут лежало парадное оружие и доспехи, стояли золотые кубки, драгоценные вазы и дорогая посуда. И здесь же, в дальнем углу комнаты, прятался маленький сейф, где Алма хранила деньги и свои драгоценности. Рада открыла дверцу сейфа ключом, который вынула из тайника, и улыбнулась.

"С точки зрения обывателя, родители сошли с ума, оставив все ценности в замке и не переправив их за границу. Но для Греновисов истинным богатством всегда были знания, магическая сила и наша семья, остальное - только показная демонстрация благополучия. Да и драгоценности никогда не привлекали Алму, она даже кольца не носила, так как они мешали ей работать с магией Жизни. И только ради выездов на светские приёмы мама надевала роскошные гарнитуры, чтобы выглядеть не хуже заграничной знати".

Рада вновь поднялась в спальню на третий этаж и прошла в гардеробную комнату, полную родительской одежды. "Мама была ниже меня ростом и полнее, у неё много простой рабочей одежды. Хотя простой с точки зрения знати. Для той же Лоры, белой ведьмы из Холана, это шикарные платья, юбки и блузы. Предложу ей подобрать себе гардероб, да и для Мышки тут многое можно перешить, ведь ткани все отличного качества", - девушка оглядела комнату и хмыкнула. "И куда убирать всю эту одежду? Разве что сдвинуть поплотнее, освободив пару шкафов и полок для себя. А вещи Керина пусть оценит дядя, он с герцогом одной фигуры, вдруг подберёт себе пару костюмов, а то за хозяйственными хлопотами забывает, что переехал в Греновис налегке, своей одежды толком и нет".

Рада выглянула в окно и удивлённо подняла брови - осмотр башни и хранилища, кажется, занял не так много времени, а уже наступил вечер.

- Лесик, - позвала девушка. - Ты где? И почему я тебя не вижу целый день?

- Да рядом я, - выскочил к её ногам чёрный кошак. - Мы тут с Филом интересное обнаружили.

- Что?

- А вот что, - возник рядом с Лесиком второй домовой и протянул Раде на вытянутых руках маленький белый комочек. - Это новорождённая домовушка. Появилась недавно, думаю, её инициировала сила Верховной.

- Маленькая какая, - и Рада приняла в сложенные горстью ладони лёгкий пушистый комочек. - Она будет разговаривать?

- Скоро узнаем. Но нечисть растёт долго и маленькой остаётся добрую сотню лет, - заметил Фил.

- А вот как будет расти домовушка у нас - неизвестно, - отозвался Лесик. - Ты никогда не задумывалась, почему рядом с людьми живут домовые, особенно в домах изначальных? Мы питаемся вашей силой. И если дар обычной ведьмы я могу сравнить с маленьким ручейком, то сила Верховной - это мощный поток большой реки. Благодаря тебе я, например, заметно увеличился в размерах и стал намного сильнее, Фил тоже подрос и оздоровился. Да и вся лесная нечисть словно омолодилась за эти полгода, что мы провели в чаще Криласа.

- Прости, я не сильно обращала внимание, тут бы за собой уследить, - улыбнулась виновато Рада.

Домовые переглянулись и захохотали.

- Она ещё и прощение просит? Это мы говорим СПАСИБО!

- Пожалуйста, - отмахнулась Рада. - А нашу новую девочку мы поселим в спальне, чтобы набиралась сил и росла красивой кошечкой, умной, преданной и послушной, да? - заворковала девушка над домовушкой. - Маленькая, масенькая, будешь Мася, хорошо?

В пушистом комочке вдруг зажглись два ярких голубых глазика и утвердительно моргнули.

- Мася, - прошептал Лесик и погладил домовушку. - Пойдём, я устрою тебя... а где, кстати? Мы когда переезжаем в башню?

- Утром перенесём сюда мои вещи и часть мебели, сделаем тут перестановку и наложим защиту от пыли, а уж затем начнём закладывать стенные проёмы.

- И правильно, - кивнул Фил. - Значит, сегодня вы ещё ночуете в своей спальне, а с завтрашней ночи уже здесь, наверху.

- А ты себе место присмотрел? - спросила Рада.

- Буду обитать на первом этаже и сразу же охранять проход в башню.

- Отлично. Тогда на сегодня всё, можем отдыхать.


После ужина Радослава задержала Михея, протянув ему пачку писем.

- Смотри, что я обнаружила среди маминых вещей.

- О, как интересно, - изумился дядька. - Я не знал, что отец переписывался с Алмой. - Он взял письма и вопросительно посмотрел на Раду. - Ты отдаёшь их мне?

- Да. Прочитаешь и потом расскажешь, было ли там что-то интересное. Пусть у тебя останется хоть какая-то память об отце, согласен?

- Спасибо, - Михей чмокнул девушку в волосы и поспешил попрощаться, но она задержала его вопросом. - Я не спросила, вы успели осмотреть хоть одну комнату на втором этаже?

- Даже несколько, быстро рассортировали одежду, хорошую отложили, ты же хотела её потом посмотреть, бумаги перенесли в библиотеку. Ценного ничего не обнаружили. Завтра закончим с остальными комнатами.

- Отлично. Но с утра я планирую свой переезд в башню, поможете мне с мебелью. А когда всё перенесём и закроем от пыли, можно будет начинать строительные работы.

- Рада, но камни закладывать проём ещё не привезли, - ответил Михей. - Только к вечеру ожидается первая повозка.

- Ничего, дел у нас и так хватает, сидеть без работы не будем. А пока спокойной ночи. Отдыхай, - и девушка упорхнула по лестнице наверх.

Мужчина покачал головой и осмотрел большой холл замка - просторный, с высоким потолком, он поражал простотой и функциональностью, но при этом сразу становилось понятно, что здесь живут аристократы. Каждая вещь в холле, как и во всём замке, была подобрана с любовью к своему дому: удобные мягкие диваны и кресла, лёгкие ажурные люстры и светильники, пейзажи на стенах и статуэтки в нишах, кремовые шторы и яркие пёстрые ковры под ногами. "Как и в схроне, тут ощущается любовь к удобствам и самой жизни, - понял Михей. - И мне это нравится".


У комнаты Раду ожидал Седро Олерн, медленно прохаживаясь по коридору этажа.

- Хочу кое-что прояснить, ваша светлость, - сказал он. - Пока мы сортировали вещи магов, пришло несколько мыслей в голову...

- Заходи, - распахнула двери комнаты девушка и предупредила. - Наедине я тебе не светлость, понял?

- Да, - улыбнулся мужчина. - Алма тоже этого не выносила.

- Присядем, - кивнула на кресла у окна Рада и, пока они усаживались, поделилась впечатлениями от осмотра родительской башни. - Перестраивать там ничего не собираюсь, только перестановку сделаю. Наверху останется спальня, второй этаж - мой кабинет для работы с изначальной силой, внизу - приёмная и гостиная. И пока ты не начал задавать вопросы, спрошу первой. Чем собирается заниматься твоя жена после переезда в долину?

- Моя Тесса родом из Лелии, из богатого дворянского рода. Магического дара не имеет, поэтому на ней всегда был дом и дети, а когда сыновья выросли, женились и стали жить отдельно, она помогала невесткам растить внуков.

- Ясно, - удовлетворённо кивнула Рада. - Как думаешь, согласилась бы твоя жена на меня работать? Здесь, в доме, очень не хватает управляющей, чтобы смотреть за порядком и руководить слугами, составлять меню и следить за поставкой припасов, контролировать обстановку в детской башне и вести списки необходимых покупок для дома. Пока этим занимается Михей, но у него и так много обязанностей. А в замке нужна именно женская рука.

- Рада, моя жена будет в восторге, - улыбнулся Седро. - Она очень деятельная дама и сидеть сложа руки не умеет.

- Тогда пиши ей немедленно, чтобы не задерживалась с переездом. Было бы вообще отлично, если б Тесса приехала вместе с магами.

- Уверен, жена всё уже упаковала и ждёт только отмашки.

- Значит, багаж сюда могут отправить ваши сыновья, а Тесса с собой возьмёт лишь самое необходимое. Пока лето, одежды нужно не много, да и в замке хватает новых платьев и всяких вещей для женского удобства. - Тут Рада наморщила лоб, задумавшись. - Прости, а как маги будут к нам добираться, верхом или каретами?

- Верхом быстрее, - ответил мужчина. - Если, как договаривались, они выедут налегке, то через пять дней прибудут в Греновис.

- А как же Тесса?

- Моя жена - отличная наездница и летом много времени проводит верхом, сопровождая меня во всех поездках.

- Но пять дней на лошади? - засомневалась девушка.

- А маги рядом для чего? Будут следить и лечить, если понадобится.

- Неудобно так озабочивать твою супругу, - нахмурилась Рада. - Лучше я подожду.

- Зато я не согласен, хочу жену рядом, - проворчал Седро, а затем подмигнул. - Напишу, пусть выезжает немедленно, а дальше - как решит Тесса.

- Хорошо, - вздохнула девушка. - Завтра приготовишь всем письма, а к ночи отправим туда Лесика. Если маги по какой-то причине задерживаются, пусть скажут или напишут ответ, домовой всё передаст, - она откинулась на спинку кресла и кивнула. - Твоя очередь спрашивать.

- Хочу уточнить на счёт нашей службы безопасности. Чего мы хотим? Каких целей добиваемся? На что обращать внимание в первую очередь и тому подобное.

- Сейчас объясню. Я тут записала кое-что, - Рада поднялась из кресла за бумагами, а Седро быстро оглянулся, оценивая обстановку в комнате. Как и во всём замке, тут было светло, удобно и уютно. Комнату перегораживала изящная арка с цветочной гардиной, за которой пряталась спальная часть помещения, в гостиной же царствовала добротная дубовая мебель, утопающая в мягком ковровом покрытии. У стены красовался парадный буфет с дорогой посудой, рядом - круглый стол на витой ножке и в придачу к нему - пара резных стульев, на стенах висело несколько картин в позолоченных рамах, у окна притулился маленький секретер, откуда Рада как раз доставала свои записи, а в углу неожиданно обнаружилась странная конструкция - узкий стеллаж с полками из меха.

- Верховная, а это зачем? - спросил маг, указав на угол.

- Для Лесика, он там спит.

Седро прикинул высоту стеллажа, угол обзора с него и удовлетворённо кивнул: "Разумно".

- Так вот, чего я хочу, - вновь уселась в кресло Рада. - Фактически, я Верховная ведьма не только Каруны, но и ближайших королевств, просто этого ещё не все осознали. Пройдёт время и за грамотами, подтверждающими изначальный дар, к нам станут приезжать очень разные люди. Ты должен за ними следить, узнавать их прошлое и писать первичную характеристику кандидатов.

- Понял, - ответил Седро, - а как узнавать прошлое? Это же не маги, о которых всё известно, да и связь в Каруне в ближайший год-два ещё работать не будет. Правитель Стратус так качественно подорвал главные кристаллы Академии, что теперь их выращивают заново, а это процесс небыстрый.

- Будем просить помогать нечисть, - коротко ответила Рада. - Да и первые ведьмаки появятся тут не скоро, так что время у нас есть, подготовимся. Дальше, обо мне вскоре многие узнают - высокородные, короли, секретные службы - и захотят выяснить, кто я такая, станут присылать своих шпионов в Греновис. Поэтому нам нужна своя секретная стража в долине - выискивать чужаков и выяснять, кто они такие, но тихо, мирно и без скандалов. Управителей Ринды и Улесья к этому не привлекаем, Михей собирается проверить их работу, а то, оказывается, Сницин, бывший управляющий Греновисов, обворовывал родителей.

- Думаешь, они были сообщниками? - нахмурился Седро.

- Вот и узнаем, а пока... лучше не надо. Стражников поищем в Холане или ещё где-нибудь, чтобы были незаинтересованными лицами.

- Согласен. Сколько человек подбирать?

- Определяй сам. Но я хочу, чтобы мы знали, чем дышит долина, есть ли обиды у людей, конфликты между поселянами, претензии к поселковым управителям и тому подобное. Мои родители больше занимались своей магией, работой в Академии и Советом, а долина была на Сницине. Я не обращала внимания на его работу, пока Фил не начал слушать разговоры слуг, а Михей не проверил хозяйственные книги. Оказалось, доверие хозяев и бесконтрольность в итоге спровоцировали управляющего на воровство и преступления. Их масштаб мы оценим после проверки дяди.

- Понял, дай мне пару дней, я ещё раз объеду Греновис вдоль и поперёк и определюсь со стражей.

- Укрепив собственную безопасность, мы займёмся столицей, - продолжила Рада. - У Греновисов дом рядом с Академией.

- Знаю, был там не раз.

- В этом доме должен работать опытный человек, который бы отслеживал, чем живут маги Академии, жители столицы и её гости. Говорят ли они о Верховной и что именно? Мы должны быть в курсе всех новостей Миаса, какие в нём бродят настроения, сплетни и слухи, в общем - ты сам знаешь, всю жизнь в разведке.

Седро улыбнулся и заметил.

- А твои ведьмаки? О них узнавать?

- А как же, мне ведь интересно. И я, когда буду в столице, обязательно встречусь с Рашеком. Но к Академии магов и близко не подойду, захочет Стратус встретиться, пусть сам приходит в гости. Кстати, хорошо бы узнать, кто сейчас в Совете занимается маминой работой, мне интересно твоё мнение, ГБГ.

- ГБГ? Это что? - не понял Седро.

- Это ты - глава безопасности Греновиса. Не нравится название - ищи другое, удобнее и покороче, - засмеялась Рада. - Например, ЗГ - Защита Греновиса, РГ - Разведка Греновиса. И главное - сам, всё сам. Думай, определяйся, оклад я тебе увеличу. Сколько платить за работу тайным агентам потом мне скажешь, а стражникам долины предлагай по 10 золотых, этого будет достаточно?

- Более чем, обычные служаки всегда получают по 5.

- Честность и порядочность стоят дороже, - вздохнула девушка.

- Это правда, - маг встал и легко поклонился. - Ну что же, я понял основную мысль, прикину план первоочередных задач и тогда поговорим ещё раз.

- Седро, если нужно, можем построить рядом с замком Управу, где ты будешь встречаться с агентами и руководить их работой. А ещё нужен дом для проживания стражников, так что продумай хорошо все детали.

- Обязательно. Спокойной ночи, Верховная.

- И тебе хороших снов, - махнула рукой Рада, прощаясь.


Она переоделась в ночную рубашку и легла в постель, прихватив письма отца и, читая их, вспоминала своё прошлое.

В восемь лет, похоронив мать, Рада переехала жить в Греновис, где её искренне полюбили новые родители. Алма, после рождения сына Ивара, больше не могла иметь детей и появление в доме хорошенькой умной девочки приняла, как благословение Единого, окружив сироту любовью и подарив ей новую семью.

Отец Радославы, Тедди Тромис, много лет служил тайным агентом Каруны, всё своё время проводя в разъездах или живя под вымышленными именами в разных королевствах. Последние 10 лет он работал в Аруане, собирая сведения об ордене Справедливости - детище изгоев. Именно Тедди первым начал говорить о том, как разжигается в аруанцах ненависть к магам Каруны, что король Ларас убирает от правления знать, выступающую за мир с соседями, что даже храмы Единого призывают к войне с Каруной и всё очень-очень плохо.

Алма ценила и уважала агента Тромиса и когда его маленькая дочь осталась без матери, решила - раз Тедди ради Каруны жертвует семьёй, то Греновисы, в свою очередь, позаботятся о Радославе. И новые родители так искренне и тепло относились к малышке, что вскоре она стала называть их мамой и папой. А когда Рада выросла, и они с Иваром полюбили друг друга, чета Греновисов с радостью благословила детей на брак. "Теперь наша семья всегда будет вместе, - говорила Алма. - Я боялась, что могу невзлюбить невестку или что буду недовольна зятем, когда вы решите создать свои семьи, дети. Зато теперь всё идеально устроилось, и мы с отцом очень счастливы".

Очень редко приезжая в Греновис, Тедди смотрел, как растёт его дочь и был искренне признателен чете герцогов за их участие в судьбе Радославы. Он не пытался сблизиться с девочкой, не писал ей писем и не присылал подарков, так как понимал - у дочери появилась новая семья и он не имеет права вмешиваться, потому что сам выбрал жизнь тайного агента, а она полна опасностей. Спустя несколько лет в Аруане вспыхнула эпидемия Хорса и Тедди Тромис погиб, успев напоследок написать Алме, что уверен - вскоре начнётся война и она принесёт в Каруну много горя и смертей.

Сейчас, читая письма, Рада тихо вздыхала, жалея отца и его трудную судьбу, а взяв в руки последнее послание и вовсе расплакалась. "Я знаю, что живу последние дни, - писал Тедди, - но умираю со спокойной душой, ведь моя дочь остаётся в вашей семье, которую давно считает своей. Передайте Раде, что я никогда о ней не забывал, пусть живёт в радости и счастье. Спасибо вам, Алма и Керин, за всё, и пусть бережёт вашу семью Единый".

- Не уберёг, - шмыгнула носом Рада.

- Хозяйка, не плачь, - подал голос Лесик, незаметно пробравшийся на кровать. - Ну что ты опять?

- Это письма моего отца, - объяснила девушка. - Я не знала, что он писал Алме. По работе, конечно, послания шли постоянно, а это личные, где он пишет обо мне.

- Можно почитать? - робко поинтересовался домовой.

- Конечно, - и она протянула письма кошаку, сразу же похвалив его. - Какой ты у меня умный, прям горжусь.

- Фил тоже читает, любит книги, - ответил Лесик. - Мы ведь живём долго, вот и выучились, хотя всё, конечно, зависит от хозяев. Если ведьмак всю жизнь проводит в глухой деревне и заклинания заучивает с детства на слух, то и его домовой будет таким же неграмотным.

- Всё, ложусь спать, - пробормотала девушка, - завтра много дел.

- Как всегда, - махнул лапой кошак и исчез вместе с письмами.


Утром Рада занялась переселением в правую башню замка. Ей помогал Михей и Роган, ну и слуги, конечно. Седро Олерн присоединился к ним только после обеда, так как сидел за письмами в Бёрн, зато Лесик, узнав, что вновь станет посланцем в западную часть Каруны, решил не ждать ночи, а сразу же отправился в дорогу.

Ночевала Верховная уже на новом месте и перед сном поговорила с домовым Филом.

- Как тебе тут живётся? Не жалеешь, что перебрался в замок?

- Да я просто счастлив. Мне нравится дом, с Лесиком мы дружим, с твоими магами отлично общаемся, Михей вообще... мы словно сто лет знакомы, очень умный дядька.

- Хорошо, - вздохнула Рада. - Я очень признательна тебе за помощь в Холане, за мудрые советы и подсказки. И прошу, вскоре к нам прибудут новые маги, чтобы ты следил за их разговорами. Не хочу вдруг обнаружить среди близкого окружения пусть не врагов, но тех, кто не уважает изначальных.

- Понял, прослежу, - кивнул лохматой головой Фил.

- И выходи иногда в долину, вдруг где-то в домах живёт нечисть. Передай, что Верховная всегда им поможет, если что. Но и сами домовые пусть не шкодничают, живут в мире между собой, а ещё слушают о чём говорят люди. Обо всех конфликтах будешь рассказывать мне и Седро, я назначила его главой безопасности Греновиса.

- Хороший мужик, правильный, - улыбнулся домовой.

- И ещё одна просьба - выясни, не осталось ли кого-то из домовых в погибшей Салерне. Мы тогда поможем им перебраться в другие дома, жилые.

- А вот это действительно важно, - встрепенулся Фил. - Я сегодня же ночью наведаюсь в Салерну и всё узнаю.

- Спасибо, - улыбнулась Рада. - Можешь идти, а я - спать.


Во сне к Верховной неожиданно наведался Высший, Кейлас. Он прогулялся с Радой по спящему замку, а затем они засели в её новом кабинете на втором этаже башни и Кейлас рассказал, как дела у магов-пленников.

- Они и правда, как дубовые, и не потому, что живут в дубах, а потому что мозги деревянные, - возмущался Высший. - Не понимают, за что их наказали. Кричат и требуют освобождения.

- Я знала, что это будет долгий процесс, - грустно ответила Рада. - Ирос и Бачун столько лет занимались извращёнными опытами, а окружающие маги их покрывали и молчали. Конечно, члены Совета - самые сильные среди одарённых и могут приказывать любому, но могущество превратило их в моральных уродов.

- Вот, - удовлетворённо кивнул Высший. - Ты это понимаешь, за что мы и ценим тебя, Верховная. А маги Каруны в своём большинстве пока придерживаются прежних взглядов.

- Но перемены неизбежны, просто будут идти постепенно. Как говорит мой дядя, нельзя тысячелетние правила изменить за один год. Я говорила с архимагом Стратусом, вскоре в Академии примут новую клятву магов, так как старая лишала их инициативы, требуя от слабых одарённых беспрекословно подчиняться сильным. Но сильный маг - не значит более мудрый, опытный или порядочный.

- Нет, конечно, - улыбнулся Кейлас. - Чаще всего могущество заменяет одарённому знания, и он считает, что может силой решить любую проблему.

- Но теперь иерархия в Каруне постепенно изменится, и маги станут цениться не только за наличие дара, но и за ум, честь и совесть, - сказала девушка. - Нам остаётся только ждать.

- Хорошие новости, Верховная, на этом я прощаюсь. Удачи!


Утром Раду разбудил Фил и доложился:

- В Салерне нечисть больше не живёт. Если кто и был, за последний год они ушли в другие места, так что в селении сейчас из живого лишь дубовая тюрьма для двух бывших магов.

- Я поняла, - печально кивнула Рада.

- А о нечисти в долине я разузнаю постепенно, - добавил домовой.

- И пересчитай их сразу, чтобы мы ориентировались, где и кто живёт.

- Я даже запишу, - ухмыльнулся Фил и, махнув на прощание, ушёл на изнанку.


Лесик вернулся спустя два дня и, отдав письма Седро, за ужином рассказал последние новости Бёрна.

- На днях был праздник Начала лета и всех животных из долин маги переправили на горные луга. Сам Бёрн заметно опустел, так как многие одарённые сейчас работают в столице, где отстраивают Академию и очищают город, ещё часть ушла на юг патрулировать границу с Аруаной.

- Там сейчас Рой и Семен, - вспомнила Рада. - Надеюсь, у них всё хорошо. Другие новости есть?

- Четверо магов собираются переехать на постоянное жительство в Холан, среди них - Хан Аллеро - добавил домовой.

- Нужный нам человек, да? - взглянула Рада на Седро.

- Надеюсь, - кивнул он. - Лесик, а что наши маги?

- Обрадовались мне, как родному, прям затискали и загладили, быстро собрались и уже отправились в дорогу.

- А Тесса? Её ответного письма я не нашёл.

- Твоя жена выехала с попутным караваном четыре дня назад, - смешно зафыркал кошак. - Думаю, уже подъезжает к Холану.

- Верховная? - взмолился Седро. - Отправишь меня в город поутру "быстрой дорогой?" Хочу встретить супругу.

- Конечно, - ответила Рада. - Дядя, мы тоже с тобой отправляемся в Холан, нам в банк нужно, помнишь? И сразу же проведаем Лору с Мышкой. И Вариуса навестим.

- Тогда предлагаю не задерживаться за столом, - отодвинул тарелку Михей и встал. - Нам всем нужно собраться, а ещё хорошо отдохнуть перед дорогой, это тебя, Рада, касается в первую очередь.

- Роган, остаёшься в замке за старшего, - обратилась девушка к магу. - На тебе - стройка. Два этажа уже перекрыты с обеих сторон, осталось лишь внизу закончить. И прикажи слугам всюду навести порядок, чтобы ни пылинки.

- Понял, не переживай.

- Мы с Михеем постараемся к вечеру вернуться, ну а Седро - как получится.


В гардеробной Рада отложила в сумку несколько платьев для Лоры и её ученицы, а ещё добавила им в подарок по флакону духов - у Алмы стояла целая коллекция. Для себя также пришлось подобрать платье и украшения согласно статусу, чтобы в банке сразу поняли - к ним пожаловала герцогиня Греновис.

- Лесик, ты идёшь со мной? - спросила Рада.

- Конечно, я всегда должен быть рядом, - важно ответил кошак.

- А Фил не хочет с нами в Холан?

- Я спрашивал, говорит, незачем, да и замок без пригляда оставлять нельзя. Ну и за Масей сразу присмотрит.

- А молоко ей уже можно, кстати?

- Не знаю, - вздохнул домовой. - Рядом с Верховной все известные нечисти правила срабатывают совершенно иначе.

- Девочка, а ты что скажешь? - взяла в руки белый комочек Рада. - Хочешь молочка? А я его зачарую, чтобы шло только на пользу.

- Сейчас, - Лесик исчез, но вскоре появился с кружкой молока и подал его хозяйке.

Рада вынула из буфета плоское блюдо, аккуратно вылила в него молоко, чтобы оно растеклось тонким слоем по поверхности, прошептала заклинание о здоровье и опустила на край блюда Масю. Та тут же начала пить, тихо заурчав от удовольствия.

- Получается, - обрадовался Лесик. - Я предупрежу Фила, чтобы покормил Масю утром, а к вечеру и мы вернёмся.

- Но сколько ей можно молока? А то почти всё блюдо вылакала, - встревожилась Рада. - Ещё стошнит.

- Нет, этого не будет, - засмеялся домовой и вынул Масю из блюда. - Всё, ложимся спать, завтра много дел.

- Как всегда, - Рада зевнула и отправилась в постель.


10.


Утренний Холан радовал чистотой и вымытой брусчаткой. На ратушной площади сновали служащие, каждый по своим делам, проезжали верховые и повозки, торопились мастеровые, по тротуарам чинно шествовали дамы, явно на службу в храм, с ними важно раскланивались встречные господа, в садиках и скверах играли малыши под присмотром мамочек и нянь, а в сторону рынка двигался бесконечный поток холанцев в корзинами в руках - скупаться ранними овощами и ягодами, молоком и мясом. И всё это многоголосие мирного города накрывал запах свежей выпечки и хлеба - это булочные, трактиры и рестораны распахнули двери для своих первых посетителей.

В это время в тихом тупике на Монетной улице появилась группа людей - двое мужчин и молодая женщина, а вместе с ними - большой чёрный кот.

- Хорошо, что мы по всему Холану расставили метки для выхода, - сказала Рада, оглядываясь вокруг, - никого не побеспокоили. Лесик, ты идёшь со мной и Михеем в банк, проследишь с изнанки, что там да как.

- Я понял, - ткнулся лбом ей в колени кошак и истаял.

- Седро, - обратилась девушка к магу. - Отправляйся в ратушу, туда поступают все сведения о прибывших караванах. И сразу же проведай Вариуса, он по утрам работает в канцелярии мэра. Передай, я хочу с ним повидаться.

- Я быстро всё узнаю и приду к вам в банк, - мужчина кивнул и бодрым шагом направился в сторону центральной площади.

- Ну что же, дядя, - вздохнула Рада. - Пойдём и мы. Здесь, в начале улицы, находится отделение международного банка "Нерин". Интересно, как нас встретят.

- Я первым начну разговор, а затем представлю тебя, - ответил Михей. - Ты раньше тут бывала, знаю, но как дочь Греновисов. Теперь же выступаешь в роли герцогини, так что будем действовать по правилам.


Угловой дом на Монетной улице впечатлял солидностью и свежими красками бордовых стен. Тяжёлую резную дверь для важных посетителей поспешно открыл швейцар, сразу определив, что перед ним знатные господа - слишком роскошным выглядело платье Радославы, да и колье на груди, как и дивная шаль, покрывавшая волосы, говорили о её высоком статусе.

Прохладный холл встретил тихим гулом - в банке с утра хватало клиентов.

- Постой, я сейчас, - Михей шагнул к первой же конторке, быстро переговорил со служащим и тот вскочил, покрывшись румянцем.

- Прошу за мной.

Их провели в небольшую комнату и туда сразу же вышел управляющий банка, седой полноватый мужчина. Рада видела его не раз, поэтому улыбнулась Бруфиту, как старому знакомому.

- Всё возвращается на круги своя, - прогудел шмелем банкир. - Здравствуйте, Радослава, вы одна? А где же... - тут он запнулся и сник. - Я слышал о вашей маме, это такой кошмар, сочувствую.

- Мои все погибли, - тихо отозвалась девушка. - И родители, и муж, так что я теперь единственная герцогиня Греновис и пришла справиться о своих активах, которые вернули в Холан из-за границы.

- И герцог Керин, и Ивар? - ужаснулся Бруфит. - Какая трагедия, примите мои глубочайшие соболезнования. - Он скривился, шмыгнул носом и, вытащив из кармана платок, промокнул глаза. - Извините. Последние недели полны печальных известий, маги приходят в банк обновлять счета и рассказывают о гибели родных и близких. Я, конечно, понимал, что война соберёт свой жуткий урожай, но смерти стольких знакомых... и все они замечательные люди. Это разбивает мне сердце, а тут ещё вы со страшной новостью.

Банкир рухнул на ближайший стул и сник, а Рада, заметив, что Бруфит тяжело дышит и покрылся потом, быстро налила ему воды из кувшина и незаметно поколдовала над стаканом.

- Выпейте, вам станет легче, - пообещала девушка.

И действительно, осушив стакан зачарованной воды, мужчина вскоре порозовел, задышал полной грудью, затем вытер лицо платком и встал.

- Прошу прощения, сам не ожидал, что так расклеюсь, - пробормотал он и предложил всем присесть за стол. - Теперь о вашем вопросе, герцогиня. Мы уведомили вас, что активы вернулись, всё в полном порядке, можете взглянуть на бумаги. - Он протянул Раде кожаную папку, а она передала её дяде, пояснив, что Михей Лагрон - её новый управляющий.

- Я хочу, чтобы средства по-прежнему лежали равными долями на двух депозитах по полтора миллиона каждый, - сказала девушка. - С них ежемесячно прошу перечислять проценты на третий, хозяйственный счёт, им будет распоряжаться Михей Лагрон.

- Хорошо, - кивнул Бруфит. - Но раз хозяева депозитов изменились, мы составим новый договор, где вы и ваш управляющий засвидетельствуете свои подписи, а банковский маг их заверит, - он встал, легко поклонился и попросил Раду немного подождать. - Я сейчас принесу необходимые бумаги и вызову дежурного мага.

Рада и Михей остались одни, молча переглянулись, а затем девушка подмигнула дяде и приложила палец к губам, кивнув на нишу в углу комнаты. "За нами следят", - шепнула.

- Ты говорил, в "Нерине" у тебя тоже есть счёт, дядя, - завела разговор девушка.

- Не поверишь, но я так и не удосужился дойти до банка, - хмыкнул Михей.

- Возможно, стоит попросить господина Бруфита послать запрос в Аруану?

- Сейчас придёт и спрошу, - пообещал управляющий.

Вскоре в комнату вернулся банкир, которого сопровождал молодой улыбчивый маг. Рада предъявила документы, заверенные лично князем Стратусом, что в связи с гибелью родных, ей перешёл титул герцогини, земли, недвижимость и средства Греновисов, и маг, впечатлившись статусом и документами девушки, тут же подтвердил подлинность подписи архимага.

- Я и не сомневался, но так положено, - пробормотал Бруфит и протянул для ознакомления новый договор о депозитах и сотрудничестве с банком "Нерин".

Рада и Михей внимательно прочитали его, затем подписали, и маг, заверив договор с помощью силы, раскланялся и ушёл.

- Ваша светлость... - начал говорить Бруфит, но Рада его остановила.

- Наедине - просто Рада.

- Хорошо, спасибо, - мужчина помялся, но затем решительно спросил. - У нашего банка - свои агенты повсюду, и они доложили, что вы теперь - Верховная ведьма Каруны.

- Это правда, - кивнула девушка, стараясь не улыбнуться. - Совет и архимаг Стратус официально признали мой новый статус.

- Но я не понимаю... Как такое возможно? Вы же росли обычным ребёнком, мне герцог Керин рассказывал.

- А вы слышали о Салерне? - задала встречный вопрос Рада.

- Все уже знают, это такой кошмар, - всплеснул руками Бруфит, вновь достал платок и вытер им лицо и седой ёжик волос. - Что-то я совсем сегодня плох.

- Магам показывались? - подал голос Михей. - У вас сердце, похоже, сдаёт.

- Да уже лечусь, но пока результатов не видно.

- Разрешите? - Рада взяла руку банкира, послушала пульс, затем положила ладонь ему на грудь и показала знаком, чтоб не разговаривал. - Так, - спустя время сделала заключение девушка. - В лёгких и бронхах скопилась жидкость, она давит на сердечную мышцу, оттого и одышка, и потливость, и слабость.

- А как это убрать? - поинтересовался Бруфит.

- После работы приходите к белой ведьме Лоре, вы знаете такую?

- Конечно, и её, и чёрных ведьмаков, спасших город, теперь все знают, - ответил банкир. - А Вариуса две недели назад избрали новым мэром Холана.

- Да вы что? - переглянулись Рада с Михеем. - Какая приятная новость!

Тут девушка свела брови и заметила.

- Как-то мы перескакиваем с темы на тему, давайте по порядку. Начнём с вашего здоровья. Я приготовлю грудную настойку и оставлю у Лоры, она расскажет, как её принимать. Думаю, сочетание магического лечения и изначальной силы даст наилучший результат, и вы вскоре вновь будете здоровы.

- Спасибо, - облегчённо вздохнул Бруфит.

- Теперь, собственно, о том, кто я такая. Мы с мамой оказались в Салерне, когда изгой, убив мирных жителей, уже покинул посёлок. Там оставались только аруанцы, они мародёрничали и наблюдали, как горят трупы. Алма была так потрясена увиденным, что не выдержала и превратила в пепел всё живое в округе. А применение магии Жизни ради убийства - это смерть для одарённого. Первоначальную искру силы мама отдала мне, тем самым превратив в ведьму. Горе и слёзы сделали меня Верховной, то есть в десятки раз сильнее других изначальных.

- Радослава по силам не уступает Стратусу, - добавил Михей. - Иначе бы не смогла инициировать чёрных ведьмаков Холана. Именно моя племянница их нашла, уговорила изменить судьбу и всему научила. Так что Вариус, Рашек и Рой спасали город под чутким руководством новой Верховной ведьмы.

- Но это секрет, я не люблю публичность и пустые разговоры, - проворчала Рада.

- Вот это да-а, - прошептал Бруфит. - Не ожидал. - А потом вдруг свёл брови и задумался ненадолго. - Подождите, но ведьмаки - чёрные, значит, вы тоже? А как же Лора? Она ведь белая ведьма.

- А это мой второй секрет, - улыбнулась Рада. - Я Верховная ведьма равновесия, то есть свободно могу использовать обе изначальные силы. - И она продемонстрировала банкиру свою чёрно-белую косу, которую скрывала под шалью. - Это - видимое доказательство.

Банкир вытаращил глаза, впечатлился и громко сглотнул.

- Невероятно.

- Верховной равновесия в нашем мире не было тысячу лет, - заметил Михей.

- Да? - взглянул на него банкир. - А вы, уважаемый, кем приходитесь герцогине? Она назвала вас дядей.

- Меня же удочерили, вы знаете? - ответила вместо Михея Радослава. - Дядя - младший брат моего родного отца, все эти годы жил в Аруане, а когда там началась кампания против магов Каруны, всё бросил и пришёл ко мне. Мы вместе пережили эту зиму и войну, я полностью ему доверяю.

- И раз уж мы говорим обо мне, то я могу поинтересоваться? - спросил Михей. - В Солей, в одном из отделений "Нерина", у меня до сих пор лежат деньги, и я хотел бы перевести их сюда, в Холан.

- Конечно, - заверил его Бруфит. - Напишите мне адрес банка, где находятся средства, мы всё проверим и в течение нескольких недель переведём счёт сюда. Конечно, это долго, но пока магическая связь в Каруне не работает, все письма и сообщения мы вначале переправляем в Гарпас, а уж затем в Аруану.

- Ничего, я не тороплюсь, - улыбнулся Михей. - Кстати, Рада, ты же хотела, чтобы мы сняли часть наличных на текущие расходы.

- Напишите сколько, - банкир пододвинул девушке бланк и поинтересовался, как они собираются забирать золото. - Оно же тяжёлое.

- Со мной маг, он облегчит вес монет, - успокоила его Рада.

Тут в двери постучали и в комнату заглянул служащий, сообщив, что герцогиню Греновис ожидает мэр Холана Вариус и маг Седро Олерн.

- Пригласите их... - начал говорить Бруфит, но Рада его остановила.

- Не нужно, я выйду с господами на улицу, прогуляюсь до ближайшего ресторана, а дядя пока вместе с вами приготовит и упакует сумки... ну, вы понимаете.

- Передай, герцогиня сейчас выйдет, - отправил служащего банкир.

- Дядя, - шепнула Рада. - За тобой присмотрит Лесик. Когда закончите, просто скажи вслух, чтобы он нас вызвал.

- Хорошо, иди, - улыбнулся Михей.


Вариус светился от радости, любуясь Радославой. Когда она вышла в холл банка, он даже не узнал её сразу в этой роскошно одетой красавице.

- Вот теперь я вижу, что вы настоящая герцогиня, - воскликнул молодой мужчина, а затем густо покраснел. - Простите. Я забыл, что зимой мы все жили трудно и не время было демонстрировать свой статус.

- Это правда, - ухмыльнулся Седро. - Но война закончилась и теперь нам ничто не мешает любоваться красивыми женщинами.

- Жена приехала, любовальщик? - ехидно поинтересовалась девушка.

- Нет, караван ожидают завтра к вечеру, - доложил маг.

- Тогда пошли отсюда, - решительно ухватила под руки мужчин Радослава, и они вышли на свежий воздух. - Вариус, где мы можем поговорить? Но недалеко, у меня ещё Михей в банке остался, оформляет перевод своего счёта.

- Предлагаю родительский дом, он на соседней улице, там будет удобнее всего.

- А мама? Не помешаем?

- Она уехала к родне в Вернон, вчера прислала письмо, что задерживается, да и ни к чему ей торопиться в Холан. Так что пусть гуляет, встречается с давними знакомыми и наслаждается жизнью.

- То-есть, дом пустует?

- Я ночую в нём, когда задерживаюсь в ратуше допоздна.

- Нам в банке сказали, ты теперь мэр Холана. Поздравляю, это и честь, и большая ответственность.

- Знаю и стараюсь оправдывать. Но хотя меня избрали только две недели назад, фактически я управляю городом ещё с зимы.

- А старый мэр не вернулся?

- Оказалось, он умер ещё прошлым летом, сердце не выдержало известия, что его родные погибли при штурме изгоями южных поселений.

- Война - беда для всех, - вздохнула Радослава. - Пойдём, времени у меня не очень много, а я хочу ещё Лору навестить и к вечеру вернуться в Греновис.


По пути с ними раскланивались все встречные холанцы и Вариус со смешком заметил, что теперь его положение в городе ещё больше укрепится, раз он сопровождает такую шикарную даму.

- Льстец, - фыркнула Рада.

- Политик, - подмигнул Седро.

- Мэр, просто мэр, - улыбнулся Вариус. - Это вначале, когда в городе выяснили, кто избавил их от проклятия, мне с Роем и Рашеком не давали проходу, но спустя время всё успокоилось и утратило остроту, а затем дни покатились обычной чередой. Я продолжал пол дня работать в мэрии, остальное время занимался дома с чёрной силой. Мы пришли. - Мужчина остановился у красивого двухэтажного особняка и распахнул калитку в ухоженный двор.

- Прошу.

Рада помнила этот дом. Тут ведьмаки впервые увидели, чем отличается нежить от домашней нечисти. Под руководством Верховной ведьмы Рой и Рашек избавили мать Вариуса от гнусного соседства - духа вампира, захватившего тело женщины. Тогда, зимой, эти стены давили мраком безысходности, зато в это солнечное утро дом дышал покоем и уютом.

- Домового для себя нашёл? - поинтересовалась Рада, поднимаясь по ступенькам крыльца.

- Двух, - со смешком ответил Вариус. - Один живёт в доме у реки, вторую сейчас представлю.


Проводив Верховную и Седро в гостиную, хозяин дома извинился и ненадолго вышел, и пока его не было, Рада рассказала магу историю Лиссы - матери Вариуса.

- Мне Роган лишь вскользь намекнул, куда и зачем они с Михеем ездили однажды вечером. Я тогда был ещё непосвящённым в ближний круг Верховной, - заметил Седро. - Получается, Лиссу лечили годами и магам даже в голову не пришло... - тут мужчину передёрнуло от отвращения, - что это вампир, гадость какая.

- Лучше запомни на будущее, - покивала пальцем Рада. - Если человека долго лечат и всё без толку, никакая магия не помогает...

- ...значит, болезнь - дело рук колдуна или ведьмы.

- Неверно, - вздохнула девушка. - Чтобы проклясть человека, достаточно сильной отрицательной эмоции - злости, зависти или ненависти. На это способен любой человек, ведь изначальная сила наполняет и пропитывает собой весь мир Руны, а взрыв эмоций её активирует.

- Значит, любого можно проклясть или сглазить? - ахнул Седро.

- Именно, а белая ведьма или чёрный колдун избавят от напасти и вылечат болезнь. Это их призвание и профессия. И не забывай, что ещё существуют храмы Единого, где насланные проклятия могут развеиваться самостоятельно - это свойство намоленных зданий. В них сотнями лет собирается благодать от молитв прихожан и ритуалов служителей Единого.

- Это тоже изначальная сила?

- Нет, если объяснять простыми понятиями, сначала на Руне зародилось колдовство, берущее силы от нашего мира. Затем появилась магия - дар Высших, её люди превратили в ремесло. А вера - это то, что нас всех объединяет, каждого человека, независимо от того, каким он уродился.

- Как много нового я узнал сегодня, - расширил глаза маг. - И ведь никогда не задумывался о силе веры, приходя в храм лишь по праздникам. Для любого мага молитвы Единому - это просто ритуал, дань воспитания или привычка с детства.

- У людей всё также, но они искренне верят в помощь Единого, вот и идут в храм, особенно когда нужно попросить о здоровье, - объяснила Рада.

- И я ведь слышал, что многие излечиваются после посещения особо намоленных мест или после торжественных служб, - продолжил удивляться Седро. - И не верил, считая это лишь досужими бабскими сплетнями.

- Мне кажется, сила одарённого изменяет его разум, - задумалась девушка. - Магию можно увидеть, пощупать или просто ощутить, она более материальна, чем изначальная сила, поэтому и действует жёстче и быстрее. Это оказывает влияние на ваш ум и чувства, то есть, вызывает у магов скептицизм и недоверие ко всему, чего они не ощущают и не понимают.

- Глухой не услышит, слепой не увидит, - раздался голос Вариуса. Он уже давно стоял в дверях, слушая рассуждения Верховной, но не вмешивался - ему была интересна тема разговора и мысли наставницы.

- Если вера для магов - лишь дань традиции, это ещё больше отдаляет их от простых людей. А потом вы удивляетесь, почему вас не любят, - вздохнула Рада.

- Я за последних полгода на многое посмотрел иначе, спасибо Верховной, - поджал губы Седро. - И сам продолжаю изменяться, как и Роган, кстати. Нам ведь тоже тяжело... прозревать.

- Прости. И не обижайся, ладно? - попросила девушка.

- Я не обижаюсь, просто горько осознавать во что в итоге вылилась самоуверенность магов, - печально отозвался Седро. - И даже война их взгляды не изменила.

- Как говорит мой дядя, нельзя за год исправить законы, прививавшиеся веками, но мы будем стараться, - и Рада перевела взгляд на тёмный клубок в углу комнаты. - А кто это к нам пришёл?

- Фоня, покажись, - сказал Вариус и с улыбкой стал наблюдать, как вытягивается лицо мага - к столу шагнула крохотная старушка в аккуратном тёмном платье и чёрной шали на голове. - Когда-то Фил, домовой Верховной, водил нас, ведьмаков, по Холану и показывал, как искать одинокую домашнюю нечисть, а ещё как уничтожать изменённых духов и прочую гадость, которой достаточно скопилось среди брошенных домов.

- Я же целый список таких адресов составил, - напомнил Седро.

- Вот именно, поэтому я взял себе в привычку каждый день после работы проверять хотя бы два-три заброшенных дома, - кивнул Вариус. - В каждом, заходя внутрь, представлялся и приглашал нечисть к себе жить. Первым откликнулся домовой кот - рыжий красавец Вини.

- Он теперь живёт в бывшем доме Агавы? - спросила Рада.

- Да, хозяйничает, важный такой, строгий, - улыбнулся Вариус. - А Фоню я обнаружил в одном из разграбленных домов у центральной дороги, когда шёл с работы домой. Она согласилась следить за особняком матери и перешла сюда. Ответственная и хозяйственная домовая, а ещё прекрасно готовит.

Услышав эти слова, старушка мигом заставила стол гостиной тарелками, чашками, пирогами и разными вкусностями.

- Отведай, Верховная, - чинно поклонилась Фоня. - Для меня большая честь - наше знакомство.

- А сама за стол не сядешь? - спросила Рада.

- Не по чину, простите, - и домовая исчезла.

- Она очень стеснительная, - объяснил Вариус, - но мы чудно уживаемся.

- Хорошо, - вздохнула девушка. - Давайте быстро перекусим, а ты сразу рассказывай, нужна ли от меня какая-то помощь?

Молодой мужчина задумался, а затем пожал плечом.

- Вроде пока справляюсь, хотя и занимаюсь колдовством сейчас немного. Пострадавших от черноты, кого мы с Роем и Рашеком нашли, когда снимали проклятие Агавы, вместе же и вылечили. Потом было ещё несколько человек с разными проблемами, но уже с пару недель никто не обращался. И это к лучшему, потому что все мои дни теперь заняты нуждами города.

- Ну да, мэр не может работать пол дня, - отозвался Седро.

- У меня хорошо получается руководить служащими, - подмигнул Вариус, - особенно, когда они узнали, кто я такой.

- Конечно, спаситель Холана - чёрный ведьмак. Попробуй не выполни его распоряжение, а вдруг заколдует? - захохотал Седро. - И разубеждать подчинённых ты не спешишь?

- Даже не собираюсь, зато благодаря моей репутации городское хозяйство было быстро восстановлено. Люди довольны, жизнь потекла по-прежнему, хотя такой, как раньше, уже не будет. Слишком много горя за минувший год довелось пережить холанцам.

- А что памятник? Тот, что собирались ставить ведьмакам? - поинтересовалась Рада.

- Пригласили художника, пока рисует эскизы, - ответил мужчина. - До отъезда Рашека и Роя он успел набросать их портреты, но сам памятник ещё в проекте.

- А заказывать где будете? И какой планируете - каменный или из металла?

- Народ избрал троих человек - вроде комиссии, она всё решает, обещали вскоре сделать доклад.

- Я тоже хочу большой памятник в Салерну, - вздохнула Рада. - Но где найти мастера, ума не приложу. В Каруне как-то не принято ставить обелиски или статуи на площадях. Княжество - страна магов, у них свои законы.

- Нужно было барона Ставроса расспросить, - свёл брови Седро, - я как-то не подумал, что в Гарпасе можно поискать скульптора или мастера по литью.

- И я не вспомнила, - огорчилась девушка. - Но могу написать письмо и поинтересоваться. Хотя вначале всё-таки поспрашиваю в столице.

- Так Рашека озадачьте, - посоветовал Вариус. - Он уже обосновался на новом месте. Пишет мне регулярно.

- И как у него дела?

- Всё отлично. Совет Академии выделил ему в подручные мага-менталиста, они вместе ищут не ушедшие к Единому души погибших.

- А почему менталиста? - не поняла Рада.

- Думаю, маги вначале не поверили, что какой-то ведьмак может видеть и слышать то, что не подвластно им самим.

- То есть, проверяли, не врёт ли Рашек? Ну-ну, - фыркнула Радослава. - И что?

- Когда ведьмак на развалинах Академии стал общаться с душами умерших магов, называя их по именам и передавая просьбы родным и друзьям, все убедились и в правдивости Рашека, и в его изначальной силе. А теперь за ним ходит целая толпа магов - просят проверить пустые особняки и дома в столице.

- Изменённой нечисти много?

- Не очень, ведь миновало лишь полгода, как Миас покинули аруанцы, но зачарованный кинжал всегда при нашем товарище, а то мало ли...

- Передай ему, никакой благотворительности для магов, работать только за деньги, - припечатала Рада. - И запиши мне адрес Рашека в столице. Я туда вскоре отправлюсь по делам и хочу с ним встретиться.

- У меня письма в доме у реки, - растерялся Вариус.

- Попроси Фоню сходить, - посоветовала Верховная.

- Ой, не догадался, я сейчас, - и мужчина выскочил из комнаты дать указания домовой.

- Интересно, - протянул Седро Олерн, - а Рой с Семеном на юге тоже с одарёнными общаются? Туда ведь из Бёрна группа магов уехала, Лесик рассказывал.

- Наверняка, - кивнула Рада. - Стратус просил записывать имена погибших и их последние слова, а затем передавать все данные в Академию.

Тут вернулся хозяин дома и продолжил сообщать последние новости.

- Теперь о Рое. Пока были холода, он успел съездить в Бёрн повидать дочь. И также договорился, чтобы для нас, троих ведьмаков, изготовили ритуальные кинжалы с посеребренным лезвием, - тут мужчина выложил на стол красивые кожаные ножны, вызвав восхищённый вздох Седро.

- Можно посмотреть? - спросил маг и, дождавшись кивка Вариуса, занялся осмотром оружия, а тот продолжил свой рассказ.

- Чёрный Семен теперь постоянно с Роем, работает над увеличением своего сосуда и много занимается.

- Я делал доклад в Совете Бёрна о нашей работе в Холане и особо отметил участие Семена в делах ведьмаков, - заметил Седро.

- Спасибо, это очень облегчило его отставку. Семена проводили со службы с почестями, ещё и премию выдали, - заулыбался Вариус. - Сразу после увольнения, он попросил Роя осмотреть свою сестру Мирну.

- Да, она же болеет постоянно, - вспомнила Рада. - И что нашли?

- Чёрный подклад, который устроила золовка, младшая сестра мужа.

- А причина?

- Девица с детства была балованная, привыкла, что брат ей ни в чём не отказывает, а тут женился, стал жить отдельно, всё внимание уделяя жене и маленькому сыну. Да и деньги его теперь пошли в новую семью. Вот сестра и разозлилась однажды, услышав отказ купить ей очередную дорогую безделушку.

- Решила извести невестку из-за цацки? - охнул Седро.

- Избалованные девицы и не на такое способны, - скривилась Рада.

- Эта малолетняя стерва на похоронах у соседей случайно услышала, что вещь, взятая у покойника до добра не доводит и своровала из гроба носовой платок, - продолжил Вариус. - Дома разорвала его на полоски, сплела косички и вложила их в пару подушек, которые подарила невестке для спальни. Мирна на утро еле встала с постели, а через несколько дней и вовсе слегла.

- А как её муж? Он ведь тоже спал на кровати, - удивился маг.

- Его сразу выселили в соседнюю комнату, у нас ведь не принято ночевать рядом с больными. Вызвали целителя, тот болезнь признал, но вылечить не смог, магия не помогала. Вот и лежала, болезная, годами, а муж и родня ухаживали за ней, каждый раз вызывая новых магов облегчить её страдания. Но как только Мирне становилось легче, золовка подбрасывала ей новые гадости, собирая их в городе на разных похоронах.

- Вот же, гадина! - зарычал Седро.

- Что дальше? - поторопила Вариуса Рада.

- Через пару лет эта девица вышла замуж, родила детей и вроде успокоилась, но всё равно каждый раз шпыняла брата, отчего он больную жену не бросит, ведь от неё никакого толку.

- Рой нашёл подклад?

- Да. Провёл ритуал, обкурил травами дом, уничтожив все следы заразы, а подушки вынес во двор и сжёг. На второй день Семен узнал, что у родни беда - слегла золовка, кричит дурным голосом и рвёт на себе волосы, даже связать её довелось.

- И лекари ничем помочь не смогли, да?

- Лишь руками развели, магия на больную не действовала. Тут и вспомнили о Рое, а он потребовал от бабы сознаться, как она поступила с сестрой Семена. Пообещал, если не расскажет правду, то к вечеру умрёт. Вот золовка и начала каяться, как измывалась годами над Мирной. Родные пришли в ужас, а её стариков-родителей маги вообще еле откачали.

- И что теперь будет с дурной бабой? Она же ни за что гробила невестку чернотой, просто от мелочной обиды, зависти и жадности. Неужели простят и забудут? - спросил Седро.

- Пока её отвезли работать на плато, пусть обихаживает скотину, - фыркнул ведьмак. - А Рой напоследок поколдовал над ней, пообещав, как только она вновь что-то мерзкое замыслит, то сразу свалится в падучей.

- Поверила? - ухмыльнулась Рада.

- Ещё как. Вскоре Рой и Семен вернулись в Холан, привезли нам с Рашеком кинжалы, забрали улья с пчёлками и отправились на юг - там сейчас много работы. Пока писем от них я не получал.

Тут из угла гостиной выглянул Лесик и прыжком вскочил на колени Вариуса.

- Приветствую, мэр-ведьмак в стране магов. Скажи кому - не поверят.

- И тебе привет, - расхохотался молодой мужчина. - Познакомился с Фоней?

- А как же, она - хранительница дома, всех встречает первой, - и кот подал ему бумажный пакет, - вот, Фоня просила передать для Верховной.

- Ага, адрес Рашека, - девушка забрала конверт и спрятала его в карман платья, - а как дела у дяди, Лесик?

- Михей уже всё сделал, ожидает в банке.

- Не провожай нас, Вар, мы с Седро уйдём "быстрой дорогой", - встала со стула Рада. - Спасибо за угощение, твоя Фоня просто клад. Если летом выпадет свободная неделя, приезжай в Греновис. Обещаю много интересного.

- Как получится, я был рад повидаться, - и ведьмак чинно раскланялся со своими гостями. - Лёгкой дороги.


Михей ждал их в той же комнате, где его оставила Рада. У его ног лежали плотно упакованные три больших кожаных мешка.

- Банковский маг уже облегчил вес монет, - сказал управляющий банком Бруфит, вышедший провожать Раду. - Надеюсь, мы вскоре вновь увидимся.

- К Лоре не забудьте заехать вечером, - напомнила девушка, - я оставлю для вас лекарство.

- Спасибо, обязательно, - поклонился Бруфит и удивлённо заморгал глазами - герцогиня и её сопровождающие медленно исчезли в воздухе. - А как это...?

- Точно не магия, - откликнулся из ниши невидимый маг, - я бы увидел. Значит, Верховная ведьма действительно не уступает в силе архимагу Стратусу.

- А может просто маги об изначальных ничего не знают? - ехидно поинтересовался банкир.

- И это тоже, - тяжело вздохнул одарённый, шагнув из ниши. - Война доказала, что мы во многом ошибались.

- Вот, - покивал пальцем Бруфит. - Делай выводы. А ещё попытайся подружиться с мэром Вариусом, вы же ровесники. Герцогиня - его наставница.

- Красивая женщина, необычная.

- Дело не в красоте, мы должны понимать, чего нам ждать от Верховной и её ведьмаков. Будут ли они принимать участие в политической жизни Каруны?

- Изначальных в княжестве очень мало, так что сомневаюсь. Но сама герцогиня - молодая, красивая, богатая - ценный приз...

Банкир расхохотался, не дав договорить своему визави.

- Даже не мечтай, она же видит любого насквозь, разве ты не понял? Добиться её расположения сможет лишь искренний и честный человек, но главное - он должен быть для неё ровней и вызывать интерес. А теперь назови первого, кто приходит на ум.

Молодой маг задумался, а банкир махнул на него рукой и вышел за двери.


11.


Рада, Михей и Седро вышли прямо во двор белой ведьмы Лоры и застали забавную картину - Мина с криками носилась по небольшому садику у дома, пытаясь словить курицу, а та каждый раз ухитрялась выскользнуть из рук девушки. Седро рассмеялся и обездвижил птицу. Ничего не заметившая Мина торжествующе ухватила курицу и затрясла ею в руке, как честно добытый трофей, и только тут заметила гостей.

- Ой! Вы пришли! Ура! - воскликнула девчушка. - А мы вас давно ждём.

- Почему ждёте? Что-то случилось? - сразу же спросила Рада.

- Нет, всё хорошо. Пойдёмте в дом, Лора вас заждалась, - и Мина бросилась на крыльцо, распахнула двери и закричала. - Верховная пришла!


Когда переполох от встречи немного утих, Лора, как хозяйка дома, предложила гостям угощение, но Рада с Седро отказались, сославшись на то, что перекусили у Вариуса.

- А дядя пока не обедал, так что его можно покормить, - улыбнулась девушка.

- Да я... не стоит, - попробовал отказаться Михей, но Лора его даже слушать не стала и принялась накрывать на стол.

- Где вы готовите снадобья, Мышка? - тем временем поинтересовалась Рада. - Мне нужно приготовить лекарство, за ним вечером заедет банкир Бруфит.

- Летом - на веранде позади дома, - объяснила девчушка. - Пойдёмте, я покажу.

- Сейчас, - Верховная огляделась и позвала. - Хран.

- Тут я, - выглянул из-под стола домовой белой ведьмы. - Приветствую.

- Мы в прихожей оставили мешки с ценным содержимым, присмотри, пожалуйста.

- Конечно, - кивнул умильной мордашкой Хран. - С Лесиком рядом сядем, он мне последние новости расскажет.

- Только поем быстро, - откликнулся кошак и метнулся на кухню.

- Хорошо, - и Рада обратилась к мужчинам. - Пока меня не будет, расскажите Лоре наши новости.

- Какие именно? - решил уточнить Седро.

- О Черных болотах, операции барона Ставра, ну и о нашей жизни в замке Греновисов.

- До вечера не уложусь, - хохотнул маг.

- А ты постарайся, шутник. Всё, я ушла.


Веранда порадовала Верховную многочисленными сборами трав, а ещё чудным видом на ухоженный огород и небольшой сад вокруг дома Лоры. Пока Рада готовила лекарство, Мина рассказала, чем они с наставницей занимались всю весну.

- Война изменила отношение к изначальным, особенно когда холанцы узнали, кому обязаны своей жизнью и здоровьем.

- Конечно, - кивнула Рада, - это ведь чудо, что трое жителей города не побоялись изменить свою судьбу и приняли в себя чёрную силу, чтобы очистить Холан от проклятия Агавы.

- А ещё большую роль сыграло то, с каким уважением отнеслись к ним, да и к Лоре тоже, прибывшие из Бёрна маги, - добавила Мина.

- А себя почему не упоминаешь?

- Я пока только учусь колдовать, да и то... - тут девчушка тяжело вздохнула и тихо призналась. - Знаю, что сама во многом виновата... нет, не в том, что со мной случилось, а в том, что посчитала работу ведьмы неважной, поставив любовь на первое место; перестала заниматься, помогать наставнице, отстранившись от всех дел. Я обидела Лору, сказав, что не хочу повторить её судьбу одинокой ведьмы, это было жестоко и просто глупо. Но я извинилась и сейчас стараюсь доказать своим трудом и учёбой, что осознала ошибку и никогда её не повторю.

- Хорошо, что ты это поняла, - кивнула Рада. - Твоя наставница - очень достойный человек.

- Так вот, - продолжила рассказывать Мина, - если раньше за помощью к нам приходили единицы, то этой весной люди к Лоре всё шли и шли, ведь убедились, что изначальная сила также действенна в излечении болезней, как и магия.

- Вроде мы всех желающих приняли не один раз, - удивилась Верховная. - В городской ратуше приём шёл целую неделю.

- Это так, но людям хотелось выговориться, сбросить с души груз прошлых переживаний. Так что мы, в основном, работали слушателями, - поделилась Мина. - Наставница говорит, маги лечат быстро и уходят, а страх в человеке живёт ещё долго. Я таких историй наслушалась, сердце переворачивалось от сочувствия.

- Жаль, менталистов среди одарённых не так много, - вздохнула Рада. - Сейчас всем жителям Каруны нужно лечить души, столько горя довелось им пережить за минувший год.

- Лора в старых записях нашла заклинание и немного его переделала, оно как раз предназначено для излечения души. Но действует на человека лишь когда рядом льётся вода. Мы стали использовать большой кувшин и таз.

- Звук льющейся воды? Интересно, - изумилась Рада. - А результат?

- Все посетители уходили успокоенные, кое-кто даже зевал, - улыбнулась Мышка.

- Отлично, покажете свои записи?

- Конечно. А что за лекарство вы сейчас готовите?

- Грудной сбор. Я утром встретила банкира Бруфита, он давний знакомый моих родителей. Лечит сердце у магов, но результатов пока не видно, так как лёгкие и бронхи отекли и давят на сердце.

- Готовите мочегонное и отхаркивающее? - со знанием дела спросила Мина.

- Не только, есть и сосудорасширяющее, и успокоительное, ну и зачаровать весь сбор нужно, чтобы усилить его воздействие.

- А заклинание? Кажется, вы ничего не говорили, - удивилась девчушка.

- Верховной не всегда нужны слова, достаточно силы желания, - на веранду вышла Лора и доложилась. - Мужчины сыты, ушли во двор посидеть на лавочке.

- Ясно, - кивнула Рада и аккуратно перелила готовое лекарство в пузырёк. - Банкиру передайте, принимать по 5 капель на пол стакана воды утром и вечером.

- Мина запиши на бумаге и прикрепи к пузырьку, - приказала Лора, а затем кивнула на двери. - Пройдём в комнаты?

- Да, я вам кое-что привезла, - улыбнулась Рада.

Платья Лоре пришлись впору, она крутилась перед зеркалом, румяная от удовольствия, а Мина теребила два своих наряда и с сожалением вздыхала, что их ещё нужно ушивать.

- Вывернешь платья наизнанку и наденешь, а наставница прямо на тебе все швы заметает, - подсказала Рада. - Потом сядешь и сама всё тщательно ушьёшь. И когда будешь работать, желай себе здоровья и счастья, защиты и безопасности. Это древний ритуал женщин испокон веков, такие наряды и носятся долго, и всегда самые любимые.

- Я не знала, - шепнула Мышка.

- Ты такая юная, вся жизнь впереди.

- Ой, вы же сами ещё совсем молодая, - откликнулась девчушка.

- Большая сила даёт понимание многих вещей без всяких учебников. Но она же и требует ответственности, серьёзности и осознания того, что ты можешь и должна делать. - Тут Рада вздохнула и призналась. - Я не просила такой судьбы, всегда хотела жить просто и понятно, но война всё изменила.

- И мне жизнь чуть не сломала, - шмыгнула носом Мышка.

- Ничего, мы сильные, да? - подмигнула ей Верховная и вдруг вспомнила. - Подожди, я же вам ещё духи привезла. - И она достала из сумки два резных флакона. Красный - Лоре, женский, терпкий запах осени. Розовый - для Мины, цветочный, сладкий.

- Спасибо огромное, - Мышка даже зажмурилась от удовольствия, вдохнув аромат розы. - У меня ещё не было духов.

- Я тоже никогда не покупала, - призналась Лора. - Дорого и не нужно, а ещё, казалось, посторонний запах будет мне мешать в работе, особенно в приготовлении настоек и отваров.

- Да, мы часто готовность лекарства определяем по запаху, - согласилась Рада. - Я сама редко пользуюсь духами, а вот мама их любила, специально подбирала под наряды.

- А как это? - захлопала ресницами Мина.

- Белый цвет, кружева и цветочная вышивка - аромат жасмина, рабочий наряд - лёгкий запах луговых трав, парадные одежды с золотыми украшениями - терпкий тон осенних листьев. Хотя каждая женщина подбирает духи согласно своим предпочтениям. Ты, кстати, можешь поэкспериментировать и создать собственный аромат, знаний ведьмы для этого достаточно.

- О, я бы хотела.

- У мамы была книга "Основы парфюмерии", - вспомнила Рада. - Приедете с наставницей в гости, дам переписать. И сразу вопрос - когда вас ждать?

- Пока только началось лето и работы в огороде не много, думаю, мы могли бы приехать и сейчас, нужно только закончить кое-какие дела и договориться с соседями, чтобы присмотрели за хозяйством, - прикинула Лора.

- Отлично, я за вами приду через неделю и проведу в Греновис "быстрой дорогой", - обрадовалась Радослава. - Вещей с собой берите не много, в замке я вас обеспечу всем необходимым.

- Спасибо, - расцвела Мышка. - Мы будем ждать.

Тут в двери постучали и голос Михея позвал Лору.

- К вам посетители.


В гостиной их ожидал седой почтенный мужчина, представившийся мастером Петрасом.

- Уважаемая ведьма Лора, я с семьёй недавно вернулся из Гарпаса, где мы пережидали войну. Слава Единому, наш дом никто не тронул и первые месяцы в Холане миновали вполне благополучно. Я вновь начал работать...

- Мастер Петрас - известный в городе краснодеревщик, - тихо объяснила Лора Радославе.

- А сегодня наша дочь не вышла из спальни. Спит и спит. Ей недавно 20 исполнилось, жених - большая любовь - погиб прошлым летом. Свена вчера вновь ходила на кладбище проведать его могилу. А как вечером уснула... и всё.

- Будили? - спросила Рада.

- И кричали, и трясли, и водой обливали - никакой реакции. Но дочь жива, дышит, сердце бьётся, но очень медленно.

- Похоже на летаргический сон, - удивлённо пробормотала Рада. - Никогда с таким не сталкивалась, но читала об этом редком явлении. Оно случается, когда человек переживает сильное волнение.

- Свена вчера утверждала, что слышала у могилы голос жениха, - потрясённо прошептал старый мастер. - Мы с матерью ей не поверили, конечно, мало ли что учуется на кладбище. А дочь сильно плакала и ушла спать с обидой на нас.

- Пойдёмте, - решительно шагнула к двери Радослава. - Лора, Седро, вы со мной. Михей и Мина остаются дома.

- Вам повезло, Петрас, сама Верховная осмотрит Свену, - сказала Лора, забрав у ученицы сумку, с которой ходила на вызовы. - Далеко живёте, мастер?

- Нет, через две улицы, - тот непонимающе заморгал ресницами. - А Верховная это как...?

- Герцогиня Греновис, Верховная ведьма Каруны, наставница ведьмаков, спасших Холан от проклятия. Вам рассказывали о том, что произошло в городе зимой? - спросил Михей.

- Конечно, - закивал мастер.

- Вот, - энергично вмешалась Мина. - Тогда же Верховная и меня вылечила, можно сказать, спасла от верной смерти.

- Меня тоже к жизни вернула, - добавил Михей.

- И отряд воинов Берна очистила от чёрного проклятия, мы все ей обязаны, - закончил Седро. - Совет Каруны и архимаг Стратус официально признали Радославу Греновис Верховной ведьмой нашего княжества.

- О-о, я об этом не знал, - округлил глаза Петрас.

- Показывайте дорогу, - кивнула на двери Рада и тихо добавила. - Лесик - со мной, Хран - сторожить мешки.


Двухэтажный дом краснодеревщика стоял особняком на тихой улице, привлекая внимание резным кружевом на оконных ставнях и перилах невысокого крыльца. Вокруг дома традиционно раскинулся сад, во дворе радовал глаз разноцветьем палисадник и было заметно, что за всем хозяйством тщательно и с любовью ухаживают.

Появление важной дамы, одетой в роскошное платье, а вместе с ней ведьмы Лоры и неизвестного мага вызвало небольшой переполох в доме мастера Петраса. Его дородная пожилая жена сразу же разогнала слуг, и сама провела гостей на второй этаж в спальню Свены, но лишь шагнув за порог, Рада прошипела: "Назад!" и буквально вытолкала всех за пределы комнаты.

- Что? - коротко спросил Седро, задвигая за спину хозяев.

- Лора, посмотри, - кивнула на спальню Радослава.

Та шагнула в комнату, вгляделась в угол, где стояла кровать Свены, и тихо ахнула.

- Призрак? Нет, что-то другое... какой-то чёрный саван укутал девушку.

За спиной мага застонали мастер и его жена. "Что же делать? ...Какой ужас!"

- Седро, уведи хозяев вниз, - приказала Радослава. - Лора позаботься о стариках, ты мне тут не помощница.

- Может, вызывать Вариуса? - спросил маг.

- Поздно, кладбищенская нежить нас увидела, придётся справляться самой. - Рада шагнула в комнату и строго предупредила. - Мне не мешать. Лесик, ты со мной.

Тот сразу же появился с изнанки, прошмыгнув мимо опешивших хозяев, и с хлопком закрыл за собой двери.

- Раз Верховная приказала, значит, идём вниз и ждём, - скомандовал Седро.


Лора в гостиной попросила прислугу принести воды и напоила стариков успокоительными каплями, а маг, чтобы их как-то отвлечь, начал рассказывать о силе Верховной ведьмы и о том, что её очень уважают в Совете Академии, ведь герцогиня Греновис помогла Каруне избежать многих бед.

- Но после колдовства Радославе нужна горячая пища, чтобы восстановить свои силы, - закончил Седро и удовлетворённо вздохнул, когда хозяева подхватились из-за стола и бегом отправились на кухню командовать прислугой. - Ну, хоть отвлекутся ненадолго.

- Я не сомневаюсь в могуществе Верховной, а всё равно как-то боязно, - вздохнула Лора, поглядывая на резную лестницу, ведущую на второй этаж.

- Мы ей будем только мешать, - заметил Седро. - Хотя и меня эта ситуация не радует. Но больше всего злит, какими слепцами были одарённые всё это время. Ведь не видя изначальной силы, мы пытались лечить магией всех подряд и только недоумевали, почему же часть пациентов никак не может выздороветь.

- Ничего, - успокоила его Лора, - зато потом этих больных лечили ведьмы, хоть нас и немного в Каруне, но свою работу мы делаем.

Тут наверху что-то стукнуло, хлопнуло, дом даже тряхнуло немного, а затем вновь всё затихло.

- Что случилось? - вбежали в гостиную мастер Петрас с женой.

- Скоро узнаем, - пообещал Седро. - Думаю, нам не долго осталось ждать, так что не мешаем Верховной и лучше помолимся Единому - он верная защита от любого зла.


Запершись с Лесиком в спальне Свены, Радослава медленно прошла к столу под окном и сняла с рук браслет, активируя колдовскую книгу чёрных.

- Ты видел уже что-то подобное? - тихо спросила домового девушка, кивнув на постель, где хозяйская дочь лежала словно покойница, сложив руки на груди.

- Я всю жизнь у белых жил, - признался кошак. - К ним, в основном, приходили лечиться, толковать сны или колдовать на любовь. А кладбище - вотчина чёрных. С их ремеслом я познакомился лишь когда начал жить в лесу. Но лесная нечисть - она другая, более живая и понятная что ли. А это...

- Кладбищенский дух, - уверенно сказала Рада и обратилась к книге. - Древняя, покажи, как его изгнать.

Та сразу же зашелестела страницами и открылась, предъявив рваный корешок.

- Точно, я же когда её переписывала, обратила внимание, что в нескольких местах страницы вырваны, - тихо охнула девушка. - Нужно у Вариуса спросить, нет ли у него книг на эту тему.

- А сейчас что делать? Может, я за Филом сбегаю? - предложил Лесик.

- Давай, - вздохнула Рада и, оставшись одна, добавила. - Плохая из меня Верховная - тут знаю, тут не знаю, позор.

Она сидела и наблюдала за чёрным духом, облепившим тело хрупкой блондинки, а затем взмахнула руками и накрыла кровать защитным куполом.

- Нет, не так, сначала нужно освободить Свену, - развеяла купол Рада и взамен создала посреди комнаты мощный сгусток силы. - Иди сюда, смертный дух, зачем тебе девушка? Ты и так выпил её почти до дна, а здесь такая вкуснота тебя ожидает.

Приманка медленно двинулась к кровати и стала перемещаться по краю чёрного савана, словно соблазняя его своей силой. Вскоре кладбищенский дух заволновался, пошёл волнами и вдруг рывком соскочил с тела Свены и вцепился в сгусток, облепив его со всех сторон. Рада ухватила книгу, шагнула к кровати, отгородив себя и спящую девушку защитным куполом, а затем крикнула:

- Сгинь, пропади, во Тьму уходи!

Дух заметался по комнате, опрокидывая стулья и повалив на пол стеллаж с книгами и девичьими безделушками, а затем попытался улизнуть в окно, но Рада и его успела прикрыть защитой. "Что же ты не исчезаешь?" - прошептала она и, побоявшись, что кладбищенская нечисть может натворить большой беды, шагнула за пределы купола и вновь крикнула, ткнув пальцем в чёрный сгусток: "Сгинь, пропади, во Тьму уходи!" - и быстро запрыгнула под защиту, как оказалось, вовремя - сгусток взорвался, разметав по комнате все вещи. Затем в центре спальни на мгновение открылся чёрный провал, куда засосало остатки духа, потом последовал ещё один хлопок - провал исчез - и наступила тишина.

- Вот это да-а, - выступили из стены Лесик и Фил. - Хорошо, что мы сразу не ввалились в комнату, а сначала глянули, что тут происходит.

- Что-что, - ворчливо отозвалась Рада. - Воюю, как могу.

- А нас почему не дождалась?

- Стыдно стало, - вздохнула девушка. - Тоже мне, Верховная, пришла помочь людям, а что делать не знаю.

- Хозяйка, - старичок-домовой растерянно развёл руками. - Так и я не в курсе, что делать, с подобным духом никогда не сталкивался. Я же при доме обитал, бывшие хозяева уходили колдовать на кладбище без меня.

- Ну конечно... - рассмеялась Рада. - Только зря тебя побеспокоили.

- Так я пошёл обратно?

- Нет, лучше подожди нас у Лоры дома, где Хран стережёт мешки с золотом, поможешь потом их доставить в Греновис. Лесик, отправляйся с Филом, только по дороге шепни Седро, что я закончила.


Вскоре за дверью послышался топот многочисленных ног и в спальню Свены ввалилась толпа народу во главе с магом.

- Ого! - воскликнул Седро. - Ты тут воевала, что ли, Верховная?

- Довелось, как видишь. Мирно покидать Свену дух не пожелал, так что...

- ...битва была нешуточной, даже дом тряхнуло. А сама как?

- Цела, а вот Свена успела пострадать от кладбищенского зла, так что все объяснения потом, сначала займёмся девушкой.

Свену лечили всем миром. Рада напитывала её энергией, Лора поила отваром, восстанавливающим силы, а Седро применил к больной стандартное магическое заклинание, возвращающее здоровье. Вскоре хозяйская дочь очнулась и её оставили на попечение матери и слуг.

- Сегодня твёрдой пищи не давать, - приказала Рада перед уходом из спальни. - Только бульон, протёртые овощи и вечером можно куриную тефтельку. Завтра начинаете откармливать часто и понемногу, но тоже всё не жирное.

- Я оставлю для Свены лекарство, - добавила Лора, - как его принимать, напишу на бутылочке, завтра в обед приду проверить самочувствие больной.

- А если вдруг что? - спросил мастер Петрас. - Можно будет вас побеспокоить?

- В любое время, - улыбнулась белая ведьма.

- Спасибо, а сейчас прошу всех к столу, - пригласил хозяин.

- Но ненадолго, мне пора возвращаться в Греновис, - ответила Рада, спустившись в гостиную.

- Конечно, а пока, если можно, объясните, что же произошло с нашей дочерью, - к мастеру Петрасу присоединилась его жена и тихо вздохнула. - Это же ужас какой случился, скажи кому - не поверят.

- На кладбищах всегда живут духи, - во время трапезы объяснила Верховная. - Но выйти за пределы ограды не могут, так как её запечатывают служители Единого. Прошлый год для Холана, как и для всей Каруны, миновал тяжело. На кладбище появилось много новых могил, а проводить на них ритуалы упокоения было некому - служители Единого покинули Каруну вместе со своей паствой. А тут ещё и зима наступила холодная и снежная, до кладбища было просто не добраться, вот духи и оголодали. Свена - молодая, здоровая, - показалась им лакомым кусочком.

- Седро, - обратилась к магу Радослава. - Ты ведь Вариуса ещё увидишь?

- Он пригласил меня переночевать в доме его матери, так что да, увижу.

- Расскажи ему о том, что здесь произошло. Пусть обязательно наведается на кладбище и очистит его от погани. И если будет время, побывай в храме Единого, поговори со служителями, пусть проведут ритуалы запечатывания могил и обновят защиту всего кладбища, а то кто-то вновь попадётся в сети голодных духов и пострадает.

- Обязательно, всё сделаю, - пообещал маг.

- Но это был жених нашей Свены? - дрожащим голосом спросила хозяйка.

- Не думаю, слишком уж он был старым и опытным, а ещё голодным.

- А что случилось, когда дом словно тряхнуло? - спросил мастер. - Да и в комнате Свены всё перевёрнуто вверх дном.

- Дух сопротивлялся, не хотел уходить во Тьму, вот мы и повоевали немного.

- Невероятно, - вздохнул впечатлённый старик. - Даже не знаю, как вас благодарить.

- Обсудите это с Лорой, - отмахнулась Рада. - Мне достаточно того, что ваша дочь жива и будет здорова, главное - отвлеките её от кладбища, пусть займётся каким-нибудь делом. - Тут она чуть сдвинула брови и добавила. - Думаю, Вариусу стоит сюда наведаться и поставить защиту на дом.

- Я ему передам, - пообещал Седро.

- Спасибо всем огромное, - всхлипнула пожилая хозяйка. - Без вашей помощи наша дочь... ох, даже представить страшно.

- Ничего, главное - мы успели, - поднялась из-за стола Рада. - Нам пора, уважаемые, живите в добре и благополучии, мира этому дому и его обитателям. Всего хорошего.


По дороге к Лоре Рада вдруг подмигнула Седро и заговорщицки шепнула:

- Свена - красивая девушка. И ей, и нашему мэру стоит познакомиться. А вдруг...?

- Думаешь? - изогнул бровь маг, а затем расхохотался. - Верховная, ты - сводня.

- Ну и пусть, зато пара может получиться просто отличная.

Лора, идя рядом, только молча улыбнулась, пообещав себе, что лично проследит за тем, чтобы у Свены и Вариуса всё сладилось.


12.


Столица Аруаны Солей изнывала от жары. Днём город словно вымирал, укутанный зноем, не дававшим дышать полной грудью. Все, у кого была возможность, разъехались кто куда: аристократы и богатые купцы - в загородные имения, простой народ подался в сёла к родне, хотя большинство солейцев отправились к океану, который давал ощутимую прохладу и возможность спокойно пережить месяцы летней жары.

- Даже природа ополчилась против нас, - шептались люди, осознавая свою вину в развязывании войны с мирной Каруной. - Все границы перекрыты, с нами никто не хочет знаться, многие болеют, а магов, чтобы лечить народ - мало. Но ведь мы не виноваты, это всё изгои.

Указ короля Лароса взорвал страну. В нём вся вина за войну была возложена на покойного канцлера Пуфлоса.

- Изгой... влиял магией на короля... призвал в Аруану тех, кого изгнала Академия, и они создали орден Справедливости, - люди обсуждали указ, растерянно переглядываясь, а затем облегчённо вздыхали. - Мы ни в чём не виноваты. Это изгои настроили всех против Каруны, ментально влияли на короля и его свиту, разжигали ненависть и настраивали народ против магов.

Зато правая рука короля граф Шелас однажды вечером язвительно заметил, как лицемерен человек в жажде оправдать свои преступления и грехи.

- Сейчас все, кто принимал участие в войне, хором поют, что они жертвы и ни в чём не виноваты. Но предложи им вернуть награбленное - плюнут тебе в лицо, как же - это же честные трофеи, законы войны никто не отменял.

- Я каждый день слышу стенания придворных, - фыркнул король, - что все живут сейчас в убыток, деньги уходят на восстановление взорванных домов, а ещё на лечение непонятных болезней, которые армейцы и дворяне привезли с собой из Каруны.

- Заметьте, пострадали лишь те, кто грабил, убивал и издевался над мирным населением, - ответил граф. - Вояки, исполнявшие приказы и не притянувшие домой повозки с награбленным, живы-здоровы.

- Это понятно. Меня интересует, как маги ухитрились наложить такое многослойное заклинание, которое чётко выявляет виноватых? - хмыкнул Ларас.

- Думаю, маги ни при чём, - отозвался граф и встал поплотнее задёрнуть тёмную штору в королевском кабинете. - Сумерки, а жара всё не спадает.

Это был их ежедневный ритуал - обсудить миновавший день за бокалом прохладного вина. Король с начала лета жил холостяком, отправив жену с детьми и частью придворных в загородный дворец, куда сам ездил не часто. Ларас боялся, что его соседство может плохо сказаться на безопасности семьи.

- Если маги придут мстить, не хочу, чтобы пострадали Шира и дети, - объяснил он графу.

- А мне бояться нечего, - ответил спокойно Шелас. - Я - вдовец, детей не имею. Захотят маги со мной расправиться - так тому и быть, заслужил.

В разрушенном взрывом дворце интенсивно шёл ремонт, днём всё окружающее пространство гремело и стучало, Ларас нервничал и злился. Тогда граф предложил им временно пожить в большом садовом павильоне, стоявшем у озера в парке.

- Конечно! Мы немедленно переезжаем! - закричал король и к вечеру они уже могли спокойно разговаривать, сидя на веранде у воды.

Но сейчас всё ещё было жарко и разговор вёлся в полутёмном кабинете.

- Что значит, маги ни при чём? - удивился Ларас.

- Я специально интересовался в нашей Академии, ведь одарённые Аруаны используют всё, чему научились у карунцев, есть ли у них подобное заклинание? Нет, и не было никогда.

- Я не понимаю, - нахмурился король.

- А кто заставил нашу армию бегом мчаться через Холан?

- Думаешь, это ведьмовское проклятие?

- Уверен, но, чтобы убедиться в своей правоте, хочу съездить к одной старой ведьме, она живёт в пригороде Солей.

- Возьми мою карету и привези ведьму сюда, мы покажем ей дворян, которые вернулись из Каруны и слегли.

- Завтра же отправлюсь, - пообещал граф, - хотя не сомневаюсь - это ведьмовской "подарок".


На следующий день ведьма Илана, доставленная во дворец, подтвердила слова Шеласа. "Это проклятие, очень сильное, наложенное кру́гом ведьмаков".

- Кру́гом? - переспросил король. - Что это?

- Давным-давно изначальные объединялись в круг, чтобы наложить сильное заклинание или снять его с какого-то бедолаги, - объяснила Илана. - Это был ритуал, в котором принимало участие двенадцать сильнейших ведьм. Но в наши дни о нём осталось лишь воспоминание, вроде легенды, никто не помнит, как всё происходило.

- Но ты ведь увидела круг? Значит, знаешь? - допытывался граф Шелас.

- Знак ритуала мне известен, он есть во многих ведьмовских книгах. Но это всё, - поджала губы Илана. Она повздыхала, а затем призналась. - Ваше величество, проклятье лежит на всех, кого я осматривала в дворцовой лечебнице. Думаю, те, кто сейчас болеют - офицеры, воины, дворяне - пострадали именно из-за него. Очень сильное и многоступенчатое проклятие, я даже не представляю, какой силой должны были обладать ведьмы и колдуны, чтобы его создать.

- А какая разница между ведьмой и колдуном? - полюбопытствовал король.

- Ведьмы владеют белой силой нашего мира, колдуны - чёрной. Это, конечно, очень упрощённое объяснение...

- Я понял, - вздохнул Ларас. - Получается, белые и чёрные объединились?

- Да, - кивнула Илана. - Но их сила многократно превышала силу обычного круга, я это чувствую. Так что, если б было известно, как проводить ритуал, он всё равно бы не помог.

- А что король, он тоже проклят? - вдруг спросил граф.

Ведьма прищурилась, осмотрела Лараса, затем перевела взгляд на Шеласа и качнула головой.

- Проклятия нет, но есть метка.

- Что за метка? - встрепенулся Ларас.

- Вас словно обозначили, чтоб увидеть при потребности. Больше ничего нет.

- А я? - улыбнулся грустно граф.

- Вы - чисты.

- Странно, - пробормотал Шелас.


Когда ведьма ушла, Ларас повздыхал, а затем озвучил свои мысли.

- Больше к Шире ездить не буду, стану писать письма. Не хватало ещё, чтоб она и дети пострадали от моих визитов. Я сейчас - мишень, и метка на моём теле - прицел, чтобы уничтожить в любой момент.

- Нет, ваше величество, - ответил граф. - Я уже говорил, что вас не тронут. Одно дело - изоляция Аруаны, другое - убийство правителя, которое спровоцирует гражданскую войну.

- Конечно, аристократы сразу же затеят борьбу за трон, а мои дети окажутся заложниками у дальней родни, - Ларас растёр руками лицо и вздохнул. - Война в Аруане сметёт все заслоны на границах, люди ведь побегут из страны.

- Вот именно, а нашим соседям беженцы ни к чему, - Шелас долил вина в бокалы и продолжил. - Так что вас не тронут, я уверен.

- А метка тогда для чего?

- Чтобы видеть врага. И помнить, я так думаю.

- И как нам теперь жить дальше? - вздохнул король.

Граф встал из кресла и подошёл к большой карте Аруаны, висевшей на стене.

- Когда-то герцог Цонга, светлая голова, объяснил мне, что наша страна, в случае осады или изоляции, может спокойно продержаться долгие годы, и для этого есть ряд факторов.

1. Развитое сельское хозяйство, то есть голодать народ не будет.

2. Наша промышленность, развитие ремёсел и другие виды деятельности не зависят от соседей. Мы - автономны и самоокупаемы.

3. Торговля при изоляции, конечно, будет терпеть убытки, так как основная прибыль у купцов шла от международных сделок. Значит, мы сосредоточимся на внутреннем рынке, а ещё максимально задействуем флот. Страны, лежащие за Гарпасом и Рунапэ, с нами по-прежнему дружат.

4. Аруана - большая страна, и каждый её житель всегда может найти, чем здесь заняться и зарабатывать на жизнь.

Так что делаю вывод - мы спокойно проживём хоть десять лет без контактов с нашими соседями, а там, даст Единый, всё успокоится.

- Но если Гарпас, Лелия и Рунапэ с нами примирятся, то Каруна теперь закрыта навсегда, - вздохнул король.

- Не страшно, - бодро заявил Шелас. - Проживём и без неё. Станем развивать собственную Академию магии, а ещё предлагаю использовать местных ведьм и колдунов, пусть работают на страну и помогают, чем могут.

- Мы даже не знаем, сколько изначальных живёт в Аруане, - проворчал король. - Но это не самое важное на данный момент.

- А что важное?

- Я хочу, чтобы ты составил письмо всем правителям континента, Шелас, где объяснил бы, что главным виновником войны с Каруной был канцлер Пуфлос. Он и его изгои мечтали отомстить магам за свои метки, вот и бросили все силы на провокацию войны. Мы с себя тоже вины не снимаем, конечно, но готовы предоставить документы, свидетельствующие о преступлениях канцлера.

- И ведь, наглец, даже не боялся хранить личные записи в кабинете, настолько Пуфлос был уверен в своей безопасности, - фыркнул граф.

- Так ведь дворец последние годы кишел изгоями, - король глотнул вина и наморщил лоб. - А я, дурак, лишь радовался, что орден Справедливости готов мне служить. Вот и получил на свою голову глупую войну, изоляцию и презрение соседей.

- Зато - спасибо канцлеру за скрупулёзные записи - мы теперь знаем всё о его делах, хищениях и взятках, - постарался увести короля от очередного самоуничижения граф. - Особенно меня порадовали суммы, которые передавались храмовникам. А я всё удивлялся, отчего святоши так проклинали магов Каруны. Оказывается, их яростные проповеди - это отрабатывание заказов.

- И теперь у нас новый Первосвященник, - улыбнулся Ларас. - После того, как ты передал Синоду документы об огромных взятках храмам, чтобы они настраивали народ против карунских магов, пришлось выслать из столицы добрую сотню священников. Так что гордись, Шелас, ты добился своего - устроил переворот среди ненавистных тебе святош.

- Хоть одно доброе дело, - засмеялся граф. - Эти лицемерные толстые морды годами напрашивались на расправу, вот и получили по заслугам.

- Угу, сначала маги превратили их дома в живописные развалины, а затем ты лишил их почитания паствы и уважения собратьев по вере.

- Как говорится в писании: "И воздастся каждому по делам его", - отозвался довольный граф. - Не зря эту надпись маги Каруны оставили на стене главного храма Солей, чтобы аруанцы помнили - каждое зло будет наказано, так что всё правильно.


13.


Караван из Бёрна прибыл на главную площадь Холана к вечеру и сразу же был окружён служащими мэрии. Пока разбирались, кого куда определить, Седро разыскал жену и с радостью её обнял.

- Ты ж моя ласточка, как я рад, что быстро собралась и приехала.

- Сам виноват, столько чудесных историй мне рассказал о Верховной ведьме и её друзьях, вот я и не утерпела - помчалась к тебе, словно молодуха на свидание, - засмеялась Тесса.

Ещё не старая, стройная и подтянутая женщина, леди Олерн притягивала взгляды открытой улыбкой и копной медно-рыжих волос. Она была одета в тёмное дорожное платье, но сразу же шепнула мужу, что мечтает о ванной.

- Неделю толком не мылась.

- Мы сегодня ночуем у Вариуса, - ответил муж. - Там приведёшь себя в порядок, а завтра за день спокойно доедем в Греновис и уже на месте определимся, где будем жить.

- А какие варианты?

- Потом расскажу, - подмигнул муж, шагнув к дорожной повозке и поздоровавшись с возницей. - Мирт, как добрались? Были проблемы в пути?

- Слава Единому, доехали благополучно, - отозвался старый слуга. - Но я госпожу уже предупредил, что сейчас пересаживаюсь в караван, идущий обратно, и отправляюсь домой. Прости, хозяин, но моя жизнь в Бёрне, там дети, внуки и умирать я хочу среди родных.

- Я понимаю. И спасибо, что привёз мне жену, - Седро помог старику спрыгнуть в козлов, тот забрал из повозки мешок со своими вещами, они попрощались и Мирт утопал в сторону холанского каравана.

- Я выплатила ему сто золотых, - шепнула Тесса. - Он их заслужил за годы верной службы.

- Всё правильно, - Седро и его жена взобрались на козлы и лёгкой трусцой двинулись в сторону городского дома Вариуса.

Уже в пути Тесса уточнила:

- Подожди, мы ночуем у чёрного ведьмака? Вариус ведь один из тех, кто спас Холан этой зимой? Ты не раз рассказывал эту историю.

- Верно, но мы едем в дом его матери. Она сейчас гостит в Верноне, так что мы никому не помешаем. А Вариус сейчас мэр Холана, хотя управляет городом уже полгода, очень толковый руководитель.

- Да, ты упоминал, что вместе с ним приводил городское хозяйство в порядок.

Повозка свернула на тихую улицу и вскоре остановилась у красивого особняка. Седро соскочил с козлов, распахнул ворота и завёл лошадей во двор.

- Тэсса, прошу, ничему не удивляйся, - шепнул он жене. И пока она осматривалась, распряг повозку, привязал лошадей к коновязи в углу двора, где щедро отсыпал им овса и налил в поилку воды. - Я чуть позже выйду и почищу лошадок, - пообещал он себе вслух.

Но тут рядом возникла домовушка Фоня и улыбнулась.

- Не беспокойся, я сама всё сделаю, веди жену в дом.

- Спасибо большое, - вздохнул маг и они вместе с Тессой поднялись по ступеням на крыльцо. - Пойдём, я покажу нашу комнату, ведь жду тебя со вчерашнего дня и уже ночевал тут, так что всё знаю.


За стол Олерны уселись уже в поздних сумерках, отдав дань вкусному ужину, приготовленному Фоней, за что, щедрая на похвалу Тесса, от души поблагодарила домовую. Женщина старалась не показывать своего восторга от общения с ранее не виданным чудом - домашней нечистью. Седро шепнул, что Фоня показалась им, так как её попросил хозяин, а ещё потому, что они - друзья Верховной.

Олерны проговорили пол ночи. Седро, предварительно наложив на жену заклинание молчания о делах герцогини Греновис, поделился, как побывал на Чёрных болотах и каким чудесам был свидетелем. Тесса лишь зажимала рот руками, чтоб лишний раз не вскрикивать от удивления. Далее был рассказ о минувшем дне, когда Верховная спасала дочь краснодеревщика от нежити.

- И сейчас Вариус вторую ночь проводит ритуалы по изгнанию мёртвых духов с кладбища, - добавил маг.

- Почему ночью? - спросила жена.

- Чтоб не тревожить холанцев, парню не нужны лишние расспросы, а ещё он сказал, что чёрным ночью легче работать.

- А служителей Единого предупредили?

- Конечно, они сегодня днём заново опечатали кладбище, а ещё посетили все новые могилы, пообещав в дальнейшем следить там за покоем и порядком.

- Хорошо, - вздохнула Тесса. - Ты не знаешь, но в Бёрне тоже случилась неприятность с роднёй твоего разведчика Семена.

- Я в курсе, - улыбнулся Седро. - Он, когда вместе с Роем вернулся в Холан, побывал у Вариуса и рассказал, чем закончилась история с его сестрой.

- Значит, ты знаешь больше меня, - засмеялась женщина. - Завтра по дороге в Греновис расскажешь подробности?

- Конечно. Но повторяю, всё, что касается дел изначальных, проходит под грифом "Секретно", - подмигнул маг. - Я попрошу Верховную, чтобы наложила на тебя заклинание молчания, мы все под ним ходим. То есть, между собой можем спокойно обговаривать любые темы и новости, но с чужаками - молчок, нельзя.

- Я понимаю, и согласна. Мне самой так будет спокойнее, - кивнула Тесса. - Кстати, маги Бёрна, когда прогремела история с сестрой Семена, ходили знакомиться с чёрным Роем и просили его осмотреть себя, нет ли на них ведьмовских проклятий.

- И что?

- Он чистил двоих, объяснил им откуда прилетело, но они молчат о заказчиках, правда один тут же куда-то увёз жену, другой бросил невесту, а к утру под домом Роя уже выстроилась очередь желающих на осмотр, - тут женщина замолчала и хитро посмотрела на мужа. - И знаешь, что было дальше?

- Догадываюсь, он всем отказал?

- Нет, на крыльцо вышла его дочь и объявила, что отец ещё ночью уехал в Холан.

Седро расхохотался.

- Рой понял, что задержится в Бёрне неизвестно на сколько, и сбежал.

- Умница! - присоединилась к мужу Тесса довольным хихиканьем.


На утро, многословно поблагодарив Фоню за гостеприимство и передав Вариусу благодарственное письмо, чета Олернов отправилась в Греновис, всю дорогу обсуждая, как и чем будет заниматься Тесса в герцогском доме. Седро описывал жене замок и его обитателей, объясняя, как там нужна толковая управляющая и уговаривал супругу принять на себя её обязанности.

- Михей Лагрон, дядя Радославы, занимается всеми делами герцогства. Он - правая рука Верховной, но у него слишком много забот, чтоб ещё вести домашнее хозяйство.

- Можешь меня не уговаривать, я согласна, - улыбнулась Тесса. - Но тогда своего дома нам не видать, придётся жить в замке.

- И пускай, - фыркнул Седро. - Радослава уступила нам свои покои - большие, удобные, а сама переехала в башню, где будет заниматься ведьмовскими делами, чтоб никто не мешал и не подсматривал. На днях из Бёрна приедут маги, о которых я тебе рассказывал, а ещё я написал Элисе Отис, твоей подруге, и пригласил её на работу в Греновис.

- Как хорошо! - воскликнула Тесса. - Она, провожая меня, печалилась, что остаётся одна в Бёрне и будет скучать. Ей тоже захотелось перемен в жизни.

- Думаешь, согласится на переезд?

- Уверена.

- А ты поможешь ей выбрать дом, герцог Керин для своих гостей построил несколько чудных особняков и Радослава готова отдать их под жильё магам, кто переедет работать в долину с семьями или захочет жить отдельно.

К вечеру Олерны добрались до долины Греновисов и Тесса была просто очарована, как мирно и уютно выглядят симпатичные деревенские дома, окружённые садами.

- Сюда аруанцы не сунулись, - объяснил Седро, - зато на противоположном конце долины разграбили Салерну, молча позволив изгою убить больше четырёх сотен человек.

- Ужас, - вздрогнула жена. - Свозишь потом меня поклониться их праху.

- Обязательно.


Радослава, предупреждённая Лесиком, встретила новых жителей замка специально переодевшись в красивое платье. "Правильно, - кивнул домовой, - ты хозяйка этих земель и на людях должна соответственно выглядеть".

- Вроде я не хожу замарашкой, - проворчала в ответ девушка. - А зимой в схроне незачем было прихорашиваться, да и в Холане мы вели походную жизнь.

- Это так, но ты и сейчас в зеркало лишний раз взглянуть не хочешь, словно чувствуешь вину, что молодая, красивая и живая.

- Всё-то ты знаешь, - грустно улыбнулась Рада и погладила кошака по чёрной лоснящейся шёрстке. - Пойдём встречать гостей.

С приездом Олернов замок наполнился шумом и весельем. Мужчины быстро помогли разгрузить повозку и перенесли все сундуки и вещи Тессы на второй этаж. Она пришла в восторг от своего нового жилья и во время ужина поблагодарила Раду и за спасение мужа, и за его новую работу, и за то, что во взгляде Седро вновь горит огонь.

- Он передал, вы тоже согласны на меня работать? - улыбнулась девушка.

- Да. И спасибо за предложение, я не люблю сидеть без дела.

- Отлично, тогда осваивайтесь в доме, мы вам всё покажем и расскажем. А чуть позже я объясню, чего жду от управляющей моего замка.


К приезду магов из Бёрна, Тесса уже взяла все бразды правления замковым хозяйством в свои руки, за что Михей Лагрон был ей очень благодарен. Он все дни объезжал долину, разговаривая с людьми, а ещё много времени проводил за учётными книгами, выискивая где и как бывший управляющий Сницин обворовывал хозяев.

- Сто тысяч золотых, - как-то вечером выложил перед Радославой свои бумаги дядька. - И это своровано лишь за последние десять лет. А сколько Сницин служил Греновисам?

Девушка наморщила брови и задумалась.

- Тридцать лет точно, может и больше.

- Вот, подлец, такие огромные деньги, - вздохнул Михей. - Почему твои родители ничего не заметили?

- Отцу это было неинтересно, а маму занимала лишь политика Совета и разведка Каруны. Родители много времени проводили в Миасе, часто ездили работать в соседние королевства. Проверять Сницина не было необходимости, ведь долина процветала, люди не жаловались, так что управляющему даже регулярно выплачивались премии за верную службу.

- Если проклянёшь поганца, я возражать не буду, - проворчал дядька.

- Давай подождём, - засмеяла Рада. - А вдруг он напишет, что хочет вернуться на работу?

- О, да-а, - хищно прищурился Михей, - это был бы наилучший вариант.


14.


Визит Лоры и Мины был не долгим, они погостили в Греновисе всего три дня. Белая ведьма объяснила, что к ней вдруг зачастили на лечение холанцы и она не хочет их подводить. "Но осенью мы обязательно вновь приедем, - пообещала Лора. - Встретим вместе праздник Урожая". Гостьи были поражены замком и его убранством, с любопытством осматривая его комнаты, и быстро подружились с Тессой, проведя с ней и Радой чудный вечер за женскими разговорами. На следующий день ведьмы прогулялись по Ринде, посетили храм Единого, а после обеда Рада пригласила подруг осмотреть гардероб Алмы.

- Я хочу, чтобы вы взяли на память о моей свекрови несколько её нарядов, - сказала Радослава. - Тесса, вас это тоже касается. К сожалению, у меня совершенно другая фигура и платья мамы мне не подходят.

- Но вы уже подарили нам... - пробормотала Мышка, с восхищением рассматривая гардеробную комнату, полную одежды, о которой могла только мечтать.

- Я привезла всего пару платьев, решила, вы сами должны подобрать, что вам больше нравится.

- Да куда ж нам ходить в этой красоте? - вздохнула Лора.

- В город, в храм на службу, в гости или на бал к мэру - Вариус ведь будет устраивать городские праздники, - улыбнулась Рада. - Хватит жить отшельницами, люди Холана вас знают и уважают, так что пусть видят в достойном гардеробе.

- Правильно, - кивнула Тесса. - Не нужно смущаться, я вот хочу примерить бордовый костюм, - женщина быстро перебрала плечики с нарядами и отложила себе ещё два платья и несколько блузок. - И поспешите, а то могу выбрать то, что вам приглянулось.

Домой Лора и Мина уходили с двумя большими мешками, полными отличной одежды. К сожалению обувь Алмы никому не подошла, у неё была слишком маленькая ножка.

Перед отъездом Михей отвёз гостей поклониться праху Салерны.

- Я с вами не поеду, - со вздохом призналась Радослава. - Слишком тяжело.

- Я понимаю, - погладила её по руке Лора. - Мы недолго.

Вернулись белая ведьма и её ученица заплаканными, а дядька шепнул Раде, что их заинтересовали дубы на центральной площади селения.

- Я сказал, ты попросила лешего вырастить их в память о погибших, а Лора ответила, что теперь понимает, почему от деревьев исходит мощная сила изначальных.

- Очень хорошо, - кивнула девушка. - Всем остальным, кто станет спрашивать, будем рассказывать эту же историю.

- И ведь не солжём, - хмыкнул дядька. - Ты действительно попросила вырастить Палкина дубы в Салерне, остальное никого не касается.

Под вечер Рада провела "быстрой дорогой" своих подруг в Холан и пообещала навещать их почаще. "А если будет нужда, присылайте ко мне домового - Лесик дал Храну все ориентиры Греновиса".


Накануне приезда магов из Бёрна Радослава провела совещание со своими соратниками, также здесь присутствовала Тесса, а ещё домовые Лесик и Фил. Совещание проводилось на первом этаже башни, которую между собой все стали именовать Ведьминой. Гостиная, как и все комнаты Радославы, была обставлена добротной красивой мебелью светлых тонов, на стенах висели старинные гобелены и чудные пейзажи, а на полу пушился многоцветьем огромный ковёр, созданный рукодельницами Хрущей из ниток хруща-дубровника.

- Седро, я знаю, что ты веришь в честность и порядочность своих товарищей, но давай какое-то время не рассказывать им о Филе, так как Лесика они знают, а мне хочется быть уверенной в надёжности новых магов, - начала собрание девушка.

- Тебе решать, - кивнул согласно Олерн. - Но долго скрывать Фила не удастся, он же правая рука Тессы.

- Очень толковый помощник, - откликнулась управляющая. - Без него я бы ещё долго не знала, как всё в замке устроено, - на что домовой смешно зафыркал, хотя было заметно - ему понравилась похвала.

- Дело в том, - продолжила Рада, - что передав дела новым магам, я собираюсь ненадолго уехать.

- Куда? Зачем? - посыпались вопросы друзей.

- Сейчас объясню, - улыбнулась девушка. - Мне нужно на юг, чтобы забрать домой прах мужа и свёкра.

- Я с тобой! - решительно перебил её Михей.

- И я...

- И я...

- Дайте же мне сказать, - прикрикнула на друзей ведьма. - Сироты ещё две недели проведут в лесу, Тесса проследит за доставкой туда продуктов и будет решать все вопросы, связанные с детьми, вдруг им что-то понадобится. Лесная нечисть следит за покоем в чаще, но вдруг кто-то из наших подопечных простудится или с ними случится неприятность, например травма или сильный ушиб, леший Палкин известит Фила и из замка следует сразу же отправить магов на помощь детям.

- Конечно, обязательно, - кивнула женщина.

- Прибывшие одарённые после моего отъезда начнут исполнять свои обязанности и я хочу знать, как они будут с ними справляться и что говорить о новой работе. Вдруг маги будут недовольны или поймут, что Греновис им не подходит.

- Для этого и нужен Фил, - объяснил Седро Михей. - Если бы он не слушал слуг, мы бы не узнали, что бывший управляющий - вор.

- Возможно, это не очень красиво - подслушивать, - вздохнула Рада. - Но мы должны быть уверены в наших новых людях.

- Согласен, - ответил Олерн.

- Теперь, собственно, о самой поездке. На юг со мной идут дядя Михей, Лесик и... а вот дальше давайте советоваться. Мне нужно, чтобы или Седро, или Роган в это время посетили Миас, проведали наш столичный дом, оценили, чего в нём не хватает - его же разграбили аруанцы - и составили список необходимых покупок. Также нужно откровенно поговорить с супружеской парой, которая живёт в доме и все эти годы верой и правдой служила Греновисам. Они уже пожилые люди, возможно, хотят на покой. Я помню, у них дочь с семьёй жила пригороде, нужно узнать вдруг ей нужна помощь. Также следует встретиться с ведьмаком Рашеком, выслушать его нужды и передать письмо, я напишу его перед отъездом. Ну и главное - нужно выяснить, как и чем живёт столица, а также маги Академии.

- Роган, ты много лет жил в Миасе, знаешь многих, - задумчиво сказал Михей. - Найдёшь старых знакомых, поужинаешь пару вечеров в местных ресторанах, послушаешь, о чём говорят люди...

- Я понял, - вздохнул маг. - Мне нужно собрать все новости и сплетни.

- А ещё разведать, знают ли в Миасе, что в Каруне появилась Верховная ведьма, - вставил Седро. - Ты действительно лучше подходишь для этой миссии, чем я.

- У меня ведь квартира в Цветном квартале, - грустно улыбнулся Роган. - Я о ней совершенно забыл.

- Вот и навестишь свой дом и всё проверишь, - сказала Рада.

- Может, продать квартиру? - задумался маг. - Зачем она мне сейчас?

- Не спеши, она может ещё пригодиться, - хмыкнул дядька. - Мало ли...

- Мы перед отъездом всё подробно обсудим, - пообещала девушка. - Но ты и сам обдумай свои действия, куда сходить и что спрашивать, а ещё посоветуйся с Седро - он специалист в этих вопросах.

- Конечно, - кивнул Роган.

- А я, значит, иду с вами на юг, - удовлетворённо вздохнул Олерн. - Отлично, там сейчас работают маги Бёрна, отправленные приводить в порядок хозяйство разгромленных поселений, так что я буду полезен при встрече с ними, чтобы разрешать любые проблемы, вдруг они возникнут.

- Хорошо, тогда все готовимся и собираем вещи в расчёте на неделю отсутствия. Идём "быстрой дорогой", - сказала Радослава.

- А мне когда уезжать? - спросил Роган.

- Как только передашь свои дела новым магам. И будучи в Миасе, не торопись и всё обстоятельно разузнай, к тебе через день будет приходить Фил для передачи новостей, так что спокойно работай и не спеши возвращаться.

- Обязательно веди записи, - добавил Михей, - мы потом их почитаем и совместно обсудим. О том, что в Салерне появились узники - молчи, ты ничего не знаешь. Радослава сама объяснит всё князю Стратусу, если он задаст прямой вопрос.

- А если не задаст и этих магов вообще искать не будут?

- Предлагаю молчать и тянуть время. Лучше так, чем переполошить Совет.

- Ну да, если даже сильные маги, Ирос и Бачун, вдруг оказались не в состоянии противостоять Верховной, многие воспримут её могущество, как личную угрозу, - нахмурился Седро и бросил взгляд на жену, сидевшую с удивлённо расширенными глазами.

- Ты не рассказал Тессе? - спросила Рада.

- Пока нет. Кстати, магам, что приедут завтра, тоже предлагаю ничего не говорить. Вернёмся с юга, послушаем Фила, оценим товарищей, как ведут себя в новой обстановке, тогда и станет понятно, стоят ли они нашего доверия.

- Правильно, - улыбнулся Михей.

- На этом всё, - поднялась из-за стола Радослава. - Ждём утра и встречаем гостей, комнаты для них готовы, все вопросы будем решать по мере их возникновения.

К ночи замок затих и только в покоях Олернов допоздна горел свет - Седро рассказывал жене, как Верховная ведьма наказала сильнейших магов Совета за бесчеловечные опыты над людьми.


Маги приехали в Греновис к обеду, верхом. Когда лошадей развьючили и конюхи увели их на задний двор, Радослава пригласила мужчин в замок и Седро их заново представил, рассказав о специализации и богатом опыте своих товарищей. "Барус и Кондэ - знатоки погоды, Самунин - маг Воды, Волох - маг Жизни, опытный лекарь, Жакор - универсал и боевой маг", - запоминала Рада, разглядывая своих новых работников. Мужчины были крепкими и подтянутыми, все уже разменяли пятый десяток, хотя благодаря магии выглядели достаточно молодо.

- Приветствую, господа, - улыбнулась им девушка. - Прежде, чем вы подниметесь в свои комнаты, я хочу представить друзей, ставших мне семьёй. Седро вы прекрасно знаете, вместе с Роганом ходили зачищать Хрущи от наёмников, Тесса Олерн также вам знакома, она теперь управляющая замком...

- О-о... - удивились маги. - Неожиданно.

- Зато я очень довольна, - заявила Тесса, - так что по всем бытовым вопросам прошу обращаться ко мне.

- Михей Лагрон, - продолжила Рада, кивнув на дядьку. - Он управляет долиной и позже объяснит вам нужды Греновиса. Сейчас приводите себя в порядок, отдыхайте, обед через час. После него мы подробно обсудим вашу будущую работу.

- А что со мной? - задал вопрос воин Лой. Ещё зимой он служил под началом Седро Олерна и принимал участие в спасении Холана от чёрного проклятия. Воин неожиданно приехал в Греновис, присоединившись к магам Бёрна. - Командир, без вас служба уже не та.

- Работа будет, - кивнул довольный Глава безопасности Греновиса.

- Комната тоже, - добавила Тесса и махнула рукой в сторону лестницы. - Прошу за мной, господа, я покажу, где вы будете жить.

После их ухода Олерн объяснил, почему так рад приезду Лоя.

- Он - опытный разведчик, хорошо разбирается в людях, пока мы будем на юге, вместе с Жакором, боевым магом, будет присматривать за порядком в долине.

- Хорошо, - Рада оглянулась и сдвинула брови. - Не поняла, а Лесик где?

- Я здесь, - вынырнул с изнанки кошак. - Маги меня и так знают, позже с ними поздороваюсь.

- Как хочешь.


После обеда, устроившись в гостиной за большим овальным столом, девушка объяснила магам, чего ждёт от их работы.

- В отличие от мест, по которым прошла армия аруанцев, разграбив всё подчистую, Греновис избежал этой беды. Селения Ринда и Улесье также оказались нетронутыми, чего не скажешь о Салерне.

- Мы завтра же хотим посетить её, - попросили маги, на что Седро пообещал с утра свозить их в уничтоженное селение.

- Ваши предшественники, работавшие в долине до войны, к сожалению, погибли. Но мы нашли их записи, так что Роган вам всё покажет, думаю, разберётесь, как применять свои силы, - добавила девушка.

- Безусловно.

- Все нюансы своей работы подробно обсудите с Михеем, он представит вас управителям селений и покажет, что и где у нас находится.

- Седро сказал, вы все семейные люди, - вставил дядька. - Покойный герцог Керин недалеко отсюда построил улицу, состоящую из отличных домов. Там жили приезжающие в Греновис гости, кто - недолго, а кто и по нескольку лет. Дома оборудованы всем необходимым и обставлены хорошей мебелью, позже выберете себе, какой понравится.

Маги заулыбались и от души поблагодарили за заботу.

- Но прежде, чем писать родным, я хочу, чтобы вы проработали в долине хотя бы месяц и убедились, что вас всё устраивает, - серьёзно предупредила Рада. - И вы, и мы должны быть уверены друг в друге.

- Конечно, мы понимаем, - ответил за своих товарищей маг Волох. - И это мудрое предложение - определиться, чтобы понять, подходят нам условия работы и стоит ли срывать семьи с насиженного места.

- Предстоящую неделю мы будем активно общаться, - предупредила Рада, - так как потом мне предстоит поездка на юг. Со мной отправятся Михей и Седро, Роган в это же время уедет по делам в Миас.

- Долго будете отсутствовать? - спросил маг Самунин.

- Пять-семь дней.

- Если в курсе, кто из бёрнцев сейчас отстраивает южные селения, скажете их имена, скорее всего мы с ними увидимся, - добавил Седро Олерн.

- А Семен сейчас где, не знаете? - поинтересовался Лой.

- Тоже на юге, работает в паре с ведьмаком Роем.

- Свои магические дела, думаю, вы обсудите без меня, - встала из-за стола Радослава. - Волох, если вы не устали с дороги, можем сейчас сходить в нашу лечебницу, посмо́трите всё и определитесь, что вам нужно для работы.

- Конечно, - поднялся маг, - не будем терять время.


Лечебница Греновисов занимала двухэтажный дом на окраине Ринды. Здесь Радослава вела ежедневный приём больных, правда, их сейчас было немного.

- Летом у нас спокойно, - объяснила она Волоху, когда они заглянули в пустые палаты лечебницы. - В основном приходят старики с чисто возрастными болезнями, такими, как боли в суставах или мигрени от высокого давления. Но, бывает, привозят селян, кто покалечился на работе, или детей ведут - эти шалуны вечно лезут, куда не надо.

- Я понял, - улыбнулся маг. - Всё, как у всех.

- Вот именно. В лечебнице работают два помощника лекаря, две няни, садовник и повариха.

- Няни? - переспросил Волох.

- Они следят за чистотой в палатах, а ещё помогают приглядывать за детьми, когда те остаются на лечение.

- Чаще всего зимой, когда у малышей простуда или горячка, - кивнул мужчина.

Вместе с Радой он осмотрел смотровую и операционную, а затем они подробно обсудили список лекарств, которые находились в лечебнице.

- Конечно, большую часть болезней маги лечат заклинаниями, - сказала девушка. - А мази, настойки и капли мы готовим для выдачи домой пациентам, чтобы при необходимости они могли ими пользоваться.

- Смотрю, тут отличный набор лечебных трав, - заметил Волох. - Сами собирали?

- Да, в лесу, заготавливаем всё лето. А сад вокруг лечебницы используем для нужд больных и персонала - няни варят свежие компоты, а ещё делают джемы на зиму. Два раза в год сюда привозят бочку мёда, он сам по себе лекарство от многих болезней.

В конце осмотра лечебницы Рада показала лекарю жилую комнату, вдруг ему понадобится заночевать. "Иногда случаются трудные пациенты, за которыми нужно следить круглые сутки".

- Конечно, пока мне всё нравится, - улыбнулся Волох.

- С персоналом я предлагаю познакомиться завтра. А сейчас пора домой, ужинать и отдыхать, - заключила Радослава. - Вы же после долгой дороги.

- Это правда, я редко езжу верхом и сейчас мечтаю лечь, чтобы дать отдых спине, - потёр поясницу маг.

- С этим я помогу. И не только вам, но и вашим товарищам, - улыбнулась девушка. - Но после ужина.

- Спасибо, я помню, как вы правили нам спины, когда мы приезжали в Холан этой зимой. У вас просто волшебные руки.

- Приятно слышать похвалу, - Рада закрыла лечебницу и они вернулись в замок.


Поздним вечером Радослава закрылась в кабинете с Михеем и поинтересовалась его мнением о новых работниках Греновиса.

- Солидные мужчины, в их возрасте главное - опыт. Когда долго занимаешься делом, ошибки почти невозможны. Юношеский азарт и жажда приключений давно миновали. Есть семья и дети, а это - якорь любого человека, так что маги нам достались, что надо, - улыбнулся Михей. - Мы с Седро предупредили их об изначальных, но одарённые заверили - будут относиться со всем уважением, ведь помнят, как медведь Сэм помогал им воевать в Хрущах, хорошо знают Лесика, он их всеобщий любимец...

- Да, я такой, - мурлыкнул кот, развалившийся рядом в кресле.

- ...так что с этой стороны проблем я не вижу, - закончил речь дядя.

- А с какой видишь?

- Со стороны Совета. Думаю, тебе нужно встретиться с магами Академии, чтобы сделать их своими сторонниками. Пока Греновис защищает лишь князь Стратус, но этого мало.

- Я понимаю, - задумалась девушка. - Хорошо, вернёмся с юга и начнём готовиться к поездке. Мне в любом случае нужно посетить Миас, для этого Роган и едет в столицу, чтобы всё разузнать.

- Договорились. - Михей выложил перед собой бумаги и продолжил. - Теперь конкретно, кто и чем будет заниматься в Греновисе. Двое магов Барус и Кондэ станут управлять погодой, климат в нашей долине мягче, чем в Бёрне и тут есть свои особенности, но предшественники оставили толковые записи, так что всё будет хорошо. Маг Воды Самунин обследует реку Аю, питающую сады и огороды, и почистит её русло от тины и мусора. Также он пообещал обойти все колодцы в поселениях и проверить в них состав воды, ну и опять же почистить, где потребуется. Волох...

- Опытный лекарь, - кивнула Рада. - Мы с ним обсудили будущую работу, он всем доволен.

- Универсал Жакор согласился работать под руководством Седро, будет следить в долине за порядком. Когда мы наберём отряд стражников, он его возглавит, так что покой Греновиса станет полностью на нём. Мужик не скрывал своего удовольствия, говорит, в Бёрне работал охранником Радеско, а ещё помогал другим магам, когда было нужно, он же универсал.

- А быть универсалом хорошо? - поинтересовалась девушка.

- С одной стороны - да, ты можешь делать всего понемногу, с другой - когда нет чёткой специализации, становишься в каждой бочке затычкой. Зато сейчас у Жакора будет своя команда и своё дело.

- Дядя, стражников мы наберём, но где они станут жить и столоваться во время службы? А ещё им нужна форма - летняя и зимняя.

- Мы планируем набрать 15 человек, тогда же и определимся с жильём, вдруг кто-то будет семейный и захочет свой дом, но во время дежурств все будут жить в казарме.

- Мы должны построить казарму? - удивилась Рада. - Зачем?

- Девочка моя, это же служба, вроде воинской. Мужики должны тренироваться, чтобы быть крепкими и умелыми, постоянно упражняться в разных видах оружия, так что рядом с казармой мы ещё оборудуем небольшую полосу препятствий, а в самой казарме у каждого будет отдельная комната для отдыха или проживания. Форму же предлагаю шить в традиционных цветах Греновисов - чёрную с серебром, если я правильно понял парадный портрет герцога Керина.

- Это так, - улыбнулась девушка. - Но родители не придерживались формальностей в одежде, предпочитая носить то, что нравится. Отец надевал выходной костюм только по особым случаям.

- Зато чёрный с серебром хорошо будет смотреться на стражниках, - подмигнул Михей. - Вот вернёмся с юга, закупим в Холане тканей и дадим местным умелицам заработать.

- Вот это правильно, пусть женщины имеют свой заработок. Я вообще планирую в Ринде открыть швейную мастерскую, привезу оборудование из столицы и найму в селениях несколько мастериц. Поверь, работа у швей будет всегда.

- Хорошее предложение, - кивнул дядька, что-то отмечая в своих бумагах.

- И если мы закончили обсуждать вопрос о стражниках, то что ты думаешь о строительстве Управы, где будет сосредоточено всё управление герцогством?

- Дельное предложение, - крякнул довольно Михей. - Замок - наш дом и делать из него проходной двор - негоже, а так и будет, если не построим Управу. Кстати, а как до войны решались вопросы руководства долиной?

- Всё было на Сницине. Он договаривался с управителями селений, кто у них будет следить за порядком. И я не помню, чтобы нас беспокоили разборками или жалобами - селяне всё решали тихо между собой.

- Значит, точно были обиженные, - вздохнул Михей. - Ничего, теперь всё будет по-другому.

- Тогда строим не только казарму, но и Управу, - решительно заключила Радослава. - Посоветуйся с Седро и магами, дядя, какой величины нужно здание, чтобы места хватило для всех.

- Общая приёмная, кабинет для меня, зал собраний, дежурная для стражников, кабинеты магов, - сдвинул брови Михей. - У тебя тоже должен быть свой кабинет в Управе, когда придётся встречаться с просителями или начнут приходить ведьмы и колдуны, чтобы подтвердить свой статус. Тут нужно хорошо подумать.

- Думай, но недолго. К осени у нас всё должно быть готово. И ищи себе заместителя, - добавила Рада. - Вот уедем мы в Миас, кто будет управлять Греновисом?

- А маги для чего? Станем привлекать их к хозяйственным делам долины за отдельную плату.

- Может, Вариус ещё кого-то посоветует? - задумалась девушка.

- И это тоже, - кивнул Михей. - Нам нужен знающий человек, кто будет вести учёт всех расходов герцогства. А то пока мы даже не знаем, сколько средств потребляет долина за месяц.

- Ничего, вернёмся с юга и вплотную займёмся делами.

- А в Миас когда?

- Послушаем Рогана о его поездке в столицу, тогда и определимся с планами.

- Хорошо, - Михей встал, собрал бумаги со стола и спрятал их в сейф. - Я завтра целый день буду занят с магами, потребуюсь - присылай Лесика.

- Спокойной ночи, - Рада чмокнула его в щеку, махнула рукой и ушла к себе.


15.


Через неделю из Греновиса уехал Роган, которого Рада снабдила внушительной суммой денег на столичные расходы.

- Я зачаровала монеты от кражи, но лучше разложи их по разным местам, - посоветовала девушка. - В синем кошеле деньги старикам Наваско, расспроси их обстоятельно обо всём и обязательно подлечи.

- Я помню, не беспокойся.

- Если они захотят уволиться, попроси их дождаться моего приезда. Надеюсь, в течение месяца я доберусь до Миаса.

- Всё сделаю, не переживай.


Спустя два дня в бальном зале замка Тесса и домовой Фил провожали в дорогу Раду, Михея и Седро. Лесик в этот раз не шёл за хозяйкой по изнанке, а запрыгнул на плечи дядьки - таково было пожелание Рады.

- Хорошо кушаешь, кошак, - проворчал Михей, отпихивая от лица пушистый чёрный хвост. - Растолстел от сытой жизни - не поднять.

- Сильная Верховная - сильный домовой, - гордо ответил Лесик, а затем обиженно добавил. - И я не толстый, а мощный, ведь должен защищать не только Раду, но и вас всех.

- Я понимаю, - вздохнул дядька. - Ты только когти в меня случайно не запусти, держись за наплечную сумку и постарайся не ёрзать.

- Так, взялись друг за друга и шагаем, - Рада кивнула на прощание Тессе и Филу и начала читать стихи перехода.

- Вот это да-а, - протянула восхищённо управляющая, когда троица путешественников исчезла в мгновение ока. - Чудо чудное.

- Сила у Верховной невероятная, - ответил домовой. - И, слава Единому, Радослава - трезво мыслящая девушка, не рвущаяся к власти или дешёвой популярности. Другая на её месте давно бы возгордилась, требуя от окружающих поклонения, а ещё прославления талантов Верховной.

- Нам повезло, - кивнула Тесса. - Хотя, думаю, всей Каруне повезло с такой защитницей. - Женщина бросила взгляд в окно, где ещё даже не начинался рассвет, и предложила домовому вернуться досыпать. - Я от переживаний и хлопот, связанных с уходом наших, ночью глаз не сомкнула.

- Ты поспи, а я схожу проведать детей в чащу, - ответил Фил. - Вернусь и разбужу тебя, как обычно.

- Спасибо, - зевнула женщина, прикрыв рот рукой. - Вот золотой ты мужик... э-э... то есть, домовой. - Она хихикнула и ушла досыпать.


Рада шагала "быстрой дорогой", чётко представляя перед глазами метку, которую поставила на ведьмака Роя перед его уходом на юг. Девушка решила вначале встретиться со своим подопечным, а также проверить, как принимает черноту Семен - напарник Роя, а уж затем отправляться за прахом родных. Седро, переговоривший с новыми магами Греновиса, знал где сейчас работают бёрнцы, и был уверен - они держатся вблизи ведьмака.

- Это уже третья смена одарённых, работающих на границе, - известил он Раду. - Те, кто вернулись, передавали, что Рой и Семен очень помогают им в работе, и были под впечатлением, как ведьмак разговаривает с душами погибших защитников юга, передавая их последние просьбы родным.

- Это главная задача чёрных - отпускать души к Единому, - кивнула Верховная, - как и обнаружение и уничтожение изменённой нечисти. Люди, живущие в селениях или городах питают силы волшебного народа, ведь всё живое на Руне связано нитями изначального мира. И когда происходит насильственная гибель множества жителей яви - людей, животных, природы - это сказывается на духе домашней нечисти, она тоскует и мучится, оплакивая тех, кого считала семьёй.

- Нам никогда не рассказывали этого в Академии, - огорчённо прошептал Седро. - И мы воспринимали нечисть лишь, как сказочных персонажей. - Он вскинул голову и серьёзно продолжил. - Как хочешь, Рада, но ты должна прочитать хотя бы несколько лекций одарённым, когда мы будем в Миасе. Возможно, тогда они иначе будут относиться к изначальным, потому что пока о Верховной знает слишком мало народу, а ведь на тебе завязана изначальная сила Каруны.

- Дядя говорит, Греновису нужны сторонники, - задумчиво ответила девушка, - и предлагал, чтобы я встретилась с Советом Академии. Но лекции...?

- К сожалению, бо́льшая часть студентов ушла со старыми преподавателями в межмировой портал, и когда его восстановят - неизвестно, так что слушать тебя будет пусть и небольшое количество, но опытных магов. А они знают, какую роль сыграли изначальные в минувшей войне и спасении Холана.

Сейчас, шагая на юг, Рада размышляла о том, что смена старого Совета - тоже её рук дело. Как сказал Лесик, архимаг Стратус и его молодые приближённые уже изменили свои взгляды на роль магии в мире людей и теперь будут по-новому строить систему образования одарённых. "Человечество должно стать самостоятельным, независимым от магии, развивать природные науки, механику, инженерию, медицину, а магов привлекать лишь в крайнем случае. Как будут дальше развиваться одарённые - пусть решают сами, не зря Высшие передали им кристалл с записью мира, где нет магии, но радикально вмешиваться в жизнь людей им больше не позволят. И это правильно".

Миновал час, затем второй, Рада видела, как изменилась природа, пролетающая мимо с огромной скоростью - поредели леса, снизились горы, сменившись пологими склонами, а вскоре вокруг зазеленела равнина. "Кажется, я раньше ходила медленнее, значит, мои силы и вправду возросли", - подумала девушка. А вскоре перед ней чётко замаячила чёрная метка Роя.

- Замедляемся, - предупредила своих спутников Радослава. - Лесик, уходи на изнанку и разведай, что там впереди. Я останавливаюсь.


Они оказались посреди поля, заросшего разнотравьем. Солнце только начало подниматься над кромкой леса, виднеющегося вдали синим пятном, вокруг разливалась тишина, которая бывает лишь на рассвете, но вот из-под ног Радославы вспорхнула какая-то пичуга, звонким щебетом пробуждая поле от спячки - и лишь тогда девушка заметила, что впереди среди травы темнеют странные маленькие домики. "Ульи, - поняла она, - значит, Рой должен быть поблизости. Он говорил, собранный на рассвете мёд - самый сладкий".

- Ты как? - тихо окликнул её Михей.

- Пока хорошо, надеюсь продержаться до прихода Лесика.

- А я уже тут, хозяйка, - вынырнул с изнанки кошак. - Роя и Семена предупредил, они уже бегут сюда.

- Тогда пошли им навстречу, а то у меня от росы штанины мокнут.

Они прошли до края поля и остановились, а тут и ведьмак с товарищем подоспели.

- Приветствую, Верховная, - быстро поклонился Рой, а затем неожиданно обнял Радославу. - Я так рад, что вы пришли.

- Что-то случилось? - встревожилась девушка.

- Нет, всё хорошо, но у меня за это время появилось столько вопросов, что я уже начал их записывать, - хохотнул ведьмак.

- Семен, а у тебя как дела?

- От черноты уже не тошнит, - гордо признался парень. - Думаю, скоро наступит инициация.

- Отлично. Где вы остановились и что с жильём?

- Нашли дом, целый, был построен на отшибе от селения, окружённый старым садом, вот аруанцы его и не заметили. Теперь в нём живём мы, - доложился Семен.

- Пойдёмте, здесь недалеко, - Рой помог Радославе избавиться от заплечной сумки, его напарник ухватил груз Михея и вскоре все дошагали до ладного домика, за которым виднелся сарай и несколько грядок с зеленью. В углу двора стоял большой фургон, в котором ведьмак возил свои ульи, но лошадей видно не было. "Временно отдали магам, им сейчас нужнее", - пояснил Семен.

- Тут хорошо, - прошептала Рада, поднявшись по ступенькам крыльца. - Изначальным духом пахнет. Неужели ведьма жила?

- Очень похоже, - ответил Рой. - Мы с Семеном всё обследовали, нашли запасы прошлогодних трав, но на этом всё. Я поколдовал немного, чтобы понять, кто были здешние хозяева, ответы показали - белая с семьёй. Ушли отсюда ещё до войны, забрав все вещи.

- Значит, возвращаться не собираются, - заключил Седро. - Рой, Рада после "быстрой дороги" нуждается в отдыхе, куда её можно уложить?

- Пока на диван в кабинете, а потом определимся. Места тут хватает.


Она уснула лишь коснувшись головой подушки, пробормотав напоследок Михею, что он и Седро пока могут рассказать хозяевам последние новости. "И о походе на Чёрные болота тоже, у меня нет тайн перед своими".

Девушка проснулась к обеду, полежала немного, разглядывая потолок, а затем обследовала дом своей силой. "Хотя здесь нет второго этажа, но места много", - решила Рада. Передняя часть дома, выходящая к парадному крыльцу, состояла из большой кухни-столовой и гостиной. От них шёл коридор к задней части дома. Тут находились две спальни, кабинет и ванная, в углу которой размещался вполне современный туалет. "Домового нет, - заключила ведьма. - Или с хозяйкой ушёл, или на изнанку. Жаль". Из соседней комнаты слышались тихие голоса мужчин и звяканье посуды. "Пора перекусить", - Рада встала, посетила ванную комнату, а затем вышла на кухню, где мужчины обедали за большим дубовым столом. Они встретили её улыбками и поинтересовались самочувствием.

- Хорошо, но завтра будет лучше. - Рада впилась зубами в кусок печёной курицы, заедая её хлебом и овощами, и молча поблагодарила Тессу, которая щедро снабдила их припасами в дорогу. - Дом отличный, Рой.

- Сам удивляюсь, как нам с Семеном повезло, - улыбнулся ведьмак. - В колодце на заднем дворе вкусная вода, сарай полон дров, даже канализация в доме проложена, из кухни и ванной всё стекает в выгребную яму за огородом.

- Собираетесь топить дровами? - удивился Седро. - Это ведь долго и хлопотно. Хочешь я вам за день оборудую магическую печку?

- Нам уже предлагали бёрнцы, но я пока в раздумьях, стоит ли, - ответил ведьмак.

- Делай, - кивнула Рада. - Отапливать магией удобно, а готовить лучше на дровах. Я так всю зиму прожила в чаще Криласа.

- Вот и закончились раздумья, есть чёткое указание, - хохотнул Семен. - А то Рой за последние месяцы стал суеверным, повсюду ищет знаки.

- Они сами меня находят, - проворчал ведьмак. Он изменился с весны, заметно помолодел и постройнел, даже седина практически исчезла. Зато глаза почернели и взгляд стал тяжёлым.

- Рассказывай, - попросила девушка. - Как добирались на юг? Как встретились с магами? Что узнал и понял за время работы? Ну и про знаки не забудь. На Седро и Михея не косись, они мои люди, я им полностью доверяю.

- После того, что Седро рассказал о ваших приключениях на Чёрных болотах, это я уже понял. Жалею лишь, меня с вами не было.

- Я бы тоже с русалками познакомился, - вздохнул Семен, вызвав смешки у остальных мужчин.

- Не всё так просто, у изначальных своя иерархия, - ответила ему Рада, - согласно ей даются не только возможности, но и ответственность. Поэтому волшебный народец признаёт лишь Верховную ведьму и без моего согласия ты с ним общаться не сможешь.

- Полезешь без спросу - съедят, - ехидно добавил Михей.

- Но Седро же не съели, - обижено заметил парень.

- Мы были с Верховной, как её свита, иначе нас и в болота бы не пустили, - ответил маг.

- Если выпадет случай, я познакомлю вас с местными изначальными, - успокоила Семена Рада. - Станете общаться и помогать друг другу.

- Обязательно, спасибо, - расцвёл улыбкой чёрный.

- Рой? - взглянула на ведьмака Рада.

- Сейчас, - мужчина принёс из кабинета карту Каруны и разложил её на столе. - Весной, когда мы отправились на юг, я решил объезжать границу с восточной стороны на запад. И в первом же селении - это был Каргал - мы встретили бёрнцев, они уже отстроили разрушенные дома и восстановили всё хозяйство, собираясь переезжать в Давин. Но я сказал - нет, моя работа только начинается и попросил оставить с нами несколько магов хотя бы на пару дней. Уже началось весеннее цветение, так что расставив улья на ближайшем поле, я начал обходить дома, очищая их от черноты и разной порчи.

- Маги вначале ухмылялись, - заметил Семен, - даже шутили, что Рою нужен шаманский бубен, а то пугать пустые строения непонятными заклинаниями как-то несолидно.

- А потом на нас напала изменённая нечисть, - хмыкнул ведьмак. - Мы как раз дошли до кладбища, полного неупокоённых душ. Хорошо, что почувствовав неладное, я успел приготовить кинжал. Вдруг над головами закаркал ворон, да так громко, что мы остановились, а потом визжащее нечто бросилось в нашу сторону, но от моего удара кинжалом вспыхнуло чернотой и исчезло. А маги, когда пришли в себя, долго извинялись и больше так глупо не шутили.

- Затем им пришлось много писать - Рой до вечера диктовал имена погибших в Каргале, на кладбище ведь похоронили всех в братской могиле, опознать разложившиеся тела после зимы было невозможно, - вздохнул Семен. - Напарник беседовал с ду́шами, передавал их прощальные слова, а затем отправлял к Единому.

- Закончил я уже ночью, накрыл кладбище заклинанием Савана, чтобы туда больше никто из нечисти не сунулся, и тут у меня возник первый вопрос, Верховная. Почему души сами не ушли к Единому? И второй - как быстро может измениться нечисть, став опасной для окружающих?

- Умерших хоронят служители храмов, проводя обряд и запечатывая могилы. И это не просто дань традициям, а ритуал, сродни магическому, - ответила Рада. - Вариусу в Холане тоже пришлось упокоевать кладбище, там от голодного духа пострадала девушка. Мы предупредили служителей Единого и они заново запечатали все свежие могилы.

- Да, Седро рассказал, как вы воевали с изменённым, - кивнул Рой. - Получается, без ритуала храмовников при захоронении усопших не обойтись?

- Он желателен, - согласилась девушка. - Но и без него спустя время души могут уйти к Единому. Всё зависит от того, что держит их на земле, а ещё - насколько человек при жизни был верующим. Обычные люди, как правило, искренне верят в Единого и даже, если похоронить их без ритуала храмовников, сами уйдут на перерождение. Но одарённые - иные, и мыслят более материально, веря лишь в силу своей магии.

- Вот умеешь ты, Рада, зацепить за живое, - проворчал Седро. - Значит, погибшие в селениях юга остались неупокоёнными из-за своего неверия? И какая бы участь ждала их души?

- Рано или поздно туда добрались бы храмовники и провели ритуал, - успокоила его девушка. - Плохо лишь, что за это время многое могло произойти нехорошего. И тут будет ответ на второй вопрос Роя.

- Об изменённой нечисти?

- Да. Те, кто живут рядом с людьми, питаются их энергией, но и сами возвращают её по мере надобности, например, когда человек заболел и ему нужны силы. Или если с ним случился несчастный случай, а рядом никого. Слышали ведь рассказы, как родные, почувствовав неладное, шли проверять, куда подевался хозяин?

- Конечно слышал и всегда удивлялся, - пробормотал Михей, - а это, выходит, домашняя нечисть подталкивает на поиски?

- Именно, - улыбнулась Рада. - Домовые - хранители домов и людей в них живущих. А когда случается война, как нечисти пережить смерть тех, кого считали семьёй? И видеть разрушенные дома - родной кров домовых? Так можно и с ума сойти от горя.

- Что и происходит с нечистью, - кивнул Рой. - Я понял. При обычной жизни всё меняется постепенно - кто-то рождается, кто-то умирает - таков закон природы. А массовая гибель и разрушения вызывают всплеск изменений - и домовые превращаются в злобную погань.

- Многие изначальные во время боёв ушли на изнанку, откуда наблюдали, как рушится то, что держало их в нашей яви. Сейчас, когда дома восстановили и люди заново их обживут, домовые вернутся. Правда, будет это не скоро.

- Почему? - спросил Седро.

- А кто захочет жить там, где смерть собрала такой щедрый урожай? Боюсь, Совету придётся обещать солидные выплаты, чтобы простой народ, да и маги тоже, заново обживали южные селения.

- О, я как-то не подумал...- пробормотал маг.

- Отстроить разрушенное - мало. Главное - это люди, - вздохнула девушка. - Продолжай, Рой.

- После Каргала мы переехали в Давин, - ткнул пальцем в карту ведьмак. - Селение большое, именно оно стояло первым на пути аруанской армии.

- Страшно представить, что там тогда творилось, - помрачнел Седро.

- Все дома были размолоты в труху и маги решили их не восстанавливать, а наоборот, вспахали всю землю силой, оставив нетронутым лишь кладбище.

- Нам рассказали, мужики сутки рыдали, пока равняли Давин с землёй, - шмыгнул носом Семен. - И поклялись, что к следующему году поставят на месте погибшего селения большой памятник.

- Я в Салерне тоже это планирую, - кивнула Рада, стараясь не заплакать.

- На давинском кладбище было пусто, все могилы старые, - продолжил рассказывать ведьмак. - А неупокоённые души оказались там, где погибли. Бо́льшая часть из них сосредоточилась на околицах, где шли основные бои, остальные - на улицах селения или в домах. Тел не было - только души, держащиеся за мелкие частицы плоти в перемолотой земле.

- Маги толпой ходили за Роем, записывая имена и последние слова неупокоённых, - добавил Семен. - Ну и тогда же порешили - больше не применять силу в следующих селениях, пока Рой не найдёт тела погибших и не отправит их души к Единому.

- В Ротусе и Селене так и работали - сначала я находил то, что осталось от тел, маги собирали останки и перезахоранивали на кладбище, затем я беседовал с душами и отпускал их на перерождение, - ведьмак развернул к себе карту и показал последнюю точку. - Это Ена, до неё мы не дошли, она за рекой. Мадена тут уже судоходная, до селения так просто не добраться - из него маги ушли сами, когда поняли, что сопротивление бесполезно.

- А куда ушли? - спросил Михей.

- В Бёрн, двадцать дней добирались по лесам.

- Мы их ждали, - кивнул Седро, - тогда ещё была связь, так что встретили, разместили, выслушали и успокоили - они боялись, их посчитают трусами за то, что бросили свой посёлок.

- Значит, мы сейчас в Селене? - спросила Рада.

- Да, - кивнул ведьмак. - И свою работу на Каруну я уже закончил. Теперь занимаюсь ульями и вместе с Семеном начал делать первые припасы на зиму. Маги делятся с нами всем, что им доставляют по распоряжению Совета, а это мука и крупы, сахар и консервы. Правда, мяса у нас не много, тут слишком обжитые места, чтобы охотиться. Я хочу позже разведать леса на севере.

- До реки далеко? - взглянул на карту Михей.

- От нас пол часа ходу. Мы потом вам всё покажем. - Рой замялся, а затем пробормотал. - Верховная, вы говорили, ваши родные погибли в Ротусе. Но их душ я не встретил, по-видимому они искренне верили в Единого и после гибели сразу ушли на перерождение.

- Может и нет, мы же с мамой перехоронили их в ближайшей роще, - вздохнула Рада. - Надеялись вскоре вернуться, чтобы забрать домой. Сразу это было сделать невозможно - вокруг сновали аруанцы.

- Если хотите, я могу с вами навестить это место и всё проверить, - предложил ведьмак.

- Спасибо, но я сама, это мой долг перед семьёй, - девушка встала из-за стола и вышла.

- Куда она? - и Михей взглянул на Лесика, тихо лежавшего на тумбе у двери.

- За успокоительным, - коротко ответил кошак.

- Ага, хорошо, - тут дядька прищурил глаз и окинул кухню оценивающим взглядом. - Рой, а мебель у вас откуда? Ты же говорил, хозяева всё вывезли.

- Это маги собрали по селению, где хоть что-то уцелело. Нам, кроме мебели, ещё и посуды нашли разной, выделили постель и тканей, а также инструмент для хозяйства.

- А сами бёрнцы где живут?

- Они построили большой дом в центре Селены, оборудовав его всем необходимым, а нам предложили то, что самим было без надобности.

- Мы не переборчивые, - хохотнул Семен, - и рады тому, что есть.

- Скоро вечер, - заметил Седро. - Нужно определиться, как будем ночевать.

- Можно меня оставить в кабинете на диване? - попросила Рада. Она вернулась, держа в руке курительную трубку.

- Давно её не видел, - улыбнулся дядька. - Ты частенько ею дымила, когда мы зимовали в чаще Криласа.

- А что это? - заинтересовался Седро.

- Успокоительный сбор, - объяснила девушка. - Я поджигаю его в трубке, а затем вдыхаю дым.

- Дадите попробовать? - попросил Рой. - Последние ночи я плохо сплю. Думаю, усталость накопилась, да и то, что довелось увидеть, сказывается.

- Всем пережившим войну сейчас нужна помощь, - кивнула Рада. - Лучше всего её оказывают маги-менталисты, но их мало, к сожалению.

- Тут среди бёрнцев менталиста нет, - заметил Семен. - Мы узнавали.

- Ничего, изначальные тоже многое могут, - подмигнула ему девушка. - Белая ведьма Лора с весны принимала холанцев, которым было нужно выговориться, сбросив с души груз минувшей войны. Ведьма использовала звук льющейся воды, оказалось, это отлично успокаивает нервное расстройство, я потом расскажу подробности, тем более у нас река рядом. Так что подлечим всех, кто будет нуждаться. А пока... я посижу на крылечке, подымлю. Рой, присоединяйся.


На улице начинались сумерки. Старый сад, окружавший дом, надёжно оберегал его от дневной жары, отбрасывая на землю причудливые тени. Вкусно пахло свежей зеленью и мёдом, бочки с которым виднелись у стенки сарая, за домом слышались негромкие голоса - это Семен показывал гостям хозяйские постройки и сад, а ещё доносилось позвякивание ведра - мужчины носили в дом воду, чтобы все могли помыться перед сном.

- Так тихо, - вздохнула Радослава, когда рядом с ней на ступеньку крыльца уселся Рой. - Здесь хорошее место.

- Я рад, что оно нашлось, - улыбнулся ведьмак. - Не знаю, как дальше сложится моя жизнь, но менять её не собираюсь. Люблю одиночество и не переношу пустые разговоры. Работа с пчёлами всегда выручала меня, отгораживая от людской суеты. Но изначальная сила придала смысл моей жизни, за что хочу сказать огромное спасибо, Верховная.

- Честно говоря, я боялась, ты, Рашек и Вариус будете проклинать меня, что так резко изменила вашу судьбу, - призналась Радослава.

- Нет, никто из нас не жалеет, мы между собой не раз обговаривали это и всегда гордились, что стали изначальными. Нас избрали Высшие, обучила Верховная, мы делаем настоящее дело. Жизнь заиграла новыми красками.

- Я рада, ты меня успокоил, - кивнула девушка и задымила трубкой, вдыхая душистый сбор. - Рой, ты о знаках так и не рассказал, - напомнила она.

- Первым был ворон в Каргале, я его упоминал, - ведьмак с интересом принюхался к аромату дыма и кивнул. - Знакомые травки.

- Угу.

- В Девлине за мной летала сорока, точно усаживаясь на места, где находились души неупокоённых. А когда мы с Семеном выбирали, где остановиться на ночь - до Селены мы всегда ночевали в фургоне - птица показала нам хорошую поляну, по краю которой протекал ручей. Ротус удивил лисой, она встретила нас у кладбища, где я работал, и сидела на виду до самой ночи.

- А тут, в Селене?

- Вновь над головой кружил ворон, крупный, старый. Именно он привёл нас с Семеном к этому дому. И все эти встречи я не считаю случайными, но объяснить не могу.

- Местные изначальные постарались, - улыбнулась Рада. - Почувствовали твою силу, оценили, приняли и стали помогать. Думаю, подсказки делали хозяева этих земель - лешие, а у них много подопечных птиц и зверей. А ещё я чувствую местную Полевицу - она владычица ближайших лугов, а в Мадене - уверена - мы встретим Водяного. Я в ближайшие дни тебя со всеми познакомлю, будете общаться и помогать друг другу.

- Спасибо, - довольный ведьмак взял трубку, которую ему протянула девушка, заново набил её успокоительным сбором и вскоре со смешком выпускал к небу зеленоватые клубы дыма. - Где б себе такую трубку достать? Сам, боюсь, сделать не смогу, слишком тонкая работа.

- Дарю, - ответила Рада. - У меня есть ещё несколько, так что пользуйся на здоровье.


16.


Ночь миновала спокойно. Раде снилось поле, где она кружила в танце с милой светловолосой девочкой, одетой в сарафан из цветущих луговых трав. Проснулась Верховная с улыбкой на лице и тихо прошептала "Спасибо".

- Погуляла? - фыркнул ей в волосы Лесик.

- А ты вновь подсматривал? - пощекотала его девушка.

- Сторожил, - подмигнул кошак. - Мало ли...?

- Молодец. Это была Полевица?

- Она, озорница. Ты хоть поняла, что тебя специально кружили? Так луговые изначальные испытывают своих гостей.

- Зачем?

- Чтобы определить силу, характер и чистоту души человека.

- И я...?

- Удивила, порадовала, а ещё сама испытала Полевицу, когда подбросила её к небу, закружив своей силой. Девчонка орала от восторга.

- Значит, меня признали?

- А как же, и теперь ждут в гости. Но днём не иди, лучше ночью. Ну и я с тобой, конечно.

- Хорошо. А теперь встаём, пора.


За завтраком Рада обсудила свои планы с мужчинами, решая, стоит ли ей идти в Селену знакомиться с магами Бёрна.

- Они мне без надобности, - сказала девушка. - Я одарённым ничего не должна, кроме вежливого приветствия. Думаю, Рой за время совместной работы с бёрнцами, кого требовалось, подлечил, - на что ведьмак лишь молча кивнул головой.

- Но мы же ищем союзников, - заметил Михей. - Маги не поймут, когда узнают, что рядом с ними была Верховная ведьма Каруны, а встретиться не пожелала.

- Мне задавали о вас много вопросов, Рада, - заговорил ведьмак. - Этой зимой бёрнцы узнали правду об изначальных, когда помогали приводить в порядок Холан. Все маги, вернувшись домой, делали доклады и главной новостью в них были мы - Верховная и ведьмаки.

- А как впечатлил их Лесик, явившись на собрание малого Совета, - засмеялся Семен. - Мне рассказывали, домовой командовал, как заправский генерал, отчитав одарённых, что сидят и ждут незнамо чего. Радеско от кота был в полном восторге.

- И всё норовил меня пощупать, - фыркнул Лесик, вызвав хохот мужчин.

- Я последние два месяца только и делал, что отвечал на вопросы об изначальных, вы сами советовали ничего не скрывать от магов, - продолжил Рой. - Они должны привыкать к мысли, что в мире существует иная могучая сила, пусть не такая быстрая и яркая, как магия, но тоже действенная и более природная.

- А в чём различие? - спросил Седро. - Кстати, разницы в скорости заклинаний у Рады я не заметил.

- Ты не сравнивай с Верховной, она такая одна, уникальная по мощности. Обычная ведьма работает медленно, её влияние на человека почти незаметно. Например, маги лечат быстро - сказал заклинание и человек здоров. А ведьма отпаивает травами, шепчет наговоры, её изначальная сила убирает болезнь постепенно, давая организму спокойно выздоравливать, что часто полезнее для тела человека.

- Я думала над природой магии, - заметила Рада. - Она действительно резко меняет окружающий мир, не важно, живой это организм или предмет. В скорости изменений есть свои достоинства, но есть и недостатки.

- И какие недостатки? - нахмурился Седро.

- Ты не обижайся, я не собираюсь умалять положительные качества магии, особенно когда это касается изменений неживой природы, - успокоила его девушка. - Механика и строительство, производство различных изделий и всего, что необходимо для удобств человека - без магии эти процессы занимали бы длительное время. Хотя на кристалле Высших мы видели - люди могут проводить изменения и без магии, применяя различные виды энергии. Но вот лечение... вмешательство одарённых в живой организм бывает сродни насилию. Сказал заклинание - и болезнь ушла, а ведь тело всё помнит и ему нужно время, чтобы привыкнуть к резким переменам. Зато лечение изначальных, постепенно накапливаясь в теле человека, изменяет его плавно, не вызывая стресс от быстрого выздоровления.

- Я не лекарь, таких деталей не знаю, - ответил Олерн, пожав плечом.

- Думаю, маги за тысячелетия своей деятельности, понимают, когда можно резко вторгаться в организм, а когда следует убирать болезнь постепенно, - заметил Михей. - Но мы отошли от темы разговора, Верховная. С бёрнцами встретиться нужно.

- Хорошо-хорошо, пойду очаровывать, - проворчала девушка.

- Я могу вначале сходить к ним один, предупредить и подготовить, - предложил Седро, - вдруг мужики щеголяют по селению полуголыми, женщин ведь с ними нет, стесняться некого.

- А тут внезапно появляешься ты - вся такая красивая и загадочная, - ехидно ухмыльнулся дядька, - ещё вгонишь бёрнцев в краску. Сорвёшь нам переговоры о дружбе и взаимопомощи.

- Иди, готовь встречу, Седро, - вздохнула Рада. - А я пока осмотрю хозяйство Роя. Дядя, приготовься записывать, чтобы понять, чего здесь не хватает для удобной жизни.

- Не нужно, Верховная, мы с Семеном сами... - смутился ведьмак.

- Пусть осмотрит всё женским глазом, - поддержал девушку Михей. - Не мешай ей и не лишай удовольствия помочь.

- Ну, если удовольствия...


До обеда Радослава и Михей осматривали дом чёрных, составляя список необходимых покупок, а ещё обследовали дворовые постройки, сад и огород, после чего девушка сделала вывод - в хозяйстве многого не хватает и пообещала прислать повозку со всем необходимым.

- Корову завести не хотите? - спросила она Семена. - Будет у вас своё молоко, творог и масло.

- Нет, за скотиной нужно ухаживать, а кто этим будет заниматься, когда мы с Роем уедем торговать мёдом? Соседей у нас нет, попросить присматривать за коровой некого, вы же сами говорили - люди приедут сюда не скоро.

- Эта правда, - вздохнула Рада. - Но молочные продукты важны для организма, как же вы без них?

- А если завести козу? - предложил Михей. - Вспомни, Рада, как она выручала нас зимой. Неприхотливая, самостоятельная, да и ест немного по сравнению с коровой.

- У вас была коза? - изумился ведьмак. - Откуда?

- Леший привёл приблуду, - ответила Рада. - И когда мы были в Холане, сам за ней присматривал. Вы с Семеном пока обдумайте эту мысль, место в сарае для козочки есть, заготовить корма на зиму успеваете... - Тут девушка замерла, чуть прикрыв глаза, а Михей подал знак чёрным, чтобы молчали.

- Хорошо, сейчас приду, - пробормотала Радослава и словно очнулась. - Лесик зовёт, местный леший желает познакомиться с Верховной.

- Я и не заметил, что котик исчез, - оглянулся по двору дядька. - Думал, он где-то рядом. - И сразу строго предупредил девушку. - Одну не пущу.

- Нельзя тебе, иначе леший не выйдет. Вначале я с ним сама встречусь, да и Лесик прикроет в случае чего. Хотя уверена - меня ждут с интересом, а не ссорой. - Тут Рада взглянула на бочки, стоящие у сарая, и обратилась к хозяевам. - Поделитесь мёдом? Негоже мне идти в гости с пустыми руками.

- Сейчас всё будет, - метнулся в дом ведьмак.

Вскоре Рада исчезла со двора, держа в руках крынку с мёдом, а Михей признался чёрным, что каждый раз переживает, когда девушка уходит без него.

- И ведь знаю, что племянница справится с любой напастью, а душа болит.

- Так и должно быть, - кивнул Рой. - Твоя забота её бережёт, главное - не думать о плохом, а верить в силы и удачу Верховной.

- Рада говорит, миром правят наши мысли. Земля Руны - живой организм, который всё видит, чувствует и понимает, - согласился Михей. - Значит, будем думать о хорошем.


А в это время Радослава шла "быстрой дорогой" на зов Лесика и вскоре остановилась у опушки леса, на краю которого росли мощные дубы и ясени. "Светлое правильное место, - подумала девушка. - Тут пахнет хорошим духом, ну и я здоровья прибавлю". Она взмахнула руками, словно обнимая лес, а затем накрыла его облаком исцеления. Заклинание, вызвав волшебный ветер, пробежало по кустам и деревьям, сбрасывая на землю старую кору и ветки, прочистило лес и оздоровило вместе с его обитателями.

- Спасибо, Верховная, - тихо хихикнули в кустах, а затем навстречу девушке вышел крохотный мужичок, одетый в странный наряд из листвы, и чинно поклонился.

"Лесик?" - мысленно позвала Рада.

"Здесь я, - отозвался домовой. - Пока выходить не буду, нельзя. Тут свои правила".

- Приветствую хозяина леса. Вот, мёду тебе принесла в гостинец, - девушка поставила на землю крынку и с любопытством огляделась. - Ты один, без брата?

- Это северный обычай, там без родни выживать трудно, - ответил леший, подхватил крынку и кивнул на заросли. - Проходи, гостьей будешь.

За кустами, на небольшой поляне, покрытой густой травой, всё было готово к приёму Верховной - в центре красовался низенький плетёный стол, на котором стояли деревянные миски с ягодами, орехами и зеленью. Рада и леший уселись на траву, девушка полакомилась лесной малиной, а затем спросила:

- Как к тебе обращаться?

- А как назовёшь, так и будет, - лукаво отозвался мужичок.

Рада прищурилась, оценивая сущность лешего.

- Фрол.

- Хорошее имя, старинное, спасибо, - леший во все глаза разглядывал свою гостью и словно принюхивался. - Высшие тебя любят, красавица.

- Учуял?

- А как же, я давно живу, многое повидал.

- Про минувшую зиму расскажешь? - попросила Рада.

Тут мужичок нахмурился и тяжело вздохнул.

- Столько смертей, боли и горя я давно не чувствовал. Вся изнанка плакала, принимая своих детей. Многие из наших погибли.

- Я сама похоронила семью, горе сделало меня Верховной.

- Вижу. Молодая, но сильная.

- Расскажи о своём лесе, Фрол.


Они проговорили до обеда, делясь новостями. Леший описывал свой лес и его обитателей. Рада в ответ рассказала ему о чаще Криласа, а ещё о последних изменениях в жизни людей, переживших войну с Аруаной.

- Теперь изначальные в почёте у магов, - закончила свой рассказ Верховная, - и у меня будет просьба, чтобы ты познакомился с ведьмаком Роем, который поселился в доме на окраине Селены. Он - мой подопечный, сильный чёрный, порядочный хороший человек. Занимается пчёлами, это его мёд я тебе принесла. С Роем живёт побратим Семен, должен скоро инициироваться. Ведьмаком не станет - силы маловато, но парень толковый.

- Знаю о них, - важно кивнул Фрол.

- Ты помог им найти дом, спасибо, - улыбнулась девушка. - Чёрные приехали сюда жить и, если у них будет нужда или тебе вдруг понадобится помощь, я хочу, чтобы вы общались. Изначальные должны помогать друг другу.

- Хорошо, приводи своего ведьмака, познакомлюсь, - кивнул леший.

- Я пришлю домового предупредить, когда мы будем, - Рада встала, поблагодарила за угощение и попрощалась. - Покоя и процветания твоему дому.


На опушке девушку ждал Лесик, которому Рада предложила прогуляться до дома пешком.

- Долго идти, - предупредил кошак.

- Мы обо всём переговорим и потом перейдём на "быструю дорогу", - пообещала хозяйка. - Рассказывай, что узнал и понял в этом лесу.

- Фрол - мудрый леший, своё дело знает. Лес живёт спокойной жизнью, злобного зверья в нём нет, как и разной погани. Минувшая война обошла эти места стороной, аруанцы только разгромили Селену, дошли до реки и остановились. На той стороне Мадены было ещё одно селение...

- Ена, маги из него ушли сами.

- Аруанцы поняли, что там пусто и решили не тратить время на переправу, повернув обратно, торопясь на столицу.

- Фрол сказал, что почувствовал весной изменения, когда архимаг Стратус, собрав самых сильных одарённых, построил вдоль границы разделительный вал. Я хочу его увидеть, - задумчиво сказала Рада. - Может, стоит добавить туда ведьмовских заклинаний?

- Сходим и посмотрим, - потёрся кошак об ноги девушки. - А теперь поспешим.

- Зачем? - улыбнулась Рада. - Ты посмотри вокруг - здесь совсем другая природа: равнина, поля, цветущие луга, даже леса светлые. Дышится легко и сладко. Я, конечно, свой дом люблю, но и здесь очень хорошо и привольно.

- Согласен, красиво, - хмыкнул Лесик. - Только я поесть утром не успел.

- Почему?

- А не хотелось. Но теперь проголодался.

- Ладно, переходим на "быструю дорогу", ты со мной?

- Нет, по изнанке пойду, осмотрюсь.


В доме ведьмака Раду и Лесика сразу же усадили за стол обедать, а мужчины, чтобы не мешать (они поели раньше) ушли во двор, где Рой похвалился своим подарком - курительной трубкой. Испробовать её захотели все. Немного позже, прямо на ступеньках крыльца, девушка поделилась впечатлениями от своего визита в лес, а Седро Олерн рассказал, как побывал в Селене.

- Маги работают, восстанавливая дома и всё хозяйство, но что здесь будет дальше - непонятно. Ты была права, Рада, когда говорила, что жить здесь пока некому. Никто из товарищей переезжать на юг не хочет, в Бёрне у всех давно налаженная жизнь, семьи, дети, работа...

- ...и заниматься выращиванием хлеба для них слишком примитивно, - хмыкнула девушка. - Я не осуждаю, если что. Маги действительно должны двигать вперёд науку, технику, промышленность, а пахать-сеять могут и люди.

- Надеюсь, за год-два селения вновь возродятся, - вздохнул Седро.

- Как тебя встретили товарищи?

- Удивились, обрадовались. И жаждут встретиться с Верховной.

- Завтра.

- Я им так и сказал, - улыбнулся Олерн. - Товарищи сейчас заняты у реки, восстанавливают причал. И действительно работают полуголыми.

Общий смех вдруг прервал взрыв, донёсшийся со стороны селения.

- Лесик, бери мою лекарскую сумку! - закричала Рада.

- Может, это маги сами...? - высказал мысль Михей.

- Нет, там плохо, я чувствую боль. Рой, есть дома чистые тряпки?

- Простыню захватим, если что - порвём, - кивнул ведьмак и бросился в дом.

- Что ещё нужно? - спросил Семен.

- Увидим на месте, - Рада ухватила за руки дядьку и Седро, за ними пристроились Рой с побратимом. - Закрыли глаза и с левой ноги делаем три шага вперёд. Один, два, три!

Увиденное поразило. Берег Мадены был разрушен, в воздухе летала пыль, мусор и щепки, вокруг лежали тела пострадавших магов и только несколько человек сидели, тряся головами, оглушённые взрывом.

- Всех оттаскивать от берега и складывать в тень под деревьями, - начала командовать Рада. - Сколько человек работало в Селене, Седро?

- Пятнадцать.

- Начинай считать и быстро, нам нужно знать, не упал ли кто в реку. Заклинания не применяй, пока я не осмотрю каждого.

Маг быстро пробежался по берегу, осматривая пострадавших, и крикнул:

- Двенадцать!

- В селении кто-то мог остаться?

- Когда я уходил, все были тут.

Рада бросилась к развалинам причала и свесила голову над водой. Вокруг плавали брёвна и куски деревянного настила. Людей видно не было.

- Нужно нырять, - начал разуваться Семен.

- Лучше подержи меня, - приказала девушка. Парень ухватил её за пояс и она смогла дотянуться до самой воды. - Водяной, миленький! - закричала ведьма почти окунув лицо в речную волну. - Помоги достать людей! Буду должна! И тебя, и всех обитателей исцелю, только помоги, родной!

Какое-то время ничего не происходило, а затем между брёвнами показалось тело человека, затем ещё одно, и в стороне от причала также выплыл кто-то вверх спиной.

- Вот теперь вытаскивайте, - выдохнула Рада. - Водяной, спасибо. Я чуть позже подойду за расчётом.

Притопленных людей откачали и отнесли к остальным пострадавшим. Михей, присматривавший за ними, устроил каждого поудобнее, а затем Рада и Седро занялись лечением. Вначале девушка осматривала всех на предмет переломов и вывихов, затем маг накладывал на них заклинание исцеления. Ведьмак и Семен осторожно обошли место взрыва, но что произошло так понять и не смогли. Оглушённые маги, придя в себя, тоже начали помогать с лечением, убирая заклинаниями порезы и синяки друг у друга. Большинство оказались легко ранеными и лишь двое, попавшие в эпицентр взрыва, были совсем плохи.

- Лекари тут есть? - тихо спросила Рада.

- Посчитали ненужным отправлять, - ответил кто-то из магов. - Две предыдущие группы вернулись без происшествий. Лекари, бывшие в составе групп, работали не по профилю, просто помогая силой. Вот мы и решили, раз все здоровы, то в них нет необходимости. А во время работы всегда использовали магические щиты.

- И сегодня?

- Э-э, - покраснел маг. - Нет, сегодня мы... Я подумал, столько времени всё спокойно, у берега ведь были не раз. Кто ж думал...?

- Так что произошло?

- Магическая мина. Не наша, изгоев. Мы сейчас осмотрим берег...

- Нет, вначале я прооперирую двоих тяжёлых, понадобится ваша сила, так что с осмотром берега подождите. - Тут девушка взглянула на магов и спросила. - Кто из вас умеет привязывать сердце к другому человеку?

- Могу попробовать, - выступил вперёд молодой одарённый.

- Ваше имя?

- Колон.

- Садитесь сбоку и начинайте.

Маг пристроился под деревом и кивнул. "Готово".

- Лесик, я отправлю больного в сон за порогом, будешь держать.

Кот молча лёг у головы раненого и обхватил её лапами.

- Молодец. Дядя, скальпель, спасибо. Помоги нам Единый.

И Рада начала работать, вначале извлекая из тела пострадавшего осколки дерева, камней и мусора, затем делая разрезы, чтобы добраться до расколотых рёбер.

- Седро, где буду показывать, заживляй малыми порциями силы.

Маг пристроился с другой стороны спящего и в наступившей тишине стали слышны лишь чёткие указания девушки. "Здесь... ещё это место... спаивай ребро... останавливай кровь... дядя, щипцы... Седро, здесь большую порцию силы... ещё... хвала Единому, печень цела. Так, теперь я сдвигаю мышцы, ...осторожно ...накладываю кожу ...Седро, сейчас применяй общее заживление".

Тут девушка отодвинулась от спящего и взглянула на магов, которые тихо сидели в стороне.

- Вы умеете объединять свои силы? Наложите тройное заклинание исцеления на вашего товарища. И кто-то поделитесь магией с Олерном, ему ещё работать.

Девушка отодвинулась от спящего, чтобы её не задело заклинанием, а затем взглянула на второго пострадавшего, которого ещё до операции отправила в сонную ловушку, увидев, как искорёжена его нога.

- Готово, Рада, - доложился Седро.

- Хорошо. Колон, отпускайте сердце. Лесик выводи больного из сна.

Прооперированный закашлялся и открыл глаза.

- Что случилось? - прохрипел.

- Господа, перенесите товарища в селение и уложите в постель. Вставать ему нельзя до завтра.

Под телом мага создали воздушную подушку и она медленно двинулась в сторону центра Селены. Вместе с ней берег покинули часть бёрнцев, поблагодарив на прощание Раду и за себя, и за своих товарищей.

- Может вам что-нибудь нужно, Верховная? - спросил самый старший из оставшихся магов. - Моё имя Роулен, я возглавляю эту группу.

- Пока ничего, только воды попить, - улыбнулась девушка. Ей сразу же протянули флягу и она с благодарностью присосалась к горлышку. - Спасибо. Ну что же, остался последний пострадавший. Колон, привязывайте сердце. Лесик... ну ты знаешь.

Всё вновь повторилось. Рада правила ногу спящего, складывая разбитые кости колена, а Седро спаивал их магией, затем они лечили мышцы голени, убирая гематомы и раны, выравнивали хрящи и мелкие кости ступни. Напоследок девушка очистила и разгладила кожу ноги, Олерн приживил её силой, после чего маги вновь наложили на спящего тройное заклинание исцеления.

- Всё, Колон, Лесик, заканчивайте, всем спасибо, - Рада вытянула ноги, прислонившись к стволу дерева и глубоко вздохнула. - А вы, Роулен, делайте выводы.

- Уже сделал, - поклонился ей маг, а за ним и все его товарищи. - Без вашей помощи мы бы не справились. То есть, жизнь бы товарищам спасли, но их потом ожидало долгое лечение у лекарей Академии. А вы так квалифицированно всё сделали, сразу виден опыт. И Седро... заметно, что ты уже не раз помогал Верховной.

- Было дело, - хмыкнул маг. - Рада, что дальше?

- Все уходят в селение, а я остаюсь раздавать долги. И никаких возражений, дядя, хотя... Рой может остаться, он не помешает. Ну и Лесик, конечно.

- Какие долги? - послышались вопросы от бёрнцев.

- По дороге объясню, - ответил Олерн. - Уходим и не мешаем.

- Нет, пока мы не осмотрим берег, Верховной здесь оставаться опасно, - возразил Роулен. - Это не займёт много времени, Радослава, вы пока отдохните.

Маги рассредоточились вдоль берега, применяя к нему различные заклинания поиска и, убедившись, что "сюрпризов" больше нет, попрощались и ушли.

- Рой, взгляни на воду, - тихо сказала Рада. - Что ты видишь?

Ведьмак прищурился, охватывая взглядом берег Мадены, а затем уверенно показал на реку у разрушенного причала. - Здесь скопление изначальной силы. И я чувствую её боль.

Девушка спустилась к воде, быстро умылась, а затем позвала:

- Водяной брат, ты и твои подопечные пострадали?

У обломанной сваи сразу же забурлила вода и вскоре на поверхность вынырнуло что-то тёмное, обросшее водорослями. В сторону девушки вытянулась покорёженная лапа, сочащаяся бурой кровью.

"Помоги", - услышала в голове призыв Рада и бросилась в воду.

- Рой, Лесик, не мешайте!

Она в два гребка добралась до Водяного, обхватила его лапу, быстро ощупала, по наитию складывая кость целиком, а затем выпустила в хозяина реки изначальную силу, заживляя его рану и оздоравливая всё тело.

"Эк, хорошо, - крякнул Водяной. - В расчёте, Верховная. Спасибо, что держишь слово".

- Я приду завтра вечером. Поговоришь со мной?

"О чём?"

- О своей жизни и нуждах реки. И приводи всех, кому нужна помощь лекаря. А пока... - девушка погрузилась в воду с головой, выпустила в неё заклинание исцеления, а затем доплыла до берега. - Спасибо за помощь.

"Тебе спасибо, до завтра" - и Водяной исчез.


Рой помог девушке выбраться из воды и, пока она сушила одежду, стал расспрашивать её о хозяине здешних вод, но тут у ног ведьмы закрутился Лесик, позвав её к завалу из брёвен, которые образовались от взрыва на берегу.

- Тут раньше стоял большой штабель... сруб... я не знаю, как правильно назвать, в общем - стопка из брёвен. Маги заготовили их для ремонта причала. А теперь среди завала кто-то стонет, чую, домовой. Но как он здесь оказался? Посмотришь?

- Бежим, - Рада вместе с Роем бросились к завалу и начали осматривать его изначальным взглядом. - Домовой, вытяни ко мне лапу, - крикнула девушка и вскоре увидела, как в щель между брёвнами пролезла конечность, покрытая серым мехом. Рада ухватила её и начала гладить, попутно бросив Лесику, чтобы срочно привёл помощь из Селены. - Нужно разобрать завал. Скажи, мы собаку нашли.

Лесик исчез, а Рада, продолжив гладить лапу, ласково заговорила.

- Ты - пёс-домовой. Зовут Дым. Порода - волкодав, пепельный окрас. Для людей ты всегда будешь обычным псом, только изначальные смогут увидеть твою истинную сущность. Да, мой хороший? Я познакомлю тебя с чёрным ведьмаком. Он и его побратим живут здесь недалеко и им очень нужен верный друг и охранник.

Рой, слушавший речь Рады, согласно кивнул. Он пытался разобрать завал, чтобы освободить домового, но для него это была невыполнимая работа - брёвна были слишком большими и тяжёлыми.

- Сейчас прибегут маги и мы тебя вытащим, Дым, - продолжила гладить уже собачью лапу Рада. - Потом заберём домой и полечим. Ты согласен?

В ответ жалобно тявкнули.

- Хорошо, - вздохнула девушка.

Вскоре прибежала группа магов вместе с Седро. Они начали аккуратно разбирать завал, попутно удивляясь вслух, как здесь могла оказаться собака.

- Даже если она осталась от прежних хозяев, то пережить суровую зиму без еды и тепла не могла.

- Я не знаю, - ответил Рой, он вместе с Радой отошёл от брёвен и ждал, когда освободят домового. - Но собаку заберу к себе. Надеюсь, она не очень пострадала. Станет охранять дом, будет нам с Семеном верным другом.

- Это правильно, хорошее решение, - облегчённо вздохнули мужчины. - Хотя мы бы тоже её не бросили, забрали б с собой к людям.

Маги, используя силу, быстро перекладывали брёвна, собирая их в новый штабель, и спустя время из-под завала выползла большая собака. Как и наказала Верховная, это был крупный волкодав пепельного окраса. Рой тут же подхватил его на руки, а Рада в три шага переправила их к крыльцу дома ведьмака. Она осмотрела домового - он был цел, только задние лапы оказались сильно придавленными.

- Я сейчас их подлечу, Дым, и ты до вечера будешь смирно лежать. Такой славный волкодав, мощный, умный, надёжный друг, - ворковала над псом девушка, напитывая его изначальной силой. Закончив лечение, Рада строго наказала. - Раз ты теперь пёс, то будешь есть, что и все собаки. Новый хозяин тебя покормит и напоит.

- Обязательно, - кивнул Рой. - А ты возвращаешься в Селену? Э-э... вы...

- Когда мы среди своих, приказываю "тыкать", - улыбнулась девушка. - И да, возвращаюсь, чтобы проверить состояние прооперированных. Постарайся поговорить с Дымом. Если не получится, решим эту проблему, когда я вернусь.

- Спасибо, - чёрный обнял девушку и чмокнул её в макушку. - Вот золотое сердце у тебя, и руки тоже золотые. Как же нам всем повезло.

- Слишком дорогой ценой далось мне это золото, - проворчала ответ Рада. - Но я счастлива, что сегодня никто не погиб и мы смогли всем помочь. Ладно, я пошла.


17.


Седро и бёрнцы ещё были на берегу, заканчивая сооружать штабель из брёвен.

- Как собачка? - поинтересовались маги.

- Хорошо, Рой сейчас ею занимается. И действительно странно, как она здесь оказалась, - Рада, наконец, смогла спокойно осмотреть окрестности и довольно вздохнула - полноводная Мадена катила свои воды на юг, щедро питая многочисленную зелень и деревья по своим берегам. Вдали просматривался противоположный берег, у пристани которой торчал бок полузатопленной лодки. Солнце начинало катиться к вечеру, но небо по-прежнему радовало синевой без единого облака.

- Красота. Покой и тишина.

- Это правда, - присоединились к ней мужчины. Они закончили свою работу и вместе с ними девушка отправилась в селение, попутно рассматривая восстановленные дома. - Здесь только жить и радоваться, - пробормотала тихо Радослава. - Какой же сволочью нужно быть, чтобы испоганить эту красоту.

- Селение мы восстановили, но когда тут появятся люди? - заметил кто-то из бёрнцев. - Сады за пару лет одичают, огороды зарастут травой, да и пшеницу на полях пока сеять некому.

- Ничего, пригласите новых поселенцев, - ответила ведьма. - Сейчас многие маги из соседних королевств возвращаются в Каруну на постоянное проживание. А тут их ждут хорошие дома и прекрасные условия для работы и жизни.

Вскоре улица вышла к площади, на которой центральное место занимал двухэтажный дом, окружённый открытой верандой. В её тени собрались почти все маги, отдыхая на лавках и выглядывая Верховную. "Ты их впечатлила, Рада, - шепнул Седро, - так что готовься к долгим разговорам".

Но прежде девушка ещё раз осмотрела прооперированных, которых уложили в доме, и, убедившись, что с ними всё благополучно, попросила их не вставать до утра. "Ваш организм пережил стресс, дайте ему время прийти в себя", на что маги многословно поблагодарили её за своё спасение. Вернувшись на веранду и усевшись на скамью, придвинутую к столу, Рада решила начать свой разговор с официального представления.

- Герцогиня Радослава Греновис, Верховная ведьма Каруны. Я прибыла сюда забрать домой прах мужа и свёкра, они погибли прошлым летом, защищая Ротус.

- Начать мы решили с Селены, - добавил Седро, - чтобы узнать, как устроились здесь Рой и Семен, они подопечные Верховной.

- Мы все понесли потери, - вздохнул Роулен. - Каруна больше никогда не будет прежней. Смерти, разрушения, обида на соседей, молча сидящих в стороне - это всё изменило нас, заставив по-новому взглянуть на прежнюю жизнь. Мы убедились, как многого не знали и не понимали, считая себя избранными - счастливчиками, которым подвластна магия. Но оказалось, изначальные тоже сила.

- Ведьм и колдунов в Каруне никогда не замечали, - хмыкнул Седро, - да и в других странах мало уважают, считая, по большому счёту, проходимцами и шарлатанами. Я сам, пока не столкнулся с Радославой, никогда не задумывался, что кроме магии может существовать другая сила. И был потрясён, сколько чудес увидел за последние полгода.

- Расскажешь? - с любопытством поинтересовался Роулен, хитро покосившись на Раду.

- Но вам же докладывали о Холане, - ответила вместо Седро девушка. - И Рой ничего не скрывал, работая рядом с магами, насколько я знаю.

- Это правда, у него очень... необычный талант, - запнувшись, сказал Роулен.

- Вариус, новый мэр Холана, и Рашек-механик - оба сейчас делают туже работу - находят и отправляют души погибших к Единому, - серьёзно заметила Радослава. - А ещё чёрные ведьмаки уничтожают изменённую нечисть. К сожалению, одарённые её не видят, а она вредит не только людям, но и всему живому вокруг.

- Об этом я и говорю, маги изменили свои взгляды, встретив доказательство существования изначальных, - кивнул Роулен. - Но почему это произошло только сейчас? Я понимаю, что война сыграла свою роль, но ведь за многие сотни лет ведьмы и колдуны никогда не пытались по-настоящему с нами сблизиться.

- Даже сейчас вы ставите магов на ступеньку выше, словно изначальные вам должны что-то доказывать, мол, мы есть, уважайте нас, - фыркнула Рада. - Мы живём своей жизнью, простой народ о нас знает и обращается при нужде, а сравнивать себя с одарёнными или соревноваться, кто сильнее, изначальные никогда не будут.

- Э-э... простите, если я вас задел, - смутился бёрнец.

- Снисходительное отношение магов к остальным людям происходит повсеместно, вы правильно сказали, что считаете себя избранными - это заложено тысячелетиями вашего существования. А народ всё видит, понимает и обижается. Злобность изгоев, спровоцировавших войну, была лишь толчком для жителей Аруаны.

- Вы не любите магов? - обиженно спросил кто-то из сидящих вокруг бёрнцев.

- Я выросла среди них и была замужем за одарённым, - резко ответила Рада. - При чём здесь моя любовь-нелюбовь. Разве магов обязаны любить? Или изначальных кто-то должен любить? Я просто объясняю - мы можем уважать друг друга, без всяких доказательств своих талантов. В оценке любого человека всегда должны оцениваться, в первую очередь, его ум, профессионализм и порядочность. А послушать магов - и вы не первые, кто об этом говорит - то ведьмы и колдуны должны первыми идти к вам на поклон, чтобы доказывать своё право на уважение. Но вы же не видите изначальную силу. А раз не видите - значит, её не существует, это выдумка. Вот изначальные и молчат.

- Я согласен, и ещё раз прошу прощения, - примиряюще улыбнулся Роулен. - Веками заложенная привычка верить лишь в магическую силу незаметно отделила магов от остальных жителей Руны. И мы оказались не готовы быстро осознать и принять, что рядом с нами всё это время жили совершенно волшебные существа.

- Попав под чёрное проклятие, я быстро поверил, - ворчливо заметил Седро. - Зима в Холане рядом с Радославой изменили мои взгляды навсегда.

- Верховная, меня зову Гримас, - представился девушке молодой маг, сидевший по правую руку от Роулена. - В Академии нас учили воспринимать мир только с помощью магии. О домовых, леших, русалках мы читали лишь в детских сказках. Так что поймите наше любопытство и не обижайтесь на расспросы. Ведь как не удивляться, когда вдруг узнаёшь, что тебя спас от смерти Водяной? Или вон сидит знаменитый на весь Бёрн домовой Лесик.

- Любимец архимага Стратуса, - заметил Михей. - Они давно знакомы.

- И вы правы, Радослава, - продолжил Гримас, - говоря, что маги не могут видеть и, соответственно, понимать изначальную силу, поэтому им сложно в неё поверить без видимых доказательств.

- Вот и в Единого магам сложно поверить и они приходят в храм лишь по привычке, заложенной с детства, - вздохнула девушка. - А потом удивляются, почему души их погибших товарищей мучатся на земле, не уходя на перерождение.

Бёрнцы переглянулись и мрачно кивнули.

- Нам Олерн уже это объяснил, когда мы общались утром, - сказал Роулен. - Вернувшись домой, я всё расскажу на Малом Совете. Но маги - народ недоверчивый, им понадобится не один год, чтобы изменить свои взгляды не только на изначальных и веру в Единого, но и на самих себя.

- Перемены неизбежны, - сказал Михей. - С течением времени они затронут не только Каруну, но и соседние государства - им придётся учиться жить без помощи одарённых. Но восстановив Каруну, маги должны сделать правильные выводы из горестного урока войны и сосредоточиться на развитии природных наук, привлекая к своим изысканиям талантливых учёных со всего мира. Потому что повсеместная помощь людям в чисто бытовых вопросах задерживает прогресс и развитие человечества.

- Люди забыли, что у них есть ум и работящие руки, переложив решение своих проблем на плечи магов, - добавила Рада. - А магия всего лишь небольшая часть нашего мира. Лично я считаю, что одарённые должны сосредоточиться на изучении и развитии своей силы, а не быть вечными прислужниками у людей. Окончив Академию и разъехавшись по разным странам, маги практически останавливаются в своём развитии, до самой старости используя одни и те же приёмы, разве нет?

Бёрнцы переглянулись, смутились и задумались.

- Возможно.

- Эти правила не меняются веками. Неужели вам никогда не хотелось чего-то нового? Заглянуть за горизонт? Взлететь в небо? Опуститься на дно океана? Ваше постоянное вмешательство не только людям вредит, оно ещё и остановило развитие самой магии. Подумайте об этом. - Рада встала из-за стола и начала прощаться. - Уже вечер, мы все устали. Я утром приду проверить, как чувствуют себя прооперированные. В случае каких-то неожиданностей - зовите.

На глазах магов, Рада, за которой пристроились Михей, Седро и Семен, просто исчезла с веранды, вызвав общий вздох удивлённого восхищения. За ней, фыркнув, пропал и Лесик, а маги потом ещё долго сидели, глядя на закат, и тихо обсуждали, как им жить дальше.


Увидев Радославу и её сопровождающих, новый охранник коротко гавкнул, предупреждая Роя. Пёс, всё это время послушно лежавший на крыльце, встал и завилял хвостом.

- Семен, познакомься, это Дым, - сказала Рада. - Ваш с Роем новый домовой.

- Что...? Как...? - изумились мужчины.

- Домовой? - переспросил Седро.

- Я не могла тебе сказать при магах, - улыбнулась девушка. Она присела погладить собаку, а затем тщательно ещё раз её осмотрела. - Вот так история, я настолько сильно хотела превращения домового, чтобы не вызывать ненужных вопросов у бёрнцев, что сейчас это больше собака, чем нечисть. Да, мой хороший?

И Дым гордо оскалился, выпятив грудь перед мужчинами.

- Рада, спасибо, я давно хотел собаку, - вышел на крыльцо Рой.

- И домового себе мы тоже искали, - удивлённо проговорил Семен. - А тут оба желания соединились в одно.

- Как поговорили с бёрнцами? - спросил ведьмак.

- Рада построила их шеренгами и отправила за горизонт, - хохотнул Седро.

- Потом всё обсудим, - девушка встала и неожиданно зевнула. - Ох, простите, устала, такой насыщенный день.

- Воду я наносил, можешь занимать ванную, - ответил Рой.

- Отдыхай, девочка, - подтолкнул её в спину Михей. - Мы сейчас стол накроем. Поешь - и в постель. А разговоры - пустое, можно и завтра обсудить наши дела.

- Рой, а с Дымом ты смог пообщаться? - напоследок уточнила девушка.

- Он меня полностью понимает, но на этом всё. Завтра будешь с ним разбираться, сейчас не к спеху.


Она уснула быстро и крепко спала до рассвета. А утром, даже не позавтракав, поспешила на соседнее поле, только просыпающееся навстречу солнцу.

- Полевица, девочка, прости, что не пришла ночью, - заговорила Рада, склоняясь к траве. - У меня день выдался тяжёлый, и я проспала.

"Я знаю, слышала, как гремело в селении. Мои птички летали узнать, что случилось. Ты вчера стольких спасла: людей, хозяина реки, домового. Молодец, правильная Верховная, - ответил в голове Рады детский голос Полевицы. - Я сейчас до вечера буду спать. Приходи, как стемнеет, поговорим".

- Хорошо, приду, - и девушка вернулась в дом ведьмака.

Там ей пришлось объяснять Михею и остальным мужчинам, куда она внезапно исчезла, а уже после завтрака вплотную заняться домовым.

- Скажи, - уселась на пол напротив пса Радослава, - ты понимаешь человеческую речь?

Пёс утвердительно кивнул.

- А в сны людей, как другая нечисть, заглядывать умеешь?

Тот же ответ.

- Хорошо, - задумалась Рада, - ты раньше жил в этом селении?

Тут Дым замотал головой, мол, нет, не жил.

- Где-то в Ротусе или Ене? Опять "нет"? Интересно. - И девушка обернулась к Лесику. - А ты с ним говорить можешь? Откуда среди штабеля дров появился домовой?

- Я ночью пробовал, - ответил кот. - Он меня понимает, но мыслей его я не слышу, там блок величиной с бревно, - на что Дым фыркнул, оценив сравнение.

Мужчины, всё это время тихо сидящие неподалёку, стали вслух размышлять, что за интересная нечисть им встретилась.

- Рада, а как появляются в нашей яви домовые? - спросил Михей.

- Кто-то приходит с изнанки, а кто-то может и тут зародиться, когда в доме живёт изначальный. - И девушка вспомнила о Масе, новорождённой домовушке, недавно появившейся в замке Греновисов.

- Так может Дым здесь впервые оказался? - высказал мысль Седро, на что собака вдруг радостно закивала головой.

- Но он уже взрослый, - удивилась Рада.

- Дым, а ты только в яви говорить не можешь или на изнанке тоже? - вдруг спросил Семен. И пояснил соратникам свой вопрос. - У меня знакомый в Бёрне потерял язык ещё в детстве, маги ему помочь не смогли, вот он и остался немым.

- Так что? - взглянула на домового девушка. - Ты говоришь на изнанке?

Тот потупился и даже лапой смущённо шаркнул, а затем мотнул головой "нет".

- Так иногда бывает, - Лесик обошёл пса по кругу, внимательно его рассматривая. - Когда рождается увечный, ему запрещено уходить в явь. Он живёт на изнанке, взрослеет, а ведь сюда ему хочется, но нельзя. Ты сбежал что ли, Дым? Пробрался посмотреть, как живут люди, влез под штабель и тебя завалило взрывом?

Пёс кивнул, а затем отчаянно взглянул на Роя и бросился к нему, уткнувшись головой в ноги, жалобно повизгивая.

- Не бойся, ты всё равно останешься с нами, - стал гладить его по спине ведьмак. - Рада, что-то можно сделать? И если нет - не важно, пса я не отдам.

- Мы, - вставил Семен.

- Конечно, он теперь ваш, - успокоила их девушка. - Я постараюсь днём что-то придумать, а пока должна сходить в селение проверить самочувствие магов.

К Раде присоединились Седро и Михей, а ведьмак с Семеном ушли осматривать пчелиные ульи.


Маги ждали Верховную, сидя на веранде. И пока девушка осматривала в доме своих пациентов, заговорили с Михеем.

- Вчера вы нас озадачили своими разговорами, - признался Роулен. - Я никогда не задумывался о роли одарённых в жизни людей. Был уверен, мы несём им только пользу и добро. Но больше всего меня поразило, что этим мы вредим не только человечеству, но и самим себе, так как останавливаемся в развитии, до самой смерти используя одни и те же приёмы и заклинания.

- Маги, как и люди, все разные, - хмыкнул Михей. - Кому-то хватает всю жизнь работать погодником, гоняя ветер или вызывая дождь. Но ведь есть те, кому этого мало, они хотят достичь большего, а силы не хватает. Я поэтому предложил соединять в научных изысканиях работы лучших учёных мира и магов Академии, потому что сила одарённого - не главное. А вот умение её применять, сочетая с передовыми достижениями науки - для этого требуется ум, трудолюбие и способность ладить с людьми.

- Я говорила с архимагом Стратусом на эту тему, - Рада вышла на веранду и села рядом с дядей, тоже вступив в разговор. - Нельзя строить иерархию подчинения, основываясь лишь на величине силы одарённого, когда умный, много читающий учёный-маг обязан подчиняться более сильному, но недалёкому товарищу.

- Среди людей давно нет такого разделения, когда туповатый силач может приказывать, например, школьному учителю, иначе он его побьёт за неподчинение, - продолжил объяснять Михей. - То есть, попытаться громила может, но для его усмирения всегда есть власть государства, защищающая порядок, есть осуждение людей, не желающих также оказаться в роли жертвы, и есть храмы Единого, выступающие за мирное разрешение конфликтов. Эти три составляющие - противовес сдерживания силы, данной глупцам, драчунам и бандитам.

- Так что люди давно умеют с этим бороться, - вставила Рада. - И лишь маги - избранные судьбой счастливчики - тысячелетиями живут по древнему закону "кто сильнее, тот и прав". Кто руководит Бёрном? Радеско - сильный маг Жизни, но кроме животноводства его ничто не интересует. Моя свекровь, Алма Греновис, всегда говорила, что Радеско лучше понимает животных, чем людей. Возможно, для мирной жизни этого достаточно, но когда началась война Бёрн остался в стороне не только из-за снегопадов. Радеско просто не понимал, что ему делать, а связи с Советом не было, вот запад Каруны и отсиделся в стороне, пока громили их родину. Вины подчинённых Радеско в этом нет, как и его, кстати, - у него ум ветеринара, а не государственного деятеля или военного, умеющего стратегически мыслить. Но руководить Бёрном назначили именно его. Почему? Вы сами знаете ответ - "кто сильнее, тот и прав".

- Я-я, - Роулен даже покраснел от речей девушки, переглядываясь со смущёнными товарищами, - не знаю что и ответить на это.

- И не нужно. Повторяю, тут никто не виноват, лишь старый закон подчинения, который давно пора менять. - И Рада встала, заканчивая разговор. - Ваши маги здоровы, но лучше некоторое время ограничивать их в тяжёлом физическом труде. Я пробуду у Роя-ведьмака ещё день-два, затем уйду в Ротус за прахом родных. Оттуда уже в Греновис.

- Верховная, а как мы можем отблагодарить Водяного за своё спасение? - спросил молодой Гримас.

- Я поговорю с ним и дам ответ, - улыбнулась девушка. - Седро, ты ещё здесь останешься?

- Да, вернусь к обеду, - кивнул маг.

Рада и Михей попрощались и вернулись в дом ведьмака.


- После разговоров с Радославой я чувствую себя дураком, - пожаловался Роулен, когда гости ушли. - А её дядя вообще поражает, ему бы городом управлять или целой страной - просто государственный ум.

- Совет предлагал ему высокую должность в столице, - хмыкнул Олерн. - Но Михей не согласился.

- Почему?

- Он - дядя Верховной, а ей сейчас нужна поддержка. Хотя главная причина - Михею с Радославой интереснее. И я его понимаю - сам также чувствую, хотя иногда обижаюсь на её нелицеприятные речи о магах. Рада умеет смотреть на вещи и события совершенно под другим углом, чем мы. Ну и воспитание у неё соответствующее - Алма Греновис растила её с восьми лет.

- Да, в девушке изначальная сила сочетается с природным умом. Но и характер есть, такой ведьме не прикажешь.

- Думаешь, не пытались?

- Обломали зубы?

- Кто до крови, а кто и до смерти.

- Красивая, - вдруг вздохнул Гримас.

- Любуйся издалека, - строго приказал Олерн.

- Я понимаю, Радослава потеряла всю семью. Надеюсь, однажды она перестанет быть такой суровой.

- На Верховной лежит огромная ответственность - она отвечает за равновесие сил не только в Каруне, но и в соседних королевствах. Её статус среди изначальных сродни статусу архимага. Девушку признаёт и уважает нечисть, только благодаря этому мы вчера обошлись без жертв.

- Это правда, - согласились маги.

- Тут и захочешь побыть легкомысленной, но не сможешь - долг и ответственность не дадут. Ладно, мужики, идём к причалу, я помогу вам с работой до обеда, раз сегодня вы лишились двоих товарищей, - предложил Седро.

- Надеюсь, нам удастся до отъезда Радославы с ней ещё раз переговорить, - вздохнул Роулен. - У меня остались вопросы.

- У всех нас, - добавил кто-то из магов.

- Записывайте, чтобы не забыть, - улыбнулся Олерн. - А теперь пошли работать.


Рада пролистала свои книги, чтобы найти подсказку, как заставить домового пса разговаривать, но ответа так и не нашла. "Если Дым немой, то придётся снимать блок у Роя". Она позвала ведьмака в кабинет и объяснила ему сложившуюся ситуацию.

- Я не могу дать то, чего у нечисти не было с рождения. Зато можно поколдовать над тобой, чтобы вы могли мысленно общаться.

- Согласен, - обрадовался Рой.

- Процесс болезненный, придётся потерпеть, - предупредила девушка. - Я потом боль сниму и до вечера ты будешь спать.

- Хорошо.

- Но вначале хочу предупредить - дар станет твоей тайной, потому что читать мысли или чувствовать эмоции ты сможешь не только у нечисти, но и у людей. Это поможет тебе в работе - всегда проще колдовать, когда понимаешь истинные мотивы человека, обратившегося за помощью. Использовать дар будешь осторожно и только по нужде, так что учись лицедействовать, иначе все будут обходить тебя стороной. Нашим мы скажем правду в урезанном варианте - я научила тебя понимать мысли домового и только. На прямой вопрос о чтении людей ты будешь твёрдо отвечать "нет".

- Я понимаю. И согласен, - ведьмак поднял руку и принёс клятву изначального о молчании. - Спасибо за доверие.

- Пожалуйста, а сейчас идём в спальню, ты сразу ляжешь в постель.


После ритуала, вызвавшего громкий стон ведьмака, Радослава обезболила его, а затем отправила в сон до вечера. "Так будет проще перетерпеть головокружение, - объяснила она мужчинам, прибежавшим узнать, что случилось. - Зато потом Рой сможет мысленно общаться с домовым, иначе от присутствия нечисти в доме будет мало толку".

- А как же я? - спросил Семен.

- Уровень силы не тот, прости.

- Ничего, главное - Дым меня понимает, "да" и "нет" кивнёт, - вздохнул чёрный.

- Дядя, - обратилась к Михею девушка. - У нас продукты ещё остались? Заклинание было сильное, мне нужно поесть.

- Конечно, еды до конца недели хватит, пойдём.

Когда все переместились за кухонный стол, Рада начала расспрашивать Семена о границе, где маги соорудили высокий каменный вал.

- Вы с Роем его видели?

- Издали, - ответил парень. - Говорят, Стратус сдвинул границу на добрую милю в сторону Аруаны, выбрав плодородную землю до камня. Теперь Каруну ограждает не только скалистый вал, но и большой ров, который заполнила водой Мадена.

- А как же на той стороне реки, там, где селение Ена?

- Всё тоже - скалы и ров, а над Маденой маги установили многоступенчатое заклинание, чтобы из Аруаны по реке никто не мог подняться.

- Но охрана вдоль границы есть? - уточнил Михей.

- Дозоры меняются каждые две недели, - ответил Седро. - Рада, ты хочешь увидеть работу магов?

- Было бы интересно взглянуть, хотя... - тут девушка наморщила лоб и вздохнула. - У нас мало времени, а появление Верховной на границе вызовет ненужные расспросы. Не будем тревожить одарённых. Пусть спокойно несут свою службу.

Когда все пообедали, Рада ушла вздремнуть, предупредив напоследок, что вечером уйдёт к Водяному, а затем навестит Полевицу.

- Нечисти проще общаться в темноте, безопаснее, особенно когда рядом живут люди.

- Не ходи одна, - попросил Михей.

- Со мной Лесик, он лучший охранник.

- Я могу сопровождать вас издали, - предложил Семен. - Предупрежу, если кто-то рядом появится, а то маги вечером любят гулять вдоль реки, а ещё рыбу ловят.

- Хорошо, - увидев просительный взгляд дяди, согласила Радослава. - Вспомнишь навыки разведчика.


18.


Она пришла к Мадене в сумерках, расположившись выше по течению от причала. Здесь, вдоль реки, стояли густые заросли ивняка и среди них Рада нашла удобный спуск к небольшой заводи. Девушка с удовольствием разулась, подкатила штанины и вошла в воду. "Может, искупаться? - подумала. - Нет, мне ещё к Полевице идти, мало времени". Рада наклонилась и похлопала воду рукой.

- Водяной, услышь меня. Я пришла поговорить.

Чтобы хозяин реки быстрее отозвался, ведьма выпустила в воду порцию силы.

- Водяной!

- Тут я, не кричи, - отозвался низкий голос, а затем из воды на берег выбрался странный получеловек-полурыба, покрытый водорослями и чешуёй. - Долго говорить не смогу, тяжело на воздухе.

- Как к тебе обращаться?

- Русалки зовут меня дедушка Сом.

- Дедушка? Значит, уже давно живёшь в Мадене, - задумчиво протянула Рада. - И как...?

- Хорошо. Правда, в этих местах бываю не часто, люблю спокойную воду. А сюда пришёл, почувствовав Верховную.

- Ещё раз спасибо за вчерашнюю помощь, - и Рада выставила перед Водяным горшочек с мёдом, взятым у Михея. - Я не знаю, любишь ли ты сладкое...

- Мёд? - принюхался дед. - Отчего же... Очень люблю, он для водяной нечисти сродни человеческого вина - радует и вгоняет в сладкий сон, - захихикал Водяной.

- Маги спрашивали, чем можно тебя отблагодарить за своё спасение?

Тут дед задумался, а затем махнул лапой.

- Ничего не нужно. Они люди правильные - природу берегут, берега реки не портят, за собой убирают.

- А мёд тебе будет иногда приносить мой подопечный - чёрный ведьмак Рой, он живёт на окраине селения.

- Я учуял его ещё с весны. Знаю, что занимается ульями. Вроде правильный мужик.

- Вдруг ему понадобится совет или помощь, он сможет к тебе обратиться?

- Э-э... пусть приходит сюда и позовёт, как ты сегодня.

- Но барышень-русалок попроси, чтобы ведьмака и его чёрного побратима не трогали, они мне самой нужны, - улыбнулась Рада. - Кстати, я обещала подлечить всех, кто нуждается. Есть такие?

- Нет, да и с рекой ты силой поделилась, а мои барышни... - закряхтел смехом Водяной, - надо же, как назвала... они уплыли петь свои песни в новую затоку, что маги вырыли ниже по течению. Так и быть, передам твою просьбу.

- Спасибо. Я вскоре уйду на север, где живу постоянно. Вдруг будет нужна моя помощь...

- Позову, - кивнул дед.

- А как? - поинтересовалась девушка.

- У водяной нечисти свои приёмы.

- Рой придёт на днях знакомиться, принесёт ещё мёду.

- Хорошо, посиди пока, я сейчас... - и Водяной нырнул в реку, а спустя короткое время выбросил на берег с десяток крупных рыбин. "Угощайся, Верховная". Он махнул лапой, прощаясь, и исчез.

- Лесик, позови Семена.

Тот, прибежав, восхищённо заохал, увидев "улов" Радославы.

- Рыба, отлично!

- А как мы её заберём? В руках ведь не унести.

- Сейчас, - оглянулся по сторонам чёрный, а затем вырезал из ивняка две крупные лозины и нанизал на них рыбу, проткнув её сквозь жабры. - Лесик, помогай.


Они вернулись к дому, где на ступеньках крыльца ждали мужчины, на что им Рада попеняла. "Отчего не спите? Ночь на дворе".

- Пока не хочется, - "честно" ответил Михей и повеселел, увидев подарок Водяного. - Какая шикарная рыба, давно такую не ел.

- Не ты один, - вздохнула девушка. - У нас в Греновисе народ ловит лишь мелкую рыбёшку, больше годящуюся котам. Ая - небольшая река. - И она взглянула на Семена. - Мы с Лесиком сейчас уходим к Полевице.

- Я с вами, - кивнул парень.

- Держись подальше, у нас будут свои, женские, разговоры.

- Вы меня даже не заметите.

Рада вышла за калитку и уже за спиной услышала, как дядька просит Седро подсветить крыльцо, чтоб удобнее было чистить рыбу. "Лучше сразу сделать грязную работу и всё засолить. А завтра пожарим".


Её уже ждали на краю поля, заросшего высокой травой. Как и во сне Радославы, это была девочка-подросток, одетая в сарафан из луговой зелени.

- Я приготовила тебе подарок, - и Полевица выложила перед ведьмой такой же необычный наряд. - Примеришь?

- Обязательно, - девушка разулась, сбросила одежду и распустила волосы. - Я знаю, полевая нечисть живёт без одежды.

- Так и есть, но ты же человек, я подумала, будешь стесняться.

Рада хмыкнула и надела сарафан, он оказался чуть тесноват, но Полевица что-то над ним пошептала, взмахнула руками и наряд изменился, плотно обхватив тело Верховной.

- Теперь отлично, - улыбнулась Рада и закружилась по полю, напевая весёлую песню. К ней со смехом присоединилась Полевица и они затанцевали среди травы, высоко подпрыгивая и вытягивая руки к небу, словно пытались достать до луны.

- Сегодня хорошая ночь, - спустя время со вздохом повалилась в траву девочка. - И у меня к тебе серьёзный разговор, вернее просьба.

- Слушаю, Поля, - улеглась рядом ведьма.

- Поля?

- Твоё имя, нравится?

- Хорошее, взрослое. Значит, и правда моё время пришло, - серьёзно ответила Полевица и села. Рада присоединилась к ней, усевшись напротив.

- Говори.

- Мне пора взрослеть. А происходит это, когда мы становимся женщинами. Наше тело изменяется, возрастают силы, даже внешне мы становимся другими, больше похожими на людей. Можем какое-то время иметь семьи и жить в домах, пока не забеременеем. Если у нас рождается девочка - забираем с собой и уходим в поля уже навсегда.

- А если мальчик?

- Оставляем отцу и лишь наведываем - такой закон у полевой нечисти.

- Понятно.

- Мне давно пора меняться и взрослеть. Поговори с тем красивым парнем, что ждёт на края поля. Он же не твой...?

- Он мой подопечный. Я уже год вдова и ещё не скоро смогу взглянуть на другого мужчину, - Рада бросила взгляд на темнеющие вдали кусты, под которыми прятался Семен. - Это слишком серьёзный вопрос, чтобы так сразу на него ответить. Дай мне время, Поля. Я объясню чёрному, что тебе нужно. Но если он не согласится, так как парень серьёзный и ответственный, ты его принуждать не будешь. Как и ведьмака-пасечника тоже.

- Жаль, потому что оба хороши - изначальные, здоровые, чёрные. Но без их согласия нельзя, наш закон не велит.

- Я поговорю о тебе, обещаю. И на днях дам ответ.

- Спасибо.


Рада собрала свои вещи на краю поля, обулась и позвала Семена.

- Ночь светлая, тропинку хорошо видно, давай не спешить, мне с тобой поговорить нужно. Но тема деликатная, выслушай меня не перебивая.

Девушка постаралась подобрать правильные слова, объясняя проблему Полевицы, но при этом была откровенной и ничего не утаивала. Семен даже ухватил её за руку, останавливая на тропе, так был поражён услышанным, а затем зажал себе рот рукой, стараясь не расхохотаться.

- Что? - не поняла реакцию парня Радослава.

- Если честно, я за последние полгода совсем извёлся без женской ласки, а тут меня об этом просят. Конечно, я согласен. Вот только жениться не буду, прости.

- А появится ребёнок...?

- За сына скажу спасибо. Мы с Михеем воспитаем его, как надо.

- Если ты готов, не будем терять время и возвращаемся, - решительно повернула назад Радослава. - Мне Полевице пару слов сказать нужно.

- Я здесь. И слышала ваш разговор, - вышла из темноты девочка.

- Поля, сможешь потом инициировать Семена? Если тебе пора становиться взрослой, то ему - полноценным чёрным.

- Утром.

- Отлично, - обрадовался парень, а затем вспомнил, как ведьмаки три дня лежали в беспамятстве после инициации. - Но я ведь усну... а как же...?

- Не переживай, мы тебя заберём, - успокоила его Рада. - И хорошо, что я сейчас здесь, прослежу, чтобы ты спокойно очнулся. - Она не успела договорить, как девочка со смехом ухватила Семена за руку и они вдвоём исчезли. - Спасибо, Верховная, - донёсся издалека голос Полевицы.

И наступила тишина.

- Вот и поговорили, - хмыкнула Рада, а затем тихо рассмеялась.

- Ну и дела, - присоединился к ней Лесик, вынырнувший с изнанки. - В сваху превратилась, хозяйка?

- Нет, просто решила проблемы, объединив их в одну - взросление Полевицы, инициация чёрного и ...удовольствие обоих от сегодняшней ночи.


Они спокойно дошли до дома, где вновь обнаружили мужчин, дремавших на крыльце.

- Не ругайся, - проворчал дядька, которого разбудила Радослава. - Ты ушла, а мы переживаем, вот и покурили успокоительный сбор - уснули прямо на ступеньках.

- А Семен где? - стал высматривать напарника ведьмак. - Задержался?

- У него счастливая ночь, - подмигнула ему Рада. - Он Полевице приглянулся. За это она обещала его инициировать, так что утром заберём парня домой и я побуду у вас, пока он не очнётся.

- О, хорошо, - удивился Рой.

- А подробности? - спросил лукаво Седро.

- Обойдёшься, - фыркнула Рада. - Пошли спать.


Она проснулась поздно, потянулась в постели, а затем вспомнила. "Семен!"

- Лежи, - сонно отозвался Лесик, приткнувшийся в ногах хозяйки. - Мы его уже принесли, он в спальне под присмотром Дыма.

- Полевицу видели?

- Нет, и, думаю, она теперь не скоро появится - нечисти нужно время и уединение, чтобы измениться.

- Надеюсь, после сегодняшней ночи все остались довольны, - пробормотала девушка и повернулась на другой бок. - Я посплю ещё немного, пол ночи бродила.

- Угу, - кошак проследил, как хозяйка засыпает, а затем переместился на кухню, где тихо беседовали мужчины. - Рада ещё спит, - доложился.

- Хорошо, она и так все дни в трудах и заботах, - ответил Михей, - Рой, чем займёмся сегодня?

- Думаю просить Седро соорудить магическую печь, чтобы обогревать дом до поздней осени.

- Ну и зимой тоже, - утвердительно добавил маг.

- Нет, как только выпадет первый снег, мы с Семеном уедем в Холан продавать мёд.

- Обязательно заезжайте в Греновис, нам тоже мёд нужен, - сказал дядька. - Погостите у Рады, проведаете Салерну. Души погибших жителей селения отправил к Единому местный храмовник, проведя погребальную службу. Но Рада беспокоится, вдруг кто-то из неупокоённых остался, а сама проверять не хочет - слишком болезненные воспоминания.

- Возможно, мы с Греновиса и начнём, - кивнул Рой. - Ждите нас к празднику Зазимья.

- Решено, - и Михей взглянул на Седро. - Что тебе нужно для работы?

- План дома, чтобы понять, где делать топку и куда разводить тепло.


До вечера в доме ведьмака было шумно. Чтобы ускорить работу, Седро позвал на помощь двоих магов из селения. Один из них, Карим, расчистив за калиткой землю, создавал из неё трубы, по которым в комнаты будет подаваться тёплый воздух, другой - им оказался Роулен - вместе с Олерном работал над печью.

- У меня большой опыт, этим летом мы в каждом отстроенном доме сооружали такое отопление, - сказал глава бёрнцев.

Рада, чтобы не сидеть без дела, вместе с дядей занялась кухней, вычистив её до блеска, попутно составляя список необходимой в хозяйстве посуды. Затем девушка ушла проверить состояние Семена, а Михей начал жарить рыбу. "Как удачно ты её принесла, - радовался он, - будет нам знатный ужин".


За столом, смакуя толстые куски рыбы, Роулен поинтересовался, что с Семеном. "Он заболел? Я видел, спит крепко и даже не вздрогнул, когда мы трубу в стену спальни заводили".

- У него инициация, - ответил Рой. - Помните, я рассказывал, как мы три дня лежали, напитываясь изначальной силой? А сейчас пришёл черёд Семена.

- Он тоже станет ведьмаком?

- Нет, уровень слишком слабый, зато будет полноценным чёрным.

- Объясни, если можно, что это ему даст.

- Семен станет лучше понимать людей, видеть, когда они лгут, - ответил за ведьмака Лесик, тоже уплетавший за столом свою порцию рыбы. - Понимать, есть ли на человеке проклятие и кто его наслал. Ну и в работе разведчика ему будет помощь - чёрные умеют отводить чужой взгляд, проходя незаметно даже сквозь толпу.

- Он сказал, хочет после инициации уйти в Аруану, - отставила тарелку Рада. - И я думаю ему разрешить. Правда, целью будет не месть, о которой мечтает Семен, а разведка - мы должны знать, что происходит у наших врагов.

- Но граница...? Мы же отгородились такой стеной - не перебраться, и над рекой плотный заслон, - вздохнул Карим. - Хотя разведка - дело нужное и важное.

Рада сдвинула брови, задумалась, а затем облегчённо улыбнулась.

- Если нельзя по воде, то можно под... - и на вопросительные взгляды мужчин ответила. - Дедушка Сом поможет под заслоном пронырнуть.

- Какой дедушка? - вытаращил глаза Роулен.

- Так русалки называют Водяного, - ответила Рада. - А пока нам нужно хорошенько подумать, куда и зачем отправлять Семена. И важно поспешить - лето закончится и тогда в холодной воде парень долго продержаться не сможет.

- Одному идти нельзя, лучше с напарником, - сощурился Седро.

- Думай, ты лучше знаешь эти тонкости. Но учти - добраться я разрешаю лишь до ближайшего города, а в нём уже можно будет всё выяснить: чем живёт страна и столица, что люди говорят о войне и магах, но главное - сколько человек из возвратившихся слегло с болезнями.

- Что? - переглянулись маги.

- Рада, ты о чём? - спросил Седро.

- Когда Холан освободили, я с ведьмаками составила многоступенчатое заклинание-месть и отправила его вслед за армией короля Лараса.

- Подтверждаю, - кивнул Рой.

- А что за месть? - маг Карим даже привстал со стула. - Смерть за смерть?

- Изначальным - нельзя, иначе расплатишься за это собственной жизнью, - объяснила ведьма. - Мир держится на равновесии, если убил невиновного - скоро умрёшь сам. И смерть аруанцам за то, что они сотворили с Каруной, слишком лёгкое наказание, зато болезни, сны-кошмары и невозможность получить удовольствие от победы - годами, до самой смерти - это правильная месть.

Маги затихли, пытаясь осознать услышанное, а затем Седро вздохнул:

- Вот умеешь ты удивить, Верховная. Но почему молчала?

- А кто бы поверил? - горько отозвалась Рада. - Да и лишняя огласка изначальным ни к чему, так что об услышанном прошу никому не рассказывать.

- Обещаем, - кивнули маги.

- Радослава, вы сказали, "если убить невиновного - умрёшь сам", - заметил Карим. - Но ведь аруанцы виноваты. Смерть за смерть была бы честнее.

- Хотите крови - мстите, - хмыкнула девушка. - Маги допустили эту войну - им и расплачиваться с врагом, а изначальные и так достаточно сделали для Каруны.

- И продолжают делать, - согласился Роулен. - Спасибо, Верховная.

- Извините, - смутился Карим. - Мы всё время делаем неловкие замечания, но это лишь от незнания ваших сил и возможностей.

- Я уже говорил Раде, что ей нужно прочитать в Академии цикл лекций об изначальных, - сказал Седро. - Иначе маги так и будут ходить слепыми котятами, не понимая и не уважая труд ведьмаков.

- Отличное предложение, - просветлел лицом Роулен. - Лекции обязательно записываются, значит, каждый одарённый сможет с ними ознакомиться, чтобы впредь не допускать ошибок, встретив изначального.

Тут Рада обратила внимание, как встрепенулся Рой, повернув голову к двери.

- Дым передал, что Семен шевелится. Пойду взгляну, - выскочил из-за стола ведьмак, а спустя мгновение донёсся его крик. - Очнулся!

- Прошу прощения, - попрощалась с магами девушка. - Седро, проводи гостей.

- Пойдёмте, нам сейчас нельзя здесь оставаться, - поторопил товарищей Олерн. - Я объясню всё по дороге.


- Инициация - умение познать и принять свою силу, - рассказывал бёрнцам по пути в селение Седро. - Это очень личное. Я не знаю, что пережил за это время Семен - каждого кандидата Тьма испытывает по-разному.

- Тьма? - переспросил Роулен.

- Чёрные подвластны великой Тьме, именно с большой буквы. Она - часть нашего мира, ей подчиняется нечисть и нежить, Тьма испытывает людей тёмными желаниями, проверяя их на честность и порядочность. Чёрные ведьмаки и колдуны - её верные слуги, а ещё - сильные бойцы.

- Бойцы?

- Именно, ведь они сражаются за чистоту земель Руны, уничтожая изменённую нечисть и нежить, отправляя её во Тьму. Чёрных мало, они - редкость. Каждый стоит пятерых, а иногда и десятка белых.

- До недавнего времени мы ничего не знали об изначальных, - заметил Карим.

- Наша вина, - вздохнул Седро. - Каруна - страна магов, ведьмам пришлось её покинуть, так как их услугами перестали пользоваться. Из-за этого случился перекос сил, что начало вредить гармоничному развитию нашего мира.

- Радослава - Верховная равновесия, - кивнул Роулен. - И теперь восстанавливает его.

- А я, дурак, упрекнул её, почему не приняла на себя сотни смертей ради нашей мести, - горько признался Карим. - Девушка за меня воюет, пока я сижу в Бёрне, лечит людей, помогает Каруне всем, чем может, а я посчитал себя в праве указывать ей, что она сделала не так.

- Ничего, Рада понимает, что ты не со зла, - успокоил мага Седро. Он довёл товарищей до селения и попрощался. - Я обратно, вдруг потребуется моя помощь.

- Будем нужны - обращайтесь, - кивнул Роулен.


Семен, приведя себя в порядок, уселся есть, при этом постоянно поглядывая то на Раду, то на Роя.

- Начал видеть? - улыбнулась девушка.

- Да, аура Роя впечатляет, но вы... просто поразительно, как в одном человеке может сочетаться чёрная и белая сила такой мощности.

- Кому много дано, с того и спрос большой, - хмыкнул ведьмак. - Не завидуй чужой силе, лучше учись максимально использовать свою.

- Буду обязательно, - пообещал парень и смущённо уткнулся в тарелку.

- Семен очнулся так рано, потому что не ведьмак, а обычный чёрный? - спросил Михей.

- Уже не обычный, - ответила Рада. - Полевица постаралась - увеличила его силу. Я же рассказывала, дядя, что изначальные определяются величиной внутреннего сосуда. У кого он большой, становится ведьмаком, у кого с чайную ложку - обычным белым или чёрным.

- А Семен...?

- Была ложка, стала чашка, - засмеялась девушка. - Так что парень пусть и не ведьмак, зато сильный чёрный.

- Нужно будет поблагодарить Полевицу, - просиял Семен.

- Не спеши, её сейчас в полях нет, нечисти нужно время на изменение. Появится - почувствуешь.

- И не молчи, рассказывай, какое испытание прошёл, - приказал Рой.

- Я не сразу понял, что невидим, - откинулся на спинку стула парень. - Вокруг мгла, мимо пролетают странные тени, слышатся звуки драки, нечеловеческий рёв - было страшно до ужаса. Я шёл и шёл, не понимая, куда меня ведут, пока не взобрался на высокий холм. Вокруг шла битва, кто с кем сражается - непонятно, что мне делать дальше тоже неизвестно. И тут я слышу в голове голос. "Хочешь убивать? Иди и бейся, неси смерть окружающим. Тебя никто не увидит, ты легко победишь самого сильного противника". "Нет, - говорю, - у смерти должен быть смысл, я не буду убивать ради удовольствия или потому что могу. Прости." И тут голос в голове рассмеялся. "Хороший чёрный из тебя получится, правильный. Ты понял главное - всё имеет смысл, даже смерть. Особенно смерть".

Это говорила сама Тьма. Она дала понять, ей пришлось по душе, как я восхищался проклятием над Холаном...

- Угу, красотой назвал, я помню, - хмыкнула Рада.

- И то, что я сам захотел стать чёрным, полностью изменив свою жизнь, она оценила. А затем я очнулся. - И Семен взглянул на Роя. - Всё не так, как у тебя, да?

- А чего ты боялся до инициации? - спросил товарищ.

- Драк, с детства не любил махать кулаками. Но, повзрослев, решил стать воином, чтоб перебороть в себе эту боязнь. Жизнь в казарме быстро научила, когда можно избежать схватки, а когда нужно биться до последнего. Но в итоге я стал разведчиком - умение ориентироваться в ситуации и знание противника помогает одержать победу без боя. Этому всегда учил Седро Олерн.

- Подтверждаю, - на кухню вошёл маг и сел рядом с Семеном. - Я рад, что с тобой всё в порядке.


Наступил вечер и перед сном все собрались на крыльце, тихо обговаривая насущные дела.

- С Полевицей, считай, мы подружились, - задумчиво сказала Рада. - К дедушке Сому Рой сходит после нашего отбытия.

- И возьму для него мёду, я помню, - пыхнул трубкой ведьмак. - А что леший?

- Лесик с утра его предупредит, а к обеду и мы наведаемся.

- Сотов возьму, пусть Фрол побалуется сладким, - кивнул Рой.

- Рада, а без тебя Водяной согласится помочь магам? - спросил Седро. - Разведке ведь нужно не только в Аруану пройти, но и обратно вернуться.

- Нет, я к нему больше не пойду, а вот Рой на днях спросить его может. Но если дедушка Сом не согласится, настаивать не смейте - водяная нечисть магам ничего не должна.

- Я понимаю, - вздохнул Олерн.

- Вам в любом случае нужно решить, как проходить заслон в Аруану, - сказал Михей. - Потому что отгородиться от врага - это правильно и важно для безопасности страны, но не знать, что происходит за стеной - глупо. Есть же маги Воды, у них должны быть приёмы, как поднырнуть под заслон. А ещё нужно тщательно осмотреть прилегающую территорию на той стороне, чтобы разведка не нарвалась на стражников границы.

- Летать учитесь, - толкнула плечом Седро девушка. - Надуете пузырь тёплым воздухом и слетите со стены.

- Ага, прямо в ров, - заржал Семен. - Хотя идея отличная, на большом пузыре и до столицы можно долететь, а уж там... - и он хищно прищурился.

- Ты же помнишь, чёрный может убить лишь защищаясь, - ведьмак докурил свою трубку и встал. - Рада права, пусть маги сами решают эту проблему. И решают поскорее, если хотят узнать, что происходит в Аруане. Позовут тебя в разведку - пойдёшь, а нет - так нет. Мы никому навязываться не будем.

- Правильно мыслишь, Рой, - тоже поднялась со ступеней крыльца Рада. - У изначальных свои методы, и если нам потребуется что-то узнать, всегда можно попросить помощи у нечисти.

- Точно, я совсем забыл, что Лесик бывал в Солей, - воскликнул маг.

- Но будешь об этом молчать, - напомнила девушка. - Это дела изначальных.

- Конечно, твои интересы на первом месте, - заверил Седро. - Но слова Михея я Роулену передам, вопрос перехода в Аруану должен быть решён в ближайшее время, иначе магам придётся забыть о разведке до следующего года. Хотя идея пузыря мне тоже нравится.


19.


Улёгшись в постель, Радослава пробормотала: "Высшие, мне нужно с вами посоветоваться", после чего нырнула в сон, в котором долго гуляла по чужому городу. Откуда-то девушка знала, что это Солей, столица Аруаны. Она ходила по пустым площадям, видела затянутые лесами стройки в центральной части города - это знать восстанавливала взорванные магами особняки, заглянула в главный храм Единого и полюбовалась на всё ещё не стёртую надпись, оставленную на стене архимагом Стратусом "И воздастся каждому по делам его". А потом Рада пожелала узнать, как лечатся про́клятые ею аруанцы, и тут же перенеслась в ближайшую лечебницу. Больных было много, и рядом с каждым висело облако мести. "Всё правильно", - пробормотала Рада, не жалея о сделанном.

- Долго они не продержатся, от силы два-три года, - выступили из невидимости Высшие, Олей и Кейлас. - Все аруанцы понимают, за что наказаны.

- Вы хотите дать мне совет? - иронично поинтересовалась Радослава. - Пожалеть убийц и насильников?

Рыжий Олей ухмыльнулся. "Сама решай, но помни о защите. После смертей про́клятых пойдут множественные откаты - у твоих ведьмаков могут быть проблемы".

- А у меня?

- Нет, твои щиты даже не затронет. Молодец, что заботишься о себе.

Кейлас махнул рукой и они переместились на морское побережье. Вокруг белел песчаный пляж, море тихо шелестело волнами, а у самой воды вдруг возник круглый столик и три резных стула.

- Сядем, поговорим, - кивнули Высшие, но Рада извинилась и шагнула в набежавшую волну.

- Я никогда не была на море, - призналась девушка, а затем вздохнула. - И в своей жизни мало что видела, кроме столицы Каруны и нескольких городов. Жаль, большинство людей не может путешествовать, Руна огромна и прекрасна, любоваться её красотами - благо для счастливчиков.

- Если хочешь, мы иногда можем показывать тебе во снах самые интересные места планеты, - предложил Кейлас. Суровый брюнет отодвинул стул и пригласил Радославу. - Не будем терять время.

- Возможно, когда-нибудь... И спасибо, что привели сегодня в Солей, это было важно для меня.

Тут Высшие удивлённо переглянулись, а затем внимательно всмотрелись в ведьму.

- Что? - не поняла девушка.

- Ты самостоятельно сюда переместилась, так как продолжаешь изменяться, хождение по снам - твой новый дар. Он проявляется, когда есть потребность что-то узнать, а в яви подсказок нет. Например, захотела познакомиться с Полевицей - и встретилась с ней во сне. Думала об Аруане - и оказалась в Солей. Но будь осторожна, сны могут обманывать, а ещё в них бывает опасно, ведь этим умением владеешь не только ты.

- Я поняла, - нахмурилась девушка и села за стол. - Но если я не хотела, а меня затянуло в такой сон, как из него выбраться?

- Зови нас, - кивнул Олей. - Или учись управлять снами. Как? Мысленно представь место своей инициации.

- Схрон, поляна, ваша ротонда... Спасибо за неё, кстати, очень красивая получилась.

- Теперь ты всегда сможешь туда вернуться, а из неё уже и в своё тело, - Олей чуть приподнял бровь и на столе появились кувшин и бокалы. - Глоток вина, Верховная?

- Пожалуй, - Рада пригубила напиток и отставила его в сторону. - А теперь, собственно, почему я хотела с вами встретиться. Прошлой зимой, остро переживая свою потерю, я была не готова общаться с призраками или душами умерших, поэтому отрезала себя от умения их видеть и слышать. Но завтра мне забирать прах мужа и свёкра, а я даже не смогу понять, есть ли они рядом.

- Помолчи, - приказал Кейлас. Он взял Раду за руку и всмотрелся в её глаза. - Действительно, у тебя стоит блок.

- Интересно, - ухватил девушку за другую руку Олей. - Необычная преграда, словно железная стена.

- И что делать?

- Избавишься, если сильно пожелаешь, - пообещал Высший.

- Даром можно управлять, - добавил Кейлас. - Всё зависит от воображения. Подумала о блоке - и сдвинула его в сторону. Нет нужды видеть - он вновь стоит на месте.

- Буду тренировать это умение, спасибо за совет.

- Я слышал, как ты говорила с бёрнцами, - продолжил Кейлас. - И хочу похвалить, что не настраиваешь их против изначальных. Но в дела магов не влезай, они сами должны решать свои проблемы.

- Так что слушайся дядю, - ехидно добавил Олей. - Он плохого не посоветует. - Высшие встали из-за стола и через мгновение Рада проснулась в своей постели.

- Погуляла? - вынырнул из-под локтя девушки Лесик. - Все ответы получила?

- Да, - зевнула ведьма. - Ты опять был рядом?

- А как же, я всё больше убеждаюсь, что накрепко привязан к тебе и днём, и ночью.

- Вот и славно, - Рада обхватила кота руками и вздохнула. - А теперь просто поспим.

- Правильно, утро ещё не скоро, - мурлыкнул Лесик. И они вновь уснули.


- Сегодня мы последний день в Селене, - сказала Рада за завтраком. - Седро, предупреди магов, если у них есть важные вопросы, я готова уделить немного времени на разговор. Но если им хочется лишь удовлетворить любопытство...

- Значит, обойдутся, - фыркнул маг. - Пусть потом Роя пытают. Или Семена.

На что ведьмак нахмурился и ответил. "Я им не балаган, развлекать от скуки".

- Мы и так всё лето рассказывали одарённым об изначальной силе, - добавил Семен. - Сколько можно...?

- Дядя, я немного поменяла наш маршрут, - обратилась к Михею девушка. - Прах родных из Ротуса я заберу днём, схожу вместе с Роем. А ты пока собирай вещи, чтобы мы могли сразу уйти.

- После обеда?

- Да, но не в Греновис, а в схрон, я хочу забрать оттуда ещё прах мамы. Переночуем в чаще, мне это нужно, и уже утром вернёмся домой.

- Тогда я возьму продуктов на ужин.

- Конечно, поступай, как считаешь нужным, - и Рада перевела взгляд на ведьмака. - Пойдём, поговорим в кабинете.


Они расположились за столом, обсудили, чем Рой будет заниматься до осени, девушка посоветовала активно обучать Семена, вдруг бёрнцы выберут его кандидатом в разведку, а в конце беседы рассказала о своём сне.

- Этот дар проявился лишь недавно, осознанно управлять им я ещё не научилась. Буду тренироваться, когда вернусь в Греновис.

- Хорошее подспорье, - задумчиво заметил Рой. - Попасть туда, где можно получить ответы на беспокоящие вопросы - это важно.

- Знать об этом будешь только ты и Михей, - добавила Рада.

- Клянусь молчать, - кивнул ведьмак. - Спасибо за доверие.

- Так вот, Аруана живёт прежней жизнью - взорванные особняки знати отстраиваются, как и дворец Лараса, кругом тишь и благодать, но лишь на первый взгляд. В атмосфере города ощущается неуверенность и страх, думаю, люди поняли, что расплата за их зло неизбежно последует. А ещё я побывала в лечебнице, чтобы убедиться, работает ли наше проклятие.

- И...? - подался вперёд ведьмак.

- Ещё как работает, палаты полны наших пациентов, - хищно сощурилась девушка. - Но... потом меня во сне встретили Высшие и предупредили - больные протянут не больше трёх лет, затем пойдут множественные откаты.

- Когда убийцы начнут умирать, - нахмурился Рой.

- Именно, и если для меня это не опасно, то вот для вас троих... Думаю, зимой, когда вы с Семеном приедете в Холан, стоит отменить проклятье, иначе ты, Вариус и Рашек можете пострадать. А пока всю свою силу вы должны направить на защиту - и бодрствуя, и даже во сне она должна быть активной. Умение её контролировать, кстати, способствует увеличению сосуда.

- Я стану ещё сильнее, - утвердительно кивнул ведьмак.

- Да, книги у тебя есть, продолжай прилежно заниматься. И будь начеку, почувствуешь откат из-за границы, добавляй к защите заклятье "Зеркало".

- Обязательно. Спасибо за предупреждение.


Встреча с лешим прошла быстро. Он окинул взглядом Роя, а затем приказал:

- Руку дай, - подержал её недолго и улыбнулся. - Годишься. Буду нужен - присылай домового, я уже знаю, что ты приютил приблуду.

- Угощайся сотами, свежие, - передал Фролу гостинец ведьмак.

- Благодарствуем, - чинно поклонился леший и взглянул на Раду. - Уходишь, Верховная?

- Пора домой, но вдруг понадоблюсь...

- Позову, лёгкой дороги, - и леший исчез.


- Сейчас в Ротус, - предупредила ведьмака Радослава. - Помнишь, что делать?

- Держусь за тебя, по сторонам не смотрю, - повторил ранее данные инструкции Рой. - Жаль, что сам так не могу, отличное умение ходить "быстрой дорогой".

- Учись, практикуйся, увеличивай сосуд и однажды тоже сможешь, - пообещала девушка.


Дорога привела их на околицу пустующего селения. За ним цветущей равниной тянулись поля до самого горизонта, по краю которого темнела полоса пограничного вала, небо радовало голубизной, сады вокруг домов звенели птичьим щебетом, стояла жара, но Рада её не чувствовала, её даже бил озноб. Она завертела головой, пытаясь понять, в какой стороне похоронены родные, а затем быстро распустила косу и прислушалась.

- Прошлым летом здесь были одни развалины, кругом сновали аруанцы, было муторно и страшно. Мама прикрыла нас магией и мы до вечера искали тела Керина и Ивара. Тела погибших никто хоронить не собирался...

- Знаю, ещё недавно помогал собирать останки, - хмуро ответил Рой.

- Как можно было так не по-людски обращаться с покойниками? - возмущённо воскликнула Рада. - Их лишь сдвинули с дороги, чтоб не мешали проходить изгоям и армейцам. Но мы с Алмой решили - это к лучшему, так проще будет вести поиски.

- Я думал, маги после смерти всегда рассыпаются в прах, но многие из них пребывали в полуистлевшем виде, почему? - спросил ведьмак.

- Это зависит от уровня силы, а ещё от внутренней установки одарённого. Греновисы не желали гнить в земле, поэтому, когда мы их нашли, быстро вытряхнули прах из остатков одежды и выбрались за пределы Ротуса. - Рада развернулась и пошла налево. - Я помню, здесь шла полоса огородов...

- За огородами - луга, я выставлял там ульи, когда мы здесь работали.

- После лугов идёт череда дубрав, в последней мы похоронили Керина и Ивара. Я спорила с мамой, не желая оставлять прах родных, но Алма сказала, неизвестно, что нас ждёт на обратной дороге в Греновис, и так будет надёжнее.

- Прошлым летом никто не знал, что принесёт следующий день, - кивнул Рой, шагая рядом. - Я не желал умирать без боя, хотел защищать Холан вместе с магами, даже в мэрию ходил, надеясь, что будут собирать ополчение. Но маги сказали - нет, возвращайся домой, это наша война и мы несём ответственность за каждого жителя Каруны.

- Глупцы, - выдохнула Рада. - Умереть от рук изгоев, бросив людей, как овец, на съедение волкам. Такую заносчивость одарённых иначе, чем поражением и смертями не исправишь. Война - страшная наука. И всегда несправедливая, ведь за гордыню правителей расплачиваются сотни невиновных.

- Князь Стратус остался без магов и тысяч подданных, а король Ларас расплачивается сейчас болезнями воевавших, изоляцией и презрением соседей, - согласился с Радой ведьмак.

Они дошли до последней дубравы и вскоре Радослава с уверенностью указала на большой дуб, росший в окружении кустов дикой малины. "Здесь". Она остановилась у дерева и судорожно вздохнула, но Рой положил ей руку на плечо и тихо сказал:

- Никого нет, душ я не вижу.

- Хорошо, - девушка опустилась на землю и со слезами призналась. - Я мучилась от мысли, что Керин и Ивар уже год сходят с ума от неизвестности, почему их души не ушли к Единому. Прийти же сюда раньше не могла - на первом месте стоял вопрос выживания - зима в Холане, проклятье и ведьмаки, Греновис и люди в долине... проблемы живых казались мне важнее. И лишь когда весной я привезла храмовника в Салерну, где он провёл обряд, отпускающий души погибших на перерождение, меня начала преследовать мысль, а вдруг Ивар и Керин всё ещё привязаны к своему праху?

- Успокойся, их нет, - Рой развязал заплечный мешок, из которого вынул небольшую лопатку. - Показывай, где копать.

Вскоре из-под корней дуба ведьмак достал деревянную шкатулку, завёрнутую в плотную ткань.

- Непромокаемая, особый состав, - со знанием дела заметил Рой. - Шкатулка тяжёлая.

- Мама зачаровала её от порчи, усилив магией, - Рада переложила шкатулку в мешок и пообещала. - Прах Алмы тоже сюда пересыплю, пусть она покоится вместе со своими мужчинами.

- Прежде, чем мы уйдём, я хочу сказать, не вини себя, что не пришла сюда раньше, - Рой заглянул девушке в глаза и добавил. - У Верховной огромная ответственность и много забот, у герцогини Греновис, подозреваю, тоже дел невпроворот и проблем хватает. Наладить прежнюю жизнь, вернуть людям уверенность в завтрашнем дне - это было гораздо важнее прихода сюда.

- А ещё я просто трусила, - призналась Рада.

- И это понятно, - ведьмак развернул наставницу к себе спиной и принялся заплетать ей косу. - Постой спокойно, я знаю, что делаю, дочери не раз косички плёл. А тебе сейчас пошепчу, чтобы выдохнула свою боль и сразу станет легче, обещаю.

"Пусть разум не мечется,

Мысли не давят,

Душа успокоится,

Тело оздоровится,

Боль уйдёт и беду унесёт".

- Выдыхай криком! - скомандовал Рой и Рада, набрав побольше воздуха, закричала, отправляя к небу всю боль, что накопилась в ней за минувший год. Это был даже не крик, а вой горя, обиды и одиночества. И в тот же миг Лесик, вынырнув с изнанки, бросился к хозяйке и обхватил её лапами, он всегда умел успокаивать Радославу лучше всех. Вскоре вой девушки перешёл в слёзы, а затем и вовсе затих.

- Спасибо, - прохрипела она, - только я сейчас идти не могу, Рой, посплю немного. Лесик, солнышко, я о воде не подумала, а пить очень хочется, - и она провалилась в беспамятство, где её уже поджидал Высший.

- Кольцо покажи, - потребовал Кейлас. Он сдёрнул свой подарок с пальца Радославы и мгновенно исчез, а вскоре вернулся с новым Хранителем и протянул его девушке. - Этот самый вместительный, если и он наполнится, придётся носить уже два кольца.

Рада оглянулась, стараясь понять, где они находятся, но вокруг ничего не было, только переливы света и клубы серого тумана.

- Это межпространство, - понял её недоумение Кейлас. - Ты сейчас не спишь, скорее в обмороке, так бывает, когда выплёскиваешь свою силу до дна.

- И что теперь будет?

- Ничего, изначальным это не страшно, наоборот, после таких всплесков они становятся сильнее.

- Но как быстро я восстановлюсь? Мне ведь нужно вернуться в Селену, а после обеда я хотела уйти в схрон, чтобы переночевать в месте инициации.

- Я помогу восстановиться, чтобы ты не теряла время, а пока... - из тумана вынырнули два больших кресла и стол, на котором стоял кувшин и стаканы. - Присядь, отдохни, выпей воды.

- Спасибо, - Рада осушила два стакана, медленно смакуя холодную жидкость, а затем откинулась на мягкую спинку кресла и спросила. - Почему вы мне помогаете?

- На Руне давно не было Верховной равновесия, - ответил Кейлас. - И ты совершенно не похожа на своих предшественниц. Как правило, сильные ведьмы рождаются в семьях, насчитывающих не одно поколение изначальных.

- Как сказал бы маг Радеско, они - результат длительной селекции, - улыбнулась Радослава.

- Хорошее сравнение, - согласился Высший. - А ты появилась случайно, с уважением отнеслась к своему дару, начала прилежно учиться, не используешь силу ради личной выгоды - конечно, нам стало интересно. У тебя воспитание мага, ум врача, и главное - нет внутренних запретов, которым потомственная ведьма учится с рождения.

- Что за запреты?

- Тебе о них знать не нужно, живи и колдуй, как подсказывает сердце. Мыслишь ты необычно, фантазия не скована ограничениями, поэтому и заклинания получаются удивительные.

- Вроде самостоятельно я сочинила лишь одно, - стала вспоминать Радослава. - Это живая тюрьма для магов в Салерне. Как они, кстати?

- Проникаются пониманием своих ошибок, но медленно. Думаю, их заточение затянется не на один год. А пока твоя тюрьма - место постоянного паломничества Высших. Они пытаются понять, как тебе удалось сотворить это чудо.

- И...?

- Ответ ещё не найден, - улыбнулся Кейлас, почти с отцовской гордостью рассматривая подопечную. - И операцию белому ведьмаку ты сделала необычную. Да-да, там была не чистая хирургия, а многоступенчатое вмешательство в организм - ты убрала черноту, восстановила баланс изначальных потоков, ну и избавила мужика от жуткого горба, молодец.

- Меня не накажут за самоуправство? Вдруг я однажды перейду черту?

- Не верю, ты слишком любишь жизнь, и скорее навредишь себе, чем окружающим. Но прошу - заканчивай со скорбью, иначе Руна лишится отличной Верховной. Заберу тебя к Высшим и потом не жалуйся.

- Это был последний раз, - со вздохом пообещала Рада. - Конечно, плакать я ещё буду, но только тихо и по чуть-чуть.

Кейлас фыркнул, а затем прищурился, оценивая состояние девушки.

- Пока мы разговаривали, ты почти восстановилась. На дорогу домой хватит, остальное доберёшь в месте инициации.

- Спасибо, приходите ещё, - Рада вынырнула из беспамятства и открыла глаза. Она по-прежнему лежала под дубом, рядом притулился Лесик, положив голову ей на живот. Рой сидел в отдалении. "Я его попросил отсесть, - мысленно передал домовой. - Не хотел, чтобы он почувствовал Высшего".

- Хорошо, - девушка села, потянулась, а затем вскочила.

- Я в порядке, ты меня буквально спас, Рой, спасибо. Но прошу, нашим об этом не рассказывай, а то переполошатся.

- Конечно, я понимаю. И прости, но воды набрать не получилось, просто не во что было.

- Уже не нужно, отправляемся домой.


Они вернулись в дом ведьмака как раз к обеду, плотно поели, Рада помогла Семену убраться на кухне, а потом ушла к себе забрать свои вещи.

- Маги передавали приветы и просили разрешения навестить тебя в Греновисе, - доложился Седро. - Ты произвела на них огромное впечатление, Верховная.

- Чувствую, гостевые дома Ринды заполнятся очень быстро, - хмыкнул Михей.

- Если есть место и люди хотят к нам переехать, я не против, - кивнула Рада. - Каждому найдётся занятие.

Они вышли во двор, тепло попрощались с хозяевами, Лесик пошептался с Дымом, давая ему ориентиры Греновиса, а на прощание удивили Роя - ему вручили грамоту, в которой указывалось, что он - чёрный ведьмак и имеет право работать с изначальной силой на территории Каруны. Затем гости исчезли, шагнув на "быструю дорогу".

Обратный путь шёл без спешки - Рада старалась беречь свои силы, зато ноша у всех была легче, без продуктов и гостинцев за спиной. На поляну перед схроном они вышли уже в сумерках. Ведьма была счастлива оказаться в родном месте и сразу же заняла ванную, где поплескалась от души, а после ужина ушла к себе и провалилась в сладкий сон без сновидений. Зато Седро и Михей до ночи сидели на лавке у входа в схрон. К ним в гости наведался леший Палкин с медведем Сэмом послушать, как протекало путешествие Верховной, а Лесик в это время сбегал в замок предупредить Тессу и Фила, что хозяйка вернётся утром, и что всё хорошо.


20.


- Ура! Вернулись! - бросился навстречу Фил, стороживший в бальном зале. Он обнял хозяйку, затем потискал Лесика и в конце пожал руки Михею и Седро. - Тесса с магами ожидают вас в столовой.

- Только переоденусь с дороги, - пообещала Рада и ушла к себе.

Она вышла уже в красивом платье и тепло поздоровалась с постояльцами.

- Всё хорошо, мы удачно сходили, но предлагаю перенести рассказ о нашем путешествии на вечер.

- Тогда не спеша и пообщаемся, - добавил Седро.

Маги, позавтракав, ушли на работу, а Тесса, отправив слуг из столовой, попросила мужа накрыть комнату заклинанием от прослушивания. "На всякий случай, люди ведь любопытны, а нам есть о чём поговорить".

- Вы первая начинайте, - попросила Рада.

- Наши детки в порядке, здоровы, учатся, гуляют. Через неделю возвращаются домой. К их приходу левую башню мы полностью изолировали, оставив проход в замок лишь на первом этаже. Хотя у детей есть и выход во двор, там новые маги соорудили беседку и стол для игры в "Десятку".

- Через два дня, думаю, сходить в Холан, - кивнула Радослава, - детям нужны ручки, тетради и всё необходимое для школы.

- Отправим заранее повозку, чтобы не нести груз в руках, - добавил Михей. - Нам многое нужно закупить для Греновиса. Завтра начнём составлять список.

- Я подружилась с прислугой, - похвалилась Тесса. - Они говорят, люди в долине рады, что их жизнь после войны вновь наладилась. Да, вчера приезжал курьер из холанского банка, привёз два пакета - один для герцогини, другой Михею Лагрону. Я отдала пакеты Филу, он отнёс их в Ведьмину башню.

- Позже посмотрим, - Рада взглянула на дядю и добавила. - В кабинете Тессы нужно оборудовать отдельный сейф, где будут храниться деньги на хозяйственные нужды и куда она, при необходимости, сможет прятать ценные вещи.

- Сделаем, - ответил Михей и взглянул на Фила, - а что Роган? Ты к нему ходил? Как дела в столице?

- Был два раза, - начал докладывать домовой. - Дом Греновисов разграблен, но старики Наваско сделали подробную опись каждой комнаты, чтобы молодая хозяйка знала свои потери, вдруг захочет восстановить всё в былом виде.

- Может и захочу, - задумчиво кивнула Рада.

- Роган побывал у себя, его квартира цела. По-видимому, аруанцы не пожелали возиться со снятием защиты, а может сыграло то, что жилище мага находится на последнем, четвёртом, этаже и её посчитали несерьёзным трофеем.

- Значит, Роган живёт у себя?

- Да, ему так привычнее, тем более, в особняке Греновисов пока с удобствами неважно. Но стариков наш маг осмотрел и подлечил, деньги передал и попросил дождаться твоего приезда, Рада. Они согласились, но предупредили, что хотят выйти на пенсию и жить с дочерью.

- А что дочь?

- У неё плохо, муж погиб во время осады Миаса. Пригород столицы изгои просто смели, хорошо хоть дом Лены устоял. Её муж с друзьями-соседями пытался защитить их улицу от врага, ну и... изгои никого не пощадили. Роган ходил к Лене, отнёс денег, подлечил её и сына-подростка. Маг просил передать, что женщина - опытная портниха, до войны у неё была своя мастерская, сейчас закрытая, так как её разграбили. Может, предложить Лене переехать в Греновис?

- Обязательно предложить! Мы ей выделим дом и окажем любую помощь в обустройстве на новом месте. Но вначале Лена должна закупить необходимое оборудование и ткани для мастерской в Ринде, Роган всё оплатит и организует переезд.

- Вечером схожу и передам, - пообещал Фил. - Теперь о Рашеке. Я побывал у него вместе с Роганом, ведьмак нам так обрадовался, - хихикнул домовой. - Меня даже обнял и прослезился. Наш Рашек в большом почёте у магов, все первые недели в столице он работал на развалинах Академии, а затем на улицах Миаса. Показывал магам, где лежат тела и прах защитников, ну и изгоев с аруанцами тоже, их много погибло при взрыве Академии. Я передал твои слова, чтоб он не смел работать бесплатно. Но маги не скупятся, всем троим ведьмакам Совет перечислил по двести тысяч золотом за спасение Холана и его жителей.

- Рой пока не знает, - заметил Седро. - Он ведь уехал на юг ранней весной.

- Напишем ему письмо, когда будем отправлять повозку в Селену, - взглянула на дядю Радослава. - Сегодня же начинай работать по списку, который мы составили.

- Обязательно, - пообещал Михей.

- И, думаю, нам нужно купить дом в Холане, мы же часто будем приезжать в город, иногда с ночёвкой, так что лучше жить в своём доме, чем в гостинице.

- Поедем послезавтра за покупками и определимся на месте, - сказал дядя.

- Думаю, Вариус поможет быстро сориентироваться с особняком, - заметил Седро. - Мы же с Роганом зимой обошли весь Холан и составили списки жилых и нежилых домов.

- И тут список, - улыбнулась Тесса. - Только успевай вычёркивать.

- Что ещё, Фил? - продолжила расспрашивать домового Рада.

- Рашек живёт в большом доме, в подвале которого уже оборудовал мастерскую, а за ней - потайную комнату, где установил алтарь и колдует при необходимости.

- Домового нашёл?

- Двоих, но с моей помощью, они же сами не показываются изначальным, это лишь Верховная может их видеть.

- А как же Вариус? Он нашёл домовых без помощи Рады, - заметил Михей.

- Думаю, тут сыграло то, что Верховная с ведьмаками изменили ауру города, наполнив его изначальной силой, вот нечисть и пошла сама на контакт, - высказал предположение Лесик.

- Седро, к вечеру приготовь грамоту для Рашека, Фил отнесёт её ведьмаку, - попросила Рада, - я не хочу терять время, пока доберусь в Миас. И Вариусу с Лорой тоже вручим грамоты, когда будем в Холане.

- Сделаю, - кивнул маг.

- Фил, а где ты нашёл домовых? - продолжила расспрашивать девушка.

- Один жил в доме уже много лет, второго я привёл из соседнего особняка, который разрушили аруанцы. Домовым Рашек дал имена и относится с большим вниманием, они просто счастливы, а уж когда я пообещал познакомить их с Верховной... нечисть впечатлилась, да, - хохотнул Фил.

- О Раде в Миасе говорят? - спросил Седро. - Люди столицы знают о Верховной?

- Роган ходил в гости к товарищам, кто выжил после штурма столицы, и там встретил магов Академии. Они расспрашивали о Верховной, говорят, архимаг Стратус постоянно упоминает Раду на собраниях, ну и о проклятии в Холане все знают. Весной, когда маги познакомились с Рашеком и увидели его в деле, то прониклись, зауважали и поверили, наконец, в изначальную силу.

- Это маги, а люди? - уточнил Олерн.

- Простой народ, как и всюду - кто-то слышал о ведьмаках, кто-то ничего не знает, а вот о Верховной нигде не говорят.

- Хорошо, - удовлетворённо вздохнула Рада. - Это я и хотела услышать. Мне лишняя слава ни к чему. А кому нужно, тот знает, где меня искать.

- Вот и все новости, - закончил домовой.

- Не все, ты о наших магах ничего не рассказал, - заметил Михей. - Как им работается на новом месте? Всем ли довольны?

- Пока всё нравится, уже выбрали себе дома, в разговорах часто сравнивают Греновис с Бёрном и говорят, что здесь им работается интереснее, так как всё новое и приходится полагаться только на себя. Также рады, что за спиной не стоит начальство, заставляя выполнять задания, которые иногда вызывали неудовольствие. Думаю, наши маги не выдержат испытательный срок и попросят разрешение привезти свои семьи пораньше.

- Будет видно, - хмыкнула девушка. - Но лучше ещё неделю подождать.

Все помолчали, переглядываясь, а затем подала голос Тесса.

- Теперь ваш черёд отвечать на вопросы. Как сходили? Что происходит на юге? Видели пограничный вал с Аруаной? Бёрнцев встретили?

Рада умоляюще взглянула на Седро и он захохотал.

- Я понял, мне опять за всех отдуваться, - он встал и кивнул на двери. - Пойдём, жена, я тебе в нашей комнате всё подробно расскажу.

- Дядя, а мы с тобой идём ко мне в башню, заберёшь пакет из банка, - встала из-за стола Радослава. - И, Тесса, мы с вами завтра вечером посидим-пошепчемся, а пока, извините, у меня списки.

- Я понимаю, для Холана у меня тоже свой список имеется.

- Хорошо, значит поедете с нами - мне одной не управиться.

- Отлично, - просияла управляющая. - Люблю делать покупки.


Пакеты из банка удивили. Рада и Михей вскрыли их одновременно, вчитались в послания и дружно охнули.

- Вот это да, - выдохнула девушка. - Дядя, Совет магов перечислил мне один миллион сто тысяч золотых.

Михей прищурился, прикидывая, отчего вдруг маги решили озолотить его племянницу и высказал предположение: "За спасение Холана?"

- Не только. Всем, кто потерял родных, погибших в битвах, - речь идёт именно о магах, - выплачивают по двести тысяч.

- Ты потеряла троих - это 600 000, а пол миллиона...?

- Благодарность за Холан и моё участие в спасении Каруны, - тут Рада сдвинула брови и недоумённо спросила. - А что такого я сделала для страны?

- Много, поверь, - улыбнулся дядя, - я не буду перечислять всё свершённое тобой за минувший год. Главное - ты заставила магов задуматься об ошибках, очистила их разум от клятвы одарённых, показала новые перспективы развития Каруны, что привело к смене состава Совета, а вскоре изменит и всю иерархию подчинения среди магов. Это и есть путь спасения Каруны.

- Михей прав, - подал голос Лесик. - Князь Стратус понимает и принимает грядущие перемены. Без влияния Верховной и её изначальной силы маги по-прежнему считали бы себя избранными, которые невинно пострадали от коварных соседей.

- Это Высшие постарались, - проворчала Рада. - Я ни при чём.

- Ты их голос и оружие, - сказал Михей. - Без тебя перемены бы так и не начались, так что не нужно умалять свою роль, девочка. Наоборот, гордись оказанным доверием, учись у Высших...

- ...и слушайся дядю, - ехидно вставила ведьма, а затем рассмеялась. - В нашу последнюю встречу они мне так и сказали.

- Что? - вытаращил глаза Михей. - Какую встречу? Когда?

- Не успела рассказать. В последнюю ночь в Селене у меня случился необычный сон, - и Рада в подробностях поведала, что увидела в столице Аруаны, а также о своей беседе с Высшими.

- Значит, проклятье действует, - удовлетворённо вздохнул Михей. - Хорошо. И я понимаю, почему магам ты об этом не рассказала, им в любом случае нужно решать проблему выхода за стену, а неизвестность - лучший стимул.

- Я только Рою доверилась, - призналась девушка. - Ему это было нужно знать, - и она кивнула на пакет дяди. - А что у тебя? Банк перевёл счёт в Холан?

- Да, но я изумился цифрам. У меня лежало около двадцати тысяч золотых. Для одинокого военного это приличная сумма, чтоб спокойно встретить свою старость. Оказалось, отец обо мне позаботился, увеличив мой вклад до полумиллиона. И ведь слова не сказал, - тут у Михея дрогнул голос. - Я даже не представляю, что мне делать с этими деньгами.

- Но ты же меня теперь не бросишь? - встревожилась Рада.

- Никогда! - воскликнул дядька. - Я с тобой до самой смерти, так что терпи... и слушайся, - захохотал он.


После ухода Михея Рада взяла шкатулку с прахом родных и отправилась в усыпальницу. Она была построена герцогом Кериным в саду в виде часовни, увенчанной знаком Единого и гербом Греновисов. Рада водрузила шкатулку на центральный постамент и нажала рычаг на стене - прах родных погрузился в нишу и закрылся мраморной плитой.

- Мама, папа, Ивар, вы теперь вместе навсегда, - сказала девушка. - Я люблю вас и всегда буду помнить, - она прошептала молитву Единому и попросила Его позаботиться о Греновисах. - А я продолжу жить и, надеюсь, однажды смогу вновь стать счастливой.


После обеда Радослава позвала Седро и Михея в библиотеку.

- Мы перенесли сюда бумаги отца, помогите найти карту нашей долины. Если её нет, придётся составлять собственную.

- Хорошая мысль, с картой нам будет проще ориентироваться в хозяйственных делах, - согласился Михей.

- И стражникам она нужна, чтобы определять маршруты дежурств, - добавил маг. - Мы же будем набирать людей, не знающих Ринду и Улесье.

Но поиски ничего не дали.

- Карту Каруны, составленную герцогом Керином, я помню - отличный образец, - с досадой вздохнул дядька. - Жаль, долины Греновисов не нашли. - Он сел за стол и взглянул на Седро. - Вся надежда на тебя и наших магов. Карта нужна срочно, чтобы на ней были обозначены каждая улица, дом, хозяйственные постройки, огороды, сады, река с притоками, лес и угодья.

- Ещё нужно обозначить дороги и тропы, которыми все пользуются, - добавил Седро.

- И сразу же определиться с местом для Управы и казармы, - заметила Рада.

- В Улесье тоже нужна своя Управа, где станут размещаться стражники на дежурствах, где также будет зал для собраний селения, кабинеты магов и управителя, - сказал Михей. - Хватит жить прошлыми привычками, когда всё решалось втихую между селянами. В Греновисе наступают новые времена.

- Я согласна, - улыбнулась девушка. - Тогда добавь в план дополнительную улицу, где будут жить семейные стражники, портниха Лена и другие новые жители долины. А ещё нам нужно облагородить центральную часть Ринды и Улесья, осмотреть гостиницы и школу, возможно в них нужен ремонт, построить несколько детских площадок для игр и осмотреть крыши жилых домов, вдруг где-то нужно подлатать. - Она вздохнула и продолжила. - Дядя, ты лучше меня знаешь, что делать, это я навскидку перечислила. От себя добавлю, что мечтаю построить новый ресторан, чисто женский, где наши дамы смогут отведать вкусной выпечки и поболтать о своих делах, не боясь, что их подслушают любопытные мужчины.

- Фух, - выдохнул Седро, а затем рассмеялся. - Нам одним со всем не управится, так что пойду узнаю, чем занимаются наши маги, и если они не заняты - позову на совещание.

Когда он вышел, Михей поинтересовался у Рады, что она собирается делать с деньгами, выплаченными Советом магов.

- На первом месте у меня памятник Салерне, - ответила девушка. - Остальные деньги пущу на улучшение жизни долины. Вот подумай, дядя, мы живём в замке, где есть свет и тепло, вода и канализация. А у простых людей?

- Дома отапливаются магически, об этом ещё герцог Керин позаботился, как и об освещении помещений и улиц. Готовят люди на дровах, благо вокруг леса́, колодцев тоже хватает, а вот канализации нет. И куда стекают стоки, я пока не интересовался, но выясню, - пообещал дядя. - Ещё нужно узнать где находятся выгребные ямы и как часто их чистят? Кто следит за чистотой улиц? И можно ли в селениях поставить хотя бы по одной водонапорной башне - это бы упростило жизнь лечебницы, школы, гостиниц и ресторанов.

- Ты мой советчик, - Рада встала и чмокнула дядьку в макушку. - Деньги у нас есть, решать все бытовые вопросы нужно быстро, а то скоро осень и заниматься строительными работами в холода и дожди будет неудобно.

- Я понял, мы поторопимся, - пообещал он.


Вскоре в библиотеке собрались все жители замка и первой взяла слово Радослава.

- Господа, хочу узнать ваши первые впечатления от работы. Всем ли вы довольны?

- Да... Хорошо... Прекрасные условия, спасибо, - в разнобой ответили маги.

- Отлично, - кивнула Рада, - второй вопрос. Нам нужна помощь в хозяйственных работах по улучшению жизни селений. Это строительство главной Управы и казармы стражников, новой улицы для приезжих в долину, ремонты в школе и гостиницах, возведение водонапорных башен в каждом селении, ну и много ещё чего... подробности узнаете у управляющего Михея Лагрона. Все работы будут щедро оплачиваться, так как мы хотим завершить их до осенних ливней. Я буду очень благодарна, если вы поможете сделать жизнь Греновиса лучше, нам тут жить и хотелось бы гордиться своей долиной.

Маги переглянулись и дружно кивнули. "Мы согласны".

- Также я хочу, чтобы вы определились, сможете ли на постоянной основе принять на себя часть работ, не связанных с магией. Например, маг Воды Самунин сможет отвечать за водонапорные башни, обеспечение водой селений, чистку стоков и в перспективе - строительство простейшей канализации в долине. Вы создадите свою команду из толковых селян или пригласите работников из Холана, и сможете применять любые идеи, магического и не магического характера, чтобы обеспечить бесперебойную систему водоснабжения долины.

- Я согласен, - вскочил маг, - давно мечтаю о большой самостоятельной работе.

- Значит, с завтрашнего дня прошу подготовить поэтапный план строительства и предоставить его Михею. Также прошу привлекать к обсуждению своих идей остальных магов. Как говорится, одна голова хорошо, а...

- ...компания - ещё лучше, - подал голос Лесик, вызвав дружный смех окружающих.

- Далее, Жакор. Вы вместе с нами послезавтра выезжаете в Холан, где наберёте пятнадцать стражников. К службе они должны приступить в первый день месяца Урожайника. К их приезду должна быть готова казарма и участие в её строительстве будут принимать все маги. Сопутствующие вопросы будете решать с Седро Олерном и Михеем.

- Я понял, - коротко кивнул Жакор.

- Лекарь Волох, на вас будет лежать профилактический осмотр жителей селений, так как лучше упреждать болезни, чем их лечить. Мы составим график посещений и вместе обойдём каждый дом, чтоб увидеть в каких условиях живут люди долины. Также определимся, стоит ли построить небольшую лечебницу в Улесье. До неё из Ринды два часа езды, не всякий заболевший, особенно зимой, захочет ехать сюда на приём. Также на вас будет лежать обязанность периодически проверять условия чистоты в общественных местах долины, как то, гостиниц, ресторанов, школы и мастерских.

- Я понимаю, это важно, - ответил маг. - Чистота - залог здоровья.

- Подумайте, где ещё вы могли бы оказывать помощь Греновису, хорошо? - и Радослава перевела взгляд на погодников Баруса и Кондэ. - Господа, вас попрошу обеспечить нас подробной картой долины, мы искали карту в бумагах моего отца, но, к сожалению, не нашли, а без неё сейчас никак. Карту нужно сделать в нескольких экземплярах. Один, самый большой образец, будет висеть в приёмной новой Управы, ещё один потребуется Самунину для работы, несколько экземпляров заберут стражники...

- Мы поняли, - отозвался Барус. - Карта - это необходимость для ведения работ в долине.

- Именно, после её изготовления, думаю, мы на многое посмотрим по-другому. И поймём, что и как нужно изменить в Греновисе, чтобы всем было удобно здесь жить. И ещё у меня есть предложение, господа. Когда ваши семьи приедут и обустроятся на новом месте, я готова привлекать к работе ваших жён. За плату, разумеется.

- Какую именно работу? - поинтересовался маг Кондэ.

- Нам потребуются секретари в Управу, счетоводы для ведения денежных дел, библиотекарь, управляющая женского ресторана - это в перспективе. Работа найдётся каждой даме, если она захочет.

- Моя жена дружит с цифрами и отлично разбирается в счетах, - подал голос Волох. - Дочь весной окончила школу, с профессией ещё не определилась, возможно захочет работать в приёмной Управы.

- Буду рада любой помощи, - кивнула герцогиня, а затем перевела взгляд на Седро Олерна. - У тебя много обязанностей, среди которых порядок и безопасность в долине, но не забывай, что ты - маг Огня. Я прошу обойти каждый дом в селениях и определить, как работают печи и отопление строений. Где нужно - подпитать камни обогрева магией, а ещё проверить печную тягу.

- Конечно, завтра же начну работу, - пообещал маг.

- Дядя, не забудь про наши кладовые, мы должны быть уверены, что припасов муки, сахару, круп и остальных продуктов нам хватит до следующего года. Магов прошу проверить работу амулетов, отвечающих за сохранность съестного не только в общественных кладовых, но и в гостиницах, ресторанах, школе, а также нашего замка.

- Я помню, всё сделаем, - Михей взглянул в окно, за которым начинало темнеть, и предложил заканчивать совещание. - Задачи мы поняли, утром предлагаю вновь собраться в библиотеке и наметить план первоочередных работ.

- А пока предлагаю всем перейти в столовую на ужин, - подала голос Тесса.


За столом вернувшиеся с юга путешественники поделились впечатлениями от своего визита в Селену. Рада объяснила магам, какую важную работу для Каруны делал ведьмак Рой, Михей - о необходимости магов иметь выход за пределы пограничного вала, а Седро рассказал, как они спасали бёрнцев после взрыва бомбы, оставленной изгоями. Беседа длилась до позднего вечера. Перед уходом к себе Радослава забрала у Олерна грамоту для Рашека и пожелала всем спокойной ночи.

Поднявшись в спальню, девушка потискала маленькую домовушку, напитав её силой, а затем позвала на беседу Фила.

- Хочу напомнить, чтобы ты узнал о домовых в Ринде и Улесье. Они уже учуяли, что в замке живёт Верховная, я же частенько перед сном делюсь изначальной силой с долиной.

- Прости, - потупился мужичок. - Я как-то замотался...

- Ну что ты, я не в укор, у тебя же в замке дел невпроворот, а ты ещё и в Миас сообщения носишь. Но появится время - узнай, вдруг домовым нужна помощь или совет. А ещё попроси делиться с тобой новостями, мы должны быть в курсе, что происходит в селениях.

- Со следующей ночи начну встречаться с домовыми, - пообещал Фил, а затем улыбнулся. - И составлю список.

- Ещё один, - засмеялась Рада. - Этими списками скоро будет завален весь мой стол. - Она протянула грамоту для Рашека и попросила домового поторопиться. - Вдруг он ещё не спит...

- Ведьмак допоздна работает в мастерской, - успокоил её Фил.

- Когда вручишь грамоту, предупреди, что я скоро навещу столицу и обязательно с ним встречусь. Также попроси Рашека помочь Рогану купить швейные машины и другое оборудование для работы портних и швей в нашей новой мастерской, а то подсунут ему что-то плохого качества, маг же в механизмах не разбирается. Рогану передай, чтоб уговорил Лену переехать в Греновис. Здесь у неё будет хороший дом, стабильная работа и спокойная новая жизнь.

- Тогда я пошёл, - махнул рукой на прощание Фил. - Отдыхай, хозяйка.


Рада забралась в постель, но уснуть не могла - голова была переполнена мыслями об обустройстве долины. Лесик, перебравшись к ней под бок, тихо заурчал, успокаивая девушку, а затем спросил:

- Ты всем раздала поручения, а как же я?

- Тоже хочешь задание? - зевнула Рада. - Тогда побывай у Стратуса и расскажи ему о Рое, а ещё - почему маги после смерти не уходят к Единому, пока храмовники не проведут над ними ритуал упокоения. Скажи, одарённые должны учиться верить. Да-да, раз не научились в детстве, пусть начинают сейчас, ведь магия после смерти не работает и никто не знает, где закончит свою жизнь. Остаться вечно висеть над своим прахом - врагу не пожелаешь.

- Понял, - хмыкнул кошак, - схожу, объясню, напугаю. Привет передавать?

Но Рада его уже не слышала, провалившись в сон.


21.


Архимаг Стратус был недоволен. Академию маги отстроили, как и основные здания столицы, государственные припасы восстановили, южные селения были готовы к приёму новых жителей Каруны, безопасность страны надёжно оградил высокий пограничный вал, но... "Опять это но, - мрачно подумал архимаг. - Нам не хватает людей, население княжества уменьшилось почти вдвое. Столько магов погибло, страшно подумать. Многие уехали и когда вернутся - неизвестно. Связь в стране так и не восстановлена, магические кристаллы растут медленно. Порталы тоже появятся лишь через год-два. Все планы, которые я мечтал воплотить в жизнь, невозможно осуществить именно из-за отсутствия магов. От Академии сейчас тоже мало толку, одни стены, студентов нет. И каким будет набор в этом году? Захочет ли кто-то учиться у тех, кто сам себя не смог защитить?".

Архимаг склонил голову над столом, уткнувшись лбом в кулаки и тихо замычал. "Проклятье! Что делать?".

- Вспомни кристалл Высших, - запрыгнул поверх разбросанных бумаг неожиданный гость. Поблёскивающий угольно-чёрной шерстью, домовой Верховной ведьмы оскалился и озорно подмигнул жёлтым глазом. - В мире без магии невероятную сказочную жизнь создали именно люди. Обычные люди, заметь. А ты по-прежнему все дела хочешь вести по старинке, когда лишь одарённые могут решать будущее целой страны. Но Каруна - княжество не только магов, но и людей.

- Лесик, как я рад тебя видеть! - Стратус не выдержал и схватил в охапку кота, прижимая к своей груди. - Мой мудрый советчик, может дашь подсказку?

- Радослава же объясняла - из-за скопления одарённых на небольшой территории нашего мира случился перекос сил. И дело не в количестве магов, а в том, что вы не допускаете к руководству обычных людей. Не может жизнь страны строиться лишь на использовании магии, это неверный подход, потому что вы постоянно используете силу на решение чисто бытовых вопросов, а ведь они никогда не заканчиваются. Быт окружает человека с рождения и до смерти, - кошак боднул архимага головой, освобождаясь, и вновь улёгся на столе поверх бумаг.

- Привлекать людей? Кого? - задумался князь.

- В Каруне нет немагических учебных заведений? - фыркнул домовой. - Поговори с преподавателями, переложи на них часть обязанностей, ищи тех, кто готов перейти на государственную службу. Обещай хорошую оплату, но и следи за их работой, а то люди часто теряют голову, дорвавшись до власти. В общем, начинай строить страну, где люди и маги будут равны в принятии решений, которые касаются жизни Каруны.

- Хороший совет, я подумаю над этим, - кивнул Стратус, а затем улыбнулся. - Ты заглянул очень вовремя. Просто так или принёс вести от хозяйки?

- Мы сегодня вернулись с юга, Радослава ходила забирать прах свёкра и мужа, чтоб похоронить их вместе с Алмой в замковой усыпальнице. Вот что хозяйка просила передать...

И кошак подробно объяснил архимагу, как неверие в Единого сказывается на посмертной сущности одарённых. "Поговори с магами и объясни, отчего их души после смерти остаются привязанными к своим останкам. Не всегда рядом есть служители храмов, готовые провести ритуал, отправляющий на перерождение. Учитесь верить, одарённые, это важно".

- Но почему храмовники до сих пор молчали и сами нам не объяснили? - захлопал ресницами удивлённый Стратус.

- Как же... все вокруг это знают, только маги живут, словно в облаках. Да вы просто не хотите слышать, - отмахнулся Лесик. - А вот когда начинаешь верить в Единого, то невольно обращаешь внимание на работу храмов. Ты никогда не задумывался, отчего туда идут люди? Неужели только, чтоб соблюсти традиции, заложенные с детства?

- Э-э... - смутился архимаг, - именно так я и думал.

- Как говорит Радослава, всё волшебство Руны состоит из трёх составляющих. Первое - это изначальная сила, которая полностью охватывает наш мир, действуя медленно и незаметно, второе - магия, она занимает лишь десятую часть от изначальной силы, зато более активная, быстрая и материальная. Вера же - отдельный вид волшебства, который соединяет в себе обе силы, даря жителям Руны уверенность в том, что человек живёт не зря и после смерти возродится вновь. И как ты проживёшь свою жизнь, так тебе и воздастся в новом обличье. Кто-то станет былинкой в разнотравье, кто-то червяком, кто-то вновь станет человеком...

- ...а кто-то и мудрым котиком, - погладил Стратус шёрстку домового.

- И ещё хозяйка говорит, что маги, превратив себя в вечных прислужников, не только мешают прогрессу человечества, но и сами остановились в своём развитии. Отучившись в Академии, маг уезжает работать на вольные хлеба и до старости гоняет тучки туда-сюда, постоянно используя одни и те же приёмы. Что-то улучшать или изменять боится или не хочет, да и некогда, ведь держать нужную погоду требуется круглый год. Это пример погодников, если ты понял.

- Угу, - кивнул Стратус. - А преподавателям некогда работать в лабораториях или на полигонах - у них учебный план и хлопоты со студентами. И лишь единицы из них пытаются создать что-то новое.

- Таких "единиц", как ваши уроды, сотворившие человека-зверя, нужно лишать магических сил и изолировать, - фыркнул кошак. - А ты их покрывал, как же, новый прорыв в науке. Это ужас, а не прорыв.

- Я не понимал, - повинился архимаг. - И о том, что маги остановились в своём развитии я тоже подумаю, спасибо за умные советы, друг.

- В общем, начинай активно использовать людей, это освободит одарённых для более важных дел и науки, - Лесик потянулся, зевнул, демонстрируя крепкие зубы, а затем вдруг чихнул. - Тьфу, от этих бумажек лишь пыль, лучше ложись и отдохни, стенать в одиночестве - лишь зря терять время. И, кстати, умные советы дала тебе моя хозяйка, Верховная ведьма. А вот я... - и тут кошак прищурился, внимательно рассматривая архимага. - Я попробую договориться с каким-нибудь домовым о проживании его рядом с тобой, хочешь?

- Конечно хочу! - радостно закивал Стратус.

- Ничего не обещаю, но попробовать стоит. А пока... - и Лесик хлопнул лапой по лбу архимага. - Ты ляжешь в постель и хорошо выспишься. До встречи.

Домовой исчез, а мужчина, зевнув, проворчал что-то о нахальной нечисти и ушёл в спальню. Как и обещал кошак, Стратус отлично выспался и с утра начал воплощать в жизнь новые идеи, переданные Верховной ведьмой Каруны.


А в это время, в соседнем королевстве Гарпас тоже начались перемены, которым поспособствовал Око короля Авгур Ставрос. Его группа обнаружила до десятка тайных притонов, где пленницами оказались не только красавицы, выкраденные в разных районах страны (столичных женщин воровать боялись из-за возможной огласки), но и карунские беженки, что особенно возмутило короля.

- Бандиты совсем страх потеряли? - орал он на главу безопасности графа Думаса. - Решили, им всё можно? Прикормили стражников, держат на обеспечении их начальство, и считают себя самыми важными? Так вот, всех держателей притонов приказываю сослать на рудники. Служак, замазанных в этом деле, уволить без выходного пособия, наложить штрафы и посадить в тюрьму, срок пусть определит судья. Также поступить и с клиентами - штрафы, огласка и тюрьма, ведь они отлично знали, что женщины - пленницы, и фактически совершали насилие.

- Будет сделано, - отчеканил граф, мысленно молясь Единому, злого короля во дворце опасались все.

- Несчастных женщин лечить и успокаивать, а ещё выдать денежные компенсации и, если захотят, пусть менталисты уберут у них воспоминание о перенесённом насилии.

- С бывшими пленницами уже начали работать маги, - доложился граф. - Суммы выплат мы определим на следующей неделе.

- Авгуру и его отряду тоже выпиши большую премию, - сказал, успокаиваясь, Гронос. - Он молодец, проявил инициативу и не дал вершиться этой несправедливости. - Король сел за стол и кивнул Думасу. - Присядь, я хочу поговорить о бароне Ставросе-старшем. Он на днях приезжает в столицу, буду просить его возглавить наше посольство в Каруну. Нужно начинать мириться с магами, они действительно обиделись на наше невмешательство в конфликт с Аруаной.

- Сколько человек мы выделим в сопровождение? - спросил граф.

Гронос вздохнул и нахмурился.

- Пока не знаю, хочу вначале переговорить с бароном. Но Авгур рвётся сопровождать отца, - тут король по-доброму хохотнул, - подозреваю, большую роль в этом желании играет...

- Герцогиня Греновис, Верховная ведьма Каруны, - улыбнулся Думас. - Парня впервые обошли вниманием, да и опозорился он знатно, вот и хочет извиниться ещё раз, а также убедиться, что девушка стоит его внимания.

- Молодая красавица, богатая и знатная, - перечислил король, - но ведьма, да ещё и Верховная, спасшая жизнь отцу Авгура. У парня - никаких шансов, что он может ей предложить, чего у неё нет?

- Пусть едет, - кивнул граф, - возьмёт несколько человек из своего отряда, чтоб охраняли посольство, а ещё поможет отцу подобрать толковых помощников, чтобы мы в очередной раз не попали впросак. Ставрос встретится с архимагом, осмотрит здание нашего посольства в Миасе, чтоб определить убытки, его ведь тоже разграбили аруанцы, а затем уедет в Греновис. Думаю, миссия барона займёт недели четыре, а уж по его возвращению мы поймём, чего ожидать от Каруны в будущем.

- Да, будущее неясно, - вздохнул Гронос, а затем спросил. - Из Гарпаса маги уезжают, ты узнавал?

- Пока не много, в основном, молодые и несемейные. На сегодняшний день, - тут глава безопасности открыл свою папку и пролистал несколько бумаг, - границу пересекли двадцать четыре человека.

- Как по мне, это большая цифра, - помрачнел король. - Надеюсь, кто-то из них к зиме вернётся в Гарпас. Ладно, на этом всё, можешь быть свободен.


В Милену барон Ставр Ставрос прибыл в сопровождении верного помощника Бафоса и мага Флина. Они вышли из портала поздним вечером, наняли лёгкую повозку и вскоре стучали в двери дома Авгура.

- Отличное место, - окинул взглядом набережную Стилы маг. - Люди гуляют, развлекаются...

- ...главное - ресторанов поблизости нет и вечерами тихо, - сказал Авгур, открыв двери и услышав слова Флина. - Приветствую, господа. Отец, рад встрече.

Сначала гости мылись, затем ужинали, рассказали последние новости баронства, а когда отец и сын остались одни, беседа потекла о главном.

- Я писал, что король хочет отправить посольство в Каруну, - сказал Авгур. - Будь готов, что тебе предложат его возглавить. И прошу, не отказывай - это важно для Гарпаса.

- Я понимаю, - ответил Ставр, - хотя и сам хочу побывать в краях, где прошло моё детство, поклониться праху Греновисов, а ещё навестить Салерну.

- Но вначале мы должны направиться в Миас и встретиться с архимагом Стратусом...

- Мы? - приподнял бровь барон.

- Я и ещё несколько человек моего отряда приставлены сопровождать и охранять посольство, - довольно сверкнул глазами Авгур. - Мы же, в первую очередь, разведчики, должны своими глазами убедиться, как живёт Каруна и её люди, о чём говорят маги, и насколько обижены на соседей.

- А я не одарённый, друг Греновисов и Верховной, и меня, возможно, примут более тепло, чем дипломатов Гарпаса, да? - иронично поинтересовался Ставр. - Ну что же, я готов послужить своей стране, но состав посольства буду определять сам.

- Король это понимает и не возражает, ему важно помириться с Каруной. Но при встрече постарайся его не упрекать, что он сидел и ждал, чем закончится война у соседей. Гронос и так понимает, что дал маху и злится на себя.

- Только сделанного не воротишь, - вздохнул барон. - Хотя, скорее, не сделанного.

- Зато мы приняли беженцев и помогли им устроиться на новом месте, - заметил сын. - Ты сам прошлую зиму спал урывками, когда через наше баронство шёл основной поток карунцев. Им нужен был отдых и горячая пища, одежда и много ещё чего. Мы каждому старались помочь.

- Но после урегулирования всех вопросов в Академии я собираюсь погостить в Греновисе, - с улыбкой взглянул на Авгура отец. - Надеюсь, с твоей стороны проблем не будет?

- Песни под окном Верховной петь не собираюсь, - засмеялся Авгур. - Как и в любви признаваться, чего нет, того нет. Но не скрою, она - необычная женщина и более плотно пообщаться с ней мне будет интересно.

- А ей? - вновь выгнул бровь Ставр.

- Обещаю лишь дружелюбное отношение и никакого навязывания, - поклялся молодой Ставрос, а затем заметил, что отец пытается скрыть зевоту. - Пойдём, провожу тебя до спальни.

- На когда назначена аудиенция во дворце? - уточнил барон.

- В полдень, так что успеешь выспаться и отдохнуть.


Встреча с Гроносом прошла успешно, Ставр согласился возглавить посольство в Каруну, состав которого пообещал объявить королю до конца недели.

- Десять человек, не больше, - добавил барон.

- Трое из них останутся в Миасе работать на постоянной основе. Здание нашего посольства, вероятно, пострадало и разграблено, дипломаты займутся его ремонтом, ну и параллельно начнут налаживать торговые отношения между нашими странами, - кивнул Гронос. - И, барон, я на вас возлагаю большие надежды, мне важно, чтобы маги не считали Гарпас врагом. Мы слишком поздно осознали свою ошибку и искренне жалеем, что подвели соседей.

- Сделаю всё от меня зависящее, - пообещал Ставрос, а затем откланялся.

Всю неделю барон встречался с придворными, дипломатами и службой безопасности, составляя собственную оценку каждому кандидату в посольство. Авгур постоянно был рядом, но в беседы не вступал и лишь дома давал свою характеристику людям, которых отец посчитал годными для их миссии. В этих бесконечных разговорах и спорах, наконец, были выбраны десять человек для поездки, после чего мага Флина Ставр отправил домой.

- А Бафос готов побыть моим слугой, поэтому остаётся, - заключил барон. - Он - верный человек, знаком с Верховной, мне с ним будет удобно.

- Как пожелаешь, - согласился Авгур. - Но перед поездкой мы должны тебя приодеть, а то ты слишком просто выглядишь, как для главы посольства.

- И здесь ты совершаешь ошибку, - нахмурился Ставр, - привык щеголять нарядами перед придворными и забываешь, что маги не гонятся за модой. А уж сейчас, когда у них беда и разруха, щеголять дорогими тряпками - это лишний повод раздражать одарённых своим богатством и благополучием.

- Ты прав, - склонил голову сын. - Я всех посольских предупрежу, чтоб не смели кичиться дорогой одеждой и вели себя скромно.

- Вот именно, - проворчал Ставр. - Ладно, езжай во дворец, договаривайся об аудиенции у короля и скажи, что я готов выезжать в Каруну к празднику Урожая.

- Мы, отец, мы, - улыбнулся Авгур. - Я рад, что буду рядом, мы никогда с тобой вместе не путешествовали. Погуляем по Миасу, побываем в Холане, покажешь свой дом, где рос ребёнком, мы вместе поклонимся праху Салерны, ну и оценим, что из себя представляет сейчас гордая Каруна и её народ.

- Да как и всюду - меняются страны и города, и только люди не меняются, - ворчливо ответил Ставр. - Живут своей жизнью, трудятся, растят детей и ждут спокойной старости.


Свой день рождения Радослава не праздновала. "Повеселиться...? Я не хочу никаких торжеств, - проворчала она на просьбу Михея отметить её 26-летие. - Вот через год-два - будет видно, а сейчас не время. И предупреждаю - не вздумайте дарить подарки, иначе обижусь". Но Лесик, слушавший разговор хозяйки с дядей, решил всё по-своему и притащил из леса чудесное кресло-качалку, изготовленную лешим Палкиным.

- Не злись, - предупредил он Радославу, выставив в её кабинете подарок. - Лесная нечисть давно мечтала отблагодарить Верховную. С твоим появлением жизнь в чаще изменилась к лучшему, все её обитатели здоровы, ты щедро делишься с лесом своей силой и всегда готова прийти на помощь. А ещё нечисть гордится твоей дружбой и ревностно охраняет место инициации Верховной.

- Зачем? Я же наложила защиту на схрон и поляну вокруг него, - удивилась ведьма.

- Так полагается, - фыркнул кот и качнул лапой качалку. - Садись, пробуй.

Рада набросила на кресло плед и с удовольствием испытала подарок.

- Как хорошо, удобно, - улыбнулась девушка. - Передай Палкину огромное спасибо, скажи, порадовал. - Она покачалась немного, а затем вздохнула. - Я бы и дядьке такое же кресло заказала, а ещё Тессе и Лоре.

- Закажи сразу пять штук, - зафыркал Лесик. - Потому что я хочу одну качалку отнести архимагу, пусть порадуется, а то в его жизни сейчас одни проблемы.

- Но за работу лешего следует отблагодарить, а чем мы его можем уважить? - задумалась Верховная. - Хотя, я знаю, он любит сладости. Попрошу повариху испечь огромный торт, а ещё пирогов и разного печенья. И спроси, если Палкин хочет, к зиме мы сварим для нечисти бочку варенья из яблок и крыжовника.

Кошак от хохота свалился на пол.

- Ради сладкого Палкин будет работать день и ночь, отличное предложение.

С тех пор каждый вечер перед сном Рада раскачивалась в кресле, размышляя о своих делах, а домовой расчёсывал её волосы, перекинув их за изголовье.

- Такие длинные и густые, скоро до пола доставать будут, - как-то заметил кот.

- Может, отрезать немного? - с сомнением спросила девушка.

- Жалко, красивые, - вздохнул Лесик.

- Если б не твоя помощь, я бы намучилась каждый день возиться с этой гривой.

- Лучше ещё подождём.

- Угу.


Этим вечером до кресла Радослава добралась поздно, засидевшись за бумагами, составляя список очередных дел на неделю. Со вздохом облегчения она уселась в качалку и, откинув голову на изголовье, призналась Лесику:

- Бесконечный круговорот дел. Я теперь часто вспоминаю родителей, когда они успевали всё делать? Ведь не мог управляющий один решать столько вопросов. А ведь у Греновисов ещё была и основная работа - отец занимался опытами с магией, мама большую часть времени посвящала Совету и безопасности Каруны.

- Замок и долина обустраивались десятилетиями, - ответил домовой, начиная расплетать косу хозяйки. - А ты пытаешься за пару месяцев изменить жизнь долины под свои взгляды, правила и представления о порядке. И не забывай, твои родители не интересовались бытовыми вопросами селян, переложив их на Сницина. Одарённых иначе воспитывали и главным для них всегда была работа с магической силой. Ты же смотришь на проблемы селян, как обычный человек, и стараешься вникать во все тонкости их жизни и быта.

- Без дяди и магов я бы не справилась, - вздохнула Рада. - Мы столько успели сделать к началу дождей. - Она взглянула в окно, залитое потоком воды, и с сомнением спросила. - Вдруг я не права, разрешая природе так разгуляться? Родители всегда регулировали осадки, не давая дождям изливаться в полную силу.

- Через день-два станет ясно, - отмахнулся кот. - Зато река Ая полностью заполнит обе водонапорные башни и селяне перестанут ежедневно бегать с вёдрами за водой, в хозяйстве ведь её требуется много. Знаешь, как все радуются водопроводу? А ещё Самунин с магами очистил стоки и весной пообещал сделать канализацию. Твоя долина вскоре станет образцом для всех селений Каруны.

Тут за окном блеснула молния, а затем громыхнуло громовым раскатом.

- Как там наши стражники? - встревожилась Рада. - Надеюсь, Жакор в служебном рвении не выгнал их под дождь на дежурство?

- Мужики и без тебя разберутся, - успокоил хозяйку домовой. - Маги оцепили границу долины контрольными нитями. Ты тоже наложила свою защиту, так что чужака со злым умыслом почуют все. Ну и негоже Верховной встревать в мужские дела, пусть они потешат самолюбие и убедятся в своей нужности. Казарму стражникам вы построили, их учат и муштруют, все с удовольствием занимаются на полосе препятствий, сама видела. Для служивых плохая погода и дожди - испытание на прочность.

- Нам повезло, что когда мы прибыли в Холан за покупками, там проводился набор в новую городскую стражу. Но главное - кто этим занимался. Хан Аллеро.

- Помню такого, он зимой вместе с Седро и ещё несколькими воинами попал под проклятие Агавы и ты потом их спасала.

- Аллеро после ухода аруанцев привёл отряд магов из Бёрна и помогал приводить городское хозяйство в порядок. Он подружился с Вариусом и пообещал ему к концу лета переехать в Холан на постоянное жительство. А новый мэр сразу же предложил ему работу и теперь Хан - Глава безопасности города и ему подчиняется вся служба охраны и правопорядка.

- Хозяйка, ты забыла, что я тоже там был? - фыркнул кот. - Я же всегда рядом. И помню, как Михей и Седро вмешались в отбор стражников, предложив парням по10 золотых в месяц, что вдвое превышало оклад местных служак.

- Вышло немного некрасиво, - вздохнула Радослава. - Я потом перед Вариусом извинилась.

- Да он не обиделся, - отмахнулся домовой. - В наборе участвовало до пятидесяти человек и на следующий день должно было прийти столько же. А мы лишь пятнадцать парней отобрали, ты всех осмотрела, оценила и дала добро.

- Вариус в тот день столько вопросов помог нам решить, - стала вспоминать Радослава. - Например, подсказал дом, выставленный на продажу, рядом с особняком его матери.

- Парень частенько ночует в центре, когда задерживается в мэрии допоздна, вот и заметил объявление у соседей.

- Очень удачно получилось, - удовлетворённо вздохнула девушка. - А ещё мы сразу заказали новую мебель у знакомого краснодеревщика и мастер Петрас быстро доставил в дом всё необходимое.

- Он тебе жизнью дочери обязан, - зафыркал Лесик, - и был счастлив оказаться полезным. С тех пор он постоянный поставщик мебели в долину, ты его работой обеспечила на год вперёд.

- Так ведь новую улицу построили, а как жить в домах без мебели?

- Трое новых стражников, семьи магов, Лена-портниха - все переехали со своей.

- И что? У нас же казарму построили, туда и отдали ненужную мебель. А для Управ в Ринду и Улесье мастер Петрас изготовил стеллажи, книжные шкафы и письменные столы. И ты прав, работой он теперь обеспечен надолго, даже раздумывает сам переехать в Греновис.

- Ты забыла о его дочери, Свена начала работать в мэрии, Петрас её одну не оставит, - и кошак тихо хихикнул. - Пока замуж не выдаст за Вариуса, ты ведь сама это напророчила.

- Свена и ведьмак могут составить отличную пару, нужно было лишь создать условия, чтобы они встретились и узнали друг друга получше. Сейчас девушка - секретарь мэра, видит его каждый день и сможет оценить со всех сторон "и в горе, и в радости", так сказать.

- А в выборе Вариуса ты не сомневаешься? - Лесик закончил расчёсывать волосы хозяйки, заплёл их в лёгкую косу и перекинул на грудь Радославы.

- Наш Вариус последние годы вёл очень замкнутую жизнь, ухаживая за больной матерью. Он порядочный хороший парень, но очень одинокий. Став чёрным ведьмаком, а затем и мэром Холана, он, конечно, приобрёл много новых знакомых, но вот личную жизнь ему наладить некогда. А красивая девушка, постоянно работающая в его приёмной, обязательно обратит на себя внимание.

- Значит, свадьба обязательно случится, - заключил кошак. - Вставай, хозяйка, поздно уже, пора отдыхать.


Радослава легла в постель, но продолжала вспоминать, как активно изменялся Греновис за последние месяцы.

"Маги трудились, как пчёлки. Кроме водонапорных башен, новой улицы, казармы и Управ в Ринде и Улесье, они успели осмотреть все дома селений, проверив их крыши, отопление и чистоту стоков. Ремонт школы решили отложить до следующего года, зато до дождей успели освежить стены в лечебнице и ещё построить швейную мастерскую. Лена-портниха сразу же засела шить форму для стражников, каждому по два комплекта, а сейчас придумывает зимний вариант. И в мастерской ей помогают три помощницы из селянок, а ещё туда часто наведываются мои воспитанницы, желая обучаться портновскому делу".

Тут Рада удовлетворённо вздохнула, вспомнив, как нашла для девочек-сирот новую наставницу. Она встретила её у белой ведьмы Лоры, которую пришла проведать и заодно вручить грамоту, дающую ей право официально работать с изначальной силой. Полья, так звали женщину, пришла на приём с жалобами на головокружение и, пока Лора собирала сбор трав, который должен был помочь больной, Рада поинтересовалась, чем занимается Полья.

- Я обратила внимание на вашу осанку, манеру разговаривать и общий вид, - улыбнулась девушка. - Извините за нескромный вопрос.

- А я обратила внимание на вас, - вернула ей улыбку Полья. - Сразу видно благородное воспитание.

- Простите, не представилась, герцогиня Греновис, Верховная ведьма Каруны.

Женщина округлила глаза, встала и сделала лёгкий книксен.

- Полья Равешти, приехала из Гарпаса узнать о родных. Они жили в Холане и мы всегда поддерживали крепкую связь, ездили друг к другу в гости. Но с началом войны все контакты прекратились. Я всё ждала и ждала... - тут Полья судорожно вздохнула и закончила. - А потом приехала сама и нашла тётю и её мужа на кладбище. Оказалось, их дом в центре города приглянулся аруанцам. Дядю, выступившего против мародёров, убили, а тётя не пережила его смерти. Дом бандиты разорили и после сожгли. Я пока живу в гостинице, но уехать домой не могу - от переживаний начались головокружения.

- А к магам обращались?

- Конечно, ходила на приём к лекарю, он сказал, это нервное и посоветовал заняться чем-то полезным, словно я выгляжу изнеженной дамой, все дни тоскующей о былом.

Тут Полья возмущённо фыркнула и задрала подбородок, а Рада с трудом удержалась от смеха - женщина, сидящая у стола, действительно выглядела благородной ухоженной дамой.

- И отвечая на ваш вопрос, чем я занимаюсь... Последние двадцать лет я проработала учительницей в женском пансионе города Конкора, но в прошлом году вышла на пенсию. Вдова, детей нет, их заменили девочки-воспитанницы.

- А сейчас... собираетесь возвращаться? - спросила Радослава. - Потому что я очень нуждаюсь в такой наставнице, как вы.

- Вы лично? - удивилась Полья.

- Нет, - засмеялась девушка. - Я неверно выразилась.

- Герцогиня в своём замке приютила детей-сирот, и среди них есть девочки, - отозвалась Лора.

- Пятеро девочек и шесть мальчиков в возрасте 12-13 лет. Они все холанцы, потерявшие родителей прошлой зимой, - объяснила Рада. - У парнишек есть наставник, их школьный учитель Умас, он тоже похоронил жену во время войны.

- Беда, - вздохнула Полья.

- А вот девочки пока без воспитателя. Они будут ходить в школу, но в замке за ними нужен присмотр. И хотя все они из простых семей - в Каруне ведь нет разделений на сословия - мне хотелось бы дать им хорошее воспитание. Заниматься же самой детьми некогда, слишком много обязанностей.

- Я понимаю, - задумчиво кивнула женщина.

- Предлагаю оклад 20 золотых в месяц, удобное жильё и полное обеспечение. Кроме меня в замке живёт ещё пятеро человек - они мои друзья и семья.

- А что ваши маги? - спросила Лора.

- Через неделю переселяются в свои дома.

- Семьи приезжают?

- Да.

На короткое время в комнате разговор затих, Полья сидела задумавшись и чуть нахмурив брови, а затем решила уточнить:

- На какой срок вам нужна воспитательница?

- До совершеннолетия девочек, то есть, на пять лет. Я хочу, чтобы вы подготовили их к взрослой жизни, где на первом месте будет любимое занятие и самостоятельная работа, а уж потом замужество.

- Какие передовые взгляды, приятно слышать, - улыбнулась женщина. - В принципе, пять лет - это не долгий срок. Я согласна.

- Отлично, спасибо огромное, - обрадовалась Радослава. - Что вам сейчас нужно в первую очередь? Я могу написать письмо, что вы приглашаетесь на работу в Греновис, оно понадобится при пересечении границы. А ещё выдам аванс для переезда. Думаю, на поездку в Гарпас и обратно вам потребуется около двух недель и вы как раз успеете к началу учебного года.

- Герцогиня так просто мне поверит? - лукаво улыбнулась Полья. - А вдруг я деньги возьму, а сама исчезну?

- Радослава - Верховная ведьма Каруны и видит, когда ей лгут, - сказала Лора. - Все изначальные видят. А вы - порядочная дама и никого обманывать не собираетесь.

- Это правда, - посерьёзнела гостья. - Я сама лжецов не переношу, а в людях ценю честность, хорошие манеры и простоту общения.

- Вот и научите этому своих воспитанниц, - облегчённо вздохнула Рада.


Засыпая, девушка подумала, что Полья Равешти оказалась прекрасным наставником, строгим, но справедливым. Она подружилась со стариком Умасом и вечерами собирала в детской гостиной всех воспитанников, рассказывая им чудесные сказки. А ещё Полья учила подростков правильно вести себя за столом, следить за чистотой своей одежды и рекомендовала побольше читать. Правда, мальчишки, привлечённые занятиями новых стражников, всё свободное время проводили у казармы и на полосе препятствий. Зато девочек Полья лично отвела в швейную мастерскую и пообещала помочь им приготовить приданное для замужества. "Или для независимой жизни, потому что своё будущее они выберут сами", - добавила она.


22.


Маг-ветеринар Элиса Отис приехала в Греновис в конце лета. Компанию ей составила супружеская чета - мужчина помогал хозяйке в работе с животными, а его жена занималась домашним хозяйством. Тесса познакомила подругу с Радославой и та сразу же предложила Элисе осмотреть её новый дом. Особняк ветеринара стоял последним на Магической улице - так селяне прозвали место жительства одарённых.

- Седро сказал, вам потребуется место для работы, поэтому мы построили рядом с домом лечебницу для животных, загон и клетки, - объяснила новому магу наличие дополнительных строений Радослава.

- Прекрасно, - кивнула дама и отправилась всё осматривать. Высокая, статная и крепкая, она выглядела так внушительно, что сразу было ясно - её подопечные будут беспрекословно слушаться.

- Элисе бы армией командовать, - хихикнула Тесса, - или быть магом Огня. Но подруга с детства обожала животных и свой дар Жизни направила им в помощь, став ветеринаром, - она оглянулась и призывно махнуло рукой. - А вон и Седро с Михеем идут.

- Встретила подругу? Как она? - спросил Олерн, ища глазами Элису.

- Всё хорошо, осматривает лечебницу для животных.

- В долине у ветеринара будет много работы - это лошади, домашняя скотина, птица, а ещё коты и собаки. В Бёрне Отис больше занималась племенным скотом, который разводят в горах Шороха.

- И я рада, что больше не буду проводить все дни с длинношерстными буйволицами, - подошедшая Элиса улыбнулась и объяснила. - Когда годами делаешь одно и тоже - надоедает. Здравствуйте, господа.

- Михей Лагрон, - представился дядька, - управляющий долиной. Все вопросы, связанные с вашей работой и бытом будете решать со мной.

- Устраивайтесь, Элиса, - кивнула на особняк мага Радослава. - Тесса вам всё покажет и расскажет, а вечером приглашаю ко мне на ужин.


Подруги закрылись в кабинете, не мешая слугам Отис заносить в дом и распаковывать сундуки и короба, и Тесса заговорщицки зашептала:

- Ты ведь не раз слышала рассказы Седро о минувшей зиме в Холане, даже познакомилась с ведьмаком Роем, когда он навещал дочь в Бёрне. И, если думаешь, что тебя нечем удивить, очень ошибаешься. Но чтобы стать своей в Греновисе, придётся дать клятву о неразглашении того, что увидишь и узнаешь живя рядом с Верховной ведьмой.

- Понимаю и готова, - кивнула Элиса. - И замечу, ты изменилась за время, что мы не виделись - помолодела, посвежела, даже взгляд стал другой.

- Я - управляющая замком, у меня много дел и обязанностей, жизнь наполнилась новым смыслом. Конечно, я скучаю по сыновьям и их семьям, но внуки уже подросли и бабушкина помощь им не требуется. Мы ведь не раз с тобой обсуждали, что наша жизнь стала скучна и однообразна.

- Угу, у тебя дом и внуки, у меня - племенной скот и бесконечные споры с Радеско, - улыбнулась Элиса.

- Но пребывание рядом с Радославой изменило мои взгляды на многие вещи. Она - очень необычная девушка, мудрая не по годам, дружелюбная и... ведьма, да. Видит людей насквозь. Ложь не переносит. Ценит искренность и простоту в общении, а пустые разговоры обрывает на раз.

- Почти как я, - хмыкнула подруга. - Только я маг.

- Будь с Радославой честной и откровенной, - посоветовала Тесса.

- А я другой и не бываю, - ответила Элиса, но вдруг замерла, уставившись на стену, из которой медленно вышел большой чёрный кот и чинно представился. - Лесик, домовой Верховной ведьмы. Тесса, тебя ждут в замке - привезли продукты из Улесья. - Он мгновение полюбовался ошарашенным лицом Отис, а затем взмахнул хвостом и исчез.

- Вот об этом я и говорила, - засмеялась управляющая. - Жить в Греновисе очень интересно и каждый день я узнаю столько необычного, будто в сказку попала.

- Домовой? - медленно выговорила подруга.

- Лесик, ты же слышала о нём от многих бёрнцев.

- Знаменитый кошак, так впечатливший Совет и самого Радеско! - охнула Элиса. - Надо же...

- В замке ничему не удивляйся, - предупредила подруга. - А я побежала, дела.


Ужин прошёл отлично. Элиса рассказала, как попрощалась со своим начальством, недовольным, что остаётся без опытного ветеринара, и добавила, что запад Каруны за лето заметно опустел.

- Из Бёрна сейчас многие уехали, - согласился Седро. - Часть магов работает на восстановлении столицы, остальные - заново отстраивают селения юга. Даже в Холан перебрались несколько одарённых, в том числе мой бывший заместитель Аллеро.

- И пятеро магов стали работать на Греновис, - сказала Радослава. - Вы уже встретились со знакомыми дамами, Элиса?

- Почти все зашли поздороваться и предложить помощь, хотя у самих хлопот хватает - они ведь тоже недавно заселились в новые дома. Но жёны магов довольны переездом, им нравится долина, а несколько женщин сообщили, что вы предложили им службу в Управе.

- Да, я собираюсь привлекать их к работе, - подтвердила Рада. - Если есть время, силы и знания, почему не использовать это для нужного дела?

- Конечно, - согласилась ветеринар. - Женщины ведь не глупее мужчин и могут приносить пользу обществу.

- Мудрые слова, - улыбнулась Радослава. - А теперь поговорим о вашей работе на Греновис. Я знаю, что дядя рассказал вам о долине и вручил её карту.

- Да, мне так проще будет ориентировались на местности.

- Но кроме лечения животных, я прошу, чтобы вы занялись просвещением селян о том, как правильно ухаживать за скотиной. Обходите хозяйства, интересуйтесь условиями содержания животных - мы должны быть уверены, что с ними хорошо обращаются. В стойлах и всех приусадебных строениях должен быть порядок и чистота.

- Да меня пошлют подальше в первом же дворе, - хмыкнула Элиса.

- Вы только даёте совет хозяевам, остальное - не ваша забота. Но Михею позже передадите список адресов, где требуется вмешательство, если селяне не будут выполнять эти советы.

- Чистота и уход уменьшит процент заболеваний, я понимаю и согласна, - ответила ветеринар. - Я также буду бегло осматривать животных. У кого обнаружу лёгкие недомогания, стану лечить на месте. О тяжёлых случаях, требующих операционного вмешательства и стационарного лечения, буду извещать управителей селений, чтобы помогли хозяевам доставить животных в лечебницу.

- Отлично, это я и хотела услышать, - довольно заключила Радослава.

Так общество магов Греновиса пополнилось ещё на одну одарённую.


- А вот менталист Парос к нам пока не приедет, - сообщил по возвращению из Миаса Роган. Он добрался в Греновис в сопровождении портнихи Лены и её семьи. Кроме вещей и мебели переселенцев, маг привёз швейные машины, различное оборудование и рулоны тканей для новой мастерской.

- Жена Пароса не согласилась? - уточнила Рада.

- Нет, мага привлекли к работе с пострадавшими от войны жителями столицы.

- Да, насилие над человеком даром не проходит и без помощи менталиста тут не обойтись, - вздохнула Радослава.

- Но о своём визите в Греновис он, надеюсь, никому не рассказывал? - спросил Михей. - Иначе у нас могут быть проблемы.

- Нет, Парос не дурак, молчит. Да и Рада поколдовала над ним, чтобы никто не мог выпытать, чем он тут занимался. Только Стратус в курсе, что мы разработали методику лишения силы изгоев. О том, что её можно применить к любому, даже самому сильному магу, князь не знает.

- Хорошо, - удовлетворённо вздохнул Седро.

- Итого на сегодняшний день в Греновисе работает восемь одарённых, - заключила Радослава. - Мы должны ещё раз обсудить, кто чем занимается, и по возможности привлекать всех к управлению долиной.

- Но Парос просил о нём не забывать, так как всё равно хочет переехать в Греновис, возможно, в следующем году, - добавил Роган.

- Время покажет. Какие ещё новости ты привёз из столицы?

- Я нашёл нового смотрителя за особняком в Миасе, раз старики Наваско перебрались в нашу долину. Это мой знакомый маг, пострадавший во время войны. Ровус лишился ноги, ему оторвало щиколотку в бою с изгоями, - и Залевич вопросительно взглянул на Радославу. - Я не имею права просить, но...

- А что Рада может сделать? - удивился Седро. - Ноги нет, пришивать нечего. Это могут лишь опытные лекари в первые часы после несчастного случая.

Беседа проходила в кабинете Михея поздно вечером, Тесса уже ушла отдыхать, понимая, что хозяйке с соратниками нужно посекретничать.

- Можешь рассказать эту историю, я разрешаю, - слабо улыбнулась девушка, - но после моего ухода - день был хлопотным и я хочу выспаться. А пока последний вопрос. Что с монументом Салерне?

- Прости, но скульптора я не нашёл. В Каруне не в моде памятники, да и те, что стоят в столице, изготавливались в Лелии или Рунапэ. Местные мастера, в основном, работают над могильными стелами и, услышав об монументе для Салерны, дружно отказались - для них это слишком сложный заказ.

- Жаль, - вздохнула девушка. - Но я рада, что ты, наконец, дома. И молодец, что смог решить столько важных вопросов в Миасе - теперь мне не нужно ехать в столицу. А о твоём покалеченном товарище скажу сразу - помочь ему невозможно, слишком много времени прошло, - Рада пожелала друзьям спокойной ночи и ушла отдыхать.


- Давайте выпьем вина, - предложил Михей. - То, что собирается рассказать Роган, по-сухому не пройдёт, слишком необычно. И, Седро, ты будешь молчать об услышанном. Тессе тоже знать не нужно, понял?

- Заинтриговал, - подобрался в кресле маг, - Обещаю.

Взяв бокал и немного промочив горло, Роган выставил перед товарищем правую руку и сказал:

- Когда я встретился с Радославой, тут была культя - изгой отрубил мне кисть во время штурма Академии.

Олерн вытаращил глаза и выдохнул:

- А как...?

- Верховная отрастила её заново.

- Невозможно!

- Я тоже так думал, но это - и Залевич покрутил рукой перед лицом товарища - это доказательство.

- Рассказывай, - азартно выдохнул Олерн.

- Когда я оказался без руки, думал - конец, сейчас меня изгой добьёт, но он не успел - в ворота Академии хлынула толпа штурмующих и я успел прикрыться невидимостью, а затем ушёл через боковую калитку. За ней обнаружил оглушённого взрывом защитника цитадели Сэма Сану. Вдвоём мы пробрались в один из тайных схронов, устроенных магами перед осадой Миаса, переждали пару дней, собрали припасы и выбрались на дорогу в Холан. Лесами шли дней десять, пока забрались в чащу Криласа. Сэм собирался довести меня до границы с Гарпасом, чтобы самому вернуться за семьёй в Салерну.

- Он ещё не знал...?

- Тогда никто не знал, что селение погибло, только я и Рада, - вздохнул Михей.

- Сана был пожилым, но крепким мужиком, - продолжил рассказ Роган, - без его помощи я бы точно сгинул в зимнем лесу. А у меня ещё начался жар, культя заживала плохо и нам пришлось остановиться на месте древнего городища, где мы с Сэмом устроили временное жилище.

- А что за городище? Никогда о нём не слышал.

- Рада называла его про́клятым, все местные обходили его стороной, там когда-то было селение отщепенцев, которых маги уничтожили за то, что они приносили в жертву людей какому-то богу.

- Жуть какая, - Седро передёрнуло от отвращения. - И что дальше?

- Мы с Сэмом не знали, что делать. Идут снегопады, все тропы до границы завалены, я болею... Тут нас и нашёл Лесик, которого прислала Радослава, почуявшая чужаков на своей земле.

- Мы пришли и забрали их в схрон, - вставил Михей. - Тогда Рада впервые испытала "быструю дорогу".

- Представь моё изумление, - улыбнулся, вспоминая, Роган. - То котика говорящего увидел, то за несколько шагов преодолел мили снежного леса и оказался в чудном доме, скрытым под холмом.

- Да, схрон у Радославы шикарный, - согласился Седро.

- Мы впервые смогли помыться в ванной, переодеться в чистую одежду и поесть в тепле и удобстве. А после ужина начались разговоры и тогда Сэм узнал подробности, как погибла Салерна. Старик просто умом тронулся от горя, выбежал с криком из схрона и ломанулся в лес.

- А Рада вызвала лешего и попросила догнать и остановить деда, - добавил Михей. - Палкин вернулся и сообщил - Сэм неизлечимо болен и хочет умереть... фактически, уже умирает на бегу.

- И...? - Седро даже приподнялся из кресла от нетерпения.

- Леший сказал, он может превратить старика в медведя, это древний ритуал лесной нечисти.

- Что? - вскочил Олерн, чуть не выронив бокал с вином. - Медведь Сэм, тот, кто ходил с нами зачищать Хрущи от наёмников, а затем на Чёрные болота?

- Бывший защитник цитадели Сэм Сана, выбравший жизнь в теле зверя и ставший братом лешему, - кивнул Роган. - Он - мой спаситель и я всегда буду помнить, чем ему обязан.

- Он дал согласие стать нечистью ради мести, Палкин пообещал ему помочь найти и уничтожить изгоя Юхана с подельниками, что позже и было сделано, - сказал Михей, доливая всем вина.

- Умирающий старик без семьи и дома, - задумчиво вгляделся в свой бокал Седро. - Согласиться стать зверем, чтобы отомстить убийцам - я его понимаю.

- Но при встрече с ним - молчи, Сэм не хочет вспоминать о прошлом, у него теперь совсем другая жизнь.

Мужчины помолчали, смакуя вино, а затем Олерн встрепенулся.

- А рука, Роган? Что было дальше?

- Рада провела сложнейший ритуал, я вытерпел адскую боль, но оно того стоило - рука отросла заново. Через три недели я вновь стал полноценным человеком и окончательно разработал руку в спарринге на мечах с Михеем. Ещё через неделю мы отправились в Холан, конец истории, - закончил рассказ Роган.

- А что за ритуал? - спросил Седро, но потом понимающе улыбнулся. - Это не моё дело, я всё равно ничего не пойму, да?

- Никто не поймёт, - хмыкнул Роган. - Но Раде я теперь обязан жизнью.

- Мы тоже, - вдвоём подтвердили Михей и Олерн.

- На этом предлагаю заканчивать разговоры и расходиться, - встал из кресла дядька. - Завтра у нас много дел и всем нужно выспаться, тем более, Роган устал после дороги.

- Зато я счастлив, что вернулся домой, - зевнул маг и улыбнулся. - А ведь схрон мы с Михеем тоже считаем своим домом.

- Для меня, где Рада, там и дом, - признался дядька. - Всё, разошлись.


Первые ливни закончились и солнце вновь засияло над долиной. Началась пора сбора урожая, в каждом доме делались заготовки на зиму - варенье и джемы, тушёнки и солонина, овощи и фрукты, которые складывались на зимовку в подпол. Маги обходили дворы и зачаровывали припасы от порчи, попутно проверяя, как крыши домов выдержали двухдневный ливень.

- Всё отлично, - доложился Радославе Михей. - Наших припасов хватит до следующего урожая.

- А мука, крупы и сахар? Мы же не закупали их в этом году, - спросила Рада.

- Достаточно, - успокоил дядька. - В любом случае, нам нужно использовать старые припасы, они хорошего качества.

- Мне всё время кажется, будто я что-то забыла, - повинилась девушка.

- Предлагаю провести совещание с нашими магами и послушать их предложения, - сказал Михей. - Время до холодов ещё есть и мы успеем решить все вопросы, если что-то упустили.

- Пусть одарённые придут с жёнами, - лукаво улыбнулась Радослава. - Женщины смотрят на жизнь иначе и могут подсказать много интересного.

- Где соберёмся, в замке? - уточнил Михей.

- Лучше в Управе, так будет официальнее. И предупреди магов, чтоб подготовились. Я хочу услышать первые отчёты о проделанной работе.


Но первым доклад Верховной сделал Фил, которого хозяйка просила разузнать о нечисти в долине.

- На сегодняшний день в Ринде проживает 24 домовых, и в Улесье - 12.

- Всего тридцать шесть. Это много по-твоему? - задумалась ведьма.

- Достаточно, как для небольшой долины. Кстати, часть нечисти пришла из Салерны.

- Они не пострадали от магии разрушения? Здоровы? - встревожилась Рада.

- Домовые успели уйти на изнанку, когда Алма уничтожала селение. А сейчас вообще живут припеваючи, ты же постоянно накрываешь долину изначальной силой.

- Хорошо, - вздохнула девушка. - У нечисти есть какие-то нужды?

- Нет, всё в порядке. Если что - они меня вызовут. Но я предупредил домовых, чтоб никаких драк между собой или порчи имущества хозяев, иначе Верховная будет недовольна.

- Какая я грозная, - засмеялась Радослава, а потом затихла и задумалась. - Фил, может сегодня сходишь к Рашеку в столицу? Я обещала его проведать и от своих слов не отказываюсь. Договоришься о нашей встрече.

- Можно "быстрой дорогой" попасть прямо в мастерскую ведьмака, - предложил домовой. - А то, если идти в дом, его жена переполошится, начнёт тебя угощать и расспрашивать.

Тут они рассмеялись, вспомнив о репутации Шелавы - первой болтушки Холана.

- Заговорит до смерти, - зафыркал Лесик, всё это время внимательно слушавший товарища. - И вам с Рашеком слова сказать не даст. У меня, кстати, дело есть к его домовым.

- Какое? - заинтересовалась Рада.

- Хочу, чтоб подсказали, где в столице живёт бесхозная нечисть.

- А самому поискать? - спросил Фил.

- Не хочу терять время, обходя особняки и нарываясь на драки. А в развалинах можно и на нежить нарваться.

- Зачем тебе нечисть? - удивилась девушка.

- Я же говорил, хозяйка, что пообещал подыскать домового для князя Каруны. Ты над нечистью поколдуешь и превратишь в красивую кошечку, чтоб не вызывала подозрений у магов Академии. Она будет скрашивать одиночество Стратуса, а то он от хлопот с лица спал в последнее время, даже похудел.

- Жалеешь архимага? - понимающе улыбнулась девушка. - Поэтому и кресло-качалку ему подарил.

- Так ведь мужик искренне старается исправить то, что наворотил со своими одарёнными, - смутился Лесик. - Конечно, твоим другом Стратус никогда не станет...

- Его самоуверенность слишком дорого обошлись Греновису и всей Каруне, - напомнила Радослава.

- Но его хорошее отношение важно, и дружба со мной - залог нашего спокойного будущего.

- Какой ты политик стал однако, - засмеяла Рада.

- Подожди, я не закончил. Кошечка будет разговаривать с князем, забавлять его и утешать, а также выполнять мелкие поручения, но... служить станет лишь Верховной, регулярно докладывая, что происходит в Академии.

- Ну конечно! - воскликнул Фил. - Тогда Греновис будет в курсе, что происходит во всей Каруне, домовушка станет следить за разговорами магов и если они вновь что-то замыслят, мы будем готовы к любым неожиданностям.

- Думаешь, Стратус не догадается об истинном назначении подарка? - засомневалась Радослава.

- Ты же не собираешься ему вредить, наоборот, нечисть и князя сможет предупреждать, о чём говорят подчинённые за его спиной.

- Хорошо, - вздохнула девушка. - Фил, отправляйся в Миас и договаривайся о встрече с Рашеком. Лучше - на завтрашний вечер. Пусть подготовит вопросы, если у него имеются. И предупреди - никаких угощений, визит рабочий и по делу.

- Понял, схожу после ужина, так будет удобнее всего - ведьмак любит работать в мастерской до поздней ночи.


Следующим вечером Рашек встретил Верховную радостными восклицаниями и объятиями, потискал Лесика и обнял Фила, а затем представил Радославе своих домовых, Грума и Фадея. Девушка оглядела странных зверушек, больше похожих на больших крыс, и предложила им сменить обличье.

- Кошка или собака вызывают меньше вопросов, тогда вы сможете свободно передвигаться по дому или на улице.

- Родным скажу, нашёл их на развалинах и пожалел, - понимающе улыбнулся Рашек.

- Шелава не заругается?

- Успокою, что они станут жить в мастерской и мешать ей не будут.

- Хорошо, - и Рада перевела взгляд на домовых. - Вы можете выбрать любой облик... если хотите измениться, конечно.

- Соглашайтесь, - фыркнул Лесик. - Хватит вечно прятаться.

- Тогда хочу быть рыжим котом, - пискнул Грум.

- А меня превратите в серого и полосатого, - Фадей взглянул на Лесика и ехидно добавил. - Один чёрный кот уже есть.

- Да, я - единственный и неповторимый, - важно ответил кошак Верховной и отошёл вместе с Филом в угол мастерской. - Рашек, ты тоже иди к нам, пока хозяйка колдует.

- Я хочу посмотреть, - ответил ведьмак.

- Лучше издали, - Фил ухватил его за руку и переместил под стену, - только Верховной дано изменять облик нечисти. Ты ничего не поймёшь, зато можешь сглазить.


Как и в случае с Дымом - новым псом ведьмака Роя - Рада словами и силой превратила нечисть в двух котов. Обоих по очереди гладила и ласкала, незаметно изменяя облик, и пообещала, что когда их в доме откормят, они превратятся в красивых пушистых красавцев. Вскоре о ноги Верховной тёрлись два худых кота.

- Понимаю, я же их на развалинах нашёл, от голодной жизни спас, - хмыкнул Рашек.

- А через пару недель котики наберут вес, похорошеют и станут любимцами всей семьи, - закончила колдовать Верховная.

- Вот и ладно, - выступил вперёд Лесик, - вы пока обсудите свои ведьмовские дела, хозяйка, а у нас с Филом свой интерес к домовым имеется. Грум, Фадей, пошли, дело есть.


- Основные новости я знаю, - сказала Рада, когда они с Рашеком остались одни. - Читала твои письма Вариусу, также Роган и Фил поделились рассказами о буднях чёрного ведьмака, так впечатлившего магов Академии. Сложно было работать?

- Поначалу да, выслушивать души, привязанные к своим останкам, - тяжёлое испытание, - вздохнул мужчина. Он сложил крупные руки на столе и опустил голову. - Погибших магов было откровенно жаль, но вот изгоев и аруанцев... я кричал, чтоб убийцы мирной Каруны убирались к Многоликому. - Он взглянул на Раду и спросил. - И теперь мучусь, имел ли право так распоряжаться их душами?

- Люди говорят и поступают, как им подсказывает сердце. Ты не судья душам и не можешь ими повелевать. Это дано лишь Единому, - успокоила его Верховная.

- Хорошо, - слабо улыбнулся мужчина. - Но с каждым днём я всё больше слежу за своей речью, боясь неосторожным словом навредить окружающим.

- Не ты один, все изначальные так живут, - и Рада окинула взглядом мастерскую. - Здесь так просторно, столько разных механизмов.

- Прошлые хозяева подвалом почти не пользовались, только скидывали сюда разный хлам. Мне пришлось изрядно потрудиться, чтоб оборудовать помещение для работы.

- Неужели всё делал сам? - удивилась девушка. - Тут же чистота кругом и стены покрашены. Когда успел?

- Маги помогли. Я не просил, они сами пришли и за день всё очистили, чтоб освободить моё время.

- А сейчас, когда территория Академии и центральных улиц восстановлена, ты продолжаешь работать с одарёнными?

- Мы составили график и два раза в неделю я езжу осматривать здания, особняки горожан и новые захоронения на кладбище. Конечно, с возвращением служителей Единого, работы стало меньше, они тоже ежедневно обходят дома, проводя свои ритуалы, да и на кладбище усердно работают... Но услуги ведьмака в Миасе будут нужны всегда, маги это уже поняли.

- Не колдуй бесплатно, - посоветовала Рада. - Чем выше цена, тем больше уважение.

- Конечно, - подмигнул весело Рашек. - Но одарённые не торгуются и сразу же оплачивают мои услуги, даже премиальные регулярно выписывают.

- А работа мастера как продвигается?

- Пока медленно, я же пытаюсь создать новый вид энергии и передачу её механизмам. Но, фактически, моя семья сейчас живёт лишь на заработок ведьмака. Выбирая его судьбу я не ожидал, что изначальная сила будет меня кормить. А ведь вы об этом предупреждали, Верховная.

- Если бы не война и потребность в наших услугах, процесс признания изначальных длился бы гораздо дольше. Но я рада, что у тебя всё благополучно. А что говорит Шелава о муже-ведьмаке?

- Гордится, - улыбнулся Рашек. - Хотя вначале не могла поверить, что это я с Роем и Вариусом спас Холан от чёрного проклятия и нам в городе собираются ставить памятник. Правда, пришлось признаться о роли герцогини Греновис в моей судьбе, а то жена не могла понять, как я стал избранным. Я потом Шелаву зачаровал, чтоб не болтала лишнего, иначе б мы из Холана не уехали, - тут он засмеялся и махнул рукой. - Жена пока новостями со всеми не поделится, успокоиться не может.

- А как дети? - продолжила расспрашивать Радослава.

- Записал в школу, осенью начинают учёбу. Но хватит обо мне, я хочу услышать ваши новости, - ведьмак откинулся на спинку стула и сложил руки на груди. - Начинайте.


Вначале Радослава подробно рассказала о своём путешествии на юг, где описала жизнь и работу Роя с Семеном. Отдельно поведала о встрече с магами Бёрна и их спасении после взрыва на берегу Мадены, а также о неожиданной находке - придавленного брёвнами домового, которого Верховная превратила в волкодава и теперь он служит ведьмаку Рою. Упомянула Рада и о знакомстве с местной нечистью - лешим, водяным и полевицей, объяснив, чем они могут помочь ведьмаку в работе.

- Жаль, у меня таких знакомых нет, - вздохнул Рашек. - Было бы интересно пообщаться, хотя я всегда был городским парнем и переезд в столицу мою жизнь практически не изменил.

- В Холан когда собираешься?

- Возможно, к празднику Зазимья, хочу проведать стариков-родителей.

- Рой к тому времени тоже доберётся в город и мы все вместе должны провести новый ритуал - отмену проклятия Аруане.

- Зачем? - воскликнул Рашек.

- Сейчас объясню, - и Рада рассказала о своём посещении Солей, о лечебницах, заполненных про̀клятыми, а также о предупреждении Высших. - Я не хочу ждать, когда после смерти врагов в Каруну пойдут множественные откаты. Жизнь ведьмаков для меня бесценна, а вам не выдержать такой наплыв силы. Поэтому с сегодняшнего дня ты должен жить с максимальной защитой, днём и ночью, понял?

- Да. Рой и Вариус знают? - хмуро уточнил ведьмак.

- Конечно, и не расстраивайся, а лучше подумай, чем можно заменить наше проклятие, потому что облегчать жизнь аруанцам мы не будем. Да, убийцы не умрут, но и покоя им не видать до самой смерти.

- Жизнь, как наказание, - удовлетворённо кивнул Рашек.

- Именно, и главное - чтобы смерть про́клятых в старости не несла отката, - тут Рада оглянулась и удивлённо приподняла брови - в мастерскую ввалилась компания домовых, с трудом удерживая в руках дёргающийся клубок изначальной силы.

- Верховная, успокой её, - зашипел Лесик. - Я потом объясню.

Девушка шагнула к пленнице и нежно её погладила.

- Какая красивая кошечка, белая, как снег, пушистая и ухоженная. Даже имя у тебя благородное - Адалия, Ада. Ты умная и сообразительная, поэтому сейчас успокоишься и внимательно меня выслушаешь, хорошо? - Рада взглянула на домовых Рашека и попросила принести для Ады поесть.

- Фух, - с облегчением уселся на пол возле белой красавицы Лесик. - Мы нашли нечисть в заброшенном доме, но она не хотела верить, что её приглашает на беседу Верховная. Я уже и просил, и уговаривал, а вместе со мной и Фил с Грумом и Фадеем. Но она в ответ лишь ругалась и дралась, даже колдовала - и это на своих! - возмущённо воскликнул кошак. - Откуда столько неверия?

- От тяжёлой жизни, сам знаешь, - ответила Рада.

- Нечисть видит, когда ей лгут, отчего же Ада не верила? Я же говорил правду.

Белая кошечка гордо фыркнула и отвернула голову, но тут учуяла запах колбасы, которую притащили домовые, и судорожно сглотнула.

- Кушай, потом поговорим, - погладила её Верховная, а затем объяснила Рашеку, для чего ей нужна домовушка.

- Жить у архимага Стратуса, надо же, - пробормотал ведьмак.

- Изначальные должны знать, что происходит в Академии. Пока связь в стране не восстановлена, мы отрезаны от любых новостей, - вздохнула Рада.

- Думаю, если маги поймут, как удобно иметь рядом домового, каждый захочет себе такого помощника, - прикинул ведьмак.

- И чем больше изначальных станет служить Совету, тем проще нам будет ориентироваться в политике страны, - важно добавил Фил. - Поэтому предлагаю, чтобы Стратус не таился, откуда у него Адалия, а, наоборот, гордился подарком Верховной.

- Лесик, узнай, не спит ли архимаг... - Рада не успела договорить, как кошак исчез, но вскоре появился и доложил. - Сидит в кабинете, работает.

Девушка присела перед белой красавицей, которая закончила есть, и начала её расспрашивать:

- Тебе нравится новое имя?

- Мяу... э-э, да, - тихонько ответила Ада.

- Ты, конечно, можешь отказаться и уйти туда, где живёшь. Но я прошу подумать - у архимага тебя ждёт сытная и безопасная жизнь. Он станет заботливым хозяином и будет тебя любить, а ты - скрашивать его одиночество. Мы не собираемся вредить Стратусу и я никогда о таком просить не буду. Единственная просьба - беречь его жизнь и здоровье.

- Но если узнаешь новости, касающиеся изначальных, - добавил Фил, - сразу же известишь Рашека или нас.

- А будет время - приходи в Греновис, - отозвался Лесик. - Покажу и расскажу много интересного, ориентиры я дам.

- Мы - изначальные, и должны помогать друг другу, - заключила Радослава, - твоё пребывание рядом с князем Каруны - залог нашего спокойного будущего.

- Но я... я плохо говорю, - призналась кошечка, чуть потупившись.

- Ничего, сейчас научим, - Верховная подхватила её на руки и начала гладить и шептать, что Ада - умница, всё видит-слышит-понимает, отлично разговаривает и вскоре даже научиться читать. - Попроси Стратуса показать тебе буквы и объяснить, как они складываются в слова.

- Главное - подлечи и заставь регулярно кушать, а то он сильно похудел, мне это не нравится, - проворчал Лесик.

- Ну что? - ссадила кошку на пол Радослава. - Какой ты нам дашь ответ?

- Я согласна, хочу жить в тепле и сытости, как сказала Верховная, тем более, скоро зима. А я не люблю уходить на изнанку, мне там скучно.

- Хорошо, - кивнула девушка, - Лесик, отправляйтесь с Адалией к Стратусу, а оттуда сразу же уходи в Греновис, я сейчас с хозяином попрощаюсь и тоже пойду домой.

Заканчивая визит, Рада посоветовала Рашеку использовать домовых для передачи посланий. "Грум и Фадей могут носить твои письма мне и Вариусу, а когда мы встретимся с Роем и он даст свои ориентиры в Селене, ты и с ним сможешь переписываться. Связь между изначальными важна для обмена опытом и новостями".

- Я понимаю, и рад, что у меня отличные побратимы и есть вы, Верховная.


Лесик появился в замке, когда Рада почти уснула. Он улёгся рядом с ней на постель и со смехом сообщил:

- Стратус счастлив. Адалия его очаровала, а когда заявила, что не прочь перекусить, князь самолично бегал на кухню за поздним ужином. Я оставил их за накрытым столом, где белая зорко следила, как кушает её новый хозяин, и делилась рассказом о своей жизни.

- Вот и хорошо, - сонно пробормотала Рада. - Сытый князь, пристроенная нечисть, довольный Лесик - я могу спать спокойно.


23.


Дипломатическая миссия Гарпаса вышла из грузового портала на площадь города Гаврона в полдень и заняла две кареты, которые приготовили для них высланные вперёд слуги. Авгур и трое человек из его отряда пересели на лошадей.

- Я бы тоже поехал верхом, - проворчал Ставр.

- Дорога долгая, успеешь, - ответил сын.

- Сколько нам ехать до границы?

- К вечеру доберёмся.

Ставросы заранее распланировали свой маршрут, решив переночевать в Альхене - пограничном городе Каруны. "Затем мы едем до селения Чариды, оно как раз на половине пути в Миас, - объяснял отцу Авгур. - И ещё через сутки доберёмся до столицы".

- Я последний раз был в Миасе, когда ездил на свадьбу Алмы и Керина, - вздыхал Ставр. - Так незаметно пролетели 30 лет.

- Жизнь идёт, время не остановить, - пожал плечом сын.

И теперь белый ведьмак с интересом следил за дорогой, поднимающейся серпантином к перевалу. Горный кряж, дугой огибающий Каруну на востоке и севере, стал природной границей княжества магов, надёжно отделив его от соседних королевств. Заканчивалось лето и деревья по сторонам дороги начали изменяться - где-то уже поблёскивала золотом берёза, бронзовели листья дуба, начинал окрашиваться бордовым кустарник вдоль дороги, хотя зелени вокруг ещё было много. Но постепенно лиственные леса сменились ельником, а затем и соснами, и Ставр, в очередной раз выглянув в окно кареты, прошептал: "Подъезжаем".

У пограничного перехода на большой смотровой площадке выстроились десятки повозок и фургонов, вокруг которых толпились сопровождающие и охрана - в Каруну ежедневно шли караваны с грузами, необходимыми для восстановления привычной жизни княжества. Но для миссии, едущей к архимагу Стратусу, сделали исключение и пропустили дипломатов без очереди через боковые ворота. Их кареты осмотрели стражи границы, проверили документы, а затем посоветовали гостиницу, стоящую в стороне от центральной площади Альхена.

- Там всегда останавливается знать, - сказал дежурный маг. - В "Короне" спокойная обстановка и хорошо готовят, хотя решать вам.

- Спасибо, - кивнул Авгур, - думаю, мы последуем вашему совету, - он выехал вперёд перед каретами, чтобы показывать кучерам дорогу - все приграничные города Око короля по службе объездил не один раз. В гостинице тоже распоряжался Ставрос-младший, предупредив коллег, чтоб долго не сидели в зале, так как выезжать они будут на рассвете. Его отец вместе с верным Бафосом решил заказать ужин в номер и рано лёг в постель.

- Спать хочу, - признался Ставр. - Эти недели подготовки к поездке меня утомили. Вроде ничего не делал, никаких физических нагрузок, только вёл беседы, а нервы измотал так, что лишился сна. Зато сейчас от меня ничего не зависит, дорожные хлопоты все на Авгуре, и организм захотел отдыха.

- Вот и славно, поужинаем и ляжем, - согласился Бафос.

Следующий день они провели в дороге и к Чариде подъехали с первыми каплями дождя, быстро превратившегося в ливень. Слуги у входа в гостиницу бегом увели лошадей и кареты под навес, а подорожных в холле встретил серьёзный толстяк-хозяин, предупредив, что ливень будет длиться два дня.

- Маги всех обошли и наказали никого в дорогу не выпускать, первые грозы Желтеня могут быть опасны.

- Ничего, день задержки роли не играет, - спокойно согласился Ставр, хотя кто-то из миссии недовольно проворчал, что раньше в Каруне никогда не допускали, чтоб погода управляла людьми.

- До войны здесь жили тысячи одарённых, а сейчас? - хмуро оглядел смущённых коллег глава миссии. - Зажрались, господа, погода им, видите ли, мешает. Привыкайте, никто больше не собирается заботиться о вашем удобстве. Маги вам ничего не должны.

Ставр проследовал в свой номер, а его спутники тихо поужинали под шум дождя за окном и тоже ушли отдыхать. Авгур, когда служанка долго убирала его стол, пытаясь обратить на себя внимание красавца, тихо процедил сквозь зубы: "Нет. И прошу мне не мешать", затем заказал себе пива и окинул взглядом пустой зал, обратив внимание на одинокого мага, сидевшего под стеной. Седой, с благородным профилем, одетый в дорогую одежду, он разительно отличался от других одарённых, которых привык видеть Око короля. "Чужак, - понял Авгур. - Одет не как карунец, и не точно не из Гарпаса". Тут маг, почувствовав его взгляд, повернул голову и кивнул, приглашая за свой стол.

- Авгур Ставрос, - представился Око короля, подойдя к незнакомцу.

- Робер Сальяно, присаживайтесь, поговорим.

Они оценивающе посмотрели друг на друга, а затем маг признался:

- Мне понравились слова вашего отца, когда он отчитал своего коллегу. Но я удивлён - миссию Гарпаса возглавляет ведьмак, почему?

- А что делает принц Модестино в Каруне? - ответил вопросом на вопрос Авгур.

- Приятно иметь дело со знатоком, - ухмыльнулся Сальяно. - Как определили?

- Одежда, пуговицы с монограммой, ну и имя - про королевского мага Робера мне полагается знать по делам службы. А вы как узнали о моём отце? Одарённые не видят изначальных.

- У некоторых модестинцев есть дар, передающийся по наследству - опознавать потоки силы. Меня этому обучали с детства.

- Моя мать родом из вашего королевства, - задумчиво кивнул Авгур. - Я тоже вижу.

- Интересно, - блеснул глазами маг. - А ваша мама...?

- Не знаю, она рано умерла, мой дар проявился позже.

- Сочувствую, а что по поводу отца-ведьмака? Почему Гронос именно его избрал возглавить посольство?

- Барон Ставрос видит и мыслит иначе, чем дипломаты. Его взгляд не зашорен этикетом или придворными взглядами. Королю нужен был человек, который сможет искренне и честно изложить позицию Гарпаса при разговоре с князем Каруны.

- А для дипломата искренность стоит на последнем месте, - хмыкнул Сальяно. - Вашей стране сейчас нужно восстановить былые отношения с магами и ведьмак - глава посольства - сможет это сделать легче, чем придворный, мудрое решение.

Авгур кивнул, понимая, что нет смысла скрывать главную цель их миссии, о принце Модестино разведка всегда отзывалась с большим уважением, как об умном и опытном политике.

- Едете в Каруну проведать друзей? - решил перевести разговор Око короля.

- Мы с архимагом Стратусом вместе учились, давние товарищи, - объяснил Сальяно. - Хочу убедиться, что с ним всё в порядке.

- Отсутствие связи с Каруной очень замедляет решение любых вопросов, - Авгур взглянул в окно, за которым вдруг ударила молния, и спросил. - Вы слышали о том, что мы задерживаемся в гостинице ещё на один день?

- Подтверждаю, ливень закончится через сутки, так что лучше пересидеть в сухости и тепле, - улыбнулся маг.

- Ваше высочество, если желаете, мы можем вместе доехать до Миаса.

- Если ваш отец согласится скрасить беседой эту поездку, я не возражаю.

Авгур встал, пожелал принцу спокойной ночи и ушёл в свою комнату. Он понимал, Ставр будет недоволен, что ему навязали неожиданного попутчика, но знакомство с принцем Модестино перевешивало любые неудобства, "так что папе придётся потерпеть".


Весь следующий день посольство Гарпаса томилось от скуки, периодически выглядывая за двери, чтоб убедиться - ливень не стихает и дорога по горным склонам может быть опасной. Авгур, когда принц Сальяно поинтересовался, где барон Ставрос, коротко ответил: "Отсыпается", и ушёл к отцу просить его спуститься в зал.

- Папа, королевский маг Робер - не только великий маг, но и отличный политик, руководящий безопасностью Модестино, - объяснял Авгур. - Нам важно сблизиться с ним, чтоб иметь знакомства в этом закрытом королевстве.

- Они же с братом близнецы, - вспомнил Ставр, - твоя мама рассказывала, Робер родился первым и до двенадцать лет именно его готовили в наследники престола.

- Появление у Робера сильного магического дара изменило весь расклад, - кивнул Око короля. - Он уступил трон брату и отправился на учёбу в Каруну. Сам признался вчера, что сдружился со Стратусом, когда они учились в Академии.

- Значит, принцу сейчас около 70-ти, - задумался Ставр. - У него есть семья?

- Насколько я знаю, нет. О детях тоже неизвестно. А быть королевским бастардом в Модестино опасно, можно не дожить до совершеннолетия.

- Что за дикие нравы, разве дети виноваты? - проворчал Бафос, внимательно слушающий беседу Ставросов.

- Современная жизнь охватывает лишь север Модестино, а южные степи до сих пор чтут старый уклад и порядок, когда на первом месте стоит Глава племени, он руководит Советом старейшин и обязательно советуется со своими шаманами, - объяснил Авгур. - Степи, тянущиеся к океану, славятся племенным скотом, кожаными изделиями и коврами из шерсти южных яков. Племена отказываются от благ цивилизации, утверждая, что для привольной жизни Единый дал им всё необходимое.

- Кочевники чтут Единого? - удивился Бафос. - Неужели и храмы в степи есть?

- Еления говорила, племена верят, что между человеком и Единым не нужны посредники, поэтому служителей храмов там не жалуют, считая бездельниками и болтунами, - хмыкнул барон.

- О-о, как я это понимаю, - удивлённо протянул товарищ, - если вспомнить храмовников, постоянно оббивающих пороги нашего замка, когда Ставр лишь вступил во владение своей землёй...

- Угу, эти жирные рожи требовали для себя лучшие наделы, особняки и денег на ведение хозяйства, - возмущённо фыркнул Ставрос. - Им мало было построенных храмов и десятины от моих доходов, так грозили ещё проклясть, если не уступлю.

- Ты не рассказывал мне этого, - изумился Авгур. - И что было дальше?

- Я съездил в главный храм Милены и пожаловался Первосвященнику.

- Помогло?

- Святош быстро сменили, отправив в горный монастырь...

- ...чтоб похудели, поумнели и осознали, наконец, для чего нужны храмы и вера в Единого, - ехидно закончил Бафос.

- Возвращаясь к началу разговора, отец, - Авгур встал и направился к выходу из комнаты, - я прошу сделать всё, чтобы принц Модестино вспоминал нашу встречу с удовольствием. У Гарпаса слишком мало контактов с этим закрытым королевством. - Тут он остановился и добавил. - И ты должен ещё раз рассказать мне о маме и её родне. Я почему-то никогда не интересовался причиной их переезда в Гарпас, знаю лишь, что дед возглавлял торговую миссию.

- Как-нибудь поговорим, - пообещал Ставр и начал одеваться для выхода в зал, чтоб познакомиться с королевским магом.


Весь вечер барон и принц Модестино провели за игрой в камни, заняв стол в угловом эркере. За окном по-прежнему лило и громыхало, но это не мешало мужчинам тихо беседовать на разные темы. Ставр рассказывал, как его баронство пережило минувшую зиму и делился новостями о жизни беженцев. Сальяно, в свою очередь, объяснил, почему не мог прийти на помощь своим собратьям-магам.

- Западные земли Модестино имеют общую границу с Аруаной. Была вероятность, что, покончив с Каруной, Ларас нацелился бы на наши земли.

- И как вы организовали оборону?

- Поднял племена в степях, отправив их встать на границе, а сам с подручными принялся выстраивать заградительный вал, отделивший наши земли от ненадёжных соседей.

- Стратус с магами Академии тоже это сделал, когда освободились земли Каруны, - заметил барон. - Построил на границе с Аруаной высоченную стену, а затем всё лето одарённые заново отстраивали южные посёлки. И теперь дело за малым - вновь их заселить.

- Но случится это не скоро, так как людей в стране осталось мало, - вздохнул Сальяно. - Откуда вы знаете новости Каруны, если с ней нет связи?

- У изначальных связь есть, - улыбнулся Ставр.

- В Модестино всегда уважали людей, наделённых силой, неважно, какого она рода, - вернул улыбку маг. - Я годами пытался понять, как шаманы в степи вызывают дождь или могут быстро передавать новости в другие племена.

- Не получилось? - понимающе хмыкнул Ставр.

- Видеть изначальную силу я могу, как и ваш сын...

- Авгур говорил, - кивнул барон.

- Но понимать... магам это не дано. И мне жаль, объединение наших усилий могло бы принести существенную пользу королевствам Руны.

- Зачем объединять? Единый и Высшие для чего-то разделили потоки сил в нашем мире. Но избранных - единицы и они не обязаны быть в вечном услужении у человечества, мешая ему самостоятельно развиваться. Удел изначальных и одарённых - экстренная помощь, медицина и наука, так что пользу своим странам пусть приносят люди, им для этого хватает и силы, и ума, и справных рук. А то привыкли, что придёт могучий дядя-маг и быстро решит их проблемы, это неверная политика.

- Занятно, - откинулся на спинку стула принц. - Впервые слышу такие необычные речи.

- Я тоже до недавнего времени этого не понимал, но нашлась мудрая голова, объяснила.

- И кто же? - маг всмотрелся в лицо Ставра и хмыкнул. - Вы не скажете.

- Пока не могу. Вот доберусь в Миас, встречусь с князем Каруны, тогда и пойму, стоят ли маги доверия изначальных, но... это не касается целей посольской миссии Гарпаса. Все наказы короля Гроноса будут исполнены с надлежащим прилежанием и, надеюсь, между нашими странами вновь установятся добрососедские отношения.

- Я готов подождать, - улыбнулся принц, - мне интересно узнать, что думают о магах изначальные. Вы меня заинтересовали, Ставр, своими прогрессивными идеями, поэтому завтра я готов составить вам компанию в поездке до Миаса.

- Отлично, - барон встал, откланялся и отправился отдыхать.


Они выехали на рассвете, но поговорить барону с принцем толком не удалось - дорога несколько раз оказывалась перегороженной сломанными во время грозы деревьями и Сальяно выходил из кареты, чтобы уничтожать завалы.

- Раньше одарённые постоянно следили за чистотой проездов, - грустно констатировал он, возвращаясь к барону.

- Сейчас большинство магов работает, восстанавливая столицу. Миас сильно пострадал при штурме, а затем его подчистую разграбили, поэтому Стратусу важно вернуть городу былой облик.

- Думаю, всюду, где прошла армия Аруаны, такое же положение, - вздохнул принц.

- Отнюдь, запад Каруны уцелел, путь к нему перегородили сильные снегопады, - заметил Ставр. - Восток тоже оказался нетронутым, благодаря чему беженцы успели перебраться в Гарпас. Армия Лараса шла самой короткой дорогой - с юга на север - вдоль реки Мадены через Вернон и Холан. Больше всего времени захватчики потеряли, штурмуя пограничные селения магов, затем быстрым маршем прошли центр и взяли штурмом Миас. Взорвав Академию, Стратус похоронил под её завалами передовые полки Лараса, состоявшие из изгоев, а сам ушёл в Аруану мстить.

- Да, я знаю о взрывах в Солей, - кивнул Сальяно.

- Ларас понял, если быстро не вернётся домой, в его стране начнётся хаос. А тут ещё зима началась, особенно холодная и снежная, припасы у армейцев заканчивались, сидеть среди гор стало бессмысленно, и король отдал армии Миас на разграбление.

- А затем вернулся в Аруану, - задумчиво закончил маг.

- Конечно, это лишь краткий пересказ событий, подробностями с вами поделится архимаг Стратус.

- Но я прошу, когда вы уверитесь, что мне можно доверять, - тут принц Модестино проницательно взглянул на Ставра, - то поделитесь своей версией карунской войны. Я давно убедился, что на исторические события, меняющие жизнь людей, нужно смотреть с разных сторон.

- Верно, у магов может оказаться своя правда. Они всегда судили мир лишь с точки зрения своей уникальности, считая, что сила даёт им право вмешиваться в жизнь и судьбы народов Руны.

- А вы с этим не согласны, - утвердительно сказал Сальяно.

- Вместе со мной не согласны большинство людей нашего мира. Да, простой народ благодарен одарённым, помогающим решать его проблемы, но обижается, когда к нему относятся со снисхождением, как к несмышлёнышам.

- И какой из этого вывод?

- Дайте человечеству самостоятельно развиваться и взрослеть. Нельзя постоянно вмешиваться, решая магией проблемы, с которыми люди могут справиться сами, пусть и не так быстро. Народ избалован и обленился, сидит и ждёт...

- ...угу, когда придёт дядя-маг, - хмыкнул принц Модестино.

- В итоге, отношения одарённых и людей напоминают ситуацию, когда взрослый, помогающий ребёнку, ждёт от него благодарности, а дитя мечтает лишь об одном - поскорее повзрослеть, чтобы стать независимым.

- А вы представляете, какой крик поднимется в королевствах, если маги отвернутся от людей?

- Конечно, халява - это ж святое, - грустно улыбнулся Ставр. - А маги для человечества - бесконечная халява, так что крик будет, даже не сомневаюсь.

В это время к окошку кареты подъехал Авгур и спросил, будут ли они останавливаться на обед.

- Мы подъезжаем к селению Риша, я выслал туда заранее человека. Он говорит, на дороге стоят три грузовых каравана, а мест перекусить не много.

- То есть, мы можем задержаться? - уточнил Ставр, а Сальяно пробормотал: "Нежелательно".

- Тогда купи для нас колбасы, хлеба и сыра, - приказал барон. - Мы поедим в пути, а потом сменим тебя и парней, чтобы вы не жевали в седле. Я хочу хоть часть дороги проехать верхом.

- Я тоже не прочь размяться, - сообщил его визави.

- Хорошо, так и сделаем, - и Авгур отъехал от кареты.

- Какой у вас сын красавец, - заметил Робер, - ещё и умница в придачу. Он придворный?

- Да, служит в министерстве, - похвалился Ставр.

"Безопасности", - мысленно добавил принц.

И на этом разговоры закончились. Перекусив, барон и маг пересели на лошадей и до вечера ехали верхом, правда, перед Миасом Авгур отправил их обратно в карету, проворчав, чтоб не мешали ему исполнять обязанности охранника. Двоих людей Око короля выслал вперёд разведать, где в городе сможет остановиться посольство.

- А я сразу же отправлюсь в Академию, - сообщил Сальяно. - Там и буду жить. Но надеюсь на нашу скорую встречу, барон.


Предместья Миаса произвели на всех удручающее впечатление.

- И это восточный край города, - пробормотал Ставр, осматривая проезжающие развалины. - Что же творится на юге, откуда шла армия Аруаны? Мне передавали, изгои при штурме использовали магию разрушения.

- Страшная сила, - пробормотал Робер.

Кареты шли по расчищенной дороге, но сразу её за обочинами высились груды камней, когда-то бывших домами - ни палисадников, ни садов, встречавших приезжих до войны, больше не было.

- Ещё руки не добрались, - вздохнул барон. - Маги отстроили Академию и сейчас постепенно восстанавливают центр Миаса. Город должен жить привычной жизнью, а это вода и канализация, отопление и освещение. Дома на окраинах пока никому не нужны, население ведь уменьшилось в разы.

- Ничего, придёт время - люди всё восстановят, и прежняя жизнь вновь вернётся в Каруну, - бодро сказал Сальяно, но спустя мгновение добавил. - Но, как раньше, уже не будет. И я не знаю, хорошо это или плохо.

- Маги получили болезненный урок, - признался Ставр. - И сделали выводы, осознав, кто им друг, а кто пиявка, жирующая на безотказности одарённых. Война - жестокая наука, жаль только, по её счетам платят ни в чём неповинные люди.


В центр Миаса кареты заехали уже в сумерках, остановившись у красивой гостиницы.

- И название интересное - "Новая", - пробормотал барон, рассматривая гладкие каменные стены и ярко освещённые окна здания. - Хотя в городе сейчас многое строится заново. - Он вышел на брусчатый тротуар и тепло попрощался с принцем, который пересел на свою лошадь, отсалютовал Авгуру и быстро уехал в сторону Академии, блестевшей издали цветными башнями.

- С завтрашнего утра начинаем работу, - строго объявил попутчикам Ставр, когда все зашли в холл гостиницы. - Ещё дома мы составили график наших дел, каждый знает свои обязанности, никого за руку водить не нужно. И предупреждаю в последний раз - держите язык за зубами. Горожане пережили оккупацию, а это разбой, голод и смерти, у многих людей могут сдавать нервы и что вызовет их срыв, какое неосторожное слово, не знает никто. Если кто-то из вас вернётся в гостиницу с разбитой рожей, я скажу лишь одно - сам виноват. Так что прошу - будьте внимательны, предупредительны и осторожны. Гарпас - друг Каруны, был, есть и будет.

- Мы знаем... всё поняли... не переживайте, барон, - отозвались подчинённые.

- Тогда ужинайте, - улыбнулся Ставр на прощание и поднялся в свой номер.

Пока Бафос распаковывал вещи и следил за слугой, который накрывал стол к ужину, барон вышел на балкон, уселся в кресло и принялся рассматривать столицу. Площадь, на которой стояла гостиница, как и все близлежащие дома в 3-4 этажа, радовала глаз чистотой и ухоженностью, а весёлые цветные крыши кварталов, словно ступени, поднимаясь друг над другом, незаметно уходили ввысь в разные стороны - Миас был выстроен в горах и его улицы, радиально расходясь от Академии, делили город на восемь районов. Вокруг было много зелени, старые деревья чередовались с молодыми саженцами и кустами, в центре площади буйно цвела большая клумба и, кажется, сердце должно было радоваться окружающей красоте. Но на душе у барона было тяжко - вокруг стояла тишина. "Прекрасный вечер, тепло и хорошо кругом, а народу нет, - с грустью констатировал Ставр. - Никто не гуляет, не слышно музыки, детского смеха - люди сидят по домам, так их подкосила война".

Тут в соседнее кресло уселся Авгур и доложил:

- Посольский дом уцелел, но разграблен. Маги восстановили окна и двери, есть свет, работают коммуникации, в здании сидит местный охранник, и на этом всё.

- Ничего, мебель мы подберём, - успокоил сына Ставр, - до нашего отъезда посольство вновь заработает. А сейчас предлагаю поужинать и ложиться, завтра много д