Book: Обратная сторона Власти



Обратная сторона Власти

Виталий Зыков

Обратная сторона Власти

Глава первая, в которой герой радуется светлой полосе

Как бы сильно вы ни любили путешествовать, некоторые места лучше не посещать.

Безымянный стиксонский Бакалавр


Сидите дома, дети Йорроха!

Ярвок Неистовый, Магистр Школы Железа и Крови


В ресторане «Драхмы и эрги» Малк был уже не в первый раз. Уютная обстановка, хорошая кухня, вежливый и обходительный персонал… Что ещё нужно уставшему от магических штудий магу? Ну а если вдруг захочется более утончённых развлечений, всегда можно пройти дальше по улице и заглянуть в театр, публичную библиотеку или, например, бордель. Посещений последнего Малк, правда, до сих пор избегал, предпочитая искать знакомств с весёлыми и разбитными студентками из женского ремесленного училища, но… кто знает, кто знает.

Привычно кивнув распорядителю, Малк проследовал в дальний конец зала, пристроил цилиндр на специальную подставку и с облегчением плюхнулся на скрипнувший стул. Гомункулус, без которого весь последний год он из дома не выходил, тенью скользнул под стол.

— Мне как обычно, — бросил Малк подскочившему официанту и, подперев кулаком щёку, расслабленно уставился в окно.

У него было удивительно меланхоличное настроение, идеально подходящее для размышлений на отвлечённые темы…

Полтора года, сегодня было ровно полтора года после ставшего уже легендарным штурма внутренней фракции Школы. И, честно говоря, Малк до сих был под впечатлением от тех событий. Он ведь не просто в большом сражении поучаствовал — хотя и это уже немало, — он стал свидетелем боя великих магов, увидел как дерутся и гибнут Младшие Магистры и поучаствовал в убийстве не просто Магистра, а Магистра Хеймдарка! На таком фоне меркли все его прочие приключения.

Однако важны не пережитые эмоции, а те последствия, что наступили после победы. Оборона Школы Пепла — именно так теперь официально именовали произошедшее сражение — стала для Малка неким рубежом, который словно бы отсёк всё плохое, что было у него до этого. Больше не надо было разрываться между служением двум Младшим Магистрам, пытаться разобраться в вопросах доверия и искать повсюду подвохи — после гибели сначала Жака Улья, а следом и его хеймдаркского работодателя в жизни Малка наступила пора удивительного спокойствия.

Нет, разумеется говорить что всё у него хорошо, он бы поостерёгся. Малк как и остальные выжившие студенты внутренней фракции теперь гораздо чаще привлекался Школой для выполнения заданий, исчезла свобода в выборе рода деятельности и за прошедшее время ему не раз приходилось попадать в опасные ситуации на соседних с Римма островах. Мало того, первые полгода его таскали на допросы в жандармерию, пытаясь выяснить роль в гибели отряда стражей порядка и очевидно надеясь назначить в случившемся крайним. И в какой-то миг Малку даже начало казаться, что благополучно эта ситуация для него не разрешится.

Но это всё были вещи ожидаемые. Работа на Школу не выходила за рамки обязанностей обычных Учеников, что до проблем с жандармерией… а когда было иначе, тем более для обладателей чёрных звёзд в паспорте? Слава Святым что в какой-то момент вмешался Стево Крыс и дело спустили на тормозах. Малк, правда, наивно рассчитывал поначалу получить ещё одну «белую» грамоту, но теперь радовался, что хотя бы не влепили вторую чёрную звезду!

Говоря о спокойствии, он прежде всего подразумевал спокойствие внутреннее. То самое, что возникает при наличии некоторой стабильности в ближайшем окружении, ясного будущего и… да, пожалуй что личных успехов.

После изучения трёх слоёв Тайного Искусства, которые он успел завершить практически ещё до штурма внешней фракции, перед ним встала задача по освоению трёх обязательных для формирования Нимба заклинаний. Требовалось догнать до пика владение Панцирем с Призрачными Руками и разобраться с третьими чарами — насчёт выбора которых у него долгое время было очень много сомнений. И что же? За полтора года, несмотря на кратно выросшую сложность в сравнении с магией нулевого круга, он блестяще справился с задачей. Хоть сейчас Нимб формируй.

Сдвинулось с мёртвой точки и развитие Власти. И как сдвинулось! После обретения нужной части Наследия Кетота силу Духа удалось довести до середины оранжевого ранга. И Малк не видел причин, по которым он за обозримый период времени не сможет добраться до верхней границы уровня и шагнуть дальше.

По сути для завершения подготовки к превращению в Бакалавра ему осталось самое «простое» — натренировать резерв и скорость поглощения, — а там уже можно было бы начинать думать и о смене ранга. Причём задолго до окончания десятилетнего срока… Вот только именно здесь и крылась самая большая его слабость. Практика давалась Малку крайне тяжело, и прогресс был едва заметен. За йорроховы полтора года резерв вырос до скромных двадцати трёх с небольшим эргов, а поглощение Силы… поглощение вообще не изменилось!

И пусть надежда добиться нужной цели всё же сохранялась, ситуация всё равно вызывала некоторое… напряжение. Потому что для прорыва через границу между рангами минимальный объём подконтрольной Ученику магии должен составлять тридцать пять эргов, и значит чтобы уложиться в срок Малку требовалось в год давать прирост более чем в полтора эрга. Формально в требуемые рамки он пока укладывался, вот только какой ценой! Несмотря на все старания тренироваться без поддержки у Малка не получалось. Все имеющиеся достижения на деле были заслугой господина Тияза. А если уж совсем быть точным, то его эликсиров. «Чёрная вдова», «Три слезы» — Малк принимал их ежемесячно, с ужасом ожидая момента, когда у него выработается иммунитет и придётся искать замену. Про цену он даже не спрашивал: к чему, если и без того понятно, что в ближайшие годы он точно не сможет расплатиться по долгам! И единственное, что ему оставалось, это выкладываться в практике и надеяться трудом переломить отсутствие таланта.

Самого Тияза Черепа после убийства Колосажателя Малк, кстати, так ни разу и не видел. Учитель заплатил за победу открытием старых ран и откатом Духа на грань распада. Так что на людях он не появлялся, пропадая в подвалах своей лаборатории. И даже с учениками общался только через Больдо — то ли доверяя ему больше других, то ли наоборот меньше других не доверяя. Понять ход мыслей столь могучего мага было далеко не так просто.

Впрочем для Малка главное было то, что к нему регулярно заглядывал Голем и либо передавал эликсиры, либо давал какое-нибудь особое задание: поучаствовать в охоте на демонов, добыть несколько редких трав, встретиться с представителями торговой компании и договориться о поставке ингредиентов. Иногда при выполнении подобного рода поручений его сопровождала Эйша, а порой и Кейталин. Происходило это, правда, не так часто — как и он девушки не бездельничали, сосредоточив усилия на выполнении своих собственных поручений. Змея практически не вылезала из дальних поездок, а Птица, будучи большой специалисткой по ритуальной магии, активно участвовала в восстановлении внутренней фракции.

Надо сказать, последнее неожиданно приобрело гигантский размах. Выживший и почти не пострадавший в битве директор «бедной» Школы словно бы открыл бездонную бочку с золотом, которая была способна обеспечить любой запрос ответственных за ремонтные работы Мастеров. Для разбора завалов и строительства новых домов необходимо нанять несколько бригад с соседних островов? Пожалуйста. Появилась идея создать несколько масштабных защитных магических формаций? Сегодня же заказывайте материалы. Прибыли представители судоремонтной компании, предлагающие поднять потопленный хеймдарский крейсер? Постараемся найти нужные средства!

Клайд Книжник, про которого говорили, будто у него лишней драхмы не допросишься, словно преобразился. И это наводило на определённые мысли. Вроде тех, что масштабные разрушения фракции были давно запланированы, и руководство Школы специально не вкладывалось в развитие, заранее зная, что всё придётся отстраивать заново.

Малк, порой, начинал задумываться о том, насколько глубоко в прошлое уходили корни охоты Тияза Черепа и его единомышленников на Колосажателя, а так же как далеко простирались её последствия в будущее. И почти сразу понимал, сколь мало ему известно и как невелики шансы докопаться до ответа. Или всё дело в том, то он просто не желал влезать в игры великих слишком уж глубоко? Всё-таки один раз роль катализатора он уже сыграл и повторно наступать на те же грабли было… как минимум недальновидно. Порой лучше не лезть на рожон и отдаться на волю судьбы. Будет возможность — он всё узнает, а пока… пока даже несколько чрезмерную поддержку Мастера следует воспринимать как данность, не докапываясь до истинных причин. И, йоррох побери, стараться стать хотя бы Бакалавром, не влезая в чужие интриги!

От размышлений Малка отвлёк появившийся официант, и он с ленивым интересом принялся наблюдать за тем, как тот расставляет блюда и наливает в бокал вино. В глаза бросилась охватывающая чужое запястье нитка с костяной бусиной — недорогим оберегом от демонических призраков, — и Малк усмехнулся. Это тоже можно считать наследием победы. После штурма у Школы не было недостатка в особых материалах. Тела демонических тварей, отравленные магией Магистра природные объекты, внезапно мутировавшие растения и животные — подобного рода трофеям не было числа. Чтобы переработать их в нечто такое, что можно превратить в звонкую монету, школьным алхимикам и артефакторам пришлось работать едва ли не в две смены! Но и отдача от этого тоже была немалая: тоненький ручеёк доходов Школы вдруг вырос в полноводную реку… которая в свою очередь влилась в идущий на восстановление поток.

Всё выглядело настолько продуманным, что стремительная трансформация Школы из гадкого утёнка пусть не в лебедя, но точно в гораздо более симпатичную «птицу», уже не казалась чем-то удивительным. Мало того, Малк не сомневался — если руководству удастся ещё и ранг источника поднять, то это будет полноценная заявка на возрождение былого могущества! Другое дело что подобного рода вещи относились к вопросам большой политики. Триумвират ведь не зря в своё время Школу в её нынешнее состояние приводил, чтобы потом позволить просто так подняться. Однако влезать в это Малку, слава Святым, так же не требовалось… Во всяком случае до той поры, пока о его статусе то ли агента, то ли подневольного помощника не вспомнят в Тёмной Канцелярии и на горизонте не появится госпожа Леара. И то, что этого до сих пор не произошло, Малк считал своей самой большой удачей!

Он отсалютовал бокалом тем добрым духам, благодаря усилиям которых его жизнь и вошла в светлую полосу, сделал небольшой глоток и с неожиданной лихостью вдруг решил для себя, что завтра же отправит Черепу прошение об отпуске. Вдруг выгорит! А так хотя бы домой в Колхаун съездит, сестрёнок повидает, мать с отчимом. Может к леди Марой «на чай» заглянет — зря что ли они периодически посланиями по мыслеграфу обмениваются…

Он позволил себе мысленно окунуться в детали предстоящей поездки, а потому едва не пропустил тот момент, когда в ресторане появились новые посетители. Причём хорошо ему знакомые посетители.

— Ф-фух, Малк. Весь день на тебя убили. Думал уже не найдём! — рявкнул Больдо и, уронив на пол два вместительных саквояжа, по-хозяйски уселся за стол прямо напротив Малка.

— А чего меня искать? Сам знаешь, что «Драхмы и эрги» мой любимый ресторан в Нимаде. Если я в городе, значит обязательно сюда загляну, — медленно протянул Малк и подозрительно покосился на вещи Голема. Один из саквояжей как-то очень уж сильно смахивал на тот, что служил ему верой и правдой вот уже несколько лет.

— Да, но ты чего во фракции-то сказал? Что на жальник поедешь, к Древу своему расчудесному. А сам где сидишь?! — возмутился Голем, с удивительной непосредственностью пододвигая к себе ближайшее блюдо и насаживая на вилку небольшого кальмара.

— Я там тоже был. Правда недолго. А потом сюда поехал… — протянул Малк и наконец не выдержал: — Это ведь мой саквояж, да?

— Твой, твой… — с набитым ртом сообщил Больдо.

Сказать что-то ещё он не успел — к столу подошла Эйша, пристроилась на соседний стул рядом с Големом и с обвиняющим видом ткнула в Малка пальцем.

— Ты чего с Призрачным Древом сделал, а?! Где мы теперь жёлуди брать будем?!

В голосе девушки звучала настоящая обида, и Малк её понимал. Даже если с магическим дубом действительно что-то случится, его плоды из списка обязательных к выполнению заданий Тияза Черепа всё равно не пропадут. И несчастные ученики вместо короткой поездки в ближайший к внутренней фракции лес станут совершать гораздо более длительные и утомительные вояжи на другой конец Риммы — именно там произрастало второе похожее дерево.

Вот только Малк со своим древесным приятелем точно ничего не делал.

— А что случилось? — нахмурился он, на время забыв о саквояже. — С утра Древо хоть и вело себя странно — категорически не желало делиться Силой, — но выглядело вполне себе здоровым.

— Засохло оно, — снова напомнил о себе Больдо, — и напополам треснуло…

— А сердце Силы вообще в труху обратилось! — подхватила Эйша. — Что возвращает нас к моему вопросу. Ты зачем источник нужных Мастеру ингредиентов уничтожил, гад?

Обида ушла, сменившись тонкой издёвкой. Стало понятно, что всерьёз никто предъявлять претензии Малку не будет, однако легче ему от этого не стало. Потому как для него смерть Древа была ещё большей потерей, чем для Тияза Черепа. В Пекло жёлуди, где он другое такое место для тренировок найдёт?! Не говоря уж о том, что полуразумное дерево было попросту жалко…

— Это не я, — сухо сказал Малк и незаметно погладил кончиками пальцев сумку на поясе, где у него лежала небольшая нефритовая шкатулка.

Шкатулка, в которой теперь хранились два удивительно крупных призрачных жёлудя, сегодня утром в прямом смысле подаренных ему Древом. Он ведь и вправду на жальнике не задержался — даже экипаж отпустить не успел, — только-только собрался расчистить участок под кроной для будущей медитации, как деревянный приятель вдруг стряхнул ему под ноги пару неизвестно когда выросших плодов, невнятно что-то проскрипел ветками и ментальным импульсом недвусмысленно потребовал убираться прочь…

— Тогда сочувствую. Сколько ты с тварью этой возился и вдруг такой поворот. Обидно, — совершенно неискренне посочувствовала Змея.

Малк медленно кивнул в ответ. Действительно, обидно. Тело погибшего во время нападения на Школу монстра, добытые в командировках сердца трёх слабых Демонических Воинов, купленная за драхмы кровь безымянных низших порождений Пекла — на исцеление Призрачного Древа он потратил уйму сил и средств. До последнего верил, что есть толк. И потому свалившиеся на него новости были словно гром среди ясного неба.

Мда, похоже с хвалой защищающим его духам-покровителям он переборщил. Или… это он просто добрался до конца той самой светлой полосы?

— Ладно, забудем про Древо. Вы зачем меня искали, — отгоняя мрачные мысли, тряхнул головой Малк и ещё раз покосился на саквояж, — и сумку мою сюда притащили?

— Почему это только сумку? Здесь вообще почти все твои вещи, — сухо засмеялась Эйша. — Лично собирала…

— Ага, а ещё посылочка от господина Тияза! — перебил её Больдо и, вытерев тыльной стороной ладони рот, отодвинул опустевшую тарелку. — В общем, Малк! Тебе надо срочно валить с острова. В идеале тебя вообще уже не должно здесь быть, но тут уж сам понимаешь.

— В смысле валить? — несколько обалдело переспросил Малк.

Он, конечно, собирался просить отпуск, однако что-то ему подсказывало: в данный момент его отправляли вовсе не с визитом к родственникам.

— В самом прямом. Сейчас выйдешь из ресторана, свистнешь извозчика и дунешь сразу в порт, — скучным голосом принялся объяснять Больдо. — Дальше найдёшь шхуну «Луиза», поднимешься на борт и уже вечером отправишься на Релак. Капитан мне должен, так что проблем с проездом не возникнет. Ясно?

— Ты так и не сказал, почему я вообще должен покидать Школу, — нахмурился Малк, — и к чему такая спешка…

Вместо ответа Больдо посмотрел на Эйшу и сделал приглашающий жест рукой. Девушка демонстративно закатила глаза.

— В Школу со дня на день прибывают проверяющие от Двух храмов и Четырёх Домов. Так что вся внутренняя фракция стоит на ушах и зачищает «хвосты», которые нельзя показывать столь серьёзным людям, — наконец объяснила Змея, после чего поймала недоумевающий взгляд Малка, и раздражённо бросила: — Да, ты тоже подпадаешь под эту категорию. Догадываешься почему?

Малк медленно кивнул. Единственное, что его сейчас отличало от рядового Ученика, это способность извлекать чужие Родословные — по крайней мере ничего другого ему на ум не приходило. Так что если к нему из-за чего и проявят интерес, то именно из-за этого. Вот только не слишком ли велико внимание к столь мелкой фигуре? Вполне могло бы хватить и какого-нибудь мелкого чиновника из жандармерии или той же Тёмной Канцелярии. Зачем сразу тяжеловесов в ход пускать?



— А какая официальная причина визита? — спросил он наконец.

— Будешь смеяться. Расследование нападения Магистра Хеймдарка на Школу Борея! — вставил свои пять оболов Голем.

— Погоди. Но прошло столько времени… — начал было Малк, но Больдо его перебил.

— Поэтому и говорю: будешь смеяться.

Однако Малка ответ старшего ученика не удовлетворил.

— К Йорроху время… Шесть Столпов ведь политикой и обычными войнами Школ не занимаются. Они на страже Запределья стоят, — нахмурился он и перевёл взгляд на Эйшу. — Я ведь правильно помню? — Дождался, когда она с усмешкой кивнула, и прищурив глаза тихо спросил: — Ни Школа, ни учитель ведь с Запредельем не связывались? Так?

— Если забыть про то, что именно ты у нас экспериментировал с разного рода Техниками на захваченном Голодными Мороками острове, то да, мы с Запредельем не играем, — невинным голосом сообщила Змея, после чего не выдержала и расхохоталась, запрокинув голову.

Малк мысленно помянул Йорроха с его воинством. Как будто эта стерва не знает, чем он в действительности на Левом Брате занимался…

— Столпы не только за Запредельем следят, но и Родословные контролируют. Чтобы кровь людей не разбавлялась Йоррох знает чем, чтобы Дома и Школы в своих экспериментах слишком уж глубоко в Пекло не ныряли… ну и чтобы у всяких разных не было соблазна воровать чужие наследственные умения, что тоже немаловажно, — чувствуя, что Малк вот-вот взорвётся, сообщил Больдо.

— То есть всё-таки дело в извлечении Родословных… — протянул Малк, искоса поглядывая на Больдо.

Тот демонстративно развёл руками. Однако чувствовалось, что за этим жестом скрывалась неловкость. В отличие от Змеи врать у Голема получалось плохо, и обмануть Малка он не смог. Во всей этой истории явно было что-то ещё, что-то действительно связанное с Родословными, но всё же напрямую Малка не касающееся.

А может вообще всё дело в той истории с наложением Морды на лицо Зарраха Колосажателя, в которой невольно оказался замешан Малк? И тогда слова про Родословные вообще не более чем ширма? Мысль была интересная, однако сейчас был точно неподходящий момент для её обсуждения…

— Ладно, я уехал, представители Столпов меня не нашли. Но разве это что-то изменит? — сказал Малк провокационным тоном. — Меня объявят в розыск, а на Школу и господина Тияза натравят жандармов, Канцелярию и Святые знают кого ещё. И к чему тогда лишняя суета? Играть в запрещённые практики хорошо до той поры, пока о них никто не знает. А раз слух пошёл, то…

— То твоё дело, Малк, добраться до Релака, получить новые инструкции и отправиться дальше. А наше… наше разгрести все местные дела и подготовить почву для твоего возвращения! — отрезала Эйша, начиная раздражаться.

Малк едва заметно усмехнулся. Значит, всё-таки инструкции будут, как и новые задания. Может вообще в этом и весь смысл его срочного отъезда, а? И прибытие проверяющих здесь не более чем повод или даже вовсе дымовая завеса? Но тогда от кого Мастер скрывается…

— Понял, — покладисто сказал Малк. — Сейчас допью вино и отправлюсь в порт. Только… возвращаться-то мне когда? И с кем держать связь? С вами или, — он сделал паузу и максимально нейтральным тоном продолжил, — со Стево?

Это было попадание в десятку. Больдо и Эйша оба внезапно вздрогнули и остро глянули на Малка. Упоминание Крыса явно им не понравилось. Вот только почему — это было непонятно. Особой любви к сильнейшему ученику господина Тияза ни у кого не было — это правда, — но и вражды ведь тоже. В какой момент между ними пробежал демон? И как их разлад связан с ухудшением состояния Черепа и превращением Стево в Мастера внутренней фракции?

— Не беспокойся, что и как делать узнаешь из инструкций учителя: блокнот с нужными записями лежит в вещах, — сухо сказала Эйша. — Главное, ради всех Святых, будь благоразумен и не лезь с дурной инициативой. Больше никаких писем со своими домыслами, никаких дешёвых интриг и заигрываний с теми, кто гораздо сильнее тебя. Одно лишь следование указаниям господина Тияза и точка. Договорились?

— Разумеется, — холодно улыбнулся Малк.

Происходящее совершенно ему не нравилось. Но… проклятье, если чему он и научился в Школе, так это сдержанности и умению молча принимать приказы господина Тияза. Во всяком случае до той поры, пока Малк ходит у него в учениках и ничего как маг из себя не представляет.

Правда, одно соображение его всё же примиряло с реальностью. «Изгнание» с острова, если отбросить связанные с ним странности, подразумевало множество поездок и новых впечатлений. Ну а так как Римма и его окрестности Малку давно уже наскучили, отъезд виделся прежде всего как возможность сменить обстановку. И это была та перемена, которую в данный момент он мог только приветствовать…

В порту Малк был уже через два часа. Мог бы добраться туда и раньше, но из мальчишеского упрямства он сначала закончил обед — аппетит ему не испортили даже яростные взгляды Змеи, — потом посетил отделение банка и закрыл там свой счёт, и лишь затем, к облегчению сопровождавших его соучеников, взял извозчика. Впрочем Больдо с Эйшей беспокоились зря — в районе причалов Малк всё равно оказался с большим запасом времени, так что до пришвартованной у дальнего пирса «Луизы» он добирался прогулочным шагом. Глазея по сторонам и откровенно наслаждаясь прогулкой.

До нужного ему корабля оставалось пройти саженей сто-сто пятьдесят, когда адски сигналя и едва не обдав его грязью из лужи мимо промчался паромобиль. Не иначе как чудом проскочив между ожидающими погрузки штабелями ящиков, машина подъехала к только-только причалившему флейту и лихо развернулась перед трапом. Учитывая, что в этой части порта разрешался проезд только для грузового транспорта, можно было не сомневаться — в Нимад прибыл кто-то очень и очень влиятельный. И Малк, к своей досаде, кажется даже догадывался кто именно.

Йоррох! Только ему так могло «повезти»!

Злясь на свою удачливость, Малк, тем не менее, продолжил шагать всё в той же неторопливой манере. Представители Столпов — если, конечно, именно за ними прибыл паромобиль — вряд ли знали его в лицо, а значит скрываться не имело смысла. Единственное, что могло его выдать, это приметный гомункулус, однако тут Малк подстраховался заранее. По уже выработавшейся привычке он вёл тварь максимально скрытным маршрутом. И в данный момент марионетка в одиночестве, благо издали она походила на крупную собаку, трусила по ту сторону тянущегося вдоль пирса забора, так что со стороны моря её было попросту не разглядеть.

В целом у Малка были все шансы разминуться с важными гостями, однако судьба была не на его стороне. Он только-только поравнялся с паромобилем, как по скинутому с флейта парадному трапу застучали каблуки и двое богато одетых мужчин сбежали на пирс.

Малк моментально окрестил их Тонким и Толстым. Первый отличался какой-то неестественной худобой — впалые щёки, ввалившиеся глаза, похожие на ветки руки. Даже очевидно сшитый на заказ шерстяной костюм болтался на нём как на вешалке, и лишь шляпа-котелок сидела словно влитая. В руках Тонкий держал продолговатый свёрток — если бы кто спросил Малка, то он без тени сомнения сказал бы, что это булава. Почему-то обмотанная бинтами и совершенно неподходящая хрупкому владельцу, но булава.

Второй был полной противоположностью первого. Невысокий, чуть ниже среднего, с огромным пузом и отвисшими щеками, он мог смело позировать для плаката о вреде ожирения. Жилет на нём едва не лопался, брюки некрасиво обтягивали ноги, а пухлые руки с похожими на сардельки пальцами неловко прижимали к груди футляр с каким-то музыкальным инструментом. Причём, судя по грозно выглядящим печатям на месте замков, вещь это была совсем не простая.

Малк с удовольствием изучил бы колоритную парочку получше, однако опасаясь привлечь к себе лишнее внимание, он лишь мазнул по колоритной парочке рассеянным взглядом и целеустремлённо зашагал дальше. Рассчитывая, что на этом его «знакомство» с представителями Столпов и закончится. И потому был крайне удивлён, когда уже заступивший на подножку паромобиля Толстый вдруг небрежно его окликнул.

— Эй, парень. Ну-ка постой!

Малк внутренне содрогнулся и обернулся.

— Да, уважаемый?

В голове у него при этом моментально завертелась карусель из десятков вариантов дальнейшего развития событий, один другого хуже. А где-то на заднем плане зазвучало пораженческое: «Йоррох, Йоррох, Йоррох!!!» И оттого вдвойне удивительней, что вместо ожидаемого вопроса о принадлежности к Школе Пепла, пузатый маг вдруг спросил:

— Слушай, мы раньше не встречались? Вижу в тебе что-то знакомое, а вот что конкретно никак не пойму…

Вид у Толстого был откровенно озадаченный. Словно он и вправду пытался что-то вспомнить, но у него никак это не получалось.

— Нет, господин… Младший Магистр, — с паузой сказал Малк, нарочито покосившись на выбившийся из-под сорочки собеседника серебряный жетон, и честно добавил: — я вижу вас впервые.

Вместо ответа Толстый перевёл взгляд на замершего столбом Тонкого.

— Не врёт! — не без раздражения бросил тот. — Так что полезай внутрь и давай, наконец, уедем из этого вонючего порта. Нам ещё несколько часов по дорогам трястись пока до места доберёмся. И я бы хотел оказаться там до того, как наступит ночь.

Толстый нахмурился, собрался что-то сказать, но потом обречённо вздохнул и, небрежно махнув Малку — мол, свободен, — скрылся внутри салона. Отправившийся за ним следом Тонкий не удостоил никчёмного Ученика даже взгляда, и через десяток-другой секунд машина покатила к выходу с пирса. Только тогда окончательно стало ясно, что инцидент можно считать исчерпанным, и Малк позволил себе облегчённо выругаться. По краю ведь прошёл, тёщу Йорроха к нему в дом!

Неожиданная встреча заставила забыть о былой неторопливости, и до «Луизы» Малк добирался практически бегом. Около трапа остановился, переключил духовное внимание на гомункулуса и потратил некоторое время на то, чтобы вывести марионетку из лабиринта ящиков, тюков, штабелей досок и брёвен. И только когда похожая на пса тварь заняла полагающееся ей место подле правого колена, по трапу поднялся на борт шхуны…

Вопреки ожиданиям проблем с проездом у него не возникло. Не было ни расспросов, ни попыток вымогать деньги, ни даже требований показать что-нибудь вроде письма от Больдо — услышав имя пассажира, капитан корабля пыхнул трубкой, подозвал юнгу и приказал отвести Малка в его каюту. На чём официальное знакомство было закончено, и отправленный в «командировку» Ученик оказался предоставлен самому себе.

Малка так и подмывало, по старой привычке, подняться на палубу, чтобы проследить за отплытием, однако вместо этого он запер дверь и взялся за разбор сумок. По результатам общения с соучениками данный вопрос вовсе не казался таким уж маловажным. И проблема была даже не в Эйше — от которой точно не стоило ждать аккуратности в сборе вещей, — больше всего Малка беспокоили участие в сборах Больдо и упомянутая им «посылка от господина Тияза». Что-то здесь явно было не так!

Поэтому отставив свой саквояж в сторону, Малк первым делом принялся потрошить «подарок» Голема. И как оказалось не зря: внутри тут же обнаружились две дюжины флаконов с эликсирами «Чёрная вдова» и «Три слезы». Годовой запас, Йоррох его побери! Причём выданный без просьб, утомительной торговли и серьёзных клятв — просто потому, что Малку без него никак.

Девятеро, это было настолько неожиданно, что Малк растерялся. Откуда такая забота и предусмотрительность? В какой момент он из самого младшего и самого бесталанного ученика господина Тияза превратился в самого любимого? Тут волей-неволей начнёшь подозревать что эгоиста и циника Черепа подменили враги, а в его лаборатории сидит кто-то другой. Кто-то весьма благожелательно настроенный к Малку…

Скептически хмыкнув из-за пришедшей в голову глупости, он опять склонился над саквояжем. И уже доставая последний пузырёк, вдруг понял, что коллекцией алхимических препаратов «посылка» не ограничивается. Под магическими лекарствами, занимая большую часть сумки, лежала высокая продолговатая коробка. Серая, невзрачная, однако в глазах Малка невообразимо таинственная. Ведь он понятия не имел, что может находиться внутри.

Не без труда вытащив находку из сумки, Малк водрузил её на стол и принялся изучать внимательным взглядом. Затем вздохнул, с кривой ухмылкой покачал головой, вытянул из ножен тесак, примерился и… с хэканьем метнул оружие в дальний угол каюты. Туда, откуда он своим духовным чутьём ощущал пусть едва заметные, но всё же различаемые магические вибрации.

Бешено вращаясь, клинок пролетел через всю комнату, врезался в нечто невидимое, после чего со звяканьем отскочил под кровать. Первая атака закончилась очевидной неудачей, однако Малк был слишком опытен, чтобы делать ставку на один единственный удар. Тесак ещё находился в воздухе, когда он принялся накладывать на себя Панцирь, чтобы затем сразу же обрушить на незваного гостя поток Искр — с его Властью это некогда безобидное заклинание превратилось в нечто гораздо более серьёзное.

— Кто ты?! — рявкнул Малк и, не дожидаясь ответа, ринулся вперёд.

Дальнейшее слилось для него в какой единый неразрывный ком. Вот он на расстоянии вытянутой руки от противника. Сначала в то место, откуда отлетел тесак, наносит удар раскрытой ладонью с вложенным Рассеиванием, затем сразу же бьёт второй рукой, правда теперь уже с другим заклинанием… Тем самым, что он изучил после победы над хеймдарским Магистром… Сразу же где-то глубоко внутри возникает вспышка радости из-за прошедшей атаки, появляется предвкушение близкой победы и… всё вдруг встаёт с ног на голову!

Возникший из воздуха Водный Кулак одним махом проломил Панцирь, и Малка сшибло с ног. Он попробовал подняться, но куда там. Сначала незримыми тисками сдавило виски — в глазах аж потемнело, а сама мысль о сопротивлении стала откровенно мучительной. Ну а спустя секунду в горло уткнулось острие тяжёлой рапиры.

— Проклятье! — только и смог прохрипеть Малк.

Тем временем воздух над ним задрожал, и в каюте появилась облачённая в облегающий чёрный комбинезон фигура. Лица не было видно — его скрывала маска, но, судя по характерным изгибам, это могла быть только женщина. В одной руке противница сжимала рукоять клинка, а в другой… в ладони другой клубилось зелёным заклинание Малка.

— Какое интересное проклятье. Есть в нём что-то неуловимо знакомое, но что… Как называется? — вдруг спросила она после нескольких секунд изучения перехваченной волшбы.

Вопрос не успел отзвучать, как Малка накрыло удушливое одеяло сильнейшего влечения. Боль, страх, ярость, гнев — всё отошло на второй план, уступив чудовищному вожделению. Стыдно признаться, Малк едва не сломался. Слишком силён оказался контраст между горячкой боя и переключением на животные инстинкты, чтобы вовремя его перехватить и… да, пересилить. Или хотя бы попытаться это сделать. Потому как просто проигнорировать подобное Малк был точно не способен.

В итоге с трудом вынырнув из липких объятий безумия, он всё же нашёл в себе силы запустить ту часть Техники Дождя боли, что давно слилась с его Духом, и лишь тогда смог вернуть себе некоторую ясность ума. А осознав, что с ним происходит, прохрипеть:

— Это Проклятье Нежизни… госпожа Леара.

Как бы властная красавица ни маскировалась, но голос, а главное — характерную магию, скрыть она не могла. Так что для Малка не узнать куратора из Тёмной Канцелярии было невозможно.

— А, поняла… И получили вы его, вывернув наизнанку свою «лечилку», — фыркнула госпожа Леара, возвращая рапиру в ножны.

Немного помедлила, после чего со смешком швырнула проклятье обратно Малку. Видимо желая посмотреть, как тот с этим справится. Вот только удивить своего агента у неё не получилось: господин Тияз тоже любил развлекаться подобным образом. И Малк уже привычно перехватил чары Властью, чтобы тотчас ловко рассечь их сжатым в скальпель Рассеиванием.

— Молодец. Вижу, время в Школе Пепла вы не впустую потратили, — мурлыкающим голосом сказала госпожа Леара и, отступив, медленно стянула маску. — Подниматесь. Есть разговор.

Чувствуя, как стремительно ослабевает напор наведённых магией эмоций, Малк медленно встал и с вымученной улыбкой потёр то место, куда пришёлся удар Кулака. Интересно, какой ранг у госпожи из Тёмной Канцелярии, если она так легко пробила его защиту. Младший Магистр? Магистр? Или дело не в ранге, а в тех знаниях и навыках, которые доступны магам самой влиятельной тайной службы Борея?

— Кстати, а почему вы на меня марионетку не натравили? Я ждала, — вдруг спросила госпожа Леара, заглянув под стол, где соляным столпом замер гомункулус.



Объяснять, что ему до сих пор плохо удаётся драться и параллельно управлять марионеткой, совершенно не хотелось. И Малк лишь неопределённо пожал плечами.

Тем временем магичка подошла к столу, взяла в руку флакон с одним из эликсиров и с усмешкой его потрясла.

— Осторожно! — не выдержал Малк.

Чем мгновенно разозлил госпожу Леару. Нехорошо сощурив глаза, она со стуком вернула пузырёк на место, сделала шаг навстречу Малку и… хлестнула обнаглевшего Ученика незамеченным ранее хвостом. Йоррох его знает, почему он до этого не обратил внимание на столь примечательный объект, но у чародейки к одежде на ягодицах действительно крепилось нечто похожее на хвост суккубы. Да не просто крепилось, а подчинялось командам хозяйки, в нужный момент действуя как шоковая плеть.

Боль была адская. Вот только с ней Малк справляться умел и после удара даже не поморщился. Хотя тут свою роль могло сыграть и удивление: несмотря на все признаки Родословной суккубы, открыто демонстрируемые роковой красавицей, он вдруг осознал, что всё это не более, чем ширма. В конце концов он уже встречался с настоящей демоницей и прекрасно помнил, какие духовные вибрации она испускала. Госпожа Леара ощущалась совершенно иначе.

Это получается что принципу: «Чем меньше о тебе знают, тем выше шансы выжить!», следует не один лишь Тияз Череп, да? И сейчас он узнал нечто такое, что можно считать секретом могучей чародейки? Девятеро, да ради такого и удар плетью получить не жалко!

— Нужно объяснять за что? — грозно спросила госпожа Леара.

— Нет. И как Ученик старшему магу приношу свои извинения за дерзость, — ответил Малк с каменным выражением лица, чем вернул магичке некоторое расположение духа.

— Вот и отлично. Открывайте коробку, хочу увидеть, что внутри, — тоном, не предусматривающим отказа, потребовала госпожа Леара и посторонилась, пропуская Малка к столу. — И да, советую начать с того, чтобы капнуть на неё кровью.

Малк кивком поблагодарил за совет. Однако сразу выполнять приказ не стал. Сначала достал из кармана мел и, заключив шкатулку в окружность, сотворил Защитный Круг. Вскрывать артефакты, требующие для активации кровь, без страховки он не стал бы даже под угрозой смерти…

По привычке он было собрался проверить целостность ритуальной фигуры ещё раз, но тут терпение госпожи Леары лопнуло. Схватив Малка за руку, она чиркнула острым как бритва ногтем по подушечке его большого пальца и стряхнула кровь на крышку шкатулки. После чего моментально раздался щелчок, и крышка коробки неспеша сдвинулась в сторону.

— Так, что тут… Книги? Такие предосторожности ради каких-то книг?! — воскликнула госпожа Леара, сунув нос внутрь шкатулки.

Одну из находок она даже достала и прочитала название.

— «Базовые принципы управления марионетками»? Серьёзно?! А что-нибудь хотя бы чуть менее примитивное, чем этот учебник, вам в Школе могли дать?

Красавица с осуждением швырнула книгу обратно в коробку и со стуком задвинула крышку. Вещи Малка её больше не интересовали, так что она отошла к кровати и с грацией светской львицы уселась на самый край.

— Будем считать любопытство я удовлетворила. Теперь можно и делами заняться, — с едва заметной фальшью в голосе сообщила госпожа Леара и, элегантно взмахнув кистью, добавила: — Рассказывайте!

— О чём? — нахмурился Малк.

Мало того, что его раздражала перспектива стоять перед этой женщиной, точно школьник перед учителем, так она ему ещё и поиграть в загадки предлагала. Он как-то от подобного отношения уже отвык.

— Да обо всём! — хищно усмехнулась госпожа Леара. — Честно говоря, передавая вас на попечение Жака Улья, я ни на что особо не рассчитывала. В моих глазах вы были тем, кого не жалко отдать толстяку. Слабый и бесперспективный маг, необученный и плохо замотивированный агент… Счастье, что такой ресурс вообще кому-то понадобился. — Красавица обидно засмеялась. — Я уж было о вас вообще забыла, как вдруг всплывают такие подробности. Предательство Улья, ваш переход под крыло к Черепу, война Школы Пепла с Заррахом Колосажателем… Слушайте, у вас прям талант влипать в неприятности!

Малк еле сдержался, чтобы не выругаться вслух. Талант, поимей её всё воинство Пекла?! Неприятности?! Это она так вражду двух Младших Магистров и битву с Магистром называет?!! Да он едва не сдох!!

Увы, высказать всё то, что вертелось у него на языке, Малк не мог. Вместо этого он вздохнул и, мысленно сосчитав для успокоения до девяти, принялся излагать своё видение истории полуторагодичной давности. Разумеется без упоминаний своей роли в извлечении Родословных, а также опуская всё то, что касалось его магических изысканий. О тайнах господина Тияза он тоже старался по возможности умалчивать, но вот именно здесь и крылась основная слабость его слепленного по ходу беседы повествования. Хотя бы потому что именно ради секретов Черепа всё их общение с куратором Тёмной Канцелярии кажется и затевалось.

Поэтому стоило рассказу Малка хоть немного вильнуть в сторону от известной госпоже Леаре канвы событий, как тут же следовал едкий комментарий и проштрафившемуся агенту вопреки желанию приходилось говорить правду. Или нечто очень на неё похожее.

— Знаете, конечно можно вас дожать и выудить остальные подробности, но… пока достаточно и того, что я услышала, — примерно через час сообщила госпожа Леара выжатому как лимон Малку. — В конце концов если вскроется, что вы утаили нечто действительно важное, вас всегда можно взять за глотку и поспрашивать уже другими способами, верно?

Красавица ласково улыбнулась, однако от этой её улыбки у Малка по коже побежали табуны мурашек. И для сохранения внешнего спокойствия ему потребовалось на пару секунд погрузиться в транс.

— Вы ради одной этой истории пришли? — спросил он, наконец собравшись с духом. — Если да, то… — Малк оглянулся и развёл руками, — то для нашего общения вы выбрали не слишком-то подходящее место и время.

Дерзкий ответ госпожу Леару на этот раз ни капли не разозлил. Наоборот, она кивнула и покровительственно улыбнулась.

— Ой, рассказ ваш не более чем сладкий десерт после плотного обеда. Гораздо больше меня интересует основное блюдо…

— Не понимаю, — нахмурился Малк.

— Да? А стоило бы, — уже лишённым какой бы то ни было игривости голосом, сказала госпожа Леара. — Или будете утверждать, что ничего не знаете о той торговле, что развёл с Канцелярией ваш разлюбезный Череп?

Малк вздрогнул. О торговле? О какой ещё в Пекло торговле он должен знать? В голове у него лихорадочно закрутились шестерёнки. В памяти начали всплывать все те странности, свидетелем которых он стал в последние год-полтора. Ранение господина Тияза, активность Мастеров Школы, намёки на разлад между старшими соучениками… В свете слов куратора всё это начало складываться в некую единую картину.

— Стоп, или это действительно для вас новость? — вдруг удивлённо протянула госпожа Леара, которая всё то время, пока он пытался свести концы с концами, не сводила с него глаз.

— Видимоне совсем, — расстроенно возразил Малк.

Девять тысяч демонов, он так радовался, что стоит в стороне от интриг и дрязг магов, а оказалось, что давно уже увяз в этой грязи по самую макушку. Проклятье!

— Дело ведь в тех знаниях, что Череп из Зарраха Колосажателя выкачал, да?

Госпожа Леара пару раз поощрительно хлопнула в ладоши.

— Именно, в них. Ваш полудохлый Мастер в своей погоне за могуществом ухитрился добыть такую бомбу, что она способна взорвать не только Борей, но и окрестные страны. А от него самого не оставить и пыли! — с каким-то скрытым восторгом в голосе сообщила госпожа Леара, но тут же взяла себя в руки и уже спокойнее добавила: — Однако надо отдать Черепу должное: ему хватило ума вовремя понять всю шаткость своего положения и сделать правильный выбор…

— Хватило ума или его поставили в условия, когда у него не осталось другого выбора? — по какому-то наитию спросил Малк.

— Это так важно? — рассмеялась госпожа Леара, после чего резко посерьёзнела: — Однако возвращаемся к вам. А что вы мне можете сказать на этот счёт?

От её пронизывающего взгляда Малк снова ощутил как его охватывает холод. Он зябко повёл плечами и осторожно сообщил:

— Кроме того, что содержимое башки Колосажателя и есть главная причина устроенной на него охоты? Ничего. Знаю, что это звучит странно, но…

— Но до серьёзных дел вас всё равно не допускают, а в сложный период и вовсе отсылают прочь, — задумчиво продолжила за него госпожа Леара. — Действительно странно…

Малк на это лишь развёл руками и обезоруживающе улыбнулся.

— Никогда не думал, что буду рад это сказать, но в данном вопросе я для вас… бесполезен!

Погрузившаяся в свои мысли госпожа Леара покосилась на Малка, тихо фыркнула.

— Бесполезных людей не бывает. Бывают лишь те, кому не смогли найти применение, — назидательно сказала она. — Уж не знаю почему Тияз вас так выделяет, но простых и ничего из себя не представляющих учеников не высылают из Школы в опасный момент. И уж точно им не вручают целый саквояж эликсиров, которые может себе позволить не всякий Бакалавр. А раз так, то на фоне нашего зарождающегося сотрудничества с Черепом ваша ценность гораздо выше, чем выможете себе представить!

— Доверяй, но проверяй? — скривился Малк.

— Именно. Слишком уж Череп скользкий, чтобы пускать дело на самотёк… Канцелярии нужна страховка, — с полуулыбкой сказала куратор. — И вы на эту роль вполне подходите.

— Подхожу для чего?! — не выдержал Малк. — Я даже не понимаю в чём суть вашей сделки с господином Тиязом!

— А вам и не надо этого понимать. Хотите знать подробности — спрашивайте своего Мастера. Нам же нужно чтобы в случае появления в окружении Черепа новых «покупателей», мы узнали о них в числе первых, — сказала госпожа Леара и с нажимом добавила: — И мы с вашей помощью обязательно это узнаем!

Нарисованные перспективы нравились Малку всё меньше и меньше. Поэтому он набычился и зло бросил:

— Смотрю с каждой нашей встречей ценность «никому не нужного ресурса» становится всё выше и выше, да? А может чем ко мне цепляться, вы лучше своими конкурентами займётесь? Шестью Столпами, например?

— Они нам пока не конкуренты! — как-то чересчур поспешно отрезала госпожа Леара. — Они пока только присматриваются и пытаются понять, насколько всё серьёзно…

— Как скажете, вам виднее! — Малк с показным равнодушием развёл руками. — Тогда зайдём с другой стороны, — тут он немного помедлил, но потом всё же твёрдо выдал: — Я просто не хочу больше с вами работать. При условии, конечно, что наши взаимоотношения вообще можно назвать работой или хотя бы сотрудничеством…

Он был готов к чему угодно. К гневу, к угрозам, к шантажу, но не к тому, что госпожа Леара снисходительно улыбнётся и со скучающим тоном сообщит:

— Вы всерьёз считаете, что с Тёмной Канцелярией можно вот так вот легко порвать?

— А почему нет? Что вы мне сделаете? В старых делах обвините или аристократам продадите? Так шумиха поднимется, ваши делишки со Школой наружу тут же выплывут. Вам этого не надо. Учителю про наши «отношения» расскажете? Так он о них знает, а чего не знает, о том догадывается. И опять из-за него же вы как-то иначе меня трогать не будете, — принялся рассуждать Малк, всё больше и больше входя во вкус. — При таком раскладе мне Канцелярии бояться не надо…

Вот только на госпожу Леару его доводы почему-то не впечатлили.

— Хорошая попытка, — снисходительно сказала она, — хвалю. И про шумиху, и про Мастера вашего — всё верно. Правда, чересчур уж сильно на покровительство господина Тияза я бы сейчас не рассчитывала. Слишком уж лакомый кусок ему достался, тут впору не о защите учеников, а своём спасении думать надо… Но даже если и так, даже если Череп вывернется и вас прикроет. А о родственниках ваших он тоже позаботится? Сёстрах, матери?

— Что?! Да как вы… — моментально вспыхнул Малк, который действительно забыл о своих близких.

С которыми у него хоть и были сложные отношения, но это всё равно не делало их чужими.

— О, не надо делать такое страшное лицо. Трогать никто никого не будет. Но осложнить жизнь… Почему нет? Перекрыть дорогу в маги, устроить так, чтобы они навсегда остались в Колхауне, лишить возможности нормально зарабатывать… Вариантов бесчисленное множество. Я уж не говорю о том, что можно и на другие ваши слабые точки нажать. Взять хоть ту же девчонку, которой вы уже четыре мыслеграммы послали… Её тоже можно прижать, а у неё и без того жизнь непростая. Ну так как, надо бояться Канцелярию?

Малк сдавленно выругался. И не то чтобы он всерьёз верил, что сможет без проблем ускользнуть из лап тайной службы, но… надежда, надежда была!

— Не спорю, угроза серьёзная. Но вы же понимаете, что для нормального сотрудничества этого… недостаточно? — наконец глухо сказал он.

Госпожа Леара медленно кивнула.

— Разумеется. Одних угрозами многого не добьёшься, нужен ещё и материальный интерес. Тогда как насчёт этого… На период наших взаимоотношений ежемесячно на ваш счёт в банке будет зачисляться по двадцать драхм, а по завершении всего мы поможем снять чёрную звезду?

— Уже лучше, — хмыкнул Малк, несмотря ни на что решив выжимать из ситуации максимум возможного, — но как-то маловато мотивации. Может…

— Достаточно! — оборвала его госпожа Леара и уже спокойнее добавила: — потому что есть ещё аванс… Вас ведь в нашу прошлую встречу родня по отцу интересовала? Что ж, теперь мне есть что сказать на этот счёт. Теперь мотивации достаточно?

Повисла некоторая пауза, в течение которой Малк пытался переварить полученную информацию, а госпожа Леара с интересом за этим наблюдала. Однако длилось это недолго. В ситуации, когда у тебя лишь видимость выбора, нет смысла тянуть с ответом. Поэтому в какой-то момент Малк зло скривился и коротко бросил:

— Достаточно.

И это его согласие словно поставило точку во всей встрече. Добившись своего, красавица вручила Малку миниатюрный кожаный тубус, посоветовала тщательно изучить изложенные там способы связи, после чего активировала невидимость и… выскользнула за дверь. Несколько растерявшийся Малк тут же кинулся следом — у него вдруг возникло острое желание выяснить под кого из пассажиров или членов команды она будет маскироваться, — но госпожа Леара и на этот раз смогла его удивить. Даже не пытаясь приглушить вибрации, по которым он её выслеживал, чародейка поднялась на палубу, а затем с явно адресованным Малку смешком выпрыгнула заборт. Словно они находились не в открытом море, а как и прежде в гавани нимадского порта.

— Суккуба ты, как же. Маг Огня ещё скажи… — только и пробормотал на это Малк.

И под впечатлением от странного визита в полнейшем раздрае вернулся обратно в каюту.

Впереди его ждала бессонная ночь и бесчисленные попытки понять зачем в действительности к нему приходила эта смертельно опасная дама. Почему проигнорировала службу Малка предателю Жаку Улью — и плевать, что он оказался под его началом не по своей воле, — а также почему так и не подняла в беседе тему его участия в извлечении чужих Родословных. Последнее это же вообще идеальный рычаг для воздействия! Как же, повсеместно осуждаемая практика, за которую официальные власти любого раздавят и не поморщатся… Вот только почему-то про рычаг этот никто даже не вспомнил, словно Малк никак с запрещёнными практиками не пересекался. Удивительная избирательность.

Впрочем был ещё один вопрос, который срочно нуждался в ответе.

Уже в своём кубрике, за закрытой дверью и после тщательного изучения духовных вибраций — на случай, если госпожа Леара вдруг решила вернуться, — Малк снова взялся за шкатулку.

— Книги, говоришь? «Базовые принципы управления марионетками»? — пробормотал он со смешком. — Тогда почему я вижу нечто иное?

На этих словах Малк достал из коробки кожаный блокнот — даже отдалённо не похожий на книгу — и задумчиво его пролистал. Все листы были чистыми, так что где тут куратор увидела название книги было решительно непонятно.

Однако бумагами содержимое шкатулки не ограничивалось. Остальные вещи были прикрыты куском алого бархата, который Малк, не задумываясь, тут же сдвинул в сторону. Заглянул внутрь и в полнейшем обалдении увидел два удивительно знакомых предмета. Почему-то сильно уменьшившийся, но тем не менее вполне узнаваемый череп демонического фамильяра Зарраха Колосажателя и… маску из человеческой кожи. Ту самую маску, которую ученики господина Тияза так уничижительно называли Мордой. И без которой сама охота за тайнами хеймдаркца была невозможна.

— Сука! Сука! Сука!! — куда-то в пространство прорычал Малк, стремительно осознавая ужасное: он опять куда-то вляпался…

Глава вторая, в которой герой защищает ребёнка

В Догараз «Луиза» прибыла в середине дня, когда там уже вовсю кипела местная жизнь. Причём протекала она настолько бурно, что на её фоне Нимад казался сонным царством. Куда ни кинь взгляд, обязательно увидишь вразвалочку шагающего моряка, сгибающегося под тяжестью клади портового рабочего, бегущего автоматона или разыскивающего своё судно пассажира. Здесь не было места для праздности. Все куда-то спешили, что-то делали, чем-то занимались…

Жаль только деятельность эта не всегда была безопасна для окружающих. Не успев сойти на берег, Малк уже стал свидетелем массовой драки — две группы грузчиков при полном попустительстве жандармов выясняли права на разгрузку трёхпалубного галеона, — а через пять минут у соседнего причала его и вовсе попробовал обокрасть какой-то оборванец. Мерзавец выскочил из-за груды камней и видимо нацелился сбить Малка с ног, однако не на того напал. Встречный пинок в грудь ласточкой отправил негодяя туда, откуда он появился. И собственно на этом конфликт Малка со здешним сбродом закончился. Связываться с человеком его комплекции и темперамента дураков не нашлось.

Несмотря на столь негостеприимную встречу Малку в Догаразе понравилось. Витал здесь в воздухе какой-то дух, которого ему не хватало в местах гораздо более цивилизованных. За несоблюдением привычных законов, проблемами с безопасностью и отсутствием банальной гигены пряталось нечто удивительно притягательное. Некое свойство, характерное лишь для всего того, что принято называть фронтиром. Той линией, которая отделяла мир людей от мира дикой магии.

Надо сказать, когда Малк понял, что флейт вместо того, чтобы взять курс на главные торговые ворота Релака — Цандиран, двинулся сначала на юг, а потом, обогнув Релак с запада, направился к самому южному порту республики Борей— Догаразу, то даже растерялся. Размышляя над словами соучеников о необходимости убраться из Школы, он почему-то искренне считал, что «пережидать шумиху» ему предстоит в местах пусть и не совсем спокойных — ведь спокойствие там, где контроль и диктат власти Триумвирата, чего ему сейчас точно было не нужно, — но и не в двух шагах же от Яванского пояса!!

Однако «Луиза» доставила его именно туда, куда доставила. И Малк получил возможность познакомиться с тем миром, о котором обычные филистеры, пусть они даже девять раз маги, могли разве что слышать. Так в группе скучающих в окружении сумок и ящиков воинов Малк внезапно узнал охотников на монстров — слишком уж характерный набор оружия. В небольшом двенадцатипушечном шлюпе, пришвартованном между торговой шхуной Сконда и борейской канонеркой заподозрил вольного капера — или пирата, если смотреть с позиции сопредельных держав. А у двух почтенных седовласых джентельменов, хищными взглядами изучающих красавицу-яхту какого-то толстосума, заприметил знаки скандально известной Школы Пяти углов. Выпускники этой двухзвёздочной Школы, специализирующейся на обучении боевых магов, так часто мелькали в разделе криминальной хроники, что никто даже не сомневался — это не случайность, а закономерный итог соответствующего воспитания.

Пираты, бандиты, маги-экспериментаторы и просто авантюристы — вот те, ради кого существовал самый южный порт Борея. Чьи интересы обслуживал и кому служил тихой гаванью. Причём далеко не всегда это были разные группы людей. Уставшие от кровавого промысла пираты сплошь и рядом «отвлекались» на охоту на монстров, а занятые запрещёнными исследованиями маги прятались под личинами героических борцов с демонами или становились защитниками от произвола морских разбойников. Здесь, на земле Борея все они соблюдали видимость законности, даже платили налоги, и только там, по ту сторону фронтира, снимали маски и давали волю своей природе.

Если бы целью Малка было зарабатывание денег, то лучше места для организации какого-нибудь предприятия было не сыскать. Наряду с загнанной под пресс цивилизации дикостью, плохо сдерживаемой агрессией и удалой или даже безумной лихостью, в атмосфере порта так же витал ещё и запах денег. Больших денег. Лёгких денег. Да, идущих рука об руку с огромным риском, но с другой стороны, на то и богатство, чтобы была опасность его потерять!

Малк даже позволил себе помечтать, как он откроет здесь какую-нибудь контору по закупке алхимических материалов или займётся организацией охотничьих экспедиций, как обязательно — какие сомнения? — станет магнатом и как вернётся домой в блеске могущества, богатства и славы… Однако затем вспомнил кто он, какими ресурсами обладает, зачем сюда прибыл и моментально вернулся из небесных эмпиреев обратно на землю.

В этом порту республики Борей если он когда и остановится на длительное время, то точно не сейчас. Ведь днём ранее, ещё на «Луизе», переданный Больдо блокнот вдруг испустил духовную вибрацию и на самой первой странице почерком господина Тияза выдал лаконичное: «По прибытии в Догараз возьми корабль и отправляйся на остров Фляк. Остальное позже.»

К чему, зачем — никаких объяснений. Даже о том, что его ждёт в указанном месте, не сказано. Просто Малк должен отправиться на доселе ему неизвестный остров в Яванском, Йоррох его побери, поясе и… и всё. Остальное не его ума дело!

Подобное отношение несколько нервировало. Чтобы хоть как-то разобраться в ситуации, Малк задумался было о гадании, однако в последний момент от этой идеи отказался. Если забыть о том, что поездка с метками на Духе в самый рассадник демонов это не более чем экзотический способ самоубийства, то для успешного прогноза всё равно требовалось иметь хоть какое-то представление об объекте прорицания. Малк же не знал о Фляке ровным счётом ничего. Потому и готовиться к поездке — после того, как успокоился — стал по максимуму.

Сойдя на берег, он тотчас отправился в вояж по лавкам. Сначала закупился обычным набором бывалого путешественника — припасами на две седмицы, порохом, свинцом и капсюлями, заряженным кристаллическим песком, — а потом отправился за вещью гораздо более дорогой и экзотичной. За Зеркалом Друзала. Когда до Малка дошло, что поездка на остров Фляк вполне может оказаться не более чем промежуточной точкой в длинном и сложном путешествии по отдалённым от цивилизации местам, а у него нет инструмента для тренировок, он забыл про покой и сон. И если бы не нашёл нужный ему магический артефакт в магазинчике на портовой площади, то вряд ли решился бы продолжать выполнять задание господина Тияза.

А так… Со всеми покупками Малк справился за день. Даже корабль нашёл, который мог его на остров отвезти, во что поначалу вообще не верил. Думал придётся минимум несколько дней подождать. Однако нужное судно ему нашли в шестой по счёту конторе, бойкий приказчик тут же познакомил со шкипером, а утром следующего дня, после ночи в дешёвой гостинице, Малк на борту одномачтового шлюпа «Тишайший» уже вышел в море.

Единственное, что омрачало его радость, это траты на подготовку к отъезду. Если остров Римма Малк покидал состоятельным человеком — тогда с собой у него было около четырёх сотен драхм, — то когда он поднимался на борт шлюпа, количество драхм в кармане уменьшилось до ста тридцати. Пять золотых ушло на покупку нужных в путешествии вещей, двести сорок стоило приобретение походного Зеркала и ещё два с половиной десятка пришлось потратить на оплату билета. За меньшую цену плыть на остров Фляк шкипер просто не соглашался.

Тем не менее, главная цель — найти корабль и отправиться к проклятому острову — была достигнута, и теперь Малк мог сосредоточиться на вещах, которые касались уже непосредственно его самого, его будущего и его интересов. Так что щёлкнув замком на двери каюты и усевшись за стол, он принялся чуть подрагивающими от волнения руками распаковывать купленное Зеркало.

— Что там тот хитрован говорил? Практически новая модель, всего десять лет как из мастерской вышла? Что ж, посмотрим, посмотрим… — протянул Малк, срывая вощёную бумагу.

Наконец, перед ним появилась чёрная металлическая полусфера с парой окуляров на вершине, двумя ручками по бокам и десятком верньеров, раскиданных по всему корпусу. Выглядело это не слишком удобно, но комфорт — последнее, о чём думал Малк при покупке. Гораздо больше его волновали расширенные функции прибора, и вот с ними всё как раз должно было быть очень даже неплохо.

Щёлкнув выключателем и дождавшись, когда инструмент прогреется, Малк заглянул в окуляры и одновременно активировал Три Призрачных Пульса. В голове моментально зашумело, однако неприятное чувство быстро прошло. Вместо этого возникло ощущение, что у Духа Малка теперь есть некая незримая опора. Нечто такое, что позволит на себя опереться во время практики Тайного Искусства, и что не даст «упасть» в случае каких-то нештатных ситуаций.

Промедитировав таким образом около получаса и сочтя, что этого достаточно для оценки, Малк прервался, повернул один из верньеров, после чего дождался появления перед внутренним взором нужных ему строк и вдумчиво принялся их изучать. Формула Сбора, рейтинг Власти, стабильность Тайного Искусства, характеристики Духа — пунктов было немало, однако Малка интересовали лишь те, что напрямую зависели от качества артефакта.

— Так… Коэффициент увеличения скорости сбора мог бы быть и получше за такие деньги, как и влияние на эффективность работы Трёх Пульсов… — несколько разочарованно сказал Малк, однако поддаваться унынию не стал и пробормотал: — Но я ведь тебя не ради этого купил, правильно?

Кисло кивнув собственным словам, Малк произнёс заклинание Призрачных Рук, и у него из груди тотчас выросли две полупрозрачные конечности. Достижение состояния полного освоения чар удвоило их эффективность, однако со стороны это всё выглядело как-то слишком уж необычно, если не сказать пугающе. Впрочем сейчас Малка волновала вовсе не эстетическая сторона вопроса.

Он замер, прислушался к своим ощущениям… и, спустя пару минут, неопределённо фыркнул. С прошлого раза ничего не изменилось, и новые магические конечности он всё так же ощущал донельзя странно. Руки воспринимались одновременно и как нечто близкое для его тонкого тела — пусть не неотъемлемая часть, но и не абсолютно чуждый объект, — и в то же время как нечто болезненно неправильное. Причём неправильность эта шла не со стороны заклинания, а со стороны Духа! Который словно бы не «дотягивал» до уровня призрачных дланей.

Разобраться с подобным собственными силами было невозможно — наверняка мог помочь Череп, да только где же его найти? — и Малк сделал ставку на дорогой артефакт. Теперь же предстояло выяснить насколько он был прав… или не прав, что значительно хуже!

Постоянно сверяясь с инструкцией, Малк изменил настройки Зеркала и с удовлетворением прислушался к новому гудению. Затем опять заглянул в окуляры… и, восхищённо выругавшись, поприветствовал появление на месте прежнего списка новой строчки: «Ход трансформации смертного тонкого тела в призрачное — двадцать четыре с половиной процента».

Как ни странно, абсолютно новой данная информация для Малка не была. И о том, что такое «трансформация тонкого тела» он знал. В одной из прочитанных в Школе книг преобразование Духа давалось как вариант пути мага. Правда, характерный больше для чародеев, выбравших развитие в рамках одной единственной Стихии, но без каких-то жёстких ограничений. Так Магистр Ярвок Неистовый, покушение на которого Малку «повезло» увидеть собственными глазами, если судить по его превращению в элементаля, был именно из таких магов. И после трансформации Духа успел уже завершить трансформацию материального тела.

Однако Малка смущали две вещи. Во-первых, преобразование это следовало начинать как минимум на уровне Бакалавра, а лучше — Младшего Магистра. И во-вторых, он совершенно чётко помнил, что без сродства тела и Духа дойти по этому пути до конца невозможно. А значит с его отравлением Жизнью будущая способность превращаться в призрака не более чем фантазия. И как тут быть?

Очень хотелось посоветоваться с наставником, однако за неимением такой возможности, всё, что оставалось Малку, это идти по выбранному — пусть даже случайно — пути дальше. Всё равно назад уже ничего не отыграть, зато в случае успешного завершения есть шанс получить хоть какую-то пользу. Например убрать тот же диссонанс с Призрачными Руками или придать заклинаниям из Нимбов новые свойства.

И раз он теперь точно знает, что именно с ним происходит, к Йорроху осторожность!

Не желая откладывать дело в долгий ящик, Малк достал из кармана бечёвку и мел и уже с их помощью принялся рисовать две вложенных одна в другую окружности. Внутренней предстояло стать Защитным Кругом, не пускающим ничего изнутри наружу, а внешней — наоборот, снаружи внутрь. Только так Малк мог быть уверен, что ни один маг не узнает о его не слишком-то одобряемых законом манипуляциях. И даже в море не собирался изменять своим правилам.

Когда фигуры были закончены и активированы, он по-стиксонски уселся в самый центр, а перед собой воткнул в пол между досками проклятый клинок. С отвращением посмотрел на то, как он противно масляно блестит в полумраке комнаты, и усмехнулся.

Девятеро! А ведь когда он под влиянием разговора с Больдо начал изучать возможности ножа, то и подумать не мог, куда это его заведёт. Думал всё ограничится более качественным слиянием Духа с Тремя Призрачными Пульсами и улучшенным контролем над Призрачными Руками, а всё вон как повернулось! И теперь дополнительная факультативная тренировка плавно становится в один ряд с основной… Любопытство не порок, но смертельно опасная причуда, кажется так да?

Малк прикрыл глаза и теперь уже Властью «погладил» нож. Ощущения были своеобразные, однако чувство гадливости присутствовало и здесь. Впрочем слишком уж концентрироваться на нём он не стал. Гораздо больше Малка волновало расширение того спектра ощущений, которые с достижением середины оранжевого ранга давала ему Власть. Под влиянием практик Наследия Кетота, обычная способность манипулировать энергией и создавать заклинания начала превращаться в нечто новое. Обладающее большей чувствительностью и способствующее росту контроля. Не Сила в чистом виде, но расширение возможностей её использования…

Понимая что отвлёкся, Малк покрутил головой и настроился на восприятие духовного резонанса. Моментально поймал нужную «волну» — новая Власть хоть и не повысила управляемость тем же гомункулусом, духовную чувствительность всё же немного улучшила, — после чего медленно погрузил внимание внутрь клинка. Отклик пришёл в ту же секунду. На рукояти вспыхнуло прозрачное белое пламя и точно такое же пламя охватило Малка. Как и много раз до этого плоть оно не затрагивало, воздействия напрямую на Дух. Однако менее больно от этого не становилось. Да и как иначе, если зажжёный Силой Запределья огонь буквально пережигал тонкое тело Малка, заставляя вновь и вновь возрождаться из пепла?

Разумеется долго продолжаться столь изуверская практика не могла. В какой-то миг Малку пришлось прерваться и заняться восстановлением, но результат и без того был значительным. Согласно данным Зеркала прогресс трансформации за одну тренировку вырос аж на пару десятых процента, а значит если в клинке у Малка будет достаточно энергии и он сохранит нынешнюю решимость, то сможет завершить преображение не в ранге Бакалавра как остальные, а ещё будучи Учеником.

Хорошая переспектива! Вот только как быть, если проклятый клинок уже практически пуст? Решения этой проблемы у Малка точно не было. Других мест кроме Левого Брата, где властвовало Запределье, он не знал и, честно говоря, знать не желал. Последняя поездка на этот проклятый всеми Святыми остров отбила у него всякую тягу к новым визитам. А значит как ни крути, но получалось что хранилище вещей, отложенных им «на потом», пополнилось ещё одним экспонатом…

До острова Фляк «Тишайший» добирался четыре дня. Мог бы и за три, но дорогу сильно осложнило невезение шкипера. На вторые сутки после отплытия из Догараза на горизонте появились два сражающихся корабля. Над одним гордо развивался флаг с пятиугольником, прямо указывая на принадлежность к флоту одноимённой Школы, другой же щеголял чёрными парусами пирата из моря Хищников. Корабли искусно маневрировали, обстреливали друг друга из пушек, периодически вспыхивали десятками активированных Щитов. Пару раз на глазах невольных зрителей маги обеих сражающихся сторон обменялись атакующими заклятиями, и это было весьма запоминающееся зрелище. Уровень чародеев вряд превышал ранг Бакалавра, но чувствовалась боевая специализация: если это была молния, то такая, что прошибала наскозь сразу несколько силовых барьеров и рвала в клочья паруса, а если водный таран, то достаточно мощный, чтобы от попавшего под удар судна, невзирая на защиту, летели щепки.

Кто на кого напал и чем закончится схватка было решительно непонятно, однако на «Тишайшем» никто не сомневался, что для них итог будет один. Победитель точно не откажет себе в удовольствии если не взять их на абордаж, то хотя бы просто пустить на дно. Вот шкипер и не стал рисковать: при виде морского сражения он сразу же положил шлюп на новый курс и во все паруса погнал корабль прочь. Лишь к вечеру, когда окончательно стало ясно, что их никто не преследует, лишь тогда они снова повернули к острову. Однако время было потеряно, и длительность поездки увеличилась на сутки.

Вообще, насколько Малк понимал тех людей, которые взялись доставить его в Яванский пояс, к пиратству у них было довольно практичное отношение. То есть пока целью нападения могли стать они сами — что шкипер, что его подопечные, взывали к закону и порядку. Но как только уже у них появлялась возможность половить рыбку в мутной воде, то их мораль моментально претерпевала изменения. И нападение, например, на одинокого и богатенького пассажира вовсе не казалось им чем-то ужасным. Сам виноват, что так подставился!

Однако Малк подобное развитие событий предполагал ещё при найме судна. И потому в течение поездки старался делать всё, чтобы любые нехорошие мысли на его счёт команда «Тишайшего» давила у себя в зародыше. Так в первый день он заставил гомункулуса «случайно» перекусить древко пожарного багра, а в последующие регулярно подводил четвероногую тварь к членам команды и заставлял плотоядно облизываться. Мол, сил у гадины нет, как пообедать человечинкой хочет.

Не забывал он и показывать уже свои способности. Ежедневно тренировался на палубе с тесаками, а один раз устроил из револьвера стрельбу по пустым бутылкам — причём не просто ни разу не промазал, но ещё и палил с ужасающей для обычного гражданского скоростью. И моряков принятые меры очевидно впечатлили, раз несмотря на подозрительные взгляды и шепотки за спиной у Малка, непосредственно к делу они так и не перешли.

Если забыть обо всех этих незначительных вещах, лишь самую малость усложнивших Малку жизнь, в остальном его путешествие ничего особенного из себя не представляло. Оно было унылым, скучным и оттого весьма утомительным. Что и немудрено, когда у тебя из развлечений лишь редкое общение с членами команды да тренировки в каюте, говорить о веселье не приходится. Впрочем в прежние времена, будучи ещё наивным сопляком, мечтающим о поездке в Андалор, Малк убил бы время, размышляя обо всём том, что вывалили на его голову соученики и госпожа Леара. Измотал бы себе все нервы, вывернул наизнанку мозги, но к правильным выводам так и не пришёл. Однако теперь он изменился. И пусть не стал умнее, хотя бы научился откладывать не имеющие решения проблемы в дальние уголки разума.

Такой подход оказался самым верным.

Ну и что с того, если в Школе Йоррох знает чего творится, а ему по приказу господина Тияза зачем-то подсунули череп демона и таинственную маску из человеческой кожи? Лежат они себе в саквояже и пусть лежат. Каши не просят. Главное причин выкидывать их за борт и кричать «это не моё!» пока нет, а там, когда он доберётся до более безопасного места, можно будет и поиском их секретов заняться. Вдруг получится?..

Аналогично с материалами по родне от госпожи Леары.

Столько надежд он с этим связывал, столько ожиданий… как же, целый куратор Канцелярии говорила, что может помочь с поисками… И что? Ответа кто он Малк так и не получил. Всё, что нашлось в предоставленных ему бумагах, это туманные рассуждения о принадлежности к влиятельному Дому, старой крови и непростой Родословной… Йоррох, да он это и без тайной службы знал, а чего не знал, о том догадывался. Новыми стали лишь сведения о наличии в памяти матери закрытого магией блока. Который не просто лишал её желания говорить о роде бывшего мужа, но и не позволял совать свой нос в чужие секреты посторонним магам. Во всяком случае подосланный госпожой Леарой менталист вскрыть чужую защиту не смог.

Такая вот вышла помощь. Правда, по итогам прочтения у Малка появилось подозрение, что куратор ответ всё-таки знает, однако… однако делиться с ним пока не не спешит. Видимо хочет сохранить на него рычаг влияния и в будущем планирует скармливать нужные сведения в обмен на какие-нибудь услуги… Что ж, Святые в помощь ей на этом поприще! Может из этого «обмена» что хорошее и выйдет, Малк пока подождёт…

К Фляку «Тишайший» прибыл около полудня. Миновал узкий проход между двумя скалами, защищающими единственную гавань острова и встал на якорь. Впрочем до убогой деревянной пристани, у которой болтались две рыбацкие лодки и одна небольшая яхта с гафельным парусным вооружением, всё равно пришлось добираться на четырёхвёсельном ялике — уже от середины бухты дно начинало резко подниматься и для шлюпа глубины просто не хватало.

Малк успел высадиться с лодки и выгрузить вещи, когда со стороны посёлка в облаке пыли появился одинокий страж в старинном, если не сказать древнем механизированном доспехе. Причём скрип шестерёнок и свист стравливаемого сквозь клапаны пара Малк услышал ещё до того, как угловатая фигура появилась из-за развалин единнственного на берегу дома. Вояка, очевидно не слишком заботящийся о своих обязанностях, так спешил, что казалось его броня вот-вот развалится, а сам он рухнет на землю и больше не встанет.

Однако обошлось и рядом с Малком, который задумчиво провожал взглядом отчалившую лодку, встал представитель местного начальства.

— Скажите, а к вам часто суда заглядывают? — задумчиво спросил Малк, не дав вояке раскрыть и рта.

Из-за чего тот поперхнулся заготовленным вопросом и лишь после паузы выдал:

— Раз в две седмицы к господину Руфу, из фактории, с соседнего острова небольшой паровой баркас приходит — груз забирает. Ещё рыбацкие лодки есть, с их хозяевами всегда договориться можно, и за пару драхм они хоть к Йорроху на рога отвезут… А что-то вроде вашего шлюпа редко, от случая к случаю.

Малк, до которого только сейчас дошло, что он прибыл в самую настоящую дыру, где нет нормального сообщения с гораздо более цивилизованными местами, на это лишь мысленно выругался и медленно покачал головой. Ну удружил Мастер Череп, так удружил! И как он отсюда выбираться будет? Или Младший Магистр думал у него достаточно денег, чтобы не билет до острова купить, а корабль целиком?!

Тут до Малка вдруг дошло, что его собеседник задал ему какой-то вопрос.

— Что? — переспросил он.

Страж порядка недовольно засопел под забралом, однако более явно выражать недовольство не осмелился. Да и не удивительно. По ощущениям это был весьма слабенький Адепт, которого Малк, несмотря на доспех и паровое ружье первого, мог при желании стереть в порошок за считанные минуты.

— Можно поинтересоваться с какой целью вы сюда прибыли? — повторил охранник, откашлявшись.

Чувствовалось, что разговор его тяготит, но и отступить он тоже не мог — положение обязывало. Или не положение, а страх перед тем, кто жёстко с него спросит на пренебрежение обязанностями? Очень интересно, и кто же тут тогда такой влиятельный?

— Хочу начать своё дело, и вот теперь путешествую, изучаю возможности, — выдал Малк первую пришедшую на ум причину.

Охранник скептически на него посмотрел — мол, с такой рожей да комплекцией и вдруг торгаш? — однако как-то комментировать услышанное не стал. И лишь тактично посоветовал прежде чем принимать решение, пообщаться с хозяином единственной на Фляке фактории. Судя по всему, местным магнатом и поселковым старостой в одном лице.

На этом их общение завершилось. Вояка с чувством выполненного долга затопал в сторону небольшой сосновой рощи, где из-за деревьев виднелись крыши домов, Малк же отправился по дороге прямо. Туда, где располагался означенный торговый пост. Раз уж он взял на себя роль «изучающего возможности», играть её следовало до конца.

Идти пришлось на удивление долго. Дорога сначала миновала — судя по пустующим домам — заброшенную часть посёлка, затем некоторое время петляла между скалами, пока не вывела к теперь уже оливковой роще. Именно там и находилась фактория — двухэтажное каменное здание с плоской крышей. Впрочем её Малк заметил далеко не сразу. Первым, на что он обратил внимание, стал каменный форт на холме в полуверсте от торгового поста. Точнее его развалины: Святые ведают, что планировали защищать с его помощью неведомые строители, но со своей задачей они точно не справились. Судя по следам и масштабу разрушений, резвился здесь не иначе как десяток Бакалавров, и вряд ли защитники смогли дать достойный отпор.

За размышлениями на тему давнего конфликта Малк сам не заметил, как добрался до здания фактории. Посадил гомункулуса в тенёчке перед входом, сам же направился к дверям. Однако войти внутрь не успел, хозяин дома — ничем не примечательный, чуть лысоватый мужчина средних лет — его опередил и вышел навстречу.

— Гость? В нашей дыре и гость? — сходу спросил он, вертя в руках трубку.

Вопросы вежливости его видимо не заботили.

Малк нахмурился. Местный начальник мог, конечно, и скрывать способности, но в данный момент ощущался как Адепт, лишь чуть более сильный, чем встреченный ранее вояка. И подобная вольность по отношению к коллеге более высокого ранга — если не предполагается конфликт — была непонятна. Да, Малк не Бакалавр и не высокопоставленный церковник, но и не только-только прошедший инициацию юнец. Что, кое-кто слишком привык быть самой большой шишкой в округе и иначе себя уже не мыслит?

Впрочем начинать конфликт из-за такой малости он тоже не видел смысла.

— Можно сказать и так, — ровным голосом сообщил Малк. — Вот пришёл разведать обстановку и познакомиться.

— Нечего здесь разведывать! — уже откровенно грубо сказал хозяин фактории. Потом видимо осознал свою ошибку и поправился: — Простите, давно с цивилизованными людьми не общался. Всё больше с охотниками на монстров приходится, а они люди грубые… Печать профессии, что поделаешь!

Малк, уже было зло сощуривший глаза, чуточку расслабился и с холодком продолжил.

— Охотники? А ваш… встречающий… на берегу говорил, что на Фляк никто почти не заглядывает.

— Никто, — согласился хозяин фактории, — кроме моих клиентов. Моё предприятие единственное на сотню вёрст вокруг, где они могут сбыть свой товар. И где при их появлении не будут заглядывать в розыскной лист морских ведомств сопредельных стран. — Тут торговец принялся раскуривать трубку и потому продолжил лишь через десяток-другой секунд. — Но эти люди, как вы понимаете, на острове появляются безо всякой помпы, а тихо, скромны и незаметно. Так что прав мой… встречающий. Абсолютно прав.

— Красиво описываете, — хмыкнул Малк, — аж завидно…

— Вот-вот, — закивал торгаш, пустив несколько колечек дыма. — И «Закупочному предприятию Руфа» совершенно не нужны здесь конкуренты. Вы ведь не конкурент?

Последнее прозвучало с ощутимой угрозой, из-за чего возникло ощущение, что этот самый Руф не очень понимает реальное соотношение сил. Но так как дураком он не выглядел, можно было не сомневаться — причина подобного поведения несколько иная. И объясняется наличием за пазухой серьёзного козыря… Который, к слову, мог послужить ответом на вопрос, почему столь богатое на добычу и внешне беззащитное место до сих пор никто не разграбил.

— Я гость, вы же сами так меня назвали. Простой путешественник, набирающийся знаний и опыта… — сделав вид, что не понял угрозы, ответил Малк.

— И надолго к нам вы «погостить» приехали? — нехорошо прищурившись перебил Руф. — Это я к чему? Народ здесь дикий, чужаков не любит. Конфликты беспричинно устраивает…

— Да, тяжело вам приходится, — растянул губы в усмешке Малк и, демонстративно поправив тесаки на поясе, не сдержался: — Однако как минимум сутки потерпеть меня придётся. Пока переночую, пока красоты местные обойду…

Внутренне Малк уже был готов к драке. Святые знают, зачем господин Тияз направил его в столь негостеприимное место, но задание он выполнит. Даже если у местного царька против этого имеются какие-то возражения. Что до козырей… Ха, он с радостью на них посмотрит!

Малк уже мысленно расписывал ход вероятной схватки, как неожиданно отвлёкся на возникшую в кармане духовную вибрацию — именно там лежал переданный господином Тиязом блокнот. Чувствуя себя донельзя странно и не сводя с Руфа внимательного взгляда, он достал тонкую книжицу, скосил глаза на первую страницу и…

— На постой вас никто не пустит. Где ночевать будете? — снова подал голос Руф, явно продолжая нагнетать обстановку.

Однако Малк интерес к общению с ним уже утратил.

— А в форте! Кое-какие здания, я смотрю, там уцелели. Крыша есть, стены… А мне большего и не надо. Против этого, надеюсь, ни у кого возражений не будет? — насмешливо бросил он, запихивая блокнот обратно в карман.

Глянул на Руфа и… поразился. Хозяина словно подменили. Ушла холодность, скрытая агрессия и вызов, а вместо них появились расслабленность и словно бы предвкушение. Йоррох побери, да он даже улыбаться начал!

— В форте? Тогда никаких возражений, — затянувшись трубкой, протянул торговец. Затем выпустил дым через нос и с плохо прикрытой насмешкой добавил: — Даже скажу — сладких снов!

Двусмысленность пожелания Руфа от Малка не укрылась. С фортом что-то явно было не так. Впрочем иного он и не ждал: в хорошее место господин Тияз его бы просто не направил. Как там в блокноте было написано? «Переночуй в развалинах форта»? Что ж, именно это он и сделает, но сначала… сначала хорошенько осмотрится и подготовится на случай неприятных сюрпризов. От кого бы они не пришли.

Пустив марионетку в сажени позади себя — как напоминание хозяину фактории не делать глупостей, — Малк широко зашагал по ведущей к холму узкой тропинке. Само существование которой указывало на то, что местные жители не забывают о форте, и пусть изредка, но всё-таки его посещают. Вопрос в том, зачем? Малк и представить себе не мог, по какой такой надобности аборигенам может понадобиться заглядывать в разбитую Йоррох помнит когда крепость. Всё мало-мальски ценное, даже если оно там и было, уже давно растащили, а значит и делать в развалинах просто нечего.

Частично ответ на эту загадку Малк узнал, поднявшись на вершину. Чуть в стороне саженях в пяти-шести от зева ворот находился самый настоящий алтарь. Круг из камней — как отражение границы между материальным и духовным, в центре круга около десятка связанных из соломы кукол — как символ сущности, к которой обращаются молящиеся, и… жертвы. Причём последних было довольно много. Тушки крыс, ворон — полуразложившиеся и давно сгнившие, — кости низших демонических созданий и просто не поддающийся распознанию ошмётки — религиозное рвение здешней общины откровенно удивляло.

Верующим в Девятерых подобной бы твёрдости! Ну а в том что тут и не пахнет поклонением Святым, Малк даже не сомневался. И дело даже не в колхаунском традиционном воспитании, которое помогло сформировать общее представление о храмах Демоноборцев. Та часть Наследия Кетота, которая досталась Малку после памятной битвы с суккубой, помимо упражнений по развитию Власти содержала в себе ещё и описание правил построения малого алтаря. С отсылками к другим Наследиям. Так что как надо организовывать место поклонения Защитникам Человечества он знал. И оттого видел, что здесь приносят жертвы никак не праведным силам.

— Не понял, тут демонический культ что ли обосновался?! — пробормотал Малк, изучая образованный потёками крови рисунок вокруг алтаря.

Однако как ни старался никаких признаков демонической письменности не увидел. Это был просто случайным образом образовавшийся узор, никакой метафизики. А значит либо это самодеятельность доморощенных демонопоклонников, либо… либо демоны тут не причём.

Тогда что это… Местные верования? Извращённый способ поддержать усопших? Желание умилостивить погибших? Малк помотал головой. Не то, всё не то. Он протянул руку и провёл ладонью вдоль границы из камней. Подушечки пальцев едва ощутимо, но всё же кольнуло. Алтарь определённо был действующим. И пусть его создатель не отличался большим могуществом, Власть на уровне начала-середины красного ранга при проведении ритуалов он всё же применял.

Очень интересно.

Оглянувшись на клонящееся к закату солнце, Малк недовольно поморщился и прошёл на территорию форта. Однако далеко заходить не стал — замер в двух шагах от ворот и сначала попробовал ощутить духовные вибрации, а следом ощупал пространство вокруг Властью. Все доступные ему чувства говорили одно: если проявления Силы здесь когда и были, то они давно выветрились. Единственное, что осталось, это витающий в воздухе пусть едва уловимый, но всё же заметный запах гари. Гари, оставляющей на губах металлический привкус крови.

Внезапно Малк услышал тоненький детский голосок, поющий колыбельную. После алтаря у входа, появление здесь детей казалось весьма странным, однако факт остаётся фактом. Из здания в центре крепостного двора — наиболее сохранившегося из всех — действительно доносилась песенка и это был совершенно точно не какой-то морок.

Малк решительно проследовал к нужному строению и заглянул в дверной проём. Внутри дом сохранился гораздо хуже, чем снаружи. Перегородки и перекрытия сгорели ещё во времена давнего сражения, так что здание теперь представляло собой пустую горобку, лишь чудом прикрытую сверху остатками дырявой крыши.

И вот в самом центре этих руин сидела маленькая девочка. Лет четырёх-пяти, в сером домотканом платьице в пол и со сбившимися в колтуны длинными волосами, ниспадающими на лицо. В руках — пугающе худых и тонких — ребёнок укачивал плетёную куклу, подобную тем, что лежали на алтаре перед входом в крепость.

— Девочка, ты что, заблудилась? — немного растерянно спросил Малк.

На что малышка, не поднимая лица и не прекращая своего занятия, покачала головой.

— Нет? А что тут тогда одна делаешь?

— А я не одна. Я маму жду, — пропищала девочка, столь слабым голоском, что невольно возникало желание её защитить.

Ну или как минимум вытащить из сырых развалин и накормить.

— И давно ждёшь? — подозрительно уточнил Малк.

— С утра. Как проснулась, так и жду, — с каким-то взрослым смешком ответила девочка и остро глянула из-под чёлки.

Лицо у неё было удивительно некрасивое для маленького ребёнка. С какими-то по-взрослому крупными, рублеными чертами, словно бы нарушающими все каноны красоты. Большего рассмотреть не получилось — малышка вновь склонилась над куклой.

— Как проснулась… А живёшь где? У дяди Руфа в доме внизу? Может тебя туда отвести? — продолжил допытываться Малк, которому происходящее отчего-то нравилось всё меньше и меньше.

Девочка снова покачала головой.

— Опять нет? А где тогда? — упрямо уточнил Малк.

И тут же получил в ответ неожиданно звонкое:

— Здесь! Но где именно я тебе не скажу. Ты чужой, и пахнешь плохо!

После чего ребёнок вскочил и, прижимая к груди игрушку, ринулся к ранее незамеченному Малком пролому в западной стене здания. Пара секунд, и вот она уже пропала с глаз. И лишь отдаляющаяся песенка говорила о том, что девочка Малку не привиделась.

Впрочем он её и не пытался преследовать. Вместо этого он осторожно понюхал своё плечо и тотчас недовольно дёрнул уголком рта — запашок действительно был не очень. Хотя с другой стороны, после стольких дней в дороге как может быть иначе? На кораблях с банями как-то не очень.

— Сама-то ты хорошо пахнешь?! — фыркнул он и проследовал к чистому от травы и крупных обломков участку внутри здания.

Скинул вещи, посадил рядом марионетку и тут же занялся созданием Защитного Круга: расчитил землю ногами, достал проклятый нож с бечевой. Если уж ему предстояло спать в таком месте, то к этому хотя бы стоило правильно подготовиться…

Правда, много времени у него это не заняло — сказывался большой опыт. И едва освободившись, Малк тут же отправился изучать форт. Рассчитывая не столько найти острую на язык девчушку, сколько разобраться до темноты с тем, что здесь вообще происходит.

Сначала обошёл выбранное под ночёвку здание по кругу, затем свернул к остаткам явно хозяйственных построек в дальней части двора. Везде всё было одинаково — запустение, хаос и разруха. То здесь, то там взгляд натыкался на следы старых боёв. Пережив штурм Школы, Малк уже имел некоторое представление о том, какие последствия несёт применение мощных чар. И теперь со всей определённостью мог сказать — в той давней битве сражающиеся злоупотребляли не только магией Разрушения Стихии Огня, но волшбой из арсеналов Смерти. Даже удивительно, что в пробивающейся сквозь камни траве нет признаков мутаций. Или прошло слишком много лет?

Удивительно, но девочку он не нашёл. Как и признаков того, что это место вообще посещают люди. Ни тебе старых кострищ, ни лежанок, ни забытых или брошенных вещей. Ничего! Зато вдоль западной стены обнаружились почти три десятка могил, а неподалёку от остатков арсенала — колодец, из которого вместо свежести и влаги тянуло вонью гнили и мертвечины.

Всё это вызывало настолько неприятное чувство, что будь Малк настоящим жрецом, то обязательно бы провёл здесь ритуал упокоения душ. Однако он им не был, а как ученика Тияза Черепа, его волновало лишь одно — зачем он, поимей его Йоррох, вообще здесь находится? Что от него хочет учитель? Желает, чтобы он увидел последствия битвы сильных магов? Так он вроде видел. Или тут какие-то особенные колдуны порезвились? Ну тогда объяснить надо, он сам не поймёт…

Недовольно ворча, Малк решил напоследок воспользоваться последним доступным ему инструментом. И, настроившись на марионетку, заставил её понюхать воздух. Убил на это несколько минут, но несмотря на то, что нюх у гомункулуса был явно лучше человеческого, что-либо ощутить так и не смог. Мало того, он и запах девчонки не уловил, что уж вовсе выходило за все рамки!

Странно, очень странно.

Тем не менее, уже вечерело, и Малк, так толком ни в чём и не разобравшись, вернулся к своим вещам. Лёг в Круг, поставил неподалёку алхимический фонарь, пристроил на колено револьвер и, лениво жуя кусок вяленого мяса, принялся следить за медленно плывущими облаками. Да так и не заметил как задремал…

Проснулся он в полной темноте. Было холодно, вокруг царила неестественная тишина и почему-то ломило виски. Словно он не отдыхал, а напряжённо учился, вникая в какую-нибудь зубодробительную колдовскую формулу. В сердце зародилось нехорошее предчувствие, и Малка принялся нашаривать фонарь. Нажал кнопку, ворох искр поджёг пропитанный маслом фитиль и… луч света выхватил силуэт стоящей у входа в здание женщины.

Малк вздрогнул и цапнул револьвер.

— Доброй ночи, госпожа. Могу чем-то вам помочь? — спросил он, медленно поднимаясь и не сводя с гостьи взгляда.

Выглядела она не очень. Уже знакомое по девочке серое домотканое платье, разве что гораздо более потрёпанное, копна грязных спутанных волос на голове и зачем-то прикрытое ладонями лицо. К духовным вибрациям, которые она могла испускать, Малк прислушался уже совершенно механически. Однако вместо ожидаемого отклика «не услышал» ровным счётом ничего.

Подозрение, что перед ним магическое создание, никак не оправдалось. Вот только почему не проходит ощущение, будто что-то здесь не то?

— Госпожа? — переспросил Малк.

Однако ответа так и не дождался. Вместо этого откуда-то со стороны пролома в стене донёсся тихий смешок. Малк резко туда развернулся, посветил фонарём, но никого так и не увидел. Быстро глянул обратно — и тоже ничего. Женщина пропала.

Да какого флура?!

Снова смешок, на этот раз из-за стены слева, и плаксивый голос:

— Мама! Мама!! Кушать хочется!!!

Малк, поудобней перехватив револьвер, навёл фонарь туда, откуда раздался звук, и… едва не заорал. Перед ним на расстоянии вытянутой руки стояла потерянная было дамочка. И да, лицо она больше не прятала.

— С-собака!!! — заорал Малк, едва не заработав разрыв сердца, а затем, забыв о вежливости, добавил: — Тебе чего надо?!

Спросил и тут же осёкся, разглядев сокрытые до того черты гостьи. Кровавые провалы на месте глаз, улыбка на гнилых губах… Лучше бы она лицо и дальше скрывала! Тут до Малка дошло как дамочка стояла: пальцами босых ног она фактически упиралась в линию Защитного Круга и для того, чтобы попасть внутрь ей требовалось всего лишь чуть качнуться вперёд.

Словно этого всего было мало, женщина собрала остатки губ в трубочку и издала сосущий звук. Словно бы вытягивая что-то незримое через трубочку. Нечто подобное уже изображал перед Малком карлик Бонифаций, и тогда ни к чему хорошему это не привело. Вряд ли на сейчас будет иначе!

Малку вдруг показалось, что кожи коснулся аромат дыхания ночной гостьи. Его жутко замутило. И чтобы хоть как-то отвлечься, а заодно успокоиться, он с издёвкой бросил:

— Понимаю… Ты ведь нежить, да? Какая-то неправильная, раз я тебя не ощущаю, но нежить. И это тебе местные жертвы приносят. А когда глупые чужаки лезут в форт, то никто их не останавливает. Наоборот, все только радуются возможности хорошо накормить «покровителя» деревни. Я прав?

Ответа ждать было бессмысленно. И, завязав с разговорами, Малк принялся колдовать себе Панцирь. Мысленно прикидивая, как быть дальше. Стрелять ли ему в Йоррохову тварь из револьвера, бить ли её Искрами или приласкать проклятым ножом… а может быть вовсе начать с экзорцизма?

Увы, к решению прийти он не успел. Девочка за стеной, словно бы надрываясь, как-то уж слишком громко выкрикнула своё «мама», затем резко замолчала, а женщина… женщина изобразила видимо лучшую из своих улыбок и перешагнула через границу Круга. Защитный барьер с тихим хлопком лопнул.

— Чтоб тебя!!! — заорал Малк, отшатываясь и без лишних раздумий начиная палить по ночной гостье.

Чтобы уже через секунду осознать — пули не причиняли женщине никакого вреда и лишь растворялись в её лишённом материальной плотности теле. Призрак, это была явно какая-то вариация призрака.

Дальше Малк целиком отдался на волю инстикта. Выдохнув проклятье и отбросив бесполезный револьвер в сторону, он с места рванул к выходу. Но не просто так, а попутно выкрикивая заклинание Призрачных Рук. Всё-таки это будет не первый его бестелесный противник и что нужно делать, он понимал прекрасно. Главное успеть подготовиться и по возможности не устраивать драк в тех местах, где могущество немёртвой твари достигает своего пика.

Две полупрозрачные руки только-только выросли из грудной клетки Малка, как тварь снова его догнала. Моментально накатила волна могильного холода, а Дух содрогнулся под напором какой-то потусторонней жути. Появилось чувство, что совсем скоро Малка ждёт нечто такое, что похуже смерти. Появилось желание прекратить сопротивление, сдаться… Вот только кого-кого, а Малка подобным было не смутить. И вместо позорной капитуляции перед давлением нежити, он вложил в ладони Рук по Рассеиванию и согнутыми на манер когтей пальцами нанёс удар по уже празднующей победу противнице. Крест накрест, не жалея Силы… и, словно кусок истлевшего савана, разорвал тварь на две части.

Получай! Накатила эйфория от победы, но лишь на мгновение. Вопреки всем ожиданиям, растворяться в воздухе вроде бы смертельно раненая тварь не спешила. И в свете луны, благо Малк уже был снаружи, было хорошо видно, как похожие на клочья тумана части её тела начали снова сливаться.

— Ага, жди! Дам я тебе восстановиться!! — прорычал Малк.

И принялся вслух читать текст прославляющей Кетота песни, одновременно настраивая Власть и Дух на образ Четвёртого Святого. И к моменту, когда гадина уже практически собралась воедино, ударил по ней силой Демоноборца. Крепостной двор озарила ярчайшая вспышка, и охваченная бездымным пламенем нежить за считанные удары сердца сгорела дотла.

Победа? Если да, то как-то слабовато. С в очередной раз запропавшим куда-то «этим дедом» справиться и то было сложнее…

Впрочем Малк лишь хорохорился. Уничтожение ночной гостьи стоило ему как минимум очень больших нервов. Поэтому вытерев со лба испарину, он сразу же заторопился к выходу — оставаться внутри стен почему-то было выше его сил. И лишь вспомнив о брошенном на произвол судьбы гомункулусе, паре саквояжей и главной его ценности — Морде с черепом, — лишь тогда остановился, а потом нехотя повернул обратно. Перспектива оставить без присмотра вещи Тияза Черепа пугала Малка гораздо больше, чем какие-то там предчувствия!

Однако далеко он не ушёл. Перед ним прямо из воздуха вдруг возникла девчонка с куклой и, погрозив кулаком, обвиняюще выдала:

— Ты плохой! Ты маму обидел!!

К чему-то подобному после появления женщины Малк уже был готов. И оттого прищурившись принялся изучать бестелесную «малышку». В отличие от «мамы» внешне она никак не походила на нежить — обычный брошенный ребёнок. То же самое и в духовном восприятии…

Спохватившись, Малк попробовал ощупать её Властью — благо стояла достаточно близко — и едва не утонул в открывшейся перед ним бездне! Девятеро, как же он сразу-то не догадался?! Не мать тут была самой страшной и могучей! Не мать, а маленькая девочка! Именно она главный монстр, глубины происхождения которого Малк сейчас попросту не в силах осознать и принять. Она и никто другой! А следом пришла и иная догадка…

Тварь Запределья, перед ним тварь Запределья!!!

Контакт, пусть даже посредством Власти, не прошёл для Малка зря. Его шатало, сознание плыло, а из носа текла кровь. Волнами накатывали приступы нечеловеческой боли, изредка перемежающейся поистине адским холодомы. На какое-то время он вовсе потерял связь с реальностью, и лишь каким-то чудом сумел выбраться из закоулков разума обратно… Чтобы в ту же секунду осознать, что в середину его грудной клетки, минуя Панцирь, погружается тонкая кисть девочки.

— К-кетот! — просипел Малк и, лишь благодаря сохранившемуся во Дворце Духа следу Силы Четвёртого Кетота, на одном дыхании выдал полновесный экзорцизм.

Новая вспышка кажется затмила предыдущую. Призрачное тело девочки, вдруг завизжавшей на десятки голосов — мужских и женских, взрослых и детских, людских и откровенно нечеловеческих — разорвало в клочья, а сама реальность словно бы содрогнулась в пароксизме боли.

Малк, на сей раз мысленно послав подальше и свои вещи, и сокровища Черепа, воспользовался исчезновением противницы и помчался в сторону ворот. Сажень, другая, третья… До линии ворот, за которой заканчивается территория форта, оставались считанные шаги, как ледяные пальцы вдруг ухватили Малка за ворот и с чудовищной силой потянули назад. Мгновение, и вот уже Малк буквально по воздуху влетает в здание, где остались его вещи.

Дерьмо, дерьмо, дерьмо!!!

Малк, не обращая внимания на серьёзный удар об землю, вскочил на ноги и принялся лихорадочно оглядываться. Девочки нигде не было, однако он не сомневался — надолго новую игрушку она не оставит. Следовало что-то срочно придумать, что-то такое, что позволит если не победить, то хотя бы вырваться на волю…

Может быть спрятаться, стать невидимым, как тогда, на острове Голодных Мороков? Но на это надо время, да и зреет внутри ощущение, что на этот раз фокус не сработает. Слишком уж тварь сильна.

Нужно что-то иное… Вот только что? Экзорцизм не помогает, Защитный Круг бессилен, тесаки и пистолет бесполезны. Что тут ещё придумать-то можно?!

Тело снова начал охватывать холод, сердце стало давать сбои, а в голове принялся нарастать оглушающий шум. Перед глазами же и вовсе появилась некая белесая дымка, из-за которой точно из-за ширмы побежали ручейки слов на демоническом наречии: «Плохой!.. Плохой!.. Но вкусны-ыый!!!» И тут же, как ответ на это послание, накатило острое желание забиться в самый дальний и самый тёмный угол развалин, чтобы вечно там тоскливо выть и трястись в священном ужасе.

Наведённый морок Малк стряхнул с себя лишь чудовищным напряжением воли. Без этого не спасла бы ни Власть, ни развитое Тайное Искусство, ни магические знания — ничего. Лишь воля и жажда жизни, вот что вытянуло его из тьмы безумия. И они же заставали снова выбежать из здания. Правда, на этот раз рваться к выходу Малк не стал. Вместо этого он кинулся вглубь двора и, пропетляв между развалинами, кинулся к найденным ранее могилам.

Правильность сделанного выбора подтвердило появление вроде бы один раз уже побеждённой «матери». Она заступила ему было дорогу, однако задержать так и не смогла. Для уничтожения не успевшей восстановить силы нежити хватило удара Призрачными Руками — даже Рассеивание накладывать не потребовалось. И через пару минут Малк уже был около захоронений.

Так, думай, Малк, думай!!! Кладбище, Сила Смерти, Запределье… Какая связь и как можно её использовать???

Перед внутренним взором потянулись, шелестя страницами, вереницы из прочитанных книг. Там упоминание, здесь отсылка, тут короткая формула, и вот уже в голове складывается нуждающееся в проверке предположение. Его бы исследовать толком, ну да только с таким же успехом можно и сразу Тияза Черепа попросить сюда доставить! Значит придётся импровизировать.

С таким настроем Малк упал на колени и, шлёпнув раскрытой ладонью — настоящей ладонью — по земле, выпустил мощное Рассеивание. Во все стороны мгновенно побежали круги угасающего белесого пламени, впрочем не вызвавшие у Малка ровным счётом никакого интереса. Теперь на какое-то время земля обещала быть чистой от влияния призраков, и это самое важное. Далее кончиком проклятого ножа следовало начертить цепочку рун, которой предстояло связать прах мертвецов с призрачной девочкой, затем добавить формулу концентрации и… по уже проторенной дороге вонзить в центр получившейся фигуры проклятый нож.

Из-за спешки рисунок получился донельзя кривой и кособокий, однако Малка геометрическая выверенность линий волновала мало. Главное, что в голове фигура выглядела как надо, а то, что её копия на земле выглядит немного неприглядно, так ей всё равно лишь роль якоря уготована. И все огрехи можно компенсировать Властью и высоким контролем… Во всяком случае в теории!

Разогнанная Рассеиванием муть внезапно вздрогнула, пошла рябью, закрутилась вокруг хороводом, и перед Малком снова возникла девочка. Раскрасневшаяся, точно после бега, довольная, улыбающаяся и… неестественно длинным чёрным языком, облизывающая губы.

— Кушать хочется!! — пропищала она, просительно.

Тянуть с атакой было нельзя, и Малк одним махом вложил в магический чертёж большую часть оставшейся у него Силы. Под ногами мгновенно вспыхнул жёлтым огнём колдовской круг в полсажени радиусом — в точности повторяя область воздействия заклинания. Следом беззвучно закрутилась созданная Малком воронка, и, спустя секунду, разлитая вокруг энергия Запределья хлынула внутрь клинка. Да, это была именно магия Запределья, тут никаких сомнений. Немного искажённая, загрязнённая стихиальными включениями, но теперь вполне узнаваемая.

И Малк знал как с ней поступить.

Попавший в ловушку призрак разумеется попытался вырваться, но прах мертвецов, правильное место и грамотно составленная последовательность знаков Руноглифа ослабили её настолько, насколько это вообще было возможно в условиях Малка. И осознав, что убежать не получится, девочка сменила тактику. Вместо того, чтобы прорвать барьеры, она кинулась непосредственно к Малку, вцепилась в руку и в свою очередь начала тянуть из него жизненную Силу.

Вот только если с кем-то другим подобная тактика и могла сработать, то только не с Малком. Слишком уж хорошо он освоил контроль над своими жизненными силами, чтобы позволять кому-то вот так легко ими распоряжаться. Началась борьба на два фронта, победителем в которой мог быть лишь тот, чей Дух мощнее. И в какой-то момент Малк, пытаясь перехватить контроль над одним из энергетических центров, приложил слишком много Власти и вместо удержания вытянул из своей руки всю энергию. Да так напористо, что поддалась сама плоть.

В какой-то миг у него возникло чувство — из-за влияния призрачной девочки неявное и нечёткое, — что сжимается сама его рука, что она становится в разы меньше. Однако разобраться в пережитом Малк не успел. В набравшем обороты вихре, наконец кратно возросло всасывающее усилие, сопротивление призрака оказалось сломлено и его потерявшее форму тонкое тело втянулось в нож…

Практически тогда же иссякли и жизненные силы Малка. Его только и хватило, чтобы выдернуть клинок из земли — попутно перетерпев обжигающий холод укояти, — сунуть оружие в ножны, на каком-то запредельном усилии выбраться за пределы форта и уже там рухнуть на землю.

Вещи и марионетку Малк смог заставить себя забрать лишь после того, как солнце разогнало все тени. Но даже тогда, оказавшись на территории форта, он шарахался от каждого шороха и в каждом движении воздуха видел происки неуничтожимого призрака. И как оказалось не зря. Снова нагруженный точно осёл Малк уже выбирался наружу, когда со стороны колодца до него донёсся то ли стон, то ли крик, в котором отчётливо слышалось необычайно злобное: «Плохой! Обидел!! Расстроил!!!»

И было в этом столько страсти, что можно было не сомневаться — ещё одну ночь в форте Малк не переживёт.

— Понял, надо отсюда сваливать! — пробормотал он, ускоряя шаг.

Вот только далеко уйти не успел. Словно уже случившегося было недостаточно, о своём существовании внезапно напомнил блокнот. И Малк, тревожно вслушиваясь в испускаемые им духовные вибрации, от чего-то ни капли не сомневался: появившаяся там надпись его точно не порадует! R

Глава третья, в которой «тебя ждёт удивительное путешествие…»

Блокнот был уже в руках Малка, когда его отвлёк новый всплеск шума. Причём имеющего не потустороннюю, а вполне земную природу — именно такие звуки обычно издавала толпа разгневанных людей. Очень сильно разгневанных!

Немного раздосадованный Малк выглянул из-за мешающих обзору зарослей дикого шиповника и не без ошеломления увидел, что перед зданием фактории собрались люди. Немного, человек двадцать, но зато все с факелами, дубинами, длинными ножами и чем-то весьма смахивающим на рогатины. Имелся у них и лидер, или скорее заводила. Перед агрессивно настроенными жителями острова под защитой воина в механизированном доспехе выступал — именно что выступал! — хозяин фактории. О чём он говорил было непонятно, однако толпа его слова очевидно встречала благосклонно. Иначе бы они в какой-то момент не начали потрясать над головами оружием и скандировать плохоразличимые лозунги.

Какого Йорроха?! Что-то Малку подсказывало — это была не команда спасения забредшего куда не надо чужака.

Блокнот снова испустил вибрацию, на этот раз гораздо более требовательную. И Малк, помянув Пекло, торопливо открыл первую страницу. Святые ведают какие возможности заложены в артефакт. Оказаться в ситуации, когда он откладывает прочтение послания учителя до лучших времён, а тонкая книжица в ответ насылает на него проклятие второго или третьего ранга, точно не хотелось.

Малк быстро нашёл взглядом последнюю из записей и несколько растерянно прочитал: «Задай правильные вопросы правильным людям».

Чего?! Какие вопросы?! Каким к демонам людям?!

У него вдруг возникло ощущение, что пишущий ему в блокнот Наставник попросту издевается. Да Малка сейчас тут на копья поднимут и в колодец к призракам скинут, а он должен себе всякой ерундой голову забивать?!

Накатила волна сильнейшей злости. Девятеро, у него была очень плохая ночь. Он дрался с двумя призраками, растратил большую часть резерва, заработал кучу шишек и едва не сдох в лапах порождения Запределья, теперь же наблюдает непонятное брожение среди обитателей острова… И вот, будучи в столь сложном положении, он что, должен обращать внимание на блажь Черепа?

Эмоции зашкаливали. Остро хотелось взять идиотскую книжонку, зашвырнуть куда подальше, а потом сбежать с Фляка и затеряться на просторах Мритлока так, чтобы ни одна живая душа не нашла. Ни господин Тияз, ни Тёмная Канцелярия, ни кто-то ещё.

Идея была очень соблазнительная, жаль малоосуществимая и к тому же ещё опасная.

Резко выдохнув и постаравшись успокоиться, Малк принялся спешно приводить мысли в порядок. Раз Тияз Череп хочет, чтобы ученик «задавал вопросы», то он будет их задавать. Тем более что уже успел убедиться в удивительной своевременности посланий Младшего Магистра, заставляющих подозревать последнего в неусыпном контроле над хранителем Морды. И не важно, как тот осуществлялся — через гомункулуса, предметы из «посылки» или посредством каких-то иных методов или средств. Главное, что контроль не вымысел. И записанные в блокнот поручения вполне применимы ко всему тому, что происходит вокруг Малка.

— Так, ладно, — облизав пересохшие губы и, кося глазом в сторону агрессивной толпы, пробормотал Малк, — о чём говорит задание господина Тияза?.. Если перефразировать… О том, что есть некие люди, которых надо найти и что-то у них выяснить. Правильно? Правильно. М-мм… Йоррох, а дальше-то что?!

Вновь накатило раздражение. Не поручение, а какое-то пойди туда — не пойми куда, и принеси то — не пойми что!

Чтобы успокоиться, Малк резко встряхнулся и… замер. Стоп! Если предположить, что всё происходящее есть часть некоего плана господина Тияза, то прибытие на остров, ночёвка в форте, драка с призраками, последующее бегство и встреча с разгневанными аборигенами — это всё звенья одной цепи. А значит и неясностей в требовании Младшего Магистра не так много, как кажется.

С людьми понятно — вон они стоят, бери да спрашивай. Хочешь с торговца Руфа начинай, а хочешь с любого рыбака. Нет особых сложностей и в поиске «правильных вопросов». Малк мог их назвать не сходя с места: откуда в развалинах тварь Запределья, зачем она здесь и кто научил с нею общаться аборигенов.

Самое сложноее здесь другое. Как, будучи обычным Учеником, к тому же находящимся в весьма потрёпанном состоянии, организовать распросы жаждущих чужой крови аборигенов?!

— А-аа, Пекло! — до хруста сжал кулак Малк.

Тем временем люди у фактории наконец пришли к какому-то единому решению и, пустив вперёд Руфа с воином в механизированном доспехе, направились по тропе к вершине холма. До их встречи с Малком оставались считанные минуты, так что он с неохотой потянулся за револьвером. Убивать обычных рыбаков ему совершенно не хотелось, однако и в мирный диалог он тоже не верил.

Да и какой тут может быть диалог?! С разгорячённой толпой не общаются, её усмиряют — не важно силой или демонстрацией силы, — и лишь затем устраивают «переговоры». Проблема в том, что хватит ли у него на это личного могущества?

Внезапно, перекрыв все лимиты по активности, о себе снова напомнил всё ещё раскрытый блокнот. Под словами про «правильные вопросы» вдруг появилась приписка. Которая несмотря на чрезмерную лаконичность, отчего-то подействовала на Малка как сильнейшее успокоительное.

— У тебя есть решение, — ещё раз прочитал он и мрачно закусил губу.

Размышлять, прав господин Тияз или нет, Малк не стал даже пытаться — сразу принял послание на веру и тут же начал перебирать имеющиеся варианты. Магия, револьвер, боевые навыки… Увы, ничто из этого на роль спасительного «решения» не подходило.

Но тогда что стояло за словами Черепа?

Малк перевёл взгляд на марионетку и нахмурился. На ум ничего кроме давнего подарка господина Тияза больше не приходило, однако и легче от такой ясности не становилось. Уж больно скептически он относился к возможностям этой твари. Боевая эффективность низкая, сложна в управлении, требует ухода… Или есть вещи, которые он упускает?

Ещё раз покосившись на аборигенов, которые уже преодолели треть пути к вершине, Малк встал поудобнее, настроился на вибрации гомункулуса и скользнул сознанием в ту бездну, что заменяла бездушной гадине Дворец Духа. Он пытался делать это и раньше, но без особого усердия. Обычно окидывал внутренним взором царящую там пустоту да и возвращался к поверхностному контролю над базовыми функциями. Теперь же… теперь Малк попытался уйти в глубину, нащупать внутри основного потока испускаемых марионеткой вибраций нечто более тонкое, ранее незамеченное. И к своему удивлению действительно кое-что нашёл.

Во тьме подвалов Дворца Духа гомункулуса ярко «сияла» капля Родословной Цербера. Всего капля, но и её хватило, чтобы пугающая пустота отступила и выросшая в лаборатории кукла стала чуть больше походить на живое существо. Мало того, ментальный контакт мгновенно вылился во взрыв духовного резонанса. Таящаяся внутри частички Родословной структурированная Сила выплеснулась наружу, смешалась с эманациями Духа Малка и тонкой плёнкой растеклась по «стенам» Дворца.

Малк открыл глаза и вдруг осознал, что его власть над марионеткой достигла невиданного ранее уровня. Если прежде для полноценного контроля требовалось выбирать между управлением собственным телом и телом марионетки, то теперь… теперь он был вполне способен делать и то, и другое одновременно. Манипулируя похожим на пса монстром точно дополнительной конечностью.

Это был настоящий прорыв и раскрытие заложенного в Трёх Призрачных Пульсах потенциала, однако радоваться успеху Малк не спешил. Всё его внимание занимали потоки неконтролируемой Силы, всё быстрее и быстрее устремляющейся к пасти монстра. Сложно сказать, сколько там было эргов — может один-два, а может и все три, — но энергия собиралась, приобретала некую форму и… и вот-вот должна была выплеснуться наружу!

— Девятеро! — рявкнул Малк и погнал марионетку по направлению к идущим в его сторону людям.

Которые, судя по жестам и доносящимся выкрикам, его уже заметили и теперь грозили самыми немыслимыми карами.

Тварь успела пробежать шагов десять-пятнадцать, когда концентрация Силы её пасти достигла предела, и магия выплеснулась вовне в виде чудовищного, пробирающего до костей воя.

В толпу словно врезался невидимый таран, сбив с ног всех аборигенов до единого — устоял лишь облачённый в доспех вояка. Кто-то тут же попробовал подняться, но бессильно повалился обратно, кто-то принялся стонать и трясти головой, будто контуженный, кого-то начало выворачивать наизнанку… Убитых или серьёзно раненых вроде не было, впрочем Малк особо не разглядывал. Едва стало понятно, что с рядовыми «бойцами» покончено, и они не будут путаться под ногами, как Малк тут же кинулся к владельцу механизированного доспеха.

К сожалению, атака марионетки никак не повлияла на боеспособность вояки, и он тут же открыл встречный огонь из парового ружья. Над головой засвистели пули, парочка и вовсе вжикнула совсем рядом — их отклонил так неудачно проявивший себя в противостоянии с девочкой-призраком Панцирь. Разделяй сражающихся чуточку большее расстояние, и оказавшийся неожиданно хорошим стрелком островитянин наверняка бы продавил защиту, однако Малк был уже совсем близко. Сделав несколько гигантских прыжков, он поднырнул под исходящий паром ствол и зашёл к неповоротливому воину за спину. Хлопнул ладонью по горячему ранцу с запрятанным под броню алхимическим реактором, прошёлся Властью по энерговодам и, потратив пару имеющихся в запасе эргов, раздавил первый же обнаруженный силовой узел.

Это был нокаут. Морально устаревший, переживший бесчисленные ремонты и покрытый заплатами механизм отреагировал свистом стравливаемого пара, щелчками аварийных стопоров, скрежетом шестерёнок и… мгновенной остановкой всех систем. Малк даже не ожидал, что его атака будет иметь настолько удачное завершение. Механизированный доспех, в умелых руках становящийся могучим оружием, вдруг превратился в груду мёртвого железа. И его владельцу для продолжения сражения требовалось выбраться наружу.

Если, конечно, этому слабенькому Адепту на подобное хватит смелости…

Но ему не хватило. Вояка предпочёл затаиться внутри брони и никак не напоминать грозному противнику о своём существовании. Так что Малк, криво усмехнувшись и окинув мрачным взглядом воцарившийся на склоне холма разгром, принялся искать торговца.

Хозяин фактории обнаружился в стороне от общей свалки. Пока Малк дрался с его телохранителем, ничуть не пострадавший от атаки марионетки Руф — перед ударом он, кажется, успел развернуть какой-то аналог Щита — попробовал спастись бегством. Сначала пытался осторожно ползти, а когда понял, что Малк его заметил, вскочил на ноги и кинулся бежать… Правда, недалеко. Брошенный Малком тесак попал неудачнику рукоятью между лопаток и сбил с ног.

На этом подготовку к общению с «правильными людьми» и озвучиванию «правильных вопросов» можно было считать законченной.

— А теперь рассказывай, — приказал Малк, оттащив хозяина фактории в сторону от общей свалки и прислонив спиной к приличных размеров валуну.

Хотя дай ему волю, он и сам бы с радостью устроился рядом. От той лёгкости, с которой удалось справиться с агрессивной толпой, Малк чувствовал себя совершенно ошалевшим и вместо ведения допроса предпочёл бы перевести дух. Так что изображать перед пленником невозмутимость прошедшего через огонь и воду ветерана у него получалось не без труда.

— О чём? — прохрипел Руф. — Если о деньгах, то ты опоздал. Три дня назад мой помощник погрузил весь товар на корабль и отплыл в Догараз. И пока не вернётся, можешь хоть весь Фляк перетряхнуть — ни одной драхмы не найдёшь. Скажу больше, даже если сюда команда охотников с самыми лучшими на всё море Хищников трофеями заявится — обратно их отправлю. Нет денег!

Торгаш старательно изображал святую простоту и полнейшее непонимание причин конфликта с новоприбывшим чужаком. И Малк, чтобы сэкономить время, со скучающим видом дал мерзавцу поддых.

— Надо объяснять за что? — сказал он слышанную где-то фразу, когда хозяин фактории наконец отдышался.

Дождался злого мычания, мотания головой и лишь тогда спросил более понятно:

— Откуда в форте эта дрянь?

— Дрянь? — попробовал изобразить недоумение Руфус, но поймав предостерегающий взгляд Малка, тут же осёкся. — Эта так называемая «дрянь» — наше спасение!!! — Наконец выдал он глухо, предварительно стрельнув глазами в сторону рыбаков.

Впрочем тем было не до подслушивания. Пережив магический удар и заработав как минимум лёгкую контузию, они один за другим спешили убраться прочь с холма. В сторону «беседующего» с их недавним лидером Малка они даже не смотрели.

— А подробнее? — вскинул брови Малк.

— Что тут объяснять? Неужели так непонятно? — скривился хозяин фактории, растирая живот. — Ночи Йорроха, пираты, странствующие маги, просто лихие люди… Мало ли угроз для расположенного наособицу поселения? Без защитника тут бы все уж давно вымерли!

— И то, что цена вопроса — человеческие жертвоприношения — никого не волнует? — усмехнулся Малк.

Руф пожал плечами.

— Почему сразу человеческие? Обитательницам форта обычно хвататет жизней мелких тварей, а то и вовсе можно ограничиться какими-нибудь недорогими демоническими материалами…

Здесь торговец осёкся и, мрачно посмотрев на Малка, нехотя добавил:

— Хотя порой запросы возрастают, врать не буду. Редко, раз в два-три года, но приходится заморачиваться с поиском жертв посерьёзней.

— И где берёте? — с интересом спросил Малк. — Что-то мне подсказывает, гости вроде меня у вас не слишком часто бывают.

— Работорговцы, пираты… есть варианты, — скривился Руф. Потом помедлил и извиняющимся тоном выдал: — А за то что с тобой так вышло… Ты уж прости. Хоть я и не знаю, за что тут извиняться. В развалины ты сам полез, силком туда никто не тащил! Защитницам нашим, опять же, урон нанёс… Не зря же кулон пульсирует.

На этих словах хозяин фактории со стоном вытащил из-за пазухи подвеску из жёлтого нефрита, которая действительно тревожно мерцала в утренних лучах солнца. Сам он при этом всем своим видом выражал раскаяние и словно бы просил о снисхождении. Так посмотришь, и вроде уже не прожжённый торгаш перед тобой, а невинно пострадавшая сирота из богадельни.

— А взялись ваши защитницы откуда? Или скажешь они всегда здесь были? — спросил Малк, внешне никак не реагируя на актёрскую игру Руфа.

Торговец в показном удивлении округлил глаза.

— Что значит «скажешь»? И мать, и дочь появились здесь одновременно, лет двести назад. Причём без какого-то злого умысла. Они — невинные жертвы той резни, что учинила здесь по легендам морская пехота Арктавии. Вроде как они громили тайный филиал мелкой стиксонской Школы и чуточку переборщили с магией. Вот призраки и восстали! Ну а сотрудничать с ними местные уже сами со временем научились…

История звучала достаточно складно и, если бы не задание господина Тияза, Малк вполне мог бы в неё поверить. Но послание требовало ответов на правильные вопросы. И было очень сомнительно, что Череп всё это стал бы устраивать ради экскурса в местный фольклор.

Так что Малк скептически хмыкнул и заставил гомункулуса сбить хозяина фактории на землю.

— Ты за кого меня держишь? За идиота?! — рявнул он на ошарашенного стремительной сменой обстановки Руфа. — Пёс этот ложь за версту чует. И сейчас он буквально задыхается от источаемого тобой вранья!!

Для придания своим словам большего веса, Малк приказал марионетке придавить торговца земле передними лапами и взять его лицо в слюнявую пасть. Осторожно, даже не раня кожу, но чётко обозначая, что будет дальше, если тот продолжить упорствовать в обмане.

— Всё, всё! Я понял!! Не надо!!! — завопил в панике Руф. И, отплёвываясь от стекающих в рот слюней, зачастил: — Не сами мы общаться с призраками научились, не сами! Нас научили. Маги со Сконда. Сотню драхм содрали, деревню налогом обложили, но научили!!!

Малк медленно покачал головой. Ложь во лжи, спрятанная под другой ложью и лишь самую малость приправленная толикой правды — вот жизненный принцип мошенников и тех магов, которые хотят дожить до старости. А значит следует копать дальше.

— Повторяю вопрос: кто и зачем поместил сюда призраков. Если на счёт три я не услышу правды, то не вини меня за чрезмерную жестокость! — сказал Малк, чеканя слова.

И видимо Руфа всё-таки проняло. Потому как он уже иным, совершенно не наигранным голосом, сначала разразился чередой ругательств, а затем уже на цифре два выкрикнул:

— Ладно, ладно… Убедил! Расскажу!!

Дождался, когда Малк уберёт пса, после чего, глотая слова, принялся излагать совсем иную историю. В которой к скромному приказчику в закупочной конторе одного из островов Пояса однажды заглянул некий «благодетель» и предложил помочь с открытием собственного дела. Не требуя ни денег, ни гарантий, ни чего-то такого, что выходило за рамки допустимого. Всё, чего он хотел от Руфа, это переезда на остров Фляк и помощи в воспитании неких питомцев. Не более того. О том, что питомцы эти — злобные призраки, торговец узнал несколько позже. Когда его «поезд уже ушёл» и стало поздно отказываться.

— Только «воспитывать»? — уточнил Малк, нахмурившись.

На этот раз у него было ощущение, что он-таки докопался до правды.

— Проводить ритуалы, приносить жертвы, общаться в конце концов! — озлился Руф. — Какая разница? Пару-тройку лет назад ещё и письма заставляли писать, где о развитии обоих призраков следовало рассказывать. Однако сейчас на эту тему тишина. Как, впрочем, и по всем остальным вопросам. Уж не знаю, то ли с «благодетелем» что-то случилось, то ли к эксперименту своему он охладел, но сейчас я сам себе хозяин. — Зыркнул исподлобья на Малка и процедил: — По крайней мере был до настоящего момента…

Говорил он теперь без увёрток, совершенно открыто, однако толку от этого было немного. Помимо уже сказанного, всё, чего удалось добиться от Руфа, это лишь имя «благодетеля» — Парк Счастливчик, и название острова, где они познакомились — Остров Двух Мастеров. Всё, точка.

Малк, разумеется, попробовал поговорить на данную тему с парочкой рыбаков и телохранителем Руфа — последнему ради налаживания общения даже помог выбраться из доспеха, — но те знали и того меньше. Да, есть защитницы острова, да, для их умиротворения нужны некие ритуалы, но пока призраки не жрут местных и отпугивают чужаков, всех всё устраивает. Что, зачем на холм шли с оружием? Так защитницам на подмогу. Вчера они людей от зла прикрывали, а сегодня уже люди должны им помогать. Как иначе-то?

От подобной деревенской практичности опускались руки. Впрочем давать кому-то моральные оценки Малк не собирался. Главное он выяснил, ответы на «правильные вопросы» вроде бы нашёл, а дальше… дальше не его дело. И едва поняв, что большего от общения с островитянами он не добьётся, Малк оставил несчастных с Руфом во главе в покое и двинул по направлению к рыбацким причалам. Лично он причин оставаться на острове больше не видел. Однако если у господина Тияза на этот счёт другое мнение, что ж Малк с готовностью с ним ознакомится!..

Вибрацию от блокнота он ощутил спустя час после расставания с торговцем. Когда уже сидел, свесив ноги, на пристани и грыз кусок жёсткого как подошва вяленого мяса из своих запасов. Уже даже начал верить, что наставник даст ему время отдохнуть, как требовательная духовная пульсация от артефакта одним махом разрушила его надежды. У Черепа имелось своё мнение о правильном времяпровождении учеников!

Вот только там, где Малк ждал комментариев к своим действиям на холме, или нового поручения, господин Тияз снова смог его удивить. В своём сообщении он зачем-то потребовал от Малка «надеть на череп маску». И как в случае с «правильными вопросами» не стал утруждать себя излишними объяснениями.

Впрочем на этот раз Малк в них особо и не нуждался. Недоумённо хмыкнув, он прямо на пристани достал «посылку» Мастера из саквояжа, осторожно её раскрыл и взял в руки хранящиеся там предметы — странным образом уменьшившийся череп трёхглазого демона и Морду.

— Надеть? — вслух переспросил он, не очень понимая, как это вообще можно сделать.

По размеру артефакты не совпадали, да и Морда как-то не очень подходила под требования демонической анатомии. Наконец, равнодушно пожав плечами, он просто приложил маску к лицевой части черепа и… оба артефакта в тот же миг ожили. Однако если проклятая костяшка лишь похолодела, то словно бы приклеившаяся к ней Морда отреагировало гораздо более бурно. Сначала в пустых глазницах зажглись зелёные точки, а потом и вовсе возникло ощущение, будто она превратилась в лицо настоящего живого человека. Разве что терпящего некоторые неудобства, и теперь то ли пытающегося почесать нос, то ли чихнуть.

— Ты не торопился, — голосом господина Тияза неожиданно проскрипела Морда, отчего Малк едва не уронил черепушку в море.

— Э-ээ, — начал было он глубокомысленно, но не выдержал и глупо спросил: — но как?!

Йоррох, а он-то всё на марионетку думал. Последнее время всё больше и больше казалось, что именно через неё за ним учитель следит. А на деле всё гораздо проще получается?

— Позже! — Череп раздражённо дёрнул уголком рта и сверкнул зеленью глаз. — Что ты понял?

Чувствуя некоторую абсурдность происходящего, Малк оглянулся по сторонам и лишь убедившись, что вокруг никого нет — напуганные рыбаки разбежались по домам, из-за чего остров начал казаться вымершим, — лишь тогда принялся со вздохом отвечать.

— Если правильно понимаю вопрос, Мастер, то видимо большую часть происходящего. Призраки в развалинах «сидят» на старом источнике крепости… уж не знаю какого он там класса… и потому для кого-то вроде меня непобедимы. По той же причине они не могут выходить за линии стен…

— Могут! — перебил его Череп. — Торгаш при определённом старании способен приглашать призраков и в другие части острова. Иначе какой смысл в защитницах, которые из своего гнезда вылезти не могут?.. Что ещё?

— Ещё понимаю, что всё это большая экспериментальная площадка. Создавая которую, никто ни о какой защите смертных даже не думал. Тут совсем в другие игры играют, и «благодетель» Руфа в них такая же пешка, как и сам Руф. В остальном же… — Малк развёл руками.

— Цели могут быть разные, они для нас не важны. В конце концов что в Яванском поясе, что в Россыпи Риды полно безымянных островков, на которых непонятно что, непонятно зачем и непонятно как происходит. И тех, кто любит подобным образом развлекаться, тоже немало, — словно бы даже мечтательно прошипел господин Тияз, но затем спохватился и уже жёстче спросил: — Меня интересует, ты понял, почему я привёл тебя именно сюда и дал именно такое поручение?

Малк, и не пытаясь гадать, помотал головой.

— Значит думай, время у тебя есть, — сухо засмеялась Морда голосом господина Тияза и, будто спохватившись, добавила: — Да, убирайся с острова! Тебе здесь лучше не задерживаться.

Встречный вопрос «почему?» так и повис в воздухе — ощущение присутствия Младшего Магистра в демоническом черепе внезапно пропало и отклеившаяся Морда упала в подставленную ладонь Малка.

Вот и поговорили!

Увы, быть может господин Тияз и считал, что его слова привнесли в происходящее какую-то ясность, Малк думал несколько иначе. И всё непечатными словами.

Ну и как понять, в чём интерес Тияза Черепа во всей этой флуровой истории?! Хотел помочь Малку «накормить» проклятый нож? Как-то мелковато для такой масштабной задумки. Просто желает чему-то научить на примере выстроенной вокруг призраков системы? Кое-что новое тут ведь имеется — аккуратное применение Власти, использование алтаря, косвенная манипуляция Силой Запределья… Но разве не быстрее было бы объяснить словами?

Или главная причина здесь именно желание выйти на след того, кто вообще всё это организовал? Возможно. Однако это подводит к новым вопросам: а зачем Малку-то во всём этом участвовать? Почему именно его привлекли, да ещё и столь экстравагантным способом?

Малк недобро покосился на артефакты в своих руках и быстро убрал их обратно в ящик. Теперь, после разговора с Мастером, ему постоянно казалось, что он держит не магические инструменты, а что-то живое и дышащее.

— Ладно. Как там приказано? Срочно убираться? — пробормотал он, отряхивая ладони, и зашагал по направлению к виднеющимся вдали крышам посёлка…

Найти человека, который согласился продать Малку лодку, удалось быстро. И почти недорого. Пара оболов на то, чтобы ему указали дорогу к нужному дому, двенадцать драхм хозяину «морской красавицы» — древней парусной шаланды, и ещё одну драхму ему же за урок по управлению лодкой. В интернате у них были выезды на море, где учителя для расширения кругозора давали ученикам поплавать на крохотных яликах, но мореходом это Малка не сделало. И плыть куда-то с нынешними навыками ему было откровенно боязно.

Впрочем как скоро выяснилось на педагогические таланты рыбака рассчитывать тоже не стоило. Старый, просоленный дед молча помог ему загрузить в лодку бочку с питьевой водой, кинул от щедрот мешок с сухарями, затем дважды показал как ставить парус, как ловить ветер и как работать вёслами, когда намечается штиль, после чего жестом показал на выход из бухты. Мол, правь туда. А когда шаланда вышла в открытое море, сквозь зубы попрощался и сиганул в воду — спустя несколько секунд Малк увидел, как он сажёнками поплыл по направлению к причалу.

Такой вот у него получился странный урок, а полученное следом сообщение от господина Тияза стало его не менее странным завершением.

«Плыви строго на север!»

И вот тут Малк уже не выдержал. Торопливо достав череп и Морду из саквояжа, он быстро их совместил и замер в ожидании результата.

— Что? — с плохо прикрытой злостью спросил господин Тияз. — И давай со своим вопросом побыстрее. Проецировать сознание на удалённый якорь и без того задача непростая, а уж в моём состоянии и подавно. Так что ты злоупотребляешь моим благорасположением.

— Господин Тияз, зачем на север, там же открытое море?! — покивав словам учителя раздражённо бросил Малк. — А у меня…

— А у тебя дрянная лодка, которая тем не менее переживёт ещё нас с тобой вместе взятых, — проскрипел Череп. — Успокойся, долго плыть не придётся. Максимум пять или шесть часов, не больше…

— И дальше…

Уголок рта Морды поплыл вверх.

— Дальше буду учить тебя искать щели в пространстве и использовать их для перехода, — как-то совершенно по-старчески закхекал господин Тияз. — Обычно это с ранга Бакалавра изучать начинают, но ты парень умный и… что важнее… крепкий. Выдержишь! — Ощущение присутствия в маске потусторонней силы неожиданно стало более заметным и значительным. И голос Черепа грозно проскрипел. — Пока же плыви на север. И больше никакого самоуправства!

Самоуправством Малк и вправду больше не занимался. Поставив парус, он сел за румпель и, периодически сверяясь с компасом — благо додумался его купить во время похода по лавкам Догараза, — направил лодку строго на север. Опытные мореходы в подобных ситуациях как говорят иногда фиксировали руль и позволяли себе подремать. Однако Малк не был не то что опытным, а с трудом именовал себя начинающим. Поэтому последующие несколько часов не смыкал глаз, лишь чудом сдерживаясь, чтобы не начать молиться Кетоту о ниспослании хорошей погоды. Шторм он точно бы не пережил!

Была уже ночь, когда блокнот напомнил о себе появлением нового сообщения: господин Тияз рекомендовал Малку срочно примерить Морду. Чем заставил последнего испытать сильное смущение. Использовать таким образом артефакт, ещё недавно служащий вместилищем Духа Мастера, казалось Малку… неприятным. Да, то самое слово!

Вот только какой у него выбор? И Малк в точности выполнил предписание учителя. Приложил маску к лицу, по старому опыту направил в неё Власть и… сдавленно застонал от внезапной боли. В точку между бровей словно ввинтился стальной буравчик, а вместе с ним во Дворец Духа впорхнул ветерок нового знания.

Проклятье! В прошлый раз было как-то полегче!!

Едва стало понятно, что перенос сведений о навыке завершился, как Малк уже без прежнего к ней пиетета тут же отшвырнул Морду обратно в коробку и принялся растирать ладонью лоб.

На то, чтобы неприятные ощущения окончательно исчезли, ушло минут пятнадцать. И лишь затем Малк позволил себе скользнуть вниманием внутрь своего Дворца Духа. Нашёл то лёгкое дуновение, что теперь гуляло по лугам его ментального пространства, слился с ним разумом и… дальше всё стало неожиданно ясно и просто. В отличие от Тайного Искусства, которое он изучал ранее с помощью Морды, навык поиска был донельзя примитивен и целиком опирался на даруемые Тремя Призрачными Пульсами способности к чтению духовных вибраций. По сути с маской вообще можно было бы не заморачиваться — всё объяснить словами, — если бы процесс обучения не требовал активации энергетической точки между бровями. А так, чуть-чуть боли, немного раздражения, и вот уже Малк вполне способен искать те самые пресловутые «трещины в пространстве».

Не откладывая дело до утра, Малк покинул Дворец и, мысленно нарисовав с внутренней стороны лба простенький узор, принялся вслушиваться в колебания Духа. Причём подсознательно он был готов к неудаче, наверное даже хотел её, чтобы был повод предъявить претензию господину Тиязу, но вопреки всему сразу же достиг успеха. Узор трансформировался в образ недавно приобретённого компаса, и его стрелка, дрогнув, сместилась на северо-северо-восток. Удивительно, но он действительно выдержал изначально заданный Мастером курс и почти не отклонился от цели.

Так что переложив румпель, Малк направил лодку согласно тому, что ему говорило свежеприобретённое чувство направления…

У невидимой, но весьма ясно воспринимаемой его внутренним прибором, аномалии Малк был где-то через треть часа. Даже заподозрил на мгновение, что ошибся — в свете луны он видел лишь чистую гладь воды, по которой изредка пробегали волны, и ничего более. Однако пульсирующая стрелка мысленного компаса указывала строго вперёд, и Малк, в точности следуя переденным Мордой инструкциям, метнул прямо по курсу слабенькую Искру.

Вообще говоря, подошло бы любое заклинание или даже воздействие Властью. Ведь главное здесь не то, какую магию ты применяешь, а то, способна ли она нарушить целостность ослабленной пространственной завесы. И вот в данном конкретном случае воздействие требовалось весьма небольшое.

Через мгновение, в воздухе раздался треск, подобный тому, что издаёт разрываемая надвое ткань. Тут же перед носом лодки возникла ещё более чёрная, чем ночь, прореха, появилось всасывающее усилие, и Малка вместе с его шаландой и всеми вещами затянуло в бездну…

— Ну и как тебе опыт первого пространственного перехода? — спросил ученика Младший Магистр, когда спустя несколько часов, уже на рассвете, тот проснулся от духовных вибраций блокнота и по требованию Мастера вновь соединил череп с Мордой.

— Отвратительно, — сухо проронил Малк.

Он и вправду чувствовал себя донельзя мерзко. Причём сам переход в памяти почти не остался — вроде бы была подкрашенная голубыми и алыми отблесками темнота, много корёжащей тело боли и чудовищное, едва ли не разрывающее на части, давление на Дух. Правда за верность мелькающих в голове образов он бы не поручился. Это вполне могли быть кошмары, вызванные глубоким обмороком — не зря же учитель только сейчас смог до него достучаться. Единственное, в чём он мог быть уверен совершенно точно, так это в том, что появившиеся непонятно откуда синяки и кровоподтёки по всему телу, явно не соответствуют его представлениям об увеселительной прогулке.

— Ничего, в первый раз так всегда бывает. Со временем привыкнешь! — точно иглой по стеклу засмеялся господин Тияз.

На что Малк мог лишь мрачно скривиться. То есть это не последние его межпространственный переход? Отлично, просто отлично!

— Господи Тияз, а теперь куда? — чтобы как-то сменить тему спросил он, сглатывая отдающий кровью комок в горле и с помощью «лечилки» активизируя циркуляцию жизненной силы в теле.

И снова услышал смех Мастера.

— Прямо. Вон к тому острову. Если мне не изменяет память, то это Пучи. На него часто заглядывают корабли, и купить билет для тебя проблемы не вызовет.

— Опять куда-то плыть? — нахмурился Малк, которому вся эта беготня уже начала надоедать.

— Почему куда-то, на Остров Двух Мастеров. Зря что ли ты так старательно бедолагу Руфа колотил? — проскрипел господин Тияз.

— Мастер, но…

— Но зачем? — Мёртвые губы Морды медленно растянулись в хищной усмешке. — А тебе не всё равно куда бежать? Или думаешь, что имея на хвосте столь настойчивых преследователей, ты сможешь где-нибудь просто отсидеться?

От услышанного у Малка едва глаза на лоб не полезли. Какие, к Йорроху, преследователи?! Тем более настойчивые? Да кому он вообще сдался?!!

— Столпы теперь ищут меня? — спросил Малк, всё ещё отказываясь в это верить. — Но Больдо…

— Больдо говорил, что наши недруги идиоты? И узнав о твоём бегстве, оставят всё как есть? Если да, то мне надо серьёзно пересмотреть планы его обучения, — прохрипела Морда.

Малк, уже начинающий привыкать к манере общения господина Тияза, вдруг понял, что тот назвал идущих по следу недругами. Не Столпами, Тёмной Канцелярией или кем-то ещё. Именно недругами. То есть жаждущих поймать Малка много?! Или он чего-то не понимает?

Увы, прямо об этом спрашивать было бесполезно. И Малк задал другой вопрос.

— Учитель, а остальные соученики вообще в курсе того, какая роль мне уготована? Что куда-то придётся бежать, тащить с собой вашу маску? Или это только я тут такой тёмный, а все всё знают?

— Каждому известно ровно столько, сколько нужно для выполнения своих обязанностей. Не больше и не меньше, — отрезал Череп и деловитым тоном добавил: — И если на этом твои вопросы закончились, то ставь парус и вперёд… Ах да, и не забудь прицепить голову фамильяра Зарраха к себе на пояс! Тебя ждёт удивительное путешествие, и я не хочу пропустить ни одной подробности.

На этих словах он замолчал, и маска спала с черепа. Как и прежде Малк снова остался предоставлен самому себе. Вот только теперь он знал о нависшей над ним угрозе преследования, убедился в существовании неусыпного ока господина Тияза и имел крайне туманные представления о своём ближайшем будущем.

Йоррох…

Остров Пучи Малка разочаровал. Когда он узнал о существовании с ним регулярного сообщения, то подсознательно начал ожидать чего-то вроде уменьшенной версии Догараза. Приличный порт, неподалёку небольшой городок, а чуть в стороне маяк и береговая батарея — в общем всё, что должно быть в нормальном торговом городе. Иначе зачем бы сюда вообще заходили корабли? И потому был откровенно разочарован, познакомившись с островом в реальности.

Пучи оказался практически точно такой же дырой, что и Фляк. Разве что населения на нём было раза в четыре-пять больше, да вместо обычной фактории здесь располагался филиал «Компании купцов Белангида, торгующих в Яванском поясе» — авалонские торгаши только-только появились в зоне влияния Борея, поэтому и представительство у них было весьма скромным. Во всяком случае пока.

А ещё Пучи выгодно отличало от Фляка наличие расквартированных здесь солдат означенной компании. Десяток морских пехотинцев под командованием Бакалавра в механизированном доспехе надёжно прикрывал жителей острова и имущество нанимателей как от налётов немногочисленных демонов, так и от нападений пиратов. Во всяком случае так рассказали Малку в местной таверне, в которую он заглянул сразу по прибытии на остров. И он не видел причин этому не верить: даже если только судить по встретившим его на причале патрульным, они знали устав, держали в порядке оружие да и вообще оставляли впечатление опытных ветеранов. Это не несчастный вояка в дрянном доспехе, которого Малк играючи обездвижил на Фляке. С такими ухо надо держать востро!

Впрочем особо беспокоиться на счёт потенциальной опасности наёмников ему не пришлось. Уже через два часа в бухте бросил якорь небольшой колёсный пароходик «Гладиолус», а ещё через час, продав шаланду хозяину таверны за жалкую драхму, Малк поднялся на борт корабля. Тут ему аж повезло дважды. Во-первых, в том что не пришлось ждать судно несколько дней: а так бы и случилось, если бы «Гладиолус» не отклонился от расписания почти на сутки. И, во-вторых, в том что за проезд до Двух Мастеров с него взяли всего шесть драхм. Как оказалось корабль и без того после Пучи шёл прямиком на нужный Малку остров, а значит не требовалось и доплаты за «беспокойство». Нет, сложись всё иначе, Малк всё равно бы добрался до искомого места, однако благодаря удаче сделать это получилось чуточку быстрее и немного дешевле. Что не могло не радовать…

Следующие три дня он снова провёл в море, практически не покидая выделенный ему крохотный кубрик. Причём в затворничество Малк ушёл вовсе не потому, что хотел отойти после пережитого на Фляке или вдруг оказался охвачен приступом человеконенавистничества. Всё было гораздо проще и одновременно сложней. Он пытался разобраться во всём том, с чем столкнулся в последние дни. И прежде всего с изменениями в собственной магии.

Вообще чародей, шаг за шагом растущий в могуществе, на пути развития неизбежно сталкивается с тем, что принято называть пределами. Кто-то быстро создаёт атакующие чары, но с огромным трудом изучает чары защиты. Кто-то играючи обращается с цепочками знаков Руноглифа, но превращается в полного болвана, когда дело доходит до их встраивания в ритуальные формы. А кто-то ещё будучи Адептом уже способен покидать тело в виде Духа, но падает в обморок при попытке Властью сдвинуть на полпальца невесомое лебяжье перо.

Пределов бесчисленное множество. Они все разные и у каждого свои. Какие-то преодолеть невозможно в принципе, какие-то есть надежда ослабить трудолюбием или волевым напором, а какие-то разрушаются самостоятельно, просто по причине накопления в теле мага неких изменений, ведущих к переходу количества в качество.

Вот как раз с последним Малк и столкнулся на острове Фляк. Хоть ему тогда и показалось, что происходящее с ним не более чем галлюцинация находящегося под давлением разума, но по зрелому размышлению он от этой мысли отказался. Что-то всё-таки точно было, а значит имело смысл попробовать всё повторить.

И он пробовал. Раз за разом пытаясь «играть» с жизненной силой в собственной руке — попутно радуясь сильно подросшему контролю, — то сжимая её всю Властью, то наоборот выпуская дозированными порциями. Целый день на это убил, весь измучился, решил уже, что зря тратит время, как очередная попытка вдруг закончилась успехом. Особым образом воздействуя на систему меридианов и коллатералей то одной, то сразу обеих конечностей, Малк смог почти на десять секунд заставить левую руку уменьшиться до тех размеров, что у него были перед отравлением Жизнью.

Проклятье, сначала уменьшиться, а потом без особых последствий вернуться в прежнее состояние!

Это было настолько удивительно, что Малк в первый момент аж растерялся. Причём поразил его не сам факт преображения — в нынешнем виде это не более чем бесполезный фокус! — а его перспективы. Ладно десять секунд и одна рука, а что если получится сжимать всё тело и на гораздо более длительное время? Разве подобный навык не избавит Малка от главной занозы в его сердце — недовольства собственным обликом?!

Однако праздновать успех всё же было ещё рановато. Простой практикой изменения формы желаемого точно не достичь. Тут требовался комплексный подход, и без достижения Властью как минимум пика оранжевого ранга или, тем паче, перехода её в жёлтый ранг, о желаемом лучше было не мечтать… Хотя учитывая и без того нацеленность Малка на тренировку Власти, подобное вряд ли стоило считать серьёзным недостатком. Рано или поздно он нужную планку точно возьмёт.

Телесная трансформация стала не единственным пределом, что нарушил Малк в истории с призраками. Случился ещё один прорыв и было с ним связано столько всего непонятного, что он уже и не знал как к этому вообще относиться. Пусть скачкообразный рост контроля над марионеткой и сложно назвать чем-то плохим, но весь вопрос в том, каким образом он был достигнут. Нет, в том, что Малк самостоятельно достучался до поглощённой гомункулусом Родословной ничего необычного не было. Зря что ли столько времени учился работать с духовным резонансом и извлекать таящееся в чужой крови Наследие? Малка беспокоило, что это произошло удивительно легко, именно в нужный момент да ещё и одновременно с крайне удачным для Малка выплеском магии.

Всё это выглядело так, словно полуживую куклу кто-то предварительно подготовил. Обработал и привёл к нужному состоянию. И хотя впоследствии Малк ясно ощущал как с каждым ментальным контактом след его сознания всё глубже и глубже отпечатывается в магической структуре йорроховой твари, прежнего доверия у него к ней уже не было. Можно, конечно, списать всё на эффекты от спонтанного пробуждения Родословной, но… Девятеро! Что если Малк прав и внутри марионетки полно других секретов? Подходящих пусть не шпиону — эту нишу плотно занял череп демона, — а, например, надсмотрщику или убийце? Разве столь далеко идущее планирование не в духе господина Тияза?

От такого предположения холодок бежал по коже. И хотя оно виделось достаточно разумным — иначе как проконтролируешь сохранность переданных на хранение ненадёжному ученику артефактов, — легче всё равно не становилось. Руки так и чесались взяться за гомункулуса всерьёз: влезть ему в башку, покопаться в цепочках уплавляющих знаков Руноглифа, поиграть с содержимым Дворца Духа. Однако потом Малк вспоминал о болтающемся на поясе «украшении» в виде черепа — к слову совершенно невидимом для окружающих — и всё желание экспериментировать моментально пропадало.

При таком наблюдателе за некоторые линии лучше было не заступать!..

Два Мастера встретили Малка дождём, скользкими досками причала и адской грязюкой единственной местной улицы. Что, впрочем, ничуть не уменьшило его впечатления от самого острова. Потому как после Фляка и Пучи он наконец оказался в некоем подобии цивилизации. Каменная набережная, полсотни аккуратных двухэтажных домиков с черепичной крышей, тротуары из дубовых плах, сверкающая огнями таверна и, Йоррох побери, даже масляные уличные фонари — уж чего-чего, а увидеть подобное в Яванском поясе он точно не ожидал.

Хотя с этим островом вообще всё было непросто. Много лет назад, тогда ещё Серой плешью, заинтересовались два Младших Магистра. То ли члены одной Школы, то ли разных — это история умалчивала, — главное, что их было двое и они совместно решили сделать остров своим домом. Построили убежища, хорошенько прижали соседей, начали потихоньку организовывать вылазки вглубь Пояса. Сначала сами, в сопровождении немногочисленных последователей, а потом, когда их вояжи стали приносить прибыль, с привлечением наёмников. Так продолжалось год, два, десять лет… и вот уже Серая плешь из укрытия для двух магов превратилась во что-то вроде опорной базы сразу для нескольких команд охотников на демонов и ловцов монстров. Которые здесь жили, тренировались и в принципе не планировали куда-то переезжать.

Понравилось ли подобное развитие событий Младшим Магистрам? Вряд ли. Не для того они убегали в такую глушь, чтобы потом снова оказаться в центре шумихи. Но и разгонять новых жителей острова они тоже не решились — слишком уж хорошие деньги платили команды «за постой», чтобы легко ими разбрасываться. Такая двойственность тянулась несколько лет, пока чаша терпения старших магов не переполнилась и они… не отбыли в неизвестном направлении, оставив за главных двух учеников. С той поры на острове сменилось уже три поколения жителей, однако истинные владельцы так и не вернулись, а вместо них всеми делами заправляли Мастера — теперь уже потомки первых управляющих Серой плеши. Мастера, один из которых, судя по имени, и был тем человеком, который нанял Руфа для присмотра за гнездом призраков…

С историей острова и царящими там порядками Малк познакомился ещё на «Гладиолусе»: во время своих редких вылазок на камбуз он разговорился с коком, и тот оказался настоящей кладезью сведений о Двух Мастерах. И тогда же он задумался о своих дальнейших действиях. Потому как картина, где никому неизвестный ученик заявляется к одному из двух хозяев бывшей Серой плеши и лезет с вопросами на тему призыва тварей Запределья — или что там в действительности интересовало господина Тияза — выглядела откровенно фантастической. В лучшем случае с ним просто не станут разговаривать, а в худшем… в худшем живым он остров уже не покинет.

О чём он и прямо спросил у Черепа за несколько часов перед высадкой на остров.

— Разумеется так у тебя ничего не выйдет. Можешь не сомневаться, — прохрипел господин Тияз. — Пока этот «Мастер» сам тобой не заинтересуется, о беседе с ним можешь даже не мечтать…

— Ну тогда вся эта поездка в принципе не имеет смысла. Потому что Ученик вроде меня никогда не сможет привлечь внимание кого-то действительно влиятельного! — огрызнулся Малк.

И услышал в ответ издевательский смех Тияза Черепа.

— Да-аа, слабоват ты, слабоват… Будь Бакалавром было бы проще. Хотя… всё равно. Ты пока никто и звать тебя никак. Ни доброй, ни злой славы нет, а значит и серьёзные люди беседовать с тобой точно не захотят… Малк Эттин.

Прозвище в устах учителя прозвучало как-то особенно обидно, и Малк мысленно выругался. Ну, Эйша, ну удружила!

— И как же мне эту самую славу обрести? — спросил он, после короткой паузы.

— Да как и все остальные. Охотой, магическими услугами, грабежами и убийствами. Выбирай, что тебе ближе по душе, и дерзай! — снова рассмеялся наставник, завершив на этом разговор.

И Малк почему-то даже не сомневался — господин Тияз перепробовал все эти методы и добился в них немалых успехов. Вот только сможет ли он пойти по стопам своего учителя?..

На фоне подобного рода рассуждений на остров Малк высаживался в крайне скверном расположении духа. И даже дождливая погода казалась отражением царящих у него в душе настроений. Нет, он разумеется порадовался обнаруженным на Двух Мастерах проблескам цивилизации, благосклонно отнёсся к чистым от грязи тротуарам и с удовольствием раскланялся с парочкой встреченных Адептов, но в остальном… в остальном Малк испытывал самую настоящую растерянность.

Легко сказать «сделай себе имя», ты в действительности попробуй это сделать. И по возможности так, чтобы вожделенная слава не пришла к тебе посмертно. Тем более что уж с чем-чем, а со смертью в Яванском поясе вообще никаких сложностей. Те же Адепты, что так вежливо с ним поздоровались, в местах гораздо более диких — в море или на островах — об этикете вряд ли вспомнят. И при виде Малка будут не приподнимать шляпу и склонять голову в поклоне, а тянуться к револьверам или создавать заклятия.

Ну и как ему тогда быть? Определённо, задачки господина Тияза — а в том, что это была именно очередная задача он уже не сомневался — становились всё сложнее и сложнее…

Вот только чего Малк не ожидал, так это того, что кажущаяся непонятной ситуация разрешится сама собой. Он не успел пройти внутрь таверны и стряхнуть с одежды влагу, как рядом тут же нарисовался ушлого вида парнишка и с ходу огорошил вопросом:

— Господин ищет найма?

От неожиданности Малк едва не сглупил и не ответил отказом. Уже раскрыл было рот, но вовремя вспомнил, чем славится остров Двух Мастеров, окинул взглядом зал — род занятий сидящих за столиками гостей легко читался по их одежде и отголоскам разговоров — и сказал совсем не то, что хотел.

— А зачем ещё бы я сюда прибыл?

Других вопросов не последовало. Приказчик тут же удовлетворённо кивнул и пригласил проследовать к столику неподалёку от барной стойки. Туда, где уже сидел крепкого вида мужик в расстёгнутой до середины груди алой рубахе и мрачно цедил из кружки пиво.

— Новичок? — грубо спросил хозяин столика, кивком отпустив сопровождающего Малка. — Хотя сам вижу, что новичок. Только-только из Школы, да? — Продолжил он допытываться, не дожидаясь ответа.

Утруждать себя соблюдением норм этикета любитель ярких цветов в одежде явно не собирался.

— Школа Пепла, — нахмурился Малк.

Был соблазн не отвечать, а просто развернуться и уйти, но… но с одной стороны над ним висело поручение господина Тияза, а с другой давил вид болтающегося на толстой шее его собеседника медальона Бакалавра. Хамить старшему магу к тому же на его территории это ещё то приключение!

— Никогда не слышал, — фыркнул хозяин столика и, подняв на Малка мутные глаза, с усмешкой сообщил: — Я Рудольф Собака и собираю людей для охоты на Громовую Манту. Шестерых Учеников уже нашёл, ты будешь седьмым. Интересует?

— На каких условиях? — всё-таки решил отбросить вежливость Малк.

Бакалавр равнодушно пожал плечами.

— Три доли от добычи мне как лидеру отряда и по одной доле всем остальным. Договор заключаем под гарантию Мастера острова… В общем всё как обычно, никаких подвохов. Такое устраивает?

Рудольф наверное впервые за весь разговор окинул будущего новобранца внимательным взглядом. И Малк уже примерно догадывался, что Собака думает на его счёт.

Вроде новичок и простой Ученик, но зато здоровый, с недобрым выражением лица и кулаками, размером с хороший окорок. Одет хоть и в потёртый, неровно зашитый камзол — последствия ночёвки в форте призраков, — однако на поясе куча оружия, а в руках два пусть обшарпанных, но туго набитых саквояжа. Мало того, у правого колена и вовсе сидит то ли фамильяр, то ли порабощённый демон, то ли живая марионетка… Определённо к такому человеку имеет смысл присмотреться: даже если боец из него сейчас никакой, слишком уж сильно он отряд не ослабит и вниз не потянет.

— Посредником сделки будет господин Парк Счастливчик? — внешне небрежно спросил Малк, при этом обмирая внутри от ожидания ответа.

Имя, которое он назвал, принадлежало тому самому «благодетелю» Руфа, ради которого он и прибыл на остров. И перспектива личной встречи показалась Малку чрезвычайно соблазнительной.

— Нет, Влас Радуга. Господина Парка сейчас нет на острове, он со своими людьми выполняет заказ какой-то анзерской Школы — ловит обокравшего их сокровищницу ублюдка, — лениво бросил Рудольф. — А что, с этим какие-то проблемы?

Малк помотал головой. Какие тут могут быть проблемы, кроме тех, что ему видимо всё-таки придётся вступать в отряд Собаки, а значит не отвертеться от участия в охоте на проклятую Манту?

— Ну тогда по рукам? — осклабился Рудольф.

— По рукам, — кивнул Малк и, чувстуя, что вступает в какую-то новую полосу своей жизни, первым протянул раскрытую ладонь.

Одновременно с этим жестом от висящего на поясе у Малка, однако невидимого для собеседника, демонического черепа потянуло холодом мрачного удовлетворения…

Несмотря на некую спонтанность в найме бойцов, к охотничьим приготовлениям Рудольф относился серьёзно. И вместо ожидаемой скорой отправки на поиски Громовой Манты — Малк по наивности думал, что день-два и отряд покинет остров, — он отложил отъезд почти на две седмицы. Сначала всех друг с другом перезнакомил, а потом начал работать над спаянностью команды в безлюдной части Двух Мастеров.

Надо сказать, Малк отнёсся к этому без особого восторга. Своё развитие он запланировал на годы вперёд, поэтому добавление к собственным занятиям ещё и изучения не очень-то интересных ему принципов групповой охоты его откровенно раздражало. С гораздо большим удовольствием он бы почитал книги по магии, поизучал автобиографии известных чародеев или пообщался с Черепом, благо в течение «обучения» учитель аж дважды изъявлял желание поговорить с Малком на тему его понимания метафизических законов. Тем не менее, филонить он тоже не филонил и выполнял все тренировочные упражнения Рудольфа. Как, впрочем, и остальные. Любитель ярких цветов в одежде взял под своё начало одних лишь новичков и видимо все желали таким образом хоть как-то подготовиться к предстоящему действу.

Собраться в группу, разбежаться, укрыться в складках местности, навести на заданную точку заменяющие оружие ветки, снова собраться в кучу — разнообразием задания не различались. Однако слишком уж перегибать палку с подобного рода тренировками Рудольф тоже не стал. Как только его товарищи по охоте прекратили путаться в командах и перестали напоминать бестолково мечущихся куриц, он перешёл к гораздо более интересным вещам. Притащил к месту занятий небольшой алхимический компрессор, подсоединил к нему шланги от семи пневматических гарпунных пушек и устроил стрельбы по специально подготовленным на роль мишеней мешкам с сухой травой. Практического смысла, правда, в этом было не слишком много — вряд ли Громовая Манта будет терпеливо ждать на одном месте пока её подстрелят, — но с другой стороны члены отряда хотя бы познакомились с необычным оружием. Ни Малк, ни остальные, до того момента с подобного рода метателями ни разу не встречались.

Наконец, Рудольф счёл подготовленность подчинённых достаточной для реального дела, и команда охотников на небольшой яхте покинула Двух Мастеров. Со слов Собаки Громовая Манта обитала всего в двух днях пути — на острове Гайлей, так что длительного путешествия можно было не бояться. И это весьма важно. Какими бы новичками не являлись члены отряда, но к Рудольфу они пришли прежде всего за заработком, а значит вряд ли были готовы бесконечно соглашаться с предложениями типа «ещё чуть-чуть подождите» или «завтра уже точно».

О том, что лидер команды и по совместительству наниматель их не обманул, стало понятно, когда уже на подходе к Гайлею все увидели парящую над островом Манту. И даже тот, факт, что при виде яхты монстр ухнул в воду, никого не расстроил. Главное тварь была на месте, а в том, что её таки удастся подстрелить, никто не сомневался. Судя по отсутствию на голове ярко-синих костяных наростов в форме короны — разумом монстр не обладал, а потому вряд ли мог что-то противопоставить подготовленному отряду.

— Итак, повторяю, схема действий такая: высаживаемся, ищем место для засады и перетаскиваем туда груз. Как закончим с подготовкой, то маскируемся и ждём до утра. Ну а уже на рассвете сама охота! — объявил Рудольф, для привлечения внимания громко хлопнув в ладони. — Есть вопросы?

— Откуда такая уверенность, что гадина придёт именно в нужное нам место? — подал голос коротко стриженный парень со знаком Ученика какой-то двухзвёздочной Школы. Малку он не нравился: слишком часто любил козырять йоррох знает где вычитанными знаниями на морскую тематику. — Я читал, что главная сложность в охоте на Громовых Мант, это их любовь к путешествиям. Сегодня они здесь, завтра там, а послезавтра вообще в сотне вёрст от места первой встречи. Вдруг она сейчас нас испугалась и теперь где-нибудь на другом конце Гайлеи прячется?

— Так, во-первых, на другом конце Гайлеи ни ей, ни нам делать нечего! — неожиданно резко бросил Рудольф, — а во-вторых, у меня есть манок. И если мы всё правильно сделаем, то он приведёт Манту прямо под выстрел пушек. Ясно?

Большинство ответило одобрительным ворчанием, однако Малк и ещё один его коллега из Арктавии дружно нахмурились. Как-то слишком уж жёстко высказался Собака насчёт прогулок по Гайлее. Словно бы здесь имелся какой-то подвох. Да и вообще, зачем высаживаться на сушу, если есть манок и Громовую Манту по идее можно подманить куда угодно, в том числе и к кораблю?

Однако портить отношения с командиром чрезмерным любопытством, да ещё и фактически в самом начале их сотрудничества, тоже не хотелось. И что Малк, что другой Ученик — оба смолчали…

Высадка прошла без эксцессов: чтобы перевезти весь груз и членов отряда на берег четырёхвёсельному ялику понадобилось сделать всего четыре рейса. Затем, после короткого отдыха, ведомая Рудольфом группа проследовала вдоль полосы прибоя до приметной каменистой осыпи и поднялась к вершине холма. Некоторые, несмотря на тяжёлый груз — алхимический компрессор и гарпунные пушки они были вынуждены нести на руках — порывались двигаться дальше вглубь острова, однако Собака пресёк эти поползновения на корню.

— И это место сойдёт, — объявил он, демонстративно окинув взглядом изрезанную обломками скал площадку на вершине холма.

При этом в сторону остальной части Гайлеи, куда открывался шикарный вид, он очевидно старался лишний раз не смотреть.

— Вон там спрячем компрессор, а там, там и там протянем шланги для пушек. И… да! Сами тоже постарайтесь укрыться. Не хочу, чтобы всё сорвалось просто потому, что кое-кто спугнул Манту своей сонной рожей, — продолжил Собака.

Малк в очередной раз ощутил прилив подозрительности. Как-то всё это выглядело слишком уж странно. Одни лишь новички в отряде — и это в охоте на монстра, добыча с которого порой доходила в цене аж до пятисот драхм! — непонятное нежелание Рудольфа уходить далеко от берега и… да, всё более и более отчётливо ощущаемая насмешка, которую почти не скрываясь излучал через череп господин Тияз.

Последнее заставляло Малка нервничать больше всего. Вещи, которые радовали учителя, для его учеников обычно выходили боком. А значит… значит у него не приступ паранойи, и тут действительно происходит что-то нехорошее!

Поэтому нет ничего удивительного в том, что пока остальные беззаботно расползались по всевозможным щелям, в качестве меры предосторожности выставив лишь принадлежащий Рудольфу сторожевой артефакт, Малк подошёл к данному вопросу со всей серьёзностью. И не просто лёг спать с активированным Панцирем, но ещё и начертил вокруг себя Защитный Круг. Было подозрение, что подобная обстоятельность вызовет недовольство Собаки, однако тот, вопреки всему, Малка наоборот поддержал. И при виде круга немедленно показал большой палец.

Малк чего-то недопонимает? Может быть всё дело не в Бакалавре, а в чём-то или ком-то ином?

Взволнованный он долго не мог заснуть. Однако даже заснув, облегчения не получил. Всю ночь его мучали кошмары — слава Святым без участия этого деда Бонифация! — а под утро сквозь дремоту и вовсе возникло такое чувство, что где-то неподалёку присутствует источник духовных вибраций. Достаточно мощный, чтобы воспринимать его всерьёз, однако всё же лишённый чёткого «окраса», по которому его можно было бы хоть как-то идентифицировать.

Всё бы ничего, и Малк возможно списал бы пережитое ночью на разыгравшееся воображение, если бы тот самый парень из морской Школы вдруг не начал рассказывать о загадочном алом зареве над противоположной частью острова. И его не поддержали ещё двое коллег. Что-то нехорошее на острове всё-таки происходило. Вопрос в том, успеют ли они закончить свои дела и отбыть обратно до того момента, когда ситуация перерастёт в нечто действительно опасное, или же таки столкнутся с угрозой лицом к лицу.

Однако Рудольф обеспокоенность членов своей команды словно бы и не видел. Даже не дав им позавтракать, он в своей привычной манере привлёк общее внимание хлопком ладоней и объявил:

— Минут десять назад я собственными глазами видел, как Манта парила над поверхностью воды верстах в трёх отсюда. Так что если вы не забыли зачем мы здесь оказались, расходимся по местам, готовим пушки и запускаем манок!

Утренние тревоги моментально были забыты. Все пришли в движение, убирая вещи и скрывая следы пребывания отряда на холме, благо их было немного. Затем начали расползаться по облюбованным ещё прошлым вечером укрытиям. Кто-то устроился в зарослях кустов, кто-то спрятался в образованном камнями подобии норы, Малк же был вынужден по пояс влезть в щель под здоровенным валуном, а на верхнюю часть туловища и лежащую рядом марионетку накинуть взятое у Рудольфа грязно-серое одеяло — его раскраска полностью сливалась с неровностями местности.

Убедившись, что на виду никого не осталось, Собака пристроил между камнями чёрную коробку манка, вколотил рядом четыре железных костыля и соединил всё цепью. Так что теперь если вдруг кому пришла бы в голову блажь утащить артефакт, просто взять и уйти он бы уже не смог. Под конец, окинув получившуюся конструкцию одобрительным взглядом, лидер отряда щёлкнул невидимыми для Малка рычажками, дождался появления низкого, то пропадающего, то вновь появляющегося гула, и с удовлетворённым видом кинулся вниз по склону, туда, где они ещё вчера спрятали алхимический компрессор.

Охота началась.

Впрочем для Малка она началась ещё раньше. Пока Рудольф возился с манком, он озаботился подготовкой своих магических арсеналов. Панцирь, правда, трогать не стал — активированные ещё вечером чары сохранили большую часть вложенной в них Силы, — зато над остальными пришлось поработать. Сначала сотворил Призрачные Руки, следом наколдовал аж два проклятия Нежизни — под каждую из Рук, — и спрятал незримые конечности в энергетическом узле в центре грудной клетки. Истратил четырнадцать эргов, однако ничуть об этом не пожалел. Пока второй Нимб не сформирован, о мгновенном создании заклинаний можно было только мечтать, а раз так, то лучше перестраховаться и подготовиться к неожиданным сюрпризам, чем потом под градом ударов противника жонглировать цепочками знаков Руноглифа.

— Ну чего там, видно гадину? — донёсся голос коллеги Малка, которому «повезло» ещё меньше, чем ему, и он был вынужден с головой зарыться в мелкий песок. — А то я тут чую к полудню прожарюсь, как цыплёнок в духовке!

— Прожаришься — будем Манту твоей тушкой вместо артефакта подманивать, — схохмил в ответ самый везучий из отряда, с комфортом устроившийся в гуще кустарника. — Так что пропекайся получше!

— Ах ты ж сволочь… — вскинулся было первый, но его тут же прервал злой окрик Рудольфа.

— Заткнулись все! Иначе ни Манты, ни йорроха лысого не получим!! И тогда я прослежу, чтобы вы оба возместили мне все траты на подготовку к охоте. Ясно?!!

Раздражать Бакалавра, пусть даже неизвестной для тебя силы, дело однозначно неразумное. И потому над холмом тут же повисла тишина… через секунду разорванная сдавленным возгласом ещё одного члена команды, прячущегося чуть в стороне от остальной группы и с позиции которого была хорошо видна гладь моря.

— Летит, растопчи меня Девятеро! Сюда летит!!

Для Малка, настроенного на долгое ожидание, подобная новость стала полнейшим сюрпризом. Причём хорошим сюрпризом. Ведь чем раньше они закончат, тем раньше вернутся на корабль, правильно?

По уже выработавшейся ещё на Римме привычке, он коснулся кончиками пальцев висящего на поясе мешочка с гадательными костями, сосредоточился и… ощутил, как внутри что-то едва заметно шевельнулось. Нельзя было даже сказать точно, было это по-настоящему или лишь показалось, однако Малк отнёсся к произошедшему максимально серьёзно. Полноценные гадания он не слишком-то любил — уж больно высока цена, — но опыт и полученные от Старика знания говорили, что для получения предупреждения об опасности заморачиваться с полноценным ритуалом было не обязательно. Достаточно иметь «запачканный» контактом с Судьбой артефакт, а тот уже сам предупредит в нужный момент об угрозе… Или не предупредит, тут как повезёт!

И вот теперь кажется Малку именно что «повезло». Осталось понять, какую такую угрозу может нести лично ему охота на Громовую Манту. Достаточно могучую, чтобы не соваться к ней в одиночку, но в то же время и не столь пугающую, как Королевская Манта — для охоты на эту тварь, как Малк выяснил седмицу назад, собирали отряды уже не из Учеников, а из Бакалавров.

— Напоминаю, ждём, когда тварь займёмся манком! До последнего сидим по своим норам, носа наружу не высовываем. И лишь когда Манта начнёт долбать ящик, лишь тогда… слышите?!.. лишь тогда начинаем бить по ней изо всех стволов!!! — прямо над ухом раздалось шипение Рудольфа.

Святые знают, какую магию он применил, но его яростный, но тихий голос лёгкий ветерок донёс слуха каждого из семи членов команды. Очень полезный навык, Малк с удовольствием бы его освоил. Вот только что-то ему подсказывало — без понимания Стихии Воздуха за подобного рода фокусы можно даже не браться…

Отвлёкшись на Рудольфа, Малк на время забыл о полученном предупреждении. А как вспомнил, ему стало уже не до посторонних размышлений. Манта, внезапно ускорившаяся, молнией пересекла отделяющая её от позиции отряда расстояние и зависла саженях в десяти над тихо гудящим манком.

Интересно, а по какому принципу работает манок? То, что это не духовный резонанс, подобный тому, что связывал заклинателя с марионеткой, Малк уже убедился. Тогда что? Звуковое заклинание, сродни тому, что недавно использовал для общения с членами команды Рудольф? Магия запахов? Или в основе заложены вообще какие-то другие, Малку пока неизвестные, метафизические законы и принципы?

Увы, момент, чтобы выяснять такие подробности был неподходящим. Всё, что Малк мог сейчас делать, это покрепче сжимать в руках гарпунную пушку, да смотреть в оба глаза на Манту в ожидании возможности для атаки…

Тем временем гадина, видимо хорошенько изучив приманивший её предмет, решила избавиться от него раз и навсегда и, сложив грудные плавники, камнем упала вниз. Показалось даже, что она врежется в землю, но в полусажени от коробки Громовая Манта резко затормозила и махнула хвостом, словно хлыстом. Удар получился, что надо — похожий на навершие булавы кончик попал точнёхонько по артефакту, и только в силу очевидной крепости конструкции тот не расплющило в лепёшку.

Недовольный результатом монстр издал протестующий скрип, опустился ниже — фактически накрыв коробку телом — и через секунду рванул вверх. Добыча неведомым образом прилипла к коже Манты, и если бы не цепи и железные костыли тварь точно выполнила бы задуманное. Рывок, манок снова падает на землю, и… в тот же миг становятся понятны масштабы коварства Рудольфа. Казавшаяся цельной коробка вдруг раскрылась точно цветок, появился сложный механизм с узнаваемым стволом и в незащищённое брюхо Манты выстрелил зазубренный дротик с привязанной к нему тонкой верёвкой. Затем мощный рывок, и миниатюрный гарпун вылетает из раны вместе с огромным куском плоти.

Будь это обычное животное, и на этом охоту можно было бы считать законченной — травмированное подобным образом животное долго не протянет. Но они имели дело с порождением магии.

Ранение привело Громовую Манту в ярость. Она окуталась облаком разрядов и шарахнула по артефакту молнией почти в руку толщиной, одним ударом обратив его в лужу расплавленного металла. Однако останавливаться на этом разгневанное животное не пожелало и принялось осыпать землю вокруг копьями менее слабых разрядов.

— Ну если это не тот самый момент, то я уже не знаю, когда ещё атаковать, — пробормотал Малк, откидывая одеяло.

Привстал на одно колено, навёл гарпунную пушку на цель и… помянув Йорроха, принялся ждать, когда только-только заревевший на полную компрессор создаст в пневматике метателя нужное давление. Пара-тройка секунд задержки, и, наконец, нажатие на спусковой крючок. Зазубренный гарпун устремился в цель, а Малк, даже не проверив попал или нет, принялся заряжать следующий. Сейчас всё решало время.

Ещё полминуты, и вот уже Малк опять принялся пытаться поймать в прицел мечущуюся в небе фигуру. Судя по трём верёвкам, что тянулись от Манты к укрытиям его соседей, меткий выстрел удалось сделать всего троим. И это несколько расходилось с ожидаемыми результатами. Так что во второй раз Малк собирался сделать всё возможное, чтобы не промазать.

Наконец, пушка мощно лягнула плечо, бешено закрутилась катушка и… через мгновение гарпун таки вонзился в правый грудной плавник. Попадание!

Охваченный азартом Малк торопливо намотал свой конец верёвки на заранее вбитый в щель между камнями крюк и принялся готовить следующий выстрел. Кто бы мог подумать, что охота — это так увлекательно?!

Увы, ещё раз бахнуть из метателя у Малка не получилось. Он уже проталкивал гарпун в ствол, когда перед глазами мелькнула ярчайшая вспышка, и его как пушинку швырнуло в воздух. Тут же последовал сильнейший удар о землю — с одновременным хлопком лопнувшего Панциря, — а следом прилетела новая молния. Впрочем на этот раз сильно ослабленная. Даже монстрам для волшбы требовались эрги… и вот как раз их у Манты оказалось не так уж и много.

— Ах ты ж тварь!!! — застонал Малк, рефлекторно активируя «лечилку» и лишь затем принимаясь за проверку тела на предмет повреждений.

Руки-ноги были целы, ломило спину и левый бок, но вроде бы обошлось без переломов рёбер. Самой серьёзной травмой оказались не ушибы, а ожоги — от правого бока через живот и далее к внешней стороне левого бедра тянулась полоса воспалённой плоти, словно после удара Огненным Бичом. И хотя «лечилка» уже начала свою работу, до восстановления было далеко.

Малк, от боли ругаясь сквозь сжатые зубы, осторожно встал и посмотрел на Манту. Глубоко засевшие в плоти гарпуны с каждым рывком ранили её всё сильней и сильней — алая кровь лилась дождём, — а молнии истощили магический запас, но падать на землю и биться в агонии она не торопилась. И продолжала попытки освободиться от удерживающих её заговорённых верёвок, которых теперь было уже семь.

— Как же тебя достать-то?! — процедил Малк, мазнув взглядом по перекрученной магией пневматической пушке.

Единственное дальнобойное заклинание в его арсенале было Громовой Манте, что слону дробина. А рукопашная схватка, в том числе с использованием заготовленных чар… Йоррох, для этого как минимум надо воспарить в воздух саженей на шесть-семь в высоту!

Тем временем, судя по слышимым всё реже и реже хлопкам выстрелов, запасы снарядов коллег-Учеников подходили к концу. И совсем скоро, единственное, на что они смогут надеяться в плане победы над Мантой, так это только на её гибель от ран. В плане личных магических арсеналов остальные члены команды также недалеко ушли от Малка. И два слабеньких Водных Кулака да почти десяток совершенно бесполезных Искр, заставивших монстра разве что содрогнуться, тому подтверждение.

Проклятье, будь на месте этой летающей твари, кто-нибудь более подготовленный к битве, им бы не поздоровилось!

Всё изменилось с появлением Рудольфа. Непонятно где до этого отсиживавшийся Бакалавр, внезапно выскочил из-за нагромождения скал с очередной коробкой в руках. На этот раз небольшой, размером с книжку и внешне напоминающий бугристую полусферу. Немного помедлил, но всё же с решительным видом выбрался на открытый участок, пулей добежал до закопчённого пятна, над которым нависала Громовая Манта, шлёпнул свою ношу в самый его центр и, немного над ней поколдовав, рванул обратно.

Вот только уйти незамеченным у него не получилось. Сходящая с ума от боли тварь вдруг содрогнулась всем телом, окуталась клубами странного серебристо-белого дыма и… с поистине адским грохотом — только теперь стало понятно, почему она именно Громовая Манта, а не Молниевая или какая иная — выстрелила в спину Рудольфа мощнейшим магическим разрядом.

Показалось, что на этом их бравому командиру и пришёл конец. Во всяком случае Малк бы подобную атаку точно не пережил… Но уже спустя мгновение стало понятно, что Бакалавр предусмотрел и такой вариант развития событий. В момент удара из внешнего бокового кармана его сюртука вылетело нечто вроде зеркальца и ловко подставилось под удар. И пусть атаку Манты артефакт пережить не смог — осколки так и брызнули во все стороны, — с главной задачей он справился. Рудольф выжил и смог добраться до укрытия.

Малк неожиданно вспомнил об оставленной Собакой полусфере. Резко развернулся в её сторону, и как раз застал тот момент, когда приметное тёмное пятно на её поверхности вспыхнуло алым, изнутри вылетела красная точка, зависла в воздухе на высоте полусажени над землёй и… развернулась в крайне сложную и запутанную колдовскую фигуру. До творений Клайва Книжника, виденных Малком во время штурма Школы, она, правда, не дотягивала, но даже так выглядела впечатляюще. А когда через пару ударов сердца налилась багровым и выстрелила прямо в середину тела Манты силовым лучом, стало понятно, что это ещё и весьма мощное средство атаки. Во всяком случае пережить её летающая тварь уже не смогла и с жалобным стоном рухнула на землю.

— Да, гадина, да!!! — Малк неожиданно понял, что орёт, размахивая кулаками, как впрочем и остальные его коллеги, начавшие выползать из своих укрытий.

Молчал лишь Рудольф. Отбросив эмоции, он первым оказался подле рухнувшей Громовой Манты и достав из рюкзака нечто вроде гигантского механизированного шприца, загнал здоровенную иглу в голову погибшей твари. Минута, и вот уже стеклянный контейнер заполняется неопределённого цвета субстанцией, Собака торопливо прячет его обратно в заплечный мешок и тут же переходит к другой части тела монстра. Однако теперь в руках у него не «шприц», а нечто вроде ножовки и щипцы. И он буквально вгрызается в плоть твари.

Сбор трофеев шёл полным ходом. Если Малк ничего не напутал, сначала Рудольф выкачал головной мозг, теперь же пытался добраться до одного из двух сердец. И хотя это были действительно самые ценные части летающего монстра, на которые приходилось процентов восемьдесят-восемьдесят пять всей его стоимости, Малк не понимал причин подобной спешки — даже если туша проваляется здесь ещё пару часов, потерь в качестве всё равно не будет. Такова особенность Манты.

Разве что причина спешки несколько в ином… Например, в желании убраться отсюда как можно скорее?!

— Рудольф, что за гонка? Время есть, отдохни, порадуйся с нами! — воскликнул тот член команды, что так любил козырять своими знаниями.

«Эрудит» к слову ни капли не пострадал и на фоне того же Малка — обожжёного, в разорванной одежде — смотрелся весьма выигрышно. Впрочем, он такой был один. У остальных выйти из схватки чистенькими не получилось. И если кто-то отделался порванными брюками да ссадинами на лице и руках, то одному досталось даже больше Малка. Он заметно хромал, постоянно хватался за правый бок и с трудом шевелил левой рукой. И если судить по болтающейся на поясе пустой «авалонке» с характерной для «лечилок» Школы Зелёного Света маркировке, в нынешнем своём состоянии он находился уже после воздействия исцеляющих чар.

Малк мимоходом прикинул, сколько денег таким образом потратил этот Ученик, затем оценил ожидаемую стоимость доли от добытых трофеев, и внезапно осознал, что выгодность охоты на монстров сильно приувеличена. Во всяком случае для простых новичков — доход едва-едва перекрывал расходы.

— Порадуюсь, обязательно порадуюсь. Но потом! Делу, как говорится, время, а потехе час, — нарушил его размышления Рудольф, закончив разделывать Манту и всё же соблаговолив ответить на вопрос «эрудита». Окинул недовольным взглядом оставшуюся часть туши и тут же добавил с показавшимся Малку ненатуральным возмущением: — А почему вы в стороне стоите? Орёте тут чего-то, вопросы задаёте? Описание ценных материалов все читали, так что вперёд, набираться опыта. Я же пока добытое добро на яхту отнесу…

— А может мне это сделать? Ну, отнести? Я быстро! Вы же проследите, чтобы остальные никаких ошибок не наделали. Опытом своим поделитесь, — не выдержал Малк, когда стало понятно, что отговорка Рудольфа всех устроила и никто больше комментировать странности его поведения не станет.

Как бы там ни было, но о предупреждении костей он не забыл. И чем дальше, тем больше был убеждён — угроза не в самой Громовой Манте, а в том, что случится после охоты на неё…

И словно в подтверждении его мыслей из глубины острова донёсся утробный стон, на пол неба полыхнуло алым, а следом накатила волна столь густого запаха крови, что он перебил вонь Громовой Манты.

— Йоррох, опоздали!!! — заорал Собака и начал медленно пятиться назад, глядя куда-то за спины остальных.

Малк оглянулся и с потрясением увидел нечто вроде кровавого гейзера, бьющего в центре приметной песочной проплешины где-то в версте от подножия их холма. Напор был столь силён, что за считанные секунды образовалось небольшое озеро соответствующего цвета. После чего его поверхность забурлила, и на сушу выкатились сначала шесть косматых шаров с небольшой арбуз размером, а по пятам за ними выползла лишённая кожи, окровавленная человекоподобная фигура. Точнее, это она сначала показалась человекоподобной. Мгновением позже стало понятно — гораздо больше это создание смахивало на прямоходящего козла…

Внезапно краем глаза Малк уловил некоторое движение. Быстро повернулся и увидел странную картину — пятеро наименее пострадавших его коллег, видимо подчиняясь жестам Рудольфа, торопливо отступали к склону холма, а сам командир и главный охотник в данный момент зажигал фитили на двух ручных бомбах.

— Собака, ты чего?! Ты чего задумал?!! — воскликнул наиболее пострадавший участник охоты, вместе с Малком словно бы оказавшийся отделённым от здоровой части отряда незримой линией.

Наивный, он считал, что сейчас всё можно было решить разговорами. Малк же успел осознать факт предательства, принять его и начал прокручивать в голове свои дальнейшие действия…

— Ничего. Извините, парни, но убегая от демона, не надо быть самым быстрым. Достаточно лишь позаботиться о том, чтобы кто-то постоянно оставался между тобой и порождением Пекла! — растянул в какой-то неживой улыбке Рудольф и добавил: — Но вы не волнуйтесь. Если спасусь, я вам такую поминальную службу в храме Архонта закажу, что закачаетесь!

И на этих словах метнул в раненых обе бомбы. Впрочем Малк всё равно оказался быстрее, и пока мерзавец ещё только замахивался для броска, метнулся к ближайшей куче камней. Спустя секунду грохнуло, но как-то слабо, словно не боевой заряд взорвался, а обычная шутиха. И лишь когда всё вокруг заволокло едким дымом, до Малка дошло — Рудольф использовал дымовые гранаты.

— Ну почему, почему мне вечно везёт на подобных тварей, а? — прорычал Малк, ловко доставая из кармана сохранённый со времён посещения Левого Брата заговорённый платок и накидывая его на шею так, чтобы он прикрывал нижнюю часть лица.

Дышать сразу же стало легче. Немного щипало глаза, но это было уже терпимо. И он принялся спешно накладывать на себя Панцирь, попутно решая, где искать в этом дыму своего товарища по несчастью. Уподобляться мерзавцу Рудольфу и просто бежать, покупая спасение жизнью своего коллеги ему совершенно не хотелось… Хотя чего уж там, мысль такая всё же мелькнула!

Увы, дальнейшие события развивались несколько быстрее, чем Малк мог себе представить. Он ещё даже не вышел из своего укрытия, как до него донеслось сначала торжествующее мэканье, а спустя долю секунды истошный вопль пожираемого заживо человека. Проклятый Собака всё же купил себе свою отсрочку.

— Дерьмо, дерьмо, дерьмо!!! — одними губами зашептал Малк, настраиваясь на оставленную на прежнем месте марионетку и уже с помощью её чувств пытаясь проникнуть под завесу дыма.

Внезапно слева донёсся странный шорох, и Малк на одних рефлексах отскочил в сторону. Туда же, где он стоял мгновением ранее, обрушилась похожая на ядро косматая голова какого-то монстра — то ли переродившейся обезьяны, то ли гораздо более привычного огра-людоеда. Немного покрутилась на одном месте, а убедившись, что промахнулась, вновь начала высматривать Малка.

— Ш-шух, ш-шух!! — зашуршало со всех сторон, предупреждая о приближении товарок самой шустрой из «голов».

И Малк не выдержал — выдернув из «авалонки» весь запас заряженных Искрами стеклянных стержней, он ринулся в ту сторону, где по его мнению должен был находиться спуск с холма. Пробежал пять или шесть шагов, после чего стремительно развернулся и, раздавив артефакты в руке, выпустил в преследователей все заряды разом.

Получилось на удивление ловко. Он даже ухитрился каким-то чудом трижды попасть, отправив появившиеся перед ним «головы» в короткий нокаут. Жаль только трёх оставшихся хватило, чтобы они едва не сбили его с ног, несколько раз попробовали прокусить Панцирь в районе живота — косматые порождения магии Пекла на удивление неплохо прыгали, — а под конец и вовсе принялись таранить его бока своими едва ли не каменными лбами.

— Да чтоб вас!! — зарычал Малк, натравливая на одну из «голов» марионетку и попутно доставая верные тесаки.

Тут же принял атаку на скрещенные клинки, полоснул в ответ и, убедившись, что честная сталь тварей не берёт, окончательно озлился.

Хорошая защита у вас, да?! Что ж, есть и на такой финт управа. И разорвав на мгновение дистанцию, потянулся вниманием к проклятому ножу на поясе.

Решение это не было спонтанным. Ещё тренируясь, Малк предположил, что «пережигая» Дух в ядовитом пламени Силы Запределья, он способен переносить его разрушающее воздействие на чужие тонкие тела. Подвёл под это некоторую базу, провёл предварительные расчёты, и вот теперь пришло время попробовать задумку на практике. Чем Йоррох не шутит, вдруг получится?

Поначалу была некоторая сложность в настройке на таящуюся в ноже энергию — слишком всё вокруг отвлекало, но стоило правильно сосредоточиться, как в тот же миг Дух Малка оказался охвачен белым пламенем, которое затем, пусть не без задержки и некоторого «подталкивания» Властью, н всё же перекинулось на тесаки.

— Х-ха!!! — Малк на выдохе рубанул вылетевшую из дыма тварь и с удовлетворением проследил за тем, как та рухнула на землю и начала корчиться от боли.

Хотя тесаки как и в прошлые разы лишь самую малость оцарапали кожу «лица» монстра, своё слово сказало духовное пламя. Из внешне безобидных ран теперь вырывались языки белесого пламени и, судя по интенсивности горения, конец порождения Пекла был уже близок.

— Девятеро, а ведь работает, а? — облизав пересохшие губы, простонал Малк.

Увы, безоглядно использовать применённую технику в бою было нельзя. Слишком сильно давление на собственный Дух и слишком велико испытываемое тонким телом напряжение, чтобы «зажигать» подобное пламя при каждом удобном случае. Поэтому Малк, остро чувствуя, что вот-вот приблизится к своему пределу, когда уже он может вспыхнуть как свечка, тратить время на ожидание нападений не стал и сам двинул на поиски врага. Благо далеко ходить не пришлось: два шага и вот уже ещё четверо «голов», свирепо вращая глазами, набрасываются на него в бессмысленной атаке… Чтобы спустя секунду как и их товарка рухнуть на землю в смертельной агонии.

Если Малк не ошибался, то должно была быть ещё одна «голова». Та самая, на которую он в самом начале натравил марионетку и кажется заставил вцепиться зубами в мясистый нос. Тварь до сих пор не освободилась что ли?

Малк сорвался на бег и в три прыжка добрался туда, где ощущалось присутствие гомункулуса. Уже замахнулся для рубящего удара, планируя одним махом добить косматое порождение Пекла, но от открывшейся перед ним картины вздрогнул, сбился с шага и сначала просто опустил руки, а затем и вовсе разорвал духовную связь с Силой Запределья. Удивительным образом гомункулусу передалась сила изобретённой им техники, и там, где марионетка должна была лишь удержать «голову» на месте, она так же как и Малк убила её духовным пламенем.

— А из нас с тобой неплохая команда получается, — для своего успокоения прохрипел Малк, предплечьем вытирая льющийся со лба пот и настороженно вглядываясь в уже начавший рассеиваться дым.

По уму ему сейчас следовало бы вернуть контроль над «псом» и с максимально возможной скоростью двинуть по направлению к месту высадки — если он, конечно, не хочет надолго застрять на проклятом острове. Но, увы, это следовало делать раньше. Теперь момент был упущен, и Малк должен был думать не о том, как он будет догонять ублюдков-коллег, а готовиться к встрече с хозяином демонических «голов». Ну а в том, что тот не заставит себя долго ждать, можно было не сомневаться!

Вот только как очень скоро выяснилось, в рукопашную драться козлоподобная тварь не любила. И там, где Малк ждал схватки лоб в лоб, гость из Пекла предпочитал бить издалека. Причём по возможности внезапно и максимально незаметно для жертвы.

Удивительно, однако Малка спас дым. Точнее, реакция дыма на магию демона. Малк ещё прикидывал свои дальнейшие действия, как вдруг окружающая хмарь пришла в движение, закрутилась спиралью и словно бы начала куда-то втягиваться. С каждым ударом сердца всё быстрее и быстрее, пока не стал виден козлоподобный с пульсирующей между широко расставленными руками колдовской фигурой. Несмотря на то, что внешне она напоминала отвратительное переплетение узловатых вен, какие-то знакомые черты Малк в ней всё же разглядел. Поэтому ничуть не смущённый исчезающим в её центре дымом, он принялся чутко вслушиваться в духовные вибрации и ждать, ждать того мига, когда демоническая магия достигнет своего предела.

Когда из центра колдовской фигуры вырвался яркой-алый луч, Малк уже находился в длинном прыжке. И только поэтому поток воняющей кровью магии прошёл всего в паре пядей от его правого бока. То же самое произошло со вторым лучом и с третьим. Обрушив на Малка свою магию, демон тем не менее постоянно запаздывал с её применением. Ненадолго, буквально на доли секунды, но запаздывал. И Малк во всю этим пользовался, надрывая мышцы в стремительном спринте навстречу порождению Пекла.

До демона оставалось всего несколько шагов, когда донельзя взбешённая тварь начала скандировать какое-то новое заклинание. Ну а так как козлоподобный вряд ли в такой ситуации стал бы обращаться к дальнобойным или сложным в создании чарам, то в ближайшие секунды Малка очевидно ждал весьма неприятный сюрприз. Избежать которого могло у него и не получиться.

Поэтому чтобы сорвать или хотя бы просто замедлить мерзкого колдуна, Малк принялся орать на него на демоническом наречии. Доселе лежащие в памяти мёртвым грузом знания суккубы вдруг доказали свою нужность и полезность. Совершенно не ожидавший обвинений в отвратительном человеколюбии и постыдном вегетарианстве козлоподобный демон вздрогнул, сбился с ритма и… с проклятиями оттолкнул от себя начавшее рассыпаться незаконченное заклинание.

Это был успех! Ублюдок, правда, попытался направить вот-вот сдетонирующие чары в Малка, но тем подобным было не пронять. Не сбавляя скорости, он Властью отшвырнул чужую волшбу в сторону и, наконец, оказался совсем рядом с демоном и заработал клинками.

Раздался негромкий взрыв, ещё больше завоняло кровью, но ни Малк, ни козлоподобный выродок не удостоили случившееся и взгляда. Всё их внимание было сосредоточено на схватке: Малк с хэканьем рубил тесаками, а демон отбивался, то подставляя неожиданно крепкие предплечья, то банально уворачиваясь. И надо сказать, порождение Пекла — даром, что обычный заклинатель — ничуть не уступало своему противнику ни в телесной мощи, ни в ловкости. Наоборот, это Малк с каждым ударом сердца ощущал всё большее и большее давление. В перспективе ожидая неизбежную гибель от контратаки твари.

Вот только ошибкой было бы думать, что сближаясь с лишённым кожи монстром, он делал ставку на верные тесаки! Изловчившись, когда замешкавшийся демон оказался к нему максимально близко, Малк вдруг выпустил на волю Призрачные Руки, и прежде чем тварь успела как-то среагировать, шлёпнул её полупрозрачными ладонями. Сам по себе удар козлоподобный вряд ли заметил, но вот два проклятия Нежизни… о, их он точно не пропустил! Иначе не стал бы с тоскливым воем сначала пытаться разодрать когтями себе живот и грудь, а потом, когда его плоть стала стремительно усыхать, не принялся кататься по земле, суча ногами.

Впрочем долго ему мучиться не пришлось. Взмахом клинка Малк отделил рогатую голову от шеи и тем самым поставил в бою окончательную точку!

— Клянусь Святыми, если сейчас из той лужи ещё кто-нибудь вылезет, то я просто сяду и позволю себя сожрать! — простонал Малк, падая на колени рядом с обезглавленной тушей и стягивая с подобородка платок.

Короткая драка выпила из него все моральные и физические силы, так что даже мысль о новой драке или даже просто скандале была для него невыносимой. А ведь ему ещё предстоял забег к месту высадки, да и там ещё неизвестно, как всё повернётся…

Из кармана пришла волна духовных вибраций, и Малк, недовольно морщась — а заодно мысленно обрушивая на господина Тияза многоэтажные ругательства, — достал блокнот.

— Ты ведь знаешь, что делать дальше? Не разочаровывай меня! — прочитал он вслух.

И несмотря на то, что это был обычный текст, написанный обычными словами, от него веяло такой злобой, что Малк ощутил, как у него всё внутри буквально леденеет. Как-то разом забылась та снисходительность, с которой Мастер общался с ним в последние седмицы. Демократическое отношение к тем вольностям, что непутёвый ученик позволял себе в отношении учителя. Внезапно вспыхнувшее желание чему-то научить… Добрый Череп, ага! Да скорее солнце погаснет, чем господин Тияз в себе крохи терпимости к врагам найдёт!

— Знаю, разумеется знаю! — мрачно бросил Малк и, захватив с собой козлиную голову, бросился бежать вниз по склону.

Марионетка потрусила следом…

Впрочем как очень скоро выяснилось он мог бы и не спешить. Несмотря на то, что ялик лениво колыхался на мелководье, никто из его товарищей даже не пытался забраться внутрь. Но не потому, что у них проснулась совесть и они жаждали дать бой демонам. Нет, на берегу охотнички оставались из-за того, что устроили старую свару из-за добычи. Одни, напуганные той беспринципностью, с которой Рудольф отдал на откуп твари Пекла двух их коллег, требовали своей доли до того, как он выкинет ещё какой-то финт. Другие, ослеплённые жадностью, боялись, что две «освободившиеся» доли теперь достанутся Собаке, а не будут разделены между всеми. И лишь Рудольф стоял перед всеми точно скала, никак не реагируя на крики и видимо ожидая, когда чересчур много возомнившие о себе подчинённые таким образом стравят пар.

И именно поэтому он первым заметил появление Малка со всё ещё истекающей кровью головой монстра в руке.

— Слава Девятерым, ты выжил?! Это же истинное чудо!! — воскликнул он со столь искренним участием, что даже у Малка где-то глубоко внутри шевельнулся червячок сомнения. Умом всё очевидно и понятно, а сердце всё равно идёт на поводу у йоррохова афериста. — И даже демона завалил? Поздравляю. Считай боевое крещение ты принял, и теперь любая команда с острова Двух Мастеров с радостью…

Чему именно будут радоваться охотники дослушивать Малк не стал. Прекрасно зная, что от него ждал господин Тияз, он выдернул из-за пояса револьвер и без затей бахнул в лоб ублюдку. При этом подсознательно он ждал, что пуля увязнет в каком-нибудь Щите или срикошетит от очередного техномагического артефакта. И потому несколько удивился, когда в лицо ему плеснуло кровью, а Бакалавр рухнул на песок с дыркой в центре лба.

— Вот ведь действительно собака, так собака! — сам не зная к чему, сказал Малк, с отвращением сплёвывая попавшую на язык кровь.

Окинул взглядом резко замолчавших охотничков, презрительно скривился и рявкнул:

— Чего пялитесь? Возвращаемся!

После чего первым показал пример и, добравшись до лодки, с комфортом устроился на корме. Принимать какое-либо участие в деятельности команды он больше не собирался. Более того, искренне надеялся, что выглядит в глазах коллег достаточно кровожадным, чтобы у них и мысли не возникло о расправе над очередным претендентом на жирную добычу.

Ну а то, что внутри у него всё дрожит и перед глазами крутится зрелище разлетающейся черепушки ублюдка Рудольфа, это уже дело десятое… как и набатом бьющаяся в голове фраза господина Тияза: «Тебя ждёт удивительное путешествие, удивительное путешествие…»

Глава четвёртая, в которой льётся кровь

Чердак таверны «Безымянная гавань» — единственной таверны на острове Двух Мастеров — вопреки всем ожиданиям Малка оказался вполне подходящим для жизни местом. Там было сухо, светло и имелось много свободного пространства. Последнее для человека его габаритов, к тому же избалованного жизнью в кампусе Школы Пепла, было особенно важно. Намучившись по карабельным каютам, Малк был готов платить любые деньги, только бы не ощущать остодемоневшей тесноты и вернуть себе прежнее чувство раздолья.

Тем более что после охоты на Громовую Манту он вполне мог себе позволить некоторую роскошь.

По возвращении на остров, следуя букве и духу договора между командой Рудольфа Собаки и выступающим в роли гаранта Мастером, они сдали всю добычу людям Власа Радуги. И пусть никто не сомневался, что цену на трофеи изрядно занизили, сумма всё равно получилась приличной — около четырёхсот драхм.

Радость, конечно, немного подпортило то, что эту гору золота предстояло делить даже не на шестерых — по числу выживших участников, — а на десятерых, согласно количеству долей и с учётом указанных в договоре имущественных прав. Но тут уже ничего изменить было нельзя. Гарант он на то и гарант, чтобы устанавливать правила игры. И с тем, что никак не участвовавшему в опасной охоте Мастеру досталась одна доля погибшего новичка и три доли Рудольфа, следовало просто смириться… Как Малк смирился с тем, что за башку демона, привезённую на остров, он у людей того же Власа Радуги вместо ожидаемых шести-семи десятков драхм получил всего двадцать.

Хотя с другой стороны, ну не возвращаться же ради этого в Догараз! Тем более что даже при столь невыгодном обмене денежные резервы Малка всё равно выросли почти до ста шестидесяти драхм, и он снова начал ощущать себя богачом.

Ну а раз так, к чему лишние метания? Особенно когда есть дела поважнее…

Вот Малк после возвращения с охоты и разбирался с ними, проводя на чердаке таверны большую часть своего времени.

— И долго ты собираешься здесь куковать? — прошипел господин Тияз с полки, куда Малк поставил череп демонического фамильяра с прилепленной на него Мордой. — Уже седмица скоро будет, как ты здесь обосновался.

— При всём уважении, учитель, но я ведь не баклуши бью, а тренируюсь. И пока не почувствую, что избавился от накопившихся ошибок, ни во что серьёзное постараюсь не ввязываться, — вежливо, но всё же достаточно твёрдо ответил Малк.

При этом он не прекращал жонглировать тремя яблоками и одновременно с помощью гомункулуса перетаскивать из угла в угол свои вещи. Несмотря на случившийся прорыв в управлении марионеткой, привычку использовать её с той же лёгкостью, с какой он использует свои конечности, Малк не приобрёл. Что, собственно, и показала недавняя схватка с демонами. И вот теперь он пытался исправить подобное упущение через постоянное использование гомункулуса в быту. Вроде бы что-то даже получалось, но, как выяснилось, эти его занятия конфликтовали с желаниями господина Тияза.

Не зря же тот начал проявлять нетерпение…

Внезапный стук в дверь стал для Малка полнейшей неожиданностью — ни гостей, ни персонал таверны он не ждал. Поэтому уронив яблоки на кровать и поставив марионетку так, чтобы она оказалась прикрыта створкой, он метнулся за револьвером. Бережёного, как говорится, и Святые берегут!

— Кто там? — крикнул он, наконец, усаживаясь на стул и направляя ствол в сторону входа.

Хотя мог бы уже и не спрашивать. Незваные гости успели потерять терпение и, магией сдвинув в сторону засов, распахнули дверь. Внутрь шагнул крепко сбитый парень, хмыкнул при виде револьвера и, что-то буркнув вглубь коридора, занял позицию в противоположном от Малка углу комнаты. Представляться он не стал, впрочем этого и не требовалось. Глорка — телохранителя и правую руку Власа Радуги — на острове знал каждый. А спустя пару мгновений в комнате появился и его работодатель.

— Господин Влас, чем обязан вашим визитом? — старательно делая вид, будто ничего особенного не происходит, спросил Малк.

Револьвер он, тем не менее, открыто демонстрировать прекратил и аккуратно положил на стол. Схватить его — вопрос секунды, а значит нет и никакого урона безопасности. Зато в таком виде он уже не раздражал одного из двух хозяев острова, что немаловажно.

Отвечать ему Радуга не спешил. Снисходительно окинув взглядом чердак и найдя свободный стул, он оттащил его на середину комнаты и уселся верхом. Всё происходило в полнейшей тишине, так что Малк начал невольно нервничать. Не спасало ситуацию даже незримое для гостей присутствие господина Тияза: в руку помощи, которую учитель протянет ему в тяжёлый момент, он как-то не верил.

— Мне казалось все денежные вопросы мы закрыли, а значит и причин для недовольства мной у Мастера острова нет и быть не может, — осторожно заметил Малк.

— Ишь, казалось ему… — впервые подал голос Радуга, покосившись через плечо на Глорка. И, дождавшись от того одобрительного ворчания, уже Малку бросил: — Ещё бы после всего ты недоволен был. Какой-то Ученик, а золота за одну охоту больше иных Бакалавров имеешь. Даже мне завидно!

От подобной наглости внутри Малка всё аж вскипело. А ведь он, наивный, их взаимоотношения с Радугой иначе как грабежом не называл…

— Не хочу показаться невежливым, господин Влас, но завидовать всё же нечему. Во всяком случае не вам, — наконец не выдержал он.

Чем заметно развеселил Радугу.

— Тоже верно, — фыркнул он и вдруг спросил: — Ты там, часом, обиду на меня не затаил?

Малк медленно покачал головой.

— Это хорошо. Потому как никакие деньги не стоят того, чтобы за них умирать, — с неприятной усмешкой сообщил Влас Радуга. — Правильно говорю?

— Несомненно, — сухо сказал Малк, уже начиная догадываться куда клонит Младший Магистр.

И тот полностью оправдал его ожидания.

— А то вот жил себе бедолага Рудольф, жил, о богатстве мечтал, о большом куше, но забыл об осторожности и сгинул. Да ещё таким постыдным образом… — принялся рассуждать Радуга, затем вдруг замолчал и, спустя несколько мгновений, весомо сообщил: — а ведь он был мне полезен. Очень полезен!

Малк едва не выругался в голос. Это такая форма издёвки что ли?! Какой может быть толк от Собаки?!

Он мысленно пробежался по списку добычи, которую собрали с Рудольфа и передали на суд «победителя» остальные члены отряда. Набор дешёвых инструментов для резьбы по дереву и металлу, несколько заготовок под амулеты, бумаги с заметками — всё указывало на то, что убитый Малком мерзавец был обычным магом-артефактором, причём далеко не самым лучшим. Во всяком случае готовых магический изделий при нём не было, из-за чего возникло ощущение, будто то разбитое Громовой Мантой зеркальце было единственным его защитным инструментом.

В таких условиях удивительно, что Рудольф вообще стал Бакалавром. Если, конечно, в отношении него в принципе можно употреблять данное звание. Тело не развито и нет признаков того, что его пытались подвергать магическим трансформациям. У Духа очевидно тоже нет никаких особых качеств, иначе Власть не оставалась бы на самом начале жёлтого ранга. Более того, он даже умер после первой же пули, что для хорошего Бакалавра вещь вообще невозможная. Чтобы убить того же Больдо или милес Драго Малку пришлось бы опустошить весь барабан револьвера, да и то без какой-то гарантии.

И какая тогда корысть с подобного… отброса?

— Он был ваш человек? — спросил Малк, осознав, что пауза стала какой-то слишком уж длинной.

— Разве это важно? — дёрнул уголком рта Мастер острова. — Сказал же: он был полезен. А в некоторых ситуациях и вовсе незаменим. — Тут господин Влас чуть подался вперёд и с нажимом спросил: — Понимаешь?

Можно было не сомневаться: Радуга не желает, чтобы кто-то углублялся в природу его взаимоотношений с Рудольфом. Впрочем в объяснениях Малк не нуждался — он и сам мог сложить одно с другим.

Зачем Младшему Магистру, чей род уже несколько поколений собирает налог с колдовской островной вольницы, может понадобиться Бакалавр-слабосилок? Ну уж точно не ради его «таланта» к волшбе. И раз у Рудольфа лучше всего получалось оболванивать новоприбывших новичков, то очевидно ради этого его и держали. В чём смысл? Видимо в том, чтобы регулярно заманивать молодых магов на остров Манты. К демонам под бок. Получая взамен то ли возможность спокойно охотиться на летающих монстров, то ли какую-то форму прямого сотрудничества с жителями Пекла…

Хотя почему какую-то?! Уже ведь выяснили: с Даром Рудольфа Собаки невозможно стать Бакалавром собственными силами. Тут не обойтись без специально подобранных алхимических препаратов, руководства опытных высокоранговых магов и специальных тренировок — то есть без всего того, что требует кучи драхм. Малк знал это как никто другой! А раз богачом Собака не был, то и прорыв через ступеньки рангов становился для него возможен лишь при участии демонической магии. Благо вариантов много — это могли быть и лекарства, и артефакты, и особого рода воздействие Скверной.

Малк отнёс бы подобные размышления к разделу голословных обвинений, если бы не атакующая магическая формация, с помощью которой Бакалавр добил Громовую Манту. За некоторыми особенностями она полностью повторяла колдовскую фигуру, которую чуть позже использовал уже козлоподобный демон. И это вряд ли было случайное совпадение.

Так что сотрудничал Рудольф с жителями Пекла, точно сотрудничал. Если же пойти в рассуждениях чуть дальше и вспомнить, на кого он работал и кому был полезен, то подозревать в связях с демонами следовало и Радугу. Что тоже было весьма разумно. Слишком уж удачно с точки зрения Мастера острова всё складывалось. Выгоды очевидны, а риски… все риски на Рудольфе. Новичков вербует он, на остров везёт он и даже на убой демонам оставляет людей тоже он. Красивая схема! И ведь главное как хорошо продумана. Убивай демоны всех разом, и обязательно бы поползли нехорошие слухи, а так, одна-две жертвы вполне укладываются в представление большинства об опасностях Яванского пояса. И никаких вопросов.

— Понял, Рудольф Собака был незаменим, — медленно сказал Малк, заметив, что в комнате опять стоит нехорошая тишина. После чего осторожно добавил: — Однако на всякий случай напомню, что среди магов моря Хищников не принято спускать такие вещи, как предательство и покушение на жизнь.

Видимо последняя оговорка не слишком-то понравилась Радуге, и он недовольно нахмурился.

— Это нигде не принято. Но существующие правила не отменяют того факта, что из-за тебя я понёс убыток. И ты теперь мне несколько задолжал!

Малк, чувствуя как внутри всё сжимается в напряжении, бросил быстрый взгляд сначала на телохранителя господина Власа, а потом и на самого Мастера острова. Мысленно представил, как натравливает на первого марионетку — при удаче та вполне способна сломать не ожидающему нападения Бакалавру шею. Вот только будет ли этого достаточно? Малк что-то сомневался. Рассчитывать на то, что все маги острова будут столь же бездарны как и Рудольф откровенно глупо, а раз так, то и атака гомункулуса правую руку Радуги вряд ли выведет из игры.

Мало того, оставался ещё и сам господин Влас — опытный чародей и по слухам Младший Магистр неизвестной силы. А это уже была совсем другая лига, до которой Малк пока не дорос.

— Господин, не хочу вас оскорбить, но… не могли бы вы объясниться? Ваши убытки — это ваши убытки, а мой долг — мой долг. И я что-то не припоминаю, чтобы брал у вас заём! — прекрасно зная, что если дать сейчас слабину, то с него уже больше не слезут, твёрдо сказал Малк.

Вот только подобного рода споры имело смысл вести с равными. Когда же претензии к тебе предъявляют старшие маги, то реальный вес имеют лишь их слова.

— Верно, не брал. Более того, по денежным вопросам после закрытия всех сделок к тебе вообще никаких претензий, — понимающе усмехнулся господин Влас. — Беда в другом. Рудольф был задействован в некоторых моих делах и теперь из-за твоей несдержанности они могут сорваться. Чего я точно не могу принять… В общем мне нужен тот, кто заменит Собаку. И ты на эту роль вполне подходишь!

До того просто подпиравший стену Глорка вдруг оживился и полез запазуху. Однако выяснять, что именно он там прячет, у Малка не было никакого желания. Чувствуя, как от злости сводит скулы, он мрачно бросил:

— Никаких дел с демонами!

Плевать, как на это отреагирует Мастер острова. Плевать на собственное решение скрыть догадки о связях господина Власа с Пеклом. И уж точно плевать на то, как к происходящему отнесётся безмолвно наблюдающий за всем господин Тияз. Малк и демоны несовместимы. И никаких компромиссов тут нет и быть не может!

Бурная реакция Малка видимо стала для телохранителя полнейшей неожиданностью. Потому как он вдруг замер и вопросительно посмотрел на своего шефа. И лишь дождавшись одному ему известного знака, со вздохом всё же извлёк из-под одежды туго свёрнутый свиток.

— Какие ещё «дела» с Пеклом, о чём ты? Откуда вообще взялась подобная глупость? На нашем острове чтят заветы Девятерых! — как-то очень уж ненатурально хохотнул господин Влас. И с кривой ухмылкой добавил: — Да даже если бы мне в голову и пришла такая блажь — подружиться с тварями Йорроха, — уж поверь, убийца демонов это последний, кого я взял бы на роль переговорщика! — Радуга неторопливо встал, забрал свиток у Глорка и кинул на колени Малку. — Вот, почитай на досуге… А потом скажи, что надумал. И да, очень тебя прошу, прими правильное решение!

На этом незваные гости один за другим покинули чердак и аккуратно прикрыли за собой дверь.

— Йоррох! — выдохнул Малк, чувствуя себя совершенно разбитым.

Словно он не разговаривал с господином Власом, а сражался.

Быстро подошёл к двери, прислушался к удаляющемуся звуку шагов и, задвинув засов, вернулся обратно. После чего плюхнулся на стул и, развернув зажатый в кулаке свиток, принялся читать.

— Что там? — проскрипел господин Тияз, который, вопреки собственным словам о сложности подобного рода общения, очевидно не спешил разрывать связь с черепом и Мордой.

— Если коротко, — начал Малк, повторно пробегая глазами по короткому тексту, — то неподалёку появилось племя магических мутантов, исповедующих демонический культ. И мне предлагается поучаствовать в зачистке острова от этой заразы. — Он нахмурился и, отбросив бумагу, недоумённо спросил: — Учитель, не понял, а причём здесь я? На острове Двух Мастеров что, бойцов не хватает? Зачем столько усилий, чтобы меня принудить к участию?

Со стороны господина Тияза раздался хриплый смешок.

— А что тут непонятного? Просто кое-кто оценил твои навыки по убийству демонов и решил не разбрасываться зря хорошими специалистами…

— То есть слова, что я буду заменять Рудольфа, это только слова? — Малк задумчиво потёр лоб.

— Не обязательно. В грамотно спланированной операции найдётся место для всех, даже для слабеньких магов-артефакторов, — проскрипел Череп и тут же замолчал, очевидно давая ученику возможность самостоятельно обдумать происходящее.

Впрочем Малк каких-то пояснений и не просил: он с готовностью воспользовался предоставленной паузой и принялся просеивать через сито рассуждений все имеющиеся факты… Чтобы через пару минут сообразить, что даже при всём старании в общую картину никак не втиснуть некоторые вещи.

— Не сходится! — сдался он наконец. — В чём смысл уничтожения племени демонопоклонников, если на другом таком же острове Пекло для господина Власа пусть не друг и союзник, но торговый партнёр точно?

— С одними торгуют, с другими воюют. В первый раз что ли? — Малк так и видел, как Череп пожимает плечами. — Будь уверен, некоторым тварям Пекла местные ещё и дань платят! Перед ними притворятся Младшим Магистром не получится, первая же Ночь Йорроха маски сорвёт…

— Притворяться?! — вытаращился Малк, который несмотря на развитую Власть и способность к восприятию духовного резонанса ничего подобного не заподозрил.

— Именно! Мастер острова не более чем пик Бакалавра, застрявший в полушаге от прорыва через границу рангов. И, учитывая историю с Рудольфом, у него либо нет выходов на готовых ему помочь аристократов Пекла, либо запрошенная теми цена слишком высока, — господин Тияз издал неприятный смешок. — Догадываешься, чем всё это плохо лично для тебя?

Малк криво усмехнулся.

— Тем что зачистка острова может быть лишь ширмой и участники операции намечены на роль жертв?

— Умный мальчик, — прохрипел господин Тияз. — Так что когда придёшь записываться в отряд «демоноборцев», не забудь поинтересоваться списком участников. Нехорошо будет, если ты окажешься единственным новичком…

— Учитель, погодите. То есть мне соглашаться?! — удивился Малк, которому до того казалось, что Мастер убеждает его в обратном.

— А у тебя есть выбор? — закхекал Череп. — К тому же… Раз с обычной охотой не сложилось, попробуй себя в роли борца с культистами. Вдруг это твоё?

Младший Магистр не сдержался и захохотал теперь уже открыто, одним звучанием своего голоса вызывая неприятное покалывание по всему телу. Складывалось ощущение, что чем хуже ученику, тем лучше было у него настроение.

Вот только если Малк думал, что этим ожидающие его трудности и ограничатся, то он ошибался. Потому как господин Тияз вдруг успокоился и со значением просипел:

— Кстати, напоминаю. Ты должен продолжать практиковать технику извлечения Родословной! Так что я очень рассчитываю на то, что ситуации, в которых ты убиваешь демона и даже не пробуешь добыть Сущность его крови, больше не повторятся. Мы поняли друг друга?

— Разумеется, господин Тияз! — с поклоном ответил Малк.

И лишь когда Морда с тихим шорохом сползла с демонического черепа, лишь тогда он позволил себе отвернуться и в голос выругаться. Интересно, а учитель не мог придумать менее сложного способа его угробить?!

Как бы там ни было, против воли Тияза Черепа он не пошёл и, даже не попытавшись найти возможность сбежать, ответил на предложение Власа Радуги согласием. Внутренне ожидая, что они тотчас отправятся громить демонопоклонников, а значит совсем скоро появится и ясность в уготованной ему судьбе. И оттого для него стало вдвойне удивительней, когда Мастер острова сообщил, что командир отряда и его помощник спешно отбыл в Догараз и теперь сроки операции сдвигались не меньше чем на месяц.

Честно говоря, услышав данную новость, Малк обрадовался. Но не тому, что опасная миссия пусть ненадолго, но откладывалась, а появившейся надежде дождаться возвращения на остров второго Мастера — Парка Счастливчика. Ведь тогда вместо утомительной и опасной работы по «созданию славного имени», Малк мог бы попробовать сразу встретиться с «благодетелем» Руфа-из-фактории. Чем Йоррох не шутит, вдруг получилось бы?..

Увы, время шло, а человек, ради которого ученик Тияза Черепа и прибыл на остров Двух Мастеров, всё не появлялся, а значит и заданный учителем вопрос о том, зачем он заставил Малка ввязаться в историю с призраками оставался без ответа. И Малк постепенно с головой ушёл в тренировки. Закалка Духа в ядовитом пламени Запределья, практика формул развития резерва и скорости поглощения Силы, следование сложной схеме приёма алхимических препаратов и развитие Власти — ему и вправду было чем заняться. Тем более что к уже привычной практике неожиданно добивалось и кое-что новенькое: Малк изучал новый ритуал.

Причём нужные материалы он получил совершенно случайно. Листая блокнот Рудольфа, который ему передали напуганные молниеносной расправой над Бакалавром «товарищи», Малк в общем-то не ожидал найти ничего интересного. Списки ингредиентов, какие-то таблички с цифрами, черновики с малопонятными вычислениями и многократно перечёркнутыми формулами… Если кто и мог во всём этом разобраться, то только непосредственный владелец записей. Да и то, учитывая почерк Собаки, были на сей счёт некоторые сомнения. Малк уже собирался выкинуть истрёпанные листы в мусор, как наткнулся на вполне внятный и читаемый текст. Речь в нём шла о ритуале Звезда Крови и тех уловках, на которые пошёл Рудольф, чтобы поместить готовую формацию в специально подготовленный амулет.

Правда, для Малка, никогда не изучавшего ни техномагию, ни хотя бы примитивную артефакторику, последняя часть ценности не представляла. Зато те места, где давалось описание самого ритуала, он читал и перечитывал бесчисленное количество раз. И лишь убедившись, что понял принцип работы колдовской фигуры, лишь тогда принялся преобразовывать найденные формулы в нечто новое, опирающееся на уже изученные им знаки Руноглифа.

Несколько раз ошибался в расчётах — без механического вычислителя подобного рода вещи были неизбежны, — а дважды и вовсе был вынужден начинать всё сначала. Создавая свою версию Звезды Крови, йоррохов Рудольф явно не до конца понял оригинал и потому оставил в общей схеме ритуала несколько проблемных мест. Ему это особо не мешало: артефакт, в котором запечатывалась ритуальная фигура, в любом случае должен был быть уничтожен. А вот Малку головной боли добавило. И пока он не объединил разрозненные формулы в нечто более или менее цельное, перейти к испытаниям на практике так и не рискнул…

На остров Двух Мастеров Глорка вернулся на день позже обещанного. И вместо того, чтобы подобно Собаке заняться боевым слаживанием только-только набранного отряда, дал всем час на сборы и велел грузиться на корабль. Чего уж там, они даже знакомились уже на борту яхты — все восемь человек, считая их командира. И разумеется не обошлось без сюрпризов. Среди новоявленных карателей Малк вдруг увидел знакомого — одного из тех, кто принимал с ним участие в злополучной охоте на Громовую Манту, и… кто сразу после возвращения принялся проситься под его начало. То ли страшась после пережитого начинать сольную карьеру искателя приключений, то ли задумав нечто нехорошее. Например, соблазнившись «богатством» Малка. В то, что кто-то может просто желать видеть его своим командиром, находясь под впечатлением от умений и навыков, он откровенно не верил….

И вот теперь этот человек, к слову носящий имя Марб, вновь оказался с ним в одной команде. Совпадение? Ой, вряд ли!

Вообще состав отряда борцов с культистами Малку понравился. Помимо уже известных ему Бакалавра Глорка, специализирующегося на закалке тела, и Ученика Марба, идущего по пути магов Воды, остальные хоть и не блистали высокими рангами — были даже два Адепта, — тем не менее выглядели людьми опытными и явно знающими во что ввязываются. Причём, судя по разговорам, далеко не все из них считались людьми Радуги. Трое из восьми — надо сказать, весьма сильные бойцы! — вообще относились к ближнему кругу Парка Счастливчика. Так что предположение господина Тияза о том, что рейд на остров культистов это не более чем ширма для скрытого жертвоприношения, выглядело уже далеко не столь правдоподобным.

Ну а когда перед самой высадкой на остров демонопоклонников один из людей Счастливчика совершил жертвоприношение во славу Дораны, страхи и вовсе развеялись как дым. Мир, конечно, всё также катился в Пекло, но пока ещё не достиг состояния, когда люди утром участвуют в мистериях Девятерых, а вечером организуют кровавую демоническую оргию. Во всяком случае не сейчас, пока работают жреческие ритуалы и Святые откликаются на зов верующих.

Церемония вообще оказалась донельзя любопытной. Дома, в Колхауне, Малку приходилось бывать только на службах в храмах всех Святых да на литургиях Архонта, и лишь в Андалоре он приобщился к секретам Кетота. Что до остальных Демоноборцев, то о них Малк не знал ровным счётом ничего.

И вдруг такая оказия — возможность познакомиться с ритуалами Охотницы.

А там и вправду было на что посмотреть. Взявший на себя роль жреца Ученик сначала под пение гимнов расстелил на палубе расшитый звёздами плед, затем установил в центр зелёного деревянного уродца, после чего под прославляющие Дорану выкрики принялся яростно его хлестать богато изукрашенным бичом. И так до той поры, пока статуя под градом ударов не превратилась в груду щепок! Лишь тогда «жрец» успокоился и, сочтя жертву принятой, а успех грядущего «мероприятия» предопределённым, выкинул остатки уродца за борт.

Интересно, если бы не символизирующая демонов фигурка была уничтожена, а излохматился бич, что бы он сказал тогда? Всё, нас ждёт неудача, поворачиваем? Так и хотелось назвать увиденное комедией, но всплеск чужеродной Власти под конец ритуала и на мгновение окутавший присутствовавших лёгкий флёр невыносимо чистой Силы взывали к серьёзности. Если быть честным, то что-то Малк не припоминал столь же примитивных ритуалов, на которые бы откликался Кетот…

К острову, где обитало поклоняющееся Пеклу племя, их корабль подошёл на рассвете, с первыми лучами солнца. Обогнул далеко выдающуюся косу и под тихий плеск волн медленно вошёл в крохотную бухту, где и бросил якорь саженях в десяти от берега. Команда тотчас принялась спускать четырёхвёсельный ялик — чтобы не делать лишних рейсов, грести предстояло членам отряда.

— Я не понял, там что, среди зарослей акации черепичные крыши виднеются? — вдруг спросил один из новых товарищей Малка. — Нас же вроде с дикарями наняли разбираться. Резать простых людей я не подписывался!

— Илон, поимей тебя Йоррох, ты лично мной выданные тебе материалы вообще читал?! — мгновенно вскинулся чем-то недовольный Глорка. — Сказано же было: десять лет назад какие-то выродки из глубин Пояса добрались до этого острова и вырезали поселение. Почти сотню человек под тотемный столб положили! Вот с той поры они тихо-мирно здесь и жили, а как силу поднабрали, так начали небольшие вылазки совершать. То рыбацкий посёлок в дне пути отсюда разграбят, то одинокую яхту с богатенькими болванами перехватят. И никому не было бы до них дела, если бы они не обидели тех, кого обижать ни в коем случае не стоило…

— Это кого же? — подал голос один из людей Счастливчика.

— Торгаш с Миздока за каким-то Йоррохом сюда забрёл. Может от шторма укрывался, может пираты загнали — я особо в детали не вдавался. Вот они его на абордаж и взяли. Да только, идиоты, ментальную блокаду не установили, и купец успел своим партнёрам описание нападавших передать. Ну а дальше сами понимаете… — нехорошо засмеялся Глорка.

— И большую награду объявили? — понимающе хмыкнул всё тот же Ученик.

— Тебе-то какая разница? — подмигнул Бакалавр. — Тебе господин Влас платит, а сколько уже он там получит — не нашего ума дело.

Малк, со стороны наблюдавший за этой беседой, понимающе кивнул. Действительно, награда многое объясняла. За хорошие деньги люди вроде Радуги мать родную продадут, что уж тут говорить про «друзей» его стратегического союзника — Пекла. Да и, если подумать и вспомнить слова учителя, особого риска обидеть демонов для лже-Младшего Магистра тут не было. Никто и никогда не говорил, что обитатели адских бездн между собой едины. Они также воюют друг с другом, предают, заключают союзы и, по слухам, даже далеко не всегда того же Йорроха считают своим господином. Так что если племя демонопоклонников не относится к той же фракции, что и «партнёры» Власа, их уничтожение ничего кроме выгод ему не принесёт.

— А мы с ними вообще справимся, — не выдержал Малк, которого уже начали несколько напрягать царящие среди коллег шапкозакидательские настроения, — раз уж они другие острова грабят и на крупные корабли нападают? Не маловато нас?

— Ещё пару-тройку месяцев назад я бы сказал, что маловато. И у господина Радуги даже мысли не возникло бы направлять сюда людей. Но сейчас, после их нападения на миздокцев? — Глорка с удовольствием расхохотался. — Со слов нашего разведчика там всего два десятка мутантов осталось. И среди них ни одного, кто прорвался бы через ранг Демонического воина. Так что справимся…

Малку столь пренебрежительное отношение к врагу не сильно нравилось. Сколько раз он в былые годы вляпывался в неприятности только потому, что недооценивал соперника? Один раз, два, десять? Пора было уже и поумнеть. Поэтому проигнорировав настрой окружающих, он сначала заранее наложил на себя Панцирь, а потом вызвал Призрачные Руки. Единственное, чего не стал делать, это готовить проклятия Нежизни. Почему-то ему казалось, что на этот раз они ему не пригодятся.

До берега лодка домчала за пару минут: на вёсла посадили самых крепких членов отряда, включая Малка, так что ялик не плыл, а словно бы летел над волнами. Это был самый уязвимый момент всей высадки. Если бы колдуны демонопоклонников их заметили, то чтобы накрыть сразу весь отряд, хватило бы одного мощного заклятия. Щиты ялик не прикрывали.

Однако им повезло и на берег все высадились без эксцессов. Тут же разбежались в стороны, потом от укрытия к укрытию двинулись дальше — к виднеющимся вдали развалинам. О том, что это именно развалины, было понятно уже через несколько минут, когда стали видны пустые провалы окон и болтающиеся на петлях двери. Захватчики здесь очевидно не жили, и виденная ими раньше черепичная крыша была самой хорошо сохранившейся частью посёлка.

— А где эти выродки-то? — донёсся до Малка голос Марба.

Все на него тут же зашикали, но было поздно. Их уже услышали. Потому как дикари жили не там, где когда-то обитали их жертвы, а чуть в стороне, в палаточном лагере. И вот его-то они и проморгали, незаметно для себя подобравшись практически вплотную.

— Смерть нечистым!!! — пролаяли где-то совсем рядом на ломаном демонском наречии.

Малк и то их понял с трудом, что уж говорить про остальных. Для них демоноклонники просто заорали что-то маловразумительное и… кинулись в бой.

Дикари выглядели странно. Больше всего они напоминали куда-то запропастившегося этого деда Бонифация. Если только можно представить его с зелёной кожей, небольшими бараньими рогами и на локоть выше ростом. Их даже мутантами язык не поворачивался назвать, настолько цельно они смотрелись. И не знай Малк заранее, что они произошли от одичавших людей, принял бы за какую-то породу демонов.

В том, что это всё-таки не выходцы из Пекла, он убедился, лишь когда схлестнулся с одним из дикарей в рукопашную. Ни чудовищной силы, ни каких-то особых способностей, противник не проявлял и узнаваемой вони Скверны не источал. Боец как боец, разве что чуть более ловкий, чем человек. Впрочем совсем уж пренебрежительно к нему относиться не стоило. Здоровенным мачете он орудовал весьма умело — Малк, несмотря на весь свой опыт, даже ухитрился пропустить один удар в грудь. Так что если бы не Панцирь, ранения он бы не избежал. Однако защита на нём всё-таки была, и ответной контратакой он тут же снёс мерзавцу голову.

Из-за спины убитого, правда, вылетел его товарищ со светящейся красным дубиной, но Малк выплюнул ему в морду заряженную до предела Искру и тот со свёрнутой шеей улетел в кусты.

На этом противники Малка закончились, и он получил возможность оглядеться.

Вот только смотреть было особо не на что. Враг оказался до позорного слаб, и на тот момент коллеги Малка уже добивали последних зеленошкурых. Причём средства для этого использовались самые разные. Кто-то жёг недруга огнём, кто-то использовал усиленное магией оружие. Глорка, к примеру, предпочитал орудовать кулаками, с азартом берсеркера круша увенчанные рогами головы. Без противника осталась лишь ушедшая далеко вперёд троица людей Счастливчика. Демонопоклонники их словно бы не видели, набрасываясь на кого угодно, но только не на них.

— Это было как-то слишком уж легко! — донёсся недоумевающий голос.

Малк уже собрался ответить, как вдруг краем глаза заметил в лагере культистов какое-то движение и… инстинктивно бросился вправо. И не ошибся.

Взвыл потревоженный воздух, завоняло Скверной и откуда-то с дальнего конца лагеря культистов, прямо сквозь ряды палаток в их сторону устремился гигантский баран. Полсажени сажени в холке, две сажени от носа до кончика хвоста, весь аж светящийся алым — он экспрессом преодолел разделяющее их расстояние и ворвался в расположение отряда.

Первыми по раздачу попали люди Счастливчика. Двоих колдовской зверь — о том, что это не живая тварь, а сотворённая, стало понятно чуть позже — стоптал сразу, третьего же подбросил в воздух рогами, так что бедолага улетел в кусты. Затем пришёл черёд остальных. Кому-то досталось копытами, кому-то всё теми же рогами, Малка тварь вовсе попыталась укусить. Однако прежнего успеха гадина не имела, видимо растратив на трёх первых жертв большую часть Силы. И спустя минуту или две, под градом обрушившихся на неё заклятий, и вовсе растворилась в воздухе.

— Шамана ловите!!! — заорал откуда-то слева и отчего-то не участвовавший в схватке с бараном Глорка.

И Малк первым кинулся на крик.

По широкой дуге обежал месиво из двух погибших, перепрыгнул через груду хлама на месте порушенной палатки и, выскочив на открытый участок, ринулся к возвышающемуся впереди столбу.

— Умри!!! — снова заорали на демонском и из пустоты в Малка один за другим выстрелили два кроваво-красных копья.

Одно Малк отбил тесаком — аж рука онемела, — другое перехватил Властью и уничтожил Рассеиванием. На всё про всё у него ушли считанные удары сердца. Атаковавший его шаман даже не успел толком подготовить следующие чары, как Малк уже оказался рядом и яростно заработал клинками. Ну а когда демонопоклонник всё же ухитрился заблокировать его руки сотворёнными из крови кандалами, вначале уже привычно плюнул Искрой, а когда не помогло — зеленошкурого защитил амулет, — ударил Призрачными Руками. Точнее даже не ударил, а вцепился в возникший перед ним Щит и, помогая себе Рассеиванием, принялся азартно его ломать.

— Ты всё равно сдохнешь, вор!!! — бессильно завопил явно исчерпавший все силы шаман, попутно отбиваясь ногами от наседающей марионетки.

Однако любое отвлечение в бою равносильно смерти. И уже через мгновение он получил сдвоенный — сверху вниз — удар тесаками, который его и добил. Малк вложил в него столько сил, что не только смог превозмочь ограничивающую движения волшбу, но и рассёк врага почти до поясницы.

— Не сегодня, выродок, не сегодня! — тяжело выдохнул он и, быстро склонившись над телом зеленошкурого, погрузил в середину его груди обе Призрачные Руки.

Извлекать Родословные, конечно, лучше было из ещё живого носителя, но если после смерти прошло не так много времени, то можно «поработать» и с мёртвым телом. Во всяком случае попытаться. И, подкрепляя движения полупрозрачных конечностей Властью, Малк принялся торопливо собирать Сущность крови мутанта. Минута, другая, третья… И хотя Малк ни на что особо не надеялся, в одной из его Рук внезапно сконденсировалась крохотная капля уже хорошо ему знакомой полуматериальной субстанции, внутри которой билась, пытаясь вырваться, крохотная фигура барана.

— Да ладно? Получилось что ли? — аж растерялся Малк.

Торопливо огляделся и тут же заметил появившегося из-за кустов Глорку. Бакалавр, ежесекундно поминая Йорроха, возился с каким-то прибором и по сторонам особо не смотрел. Тем не менее рисковать Малк не стал и одним слитным движением отправил добытую частичку Родословной в пасть гомункулусу. Лишним точно не будет.

Тем временем Глорка закончил разбираться с техномагическим артефактом и, мрачно покосившись на Малка, крикнул через плечо:

— Помощника шамана нет среди убитых!

Через секунду-другую на площадку выскочили Марб и маг из вольных. Оба целёхонькие, словно и не участвовали в драке. По деловому огляделись, нехорошо скривились при виде тотемного столба и, шёпотом переговорив с Бакалавром, уже втроём двинули вглубь острова.

Малк уже было думал, что они вообще обойдутся без объяснений, однако Глорка всё же нехотя бросил на ходу:

— Разберитесь тут что и как, а мы попробуем найти ублюдка. Не хорошо будет, если кто-то из зелёных выживет и возродит племя.

После чего троица скрылась в зарослях, оставив Малка наедине с убитым шаманом.

— Что, не нашли они пилюли? — прохрипели за спиной, и резко обернувшийся Малк увидел окровавленного, тяжело хромающего в его сторону коллегу.

Это был тот самый Ученик, которого столь неудачно подбросил рогами наколдованный баран. И который, кажется, понимал в происходящем несколько больше, чем Малк.

— Пилюли? — нахмурился он.

— Ну да, демонические пилюли Укрепления Крови. Племя Бешеного Барана именно на их изготовлении всегда специализировалось. И раз у них была череда удачных «охот» и в жертвах не было недостатка, значит и пилюли должны быть… — принялся объяснять коллега, ломая стеклянный стержень одноразового лечебного артефакта.

— Впервые слышу, — помотал головой Малк.

— Оно и видно. Иначе остался бы ты тут, как же… — не без высокомерия заявил раненый. — Одно Укрепление способно пробить узкое место в развитии воина-мага, восстановить жизненные силы истощённому неправильно подобранным Тайным Искусством элементалисту, подготовить тело к прорыву в Младшие Магистры… Да мало ли для чего пригоден этот чудесный препарат?! На рынке он уходит по цене сотня драхм за пилюлю. Так что если Глорка найдёт их первым, на честную делёжку можешь не рассчитывать!

Малк пожал плечами.

— Да я и не рассчитывал. Демоническая магия мне не интересна…

— А, так ты из этих, из чистоплюев, которые будут подыхать, но даже не подумают принять лекарство, сделанное из эссенции человеческой крови, да? Ну тогда извиняй! — презрительно бросил коллега и, кивнув двум последним выжившим, наконец выбравшимся из зарослей, принялся копаться в завалах на месте палаток.

Видимо что-то он там найти всё же надеялся.

Впрочем Малк через мгновение тоже последовал его примеру. Разве что вещи он трогать не стал, сосредоточившись на исследовании тотемного столба и его окрестностей. В конце концов магия Малка интересовала всяко больше, чем выгода. Тем более что того же желал и вдруг напомнивший о себе господин Тияз. В требовательно завибрировавшем блокноте появилось единственное слово: «Кости!», и Малк сразу же понял о чём речь. По периметру площадки, в центре которой стоял тотемный столб, были навалены целые горы человеческих останков. И если поначалу Малк воспринимал их лишь как некие декорации, то в какой-то момент до него вдруг дошло, что именно они и есть главная часть огромной колдовской формации. Формации, в которой столб не более чем фокусирующий Силу артефакт.

— Скверна, всё это и есть истинная Скверна! — с неожиданной для себя яростью прошептал Малк, склоняясь на очевидно детским скелетом и прикасаясь к черепу подушечкой большого пальца.

Кожу моментально кольнуло чужой Властью, а на языке появился прогорклый привкус магии Пекла. Да, ни Силой Девятерых, ни чистой магией Стихий или энергией Жизни и Смерти тут и не пахло. Одно слово, мерзость!

На Малка неожиданно накатила волна невиданного ранее отвращения. И он, зло скривившись, вдруг осознал, что не сдвинется с места, пока не очистит здесь всё от следов демонической волшбы. Причём не важно, что он не считает себя жрецом. Главное, что ему доступен подходящий в данном случае инструмент, и он способен им воспользоваться.

— Ты чего это задумал?! — крикнул Малку недавний его собеседник, увидев как тот вдруг опустился на колени и принялся что-то чертить на земле кончиком ножа.

— Хочу здесь всё очистить, — бросил Малк в ответ, ни на миг не прекращая своего занятия. — И мне плевать, что думают на сей счёт все остальные!

— А то, что ты своими действиями можешь пробудить таящуюся здесь Силу и выпустить на свободу нечто такое, чего нам и в кошмарах не снилось, тебе тоже плевать?! — зло сказал раненый.

Малк лишь раздражённо дёрнул на это плечом.

— Можешь не стараться: я это так не оставлю!

— Но почему?! — возопил ни Йорроха не понимающий коллега.

— Потому что не могу иначе, — теперь уже пришёл черёд Малка изображать презрение. — Один архимаг писал, что ответственность — непреложный спутник могущества и власти. И чем старше я становлюсь, тем больше мне кажется, что в этом что-то есть…

На этом Малк прекратил дискуссию и целиком сосредоточился на работе. Сегодня он планировал впервые применить на практике знания из Наследия Кетота — создание Малого походного алтаря. И не желал, чтобы первый блин вышел комом.

Работа спорилась быстро. Сначала он изобразил вокруг тотемного столба правильную девятилучевую звезду, затем один из лучей сделал в четыре раза больше остальных и разместил на нём единственный имеющийся у него лист из Наследия. В качестве финальной же точки заключил всю площадь с тотемом в окружность и превратил её в Защитный Круг, который не столько защищал от внешних воздействий, сколько удерживал в своих пределах всё то, что оказалось внутри.

— Вроде бы готово, — пробормотал Малк, облизав вдруг пересохшие губы.

Теперь оставалось самое важное — вложить в получившуюся фигуру всю доступную ему мощь экзорцизма и… воззвать к Четвёртому Святому с просьбой освятить алтарь. На словах это звучало совсем просто, но вот как будет на деле он не имел ни малейшего понятия.

Снова испустил духовную вибрацию блокнот. Немного раздражённый Малк глянул внутрь и вздрогнул. Господин Тияз всегда отличался некоторой экстравагантностью в выдаче заданий, но на этот раз он, кажется, превзошёл самого себя.

— Когда будешь передавать жертвенную Силу своему покровителю, один поток перекинь на череп! — гласило послание, и Малк даже растерялся, не зная как на него реагировать.

Потому что… Йоррох побери, а не слишком ли много господин Тияз на себя берёт?! Он и так с этим алтарём себя мошенником ощущает, который пытается казаться тем, кем не является, и вот теперь ещё и это!

— Как скажете, господин Тияз, как скажете! — тем не менее мрачно пробормотал Малк.

После чего сделал несколько энергичных вдохов и выдохов и сосредоточился на подготовке экзорцизма…

Не очищать всё вокруг бьющим по площади воздействием, а концентрировать Силу Кетота именно на колдовской фигуре с организацией её циркуляции по нарисованным маршрутам, оказалось жутко тяжело. Энергия так и норовила либо пойти куда-нибудь не туда, либо вовсе вырваться из-под контроля, и чтобы справиться с намеченной задачей Малку приходилось выкладываться на полную. Мало того, когда ситуация немного стабилизировалась и появилась возможность сделать передышку, вместо заслуженного отдыха он был вынужден перейти к следующему и самому нелюбимому этапу. К пению гимна Кетоту. И Малк очень надеялся, что у наверняка наблюдающих за происходящим коллег не окажется записывающего артефакта. При мысли, что кто-то ещё увидит, как он завывая точно баньши тянет славословия Четвёртому Святому, ему становилось дурно.

Миг, когда все эти точечные воздействия наложились друг на друга и породили единый поток Силы, Малк пропустил. Просто в какой-то момент вдруг понял, что со всех сторон к нему тянутся нити неподконтрольной ему энергии, фокусируются на свитке с листом Наследия, а затем расходятся во все стороны концентрическими кругами.

— Ну, теперь самое важное, да? Теперь надо, чтобы алтарь принял жертву? — одними губами прошептал Малк, вытирая выступивший на лбу пот.

В ту же секунду пришёл отклик. Сначала раскиданные по площадке кости накрыло золотое свечение, а затем, после короткого бурления или даже «кипения» Силы белым духовным пламенем вспыхнул тотем. Огонь принялся жадно пожирать материал столба, словно это была не обработанная древесина, а хорошо промасленный фитиль. На тонком же плане это выглядело ещё более феерично. Таящаяся внутри резного украшения сущность билась в агонии, испускала панические духовные «вопли» и… медленно, но неотвратимо трансформировалась в ручёк малопонятной сущности, убегающий в какие-то неведомые дали.

— Ах да, Мастер… — вдруг вспомнил Малк и, чувствуя, что долго затеянное действо длиться не будет, торопливо «отщипнул» от общего потока тоненькую ниточку.

Лёгкое движение кистью, и вот она же соединяется с точкой на макушке черепа, а по образовавшемуся каналу течёт загадочным образом структурированная энергия. От доселе казавшейся мёртвой костяшки потянуло чем-то похожим на удовлетворение…

Вопреки внутренним ощущениям Малка, работа с алтарём длилась не слишком долго. Вряд ли больше пяти минут. Однако сил она из него выпила столько, словно прошёл как минимум час. Впрочем это того стоило. Когда пламя на тотемном столбе погасло, а сам он осыпался пеплом, одновременно прекратилось и волнение Сил. Ушло свечение, закончились духовные вибрации, и Малк смог наконец взглянуть на результаты своих стараний. И пусть внешне ничего не изменилось — вокруг всё так же лежали завалы из костей, — сама атмосфера стала другой. Исчезло царившее здесь ощущение безнадёжности и глубокого душевного страдания, появились ростки надежды на… исправление? искупление? или может быть отмщение?

Впрочем в подобного рода тонкости Малк не вникал. И без того уже неплохо, что он посредством Власти смог воспринять столь много трудноуловимых нюансов. А ведь раньше, на красном ранге, он только и был способен, что манипулировать Духом, без акцента на ощущениях. Как вдруг такой скачок вперёд! Во всяком случае до этого момента, работая над продвижением в классе, он никаких действительно знаковых прорывов в своей Власти не замечал. Да, старался её развивать как инструмент для познания мира и проводник мощи, но и только. И вот теперь тяжёлый труд наконец начал приносить свои плоды…

Одновременное обращение всех костей в пыль Малк сперва проигнорировал. Решил, что так и должно быть. Однако когда взмамен утонувшей в земле, точно в воде, костяной крошки, поднялись восемь бордово-красных, похожих на прозрачные бурдюки с кровью, силуэтов, он всё-таки опомнился и потянулся за тесаками. И, надо сказать, едва не опоздал: обезличенные фигуры кинулись к нему с удивительной прытью. Так и норовя максимально сократить дистанцию и… что там дальше Малк выяснять не захотел. Вертясь и размахивая клинками, точно смертоносная юла, он с яростью принялся рубить, полосовать, пластать и колоть неожиданных противников. Причём даже не столько защищаясь сам, сколько не подпуская мерзких порождений Пекла к алтарю — как только стало понятно, что он им не по зубам, враги начали атаковать уже жертвенник Кетота. И что-то Малку подсказывало, позволять им это было бы плохой идеей.

Вот он и дрался как одержимый, уничтожая творения демонов одно за другим и буквально купаясь в льющейся из их ран крови. И лишь когда последняя тварь взорвалась фонтаном бордовых брызг, лишь тогда он смог остановиться и, припав на одно колено, перевести дух.

— Ну теперь-то всё? — процедил он сквозь зубы, и мысленно добавил, что если бы знал как всё обернётся, то ни за что бы не стал ввязываться в затею с этим алтарём!

Жрец, поимей его все Девятеро разом! Борец с, рог Йорроха ему в бок, Пеклом!! Ну за каким демоном ему всё это понадобилось, а?!

С этим настроем Малк встал, вытер стекающую по лицу кровь и… теперь уже открыто выругался. Чуть в стороне, явно находясь в полнейшем обалдении от происходящего, стояли все его выжившие товарищи. И маг из фракции Парка Счастливчика, и сторонники Власа Радуги, и единственный неопределившихся коллега — все таращились на Малка, точно на опасную диковинку. Так что теперь можно было не сомневаться, своё имя Малк таки заработал. Вопрос в том, какое именно имя?

Глава пятая, в которой у героя случается очень неприятный разговор

Лагерь «бродяг» располагался в дальней от «цивилизованного» посёлка части острова Двух Мастеров. Три десятка потрёпанных палаток хаотично раскинулись на зажатом между двумя скалами галичном пляже и давно уже стали чем-то вроде язвы на теле владений Власа Радуги и Парка Счастливчика. Грязь, антисанитария, перебивающий даже вонь выгребных ям запах горелого мяса и… люди. Собранные в одном месте люди, которых язык не поворачивался назвать иначе, чем диким сбродом и отъявленными головорезами.

Но что самое неприятное, именно с этими славными господами и приходилось теперь соседствовать Малку.

— Безумный Жрец, Безумный Жрец идёт… — принялись расходиться во все стороны глухие шепотки, пока он петлял между палатками.

И Малк по уже сложившейся за последние дни привычке досадливо поморщился. Ну какого Йорроха, а?! Что ещё за Жрец, да к тому же ещё и Безумный?!! Малк он, Малк! На фоне нового прозвища даже Эттин уже не казалось таким уж неприятным. По крайней мере двухголовых людоедов-эттинов хоть и считали туповатыми, но в здравом уме им точно не отказывали. А тут мало того, что в служители богов записали — с чем Малк в принципе не мог согласиться, — так ещё и сумасшедшим обозвали.

Вот уж действительно прославился, так прославился!

Тут же мелко завибрировал от смеха господина Тияза — как теперь было всегда, когда рядом кто-нибудь вспоминал проклятую кличку, — болтающийся на поясе череп, и это ещё больше испортило Малку настроение. Мало ему того, что из стройного молодого мага своих мечтаний он превратился в звероватого на вид громилу, так теперь ещё славу кровожадного безумца обрёл. И ладно бы только на острове Двух Мастеров — чего там болтают и кого как называют местные наёмники не так уж и важно, пережить можно, — но что если сплетни разойдутся дальше? Как тогда быть? Эксцентричные прозвища подходят древним Архимагам и Старшим Магистрам — которых и так монстрами кличут, — но точно не начинающим магическую карьеру Ученикам.

А всё эта история с тотемом и пилюлями, в которую он вляпался, точно в коровью лепёшку!

И ведь поначалу всё шло как задумывалось. Построил малый алтарь, принёс в жертву Кетоту запертую в резном столбе демоническую сущность, попутно очистил окрестности от накопившейся Скверны… Какие тут могут быть сюрпризы? Но нет, зеленошкурые таки смогли его удивить. На проклятое капище оказалась завязана извращённая алхимия демонопоклонников, и материалы, потребные для «созревания» следующей партии лекарств, уже какое-то время «томились» под гнётом Силы покровителя племени. И вот в этот отлаженный процесс влез со своим ритуалом Малк…

Вообще, если верить господину Тиязу, «производство» пилюль Укрепления Крови, которое приписывалось зеленошкурым, выглядело достаточно просто. Сначала следовало собрать квинтэссенцию крови жертв, затем поместить её под давление тотема и запустить цепочку нужных преобразований, переодически внося необходимые коррективы с помощью камлания. Ну а в финале — на этапе формирования собственно болюсов — вновь принести жертву.

Обычно если данный процесс прерывался в начале или в середине, то собранные Сила и сущность принимали форму Кровавых Бурдюков: тупых, малоподвижных и почти не опасных человекоподобных болванчиков. Однако противники Малка отличались гораздо более заметной прытью, а это означало, что и противостояли ему несколько более сложные создания. Очевидно сотворённые не только из крови, но и из подвергнутых демонической коррозии осколков Духа жертв. То есть дрался он уже не с обычными Бурдюками, но с полноценными Кровавыми Куклами. А те в свою очередь служили заготовками для препаратов посерьёзней. Череп назвал их пилюлями Основания и с его слов выходило, что после приёма последних вероятность прорыва в Младшие Магистры для страдающих от отклонений в практике Бакалавров возрастала до пятидесяти процентов.

И это требовало к себе особого отношения. Как со стороны тех, кто громил племя зеленошкурых и видимо рассчитывал на другую добычу, так и со стороны Малка, который по ходу битвы буквально искупался в крови Кукол.

— То есть вся та дрянь, что попала мне на кожу… — несколько испуганно спросил он у господина Тияза, когда тот объяснил ему различие между Куклами и Бурдюками.

А перед глазами у него уже предстала картина, где к отравлению Жизнью добавляется ещё и мутация от пилюль-недоделок.

— Да, это всё заготовки под весьма сильнодействующие препараты, — перебил его Череп, — и потенциальное сокровище.

Тут Мастер выдержал театральную паузу и с издёвкой добавил:

— Но можешь так не напрягаться. На тебе это не скажется. Пилюли Основания предназначены только для приёма внутрь. Ни растирания, ни, как в твоём случае, «купания» эффекта не имеют.

— Это точно? — на всякий случай уточнил Малк, чем вызвал презрительное фырканье учителя.

— Ну а сам-то как думаешь? Ты — Ученик, а эти таблетки — для достигших пика развития Бакалавров. И уж поверь, даже среди них далеко не все рискнут их употреблять без предварительной подготовки. Слишком велик всплеск Силы, не всякое тело выдержит! Ну а раз ты до сих пор жив, то… вопрос о посторонних эффектах можно считать закрытым.

Объяснение Малка полностью удовлетворило, и данную тему он больше не поднимал. Однако странное разночтение между тем как называл добытые пилюли Глорка и словами господина Тияза запомнил…

За размышлениями Малк сам не заметил, как закончил петлять по лагерю и добрался до самой дальней, прячущейся за отдельно стоящей скалой, палатки. Откинул полог и нырнул внутрь, сходу кинув вещи в дальний угол — наплевательское отношение местных к частной собственности вынуждало на каждую прогулку брать с собой оба саквояжа, — отправил туда же марионетку, после чего принялся раскатывать одеяло. Особой мягкости оно, правда, не добавляло, но всё лучше, чем лежать на гальке.

Увы, инициатива с алтарём вышла Малку боком в том числе и в плане бытовых удобств. То ли ему не простили уничтожения пригодного для изготовления ценных пилюль инструмента, то ли испугались ненависти к Скверне, но по возвращении на остров Двух Мастеров на Малка обрушилась череда проблем. Мелких и не очень. И хотя внешне всё выглядело в относительном порядке — после разгрома зеленошкурых вроде бы отстал с долгом Радуга, да и убийство Рудольфа Собаки ему больше не припоминали, — в действительности как-то всё складывалось не слишком удачно. Сначала Малку объявили бойкот самые крупные команды охотников — с ним даже отказываясь разговаривать на тему найма. А потом, уже на второй день после возвращения на остров, в комнату к нему заявился хозяин таверны и попросил немедленно съехать. Мол, ремонт запланирован. И обитатель чердака ну очень сильно тому мешает…

Как итог, Малк был теперь один, без дела и к тому же обретался не в нормальном жилье, а в лагере «бродяг», названном так вовсе не из-за любви его обитателей к вольной жизни и путешествиям.

Честно говоря, впервые увидев рожи местных, Малк уже было приготовился делом доказывать, что связываться с ним чревато тяжёлыми увечьями, и потому был крайне приятно удивлён, когда этого не потребовалось. Вдруг выяснилось, что связываться с тем, кого молва считает опасным сумасшедшим, без особой на то причины не желают даже отъявленные головорезы.

— Учитель, Парк уже три дня как вернулся на остров, а я всё так же сижу и жду непонятно чего. Достало всё дальше некуда! Раз уж вам так нужно, чтобы я с ним пообщался, так может имеет смысл просто пойти и попросить аудиенции? — на одном дыхании выдал Малк, осторожно опускаясь на лежанку.

Череп с уже прилепленной Мордой он пристроил поверх саквояжей.

— Ты предлагаешь Ученику, только-только делающему первые шаги на ниве странствующего искателя приключений, заявиться к Младшему Магистру и начать «пытать» его вопросами? — насмешливо проскрипел господин Тияз. — Хм, я бы на это посмотрел…

— Я всё понимаю, но и тянуть дальше тоже невозможно! В нынешних условиях ни потренироваться толком, ни боевого опыта набраться. А время утекает… — возмутился Малк.

Однако поколебать решимость Мастера было невозможно.

— Жди. Скоро всё разрешится! — отрезал господин Тияз, добавив льда в голос.

И желание спорить словно отшибло.

Впрочем будь всё настолько плохо, как пытался на словах показать Малк, он бы так легко не сдался. Однако после того как несколько дней назад в его застопорившемся было развитии вдруг наметился некоторый сдвиг, он начал относиться ко всей это истории с «благодетелем» Руфа-торгаша гораздо более терпимо.

Столь порадовавшей его характеристикой оказалась Власть. С трудом натренированная за полтора года до середины оранжевого ранга, после создания Малого алтаря и принесения в жертву полуматериального демона она вдруг дала прирост как после месяца или двух практики. И это было поистине удивительно, потому как в доставшейся Малку части Наследия ни о чём подобном не было написано ни слова.

Интересно, если он продолжит строить алтари и приносить жертвы Кетоту, ситуация повторится? И что будет, если жертвами станут не простые демоны или сущности вроде той, что была заперта в тотемном столбе, а кто-нибудь посерьёзнее? Насколько большой окажется тогда капелька Силы, которую он получит от алтаря, и насколько полезной она станет для развития Духа Малка?

Мысль, что он может прорваться в следующий ранг гораздо раньше запланированного срока, приятно грела душу. Ведь одно дело, когда ты Ученик с оранжевой Властью, и совсем другое, когда эта самая Власть становится жёлтой. Да взять хотя бы извлечение Родословных. Раньше, чтобы добиться какого-то результата, ему требовалось время, особые ритуальные фигуры и много-много возни с Призрачными Руками. А уже на середине оранжевого ранга он вытянул Сущность крови шамана зеленошкурых, используя одно лишь заклинание. И пусть Родословная у демонопоклонника была абсолютно никчёмная, искусственно привитая и вряд ли сложная в извлечении, раньше на подобные фокусы он точно был неспособен.

К слову о никчёмных Родословных… Добычу он тогда скормил марионетке — не столько исходя из трезвого расчёта, сколько не желая впустую выбрасывать плод своих стараний. И, кажется, это дало свой результат: уже на следующий день тело гомункулуса начало претерпевать некоторые трансформации. Изменилась форма корпуса и передних лап, поплыла клыкастая башка. Помимо всего прочего позади глазных впадин набухли шесть похожих на цветочные бутоны шишек, а вокруг шеи стала буйно расти практически львиная грива.

Получается Родословная цербера способна усиливаться за счёт поглощения Сущности крови других демонических тварей, так что ли? Очень любопытно… И перспективно. Если окажется, что помимо внешних изменений, повысится ещё и боевая эффективность марионетки, то имеет смысл начать уделять охоте за Родословными гораздо больше внимания. Занимаясь этим не по велению господина Тияза, а исходя уже из собственных потребностей.

Малк лёг на спину и, машинально поглаживая кошель с костями, принялся обдумывать способ оценки способностей марионетки. Всё же вот так сразу и не скажешь, стал гомункулус сильнее или нет. А это дело важное…

Погрузившись в размышления, он далеко не сразу понял, что гадательные кости под его пальцами словно бы наполнила злая сила, которая теперь неприятно колет иглами холода подушечки пальцев. Ну а когда осознал происходящее, тут же сначала попытался поймать духовный резонанс, затем обшарил пространство вокруг Властью и лишь ничего не добившись, лишь тогда обратился к «собачьему» чутью марионетки.

Это оказалось самым правильным его решением. Йоррох знает, как там насчёт могущества, но нюх у гомункулуса точно улучшился. Может не до уровня настоящего цербера или хотя бы адского пса, но точно стал на ступеньку выше, чем был раньше. И вот если верить этому возросшему чутью, к палатке Малка приближался чужак. Причём не просто приближался, а осторожно крался, не издавая при движении никакого шума и скрывая вибрации Духа.

С добрыми намерениями так в гости не ходят!

Стараясь не шуршать, Малк поднялся с постели и потянулся за лежащими среди вещей тесаками — револьвер, к сожалению, лежал в кобуре рядом с черепом и быстро его было не достать. Мысленно уже прикинул, как затем скользнёт ко входу, как встретит сунувшегося внутрь недоброжелателя ударом в грудь, как… Однако реальность вдребезги разбила все его фантазии.

Он даже не успел взять тесаки в руки, как пробив полог палатки внутрь влетело серое Костяное Копьё — заклинание второго ранга, весьма любимое некоторыми магами Смерти. Сходу пробило Панцирь, который Малк после переезда в лагерь «бродяг» постоянно держал активным, и наверняка пронзило бы тело насквозь, если бы он не успел в последний момент перехватить его Властью. Впрочем не погашенной инерции оказалось достаточно, чтобы Малка отшвырнуло к полотняной стенке и поволокло дальше. Сорванная с опор палатка тотчас рухнула сверху.

Впрочем надолго она задержать Малка не смогла. Выдернув из ножен проклятый клинок, он ловко распорол мешающую ему ткань и выбрался наружу. Попробовал было встать, но едва уловимая вибрация откуда-то сзади и почему-то сверху заставила сделать кувырок вперёд и вправо. Затем уже на новой позиции Малк прямо с земли выпустил в сторону новой угрозы Искру, быстро вскочил, оглядел и… нервно присел, когда в воздухе раздался пронзительный визг.

Кажется он всё-таки в кого-то попал. Вот только в кого?

Ответ пришёл мгновенно. Воздух в сажени над землёй дрогнул, стремительно поплыл, и перед Малком появилась странного вида химера. Больше всего она напоминала адскую помесь летучей мыши и гигантского комара. Причём если от первого ей достались крылья и мохнатое тельце, то от второго — лишь мерзкого вида хоботок, колом торчащий посреди уродливой морды. И вот именно этот хоботок видимо и пострадал от Искры Малка. Иначе никак не объяснить, почему он был сейчас свёрнут на бок и сочился зеленоватой кровью.

— Какого Йорр… — начал было Малк и тут же выдохнул, пронзённый внезапной догадкой: — Фамильяр?!!

Понимая, что на шаг, а то и на два отстаёт от своего противника, Малк мысленно нацелил всё ещё остающегося под рухнувшей палаткой гомункулуса и одновременно принялся с ещё большей тщательностью обшаривать окружающее пространство своими духовными чувствами. Даже, кажется, что-то успел ощутить, как из воздуха перед ним соткался серый Кулак и со всей дури врезал ему в правую скулу. Это было настолько быстро, что он даже не успел среагировать, и рухнул как подкошенный.

Кого-нибудь другого такой удар надолго лишил бы сознания, однако у Малка лишь на секунду потемнело перед глазами, после чего разуму вернулась ясность, и он смог активировать «лечилку». По жилам тотчас разлилось приятное тепло, а охватившая всю правую часть лица боль, начала стремительно уменьшаться…

Вот только сделать что-либо ещё он не успел — сверху коршуном упала серая тень, и Малк был вынужден отмахиваться зажатым в руке проклятый клинком. Промахнулся, но напавшую тварь всё же отпугнул, и она, тяжело хлопая крыльями, зависла прямо над ним. И ладно бы просто зависла, пугая — прямо на глазах Малка раненый хоботок дрогнул и начал сам собой выправляться. Минута, может меньше, и мерзкий фамильяр сможет пусть самое главное своё оружие в ход.

Йоррох, Йоррох, Йоррох!!!

Заставив всё ещё сражающуюся с палаткой марионетку удвоить усилия, Малк торопливо поднялся и, грозно водя перед проклятым ножом, хрипло спросил:

— Кто ты такой? И чего тебе надо? Может… договоримся?

Вместо ответа прилетели сразу два Кулака, от которых он, впрочем, каким-то чудом ухитрился увернуться. Третий пришлось принять на ладонь с наложенным Рассеиванием, но каких-то эксцессов не произошло: под воздействием его волшбы чужое заклинание ожидаемо взорвалось облаком безвредной пыли. Ещё в момент атаки Копьём Малк успел оценить уровень Власти противника как середину оранжевого ранга, и теперь чуть меньше опасался вражеских чар нулевого и первого круга…

Да чтоб тебя!!

Не давая ни секунды передышки, снова атаковал фамильяр. Увернулся от ножа, стрелой устремился к лицу и… моментально нарвался на «выплюнутую» Малком Искру. Мало того, отброшенная ударом тварь отлетела к палатке и оказалась там точно в тот момент, когда через разрез наконец выбралась на свободу марионетка. Тут уже Малк не сплоховал. Гомункулус прыжком взвился в воздух, клацнули зубами мощные челюсти и… вот уже фамильяру вражеского мага становится не до нападений. Гораздо больше его занимает борьба за собственное выживание.

Увы, порадоваться успеху Малк не успел. То ли он слишком долго находился на одном месте и враг смог подготовить гораздо более серьёзное заклинание, то ли неприятель просто начал воспринимать его всерьёз, но новую атаку Малк пропустил. Вокруг его ступней вдруг воронкой закрутился серый туман, достиг коленей, пояса, захватил предплечья и плечи, чтобы через секунду превратиться в курящиеся дымом вполне себе материальные оковы. Причём настолько крепкие, что Малк не мог пошевелить ни рукой, ни ногой.

— Проклятье! — выдохнул он сквозь зубы, пробуя силой мышц разорвать сковавшую его магию, да куда там.

Подобное было по плечу разве что воинам-магам. Рассеивание тоже помогало слабо — ранг оков оказался существенно выше и чтобы пересилить их требовалась гораздо большая Власть, чем сейчас у него была. И потихоньку начавший паниковать Малк воззвал к марионетке.

Та выплюнула уже изрядно порванную помесь комара и летучий мыши, дёрнулась к нему навстречу, но впечатавшийся в морду гомункулуса серый Кулак разом заставил поставить на этой затее крест. Видимо удар пришёлся в какое-то уязвимое место, потому что контроль Малка над куклой внезапно ослабел, а сама она зашаталась и тяжело плюхнулась на бок.

Бой можно было считать законченным.

— И что дальше? — спросил Малк, облизав пересохшие губы.

Мысленно же он принялся лихорадочно подыскивать хоть какие-то пути своего спасения. Ответа он не ждал, и тем удивительнее, что из клубов возникшей из ниоткуда пыли вдруг вышел человек в плаще с капюшоном — была видна только нижняя часть лица — и, растянув губы в неживой усмешке, произнёс:

— А дальше ты умрёшь, проклиная тот день, когда помогал своему учителю убивать великого Зарраха Колосажателя!

И, презрительным фырканьем оценив бешеные попытки Малка освободиться, хеймдаркский маг — а это мог быть только он — потянул из ножен жутковатого вида крис.

— Но я… — начал было Малк, но его никто не слушал.

Враг считал разговор оконченным. Сделал шаг вперёд, сбил пленника с ног и после короткого замаха попытался вколотить клинок ему в грудь, но тут немного не рассчитал силы. В последний момент Малк смог мобилизоваться и, потратив почти десяток эргов, Властью захватил атакующую руку в колдовские тиски.

Началась позиционная борьба, когда один изо всех сил давил на кинжал, а другой активно пытался ему в том помешать. Впрочем это была временная заминка, и в конечном результате можно было не сомневаться. С каждой секундой острие клинка хеймдаркца опускалось всё ниже и ниже, обещая вот-вот проколоть кожу…

Спасение пришло оттуда, откуда Малк совершенно не ждал. Сначала от скопления теней, что отбрасывали на них остатки палатки, повеяло жутким холодом. Затем они вдруг приобрели объём и чуть позади хеймдаркца возникла коленопреклонённая фигура безголового скелета — подобного тому, что господин Тияз однажды натравил на Жака Улья.

Дальше было ещё интереснее. Порождение магии Смерти выпрямилось, шагнуло к палатке и чуть-чуть там повозившись, вернулось обратно с зажатым в руках черепом. Мгновение, и вот уже башка демона с прилепленной на неё Мордой увеличивается в размерах, чтобы тотчас занять предназначенное для неё место на плеча скелета.

— Вот так-то лучше, — не скрываясь, прохрипел учитель.

Уже торжествующий победу хеймдаркский маг вздрогнул и с проклятием оглянулся.

— Какого…

— Передавай привет и мои благодарности своему Мастеру, недоносок, — расплылась в уродливой улыбке Морда.

Скелет каким-то невообразимо хищным движением приблизился к сражающимся, резко наклонился и вонзил обе ладони точно в спину противника Малка. Впрочем одним этим он не ограничился. И не обращая внимания на хрип и подёргивания хеймдаркца, рванул руки в стороны. Раздался омерзительный влажный треск, потоком хлынула кровь, и лишь тогда всё ещё пытавшийся убить Малка последователь Зарраха обмяк и выпустил из рук крис.

— Поднимайся! — прохрипел господин Тияз, одним щелчком развеивая сковавшую ученика магию.

Подождал, пока ученик спихнёт тело хеймдаркца в сторону и медленно встанет, после чего добавил:

— Расстегни у него на груди одежду и посмотри, нет ли чего на коже.

Звучали эти его слова достаточно требовательно и жёстко, чтобы пресечь любые расспросы. Поэтому Малк лишь молча кивнул и сразу же кинулся выполнять полученный приказ. Перевернул поверженного врага на спину, распахнул плащ, всё тем же проклятым ножом распорол завязки…

— Ну?! — поторопил его господин Тияз.

И Малк, после короткой задержки, выдохнул:

— Есть. Трёхглазый демон вроде того, что был у Колосажателя!

— Значит не обманул. Такую татуировку только его люди себе делали, — удовлетворённо проскрипел Череп.

Чем немало удивил Малка.

— Учитель, а разве были сомнения? Мне казалось он был достаточно… убедителен! — осторожно заметил он и, спохватившись, добавил: — И да, я очень благодарен вам за моё спасение…

— Были, — огрызнулся господин Тияз и погрузился в мрачные размышления.

Вежливые слова ученика он просто проигнорировал.

Впрочем Малка тонкости этикета волновали в последнюю очередь. Пройдя по грани между жизнью и смертью, он лихорадочно пытался понять, что, Йоррох побери, произошло и как с этим жить. Точнее, как долго у него это будет получаться. Потому как одно дело сражаться с отдельными демонами, и совсем другое быть врагом если не целого государства демонопоклонников, то по крайней мере некоторой его части.

Девятеро, да его Бакалавр-недоделок, который Властью толком не развил, чуть не угробил, а что будет, если придёт кто посильнее?!

Видимо последнее он спросил вслух, раз господин Тияз вдруг перестал изображать статую и решительно выдал:

— Придёт кто посильнее — будешь сражаться пока не убьёшь. Не получится — убежишь, наберёшься сил, а потом вернёшься и всё равно убьёшь.

На этих словах скелет вдруг почернел, потерял объём, став каким-то двумерным, и рассыпался лепестками теней. Что до черепа с Мордой, то ничем больше не поддерживаемый, он рухнул на гальку и, подкатившись под ноги Малка, едва слышно проскрипел:

— Бакалавра добей. Сейчас же.

После чего временное вместилище Духа Мастера снова распалось на две части. И Малку ничего не оставалось, кроме как череп пристроить к себе на пояс, а Морду отправить запазуху.

— Добить? — уже больше для себя, чем для учителя, повторил Малк. — Так он вроде же мёртв…

Потом восстановил в памяти несколько историй про неубиваемость некоторых магов, вспомнил слова одного оружейника о «заготовке под нож, которым можно убивать Бакалавров» и решительно склонился над вроде бы мёртвым телом. Судя по ране на спине, выжить он не мог, но… Тиязу Черепу ведь виднее?

И он с решительным видом принялся накладывать на недавнего противника проклятие Нежизни. Не стал жадничать с эргами, хорошенько поработал Властью и… едва не заорал, когда на первый взгляд самый натуральный мертвец вдруг распахнул рот и тоскливо завыл. Однако этим дело не ограничилось. Сильнейшими вибрациями взорвался доселе никак не воспринимаемый Дух хеймдаркца, забурлила Сила, но… было слишком поздно. Магия Малка уже начала работу, и скрытно пытавшееся восстановиться тело начало молниеносно терять жизненную энергию, усыхая на глазах.

— Ну теперь-то всё?! — прошипел Малк минуту спустя, глядя на валяющуюся у его ног высохшую мумию.

Выглядел хеймдарец мертвее мёртвого, однако глазам и чувствам Малк больше не доверял. Обманувший раз обманет и во второй, а раз так, то как бы противно ни было, не стоило пренебрегать некоторым народными методами. И, поминая сквозь зубы всех демонов Пекла, Малк принялся проклятым клинком отделять голову демонопоклонника от тела.

За чем его и застали заглянувшие на шум соседи из лагеря «бродяг». И стоит ли говорить, что вид окровавленного громилы, режущего голову врагу, лишь укрепил их в желании и дальше называть Малка Безумным Жрецом?..

В порядок себя Малк приводил у ручья в двух верстах от места нападения хеймдаркца. Сначала отмылся сам — кровь из ран убийцы залила ему всю грудь и лицо, — потом взялся за марионетку. Та хоть в основной схватке и не участвовала, но сражаясь с помесью мыши и комара так извозилась в какой-то невообразимо вонючей субстанции, что в купании нуждалась едва ли не больше хозяина.

Вода была ледяная, мыло — едкое и плохо пенящееся, а впереди маячила перспектива ночёвки под открытым небом. Так что в другое время подобного рода бытовые неурядицы обязательно привели бы Малка в ярость. Однако не в этот раз. Сейчас его гораздо больше занимали другие мысли. Причём связаны они были не с недавним нападением: в конце концов врагом больше, врагом меньше — он уже начал привыкать к такой жизни. И даже не с решением Мастера спасти ученика — уж больно сильно это противоречило всем принципам Черепа. Нет, в данный момент его занимало совершенно другое. И прежде всего буквально только что переданный через блокнот настоятельный совет господина Тияза найти в вещах подаренную Залом Помнящих статуэтку рыцаря и далее постоянно держать её под рукой. Зачем, почему — никаких объяснений не давалось, словно Малк сам должен был обо всём догадаться.

Вот только Малк, пожри его Йоррох, всё никак и никак не догадывался. Более того, он даже толком не понимал, откуда Тияз вообще узнал о таинственной награде. Сам он вроде ему ничего не говорил… Или говорил? Или это Эйша постаралась, когда собирала его вещи?? А, в Пекло всё! Придёт время — узнает. Пока же раз Мастер того желает, пусть демонова фигурка болтается с костями в кошельке на поясе. Вдруг и вправду понадобится?

Когда у ручья появились гости, Малк только-только закончил с водными процедурами и принялся облачаться в ещё влажную одежду. Причём услышав шум осыпающихся камней и тихие голоса, он поначалу даже не насторожился. Панцирь он обновил, а с ним Малк не боялся никого из тех, кто в принципе мог заглянуть к нему «на огонёк». Ну не было лагере «бродяг» сильных и опасных магов, чтобы относиться к ним всерьёз. Не было и всё тут! Вот он и не спешил вооружаться, уверенный, что это идёт кто-нибудь из знакомых «соседей».

А когда разглядел подробности, то метаться было уже поздно. Ведь к его скромному бивуаку в сопровождении Глорки и Марба приближались сразу оба Мастера острова — Влас Радуга и Парк Счастливчик.

— Господа, чем обязан? — только и смог выдавить из себя Малк, вытирая руки о сорочку и гадая, что же ему делать и как себя вести дальше.

Впрочем некоторая растерянность не помешала ему отметить неожиданно высокий статус Марба — всё же в свиту Мастеров абы кого не берут, а тут маг, который во время охоты на Манту буквально из кожи вон лез изображая новичка. Да и во время рейда на остров зеленошкурых он тоже ветерана из себя не строил. Как вдруг такой карьерный взлёт… Что ж, теперь понятно, почему Рудольф Собака был так спокоен во время «бунта» охотников — знал, мерзавец, что не один он там, что и среди недовольных его командованием есть у него сторонники. Заодно и о причинах, из-за которых Марб самого Малка обихаживал, тоже больше можно не гадать. Кому как не доверенному лицу одного из хозяев острова против опасных смутьянов злоумышлять?

— Вежливый, — не без издёвки прокомментировал приветствие Малка Радуга. — Сразу и не скажешь, что столько головной боли вызвать может!

Беседа сходу начиналась как-то неправильно. Малк нахмурился и перевёл взгляд на Парка Счастливчика, на человека, ради которого он и провёл уже столько времени на этом йорроховом острове.

И надо сказать тот выглядел как-то… обычно. Серый, военного кроя сюртук, такого же цвета штаны и шляпа — правда, вместо привычного цилиндра он предпочитал аккуратный «котелок». На поясе справа — шпага со сложной гардой, слева — «авалонка» на восемь артефактов. Немного выделялось на общем фоне лицо — от левой брови через переносицу к правой щеке его пересекал уродливый шрам, но даже он был каким-то неярким и совершенно не бросающимся в глаза. В общем впечатление было разочаровывающим, постоянно казалось, что перед Малком стоит не могучий маг и хозяин целого острова, а обычный… горожанин.

— Ты знаешь, кто я? — спросил маг, не дожидаясь пока Малк откроет рот.

Малк кивнул.

— Господин Парк Счастливчик, один из двух Мастеров острова.

— И ты знаешь, что я очень не люблю пользоваться своей властью, предпочитая жизнь честного охотника на монстров? — продолжил допрос Младший Магистр.

— Не знаю, — помотал головой Малк, не очень понимая к чему Парк пытается свести разговор, — но всегда что-то такое подозревал.

— Хорошо, теперь не подозреваешь, а знаешь точно, — кивнул Счастливчик. — Так вот, ещё я очень сильно не люблю, когда у меня во владениях появляются люди, которые вносят сумятицу в привычный порядок вещей… Понимаешь о чём я?

— Э-ээ, нет, — нахмурился Малк.

Парк вздохнул.

— Тогда объясняю. Наш остров Двух Мастеров — это дом для охотников на монстров. Слышишь? Монстров. Не опорный пункт демоноборцев, не задний двор Столпов, а место, где люди отдыхают между охотничьими рейдами и сбывают добычу…

— Господин, но как же рейд против демонопоклонников? — не выдержал Малк, до которого наконец дошла причина недовольства Младшего Магистра.

И надо сказать сильно ему не понравилась.

— Демонопоклонники, демоны и их прихвостни, маги с запретных островов… — Счастливчик досадливо поморщился. — Пока они соблюдают правила и не лезут нарожон, мы их не трогаем. Как впрочем и они нас. Но стоит кому-то чересчур много о себе возомнить, и возмездие неизбежно!

— Понятно. Но причём здесь я? — уточнил Малк, впрочем уже зная ответ.

И Влас Радуга его не подвёл.

— Старика козлоголового с острова Манты — убил, капище Зелёного Барана — до основания разрушил. Теперь вот человека Хеймдарка грохнул, да с такой жестокостью, что весь остров гудит, — принялся загибать пальцы притворяющийся Младшим Магистром Бакалавр.

— И демон, и хеймдарец первые напали, что до капища… а разве не вы, господин Влас, рейд против зеленошкурых мутантов организовывали? — медленно ответил Малк, чувствуя, что начинает злиться.

Вроде и умом понимал, что не в том он положении, чтобы спорить, но… Йоррох, он ещё из-за убийства демонов будет оправдываться?!

— Жертвоприношение кому-то из Девятерых тоже я тебя подбивал устраивать? — презрительно скривился господин Влас и уже своему коллеге доверительно сообщил: — Парк, говорю тебе, агент Борейских столпов он. Селезёнкой чую!

От нелепости услышанного обвинения Малк аж растерялся. Быть причисленным к силе, от которой он сам скрывается, это уже какое-то запредельное везение!

Впрочем тот, для кого собственно и придумывал свои небылицы Радуга, имел свой взгляд на вещи.

— Влас, какие Столпы? Ты о чём? Мой человек слышал, как он пел гимн Повелителю малефиков. И я что-то не припоминаю, чтобы Кетота почитали в Двух Храмах и Четырёх Домах, — возразил Счастливчик, испытующе поглядывая на Малка.

— Это мы так думаем, что эти ублюдки не любят Четвёртого, а как там в действительности… — бурно жестикулируя, продолжил настаивать на своём господин Влас.

— Девятеро, Радуга! Да даже если и так. Меня наймиты Борейских Столпов не пугают. А вот почему они пугают тебя… вопрос, — задумчиво протянул Счастливчик, кажется начиная забывать с чего начался весь этот разговор.

Впрочем Радуга тут же ему напомнил.

— К Йорроху меня! К бабке Йорроха Столпы! — взорвался господин Влас. — Вся проблема в фанатике, который перед нами сейчас стоит и строит невинную овечку. А как оказывается без присмотра, то устраивает резню и провоцирует силы, которые никак нельзя провоцировать!!

Господин Парк поморщился, достал трубку и, недолго повертев её в руках, полез за табаком.

— Слушай, я вот гляжу на тебе сейчас и думаю: а с чего ты так на этого здоровяка взъелся? Неужели из-за Собаки? Ну так поделом же ему, кормить новичками козлоголового это уже выход за грань допустимого. Или действительно боишься всех тех, кто может оказаться недоволен действиями одного жадного до крови жреца? Ну так и что с того? Придут слабаки — отправим их в Пекло, а заявится кто-то действительно сильный — так этого фанатика им отдадим, можем даже подарочной лентой перевязать, если клиент желание изъявит, — принялся рассуждать Счастливчик, ничуть не стесняясь присутствия Малка.

Когда же Малк попытался возразить, что он не жрец и уж точно «не жадный до крови фанатик», то господин Парк просто заставил его замолчать. Правда Младшего Магистра словно бы совсем не интересовала.

— Ты не понимаешь… Само его присутствие нарушает наш нейтралитет. И это совсем не шутка! — проникновенно сказал Влас и, видя как Счастливчик колеблется, Малк не выдержал. Благо что можно было сказать второму Мастеру острова он уже знал.

— Господин Парк, а может быть причина вражды господина Власа не в моих взглядах, а… кое в чём ином? В чём-то таком, чему я стал свидетелем, и о чём ваш коллега очень хотел бы умолчать? — сообщил он, глядя в глаза Счастливчику.

— Например? — нахмурился господин Парк.

— Например, он сказал вам о том, что зеленошкурые перешли от изготовления пилюль Укрепления Крови к созданию пилюль Основания? — сказал Малк, покосившись на очевидно напрягшегося Радугу.

— Что?? — вскинул брови Счастливчик.

И тут же встрял Радуга.

— Не слушай этот бред! Какие ещё пилюли Основания? Глорка только Укрепление привёз, и то за ними побегать пришлось… — зачастил господин Влас, и чтобы прервать поток слов, Малку даже пришлось повысить голос.

— После так не понравившегося господину Радуге уничтожения тотема на меня напали Куклы Крови. Вы ведь понимаете, что это значит?

Повисла пауза. Все ждали реакции Парка, однако он не спешил с ответом. Раскурил трубку, затянулся, потом сел на ближайший камень и лишь тогда, глядя Малку в глаза, спросил:

— Уверен? Почему думаешь, что это были именно Куклы, а не Бурдюки?

— Они дрались осмысленно! И осмысленно меняли тактику… — уже спокойнее объяснил Малк.

На что Счастливчик тут же выдал глубокомысленное:

— Аргумент!

— Парк!!! Ты чего? Ты этому проходимцу веришь??? — аж возопил господи Влас, вот только здесь был только один человек, который решал, кто может кричать, а кто не может.

Заткнув коллегу решительным жестом, Парк ещё раз затянулся и глубокомысленно сообщил, обращаясь к Власу:

— Так вот почему мои люди погибли… А ведь думал мнится мне злой умысел, ошибаюсь я. Считал, что кишка у тебя тонка против меня игру затевать. Ан нет, имея на руках пилюли Основания, ты, пожалуй, вполне мог решить, что прорыв в Младшие Магистры у тебя не за горами. И заранее начать готовиться к бунту. Умно, умно…

Счастливчик с таким видом, словно речь шла об удачном ходе в шахматах, принялся задумчиво покачивать головой.

— Нет! Нет! Нет! — начал было господин Влас, потом видимо увидел в мимике коллеги что-то этакое и тут же рявкнул скучающим чуть в стороне Глорке и Марбу: — Бегите, ублюдки!!!

Не ожидавшие ничего подобного бойцы вздрогнули, растерянно глянули сначала друг на друга, потом на своего лидера и… больше они ничего не успели.

Господин Парк всё с тем же безмятежным видом вдруг отклонился назад, а затем резко топнул ногой. Малк ощутил мощную духовную вибрацию, потянуло высвобождаемой Силой и… через мгновение выскочившее из земли каменное лезвие развалило Марба пополам. Брызжущие кровью части тела ещё падали, когда зашевелились камни теперь уже под ногами Глорки. Однако тот обладал достаточным боевым опытом, чтобы сделать из этого правильный вывод и начать сопротивляться. Он заорал, надсаживаясь, и жахнул по земле между стоп сжатыми в замок кистями. Грохнуло, каменная крошка так и брызнула во все стороны, вот только магия Младшего Магистра почему-то никак себя не проявила.

— Обманул, — пожал плечами господин Парк в ответ на недоумённый взгляд Глорки.

И не убирая лёгкой полуулыбки, хлопнул в ладоши. Вторя этому его жесту, из земли тотчас вырвались две гигантские каменные ладони и одним ударом превратили Глорку в кровавую лепёшку.

— Но почему??? — заорал Влас, наконец, отскакивая в сторону и окутываясь мерцающим цветами радуги Щитом.

— Потому что друга, самую малость заступившего за грань дозволенного в сотрудничестве с Пеклом, я ещё приму, но ублюдка, тайком готовящего моё свержение, точно нет, — с усмешкой ответил господин Парк и лениво шевельнул кистью.

Под ногами господина Власа мгновенно разверзлась Каменная Пасть, в которую он благополучно и провалился. Магические челюсти тут же сжались, Щит задрожал, но всё-таки выдержал. И Влас, прекратив кричать, в панике принялся колдовать какие-то сложные чары.

Впрочем Счастливчика эти его действия никак не впечатлили. Презрительно покачав головой, господин Парк неспешно выбил трубку о сапог и спрятал её в кисет на поясе. Затем дождался, когда Щит Радуги вокруг недавнего коллеги нальётся Силой и развернётся в сложную Призму, чтобы тут же демонстративно сжать руку в кулак. Послушная его воле Земля тотчас вспучилась, закружилась вокруг Радуги потоками грязи, а затем стиснула Призму с такой силой, что та лопнула с громоподобным звоном. Оставшейся же после разрушения барьера энергии вполне хватило, чтобы нанести господину Власу тяжёлые увечья, но в то же время сохранить жизнь. Во всяком случае Малку раньше не приходилось слышать, чтобы покойники так костерили Девятерых и всех демонов Пекла разом…

Так толком и не начавшийся бой можно было считать завершённым. При этом господин Парк, столь лихо расправившийся аж с тремя магами сразу, даже не вспотел.

— Хеймдарского убийцу ты на этого жреца навёл? — ледяным тоном спросил Счастливчик у теперь уже пленённого Радуги.

— Я… — простонал тот, даже не пытаясь молить о прощении.

— Зачем? Из-за пилюли Основания? — продолжил задавать вопросы господин Парк. — Ну так к чему такие сложности… Сам бы его грохнул. Если боялся огласки здесь, то на острове племени Зелёного Барана бы прикопал. Вместе с моими парнями…

— На острове Глорка командовал… У него же с инициативой плохо. Было, — простонал господин Влас. — А потом хеймдарец этот нарисовался. Сто драхм предлагал за помощь в поимке этой сволочи, вот я и решил совместить приятное с полезным…

Радуга болезненно засмеялся, потрясая своей живучестью и способностью терпеть боль. Или таким и должен быть настоящий Бакалавр? Малк об этом мог только догадываться.

— Почему хеймдарец сюда вообще заявился? — нахмурился господин Парк. — Наш остров не самое очевидное место для охотников за головами…

— А он по его следам шёл, — кивнул в сторону Малка раненый. — К нам с Пучи прибыл, это точно, про остальное не знаю. Меня больше деньги его волновали. Всего-то ведь и надо было, что организовать переезд нашего жреца в нужное место, а там и сотня золотых в кармане… — Господин Влас вдруг замолчал, немного помедлил и простонал: — Парк, ты уж прости меня, а? Ну Йоррох попутал, с кем не бывает. Любую клятву теперь дам, только отпусти!

Малк, уже было решивший, что судьба Радуги предрешена, вздрогнул и остро глянул в лицо господина Парка. Увидел там тень сомнения, и окончательно понял, что события начинают идти по крайне невыгодному для него сценарию. И если всё оставить как есть, то очень может быть, что казнь Бакалавра даже и не состоится. Всё сведётся к неким воспитательным мерам, после которых… да какая разница что будет после них, если его как свидетеля наверняка отправят экспрессом в Пекло вслед за людьми Власа?!

В таких условиях и дальше играть в молчанку становилось смертельно опасно. И он решительно подал голос:

— Господин Парк, по поводу хеймдаркца… Если он и вправду по моим следам шёл, то на Пучи он как и я прибыл с Фляка…

Малк особо выделил последнее слово и тут же сделал паузу, ожидая реакции Младшего Магистра, однако тот ни словом, ни жестом не показал, что тема хоть как-то его интересует. Видимо одних намёков было недостаточно. И Малк, мысленно помянув Пекло, полез в кошелёк. Как там господин Тияз сказал перед самых приходом Мастеров, держать подарок Зала Помнящих под рукой? Что ж, кажется он начинает догадываться, для чего именно ему был дан такой совет. Как впрочем и за каким Йоррохом была устроена вообще вся эта охота за «благодетелем» Руфа.

И Малк, достав из кошелька каменную фигурку, протянул её Парку.

— Знаете, на Фляке я встретил одного человека, Руфа. С очень интересным хобби. И общение с ним натолкнуло на мысль, что если показать вам вот этот скромный предмет, то мне удастся услышать ответы на некоторые вопросы… — мысленно скрестив на удачу пальцы, сказал Малк.

Посмотрел в глаза Парка и… понял. Это было попадание в яблочко! Слишком уж явственным было потрясение, что мелькнуло во взгляде Счастливчика, чтобы считать его случайностью. И слишком уж нарочито он игнорировал статуэтку на ладони Малка, чтобы она не имела к нему никакого отношения.

Снова повисла, теперь уже несколько растерянная, пауза, которую на свою беду нарушил господин Влас.

— Парк, я не понял. А причём здесь ты и фигурка Зала Помнящих? Ты ж вроде всегда сам по себе был, и дрязги лоялистов с консерваторами стороной обходил? — крайне удивлённо протянул он, и тем самым подписал себе смертный приговор.

Счастливчик в голос выругался, ожёг Малка свирепым взглядом и, вытянув по направлении к Радуге руку, резко сжал ладонь. Раненый коллега даже вскрикнуть не успел, как его тело окончательно смяло точно тряпку.

— У тебя есть минута на то, чтобы объяснить происходящее. И если услышанное мне не понравится, то… пеняй на себя, — прорычал потерявший всё внешнее спокойствие господин Парк.

И Малк тут же начал излагать подкорректированную версию своих злоключений в Яванском поясе, стараясь, чтобы в истории было поменьше бросающихся в глаза лакун.

— М-мм… В общем… В силу некоторых сложностей с демонами, Хеймдарком и им сочувствующими, у меня возникла необходимость в… подержке. И так как все прочие возможности я уже исчерпал, единственной кандидатурой на роль защитника теперь видится только Зал Помнящих, — принялся импровизировать Малк. — Ну а так как в цивилизованных местах выходов на него я не знаю, прошлось их искать по Яванскому поясу. Дальше… — Тут он неловко развёл руками. — Дальше… Честно признаться, если бы не та ниточка, что вы оставили на Фляке, я бы вряд ли когда-нибудь вышел на кого-то столь же близкого к Залу, как вы. Повезло.

— Угу, повезло… — протянул господин Парк. — А почему ты решил, что я имею какое-то отношение к Помнящим?

Малк мысленно содрогнулся. А и правда, почему? Потому что господин Тияз такие намёки оставил? Это за довод сойдёт?

Тем не менее на лице Малка никакие его сомнения не отразились, а вместо этого он многозначительно усмехнулся.

— А кто другой будет искать альтернативные способы защиты никому не нужного острова в Ночи Йорроха, используя столь неортодоксальные призрачные пути?.. Нет, разумеется сначала это была не более чем догадка, но после того, что случилось здесь, — Малк кивнул на останки Радуги, — догадка превратилась в уверенность.

— Да, с Власом нехорошо получилось… — протянул господин Парк.

Вытащил из-за пояса три каменных ножа, движением брови заставил их взмыть в воздух, после чего выпустил в изуродованное тело Бакалавра. Метательные снаряды со свистом преодолели отделяющее их от цели расстояние и вонзились куда-то в район головы, сердца и, кажется, одного из энергетических центров. Добивать противников Младший Магистр определённо умел.

Однако непростой разговор не окончился и расслабляться было рано.

— Одного не понимаю, почему ты думаешь, что твоё желание найти Зал и какая-то йоррохова статуэтка помогут тебе избежать точно такой же участи? Что мне за дело до Ученика, неведомым чудом вышедшим на моих работодателей? Убью тебя, и концы в воду!

Малк, ощущая как леденеют от приближающейся смерти внутренности, с показной небрежностью усмехнулся.

— Обычный Ученик точно вам не нужен. Расходный материал, не более того. А вот как насчёт Безумного Жреца Кетота?

Сказал, и ощутил как откуда-то из глубин сердца накатывает бесшабашная лихость. Под напором которой отступают страхи, а невесёлая усмешка трансформируется в нечто новое, пугающее и одновременно притягательное.

— Аргумент, — с непонятной интонацией протянул господин Парк, что-то пристально разглядывая в лице Малка.

Потом медленно кивнул, поднялся с камня и… неторопливо зашагал в сторону посёлка. Словно и не было ни казни троих отступников, ни последовавшего за этим разговора с Малком. Лишь пройдя сажень или две он через плечо бросил:

— Сегодня же купишь у рыбаков шаланду и свалишь отсюда. Слышишь? Сегодня ж! Мне тут ни наёмных убийц, ни демонических мстителей, ни Святые знают кого ты там ещё обидел и кто сидит у тебя на хвосте, не надо.

— Погодите, а как же… — ошарашенно спросил Малк, совершенно не готовый к такому повороту.

— Тебя найдут, — тяжело роняя слова, уже на ходу бросил Младший Магистр. — Если у старших возникнет такое желание. Ты же выходы на Зал больше не ищи, очень тебе рекомендую. Говорят это весьма вредно для здоровья!

Сказал и ушёл, оставив дерзкого Ученика в одиночестве. Только тогда, Малк позволил себе расслабиться и на подкосившихся ногах плюхнуться на землю.

Йоррох! Это было страшно.

Малк покосился на демонический череп, с невозмутимым видом взирающий на происходящее с высоты саквояжа, открыл было рот, но так и не рискнул озвучить то, что вертелось у него на языке.

Мастер, так я был прав? Всё, чего вы хотели, это найти выходы на Зал, да? Вас они по каким-то причинам игнорируют, и вы придумали новую схему, вместо себя направив к тайным борцам за Человечество своего ученика? Вдруг у того получится добиться большего, и через него сможете найти средство для исцеления ваших старых и новых ран, правильно? Или всё же дело в другом, и мой контакт с Залом Помнящих это не более чем поиск очередного покупателя для добычи, взятой с тела Зарраха Колосажателя?

Проклятье, одни только догадки. Ничего конкретного. Одно плохо — как ни крути, а крайним везде и во всём почему-то получается именно Малк. И это как-то совсем не радует. Да чего уж там, это пугает до дрожи.

И он задумчиво окинул взглядом место недавнего боя…

Глава шестая, в которой происходит профессиональный конфликт

Несмотря на угрозы Парка Счастливчика, остров Двух Мастеров Малк покинул только на следующий день. Сначала никак не мог договориться с местными рыбаками о покупке лодки — слишком уж они задирали цену за свои корыта. Затем столкнулся со сложностями в приобретением карты нужной части моря Хищников — как выяснилось ни у кого из наёмников, предпочитающих перемещаться между островами на арендованных судах, ничего подобного просто не было. И перед Малком замаячила перспектива путешествия «вслепую».

Спас его внезапно подобревший хозяин таверны. Узнав о предмете поисков Малка он сам к нему пришёл и сам предложил купить самодельный атлас. Святые ведают откуда тот у него взялся — может взял в залог, а может забрал в качестве платы за постой, — главное, что карты попали в руки торгаша, и он был готов от них избавиться за «скромные» пять драхм. Предложение, особенно в свете имеющейся обиды на этого ублюдка, было неожиданным, однако отказываться от него Малк всё же не стал. Благодаря чему после приобретения некоторого запаса продуктов смог уже в полдень выйти в открытое море.

Впереди его ждал вояж по соседним островам. Вояж, где он сам выбирал конечную точку маршрута, а не подчинялся диктату чужой воли…

Впрочем, особо данному факту Малк не радовался, и причиной тому стал вовсе даже не недавний разговор с Младшим Магистром. Нет, все его мысли теперь занимали вдруг выскочившие из ниоткуда и жаждущие его крови хеймдаркцы.

Проклятье, он ведь ото всех подвоха ждал. От Столпов, от Тёмной канцелярии, от обиженных андалорских аристократов… Куда-то запропастившийся этот дед Бонифаций тот вообще периодически казался первопричиной всех бед!.. А вот на хеймдаркцев он и не думал. Был убеждён, что демонолюбы имеют зуб прежде всего на Тияза Черепа и прочих старших магов, а никак не на мелких сошек вроде него. И вдруг такой поворот — Ученик становится достоин отправки персонального убийцы, да не куда-нибудь, а аж в Яванский пояс!

Грёбаные трусы, поимей их всё воинство Пекла! Чего ж они его на острове Римма-то не трогали?! Боялись, что попадутся на глаза Мастерам Школы и те отправят их в гости к Зарраху Колосажателю? Если да, то у Малка для хеймдаркцев плохие новости. Они на стороне силы, которая боится третьеразрядной и весьма ослабленной Школы. Если же нет, то… то может всё дело в том, что охотятся за ним не какие-то особые службы и за убийцей стоит не мощь государства, а лишь отдельные «энтузиасты»? Ученики Колосажателя, друзья, может родственники… Что ж, тогда всё не так уж и ужасно. И остаётся надеяться, что внезапное отбытие с Двух Мастеров поможет Малку запутать следы.

Словно откликаясь на его невысказанное желание, ведомая неопытной рукой лодка уже к вечеру сбилась с курса — стрелка компаса вдруг вместо направления на север начала показывать «погоду», — и Малк осознал, что заблудился. Поначалу думал, что сможет сориентироваться по звёздам, но запутался ещё больше, и в какой-то момент был вынужден просто отдаться на волю ветра и волн. Искренне надеясь, что его вынесет куда-нибудь туда, где он сможет определиться со своим местоположением и воспользоваться картами.

Увы, Святые были не слишком-то благосклонны к Малку. И он болтался в море, точно щепка в грязной луже, аж целых трое суток. Добил запас продуктов, ополовинил бочонок с пресной водой и уже начал размышлять о том, что смерть в бою предпочтительнее смерти от обезвоживания, как внезапно для себя ощутил прямо по курсу пространственную аномалию. Не щель вроде той, через которую его учил проходить господин Тияз, а что-то гораздо более объёмное, масштабное и пугающее. То есть нечто такое, что достойно попадания на карты.

Найти столь приметный объект в доставшемся Малку атласе было проще простого и уже через несколько минут он знал свои координаты. Ну а так как проблему сломанного компаса Малк решил чуть раньше — всего-то и надо было, что поместить прибор в Защитный Круг, отсекающий внешние воздействия, — то и с прокладкой курса к ближайшему острову не возникло никаких сложностей. И уже через сутки его шаланда входила в бухту острова Тихая Пристань, где Малк смог немного отдохнуть, пополнить у местных — немногочисленного и весьма миролюбивого племени дикарей — запас воды и продуктов, а также определиться с дальнейшим маршрутом своего довольно плохо продуманного путешествия.

Получалось, что теперь ему имело смысл плыть лишь к безымянному острову с расположенной на нём торговой факторией Арктавии…

Казалось бы, чего уж сложного: выбери нужный курс да прилагай все силы, чтобы и на полпальца не отклоняться от нужного направления. Однако невезение Малка и тут проявило себя во всей красе. Только-только покинув Тихую Пристань, он ухитрился влететь на всех парусах в область, затянутую слепым туманом — хорошо известной блуждающей пространственной аномалией моря Хищников, — а когда, наконец, смог выбраться из её цепких лап, то снова оказался Йоррох знает где.

Некоторые надежды поначалу, правда, внушала возвышающаяся над водой на добрую сотню саженей и весьма приметная гора, однако ничего похожего на имеющихся у него картах Малк найти так и не смог. А значит дальше ему снова предстояло блуждать наугад…

Вывалившаяся вслед за ним из-за пелены тумана троица кораблей стала для Малка полнейшей неожиданностью. Постоянно маневрируя, бахая из корабельных пушек и буквально фонтанируя магией Воды, трёхмачтовая торговая шхуна и два небольших шлюпа закрутились в смертельном танце в каких-то жалких двух верстах от его судёнышка. Причём, судя по масштабу повреждений, драться они начали довольно давно, возможно даже до попадания в зону слепого тумана. И теперь демонстрировали яростное желание окончательно определиться с победителем.

Честно говоря, Малк не видел в этом желании ничего предосудительного. Хотят люди воевать — путь воюют! Главное, чтобы занимались они этим подальше от его персоны. И раз курс его шаланды и направление движения сцепившихся точно псы противников расходятся в стороны, то он не возражал какое-то время побыть обычным зрителем.

О том, что кто-то может не разделять миролюбивую позицию Малка стало понятно спустя четверть часа. Сражающиеся, видимо опасаясь переходить к абордажу, только-только начали очередной раунд артиллерийской дуэли, как вершина заинтересовавшей Малка горы вдруг окуталась чёрными облаками. По чувствам резануло адской злобой, появилось ощущение присутствия какой-то поистине колоссальной Власти — она давила так, что даже находящийся дальше всех Малк сам не понял, как захрипел от сдавившей грудь тяжести и помимо своей воли упал на колени. После чего последовала мощная вспышка Силы и… и вот уже неподалёку от бьющихся не на жизнь, а на смерть противников прямо из воды забил фонтан серой хмари. В вырывающихся под давлением клубах мелькали искажённые мукой лица, крутились человеческие черепа и кости. Последние то складывались в непонятные конструкции, то снова распадались, пока, наконец, на месте колдовского гейзера не возник гигантский, выше самых высоких корабельных мачт, скелет… который, окинув открывшуюся перед ним диспозицию плотоядным взором, тотчас воздел над головой костлявые растопыренные пятерни и с каким-то утробным гулом опустил их на сражающихся.

Ш-шшуг!!!

На какое-то мгновение происходящее скрыла поднявшаяся в воздух завеса воды. Затем она рухнула и докатившаяся до Малка волна, несмотря на отделяющее его от места сражения расстояние, едва не перевернула шаланду. Впрочем, ошеломлённый происходящим, он это едва заметил. Всё внимание занимали попавшие под удар скелета корабли. И надо сказать, там было на что посмотреть.

Без потерь неожиданную атаку смог пережить лишь один шлюп. То ли он сам по себе был лучше вооружён, то ли находящиеся на нём маги имели более высокие ранги, чем у остальных, но факт остаётся фактом — судно не только пережило нападение, но, завернувшись в кокон из водных Щитов и потратив одним махом прорву Силы, ухитрилось за считанные секунды набрать какую-то сумасшедшую скорость и перепуганным зайцем рвануть прочь от скелета.

А вот товарищи и недруги беглецов оказались гораздо менее удачливы. Сломанные мачты, снесённые Щиты — это лишь видимая часть нанесённых им повреждений. Впрочем не это главное. Гораздо хуже то, что жуткий монстр, не дав им передышки, вдруг раскрыл пасть, сделал шумный вдох и… вместе с воздухом без особого труда втянул в себя жизненную силу, магическую энергию и видимо духовную составляющую своих жертв. В результате всё, чего коснулась волшба скелета, тут же потеряло свой цвет, стало серым, блеклым, а спустя какие-то мгновения и вовсе начало рассыпаться в пыль. Минута, другая, и вот уже перед начавшей исчезать тварью нет ничего, кроме колышущегося вместе с волнами огромного пятна грязи.

Выживших после такого, разумеется, не было.

В какой момент Малк оказался на скамейке гребца и принялся бешено работать вёслами, он и сам не помнил. Просто вдруг осознал, что больше не изображает безучастного зрителя, а рвёт жилы, точно раб на галерах. И жалеет лишь о том, что не способен как на том шлюпе магией добавить шаланде скорости.

Йоррох, Йоррох, Йоррох!!! Куда это его занесло-то, а?! Уж не на задний ли двор какого-нибудь анахорета-Старшего Магистра или чересчур увлёкшегося исследованиями Архимага?! А если туда, то… где, демон вас дери, предупреждающие знаки?! Неужели сложно оставить что-нибудь вроде: «Чужие здесь не ходят, а если ходят, то даже дышат через раз»?!

Мысли свои Малк, разумеется, не озвучивал — мало ли! Вместо этого он молча налегал на вёсла и молился о том, чтобы обитающий здесь гигант магии не проявил к нему никакого интереса. Проклятье, да он был даже готов обратно в слепой туман вернуться, лишь бы побыстрее убраться из поля зрения здешнего владыки. И если бы коварная аномалия не развеялась, сделал бы так не задумываясь.

Успокоился Малк лишь когда гора превратилась в точку на горизонте. Разжал сведённые судорогой пальцы, перебрался на место кормчего, да так и просидел там следующие несколько часов, отходя после пережитого стресса. Не очень даже понимая, что же его так испугало. Вроде и как старшие маги в лице Младших Магистров сражаются уже не раз видел, и с демонами в рукопашную сходился, а всё равно… Или причина не в его впечатлительности, а в каких-то особенных свойствах магического пути хозяина горы?

Очень хотелось расспросить на сей счёт господина Тияза, но Мастер с момента отбытия с острова Двух Мастеров не проявлял никакой активности. А значит всё, что Малку оставалось, это догадки и предположения…

Как ни увидивительно, но пугающая встреча словно бы поставила точку в череде неприятностей, обрушившихся на Малка. Уже на следующее утро он наткнулся на безлюдный клочок суши, где смог пополнить запасы и отдохнуть, а чуть позже выяснил, что приютившая его земля расположена на периферии огромного скопления островов, и можно на некоторое время забыть о блужданиях в открытом море.

Немного, правда, портило настроение, что он до сих пор не имел никакого представления о том, где находится, но не более того. Малк верил, что равно или поздно либо напомнит о себе кажущийся всезнающим Тияз Череп, либо он сам доберётся до людских поселений и найдёт ответы на все нужные ему вопросы. А раз так, то зачем беспокоиться?

Правильность выбранной стратегии поведения стала понятна уже через полторы седмицы. После того как во время ночной стоянки на кажущемся необитаемым острове на Малка напали пятеро бродяг. Сами они, конечно, вряд ли считали свою попытку грабежа актом бескорыстной помощи, но в глазах заблудившегося борейского Ученика всё было именно так. Особенно после того как он делом доказал, что без огнестрельного оружия жалким Одарённым нападать на мага его подготовки глупо и крайне недальновидно.

А ведь как всё у них хорошо начиналось! Дождались пока Малк уснёт в палатке, подобрались на расстояние удара, прямо сквозь ткань несколько раз укололи копьём, потом сунулись внутрь, чтобы дорезать… и лицом к лицу столкнулись с ничуть не пострадавшей «жертвой». Малк, взявший себе в привычку даже спать в Панцире, сначала ударом кулака в гортань убил самого нетерпеливого головореза, а потом, уже выбираясь наружу, Искрой в висок неожиданно для себя грохнул второго. С тремя оставшимися, вооружёнными двумя копьями и мечом, правда, пришлось повозиться. И они, наверное, некоторое время даже думали, что берут над безоружным и яростно отбивающимся одиночкой верх… пока Малку не надоело изображать бойца-рукопашника и он выстрелом из револьвера не отправил в Пекло самого ловкого из противников.

Ну а дальше всё было просто. Обездвижить сдавшихся, обыскать их вещи, потом оттащить пленников в разные концы лагеря, по отдельности допросить. И уже к утру Малк знал, что находится в океане Хаоса неподалёку от Россыпи Риды, имел на руках самодельную карту окрестных вод и даже представлял, где располагается ближайший центр цивилизации — крупный остров, подконтрольный консорциуму из трёх торговых Домов Тагиза и Грува. На радостях от таких новостей, он даже не стал убивать столь разговорчивых пленников. Лодку, на которой они прибыли на остров, правда, сжёг, но её владельцев и пальцем не тронул. Всё-таки одно дело расправиться с врагом в открытой схватке, и совсем другое взять на себя роль палача…

Несмотря на то, что Малк теперь имел представление о том, куда двигаться дальше, сразу к людям он выбираться не стал, предпочтя неторопливый вояж внутри обнаруженного скопления островов. День отдыхал и тренировался на одном клочке суши, два на другом… Спешить-то ему было некуда! Особенно после того как вдруг вышел на связь господин Тияз и у них состоялся весьма неожиданный разговор.

— С отбытием с Двух Мастеров проблем не было? — каким-то очень слабым и… да, наверное, болезненным голосом спросил господин Тияз, едва Малк присоединил Морду к демоническому черепу.

— Н-нет, но… были сложности уже с самой поездкой, — ответил Малк, начиная подозревать, что всё это время он был без набившего оскомину пригляда Мастера.

Впрочем господина Тияза тема выпавших на долю ученика морских тягот не заинтересовала.

— И с Парком ты больше не общался? — уточнил господин Тияз.

— Учитель, а должен был? Вроде все точки где надо за один раз расставили, — удивился Малк. Потом помедлил, собираясь с мыслями — всё-таки за перепетиями последних седмиц острота общения с Младшим Магистром успела забыться — и осторожно спросил: — Я ведь тогда правильно себя вёл? Именно так, как требовалось?

Чем вызвал у Тияза Черепа серьёзное недовольство.

— Мне кажется я дал тебе тогда достаточно подсказок, чтобы подобные вопросы даже не возникали! — бросил он резко.

— Да, но… — попытался возразить Малк, но нарвался на ещё более жёсткую отповедь.

— Ты забыл кто ты есть? Так я напомню. Ты — маг, повелитель мистических сил. Так что отучайся ждать от кого-то одобрения и бери ответственность за любые свои поступки! Принял решение, оно тебя не убило… Значит всё остальное не важно, — едва ли не прорычал Мастер.

— Господин Тияз, всё так, как вы говорите. Просто… просто как-то слишком уж гладко та беседа для меня прошла. Всё думал, что раз уж Парк своего приятеля грохнул, то меня и подавно убьёт… — попробовал объясниться Малк, однако гнев наставника и не думал утихать.

— Ты опять перестал думать головой! — рявкнул Череп. — Во-первых, забыл, что за узы связывали Счастливчика и Радугу… О приятельстве там и речи не шло. Во-вторых, — господин Тияз чуть сбавил тон, с очевидным усилием беря себя в руки, — ты упустил из виду следы, что я оставил на теле хеймдарского убийцы. Уж поверь, Счастливчик достаточно квалифицирован, чтобы распознать применение волшбы уровня Младшего Магистра. А раз ты на данный ранг точно не тянешь, то…

— То есть он теперь знает, что за мной стоит кто-то действительно сильный? А разве это не лишает смысла всю эту схему с моим… представлением Залу Помнящих? Им ведь вряд ли нужны в качестве новых членов неизвестно чьи агенты… — осторожно спросил Малк, опасаясь новой вспышки гнева.

— Ну вот и посмотрим, во что это всё выльется, — фыркнул господин Тияз, окончательно успокаиваясь. — По сути Парк Счастливчик в Зале величина маленькая. Максимум Подмастерье, а может и вовсе Кандидат. Решения же там принимают несколько более авторитетные и влиятельные люди…

— То есть всё, что теперь остаётся, это ждать? — уточнил Малк.

— Ну тебе же было сказано, что придёт время и тебя найдут? Вот ты и не дёргайся. — Господин Тияз издал шипящий смешок.

Малку же было не до смеха. Потому как он слишком хорошо знал, насколько глубоко забрался в Яванский пояс, а значит с его обнаружением таинственными вербовщиками вполне могли возникнуть проблемы. Что неизбежно вызовет гнев господина Тияза.

Вот только когда он озвучил свои соображения учителю, тот повёл себя весьма странно. И вместо того, чтобы снова разозлиться, лишь лениво отмахнулся:

— Если действительно захотят найти — найдут. Есть способы. Зал Помнящих с их многотысячелетним наследием способен и не на такие фокусы.

— Но делать-то мне что? — всё же попытался внести некоторую ясность Малк.

Однако в ответ услышал небрежное:

— Да что хочешь! Главное на одном месте долго не оставайся и при каждом удобном случае тренируйся… А то на мой вкус как-то ты слишком уж медленно развиваешься.

Увы, как-то комментировать данную им оценку господин Тияз не захотел, и на этой ноте просто прервал разговор. Толком даже было не очень понятно, ради чего он вообще его затеял. То ли и вправду хотел уточнить подробности общения с теперь уже единственным хозяином острова Двух Мастеров, то ли озаботился судьбой Малка. Что в свою очередь заставляло задуматься: а что же происходит с самим Черепом, раз он больше не контролирует затеянный им вояж ученика по фронтиру цивилизованного мира. Ухудшение здоровья? Проблемы в Школе? Сложности с новыми партнёрами из Тёмной канцелярии? Столь много вопросов и так мало ответов.

Впрочем, напрямую заботы наставника Малка в данный момент не касались, и он мог заняться своими собственными делами. Главным из которых он справедливо считал магическое развитие. Ну а то что Мастер это его рвение полностью разделял служило ему лишь дополнительным стимулом.

И Малк с головой окунулся в изматывающую чехарду из медитаций с Зеркалом Друзала, пережигания Духа в огне Запределья, тренировок Власти…

Причём укреплению Духа он уделял особенно много времени, справедливо считая, что надо сосредоточивать максимум усилий прежде всего там, где есть высокие шансы быстро достичь реальных высот. Благо о том, как именно ему следует развивать Власть, Малк прекрасно знал. Всё, что от него требовалось, это охотиться на демонов да приносить их в жертву Четвёртому Святому. А учитывая, что он не из тех людей, кому интересны компромиссы с Пеклом, подобного рода практика не вызывала у него никаких отрицательных эмоций. И Малк принялся целенаправленно прочёсывать попадающиеся ему на пути острова в поисках проклятых тварей — выискивая слабых и избегая сильных. Всё-таки нетерпимость нетерпимостью, клятва клятвой, а идиотом, способным атаковать монстра, чья сила заметно выше его собственной, он не был.

И надо сказать его усилия принесли свой результат. Демоническая гусеница, странный летающий осьминог с почему-то оленьими рогами, какой-то уродский жук-переросток с крокодильей головой, парочка гигантских стрекоз — собранный за два месяца «урожай» оказался не мал. Да, это были не сильнейшие представители ранга Демонического воина, но этого и не требовалось. Главное, что их энергию принимал алтарь Кетота, и её было достаточно, чтобы интенсивная жреческая практика оказывала влияние на рост Власти Малка.

Мало того, попутно он успел попрактиковаться и в извлечении Родословных. И пусть успехом увенчалась лишь одна попытка из четырёх — «не повезло» жуку, — Малк всё равно был доволен. Добытая капля Сущности крови ушла гомункулусу, от чего адская псина ещё чуть-чуть продвинулась в своей трансформации…

О том, что какую-то часть жертвенной энергии следует передавать наставнику Малк едва не забыл. Никаких распоряжений на сей счёт господин Тияз ему не оставлял, и он уже было решил, что поручение Мастера касалось лишь ритуала на острове зеленошкурых. Однако в ключевой момент, когда кровь демонической гусеницы уже окропила землю вокруг символизирующей алтарь фигуры, сомнения вспыхнули с новой силой, и он таки «отщипнул» от общего потока тоненькую нить Силы. И видимо поступил правильно, раз никаких возражений от Младшего Магистра так и не поступило, а череп — и тогда, и в последующие разы — поглотил всё, что ему было выделено.

На этой волне Малк не выдержал, и однажды даже попробовал сам поглотить чуточку столь желанной Святым и господином Тиязом магии. Но то ли ему в принципе не подходили подобного рода практики, то ли просто делал что-то не так, однако всё, чего он добился, это боль, полопавшиеся по всему телу мелкие сосуды и серьёзное снижение эффективности ритуала. Так что больше он таких ошибок не делал.

Хотя поначалу показалось, что это не ошибка, а… какая-то несправедливость! Нарушение главного правила Четвёртого Святого, которое ему с таким чувством озвучил в своё время милес Драго. То самое, где за всё надо платить. Однако быстро остыл, хорошенько подумал, и понял, что предъявлять претензии ему на за что.

Власть он ведь таким образом развивает? Развивает. Да ещё как! Чувствительность, а с ней и контроль растут семимильными шагами. И там, где раньше Сила казалась ему чем-то вроде грубой безжизненной массы, теперь он различал её «фактуру», улавливал оттенки и понимал нюансы. Фактически работа с алтарём стала для Малка подобна работе на некоем тренажёре. И это дорогого стоило!

Однако и это не всё. Уже ко второму жертвоприношению Малк вдруг осознал, что используемая им в качестве точки фокуса страница Наследия начала приобретать некие новые черты. Наполняться чем-то таким, что так и подмывало назвать… святостью. А уже после четвёртого по счёту Малк и вовсе к своему удовольствию обнаружил у простого на вид листка слабенький «аромат» жреческого артефакта. Это был ещё не «подарок» милес Драго, разумеется, и не книга, с которой Малк победил суккубу, но движение шло именно в том направлении.

А это уже весьма и весьма серьёзно! Потому как если удастся довести начатое до конца, то со священным артефактом в руках даже столкновение с каким-нибудь Сборщиком Душ больше уже не будет гарантированно заканчиваться смертью.

Охвативший Малка энтузиазм был настолько велик, что когда снова о себе напомнил господин Тияз, он, не раздумывая, всё это на него и вывалил… За что немедленно поплатился!

— Ты слишком узко смотришь на вещи. Просто повторяешь ритуал, как заведённый и даже не думаешь экспериментировать, — издевательски проскрипел Мастер.

Вот только на этот раз Малк отступать не захотел.

— Учитель, простите, но чтобы экспериментировать, надо хотя бы понимать, как всё работает… — вежливо, но твёрдо возразил он.

Чем откровенно развесилил господина Тияза.

— Вот именно! Да только откуда это твоё понимание возьмётся, если ты даже не пытаешься ничего изменить, чтобы посмотреть что будет!

Малк недовольно пожал плечами, но потом вспомнил, что Мастер этого может не увидеть, и уже вслух сказал:

— Ну и что тут изменишь? Всё вылизано до предела…

— Всё? — фыркнул господин Тияз. — И даже то, что ты кладёшь в «глаз» ритуала?

— А разве есть варианты? Никаких других предметов, связанных с Кетотом, у меня нет, — нахмурился Малк.

— Возможно, — покладисто сказал Череп. — Но что мешает создать ещё один? Добавь к этой странице Наследия какой-нибудь свиток с ритуалом, чтобы не нарушать принцип тождественности, и… посмотри, что будет!

— Свиток? — медленно повторил Малк и глубоко задумался.

На первый взгляд предложение господина Тияза звучало по меньшей мере странно. Вложить в создание свитка с ритуалом ценные ресурсы, Силу, потратить время наконец, и только ради эксперимента? А не слишком ли это… экстравагантно?

Хотя с другой стороны, а кто сказал, что он не найдёт этой «поделке» применение помимо использования в жертвоприношении Кетоту? Тот же Клайд Книжник в бою с Заррахом Колосажателем весьма впечатляющую волшбу творил с помощью собранных в единый компедиум заготовок. А уж про Кэйталин Птицу и вспоминать не стоило. Она без своего техномагического браслета ни за один, пусть даже самый ерундовый ритуал не бралась.

И если подумать, ведь удобно! Подготовил заранее набор любимых магических формаций и пользуйся, когда надо. Ни тебе лишних трат времени, ни глупых ошибок. Он ведь уже пытался нечто подобное делать — разбивал колдовские чертежи на блоки, группировал их на отдельных листах и потом использовал в качестве основы ритуала. Но это всё было не то. Его заготовки — это не более чем геометрические фигуры, нарисованные на бумаге, свитки же магов-ритуалистов уже нечто гораздо более серьёзное… Увы, Малку пока недоступное.

Примерно это он господину Тиязу и сообщил, тотчас услышав в ответ небрежное:

— Ну так научись, за чем дело стало?

Малку такой ответ поначалу сильно не понравился. Словно у него был какой-то выбор: захотел — выучил недоступные ему знания, захотел — на потом отложил. И лишь спустя пару секунд до него дошло:

— Учитель, я не понял… вы разрешите воспользоваться Мордой?

— Доступ к нужному разделу тебе уже открыт… — холодно фыркнул в ответ господин Тияз и тут же добавил: — Вообще такие вещи рекомендуется по книжкам изучать, благо ничего особо сложного там нет. Но тебе, так уж и быть, дам некоторое послабление. Цени!

Ничего сверх этого Череп больше говорить не стал, однако Малк не возражал. Ему хватило уже услышанного. И сразу после завершения беседы, забыв о своей нелюбви к самому ценному артефакту Мастера, он взялся за Морду… чтобы спустя четверть часа с болезненной гримасой уронить её себе на колени.

— Проклятье, и как это понимать?!

После короткого контакта с артефактом у него ныли зубы, резало глаза, «стреляло» в ушах. Однако не эти раздражающие мелочи заставили Малка потерять выдержку. Ругался он совсем по другой причине, и прежде всего из-за характера полученного знания.

Нет, Мастер не обманул, и он действительно получил навык создания свитков. Простой, понятный, лишённый эзотерического символизма и метафизической запутанности. По сути, ведь что там надо? Изобразить на земле или песке нужную фигуру, укрепить её правильными ингредиентами, напитать магией, потом расположить рядом подготовленный носитель и… сделать что-то вроде оттиска. Всё, яснее не бывает.

Однако стоило копнуть поглубже, как тут же вылезли некоторые нюансы. И если с высокими требованиями к Власти хотя бы всё было ожидаемо — стремительно приближающаяся к пику оранжевого ранга сила Духа Малка едва-едва дотягивала до нужного уровня, — то с материальной основой свитка были серьёзные сложности. Согласно записям господина Тияза наиболее подходящими на роль хранилища для ритуальных фигур были либо особым образом обработанные пластины белого нефрита, либо изготовленные алхимическим путём кристаллы памяти. И то, и другое продавалось по цене пятьдесят драхм за шестую часть унции. Что было, мягко говоря, дорого даже для Бакалавров.

Поэтому учитель — или кто там истинный автор предоставленного Малку учебника! — настоятельно рекомендовал использовать обработанную кожу магических существ. Ну а так как, люди это тоже магические существа, для изготовления заготовок под свитки предлагалось использовать кожу Адептов, Учеников, а для особо мощных фигур — Бакалавров и Младших Магистров. Более старшие ранги, впрочем, не упоминались. Видимо потому что их владельцы сами были способны содрать шкуру с кого угодно и сколь угодно мучительным способом!

Но как Малку-то быть?! И дело даже не в моральной стороне вопроса — хотя и в ней тоже, чего уж скрывать-то! — а в его гейсе Кетоту. Он людей на ингредиенты пускать не только не хочет, но и не может! Но тогда к чему вообще вся эта затея? Господину Тиязу скучно, и он изволит пошутить?!

Однако толком разозлиться Малк так и не успел. Оговорка про «магических существ» в его голове вдруг заиграла новыми красками, после чего он моментально вспомнил о тех, кто гораздо лучше, чем маги, подходил на роль основы для изготовления свитков. Он вспомнил о демонах. И больше ни о чём думать уже не мог.

Йоррох, какая же перспективная идея…

В относительную цивилизацию Малк выбрался лишь через седмицу после четвёртого жертвоприношения. Вообще он планировал оставаться в скоплении островов несколько дольше, но как-то слишком много всего разом сложилось.

Сначала, то ли как следствие умертвления гостей из Пекла, то ли под влиянием алтаря Кетота, но привычные демонические метки на Духе стали словно бы углубляться и врастать в тонкое тело. С последствиями практики Искусства гадания, конечно, даже сравнивать не стоило, но это был уже и не тот слабенький знак, что появился у него после создания Очага Силы. Такое просто отваром шуйсю не убрать.

Осознав это Малк, честно говоря, испугался. Решил, что теперь на него демоны всех рангов и размеров как мухи на мёд слетаться будут. Но после того как не смог за седмицу найти ни одну из этих проклятых тварей, подуспокоился. Раз как маяк новая отметина не работает, то всё… нет, не хорошо, но относительно нормально. Понятно, что при личной встрече он будет для демонов первоочередной целью, однако это больше не казалось ему таким уж страшным. Не с его персональной войной против Пекла страшиться реакции повелителей Скверны.

Второй причиной скорого возвращения в мир людей стало исчерпание запасов. Охотиться или ловить рыбу он, само собой, пытался, однако получалось у него плохо. Вынужденная же диета из птичьих яиц и моллюсков благодушия и терпимости не добавляла. И в какой-то момент Малк осознал, что не может думать ни о чём другом, кроме как о хорошо прожаренном стейке и пусть не о бокале вина, но хотя бы о кружке не самого поганого эля.

Ну и, наконец, третья причина оказалась связана с усталостью от одиночества. Хоть Малк и считал себя самодостаточным человеком, нелюдимым бирюком не был. И жизнь в диких условиях без возможности хотя бы с кем-то перекинуться парой слов для него незаметно превратилась в серьёзное испытание.

В общем возвращение к людям давно назрело, тянуть с ним не имело никакого смысла, и Малк, собрав вещички, одним ранним утром отплыл по направлению к острову Жёлтых Истуканов…

Полученные от бандитов ориентиры оказались достаточно наглядными и понятными, чтобы ими мог воспользоваться любой начинающий моряк. Поэтому до места Малк добрался весьма быстро — всего за два дня. Обогнул Сторожевую скалу с расположенным на ней бревенчатым фортом и под прицелом устаревших, но до сих пор грозных пушек, вошёл в гавань.

Однако присутствие артиллерийского бастиона стало не единственным отличием Жёлтых Истуканов от прочих «цивилизованных» земель Яванского пояса. Консорциум трёх торговых Домов Тагиза и Грува, владеющий островом, серьёзно относился к развитию своих территорий, а потому вместо скромной деревянной пристани отгрохал полноценный порт. С паровым краном, тремя каменными причалами и цепочкой пакгаузов вдоль всего западного берега. Из-за чего было понятно, что тут не просто занимались закупкой алхимических материалов у немногочисленных команд охотников, а поддерживали полноценную торговую экспансию в близлежащие районы Россыпи Риды и Яванского пояса.

Подстать порту были и жилые районы. Небольшая набережная, посёлок из двух улиц, тротуары из дубовых плах, фонари… Дома, правда, здесь предпочитали возводить деревянные, а не каменные, но и тому было своё объяснение. Известняк, пригодный для строительства, на острове отсутствовал, а прочие камни требовали серьёзной обработки.

Вдали, с той стороны, где располагалась заброшенная угольная шахта, виднелись три скалы жёлтого цвета — собственно из-за них данный клочок суши своё название и получил. Там же среди здоровенных валунов притулилось похожее на небольшую башенку строение. Бандиты ничего про него не рассказывали, но Малк и сам узнал храм Муррташа. Из-за чего моментально огорчился. Пересекаться со служителями каких бы то ни было Святых ему совершенно не хотелось. Не приведи Девятеро узнают, что он имеет отношение к Кетоту и тут же, сволочи, гадости начнут строить. Ему это надо?

Тем не менее лодку разворачивать он не стал и причалил в той части порта, где на воде покачивались десяток или полтора рыбацких шаланд. Выбрался на берег, и тут же в сопровождении марионетки отправился на поиски поселковой управы. Раз он предполагал задержаться здесь надолго, то во избежание возможных неприятностей имело смысл сделать всё по правилам.

По пути Малк, осматриваясь, не забывал вертеть головой и постепенно пришёл к мысли, что чем дальше он от порта, тем больше ему нравится на Жёлтых Истуканах. То ли тому виной измучавшее его одиночество, то ли тоска по цивилизации, но его взгляд радовало практически всё. Чистота на улицах, пусть не новые, но аккуратно отремонтированные дома, яркие вывески на таверне и аж трёх закупочных конторах, резное изображение Йели над входом в лавку аптекаря… Даже бьющие друг другу морды пьяницы и те не вызвали привычного раздражения.

В подобном месте он бы точно не возражал провести седмицу-другую, а если бы получилось найти работу, то и пару-тройку месяцев. Нет, драхм у него хватало — в кошельках своего часа ждали больше ста шестидесяти золотых, — однако это сейчас. Что будет потом — неизвестно, а значит и играть в бездельника точно не стоило!

Уже на подходе к ратуше Малк столкнулся с вооружённой группой, покидающей небольшой частный двор. В иной ситуации четыре воина и один маг вряд ли вызвали бы его интерес, однако его привлекла необычность поведения членов отряда. Бойцы вместо того, чтобы охранять колдуна, осторожно тащили на носилках нечто вроде комка шевелящихся щупалец, а сам повелитель тайных Сил в это время семенил рядом и нашёптывал какие-то заклинания.

Малк было пожалел, что не может попросить объяснений у господина Тияза, но потом вспомнил, где находится, и обо всём догадался сам. Маги Тарахонта — а значит, и Тагиза с Грувом, как находящихся в зоне его влияния — часто в качестве специализации выбирали морскую бестиологию. Порабощение монстров, выращивание монстров, управление монстрами — всё это была зона их интересов. А раз так, то скорее всего он стал свидетелем перевозки колдуном-хозяином именно такого вот живого оружия.

Интересно, а на суше они какой-то силой обладают? В море подобного рода тварь, особенно если вырастет, способна натворить многое. Но что насчёт берега? Что могут здешние бестиологи в сухопутных битвах?

Вопрос был действительно любопытным, но так как выяснить на него ответ можно было лишь практическим путём, Малку оставалось лишь теряться в догадках…

В поселковой управе, внешне напоминающей большой укреплённый амбар, вопреки его ожиданиям очереди не было. За конторкой сидел одинокий клерк и чего-то корябал на бумаге гусиным пером, не удостоив гостя и взгляда. Малк даже засомневался — уж не старший ли маг перед ним сидит, раз позволяет себе столь наглое поведение. Но нет, это был обычный неодарённый, лишённый каких бы то ни было признаков владения Силой… И это раздражало! Ладно на острове Двух Мастеров тамошние лидеры чувствовали себя королями — у них на то хотя бы была причина! — но здесь, какая-то канцелярская крыса будет его за пустое место держать?!

— Новичок? — спросил клерк прежде, чем Малк вспыхнул гневом.

— Да, — сухо ответил Малк.

— Тогда читай, что там написано, — клерк ткнул пером в сторону стены, где белел плакат, и снова склонился над бумагами.

Малк нахмурился, подошёл ближе и, быстро пробежав взглядом по рукописному тексту, выругался.

Документ регламентировал поведение всех явившихся на остров гостей. Причём это был не просто набор каких-то простых правил, вроде: «Не убивать без причины, не воровать и не применять магию, чреватую массовыми разрушениями!», а полноценный свод законов. Да такой подробный, что на минутку показалось, будто Малк обратно на Борей вернулся!

Однако если быть кратким, то всё сводилось к тому, что жители острова делились на членов консорциума, обычных граждан Грува и Тагиза, иноземных гостей. И в зависимости от принадлежности к той или иной группе происходило разделение прав и обязанностей. Так, приезжие из чужих государств могли проживать на Жёлтых Истуканах не более года — и это при условии, что они регулярно делом доказывали свою полезность консорциуму! Соотечественники владельцев острова имели право на большее — они уже могли приобрести здесь дом и трудоустроиться, например, в порт. И лишь люди, имеющие прямое отношение к трём торговым Домам, обладали на Жёлтых Истуканах полной свободой действий. Хочешь — снимай жильё и работай на администрацию, хочешь — строй дом и открывай своё дело, а хочешь — просто наслаждайся жизнью, если есть на то средства и желание.

Ну а чтобы убедить, вскормленных вольницей Яванского пояса магов, не лезть в этот «монастырь» со своим уставом, в конце упоминалось, что главы Домов — Магистры и Старшие Магистры. И именно они безраздельно властвуют на Жёлтых Истуканах.

— Вопросы есть? — лениво спросил клерк, когда Малк наконец закончил с чтением.

Он медленно покачал головой. Какие уж тут могут быть вопросы? Всё ясно, как день. И прежде всего в плане самоуверенности этого мелкого чиновника. Знает, поганец, что за спиной не только мощь трёх Домов стоит, но и авторитет высших магов, вот и наглеет.

— Тогда если хочешь просто пару-тройку дней здесь пожить — заполняй форму, договаривайся с хозяином таверны и живи. Если же нацелился на более долгий срок, то вон список задач. Замечу, неплохо оплачиваемых. Выполняй и можешь седмицы на три-на четыре забыть об обязательствах перед руководством консорциума, — с видом разговаривающего с плебеем аристократа проронил клерк.

Святые ведают, на что этот гад рассчитывал, но Малк провокационный тон проигнорировал и с решительным видом принялся штудировать означенный список задач. Ничего, он потерпит. Гораздо важнее узнать о запросах местных самодержцев. Вдруг чем заморачиваться с их претворением в жизнь, проще развернуться и отбыть обратно в море?

Впрочем страхи не оправдались, и несмотря на очевидную несправедливость установленных порядков, невозможного никто от будущих исполнителей не требовал. Обеспечить прикрытие сборщиков урожая каких-то галлюциногенных грибов на соседнем острове, добыть несколько флаконов с выжимкой ядовитых желез водоплавающей ящерицы, поучаствовать в поисках амбры… Ничего такого, что не было бы по плечу магу уровня Ученик! И Малк весьма вероятно согласился бы заняться чем-то подобным, если бы не обнаружил последним в списке задач уничтожение отравленного силами Пекла змееклубня. Да не где-нибудь у Йорроха на рогах, а прямо здесь, на острове Жёлтых Истуканов.

— С заданием что-то не так? Почему за него до сих пор никто не взялся? — всё же озвучил возникший вопрос Малк.

Клерк высокомерно фыркнул.

— Потому что занимаются такими делами только демоноборцы, а их сейчас — причём такие, чтобы искали заказы — на острове нет ни одного. Все в разъездах, и когда вернутся — неизвестно… Берёшься?

Малк, мысленно пообещав при случае набить полностью наплевавшему на этикет наглецу морду, на это лишь молча кивнул. Интересно, как бы себя вёл этот ублюдок там, вдали от защиты наёмников и авторитета высокородных аристократов? Что-то подсказывало — немного иначе…

В итоге к месту произрастания переродившегося змееклубня Малк отправился сразу после того, как снял комнату в таверне. Оплатил за проживание на седмицу вперёд — три драхмы взяли! — оставил вещи и налегке двинул по направлению к южной части острова. После четырёх успешных охот у него появилась некоторая уверенность в собственных силах, и он не ждал от задания никаких сюрпризов.

И совершенно зря!

Нет, поначалу всё проходило без особых сложностей. Благодаря встреченным патрульным из островного гарнизона Малк сразу выбрал верную дорогу, недолго попетлял между холмами, миновал редкий лесок и вышел прямиком к конечной точке своего маршрута. Даже особо изощряться в поисках не потребовалось — змееклубень так вибрировал на духовном уровне, что его мог «услышать» не только специализирующийся на практике Трёх Призрачных Пульсов Малк, а и вообще любой маг. Не было проблем и с визуальными поисками «гнезда»: ярко алое пятно вокруг змееклубня так и бросалось в глаза на фоне общей зелени.

Трудности возникли позже, когда чересчур расслабленный Малк забрался на склон и попробовал выкорчевать полурастение из земли. Только он сунулся к лениво шевелящимся щупальцам, как те вдруг словно приняли порцию алхимического стимулятора. Тела их мгновенно раздулись, выросли в длину, а на самых кончиках распахнулись вполне змеиные зубастые пасти, которыми гадина и попробовала вцепиться с Малка.

Заранее поставленный Панцирь протестующе затрещал, но атаку всё же выдержал. Однако легче от этого не стало, потому как противник явно делал ставку не на это. Своими неожиданно сильными щупальцами он неожиданно ловко оплёл ноги Малка, рывком уронил его на землю и… принялся поливать потоками розового пара, бьющими из распахнутых змеиных ртов. Что это такое Малк не имел ни малейшего понятия, но то, что ничего хорошего, можно было не сомневаться. Не зря же под напором чужой способности начал стремительно разрушаться защитный барьер!

Малк, уже привыкший действовать в бою определённым образом, тотчас отреагировал на это ударом Призрачных Рук и выпущенным на волю проклятием. Схема работала против большинства противников, так что он не сомневался в её эффективности. И тем неприятнее было осознавать, что на конкретно эту тварь заготовленные приёмы никак не повлияли. Не ранили и не ослабили, наоборот, скорее даже заставили монстра действовать более активно, стараясь как можно быстрее расправиться с чересчур шустрым противником.

— Да чтоб тебя! — заорал Малк, убедившись, что жёсткую кожу или кору полуживотного-полурастения не берут даже верные тесаки.

И натравил на змееклубень марионетку. Однако единственное, чего добился, это некоторого снижения интенсивности атак — часть щупалец монстр перенацелил на гомункулуса, так что через несколько секунд из их плена пытались вырваться уже два могучих тела.

Как ни странно, выручили Малка в данной ситуации две вещи. Во-первых, это проведённая им облегчённая версия экзорцизма, которая заметно ослабила демонизированную тварь, а во-вторых, собственная телесная мощь. Словно воин-маг, Малк смог таки подняться на ноги, сгрести щупальца в охапку и, поднатужившись, выдернуть за них йоррохов клубень из земли.

Раздавшийся тотчас крик, правда, его едва не оглушил — противник Малка визжал точно мандрагора, — однако рук он всё равно не разжал. А когда чуть-чуть очухался, и вовсе принялся точно цепом молотить тварью о землю. Да с такой яростью, что уже через минуту обмякли тела «змей», а ещё через две прекратил испускать духовные вибрации сам клубень. И лишь слабая дрожь нет-нет, а и пробегающая по телу гадины, говорила, что она до сих пор жива.

— Вот ведь мерзость какая, — простонал Малк, с горечью разглядывая превратившийся в лохмотья костюм и покрытые волдырями ладони.

И если с травмами прекрасно могла справиться «лечилка», то с одеждой… с одеждой всё было гораздо хуже. Если на острове не окажется портного, в глазах окружающих Малк на долгое время превратится в бродягу.

Наконец, уняв бушущую в сердце злость — причём не столько на змееклубень, сколько на собственную беспечность — Малк принялся готовить место под алтарь Кетота. Раз уж выпала такая возможность и к нему в руки попал демон, было бы глупо ею не воспользоваться.

Честно говоря, он бы и шкуру попытался с твари одрать, чтобы затем её на материал для свитка пустить, да только с этим была беда. То ли кора, то ли странным образом переродившаяся кожа для нужд Малка не подходила, а значит, давно ждущий своего часа эксперимент снова предстояло на некоторое время отложить…

Малк уже закончил чертить на земле ритуальную фигуру и как раз собирался разместить в её центре свёрнутую в трубку страницу Наследия Кетота, как у подножия холма появилась пара незнакомцев. Оба одеты в тёмно-зелёные двубортных сюртуки, серые брюки и потёртые ботинки. На голове у того, что повыше, плотно сидел немного устаревшего фасона котелок, а у его товарища — точно такой же как и у Малка цилиндр. Впрочем, выделялись они не одеждой. Прежде всего бросалось в глаза то количество оружия, что навешали на себя незваные гости. Так, у обладателя котелка за поясом были заткнуты сразу два кремниевых пистолета, кривой кинжал, а с боку висела тяжеловесная сабля. Что до любителя цилиндров, то он очевидно отдавал предпочтения артефактам. Три «авалонки», чехол с искромётом и короткий жезл говорили сами за себя. И лишь невзрачного вида топор с молоточком на обухе, который он держал в руках, несколько выбивался из уже сложившегося образа.

Хотя постойте… топор? Малк со злостью помянул Йорроха и неторопливо выпрямился, попутно приказав марионетке скрыться в густой траве. Ему уже приходилось слышать о таких вот любителях топоров, и от подобного визита не стоило ждать ничего хорошего.

— Это земля церкви Святого Муррташа!! И я не позволю устраивать здесь моления кому-то иному! Ясно? — густым басом сходу заорал незваный гость, полностью подтвердив догадки Малка на свой счёт.

Жрец Муррташа, чтоб ему пусто было!

— Что-то не припоминаю подобного рода ограничений в Послании потомкам, — огрызнулся Малк, остро сожалея, что не успел спрятать свиток в сумку.

Ну как последователь Седьмого узнает в нём предмет из культа Кетота, тогда… Чего там дальше он додумать не успел. Жрецу хватило одного взгляда сначала на фигуру на земле, потом на валяющееся рядом тело демона, чтобы и без изучения чужих священных артефактов сделать правильные выводы.

— Клянусь Секирой владыки, да ты никак слуга Предателя?! — заревел он, останавливаясь и поудобнее перехватывая топор. — Собрался своему нечестивому покровителю жертву принести? В двух шагах от моего храма??

С каждым сказанным словом гость распалялся всё больше, явно накручивая себя перед дракой.

— Я не слуга! — так же завёлся с пол-оборота Малк.

По уму конфликт сейчас следовало бы не обострять — судя по болтающемуся на шее у жреца медальону тот находился в ранге Бакалавра, — но слишком уж ему надоела ненависть всех встречных служителей Святых. С демонами бы так боролись, как с учением Кетота!

— А кто ты? Добрый прихожанин?? Ну так я чего-то не припоминаю, чтобы в Послании устройству Малых алтарей учили — такое не всякий служитель знает. Про то, сколько на тебе отметин Четвёртого, вообще молчу! Со мной скоро сравняешься, — сквозь зубы прошипел жрец, яростно стискивая древко топора. На что символ Седьмого Демоноборца тут же начал реагировать медленно разгорающейся золотистой аурой Силы Святого. — Убирайся с острова, недоносок, иначе…

— Иначе что?! — впику ему ответил Малк, точно также стискивая в кулаке свиток и инстинктивно воздействуя на него своей Властью.

Пришедший отклик в виде потока тепла, моментально подтвердил, что он всё делал правильно. А следом артефакт — теперь уже точно артефакт! — выпустил волну Силы, которая устремилась навстречу жрецу Муррташа… Чтобы через мгновение натолкнуться на точно такую же волну энергии другого Святого. Началось противостояние, в котором последователи разных Демоноборцев с помощью Власти и наделённых святой Силой инструментов пытались пересилить друг друга. Обычной магией ни один, ни второй по молчаливому соглашению не пользовались.

— Э-ээ! Совсем рехнулись?! — рявкнул уже забытый Малком любитель котелков и кремниевых пистолетов, становясь практически между противниками.

Когда же его слова не возымели эффекта, он подкрепил их действием — заклинанием Телекинез сшиб не ожидавших атаки борцов с ног и придавил к земле.

— Успокоились, живо!!! — уже начиная злиться добавил новоприбывший, и Малк первым прекратил трепыхаться.

А вот его недруг решил проявить недовольство.

— Блад, какого Йорроха?! — возмутился жрец. — Дай врезать этому поганцу, чтобы знал своё место!

— Гольд, что я тебе сказал насчёт ваших внутрихрамовых конфликтов, когда брал тебя в отряд, а? — нехорошо прищурился названный Бладом и от чего-то показавшийся Малку очень знакомым маг.

— Чтобы ни о чём таком я даже не вспоминал, — досадливо поморщившись выдохнул жрец. Ожёг Малка гневным взглядом и уже спокойно попросил: — Всё, можешь отпускать. Буду держать себя в руках.

Блад на это удовлетворённо кивнул и придавившая обоих противников к земле Сила моментально исчезла. Бакалавр же — во всяком случае он ощущался именно как Бакалавр — обратился уже к Малку:

— Господин Малк… ведь правильно, Малк?.. Приношу извинения за своего подчинённого. Иногда он бывает несдержан… Впрочем, вам же это знакомо?

Последнего намёка Малк не понял, впрочем сейчас его интересовало нечто иное.

— Мы знакомы? — удивился он, поднимаясь на ноги и бережно пряча так неплохо проявивший себя артефакт в сумку. Силы Кетота, правда, стало в нём заметно меньше, но ведь он теперь знает метод её пополнения?

— Лично — нет, однако встречаться мы всё же встречались. На острове Двух Мастеров. Я был там проездом и как раз застал ваше возвращение с охоты на демонопоклонников. И мне запомнилось что какой-то Ученик смог настолько впечатлить тамошних авантюристов, что они удостоили его прозвища Безумный жрец, — улыбнулся Блад и развёл руками — И вот я встречаю вас здесь, за сотни вёрст от места прошлой встречи. Ну разве это не судьба?

— Я не верю в судьбу, — машинально выдал Малк, с трудом вспоминая, что кого-то похожего на Блада он действительно видел в таверне на Двух Мастерах.

— А в звонкие драхмы верите? — рассмеялся его собеседник, чем вызвал у жреца очевидное беспокойство.

— Блад, погоди, погоди… Ты что, хочешь этого…

— Гольд, хватит! — грубо прервал подчинённого командир. — В отряде я принимаю решения и никому не позволю их оспаривать! — После чего уже Малку сказал: — Так что насчёт драхм?

— Вы меня вербуете, что ли? — удивился Малк.

— Да, — ухмыльнулся Блад. — Так получилось, что у меня запланировано посещение кое-каких развалин, и для безопасности хотелось бы усилить отряд ещё одним специалистом-демоноборцем.

Малк хотел было поправить, что он не демоноборец, но потом вспомнил про свою охоту на тварей Пекла, жертвоприношения Кетоту, планы по изготовлению основы для свитков и промолчал. Тем более что он ведь желал сделать себе имя? Что ж, кажется у него на на этом поприще уже начало что-то получаться. И пусть прозвище несколько подкачало, общим направлением движения он был доволен.

Вот только надо ли ему сейчас опять влезать в очередную авантюру или лучше хорошенько отдохнуть, благо задание по уничтожению змееклубня уже выполнено?

— То есть это разовая акция… — задумчиво протянул он и после чего въедливо спросил: — Ладно, а что за развалины? Надеюсь, речь идёт не о не каком-нибудь отравленном Запредельем маноре или дворце Архимага?

Блад и Гольд переглянулись.

— Насчёт Запределья точно нет, а вот с манором уже ближе, — одобрительно покачал головой будущий наниматель. — Наша цель — развалины башни старшего мага. Кто был хозяин неизвестно — может Магистр, может Старший Магистр — но точно не Архимаг. Так что лёгкой прогулки, понятное дело, не будет, но и чего-то невозможного ждать тоже не стоит…

— Почему? — уточнил Малк.

Блад пожал плечами.

— По бумагам хозяин тысячу лет как уже мёртв, а значит Источник давно погашен и наложенные заклятия если не выветрились, то уже вряд ли представляют какую-то угрозу. Нам главное в механические ловушки не вляпаться да со странными демоническими эманациями разобраться, и все сокровища будут наши! — Маг немного помедлил и вкрадчиво спросил: — Итак, что скажет уважаемый Безумный жрец?

Давать ответ вот так сразу Малку совершенно не хотелось. Как и влезать в очередную авантюру. Но с другой стороны… что ему ещё делать-то в Яванском поясе, кроме как во всяких операциях разной степени опасности участвовать? Откажешься раз, два, и вот уже ты снова, как на Двух Мастерах, никому не нужен, драхмы заканчиваются, а господин Тияз вновь вылезает с очередным безумным поручением.

А раз так, какой тут вообще может быть выбор?

— Уважаемый Малк Эттин скажет, что теперь было бы неплохо услышать о вознаграждении за участие в столь опасном мероприятии, — в тон Бладу ответил Малк, чем привёл того в прекрасное расположение духа.

— И это очень правильное решение, — снова засмеялся наниматель и, подморгнул правым глазом, добавил: — Уверен, мы сработаемся…

Несмотря на всю напористость Блада, сразу к развалинам они не отправились. Часть команды выполняла задание по охране инспектора консорциума, так что почти седмицу пришлось ждать завершения их контракта. Впрочем Малк был не в обиде. Доложив о результате охоты на змееклубень и тем самым на какое-то время избавив себя от претензий местных чинуш, он принялся наслаждаться жизнью. Мягкая постель, вкусная еда, живая музыка по вечерам — что ещё надо усталому путешественнику? Да, было бы неплохо добавить сюда общение с противоположным полом, но в силу понятных причин эту часть культурной программы Малк вынужденно отложил на будущее. Свободных дам на острове как-то не наблюдалось.

Жрец Муррташа после того их конфликта больше не беспокоил, постоянно пропадая в храме. И надо сказать от этой его активности был свой толк: проводимые Гольдом службы регулярно посещались не только местными, но и особо религиозными охотниками на монстров. Один такой после удачного рейда сделал столь щедрое пожертвование, что позавидовал даже не испытывающий недостатка в драхмах Малк.

Мда, вот «повезло» же ему тогда с милес Драго столкнуться. Пересёкся бы с кем-нибудь из жрецов того же Муррташа или Архонта и горя бы не знал. Но нет, он с Повелителем малефиков связался…

О том, что период вынужденного безделья закончен, Малку сообщил лично Блад. И он же привёл его на старенький двухмачтовый пакетбот, зафрахтованный командой для поездки к нужному острову. Так что с товарищами по рейду знакомиться пришлось уже на борту.

К удивлению Малка отряд оказался невелик — всего шесть человек. Помимо Блада и Гольда в нём состоял ещё один Бакалавр — воин-маг по имени Килан — и три специализирующихся на Стихии Воды Ученика родом откуда-то из Содружества Ганзур. И если идущий по пути закалки тела коллега Больдо был весьма дружелюбен, то троица стихиальных чародеев новичка дичилась, отказываясь даже называться нормальными именами. Малку они представились как Первый, Второй и Третий. И Йоррох их разберёт в чём были причины подобной осторожности. Посмеивающийся Блад как-то комментировать это отказался.

От Жёлтых Истуканов до безымянного клочка суши, где располагались развалины башни, пакетбот добирался пять суток. Сначала долго петлял среди знакомого Малку скопления островов, потом почти пол дня выжидал неподалёку от похожей на чёрный палец скалы, чтобы затем нырнуть во вдруг открывшуюся пространственную щель и перенестись Святые ведают куда. Во всяком случае Малк понятия не имел, в каком именно месте Мритлока небо затянуто зелёными облаками, воздух пахнет полынью, вода напоминает по виду ртуть, а немногочисленные острова — полупрозрачные куски льда. Мало того, в этом загадочном месте видимо были ещё и проблемы с навигацией. Иначе не объяснить, почему Блад на пару с штурманом четырежды проводили на мостике какой-то ритуал со странного вида астролябией, каждый раз меняя после этого курс корабля.

Несмотря на все перечисленные сложности нужный остров они всё же нашли — хотя в какой-то момент и начало казаться обратное. Без особых проблем высадились на берег и тут же, не утруждая себя организацией лагеря, двинули к расположенным на виду оплавленным останкам башни. Судя по следам, некогда здесь от души порезвился знаток высшей магии Огня, и Малк даже мысленно не хотел себя ставить на место тех, кому пришлось отбивать его атаку.

— Второй, что видишь? — требовательно спросил Блад, когда группа остановилась в полусотне саженей от развалин.

Выходец из Содружества Гонзур, явно понимая о чём речь, на это лишь кивнул и, опустившись на колени, принялся прямо на земле чертить простейшую фокусирующую фигуру. Затем достал из поясной сумки усеянный мелкими кристаллами полупрозрачный куб — внутри виднелись бесчисленные шестерёнки, — завёл его ключом и с торжественным видом водрузил в центр рисунка.

— Так, тишина. Не мешаем ему! — видимо персонально для новичка объявил Блад.

Однако Малк в подобных напоминаниях не нуждался. Как следует себя вести, когда рядом проводят не просто колдовской обряд, а нечто очень сильно смахивающее на гадание, он знал получше командира.

Тем временем Второй пробубнил под нос какую-то формулу и крепко зажмурился, сложив перед собой ладони. И хотя если смотреть взглядом неодарённого дальше ничего особенного не происходило, Малк смог уловить и характерные для прорицания шевеления Власти, и странные вибрации Силы от механического куба.

Второй гадал, правда каким-то заковыристым способом, но всё же именно гадал. И Малк много бы отдал за то, чтобы узнать, как он решает проблему с отметинами на тонком теле. А в том, что она решена можно было не сомневаться — без этого доморощенный пророк в Яванском поясе бы просто не выжил!

— В башне полностью уцелели два надземных этажа и три… нет, четыре подземных, — вдруг объявил Второй, и вторя этим словам у него из носа потекла струйка крови.

— Опасность? — деловито уточнил Блад.

— Командир, ты же знаешь, что это не моя тема! — недовольно скривился Второй, однако пару секунд подумав, неожиданно добавил: — Но через главные ворота я бы всё равно не лез. Тайный ход выглядит каким-то… более мирным что ли?

Ничуть не удивлённый Блад на это только кивнул и тут же принялся организовывать поиски означенного секретного лаза. Что до Малка, который впервые столкнулся со столь практичным гадательным навыком, то он мог лишь потрясённо крутить головой. На фоне увиденного его собственные мутные предсказания казались чем-то абсолютно бесполезным…

Несмотря на удачное прорицание, «чёрный» ход удалось найти всё же далеко не сразу. Неизвестные мастера столь качественно обработали материал двери, что она попросту сливалась с камнями. И если бы не внимательность Первого, их поиски вполне могли обернуться неудачей.

Дальше было уже проще. Командир сломал заклинанием Телекинеза запор, Килан сдвинул в сторону неподъёмную створку, Третий раздал всем компактные магические светильники… И вот уже члены группы, разбившись на пары, скрылись в темноте подземного хода. Впереди Первый со Вторым, за ними Третий с Гольдом, ну а замыкали процессию Малк с Бладом. Все настороженные, собранные, готовые к любому развитию ситуации.

Всё бы ничего, да только никакой опасности ни спустя десять минут, ни через полчаса они так и не встретили. Шли себе и шли по извивающемуся, идущему под уклон коридору, пока ход не расширился, и они не оказались в обширной зале с колоннами и ведущей наверх винтовой лестницей.

После чего Второй тут же торжественно объявил:

— Мы под башней, минус четвёртый этаж!

Прозвучало это столь неожиданно, что даже Блад не выдержал и уточнил:

— Уверен? Просто как-то слишком уж…

— Просто? — поморщился Второй. — Ну тогда бросьте вон в ту нишу камень и посмотрите, что будет.

Тянуть с претворением данного совета в жизнь Блад не стал и тут же, подхватив с земли Телекинезом какой-то обломок, запулил его в указанном направлении. Раздался звук падения, потом щелчок и из щели в стене вылетела арбалетная стрела. Ни в кого не попала, но этого оказалось достаточно, чтобы вернуть несколько расслабившимся членам отряда былую собранность.

— И много здесь таких? — уточнил Блад, поёжившись.

— Понятия не имею, — честно ответил Второй. — Три или четыре точно есть, вряд ли больше. Иначе было бы опасно здесь появляться даже самим хозяевам башни. А вот в тайном ходе наоборот, там их на каждом шагу следовало ожидать…

— Но мы ничего не встретили, — закончил за него Блад. — Думаешь кто-то здесь побывал до нас и расчистил дорогу?

— Наверняка. Но когда это было — сто лет назад или все триста, — так вот сразу не скажу. Но то, что они назад не вернулись, это точно, — хмыкнул Второй.

Блад медленно кивнул и, мазнув пальцами по колонне, осторожно понюхал оставшийся на коже серый налёт.

— Смерть и Скверна! Много Смерти и ещё больше Скверны, — выдал он, наконец, и повторивший его действия жрец Муррташа поддержал его одобрительным ворчанием.

Что до Малка, то чтобы ощутить атмосферу данного места, ему не надо было даже принюхиваться. Как только они спустились в подземную залу, то внешние границы его Духа сразу же начала разъедать зловещая магия Пекла. Не сильно, едва заметно, но разъедать! Оставь такое без внимания, и сам не заметишь, как ослабнешь, потеряешь Силу, а там и вовсе пустишь в своё сознание враждебную демоническую волю.

— Ну так чего мы тогда здесь стоим? Поднимемся наверх и поищем того, кто здесь так наследил! — воинственно заявил Килан, поигрывая тяжёлой саблей. — Ведь как я понимаю, демон отсюда вряд ли куда-то делся?

— А если разлитая в воздухе Сила после нашего ухода в злых духов сконденсируется? Или ещё там в кого не менее поганого. Что тогда? — едко спросил обычно отмалчивающийся Третий.

— Тогда… — яростно начала чересчур горячий воин-маг, но его прервал Блад.

— Третий прав, оставлять в тылу подобное нельзя. Если где-то наверху впал в спячку развлекшийся здесь Охотник за плотью или вовсе Сборщик душ, то нам нужен путь для отступления, — рассудительно сказал командир и посмотрел на Малка. — Сможешь здесь сам всё почистить?

Однако прежде, чем Малк успел ответить, своё слово вставил жрец Муррташа.

— Это была всегда моя обязанность!

Гольд и без того крайне недовольный присутствием в группе последователя Кетота, теперь аж сочился злобой. Чувствовалось, что решение командира он воспринимал как личную обиду, а Малка отныне видел своим прямым конкурентом. К профессиональному добавилось личное… и недруг трансформировался во врага.

Малка подобный поворот не слишком-то радовал — связываться с Бакалавром себе дороже, но тут от него ничего не зависело. И он мог лишь принять случившееся к сведению, чтобы далее выстраивать свою жизнь уже из новых реалий.

— Что этот жалкий Ученик и обычный служитель может такого, чего не могу я?! — тем временем продолжал напирать Гольд, и стало понятно, что Блад больше не может этого игнорировать.

— Ты кажется оспариваешь моё решение? — вкрадчивым голосом спросил командир и, несмотря на то, что они с жрецом были в одном ранге, тот как-то сник и словно бы даже стал меньше ростом.

— Нет, — пробормотал Гольд, пряча глаза.

Блад ещё некоторое время буравил строптивого подчинённого взглядом и лишь тогда успокоился.

— Он останется здесь, потому что ты мне будешь нужен наверху. Ясно? — ровным голосом сказал он. — Или ты собрался в тылу отсидеться, пока мы с демоном будем рубиться?

Гольд, всё так же не поднимая глаз, покачал головой.

— Вот то-то и оно, — усмехнулся Блад и вновь повернулся к Малку. — Ну так что там насчёт чистки?

— Ритуал экзорцизма мне вполне по плечу, — сухо ответил Малк и, вспоминая своё членство в команде Диких товарищей, добавил: — Я ещё Адептом этим подрабатывал…

— Вот и отлично! — перебил его Блад и, ободряюще похлопав по плечу, бросил: — Можешь приступать. Мы же, — он обвёл отряд насмешливым взглядом, — мы же двинем дальше. Правильно, парни?

И первым подал пример, направившись к винтовой лестнице. Остальные дисциплинированно потянулись следом. На Малка они не смотрели, и лишь Гольд, прежде чем шагнуть на ступеньку, бросил в его сторону многообещающий взгляд.

Впрочем Малка таким было не пронять. И мысленно послав жреца Муррташа к Йорроху, он сосредоточил внимание на поставленной перед ним задаче. Нехорошо будет, если к возвращению Блада он здесь всё не приберёт, очень нехорошо!..

Первой на плитках пола появилась фокусирующая фигура для экзорцизма. Составляющие её линии Малк отрисовал мелом, ключевые места укрепил захваченным «из дома» кристаллическим песком, а кое-какие фрагменты и вовсе процарапал на камнях остриём проклятого клинка…

К слову нож в качестве стило он видимо использовал в последний раз. Став хранилищем энергий Запределья и инструментом преображения Духа, оружие начало претерпевать непонятные трансформации. И чем чаще Малк обращался к таящейся в нём магии, тем сильнее оно менялось. Странно изогнулось лезвие, появились какие-то непонятные выступы, шипы, а рукоять искривилась так, что за неё стало неудобно держаться. До превращения верного инструмента в заряженный энергией бесполезный кусок металла осталось всего ничего.

Тем не менее, к делу клинок Малк всё же приспособил, ритуальный узор завершил и приготовился приступать к основной части ритуала. Даже затянул было гимн Кетоту, но потом осёкся, замер и принялся вслушиваться в происходящее вокруг. Что-то было не так. И лишь спустя минуту понял, что разлитая в воздухе Скверна пришла в движение и теперь постепенно стекается к самым тёмным углам подвала, формируя угловатые фигуры.

Интересно, это злые духи, о которых говорил Третий, или какие-то другие твари?

Хотя… какая разница? В качестве жертвы Кетоту подойдут любые демонические монстры. А раз так, то и ограничиваться себя использованием одного лишь экзорцизма тоже не стоило. И Малк, мысленно помянув Девятерых, принялся торопливо дополнять готовый чертёж схемой Малого походного Алтаря.

Не успел он самую малость. Уже разместил на своём месте свиток со страницей Наследия, произнёс подготовительные формулы, собрался переходить к финальной части ритуала, как на стороне сил Пекла словно повернули какую-то задвижку. И из всевозможных ниш в его сторону побежали похожие на здоровенных крыс монстры. Поначалу немного, но с каждой минутой их становилось всё больше и больше.

Всё затеянное Малком действо оказалось на грани провала, и он спешно отдал приказ гомункулусу атаковать. Началось соревнование на скорость — марионетка сшибала порождения Пекла с ног, рвала им глотки, перекусывала лапы и, не добивая, мчалась к следующей цели. Однако демонические крысы бой принимать не хотели, так и норовили увернуться, ускользнуть, чтобы тут же рвануть вперёд и наброситься на Малка. Пока тварей было мало выбранная тактика вполне работала, но затем их стало больше и на всех возможностей живой куклы стало не хватать…

Впрочем нужное время марионетка всё же выиграла. И прежде, чем первый демон вгрызся в ногу Малка, он таки закончил задуманный ритуал. Линии Алтаря полыхнули золотом, духовным пламенем вспыхнул свиток, и… в зале появился ещё один источник духовных вибраций.

— Ну что, ребятки, время подыхать?! — с облегчением прорычал изрядно перенервничавший Малк и отцепил от пояса два тесака.

Наступал час кровавой жатвы!

Увы, противники из крыс-переростков получились так себе. Схватки с ними не были ни особо опасными, ни интересными. Единственную трудность представляло их количество, но и оно не было бесконечным. Так что всё, что от Малка требовалось, это рубить, крушить, топтать, пинать и снова рубить, не давая сбить себя с ног и не позволяя тварям прорваться через защиту Панциря.

О целостности ритуальной фигуры Малк не беспокоился. Пока в линиях сохранялась энергия, нарушить их целостность было невозможно. Зато рекой льющаяся кровь демонических крыс — которые в отличие от ожидаемых поначалу злых духов оказались вполне материальны — шла колдовскому рисунку лишь на благо. Вонючая субстанция впитывалась Алтарём, точно губка, и не было предела его насыщению!

Несколько раз Малк подумывал о том, чтобы использовать накопленный запас для проведения экзорцизма, но вовремя останавливался. Пока он справлялся и своими силами, а значит можно было сэкономить энергию для чего-то гораздо более полезного…

Когда Малк развалил на две части очередную тварь и вдруг понял, что ему не с кем больше сражаться, он даже немного растерялся. Слишком уж легко это далось. И десяток неглубоких укусов на руках и ногах, полученных после разрушения Панциря, тут не в счёт — «лечилка» их уже затянула. Нет, он, конечно, допускал мысль, что столь беспроблемное заполнение Алтаря Силой связано с ростом его понимания ритуала жертвоприношения, однако всё равно было как-то необычно. В прошлые разы он вроде и демонов убивал гораздо более могучих, а энергии всё равно набиралось значительно меньше.

Или тому виной продолжающееся развитие Власти? Очень может быть. Уже сейчас Малк ощущал, как через связь с Алтарём магия Кетота омывает его тонкое тело и толкает мощь Духа ещё ближе к пику ранга. До прорыва оставалось всего ничего, один крохотный рывок. И тогда, тогда даже Бакалавры перестанут на него смотреть сверху вниз!

Впрочем мечтам этим Малк предавался недолго. Полученная в обмен на жизненную силу тварей энергия уже начала истекать в пространство, а значит любое промедление было равносильно бессмысленному расточительству. И Малк принялся лихорадочно обдумывать варианты её дальнейшего использования.

Передача всё также отмалчивающемуся господину Тиязу или сжигание в экзорцизме он отбросил сразу — пустая трата выпавшей на его долю возможности. В отличие от создания ещё одного свитка, способного повысить его собственную мощь. Оставалось только понять, какую именно ритуальную фигуру следовало переносить на лист заколдованной кожи.

Звезду Крови? Неплохой вариант, но прежде Малк хотел бы посмотреть на её эффективность в бою. Всё-таки овчинка должна стоить выделки.

Оставшуюся со времён обучения в Андалорском обществе магов Очистку? Это уже хуже. Может на ранге Адепта данный ритуал и казался чем-то особенным, но для Ученика большую часть своей полезности он уже потерял.

Тогда что остаётся, не Защитный же Круг?!

Малк огляделся, почесал в затылке и… едва не шлёпнул себя по лбу. А что насчёт чертежа для Алтаря?! Почему его-то нельзя на свиток перенести?! Будет меньше хлопот с созданием, плюс наверняка проявятся какие-нибудь дополнительные эффекты после превращения в священный артефакт… Идеальный выбор!

Мысль показалась достаточно здравой, чтобы Малк тотчас взялся за её претворение в жизнь. Благо и сложного-то там ничего не было. Всё что надо, это по методике из хранилища знаний господина Тияза снять с одной из материализовавшихся крыс-переростков кусок кожи, да и отпечатать на нём с помощью Власти узор уже готового Алтаря. Остальное довершит магия Кетота.

Да с подобным даже начинающий справится.

С таким настроем Малк и направился к туше самой здоровой твари, на ходу доставая хищно выглядевший крис — единственный доставшийся от хеймдарского убийцы трофей. Использовать его в бою было как-то не слишком удобно, а вот в роли разделочного ножа — вполне.

Вот только приняться за дело он так и не успел.

Откуда-то сверху донеслись рёв, крики, грохот как после применения боевых заклинаний, после чего на винтовой лестнице появились Блад с Гольдом и едва ли не кубарем скатились вниз. Лицо командира расчертили кровавые полосы, одежда разорвана, а из оружия остался лишь один кремниевый пистолет. Однако в сравнении с жрецом Муррташа он выглядел просто идеально. В отличии от него Гольд был по пояс гол, а из оружия сохранил лишь свой топорик. Впрочем после того, как стало понятно, что он потерял левую руку, остальное казалось сущей безделицей.

— Не стой столбом, беги!! — простонал на бегу Блад, и только теперь Малк увидел, что под правой лопаткой у него торчит какой-то шип.

— Но что случилось… — начал было Малк, однако командир даже не стал его слушать.

— Охотник за Плотью случился! Парней сожрал, нас понадкусывал, а теперь начатое завершить пытается! — не сбавляя хода, выкрикнул Блад и устремился ко входу в лаз.

Гольд, даром что потерял руку, ни на шаг не отставал. Вот только когда жрец понял, что Малк побежал за ними, он вдруг развернулся и… взмахом топорика отправил в недруга волну Силы. Не ждавший подвоха Малк словил его всей грудью и тотчас рухнул на землю. Тут же быстро поднялся — слишком он крепок для подобных атак, — но в тот же миг осознал, что момент для бегства уже упущен.

По кровавым следам Блада с Гольдом в зал спустился их противник — напоминающий гигантскую бескрылую муху монстр. Так же окровавленный, лишённый нескольких конечностей, с дырками по всему телу, сквозь которые были видны внутренние органы, но всё равно невыносимо шустрый и опасный.

Йоррох!

Предательство жреца было забыто. Малк коршуном метнулся к Алтарю, пробудил наполнявшую его Силу, закрутил спиралью и одним махом влил весомую её часть в так и не использованную графическую основу ритуала экзорцизма. Реакция проявила себя незамедлительно. Откуда-то из-под потолка опустился столб света и накрыл Малка плотным одеялом. Он аж пошатнул от тяжести обрушившейся на него магии. Но устоял и, выкрикнув прославляющую Кетота фразу-ключ, направил на демона раскрытую ладонь…

Сжатая в плотный сгусток и невыносимо враждебная Пеклу энергия стрелой пронзила пространство и вонзилась в живот твари. Однако вместо того, чтобы сбить гигантскую муху с ног или хотя бы развалить её на части, выпущенная на волю волшба сработала совершенно неожиданным образом. Стрела преобразилась в нечто такое, что очень сильно смахивало по своей структуре на проклятье. Оно цепями сковало конечности демона, проникло в открытые раны, пронзило внутренние органы, потянулось куда-то туда, где располагалось тонкое тело…

О, как же заверещала проклятая тварь! Как забилась! Но цепи держали крепко и своими попытками освободиться гостья из Пекла лишь ещё больше себя ранила. Может быть она и добилась бы какого-то результата — всё-таки несмотря на тяжёлые раны у неё был ранг Охотника за плотью, — но для этого требовалось время. А вот как раз его-то Малк гадине давать и не собирался.

Он сам не понял, как оказался рядом, как забыв о неудобстве проклятым ножом выцарапал на спине демона набросок алтарного узора и как Властью соединил его с реально существующим прототипом. Зато очень хорошо осознал миг, когда по нему как по мосту потекли остатки накопленной Силы Кетота. Потому как это была такая боль, какую он ещё ни разу до этого не испытывал. Боль, от которой могло спасти только блаженно забытье и… которое он просто не мог себе позволить!

Впрочем то, что переживал Малк, видимо не составляло и десятой части того, что выпало на долю гигантской мухе. Иначе не объяснить почему она, несмотря на разрывающие внутренности цепи, всё-таки смогла освободить несколько конечностей и даже попыталась на пасть на Малка. Но не вынесла тяжести ран и благополучно сдохла.

Процесс переноса колдовской фигуры закончился одновременно со смертью твари. Однако на качество свитка это никак не повлияло — грубый эскиз Малк уже превратился в идеальную копию изображённого на полу алтарного узора и он теперь перламутром переливался на спине демона. Всё что Малку оставалось сделать, это выделить Властью нужный фрагмент кожи, влить порцию собственной Силы… и сорвать прямоугольный лист с рисунком с тела издохшего монстра.

Готово!!!

Преисполненный восторга, с самостоятельно свернувшимся в плотный рулон свитком в одной руке и окровавленным проклятым ножом в другой, он задрал голову к потолку и издал торжествующий рык. Рык, который, спустя мгновение, перешёл в стон боли. Потому как получивший необходимый импульс Дух вдруг сжался до предела, адски завибрировал, даже вроде бы пошёл призрачными трещинами, а потом рывком вернулся к прежним размерам и мощным импульсом Власти прорвал существовавшие ранее ограничения. Малк окончательно и бесповоротно переступил границу жёлтого ранга!

Разумеется случившееся не могло не повлиять на тело. И уже забывший об этом чувстве Малк, снова ощутил как на него навалилась незримая тяжесть — так организм реагировал на давление чересчур мощного Духа. Какие-то непонятные процессы начали происходить и в тонком теле. В сознании вдруг закружились проекции шести освоенных заклинаний, фрагменты ритуальных практик и магических навыков, затем часть из них погасла. И перед внутренним взором Малка остались лишь тускло мерцающие звёздочки Рассеивания, проклятия Нежизни и… почему-то гадания на Смерть. Они немного покружились в хороводе, а затем как и остальные исчезли. Видимо тем самым запустив цепочку безболезненных, но совершенно непонятных трансформаций теперь уже жёлтой Власти…

— Девятеро! — вслух выдохнул Малк и, стерев с лица откуда-то взявшуюся там кровь, повернулся спиной к уже завонявшей гнилью туше демона…

Чтобы неожиданно для себя встретиться с совершенно ошарашенным взглядом Блада. Командир, возвращаясь назад, видимо и сам не знал, зачем он здесь — может надеялся спасти Малка, может хотел таким образом расплатиться за предательство Гольда. Однако чего он точно не ждал, так это того, что вместо участия в смертельной битве станет свидетелем буйства нового члена своего отряда.

Буйства, которое идеально подходило к образу человека по прозвищу Безумный жрец!

Впрочем… впрочем впервые за последние седмицы Малку было на это плевать. Сегодня его Власть достигла жёлтого ранга, и он стал на целую голову выше рядового служителя Девятерых. В храмовой иерархии такие маги носили титул жреца, имели право на приставку «милес» и… да, самое важное, считались сравнимыми по мощи с некоторыми Бакалаврами. Как ни крути, а это было неплохое достижение. Ради такого можно и Безумного жреца потерпеть.

Правда, недолго…

Глава седьмая, в которой зарево на пол неба

После всего того, что случилось в подземельях башни, на корабль отряд Блада возвращался в весьма траурном настроении. Хотя отряд ли? Троица со странными именами и Килан погибли, показавший себя по всей красе Гольд держался особняком и лишь буравил Малка ненавидящим взглядом. Можно было не сомневаться: если бы не присутствие Блада, то он обязательно попытался бы напасть на ставшего врагом коллегу. Да, честно говоря, и сам Малк тоже недалеко ушёл от жреца Муррташа. Если бы не слабость после прорыва через границу между рангами — а также предшествующий тому бой с демоническими крысами, ритуал жертвоприношения и проведённый экзорцизм, — то он и сам был бы не против попробовать проверить пределы способностей Гольда. Например, выяснить, выживет ли он после пущенной в лоб пули и сможет ли исцелиться, лишившись головы.

Увы, Блад защищал не только Малка от жреца Муррташа, но и жреца Муррташа от Малка. Так что их драка была попросту невозможна. Становиться командиром, который не просто потерял большую часть подчинённых в схватке с демоном, но ещё и допустил кровавую распрю, он вряд ли хотел. Во всяком случае пока видел себя в роли лидера отряда вольных магов.

На фоне пережитого как-то забылось, что они не просто так прибыли в это таинственное пространство и совсем не ради утоления любопытства сунулись в подземелье башни. Поэтому когда на следующий день после возвращения на пакетбот к Малку заглянул Блад и пригласил в кают-компанию делить трофеи, он откровенно растерялся. Уж чего-чего, а добычи от их провальной экспедиции он точно не ждал.

— Начнём с того, что я не потерплю здесь драк! Вернёмся на Жёлтые Истуканы — хоть разорвите друг друга в клочья, — а тут чтобы всё было тихо и мирно. Ясно? — требовательно сказал Блад, едва Малк переступил порог каюты и встретился со злым взглядом с Гольда.

Оба уже отдохнули, привели себя в норму и были готовы к продолжению начатого на острове «разговора». Так что предупреждение командира было весьма кстати. И пусть Малк после обретения нового ранга Власти смотрел на всё несколько более уверенно, затевать конфликт ещё с одним Бакалавром он всё же не планировал. Поэтому лишь молча кивнул и, усмехнувшись Гольду, сел в кресло у дальней от жреца стены.

Удовлетворила ли подобная покладистость Блада? Видимо нет, иначе бы он не достал из-за пояса свой единственный уцелевший пистолет и с намёком не положил его на стоящий в центре кают-компании стол.

— Гольд уже знает, что это за игрушка, и объясняю специально для тебя, Малк. Это, — Блад ласково погладил богато инкрустированную костью рукоять пистолета, — «Водный шквал». Трёхзвездочный артефакт жёлтого ранга. И он с одного выстрела снесёт любую защиту, которую может выставить любой из вас. Понимаешь к чему я клоню?

— Разумеется, командир, — растянул губы в улыбке Малк, при этом медленно закипая где-то глубоко внутри. — А можно вопрос? Каким образом при наличии столь уникальных «игрушек» рейд на верхние этажи подземелья башни закончился столь плачевно? О том, что погибшие знали с какого конца за меч браться, я вообще молчу…

Вопрос звучал откровенно грубо, и Малк прекрасно это понимал. Чего уж там, раньше он ни за что не рискнул бы так разговаривать с Бакалавром. Однако сила даёт уверенность. И в ситуации, когда на него начали чересчур агрессивно давить, он просто обязан был посопротивляться хотя бы на словах.

— Каким образом… — Блад криво усмехнулся и тяжело сел в заранее отставленное кресло. Тон вопроса он просто проигнорировал. — Скажи, а ты когда нижний зал «чистил», ни с какими проблемами не сталкивался? Всё прошло без сучка и задоринки?

Малк, вспомнив набрасывающихся на него порождений Скверны, медленно покачал головой. «Чистка» точно проходила не по плану.

— Вот и мы влезли туда, куда с нашими силами соваться не стоило. Минус третий этаж прошерстили, на минус второй сунулись, о минус первом заговорили… И проморгали засаду. Крысы, три гигантские «мухи», один призрак, и Святые знают кто ещё на этажах выше.

— Но у вас же было три Бакалавра! — не удержался Малк.

— И что? Сначала призрак шарахнул по всем шестерым Акустическим Ударом — половину защиты у каждого снёс, а Третьего и вовсе оглушил. Потом появились «мухи». И если одну Килан смог таки смертельно ранить в первые секунды боя, то две других оказались заметно крепче. Так навалились, что до сих пор вспоминать жутко…

— А дальше? — тихо спросил Малк у погрузившегося в воспоминания Блада.

— Дальше… — Командир скривился. — Дальше при поддержке никак не затыкающегося призрака пришли крысы. Вроде слабые, от одного удара дохнут, однако в таком количестве, что только держись… Чтобы ты понимал, именно они сначала Первого со Вторым разорвали, а потом и Килана «мухе» помогли грохнуть. Воин-маг наш, правда, богатый урожай смертей перед гибелью собрал, но толку то… Если бы Гольд не смог своим экзорцизмом развоплотить бестелесную тварь, ослабить «мух» и отогнать ненадолго крыс, мы бы здесь с тобой точно не разговаривали.

— То есть вы… бежали? — догадался Малк.

— В точку, бежали. Со всех ног. А уцелевшая несмотря ни на что Йоррохова тварь нас преследовала, — зло бросил Блад. — Только представь: резервы на нуле, артефакты либо разряжены, либо потеряны, а на хвосте сидит Охотник за плотью… Здорово, да?

— Не очень, — вздохнул Малк, потом помедлил и не без вызова добавил: — Но с другой стороны, сидящий в резерве товарищ это ведь тоже в какой-то мере оружие?

Беседа опасно приблизилась к теме предательского удара жреца Муррташа, на что Блад не мог не отреагировать.

— Бесспорно, — улыбнулся он одними губами и, предупреждающе сверкнув глазами, сообщил: — И именно по этой причине ты сейчас здесь, ждёшь дележа наших трофеев… Так что может закончим с вопросами и перейдём к делу?

Возражений у Малка не нашлось, и моментально оживившийся Блад принялся выгружать на стол содержимое двух заплечных мешков. И пары минут не прошло, как на столешнице появился кисет, полный мелких похожих на необработанные рубины камней, четыре оплавленных свечи, связка нефритовых палочек, голова топора, пара серебряных пластин с непонятными знаками и… полупрозрачный куб с шестерёнками, ранее принадлежавший Второму.

— Почему это здесь? — нахмурился Малк, указывая на артефакт погибшего товарища.

— А где ему ещё быть? Родственники у Второго если и были, то мы о них ничего не знаем. Вещь же это хорошая, дорогая. К тому же с боем вырванная из лап демонических тварей. Чем не трофей? — с сумрачным видом сообщил Блад. Немного помедлил и пояснил: — Второй большую часть добычи в своём мешке тащил. И когда стало ясно, что всё, надо бежать, Гольд попробовал рюкзак этот отбить. Но… не получилось. Куб — единственное, что удалось вырвать из лап проклятых крыс. Так что… здесь ему самое место!

Малк пожал плечами и принялся изучать остальные предметы. Голову топора отодвинул сразу — подобного рода артефакты, даже будь они целыми, его совершенно не интересовали, — а вот остальное… остальное выглядело довольно любопытно.

— Это ведь камни Крови? — спросил он, взвесив кисет с камнями в ладони.

Ещё в бытность студентом курсов при Андалорском Обществе магов ему краем уха приходилось слышать о побочном продукте некоторых запретных ритуалов демонологов и чародеев Смерти. Продукте, который очень высоко ценился лекарями и специалистами по закалке тела.

— Да. И их тут как минимум на триста драхм, — впервые за всю их беседу с удовольствием сообщил Блад.

На что Малк мог лишь удивлённо поцокать языком. Если за этот мешочек действительно удастся выручить озвученную сумму, то выручка перекроет для того же Блада большую часть его потерь. Сам же он и вовсе окажется в очень большом плюсе.

Следующим Малк взялся за свечи. Недолго повертел их в руках, кожей ощутил сильнейшее присутствие Скверны, после чего вопросительно глянул на командира.

— Инструмент для вызова обитателей Пекла. Незаменимая вещь для демонологов. В цивилизованном мире, правда, абсолютно запрещённая, но… мы же не в цивилизованном мире, — тихо рассмеялся Блад. — Были бы они целыми, то сотни полторы драхм стоили бы, а так… может сорок, может пятьдесят… Надо поспрашивать.

Услышанное Малка не слишком-то вдохновило, и он, брезгливо поморщившись, вернул свечи на место. Такие вещи не для него.

Дальше он нацелился было на связку нефрита, но снова заговорил командир.

— Можешь их не смотреть. Там записаны базовые знаки Руноглифа, помогающие заговаривать предметы. Не изготавливать сложные артефакты, а именно что заговаривать. Ерунда в общем.

— Понял. А это? — Малк тут же показал на серебряные пластины.

— Это поинтересней. Одна содержит несколько составных рун Стихии Воды, другая — Огня. И… да, мы с Гольдом их уже поделили. Нам обоим будет полезно с ними поработать, — с хорошо ощутимым предупреждением в голосе сказал Блад.

Спорить с ним из-за этих знаний было явно плохой идеей. Так что Малк покладисто кивнул и тут же заявил:

— Тогда если я заберу нефритовую «ерунду» и… куб Второго, ведь никто возражать не будет?

— Топор мой! — внезапно встрял Гольд, впервые за всю беседу подав голос.

Однако спорить с ним никто не стал. Наоборот, Блад с улыбкой хлопнул в ладоши и объявил:

— Ну вот всё и поделили! Я тогда в довесок к пластине с рунами Воды забираю свечи, а камни… камни попробую сбыть моему знакомому в консорциуме. Как закрою сделку, так сразу передам ваши доли. Возражения есть?

Малк отвечать не стал. И так всё понятно. Вместо этого смахнул в сумку на поясе нефритовые пластины, туда же запихнул предсказательный куб Второго и, вежливо раскланявшись с Бладом, покинул кают-компанию. Оставаться в одном помещении с жрецом Муррташа он не желал ни одной лишней минуты…

До Жёлтых Истуканов пакетбот добрался за три дня — выход в обычный мир оказался гораздо ближе к острову консорциума, чем вход. И Малк был этому несказанно рад. Продолжайся их путешествие чуть дольше, и чаша его терпения точно бы переполнилась. Соседство с Гольдом действовало на него как свежая кровь на голодного демона, так что рано или поздно, но он бы точно сорвался и попробовал проверить, чья магия лучше. А дальше неизбежный конфликт с Бладом, новая драка и… Нет, однозначно хорошо, что корабль вернулся в родную гавань раньше ожидаемого. В конце концов месть — это ведь то блюдо, что едят холодным. Правильно?

К тому же были у Малка заботы и без драк с Бакалаврами. Договорившись с Бладом о способе связи — продажа столь крупной партии кристаллов Крови со слов командира была делом не быстрым, — Малк сразу по прибытии отправился прямиком в таверну, оплатил комнату на две седмицы вперёд и заперся внутри. Случившийся в полевых условиях прорыв через ранг требовал к себе самого пристального внимания, и прежде всего в плане своего влияния на состояние физического тела и Духа. И раз на корабле разобраться с данной проблемой Малк никак не мог — когда рядом весьма деятельный враг тут не до медитаций, — то не оставалось ничего другого, кроме как заняться этим в номере таверны.

Вот он и занялся. Сдвинул мебель в сторону, кинул на пол циновку, установил рядом готовое к работе Зеркало Друзала, а вокруг замкнул тройное кольцо магического барьера, и лишь ощутив себя хоть немного, но защищённым, погрузился в практику.

Начал он, разумеется, с изучения Власти. Определённые эффекты он уже ощутил, но это было лишь поверхностное понимание. Теперь же следовало разобраться на более глубоком уровне. И он принялся экспериментировать — поднимать предметы, зажигать и тушить пламя, формировать из Силы примитивные узоры, прощупывать окружающее пространство духовным чутьём. Всё работало великолепно. Более того, несмотря на то, что начало жёлтого ранга от пика оранжевого отделял всего один шаг, качественные изменения были весьма и весьма заметны. Мощь, чувствительность, контроль — всё словно бы подросло на одну ступеньку. И оглядываясь с её высоты назад, на себя прежнего, Малк мог лишь поражаться тому, насколько он был слаб.

Тем не менее это всё были вещи ожидаемые, гораздо больше Малка волновала связь Власти с Рассеиванием, проклятием Нежизни и гаданием. Странные видения, сопровождавшие процесс перехода через ранг, не могли возникнуть просто так, а значит требовали к себе самого пристального внимания. И он едва ли не под лупой принялся изучать взаимодействие собственного Духа с данными магическими действиями.

Времени на это ушла уйма. Из-за череды постоянных неудач у Малка уже начали опускаться руки, так что в какой-то момент поиски он продолжал из одного лишь упрямства. Однако и его вряд ли хватило бы надолго, если бы Малку в какой-то момент не улыбнулась удача, и он не обнаружил факт влияния Власти на некоторые характеристики Рассеивания. Да, воздействие было крайне слабым, но… но ведь было! Заклинание, ранее эффективное лишь против слабой магии, теперь пусть едва заметно, но всё же действовало и на материальные объекты. Во всяком случае кожа предплечья, по которому Малк прошёлся данными чарами, слабо покраснела и стала немного чувствительной к нажатию. И это при сохранении прежней структуры чар!

Дальше было уже проще. Проклятие Нежизни, изначально способное лишь иссушать цель, как выяснилось теперь ещё и разъедало её тонкие тела. Да так успешно, что пойманный Малком и немедленно проклятый здоровенный рыжий таракан умер прежде, чем его тельце потеряло свои жизненные силы. И всё это снова без изменения входящих в заклинание цепочек знаков Руноглифа!

Очевидно, что главной причиной подобного рода изменений, была именно Власть, а точнее, появление у неё дополнительных свойств. Аспектов, если угодно. Что с одной стороны не могло не радовать — пример Тревора Лейнира, у которого Власть жалила молнией, однозначно говорил о полезности подобного рода «довесков», а с другой — настораживать. Если под влияеним преобразившейся силы Духа Малка та же «лечилка» вместе с заживлением вдруг начнёт разъедать энергетическую структуру тела, а Панцирь — обжигать плоть, то это будет самая настоящая катастрофа.

Стоит ли удивляться, что под влиянием подобного рода мыслей следующие несколько дней Малк убил на изучение своей способности держать новые свойства Власти в узде. И лишь когда понял, что да, контроль возможен, лишь тогда позволил себе успокоиться и перейти к следующему этапу своих экспериментов. Перейти к гаданию.

Однако тут, увы, его ждало неожиданное разочарование. То ли потому, что прорицание представляло собой не ставшее частью Духа заклинание, а подчиняющийся целому ряду условий ритуал, то ли ещё по какой причине, но в практике гадания ничего не изменилось. Малк как был крайне плохим пророком, так им и остался. Даже добытый трофей — гадательный кубик — не помог. И хотя он допускал мысль, что просто ищет не в том направлении, слишком уж сильно Малк на это не надеялся. Свои способности он оценивал здраво…

Приглашение господина Тияза на разговор появилось в блокноте, когда Малк уже подумывал о завершении своего затворничества. Всё-таки бесконечно тренироваться не способен ни один, пусть даже самый замотивированный человек. Всегда нужен отдых. Ну а раз никаких срочных дел у него не было, то Малк не видел ничего плохого в том, чтобы побаловать себя праздничным ужином в общем зале таверны.

И вот на тебе, Мастер Тияз решает вспомнить о своём ученике! Учитывая же, что Малк за последнее время успел привыкнуть быть сам себе хозяином, то общение с Младшим Магистром было ему совсем не в радость.

— Рассказывай новости, — потребовал господин Тияз сразу после того, как Малк наложил маску на череп. — Только коротко, самый экстракт.

Голос Мастера звучал… нехорошо он звучал. Малк не мог сказать, что именно ему не понравилось в речи наставника, но что-то явно было не так. Порой вовсе казалось, что он не говорит, а выдавливает из себя слова. Словно ослабленный болезнью человек, у которого даже такая малость требует максимального напряжения всех сил. И это было не то что неправильно — личное могущество Черепа Малку всегда казалось чем-то незыблемым, — а откровенно опасно. Всё-таки как бы он ни желал свободы, но в любой, пусть даже самой поганой ситуации, за спиной у Малка всегда стояла фигура влиятельного Младшего Магистра. И вот теперь эта его опора кажется зашаталась…

Тем не менее озвучивать свои мысли Малк разумеется не стал. И вместо этого принялся дисциплинированно перечислять всё то, что с ним произошло с момента их последнего с господином Тиязом разговора.

— Ты уверен, что этот Блад не из Зала? — вдруг спросил Мастер, тяжело роняя слова.

Малк пожал плечами.

— Я уже ни в чём не уверен. Но всё же командира в роли агента или даже члена Зала Помнящих не вижу. Не тот типаж. Да и по мощи не тянет он как-то на того, кто допущен к тайным знаниям старейшей организации Мритлока.

— Да? — задумчиво протянул господин Тияз, о чём-то напряжённо размышляя. Услышанное ему явно не понравилось. Наконец, придя к какому-то решению, он внезапно сменил тему: — Тогда может поделишься своим прогрессом в тренировках?

Малк вздохнул и с сомнением покосился на череп, однако на присоединённой к нему Морде не отражалось никаких эмоций. А не слишком ли напористо Мастер интересуется его практикой? Раньше, когда Малк жил в Школе, он вёл себя иначе. Равнодушнее.

— Кроме прорвавшейся через границы Власти, пожалуй что и не чем, — наконец осторожно произнёс Малк.

И Череп моментально нашёл к чему придраться.

— А ты уверен, что в твоей ситуации это правильное решение? Зная твои проблемы с развитием Дара, я вроде бы тебе прорываться через границы рангов советов не давал. Не боишься, что Власть будет слишком сильно давить на организм?

— Уверен, господин Тияз, — возразил Малк твёрдо, — я и не такое вывезу. — Немного помедлил и добавил: — Тем более, что как тренировать Власть дальше пока не знаю, а значит и сделать это давление невыносимым просто не смогу.

— Ах да, твоё отравление Жизнью… Совсем из головы вылетело, — проскрипел Младший Магистр с какой-то непонятной интонацией, после чего вдруг резко спросил: — После достижения жёлтого ранга Власти ты её влияние на тело изучал?

— Господин Тияз, говорю же, я и не такое могу вывезти… — начал было Малк, но потом до него дошло, о чём речь и несколько растерянно сказал: — Хотя если вы про манипуляции с жизненной силой… то нет, с этим поработать не успел.

Пусть Малк и старался этого не показывать, однако знакомство Тияза Черепа с этой его практикой стало для него полнейшей неожиданностью. Точнее не так. К тому, что Мастер знает больше, чем о том полагают окружающие, Малк уже привык. Шокировало то, что Младший Магистр в принципе счёл достойными внимания его попытки манипулировать размерами отдельных частей тела.

— Ну так поработай! — прорычал господин Тияз, неожиданно вспылив. — С таким талантом как у тебя, если не искать обходные пути, то Бакалавром не станешь ни за десять лет, ни за двадцать. Понимаешь?

— Понимаю, — нахмурился Малк. — Но какой прок от ставшей чуть меньше руки или ноги? На Дух-то это никак не влияет…

— От руки или ноги действительно никакого проку, тут не поспоришь. Однако если уплотнить мышцы и кости во всём теле сразу, то тут уже возможны варианты, — туманно сообщил господин Тияз.

Малк мысленно представил, как возвращает себе таким образом прежние габариты, и губы сами расползлись в довольной усмешке. Йоррох его знает, что за потенциал видел в этой практике наставник, сам Малк ждал от неё вполне конкретных результатов. И раз учитель того хочет, он хоть сейчас готов попробовать свои силы…

Энтузиазм Малка был настолько велик, что он не выдержал, охватил вниманием всю левую руку, прочувствовал текущую по её каналам жизненную энергию и тут же надавил Властью. По сравнению с прошлыми разами всё давалось намного легче. Так что уже через минуту привычная лапища начала медленно съёживаться, пока не вернулась к тем размерам, что были у Малка до отравления.

Это был однозначный успех! Успех, который не смогли омрачить ни обнаружение естественного барьера, мешающего дальнейшему сжатию тела, ни провалившаяся попытка уменьшить ещё и вторую руку.

— Что ж, неплохо, — одобрил действия Малка господин Тияз. — Если не будешь лениться, то не за горами и получение контроля над всем остальным телом…

— Прошу меня простить, но… может мне лучше не сомнительными практиками заниматься, а сосредоточиться на тренировках резерва и скорости восполнения? — всё же не выдержал Малк. — Время идёт, эликсиры заканчиваются, а прогресс откровенно слабый. И хотя до десятилетнего срока ещё вагон времени, я всё равно начинаю уже беспокоиться.

— Правильно, что беспокоишься, — неприятно закхекал господин Тияз. — Потому что без «сомнительных практик» и попыток «срезать углы» нужной цели ты, повторюсь, ни за год, ни за десять, ни за все сто точно не достигнешь.

— Это вы, господин Тияз, на мою трансформацию Духа в призрачное состояние намекаете, да? — опять догадался Малк. — Если да, то до завершения ещё далеко…

— Насколько далеко? — немного резковато спросил Мастер. — Прогресс отслеживаешь?

— Согласно данным Зеркала, прогресс трансформации тонкого тела — около тридцати процентов, — честно ответил Малк.

— Мало, это число надо увеличить хотя бы до девяноста, а лучше и вовсе до сотни… — словно бы куда-то в пространство пробормотал господин Тияз. — И сделать это как можно быстрее…

— Насколько быстрее? — педантично уточнил Малк.

— Сегодня, а лучше вчера! — озлившись, бросил в ответ господин Тияз. — Ты мне нужен Бакалавром. И чем раньше, тем лучше… Такой ответ тебя устроит?

Последнюю фразу Мастер не произнёс, а словно бы прорычал. Возникло ощущение, что он хочет добавить что-то ещё, но тут Морду исказила жутковатая гримаса и через секунды из артефакта исчезло всякое подобие жизни. Господин Тияз, не попрощавшись, покинул их странную беседу.

— Конечно устроит, учитель. Как не устроить? — дёрнув уголком рта, сказал Малк и со вздохом побрёл за проклятым ножом.

Раз уж всё так повернулось, то отдых отменялся. Впереди его ждала мучительная процедура по пережиганию Духа в ядовитом пламени Запределья…

Из добровольной изоляции Малк вышел через седмицу после этого разговора. Выжал из себя все соки, истощил нервную систему, но догнал-таки уровень трансформации Духа до тридцати трёх процентов, а дальше… дальше понял, что больше не может. Предел его способностей теперь уже был окончательно достигнут, и тут уже не могла помочь никакая мотивация. Организм просто нуждался в отдыхе, а психика в эмоциональной разгрузке. И пока Малк всего этого не получит, двигаться дальше не сможет.

Поэтому он, как и планировал до общения с господином Тиязом, сначала побаловал себя хорошим обедом, затем сыграл пару партий в кости с завсегдатаями — все проиграл, — а уже ближе к вечеру довольный собой отправился на прогулку по острову. Свежий воздух и небольшая физическая активность в его состоянии были лучшим лекарством и обещали стать славным завершением этого дня.

Всё едва не испортила задумчивость Малка. Лениво переставляя ноги, он незаметно для себя погрузился в размышления, перестал следить куда идёт и сам не понял, как ноги принесли его к храму Муррташа. Туда, где располагалась вотчина его врага.

— Йоррох! — только и смог выдохнуть Малк, осознав себя на площади перед храмом, буквально в десяти шагах от входа.

Ведь не хотел пересекаться с жрецом. Совсем не хотел! Ну или по крайней мере не на острове, под прицелами чужих взглядов. Однако видно очень уж глубоко засела у него обида на Гольда, раз даже вопреки своим осознанным желаниям, он всё равно подсознательно искал с ним встречи.

И по идее данный конфликт имело смыл разрешить как можно раньше, пока скрытая обида не переросла в психическую проблему, но… но не сейчас же, не в данный момент, когда Малк совершенно не готов к схватке и даже из оружия при нём только верная пара тесаков!

Недовольный своим безрассудством Малк развернулся и, подчёркнуто неспеша, направился в противоположную от храма сторону. Успел сделать несколько шагов, но потом услышал как вышедшая из обители Муррташа пара работников консорциума обсуждает Гольда и остановился. Кажется пока он тренировался, с его недругом успело произойти что-то нехорошее.

— …и как нам теперь быть без жреца? Завтра служба во славу Священной Секиры, а Гольд из дома не выходит! — в голос возмущался один из прихожан храма Муррташа.

Второй же его успокаивал.

— Говорят, болеет. Вроде в море заразу какую-то подхватил… И явно не просто не простой насморк, раз обычные микстуры нашего аптекаря ему не помогают…

— Думаешь, помереть может? — нахмурился первый.

— Типун тебе на язык! — цыкнул на него второй, подозрительно покосившись на Малка. Чувствовалось, что странно замерший неподалёку от их храма чужак вызывает у него раздражение. — Выздоровеет. Святой Муррташ не позволит злу случиться и нас без пастыря оставить!

На этих словах теперь уже оба прихожанина нехорошо зыркнули на Малка, прошептали молитву своему покровителю и, прибавив шаг, направились куда-то в конец улицы. Ученик господина Тияза снова остался один — переваривать новость о неожиданном недуге своего врага. Интересно, это жрец так от Малка скрывается или тому есть какое-то иное объяснение? В то, что ушлый Бакалавр действительно заболел, как-то особо не верилось. Это хорошего человека беда может затронуть, а таких гадов как Гольд невзгоды обычно по большой дуге обходят.

Увы, чтобы узнать ответ, следовало заглянуть к жрецу Муррташа домой, однако как раз этого Малк себе позволить и не мог. Достаточно вспомнить то, как на него реагировали местные последователи Седьмого Святого, чтобы на корню зарубить данную идею как несусветную глупость. Если на корабле драка с Гольдом грозила конфликтом с Бладом, то на острове любому обидчику жреца предстояло сражаться со всей его паствой.

Надо ли ему такое счастье? Ой, вряд ли.

Так что в Пекло жреца! Лучше он пару дней отдохнёт, собёртся с силами и снова засядет за практику. А там, глядишь, и к заявленным господином Тиязом требованиям постепенно приблизится. А что? Убийц и прочих ищеек он со своего следа кажется сбросил, денег достаточно, жизнь на острове вполне комфортная — если, конечно, не забывать выполнять задания для чужаков… Тренируйся — не хочу! Лучше условия были только в Школе. Так почему бы этим не воспользоваться?

И Малк, криво ухмыльнувшись и в очередной раз загнав мысли о мести на задворки сознания, двинул по направлению к таверне…

Вот только мироздание не любит, когда людям бывает слишком уж хорошо. Во всяком случае так говорили Малку в его колхаунском детстве. «Не подманивай лихо пустой радостью», «не мели языком — не смеши Святых»… Раньше подобного рода присказки казались ему глупыми суевериями, но повзрослев и столкнувшись с жестокостью взрослого мира, он начал смотреть на вещи несколько шире и без прежней категоричности.

Своё могучее «фи» вселенная решила высказать в первую же ночь после визита Малка в храм, когда он как и большая часть населения Жёлтых Истуканов мирно спал своей постели. И очень даже может быть, что не обладай он некоторыми навыками в гадании, то сон этот стал бы для него последним. А так… минут за десять-пятнадцать до появления грозного «сюрприза» Малк вдруг проснулся от звучащего в ушах перестука гадательных костей. Причём звук этот был настолько отчётливым, что просто отмахнуться от него не было никакой возможности. Затем пришло осознание того, что именно Малк слышит, и… он в тот же миг кинулся распихивать вещи по саквояжам, попутно пытаясь натянуть на себя хоть какую-нибудь одежду.

Взрывы первых снарядов на бастионах острова Малк встретил уже одетым и полностью собранным.

— Какого Йорроха??? — произнёс он с чувством и кинулся к окну, откуда при желании получалось разглядеть часть гавани и форт.

Сейчас, правда, шла середина ночи, но… но, проклятье, на улице было светло как днём! Горели, периодически взрываясь, бастионы, полыхал район складов и стоянка кораблей, а кое-где огонь подбирался к жилым домам. Простым обстрелом, тем более столь непродолжительным, такого не добиться. Неизвестный противник очевидно задействовал магию, причём столь удачно, что защитники даже не успели среагировать.

Проклятье, но кто напал на остров?! Конкурентны консорциума, другое государство, пираты, какие-нибудь культуристы или вовсе аристократические Дома… Кто враг?! Да и враг ли он для Малка? Ведь одно дело отбиваться вместе со всеми от морских разбойников или сторонников Пекла, и совсем другое присутствовать во время разборок, например, между конкурирующими Домами. Уж чего-чего, а взлезать в чужую свару Малку точно не хотелось!

Пока он размышлял, на воздух взлетел форт. Не понятно, что стало причиной — добравшийся до порохового склада огонь или волшба нападающих, — но грохнуло так, что задребезжали окна, а вершина горы, где располагался бастион, на какой-то миг превратилась в огнедышащий вулкан. Во все стороны полетели горящие комья, ошмётки, просто обломки камня и дерева. Большая часть ухнула в море, но было и немало того, что обрушилось непосредственно на посёлок, и это явно не добавило спокойствия жителям. Во всяком случае когда соседское крыльцо сносит раскалённый орудийный ствол, а на крышу твоего собственного дома падает ворох полыхающего тряпья, даже самый выдержанный человек подумает о бегстве.

Стоит ли удивляться, что едва дождь из обломков прекратился, как люди высыпали на улицу и дружно рванули куда-то в сторону островного убежища?

Видимо пришла пора и Малку убираться из таверны подобру-поздорову. Тем более что он уже успел наложить на себя заклинание Панциря, активировал Призрачные Руки и теперь был готов к любому развитию событий. И он уже даже поворачивался к двери, когда над гаванью вдруг закрутился огненный вихрь и из него прямо в воздух шагнула фигура пышущего пламенем великана.

На ум сразу же пришла аналогия с тем монстром, что создал Гаррах Колосажатель в время атаки Школы Пепла. Тот тоже было здоровенный, могучий и весьма пугающий. Разве что опирающийся на Смерть и Скверну, а не на чистый и незамутнённый Огонь, но это уже были частности. В любом случае само подобное сравнение пугало. Потому как Гаррах был Магистром, и появление сопоставимой фигуры у заштатного острова означало только одно — неприятности для всех, а не только для консорциума.

Тем временем великан сотворил перед собой огромный пульсар — никак не меньше сажени в диаметре — и повелительным жестом отправил его куда-то в сторону многострадальных пакгаузов. Спустя пару секунд вновь раздался взрыв, и в небо взметнулся очередной фонтан огня. Вот только почему-то Малку он показался каким-то слабеньким. Никак не соответствующим мощи и силе настоящего Магистра. Если же ещё немного подумать, то не дотягивал до творения Колосажателя и сам замерший в воздухе здоровяк. И ростом он вроде был поменьше, и «тело» у него выглядело не столь реалистично, и плотность вложенной Силы также заметно уступала созданию хеймдаркца.

Получается всё же не Магистр, а Младший Магистр, да? Ну тогда с этим ещё как-то можно смириться…

Уняв любопытство, Малк наконец покинул комнату и выскочил из таверны. Дорога уже опустела — все желающие ушли к расположенному полуверсте от посёлка убежищу, — так что по улице можно было идти без особых проблем. Чем Малк и воспользовался, быстро зашагав в противоположном от порта направлении. Марионетку же он пустил бежать вдоль подворотен, пряча её от любопытный взоров в необычайно густых тенях.

Он миновал два или три дома, когда где-то в районе поселковой ратуши в небо внезапно устремился столб золотистого света и верхним своим концом вонзился в подбрюшье одной из туч. После чего та моментально засветилась жёлтым, пошла волнами и… исторгла из себя сотканную из всё тех же золотых энергетических нитей гигантскую акулу.

Кажется в бой решил вступить кто-то из высокопоставленных защитников консорциума. Вот только не поздно ли?

Но видимо неизвестный Малку Младший Магистр на что-то всё-таки рассчитывал, раз не просто выдержал такую паузу, а ещё и устроил в воздухе настоящее представление. Заставил свою тварь сделать круг, потом увёл за тучи, чтобы через несколько секунд заставить вынырнуть обратно. И лишь «наигравшись», натравил магическую рыбину на буйствующего титана.

Хотя стоп… титана?!

Случайно выскочившее слово будто повернуло в голове Малка некий, открывающий кладовые памяти, рубильник. И ему тут же вспомнились рассказы старших коллег о полулегендарный Родословной одного из аристократических Домов Авалона. Родословной, которой просто не могло быть ни у кого постороннего.

— Значит Авалон! — пробормотал Малк, неосознанно ускоряя шаг.

Что ж, уничтожение торговой базы конкурентов вполне в духе самой влиятельной державы Мритлока. Случись всё поближе к их зоне влияния, и остров просто сменил бы хозяев. Но Жёлтые Истуканы находились неподалёку от территориальных вод Тагиза, а значит дерзкий налёт — это единственное, что мог себе позволить Авалон… И нужно молить всех Святых, чтобы руководителю операции не пришло в голову уничтожить всех свидетелей этого рейда!

А ещё на ум пришла история с активным участием авалонцев в нападении на Школу. Продажа новейшего крейсера и трёх хорошо обученных эттинов Хеймдарку, помощь культистам в сборе жертв для нужного им ритуала, влияние на движение лоялистов в Андалоре — это только то, что знал Малк. А сколько всего ещё оставалось сокрытым?

Нет уж, лучше судьбу не испытывать и с Авалоном не связываться. Гораздо разумнее убраться подальше в глубь острова, да там и затаиться, ожидая, пока на острове всё успокоится. Глядишь, никто о Малке не то, что не вспомнит, а даже не узнает…

За спиной полыхнуло жаром, и Малк не выдержал, оглянулся.

Плавающая в воздухе точно в воде акула теперь вьюном вилась вокруг титана, переодически набрасываясь на него и вырывая зубастой пастью крупные куски. Впрочем великан ей ни капли не уступал. И хотя он выглядел менее подвижно, сотворённый им молот нет-нет, а и взлетал у него над головой, чтобы через мгновение обрушиться на чересчур наглую рыбину.

Кто ведёт в счёте так сразу сказать было нельзя, однако Малк поставил бы на титана. Слишком хорошо владел этой огненной формой неизвестный ему авалонец и слишком много лишних движений делал представитель консорциума, чтобы хоть немного сомневаться в исходе схватки.

И будто в подтверждение этих мыслей, вокруг великана внезапно возник белый ореол, его движения заметно ускорились, а молот и вовсе начал при выполнении ударов оставлять после себя смазанные послеобразы. Акула к такому оказалась не готова. Запаниковала, наделала ошибок, и уже через мгновение, получив тяжёлым оружием в бок, врезалась в какое-то административное здание. На месте падения тут же раздался очередной взрыв…

Что там будет дальше Малк досматривать не стал и снова ускорил шаг.

До поворота на соседнюю улочку оставалось рукой подать, когда о себе вдруг решил напомнить господин Тияз. И было это настолько сейчас не к месту, что Малк даже подумывал вызов Мастера проигнорировать. Но потом вспомнил про его тяжёлый характер, и, зажав саквояж подмышкой, полез за испускающим духовные вибрации блокнотом.

— Маску на череп, быстро!!! — на памяти Малка это было первое, столь эмоциональное послание учителя.

Так что проникнувшись серьёзностью ситуации, Малк тут остановился и выполнил требование, благо Морда лежала у него там же, где и магический блокнот.

— Беги на север! — прошипела маска, голосом господина Тияза. — Слышишь? Беги!!

— И всё? Просто бежать?! — спросил Малк, тем не менее дисциплинированно ускоряясь.

— Достигнешь побережья — скажу, что делать дальше, — уже чуть спокойнее просвистел Мастер. — Тебе надо срочно убираться с острова. Срочно!

— Но шаланда в порту! И я не думаю, что она уцелела в тамошней мясорубке, — возразил Малк, не забывая быстро передвигать ноги и вертеть по сторонам головой.

— Шаланда тебя не спасёт… — начал было господин Тияз, но потом резко выкрикнул: — Справа!!!

Впрочем Малк всё видел и сам. Благодаря какому-то выверту судьбы его путь пересёкся с авангардом авалонской морской пехоты. Перед парой бойцов видимо стояла задача по отлову беглецов подобных Малку, раз вместо того, чтобы разрядить в него винтовки, они шагнули навстречу из темноты и шарахнули Водными Кулаками.

По идее заклинания нулевого круга вполне можно было принять и на Панцирь, однако Малк вместо этого укрепил Призрачные Руки Властью и сначала поймал ими вражеские магические снаряды, а потом сдвоенным броском отправил обратно.

— Адепты! — с облегчением выдохнул Малк, мгновенно оценив качество вложенной в чары Силы.

Быстро поставил саквояжи на землю и сразу же потянул с пояса тесаки, попутно мысленно натравливая гомункулуса на авалонцев.

Впрочем, судя по навыкам встреченной им парочки, можно было обойтись и без помощи последнего. Никак не ожидавшие атаки собственными Кулаками маги откровенно растерялись и принялись делать ошибки. Один зачем-то начал отступать назад, нашаривая на поясе абордажную саблю и лишь чудом не попадая под заклинание — это вместо того, чтобы шагнуть вбок, сдёрнуть с плеча винтовку и поприветствовать Малка выстрелом в упор. Другой же и вовсе принял удар на защитный амулет, который попадание хоть и выдержал, но инерцию погасить не сумел и бойца попросту сбило с ног.

В итоге Малку даже магию применять больше не пришлось. Оставив упавшего марионетке — которая тут же впилась несчастному в глотку — сам он коршуном набросился на любителя сабель. Сначала нанёс диагональный удар левым тесаком, затем выполнил тычок правым, пнул носком ботинка под колено опорной ноги и, когда болезненно застонавший противник начал заваливаться влево, одним мощным движением раскроил ему горло.

Всё, путь свободен!

Сожалея, что нет возможности собрать трофеи, Малк подхватил свой багаж и возобновил бег. Что до господина Тияза, то он ни его победу, ни последующие действия никак не комментировал, словно исчерпав запас слов сделанным чуть ранее предупреждением…

Малк уже покинул окраины посёлка, когда краем глаза внезапно выхватил отблеск белого света откуда-то со стороны храма Муррташа. Не выдержал, оглянулся и не смог сдержать ругани: над обителью Седьмого Святого ярко горел белый круг — общепринятый знак нейтралов.

Проклятье, ну ладно Малк — он здесь чужак, человек третьего сорта, и биться с авалонцами из-за торговых амбиций консорциума торговых Домов ему не с руки. Но Гольд-то ведь местный! И прихожане его храма тоже местные. Так чего же он, скотина, свою паству-то на произвол судьбы бросает?! Предатель Йоррохов!

Последнее Малк произнёс вслух — громко и отчётливо, едва сдерживаясь, чтобы не сплюнуть презрительно на землю. И надо же такому случиться, чтобы именно в этот момент из темноты вышел вооружённый одним лишь топором жрец. Который всё прекрасно услышал и оттого адски взбесился.

— О, это ты? Уже выздоровел? — на одном дыхании выдал Малк, снова опуская саквояжи на землю. — Или так болел?

Пытаться погасить конфликт или найти какой-то компромисс ему даже не пришло в голову. Раз уж Гольд его нашёл — а в том, что встреча их была не случайна, он ни капли не сомневался, — значит пришло время урегулирования имеющихся между ними разногласий. И побоку всё остальное.

— Кстати, я тут подумал. Больного-то ты зачем изображал? Великую месть обдумывал или… может готовил предательство посерьёзней белого круга над храмом, а? — продолжил подзуживать жреца Малк. — А что, это вполне в твоём духе…

— Заткнись! — не выдержал Гольд, яростно стискивая в руках топорище. — Просто заткнись, сволочь!

Судя по сменившемуся оголовью, именно топор и был причиной пропуска жрецом службы. Так что предположение о подготовке мести видимо было не так уж и далеко от истины. Однако кому нужна правда, если с помощью лжи так удобно выводить врага из равновесия?

Увы, позволять и дальше Малку болтать, Гольд больше не собирался. Топор в его руках внезапно вспыхнул белым огнём, налился мощью и выстрелил полосой уплотнённой Властью Силы. Вроде бы не заклинание, чистая энергия, но было в ней столько всего намешано, что в плане угрозы с этим внешне простым магическим действием не могла сравниться и сотня тех же Водных Кулаков.

Принимать такое на Панцирь было смертельно опасно. Поэтому Малк пригнулся, пропуская полосу Силы над головой, чтобы затем сразу же огрызнуться парочкой Искр. В по-настоящему смертоносные чары они после повышения ранга Власти, конечно, не превратились, но некоторую угрозу всё же теперь представляли. И Малк очень рассчитывал на то, что они смогут «снять» хотя бы часть защиты Гольда…

И тем обиднее было, что жрец даже не попытался увернуться — смело принял атаку на грудь, после чего сократил дистанцию и яростно заработал топором. То нанося удары самим артефактом, то используя его же для атак простейшими энергетическими конструкциями… И всё это при полном отказе от боевых заклинаний, достойных Бакалавра! Максимум, что себе «позволял» Гольд, это укрепление магической брони, в остальном же главным его инструментом был топор.

Чем-то подобная тактика напоминала манеру сражений Больдо — тот тоже всегда бился только своим Каменным Крушителем, — но было и существенное различие. Потому что топор Гольда если и был артефактом, то артефактом священным. В котором ключевую роль играли не вложенные при создании чары, а полученная от святого покровителя Сила и персональная Власть.

Вот только чересчур увлёкшийся атакой Гольд забыл, что в эту игру можно было играть и вдвоём. И когда он в очередно раз попробовал достать Малка острым лезвием, его противник, вместо того, чтобы уворачиваться, позаимствовал накопленную в свитке Наследия Кетота Силу и встретил удар лоб в лоб…

Это было переломный момент, кардинально поменявший рисунок всего сражения. Гольд, непрерывно до того напиравший на Малка, в результате столкновения двух Сил сбился с ритма, потерял темп и целиком отдал ему инициативу. А уж Малк этим подарком воспользовался на полную.

Сначала долго и упорно полосовал жреца Муррташа тесаками — не столько пытаясь достать, сколько стараясь максимально снизить защиту. Ну а когда тот ушёл в глухую оборону, заставил марионетку броситься ему в ноги. Удержать равновесие в такой ситуации было решительно невозможно, и Гольд с невнятным вскриком рухнул на спину. Топор он, правда, из рук так и не выпустил, однако Малка это больше не трогало.

Прежде чем жрец успел снова восстановить ослабленный магический доспех и встать, Малк припал перед ним на одно колено, наложил сверху ладонь и ножом Рассеивания вскрыл защиту, точно конервную банку. Отверстие, правда, получилось небольшое — с кулак размером, — но Малку другого и не требовалось. Молниеносно сменив тесак на револьвер, он направил оружие в открывшуюся дыру и с мрачным видом разрядил в сердце врага все шесть стволов.

Гольд умер мгновенно. Нет, будь он мастером закалки тела, лекарем или специалистом по внетелесным перемещениям, подобный фокус мог бы и не сработать. Наверняка бы не сработал! Но Гольд был прежде всего жрецом, и лишь потом магом. И все его магические арсеналы были нацелены именно на поддержку исполнения им своих обязанностей, а никак не на битвы и сражения. Так что если в драках с демонами он представая собой весьма серьёзную силу, то против людей был немного слабоват. Чем Малк и воспользовался.

— Ты здесь слишком задержался, уходи! — вновь подал голос господин Тияз, сразу после того как Малк закончил наносить удары проклятым ножом по энергетическим узлам на теле Гольда.

Работать ему, правда, приходилось всё через то же отверстие в защите — но Малк не жаловался. Главное, что он победил, что враг повержен и больше уже не восстанет. Остальное же просто сущая ерунда.

— К чему такая спешка? С Гольда даже защита ещё не «слезла». А без этого его топорик не получить… — сообщил Малк, забирая свои вещи и возобновляя бег.

— К тому что неплохо бы тебе научиться хотя бы изредка оглядываться, — издевательски проворчал господин Тияз, а когда Малк резко сбавил шаг и посмотрел назад, добавил: — Видишь ту группу пехотинцев с магом во главе, которая только что из-за вон того дома вышла? Это по твою душу.

— Точно по мою? — нахмурился Малк.

— Можешь проверить, — закхекал господин Тияз, однако тут же осёкся, к чему-то прислушался и уже иным, абсолютно серьёзным тоном, добавил: — А вот теперь новость похуже. У них в руках поисковые артефакты. И это значит, что до северного берега ты можешь и не добежать.

— И какой выход? — на бегу спросил Малк, полностью доверяя словам Мастера.

— Да самый простой. Уходить прямо отсюда, у всех на глазах, — немного непонятно ответил господин Тияз, и тут же сообщил доверительным тоном: — А сейчас стой. Я немного поколдую, после чего ты наденешь маску и… позволишь доставить себя в ближайшее безопасное место,

— Позволю? — переспросил было Малк, но господин Тияз уже потерял интерес к беседе.

Вместо этого он затянул речитатив сложного заклинания, каждый звук, каждое слово в котором заставляло содрогаться саму ткань реальности. Смерть, Пневма, немного жизни и даже капелька Скверны — всё это словно бы перемешивалось в гигантском котле, с каждым переворотом всё сильнее и сильнее влияя на стабильность пространнства.

И так продолжалось до тех пор, пока не раздался громоподобный крр-аа-ак и в двух саженях от Малка прямо в воздухе не раскрылся зев пространственной щели…

— Маска!!! — только и успел крикнуть учитель, после чего Морда расцепилась с черепом и упала в ладонь Малка.

Впрочем Малк в напоминаниях не нуждался. И едва самый ценный артефакт учителя оказался у него в руках, как он в тот же миг приложил его к своему лицу.

В голове тут же зашумело, перед глазами замелькали мушки, поплыли странные геометрические фигуры, а когда спустя мгновение всё вновь вернулось в норму, в раскрытой пространственной щели уже стоял знакомый скелет и тянул к Малку костлявые руки.

— Надо позволить доставить себя в безопасное место, да? — сказал Малк задумчиво, потом оглянулся на теперь уже бегущих в его сторону преследователей, свистнул гомункулусу и, приняв окончательное решение, выдохнул: — Что ж, дозволяю.

И сам, на пару с марионеткой, шагнул в объятия смердящего Смертью скелета…

Глава восьмая, в которой «Йоррох правит миром»

Переход через план Смерти — а именно туда его затащил посредством скелета господин Тияз — в памяти Малка практически не отложился. Образы бескрайнего свинцово-серого неба, гигантских зиккуратов, тянущихся до горизонта кладбищ и толп алчущих жизненной силы бесформенных теней — вот всё, что позже удалось выудить из глубин сознания. Но что из этого есть отражение реального мира, а что фантазия измученного сознания, Малк не смог сказать бы и под страхом казни. Слишком он оказался чужд для мира немёртвых, слишком много в нём нашлось жизненной силы, чтобы правильно воспринимать потусторонние реалии. Слава Святым, хотя бы его Дух обладал необходимым сродством, иначе и вовсе бы всё закончилось плохо — и никакая защита слуги Мастера тут бы не помогла.

Что до возвращения в реальность Мритлока, то из пространственной щели Малк не вышел, а буквально вывалился. Упал на колени, с трудом стянул с лица Морду и тяжело застонал. Боль застилала глаза, мысли путались, а нутро словно бы завязывала узлом незримая рука. Несмотря ни на что Малк всё же попробовал встать, но мышцы скрутило судорогой, и он неловко повалился на бок. Следом накатила волна дурноты, после которой сознание Малка ненадолго выключилось…

Вторая попытка прийти в себя оказалась гораздо более результативной. Едва в мыслях появилась какая-то ясность, как Малк — пользуясь тем, что бешено вращающийся Нимб уже успел немного наполнить опустошённые резервы Силы — активировал «лечилку» и с её помощью принялся восстанавливать нормальное течение жизненной энергии в теле. Полностью здоровым это его, конечно, не сделало, но боль отогнало и подвижность членам вернуло. А большего в данный момент ему и не требовалось.

Малк сразу же перекатился на живот, потом встал на четвереньки и, убедившись в том, что его больше не шатает, медленно выпрямился в полный рост.

— Йоррох, чуть не сдох! — процедил он сквозь сжатые зубы.

Кажется, спрашивая разрешения доставить его в безопасное место, господин Тияз делал акцент именно на месте, а никак не на самой доставке. И это неплохо было бы запомнить на будущее. Если полученный букет ощущений характерен для всех вояжей через план Смерти, то он, пожалуй, лучше будет уходить от преследования каким-нибудь иным способом.

Ещё раз выругавшись, Малк хрустнул шеей и, чувствуя, что солнечный свет больше не пытается выжечь ему сетчатку, медленно разлепил глаза. Пришла пора понять куда же его всё-таки занесло…

Впрочем много времени ориентирование не заняло. Под ногами у него была россыпь гальки, впереди шипела полоса прибоя, слева и справа чернели глыбы дибаза, а за спиной… за спиной стояла волосатая обезьяна с оленьими рогами на голове и с голодным видом поглаживала зажатую в лапе дубину.

— С-собака!! — выдохнул Малк.

И звук его голоса словно бы послужил для твари спусковым крючком.

Животное рвануло в его сторону, точно скоростной паромобиль — и кривые ноги не помешали. За какие-то мгновения преодолело разделяющее их расстояние, рубануло наискосок своим грозным оружием и явно мысленно уже нацелилось наступить на грудь поверженного противника ногой, но не учло главного — как бы плохо Малку сейчас ни было, он был магом и этот факт не стоило недооценивать.

Дубина ещё только летела к его виску, когда он с помощью Власти и доступных ему крох Силы уплотнил воздух и принял на него удар, словно на щит. Если бы столь примитивный барьер не выдержал, то на этом его жизнь вполне вероятно что и закончилась бы. Однако жёлтый ранг — это жёлтый ранг. И тонкая полоска сжатой до предела магической энергии на какой-то миг стала крепче камня. Оружие обезьяны с треском разлетелось, а сама она потеряла равновесие и зашаталась. Ненадолго, на считанный миг, но для прошедшего через множество драк Малка этого хватило. Он выдернул из-за пояса проклятый нож и одним слитным движением воткнул его в горло твари. Затем провернул его в ране и отступил на шаг.

Хрипя и обливаясь кровью, обезьяна попробовала снова взмахнуть излохмаченным обломком дубины, но силы стремительно убывали. Она закачалась, затем её мотнуло влево, и вот уже зверюга с утробным стоном рухнула на камни. Весь бой не занял и десятка секунд.

— Это было легко, — процедил Малк и присел на камень подле жертвы, пытаясь отдышаться.

Что бы он там ни говорил, а драка далась ему не просто. Причём не в плане сложных приёмов или головоломной тактики противника! Нет, неожиданно подвело «переполненное Жизнью» тело. Впервые на своей памяти он ощутил, что у него не хватает сил для хорошего боя.

Малк бросил взгляд на свои руки, оценил резко уменьшившийся объём запястий и висящую на костях кожу, потом заглянул под сорочку и изучил ввалившийся живот. Проклятье, да голодающие смотрятся лучше, чем он! Такова цена перехода через план Смерти?

Интересно, если бы у него оказалось чуть меньше жизненной силы, а вояж по мирам мёртвых чуть дольше по времени, он бы выжил? И что насчёт сродства Духа? Не будь его, чем пришлось бы заплатить Малку? Безумием, распадом личности или одержимостью какой-нибудь из тех теней, что так жадно тянулись к нему во время путешествия по тропам некрореальности?

Да уж, без подходящего таланта в план Смерти соваться точно не стоило…

С побережья Малк так до самой ночи и не ушёл. Сначала долго искал куда-то запропастившуюся вместе со всеми его вещами марионетку — слава Святым всё нашлось, хоть для этого и потребовалось обшарить все кусты и расщелины в радиусе сотни саженей. Потом озаботился пропитанием. Слишком похожая на человека обезьяна на роль обеда Малку не подходила, так что он был вынужден искать другой источник пищи. И хотя ничего кроме кладки черепашьих яиц обнаружить не получилось, этого вполне хватило, чтобы унять чувство голода. Так что утром следующего дня в будущее Малк смотрел весьма оптимистично.

Чего нельзя сказать о господине Тиязе, который вышел с ним на связь в районе полудня.

— Почему такой довольный? — прохрипела Морда голосом Мастера, едва Малк присоединил маску к черепу.

— А чего переживать? Выжил, из лап врагов ускользнул… Правда, во время побега едва не сдох, но… но на фоне моих прошлых «приключений» это такая малость! — рассмеялся Малк, действительно испытывающий какой-то удивительный подъём чувств. — Теперь вот восстанавливаюсь…

— Восстанавливается он… — фыркнул господин Тияз. — Осмотреться успел? Какие-нибудь особые ориентиры заметил?

— А как же! Аккурат перед тем как вы, Мастер, меня на разговор через блокнот вызвали, я вон на ту скалу лазил. И пару соседних островов разглядел… — пожал плечами Малк.

— Горы с вершиной в форме пятизубой короны случайно не видел? — продолжил допрос Мастер.

— Видел, — уже медленнее ответил Малк.

До него начало доходить, что господин Тияз не просто «выдернул» его из загребущих лап авалонцев, а доставил в конкретное место и видимо с конкретной целью. Ну а о том, что цель эта вряд ли близка его собственным интересам можно было даже не упоминать!

— Значит ты на месте, — с хорошо слышимым облегчением выдохнул господин Тияз и, вернув в голос знакомое равнодушие, добавил: — Ты неподалёку от острова Блу — владений Синего Короля. И тебе как можно скорее надо туда перебраться!

— Что за Синий Король? — подозрительно спросил Малк, впервые услышавший подобный титул — да ещё произнесённый столь уважительно — из уст учителя.

— Там узнаешь, — отмахнулся от вопроса Мастер. — Для тебя главное, что при соблюдении простейших правил каждый гость острова получает гарантированную защиту от любых внешних сил. А это та самая вещь, которая тебе нужна в период восстановления после перехода через план Смерти…

— И на Двух Мастерах, и на Жёлтых Истуканах были свои хозяева. Только что-то толку от них… — начал было Малк, но учитель его решительно прервал.

— Это другое! — досадливо прошипел господин Тияз. — Там ты был как на ладони для всех, кто хотел тебя найти. Синий Король же чужой пригляд не терпит, да и по сусалам чересчур наглым тоже дать всегда готов… В общем для тебя идеальное прикрытие!

— Мастер, при всём уважении, но… всем этим «защитам» и «прикрытиям» я что-то больше не верю. Меня всегда находят! — скривился Малк.

Чем вызвал у господина Тияза очевидный приступ раздражения.

— Что ж, значит пребывание во владениях Короля станет для тебя хорошим жизненным опытом! — резко бросил Мастер. Немного помолчал и с хриплым смешком добавил: — Да и находят не столько тебя, сколько меня. Впрочем ты ведь об этом уже догадался, неправда ли?

Малк, который действительно начал задумываться о чём-то подобном, с удовольствием обсудил бы подробности, однако развивать тему господин Тияз не стал и по своему обыкновению просто прервал беседу. То ли считая, что разговор об очевидных на его взгляд вещах станет пустой тратой времени, то ли преполагая, что таким образом вынудит ученика мыслить в нужном ему направлении… Отношение самого ученика к подобному способу вести дела его видимо не волновало.

— Интересно, а авалонцы на Жёлтых Истуканах тоже вас искали, господин Тияз? — задумчиво протянул Малк, глядя в пустые глазницы Морды, которая уже отпала от черепа. — Или это просто так совпало, и охота здесь не более чем дополнение к основной задаче по разгрому торговой базы государств-соперников?

Увы, этот вопрос — как и многие другие — он задать Мастеру так и не успел. Малку дозволялось узнать ровно столько, сколько нужно для выполнения поставленной задачи. Для господина Тияза он был словно марионетка: учитель дёргает за ниточки, а ученик бездумно выполняет. И в свете этого понимания, Малк с неожиданной ясностью осознал, что совершенно правильно сделал, когда решил утаить от Мастера кое-какие свои секреты. Вроде Семени во Дворце Духа или последнего разговора с госпожой Леарой. Имея дело с манипулятором, который ведёт тебя к одной ему ведомой цели, всегда нужно иметь что-то про запас. И плохо здесь может быть только одно — запас этот не слишком велик!

На Блу Малку удалось попасть только через четверо суток. Доплыл бы и раньше, но первый сделанный им плот развалился во время спуска на воду, так что пришлось потратить дополнительное время на доработку. Однако со второй версией самодельного «судна» никаких проблем не возникло, и Малк, пользуясь спокойствием на море, легко преодолел отделяющее его от владений Синего Короля расстояние.

Ну а дальше… дальше всё было точно также, как и на других посещённых им «цивилизованных» островах. Прибытие в порт, общение с аборигенами на предмет выяснения здешних порядков, затем поиски представителя местной администрации для регистрации в качестве нового жителя. Не знай он заранее, что это территория, где правит некая выдающаяся и, несомненно, устрашающая личность — ни за что бы не догадался! Решил бы, что опять база какого-нибудь консорциума, благо на острове успешно работала фактория Содружества Ганзур.

И лишь когда после общения с мелким портовым приказчиком Малка направили — «для улаживания последних формальностей» — к порученцу хозяина острова, а там его встретил человекообразный мутант с тёмно-синей кожей, жёлтыми склерами и пучком щупалец вместо ног, то лишь тогда он начал осознавать глубину той пропасти, в которую провалился по воле господина Тияза.

— На Блу впервые? — первое, что услышал Малк, едва успев переступить порог кабинета.

Говоривший в этот момент находился у окна — любовался видами гавани, — так что все особенности его внешности были как на ладони. Как впрочем и то, что он не стоял, а парил в локте над полом.

— Э-ээ, да, — выдавил из себя Малк, ощупывая пространство вокруг Властью и одновременно вслушиваясь в резонанс Силы.

Однако ни эманаций Пекла, ни тем более вони Запределья не ощущалось. И он почувствовал себя чуточку спокойнее. По крайней мере поступаться принципами с этим визитом на Блу ему не придётся, что уже неплохо.

— Тогда информирую, что островом вот уже триста двенадцать лет правит Синий Король. По людской классификации — монстр, а по сути — гигантский разумный осьминог, чей уровень развития соответствует демоническому Повелителю Бедствий, — скучным голосом и разве что не позёвывая принялся объяснять мутант. Потому вдруг замолк и, скосив на Малка глаза, с надеждой поинтересовался: — Кстати, уважаемый гость случайно не отличается… чрезмерной щепетильностью в вопросах взаимоотношений с другими видами?

Малк, который относился к этим самым «взаимоотношениям» с подобающей выходцу из Колхауна неприязнью, отрицательно помотал головой. В чужой монастырь со своим уставом не лезут, а уж в монастырь, где настоятель в ранге Старшего Магистра — а именно с этим рангом сопоставим Повелитель Бедствий — и подавно.

— Жаль, — вздохнул обладатель щупалец и, пролевитировав к столу, тяжело плюхнулся в кресло. — У Короля вечная нехватка испытателей новых чар, и он с удовольствием взял бы к себе нового «работника»! — С вежливой улыбкой и не меняя тона поделился чиновник. — Но раз уважаемый гость хорошо воспитан и знает, где и когда можно проявлять норов, нашему владыке видимо придётся ещё некоторое время побыть без «помощников»…

— Вы даже не представляете, как я рад, что у Синего Короля есть такая добродетель, как терпение! — неловко пошутил Малк, пряча за словами накапливающееся внутри раздражение.

Впрочем обладатель щупалец юмор оценил — даже издал пару полагающихся по этикету смешков, — а затем пояснил:

— Вынужден заметить, что дело тут не в каких-то выдающихся чертах характера моего господина. Всё объясняется гораздо проще. Когда Синий Король ещё не был Синим Королём, его развитие строилось на грабеже случайных кораблей и пожирании попавшихся в его ловушки магов. В итоге он топтался на одном уровне столетиями. И лишь когда владыка осознал, что драть с людей налоги выгоднее, чем пожирать их живьём, лишь тогда он смог замахнуться на гораздо более высокие ранги. И, спустя годы, стать тем, кем он является сейчас… Так что причём здесь терпение? Хороший рыбак всю рыбу не вылавливает, хороший рыбак обязательно оставляет молодь на развод!

— Налоги? — нахмурился Малк, старательно игнирируя оскорбительные аналогии.

— Они самые, — довольно закивал порученец Короля. — Каждый маг на Блу раз в две седмицы передаёт нам — сборщикам владыки — по двадцать эргов Силы. И как мне кажется это небольшая цена за то чувство безопасности, что Синий Король дарует своим гостям. Ведь ты можешь быть кем угодно, хоть беглым демонологом, но при соблюдении простейших правил всегда можешь рассчитывать на убежище, и ни один недруг не сможет до тебя добраться!

— Так уж и ни один? — не смог удержаться от реплики Малк, мысленно посылая на голову собеседника самые страшные проклятия.

Двадцать эргов каждые две седмицы! Да даже в Борее налог на Одарённых ниже!! И это при том, что пять драхм за вид на жительство с него уже содрали…

— Ну, если ваш враг — Ярвок Неистовый, то да, с защитой могут возникнуть сложности, — скривился чиновник и неожиданно искренне вздохнул. — Этот жадный до крови безумец страшен в своей одержимости… Если не слышали, то буквально на днях он обратил в выжженную пустыню целый остров. Узнал, что его владелец — к слову начинающий Магистр! — активно сотрудничает с Пеклом, и без лишних разговоров отправил высшего мага экспрессом в ад вместе со всеми домочадцами, слугами и просто посторонними. И никакие разговоры о гуманности, которые так любят вести политиканы, его не остановили!

Имя прославленного Магистра Школы Железа и Крови всколыхнуло воспоминания времён обучения на курсах Андалорского Общества магов, и Малк усмехнулся уголком рта. От мага, веселящегося под огнём картечниц, пожалуй что следовало ожидать чего-то подобного. Такой и вправду политесы разводить не станет, а при первой же возможности испепелит противника. И то, что таковым противником были демонолюбы, Малка чрезвычайно радовало. Видно не всё так прогнило в насквозь лоялистском высшем свете Борея, раз там дозволяют своим членам громить продавшихся Йорроху ублюдков… Точно не всё!

Тем временем мутант после упоминания Ярвока как-то посмурнел, стал задумчив — видимо вспомнились какие-то личные обиды, — и быстро свернул беседу. После чего заставил Малка перелить двадцать эргов «предоплаты» в странного вида техномагическое устройство и выпроводил из кабинета. На этом свою миссию по общению с гостем своего Мастера он очевидно считал выполненной.

А вот у Малка остались вопросы. И прежде всего касающиеся внешности порученца. Интересно, обладатель щупалец вместо ног изначально не был человеком или это проявление благосклонности Синего Короля? И если второе, то как Повелитель Бедствий сначала извлёк, а потом передал человеку свою собственную Родословную? Малку, при всей его специализации на извлечении Сущности Крови жертв, такое было точно не по плечу.

Впрочем любопытство в среде магов вещь небезопасная, так что Малк в любом случае ни один из этих вопросов прислужнику Повелителя Бедствий точно бы не задал. А раз так, то к чему беспокоиться? Гораздо важнее сейчас было воспользоваться полученной возможностью для восстановления сил, и уже потом думать о чём-то другом.

Вот Малк и не забивал себе голову ерундой. В тот же день снял комнату в таверне, где и сосредоточился на тренировках, благо опыт занятий в четырёх стенах у него уже был. Единственное в этот раз ему пришлось договариваться с хозяином таверны о гораздо более качественном питании: истощённое переходом через план Смерти тело нуждалось в строительном материале для мышц, и без диеты, состоящей из богатых жизненной силой продуктов, было не обойтись. Однако как серьёзную проблему Малк эту свою потребность даже не рассматривал — всё решалось десятком звонких драхм, которых у него, слава Святым, пока ещё было достаточно!

И, надо сказать, первые результаты появились уже через седмицу. Под натиском непрерывно циркулирующей по меридианам жизненной силы Малк — изначально выглядевший как обтянутый кожей скелет — теперь всё больше и больше походил на того плечистого здоровяка с огромными кулаками, которого он так не любил видеть в своём зеркале. И это, наверное, был первый раз за последнюю пару лет, когда Малк обрадовался изменениям в своей внешности.

Однако работа с физическим телом была не единственной заботой Малка. Уделял он внимание и нематериальным вещам — а именно развитию Духа. Причём такие темы как расширение резерва и повышение скорости поглощения энергии на этот раз он принципиально игнорировал. Поверив господину Тиязу, Малк большую часть тренировочных усилий сосредоточил на «пережигании» тонкого тела в ядовитом огне Запределья. И капля за каплей, шажок за шажком, но повышал уровень призрачной трансформации своего Духа. Получалось медленно, без особых рывков, но завершённость преобразования тонкого тела аж на тридцать восемь процентов говорила сама за себя.

Мало того, ещё и проклятый нож, ранее начавший превращаться Йоррох знает во что — во всяком случае пользоваться им становилось крайне неудобно, — за две седмицы работы Малка с отравой Запределья вновь преобразился. Рукоять, клинок — всё опять выглядело именно так, как и подобает выглядеть рукояти с клинком нормального ножа. И лишь похожий на крюк отросток, «выросший» в двух пальцах от острия, напоминал, что с данным оружием далеко не всё в порядке, как можно было бы подумать.

Происходящие с хранилищем запасов энергии Запределья метаморфозы оказались настолько любопытны, что Малк не выдержал и, наплевав на план тренировок, начал выкраивать время на изучение добытых в башне неизвестного высшего мага знаний по заговариванию предметов.

Ответа, к сожалению, там не нашёл — тут скорее требовались знания из учебника по трансмутации металлов или артефакторике, чем из сборника примитивных методов по наделению оружия новыми свойствами. Однако неудаче не огорчился и о потраченном времени не пожалел. Несмотря на весьма невысокий уровень записанных на нефритовых полосках знаний, кое-что для Малка оказалось в новинку, а кое-что и вовсе напрашивалось на практическое применение…

Из комнаты Малк выходил обычно по вечерам. Прогуливался по острову, любовался «красотами» и хоть как-то пытался разгрузить гудящую от перенапряжения голову. Поначалу, правда, испытывал некоторую настороженность по отношению к жителям Блу — ни те, кто принял Родословную разумного осьминога, ни те, кто искал у него защиту, особого желания общаться не вызывали, — но реальность очень быстро развеяла все его опасения. Склонность к затворничеству оказалась общей чертой всех подданных и гостей Синего Короля, а любопытство, судя по всему, воспринималось ими как тягчайший грех.

Иначе не объяснить, почему дома на острове не просто строили на значительном отдалении друг от друга, но ещё и огораживали глухими высоченными заборами. А их владельцы практически не появлялись на улице. Фактически единственными живыми людьми, с которыми Малк когда-либо пересекался, были слуги в таверне, несколько портовых рабочих, рыбаки и гражданский управляющий. Что характерно, все — неодарённые. Магов за исключением обладателя щупалец Малк не видел ни разу.

Впрочем нелюдимость жителей Блу могла быть связана не только с их особым взглядом на окружающий мир, но и с общим состоянием дел на острове. Потому как делать там было попросту нечего, а сам посёлок представлял собой обычную деревню с соответствующим антуражем. На единственной улице — ни тротуаров, ни нормальной дороги, ни тем более фонарей. Вместо нормального порта — один деревянный причал и два амбара на берегу. А вроде бы успешно функционирующая фактория на деле открыта лишь три-четыре дня в месяц, да и то, когда на остров заглядывает ганзурская торговая шхуна.

В общем совершеннейшая дыра. И лишь периодически возникающие всполохи вокруг горы с похожими на зубцы короны пиками, да странная насыщенность островной атмосферы Стихиями Воды и Воздуха, говорили, что здесь далеко не всё так ясно и открыто, как могло показаться несведущему человеку…

На Блу было настолько скучно, а Малк так сильно истощил нагрузками свою психику, что неожиданно для себя вдруг задумался об участии в каком-нибудь несерьёзном деле: таком, чтобы было без особого риска и больших временных затрат, но в то же время достаточно интересном для возвращения жизни некоторой остроты.

И не придумал ничего иного, как заявиться с этим вопросом к порученцу Синего Короля.

— Работа? Вы спрашиваете, есть ли на Блу работа для принявших защиту нашего владыки? — с каким-то нечеловеческим смешком в голосе спросил обладатель щупалец, после того как выслушал Малка.

Сам он в момент появления гостя корпел над испещрённом мелкими значками свитком и, судя по лежащему рядом справочнику демонического наречия, занимался переводом.

— Деньги нужны всем, — пожал плечами Малк, решив не развивать тему скуки.

Заодно совершенно некстати вспомнил о том вознаграждении, что обещала ему за сотрудничество госпожа Леара. Представительница Тёмной Канцелярии помимо звонкого золота сулила ему ещё и доступ к некоторым знаниям, и на вкус Малка в их договорённости это имело наивысшую ценность. Может и человека Синего Короля попросить поделиться чем-нибудь этаким, каким-нибудь магическим секретам? Впрочем ответ Малк знал заранее. В лучшем случае его поднимут насмех, а в худшем… в худшем у разумного осьминога появятся новые «испытатели». Знание — самое ценное, что есть в Мритлоке. И просто так с чужаками им делиться никто не будет.

— Деньги… — задумчиво протянул обладатель щупалец. После чего оценивающе посмотрел сначала на Малка, потом на его марионетку: — И какой же раздел магии входит в сферу интересов уважаемого гостя?

— Я специалист по очистке, — уже привычно сказал Малк и только спустя мгновение понял некую двусмысленность фразы.

Но поправляться было уже поздно.

— А ранг? — продолжил допрос приспешник Синего Короля.

И сразу же стало ясно, что нужными для оценки уровня развития собеседника навыками он не обладает. Будь это обычный Одарённый, Малк предположил бы, что причины в низкой чувствительности Духа и малом числе звёзд у практикуемого Тайного Искусства. Но перед ним был маг Родословной, а значит и проблема была именно в этом — либо Сущность Крови Синего Короля не наделяла нужными способностями, либо хозяину кабинета она досталась изрядно разбавленной. Третьего не дано.

— Бакалавр, — небрежно бросил Малк и, пресекая ненужные вопросы, закрутил над ладонью крохотный вихрь из одного эрга Силы.

Уж это-то приспешник осьминога должен быть в состоянии правильно оценить… а оценив, поверить его «маленькому» вранью. Всё-таки Ученики с жёлтым уровнем Власти встречаются гораздо реже, чем Бакалавры с оранжевой. И в глазах обладателя щупалец такая демонстрация вполне может сойти за убедительный довод.

Что до того, зачем ложь нужна Малку… Так причин несколько. Во-первых, следуя заветам господина Тияза, окружающие должны как можно меньше знать о его реальных возможностях. И во-вторых, лучше чтобы в беззаконном Яванском поясе на него смотрели как на Бакалавра средней силы, чем на пусть сильного, но всё же Ученика. Глядишь, и это какого-нибудь охочего до чужого добра ублюдка от нехороших мыслей на его счёт избавит. Чем Йоррох не шутит?

— Бакалавр? Для Бакалавра всегда найдётся чем заняться, — с серьёзным видом кивнул хозяин кабинета, после чего внезапно протянул одно из щупалец и стянул со стоящей в полусажени от него тумбочки кожаный бювар. — Читайте, уважаемый гость!

Малк благодарно кивнул и, раскрыв протянутую ему папку, принялся бегло просматривать хранящиеся в ней бумаги. Перед глазами замелькали запросы на поиск определённых трав, минералов и прочих алхимических реагентов. Один раз попалась заявка на отлов живых илл-хотов, и, судя по истрёпанному листку, популярностью она не пользовалась. И, наконец, в самом конце лежало задание на очистку пещеры с плантацией лечебного мха от заражения Скверной. Награда за него была весьма приличная — почти сотня драхм, — однако Малк почти сразу вернул бумагу обратно в бювар. Можно было не сомневаться, несмотря на обтекаемость формулировок, на подземной ферме окажется не только отрава Пекла, но и демоны. И вряд ли в единичном количестве.

— Неприятно это говорить, но очистка пещеры — единственная задача по вашему профилю. Больше нам ничего «очищать» не требуется, — вкрадчивым голосом сообщил обладатель щупалец. — Появись вы у нас седмицы на три раньше, и могли бы поучаствовать в изгнании злых духов из старого маяка, но в настоящий момент проблема решена. С ней успешно справился другой наш гость. К слову, выходец с Фейду…

— С Фейду?! — Малку показалось, что он ослышался.

По его понимаю маги из земель, глубоко замаранных сотрудничеством с Пеклом, в принципе не могли появиться среди нормальных людей. Не говоря уж о проживании и работе.

— Оттуда, оттуда, — закивал обладатель щупалец. — Кстати ваш сосед, его дом стоит аккурат за таверной. Живёт на Блу вот уже лет десять и может считаться старожилом…

— И никого его присутствие не смущает? — выдавил Малк, стараясь успокоиться.

— А что такого? Жертвоприношения демонам он здесь не проводит, помощь в проведении сделок между Пеклом и… нуждающимися… не оказывает. Что касается того, чем он занимается вне острова, то это уже не наше дело! — с улыбкой произнёс хозяин кабинета. — Синий Король нейтрален… И пока другие уважают его право владеть островом Блу, он старается игнорировать их маленькие слабости! — На этих словах обладатель щупалец вдруг посерьёзнел и поинтересовался: — Кстати, что насчёт задания? Выбрали?

Малк, всё ещё ошарашенный присутствием колдуна с Фейду, машинально кивнул. И равнодушно ткнул пальцем в листок с запросом на сбор трав в нестабильном источнике. Чего-то ещё более простого и необременительного в папке приспешника Синего Короля просто не было…

Он уже покинул здание администрации острова, когда о себе посредством блокнота внезапно напомнил господин Тияз. Не вдаваясь в подробности, нагрянувший точно гром среди ясного неба Мастер потребовал срочно прогуляться до дома мага с Фейду и хорошенько изучить окружающий его забор на предмет скрытых духовных вибраций. Какие-то комментарии или пояснения традиционно отсутствовали, но кое о чём Малк мог догадаться и сам. Господи Тияз определённо надеялся найти на заборе чародея-демонолюба какую-то отметину. Но вот какую… тут фантазия Малка пасовала.

Тем не менее, отказывать учителю в просьбе он не осмелился и сразу же свернул в нужную сторону. Быстро миновал несколько домов, таверну и лишь оказавшись перед каменным забором с приметными фигурками горгулий поверх стен, чуть-чуть сбавил шаг. Совсем уж останавливаться и тем самым привлекать к себе лишнее внимание ему не хотелось, но вот так… почему бы и нет?

Ну а определившись с направлением движения, он тут же принялся вслушиваться в те духовные волны, что испускала явно зачарованная стена. На скорый результат рассчитывать не приходилось, и оттого вдвойне удивительно, что незримая аномалия обнаружилась почти сразу, в левом от входа углу.

— Есть непонятный узор, — почти сразу забормотал Малк, пытаясь на основе ощущений выстроить перед внутренним взором нечто цельное и читаемое.

И как ни удивительно, у него даже что-то получилось. Постепенно проявляющиеся линии сначала сложились в нечто вроде эмблемы, а спустя несколько мгновений Малк разглядел в ней слова на демоническом наречии.

— Это фраза. Что-то вроде «Йоррох правит миром»… Ну или как-то так, — шёпотом озвучил результат своих наблюдений Малк, быстро удаляясь от дома колдуна.

И почти в ту же секунду ощутил новую вибрацию блокнота.

— Фраза — лозунг и фирменный знак Зала Помнящих. Так их осведомители отмечают дома тех, на кого должен обрушиться гнев старших членов организации, — сообщил господин Тияз, и Малк физически ощутил прячущуюся за этими словами радость Мастера.

Стало понятно, что именно эта отметина, а точнее — тот, кто её оставил, — и были основной причиной появления Малка в окрестностях Блу.

— Йоррох правит миром? Знак? — одними губами переспросил Малк.

Происходящее ему нравилось всё меньше и меньше.

— Да. А отзыв — «Люди восстанут!» — посредством блокнота ответил господин Тияз. — Поэтому возвращайся к порождению Короля, говори, что передумал, и проси дать тебе задание на очистку пещеры. Пришла пора снова напомнить Залу о своём существовании, и сделать это надо максимально громко!

Что-либо возвражать было бесполезно. Так что Малк молча развернулся и зашагал обратно к приспешнику Синего Короля. Мысленно же… Мысленно он только и мог, что обрушивать на голову господина Тияза — и на свою собственную! — бесчисленные проклятия.

Как же всё это остодемонело!! Бесконечные метания по Яванскому поясу, встречи и конфликты с людьми, которых он раньше предпочёл бы обойти десятой дорогой, выполнение на первый взгляд бессмысленных и лично для него бесполезных заданий… Да сколько можно?! Он с семьёй пусть даже по мыслеграфу уже месяцев пять связаться не может, не говоря уже о более тесном общении с противоположным полом. Всё куда-то бежит, от кого-то скрывается! Почему нельзя найти подходящее для жизни место, да и засесть за тренировки, как нормальному магу и положено?

Увы, вопрос был чисто риторический. Достаточно вспомнить об уже изрядно опустевшем запасе эликсиров, своих долгах перед господином Тиязом и доставшимся «по-наследству» от Мастера конфликтах с весьма могучими врагами, чтобы желание его задавать быстро утихло. С таким багажом только и можно, что чутко улавливать команды кукловода и молниеносно выполнять всё, что говорят. Ругаться, правда, тоже можно. Но… тихо, очень тихо. Так, чтобы играющий в серьёзные игры наставник не услышал и не принудил к уважению со всей мощью своей магии.

Семя Йорроха, но как же от этих соображений погано на душе…

Сразу после разговора с невозмутимым приспешником Короля на зачистку нужной пещеры отправиться не получилось. Подземная плантация мха находилась на острове в шести часах плавания от Блу, так что сначала Малку пришлось искать готового его туда отвести рыбака, потом закупаться припасами, а в результате отплытие стало возможным лишь утром следующего дня. И хотя в другой раз Малка подобная задержка обязательно бы огорчила, сейчас он отнёсся к ней гораздо равнодушнее — все его переживания были связаны с требованием господина Тияза и очередным приступом осознания своего места в этом мире. Правда, сначала была некоторая надежда на то, что к утру он немного успокоится, но тщетно. И на лодку Малк поднимался злой, раздражённый и жаждущий хоть на ком-то сорвать распирающую его ярость.

Позже, правда, в ходе путешествия гнев на себя и на сложившиеся обстоятельства несколько поутих, но уже перед высадкой на нужный остров Малку вдруг вспомнились Толфан с Хелавией, их совместные мечты о будущем, жизнь в культурной столице и… эмоции вспыхнули с новой силой.

— Небось Толфан на необитаемые острова не высаживается, пузо своё не растрясает. Да и Хелавия маникюр в солёной воде не портит, — зло прорычал Малк, покидая лодку и по пояс в воде бредя к далёкому берегу.

Рядом безмолвно плыла управляемая частью его разума марионетка. Слава Святым, что хоть большую часть вещей он оставил в комнате в таверне — с собой взял только припасы и оружие, — иначе совсем была бы беда.

Впрочем от падения в грязь уже на берегу у самой кромки воды это его не уберегло, и гнев Малка вспыхнул с новой силой. Ну а так как мысли сейчас крутились вокруг старых друзей, то они не могли не перекинуться на одного из главных его врагов — на Тревора Лейнира. И ведь обычно он старался о нём не думать — невозможность отомстить за пережитое унижение жгла душу точно огонь, — а вот тут что-то вспомнил, и аж заскрежетал зубами от злости.

— А этот ублюдок, небось, и вовсе границы рангов не выходя из источника Школы берёт. Талант грёбаный, чтоб его Святые проказой наградили!! — едва слышно прохрипел Малк, невольно вспоминая, как давила на плечи Власть Тревора, как обжигала таящаяся в ней молния и… как лучился превосходством взгляд Йоррохова гада. — Ничего, посмотрим, что дальше будет… Посмотрим!!

В общем у нужной пещеры, благо искать её долго не требовалось — вход находился у подножия холма с приметной вершиной, — Малк оказался в несколько взвинченном состоянии. И не было ничего удивительного в том, что едва не вляпался из-за этого в серьёзные неприятности. Вместо того, чтобы сначала хорошенько разведать ситуацию на плантации, он зачем-то двинул прямиком внутрь. Да так споро, что лишь уже находясь у порога, вдруг осознал, какую глупость делает. Причём ладно бы глупость — само его состояние Малку было настолько несвойственно, что впору было искать враждебное внешнее воздействие.

Последовавшая вслед за этим вспышка страха подействовала отрезвляюще. Немного придя в себя, Малк отступил к располагающимся неподалёку завалу из камней, спрятался там и принялся торопливо обшаривать свой Дворец Духа на предмет посторонних вмешательств. Дважды по нему вниманием «прошёлся», к самому пугающему результату подготовился — начиная от скрытого внушения обладателя щупалец до прямого влияния куда-то запропастившегося этого деда Бонифаций… И ровным счётом ничего не нашёл! Причина его состояния и источник безрассудства очевидно таились в самом Малке.

Да какого Йорроха?!! С чего ему такое «счастье» привалило. Мало проблем с талантом, так ещё и сложности с контролем эмоций теперь вылезают?!

Появилось желание забиться к какой-нибудь уголок, в надёжную и безопасную нору, чтобы там хорошенько с собой разобраться, но… но, увы, ни время, ни место этому совершенно не способствовали. Впереди ждала работа, так что Малку ничего не оставалось, кроме как уже по старой формуле изменённого Кристаллического Сердца загнать бушующие эмоции под гнёт холодного разума и сосредоточиться на деле.

Вот только на сей раз изображать воина-мага старших рангов, который везде и всюду действует как сухопутный броненосец, он всё же не стал. И вместо того, чтобы самому лезть внутрь пещеры, направил туда марионетку. Тем более что смотреть её глазами, ощущать с её помощью запахи и использовать в качестве проводника своих духовных чувств у него уже начало получаться.

Уродливая псина, чьи трансформации хоть и замедлились без подкормки Родословной, но всё равно продолжались, неторопливо потрусила в сторону входа. Через минуту достигла тёмного зева, втянула носом воздух и… наряду с вонью Пекла ощутила запах кого-то живого.

— Рог Йорроха мне в бок! — одними губами выругался Малк и зло бухнул кулаком себя по колену.

Ну как так-то?! Приспешник Короля ведь про очистку от скверны Пекла говорил, откуда здесь что-то живое могло взяться?!

В душе снова шевельнулся загнанный туда комок эмоций, и Малк принялся дышать в нужном для успокоения ритме. Шесть вдохов-выдохов, и вот к нему уже вернулась способность мыслить здраво… а заодно появился и примерный план дальнейших действий!

Чем дольше гомункулус находился у входа, тем крепче была уверенность Малка в том, что в пещере всего один живой обитатель. Достаточно могучий, чтобы отбить всякое желание соваться внутрь без защитных чар и подготовленного к бою оружия, но в то же время не настолько сильный, чтобы его духовные вибрации покидали пределы убежища и ощущались Малком. Под указанные условия вполне подпадал обычный Демонический Воин, однако чем Йоррох не шутит — вдруг кто покрепче обнаружится?

Впрочем Малк отдавать всё на волю случая больше не собирался: самым решительным образом он задействовал самый редко используемый свой навык и «бросил кости» на итог прямой схватки с живущим в пещере монстром. И надо сказать, результат получился обнадёживающим — если верить до предела упрощённому ритуалу, после схватки противника ждала смерть. Вот только Малку и этого показалось мало. Поэтому вместо того, чтобы устроить кавалерийский наскок и драку в духе «голая мощь против голой мощи», он задумал организовать ловушку…

Отозвав марионетку и осторожно покинув окрестности пещеры, Малк принялся обшаривать окрестности в поисках подходящей для его целей площадки. И таковая, слава Святым, обнаружилась всего в сотне саженей от входа в пещеру аккурат за небольшим скальным выступом.

Дальше было просто. Сориентировавшись по сторонам света, Малк с помощью нескольких срубленных тут же веток и хранящейся в поясной сумке бечевы начертил восьмилучевую звезду, вписал в неё несколько кругов и треугольников, а затем усилил конструкцию «якорями» из сложных рунных конструкций. Причём каждый жест и каждый штрих он сопровождал соответствующими «движениями» Власти, так что даже в таком виде колдовская фигура не выглядела просто рисунком на земле.

Однако главный шаг ритуала был ещё впереди. И Малк, сделав небольшой перерыв, принялся осторожно вписывать в полагающихся им местах цепочки знаков Руноглифа. Каждый колдовской символ следовало изобразить максимально чётко, точно в нужном месте и на «подложке» из кристаллического песка — последний он, как знал, купил за бешеные деньги у владельца таверны на Блу. Дело это было сложное, муторное, но избежать его было никак нельзя. Оригинальная версия создаваемого магического чертежа была значительно проще, но слишком уж специфический у него были набор освоенных заклинаний и изученные знаки Руноглифа — с таким базисом любые ритуальные формулы обречены на превращение в нечто монструозно-громоздкое.

— При первой же возможности обязательно сделаю свиток. Обязательно! — пообещал себе Малк, вытирая пот со лба и окидывая взглядом получившуюся конструкцию.

Работа над ней вымотала его посильнее, чем иная битва, но результат стоил того — перед Малком раскинулась самая настоящая Звезда Крови. Да, сильно видоизменённая, но всё же именно та самая Звезда, знания о создании которой он получил в качестве трофея после убийства Рудольфа Собаки.

Вот ещё бы крови в неё для полноты картины добавить…

Однако с этой жизненной субстанцией на острове были проблемы. Крупные животные на его каменистых пустошах точно не водились, а мелких для начала ещё следовало найти. Малк — прервав ритуал — за час поисков смог раздобыть только трёх змей, двух чаек и одну ящерицу. Да и то, получилось это у него лишь благодаря использованию марионетки, чьи органы чувств при правильной настройке и использовании формул Тайного Искусства серьёзно расширяли восприятие окружающего мира.

Впрочем с кровью Малк собирался схитрить. Там, где другие делали ставку на количество, он собирался опираться на качество. Зря что ли столько Родословные извлекать учился? И пусть из обычных немагических тварей выделить Сущность Крови невозможно, кто сказал, что нельзя поработать с концентрацией жизненной энергии? Да, какой-нибудь лекарь и специалист по магии Жизни справится лучше — просто в силу своих способностей, — но ведь и Малк уже не тот растерянный из-за осознания собственной бездарности сопляк! Есть и у него подходящие для такого случая инструменты.

И с таким настроем он неторопливо сотворил две Призрачные Руки. Охота на обитателя пещеры переходила в завершающую фазу…

Так как Звезду Крови — в этой схватке основное оружие Малка — он уже подготовил, теперь в область действия ритуала следовало заманить собственно его цель. И если раньше Малк по старой привычке попробовал бы сделать это лично, то теперь он снова собирался действовать именно так, как и положено эталонному марионеточнику — использовать гомункулуса. Тем более что благодаря новому уровеню Власти Малка и небольшому расстоянию до пещеры управление живой куклой не требовало особого на то напряжения.

Минута, другая… и вот уже марионетка опять на пороге жилища монстра. Тут так и напрашивалось повторение той звуковой атаки, которой псина разогнала идущих разбираться с чужаком жителей Фляка, однако к досаде Малка ему эта задача до сих пор была не по силам. Как он в последние месяцы ни старался, но ни нити управления запрятанным в глотке гомункулуса заклинанием, ни следов самого заклинания он найти так и не смог. А значит, и делать всё предстояло по-старинке.

— Р-ррааав!! — издал пёс вполне обычный, не магический рык.

Затем сделал пару шагов внутрь и собрался бросить вызов повторно, однако этого уже не потребовалось. Обитатель пещеры, как оказалось, заводился с пол-оборота и прежде, чем Малк осознал, что за тень уловили глаза марионетки, как из темноты вынырнула фигура двухголового эттина с демоническими знаками на щеках и демоническими же рогами на одной из голов и одним пинком отправила пса в полёт.

— Йоррох! — выдохнул Малк сквозь сжатые зубы и принялся спешно произносить слова-ключи, активизирующие колдовской чертёж.

Ну а когда над его центром закрутилась небольшая воронка, тут же принялся Призрачными Руками собирать из тушек лежащих у его ног животных крохи оставшейся в них жизненной силы. Ещё минута, и вот уже в магический вихрь полетели капли тускло светящейся красным энергии…

Эттин, тем временем, ещё пару раз наддал марионетки ногой — попутно обогнув скальный выступ, — и лишь тогда обнаружил присутствие Малка. После чего моментально забыл о прежней «игрушке» и решительно двинул в его сторону.

— Эттин, да? — прошипел Малк, вдруг вспомнив о полученном прозвище.

Следом вдруг показалось, что ещё и лицо одной из голов монстра напоминает Тревора — Йоррох знает почему! — и загнанная в потаённые уголки сознания злость вновь вырвалась на волю.

Впрочем вреда она не принесла. Наоборот, подстегнула Малка, заставила работать с максимальной самоотдачей… и, как результат, помогла закончить ритуал не только без серьёзных ошибок, но и за удивительно короткое время. Эттину до площадки, где находился Малк, оставалось пройти ещё пять или шесть шагов, когда вихрь над центром Звезды Крови прекратил вращение, свернулся в шар и тут же выстрелил в монстра ярко-алым лучом.

Подсознательно Малк был готов к тому, что у твари окажется надёжная защита. И вложенных им в ритуал пятнадцати эргов резерва с ещё двумя десятками эргов в кристаллическом песке хватит лишь чтобы нанести эттину лёгкую рану. Однако реальность очень быстро показала, что боялся он зря. Гадание, обещавшее монстру смерть, не обмануло.

Силовой луч копьём прошиб слабенький Щит вокруг демона и сделал в центре его тела сквозную дыру — даже стал виден позвоночник. Убить тварь это, правда, не убило, но подвижности лишило. А большего Малку и не требовалось. Приблизившись к барахтающемуся в пыли и утробно рычащему демону, он некоторое время холодно изучал черты каждой из его морд — никакого сходства с рожей Тревора он, разумеется, не обнаружил, — после чего зло усмехнулся и принялся читать проклятье Нежизни. Этого гада он хотел убить сам, своей магией, а не приносить в жертву Кетоту. Потому как только так он мог пригасить то пламя ненависти, что зажглось в его сердце…

О том, что в планах у него было создание свитка Звезды Крови, Малк вспомнил уже слишком поздно. Когда тварь не только испустила дух, но и превратилась в высохшую мумию. И это несколько подпортило то ощущение эйфории, что охватило его после победы. Как ни крути, а получалось, что он упустил весьма серьёзную возможность усилиться.

Вот только какой смысл в переживаниях об упущенных шансах? И единожды прокляв собственную небрежность, Малк переключился на изучение пещеры. В конце концов его ведь на её очистку подрядили, правильно? А там, глядишь, и какими-нибудь трофеями удастся разжиться!

С этими мыслями он нашёл отброшенную в заросли марионетку, быстро её подлатал тремя «лечилками» из своего постоянного запаса — расходовать последние остатки энергии из резерва он не рискнул, — а затем отправил на разведку в подземную плантацию. Погибать из-за глупой небрежности после убийства главного противника ему, откровенно говоря, не хотелось. И по той же причине, когда, несмотря на все старания, с помощью гомункулуса не удалось найти ничего достойного внимания, Малк теперь уже с помощью собственных чувств ещё раз просканировал внутреннее пространство логовища на предмет духовных вибраций. Результат оказался тем же самым — пещера была пуста, — и лишь после этого Малк решился войти внутрь…

На то, чтобы обойти три обширных подземных зала, соединённых двумя галереями, ушло меньше часа. Малк облазил там каждый закоулок, проверил каждую щель, поэтому с полной уверенностью мог сказать, что устройство подземной плантации изучил досконально. Вот только была ли там эта самая плантация? Что-то возникли у него на сей счёт некоторые сомнения. Ведь ни мха, ни его следов он так и не нашёл. Зато обнаружил закуток в первом из залов, где на крюках висели покрытые воском и оттого прекрасно сохранившиеся тела четырёх человек: судя по татуировкам — члены команды какого-то корабля. А в конце третьего зала нашёл видимо заклинательную комнату какого-то демонолога. Во всяком случае об этом говорили и вделанные в пол ржавые кандалы с надписями на демоническом наречии, и выполненные охрой изображения всевозможных уродливых тварей на потолке, и… и перегородившая дальний конец подземного чертога кирпичная стена, из-за которой слабо тянуло энергиями Запределья.

— Плантацию лечебного мха, говорите надо от скверны Пекла очистить? — процедил Малк, уже начиная догадываться что к чему.

Быстро метнулся к оставленному снаружи телу эттина, торопливо изучил поверхность его кожи на обеих головах и спине, и почти сразу обнаружил едва заметную вязь рун Руноглифа. И хотя полностью разобрать нюансы приведённых формул из-за нехватки знаний не получилось, суть он всё же уловил — потихоньку мутирующий в демона человекоподобный монстр был лишённым воли рабом со строго обозначенным набором разрешённых действий. Каких именно — непонятно, однако Малк мог строить предположения. Погибшая тварь вполне могла быть для своего хозяина и объектом экспериментов, и охранником, и ответственным за пополнение йорроховой «кладовки», и Святые ведают кем ещё.

— Вот сюрприз, так сюрприз. Это, получается, я должен был один из тех крюков занять, так что ли? — задумчиво протянул Малк и покосился на болтающийся на поясе череп.

Артефакт не подавал никаких признаков жизни, а значит участвовать в обсуждении господин Тияз не собирался. Ну да Малк и без Младшего Магистра догадывался что тут к чему.

В пещере находилась лаборатория продавшегося Пеклу мага, возможно тому же самому, что обретался на Блу. Обладатель же щупалец был для этого демонолога кем-то вроде поставщика «ингредиентов». Давал поручения таким же вот одиночкам вроде Малка, а те прямым ходом отправлялись в лапы эттина. И никакого конфликта с волей Синего Короля — ведь расправлялись-то с его гостями не на Блу, а едва ли не на границе владений!

Оставалось понять, почему ублюдок был так уверен, что двухголовая тварь его убьёт. Неужели верил, что пусть сильный, но всё же Демонический воин способен грохнуть в прямой схватке Баклавра? Или… или он таки понял, что Бакалавр из Малка липовый, и отправлял на убой именно Ученика?

Последнее предположение казалось весьма разумным, и Малк помянул Йорроха с его флуром. А он-то надеялся, что завышенный ранг спасёт от неприятностей… Как же, держи карман шире!

Раздосадованный, он вернулся обратно в пещеру и, пройдя в третий зал, снова встал перед единственной рукотворной стеной. Вслушался в духовные вибрации, затем, спустя пару минут, мрачно кивнул — ему не показалось, Запредельем из-за неё и вправду несло.

— Ну и как тут, прикажете, быть? — пробормотал Малк, мрачно качая головой.

Лезть туда, где присутствует иномирная гадость, ему категорически не хотелось. И то, что у него уже были определённые навыки по работе с потусторонними силами, ситуацию никак не меняли. Слишком опасно и вредоносно Запределье, слишком враждебно всему живому, чтобы заигрывать с ним без оглядки.

Однако и уйти, бросив без пригляда источник этой отравы он тоже не мог. Мало ли, чего тут проклятый демонолог с ним вытворял! Так вот уйдёшь, а потом на этом месте портал в такую дыру откроется, на фоне которой даже Пекло раем покажется. Нет уж, подобную ответственность Малк на себя не возьмёт. Уж чего-чего, а о добровольно взятом на себя Одарёнными обязательстве противостоять враждебным людям силам он был наслышан ещё в колхаунском детстве… И то, что далеко не все чародеи это понимали и принимали, его волновало мало!

Поэтому, постояв некоторое время перед стеной, Малк засучил рукава и, подобрав в соседней галлерее здоровенный камень, принялся им колотить по кладке. Мысленно при этом радуясь, что на постройку загородки пошёл не обожженный кирпич, а кирпич-сырец, который уже начал крошиться после первых же ударов.

Первое впечатление оказалось верным, и уже минут через пять в центре стены зиял огромный пролом, а за ним виднелся узкий, ведущий видимо в четвёртый зал, нерукотворный проход или даже вовсе щель. Малк тут же загорелся заглянуть внутрь, но вовремя заметил на полу вязь знаков колдовского барьера и тотчас замер. Наступил бы хоть краешком ботинка и всё, завеса бы пала. А там наружу потянулись бы и все те, кого она удерживала взаперти…

Все эти мысли пулей пролетели в уме Малка, прежде чем он понял, что же за твари томились в магических застенках. А осознав, машинально ухватился духовным вниманием за проклятый нож и, используя его в качестве точки опоры, принялся загонять тело и разум в состояние, уже однажды пережитое в заброшенном храме. И подобная реакция была вполне объяснима: ведь в четвёртом зале томились в неволе его старые знакомцы — Голодные Мороки.

— Поимей вас Святой!! Вы-то откуда здесь?! — наконец на выдохе выдал Малк.

Первый испуг прошёл, и теперь он уже видел, что обнаруженные Мороки толпятся лишь у самой границы своей тюрьмы, не рискуя двигаться дальше. И значит в использовании маскировочных навыков не было никакого смысла. Во всяком случае пока не было.

Спустя же секунд десять, он и вовсе понял, что не на тварей Запределья здесь надо обращать внимание, а на обстановку в следующем зале. Потому как там, в тусклом свете уже истощивших заряд магических фонарей, грозно темнел обветшавший алтарь Дораны. В том, что это именно алтарь Охотницы, Малк не сомневался ни одного мгновения. Слишком уж узнаваемы были покрывающие поверхность каменного стола изображения мрачной воительницы в маске и пластинчатом доспехе, поражающей бичом монстров, чтобы спутать их с чем-то другим. Однако были и свои нюансы. По какой-то причине на столешнице вместо полагающейся по канону ритуальной фигуры матово блестела лужа непонятного вида «киселя», а там, где полагалось находиться аттрибуту Святого — бичу Дораны, лежала лишь горсть пепла.

И никаких следов жреца!

Последнее было особенно важно, потому что суть произошедшего в четвёртом зале Малк уже уловил. Некогда здесь пытался прорваться через пределы своего ранга Власти — скорее всего с жёлтого на зелёный — жрец или жрица Охотницы. Подготовил место, озаботился изготовлением качественного алтаря, возможно даже правильных жертв подобрал… Но что-то пошло не так, и вместо обретения могущества неизвестный маг отправился по пути милес Драго.

К слову о жертвах. Их следов Малк тоже что-то не видел. Ни черепов редких демонов, ни органов экзотических тварей — ничего! Только валяющийся у подножия каменного стола пустые банки, практически уже истлевшие пучки трав и загадочного вида коренья, в одном из которых Малк с огромным трудом узнал остатки растущей подле провалов в Пекло адской мандрагоры. Такое ощущение, что по ту сторону трещины не рабочее место жреца-заклинателя, а кладовка травника!

Или Малк чего-то не понимает и ритуал продвижения Власти у последователей других Святых несколько отличается от аналогичного ритуала Кетота? Хотя бы в плане приносимых жертв?

Малк нахмурился и, сосредоточившись, прикоснулся собственной Властью к краю прохода совсем рядом с магическим барьером. Прислушался, покачал головой — оттиск силы чужого Духа почти не ощущался. Однако то, что удавалось уловить, говорило не в пользу безымянного жреца. В сравнении с тем же милес Драго, даже если сделать скидку на прошедшие годы, Власть последователя Дораны казалась какой-то… рыхлой, что ли? аморфной?.. Она была явно лишена нужной плотности, жёсткости и… да, пожалуй что яростности. И заставляла задуматься: такова особенность силы Духа только проводившего здесь обряд мага или это черта, которая присуща Власти всех жрецов других Святых?

Очень хотелось расспросить на сей счёт кого-нибудь более опытного и знающего, но других наставников кроме господина Тияза рядом не наблюдалось, а тот делиться своим пониманием путей старой магии как-то не спешил…

Словно откликаясь на его мысли, лежащий в кармане блокнот испустил требовательную вибрацию. И Малк, предчувствуя очередные неприятности, принялся доставать уже изрядно истрепавшуюся книжонку.

— После того как убьёшь демонолога, залезешь в щель и соберёшь с алтаря разлитую по нему субстанцию, — прочитал он вслух короткую фразу.

Затем поднял глаза от раскрытого блокнота, неверящим взглядом посмотрел на расплывшиеся по поверхности колдовского барьера гротескные рожи Голодных Мороков и снова перечитал послание Мастера.

— В смысле убьёшь демонолога??? — воскликнул он и торопливо огляделся, опасаясь, что пропустил появление нового врага.

Однако в пещере было всё так же пустынно, а значит слова господина Тияза требовали пояснения.

— Ну ты же не думаешь, что маг, на заклание которому тебя отправили, оставит «гостя» на попечения слуги-эттина? — вопросом на вопрос ответил господин Тияз, и Малк словно наяву услышал его хрипящий смех.

— Не думаю. Но кто сказал, что я собираюсь сидеть и просто его ждать? — разозлился Малк и, выбежав из пещеры, побежал к месту своей высадки на остров.

Очень скоро оказался на берегу, глянул в открытое море, выискивая лодку с доставившим его сюда рыбаком… и грязно выругался. Шаланда пропала. И скорее всего почти сразу, как Малк занялся подготовкой ловушки для слуги демонолога.

— Сидеть и просто ждать тебе точно не придётся, — написал господин Тияз, очевидно продолжая веселиться. — Бакалавр с Фейду тебе в прямой схватке не по зубам — сожрёт и не подавится. Но вот в случае правильной подготовки… Тут есть варианты!

— Понял… варианты… — несколько ошарашенно кивнул Малк и, едва сдержавшись, чтобы не плюнуть вслед оставившему его рыбаку, яростно двинул обратно к пещере.

Покинуть остров он теперь больше не мог, обещанная Мастером схватка становилась неотвратимой, а раз так, то начинать подготовку к бою, пожалуй, следовало с восстановления магического резерва. Причём в месте с наивысшей концентрацией Пневмы. Относительно же того, как ему действовать дальше… Что ж, там видно будет. Во всяком случае кое-какие идеи у него в голове уже вертелись…

Демонолог появился в пещере на следующий день после полудня, когда Малк вносил последние штрихи в колдовском рисунке на полу в третьем зале. Вошёл открыто, уверенно, с видом полновластного хозяина. Едва переступив порог, кинул цилиндр в словно специально для этого предназначенную нишу, сам же проследовал к каменному же стулу у одной из стен и с комфортом на него уселся.

Чем-то он неуловимо напоминал господина Тияза. Может быть манерой одеваться — даже в такой дыре словно бы лишённый возраста колдун носил строгий двубортный сюртук, белую сорочку, классические брюки и лакированные туфли, а может той насмешливой уверенностью, с которой смотрел на Малка и на весь окружающий мир — в общем не важно чем, но точно напоминал. Что весьма сильно настораживало, потому как учитель-то был Младшим Магистром, а вот про демонолога говорили, что он не более чем Бакалавр!

— Коллега, вам когда-нибудь говорили о вашей способности портить всё, чего вы касаетесь? — будто продолжая давно начатый разговор, сообщил доверительным тоном демонолог.

— Что-то ничего подобного не припоминаю, — дёрнул уголком рта Малк, мысленно радуясь, что оставил гомункулуса снаружи пещеры.

Если бы не марионетка, то появление врага он вполне мог за работой и не заменить. И пусть от атаки в спину его спас бы Панцирь — благо демонолог не боевой маг, чтобы пробить его одним ударом, — некий риск получить поганый сюрприз всё равно оставался. Что даже звучало крайне неприятно.

— Ну как же, слугу моего убили… А вы знаете сколько сейчас на рабском рынке стоит обученный эттин? Нет? Тогда поверьте на слово, сильно дороже вас… Стену, которую я собственными руками выкладывал, опять же сломали. Теперь вот пол изуродовали какими-то каракулями… По-моему для притворяющегося Бакалавром Ученика это уже перебор, — сообщил демонолог, успев несколько раз поменять тон — от издевательского высокомерия до откровенно старческого брюзжания.

— А по мне так в самый раз, — одними губами улыбнулся Малк, полностью проигнорировав упоминание обмана насчёт своего истинного ранга.

О том, что эта его попытка полностью провалилась, он знал и без демонолога. Как знал и то, что пора заканчивать этот бессмысленный разговор и переходить к несколько более «горячей» его фазе. Вот только как самому при этом не «обжечься»?

Видимо что-то такое отразилось на его лице, потому как демонолог внезапно презрительно фыркнул и заявил:

— Что вы так на меня смотрите, уважаемый «гость»? Думаете, как половчей вогнать парочку пуль из вашего монструозного револьвера? Ну так я вас разочарую — маги моей професии даже спят не снимая Щитов. И подобным меня не пронять… Или рассчитываете на те кривые убожества, что вы здесь нацарапали?

На этих словах его лицо вдруг исказилось, он издал смешок с хорошо заметной сумасшедшинкой и, подавшись вперёд, принялся изучать рисунки на полу:

— Ну-ка, что у нас тут… Ага! Неактивированный Защитный Круг вижу, как впрочем и незавершённую даже наполовину Звезду Крови. А вот что-то действительно опасное, убейте меня, не вижу. Не понял, это что — всё?! Вы с помощью этой ерунды мага с острова Фейду убивать собрались?!

Несмотря на то, что и неактивированный Защитный Круг, и имитация Звезды Крови полностью укладывались в план Малка, презрение в вопросе демонолога заставило его поёжиться. Вроде ведь всё рассчитал, кое-что даже успел проверить, а сомнения попрежнему остались. Ну как ошибся? И что тогда? Господин Тияз сейчас явно не в том состоянии, чтобы успеть вмешаться и спасти нерадивого ученика… если, конечно, такая мысль ему вообще в голову придёт, насчёт чего у Малка уже возникли некоторые сомнения.

— Думаете не получится? — дерзко ответил демонологу Малк и сделал несколько шагов в противоположную от щели с Голодными Мороками сторону.

Продавшийся Пеклу маг проводил его взглядом, в котором всё сильней и сильней разгорался огонёк безумия. В этом Малк уже ни капли не сомневался. И теперь лихорадочно пытался понять, чем же это может ему грозить…

— Думаю? Уверен! — вдруг загоготал выходец с Фейду, внезапно теряя культурный лоск и превращаясь хамоватого варвара. — Хотя с другой стороны, работы будет меньше. Пока рисунки эти дурацкие уберёшь, магический фон почистишь… Прорва времени ведь уйдёт! А мне ещё на резонанс с алтарём Дораны настраиваться, обряд готовить…

Речь демонолга внезапно сорвалась на бессвязное бормотание, в которое Малк даже не пытался вслушиваться. С башкой у мага были явные нелады, однако в самом начале кое-что важное в его речи всё же проскользнуло. И этим важным было упоминание резонанса. Ну а так как в силу понятных причин Малк именно по резонансам и считал себя специалистом, то упоминание данного термина моментально заставило его «сделать стойку».

Тем более что ситуация и вправду была странная: демонолог и вдруг собирается настраиваться на вибрации алтаря одного из Святых… Не слишком ли экстравагантное сочетание?! Или всё дело в том, что алтарь этот был осквернён провалившимся ритуалом продвижения через ранги, и в подобном виде он нужен демонологу для успешного проведения собственных обрядов?

— Вы ведь здесь людей в жертву приносите, да? Создаёте эликсиры для укрепления Власти классических магов? — не удержался от вопроса Малк, наконец соединив все концы в этой истории.

— Вы так говорите, будто это что-то плохое, — засмеялся маг с Фейду, попутно играя обертонами голоса. — Пока на рынке есть спрос, такие как я всегда будут обеспечивать преждложение. Смекаете?

Повисла короткая пауза, в ходе которой демонолог просто таращился на «гостя» пустыми глазами, а Малк с досадой ждал, когда противник, наконец, встанет и хотя бы ещё на пару саженей удалится от выхода из пещеры. Собственно именно из-за этого ожидания он и поддерживал всю их беседу — для задуманного им требовалось, чтобы выходец с Фейду ни при каких условиях не покидал третий зал. Однако тот всё сидел и сидел неподалёку от входа, безостановочно болтая языком…

Внезапно в маге словно щёлкнул какой-то переключатель, и стремительно деградирующему безумцу вернулись разум и выдержка. Разгладились черты лица, в глазах появилось осмысленное выражение, да вообще всем своим видом он теперь опять напоминал господина Тияза.

Когда же «нормальное» состояние несколько стабилизировалось, демонолог заговорил снова. Причём так, словно в их общении и не было некоторого разрыва.

— Эх, заговорился я тут с вами. Знаете ли, остров Блу всем хорош, но насчёт общения там беда — издержки жизни под опекой монстров. Они к разговорам с людьми не особо расположены. И из-за этого приходится радоваться общению не только с людьми своего круга, а даже с ходячими с наборами ингредиентов вроде вас, — сообщил маг из Фейду учтиво. — Однако всё хорошее рано или поздно надо заканчивать… Дела сами себя не сделают, знаете ли.

Демонолог на этих словах встал, распахнул сюртук и принялся расстёгивать на животе сорочку. Секунда, другая и вот уже видна обнажённая, собранная омерзительными складками кожа. Складками, которые вдруг разошлись и открыли маленькую круглую голову ребёнка с загнутыми на манер бараньих небольшими рожками.

— Святые Демоноборцы, какая мерзость!! — выдохнул Малк с отвращением, слепо нашаривая рукоять револьвера.

И остро сожалея, что у него нет огнемёта, которым можно было бы сжечь это глумление над человеческой природой.

— Думаете? А мне нравится, — растянув губы в акульей усмешке, загоготал демонолог. Однако быстро взял себя в руки и добавил: — Знаете, я вдруг сейчас понял, что не знаю как с вами поступить. Всё это время, что здесь сидел, пытался найти достойное решение, и не нашёл. Пускать вас на ингредиенты как-то не хочется, а просто съесть… это будет сущим расточительством!

На слове «съесть» до того невозмутимое лицо растущей из живота головы расплылось в улыбке, пошлёпало губами и жадно распахнуло лягушачий рот. Наружу потянулись нитки слюны.

— Хотя… — неожиданно глубоко задумался маг, будто забыв где и зачем находится.

И видимо передал контроль над телом сосуществующему с ним демону, раз по его телу пробежала хорошо видная дрожь, после которой оно деловито зашагало по направлению к «гостю». Выглядело это настолько жутко и мерзко, что Малк, не в силах больше терпеть происходящее, не выдержал и выпущенной из ладони волной Силы активировал Защитный Круг. Часть линий на полу моментально вспыхнула, а вслед за ними последовательно начали загораться раскиданные то здесь, то там надписи на Руноглифе. Наконец, спустя пять или шесть секунд, по периметру зала возникла обращённая внутрь защита, заперев в некое подобие тюрьмы Малка и равнодушно наблюдающего за происходящим выходца с Фейду.

— Ха, да я проломлю этот Круг за пять секунд! — продолжая двигаться точно марионетка, мерзко захихикал маг.

И принялся демонстративно разминать пальцы. Вот только Малка подобным было не пронять — его план оказался приведён в действие и теперь оставалось лишь следовать ему до самого конца.

— А кто сказал, что эти секунды у вас будут? — всё же не удержался он от реплики и, брезгливо поморщившись, выстрелил в демоническую голову…

Увы, демонолог не обманул и вокруг него действительно имелся некий Щит — на расстоянии ладони от тела мага вдруг возникла серая дымка и отклонила пулю в сторону. Вот только Малк и не рассчитывал особо на результат, этот выстрел был не более чем данью эмоциям… чего нельзя сказать о следующем, который занимал ключевое место во всей схеме нападения на демонолога. Поэтому Малк, через секунду направляя дымящийся ствол на стоящую у самого входа в щель с Голодными Мороками банку с порохом и нажимая на спусковой крючок, делал это не без внутреннего содрогания.

Однако всё получилось именно так, как и задумывалось. Сразу вслед за выстрелом последовал сильный взрыв, в воздух взметнулась куча мелкого щебня и пыли, которые дробью хлестнули по Панцирю Малка. Что-то перепало и демонологу, однако ни тот, ни другой не пострадали и защиту не потеряли. Ну да ни это было целью данного действия! Главное было повредить надписи в колдовском узоре, что запирал порождений Запределья внутри четвёртого зала. И у Малка прекрасно это получилось, раз через пару секунд после взрыва завеса с громоподобным треском исчезла и в пещеру хлынули Голодные Мороки.

Видимо не ждавший ничего подобного демонолог тут же что-то протестующе закричал, вроде бы даже начал что-то магичить, однако Малк фиксировал эти его действия лишь самым краем сознания. Основное его внимание было сконцентрировано на собственной внутренней практике. Стиснув в левой ладони рукоять проклятого ножа и используя его в качестве ментальной опоры для Духа, он принялся спешно гасить все испускаемые его организмом вибрации. Убирать всё то, что могло привлечь внимание Голодных Мороков.

Надо сказать раньше, ещё во времена жизни в Школе Пепла, подобное требовало от него поистине титанических усилий по концентрации Духа. В истории с храмом, где была заперта суккуба, вообще многое оказалось завязано на везении. Однако сейчас всё было иначе, некогда сложная практика давалась Малку удивительно легко. Чего уж там, он даже сохранил часть контроля над своим восприятием, имея возможность отслеживать всё то, что происходило вокруг его впавшего в транс тела. И единственным объяснением для столь приятных изменений были происходящие с Духом Малка трансформации. Попытка «срезать углы» помимо некоторых проблем с контролем эмоций приносила ещё и очевидные выгоды…

Выходец с Фейду в отличие от Малка к нападению тварей Запределья не готовился и нужных «заготовок» на этот случай не имел. Нет, он сопротивляться он, конечно, пытался, но особых успехов это ему не принесло. Ни похожие на кляксы печати, которые демонолог накладывал на Мороков и от которых те на секунду или две превращались в застывшие статуи, ни выплёвываемые головой демона огненные руны, прожигающие в полупрозрачных телах неровные дыры — не помогало ничего. Голодные Мороки всё плотней и плотней облепляли демонолога, делом доказывая, что даже маги с Фейду — во всяком случае тот, что стоял перед Малком точно — слабоваты против порождений Запределья.

Впрочем Малк, выпуская тварей на волю, именно на это и рассчитывал. Как и на то, что его самого Мороки будут игнорировать…

Убедившись в последнем, он краешком бодрствующего сознания нащупал рычаги управления телом и точно марионетку осторожно повёл его по направлению к всё ещё бьющемуся в плену Голодных Мороков демонологу. Делал он это во второй раз — первый был сегодня же, сразу после завершения пополнения магического резерва — и оттого поначалу получалось у него не очень хорошо. Но потом приноровился и когда поравнялся с врагом, на ногах стоял ровно, а нож держал именно так, как и положено держать для нанесения смертельного удара.

Однако стать тем, кто нанёс продавшемуся Пеклу магу смертельную рану, он не успел. Его опередили Голодные Мороки, которые вдруг как по команде перестали облеплять свою жертву со всех сторон и один за другим принялись погружаться в тело. Да не просто погружаться, а порождать при этом череду чудовищных трансформаций. Руки, ноги, голова — вообще все те черты, что делают человека похожим на человека, у демонолога вдруг словно бы потекли, сделав его похожим на оплывшую свечу. Ручьями хлынули чёрная кровь, гной и Святые ведают что ещё. И лишь голова демона осталась неизменной, продолжая плеваться бессильными здесь рунами.

Демонолог очевидно умирал, вот только Малк не собирался долго ждать финала и с некоторым запозданием атаковал вслед за Мороками. Проклятый нож пусть с трудом, но вонзился куда-то под край нижнего ребра, а через мгновение на самом кончике клинка закрутилась воронка из энергии — ради её создания, наплевав на маскировку, Малк не побоялся пробудить ещё какую-то часть своего разума. Ещё через секунду возникло всасывающее усилие, и в почти опустевший в ходе его магических экзерсисов лезвие потянулись потоки энергии Запределья. Мороки жрали мага с Фейду, а Малк пожирал Мороков — такой вот получился круговорот Силы…

От безумного демонолога уже оставалась лишь пустая изуродованная оболочка, когда его искажённая плоть вдруг пошла волнами, завибрировала, а потом взорвалась облаком вонючей крови. Которая залила не только всё убранство третьего зала, но и окатила с головы до ног самого Малка. Уцелела лишь неизменная голова демона с чёрным, похожим на червя отростком вместо нормального тела. Которая взмыла в воздух, со вполне осмысленной ненавистью зыркнула в сторону Малка и исчезла в огненной вспышке.

И только тогда стало окончательно ясно, что выходцу с Фейду пришёл окончательный конец.

— А разговор-то было, а разговоров, — пробормотал Малк, выплывая из транса и возвращая сознание в тело.

Одновременно с гибелью продавшегося Пеклу нож поглотил и последнего из Мороков, так что в маскировке больше не было никакой нужды. Впрочем первому впечатлению Малк всё же не поверил и дисциплинированно прощупал на предмет соответствующих духовных вибраций сначала третий зал, а потом и четвёртый. И лишь убедившись в том, что он остался в пещере совершенно один, позволил себе облегчённо вздохнуть.

Поле битвы осталось за ним и… и это было прекрасно, рог Йорроха ему в бок!

— В битве и в мире, в смерти и в жизни клянусь сердцем быть верным Человечеству и не вставать под знамёна Пекла. По воле моей и во славу твою, Кетот! — сказал вдруг Малк, подчиняясь какому-то наитию, и усмехнулся уголком рта.

Проклятье, сам того не желая он всё чаще и чаще ведёт себя как самый настоящий жрец. И даже клятву эту дурацкую теперь воспринимает не как взятый на себя гейс, а как вариант посвящения в Послушники.

А может так оно и было на самом деле? Может поэтому тогда так странно и среагировала на данную клятву госпожа Леара, что она знала её истинное, выходящее за рамки поверхностного смысла, значение?

Хотя… какая к Йорроху разница? Жрец — не жрец, главное, что поперёк своего характера и своих взглядов на мир идти не надо, а остальное не важно. Ведь так?

И Малк с чувством глубочайшего удовлетворения принялся прятать удивительно чистый после всего случившегося нож…

Вот только насладиться охватившим его душу умиротворением он не успел. Идиллию моментально нарушил господин Тияз, передав через блокнот очередное своё сообщение. Причём Малку не требовалось даже доставать книжицу из кармана, чтобы знать его содержание: мастер без сомнения напоминал о необходимости добыть странную субстанцию с осквернённого алтаря Дораны. А значит вместо отдыха после битвы ему следовало заняться ремеслом то ли кладбищенского вора, то ли члена трофейной команды.

— Да помню я, учитель, всё помню! — устало простонал Малк и направился обратно к ведущей в четвёртый зал щели.

Недолго перед ней постоял, любуясь кляксой «киселя» на каменном столе, потом вздохнул и, мысленно отметив, что обратная сторона жреческого пути обретения Власти как-то слишком уж неприглядно выглядит, развеял магию Защитного Круга. Дорога к такому нужному для господина Тияза трофею была открыта, оставалась сущая малость — преодолеть слишком узкий для человека его габаритов проход. И, слава Святым, Малк знал, как это сделать.

Он сосредоточился, охватил всего себя вниманием, слился Духом с потоками жизненной силы… а затем начал медленно, но верно сжимать материальное и тонкое тело Властью. На примере уменьшения рук рассчитывать на превращение в какого-нибудь карлика явно не стоило, но добиться своих прежних, ещё интернатских размеров было вполне реально. И что-то Малку подсказывало — в таком виде он доберётся до алтаря Дораны без особых проблем.

Главное по пути не застрять, а остальное дело десятое…

Глава девятая, в которой герой вспоминает про маску лиса

С острова Малк выбирался на шаланде умершего демонолога, благо искать её долго не потребовалось — бывший владелец оставил лодку почти у самого берега в сотне саженей от входа в пещеру. Управлять ею, правда, пришлось самому, но за время своих скитаний Малк набрался уже достаточно опыта, чтобы подобного рода вызовы больше не представляли для него проблемы и никак не сказывались на настроении.

Что действительно его огорчило, так это отсутствие нормальной добычи после победы над магом с Фэйду. Артефакты, амулеты, рукописи, просто хорошее оружие или даже вовсе деньги — его устроила бы любая ценность. Однако то ли виной тому безумие чародея, то ли неприглядная его смерть, но брать с погибшего оказалось нечего. И единственными трофеями стали полученные в четвёртом зале вещи — банка с собранной в неё с алтаря субстанцией и узел странно выглядящего тряпья.

Впрочем трофеи — слишком громкое слово. Таковыми они являлись только для господина Тияза, Малк же относился к ним несколько иначе. И, будь его воля, не стал бы касаться находок даже пальцем.

Взять хотя бы загадочное вещество — «кисель», — полученное с каменной столешницы. Багрово-красное, с металлическим отблеском и слабым-слабым ароматом железа оно вызывало какое-то подсознательное отвращение, из-за которого её сбор в чудом взятую с собой на остров банку стал настоящим мучением. Но и эти переживания не идут ни в какое сравнение с той бурей, что захлестнула сердце Малка, когда он, наконец, выяснил происхождение «киселя».

— Если ты не понял, то в банке переродившаяся, прошедшая через «закалку» Властью агонизирующего Духа и близостью к Запределью плоть погибшего жреца, — совершенно некстати сообщил господин Тияз, когда Малк с собранными в кучу вещами в одной руке и трофеями в другой выбирался через щель обратно в третий зал.

И это едва не стало причиной того, что шокированный Малк чуть не потерял контроль над собственными размерами и не застрял в узком проходе.

— Плоть??? Жреца??? — с трудом выдохнул Малк, когда страшно исцарапанный всё-таки выбрался наружу.

Однако тут в его памяти вдруг всплыла картина внутреннего убранства храма Кетота после того, как у милес Драго сорвался обряд продвижения через ранг, и он осознал, что господин Тияз скорее всего прав. И тогда и сейчас однозначно прослеживалось что-то общее.

— Именно! Не знаю механику процесса и не очень ориентируюсь в тех пространствах, куда подбирают ключики жрецы в своих ритуалах, но у неудачников там всегда один и тот же исход. И его плоды у тебя в руке, — неожиданно многословно ответил господин Тияз, а потом философским тоном добавил: — Считай, такова изнанка данного конкретного пути обретения Власти и могущества.

— Насчёт опасности прорыва Власти через ранг тут вопросов нет, — кивнул Малк, догадываясь с какой целью учитель всё это рассказывает увлёкшемуся жреческими играми ученичку, — мне другое непонятно. Гадость-то эта зачем нам нужна?

И брезгливо встряхнул банкой с «киселём».

— Пригодится, — проскрипел Мастер и, издав свой фирменный шипящий смешок, замолчал.

Дальше спрашивать было бесполезно. Всё, что хотел, господин Тияз уже сообщил, лишнее любопытство могло лишь навредить и подвести под наказание.

Поэтому Малк оставил первый трофей в покое и сразу же перешёл ко второму — к куче грязного тряпья, которая лежала в четвёртом зале на полу за алтарём, и которую оживившийся Мастер приказал захватить с собой. Вот только и здесь интерес Малка снова уткнулся в нежелание господина Тияза делиться секретами. Всё, что Младший Магистр соблаговолил сказать, сводилось к трём вещам. Во-первых, именно узел с «тряпками» привёл к появлению в зале Мороков, во-вторых, по этой же причине сорвался ритуал жреца. И в-третьих, если Малк не будет скрывать добычу от посторонних взглядов, то внешне бесполезный «мусор» окажется причиной и его смерти. Потому как за владение подобным представители одной половины Школ Мритлока во главе со Столпами публично сожгут Малка как святотатца, а представители другой половины — тихо удавят его в сторонке… Что однако не помешает и тем, и другим наложить лапы на опасную игрушку и сохранить её до лучших времён в тайной сокровищнице.

Объяснения получились так себе, но Малк кое-что уловил и сам. «Тряпки» испускали хоть и слабые, однако весьма узнаваемые вибрации Запределья. И это открывало немалый простор для фантазии в вопросе их применения. Ну а в том, что странной вещице найдётся место даже в планах господина Тияза, можно было не сомневаться. Не зря же он так разозлился на провокационное предложение Малка избавиться от опасного «мусора» и потребовал спрятать его в нефритовом контейнере. Точно не зря…

За выяснением происхождения трофеев, Малк как-то подзабыл посоветоваться с Мастером насчёт отбытия на Блу. Всё-таки одно дело, когда после очередной охоты ты возвращаешься за вознаграждением к заказчику, и совсем другое, когда — едва не став жертвой коварных планов — отправляешься на встречу с одним из злоумышлявших против тебя недругов. Недругов, чей господин настолько велик, что даже твой собственный учитель говорит о нём с неизменным уважением.

Тут уж не до выгод, тут надо думать, как бы не вляпаться в новые неприятности…

Тем не менее, по здравому размышлению отказываться от возвращения на Блу Малк всё же не стал — хоть и очень хотелось. И дело тут вовсе не в планах господина Тияза «громко о себе заявить» перед лицом скрывающегося на острове члена Зала Помнящих. Нет, в таверне Малк неосмотрительно оставил весьма немалые ценности — Зеркало Друзала, эликсиры, часть денег. И теперь был не в силах записать их в невозвратные потери…

Впрочем, с другой стороны, кто сказал, что продавший его демонологу обладатель щупалец обязательно будет устраивать неприятности? Да, его партнёр погиб, а их совместное прибыльное дельце отправилось прямиком Йорроху под хвост, но разве приспешник Короля об этом знает? Возвращение отправленного на заклание Малка — особенно в отсутствие выходца с Фейду — конечно, будет выглядеть подозрительно, ну так что с того? Пока в ход не пущена тяжёлая артиллерия в лице Короля, Малк был уверен, что сможет дать своему щупальценогому визави самое убедительное объяснение. Не нашёл плантацию, испугался пропажи нанятой шаланды и вплавь отправился на соседний остров, где повстречал знакомых рыбаков… Мало ли какие причины возвращения живым и здоровым можно придумать! Главное, слишком уж не затягивать с прибытием на Блу. Потому как чем дольше демонолог будет отсутствовать во владениях Короля, тем подозрительнее станет его подельник…

Увы, быстро обернуться, как назло, не получилось. Чересчур уверовав в собственные способности морехода, Малк в вечерних сумерках в какой-то момент потерял ориентиры и заблудился в лабиринте островов. Так что вместо того, чтобы уже к полуночи быть в гавани Блу, он всю ночь пытался найти верный путь. И лишь утром оказался в пределах видимости горы с вершиной-короной.

Голодный, невыспавшийся и злой он уже мысленно готовился к встрече с щупальценогим, как реальность внезапно внесла в его планы свои коррективы. В паре-тройке вёрст прямо у него по курсу из пучины внезапно вынырнул огромный монстр и, что-то торжествующе заревев, выплюнул в сторону острова огромную Водную Бомбу. Заклинание с утробным гулом устремилось в цель, чтобы спустя считанные секунды со страшным грохотом взорваться.

Малк, уж точно не ожидавший ничего подобного, от потрясения так резко потянул за румпель, что лодка накренилась и едва не зачерпнула воду бортами. Так что следующие несколько минут ему пришлось не следить за ходом нападения на остров, а заниматься спасением своего судёнышка. Когда же ход шаланды наконец выправился, и Малк смог уделить внимание монстру, то впереди уже кипела настоящая битва.

Враг Короля, на деле оказавшийся гигантской — размером со шхуну — черепахой со странным пористым панцирем, удивительным образом переместился на внешний рейд акватории порта и теперь попеременно то обстреливал коронованную вершину лучами из разверзнутой пасти, то бомбардировал посёлок на суше Водными Бомбами и просто сгустками Силы Воды через отверстия в панцире. Однако с разным эффектом. Если в первом случае магия черепахи вязла в чёрных облаках, неизвестно когда окутавших гору, то во втором удар приходился на почти беззащитное поселение. И даже издали было видно, что некоторые здания уже превратились в руины. Попытки некоторых гостей Короля прикрыть свои дома колдовскими барьерами, успех если и приносили, то очевидно временный — слишком несопоставимы были уровни атакующего и обороняющихся.

В какой-то момент до осьминога видимо дошло, что с таким отношением к делу он рано или поздно лишится своего источника Силы, и монстр решил сменить тактику. Вокруг его обиталища, полностью оголив гору, собралась особенно большая и чёрная туча, которая спустя пару-тройку минут в ореоле молний устремилась к черепахе. Та попыталась сместить фокус атаки и обрушить на подозрительное облако и свои лучи, и Бомбы, а под конец и вовсе какие-то непонятные радужные пузыри, но нужного эффекта не добилась. Её колдовство либо промахивалось мимо цели, либо, в случае попадания, осыпалось ворохом голубых искр. Возможно соперница Короля и нашла бы что-то более эффективное в своём арсенале, но на это требовалось время, а вот как раз его-то ей никто и не дал.

Гонимая колдовскими ветрами туча, ещё будучи в полуверсте от черепахи, вдруг осветилась изнутри красным, почти багровым, а затем выстрелила в противника Короля мощнейшим ветвистым разрядом — Малку показалось, что он был толщиной в руку или больше. Применённая магия оказалась столь сильна, что даже бронированное чудовище не смогло выдержать её попадание без последствий. Моментально полетели брызги крови, какие-то ошмётки, тело же твари вдруг сначала задёргалось, точно в припадке, а затем ненадолго — может на десять секунд, а может на двадцать, — впало в ступор.

В бою возникла небольшая пауза… и её вполне хватило, чтобы облако вдруг резко переместилось в пространстве и зависло надо головой черепахи. Возникло чувство, что вот-вот жахнет следующий магический разряд. Понимающее это чудовище вяло зашевелилось, пытаясь собрать над собой что-то вроде Щита, однако Синий Король смог удивить и своего противника, и ставшего невольным зрителем Малка. Вместо заклинания из самого сердца тучи на черепаху обрушилась вполне реальная туша огромного осьминога, который, молниеносно опутав соперницу щупальцами, тотчас утянул её на дно.

Оба противника пропали из поля зрения, однако бой на этом явно не закончился. Вокруг места погружения монстров спустя считанные мгновения возникла зона бурлящей, словно бы кипящей воды диаметром примерно в половину версты. И это было только внешнее проявление скрытой от глаз битвы. Духовное чутьё Малка то и дело улавливало жуткие всплески колдовских вибраций, отзвуки сокрушительных ударов Властью, треск от словно бы рвущейся самой ткани реальности…

Йоррох, да заступи Адепт, Ученик, а возможно и Бакалавр хотя бы кончиком пальца за незримую границу этого подводного поля битвы, как его тело и Дух попросту разметало бы в клочья!

Наблюдавший за всем происходящим с расстояния в несколько вёрст Малк от одной этой мысли опасливо поёжился и, вполголоса выругавшись, направил лодку в обход места схватки чудовищ. Инстинкты настойчиво требовали убираться куда подальше, но жадность давила на сердце. Если таверна цела, то он обязан забрать свои вещи. Обязан!

Впрочем созданный черепахой на Блу беспорядок был сейчас Малку только на руку. Придумывать оправдания для щупальценогого, врать, ловчить — ничего этого больше не требовалось. За возвращением и отбытием «гостей» на остров сейчас просто некому следить. Так что если Малк не наделает каких-нибудь ошибок, то изъятие вещей из номера таверны должно пройти без сучка и задоринки…

До порта он добрался довольно быстро — помог попутный ветер. И сразу свернул к старому и ныне почти не используемому дальнему пирсу. Пусть у причалов пока всё было тихо и на лодки никто не покушался, но зарево пожара внутри посёлка и доносящийся оттуда шум заставляли думать, что так будет не всегда. А значит лучше было немного перегнуть палку с осторожностью, чем потом спешно искать замену украденной шаланде.

Ещё минут пять или десять у него заняли швартовка, короткая пробежка по гнилому дощатому настилу до берега и поиски пути в обход здания администрации. Пока, наконец, проскользнув в щель между двумя амбарами, Малк не оказался на главной улице посёлка.

И не оторопел от увиденного!

Потому как там, где он ждал лишь обычного в таких случаях беспорядка из-за горящих развалин, паникующих людей и бестолково мечущихся приспешников осьминога, сейчас царили самые настоящие хаос и анархия. Обычно отсиживающиеся по своим домах «гости», в отсутствие хозяина острова вдруг осмелели, вышли за стены и… принялись выяснять друг с другом отношения. То ли пытаясь уладить старые обиды, то ли желая половить рыбку в мутной воде.

Только на глазах у Малка какой-то, видимо специалист по магии Огня и Земли, сначала зарубил Магматическим Мечом прячущегося в канаве неодарённого бедолагу, а, спустя мгновение, схлестнулся с закованным в механизированную броню Бакалавром. И всё это молча, не сделав даже попытки поговорить!

Становиться участником происходящего вокруг безумия совершенно не хотелось, и у Малка даже мелькнула идея взять марионетку в охапку да и рвануть обратно к лодке. Богатство богатством, но если встретишь монстра вроде того же Больдо, то никакие навыки не помогут. В том же, что на острове столь мощные Бакалавры точно есть, он ни капли не сомневался.

Однако душевная слабость быстро прошла, и Малк, стиснув зубы, в компании с гомункулусом двинулся дальше. Благо на пути к таверне то и дело попадались заросли декоративных кустарников, где было удобно прятаться от взглядов жаждущих драки «гостей». В хорошем темпе миновал десятка полтора домов — треть из которых была разрушена и теперь весело полыхала в огне, — и почти на пороге своей цели свернул в неприметный проулок к расположенному там чёрному входу.

Оглянувшись по сторонам и убедившись, что никто за ним не наблюдает, Малк аккуратно надавил на створку плечом… и с громким треском выворотил засов. Замер на мгновение, но убедившись, что на шум никто не спешит, проскользнул внутрь. Половина дела была, считай, сделана!

Осталось самое простое. И Малк, нигде особо не задерживаясь, сначала пересёк пустующие кухню и обеденный зал, затем поднялся на второй этаж и прошёл по коридору до двери в свой номер. Уже даже потянулся к ручке, как дверь вдруг открылась и на пороге перед ним замер работник таверны. Что характерно — с саквояжами Малка в руках.

Явно растерявшийся от неожиданности слуга вздрогнул, потом, не сводя с хозяина комнаты испуганного взгляда, попятился назад и… что он там собирался сделать дальше Малк выяснять не стал. Влепил ублюдку прямой в челюсть, а когда тот рухнул на пол как подкошенный, добавил носком ботинка под рёбра — воришку так и скрючило. Церемониться с жадными до чужого добра гадами Малк не собирался.

Наконец, удостоверившись, что слуга не представляет угрозы, он склонился над багажом и принялся спешно проверять его содержимое. Первым осмотрел Зеркало, затем нашарил кошель с деньгами — всё было в порядке, так что Малк успел даже вздохнуть с облегчением. И видимо зря, потому как едва только открыв второй саквояж, он сразу понял, что пришла беда: по обонянию шибануло характерным запахом эликсира «Чёрная вдова». Дрожащими руками Малк спешно открыл короб со склянками, заглянул внутрь… и с руганью едва не отшвырнул его в угол. Четверть хранящихся там пузырьков оказалась разбита.

— Сволочь, да ты понимаешь, что даже если тебя демонолюбам продать со всеми потрохами, то не вернёшь и половину стоимости уничтоженных препаратов??? — простонал Малк, которому в этот миг показалось, что вор не дорогие лекарства разлил, а всё его будущее уничтожил.

Он и так с ужасом ждал, когда выданные господином Тиязом эликсиры закончатся, то и дело пузырьки пересчитывал, а теперь их и вовсе почти не осталось.

Малк злобно покосился на вора и, осознав что тот уже почти вытащил из потайного кармана стеклянный стержень с очевидно боевым заклинанием, движением пальца отправил в него Искру. Едва не промахнулся — доселе изображавший немощного слабака мерзавец вдруг проявил неожиданную прыть и резко дёрнулся в сторону. Однако одноразовый артефакт всё же у него из рук выбил и возможности снова поднять уже не дал. Вторая Искра, теперь уже лучше нацеленная, попала слуге в голову и мгновенно лишила его сознания.

— Ещё рыпаешься, гад! — прорычал Малк, до этого отнёсшийся к противнику с пренебрежением Одарённого перед неодарённым.

Подошёл ближе, поднял одноразовый артефакт, вчитался в маркировку… и с ненавистью посмотрел на оглушённого теперь уже не просто воришку, а потенциального убийцу. В стеклянном стержне хранилось заклинание Ядовитой Иглы, чьей смертности вполне бы хватало, чтобы отправить к предкам и кого-то более живучего чем Малк. При некоторой удаче, разумеется — всё-таки он был прикрыт Панцирем, — но это уже такая мелочь…

Яростно цыкнув зубом, Малк спрятал артефакт в пустое гнездо «авалонки» у себя на поясе, после чего склонился над противником и быстро обхлопал его карманы. В душе теплилась надежда, что удастся найти хотя бы что-то, способное компенсировать понесённые потери, но тщетно. Вор если и обладал каким-то богатством, на «дело» его не брал.

Ну и в Пекло его!

Разочарованный Малк ещё раз врезал ублюдку ногой под рёбра — тот даже не шелохнулся — и принялся снова собирать раскиданные было вещи в саквояжи. Уложился менее чем в три минуты, после чего сбежал по лестнице на первый этаж и пулей выскочил теперь уже через парадный вход — на то, чтобы вернуться прежним путём, времени уже не осталось.

Сделал шаг в сторону порта, однако кое-что вспомнил и, воровато оглянувшись, кинулся в противоположном направлении. Быстро обежал таверну, однако на углу остановился и осторожно выглянул на соседний переулок. Именно там находился дом демонолога, и если он не побоится рискнуть, то…

Закончить мысль Малк не успел. Потому как теперь на месте дома возвышалась гора битого камня, по которой с удивительной для своих габаритов грацией ползал маг в механизированном доспехе — возможно тот же самый, что совсем недавно дрался с любителем Магматических Мечей.

— Йоррох! — одними губами выдохнул Малк и, развернувшись, понёсся к порту.

Однако, через пару шагов снова остановился, достал из-за пазухи Морду и налепил на череп у себя на поясе. Отступление-отступлением, бегство-бегством, а кое-какие вещи всё же следовало предварительно обсудить с Мастером, и судя по тому как маска сразу же приклеилась к кости, наставник разделял его точку зрения.

— Господин Тияз, вынужден заметить, что с громким заявлением о себе у нас ничего не выйдет. Сами видите, что здесь творится! — вполголоса выдал Малк, возобновляя движение.

При этом он не забывал вертеть головой, выискивая группы возможных мародёров и прежде всего очередных любителей выяснить отношения с помощью магии.

— Вижу. И хочу сказать, что ты вообще зря сюда сунулся. В любой момент может вернуться Король, и пусть жители Блу молят всех Святых, чтобы он не был слишком сильно ранен. Потому что иначе именно они станут тем «лекарством», что поможет осьминогу восполнить потерянные силы.

Удивлённый словами учителя Малк едва не сбился с шага. Чтобы господин Тияз и проявил подобную осторожность? Да быть того не может! Ладно Малк, он всегда предпочитал не лезть на рожон, но обожающий половить рыбку в мутной воде Младший Магистр?! В этом мире определённо что-то сломалось!

Тем не менее, сказал он совершенно другое.

— Но ваши планы… — тоном прилежного ученика начал Малк.

— Хватит! Не изображай того, кем ты не являешься! — недовольно огрызнулся господин Тияз и уже спокойнее пояснил: — Что до нашего послания Залу, то… всё в порядке. Если вернувшийся после драки Король тут всех сегодня не пожрёт, то завтра-послезавтра его люди вернут контроль над ситуацией и начнут восстановительные работы, а там и до составления списка пропавших «гостей» недалеко. И когда выяснится, что выходец с Фейду исчез вовсе не во время беспорядков, то… то будь уверен, без внимания данный вопрос не оставят!.. — Мастер сделал паузу, словно бы переводя дыхание, после чего уже едва слышно прохрипел: — Так что убирайся отсюда подобру-поздорову, и тогда к нашему общему удовольствию всё произойдёт без твоего участия.

Господин Тияз замолчал и стало понятно, что в продолжении разговора он больше не видит смысла. Как впрочем и в обсуждении всего остального, начиная с потерянных эликсиров и заканчивая следующей точкой маршрута в кажущемся бесконечным бегстве его ученика.

В общем всё как обычно, и единственное, что нарушало привычный порядок, это остающаяся на черепе Морда — почему-то её Мастер в этот раз отцеплять не спешил. И это не могло не обрадовать Малка: возможность получить совет учителя при появлении неприятностей — бесценна…

Вот только ни на подходе к порту, ни в самом порту помощь господина Тияза ему так и не потребовалась. Вопреки всем опасениям до «морских ворот» Блу Малк добрался без происшествий. Спокойно проследовал к нужному пирсу, погрузился в шаланду, столь же беспроблемно вышел в открытое море. И ни местные жители, ни «гости» острова, ни сам Король ему не помешали. Даже удивительно.

Так мало того, везение его на этом не закончилось. Спустя пару часов, когда Блу давно уже пропал с горизонта, а шаланду Малка перехватил корабль Содружества Гонзур, то его команда оказалась настолько любезна, что не расстреляла сходу непонятную лодку из пушек, а «пригласила» Малка причалить к штормтрапу и подняться на борт.

— Мастер, что мне говорить? — одними губами спросил Малк, ворочая румпелем.

— Ничего особенно, ври как обычно. Единственное, спроси, смогут ли они тебя доставить на остров Бланка, — тут же прохрипел господин Тияз. — Своих ходом ты туда Йоррох знает сколько будешь добираться, а так есть возможность выиграть время…

Фразу про время учитель произнёс как-то по-особенному, словно бы в ней прятался ещё какой-то дополнительный, одному ему понятный смысл. Однако Малк заострять на этом внимание не стал, а вместо это уточнил:

— Врать? Это вы про то, как я пытался себя за Бакалавра выдать?

Надо сказать, вспоминать эту тему ему было неприятно. Малк так и видел ту рожу, с которой щупальценогий рассказывал демонологу о его нелепом обмане. Слышал как приспешник Синего Короля смеялся, как комментировал его наивную веру в достоверность «маскировки»… и ото всего этого ему хотелось сгореть от стыда.

И вот теперь мастер предлагает ему повторить крайне неудачный опыт?

— Мастер, напоминаю: в прошлый раз у меня ничего не получилось! — не без недовольства сказал Малк.

— Этот раз совершенно другой! — закхекал господин Тияз и добавил: — Главное, не забудь про остров Бланка… Остальное же решаемо!

И прежде, чем Малк вставил хоть слово, оборвал контакт. Затем от черепа отпала Морда — Малк едва успел её поймать, — а в завершении всего вдруг проявил магическую активность череп. И из пустых его глазниц и провала на месте носа вдруг вырвались клубы холодного, невидимого для обычного взгляда тумана, которые сначала тонкой плёнкой расползлись по коже Малка, а потом что-то сделали с медальоном паспорта на его шее.

— И это то, что сделает обман реальным? — скептически пробормотал Малк.

Однако что-либо переигрывать было уже поздно и потому, надёжно зафиксировав шаланду у борта и оставив в ней марионетку, Малк решительно полез по штормтрапу наверх. Врать и изворачиваться, как настоятельно ему посоветовал его наставник…

Как ни странно, наверху его встречали всего трое — двое очевидно неодарённых матросов, вооружённых лишь ружьями, и вахтенный помощник в ранге Ученика с артефактной саблей в руках. Вежливо поприветствовали, поинтересовались рангом, после чего пригласили проследовать к капитану. И всё это без каких-либо требований разоружиться или надеть мешающие колдовать оковы!

Малк аж растерялся от такого приёма — на его вкус столь пренебрежительное отношение к безопасности выглядело откровенно странным. Но потом вспомнил, что господин Тияз тоже порой любил изобразить наплевательское отношение к той опасности, что могут представлять маги ниже его рангом, и понятливо усмехнулся. Если исходить из таких соображений, то командовал здесь либо Бакалавр, собирающийся в скором времени прорвать границы уровня, либо Младший Магистр. А значит и к чужаку он будет относиться, опираясь именно на своё нынешнее положение. Бакалавра воспримет как равного или почти равного, а Ученика или, того хуже, Адепта, посчитает кем-то никчёмным и достойным лишь ограбления.

Нет, прав был Мастер, в очередной раз прав! Теперь бы вот только эта затея с маскировкой выгорела, и тогда…

Что тогда Малк уже через несколько минут смог выяснить на практике. Потому как Элвин Бур — капитан шхуны «Дети Содружества» и по совместительству действительно собравшийся штурмовать границу ранга Бакалавр — первым делом поинтересовался его рангом. И лишь убедившись, что перед ним именно равный по статусу коллега, лишь тогда приступил к дальнейшим расспросам.

Выскочка йоррохов!

— Только что отбыл с острова Блу, где отдыхал и набирался сил после вояжа по Яванскому поясу. Теперь вот направляюсь на Бланку… — начал было Малк, но был не без высокомерия прерван.

— На Бланку? На вашем корыте? Что ж, тогда я и вправду верю, что у вас действительно был именно что вояж по Поясу. Нам до острова три-четыре седмицы добираться, а уж вам… не знаю. Пока все аномалии посетите, всех пиратов пересчитаете, со всеми демонами и монстрами «поздороваетесь»… глядишь, и год пройдёт! — пренебрежительно рассмеялся капитан, и его тут же поддержал усмешкой доставивший к нему Малка вахтенный.

Малк мысленно помянул Йорроха, но на лице сохранил ровное, почти равнодушное выражение.

— Верно мыслите, господин капитан. Тогда может вы окажете помощь путешественнику? — спросил он, когда Элвин Бур наконец соизволил успокоиться.

— Путешественнику… А зовут как этого путешественника? — поинтересовался хозяин каюты, явно чувствуя себя этаким королём к которому на приём пришёл очередной проситель.

И теперь в его власти было помочь гостю или отправить восвояси.

— Малк, — внешне доброжелательно сообщил Малк, а затем растянул губы в улыбке и добавил: — Малк Эттин.

Какая будет реакция он даже не сомневался. Но, к сожалению, в имеющихся у него документах было зафиксировано именно это прозвище, а значит именно его ему и предстояло нести точно позорный знак.

— Эттин? А что… похож! — осклабился Бакалавр. — Только почему одна голова?

Шутка была так себе, даже вахтенный не засмеялся, но Малка очему-то она задела. И вместо того, чтобы смолчать, он вдруг выдал с непонятным воодушевлением:

— Это у меня не единственное прозвище. Есть ещё одно, под которым я известен на некоторых островах Яванского пояса.

— Да, и какое же? — явно собираясь продолжать веселье, уточнил Элвин Бур.

Малк изобразил максимально честное и открытое лицо и доверительным тоном сообщил:

— Безумный жрец.

И то ли он переборщил с честностью и открытостью, то ли вообще показал Святые ведают что, но и капитан, и вахтенный вдруг одновременно перестали смеяться и спешно принялись навешивать на себя защитные чары. А уж какие они при этом бросали на Малка взгляды… Так не на деревенщину со смешной кличкой смотрят, так опасного в своей непредсказуемости монстра оценивают. Которого вроде и убить можно, но лучше лишний раз не трогать, а по возможности и вовсе обойти по широкой дуге.

В общем на странной ноте у них беседа с капитаном закончилась. Потому как даже убедившись, что показавшийся вдруг весьма пугающим Малк не собирается ни на кого нападать, Элвин Бур так до последнего своих чар и не убрал… А ведь сколько поначалу гонора было, сколько пафоса!

Тем не менее, несмотря на произошедший инцидент договориться о сотрудничестве у них всё же получилось. И вместо того, чтобы вышвырнуть Малка с корабля, ему за двадцать драхм выделили персональную каюту и пообещали подбросить до порта на Луге — острове, на который регулярно заходили для пополнения припасов идущие на Бланк корабли. И в текущей ситуации это было настолько выгодное предложение, что Малк согласился не раздумывая!

Ну а дальше… дальше началось обычное морское путешествие, где большую часть забот и тягот брали на себя члены экипажа, а пассажирам оставалось лишь бороться с обычной в таких случаях скукой. Правда, Малк, который уже успел хлебнуть «радости» самостоятельных путешествий в шаланде, несколько выбивался из общего ряда. И там, где остальные его попутчики жаловались — их для обычного торгового корабля оказалось довольно много — на отсутствие развлечений, безвкусную пищу и выматывающую качку, сам он лишь понимающе кивал, ухмылялся, а глубоко внутри наслаждался возможностью просто плыть. Не ломать глаза в поисках ориентиров, не бороться с волнением на море, не сражаться с ветром, не вслушиваться в духовные вибрации в поисках подозрительных магических флуктуаций, а именно просто плыть! Благо есть у него и нормальная постель, и возможность уединиться, и даже приличная по меркам обычно питающегося всухомятку мага еда. Ну не чудо ли?

И даже когда на шхуну напали монстры, как-то уж очень сильно смахивающие на атаковавшую Блу черепаху — разве что только размером с ребёнка, — он и тогда ничего кроме лёгкого беспокойства не ощутил. К чему волноваться, если рядом есть люди, чья работа как раз и заключается в решении подобного рода неприятностей?.. В драке, правда, ему всё-таки поучаствовать пришлось: одна «черепашка» смогла пробиться через сотворённый Элвином Буром барьер и добралась до пассажирской палубы. Но и в этом случае особо сильно Малк не напрягался. Наложил на гадину проклятье Нежизни, а потом без затей добил несчастную прямо на месте заговорённым на крепость тесаком.

Фактически Малк примерил на себя роль обывателя и, нельзя сказать, что она ему не понравилась. Хотя может именно так себя проявил эмоциональный откат после всего им пережитого? Да какая разница…

На Луге он сошёл уже через полторы седмицы после своего появления на борту «Детей Содружества». Три дня проболтался на острове в ожидании появления подходящего ему корабля, после чего купил за те же двадцать драхм билет на клипер «Бороздящий океаны» и отбыл в направлении Бланка. И уже через две седмицы был на нужном для господина Тияза острове.

— Теперь заселяйся в гостиницу и жди! — посредством блокнота распорядился Мастер, едва ученик оказался на берегу.

— Просто ждать? — хмуро пробормотал Малк, давно уже уставший от подобного рода малоинформативных заданий.

Во время своей жизни в Школе Пепла он мечтал о путешествиях, поездках, смене обстановки. И вот теперь его желание сбылось, он странствует по миру. Беда только в том, что радости ему это не приносит. Прежде всего потому, что от него постоянно ускользает смысл его метаний. Ну надоело же, Йоррох побери!!!

Увы, господину Тиязу, как и положено настоящему манипулятору-«кукольнику» было плевать на чувства ученика. Он дёргает за ниточки, а дело марионетки — безоговорочно выполнять требуемое. И здесь нет места для дискуссии.

— Да, просто жди! — поставил точку наставник и снова пропал, предоставив ученику самому разбираться с бытовыми вопросами.

— Действительно, а что же ещё мне можно делать… — беззвучно прошептал Малк и, недовольно хрустнув шеей, тяжело зашагал по ведущей в посёлок дороге.

Опыт подсказывал, что где-то там наверняка будет и жильё, и питание, и — во всяком случае он очень на то надеялся — работа. Потому как если сосредоточиться лишь на безоглядном следовании приказам Мастера, то рано или поздно Малк точно превратится в нищего бродягу. И тогда всё окончательно усложнится…

К сожалению претворить в жизнь эти планы удалось лишь частично. Снять номер в гостинице, выбрать подходящий по цене трактир — их здесь оказалось аж три, — найти место для тренировок… С этим Малк справился без проблем. И лишь с поисками работы его постигла неудача — её здесь попросту не было.

И вовсе не потому, что в окрестных водах пропали монстры, исчезла нужда в сборе редких ингредиентов, больше не требовалась охрана торговцам и закончились заказы на истребление демонов. Вовсе нет. Просто власть на острове принадлежала Школе магов, и именно на плечах её студентов лежало выполнение всех этих задач.

Поначалу, когда Малк выяснил, что местный гегемон — трёхзвёздочная Школа Сердечного огня — это бывшее алхимическое братство, он даже обрадовался. Ну как же, ведь алхимики известны прежде всего как кабинетные учёные, предпочитающие практике в поле работу в тиши своей лаборатории, а значит и недостатка в хорошо оплачиваемых поручениях у них не будет. Но потом послушал о чём говорят завсегдатаи трактиров, пообщался с местными жителями, и приуныл. Несмотря на все присущие алхимикам слабости, руководство Школы муштровало своих учеников на совесть, и те порой месяцами не вылезали из разъездов.

Вырастить по-настоящему могучих чародеев с таким подходом, правда всё равно у них не получалось, но к этому явно никто особо и не стремился. Самые простые и самые массовые потребности Школы закрыли, учеников потренировали, немного денег сэкономили? Ну и отлично! Для остального же есть дружественные Магистры и Старшие Магистры, которые просто за годовую скидку на приобретение алхимических препаратов сотрут в порошок кого угодно: хоть демона, хоть монстра, хоть флотилию пиратов.

С точки зрения магов, обычно помешанных на личной мощи, подобное «торгашеское» отношение было достойно одного лишь презрения, однако членов Школы это видимо никак не беспокоило. И они продолжали поступать так, как считали нужным, с каждым годом лишь приумножая свои богатства.

Подобные взгляды, ожидаемо, нашли отклики среди толстосумов расположенного неподалёку Сконда. И в какой-то момент среди тамошних богачей стало признаком хорошего тона иметь недвижимость на Бланке. Не как вложение средств, вовсе нет! А как некий вариант убежища. Места, в котором можно переждать сложные политические пертурбации или прямые преследования дома. И пусть даруемая алхимиками защита уступала таковой же у «боевых» Школ, в глазах беглецов из Сконда — а соответственно и Арктавии! — протекторат Школы Сердечного огня всё равно выглядел достаточно привлекательно. Возможность разговаривать с магами на равных, понимая идеалы и устремления друг друга, с точки зрения купцов, магнатов и фабрикантов заметно перевешивала чужие преимущества…

В результате с одной стороны, наплыв богачей очень положительно сказался на развитии острова — ну где ещё найдёшь такую территорию в диком Яванском поясе, где уровень жизни лишь немногим уступает уровню жизни в обычном цивилизованном городе? Разве что театров тут нет, да новомодного синематографа, а так почти всё доступно!

С другой же стороны всё это не могло не сказаться на и без того не маленьких ценах, из-за которых простым Ученикам вроде Малка проживание здесь было попросту не по карману. Проклятье, да оставшихся в его кошельке ста пяти драхм при не слишком разгульной жизни тут едва-едва хватало на год… А ведь было время, когда имея в кармане полторы сотни золотых, Малк искренне считал себя очень состоятельным человеком!

Нет, для ожидания непонятно чего господин Тияз определённо выбрал далеко не самое лучшее в Яванском поясе место. Но вот только как донести эту мысль до Мастера?

Малк ответа не знал. И потому молча выполнял распоряжение учителя, за неимением работы сосредоточив все усилия на тренировках. Развитие резерва и скорости поглощения энергии, пережигание Духа, изучение способов заговаривания оружия, просто эксперименты с Властью и Силой… Да мало ли чем может заняться маг вроде Малка?!

Вот он и занимался, а попутно ломал голову над тем, в какие неприятности в самом ближайшем будущем его снова ввергнет воля Мастера…

В таких условиях единственным развлечением для экономящего на всём Малка стало общение в трактире с такими же как и он гостями острова. Кто-то прибыл по торговым делам, кого-то вызвал к себе скрывающийся от правосудия хозяин, а кто-то просто ждал возможности оставить небольшой заказ на партию дешёвых алхимических препаратов и теперь искал выходы на конкретных специалистов Школы Сердечного огня… Людей, которые как и Малк надолго застряли на Бланке, было довольно много. И хотя далеко не все из них рвались обсуждать что-либо с чужаками, были и те, кто откликался на предложение поговорить с явным удовольствием.

Одним из таких любителей поболтать был белобрысый усатый мужик неопределённого возраста, который вместо сюртука и брюк предпочитал носить мавулакскую мужскую рубашку в пол, волосы на голове прятал под особым клетчатым платком, а на ноги надевал сплетёные из грубых ремней сандалии. Выглядел он во всём этом достаточно колоритно, однако это никак ему не мешало быть прекрасным собеседником. И, надо сказать, отдельными разговорами с ним Малк откровенно наслаждался.

Впрочем была у усача — его странно звучащее имя Малк не запомнил — и своя любимая тема. Иногда, под настроение, закончив дежурное обсуждение погоды и свежих слухов, он неспеша раскуривал здоровенную и чрезвычайно вонючую сигару, делал несколько глубоких затяжек, после чего откидывался на спинку стула и принимался рассуждать о царящих на посвящённых Пеклу островах порядках. Уж Святые ведают откуда он брал свои истории — может где-то слышал, может читал, а может и вовсе придумывал, — но благодаря ему Малк узнал столько всего нового о выходцах из Хеймдарка, Фэйду и Коро, сколько не смог изучить за всё время своего обучения магии.

Усач мелкой гребёнкой прошёлся по всему. По привычке хеймдаркцев брать демонических фамильяров и по порождаемой ею трансформации мышления, по стремлению жителей Фэйду обрести мощь через слияние с демонами-побратимами и по неизбежному в этом случае безумию, по тяге обитателей Коро пересаживать в свои тела демонические органы и по жутким болезням, от которых страдают абсолютно все маги этого пути… Он был настолько дотошен, что порой казалось, будто в его интересе к продавшимся Пеклу чародеям есть нечто личное. Оставившее на нём настолько глубокий отпечаток, что ему никак не удавалось от него избавиться.

Правда, ещё одним возможным объяснением подобной говориливости могло быть желание как-то расширить кругозор Малка… Но в это как-то не верилось. Никакие отношения их друг с другом не связывали, а значит и тяги поучаствовать в его судьбе у усача не было и быть не могло.

Тем не менее, кое-что интересное из их бесед Малк всё же вынес и даже не поленился уточнить у господина Тияза. А тот, вопреки обыкновению, не поленился ответить.

— Это правда, что путь магов Фэйду тупиковый? И что почти все они безумны, а на одного относительно здорового и реально обретшего могущество колдуна будет трое тех, у кого есть какая-нибудь душевная болезнь? — озвучил свой вопрос Малк.

И уже через минуту прочитал в блокноте ответ.

— Всё так. И пока контакт с демоном сохраняется, выздоровление невозможно. Правда, если маг доживает до старших рангов, уровня нашего Младшего Магистра и выше, то всё начинает приходить в норму… Но это ведь ещё надо дожить!

— И в чём тогда смысл? — спросил Малк.

Тут же вспомнился погибший в лапах Голодных Мороков демонолог, его откровенное безумие и наплевательское отношение к жизни. Будь на его месте кто-то другой, то ловушка Малка могла и не сработать. И если раньше он думал, что такое поведение для выходца с Фэйду это исключение, то теперь начал подозревать обратное…

— А смысл в том, что убежавший от тебя демон с собой захватил и душу «побратима». И теперь можешь не сомневаться, что через сколько-нибудь лет тот обязательно возродится в новом теле. — Несмотря на то, что общение велось через бумагу, Малк так и слышал как противно закхекал на этих словах господин Тияз.

— Возродится? — скрившись как от лимона, повторил Малк.

— Именно, в этом и весь смысл. Иначе при таких побочных эффектах зачем вообще идти по пути магов Фэйду? — словно бы фыркнул Мастер и завершил объяснения.

Малк же остался с неприятной мыслью, что если он какое-то время ещё побарахтается в этом Йорроховом мире, то к когорте его врагов добавится ещё и жаждущий мести демонолог. Замечательно, просто замечательно!..

За тренировками и общением Малк сам не заметил, как пролетели три седмицы. Вроде бы только-только прибыл на Бланк и господин Тияз потребовал от него «просто ждать», а вот уже брызжущий раздражением Мастер требует наложить на череп Морду и лично сообщает, что его терпение закончилось.

— Учитель, может быть вы слишком высоко ставите поисковые возможности Зала Помнящих, а они на деле уже давно потеряли наш след? — осторожно предположил Малк, сразу догадавшись о причинах гнева Младшего Магистра.

Вот только его слова понимания у Мастера явно не нашли, и он выдал в ответ презрительное фырканье. Мол, чего возьмёшь с бестолочи-Ученика, объяснять такому — лишь время тратить! Однако после того, как последовавшая за этим пауза неожиданно затянулась, до Малка вдруг дошло: впервые на его памяти господин Тияз колебался. Он словно бы стоял на пороге решения, которое могло иметь очень далеко идущие последствия. И теперь не знал — двигаться ли ему дальше или же отложить момент выбора ещё на сколько-нибудь дней.

Наконец, тяжело вздохнув — что в исполнении Морды звучало довольно странно, — господин Тияз мрачно сообщил:

— Завтра ты залезешь в дом купца Базилеса и украдёшь из его коллекции древностей один старинный артефакт…

— Ч-что? — перебил его Малк, от неожиданности забыв о вежливости и субординации.

Он ждал от Мастера чего угодно — вплоть до участия в масштабной охоте на демонов! — но никак не своей переквалификации в вора.

— Ты слышал что! — моментально озлился господин Тияз. — Базилес — известный арктавийский коллекционер древностей, сделавший состояние на торговле углём. Однако несколько лет назад у него случился конфликт с небольшим, но очень много на себя берущим Домом, в ходе которого все самые ценные его активы оказались захвачены, а сам он на наше счастье был вынужден бежать на Бланк. Так что теперь он здесь, ждёт рассмотрения своего дела в Верховном суде Арктавии… и потихоньку тратит захваченную из метрополии казну.

— Так может лучше дождаться, когда у него закончатся средства, и этот артефакт просто купить? — хмуро спросил Малк. — Испытывающие нужду люди готовы расстаться и с гораздо более ценными вещами, чем экспонаты из каких-то коллекций…

— Мне. Нужен. Этот. Артефакт! — чеканя слова, неожиданно зло ответил господин Тияз. — Срочно! И ты мне его достанешь!

От звучащей в голосе учителя угрозы по спине Малка побежали мурашки. И он, осознав что спорить бесполезно, выдавил:

— Как скажете…

— Так и скажу! — прорычал Младший Магистр, однако вовремя спохватился и взял эмоции под контроль. Дальше он говорил уже гораздо спокойнее: — Это жезл. Сейчас он повреждён, но когда-то им владел Магистр ныне уничтоженной Школы Пьющих Кровь и тогда артефакт называли Забирающим жизни… В общем вещь с историей и довольно уникальная. Такую продавать будут в последнюю очередь!

— И что, жезл этот, нельзя починить? — уточнил Малк, решив, что догадался о причинах интереса Мастера к артефакту.

— Починить нельзя, но пробудить часть функций можно. Если у тебя есть вытяжка из спинного мозга демонического Повелителя Бедствий, то с этим справится любой начинающий артефактор, — хмыкнул господин Тияз. — Проблема в том, что достать эту самую вытяжку практически нереально…

— Понял, тогда остаётся самое «простое»: определиться с тем, как я буду этот жезл для вас добывать, — продолжая сражаться с раздражением, сказал Малк. — Потому как мне отчего-то не верится, что можно просто так взять, войти в хорошо охраняемый дом, чей владелец каждую минуту ждёт визита убийц, забрать ценный артефакт и спокойно уйти…

— Просто так — нет, но если хорошо подготовиться… очень даже может быть! — напрочь игнорируя заданный Малком тон, вдруг засмеялся господин Тияз.

И до Малка только спустя несколько мгновений дошло, что Мастер не шутит, а значит совсем скоро ему действительно придётся участвовать в откровенной авантюре. Авантюре, в чей успех он просто отказывался поверить…

В то, что он не до конца понял масштабы потребности господина Тияза в йорроховом жезле, Малк осознал, когда сразу по окончании их разговора Мастер отправил его сначала в лавку за топором и мотком пеньковой верёвки, а потом заставил искать укромный уголок в безлюдной части острова. Причём такой, чтобы с одной стороны он был максимально влажным, тенистым и насыщенным гнилью, а с другой находился на серьёзном удалении от Школы Сердечного огня.

И Малку потребовалось потратить почти три часа на то, чтобы найти полностью устраивавшее учителя местечко. У него уже даже появилась надежда, что чрезмерная придирчивость господина Тияза станет причиной отказа от задуманного похищения, но затем он забрёл в заросшее багульником болото и все его чаяния пошли прахом. Потому как проклятое место неожиданно настолько понравилось Мастеру, что именно его он и решил сделать своей полевой лабораторией.

Дальше началось и вовсе нечто странное. Вместо того, чтобы заняться проведением каких-нибудь усиливающих способности ритуалов или открывать не к ночи помянутый проход на план Смерти, господин Тияз вдруг поручил Малку изготовление из собранных по пути палок куклы в человеческий рост.

— Я не смогу, — сказал Малк растерянно. — Мой максимум — это огородное пугало!

Смутно он уже начал догадываться, для чего эта поделка понадобилась Мастеру. Марионеточники они или нет, в конце-то концов?! Но одно дело управлять творениям магов-механиков или специалистов по созданию искусственной жизни, и совсем другое — изготовить нечто подобное самостоятельно, причём на том уровне, чтобы можно было применять в боевой обстановке.

— Сможешь! — со сдержанной яростью прошипел господин Тияз. — Просто выложи из деревяшек нечто вроде скелета, а потом соедини их верёвками. Это ведь тебе по плечу?!

Малк нахмурился, с сомнением покосился на болтающийся на поясе череп, однако говорить ничего не стал и просто пожал плечами. Непонятно, зачем тратить время на подобную ерунду, но раз надо… значит надо! И принялся за работу.

Как ни странно, справился он минут за сорок. Муляж скелета, правда, получился ну очень слабо похожим на оригинал, однако господин Тияз остался доволен. Словно перед ним валялись не кое-как связанные между собой палки, а лежала самая настоящая марионетка.

И тут же дал Малку новое поручение, на этот раз напрямую связанное уже с его старой специализацией.

— Ты ведь в очистке разбираешься и вроде как во время обучения дома даже какой-то ритуал разработал? — спросил он, не давая ученику перевести дух. — Думаю сейчас самое время это продемонстрировать…

— Ритуал? А что очищать-то надо? — удивился Малк.

— То, что ты делаешь с неизменным удовольствием. Скверну! — закхекал господин Тияз, и Малк моментально вспомнил о хранящейся на дне одного из саквояжей банки с «киселём».

Проклятье, а переродившаяся плоть жреца-то ему зачем понадобилась?!

Впервые за всё время их странной подготовки к ограблению Малку стало интересно. Потому как он в принципе не понимал для чего в их ситуации может понадобиться нечто столь отвратительное как трофей с осквернённого алтаря Дораны. А раз так, то он с удовольствием расширит границы своего знания…

Подготовка к обряду много времени не заняла. Сначала Малк с помощью топора и тесаков очистил походящий для рисования фигур клочок земли, потом хорошенько его утоптал и лишь затем твёрдой рукой изобразил не особо сложный чертёж — встраивать дополнительные защитные контуры он на этот раз не стал.

На следующем шаге пришлось немного повозиться с активацией — почему-то купленный здесь же на острове ещё пару седмиц назад кристаллический песок крайне неохотно отдавал накопленную Силу, — однако Малк справился и с этим, так что уже через несколько минут был готов к ритуалу.

— Из банки можешь эту дрянь не вынимать, — разрешил господин Тияз, правильно истолковав возникшую у ученика заминку.

Малк благодарно кивнул и, поставив контейнер с «киселём» в центр фигуры, принялся читать заклинание.

Секунда, другая, и вот уже потоки Силы сходятся на адском трофее, а Власть сжимает его со всей мощью жёлтого ранга. Для Малка это была первая ритуальная очистка проклятых предметов после повышения уровня силы Духа, и потому он оказался немного не готов к той лёгкости, с которой у него теперь получалось колдовать.

Просто р-раз, и из банки через края бежит красно-чёрная пузырящаяся пена. Два, и вслед за пеной стекает по краям оранжевая слизь. Три, и то, что было смердящим Скверной «киселём», собирается на дне сосуда в небольшой серый ком и перестаёт реагировать на магию Малка. Четыре, и… и линии рисунка гаснут, а обряд подходит к концу.

— Быстро, не касаясь этой дряни руками, перенеси её на свой «муляж»! — резко приказал господин Тияз, едва не срываясь на крик.

И остатки «киселя», взмыв в воздух, стремительно переместились на новое место.

— Так? — спросил Малк, вытирая со лба пот.

Однако учитель ему не ответил. Едва комок непонятной гнуси упал в кучу изображающих «скелет» палок, как череп с налепленной Мордой самостоятельно слетел с пояса Малка и завис над поделкой. Ненадолго, ровно на то время, чтобы уронить сверху каплю Силы и дождаться, когда она с шипением растворится в серой субстанции.

Ну а когда он уже возвращался обратно, то началась поистине взрывная реакция. Переродившаяся плоть жреца вдруг закипела, пошла волнами, чтобы затем прямо на глазах начать стремительно расползаться по деревяшкам, покрывая их со всех сторон тонюсенькой серой плёнкой. Да так быстро, что уже через пять минут весь «скелет» оказался в этой субстанции…

Впрочем это был ещё не конец. Последняя часть задуманного Мастером действа включала в себя ещё один важный шаг: появление из плана Смерти слуги-скелета и… его слияние с кажущимся всё более странным творением Малка. На мгновение происходящее скрылось под облаком взявшегося непонятно откуда тумана, а когда он рассеялся, то с земли уже поднималась лишённая каких бы то ни было индивидуальных черт человекоподобная кукла.

— Святые Демоноборцы! — протрясённо выдохнул Малк, вслушиваясь в духовные вибрации.

Если бы он сам не собирал остов этой фигуры из палок, то сказал бы, что перед ним стоит идущий по пути Смерти незнакомый Младший Магистр. То есть даже не кукла, а… практически человек, рог Йорроха ему в бок!

Не дожидаясь приказа, Малк полез в саквояж и сначала достал свой всё ещё воняющий кровью старый комплект одежды, а потом и давно уже впустую занимающую место маску Лиса — со времён участия в Стае лесных товарищей она ему так и не пригодилась.

— Перехватывай контроль, и попробуй заставить её одеться. Хочу проверить, как ты справишься, — сказал господин Тияз, каким-то севшим голосом. — А то я в своём нынешнем состоянии смогу только удерживать нашу игрушку от распада, и на управление меня уже не хватит.

Малк, до сих пор находящийся под впечатлением от той лёгкости, с которой учитель смог создать самую настоящую марионетку, мягко разорвал связи со своим псом — тот моментально обмяк и повалился на мох, — а затем принялся нашаривать духовным вниманием вибрации новой куклы. Через секунду или две что-то такое уловил, сосредоточился… и подхваченный неодолимой силой оказался втянут в новое тело. Нет, с его обычным, человеческим организмом, контакт по прежнему сохранился, однако теперь словно бы поменялась точка отсчёта. Кукла стала основным носителем сознания, а данный при рождении организм — чем-то вроде запасной базы.

Моментально накатила паника, появилось желание немедленно вернуться обратно, и Малк принялся вырываться со всей мощью своего Духа.

— Тихо! Тихо!!! — буравчиком ввернулась в разум чужая мысль. — Думаешь легко тебя здесь удерживать?

— Мастер? — уточнил Малк, усилием воли заставляя себя успокоиться.

— А кто же ещё? — проворчал господин Тияз. — Так что не дёргайся и запоминай! На тебе — управление всей куклой, на мне — обеспечение взаимодействия между марионеткой, твоим Духом и той мощью, что удалось позаимствовать у моего вассала. Уяснил?

— Уяснил, — немного ошарашенно ответил Малк и, следуя словам учителя, принялся с осторожностью дёргать за управляющие марионеткой ниточки.

Как ни странно, получалось едва ли не проще, чем с псом — всё-таки контроль над двуногим и четвероногим несколько отличаются. А там и сам не заметил, как сначала одел куклу в свою старую одежду, а потом прикрыл лишённые любых черт лицо маской Лиса. Затем прошёлся из стороны в сторону, посмотрел на «своё» отражение в луже — понять, что «он» не человек было решительно невозможно — и окончательно осознал, что теперь он пожалуй готов попробовать свои силы и на воровском поприще.

— Если освоился, то давай выдвигаться к дому Базилеса. Долго эта кукла не продержится, — в очередной раз напомнил о себе господин Тияз, и Малк, на всякий случай поудобнее устроив своё реальное тело рядом с саквояжами, быстрым шагом направился обратно в посёлок.

Плевать на жезл, единственное, что Малка сейчас беспокоило, это его брошенный на произвол судьбы организм. Так что чем раньше он закончит с йорроховым ограблением, тем скорее вернётся обратно…

К особняку торговца Малк в теле куклы добрался уже когда стемнело. Миновал несколько хорошо освещённых улочек, пару раз вежливо раскланялся с совершающими вечерний променад зеваками — маска Лиса и неаккуратная одежда хоть и скрывали его инаковость, однако сами по себе точно магнит притягивали к себе внимание. И лишь оказавшись перед домом Базилеса, перестал изображать куда-то спешащего весельчака, и с непринуждённым видом плюхнулся на ступеньку у крыльца парадного входа.

Теперь, если Малк правильно понимал мышление работающих в особняке людей, ему оставалось лишь дождаться, когда терпение управляющего лопнет, и он решит прогнать прочь чересчур наглого бродягу. И тут уже не важно, какие силы для этого будут задействованы — главное, что бронированная дверь откроется и у Малка появится возможность войти внутрь. Так сказать, малой кровью.

К радости Малка долго рассаживать на полированном мраморе ему не пришлось. Уже через минуту послышались шаги, лязгнул отодвигаемый засов и на крыльцо вышел крепкий на вид дворник. Который со словами: «Здесь сидеть нельзя, пьянь», попробовал пнуть Малка в поясницу, однако неожиданно для себя промахнулся и кубарем покатился по ступенькам. Что до совершившего ловкий финт Малка, то он быстро вскочил и юркнул в приоткрытую дверь.

Вторжение во владения Базилеса наконец-то началось!

— Налево по коридору, потом наверх и… да, дальше бегом в ту часть дома, что выходит окнами на южную сторону! — кратко описывал дорогу господин Тияз, и Малк не выдержал.

— Вы здесь уже были раньше? — мысленно спросил он практически на бегу.

— Нет, но мне это не надо. Уж просканировать-то лишённый активной защиты дом я пока ещё способен! — фыркнул он высокомерно и тут же рявкнул: — Слева!!

Впрочем Малк в предупреждении не нуждался, и кулаком в лицо вырубил кого-то из слуг, на свою беду покинувшего комнату. Аккуратно через него переступил, сделал несколько шагов… чтобы тут же сойтись врукопашную с каким-то Адептом. Этот мерзавец только-только спустился по лестнице со второго этажа и застал момент избиения Малком слуги. Так что убедить его, будто всё в порядке, не было никакой возможности.

Обменявшись с ним парой оплеух и чувствуя, как трещит внутри куклы её деревянный костяк, Малк отскочил назад и без затей плюнул противнику Искрой в лицо. Как выяснилось, такой подлости от него не ждали, и увернуться Адепт уже не успел…

Ещё минус один!

Далее Малк взлетел по лестнице на следующий этаж и, радуясь, что всё пока что проходит по какому-то удивительно лёгкому сценарию… вляпался в колдовскую ловушку. Вроде бы и вполне обычную, без смертоносных довесков — его самым примитивным образом зажало между двумя колдовскими барьерами, — но всё равно неприятно бьющую по самолюбию и вполне способную сорвать им всю операцию.

— Чтобы её снять мне нужно минут десять! — объявил Малк, мысленно набрасывая схему взлома вложенных в ловушку формул.

Однако в ответ услышал короткое:

— Ладони от себя!

Малк машинально выполнил приказ… и аж вскрикнул от резкой боли, пронзившей силовые узлы в районе запястий — то, что у него сейчас было искусственное тело роли не меняло. Потому как именно через ладони ударила волна неизвестного ему заклинания, походя сшибла ограничивающий подвижность барьер и… отбросила к дальней стене появивших в коридоре охранников-Учеников.

— Йоррох! — вслух выругался Малк, подскочил к ним поближе и пару раз приложил на всякий случай подхваченным тут же стулом.

Ни один, ни второй вроде бы специалистами по закалке тела не являлись, так что этого должно было им хватить надолго.

Наконец он достиг массивной железной двери с парой сотен знаков Руноглифа по периметру. Однако разбираться в неизвестных формулах не было ни сил, ни времени, и Малк мысленно попросил Мастера ударить чем-нибудь бронебойным в стену на полсажени левее косяка. Разумно предположив, что будь кладка и там укреплена металлом, то сокровищницу вряд ли разместили бы на втором этаже — перекрытия такого бы не выдержали. И оказался прав. Через пару секунд сжатая до колоссальной плотности Сила тараном прошибла стену, и Малк в клубах пыли вошёл в хранилище Базилеса.

— Жезл лежит на верхней полке в шкафу справа от окна. Хватай его и беги! — с каким-то надрывом рявкнул в голове Малка господин Тияз.

— Но вдруг тут что ещё ценное будет? — спросил Малк, тем не менее подскакивая к указанному шкафу и изо всех сил дёргая дверцу.

Увы, и здесь тоже всё было закрыто. И тоже на зачарованный замок. Впрочем что делать, Малк знал и без помощи Мастера. Максимально быстро сотворив в ладони проклятие Нежизни, он шлёпнул его на боковую стенку шкафа и прижал Властью. По идее чары должны были за несколько минут разъесть заговорённое дерево, и тогда… о том, что было бы тогда, рассуждать уже не имело никакого смысла. Потому что поверх ладони Малка словно были легли ещё две других — одна человеческая, а другая костяная, — потекла структурированная Сила и… рука провалилась в образовавшуюся в стенке дыру.

— Ничего ценного не будет! Сигнал в Школу Огненного сердца уже ушёл и сюда с минуты на минуту выдвинется дежурная боевая группа, — ответил на заданный ранее вопрос господин Тияз.

Так что Малку оставалось лиши понятливо кивнуть, нашарить на полке неровно обломанный жезл и вытащить его наружу.

— Он? — спросил он, не скрывая сомнения.

— Он, он… Беги!!! — снова мысленно крикнул господин Тияз, и Малк, досадуя на чрезмерную эмоциональность обычно холодного и сдержанного Мастера, наконец кинулся обратно. Это что же с ним такое происходит, что он постоянно срывается? Или это сам Малк так расслабился, думая, что раз действует через марионетку, то находится в полной безопасности?!

Несмотря на страхи учителя, дом им удалось покинуть без особых проблем. В некоторых комнатах, мимо которых приходилось бежать Малку, конечно, мелькали испуганные лица молодых девушек и парней, но желающих остановить вора так и не нашлось. Судьба предыдущих защитников, которые до сих пор лежали там, где Малк сшиб их с ног, говорила сама за себя.

Однако уже на улице, когда возникло ощущение, что самое трудное позади и вот она свобода, из переулка выскочили трое магов в форме и со знаками различия Школы и кинулись Малку наперерез.

— Йоррох, Йоррох, Йоррох!! — на два голоса зарычали учитель и ученик.

И если всё, что мог сделать Малк, это хорошенько поднажать, то господин Тияз оказался гораздо менее сдержан в средствах и жахнул по преследователям чем-то вроде сотканного из серого дыма огромного прокатного вала. Всех троих сшибло с ног точно кегли.

— Это Ученики, ничего серьёзного!!! — крикнул он Малку, а потом добавил: — Не вздумай бежать туда, где оставил тело. Выбирайся на какой-нибудь пляж, так чтобы у меня была фора в пару минут, и я открою проход в план Смерти. Слуга спрячет жезл там…

— А почему нельзя было сделать то же самое в доме? — возмутился Малк, которому сейчас странным образом не хватало дыхания.

Словно он не находился в неумеющей дышать марионетке, а нёсся по ночным улочкам посёлка в своём родном теле.

— Потому что дом заговорён от открытия любых пространственных переходов, вот почему! — рявкнул господин Тияз, замолк на мгновение и простонал: — Проклятье, откуда здесь Младший Магистр-то взялся??

Подтверждая его слова со спины полыхнуло красным, и Малк ощутил, что летит. Уже даже приготовился насмерть шмякнуться о мостовую, но каким-то чудом приземлился на ноги и продолжил мчаться вперёд. Поворот, ещё один поворот, потом узкий лаз между двумя заборами, и вот уже он несётся по галечному пляжу. Мысленно обращаясь ко всем Святым разом, чтобы проклятый преследователь отстал от них хотя бы на десять-двадцать секунд.

Увы, все его молитвы пропали зря. И не добежав до местной достопримечательности — скопления вертикальных скал какой-то полусотни саженей, — он вдруг споткнулся и кубарем покатился по камням. Упрямо попробовал подняться вновь и снова упал, лишь теперь осознав, чт не способен этого сделать физически — ноги ниже колен у него полностью отсутствовали.

— Какой прыткий воришка, — донёсся презрительный голос.

И Малк, повернул голову на звук, увидел приближающегося к ним мужчину лет сорока-сорока пяти. Причём для члена Школы, специализирующейся на алхимии, двигался он удивление ловко, а расходящиеся от него во все стороны волны Власти не просто давили, а ещё и кололи десятками и сотнями обжигающих игл.

Младший Магистр! И не какой-нибудь слабак вроде Жака Улья, а кто-то из старшей лиги.

— Так, кто это у нас здесь? — продолжил глумиться противник, однако вдруг замолчал, вгляделся в Малка и воскликнул — Не понял, ты марионетка, что ли?

И тут же последовало стремительное движение кистью в белой перчатке — Малк почему-то только сейчас заметил эту обычно бросающуюся в глаза деталь, — которое играючи снесло в последний миг выставленный заслон Силы, и… и зажгло вокруг куклы красно-белую сферу.

— Не люблю марионеточников. Гоняешься за ними гоняешься, а потом вдруг раз, и оказывается, что противник твой давно вернулся в своё тело и тебе досталась лишь кукла. Обидно! — доверительным тоном сообщил Младший Магистр.

И вторя ему, в сознании Малка прозвучал раздосадованный голос господина Тияза:

— Проклятье, как же не повезло…

— К Йорроху везение! Сбежать-то мы сможем? — мысленно возопил Малк, которого от одной лишь перспективы близкого знакомства со столь сведующим врагом вгоняло в дрожь.

— По крайней мере попробуем, — мрачно усмехнулся господин Тияз, потом собрался добавить что-то ещё, но вдруг осёкся и выругался: — Семя Йорроха!

Впрочем Малк от него не отставал. Потому как позади их противника вдруг пришли в движение тени, и из их скопления вылетела цепь с крюком на конце. В одно движение обмоталась вокруг талии Младшего Магистра и рывком сдёрнула его с ног.

Представителю алхимиков моментально стало не до марионетки. Однако вместо того, чтобы ввязаться в бой, он разорвал пленившую его цепь заклинанием и… кинулся бежать. Будто прекрасно зная кто на него напал и что у него нет против незримого убийцы ни единого шанса на победу.

Вот только именно это от него и ждали. И не успев сделать и пары шагов, Младший Магистр теперь уже самостоятельно влетел в другое скопление теней, на мгновение пропал из виду, а когда снова появился, то уже не имел прежнего вызывающего внешнего вида. Одежда на нём была разорвана, перчатки пропали, а всё лицо было залито кровью.

Он, правда, зажёг вокруг себя какую-то защиту — с точки зрения Малка абсолютно непрошибаемую, — но она смогла продержаться хорошо если десяток секунд. Снизу, сверху, с боков — в неё разом вонзились десятки теневых копий, которые давили и давили, пока колдовской барьер не лопнул, а маг не упал на камни с жалобным криком.

— Всё что ли? — потрясённо выдохнул Малк, однако тут же спохватился и спросил у господина Тияза: — Может пора убираться отсюда, пока о нас не вспомнили?

— Может и пора. Только кто же нам даст? — невесело хекнул господин Тияз. — Лучше смотри и наслаждайся тем представлением, что перед нами устраивает представитель одной из величайших Школ по ту сторону Яванского пояса. Этим немногие могут похвастаться…

Малк хотел переспросить о какой Школе идёт речь, но тут из теней вышел победитель алхимика и он забыл о том, что вообще собирался о чём-то говорить. Потому как появившийся на пляже человек оказался ему знаком. Это был тот самый разговорчивый усач из трактира, который столь сильно любил рассуждать на тему различия магии продавшихся Пеклу.

— Вечер добрый! — крикнул им усач и, словно бы между делом, наклонился над телом Младшего Магистра.

Несолько раз взлетел похожий на серп клинок, и вот уже маг неизвестно ранга выпрямился с головой своей жертвы в руках. Одной рукой достал сигару, сунул в губы, прикурил от пальца… Через минуту сделал последнюю затяжку и бросил окурок на обезглавленное тело. И то ли сигара у него была не простая, то ли он сделал что-то ещё, что Малк пропустил, но останки Младшего Магистра тут же занялись бездымным пламенем и прямо на глазах начали стремительно превращаться в серый пепел.

— Теперь не оживёт, — довольно пояснил усач, подходя к Малку вплотную.

Окинул его насмешливым взглядом, потом вдруг словно бы спохватившись принялся обшаривать карманы в своей длиннополой рубахе. Наконец, удовлетворённо угукнул, достал небольшую статуэтку в виде воина с мечом и щитом и уронил её на землю рядом с Малком.

— Это тебе за демонолога с Фэйду. Хоть ты его и не добил, но рвение старшие оценили, — осклабился усач.

И только теперь Малк понял, что за организацию он представляет. Неужели затея Мастера с поисками Зала себя оправдала? Вот только толком обрадоваться этому он не успел, потому как убийца алхимика продолжил начатую ранее мысль:

— Но нас больше не ищите. Ни ты, ни твой учитель. Вы нам не подходите.

На этих словах он, будто извиняясь, развёл руками и повернулся к Малку спиной. Сделал несколько шагов во тьму, но потом остановился и бросил через плечо:

— И да, спасибо, что выманил этого ублюдка из своей норы. Иначе боюсь даже представить сколько бы ещё мне пришлось тут куковать… А я этого не люблю!

Сказал… и растворился в тенях.

— Кто он такой, — мысленно вскричал Малк. — Кто он, мать его, такой?!

— Кроме того, что высокопоставленный член Зала Помнящих? — каким-то мёртвым голосом уточнил господин Тияз.

И до Малка вдруг дошло, что это он получил сейчас чудесное спасение. А вот у Мастера наоборот произошло крушение многих надежд. Столько пытаться привлечь внимание легендарного Зала, чтобы в миг триумфа получить от ворот поворот. Обидно!

— Д-да, кроме этого, — обуздав эмоции, ответил Малк.

— Младший Магистр одной из влиятельнейших стиксонских Школ — Школы Консулов Смерти, — словно через силу выдавил господин Тияз.

После чего мир вокруг Малка вдруг пришёл в движение, и он осознал себя глядящим откуда-то сверху на потерявшую признаки жизни марионетку. Рядом завис в воздухе таинственный скелет — вассал или слуга господина Тияза, — который сначала заставил прыгнуть в раскрытую ладонь с таким трудом добытый жезл, потом, немного подумав, тоже самое сделал с подаренной статуэткой, а под конец забрал и саму куклу.

— Возвращайся обратно в тело. Мы здесь закончили, — словно сквозь вату донёсся до Малка безжизненный голос, и всё опять пришло в движение…

Глава десятая, в которой герой смотрит на некоторые вещи под непривычным углом

Видимо удача в тот день была на стороне Малка, потому как ничего плохого или неожиданного с ним больше не произошло. Без проблем вернулся в тело — хотя учитывая то, как он его покинул, на сей счёт имелись определённые сомнения, — убедился, что с тем всё в порядке, и столь же беспроблемно добрался до своего номера в гостинице. Уже в посёлке, правда, был остановлен патрулём Школы Сердечного огня, который разыскивал вломившегося в дом уважаемого Базилеса грабителя, но всё свелось к формальной проверке личности. У хозяев острова уже имелись и описание преступника, и отпечаток его тонкого тела — со слов разговорчивых чародеев вор был невысок, худощав и явно практиковал магию Смерти, — поэтому здоровенный и пышущий Жизнью как морской монстр Малк не вызвал у них никаких подозрений.

Но вот дальше… дальше возникли определённые сложности. Причём не только у Малка, но и вообще у всех жителей Бланка. Потому как к утру следующего дня алхимики узнали сначала о пропаже, а потом и о гибели Младшего Магистра своей Школы. И… и моментально пришли в бешенство.

Уже к обеду был полностью закрыт порт, посёлок взят в оцепление, а сформированные поисковые команды принялись прочёсывать остров на предмет разного рода тайной магической деятельности. Когда же эти меры не принесли никакого результата — маги Школы кажется даже то место, где Малк очищал переродившуюся плоть жреца не нашли, — то начались повальные задержания и допросы.

И вот здесь подозрительный, неизвестно зачем прибывший на Бланк гость от внимания алхимиков уже не ушёл. Малка в числе первых пригласили — всё-таки пригласили, а не привели или вовсе притащили! — в местную службу безопасности, где сначала в течение целого дня мурыжили каверзными вопросами, потом проверяли с помощью особого рода артефактов, а в заключении попытались убедить добровольно открыть для чтения память.

Впрочем, последнее было сделано скорее для проформы — все прекрасно понимали, что по собственному желанию в свою голову никто чужаков не пустит. Сделать же это насильно… что ж, на это уже не были способны сами хозяева острова. Аппарат чтения памяти, который использовали против Малка андалорские жандармы, хорош был лишь против смертных, Адептов и слабеньких Учеников. Чтобы забраться в голову остальным, тут уже требовалось участие мага-менталиста уровнем никак не ниже Младшего Магистра, а таковых в Школе очевидно не наблюдалось.

— Зачем притворялся Бакалавром? — уже под конец допроса спросил один из следователей.

Для которых разобраться с рангом попавшего в их руки мага не составило никакого труда.

— Боялся, — пожал плечами Малк и честно добавил: — Мы в Яванском поясе. А здесь внешняя слабость не только твой недостаток, но и чужая возможность.

Малк вообще на допросе старался вести себя максимально открыто и не врать, помня, что большую ложь надо прятать под маленькой правдой…

У него интересуются, зачем прибыл на остров? Так он не задумываясь отвечает, что устал мотаться по диким землям, и если бы не происки недругов, то уже давно бы перебрался не то что на Бланк, а вообще в какие-нибудь гораздо более цивилизованные места.

Спрашивают, почему в ночь преступления бродил по улицам посёлка? Он тут же мрачнеет и сообщает, что выбирался в лес для очистки от Скверны попавшего в его руки артефакта. И раз в вещах его нет, то уважаемые коллеги могут сами догадаться о результативности проведённого обряда.

Его коварно вопрошают, знает ли он что-нибудь про убийство Младшего Магистра? Что ж, Малк изображает раздумья, морщит лоб, а потом честно говорит, что подоплёка происходящего ему неизвестна, однако одно он понимает совершенно точно — нашумевшее ограбление уважаемого Базилеса и нападение на Мастера славной Школы наверняка связаны…

Подобных вопросов было немало и с ответами на все из них Малк справился без каких-то дополнительных усилий. И лишь в одном случае ему понадобилось воспользоваться «домашней заготовкой» — когда под прицелом десятка безымянных артефактов его в лоб спросили как он связан с убийством. Тут уже требовалось нечто большее, что просто игра словами. Поэтому сознание Малка на мгновение отступило в сторону, сменило прямое управление телом на контроль марионеточника и… и дальше со следователями общался уже не живой человек, а лишённая эмоций кукла. Кукла, которой Малк управлял достаточно ловко, чтобы никто не заподозрил подмены.

— Ты рисковал! — сообщил о своём недовольстве господин Тияз, когда Малка наконец отпустили, и он смог вернуться обратно в гостиницу.

— Рисковал, — согласился Малк, — но не слишком сильно. Люди, которые в момент моего задержания приняли гомункулуса за обычного боевого зверя, вряд ли обладают достаточной квалификацией, чтобы отличить живого человека от живой же марионетки.

— Возможно. Однако риск — это не та вещь, которую мы можем себе сейчас позволить. Во всяком случае зряшный риск! — Возразил Мастер с нехорошими интонациями в голосе. — Ты меня понял?

От плохо прикрытой угрозы по спине Малка побежали мурашки, однако он лишь упрямо наклонил голову. Ему могли обещать какие угодно кары, но альтернативой принятому решению была передача управления телом господину Тиязу. И это была точно не та вещь, на которую Малк был готов согласиться. По крайней мере не в нынешних условиях, когда положение Учителя — судя по тому, как он говорит и какие решения принимает — достигло критической точки. И он стал способен на самые сумасбродные поступки…

Суета и шумиха на Бланке продолжались целую седмицу. Может всё бы длилось и дольше, но алхимики своей активностью ухитрились так осложнить отношения со всеми теми, кто платил им за «безопасную гавань», что люди в голос заговорили о необходимости переезда. Под угрозой тут же оказалась часть будущих заработков Школы, и игнорировать этот факт было уже нельзя. Поэтому спустя несколько дней всем официально объявили о том, что и в ограблении купца Базилеса, и в покушении на Мастера Школы замешан один и тот же злоумышленник — стиксонский маг, сразу после убийства бежавший с острова через план Смерти, — и на этом дело закрыли. О том, что же натолкнуло их на такой вывод — следы ухода в иномирье вассала господина Тияза, пропавший из гостиницы стиксонец или множество отметин от активного использования магии Смерти — история умалчивала.

Впрочем какая разница? Главное, что Малк оказался вне подозрений, а остальное уже не важно. По большому счёту он бы даже без извинений «за причинённое беспокойство», которые принесли представители Школы, вполне мог бы обойтись. Однако игру следовало доводить до конца. И, изображая жертву несправедливых обвинений, он тут же попытался добиться от алхимиков материальной компенсации. Получить, разумеется, ничего не получил, ну так ведь не ради денег ведь всё затевалось, правильно?

Бланк Малк тоже покидал в числе первых, едва с кораблей был снят запрет на выход в море. Купил билет на возвращающийся в Ганзур торговый бриг, а оказавшись в зоне влияния Содружества, тут же пересел на идущую к острову Черепаший быстроходную шхуну. Собственно это и была следующая точка его маршрута. Точка, посещения которой он бы с радостью избежал…

— Этот ведь тот самый Черепаший, который, если верить газетам, считается неофициальной столицей пиратов всего северного полушария? Я правильно понимаю? — это было первое, что спросил Малк, когда у господин Тияза закончился очередной период его молчания.

— Кто сегодня верит газетам… — закхекал Младший Магистр однако был грубо прерван заметно нервничающим Малком.

— Мастер!!!

— Ну да, пиратов в Черепашьем немало. Но после того, как ты побывал в владениях монстра, в одиночку блуждал по лабиринту необитаемых островов, охотился на демонов и дрался с магом с Фэйду, подобная новость как мне кажется не должна вызывать особого беспокойства, — с отчётливой усмешкой выдал господин Тияз.

Малк же мысленно помянул Йорроха. Да уж, с «удивительным путешествием» Мастер точно не обманул. Вот только кто сказал, что ему не нравятся именно пираты?!

— Мастер, это всё замечательно. И я, если Святые попрежнему будут ко мне благосклонны, даже переживу визит в этот рассадник зла и беззакония. Но что мне делать потом, после того как вернусь с Черепашьего?! — спросил Малк, едва сдерживая злость.

— Не понял. Поясни, — сказал господин Тияз, медленно роняя слова.

— Да чего тут непонятного? Что я буду делать, когда по возвращении домой ко мне придут из жандармерии, Тёмной Канцелярии, Йоррох знает откуда ещё, и спросят о посещении пиратской столицы?! Насколько мне помнится, в Борее за одно лишь сотрудничество с морскими разбойниками дают пять лет каторги, а уж если уличат в принадлежности к флибустьерам, то и вовсе отправят без разговоров на виселицу! Я же ни на каторгу, ни на виселицу не тороплюсь! — гневно сообщил Малк, однако услышал ледяное фырканье Мастера и тут же осёкся.

Наступила пугающая тишина, которую лишь спустя минуту нарушило шипение господина Тияза.

— Будешь делать примерно то же самое, что и после вопросов насчёт извлечения Родословных, практики с энергиями Запределья и убийств представителей некоторых Домов и Семейств. Или ты думаешь, что эти твои занятия менее опасны, чем пиратство?

Мастер издал тихий смешок, от которого возникло ощущение, будто по стеклу водят иглой. Однако продолжать нагнетать обстановку он не пожелал и дальше продолжил уже гораздо более мирным и спокойным тоном:

— А вообще совет может быть только один — не высовывайся! Не участвуй в громких делах, не свети свою реальную личность, не вызывай интереса у агентов Борея и представителей любых других тайных служб. Получится — и никаких неприятностей посещение Черепашьего тебе точно не принесёт. Ввяжешься куда не надо… Что ж, сам виноват!

На словах объяснение Младшего Магистра звучало достаточно убедительно. Но вот беда, совет этот обычно именно Мастер и нарушал. Все эти его «сделай себе имя», «надо, чтобы ты громко о себе заявил» и тому подобные вещи. Привлекать внимание Зала Помнящих ему теперь, конечно, не требовалось, но кто сказал, что так будет и дальше? Почему господин Тияз на этой счёт ничего не говорит? Или… или всё дело в том, что никакого «после» для Малка не предусмотрено? И судьба использованной марионетки кукловода никак не волнует?

Мысль эта выглядела достаточно пугающей, однако как и с прочими своими предпол