Book: Двойник



Двойник

Георгий Лопатин

Двойник

© Георгий Лопатин, 2021

* * *

1

Ланкерт – город, который никогда не спит. Дорогая электрическая иллюминация продолжает вечный день для богатой и аристократической публики со всего мира, что прибыла сюда на поездах, пароходах и дирижаблях в узаконенный вертеп разврата на берегу Лазурного моря за многочисленными развлечениями на любой вкус и кошелек.

Прошло меньше месяца с того дня, как Экскарт покинул этот город-казино, но ему казалось прошла целая жизнь, а прошлое воспринималось как-то блекло, что неудивительно, очень уж много событий произошло с ним за этот в общем-то короткий промежуток времени.

В каком-то смысле он действительно начал новую жизнь, даже имя стало другим и внешность скорректирована, а прошлая безвозвратно ушла. Экскарт, еще вчера простой парень, благодаря невероятными стечениями обстоятельств поднялся с самого дна общества на его вершину, сменив статус с бесправного плебея на аристократа.

И сейчас он хозяином жизни возвращался в эту жемчужину Гардариканской империи, единственного города огромного государства, где разрешены азартные игры, где имелся целый квартал публичных домов не только для мужчин, но и для женщин, предлагающих свои услуги нарочито открыто, а не прячась за стыдливыми вывесками массажных салонов, саун и тому подобных заведений, как в других городах. Работники заведений, с минимумом одеяний зазывно демонстрировали свои стати за стеклянными витринами, словно какие-то манекены, пусть и живые, при этом их одежды не столько скрывали, сколько подчеркивали достоинства иногда совсем уж неприличных объемов и размеров в смысле длинны…

Экскарт чуть не прослезился от нахлынувших на него чувств при виде родного города с высоты птичьего полета с идущего на посадку дирижабля «Амбейр». В мощный телескоп установленного в носовой части каюты – спальне, он хорошо видел знакомые улочки по которым спешил к остановке паротрамвая, что вез его на крайне дурно пахнущую работу. Нашел бар «Фишка» своего приятеля Фришбоу и прочие памятные места…

Видимость, по крайней мере по сравнению с другими городами империи была изумительная, и дело не только в свежем ветре дувшего со стороны моря и сгонявшего смог в сторону, сколько из-за того, что город источал дым по самому минимуму из-за широкого применения фильтрующих систем, не позволивших жирной копоти загрязнять воздух травя жителей со знатными и состоятельными гостями, и оседать черной жирной копотью на стенах… из-за чего другие города империи кроме столицы выглядели серыми и мрачными муравейниками с вечным сумраком, где люди большую часть времени передвигаются с фильтрующими масками на лицах.

«Амбейр» снизился еще больше и Экскарт отстранился от телескопа.

– Что ты там такого интересного увидел? – потянувшись на огромной кровати, как бы невзначай оголяя колыхнувшуюся грудь четвертого размера, спросила Сицилия.

– Да нет, ничего такого… – с улыбкой ответил парень. – Есть зрелище куда как приятней, да еще на расстоянии вытянутой руки…

Возлежащая на кровати девушка, хотя правильнее будет сказать женщина, была его идеалом красоты, среднего роста, с овальным веснушчатым лицом и рыжая, а уж великолепная грудь… И что особенно ценно, все было естественным, природным, без вмешательства магии, что была способна даже страшную крокодилу превратить в красавицу. На какое-то время…

Такое магическое преображение в силу разных причин могло закончиться весьма печально в самый ответственный момент. Да, красота из-за различных факторов, внешнего магического воздействия или каких-то внутренних процессов организма могла слететь как шелуха явив миру истинный лик.

Последняя мысль заставила Экскарта на мгновение нахмуриться.

Именно подобное преображение ослепительной красавицы в страшную сморщенную «обезьяну» в итоге привело к тому, что он вынужден был покинуть Ланкерт. Правда сия неприятность, хвала Вседержателю, случилась не с ним… точнее не в его присутствии.

История, участником которой он – простой ассенизатор, стал, началась несколько лет назад. Второй сын графа Эстара Сандора лер Маренонга – Трексар как раз стал свидетелем подобного преображения своей случайной великосветской любовницы. Только представите, что в пик своего удовольствия ваша партнерша превращается из молодой красивой особы в мягко говоря немолодую и еще мягче говоря некрасивую…

Трексар же и раньше откровенно сказать был не самым выдержанным человеком – издержки формального и довольно жесткого воспитания в среде высшей аристократии провоцирующее всякие психические отклонения из-за недостатка родительского внимания, но то, что он узрел… могло легко свернуть мозги даже психически здоровому человеку.

Кожа ее стала форму менять и он не успел даже слово сказать, как перед ним вместо нежной маркизы предстала… такая вот образина, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Ужасен даже не столько итог преображения, сколько сам процесс…

Все произошло так скоротечно, что женщина реально просто не успела как-то среагировать на свой такой вот конфуз. Да она и не сразу поняла, что с ней что-то не то стало происходить, так как в этот миг испытывала многократные… крайне положительные эмоции от близости с юным и очень «горячим» любовником.

Произошедшая на глазах Трексара метаморфоза что-то окончательно подломила в его расшатанной психике. В общем в какой-то момент он стал маньяком-убийцей печально знаменитым и много лет неуловимым ланкертским потрошителем, что с особой жестокостью убивал красивых молодых девушек схожего типа с той своей злосчастной любовницей.

Но вот однажды пришло время ему жениться. И надо ж такому случиться, что невеста подпадала под ненавистный ему тип девушек, то есть рыжая. Что бы не случилось беды во время брачной ночи, реально ведь с нарезки мог сорваться, Трексар решил напоследок оттянуться как следует, замучив внеочередную жертву, а то и несколько, так сказать впрок, совсем уж садистским способом, но увлекшись допустил фатальную ошибку.

Жертва как-то смогла высвободить руку (может Трексар сам ее освободил, кто его маньяка знает?) и воспользовавшись удачным моментом, она схватила мучителя за волосы на затылке, притянула к себе и со всей безумной яростью, до которой ее довел истязатель, впилась ему зубами в горло вырвав целый кусок плоти. Рана из-за разрыва шейной вены оказалась несовместимой с жизнью, так что не спасла даже знаменитая аристократическая живучесть, позволявшая высшему сословию выживать с ранами, что смертельны для низшего сословия.

Свитские, что из-за магической клятвы верности сюзерену вынуждены были стать соучастниками этих преступлений, осознав, что дело пахнет керосином, граф их растерзает на мелкие кусочки (хотя бы для того, чтобы убрать свидетелей маньяческой жизни отпрыска), решили выкрутиться из положения весьма оригинальным способом, а именно найдя двойника своего господина, дабы представить его как Трексара в родовом поместье. А потом, когда его все увидели и с них снята всякая ответственность, избавиться от двойника, подложив тело настоящего Трексара и имитировав убийство в родовом гнезде спятившей служанкой.

И надо же, им улыбнулась невероятная удача. Двойник нашелся, причем в том же городе, где они творили свои черные дела. Да, им оказался Экскарт.

Окрутить простого парнишку, который к тому же был эмоционально выбит из жизненной колеи расставанием со своей невестой (так же подстроенной свитскими), им не составило труда. Тем более что предлагаемые перспективы роли дублера действительно казались шикарными.

Но в последний момент все сорвалось. Экскарт должен был крепко уснуть от сонного газа, но взвинченный непонятками, что в больших количествах проявлялись в деле с его наймом, да еще от предстоящей свадьбы на невесте своего нанимателя, который почему-то решил подложить ее под своего дублера, он засек неладное и оказался готов к подготовленным ему свитскими неприятностям фатального характера.

Свитские под угрозой взрыва гранаты вынуждены были уничтожить тело настоящего Трексара, растворив его алхимической смесью в ванне и слив в канализацию.

Тогда-то дублер и выяснил всю подноготную про оригинала. Раскрываться перед графом было опасно (хоть и не шибко любил отец своего второго сына, но сын ведь), потому им всем не осталось ничего другого как начать играть, Экскарту роль Трексара и жениться на Сицилии, а свитским и дальше изображать свитских.

Экскарт плюхнулся рядом с Сицилией, окончательно сдернул с нее одеяло и поцеловал в губы, а потом пошел покрывать ее тело поцелуями все ниже и ниже…

Да, игра пошла на грани фола, ставки высоки, даже предельны – его жизнь, а точнее мучительная смерть, но она, а точнее приз, что он уже держит в своих руках и целует, того стоил. Ибо чтобы обладать такой женщиной можно было пойти на любой риск. Все остальное: статус аристократа, окружающая роскошь и деньги воспринимались лишь как приятный довесок.

– Трек! Ах-х…

2

На горных курортах, куда вообще-то изначально направился «Амбейр» согласно маршруту свадебного вояжа, задерживаться не стали. Экскарт в отличие от отыгрываемого им Трексара кататься на лыжах не умел, а учиться ни времени, ни возможности не было (да и желание отсутствовало откровенно говоря), тем более не делать же это на виду у жены (а она в курсе, что муж должен уметь кататься ибо досье на жениха собиралось наиподробнейшее), потому он предложил сразу махнуть на Лазурное море, благо погода подфартила, в том смысле что повалил снег и задули сильные ветра, не до покатушек.

Сицилия была обеими руками «за». Она, как северянка еще не успела соскучиться по опостылевшему ей после долгой только что закончившейся зимы морозу и снегу, потому ей хотелось жаркого солнца и теплого моря.

Конечно, ныне не те стародавние времена, когда аристократы, как бы они ни были богаты и влиятельны, вынуждены были весь год проводить в своем домене, а о курортах и слыхом не слыхивали за отсутствием оных даже в проекте. Отец Сицилии барон Варн Ленд лер Баскан мог позволить себе в самые суровое время зимнего периода, когда световой день длится не больше пары часов, а мороз особенно крепок и бушуют сводящие с ума своим воем вьюги, съездить на пару недель на какой-нибудь курорт и даже арендовать отдельную виллу на берегу моря, но это было все не то.

Вилла не могла обеспечить полноценного отдыха. Их на побережье много, буквально липнут одна к другой ибо желающих хватало с избытком. В общем не обеспечивалось условие уединенности, у девушки через какое-то время возникало ощущение слежки. Ощущать, что за тобой кто-то подглядывает в огромную подзорную трубу и бог знает, что еще при этом делает, не самое приятное чувство.

Можно конечно списать на мнительность – манию преследования, но не в случае с аристократией древних родов. Увы, сколько ни гоняли охрану по территории, но уродского вуайериста найти так и не смогли. То ли прятался хорошо, то ли, что гораздо реальнее, наблюдали из окон соседних домов, а в них ходу нет.

Хотя наверняка были и такие извращенки, коим это нравилось и они испытывали возбуждение от осознания, что за ними подглядывают, так что специально оголялись… Но Сицилия воспитывавшаяся в строгих нравах, была не из таких экстравагантных дам, а потому отдых получался не слишком приятным.

Совсем другое отдельный остров посреди моря. А именно на остров принадлежащий графской семье они направлялись. Пусть он маленький, при желании и силе можно перебросить камень с одного берега на другой, искусственно насыпанный на отмели, но зато до самого горизонта нет никого постороннего и никто за ними не сможет подсматривать. А если кто приблизится, то охрана на реактивном катере (паровой очень уж долго приводить в рабочее состояние) их всегда может отогнать.

Но прежде чем тащиться на остров, решили провести пару дней в городе и прошвырнуться по казино потратив пару тысяч империалов (а то непорядок получается, прибыть в Ланкерт и не сыграть?!), а если повезет, то и что-то выиграть. Потому собственно и не полетели сразу на остров. Да и с длительной стоянкой там плохо, остров маленький и для ангара просто нет места. В таких условиях даже небольшой шторм может пагубно сказаться на воздушном судне.

Опять же, пока молодожены будут развлекаться в городе, заранее предупрежденные слуги произведут в доме необходимые расконсервационные работы, ибо штатный набор слуг смотрителей (пожилая чета) с таким объемом быстро справиться не могла.

Кроме того сам дом перевернет охрана кверху дном в поиске того, чего там быть не должно, что актуально с точки зрения службы безопасности на фоне покушения. Ну не говорить же, что нанимателем была жена, тогда еще невеста, не желавшая выходить за оригинального Трексара показавшегося себя в глазах невесты с не самой лучшей стороны.

Но, прежде чем идти в казино, Сицилия захотела пробежаться по магазинам модной одежды, прикупить себе шляпок, туфель, блузок, каких-то украшений и прочую мелочевку, что попадется на глаза и заинтересует. В Ланкерте новинки появлялись даже раньше чем столице ибо все этим модные кутюрье жили в основном здесь, где богачи и знать швырялась деньгами направо и налево. В Старграде они вели себя гораздо сдержанней.

– Я быстро, милый! – пообещала она, перед тем как упорхнуть вместе со своей дуэньей и телохранительницей.

Экскарт на этот счет не обольщался. Еще по опыту жизни с Кэтрин уяснив, что значение слова «быстро» у мужчин и женщин крайне разнятся, в мужском понимании переходя в значение «долго».

Но он был не против. С момента свадьбы у парня не было ни одной свободной минуты, чтобы серьезно пообщаться со своими свитскими, а тема имелась более чем значительная.

Впрочем, он немного лукавил перед самим собой. Если бы имелось на то твердое желание, то время бы нашел, но ему было не до общения со свитскими, все свое внимание Экскарт сосредоточил на Сицилии не желая отлучаться от нее ни на минуту. Страсть захватила его с головой, вытеснив все остальное на второй план.

Сейчас же, когда чувства чуть улеглись и он вновь смог думать о чем-то еще кроме жены, Экскарт решил прояснить пару моментов.

– Объясните мне господа, как так вышло, что в момент бракосочетания в старом замке, призрак признал меня за Трексара? – налив себе бокал легкого розового вина, усевшись в кресло, спросил парень.

Пить крепкие спиртные напитки он зарекся как раз после того случая когда его подбили на работу дублером, ведь в тот момент он был под шофе, а не выпил бы, то глядишь и не повелся бы на столь опасную работу.

«Но и Сицилию бы не получил…» – невольно подумал Экскарт.

– А кто тебе сказал, что он принял тебя за Трексара? – усмехнулся маголекарь Менлир инс Ханк, так же попивая красное вино.

Ему как обладателю Силы крепкие напитки так же были противопоказаны.

Остальные как раз выбрали что покрепче.

– То есть?

– То и есть. Призраку глубоко безразлично кто ты там на самом деле есть, имя в данном случае не главное. Главное, чтобы ты соответствовал важнейшему критерию.

– Это какому же?

– Был его прямым потомком.

Экскарт чуть не поперхнулся вином и выпучил глаза. С трудом сглотнув, он потрясённо выдавил:

– Чего?..

– Того. Сам подумай, с чего бы тебе так сильно походить на Трексара?

– Двойник… бывают же очень похожие люди?

– Бывают, – кивнул маголекарь. – Но не до такой степени… Кровь Маренонгов сильна и все сыновья того же графа Эстара Сандора очень похожи друг на друга, как и на него самого.

Экскарт согласно кивнул. Это сходство и он приметил.

– После того случая в замке, я чтобы убедиться, проверил твою кровь на родство и все подтвердилось. Ну вот, стало быть ты незаконнорожденный сын графа и твоя мать…

Маголекарь замолчал, увидев, как окаменело лицо парня.

– Ну, ты сам все понял, – добавил он после паузы. – Дело житейское… хоть и не очень для тебя приятное. Вопрос в том, почему она вообще забеременела от графа?

Экскарт промолчал.

– Это я к тому, что благородные используют специальные амулеты и эликсиры, чтобы не плодить случайных бастардов. Допустим эликсир закончился или банально забыл выпить… Но амулет? Хотя мог и не сработать из-за разрядки вследствие частого использования, граф тот еще ходок на самом деле, когда вырвется из родового гнезда, вот и не уследил… Впрочем это уже не важно.

«Что ж, дело и впрямь житейское», – подумал парень со вздохом.

Не то чтобы мать была святой, но все же…

– Понятно… – прохрипел Экскарт. – Что ж, теперь становится ясным момент с перстнем…

– Каким перстнем?.. – спросил маголекарь.

– Во время встречи с графом сразу после прибытия в поместье он все же что-то заподозрил, достал из сейфа перстень и уколол меня им следя за реакцией, но так и не дождался… Я так понимаю это была проверка?



Маголекарь с бледным лицом, прикрыв глаза, кивнул, после чего все же выдавил:

– Именно… Не будь ты его бастардом, нас всех еще тогда… Перстень подтвердил кровное родство и только. О! Вседержатель, как же нам повезло наткнуться именно на тебя!

3

Сицилия из похода по магазинам вернулась с несколькими большими бумажными сумками с логотипами бутиков, что несли магазинные слуги. Выглядела она довольной до нельзя.

– Купила что-то интересное? – поинтересовался Экскарт обнимая жену и целуя. – А то светишься как новенький золотой империал!

– Есть кое-что… – ответила они и смутилась, так что лицо несмотря на слой макияжа стало пунцовым. – На острове увидишь…

– Я заинтригован!

Парень мельком взглянул на дуэнью и ее телохранительницу. Первая излишне строгая, выглядела крайне недовольно и всячески это демонстрировала, видать пыталась от чего-то оговорить свою подопечную, но потерпела неудачу. Телохранительница же, эта мужиковатая бабища, старалась держать лицо, но тоже было видно, что она в смущении от покупок госпожи.

«Действительно заинтригован», – подумал он, хоть и без особого экстаза.

В конце концов он видел ее без всего во всех подробностях, и не только видел… чтобы сходить с ума при виде ее же, но в каких-нибудь кружевах, которые она потом все равно снимет оставшись в первозданном виде.

Сицилия потратила еще некаторе время на переодевания для затяжного броска по казино и после легкого ужина они отправились в классические заведения высшего класса.

Никакого удовольствия от игры, а играл в основном в рулетку, много тут уметь не надо ставь на красное или черное, да циферки понравившиеся выбирай, Экскарт не почувствовал. Может быть от того, что не выигрывал. Тысяча империалов улетела со свистом. Поговорка, что новичкам везет, применительно к нему не сработала.

Ну и деньги для него прежнего были весьма немалые, чтобы вот так выбросить их на ветер не моргнув глазом. Будучи ассенизатором, он зарабатывал пятьдесят серебряных империалов, плюс иногда перепадали премиальные в пять-десять монет. Так что выкинуть полуторалетний заработок за одну ночь… Но положение обязывало.

Адвокат, Рамони инс Лонг заметив неудовольствие на лице парня и узнав в чем дело, сказал:

– Ты не просто выкидываешь деньги на ветер, ты сейчас как бы показываешь истинное, а не заявленное благосостояние графского рода. Так что не куксись, чтобы никто не подумал, что дела у Маренонгов идут так плохо, что эта проигранная тысяча серьезная для твоего кошелька потеря… А то поползут слухи и дела действительно могут стать неважными из-за того, что кто-то на их основании откажется иметь дело с графом… твоим отцом.

– Понятно…

Эхинацея же развлекалась на всю катушку. Тем более что ее удача время от времени осеняла своим крылом и она иногда отыгрывала свои потери. Но и она в конечном итоге продулась в пух и прах, другое дело, что ее это не сильно огорчило.

Свитские в это время не столько развлекались, сколько отрабатывали свое содержание оберегая сюзерена от различных неприятностей. Проигравшиеся мелкие аристократы в попытке заработать денег шли на всяческие ухищрения, дабы подставиться под клиента, чтобы облиться соком или неудачно упасть… с последующим возмещением материального и морального вреда, альтернатива выплаты компенсации – вызов на дуэль. Вот от наглых наездов таких махинаторов-бретеров и просто отчаявшихся, они и прикрывали.

Выявленных мошенников вносили в «черные списки» и больше не пускали в приличные заведения, но меньше их от этого не становилось, на одно выбывшего приходили два новых.

Экскарта даже посетила оригинальная мысль, что Ланкерт представляет собой некий фильтр, что отсеивает откровенный мусор из аристократической среды не давая ему продвигаться дальше наверх разлагая государственные органы управления, ведь все эти махинаторы, проигравшиеся (то есть неспособные к самоконтролю, готовые при этом продаться за медяшку), становятся изгоями в высшем обществе и они в итоге вынуждены были покидать империю, либо перебираясь в другие государства, где они если выживали так же надолго не задерживались, либо сразу в колонии.

«Интересно, это само собой так получилось или изначально было задумано?» – подумал он.

Днем отсыпались, а с закатом набег на казино повторился, впрочем с тем же печальным результатом, что и первый. Экскарт продул двухлетнее жалование ассенизатора, что вогнало его в черную меланхолию, кою заметила даже, казалось ничего не замечающая, Сицилия.

К счастью третьего «штурма» не случилось. Свитские этому тоже были крайне рады, так как прошедшие две ночи дались им тяжело. Дело даже не в махинаторах-бретерах, а в том, что возрастал риск встречи с кем-то кого знал настоящий Трексар. Они и так в последний момент сумели увести Экскарта от четырех таких знакомцев, но в следующий раз могло не повезти.

Будь он здесь без Сицилии, то это было бы не так фатально, всегда можно было бы вернуться к легенде о дублере, но при наличии жены это уже не играло. Дублеров с настоящими женами не посылают, разве что и им дублерш находят… Но это уже как-то совсем из ряда вон и аристократы могли счесть оскорблением, с соответствующей реакцией – бойкотом, что совсем не полезно для рода.

На следующий день новобрачные отплыли на остров на парусной яхте-тримаране принадлежащей графской семье. Подобные лодки в последнее время стали завоевывать популярность по сравнению с классическими в том числе за счет лучших скоростных качеств. Опять же их делали из нового материала получаемого из нефти, легкого и прочного.

– А чего не на дирижабле? – поинтересовался парень. – Быстрее было бы и комфортнее…

– Команда новая и еще недостаточно хорошо слетанная. Самостоятельная швартовка, без помощи аэродромной обслуги, для них проблема, так и до аварии недалеко, особенно когда мешает такой вот порывистый ветер с резкой сменой направления, – ответил телохранитель.

Несмотря на малое волнение Экскарту поплохело от приступа морской болезни, и не только ему, но благодаря заранее заготовленным Менлиром микстурам кои все страждущие исцеления поспешно приняли не обращая внимание на особенно мерзостный вкус, обошлось без неприятных последствий в виде блевания за борт.

Остаток дня ушел на обустройство и знакомство с трехэтажным зданием занимавшим по площади пятую часть всего острова. Имелась беседка и еще росла дюжина кокосовых пальм. Остальное место занимал галечный пляж. Песка не навозишься и смывает во время штормов, и выдувает ветрами.

На следующий день после прибытия погода радовала с самого утра чистым небом и при этом слабым бризом, легко позавтракав молодожены поспешили на пляж, загорать и купаться.

Правда Сицилия вышла укутавшись в зеленый шелковый халат и некоторое время стояла в нерешительности перед шезлонгом.

Экскарт удивился и спросил:

– Стесняешься?

– Н-нет…

В следующий момент Сицилия скинула халат и бросив его на спинку своего шезлонга.

– О! – невольно воскликнул парень, узрев во что облачилась жена.

Живя на побережье Лазурного моря он естественно в подробностях знал в чем купаются аристократы, да и обычные люди, принципиальной разницы между их одеяниями не было, разве что дороговизна ткани. А купались они как правило в закрытых купальниках со всякими пышными рюшечками скрывавших грудь и имитациями юбочек при этом рукава до локтей и подштанники до колен. Иные вечерние платья выглядели откровенней, по крайней мере в плане декольте и открытости спины до самой поясницы. А тут… два треугольничка сверху и один снизу. И все это на фривольных завязочках-бантиках! Только потяни за кончик и…

Экскарт почувствовал, что ему нужно срочно в воду остудиться, иначе оконфузится к приходу остальных дам и своих свитских, что вот-вот должны были появиться, но почему-то задерживались. Очень уж тело резко среагировало.

В следующий момент мелькнула мысль, что как раз дуэнья и не пускала свитских на пляж, чтобы они не узрели Сицилию в этих тряпочках, блюдя ее нравственность, скрывая от других, раз уж не смогла свою отказаться от одевания сей срамоты. Одно дело крутиться перед мужем, и совсем другое перед посторонними.

Парень рванул с низкого старта, пронесся по мостку-трамплину и нырнул в воду. Благо глубина была приличной стоит сделать всего один шаг от прибоя, ведь остров искусственный на каркасной основе в качестве которой выступали затопленные баржи.

Следом с криком подняв тучу брызг бомбой плюхнулась Сицилия, тут же попав в руки Экскарта, коему вода не помогла, а близость жены только еще больше распалила.

– Трек! – воскликнула она в следующую секунду, после того как он прижал ее к стенке.

Благо к их приезду это место успели почистить от тины и прочих наростов, ведь тут имелась лестница для комфортного выхода из воды словно из бассейна, за которую Экскарт удобно ухватился руками и оперся ногами.

– Что ты делаешь!

– А то ты не догадываешься?!

– Но не в воде же!

– А почему бы и нет?! В воде мы еще этого не делали если не считать душевой! Новый и интересный опыт!

– Но мы же на виду у всех!

– В упор никого не вижу!

– Из дома в окна!

– А что они видят? Ничего! Только наши головы из воды высовываются!

– Но они догадаются!

– А то они не знают, без всяких догадок, чем мы занимаемся в спальне?!

– Но это другое!.. – протестовала она, тем временем крепко обхватив Экскарта ногами за талию дрожа от возбуждения и желания, такие ведь новые впечатления! Но точно не от холода, вода была что называется парная. – Тем более Эмилия с Кариной скоро выйдут и твои свитские…

– Мы успеем! Опять же они не дуры и задержатся… как и мои, если не хотят, чтобы я им потом устроил жестокую мстю…

– Ах-х…

4

В блаженной неге ничего неделания молодожены провели пять дней. Все это время погода как на заказ стояла солнечная, а море спокойное. Дуэнья в конце концов смирилась и стала допускать свитских до пляжа, когда там находилась Сицилия, правда и она сильно не форсила перед ними, одев купальник чуть поскромнее…

Экскарт надев маску для подводного плавания обследовал основание острова. Железо барж ведь в соленой воде быстро проржавеет и разрушится, и остров может просто развалиться под собственным весом плюс довольно сильное воздействие воды при приливах-отливах, да бурях.

Но как оказалось, все было продумано. Мало того, что засыпаемый в клетку из барж камень был смешан со специальным сцепляющим составом превратив основу в монолит, так еще и баржи облепили быстрорастущим видом кораллов, так что именно они в скором времени, по мере ржавления металла, станут каркасной основой острова.

На шестой день поведение жены резко изменилось, ее настояние стало каким-то хмурым, а поведение беспокойным. Она постоянно осматривалась, пристально вглядываясь то в море, то в небо.

Паруса яхт и дымы пароходиков ассенизаторов и просто грузовых развозящих по островам заказанное продовольствие с пресной водой, а так же дирижабли время от времени действительно виднелись на горизонте либо в вышине, но раньше Сицилия на них особого внимания не обращала, а тут словно подменили.

– Что случилось дорогая? – спросил он, по опыту жизни с Кэтрин, подозревая, что начались так называемые женские дни.

«Надо новый календарик заводить», – подумал при этом Экскарт.

– Помнишь, я тебе говорила о чувстве слежки, когда отдыхала на побережье?

Экскарт кивнул. Успела она рассказать о своем опыте отдыха на съемной вилле.

– Похоже у меня это действительно какая-то нездоровая мнительность…

– Снова чувствуешь чужой взгляд?

– Да, – чуть не плача, произнесла она и потянулась за халатом.

Экскарт тоже осмотрелся, но не заметил даже паруса или дымка на горизонте. Да и небо было на удивление чистым от дирижаблей.

«Беда…» – с сожалением подумал он, заподозрив, что у жены все-таки не все в порядке с головой.

Неудивительно в общем-то зная буйный нрав северян. Ведь буйность отнюдь не показатель здоровой головы.

Сицилия укутавшись в халат ушла в дом. Экскарт накинув рубашку и одев штаны, направился следом. Было бы неуместно и дальше загорать оставив жену переживать свое состояние одной. Обидится еще, а женская обида это страшно, особенно отлучением от тела. Тем более такого раскошного…

«Не из подводной же лодки за ней подсматривали?» – мелькнула мысль.

Экскарт даже остановился от осенившей его догадки и развернувшись, снова до рези в глазах всмотрелся в море в поиске возможного перископа, но ничего подозрительного не заметил. Не так-то и легко его узреть, тем боле если субмарина не в движении.

И даже если он прав и подлодка была, то на кого подавать жалобу? Это могли быть как военные моряки, так и частники. Да, у особенно богатых родов имеются свои небольшие субмарины и может кто-то из молодняка развлекается подглядывая за другими из-под воды…

Настроение было безнадежно испорчено до самого вечера. Сицилия погрузилась в сумрачное состояние и слабо реагировала на внешние раздражители. В этом деле не смог помочь даже свитский маголекарь Менлир инс Ханк. Разве что дать обычное успокоительное.

Так что от желанного тела Экскарт оказался все же отлучен. Не до забав.

«Впрочем некоторая передышка и мне не помешает», – философски подумал он.

Тревожное состояние жены передалось Экскарту из-за чего он довольно плохо спал и часто вставал. Сама Сицилия приняв по настойчивой просьбе мужа и ее дуэньи успокоительное спала, то и дело беспокойно ворочаясь в постели с боку на бок.

Вот Экскарт снова открыл глаза. Снилась какая-то муть, как из воды выползает огромный кракен и накрывает особняк на острове всей своей тушей, предварительно щупальцами выколупав из окон его обитателей…

– Ну и херь…

Встряхнув головой, сгоняя образ, он поплелся в туалет.

Когда вернулся, обратил внимание, что за окном стоит какой-то туман.

– Что за ерунда?..

О таком явлении на Лазурном море он никогда не слышал.

– Дым от пожара?

Экскарт хотел уже открыть окно, чтобы осмотреться и «попробовать воздух на вкус», но взявшись руками за ручки, замер.

В разрыв туманной мглы увидел, как на берег неуклюже выбираются какие-то темные туши благо был прилив и вода подобралась до верхнего уровня искусственного острова.

«Морские тюлени?» – первое что пришло ему в голову.

Имелись небольшая, каким-то чудом дожившая до сих дней колония этих морских животных, что в последнее время почти не боялись людей так как те перестали их убивать в том числе по настоянию Общества защиты редких животных в котором к слову сказать состояла Сицилия, и выползали на пустующие острова для отдыха и прочих своих тюленьих дел. Видимо и сейчас по привычке выбрали данный остров, привыкнув, что он давно пустует, а те люди, что на нем живут их не прогоняют.

Но вот один «тюлень» сбросив что-то со спины, неуклюже встал. Потом второй, третий… при этом они что-то держали в руках.

– Нападение!

Экскарт бросился к тревожной кнопке, что была скрыта за картиной над изголовьем кровати и нажал ее, но ничего не произошло, сирена не включилась. Парень нажал еще несколько раз, но все осталось как было.

– Предательство?..

Экскарт рванул к шкафу в отделение, где лежал небольшой арсенал и стал спешно вооружаться, предварительно натянув маску на лицо, ведь туман окруживший дом явно не простой.

– Дорогая, проснись!

На звук Сицилия не реагировала, не смог он добудиться жены и энергичной тряской. Успокоительное оказалось слишком сильным.

– М-м-м…

– Бранкс!!! Эмилия! Карина! – дергал парень за шнуры вызова слуг.

Но они тоже не спешили на вызов.

«Надышались газа из-за открытых окон?» – предположил он.

Супруги тоже нередко спали при открытых окнах, от насекомых защищала сетка, а от птиц – деревянные жалюзи. Но в этот раз окна были зарыты.

Вместо беготни наконец всполошившейся охраны, послышался гулкий звук шагов. Некто шел уверенно, чувствуя себя хозяином положения.

Экскарт прицелился в дверь, готовый в любой момент открыть огонь.

– Не глупите сэр Трексар, – раздался чей-то чуть насмешливый голос за дверью. – Вы остались в одиночестве. Вся ваша прислуга, охрана и свитские спят крепким сном.

– Кто вы, демоны вас задери и что вам от нас нужно?!

– Если на то будет желание нашего господина, то он вас сам все расскажет. Мы же исполнители его воли. Так что сдавайтесь и не пострадаете ни вы, ни ваша жена. Ну так что, я могу войти? А вы не будете делать глупости?

– Входите…

Экскарт опустил револьвер. Всякое сопротивление и впрямь было бессмысленно. Достаточно бросить в комнату шумовой взрывпакет…

«Надо было остаться во дворце Маренонгов», – с раскаянием подумал парень.

5

В спальню сначала просочилось два бойца водолазных костюмах, слегка мешковатых из прорезиненной ткани, только без тяжелых ботинок и сферических шлемов (видимо оставили на берегу), тут же взяв Экскарта на прицел своих ружей для подводной охоты на пружинном взводе, что стреляют стрелками-гарпунами. Только если обычное ружье для подводной охоты однозарядное, то это могло выстрелить три раза.



Следом вошел здоровяк под два метра ростом облаченный в длиннополый черный кожаный плащ из под полы которого виднелись кожаные штаны и туфли, так же черного цвета, а значит он прибыл обычным способом на лодке, а не шел под водой. Лысый и с отсутствующим правым глазом. Вместо стеклянного протеза неизвестный вмонтировал, скорее даже вживил, себе маготехнологический визир с телескопическим эффектом на который можно было насаживать различные линзы.

Подобное устройство и его вживление было очень дорогостояще и позволить себе его могли очень богатые люди.

«Ну или очень ценные для кого не жалко раскошелиться», – подумал Экскарт.

Одноглазый посмотрел на все-таки проснувшуюся Эхинацею, но из-за действия успокоительного она не в полной мере понимала, что происходит и не факт, что вообще осознавала, что это все не сон.

– Трек… что происходит… кто это…

– Те, кто подглядывал за нами, дорогая. Подглядывали ведь? – обратился он уже к одноглазому незваному гостю.

– Наблюдали, – скривился он левой стороной лица.

– С подводной лодки?

– Верно.

– Так что дорогая у тебя нет никакой мнительности и с головой у тебя все в порядке. Но боюсь, что это единственная хорошая новость…

– Тут ты прав парень, – хмыкнул одноглазый. – Хватайте ее парни!

Два бойца в водолазных костюмах закинув ружья за спину, попытались схватить Сицилию, но она начала на удивление активно отбиваться, отшвыривая противников ногами и молотя руками, при этом не по девчачьи без всякого толка, а вполне эффективно, в общем ее явно чему-то учили, и судя по всему хорошо учили, если даже в таком полувменяемом состоянии она могла весьма эффективно держать оборону. Но против двух нападавших, тоже что-то умевших в плане борьбы ей было не совладать.

– Неожиданно… и даже пикантно…

Одноглазый взирал на борьбу Сицилии со своими подчиненными с явным интересом.

– Эй!

Экскарт было дернулся на защиту жены, но был остановлен тем, что одноглазый направил на него странного вида двуствольный пистолет, с параллельно расположенными стволами и массивной электрической батареей под ними. У древней винтовки покойного Пункока и то меньше была.

– Не стоит дергаться парень, ничего плохого, по крайней мере в ближайшее время с ней не произойдет и даже того, о чем ты невольно подумал с ней делать не будут, если конечно будешь хорошо себя вести. Мы ведь не бандиты какие-то в самом-то деле…

Тем временем бойцам быстро надоело уламывать строптивую жертву бешеной кошкой метавшейся по постели отвешивая противникам болезненные удары, так что оба уже были с разбитыми носами, один из них, что чуть не лишился глаз, достал баллончик и пшикнул Сицилии в лицо, после чего она почти сразу обмякла.

– Сонный спрей… – прокомментировал одноглазый.

– Я так и понял. И кто же вы, позвольте узнать? – спросил Экскарт наблюдая как один из бойцов взваливает жену себе на плечо, но он не позволил себе ничего такого…

– Не пираты. И как я уже сказал, подробности узнаешь от моего господина, если он пожелает тебя просветить на этот счет.

– Вы меня отнюдь не успокоили. Уж лучше бы вы оказались банальными пиратами…

«От них хотя бы понятно, что можно жать, а именно требование выкупа», – с тоской подумал Экскарт.

Он не понимал, что происходит и это приводило его в состояние оцепенения.

– Увы.

Боец с Сицилией на плече прошел мимо в сторону выхода.

– Идемте сэр Трексар, – сказал одноглазый, дернув стволом пистолета. – Побыли мы у вас в гостях, приглашаю погостить в ответ у нас. Не знаю как вам понравится, но…

– Предложение из тех от которых невозможно отказаться…

– В точку.

Выйдя из дома, Экскарт увидел, как подобные бойцы, коих оказалось на удивление много, транспортируют к берегу, к которому причалили надувные резиновые лодки, его свитских, близких слуг, то есть его Бранкса, Эимилию и Карину.

Домашние слуги при этом остались в доме, что вновь дало повод подозревать их в предательстве.

«Или им загодя мозги промыли, сделав марионетками», – подумал парень.

– А что будет с охраной? – задал он вопрос.

– Ничего.

– То есть? Стоит только им обнаружить нашу пропажу, как… Или вы всех убьете? Так это еще скорее поднимет тревогу.

– Они ничего не обнаружат, и убивать их никто не собирается, так как для них, когда они проснутся, вы никуда не пропадете, как веселились, так и продолжите веселиться, загорать и купаться, ну и прочие дела в спальне вытворять…

– Как это?

– Вместо вас будут отдыхать двойники. Вон они идут… Благо, что с охраной вы почти не контактировали и ничто в поведении двойников не заставит их насторожиться.

И правда в дом от лодки шло несколько человек похожих на похищенных, причем как заметил Экскарт, даже на таком расстоянии и в темноте, не слишком сильно, общее сходство, не более, на что он и обратил внимание похитителя.

– Подмену быстро раскроют… тем более что на даже не самом притязательном конкурсе двойников они бы с треском провалились.

– Не в данном случае. Охранникам введут алхимический препарат, что не позволит им некоторое время критически мыслить, они будут видеть только то, что ожидают увидеть, так что подмену они не определят. Я развеял ваши опасения? – ехидно усмехнулся одноглазый.

– Хм-м… судя по вашему уверенному виду это не первое похищение и технология давно отработана и сбоев не давала.

– Все так.

Пленников тем временем загрузили в надувные лодки и пришла пора переступить борт Экскарту со своим конвоем.

Плыть пришлось недалеко. Туша субмарины находилась всего в ста метрах от острова.

Тела принимала команда и осторожно загружала в люк внутри надстройки. Парень спустился сам. Следом спустился Циклоп.

Внутри субмарины было жарковато, сыро и душно, пахло застоялой водой и какими-то техническими жидкостями.

Пленников поместили в крохотные кубрики-камеры с двумя трехъярусными койками, на которые и загрузили людей.

– Вам, за хорошее поведение я выделю отдельное помещение, где вы будете вместе с женой, дабы лишний раз не беспокоиться о ее судьбе, – сказал одноглазый.

– И на том спасибо.

Этот кубрик был совсем уж каким-то тесным, но зато с одной двухъярусной койкой. Сицилию положили на нижнюю.

– Даже не вырубите меня? – невольно удивился парень.

– А надо? Не думаю, что вы станете доставлять мне лишние хлопоты. Можно ведь и по-плохому, причем не только и не столько в отношении вас, – сказал одноглазый при этом красноречиво взглянул на спящую Сицилию, а потом под глумливый смешок несколько раз активировал свою телескопическую линзу, то выдвинув вперед то управ. – Команда большая и им только дай возможность…

– Я понял. Проблем со мной не будет, – поспешно ответил Экскарт.

– Я так и думал. Приятно иметь дело с разумными людьми. А то иногда такие экспрессивные экземпляры попадаются…

6

Плыли долго, почти двое суток, благо что наручный хронометр не отобрали и можно было засечь время, но не значит, что ушли далеко. Субмарина много маневрировала и по ощущениям Экскарта несколько раз всплывала и шла в надводном положении. Впрочем, это легко объяснялось сложностью фарватера. Лазурное море очень мелкое и даже небольшой подлодке весьма непросто найти путь, чтобы все время оставаться в погруженном состоянии.

Шли при этом, судя по ровному гулу на электрических моторах, даже когда плыли в надводном положении. Хотя как успел заметить Экскарт, трубы были оснащены фильтрующей системой, а значит дымом бы они себя если бы запустили котлы не демаскировали.

«Но тут видимо все дело в недолгом нахождении в надводном положении, а раскочегарить паровую машину дело не самое быстрое, – подумал он. – Как только выйдет на рабочий режим, так уже погружаться надо».

Энергоемкость батарей при этом несколько удивляла, обычных должно было хватать лишь на несколько часов даже в режиме жесткой экономии, хотя если допустить, что они не совсем обычные, и электролит имеет алхимическую технологию изготовления, то все вставало на свои места.

Эхинацея все это время проспала, но оно и к лучшему. Парень ей даже позавидовал, ведь все это время он места себе не находил фантазируя на тему, что с ними со всеми такое собрались сделать неизвестные похитители и кто они вообще такие эти похитители, если не пираты.

Но ни до чего особо не дофантазировался. Исходной информации было катастрофически мало, а нафантазировать можно много чего, от тайной деятельности старых рас, каких-нибудь гномов или эльфов, до секретной операции спецслужбы какого-нибудь враждебного империи государства. Все это скорее уместно на страницах фантастической книжонки или синемы, но никак не реальности.

«Хотя реальность иногда покруче всякой фантазии бывает, – тут же подумал он. – Взять хотя бы сою историю…»

Пленнику во время плавания регулярно принесли сухой паек в виде бутерброда из хлеба и колбасы или сыра, а так же фляжку с чаем, мокрые полотенца для гигиенических процедур, ну и специальное герметично закрывающееся ведро, чтобы не воняло, для естественных надобностей.

«Продуманные сволочи», – с раздражением подумал Экскарт и поморщился от осознания, что мысль эта для него не нова, даже в каком-то смысле заезжена.

Но вот наконец томительное ожидание подошло к концу. Субмарина начала совершать какие-то совсем уж мелкие маневры, на малом ходу, а вскоре совсем встала и всплыла. Лодка прямо-таки «вздохнула» когда открылись люки.

Тут как по команде окончательно очнулась от сна Сицилия. До этого случались кратковременные периоды пробуждения, когда она вела себя словно сомнамбула, только для того, чтобы справить естественные надобности, а потом снова отключалась. Даже не ела, разве что утоляла жажду.

– Что происходит, Трек?.. – спросила она, недоуменно и в страхе озираясь.

– Я бы тоже хотел это узнать, дорогая. Но думается мне нам все скоро объяснят…

Послышался топот ног, дверь в кубрик-камеру после легкого лязга замков открылась и Экскарт снова увидел давешнего Циклопа, как он про себя прозвал одноглазого пленителя.

– Мы приплыли, а посему прошу на выход, – сказал он.

– С чего такая честь личного конвоирования? – поинтересовался Экскарт.

– А почему бы и нет? Мне это ничего не стоит. Ну и вы главная цель похищения, потому лучше проконтролировать вас лично.

При том он протянул Сицилии, спрятавшейся за мужа, желтый махровый халат, ведь она до сих пор была лишь в легкой зеленой шелковой ночнушке да шортиках.

– Наденьте. У нас тут на базе несколько прохладно для столь легкой одежды.

Сицилия упрямиться не стала и быстро облачилась в предложенный халат. А так же обулась в каучуковые тапочки, что так же протянул Циклоп. Экскарт был в пижаме, в домашних туфлях, что ему позволили одеть перед выходом из дома, и ему дополнительная одежда вроде как не требовалась.

Вышли. Впереди конвоировали остальных пленников из числа свитских и слуг. Вели они себя заторможено, то ли до сих пор не отошли от газа, то ли дополнительно чем-то напичкали, но передвигались все же сами.

Наконец выбрались наружу из подлодки и оказались в огромном ангаре-бассейне, стены и свод которого были обиты стальными листами.

При этом их встречали. Если не считать бойцов охраны, то всего один человек. Худой и очень высокий мужчина, пожалуй даже выше двух метров, лет пятидесяти на вид (и демоны знает сколько в действительности), с длинными до плеч на первый взгляд седыми волосами (но может просто блондин), одетый в идеально сидящий костюм белого цвета и высоким котелком, из белого фетра, но без традиционных гогглов, зато в очках из розового стекла. Оружия при нем Экскарт не увидел, если не считать за таковое трость с навершием из светящегося изнутри хрустального шара в серебряной оправе словно в птичьей лапе. То ли магический то ли технологический фокус, сразу не понять, да и не важно.

– Рад нашей встрече, очень рад! – воскликнул он и даже развел руки в стороны словно желая обняться. – Вы оказались неуловимы и от воздушных пиратов ушли и от горцев отбились…

– Так это ваша работа?!

– Моя! А что поделать? Приезжая в Ланкерт вы ни разу не пожелали появиться на своем острове, все по казино да борделям бегали… хм-м… прошу прощения леди за такие скабрезные подробности… Вот и пришлось изыскивать иные средства вас выловить для своих нужд. Но вот мне наконец улыбнулась удача. Хотя то, что помимо тебя пришлось в нагрузку хватать еще и твою жену, а так же свитских со слугами несколько усложняет дело. Пришлось в экстренном порядке готовить двойников. Хотя… все что не делается – к лучшему!

– А кто вы собственно вообще такой? И зачем я вам понадобился?

– Ах! Простите мне мою оплошность, я не представился! – всплеснул руками «хозяин дома». – За эти долгие годы затворничества стал забывать о манерах и прочей куртуазности принятой в высшем свете. Хотя это меня конечно не извиняет… аристократ всегда должен быть на высоте.

Лицо радушного хозяина Экскарту сразу не понравилось. Было оно каким-то противным, в общем сразу ясно – плохой человек.

– Марриор Каск сир Лодар.

– Сир? – в изумлении поднял правую бровь Экскарт.

Данная часть в имени могла принадлежать только императорской семье, именно правящей ее части.

– Да, именно сир, я считаю, что именно я должен быть истинным правителем империи и сделаю все, чтобы занять принадлежащий мне по праву трон!

– Так вы тот пропавший без вести кронпринц?! – потрясенно произнесла Сицилия, все еще находящаяся за спиной мужа.

– Именно, леди.

Экскарт держал лицо, хотя вообще не понимал о чем идет речь. Что за пропавший кронпринц? Парень ни о каких пропавших принцах не слышал. Впрочем, он недавний ассенизатор много о чем не слышал, так как не до событий в высшем свете ему было, да еще судя по всему случившихся за несколько десятков лет до его рождения. Это все настоящие аристократы должны знать.

– Но я смотрю, ваш муж не очень хорошо понимает о чем речь… Печально и признаться, где-то даже обидно.

– Признаться я действительно слабо помню историю вашего исчезновения… да и вообще…

– Эх, молодежь, – с характерной старческой укоризной, явно играя, протянул Марриор Каск. – Но что мы все стоим на пороге? Идемте! К вашему прибытию, как только стало ясно, что что мои люди вас… пригласили в гости, я все подготовил. Так что не вижу смысла тянуть. У нас, точнее у меня, вообще очень мало времени.

7

Идти Экскарту никуда не хотелось, особенно в свете того, что к их прибытию что-то приготовили, явно не программу развлечения, но с конвоирами за спиной не поспоришь, его можно сказать деликатно подтолкнули прикладом подводного ружья в спину и он сделал шаг.

– Но если нынешняя молодежь плохо знает историю, причем не такую уж и давнюю, то так и быть просвещу в части касающейся меня, – продолжил кронпринц тоном словно вел светскую беседу где-нибудь в парке. – Как вы милая Сицилия уже догадались, я дядя нынешнего императора, этого ни на что негодного тюфяка. Когда мой отец, император Тмиристан Пятый готовился предстать перед Вседержателем, мне стало известно, что меня собираются отлучить от наследования трона вынудив дать согласие на отречение, а потом и магическую клятву верности иному правителю…

– Почему?

– Отец посчитал, что я не подхожу на роль императора, а что до конкретных причин, то видимо против меня интриговал мой младший брат. Пока я был занят своими делами и не обращал особого внимания на окружающую возню. Он мне завидовал… ведь я, в отличие от него, родился с сильным магическим даром! Уже это показатель моей избранности и права на трон!

Все это время хозяин с «гостями» шел по коридорам так же обитыми стальными листами.

Экскарт на патетику пропавшего без вести кронпринца благоразумно промолчал, а тот продолжал выплескивать то, что в нем давно накопилось на подневольных слушателей, видимо впервые за долгие годы он смог с кем-то об этом поговорить:

– Меня хотели загнать в привычные рамки так называемого магического искусства, чтобы я по ранее отработанной технологии делал все эти амулеты, эликсиры и даже лечил людей не понимая, что под искусством они имеют ввиду обыкновенное ремесло. Искусство же предполагает развитие и поиск новых решений! И я искал, творил, развивался!

В этот момент шар в трости засиял нестерпимым светом.

«Понятно, еще один псих с манией величия шагнувший за грань дозволенного», – окончательно определился с диагнозом Экскарт.

– А как известно при поиске новых путей развития требуются многочисленные эксперименты, а для экспериментов нужен расходный материал…

Собачники, а точнее оратор и слушатели подошли к лифту, что тут же распахнул перед ними двери. Они вошли и лифт поехал вверх.

– Вы говорите о ритуальной магии, точнее его направлении – магии смерти? – все же поинтересовался Экскарт.

– Именно.

– Я далек от мысли считать наше государство идеальным и тем более праведным. Я более чем уверен, что состоящие на государственной службе маги практикуют ритуалистику даже в самых ее темных вариациях…

– Тут ты прав, – кивнул Марриор Каск, – практикуют. Ежегодно десятки тысяч людей расстаются со своими жизнями на алтарях и энергией их душ запитывают амулеты которые вы в обычной жизни никогда не встретите…

– И я так же уверен, что исследования по расширению магических возможностей ведутся полным ходом…

– И снова ты прав. Я был в группе этих исследователей. Чего они только не творят! – покачал головой беглый кронпринц. – Но это все возня в детской песочнице – не искусство. В их исследованиях не было размаха, масштаба, не было прорывных идей которые были у меня! Все что они могли это исследовать грани уже известного и отработанного с целью улучшения каких-то свойств. И когда я предложил реализовать несколько своих мыслей, мне отказали…

Лифт доехал до нужного этажа, пассажиры вышли, прошли по короткому коридору и оказалась в большой зале с большим количеством непонятного назначения приборов и оборудования.

Взгляд Экскарта сразу же упал на нечто напоминающее саркофаг в каких если верить фотографиям в журналах находили мумии древних магов, разграбив их склепы в поисках артефактов. Только этот был весь опутанный проводами и утыканный лампами, а так же исписан какими-то знаками, явно магическими рунами.

Точнее саркофагов имелось два, стояли друг напротив друга и были соединены между собой большим количеством проводов и каких-то трубок, часть напрямую, а часть через приборы.

Марриор Каск повернулся к своим пленникам и с ехидцей произнес:

– Наверняка сейчас подумали, что я предложил что-то настолько чудовищное, что даже эти циники пришли в ужас?..

– А это не так? – спросила Сицилия, так же смотря на саркофаги.

– Конечно нет! Они наоборот пришли в восторг от моих идей! Но от императорской власти меня все же решили отрешить… Отец даже попытался мне внушить, что власть это скучно, что мое призвание магия и я должен полностью посвятить ей себя. Собственно говоря он был прав, магия, правильнее все же сказать техномагия, действительно мое призвание, но вот беда не имея абсолютной власти я не смогу реализовать все свои задумки в полном объеме несмотря на свой высокий статус как в магическом отношении так и социальном. Всегда есть какие-то препоны, что меня постоянно ограничивают. Не дают достаточно ресурсов… Скажем мне нужно тысяча человек для эксперимента, а мне предлагают довольствоваться всего сотней, при этом не самого лучшего качества, подсовывая вместо сильных и здоровых людей с даром всякое пустое отребье, а то и вовсе доходяг с шахт, что и так вот-вот должны склеить ласты… Став же императором я бы получал все необходимые ресурсы в полном объеме причем самого лучшего качества по первому желанию!

«Все-таки тоже поняли, что ты, несмотря на всю свою гениальность, больной на всю голову и решили от власти империей отстранить, а то наворотил бы дел со своей техномагией», – подумал парень, продолжая озираться по сторонам.

– Осознав, что меня все равно отлучат от трона, формальные причины всегда можно найти или выдумать, и заставят дать магическую клятву верности своему брату и тем самым навсегда распрощаться с возможностью стать императором, я решил инсценировать свою пропажу.

– А сейчас вы стало быть можете вернуть трон себе? – удивился Экскарт.

– Запросто! Надо только подготовить почву для этого, чем я и занимаюсь все эти годы. Тратя свое время и силы на нудную работу вместо того, чтобы творить шедевры!

– И я каким-то боком должен быть задействован в этом плане?

– Самым прямым!

– Как?

– Я воспользуюсь смутой в империи, расскажу слезливую историю о том, как мой брат заточил меня в секретной тюрьме, где заставлял словно каторжника создавать амулеты и эликсиры, но мне, благодаря моему гению, оттуда удалось сбежать и заявлю свои права на престол.

– А как же нынешний император или его наследник?

– Люди смертны, – пожал плечами кронпринц. – Заговор, яд, стилет или выстрел из револьвера… не суть важно. Все они умрут, нынешняя ветвь оборвется и тут на сцену выхожу я!

– Но я до сих пор не могу понять, для чего вам я, – недоумевал Экскарт.

– У меня будет много конкурентов и надо думать они так же постараются умостить свои задницы на опустевший трон. Увы, всех их не извести, так как они хорошо охраняются, посему, чтобы избежать гражданской войны, будет инициирована древняя процедура выборов. А выбирают нового императора высшие аристократические рода и род Маренонгов в их числе.

– Но я второй сын…

– Это пустяк, – отмахнулся Марриор Каск. – Второй всегда может стать первым. Тут несчастный случай, там убийство, скажем из ревности, и вот второй сын становится не просто наследником, а и вовсе главой рода.

– Почему сразу не похитить первого сына?

– Он всегда на виду, охрана у него на порядок лучше чем у тебя. И даже если удастся его похитить и произвести необходимые манипуляции, может проколоться на какой-нибудь мелочи. Можно конечно ликвидировать вашего отца загодя, но он все равно попадет под пристальный контроль хотя бы с вашей стороны, а вам только дай повод заподозрить неладное, тут же шум поднимете. Так что лучше работать с тем на кого обращают меньше всего внимания и не заподозрят подмены.

– Понятно… И что вы со мной собственно собираетесь делать, чтобы я стал вашей марионеткой? – спросил Экскарт чуть дрогнувшим голосом, снова уставившись на саркофаги.

– О! Марионетка, скажу я вам, это слишком ненадежно. Я бы даже сказал – пошло. Любые внедренные императивы могут в любой момент слететь под воздействием каких-нибудь экстремальных внешних факторов, да еще отягченных магическим влиянием, так как они изначально войдут в конфликт с более старыми и гораздо глубже зашитыми в твоем сознании догматами и просто стремлениями. Опять же марионетку надо постоянно держать на контроле обновлять закладки на верность, что невозможно. Так что классическими марионетками станут твоя жена и свитские со слугами. С тобой же я проведу несколько иную операцию. И ты прав, эти саркофаги предназначены именно для этого. Хотя изначально задумывались для совсем иной процедуры. Хотя я еще вернусь к этому проекту, когда стану императором и получу доступ к необходимому объему ресурсов из-за недостатка каковых я и не смог довести работу до конца. Даже не спросите какой это был проект?

– Какой?.. – на автомате чуть заторможено произнес парень.

– О! Меня как и многих других ученых занимает тема бессмертия. Очень не хочется имея такую силу, богатство, положение и влияние умирать как обыкновенный плебей, пусть и прожив несколько дольше. Увы, как бы ни продлевал свою жизнь, конец все равно у всех один… Ведь даже в прежние времена, когда сильнейшие из архимагов щелчком пальцев могли разрушить замок, магия не смогла дать людям желаемое. Да, древние архимаги жили долго, по тысяче лет и больше, но все равно умирали, их тела изнашивались, мозг старел, как бы ни были они искусны в магии жизни, природу им обмануть не удавалось. После каждой процедуры омоложения возникали маленькие ошибки на микроуровне и неустранимые дефекты – магические аномалии, накапливались, возникало что-то вроде иммунитета или привыкания к магическому воздействию. Уверен, что и чистая технология в будущем, если магия все же окончательно исчезнет, не сможет решить этот вопрос, по крайней мере в ближайшую тысячу лет. А вот слияние магии и технологии, в наше время, как мне кажется, позволит обрести бессмертие. Уникальный период и шанс! Спросите как?

– Как?..

– Перезаписью сознания в новое тело! Вы в курсе Трексар, что наш мозг просто пронизан электрическими импульсами?

– Что-то такое слышал краем уха…

– Так вот, наша память и сознание есть лишь совокупность слабеньких электрических импульсов в мозгу! Удивительно, не правда ли?!

– Действительно… даже сложно в такое поверить и осознать…

– Так вот, я подумал, что если удастся в идентичное молодое тело перезаписать свое сознание, словно передать текст по телеграфу, то можно обрести бессмертие! Как только прежнее тело придет в негодность, можно переселиться разумом или душой, в новое!

– Но это будет скорее ваша копия с вашей памятью, а не вы…

– Вот тут и нужна магия, чтобы не просто переписать память, но и переселить душу из старого тела в новое.

Кронпринц победно улыбнулся. Но тут же его лицо сделалось мрачным.

– Но увы, как я уже заметил из-за недостатка ресурсов для опытных работ, я пока не могу довести маготехнологию до нужных мне параметров. Все что на данный момент я способен сделать это как раз лишь скопировать поверхностный массив информации в другое тело. Именно это я и хочу проделать с тобой, переписать информацию с твоего мозга не затрагивая глубинные слои сознания в гомункула, что и станет для всех остальных сэром Трексаром.

Экскарт с трудом подавил, чуть не прорвавшийся наружу истерический смешок.

– Как я понял, тело гомункула должно быть идентичным?

– Верно.

– Но ведь его, наверное, долго выращивать…

– Не быстро. Даже в ускоренном режиме требуется не менее трех лет.

– Тогда…

– У меня уже есть несколько тел выращенных из твоего биологического материала!

И тут как по заказу в зал ввезли каталку со стеклянным гробом внутри которого лежало тело словно брат близнец похожий на Экскарта, а точнее настоящего Трексара. Ведь именно из биологического материала настоящего Трексара был выращен этот гомункул.

Экскарт решил не раскрывать, что он вообще-то двойник оригинального Трексара.

«Может быть в этом будет мой шанс на спасение…» – подумал он.

Гомункула тем временем положили в один из двух сапрофагов, при этом на голову одели сложного вида конструкцию.

– А что потом сделаете со мной? Убьёте?

– Зачем? Вдруг придется делать еще одного, если с первым пойдет что-то не так, посему побудете у меня некоторое время в гостях, вместе с остальными, ну а потом, когда все закончится и я стану императором, то… да, отправлю на дальнейшие опыты по перезаписи сознания и переселению души.

8

– Не люблю долгих прелюдий, потому прошу вас занять свое место, сэр Трексар, – с улыбкой приглашающе указал рукой кронпринц в сторону второго саркофага.

Экскарт глубоко вдохнув, сделал первый шаг на вдруг ставших ватными ногах.

– Трек! – попыталась вцепиться в него Сицилия, но ее удержали конвоиры.

– Я начинаю испытывать к вам неподдельное уважение, – с ноткой удивления и одобрения, произнес Марриор Каск. – Сколько здесь до вас побывало аристократов и все они вопили, молили о пощаде, угрожали, всячески упирались, в общем проявляли не самое достойное поведение.

– А смысл дергаться? – кивнул в сторону дюжих конвоиров парень.

– Никакого. Но ведь они это тоже понимали и все равно истерили и в ногах валялись. Аж смотреть противно было. Некоторые даже гадили… Когда приду к власти я хорошенько почищу аристократию от таких слабаков, а то вырождается сословие, вырождается…

– Почему тогда не накачать их успокоительными перед процедурой?

– Могло негативно сказаться на результате. При воздействии успокоительных эликсиров сигнатуры электрических сигналов в мозгу сильно исказятся, а это сродни орфографической ошибке в написании слова. А иные ошибки, как ты знаешь способны полностью поменять значение. Так что объекты должны быть чистыми.

– Понятно… Но откуда у вас средства на все это? Ведь построить все это было не дешево, оборудование, подводная лодка…

– Как я уже отметил, к побегу я готовился, так что кое-какие средства смог прихватить с собой или положить на подставные счета. Ну и нынешние мои слуги-гомункулы подкидывают деньжат, вроде как проигрываются в казино.

Так за разговором Экскарт дошел до второго саркофага и при помощи пары ассистентов близнецов, подозрительно похожих на кронпринца, только сильно моложе, улегся в этот агрегат. Ему на голову так же нацепили массивную штуковину опутанную проводами и крепко зафиксировали ремнями.

– Будет больно? – спросил он, имея ввиду ремни, коими его опутали.

– Скажем так, приятного будет мало. Говорю по собственному опыту, многократному причем.

«Циклоп, как и эти ассистенты, тоже гомункул Марриора, только несколько старше этой парочки выглядит, – вдруг подумал Экскарт, когда одноглазый приблизился к своему хозяину и встал чуть позади. – Просто отсутствие волос и протез глаза сильно изменило внешность… отсюда и опыт этого маньяка от магонауки».

Но как оказалось одеванием странной штуковины на голову не обошлось. В вены обоих рук вонзили иглы и по прозрачным трубочкам потекла кровь. Из одной вытекала, а в другую втекала.

«Это ведь кровь от гомункула!» – осенило Экскарта.

Впрочем, то, что в него вливается чужая кровь парня не особо обеспокоило, хотя знал, что кровь у людей разная, различается на группы и переливание крови от одного человека к другому может быть смертельным. Но тут ему сильно повезло, как в свое время пояснил еще маголекаль Менлир инс Ханк, его кровь была совместима с кровью Трексара, а значит опасности нет.

– Это для лучшей магической связи, – любезно пояснил Марриор Каск. – Ну и кое-какие дополнительные эликсиры введены.

– Я так и понял…

– Как вы себя чувствуете?

– Словно падаю…

– Так и должно быть.

Сам кронпринц так же приготовился к операции. Сел в специальное кресло стоящее между «саркофагами», чем-то похожее на то, что стоят в зубоврачебных кабинетах, снял головной убор, отдав его Циклопу, а вместо него надел почти такой же агрегат как на подопытных.

– Что ж, приступим пожалуй!

Марриор Каск стал щелкать многочисленными тумблерами, поворачивать не менее многочисленные поворотные переключатели на приборной панели перед собой и потянул рычаг…

Что-то загудело, зашуршало…

Экскарту показалось, что у него завибрировал мозг, стало щекотно под черепной коробкой.

Вскоре кронпринц дополнительно задействовал магию, положив руки на два хрустальных шара, внутри которых заплясали молнии.

И вот тут Экскарт познал, что такое истинная боль. Казалось, она пронизывала каждую его клеточку. Страдания были столь чудовищными, что он даже не мог уйти в спасительное беспамятство. А может это не позволяли сделать эликсиры.

Длилась эта экзекуция целую вечность. Парень в диком крике давно сорвал голос и только хрипел, извиваясь в ремнях. От натуги чуть не лопались мышцы и трещали кости.

Но в какой-то момент стало легче. Тело по-прежнему испытывало сильнейшую боль, но она ни шла ни в какое сравнение с тем, что он испытывал не так давно и воспринималось как облегчение.

После того как парень в очередной раз сморгнул кровавую слезу, он как-то отстраненно отметил, что в глазах стало странно двоиться. Тот же потолок виделся двумя наложенными картинками, но при этом одна из них была перевернутой на сто восемьдесят градусов… Это дезориентировало.

Парень скосил глаза в сторону и стало только хуже. Он увидел стену и в то же время «перевернутый» потолок. А потом и перевернутый потолок стал ходить ходуном. Вторая картинка иногда начинала размываться, потом на мгновение исчезала и снова становилась четкой.

Такое странное раздвоение воспринималось очень болезненно и Экскарт закрыл глаза, но вторая картинка при этом никуда не исчезла. Точнее то, что должен был видеть он в нормальном состоянии исчезло, а вот «перевернутый ракурс» по-прежнему стоял перед глазами изредка исчезая и вновь появляясь.

«Это похоже на… моргание, – осенило парня. – То есть я вижу то, что видит гомункул потому и картинка перевернутая! Ведь мы лежим головами друг к другу! Вот так дела…»

Парень почувствовал несколько хлопков по щеке, по ощущениям было похоже на то, словно его несколько раз приложили обжигающе горячей поверхностью. Но кричать сил просто не было.

– М-м…

Экскарт открыл глаза и увидел над собой Марриора Каска.

– Ты как?

– Никогда не было так плохо…

– Значит в норме.

Выглядел кронпринц тоже не ахти, словно после тяжелой болезни, темные тени легли под глазами, кожа приобрела пергаментный оттенок, осунулся и даже несколько постарел, точнее приблизился по внешнему виду к своему истинному возрасту из-за многочисленных глубоких морщин, что бороздами испахали его лицо. Магическое воздействие далось ему тяжело.

Взгляд он при этом имел хмурый и озадаченный.

– Эта операция прошла как-то не так, – сказал он устало. – Очень тяжело… такого раньше не было…

«Естественно не было, ведь гомункул использован не мой», – мстительно подумал Экскарт.

Парень вдруг подумал, что наложенная Менлиром маска Трексара могла после такой процедуры слететь. Кожа лица и впрямь ощущалась словно ее тянуло в разные стороны.

«Но видимо кронпринц и впрямь вымотан до предела, что не заметил разницы, ну и судорожные подергивания лицевых мышц маскирует изменения», – подумал он.

Судорогами сводило впрочем не только лицевые мышцы, но и вообще все тело.

– Из меня вытянуло слишком много сил, да и ты реагировал так, словно тебя в масле кипятили… чуть не сдох, чего тоже не должно было быть. Но я решил все же довести дело до конца… Наверное это все из-за неплохого потенциала в ментальной составляющей силы… странно, но в твоем личном деле об этом ничего нет… либо не обнаружили… либо решили не развивать в надежде, что со временем заглохнет… может даже специально глушили. Зная твой несносный характер, ставлю на последнее, иначе с таким развитым даром ты стал бы откровенным чудовищем выворачивающий мозги всем, кто тебе просто не понравился. Ладно… с этими возникшими непонятками разберемся чуть позже… мне надо отдохнуть. Альфа, помоги мне…

Кронпринц, поддерживаемый Циклопом, коего как оказалось звали Альфа, словно собачья кличка, удалился, а его гомункулы-ассистенты, вынув иглы и сняв с головы прибор, переложили Экскарта на каталку, причинив тому невероятную боль. Тело, пронзаемое миллионами игл, как бывает после того, как отлежишь луку или отсидишь ногу, на любые прикосновения реагировало крайне негативно.

Оказавшись на каталке Экскарт проблевался на пол, мимолетно удивившись тому, что этого не произошло с ним раньше в саркофаге и более того, по ощущения он даже не обделался, хотя это было бы ожидаемо.

Потом болезненные ощущения повторились, хоть и не так ярко. Они вообще были фантомными.

«Точнее это ощущения от гомункула», – дошло до него, когда он увидел рядом вторую каталку с безвольно лежащим телом.

Ассистенты расположили тела так что головы были на уровне ног друг друга.

Экскарт и гомункул синхронно повернули головы и посмотрели друг на друга.

Неизвестно видел ли гомункул глазами Экскарта, а вот парень наблюдал себя глазами этого искусственно выращенного из Трексара человека. Зрелище оказалось еще то, не для слабонервных. Из носа, ушей и глаз видны потеки крови. Глаза из-за лопнувших капиллярных сосудов так же красные, как у низшего вурдалака. Но главное, что лицо и впрямь вернулось к исходному состоянию, хоть и перекошено до неузнаваемости.

Гомункул выглядел не лучше. И он-таки обделался, о чем сообщило обострившееся обоняние.

Впрочем, им обоим оказали помощь. Маголекарь активировал на них несколько лечебных амулетов, дал выпить какие-то микстуры, а потом еще личной силой «заполировал».

Маголекарь так же оказался гомункулом кронпринца, только выглядел он старше Марриора Каска, этакий восьмидесятилетний дедок. Странно было видеть, что он так плохо сохранился, целительская магия обращенная на себя должна была сильно замедлить старение.

Организм, перенесший такие изуверские мучения, наконец, несмотря на оказанную помощь облегчившее общее состояние, решил отключиться. А может маголекарь сознательно погрузил его в сон…

9

Экскарт очнулся от лязга дверного замка, но открылась даже не дверь, а окошко-подставка, на которую с той стороны поставили поднос с едой. Но не успел парень как-то среагировать, тело все еще ощущалось слабо, чувствовалась легкая дезориентация, как к двери подскочила Сицилия и забрала еду, после чего поставила выданное на небольшой столик у стены.

– Дорогая?.. – удивился он.

Пленник никак не ожидал увидеть жену рядом с собой в одной камере.

Она поняла причину его изумления и ответила:

– Этот вредный, свихнувшийся на магии и власти старик сказал, что у него нет лишних слуг, так что я сама должна присматривать за мужем.

– Могли бы для этого поселить наших слуг…

– Я тоже высказала данное предложение, но этот гад с мерзкой ухмылочкой добавил, что это его добрая воля, в знак своего уважения к тебе, дескать дает нам возможность побыть наедине как можно дольше, перед тем как мне вправят мозги и подложат под гомункула…

– То есть с тобой еще ничего не делали?

– Нет. Только взяли кровь для создания эликсира… Как ты себя чувствуешь?

– Да вроде в норме… хоть и не в лучшей форме.

– Попей воды.

Благодарно кивнув, Экскарт сделал несколько глотков из стакана поднесенного женой.

– Долго я провалялся?

– Точно не скажу, часов нет, но по ощущениям около суток. Тебе надо поесть…

– Хорошо…

В животе и вправду было пусто, аж саднило.

Экскарт осторожно приподнялся на локтях, после чего сел, свесив ноги с нар на которых лежал, и осмотрел себя. Он оказался облачен в светло-серую устаревшего дизайна матросскую робу из парусины, а значит Сицилии пришлось с ним изрядно повозиться, чтобы переодеть, а перед этим еще и отмыть от кровавого пота. Это в лучшем случае от пота…

– Спасибо…

– Пустяки… Главное, что не обделался, – все же улыбнулась она. – Вот тогда действительно было бы паршиво.

– Кстати насчет последнего… – заметил Экскарт почувствовав позыв.

– Туалетная комнатка вон там, за ширмой…

Парень поспешил по указанному направлению. К счастью, помощь, чтобы добраться до унитаза не потребовалась, хоть его и пошатывало.

Но чтобы сделать дело, пришлось изрядно поднатужиться, аж голова закружилась.

«По крайней мере теперь понятно, почему не обделался, – с горькой самоиронией подумал он, краснея от натуги, так что аж глазам больно стало. – Натуральная пробка… Это все благодаря тем бутербродам, что меня кормил Циклоп».

Видимо из-за прилива крови к голове Экскарт вдруг довольно отчетливо несмотря на тогдашнее свое состояние, когда ему было не до речей кронпринца, вспомнил слова Марриора Каска сказанные им сразу после того как все закончилось, а именно о его потенциале в ментальном плане.

Таких магов называли еще разумниками. Считалось, что сильнейшие из них могут читать мысли и даже их внушать своей жертве. Где правда, а где ложь неясно, то но, что такие люди хорошие эмпаты и уверенно распознают, когда им говорят неправду или наоборот искренни, сомневаться не приходилось.

«Ну и дыма без огня не бывает и такие менталисты действительно могут как-то влиять на других людей, особенно если усилить способность новыми технологиями… – подумал парень. – Вот и кронпринц про что-то такое говорил…»

А еще он вспомнил как видел глазами гомункула Трексара.

«А только ли зрение нас связывало?..» – с охватившей его лихорадочным возбуждением подумал Экскарт.

Он попытался вспомнить все до мельчайших деталей и у него сложилось впечатление, что да, не только зрение, но еще и головами двигали синхронно. А это уже совсем другой потенциал.

«Или же я выдаю желаемое за действительное и это было просто совпадение? – усомнился парень. – Кстати, как он там, гомункул этот, еще не пошел в разнос? Все-таки он выращен из биоматериала Трексара, а он хоть и мой брат, как выяснилось, но матери к нас все же разные, так что о сколько-нибудь близкой идентичности даже мечтать не приходится».

– Трек, ты как там? – обеспокоилась Сицилия, слыша натужное мычание мужа.

– Уф-ф… в порядке…

Экскарт действительно слез с унитаза сделав свои естественные дела, после чего помыл руки, невольно взглянув на свое отражение, вспомнив, что «маска» с него слетела.

Глаза все еще были красными.

«Или это сейчас они снова кровью наполнились?! – криво усмехнулся он. – Надо с этим делом поосторожнее».

Что до лица, то оно оказалось каким-то опухшим, словно после длительного запоя. Так что стало ясно почему Сицилия не задала вопросы о его изменившейся внешности.

«А потом обтерхаюсь тем, что новое лицо это побочный результат опытов кронпринца, – подумал парень. – Хотя о чем это я? Еще день, много – два и ее от меня заберут и оправдываться будет не перед кем… И пусть гомункул пойдет вразнос, меня кронпринц возьмет в плотный оборот, а Сицилии промоет мозги так что ей станет не до моей изменившейся внешности…»

– Дорогая, во время копирования моей памяти гомункулу произошла явно нештатная ситуация…

– Какая?

– Да я сам не понимаю, вроде как у нас образовалась некая ментальная связь если я все правильно понял…

– Ты ментал?!

– Я сам об этом узнал от кронпринца, так что на тебя я точно воздействовать не мог, разве что неосознанно… так что можешь не беспокоиться.

– Я не беспокоюсь…

– В общем мне надо попробовать восстановить связь с гомункулом, возможно в этом наш единственный шанс на спасение. Мизерный, учитывая, что я в этой магии ничего не понимаю, но все же… вдруг по наития… на рефлексах…

– Я могу чем-то помочь?

– Чем? Я сам не понимаю, что и как нужно делать. Надеюсь, что как-то все само случится… на инстинктивном уровне.

С этими словами Экскарт лег на свои нары и попытался от всего отрешиться. В детдоме ему это помогало сконцентрироваться, а так же сбросить весь негатив скопившийся за день. До этой с позволения сказать техники он дошел сам на каком-то интуитивном уровне. Благодаря именно этой технике он отличался седи прочих выдержкой.

Войти в пограничное состояние удалось в общем-то без особых проблем и через какое-то время Экскарт на грани своего внутреннего восприятия почувствовал… чужое присутствие, словно какой-то зуд. По крайней мере раньше он ничего подобного не фиксировал.

Сначала парень подумал, что это фон от Сицилии, но быстро осознал, что жена ни при чем. Это именно то, что ему надо. Жена к слову сказать тоже ощущалась, но как совершенно посторонний объект.

Экскарт потянулся своим сознанием к этому источнику зуда, получилось на удивление легко и естественно, хотя раньше подобного опыта не имел. Более того, произошла своеобразная визуализация контакта, что от неожиданности чуть не выбросило его из состояния медитации, но как-то удержался.

Парень оказался словно в каком-то темном помещении, к тому же заполненном дымом, а потому не видел стен, но зато увидел какой-то колыхающийся конец… оформившийся в обычную на вид пеньковую веревку уходившая в некую трубу.

Себя он видел в виде полупрозрачной фигуры, словно призрака.

Экакрт коснулся этой веревки и полез внутрь. Но чем дальше лез, тем уже становилась труба и тем тоньше трос.

Вот труба превратилась в резиновый шланг, а трос в бельевую веревку.

Еще через какое-то время резиновый шланг стал брезентовым рукавом, а веревка истончилась до витой нити.

Брезентовый рукав вскоре преобразился в какую-то эластичную кишку ткни посильнее и проткнешь, а нить расплелась на отдельные волокна и стала расползаться. Казалось понятии ее чуть сильнее, чтобы протиснуться в этом проходе еще чуть-чуть и она сначала растянется, истончится до одной ниточки, а потом и вовсе оборвется…

Новизна ощущений, инстинктивные попытки анализа происходящего сильно мешали, но Экскарт как мог абстрагировался от всего лишнего. Но в какой-то момент он почувствовал, что дальше не пройти, а если попытаться, то возникнет риск окончательного обрыва связи. И что хуже всего, он был уверен, что в случае обрыва эту связь будет не восстановить.

Парень открыл глаза.

– Сколько я так пролежал?

– Минут пятнадцать… У тебя получилось?!

– Почти… Связь нащупал, но до конца пройти не смог…

– Почему?

– Не знаю… словно сил не хватило… энергии…

– А если я волью в тебя свою силу?

– А ты можешь?! – удивился Экскарт.

Свитские ничего не говорили о том, что Сицилия имеет какое-то отношение к магии. Впрочем, удивляться тут нечему, все древние рода имеют некий потенциал, просто его бесполезно пытаться раскрыть, как говорится, овчинка не стоит выделки.

– Кое-что могу, – кивнула она. – Я так некоторые свои амулеты подзаряжаю. Сил немного, но вдруг этого хватит?

– Попытаться стоит.

Сицилия забралась на нары к мужу и села крестообразно подогнув ноги под себя.

– Ложись…

Экскарт лег, Сицилия прикоснулась своими ладонями к его вискам.

– Поехали… – сказал парень, вновь проваливаясь в состояние измененного сознания.

На этот раз ощущения были совсем другими. Если раньше он себя в момент медитации практически никак не ощущал, словно парил, то сейчас будто обрел объем.

Новые впечатления мешали, но он постарался от них отрешиться.

Воздействие Сицилии помешало вновь ощутить связь с гомункулом, ее биополе словно засвечивало все вокруг, но если знать, что искать и где, то рано или поздно искомое найдется.

И вот Эскарт вновь залез в трубу.

На этот раз по ощущениям он пролез намного дальше и все повторилось. Вновь в руках начала расползаться нить связи. Оставалось только жалеть, что сразу не воспользовался внешней подпиткой.

«Тогда не факт, что смог бы вообще обнаружить эту связующую нить, – подумал он. – Разве что надо было сразу после обнаружения выходить, тем самым сэкономив свои силы… Но кто ж знал?»

Экскарт все же решил рискнуть, что-то подсказало ему, что все получится. А если не получится, то нового шанса не будет, либо гомункула распотрошат, либо за него самого возьмутся.

Прошел какой-то встречный импульс…

И вот, когда казалось, что нить оборвется, она сначала стабилизировалась, а потом стала крепнуть сплетаясь в веревочку. Кишка сменилась брезентовым рукавом, рукав сменился на резиновый шланг, а шланг на стальную трубу.

И вот он оказался в ином «помещении» в котором витало некое облако.

Эксакрт осторожно коснулся его, миг вспышки слияния и… теперь он видел глазами гомункула, ощущал его органами чувств и даже мог контролировать его тело. Повернул голову из стороны в сторону, сжал и разжал пальцы.

10

Как тут же выяснилось, гомункул лежал на каком-то столе стянутый по рукам и ногам кожаными ремнями.

На голове какая-то гудящая как трансформатор штуковина. Экскарт ощущал боль в висках, как от ожога, а нос уловил запах паленых волос.

Догадаться что проводили электростимуляцию мозга не составило труда.

«Над гомункулом явно проводят какие-то эксперименты, – подумал Экскарт ощущая неприятный зуд в мышцах. – Похоже стимулировали мозг током, плюс воздействовали магией. И, судя по всему, именно это укрепило канал связи с его стороны. Повезло…»

Поскольку ощущать электрические удары уже вроде как на себе в дальнейшем желания не испытывал, то дал о себе знать стоном, человеку в белом халате с массивными гогглами на голове, явно специальные для магов, что стоял за каким-то прибором от которого шли провода к конструкции на голове гомункула, но сейчас что-то писавшего в толстом журнале, не иначе как результаты проводимых опытов.

Эксперементатр отвлекся от писанины и с интересом, даже радостью взглянув на подопытного посмотрел на гомункула.

Человек оказался гомункулом кронпринца, тот самый маголекарь выглядевший старше оригинала.

– Что ты чувствуешь?

– Ничего…

– Твое имя?

– Трексар Сандор инс Маренонг…

– Замечательно!

Посыпались другие самые разнообразные вопросы начиная от каких-то семейных подробностей, до логических и математических, на которые Экскарт достаточно уверенно отвечал и с каждым ответом гомункул кронпринца выглядел все довольнее.

– Отлично! Похоже сработало!

Маголекарь светил в глаза фонариком, тыкал иглой в мышцы проверяя нервную реакцию тела, проводил прочие исследования.

– Теперь проверим координацию движений. Попробуй встать.

С этими словами маголекарь освободил подопытного от пут.

Экскарт приподнялся на локтях, а потом осторожно сел.

– Что-нибудь чувствуешь?

– Слегка кружится голова…

– Это скоро пройдет. Встань.

Маголекарь помог пошатнувшемуся гомункулу Трексара устоять.

– Закрой глаза и коснись поочередно указательными пальцами рук кончика носа…

Парень подчинился. С первого раза не получилось, залепил себе в глаз, но попытки шли одна за другой пока координация не стала практически идеальной.

– Превосходно!

Потом последовали другие упражнения и Экскарт их все проделал, тоже не с первого раза, но в последующих попытках довел до удовлетворительного состояния. На некоторые упражнения просто не хватало сил, такие как несколько раз присесть. Физически гомункул не отличался крепостью. Оно и понятно, это тело, по сути, новорожденное. Мышцы требуется укреплять регулярными нагрузками.

– Великолепно! Господин будет очень доволен! А то ведь он тебя фактически уже списал и отдал мне для опытных исследований. Нужно немедленно доложить ему об успехе!

– Не так быстро.

– Что?

Маголекарь обернулся с удивленным выражением лица и напоролся на мощный удар кулаком в горло, что с хрустом смяло адамово яблоко. Маголекарь упал на колени, глядя на гомункула Трексара с ошарашенным видом и что-то хрипел, держась за горло руками.

Пока маголекарь не восстановился, Экскарт нанес сокрушающий удар коленом в лицо, сминая нос и ломая лицевые кости. Противник был мертв, удар вышел на удивление идеальным, носовая кость пробила мозг и гомункул кронпринца рухнул безвольной куклой. Но на всякий случай парень сделал добивающий удар, пяткой в основание черепа, круша позвонки.

Экскарт осмотрелся. Всюду установлено какое-то оборудование, от пола до потолка, тянутся провода… Он искал что-то, что можно было использовать как оружие.

В одном из ящичков нашел медицинские инструменты: пинцеты, зажимы, скальпели, пилы и все прочее, но в качестве даже холодного оружия это все подходило слабо.

Взгляд упал на странную штуку в виде рукояти от которого шел медный стержень в локоть длиной заканчивающейся двумя зубчиками с шариками на конце.

Парень невольно взял это нечто в руки и нажал на кнопку.

Между шариками возникла электрическая дуга.

– Сойдет…

Экскарт поспешно переоделся, благо во время лихорадочного обыска, нашел дополнительный комплекты медицинской одежды, то есть халат и штаны с парусиновыми туфлями.

На голову напялил гогглы.

Несколько раз вдохнув, он потянул за ручку двери в надежде, что она не закрыта и для ее открытия снаружи не требуется какого-нибудь условного стука, а то и вовсе пароля.

Обошлось.

Экскарт уверенно дернул дверь в первый же миг замечая, что лабораторию все же контролирует пара бойцов. Первому увиденному парень сунул электрошокер в шею и активировал. Бойца несколько раз конвульсивно тряхнуло и он скрючившись, как подкошенный упал на пол.

Второй довольно резво потянулся к кобуре на поясе, одновременно разрывая дистанцию.

«Зря, – подумал Экскарт, и просто прыгнул на второго соперника сбивая его с ног и валя на пол, после чего нанес своим лбом удар в район переносицы. – Двинул бы меня кулаком, мне бы и хватило…»

Парень поспешно затащил тела охранников, предварительно окончательно оглушив ранее пораженного электроразрядом, в лабораторию, а то он все еще шевелился. Убивать не стал, так как ему требовался «язык».

– Так… что тут у вас за шмалялы такие странные? – пробормотал он, доставая из кобыры один из пистолетов.

Все тот же двуствольный агрегат с массивной батареей. Еще больше недоумение вызвали дополнительные боеприпасы, словно миниатюрный переходник от вилки старого типа к розетке нового стандарта, только вместо токосъемных штырьков какие-то минигарпуты. Если такие попадут в тело, да еще вопьются достаточно глубоко, то просто так их не вырвешь. Сами по крайней мере точно не выпадут.

После некоторой возни с незнакомой конструкцией, выяснилось, что эти пистолеты переломные как охотничьи ружья и эти «переходники» вставляются в стволы.

Экскарт начал догадываться что это за ерунда у него в руках, но решил удостовериться и выстрелил в оглушенного и связанного охранника чуть ниже спины, благо он валялся на животе (как раз перевернул, чтобы связать руки) и эта часть тела как оказывается была хуже всего защищена, ведь охранники носили какие-то легкие бронежилеты, а так же накладки на руки и ноги. Из стволов с легкими хлопками вылетели «гарпуны», вытянув за собой тончайшую стальную проволоку. Вышибным зарядом служил явно не порох, а какой-то газ.

– И чего?

Но на всякий случай парень еще раз нажал на спусковой крючок и вот тут тело подопытного затрясло в судороге.

– Ага, так я и думал…

Экскарт перестал давить на спусковой крючок и «пляска» прекратилась.

Перезарядка не представляла сложностей. Стоило только переломить стволы, как проволока выпала из каналов словно обрезанная. Выбросив использованный «переходник» парень вставил новый.

Выстрел привел к положительному результату в том плане, что «мишень» очнулась, видимо сработал принцип: клин клином вышибают, и значит можно было задать несколько вопросов.

– Отлично….

11

Увы, с допросом на который он возлагал большие надежды, дабы узнать кратчайший путь к месту содержания пленников, ничего не вышло. Охранник наотрез отказывался отвечать даже после применения физических мер воздействия. Собственно он вообще никак не реагировал на все попытки его разговорить.

– Да ты сука тупо не чувствуешь боли! – понял парень, отбрасывая окровавленный скальпель, который Экскарт воткнул пленнику в руку выше локтя точно в кость и повертел им в ране.

Боль от такого воздействия должна быть адской, но тот даже мордой не покривил.

Осознав, что все бесполезно, опять же в голове пленника наверняка стоит жесткая установка на верность хозяину, а значит даже ради спасения собственной жизни он не произнесет ни слова, Экскарт свернул эту голову. Спасибо учителю-егерю у которого парень учился драться, показал как правильно это делать. А то ведь свернуть башку одним движением на самом деле не так-то просто.

Поразмыслив немного над тем, стоит ли переодеваться в форму охранника ли же остаться в докторской одежке, у обоих вариантов были как свои достоинства, так и недостатки, Экскарт решил все же остаться в белом халате, посчитав, что в образе доктора у него больше свободы передвижения и более того, он может приказывать охранникам оказывать ему содействие.

Проблема только заключалась во внешней несхожести, не говоря уже о серьезном недоборе роста, а значит если не замаскироваться, то его вмиг раскроют и поднимут тревогу, это если сразу не удастся схватить.

– Разве что прикрыться чем-то?.. Да и оружие надо где-то разместить… не в карманах же халата все таскать…

Экскарт еще раз лихорадочно осмотрелся в лаборатории.

– Да, должно подойти… – пробормотал он, застыв взглядом на столике-каталке, на каких в иных больницах развозят лекарства или еду.

Осталось только завалить его всяким объёмным хламом среди которого можно спрятать оружие, а так же частично скрыть лицо. За этим делом не встало. Парень водрузил на столик какой-то измерительный прибор с большим количеством кнопок, тумблеров и поворотных переключателей, а так же стрелочных измерителей, еще какую-то штуку непонятного назначения достаточно высокую со стеклянными трубками на фоне шкалы, чтобы чуть пригнувшись и склонив голову, можно было спрятать за ней лицо и еще всякой мелочевки навалив это на пистолеты.

– Погнали…

Вышел без проблем, никто посторонний по коридору не шастал.

«Направо или налево?» – спросил он себя, встав перед непростым выбором.

– Ладно, пойдем путем верности, то бишь направо…

Пройдя метров тридцать, Экскарт остановился. Он стал ощущать какую-то слабость.

– Что это? Просто физическая усталость или же ослабление связи из-за удаления от «источника сигнала»? И если ослабление связи то из-за разрыва дистанции это происходит или из-за того, что моих сил и сил Сицилии уже не хватает на ее поддержание?

Стало тревожно. Обрыв ментальной связи когда полдела уже сделано было бы как минимум обидно. А то и того хуже, ведь такая реакция гомункула точно заинтересует кронпринца и он начнет разбираться в вопросе очень дотошно и скоро выяснит про ментальную связь. А там и про все остальное.

Так что требовалось поторапливаться.

Экакарт развернул свою марионетку и двинулся в обратную сторону горячо надеясь, что связь по мере сокращения дистанции станет крепнуть.

Действительно ли связь окрепла или же парень принял желаемое за действительное, но миновав лабораторию он продолжил движение по коридору.

И вновь стал нелегкий выбор.

– Вверх или вниз?

Экакрт вызвал лифт ибо по лестнице с тележкой не продвинуться ни вверх, ни вниз.

– Наверное все-таки вниз… – принял он решение, когда лифт остановился и открыл свои створки в автоматическом режиме.

Экскарт принял решение не с бухты-барахты, а исходя из логики. На его взгляд данный этаж, на котором он находился, был слишком тесным, всего один коридор, да длинный, под сто метров, но без перпендикулярных ответвлений.

Если допустить, что база находится внутри какой-то горы, а они все как правило имеют пирамидальную структуру, то значит чем выше тем теснее будет становиться. По данной логике гора должна быть довольно узкой, но продолговатой. И вообще, на самом верху в шикарном особняке, скорее всего обитает хозяин этой базы Марриор Каск.

Парень предположил, что кронпринц прячется по принципу листа в лесу, то есть на виду у всех. Все видят его логово, но никому даже в голову не может прийти, что тут обитает пропавший кронпринц. Особенно если у поместья есть подставное лицо-владелец – марионетка.

– И мне к нему не нужно… мне надо от него подальше… Вот только какой этаж нажимать?

Всего на панели имелось семь кнопок.

Верхняя стразу отпадала, как и следующая за ней. Благодаря лампочке подсвечивающей кнопки, стало ясно, что данный этаж как раз соответствует подсвеченной кнопке.

Оставалось пять.

– Проклятье… придется проверять все подряд…

Экскарт нажал на третью кнопку сверху.

12

Не успев набрать скорость лифт затормозил и дверцы открылись. Экскарт увидел довольно большую площадку и уходящий вдаль коридор. При этом виднелось несколько фигур в белых халатах, что ходили по своим делам кто просто с какими-то записями, но большая часть катала какие-то баллоны в каких обычно хранят газ под давлением и стеклянные емкости литров на десять с разноцветными жидкостями.

Тот носитель белого халата например передвигал емкость с жидкостью сильно похожей на кровь…

Экскарт даже чуть расслабился. Если раньше он думал, что весь медперсонал составляют гомункулы кронпринца, и все имеют рост за два метра, то теперь выяснилось, что это не так. Виденные им медики были обычного вида людьми разного возраста и роста.

Медлить не стоило и он сделал шаг вперед.

Краем зрения парень увидел двух охранников стоявших по обе стороны от лифта.

Экскарт невольно напрягся и сбился с шага.

На него посмотрели, но как-то реагировать не стали. Мало ли из-за чего человек мог споткнуться?

Парень уже понял, что ошибся, но возвращаться немедленно в лифт, чтобы продолжить спуск было неправильно и он повернув налево двинулся по коридору, до первого поворота направо куда и свернул со вздохом облегчения.

– Ф-фу…

В этом коридоре людей не было и дойдя до первой двери, Экскарт попытался ее открыть. К его огромному удивлению дверь оказалась не заперта и парень поспешно шагнул внутрь.

В помещении оказалось темно, было довольно шумно от какого-то гула, где рубильник он не знал, но помнил, что помимо прочего хлама у него на столике-каталке должен быть фонарик. Осветительный прибор нашелся без труда, по сути лежал перед глазами, и Экскарт осветил пространство.

– Что за демоны?.. – потрясенно пробормотал парень озираясь по сторонам.

Он увидел то, чему даже сразу не смог подобрать определение. Этакие стеклянные гробы из которых тянулись патрубки и провода шедшие к железным ящикам от которых и шел гул как от небольших электродвигателей.

А внутри этих стеклянных «гробов» в мутном белесо-розовом растворе плавали тела… и было этих «гробов» довольно много. Тела внутри при этом то и дело конвульсивно дергались, выглядело это очень страшно и отталкивающе.

Экскарт вкатил столик и прикрыл дверь, после чего нашел-таки рубильник освещения и потянул его. Зажглось освещение открывая взору десятки «гробов» в которых плавали тела мужчин и женщин, детей…

Парень невольно засмотрелся на одно из тел. Лицо человека плавающего в растворе показалось ему знакомым.

«Вроде в газете его рожу видел?..» – пытался он вспомнить.

– Министр какой-то… А что за министр? Как зовут? О чем статья? Хоть убей, не помню…

Впрочем, имя было неважно. Он понял, что попал в место, где выращивают гомункулов влиятельных людей которых кронпринц собирался со временем похитить и произвести замену.

Многие тела разного возраста являлись гомункулами одного человека. Зачем так, Экскарт не понимал.

«Или все дело в быстром старении гомункулов? В этом случае требуется их постепенно менять на новых когда даже омолаживание внешности перестает работать, – подумал он. – Значит этот министр вполне уже может быть заменен на копию…»

Решив, что выждал достаточно долго, особенно в условиях, когда время не терпит, в любой момент могут обнаружить труп маголекаря и двух охранников, Экскарт вышел из этого зала с «хрустальными гробами» и двинулся в сторону лифта.

«Интересно, кронпринц себе нормальных баб для утех находит или гомункулами удовлетворяется? – внезапно подумал он. – А может все-таки пленниц пользует? Дескать, чего добру пропадать, все равно на эксперименты во имя магонауки пойдут…»

Наверное именно эта отвлеченная мысль помогла ему сохранить самообладание когда он дожидался лифт, так как им кто-то воспользовался, и не зыркал на охранников ежесекундно, не дергался и не потел.

Но вот лифт приехал, открыл приглашающе створки и Экакрт уверенно вошел внутрь.

Стоило только створкам закрыться, как он едва не рухнул на пол. Ноги реально не держали.

Еще один этаж вниз.

«Упс… мне явно не сюда», – мелькнула паническая мысль и парень поспешно нажал на следующую кнопку. Выходить было бы большой ошибкой.

На тюремный блок увиденное не походило. Скорее на казарму. Очень много людей в форме охраны. Часть при этом в тренировочной робе, кто-то вовсе явно после водных процедур или наоборот шел помыться после смены, так как передвигался в одних шортах и тапочках с полотенцами в руках.

Его конечно заметили, взглянули недоуменно, но реагировать как-то не стали, тем более лифт снова закрылся и поехал вниз. Дескать ошибся, с кем не бывает?

– Хоть бы в этот раз повезло…

Повезло. Лифт действительно остановился на этаже, где содержались пленники.

Экскарт испугался, что как всякая тюрьма там окажутся решетки и проходная с дежурным, но стоило дверцам лифта разойтись как все страхи испарились. Ничего не было.

«И правда, зачем нужны решетки? – подумал он. – Пленникам нужно еще из своих камер как-то сбежать… А те кто спускается на этот уровень, все свои. А если будут не свои, то никакие решетки их уже не остановят, раз они смогли добраться до данного уровня».

Но без поста охраны, все же не обошлось, причем усиленного в четыре человека.

– Что ты тут делаешь? – спросил один из них, судя по нагрудным нашивкам командир этой группы.

– Ты наверное сильно удивишься, но я ищу себя…

Охранник и вправду удивился потеряв на осмысление ответа драгоценные мгновения.

Экскарт же стремительно схватил пистолеты и выстрелил в ближайших охранников целя в лицо, так как остальные части тела были защищены легкой броней, что в общем тоже было странно. Зачем броня на таком объекте?

Расстояние было плевое, а значит промахнуться это еще надо постараться, действия его неожиданные и противник не успел как-то среагировать и два охранника задергались в припадке.

Зато остальные стали действовать вполне предсказуемо, на рефлексах, то есть потянулись за своим оружием.

Парень медлить не стал и схватив электрошокер-стимулятор, кинулся на командира группы, в прыжке сбивая того на пол и ткнув шокером между ног, давая разряд.

У того аж пена пошла изо рта… при этом из горла вырвался лишь хрип, видимо голосовые связки свело спазмом. Боли они может и не чувствовали, но вот естественную реакцию нервной системы не заблокировать.

Оставшийся охранник тем временем выхватил пистолет и выстрелил.

Впрочем, слегка промахнулся. Один гарпун впился парню в правую руку, а второй в плечо командира охранников. Разряда не получилось.

Охранник отбросил свой ставшим бесполезным пистолет и потянул дубинку.

Экскарт, вскакивая на ноги, выдрал из руки «гарпун» с куском мяса.

– Р-р-р!

Было больно и казалось на несколько мгновений была потеряна ментальная связь, но быстро восстановилась.

Парень даже успел отшатнуться от первого удара дубинкой по голове, что должен был его напрочь вырубить.

Охранник наступая сделал еще несколько выпадов от которых Экскарт вполне уверенно отклонился и в удобный момент атаковал сам, моля, чтобы уцелевший охранник не заорал призывая на помощь. Мало ли кто тут еще есть?

Долгое фехтование не в ходило в планы Экскарта, тем более что тело гомункула было слабо и долго в принципе не продержится и потому он повторил свой маневр с тараном противника.

Правда поразить электрошоком не удалось, охранник успел схватить штырь, коим парень хотел ткнуть противника под нижнюю челюсть, но это уже не имело значения так как парень выпустив из руки электрошокер ударил противника локтем в челюсть, ломая ее, а потом добил противника ударом кулака в горло после чего повторил процедуру со сворачиванием шеи.

Не тратя время Экскарт отстранился от поверженного охранника и подхватив ближайший пистолет стал его перезаряжать, тем более что послышались чьи-то шаги.

«Патруль что ли? – удивился он, по звуку определив, что шагают двое. – Здесь? Зачем?! Или еду разносят?»

Он успел перезарядить всего один пистолет, когда появились неизвестный.

Как оказалось это был не патруль, а действительно разносчики еды, о чем говорила большая толкаемая тележка с огромной кастрюлей в нижней части и стопкой подносов с тарелками на верхней секции.

Все повторилось. Выстрел в голову толкающему тележку и бросок с электрошокером в руках на его напарника.

Эффект неожиданности сработал на все сто и еще двое охранников оказались вырублены.

И снова лихорадочная перезарядка. В итоге у него оказалось восемь снаряженных пистолетов, что лежали перед ним.

Когда он закончил переснаряжение, послышались новые шаги. На этот раз кто-то шел по лестнице, точнее спускался. И судя по звуку шагов было их много.

«Смена дежурных? – подумал он. – Это вы удачно зашли. Для меня…»

Все пистолеты он быстро сложил на свой столик-каталку быстро сбросив с него лишний груз, чтобы не мешал.

Как только появился первый охранник, Экскарт атаковал, начав стрелять.

Двоих сразил вполне уверенно. Остальные четверо, а это была шестерка охранников и судя по всему они действительно шли сменять коллег, схватились за свое оружие и открыли ответный огонь, и быть бы Экскарту загарпуненным, но он спрятался за столик и вел стрельбу под его прикрытием.

Противнику же спрятаться было негде и они оказались отличной мишенью.

Впрочем парень дважды промазал, из-за того, что в него все же попали, но опять лишь всего одним электродом-гарпуном из пары, сбивая болезненным ощущением прицел.

Уцелевшие же охранники вместо того, чтобы броситься назад за подмогой или закричать призывая на помощь, наоборот атаковали. Видимо считая что с одним противником они справятся и его надо схватить, пока он не сбежал.

В общем на этот раз до рукопашной дело не дошло.

И опять операция по перезарядке оружия.

– Надеюсь хоть на этот раз никто не заявится?! – пробормотал он.

Впрочем, торопиться все равно требовалось. Ведь сменившаяся группа охранников должна вернуться в казарму и если их долго не будет, это вызовет беспокойство.

– Так… и где мне себя искать? – задался вопросом Экскарт озираясь по сторонам.

Коридоров было слишком много, а значит и пленников немало.

Открывать все камеры подряд – слишком долго. Опять же сидельцы могут начать реагировать неадекватно, будут требовать выпустить, а если выпусть, так разбежаться могут раньше времени и попасться на глаза охране с понятными последствиями, а не выпустить, так поднимут шум.

– Разве что подглядывать в окошко для подачи подноса с едой? Но это тоже не быстро. Камер тут многие десятки…

13

Все то время, что Экскарт управлял гомункулом Трексара, он лежал на нарах поддерживаемый Сицилией. Он рефлекторно двигал конечностями, конвульсивно дергался (это когда прыгал на врагов) и мог упасть с нар и тем самым разорвать контакт.

Ей тоже приходилось нелегко. Правда основное усилие она приложила на пробитие ментального канала к гомункулу, потом стало чуточку легче, но к данному моменту она находилась, что называется на последнем издыхании.

– Дорогая… – чуть отвлекся от управления гомункулом Экскарт.

– Что?

– Ты не помнишь номер камеры в которой мы сидим?

– Н-нет… извини… когда вели в таком состоянии была…

– Ничего страшного. А в какую сторону тебя вели от лифта?

– Вправо… да, вправо. Прошли перекресток и потом повернули налево.

– Уже легче… Надо ка-то о себе дать знать, чтобы я понял какую именно камеру надо открыть.

– Как?

– Может легонько постучать?

– Мне придется оставить тебя…

– Я удержу связь.

– Хорошо…

Сицилия осторожно слезла с нар и пошатываясь подошла к дверям.

– Давай, – чуть кивнул головой Экскарт, затыкая уши, так как звук внутри камеры будет мешать слушать ушами гомункула.

Сицилия стала чуть постукивать в дверь, а парень вновь взяв управление гомункулом, что без поддержки жены оказалось куда как сложнее, повел его по маршруту внимательно прислушиваясь.

Способ оказался действенным, Экскарт быстро нашел свою камеру и открыл дверь, благо никаких замков на дверях не было, ни обычных отпираемых ключами, ни кодовых вроде тех что на сейфах. Обычные засовы и блокирующий рычаг.

Экскакрт так вымотался ментально, что стоило только дверям начать открыться, как он разорвал связь и гомункул Трексара тут же рухнул на пол, да так неудачно что разбил голову.

– Нужно уходить…

– Вот только куда?!

– Мн-да… об этом я как-то не подумал…

«Куда бежать?! Где прятаться?!» – стали лихорадочно метаться в его голове мысли.

– В теории можно было где-то заныкаться, в каких-нибудь технических помещениях, а их тут должно быть порядочно, так что с собаками не отыщешь. Но смысл?

– Смысла нет, тем более что если собаки и не смогут отыскать, то кронпринц, как сильный маг, это сделает в два счета по нашим аурам. Их нам никак не спрятать без специальных амулетов.

– Ясно. Через верх нам не пробиться, а если и пробьемся, то далеко не убежим, – продолжал размышлять парень.

– Особенно с таким оружием, – фыркнула Сицилия, вертя в руке один из трофейных электрических пистолетов. Пострелять она любила, так что понимала в оружии толк.

Столик-каталку с этим странным оружием Экскарт управляя гомункулом докатил до камеры.

– Остается через низ…

– Там вода.

– Мн-да, жаль, что я не умею управлять подводной лодкой. Было бы здорово сбежать на ней… – вздохнул парень.

– Это да…

– Но нам все равно не остается ничего другого как уходить через воду…

Сицилия согласно кивнула и сказала:

– Надо найти наших… моих дуэнью с телохранительницей и твоих свитских со слугой…

– И правда… совсем из головы вылетело, после ментальной связи с гомункулом вообще с трудом соображаю, – попытался он оправдаться о том, что забыл обо всех прочих пленниках. – Да и остальных надо выпустить, вот-вот сыграют тревогу, пусть создадут дополнительную сутолоку и отвлекут на себя внимание охраны.

Экскарт с Сицилия принялись вскрывать замки дверей. Часть камер была пуста, но случались и «постояльцы».

– Выходим! Выходим! Это побег!!!

Не все люди сидевшие в камерах реагировали адекватно. Кто-то, психологически сломленные, непонимающе смотрели на открывшиеся двери и не реагировали. Парочка не тратила на них время и продолжала двигаться по коридору.

– Открывайте остальные двери! – приказывали все-таки выбравшимся из камер людям. – Чем больше нас будет, тем больше появится шансов на побег! И ведите себя тихо!

Не было ничего удивительного в том, что в камерах того же коридора обнаружились свитские и слуги.

– Экс… Трексар?! – быстро поправился Рамони инс Лонг, адвокат, разглядев за спиной парня Сицилию. – Но как?!

– Позже!

– Верно…

– Держи пистолет и вскрывай другие камеры! Надо найти остальных наших и выгнать как можно больше народу!

Адвокат понятливо кивнул и вскоре все свитские и слуги были найдены и все вооружены «электра – 120В», как оказывается назывался эта модель пистолета, что первым опознал Сторм эф Монс, телохранитель и недовольно скривился.

Дубинками вооружались остальные узники адекватные, а главное боевитые на вид. Аристократы как правило хорошо фехтуют, так что если им удастся сблизиться с противником вплотную, то простым охранникам не поздоровится.

«Это если они по случаю тревоги не вооружатся полноценным оружием», – подумал Экскарт.

– Вы туда, а вы в этот коридор! – продолжал командовать парень, распределяя освобожденных по коридорам, чтобы те продолжили открывать двери и выпускать все новых узников. Управление группами освобожденных людей подхватывали свитские. Выпущенные из камер находились в состоянии прострации и потому пока еще легко поддавались управлению несмотря на свой статус.

– А какой вообще план? – спросил адвокат, оказавшийся рядом.

– А нет никакого плана. Все на импровизации. Просто у меня оказалась возможность открыть дверь и я ею воспользовался, так как другой такой случай вряд ли бы представился.

– Понятно…

Вдруг открылись двери лифта и внутри показался охранник, явно не рядовой если судить по нашивкам в которых парень не разбирался, так как судя по всему это были какие-то оригинальные, а не стандартные знаки различия.

Гость быстро сообразил, что происходит чего-то не того и отступив вглубь продолговатого лифта (чтобы можно было перемещать «груз» в горизонтальном положении), поспешил нажать на кнопку, дабы убраться прочь.

«Видимо все же заинтересовались долгим отсутствием смены», – подумал Экскарт выхватывая пистолет вместе с Рамони.

Следом выхватили пистолет Сицилия и ее телохранительница отказавшаяся покидать свою подопечную.

Но выстрелить они долго не могли.

Во-первых, угол атаки был невыгодным, требовалось сместиться, чтобы видеть лифт на всю глубину.

Во-вторых, когда они все же заняли выгодную позицию, помешали бестолково мечущиеся люди, перегораживая сектор обстрела.

В-третьих, начали закрываться створки лифта и охранник благоразумно ими прикрылся.

Первой выстрелила телохранительницы, просто за счет своего роста, но не прицельно.

Потом произвел выстрел адвокат, а потом уже Экскарт с Сицилией, поддавшись общему настрою. Увы, чуда не произошло и они все промахнулись. Если кто и попал, то лишь одним электродом-гарпуном. Да еще в броню.

«Да даже если бы и попали как надо, все рано это ничего не изменило бы, – осознал парень. – Приехал бы лифт с вырубленным охранником, то все равно подняли бы тревогу…»

Но тут во всей красе показал себя новый постельничий Бранкс, так же оставшийся при своем хозяине, ибо на аристократа он ни разу не тянул и это могло вызвать проблемы, если бы он стал командовать высокородными, пусть и от имени другого дворянина. У последних просто на инстинктивном уровне взыграло бы чувство гордости. Так вот, несмотря на протез ноги, он совершил затяжной прыжок с места, кувыркнулся по полу через голову, и в последний момент сумел просунуть ногу, точнее как раз протез между почти закрывшимися створками лифта.

В ногу ему тут же впились два электрода, но Бранксу было ни нипочем. Благодаря диэлектрической прокладке между ногой и протезом, электрический разряд его не сразил.

Тут на звуки выстрелов подоспели остальные свитские и телохранитель. Он и произвел выстрел, что сразил пассажира лифта. После чего створки раздвинули и заблокировали.

– Времени у нас практически не осталось… Все вниз! Сейчас будет объявлена тревога! – заорал он, уже привычно перезаряжая пистолет и одновременно двигаясь к лестнице.

Но дойти до нее неуспел. Какой-то долговязый тип перегородил ему дорогу.

– Вы кто такой, чтобы командовать? – с некоторым высокомерием заявил один из освобожденных. – Я – маркиз…

– Хотите командовать?! Командуйте!!! – заорал на него Экскарт. – А мы вниз!

Маркиза сдвинули в сторону и начали спешный спуск.

Экскарт буквально чувствовал, как утекают последние секунды.


14

– И все же, какие идеи? – на бегу продолжил допытываться Рамони инс Лонг.

– Основная идея которая у меня возникла только сейчас – свалить на субмарине, – признался Экскарт. – И я очень надеюсь, что среди всей этой толпы аристо, найдется хоть один человек, что все-таки что-то соображает в командовании подводной лодкой, а остальные смогут правильно выполнить эти команды, а не вставать в позу, как тот маркизеныш…

– Я знаю как управлять субмариной, – сказал новый свитский Бавр инс Оск. – По крайней мере теоретически…

– Откуда? – удивился Экскарт, от неожиданности чуть не споткнувшись, что могло стать для него фатальным при такой скорости спуска, когда перескакивали по две-три ступеньки.

Остальные свитские так же выразили свое изумление. Оно и понятно. Когда новенько принимали в свиту, то естественно вызнали о нем всю подноготную и ничего о том, что он умеет управлять подводными судами, пусть и в теории, в его личном деле не было.

– Изначально я собирался поступать в Военно-морскую Академию на подводника. Туда конкурс меньше… – добавил Бавр инс Оск с некоторым смущением в голосе.

Экскарт понятливо кивнул. Подводный флот не пользовался особой престижностью у дворян, особенно старых родов. Тут и теснота, воздух спертый и вонючий, особо не покрасуешься, продвижение по службе медленное. Не успели себя подводники как-то зарекомендовать на боевом поприще. Да и шансов на спасение в случае если подлодка попадет в переплет и будет подбита противником очень небольшие в отличие от надводного флота, где шанс на спасение куда как выше. Так что, мягко говоря, не слишком богатым аристократам, приходилось занимать эту не самую популярную флотскую нишу.

– Но поскольку конкурс все же есть, три человека на место, то я чтобы иметь как можно больше шансов на поступление, изучил все, что только можно про подводные лодки и даже более того, побывал на одной из них, а именно «Окуне». На ней служит мой троюродный дядя, где мне все показали вживую во время учебного похода…

– Да нам везет как утопленникам! – воскликнул Экскарт.

Впереди, в коридоре ведущему непосредственно к стоянке субмарины, возникла какая-то задержка. Это впереди бегущие узники столкнулись с несколькими охранниками и завязалась короткая потасовка. Охранников, что самоотверженно встали на пути беглецов просто смяли массой.

Тут завыла сирена и замигали красные лампы в плафонах.

Впереди снова послышались крики с паническим оттенком. Как оказалось, это стала закрываться дверь, что вела в ангар, где швартовались субмарины. К счастью первые из бегущих имели в руках дубинки, вот их они и сунули в проем.

Ход двери замедлился, но не остановился и только когда люди навалились на нее, удалось остановить процесс закрытия.

– Поднажми!

Но с той стороны тоже не хлопали ушами и в просвет стали стрелять из электропистолетов. Кто-то упал в проем и его грозило раздавить.

В этот момент подоспел Экскарт со свитскими и вступил в перестрелку. Никто ни в кого не попал, но противника удалось отогнать.

– Жми!

Как на пыжились аристократы, а они отнюдь не слабаки, хоть и не выглядят качками, но и с той стороны так же навалились на дверь.

Защитникам ангара скорее всего бы сопутствовала удача, но тут в дело со стороны аристократов вступил невысокий крепыш бочковатого телосложения. Он уперся в дверь, что-то невнятно произнёс, после чего раздался скрип и какой-то вой.

Дверь стала потихоньку открываться.

«Невольно поверишь, что в его родословной гномы отметились», – подумал Экскарт, понявший, что крепыш задействовал какую-то свою родовую особенность.

Защитники вновь попытались сбить натиск огнем, но этого ждали и вновь завязалась безрезультатная перестрелка в конечном итоге оказавшаяся в пользу беглых узников, ведь дверь сдалась под напором крепыша.

Больше сотни человек хлынуло в ангар сметая всякое сопротивление. Ну и Экскарт со свитскими этому способствовал ведя отстрел самых опасных.

Поняв, что дело швах, защитники стали рассасываться кто куда в том числе прятаться в субмарину вслед за немногочисленной командой.

– Люк! – крикнул маголекарь.

Он и впрямь закрывался, грозя заблокировать средство побега превратив сам побег в громкий и бессмысленный пшик.

И снова положение спасло наличие дубинок. Одну такую подхватил свитский по имени Додж инс Уркас. Как бы он ни был неприятен Экскарту, но сейчас парень вынужден был признать, что кидался разными предметами этот аристо словно бог. Мог бы стать чемпионом чемпионов в игре «Городки» если бы эта игра не считалась исключительно плебейской.

Брошенная им дубинка попала в проем в момент закрытия люка и не дала произойти неизбежному. Пока закрывавший люк охранник разбирался в чем дело и избавлялся от инородного предмета, к люку подскочил Сторм эф Монс и выстрелил прямо в лицо матросу, после чего рывком открыл люк.

Начался абордаж подводной лодки.

Первым, а точнее первой внутрь с боевым кличем северян в так называемом режиме берсеркера ворвалась Эмилия – телохранительница Сицилии, умудрившаяся где-то разжиться пожарным топором с длинной рукоятью.

И крик этот был явно не простым воплем, что издается атакующим с целью придать себе уверенности и ошеломить врага. Опытный противник пропустит такую акустическую атаку мимо ушей. А вот если она сдобрена Силой, то не имея защитного амулета (или просто не заткнув уши пальцами, что человека так же делает беззащитным) звуковая атака изрядно дезориентирует.

Оставалось радоваться, что этот так называемый крик баньши имеет направленное действие и тех, кто следует за спиной у кричащего не плющит. Техника крика была известна и раньше, ею пользовались еще морские разбойники, что держали в страхе северные побережья тогда еще независимых королевств и герцогств, ввергая своих врагов в ужас, но название получила именно после применения ее женщинами-воительницами.

Следом в подводную лодку втянулись все остальные и начался замес со стрельбой и рукопашным схватками.

15

Центральный отсек субмарины удалось захватить без особых проблем. Тут и бешеный натиск Эмилии сказался, зарубившей в режиме берсеркера, когда не чувствовала электрические разряды, шесть человек, а с нее свисали токопроводящие нити довольно густо, ну и ответная пальба свитских сказалась из-за чего пораженные электрическим током превращались в безвольных жертв.

Но этот начальный успех в целом оказался бесполезным. Защищающиеся успели отступить в другие отсеки и запереть люки водонепроницаемых переборок, что разделяли субмарину на несколько локальных частей.

В центральном же секторе не имелось никаких органов управления. По сути это было пустое пространство, перекресток через который можно было попасть в остальные части подводного корабля, на нижнюю палубу в торпедный и оружейный отсек в носу, а так же аккумуляторную от центра в хвост и дальше в машинное отделение.

На верхней палубе в носу располагалась рубка управления, а в сторону хвоста все остальное: лазарет, кубрики (явно смонтированы специально для перевозки пленников ибо таких помещений в нормальных субмаринах нет, если не считать двух кубриков для капитана и первого помощника), камбуз, система жизнеобеспечения и так далее.

– Придется проводить внешний абордаж… – сказал Сторм эф Монс…

Это не значит, что абордажникам предстояло вскрывать корпус подводной лодки. Нет. Первые субмарины вследствие какого-то конструкторского вывиха, в том числе и эта, имели иллюминаторы в которые вполне мог пролезть человек. Это новейшие боевые подлодки избавились от сего в общем-то неуместного элемента конструкции, что многократно снижало живучесть подводного корабля…

Кстати, когда Экскарта и остальных похищали, он этих иллюминаторов не видел. Оно и понятно, ему было не до фиксации внешних особенностей подводного корабля, да и сама подлодка находилась в воде гораздо глубже, чтобы только-только можно было попасть в переходной отсек в надстройке, она же шлюзовая камера для выхода наружу в подводном положении если вдруг потребуется.

– Только без спецсредств сделать это будет затруднительно. Сможешь что-то сварганить на скорую руку? – добавил он.

Все тут же посмотрели на маголекаря к коему и обратился телохранитель.

– Из чего?!

Сторм эф Монс указал на большой медицинский ящик, сказав:

– Даже я смогу их этого простейшую бомбу сделать, а тебе с твоими магоспособностями сам бог велел. Только нам надо не просто бомбы, а мины направленного взрыва для разрушения иллюминаторов.

Центральная часть субмарины в критической ситуации считалась последним прибежищем экипажа, так как являлась самой крепкой ее частью. А раз так, то здесь имелся большой запас средств для оказания медицинской помощи пострадавшим, кислородные шашки и прочие средства для выживания. В общем химических реактивов хватало с избытком.

– Хм-м… ну да… Ладно, посмотрим, что можно сделать…

– Поторопись. Закрывшиеся матросы и охранники если посчитают, что дело безнадежно, могут решить нанести кораблю какие-то повреждения, что исключит дальнейшую эксплуатацию субмарины, а времени для ремонта у нас нет.

– Не надо меня подгонять, я все прекрасно понимаю… – огрызнулся Менлир инс Ханк открывая ящик с медикаментами и начиная быстро перебирать многочисленные склянки с жидкостями, коробочки с порошками и упаковки с таблетками.

Все имеющееся он разделил на три кучки. Самая большая в которую вошли перевязочные материалы и какие-то склянки с таблетками, оказалась бесполезной для использования, по крайней мере по прямому алхимическому назначению.

А вот остальные две кучки пошли в дело.

Так же с помощью присутствующих были распотрошены кислородные регенерационные шашки и фильтры.

– Растолките пока это все в порошок.

Экскарт со свитскими принялись за работу, благо дверца от медицинского шкафчика представляла собой своеобразный поддон с высокими краями.

Сам маголекарь так же сноровисто смешивал реактивы в необходимой пропорции и при этом воздействовал своей силой.

Корпуса кислородных шашек послужили емкостями для получившейся взрывной алхимической смеси, пришлось только проделать отверстия для фитилей, кои маголекарь так же успел сварганить, засыпав какой-то порошок в бумажные трубочки от упаковок, склеив их медицинским пластырем.

Только Экскарт с сомнением спросил:

– И вот это выдержит взрыв, да еще направит его на иллюминатор?

Корпуса выглядели очень уж ненадежно, ибо были сделаны из очень тонкой жести, нажми чуть посильнее и сомнешь. А при желании ее можно было порвать руками словно бумагу.

– Уверен! – раздраженно отозвался маголекарь. – Это обычная взрывчатка разнесет эту туфту и не заметит, а у меня все же не простая бабаха, а алхимическая, тем более что эти стаканы я укреплю рунами…

После как обещал нанес на стаканчики руны, написав их собственной кровью, что-то при этом шепча.

Менлир продолжал что-то смешивать и колдовать, только на этот раз используя какие-то жидкости и чистый кислород из баллона.

Оставалось только восхищаться тем, что из подручных материалов, пузырьков, банок и трубок от капельницы Менлир инс Ханк сотворил настоящую алхимическую лабораторию.

– Что у тебя получилось? – с нетерпением спросил телохранитель, когда маголекарь наконец закончил свои манипуляции и аккуратно закрутил пробку на последней склянке.

Времени и вправду, казалось, прошла целая вечность, хотя на самом деле от силы минут пять. Маголекарь работал очень быстро используя свои магические возможности.

– В стаканах кислородных шашек как ты сам догадался – вышибные заряды для иллюминаторов… Пластырь еще не весь извели?

– Осталось чуток…

– Вот им прилепите к иллюминатору…

– А этого точно хватит? – снова невольно усомнился Экскарт.

Выглядело все и впрямь хиловато, это еще мягко сказано, чтобы там ни говорилось про алхимию, но вот как-то не воспринималось это все всерьез. Стакан из тонкой жести, да еще обмотанный пластырем, тем же пластырем должно крепиться к месту подрыва… Так что сомнения были понятны и обоснованы. Тем более что иллюминаторы хоть и стеклянные, но по прочности мало чем уступают стали, тут и технология производства, тут и магическое зачарование, так что кувалдой их разбить, это надо сильно постараться.

– Хватит! И еще останется!

– А в склянках? – напомнил Сторм, зыркнув на Экскарта, чтобы лишний раз не бесил вспыльчивого маголекаря, а когда тот алхимичил, то становился совсем «плохим».

– Их просто бросите внутрь, так чтобы разбилось естественно.

– Поджигать не надо?

– Нет.

– И что должно случиться, когда разобьется?

– Взрыв должен случиться! Что еще может случиться?! Не сильный, но с яркой вспышкой. Так что не хлопайте ушами и не тяните с атакой…

– Кстати насчет поджигать, – снова влез Экскарт. – Чем собственно?

– Сказал бы чем, да с нами дамы… вон своим шекером и подпалишь. Его дуги хватит с лихвой, чтобы вспыхнуло.

– Ясно.

– Ну а раз ясно, то какого хрена вы еще здесь?! Сами ведь торопились и меня подгоняли! А теперь тянете как за… хм-м, резину!

– И правда… за мной! – увлек всех за собой телохранитель, предварительно раздав заряды.

Снаружи Сторм эф Монс стал отдавать приказы, кому куда направиться, добавив:

– Склянки метать не торопитесь, может внутри никого не окажется или всех посечет стеклянными осколками.

Все понятливо кивнули. И правда, чего боеприпасами зря раскидываться, когда их и так дефицит.

– Пошевеливаемся, – подгонял телохранитель, глядя на дверь ведущую из ангара, на которой появилось красное пятно.

Ворвавшись внутрь беглецы естественно закрыли ее за собой и заблокировали. В этот момент из центра красного пятна посыпались искры и потекли капли расплавленного металла, с той стороны применили газовый резак.

Вышибные заряды споро прилепили к иллюминаторам и Экскарт побежал от кормы к носу давая разряд на фитили своим электрошокером стараясь не соскользнуть в воду.

Зазвучали звонкие взрывы.

– Вперед!

Начался второй абордаж лодки.

Первым в проем сиганул Сторм эф Монс, за ним Бранкс, а потом уже сам Экскарт. Они штурмовали рубку управления.

Адвокат с другими свитскими, а так же прочими освобожденными аристократами атаковали отсеки в кормовой части.

Взрывы алхимической бомбы действительно оказались очень мощными и стекло толщиной с две ладони сыграло роль отличной шрапнели. Убитых было мало, но раненых хватало, к тому же они все были дезориентированы ударной волной и вывести уцелевших из строя оказалось делом одной минуты. Даже стрелять не пришлось, не говоря уже об использовании гранаты-склянки. Достаточно было приложиться по их головам дубинками.

– Бавр, осваивайся… и заделайте пробоину. Где-то здесь должны быть специальные ставни…

– Ясно.

Несостоявшийся гардемарин-подводник кивнул и припахав несколько человек стал отдавать им распоряжения, а именно искать ящик со ставнями.

Экакрту хватило одного взгляда на командную рубку, чтобы понять, что он с этим никогда бы в жизни не управился при всем желании. Очень уж много тут было всяких рычагов, кнопок, поворотных переключателей и особенно вертушек. А от всяких стрелочных указателей просто рябило в глазах. И то что они все подписаны ему не сильно бы помогло.

«Надеюсь Бавр разберется что тут к чему», – подумал парень в некоторой степени обалдевания.

В торпедном отсеке пришлось использовать гранату-склянку. Опасно вообще-то, там ведь торпеды, но выбора не было. Если промедлить, то экипаж коему хорошенько промыли мозги, выкрутив показатель «верность хозяину» на максимум, мог пойти на самоподрыв.

Осталось только порадоваться, что экипаж по определению не мог там забаррикадироваться самой конструкцией двери не имевшей внутри отсека каких-то элементов блокировки, кроме обычной рукояти. Видимо так было сделано на случай мятежа. Мало ли, вдруг у кого в мозгах все же коротнет… всякое возможно.

Тем временем у остальных штурмовых групп дела шли не так хорошо. Там и народу больше заперлось и оружие имелось, те же ружья для подводной охоты, или то, что за таковое можно использовать, а именно всякие ломы, ключи, топоры и прочий инвентарь.

Как бы там ни было, но дело двигалось и к тому моменту, когда дверь ведущая в ангар сдалась и внутрь стали врываться отряды охранников с настоящим оружием, а не этими пистолетами-электрошокерами, подводная лодка оказалась под контролем сбежавших узников.

16

Закончив абордаж субмарины Экскарт вместе со своими свитскими вернулся на капитанский мостик, невольно поглядывая через иллюминаторы на столпившихся у края пристани охранников.

Проем от ранее выбитого иллюминатора был закрыт ставней, что прикручивалась специальными болтами-барашками, а потому ничем навредить охранники не могли.

– Проклятье… так оно обычно и бывает, – сказал телохранитель, подойдя к радиоузлу.

Не надо было быть специалистом, чтобы понять, что радио накрылось медным тазом и починке не поддается. А все потому, что брошенная бомба упала как раз на передатчик.

– Впрочем из этой пещеры все равно ни один сигнал бы не вышел.

– Может запасное где-то есть? – сказал Экскарт. – И как выберемся, подадим сигнал.

– Наверняка есть, и даже не одно, уверен, что есть и переносные коплексы, только пока установим, в лучшем случае снова придется под воду уходить, а в худшем нас отправят туда принудительно, до самого дна… Ладно, это пока дело не самой первостепенной важности, есть и поактуальней.

Телохранитель Сторм эф Монс все еще исполнявший обязанности командира, что он перехватил у как бы Трексара при полном его попустительстве, в конце концов опыта у него больше, спросил перейдя на официальный тон:

– Сэр Бавр, вы уже разобрались с управлением подлодки?

– Э-э… да… в целом…

– Я слышу неуверенность. Вам что-то неясно в этих органах управления?

– Нет… все понятно.

– Подлодка готова к походу?

– Да… все системы судя по показаниям приборов в норме. По крайней мере сообщений о неисправностях нет… Заряд аккумулятора полный. Танки заправлены топливом под пробку… В общем лодка подготовлена к походу.

– Наверняка нас собирались возвращать на остров, точнее мой гомункул и вас после того, как превратили бы в послушных болванчиков, – произнес Экскарт.

– Ну или за очередной жертвой… – предположил адвокат.

Рамони инс Лонг во время штурма получил ранение о чем свидетельствовала наскоро перебинтованная голова.

Маголекарь изрядно потратился на создание взрывчатки и применить свои способности исцеления пока не мог.

Телохранитель кивнул и продолжило отдавать приказы:

– Тогда начинайте сэр Бавр. Ждать нам тут нечего и некого. А того, кого мы можем дождаться лучше не дожидаться…

– А вот и он… – буркнул маголекарь.

И правда, в ангаре появился кронпринц Марриор Каск в своем неизменно белом костюме.

Выглядел он все еще неважно, вот и трость использует по прямому назначению, плюс его страховал вооруженный до зубов и весь в броне Циклоп он же Альфа, готовый в любой момент поддержать своего… господина. Видно его и впрямь крайний опыт по переносу памяти от Экскарта в гомункула Трексара дался тяжело, так что до сих пор не оправился.

– Вам не уйти отсюда, – едва сдерживая бешенство сказал Марриор, поднеся к лицу сияющий шар своей трости словно это микрофон.

Но слал он это не просто так, голос кронпринца был отлично слышен в капитанской рубке, пусть и со специфическим эффектом «из бочки».

– Выходите и я забуду это, как будто-то ничего не было.

– А смысл?! – крикнул в ответ Экскарт, решив что раз они слышат собеседника, то и он их услышит. – Вы нас потом все равно на опыты пустите! Так что лучше мы уж воспользуемся шансом, пусть он и невелик.

– Нет у вас никаких шансов, бестолочи! Субмарина не выберется из дока, так как проход закрыт решеткой! И вам ее не поднять! И тараном не выбить. Так что все бесполезно.

– Проклятье…

Экскарт обернулся. Свитские и те, кому удалось пробиться на мостик выглядели растерянно. Про решетку как-то не подумал никто, да и не знали они о ней. Сюрприз… неприятный.

– Так что выходите сами, не заставляйте меня штурмовать собственную субмарину. Это лишний ремонт и потеря времени. Плевать на деньги, но вот время… за его потерю я вас всех жестоко накажу, так что вы будете молить меня о смерти!!! Даю минуту на размышление!

С этими словами шар трости потускнел, что говорило об обрыве связи.

– Менлир, – тут же обратился к маголекарю Экскарт. – Сможешь еще сварганить взрывчатки, так чтобы она перебила стальные прутья решетки под водой? Я видел водолазные костюмы, выйдем под водой и установим заряды…

– Хм-м… запросто. Тем более, что теперь у меня в распоряжении будет не только запасы лекарств из лазарета, но и нормальная взрывчатка из арсенала, так что сил почти не придется тратить!

Экскарт постарался не заметить, как блеснули глаза этого типа. Было в них что-то в этот момент… ненормальное, мягко говоря. Оставалось надеяться, что он не разнесет субмарину готовя взрывчатую смесь, особенно учитывая тот факт, что он в процессе алхимических опытов сильно обляпывается…

«Но ведь он же сказал, что почти не будет использовать магию…» – не очень уверенно подумал парень

– Тогда делай.

Маголекарь кивнул и с предвкушающей улыбкой, развернувшись, быстро покинул капитанский мостик.

Разговор как видно все же не стал секретом для кронпринца, а может просто понял по уходу Менлира, что беглецы что-то задумали и он изменившись в лице, не дожидаясь окончания срок ультиматума, скомандовал своему гомункулу:

– В атаку!!!

Вся толпа охраннико ринулась на борт подводной лодки вслед за Циклопом, что одним прыжком преодолел расстояние от пирса до субмарины, простым же бойцам пришлось устанавливать подготовленные трапы. Стали слышны гулкие удары подошв их ботинок. А специальная группа начала палить по одному из иллюминаторов из своих крупнокалиберных винтовок.

– Бавр! Срочное погружение!!! – скомандовал Экскарт.

Первые выстрелы никак не отразились на бронированном стекле, да еще укрепленного рунной магией, но после десятого залпа появились первые трещины.

– Э-э… невозможно, судя по показания эхолота, под нами глубина всего три метра… сядем на киль, надо отойти от причала.

– Так отходи!!!

Трещины обстреливаемого иллюминатора стали все больше.

При этом рядом стоял Циклом со звериным оскалом, что не обещало ничего хорошего.

– Закройте этот иллюминатор ставней! – приказал телохранитель и те, кто находился с Бавром с самого начала поспешно кинулись ставить новую ставню.

Стрелки тут же перевели огонь на соседний иллюминатор.

– Так они нам все иллюминаторы по правому борту выбьют, да еще мы постарались… Нет чтобы с левого выбить… – буркнул Экскарт.

Бавр тем временем с некоторой заминкой потянул «рубильник» лага, переведя его в положение «малый вперед». Оставалось только порадоваться, что лодка стояла носом к выходу из этого подземного ангара, а значит не придется мучиться и разворачиваться на крохотном пятачке (теоретически можно было, место по минимуму хватало), но существовал огромный риск по неопытности вождения удариться в стену и разбить винты.

Загудело, по корпусу прошла легкая вибрация и лодка стала медленно отходить от причала.

Видя такое дело и понимая к чему все идет, Циклоп подключился к обстрелу иллюминатора из своего огромного пистолета. Но иллюминатор пока держался… Кронпринц действительно был отличным магом и сейчас его мастерство, ведь именно он зачаровывал иллюминаторы, невольно играло против него самого.

Прямо перед командирским местом, что Экскарт сначала принял за какой-то странный столик, дескать чудят аристо, может чашку кофию командиру на него ставят, появилась голограмма окружающего пространства благодаря которой можно было вполне уверенно ориентироваться на местности. Голограмма четко показывала, где находится большая глубина и собственно выход из этого подземного дока, а он по причине прилива, сейчас был полностью скрыт водой.

Бавр стал подруливать малым командирским штурвалом, нацеливаясь на пещеру.

Тем временем закрыли еще один иллюминатор, что так же должен был вот-вот осыпаться.

Подлодку вдруг тряхнуло, да так, что мигнуло освещение и на несколько мгновений пропала голограмма.

– Что это было?! – с тревогой воскликнул Экскарт, обнимая рефлекторно вцепившуюся в него Сицилию.

– Вряд ли что-то хорошее, – заметил телохранитель, после того как Бавр всем своим видом показал, что не знает. – Я сейчас пробегусь по лодке, уточню, что случилось. А то видимо докладов нам не дождаться.

Как выяснил Сторм эф Монс, этот удар оказался магическим и нанес его кронпринц. Сильнейшие маги к каким относился Марриор Каск еще могли вложив всю свою силу шарахнуть каким-нибудь файерболом. Вот и шарахнул, выбив одну из установленных ставень.

Внутрь субмарины тут же хлынули его бойцы, плотным огнем выдавливая из отсека практически беззащитных и безоружных защитников. Тем более что уцелевшие аристо были не слишком воинственны несмотря на осознание, что они вновь вернутся в камеры если их снова захватят.

На капитанский мостик поступил вызов. Зазвенел зуммер переговорного аппарата.

Бавр нажал на кнопку, включая устройство.

– Да?..

– Бавр! Срочно погружайся! – зазвучал голос Сторма эф Монса. – Слышишь?! Срочно!!! Иначе они нас выбьют!

– Понял… Погружаюсь…

После чего повернулся к своему сюзерену.

– Сэр…

– Говори что делать!

– Нужно отжать вон те белые рычаги с красной полосой…

– Все?

– Да.

Экскарт кинулся ко всей этой сложной аппаратуре и начал отжимать указанные рычаги.

Что-то засвистело, потом забулькало. Субмарина сначала качнулась на левый борт, потом на правый и начала довольно быстро погружаться.

В пробоину, где не было не то, что иллюминатора, но даже ставни, хлынула вода, сначала просто заливаясь в проем, а потом превратившись в тугую струю, когда отверстие полностью опустилась ниже уровня воды.

Все успевшие проникнуть в отсек бойцы кронпринца быстро захлебнулись. А те кто остался снаружи пришлось бултыхаться в воде выгребая к причалу. В числе оных был и Циклоп.

Лодка из-за затопления одного отсека погрузилась с сильным дифферентом на корму, так что из воды показался нос хищно поблескивая дугой пилы для разрезания рыбацких сетей, более того произошел чувствительный удар о дно хвостом.

– Надеюсь винты не пострадали? – озабоченно произнёс Экскарт.

– Не должны… скорее могло пострадать нижнее перо руля… тоже хорошего мало, но не смертельно. Теперь надо выровнять наше положение…

– Как?

– Выкрутите белые вентили под номерами: семь, восемь, девять и десять. Это заполнит цистерны воздухом и корму должно приподнять.

И правда, подводная лодка выровнялась, а для полного выправления пришлось выкрутить еще два вентиля.

17

Субмарина вошла в пещеру пару раз стукнувшись о боковые стенки бортами, смяв небольшие «плавники» – рули высоты, что в будущем могло усложнить маневренность по дифференту, что в общем-то не критично ибо никто не собирался выскакивать из воды подобно дельфину, кроме того один раз хорошенько проехавшись килем по дну, и остановилась перед препятствием. Решетка действительно перекрывала выход.

Менлира инс Ханка найти удалось без особых проблем. Он оккупировал один из кубриков, где и вел свои алхимические манипуляции. Вентиляция не справлялась и из кубрика валил дым, не так много, но все равно нехорошо, тем более что он обладал очень неприятным запахом.

– Почти все готово, – сказал он, стоило только к нему заглянуть.

Сам маголекарь не задохнулся только потому, что где-то раздобыл респираторную маску, а глаза ему не выело из-за простых гогглов, что он так же где-то отыскал.

– К тому моменту как напялите водолазные костюмы, у меня все будет готово, – добавил он.

– Ясно…

Экскарт с телохранителем и свитскими поспешил в центральный отсек, с выходом в надстройку, где имелась шлюзовая камера для выхода наружу из подлодки в подводном положении. Там же находились водолазные костюмы в количестве двенадцати штук.

К счастью шлемы были новой модели и могли подключаться к баллонам с воздухом, кои так же имелись в наличии в полностью заправленном состоянии, что проверил телохранитель. А то зависеть от шланга по которому подается воздух очень уж неудобно да и опасно. Баллон же обеспечивал полную автономность пусть и в очень ограниченный срок, всего минут на пятнадцать. Но этого времени должно было хватит с избытком.

Увидев, что Экскарт также примеряется к одному из водолазных костюмов, его попытался остановить личный слуга.

– Сэр, это слишком опасно и вам нужно остаться на борту…

– И правда… сэр Трексар, – поддержал Бранкса Сторм эф Монс. – Вам не нужно…

– Это мне решать. К тому же желающих прогуляться наружу наблюдается как-то не слишком много…

Увы, после абордажа субмарины, как самими беглецами, так и после отражения абордажа людьми кронпринца, самые смелые и активные оказались либо убиты, либо ранены. Оставшиеся, либо слабы и просто негодны к тяжелой работе под водой, либо трусоваты. Опять же они тут все высокородные аристократы и всякую грязную работу должны выполнять мелкие нетитулованные дворяне если уж среди них нет в достаточно количестве людей подлого сословия.

Порывалась пойти со всеми Эмилия – телохранительница Сицилии, ее физические возможности позволяли, но ее остановил Экскарт, сказав, что кто-то все-таки должен стоять на охране помимо Бранкса.

– И вы втроем будете возиться с минированием слишком долго… – продолжил парень. – А ты Бранкс лучше помоги мне.

– Как скажете сэр…

С помощником одевание водолазного костюма пошло веселее.

– А потом возвращайтесь в капитанскую рубку и никого не пускайте внутрь. Не нравится мне там один хитрожопый маркизеныш, как бы он, собрав свиту из подлиз, какой крендель не вывернул от чувства собственной значимости.

– Слушаюсь сэр.

В комплект водолазного костюма входил большой нож, а так же в специальной нише стояло уже знакомое Экскарту трехствольное подводное ружье, кои тут же зарядили. Стрелы выпускалась с помощью пружины. Своеобразный колчан со стрелами крепился к правой ноге.

– Да где же Менлир…

– А вот и я!

Появился маголекарь, а за ним топало четыре матроса со стеклянными глазами и тащили на себе довольно объёмные мешки.

Каким-то чудом после абордажа осталось десять пленных матросов и охранников. В пылу боя их приняли за погибших, хотя на самом деле лишь лишили сознания. Потом хотели добить, но тут на них наложил свою руку Менлир, так чисто на всякий случай. Вот и пригодились, пусть и в качестве носильщиков.

Первым на матросов, к тому же не связанных отреагировал телохранитель.

– А если они сейчас взбунтуются? Им же мозги всем промыли…

– Не взбунтуются. Я им такого вкачал, что от сознательного в их мозгах уже практически ничего не осталось. По сути живые зомби. Скоро гадить под себя будут… Реагируют только на прямые команды, да рефлексы еще кое-какие остались. В конце концов не самому же мне таскать эту тяжесть. А других не припахать. Невместно им понимаешь ли…

– Ладно. Чего принес?

– Так, сварганил на скорую руку из того, что было. А было на удивление не так уж и много… по крайней мере из того, что требовалось мне.

Менлир достал из одного мешка продолговатый предмет похожий на колбасу. В оболочке Экскарт узнал рукава роб матросов и охранников.

– Обматываете прут решетки вот этим зарядом, как видите изделие пластично и хорошо держит форму, – продемонстрировал Менлир.

Взрывчатка и впрямь вела себя как хорошая поделочная глина.

– Если я ничего не напутал, то такая «колбаса» должна легко перебивать железный прут толщиной с руку.

– Подрывать как?

– Химические взрыватели.

При этом маголекарь достал из своей наплечной сумки коробку с маленькими одноразовыми шприцами. Всего коробочек оказалось четыре, по одной каждому.

– Детонаторов чуть больше брикетов на случай если потеряете несколько штук своими кривыми руками да еще в таких перчатках… Воткнули в брикет и выдавили состав, через две минуты, плюс-минус дюжина секунд произойдет взрыв.

– Этого времени слишком мало… Мы можем не успеть.

– А вы поторопитесь и синхронизируйте свои действия. Опять же, вставляйте шприцы заранее, чтобы потом просто надавить на них. По-другому никак.

– Нам нужен единовременный взрыв, Менлир. Разброс и правда слишком велик. Опять же первые взрывы ударной волной могут сбросить с решетку другие взрывпакеты. Может все-таки какой-то электродетонатор сварганишь?

– Электрозапуск не проблема, проблема в самих электродетонаторах, а точнее их отсутствии и долгом изготовлении. Но вы не беспокойтесь, ведь не идиот и прекрасно понимаю проблему рассинхронного взрыва, а потому нивелировал ее. В общем когда случится первый взрыв, он, ударной волной, как бы запустит цепную реакцию в остальных взрывпакетах. Так что взрывчатку сорвать не должно.

– Понятно…

– А реакция раньше времени не пойдет? – спросил Экскарт. – Состав ведь может потихоньку начать травить из иглы.

– Не пойдет. Как раз на такой случай я в иглу сначала закачал нейтральный гель, – начал раздражаться маголекарь оттого, что в его работе пытаются найти недостатки, причем совсем уж какие-то глупые.

– Ладно… Пошли.

Сторм эф Монс захлопнул лицевой лючок со стеклом на шлеме и провернув по часовой стрелке за специальный держатель, загерметизировал костюм, после чего выкрутил вентиль на грудной пластине, подавая воздушную смесь из баллона.

Его примеру последовали остальные и зашли в шлюзовую камеру.

Несмотря на их количество, да еще объемный груз, они поместились все пусть и впритирку. За ними закрыли дверь и еще через пять секунд стала поступать забортная вода…

18

Экскарт с трудом подавил приступ паники, когда вода полностью заполнила шлюзовую камеру, но вот открылся внешний люк и они неловко переставляя ноги в тяжелых ботинках, вышли на палубу. Мешки со взрывчаткой были сброшены вниз и те медленно погрузились на дно, а сами водолазы спустились по лестнице, точнее даже соскользнули по поручням в целях экономии времени.

Подхватив мешки побрели в сторону решетки. Идти было тяжело, тут и водная среда оказывает сопротивление, а так же тяжелый и неудобный костюм. Стоит только чуть наклониться и тяжеленный шлем провоцирует на падение.

Прожекторы подводной лодки отлично подсветили препятствие и окружающее пространство, ну и мелькавших рыбок.

Выяснилась неприятная вещь, а именно, решетку придется пробивать не только сверху и по бокам, но и снизу, так как сразу было видно, что она уходила на некоторую глубину в специальный паз.

Сторм эф Монс распределил фронт работ.

Двум свитским Доджу инс Уркасу и Тасосору инс Ваули он назначил минирование правой и левой части решетки, Экскарту указал на самую легкую часть – нижнюю, а себе взял самую сложную работу – минирование верхнего уровня будущей пробоины.

Свитские начали минирование по мере подъема по решетке, не забывая вставлять шприцы-детонаторы, чтобы вдавить вещество активатор в момент спуска.

Экскарт наоборот решил сначала установить взрывчатку, а уже потом вставить детонаторы. Ему ведь не надо было изображать из себя обезьяну в клетке.

Первая часть работы ему далась довольно легко, брикеты взрывчатки хорошо облегали прутья решетки и вот когда он уже собирался начать в тыкать в заряды шприцы, мимо, перед самым лицом, что-то стремительно пронеслось, так что он инстинктивно отшатнулся.

«И что это было? – удивился он. – Но это явно не рыбешка».

Парень оглянулся и ужаснулся. Прямо на них шло больше десятка фигур и в руках у них ружья для подводной стрельбы. И все стреляли, правда из-за дальности первый залп прошел мимо цели.

Хотя нет, одни все же попал, причем в Экскарта, но стрела угодила в нагрудную пластину и его отбросило на решетку, не столько силой удара, сколько от ужаса и понимания, что угоди стрела чуть выше или ниже и ему кратны, попала бы или в лицо пробив стекло, или в живот.

Угодила одна стрела в телохранителя, точнее в баллон, к счастью его не пробив.

Мажорам повезло, в них не попали, хотя одному в двух местах пробили мешок.

Запоздало мигнули прожектора субмарины привлекая внимание водолазов. Запоздало, так противник приблизился со стороны с которой на подводной лодке были выбиты практически все иллюминаторы.

Экскарт поспешил взять свое подводное ружье в боевое положение, пока противник остановился и перезаряжался, превратившись в стационарные мишени.

Но несмотря на идеальные условия стрельбы не было ничего удивительного в том, что он все три раза промахнулся, ведь стрелял из такого оружия вообще впервые, да еще в чужеродной среде.

Выстрел телохранителя, оказался гораздо удачнее несмотря на то, что стрелял сверху. Сторм эф Монс попал одному из противников в левую ногу, сильно выше колена. Враги может и не чувствовали боли, но инородный предмет просто физически мешал двигаться, опять же стала проникать вода в прореху костюма, так что один из противников выбыл из боя. По крайней мере на время, так как он стал копаться в подсумке и достав какой-то жгут, начал перевязывать себе ногу выше раны. Но и без учета раненого, врагов все равно было еще слишком много.

Выстрелили свитские, но тоже с нулевым результатом. Разве что кто-то из них угодил одному из противников по шлему, но стрела отрикошетила.

Дали новый залп атакующие.

Экскарт догадался упасть на дно, помогая себе руками, ибо даже с учетом тяжелого шлема падать было долго, и все стрелы прошли над ним, пусть и в опасной близости.

С верхотуры спрыгнул телохранитель и так же избежал поражения.

Доджу просто повезло, в него стреляли видимо самые криворукие, ну и он сам тоже изобразил какой-то маневр уклонения, присел, да отклонился вправо, а вот Тасору не повезло. Сразу две стрелки угодили в его тело. И он несколько раз дернувшись, разжав руки стал падать с решетки вниз головой…

Перезарядить подводное ружье Экскарт быстро не смог, остро не хватало навыка и уже не успевал, так как противник подобрался на опасно близкое расстояние и пока он будет возиться с ружьем его просто распотрошат ножами.

Вот и Сторм с Доджем не стали возиться с ружьями, а выхватив ножи постарались как можно быстрее сократить расстояние до противника, для чего передвигались высокими прыжками, посылая тело вперед головой и помогая руками. Телохранитель, как успел заметить Экскарт, в очередном прыжке, отшвырнул в сторону заряд взрывчатки.

«По всей видимости не успел установить», – подумал парень неуклюже вставая, при этом так же извлекая нож, отмечая что это не нож, а прямо тесак какой-то, такой он здоровый.

На субмарине было как-то не до разглядывания холодняка.

Телохранитель и свитский довольно уверенно повели бой с превосходящим по численности противником, словно водная среда являлась для них привычным местом для поединков. А вот для Экскарта подводная драка точно была в новинку и потому действия его не отличались четкостью. Костюм опять же сильно мешал сковывая движения, а сферический шлем с тремя «окошками» сильно снижал обзор.

Но самое поганое для парня заключалось в том, что на него наседало сразу три противника. Впрочем, как и на остальных, на телохранителя так и вовсе четыре, тот самый его подранок закончив возиться со своей ногой присоединился к «веселью».

Пока телохранитель и свитский крутились со своими врагами, Эксакарт суматошно крутясь, медленно отступил к решетке и в какой-то момент даже вжался в нее спиной.

Бум!!!

Тело жестко сдавило ударной волной, а лицевое стекло дало трещину.

Образовался огромный газовый пузырь на том месте, где Сторм бросил брикет взрывчатки, и тугая ударная волна разбросала противников в стороны.

Ту троицу, что атаковала Экскарта, тоже бросило на решётку, а одного из них прямо на парня. Тот не растерялся и нанес удар ножом, потом второй и третий в район сердца.

Со дна из-за взрыва поднялась песчано-иловая муть, которая очень быстро заволокла все пространство и даже прожектора субмарины не спасали положение, лишь обозначая длинные тени от спешно пытавшихся подняться водолазов.

Тем временем разобравшись с одним из противников, Экскарт пользуясь возникшей ситуацией, бросился на соседнего противника, что явно был дезориентирован ударом об решетку. Несмотря на дезориентацию, он все же отмахнулся от пары ударов парня, но потом все же сплоховал и пропустил один выпад. Чуть ниже нагрудника на костюме появился широкий разрез из которого пузырями вырвался воздух. Впрочем, это не привело бы к захлебыванию, если бы отступая боец кронпринца не споткнулся о тело Тасора и не начал падать. Ну и Экскарт помог, нанеся дополнительный удар ногой.

Боец инстинктивно начал махать руками, чтобы выровнять положение, став полностью беззащитным и Экскарт воспользовался подвернувшейся возможностью и нанес еще несколько ударов, причем один колющий в район солнечного сплетения.

Разобравшись со вторым противником парень резко обернулся в поиске третьего, но из-за мути того нигде не было видно. Лишь далекие активно движущиеся тени говорили, что телохранитель и Додж все еще дерутся.

Пройдя вдоль решетки Экскарт сначала наткнулся на тело первого своего противника, а потом нашел и того, чьего нападения так опасался. Тот лежал на дне без движения.

Осторожно подойдя и поддев его ногой парень понял, что волноваться нечего. Третий враг погиб во время удара о решетку. Точнее он неудачно разбил лицевое стекло шлема и как результат банально захлебнулся.

«Надо остальным помочь…» – подумал Экскарт снимая с трупа ружье.

Свое он бросил.

Экскарт спешно его перезарядил воспользовавшись своими стрелами, а потом зарядил ружье своего первого противника, решив что два ружья лучше одного. И вот так держа по ружью в руке двинулся в сторону рукопашных схваток.

И появился вовремя. Двое нападавших давили Доджа инс Уркаса. И судя по темной полосе и веренице пузырьков, что он оставлял правой рукой (плотно прижатой к телу, чтобы не поступала вода), был ранен.

«А не подождать ли пока его не добьют?» – невольно подумал парень.

Свитским несмотря на договоренность играть роль Трексара, того, чьего дублера он должен был изображать, Экскарт не доверял. Дескать, а ну как все равно решат от него избавиться? Так не лучше ли самому от них избавиться? Тем более что один уже готов…

Но все равно оставался еще телохранитель, адвокат и маголекарь.

Парень сильно сомневался, что ему удастся их извести.

Первый выстрел. Мимо.

Второй выстрел. В цель. Стрела угодила точно в поясницу, перебив позвоночник.

С одним покончено.

Третий выстрел. Мимо.

Экскарт отбросил разряженное ружье и начал стрелять из второго.

Мимо, мимо и снова мимо… точнее стрела угодила в баллон.

Впрочем, последний выстрел все же оказал существенную помощь Доджу. Боец кронпринца дернулся, видимо стрела все же что-то повредила в баллоне и словил удар от свитского в печень. После чего был добит раненый. Ноги у него отказали, но не чувствуя боли и повинуясь приказу своего хозяина он даже в таком полупарализованном виде пытался добраться до врага.

Экскарт принялся перезаряжать свои ружья, чтобы пойти на помощь телохранителю, но к моменту окончания перезарядки все было кончено, остался только один и он двинулся в сторону Экскарта и Доджа.

Парень нацелил на идущего ружье, но быстро его опустил, опознав по номеру на костюме в идущем Сторма эф Монса.

19

Но не успели они порадоваться своей без малого эпической победе над превосходящим по численности врагом, как из тьмы выползла какая-то тень. Из-за мути с первого взгляда сложно было разобрать, что это за такое… Воображение тут же нарисовало парню какого-то кошмарного монстра. Мало ли как развлекается кронпринц, может всяких химер выращивает? Но все оказалось проще, это оказалась миниподлодка – ремонтно-монтажный батискаф на одного человека.

Троица по жестовой команде телохранителя рванулась в разные стороны от новой угрозы, но под водой стремительность понятие весьма… спорное, когда речь идет о людях.

От батискафа выдвинулись манипуляторы и одним из них пилот схватил Доджа, точно за кровоточащую руку.

Тот наверняка дико заорал, ведь сила сжатия была огромна. По сути этой клешней пилот перекусил свитскому руку раздробив кости… очень уж характерно стало болтаться тело пойманного, что к этому моменту потерял сознание ибо больше не дергался.

Экскарт обернувшись выстрелил из заряженного ружья по остеклению кабины батискафа, но все было бесполезно. Стрелы лишь срикошетили оставив в лучшем случае по царапинке на поверхности.

Оставшиеся бросились к решетке.

Батискаф быстро нагонял беглецов клацая второй клешней на манипуляторе. Второй жертвой был выбран телохранитель, но тот в последний момент смог извернуться и сам схватился за манипулятор, пытаясь его повредить ножом.

Только ситуация эта была похожа на картину, где охотник поймал пещерного медведя за лапу.

Пока пилот батискафа бросив первую жертву своей охоты пытался освободившейся клешней схватить телохранителя, парень достиг решетки и даже успел немного подняться по ней.

«И чего собственно мне это даст?» – задался он вопросом.

Но тут его взгляд упал на мины с уже воткнутыми шприцами-детонаторами, каким-то чудом оставшиеся на своем месте после того взрыва, что устроил Сторм во время контратаки на бойцов кронпринца.

Экскарт схватил ближайший брикет и вдавил в него состав из шприца.

– Теперь у меня две минуты, плюс-минус дюжина секунд…

Пилот тем временем смог зацепить телохранителя, точнее клешня схватила за баллон и сжала его.

Бух…

К верху пошли пузыри.

– Проклятье…

Сторму эф Монсу после такого осталось недолго. Немного воздуха в костюме и все…

Избавившись от телохранителя, пошедшего на дно, продолжившего пускать пузыри, пилот батискафа направился к Экскарту, что зачем-то поднялся под самый потолок.

Парень узнал пилота аппарата. Им оказался Циклоп.

Стоило батискафу приблизиться и потянуться к жертве манипуляторами, как парень сжавшись как пружина, со всей силы прыгнул в сторону врага, и сманеврировав с помощью рук, протиснулся между манипуляторов, коими Циклоп управлял весьма уверенно.

Ему повезло, он достиг своей цели, добрался до остекления кабины, сумев ухватиться одной рукой за защитную решетку, и просунул под ее прутья заряд взрывчатки, после чего соскользнул вниз, пока гомункул кронпринца не поймал его клешнями.

Циклоп был не дураком и сразу понял, что ему презентовали и попытался от подарка избавиться, но простыми крабовидными клешнями это сделать оказалось довольно трудно.

Экскарт же вел, стараясь не частить, внутренний отсчет с момента активации и на минуте сорока семи секундах над головой грохнуло.

Бум!!!

Снова приложило ударной волной, заставив упасть на колени.

Батискаф, поднявшийся к самому своду пещеры, выпустив кучу пузырей, камнем пошел на дно.

«А ведь у Сторма взрывчатка взорвалась меньше чем через минуту, – отбегая в сторону подумал парень. – Или он сразу два шприца выдавил?»

– Кстати, надо ему помочь…

Парень осмотрелся в поисках телохранителя, но выяснилось, что помогать ему не требовалось. Сторм эф Монс разжился трофейным баллоном от одного из нападавших и подсоединил его через дополнительный разъем на груди.

Сначала указав на затонувший батискаф, телохранитель показал большой палец.

После чего сделал круговое движение показывая на решетку ткнул рукой в сторону подводной лодки и снова на решетку. Парень понял, что телохранитель намекает на то, что надо доделать начатую работу и подорвать заряды пробив проход для субмарины. И следовало торопиться пока Марриор Каск еще что-нибудь не придумал.

К большому удивлению Экскарта близкий взрыв при уничтожении батискафа почти не оказал воздействия на довольно слабо крепящихся зарядах взрывчатки. Он ожидал, что их всех сорвет и отбросит вглубь тоннеля.

«Видимо основная сила взрыва ушла внутрь аппарата», – подумал он.

Установив оставшиеся в мешках заряды, поправив те, что покосило ударными волнами, при этом некоторое количество брикетов все же сорвало, еще больше слетело шприцов-детонаторов…

После всех потерь выяснилось, что взрывчатки не хватит, чтобы перебить все прутья.

Тогда по команде Сторма пришлось часть взрывчатки с нижнего уровня переместить наверх и на фланги. При этом телохранитель левой рукой изобразил таран по ладони правой, согнув в локте протараненную руку.

– Понятно…

Оставался вопрос, успеют ли они активировать оставшуюся взрывчатку и убежать при этом достаточно далеко?

Но делать было нечего и заняв позицию под потолком по взмаху руки телохранителя они двинулись друг от друга на максимально возможной скорости вдавливая во взрывчатку составы из шприцов.

Дважды Экскарт в попытке двигаться как можно скорее чуть не сорвался, но успевал ухватиться руками за прутья. Очень уж неудобно было двигаться в этом тяжелом костюме.

Потом заскользили вниз и достигнув дна со всех ног устремились прочь.

Увы, но вода словно вознамерилась их задержать.

Телохранитель ухватив Экскарта за руку, увлек его в сторону подбитого батискафа, за который они и спрятались, а через десять секунд начали рваться заряды.

«А не сорвет ли первый взрыв остальные брикеты? – подумал парень. – Все-таки разброс в активации взрывчатки очень уж велик, да и время самой активации различен…»

Но как оказалось, первый взрыв послужил своеобразным дополнительным детонирующим фактором и взрывы зазвучали как при пулеметной стрельбе.

Батискаф послужил неплохой защитой от взрывов, хотя ударные волны их все равно хорошо приложили. Ощущения были такие словно тело подверглось избиению толпой бандитов.

Вновь поднялась слегка улегшаяся к этому моменту донная муть, но несмотря на это при возвращении Сторм эф Монс сумел отыскать и подобрать все еще валявшегося от болевого шока без сознания Доджа инс Уркаса. При этом он каким-то чудом не захлебнулся от набравшейся внутрь костюма воды.

20

Как забрались в шлюзовой отсек, да еще при этом затащив раненого, Экскарт помнил слабо и стоило только закончиться процессу откачки воды, как он просто рухнул на пол без сил. Он реально так устал, что не мог оторвать голову в тяжелом шлеме от палубы.

Так его лежащего и разоблачали от водолазного костюма.

Когда не самый простой процесс раздевания был завершен на него со слезами бросилась Сицилия, что собственно принимала в этом деле самое непосредственное участие.

– Трек! Я так боялась, что с тобой что-то случится! Их было так много! А потом еще этот батискаф со своими страшными манипуляторами!

– Еще немного и действительно случится… – выдавил он.

– Что?!

– Ты меня задушишь…

– Дурак! – чуть отстранившись сказала она обиженным тоном, но потом рассмеялась и снова кинулась на шею.

– Не хочу вам мешать, господа, но нам стоит поторопиться… – глухо произнес Сторм эф Монс, поддерживаемый Эмилией и тот не возражал.

Впрочем, они явно были неравнодушны друг другу. Это и понятно, Эмилия женщина с выдающимися формами, ростом ему под стать. А что до грубоватого лица, так Менлир на что?

К тому же считалось естественным если личные телохранители супругов так же сближаются и образуют семью, создавая династию телохранителей, хотя это все же не было правилом, как и то, что дети их обязательно так же пойдут по стопам родителей.

Доджа уже унесли и над ним хлопотал Менлир в лазарете.

Экскарт невольно аж отшатнулся от своего телохранителя. Выглядел он ужасно. Осунувшийся, весь какой-то серый с темными кругами под глазами, со следами потеков крови из носа и ушей. Да и глаза красные от лопнувших капилляров – результат гидродинамического удара от слишком близкого взрыва.

«Да и я наверное выгляжу не лучше, а то и хуже», – подумал парень.

Поддерживаемый Сицилией Экскарт добрался до капитанского мостика. При этом их в полной боевой готовности сопровождал постельничий Бранкс, зорко посматривавший по сторонам, да и телохранительница жены, тоже выглядела настороженной.

– Случились проблемы на борту, пока нас не было? – спросил парень.

– Да… как ты и подозревал, власть попытался взять этот мерзкий маркизишка, – фыркнула Сицилия. – Собрал вокруг себя такую же трусливую свору, как и он сам, что участие в абордаже почти не принимала, воспользовался тем, что более знатные и достойные сейчас с тяжелыми ранами в лазарете лежат, и попытались качать права.

– Как отбились?

– Менлир бросил какое-то очередное свое творение, бахнуло сильно, да еще с каким-то резким запахом, они и разбежались… явно в сторону ближайшего гальюна. Сейчас запрятались всем щелям и сидят не высовываясь… или боятся от горшка слишком далеко отойти.

– Понятно… – усмехнулся Экскарт, догадавшись, что маголекарь что-то такое нахимичил, что у попавших под удар развилась медвежья болезнь.

Вот и командная рубка.

Через артефакторные иллюминаторы было хорошо видно, что решетка хоть и пострадала, но выглядела вполне надежно. Как выяснилось, далеко не все прутья как сверху, так и по бокам оказались перебиты взрывами.

– С браком оказалась взрывчатка, – попенял телохранитель маголекарю, что тоже явился на командный пункт с какими-то микстурами, заставив их выпить Экскарта и самого Сторма.

Сил после этих эликсиров прибавилось, да и голова стала яснее.

– Что получилось то и сделал.

– Ладно… делать нечего, пора идти на прорыв. Давай Бавр, иди на таран.

Тот кивнул и отвел рычаг управления на позицию «малый назад», чтобы взять как можно большую дистанцию для разгона.

Исполняющий обязанности командира субмарины слегка не рассчитал инерцию лодки и она заскребла килем о дно, когда оное начало повышаться.

Но никто ничего не сказал. Все всё понимали.

Снова звякнул прибор, это Бавр перевел рукоять лага в положение «стоп», а потом снова протяжно тренькнуло, после того как рычаг был быстро переведен до упора в положение «самый полный вперед».

– Держитесь… за что-нибудь…

Подводная лодка начала разгоняться и в какой-то момент, смахнув в сторону оказавшийся на пути батискаф с силой врезалась в решетку.

Удар получился сильным. Послышался какой-то протяжный противный скрежет, лязг и раздались звонкие лопающиеся звуки. Вот только непонятно было, что больше пострадало при таране, решетка или сама подлодка.

Но вроде с подводным кораблем все было в порядке, если не считать, что полностью смялся сетерез на носу. Стоило только подводному кораблю отойти, как все увидели, что решетка довольно чувствительно отклонилась вперед, словно опускающийся мост у старинных замков.

– Еще разок…

Бавр кивнул и снова стал отводить субмарину назад для разгона.

– Меня беспокоит, почему кронпринц больше никого не послал, после того, как мы разделась с первой группой его бойцов, а потом и с батискафом, – произнес Экскарт.

– Кончились костюмы и техника? – предложил телохранитель.

– Как-то сомнительно. Не находишь?

– Ты что-то чувствуешь, Трек? – озабоченно спросила Сицилия.

Телохранитель тоже взглянул с настороженным видом. Как выяснилось Экскарт действительно сын графа Эстара Сандора лер Маренонга, пусть и внебрачный, а значит в нем течет древняя кровь, хоть и сильно разбавленная ибо рожден от простолюдинки. То есть у него в отличие от того же Сторма выбившегося из самых низов развита интуиция и если Экскарт проявляет беспокойство, то с большой долей вероятности дело и впрямь нечисто.

– Значит что-то придумал этот гад и посчитал ненужным терять людей и технику, – зло сказала Сицилия.

– Вот только что?..

Лодка снова начала разгон и находящиеся на капитанском мостике, вновь похвастались за все что только можно в ожидании удара.

Бум!

И снова послышался душераздирающий скрежет. Но второй удар все же получился что надо, и решетка под напором субмарины продолжала сгибаться, пока окончательно не согнулась.

Вдруг подлодку тряхнуло. Удар почувствовался откуда-то снизу.

– Эта сволочь решил нас подъемом решетки прижать к своду тоннеля! – догадался Экскарт.

Заскрежетало сверху.

– Жми! – заорали все Бавру инс Оску.

Но что тот мог сделать? Переключатель скоростей и так находился в положении «самый полный вперед». Винты крутились с максимальной скоростью прогоняя через себя гигантские объемы воды, создав такой напор, что в ангаре началось наводнение. Но это не помогало.

Продравшись еще на несколько метров окончательно портя все оборудование, что было вынесено в надстройку, лодка встала зажатая нижним краем решетки к своду тоннеля.

Все лихорадочно соображали, что они могут предпринять в сложившейся ситуации. Но ничего придумать не могли. Сколько-нибудь вменяемых идей вообще не было.

Не штурмовать же ангар, чтобы найти пульт управления решеткой? Противник наверняка к подобному готов.

– Подрабатывай маневровыми двигателями, – предложил Экскарт осененный идеей. – Вправо-влево, вправо-влево…

Бавр понятливо кивнул и стал выполнять приказ. Это действительно дало нужный результат, субмарина стукаясь носом о стенки тоннеля, начала со скрипом продвигаться вперед с трудом выскальзывая из ловушки.

По мере сужения корпуса решетка поднималась вверх продолжая придавливать лодку к своду пещеры и не случись небольшой аварии в самом начале эпопеи ничего из этой затеи не вышло бы из-за «рыбьей» формы корпуса, что постепенно сужаясь к корме в конце расходилась хвостовым рулевым оперением.

Но давешний удар кормой о дно, смял нижнюю часть крестообразного оперения которая могла бы зацепиться за решетку намертво. Впрочем, и те остатки тоже зацепились. Но из-за ослабления конструктивных элементов, что догнулись или просто оторвались с мясом, субмарина смогла вырваться из ловушки выскочив из тоннеля словно самодвижущаяся торпеда из торпедного аппарата.

– Прорвались! – радостно заорали все, кто находился на капитанском мостике.

21

Через пару минут хода подводной лодки, Сторм эф Монс предложил:

– Надо переходить в надводное положение.

– Зачем? – удивился Экскарт. – Кронпринц наверняка выведет в море все что только может плавать и более того, поднимет в воздух дирижабль. Ни за что н поверю, что у него нет в личном пользовании воздушного судна.

– Все так, – кивнул телохранитель. – Но нам нужно откачать воду из затопленного отсека и уходить лучше все же в надводном положении, просто потому что так будет быстрее, если конечно сможем раскочегарить паровую машину. Заряд аккумуляторов нужно беречь, тем более что часть из них повреждены. Чувствую нам придется еще изрядно побегать от людей кронпринца…

Раздался требовательный стук в люк ведущий в рубку управления.

– Кого там еще принесло? – ругнулся адвокат.

– Десять к одному, что это маркизеныш, – скривилась Эмилия. – Видимо действие химической бомбы прошло.

– Поддерживаю, – согласился телохранитель и достав электропистолет, обратился к Бранксу. – Осторожно открой…

Постельничий кивнул и крутанул колесо замка, после чего медленно стал открывать люк.

Впрочем, тревога была напрасной, нападать никто не собирался, хотя с личностью визитера угадали, это действительно оказался все тот же неугомонный маркиз. Только свита на этот раз была пожиже, всего два человека, вместо десятка с которыми он приходил брать командование над субмариной в свои руки.

– Я так понимаю, что мы вырвались на свободу? – сходу начал он.

– Вы правы сэр, – ответил Экскарт, взяв на себя роль главного по статусу в этой компании.

– Тогда я требую, чтобы меня незамедлительно доставили в ближайший город!

Находящиеся в рубке управления недоуменно переглянулись.

Видя, что объяснять что-то этому типу бесполезно, Экскарт, заверил его:

– Всенепременно сэр так и поступили бы, но мы новички в управлении субмариной, исполняющий обязанности командира корабля знает лишь теорию вождения, и скорее всего безаварийно подойти к городу не сможем. Но можем всплыть и высадить вас на любое судно идущее в тот же Ланкерт. Как вам такой вариант?

– Отлично!

Маркиз с гордым и независимым видом развернулся и ушел.

– Тупой спесивый придурок, – сухо сплюнул Экскарт. – Неужели у него не хватает мозгов понять, что стоит только ему сделать шаг на берегу Лазурного моря, как он тут же попадет в руку кронпринца? Ведь глупо думать, что Марриор Ксак отгрохав базу где-то на берегу моря не взял прилегающее пространство под свой контроль? Наверняка вся полиция и даже жандармерия являются его марионетками.

– Ну, насчет того, что все они марионетки это конечно вряд ли, – сказал Сторм эф Монс, – слишком это опасно для разоблачения, ведь накладки с управляемостью без пристального контроля наверняка случаются, при этом хватит одной оплошности, чтобы система посыпалась, да и проверку на этот счет проходят регулярно в том числе внепланово. Но вот то, что на низовых должностях хватает его людей, что при случае могут направить работу всего полицейского и жандармского аппарата в пользу своего хозяина, это как пить дать.

– Может стоило им это объяснить? – неуверенно сказала Сицилия.

– А зачем? – задался вопросом адвокат. – К чему нам это кретин и ему подобные трусы баламутящие воду на корабле? От них только проблемы. Хочет на берег? Пусть шагает. Опять же попадут в руки кронпринца, так в империи хоть на этих кретинов станет меньше. Как говорится, меньше народу – больше кислороду.

– Причем в нашем случае, это особенно актуально, – усмехнулся Экскарт. – На субмарине ведь с воздухом всегда самая большая проблема.

Субмарина всплыла, для чего Экскарту с Бранксом пришлось вновь крутить различные винтили и отжимать рычаги.

Как оказалось, они совершили побег в ночное время, хотя восток уже начал светлеть. Над головами зависли облака и чем западнее, тем они становились плотнее. По всей видимости из океана шел циклон неясной пока силы.

Телохранитель сразу побежал наверх, дабы контролировать окружающую обстановку, для чего реквизировал обнаруженный на капитанском мостике артефакторный бинокль.

Через минуту по внутренней связи из динамика послышался его отчет:

– Погони в данный момент не наблюдаю, ни на воде, ни в воздухе. Хотя вижу на горизонте на десять часов один пароход, а в небе два дирижабля на семь и три часа. Но это точно не по нашу душу, слишком высоко и далеко. Видите их?

– Нет… иллюминаторы рассчитаны на обзор в воде. На воздухе они работают даже хуже чем обычное стекло. Нужно поднимать перископ, но я боюсь, что после того, как нас поелозило по своду тоннеля, его повредило.

– Тут ты прав. Тут все в хлам… Не продумали как-то конструкторы такой момент, что придется скрести по своду тоннеля… Ладно, давай двигай на пересечение с пароходом, он идет в сторону Ланкерта, как раз высадим на него крыс. Глядишь, успеют поднять шум и нам потом будет легче.

Барв инс Оск взглянул на Экскарта, ведь для него именно парень под личиной Трексара был главным и тот кивнул, подтверждая решение.

– Хорошо.

– Как вообще внешние повреждения? – спросил Экскарт.

– Нос хорошо помяло, сетерез вообще вырвало с корнем… и еще по мелочи, но в целом неплохо. Критических повреждений я не вижу. Пузырей тоже нет, а значит корпус цел. Кронпринц похоже не жалел денег на строительство этой подлодки, может даже в случае неудачи своей затеи собирался на ней бежать, так что на материалах не экономил.

– Понятно.

– А раз так, то конец связи. Я сейчас на всякий случай буду пулемет ставить… Сходите кто-нибудь в лазарет к Менлиру, нужны его зомби, один я не справлюсь, очень уж он тяжелый, да и боеприпасы не легкие.

– Я схожу, – сказала дуэнья Сицилии, чувствовавшая себя самой бесполезной.

– Теперь надо запустить паровую машину… – сказал Бавр с несколько растерянными видом.

Оно и понятно. Изучив вождение подводной лодки и ее систем, он как-то упустил момент запуска паровиков, ведь это всегда работа простых машинистов.

– Я этим займусь, – сказал парень.

Будучи простым ассенизатором и имея дело с паровиком своего грузовика, он хорошо изучил работу этих двигателей. Да, отличия наверняка имеются, но общий принцип неизменен и он надеялся, что разберется.

С ним, помимо слуги, увязалась жена.

Судя по натужному звуку насосов, откачка воды из затопленного отсека уже началась.

Но стоило только оказаться в машинном отделении, как Экскарт понял, что несколько переоценил свои возможности двигателиста. Паровая машина была странной по своей конструкции. Он не нашел привычного блока цилиндров.

– Хм-м…

– Это турбина, сэр, – пояснил Бранкс.

– Знаешь?

– В живую раньше дело не имел, только в теории, сэр. Но ничего принципиально нового тут нет…

В общем разобрались. С топкой проблем не возникло, а там и с турбиной разобрались, благо нашли инструкцию по ее эксплуатации. Быстро ее изучив по диагонали и разобравшись, что, куда и откуда они принялись крутить различные вентили…

22

К моменту, когда паровой двигатель наконец вышел на рабочую мощность, субмарина на электродвигателе догнала пароход выбранный в качестве места высадки желающих сойти во главе с маркизом. А таковых набралось довольно много, по факту половина.

Пока желающие покинуть субмарину перебирались на судно, попытались докричаться с помощью обнаруженного и подключенного запасного радиопередатчика до Службы Имперской Безопасности, чтобы сообщить обо всем, что с ними произошло, но тщетно. Точнее радиостанция работала, но сигнал не проходил из-за мощных помех.

– Отзыва нет, сэр, – сказал Бранкс, а именно он сидел за радиостанцией, что называется мастер на все руки.

Экскарт раскочегарив паровик субмарины так же вернулся в рубку управления. Делать в машинном отделении при той высокой степени механизации было нечего. Всюду контролирующие датчики температуры, уровня топлива и воды, давления пара и всего прочего, а также дистанционные системы управления тем же вентилями через небольшие электродвигатели. Как потом выяснилось чуть позже, паровик можно было раскочегарить с капитанского мостика. Оставалось только поражаться тому сколько денег было во все это великолепие вбухано.

– И вообще в эфире, на всех частотах стоит «белый шум», сэр.

В подтверждение постельничий вывел происходящее в эфире на внешние динамики и все тут же скривились и рефлекторно попытались закрыть уши. Очень уж неприятный звук.

– Это работает помехопостановщик, – авторитетно заявил Сторм эф Монс.

Телохранитель, после того как установил пулемет, тоже вернулся в рубку управления, а чтобы иметь возможность наблюдения за внешними миром, сняли одну из ставень, что закрывало проем от разбитого ранее иллюминатора. Вот в него он и высунулся по пояс и стал озираться.

– Зона такого тотального глушения не может быть большой, а значит средство глушения где-то совсем рядом с нами… А вот и он…

– Кто там? – встревоженно спросила Сицилия.

– Дирижабль госпожа. Прятался в облаках, но сейчас вынужденно выглянул в разрыв… Идет прямо на нас. Думаю, от греха подальше нужно вернуть назад ставню.

Наконец все желающие покинули подводную лодку и Бавр задействовав паровой двигатель, направив часть мощности на подзарядку значительно разрядившихся аккумуляторов, на полном ходу пошел прочь в открытое море с перспективой выхода в океан, дабы для начала затеряться в нем, что невозможно сделать в Лазурном море в том числе из-за малых глубин и прозрачной воды, когда подводная лодка хорошо видна с высоты.

Правда скорость оставляла желать лучшего, максимум пятнадцать узлов в час, а все из-за того, что до сих пор не удалось полностью осушить затопленный отсек. Процесс откачки все еще шел и предстояло избавится от сотен кубометров воды, то есть многих лишних тонн.

– Будем погружаться? – спросил он.

– Нет, – однозначно ответил Сторм эф Монс. – Под водой скорость ниже, и как следствие мы становимся уязвимее. Вдруг у него на борту глубинные бомбы? Собственно я уверен, что у него на борту есть глубинные бомбы. Наверняка так долго не появлялся из-за их погрузки… Будь мы под водой даже близкий взрыв, учитывая имеющиеся повреждения, может стать для нас фатальным.

– Если взорвется бомба рядом, пока мы в надводном положении, это тоже может стать для нас критично, – заметил Бавр инс Оск. – Особенно учитывая, что с маневренностью у нас не очень хорошо из-за повреждения нижнего пера руля…

Нижняя часть крестообразного рулевого оперения как раз требовалась для управления субмариной в надводном положении. Верхняя часть руля практически вся находилась на воздухе, так что пришлось лодку чуть притопить, чтобы хотя бы треть руля погрузилось в воду, что не самым лучшим образом сказалось на скоростных характеристиках.

– Верно, но в данном случае мы как я уже отметил будем более манёвренными и по нам еще надо попасть, пусть даже рядом. Не говоря уже о прямом попадании… Опять же заряда батарей надолго не хватит и как только энергия кончится мы превратимся в идеальную неподвижную мишень.

Тем временем дирижабль в качестве первой жертвы выбрал пароход.

Судно было насквозь мирным и не имело сколько-нибудь тяжелого вооружения, а легкие пулеметы, не говоря уже о винтовках просто не добили бы до цели, так что дирижабль снизился на комфортную высоту бомбометания, практически исключающую вероятность промаха и произвел это самое бомбометание.

От дирижабля стали отделяться точки и падать на пароход, что начал неуклюж маневрировать, что не помогло и на палубе вспухать мощные огненные вспышки. Всего двадцать секунд бомбометания, десяток упавших бомб с зажигательным эффектом и судно оказалось объято пламенем от носа до кормы, источая густой шлейф дыма.

Весь процесс атаки дирижабля и гибели парохода Экскарт с компанией наблюдал стоя на внешней палубе.

– Вот так… – только и смог потрясенно произнести парень.

Вдруг на судне что-то взорвалось и объятый пламенем пароход резко накренившись на правый борт с сильным дифферентом на корму, быстро пошел ко дну.

– Теперь точно все, – произнес телохранитель и добавил: – И мне похоже придется хорошенько пострелять, чтобы мы не повторили их бесславную судьбу.

– Вы не продержитесь и минуты, – взглянув на пулемет, сказала Сицилия. – Для расстрела беззащитной жертвы он может и хорош, но у нас противник будет явно зубастым. Пулеметчик в таком случае стопроцентный труп, причем очень быстро…

Сам пулемет, порохового принципа действия, внушал уважение, особенно своим калибром своих шести стволов. Указательный палец внутрь проникал свободно.

Скорострельность тоже впечатляла, тысяча выстрелов в минуту, а чтобы развить ее, поворот стволов осуществлялся электромотором, хотя при нужде можно было установить ручной привод, как у мясорубки.

Патроны подавались из пеналов, на сто штук каждый, гравитационным путем. Имелась сотня таких магазинов, но как только они закончатся, то настанет трудный момент, израсходованные пеналы придется переснаряжать вручную, а это долго, гораздо дольше чем его истратить, и противник получит возможность действовать более решительно. Если конечно сможет, не получив после перестрелки критических повреждений. Но, что-то подсказывало Экскарту, что сможет…

В общем с пулеметом было все хорошо, если не считать, что он находился на открытой площадке и не имел даже противопульного щитка. Хорошо хоть сам он был забронирован, а то малейший осколок в механизм и все…

– Я и не собираюсь так подставляться, госпожа, – криво усмехнулся телохранитель. – Видите на какой мощной тумбе он стоит?

Сицилия кивнула.

– Сама тумба бронированная и в ней спрятан механизм дистанционного управления. То есть я буду находиться вот в этой надстройке, что тоже бронированна, и стрелять уже оттуда. Единственная неудобность, это перезарядка пулемета. Но для этого у нас есть зомби Менлира, благо сам процесс перезаряжания проще некуда, всего-то и надо вставить новый пенал предварительно вынув пустой.

Дирижабль тем временем и впрямь, разделавшись со своей первой жертвой, сделал разворот и погнался за удирающей на всех парах подводной лодкой.

– Все вниз! – приказал Сторм эф Монс, сам поспешив в надстройку к механизму дистанционного управления пулеметом. – И не забывайте про маневр, только он нас может спасти.

23

Гулким эхом по подводной лодке расходились стаккато коротких очередей, что садил по своей цели Сторм эф Монс. Несмотря на то, что цель была большая, попасть в нее оказалось непросто, главным образом из-за непривычного способа управления наводкой пулемета, так что первые выстрелы являлись скорее пристрелочными, для наработки опыта. К счастью имелся фактор облегчающий наведение, так при пулемете имелись специальные гогглы, в которых пули подсвечивались, и виделись почти так же, как трассирующие в ночи.

Понятно, что летящим на дирижабле людям сильно не понравился обстрел, никто безответной мишенью служить не собирался и в сторону субмарины потянулось сразу две трассы пулеметных очередей.

Вода вокруг буквально вскипела от уходивших на глубину не менее крупнокалиберных пуль, по самому корпусу градом забарабанили тяжелые пули, высекая снопы искр и оставляя довольно чувствительные вмятины.

Перестрелка воздушного и подводного кораблей в целом не привела к какому бы то ни было результату, хотя в целом была в пользу субмарины. Так дирижабль получив несколько пробоин в оболочке с истечением летучего газа, а так же гондоле, стал выходить из активного боя. Сначала разорвал дистанцию, после чего перестрелка прекратилась, а после латания повреждений с частичной заменой совсем уж изорванных пулями баллонов на запасные, стал набирать высоту и вновь бросился в погоню, стремясь занять позицию точно над субмариной ибо пулемет не мог стрелять вертикально вверх.

Этого беглецы естественно допустить не могли, по крайней мере очень старались, понимая, что стоит только дирижаблю оказаться у них точно над головами, как на них тут же посыплются бомбы.

– Влево! – скомандовал Экскарт, ведя наблюдение за дирижаблем.

Иллюминаторы хоть и были предназначены для обзора в водной толще и почему-то плохо работали на воздухе, но дистанции были совсем небольшие, так что их возможностей для контроля внешней обстановки вполне хватало. К слову сказать голограммный столик тоже не отображал обстановку вне подводной среды.

Субмарина резко повернула и дирижаблю пришлось экстренно корректировать свой курс, а управляемость у воздушных кораблей куда как хуже чем у морских, так что подводной лодке в очередной раз удалось уйти в отрыв.

Более того, в этот раз так подфартило, что дирижаблю пришлось преодолевать еще и сопротивление ветра, так что отрыв получился гораздо более значительным чем в предыдущие случаи и Сторм эф Монс снова получил возможность открыть огонь из пулемета, чем он не преминул воспользоваться и вновь внутри подводной лодки загуляло гулкое эхо выстрелов, а потом и звонкие удары ответных плюх.

Перестрелка привела к тому, что были повреждены котельные трубы, что стали травить дым и в итоге приняли решение вообще отказаться от работы фильтрующих установок, тем более что их работа довольно существенно снижала КПД двигателей, отбирая до десяти процентов мощности, а это в условиях бегства могло стать судьбоносным.

Кроме того, исторгаемый дым стал дополнительным фактором с помощью которого можно было дезориентировать противника, при случае укрывшись в густом шлейфе…

Хотя пулеметчики с дирижабля имели гораздо большие возможности, в том числе стрелять вертикально вниз, но почему-то почти не пользовались такой возможностью.

– Чего они такие скупые? – удивился по этому поводу Экскарт. – Я бы на их месте продолжал стрельбу в надежде зацепить вражеский пулемет и тем самым получить беспроблемный подход к цели.

– Экономят патроны на случай если придется столкнуться с силами правопорядка, – сказал Рамони инс Лонг. – Наше столкновение наверняка уже срисовали проходящие и пролетающие мимо корабли, и ставлю сто империалов золотом против ломаного медного сантима, что трубят об этом на весь свет по радио… Так что сюда в течении часа наверняка наведается ближайший патрульный дирижабль, чтобы понять что тут вообще происходит и кто кого пытается завалить, и почему, а там и корабли ВМФ подтянутся. Несмотря на обозначение себя как полицейских, у кронпринца все равно могут возникнуть какие-то нестыковки, ведь прилететь могут как флотские, так и армейские дирижабли и тут встает вопрос, как глубоко раскинута сеть Марриора и сможет ли он заболтав их и предъявив какие-то полномочия, привлечь внешние силы к своей погоне за нами.

– Для этого ему придется отключить глушилку и тут уже мы скажем свою версию событий, – сказал Экскарт.

– Только на это нам и остается надеяться, – кивнул адвокат.

Тем временем маневрирование продолжалось и не всегда подлодка могла выскочить из зоны поражения, когда дирижабль все же настигал свою жертву. Повреждение руля все же сказывалось самым негативным образом.

– Вправо! Рули направо!!!

Бум!!!

Раздался мощный подводный взрыв, тряхнувший субмарину так что те, кто стоял и плохо держался, тут же попадали на палубу и лопнуло несколько стеклышек в приборах.

По левому борту при этом встал высоченный столб воды.

Бум!!

Второй раз взрыв тряхнул подводную лодку гораздо слабее, так как она спешно выходила из зоны поражения.

Бум!

Третий взрыв почти не почувствовался.

– Осмотреться в отсеках! – как настоящий командир подлодки отдал распоряжение по общей связи Бавр инс Оск.

Впрочем, его волей-неволей, но придется слушаться аристократам, если они не захотят пойти на дно из-за возникших течей. И более того, засучив рукава, начнут эти течи ликвидировать, накладывая специальные пластыри.

– Доложить о течах!

Судя по ответным докладам течей в отсеках не имелось. Все-таки подводная лодка была построен на совесть с многократным запасом прочности, кронпринц все же делал ее для себя. Это боевые субмарины ВМФ от таких близких взрывов уже разошлись бы по сварным швам, а заклепки бы уже вылетели калеча экипаж.

– Проблема с паровым двигателем, – посмотрев на свои приборы, сказал Бавр инс Оск. – Перехожу пока на электрические.

– Понятно. Я в машинное, – кивнул Экскарт и помчался разбираться с паровиком.

Все-таки взрыв что-то нарушил в работе этого «нежного» механизма, слабого на удар.

К счастью скорость и маневренность из-за перехода на электродвигатели не должна была сильно упасть, так как воду из затопленного отсека наконец всю откачали, а выбитую кронпринцем ставню заменили на другую. Это повысило и скорость и маневренность.

24

Эта выматывающая нервы и силы игра в догонялки казалось длилась целую вечность и с каждым заходом у загонщика получалось все лучше загнать жертву, фигурально выражаясь, в угол и султаны взрывов становились все ближе.

Еще дважды дирижабль клал бомбы так близко, что внутренние системы не выдерживали и от ударных воздействий лопались различные патрубки. Один раз не выдержала топливная система и все залило нефтью, но пожара удалось избежать, вовремя залив все пеной из системы пожаротушения. А во второй раз лопнула труба системы высокого давления и перегретый пар заполнил машинное отделение. К счастью в этот момент Экскарт на «своем рабочем месте» в очередной раз отсутствовал и обошлось без обваривания.

С такими повреждениями организма маголекарь, что изрядно потратился на создание взрывчатки, мог и не справиться. И не факт, что стал бы бороться до конца. Ведь это отличный шанс избавиться от дублера, при этом к ним никаких претензий бы со стороны отца настоящего Трексара скорее всего не было.

Новейшая система контроля тем временем сработала четко, сработал датчик давления, произошло автоматическое перекрытие подачи пара в поврежденную систему и пар пошел по дублирующему каналу.

Экскарт даже невольно испытал к кронпринцу чувство благодарности, за то, что он в свою подлодку внедрил самые новейшие достижения науки и техники. Эта субмарина вообще была квинтэссенцией всего самого передового, что смогло придумать человечество, или сохранить из старого, то есть магические элементы, взять ту же систему подводного обзора. На лодках ВМФ по признанию Бавра ничего подобного нет. Там обходились некими эхолотами.

Но тенденция увеличения эффективности атак противника настораживала. Не иначе как чудом можно объяснить, что еще ни одна бомба не упала им точно на головы. Тогда обширных повреждений не избежать и не факт, что их удастся устранить, а значит они как минимум потеряют возможность подводного хода, что рано или поздно может понадобиться.

– Эти гады словно предугадывают наши маневры уклонения, – пожаловался парень.

– Очень даже может быть, что так оно и есть, – сказал на это Менлир инс Ханк.

– Серьезно?!

– Вполне. Если на дирижабле сам Марриор Каск, то он вполне мог задействовать свои способности в этом направлении. Есть пара методик позволяющие сильнейшим из нас прозреть на короткое время в будущее. И то, что нас не зацепили, это лишь говорит о плохой выучке экипажа и в целом плохая система бомбометания. Ну и погода нам время от времени помогает.

Что до погоды, то ветер крепчал, а небо уже было затянуто тучами сплошным ковром без дыр-разрывов.

– Проклятье… – выдохнул Экскарт продолжая наблюдать за дирижаблем кронпринца, что заходил на новую атаку. – Мне сейчас даже не нужно способностей провидца, чтобы понять, что в этот раз нас накроют…

– Это обостренная интуиция…

– Плевать как это называется…

Дирижабль снизился, создавая угрозу прямого попадания бомбы на корпус субмарины.

– Стоп машины и полный назад! – резко скомандовал он, доверившись особенно ярко проявившемуся чувству интуиции.

Бавр отреагировал незамедлительно, переключил «рубильник» лага и лодка пройдя по инерции еще какое-то расстояние вперед, остановилась и стала сдавать назад.

Если кронпринц и был готов к такому повороту событий, то инерция движения у дирижабля оказалась куда больше.

Помимо эффекта неожиданности сработал и тот фактор, что подлодка шла в дымовом шлейфе, так что маневр был не замечен и бомбы упали с некоторым запозданием. Три султана от подводных взрывов встали перед носом субмарины. Причем один из этих взрывов мог произойти точно на корпусе судна, начни они маневр вправо или влево.

Лодку в очередной раз жестко тряхнуло.

– Второй раз этот трюк не сработает… – заметил маголекрь.

– Надеюсь, что до второго раза не дойдет, – сказал Экскарт указывая на приближающийся к месту боя дирижабль.

– Если это не поддержка кронпринца.

– Вот сейчас и узнаем…

Оказалось, что не поддержка. Подошедшее воздушное судно принадлежало армии. На южной границе было не спокойно, а оная находилась всего в сотне километрах от побережья Лазурного моря, так что армейцы отреагировали на непонятную боевую активность достаточно оперативно, направив разведчика.

Дирижабли стали активно перемигиваться ратьерами, так как вырубать глушитель кронпринц не спешил, прекрасно понимая, что этим подарком тут же воспользуются беглецы.

Впрочем, это не помешало беглецам дать о себе знать тем же ратьером. Бавр отлично знал язык световых и флажковых сигналов и стоило только вынести наружу запасное устройство подачи световых сигналов, а ему протянуть ключ замыкания, как он начал выдавать всю подноготную на противника и кто они такие, и кто такой их преследователь, и чем он занимался…

Сигналы с субмарины засекли не только военные, но и сам кронпринц и он же начал действовать первым. Пулеметы с его дирижабля открыли бешеный огонь по воздушному кораблю армейцев, буквально вскрывая его оболочку словно ножом. А потом еще выпустили по ним ракеты.

Ракеты, на дальней дистанции оружие почти бесполезное и само по себе слабомощное, тем более что и с самой дальностью стрельбы у ракет все было не очень хорошо, а с процентом попадания так и вовсе все плохо. На расстоянии в один километр по такой гигантской мишени из десятка ракет в лучшем случае попадала одна. Очень уж неэффективно. Лучше уж из пушки стрелять, медленнее зато точнее.

Но вот на таких близких расстояниях «вытянутой руки», это было чудовищно эффективное средство поражения противника. И сейчас это было продемонстрировано во всей своей ужасающей красоте.

Воздушный корабль армейцев озарился частыми вспышками взрывов по всей длине оболочки, а так же досталось гондоле. В общем правый борт распороло от носа до кормы. Четверть баллонов было мгновенно уничтожено, некоторое количество баллонов воздушными шариками взмыли в небеса и дирижабль резко просел по высоте в конечном счете плюхнувшись на воду.

Кронпринц на этом не остановился и пулеметы продолжали лупить по поверженному противнику окончательно его добивая. Но этого ему было мало, он не собирался оставлять свидетелей, ни своего преступления, ни раскрытия своей личности и встав над приводнившимся дирижаблем забросал его зажигательными бомбами.

– Ходу отсюда, ходу!!! – заорал Экскарт, стоило только начаться бою, а точнее практически безответному избиению армейского дирижабля.

Тот успел сделать всего несколько очередей, что не нанесли видимого урона дирижаблю кронпринца, тем боле что большая часть пуль прошла мимо цели.

– Это наш единственный шанс на спасение!

Впрочем, крики были лишними, Бавр и без дополнительных распоряжений перевел лаг на «полный вперед».

Но если армейцы погибли не сумев нанести вреда своему убийце, то Сторм эф Монс не упустил подвернувшегося шанса и расстарался на славу. Стоило только ему получить возможность стрельбы, как он начал садить по врагу из пулемета практически на расплав стволов, опустошая один пенал с патронами за другим длинными очередями. Такого удобного случая могло больше не представиться, так что незачем было жалеть пулемет. Тем более что еще один есть… А так же маленькая пушечка.

Стрельба естественно была не безответной, с дирижабля тоже молотили по ним из пулеметов и в конечном итоге оказались потеряны все зомби-заряжающие, коих крупнокалиберными пулями просто разрывало на части, но дело было сделано. Пулеметный огонь телохранителя явно нанес дирижаблю кронпринца большой урон, вся оболочка зияла дырами, досталось гондоле. Более того, был подбит одни из четырех двигателей о чем свидетельствовал густой дым валящий из правой нижней мотогондолы.

А еще из пробитых танков, словно черная кровь из раны, хлестало топливо, к несчастью для беглецов все никак не желающее возгораться и перекидываться на сам дирижабль, хотя лилась нефть прямо в пламя подбитого армейского воздушного корабля.

25

Субмарина, отчаянно дымя и рассекая волны прозрачных вод Лазурного моря спешила прочь от места избиения в сторону океана.

Постельничий Бранкс все время находился при радио и регулярно пытался достучаться до ближайшего отделения СИБ, но отзыва о получении сообщения пока никак не поступало. Подлодка, несмотря на разрыв дистанции, все никак не могла выйти из зоны глушения радиосигнала, а все потому, что несмотря на полученные повреждения дирижабль кронпринца увязался за беглецами и не отставал. Для этого ему хватало одного двигателя.

Максимальная скорость подлодки в надводном положении в двадцать пять километров в час для дирижабля смешная, а именно с такой скоростью он сейчас мог перемещаться пока не будут проведены ремонтные работы, но этого достаточно, чтобы держать субмарину словно на поводке.

– Рано или поздно у них все-таки закончится топливо и тогда мы оторвемся, – сказал адвокат Рамони инс Лонг.

– Если они в ближайшее время не отремонтируются и не догонят нас, – ответил на это телохранитель, что вернулся в командную рубку.

Ставить второй пулемет, взамен испорченного (стволы под конец стрельбы от перегрева повело и пули летели куда угодно, но только не в цель) он не стал. Некому проводить перезаряжание во время боя, не самому же под пулями бегать. Разве что отстрелять заранее вставленный один пенал, но это все ни о чем.

– Опять же армейский патруль уничтожен, это так же видели все проходящие мимо и наверняка об этом уже известно в штабе армейцев. Думается мне, они вот-вот пошлют целый флот за дирижаблем кронпринца, – заметил Экскарт. – Остальные заинтересованные лица так же захотят понять, что тут происходит и пошлют свои силы, пограничники, морской флот, воздушный флот, полицейские, раз уж дирижабль с их опознавательными знаками завалил армейцев, ну и конечно жандармы. Скоро тут будет не протолкнуться от кораблей, что воздушных, что надводных. Надо лишь продержаться до вечера…

Но такое скорое повышенное внимание таких могущественных сил империи к их персонам почему-то никого не успокоило, скорее даже наоборот еще больше насторожило. У все без исключения присутствующих в рубке управления возникла твердая уверенность, что Марриор Каск не только сможет отбрехаться от всех претензий, но еще и привлечет прибывшие силы на свою сторону. По крайней мере часть этих сил.

– Вопрос в том, кем он себя объявит… – пробормотал Экскарт. – За эти десятилетия в жизни в тени, я думаю, он подготовился на все случаи жизни, даже самые невероятные, так что прикрылся со всех сторон подготовив соответствующие легенды.

– Согласен, – кивнул адвокат. – А что до того, кем он предстанет перед слетевшимися словно стервятники на падаль… да кем угодно! Начиная от специального представителя жандармерии или СИБ и заканчивая… комиссаром.

Все вполголоса ругнулись.

Комиссар, это более чем серьезно. Комиссары не входят в какую-то классического типа спецслужбу с центральным руководством с которым можно договориться или даже пободаться и победить. Нет, комиссары это агенты одиночки подчиняющиеся непосредственно императору и отвечающих за свои решения только перед ним лично, их потому и прозвали тенями императора. Они его глаза, уши и нередко карающие длани. В экстренной ситуации все должны исполнять их распоряжения, как повеления самого императора ибо комиссары давшие личную магическую клятву верности считаются априори безгрешными и правыми.

И если скажем сибовцы и даже жандармы при некоторых обстоятельствах могли игнорировать приказы комиссара, то остальные, как бы им что не нравилось, обязаны были взять под козырек и ответить: «так точно» ибо любой другой ответ трактовался как измена и наказание могло последовать незамедлительно.

– Но как быть с подбитым армейским дирижаблем? – задалась вопросом Сицилия. – Свидетелей довольно много и они все подтвердят, что армейцев сбил именно дирижабль кронпринца. И тут будь ты хоть трижды комиссаром, придется отвечать. Уж армейцы будут землю носом рыть.

– Комиссары еще и не такое могут… Забыли что ли, как один из них чуть больше ста лет назад устроил тотальный экстерминатус целого городка? – криво усмехнулся адвокат.

– Э-э… – дал о себе знать Экскарт.

Рамони инс Лонг спохватившись, осознав что парень жил на дне общества и эта широко известная в узких кругах история, ему может быть незнакома, пояснил, тем более что ее особо не афишируют:

– Ну я про ту историю с сумасшедшим ученым, что работал в больнице одного уединенного городка в горах женским врачом и оплодотворял женщин своим как-то на микроуровне измененным потомством. Все пытался сверхчеловека создать, чтобы под водой дышал как рыба, видел как орел, чувствовал запахи как собака и так далее… В общем наплодилось там уродцев разных. Все жители были под контролем этого доктора так что наружу история не вылезла. Но случайно, а может информация все же просочилась и достигла нужных ушей, заглянул туда как-то один комиссар, после чего вызвал Третий воздушный флот и сровнял город с землей.

– Ах да… вспомнил…

– Так что при формуле «в интересах империи» гибель одного армейского дирижабля ничто.

Первый дирижабль, точнее целых три, что принадлежали ВВФ, примчались спустя час после окончания боя. Глушилка продолжала работать и два воздушных судна активно замигали световыми сигналами.

– Так и есть, – с досадой сказал Барв инс Оск, что поставив субмарину на курс, застопорив штурвал, наблюдал за переговорами сторон в бинокль, а так же попытаться самому высказать свою точку зрения. – Подтверждаются самые худшие предположения. Кронпринц козыряет статусом комиссара и утверждает, что мы враги империи, что захватили какие-то секреты и сейчас пытаемся сбежать. Глушат же эфир для того, чтобы мы не могли связаться со своими подельниками.

– Чего он тогда сразу не представился комиссаром? – удивилась Сицилия. – Зачем было доводить дело до боя с армейцами.

– Карта эта мощная, но одноразовая. Видимо хотел приберечь ее для более стоящего дела, в надежде, что завалив армейцев успеет разделаться с нами и скрыться, – предположил адвокат. – Но сейчас у него нет другого выхода, кроме как всех оглушить своим званием, буквально подавив всякий намек на самостоятельную мыслительную деятельность. СИБ и жандармов так просто не нагнуть, но и им придется потратить много времени на проверку личности комиссара. Ведь главам спецслужб придется обращаться к самому императору… Он за это время успеет с нами разделаться чужими руками ибо процедура опознания не быстрая. По крайней мере кронпринц на это надеется. И надо признать, шансы на это у него велики…

С флотского дирижабля замигали световыми сигналами в сторону подводной лодки.

– Предлагают сдаться… – перевел Бавр. – Ну и все прочее, что обычно предлагают в таких случаях, про законность и хорошее содержание…

– Сдаваться нам нельзя, – сказал телохранитель. – Ни местным жандармам и сибовцам, ни даже столичным. Вполне возможно, что его агенты уже давно в старградском офисе работают… ему нетрудно было организовать своим марионеткам несколько громких дел, создать репутацию умелых сыщиков и оперативников, так чтобы их заметили, и через это продвинуть по службе.

– Что мне сигналить в ответ?

– То, что планировали изначально. Сейчас конечно не поверят, решат, что мы пытаемся заговорить им зубы, но информация все равно пойдет гулять и ею заинтересуются. В СИБ просто обязаны будут проверить ее и начнут рыть землю. Какие-то проблемы у кронпринца при этом возникнут, глядишь на нас меньше времени у него останется, а значит у нас будет больше простора для маневра, – сказал Рамони инс Лонг.

Экскарт кивнул и Бавр засигналил в ответ.

В это время дирижабль кронпринца поднялся выше флотского воздушного судна и с него опустилась пассажирская корзина с Марриором Каском внутри. Рассчитывать на хоть какую-то вменяемость действий флотских после этого стало невозможно. Кронпринц просто возьмет всех под контроль.

– Думаю нам имеет смысл начать срочное погружение, – сказал Экскарт. – Втроем они нас быстро загоняют.

– Согласен, – кивнул Сторм эф Монс.

Все при этом оглянулись на запад, куда собственно полным ходом двигалась субмарина. Тучи там стали ниже и чернее, а ветер крепче, совсем вдали были видны всполохи от молний, что внушало некоторую надежду.

26

Три дирижабля ВВФ (при этом воздушное судно кронпринца взяли на буксир, ведь требовалось и дальше вести глушение радиосигналов) в два счета потопили бы лодку взяв ее в клещи и просто забомбив, но как и предсказывал Экскарт к погоне то и дело подключались все новые участники: пограничники, армейские, полицейские… и атаковать у них на виду подлодку, что отчаянно сигналила новичкам процесса свою историю побега было неуместно, все равно, что расписаться в собственной виновности.

Больше всего кронпринц провозился с армейскими, чей дирижабль он уничтожил и с полицейскими, чьи опознавательные знаки нес его воздушный корабль. Но видимо отбрехался, потому как все они присоединялись к группе погони. Тут против беглецов сказывался их отказ от сдачи несмотря на мотивацию такого шага.

Тем временем, чем ближе становился выход из Лазурного моря в океан, тем больше становились глубины и уже можно было начинать погружение, что затягивалось из-за разных мелочей. Больше всего пришлось провозиться с герметизацией парового двигателя, так как трубы его были пробиты пулями. Благо такая ситуация предусматривалась и имелись специальные пластыри, но отсутствие сноровки затянуло не такой уж сложный процесс.

Но вот когда субмарина была практически окружена целым роем из самых разных дирижаблей, она пошла под воду.

Но и этот маневр не стал бы их спасением, если бы не внушительная плотность движения в Лазурном море, особенно в районе выхода в океан. В этом месте он сильно уплотнялся, корабли со всего моря сходились и буквально выстраивались в вереницу, а потом снова расходились веером. Точно такой же плотный караван входил в море из океана и между двумя этими потоками было очень малое расстояние, корабли из-за особенностей фарватера шли буквально впритирку друг к другу. В ночное время тут регулярно случались аварии несмотря на все сигнальные огни.

Подводная лодка беглецов естественно воспользовалась данным фактором и поднырнула под выходящий транспортный поток. Какие бы ни были обширные полномочия у комиссара, но бомбить подлодку рискуя потопить в том числе и пассажирские пароходы среди которых есть иностранные, что неминуемо приведет к дипломатическому скандалу, а внешнеполитическая ситуация и так непростая, охотники не могли.

– Представляю как сейчас бесится кронпринц! – чуть нервно хоронил Экскарт. – Потерять столько времени на убалтывание, чтобы теперь сидеть сложа руки и ждать, когда мы выйдем из перешейка.

– А мы можем и не выходить, – сказал Бавр инс Оск.

– Точно! Будем крутиться под двумя этими встречными потоками пока есть возможность! А там и шторм.

– Похоже кронпринц это тоже отлично понимает и предпринимает необходимые шаги, – сказал адвокат, кивая в сторону голограммы.

На ней стало видно, что корабли начали потихоньку рассасываться в стороны прижимаясь к берегам. Надводным кораблям глубины позволяли отклониться от общего маршрута, в то время как субмарина была ограничена в своих маневрах относительно фарватера.

Но разогнать суда по акватории дело не быстрое и опасное, так как плотность потока действительно была очень велика. Вот, едва не столкнулись два парохода, пройдя впритирку бортами, чуть не сцепившись гребными колесами.

– Сейчас он именем императора в принципе прекратит любое движение на данном участке и перегородит его имеющимися воздушными силами, а там и надводные ВМФ подтянутся, – с мрачным видом предсказал телохранитель.

Все случилось именно так, как и предрекал Сторм эф Монс. Постепенно плотность судов в данной акватории стала падать и прятаться под пароходами становилось все сложнее.

Да и с энергией все было не очень хорошо (треть аккумуляторных батарей пострадали при затоплении отсека), хоть и экономили на чем только можно, вплоть до того, что при движении активно пользовались течениями, холодными глубинными, что втекали в Лазурное море и теплыми поверхностными, что истекали в океан в верхних пластах, ведь в суматошных маневрах прошел целый день.

– У нас осталось процентов пятнадцать, – сказал Бавр инс Оск. – Потом потребуется подзарядка для чего всплывать и запускать паровик или мы просто встанем и превратимся в безвольную мишень.

К счастью, природа была неподвластна кронпринцу (по крайней мере без дополнительных устройств, с ними бы он быстро перенаправил этот ураган в другое место, а то и вовсе рассеял), и ее воздействие стало сказываться на обстановке. Усилившийся ветер сначала заставил покинуть район малые дирижабли пограничников и полицейских с прочими ведомствами и службами, коим не требовалось содержать у себя тяжелых монстров способных долгое время сопротивляться усиливающейся стихии, но потом и тяжелым воздушным кораблям ВВФ пришлось признать поражение и уйти под защиту суши встав на прикол.

Правда к этому времени перешеек был надежно перекрыт надводными кораблям ВМФ и они начали сжимать зону контроля словно пресс. Еще час и все будет кончено. Увы, лелеемые надежды на то, что за прошедшее время выяснится, что командует сводными силами никакой не комиссар, окончательно угасли. Государственная машина оказалась очень неповоротливой в экстренной ситуации. То, что правда вскоре всплывет никто не сомневался, но для них все будет кончено.

– Идем на прорыв! – воскликнул Экскарт.

– Нас просто порвут, – безапелляционно сказал Бавр. – Строй слишком плотный. Кинут глубинные бомбы и все…

– Тогда… проведем торпедную атаку. Думаю, это в любом случае должно обеспечить нам проход, либо подобьем стоящего у нас на пути, либо они разбегутся обеспечив нам кратковременный коридор которым нужно воспользоваться.

Все переглянулись, но возражать никто не стал. Разве что адвокат обронил:

– После такого флотские за нами будут гоняться с особым остервенением невзирая на погодные условия и доказать им что-то будет уже невозможно…

Субмарина начала набирать ход задействовав все оставшиеся резервы мощности.

– Кого будем атаковать? – спросил Бавр.

Впереди шло сразу три типа кораблей. По центру двигался линкор, от него по бортам два легких крейсера, дальше шли два средних крейсера, потом два тяжелых крейсера и над мелями шли фрегаты. В общем выбор на любой вкус.

К слову сказать боевые корабли довольно сильно отличались от гражданских судов в конструктивном плане. Если у пассажирских и грузовых судов для большего внутреннего объема гребные колеса находились снаружи, то у военных – внутри, чтобы колеса не разбило взрывами вражеских снарядов во время боя. По сути все боевые корабли являлись катамаранами.

Почему до сих пор не прижились винты оставалось загадкой, ведь те же подводные лодки двигались с помощью них. Но тут возможно все дело в консервативном образе мышления адмиралов и конструкторов. Субмарины же дело новое, колеса им при всем желании было не присобачить, вот и прошла инновация…

– Хорошо бы вывести из игры линкор, – мечтательно сказал Экскарт.

– На него не хватит даже двух торпед, это если мы еще попадем двумя и они не подобьют их, – заметил телохранитель.

– Тем более не факт, что он испугается, особенно если последует приказ от «комиссара» держать удар и не ломать строй, – высказался адвокат. – А он последует.

С этим все согласились. Кронпринц, чтобы добиться своей цели, пожертвует любыми средствами, тем более что они не его, так что и жалеть нечего.

– Тогда легкий крейсер? – предложила Сицилия.

– Успеет отвернуть и вновь быстро занять ордер. Опять же линкор близко и тоже успеет отреагировать. В общем нас закидают глубинными бомбами, – ответил уже Экскарт. – Средний крейсер? Он вынужден будет сломать строй чтобы не попасть под удар, потому как даже если попадем по нему одной торпедой, то это для него может стать если не фатальным, то очень чувствительным.

– Легкий крейсер кинется в погоню еще быстрее и надежно оседлает нас, – сказал Бавр.

– Тогда остается тяжелый крейсер, – подвел итог мозгового штурма телохранитель. – Но желательно попасть двумя торпедами, чтобы ему точно стало не до нас.

– Тогда ввожу режим для торпед «ход змейкой».

– Что это? – спросил Экскарт. – Никогда такого не слышал…

– У новейших мин, а у нас стоит именно такие, есть возможность задать режим хода, там стоит специальный переключатель на основе часового механизма, что автоматически перекладывает руль торпеды из-за чего она ходит зигзагом или змейкой.

– Понятно… А какие еще есть функции? – заинтересовался парень.

– Преследование по кильватерному следу и бесконтактный подрыв на заданной глубине за счет магнитного механизма.

Тем временем расстояние стремительно сокращалось и вскоре субмарина вышла на дистанцию пуска торпед, но Бавр выжидал желая подпустить цель поближе, чтобы у нее было меньше времени на реагирование.

– Пуск! – скомандовал он и Сторм эф Монс вдавил сначала одну кнопку, а потом вторую.

Произвести пуск торпед можно было и из рубки управления.

Все находящиеся на капитанском мостике увидели в лобовой иллюминатор как из носовой части субмарины выбросив огромное облако из воздушных пузырей – сработала пневматическая катапульта выброса, одна за другой выстрелили длинные темные сигары торпед. При этом они разошлись в стороны, левая – налево, а правая – направо, а потом начали сходиться. Казалось, что они сейчас столкнутся и подорвутся, но нет, самодвижущиеся мины разошлись в опасной близости. Впрочем, они даже шли на разной глубине, так что сойдись они пересекающимся курсом и в этом случае опасности столкновения не было.

Поднявшееся сильное волнение не помешало загонщикам зафиксировать пуск торпед, по крайней мере на флагманском линкоре имелась схожая система контроля подводной обстановки, так что они увидели быстро приближающиеся к ним две хищные точки. Но тоже волнение сильно помешало ликвидировать угрозу.

Тяжелый корабль просто не успевал как-то отреагировать на атаку, то есть произвести противоторпедный маневр, хоть он его и начал, так что единственным способом избежать подрыва, было уничтожить торпеды из малых автоматических артиллерийских орудий, разработанных специально для борьбы с торпедной угрозой.

Но даже тяжелый крейсер изрядно качало на волнах и артиллеристы безбожно мазали по к тому же маневрирующим целям. Снаряды выплевываемые короткими очередями по пять штук, один за другим впивались в воду, взрываясь с секундной задержкой после удара, поднимая фонтанчики воды, но торпеды продолжали свой первый и последний заплыв. Казалось, они словно осознавая это, старались показать все на что способны.

И показали.

Бубум!

Бубум!

Ухнуло два взрыва. Одна торпеда врезалась в нос крейсера с правого борта, а вторая угодила в корму с левой стороны.

Крейсер сильно тряхнуло, буквально подбросило и резко качнуло с борта на борт. От сильного удара заклинило рулевое управление из-за чего началась неуправляемая циркуляция.

К тому же из-за встряски корпуса сорвало со своих мест подготовленные к сбросу глубинные бомбы, кои начали кататься по палубе грозя взорваться, так что произвести бомбометание корабль уже был не в состоянии.

Субмарину тоже сильно приложило гидродинамическим ударом, слишком уж близко она в тот момент оказалась от цели, но это позволило ей проскочить под торпедированным крейсером, прежде чем там успели что-то сделать.

Командиры кораблей матерясь на чем свет стоит, выдавая морские загибы, про якоря в самых неожиданных частях тела, давали приказы на разворот, что оказалось не так то просто, слишком уж плотный был строй, а потому приходилось осторожничать, чтобы не произошло обидного столкновения, угроза которого повышалась в условиях начинающегося шторма и спешки.

Но вот с сильной задержкой поворот эскадры был совершен и началась погоня.

27

Шторм разыгрался не на шутку и вскоре легкие корабли ВМФ и даже средние крейсера вынуждены были вернуться в Лазурное море, кое тоже штормило, но волны там были не такие высокие как в океане.

Если беглецы рассчитывали и дальше прятаться под пассажирскими и торговыми судами, то шторм поломал их планы. Капитаны, дабы избежать столкновений с выбросом на берег, волны и ветер могли бросить суда друг на друга, разбежались кто куда, в ближайшие бухты или открытое море.

Теперь у моряков не было препятствий для ведения охоты за подлодкой. Первыми свою цель нагнал тяжелый крейсер и начал кидать глубинные бомбы. Субмарина на последних крохах энергии отчаянно маневрировала ходя зигзагами, а так же резко меняя глубину, то уходя на самое дно, то почти всплывая. И надо сказать пока такие маневры приносили плоды, флотские все никак не могли приноровиться и угадать с временем задержки подрыва.

– Да сколько у них этих бомб?! – в какой-то момент взвыл Экскарт.

Постоянные ударные воздействия, коим он давно потерял счет, реально угнетали. Опять же из отсеков стали поступать сообщения о течах, про лопнувшие плафоны освещения и трубопроводы, а так же отлетающие заклепки даже говорить было нечего. У порядком избитой субмарины начал заканчиваться лимит прочности.

– На тяжелом крейсере их пятьдесят штук, – ответил Бавр инс Оск.

– А на линкоре?..

– Сто.

Парень, услышав такие новости, ведь линкор еще не вступил в дело и сохранил весь свой боезапас, хотел загнуть матерную тираду слышанную им от одного старого матроса, но вовремя вспомнил о присутствии Сицилии, она такого могла и не оценить.

– Все, господа, энергии больше нет… – в какой-то момент сказал Бавр инс Оск.

– Что, совсем?! – ужаснулся Экскарт.

– Совсем…

– И ничего нельзя сделать?!

– Нельзя…

– Если батарейки помять, то они снова начинают давать ток…

– Это не батарейки, сэр… аккумуляторы мять бесполезно. Да и как их помнешь? Не кувалдой же их плющить?..

– Но если взболтать электролит…

– Последний час нас только и делали что взбалтывали, так что да, вы правы сэр, этот способ помог и он дал нам еще порядка двух процентов от рассчитанного, но и этот своеобразный резерв мы истратили.

Лодка прошелестев корпусом легла на дно и затаилась.

Бам-м! Бам-м!! Бам-м!!!

Глубинные бомбы рвались вокруг в опасной близости, продолжали появляться новые течи, но они были сущим пустяком по сравнению с тем, что могло случиться упади бомба где-нибудь совсем близко, когда корпус субмарины просто сомнет как пустую консервную банку.

– Чего это они так безбожно мажут? – все же удивился Экскарт. – Мы же превратились в идеальную мишень из-за своей неподвижности. Такое впечатление, что они нас не видят…

– Так и есть, – кивнул Бавр.

– То есть как?! Почему?

– Несколько причин, сэр. Во-первых, их система обнаружения явно не столь хороша как наша. Во-вторых, они на поверхности океана, а там бушует шторм, он нас спасает.

– Каким образом?

– Сейчас атмосфера там очень сильно наэлектризована, сэр, постоянно бьют молнии, что сильно в негативном плане влияет на работу маготехнических устройств.

– Вот оно что…

– Но как только шторм закончится, нам конец.

Спустя бесконечно долгий промежуток времени взрывы закончились. Находящиеся в субмарине люди даже не сразу это осознали.

– Бомбы закончились? – спросил Экскарт.

– Нет, сэр, еще пятнадцать штук осталось, просто шторм там достиг такой силы, что даже линкор не может выдерживать курс и сейчас борется за свое выживание, – сказал Бавр.

– Вот как?.. Значит им сейчас не до нас?

– Да, сэр.

– Тогда что нам мешает всплыть и как минимум подзарядиться?

Все переглянулись и принялись за работу. Экскарт поспешил в машинное отделение готовить паровой двигатель к запуску, но сначала осмотреть его, не поломалось ли чего из-за тряски.

Болтанка была жестокой. Субмарину швыряло на гигантских волнах точно щепку. Ее то и дело накрывало стеной воды и если бы не насадки от фильтрующей системы, то в котел через дымовые трубы сплошным потоком хлестала бы забортная вода в лучшем случае не дав ему раскочегариться, все время туша огонь, а в худшем это привело бы к взрыву. Собственно вода все же проникала в систему, но лишь небольшими порциями в пробоины оставленные пулями в трубах, но поступающей воды было недостаточно для появления каких-то негативных последствий, так как она практически сразу испарялась.

Как только паровой двигатель вышел на рабочий режим и раскрутил роторы генераторов, пошла энергия в аккумуляторы и в сеть субмарины, что позволило запустить насосы и начать откачку просочившейся воды.

– Одно хорошо, в отличие от прочих кораблей мы в принципе не можем утонуть и только это меня успокаивает… – пробормотал Экскарт даже не представляя что бы он сейчас чувствовал, находясь на обычном пароходе, что на таких волнах ставит чуть ли не вертикально, а потом «упав» носом вниз, зарывает в другую волну.

Несмотря на микстуры, что изготовил Менлир, его все же начала одолевать морская болезнь.

– Вот проклятье… – выдохнул адвокат, так же не очень хорошо перенося качку.

– Что? – практически хором спросили все остальные.

– Линкор… вон там… на два часа…

Произошла серия взлетов и падений прежде чем в очередной вспышки молнии все увидели тушу огромного боевого корабля, что мотало на волнах совсем рядом.

– Плевать… сейчас он нам не опасен… – сказал телохранитель с паузами, подавляя приступы тошноты. – Стрелять во время такой качки… бессмысленно… не попасть даже случайно.

– Если не решит пойти на таран, – сказала на это телохранительница Сицилии.

Эмилия от качки вообще не страдала, она даже микстуру не пила, и поглядывала на остальных с нескрываемой усмешкой.

– И, судя по всему, он решил-таки нас протаранить! – воскликнул Рамони инс Лонг.

Еще несколько головокружительных влетов и падений на волнах и все убедились, что командир линкора полный отморозок. Начать маневрирование в пик урагана, подставляя борт волне рискуя опрокинуться, это надо быть действительно больным на всю голову, но линкор и впрямь поворачивал.

Одна из мощных волн – девятый вал, так сильно ударила в правый борт корабля, что он просто лег на левый бок! Казалось еще немного и линкор перевернется, но нет, корабль выровнялся и начал приближаться.

– Я бы на месте первого помощника, пристрелил бы капитана, – потрясенно покачивая головой, сказал на это Бавр инс Оск.

– Да, настоящий морской волк… и нам подобно зайцу надо от него убегать, – произнес Экскарт.

Началась изнурительная игра в догонялки. Управляемость в условиях шторма, да еще с поврежденным рулем оставляло желать лучшего, но и линкору приходилось несладко, однако же он мало-помалу стал настигать.

Но это командиру линкора показалось мало и он все же приказал начать стрелять по субмарине, правда не их главных орудийных систем в триста миллиметров, а из мелкашек противоторпедной и зенитной обороны.

Бах! Бах!

По подводной лодке прошел гул.

– А, сволочи! Попали все же!

А потом над подводной лодкой нависла громада линкора, казалось еще миг и все будет кончено, но в последний момент Бавру все же удалось вывести субмарину из под удара, чему в какой-то мере поспособствовала очередная волна, но жуткий скрежет борта о борт заставил всех в страхе замереть.

Открылись новые течи и лопнуло несколько иллюминаторов.

Линкор тем временем проскочил вперед.

– Пли!

Сторм эф Монс снова нажал на две кнопки торпедного пуска и две торпеды покинули пусковые шахты.

Сразу после атаки на тяжелый крейсер при выходе из Лазурного моря телохранитель с постельничим спустились в торпедный отсек и зарядили шахты запасными торпедами. После второго залпа осталось еще две штуки.

Одну торпеду тут же сбило с курса волной и она прошла мимо цели несмотря на то, что до кормы корабля было меньше ста метров, зато вторая угодила точно в цель разворотив рули и повредив последнее гребное колесо.

– Теперь ему не до глупостей будет, – мстительно сказал Экскарт.

Линкор превратился в неуправляемое корыто и как стало известно много позже, шторм вынес его на берег и так сильно повредил, что корабль пришлось списать и порезать на металлолом. Командир, не выдержав такого позора застрелился.

28

Шторм не утихал еще сутки. Впрочем, так долго обитателям субмарины страдать не пришлось. Стоило только зарядить аккумуляторы под завязку, как они тут же предпочли погрузиться и переждать буйство стихии на дне морском. Собственно, имея полный заряд, они экономичным ходом поспешили покинуть опасный район, где их станут активно искать всеми силами флота, после того как шторм наконец стихнет и привлекут для этого все средства, как надводные и даже подводные корабли, так и воздушные.

И им это удалось.

А потом и вовсе стало известно, что все поиски прекращены прямым распоряжением императора и разразился гигантский скандал.

– Выяснили наконец, что комиссар оказался фальшивый, – едко заметил адвокат, после того как всплыв для очередной подзарядки аккумуляторов удалось прослушать эфир.

По радио так же призывали объявиться беглецам и дать показания по данному скандальному делу государственной важности, но, как и было решено ранее, сдаваться местным силам правопорядка никто не собирался. Даже столичным это надо было делать с осторожностью, и только после тотальной проверки всех уровней спецслужб на наличие в их рядах гомункулов.

Не спешили они и отвечать по радио, прекрасно понимая, что любой выход в эфир можно запеленговать. По косвенным признакам радиосообщений можно было понять, что кронпринц вышел сухим из воды, то бишь смог сбежать, что и неудивительно при его-то возможностях, а значит Марриор Каск может вновь начать охоту и средств для этого у него достаточно. Взять хотя бы тех же подконтрольных ему воздушных пиратов.

– А смысл ему теперь охотиться на нас? – задался вопросом Экскарт. – Его инкогнито раскрыто и теперь все агенты СИБ, жандармерия и комиссары станут за ним охотиться. Ему как минимум будет не до нас, мы нарушили его планы и теперь ему придется либо форсировать исполнение своих задумок, либо отказываться от них. Но последнее сомнительно. Да и смысла продолжать охоту нет.

– Просто из личной мести, – пожав плечами, сказала Сицилия. – Он явно из тех, кто не прощает виновников своих поражений.

– Вот только сколько его будут искать и ловить и вообще смогут ли поймать?!

Этот вопрос, скорее даже крик души, остался без ответа.

– Так что, нам теперь скрываться до тех пор, пока его не найдут?!

– Похоже на то… – с тяжелым вздохом кивнул адвокат.

Впрочем, вскоре напомнили о себе другие беглецы из казематов кронпринца. Узнав, что непосредственная опасность им больше не угрожает, Марриор Каск скорее всего заныкался в какое-нибудь запасное убежище, а оных у него наверняка немало по всему миру, они потребовали их высадить на берег. Им месть кронпринца не угрожала…

Спорить с высокородными не стали, у каждого своя голова на плечах и отвечает только за себя, опять же продовольствие на субмарине стремительно подходило к концу, так что ночью отловив в океане один из пассажирских лайнеров идущих в Лазурное море, ссадили их на борт, после чего на всех парах ломанулись прочь.

– А как быть нам? – задался вопросом Экскарт. – Куда нам податься? Топливо на исходе, пополнить его конечно можно, но сложно. По любому долго на подводной лодке нам не протянуть. Возвращаться в ближайшее время в империю нельзя, по крайней мере до тех пор пока не будет окончательно решен вопрос с кронпринцем.

– Можно, если поправить лица, – сказал Менлир инс Ханк.

– Вариант, – согласно кивнул адвокат. – Денег на первое время хватит, а если не шиковать, то и надолго, а потом можно наладить тайный контакт с родными, что подсобят…

– Крайне нежелательно возвращаться в империю, – покачав головой, веско сказал телохранитель. – Рано или поздно мы привлечем к себе внимание, а после того, что произошло, скорее рано, чем поздно. Сами понимаете, что жандармы сейчас будут рвать и метать в поисках гомункулов, начнется настоящая охота на ведьм, будут проверять всех подозрительных и мы сразу попадем в данную категорию лиц. Наши повадки благородных никуда не деть, нет-нет да проявится в поведении и отношении к простым людям. При этом документов у нас нет и сделать их в нынешних условиях будет нереально.

– И что ты предлагаешь? – спросил Экскарт.

– Нужно перебираться в колонии, причем не имперские, а какие-нибудь чужие.

– Не имея документов…

– Но сначала зайти в то государство в чью колонию мы решим направиться и уже там приобрести документы. А может любого другого у кого колоний нет, но чьих граждан с удовольствием везде принимают. Бавр, куда мы можем добраться с имеющимися ресурсами?

– Да в принципе куда угодно по всему западному побережью, если не будем сильно спешить и воспользуемся попутными течениями, что сами вынесут нас в нужное место. Теоретическим нам даже заправляться не нужно, чтобы попасть в колонии, правда путь будет совсем кружным, почти до самого южного полюса, но потом течения вынесут нас на север и мы можем по глубинному холодному течению попасть на восточное побережье Амерона или воспользовавшись поверхностным теплым выйти на западное побережье материка. Правда придем в этом случае совсем пустыми…

– Что ж, так и поступим, – принял решение Экскарт, видя, что никто больше ничего не хочет добавить по существу вопроса. – Что касается заправки, то посмотрим на месте по обстоятельствам. Огибать полмира с пустыми танками экстрим совсем ненужный.

Что до конкретики, гражданство какого государства выбрать и в чью колонию направиться, времени обсудить и поспорить будет с избытком.

29

Подводный дрейф действительно занял довольно много времени, целую неделю, так что беглецы за это время успели обсудить все вопросы в мельчайших деталях. К обсуждению подключился даже раненый Додж инс Уркас. Менлир смог поставить его на ноги, но с рукой свитскому пришлось расстаться, что его естественно не обрадовало, а потому ходил он мрачнее тучи и едва сдерживался от грубости.

Экскарт почти все время проводил в машинном отделении, проводя техническое обслуживание парового двигателя, дабы он не подвел в самый ответственный момент, чем сильно удивил Сицилию.

– Ты хорошо разбираешься в паровиках…

– Э-э… это мое хобби дорогая, паровики… а тут такая интересная новинка – турбина, – нашелся он с ответом. – Понимаю. Что не сильно достойное аристократа увлечение, потому тайное. Но тут по понятным причинам пришлось раскрыться. Да и какие могут быть тайны от жены?

Сицилия на это только кивнула с задумчивым видом.

«Ну вот, еще одна гирька на весы сомнений», – с внутренним вздохом подумал парень.

Он понимал, что его поведение слишком уж выбивается из должного несмотря на все наставления и если в первые дни, особенно после свадьбы, когда супруге было откровенно не до анализа поведения мужа, еще можно было это все как-то маскировать, то сейчас начала накапливаться критическая масса несоответствий. И чем дальше, тем больше станет проявляться нестыковок. Тем более что в такой ситуации в которой они оказались, сначала в плену у кронпринца, потом побег на подводной лодке, Экскарту было как-то не до маскировок.

И вот Сицилия уже начала что-то смутно подозревать. Но пока даже сама не могла осознать, что именно неправильно.

Опять же лицо изрядно изменилось. Опухлости сошли и теперь в зеркале Экскарт видел прежнего себя, с более грубыми чертами лица и без надменности, что просто въелась в лик Трексара. Маголекарь для Сицилии по этому поводу навел тень на плетень, дескать побочный эффект эксперимента кронпринца, но…

Но в конечном итоге парень не сомневался, что она догадается.

«Может сразу рассказать?» – подумал он.

Но потом решил, что условия не самые подходящие. В конце концов как она воспримет то, что вышла замуж не за Трексара, пусть и морального урода, но все же законнорожденном аристократе, а ублюдке, да еще работавшего ассенизатором?

«Потом… в колониях», – принял Экскарт решение, тем более, что его самого достало жить под чужой дичиной и бог с этим лицом, они не так уж и отличается от его настоящего, но вот психологическая маска выматывала безмерно.

– А чем мы все-таки будем заниматься в колониях? – поинтересовался Экскарт. – С Менлиром понятно, он нигде со своими способностями не пропадет, маголекари и алхимики всегда и всем нужны. А мы?

Вопрос действительно был непростым. Понятно, что никто в земле копаться и за станком на фабрике не собирался по определению. Это претило самой сути аристократов. Им подавай чиновничьи должности. Но кто их вот так не пойми кого возьмет на работу даже мелкими клерками? Тем более что такие «вкусные» должности наверняка все заняты.

Будь у них деньги, можно было замутить какое-то свое дело. Но денег нет и взять их неоткуда. О том, чтобы продать субмарину не могло быть и речи, это все равно что подсветить себя как для СИБ, так и для кронпринца.

– Может как-то подводную лодку использовать? – предложил Бавр инс Оск, что явно уже не хотел расставаться с субмариной.

– Заняться контрабандой? – поинтересовался у него Рамони инс Лонг.

– Как вариант…

– В эту среду быстро не вписаться, мы никто и звать нас никак, серьезные грузы не доверят, а с мелочью возиться будет невыгодно. Я уже молчу об опасности стоит только контрабандистам узнать о нашем транспорте. Если не сдадут Марриору, то решат заполучить подложку в свою собственность. Так что придется ее где-то надежно спрятать, на случай если мы ею все же еще раз решим воспользоваться.

– Пойдем в искатели? – слегка смутившись, предложила Сицилия, что по своей молодости была излишне романтично настроена и ее тянуло на какие-то авантюры.

Телохранительница Эмилия и дуэнья Карина оказались от предложения госпожи явно не в восторге, но все же промолчали при этом весьма красноречиво взглянув на Экскарта.

– Э-э… дорогая, думаю это не самая лучшая идея, – выдавил он.

Не так давно в густых джунглях Амерона нашли покинутые города аборигенов. Они густо заросли лесом скрыв их от воздушного обнаружения. Потому для начала приходилось как-то искать проводников, а не найдя положиться на удачу, и тащиться пешком и лодках через полконтинента по враждебной территории, ожидая из-за каждого дерева вылета стрелы или дротика с отравленным наконечником. Племена аборигенов были очень уж недружелюбны и всегда готовы принести своих врагов в жертву своим богам, а потом сожрать.

Но несмотря на опасности подстерегающие в пути, каждый год в джунгли уходило десятки отрядов до сотни человек в каждом ибо в случае удачи им мог обломиться весьма не хилый куш в виде большого количества золота и драгоценных камней спрятанных в храмовых сокровищницах. Но все эти богатства могли перевесить до сих пор работающие амулеты ибо колдуны-шаманы аборигенов были весьма искушены в артефакторике.

– Господин прав, это только в синема и на страницах приключенческих книг выглядит привлекательно, – продолжил Сторм эф Монс. – На деле это грязь и мучения с невысокими шансами на успех. Я уже молчу об опасностях. Из десяти групп искателей возвращается только одна при этом в лучшем случае имея половину своего изначального состава. И только одна из вернувшихся групп может похвастаться каким-то результатом и то не сказать, что он так уж сильно велик.

– Ладно-ладно, я все поняла. Тогда может быть у вас будут какие-то предложения? А то критиковать легко…

– На мой взгляд у нас есть только одна реальная возможность собственного трудоустройства, это стать охотниками за головами, – после короткой паузы, сказал он.

Судя по улыбке Сицилии это предложение ей тоже понравилось. Тоже романтично и увлекательно.

– В колонии со всего мира бежит куча народа по которым плачет петля, за которых при этом объявлена награда.

– Там наверное и без нас таких ловцов полно, – заметил на это Экскарт.

– Конкуренция конечно есть и на особенно жирную дичь охотится по три-четыре отряда, а потом еще и между собой могут разборки устроить, но другого приемлемого варианта я не вижу.

На том, после короткого обсуждения и порешили. Охота для аристократов дело можно сказать статусное, благородное, ну а то, что в качестве объекта охоты выступает не кабан или олень, а человек, пусть и преступник, принципиальной разницы не имеет.

30

Всплыв в очередной раз, для подзарядки аккумуляторов, а так же корректировки курса, по сути выхода из несущего их течения, так как субмарина приблизилась к побережью государства, чьими формальными подданными они решили стать, беглецы прослушав радиоэфир на несколько минут погрузились в тревожную тишину.

Оно и понятно, Гардариканская империя, их Родина вот уже как три дня находилась в состоянии войны с Альянсом в который вошли сразу четыре государства, а их в свою очередь, так или иначе, поддерживали еще несколько.

Несмотря на то, что ощущение войны давно «витало в воздухе», о ней говорили, строили какие-то предположения о начале и исходе, но по всеобщему мнению, так скоро она начаться никак не могла. По всем прогнозам всех ждал еще минимум год мира. И тут Альянс, не закончив все необходимые подготовительные мероприятия, перешел в неожиданное наступление.

Но перед этим состоялось покушение на императора Гардарикии. По скупым сообщениям выходило, что он тяжело ранен, но его жизни уже ничего не угрожает.

– Не удивлюсь, если это работа кронпринца, – сказал Экскарт. – В смысле и покушение и начало войны…

– Покушение на императора сто процентов его работа, – кивнул адвокат. – А вот насчет войны тут уже пятьдесят на пятьдесят. Может противник решил воспользоваться подвернувшейся возможностью, согласитесь, для Альянса сложились шикарные обстоятельства и упустить их было бы сродни преступлению.

Экскарт согласно кивнул. Еще во время предыдущего всплытия три дня назад они узнали, что империя погрузилась в ступор. Все органы власти, а так же специальные службы после того как стало известно о внедрении в их среду большого количества гомункулов и просто марионеток кронпринца, жестоко лихорадило.

Начались процедуры выявления агентов и всеобщая чистка структур государственного управления. Как водится в таких делах, обострилась внутренняя борьба и под шумок, сводились какие-то сторонние счеты между группировками и просто сотрудниками. Начальники зачищали неугодных подчиненных, а подчиненные валили своих начальников, чтобы потом занять их место. Доходило до того, что распоряжения отказывались выполнять под предлогом того, что отдавший возможно гомункул или марионетка кронпринца.

Такие внутренние пертурбации не могли не привести к парализации работы практически на всех уровнях вертикали власти.

Потом и вовсе началась охота на ведьм, ведь гомункула отличить от обычного человека очень сложно. Главное его отличие – быстрое старение, но оно все же не столь стремительное, чтобы его можно было заметить «невооруженным глазом». А в условиях, когда знать активно пользовалась омолаживающими эликсирами, и когда оно заканчивало свое действие, то начиналась деградация внешности… Так что под быстрое старение можно было подвести каждого второго, не считая каждого первого.

И ведь никак не доказать, что ты не верблюд, то бишь не гомункул.

В общем полыхнуло в империи знатно, так что да, противник мог воспользоваться разразившимся хаосом, чтобы нанести мощный удар. А удар действительно оказался сокрушающим. Противник, прорвав оборону, сходу углубился на территорию империи на многие десятки километров, а на центральном направлении превысил сотню, так что в итоге в руках врага оказалось несколько крупных городов на южном побережье Лазурного моря. Еще немного и Ланкерт станет прифронтовым городом.

– Хотя идею, что сама война была подготовлена и спровоцированная великим манипулятором Марриором Каском тоже не стоило сбрасывать со счетов, – добавил после паузы Рамони инс Лонг. – Как говорится для достижения цели все средства хороши, в том числе война, если уж покушение не удалось. Да даже если бы и удалось, то война с внешним врагом все равно понадобилась бы для более легкого взятия власти в свои руки, так как она играла бы роль отвлекающего фактора и угрозы перед которой необходимо консолидироваться пусть и под рукой всплывшего из небытия кронпринца.

– Тем более что значительная часть аристократов гомункулы, кои сделают все, что скажет им хозяин, – добавил Экскарт. – Но теперь на них он рассчитывать не сможет, гомункулов и марионеток выявляют… и теперь его план пошел весь прахом. Те гомункулы и марионетки, что все же пройдут процедуру проверки погоды уже не сделают.

– Не обязательно. Думаю он сможет и из такой ситуации выжать максимум, особенно если война затянется.

– И что ему это даст?

– Ликвидацию значительной части аристократии, особенно если еще в тылу будут орудовать всякие банды выбивающих его политических врагов. Кого-то сможет взять в союзники, особенно из числа генералитета за которыми стоит армия и прийти к власти уже на их штыках став диктатором. В общем вариантов более чем достаточно.

– Грохнуть бы его… – вздохнул парень.

 31

В качестве государства чьими формальными гражданами решили стать беглецы выбрали небольшое королевство Люксер. Монархия была конституционной, так что правил в королевстве парламент, король же царствовал.

– Хотя я считаю, что власти у короля через тот же парламент хватает, – сказал по этому поводу адвокат. – Сбросил с себя ответственность и перевел все стрелки раздражения граждан с себя, тирана, на этот формально независимый орган управления. Дескать я не я и лошадь не моя, это все парламентарии поганые плохие законы принимают, так что переизбирайте их, а ко мне не лезьте со своими глупостями, у нас демократия и я ни на что не влияю. Сам же правит через подконтрольные ему партии и отдельных депутатов на которых есть как финансовый так и компроматный крючок…

В общем получив власть купцы, и связавшиеся с ними через брачные узы не слишком брезгливые аристократы, постарались с ее помощью заработать еще больше денег, так что ничего удивительного в том. Что объектом продажи стало все и вся в том числе гражданство.

Причем стать подданным Люксера можно было вполне официально заплатив энную сумму. Для тех, кто не хотел светиться и желал при этом сменить имя, существовали типа полуподпольные конторы. Так что для получения ксив не требовалось погружаться на самое дно и рыскать в трущобах в поиске «художника», достаточно было занести фотографии, высказать пожелания по поводу имен если таковые имеются (за дополнительную плату) и на следующий день уже можно было забирать полный пакет документов от свидетельства о рождении до паспорта, даже имена были вполне настоящие, доставшиеся от без вести пропавших людей, но не прошедших по геосистеме учета как умершие (специально не признавали их умершими после выхода всех сроков давности, как раз, для таких вот махинаций).

Несмотря на всеобщую продажность и бесконтрольность, действовать предстояло с осмотрительностью ибо в такой среде работать различным спецслужбам, в том числе гардариканской СИБ было весьма вольготно, а засвечиваться перед ними желания не было.

Что до оплаты услуг, то с этим проблем не возникло. На субмарине обнаружилась казна с некоторым количеством средств серебром и золотом (в некоторых регионах бумажные деньги не котировались от слова совсем и использовались по прямому назначению предварительно хорошенько помяв), видимо предназначалась для покупки топлива.

Маголекарю Менлиру правда перед походом за документами пришлось изрядно постараться скорректировав внешность всем членам группы.

– С тобой возникнут проблемы, – сказал он Экскарту.

– Какие?

– Поскольку твое лицо не так давно и без того подверглось изменению, то новая маска после сброса имеющейся, ляжет очень плохо…

– И что предлагаешь?

– Придется по максимуму воспользоваться гримом.

– Что ж, раз другого пути нет, то делать нечего, воспользуемся гримом.

– Вернуть нынешнее лицо потом вообще будет невозможно…

– Ну и черт с ним!

– Сицилия…

– Ну, я от оригинала отличался не так уж и сильно, а что потом не удалось вернуть прежний облик объясним какими-нибудь проблемами магического характера… в общем тебе лучше знать, какой лапши на уши навесить.

– Хорошо…

По результатам манипулирования кто-то постарел, кто-то наоборот помолодел изменился цвет волос или они вообще исчезли как у самого Менлира инс Ханка. Надо сказать лысым он выглядел еще более безумно…

Но больше всего изменилась Сицилия. Из рыжей веснушчатой валькирии она превратилась в блондинку, заострились черты лица, а зеленые глаза стали водянисто-голубыми. В общем чистая снежная королева.

Экскарт обзавелся бородкой и длинными черными волосами, кожа при этом стала смуглой (результат грима), так же изменился цвет глаз с темно-синих на карие. Нос сделали с горбинкой, а скулы более выделяющиеся. Маголекаль, чтобы получить такой результат, вставил парню под кожу специально изготовленные им имплантаты. Остальные при этом обошлись без хирургических вмешательств.

Увы, документы стоили дороговато, к тому ж цены дополнительно подскочили после начала войны (в королевство ломанулись различные уклонисты в том числе и из империи, их собственно приняли за таких дезертиров), да еще на такое количество народу, что на закупку собственно топлива средств уже не хватило.

В принципе можно было продать кое-что из того, что обнаружили на подлодке, а там хватало всяких ценных мелочей, вроде артефакторных биноклей, линз к гогглам, амулеты, но не стали. Слишком заметно.

Да и как прикажете заправлять подложку так чтобы о ней не узнали? Это ведь надо заправщик с экипажем нанимать…

Так что продали немного мелочёвки, чтобы было на что существовать первое время в колониях.

32

Путешествие вышло затяжным, причем половину времени пришлось провести в приполярных водах и там же потратить большую часть топливных запасов ибо холодные глубинные течения вблизи ледника были неустойчивы и слабыми, пока нашли и вошли в основной поток, пришлось изрядно поманеврировать. Отопление опять же…

Остатки и без того куцых запасов топлива ушли на выход из течения и дорогу до побережья. До берега выбранной колонии добрались с пустыми топливными танками, на последних крохах заряда в аккумуляторных батареях. Еще немного и пришлось бы ставить парус в дополнение к подводным парусам-плавникам для движения с помощью течения.

Да-да, как оказалось и такой вариант движения у этой подлодки тоже предусматривался. Для этого имелась телескопическая мачта, так что издалека да в сумерках, подняв фальшборт, выполнявший роль палубы и дополнительной брони, они могли сойти за устаревший парусный рыболовный баркас.

Само путешествие затянулось более чем на месяц и еды бы не хватило, тем более, что высаженные пассажиры, словно какая-то саранча, успели сожрать большую часть имевшихся запасов при этом они себе ни в чем не отказывали и изрядная часть сготовленного в итоге выбрасывалась за борт на радость рыбым, но спасла рыбалка, если оную можно было так назвать. Просто зафиксировав косяк тунца, на его пути разместили подводную мину, что быстро сварганил Менлир и когда косяк вошел в зону поражения – подорвали, после чего осталось только собрать всплывшую рыбу и сделать это раньше, чем к месту бойни подоспеют акулы и гигантские кальмары, что частенько сопровождали эти косяки рыбы и иной раз не прочь отведать самих рыбаков.

Что делать с субмариной давно решили в пути, а именно спрятать ее в погруженном состоянии в каком-нибудь укромном месте. Правда место это еще требовалось найти. На подводную пещеру, как идеальный вариант, рассчитывать было глупо, а потому ее затопили в небольшой подводной ложбине, образовавшейся из-за довольно сильного потока реки Мутная, что стекала с горного плато.

Из-за сильного течения можно было не опасаться, что субмарину случайно обнаружат рыбаки, зацепив ее сетями ибо сети там ставить было бессмысленно. Древесный мусор, образующийся после ураганов (а пара пород древесины имела свойство набрав влаги камнем уходить на дно), что нес поток тут же их спутывал и рвал в клочья.

Этот же поток из-за глины и ила, имел желтоватый окрас, из-за чего река собственно и получила столь неблагозвучное название, что должно было скрыть подводный корабль от случайного обнаружения с воздуха. Все-таки глубина залегания была крайне небольшой, от двадцати метров во время отлива и до тридцати в прилив.

Последними подводную лодку покинули Сторм эф Монс и исполнявший обязанности командира корабля Бавр инс Оск. Если остальные погрузились на надувные лодки пока субмарина находилась в надводном положении, то им пришлось покидать ее в затопленном состоянии, поднимаясь по веревкам в водолазных костюмах.

– Все нормально? – спросил Экскарт, когда телохранитель снял шлем.

– Все в норме.

Сторм заложил в шлюзовую камеру несколько неприятных сюрпризов для тех, кто все же вдруг обнаружит подлодку и решит в нее наведаться, по принципу «так не достанься же ты никому».

Из-за неприятных особенности реки в ее устье и вообще поблизости не имелось даже рыбацких деревушек, так что высадка на побережье получилась тайной. Правда пришлось прорубаться сквозь густые мангровые заросли. Осталось только спустить воздушны баллоны лодок и припрятать их с водолазными костюмами в корнях особенно большого дерева.

Потом был долгий, суточный, выматывающий переход сквозь прибрежные джунгли до ближайшего городка в который вошли в вечерних сумерках, предварительно переодевшись в нормальную одежду, что несли с собой в матросских тюках, так как по джунглям путешествовали в матросских робах, что к концу пути пришли в полную негодность.

С одеждой кстати вышла заминка. Захватили их в нижнем белье, а держали в а-ля арестантской робе, ну или пижамах. Но если мужчинам повезло, на подводной лодке оказался довольно приличный гардероб кронпринца на все случаи жизни, осталось только подогнать каждому под стать, что и было проделано, то вот с женской одеждой вышла определенная загвоздка.

Но выкрутились. Перешили оставшуюся часть гардероба Марриора Каска, а на походные платья пошли матросские робы и постельное белье хозяина подлодки, благо оно было шелковым и что еще больше порадовало женщин – разноцветным, создавалось впечатление, что кронпринц каждую ночь спал другом цвете – такой вот мозговой заскок. Да и прочей тканью, хлопком и леном они не побрезговали. Так что им было чем заняться во время долгого путешествия.

Новый Рескюль, так назывался городок стоящий на небольшой речушке Красная названную так, понятное дело, за ржавый цвет своей воды, впадавшей в Мутную, а вообще-то столица колонии королевства Люксер, но так и не получившего хоть сколько-нибудь заметного развития, а потому оставшегося в состоянии зародыша города, выглядел как все подобные городки начала эпохи колонизации Амерона. То есть поселение окружал ров в человеческий рост, за ним шел земляной вал так же в человеческий рост высотой, а на нем уже стоял высокий, в два человеческих роста, частокол с деревянными же рублеными башнями.

Такие строили для защиты от нападения кровожадных аборигенов, обожающих жертвоприношения, хотя этот город за всю свою историю таковому нападению ни разу не подвергся. Аборигенного населения тут почти не было, а то, что все-таки присутствовало, являлось достаточно мирным, особенно если не злить почем зря. Но больших причин для конфликтов между пришлыми и аборигенами так и не возникло. Даже из-за женщин, которых как известно колонистам всегда не хватает. Местные были очень уж страшные, что называется, столько не выпить, а если и выпьешь, то уже становится н до женщин…

Дома тоже имели классический «первопроходческий» вид, то есть двух-трехэтажные срубы тесно жавшиеся друг к другу и лишь ратуша да небольшая церковь были выстроены из камня, даже не из кирпича.

Как ни странно, город ни разу не пострадал от тотального пожара несмотря на деревянную застройку, отдельные дома горели и даже пару раз выгорало несколько кварталов… но тотальных пожаров не было. А все благодаря тому, что промежутки между домами заполнялись землей и глиной и стоило дому начать гореть, как он быстро терял прочность, разрушался и горящие обломки просто засыпало землей. Все потому, что строили из тонких деревцев, а сама древесина имела повышенную прогораемость, ну прямо как какая-то трава.

Несмотря на явную слабость самой колонии и не способность метрополии ее защитить из-за собственной военной слабости и практически отсутствия собственного боевого флота, она до сих пор оставалась за королевством, что хапнуло кусок земли на другом материке поддавшись всеобщему ажиотажу и просто моде на колонии, когда государство не считалось полноценным если у него нет земель за океаном.

Сейчас король Люксера и парламент может даже рады были бы избавиться от этого приобретения, с которого давно нет никаких доходов и даже наоборот приходилось вкладываться, но предки в свое время хапнули землю очень «удачно»… Сейчас этот клок по большей части болотной территории на фиг никому был не нужен даже даром. Земля настолько бесполезная, что на ней даже наркотики невозможно было выращивать… Местные выживали лишь добычей трюфелей, вот они тут росли. Но завоевывать землю ради грибов?..

На вошедших в город внимание конечно обратили, новые лица все-таки, долго смотрели им вслед, опять же пришли пешком, а не приехали на лошадях и не на лодке приплыли, как и не сошли с дирижабля, прилет которого ожидался только через пару дней, но и только. Никто и ничего у них не спросил, на входе даже не поинтересовались документами, и даже оружие не попросили опечатать, как в нормальных городах… Аборигены сделали вывод, что пришедшие явно не бандиты, и как видно не спасаются от оных, и слава Вседержателю. Сонное царство.

Гости Нового Рескюля спокойно дошли до гостиницы в которую и заселились без проблем, благо свободных номеров было более чем достаточно, несмотря на весьма скромные размеры самой гостиницы. Захолустье оно и есть захолустье.

33

– О! Тут даже вода есть! И даже горячая имеется! – с наигранно-дурашливым восторгом воскликнула Сицилия, зайдя в ванную комнату и покрутив вентили крана из которого с шумом потекла вода. – Все-таки прогресс не прошел мимо этого городишки. А то, честно говоря, глядя на архитектуру, я уже начала думать, что тут все так и осталось, как в момент основания города…

– Деревянная бадья и вереница слуг с ведрами нагретой на кухне воды? – понимающе спросил Экскарт.

– В точку.

Снова послышался шум льющейся воды. Сицилия решила освежиться, после тяжелого марш-броска через джунгли.

– Спинку потереть?

– А как же!

«Натеревшись», и откуда только силы для этого взялись, ведь казалось падали с ног, но видимо вода вместе с грязью смыла усталость, переоделись в другой комплект одежды, более уместный для приема пищи, но тоже, «походно-колониального» стиля, они спустились в зал. Здесь в колониях дама в штанах, а не в пышном платье, считалось нормальным явлением, хотя при этом она должна была носить длиннополый сюртук, а не сверкать туго обтянутой тканью или тонко выделанной кожей попкой.

Экскарт с Сицилией явно опоздали, так как уже все собрались за двумя сдвинутыми столами, но никто понятное дело не стал им высказывать по этом поводу замечаний и даже понимающе-похабно улыбаться, ни хмуриться.

Да и не так уж сильно опоздали, три официантки, судя по внешнему сходству и разнице в возрасте – мать с дочерями, только-только размещали заказ на столах. Тянуть с трапезой не стали и буквально набросились на местное дежурное, оно же коронное блюдо из лапок ящериц с овощами и трюфелями, запивая местным сладко-терпким вином из какого-то фрукта.

В зале лениво играли престарелые музыканты, своими расстроенными инструментами создавая шумовой фон, пусть не самый благозвучный, но все же обеспечивающий некоторую конфиденциальность при застольном разговоре, чтобы говоривших не слышали другие посетители.

– Валить нам надо из этого городишки не задерживаясь, – сказал хмуро выглядевший Рамони инс Лонг. – Признаться, не ожидал, что тут так все печально. Надо было идти на риск и высаживаться в более… оживленном месте.

– С чего такая спешка? – удивился Экскарт, что после «помывки» с Сицилией и вкусной еды настроился на благодушный лад. – Бедненько, но чисто, вполне можно задержаться на день другой…

– Вот на день другой и застрянем тут, как раз дирижабль прилетит, если не задержится, еще на день другой, что случается довольно регулярно, на нем и свалим из этой дыры.

– И все-таки, с чего такая категоричность и спешка?

– Мы здесь слишком заметны, прям как бельмо на глазу.

– Опасаетесь, что кронпринц сможет узнать наше местонахождение?

– Именно. Он совсем не дурак и догадаться, что это мы, ему будет несложно.

– Только он еще должен об этом как-то узнать. Или думаете, что у него даже здесь есть свои агенты? Не слишком ли?

– Агенты, это конечно сильно вряд ли, – криво усмехнулся в ответ адвокат, – но хватит и местных дятлов, что работают на все разведки разом. Уверен, что о нашем появлении они уже отстучали по всем адресам в том числе и в СИБ Гардарикии, а уже оттуда кронпринц узнает о нас. Ну или из другой какой-нибудь, не суть важно… Скажу даже больше, в СИБ нас специально могут слить.

– Зачем? Или вы про охота на живца?

– Верно. Попытаются вытянуть эту ниточку ведущую к беглому кронпринцу. Сомнительно что получится, но им сейчас не до жиру, будут реализовывать все возможные варианты. Так что вполне возможно, что этот городок очень скоро может узнать прелести штурма, вот только не голопузых дикарей копьями да луками, а вполне себе полноценного хорошо вооруженного отряда.

– Хм-м… ну это вы загнули, – чуть нервно сказал Экскарт.

– Возможно. Достаточно будет небольшого штурмового подразделения десантировавшегося прямо внутри города с дирижабля. Им не составит труда разнести эту гостиницу по бревнышку.

– Думаете у него есть здесь свои силы? Да еще так близко?

– Думаю, что исходить надо из худшего.

После таких слов адвоката все приуныли. Кронпринц показал, что его возможности весьма велики и руки у него длинные… во всех смыслах.

– Если все так, то может не стоит дожидаться дирижабля? – неуверенно спросил Экскарт.

Испытав уже один раз нападение на дирижабль, как-то повторения такого опыта ему не хотелось. А ведь вполне могут напасть.

– На лодке мы еще уязвимее. Кроме того по времени дольше чем на дирижабле, тем более что плыть придется против течения, а оно довольно сильное. И если по воздуху мы еще можем успеть проскочить узкое место и затеряться на территории боле развитых колоний, то пока дочапаем на пароходике, Каск точно успеет подготовить нам самую теплую встречу.

– По суше…

– Только что закончился сезон дождей. Дорог нормальных нет и еще долго не будет. Болота, будь они прокляты… так что даже в сухое время дороги тут одно название.

Адвокату все же удалось испугать Экскарта, потому он продолжил допытываться:

– Неужели нет никаких других вариантов?

– Например?

Тот только беспомощно пожал плечами.

– Вот и я не в курсе…

Новости из метрополии, вычитанные в местных газетах из паршивой «туалетной» бумаги, так что сразу понятно по какому назначению их используют в дальнейшем, Экскарт не удивился бы, если выяснится, что так изначально было задумано газетчиками, чтобы повысить свои тиражи, не зря ведь особо отмечается, что используемая краска не токсичная, тоже хорошего настроения не добавили. Альянс неудержимо рвался вперед на север, разрывая спешно выставленные заслоны или обходя их, благо равнинная местность позволяла это сделать. Гардариканские части брались в котлы и методично бомбились с дирижаблей.

Ланкерт, как и предсказывалось, практически стал прифронтовым городом и перешел на осадное положение. Все южное побережье Лазурного моря перешло под контроль противника. Остались лишь небольшие очаги кои снабжали по воде и воздуху боеприпасами, провиантом и пополнениями. Все лишь для того, чтобы отвлечь на них хоть какие-то силы Альянса с направления главного удара.

Так же из газет выяснилось, что стало неспокойно и в колониях, особенно там, где заморские территории противоборствующих государств имеют общие границы. Дело дошло до первых стычек, но в активную фазу противостояние пока не переходит. Идет спешная мобилизация населения и формирование подразделений.

– А ведь мы можем угодить в переплет, – сказал Экскарт, кивнув на газеты. – И водный и воздушный пути ведут в колонии наших врагов.

– Ну, формально мы подданные королевства Люксер, – сказал Рамони инс Лонг, – А оно, если я ничего не упустил, пока еще сохраняет нейтралитет. Но ты прав, могут прихватить за мягкое место и плевать им на всякие ноты протеста, если они вообще последуют, так что перебираться на гардариканские территории лучше через других нейтралов, а то и вовсе дикие территории. Так что крюк нам придется сделать изрядный.

И хоть формально Амерон был поделен, но взять под контроль все земли не представлялось возможным, потому оставались так называемые «дикие территории» на которых обитали аборигены и шастали различные банды с контрабандистами.

– А нам так обязательно перебираться именно на имперские земли?

– Нет, можно было бы остаться в каких-нибудь нейтральных колониях. В любое другое время вариант вполне приемлемый, даже желательный. Но в условиях разгорающейся войны, проблема заключается в том, что никогда неясно на чью сторону встанет то или иное государство. Так что, зная цену люксерского гражданства, нами могут плотно заинтересоваться, могут как шпионов прихватить. А сменить подданство в нынешних условиях будет на порядок сложнее, засветимся сто процентов, я уже молчу о цене, у нас просто денег не хватит на качественную подделку.

– Ясно…

34

Все были так погружены в мрачные размышления, что не заметили, как к их столикам подошла женщина лет тридцати. Разве что телохранитель отреагировал, слегка напрягшись. Гостья оказалась невысокая, темноволосая, пухленькая, облаченная в простую одежду, кою еще немного и можно было бы назвать робой техника, при этом от нее густо несло машинным маслом и дымом сгоревшего угля и нефти, так пахли механики. Н самое обычное сочетания для женщины, по крайней мере в тех местах, откуда они прибыли.

– Прошу прощение за вторжение в ваше общество, господа и дамы, – сказала она, встав в паре метрах от столиков и несколько робко махнув правой рукой несшей следы смазки, что уже похоже намертво въелась в кожу и не оттиралась при всем на то ее желании, если таковое желание вообще имелось.

– Чем можем вам служить, сударыня? – отозвался адвокат, нацепив на лицо маску профессиональной вежливости.

– Скорее это вам я могу послужить, сэр.

– Каким же образом?

– Меня зовут Олифия Гисс, сэр…

Тут к ним поспешно приблизился хозяин, он же распорядитель гостиницы. И судя по внешнему сходству, они являлись родственниками, не то отец и дочь, не то брат и младшая сестра. Экскарт ставил на последнее, так как младшие официантки точно его дочери, а старшая – жена.

– Прошу прощения господа… – торопливо поклонился он и насел на Олифию. – Ты опять пристаешь к посетителям со своимми глупостями?! Я же просил! Дождешься того, что я запрещу тебе появляться в зале!

– Тогда ищи себе другого механика Бривс, что будет работать за одну еду! Вот только в нашей забытой Вседержателем дыре, кроме меня механиков вообще нету!

– Да как ты…

– Ничего страшного уважаемый Бривс, – отреагировал уже Экскарт, гася готовый разгореться семейный скандал, нравы тут были простые, даже проще некуда.

Люксерцы вообще отличались повышенной вспыльчивостью и горячим темпераментом, но при этом до поры до времени могли вести себя как снулые рыбины, словно копя в себе заряд энергии, чтобы высвободить его в одной эмоциональной вспышке.

– Мы несколько заскучали и будем рады развлечься разговором с достопочтимой Олифией Гисс. Присаживайтесь Олифия, составьте нам компанию.

Хозяин гостиницы с сомнением посмотрев на свою родственницу и клиентов, но все же с еще одним поклоном удалился прочь.

– Благодарю, господин!

Женщина не стала дальше тушеваться и взяв стул от соседнего столика, села за сдвоенный стол.

– Итак, как же вы можете нам послужить, Олифия? И можно без формальностей, – продолжил опрос адвокат.

– Спасибо. Так вышло, господа и дамы, что я немного владею способностью чтения по губам… само как-то получилось научиться еще в детстве… Как вы уже поняли, я тут работаю у брата механиком за еду, сижу в зале, вот и получилось.

– Мы поняли… Продолжайте.

– Так вот, господа, я не все поняла, но уяснила одно – главное, вам из-за каких-то грозящих неприятностей нужно срочно покинуть наш захолустный Новый Рескюль.

– Хм-м… допустим, – нахмурился Рамони инс Лонг.

– Вот с этим я вам и могу помочь! – радостно улыбнулась Олифия Гисс.

– Как именно? – спросил Экскарт.

– У меня есть транспортное средство, что хорошо перемещается по любым болотам. Я назвала его болотоходом.

– Вот как? Никогда не слышал ни о чем подобном.

– Потому что это моя личная разработка! Живем на болоте вот и изготовила.

– И несмотря на то, что вы живете на болотах, ваш болотоход, как я понимаю, не пользуется спросом, – скорее констатировал Рамони инс Лонг.

– Верно…

Олифия явно загрустила.

– Интересно бы знать, почему?

– А чего там в болотах делать?

– Зачем же вы тогда сделали свой болотоход, если он никому не требовался? – с отчетливым удивлением спросила уже Сицилия, которой была непонятна такая непрактичность.

– Ну, вот, как-то так получилась, – смутилась женщина-механик и понуро опустив голову, пожала плечами.

– Все с вами понятно, дорогая Олифия, – засмеялась Сицилия.

Остальные тоже невольно улыбнулись. Диагноз был ясен, перед ними находилась представительница породы «безумных механиков» больше известные как «очумелые ручки», разумом которых время от времени овладевала какая-то навязчивая идея и они воплощали ее в жизнь несмотря ни на что, как одержимые работая круглые сутки, забывая иногда поесть и сходить в туалет, пока совсем не припрет или не упадут в голодный обморок. Ну а то, что практическое применение их творений может никому не понадобиться, то об этом они как правило не думали.

– И как давно у вас этот болотоход? – снова спросил Экскарт.

– Лет десять как сделала…

– Так он наверное уже…

– Как вы могли такое подумать, сэр?! – экспрессивно возмутилась Олифия и даже вскочила со стула. – Болотоход в идеальном техническом состоянии, я слежу за ним, ни пятнышка ржавчины, все механизмы регулярно смазываю. Достаточно раскочегарить топку и можно ехать!

– Успокойтесь, я не хотел вас обидеть, – пошел на попятную парень и даже поднял руки.

Женщина постояла еще несколько секунд буравя Экскарта возмущенным взглядом, при этом глубоко дышала из-за чего крылья ее носа хищно вздувались, и высоко вздымалась пышная грудь, на которую явно запал маголекарь, но быстро успокоилась и снова села.

– Так что скажете? Берете? – спросила она с нескрываемой надеждой в голосе и взоре.

– Вопрос в том, сколько вы хотите за него, ну и глупо брать кота в мешке. Для начала надо его хотя бы посмотреть…

– Так идемте! – снова вскочила со стула Олифия. – Тут недалеко! Увидите и оцените!

Экскарт переглянулся с отельными, спросив:

– Посмотрим?

– Почему бы и нет? – кивнув, сказала Сицилия. – Хоть развеемся…

Адвокат лишь пожал плечами, но потом тоже кивнул, сказав:

– Давайте сходим. Ничего не теряем… ведь за просмотр денег не берут?

– Не беру! – все так же жизнерадостно ответила Олифия Гисс.

Казалось, она была рада уже тому, что на ее творение просто посмотрят.

35

Идти действительно пришлось недалеко. Да собственно размеры городка были таковы, что куда ни пойди из центра, все будет недалеко. А так за десять минут неспешным прогулочным шагом дошли до окраины городка, и оказались рядом со складами. И хоть уже давно стемнело, но улица неплохо освещалась электрическими лампами, хотя другие районы города таковой роскошью похвастаться не могли, в лучшем случае жители установили масляное освещение, что гнали из каких-то местных плодов, но негодное в пищу.

– Для себя освещение протянула, – похвасталась Олифия. – И сама лампы сделала.

– Вы настоящая мастерица, – неожиданно начал расточать комплименты Менлир инс Ханк.

Удивился этому не только Эскарт, но и остальные покосились на маголекаря, что с явным вожделением смотрел на женщину-механика, точнее на ее объемную грудь.

«Ну, у каждого свои вкусы», – подумал парень, которому слишком большая грудь не сильно привлекала.

– Благодарю!

Зашли на территорию одного из домов за высоким забором.

– А где?.. – начал было спрашивать адвокат, несколько растерянно озираясь по сторонам.

Он как и остальные ожидали увидеть мастерскую и гаражи, но ничего подобного не было.

– Все под землей. За мной.

Они вслед за Олифией вошли в практически неприметную дверь, кою можно было принять за вход в чулан, где содержатся различные инструменты дворового и домашнего назначения вроде лопат, метел и ведер со всем прочим хламом, но за дверью обнаружилась ведущая вниз лестница.

– Однако… – пробормотал адвокат.

– Здесь раньше военный арсенал был, хранили необходимые припасы к старым пушкам, снаряды, карбид, еще какие-то запчасти… Но необходимость в такой серьезной обороне отпала и содержание арсенала городские власти посчитали избыточным. Как и все вооружение продали… Как склад он тоже не пригодился.

– Почему? – удивился Экскарт. – Хорошее ведь помещение…

– А нечего у нас в таких объемах хранить, – невесело хохотнула Олифия. – Все что мы добываем на экспорт, тут же сбывается. Даже те немногочисленные склады, что вы видели на поверхности, стоят почти пустые. Так что я за чисто символическую цену – обслуживание городской машинерии, взяла арсенал в аренду.

С этими словами Олифия опустила рубильник и с оглушительным щелчком сработавшего механизма в подвале загорелся свет.

Хозяйка подошла к нечто массивному укрытому серым брезентом и сдернула тяжелую ткань, под которой словно спало какое-то неизвестное чудовище серо-зеленого цвета.

– Вот он, – с придыханием сказала она, – мой болотоход.

Экскарт не знал, что ожидал увидеть, наверное какую-то лодку с каким-нибудь оригинальными движителями, но то, что предстало перед ним его озадачило, хотя движитель действительно оказался весьма экзотическим. Этакая стальная коробка со скругленным верхом поставленная на две трубаы большого сечения, при этом трубы опоясывала спиральная линия, словно у болта или бура. Общие габариты болотохода составляли примерно шесть метров в длину, три в ширину и три метра в высоту, хотя треть высоты уходили именно на трубные движители. Плюс еще на полметра выступала небольшая башенка метрового диаметра с триплексами для осмотра, хотя водительское место находилось в самом носу.

По бокам имелось по три крохотных иллюминатора размером с ладонь, чтобы пассажиры не заработали себе клаустрофобию сидя в тесном замкнутом пространстве и хоть что-то видели.

– Я прозвала его «черепахой».

– И как он движется? – спросил Бавр инс Оск. – Да еще по болоту…

– Видите вот эти цилиндрические шнеки? Правый вращается по часовой стрелке, а левый соответственно против. За счет витых выступов, что загребают болотную грязь, а так же уплотняют ее между шнеками «черепаха» движется вперед. Более того, если переключить работу двигателя так, чтобы шнеки крутились в одну сторону, то болотоход может ехать боком! Так же моя черепаха хорошо держится на воде, хотя скорость передвижения весьма мала, хорошо если со скоростью пешехода… так что в случае чего, можно уверенно перебраться через водную преграду, какое-нибудь озеро или вовсе сплавиться по реке словно на лодке.

Олифия тем временем открыла пассажирский отсек с кормы. Дверца скорее являлась корабельным люком технического назначения, то есть протиснуться в него, можно было только изрядно скрючившись. Еще один люк имелся наверху между пилотской кабиной и башенкой. На крышу можно было взобраться с помощью скоб, а чтобы до них уверенно добраться, имелась откидывающаяся лесенка.

– Впечатляет, – кивнул «подводник», а заглянув внутрь, удивился: – А паровая машина где?

– Между шнеками, вот тут внизу. Пришлось над четырехцилиндровым паровиком хорошенько поработать, чтобы втиснуть его в такой небольшой объем. Запасы топлива и воды под сидениями.

– И на сколько хватает одной заправки? – спросил уже адвокат.

– На триста километров!

– Серьезно… А движется он с такой же черепашьей скоростью?

– Чего сразу с черепашьей?! – вспыхнула обидой женщина-механик. – Вполне приличная скорость в пятьдесят километров в час!

– Неплохо.

– А башенка зачем? – все же поинтересовался Экскарт.

Она казалась ему каким-то лишним элементом.

– Ну… мало ли… – отчего-то смутилась Олифия. – Пулемет установить можно… или даже пушечку… Вдруг отбиваться надо будет…

– Так у вас по сути болотный бронеход получился?!

– Ага… но военные таким вариантом тоже не заинтересовались, – печально вздохнула она.

– Кстати, чем обусловлена такая скругленная форма корпуса?

– Возможностями… Делала из того, что было под рукой и удалось дешево достать. Это вообще-то котельное железо. Как-то у нас потерпело крушение одно судно, прямо в хлам и выбросило на берег. Обычное листовое железо сразу разобрали для хозяйственных нужд, благо оно легко поддается обработке, или продали, а вот котельное, паровик понятное дело при затоплении машинного отделения взорвался, уже так просто по хозяйству не пристроить, ну и взяла. Благо мне и такого годилось…

– Так это реально болотный бронеход получается! – воситилась Сицилия.

– Ну да… по крайней мере пулей его не взять. Особенно сверху.

– У вас получился отличный образец техники, – признал Экскарт, – жаль, что на него не нашлось заказчика…

– Это да… А что насчет вас? Годится он для вашей задачи? – снова не скрывая надежды в голосе, спросила Олифия.

– Запас хода мал, – после короткой паузы сказал Рамони инс Лонг.

– Нам ведь только добраться до обжитых мест, – сказал Экскарт, – неужели не хватит трехсот километров запаса хода?

– Это если по прямой… А мы не по дороге поедем, по болотам. С учетом зигзагов, нужно минимум пятьсот километров, а лучше еще сотку накинуть на всякие непредвиденные моменты.

– Это не проблема! Можно взять дополнительный запас топлива. Подвесим баки снаружи! – предложила Олифия, кивнув на жестяные емкости стоящие у стенки.

– Хм-м… А кто тогда поведет? – оторвавшись от созерцания груди женщины-механика, вдруг спросил Менлир инс Ханк.

– А я и поведу! Раз вы не можете его купить, так хотя бы арендуете, а я поработаю водителем-механиком!

– Что ж, в первом приближении ваше предложение нам подходит, но окончательный ответ мы дадим вам завтра. Договорились? – спросил адвокат.

– Договорились! – радостно кивнула Олифия, словно уже все было решено в ее пользу.

– А это что у вас? – спросил Экскарт, обратив внимание на странный блок цилиндров. – Новая задумка?

– Да… простите… – женщина-механик вдруг засуетилась и поспешно накрыла объект своей работы куском брезента, но все же не выдержала и проболталась: – Пытаюсь создать новый тип двигателя…

– Что там можно придумать принципиально нового? – удивился парень.

Но на этот вопрос ответа он уже не получил их вообще стали настойчиво выпихивать из подвала, дескать увидели, пощупали, предварительная договоренность есть и баста.

«Не очень-то и хотелось», – подумал Экскарт, выходя из святая-святых местной очумелой ручки.

36

Проснулся Экскарт с тяжелой головой. Снова снились не то, чтобы кошмары, но что-то невнятно-тяжелое, что и запомнить не удалось, но оставило тягостное чувство и плохое настроение.

«Вот и гадай, то ли предупреждение, то ли просто навеяно общим тревожным состоянием», – с раздражением подумал он.

Сицилия тоже выглядела не лучшим образом, как и все остальные, что спустились к завтраку. Разве что маголекарь выглядел довольным жизнью.

«То ли просто привел себя своими способностями в порядок, то ли все-таки уломал очумелую ручку, – озадачился парень. – Но если так, то, как должна быть довольна Олифия! Маголекарю ведь никакие эликсиры силы не нужны, а уж если с эликсирами то вообще…»

Экскарт оборвал свою мысль, осознав, что думает совсем не о том, дескать если маголекарю поправить чужое тело не проблема, то уж свое трансформировать и вовсе сущий пустяк и если лицо у Менлира инс Ханка выглядело средне, не красавец и не урод, то… Экскарт ни за что не поверил бы, что кое что он себе не поправил в сторону увеличения.

– Тьфу ты… – сплюнул парень, подумавший, что и ему тоже было бы неплохо кое-что поправить помимо лица.

«Хотя нет, если верить в теорию, что всякие правки потом отобразятся на потомстве в обратную сторону, так женщины отнимают красоту у своих внучек, то это по отношению к внукам будет слишком жестоко, – подумал он с едкой усмешкой. – Посмертие будет очень уж тяжелым от постоянных проклятий потомства, а проклинать они будут так, что у боцманов уши в трубочку свернутся».

– Что такое? – отреагировала Сицилия.

– Да ерунда всякая в голову лезет, – признался Экскарт. – Потом как-нибудь расскажу, но точно не при всех, да еще за столом.

– Заинтриговал!

– Да ничего такого… – откровенно смутился он и принялся за еду.

Дальнейшие расспросы прекратил появившийся в зале с улицы мальчик-посыльный, коего тут же подманил Рамони инс Лонг. Мальчик подошел и отдал бумажку, получив от адвоката в уплату услуги серебряный империал, отчего у пацана глаза стали размером с этот самый империал.

Прочитав сообщение, адвокат сквозь зубы ругнулся и посмурнел лицом.

– Что там? – спросил Экскарт.

– Неприятные новости и я бы даже сказал очень подозрительные если рассматривать их в ключе нашей ситуации.

– А именно? – поинтересовалась уже Сицилия, так же нахмурившись.

– Дирижабль, что мы ждем не вылетел согласно графику. Сообщатся, что его задержали по подозрению в перевозки контрабанды. А это минимум сутки задержки, что потратят на обыск, но я бы поставил на два дня при здешних порядках, а то и все три, если дана команда затянуть процесс, что как понимаете нетрудно…

– Думаете работа кронпринца? – с тревогой спросил Экскарт.

– Все может быть. Видимо его люди не успевают и он задержал дирижабль послав анонимное сообщение о контрабанде. Все-таки нападение в воздухе не дает стопроцентной гарантии нашего захвата, в чем он уже однажды убедился. Да еще над болотными джунглями.

Вариант с болотоходом из резервного превращался в основной.

– Нужно уходить и чем раньше, тем лучше, – глухо промолвил телохранитель Сторм эф Монс и ему кивком головы вторила Эмилия – телохранительница Сицилии.

Словно по заказу в зал вошла Олифия Гисс в откровенно рабочей одежде, вот только походка ее была далека от легкой и это не результат ее некоторой пышнотелости. Вчера ей не мешало перемещаться стремительно и живо, словно шарику ртути.

Экскарт приглашающе махнул рукой и женщина-механик благодарно кивнув с прямо таки облегчением плюхнулась на стул рядом с широко улыбнувшимся маголекарем стрельнув в него глазами. Может она и была измучена явно бессонной ночью, но по плавающей улыбке не сказать, что ее это ее печалило.

«Мог бы и подлечить ее, – мимолетно подумал парень, заметив, что их новая знакомая сидит на стуле излишне сильно раздвинув ноги. – Что-то сомнительно, что это ее привычная «мужская» поза».

И снова пошли завистливые мысли о том, до какого же состояния маголекарь себе модифицировал одну свою часть тела.

«И ведь плевать ему на своих потомков по мужской линии, – подумал парень, не в силах остановить бег мыслей на «больную» для большей части мужчин тему. – Или на обладателей Силы это проклятие не распространяется? Так у меня тоже вроде как есть способности…»

– Итак господа, ваше решение относительно болотохода? – что называется без лишних прелюдий взяла быка за рога женщина-механик, выпив предложенный ей ее любовником сок.

– Мы склонны его принять, – с кивком, сказал Экскарт.

– Превосходно! – и не подумала она скрывать свою радость.

– Есть только один вопрос, – сказал телохранитель.

– Какой?

– В вашем городе можно достать нормальный крупнокалиберный пулемет, чтобы вставить его в башенку вашей «черепахи»?

– О, с этим проблем нет! – радостно оскалилась Олифия. – Пулемет у мня есть и я его вам дам!

– Вас не пугает, что это может быть опасно? – спросила Сицилия.

– Ну, я думаю, что дополнительная плата за риск так же будет?

– Будет…

– Тогда совсем хорошо. А что до опасности… то всегда можно загнуться от укуса какой-нибудь мелкой твари…

– Только в болоте этих тварей еще больше…

– Но ведь сэр Менлир маголекарь и думаю сможет спасти пострадавшую?

– Конечно! – кивнул маголекарь, явно с трудом удерживая свои руки от того, чтобы не обхватить объект своей внезапно вспыхнувшей страсти прямо при всех и не начать ее тискать.

– Тогда не о чем беспокоиться. Что до опасностей связанных с вами, то… мне очень нужны деньги, чтобы закончить свой новый проект и я думаю этот риск приемлемым.

– Тогда готовьте свою «черепаху» и после обеда мы хотели бы тронуться в путь, – сказал Рамони инс Лонг. – Успеете?

– Вполне!

– А мы пока озаботимся о продовольствии… путь будет не близким.

– О, с этим тоже не будет проблем если закажете все моему братцу. Он прямо-таки дока в готовке блюд долгого хранения и быстрого приготовления. По крайне не армейскими пайками давиться…

– Да собственно именно к нему мы и собирались обратиться…

37

И брат и сестра выполнили свою работу в срок. Олифия раскочегарила и выгнала своего монстра из своей берлоги, дополнительно навесив на него съемные баки с топливом, загрузила патроны, разве что сам пулемет не установила, но об этом ее попросил Сторм эф Монс, что все же проверил оружие и не нашел к чему придраться, незачем его светить перед горожанами. А Бривс лично контролировавший поваров исполнил большой продовольственный заказ на поставку необходимого объема съестного, что долго не портится и при этом быстро доводится до готовности.

– Итак господа, в какую сторону мне ехать? – с довольной улыбкой спросила Олифия, после того как «черепаха» выбралась за пределы города провожаемая чуть ли не всем населением, по крайней мере детской его частью.

– Для начала целый час будем двигаться на север параллельно реки Красная, – начал инструктировать телохранитель. – В общем постарайся проехать по тем местам, где встречаются люди: аборигены, охотники, прочие собиратели чтобы они нас срисовали. Тебе лучше знать…

Женщина кивнула.

– А потом?

– Поворачиваем на запад, едем еще час и сворачиваем на юго-запад.

– Нам вроде как надо на северо-запад, – заикнулся Экскарт.

– Одной обманки будет мало, – сказал на это адвокат, – так что лучше подстраховаться и потратить время, чем попасться.

На это парень только пожал плечами. Этим людям было лучше знать, как действовать.

– Тогда погнали!

«Черепаха» резво стартанула, благо, что пассажиры были пристегнуты, а то рисковали слететь со своих мест и образовать кучу-малу из своих тел в задней части салона.

Через полчаса езды относительно сухая местность закончилась и болотоход наконец погрузился в свою среду для которой был создан. И все с облегчением выдохнули так как это самым положительным образом сказалось на плавности хода, вместо зубодробительной тряски этакое легкое покачивание на волнах. Хотя теперь стоило опасаться морской болезни или того, что просто укачает, но с этим должен был справиться Менлир инс Ханк, что так же подготовился к путешествию закупив различных медикаментов собрав аптечку размером с рюкзак.

Спустя установленное время, засветившись где только можно, беглецы остановились на относительно сухом пятачке, чтобы перевести дух. С непривычки все очень быстро устали, ну и заодно сбегать в кустики кому надо. Пока дамы выбирали подходяще место Сторм эф Монс с помощью Экскарта установили в башенке пулемет. Им оказался пороховой одноствольный монстр калибра двенадцать миллиметров с водяным охлаждением и ленточной подачей боеприпаса.

– Эх, угол подъема маловат, – посетовал телохранитель, задирая ствол пулемета. – Только по наземным целям работать.

– Да, по дирижаблю не пострелять, – согласился парень.

Со стороны женщин раздались панические визги, раздался выстрел, все тут же вскинули оружие, телохранитель навел пулемет готовясь открыть шквальный огонь по супостату, но все оказалось напрасным. Женщины быстро успокоились и даже несколько истерично засмеялись.

– Что у вас там произошло? – с тревогой и недоумением спросил Экскарт.

Сицилия слегка стушевалась, но потом выдавила из себя:

– Крыса… здоровая… Эмилия ее пристрелила.

– Она что, напала на вас?

– Ну да…

– Конечно напала, ведь мало кому понравится, когда ее нору загаживают! – откровенно засмеялась Олифия.

– Ну откуда я знала, что там ее нора? – проворчала красная от стыда Карина. – Не видно же ничего было…

– Потому что этот вид маскирует вход в свое жилище, – прокомментировала Олифия, как невольный знаток повадок местной живности.

Сдержанно повеселившись над забавным и несколько пикантным происшествием компания продолжила путь.

Проехав еще час и сделав одну остановку, на этот раз хорошо исследовав клочок земли, что выбрали под отхожее место, дабы исключить конфузы подобные давешнему, а то вместо крысы может и змея атаковать, ядовитая, «черепаха» повернула на юго-запад и так шли до темноты.

– А у вас тут никаких чудовищ не водится? – поинтересовался Экскарт с опаской озираясь по сторонам.

Опустившаяся тьма делала джунгли весьма мрачным местом, тем более что болото вокруг жило своей жизнью издавая специфические звуки, где-то булькало, кричали различные животные иногда так, что кровь стыла в жилах. В общем остановка навевала.

– Нет, ничего такого не слышала, – ответила Олифия.

– Может потому и не слышали, что некому было поведать по причине кончины от зубов и когтей этих болотных монстров…

– Все может быть.

Женщины устроились внутри болотохода, им четверым места там хватило с лихвой, а мужчины расположились в двух палатках разбив время для парного дежурства.

Первая ночь в болотах прошла в целом спокойно, никаких неприятных неожиданностей не произошло, ни нападения монстров и даже просто каких-нибудь обычных хищников, ни аборигенов, чего собственно так все подспудно опасались. То ли действительно такие мирные, то ли просто решили, что куш слишком велик и им можно смертельно подавиться.


 38

Второй день пути так же прошел без инцидентов, как и ночь. Правда ночью Олифия вынуждена была проснуться из-за заработавшего радио, по которому в режиме точечно-черточной азбуки Морзеуса, передали сообщение из Нового Рескюля.

Адвокат хорошо заплатил местному связисту, чтобы тот сообщил о чем-то подобном. Как он сам признавался, надежды на то, что связист честно отработает гонорар было немного, но деньги были не такие уж большие, а если все же выполнит взятые на себя обязательства, то и хорошо.

– Зачитывать? – спросила она, когда к болотоходу подтянулись остальные.

Экскарт кивнул.

– Сообщается о появлении дирижабля с опознавательными знаками команды охотников за головами «Адские гончие».

– Сильно… – даже как-то растерянно выдохнул Рамони инс Лонг.

– Что-то знаете о них? – спросила Сицилия, заметившая этот нюанс поведения адвоката.

– Одна из самых результативных команд охотников за головами. Вот уже три года удерживает за собой первое место в неофициальном рейтинге. Так что несмотря на весьма громкое название, если не сказать сильнее, то они его подтвердили, ибо рано или поздно загоняют жертву на которую нацелились. И еще имеют собственного мага, а это согласитесь, серьезный показатель.

Экскарт невольно присвистнул, забыв о своей аристократичности, но на эту плебейскую выходку никто не обратил внимание, так как тоже находились под впечатлением. Маги состояли на службе либо государства, а точнее у императорского дома, либо богатых аристократических родов и чтобы маг пошел в наемники это за гранью.

Конечно, в крупных отрядах наемников, настоящих частных армий, если уж на то пошло, и тем более пиратских бандах могли состоять маги-изгои пробавляющиеся жертвоприношениями, но о них как раз молчат и всячески скрывают наличие. А если о наличии мага говорят в открытую, за счет этого набивая себе цену, значит он чист перед законом, а точнее не пойман ни за чем предосудительным.

– Гомункул самого кронпринца, если допустить что этот отряд состоит у него на службе? – предположил парень.

Скрывать что-то от «развесившей уши» Олифии он не видел смысла. Сама подписалась на риск, кроме того рано или поздно история все равно всплывет и все узнает.

– Вполне может быть, – с задумчивым видом кивнул маголекарь. – Рожу чуть подправить и все дела…

– Думаете они нас найдут в этих болотах? – спросил парень, которого напрягла репутация «Адских гончих».

Но ему никто не ответил.

Остаток ночи прошел в нервозном состоянии из-за чего никто толком не выспался и как результат на утро были раздражительны.

В какой-то момент Экскарт ощутил, как словно его насквозь пронзает раскаленная игла.

Знакомое чувство…

Что-то подобное он испытывал в детском доме, но тогда это проявлялась не столь ярко. Как правило за этим стоял чей-то полный злобы и ненависти взгляд. Врагов все-таки у него было больше, чем друзей и они особо своих чувств не скрывали, а потому парень смог сделать правильные выводы между своими ощущениями и этими взглядами.

Тут еще наставники из отставников рассказывали байки о так называемом чувстве взгляда. Дескать нельзя смотреть на человека которого нужно убить, он это может почувствовать. А один из наставников подтверждал, что когда стоял на часах, спасся благодаря тому, что ощутил чей-то недобрый взгляд, повернулся и успел уйти от смертельного удара ножом от вражеского диверсанта.

И вот снова это чувство, да столь ярко, даже болезненно проявившееся.

Экскарт, подумав, что столь резко повысившаяся чувствительность это наверняка заслуга кронпринца, того опыта, что он над ним провел в своей лаборатории, не стал резко озираться, чтобы недруг не понял, что раскрыт, а сделал это вроде как по естественной надобности.

«Что ж, учтем на будущее», – подумал он, локализовав источник угрозы, коим оказался один из мажоров, а именно потерявший руку Додж инс Уркас.

К некоторому удивлению парня, Олифия узнав кто ведет за ними охоту не то, что не пошла в отказ, но даже не выглядела особо подавленной. Более того, дальше она рулила своим болотоходом даже с каким-то азартом. Это было странно.

«То ли по жизни такая боевая, то ли… Менлир на нее как-то воздействовал, эликсирчику для повышения сил предложил, а заодно на мозги ей воздействовал», – подумал он.

«Черепаха» опровергая свое название гнала по болотам со скоростью галопирующего всадника, правда пассажирам от такой скорости доставалось изрядно. Ведь в этих болотах росло много гигантских деревьев которые приходилось объезжать и каждый поворот получался резким, так что людей мотало из стороны в сторону, что едва головы не отрывались. Но никто не ворчал, все понимали, что сейчас все зависит от скорости.

Но скорость не помогла.

– Олифия! Стой! Замри!!! – резко скомандовал Сторм эф Монс, что высунувшись в верхний люк, наблюдал за окрестностями, а точнее за воздухом в редкие просветы от густых крон.

Женщина-механик четко выполнила команду и болотоход сильно качнувшись вперед-назад, остановился под деревом с разлапистой кроной.

Правда имелся один сильно демаскирующий болотоход элемент, а именно густой дым. Пока что он растворялся в листве, но если стоянка продлится слишком долго…

– Что там?! – спросил парень, хотя уже догадывался об ответе.

– Дельтаплан мелькнул…

– Точно дельтаплан? Не птица? – с надеждой потребовал уточнения Экскарт.

– Или эти летающие твари с кожаными крыльями, – брезгливо добавила Сицилия.

– Точно. Полосатых и треугольных птиц и летучих кошек я не знаю.

Все невольно затаили дыхание в ожидании, а оное затягивалось.

Дельтаплан не было видно, тем более что он не использовал ракетные ускорители и не обозначал свой путь нитью выхлопа.

– Как они нас выследили, демоны их побери? – растерянно проговорила Эмилия. – Они словно сразу навелись на нас, словно не обратив внимание на ложные следы…

– Маг, – зло проворчал маголекарь и сухо сплюнул. – Поисковик скорее всего. Потому наверное и пошел в охотники за головами, так как ни на что другое не способен. Ели это конечно все же не гомункул кронпринца.

– Империи наверняка такие маги тоже нужны, – отметил Экскарт.

– Нужны… лучшие оперативники СИБ именно они. Значит все-таки гомункул у которого проявилась именно такая способность вот Марриор Каск и использовал его по назначению…

– Гони!

Олифия резко стартовала с места.

– Нас засекли, – глухо сказал телохранитель и вставил ленту в пулемет.

Но это и так все поняли.

Воздушный разведчик «Адских гончих» обнаружив беглецов, выстрелил в небо красную ракету сообщая дирижаблю, что парил где-то на горизонте, о своей удаче и теперь кружил над жертвой словно стервятник.

Дирижабль разразился целой серией огней созывая остальных разведчиков круживших в других районах и не дожидаясь их сбора двинулся в сторону «дичи», что неслась куда-то на всех парах в тщетной попытке скрыться.

39

Болотоход действительно пер по болотной жиже на полном ходу, ломая и подминая под себя небольшие деревца. Все понимали, что бегство по большому счету бесполезно, но инстинкт заставлял бежать в надежде на чудо… Не сдаваться же добровольно с поднятыми руками в самом деле?

Дирижабль неумолимо настигал свою жертву наводимый дельтапланеристом. Сторм эф Монс, чтобы выиграть хоть еще немного времени, попытался его сбить, но прицелиться мешала возобновившаяся тряска – «черепаха» выползла на очередное возвышение, и конечно густая листва надежно закрывавшая обзор. Да и сам дельтапланерист не будь дураком, закладывал виражи, чтобы не попасть под кинжальный огонь.

Но вот, после часа такой бешеной гонки дирижабль завис над жертвой и открыл плотный огонь из крупнокалиберных пулеметов. Сторм эф Монс ругался на недостаточный угол возвышения, так как не мог выстрелить в ответ. Хотя вряд ли бы это помогло.

«Черепаха» отчаянно маневрируя продолжала рваться куда-то вперед в совершенно сюрреалистической картине. Позади, над болотоходом и впереди него начался листопад… это пули срезали листву, ну и достаточно крупные ветки. Пули бившие в стволы, сотрясали деревья, так что слетала еще и старая листва.

Это явление стало неожиданным препятствием для женщины-водителя, так как очень сильно ухудшился обзор, да так, что она несколько раз чуть не врезалась в стволы, лишь в последний момент резкими разворотами бросая свою «черепаху» в сторону. В результате пришлось снизить скорость.

Но вот пулеметчики похоже пристрелялась, опять же мишень стала двигаться медленнее и по практически не звукоизолированной крыше оглушительно начали барабанить первые пули.

Ба-бах!

Женщины инстинктивно взвизгнули, хотя и так зажимали уши.

Это взорвалось топливо в подвесных баках. Точнее пары в пустых, но они повредили полные канистры, топливо в один момент облило болотоход и вспыхнуло чадным пламенем.

Объятая огнем машина источая жирный шлейф дыма, продолжила нестись по принудительно сбрасывающему листву лесу…

Но вот, видимо осознав, что пулеметным огнем проблему не решить, командир «Адских гончих» решил применить более действенные средства и стал заходить точно на «черепаху».

Посыпались легкие бомбы.

Бах! Бах! Бах!

Вокруг «черепахи» встали земляные фонтаны взрывов.

Одна бомба при этом упала так, что подрубило старое дерево и оно с треском начало заваливаться в сторону беглецов, грозя их раздавить.

Треск был грандиозный. К счастью дерево упало не на «черепаху», что было бы для нее фатально, болотоход просто расплющило бы этим исполином, а несколько впереди и Олифия, что-то крича ругательное, успела сманеврировать, чтобы не врезаться в ствол. «Черепаха» влетела в крону, в эту лиственную кашу, подпрыгивая на одних ветвях и сминая своей массой другие, перескочила через тонкий ствол вершины и понеслась дальше.

– Влево на два часа! – скомандовал телохранитель продолжавший наблюдать в щель приоткрытого люка, раз уж перестали стрелять из пулеметов.

Болотоход резко повернул и следующая серия бомб легшая более прицельно, если бы болотоход шел прежним курсом, упала далеко в стороне.

Дирижабль не отставал маневрируя вслед за целью и продолжая бомбометания, но каждый раз «черепахе» удавалось выскользнуть из сплошной зоны поражения, хотя иные взрывы вспухали так близко, что болотоход сильно встряхивало ударной волной, а его самого осыпало землей и конечно же по бортам били осколки. И хоть борта не были бронированными, как крыша, но осколки держали надежно.

Падали подрубленные деревья, но на этот раз на безопасном расстоянии и в основном сзади.

Видимо командиру «Адских гончих» надоело впустую тратить совсем не дешевый боезапас на лесоповал и он решил перейти к более радикальным средствам, а может просто догадался, как можно остановить болотоход. Дирижабль начал закладывать крутой вираж.

– Что это он задумал, сволочь? – пробормотал Сторм эф Монс наблюдая за противником еще шире открыв люк.

Видно, что происходит в небе было плохо, но хоть что-то.

И тут дирижабль разразился огнем. Прямо с двух бортов он дал массированный ракетный залп, при этом продолжая маневр поворота. Ракеты разошлись широким веером образуя на земле сплошной круг разрывов и «черепаха» оказалась практически в центре этого апокалипсиса.

Стали падать срубленные части деревьев, падали и целые деревья, подминая под себя и роняя на землю своих меньших собратьев, образуя таким образом непреодолимые завалы. И снова стеной стала падать листва, закрывая обзор из-за чего Олифия, чтобы не врезаться в ствол или вовсе не перевернуться, вынуждена была остановиться. Надо было переждать, ведь завал не сплошной, большая часть ракет угодила в землю…

Дирижабль же продолжил маневр и снова начал сыпать бомбы по линии разрывов ракет подрубая взрывами ранее поврежденные, но устоявшие деревья. Командир «Адских гончих» видимо все-таки решил создать сплошную стену древесной завала и это у него надо признать хорошо получалось. Снова стали падать деревья сбитые взрывами. Увы, старые деревья не отличались прочностью, как говорится старость не радость… сгнили изнутри да поели древоточцы.

Олифия осознав, что их загнали в ловушку, как только позволила видимость, начала метаться по периметру в попытке найти хоть какой-то просвет, но увы таковых не было видно.

– Да сколько у них бомб?!

Дирижабль действительно пошел на второй круг и продолжал бомбить.

Что случится дальше не требовалось даже гадать. Произойдет десантирование наземных сил и они подбив болотоход вскроют его как консервную банку, если беглецы будут упорствовать до последнего и сами не выйдут.

С жутким треском упал очередной исполин.

– А это идея! – с непонятным восторгом воскликнула Олифия.

– Что она там задумала?! – раздал чей-то обеспокоенный возглас.

Обеспокоенность была понятна, ибо идея в понимании таких вот «безумных ученых и механиков» это всегда что-то как минимум экстравагантное, а как максимум…

Женщина-механик ничего не объясняя начала действовать, активно маневрируя среди стволов, она в какой-то момент, после крутого разворота поехала прямо постепенно наращивая скорость.

– Не-ет!!! – заорал телохранитель, видимо поняв, что задумала Олифия, но было уже поздно.

«Черепаха» в очередной раз вздрогнув и словно подпрыгнув, накренилась так, словно поехала в гору. Это Олифия загнала свой болотоход на удачно упавшее дерево. А упало оно поперек преграды на основной вал…

Послышался треск. Это ломались сучья.

– Держитесь!

– А-а-а!!! – заорали все находящиеся в пассажирском отсеке, когда почувствовали падение, после очередного треска, когда обломался под немалым весом болотохода утончившийся ствол кроны.

Впрочем, не сказать, что падение вышло таким уж жестким, ветви кроны хорошо смягчили процесс и все вообще было бы хорошо, если бы «черепаха» не полетела кувырком.

– А-а-а!!!

Перевернувшись несколько раз болотоход ударился о ствол очередного дерева, замерев при этом на правом боку. Казалось бы что все, приехали… Но нет, паровая машина оказалась крепкой, и Олифия включила первую передачу. Шнеки закрутились и «черепаха» со скрежетом немного проехав боком, вновь с грохотом от падения, приняла нормальное положение и снова рванула вперед.

40

Не иначе как со злости, оттого, что потрачено столько ресурсов, а добыча выскользнула из ловушки, стрелки снова открыли стрельбу из пулеметов и по панцирю «черепахи» вновь, высекая искры оглушительно застучали пули.

Неожиданно перед болотоходом возникла преграда в виде довольно широкой реки, причем реально неожиданно, настолько, что Олифия не успела как-то среагировать и «черепаха», на хорошей скорости привычно проломив кусты, рухнула в воду с высокого обрыва. Приводнение-приземление (приземление, так как транспорт ударился о дно), оказалось жестким, но не смертельным, благо упали плашмя, а не стукнулись носом, ну и само дно было илистым и хорошо смягчило удар.

Для болотохода вода полноценной преградой все же не являлась и он всплыв, почапал к противоположному пологому берегу сносимый ощутимым течением.

Другое дело что «черепаха» оказалась открыта, как на ладони, что не могло не сказаться негативным образом. Теперь стрелкам на дирижабле не мешали деревья, опять же мишень практически обездвижена, пять километров в час это не пятьдесят, идеальные условия для стрельбы и пулеметчики воспользовались представившейся возможностью на все сто. Ответная стрельба Сторма эф Монса их ничуть не беспокоила.

В какой-то момент болотоход закрутило на воде.

Экскарт подумал, что Олифия так пытается защититься от вражеского огня, но все оказалось гораздо хуже.

– Похоже у нас заклинило правый шнек… – с грустью сказала она, отработав левым шнеком назад и стабилизировав «черепаху» на воде, а то некоторым от вращения стало дурно. Люди и так держались на последних волевых, несмотря на укрепляющие микстуры маголекаря.

Течение понесло теперь уже практически неуправляемый болотоход дальше, но как оказалось, неприятности на этом отнюдь не закончились. Вскоре все ощутили, что «черепаху» сильно кренит на правый борт.

Женщина-механик пояснила:

– Шнеки полые и правый похоже еще пробило, вот вода его и заполняет потихоньку…

– Так мы утонем?! – воскликнула служанка Сицилии.

– Нет… если конечно еще и левый не пробьют… для симметрии. Вот тогда да, пойдем ко дну…

Враги заметили сильный крен болотохода и почему-то стрелять перестали. Видимо загонщики поняли, что транспорт беглецов поврежден и им уже никуда от них не скрыться. Рано или поздно их прибьет к берегу или сядут на мель, вот тогда и возьмут их тепленькими. Так что дирижабль просто следовал за своей добычей.

Так и несло «раненую» «черепаху». Олифия проявляя чудеса пилотажа и вроде бы незаметно для преследователей подрабатывала левым шнеком, то вперед, то назад, так чтобы их как можно дольше не вынесло по инерции на берег в моменты, когда река делала повороты.

Попытались до кого-нибудь докричаться по радио, и совсем не удивились, когда выяснилось, что их глушат, как тогда, когда они бежали на подводной лодке.

– Куда течет эта река? – спросил Экскарт обрывая гнетущую тишину уныния и обреченности.

– В океан, – ответила Олифия, – но мы до него не доберемся даже если нам не будут мешать.

– Почему?

– Если я все правильно разглядела, то согласно карте впереди скоро будет небольшое озеро, река течет не сквозь него, а делает крутой поворот почти на девяносто градусов. Так что это озеро вроде вздутия-аневризмы на сосуде.

– И что?

– А то, что по инерции нас выбросит из течения на спокойную воду в центр озера и мы застрянем на его глади… Вон кстати та гора – потухший вулкан, возле которого это озеро находится.

В иллюминаторы, когда болотоход поворачивался нужной стороной действительно можно было увидеть высоченную гору с шапкой снега на вершине.

– Приехали… – уныло пробормотал осунувшийся Экскарт.

– А точнее приплыли… – невесело поправила его Сицилия.

Вот и озеро с удивительно правильной круглой формой примерно километр в диаметре. Как и предсказывала Олифия «черепаху», несмотря на все ее усилия все же остаться в потоке, по инерции вынесло почти на середину, выбросив из течения и болотоход замер.

Над ними завис дирижабль. И это было явно неспроста.

– Они похоже хотят подцепить нас за скобы и выдернуть из воды, – сказал телохранитель, осторожно выглянув из люка. – Только непонятно, что им мешало сделать это пока плыли по реке?..

– Если вам интересно, и это имеет хоть какой-то смысл, то можно этого избежать, – с некоторой неуверенностью в голосе сказала Олифия.

– Как?

– Произвести погружение на дно озера…

Видя ошарашенные лица пассажиров, она принялась пояснять:

– Дело в том, что я предусмотрела такой вариант с погружением методом затопления шнеков.

– Зачем?! – вырвался вопрос у Экскарта, видимо общий для всех.

– Ну, не знаю, – с чуть смущенным видом пожала плечами женщина-механик. – Подумала, а почему бы и нет, вот и сделала…

– Понятно. А всплывать как? Или своим ходом по дну на берег выползать?

– Нет. У меня есть два баллона со сжатым воздухом, вот из них воздух должен поступить в шнеки и создать подъёмную силу.

– А как дышать? Воздуха в отсеке надолго не хватит…

– Второй баллон можно использовать для дыхания. Одного вполне хватит для всплытия…

– На сколько хватит баллона для дыхания?

– В нашем случае максимум на час…

– До темноты хватит… – пробормотал парень, хотя сильно сомневался, что они смогут воспользоваться ночным временем.

И судя по постным лицам телохранителей они тоже не считали, что темнота им поможет. Слишком много охотников за головами. Да и маг-поисковик, будь он проклят.

– Это еще и подводная лодка оказывается! – с неподдельным восхищением несмотря на обстановку изумился Бавр инс Оск.

– Так что?..

– Топись! – решительно кивнул Экскарт. – Пусть это ничего для нас не поменяет, помощь не придет, и мы выиграем всего час условной свободы, а то и все два, если используем запасы второго баллона для дыхания, но пусть эти сволочи помучаются доставая нас со дна!

Возражений не последовало и Олифия кивнув, произвела необходимые манипуляции крутанув какие-то вентили и подергав рычаги, и «черепаха» под ругань «адских гончих», что уже спускались на тросах с дирижабля, дабы подцепить болотоход, ушла под воду. Телохранитель едва успел вытащить пулемет из башенки и задраить технический лючок в который его собственно и высовывали.

При этом болотоход погружался не вертикально в низ, как можно было ожидать, а сначала выровняв крен, так как теперь оба шнека оказались заполнены водой, клюнул вниз носом, Олифия при этом что-то пробормотала о неправильном распределении веса, и за счет этого отрицательного дифферента сместился в сторону, а именно по направлению к горе.

Озеро оказалось неожиданно глубоким. Пассажиры невольно уткнулись в иллюминаторы наблюдая за жизнью озерно-речных обитателей. Впрочем, смотреть было особо не на что, вся живность шугалась огромной туши «черепахи».

Наконец «черепаха» переквалифицировавшаяся из болотохода в подводную, ну не лодку, а скорее ползуна, если бы не повреждение шнека, достигла дна. При этом с правой стороны что-то противно хрустнуло.

Все с тревогой посмотрели в эту сторону, даже открыли технические панели в полу обнажая паровик и часть сложных механизмов, но течи не обнаружили и вздохнули с облегчением.

При ударе о дно поднялась донная муть и Олифия по привычке включила фары, что высветили каких-то подводных гадов стремительно ушедших из зоны освещения.

41

Некоторое время спустя донная муть осела и в свете все еще горящих фар стало видно гораздо дальше. Экскарта, что пользуясь своим положением перебрался в кабину, привлекло какое-то темное пятно прямо по курсу.

– Что это? – невольно спросил он, разглядывая пятно уже через гогглы, меняя линзы в попытке рассмотреть получше. – Похоже на зев пещеры…

– Скорее всего, так оно и есть, – согласилась Олифия. – Это ведь вулкан. Так что вполне возможно, что перед нами один из выходов потока лавы.

– Хм-м…

– Что такое Трек? – обратила внимание на состояние мужа Сицилия.

– Да даже не знаю… даже сформулировать четко не могу свои ощущения…

– Скажи.

– Да есть какое-то чувство, будто тянет меня туда. Вот и думаю, что это могло бы значить? Просто желание загнанной в угол крысы спрятаться поглубже в обнаруженную дыру или же… что-то большее?

Все переглянулись. Ощущения представителей «древней крови» это нечто большее чем чувства простых людей. Да, у плебеев в экстренной ситуации, когда мобилизуются все силы организма, тоже бывают проблески спасительной интуиции, но она очень непостоянна, тогда как у аристократов это имеет более стабильный характер.

– А ведь и правда, что-то есть такое… – после короткой паузы произнесла Сицилия, что на некоторое время ушла в себя.

– Мы не доплывем, – сказал на это Рамони инс Лонг. – Да даже если и доплывем, то смысл? Мы не знаем об этой пещере ничего.

– А если на «черепахе»? – поинтересовался Экскарт, что загорелся идеей добраться-таки до входа в лавовую пещеру, ну и проехать по ней до ее конца, чтобы узнать, что же ему хочет сообщить «древняя кровь».

– Даже если забыть про поврежденный шнек, можем и на одном как-нибудь сманеврировать, то как мы заведем двигатель под водой? – вступила в разговор Олифия. – Стоит только открыть заглушку выхлопной трубы, как топку тут же зальет водой.

– Да, жаль, что вы не предусмотрели электродвигатели, – сказал «подводник».

– Хотела вообще-то, но тогда пришлось бы ставить большие и мощные аккумуляторы, что безмерно утяжелило бы болотоход, так что не спасали бы шнеки-поплавки. Ну и полезный объем пассажирского отсека сократился бы минимум на треть.

– Понятно…

– Хм-м…

Все снова повернулись к Экскарту.

– Я конечно не великий механик, но у меня кажется есть одна идея… безумная на первый взгляд, да и на второй тоже…

– Я заинтригована, сэр! – тут же «сделала стойку» Олифия и ее глаза заблестели каким-то лихорадочным блеском. – Говорите же!

Она даже подалась вперед, словно желая схватить источник технический идей, чтобы поскорее их вытрясти.

«Маньячка какая-то, – невольно подумал парень. – Да все они, очумелые ручки, такие».

– В общем все зависит от того, можно ли отсоединить трубу выхлопной трубы внутри болотохода?

– Легко… но мы мгновенно задохнемся если пустить дым в салон.

– У нас есть два баллона с воздухом. Один придется освободить и подсоединить к выхлопному отверстию, чтобы дым закачивался в этот баллон. Для поддержания процесса горения в топке пойдут запасы воздуха из второго баллона.

– Это осуществимо? – спросил адвокат, приводя в чувство впавшую в легкий ступор женщину-механика, что видимо обдумывала техническую возможность реализации замысла.

– Гениально! – воскликнула Олифия и тут же с горечью, так что даже слезы от обиды на глазах появились, добавила: – И странно, что я до такого решения не додумалась… Правда можно не освобождать второй баллон, вы забили, что у нас пробит правый шнек, вот через него, можно стравливать дым! Там ведь система ниппель! Вот опять, что мне мешало поставить ее на выхлопную трубу?!

С досады женщина-механик ударила себя кулаком по ноге.

– Тогда за дело!

Пришлось изрядно покорячиться, чтобы провести небольшую модернизацию «черепахи», но к счастью у Олифии помимо полного набора инструментов имелся изрядный запас запчастей, что пошли в дело. Все невольно торопились, ведь «Адские гончие» наверняка не сидят без дела в недоумении чеша свои репы, а что-то предпринимают. Никто не удивился бы узнав, что они возят с собой необходимое оборудование и снаряжение для подводных работ.

Но вот все было готово.

– Запускай, – кивнул Экскарт и женщина-механик начала раскочегаривать паровик.

И он заработал. С правого борта показались пузырьки дыма.

– У нас гости… – сказала Эмилия, что посматривала в триплексы башенки.

Все тут же приникли к иллюминаторам. И правда к лежащей на дне «черепахи» медленно подбирались продолговатые тени.

– Водолазы!

– Олифия!

– Нужно еще немного времени! Давление в системе недостаточно для движения!

Водолазы подходили все ближе и вскоре стало видно, что они тянут за собой тросы.

Кто мог, с напряжением пялился на показания приборов, на медленно поворачивающиеся стрелки манометра.

Вот один из водолазов подошел на расстояние вытянутой руки и остановился, чтобы подготовить механизм зацепа троса.

– Поехали!

«Черепаха» резко крутанулась и водолаз, что уже тянулся к скобе оказался подмят болотоходом и буквально истерзан шнеком.

Снова что-то хрустнуло с правой стороны и «черепаха» стала двигаться более ровно. Хотя неприятный треск при этом продолжался.

– Правый шнек заработал…

Не идеально, но да стал крутиться и Олифии теперь было гораздо легче управлять своим болотоходом, хотя все равно поманеврировать ей пришлось изрядно.

Поднявшаяся донная муть вновь закрыла обзор, но у этой очумелой руки помимо всего прочего имелся гироскопический компас, так что выдерживать курс на пещеру даже при отсутствие видимости почти не мешало.

Экскарт истерически хихикнул. Это тоже заметили и красноречивыми взглядами потребовали пояснения.

– Да опять эти «адские гончие» остались с носом в самый последний момент…

И хоть ситуация на самом деле была далека от хоть сколько-нибудь забавной, все засмеялись, этим истерическим смехом сбрасывая накопившееся за все это время эмоциональное напряжение.

Олифия тем временем вела свое творение к пещере, она вырвалась из зоны мутного облака и идеально вписалась в округлый зев пещеры.

В отличие от реки и озера, вода в пещере оказалась идеально чистой, никакой органической мути. Стало ясно, когда болотоход все же останавливался, чтобы совершить очередной маневр, что здесь имеется свой поток, так как поднятую взвесь сносило наружу.

Тоннель был практически прямым с легкими изгибами.

Ехали долго и это начало всех несколько нервировать. Даже сам Экскарт стал думать, что у него все-таки сказался синдром загнанной в угол крысы, но вот они приехали, точнее уперлись в практически отвесную стену.

– Вроде тоннель ведет вверх, – сказала Эмилия.

– Всплываем…

Олифия кивнула и стала крутить вентили. Раздалось шипение, свист, второй шнек прямо-таки запузырил из пробоин, вновь появился сильный крен, но «черепаха» начала подъем.

42

Всплытие произошло где-то чрез минуту и на мгновение Экскарту показалось, что они каким-то невообразимым образом оказались в ангаре тайного убежища кронпринца Марриора Каска из которого сбежали на подводной лодке. Света фар болотохода хватило, чтобы понять, что они находятся в большом гроте с высоким сводчатым потолком.

– И сдается мне, что пещера рукотворная… – пробормотал он. – Точнее облагороженная…

И вскоре его догадка подтвердилась. Медленно вращающаяся на воде «черепаха» высветила правильный прямоугольник хода в стене, по сторонам которого застыли изваяния каких-то мифических чудовищ, рассмотреть их подробно не удалось из-за продолжающегося вращения болотохода.

– Ну что, выходим? – неуверенно не то спросил, не то предложил Экскарт.

– А у нас есть варианты? – с ехидцей спросил адвокат.

Телохранитель открыл люк на крыше и осторожно выглянул, опустив на глаза гогглы, задействовав линзу ночного зрения. После чего, подхватив винтовку, выбрался на крышу.

– Олифия, у тебя веревка найдется?

– Конечно! Вдруг кого-то буксировать понадобилось бы?!

Получив запрошенное Сторм эф Монс раскрутил наскоро завязанную петлю и с первого раза закинул получившееся лассо на каменный столб стоящий напротив обнаруженного Экскартом хода.

Еще немного усилий и «черепаха» была подтащена к как оказалось, ступенчатому «берегу».

– Похоже на какой-то тайный храм… – произнес Бавр инс Оск, подсвечивая стену встроенным в его гогглы фонариком. – И судя по всему, более древний, чем любой построенный из камня…

А стены действительно были густо покрыты затейливым орнаментом иероглифов и разноцветными рисунками.

Все тут же напряглись.

– Может тут и нет никого?.. – неуверенно, сама слабо веря в свои слова, произнесла Олифия.

Конечно, оставался шанс, что аборигены сами забыли про свой храм, если он конечно вообще имел к ним отношение, тем более что в него так просто не попасть, потому и мирные. Ведь остальные племена ожесточенно защищают наследие своих предков при любой возможности нападая на чужеземцев-святотатцев.

«А может потому болотники и мирные, что уверены в том, что их святыню не найду и не осквернят?» – подумалось Экскарту.

А еще у него возникла мысль, что храм этот мог принадлежать вовсе не людям.

«Не… не может быть», – мотнул он головой, отгоняя такие мысли.

– Ну что, идем? Или будем дожидаться «адских гончих»? – произнес адвокат. – Они ведь от нас не отцепятся…

Дожидаться охотников за головами никто не хотел, их больше, они хорошо оснащены и победа в прямом столкновении определенно будет за ними, тут даже пулемет не поможет, которым кстати вооружился телохранитель.

Но и уходить во тьму коридоров древнего скрытого в вулкане храма тоже никому не хотелось. Это реально пугало.

– Надеюсь из этой горы есть другой выход… – произнесла Эмилия.

– А что нам с того выхода, если «адские гончие», а точнее их маг нас всегда может выследить? – буркнул маголекарь.

– Так что нам теперь в этом храме куковать до второго пришествия?!

– Вряд ли. «Адские гончие» пойдут за нами, так что придется повоевать…

– Это ничего не меняет, – заметила телохранительница Сицилии.

– Не меняет… Если только не найдем в храме, что-нибудь, что перевесит чаши весов в нашу пользу.

А вот эта мысль Менлира инс Ханка всех неожиданно приободрила. Все были наслышаны о найденных в старых храмах аборигенов мощных артефактов различных свойств и если подумать, то сам Вседержатель велел, чтобы в столь древнем храме имелось что-то по-настоящему убойное, чем можно было бы отмахаться от «Адских гончих».

И если до сего момента царило повальное уныние, то сейчас люди приободрились и более оживленно перераспределяли груз с одеждой, продовольствием и прочими вещами, что им могли пригодиться, пока они будут шариться по храму в поисках могущественных артефактов и одновременно «играя в прятки» с охотниками за головами.

– Надеюсь тут нет этих ловушек, что так любят показывать в приключенческих снемах про подобные места, – пробормотал Экскарт.

Никто ничего не ответил, но двигаться стали медленнее и активнее смотреть по сторонам.

– Ничего не брать, за выступающие части не хвататься, – все же сказал телохранитель.

Служанка что-то шепнула телохранительнице и та озвучила ее наблюдение:

– Пыли нет…

Пыль и женщины… так что ничего удивительного, что именно Карина, в чью профессиональную обязанность входит бороться с этой напастью всех помещений, заметила сей занимательный и похоже что-то означающий факт. И этот факт многим инстинктивно не понравился. Потому, что это было неправильно, объяснить сие явление сходу было трудно, а все неправильное несет в себе угрозу.

«Ну не прибираются же тут в сам-то деле?» – подумал парень.

Прошагав метров пятьдесят по коридору ведущего от озера вглубь комплекса, путники оказались в круглой зале диаметром десять метров с еще полудюжиной входов.

– Классика… – сплюнул адвокат.

Это да. Вполне могло статься так, что только один коридор безопасен и то скорее условно, а все остальные нашпигованы ловушками. И теперь надо выбрать в какой пойти.

А может и не было никаких ловушек и ходы ведут в разные части комплекса. Но этого никто не знал и рисковать не хотелось.

– Эк… э-э… господин, – обратился к Экскарту телохранитель. – Может у вас получится что-то почувствовать?

Парень понятливо кивнул, что от него, а точнее «древней крови» хотят догадаться не трудно, и подошел к ближайшему ходу с правой стороны, просто чтобы не было потом шуточек на тему о том, что мужики при первой же возможности идут «налево».

Постояв так с минуту, вглядываясь во тьму, Экскарт сокрушенно качнул головой.

– Ничего не чувствую…

Потом подошел к соседнему ходу и тоже постарался ощутить хоть что-нибудь.

И снова безрезультатно.

Он обходил один проем за другим, пока на автомате не дошел до того из которого они вышли и тоже постарался что-то ощутить.

Сицилия хотела ему об этом сказать, как парень отшатнулся от проема, сказав:

– Угроза…

– Мы отсюда вышли, Трек… – все же сказала Сицилия.

– И его чувства говорят, что времени у нас не осталось, «адские гончие» уже здесь и идут по нашему следу, – сказал адвокат.

– Быстро они реагируют… – с досадой буркнул «подводник».

Все тут же подхватили вещи, что успели положить на пол, дабы отдохнуть во время «сканирования» ходов Экскартом.

Но куда бежать? На лицах людей явственно читалась растерянность и они снова обратили свои взоры на парня.

Экскарт с раздражением подхватив свой баул, после секундной заминки, решительно шагнул к одному из ходов с правой стороны.

– Трек, ты уверен? – с явным сомнением в голосе спросила его жена.

– Нет, но и оставаться здесь тоже нельзя…

С этим было не поспорить и беглецам пришлось довериться интуиции парня.

43

Интуиция интуицией, но перед тем, как войти в выбранный коридор Сторм эф Монс по сути приказал построиться попарно установив некоторые меры безопасности.

– Рюкзаки вешаем на правую или левую сторону тела, чтобы они выполняли роль щита… По хорошему первым надо пустить закованного в латы рыцаря, чтобы он собрал на себя все ловушки, но чего нет, того нет…

– Зато наверняка будет у «адских гончих», – проворчал Экскарт.

– И еще, на всякий случай идем таким манером, чтобы на одной плите пола находился только один человек, на тот случай если ловушка срабатывает от излишнего веса.

– Это было бы слишком просто, – сказал маголекарь. – И так показывают в синемах для большей зрелищности… Хотя могут и такие быть для запуска механизмов. Но скорее всего они будут срабатывать от нашей ауры… Но принцип поддерживаю, может быть и так, что ловушка срабатывает только при нахождении двух аур в зоне восприятия магического конструкта-датчика.

Посмотрев на плиты Экскарт согласился с телохранителем и Менлиром инс Ханком. На каждом квадрате действительно могло поместиться два человека, а при желании и три. Но только это ни о чем не говорило. Может тут вообще на некоторые плиты наступать нельзя?.. Но как узнать? А раз никак, то остается следовать хоть каким-то пусть и иллюзорным мерам безопасности.

Защита из рюкзаков с едой, одеждой и прочими припасами была скорее психологической, но хоть что-то, потому как совсем без ничего идти было бы совсем неуютно. Если пол был гладким и внушал ложное чувство безопасности, что снизу не выскочат какие-нибудь длинные шипы пронзая неудачника от задницы до башки, то вот стены исписанные выпуклыми крупными иероглифами прямо-таки кричали о ловушке ибо в их вязи, при взгляде на которую взгляд буквально расплывался, не давая вычленить какую-то чужеродную структуру, вроде технологического отверстия, можно было замаскировать все что угодно.

Экскарт с Сицилией шли вторыми сразу за своими телохранителями работая в качестве сенсора в попытке обнаружить угрозу, но получалось плохо, точнее совсем не получалось. Он ровным счетом ничего не чувствовал, кроме обычных человеческих чувств, этой странной смеси опаски и любопытства.

Плиты под ногами держались крепко и еще ни одна не продавилась тем самым включая какой-нибудь хитрый механизм.

«Хотя они могут иметь какой-нибудь магический элемент запуска, – подумал парень. – Достаточно ауре человека войти в зону действия и…»

Шух! Шух! Шух!

Из стены вылетело несколько дротиков и вонзились в подставленный рюкзак Сторма эф Монса. К счастью он сам не пострадал.

Те, что промазали, ушли в противоположную стену.

«Ну да, чего добром разбрасываться, – невольно подумал парень. – Их еще раз использовать можно…»

– Храмовые ловушки оказались не байками… – вслух произнес он.

За стеной послышался шорох. Экскарт подумал, что это наверное осуществляется перезарядка механизма.

– И сколько их таких встретится им на пути? Ведь по логике вещей, чем дальше, тем они должны быть более опасными…

– На эту плиту не наступать, – сказал телохранитель и бросил на пол вынутый из кармана сюртука болтик коими он предусмотрительно запасся для каких-то целей и теперь парню стало ясно для каких именно.

«Хотя вряд ли именно для этого, – подумал он. – Скорее просто на всякий случай пригоршню в карман сыпанул».

Тем временем к плите приблизился Менлир инс Ханк и стал ее обследовать, водить руками, перебирать линзы своих гогглов, благо они у него были не простые, а принадлежали кронпринцу, но судя по его разочарованному лицу, когда он встал, его попытка разобраться в том, что тут к чему, потерпела фиаско и значит его способностями ловушки не определить.

– А ты почувствовал что-нибудь? – спросил адвокат Рамони инс Лонг обращаясь к Экскарту.

– Н-нет… – неуверенно ответил парень.

– Точно?

– Разве что совсем что-то мимолетно… но не уверен, что это не возникло сейчас.

– Наверное потому, что опасность не касалась непосредственно тебя.

Экскарт только пожал плечами и невольно стал вспоминать все ловушки, что показывали в приключенческих синемах. Получалось очень много, даже слишком.

«Что следующее? – задался он вопросом. – Огненное дыхание? Зыбучие пески? Яма? Камень на голову?»

Как бы ни было страшно идти вперед, но и назад поворачивать – верная смерть. Тут еще шедший замыкающим новый постельничий Экскарта – Бранкс поторопил, сказав:

– Вижу пятно света сзади.

Парень неприятно поразился тому, с какой скоростью охотники за головами их настигают. Профессионалы, что тут еще сказать…

– Понял! Поторопимся… – напряженно ответил Сторм эф Монс.

Он прибавил шагу и в какой-то момент Эмилия едва увернулась от выскочившего с ее стороны трех позолоченных шипов, застыв между вторым и третьим. При этом средний шип пронзил ее рюкзак. Экскарт едва успел отдернуть Сицилию, чтобы ее не задел первый шип.

И снова мелькнула в целом неуместная мысль-вопрос о том, зачем разработчики ловушек сделали так, что шанс на выживание оставался у незваных гостей? Ведь можно было сделать так, что весь коридор этими шипами пронзался сверху до низу и от стены до стены с такой плотностью, что просто не извернуться. Но нет… все как в синемах.

А вот телохранителю не повезло.

– А-а-а!!! – заорал он с пробитым бедром.

За стеной снова зашуршало и шипы медленно втянулись в камень.

Сторма эф Монса оттащили назад и к нему бросился маголекарь.

Он быстро остановил фонтаном хлещущую кровь задействовав как свои личные силы, так и амулеты. Но стало ясно, что телохранитель выбыл из строя и надолго.

– Проклятье…

– Снова ничего? – спросил адвокат.

Экскарт только с хмурым видом отрицательно мотнул головой.

Тем временем Бранкс и Эмилия сноровисто сделали из прихваченной палатки волокушу, на которую и положили отключившегося телохранителя.

Преследователи подгоняли, но идти вперед никто не желал.

– Трексар! – попытался остановить Экскарта сицилия, схватив его за руку.

– Надо…

Он вслушиваясь в собственные ощущения сделал первый осторожный шаг на соседнюю плиту. Вполне возможно, что ловушку активировала Эмилия, а не телохранитель, но…

Ничего не произошло.

– За мной…

Беглецы вновь растянулись в очередь, телохранителя же тащил «подводник» Бавр инс Оск, как самый бесполезный, если не считать служанку Сицилии и оставшегося без руки еще одного свитского.

Медленно с великой осторожностью беглецы добрались до конца коридора не попав ни в одну ловушку, и снова оказались перед выбором направления дальнейшего движения.

– Вверх? Вниз? – спросил адвокат.

– Я-то откуда знаю?! – вспылил до предела напряженный Экскарт.

– Что, совсем ничего?

– По нулям! Хоть монетку подбрасывай!

– Не самая плохая идея…

К удивлению парня, Рамони инс Лонг достал серебряный империал.

– Орел – идем вверх, решка – вниз.

После чего подбросил монетку и та со звоном упала на гранитную плиту пола, несколько раз подскочила и легла орлом вверх.

– Так и чудится, что камешек вниз покатится, – проворчал Экскарт, гляну вверх.

Все наверняка вспомнили похожий эпизод в одном из популярных приключенческих синем.

– Оставайтесь здесь, а я проверю лестницу… – наконец сказал Экскарт.

– Будь осторожен Трек!

– Конечно, дорогая…

То, что без ловушек не обойдется, он был более чем уверен.

И снова до предела уйдя в себя парень шагнул на первую ступеньку…

Естественно, такая заминка привела к тому, что преследователи сократили дистанцию до минимума. Так что даже стали слышны тяжелые бухающие шаги эхом разносившиеся по помещениям.

– Они там, что, шагоход сюда притащили? – удивилась Олифия.

– Умный шаг с их стороны, – сказала Эмилия. – Мелкие ловушки эта консерва соберет на себя… И даже те шипы его не остановят.

– Ну да, какая-никакая, а броня…

Бранкс без лишних слов катнул в коридор цилиндр и вскоре грохнул оглушительный взрыв.

Послышались крики раненых оглушенных, а потом раздались выстрелы.

Тяжелые шаги легкого шагохода ускорили ритм и в коридоре во вспышках выстрелов проявилась массивная фигура в два с половиной метра высотой вооруженная в левой руке пулеметом.

Завалить ее из легкого стрелкового оружия было нечего и думать, тут даже пулемет наверное был бессилен, а ничего «тяжелого» с собой у беглецов не имелось.

Бранкс метнул еще одну гранату. И очень удачно, она легла точно под ноги шагохода.

Ба-бах!

Шагоход не устоял, взрывная волна сбила его когда он делал шаг и был особенно неустойчив, и потому завалился на бок, но это лишь отсрочка неизбежного, так как он тут же начал корчиться в попытке подняться.

На все, что происходило внизу Экскарт почти не обращал внимания, отслеживая лишь самым краем сознания. Все его внимание было сконцентрировано на движении по лестнице вверх.

Ощутив какие-то изменения на грани восприятия, парень не размышляя, на инстинктах отскочил назад и в тот же миг из стен стремительно высунулись два каменных блока, словно кулаки навстречу друг другу. Но не ударились, а замерли в паре сантиметров. Замерев на пару мгновений, блоки начали втягиваться назад.

– Ф-фух…

Сердце Экскарта бешено колотилось, чуть не выпрыгивая из горла, но все же взял себя в руки и пометил нужную ступеньку болтиком.

Внизу тем временем разгоралась перестрелка и он понимал, что надо поторапливаться, а потому перешагнув опасную ступеньку, в любой момент ожидая подвоха, как раз на такой случай. Но нет, обошлось.

Когда шагоход встал и продолжил движение, беглецы уже начали потихоньку самостоятельно подниматься вверх. Экскарт наконец преодолел лестницу и спустился вниз.

– Идите за мной и смотрите под ноги. Две ступеньки с ловушками.

– Что за ловушки? – спросил адвокат.

– Из стены, причем с обеих сторон, выдвигаются каменные брусы, что должны словно прессом смять жертву в лепешку.

– Какие затейливые однако ловушки…

Беглецы стали быстро подниматься по лестнице перешагивая помеченные болтиками ступеньки.

Все успели подняться раньше, чем шагоход подошел к лестнице готовый открыть огонь.

Но это оказалась лишь промежуточная межлестничная площадка.

– Ждите здесь, я разведаю дальше, – сказал Экскарт и стал осторожно подниматься по второму пролету.

Шагоход тем временем начал подъем. Стрелять, как и прежде не имело смысла, а теперь еще и от гранат толку не было ибо они просто пролетят дальше вниз по ступеньками.

Поскольку у противника не имелось подсказок относительно ловушек, это сказалось самым печальным образом. В какой-то момент шагоход наступил на «подлую» ступеньку и механизм закономерно сработал.

Бамс!

Два каменных бруса выскочили из стен и врезались в шагоход в районе пояса. Пресс-удар оказался очень сильным и легкобронированный шагоход смяло словно консервную банку.

Брусья, на вид совершенно не пострадавшие от удара, вновь начали втягиваться в стену и шагоход безвольно завалившись на спину загремел по ступеням вниз.

– Да! – радостно воскликнул Олифия, наблюдая за развернувшимся действом из-за угла, сидя на корточках, в то время как Эмилия нависала сверху готовая открыть стрельбу.

Но стрелять не пришлось. Потеряв шагоход, что прокладывал путь и был главной боевой единицей, «адские гончие» приняли решение отступить. Правильное решение, дичь в западне, а терять людей от ловушек и стрельбы беглецов просто глупо. Не удалось выполнить задание наскоком, то нужно подойти к его решению более вдумчиво, как следует подготовившись.

44

Бранкс, вызвался сходить на разведку, посмотреть, что и как и держать его Экскарт не стал, только напомнил о ловушках.

– Не беспокойтесь господин, я их помню…

Постельничий ушел смотреть за «адскими гончими», лишь маголекарь пробормотал:

– Другое дело что программа, после срабатывания первых ловушек могла смениться и включиться другие алгоритмы…

– Так чего ж раньше не сказали?! – возмутился Экскарт.

– Вот и посмотрим, сменилась программа или нет… – не моргнув и глазом, добавил Менлир инс Ханк.

К счастью для постельничего программа либо не сменилась, либо ему повезло и он проскочил по безопасным плитам.

– Отступили к озеру.

– А что шагоход? – поинтересовалась Олифия.

– Пилота унесли, а так лежит… только там мало что осталось. Оружие и боеприпасы сняли, как и топливную батарею. Так что это просто бесполезная и тяжелая груда металла.

– Понятно…

Хоть охотники за головами взяли длительную паузу, задерживаться беглецы на месте не стали и двинулись дальше. Благо теперь можно было сильно не спешить и прочувствовать обстановку еще более внимательно.

К удивлению незваных посетителей подгорного храма, в следующем коридоре ловушек не было. Может быть потому, что тут имелись какие-то помещения скрытые за дверями.

«Или внимание притупляют», – с подозрением думал парень.

– Похоже на кельи… – сказал адвокат.

Что до дверей ведущие предположительно в жилище местных обитателей, то они были сделаны из какого-то металла по виду похожего на серебряную бронзу, но при этом на поверхности не было заметно ни пятнышка патины, словно их отлили только вчера, ну или начистили… опять-таки вчера.

Менлир инс Ханк попытался открыть одну из дверей, но у него ничего не вышло. Стал обследовать стену на предмет механизма прикладывая ладони к камням по обе стороны двери, но тут его поджидала неудача.

– Наверное нужно магическое воздействие определенного характера, – сказал он. – Словно кодовый сигнал послать на замок…

– Странно, что двери не перегораживают коридоры один от другого, – снова заметил адвокат.

– Их роль выполняют ловушки, – не слишком уверенно ответил маголекарь.

В коридоре с предположительно кельями тоже задерживаться не стали, хотя Экскарт начал чувствовать сильную усталость от постоянного эмоционального напряжения в ожидании срабатывания очередной ловушки.

Пройдя коридор они снова остановились на распутье. Можно было идти вперед, вправо и влево, а так же вверх и вниз. Снова предстояло сделать нелегкий выбор.

– Идем вправо, – решил Экскарт.

Никто не возразил.

Первая же ловушка его чуть не убила. В последний момент его отдернула назад Эмилия и огромный потолочный камень, что должен был его расплющить сработал впустую. Замерев в считанных сантиметрах от пола, он повисев немного в воздухе на стальных тросах стал подниматься вверх.

– Думаю имеет смысл остановиться здесь, – не терпящим возражения голосом произнесла Сицилия. – Враги достаточно далеко и их приближение мы всегда сможем засечь. Моему мужу нужно хотя бы немного передохнуть.

И снова никто не стал возражать. Все устали физически и эмоционально, так что передышка действительно была необходима. Опять же если верить часам, то наступает ночное время, а значит сам Вседержатель велел встать лагерем.

Площадка этого пересечения путей в отличии от предыдущей была достаточно большой и для размещения лагеря места хватало с избытком.

Единственная проблема – туалет. Точнее место для него. Пришлось все-таки Экскарту поднапрячься и проверить первые десять ступенек лестницы ведущей вниз. А что до того куда… не прямо же на ступеньки? То ситуацию спасала Олифия. У нее, к счастью, нашлось некоторое количество специальных бумажных пакетов, которые она машинально прихватила с собой.

– Ну а что? – несколько смутившись, сказала она. – Когда испытывала свой болотоход, то наружу все-таки выглядывать для этих дел было боязно, вот и позаботилась… чтобы не выходить.

Но если все, как только были подготовлены места для отдыха попадали на лежанки, то маголекарь себе словно места не находил, это несмотря на то, что он повторно выложился в лечении телохранителя, так что ему теперь не требовались носильщики, разве что костыль, но его сделать было не из чего, так что передвигался он все-таки при помощи того же Бранкса. А если еще один такой сеанс состоится, то и костыль не потребуется.

– Что вы так извелись Менлир? – спросила Сицилия, которую уже стало раздражать его мельтешение.

– Сам не понимаю, но меня словно переполняет энергия!

– Вас так возбудило нахождение в неизвестном храме?

– Нет, тут другое… пожалуй меня в прямом смысле переполняет энергия! Я считаю, что мы находимся в одном из Мест Силы. И стоит только гадать о его мощи в старые времена! – воскликнул маголекарь. – Храмы ведь строились не абы где, а вот на таких Источниках. И если прочие Источники практически иссякли, то этот еще источает Силу. И думается мне это понятно, все-таки это вулкан, пусть и потухший. А как вы знаете все действующие вулканы магически активны…

– Но он же потухший… – сказал Экскарт.

– Значит строители каким-то образом смогли проложить магоканал поближе к источнику Силы.

– И чем это может нам грозить, помимо того, что до сих пор активны маголовушки? – спросил Сторм эф Монс.

– Не знаю…

– И так понятно, ничего хорошего, – буркнул адвокат.

Экскарт только кивнул с хмурым видом. На душе было муторно, только ему было непонятно отчего больше, от неприятностей внутри храма, угроза ли этот от охотников за головами, или же все вместе.

45

Мятежный и беглый кронпринц Марриор Каск сир Лодар отсиживался в одном из своих многочисленных тайных убежищ, что он соорудил по всему миру в те времена, когда он считался без вести пропавшим, и из тени, как настоящий паук опутывал своей сетью Гардариканскую империю. Сеть плелась в два слоя, на государственных должностях и в аристократической среде подменялись люди на марионеток и гомункулов.

Его агенты начав с малых должностей постепенно поднимались по карьерной лестнице, тянули за собой других, и через них кронпринц получал возможность влиять на ситуацию, продвигая нужные решения и подтягивая наверх все новых своих гомункулов. А тем, кому это все не удалось становились просто хорошими источниками информации, что тоже ценно.

С аристократией все получалось еще замечательнее. Взяв под контроль третьих-четвертых сыновей и ликвидировав помехи, он добивался, что аристократические рода так же становились его последователями.

И все шло более-менее по плану, когда в отлично отлаженный механизм подмены и внедрения на финальном этапе попал небольшой камешек. И огромный механизм встал.

Марриор Каск так и не сумел понять в чем же причина сбоя. Какая-то индивидуальная особенность организма Трексара Сандора инс Маренонга? Вполне возможно, ведь операция по копированию сознания в гомункула прошла с большим трудом. Кронпринц связывал это с тем, что Трексар имел предрасположенность к менталу и на каком-то глубинном инстинктивном плане шло сопротивление. Ему его способность явно не развивали, даже возможно глушили, очень уж свойство неоднозначно для окружающих, но в критический момент на инстинктах Трексар мог как-то помешать операции копирования сознания.

По крайней мере так думал кронпринц. При этом он невольно отвлекался на другую идею, что пришла ему по результатам беглого расследования. Ведь связь между Трексаром и его гомункулом все же установилась и Трексар мог управлять гомункулом на расстоянии.

А это такие перспективы!

Зачем ему куда-то идти лично подставляться под возможный удар недоброжелателей? Гомункулы-двойники это конечно хорошо, но все же несколько не то особенно когда надо пообщаться с кем-то тет-а-тет и нет возможности пронести аппаратуру, чтобы находиться в курсе ситуации в режиме реального времени.

Или с женщиной например…

А они ведь тоже могут оказаться своеобразным оружием, как в грубом исполнении с возможностью физического нападения, так в тонком варианте, когда через даму, когда вполне возможно она сама об этом не будет даже подозревать, подсадить лицу с ней общающемуся какую-нибудь болезнь-проклятие.

А имейся гомункул с прямым управлением эти все опасности становятся не страшны.

«К демонам!» – отмахнулся от донимавших его идей Марриор Каск.

Как любая маниакальная личность кронпринц зациклился на своей главной задаче, а именно мести тому, кто порушил его многие года, да что там года – десятилетия выстраиваемый план по захвату власти.

Если бы мог, то ему оставалось бы только порадоваться, что сего конфуза не случилось раньше, скажем год назад. Ибо случись это тогда и кронпринцу пришлось бы куда как печальнее и труднее. А империю не просто парализовало из-за происходящих чисток внутри различных государственных аппаратов в том числе спецслужб, все подозревали всех из-за чего шла жесточайшая борьба с многочисленными жертвами, но и внешнее вторжение, что еще сильнее отвлекло силы империи от его поиска.

Но даже имея такие глобальные проблемы империя держала удар и более того, пыталась контратаковать. Комиссары, единственная структура за счет своей децентрализации и личной подчиненности императору, не пострадавшая от действия Марриора Каска, рыли носом в поиске кронпринца. И рыли хорошо. Что ни говори, а в комиссары приглашались люди незаурядные и фанатично преданные даже не только и не столько императору сколько Империи.

А если бы за его поиски взялась бы вся СИБ?! С из магами-поисковиками?!

Собственно процесс чистки заканчивался и вот-вот эта самая могущественная спецслужба даже не империи, а всего мира начнет его активный поиск. И как бы, и где бы он ни прятался, его обязательно найдут.

Если Империя конечно продержится достаточно долго.

Осознав, что план «А» провалился с оглушающим треском, кронпринц, как любая гениальная личность, предусмотрев даже такой негативный вариант развития, подготовил другие возможности своего возвышения, и задействовал план «Б».

Если все пойдет так как было задумано, то империю должно было сотрясти до самых оснований, словно город десятибалльным землетрясением и как результат будут разрушены все основные институты власти в том числе СИБ. Тогда за ним просто некому будет охотиться, а остатки он зачистит своими силами, после чего возьмет власть в свои руки, даже если для этого придется называться не императором, а каким-нибудь директором, диктатором или еще как-то. Главное – не название, а суть.

Но проблема заключалась в том, что запас прочности у империи был весьма высок и прежде чем она развалится, агенты СИБ или комиссары могли выйти на его след.

Как?

Любая деятельность всегда оставляет финансовый след. А уж если требовалось что-то построить, то же убежище, то как ни старайся, а этого не скрыть, те же материалы купить. Можно в разных местах и понемногу, но проверят уже транспортные отчеты. Ради его поимки будут тянуть самые ничтожные ниточки, поднимут самые древние отчеты и накладные и потом проверят, куда пошли материалы. Кронпринц был уверен, что сейчас специалисты в бешеном темпе проверяют все финансовые потоки пытаясь найти ниточки, что к нему приведут и найдут.

Можно было конечно зачистить посредников в ноль. Но в то время именно такая жесткая зачистка могла привлечь к нему ненужное внимание.

А ведь еще остаются маги! А поисковых магов у императорского дома хватает. Но они могут указать лишь общий район и тут уже ищейки СИБ сядут ему на хвост.

Так что все эти убежища были ненадежны. Их требовалось регулярно менять, а еще лучше постоянно находиться в движении, это лучше всего сбивает магов-поисковиков.

Но это тоже не выход. Специалисты знают это слабое место магов-поисковиков и сейчас весь транспортный трафик берется под жесточайший контроль.

«А эта гадина как на зло именно на подлодке сбежала», – злился кронпринц.

Именно подводный транспорт самый трудно отслеживаемый.

И все это время Марриора Каска снедала всепожирающая ненависть. Ему страстно хотелось найти виновника своих неудач и провести над ним самые жестокие опыты, так сказать совместить приятное с полезным, доставить Трексару неописуемую боль и разобраться с тем, как он управлял своим гомункулом.

Кронпринц как раз готовился менять очередное тайное логово, когда по остаткам его сети пришла информация о странной группе людей появившейся в Новом Рескюле. Описание людей не ввела Марриора Каска в заблуждение, он сразу понял, что это именно те, кого он так жаждет вновь увидеть. Но останавливало другое, а не ловушка ли это на него?

И даже если и нет, то агенты СИБ тоже не дураки и поймут, кто появился в колонии королевства Люксер и попытаются подловить его на интересе к данным личностям используя их как наживку.

– Но они просто не успеют, – зловеще улыбнулся кронпринц, когда посмотрел, какие его силы находятся поблизости.

Подконтрольных ему пиратов и просто наземных банд-революционеров борцов за независимость там не было, но зато имелся один из его «чистых» отрядов охотников за головами «Адские гончие» в состав которых он включил своего не самого удачного гомункула с ненужной ему способностью поисковика, вот их он и решил задействовать.

И они не подвели. Быстро нашли и настигли жертву. Правда в последний момент беглецам, что проявляли прямо-таки чудеса изворотливости сопутствовала удача. Да какая! Шутка ли, найти один из древнейших храмов. И где?! Внутри потухшего вулкана! Марриору Каску невольно подумалось, что после такого открытия, когда ситуация устаканится и он обретет власть, надо будет обследовать все подобные места на планете. Ведь раньше никому и в голову не могло прийти искать следы ушедших цивилизаций в подобных местах.

«А ведь это было бы логично, – подумал он. – Ведь по одной из версий конусовидные храмы аборигенов это не что иное, как отображение именно вулканов! А кровь жертв, что жрецы лили по их склонам символизировала лаву!»

– А ведь он не разграблен, – уже в другом более рациональном контексте подумал о находке кронпринц в котором вновь проснулся дух ученого-исследователя. – Сколько там может быть всего интересного?! Но и это не главное… даже беглецы отходят на второй план по сравнению с тем, что это идеальное убежище! Там меня не найдут даже имперские маги поисковики!

Место Силы, а этот момент его гомункул зафиксировал четко, как ничто другое должно скрыть его от взора магов-поисковиков. Благо он недалеко, относительно конечно, от этого региона, всего-то полторы тысячи километров – десять часов лета при попутном ветре…

Еще в полете кронпринц размышлял над тем, как исследователи прошли мимо места Силы, ведь ищут вопреки расхожему мнению не сокровища (они лишь приятный довесок к главному), а именно такие вот Источники с помощью которых можно заработать на порядки больше найденных ценностей, но когда подлетел к вулкану убедился на собственном опыте, что окружающий фон был ничем не примечательным.

«Хорошо древние экранировали свое убежище, – удовлетворенно подумал Марриор Каск. – Особенно удачно решение с подводным входом…»

Текущая вода как никакая другая субстанция хорошо экранировала магию.

Высадив кронпринца, дирижабль не задерживаясь ни на одну лишнюю минуту продолжил путь по заданному маршруту везя в каюте его гомункула в качеств ложной цели. Таких собственных двойников у Марриора Каска хватало с избытком. Одного он уже потерял, по сути слил СИБовцам сам в надежде, что это остановит охоту или хотя бы притормозит ее. Не остановило и даже не притормозило. Специалисты, зная, что искать, быстро определили фальшивку.

Хотя общественности через «утечки» было сказано, что пойман сам злодейский кронпринц. Но это уже спецслужбы играли в надежде, что Марриор Каск поверит в то, что они и правда верят в то, что пойман оригинал. Даже пустили соответствующую информацию по внутренним каналам, чтобы ее получили и слили агенты – остатки агентуры кронпринца, но он тоже не поверил.

Для проникновения в подгорный храм для кронпринца приготовили батискаф. Маленький, тесный, на одно пассажирское место, но все лучше, чем передвигаться в водолазном костюме, пусть и не своим ходом, а зацепившись как раз за этот поисково-ремонтный подводный аппарат словно рыба-прилипала. От «Адских гончих» не спрятаться даже на дне морском… Так звучал один из рекламных слоганов данного отряда охотников за головами.

Стоило только всплыть внутри горы и выбраться из батискафа, как кронпринц ощутил прилив сил.

– О, да! Как же давно я не ощущал ничего подобного!

Охотники за головами ожидая своего хозяина без дела не сидели и загнали в подгорный храм оставшиеся девять легких шагоходов, а так же половину своего боевого наземного состава в полсотни бойцов. Суммарная сила была несопоставимой в сравнении с беглецами, но опростоволосившись один раз, решили не мелочиться, как говорится, кашу маслом не испортишь.

Если кто-то хоть на миг подумал, что кронпринц пойдет в первых рядах лично выявляя ловушки, то сильно ошибся. Для этого Марриор Каск прихватил несколько своих гомункулов. А то ловушки они бывают и такие, что даже самые сильные маги не всегда смогут засечь, а если и обнаружат, то не смогут увернуться от поражающего фактора.

– Вперед…

46

Беглецы все это время так же не сидели на месте. Переночевав и позавтракав они двинулись в путь. Экскарт как и вчера исполнял роль проводника, если можно так выразиться о человеке активирующего ловушки и при этом за счет своего предвидения ситуации, точнее чувствуя угрозу жизни в последний момент избегающий поражающего фактора.

Маголекарь из своих запасов, а так же усилившихся магических способностей изготовил для него очередной эликсир для повышения скорости реакции.

– А не притупит ли это мою чувствительность к опасности? – озабоченно спросил он. – ведь выпив эликсир и обретя способность уходить от грозы быстрее, ловушки станут для меня не столь страшны.

– Не притупит, – ответил Менлир инс Ханк. – По крайней мере не на столько, чтобы уравновесить систему «чувство опасности – скорость реакции». Положительное сально будет играть в твою пользу.

В целом так и оказалось. Даже больше того, Экскарт мог не просто чувствовать угрозу, а даже начал определять с какой стороны прилетит опасность и где при этом самая безопасная зона.

«А может это просто развитие способности в экстремальной ситуации, – подумал он. – Ведь что мы знаем о магических способностях, да еще в условиях повышенного магического фона? Это все равно, что культуриста напичкать различными эликсирами заставить его тягать спортивные снаряды с утра до вечера…»

Но Экскарта не оставляло чувство неправильности ситуации. Ладно, нет дверей в коридорах, но есть ведущие в комнаты. С натяжкой можно предположить, что это как-то связано с культурными особенностями живших здесь людей… если они конечно были людьми. Так что можно предположить, что именно ловушки заменяют роль физической преграды. Но вот с ловушками-то как раз и была главная странность.

Этими сомнениями-размышлениями он и поделился с остальными во время очередного привала совмещенного с обедом.

– В чем именно ты видишь странность ловушек? – спросил маголекарь.

– Они слишком простые… Шипы, каменный пресс, дротики, падающая на головы плита. Все это как-то очевидно. Простенько… и не сказать, что со вкусом. При этом заметьте, они сделаны так, что всегда есть возможность при достаточной ловкости избегнуть фатальных ранений. Да, обычные люди не прошли бы слишком далеко, но согласитесь, глупо думать, что в подобное сооружение полезут только простые люди. И даже если полезли бы только обычные люди, то их может быть достаточно много, чтобы пройти туда куда они по идее добраться не должны. Строители этого комплекса не могли этого не понимать, но не сделали ничего более сложного. Дверей нет, ловушки плевые. Меня эта странность сильно нервирует…

Люли явно подзагрузились осмысливая сказанное и судя по хмуро-тревожным лицам пришли к тем же выводам.

– Хм-м… если посмотреть с этой стороны, то да, ты прав, как-то все слишком просто получается, – после короткого раздумья, согласился Менлир инс Ханк. – Архитекторы могли действительно сделать ловушки с подвохом. Чтобы западня срабатывала не на того, кто ее активировал, а на идущих следом, раз уж строители предполагали, что в храм могут наведаться грабители, то за «активатором» должны идти остальные непрошенные гости…

– И что это может значить? – с тревогой спросила Сицилия.

– Что нас словно приглашают идти дальше, – пробурчал Рамони инс Лонг.

– Зачем?

– Может для того, чтобы завести в какое-то место и без затей хлопнуть всех разом, – ответил уже Сторм эф Монс.

– Возможно, что и так. Но вполне может статься, что дела для нас обстоят не так печально, – с неожиданно для остальных широкой улыбкой сказал маголекарь.

– То есть? – спросил Экскарт.

– Если я прав, то логика строителей данного храма проста как медный грош! Предполагая, что грабители все же нагрянут в храм сделали простенькую систему охраны тем самым давая им добраться до своей вожделенной цели!

– Но зачем? – с изумлением спросила Олифия. – Я бы сделала так, чтобы они вообще и ста метров не прошли.

– И тем сам спровоцировала бы, что грабители подтянули бы более серьезные средства для добычи сокровищ! Жадность людей велика и ради добычи желаемого пойдут на все, вплоть до того, что эту гору раскидают по камешку голыми руками!

– А так грабители не без потерь, может даже с большими жертвами, что только увеличит ценность сокровищ в их глазах, доберутся до желаемого, вынесут все до последнего кусочка золота и драгоценного камешка, – продолжил Экскарт поняв логику маголекаря. – Дескать мы старались вас остановить, но вы молодцы, прошли и вот вам награда за ваши жертвы и отвагу…

– Именно! Все убедятся, что сокровищ в храме больше нет и забудут о нем.

– Оставив более ценное в гораздо более защищенном месте, – понимающе кивая, добавила Сицилия.

– В точку!

– Но кто-то может понять данную логику, как вы, например и продолжит поиски боле ценных вещей, – возразила Эмилия.

– На этот случай уверен заготовлены гораздо более серьезные ловушки и если их пройдут, то получат соответствующую «награду».

– А где две сокровищницы, там и три, – хмыкнул адвокат.

– И снова – да, еще более сложный уровень и какая-то совсем уж эпичная награда.

– Это только распалит охотников за сокровищами, – заметил Экскарт.

– А вот на этот случай, если все-таки поиски продолжатся, может сработать уже настоящая система охраны храма и остается только гадать, что это может быть.

Согласившись с логикой маголекаря Экскарт уже не так сильно нервничал. А то ведь он все время ожидал подвоха от охранной системы храма, а именно, то, что активируя очередную ловушку могут пострадать позадиидущие, а именно Сицилия.

47

За второй день пути беглецы прошли не так уж и много. В целом прошли десять стометровых коридора и поднялись на два этажа выше. Лишь под конец, понимая, что они идут по внешнему хромовому коридору, что видимо кольцом опоясывает гору, и кружить так можно долго без всякого толка, Экскарт свернул в коридор, что явно вел к центру вулкана. Хотя в этом тоже было мало толка, но так ему подсказали чувства.

– Зачем? – спросила Сицилия.

– Не знаю… – слегка растерянно ответил парень и даже чуть пожал плечами.

Но домогаться до причин не стали. Раз свернул, значит, так возжелала его интуиция и к ее зову следовало прислушаться. Ведь за все время, что Экскарт шел по храмовым коридорам он не раз и не два активировал ловушки и ему ни разу не потребовалась целительская помощь. А это что-то до значит, хотя пару раз он едва не попался с самыми паскудными последствиями, но пронесло.

На этот раз спать расположились в небольшом зале неясного назначения. Может малый заклинательный или молельный зал, а может просто склад. Экскарт обошел его несколько раз, но ни одна ловушка не сработала.

– На сколько нам вообще продуктов хватит? – спросил он, доедая свою порцию.

– Дня на три еще, господин, – ответила Карина. – Хуже всего обстоит с водой. Максимум на два дня хватит.

– Ясно…

Перспективы вырисовывались не самые радужные. За два дня, максимум за три, если вдруг найдется источник воды, нужно решить проблему с преследователями и выйти наружу.

Но вот с решением этой проблемы как раз возникли сложности. Врагов много, они лучше оснащены и подготовлены. В общем идей не было и это угнетало.

Экскарту снилось, как он бежит по коридорам этого храма внутри вулкана, то и дело срабатывают ловушки, но он мастерски уклоняется от различных приспособлений призванных его убить.

Но все даже самые смертоносные ловушки сущая ерунда по сравнению с тем, что гналось за ним! А это была огромная змея – питон, что едва протискивался по коридору.

В какой-то момент парня подвела его ловкость… точнее лестница по которой он сбежать куда-то вверх, вдруг резко изменила свой наклон и Экскарт оступившись кубарем полетел в низ, прямо в пасть этому чудовищному змею.

Он уже открыл рот для крика, но проснулся. Открыл глаза и резко принял сидячее положение.

В свете тусклой лампы Экскарт увидел, как в зал из коридора быстро, хоть и тихо проскользнул его новый постельничий Бранкс.

– Проблемы?

– Да, господин. Они уже поднимаются по лестнице и скоро будут здесь.

– Ясно… – с силой провел Экскарт по лицу рукой. – Всем подъем!

Впрочем, и так все просыпались, разговор их разбудил.

– Бросаем все кроме воды и еды, и уходим!

Но сказать легче чем сделать, тем более что у Экскарта начались проблемы с чувством опасности. Точнее чувство опасности, что настигало со спины мешало ощущать угрозу со стороны ловушек и за это он чуть не поплатился, когда его чуть не пронзило выскочившими шипами, но отделался лишь пронзенной одеждой.

– Трек! – с криком ужаса бросилась к нему Сицилия.

– Я в порядке…

– Будь осторожнее…

– Постараюсь…

Но как тут быть осторожнее. Когда уже зазвучали первые выстрелы. Это пытались остановить противника телохранители: Сторм эф Монс, Эмилия и Бранкс. Но Экскарт уже слышал тяжелую и лязгающую поступь шагохода, а это значит, что стрельба из легкой стрелковки становится практически бесполезной.

Правда парень вспомнил, что по крайней мере у Сторма к винтовке должны быть бронебойные пули, может даже и у Бранкса с Эмилией есть, но даже если им удастся завалить этот шагоход, то это лишь отсрочка неизбежного.

«Но не сдаваться же? – думал он. – Мы могли поднять лапки кверху еще на озере, но затопились и нашли вход в храм. Глядишь и здесь Вседержатель будет на нашей стороне и покажет выход из ситуации?..»

Но телохранителям все-таки удалось завалить один шагоход повредив ему коленный сустав бронированными пулями.

Повинуясь скорее инстинкту беглеца, а беглец помимо того, что хочет убежать как можно быстрее и соответственно дальше от угрозы, по возможности зарыться как можно глубже, Экскарт на следующем перепутье выбрал дорогу вниз.

Как выяснилось чуть позже это стало верным решением.

Шипы, что выскочили из стены, нарушили равновесие спускающегося шагохода и тот с грохотом обрушился вниз. И видимо пилоту изрядно досталось при ударе, потому как шагоход некоторое время лежал без всякого движения.

Этим воспользовалась Олифия. Она подскочила к шагоходу, благо он проехал по площадке ровно столько, чтобы оказаться в «мертвой зоне» для стрелков сверху, и вскрыла пилотский отсек. Пилот попытался оказать сопротивление, потянулся за пистолетом, но получил гаечным ключом в лоб и тут же отключился. От пролома черепа его спасли амортизирующие элементы шлемофона.

Пилота тут же выдернули из шагохода и внутрь забралась женщина-механик, сноровисто пристегнувшись ремнями, после чего уверенно, словно только тем и занималась, что водила подобные механизмы, подняла технику на ноги.

– Ну, я им сейчас покажу!

– Не надо им ничего показывать, – сказал Сторм эф Монс постучав по броне. – Не в варьете… Просто прикрывай нас.

– Поняла.

Имея за спиной такую поддержку дела у беглецов пошли чуть веселее.

И все шло хорошо, насколько это вообще возможно в данном положении, пока в какой-то момент не случился конфуз – очередная ловушка сработала с подвохом. Если Экскарта чуть не расплющило «прессом», то идущего сзади и без того пострадавшего Доджа инс Уркаса пронзило шипом насквозь в правую сторону груди. Это еще хорошо, что он в последний момент извернулся, а то так бы его пробило через бок и тогда точно без вариантов смерть ибо пробило бы сердце.

– Вы же говорили, что тут только простые ловушки… – булькая кровью, с обидой в голосе проговорил он.

– Это была только гипотеза, – пожав плечами сказал маголекарь, тут же занявшийся раной свитского. – И кстати это легкое усложнение ловушек только подтверждает ее.

– Как?

– Ну дескать, вы идете в верном направлении и мы чтобы защитить свои сокровища ставим более сложные ловушки. Это чтобы у грабителей потом никаких ненужных вопросов не появилось, что слишком просто все получилось, а потому что-то во всем этом не так и не начали снова копать. А так все нормально и ожидаемо. При приближении к богатствам система охраны усложняется. А теперь не дергайся…

Поскольку храм являлся источником Силы, то Менлир без особых проблем справился с раной Доджа своими способностями без привлечения алхимических средств. Рана зарастала прямо на глазах, хотя раненого пришлось все же поддерживать, ведь использовалась энергия и строительные вещества раненого, так что он осунулся, а под глазами залегли темные круги.

– А руку сможешь восстановить? – с надеждой спросил он.

– Нет… по крайней мере не в таких походных условиях. Без эликсиров все же не обойтись, да и питание тебе нужно будет специальное и много.

– Понятно…

48

Движение вглубь вулкана беглецов продолжилось. То и дело Олифия при поддержке Сторма эф Монса и Эмилии с Бранксом вступала в скоротечную схватку с преследователями заставляя их держать дистанцию. Еще дважды срабатывала двойная ловушка.

– Карина!!! – бросилась к своей вскрикнувшей дуэнье Сицилия.

Экскарт обернулся и закрыл глаза. Смотреть на то, что случилось с женщиной было невозможно. Результат «пресса» выглядел чудовищно. Вся грудная клетка была расплющена, во все стороны торчали реберные кости. Про то, что случилось с внутренними органами даже и говорить излишне. А уж сколько крови натекло…

– Менлир!

– Здесь я бессилен… Тут оказались бы бессильны даже величайшие маги прошлого…

Впрочем, Сицилия являлась аристократкой и вытерев слезы быстро взяла себя в руки.

– Я в порядке… идемте дальше…

Но далеко дальше идти н пришлось. Беглецы уперлись в тупик с в дверью. Скорее даже это были ворота, потому, как состояли из двух половинок так же испещренных значками.

– Неожиданно… – сказал адвокат. – И как теперь быть?

О возвращении не могло быть и речи, если только не статься на «милость» поехавшему крышей кронпринцу.

Менлир инс Ханк исследовал стены вокруг ворот и сами ворота, сказав:

– Тут должен быть замок… типа сейфового… с наборной комбинацией…

– И что случится если наберем не ту комбинацию? – спросил Бавр инс Оск.

– Сам понимаешь, что ничего хорошего. К чему такие глупые вопросы?

– Нервное…

– Понимаю.

Тут подошел отряд прикрытия с плохими новостями, что противник приближается и очень скоро будет в зоне видимости.

– Я так понимаю, что именно за этой дверью нас ждут сокровища? – спросила Олифия выглянув из шагохода.

– Может быть. Или какой-нибудь склад, главный алтарный зал или что-то вроде того, – пождал плечами маголекарь. – В наших условиях, что горы золота, что горы тех же ведер со швабрами, все едино.

– Ну да… и то и другое мусор, что с собой не понесем… Ну так что, проблемы с открытием?

– В точку леди. Одна ошибка и все что мы видели до сего момента может оказаться увеселительной прогулкой.

– Так что, так и будем стоять перед ними словно бараны перед новыми воротами?

– А есть какие-то варианты?

– Есть, – кивнула Олифия.

– Внимательно слушаем.

Но вместо того, чтобы говорить, Олифия подняла правую руку своего шагохода и активировала выдвинувшийся полуметровый клинок. По его кромке засияли искры.

– Видимо для рукопашной между шагоходами сделали. Ну или вскрытия дверей в бункерах… потому как я не помню, чтобы в обычные армейские шагоходы вставляли нечто подобное, а вот для охотников за головами это логично…

– Не важно, штатное это оружие или добавочное, – сказал Рамони инс Лонг, – нам надо решить – рисковать или нет. Потому как думается мне, что попытка подобного несанкционированного входа будет воспринято системой охраны агрессивно.

– Но шансов на то, что проделаем вход больше, чем если пытаться перебирать варианты кода замка, – сказала Олифия.

Беглецы переглянулись.

– Решать надо быстрее, – сказал телохранитель. – Люди кронпринца вот-вот появятся…

– Режь! – с отчаянной решительностью кивнул Экскарт, переглянувшись с Сицилией.

– Тогда посторонитесь!

Олифия вновь спрятавшись в шагоходе, подошла к воротам и активировала клинок.

Экскарт готов был к тому, что металл ворот не поддастся воздействию. Это было бы слишком просто и не вязалось с возможностью тех, кто создал данный комплекс. Уж они-то по его мнению могли сделать отличный бронированный сплав.

Но нет, несколько томительных секунд ожидания и вот клинок стал погружаться в оплывающей металл. Расплавленные капли стали падать на пол.

– У нас гости… – сказал Бранкс не забывший контролировать коридор.

И правда в самом его конце стали мелькать силуэты преследователей. Бранкс с Эмилией сделали несколько выстрелов отпугивая разведчиков, но вот должен появиться шагоход и тогда все будет кончено. Ему достоточно будет слелать всего одну очередь из пулемета.

И он появился…

Но тут произошло нечто, что отсекло эту угрозу, причем в прямом смысле этого слова. Охранная система храма, как и ожидалось возмутилась столь варварскому способу вскрытию некоего помещения и отреагировала. Коридор с дальнего конца от дверей начал сужаться. Точнее активировался «пресс», но постоянного действия причем от пола до потолка. Ловушка захлопнулась.

«Почему бы не прессануть у ворот сразу отсекая взломщиков, а вот так с дальнего конца? – изумился Экскарт, но сразу понял причину: – Ах да, логика жертвы малым для спасения большего. Воры должны иметь возможность забрать ценности и забыть о храме. Потому и пресс с конца, вместо того, чтобы расплющить всех одним махом и ворота подверженные резке…»

Плиты сходились хоть и не быстро, по крайней мере не так как могли бы, но неумолимо. Словно разработчики ловушки хотели сделать все, чтобы грабители перед смертью в полной мере испытали ужас от своего неминуемого конца. Половина коридора успела сомкнуться, а дверь прорезана была хорошо если на четверть.

– Олифия, поторопись! – не скрывая нервозности в голосе призвал ее адвокат.

– Я делаю все что могу!

В тщетной попытке остановить движение плит Бранкс сунул между ними пулемет, все равно к нему патроны почти закончились, но плиты словно не заметили препятствия, сминая стреляющий механизм. Дольше держался толстый ствол, но и он выгнулся и соскользнул с плиты.

Металл ворот тек, летели брызги капель…

Вот начали сдвигаться предпоследняя пара плит. Олифия смогла разрезать только половину.

А тут еще резак приказал долго жить.

– Поберегись!

Она отошла назад и две плиты начали сдавливать шагоход, но женщина-механик на это словно не обратила внимание и сделала мощный толчок ногой по воротам. Вырезанный сегмент чуть подался.

Олифия била снова и снова несмотря на то, что ее шагоход продолжало сминать.

Бам!

Вырезанная половинка дверей с гулким звоном ухнула внутрь помещения. И все тут же поспешили прочь из коридора, от которого остался крохотный пятачок, что тоже начал уменьшаться в размерах. Последней, оставив со скрежетом сминаемый шагоход проворно юркнула Олифия.

49

Сокровища…

Столь желанные многими, да что уж кривить душой – всеми людьми драгоценности, а их тут было много, очень много, размером с золотой запас немаленькой и очень не бедной страны, вызвали у Экскарта лишь раздражение. Впрочем, остальные беглецы так же не выражали особых восторгов от созерцания груды большого количества ценностей на многие сотни миллионов, может даже миллиарды, империалов.

Чего тут только не было. Золотые монеты в здоровых похожих на оружейные ящики, слитки, носимые медальоны на цепочках самого причудливого дизайнерского исполнения, статуэтки размером с локоть, какие-то жезлы скорее всего ритуального значения, статуи в человеческий рост усыпанные драгоценными камнями, просто драгоценные камни, как обработанные так и нет, и так далее и тому подобное. Все это было складировано на площади размером с футбольное поле образуя причудливый лабиринт ходов в котором и заблудиться можно.

Через какое-то время все невольно разбрелись. В паре тупиков устроили туалет, приспособив для этого дело несколько ящиков предварительно вывалив оттуда драгоценные камни.

– Надо поискать другой выход, – сказал Экскарт. – Коридор тот по которому мы пришли может открыться и по нему пройдут «адские гончие» и прямо к нам проделанной дыре… и ведь даже спасибо не скажут.

– Кронпринц может и сказать, но нам от этого легче не станет, – в тон хмыкнул на это адвокат.

Мысль была разумная и потому оставив в качестве наблюдателей Бранкса с Доджем инс Уркасом, все поспешили на противоположный конец зала, ибо по логике вещей именно там должен находиться выход, хотя он мог находиться где угодно.

Правда быстро дойти не удалось, все из-за лабиринта из ящиков с сокровищами, что все-таки начали привлекать взгляд и то один член команды, то другой невольно брал то одну вещичку, то другую. Экскарт так же не избежал этого поветрия и рефлекторно цапнул сверкнувший в свете фонаря изумруд, а потом сапфир, а следом рубин…

«И почему, демоны их подери, все ящики открытые? – невольно задался вопросом парень задавив в себе вдруг возникшее желание набить карманы золотом и каменьями. – Или опять психология? Дескать чтобы от вида золота и камней у грабителей последние остатки разума испарились и даже не подумали, что в храме могут быть еще сокровищницы?»

Кроме того удивляла отличная сохранность древесины. Парень специально попробовал отломить кусок от ящика, но у него ничего не получилось. Казалось, что это изделие сделали не так давно, а не демон знает сколько сотен лет назад.

Удивляла и сама конструкция ящиков сбитых не из досок, а цельные, словно выдолбленные из бревна.

Но вот и дверь. Такая же как и та, кою они так варварски обезобразили. Только вот ее резать было нечем, а потому требовалось подбирать комбинацию из ничего и никому не говорящих символов.

– А если ошибемся, не начнет ли этот зал сжиматься? – произнес Экскарт.

– Вполне может быть, – согласился маголекарь. – Хотя думаю, что строители приготовили что-нибудь еще, что не испортит выстроенного лабиринта ящиков и не попортит ценности.

– Например?

– Ядовитый газ. Но это ненадежно, хорошие фильтры спасут злодеев. Гораздо надежнее затопление зала.

– Мн-да, хотя это слабо соотносится с тем, что грабители по задумке архитекторов должны вынести все из зала.

– У всякой игры в поддавки есть предел. Ну а потом, что мешает грабителям прийти еще раз, когда вода схлынет?

– Ну да…

– Так что давай, пробуй, – подтолкнул Менлир инс Ханк к воротам Экскарта.

– Я?!

– Ну а кто еще? Время есть, поэкспериментируй…

Делать было нечего и парень подошел к воротам начав водить руками над значками, но ничего не чувствовал. Его способности обострялись в момент опасности, а таковой, именно непосредственной угрозы, не наблюдалось. О чем он и сообщил.

– Когда угроза возникнет, станет поздно, – ворчливо сказал маголекарь.

– Но иначе никак…

Установилась тягостная тишина, но долго она не продлилась. С той стороны зала, раздался крик Бранкса:

– Господин! Стена раздвигается!

Все бросились обратно ясно осознавая, что противник воспользуется появившейся возможностью и атакует. Добежать успели как раз к моменту, когда коридор полностью открылся и в дальнем конце показалась туша шагохода.

– Бронебойные патроны еще есть? – спросил Экскарт.

– Ровно дюжина, – отозвался Сторм эф Монс.

– Десяток, – ответила Эмилия.

– Шесть штук, – сказал Бранкс.

– Не густо, – подвел итог Экскарт.

– Минимум на одного хватит, сэр, – боевито заметила Эмилия.

– А их там гораздо больше.

– Надо бы еще одного затрофеить, – помечтала Олифия.

– Хм-м, а это мысль, – задумчиво сказал Экскарт.

– Только как? – спросила Сицилия.

– Надо завалить его, когда он будет проходить внутрь…

– Для этого ему придется порезать вторую створку ворот, – сказал телохранитель.

– Вот и пусть режет. Главное не дать остальным охотникам за головами нас повязать раньше.

– Что ж, можно попробовать, – согласился Сторм эф Монс.

– Только какой во всем этом смысл? – откровенно уныло спросил Додж инс Уркас. – Мы только оттягиваем неизбежный конец…

– Тебя никто не держит, – ответил Экскарт. – Не хочешь участвовать, вперед и с песней.

Свитский вспыхнул, вскочил, что-то хотел сказать не самое лицеприятное, но под предостерегающими взглядами маголекаря и телохранителя, в последний момент одумался.

– Тогда занимаем позиции. Противник, кажется, решился на штурм.

50

Шагоход «адских гончих» и правда двинулся вперед ведя беспокоящий обстрел проема в воротах, а вслед за ним двинулась штурмовая группа из дюжины бойцов. По сути смертники, как ни посмотри, предназначенные лишь для проведения разведки боем. Вот они добрались до ворот и внутрь полетели гранаты. Ухнули звонкие взрывы.

Но к подобному обороняющиеся были готовы укрывшись за ящиками с сокровищами, а потому когда вслед за взрывами в зал попытались проникнуть первые штурмовики их встретили плотным огнем по факту в упор, так что их не спасала даже броня. Трое успевших ворваться тут же и легли, а четвертый получивший лишь ранение был выдернут товарищами назад.

Еще минута продолжалась активная перестрелка. Охотники за головами пытались выявить огневые точки противника и подавить их, но получалось у них плохо. К «веселью» попытался подключиться пилот шагохода просунув в проем манипулятор с пулеметом, но ему было просто не видно куда стрелять, а корректировка с помощью подсказок бойцов помогала слабо. В общем получалась простая трата боеприпасов.

«Трата наших боеприпасов», – с возмущением думал Экскарт, уже считая этот шагоход их общим трофеем.

В общем атакующим не оставалось ничего другого как попытаться расширить проем, чтобы в него мог войти шагоход. Пилот активировал клинок и вонзил его во вторую створку двери начав резку.

Появилось опасение, что система охраны сработав раз на акт вандализма второй такой случай проигнорирует, но нет, стена послушно начала процедуру пресса во второй раз отсекая остатки первой штурмгруппы от основного отряда.

– Попались! – радостно-воинственно воскликнула Сицилия.

Она хоть и была вооружена, но еще ни разу не выстрелила отсекаемая от активного боя своей телохранительницей.

И правда попались. И там и тут охотников за головами ожидала смерть, но они предпочли погибнуть от пули, чем быть медленно раздавленными и ринулись в атаку и конечно все полегли.

Пилот шагохода все-таки успел прорезать створку, но только для того, чтобы шагнув в зал погибнуть от руки Олифии, что пока водила первый трофей узнала слабые места бронирования. Ей еще сильно повезло в том плане, что плот торопился и банально споткнулся зацепившись опорой за край среза. Так что женщина-механик воспользовавшись моментом, подскочила к шагоходу со стороны мертвой зоны, заскочила ему на спину и сунув куда-то ему в бок руку с револьвером, выстрелила два раза. Не потребовалось тратить бронебойные пули, но для них цели еще будут в чем никто не усомнился.

Трофей тут же вскрыли и выдернули тяжело раненого пилота, которого без долгих раздумий добил Бранкс.

Разобрали другие трофеи, а именно оружие с боеприпасами. С боеприпасами было особенно плохо. Не побрезговали и доспехами, хоть они и не помогли их прежним владельцам, но от все же не совсем бесполезны, могут защитить от осколков гранат, рикошета или пули под острым углом.

Снова ожидание и понимание, что второй бой за сокровищницу, а точнее за их свободу и жизни будет гораздо сложнее. Ведь проход для уверенного проникновения шагоходов пробит.

Но чтобы сравнять шансы и выиграть себе еще немного времени, они решили в меру своих сил подготовиться к встрече устроив несколько простейших ловушек и без трофейного шагохода у них мало бы что получилось, ящики с желтым металлом были очень тяжелы, но этот механизм работал за десятерых грузчиков…

В новую атаку пошло сразу три шагохода. Почему не больше, чтобы совсем уж создать подавляющий перевес в силах, оставалось только гадать.

«Хотя может кронпринц боится, что мы можем сами спровоцировать сдвижение коридора и тогда остальные просто не успеют добраться до ворот и будут просто раздавлены, – подумал Экскарт. – А три шагохода по любому успеют пройти по коридору и втиснуться в проем».

Так же шла еще одна штурмовая группа «адских гончих». При этом среди них отчетливо был виден тяжелый пехотинец-огнеметчик, весь закованный в броню с трубой огнемета и большим баком за спиной.

Олифия притаилась в засаде у ворот. И стоило только в проем полезть первому шагоходу, как он тут же получил активированный клинок в грудину. Конечно, пробить броню сразу не получилось, тем более что у второго трофея, как и в случае с первым так же почти вышел заряд магобатареи, но она вывела один из трех шагоходов из боя и стала отступать назад прикрываясь своей жертвой от других шагоходов по которым уже во всю молотили из винтовок бронебойными пулями.

Олифия, вцепившись в свою жертву бульдожьей хваткой, добила-таки своего противника, клинок достал до пилота и окончательно разрядился. А второй шагоход был повержен огнем телохранителей, ему прострелили коленный сустав и он просто рухнул на спину, впрочем он все еще оставался боеспособным, ему только требовалось принять какое-то удобное для стрельбы положение, что он и пытался сделать.

Третий шагоход связался боем с Олифией, перед этим пулеметным огнем на подавление, заставив защитников укрыться за своими позициями, обеспечив проникновение штурмовой группы.

Тут еще огнеметчик дал жару в прямом смысле слова, пустив огненную струю широким веером заставляя отшатнуться обороняющих и закрывая им обзор, чем воспользовались нападающие.

Завязалась суматошная перестрелка. «Адские гончие» понеся потери, до трети состава убитыми и ранеными, ввинтились в коридоры из ящиков с сокровищами и стали разбегаться в поисках противника.

Олифия тем временем проведя пулеметную дуэль со своим визави схватилась с ним в полноценную рукопашную схватку, в ход пошли руки и ноги шагоходов. Они били друг друга и толкались падая на пол при этом то и дело роняя второй шагоход, что пытался принять устойчивое положение и принять участие в драке. Олифии приходилось хорошенько поработать, чтобы не подставиться под «открывашку», как Экскарт мысленно назвал непростой клинок и у нее это неплохо получалось. Вообще создавалось впечатление, что драться она умеет.

Огнеметчик чувствуя себя практически неуязвимым, ну и масса доспехов все же сказывалась, даже как-то вальяжно подошел к одному из коридоров и пустил огненную волну. Пламя с ревом побежало по проходу, а потом в него вошел и сам огнеметчик. Тут-то ему и настал конец.

– Поднажмите, сэр! – с натугой прохрипел Бранкс и Экскарт так же навались на ряд ящиков с золотыми слитками.

Вообще-то эта ловушка предназначалась для шагохода, но Экскарт согласился, что ее стоит использовать для такого непростого и опасного противника, которого пулей не сразу и возьмешь.

Стена качнулась и обрушилась на огнеметчика всей своей немалой массой буквально похоронив его под тоннами золота. Если он и выжил благодаря своим доспехам, то и только, выбраться из-под такой груды было нереально.

Шагоходы тем временем бились, что называется в партере, не давая друг другу встать, этакая сумбурная детская потасовка с поправкой на обстоятельства. Противник пользовался своим преимуществом в виде клинка и стало ясно, что дела у Олифии обстоят весьма плачевно. Правый манипулятор уже не работал, да и левая опора явно дышала на ладан. Пол был словно кровью залит техническими жидкостями, что хлестали из перебитых шлангов и трубок, и эта «кровь стальных големов» в какой-то момент вспыхнула чадным пламенем от очередной пулеметной очереди.

Несмотря на взвившееся пламя, драка шагоходов продолжилась и возникла сюрреалистичная картина, словно это два демона борются в своей огненной стихии…

Тем временем в лабиринте из ящиков с сокровищами велась своя война. Собственно это было банальное избиение младенцев. У атаковавших не было ни малейших шансов не то, что на победу, но даже выживание, ведь они угодили в расставленную западню, плохо ли, хорошо ли подготовленную, но подготовленную.

Обороняющиеся слегка доработали стены лабиринта, помимо подготовленных завалов устроив в них небольшие амбразуры, кои не сразу и заметишь. В некоторых местах получалось сделать так, что можно было вести перекрестный огонь, вот враг и попал в такой огневой лабиринт из которого никто не вышел.

Что до борьбы «огненных демонов», то там все сложилось в ничью, но скорее всего Олифии бы пришлось совсем печально если бы к ней на помощь не пришел маголекарь, сначала что-то бросив во вражеский шагоход из-за чего он заискрил и задергался, как припадочный, а потом оказал ей уже помощь по своей прямой лекарской специальности ибо женщину-механика изрядно потрепало и полученные ожоги только лишь малая и самая плевая часть ран. Своим активированным клинком, противник пробив броню ее шагохода сбоку-сверху, чуть не отрезал ей левую грудь в буквальном смысле этого слова… да и правой изрядно досталось, вот и приращивал на место. Она, во время боя, не истекла кровью от страшной во всех смыслах раны, только из-за того, что активированный клинок тут же прижег плоть. Что до болевого шока, то не сразу и поняла, что с ней случилось…

– Скажи, у меня будет как раньше?! – переживала она за свое истинно женское богатство.

– Даже больше! – с готовностью пообещал Менлир инс Ханк.

– Куда уж больше?! – даже забыла о своих страданиях и переживаниях о внешности женщина-механик.

Ну да, шестой размер все-таки. Минимум. Экскарт вообще удивлялся, как она с такими… внушительными габаритами тела помещалась в шагоход, даже на вид тесный, ведь все водители имели весьма щуплое телосложение. Ее же там реально должно было плотно сдавливать…

– О! Нет предела совершенству и размеру женской груди!

Экскарт подумал о размере кое-чего, но уже мужского организма, но постарался избавиться от этой отчего-то ставшей навязчивой мысли, поскольку это начинало попахивать развивающимся комплексом неполноценности. Что странно, ведь у него с этим делом было вполне нормально, что называется в пропорцию… но как говорится, всегда хочется большего.

51

Вновь открылся коридор, который по каким-то причинам все равно сдвинулся, может быть во время борьбы шагоходов они спровоцировали этот процесс ударом по воротам.

– Спасибо за боеприпасы! – крикнул в темный зев коридора Экскарт.

С боеприпасами и особенно с оружием стало действительно более-менее благополучно. Винтовками и пистолетами хоть обвешайся с ног до головы. Радовали снятые с шагоходов пулеметы. К ним патронов так же хватало. По крайней мере была надежда вполне уверенно отбить следующую атаку со стороны «адских гончих» создав такую плотность огня вдоль коридора, что им будет не пройти даже под защитой оставшихся шагоходов.

Жаль только, что с трофейными шагоходами было плохо. Тот, что водила Олифия пришел в негодность из-за многочисленных повреждений. Ее визави с которым она дралась был окончательно выведен из строя маголекарем, магоэлектрическое воздействие там все сожгло, а магобатарея и вовсе взорвалась убив пилота. Оставался тот, которым перебили сустав опоры бронебойными пулями, а потом добили пилота… он вроде был цел, если не считать опоры, но вот с опорой и возникла беда.

– Можно что-то сделать с этим? – поинтересовался Сторм эф Монс у Олифии сразу после того, как ее привел в порядок маголекарь.

– Минимум час работы. Это я про банальную пересадку опор с одного шагохода на другой.

– У нас столько нет…

– А что ты такое сделал с тем шагоходом? – спросил адвокат у Менлира инс Ханка.

– Если надеетесь, что я и остальные так же положу, то забудьте. А что до того, чем и как я это сделал, то долго объяснять да и не поймете, считайте что это был такой одноразовый боевой электрический артефакт. Начал делать его еще на субмарине из тамошних запасов ингредиентов, так что процесс этот небыстрый и крайне непростой.

– Понятно…

Так что ни с огневой бронеподдержкой ничего не выгорело, ни с мощными рабочими руками ничего не получалось, потому как было желание создать еще несколько ловушек, ведь лабиринт с сокровищами большой и развернуться можно было еще о-го-го как, но не судьба.

И вот новый раунд противостояния. Только на этот раз противник атаковать не спешил. Видимо понеся тяжелые потери от первых двух штурмов, кронпринц решил зайти с другой стороны и раскачать ситуацию изнутри.

– У меня ко всем вам есть выгодное предложение, – зазвучал голос кронпринца, отчетливо и без эховых отражений в коридоре, что говорило об использовании магических возможностей. – Мне нужен только Трексар…

– Зачем он тебе, ведь ваша операция по восхождению на престол империи с помощью выборов раскрыта и воспользоваться его гомункулом вам не удастся?! – спросил адвокат.

– Верно, этот мой план захвата власти полностью провалился, но мне он нужен для других целей, а именно для изучения возможности прямого управления гомункулам и скорее всего вселения в них. Ведь ты вселился в того гомункула с помощью которого освободился из камеры, ведь так Трексар?! Ты ведь чувствовал его органами чувств? Молчание – знак согласия. Вот я и хочу добиться подобного эффекта. Ведь это так удобно иметь множество гомункулов в любой точке мира и вселившись в него оказаться сразу на месте не тратя время на утомительные переезды, что к тому же могут быть не безопасными. А изучение данного эффекта приблизит меня к решению главного проекта – полному переселению души в новое тело! Ради такого я могу пойти на все, даже на то, что оставлю вас всех в живых и даже отдам вам все те сокровища, что вы нашли. Конечно, вам придется дать мне клятву верности и выполнять мои повеления, но собственно в этом нет ничего страшного…

– А ничего, что мы и так дали клятву верности и не сможем ее нарушить без того, чтобы нас тут не настигла кара?! – со смехом спросила Сицилия.

При этом Экскарт краем глаза заметил, как переглянулись между собой маголекарь, телохранитель и адвокат с мажорами. Ощущения у него при этом возникли не из приятных. Ведь они вообще никак ему не клялись в верности и значит изначально свободны и могут не бояться наказания.

– О! Из каждой ситуации есть выход, маленькая лазейка, – так же с весельем в голосе ответил кронпринц. – Вам как супруге это не подходит, но вот что до остальных, то они могут отказаться от клятвы прежнему сюзерену в пользу клятвы более значимой персоны. И если скажем для того, чтобы вассал барона перешел под руку скажем графа нужно согласие барона, то вот чтобы перейти тому же вассалу под руку лица императорской крови такое согласие уже не обязательно. А потому, я Марриор Каск сир Лодар, законный наследник императорского звания, официально объявляю, что освобождаю вас всех от клятвы верности Трексару Сандору инс Маренонгу от клятвы верности. Теперь вам нужно только произнести клятву верности мне и вы свободны от кары при попытке схватить своего бывшего сюзерена.

Экскарт невольно развернулся так, чтобы держать большую часть «своих» людей в поле зрения. Он сильно сомневался, что случись что, он сможет от них отбиться, но и спину подставлять не желал. Инстинкт хищника опять же мог сработать – броситься именно на спину, а так он показал готовность сопротивляться.

Пауза явно затягивалась и кронпринц фигурально выражаясь решил бросить еще несколько гирек на весы в свою пользу:

– Если опасаетесь мести от его отца, то это право слово сущий пустяк! Ликвидировать угрозу с этой стороны мне не составит проблем, как и нивелировать ее со стороны рода Басканов.

– Только тронь мою семью, ублюдок! – воскликнула Сицилия.

– Не стоит впустую сотрясать воздух, дорогуша, тем более, когда вы ничего не можете мне сделать. Итак, решайтесь. Я даю вам еще полчаса на раздумье, после чего никого н пощажу.

Экскарт видел, что по крайней мере Додж инс Уркас был бы не против воспользоваться предложением кронпринца, но остальные проявляли большую выдержку, хотя выход из создавшегося положения для них был более чем неплохим. По крайней мере они выживут, станут богаты, ну а то, что по факту станут рабами кронпринца… то что ж, чем-то все равно придется поступиться.

Но вполне возможно, что причиной подобной выдержки являлся Бранкс, что был не в курсе фальшивости Трексара и был однозначно на стороне своего господина. Плюс телохранительница Сицилии, чьи симпатии относительно Сторма эф Монса были ниже чувства долга. Не говоря уже о самой Сицилии сжимавшей трофейный револьвер и с подозрением поглядывающей на свитских мужа и Олифию, что явно в замесе примет сторону маголекаря. Ну и сам Экскарт.

Лишь Бавр инс Оск смотрел на все это с выпученными глазами явно не зная чью сторону принять. С одной стороны клятва сюзерену, а с другой… отношение других свитских ну и прочие дивиденды помимо жизни.

В общем исход прямого столкновения со стрельбой в упор оставался непредсказуем, а погибать никто желанием не горел.

52

Пауза стала явно затягиваться, а напряжение с каждой секундой расти.

– Да что вы в самом деле?! – произнесла Сицилия. – Пойдете против дворянской чести, нарушения клятвы верности, чтобы пойти на службу этому больному на всю голову беглому кронпринцу?! Он найдет такую же лазейку и для себя, чтобы не выполнять обещание. Ведь как говорят в народе, обещать – не значит жениться.

– Только он кронпринц, а не простонародное быдло, – проскрипел Додж инс Уркас.

– Предателей никто н любит, даже если кто-то предал в твою пользу. Ибо опять-таки, как говорится, предавший раз…

Слова Сицилии ощутимо разрядили обстановку и все должно было закончиться хорошо, если бы не явно психически сдавший за последнее время Додж инс Уркас. Потеря руки и перспектива, в случае если они каким-то чудом все же выберутся из этой передряги, на что шансов виделось очень мало, ходить с протезом его явно не прельщала. А кронпринц все-таки могущественный маг, и если поступить ему на службу, то он как минимум отрастит ему новую руку, а еще лучше если устроит переселение души в новое тело, когда отработает технологию. Он готов был стать ради этого даже одним из подопытных… пусть и на заключительном этапе испытаний.

Потому, когда все размякли и облегченно выдохнув стали разворачиваться, чтобы заняться какими-то своими делами, он выхватил револьвер и выстрелил в Бранкса.

Наверное, расчет его строился еще и на том, что остальным посвященным в тайну фальшивости Трексара не останется ничего другого как присоединиться к нему. Ведь та же Эмилия и Сицилия начнут стрелять не раздумывая, записав их всех скопом во враги.

В общем так оно и вышло.

Экскарт почувствовав вспышку направленного нанего ненависти на инстинктах ушел в сторону и вторая пуля предназначенная для него, лишь оцарапала кожу головы над правым ухом.

Третий раз выстрелить ему уже не дали. По крайней мере прицельно…

Эмилия прикрывая свою подопечную выхватила пистолеты и начала стрелять по всем, кто так или иначе проявил сомнение после предложения кронпринца.

Экскарт, продолжая маневр уклонения, бросился на Сицилию, сбивая ее с ног, чтобы она не попала под шальные пули, что должны были в следующий момент обрушиться на ее телохранительницу. Сам при этом выхватывая револьвер и паля в проклятого Доджа, что все-таки спустил лавину.

Но его враг хоть и был калекой, но все-таки изображать из себя статичную мишень не стал и начал всячески маневрировать уходя с линии огня. Две пули он все-таки словил, но они попали в бронежилет под острым углом и свитский остался невредим. Разве что упал на пол, но и там крутился как уж на сковородке умудряясь стрелять.

Маголекарь поступил аналогичным образом, то есть как Экскарт, навалившись на Олифию. Только парень не был до конца уверен, что он ее именно спасал, а не решил спрятаться за ее пышным телом используя как щит. Очень уж подозрительно то, что он оказался за спиной у женщины-механика. Но может и правда случайность… Мало ли как там все произошло? Инерция тел и все такое…

Бавр инс Оск, стоял столбом, явно находясь в ступоре от происходящего, его от шока банально переклинило. И тем удивительнее, что он по результатам замеса не словил ни одной пули.

Остальные показывали чудеса акробатики уходя от огня Эмилии. Она попадала, но либо в броню так что ее не пробивало, либо в мягкие части тела: руки и ноги, но при этом не нанося фатальных повреждений, что даже не сильно сказывалось на их подвижности.

Сделала несколько выстрелов Сицилия, но ее результативность оставляла желать лучшего из-за неудобной позы, лежа на спине, да и вспыхнувшая ярость явно не способствовала точности стрельбы, так что выпалила она обойму куда-то в ту сторону…

Экскарт на адреналине, буквально зашвырнул жену в один из проходов, так чтобы она оказалась в «мертвой зоне».

Туда же отступила Эмилия, расстрелявшая обоймы и спешно перезаряжающаяся.

– Прикройте сэр…

Экскарт кивнул и взял проход на прицел. Хотя как он подозревал, противники тоже предпочли укрыться в коридорах, как и проклятый Додж в последний момент смог юркнуть под защиту ящиков.

– Вы в порядке? – спросил парень телохранительницу.

– Да. Ни царапины. Они вообще, кажется, даже ни разу не выстрелили в ответ… если не считать этого однорукого ублюдка. Но вы его отвлекли…

– Интересно, что теперь?..

– Кто победил? – послышался чуть насмешливый голос кронпринца.

– Пока ничья! – отозвался парень.

– Ну, давайте там, решайте окончательно! Время еще есть!

Кронпринц откровенно рассмеялся.

– Как он вообще смог в тебя начать стрелять, Трек?! – изумилась Сицилия. – Он ведь не отказался от клятвы, а слов этого Каска все-таки мало для такого освобождения!

– Тут все очень непросто, дорогая, – вздохнул Экскарт, так же доснаряжая барабан. – И сейчас неподходящее время и место для подобных историй…

– Хорошо… но как только выберемся, ты мне все расскажешь, – потребовала она.

– Договорились.

– Додж, твою мать! Что это было?! – раздался возмущенный крик адвоката. – На хрена ты устроил стрельбу?!! Отвечай сученыш!!!

– Потому что это был идеальный момент разобраться с этим затянувшимся фарсом! – истерично заорал в ответ однорукий свитский. – И все бы получилось, если бы не протормозили! Его высочеству нужен только этот говновоз!

– Додж!!! – хором предостерегающе закричали адвокат, телохранитель и маголекарь.

– Да, вонючий говновоз! – не унимался однорукий. – Меня достало прислуживать этому ублюдку! Слышите меня Сицилия Ленд?! Вы вышли замуж за ублюдка, а не законного сына графа Эстара Сандора лер Маренонга!

При этом Сицилия пристально посмотрела на Экскарта.

– О чем он говорит… Трек?..

– Похоже ты все узнаешь несколько раньше, чем я планировал… – со вздохом произнес Экскарт.

– И вы хотите дальше служить ассенизатору вместо того, чтобы пойти на службу принцу?! – продолжал орать Додж инс Уркас.

– Да этот принц такой же больной на всю голову, как настоящий Трексар! А то и того хуже!!! – заорал уже маголекарь. – Никогда неизвестно, что ему придет в башку в следующий момент! Может нас всех под нож пустит на свои эксперименты?! Или ты забыл уже какого это было?!

– Не забыл! Но теперь это будет компенсировано огромными богатствами, а не тем подачками с графского стола, что мы имели!

– О чем он? – растерянно спросила Сицилия.

– Слышала про ланкертского маньяка?

– Да…

– Ну вот, это он и был, твой настоящий жених. Маньяк-истязатель чью маньяческую суть раскрывали именно рыжие девушки… так что не знаю, сколько бы ты протянула, если бы не вся эта история с кронпринцем. Он действительно сдох от руки очередной своей жертвы и эти ребятки меня, как оказалось бастарда графа, подрядили в качестве его двойника, чтобы потом уже грохнуть в доме графа, дабы они были как бы ни при чем и не понесли наказания. Но я чудом выкрутился, тело настоящего Трексара вместо моего слили в унитаз… в прямом смысле этого слова, растворив алхимией нашего многоуважаемого Менлира, ну и мы заключили сделку, я играю дальше роль Трексара, а они остаются при мне свитскими… Но как выясняется, я дал маху, не потребовав с них клятвы верности. Как-то выпало из головы…

– Да-а… дела-а… – только и смогла протянуть ошарашенная Сицилия.

Вдруг раздались частые выстрелы, но стрельба длилась всего несколько секунд, после чего все стихло.

– Экскарт! – раздался голос Рамони инс Лонга. – Проблема решена! Додж мертв!

– Его смерть, если он действительно мертв, а не инсценировка, еще не решение проблемы!

– О чем ты?

– Что вам мешает грохнуть нас, как только мы покажемся?

– Ты сам слышал, мы не собираемся служить Марриору Каску!

– Это только слова, чтобы нас выманить… Почему я должен вам верить?!

Парень находился в непростой ситуации и не мог принять какого-то решения. С одной стороны свитские действительно показали, что не враги, но с другой он им и раньше не сильно доверял, а теперь так и вовсе стал опасаться доверять им спину.

Но решение за него принял кронпринц, с откровенной издевкой сказав:

– Какие, однако, занимательные тайны и страсти бурлят в иных аристократических Домах! Маньяки! Двойники-дублеры из ублюдков-бастардов! Но как бы там ни было, вы сами сделали свой выбор… как правильно сказал тот неудачник, фарс действительно сильно затянулся.

53

Послышался частый перестук опор шагоходов. Осторожно выглянув в коридор Экскарт обомлел. Судя по всему кронпринц в эту судя по всему последнюю и решительную атаку направил все имевшиеся силы, а именно пять шагоходов и всю наличную пехоту.

– Экскарт, где ты?! – позвал адвокат.

– Где-то в зале, никуда не убежал еще! – не сдерживая сарказма, ответил парень.

– Не дури, мы в одной лодке!

Но тут стало не до разговора, в зал проникли первые шагоходы. Телохранитель встретил их выстрелами из винтовки последними бронебойными патронами, но особого успеха не добился. Шагоходы открыли бешеный пулеметный огонь и стрелку пришлось сначала укрыться за ящиками, а потом спешно менять позицию, так как его огневую точку банально раздолбали в хлам.

– Отступаем! Мы не удержим их! – воскликнул Сторм эф Монс.

Наверное конпринц имел возможность как-то отслеживать предыдущие штурмы, потому как новые атакующие не стали повторять чужих ошибок и проникать в коридоры из сокровищ, где их могли бы весьма «тепло» встретить. Вместо этого к штабелям из ящиков с золотом и прочими ценностями подошли шагоходы и начали из обрушивать.

Какие-то ящики разбивались в хлам и золото с драгоценными камнями оказывались на полу.

Иногда создавался эффект домино из-за которого чуть не пострадал Экскарт с Сицилией. Но их вовремя вытащила Эмилия.

– Отходим…

Спорить с ней смысла не было. Но отступать без боя все же не стали. Зря что ли старались и делали бойницы. Некоторые подготовленные позиции несмотря на действия шагоходов еще можно было реализовать. Видимо такого же мнения придерживалась вторая группа обороняющихся, потому как слышалась активная стрельба и в эту какофонию выстрелов вплели свои выстрелы и Экскарт с Эмилией.

Сицилия тоже жаждала принять участие в перестрелке, но ей этого не давали.

С непередаваемым звонким грохотом продолжали осыпаться ценности из разбитых ящиков. Шагоходы методично обрушали стены лишая обороняющихся укрытий. Стало ясно, что очень скоро они окажутся как на ладони и их возьмут без хлопот.

– Трекс… или правильнее Экскарт? – задалась вопросом Сицилия.

– Да чего уж теперь, зови Экскартом…

– Так вот, может попробуешь открыть дверь на той стороне зала?

– Экс! – послышался сквозь грохот рассыпающихся сокровищ и стрельбу голос маголекаря: – Попробуй открыть дверь! Сейчас или никогда! Мы прикроем тебя!

– Ладно!

Экскарту не осталось ничего другого как довериться «своим» свитским, потому как в любом случае его не ждало ничего хорошего, а так есть шанс, что они все-таки говорят правду.

Сделав еще несколько выстрелов, полностью опустошив барабан, парень устремился к двери. И вот она эта дверь.

По идее ощущение надвигающейся опасности должно было запустить в нем некие процессы, подсказать верную комбинацию, но все было глухо. Сколько ни водил над значками рукой Экскарт, он не мог почувствовать, какие значки надо нажимать и в какой последовательности.

Шагоходы тем временем продолжили делать свое черное дело. Свитские и Сицилия с Эмилией продолжали отстреливаться, но это как видно не помогало.

– Ну же…

Но все было напрасно.

– Ну, как успехи? – с надеждой спросил Менлир инс Ханк.

Правую сторону его лица украшал здоровенный синяк.

«Упал неудачно, куском золота прилетело или же Олифия отоварила за то, что ею прикрылся во время стрельбы? – невольно задался вопросом парень. – В любом случае странно, что он его еще не свел. Или решил не тратить силы на мелочи?»

– Никак…

– Постарайся Экс, иначе… сам понимаешь…

– Понимаю…

Парень еще раз сосредоточился на значках, но ничего не чувствовал.

«Да пошло оно все!» – вспылил он и начал нажимать значки в произвольно-хаотичном порядке.

Естественно, что дверь не открылась, зато открылось кое-что другое. Послышался шум льющейся воды и с высокого потолка ударила дюжина мощных водных струй.

– Ты был прав, строители решили устроить потоп…

– Проклятье!

Тем не менее начавшийся водопад подарил обороняющимся дополнительное драгоценное время. Один из потоков воды так и вовсе сбил с ног шагоход, остальные замерли осознавая изменившуюся ситуацию. Тем более что коридор вновь начал сходиться и все они оказались заперты в зале, который на удивление быстро начало затапливать.

– А водичка-то тепленькая… – с в общем-то неуместным весельем заметил Экскарт.

– И что?

– Ничего, просто не так погано в ней будет бултыхаться, все лучше, чем в ледяной…

Видимо приказы в подкорку охотникам за головами кронпринц вбил крепко, потому как немного помявшись «адские гончие» продолжили выполнение своего задания по поимке Экскарта-Трексара. Вновь стали обрушиваться ящики с сокровищами, при этом многие из этих ящиков стали плавать.

– Их слишком много… – сказал Сторм эф Монс, что так же отступил к двери. – Они обрушат укрытия и прижмут нас раньше, чем потонут…

– А что если нам спрятаться под этими ящиками? – предложил Экакрт.

– В смысле?

– Ну, переворачиваем ящик так чтобы образовывалась воздушная подушка и прячемся под ними…

– Это идея! Мне нравится! Можно даже устроить им ловушку!

Не теряя ни секунды все начали переворачивать ящики и в тот момент, когда «адские гончие» обрушив все стены добрались до противоположного конца зала, они не нашли тех, кого искали. Только огромное количество тары плавало на воде.

А потом и вовсе стало происходить странное… То один, то другой боец вдруг уходил под воду иногда со вскриком боли и больше на поверхности не появлялся, тяжелые бронежилеты тянули тела на дно. Разве что темное пятно крови можно было заметить, но оно быстро растворялось в активно перемешивающейся из-за льющейся сверху массе воды. Да и темно вообще-то в зале, а гогглы не всегда позволяли разглядеть такой нюанс.

Кто-то психанул и начал беспорядочно стрелять, его примеру последовали остальные, но это им не помогло. Пули быстро теряли в воде убойную силу, а если вдруг даже чудом попадали, то трофейная броня вполне выдерживала.

Легко прибил второго такого «адского гончего» и Экскарт. Подобравшись под водой он банально выстрелил в него в упор в самую незащищенную часть тела… в задницу в общем, а потом дернул если тот не погиб сразу, тяжело раненого под воду, где добавлял уже в голову.

С третьим у него вышла заминка. Все-таки это были профессиональные бойцы и они быстро поняли, что к чему. Так что быстро подавив вспышку паники, они ныряли под воду, что уже добралась до груди, учитывая при этом, что они стояли на куче драгоценного металла и камней и осматривались по сторонам. Вот и очередная жертва поднырнула в самый последний момент прямо перед парнем, так что он сам чуть не словил пулю в голову, но все-таки успел увернуться, инстинкты заставили его среагировать раньше, чем он осознал угрозу и стал стрелять в ответ.

Пулю он все-таки поймал, но по касательной и в грудь, так что он получил сильный удар, заставивший его открыть рот и выпустить весь воздух из отбитых легких, что в свою очередь сподвигло его на всплытие за глотком свежего воздуха, что он судорожно вдохнул. Но и его противник оказался ранен в ногу.

Растратив пули, противники схватились за ножи на некоторое время замерев друг напротив друга.

Права, Экскарт сильно сомневаясь, что сможет сравниться с профессионалом в схватке на ножах, хотя кое-чему он все-таки в свое время научился, да еще под водой, решил спешно отступить. Противник ринулся следом, правда оступился на одном из полузагруженных ценностями ящиков, что дало возможность парню окончательно сбежать, скрывшись за одним из водопадов, что падая в образовавшееся уже озеро, точнее бассейн, образовывало кучу пузырьков вставших непроглядной стеной.

Это дало ему необходимое время на перезарядку оружия и когда противник последовал за ним, просто сделал несколько выстрелов. Одна из пуль попала точно в правую линзу гогглов…

54

Снова всплытие, чтобы сделать очередной глоток воздуха и увидел адвоката рефлекторно вскинувшего в его направлении пистолет. Но стрелять Рамони инс Лонг не стал.

– Мы победили? – спросил парень, передернув плечами от неприятного ощущения, ведь на мгновение показалось, что все…

– Похоже на то… только это ненадолго… – прерывисто ответил тот, левой рукой зажимая бок, да еще вода поднялась под подбородок. – Скоро все затопит и мы задохнемся.

– Тогда предлагаю побарахтаться подольше.

– Как?

– Все те же ящики… Надо перевернуть их как можно большее количество и дышать тем воздухом, что там сохранится.

– Что ж… может это и… поможет.

– Сицилия! – позвал Экскарт, на мгновение забыв, что он фальшивый Трексар и ее отношение к нему могло измениться.

Все-таки как ни посмотри, а бастард. И хоть к незаконнорожденным на севере, откуда она родом, отношение гораздо мягче, чем на юге, но все равно…

– Мы здесь!

Остальные подтянулись сами, практически уже вплавь. Никто не погиб, но ранений не избежал не только адвокат, но и телохранитель с телохранительницей. Эмилии поддерживаемой Олифией и Сицилией маголекарь как раз оказывал помощь.

– Как она?

– Жить будет…

– Там еще Рамони вроде задело…

– Я в курсе, – кивнул Менлир. – Сейчас закончу и его подлатаю…

Сторм эф Монс с бледным видом покачивался на волнах держась за ящик. Похоже ему досталось совсем жестко. Но главное для парня было то, что не пострадала Сицилия.

– А как вы шагоходы завалили? – удивился он.

– А, сущий пустяк, – пренебрежительно отмахнулась Олифия, отплевываясь от воды. – Достаточно было подобраться к ним со спины и вынуть магобатарею, что я и сделала.

– Она что, так легко вынимается?

– Ну да… Они ведь на самом деле не предназначены для боя накоротке, а обслуживать их во время боя надо быстро, потому и доступ к столь важному элементу от которого зависит боеспособность достаточно легок, чтобы можно было быстро заменить.

– Понятно…

Экскарт рассказал о своей задумке с ящиками.

– В общем пока есть воздух и вода на достаточно низком уровне надо подсуетиться…

С ним согласились, но суетиться по большей части пришлось самому Экскарту, Сицилии и Олифии. Остальные были слишком ослаблены ранениями или лечением этих ран, это про маголекаря.

Они ныряли, высвобождая поваленные ящики от части груза из-за которых они не могли всплыть и на поверхности воды, остальные их переворачивали вверх дном.

Много ящиков было битых, много продырявленных пулями, но и целых более чем хватало, так что очень скоро этими ящиками было занято практически все пространство зала. Более того, местами их ставили друг на друга в два, а то и три слоя. Экскарт даже подумал, что если бы не шагоходы поваливших стены, то было бы гораздо сложнее и такого количества было бы не достичь.

Но вот вода подобралась к самому потолку и сделав последние вздохи люди поднырнули под ящики, чтобы дышать запасенным воздухом.

– Думаешь спасемся? – спросила Сицилия, поднырнув под ящик Экскарта.

– Надеюсь…

– Просто надежда или она основа на каких-то основаниях?

– Основана… на все той же логике, что грабители раз уж добрались до сокровищ, то должны их унести и нет смысла их убивать, если только они совсем тупые и безрукие. Ящики эти опять же, герметичные, словно специально предназначены служить для создания запаса воздуха…

– Понятно… Расскажи о себе…

Экакрт несколько удивился этому вопросу, но заметив, что Сицилию явно потряхивает, и это явно не от холода – вода теплая, явно из нагретого подземного источника, а не из озера с ледяной вершины, а от страха, то ей надо на что-нибудь отвлечься. И хоть разговоры должны сжигать воздух в ускоренном темпе, он не стал ей отказывать в такой ситуации.

– Да нечего особо рассказывать…

Тем не менее рассказывал долго, они сменяли один ящик за другим, как только становилось трудно дышать и сколько так пролетело времени он даже не догадывался.

– По крайней мере все встало на свои места, – сказала она, когда парень выдохся. – Я хотела верить, что Трексар изменился после тех покушений, в том числе и моего, даже почти убедила себя в этом, но нет-нет да появлялись сомнения, что это такая игра, чтобы меня обмануть…

Парень кивнул. Он конечно замечал, как жена время от времени становилась какой-то холодной что ли, отчужденной, и ему приходилось постараться, чтобы ее «разморозить».

– И что теперь? – глухо спросил Экскарт.

Вместо ответа Сицилия приникла к нему и впилась долгим поцелуем.

– Я ответила?

– Более чем!

А дальше вновь слились в страстном поцелуе. Если бы обстановка позволяла, то и продолжение бы последовало, но сейчас это было бы уже слишком экстремально, да и расход кислорода вышел бы совсем уж запредельным, а его все-таки стоило беречь.

 55

О том, что уровень воды начал падать, они догадались по шуршанию ящиков о стены, а присмотревшись внимательно, только подтвердили радостный вывод. Выбравшись из-под ящиков кислород в которых практически уже весь был выбран, люди вздохнули полной грудью до головокружения.

– Предлагаю выскочить из западни вместе с водным потоком! – предложил озаренный безумной идеей Экскарт.

– Как? – спросил адвокат.

– А вот на этих ящиках используя их как лодки! Думаю они нас должны выдержать…

С этими словами парень перевернул один из ящиков и забрался внутрь. Легкая и прочная древесина отлично держала его наплаву.

– Это несколько… даже затрудняюсь подобрать подходящее слово…

– Другого пути я все равно не вижу.

С этим его мнением все согласились. Действительно, прятаться в храме было бесперспективно. Требовалось выбираться наружу.

– Что до кронпринца, то надеюсь водный поток заставил его отступить куда-нибудь в другие коридоры подальше от нас и мы успеем проскочить. Опять же основные силы «адских гончих» перебиты и утонули.

– Ты, что, хочешь захватить дирижабль охотников за головами?! – изумился маголекарь.

– Это было бы лучшим, я бы даже сказал идеальным выходом из положения. Очень надеюсь на эффект неожиданности…

Все с ошарашенным видом переглянулись.

– План безумен, – сказал Сторм эф Монс, – но, демоны меня подери, именно такие безумные планы как ни странно частенько срабатывают!

Вода уже опустилась примерно наполовину, когда остальные так же перевернули ящики превратив их в лодки.

Как выяснилось, телохранители супругов перед тем, как все окончательно затопило зал с сокровищами видимо по причине профессиональной деформации своих личностей запасаться оружием если есть такая возможность не изменили своим привычкам. Они нагребли два ящика оружия и боеприпасов к ним, ободрав шагоходы. Всем были розданы пистолеты, винтовки, а себе они оставили по пулемету.

Винтовки оказались очень кстати в первую очередь не как средство обороны, а как весла из-за их широких прикладов.

– Готовимся! – воскликнул маголекарь, что собирался плыть первым и указывать путь, так как он лучше всех за счет своих возможностей запомнил дорогу.

Уровень воды упал настолько, что уже показался верхний край проема ворот засасывая ящики из-за чего образовалась запруда, которую пришлось разгребать. Ворота же как стало ясно, оказались полностью открыты. «Байдарочники» выстроились в ряд, чуть отгребая назад, не давая потоку себя утянуть в коридор, готовые в нужный момент стартовать.

Тем временем уровень воды упал настолько, что можно было плыть не опасаясь разбит голову о потолок.

– Погнали!

Люди взмахнули импровизированными веслами, дальше их подхватил поток и они устремились по коридору на огромной скорости. В любой другой ситуации их всех бы сковал ужас, но сейчас люди все свои ресурсы внимания и сил сосредоточили на том, чтобы не врезаться в стену и не столкнуться друг с другом разбив свои «лодки».

Это не всегда получалось, на поворотах борта врезались в стены и скребли по ним с противным визгом, но древесина выдерживала такие нагрузки и пока сплавщикам везло.

Менлир инс Ханк уверенно правил получившимся караваном, то и дело предупреждая людей в какую сторону они должны править:

– Влево! Вправо! Прямо! Вниз!!!

Иногда импровизированные лодки опасно скребли дном о пол, ведь вода растекалась во всех направлениях, а их в этом храме хватало с избытком. И снова беглецам везло, то есть когда «река» опасно мелела им это и требовалось потому как предстояло спуститься на уровень ниже и все повторялось.

Парень вспомнил об отсутствии пыли в коридорах храма и ему в голову пришла идея, что вполне возможно подобные очистительные потопы тут регулярное дело, просто они спровоцировали внеплановую чистку не только от пыли, но и от нежелательных гостей.

– Этакий сортирный смыв…

Экскарт рассмеялся от пришедшей ему в голову аналогии, так же подумав о том, что он из себя наверное никогда не изживет ассинезатора. Тоже своеобразная профессиональная деформация личности…

Вот и знакомый зал в котором они появились на болотоходе, оказавшийся еще и подводоходом и пришедшая ему в голову аналогия заиграла новыми красками потому как вода здесь закружилась образуя воронку и их болотоход как нечто, что не тонет, не желал уходить под воду, точнее тонуть, так как его то и дело притопляло, но он вновь выскакивал на поверхность словно поплавок и болотоход вновь начинало раскручивать.

«А вот нас засосет, как мелкий мусор», – с ужасом подумал парень.

Ящики и правда утаскивало под воду.

– К болотоходу! Цепляйтесь за него!!!

– А-а-а!!! – заорали все, когда их закружило в этой огромной воронке.

Первой как ни странно, а где-то наверное даже закономерно к болотоходу прибило Олшифию и она несмотря на свою комплекцию тела, довольно ловко зацепилась за скобу своего творения и оказалась на крыше. Но тут ей можно сказать повезло, болотоход в этот момент как раз притопило и она оказалась почти у самого верха да еще с правого борта, а он из-за пробитого правого шнека был еще больше погружен в воду.

А вот Бавру инс Оску не повезло. Он приблизился к болотоходу с левого борта, где был высоко задран левый шнек и ухватиться там было просто не за что. Произошел удар, раздался треск ломающего дерева и короткий вскрик «подводника», коего тут же утянуло под воду.

«Надеюсь он смог вдохнуть поглубже, а поток достаточно силен, чтобы быстро протащить его по пещере и вышвырнуть в озеро…» – подумал Экскарт, потому как этот свитский в отличие от остальных был ему симпатичен как человек.

Следующими на борту удачно оказались телохранители. И хоть Сицилия тоже не справилась с водной стихией и неслась к левому борту болотохода, ей повело в том, что ее подхватили за руки телохранители и выдернули на крышу в последний момент как ее ящик-лодка была раздавлена шнеком.

Последним на болотоходе оказался Экскарт в тот момент, когда его снова притопило, но и посторонняя помощь оказалась не лишней.

Едва справляясь с вращением, хватаясь за скобы и упираясь в них ногами, спасшиеся полезли внутрь. При этом телохранители, что он, что она не потеряли свое оружие, а точнее пулеметы, в отличие от остальных, что остались только с короткостволом.

Как только люк за последним забравшимся внутрь захлопнулся Олифия начала погружение своего творения. Их продолжало крутить, но уже не так сильно. А или же все дело в том, что напор воды наконец ослаб…

56

Вдруг раздался противный скрежет, болотоход сильно дернуло, так что люди полетели внутри салона кувырком, а потом раздался удар в левый борт, да такой мощный, что появилась небольшая вмятина и что самое нехорошее – рядом с иллюминатором.

– Что это было?! – в испуге воскликнула Сицилия, первой озвучив возникший у всех вопрос.

– Ремонтный батискаф! – ответила Олифия. – Он нас схватил своими клешнями.

Сторм эф Монс первым юркнул в башенку, чтобы осмотреться.

– Это кронпринц! Что б его! – зло выплюнул он. – Видимо, когда все началось, успел добраться до батискафа и залег на дно, не рискнув вернуться в озеро опасаясь, что поток воды разобьет его о стену пещеры!

Бам! Бам!! Бам!!!

Удары в борт болотохода следовали один за другим.

Бздынь!

Это лопнул иллюминатор в который пришелся очередной удар клешней-манипулятором.

В салон болотохода мощным потоком хлынула вода быстро заливая внутренний объем.

– Опять! – воскликнула Эмилия.

Ну да, чем-то это напоминало эпизод с залом сокровищ. Впрочем, сейчас с затоплением можно было бороться, чем они и занялись. Экскарт содрал кожаную обшивку с сидения и дополнительно сунув какой-то ветоши для объема, буквально ввинтил получившуюся пробку в отверстие.

Увидев, что истечение воздуха прекратилось кронпринц снова принялся долбить клешней по борту болотохода в надежде или выбить пробку или разбить еще один иллюминатор.

Тем временем болотоход опустился на дно встав на шнеки.

Осознав, что так можно долбиться очень долго, Марриор Каск решил зайти с другой стороны и разбить более широкие стекла водительской кабины. Что было замечено телохранителем продолжавшего наблюдение.

Выскользнув из башенки, он схватил пулемет и буквально вытолкнул его стволом пробку, что установил Экскарт. Вода вновь хлынула в салон, но это его кажется ничуть не волновало. Телохранитель открыл стрельбу по проплывающему мимо, буквально на расстоянии вытянутой руки, батискафу. Пули оставляя за собой поднимающиеся кверху пузырьки газов стали биться о его борт грозя разбить уже его остекление.

Кронпринц инстинктивно шарахнулся в сторону и взял выше.

– Заделай дыру…

Экскарт собственно уже был наготове и сунул очередную затычку.

Воды внутри было уже по грудь, а оставшийся воздух был густо смешан с пороховым дымом. К счастью имелись хорошие фильтры к маскам и они отсекали эти едкие газы.

Но стоило только кронпринцу развернуться и приноровиться бить клешнями в кабину болотохода, как его встретили его одной длинной пулеметной очередью. Это Эмилия умудрилась как-то просунуть ствол в башенку, при этом у нее была минимальная течь.

– Так его, так!!! – буквально визжала Олифия, подпрыгивая на своем водительском кресле.

Пулеметные патроны имели хорошую мощность и несмотря на толщу воды вполне добивали до вражеского батискафа. Стекло там понятное дело стояло не простое, а очень даже бронированное, но если долго по нему молотить, то никакая броня не спасет, что собственно и подтвердила практика.

– У него трещины пошли! Бей его!

Увы, пришлось немного прерваться, чтобы сменить ленту.

Кронпринц не воспользовался подвернувшейся возможностью нанести очередной, возможно сокрушительный удар, собственно его слегка развернуло, а может сам разворачивался стараясь избежать печальной участи и продолжил маневр разворота.

Стоило ему развернуться, показав корму, как Эмилия перезарядила пулемет и вновь открыла стрельбу по ненавистному врагу. Винт оказался слабее остекления. Впрочем, сначала были повреждены хвостовые рули, а потом встал сам винт. Его заклинило обломком руля.

Эмилия отстреляла вторую ленту и на этом веселье пришлось прекратить, хотя видно, что им очень хотелось продолжить. Но увы, батискаф снесло течением слишком далеко и пули просто перестали долетать.

– Давайте догоним его! – с азартом предложила Олифия.

– А мы можем? – спросил адвокат.

– По крайней мере попробуем сильно не отстать. Сейчас попытаюсь установить нейтральную плавучесть и течение вынесет нас в озеро. И там вы его уже добьете!

– Действуй!

Олифия погрузившись в воду с головой покрутила какие-то вентили, зашипело, забурлило и вода из салона стала уходить. Это сжатый воздух вытеснял ее. Добавили воздуху в левый шнек, болотоход оторвался от грунта и его повлекло течением вслед за столь же неуправляемым батискафом.

Оба транспорта несло примерно с одной скоростью из-за схожей массы, но вот, то и дело ударяясь о стены и потолок подводной пещеры их одного за другим наконец вынесло в озеро, при этом снова произошло сближение и Эмилия не преминула воспользоваться этим обстоятельством и снова открыла стрельбу из пулемета.

Болотоход закрутило и этим обстоятельством поспешил воспользоваться уже кронпринц, попытавшись схватить врага манипулятором.

Не получилось.

Сторм эф Монс на этот раз поступил умнее и вместо того, чтобы снова выбить затычку, обернул ствол своего пулемета обшивкой очередного сидения и снова сунул его в проем иллюминатора и так же открыл стрельбу ориентируясь на вид из соседнего иллюминатора, не слишком удобно, но все не откровенно вслепую.

Батискаф, не выдержав такого издевательства, запузырил, видимо пробили танки-поплавки и стал погружаться на дно.

– Долбите его! Долбите!

Но тонуть кронпринц не пожелал и как только батискаф упал на дно, подняв тучу ила, которая его практически скрыла, открыл люк и пробкой выскочил наружу.

В него активно стреляли, но увы, попасть не получилось, либо ранение оказалось пустяковым.

– Всплываем!

Олифия вновь начала крутить вентили и болотоход стал медленно подниматься к поверхности озера.

57

– Вон он, не дайте ему уйти! – воскликнула Сицилия, показывая во фронтальное стекло кабины, куда она протиснулась.

Эмилия все еще находясь в башенке выполнила приказ своей госпожи и открыла стрельбу из пулемета, по выбравшемуся на берег кронпринцу, не давая ему добраться до дирижабля охотников за головами, что сел не так уж далеко от озера.

Олифия возилась с паровой машиной своего болотохода, пытаясь ее раскочегарить. И у нее это наконец получилось, но требовалось некоторое время, чтобы паровик вышел на рабочий режим.

Скупая стрельба телохранительницы по Марриору Каску, прижавшую его к земле, не осталась без ответа со стороны «адских гончих» и с дирижабля по болотоходу так же открыли стрельбу с нескольких пулеметных стволов.

К счастью болотоход развернуло к берегу правым боротом, что имел сильный крен и крупнокалиберные пули барабанили по бронированной крыше высекая крупные искры. Звон в салоне конечно стоял адский, но это пустяк по сравнению с тем, если кронпринц сейчас уйдет и снова примется за свою охоту. Так что требовалось кровь из носу его завалить.

– Готово! – крикнула Олифия.

– Тогда греби к берегу!

Женщина-механик стараясь не подставлять кабину под огонь пулеметов с дирижабля по дуге направила свой болотоход к суше. Правый шнек с грехом пополам все же работал, так что ей удавалось выдерживать курс. И вот шнеки заскребли по песку. «Черепаха» выбралась на берег…

Кронпринц все это время не сидел на месте, а ползком двигался к дирижаблю и преодолел как бы не половину дистанции…

Болотоход развернувшись на месте, двинулся к цели задним ходом.

Тем временем из дирижабля высыпала толпа народу. Это не были профессиональные бойцы, они все полегли в храме, по крайней мере большая часть, а лишь матросы которых вооружили, но они могли создать большие неприятности, закидав болотоход гранатами, так что все внимание Эмилии пришлось сосредоточить на них. Этим воспользовался кронпринц тут же рванув к своей цели петляя бешеным зайцем.

«Сейчас нам не помешала бы кавалерия из-за холмов», – подумал Экскарт, вспоминая один из самых часто встречающихся штампов в синеме, когда ситуация подошла к критическому моменту и тут появляется подмога.

– Вот только мы не в синеме и нам ждать помощи не откуда и не от кого…

Но все-так столь плотный огонь со стороны дирижабля не мог обойтись без последствий и болотоход в какой-то момент закрутило на левом шнеке – правый окончательно раздолбали. Болотоход развернулся к дирижаблю левым бортом. Кабину тут же изрешетили, Олифия лишь чудом успела соскочить со своего водительского места и юркнуть в салон.

К делу подключился Сторм эф Монс окрыв огонь из своего пулемета по дирижаблю, что начал процесс взлета после того, как в него проник кронпринц.

Увы, но результата его стрельбы не было видно. Все значимые места были неплохо забронированы, а стрелять по оболочке – впустую тратить патроны.

Но тут к процессу подключился маголекарь, завладевший последним цинком с лентой патронов к пулемету. Он явно начал магичить, при этом с напряжением прохрипев в ответ на вопросительные взгляды:

– В любой другой ситуации у меня бы точно ничего не получилось… но после Источника, пока я полон сил… может что-то и получится…

Дирижабль взлетал все выше и выше и Менлир инс Ханк все никак не отдавал патроны, но вот он совсем без сил отвалился от цинка.

– Давайте…

Сторм эф Монс тут же заправил ленту в свой пулемет и поскольку по болотоходу прекратили стрельбу с дирижабля, видимо он из-за маневров воздушного судна попал в мертвую зону, высунулся в люк и снова начал стрельбу.

Намагиченные пули, оставляя после себя едва различимый светящийся след впились гондолу дирижабля. Казалось, что ничего не происходит, но вот вспыхнула вспышка и из гондолы потекла черная жижа.

Пули закончились.

– Проклятье!!!

Тут из разбитого окна кабины вылезла Олифия с сигнальным пистолетом и грязно ругнувшись, выстрелила вслед дирижаблю. Огненный шар осветительной шашки попав в облако топлива, мгновенно его воспламенило и вал огня быстро устремился вверх к источнику.

Ба-бах!!!

Топливный так ярко вспыхнул в сильном взрыве буквально выдрав целый клок из оболочки дирижабля их которого воздушными шариками стали вылетать уцелевшие, но сорванные баллоны с летучей газовой смесью.

– Да-а!!! – радостно закричали наблюдавшие за процессом спасшиеся.

Дирижабль тем временем начал терпеть катастрофу. Его нос задрался почти вертикально вверх, пылающий огонь из разрушенного топливного танка продолжал свое разрушительное действие повреждая баллоны с газом и хоть сам летучий газ был негорючим, это не останавливало процесс. Баллоны лопались один за другим…

Зависнув на какое-то время дирижабль, а точнее то, что от него осталось стало падать вниз. Медленно, где-то даже торжественно и величественно… но как бы там ни было останки воздушного судна ударились о землю и с жутким грохотом и скрежетом стали сменяться и лопаться металлические элементы конструкции, с треском рваться оболочка.

Бахнул еще один взрыв, послабее того, что произошел в воздухе, но огня от него было на порядок больше, это разлилось топливо второго танка и все оказалось в гигантском костре.

А потом и вовсе стали взрываться остатки боезапаса, вроде ракет, а главное бомб.

В считанные секунды на месте катастрофы воцарился настоящий ад выжить в котором было просто невозможно. Остатки дирижабли были моментально разорваны в клочья.

Длился весь этот кошмар недолго, всего-то пару-тройку минут и все стихло.

– Вот и все, – произнес адвокат.

Все, несмотря на разыгравшуюся трагедию, выглядели счастливыми, ведь погиб их враг.

– А меня всегда в синемах с подобным сюжетом удивляло, что главные герои не проверяют, действительно ли «все», – произнес Экскарт. – А потом выясняется, что не «все», и все начинается снова-заново.

– У нас не синема, – резонно заметил Рамони инс Лонг.

– Я в курсе. Кавалерия из-за холмов не прибыла… Но ничто не мешает нам проверить «все» или же «не все». Он все-таки могущественный маг и даже в таком аду мог выжить. Может он сильно ранен и у нас есть возможность его добить пока не оклемался.

– Это разумно, – согласился телохранитель после короткой паузы. – Проверить и убедиться, что с кронпринцем покончено, не помешает…

58

Они всей толпой медленно направились в сторону катастрофы неизвестно чего больше опасаясь, того, что маг все же выжил и сейчас готовит теплую встречу, или же то, что детонирует какая-нибудь уцелевшая в этом аду бомба.

Первым препятствием стали поваленные деревья, потом они же вперемешку с каркасом дирижабля, что словно паучья сеть повисла на уцелевших исполинах. Тут и там болтались ошметки обшивки, закопчённой и местами тлеющей. Так же кругом валялись сдувшиеся и разорванные баллоны.

Встречались и человеческие останки членов экипажа, когда в относительно целом виде, а когда лишь части тел.

Экскарт понял, что найти что-то в этой мешанине не представлялось возможным.

Специальные линзы гогглов реагирующие на тепло, ничем помочь не могли, слишком много источников теплового излучения находилось вокруг, огонь тут и там, тлеющие элементы конструкции, да и просто тела не успели остыть.

Он вопросительно посмотрел на маголекаря, что, наверное, мог своими способностями целенаправленно отыскать именно живого человека, но тот отрицательно покачал головой, добавив:

– Я на нуле…

– Понятно…

Неизвестно сколько бы они так бродили среди завалов деревьев и металла среди тлеющих ошметков обшивки, вздрагивая при виде очередного трупа, может быть до самой ночи, если бы Марриор Каск сам не предстал перед ними во всей своей «красе».

С рыком разъярённого монстра, он выскочил из какой-то ямы отшвырнув от себя различный мусор под которым был погребен. Всем сразу стало ясно, что разума в его взоре нет и следа, столь безумным был его взгляд.

Он взревел как какое-то животное на весь лес, срывая с себя остатки одежды и буквально начал светиться.

Все, вскинув оружие, начали быстро стрелять. Десятки пуль в считанные секунды нашпиговали тело кронпринца, заставляя его тело дергаться от каждого попадания, но… без каких бы то ни было последствий.

Только сейчас Экскарт понял, что кронпринц подозрительно хорошо выглядит после такой катастрофы. У него нет ни то что раны, но даже ожога. Ну если не считать спаленных волос…

И вот пули, которые гарантированно убили бы несколько десятков человек не причиняли Марриору Каску видимого вреда. Раны тут же затягивались выдавив кусочки металла…

Экскарт конечно был в курсе, что аристократов трудно убить, а человек императорской крови наверняка еще более живуч, но то что он сейчас наблюдал переходило всякие разумны границы. Такого быть не могло… не должно такого быть.

«Разве что это эффект Источника…» – отстраненно подумал он.

Так же одномоментно начавшаяся стрельба почти столь же одновременно стихла. У пистолетов и револьверов кончились патроны и требовалось перезарядиться.

Кронпринц казалось только того и ждал. Воспользовавшись заминкой, он в три прыжка приблизился к расстреливавшей его группе и со все тем же безумно-звериным рыком начал раскидывать людей во все стороны и видимо в каждый удар вкладывал магическую силу, потому как его жертвы разлетались во все стороны минимум на пять метров кувыркаясь в воздухе и вереща.

Отправился в полет и Экскарт.

Сбежать успела только Сицилия.

Безумный Марриор Каск может и бросился бы за ней в погоню, но ему помешали первые «летчики», что на удивление быстро оклемались, а именно телохранители.

Эмилия перезарядила пистолет и начала стрелять с позиции лежа отвлекая внимание от ринувшегося в атаку Сторма эф Монса. Видя, что пули не особо производят на кронпринца впечатление, телохранитель решил проверить в деле свой нож, скорее даже здоровенный тесак с шириной лезвия в ладонь и длиной от кисти до локтя.

Но увы, добраться до кронпринца и пощекотать ему кишки своим клинком телохранителю не удалось. Кронпринц отразил первую атаку, отмахнувшись от удара Сторма и в свою очередь саданул атакующего правой ногой в грудь, отчего телохранитель отлетел на три метра и еще пару метров катился кубарем по земле пока не стукнулся о ствол поваленного дерева.

– Ар-ра-а!!! – орал в бешенстве кронпринц.

«Твою мать…» – вяло ругнулся в мыслях Экскарт, заметив, что взор слетевшего с катушек Марриора Каска остановился на нем, и при этом взгляд стал чуточку осмысленнее, но при этом там полыхнула чистая ненависть.

Парень попытался встать, удар что отхватил от кронпринца ему здоровья не прибавил, как минимум треснуло одно ребро.

Эмилия еще раз перезарядившись, снова открыла огонь, но на этот раз она не успела опустошить магазин своего пистолета, так как кронпринц отвлекшись на нее всего на мгновение, взмахнул в ее сторону рукой с которой слетело нечто светящееся и телохранительница Сицилии обмякла.

– Нет! – бросилась к Эмилии ее госпожа, что пряталась за одним из деревьев и наблюдала за происходящим.

– Ты-ы!!! – проревел кронпринц.

Экскарт буквально швырнуло навстречу Марриора и его шея оказалась в железной хватке правой руки Каска.

– Хр-р…

– Ненавижу!!!

Экскарт дергался в подвешенном состоянии, даже несколько раз ударил ногой ниже пояса своему мучителю, что его медленно с садистским удовольствием начал душить, но и это не произвело впечатление на кронпринца.

Рванул в атаку адвокат, по пути подхвативший нож телохранителя. Он явно желал напасть со спины, но то ли наделал много шума, то ли просто кронпринц его почувствовал за счет своих способностей, но завершить начатый маневр у него не получилось и был встречен коленом под дых отбивший Рамони инс Лонгу все внутренности отчего из его рта хлынула кровь.

Только лишь каким-то невероятным кульбитом нож телохранителя взмыл в воздух и каким-то чудом Экскарт его поймал и прежде чем кронпринц нанес добивающий удар по голове адвоката, со всей силы рубанул явно непростым клинком по руке, что его удерживала.

– А-а-а!!!

Клинок буквально отрубил руку кронпринцу и шлёпнувшийся на пятую точку Экскарт с трудом оторвал ее от своей шеи.

Снова раздались выстрелы. Это палил Менлир инс Ханк. Он явно пытался попасть в голову, но… создавалось впечатление, что пули натурально рикошетят от черепной коробки кронпринца, срывая лишь лоскуты кожи, что тут же восстанавливались.

Марриор Каск тем временем поднял отрубленную руку и приставил ее к обрубку. И она приросла о чем сказали задвигавшиеся пальцы.

– Да что б тебя!.. – потрясенно с хрипом выдохнул парень, потирая горло.

Как ни странно, но самую чувствительную и видимо болезненную рану кронпринц получил от Сицилии. Она не стала стрелять, а подобрав какую-то стальную трубу длиной около двух метров, швырнула ее как копье, что пробило грудь Марриора, но к несчастью не задев сердцу. Хотя Экскарт не был уверен, что и такая рана убила бы этого монстра.

Пока кронпринц с ревом боли и ненависти вытягивал из себя импровизированное копье Экскарт решил довести задумку телохранителя и адвоката до конца и попытаться срубить голову Марриору.

Но как сразу стало ясно это была слишком самонадеянное решение, которое в принципе не могло окончиться удачей. В общем «правило шкафа», который чем больше, тем громче падает, здесь не сработало. Все получилось как-то нелепо…

Кронпринц снова схватил парня за глотку и отобрал нож. После чего приблизили лицо Экскарта к своему лицу.

– Ничтожество… Ты доставил мне слишком много неприятностей. Разрушил столь тщательно разработанный и приведенный в действие план… Тебя стоило бы убивать долго и мучительно, но к несчастью обстановка не позволяет с полна насладиться твоими страданиями. Потому я сделаю проще, но где-то даже лучше… я оставлю тебя в живых, но перед этим превращу тебя пускающий слюни овощ!

Экскарт напоследок даже плюнуть в лицо врага не мог, так ему перехватили горло.

Марриор Каск тут же приступил к исполнению своей угрозы в реальность, для чего соприкоснулся своим лбом со лбом жертвы.

Парень почувствовал давление на свой разум. Пытался сопротивляться на чистых инстинктах ставя перед чужим воздействием стены, но они рушились словно были сделаны из песка.

– А-а-а!!!

– Нет!!! – вскрикнула Сицилия и бросилась мужу на помощь. – Экскарт!!!

Разум парня сжался в какой-то плотный комок, который вот-вот должен был быть раздавлен тяжелой пятой, но вдруг его словно пробило электрическим импульсом. Он ощутил себя низковольтной лампочкой от ручного фонаря которую подключили к высоковольтной сети.

Но если лампочка после такого подключения ярко вспыхнув просто перегорит, то Экскарт направил полученную энергию на встречный удар. Тем боле что разум врага был по сути открыт.

– Что за…

Кронпринц, получив ответный ментальный удар пошатнулся оборвав свое воздействие на мозг Экскарта. Даже выпустил его из рук и он свалился на Сицилию, что оказывается обхватила его голову своими руками.

Пересиливая себя, Экскарт прыгнул вперед сбивая дезориентированного кронпринца с ног, подхватывая выпавший нож телохранителя и рубанул им по шее врага.

Фонтаном хлынула горячая кровь, заливая глаза парня, рана тут же начала стягиваться, но он рубил ножом снова и снова, пока не понял, что голова Марриора Каска отделилась от тела и он остервенело рубит какой-то корень…

– Ф-фу… – сплюнул он солоноватую отдающую железом жидкость, стирая ее с лица рукавом. – Никогда не понимал это пристрастие злодеев к театральным жестам… Взял бы и без затей убил, так нет, надо поизвращаться… на чем и погорел… прямо все как в синеме. Ты как, дорогая?

– Вроде в норме…

Экскарт подобрался к ней, чуть ли не ползком, сел за спину и обнял, одновременно осматриваясь.

Маголекарь приводил в чувство Олифию, легко хлопая ее по щекам. Очнувшийся адвокат пил каким-то чудом уцелевший в аптечке лечебный эликсир. Впрочем, он был в маленькой металлической фляжке… Подавали признаки жизни их телохранители.

– Какое-то слишком экстремальное у нас свадебное путешествие получилось, ты не находишь, любимая? – пробормотал он.

На это Сицилия только заливисто рассмеялась, но скоро ее смех перешел в рыдания, и она уткнулась Экскатру в грудь. Впрочем, ее состояние можно было понять…





home | my bookshelf | | Двойник |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу